Корецкая Ия: другие произведения.

Ричи

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это предыстория, пролог к фантастической повести в трех частях. Действие происходит в 23-ем веке, на разных гуманоидных планетах. Антропологическая фантастика, социальное моделирование, и авантюрный роман. В прологе я пыталась показать как семейные трагедии и передача по наследству психических отклонений уродуют личность, задуманную идеальной, а раздираемое конфликтами общество усугубляет проблему. Масти розданы, звезды встали, остается только бежать! Но и побег из своего времени ничего не решает. "Стремящиеся за море меняют небо, но не душу".


РИЧИ

   В этой гиблой земле, что подобна костру,
   Развороченному кочергою,
   Я стою на тугом, на железном ветру,
   Обнимающем время нагое...
   Вот они, ферросплавы, титан и чугун,
   Вот торчащие ржавые колья, -
   Вой, Норд-Ост!
   Уж ни Сирин нам,
   ни Гамаюн
   Не споют над любовью да болью.
   ...Это племя себе уже мылит петлю,
   Этот вихрь приговор завывает -
   Ветер, это конец!
   Но тебя я люблю,
   Ибо я лишь тобою живая!

   В научном мире до сих пор не утихли споры о подлинности так внезапно и драматически обнаруженных "воспоминаний Ричи Хольт". И поскольку в течение двух последних лет на эту тему не высказывался только ленивый, мы оставляем историю вопроса за рамками настоящего издания и представляем читателю результаты проведенных генетических экспертиз, архивных и лингвистических исследований в виде перебивок "оригинального" текста. По общему мнению авторского коллектива, последний является не более чем удачной мистификацией. Ричи Хольт в историческом масштабе, безусловно, не совершила ничего значимого, и настоящая причина её известности кроется в редкостном совпадении обстоятельств, столкнувшем её с действительно выдающимися фигурами того времени. Но и не будучи лестного мнения о способностях нашей героини, трудно поверить что она могла создать эту беспомощную, манерную, инфантильную на грани психического здоровья коллекцию штампов.
  
   Клайв Хэзерли, застыв у входа в бар "Комета", обвел взглядом зал. Он уже был здесь днём, и его удивила происшедшая с тех пор перемена.
   В полдень заведение было темно и безлюдно. К стойке жались несколько темных личностей в неопределенного цвета комбинезонах. Несмотря на утреннюю уборку, помещение казалось замызганным, пыльным и непопулярным даже среди местных жителей.
   Вечером всё преобразилось. Света с тех пор не прибавилось, скорее наоборот, но хроматические пятна, щедро рассыпанные посреди столов, указывали фарватер среди клубах дыма. Металлические поверхности слепили глаза, мягкие блики перебегали среди бутылок и рюмок. Музыка ревела в диапазоне ракетных двигателей. Пространство, словно расширившееся в несколько раз, было забито людьми.
   Никто ни на кого не обращал внимания. Казалось, посетители, погрузившись в мягкие засасывающие объятия кресел, становятся безразличными к зыбким теням реальности. Клайв посторонился, пропуская подвыпившую компанию, и стряхнул с себя чары. Выбирать было особо не из чего: во всём баре пустовало одно место. За столиком в самом центре одиноко сидела женщина в зеленом платье. Сзади в самом углу пристроилась компания мускулистых парней.
   - Разрешите? - без особого почтения осведомился Клайв, устраиваясь рядом. Женщина неопределенно улыбнулась в ответ. Её глаза, словно остановленные гипнотизером, отливали мертвым зеленым блеском.
   Читателю положено ужаснуться. (Прим. ред.)
  
   Отводя от неё взгляд, он машинально отметил пепельные локоны и терпкий запах духов. Под столом Клайв наткнулся на колено соседки,
   Ого!
   шепотом выругался и прошел к стойке. Все спиртные напитки были ему одинаково противны.
   А что тогда в баре делать? Или это намек на то, что старший лейтенант Управления Безопасности Марса Клайв Хэзерли выполняет секретное задание?
   Видя растерянность клиента, бармен безучастно опрокинул ему в стакан пинту золотистой жидкости. Клайв проглотил несколько капель и почувствовал как глаза лезут на лоб.
   Неясно, с какой целью выпячивается наивность и неопытность героя. Мы, во всяком случае, сомневаемся, что 25-летний офицер УБМ, участвовавший в подавлении марсианского сепаратистского мятежа, краснеет как девушка от глотка текилы. Тем более, что девушка-то и не краснеет.
   Он начал рыться по карманам в поисках платка и увидел какого-то типа в своём кресле, вернее, его спину, облаченную в пятнистый кронг. Женщина в зеленом туманно улыбалась обладателю роскошной спины.
   Кто-то постучал по плечу Клайва. Он обернулся всем корпусом. Сзади стоял бармен с непроницаемо сонной физиономией. Клайв протянул новенькую кредитку, и она непостижимым образом исчезла на полпути к стойке. Сдачи здесь, очевидно, не полагалось. Томимый желанием убить время, Клайв медленным шагом направился к своему креслу. Дальнейшие события развернулись мгновенно.
   Женщина за столиком отрицательно покачала головой, глядя в лицо человеку напротив. Тот перегнулся вперед и, схватив её за руку, потянул к себе. Женщина вырвалась и ударила его по щеке. Взрыв ругани перекрыл даже грохот музыкальной аппаратуры. Оскорбленный воздыхатель вытянулся во весь рост, а она даже не отстранилась. Сидела неподвижно, будто всё это её не касается. Тот занёс кулак, и...
   Мускулы сработали сами. Клайв перелетел через несколько столиков, смахнув стаканы, и размазанное пятно впереди снова обрело четкость. Девушка бросила несколько слов, занесенный кулак разжался, и хозяин кронга внезапно опустился между кресел на колено, взял её руку, поднес к губам и поцеловал.
   No comments.
   Клайв успел сориентироваться и затормозить. Но из толпы поднялись ещё трое мстителей, один из них, в жилетке на голое тело и с бутылкой в руке, метнулся вперёд, кто-то увернулся, послышался звон стекла, отчаянный женский визг и чей-то голос: "Куда ты суёшься, болван, это же Рита из поискового!"
   Женщина стояла в окружении троицы союзников, насмешливо разглядывая Клайва. Один из них, высокий и черноволосый, молча пожал ему руку. Остальные посетители развеялись как дым, и вокруг царила мерзость запустения. Бармен, тяжело ворочаясь, выбрался из-под стойки и снова постучал по плечу Клайва согнутым пальцем. Черноволосый небрежно швырнул ему несколько мятых банкнот.
   Зал снова начал наполняться людьми. Они осторожно заглядывали внутрь и, обнаружив, что опасность миновала, храбро требовали у стойки двойную порцию. Тихо, словно пробуя силы, заиграла музыка. Клайва охватило раздражение. С чего это он взялся разыгрывать из себя странствующего рыцаря когда у девицы и без того хватает защитников? Чуть не затеял драку в каком-то грязном кабаке! Троица рассматривала его из своего угла, ухмыляясь и перебрасываясь шуточками, и его злила эта невозмутимость; они наверняка были близко знакомы с женщиной в зеленом, но почему тогда сидели отдельно? Он проводил взглядом эту внушительную компанию и колко спросил:
   - Вы с друзьями часто так развлекаетесь?
   Девушка рассматривала его ещё несколько секунд, потом ответила, видно, составив мнение:
   - Это уж как получится.
   Она вдруг расхохоталась, и вид у неё стал совсем юный и беззащитный. Клайв глядел на неё с изумлением. Она была совсем не такой, какой показалась ему с первого взгляда. Он увидел проблеск её подлинной сущности.
  
   Ричи Хольт, настоящее имя Клариче Манолли, 16 лет, но прибавила себе 2 года и по документам считается совершеннолетней. Воспитывалась у государственных опекунов, затем в молодежном коррекционном центре. 11 задержаний за хранение и употребление наркотических веществ, нарушение комендантского часа, кражу, распитие спиртных напитков в общественном месте, взлом электронной ячейки и сопротивление должностному лицу при исполнении служебных обязанностей.
  
