Корешин Алексей Анатольевич: другие произведения.

Египетский фокстрот

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Захватывающие приключения современного человека, открывшего портал перемещения в мир древних фараонов Египта и контактирующего с разумом строителя Великих Пирамид. Невероятная динамичность сюжета избавляет читателей от многословной, но второстепенной "жвачки".


   Египетский фокстрот
  
  
  

Сказка ложь, да в ней намек...

А.С.Пушкин

   Книга 1. Избранник.
   Глава 1.
   Город медленно отходил ото сна.
   В темноте позднего ноябрьского утра постепенно нарастало движение машин, автобусов, пешеходов. Улицы заполнялись звуками открывающихся и захлапывающихся дверей, недовольными криками детей, ведомых в садики, гавканьем собак и криками воронья, вылетевшего на поиски пищи.
   Сами же люди, все, как один, с неприветливым выражением на лицах, толком ещё не проснувшиеся, проделывали свой ежедневный путь: одни в сторону работы, другие же, по неотложным делам - кто в поликлинику, кто на учёбу... мало ли проблем у современного человека?
  
   В это время Миша Чернов тщетно пытался уснуть, вернувшись с ночного дежурства на ТЭЦ.
   "Кому понадобилось в девять утра сверлить стену? - вздрагивая, словно от внезапно возникшей зубной боли, злобно думал Миша, улавливая чутким слухом далёкий визг дрели, раздающийся, возможно, из другого подъезда. - Ни совести, ни уважения к соседям".
   Дребезжащий звук действовал на нервы.
   В его, родной с детства "хрущёбе", волновые колебания распространялись без затухания, игнорируя перекрытия и этажи, порой заставляя сомневаться в фундаментальных законах физики и вызывая в сознании решительный протест. Радостный скулёж собак, рвущихся на прогулку... шум смываемых унитазов... перекрикивания соседей, синхронно собирающихся на работу, но находящихся в разных комнатах - всё это являлось реальностью пятиэтажки, построенной абы как, командой строителей, наполовину состоящей из практикантов профильного ПТУ, да ещё в эпоху развитого социализма.
   Миша потёр пальцами виски и, ухватив подушку с "женской" половины супружеского ложа, плотно пристроил её себе на голову. Однако, ранее поселившаяся в затылке боль, уже не сидела тихонько где-то внутри, а, вырвавшись на волю, взгромоздилась сверху и, налившись свинцом, начала методично въедаться в мозги.
   Сон потерял актуальность.
   "В возрасте "за сорок" ситуация уже не та, что в молодости, и человек должен подстраиваться под биоритмы организма, иначе ему не поздоровится. Военные, пожарные, таксисты, охранники - это в основном мужчины, впоследствии демонстрирующие раннюю смертность. Да и я, собственно, такой же чудак, нашёл себе "тёплое", хм-м-м... во всех отношениях, место работы. В момент, когда устроился инженером на ТЭЦ, я предполагал сытую спокойную жизнь, омрачаемую лишь несусветной жарой в котельном зале, но в целом, вполне сносную. Однако ночные смены оставляют мучительную головную боль, превращающую организм в разбитое корыто", - грустно подумал Миша.
   Маленьким плюсиком было лишь то, что работу "в ночь" оплачивали вдвойне, неплохо пополняя семейный бюджет.
   "Вернее, мой личный бюджет, - в голове немедленно возник образ супруги. - Ольге, сколько ни дай... Моя жена напоминает иллюзиониста. Такое ощущение, что материальные средства, лишь на секунду оказавшись в её руках, теряют своё физическое воплощение, превращаясь в исчезающий мираж, ведь "любимая" умудряется тратить даже то, чего нет. Если бы я знал, что эта жучка, тайком от меня, оформит автокредит на кроссовер "KIA Sportage", пусть и приуроченный к собственному Дню Рождения... Удивила, добавить нечего. Однако сумасшествие - это диагноз. Люди, берущие кредиты не по форс-мажорным обстоятельствам, а лишь для реализации личных понтов - это, х-м-м... явление, необъяснимое со здравой точки зрения".
   Не то, чтобы Миша не любил свою жену: Ольга была стройна и привлекательна. Внешность спутницы жизни практически не изменилась с тех далёких дней, когда они познакомились.
  
   Порой, Миша вспоминал молодость.
   Они познакомились в школьные годы, когда летними тёплыми вечерами ребята из Мишиного двора собиралась под старыми липами рядом с домом, проводя свободное время на лавочках, под звуки гитар и папиросный дым. Симпатичная загорелая девочка, с выгоревшими на солнце волосами, принявшими пепельный оттенок, очень приглянулась Мише.
  
   Волос распущенная прядь
   На плечи тёмные спустилась... (А.Блок)
  
   Эти строки написаны про неё.
   Ольга была видной девочкой, но, одновременно, недотрогой - такой, какой и положено быть девочке в 17 лет. Стройные ноги, прямая осанка, небольшая грудь, синие озёра глаз... - всё это магнитом притягивало внимание мальчиков. Окна её квартиры выходили во двор, и родители всегда знали, что дочь находится рядом. Только крикни, выйдет из-под деревьев, в окружении друзей, махнув рукой маме, "иду-иду", чтобы не волновалась. Но, увы, ещё никогда в истории эта ситуация не удерживала девушек от искушения первой любви.
   Миша мечтал...
   И, чем гуще были августовские сумерки, тем чаще его взгляд задерживался на Ольге. Он подсаживался ближе, ещё ближе, не пропуская ни одного дня, ожидая появления своей принцессы уже задолго до "общего сбора".
   И вот однажды...
   Поздний вечер. Друзья разошлись по домам.
   - Давай прогуляемся перед сном, - нерешительно предложил Миша.
   - Только без глупостей... - тыльная сторона её ладони слегка коснулась Мишиной руки.
  
   Никого: ни автомобилей, ни пешеходов. Лишь лунная дорожка, да этот призрачный свет, делающий окружающий мир нереально-серебристым. В полной тишине слова становились вязкими и ненужными. Они шли и шли, молча наслаждались безмятежностью позднего вечера.
   Однако август. Вне двора, окружённого домами и закрытого кронами деревьев, прохладный сумрак начал вызывать лёгкий дискомфорт. Миша снял с себя ветровку и накинул на плечи девушки:
   - А не посидеть ли нам на веранде детского сада? Поболтаем немного.
   В промежутке между домами показался штакетник ограды местного дошкольного учреждения. А вот и выломанная перекладина - путь, ведущий на изолированную территорию.
   Ольга лишь молча кивнула. Её синие глаза уже не были различимы в темноте, но Миша помнил и этот цвет лазурного неба, и этот игривый взгляд.
   Лавочка из окрашенных брусков, без спинки. Руки, сжатые в руках. Первый в жизни поцелуй, за ним ещё-ещё... Мише казалось, что он куда-то проваливается и летит-летит в пугающую бездну, и что весь мир вокруг перестал существать, превратившись в одни лишь чувства. И, самое главное, самое неожиданное - это ответ. Девушка, не познавшая до сего момента вкуса любви, тихонько подрагивала, порой, инстинктивно отстраняясь, но, под нежными касаниями рук, вновь расслаблялась, запрокидывая голову назад и отдаваясь во власть сладкой истомы.
   И только бледное лунное свечение, озаряющее таинственным ореолом ночной город, было свидетелем близости влюблённых сердец.
   В жизни любого человека имеют место эти волшебные мгновения, напоминающие безумие. События, произосшедшие дальше, той августовской ночью, на лавочке веранды детского сада, явились сакральным таинством, положенным Богом Творцом.
  
   Страсть, как двух вороных,
   Удержать не сумели... лег Алябин)
  
   Именно так.
   На обратном пути домой, сама Ольга уже не выпускала Мишину руку из своей ладошки, крепко вцепившись в неё своими тонкими и изящными пальчиками.
   Тайна за семью печатями, сокровенная тайна двоих, так и осталась бы тайной, если бы...
   В те времена, когда страной СССР руководила партия коммунистов, вплоть до 90-х годов, вся "интимная" тема находилась вне закона. Никто из взрослых никогда не говорил о беременностях, контрацептивах и методах предохранения. Об этом не писали в газетах и не рассказывали учителя в школах. Всеобщее табу. Запрет.
   Закономерным результатом любви 17-летних подростков явилась незапланированная беременность девушки, на которой её родители поставили категорический крест, отправив Ольгу на аборт.
   Что пошло не так и чья была ошибка, Миша не знал, однако после наступления совершеннолетия и создания законной семьи, все усилия по рождению первенца закончились неудачей. Бросать супругу из-за отсутствия детей Мише показалось неправильным, и он смиренно занял выжидательную позицию, тем более, что ничего особенного делать не требовалось.
   Ну, что ж... в конце концов, семейный быт вошёл в устоявшееся русло, и понеслись годы, заполненные суетой и стремлением жить "не хуже других".
  
   Всё было хорошо, однако, со временем, Мишу начала одолевать скука. Серые будни плавно переходили в такие же серые выходные. По мере накопления стажа размеренной семейной жизни, у Миши появилось ощущение внутреннего одиночества.
   Это чувство напоминало о себе тихим шорохом, подобным тому, что издаёт полевая мышь, копошащаяся в глубокой норе под твоей туристической палаткой, установленной на лесной полянке. Данное шуршание, ничего не значащее и никому не угрожающее, тем не менее, вызывает тревогу, не давая расслабиться и спокойно заснуть.
   Миша и ранее замечал, что высокая духовность чужда его жене Ольге.
   Она жила порхающим мотыльком, откликаясь реакцией на сиюминутные раздражители, не заморачиваясь излишней сентиментальностью и внутренними переживаниями. Ему даже казалось, что в самый неподходящий момент, этот "папийон" (фр. papillon - мотылёк, бабочка, а также - название бестеллера Анри Шарьера), упорхнёт в неведомую даль, оставив близкого человека доживать свои дни наедине с самим собой, разделив имущество строго пополам, разведя руки в стороны и заявив, типа:
   - Ничего личного, просто линии наших судеб разошлись.
   Увы, изрядная доля истины в его размышлениях была.
   Работа-дом-работа-дача-дом-работа. Жена, постоянно находящаяся в поиске "сама не зная чего"...
   Беличье колесо, в котором есть вход, но нет выхода, с каждым годом раскручивалось, набирая безумные обороты. Миша пытался осмыслить ситуацию и внимательно присматривался к школьным друзьям. Но нет, ничего утешительного он не видел.
   Его друзья, в прежние годы, выглядевшие невероятно круто, ныне лысеющие, с выпирающими животами, находились в том же самом, как и сам Миша, жалком состоянии псевдожизни. Своих школьных приятелей Миша уважал, но, вместе с тем, относился к ним с известной долей иронии.
  
   Что такое капкан?
   Это устройство для насильственного удержания свободной личности, вырваться из которого, без физических потерь, практически невозможно.
   Мишины наблюдения за жизнью друзей фиксировали тот факт, что по мере наработки семейного стажа, они, один за другим, попадали в некую примитивную западню, заключающуюся в психологическом подчинении любимой "половине". Вследствие чего, жизненная программа бывших мачо, а ныне порядочных мужей, капитально деградировала, в смысле развлечений, а также стала включать в себя такой обязательный пунктик, как ежегодный отпуск, проводимый совместно с супругой.
   "Свобода ограничена. Поэтому и ездят с жёнами... естественно, не всегда по собственной воле... но, при этом, и пикнуть не смеют, - периодически констатировал он. - Хотя, среди большинства, всегда имеются исключения".
   Андрей Скворцов являлся одним из Мишиных школьных друзей и был более самостоятелен, нежели остальные, дважды в году отправляясь на отдых, когда с женой, а, порой, и в полном одиночестве. Подобно своему приятелю, Миша считал себя свободным человеком и избегал чрезмерной зависимости от Ольги.
   Он считал делом чести вести собственную линию поведения, ставя жену в известность, а иногда, и вовсе не спрашивая её совета, держа личные средства под собственным контролем, отчисляя в общий котёл оговоренную на семейном совете долю, плюсом, исправно доплачивая, сверх этого, за её маникюры-педикюры, фитнес, врачей-диетологов и походы по брендовым бутикам. Да уж... ради Ольги приходилось нести расходы. Что же сделаешь? Мишины суждения отличались простотой: как говорится, "счастье не в деньгах, а быть крохобором - не по-мужски".
   Но, в свой законный отпуск, Миша старался ездить отдельно от "половины", всякий раз вызывая её жуткое недовольство. Претензии жены он хладнокровно пропускал мимо ушей.
   Пытаясь разнообразить свою жизнь, Миша много читал и имел несколько серьёзных увлечений, одним из которых являлись психотехники, позволяющие входить в состояние транса и контролировать работу собственного сознания. В перспективе, он планировал с помощью духовного совершенствования достигнуть конкретных результатов в улучшении памяти и развитии уникальных способностей, коими обладают тибетские монахи и просветлённые учителя - Будды, являющиеся посредниками между людьми и сущностями высшего порядка.
   "Честно говоря, окружающий мир устроен совсем не так, как считает большинство людей. Нам только кажется, что всё в жизни материально".
   В данном вопросе он был солидарен с мнением основоположника квантовой физики Макса Планка, который считал сознание фундаментальной величиной, а материю - фантомом, понятием, производным от сознания.
  
   Утро, постель... дребезжащий звук внезапно прекратился.
   Единственное, с чем Мише никак не удавалось справиться с помощью психотехник и релаксации, так это с головной болью, возникающей на фоне бессонной ночи. Его организм был полностью здоров: давление 110 на 70, зрение "единица", хорошая кардиограмма, отсутствие жировых отложений, изжоги, аллергии, варикоза... и ещё тысяч болезней, которыми страдают люди. Все они были чужды Михаилу. Но, стоило ему только лишь нарушить режим сна, как в затылочной части появлялась нарастающая в геометрической прогрессии боль.
   "Нужно бросать эти ночные дежурства. Перейти на другую должность, даже с учётом понижения оклада: ничем хорошим эти "ночи" не закончатся. А пока, нужно съездить за границу, погреться на солнышке, - он подумал про очередной отпуск, предстоящий через месяц, в декабре. - Слетаю недорого в Турляндию или Египет... сейчас большие осенние скидки. А ближе к Новому Году вернусь".
   Подумав ещё немного, Миша вычеркнул Турцию из этого короткого списка:
   "В Кемере я уже был, в Мармарисе тоже. В Стамбуле не был и быть не хочу: там слишком многолюдно. А вот Египет, действительно, стоит посетить. Посмотреть на тысячелетние пирамиды, Сфинкса и храм Хатшепсут в Луксоре", - он мысленно улыбнулся и в установившейся тишине провалился в глубокий сон.
  
   Глава 2
   Поздний ноябрь. Холод, снежная позёмка и тьма.
   Три сезонных фактора, сплетясь в один клубок, усиливали друг друга, значительно портя настроение жителям уральского города. И лишь детский сад за окнами Мишиной квартиры, жизнерадостно кипел беготнёй, криками и звуками бубна, не замечая мерзкой погоды и гнетущего настроения окружающих.
   Миша не любил ноябрь.
   Вот декабрь - это другое дело: он пролетает, как одна секунда, заканчиваясь шампанским и фейерверками...
   За ним следует январь - месяц зимней спячки. Он же - сезон катания по снежным склонам на "тюбингах" и "ватрушках", походов в гости и начала череды Дней Рождений.
   В ноябре же, делать было определённо нечего: продолжительность светового дня уменьшалась, вгоняя в депрессию не только Мишу. Однако, в этот раз, среди тоски и холода появился солнечный лучик в виде путёвки в южную страну. Процесс сбора вещичек уже занимал мысли и радовал своим присутствием.
   "В Ебипте живут ебиптяне. В реках плавают ебимоты, а по берегам растут ебибабы..." - в Мишиной голове внезапно всплыли строки из услышанного в школьные годы анекдота.
   Эта голова была устроена совершенно невероятным образом. В мыслях всегда присутствовало по нескольку тем одновременно - это было похоже на окна Windows, открытые и расположенные в разных сегментах общего экрана. Порой, это не на шутку раздражало хозяина и являлось одной из побудительных причин занятий психотехниками и медитациями.
   Нельзя сказать, что Миша старался зря. Он научился быстро расслабляться перед сном, усилием воли останавливая хоровод мыслей в голове. Дыхательная гимнастика также способствовала результативности занятий.
   Во время отхода ко сну, Миша вводил организм в релаксацию, и, спустя короткое время, уже видел себя со стороны: сидящим в зале кинотеатра, когда свет уже погас, а фильм ещё не начался. Перед внутренним взором он видел лишь этот тёмный экран и ожидание начала чего-то. Спустя ещё пару минут, на тёмном "экране" начинали появляться геометрические фигуры, ломаные линии, неправильные треугольники, сменяющиеся изображениями предметов. Затем предметы начинали двигаться, появлялись цвета, запахи, люди и животные - самое настоящее кино. В течение всей метаморфозы Миша прекрасно слышал происходящее вокруг и даже сознавал, что это всё есть не что иное, как начало сна. Слух вырубался последним в этом списке, одновременно с сознанием.
  
   Ольга узнала про Хургаду лишь в день покупки тура. Полчаса она провела молча, как мышь под веником, затем её прорвало.
   - В нормальных семьях принято советоваться, - змеёй прошипела она.
   - А ты со мной советовалась, когда автокредит оформляла? - парировал Миша. - Да и какой смысл в этих советах? Чтобы ты заранее начала мне нервы портить? Я решил, что мне нужно побыть одному, чтобы привести свою духовную энергетику в порядок. Тебя, я и так, каждый день вижу... и каждую ночь... и каждые выходные. На праздниках вижу, в кинотеатрах вижу, на вечерних прогулках вижу. Ты уже примелькалась до такой степени, что не способна понять моей усталости. Отсюда и постоянный негатив, вызванный данным фактором. Объясняю русским языком: я хочу побыть наедине с собой. Психологи рекомендуют близким людям проводить отпуск отдельно друг от друга, хотя бы две недели в году.
   И ты отдохнёшь от меня.
   Жена поджала губы и удалилась в дальнюю комнату. Хлопнула дверь. Для законченной картины не хватало только звука копыт, яростно взрывающих землю.
   "Всё как всегда. Меня не понимают, и отпускать с поводка не желают. Годы идут, но повадки не меняются. Быстро к ноге! Раз уж признался в любви и женился, то потерял право голоса и право на отпуск в одну харю. Есть такое понятие - "подписался". На всю оставшуюся жизнь подписался быть намертво пристёгнутым к юбке.
   Однако имеются возражения:
   - во-первых: я не пудель и дрессировке не поддаюсь,
   - во-вторых: превращаться в подкаблучника - не собираюсь. Я и так прогибаюсь под её хотелки, насколько это возможно. Но всему есть предел. "Сломаться" на полные сто процентов, принеся собственную индивидуальность в угоду... Хм-м-м... Интересно, в угоду чему я должен вывернуться наизнанку и перестать быть самим собой? А может, ну его нахрен, такое семейное счастье?".
   - Я тебе привезу кораллы! - прокричал Миша в закрытую дверь.
   - В зад себе засунь эти кораллы! Словишь кайф, - сарказм приглушённого голоса жены выражал крайнюю степень недовольства.
  
   Зато, на работе, сослуживцы порадовались его перспективе.
   - Один и в Египет! Это круто. А друзей с собой не берёшь? - дежурный слесарь Степаныч, прикуривая сигарету, участливо заглянул в Мишины глаза.
   - Не беру. С друзьями сопьёшься... Ты должен понимать, что большинство русских граждан, едва попав в этот чудесный рай "аll inclusive", сразу впадают в двухнедельный запой, восстанавливая затем по фотографиям воспоминания о тех местах, где они успели побывать за время "отдыха". И ты, Степаныч, из их числа, - Миша широко и дружелюбно улыбнулся коллеге.
   - Не, я не смогу выпить столько.
   - Да тебе много и не надо. Стопку замахнул и спать. Проснулся, снова выпил, закусил, поговорил "за жизнь" и дальше спать. И, так весь отпуск. Вот тебя и нужно с женой отправлять. Чтобы вовремя по клешням давала, когда к стакану тянутся, да ещё из бассейна вовремя достать, когда кочергой ко дну пойдёшь.
   Степаныч изобразил понимание и даже улыбнулся.
   О чём он подумал про себя, Мише было уже не важно. В настоящий момент его интересовала сдача дел сменщику и, чтобы в последний день, не случилось серьёзных аварий.
   "После меня хоть потоп. Хоть фонтан кипятка... можно даже из высоконапорного трубопровода. Х-м-м... если эта котельная сгинет, как град Китеж, я не расстроюсь. Специалисты-теплотехники, с опытом работы, востребованы всегда и везде", - подумал он, направляясь в "Операторскую".
  
   День отлёта запомнился снежным колючим ветром. Доехав до здания аэропорта, Миша, зябко кутаясь в поднятый воротник, волоча за собой увесистый чемодан на колёсиках, юркнул в ярко освещённые двери воздушной гавани.
   "Лишь бы пурга не началась, а то задержат", - подумал он.
   Ещё через час, пройдя досмотр, весьма поверхностный, Миша очутился на паспортном контроле. Взгляд таможенника ему не понравился.
   "Так смотрят тюремщики на контингент заключённых, будто те - неодушевлённые предметы, приносящие дополнительные хлопоты и вызывающие отвращение".
   Служащий, одетый в униформу темно-зелёного (а может и тёмно-синего, хрен разберёшь при искусственном освещении) цвета, переводил свой ледяной взгляд то на Мишу, то на фото в паспорте. Наконец в голове таможенника что-то щелкнуло, и он вернул паспорт хозяину, автоматически впиваясь взглядом в следующего туриста. За время прохождения паспортного контроля, Миша успел заметить, что узкий коридорчик вкруговую обшит зеркалами.
   "В отличие от зеркальных коридоров в ресторанах, этот коридорчик напоминает логово вуайеристов. Интересно, женщинам под юбки, там тоже заглядывают? Тьфу. Отношение к обычным гражданам на таможне не очень. Здесь встречают, с глупой подхалимской улыбочкой, лишь чиновников и депутатов, - подумалось напоследок.
  
   Поспать в самолёте не удалось.
   Спустя час полёта вдруг начали поить пассажиров, ещё через час - кормить. Весь полёт сопровождался воплями малолетних детей, затихающих в одном месте, но тут же возникающих в другом.
   "Блин, у молоденьких мамашек видимо с головой не в порядке, раз отправились с годовалыми детьми за тридевять земель. Ладно бы одна дурёха попалась, так ведь их множество. Памперсы, молочные бутылочки, распашонки... - не самолёт, а детские ясли. Какая же срочная необходимость заставила мамашек тащиться в Африку? В Африке гориллы, злые крокодилы - правильно написано в сказке "Бармалей".
   Дайте ребёнку окрепнуть и встать на ноги: у него даже иммунитет толком не выработался, - продолжились мысли в голове. - Ещё укусит спящее чадо, в Египте, какая-нибудь муха цеце, комар малярийный, или носитель лихорадки Западного Нила, от которого смертность 7%, не то, что в Африке, но и в Европе. И это при всей хвалёной европейской медицине. Будете потом, после возвращения с "отдыха", колоть антибиотиками это молочное существо, проливая потоки слёз над тщедушным тельцем, бьющимся в жёстких судорогах. Ради чего нужен такой серьёзный риск? Впрочем, дураки о риске не думают. На то они и дураки".
   В момент посадки самолёта в аэропорту Хургады, народ проявил ещё одну массовую глупость: в момент касания колёсами взлётно-посадочной полосы раздались дружные аплодисменты.
   "Хлопать в ладоши можно, когда лайнер окончательно остановился. История знает немало случаев, когда летательный аппарат, по тем или иным причинам, не вписался во "взлётку", превратясь в надгробный факел для всяких жизнерадостных оптимистов".
   Миша представил себе, как самолёт выскакивает за пределы бетонной полосы, передняя стойка вязнет в земле и подламывается. Пассажиры, мгновенно деградировавшие... прямиком из оптимистов... в неуправляемую группу буйно-помешанных идиотов, начинают выпрыгивать из салона, крича от ужаса и мочась в штаны.
   "О чём эти люди думают?".
   Сами люди не думали уже ни о чём. Не успел самолёт остановиться, как пассажиры вскочили со своих мест и начали доставать вещи с полок.
   "Да у них просто крышу сносит. Зачем им понадобились сумки, когда самолёт ещё не доехал до стоянки? Как странно это. Ещё недавно, в момент посадки, попутчики выглядели такими серьёзными и рассудительными. Среди них - солидные дамы, неторопливые мамаши, самоуверенные мужчины с гордым выражением лица.
   Увы, внешний антураж оказался обманчив. Стоило приземлиться...
   В сущности своей, попутчики оказались стаей мелочных и суетливых бандерлогов, - Мишин взгляд уткнулся в глянцевый журнал. - Куда спешить? До команды "на выход" пройдёт ещё 10-15 минут. Посмотрю картинки, поскольку на этих подпрыгивающих придурков смотреть тошно".
  
   Отель "Sibad Aqua" находился в десяти минутах езды от международного аэропорта Хургады. Заселение в забронированные номера происходило строго в 15-00 по местному времени. Несколько часов Миша просидел в мягком кресле центрального холла, разглядывая интерьер песочного цвета, снующих отдыхающих, наслаждаясь кондиционированным воздухом.
   Хм-м-м... однако надоело.
   Конечно, у него был вариант срочного заселения в номер, но Миша не любил пустой траты денег. Не то, чтобы в кармане отсутствовала наличность, вовсе нет.
   "Экономика должна быть экономной. Я же не чокнутая мамашка, прилетевшая поутру с грудным ребёнком на руках и готовая с ходу выложить 30 баксов за несколько часов пребывания в номере, засчитанных отелем, как полноценные полсуток. - Миша осмотрелся по сторонам: таких постояльцев как он, изнывающих от безделья в ожидании заселения, не наблюдалось. - Наверное, отель на этом деле получает дополнительную прибыль", - понятно было, что предназначенный ему номер, в данный момент уже пуст и прибран, и администрация просто издевается, с ухмылкой поглядывая из-за стойки ресепшена на страдающего в холле одинокого туриста, ожидая его прихода на поклон, с кровными "долярами" в руках.
   "Хер вам", - правая рука, сжатая в кулак, непроизвольно показала жест от низа живота, обращённый к камере видеонаблюдения, и Миша двинулся к выходу.
   Прогулка по городу не произвела никакого впечатления. Масса мелких лавочек на прилегающих улочках, с торговцами в халатах, производила впечатление блошиного рынка, где дешёвка торгуется не в штуках, а в килограммах. Так ничего не купив, Миша вернулся в гостиницу.
  
   Первый день был ознакомительный. Позавтракав свежей выпечкой, выпив ароматный кофе весьма приличного качества, Миша отправился в сторону бассейна, находящегося в окружении гостиничных корпусов. Загар не имел для него никакого значения, лишь мысленно, он отметил наличие множества свободных лежаков.
   "Не сезон... В летнее время лежаки у бассейна занимают в 7 часов утра", - подсказала память.
   Сходив до моря, убедившись в ещё более пустом, чем у бассейна пляже, Миша вернулся в отель и выпил в баре порцию алкоголя. Настроение улучшилось. В холле он наткнулся на представителя турагентства, жизнерадостно повествующего про чудесные экскурсии в "Долину Царей".
   - Захоронения на Западном берегу Нила, в районе древних Фив, появились после смерти фараона Тутмоса I, жившего в 1504-1492 г. до нашей эры. Общее количество усыпальниц фараонов в "Долине Царей" - 63 штуки, включая гробницу Тутанхамона, - вещал турагент. - Неподалёку расположена "Долина цариц", где хоронили жён и детей фараонов, а также знатных вельмож. Количество некрополей "Долины цариц" составляет 70 единиц, и археологи надеются, что это не предел.
   - Значит, "Долина царей", "Долина цариц", прочих захоронений египетской знати, появились спустя 1000 лет после строительства пирамид? - Миша вклинился в монолог менеджера.
   - Конечно после. Эти захоронения в Луксоре относятся к Новому царству. Рекомендую съездить и пощупать всё своими руками.
   Фраза, насчёт "пощупать" древние гробницы, Мише понравилась. Не сидеть же здесь, как баран на верёвочке, в этой гостинице. Тем более, что пощупать какое-либо живое существо не представлялось возможным. Никаких стройных молодых дам в округе не наблюдалось. Среди отдыхающих имелись, естественно, упитанные женские тела неопределённого возраста, которые с интересом поглядывали на черноволосого и носатого Мишу, явно желая проверить правильность утверждения "что на витрине, то и в магазине", но энтузиазма в его душе они не вызывали.
   "Есть у меня одна особенность, заключающаяся в том, что этот орган, который ниже пояса, живёт своей собственной жизнью. Он никак не реагирует на "голубков" и на девушек, с весом выше среднего - хоть тресни. Если женщина имеет чрезмерную упитанность, то мой "друг" её не воспринимает в качестве объекта сексуального влечения. Эта дама может стать прекрасным деловым партнёром, преданным товарищем, напарницей в конкурсе по исполнению аргентинского танго... но никак не "музой любви".
   На "музах" Мишин взгляд фокусировался автоматически, сопровождая их до пределов видимости. Увы, среди гостей "Sibad Aqua" претенденток не наблюдалось. Что есть, то есть: интрижка на стороне, с обязательным предохранением от интимных болезней, не противоречила Мишиным взглядам на жизнь.
   "Мужчина полигамен по природе своей. Только, в мусульманских странах - это принимается как должное, а в христианских - отрицается. Хм-м-м... Однако, стоит отметить, что разовый эпизод контакта мужа с прекрасной незнакомкой, для любимых жён не столь важен, как это может показаться с первого взгляда. Решающее значение имеет лишь фактор сохранения семьи, уверенности в собственном будущем".
   "Не бросит ли он меня, законную супругу, в угоду своей мимолётной страсти?" - так рассуждает большинство замужних женщин, впадая в истерику лишь от одной этой мысли.
   Бросать Ольгу Миша никак не планировал и собирался прожить с ней до конца жизни. Он считал, что уход мужчины из семьи - это дезертирство, которое высшие силы не прощают. Мимолётные же отношения... а что "отношения"? На то они и мимолётные.
   "Что естественно, то не безобразно. Такими мужчин создал Бог. Натура у мужиков такая. Есть вопросы? - задавал себе Миша риторический вопрос. - Вопросов нет. Завтра отправляюсь в Луксор. Нужно лишь взять достаточное количество пива".
   Из всех напитков он больше всего любил пиво. Пиво не только утоляло жажду: оно бодрило и вызывало творческий зуд, будь то приготовление эксклюзивного ужина, размещение кустов малины на даче, либо поход по горам Северного Урала, с их "каменными реками", ветровалом и непредсказуемой погодой. Пиво улучшало настроение и поднимало тонус. Странно, но никаких признаков ожирения, отвисания живота, отёчности и появления морщин на лице у Миши не наблюдалось. Возможно, дело было в марке употребляемого пива... хм-м-м... либо в стиле питания. Кто же знает?
   Однако факт был налицо, вернее - на лице.
  
   Из жизненного опыта.
   Прошло уже много лет, как Миша "подсел" на пиво "Миллер". Светлое, умеренной (4,7) крепости, произведённое по американской лицензии в Екатеринбурге, пиво имело сладковатый вкус, без горчинки, такой характерной для немецких и чешских сортов. Ну и фиг с ней, с горчинкой.
   Как-то раз Миша приехал отдыхать в турецкий Мармарис.
   "Эфес, Эфес... кругом один Эфес, - с тоской он смотрел на меню кафе, ресторанов и рекламный плакат в баре отеля. - "Вода-вода, кругом вода", - в голове автоматически включилась песня в исполнении Эдуарда Хиля "Как провожают пароходы".
   Вкус "Эфеса" Мише не нравился.
   И вот, прогуливаясь по центру Мармариса, на витрине супермаркета он увидел свой любимый напиток. Забежав внутрь, он схватил бутылку 0,5 л и прочитал на этикетке: "Miller, 4,7%, made in Milwaukee, USA". Переведя взгляд на ценник: "20 tЭrk liras?", что соответствовало примерно 10 USD.
   Бешенная цена на алкоголь - это суровая реальность исламского государства Турция. Бутылка водки там стоит в 10 раз больше бутылки водки в России, ну и стоимость пива, особенно импортного, которое "не есть Эфес" - исходит из тех же законов.
   "Плевать на турок и их сраные цены", - достав наличность, Миша, не задумываясь, приобрёл сразу три бутылки "Миллера".
   Надо же знать, какой продукт американцы производят на крафтовой пивоварне города Милуоки, штат Висконсин, используя легендарные немецкие пивные дрожжи, тайно привезённые в 1855 году немецким иммигрантом Фредериком Дж. Миллером во внутреннем кармане пиджака.
   Надо сказать, что Миша не ошибся. Одной бутылки было бы мало для всесторонней оценки качества напитка. Лишь только после второй и третьей, свойства пива раскрылись, как на ладони.
   Следует отметить, что пиво "Миллер", российского производства, оказалось полной копией традиционного американского. Главной оценочной характеристикой являлось минимальное помутнение в голове и максимальная энергия, заполнившая организм.
   "Качество подтверждаю", - удовлетворённо подумал он.
  
   Что же касается питания, то Миша избегал покупать готовую еду.
   Он размышлял:
   "Пища в кафе и столовых готовится из самых дешёвых продуктов. Закон выживания точек общепита - это экономия на всём, в первую очередь на продуктах. А продукты нынче такие, что поросёнка выращивают до "взрослого" состояния всего за полгода, швыряя ему в корм китайские промышленные гормоны (промышленные значит не сертифицированные). Затем, на мясокомбинате, это гормональное мясо дополнительно накачивают коллагеном и делают из него полуфабрикаты, колбасу, сосиски, коптят рёбрышки и грудинки. Впрочем, не коптят, а так... "Жидкий дым" - есть такая химическая добавка.
   "Чикены", "Макдональдсы" и "KFC" также вносят свой посильный вклад в разрушение общественного здоровья. Увы, реклама не сообщает о том, что у пристрастившихся к "быстрому" питанию начинает происходить быстрое жировое перерождение клеток печени - процесс, увы, необратимый.
   Сам Миша питался картошкой, рисом, овсянкой, морской рыбой и овощами. Мясо он тоже любил, но блюда из него готовил лично, покупая "охлаждёнку" на рынке, у проверенных лиц и по высокой цене. Возможно поэтому, он выглядел моложе своих лет и на здоровье не жаловался.
  
   В прилегающем к отелю "Sibad Aqua" магазинчике, Миша купил четыре литровых бутылки с минералкой. Вылив их содержимое в клумбу с цветами, он набрал в барах отеля по нескольку порций пива и, усевшись подальше, делая вид, что ждёт друзей, перелил пенный напиток в пластик.
   Холодильник в номере, по-кошачьи заурчав, услужливо проглотил запас алкоголя. К поездке в Луксор Миша был готов.
   На следующее утро, после лёгкого завтрака, сверкающий полировкой туристический автобус с мягкими креслами и неслышно-работающим кондиционером, помчал группу туристов в сторону древних Фиванских некрополей.
  
   Глава 3
   Пустыня-пустыня-пустыня...
   "Ё-моё, - размышлял Миша, глядя на унылый окружающий "пизаж", состоящий из бесконечных барханов и далёких холмов. - Территория Египта на 96% состоит из пустыни. А на плодородных землях, вдоль русла Нила, проживает безумное количество арабского населения".
   Он вспомнил исторические факты.
   Во времена фараонов в Египте жили лишь египтяне и небольшое количество обитателей смежных территорий, угнанных в рабство. Толпы турок, иракцев и персов явились сюда значительно позже.
   Египет, в течение 5000 лет с момента своего становления, не был мусульманским государством.
   Пришлые мигранты, явившись на чужую землю с оружием в руках и, физически уничтожив воинов-защитников, заселили территорию древнего царства. Бесконечно размножившись, в итоге, они узурпировали власть у коренных жителей. Что же касается численности населения, то во времена строительства пирамид, она составляла немногим более 1 миллиона человек. В начале 2000-х годов их количество достигло 95 миллионов. И этот социум в настоящее время продолжает своё безумное разрастание.
   Прогноз численности египтян на 2050 год неутешителен: 152 миллиона, живущих на берегах Нила людей, пользующихся водой древней реки, сливающих нечистоты туда же, "радуя" зловонными неочищенными стоками сограждан, расположенных ниже по течению, и плодящихся-плодящихся-плодящихся.
   Это похоже на замкнутый круг... но выход есть.
   Этот выход, именуемый термином "центробежная сила", сбрасывает с периферии излишки человеческого материала, не сумевшего должным образом закрепиться и обустроиться.
   Когда-нибудь, лет через "...тцать", это явление назовут "великим исходом" египетских арабов в Европу, Украину, Россию. Почему именно на север, а не в соседние страны? Да потому, что в соседних странах, типа Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ, Ирана и Пакистана, "братьев по вере" никто не ждёт. Там, и своих бездельников девать некуда, и барьеры для единоверцев-мигрантов поставлены жёсткие, вплоть до насильственной депортации "не граждан".
   "Государство не обязано содержать иностранцев пенсионного возраста", - таков закон в Объединённых Арабских Эмиратах, из которого вытекает принудительная высылка чужеземных работников после достижения ими возраста "55", ибо дальнейшая трансформация лишившегося работы и доходов мигранта в нищего - неизбежна. А пожилых нищих людей, ночующих под городскими эстакадами, в богатой процветающей стране быть не должно.
   "Подзаработал, поднял уровень своего благосостояния... пора и честь знать", - так звучит логика жителей ОАЭ. Ведь на собственной родине, наёмного работника ждёт семья, обычаи его народа и могилы предков. В чужом же доме ты будешь похож на таракана, питающегося объедками с чужого стола и постоянно досаждающего хозяевам своим присутствием... своим ползаньем по грязным углам, и даже своим внешним видом.
   Да и элементарные правила выживания гласят: "Если пустить в свою квартиру всех желающих, то они, получив юридические права, в конечном счёте, уничтожают тех, кто их приютил".
   "Собачье сердце" Булгакова... - там этот процесс описан досконально.
   Невесёлые размышления продолжались до тех пор, пока Миша не задремал. Спустя ещё некоторое время, за которое была выпита одна литровая бутылка пива, автобус притормозил на восточном берегу Нила, позволив туристам удалить накопившуюся влагу из организма... ну и сделать селфи. Куда же без автопортрета? У многих людей сформировалась психологическая зависимость от осознания собственной значимости в соцсетях.
   Тщеславие (гордыня) - это грех, присущий большинству членов нашего общества.
   "Однако есть на нашей планете места, где жители совершенно не тщеславны, к примеру: государства Непал и Бутан, - отметил Миша. - Среди жителей Тибетского нагорья отсутствуют такие... хм-м-м... любители фотографироваться, как в соседней Индии. Ведь все, кто бывал в Индии, отмечали неимоверное количество граждан этой страны, делающих селфи: со шваброй в гостинице, с кульком мусора на пляже, либо в прерывах на погрузке кирпича, и ежечасно отправляющих-отправляющих свои фото в Сеть. Видимо индуизм (самая распространённая религия в Индии), относится к тщеславию весьма терпимо. "Я да Я... - смотрите, какой клёвый Я".
   "Я - головка от ...я", - в Мишиной голове появилась подходящая рифма, описывающая грех гордыни, одного из семи смертных грехов христианской веры.
  
   Наконец автобус затормозил на большой стоянке, а в зоне видимости показался пропускной пункт на территорию гробниц. Нацепив на спину неприметный рюкзачок с алкоголем, изобразив улыбку на лице, Миша, вместе с остальными туристами, двинулся в сторону некрополей. Фотоаппарат, несмотря на тотальный запрет съёмки, он тоже прихватил с собой.
   - Снимать ничего нельзя, фотографирование может нарушить покой наших предков, - заученной скороговоркой сообщил гид.
   "И какие же предки у тебя здесь, в Египте, "покоятся"? Очень интересно. Ну, если только очень-очень далёкие, за миллион лет до нашей эры резво скакавшие по веткам деревьев. Ведь твои ближние сородичи обитали далеко от берегов Нила, - возмущённо подумал Миша. - Прабабушки и прадедушки современных жителей Египта лицезрели усато-бородатых персидских шахов, с чалмами на голове, а вовсе не великих фараонов. И это не пустые слова, поскольку имеются неопровержимые научные доказательства, основанные на генетических исследованиях, которые утверждают, что, спасаясь от арабского нашествия, основная масса египтян переселилась в Европу. И сегодня, именно европейцам принадлежат все права на богатое наследие древних жителей Египта: на мумии, имеющие родственный европейцам геном, на древние захоронения, на пирамиды... на всё то, что было выкопано археологами в течение последних 200 лет и ныне хранится в Каирском музее. Увы, пришлое "арабьё" (разговорный термин в современном Израиле), уничтожило в захваченном Египте 99,9% древней культуры - всё, до чего руки дотянулись... подчистую... под ноль... включая такие нематериальные понятия, как египетские язык и письменность".
   Миша вспомнил недавно прочитанную научную статью.
  
   "Специалисты швейцарского генеалогического центра iGENEA сравнили геном мальчика-фараона Тутанхамона и современных европейцев. И обнаружили: многие из них - родственники Тутанхамона. В среднем, половина европейских мужчин - "тутанхамоны". А в некоторых странах их доля доходит до 60-70 процентов - как, например, в Великобритании, Испании и Франции. Ученые подчеркивают: "тутанхамонский" маркер R1b1a2, столь часто регистрируемый среди европейских мужчин, весьма редко встречается у египтян. Доля его носителей в современном Египте не превышает одного (!) процента".
  
   "Сегодня в Египте живёт менее одного процента потомков древних зодчих, построивших множество удивительных сооружений, включая пирамиду Хеопса, одно из семи чудес света. Вот такая грустная арифметика", - он тяжело вздохнул.
   Следующая мысль перескочила на тему запрета фотосъёмки:
   "Вот ведь фигня какая: иностранные шпионы, с помощью скрытых камер, запрятанных в пуговицы и значки, уже давно отсняли весь интерьер гробниц, на свои 12-мегапиксельные матрицы, и ничей покой не нарушили, но, тем не менее, простым людям, здесь нельзя даже мыльницей щёлкнуть. Как будто убудет там, в этих сраных катакомбах".
   Нелогичные правила вызывали множество вопросов без ответа и откровенно раздражали.
  
   Экскурсия была познавательной.
   Как хорошо, что Миша поехал в отпуск зимой! Комфортная температура +30 градусов - это вам не +46 в разгар лета. Летом, в этой долине мертвецов, можно копыта отбросить.
   Гробница Тутанхамона была доступна лишь за отдельную плату.
   Эта достопримечательность, практически пустая внутри (все экспонаты давно вывезены в Каирский музей), была больше похожа на горную пещеру короля троллей, из сюиты Эдварда Грига.
   "Платишь доллары, получаешь фуфло - это в стиле египетских арабов. Как же современные жители Египта похожи на халявщиков, - подумал Миша. - Готовых бессовестно разводить простых туристов на бабло, на абсолютно пустом месте. Лишь бы не работать".
   На всём маршруте к посетителям цеплялись "добровольные гиды", малолетние продавцы сувениров, дедули, выдающие фонарики на входе в гробницу (хоть там и без фонариков всё видно). Толпы египтян, падкие на бакшиш, галдели, зазывали, цепляли за руки, а в случае потайного фотографирования, заметив это, угрожали сдать охране, озвучивая угрозы на чисто русском языке, если им немедленно не заплатят скромное вознаграждение. Приставучие, словно слепни в июне, играющие улыбкой, но с неприятным взглядом. Гадкие, продажные, беспринципные.
   "В России подобные люди тоже есть, куда же без них... но в сто раз меньше, чем на берегах Нила".
   Обязательным пунктом осмотра был величественный храм женщины-фараона Хатшепсут, вырубленный в скале, и расположенный на трёх террасах. Миша мысленно воздал хвалу архитектору данного комплекса Сенмуту, древнеегипетскому зодчему и государственному деятелю периода XVIII династии Нового царства. "Некоторые факты указывают на то, что он мог быть фаворитом и возлюбленным женщины-фараона Хатшепсут", - вспомнились строки из Википедии.
   Миша представил, как эта фараонша, зевая после бурно проведённой ночи и сытного завтрака, вытерев жирные пальцы о расшитый золотом передник, озвучивает архитектору свои царственные хотелки, сообщая "божественную волю". Кто, и каким образом будет создавать великие творения, её никоим образом не волнует...
   "Хочу! И всё тут! Я же супер-Хатшепсут!" - спортивный девиз-кричалка сформировался в Мишиной голове.
   "Супер-Хатшепсут... - мысли неожиданно зациклились и пошли по кругу. - Сука Хатшепсут! Тьфу... Не голова, а генератор всяких несуразностей".
  