   - Я, наверное, должна поблагодарить вас?
   - Для настоящей благодарности звучит слишком холодно.
   - Я уверена, что вы здорово деретесь. С приисков? Я раньше вас никогда не видела.
   - Всего неделю как вернулся с Земли. Но вас я точно уже видел.
   В глазах девушки он увидел разочарование.
   -А-а-а.., - протянула она. - Так вы землянин?
   - В чем дело? Вы нас не любите?
   - Да нет, отчего же...
   По голосу было ясно, что Клайв потерял для неё всякий интерес. Она поискала глазами проход между креслами. Клайв неизвестно почему разозлился.
   - Это вы у своих собутыльников научились таким манерам?
   - Вы что-нибудь против них имеете?
   - Ровным счетом ничего! Вы ведь, насколько я помню, высшая раса.
   Она повернулась и вышла из бара. Сам себя ругая, Клайв выскочил вслед за ней. Она шла по-мальчишески четко и быстро, но в то же время плавно. Такой походкой, наверное, удобно ходить по волнам в бурю.
   Не просто по волнам, читатель, а в бурю!
   Он догнал её за поворотом.
   - Мир и забвение грехов. Остановитесь.
   - Странный вы, земляне, народ. Вы же не были слишком вежливы с моими друзьями, а они за меня, может быть, жизнью рисковали, и я им кое-чем обязана. А то, что я просто встала и ушла, кажется вам хамством?
   Клайв предпочел не развивать эту тему.
   - Прекрасно, что вы преданы друзьям. Но почему вы так предубеждены против тех, кто не имеет чести принадлежать к их кругу?
   - Ничуть я не предубеждена. Просто нам с вами не найти общего языка.
   - Вы же вовсе меня не знаете!
   - Что я, других землян, что ли, не видела?
   - Знаете, не следует так говорить. Мы все земляне.
   Она сверкнула глазами.
   - Не расписывайтесь за всех!
  
   Отрабатывая условный срок на общественно полезных работах, попросила направить её в самую необжитую и опасную полярную зону Марса. Представляется уже не Ричи, а Ритой. Каша в голове. Выражает неприязнь к центральному правительству, намекает на трудную судьбу и знакомство с сепаратистами. При этом мечтает эмигрировать на Землю и стать археологом, однако к экзаменам не готовится, посещает подозрительные заведения и тайком учит курс "Коммуникационные сети", чтобы произвести впечатление на коллег, в особенности начальника экспедиции Юджина Рэморни.
  
   Её голос звучал не просто враждебно, в нём слышалась горечь, и - неизвестно почему - вызов. Клайв ничего не понимал. Он стоял и размышлял на перекрестке двух тоннелей, похожих на черные и гладкие ходы гигантских червей. Они находились на самом верхнем уровне, где через прозрачный купол виднелось черное небо в россыпях звезд и голубой выщербленный серпик Земли над головой. "Это Рита из поискового!", - явственно прозвучало в сознании Клайва, и случайно услышанные в баре слова, казалось, высветили перед ним красно-бурую, выветренную, изрытую кратерами поверхность Марса и полярную шапку над головой. Может быть, поэтому он и пошел за девушкой. Строго говоря, ему не следовало делать этого. Но ведь любопытство всегда было и будет погибелью человека.
   - Давайте знакомиться. Клайв Хэзерли.
   Её маленькая рука утонула в его ладони. Но рукопожатие было таким крепким, что Клайв поморщился.
   - Давно пора. Рита.
   - Послушайте, Рита, что это мы с вами стоим посреди улицы? Не хотите ли выпить, раз уж в баре не удалось?
   - Где же тогда?
   - Если вы не возражаете, у меня в номере есть виски.
   - Ладно, только сначала мне надо снять этот маскарад.
   Клайв с удивлением поглядел на неё, но промолчал. Сейчас, когда они немного познакомились, несоответствия её внешнего облика и поведения особенно бросались в глаза.
   В полном молчании они дошли до причалов. Она ушла в разборный исследовательский модуль, а Клайв остался ждать пока маленькая фигурка не сбежала назад по трапу. Она сняла туфли на высоком каблуке и длинное зеленое платье, сняла бусы, кольца, серьги и пепельный кудрявый парик. Только запах духов остался, напоминая о прежнем. Перед Клайвом стояла миниатюрная - едва по плечо ему - девушка с короткими темными волосами и карими широко расставленными глазами. Одета она была в джинсы и синюю рубашку с закатанными рукавами и высоким воротником.
   Клайв передложил ей руку.
   - Вы не передумали?
   Она ответила вопросом на вопрос:
   - С чего бы это?
   - Ну... тогда пойдемте.
   Рита уверенно вела Клайва по пустынным черным тоннелям. Только в одном из проходов им встретилась подвыпившая компания, нетвердо шествующая мимо. В тусклом свете лица казались стертыми как изображения на старинных монетах, но Клайву показалось, что они выражают неприязнь и угрозу ему - чужаку. А вот Рита несомненно была в этом мире своей. Клайв покосился на неё и увидел, что на лице, темном от ультрафиолета, застыла маска безразличия.
   - Вы не боитесь?
   - Чего? Ах, этих? Видела в жизни кое-что пострашнее. Не волнуйтесь, в случае чего я за себя постою, - она пожала плечами. - Да только не всем это нравится. Вам бы не понравилось, это точно.
   - Признаться, рад, что резкость и грубость вышли из моды. Сейчас не двадцать первый век. Некоторые даже говорят о неовикторианстве как в дериватах, так и на Земле, в первую очередь - это чепуха, конечно....
   - Вы что, историк?
   - Нет, но всегда интересовался социологией.
   Лифт отнес их на нижний уровень. Здесь ярко светились закругления перекрестков, и царила атмосфера нарядного уличного гулянья. Музыку заглушали голоса и веселый смех. И отсюда не было видно неба.
   Спиралеобразное здание гостиницы выступало из каменного ущелья. Вход в него, как воронка, - принимал и выбрасывал нарядно одетых элегантных людей. Какая-то женщина задела Клайва локтем и игриво улыбнулась ему. Среди толпы Рита совсем затерялась, но тут она подняла голову, тряхнула короткими волосами, - и Клайв понял: узнал бы её в любом многолюдье по подобранности маленькой фигурки, обличавшей внутреннее напряжение, независимому повороту головы, сощуренным глазам, будто рассматривающим дальние горизонты.
   В холле у колонны беседовала группа мужчин. Один из них отступил на шаг и окликнул девушку:
   - Извините пожалуйста, вы ведь у Юджина работаете? Мы разговаривали по видео около месяца тому назад. Я Самарин.
   Рита казалась не очень довольной неожиданной встречей, и холодно кивнула.
   - Значит, прилетели лично взглянуть как работают ваши инвестиции?
   - Именно, - засмеялся высокий седой мужчина. - Не смею мешать. Увидимся завтра утром.
   Несмотря на легкое удивление в его взгляде, Рита не представила своего спутника, который тоже ограничился наклоном головы и, взяв её под руку, повёл дальше.
  
   11:07:16 12 января 2167:
   - Теперь я вспомнил, где видел вас. Вы были в том детском доме, который мы эвакуировали на плато, правда?
   - Допустим, и что из этого?
   - Вы станете меня презирать отныне и навеки и никогда не подадите руки, если я попрошу у вас индекит?
   - Вот. Вам. Мои. Документы.
   - Они в порядке. И если вы дадите слово не покидать место происшествия, я лично принесу вам стакан молока.
   - Не употребляю, и другим не советую.
   - А я все-таки рискну. Давайте знакомиться: ваш старый друг Клайв Хэзерли. Рассказывайте, Ричи, как вы дошли до жизни такой.
   - Меня зовут Рита.
   - И что вы, Рита, делаете в этом гадюшнике?
   - В 18 лет уже разрешается ходить по барам.
   - Разрешаться-то оно разрешается, только что в этом хорошего?
   - Вы хотите, чтоб я местный музей посетила?
   - Я, конечно, понимаю, что здесь не столица... кстати, как вы сюда попали?
   - Я здесь работаю. Планирование и реконструкция.
   - Дело хорошее и нужное, но не женское. Полевые исследования на Марсе по-прежнему небезопасны, да ещё в наше послевоенное время... Хотите, я поговорю с друзьями и мы подыщем вам рабочее место в одной из строительных корпораций? Или городском управлении. А в свободное время вы могли бы получать хорошее образование и посещать музеи с галереями.
   - Спасибо, не нуждаюсь. Я два года просидела в библиотеке.
   - Значит, уже образованы. Не беда. Попробуйте спортом заняться.
   - Мне спорта на работе хватает.
   - Резюмируем: вы страстно влюблены в свою работу. Может быть, не только в неё?
   - Это уж совершенно не ваше дело!
   - К сожалению, так. Вы меня пристыдили. Только не говорите, что мой счастливый соперник - один из этих забулдыг.
   - Мне пора идти.
   - Подождите, я угадаю. Счастливый соперник - ваш коллега из экспедиции, вероятнее всего сам шеф. Но вы не смеете произносить его священное имя перед кем попало. А с завсегдатаями этой подозрительной тусовки вы связаны чистыми узами дружбы и криминальной романтики. Они вас трогательно опекают, и достают за немаленькие деньги запрещенный никотин.
   - Вы сейчас хотите произвести арест? Интересно, куда меня остается выслать с марсианского полюса? Говорят, ваше правительство на Фобосе концлагеря построило.
   - Рита, я не полицейский. Я пытаюсь принять участие в вашей судьбе поскольку ваши родители, как я понимаю, погибли и больше этого сделать некому. Я вижу перед собой умную, красивую девушку. Обидно, если ваш потенциал будет истрачен на столкновения с законом и пьянство в барах. Поверьте, вам это совершенно не идет.
   - Я вполне способна о себе позаботиться.
   - Сдаюсь! Уже заметил! Что его так впечатлило?
   - Просто иногда мне удаётся находить нужные слова.
   - И такой талант вы буквально и фигурально зарыли в землю! А ведь могли бы приносить пользу обществу как психолог или воспитатель. Хотите в контртеррористический отдел, к переговорщикам?
   - Мои родители погибли на стороне мятежников.
   - А я за вас поручусь. Надеюсь, вы меня не подведёте.
  