   Выпитая по ходу экскурсии очередная бутылка пива не оказывала на психику никакого влияния.
   Он лишь немного взбодрился и снисходительно поглядывал в сторону порядком подуставших экскурсантов. Вскоре он вообще отбился от группы, узнав напоследок время отправления автобуса в обратный путь.
   Тренированные ноги несли и несли его в неведомую даль, ведь каждое утро, в 6-30, и летом, и зимой, Миша совершал небольшую трёхкилометровую пробежку вокруг городской Эспланады.
   Первую сигарету он выкуривал значительно позже, уже приехав на работу и заварив себе кружку крепкого чая. Вечерняя бутылочка (бывало, что и две-три) пива никак не влияла на его утреннее самочувствие. Проснувшись около 6-00, ощущая "не хочу больше спать", Миша, некоторое время ворочался в постели, затем одевал кроссовки и бежал, размышляя на ходу о смысле жизни, останавливаясь лишь для короткой серии отжиманий и упражнений по растяжке связок.
   В момент его размышлений, обратный отсчёт времени, до конца экскурсии показывал " -2" часа, и Миша решил посетить "Долину Цариц", расположенную в полутора километрах от "Долины царей".
   "18 минут туда, 18 обратно... - рассуждал он. - Если не буду успевать, то устрою 9-минутную спортивную пробежку, для сохранения физической формы".
   Определив для себя ориентиры, он бодро зашагал по пыльной дороге.
   Как назло, литры выпитого пива начали внезапно давать знать о себе. Мочевой пузырь издал сигнал тревоги, и, по прошлому опыту, Миша понял: ему дано 5...8 минут для поиска места удовлетворения малой нужды.
   Он осмотрелся. Многолюдные места "Долины Царей" уже остались за его спиной. Кроме той дороги, по которой неспешно полз поток туристов, имелись ещё несколько дорог, вполне безлюдных, которые поднимались вверх, в сторону господствующих высот, скрываясь за складками местности среди скальных массивов.
   "Вот, это то, что мне надо. Плевать на "Долину цариц", там всё равно такой пейзаж, будто кротами всю землю изрыли. Много дыр и в каждой пусто. Посмотрю-ка я картинку сверху, так сказать, орлиным взглядом. Заодно и пописаю, два раза, с небольшим интервалом, - Миша всё знал наперёд. - До посадки в автобус успею вылить жидкость из организма. А вот и боковая тропа, ведущая вверх".
   Пять минут он шёл на виду у добропорядочных граждан, оставшихся сбоку и внизу. Утоптанная тропа, скорее дорога, плавно изгибаясь, уводила ввысь, теряясь вдали. Наконец Миша не выдержал.
   "Есть у них тут хотя бы одно укромное место?" - он форсировал щебёночную осыпь и рванул в сторону отвесных скал. Величественные изваяния, созданные природой, стояли наподобие столбов, выпирающих их массива, образующя вертикальные выступы и расщелины. Спрятавшись за одним из выступов, Миша расстегнул ширинку и осуществил своё желание.
   "Yes, жизнь удалась!" - едва подумал он, как произошло нечто.
  
   Биение сердца. Оно ощущалось на уровне подсознания. Окружающий воздух был неподвижен, звуки внизу практически затихли, лишь этот ритм, "бум-бум-бум", отдавался даже не в ушах, а где-то в глубине организма.
   "Что за фигня, может быть, я заболел горной болезнью? Нет, такого не может быть. "Горная болезнь" (гипоксия, или кислородное голодание) возникает на совершенно других высотах. Тогда что же это?".
   Он замер с расстёгнутой ширинкой и ещё раз прислушался.
   Пару секунд ничего не происходило, лишь этот явственно ощущаемый "бум-бум". Затем, ритм биения захватил окружающее пространство и от скального выступа откололся поверхностный слой, с ладонь толщиной.
   "Беззвучный удар... Бах!" - двести килограммов жёлтого песчаника рухнули, превратившись в груду щебня, абсолютно идентичного по своей структуре камням, уже лежащим под Мишиными ногами.
   "Вот нихрена себе поссал", - мелькнула мимолётная мысль.
   Он поднял голову. В упор на него смотрели два глаза.
   Рисунок на скале не претендовал на внешнюю исключительность: необычность заключалась лишь в необычном разрезе глаз: такие бывают лишь у детёнышей благородных оленей. Большие, внимательные, раскосые глаза, но не такие, как у китайцев-монголов, иной структуры, они притягивали взгляд и гипнотизировали. С трудом оторвавшись от рисунка, Миша достал фотоаппарат, сделал пять снимков с разных ракурсов, затем, трясущимися руками достал из камеры флешку, спрятав её в нагрудный карман, и вставив на её место запасную.
   "Так будет надёжнее, - рассудил он. Жизнь уже приучила Мишу прятать от посторонних глаз свои секреты. - Вокруг находится много нехороших людей. Перед ними лучше не светиться".
   Личный опыт подсказывал простые истины:
   1. Чем меньше окружающие знают о тебе, тем спокойнее живётся.
   2. Доверять нельзя никому. Предателем, принёсшим личные отношения в жертву... в угоду личной корысти, либо зависти... может оказаться любой человек, даже лучший друг или кровный родственник.
   Исключение из правил - наши матери. Безоглядно доверять можно только собственным матерям: они в принципе не способны на предательство, отдавая последний кусок хлеба... да чего там хлеб? Матери, без промедления, готовы отдать жизнь, за жизнь своих бесценных и ненаглядных детей. Синонимом слова "мать" является слово "святость".
  
   Между тем, биение пространства продолжалось, правда, уже не столь очевидное, но ещё вполне ощущаемое нутром. Миша протянул руку к рисунку: ему показалось, что он не является плоским. Действительно, чёрные контуры глаз едва заметно выступали из скального массива.
   Пока Миша рассматривал это явление и думал, что же ему делать, из рисунка выпал камушек, затем другой, а после секундной паузы - вся картинка рухнула под ноги, осыпавшись чёрным потоком, оставив после себя лишь ряды выдолбленных в скале углублений, похожих на дыры в зубах, на месте выпавших пломб.
   О таком явлении Миша раньше не слышал. Да и собственное мировоззрение подсказывало ему нереальность происходящего. Гробницы - это факт, пирамиды - тоже, но...
   Но то, что случилось только что, на его глазах, не вписывалось в модель построения окружающего мира. Он нагнулся и поднял один из камушков, составлявших ранее рисунок глаз на скале.
   "Хм-м-м... Совершенно обычный камень. Похожий на брусчатку Красной Площади, изготовленную из сверхпрочной магматической породы "габбро", только очень-очень маленький по размеру. Эти чёрные кубики имеют размер горошин. А что, если эти "глаза" я соберу на собственной даче? По новой... навроде пазла. Привезу большой природный булыжник, высверлю дырки и вставлю туда камушки, закрепив для надёжности эпоксидкой, благо, фотография этого чуда имеется в кармане, - в Мишиной голове возникла здравая мысль. - Вот это будет сувенир из Египта, из разряда "вот нихрена себе".
   Приняв окончательное решение, он опустился на колени и бережно собрал все вывалившиеся из скалы кубики чёрного цвета.
   Странно... Наверное показалось...
   Дело в том, что несколько камней проявили явные магнитные свойства, притягиваясь к ладони, выскакивая из обвалившегося щебня прямо в руку.
   Нет... Иллюзия...
   После нескольких безуспешных попыток повторить опыт и примагнитить камни к руке, Миша прекратил эксперименты. В конце концов, спрятав найденное богатство в карманы брюк, он ещё раз отлил на грунт бывшее пиво, на этот раз, опасливо озираясь и отойдя подальше от скалистых стен.
   "Пожалуй, приключений на сегодня хватит, - эмоции переполняли душу, а ноги подкашивались, не желая дальше идти. - Возвращаюсь к автобусу".
  
   Обратный путь был несложным. Сбежав с горы вниз и влившись в толпу туристов, изобразив глупую улыбочку и придав лицу бестолковое выражение, Миша нанял первого же попавшегося араба в экскурсоводы, выдав ему 10-долларовую купюру, и пообещав ещё столько же после выхода к автобусу. В хитрых глазах местного жителя промелькнула тень удивления.
   Миша, на английском языке, путаясь в словах и нарочито дыша алкоголем, сообщил, что он "заблудился и не может найти обратную дорогу". Радости новоявленного экскурсовода не было предела.
   Вот таким образом, в сопровождении непрерывно бакланящего ни о чём египтянина, одетого в длинный белый халат, тяжело дыша и щурясь, изображая близорукость, Миша без проблем миновал КПП. Вооружённый секьюрити скользнул по нему мимолётным взглядом и отвернулся.
   "Видимо, эти местные ребята, разводящие туристов на бабки, отстёгивают положняк службе охраны. В доле все: кидалы-разводилы, охранники, командир охранников, дирекция этого "зоопарка". Хлебное место развращает всех, кто здесь работает, - правильное умозаключение сформировалось в сознании. - И, если ты идёшь в сопровождении "вольного экскурсовода", зарабатывающего болтовнёй на приезжих дураках, то охране ты становишься неинтересен. Свои деньги они получат, несомненно. Однако, при одном условии: если не будут вмешиваться в процесс вымогательства. Останавливать и досматривать бестолковых "туриков", находящихся в процессе развода - равносильно уничтожению личного бизнеса. Да и начальство, за такое - по головке не погладит. Недовольный шмоном и конфискацией фотоаппарата с "недозволенными кадрами" иностранец может и не заплатить положенный бакшиш. Так что - зелёный свет и зелёный коридор всяким муд...кам. Чего и требовалось доказать".
  
   Спустя несколько минут, отпустив светящегося от счастья араба с честно заработанными долларами, и совершив непродолжительную прогулку в районе парковки автобусов, найдя собственный транспорт, Миша присел на бордюр в тени раскидистого платана.
   Звонок благоверной супруге. После пятого гудка, в трубке раздался лишённый эмоций голос Ольги:
   - Слушаю.
   - Привет! - жизнерадостно сообщил Миша. - Как дела?
   - Дела у прокурора, мой зайка. Нам разговаривать больше не о чем.
   - У какого прокурора?
   - Я ухожу.
   Пару секунд он переваривал сказанное. Воцарилась пауза.
   - Я забрала свои вещи. Свободен! - последнее слово, было сказано эмоционально и жёстко.
   - Ты чё, это серьёзно? - Миша мысленно собрался и сосредоточился на теме разговора.
   - Серьёзнее некуда. У нас не семья, а сборище временных друзей. Мне нужен надёжный партнёр.
   Слово "партнёр" Мишу зацепило. В его голову закралось подозрение.
   - Ты уже нашла себе... хм-м-м... "партнёра"? - он сделал ударение на последнее слово.
   - Это не важно. Давай останемся друзьями.
   "Значит нашла", - он нажал кнопку сброса вызова. Ситуация требовала осмысления.
  
   Всю дорогу до отеля Миша не мог прийти в себя. Его законный брак разлетелся на кусочки битого фарфора, и, похоже, склеить его вновь не получится. Слишком тонкий материал.
   Обидно.
   Но, с другой стороны, быть пожизненным придатком "любимой половины", находясь на низком старте... у ноги... и, как "лучший друг человека" постоянно ожидать команды "Апорт!" (Принеси!), Миша не был готов. Это противоречило его внутренней сущности.
   Никто не спорит, что любовь - это великое чувство, движущее человеческим миром. Однако, спустя десятилетия семейной жизни, корчить из себя юного Ромео, готового вывернуться наизнанку по первому писку возлюбленной - уже глупо.
   Всему своё время.
   "Исполнять желания супруги, став эксклюзивной подставочкой для её ног, такой любимой, тёплой и комфортной, подстраивающейся под любые женские хотелки... ну уж нет, увольте.
   Если рассуждать здраво, то отношение к этому делу у всех мужчин разное. Кто-то готов пойти на это, ради личного комфорта, во имя сохранения статус кво ("статус кво" - оставить всё так, как есть), но лично мне, как говорится, "против шерсти". В жизни всё должно быть с точностью до наоборот: именно жена, верная спутница жизни, хранительница домашнего очага, скромная и целомудренная (т.е. ведущая жизнь в браке чисто, непорочно), должна подстраиваться под требования любимого мужчины, под особенности его характера. Ведь муж является главой семьи - это один из законов Творца, из числа тех, что лежат в основе человеческого общества - в частности, и общества приматов - в целом. Эта тема хорошо раскрыта в книгах Джеральда Даррелла, известного английского натуралиста.
   Почему так устроено? Кто ж знает...
   "Божество неизреченно и непостижимо, ибо ниґкто не знает Отца, кроме Сына, ни Сына, кроме Отца", - написано в Евангелии (Мф. 11, 27).
   Логика Божественного провидения известна только ЕМУ.
  
   * Провидение -- целесообразное действие Бога, Высшего Существа, направленное к наибольшему благу творения вообще, человека и человечества в особенности.
  
   Общее хозяйство, постель, друзья, проводимые совместно выходные дни - разве этого мало? Миша и не думал об уходе из семьи.
   "Быть может, с годами, мы действительно могли бы превратиться в очень хороших и верных друзей, возможно, и спящих в разных комнатах... хм-м-м... из-за чьего-то храпа... - мысли плавно текли, формируя ситуационную модель. - Но ведь секс - это не главное в жизни. Все мы стареем. Семья - это нечто большее, чем "трах-перетрах". Семья - это всемерная поддержка друг друга, плечо, опора, уверенность в завтрашнем дне. Но, понятие "партнёр" - это из совершенно другой оперы. Партнёр, если говорить по-русски - это ёб...рь. Во Франции их называют "жиголо" (фр. gigolette - любовник женщины лёгкого поведения), то есть чувак с волосатой грудью и наглой ухмылкой на небритом лице. Жеребец... и ничего кроме этого.
   Хотя, чего греха таить... я и сам бываю "партнёром", когда очень преспичит. Но это не значит, что я готов посвятить "одноразовой партнёрше" всю оставшуюся жизнь, с ней же просто не о чем говорить! А вот Ольге - могу. Жена - это родной человек, родная душа. С ней много прожито и пройдено. Несмотря ни на что, будущее я вижу только с Ольгой. Вернее видел. Тьфу...Прошедшее время. Вот ведь, дрянь какая! Нашла себе "надёжного партнёра". Да он её кинет через год, вместе с разбитым на колдоёбинах "KIA Sportage" - ведь чужое барахло не жалко. Когда я на ней женился, не знал, что у неё проблемы с элементарной логикой".
  
   Глава 4
   Египет.
   1439 год до нашей эры. Новое царство. Времена правления 18-й династии фараонов.
   Верховный жрец храма Тота, Сатхуб, сидел в массивном деревянном кресле с высокой спинкой, полагающемуся ему согласно высокому общественному статусу, и смотрел на кроваво-красный диск заходящего солнца. Полуденный зной уже начал спадать, но сухой пустынный ветер "хасмин" всё ещё нес из Сахары горячий воздух, с лёгким привкусом раскалённого песка.
   Его непокрытая голова блестела на солнце, напоминая полированный красно-коричневый камень акик, разновидность карнеола, привезённого фараоном Тутмосом III, в качестве военного трофея, из очередного похода в долину "великой перевёрнутой реки Нахарины" (имеется в виду Евфрат, текущий навстречу Нилу, то есть с севера на юг).
   Жреца одолевали грустные мысли.
   На востоке от храма маслянисто блестели воды Нила, ещё маловодного, как это всегда бывает в последние дни "шему", сезона засухи.
   "Конечно, жизнь возьмёт своё, - думал он. - И, одновременно, с появлением на небе, перед самым восходом солнца, ярчайшего голубого Сириуса - воплощения Богини Сопдет, начнётся великий разлив реки, символизирующий наступление Нового года - времени религиозных праздников и периода "ахет" (половодья). Начнутся религиозные торжества и народные гулянья.
   Хлынувшие потоки воды, посреди летнего зноя, ежегодно поднимающие уровень Нила, вверх на 8 метров, в первые десять дней "ахета" будут нести мутно-зелёную жижу, постепенно очищаясь и превращаясь в чистейшую воду с красноватым оттенком. По реке, по многочисленным каналам, и даже по затопленным полям, поплывут лодки и ладьи с белыми и жёлтыми парусами. Лишь только синего цвета на них не будет, ведь синий цвет принадлежит Богам и их детям - фараонам.
   Всё как всегда....
   Хотя я прожил более чем достаточно, увидев рождение и смерть трёх поколений, но, наконец, и ко мне пришла старость, - размышлял жрец. - Будущего нет. И это касается не только меня лично - это касается дела всей жизни, которому я верой и правдой служил".
   Сатхуб рефлекторно прислонил ладонь ко лбу, будто этот жест мог сбросить с души моральную ответственность.
   Древние учителя храма, преподобные Мхоти, Менемхеб, Тифамени и Хорихор, святые служители Тота, молитвой, постом и трудами стремящиеся быть угодными Звёздным Богам, и умевшие входить в ментальный контакт со священным "Взглядом", уже сотни лет покоились в своих гробницах, в тайных подземельях культового сооружения.
   В том, что Сатхуб жил очень долго, ежедневно воспевая восход солнца и наблюдая его закат, провожая в загробный мир своих единоверцев, оставаясь на посту верховного жреца, в течение более чем полутора веков - являлось большой загадкой для окружающих.
   К Сатхубу относились с почтением, а кое-кто - и с опаской, некоторые, с едва скрываемой злобой... ибо чувство зависти, порой, захватывает грешников настолько, что становится неотъемлемой частью их земной жизни. Однако мощный поток невидимой психической энергии, исходящий от "Взгляда", поддерживал жреца всю жизнь, защищая от болезней и смертельных опасностей.
   Жрец вспомнил, как однажды, в его кровать - ложе, сплетённое из кожаных ремней и верёвок, стоящее на четырёх ножках в виде львиных лап, забралась пустынная кобра. Сатхуб не заметил её при свете тусклого светильника и застыл в изумлении, глядя на безуспешные попытки аспида кинуться в атаку. Всякое движение змеи в его сторону заканчивалось ударом кобры о невидимое препятствие, после чего она проворно уползала в складки шкуры леопарда, служащей Сатхубу, как одеялом, так и торжественной накидкой во время религиозных праздников. Затем атака повторялась снова и снова, пока жрец не взял чёрный ритуальный посох и, со всего размаха, не размозжил вытянутую плоскую голову, венчающую складчатую шею с тёмно-металлическим отливом.
  
   "Взгляд"... Это был священный подарок жителям Египта, оставленный Звёздными Богами, спустившимися на своей лодке прямо с неба. Данное событие произошло невероятно давно... во времена правления фараона Хеопса, но оставило после себя весьма значительные монументальные свидетельства.
   Первый учитель храма, Мхоти, которому повезло получить артефакт из рук самих Богов, единственный из людей, кто мог общаться с Богами на их родном языке, умел хранить тайны. Лишь только посвящённые жрецы, избранные "Взглядом", знали, что внешний вид священного рисунка глаз обманчив; и то, что каждый чёрный камень, его составляющий, содержит в себе копию личности правителя Богов - великого Иескиля.
   Камни, собранные вместе и находящиеся в шаговой доступности друг от друга, либо в пределах видимости, обладали совершенно невероятными возможностями, про большую часть из которых верховные жрецы лишь слышали, но никогда не видели их действия воочию. Всё дело было в том, что общение с артефактом происходило на ментальном уровне, и обратная связь выражалась, в основном, в виде эмоций, то есть одобрения, моральной поддержки, либо напротив, неприятия. Голос Бога жрецы слышали чрезвычайно редко. По всей видимости, искусственный разум имел несоизмеримо более мощный интеллект по отношению к разуму служителей храма, и был нацелен на выполнение задач другого рода, чем выслушивание молитв от доверенных лиц, имеющими честь быть услышанными.
   Учитель Мхоти устно сообщил своим последователям, что главной миссией "Взгляда" является хранение истории древнего Египта и мысленный контакт с носителями накопленных знаний. Впрочем, текущие события интересовали личность Иескиля ничуть не меньше.
   "Священный артефакт, хранитель знаний... он особенный. Он не будет карать изменников, воевать с ордами чужеземцев, вторгшихся в Египет, делать "чудеса напоказ". Но, несомненно, что мощной силой, скрытой до поры до времени, Взгляд всё-таки обладает. И она не поддаётся нашему разумению", - вещал верховный жрец.
   Раскатав свитки папируса, макая тростниковые палочки в чёрную краску, состоящую из растительного клея и древесного угля, молодые послушники записывали всё сказанное учителем, создавая тайный архив храма.
   Кроме прочего, первосвященник пояснял, что сам Взгляд активен только в близком присутствии одного из Избранников, взаимодействуя с его духовной энергией и открывая порталы поступления энергии из космоса, подобно открытию шлюзов в плотине, направляющих всю мощь реки в нужном направлении. Сам же артефакт, за счёт чистой космической энергии жить не может, так как та находится в неупорядоченном, хаотичном виде, и может применяться только через синхронизацию с ментальными способностями Избранника, как эталона, созданного Высшим Разумом.
   Ещё один вид тайного знания касался того факта, что глубоко под священным Сфинксом Боги установили отдельное устройство, обладающее неописуемой мощью и искусственным интеллектом другого рода, чем артефакт, хранящийся в храме Тота. Это устройство накапливает информацию глобального масштаба и предназначено для её анализа, а также прочих целей, о которых Звёздные Боги умолчали. Место его расположения выбрано не случайно: на плато Гиза расположена одна из точек выхода силовых потоков из земной тверди. Поэтому, в отличие от "Взгляда", устройство питается земным геомагнитным излучением: концентрированным, бесконечным, но узконаправленным, отсутствующим в других местах.
   Личность Бога Иескиля, заключённая в каждом из 162 камней "Взгляда", поддерживает связь с артефактом под Сфинксом, имея над ним высший приоритет.
   Мхоти также передал слова пришельцев, что планета Земля - это запретная территория, посещение которой весьма ограничено, даже для Богов. Законы Звёзд гласят, что никто не вправе вмешиваться в развитие человеческого общества.
   Из слов верховного жреца выходило, что второго визита Звёздных Богов ждать не стоит, по крайней мере, в обозримом будущем, но надежда... - это чувство наполняло смыслом жизни жрецов храма Тота. Надежда жила в их сердцах уже тысячу лет, прошедших с момента постройки Великих Пирамид.
  
   Тем временем Египет жил своей неспешной жизнью, зависящей от великого Нила: его прихотей и щедростей. Годы и десятилетия проходили для служителей храма Тота незаметно, чередуя династии фараонов, терпя нашествия иноземцев из Азии и Нубии, но сохраняя в неизменности нравы и обычаи древней страны.
   Около 130 лет назад, когда Сатхуб был всего лишь послушником храма, но уже являлся избранником "Взгляда", захватившие Египет гиксосы, правившие землями нижнего Египта почти сотню лет, ушли из Мемфиса. Войско египтян, объединившихся под знаменем фараона Камоса из города Фивы, безжалостно гнало азиатские племена на север.
   Окончательный разгром гиксосов довершил преемник Камоса, основатель XVIII династии, фараон Яхмос I, выдворив захватчиков в то место, откуда они явились, за пределы Суэцкого перешейка: в Ременен (Ливан), Митанни (север Ирака) и Хеттское царство (Сирия, Турция), где этим тупым варварам было самое место.
   Народ Египта вздохнул свободно.
   Государственная власть сосредоточилась в руках правителя, и... можно было переносить столицу из Фив, на её историческое место, в Мемфис. Ведь, несмотря на временное правление чужаков, этот город, находящийся на перекрёстке караванов, следующих из Верхнего и Нижнего Египта, по-прежнему оставался не только крупнейшим торговым центром Нила, но и всего восточного Средиземноморья.
   Товары, имеющиеся здесь в свободной продаже, такие как ткани, оружие, драгоценности, пряности, изделия из слоновой кости, керамическая посуда, зерно... - поражали воображение своим разнообразием и высоким качеством. Развитию торговли способствовал и тот факт, что в последние годы на смену меновой торговле (бартеру), стала приходить денежная система. При отсутствии чеканных монет, оплата осуществлялась слитками серебра, олова, золотыми кольцами, либо спиралями из медной проволоки - "утенами", для которых в Новом царстве был создан отдельный иероглиф в египетской письменности.
   Мемфис использовался и в военных целях: за белой южной стеной города располагались казармы для солдат, пастбища для лошадей и верблюдов, мастерские по изготовлению колесниц. Здесь была создана мощная материальная база для подготовки войск к бесконечным военным компаниям фараона Тутмоса III по усмирению прибрежных финикийских княжеств и покорению хеттов, проживающих на территориях, расположенных к северо-востоку от "страны Иси" (о. Кипр).
   Но, несмотря на важное стратегическое положение и значимость в религиозных служениях, фараоны и египетская знать появлялись в Мемфисе редко.
   По личному мнению Сатхуба пребывание столицы в Фивах... в столь далёком месте, как граница с Нубией, в районе порогов Нила, было необъяснимой глупостью. Путь торговых караванов, со стороны Средиземного моря, в Мемфис, занимал всего 3 дня, против 15 дней в Фивы. Очевидная нерациональность и невыгодность этой ситуации наводила мысли о тайной подоплёке.
   Верховный жрец подозревал, что основной причиной отказа от переноса столицы обратно в Мемфис являлись Великие Пирамиды. Их внешний вид выводил современных царей из душевного равновесия, ибо ничего подобного, воздвигнуть лично для себя, они были не способны.
   Поэтому, Тутмос I, дед ныне правящего фараона, велел похоронить себя в малозаметной гробнице на западном берегу Нила, напротив Фив. Мачеха нынешнего царя, женщина-фараон Хатшеспут, правившая 22 года, приказала вырубить в скале, в той же долине, собственный заупокойный храм, безусловно, считающийся великим произведением искусства, но что он значит по сравнению с пирамидой Хеопса?
   Вот и Тутмос III, правящий фараон, решил составить компанию деду и мачехе. Строительство усыпальницы шло к завершению, и вход в гробницу располагался в труднодоступном месте на 30-метровой высоте отвесных скал.
   "Такой великий царь... и такая глупая логика, - порой думал Сатхуб. - Если воров интересуют несметные сокровища в царском погребении, то они их украдут... не то, чтобы с 30-метровой высоты, но и с 30-метровой глубины... пробив тоннель сверху, сбоку, снизу. Подкупив-устранив-уничтожив всех, кто приглядывает за сохранностью могилы. Ибо те богатства, что внутри, сводят с ума".
  
   Нынешняя царская знать делала вид, что не замечает Великих Пирамид. Это пренебрежительное отношение, со временем, распространилось и на стоящий по соседству храм Тота. Подношения храму постоянно сокращались, превратившись, из полноводной реки в тонкий ручеёк. На обширных землях, до сих пор находящихся под управлением храма, трудилось незначительное количество рабов, в основном же, поля возделывались силами послушников из бывших крестьян местных поселений.
   О строительстве новых культовых сооружений, в сложившихся условиях, речи уже не шло.
   Вся милость фараона Тутмоса III, в одночасье, свалилась на храм Амона-Ра в Карнаке, где непрерывно возводились всё новые и новые величественные святилища и пилоны, прославляющие ратные подвиги правителя.
   Сатхуб помнил, как, уже при его жизни, в Карнакском храме были установлены два обелиска из красного асуанского гранита, сооружён колонный зал празднеств церемоний "хеб-сед", окружённый многочисленными часовнями и рельефами, изображавшими юбилейные приношения Тутмоса III своим 61 предкам, и было выкопано Священное озеро с ниломером (измерителем уровня Нила).
   Поведение фараона было легко объяснимо, ибо, не являясь законным наследником (мать фараона - наложница Исида), он получил власть исключительно благодаря оракулу Амона, который якобы услышал волю Богов и, при большом скоплении народа, провозгласил Тутмоса III "сыном Амона".
   И вот, уже более 20 лет, минувших со дня смерти женщины-фараона Хатшеспут, правитель Верхнего и Нижнего Египта непрерывно воздавал почести именно храму Амона-Ра.
   Сотни рабов, золото, серебро, зерно, строевой лес, драгоценные камни, плодородные земли - всё кидалось к ногам жрецов Карнакского храма, вошедших в близкий круг советников фараона и давно ставших отдельной ветвью управления государством. Дело дошло до того, что вернувшись из своего очередного похода на Ближний Восток, Тутмос III подарил жрецам Амона-Ра сразу три города в завоёванной им Финикии, со всеми жителями, окрестными землями и богатой ежегодной данью.
   Политика в отношении храма Тота, верховным жрецом которого являлся Сатхуб, была иной. И дело заключалось вовсе не в сущности Бога Тота, покровителя письменности, мудрости, магии, Луны, и через фазы этого небесного тела, связанного с любыми астрономическими или астрологическими явлениями.
   Раздражение советников фараона вызывала отдельная культовая служба, относящаяся к Звёздным Богам, посетившим Египет более тысячи лет назад. Богам, о которых нынче старались стереть все воспоминания, поскольку они, в отличие от мифических Ра, Осириса, Сета, Анубиса, Гора, Птаха, Себека, Маат и прочих, несли реальную угрозу власти жрецов Амона-Ра.
   А ведь, в первые сотни лет после прилёта Звёздных Богов, египетская знать трепетала от одной лишь мысли об их возвращении. Из окон дворцов Мемфиса были видны грандиозные плоды божественного могущества: три Великих Пирамиды и Сфинкс. Пирамиды, белоснежными конусами возвышающиеся на плато Гиза, видимые за десятки километров, облицованные идеально отполированными плитами из турского белого известняка и вершинами из позолоченных пирамидионов, были возведены не без участия священного "Взгляда" и учителя Мхоти.
   Как сообщал высокопоставленным государственным чиновникам верховный жрец Тота: "Они созданы волей Звёздных Богов и нашей посильной помощью".
   Тем не менее, продолжать строить подобные сооружения жрецы Тота уже не могли. План создания пирамид, утверждённый Богами, был реализован и, в замыслах Богов, он должен был остаться непревзойдённым "сияющим чудом, которому сам бог Солнца Ра, казалось, отдал все свои лучи".
   На молитву, обращённую к "Взгляду", о помощи в строительстве аналогичных сооружений, был получен твёрдый отрицательный ответ.
  
   В те давние времена храм Тота процветал. На Богослужения и праздники периода "ахет" стекалась вся столичная знать, жертвуя богатые приношения и поставляя толпы рабов. Увы, сегодня ситуация изменилась в худшую сторону.
   Мысли Сатхуба вернулись к текущим событиям. Его душу наполнила безнадёжная грусть.
   "Естественно, храм может существовать и без милости фараона. Благосклонность номарха (правителя округа-нома), чтящего святыни, расположенные на его территории, именем закона освобождающего их от государственных налогов и не препятствующего праздничным подношениям - уже позволяет жить безбедно. Другое дело, сохранение основ веры", - размышлял он.
   Его грусть заключалась в том, что у верховного жреца не было преемника.
   В тот момент, когда Взгляд перестал выходить на контакт с кандидатами в Избранники, больше ста лет назад, Сатхубу казалось, что это временное явление. Артефакт продолжал вступать в ментальную связь с самим жрецом, откликаясь на его молитвы, сообщая, что он в курсе всех событий. Но, итогом инициации новых адептов было глухое молчание.
   В конце концов, последнее общение с артефактом стало откровением. Верховный жрец получил прямое указание: разместить "Взгляд" на отвесной скале, нависающей над могилой самого Сатхуба, защитив его от чужих взоров самым надёжным образом. Ведь смерть, рано или поздно, приходит за каждым жителем этого мира под вечным небом.
   Во время финального контакта, разум Иескиля выразил признательность Сатхубу за верную службу.
   "В настоящее время, - вещал артефакт Звёздных Богов, - Египет стоит на пороге перемен и мне затруднительно принять важное решение относительно собственной роли в формировании будущего. Должно пройти время: сотни лет, а может быть и тысячелетия. Оно расставит понятия по своим местам. Твоя страна не останется без защиты. Твоя память будет почитаема, а последователи твоей веры - станут могущественными и многочисленными. Не откладывая важное дело, ты должен записать мою волю в приказе-завещании. А все материальные свидетельства нашего общения следует уничтожить. Письменные архивы, рисунки глаз Богов, подвалы с могилами учителей - всё это вели завалить камнями. Храмовые служители, после твоей смерти, а также ваши земли, рабы, здания, должны перейти под управление жрецов храма Аписа, процветающего и перспективного, расположенного в непосредственной близости от храма Тота. Это сулит твоим помощникам благополучие, ведь бык Апис, сын Богини Хатхор, чёрный, с белым пятнышком на лбу, живущий в соседнем храме, почитаем и любим фараоном Тутмосом III, как сын покровительницы фараонов, имеющей отдельное святилище в Фивах".
  
   Глава 5
   Приехав в отель поздним вечером, Миша выпил в баре четыре стакана пива. Эмоциональное состояние начало возвращаться к норме.
   Далее, он перекурил в сумеречной, прерываемой лишь стрекотом сверчков, тишине, и понаблюдал за играми котят, резвящихся в зарослях декоративных кустарников, под присмотром мамы-кошки.
   "Теперь спать. Утро вечера мудренее".
   Однако все усилия заснуть были напрасными.
   Мысли из головы не желали уходить прочь, закручиваясь в спираль и создавая некое подобие вихря, кружащегося на одном месте. В конце концов, плюнув на тему расставания с супругой, Миша взял в руки чёрный кубик из запаса в кармане брюк, небрежно кинутых на соседнюю кровать, и, закрыв глаза, начал неторопливо крутить его в руках, попеременно ощущая, то полированную поверхность, то острые грани.
   Внезапно, перед внутренним взором возникли знакомые "глаза". На фоне медитации и безуспешных попыток уснуть, дыхательной гимнастики и релаксации, расслабивших организм и освободивших сознание от эмоций, картина загадочного взгляда засияла свежими красками. "Глаза" смотрели на него, вновь гипнотизируя, как в тот момент стояния у подножия осыпавшейся скалы.
   "Ну, наконец-то, я засыпаю", - удовлетворённо констатировал Миша.
   И тут произошло неожиданное. В какой-то момент, вид "глаз" подёрнулся дымкой, сквозь которую прорезались контуры незнакомого помещения, тускло освещённого, с расписными стенами и фигурой человека, согнувшегося над столом: абсолютно лысого, с многорядным ошейником, украшающим голую грудь.
   "Какой необычный сон начался", - отметилось про себя.
   Секунда, вторая, третья... внезапно, хлопок воздуха ударил по ушам, мгновенно дезориентируя сознание.
   Бах!
   Миша пришёл в себя, ощущая резкий дискомфорт. Несмотря на то, что его спина по-прежнему лежала на мягком ложе кровати отеля "Sibad Aqua", окружающая обстановка изменилась до неузнаваемости.
   "Мать твою!" - выдохнул он.
   Благодушную расслабленность как рукой сняло.
   Эта комната, этот антураж... из начавшегося сна. Видение давило на сознание своей реальностью. Плюс, этот звон в ушах, от воздушного хлопка. Ощущение сумасшествия.
   В дополнение к наблюдаемому бреду, изображение комнаты с лысым мужиком вдруг начало раздваиваться, прямо перед его недоумённым взором.
   "Что за хрень?" - он судорожно обхватил голову руками, стараясь защититься от наваждения. Но, не тут-то было: часть раздвоенной картинки медленно поплыла вбок, вместе со склонившейся над столом фигурой, вторая же часть осталась на месте, меняясь на глазах. В этой версии, "лысый" поднял свою голову и уставился на Михаила.
   Он зажмурил один глаз. Хм-м-м...
   Оба видения остались, но, на левом из них, медленно уплывающем за пределы видимости, мужик всё ещё продолжал сидеть, что-то изучая при свете тусклой масляной лампы.
   "Бл..., су..., изыди нечистая!" - в состоянии полнейшего шока, Мишин мозг, помимо его воли, начал выдавать на озвучку сплошую нецензурщину. Тем временем, "левая" картинка окончательно удалилась из поля зрения, растворившись на фоне стены. В ушах воцарилась тишина. Руки непроизвольно опустились на привычное место.
   Мужик выскочил из-за стола и шагнул в Мишину сторону.
   - Айх самех пет!!! - падение на колени было неожиданным, как и то, что фразу на незнакомом языке Миша прекрасно понял.
   Это было похоже на ситуацию, когда на вопрос "Do you speak English?" ты автоматически отвечаешь "Yes, i do. I speak English", нисколько не задумываясь, кто и в какой момент вложил в твою голову эти слова. Главное, что они присутствуют в словарном запасе.
   "Взгляд - это опора небес, - Миша перевёл речь незнакомца на русский язык, непроизвольно осознавая ненужность этой конвертации с ... на русский. - Любопытно, что это за язык?".
   - На каком языке мы разговариваем?
   - На египетском, о великий Избранник!
   - А почему не на арабском? Ведь египетского языка уже давно не существует. В Египте все говорят на арабском, и пишут тоже. - Он оглянулся вокруг. Интересная деталь: разрисованная сверху донизу комната не имела даже намёка на арабскую вязь.
   - Я не знаю, о каком языке ты говоришь. Образованные люди нашего государства, кроме родного египетского, знают семитский, берберский и кушитский языки. Носители арабского языка, по-видимому, они должны именоваться "арабы" - это неизвестный нам народ, да и существует ли он в природе? Здесь об арабах никто и не слышал.
   Миша растерялся.
   "Как так "не слышал"? Что это за удивительное место, где не слышали об арабах? Возможно, я всё-таки сплю... - он втянул воздух расширенными ноздрями. Пахло горелым маслом и подвалом.
   "Все подвалы имеют один и тот же запах. И неважно, какой у него оттенок: влажный или сухой, затхлый или пыльный. Подвальный запах очень своеобразен".
   Он перебрал в уме запахи разных помещений.
   "Стационары больниц имеют свой запах... и солдатские казармы... и подъезды "сталинских" пятиэтажек... да и запах в детских дошкольных учреждениях, ни с чем другим спутать невозможно, там пахнет кефиром, - подумал Миша. - Но в данном случае пахнет подвалом. Нет, я определённо не сплю".
   Выдохнув, Миша попытался сосредоточиться. Тем временем мужик молчал, продолжая стоять на коленях.
   - Можешь встать.
   Внутренняя уверенность пришла сама собой. Однако не мешало бы куда-нибудь самому приземлиться. Кровать - это не место для важного разговора.
   - Мне нужно сесть.
   Мужик метнулся к столу и вытащил крепкий стул с прямыми отполированными ножками, высокими подлокотниками и дощатым сиденьем. Спинка была вырезана из цельного куска древесины и разрисована непонятными фигурами людей с головами животных. Миша водрузился на стул и поставил голые ступни на каменные плиты пола.
   - Теперь я слушаю. Где я? Кто ты такой и почему называешь меня Избранником?
   - Господин, меня зовут Сатхуб. Я верховный жрец храма Тота. Ты находишься в тайном святилище храма, расположенном в самом сердце Египта. Ты Избранник "Взгляда", ибо лишь избранные могут перемещаться с его помощью.
   Из речи жреца Миша толком ничего не понял. Он удивлённо озирался по сторонам, разглядывая убранство подземелья.
   - Мой господин. Сегодня великий день. Я только что принял правильное решение, которое привело тебя в наш мир.
   - ? - Миша едва заметно кивнул головой и поднял брови.
   - За мгновение до твоего появления я дописал последнюю строку в своём завещании, повелевая послушникам храма тайно похоронить моё тело в верхней части Долины Царей, в уединённом месте, близком к вершинам скал, недоступном взору случайных людей. А священный "Взгляд", - он кивнул в сторону нарисованных на стене "глаз", - разместить на каменной стене, навесающей над моей гробницей. По моему завещанию, святыня должна быть защищена сплошной плитой, вырубленной из массива окружающей породы, идеально подогнанной к "Взгляду" и имеющей естественный вид обветренного песчаника, с трещинами и следами выветривания. Сама же гробница подлежала засыпке трёхметровым слоем щебня.
   В итоге, твоё появление подтвердило правильность сделанного мною поступка. Ведь, когда я умер, меня похоронили, как я и завещал, а священный "Взгляд", в итоге, нашёл тебя. Вернее, ты сам его пробудил.
   - Что означает "я умер"? Ты же здесь и сейчас, разговариваешь со мной...
   - Мой господин! В той реальности, где ты живёшь, и в которой Египту грозит опасность уничтожения, меня уже давно нет в живых.
   В момент, когда ты появился в непосредственной близости от моего захоронения, "Взгляд" пробудился от сна с помощью твоей духовной силы. Он живёт, пока рядом есть источник психической энергии и, как говорили Боги, являет собой копию разума главного Бога Иескиля. Причём, разум Иескиля, находится в каждом из 162 камней, составляющих священный "Взгляд". Камни, все вместе, либо каждый по отдельности, позволяют Избраннику контактировать с личностью Иескиля, а также переносить его в пространстве-времени, вместе с его материальным окружением, то есть вещами, находиящимися в непосредственной близости. Диаметр окружности, доступной для переноса, составляет четыре метра, при условии нахождения камня в геометрическом центре. Соответственно, чем больше камней находится вместе, тем больше возможностей получает Избранник. Я не знаю всего, но способность перемещения больших объёмов материи возрастает многократно. Вплоть до капитальных строений и речных кораблей сорокаметровой длины, вместе с командами гребцов.
   Для твоего сведения, сообщу, что строительство Великих Пирамид было бы невозможно без использования священного "Взгляда".
   Вся сложность заключалась даже не в том, что в пирамиду Хеопса было необходимо уложить 1 650 000 строительных блоков, средним весом каждого 2,5 тонны. Это было вполне по силам ста тысячам работников, трудившимся на стройке в течение 20 лет. Загвоздка заключалась в получении блоков необходимой геометрической формы. И тот факт, что правильная пирамида была возведена над неправильным скальным выступом, занимающим 23% от общего объёма сооружения, обуславливал применение строительных блоков самых разных форм и размеров.
   Понимаешь... любой из 1 650 000 "кирпичей" был строго индивидуален и подходил лишь к соседнему "кирпичу". А вот создать эти шедевры, и в таком количестве, было бы невозможно даже для миллиона камнетёсов, ведь приходилось подгонять блок к блоку, и заготовка камней нужного размера впрок была совершенно бессмысленна. Тем более, учитывая то, что часть блоков пирамиды изготавливалась из гранита, не поддающегося обработке примитивными орудиями труда египтян, сделанными из меди и бронзы.
   Но, и после укладки тела пирамиды, работы не закончились. Строители выполнили и декоративную облицовку. Поверхность всех четырех граней пирамиды Хеопса, общей площадью 89 000 квадратных метров они покрыли слоем из 115 000 отполированных блоков белого цвета. Блоки были так плотно пригнаны друг к другу, что могло показаться, будто сверху донизу всё выполнено из монолита.
   - Ты хочешь сказать, что пирамиды возвели Звёздные Боги?
   - Нет, конечно же, нет. Священный подарок, полученный от Богов, позволил Избранникам нашего храма формировать каждый "кирпич" в своём воображении и, мысленно вырезав его из породы, переносить вместе с собой, на площадку строительства, занимаясь следующими замерами, возвращаясь в карьер вновь и вновь. Так продолжалось долго. Богов в это время уже не было среди нас. Однако план расстановки пирамид, по своему расположению и угловым размерам сооружений, соответствующий небесной картине трёх звёзд "пояса Ориона", был утверждён Богами. Она из этих звёзд, символизирует дом Богов.
   - Вот нихрена себе... Давай рассказывай про "Взгляд".
   - Если поблизости нет мощной психической энергии человека, то божественный разум спит. Но когда тот рядом, подарок Богов активируется, получая возможность самостоятельно мыслить, принимать ответственные решения и общаться с более мощным артефактом, спрятанным глубоко под землёй. Боги назвали это устройство словом "думающая машина".
   - Где же находится эта "думающая машина"? В океане? Или она заключена в такие же, - Миша кивнул в сторону лежащего на ладони камня, - булыжники, отдыхающие на боку в отсутствии хозяина, обладающего высоким уровнем психической энергии?
   - Избранник! Прошу тебя не говорить вслух непозволительные вещи, а тем более думать о них. Разум Иескиля читает наши мысли как открытую книгу. Я вижу, что ты родился на Земле. Ведь внешний вид глаз Звёздных Богов отличается от человеческих. Но ты - Избранник, этим всё сказано. Ты должен изменить ход истории Египта, поскольку священный "Взгляд" пошёл на крайние меры и принял решение о создании второй реальности. И только тебе я могу выдать сокровенную тайну, хранимую высшими настоятелями нашего храма уже более тысячи лет. - Мужик вновь опустился на колени и склонил голову. - Ты должен знать всё: ведь тебя выбрали Боги. Пожалуйста, мне нужно твоё имя.
   - Меня зовут Михаил.
   - Святой Михаил! Отныне и всегда, тебя будут звать святым. На тебя возложена великая историческая миссия, и я обязан помогать тебе во всём, не щадя сил и жизни.
   Мой рассказ будет кратким, но те вещи, которые тебя заинтересуют, я могу описать очень подробно, не отвлекаясь на мелочи. Я твой слуга.
   Он снова поклонился.
  
   Рассказ Сатхуба.
   - Священный "Взгляд" - это подарок, оставленный жрецам храма Тота сошедшими с неба Богами, при помощи которого, свыше 1000 лет назад, были построены Великие Пирамиды.
   "Взгляд" изображает глаза Бога, самопроизвольно складываясь в изображение, стоит лишь рассыпать камни на горизонтальную плоскость. Он состоит из 162 камней, по 81 камню для каждого глаза. В каждом отдельном камне заключена копия разума главного Бога, способная, при достаточном количестве психической энергии Избранника, переносить его в другую реальность, предупреждать об опасностях, защищать, продлевать жизнь бесконечно долго, до предела, определяемого только самим Иескилем, а также осуществлять связь с "думающей машиной", скрытой Богами в этом мире.
   Эта "думающая машина", собирающая информацию из окружающего пространства, расположена прямо под Сфинксом - охранником Великих Пирамид. И она находится в активном состоянии. Данному устройству Звёздных Богов не требуется отдельного источника энергии: оно расположено в "точке силы" Земли, одной из нескольких в этом мире, имеющих выход концентрированных силовых полей.
   Так вот, пробудившись от сна в твоей реальности и считав всю информацию из твоей головы, связавшись с "думающей машиной", ведущей историческую хронологию, "Взгляд" принял решение изменить ход истории Египта.
   Звёздные Боги поклялись защищать Египет вечно, так как здесь находится историческая основа планетарной цивилизации, и эта колыбель человеческой культуры может быть спасена только одним способом: нужно сохранить национальную идентичность людей, живущих здесь, и всё то, что ими было создано за тысячи лет. Нужно защитить потомков истинных египтян от ассимиляции в ордах дикарей, привыкших жить за счет чужого труда, убивать, насиловать, грабить и разрушать древние храмы, используя каменные блоки, вынутые из их стен, для строительства собственных святынь. Ведь честь и совесть - для захватчиков пустой звук. И им плевать на то, что стены культовых сооружений хранят энергетику древних создателей и дух чуждых Богов. Всем известно, что веками намоленные камни, переместившись в пространство чужих храмов, вредят этой новой, чуждой вере, дезориентируя сознание прихожан и запуская процесс моральной деградации её адептов.
   Избранник Михаил, ты лично наблюдал возникновение второй реальности. История Египта раздвоилась в момент написания мною завещания. Кровный близнец отправился своей дорогой, ведущей к негативным событиям, уже случившимся в твоём мире. Но мы с тобой находимся у чистого листа.
   Сейчас у тебя есть уникальная возможность посещать обе реальности по своему желанию, но следует помнить, что все твои перемещения обеспечивает Иескиль. Бог "Взгляда" читает не только мысли Избранника, но и его эмоции, и, если он будет доверять тебе, то проблем не будет и миссия по спасению Египта воплотится в жизнь.
   В данный момент "Взгляд" впитал в себя знания будущих тысячелетий. Без этих знаний разработать стратегию спасения древней цивилизации было бы невозможно, ведь нашествия иноземцев, возникновение других религий и их проникновение в страну, изменения климата, рост численности населения и прочее-прочее, прогнозировать заранее не представлялось возможным даже для Богов. Сейчас же, во вновь созданной реальности, можно действовать, основываясь на исторических фактах.
  
   - Интересный рассказ. Скажи, жрец, почему у тебя здесь, на стене, лишь рисунок "глаз". Где сами камни?
   - Камни спрятаны в глубине стены, непосредственно за рисунком, и скрыты под двухслойной защитой из кварцевой штукатурки и каменной плиты. Это гарантия от случайной утраты святыни. Даже если стукнуть по рисунку топором, то опадёт штукатурка. Топор затупится. Плита не пострадает. Камни находятся за ней.
   Эти камни беззащитны, когда рядом с ними нет источника психической энергии. Их могут украсть. Хотя они и бесполезны для грабителей.
   - Хм-м-м... - мысли в голове Миши изменили направление. - Получается, что священных "Взглядов" теперь два комплекта? Как и пирамид, древних обелисков, гробниц царей...
   - Ты прав. Сейчас существует два Нила, два Мемфиса, два мира. И ты можешь свободно перемещаться туда-обратно: в мир, где ты родился, и сюда, к нам. У тебя в распоряжении два "Взгляда": один из них замурован в стене этого тайного святилища, второй находится в твоём мире. Ты можешь одинаково общаться с любым из них. Личность Иескиля, ранее, находилась в 162 камнях, теперь их стало 324. Сложившаяся ситуация увеличивает твои возможности. Но собрать все камни вместе не получится, иначе ты лишишься возможности перемещения между мирами. Хотя бы один камень должен находиться здесь, второй там... или несколько из них - для гарантии от неожиданностей.
   Спрячь несколько камней надёжно, замуруй их в разные места. Только не прячь глубоко, иначе ты окажешься вне зоны переноса, ведь для перемещения в пространстве нужно иметь свободную площадку, на которую можно встать ногами, весьма ограниченную, из-за радиуса действия камня.
   - Ладно, я внимательно выслушал твой рассказ, - задумчиво произнёс Миша, - а теперь, мне нужно осмыслить ситуацию. Я вынужден покинуть твой храм на 10 дней, - он вспомнил про дату вылета домой, плюс сутки - на отсыпание от поездки. - Где ты меня будешь ждать в следующий раз?
   - Я приду в тот момент, когда ты появишься здесь, в подземном тайном святилище. Вход в это помещение надёжно скрыт в подвале храма, за статуей Тота, стоящей на гранитном постаменте. При необходимости, здесь можно находиться очень долго: свет проникает от системы полированных медных зеркал, соединённых через узкие каналы, проложенные с самой крыши храма. Вентиляция действует. Имеется запас воды в огромной каменной ванне, сделанной из чёрного базальта, с легко отодвигаемым сегментом крышки. Находящиеся на дне ванны слитки серебра придают воде целебные свойства и не дают ей испортиться. Есть запас вяленых рыбы и мяса, сушёных фруктов. Масло для светильников и сами светильники, стол, ложе для сна - всё, что нужно для жизни. Архивные папирусы находятся в нишах дальней стены.
   Иескиль, в момент переноса, научил тебя говорить по-египетски и читать наши иероглифы. Можешь пользоваться этими знаниями.
   А для того, чтобы я узнал о твоём возвращении, прошу вылить сюда, - жрец кивнул головой в сторону каменного жёлоба, наклонно идущего вдоль стены, - два кувшина воды. Вода, через щели в камнях, просочится к подножию статуи Тота, образуя лужу. Послушник, совершающий обход, немедленно сообщит эту новость мне. Как только услышишь скрип колёс привода - не бойся. Несмотря на то, что послушники выполняют здесь много работ, наводя порядок и пополняя запасы, тайну открытия двери знаю я один. Все Избранники, допущенные к открытию двери святилища, уже давно мертвы. - Жрец печально вздохнул и опустил голову. - Я последний из них.
  
   Глава 6
   Задержка дыхания... концентрация... образ комнаты отеля в Хургаде... воздушный хлопок по ушам. Бам!
   Миша, не открывая глах, сделал вдох. Резко пахнуло застоявшимся запахом табака.
   "Ну вот, я и дома. Однако нужно пепельницу на лоджию выставить", - гадкий запах окурков отравлял воздух в закрытом помещении. Он открыл глаза и осмотрелся. За окном было ещё темно, отель спал.
   Миша бросился к лежащим на соседней кровати брюкам: чёрные кубики по-прежнему находились в карманах. Трясущимися руками он аккуратно высыпал камушки на пододеяльник.
   100... 150... 160... 161... "Где же ещё один?" - Мишин лоб покрылся потом. Повторно обшарив карманы, ничего там не найдя, он присел рядом.
   Озарение пришло неожиданно: "Какой же я чудак! После обратного перемещения, тот камень, что был зажат в руке, я автоматически положил на тумбочку".
   Повернувшись всем телом и найдя потерю, Миша успокоился.
   "Нужно поспать. Эмоции эмоциями, но без сна я получу неизлечимую головную боль. Отложу-ка я решение проблем на потом".
   Сложив камни в полиэтиленовый пакет, спрятав его под подушку, Миша улёгся и, накрывшись простынёй, облегчённо улыбнулся. В этом его, неожиданном приключении, отсутствовал негатив, поэтому можно спокойно поспать. Он блаженно сомкнул глаза.
   На этот раз, стоило лишь начать дыхательную гимнастику, как посторонние мысли бесследно испарились, и перед тёмным экраном взора поплыли привычные изображения треугольников, овалов и ломаных линий, на ходу трансформирущихся в пейзажи, силуэты животных и незнакомые лица людей.
   Наступил глубокий сон.
  
   Утреннее пробуждение было неожиданным. Вроде бы, можно ещё поспать, полениться, понежиться в постели, но осознание случившихся перемен прямо-таки подбросило Мишу в кровати.
   "Неужели всё это правда?" - был задан вопрос самому себе.
   Его рука метнулась под подушку и извлекла пакет.
   "Если бы не вещественные доказательства, находящиеся в руках, то я просто бы не поверил в воспоминания вчерашнего дня. Теперь, задачей номер один является вывоз камней из Египта. Хотя, зачем брать сразу все? Можно увезти с собой лишь часть из них, - продолжал рассуждать Миша. - Почему бы не создать резерв и не переправить к верховному жрецу, в его мир? Судя по поведению, он начисто лишён корысти и честолюбия. И, что самое важное, искренне считает меня своим преемником на ответственном посту. Впрочем, можно вообще ничего не сообщать. Меньше знает, лучше спит. Как и моя, - в голове возник образ Ольги, - дама в панаме, рассекающая пространство за рулём кроссовера KIA. Тьфу, как всё позорно вышло. Развод - это всегда унижение. С другой стороны, если она нашла себе постоянно кивающего, в знак согласия, китайского болванчика, то, как говорится, "флаг в руки, барабан на шею и паровоз навстречу".
   А ведь я её любил... пусть и по-своему... не так, как изображают в слезливых мелодрамах. Но, тем не менее, мои чувства были искренними.
   Что есть, то есть: я по натуре индивидуалист. Но это понятие вовсе не является синонимом слова "эгоист". Просто имею образ мышления, отличный от других людей. Да и фальшь мне претит.
   Великое множество женатых мужчин говорит одно, думает другое, делает третье. Как результат - ложь пронизывает семейную жизнь насквозь, поддерживая видимость мира и согласия. Жены считают, что их преданно любят, что все финансовые средства находятся в семейной копилке, что ситуация под контролем, однако... ложь... тьфу!
   В то время, пока жёны скучают, поглядывая на часы, их мужья гуляют налево, транжиря заныканные с премий и шабашек деньги на развратных девок, сауны и алкоголь. Врут про командировки, врут про охоту, где "нет сотовой связи", врут про рыбалку... про ночные авралы на службе... про работу в выходные дни. Количество "уважительных" причин, по которым мужья отсутствуют дома, равно бесконечности.
   Нет, я так не могу.
  
   Личные деньги я, вполне официально, держу при себе, а что здесь криминального?
   Насчёт амурных похождений... ну да, бывает ... но, исключительно, в моменты отпуска, когда становится совсем невмоготу, и ты, от круглосуточного стояка, уже готов лезть на стенку. Однако, не тащить же Ольгу с собой, только ради "траха". Это идиотизм. Пять минут удовольствия, а затем...
   Она же, потом, все мозги вынесет своими бесконечными материальными запросами, своим барахольством, бутиками, косметикой, кремами "от загара" и "для загара", сувенирами и прочей туфтой... не оставляя возможности размыслить на вечные темы, оценить жизненный опыт, сделать выводы. Она просто не понимает... ну не дано ей понять, что иногда следует обратиться к Богу, к его Духу, который живёт в каждом из нас.
   "Наше тело - это храм живущего в нас Духа Святого", - говорит Писание устами апостола Павла.
   К сожалению, для Ольги - это пустые слова. Её голова забита мелкими проблемами и проблемками, чаще всего надуманными. Так и живёт.
   Прощальным аккордом в голове зазвучал припев песни.
  
   Дым... ветром сдувает дым,
   Костёр догорает с ним,
   Любовь умирает, дым-дым-дым.
   Дым... всё понимаешь, но
   В небо взлетает дым,
   Нашей с тобою любви. ("Дым", братья Шахунц)
  
   Слова, упакованные в рифмы, пронеслись и затихли.
   Последующая минута была наполнена драматичностью воспоминаний, превратившись в минуту молчания.
   "Жаль... Оля... мне очень жаль. Sorry baby, sorry".
  
   Мысли вернулись к камням.
   "Сейчас отсчитаю сто пятьдесят камней и слетаю в тайное подземелье храма Тота. Спрячу их в дальнем углу, в папирусах. Когда прелечу домой - заберу обратно".
   Сказано-сделано. Медитация. Сосредоточение мыслей на пакете, с отмерянной частью неожиданно свалившегося сокровища, затем на "Взгляде", смотрящем со стены святилища древнего храма... и вот он "хлопок"!
   "Япона мама!" - неожиданный эффект перемещения вновь заставил Мишу вздрогнуть и непроизвольно выругаться.
   "Пожалуй, хрен привыкнешь к этим скачкам в пространстве. Ждёшь-ждёшь, ничего нет... Затем "БАХ" - эффект, похожий на провал автомобиля в выбоину на дороге, вызывающий матерные комментарии даже у очень культурных водителей".
   Вторично оказавшись в помещении храмового подвала, Миша поразился царящей там темноте.
   "Интересно, какая разница во времени между двумя мирами? У нас утро, здесь ночь", - он включил фонарик на смартфоне. - И где тут шифоньер с папирусами?" - он побродил по залу, осматривая обстановку.
   Стены, сложенные их каменных блоков с глубоко-выдолбленными рельефными рисунками египетских Богов, фараонов и их двойных имён на картушах, батальных сцен, описаниями характеристик божественных сущностей, вызывали не то, что трепет - они вызывали шок.
   Колонны, пятиметровой высоты, были расположены по продольной оси зала и были также испещрёны иероглифами и магическими символами. Верхняя капитель каждой колонны была похожа на нераскрывшийся бутон цветка, выше которой располагалась квадратная опорная плита.
   Ощущение пребывания в мистическом музее древностей.
   Особенностью настенных росписей являлось отсутствие заднего плана: на картинах были изображены лишь действующие лица, причём, их размер был пропорционален общественной значимости. Боги и фараоны изображались крупнее всех остальных фигур, вельможи и писцы были среднего размера, а ремесленники и крестьяне - незначительного. Глубокими рельефами были изрезаны все стены, и даже потолок, состоящий из грубых каменных плит.
   Вдоль стен помещения располагались ценности храма: статуэтки божеств и бюсты древних царей из полированного камня, сверкающие золотом джеды Осириса, инкрустированные самоцветами и слоновой костью ларцы, посохи из чёрного дерева, - все они располагались компактно, вплотную друг к другу, что, скорее, указывало на необходимость их длительного хранения, чем на место публичной демонстрации.
   "Спрятал хитрый жрец барахлишко от посторонних глаз. Ну, да, молодец, я бы и сам так поступил, - Миша почесал вспотевший затылок. В подземелье было очень тепло. - Наверное, + 25 здесь имеется, не зря Сатхуб, в момент моего появления, сидел за столом почти голый. Какая же тогда температура на улице?".
   А вот и папирусы. В глубоких нишах, выдолбленных прямо в каменной стене, лежали сотни рулонов свитков. Раскатав один из них, Миша удивлённо смотрел на мелкие иероглифы, читаемые столбиками, сверху-вниз, составляющие летопись храмовых праздников, произошедших при фараонах, правивших значительно позже Хеопса. Имена правителей... Нечерикар, Менкар, Неферкар II... что были начертанны на вертикальных картушах, ничего Мише не говорили.
   "Видимо, этот папирус относится к периоду слабого государства, в течение которого фараоны, порой, управляющие лишь одним только номом Инбу-хедж, то есть лишь Мемфисом, вели войны с соседями. Тем не менее, эти цари, начисто забытые будущими поколениями египтян, реально посещали храм Тота, вместе со своей свитой и богатыми дарами.
   Список приношений впечатлял. Слитки золота, электрума, чаши из серебра, стволы дерева хебени (эбенового дерева), слоновые бивни, благовония, мирра и ладан, зерно, жертвенные быки... Этим записям можно было верить, ведь они велись послушниками учителя Менемхеба, второго верховного жреца, с момента прилёта Звёздных Богов, посвящённого в сан после ухода первосвященника Мхоти.
   "Блин... и куда же всё это богатство рассосалось? - Мишу даже передёрнуло от чтения списка. - Имеется и второй вопрос: если эти дары были от мелких царей, что же тогда жертвовали Хеопс, Хефрен, Микерин? Величайшие правители, владеющие тысячами рабов и несметными ресурсами Верхнего и Нижнего Нила? - вопрос повис в воздухе. - Ведь эти господа лично были свидетелями прилёта Звёздных Богов, либо слышали о них из первых уст. В связи с чем, были обязаны выражать жуткую благодарность храму Тота за помощь в строительстве собственных пирамид".
   "Нужно будет прояснить у верховного жреца", - он покачал головой и положил свиток на место.
   Полка ниши, расположенная в нижнем ряду, под рулонами папирусов, была полна мелкой крошки и камушков.
   "Похоже, уборщица не вытирала здесь пыль уже тысячу лет".
   Миша направил луч фонарика вглубь и, убедившись в отсутствии трещин и раковин в основании, бережно засунул туда полиэтиленовый пакет. Затем, пристроил ценные папирусы в исходную ячейку.
   "Эх... приватизировать бы всё это богатство, но в нашем мире никто не поверит в его реальность. А те люди, которые поверят... они же тебе и нарисуют метку на лбу... зелёнкой...- есть такое понятие в уголовном мире. Для того, чтобы киллер не промахнулся. Несметные сокровища - это обоюдоострая вещь. Можно и в жмуры сыграть".
  
   Обратный перенос в турецкий отель занял всего несколько мгновений. Воздушный хлопок, заложивший уши, Миша воспринял хладнокровно, как неизбежное зло.
   "Ого, я делаю успехи! Стойко выдержал испытание, и даже не выругался матом, - подумал он. - Однако закон вежливости требует пообщаться с личностбю Иескиля. Но, только после душа".
   Освежившись, он надел рубашку, брюки, и, стоя посреди комнаты, закрыл глаза.
   После третьей, длительностью 20-секунд, задержки дыхания, пришло спокойствие и сброс тонуса мышц. Пресс ослаб, руки повисли вдоль тела. Голова очистилась от посторонних мыслей.
   - О священный Взгляд, откликнись на мою молитву, - Миша начал воспроизводить церковный ритуал обращения к Божественной сущности. - Прошу твоего содействия, да святится имя твоё.
   Прозвучавший в ответ голос произвёл на него оглушающий эффект.
   - Обращайся ко мне, как к себе подобному. Словесный мусор лишь искажает смысл послания. Я уже давно читаю твои мысли, так что делать вид, что ты агнец Божий и меня безумно уважаешь, не имеет смысла. Так поступают только неискренние люди. Впрочем, это вторично. На тебя возложена великая миссия, и ты должен оправдать мои ожидания. Поступай по своему разумению, ибо твоё сознание, в отличие от сознания других людей, свободно от предрассудков и влияния извне. На данный момент я не вижу препятствий для оказания тебе всемерной помощи", - голос внезапно оборвался.
   Миша нутром ощутил конец связи.
   "Ну что ж, миссия, так миссия. Нужно будет составить план действий на ближайшее время. Я, конечно, не Владимир Ильич Ленин, зафигачивший план построения социализма, с постепенным переходом в вечный коммунизм, но что-нибудь придумаю. Я скромен и не имею целью устроить кровавую революцию, расстрелы тысяч священнослужителей и слом, через колено, стуществующей общественной формации... в отличие от вождя русского пролетариата, - в голове всплыл образ гиперактивно-харизматичного политического деятеля, лысого, ростом 164 см, в роду которого не было ни одной капли русской крови. - Отец Ленина - калмык, по фамилии Ульянин, мать - немка/шведка/еврейка. Дедом по матери являлся Александр Дмитриевич Бланк (до крещения носивший имя Сруль Мойшевич), бабка - Анна Гроссшопф. Вот такой лидер достался многострадальному русскому народу для великого путешествия в светлое будущее", - мрачно констатировал он.
   "Ладно, я обещаю оправдать надежды Иескиля, обитающего в камнях древнего артефакта, - в Мишино сознание пришла уверенность. - Соглашение подписано и расторжению не подлежит. "Будь что будет", - в памяти всплыло название фильма Вуди Аллена, вышедшего на экраны в 2009 году.
  
   Остаток отпуска Миша провёл, перемещаясь между тремя опорными точками: номером в отеле, рестораном и пляжем. Декабрьская погода шептала на ухо нежные слова, солнышко светило ярко, но не припекало, а температура воздуха держалась в районе 23 градусов днём, опускаясь до 16 градусов ночью. По вечерам приходилось накидывать на плечи лёгкую толстовку, чтобы не задувало в спину.
   Несмотря на окружающее блаженство и покой, расслабиться Миша уже не мог. Даже взгляды прекрасных незнакомок уже не волновали, как прежде. После произошедших событий ему стало не амурных похождений.
   Жене... бывшей... он больше не звонил, да и она помалкивала.
   По всей видимости, Ольга окунулась в мир новых ощущений, проводя дни и ночи в объятиях "надёжного партнёра". Наслаждаясь процессом, "любимая" явно не понимала, что "надёжный партнёр" относится к типу мужчин, всю жизнь бегающих "от тёлки к тёлке", сообщая каждой из них нежные слова - именно те, которые женщины мечтают услышать, а услышав их, теряют остатки разума, бросаясь с головой в омут страсти.
   "Это было, есть и будет. Явление вечно, словно само мироздание. Да и плевать. У меня своих проблем выше крыши".
   Осмысление текущей ситуации плавно трансформировалась в перспективное планирование.
   "Настало время полностью изменить свою жизнь. Квартиру придётся переписать на Ольгу, дачу тоже... представляю, как она удивится, - Миша улыбнулся. - А самому исчезнуть, по-тихому, в неизвестном направлении. Уволиться с работы. Но, для начала, нужно заиметь источник финансирования. А проблема номер один - это безопасный вывоз двенадцати камней из Египта".
  
   Размышляя над способом перевозки артефакта, он прогулялся по сувенирным лавкам. Товары радовали своим разнообразием, но ни один из них не подходил для сокрытия камней. Перед Мишиным взором проплывали сладости, чеканные тарелки, литые амулеты, анхи на кожаных ремешках, сувенирные пирамиды, кошки, жуки-скарабеи, подвески "Око Ра", сосуды с благовониями, кальяны и прочая дребедень, предназначенная для удовлетворения туристического спроса.
   Походив по узким улочкам, он заглянул на продуктовый базар.
   "Хм-м-м, а это идея... - взгляд остановился на небольшом зелёном кустике, произрастающем в пластиковом горшочке с землёй, на котором, как на новогодней ёлке, торчали вверх разноцветные маленькие перчики - красные, жёлтые, зелёные... - Прекраснейшая штуковина!".
   Недолго думая, Миша купил это огненно-жгучее растение и, довольный собой, направился в отель.
   На обратном пути он наткнулся на турецкую лавку, непонятным образом затесавшуюся в египетскую действительность, торгующую нетрадиционными для Египта сувенирами. Среди висящих гирляндами "глазастых" амулетов "от сглаза", турецкой керамики, чайных наборов, светильников с полумесяцем, а также посеребрённых методом гальванопластики обезьян и черепах, он увидел витрину с холодным оружием. Полный набор вооружения гномов, орков и гоблинов, из компьютерной игры "Lineage II", поражал своими размерами и разнообразием.
   "Да это просто уникальные товары, служащие для отвлечения внимания таможенников от скромного кустика с перцем", - подумал Миша, разглядывая полуметровый меч с хитро-закрученной гардой и раздвоенным, как змеиный язык, острием. Меч, при помощи металлических штырьков, крепился на деревянном ложе, лакированном, чёрного цвета, снабжённом петельками для подвешивания сувенира на стену.
   Сумма, эквивалентная 40 долларам США, после недолгого торга, была уплачена загорелому торговцу. Довольный собой, Миша продолжил путь в отель, решив обмыть это событие дозой халявного алкоголя российского происхождения.
   Однако правила дозировки напитков...
   Египтяне переняли их, видимо, с подачи "загнивающих" капиталистов из Англии или США. Тьфу, какая мелочность!
   Правила гласили, что туристу нельзя наливать больше "single shot", то есть свыше 40 грамм крепкого алкоголя за раз. И эту детскую порцию обязательно нужно сочетать с лимонадом. В меню бара было так написано "vodka and lemonade". Графы с наименованием "просто vodka" - не наблюдалось.
   И вот, приветливый бармен, сияя дежурной белозубой улыбкой, выставил на стойку "писярик" алкоголя и бутылку газировки.
   "Идиот, - подумал Миша. - Он, видимо, надеется, что я замиксую смесь водки с лимонадом, и мгновенно окосею. М-м-м-да... видимо, этот египетский лапоть не в курсе, что данный урок прилежно усвоен мною в 13-летнем возрасте. Однажды напившись вдрызг и переблювавшись, семиклассники твёрдо усвоили на всю жизнь, что: "Если водку смешать с чем-либо газированным, то будет очень-очень худо".
   Турки, то ли считали иначе, то ли занимались сознательным вредительством. Кто же поймёт этих не русских?
  
   - Плиз, дабл шот... Ноу сода.
   Как и следовало ожидать, приветливое выражение лица гостиничного клерка немедленно испарилось с его фэйса. Он молча налил две рюмки по одному "шоту" и, вдогонку, выставил две стекляшки лимонада. Не проявив желания откупорить их, бармен демонстративно отвернулся в сторону светящейся яркими красками плазменной панели, транслирующей футбольный матч.
   "Какая резкая смена поведения... - Миша попытался осмыслить его причину. - Видимо, египтянину чего-то не хватает для полного счастья. Мало того, что он весь день на ногах, обслуживая ненасытных русских алкоголиков, выпаивая этим проглотам ценнейшие крепкие напитки, так ведь... египетские тёлочки... они грустят, пока их бой-френд отрабатывает положняк. И он сам, наверное, тоже грустит... а, между тем стрелка часов, что внизу живота, стопорнулась на цифре "полдвенадцатого". В натуре, печалька".
   Миша опрокинул ублюдочные недомерки "single shot", один за другим, поочерёдно, себе в глотку, затем изрёк сакраментальную фразу на английском:
   - Thank you, I really appreciate what you did for me.
   Устная речь сопроводилась извлечением на свет Божий казначейского билета США с номиналом, состоящим из единички и нолика.
   "Интересно, что это за политический деятель, симпатичный такой, и в белом жабо, изображён на американском червонце? - подумал про себя Миша. - На USD, как правило, изображают президентов. Но этот деятель явно не президент. Да он похож на Ивана Римского-Корсакова - одного из любовников Екатерины II: нос, подбородок, причёска... отпадный красавец... а какие глазки! Кроме прочего, у Вани имелось кое-что, скрытое от посторонних глаз, плюс выносливость жеребца. Вот и пробился, чувак, в генерал-адьютанты. Как говорится: "не через чердак, так через подвал".
  
   Отвернувшийся, и, вроде бы отстранившийся от мира сего, бармен, вдруг очнулся от спячки. Вот ведь, засранец какой... - получается, что он, краем глаза, всё же наблюдал за обстановкой.
   Отработанным движением, египтянин выхватил американскую купюру из протянутой Мишиной руки. Самая, что ни на есть, дружелюбнейшая улыбка, вновь расцвела на загорелой морде араба.
   "В России, такое действие называют словом "взятка", что подразумевает неформальную передачу денежных средств лицу, находящемуся при исполнении служебных обязанностей, - отметил про себя Миша. - В ответ на что, "лицо" начинает улыбаться шире и радостнее", - жизненные воспоминания стали перебирать разного рода проверяющих, инспекторов... закончив этот процесс электриком, случайно обнаружившим "левое" подключение в его собственной квартире, но закрывшего глаза на сей косяк.
   - Another drink? - как ни в чём небывало поинтересовался египтянин.
   В этот момент, слегка окосевшего Мишу начал разбирать смех.
   - Гуд найт, мой френд! - на чисто русском языке сообщил Миша, и, рыгнув напоследок, сопровождаемый недоумённым взглядом новоявленного "френда", разменявшего честь на пряник, нетвёрдой походкой отправился к себе в номер. По пути домой, в Мишиной голове сам по себе возник образ нехорошего мальчика из сказки Аркадия Гайдара.
   "... дали ему целую бочку варенья да целую корзину печенья. Сидит Мальчиш-Плохиш, жрёт и радуется".
   "Вот ведь, какой козёл! - собирательный образ человека-коррупционера обрёл оценочную характеристику. - В задницу тебе... это печенье... вместе с долларами".
  
   Последние дни заграничного тура прошли без тревог и волнений.
   Разглядывая лоснящееся отражение в зеркале, Миша подумал, что всего лишь пара недель заграничной халявы "аll inclusive" прибавляет организму несколько килограммов жира. Согнать который, менее, чем за 4 месяца, никак не получается. Даже при условии строго-минимального питания. А если уж ты попал к тёще на пельмени... на юбилей... на свадьбу друга, то можно начинать четырёхмесячный отсчёт заново.
   "Вот так и появляются чрезмерно-упитанные люди, становящиеся такими плавно и неторопливо, не за день и не за два. Привозящие с собой, из каждого отпуска, лишние килограммы, и не в состоянии вернуться к нормальному весу вплоть до следующего отпуска.
   Он подхватил чемодан одной рукой, второй - прозрачный кулёк с культурным растением, и направился к ожидающему его автобусу.
   За несколько дней до этого, Миша стащил с уличной цветочной клумбы несколько бело-голубоватых камней. По всей видимости, минерал относился к кварцитам, с соответствующей кристаллической структурой и полупрозрачными вкраплениями. Раздробив его подручными средствами на мелкие кусочки, он выбрал те из них, которые наиболее подходили по размеру камням Взгляда. Сделать дренирующую смесь из белых и чёрных камушков, художественно рассыпав её по поверхности горшка с перцами, было легко и просто. Один из камней, Миша, решив не рисковать, сунул в рот, неспешно перекатывая его под языком, и, в случае чего, готовясь проглотить внутрь.
   "Прощай волшебная страна Египет!".
   Автобус плавно тронулся с места и, через 15 минут, въехав на пандус пассажирского терминала международного аэропорта Хургады, выпустил из своего чрева суетливую толпу туристов, стремящихся поскорее укрыться в зданиях воздушной гавани, стилизованных под вид белоснежных бедуинских шатров.
  
   Таможенный контроль багажа подтвердил правильность ранее принятых Мишей решений.
   Чемодан с гоблинским мечом, спустя минуту, ожидаемо вернулся к стойке регистрации. Египетские служащие, не владеющие родным египетским языком, понимающие человеческую речь лишь на арабском и английском, молча вытряхнули содержимое чемодана на стол досмотра и начали разглядывать чудо-лезвие.
   Сувенир, несмотря на огромные размеры, их не впечатлил. Заценив миллиметровую тупость режущих кромок и, приняв во внимание предоставленную справку о том, что данное изделие не является холодным оружием, таможенники потеряли к Мише всякий интерес.
   Скромное растение в горшочке, присыпанное чёрно-белыми камушками, просвеченное насквозь рентгеновским аппаратом, было отдано в ручную кладь без лишних вопросов.
   "Пуркуа па... (pourquoi pas)", - с французского языка переводится примерно так: да, можно, это не навредит, хуже не будет, лишним не будет. "Почему бы и нет?" - самое распространённое толкование.
   Миша вынул камень из-под языка и, переложив его во внутренний карман куртки, застегнул молнию. "Если курточку не украдут, то и камень тоже, - справедливо рассудил он. - Да как можно украсть из самолёта?" - ехидная усмешка озарила его лицо.
   Взревев форсированными турбинами, серебристый лайнер рванул в небо.
   "Вот теперь-то и начнётся всё самое интересное", - подумал Миша, перед тем как выпасть в сон.
  
   Глава 7
   Урал.
   Родной край встретил отпускника лютым морозом. Изморозь покрывала здания, бетонные плиты аэродрома, припаркованный на лётном поле спецтранспорт, создавая контрастную картинку с загорелыми лицами спускающихся по трапу пассажиров.
   "Белый мир... Холодный, но такой родной, - в полной тишине слышался лишь хруст снега под ногами идущих к автобусу людей. - Интересно, попаду ли я в собственную квартиру, после всех неприятных сюрпризов, связанных с изменениями в семейной жизни?" - пролетела мысль.
   Слава Богу, неожиданностей не случилось и, зажатый в Мишиной руке ключ свободно открыл замок хрущёвки на четвёртом этаже.
   "Вроде бы ничего не изменилось, исчезли лишь Ольгины вещи из комода, да ещё пара фотографий в рамках", - он взял в руки лейку и полил диффенбахию, огромным кустом разросшуюся на подоконнике, закрывающую своими листьями пространство большой комнаты от любопытных взглядов из соседнего дома.
   "Нужно будет отрезать верхушку и прорастить корни, чтобы отдать её добрым людям".
   У Миши не поднималась рука выставить вон домашнее растение, радовавшее его много лет.
   "Я люблю цветы и деревья, люблю кошек, собак, птиц, рыбок. Каждая земная тварь несёт в себе Божественное начало, малую толику Всевышнего, создавшего наш мир".
   Отрезав верхушку диффенбахии, он поставил её в банку с фильтрованной водой. Затем, приняв душ, сварив себе макаронные изделия, в виде перьев, и перекусив, он отправился спать.
   Приснившийся сон не имел никакого смысла.
   Миша разгуливал по незнакомой площади, затем очутился на рынке, в торговых рядах, где с лотков продавали сушёные фрукты. Напоследок же, вновь выйдя на площадь, он стал свидетелем концерта необычной группы музыкантов. Певица, в костюме Арлекина, стоя на грубо-сколоченном деревянном помосте, пела мелодичную песню, в которой были слова: "Когда-нибудь, когда-нибудь, пройдём с тобой мы этот путь...".
   Миша повернул голову направо: из-за высокой горы, напоминающей Аю-Даг (крымскую Медведь-гору) на него надвигалась чёрная грозовая туча, пока ещё без ветра и молний.
   "Ветер будет позже, - подумал он. - И вообще, надвигающуюся грозу я где-то уже видел, либо читал про неё. Что-то до боли знакомое".
   Впечатлённый видом тёмных облаков и песней, звучащей под невероятно мелодичную музыку, Миша проснулся.
   "Если бы я владел нотной грамотой, то положил бы мотив на бумагу. Безусловно, хитовая песня", - подумалось напоследок.
  
   План действий - это основа основ.
   Миша сидел за кухонным столом и пытался сосредоточиться. Получалось не очень.
   "Слишком много неизвестных, - размышлял он. - Для начала, нужно обозначить приоритеты. Сохранить собственную жизнь - раз, получить материальные средства для развития - два, найти преданных помощников - три. Программа-минимум из трёх пунктов. Впрочем...
   А ведь материальные средства... они сейчас необходимее всего остального. Ведь моя жизнь, пока, вне опасности, ибо на начальном этапе я никому "нахрен не нужен", как тот "неуловимый Джо" из анекдота про ковбоев".
   Миша отхлебнул глоток пива прямо из бутылки. По его личному опыту, данная проблема никак не решалась без слабоалкогольного газированного напитка.
   "Я ведь далеко не гений... - не Эйнштейн и не академик Сахаров. Я обычный человек, которому свойственно ошибаться. Вот и боюсь накосячить. Я не виноват, что уверенность в собственных силах и вера в победу приходят лишь после употребления двух бутылок "Миллера".
   Однако...
   Пить для того, чтобы упорядочить мысли - это совсем неправильно, но таково природное свойство моего организма. Так сказать - индивидуальная особенность. Прошу любить и жаловать в этом состоянии", - сообщил он самому себе.
   На работе его ждали только лишь через неделю, так что времени для размышлений было предостаточно. И не только для размышлений.
   Миша встал и надел зимнюю куртку.
  
   Спустя час, он уже сидел в частной мастерской знакомого ювелира. Помещение располагалось на втором этаже двухэтажного здания, без реклам и вывесок. Бронированная дверь на входе, переговорное устройство и глазок видеокамеры... ну да, безопасность превыше всего.
   - Серёжа, - пройдя внутрь и усевшись на стул, обратился Миша к давнему приятелю. - Не знаю, поможешь ты мне или нет... Короче, предлагаю взаимовыгодное дело.
   Лицо ювелира приняло крайне недовольное выражение. Видимо, данная тема его уже изрядно достала, также как и различные аферисты, пытающиеся завлечь серьёзного человека в мутные воды собственных махинаций.
   - Я не настаиваю на принятии тобой какого-либо решения, - продолжил Миша. - Я лишь зондирую почву. Понимаю: в твоей профессии верить никому нельзя, и даже собственной жене. Кстати, как у тебя там с Ириной?
   Сергей недоумённо поднял брови, видимо, с трудом переключая мысли с работы на быт.
   - Ты же знаешь, мы расстались два года назад, поскольку она требовала слишком многого. Но я - ювелир, а не миллионер. Приходилось здесь сутками пахать, однако миллионами в моём деле и не пахнет. После очередных разборок я ушёл из дома, зато теперь - сплю спокойно. Конечно, алименты я плачу и с дочкой, по выходным, гуляю. Скажем прямо: мне не повезло. Но ещё не поздно начать сначала. Впредь буду строже подходить к выбору спутницы жизни. Честно говоря, я уже нашёл то, что искал, - кончики губ приятеля дрогнули, намекая на улыбку.
   - Поздравляю... - медленно произнёс Миша.
   - Слушай друг, давай ближе к делу, мне некогда, - мельком глянув на верстак с тисками, в которых было зажато золотое кольцо с крупным изумрудом в обрамлении сверкающих брюликов, - произнёс ювелир.
   - Ладно... Я тебя прошу выслушать меня до конца, после чего уйду. Дашь совет - хорошо, не дашь - тоже устроит. Мне нужно получить мнение специалиста в твоём бизнесе. И не более того.
   - Ну, если это в моей компетенции, то ради Бога... - смягчился мастер, сообразив, что разговор будет кратким и не наложит взаимных обязательств.
   - Я готов принести тебе кусок золота. Увесистый такой кусок. И абсолютно бесплатно, в качестве жеста доброй воли. Золото является основным сырьём в твоей профессии и стоит дорого... - Миша легонько кивнул головой в подтверждении собственных слов. - Ты его проверишь на чистоту, можешь запустить в изделия или сдать в аффинажку. Поэтому, сразу сообщаю: мне нужен совет в обмен на металл.
   Брови ювелира медленно поднялись вверх. От встречных вопросов он благоразумно воздержался.
   - Меня интересует продажа крупных партий металла, измеряемых в килограммах. Понимаешь? Нужен постоянный канал сбыта. Найди мне человека, который купит рыжьё и, после этого, не доставит мне проблем, - Миша внимательно посмотрел в глаза собеседника. - Ты парень осторожный, достойный доверия. Засвечивать тебя - не в моих интересах. Так что, запомни: меня сегодня здесь не было. Я не звонил тебе по телефону и явился без свидетелей. Даже мобильник дома оставил, чтобы не оставить следа в локации. Мой план таков: в один из дней, не завтра, естественно, ты приезжаешь на работу и обнаруживаешь меня где-нибудь поблизости. Выдам тебе металл, затем пообщаемся в твоей машине, ну и всё, разбежались. А ты, за пару-тройку дней узнай, как выйти на оптового скупщика.
   Несколько минут Сергей переваривал сказанное. На его лице появилось странное выражение, характеризуемое фразой "и верю и не верю", связанное с противоречивостью исходных данных.
   С одной стороны: дело напоминало классическую афёру.
   С другой же: Михаил имел безупречную репутацию и имел абсолютную несовместимость с жуликами.
   Пьянки-гулянки, по молодости - это у всех бывает. Однако ювелир был в курсе того факта, что его друг принципиально не играет в азартные игры и далёк от криминала. В конце концов, устав бороться с собой, решив, что "попитка - не питка", он согласно кивнул.
   - Неси, посмотрим. Только сразу предупреждаю: я в чудеса я не верю. Не обессудь.
  
   Привезённые из отпуска камни Миша решил надёжно спрятать.
   После недолгих раздумий, он отправился в район ж/д вокзала, где, в зарослях кустарника, скрывающих глухой тыл строений товарного двора, разрыв землю у основания и обнажив фундаментную кирпичную кладку, засунул туда пять камней, предварительно замотанных ПВХ-изолентой и опутанных проволокой. Хвост проволоки он затолкал в неприметную щель между кирпичами.
   "Зацепил проволоку гвоздём, дёрнул... и имущество уже в руках", - справедливо рассудил Миша, выводя аэрозольной краской на стене крупную букву "Z" и щёлкая "фотку на память". Пометив место захоронения, дополнительно, струёй тёплой жидкости, по примеру космонавтов, писающих прямо на ракету (есть такая традиция), Миша развернулся и двинулся прочь.
  
   Затем, он явился в гости к знакомому коллекционеру антиквариата, коротающему дни в благоустроенном подвальном помещении, выделенном ему жильцами, как председателю ТСЖ. Рабочий кабинет, подсобка, туалет, стальная дверь, ведущая в бомбоубежище ГО - все эти помещения использовались коллекционером для собственных нужд. В шкафах стояли каталоги, стены украшали гравюры японских художников, а сам хозяин подвального офиса восседал за простым письменным столом с телефонным аппаратом тридцатых годов.
   - Привет Вадим! - радостно сообщил Миша. - Всё сидишь в своём логове, словно паук?
   - И тебе не болеть... Какими судьбами?
   - Да решил тут заскочить, чайку попить.
   - Располагайся дружище! Может чего покрепче?
   - Ну, нальёшь рюмашку - не откажусь. Я не за рулём.
   Вадим достал из буфета пару фужеров и бутыль с жидкостью вишнёвого цвета.
   - Ягодная наливка. "Гусиница" сделала, - он сделал ударение на третий слог, будто произносил слово "синица", с приставкой "гу".
   "Гусиницей" Вадим называл свою гражданскую жену Галину, живущую на 4 этаже, в этом же подъезде, вместе с сыном-школьником и котом Барсиком. Жена работала врачом-педиатром и сутками торчала в клинике. Что их связывает с Вадимом, Миша долго не мог понять.
   "Видимо, мой друг использует жилище этой дамы для хранения коллекций, встречаясь с ней лишь по ночам, не чураясь женской ласки, а затем, сбегает обратно, в свой подвал".
   В глазах Вадима, Миша имел статус привилегированного покупателя, беря у него фарфор, марки, книги и монеты. По большому счёту, никакой это был не коллекционер, скорее спекулянт, скупающий всеми возможными путями, у населения, старые вещи, имеющие хоть какую-нибудь ценность. На журнальном столике лежали дореволюционные виниловые пластинки для граммофонов, а в углу кабинета, возвышалась семитомная стопка цветного иллюстрированного "Товарного справочника СССР", издания 1956 года.
   - Молодец у тебя Галя, - похвалил напиток Миша. - Вкус наливки был сладким.
   В горле заметно потеплело от содержащихся градусов алкоголя.
   - А вот моя жена... представляешь... меня сегодня из дома выгнала. Можно у тебя тут переночевать? - взяв быка за рога, спросил Миша. - Я заплачу пару косарей. У тебя здесь не хуже, чем в гостинице.
   Он знал про постоянную нехватку наличности у приятеля и, учитывая этот факт, а также то, что никаких особых ценностей в подвальном кабинете не хранилось, рассчитывал на его благосклонность.
   Вадим удивился. Мысленно просчитав варианты, заявил:
   - На одну ночь пущу. Только учти, мне придётся тебя запереть снаружи, на навесной замок. Чтобы жильцы ничего не заподозрили. Сам понимаешь, служебное помещение, содержание которого оплачивается из общественной кассы. Если будет необходимость, звони мне со стационарного телефона, - он кивнул на раритетный аппарат, расположенный на столе.
   Сказано-сделано. Миша, со спортивной сумкой, явился на ночлег, дождался ухода хозяина, и спустя полчаса, извлёк аккумуляторную дрель.
   "Он там, на четвёртом этаже, даже звука не услышит. Это же не перфоратор".
   Отжав плинтус в подсобке, он упёрся в основание стены.
   Ряд отверстий в штукатурке, плюс красная пыль от крошащихся под напором победитового сверла кирпичей стены: "Вот и всё", - возникла итоговая фраза.
   Тщательно вымыв пол, Миша засунул в образовавшуюся дыру свёрток с пятью камнями. Достав из сумки алебастр, разведя его водой в кружке, он замазал выемку "под ноль" и, пристроив обратно деревянный плинтус, сфотографировав место схрона, отправился спать на потрёпанный от времени кожаный диван.
   Утром явился коллекционер: радость Вадима была велика. Клиент был на месте, ещё сонный такой.
   - Я пошёл бриться, - сообщил Миша и закрыл за собой дверь санузла.
   Он точно знал, что десяти минут его отсутствия хватит хозяину для беглой инвентаризации барахла, находящегося в апартаментах. И что, не выявив недостачи, тот спокойно отпустит его на все четыре стороны.
   - Вот тебе две тысячи рублей, ты меня конкретно выручил!
   Вадим забрал деньги и изобразил на лице выражение крайнего участия.
   - Пошёл мириться с любимой. Возможно, ей настрой, за ночь, стал более благосклонным, - прокомментировал ситуацию Миша.
  