   Клайв приложил к дверям карточку, и в номере вспыхнул свет. Он пропустил Риту вперед и скромно наклонил голову.
   - Ого, да у вас номер получше чем у приезжих банкиров. Как вы его выцарапали? Администрация бережет эти люксы как зеницу ока, для кого - неведомо. Может, для галактических пришельцев? Откройте тайну - вы гуманоид?
   - Всего лишь рядовой аудитор.
   - Умолкаю и преклоняюсь.
   Клайв вынул из бара бутылку и плеснул на донышко высоких стаканов.
   - За наше знакомство!
   Прохладная жидкость обожгла горло.
   - Все же осмелюсь спросить: к чему была вся эта комедия в баре?
   - Это был психологический эксперимент, - ответила девушка бойко, но лицо её как-то поскучнело.
   - А ваши друзья принимали в нем активное участие? Ассистировали?
   В её голосе зазвучали злые нотки.
   - Если хотите знать, они осуществляли режиссуру.
   - Я так и подумал.
   Клайв долил в стаканы на полпальца. Потом подумал и добавил ещё.
   - Если бы они сидели со мной за одним столиком, черта с два вы бы ко мне подошли.
   - Верно.
   Она залпом опрокинула свой напиток.
   - Парик был уж очень хорош.
   - Да, это ребята мне посоветовали. Тоже подсказали, что в моде нынче такие... томные и разряженные.
   - Устраивают вашу личную жизнь?
   - Угадали. А что в этом плохого?
   - И меня, значит, одобрили? Весьма признателен.
   Собранные нами данные недвусмысленно указывают на то, что Ричи Хольт была нанята владельцами бара "Комета" в качестве одной из consume-girls, "раскручивающей" клиентов на задушевные беседы и добавочную выпивку.
   - Да бросьте вы ломаться! Они по-своему обо мне заботятся. Я прекрасно понимаю, что всё это чушь, но где и как в этом захолустье с кем-нибудь познакомиться?
   Клайв был удивлен её вспышкой: она казалась такой невозмутимой.
   - А ваша семья?
   - Мои родители умерли. Я выросла под забором.
   - Мне очень жаль.
   - А мне не очень: они были паршивые родители. Так что - за свободу!
  
   А вот и обещанная сенсация. На самом деле, майор марсианских ВКС Агустино Манолли, отец Клариче, к началу мятежа уже 19 месяцев как отбывал срок за нападение и нанесение телесных повреждений средней тяжести бывшей жене Хедвиге. Освободившись в результате захвата тюрьмы сепаратистами, он действительно примкнул к их вооруженным формированиям и впоследствии пропал без вести в результате боевого вылета 23 мая 2264 года. Неизвестно, знала ли дочь о его судьбе. Мать же Клариче, уроженка Земли Хедвига Манолли, в описанное время продолжала лечиться сперва в санатории, а затем, исцелившись от вышеупомянутых телесных повреждений, - в центре психологической реабилитации. В 2267 году она спокойно преподавала симфоническую музыку в земном Эйхенвальдском лицее, о чём Клариче, судя по всему, так никогда и не узнала.
  
   Клайв поднялся и включил видео. Комната наполнилась тишиной земного пляжа, плеском волн, запахом морской соли. "Ты не понимаешь меня", - прозвучал капризный женский голос.
   Рита молчала. Она не слышала этих слов, а если бы слышала, то не могла ответить. Она полулежала в кресле, скованная ощущением, для которого не было слов. Начиналось с мучительной, давящей на стенки черепа боли, которая проникала в мозг и методично захватывала все его клетки. И когда боль доходила до предела и начинала метаться в слишком тесном для неё пространстве, возникало ТО - самое страшное. Рита не подобрала бы для него названия, но внутренне чувствовала - это смерть, леденящий ужас. Она переживала то же состояние несколько раз. И каждый раз надеялась, что этот - последний.
   Из сумрака долетели какие-то звуки. Она заставила себя разжать губы, но голос звучал хрипло и ненатурально:
   - Ещё по рюмочке... пока не мерзнем под землёй.
   - О чём вы?
   - О смерти.
   - Что за тема для застольной беседы? В вашем возрасте больше подобает рассуждать об играх.
   - В конце концов мы все умрём.
   - Что касается меня, я предпочитаю, чтоб это случилось как можно позже, - Клайв обаятельно улыбнулся.
   - Вы думаете, что сможете выбирать?
   С издевкой. Клайва пробрал холод. В конце концов, всему есть предел - и самой дурацкой шутке.
   - Будем надеяться, всё же, что это зависит и не от вас?
   - Простите.
   Клайв увидел, что девушка смотрит на него, и куда-то через него, вдаль, расширенными глазами, что зрачки её сузились в точки, а лицо побледнело как снег.
   - Да нет, что вы! Просто я немного не привык к вашей манере беседовать. Но я уже привыкаю.
   Я знаю, что бываю резка, груба... Нет, я не стану оправдываться. В конце концов, для меня же хуже.
   - По-моему, вам не помешает глоток кофе. Не хочу казаться бесцеремонным, но вы здорово устали. Пять минут назад у вас был такой вид, словно вы увидели привидение.
   - "Я сама привидение", - чуть было не сказала Рита, но спохватилась и вовремя трансформировала свое высказывание в:
   - Пожалуйста, мне ещё сахара. Я пью очень сладкий кофе.
   - Пожалуйста.
   - Вы как Юджин: он тоже считает, что чашка мате спасает от всех бед. Знаете, это такой аргентинский травяной чай. Горячий-горячий!
   - Юджин? Это ваш друг?
   - Мой брат.
   Рита допила кофе и поднялась
   - Мне пора идти.
   - Я провожу вас.
   - Благодарю, сама доберусь.
   - Ну, хоть до дверей отеля.
   В лифте они спускались молча. В вестибюле девушка повернулась к нему:
   - Спасибо вам за приятный вечер.
   - Не за что. Вам спасибо.
   Молчание.
   - Может, я всё-таки провожу вас?
   - Нет. Не надо. Мы можем встретиться завтра. Разумеется, если хотите.
   - О, безусловно!
   - Тогда до свидания.
   - Я обязательно позвоню. На этой неделе, не позже.
   Клайв посмотрел на мелькание её одинокой фигурки в толпе, и у него появилась отчетливая уверенность:
   "Или эта девушка плохо кончит, или все мои представления об окружающем мире неверны в корне".
   Он солгал, пообещав разыскать её. Рита совсем ему не понравилась: его отталкивали её манеры, цинизм раздражал, ирония утомляла. В восемнадцать лет разочарование в жизни - взятая не по мерке с чужого плеча поза, как длинное платье и кудрявый парик.
  
  
  
  
  
  

   В окруженьи порожистых рек,
   в диком мире гранита и гнейса,
   как ни горько, но знай, человек, -
   на друзей до конца не надейся.
   Рухнет камень, исчезнет стезя,
   друг протянет бессильную руку.
   Так не порть настроение другу
   и рассчитывай сам на себя.
   ...Но смотри: поскользнёшься и ты
   и услышишь как в мире бескрайнем
   говорит на краю темноты
   ледяное дыханье воды
   с человеческим жарким дыханьем.