   Одиннадцатый камень он оставил при себе. Распоров пояс брюк изнутри, над левым карманом, Миша сунул камень в проём и зашил обратно.
   "Пока я в штанах - камень при мне, - удовлетворённо подумал он. - Хм-м-м... даже не прощупывается...", - среди наслоений сшитых кусков ткани поясной области, маленький бугорок "катил за местного".
   Последний, двенадцатый камень, Миша спрятал в подъезде родителей, явившись туда одетым в синюю спецодежду и с лестницей-стремянкой. Просверлив твердосплавным сверлом стену чуть ниже неработающей лампочки во входном тамбуре, он поместил туда квадратную горошину камня. Затем, в отверстие была засунута скомканная бумажка, для предохранения камня от ударных нагрузок, возможных при обратном изъятии. Разведя алебастр водой из пластиковой бутылки, дождавшись его схватывания, спустя три минуты, Миша ловко замазал отверстие резиновым шпателем.
   "Навряд ли у кого-то возникнет необходимость крошить стену, - мысленно констатировал он. - В крайнем случае, прокатают масляной краской, во время ремонта, да и всё на этом.
  
   Глава 8
   "Мне нужен жрец".
   Скачок в пространстве. Привычный хлопок по ушам. Тусклый свет освещал подвальное помещение храма Тота.
   "Похоже, что сейчас у них утро, и текущее время, "в минусе" на три часа, нужно запомнить", - подумал Миша.
   Он прошёл к нишам с папирусами и, переложив свитки на пол, извлёк пакет с камнями.
   "В личном кармане - камушкам самое место".
   "Где тут вода?" - он побродил по залу, делая зигзаги между колоннами, и действительно нашёл квадратную чёрную ванну необъятных размеров, а также глиняный кувшин. Сдвинув крышку над боковым квадратным отверстием и зачерпнув воды, он немедленно вылил её в жёлоб, расположенный вдоль стены. Затем повторно, ещё раз. Присев на стул, начал терпеливо ждать.
   "Интересно, как у них тут вентиляция устроена? - подумалось мимоходом. То, что система вентиляции здесь существует, Миша не сомневался. - Слишком быстро запах от масляной лампы исчезает, - он принюхался. - Надо же, совсем не пахнет. Однако сам запах подвала никуда не делся. Этот подвальный запах держится вне зависимости от эффективности вентиляционной системы".
   Прошло плчаса. Негромкий скрип подъёмного механизма нарушил тишину.
   Жрец, одетый в короткую тунику, едва слышно шлёпая тростниковыми сандалиями по каменным плитам, вошёл в помещение с зажжённым факелом и низко поклонился. В его глазах читался вопрос.
   - Приветствую тебя, верховный жрец Сатхуб! - церемониально произнёс Миша.
   - Приветствую!
   Жрец воткнул древко факела в специальное отверстие в стене и склонил голову, ожидая продолжения речи.
   - Я составил план спасения твоей страны. И великий Иескиль этот план одобрил. Можешь напрямую к нему обратиться.
   Жрец воспринял это утверждение, как недвусмысленный приказ и покорно закрыл глаза. Его губы начали непроизвольно подёргиваться, в такт молитве. Лысая голова периодически кивала, видимо в моменты произнесения имени Бога.
   Спустя некоторое время Сатхуб резко одёрнулся, открыл глаза, и с неподдельным изумлением посмотрел на Михаила.
   - Я общался с Богом!!! - в глазах жреца читался испуг.
   "Видимо не ожидал жрец дальнейших разговоров, после прощального общения с артефактом перед написанием собственного завещания. Посмотрим, что он сейчас скажет".
   - ???
   Жрец привычно упал на колени и низко склонил голову. Шок от общения с искусственным разумом сделал его безвольной куклой.
   - Слушаю тебя Избранник и повинуюсь.
   - Вставай. Разговор предстоит серьёзный, мне нужно видеть твою реакцию, - важно произнёс Миша.
   Сатхуб встал и, почтительно сделав шаг назад, приготовился слушать. Решив не тянуть резину, Миша озвучил главную тему.
   - Без золота моя миссия обречена на неудачу. Ты должен довериться мне. В моём мире ценится только золото: другие металлы, типа меди и олова - никому не нужны. - Миша отметил про себя, что он немного перегнул палку. Ведь цветные металлы всегда в цене, но их цена несоразмерна с самым жёлтым из них, - Мне необходимо золото, чтобы подготовить несколько тайных убежищ и площадок переноса. Я собираюсь переправить туда доверенных людей, выбранных Взглядом... бойцов, которых ещё нужно обучить и вооружить. Ведь начинать мою миссию здесь, в Египте, без надёжной охраны, сам понимаешь, не имеет смысла. Уничтожат нас, и твой храм тоже, и принесут отрезанные головы на блюде, жрецам Амона-Ра, в качестве праздничного жертвоприношения.
   "Добро должно быть с кулаками..." - пришла на ум фраза Михаила Светлова.
   - Срочно выдай мне золото в любом виде, и подсчитай наличные запасы, на которые стоит рассчитывать в дальнейшем. Далее: подбери мне в помощь молодых послушников храма. Годятся и кандидаты в послушники, крестьяне, ремесленники, гребцы, писцы. Отбери физически развитых молодых мужчин возрастом от 13 до 18 лет. Нужны самые смышлёные, трудолюбивые, желательно те, которые уже себя в чём-то проявили, например, в смекалке, в обучении наукам, ремеслам, имеющие прилежность и аккуратность. Особенно обрати внимание на тех, кто в смертельной ситуации остался жив, назло всем, ведь среди нас имеется порода людей, которым "всегда везёт". Люди, раз за разом выживающие в смертельных переделках, являются наиболее ценными кадрами.
   Миша вспомнил кубинского лидера Фиделя Кастро.
  
   В 2006 году на британском "4 канале" вышел документальный фильм "638 способов убить Кастро". Сам команданте однажды сказал по этому поводу: "Если бы способность выживать после покушений была олимпийской дисциплиной, я бы имел по ней золотую медаль".
   Фиделя травили коллекционным французским вином и чернилами перьевой ручки "Parker", подсовывали взрывающиеся сигары, пытались застрелить (с двух позиций) на съезде Компартии, заразить смертельно-быстротечным туберкулёзом, подстроить автокатастрофу и прочее-прочее. А его любовница - немка Марита Лоренц, завербованная ЦРУ, сыпала яд в стакан с кофе, на свидании в гаванском отеле "Хилтон". Но всё было тщетно. Есть люди, кторых охраняет сам Бог.
  
   - Есть ли у тебя вопросы? Всё понятно?
   - Я внимательно выслушал и запомнил твои приказы. Моя память светла и не требует письменного дублирования... да и твоё время нужно беречь. Всё очевидно и обсуждению не подлежит, - произнёс Сатхуб.
   - Хорошо. Послушники, которых ты должен найти, достойны стать моим щитом, моими глазами и ушами. Объясни бойцам, что через годы учёбы и ратных подвигов, в конце пути, их ждёт богатство, почёт и причисление к роду египетской знати. Также имей в виду, что я начну свою деятельность в Египте с торговли, приспособив для этих целей отдельное здание на землях твоего храма.
   За счёт поставки невиданных заморских товаров я планирую изрядно облегчить карманы знатных граждан, да и собственно, личную казну Тутмоса III. А когда вельможи поймут, что в храме Тота оседают несметные сокровища и захотят их экспроприировать, то им уже будет не под силу осуществить задуманное. Так что: всяким фиванским м...кам (чудакам) - дружно врежем по рогам, - искренне улыбнулся Миша. - Пусть попробуют сюда сунуться по беспределу... и эта первая попытка станет последней в их никчёмной жизни.
   На лице Сатхуба появилось недоумённое выражение, видимо фраза "по беспределу", а до неё, слово "экспроприировать" - его изрядно озадачили. Множественное же число знатных, но глупых людишек из столицы Египта, на букву "м" - привело жреца в полную растерянность.
   "Привыкай чувак, - подумал Миша. - Я знаю ещё много разговорных слов, определяющих богатство русского языка".
   - Золото - это металл фараонов... - машинально забормотал верховный жрец. - Избранник, я сделаю всё, что возможно.
   - Действуй, я жду, - Миша прищурился, не сводя немигающего взгляда со своего визави.
   Сатхуб, получив разрешение на действие, подошёл к стене, на которой горел факел, вставленный в специальное отверстие. Вынув его и аккуратно положив в плоскую каменную чашу у входа, жрец зажёг фитиль масляного светильника.
   "Светильник - это хорошо. А с фонариком - ещё виднее", - подумал Миша.
   Подняв вверх руку с вытянутой ладонью, типа "стой, где стоишь", нажал кнопку. Реакция жреца была символической: застыв соляным столбом, расширенными зрачками глаз он смотрел на чудо, не веря своим ощущениям.
   В конце концов, успокоившись от созерцания диковинного холодного света, Сатхуб, взяв в руки тонкий бронзовый жезл и взобравшись на стул, сунул его в стенное отверстие для крепления факела. Пошурудив немного, жрец нащупал нужную точку и поднажал. Один из камней стены, размером с деловой кейс, именуемый в простонародье "дипломатом", вдруг выдвинулся наружу на пару сантиметров. Сатхуб подтянул его руками на себя, и тут выяснилось, что камень был вовсе не тем, чем казался поначалу. Плоская плита, весом порядка десяти килограмм, повисла на выдвинувшемся из стены бронзовом крючке, после чего была легко и просто снята жрецом со своего крепления и уложена вдоль стены.
   В открывшемся проёме, напоминающем чрево сейфа, жёлтым цветом отсвечивал драгоценный металл: прямо по взгляду, а также слева, справа и даже внизу... уложенный в стройные ряды слитков, похожих на мороженое "Эскимо" трапециевидной формы, но без палочки.
   - Я думаю, что тебе этого хватит, на первое время... ибо всё, что хранится в одном лишь этом тайнике, не под силу унести даже двадцати людям.
   "Ого, - подумал Миша. - Видимо "сейф" имеет продолжение, и вширь, и вглубь. Серьёзная заначка".
   - Сообщаю тебе дополнительно, великий Михаил, - продолжил верховный жрец, - что в нашем храме имеется обширное тайное хранилище, опечатанное третьим учителем Тифамени, засыпанное песком, созданное моими предшественниками в дни былого величия. Там находятся подарки фараонов Звёздным Богам, подлежащие передаче в момент их возвращения в наш мир. В данном хранилище золото не спрятано в тайниках, а лежит прямо на полу, сложенное в пирамиды. Кроме слитков золота, тайная сокровищница полна других богатств: разноцветных природных кристаллов, отборных слоновых бивней, магических амулетов из лазурита, мебели из чёрного дерева и необработанных кусков этого дерева такой величины, что сложно поверить.
   У Миши перехватило дыхание...
   - Где же располагается это тайное хранилище? Далеко ли отсюда? - его голос был тих и осторожен, как голос рыбака, боящегося спугнуть добычу.
   - Всё в жизни относительно. В представлении жителей моей страны, понятие "недалеко" - это в пределах нескольких дней караванного пути. Такого, как расстояние от Мемфиса до берега Средиземного моря.
   А что касается тайника, то сообщаю, что он находится строго на запад от Великих пирамид. Среди десятков километров абсолютно ровной пустыни и песчаных дюн, имеется одинокое возвышение, состоящее из красно-коричневых скал, поглотить которые песок не в силах. И расстояние до него - два дневных перехода.
   Мои учителя поступили мудро, построив подземное хранилище в пустыне без ориентиров, бесконечной и безжизненной, где заблудиться - раз плюнуть... даже для бедуинов. В долине реки Нила - строить подобные сооружения не имеет смысла: рано или поздно их найдут и разграбят. И охранять их бесполезно, ибо всегда найдутся свидетели строительства, которые расскажут о нём своим детям и внукам. Эту информацию невозможно скрыть.
   Вход в подземное сооружение находится со стороны самых высоких камней, обрывисто уходящих под землю, вернее в песок. Стоит раскопать яму, глубиной два метра, как обнажится опечатанная учителем Тифамени дверь. Смертельных ловушек в хранилище нет. Ведь основной принцип сбережения сокровищ состоит не в том, чтобы уничтожить забравшегося внутрь вора, по следам которого придут ещё сотни ему подобных. Главное в этом деле то, чтобы место хранения было неизвестно никому. И это основное условие было соблюдено нашими жрецами и послушниками, осуществлявшими строительство. Священный Взгляд, сканируя мысли людей, давал советы, кого допускать к возведению и загрузке хранилища, а кого нет. В итоге, сегодня, о тайнике с древними ценностями знаю я и ещё два моих помощника, пусть и не имеющих статус Избранников, но и не отлучённых Иескилем от храмовых тайн.
   "Ситуация начинает напоминать блокбастер... - подумал Миша. - Получается, что где-то, в пустыне Сахара, километрах в восьмидесяти западнее от Сфинкса и Великих пирамид, находится кучка камней, у основания которых расположен не разграбленный подземный бункер с подарками от Хеопса, Хефрена, Микерина... и прочих фараонов, одаривавших храм Тота своей милостью в течение сотен лет после прилёта инопланетян. Вернее - два бункера, в двух мирах. Нет, это похоже на нереальный сон".
   Вслух, он сказал лишь мысль, воплощённую в приказ:
   - Хранилище храма мы пока не трогаем. Это резерв, на крайний случай. Попробуем обойтись наличными средствами, - произнёс Миша. - Давай достанем золотые слитки из этого тайника, - он кивнул на дыру в стене. - Для старта миссии достаточно вего нескольких штук. Слава Звёздным Богам! - выдохнул он.
   - Слава Звёздным Богам!!! - вторил жрец.
   Сатхуб, осторожными движениями начал подавать драгоценный металл в руки Михаилу.
   "Ого! Каждая такая "эскимошка" тянет на три с половиной кило. Да уж, золото тяжелее меди в два раза, его удельный вес = 19,3 г/смЁ, то есть литровая банка с золотом будет весить 19, 3 кг. Немудрено, что стройные ряды слитков, виднеющихся в проёме, можно увезти отсюда лишь на Камазе", - прикинул в уме Миша.
   Приняв в руки десять золотых эскимошек, он жестом остановил жреца.
   - Хватит, закрывай тайник.
   Сатхуб поднял плиту с пола и водрузил её на место. С внешней стороны на камне была высечена корзина в руках жнеца, сам же жнец располагался на плите слева.
   "Ну и затейники, эти египтяне", - Миша улыбнулся.
   - Я ухожу в свой мир, на срок не менее десяти дней, но и не более двадцати. К моему возвращению ты должен отобрать двадцать человек для моей охраны. Когда вернусь, я заберу их с собой и займусь подготовкой лично. Семьи моих помощников обеспечь всем необходимым: едой, тканями, орудиями труда, скотом... чтобы они ни в чём не нуждались. Твои затраты будут восполнены с лихвой в самое ближайшее время. Можешь не волноваться за завтрашний день храма. Учти, что для оценки кандидатов есть одно требование: все выбранные мужчины должны пройти проверку Взглядом. И делать это следует, не здесь, не в помещениях тайного святилища. Посторонним незачем знать о его существовании. Для отбора кандидатов я оставляю тебе священный камень.
   Миша сунул руку в карман и достал один из камней. Сатхуб принял артефакт с почтением, лишь слегка кивнув головой в ответ.
   - Лишь после того, как Иескиль прочитает их мысли, можно быть уверенным в правильности выбора. Сам понимаешь... видя человека в первый раз, да и во второй тоже, нельзя точно определить, каково его нутро, поскольку внешний облик не всегда есть отражение души.
   "Чужая душа потёмки. Может он друг, может, враг, может, тайный соперник", - в голове возникла цитата от Бориса Пастернака.
   - Ты будешь беседовать с каждым кандидатом во внешних помещениях храма, затем молиться "Взгляду", который будет находиться в твоей руке, чтобы он дал правильный совет. Ибо моя жизнь имеет историческое значение и её нужно охранять очень ответственно. История человечества знает немало сцен предательства.
   "Tu quoque, Brute, fili mi! - И ты, Брут, сын мой!" - вспомнились слова умирающего Юлия Цезаря.
   - Многие люди готовы предавать за деньги.... и без них, руководствуясь чистыми эмоциями, воплощая в жизнь врождённую подлость своего характера. Теперь, прошу помолчать, - сказал Миша и, закрыв глаза, погрузился в медитацию.
   Ответ Иескиля пришёл практически мгновенно: "Ты выбрал правильную линию поведения. Для решения задач государственного масштаба необходимо обеспечить собственную безопасность на высшем уровне. Если жрец будет спрашивать совета, я ему отвечу".
   Не открывая глаз, Миша поклонился.
   "Пожалуй, я ещё долго не привыкну к этому ментальному общению. Слишком уж всё невероятно для человека, выросшего в современном обществе, где Вера в Бога - чистой воды атавизм".
   Сатхуб продолжал стоять на месте, словно безмолвный истукан.
   Миша продолжил наставления:
   - Бог Иескиль будет разговаривать с тобой по каждому из кандидатов. Молись, но не переусердствуй. Высшее существо чувствует фальшь: его не заморочишь частыми поклонами и разбиванием лба об пол. Учти, что со временем, кто-то из этих людей может стать новым Избранником. Имей в виду: если больше половины претендентов окажутся недостойными, то ты потеряешь доверие, со всеми вытекающими последствиями, - сурово произнёс Миша. - Поручения нужно выполнять тщательно, не жалея сил и времени. А сейчас, дай мне ткань и верёвку.
   Кивнув головой, жрец поспешил к выходу из подземелья, и, спустя несколько минут, вернулся с тряпкой сероватого цвета и пеньковым канатом. Разделив золотые слитки на две части и распоров полотно с помощью перочинного ножа, они перевязали два груза крест-накрест. Настало время прощаться.
   - Когда я вернусь, я принесу с собой еду для нужд храма. Также, я доставлю большое количество меди. Будет тебе и олово. В обмен на эти металлы ты наймёшь ремесленников, купишь рабов, и построишь большое здание для торговли, с подвалом и складами на заднем дворе. Ограждающую стену мы возведём позже. Но и не станем затягивать это дело. Без стены мы представляем лёгкую добычу для многих нехороших людей. До встречи Сатхуб!
  
   Глава 9
   Миша задержал дыхание.
   В мыслях возник вид перевязанных верёвкой свёртков со слитками, затем - вид буквы "Z" на задней части строения возле ж/д вокзала. Хлопок... Морозный воздух ворвался в лёгкие. "Ух!" - восклицание само вырвалось изо рта.
   Накинув капюшон, он осмотрелся. В начинающихся декабрьских сумерках сквозь густые ветки кустарника виднелись лишь автомобили, проезжающие по расположенному неподалёку шоссе. Снег, вокруг один нетронутый снег...
   Он ощупал карман: камни были на месте, как и слитки драгоценного металла, стоящие возле ног. Миша встал на колени и заполз на коленях в непролазную чащу кустарника. Найдя углубление у основания ствола, он сунул туда девять брусков, присыпав их жухлыми листьями и снегом. Десятый номер он засунул за пояс, до упора затянув кожаный ремень. Побродив туда-сюда, наделав кучу следов вдоль здания, будто здесь бегало стадо слонов, Миша побрёл в направлении автобусной остановки, не имея возможности вызова такси. Мобильник, с момента прилёта из Египта, путешествовал с ним только в моменты похода в ближайший магазин.
   "Местонахождение аппарата отслеживается сотовым оператором и, по запросу спецслужб, предоставляется в их распоряжение - всем известная истина".
   Попасть под пристальное внимание репрессивных органов у Миши не было никакого желания.
   "Я хочу пива, - в голове возникла очередная мысль. - Эта волшебная жидкость снимает все проблемы, превращая решение наиболее сложных из них в пустяковое дело".
   На ум пришли строки из романа "Милый друг" Ги де Мопассана, одного из классиков мировой литературы.
  
   "Дюруа замедлил шаг, -- у него пересохло в горле. Жгучая жажда томила его, и он вызывал в себе восхитительное ощущение холодного пива, льющегося в гортань. Но если выпить сегодня хотя бы две кружки, то прощай скудный завтрашний ужин, а он слишком хорошо знал часы голода, неизбежно связанные с концом месяца".
  
   "Меня тоже мучает жажда".
   Миша купил в "Пятёрочке" три бутылки "Миллера" и, наконец-то, очутился в тёплой квартире. Первая бутылка была выпита чуть-ли не залпом. В голове воцарились спокойствие и порядок.
   "Так... Ольга. Мне нужно с ней переговорить", - открывая вторую бутылку, подумал Миша.
   Гудки вызова закончились снятием трубки.
   - Да, слушаю, - произнесла бывшая жена.
   - Привет, - как можно спокойнее сказал Миша. - Твоё решение мне понятно, но оно имеет определённые юридические последствия, связанные с разделом имущества.
   В динамике воцарилась тишина.
   - Не бросай трубку, я предлагаю комфортный выход из ситуации.
   - Какой же? - с нескрываемым сарказмом произнесла Ольга.
   - А вот такой: мы встречаемся у нотариуса, и я подписываю договор дарения квартиры... тебе, дорогая... ну и дачного дома, и земельного участка. Всё, что не является моим нижним бельём - отходит к тебе. Устроит такой расклад?
   Неопределённое мычание в ответ было синонимом слова "Да".
   - Даю два дня на раздумья. В среду жду тебя, в 10-00, на Уральской, 102, третий этаж.
  
   Сказано-сделано.
   В назначенное время Дарственные были оформлены и официально зарегистрированы под недоверчивыми взглядами Ольги и явившегося с ней адвоката, в глазах которого читалась фраза: "В жизни так не бывает... просто, такого не может быть. А значит, впереди ожидаются сюрпризы негативного толка. Чего же бывший муж задумал? Здесь что-то есть, но поди пойми откуда ноги растут? В своей обширной практике я такого не встречал".
   Адвокат исподтишка разглядывал Мишу, будто пытаясь разгадать сложный ребус.
   "Этот бывший муж моей клиентки чисто внешне похож на лошару, но чует жопа, что это не совсем так. Вернее, абсолютно не так, - размышлял опытный юрист, нервно перебирая пальцами рук. - Хм-м-м... Моя нижняя часть туловища ещё ни разу в жизни меня не подводила, поскольку является прекрасным барометром, до крайности чувствительным на надвигающийся ураган. Впрочем, ощущения к делу не пришьёшь. Остаётся только ждать и держать ушки на макушке".
  
   Выйдя на крыльцо офисного центра, Миша обратился к своей, пока ещё официально-законной жене:
   - Развод оформим потом, если тебе это будет нужно. И, учти, что ещё месяц я буду жить в твоей квартире, затем можешь менять замок и распоряжаться недвижимостью по своему усмотрению. Диффенбахию из большой комнаты я забираю с собой.
   Упоминание о домашнем цветке заставило Ольгу встрепенуться.
   "Да причём тут... нахрен... когда такие дела", - читалось в её глазах.
   Но нет, растение, тщательно ухоженное, пересаживаемое время от времени в свежую землю, не имеет права умереть от жажды в пустой квартире. Это будет преступлением перед совестью. Миша твёрдо решил забрать не только отращиваемую верхушку, но и основной ствол.
   "А остальное барахло пусть огнём горит, - подумал он. - Материальные блага, как появляются, так и исчезают. В этой жизни имеет значение лишь правда от Сент-Экзюпери".
  
   "Тu deviens responsable pour toujours de се que tu as apprivoise".
   Мы в ответе за тех, кого приручили. ("Маленький принц")
  
   Добрые дела, которые мы творим, движимые любовью, приносят пользу окружающим, а иногда, сделанное добро возвращается к нам сторицей. Добрые поступки совершаются лишь по зову сердца. Однако некоторым людям этой истины не дано понять, ибо алчность и корыстолюбие укоренились в душах грешников.
  
   На следующий день Миша сел за руль автомобиля и доехал до работы, где, после разборок с начальством на тему положенной отработки, послав шефа "к Бениной матери" (есть такая песня), написал заявление "по собственному желанию".
   "Не отрекаются любя... - взвыл в голове самопроизвольно появившийся там голос Пугачёвой, - Ведь жизнь кончается не за-а-автра...".
   "Хм-м-м... при чём тут Алла Борисовна? Наверное, этот шторм в мозгах возник от нешуточного душевного волнения. Ведь увольнение со стабильно-доходного места работы - это процесс, швыряющий человека в состояние жизненной неопределённости".
   Он аккуратно закрыл за собой дверь отдела кадров и уселся за руль.
   "Газу отсюда! Чтобы ноги здесь больше не было".
  
   Его дальнейший путь лежал в небольшой районный центр на севере области. В этом городке, численностью населения "под двадцать тысяч", находился объект, интересующий Мишу и устраивающий его во всех отношениях. Однако дорога... 320 километров зимней трассы - это вам не пуп царапать. Огни населённого пункта показались вдали лишь под вечер.
   Заночевать пришлось в гостинице.
   "ДЛЯ ВАС" - называлось заведение, находящееся в отдельно стоящем трёхэтажном здании жёлтого цвета, между лесопилкой и пустырём, на самом въезде в город.
   Расценки заведения приятно радовали слух.
   - Место в двухместном номере, с телевизором и холодильником, стоит 400 рублей в сутки, - сообщила администраторша средних лет, являющаяся по совместительству горничной, прачкой, поломойкой и, возможно, ещё кем-то... ведь сфера услуг не ограничивается перечнем вменённых служебных обязанностей. - Однако есть и определённый недостаток: в Вашем номере замок двери не закрывается. Но Вы не огорчайтесь. Случаев воровства ещё не было. А стоянка Вашего автомобиля, под прожектором и камерой видеонаблюдения - будет стоить 40 рублей. Тоже за сутки.
   Заселившись в комнату со сломанным замком и приняв душ в общественной душевой комнате, Миша мгновенно вырубился под звук журчащих батарей отопления, пропускающих через себя воду, подогреваемую в котельной на дровах, и пристроенной к основному зданию.
   Назавтра его ждали великие дела.
  
   Городок имел статус райцентра, с одной, входящей в него автотрассой с асфальтовым покрытием, и двумя, расползающимися в противоположные стороны, грунтовыми дорогами - в стороны лесных посёлков. Цивилизация заканчивалась сразу после городского кладбища, расположенного в диаметрально-противоположном конце городка, по отношению к заведению "ДЛЯ ВАС", вместе с асфальтом, сферой услуг и бензоколонками.
   Несколько раз в год Миша ездил рыбачить на местные горные реки, где, в прозрачной воде, качества "Бон-Аква", по перекатам стояли стаи хариусов. Имелись там и таймени - рыбины, от 5 до 10 кг, из семейства лососевых, обитающие в ямах под скалами.
   Речной мелочью здесь считались "гальяны", или, как их именуют местные жители - "вандыши", заготавливаемые на зиму бочками, в пряном посоле, как заготавливают балтийскую кильку. Да ещё ельцы, фантастически вкусные в сушёном виде. Обычных речных рыб, типа лещей, окуней, щук и краснопёрок - в этих местах видом не видывали.
   "Видимо, горная, кристально-чистая вода, вредит здоровью обитателей мутных равнинных водотоков и лягушачьих прудов. Ни карасей тебе, ни уклейки, ни падальщиков налимов...", - порой констатировал Миша. Большим плюсом столь дальней рыбалки являлся тот факт, что в хариусах и тайменях не водилось никаких паразитов. Можно было наловить рыбы, присыпать солью и, спустя четыре часа, наслаждаться нежнейшим, розоватого цвета мясом.
   "Вкус хариусов неповторим. Они не пахнут рыбьим запахом, подобно речным окуням... либо карасям, воняющим болотной тиной... Благородный, тающий во рту шедевр, созданный природой Севера - этот выбор доступен далеко не всем людям".
   Миша натурально подсел на эти рыбалки, эти горные реки, с нависающими над речной гладью красными скалами, где, на километры вокруг нет ни единого человека, приезжая сюда вновь и вновь.
   "Здесь, в наших таёжных местах, нет ни милиции, ни полиции... здесь волк-прокурор, - ранее наставляли Мишу жители местных деревень. - Имей в виду, что каждый человек, которого ты встретишь в лесу, либо на берегу реки - хорошо вооружён, чаще всего огнестрелом, хотя порой, этого и не видно. Ружьё может лежать в его лодке, охотничьей избушке... либо обрез, заряженный картечью, может скрываться под дождевиком. Разговаривай со всеми культурно, если просят помощи - помоги. И не смотри на то, что повстречавшийся человек похож на бомжа. Если позволишь себе брякнуть лишнее, либо пальцы гнуть - можешь остаться там навечно, на закуску медведям, они любят всякую падаль".
  
   В этом райцентре, каких-то двадцать лет назад, жизнь била ключом. Два мощных промышленных предприятия работали на полную мощность. Одно из них, изготавливало на финских бумагоделательных машинах высококачественную мелованную бумагу для офсетной печати, второе же - добывало алмазы известного торгового бренда.
   Как ни странно, "лихие девяностые", для данного населённого пункта прошли совершенно незаметно.
   Всё пошло прахом уже после празднования миллениума и начала восстановления экономики страны под руководством нового президента.
   Первым загнулся ЦБК.
   "Вот бы столько леса было в Финляндии... Тогда бы им не пришлось импортировать кругляк из России, - порой думал Миша. - Отправили лесовоз за 5 километров от комбината, навалили стволов, сколько душа желает, и катай себе бумагу... - сотни километров тайги вокруг, состоящей из вековых сосен и елей, казались железной гарантией благополучия жителей уральского города в обозримом будущем. Но, происходящие в нашей стране события не всегда поддаются логическому осмыслению. И вот сегодня, мы дружно используем продукцию "KYM LUX", производства Финляндии, изготовленную из наших российских ёлок".
   Спустя десять лет после закрытия ЦБЗ, в 2014 году, обанкротилось и ЗАО по добыче алмазов, намывающее ювелирные камни, а попутно и золото, в окрестных речках, начиная с 1946 года. Без работы остались ещё 730 местных жителей.
   Ныне, лишь заброшенные драги, похожие на многоэтажные самоходные здания из металла, одно из которых встало на вечную стоянку, на виду у проезжающих автомобилей, на "двадцать пятом" километре северной трассы, напоминают о былом величии легендарного предприятия. Да ещё расчищенные от деревьев рудные поля, с которых мощнейшие БелАЗы ранее увозили на промывку алмазосодержащую породу.
   "По всей матушке России катится разрушительная волна, раздавливая, тяжеловесным катком, промышленность, вминая в глину жизнь маленьких городков и калеча судьбы их жителей. Лишь одна Москва жирует, просто бесится с жиру, снося пятиэтажки из жёлтого кирпича, вполне себе годные, ради строительства небоскрёбов, "осваивая" сотни миллиардов рублей, когда в остальной России полно прогнивших бараков с рушащимися балками перекрытий, крысами и протекающей в подвале канализацией. Московское правительство, да и обитатели Дома Правительства на Краснопресненской набережной... все эти "эффективные менеджеры", не в состоянии понять неуместности пира во время чумы. И очень даже зря. Дождутся, когда-нибудь, прибытия в Москву "Маски Красной смерти" ("The Masque of the Red Death" - автор Эдгар Аллан По)", - подумалось уже на подходе к объекту.
  
   Река брала своё начало в Уральских горах.
   Протекая через государственный заповедник, минуя несколько лесных деревушек, она держала путь на юг, омывая окраины попавшегося на её пути городка.
   Искомым "объектом" являлась территория бывшей продуктовой базы "Гастроном", расположенная непосредственно на берегу экологически-чистой реки. Здание основного терминала с административной пристройкой и пандусом для загрузки-выгрузки грузового автотранспорта, виднелось издалека, "светя" ярко-синим профнастилом крыши, общей площадью свыше одной тысячи квадратных метров.
   Хозяином комплекса являлся Мишин друг по фамилии Ткач, к которому можно было смело клеить бирку "тёртый". Вообще, в этом городке, всё производство, торговля и сфера услуг была поделена между несколькими людьми, членами семейных бизнес-кланов: Терещенко, Малков, Зверев, Ткач, Жогаль...
   Местные коммерсанты жили относительно скромно, не шикуя, как столичные буржуи и нефтяные магнаты, вкладывая любую доставшуюся копейку в расширение своего бизнеса. А местные жители, кинутые собственным государством на произвол судьбы, были готовы без устали вкалывать на частников за символическую оплату.
   "Не хочешь - не работай!" - сообщали хозяева простому люду, оплачивая их труд "чёрным налом", не заморачиваясь с пенсионными отчислениями и социальными гарантиями.
   "Нынешние владельцы бизнеса в райцентрах - это вам не бумкомбинат, с отделом кадров, бухгалтерией, строгой отчётностью... и не алмазодобывающая контора. Господа-коммерсанты, из отдалённых мест, всегда найдут способ на...ть (надуть, нагнуть) родное государство, - отстранённо размышлял Миша во время периодических посещений этого населённого пункта, затерянного на окраине таёжной бесконечности. - Вообще-то, данным бизнесменам самим нужно доплачивать из бюджета, либо освобождать их от налогов - за трудоустройство сотен граждан, ибо без их смекалки и деловой хватки все жители городка давно бы уже голодали. На пособия и пенсии не пошикуешь. Или, в качестве бомжей, мигрировали бы в Москву, под зонтик собянинского благоденствия, держащегося на обсасывании ресурсов со всей России. Так что, скажем "Ткачам" большое искреннее СПАСИБО!".
   Естественно, при таком положении вещей, административный район являлся депрессивной дотационной территорией, несмотря на золотые и алмазные россыпи, лесные богатства, водоёмы форелевого качества и невероятный туристический потенциал.
  
   - Привет Паша! - увидев старого приятеля, радостно воскликнул Михаил.
   - Ого! Каким ветром? - в унисон ответил молодой бизнесмен.
   - Южным, батенька, южным...
   - Да какой я тебе "батенька"? Я же не Владимир Ильич... - подхватил тему "тёртый Ткач". - Наверное, хорошие вести принёс? Мы тут, на "северах", только "южняком" и питаемся. - Видимо, имея в виду асфальтированную трассу, приходящую в его город строго с юга, произнёс коммерсант.
   Глянув в окно, Миша разглядел нескольких трудолюбивых таджиков, занятых выгрузкой древесного угля из герметичных конусных бочек, подвешенных на стальные тросы мостового крана.
   - Видал, Миха! - Перехватив направление взгляда, произнёс его приятель. - Я тут новое производство открыл. Поставил две немецкие печи, которые, работая на опилках, не только прожаривают контейнеры с древесиной, с получением уникального угля, содержащего невиданные 90% углерода, но и хитрым конверторным способом отапливают все наши здания. В итоге получается достойная прибыль.
   Мы вообще отключились от центрального отопления. По нынешним временам, эта статья расходов способна кого угодно разорить. Особенно в нашем городе, где зимние морозы давят под -50 градусов. Даже лоси в тайге вымерзают. В ноябре весь снег истоптан лосиными следами, а в марте, смотришь... - пусто, ничего нет, будто приснился тот осенний сон.
   В окрестностях райцентра, - продолжил бизнесмен, - работают 178 лесопилок. Каждая из них производит внушительное количество опила, за складирование которого на производственной территории пожарники стали нещадно штрафовать. Вот я и вывожу от них, на Камазах, причём совершенно бесплатно, "производственные отходы". А мои новые гансовские печки, - Паша неопределённо махнул рукой в сторону котельной, возведённой ближе к реке, - устроены столь хитрым образом, что умудряются сжигать даже мокрые опилки, и без остатка. Для этого нужен лишь мощный поток сжатого воздуха. Впрочем, небольшой остаток всё же имеется - пепел. Производители удобрений за ним в очереди стоят.
   В наших, - видимо, он имел в виду своих компаньонов, - проектах, каждая копейка учтена, в результате чего достигнута максимальная эффективность производственного цикла. А ещё, в планах - сделать из местной, 30-метровой водонапорной башни, подобие останкинского ресторана "Седьмое небо". Этакую крутящуюся достопримечательность для туристов. Фундамент там надёжный, рассчитанный на нагрузку в сотни тонн. Надстроим круглую стеклянную башенку с моторчиком кругового привода, вставим в ствол лифт - и вот она: копия московского "Седьмого неба", с которого весь наш город будет виден как на ладони.
   Вот только с инвестициями проблема. Всё, как у всех...
   Кроме прочего, ещё и "графеном" хотим заняться. С нашим углеродным производством - сырья навалом. Отапливаемые площади в наличии, трудолюбивые сотрудники... непьющие, дисциплинированные и аккуратные - тоже. С их зарплатой, чуть выше минимальной, себестоимость любой продукции составляет сущие копейки. Сейчас на эту тему ведём переговоры с учёными одного столичного института.
   - Да уж... У тебя в голове идей - пруд пруди, но где найти инвесторов?
   - Хотелось бы надеяться на то, что вода камень точит. Несмотря на проблемы, я рассчитываю, что будет здесь, со временем, и "Седьмое небо", и графен, и производство сэндвич-панелей по раскройкам Закачика. Видишь: дела потихоньку идут. Договора на поставку воды печём как пирожки.
   Основным видом Ткачёвской деятельности являлось бутилирование сверхчистой горной воды, а также производство лимонадов.
   Начав свою деятельность с газировки, спустя пару лет, Паша выкупил территорию бывшей продуктовой базы и устроил в главном здании завод, мощностью 1 000 десятилитровых банок в час... или 2 000 пятилитровых... или 20 000 поллитровых... с газом и без него. Сами бутыли и бутылочки - выдувались в термоавтомате, тут же, в цехе, рядом с полностью автоматизированной конвейерной линией. Для подачи воздуха, в техническом помещении располагались два мощнейших компрессора "Kaeser", с ресиверами и системами осушения воздуха, стоимостью по 2 миллиона рублей каждый.
   "Охренеть, как Паша развернулся! - думал про себя Миша в прошлый приезд. Сегодня же, увидев высокотехнологичную "выпечку" угля, он просто потерял дар речи. - Вот что значит крепкий хозяин".
   - А что у тебя таджики делают?
   - Да так, сами напросились. Понимаешь, среди местных жителей эта работа считается грязной и низкооплачиваемой, но я, физически не могу заплатить больше. Конкуренция на рынке, понимаешь ли. Да и власть, с налогами поджимает. Однако здесь не Москва: в этих краях выживает тот, кто сведёт расходы к минимуму. Вот я и кручусь, как белка из мультфильма. Вести дела по-другому... честно и порядочно - не получается. Те, кто пытался работать честно, сам же знаешь местные реалии, приказали долго жить. Офсетную бумагу больше не выпускаем, алмазы и золото не добываем, хариусов, что в реках - скоро всех выловим, а новых разводить... кто же на это денег даст? Государству плевать не только на хариусов, но и на жителей нашего города. На словах о нас заботятся, на деле - нет. Впрочем, хватит говорить о грустном.
   Кстати, таджики довольны: они проживают здесь бесплатно, питаются в столовой за мой счёт, да и зарплата у них... в переводе на "сомани" (тадж. деньги - сомы), вызывает жгучую зависть у земляков, проживающих в Горно-Бадахшанских и Кулябских кишлаках. Слюшай, джура (тадж. - друг), - внезапно произнёс Ткач, - ты ведь пришёл по делу, давай выкладывай, что волнует.
   - Да так... особо ничего. Просто я нашёл тебе богатого инвестора.
   При слове "инвестор", Ткач вперил сосредоточенный взгляд в своего посетителя, мигом став похожим на собирательный образ купца из дореволюционной династии Рябушинских, владеющих заводами, банками, газетами, из поколения в поколение приумножающих достояние предков. Девизом Рябушинских являлось: "Всё для дела - ничего для себя".
   "Этот взгляд - хорошая примета", - Миша осмелел.
   - Видишь ли, отец Павлунтий, - Мишино обращение к местному олигарху стало отдавать фамильярностью. Тот молча проглотил пилюлю. - У тебя есть то, в чём нуждается мой босс. А тебе нужен кэш. Не меньше, чем с шестью нулями. Взаимные интересы понятны. Теперь, рассказываю по-чесноку, поскольку обмануть тебя невозможно. Ты, как тот еврей, из песни Кости Беляева: "...легче себя в жопу целовать, чем еврея об...бать".
   При слове "еврей", глаза Ткача немедленно округлились и стали похожими на глаза жителя Хайфы.
   - Так вот, я подружился с одним гражданином Индии, если точнее, то его горной части, из города Лех. Его дочь второй год учится в Медицинской академии. Знаешь, ещё в прошлом году, индийских студентов-медиков, в краевом центре, было всего 80 человек. А уже в этом, на первый курс поступило ещё 320. Если так дело пойдёт, то наша Медакадемия скоро станет филиалом "Всеиндийского института медицинских наук", из города Дели.
   Продолжу.
   С этой девочкой и её друзьями-медиками, мы ездили прошлой зимой в поход. Затерянная в верховьях реки Чусовая туристическая база, находящаяся рядом с "застывшим водопадом" из ледяных сосулек и огромной скалой, со сквозным отверстием на 30-метровой вышине, называемой "Дыроватый камень", произвели неизгладимое впечатление на это сборище тропических жителей. Поскольку я сносно говорю на "English language", являющимся официальным языком на полуострове Индостан, и обладаю определённой харизмой, то дружба с иностранными гражданами продолжилась и после поездки. Нет... ты не подумай лишнего. Для интима существует супруга, ну и, при редком стечении обстоятельств, дамы на стороне... мимолётные, как дуновения ветерка. - Миша вздохнул, но тут же взял себя в руки. - Отец Малы, чьё имя на хинди означает "ожерелье", приехал в наш город и собирается здесь временно поселиться, чтобы контролировать любимую дочь. Она ещё девочка, что высоко ценится в тех горных краях, где она родилась.
   Так вот: прибывшая с индийцем частная охрана, пока не имеет российских паспортов. Но это исправимо. Полгода, или год... Короче: им нужно пожить у тебя на базе.
   Не волнуйся, с исламом они никак не связаны. Они вообще ничего не знают про пророка Мухаммеда (да благословит его Аллах и приветствует?), и даже имени его... не совершают намазов, по пять раз в день, да и вряд ли сойдутся с твоими таджиками во время празднования Ураза-байрам и Курбан-байрам. В голове у этих чуваков находятся свои собственные, тибетские Боги, относящиеся к буддизму и зороастризму.
   Индийский папа готов платить мне, а значит и тебе, по ляму в месяц, за "передержку" этих человекообразных. Да и я лично, буду присутствовать с ними здесь. Ты должен предоставить нам отапливаемые помещения для жилья и помещения для физических упражнений. У тебя же там, под складом, огромный подвал, 72 х 18 метров?
   Ткач поджал губы. Взгляд метнулся из стороны в сторону, затем застыл на собеседнике.
   - Ну да. А ты откуда знаешь?
   - Да ты же сам хвастался, когда базу брал, что "конфетка видна далеко не вся. Есть и подвальчик, размерами со стадион". Гаревую дорожку отсыпать будешь?
   - Ну, если ты лично об этом попросишь...
  
   Возможности инвестиций в собственный бизнес, на уровне семизначного числа в месяц, произвели на Ткача магическое впечатление. В его мозгах боролись две противоположности, в точности, как у наркозависимого человека при виде очередной дозы. В конце концов, произошло то, что и должно было произойти. Выбор сделан. Ну да, "доза" - это беспроигрышный аргумент при заключении контракта, ломающий на корню все попытки сопротивления.
   - Вези своих кадров, - "отец Павлунтий" решительно кивнул головой. - И аванс, в размере месячной оплаты. Кстати, сколько их будет?
   - Личная охрана моего босса состоит из 20 человек. Могут приехать все вместе, а могут и чередоваться, группами, по 10 человек.
   И, напоследок, сообщаю тебе приятный бонус, состоящий в том, что никаких юридических документов подписывать не придётся... даже приходников на наличку. А раз нет бумажки... - то и гуляй на свободе, как вольный ветер. Распоряжайся инвестициями, строй своё крутобляд...кое "Седьмое небо", поглощай конкурентов. Кэш не пахнет: он реален, но недоказуем.
   Можешь легализовать доходы с помощью липовых договоров на постаку воды, можешь валютный счет открыть, в оффшоре - у тебя полная свобода приумножения капитала. Согласен?
   - Нашёл кого учить...
   - Ну вот и ладушки. Покажи мне подвал. Месячную оплату привезу вместе с подопечными. Это случится уже после Нового года. В данный момент они осваивают русский язык, так что проблем в общении не будет. Разрешаю припахивать их на свои нужды, в случае необходимости. Могут ямы рыть, дрова колоть. Могут на конвейере работать. Мужики безотказные и крайне выносливые.
   Да, номер моего телефона ты должен забыть, его больше нет... - в наших интересах хранить дело в тайне. Деньги любят тишину, - всплыла из памяти мудрость деловых людей. - Надеюсь у тебя с местными полицаями всё "чики-пики"?
   - Да какие там полицаи... Мы с ними водку пьем. И на праздниках-юбилеях за одним столом сидим. Здесь, в нашей большой семье, все друг друга знают. Неожиданностей не ожидается, - Ткач широко и дружелюбно улыбнулся. - Твоих "человекообразных" никто даже не заметит. Местные жители примут их за таджиков, а самим таджикам плевать вообще на всё. В этой богадельне у меня всё схвачено.
  
   Глава 10
   Египет.
   Летнее солнце источало нестерпимый жар, создавая над пустыней и древними пирамидами причудливое марево миражей, колышущихся в раскалённом воздухе, перетекающих из одного состояния в другое и сводящих с ума невольных зрителей. В это время всё живое, и даже жители окрестных дюн, египетские скорпионы, размерами с вытянутую ладонь взрослого мужчины, попряталось в камни, зарывшись поглубже, кто куда... лишь бы быть подальше от этой раскалённой ладьи Бога Ра, сияющей в лазурно-голубом небе.
   Казалось, что время остановилось. В окружающем пространстве не наблюдалось никакого движения, кроме тихого шуршания песка, неспешно, песчинка за песчинкой, перемещаемого потоками воздуха вдоль бесконечно-длинного русла древней реки, несущей свои воды строго на север.
   Пережидая дневное пекло, верховный жрец храма Тота расположился, развалившись на кушетке в тайном святилище, закрыв вход на засов изнутри и поставив снаружи охранника. Мысли, образы, многовариантность предстоящих событий, - всё смешалось в голове Сатхуба.
   С того самого момента, обозначенного неожиданным прибытием избранника Михаила, первосвященник пребывал в значительном волнении. Несмотря на то, что душа его была крайне неспокойна, наказ пришельца из другого мира он выполнял методично.
   Дела уверенно продвигались вперёд. Для проверки способностей претендентов, он устроил из бывшей, давно уже пустовавшей конюшни, подобие казармы, расставив вдоль дальней стенки, грубо сколоченные топчаны и устроив на улице очаг для приготовления пищи.
   Кандидатов, обладающих достойными физическими возможностями, набралось около сотни. Среди них были крестьяне, дети торговцев, послушники храма. Семьям кандидатов он выдал по два ойпе (ойпе = 8,5 кг) пшеницы, одному кувшину мёда и по три, запечатанных алебастром, амфоры пива, пообещав, в случае принятия кормильца на службу, подарить по взрослому быку, штуке белой льняной ткани и бронзовому разделочному ножу. Обещания были небывало щедрыми. А что делать? Сатхуб понимал, что на карту поставлено слишком многое, и это вызывало в нём чувство неуверенности.
   "Хорошо, если всё пойдёт по плану и святой Михаил вернётся из своего загадочного мира с продуктами, металлами и продуманными планами. А если нет? Однако делать нечего".
   Для того чтобы кандидаты не начали роптать, дурея от безделья, верховный жрец занял их свободное время учёбой грамотности и физическими упражнениями - теми занятиями, которые, спустя короткое время, расставят всё по своим местам. Слабые и безвольные отсеятся быстро.
   Двух своих ближайших помощников верховный жрец назначил в качестве учителей, а для приготовления пищи годились и чернокожие женщины-рабыни, всю жизнь занимающиеся в храме доставкой воды, разведением огня, варкой пищи и последующей чисткой медных котлов с помощью песка.
   Сельхозработы на полях, по причине наступившего периода "ахет" уже не проводились. Начавший вспучиваться от паводка Нил превратил деревни и возвышенности, с произрастающими на них финиковыми пальмами и акациями - в изолированные острова, отделённые от основного течения плотинами и временными протоками. Скот, принадлежащий храму, послушники отогнали на крутые берега, где, находясь на весьма скудном питании, животные всё-таки были защищены от опасности захлебнуться в водах стремительно разливающейся вширь, и прямо на глазах, великой реки.
   Для кандидатов в помощники нового Избранника начались дни испытаний. Лишь спустя неделю казарменной жизни, верховный жрец начал вызывать их на личные беседы, в тёмные и прохладные залы главного здания храма Тота. Антураж священных залов, с зажжёнными светильниками вдоль статуй Богов и ликов фараонов, изображённых на древних стенах помещений, куда вход простым смертным был заказан, приводил испытуемых в состояние полной покорности и откровенности.
   - Готов ли ты, будучи принят в специальный охранный отряд, пожертвовать жизнью ради спасения высших жрецов храма Тота? - Вопрошал Сатхуб каждого, стоящего перед его креслом мужчину.
   - Да, господин, - не поднимая глаз отвечал каждый претендент.
   - Тогда ты должен быть откровенен со мной, ибо решается не только твоя судьба, но и судьба твоих близких. В случае лжи, тебя ждёт изгнание из этих стен, а твою семью унижение.
   На кандидатов, эта фраза производила действие, похожее на укол "сыворотки правды". Во время момента истины, они начинали озвучивать тайную информацию, стуча на других курсантов и обобщая выводы из своих наблюдений.
   - Кто из претендентов относится высокомерно к своим товарищам? - вопрошал жрец.
   - Этим человеком является Фану. Он является лишь послушником храма, ничем не отличающимся от нас, но ведёт себя так, будто уже попал в начальники. За остальными, вроде бы такого не замечал.
   - Кто имеет свойство незаметно отлынивать от занятий? Сокращать дистанцию на занятиях по бегу, заниматься посторонними делами на учёбе?
   - Таких мало, мой господин. Бывает, что Сатни и Пирахт, договорившись друг с другом, позволяют себе пробежать на одну треть круга меньше, пользуясь удалённостью от учителя.
   - Спасибо. Ты, возможно, станешь достоин любви Богов и будешь принят в высшее сословие. Тебя ждёт блестящее будущее, - продолжал вещание жрец. - Только учти, если появятся дополнительные сведения по интересующим меня вопросам, - Сатхуб делал многозначительную паузу, - ты первым должен прийти и сообщить мне это, назначив встречу тайно, под любым предлогом. Если с этой информацией до тебя придут другие, то будешь сам виноват.
   Жрец вставал со своего места и провожал кандидата до выхода лично, будто проявляя ему своё благожелательное отношение.
   В конечном счёте, половина претендентов отсеялись ещё до момента тестирования Взглядом. Сатхубу было обидно, что в числе их, оказались действующие послушники. Однако, и среди выходцев из крестьянского сословия, также нашлись ленивые и высокомерные люди, негодные для исполнения задуманной великой миссии.
   Ещё одним обстоятельством, осложняющим начатое дело, являлся начавшийся набор рекрутов в армию фараона Тутмоса III.
   Агенты местного номарха Хураима шныряли по окрестностям, переплывая на лодках на восточный берег Нила, переписывая всех мужчин, годных к службе. Не раз они были замечены и в деревнях, расположенных вблизи территориальных владений храма Тота. На земли храма вербовщики старались не заходить, но, в то же время, утаить то, что десятки перспективных солдат находятся на его территории, было невозможно, что не могло не вызывать их трудно скрываемое раздражение.
   Слуг правителя "Инбу-хеджа", I нома Нижнего Египта, можно было понять: задача, поставленная номархом, подразумевала призыв определённого количества молодых мужчин, обязанных влиться в войско, собираемое главой государства для очередного, уже 13-го похода, в сторону Хеттского царства, где опять наметились волнения среди местных царьков, объединившихся вокруг правителя города Кадеша. Все новобранцы должны быть физически развиты, выносливы и здоровы, иначе, гнев фараона мог обрушиться на номарха, подобравшего ему негодных солдат.
   Людей из своей личной охраны, наёмников и надсмотрщиков, номарх Хураим отдавать не планировал, ибо из победоносных кампаний Тутмоса III, бывало, возвращалась лишь половина от первоначально собранного войска. На что, конечно, родственнику сокологолового Бога Амона-Ра было глубоко плевать. Его интересовали лишь трофеи и распространение личной власти на завоёванные земли.
   "Ситуация пока ещё не критическая, - размышлял Сатхуб, - но, в любой момент, может стать таковой. В священные залы храма, конечно, никто, кроме жрецов и лично фараона - входить не имеет права, но если от номарха явится отряд его личных стражников, то всех курсантов, прямо из казармы могут забрать в армию. И без лишних разговоров.
   Хм-м-м... Следует ещё учесть прибытие в скором времени передовых отрядов Тутмоса III, для организации продвижения войск на север и тылового обеспечения. Эти... вообще не церемонятся. Хватают всех подряд, способных держать копьё в руках. Так что, лучше бы Михаил поторопился с прибытием".
  
   Глава 11
   Морозный туман.
   Снег, мельчайшими чешуйками возникающий на уровне крыш домов, падающий в неподвижном воздухе на молчаливые дома и автомобили, делающий их неразличимыми клонами... Лёгкий скрип, раздающийся из-под ног редких прохожих и темнота.
   Обычное декабрьское утро в уральском городе, не самое плохое, а скорее стандартно-привычное, знакомое своим неодолимым желанием кратчайшей дорогой добраться до тепла, несущего уют и блаженное спокойствие.
   Миша сидел в салоне своего автомобиля и, негромко включив плеер, в стотысячный раз слушал творчество группы "Queen". Голос демонически обаятельного Фаруха Балсара (Фредди Меркьюри) обладал мощнейшей энергетикой: он завораживал и звал за собой в бессмертие.
   "Действительно, Фредди сдержал своё слово, - думал Миша. - "Я не буду рок-звездой, я стану легендой", - так Фредди Меркьюри когда-то сам определил свою судьбу.
  
   "Ну вот, и нужный дядя", - Миша увидел свернувший в его сторону джип Ниссан чёрного цвета. Ювелир Серёжа подъехал к мастерской с немецкой пунктуальностью.
   - Привет! - без улыбки, приняв самый серьёзный вид, поприветствовал Миша своего старого друга.
   - Я думал ты не приедешь... - в качестве ответа неопределённо протянул ювелир.
   - Ну как ты мог! Я известен тем, что всегда сдерживаю обещания.
   - ... это обещание... понимаешь, оно не было похоже на правду.
   - Паркуй тачку и подходи ко мне, покажу кое-что, - Миша махнул рукой себе через плечо.
   Пара минут...
   Пиликнула сигнализация и ювелир, с барсеткой, зажатой в кожаных перчатках, неспешной походкой подошёл к автомобилю. На его лице не читалось никакого любопытства, лишь скука и подобие дружелюбной улыбки.
   - Я отниму у тебя ровно одну минуту, спешу, дружище, - сообщил Миша. - После, можешь забыть о нашей встрече.
   Он достал с заднего сидения слиток, завёрнутый в белый, с синим логотипом торговой сети "Лента", пакет и положил его рядом с передним колесом. Затем, извлёк разделочную доску и топорик. Ещё несколько секунд ушло на размещение свёртка на доске... взмах топором... и третья часть от "эскимошки" отделилась от основной части.
   - А теперь, отгадай загадку, - сообщил Миша ничего не понимающему ювелиру. - Что в этом обрубке?
   Он сунул килограммовый кусок в свободную руку Сергея, застывшего с тупым выражением лица в районе капота. Несколько секунд ничего не происходило.
   - Этого не может быть... я не могу это взять.
   - Знаешь, отец Сергий, как говорил один апостол: "Даром получили, даром давайте" (Мф.10:8). На всё воля Божья. Бери товар, пока я не передумал!!! - жёстко повысил голос Миша. - И не корчи из себя девочку. Я ведь знаю, что для тебя - это всего лишь сырьё, из которого ты лепишь свои изделия. Вещь необходимая, как пластилин для детсадовца. Так что... немедленно спрячь металл от посторонних глаз и не выпендривайся. Теперь я готов выслушать ответную информацию, - Миша вопросительно уставился на визави.
   В голове ювелира бушевал шквал мыслей. Если бы ЭТО было пятью граммами... или двадцатью пятью. Стоит ли размениваться по мелочам? Бесплатные подарки, как правило, только там: в маленьком устройстве с пружинкой, где лежит кусочек ароматного сыра.
   С другой стороны, увесистый кусок металла, легко и просто обрубленный обычным топором, судорожно зажатый... уже (!) зажатый в собственной руке, отягощающал её своим весом.
   Ведь ЭТО его завтрашний светлый день... ЭТО совместный, с молодой женой, тур на Кипр... ЭТО налоги, аренда, задел на будущее. ЭТО, в конце концов, озорной и преданный, по самый хвостик, "йорик". Не собака, а мечта.
   Сергей, негнущимися пальцами, попытался засунуть свёрток в карман пуховика. Получилось лишь со второго раза. Язык во рту онемел.
   - Да ты не волнуйся, уважаемый...- Снисходительно произнёс Миша. - Если замёрз, то плиз, в мою машину. Кофе не обещаю, но там "светло, и тепло, и мухи не кусают", вспомнил он цитату из книги Николая Носова про Незнайку.
   Из всего сказанного, ювелир услышал лишь про "кусают". Он сделал шаг в сторону.
   - Ты в общем... иди в "Восточную Кухню", на Подлесной, спроси Алика. Он лишних вопросов не задаёт. Обещаю.
   Серёжа сделал ещё один шажок в сторону и, кивнув на прощание, резко развернувшись, направился к своему джипу. Старт со второй передачи, и машина рванула в неизвестном направлении, оставив за собой лёгкую дымку потревоженного снега.
   "М-м-да... Возможно, я ему испортил рабочий день. Увы, перстней с изумрудами мы сегодня не увидим. А завтра он явится на работу с частным охранником. Ох уж эти ювелиры... Недоверие ко всем окружающим, выработанное на уровне "основного инстинкта"... - в голове внезапно всплыло название эротического триллера, с Майклом Дугласом и Шерон Стоун в главных ролях.
  
   Остаток утра и обеденное время прошли в гостях у антиквара Вадима.
   - Я по случаю прикупил патефон и вспомнил про твои пластинки, - сообщил он другу на пороге его подвального логова. - У тебя же есть Собинов, с песней "Любви моей ты не поняла"? И ещё, меня интересует Стрельнинский цыганский хор Лебедева.
   - Ого! Ты начал разбираться в серьёзной русской музыке, - нарочито радостно произнёс Вадим. - Заходи. Наливочки?
   - Сегодня нет, я за рулём.
   - Тогда чай-кофе?
   Чаепитие закончилось покупкой пяти дореволюционных пластинок с романсами и цыганщиной, после чего антиквар, по просьбе Миши, умотал к себе на четвёртый этаж, закрыв того снаружи на амбарный замок и оставив в его распоряжение компьютер.
   Изучение длинного списка тропических болезней вогнало Мишу в тоску.
   Он знал и до этого, читая "Жизнь животных" Альфреда Брема, в 1847 году отправившегося в рискованную пятилетнюю экспедицию по Египту, Нубии и Восточному Судану, что выше нильских порогов европейцы физически не выживают из-за тропических лихорадок. Да и наместники, назначаемые турецким пашой, по той же причине постоянно меняются, покидая сей бренный мир со скоростью пары сезонной обуви.
   "Особенности климата стоит учитывать в планировании, такими вещами нельзя пренебрегать, если ты собрался осваивать африканские просторы. "Взгляд", конечно же, поддержит моё здоровье, но эта египетская зараза... она может любого угробить, особенно будет жалко моих личных охранников, отобранных Сатхубом, - мрачно думал Миша. - Нужно сделать людям прививки и заиметь походную аптечку, содержащую антибиотики, противовирусные и противопаразитарные средства. Да и антидоты от яда змей: прекраснейших кобр, рогатых гадюк и чёрных мамб - не помешают. А вот на скорпионов мне плевать. Эти твари неприятны, но не смертельны. Будем сами их отлавливать и жарить. - Он вспомнил рекламу известного ресторана в Синдзюку (адм. район в Токио), где жареные скорпионы, без жала, разложенные на рисовых лепёшках, смотрятся весьма не хило и отлично подходят к выдержанному красному вину. "Ничем не отличаются от креветок", - сообщают клиенты ресторана.
   "Нужно разузнать про центры вакцинации от тропических болезней", - была финальная мысль.
  
   Глава 12
   Ужин в "Восточной Кухне" был необыкновенно вкусным. Отдельно-стоящее заведение, летние веранды которого выдвигались лес, огибая вековые сосны, растущие в городской черте, пользовалось огромной популярностью среди жителей близлежащего микрорайона.
   "Буглама" (тушёная баранина на кости), с гарниром из печёного на углях картофеля, таких же печёных баклажанов... десерт из "лаб-лабби"... и всё это - за очень небольшие деньги, произвело на Мишу самое благоприятное впечатление. В заведении имелось несколько залов, массивные деревянные столы, услужливые официанты в фартуках, живая музыка от профессионального саксофониста.
   "Прекрасное место не только для празднования юбилеев, но и для обычных ужинов", - удовлетворенно подумал он.
   В момент подачи еды на стол Миша жестом приблизил официанта к себе, сообщив ему требовательно и предельно корректно:
   - Пригласите сюда Алика. Он мне нужен по очень важному делу, не терпящему промедления.
   Официант, высокий молодой мужчина восточного вида, аккуратно подстриженный и подтянутый, едва заметно кивнул головой и исчез из поля видимости.
   - Алик просил подождать 15 минут, - сообщил он тихим голосом, вернувшись к столику.
   Миша вытащил сигарету из пачки и, накинув на себя куртку, вышел покурить к выходу, ведущему на летние веранды. Свободные от работы официанты, девушка и парень, перекуривали там же, бегая стряхивать пепел в урну, установленную вдалеке.
  
   "Надо же, как всё резко перевернулось, буквально на глазах... - подумал Миша. - Раньше курили везде, в любых общественных местах, в любых помещениях, и никакой проблемой это не являлось. Курили даже в самолётах. Когда мы, с мамой и папой, в раннем детстве (первая половина 1970-х) летели на самолёте до Симферополя, стоило лишь погаснуть надписям "Пристегнуть ремни" и "Не курить", как множество пассажиров выдвинули пепельницы из подлокотников и закурили. А что такого? Вентиляция работает, дым вытягивается в потолок, и никто ни на кого не в обиде. Если человеку надо - пусть курит, другим-то, какое до него дело?
   Сегодня всё стало наоборот. Некурящие люди начали всячески угнетать курящих, лицемерно аргументируя свои действия заботой об их здоровье. А уж непрерывное повышение цен на сигареты - это вообще, отдельная тема. Пачка сигарет сегодня имеет стоимость килограмма сосисок. Если так дело пойдёт и дальше, то, в скором времени, тонкие сигареты, с нулевым содержанием смол, и обезникотиненные на 99%, будут доступны лишь чиновникам, олигархам и криминальным авторитетам. Весь остальной народ, который, согласно главному санитарному врачу РФ, Геннадию Онищенко (ныне депутату Госдумы), является неразумным быдлом, продолжающим курить, перейдёт на употребление самосада и махорки. И этому деятелю, то есть санврачу Онищенко, ничуть не жаль отравленных сограждан. Курят махорку? Умирают от онкологии и ишемии, вызванных запредельным содержанием в низкосортном табаке смол и никотина? Значит, сами виноваты.
   М-м-да... Это же надо было так извратить постановку вопроса.
   Честно говоря, тощий и морщинистый "дядя Гена", периодически появляющийся на телеэкране, вызывает живую ассоциацию с Егором Кузьмичём Лигачёвым, в 1985 году решившим насильно "осчастливить" русский народ ограничениями на алкоголь, став инициатором Горбачёвской антиалкогольной компании. Но, тот урок, как говорится, не пошёл впрок.
   Подведя итоги борьбы с алкоголем, можно утверждать, что:
   1. Кратно выросло число отравлений, поскольку, вместо ставших вмиг недоступными напитков, люди начали употреблять самогон, стеклоочистители и прочую отраву с запахом спирта, включая клей БФ ("Бориса Фёдоровича") и смертельный метанол.
   2. Борьба за трезвый образ жизни полностью провалилась. Помимо прочих факторов, антиалкогольное закручивание гаек ускорило распад государства СССР.
   3. Имя политического деятеля, звучащее, как "Егор Кузьмич Лигачёв", стало народным ругательным словом, сочетаемым, как с литературными выражениями, типа "козёл драный", так и с полной нецензурщиной: "пи...", "...дак", "престарелый ...натик", и так далее.
   Интересно отметить, что Верховный Совет СССР и правительство оказали полную поддержку сумасбродству Лигачёва-Горбачёва. Спрашивается: а где в этот момент были умные люди, владеющие перспективным мышлением и способные, словно шахматисты, просчитывать последствия на десятки ходов вперёд? Да хрен их знает.
   Ложь и мракобесие правят нашим миром. На смену одним "благодетелям" русского народа приходят другие, и всё закручивается по новой спирали.
   "Покуда есть на свете дураки, обманом жить нам, стало быть, с руки", - в довершение мысли возникли строки из песенного дуэта кота Базилио и лисы Алисы.
  
   Кофе "Доппио", поданное в маленькой 60-граммовой чашечке, имело великолепное шоколадное послевкусие.
   Не успела остыть пустая чашка, как к столику подошёл пожилой смуглый мужчина с настороженно-внимательным взглядом. Смуглое, слегка одутловатое лицо, тёмные круги под глазами, мешковатая одежда... Ничем не примечательный отец семейства, проживающий вдали от родины и имеющий заработки от случая к случаю - таково было первое впечатление.
   Миша неопределённо кивнул на место рядом, хотя "напротив", имелась целая мягкая скамья.
   - Михаил, - скупо произнёс он.
   - Алик.
   - Так вот, Алик, - Мишин голос был тих и вкрадчив, - я человек простой, но и не совсем обычный. Сразу успокою: к ментам отношения не имею, к блатным тоже. Тебя мне порекомендовал один очень уважаемый дядя. Не буду говорить кто, но ты его прекрасно знаешь.
   Можешь доверять моим словам, а можешь и не доверять... лично мне абсолютно без разницы. Предлагаю сделку: ты покупаешь то, что я сейчас оставлю. Или возвращаешь назад. Как говорится: "фифти-фифти"... Мне сказали, что ты честно ведёшь дела. На этом, - Миша внимательно посмотрел Алику в глаза, - вступительная часть окончена. Будем считать, что знакомство состоялось.
   Он молча положил 2,5-килограммовый слиток золота, по-прежнему находящийся в отрубленном топором пакете с логотипом "Лента", на стол, рядом с вложенной в папочку платой за ужин.
   - Вот. Зацени. Моя цена составляет 50% от рыночной. Никто и никогда не предложит тебе более выгодных условий. Ищи наличку. Я приду послезавтра в это же время. Принесу ещё.
   - Is everything clear? - произнёс Миша, слегка приподняв брови.
   Судя по выражению Аликовских глаз, тот был не в зуб ногой в английском.
   - Всё понятно?
   Ответом было глухое молчание жителя Кавказа, поджавшего губы и не сводящего взгляда с пакета на столе.
   Встав с лавки, Миша, не оглядываясь, направился к выходу, где в темноте зимнего вечера был припаркован автомобиль.
   "А вот в следующий раз, я уже приеду на такси и без телефона. Там, где крутятся очень большие деньги, рано или поздно начинается охота на зайцев, с поиском "жирового" следа (пути к тому месту, где заяц кормится), групповым загоном под руководством опытного егеря и финальным выстрелом, сопровождаемым восторженным возгласом: "Готов красавчик!". Так пусть побегают по лесам и болотам, будет интересно понаблюдать".
  
   Алихан задумчиво смотрел на блестящий кусок металла на собственном столе, не понимая сути происходящего. Рядом с обрубышем лежал чёрный пробирный камень, с двумя одинаковыми жёлтыми полосками: от полученного образца и от эталонного ГОСТовского слитка, приобретённого в Сбербанке. Получается, что чистота пробы 999? Он недоверчиво взял болванку в руки и чиркнул по пробирнику другим краем обрубленного слитка. Результат тот же...
   "Произошло что-то, чего не должно было быть. Этот, как его, Михаил... не боится, что я уйду в отказ? Сумма ведь получается нешуточная".
   Хм-м-м...
   Алихан вспомнил, как странный посетитель кинул на стол кусок золота, будто находился у себя дома.
   "Похоже, дело тут непростое, - продолжил он свои размышления. - Но на мента он точно не похож. Эти шустрики, просто так, килограммами рыжья не швыряются. Да я, забрав этот кусок, могу свинтить к себе в Ингушетию, и ближайшие 10 лет наслаждаться жизнью, учитывая местные цены. А как он тогда отчитается перед начальством, а начальство перед Гохраном? Не-е-е, этот кадр не из органов.
   На бандита тоже не тянет. Бандиты, перво-наперво, сообщают, под кем работают, чтобы не возникло непоняток. Да и у блатных, порядки гораздо строже, чем у ментов: просрёшь металл и прощай голова.
   И под старателя не катит. Во-первых, старатели приносят песок, а не слитки. Цена одна и та же, зато песок легче спрятать при перевозке: так зачем же мудохаться с переплавкой? Во-вторых: таёжные копатели работают артелями, а в любых коллективах... - Алихан вспомнил годы своей работы на Алданских приисках, - везде одно и то же: скупость, подлость, подставы... ведь корысть, даже в тайге, находится во главе угла. Там, в артелях, некоторые люди за копейку готовы удавиться, от жадности. И, если вдруг случится, что представитель артели начнёт распоряжаться общественным товаром "в полцены", то у компаньонов мигом крышу сдует. Такую щедрость не прощают даже близким друзьям.
   Кто же остаётся? Из "археологов"? Возможно. Но есть один нюанс: товары от кладоискателей имеют высокую антикварную стоимость, в десятки раз превышающую стоимость драгоценного металла, из которого сами сделаны. Поэтому "археологи" сбывают барахло в других местах и другим людям...
   Выходит он одиночка? Ну, что-то с трудом в это верится. За всю свою жизнь не встречал таких самоуверенных одиночек, с отрубленными слитками в отрубленных пакетах. Он что, "999" золото топором рубил???" - Алихана аж передёрнуло от такого кощунства.
   "И как это понимать: "принесу ещё"? Да и как он со мной разговаривал... - кавказец напряг извилины, но ничего, что можно было бы предъявить за наглость, из монолога незнакомца так и не вспомнил. - Двусмысленные интонации, чувство скрытого превосходства. Чего стоит лишь одна фраза "is everything clear?"... Да ладно, хрен с ним. Пусть несёт металл, а там посмотрим. Может быть, и выясним правду. Однако нужно дать знать боссу".
   Алихан набрал одиннадцать цифр на смартфоне. После второго гудка на том конце сняли трубку.
   - Звонит Алик, соедините меня с Саидом Хамиевичем. Дело срочное. - Алихан проглотил слюну от волнения, ибо "срочное дело" подразумевало незапланированное отвлечение босса от его текущих дел и, в случае пустого трёпа, в ответ могла прилететь изрядная 3,14здюлина, влекущая за собой оргвыводы и понижение в должности.
   - Слушаю, - в трубке раздался властный голос.
   - Моаршал хаттар, Саид! Беспокоит Алихан.
   - Дукха вахалва хьо! Фу деш да шо?
   - Аль-Хамду ли-Ллях, не жалуюсь.
   - Надеюсь, у тебя имеются важные новости?
   - Важнее некуда, мне нужен твой совет, как правильно поступить.
   - ?
   - Появился продавец качественного товара. Даёт на реализацию и за полцены. Товар получен мною под честное слово и уже проверен. Чистоту подтверждаю.
   - В чём же затруднения? Я очень рад твоему умению вести дела.
   - У меня нет столько налички. А через сутки, он сказал, что принесёт ещё. Намекает на постоянные поставки.
   На том конце задумались.
   "Что значит "нет налички"? У Алихана в сейфе всегда лежит не меньше полутора лямов на непредвиденный случай... Видимо, ситуация действительно нестандартная".
   - Делай так: оплачивай ему, сколько у тебя есть. Забирай у клиента следующий товар, после чего, разузнай про график поставок. Если вторая партия окажется и последней, то кидай её в общак. Челу этому - помаши рукой на прощание. Не волнуйся, он не обидится. За безопасность можешь не волноваться. Если хочешь, то личного телохранителя обеспечу, на некоторое время. А если случится невероятное, и у нас действительно появятся серьёзные перспективы, то направляй его в "Грабли", там администратор со мною свяжет. Оплату за вторую партию выдам ему лично, - босс едва заметно хмыкнул, - если будет харашо сэбя вэсти...
   - Благодарю за совет. Марша алда!
   Алихан нажал кнопку сброса вызова. Итоги разговора с боссом не допускали двойного толкования.
  
   Глава 13
   На следующее утро Миша заехал к родителям.
   Мама и папа, живущие в "двушке" на девятом этаже, с паркетным полом и застеклённой лоджией, просыпались в районе 9 часов утра. Далее они занимались водными процедурами, завтракали и, уже ближе к обеду, расходились по магазинам, аптекам и поликлиникам. Звонок в дверь, в 10-00, застал их врасплох.
   - Привет!
   - Сыночек! - Воскликнула мама. - Чего же ты не позвонил заранее?
   - Прости, у меня телефон выключен.
   - Что-то случилось?
   - Ничего из ряда вон. Так вы меня будете чаем поить?
   Из ванной вышел папа, радостно обнял.
   - Проходи Мишенька, - засуетилась мама, включая чайник и накрывая на стол.
   Тот помыл руки и плавно подсел к обеденному столу. На столе появилась скатерть, чашки, печенье и мёд от знакомого пасечника. Начался неспешный разговор.
   К своим родителям Миша относился с благоговением: "Эти люди святые, ибо они верят в своего сына и умеют прощать".
   "И когда стоите на молитве, прощайте, дабы и Отец ваш Небесный простил вам согрешения ваши (Мар.11:25)", - вспомнились строки из Священного Писания.
   Человеческая жизнь идёт по замкнутому циклу, предоставляя детям личную возможность научиться любви и прощению, на примере родителей.
  
   Из Мишиного рассказа выходило, что его жизнь кардинально изменила вектор движения, и что:
   1. С Ольгой его более ничего не связывает. Однако - всё впереди, включая любимую женщину и маленьких детишек.
   2. Увольнение с ТЭЦ было необходимо, так как ему предложили высокооплачиваемую работу в фирме, контролируемой спецслужбами и работающей по контрактам с МО. Ведь там, на ракетных полигонах, тоже есть свои котельные, системы водоподготовки, паропроводы и теплообменники.
   3. Квартиру, увы, пришлось переписать на "бывшую".
   От последних слов маму чуть не хватил удар. Папа хмуро уставился на свою чашку с остывающим чаем...
   - Волноваться нет причин. Ваш сын, во-первых: не дурак, и, во-вторых: ничего не делает зря, - заверил Миша. - Уже завтра, мне выдадут аванс на покупку новой квартиры. Через месяц - ещё столько же. Там, на новом месте работы, зарплата, как у президента. Единственный минус, что телефон мой будет засекречен. Но вы можете звонить на старый номер: ближайшее время я буду на связи. Если не дозвонитесь - набирайте Виталика, он найдёт способ со мной связаться. Либо Ольгу: я иногда буду ей позванивать со служебного телефона.
   К вам в гости я обязательно буду наведываться, не реже раза в месяц. О вашем здоровье и благополучии - позабочусь.
   В данный момент я не могу сказать фамилий и адресов, но у вас больше не будет проблем с медобслуживанием, транспортом и оплатой коммунальных счетов. Вообще никаких проблем не будет. Моя новая контора обеспечивает даже бесплатными путёвками в санаторий, причём, согласно личным предпочтениям. Ждите меня завтра вечером: если появятся вопросы, то порешаем.
   Как и ожидалось, родители испытали шок от перемен. Утешение насчёт "завтра" их немного успокоило, ибо такие вопросы не обсуждаются с кондачка, а обстоятельные мысли пробиваются в головы пенсионеров со скрипом.
   - Будем ждать тебя весь день, дорогой сын, - сообщила мама на прощание.
  
   Очередной Мишиной целью стал Центральный рынок, а именно, та его часть, где продавалась электроника.
   На обочине тротуара, как всегда, стоял неприметный микроавтобус с надписью "Продажа-покупка сотовых телефонов". Недолгое общение с продавцом... и пара трубок, вместе с сим-картами, сменили право собственности. На всякий случай, Миша сообщил:
   - Завтра приеду за крупной покупкой. Мне нужно двадцать телефонов, но при одном условии: в каждом из них, должна находиться действующая "симка". А оператор связи - без разницы".
   - Давай начинай комплектовать товар и готовить список "симок" с ПИН-кодами. Вот тебе "тридцатка" в знак серьёзности намерений, - Миша достал из кошелька тридцать тысяч рублей и вручил опешившему торговцу.
  
   Вечером того же дня, Миша, одев кроссовки, спортивную куртку и, закинув на спину лёгкий рюкзачок, выбежал на пробежку.
   Через десять минут, в наступающих ранних сумерках показался ж/д вокзал, кусты, каменные стены строений, с крупной буквой "Z"... и чьи-то следы, одиноко бредущие вдоль зданий.
   "Сколько же вокруг народа неприкаянно слоняется по окружающему пространству. По развалинам, помойкам, перелескам... Ладно бы летом, но и 20-градусный мороз их не останавливает. Бесцельно выходят из дома и топают, куда ноги несут, - глядя на отпечатки обуви в рыхлом снегу, подумал Миша. - Есть такое слово - шароёбиться".
   Возможность мгновенного переноса с помощью Взгляда он решил не использовать без крайней на то необходимости. "Мало ли что? Увидит какой-нибудь придурок "явление пророка" из ниоткуда. Так ведь, затем, могут прийти всей толпой и вытоптать все кусты, в поисках вещественных доказательств. А ведь у меня там, кроме жёлтого металла, ещё и священные камни заныканы".
   Миша разгрёб руками снег и извлёк два золотых слитка: "Ого, какой вес! - На его спине повисли две "эскимошки", суммарным весом 7 кг. - Пробежка с таким грузом будет проблематична, я же не супермен из фантастического боевика".
   Он аккуратно закидал место раскопок снегом, затем потоптался и, оставив напоследок жёлтую лужицу на месте своего захода в кусты, двинулся в сторону дороги, ведущей от вокзала в город. Дойдя до ближайшего дома, увидев его номер, он вставил аккумулятор в купленный утром телефон и набрал вызов такси.
   Ожидание было недолгим. Машина с жёлтой полосой услужливо распахнула переднюю дверь и помчала его в "Восточную Кухню".
   - Стой тут. Затем отвезёшь меня обратно, откуда взял. Вот тебе предоплата... - Миша протянул несколько купюр, составляющих половину дневного заработка таксиста. - Получишь ещё столько же, когда приедем на место. Нет вопросов? Тогда я пошёл ужинать.
   Водитель кивнул головой, заранее соглашаясь на все условия.
   "Порой, попадаются чокнутые клиенты, - подумал он. - Однако не так часто, как хотелось бы. Они похожи на зачётных судаков, с глубины 18 метров. Такой улов случается весьма редко и запоминается надолго".
   Он прибавил громкость "Авторадио" и откинулся в своём кресле.
  
   Не успел Миша сесть за столик и сделать заказ, как из служебного прохода показался сияющий приветливой улыбкой Алик.
   "Выходит, ждал меня барыга, возможно, что с самого утра", - подумалось мельком.
   - Приветствую тебя, дорогой гость Михаил! Сегодняшний ужин за счёт заведения, - с нескрываемой радостью произнёс Алик. - Дружбу с тобой нужно ценить, - по-восточному льстиво сообщил он.
   Что и говорить, после таких слов было невозможно остаться равнодушным. Миша ответно улыбнулся и жестом пригласил партнёра за свой стол.
   - Нет-нет. В общем зале не место для серьёзных дел, - с ходу пресёк его Алик. - Прошу в ВИП-зал. Сегодня, совершенно случайно, там нет гостей. Он повернулся вполоборота и пропустил Мишу вперёд, в неприметную арку, скромно освещённую тусклыми фонариками.
   ВИП-зал не отличался большими размерами, однако дышалось в нём легко, там не было ни жарко, ни холодно. Зашедший следом официант молчаливо уставился на Мишу.
   - Я спешу, - с ходу сообщил посетитель. - Давай, неси то, что есть в готовом виде. К примеру, салат из сельди с картофелем, рулетики из баклажана с грецким орехом, ну и, рюмку 40-градусной, мне... для аппетита. И чай для уважаемого, - Миша требовательно посмотрел на Алика, и, не дождавшись ответа, продолжил, - хозяина.
   - Можешь курить, - сообщил Алик. - В этом зале не действуют общественные правила.
   Он кивнул на пепельницу. Миша молча достал пачку "Парламента" и закурил. Некоторое время они разглядывали друг друга.
   - Люблю пунктуальных людей. Сразу видно, что ты надёжный человек, - начал разговор Алик. - Твой товар я беру. Хороший товар. Но, следом за такими объёмами, могут явиться сотрудники спецслужб, а это чревато крупными неприятностями. Очень опасная ситуация, понимаешь? В то же время... 50% скидка от розницы - это, действительно, очень выгодные условия. Я был вынужден пойти на серьёзный риск. Так что не обижайся, всё что мог, до копейки, выплачиваю тебе. После ужина выйдешь через задние двери, там, на лавке ближней веранды, лежит пакет. Уйдёшь через стоянку, не заходя обратно в заведение.
  
   В этот момент открылась дверь, и подошедший официант начал выставлять на стол заказанную еду.
   Миша поднёс к губам рюмку водки, отпил капельку, оценил вкусовые ощущения.
   "Похоже, у меня начинается паранойя, - разволновался он. - Однако в настоящий момент им нет смысла травить меня клофелином. Позже... возможно, но только не сейчас". Рюмка была выпита не глядя, под закуску из слабосолёной сельди. "Вкуснятина", - подумал Миша, тыкая вилкой в баклажановый рулетик. Начинка из грецких орехов оригинально насытила орган обоняния своим неповторимым ароматом: "Прекрасные блюда изобрели на Востоке, настоящая сказка".
   - Давай будем друзьями, - широко улыбнулся Алик. - Мы друг другу нужны.
   Он выжидательно посмотрел на жующего партнёра. Нехотя продолжил:
   - Ты обещал принести ещё партию товара...
   - Так я принёс, - лениво произнёс Миша. - Только есть нюанс: партия очень большая. За такие деньги убивают не глядя. В общем, я не могу решиться. Сижу и думаю, правильно ли я всё делаю?
   Алик поперхнулся от неожиданности. Несколько секунд он не мог найти подходящих слов.
   - Ну, так-то оно так. Однако сегодня тебе никто не предлагает оплату за большую партию. Такое количество нала нужно ещё собрать. Здесь не Москва... Тебе, Михаил, ведь дали рекомендации относительно меня? И мы доверяем друг другу? Без доверия не бывает бизнеса, - осторожно, чтобы не спугнуть добычу, Алик озвучил прописную истину в деловых отношениях. - Сходи, в конце концов, на веранду и забери свои деньги.
   - Да ладно, верю.
   Миша снял рюкзак и вывалил из него два слитка на мягкое сиденье лавки.
   "Целые, не рубленные топором!!! - мысленно возликовал барыга. - Однако сколько же весу будет в них? - Он прикинул в уме и ужаснулся. - Такое количество золота добывает артель старателей, на сибирских россыпях, за несколько недель упорной работы. С бульдозером, экскаватором, дробилкой и грохотом. Да что же это творится?".
   Молчание продолжалось пару минут. Алик никак не мог взять себя в руки. Наконец, он выдавил:
   - Это весь металл или будет ещё?
   - Будет и ещё... Когда мы начнём сотрудничать, то каждый месяц будет ещё "по стольку", а может быть и больше... - последовал кивок головы в сторону слитков. - В январе, феврале, марте, апреле. Я не располагаю большими запасами, поскольку они накапливаются постепенно. Добыча золота - это непосильный труд, сам должен понимать, - Миша, совсем не в тему, позволил себе ухмыльнуться. - Ну, а если есть желание кинуть меня на бабки - то можешь сделать это прямо сейчас, забрав рыжьё себе на память. ДАРЮ! - он эмоционально посмотрел в глаза собеседнику. - Бери и сообщай "рахмат". Мне жизнь дороже. Но, после этого, друг мой, увы... ариведерчи. Прошу не обижаться за откровенность. Короче: тебе неделю на сбор средств. Хватит времени?
   - Конечно, уважаемый. Но деньги будут гораздо раньше. Только получать их придётся в Москве. Поскольку ты обещаешь дальнейшие поставки, то это уже не мой уровень. Ты только не подумай, что придётся тащить всё это, - он кивнул на товар, - с собой. Сдаёшь здесь, а завтра получаешь деньги в Москве. Крупными поставками мой босс занимается лично. Там, в столице, и защита на высшем уровне... и оплата. Сейчас я дам тебе адрес. Завтра утром садишься в самолёт, и уже днём, получаешь всю сумму разом. Заодно познакомишься с уважаемым человеком из высших кругов общества. Я же, не более, чем приёмщик товара... человек маленький... а в остальном... в жизни никого не подвёл и не обманул, - вдруг начал запинаться Алик.
   На его лице отобразились все страхи и волнения подневольного работника, фатально-зависимого от благосклонности начальства.
   У Миши он вызвал сочувствие.
   - Ладно, забирай товар. Пиши контакты.
   Алик послушно взял листок бумаги и ручку: "Москва, м. Семёновская, ресторан "Грабли", сообщить администратору, что к Саиду Хамиевичу, от Алихана".
   Облизнув вилку от последнего кусочка маринованного лука, художественно разложенного по тарелке с селёдкой, поблагодарив хозяина за ужин, Миша накинул куртку и вышел с заднего входа. На улице дул ледяной ветер, несущий позёмку, пробирающий пешеходов насквозь, но ему было тепло. Каждый раз после еды, Мишин организм непонятным образом согревался, а уж 50 грамм выпитой русской водки, согревали его с удвоенной силой.
   На обледеневшей летней веранде, действительно, он нашёл припорошённый снегом одинокий пакет, скромно лежащий на деревянной лавочке. Кинув его в рюкзак, Миша, твёрдой спортивной походкой, направился к такси, затылком чувствуя внимательные взгляды нескольких людей.
   "Если клиент будет разговаривать с боссом в том же стиле, что и со мной, то жить ему осталось недолго, - прикинул в уме Алик, вышедший на крыльцо в одной рубашке, проводить уважаемого гостя. - Но, похоже, этот поставщик имеет родство с породой хитрожопых и не совершает непростительных глупостей. Не даром, что Миша. В жизни не видел бомжей Мишей, а вот евреев - три через одного. Вероятно, он для каждого собеседника находит свой стиль. Увы... я лично, чувствую себя, после этих разговоров, не в своей тарелке. Али-берды... как он там выразился? "Алибидерче"... Напоминает "Али" и "биде"... "вечером". Тьфу, какая гадость!".
  