   Клайв Хэзерли проснулся внезапно, от четкого ощущения чьего-то присутствия рядом. Он открыл глаза. Занималась заря, и всё в комнате было предрассветно-серым.
   Перед ним на диване сидела Ричи Хольт. Клайв долго рассматривал её через полуопущенные веки. Она была в рабочем комбинезоне, в котором он её ни разу не видел. Лицо её было спокойным, в глазницах плескались голубоватые тени.
   Клайв долго лежал не двигаясь. Потом ему захотелось заговорить. Он тихо произнес:
   - Здравствуй.
   Казалось, девушка не слышала его слов, но вот она подняла голову.
   - Привет.
   - Почему ты не приходила раньше? Какой хороший сон...
   - Это не сон.
   Теперь говорила она. Медленно, будто преодолевая какое-то сопротивление. Четко, будто вколачивая каждое слово ему в голову.
   - Ты должен сосредоточиться. Я разговариваю с тобой в реальности.
   - Невозможно. Ты умерла, - возразил Клайв, чувствуя, что не спит. - Мина-ловушка. Вы сделали всё правильно, вы пустили робота по коридору, но она сдетонировала от движения не в том тоннеле, а в противоположном. Старые трюки боевиков. Я сам видел завал, мы делали идентификацию останков погибших.
   - Кто же погиб?
   - Два человека: Анадеро Коноэ и Стефан Яновский.
   - Но моего тела ведь не нашли?
   - Взрыв был такой силы, что мы и не надеялись...
   - Тогда с кем ты разговариваешь? Иди взгляни на останки ещё раз. Я подожду.
   Оглушенный её словами, Клайв не нашел ответа. Она нетерпеливо передернула плечами и протянула руку:
   - Ну? Хочешь дотронуться до меня?
   Её ладонь была прохладной, но у Клайва было такое чувство, будто он прикоснулся к раскаленному металлу. Это, несомненно, была обычная рука из плоти и крови. И вот тогда Клайв испугался. Он отодвинулся к стене и машинально прикинул, за сколько секунд сумеет выхватить оружие.
   Но Ричи Хольт угадала его мысли. И вцепилась в заблокированную кобуру.
   - Только, ради бога, не надо стрелять. Если помещение разгерметизируется, сюда сбежится толпа. А я предпочитаю поговорить с тобой без свидетелей.
   С оружием Клайв и вправду почувствовал себя увереннее. Но в то же время её поступок сбил его с толку.
   - Чего ты хочешь? -хрипло спросил он.
   - Не бойся, не твоей души и не расписки кровью. Клайв! - она потянулась к нему и встряхнула за плечи. - Ну перестань валять дурака! Пойми, я совсем не в том состоянии, чтобы любоваться как на меня таращат глаза, словно я и впрямь вышла из преисподней.
   Она опустила голову, и добавила вполголоса:
   - Какое несчастье, что у наших ребят окончилась смена. Если бы они были здесь, мне не пришлось бы долго объяснять что к чему. Остальные, похоже, не прочь спровадить меня обратно.
   Клайв постарался, чтоб его голос звучал как можно искреннее:
   - Я очень рад, что ты жива!
   - Ну тогда я тоже рада, что доставила тебе такую большую радость!
   В голосе её зазвучала та издевка, которой он так не любил.
   - Возможно, не так обрадуешься, когда узнаешь... Впрочем, что я говорю, - ты так горячо меня любишь, тебя не обременит небольшая просьба.
   - Просьба?
   - Мне нужно на Землю.
   - Что?
   Ричи вздохнула и что-то поискала глазами вокруг.
   - Сигареты у тебя, конечно, не найдется для воскресшего человека, но виски хоть бы налил.
   Клайв пожал плечами, вытащил пачку сигарет из кейса и щелкнул зажигалкой. По комнате поплыла струйка дыма. Он нажал кнопку, и металлические ставни снаружи закрылись. Стало совсем темно. Ричи Хольт глубоко затянулась и подошла к окну, прислонилась лицом к затемненному пластику. Там, на севере, лежало серое плоскогорье, окутанное тонкой, перевеваемой смерчами, пылью.
   - Разве я непонятно выражаюсь? Мне нужно на Землю.
   - Я ведь не пилот и не капитан. И, послушай, прошел уже месяц. Где ты была до сих пор? Что всё это значит?
   Ричи хлопнула ладонью по пластику.
   - А теперь замолчи, - сказала она, - и я тебе расскажу, что это значит. Это значит, что всё останется так как было.
   - Не понимаю.
   - Ричи Хольт мертва, и так лучше для всех. Даже и для меня самой. Так и останется впредь. Ты поможешь мне перебраться на Землю, и навсегда об этом забудешь. Подходит такой вариант?
   - Нет, - Клайв медленно покачал головой. - Я пальцем не шевельну, пока не получу исчерпывающих объяснений. Более того, моя прямая обязанность - задержать тебя и сообщить в комендатуру, а также вашему руководству. Я, собственно, нарушаю свой долг, но возможно, ты хочешь сообщить что-нибудь мне лично?
   Ричи глядела на него с таким презрением, какого ему ещё не доводилось видеть в женских глазах.
   - Нет, - сказала она. - Теперь уже нет.
   И шагнула к двери.
   - Постой! Куда?
   - В чем дело? - спросила она. - Схвати меня за руку. Пригрози оружием. Может, я испугаюсь?
   - Вот этого, как раз, я не думаю.
   Ричи коротко засмеялась.
   - Видишь, как плохо восстать из мертвых? Если, не дай бог, случится такое, не повторяй моей ошибки. Оставайся на своём месте.
   - Рита!
   Клайв достал пистолет, размахнулся и швырнул его в дальний угол.
   - Теперь ты мне веришь?
   Она села в кресло.
   - Ничего другого не остаётся. Знаешь ли, некуда больше податься.
   - Ответь мне на один вопрос, - Клайв тоже сел и взял её за руку. - Почему ты не хочешь, чтобы кто-нибудь знал... об этом?
   - А зачем тебе знать, почему я не хочу?
   - Потому что ты не доверяешь мне, а от меня требуешь полного доверия. Хочешь кофе?
   - Нет, лучше чаю.
   Клайв поднялся и налил две чашки. Ставни снова раздвинулись. Маленькое негреющее Солнце высоко стояло над горизонтом в проёме горной гряды. Серая равнина стало ржаво-желтой, и места, где скрещивались тени, до отвращения напоминали запекшуюся на камнях кровь.
   - В чём-то ты прав, - неожиданно сказала Ричи, вертя в руках опустевшую чашку. - Вероятно, по-вашему, по земному, так и выходит. Ладно, я расскажу тебе всё как было.
   Клайв кивнул головой. Его не покидало чувство кошмарной нереальности происходящего.
   Девушка напротив него откинулась в кресле и сжала губы, будто не зная с чего начать. Из её глаз исчезли презрение и насмешка.
   - Я не буду тебе рассказывать как жила до двенадцати лет и почему попала в детский дом - это никому не интересно. Скажу лишь, что весёлого было мало. Ну и там, особенно первые месяцы... Бомбёжки плюс эвакуация внесли разнообразие, честное слово, даже настроение подняли. На фоне знаменательных событий было не до того, что очень редко - раз или два в году - у меня случались страшные головные боли, а потом - провал в сознании, что-то вроде комы. Я рассказываю об этом потому, что теперь не сомневаюсь: всё это звенья одной цепи.
   Клайв впился в неё глазами
   - А что теперь? Я хочу сказать, месяц назад? Не тяни же резину!
   Рита стукнула по подлокотнику кресла так, что затрещала обшивка.
   - Что теперь? Если б я знала!
   - Не темни, Рита.
   - Ты ещё думаешь, я обманываю? Слушай. Ты знаешь, как я сдуру полезла в туннель. Могла бы остаться снаружи... но не будем касаться причин. А дальше... дальше я и сама ничего не понимаю. Очнулась уже внутри купола, как была - в комбинезоне, без единой царапины. Возле нашего модуля, только модуля самого нет. Смотрю на часы -24 дня прошло! Спросила прохожего - точно. Первое время я думала, что сошла с ума, что мне всё приснилось. Я как будто...
   Рита беспомощно опустила голову, стиснула пальцы. Клайв впервые увидел её такой - хрупкой, трагически обреченной, заметил страшное напряжение воли, от которого запали глаза.
   Он невольно потянулся к девушке... но подавил свой порыв. Темная история на глазах становилась запутанней и темнее.
   - Почему ты уверена, что была мертва? - спросил он осторожно. - Откуда ты это знаешь?
   - А откуда ты знаешь, что жив? - она махнула рукой. - Я безусловно в этом уверена.
  
   06:31:15 14 марта 2167:
   - Вот и выпал шанс обогреть сиротку. Представь себе, наша экспедиция отдала павшим последний долг - и улетела. Прокрадываюсь в порт поглядеть на самаринское средство передвижения - на тебе, и его нет!
   - Дмитрий Самарин за тобой ухаживал?
   - Не то, чтоб откровенно приставал, но приглашал на яхту. Тут у меня как раз настроение возникло, но увы. Я, конечно, могла бы обратиться к известным тебе лицам, но по некоторым причинам не хочется... Первая некоторая причина: я им до сих пор должна.
   - Рита, ты ведь не ожидаешь, что я поверю в эту историю. Пожалуйста, расскажи мне, что произошло на самом деле, и от кого ты хочешь скрываться. Кстати, почему ты считаешь, что я в состоянии тебе помочь?
   - Ты ведь офицер УБ, Клайв, и знаешь как обойти охрану межпланетного корабля.
   - Но тебе я представился аудитором.
   - Меня ещё в тот вечер Хендрик предупредил, кто ты такой.
  
   - Но ведь это значит, что ты теперь бессмертна? Совсем... или до каких-то пределов?
   - Не знаю, и не испытываю ни малейшего желания проверять.
   - Я думаю, удовольствие небольшое, - Клайва передернуло от разговора о таких замогильных предметах. Он бросился к шкафчику, и налил две порции. После доброго глотка всё представилось ему в менее мрачном свете.
   - Взгляни на дело с другой стороны, - бодро заявил он. - Ты каким-то чудом спаслась от неминуемой гибели. Тут надо радоваться!
   Ричи поглядела на него безучастно.
   - Ты славный парень, Клайв, - сказала она. - Но есть вещи, которых ты не можешь понять, ничего не поделаешь.
   Клайв оскорбился.
   - Ты считаешь меня идиотом. Воля твоя, но зачем эти тайны?
   Ричи вскочила и начала шагать по комнате как по клетке.
   - Мне всё осточертело! Всё! Моё счастье, моё везение, моя удача!
   Понимаешь, с меня хватит! Конец приключениям Ричи Хольт! Меня нет, и пусть все оставят меня в покое!
   Клайв покачал головой.
   - Ещё немного, и я не смогу тебе ни в чём отказать. Знаешь, как это называется? Моральный шантаж. Но между прочим, это вдвойне подозрительно.
   - А мне плевать! Уж не думаешь ли ты, что я сама пойду сдаваться в ваше Управление Безопасности?
   Клайв отпрянул.
   - При чём здесь Управление Безопасности? Я работаю в...
   - Да, да, я знаю, в аудите. За кого ты меня принимаешь? Я это поняла в первый же час, когда мы встретились. У тебя это прямо на лбу пропечатано.
   - Ничего себе, - пробормотал Клайв, - маскировка...
   - Не знаю, может у вас, на Земле это незаметно, но здесь... Впрочем,я никому не сказала. Пусть каждый делает свои выводы.
   - Весьма обязан, - он поклонился. - Но здесь это ни при чём. Тобой займутся другие организации.
   - Если тебе нравится быть подопытным кроликом, давай поменяемся. Но ты жестоко ошибаешься. Мной займётся именно ваше ведомство. Если ты мечтаешь о продвижении, то вот он - твой шанс.
   - Это мания преследования, - сказал Клайв. - Я мечтаю о продвижении, но не за тебя мне дадут орден.
   - Неужели ты до сих пор не понимаешь? Человек не может остаться невредимым после взрыва вакуумной бомбы, выбраться из засыпанного подземелья и провести месяц без пищи, воды и воздуха. А если не может,.. значит - не человек. Тогда кто? Или что?
   В комнате было тепло, но Клайву показалось, что спину ему обжигает весь холод Пространства. Теперь-то он понял, да ещё как! Неужели девочка не понимает, какое оружие дала ему в руки? Зачем не промолчала? И какое право она имеет смотреть ему в глаза так вызывающе?
   - Итак?
   - Каким же может быть мой ответ? Ты сама прекрасно всё понимаешь...
   - Да, я слишком тут засиделась. Мы треплемся уже часа два.
   Ричи протянула ему руку.
   - Помолчи хоть минуту, - крикнул Клайв, уже не владея собой, - вот наказание! Ну куда ты собираешься?
   - Не думай об этом. Так спокойнее.
   - Прекрати читать мне мораль! Ещё раз заговоришь таким тоном - вылетишь отсюда, если даже дело будет в открытом космосе. Ясно?
   Он схватил Ричи за руку и швырнул на диван так, что она чуть не высадила локтем спинку.
   Две пары глаз - серые и карие - смотрели друг в друга.
   - Я подозреваю, что предаю человечество, - сказал наконец Клайв.
   Он прошелся по комнате, подумал, и бросил ей подушку.
   - Тебе нужен отдых.
   - Благодарю.
   - Что ты собираешься делать на Земле?
   - Пусть тебя это не беспокоит. У меня есть план.
   Клайв покачал головой.
   - Вероятно, мне действительно лучше не знать этого. Но ты должна дать слово...
   - Хоть тысячу слов! Я собираюсь стать образцовой мещанкой. Хочу покоя, понимаешь, хочу нормальной человеческой жизни. У меня никогда этого не было. Клянусь, насколько это зависит от меня, - ты никогда больше обо мне не услышишь.
   Обрадовала Клайва эта перспектива или огорчила? И знал ли он это сам?
   Он опустил голову и промолчал.
  
  
  
  

   На заре разверзло
   море глубину.
   Закачалась лодка
   и пошла ко дну.
   Может, став ундиной,
   ты водоворот
   и любую бездну
   переходишь вброд?
   Убежать от взгляда,
   что бросает в дрожь?
   Только ведь покоя
   тем не обретешь...
   Возвращает снова
   память свет и звук.
   Так и не растаял
   снег далеких рук!