   Подъехав к тому месту, где ранее он сел в машину, в районе ж/д вокзала, Миша незаметно сунул включенный телефон под переднее пассажирское сиденье и, расплатившись, как и обещал, с ох...вшим (охреневшим) от такой щедрости водителем, вышел вон, натянув лыжную шапочку по самые уши. Такси умчалось прочь, Миша пустился в бег.
   Некоторое время он петлял по чужим дворам, делая невозможные зигзаги, в результате, прибыв к собственному дому с противоположной от вокзала стороны.
   "Ух, какая получилась замечательная пробежка", - вставая под ласковую струю тёплого душа, подумал он.
   В пакете оказалось 1 500 000 рублей, купюрами разного достоинства. Проверив на свет и на ощупь, Миша удостоверился в их подлинности.
   "На 100 тысяч меня, конечно, кинули, даже с учётом 50% скидки. Похоже, что инстинкт выжимания "последней капельки" - в крови у всех торгашей. Да уж... дурак, хоть и Алик. Потерял доверие с первого раза.
   "Я честный, я очень честный"... А сам, разменялся по мелочам, словно клоун на манеже. Скрысятил 7 % моих кровных бабосов и считает, что всё ОК, - размышлял про себя Миша. - Однако Алик прав насчёт "маленького человека": мелочь - стезя его жизни. Мышь пернатая", - перефразировал он слова тестя, которыми тот выражался при виде голубей на проезжей части: "Кыш пернатые!".
  
   Следующий день был заполнен хлопотами.
   Погрузив диффенбахию и её проращиваемую верхушку в салон автомобиля, он заехал в садовый центр и приобрёл мешок земли плюс горшок. Всё это было перевезено в родительскую квартиру.
   - Вот, поручение вам, - с ходу заявил он. - Когда верхушка даст корни, нужно посадить её в горшок. Заодно и поменяйте землю в старом горшке. - Миша мысленно вычеркнул один пункт из повестки дня.
   Мама кивнула головой.
   - Далее, вот двести тысяч, из моего аванса. Я настаиваю, чтобы вы с папой больше не лечились в государственных больницах. Там, пока дождёшься очереди, можно ласты склеить, и никто за это не будет нести никакой ответственности. Так что, делайте всё, чтобы я не волновался: заведите учётные карточки в "Медлайфе", вставляйте зубы, ходите на массаж, покупайте витамины. Через некоторое время я прикреплю к вам домашнего мастера, который будет выполнять любые поручения: катать вас на машине, записывать на приём к врачам и оплачивать коммунальные счета. Ремонт холодильника, продление "Каспера" на компьютере, замена картриджей в фильтре, неисправная сантехника, сквозняк из щелей под подоконником... - всё будет на его совести. Если не устроит, то найдём другого человека. Только это маловероятно. Я рассчитываю подобрать вам ответственного сотрудника.
   В памяти всплыл образ Геннадия, вернее Геннадия Анатольевича, шустрого пенсионера, управляющего таунхаусом одного местного политического деятеля-бизнесмена.
   Его знакомый уже давно жаловался на скупость хозяев:
   - Понимаешь, мне платят десять тысяч в месяц. Набегаешься за эти деньги, как бобик. И язык на плечо. Попросил повысить зарплату, так они сразу в отказ. И тут, иду недавно по коридору второго этажа, мимо спальни. Лежит на ламинате скомканная бумажка, поднимаю... Чек из московского брендового бутика: "Ремень брючный = 6500 рублей, куртка мужская = 68000 рублей, носки детские = 2700 рублей".
   Хозяева только накануне вернулись из столицы...
   Не знаю, во сколько им обошлась гостиница "Арарат Парк Хаятт", с видом на Кремль и Большой театр, но подозреваю, что не меньше моей годовой зарплаты... за один день. Нехорошие они люди, особенно Надежда Владимировна. Для неё, сумма 2700 - это пара носков для ребёнка. Я же, как невольник при барыне, и на меня ей плевать. А ведь она ещё баллотируется в депутаты от оппозиции, в качестве защитницы интересов простого народа, выступая против "произвола и безнаказанности" правящей партии. А сама - учредитель семи фирм. И денег у неё, как у дурака махорки. Надоело мне всё это двуличие, надо уходить.
   "Такой человек, как Гена, вполне подойдёт для должности "смотрящего" за родителями, - подумал Миша. - Опытный кадр. Дам ему "сороковник" в месяц, пусть радуется и сравнивает новую жизнь с тем нищебродством, когда трудился на скупую миллиардершу Надю и её мужа Андрюшу".
  
   - Значит, ты постоянно будешь в разъездах? - спросил отец.
   - Да. И с этим ничего не поделаешь. Как говорится, под лежачий камушек... Будет ещё и на нашей улице праздник, и очень скоро.
   Миша распрощался с родителями, продублировав им, на всякий случай, телефон друга детства, Виталия Балахнина.
  
   Рынок.
   Двадцать мобильников были куплены в течение одного часа.
  
   Авиакасса.
   Приобретён билет на утренний рейс до Москвы.
  
   Квартира.
   Без любимого цветка квартира казалась пустой и унылой. В носу защекотало от запаха пыли.
   "Надо же, всего пару недель пустует, а уже пахнет нежитью. Однако не помешало бы поесть", - достав из холодильника сетку с картофелем и одну луковицу, Миша приступил к жарке любимого блюда.
   "Сколько не стараюсь, но такая картошка: с хрустящими ломтиками, но не жирная... можно сказать, "диетическая жареная картошка", какую умеет делать мама, у меня не получается, хоть тресни".
   Самым интересным фактом являлось то, что лакомый деликатес готовился на обычной чугунной сковороде, ведь при социализме никаких "тефлонов" и в помине не было. Вот, что значит опыт. Истиного мастерства, без опыта, не добьёшься.
   Мама родилась и выросла в украинском Житомире, и, иногда, вспоминала голодные послевоенные годы. "Лушпайки" - так назывались очистки от картофеля, продаваемые на рынке по 10 копеек за ведро, идущие на корм свиньям. Однако людям тоже хочется кушать, вот местные дети и приноровились поджаривать их на курином жире, заполняя коридоры старинного 3-х этажного здания, стоящего на улице Кооперативной, по-соседству с костёлом, невыносимо-вкусными ароматами.
   "Тяжёлая жизнь досталась нашим родителям..." - порой сочувствовал Миша.
  
   Глава 14
   Спрятав камни под жестяным подоконником на балконе, он взял в столицу лишь два из них. Один был намертво зашит в пояс брюк, второй же - помещён в застёгнутый на "молнию" отсек кожаного портфеля, среди груды монет, ключей от дома, початых упаковок с жевательной резинкой и дисконтных карт сетевых магазинов.
   Спокойно пройдя входной контроль, Миша прошёл в зал отлёта и выпил бокал пива в пивном ресторане "Хамовники".
   "400 рублей за поллитра... - грабёж среди бела дня. Впрочем, коммерсанты не виноваты в этом: они готовы продавать товары по более низкой цене. Но, если аренда торговых площадей обходится в совершенно немыслимые суммы, то куда денешься? Хозяева всех, без исключения, российских аэропортов - это очень "авторитетные" люди. Расположившись в тихих кабинетах, они лишь посмеиваются над дурачками-пассажирами, отстёгивающими 10-кратно накрученную цену за самые рядовые покупки, типа чашки кофе или бутылки минералки. Их логика проста: не хочешь - не покупай. К сожалению, альтернатива этому беспределу ликвидирована на корню и прилегающие к аэропортам территории полностью зачищены от мелких лавочников.
   Что и говорить, система торговли внутри воздушных гаваней являет собой наглядный, и ничем не обоснованный абсурд, вызывающий неприятие всех, до единого, представителей социальных слоёв общества. Их мнения по данному вопросу полностью совпадают.
   Однако спрашивается: "Кто же должен наводить порядок"?
   Взять, к примеру, меня самого: я хочу, но не могу. У меня, элементарно, нет полномочий. А те госслужащие, у которых эти полномочия есть, наводить порядок не спешат. По-видимому... как бы сказать помягче... явление имеет некую материальную составляющую, препятствующую наведению порядка.
   На последнем утверждении линия окружности замыкается сама на себя, возвращая нас в исходную точку рассуждений.
   Приходится констатировать:
   1. Зло торжествует.
   2. Приветствуем вас, уважаемые авиапассажиры, в зоне ожидания вылета, в ресторане "Хамовники". Чашка "латте" здесь стоит 450 рублей, а тот, кто находится на диете, имеет возможность купить тарелку мерзко-липкой овсянки за 200 рублей. Итого: 650. Кто не верит - читайте отзывы посетителей в интернете.
  
   Москва.
   Тёмнота начавшегося буднего дня украшалась огнями реклам и подсветками зданий.
   Миша мчался на аэроэкспрессе в сторону Павелецкого вокзала, сквозь жилые микрорайоны, развязки и застрявшие в бесконечных пробках ряды автомобилей. Тишина в вагоне, мягкие, обтянутые плюшем сиденья, телевизоры с передачами из "Animal Planet", над входными дверями, тепло и комфорт. Он съел мороженое, купленное с передвижного лотка, и задремал. 50 минут поездки пронеслись, как одно мгновение.
   Спустившись в метро, он поехал к тёте Вале, проживающей на Рязанском шоссе.
   Тётя Валя была мамой его хорошего знакомого, обязанного Мише трудоустройством в одну известную московскую фирму. Очень душевная женщина, она, как и подавляющее большинство пожилых москвичей, страдала от одиночества.
   - Огромный город, миллионы людей, но поговорить здесь не с кем, - грустно сообщала она. - Каждый думает только о деньгах. И, самое неприятное, что среди них имеется великое множество желающих кинуть тебя на деньги. В этом грешном городе нет места для духовности.
   Миша был для тёти Вали человеком, который чужд корысти и готов прийти на помощь в трудную минуту.
   - Понимаешь, сын хлопает дверью квартиры ранним утром. Здесь жизнь такая: если ты не вышел из дома в 6-00 утра, то ты уже никуда не успел. Возвращается он в 20-00, ужинает и падает без сил. Я целый день сижу дома одна. Подруги поумирали. Здоровья нет. Поход к врачу стоит больших денег, а пенсия нищенская, даже с учётом лужковско-собянинских доплат. Не жизнь, а клетка, - жалобы на окружающую действительность неслись бесконечной чередой.
  
   Накануне отлёта, позвонив тёте Вале, Миша предупредил, что приедет завтра. Теперь он, со спокойной душой, направлялся в квартиру, где его ждал душ, горячая еда, мягкий диван перед телевизором, а если захочет спать, то и кровать в маленькой комнате - все те вещи, которые отличают домашний уют от гостиничного номера.
   Станция "Рязанский проспект". Перед глазами возник выход из метро, в сторону платформы "Вешняки"... далее, короткий путь дворами... высотный дом... 11-й этаж.
   - Привет тётя Валя!
   - Проходи дорогой! Мыть руки и за стол, - по-матерински ответила она. - Устал?
   - Есть немного. Вылет в 6-30 означает подъём в 4-00.
   - Так ты поспи. Я буду ходить тихо...
   Тётя Валя, в синей шёлковой блузе и чёрных брюках, видимо принарядившись перед встречей, с волосами, покрашенными в светло-фиолетовый цвет, дабы скрыть фатальную седину, повернулась к кастрюле с куриным супом. В Мишиной душе проснулись нежные чувства.
   "Редко так бывает, что посторонний человек проявляет к тебе такое искреннее уважение. Видимо, когда-то ранее, я зацепил её за живое, одним из своих поступков. А, может быть, тётя Валя сравнивает меня со своим единственным сыном, получая взамен слова любви и благодарности? И подарки", - Миша достал из портфеля упаковку сменных картриджей для фильтра-кувшина "Аквафор" и положил их на стол.
   - Это Вам, дорогая тётушка. Пейте чистую воду, от неё зависит Ваше здоровье.
   Тёплый разговор продолжился во время завтрака. Напоследок Миша поинтересовался:
   - Как там Ваша квартира в Южном Бутово? Сдали её в аренду?
   - Сдавала полгода, только жильцы непорядочные попались. Пришлось выгнать. Теперь езжу туда раз в месяц, проверяю состояние, да коммуналку плачу.
   - Я нашёл вам порядочного съёмщика.
   Тётя Валя озадаченно уставилась на него.
   - Это буду я.
   - Да ладно... Ты здесь наездами, можешь ночевать у нас. Зачем тебе это Бутово? Каменные джунгли... не район, а обезьянник. Хотя, туда сейчас метро прорыли, доехать просто.
   - Знаете, мне пришлось поменять работу, поэтому в столице буду бывать чаще, да и зарплата позволяет оплачивать по 500 долларов в месяц, - Миша улыбнулся, - плюс коммунальные платежи. Сейчас оставлю Вам оплату за год вперёд, а Вы мне ключи и адрес. Договор не нужен, ведь Вы ведь для меня, что мать родная. А мать, я подвести не могу. Правда, связаться со мной оперативно не получится, у меня нет постоянного телефона. Если что нужно, то садитесь в такси и приезжайте. Я компенсирую стоимость поездки. Внутри квартиры, на кухонном столе, оставите записку, у Вас же есть второй комплект ключей?
   Тётя Валя автоматически кивнула.
   - Вот и заезжайте в гости... Мне без разницы, дома я в этот момент или нет. Да и сам я, буду периодически позванивать.
   Миша отсчитал нужную сумму, добавил "на коммуналку" и беспечно продолжил пить кофе. Тётушка засуетилась, одела очки и принялась пересчитывать деньги, затем облегчённо выдохнула.
   - Удивил, так удивил! Сейчас ключи...
   - Да погодите Вы. Я вернусь к обеду, а может быть и вечером. Съезжу по делам и вернусь. Оставлю здесь свои вещи, чтобы не таскать.
   Он вытряхнул содержимое портфеля в пакет, положил сверху смартфон и повесил на настенный крючок в коридоре.
   - До встречи!
  
   Метро Семёновская. Выход на улицу. Перед Мишей возник огромный торговый центр.
   "Прогуляться, посмотреть ассортимент товаров, что ли? Один фиг, никуда не спешу".
   Стеклянные двери раздвинулись, и он шагнул внутрь. На первом этаже его нюх привлёк колбасный запах.
   "Так пахнет только элитная сырокопчёная колбаса. Интересно, откуда такая интенсивность?".
   Повертев носом в разные стороны, дурея от этого запаха и от внезапно проснувшегося аппетита, он заглянул в продуктовый отдел. Самый обычный отдел, на первый взгляд. Соки, конфеты, бакалея...
   Однако было и отличие: всю тыловую часть помещения занимало множество витрин с колбасой. Десятки наименований... изделия от российских фермеров... французских, немецких, швейцарских. Мясные названий, которых Миша никогда в жизни не слышал. А также те названия, которыми славилась Москва во времена продуктового изобилия 60-х годов: колбасы из рубленой баранины, языковые, любительские, телячьи... плюс рулоны тончайших охотничьих колбасок, похожие на гнёзда птиц.
   В дополнение к витринам, по пространству задней стены, были развешаны копчёности, удивляя разнообразием форм и размеров.
   Про легендарную сырокопчёную "Столичную", Миша знал лишь, что при её производстве в 100 кг фарша добавляли 2 бутылки армянского коньяка "Арарат". От чего и возникал неповторимый букет, вызывающий слюноотделение у большинства советских граждан. И что мы видим? Вот она, голубушка! Мясное изделие, с указанием старого советского ГОСТа на этикетке, лежит за стеклом на расстоянии вытянутой руки.
   Да... цена впечатляет, но что значит цена, когда всего несколько тонких ломтиков, выложенных на тарелку, создают в помещении атмосферу праздника. Миша, не задумываясь, купил палку, весом 400 грамм, одну из двух, имеющихся в наличии. Не в состоянии сдержать себя, он, дополнительно, приобрёл кусок "Балыковой". Классическая балыковая колбаса должна иметь диаметр не более 7 см, так как состоит из двух, сложенных вмеесте, филейных (спинных) мышц, диаметром по 4 см каждая. И её срез должен быть сухим! Именно это воспоминание из детства воплотилось в увиденной на витрине картинке.
   "Вечером устрою праздник живота. В своей новой московской квартире", - подумал он.
   Следующим пунктом был отдел верхней одежды. Зимнюю куртку он купил, уступая своей медленно развивающейся паранойе.
   "Пусть будет в запасе. Переоденусь после встречи с Саидом. От него можно ждать любой западлянки, ведь он - охотник", - Миша озабоченно нахмурился.
   "Где же тут "Грабли"? - подумалось на выходе из торгового центра.
   - Простите, - обратился он к двум полицейским, визуально сканирующим поток выходящих из метро пассажиров, - ищу ресторан "Грабли".
   Один из них, не отрываясь от созерцания толпы, махнул рукой в сторону многоэтажного здания, расположенного через дорогу. "Зелёная вывеска", - кратко добавил он.
   Застеклённый сверху-донизу двухэтажный пристрой к высотке, действительно имел вывеску с разлаписто-торчащими в стороны буквами зелёного цвета.
  
   "И ещё, мне нужно такси", - Миша обогнул торговый центр "Семёновский".
   По прошлому опыту он знал, что в районе любой станции метро есть парковка, где отстаиваются свободные машины, пока их водители находятся в поиске пассажиров, либо просто, попивают кофе в ожидании пересменки.
   В итоге, машина была найдена и оплачена на три часа вперёд, по тарифу, будто она едет по городу. Купленную куртку и колбасные запасы, он положил на заднее сиденье.
  
   "Грабли"... какое смешное название у ресторана", - думал Миша, поднимаясь на второй этаж. На первом его ждало разочарование в виде кулинарии: тортов, печенья и кремовых пироженных.
   "Ого, вот нихрена себе!" - второй этаж его убил наповал. Десятки метров зала для приготовления пищи, где повара, азиатского вида, прямо при тебе жарят всякие блюда, от тушёных овощей с баклажанами, до стейка из свинины, на чугунной сковороде... Запах свежевыпеченных булочек, "шведский" десертный стол, закуски для мясных блюд, включая потрясающую турецкую "эзме", вся обстановка вызывала эмоциональный подъём.
   Отдельно от зала раздачи пищи, позади касс, находилась барная стойка с разливным пивом "Хамовники"...
   "70 рублей за кружку - нормальная ресторанская цена. Это вам не 400, в сраном аэропорту", - сравнительный анализ спровоцировал грубость выражений.
   И дамы. Восточные барышни, стройнейшие, черноволосые, привлекательные. Мягкой походкой они следовали мимо столиков, выполняя служебные обязанности.
   На входе в зал, под сенью живого дерева, стояла администратор - смуглая девушка в брючном костюме.
   - Здравствуйте, - обратился Миша, - я от Алихана, мне нужен Саид Хамиевич.
   Вежливо улыбнувшись, та скрылась в служебном помещении. Ожидание было недолгим.
   - Присаживайтесь, - кивнула она в сторону обеденного зала, - за любой столик. Сейчас Вас встретят. Кофе?
   Миша отрицательно мотнул головой.
   Поначалу, он хотел произнести комплимент даме, но увидев, мельком, её взгляд, быстро передумал. В этом взгляде не было ни наглости, ни снобизма, ни скрытого интереса. Взгляд был совершенно равнодушным. Он не выражал ничего: ни тайных желаний, ни эмоций, да и самого элементарного любопытства - тоже не выражал.
   "Видимо, выработала красавица иммунитет ко всяким приставалам. Смотрит на любого мужика с дежурной улыбкой, а в глазах лёд. К таким, как она, нет смысла подкатывать. Этот взгляд останавливает тебя на расстоянии выстрела, лучше всяких бетонных заграждений".
   Усевшись у окна, Миша начал разглядывать площадку перед офисным центром. Будка охраны... шлагбаум... кучка курильщиков, вынужденных удовлетворять потребности на уличном холоде из-за запретов на курение в офисных зданиях. Отдельно от всех стоял "парильщик" (вейпер), наслаждаясь процессом действа и пуская невообразимые клубы белого пара в небо. Независимая поза, с выставленой вперёд ногой, словно у памятника великому поэту, расположенному на Пушкинской площади, по его мнению, добавляла внешней крутости.
   Миша от души улыбнулся: "Пудель-мудель - имя твоё".
   В какой-то момент, из стеклянных дверей бизнес-центра вышел крепкий мужчина, одетый в безупречный костюм тёмно-синего цвета, белую рубашку и голубой, отливающий шёлком галстук, направляясь к дверям "Граблей". Его внешний вид притягивал взгляд, а походка вызывала ассоциацию с грациозностью тигра (грациозность - красота и гармония в движениях).
   "Это за мной", - лениво подумал Миша.
   Действительно, мужчина прошёл сразу к его столику, после чего скупо поздоровался и уточнил:
   - Вы к Саиду Хамиевичу?
   - Да.
   Вместе, они спустились вниз и, пройдя двадцать метров по улице, оказались в холле высотного здания. Охранник в униформе сделал вид, что их не заметил, однако успел нажать кнопку "зелёного" прохода, разблокировав вертушку.
   Лифт... приложенная к считывающему устройству карта доступа. Через несколько секунд двери бесшумно раскрылись, выпуская двух людей в тишину ковровых дорожек верхнего этажа. Дубовые двери без номеров и табличек имели одинаковый вид. За одной из них обнаружилась классического вида "Приёмная", с сидящей за моноблоком "Apple iMac 27" безупречной внешности секретаршей.
   Кивок головы: "Здравствуйте".
  
   Кабинет босса не отличался вычурной роскошью арабских шейхов, либо модерновым, стеклянно-хромированным стилем Аристотеля Онассиса, однако всё в нём свидетельствовало о могуществе хозяина.
   Тёмная мебель премиум-класса, из массива... приглушённая подсветка... едва слышимое шуршание климат-контроля... бюст Конфуция, вырезанный из цельного куска бледно-зелёного нефрита, размером с ананас, стоящий на резном круглом столике по правую руку от начальственного стола - Миша, некоторое время, разглядывал обстановку, затем его взгляд остановился на сидящем за столом мужчине.
   Верхнюю одежду пришлось снять в приёмной, отдав в руки секретарши, услужливо разместившей её на лакированных плечиках. Сопровождающий мужчина остался за дверью, заняв позу ожидания.
   Хозяин кабинета кивнул на кресло с деревянной округлой спинкой и мягким тёмно-зелёным сиденьем.
   - По коньячку, за знакомство? Может, шотландский виски?
   Миша позволил себе улыбнуться:
   - Коньяк пьют после дел, дабы закрепить личные отношения.
   - Тогда минералка, - босс поднялся из-за стола и достал из бара стеклянную бутылку с водой из швейцарских Альп, плюс пару стаканов из толстого богемского стекла. Поставив их на круглый серебряный поднос, плеснул в оба равное количество жидкости. - Можешь звать меня Саид.
   - Спасибо. Я Михаил.
   - Я рад, что ты приехал, - лицо хозяина выражало благосклонность. - В начале переговоров, мне приятно сообщить, что твой товар нас очень заинтересовал. А, поскольку долг полатежом красен, то я хочу закрыть этот вопрос, - Саид выдвинул ящик стола и выложил на его полированную поверхность восемь денежных пачек с 5000-тысячными купюрами, и две пачки с 1000-тысячными.
   На лице Миши не проявилось никаких эмоций. Про себя он лишь подумал: "Живым бы отсюда уйти, деньги - это вторично".
   - Можешь забрать. Надеюсь, мой друг Алихан не обидел тебя с оплатой первой партии?
   Анализ подсмысла озвученной фразы занял у Миши минимум времени. Из всех вариантов ответа он предпочёл наиболее нейтральный.
   - Ничуть. Как говорится: "Восток - дело тонкое", и небольшой бакшиш, в пользу нашего общего друга, делу не помешает, во имя хороших отношений в будущем.
   Саид мысленно улыбнулся: "Правильно ответил. Начинающим игрокам, по статусу, не полагается высказывать недовольство".
   Тем временем, Миша аккуратно переложил наличку в портфель и, защёлкнув замки, поставил его на паркетный пол рядом с креслом. Хозяин кабинета внимательным взглядом впился в посетителя. Так и не сделав никаких выводов, откинулся на кресло. Самым дружелюбным тоном Саид произнёс:
   - Уважаемый Михаил, я, конечно, понимаю, что с твоей стороны обещаны регулярные поставки металла, но сейчас конец года, и у меня возник серьёзный дефицит товара. Я человек пунктуальный и очень не люблю нарушать обязательства. В связи с этим, хочу сделать тебе выгодное предложение. Ты приносишь Алихану весь металл, который имеется в наличии, и получаешь за него на 10% больше согласованного тарифа. Ты меня выручишь, соответственно, я отблагодарю тебя, - он вопросительно посмотрел в глаза собеседника.
   - Саид Хамиевич, - Миша принял самый серьёзный вид, - Ваше предложение не может быть принято по двум причинам.
   Во-первых: у меня нет запаса. Что будет появляться, то сразу буду доставлять Алихану. На сегодняшний день, я имею один слиток в заначке, но вряд ли он Вас выручит. По большому счёту - это мелочь.
   И, во-вторых: у нас разные весовые категории. А когда белая акула делает капскому морскому котику "выгодное предложение", то звучит это... по меньшей мере странно. Котик - это ведь такой маленький, вкусненький, с усиками. Для белой акулы - вроде пельмешка, на один зуб. Признаюсь честно - я опасаюсь Вас.
   - Ну да... - неопределённо произнёс Саид. Пальцы его левой руки машинально пришли в движение, выбивая негромкую дробь по столу. - И заначка у тебя какая-то несерьёзная. На какой же объём я могу рассчитывать в год?
   - 100 килограмм. При удачном стечении обстоятельств, возможно, и 200.
   Саид чуть не поперхнулся. Его рука потянулась к стакану воды. Отпив глоток, он продолжил.
   - Ты меня озадачил, если честно. Звучит впечатляюще. Но, такие объёмы в России невозможны в принципе, поскольку легко отслеживаются спецслужбами. Там ведь совсем не дураки сидят... и у них большие возможности. Не боишься попасться на крючок?
   - Насчёт "боюсь" я уже озвучил. Ну, а насчёт остального... С чего Вы решили, что это российский металл? Товар поступает окольными путями из-за бугра. Это не наше золото. Я и сам не в курсе деталей этого сложного пазла, где всё завязано на религию и непонятные жизненные принципы непонятных людей.
   Сегодня же, я хочу решить простой вопрос: если работаем, то да. Если нет, то я пошёл. Деньги возвращаю Вам, как гарантию собственной свободы, - Миша поднял с пола портфель и аккуратно положил кожаным боком на начальственный стол. Он хотел пододвинуть его на пару сантиметров в сторону босса, но вовремя передумал: "А вдруг царапинка появится? Или ему покажется, что появилась царапинка. С подобными людьми нужно держать ухо востро, дабы не давать поводов для недовольства".
   Выброс адреналина в кровь: лицо Саида потемнело.
   "Вот какой сучонок, хочет взять меня "на слабо". Ну что ж, поиграем с ним... до первой ошибки", - реакция на непредвиденный оборот событий была мгновенной и однозначной.
   - Ладно, - нехотя выдохнул он. - Наши переговоры прошли успешно. Желаю удачи, - босс принял благодушный вид и протянул руку на прощание. - Ждём тебя в новом году.
   Нажатие кнопки селектора.
   - Муса! Проводи гостя.
   - Иду.
   Открылась дверь и молчаливый охранник, склонив голову в почтении, вывел Мишу из кабинета, прихватив, по кивку Саида, его кожаный портфель.
  
   Морозный уличный воздух имел запах свободы...
   "Похоже, мне удалось вырваться из когтей тигра, который изначально был настроен меня сожрать", - пришла в голову шальная мысль.
   Миша прошёл к стоянке такси, уселся в машину и скомандовал:
   - Метро "Бауманская". Едем по Энгельса, до института Госзакупок.
   Во время движения он переоделся в только что приобретённую куртку. Старая же, ношенная всего один сезон, легла на заднее сиденье.
   Обращение к таксисту:
   - Куртку оставляю тебе, пристроишь с пользой, либо выбросишь. Хотя и жалко выбрасывать новую брендовую вещь, но мне разонравилась, увы. Вот, купил себе новую, под цвет глаз.
   Оказавшись на свободной от автотранспорта улице Фридриха Энгельса, оглянувшись назад и убедившись в отсутствии "сопровождения", Миша успокоился. За один квартал до метро "Бауманская" высадился. Непрерывно снующая туда-сюда толпа студентов, подхватила его и понесла в чрево подземки.
  
   Глава 15
   Саид Хамиевич восседал на верхнем ярусе раскочегаренной на полную катушку сауны. Его голова была прикрыта войлочной шляпой, а плечи - полотенцем. Столбик банного термометра, вывешенного на светло-жёлтой стене из полированного абаша (африканского дуба), показывал +112 градусов.
   Сосед по полке, мужчина с выпирающим животом, вторым подбородком и красным от жара лицом, довольно пыхтел, растирая потное тело руками.
   - Ах, какой кайф!
   - Не говори! Если хочешь, то могу пройтись веником по твоей спине.
   - С ума сошёл? Какой может быть веник при "+112"?
   Мужчина соскочил с полки и, распахнув стеклянную дверь, побежал в сторону белоснежной четырёхместной ванны-джакузи, плюхнувшись туда с разбега, как в бассейн, подняв при этом тучу брызг. В переливные решётки немедленно отправилось 100 литров воды.
   Не спеша, вслед за ним, из парилки вышел и Саид, направляясь в душ.
   Мансарда двухэтажного особняка представляла собой просторный третий этаж, вмещающий, кроме сауны, душа и джакузи - полноценный спортивный зал с беговыми, вело и гребными тренажёрами, а также зоной отдыха.
   Парочка сине-жёлто-зелёных попугаев Ара, перебирая лапками, внимательно поглядывала на людей из большой клетки, подвешенной на выносной брус, соединяющий две опорные колонны, а несколько карликовых акул, с плоскими, светящимися фотофором брюшками и такими же, светящимися грудными и брюшными плавниками, нарезали круги в сумеречном, наполненном солёной морской водой аквариуме.
   Ванна-джакузи возвышалась на ступенчатом основании в дальнем углу помещения. По словам хозяина особняка, эту огромную, цельнолитую чугунную эмалированную чашу, весом 4 тонны, привезли на ж/д платформе прямиком из Испании. Подняв её "Либхером" (автокран "Liebherr") на десятиметровую высоту, водрузили на подготовленное место. Крышу здания соорудили после этого.
   - Ни у кого из моих знакомых нет такого чуда, - хвастался хозяин. - Здесь, четыре человека могут одновременно принимать гидромассаж, сидя в потоках микропузырьков воздуха, по желанию направляемых в область ног, спины, бёдер... при этом, не касаясь друг друга локтями.
   Однако сегодня Саиду было не до бытовых чудес его приятеля. После душа, он, прямо в полотенце, устало плюхнулся на чёрный кожаный диван перед 55-дюймовой LCD панелью и напольной акустической системой "Paradigm Prestige". Закурив сверхтонкую сигарету, чисто символическую, под неусыпными взглядами и тихим кудахтаньем парочки Ара, Саид приготовился к серьёзному разговору.
  
   Хозяин особняка, успевший накинуть белоснежный махровый халат, появился через несколько минут. В руках он нёс две запотевшие бутылки мюнхенского пива "Spaten" и нарезку слабосолёной нельмы, выложенную на тончайшую фарфоровую тарелку. Полупрозрачные, розового цвета, отборные ломтики рыбы, семейства лососевых, обитающей в районе Ямала и Обской губы, смотрелись фантастически аппетитно.
   - Вот, прислали вчера свежачок из Салехарда, служебным бортом. Молодцы у меня сотрудники: потрошат коми-зырян и ненцев в пользу вышестоящего руководства. Угощайся. Как тебе у меня? - спросил упитанный мужчина. Не дожидаясь ответа, он откупорил пивные бутылки сувенирным брелоком, с надписью "Las Vegas", пристёгнутым к длинной серебрянной цепочке. Затем разлил пиво по высоким бокалам.
   - Спасибо, уважил, - сообщил Саид. - Лучше не бывает. Ты умеешь производить нужный эффект.
   Толстяк заулыбался.
   - Век живи, век учись.
   - Люблю бывать у тебя в гостях, - продолжил гость. - Впрочем, и сам я, в Москве устроился неплохо. В Ингушетию, конечно, езжу регулярно. Ингушетия - это волшебная страна, протянувшаяся вдоль горного хребта на 60 километров, в которой живут мои родственники, шумят застолья и звучат с детства любимые песни. Но, признаюсь честно, здесь я чувствую себя гораздо комфортнее. Действительно... - звучит непатриотично, но это так. Будь иначе, жил бы там. Отчизна манит солнечным теплом, яблоневыми садами и древними традициями. Да и наша национальная кухня - это бесподобно! - Саид непроизвольно поджал нижнюю губу, по-видимому, вспомнив "хьалтам дулх". - Ингуши уважают старших, искренне заботятся о младших, с почтением относятся к женщинам, мудрым хранительницам очага, и неизменно сохраняют дух добрососедства, передаваемый из поколения в поколение. А один из тринадцати ингушских адатов - это гостеприимство. Если бы ты видел заснеженные вершины на горизонте - пейзаж из сказки! Аланские ворота, башня "Магас Тауэр", символизирующая родовую башню, могилы прадедов в живописных ущельях. Однако так вышло, что я прижился в столице России. И не только я: много нашего народа уехало из родных мест. Кто-то обосновался в Иркутске, Алдане, на Колыме... ведь "золотой" бизнес находится под ингушами - так исторически сложилось. А кто-то работает в Москве. Вон, мой телохранитель, он же племянник, вроде и тоскует по дому, но ездит туда очень ненадолго. Невесту здесь нашёл... и его уже не тянет в родной аул. Хотя там - невест с избытком, из-за таких, как он, уехавших женихов, - Саид поморщился, но быстро справился с эмоциями.
   - Ладно, теперь перехожу к насущной проблеме.
   Он отпил пару глотков из бокала и принял озабоченный вид.
   Упитанный товарищ лишь игриво ухмыльнулся, видимо, по привычке, нажитой за десятилетия работы в "органах". Ведь, в отличие от серьёзных "киношных" персонажей, реальные "особисты" имеют отличительную черту, свойственную скорее аферистам, чем блюстителям государственных интересов. Они всегда "держат улыбку", дезориентируя собеседников своим напускным добродушием и пофигизмом.
  
   Сотрудник ФСБ, на допросе, может запросто сесть задом на стол и, свесив ноги, болтая ими в воздухе, закурить сигарету, стряхивая пепел на казённый линолеум. Порой, он жалуется "объекту допроса" на собственную контору:
   - Как же мне эта работа надоела, вместе с бестолковыми начальниками и идиотскими правилами! Сейчас требуют, чтобы не курили на рабочем месте. Совсем крышу снесло! Если хочешь, закуривай, - произносит он самым искренним тоном, распахивая пачку в виде чёрного портсигара и угощая допрашиваемого сигаретой "Sobranie Bleck" с блестящим позолотой фильтром.
   Для стороннего наблюдателя этот цирк смотрится забавно, но таков стиль работы сотрудников госбезопасности: влезть "под шкуру", затем, "сломать на сотрудничество"... либо, в случае упрямства, "подвесить за яйца". Результат превыше всего, ведь от него зависит карьера, количество звёзд на погонах и прочее-прочее. Для достижения результата "контора" использует любые методы.
  
   Саид продолжил.
   - Если точнее, то проблемой это дело ещё не стало. Однако оно является той вещью, которая мне досаждает.
   - Чего-то я не припомню подобного, - улыбка собеседника сошла с губ, но осталась в выражении глаз. - Ты ведь знатный "щелкунчик". Щёлкаешь конкурентов, кого по носу, а кого и на глушняк. Да и при чём здесь я, скромный генерал? Если ситуация досаждает, то сходи к невропатологу, или Мусу своего пошли, чтобы "погасил свет" на объекте. Я был бы рад видеть тебя с небольшим таким, но увесистым новогодним подарком, отлитым из жёлтого металла, но ты пришёл неизвестно с чем, - лицо хозяина на секунду посерьёзнело, затем ухмылка, слегка перекошенная на правый уголок губ, вернулась на своё место.
   - Да будет тебе подарок, - отмахнулся Саид, - на 23 февраля. И его размер будет кратно зависеть от результатов нашего сотрудничества.
   - Тогда весь во внимании.
   - Дело в том, что у меня появился левый пассажир с серьёзными намерениями. И, похоже, что у него протоптана дорожка к рыжему источнику. Но вот незадача: в наличии, под рукой, бывает только скромное, по моим меркам, количество металла. Этот парнишка пообещал выполнять поставки ежемесячно. В год получается ох...еть (охренеть), как много. Так вот: фантастическое количество того, чего не может существовать в природе, меня и беспокоит. Ведь для тебя не секрет, что я внимательно отслеживаю информацию о движении золота в России: легального, нелегального, экспортно-импортные потоки, выход "вторички" с аффинажных заводов. Я читаю сводки о содержании металла в породе разных месторождений, просматриваю отчёты ГОКов о выработке продукта и в курсе, на каких приисках, какой объём можно добыть. Знаю возможности нелегальных поставок, количество ввозимого металла из Казахстана, Узбекистана, Таджикистана. Оборот незначительных партий, конечно, может пройти мимо, но то количество, что обещано клиентом... - его взять просто неоткуда. Ни один источник не обладает таким потенциалом нелегальных поставок. Да и спецслужбы не дремлют: мимо их пристального взгляда крупинки не просыплется.
   Однако две первые партии от Михаила, это имя поставщика... хм-м-м... были весьма внушительными и доказывают нереальную реальность происходящего.
   Попробуй заняться этим делом. Ты ведь умный, раз батрачишь генералом в большом доме на Лубянке, что через дорогу от Детского Мира, - Саид физически не мог удержаться от привычки тонко подкалывать собеседников. В данный момент - на тему шоу-массовки клоунов, ежедневно скачущих и кривляющихся в центральном зале торгового заведения для детей.
   Толстяк иронии не просёк.
   "Стареет", - подумал Саид.
   - Ни я, ни ты, уважаемый друг, - продолжил он, - не сможем поверить в то, что металл поступает к клиенту, как он сообщил, откуда-то из зарубежья. Дело в том, что за бугром, ювелирное сырьё сметают оптом, и по цене, в несколько раз большей, чем просит наш клиент. Так не бывает, чтобы рыжьё тащили издалека, с целью продажи за три копейки. Это не бизнес, а ерунда какая-то. Бред шизофреника.
   Отсюда два вывода:
   1. Происхождение товара местное.
   2. Этот пассажир - один в лодке. Он ни с кем не делится, вот и шикует по своему усмотрению. Я ему вчера, лично, четыре ляма отслюнявил. С хвостиком. Обидно до слёз.
   Мужик в белом халате делал героические усилия, чтобы не расхохотаться.
   - До слёз - звучит пафосно. Четыре ляма отправил в свободный полёт? На прокорм голубям? Начудил, так начудил. Ладно, давай контакты. Посмотрим под микроскопом на прикормленное тобой золотоносное чудовище.
   - Всё дело в том, что контактов, как таковых нет. Вот тебе фотография, - Саид достал из сумки глянцевый снимок. - Есть ещё и качественная видеозапись в офисе. Продавец прилетел вчерашним утром с Урала на самолёте. Вот и всё. Сообщаю дополнительно, что пока мы вели переговоры в кабинете, Муса поставил на его верхнюю одежду "метку". Ту самую, которую ты мне выдал на аварийный случай.
   Лицо хозяина особняка, наконец-то, приняло серьёзное выражение. Он задумчиво потёр лоб рукой, прикидывая план действий, затем жёстко заявил:
   - Исходных данных достаточно. Полный расклад по контактам и локациям телефона объекта, за последние полгода, предоставлю в сжатые сроки, не позднее месяца с сегодняшнего дня. Метку отследим. С тебя причитается 50 000 в американской листве, плюс подарок, в виде статуэтки Афродиты, к 23 февраля. Официальный отчёт "конторы" можешь использовать по своему усмотрению, а дополнительные услуги по отлову клиента и "гашению" нежелательных свидетелей, пойдут по отдельному прейскуранту, в зависимости от сложности действий и необходимости привлечения местных ресурсов. ОК?
   Саид нервно сглотнул: "Бл..., стоит ли овчинка выделки? Однако близкая дружба с генералом госбезопасности - того стоит".
   - Подтверждаю, - сообщил он.
  
   Глава 16
   Москва, Южное Бутово. Утро одного из предновогодних дней.
   Миша, закрыв глаза, лежал в тёплой чистой постели.
   Несмотря на убогую обстановку в съёмной московской квартире: пыльные шторы на окнах, пожелтевший от ржавчины унитаз, видавшие виды диван и стулья, стол, весь в царапинах ... - он ощущал душевный покой, тишину и спокойствие окружающего мира.
   С этим чувством он познакомился во время службы в армии.
   В те далёкие времена Миша находился по другую сторону "баррикад"... по другую сторону от "тишины и спокойствия". Тогда, он, в своих мечтах, только представлял себе эти волшебные ощущения, не имея возможности их осуществить.
   Он вспомнил прошлое: как осенним утром, тёмным и промозглым, рота солдат, едва проснувшихся в 6-00, топала на помывку в баню, глядя на приветливые огоньки окон жилого сектора гарнизона Новый Городок, при военном аэродроме Кубинка.
   Там, за окнами пятиэтажек, царили тепло и уют. В турках варилось кофе, на кухонных столах стоял мёд, сливочное масло, сыр. На сковородках скворчала глазунья с беконом, экраны телевизоров сообщали новости и прогнозы погоды, а женщины, мягкие и тёплые, с распущенными волосами и нежной бархатной кожей - не торопились покидать супружеские ложа, закутавшись в мягкие одеяла. Такие восхитительные и нежные женщины.
   Увы, солдаты могли лишь только фантазировать на заданную тему.
   Ведь жизнь "защитников Отечества", в ранге офицеров-прапорщиков, коренным образом отличалась от жизни "защитников Отечества" из сержантско-рядового состава. Пережиток, доставшийся по наследству из царских времен, когда "белая кость" (люди знатного происхождения или принадлежащие к привилегированному сословию) была не ровней крестьянским детям: неграмотным, забитым и бесправным.
   От этой службы, длившейся 2 года и 2 месяца, с момента прихода на призывной пункт, в Мишиной душе остался весьма неприятный осадок.
   "Даже в ГУФСИН всё устроено честнее: "звонок", звучащий день в день, и ты свободен, как птица. Если федеральным законом установлен двухлетний срок срочной службы, то есть 365 х 2 = 730 дней, то извольте его соблюдать", - несправедливость, в каком бы виде она не была, западала занозой в сознание на веки вечные. Так уж была устроена эта голова.
  
   Миша приготовил себе завтрак и расположился на диване, накинув на ноги клетчатый плед, найденный в шкафу. На табуретке, с шелушащейся белой краской, расположилась еда.
   Подогретая жареная картошка, несколько ломтиков "Столичной" и "Балыковой" колбас, знаменитая кировская горчица "Здрава", астраханские томаты в собственном соку и пучок свежего базилика - радовали взгляд и аппетитно просились в рот.
   "Скромно, но со вкусом", - произошла оценка ситуации.
   В чайной кружке болтался пакетик цейлонского чая, а видавший виды "ящик" Samsung демонстрировал крутящую тазом "великую певицу" Ольгу Бузову, в компании двух плясунов мужского пола, поющей про свою "возвышенную любовь" (о чём же ей ещё петь?.. для таких, как Бузова, других тем не существует), на розыгрыше какой-то общероссийской лотереи.
   "Пошлость и безвкусица, - подумал Миша, переключая канал. - Но участники лотереи, находящиеся в зале и пританцовывающие рядом с подиумом, видимо не понимают, что это безголосое убожество, в подмётки не годящееся душевно-чувственной Заре и эмоциональной Ирине Аллегровой, "императрице" эстрады... имеет миллионные гонорары, выплачиваемые из их же собственных денег. Вдобавок к этому, продюсеры "Олюсика Бузусика" присваивают себе ещё часть средств. Ведь надо же на что-то жить. Так что, у людей, празднующих розыгрыш лотереи, получается двойной пролёт, блин... даже тройной, учитывая "фанеру" с пустым открыванием накрашенного помадой ротового отверстия, под оцифрованную запись. Какого хрена они вообще радуются и улыбаются?
   Однако жизнь никого ничему не учит.
   "...они, пытаясь обманным путём отнять деньги у Буратино, предложили ему отправиться не домой, а в Страну Дураков. В Стране Дураков есть волшебное поле, -- называется "Поле Чудес"... На этом поле выкопай ямку, скажи три раза: "Крекс, фекс, пекс"...
   "Да уж... современные "Буратины" и по сей день продолжают выращивать свой урожай, - последняя мысль была в пользу неразумности поклонников всевозможных лотерей и Ольги Бузовой, бывшей участницы "Дома-2", в какой-то момент возомнившей себя примадонной парижской Гранд-Оперы. - Наша жизнь полна сюрпризов и нелепых персонажей", - с иронией констатировал Миша.
   Он с удовольствием позавтракал и вновь завалился спать.
  