   В этот пасмурный ноябрьский денёк на швейцарском космодроме собралось много людей. В глазах рябило от модных в этом сезоне распахнутых переливчатых курток. Оживленные голоса, радостный смех, прощальные возгласы. Сегодня провожали в очередной круиз самый большой и роскошный пассажирский лайнер "Кордова".
   По эскалатору поднимались, держась за руки, пожилые и молодые парочки, накопившие на престижное космическое путешествие длиной в неделю с экскурсией на Луну, заходом в марсианский порт и на орбиту Венеры.
   - Тебе удобно, дорогая? - нежно осведомился молодой мужчина, усаживая в кресло хрупкую темноволосую девушку.
   - Да, милый. Сколько ещё до взлёта?
   - Четыре минуты, Риточка. Иллюминаторы, к сожалению, будут закрыты. Жаль, это наверняка незабываемое зрелище. Не хочешь принять таблетку?
   - Да нет, всё нормально.
   У девушки был изнеженный и томный вид. Бледное лицо застыло в маске безразличия. Глядя на эту пару, каждый легко мог бы сделать банальный вывод: экзотическое путешествие на комфортабельном лайнере - прекрасное начало совместной жизни. Девушка с бледным лицом была найдена в недавнем прошлом без сознания среди обломков сгоревшего флаера. Следствием аварии была частичная потеря памяти. За время лечения один из врачей влюбился в необычную пациентку.
   Плавно, без всякой вибрации движется лайнер. Пассажиры уже разошлись по своим каютам, открыли иллюминаторы. Что отсюда Пространство - редкая россыпь звёзд в пустоте. Мало у кого хватит смелости соразмерить расстояние от звезды до звезды. Человеческое сознание защищается от безбрежности, мрака и холодного равнодушия космоса.
   А человеческое тело защищено прочной корабельной бронёй.
   Внезапный резкий толчок сотряс каюту. Пронзительно и тонко зазавенело в ушах. Стакан с тонизирующим напитком упал, и опаловая лужица засверкала на столике. Мужчина вскочил, откинув подушку:
   - Чёрт побери, что это?
   Лицо девушки не изменило обычного выражения.
   - Не суетись, милый. Если нам суждено погибнуть, горю уже ничем не поможешь.
   - Почему погибнуть? Не бойся ничего, Рита. Я с тобой!
   Движение корабля снова стало ровным и плавным. Немного успокоившись, мужчина положил руку на плечо девушки.
   - Пойду выясню всё-таки, что случилось.
   Как только за ним задвинулась дверь, Рита вышла в коридор и, найдя место между иллюминатором и выходом в шлюзовую камеру - приложила ухо к стене. Брови её сдвинулись. Вернувшись в каюту и порывшись в вещах, она вытащила маленький прямоугольный детектор и приложила его к распределительному щиту в коридоре. Крошечный экран не показал ничего кроме зелёных искрящихся точек.
   Не закрывая дверь, девушка вернулась в каюту и начала сосредоточенно набирать код в компьютерном терминале. Поколдовав немного, она обошла запрограммированный ответчик, и оказалась лицом к лицу с одним из членов команды.
   - Привет-привет! - дружелюбно отозвался молодой чернокожий парень. - Вы сегодня вторая, кому удался этот фокус, но вы гораздо симпатичнее. Сообщаю сразу: никаких оснований для беспокойства. Мы войдем в историю, но в хорошем смысле, в чём я счастлив лично вас уверить. Наш лайнер стал четвёртым за всю историю космических полётов, пострадавшим от метеорита на марсианской линии. Теперь оцените степень безопасности, которую гарантирует компания! Несмотря на механические повреждения, основные системы не пострадали, энергия автоматически перераспределена в запасные кондуиты - и это только вторая ступень защиты! Представьте себе, есть ещё и третья, и четвёртая резервная, и спите спокойно!
   - Да, но... если ещё что-нибудь случится?
   - Поверьте мне как профессионалу, самое худшее с нами уже случилось! И мы невредимы. Капитан выражает всем благодарность за сохранение спокойствия и заверяет, что завтрашний бал непременно состоится. Все получат сертификаты личного мужества при ликвидации аварии в космосе, и видеозапись столкновения с метеоритом. Можно пригласить вас на танец?
   - Спасибо большое. К сожалению, я путешествую с бойфрендом.
   - Ну один только танец... он ведь не будет ревновать? Скажете ему, что мы одноклассники. Меня зовут ЛаРой.
   - Извините пожалуйста, у меня вопрос. Я читала, что у этого типа лайнеров система жизнеобеспечения частично накладывается на коммуникационные сети как раз на участке вторичного распределения...
   - Где читали? Вы инженер-конструктор?
   - Нет, просто...
   - Пожалуйста, ни о чём не беспокойтесь. Ни малейшего повода волноваться.
   - Мне только пришло в голову, что если третья система защиты откажет, то перегрузка...
   - Она не откажет.
   - Теоретически есть вероятность, что...
   - Теоретически всегда есть вероятность того, что в нашей солнечной системе впыхнет сверхновая или возникнет черная дыра, - нетерпеливо отозвался ЛаРой, - но в последние несколько миллиардов лет ничего подобного не случилась. Позвольте пожелать вам приятного полёта и...
   Терминал отключился, истошно завыла сирена. Искусственная гравитация пропала, Риту перевернуло в воздухе и вынесло из каюты. Плывя, она успела затормозить и вцепиться в открытую дверь. Глаза её метались от автоматически разворачивающегося в углу легкого скафандра до начавшей опускаться переборки отсека.
   Невероятно, но случилось именно это - система жизнеобеспечения перегружена. Скорее всего, она успеет надеть скафандр, но тогда в коридор уже не попасть. А если выскочить без скафандра - не вернёшься обратно. Воздух уйдет оттуда через минуту. Какое ей дело до того, сколькие не успеют, в конце концов обязанность компании это предусмотреть. Но в скафандре запас на 8 часов, а прибудут ли спасатели вовремя?
   Судьба разрешила дилемму. Сведенные пальцы Риты соскользнули с волнистой поверхности, легкое розовое платье треснуло и разошлось на боку. Она закрыла глаза словно перед прыжком в воду, оттолкнулась и протиснулась под полузакрытую переборку. Снова приложила тоненький датчик к распределителю, и невидимый поток заряженных частиц ударил внутрь, пережигая узлы электронных сетей и высвобождая силовые линии коммуникаций. Через несколько секунд губы её посинели, а тело затряслось в судорожных приступах кашля, потом начали лопаться сосуды и легочные альвеолы. Рита ещё пыталась отжать замок шлюза, но было поздно. Там, за иллюминатором, на расстоянии вытянутой руки - лежали Фобос и звёзды в холодном сверкании безжизненных основ вселенной.
   В чувство её привёл новый мучительный приступ удушья. Грудь горела огнем, и сожженные легкие отказывались работать. Что-то случилось с сетчаткой глаз, и она могла различить боковым зрением только плавающие пятна. Человек в белом халате что-то делал в районе её сердца медицинскими инструментами. Потом тело приподнялось на магнитных носилках и поплыло к выходу. Вся поверхность кожи была не то обморожена, не то стянута регенератором, и совершенно онемела.
   Прошло, наверное, несколько дней, когда проснувшись в госпитале, Рита смогла двигаться и откинула покрывало. На блестящей розовой коже пальцев ещё не проступило ни одной складки. Глубоко и осторожно вздохнув, она набросила больничную униформу, выдернула из рукава чип и направилась к ближайшей междугородней станции.
  
   До сих пор существуют две основные версии катастрофы пассажирского лайнера "Кордова". Показания черных ящиков противоречивы, командный состав в целом был оправдан, и действия во время аварии признаны правильными. Вину взвалили на технику. Три лайнера той же модели отозваны, конструкция изменена, консорциум Арес оштрафован. Во время инцидента погибли трое пассажиров и один стюард, родственники которого долго судились с Европейским Космическим Агентством.
   Мы надеемся, что к этому моменту читатель осознаёт: содержание настоящих "воспоминаний" в части исторической и собственно биографической следует не то, чтобы делить на десять, а к примеру, подвергать извлечению квадратного корня. Об участии кого-либо из пассажиров в спасении корабля ни разу даже не упоминалось в материалах расследования. Технические подробности, приведенные выше, неточны и весьма сомнительны.
  
   Юджин Рэморни проснулся, как было запрограммировано, в шесть по местному времени. Это была старая экспедиционная привычка, и он не хотел от неё отказываться даже здесь, в отпуске на Земле.
   С легким вздохом во всём доме раздвинулись шторы. Заработала автоматика на кухне, заговорил комм на стене гигиенического блока. С рассеянной улыбкой Юджин просматривал вчерашнюю запись сахарских песчаных гонок, когда его мысли оборвал сигнал входа. Довольно необычно, без вызова, без предупреждения. Он всё ещё улыбался, глядя на гостью у дверей - какая-то девушка, может быть одна из тех, что толпились у финиша, ставили на их карт и выиграли?
   - Заходите, - пригласил он, открывая замок. Быстро натянул рубашку и вышел в холл. Там никого не было. Юджин прошел в гостиную, в столовую. Никого. Что бы это значило? На всякий случай он заглянул в спальню, и - немного разочарованно - в кабинет. Там, возле их собственного снимка - восемь человек в защитных скафандрах на фоне марсианской полярной шапки - сидела Ричи Хольт. Юджин замер. Потом подошел и обнял её.
   - Ты жива! Слава Богу!
   - Ты рад? - спросила она тихо.
   - Рад?!
   Они стояли так очень долго. Потом он спросил почему-то шепотом:
   - Завтракать будешь?
   - Да, я ужасно голодна.
   Юджин отошел от стола и стал набирать код, не отрывая от Риты взгляда. У неё немного ввалились щёки и как-то лихорадочно блестели глаза. Она улыбнулась одними губами.
   - Ты стала настоящей красавицей. - мягко сказал Юджин. - Великолепно выглядишь. И совсем взрослая.
   Он поставил перед ней тарелку и налил кофе.
   - Спасибо. Ты ни о чём не спрашиваешь?
   - Спрашиваю.
   Рита смотрела на него прямо, но казалось, что-то мешает ей говорить.
   - Главное - ты жива.
   - Да?
   - Если бы ты знала как я винил себя за то, что позволил тебе пойти. Не было дня, чтобы не вспоминал об этом. Мы живы, а ты осталась там. Должно было быть наоборот.
   - Ты ни в чём не виноват.
   - Я был начальником экспедиции.
   - Нет. Я прошу тебя никогда больше так не думать. Ладно?
   - Хочешь ещё кофе?
   - Значит, из-за меня ты так мучался два года? Я должна была дать знать о себе сразу, наверное? Я не могла, честное слово, я не могла!
   - Гренки возьми.
   - Да. Знаешь, я очень устала. Я расскажу потом. Правда...
   - Да, у тебя измученный вид. Отдыхай.
   - Потом. Расскажи мне, что случилось с тобой за это время. Расскажи про наших ребят.
   Юджин уложил её на диван в гостиной и начал рассказывать о тех, кто остался в живых, о перестройке старой военной базы, о новых исследованиях. Часто ему казалось, что Рита спит, но она открывала глаза.
   - Я слушаю.
   - Может быть, заснёшь?
   - Успею. Не хочу терять время.
   - Представь себе, Винс девушку нашел. Познакомились на Ямайке.
   - А Саша?
   - По-прежнему всё.
   Рита вспомнила о памятнике, про который рассказывал Клайв. Нет, нельзя больше молчать. Пора на что-то решиться. Прости меня, Юджин, так надо.
   - Я очень болела, - сказала она. - Я была очень больна эти два года. Но конечно, нужно было прийти к тебе раньше. Прости...Я была идиоткой. Мне казалось, что ты не хочешь меня видеть...
   - Рита...
   - Прости. Теперь я всё понимаю. Да-да, я уже здорова, полностью и абсолютно.
   Самая лучшая ложь - это та, в которой половина правды. На два-три дня это сойдёт. А потом уже всё равно. Время текло медленно-медленно, и Рита всей душой и всем телом ощущала шорох уходящих минут. Наконец-то можно не заботиться ни о чём и отложить всё кроме самого главного - отложить на неопределённое будущее - навсегда.
   Она взяла руку Юджина и прижала к щеке.
   - Скажи, бывает так, что любишь человека, любишь всегда, но боишься сказать об этом?
   Он молчал, и Рита видела: он серъёзно думает, чтобы правдиво ответить на этот вопрос.
   - Наверное, бывает, когда очень сильно любишь.
  