   В это утро Мише снилось, как он летает над незнакомым городом, залитым солнечными лучами, по мысленному желанию осуществляя развороты в воздухе. Здания, виднеющиеся внизу, казались маленькими, но, как только он фокусировал на них свой взгляд, сразу проступала детализация. Миша вглядывался в многоцветные витражи оконных блоков, витиеватые асимметричные конструкции крыш, трещинки в стенах, травинки, растущие на обочинах улиц и белых птиц, не похожих ни на голубей, ни на чаек, беззвучно парящих в вышине. Сон был ярким и насыщенным, но абсолютно не коррелирующим с реальной жизнью.
   "Полёты" закончились пробуждением через пару часов.
  
   "Пора уже и честь знать: нужно возвращаться домой. Но, сначала, получу-ка я от "Взгляда" кое-какую информацию", - в голове сформировался краткий список интересующих тем.
   Закрытые глаза, десятисекундная задержка дыхания... посторонние мысли покинули сознание.
   - Иескиль, могу ли я задать тебе несколько вопросов?
   - Да, - инопланетный разум был немногословен.
   - Каким образом я могу перемещаться в область действия тех "камней", которые находятся далеко отсюда, порой в другой реальности и, согласно рассказу Сатхуба, находятся в "спящем" режиме?
   - На самом деле, "камни" полностью не спят никогда. В тот момент, когда рядом с ними нет источника энергии, они работают как "маячки": понятие, которого не дано осознать древним египтянам, но тебе это доступно. И они объединены в сеть. Психической энергии достаточно для поддержания работы простейшей сети. Ты, сосредоточившись, можешь даже увидеть в своём сознании окружающую обстановку вокруг любого, интересующего тебя "камня", прежде чем физически переместиться в зону его действия. Это повышает безопасность переноса.
   - Правда ли то, что ты сканируешь мысли людей: не только Избранников, но и всех тех, кто находится поблизости?
   - Да. Энергия, которая поступает от Избранника, позволяет включать активный режим и собирать информацию ментального типа от всех существ, находящихся в зоне покрытия. И не только это.
   - Ты меня научил древнеегипетскому языку и письменности. В твоих ли возможностях научить русскому языку мою личную охрану, которую сейчас отбирает верховный жрец?
   - Да.
   - А ингушскому языку?
   - Да. Я считал всю информацию из матриц Саида и Мусы.
   - Что означает понятие "матрица"?
   - Дело в том, что существует физическое пространство - континуум высшего уровня, по отношению к вашему четырёхмерному пространству-времени, содержащий информационное поле, где в виде замкнутых энергетических сгустков-матриц накапливается память людей, непрерывно пополняемая их чувствами и эмоциями... да и животных тоже. Индивидуальные матрицы сохраняются вечно, они остаются неизменными даже после физической смерти носителя, поскольку высший континуум - это отдельная Вселенная, где отсутствует понятие времени. В этом информационном поле нашими учёными была создана дублирующая матрица моего собственного разума, которая, с помощью специального устройства, то есть "камня", может считывать информацию с чужих матриц. Главное - зафиксировать код ментальной волны, излучаемой чужим головным мозгом. Поэтому "камень" должен находиться поблизости от исследуемого существа. При значительном удалении индивидуальный код теряется, уходя в фон от тысяч ему подобных.
   Будучи в непосредственной близости, я могу узнать, о чём думает обезьяна, тигр, змея... их ощущения, порой лишь на уровне инстинктов. Информационной матрицы нет только у насекомых: ведь это - в чистом виде биороботы. Ты же сам видел, и не раз, как жирная муха, ускользнувшая из-под удара мухобойки, делает круг и присаживается... на то же самое место. Информация, даже трёхсекундной давности, не сохраняется в её матрице, поскольку у насекомых она отсутствует. Муха, уже в полёте, заново оценивает оптимальное место приземления и садится туда, где её ждёт погибель от повторного удара.
   - Чувствуя окружающее ментальное поле, способен ли ты спасать меня от внезапных смертельных опасностей, о которых я сам не ведаю?
   - Да. Это одна из моих функций.
   - А в чём тогда функция артефакта, находящегося под Сфинксом?
   - В сборе информации планетарного масштаба. В подчинённости моим приказам. Думающая машина может осуществлять и охранные действия, заключающиеся в ограничении доступа к избранным объектам. Ведь, согласно решению нашей экспедиции, посетившей Землю, страна Египет получила право на статус "заповедной территории". Пока лишь право, но не сам статус.
   Заповедную территорию, шириной по 50 км от кромки каждого берега, предполагалось создать вдоль всего течения Нила: начиная от его "голубого" истока - большого озера на Абиссинском (Эфиопском) нагорье, до устья - так называемой "дельты Нила". Вокруг высокогорного озера также предусматривалась охранная зона.
   Законы галактики гласят, что на любой планете, заселённой разумными существами и обладающей первичными признаками цивилизации, часть обитаемых пространств может быть зарезервирована под культурный, исторический, либо биосферный заповедник. Но не более 1% от общей территории этих самых "обитаемых пространств".
   В заповедниках галактический "Закон о невмешательстве" теряет силу. Если думающая машина под Сфинксом будет сохранять вверенные ей культурные ценности и способствовать их приумножению, а также заботиться о сохранности окружающей среды и обитающих на её территории представителей фауны, то никто и никогда "не предъявит" за способы и методы достижения сей благой цели. Даже с учётом принудительных действий по сокращению численности населения. Ведь у существ вашей расы есть право жить и размножаться на обширных землях, составляющих 99% пригодного для жизни мира, на которые не распространяется охранный режим.
   Понимаешь, Михаил, много людей хотело бы коротать свой век в окружении девственной природы и находясь под покровительством высших сил. Ловить гигантских нильских окуней, охотиться на антилоп, питаться щедрыми дарами египетской земли. Но так, со временем, можно уничтожить и место своего обитания.
   Можно разграбить национальные богатства собственными руками, разобрав стены исторических храмов для строительства жилья, истребить животных: бегемотов, леопардов... водоплавающих птиц, во множестве обитающих в зарослях папируса... выдр, нильских варанов. Можно вырубить реликтовые рощи деревьев и выпить все соки из окружающего мира, оставив "на закуску" своим любимым детям полный НОЛЬ, либо жалкие объедки от былого великолепия, начисто "пропив" щедрое наследство, как это делают конченые алкоголики.
   Печальный опыт неразумности "разумных жителей" обширен и многообразен. Глупцы проживают не только в вашем мире. Если дать им волю, то дикий цветущий сад, в конечном счёте, превратится в бесконечные городские кварталы, пыльные и унылые, тянущиеся на десятки километров вдоль мёртвых рек с протекающей в них ядовитой жижей вместо воды.
   Поэтому, заповедники, в качестве биосферных и культурно-исторических музеев, существуют на большинстве планет, заселённых разумными существами. На многих из них существует по несколько заповедников: ведь 1 % обитаемых пространств - это очень много. Артефакт под Сфинксом способен контролировать режим заповедника на самом высоком уровне, избавляя его территорию от критичных экологических нагрузок и не позволяя алчным людям разрушать-разграблять созданные их предками материальные ценности. Запрещая уничтожать разнообразие животного мира и загрязнять среду обитания своими отходами. Это его прямая обязанность.
   Что же касается остающегося "жилого пространства" планеты Земля, то: "Никто не имеет права вмешиваться в развитие и становление цивилизации". И, на любое влияние извне, либо официальное посещение вашего мира представителями развитых цивилизаций, "Законами" наложен абсолютный запрет, "табу", как говорят люди. Скрытые же экспедиции, в исследовательских целях, тайно и без прямого контакта с аборигенами, не возбраняются.
   - Хм-м-м... Заповедник говоришь... Почему же всё так некрасиво получилось в моей реальности?
   - Есть одно условие для установления режима культурно-исторического заповедника: согласие его населения. Если же носители культуры внезапно деградировали и позволили заселиться в свою страну ордам чужаков, сначала явившихся под добродушной маской торговцев, а затем, в виде захватчиков... и, постепенно, год за годом, навязавших чуждую религию и чуждые нормы поведения... поселившихся там навечно, то, против этого, наши технологии бессильны.
   Нужна национальная идея и вера. Нужно единство нации.
   А вот само существование этих понятий, по большей части, зависит от воли правителей. Не зря у людей есть поговорка: "Какой капитан - такое и корыто".
   Вся проблема Египта заключается в способе передаче верховной власти. Фараон - может быть мудрым, а его сын - глупым, внук - ленивым... блудливым... юродивым...
   Совершенно недопустимо, чтобы сегодня у руля государства стоял великий царь, а завтра, на его месте, уже паяц... "поц", если по-еврейски. В тот момент, когда у Египта появится устойчивая политическая система и толковые правители, сменяющие друг друга вне зависимости от кровного родства, эта страна получит статус заповедника, став несокрушимой и вечной. Те фараоны, с которыми верховный жрец Мхоти обсуждал эту проблему, слишком долго колебались в нерешительности... боясь потерять кусочек личной власти. Обещание "подумать" превратилось в бесконечное затягивание решения вопроса. Вот и ответ на твою реплику "некрасиво получилось".
   Тебе, Михаил, предстоит решить сложную задачу. Ты имеешь сильную энергетику, ты умён и не тщеславен, чтобы в итоге, попытаться подмять ситуацию "под себя". Твоя голова полна разных слов и понятий, считающихся в вашем обществе "неприличными" и "пошлыми", но, по отношению к другим людям, твои мысли чисты и справедливы. Ты не способен на вероломство, не жаден, а выше денег - ценишь честь и достоинство. Пусть порой ты наивен и, вследствие этого, тебя можно легко обмануть, но твой ум способен быстро распознать обман и не поддаваться на эту уловку повторно. Ведь любого человека можно единожды обмануть. Это не есть недостаток.
   "Тщеславие... Ну да, - подумал Миша. - "Гордость очей и надменность сердца, отличающие нечестивых - это грех (Притч. 21,4)..." - так написано в Библии.
   А в библейском справочнике Б. Геце, это понятие ещё более конкретизировано в виде определения: "тщеславные люди" - обнаруживающие неразумное стремление к почестям".
   "Действительно, я не такой. К почестям и славе совершенно равнодушен. Вот ведь Иескиль, жулик... раскусил меня, как орёл черепаху", - в памяти, совсем не к месту, всплыла ссылка к басне Льва Толстого.
   - Я не жулик, - послышался, словно гром с неба, голос "Взгляда". - Я советую и охраняю.
   - Прости. Я неправильно выразился. Слова, отражающие возбуждённое эмоциональное состояние, иногда имеют место в моём лексиконе.
   Миша в задумчивости протёр мизинцем правой руки внутренние уголки глаз, будто пытаясь найти в них засохшие выделения. Мысли путались, но никак не желали заканчиваться.
   - И... самый последний вопрос: не противоречит ли галактическим законам раздвоение реальности, осуществлённое Взглядом и произошедшее в моём присутствии?
   - Не противоречит. Параллельная реальность ничем не отличается от исходной, кроме текущего вектора времени. Галактические законы в ней тоже действуют, хотя и со значительными оговорками. Во вновь созданном мире моя негласная помощь уже не расценивается как "вмешательство", поскольку ты принимаешь решения абсолютно самостоятельно, без внешнего нажима, то есть так, как тебе подсказывает собственный разум. Ты являешься представителем разумной расы этой планеты и имеешь право строить свою жизнь, используя любые подручные средства и любое оружие, включая продвинутые образцы, перенесённые из мира будущего.
   - Спасибо. Я узнал всё, что хотел.
  
   После окончания беседы, находясь в своей новой московской "южно-бутовской" квартире, Миша достал камень из портфеля и, "отстегнув" торцевую заглушку у подоконника на кухне, сунул его в образовавшуюся щель.
   Затем, закрепив заглушку на место, проверив окна и помыв посуду, посетив санузел и перекрыв краны от стояков, он попробовал мысленно представить своё собственное жильё на Урале. В течение минуты ничего не происходило. Затем перед "погасшим экраном кинотеатра" возникла картинка большой комнаты в надвигающихся зимних сумерках. Два часа разницы и такая смена внешнего освещения. Никого и ничего.
   "Прыжок!" - скомандовал он самому себе.
   Бам!.. Интерьер комнаты материализовался с доскональной точностью.
   "Я никогда не привыкну к этим перемещениям", - Миша тупо уставился на пустой подоконник, где ранее рос любимый цветок.
   "Нужно купить родителям Новогодние подарки и напроситься в гости на праздничную ночь. Вновь насладиться "Иронией судьбы" - потрясающей классикой жанра, которую можно смотреть бесконечное количество раз", - подумал он, швыряя на диван увесистый портфель, наполненный миллионами российских денежных знаков и элитной колбасой.
  
   Глава 17
   Город Фивы. Столица Нового царства. Июль 1439 года до нашей эры.
   Рассвет в Фивах ознаменовался восходом ослепительно-золотого диска солнца, невзначай выглянувшего из-за невысоких холмов, и тишиной, нарушаемой лишь кряканьем уток и неспешно-звучащим звоном цикад, расположившихся в кронах акаций.
   Ор бегемотов, похожий на оглушительное хрюканье, продолжавшийся всю ночь, постепенно стих: насытившиеся животные мирно задремали в заводях Нила, выставив на поверхность лишь ноздри и глаза, наслаждаясь омывающими их тело неспешными струями течения реки, дарующей жизнь огромной стране.
   Столица Верхнего и Нижнего Нила медленно просыпалась от сна.
  
   Дворец фараона.
   С первыми солнечными лучами ленивое движение людей у его входов переросло в суету: целая армия служащих, ремесленников, доставщиков продуктов и дров, поваров, булочников, цирюльников... всё зашевелилось, наподобие щупалец мифического монстра, всплывающего из глубин океана. В полной тишине люди и вьючные животные мелькали, как тени, боясь нарушить покой египетского царя и его семьи. Над суетой молча возвышались суровые охранники, одетые в клафты с красными полосками воинов, кожаные нагрудники и короткие схенти, перевязанные поясом. Копья в руках, суровое выражение лица, холодный взгляд... всем своим видом дворцовая стража показывала неуместность громких звуков в столь ранний час.
   В отдалении же от дворцовых стен, жизнь большого города тоже начинала свой дневной цикл, уже сопровождаясь криками погонщиков скота, недовольными оханьями прачек, бредущих к реке с огромными корзинами белья и резкими приказами рыночных торговцев, бодрым словом подгоняющих носильщиков и наблюдающих за раскладкой товаров под навесами.
   Дующий со стороны Нила ветер пах сыростью и тиной. У наспех наведённых причалов верхнего уровня уже сгрудилось множество речных судов, перевозящих стройматериалы и съестные припасы из провинциальных городов и дальних стран. Сотни рабов, как смуглых хеттов, так и чернокожих нубийцев, подгоняемых надсмотрщиками, неспешно выдвигались для разгрузочных работ. Десятки писцов, расположившись на циновках, готовились к учёту выгружаемых товаров, тихонько переговариваясь между собой и поглядывая в сторону реки.
  
   Тутмос III открыл глаза.
   Сон больше не властвовал над его телом, а подвижные глаза выражали движение мыслей в голове, пытаясь ухватить суть предстоящих в этот день событий. Фараон повернул голову: под балдахином из прозрачной невесомой ткани, голубого цвета, расшитого изображениями Богов и священными символами, нависающим над широким супружеским ложем, сладко почивала его любимая жена Меритра.
   Откинув рукой полог, фараон выбрался наружу. Через каменные решётки узких окон-бойниц пробивались робкие утренние лучи, пока ещё тусклые, не ярче света масляной лампы, сделанной придворными ремесленниками по его личным чертежам, зажжённой прошлым вечером и озарявшей спальню всю ночь.
   Надев лишь узкую набедренную повязку и сандалии, Тутмос III прошёл в соседнее помещение, более просторное по отношению к спальне, затем сделал шаг к входной двери и слегка её приоткрыл. Два хлопка в ладоши... разворот... уход в глубину комнаты. Всё ещё находясь в заторможенном состоянии, фараон опустился в кресло, стоящее в дальнем углу за напольной ширмой.
   "Отличное изобретение - мягкое сиденье. И оно по праву принадлежит моим божественным предкам. Привилегия царей Египта. Только они имеют право на шёлковую подушку под царственным задом, - фараон ухмыльнулся. - А кто попробует повторить это, того ждёт кнут и превращение в раба. - Выражение вытянутого лица правителя приняло жёсткий оттенок. - Я сын Богов и не ровня остальным жителям речной страны".
   В этот момент неслышно распахнувшаяся дверь пропустила внутрь три безмолвные фигуры: брадобрея и двух служанок. Одна девушка несла перед собой оловянный сосуд с горячей водой, вторая - два зажженных светильника. Разместив светильники по бокам от внушительных размеров зеркала, сделанного из полированного электрума - белого, с желтоватым оттенком металла, вторая служанка сняла с полки серебряный таз, поставив его на столик перед царственным лицом Тутмоса III, после чего накинула ему на плечи кусок ткани. Заглядевшись на вытканный золотой нитью картуш фараона, она быстро отвела глаза и застыла в ожидании дальнейших распоряжений.
   "Хороша девчушка! - промелькнула мысль в голове царя. - Видимо новенькая, только-только нанятая во дворец".
   Его верный помощник Аниотеп умел держать нос по ветру. "Хозяин дворца" фараона... он знал не только привычки своего повелителя, но и лунные периоды недоступности царских жён, наперёд угадывая ход мыслей Тутмоса III.
   Действительно, в эту ночь Меритра ему отказала, сославшись на плохое самочувствие. Вследствие чего, утреннее спокойствие фараона было омрачено мыслями о женщинах и щекочущим давлением внизу живота, не позволяющим привести мысли в порядок.
   "Если я не утолю эту потребность, то целый день не смогу думать о государственных делах", - подытожил мысли сын Богов, старательно вглядываясь в собственное отражение в полированном зеркале.
   Тем временем, брадобрей намазал лицо фараона смесью ароматных масел и, достав из небольшой коробочки с мягкой кожаной подложкой острейшую бронзовую бритву, принялся за дело.
   Пока вторая служанка стояла в отдалении, первая из них своевременно омывала лицо фараона бутоном из хлопка, порой касаясь его своими шелковистыми пальцами и обдавая органы обоняния экзотическим цветочным ароматом далёких стран.
   "Люблю путешествия. Люблю завоевания. Люблю покорять дикие народы. Люблю дары чужеземных правителей... рабов... благовония, диковинные самоцветы, золото. Всё это, в совокупности, составляет моё благополучие, уважение поданных, почитание со стороны жрецов Амона-Ра. Это моя религия, образ моей жизни. Пора завершать подготовку к тринадцатому походу в Азию. Тем более, основа для очередного вторжения уже подготовлена. Финикийское побережье, с его портовыми городами, находится под контролем наместников Египта. Осталось проверить готовность флота, выдвинуть на север пешую армию и, вот она, на блюдечке, очередная победа, трофеи, сыновья и дочери покорённых хеттских царьков, взятые в заложники великого Египетского царства", - мысли фараона пробудились от сна и побежали со скоростью боевой колесницы.
   Бритьё щёк плавно перешло в мытьё головы. Длинные локоны начинающих седеть волос брадобрей, для начала, намазал пахучим маслом гвоздики, обладающим тонизирующим и антисептическим действием. Затем, вежливо попросив нагнуть голову, промыл волосы царя содовой водой с добавками благовоний.
   Подбежавшая молодая служанка заботливо вытерла волосы господина большим полотенцем.
   Тутмос III почувствовал себя заново родившимся. Подозвав жестом приглянувшуюся девушку, он махнул рукой остальным. Те мгновенно склонили головы и, пятясь назад, покинули помещение. Мужчина и женщина остались наедине.
   - Ты прекрасна, словно священный белый лотос - символ чистоты и просветления. Как тебя зовут?
   - Тарат.
   - Ты должна подчиниться воле Богов: сегодня они выбрали тебя для великой миссии, следуй за мной, - безапелляционно заявил правитель Египта.
   Через закрытую анфиладу с плоским каменным потолком, поддерживаемым монументальными колоннами, украшенными ликами египетских Богов, и, под равнодушными взглядами отборных стражников, фараон провёл девушку в гипоксильный зал (большой колонный зал), а затем, и в примыкающий к нему тронный зал. Не смея высказать волнение, Тарат, наклонив голову, пряча взгляд от божеств на выбитых в камне рельефах, покорно шла чуть позади великого царя.
   Кивнув охране, фараон взял её за руку и притянул к себе.
   Тяжёлые, четырёхметровой высоты двери затворились за их спиной. Тронный зал был освещён лучами солнца, проникающими сквозь горизонтальные щели в основании потолка. Просторное помещение, свежий воздух и прохлада, царили в любимом в зале фараона. Здесь, Тутмос III мог находиться часами, не уставая, чувствуя вокруг себя комфорт и безопасность. За единственными дверями находилась верная стража, а вдоль стен, расписанных его собственными ратными подвигами, стояли его собственные бюсты.
   "Настоящее святилище, посвященное мне - великому сыну Амона-Ра", - порой думал царь Египта.
   Тутмос III миновал богато-украшенный золотом и росписями трон, расположенный на каменном возвышении. Рабочее место правителя царства, окружённое четырьмя колоннами из красного гранита, в виде суживающихся кверху цилиндров с резными капителями, было покрыто единым навершием в виде плиты полуметровой толщины. На обращённой к залу восточной грани полированного до блеска камня был вырезан священный "бен-бен", символизирующий изначальный холм суши, где появился Бог-творец. Солнечный диск, снабжённый крыльями, находился рядом с ним. Иероглифы, расположенные ниже, гласили:
  
   Чтобы мог видеть фараон господина горизонта,
   Чтобы мог он пересечь небо,
   Ибо должен он взойти,
   Как великий Бог.
  
   Мельком глянув на девушку, ощущая тепло её ладони, фараон направился в слабо освещенный угол помещения, где стояла резная деревянная скамейка, доставшаяся по наследству от мачехи Хатшеспут, с сиденьем, обтянутым кожей антилопы Канна, обитающей в верховьях Белого Нила. В рядовых случаях скамья служила для размещения особо-близких родственников царя во время торжественных приёмов. Сегодняшний случай был не рядовой.
   - Раздевайся.
   Тарат дрожащими руками скинула с себя клазирис - льняное платье, крепившееся на одной бретели через левое плечо, белое, со свисающим ниже колен красным поясом, и осталась абсолютно нагой. Загорелая кожа, лёгкий пушок над промежностью, стройные точёные ножки. Идеал молодости и красоты озарил тронный зал сиянием божественного великолепия.
   Вид юной девушки, опустившей глаза в пол и не смеющей вздохнуть от волнения, вызвал всплеск эмоций фараона. В порыве желания Тутмос III подхватил её на руки и, не давая возможности вырваться, повалил на скамью. Тонкие женские руки легли на спину царя, и лишь непроизвольный вскрик вырывался у служанки, движимой могучей силой, в такт покачивания набухших розовых бутонов её груди.
   Десятки глаз Богов и фараонов, вырезанных на окружающих стенах, наблюдали за священным таинством слияния мужчины и женщины. Карты судьбы открылись, упавши картинками вверх: её долг, её обязанность перед властителем мира, были исполнены без раздумий и сомнений.
   В душе Тарат бушевал ураган.
   "Фараон возжелал моей покорности и любви. Это событие - есть и всегда будет главным в моей жизни", - в настоящий момент не существовало испуга, огорчения, растерянности и прочих мыслей... лишь только лик сына Богов, нависшего над ней, лучезарно сиял, подобно солнечной колеснице Амона-Ра.
   Финал ознаменовался бурными объятиями правителя, сжавшими в судороге нахлынувшего экстаза упругие девичьи бёдра. Пробежавшая по телу последняя волна напряжения внезапно спала, оставив после себя расслабленную негу. Тишина заполнила помещение тронного зала, и только лёгкое дыхание лежащей на спине служанки доносилось до слуха фараона.
   Удовлетворив страсть, царь тихонько провёл ладонью по бархатистой коже девушки. Затем ещё раз, и ещё. Нежность, тепло... и этот пьянящий виноградный запах, исходящий от разгорячённого тела... - прикосновения сопровождались неповторимым изыском ощущений. Уходить не хотелось. Но неумолимое время: оно бежало вперёд с бешеной скоростью, откликаясь эхом биения сердца.
   Тутмос III поцеловал юную любовницу затяжным поцелуем, касаясь языком нежных, по-детски припухлых губ. Девичьи губы отозвались трепетом, непроизвольно дрогнув в ответ.
   "Она великолепна. И до "этого", и после. Нужно озадачить евнухов, чтобы позаботились об этом дитя, - подумал Тутмос III, уверенным шагом направляясь к выходу. В такт своим мыслям он покачал головой. - Однако в гареме столь юной красавице не место. Отныне, я главный мужчина в её жизни, и за ней будут присматривать. Пусть и далее исполняет свой долг".
  
   Лёгкое чувство голода вернуло Тутмоса III в реальный мир. Перед входом в личные покои, фараон обнаружил главного управителя царских апартаментов Аниотепа, скромно стоящего во главе шеренги стражников.
   Выражение лица вельможи выражало полную покорность и желание угодить хозяину.
   - Приветствую тебя Аниотеп.
   - Слава сыну Богов, правителю Египта! - ответил тот вкрадчивым голосом.
   - Сегодня будут решаться государственные проблемы, ты должен присутствовать на приёме.
   Аниотеп покорно кивнул головой.
   - Распорядись, чтобы завтрак был подан максимально быстро.
   - Да господин...
   - И ещё, немедленно приведи в порядок кожаное сиденье скамьи в тронном зале. Это первоочередное дело, - Тутмос III выразительно глянул на управителя. - Девушку одеть в лучшие наряды, выдать её родственникам любые товары и продукты, на выбор. Естественно, в разумных пределах. Завтра жду её на царское умывание, как обычно... она прекрасно справляется со своими обязанностями.
   - Будет сделано.
   Отдав приказы, фараон отвернулся, направившись в центральную, находящуюся в его личном распоряжении, часть дворца.
  
   Дворец Тутмоса III был огромен и монументален. В отличие дворцов минувших эпох, сооружённых из глиняных кирпичей, этот комплекс, строительство которого было начато Тутмосом I и продолжено женщиной-фараоном Хатшеспут, был построен из каменных блоков, вырубленных из скальной породы, с опирающимися на них плитами перекрытия. Отныне, под одной крышей размещались официальные апартаменты правителя, его семьи, прислуги, охраны и государственных служб.
   Это было место, где правил сын Бога и властелин мира. В Новом Царстве дворец фараона начали приравнивать к религиозному храму.
   В центре комплекса зданий находились личные покои царя, соединённые анфиладами с колонным залом (гипоксилем), тронным залом, залом для празднеств и помещениями, находящимися в ведении "хозяина дворца" и "хранителя царских регалий" Аниотепа, включая сокровищницу, расположенную в подвальном арочном каземате, весьма обширном, но, в то же время, хорошо защищённом.
   На открытом воздухе, во внутреннем дворе, раскинулся внушительных размеров бассейн с крохотным островком посредине и установленной на нём изящной деревянной беседкой. Разноцветные рыбки мелькали в прозрачной глубине, порой, всплывая за упавшими на гладь воды насекомыми, привлекая тем самым внимание африканских водорезов, летающих парами, хватающих, прямо с поверхности, своими оранжевыми клювами, зазевавшуюся мелочь. Здесь же, располагался выход с "женской" половины дворца, украшенный колоннами и пилястрами.
   На внутренней территории также находились: "Дом руководителя вооружённых сил" с казармой для стражи; "Белый дом" (министерство финансов), Царский суд и Палата работ. Справа и слева, перед парадным входом, располагались несколько святилищ, посвящённых Богам-покровителям фараона.
   Напоминающая небольшой город резиденция правителя Египта, была окружена высокой четырёхметровой стеной, образующей в плане правильный квадрат. Отборные стражники круглосуточно охраняли периметр сооружения, придирчиво досматривая входящих и выходящих людей.
   Дворец располагался в прямой видимости от Карнакского храма Амона-Ра, расположенного выше по течению Нила. Из царского ботанического сада, где произрастали невиданные в Египте растения и водились экзотические животные, завезённые фараоном из далёких походов, был прямой выход в сторону реки, где постоянно находились в ожидании прогулочные ладьи для услаждения его жён и наложниц.
   Кроме главной жены, Меритры, Тутмос III был официально женат на Менхет, Менуи и Мерти, каждой из которых он уделял равное внимание, не одобряя поведения своего старшего сына Аменхотепа II.
  
   Наследник трона, в своём 34-летнем возрасте, имел свыше ста официальных жён и, как подозревал отец - это было только начало. Большинство из них являлись дочерями палестинских и хеттских князей, пленённых Тутмосом III во время его военных кампаний в Азии. Любил наследник и ласки любовниц: день и ночь его окружала целая армия танцовщиц и певиц.
   Однако амурные похождения сына беспокоили царя Египта в последнюю очередь.
   Аменхотеп II был чрезвычайно жесток. У ворот его резиденции, значительно уступающей по размерам дворцовому комплексу фараона-отца, постоянно висели, насаженные на колья, трупы провинившихся писцов, охранников, гребцов, камнерезов, садовников... сменяя друг друга с завидной периодичностью.
   "Как можно доверить управление государством такому наследнику? Ведь он утопит Египет в крови, - думал про себя стареющий фараон. - Единственное средство от этой прихоти - привить ему желание покорять чужие народы. Нужно взять его с собой в одну из завоевательных миссий. Плевать на чужих царей, князей, знатных граждан и их отпрысков! Пусть оторвётся на чужих и научится ценить своих: преданных и закалённых в боях воинов. А жрецов он тронуть не посмеет, поскольку у них слишком длинные руки. Эти господа, сами, кого угодно похоронят. И не факт, что в мёртвом виде".
  
   Приём в тронном зале начался ровно в 10 часов утра.
   Церемониймейстер, терпеливо дождавшись, пока царь Египта удобно расположится на троне с атрибутами власти - трёххвостой плетью и уасом (скипетром), в скрещенных руках, объявил аудиенцию открытой.
   Массивные, 4-х метровой высоты, двери распахнулись, и в зал вошёл первый посетитель. Дела первоочередной важности не подлежат отсрочке - это неписаный закон для любого главы государства.
   По правую руку от фараона расположился главный визирь Рехмир. Он был в курсе всех государственных нужд, беря управление страной на себя, во время отлучек правителя, порой, весьма длительных. Немного поодаль, параллельно колоннам, расположились прочие министры, советники и вельможи, ежеминутно ожидая прямых вопросов главы государства по интересующим его вопросам.
   Краем глаза фараон осмотрел место утреннего свидания. Изящной скамьи с кожаным покрытием на месте не было.
   "Молодец Аниотеп, не зря я его держу на управляющей должности. Светлый ум и потрясающая исполнительность являются незаменимыми качествами преданных людей. Подобные слуги встречаются редко и их нужно ценить", - мысли Тутмоса III мелькали, сменяя друг друга.
  
   Послы чужеземных вассалов, номархи, лидеры купеческой гильдии - они входили, не создавая шума от шагов и преданно глядя в глаза. Не доходя трёх метров до трона, падали на колени, произнося хвалебную речь во здравие великого правителя верхнего и нижнего Египта.
   И всем им было чего-то надо от Тутмоса III: благосклонности в решении междоусобных споров, разрешений на торговые экспедиции, защиты от агрессивных соседей, государственных инфраструктурных субсидий и прочего. Фараон решал проблемы быстро и жёстко. Все его высказывания тщательно фиксировались на папирусах, двумя писцами, использующими иератический курсив для быстрой записи. Уже к вечеру, воля правителя воплощалась в указах и отправлялась, с гонцами, по огромной, вытянувшейся на тысячу километров, стране.
   В самом конце приёма, глашатай объявил имя последнего посетителя.
   - Верховный жрец храма Амона-Ра - Харес.
   Вошедший в зал мужчина был одет в белый нарамник, перевязанный поясом-синдоном, расшитым бисером и завязанным толстым узлом на животе. Поверх наряда, через плечо, на жреце красовалась шкура леопарда. Бритая "под ноль" голова имела правильные пропорции. Его взгляд: внимательный, твёрдый и уверенный в себе, разительно отличался от взглядов других, участвовавших в приёме посетителей.
   Дойдя до трона, жрец не стал падать на колени, и лишь молча опустил голову в знак почтения.
   - Рад тебя видеть, Харес, - произнёс фараон.
   Тот повторно склонился, на сей раз в глубоком поклоне и, спустя несколько мгновений, обратился к восседающему на троне царю:
   - Приветствую сына Богов...
   - Рассказывай, - прервал жреца Тутмос III. - Какие срочные дела заставили тебя предстать перед моими очами? В скором времени, мы и так должны были встретиться, для обсуждения насущных вопросов, во время праздника Опет. Разлив Нила достиг своего верхнего уровня, а значит - пора.
   - О великий! Срочность, действительно, имеет место. С печалью сообщаю, что планы строительства храмов Амона-Ра... в Файюме, Кумме, Дендере, Коптосе, Эль-Кабе, Эдфу, Ком-Омбо, Элефантине... а также планы возведения обелисков, по твоим божественным архитектурным проектам, могут быть сорваны по независящим от меня причинам. Решение этой проблемы не терпит отлагательств.
   Тутмос III удивлённо поднял брови и нахмурился.
   - Ты в своём уме, жрец?
   - Дело в том, что номархи на местах, повинуясь твоему приказу о призыве в армию, забирают в рекруты даже хемуу (царских людей), ранее приписанных к строительству храмов. Твой главный архитектор, Пуемра, - жрец мельком глянул на невысокого пожилого человека, скромно стоящего во втором ряду приближённых, - физически не сможет продолжить строительство, имея под рукой лишь рабов и надсмотрщиков. Нужны опытные ремесленники, понимающие толк в обработке камня и его грамотной укладке. Нужны художники, резчики, скульпторы. Нужны врачи, чтобы лечить ремесленников, возводящих храмы. Нужны повара, чтобы кормить их. Нельзя призывать в армию всех подряд.
   Произнеся последнее предложение, Харес чуть не поперхнулся от собственной наглости.
   "Пожалуй, я брякнул лишнее... "Нельзя призывать" вырвалось совершенно случайно. Фараон может прийти в ярость от таких слов, высказанных при свидетелях", - он упал на колени и выдохнул:
   - Не прошу казнить, прошу миловать...
   Фараон резко встал с трона. Его правая рука с золочёной плетью непроизвольно напряглась в ожидании взмаха. Разум, тем временем, советовал Тутмосу III не принимать поспешных решений.
   "С одной стороны, указывать сыну Богов как себя вести - это непозволительно даже для верховного жреца Амона-Ра. Но, с другой стороны... Мы же совместно выработали стратегию обновления религиозного мировоззрения египтян. Спустя некоторое время, в объединённой стране, вместо нескольких сотен Богов должны остаться лишь немногие, главными из которых должны стать Боги Гелиопольской эннеады, состоящей из девяти высших существ, с находящимся в их главе творцом Ра. В этих целях и были затеяны стройки культовых сооружений по всему Египту.
   Государственная политика...
   Её насущной целью является вытеснение из сознания простолюдинов древних архаичных божков, навроде крокодила Себека и гермафродита Хапи, с его характерным, отвисшим пузом. Не Боги, а мировое посмешище: их даже варвары презирают.
   А ведь граждане продолжают поклоняться этим, в кавычках, "Богам". Береговые храмы, где содержат "священных крокодилов", процветают за счёт освобождения их от государственных налогов. Огромных зубастых тварей, живущих в заводях храмов Себека, жрецы украшают позолотой, кормят дичью и отборной рыбой - теми блюдами, что достойны стола фараона. Определённый непорядок в стране имеет место. Действительно, во многих вещах, верховный жрец Карнакского храма абсолютно прав", - Тутмос III, так и не произнёсший ни слова, глянул на толпу государственных служащих.
   Ни одного прямого взгляда. Тишина. Лишь потрескивание сгорающего масла в огромном тарельчатом светильнике. Однако нужно что-то сказать.
   - Ты знаешь, жрец, что путь моих солдат лежит в края, где презренный царь Кадеша собрал большую армию с концов страны? Кроме этого, он нанял на службу персидских наёмников из Митанни. Вражеских воинов больше, чем песчинок на морском берегу. Без многотысячного войска нам в этой битве не победить. Надеюсь, у тебя есть дельные предложения?
   Жрец осмелился поднять взгляд, продолжая стоять на коленях.
   - Мои предложения спорны и подлежат всестороннему обсуждению, но другого выхода я не вижу.
   - И?
   - Я предлагаю наложить запрет на призыв в армию царских людей, работающих на приоритетных стройках. Некомплект воинов предлагаю закрыть из числа послушников и мирян второстепенных храмов, не относящихся к культу Амону-Ра и его родственников. Действующих жрецов этих храмов, проводящих службы, трогать не следует - это может вызвать нестабильность в обществе. При данном раскладе, казна также способна получить выгоду: в случае, если плодородные земли храмов перестанут обрабатываться, ввиду отсутствия рабочих рук, можно будет вернуть их в распоряжение государства. Ибо все земли в этой стране по праву принадлежат тебе, сыну Богов. Я ратую за благоденствие и процветание фараона, за максимальную эффективность его владений и осмысленный подход к хозяйствованию.
   Последние слова прозвучали пафосно и двусмысленно. Несколько номархов и жрецов выдохнули с нескрываемым возмущением, тихий ропот недоумения пронёсся по залу.
  
   Верховный жрец Фиванского храма не зря озвучил свои предложения в окружении большого числа зрителей.
   "Идти ва-банк" - это понятие известно с давних времён. Ибо сейчас, слово, произнесённое фараоном, в присутствии свиты вельмож, будет иметь силу государственного закона. Харес, в белоснежном одеянии и шкуре леопарда, символизирующей высшее духовное сословие, замер на коленях, в ожидании вердикта царя. В случае высочайшего одобрения, стройки святынь продолжатся и, через короткое время, верховный жрец Карнакского храма Амона-Ра будет иметь все шансы стать верховным жрецом 42 номов объединённого Египта. Игра стоила свеч.
   Харес поднял глаза.
   - О великий царь! Наш храм, дополнительно, готов обеспечить найм пятисот меджаев, их вооружение, полное обмундирование и питание. При подготовке великого похода, сумма расходов не имеет значения. Храм всегда стоял на службе у государства. После того, как эти 500 бойцов вольются в отряд капитана Пенре, командующего разведывательным авангардом, совершившим подвиги в предыдущих кампаниях, они помогут с ходу сломить любое сопротивление врага, ибо нубийцы обладают невероятной выносливостью и храбростью. Они способны сберечь жизни многих египтян.
   "Настанет время, и храм десятикратно вернёт свои затраты, - злорадно подумал жрец. - Лишь бы упрямый фараон дал согласие".
  
   Тутмос III опустился обратно на трон и задумался. Принимать поспешные решения было не в его стиле. Хм-м-м... прямых возражений против логики жреца не имелось.
   "Хитёр и тщеславен... - мелькнула стремительная мысль. - Что ж, придётся пойти навстречу, несмотря на возможные осложнения в будущем. Сейчас мы плывём в одной лодке, и я, как никто другой, заинтересован в централизации власти, а религия - это основа консолидации нации. Политика ужесточения, обращённая к второстепенным храмам и второсортным Богам, имеет необратимую форму. Годом раньше... годом позже... особой разницы нет. Война всё спишет. Победоносное возвращение войска, рабы, трофеи, прославившиеся герои, народные гулянья... - всё это имеет свойство нивелировать внутренние противоречия. А тех, кто посмеет выразить недовольство, мои преданные слуги сотрут в пыль", - фараон сжал губы в полуусмешке.
   - Хорошо, я одобряю предложение. Приказываю номархам не брать в рекруты царских людей, участвующих в приоритетных стройках, и, даже в случае их фактического призыва, направлять обратно, на гражданскую службу. При этом, план по количеству призывников оставляю прежним. Для восполнения числа солдат разрешаю призывать в армию послушников храмов и мирян, занятых в сельхозработах, ведь борьба с врагами Египта - наше общее дело. Действие данного указа не распространяется на храмы Амона-Ра, а также Шу, Тефнут, Геба, Нут, Осириса, Исиды, Нефтиды и Гора.
   Это моя воля - воля сына Богов.
  
   Глава 18
   Уральский город. Зимнее утро.
   Миша лежал на туристическом коврике, накрывшись сложенным вдвое шерстяным пледом, в помещении бывшего ведомственного гаража, и смотрел вверх, на плиты перекрытия с облупившейся водоэмульсионной краской, закручивающейся в рулончатые чешуйки, либо просто, лохматящиеся на фоне серого бетона.
  
   Под яркой утренней звездой
   Вели снежинки хоровод,
   И седовласый Новый год
   Сверкнул весёлой кутерьмой.
  
   Слова сами собой складывались в рифмы, видоизменяясь на ходу, вертясь, подобно стае пчёл над ульем и отвлекая от насущных проблем.
   "Возможно, что великий русский поэт, Александр Сергеевич, лёжа на диване, маясь от безделья, а, возможно, и с глубокого похмелья, именно так и создавал стихотворные шедевры... поплёвывая в потолок и мечтая о женской ласке".
   Стихи. Вино. Лямур. Ну да... "l'amour" - это гламурное французское слово, обозначающее любовь и страсть.
   Все поэты устроены одинаково.
  
   * Википедия - Донжуанский список Пушкина.
   ...Широко известно также высказывание поэта в письме к В. Ф. Вяземской (1830): "Моя женитьба на Натали (это, замечу в скобках, моя сто тринадцатая любовь) решена".
   Mon mariage avec Natalie (qui par parenthХse est mon cent-treiziХme amour).
  
   "Что и говорить, жизнь идёт по кругу, воспроизводя похожие сценарии вновь и вновь", - мысли в голове поменяли свою "зимнюю" направленность и понеслись куда-то "налево". Образы прекрасных женщин заполнили сознание своей природной красотой.
   "В отсутствие супруги, хоть помечтать... Переключить сознание, чтобы прийти в себя".
   После разудалой новогодней ночи, проведённой в родительском доме, фейерверков и шампанского, Миша пытался взять себя в руки, всемерно борясь с сонливостью и ленью.
   В свою бывшую квартиру он больше не возвращался. Забрав запас одежды и постельного белья, трубки сотовых телефонов и ценнейший портфель, получивший ласковое прозвище "мобильный банк", Миша переехал на новое место жительства.
   Апартаменты были просторными, но весьма неказистыми.
  
   Буквально на днях, обнаружив на производственном здании вывеску с надписью "Аренда", он набрал одиннадцать цифр телефонного номера. Вежливый управляющий приехал через полчаса. Осмотр, торг, наведение личных связей...
   Эти помещения долгое время находились в пустующем состоянии из-за непомерной жадности хозяина - физического лица с армянской фамилией, в удачный момент воспользовавшегося тяжёлым финансовым положением промышленного предприятия и "отжавшего" вспомогательную недвижимость у крупного завода. Комплекс зданий находился на охраняемой территории с обширными асфальтированными площадками и за бетонным забором. Здесь было всё необходимое для спокойной жизни, в виде шлагбаума, круглосуточной охраны, состоящей из бомжеватого вида пенсионеров; собак, внешностью напоминающих охранников; а самое главное - централизованное отопление, вода и электричество. Унитаз в грязном туалете тихонько журчал, неспешно жалуясь на износ уплотнительных соединений. Да и фиг с ним. Что же ещё нужно человеку?
   Неформальные отношения с управляющим были налажены быстро и незатейливо. Несколько бумажек красного цвета с изображением основателя Хабаровска Н. Муравьёва-Амурского быстро отмели сомнения в серьёзности клиента у "смотрящего за собственностью", принявшего на веру ксерокопию Мишиного паспорта с исправленной в "Photoshop" фамилией. К договору аренды прилагалась оплата наличными, за 3 месяца вперёд, что вызвало нешуточное волнение у упитанного мужчины, решившего немедленно проверить предъявленные купюры на подлинность. Однако всё в порядке. Крепкое рукопожатие... Церемония передачи ключей и кодов доступа.
   "Бывают в жизни чудеса..." - читалось во взгляде распорядителя, обращённого из окна отъезжающей иномарки, наполненного беззвучными словами благодарности и оптимизма.
   Миша козырнул ему вслед и отправился в ближайший магазин.
   Продуктовый паёк в честь "праздника заселения", выданный охранникам и собакам, сделал своё дело. Всем своим видом "заведующие шлагбаумом" стали выражать глубокое почтение новому арендатору, по-видимому, рассчитывая на повторную подачку.
   "Будут вам молочные сосиски, и не раз... только не гавкайте на меня", - ухмыльнулся Миша.
  