   За окнами шумел дождь. Одна рама была открыта, и в комнату пробивался запах опавших листьев и почерневшей ноябрьской травы. Голые и влажные черные ветви скользили по подоконнику.
   "Мне грозит опасность. - вспомнила Рита отрепетированную по дороге из госпиталя речь. - Меня будут разыскивать".
   Эти слова скользили по поверхности сознания, не задевая никаких чувств как тучи, монотонно ползущие по лиловому небу. Она улыбнулась, глядя в зеркало на отражение залитого водой сада. Её душу переполнял такой счастливый покой, за который не жаль заплатить ничем.
   Юджин вернулся из гостиной, неся в руках охапку пакетов.
   - Вот посмотри, что я нам заказал. Нет. Сначала закрой глаза!
   Жестом фокусника он вытащил из-за спины водопад струящейся ткани.
   Рита открыла глаза, и лицо её окаменело.
   Это было что-то совершенно невероятное. Платье было белым... нет, оно не было белым. Оно было одновременно и розовым и голубоватым, и кремовым и лиловым. Оно казалось атласным, и шелковым, и льняным, и сотканным из паутины, дыма и света. Складки сверкали, переливались и мерцали опаловым блеском.
   - Откуда ты взял это?
   - Позвонил куда следует и сказал, что моя девушка заказала старомодную церемонию... Я знаю, это внезапно и всё такое, но я думал, ты будешь рада.
   - Конечно! Юджин, как ты догадался, что всю жизнь я мечтала об этом? Но знаешь, к нему нужны туфли.
   Юджин нагнулся и поднял с пола что-то лёгкое и прозрачное.
   - Вот.
   - Ты обо всём подумал. А моё имя им называл?
   - Нет. Я только сказал, что ты самая красивая на свете, и завтра мы празднуем.
   - Завтра?
   - Разве ты против?
   - Нет, я не против, но...
   - У тебя какой-то странный вид. Я свяжусь с нашими ребятами. Да? Они с ума сойдут от удивления.
   Руки Риты замерли у него на плечах.
   - Знаешь, Юджин, пока не надо. Давай завтра. Пусть сегодня будет только наш день, хорошо?
   - Тогда я совсем выключу связь, чтобы никакие идиоты нам не мешали...
   Рита стояла перед зеркалом, и глаза её светились так же как и ткань платья.
   - Удивительно как одежда меняет женщину. Ты похожа на фею. С иных планет, может быть, из другой галактики.
   - Не хватает только волшебной палочки.
   - Зачем? Остались невыполненные желания?
   - Так... на всякий случай. Шапка-невидимка тоже сойдёт.
   - Я не хочу, чтобы ты была невидима.
   - Ладно.
   Тишину разорвал звонок, и Рита почувствовала как всё холодеет внутри.
   Звонок прозвучал ещё раз, и Юджин с досадой потянулся к пульту.
   - Чёрт, видео выключил, а это забыл.
   - Давай сначала посмотрим, кто там.
   На экране появился мужчина в черном плаще, терпеливо ожидающий под дождём. Он был один, но Рита не удивилась этому.
   Юджин пожал плечами
   - Не знаю такого.
   - Это ко мне.
   - Так что - пригласить его?
   - Я поговорю с ним сама. Это ненадолго.
   - Кто он?
   - Старый знакомый.
   - Там дождь, - Юджин накинул на неё плащ. - Рита!
   - Что?
   - Я почему-то боюсь тебя отпускать. А вдруг ты опять исчезнешь?
   - Нет, - она стиснула его руку. - Не сегодня. Даю слово.
   Рита отвернулась и выбежала из комнаты, забыв снять бальные туфли. На пороге она резко хлопнула дверью, и перенеслась на два года назад.
   Перед ней стоял Клайв Хэзерли.
   - Ну?
   Это короткое слово прозвучала словно пощечина.
   - Ты действительно здесь.
   - Кто ещё знает об этом?
   - Пока только я. Нашел тебя совершенно случайно. Вспомнил наш первый разговор.
   - Почему не сообщил в Управление?
   - Твой единственный шанс - явиться самой. Тебя разыскивают повсюду.
   - Знаю.
   -У тебя есть ещё время. Сутки, не больше.
   - И что потом?
  
   10:18:54 19 ноября 2169:
   - Ты действительно здесь.
   - Кто ещё знает об этом?
   - Пока только я. Нашел тебя совершенно случайно. Вспомнил наш первый разговор.
   - Да уж, нашла я с кем разговориться...
   - Тебе просто незаслуженно повезло. Как обычно. Давно в гостях?
   - С утра.
   - И многое успела?
   - Вот замуж выхожу.
   - Ты неделю назад вышла замуж, Рита. За хорошего человека. Кстати, твой муж в аварии не пострадал. Спасибо за участие.
   - Чего ты от меня хочешь?
   - Разумного поведения. Где ты - там чрезвычайные происшествия. Зачем вас понесло в космос - не могли на Гавайях отдохнуть?
   - Я не собиралась лететь, но ему уж так загорелось...
   - Значит, до сих пор не научилась говорить "нет"? И семейная жизнь тебя не изменила?
   - Ты не можешь меня выдать, тебя самого привлекут за соучастие.
   - Очень жаль, что ты до сих пор не разобралась ни во мне, ни в себе, Рита.
  
   - Меня отправят обратно на Марс? Или разберут на части?
   - Побереги остроумие для следствия, на этот раз оно не поможет. Твоё положение очень серъёзно.
   - Боюсь, что я неисправима. Тебя шокирует моё легкомыслие, Клайв?
   - Нет. Оно напускное.
   Рита опустилась на мокрые пластиковые ступеньки.
   - Да? Ну хорошо. А каково твоё личное мнение?
   - Дело почти безнадежное...
   - Что будет, если я не явлюсь?
   - Он знает?
   - Нет,конечно. Что будет?
   Лицо Клайва стало каменным.
   - Вы возмётесь за Юджина?
   - Да.
   Рита поднялась на крыльцо.
   - Вызовите его из отпуска. Сочините что-нибудь неотложное. Завтра я буду у вас.
   - Тогда до завтра.
   Рита протянула ему руку.
   - Спасибо тебе, Клайв. Не думай, что я не вижу в каком ты положении и не благодарна тебе за всё, что ты для меня делаешь. Ей-богу, я этого не стою. Но знаешь, тебе уже недолго осталось со мной возиться.
   Ещё несколько мгновений Клайв видел перед собой её бледное лицо, большие карие глаза, сияющие недоступным ему светом. Потом исчезло всё. Захлопнулась дверь.
  
   08:00:01 20 ноября 2169::
   - Девушку надо лечить, она алкоголичка и наркоманка в результате множества психологических травм.
   - Не только психологических. По данным наших врачей, помимо повреждений в катастрофе, у неё задолго до того имелось сломанное ребро и как минимум два сотрясения мозга. Что интересно, ранние травмы не носят следов медицинского вмешательства, то есть само срослось
   - Задолго - это как давно?
   - Не знаю, потому что у неё и с возрастом неясно. Те же доктора говорят, что ей никак не может быть двадцать лет, она моложе. Значит, в детском доме твоя подружка выдумала не только имя, но и дату рождения. На Марсе никого по фамилии Хольт не обнаружено. Ищем дальше. Конечно, в годы мятежа было не до розыска пропавших подростков.
   - И вы серъёзно думаете, что гордая, болезненно застенчивая девочка с готовностью раскажет посторонним о том как её избивали, унижали, возможно насиловали? Конечно, она неадекватна.
   - Остынь, Хэзерли, тебе не к лицу. Мы не собираемся публиковать её откровения в информах: тайну следствия пока ещё никто не отменял. И потом, это ты считаешь, что она неадекватна. Вот характеристика от её работодателя - сплошные дифирамбы: ответственна, уравновешена, трудолюбива, способна, общительна, самостоятельна. Кстати, посмертно представлена к юбилейной медали. Преподаватели из интерната пишут, что Ричи Хольт талантливая выпускница с высокими идеалами служения обществу, вежливая, уверенная в себе, перспективная во всех отношениях, одна из лучших в потоке. Психолог, правда, другое говорит. И досье из марсианской полиции - длиной в простыню. Да вот у меня сидит этот Лупеску из бара. Рассказывает много интересного: марихуана, табак, хакерство, подделка документов. И по его словам, наша подопечная имеет долю в половине этих сделок, и на денежное вознаграждение вполне адекватно реагирует.
   - Сила воли и навык выживания в любой среде. Она привыкла притворяться.
   - Нам бы с тобой так притвориться. Ты знаешь, что Самарин, председатель Совета директоров марсианского Фонда Развития, в ней принимает большое участие? Плюс к тому, у неё и партнер есть, и любовник. Партнера, правда, она видеть не хочет. Да и он, похоже, знает меньше всех о жене. Интересная пара. С этим бойфрендом тоже непонятная история.
   - Она сама ничего не рассказывает?
   - Как ты догадался? Отказалась говорить три дня назад, и есть тоже. Приходится вводить питание искусственно. Если хочешь знать моё мнение, девица точно не в себе. Только не надо опять про трудное детство. Детство кончилось, теперь она по-любому совершеннолетняя. Пора отвечать за свои поступки.
   - Но у вас есть показания свидетелей. Так зачем вы её держите?
   - А что ты предлагаешь? Я следователь, мне приказано выяснить, что на самом деле произошло. Признаваться она не хочет. От психотерапии отказывается наотрез. Да её уже лечили в приюте, оказывали помощь в комиссии по делам несовершеннолетних, и на Земле в госпитале. Она даже за врача замуж вышла! Договор, конечно, недействителен, если она скрыла подлинное имя и по биологическому возрасту была несовершеннолетней... Эпическая поэма для наших юристов. Ведь она патологическая лгунья и аферистка. Не знаю, что вы все в ней нашли. Вариантов помимо пентотала у меня не остаётся.
   - Для чего? Какие секреты она вам выдаст? Ну, отправьте её отбывать срок по закону.
   - К сожалению, имеется видеозапись с "Кордовы" о том, как она красиво выбрасывается в шлюз и появляется пять минут спустя в том же коридоре, живёхонькая. Биологи обнаружили какие-то отклонения на молекулярном уровне, только не спрашивай меня, что это значит.
   - Она пыталась мне рассказать, но я ей не поверил. Это было слишком уж неправдоподобно.
   - С ней всё неправдоподобно! Понимаешь теперь, почему я должен во всём копаться, от семьи и происхождения?
   - Если вы коснётесь её личных дел, биологам некого будет изучать.
   - Это тобой она могла манипулировать как угодно, сейчас этот номер не пройдёт. Послушай, Хэзерли, ты сам из-за неё под следствием. Девка тебе всю карьеру сломала. Чего ради ты её защищаешь? Неужели у тебя никакой злости даже нет?
   - Поверишь ли, нет. Мне её очень жалко.
  
   Всю ночь шел первый в этом году снег. Клайв с трудом разомкнул воспаленные веки, и белизна за стеклами резанула ему глаза. Стояла та особая пушистая тишина, которая бывает в первый зимний день под сероватым, неярким небом.
   Инъекция накануне вечером подействовала странно, и Клайв теперь чувствовал во всём теле потустороннюю лёгкость, его словно покалывали миллионы невидимых игл. Только голова осталась тяжелой. И напрасно плыло над кофейной чашкой облачко пара, напрасно струился из ванной грозовой запах озона, пульсировал алым отблеском комм. Клайв стоял на террасе, прислонившись к ледяному карнизу, и по наведенному на снежные хлопья экрану проплывали в сотый, семьсот семьдесят седьмой, тысячный раз те же слова:
  
   "Объясните Юджину, что это несчастный случай. Ясно? Не скучай!

Р."

  
   Он не чувствовал ни боли, ни гнева, ни горечи - только страшную пустоту в груди. Он знал - теперь эта пустота всегда будет с ним, её ничем не заполнить.
   Чувство вины? Нет. Клайв ни в чём не мог обвинить себя. Он сделал больше чем мог и имел право сделать, он выполнил свой долг, и ему не в чем себя упрекнуть. Чувства - это совсем из другой области. Клайв знал, что он абсолютно прав, но эти понятия - лояльность, ответственность, долг - проплывали мимо как хлопья снега, не задевая даже краем его души. Да, безусловно, он исполнил свой долг - но чувствовал ли он, сознавая это, хоть крупицу той радости, которую он испытывал когда видел Риту, слышал её голос, когда помогал ей вопреки всем уставам. И тут его настигла резкая, рвущая нервы боль - Клайв поднял правую руку и с тупым изумлением убедился, что она изрезана в кровь. Поблизости не было ни одного предмета, которым её можно было бы так поранить. Алые капли бежали по стене и падали в снег. Обо что и когда он так хватил ребром ладони? Клайв зажмурился, сжал кулак и уже сознательно несколько раз подряд ударил им по стене.
   Боль отрезвила его, но и она не могла заглушить сознание непоправимой потери. Перед глазами Клайва, в недосягаемом цифровом облаке витало бледное лицо с широко расставленными искрящимися глазами. Вот единственное настоящее, что было в его жизни, а он собственными руками уничтожил его, оттолкнул. Без Риты мир оказался пустым. Без её цинизма жизнь станет для Клайва пресной, без её иронии потеряет всякую цену. А ведь в сущности он не знал её, не понимал и не мог понять. Никогда не была такой как все, вот и результат - останется только имя в секретных архивах: Ричи Хольт... И вдруг у Клайва словно пелена спала с глаз, и он увидел высокое благородство, управляющее всеми её поступками.
   Снежный саван опустился на город, окутал улицы тишиной. Горькое спокойствие воцарилось и в душе Клайва. Оправдываться бесполезно, вяло подумал он, что толку лицемерить: я всё знал уже давно, все мы знали; я ведь не ребёнок, и когда донёс на тебя в Управление, отлично знал, что это твой приговор; а что делать, интересы человечества превыше всего, и нет у нас права на ошибку, приходится чем-то жертвовать; видит бог, я бы с радостью отдал за тебя жизнь, но правила игры не допускают замены. Я пока ещё не в норме, но это пройдет. Не шагну же я за тобой следом в эту пустоту, в самом деле. И почему мне действительно не всё равно, жива или умерла Ричи Хольт?
   Он уходил, и не мог уйти, и всё время вёл с ней нескончаемую беседу. Ты же не могла умереть, с отчаянием говорил он, ты вернёшься. И тут же возражал себе: если так, то я этого не увижу. Оставайся лучше там, где ты есть - до срока. Я не могу изменить законы, по которым движется мир, я всего лишь песчинка в этом мире, и даже не уверен, что вижу его ясно. Вот Рита видела больше меня. А может, секрет только в том, чтобы смотреть своими глазами. Всю жизнь я принимал на веру то, чему меня учили, не смея ни в чём усомниться. А теперь чувствую себя беспомощным, но прозревшим. Не покидай меня, Рита. Мне так нужен твой совет, твоя дерзость, твоя беспощадная ирония, твой ясный ум и искрящаяся улыбка...
   ... Спустя пятьдесят два года Клайв Хэзерли вновь увидит впереди тоненькую фигурку - и рванётся за ней через толпу прохожих, через всю прожитую жизнь и межзвездные расстояния, но так и не сумеет догнать.
  
   "Я не могу изменить законы, по которым движется мир, я всего лишь песчинка в этом мире..." Клайв Хэзерли?!
   Сейчас, когда открыты архивы института Хэзерли и его учеников, свидетельства грандиозного социального переворота и политической борьбы того времени (архивы же Управления Безопасности рассекречены еще раньше), мы знаем, что Клайв был разжалован и судим именно за соучастие в побеге Ричи Хольт. Ни разу в изданных нами "Воспоминаниях" не прослеживается даже намека на исход судебного преследования - три года, проведенных в исправительном лагере строгого режима на Фобосе, где он, собственно, заинтересовался социологией, и заочно получил степень магистра. Возможно ли, чтобы автор мистификации просто не знал об этом?
   И наконец, любопытную гипотезу в шуточной форме выдвинул один из членов редколлегии Алексей Орлов. По его словам, найденные документы могли действительно принадлежать Ричи Хольт, но не в качестве блога или же дневника, а как наброски повести или романа. Тогда становится понятным фрагментарность, убогое самовосхваление, расхождение с доступными нам документальными источниками и практически полное отсутствие социальных примет и технических деталей позапрошлого века.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"