   В связи с уходом на нелегальное положение, окромя нового места жительства, у Миши возникла необходимость в новом автомобиле. Проблема пустяковая: при наличии в кармане денежных знаков, она решилась в считанные часы.
   Семиместный внедорожник "Ford Explorer", тёмно-серого цвета, был бессрочно арендован у одного близкого знакомого, работающего "перекупом" на авторынке. Сумма, в размере продажной стоимости авто, прошелестела в руки официального хозяина. Тот вручил бессрочному арендатору брелок, пластиковую карточку "Свидетельства о регистрации" и страховку без ограничения.
   - Можешь ездить в своё удовольствие. Как надоест ирушка, заберу по остаточной цене. Не обессудь, бизнес есть бизнес, - заявил на прощание приятель.
  
   "Пора заняться металлами, - Миша сунул дежурный мобильник в один карман, аккумулятор от него - в другой, и отправился на спортивную пробежку. Непосредственно из арендованного помещения он звонить опасался. - В век информационных технологий возможно всё. Как в недоброй сказке. Да и... бережёного Бог бережёт.
   В момент бега трусцой, ему вспомнился анекдот:
  
   - Здравствуйте, это вам из ФСБ звонят.
   - Да знаю я, знаю.
   - ...а откуда знаете?
   - Вы мне на выключенный мобильник дозвонились.
  
   Олово и медь нашлись быстро.
   Казалось, что менеджеры только и ждали Мишиных звонков, радостным голосом сообщая ему цены и пункты отгрузки. Оказалось, что за наличный "кэш" металл отгружают всем и всегда, не делая исключений для новогодних каникул.
   В результате, нанятая Газель пополнилась шестью чушками олова, весом по 22 кг каждая, загруженными из внушительного штабеля в литейном цеху малого предприятия. Погрузкой занимался лично директор организации, ради получения неучтённых наличных средств, приехавший на объект и открывший ворота. На его лице читалось глубокое удовлетворение...
   "Сколько же я людей осчастливил за последние дни, - Миша широко улыбнулся. - Порхаю по городу, словно Санта Клаус, правда, без упряжки оленей... раздавая гражданам купюры, направо и налево. И сам я, кожей чувствую позитив, исходящий от управляющих, сторожей, продавцов металлов, перекупов... и даже от собак, обитающих на базе".
  
   ...Плавный переезд на склад частной химической компании был осуществлён при закупке меди. Увидев огромные 100-килограммовые слитки, Миша опешил.
   - А что, меньших размеров не бывает?
   - Это стандартные слитки "М1", ГОСТ 193-79, - взгляд кладовщика был полон недоумения. - Меди никогда не видели?
   - Видел... в другой форме.
   - Ну... по Вашему желанию, мы можем порезать чушку на куски. За дополнительную плату, - он кивнул в угол помещения, где располагался ленточнопильный станок, с внушительными тисками на плоской столешнице и мощным двигателем сверху подвижной части. - Сейчас подцепим талью, и нет проблем.
   - ОК.
   Вскоре три болванки были оперативно порезаны на двенадцать 25-килограммовых кусков и загружены в кузов автомобиля. Очередная улыбка... радостные глаза кладовщика... рука, пожатая на прощание, как лучшему другу.
   "Приезжайте ещё, уважаемый", - был молчаливый посыл в этом ритуале проводов щедрого покупателя.
  
   "Теперь, нужно загрузить в машину каких-нибудь продуктов, ведь непонятно, как у Сатхуба, в храме, ситуация сложится. Сколько набралось народа - неизвестно. Скольких я заберу с собой - тоже. А кормить надо всю толпу".
   Мише вспомнились выезды на многодневные рыбалки-сплавы, где, вне зависимости от количества взятых изначально продуктов, в последний день наблюдалась одна и та же грустная картина: ни еды тебе, ни табака, ни алкоголя.
   "Как же они, раз за разом, умудряются всё съесть, всё скурить и всё выпить? - думал он в отношении компаньонов. - Ведь расчетное количество макарон, банок тушонки, чая, сгущеного молока, сигарет... исходя из предшествующего опыта, умножалось на два. Похоже, нужно умножать на три, учитывая непомерные, спровоцированные чистым воздухом и нахождением в бескрайней тайге, аппетиты спутников. Что есть, то есть: на природе водка пьётся, как вода... и вместо воды".
  
   ...На продуктовой базе царило оживление.
   Открытые ворота. Административное здание. Складские терминалы.
   Повсюду сновали разномастные грузовики, снабжающие едой население большого города. На территорию пускали всех подряд, ведь доступность товара является одним из условий ведения бизнеса. Электрокары шустро вывозили из сумрака ангаров поддоны с ящиками и мешками, а неутомимые грузчики помогали перегружать их в транспорт мелких предпринимателей.
   Изучение прайс-листа заняло некоторое время.
   "Сложно расставить приоритеты, - размышлял Миша. - И то надо и это. К свинине египтяне не привыкли, а вот говядина сгодится. Как же они будут открывать консервы? Впрочем, кушать захотят, откроют и зубами. Хотя... ободок банки можно потереть о камень, после чего крышка сама отвалится. Впрочем, это не моя проблема. Растительное масло, крупы в мешках, сахар, чай, соль... нет, соль можно не покупать. Там пол-Египта в солончаках, и этот товар не является дефицитом".
   В конечном счёте, гружёная Газель двинулась в сторону временного пристанища.
   Разгрузка была осуществлена в четыре руки, совместно с водителем, после чего Миша остался в одиночестве.
   "Интересно, хватит ли свободного пространства в подземном святилище? - он обошёл кучу и принялся составлять ящики друг на друга, сооружая пирамиду. - Что-что, а высоты точно хватит".
   Медитация, концентрация внимания на пирамиде товаров. Перед закрытыми глазами возник зал со стенами, покрытыми рисунками и иероглифами. Миша мысленно всмотрелся в окружающее пространство: там царил полумрак... и никакого намёка на движение. Скачок!
  
   Зал древностей.
   "Однако пахнет здесь чем-то родным", - отметилось про себя.
   Миша вдохнул тёплый подвальный воздух и направился к ванне с водой, чтобы вызвать жреца.
   На полпути его внимание привлёк один из ларцов, стоящий на каменном возвышении. Средних размеров сундучок был сделан из цельных досок эбенового дерева, тёмно-коричневого, с лёгким шоколадным отливом. Горизонтальные ряды иероглифов украшали полуовальную крышку, отливающую матовым блеском.
   Ларец, как ларец, такой же, как и все... с первого взгляда. Однако он притягивал внимание.
   Мишин взгляд остановился на торцевой стенке, инкрустированной панелью из слоновой кости. Искусно вырезанные и тщательно отполированные рельефные фигуры изображали фараона и Богиню с львиной головой, протягивающую царю Египта крестообразный амулет - анх, символизирующий бессмертие и мудрость. Над головой фараона красовался царский картуш с преноменом Меджеду (тронное имя) и номеном Хуфу (собственное имя).
   Египетский язык и письменность... Благодаря "Взгляду" Миша овладел ими в совершенстве.
   "Вот ничего себе... Хуфу - это же всем известный Хеопс, создатель великой пирамиды. Интересные дела. Возможно, ларцу уже 1000 лет".
   Внезапно, мысли перескочили на тему слоновой кости.
   "И, очень интересно, каких же размеров должен быть бивень слона, чтобы умудриться вырезать из него плоскую прямоугольную пластину, размерами 17 х 25 см, да ещё толщиной в сантиметр, судя по глубине резьбы... - он посмотрел на ларец с противоположной стороны. На его тыльной части красовалась аналогичная инкрустация. - Да уж... Сколько же может стоить этот раритет в нашем мире?".
   Он приподнял крышку: внутри находились два переложенных тканью анха, сделанных из увесистого жёлтого сплава. Первый занимал половину ларца и был украшен рельефными лотосами. Тщательно прорисованный священный скарабей находился в перекрестии лучей. Цветная эмаль, покрывающая изображения, придавала амулету торжественный вид.
   Второе изделие, по-видимому, предназначалось для нательного ношения. На его верхней части имелась небольшая петелька. Украшающие анх камни, тёмно-красного цвета, были аккуратно утоплены в металл и отполированы снаружи.
   "Сундук, амулеты... - эти хреновины стоят миллионы... в валюте. Пожалуй, стоит поискать коллекционеров международного уровня. Такие вещи бесценны".
  
   Недолгое ожидание... скрип подъёмного механизма.
   Появившийся из темноты входного тоннеля верховный жрец внезапно превратился в каменное изваянье, уставившись на кучу непонятных вещей посреди зала.
   Спустя несколько мгновений его взгляд стал осмысленным и зафиксировался на представителе параллельной реальности.
   - Приветствую тебя Избранник Михаил! - выдохнул Сатхуб, почтительно поклонившись в пояс. - Я очень ждал твоего возвращения.
   - И я приветствую верховного жреца храма Тота! - Миша кивнул, продолжая сидеть на стуле. - Как видишь, сроки и обязательства соблюдены. Смотреть товары будем позже. Для начала, прошу доложить обстановку. - Он достал пачку "Парламента" и закурил. Сизый дым не спеша пополз вверх, под плиты перекрытия. Сатхуб молчал, пытаясь сосредоточиться. Наконец произнёс:
   - Важных новостей две, и они очень разные. Начну с того, что твоё задание по испытанию претендентов подходит к концу. "Взгляд" признал годными 33 человека. Среди них имеются люди с разными умственными и физическими способностями. Одни делают успехи в учёбе, схватывая на лету знания и запоминая информацию, другие же - обладают большой физической силой и ловкостью. Я могу предоставить данные по каждому из них, на твоё усмотрение.
   - Это хорошо. Слушаю дальше...
   - Вчера из Фив пришли тревожные вести. Наш номарх ещё не в курсе подробностей, но это дело нескольких дней... пока царский указ доставят по местам. Преданные мне люди, тайные агенты и давние друзья, сообщили, что для предстоящего военного похода фараон разрешил набирать рекрутов из числа послушников храмов, таких, как наш. Это происходит впервые в истории Египта. Так что, времени для формирования команды помощников совсем не осталось. Нужно что-то решать. Наш храм готов расплатиться с семьями отобранных "Взглядом" людей... слово за тобой.
   Миша призадумался.
   - Ладно. Сейчас я передам храму доставленные товары, затем ненадолго отлучусь. К вечеру готовь для меня одежду жреца и сандалии. Не откладывая срочное дело, сегодняшней ночью осуществим утверждение кадров. Завтра мы уходим в мой мир.
  
   Разбор подарков ожидаемо затянулся. Сатхуб лишь тихо охал, прикидывая в уме их стоимость. Особенно его впечатлили металлы.
   "Из этого количества меди и олова можно выплавить огромное количество бронзовой посуды, оружия, предметов труда, статуэток Богов... которыми, затем, можно будет легко оплатить покупку рабов и скота, так необходимых для обработки полей после ухода большой воды, - размышлял жрец. - Пожалуй, стоит организовать плавильный цех на территории храма и нанять опытного ремесленника, чтобы обучил жрецов этому искусству. К тому же, часть олова ещё и останется. Этот металл имеет половинную стоимость, по отношению к серебру, и им можно отдельно рассчитываться за товары и услуги".
   Ассортимент продуктов впечатлял своим разнообразием. С крупами было всё ясно, правда, незнакомые виды немного смущали верховного жреца. Но с этой проблемой можно было разобраться. А вот растительное масло...
   На части мягких прозрачных бутылок были нарисованы хеттские оливки. На других же - непонятные цветы с жёлтыми лепестками. Однако Михаил уверял, что всё это можно употреблять в пищу.
   Самым загадочным товаром было мясо, запечатанное в плоские металлические сосуды с нарисованной на боковой части рогатой головой быка. Лишь в тот момент, когда Миша подрезал крышку небольшим ножом и дал попробовать содержимое, жрец ощутил невиданный доселе, нежнейший вкус варёной говядины... жирной, мягкой, ароматной.
   "Теперь нам не страшен голод. Запас еды, размещённый в тайном подземном святилище, позволит пережить все неприятности", - разумные мысли возникли в голове рачительного хозяина.
   - Жрец, имей в виду, что привезённые продукты должны выноситься наружу без упаковок. Масло - в амфорах, мясо - на блюдах, крупы - в корзинах. Чтобы злые языки не обвинили тебя в сотрудничестве с Богом зла и тьмы - Сетом.
   - Будет исполнено.
   - Сейчас я отправляюсь по неотложным делам. Вернусь через три часа, будь здесь.
  
   Перенос в пространстве... Хлопок... Помещение гаража.
   Короткий зимний день погружался в ранние сумерки. Удобно расположившись в кресле внедорожника, Миша не спеша выехал с территории бывшей ведомственной базы. Ему предстояло сделать ещё несколько покупок для осуществления великой миссии.
   "Настроение бодрое. Всё хорошо", - он отметил про себя прекрасное самочувствие и слегка приоткрыл окно со стороны пассажирского сиденья.
   Лежащий вдоль дороги белоснежный покров свежевыпавшего снега радовал взор, игнорируя сгущающуюся тьму. Мимолётный взгляд зафиксировался на стае ворон, усевшихся компактно на огромной берёзе: оживлённое карканье в надвигающихся сумерках было похоже на заседание Госдумы, принимающей бюджет на следующий год.
   "Такие же придурки", - подумал Миша, аккуратно объезжая очередную выбоину на дорожном полотне.
  
   Первым на очереди был универсальный магазин "Рыболов-охотник".
   Витрина с ножами занимала всю стену рядом с кассой: "Вот это сувенирчики! От такой взятки не откажется ни одно должностное лицо в Египте...".
   Походив вокруг да около, Миша выбрал клинок из дамасской стали, с лезвием 165-миллиметровой длины, под названием "Ворон". Его полированная рукоятка тёмно-шоколадного венге была украшена мельхиоровым литьём.
   "Безупречная красота и мощь, - подумал он, разглядывая замысловатый "дамасский" узор, похожий на располосовку африканской зебры, сбоку режущей поверхности. - Однако стоимость тоже впечатляет. Впрочем, ручная авторская работа не может стоить дёшево".
   Для разнообразия, Миша приобрёл ещё пару кованых булатных охотничьих ножей в изящных ножнах из толстой кожи.
   "Брючные ремни охотника тоже лишними не будут: ведь ножны должны на чём-то висеть. Это ведь только Маугли из мультфильма, словно мартышка, скачет по деревьям с кинжалом на шее, - мелькнула мысль в момент рассматривания рядов тёмно-коричневых и светло-золотистых ремней с двойными фиксаторами, висящих на отдельной раме. - Беру ремни!".
   Многофункциональные перочинные ножи, содержащие отвёртки и плоскогубцы, были приобретены в довесок к главным сувенирам. "Хоть консервы открывать, хоть зубы дёргать... - этими гаджетами решаются любые бытовые проблемы, - подумал он. - У жрецов в хозяйстве и таких нет".
   Отдел плавательных принадлежностей порадовал Мишу стеллажами с надувными матрасами; бельевой отдел - одеялами и спальными мешками. "Надо же на чём-то спать моей команде... и чем-то укрываться. А вот подушки нам ни к чему... обойдутся без подушек".
   После "Рыболова-охотника" был посещён магазин спецодежды. Естественно, необходимого количества однотипной одежды в наличии не оказалось. Пришлось брать всё подряд: рабочие комбинезоны, утеплённые куртки, обувь, перчатки, носки и комплекты нижнего белья. В "Спецодежде" Миша проторчал около часа.
   Уже на обратном пути на глаза попался магазин с парфюмерией.
   "А что, это идея!" - мелькнула мыслишка в голове. Десять упаковок теней для век, в черных коробочках, содержащих по девять различных цветов и по две кисточки, были куплены не глядя, вместе с десятком тюбиков туши для ресниц. Пакет с косметикой был заброшен поверх надувных матрацев и телогреек.
   Уф-ф-ф... Повезло, что у внедорожника "Ford" оказался вместительный салон.
   База.
   Шлагбаум на въезде открылся, и Миша загнал транспортное средство в стойло. Помещение было обширным: в нем могло поместиться два автомобиля "Урал" и одна легковушка. Рядом с санузлом имелась глухая подсобная комната с железной дверью и остатками настенных креплений, видимо от полок или стеллажей, ныне заваленная строительным мусором.
   Миша сложил ножи и косметику в небольшую спортивную сумку и, слегка перекусив, приготовился к прыжку во времени и пространстве.
  
   Глава 19
   Египет. Храм Тота.
   При появлении Избранника, Сатхуб проворно вскочил со стула и сделал шаг в сторону.
   Лысая, блестящая от пота голова... внимательный взгляд глубоко-посаженных глаз... озабоченное выражение лица, - внешний вид жреца выражал длительное ожидание. Вздох облегчения:
   - Я несказанно радуюсь каждому твоему приходу, Избранник!
   Миша автоматически кивнул в знак согласия.
   - Пора приступать к делу. Где моя одежда?
   Сатхуб поднял с пола аккуратно сложенную стопочку вещей, под которой обнаружилась пара сандалий, сплетённых из тростниковых волокон, с кожаными ремешками-завязками и поперечиной между большим и указательным пальцем. Новое платье, похожее на большой мешок из-под сахара, с прорезями для рук и головы, небольшой бахромой внизу - вызвало лёгкую улыбку на Мишином лице. Поверх него, жрец повязал тонкий пояс, больше похожий на верёвку и водрузил ему на плечи двухрядный ускх (ожерелье-воротник) из вытянутых, золотых с цветной эмалью, подвесок. В довершение всего на Мишину голову был повязан платок-клафт, прикрывший волосы и оставивший свободными лишь уши.
   "Хоть уши потеть не будут", - подумал Миша, уныло смиряясь с неудобным ошейником и грубыми сандалиями.
   - Показывай список претендентов.
   Сатхуб оперативно подошёл к столу и развернул на нём широкий рулон папируса, прижав непослушные края круглыми плоскими камнями молочного цвета. Стопка этих камней, похожих на увеличенные хоккейные шайбы, лежала на краю стола. На каждом из них красовалось изображение ибисоголового Бога Тота, сжимающего в руках табличку и стило.
   "Интересные камушки, полированные такие, с иероглифами. Ну-ка, что же на них написано?".
   "Сопровождающий великого Ра в его ладье", - было вырезано под изображением.
   "Да это же слоновий бивень, нарезанный кусками! - наконец дошло до Мишиного сознания. - Хорошо живут... Слоновую кость, в качестве придерживающего груза используют".
   Он поднял взгляд на жреца.
   - Рассказывай.
   - Здесь у меня записаны результаты наблюдений, - жрец провёл рукой по таблице с иероглифами. - Я систематизировал данные по роду способностей. В первой колонке - имена курсантов, во второй - их интеллектуальные показатели, в третьей - физические, в четвёртой - коммуникативные.
   "Коммуникативные способности - это индивидуальные психологические особенности личности, обеспечивающие эффективное взаимодействие и адекватное взаимопонимание между людьми в процессе общения или выполнения совместной деятельности, - Миша вспомнил сведения по интересующей теме. Важнейшая из характеристик. - Молодец Сатхуб, соображает в правильном направлении. Без людей с высокой коммуникабельностью, общественная, либо бизнес структура, рушится, как карточный домик. Разругались и разбежались - запрограммированный итог безграмотного подхода к функционированию любой организации".
   Сатхуб продолжил:
   - Оценка производилась по критериям: "хороший", "отличный", "выдающийся". Кандидатов с низкими показателями я отсеял ещё до момента тестирования "Взглядом". Да и сам "Взгляд" забраковал несколько человек, по неизвестным мне причинам... Сейчас на территории храма их уже нет.
   Миша сосредоточил внимание на таблице. Имена людей ему ничего не говорили, но вот результаты тестирования - были весьма любопытными. Изучая их, он начал мысленно формировать свою команду.
   "Во главе отряда должен стоять "альфа-самец", обладающий большой физической силой, устанавливающий правила поведения и жёстко контролирующий их соблюдение. Дисциплина - это основа основ.
   Рядом с ним, плечом к плечу - должна находиться пара коммуникабельных людей с устойчивой психикой и выдающимся интеллектом. Физические данные и общее доминирование - вторичны. Эти люди занимаются решением проблем и "разруливанием" назревающих конфликтов. Советники руководителя, его заместители... "правая рука", "левая рука"... - они есть у всех боссов.
   Остальные члены отряда - бойцы, физически развитые, ловкие, выносливые... также должны что-то иметь в мозгах. Дуракам на службе не место, ибо дураки способны похерить любое порученное дело, да ещё иметь наглость заявить потом, что это случилось не по их вине".
   Прошло десять минут...
   Сатхуб всё также стоял рядом со столом, молча глядя перед собой. Миша закрыл глаза. Минутная релаксация... мысленное обращение к инопланетному разуму:
   - Иескиль, ты видел кандидатов. Кто из них является доминирующей личностью?.
   - Таких, два человека, - раздался голос в голове, - Садаш и Хапта. Оба они обладают физической выносливостью, твёрдой волей и очень неглупы. Брать их в одну команду не советую: будет постоянное соперничество во всём. И ничем хорошим оно не кончится.
   - Понимаю я, понимаю... Кого рекомендуешь в советники?
   - Якбаала, Фара и Тоти.
   - Поясни кратко о них.
   - Первый, Якбаал - внебрачный сын Иоама, бывшего жителя Иудеи, пленённого много лет назад, но сумевшего с помощью своих талантов получить освобождение из рабства и стать известным портным. Возможно, что у этого человека были тайные заступницы... ведь Иоам крутил любовь со многими заказчицами из Мемфиса, не отрываясь от работы, прямо в примерочной комнате... В результате, у одной из них родился Якбаал. Умом Бог его точно не обидел.
   Второй из них, Фар - очень тихий на вид, безобидный, - он обладает острым аналитическим умом, умеет мгновенно просчитывать в уме множество вариантов и делать правильные выводы. Ты, Михаил, ему в подмётки не годишься.
   - Вот ведь... бляха-муха... И как же я должен буду поддерживать свой авторитет?
   - Фар - очень застенчивый, он никогда внешне не покажет своё превосходство. Амбиций лишён начисто.
   - Ну, спасибо, успокоил. Дальше...
   - Тоти, помощник торговца рыбой, он на все руки мастер: учится с ходу любому ремеслу. Имеет превосходную интуицию, ложь чувствует за версту. У вас есть поговорка: "стреляного воробья на мякине не проведёшь"... так и этого человека - невозможно заманить в западню. Стреляный воробей, хоть и молодой.
   - Интересная информация. Теперь скажи мне самую важную вещь: обладает ли кто-нибудь из курсантов энергией Избранника, способной поддерживать твоё активное состояние? Понимаешь... мне никак не справиться в одиночку. Сатхуб не в счёт.
   - Да. Я с радостью тебе сообщаю, что Неракар имеет все необходимые данные по внутренней энергетике. Кроме того: он доверчив, но не наивен; целеустремлён, но не способен на измену и подлость. Его честность - не синоним тупой прямолинейности. Умеренно хитрый, осторожный человек, с твёрдым внутренним стержнем, выкованным за долгие годы жизни в пригородных каменоломнях, среди воров и убийц, окружавших его с детства. Он знаком с абсолютным злом, предательством, трусостью, алчностью - не понаслышке и выработал к этим понятиям твёрдый иммунитет. На него можно положиться.
   - Значит, ты даёшь добро на посвящение Неракара в узкий круг Избранников?
   - Да.
   Миша открыл глаза и взглянул на жреца.
   - Я принял решение: немедленно приведи сюда Неракара.
   Сатхуб поспешно удалился в темноту тайного прохода.
  
   Миша попытался почесать вспотевший затылок... без особого результата. Льняной клафт, завязанный сзади узлом на уровне шеи, мешал ему это сделать. Затем он снова посмотрел на стоящие вдоль стен тайного святилища исторические сокровища.
   "Нужно взять чего-нибудь из этой коллекции с собой..." - подумалось во время разглядывания каменного изваяния чёрной кошки с потрясающе-реалистичными желтоватыми глазами из полированного кварцита и золотыми кольцами в высоких ушах.
   Лёгкий шорох шагов... Неслышно, безмолвными тенями, из полумрака возникли две фигуры и тут же остановились.
   - Подойдите ко мне оба.
   В круг тусклого света, проникающего в помещение через систему зеркал, вошёл жрец. На полшага после него - молодой мужчина, скорее юноша, с начинающим пробиваться чёрным пушком над верхней губой.
   Миша встал, обошёл стол, и, ввиду отсутствия мебели, выдернул из продуктовой кучи две коробки, приглашая присесть.
   - Меня зовут Михаил, - представился он молодому человеку. - Нам предстоит серьёзный разговор, а в ногах правды нет, - озвучил он известный фразеологизм, означающий что-то вроде приветствия и одновременно предложение собеседникам чувствовать себя, как дома.
   Смущённые посетители опустились на коробки с консервированной красной фасолью. Миша расположился на пододвинутом стуле.
   - Сатхуб, я тебе сообщаю долгожданную новость: у тебя появился преемник.
   Жрец несколько секунд переваривал информацию, затем развернулся к Неракару и пристально уставился на него.
   - Об этом мне только что сообщил священный "Взгляд", - Миша протянул открытую ладонь в сторону юноши. - Этот человек обладает всеми качествами Избранника. Он - такой же сын звёздных Богов, как и мы с тобой. Теперь нас трое.
   Молчание...
   Внезапно, по иссушенной щеке Сатхуба скользнула слезинка. Он закрыл глаза, стыдясь своих эмоций. Поднявшаяся правая рука протёрла уголки глаз, повинуясь инстинктивной реакции на минутную слабость. Он попытался что-то сказать, но сведённое спазмом горло выдавило из себя лишь глубокий выдох.
   - Понимаю твои чувства, - Миша сочувственно кивнул головой. - Мечта... она свершилась.
   - Неракар... - он обратился к неофиту. - Я вижу, что ты ещё не понял грандиозного значения произошедшего события?
   Ответом был удивлённый взгляд юношеских голубых глаз. Длинные ресницы озадаченно хлопали, напоминая пушистые опахала под чёрными дугами бровей.
   "Интересно, они ему смотреть не мешают? - подумал Миша. - Скорее всего, нет, иначе давно бы подстриг".
   - Так вот: ты принят Богами в круг Избранников. Верховный жрец Сатхуб ждал этого момента сотню лет. Сейчас я поясню тебе историю вопроса.
  
   Не тратя времени даром, Миша изложил ранее полученные от жреца сведения, добавив, что сам он прибыл из того мира, где у Египта нет будущего.
   - Там, в нашем Египте, не осталось ни одного египтянина, похожего на тебя и твоих родителей. Люди, проживающие на берегах Нила, пришедшие сюда из Митанни и Хеттского царства, не знают египетского языка и письменности. Они успели забыть всех Богов, почитаемых в 42 номах Верхнего и Нижнего Египта. Хотя... есть один, которого ещё помнят - это Бог разрушения и хаоса. И, хотя в моём мире его зовут Шайтан, но под этим именем скрывается всё тот же Сет, с головой трубкозуба и красными глазами цвета смерти (цвета пустынного песка). Этот Бог действительно могуществен: он вселился в новых жителей Египта и долгое время руководил ими, сделав своими слугами.
   В итоге величественные храмы оказались полностью разрушены, а могилы великих фараонов разграблены.
   Дошло до того, что спустя три с половиной тысячи лет с момента строительства Великих Пирамид, курдский султан аль-Азиз (Al-Aziz)... совершенное ничтожество по сравнению с древними царями... попытался даже снести Пирамиды, но они, в отличие от храмов, оказались ему не по зубам, так как задача была чересчур широкомасштабной. В результате упорных разрушительных "трудов" на благо Сета, ему удалось лишь повредить пирамиду Микерина, самую маленькую из трёх, на которой осталась вертикальная зияющая дыра в северном склоне.
   Что же касается Нила, то в нашем мире он служит сточной канавой, куда сливаются зловонные нечистоты от жизнедеятельности ста миллионов человек, плюс отходы различных производств - по всей длине реки, а это тысячи километров. В воде Нила уже никто не купается - она опасна для жизни.
   Несмотря на то, что люди в Египте ещё живут и ещё получают урожаи с полей, в дальнейшем, ничего хорошего их не ждёт. Наши учёные сообщают, что всего через тридцать лет, когда, согласно официальному прогнозу, количество жителей Египта достигнет 152 миллионов, эта страна станет непригодной для жизни. После наступления этого рокового часа, обитатели долины Нила побегут обратно, в те края, откуда явились их предки, одержимые жаждой убийств и разрушений... одержимые Сетом. Побегут, бросая жилища, спасая себя и своих детей от жажды, голода, нищеты и болезней.
   В нашем времени, Хапи - Бог ежегодных разливов Нила и покровитель урожая, "единственно текущий", больше не властвует над рекой. Нил перекрыт плотиной и у него нет разливов. Нет праздника Нового Года, начинающегося в момент наступления периода "ахет", нет и грандиозного по своему размаху торжества Опет... Вся ваша цивилизация, формировавшаяся в течение пяти тысяч лет, в моём мире уничтожена.
   Я послан сюда, чтобы исправить эту историческую ошибку.
   Звёздные Боги предназначили Египту роль заповедной территории, сохраняющей свою самобытность, культуру и архитектурные памятники.
   В этом контексте особенно важен вопрос экологии. Чтобы сохранить природу, нужны два условия:
   1. Учитывая, что Нил, в его "египетском" течении, имеет 80% наполнения за счёт Голубого Нила и Атбары, критически важно создание режима заповедника по всей длине реки: от её истоков на Абиссинском нагорье, и до устья, на берегу Средиземного моря. Белый Нил, за время протекания через центральную часть Африки, теряет большую часть воды в виде испарений и на водный режим в Египте влияет незначительно.
   2. На берегах заповедника могут жить не более 10 миллионов человек, иначе антропогенная нагрузка станет запредельной. Вымирание редких видов флоры и фауны - как следствие этого.
   В моём мире, из 37 видов крупных животных, обитавших в долине Нила в ваше время, осталось лишь 8. Изменения климата здесь ни при чём: плодородная долина, шириной от 3 до 22 км, покрытая джунглями и болотистыми зарослями папируса, не говоря уже о Дельте Нила, имеющей площадь 22000 (двадцать две тысячи) квадратных километров, была родным домом для множества живых существ. Эта долина не высохла... и никуда не исчезла в моём мире. Только сейчас там повсюду поля, похожие на квадратики лоскутного одеяла.
   Да, уж... Животных жаль. Травоядных обитателей, таких как свиней-бородавочников, сернобыков, антилоп-бубалов, зебр, жирафов... люди просто перебили, употребив в пищу. Львы, леопарды, дикие собаки - вымерли сами, от бескормицы. Бегемоты отравились ядовитой водой... хотя... пастись им тоже негде - каждый клочок берега сегодня занят. В моём мире остались лишь крокодилы: они питаются рыбами, лягушками... трупами рыб и лягушек... да и трупами людей не брезгуют. Эти холоднокровные твари с заторможенным метаболизмом способны жить в грязной болотистой жиже и голодать неделями, поэтому приспособились к новым условиям, хотя и их, осталась одна сотая часть (1 %) от прежнего поголовья.
   Вернусь к политике: во имя поставленной Богами цели мы должны изменить модель государства и сознание жителей Египта.
   Мы должны создать устойчивую форму правления, где фараон является лишь номинальным правителем. Вся же верховная власть должна принадлежать собранию уважаемых людей, которыми руководит глава правительства, выбираемый на несколько лет и сменяемый после указанного срока. Жрецам в этой социоструктуре будет отведена роль хранителей знаний и традиций. От влияния на государственную политику они должны быть отстранены полностью.
   Ну и, последним аспектом нашей предстоящей деятельности является охрана Египта от вторжения чужих народов. Вам, естественно, трудно поверить в правдивость озвученной информации, но народы Митанни уже сейчас, находятся в полной готовности к переселению в Египет. Персидские торговцы всё чаще везут сюда свой товар, присматриваясь к вашим богатствам, а заодно, и к условиям жизни.
   Вы можете себе представить, что произойдёт после заселения в Египет сотен тысяч мигрантов? Социлогия (наука об обществе и закономерностях его функционирования) утверждает, что переселение в страну мигрантов-иноверцев, в количестве от 10 до 15 % от коренного населения, вызывает бардак во всех сферах жизни, нарушение уклада и необратимую потерю культурного наследия предков.
   Миша бросил взгляд на Сатхуба, тот кивнул головой в знак согласия.
   - А теперь, брат Неракар, я должен показать тебе свой мир, чтобы ты окончательно поверил в реальность происходящего. Мы перенесёмся в пространстве и времени... ненадолго, на полчаса. Брат Сатхуб: ожидай нас здесь.
   Сосредоточение. Обращение к высшему разуму:
   - Иескиль, прошу тебя перенести нас в Россию, на бывшую ведомственную базу, ставшую моим прибежищем. Способен ли ты, во время переноса, передать новому Избраннику знания, касающиеся русского языка, основ современной жизни и стереотипов поведения?
   - Да.
   - Не забудь научить его блатному жаргону, чтобы умел выражаться не хуже академика Алфёрова. Был случай, когда крепкий матросский "фольклор" помог академику Жоресу Алфёрову перематерить генерала - начальника Первого отдела, в итоге, добившись от него согласия на зарубежные командировки. "Истинно русский человек", - такой фразой прокомментировал проигрыш в словесной дуэли высокопоставленный чин КГБ.
   "Пусть знает всё... и хорошее, и плохое... Эрудированный человек принципиально отличается от идейно-упёртых личностей, ввиду своей ограниченности, неспособных на всесторонний логический анализ происходящих событий.
   "Нет силы более могучей, чем знание; человек, вооруженный знанием, непобедим", - так говорил Максим Горький.
   Перед закрытыми глазами возник образ гаража с одиноко горящей лампочкой дежурного освещения. Мишин взгляд ещё немного побродил по углам его временного жилища. Никого. Скачок!
  
   Глава 20
   Два человека сидели на холодном грязном полу бывшего ведомственного гаража и смотрели друг на друга. На лице Неракара застыло выражение неподдельного изумления. Он неуверенно ощупал своё лицо и шею, будто пытаясь осознать, что все части тела находятся на своём месте. Убедившись в собственной целостности, он собрался что-то спросить, но Миша его опередил.
   - Приветствую тебя Избранник, мы находимся в мире будущего, - сообщил он на чисто русском языке.
   Секундное недоумение...
   - Каким образом я понимаю этот язык? - спросил Неракар.
   - В момент переноса Бог Иескиль вложил в тебя часть моих собственных знаний. Язык, на котором мы говорим, именуется русским. И этот язык не последний, которым ты будешь владеть. По мере необходимости, мы, с помощью божественного разума, будем получать профессиональный опыт посторонних людей, учиться делать так, как умеют они, и говорить на разных языках. На свете существуют тысячи языков общения. Любой из них будет нам доступен. Ведь память может вместить всё, поскольку она расположена вовсе не в голове, а в божественном пространстве, находящемся в отдельной Вселенной. Мозг человека служит лишь приёмо-передаточным устройством для бесконечных потоков информации.
   Пальцы правой руки Неракара скользнули к виску, затем упёрлись в вихрастую макушку.
   - Встань брат. На улице сейчас зима, даже в помещении холодно. Тебе нужно одеться.
   Миша подошёл к вороху спецодежды и выдернул из него тёплую куртку, рабочие штаны, нижнее бельё, носки и серую трикотажную шапку. Из поставленных в ряд зимних ботинок он достал 42 размер, оптимально подходящий под размер ноги его гостя.
   Переодевание было недолгим.
   - Святой Михаил, мне кажется, что я сплю. Объясни мне, откуда я знаю понятие "молния" и способ её застёгивания? - Неракар изумлённо смотрел на свою руку, только что застегнувшую разъём куртки и всё ещё сжимающую застёжку с висюлькой.
   - Не называй меня святым. Я такой же Избранник, как и ты. Обращайся ко мне "Михаил" или "брат". Мы с тобой навеки братья - дети Богов... Понятно? Мы ответственны друг за друга и должны быть готовы пожертвовать своей жизнью ради выполнения поставленной цели. Понятно?
   - Да.
   - По поводу "молнии"... повторяю ещё раз: базовые знания о моём мире уже вложены Иескилем в твоё сознание. Можешь ими свободно пользоваться. У нас мало времени: давай прыгай в машину, - Миша открыл заднюю дверь "Эксплорера" и, чуть не силой впихнул на мягкое светло-бежевое сиденье слегка одуревшего от нахлынувших чувств египтянина.
   - Сиди и не дёргайся.
   Продуктовый супермаркет находился в трёх кварталах от территории базы. Припарковав машину на площадке у входа, Миша вывел гостя на улицу.
   - Снег... - неопределённо-тягучим тоном произнёс Неракар. - Вот он какой... снег... белый, как молоко. В Египте не бывает снега... - расширенными зрачками он смотрел на окружающий его незнакомый мир.
   - Заходи в магазин, постоишь в районе кассы. Посмотришь на процесс покупки товаров.
   Пока Миша ходил с корзинкой по залу, Неракар, прислонившись к дальней стене, наблюдал за обстановкой. Проходившие мимо покупатели недоумевающе поглядывали на загорелого до черноты, похожего на тульский пряник, необычного посетителя, одетого в робу разнорабочего.
   В ярком свете люминесцентных ламп житель южной страны напоминал даже не таджика, а скорее индийца, прибывшего утренним рейсом из Мумбаи. Когнитивный диссонанс вызывал тот факт, что индийцы, массово обучающиеся в краевой медицинской академии, выделяющиеся цветом лица на городских улицах, не имели обычая батрачить на местных стройках. Любой житель Таджикистана, Киргизии, Узбекистана... смотрелся бы очень органично в этой спецодежде, но только не индиец. Да и черты лица... - узкий подбородок, голубые глаза, высокие округлые брови, ничем не выделяющийся прямой нос... вот он... Пол Маккартни, собственной персоной, только чёрный, как негр.
   Выстояв небольшую очередь и оплатив наличными покупку чая "Гринфилд", сахара, пакетированной гречневой каши "Увелка" и пары килограммов молочных сосисок, Миша махнул рукой на выход. Очередь проводила их синхронно оценивающими взглядами... Хорошо, что поблизости не оказалось наряда полиции. Фраза "Предъявите документы" означала бы непредвиденные осложнения.
  
   База.
   Шлагбаум пополз вверх, "Форд Эксплорер" въехал и остановился.
   - Выходи. Будем знакомиться с караулом. Запомни: в нашем мире твоё имя - Николай.
   Неожиданно, дружная стая собак преградила им путь. Михаил уже "катил" за местного, но на незнакомца псины поглядывали весьма недружелюбно.
   - Держи сосиски. Сам откусывай по небольшому кусочку, затем кидай им. Постарайся никого не обидеть, - Миша сунул в руки гостя килограммовую упаковку и отошёл в сторону.
   Кормление прошло по намеченному плану. Колбасные изделия в натуральной оболочке откусывались легко... Затем происходил бросок и, очередная собака, широко раскрыв пасть, на лету хватала добычу, проглатывая её даже не прожевав, жадно глядя на кормильца большими преданными глазами.
   - Молодец. Теперь ты свой в этой стае. У собак прекрасная память.
  
   В высокой кирпичной будке охраны было тепло. Пожилой дядя приветливо кивнул двум вошедшим людям. Миша кивнул в ответ и незаметно толкнул локтем Неракара.
   - Добрый вечер! Меня зовут Николай, - на безупречном, академически-чистом русском языке сообщил египтянин.
   Брови пенсионера поползли вверх. Он ожидал услышать от "понаехавшего" Алибабы что угодно, любую несуразность, но только не это.
   - Здравствуйте... Вы друг Михаила?
   - Я его близкий друг. Вот, пришёл в гости, - невозмутимо ответил Неракар.
   - Не слушай его, Егор Павлович, - обратился к охраннику Миша. - Этих азербайджанских "друзей" у меня целая бригада. С завтрашнего дня будут ремонтировать помещение. Могут и снег на базе разгрести - сделать твою работу. Просекай выгоду. Хозяин тебе за это премию выпишет.
   После слов "хозяин" и "премия" лицо охранника перекосило набок.
   - Этот жидяра Саркисян, удавится за копейку. Скорее, последнее из кармана вытащит, чем премию даст. Насмешил ты меня, ох насмешил.
   - Ладно. Смех смехом, но я зашёл по делу.
   Миша извлёк чай, сахар, гречку и кулёк с сосисками.
   - Плитка и кастрюля у тебя имеется?
   - А то как же...
   - Это тебе, Палыч, бонус. За работу в ночное время. Охраняй территорию, чтобы муха не пролетела.
   - Благодарствую!
   - Николай, попрощайся с уважаемым человеком.
   - До свидания, Егор Павлович! Удачного дежурства, - без промедления произнёс египтянин.
   Выражение лица охранника вновь приобрело странное выражение. Дверь захлопнулась, обдав его потоком ледяного уличного воздуха. Восстановилась тишина.
   "В реальность продуктового набора я верю, - подумал сторож, глядя на здоровенную коробку "Гринфилда", тёмно-зелёного цвета, с 200 пакетиками цейлонского чая внутри. - В "азербайджанца" - нет. Да, впрочем, мне похрен. Михаил похож на очень порядочного человека... в отличие от прохвоста Саркисяна, - образ хозяина базы вновь занял мысли охранника. - Понятие "чурка" не имеет национальности, относясь лишь к духовному началу и манерам поведения конкретного индивида".
   Собаки встретили вышедших из сторожки людей дружно виляющими хвостами.
  
   - Теперь я тебе покажу современный Египет, - сообщил Миша после парковки транспортного средства и закрытия ворот гаража.
   Он включил ноутбук и вывел на экран Google карты.
   - Смотри: это Египет, вид с большой высоты. Виден Нил и его долина. Дельта реки, перед впадением в Средиземное море, похожа на треугольник, пронизанный протоками. Сейчас я увеличу масштаб, посмотрим на столицу.
   Миша крутанул колёсико мыши на себя, приближая поверхность.
   - Вот место, где раньше располагался храм Тота, - он ткнул пальцем в бесконечные ряды серых зданий. - Вот Пирамиды и Сфинкс. Обрати внимание: ближние дома стоят всего в 200 метрах от его лап.
   Ещё увеличение, максимальная детализация. На экране прорисовались этажи зданий, - их количество можно было определить по рядам окон, сливающихся в тёмные горизонтальные полоски. Высотность от 6 до 14 этажей.
   По всей восьмикилометровой ширине берегового пространства между Великими Пирамидами и берегом Нила, многоэтажки теснились вплотную друг к другу, без дворов, парковок, зон отдыха и мест для прогулок. Типичных для европейских городов кварталов, чётко ограниченных квадратами проезжих улиц, здесь тоже не наблюдалось. Полный беспорядок, хаотичность и архитектурная несуразица... Нагромождение строений, свойственное, скорее арабскому базару, чем столичному городу, заполнило экран.
   Невероятная плотность застройки вогнала египтянина в ступор. Миша перевёл картинку вправо, на восточный берег. Показалась центральная часть Каира. То же самое... вплоть до горы Мукаттам.
   Теперь, в обратную сторону: картинка сместилась влево от пирамид. На протяжении 20 километров в западном направлении, также виднелись дома-дома-дома. Со стороны пустыни к пирамидам примыкал внушительных размеров "микрорайончик", застроеный двумя тысячами (тысячами!) многоэтажных зданий. Ещё западнее, к "микрорайончику" прилепился город "Имени 6 Октября", заложенный в 1979 году указом президента Анвара Садата, ныне - территориально входящий в состав египетской столицы.
   - Когда свободного пространства для строительства домов, вдоль русла Нила, совсем не осталось, арабы начали заселять безводные пески, - сообщил Миша. - Да и вообще, в столице Египта... в так называемом "Большом Каире", который сегодня находится на месте древнего Мемфиса, постоянно проживает 20 миллионов человек, - добавил он. - А ведь после Второй мировой войны, 60 лет назад, здесь было всего 2 миллиона жителей. Я читал книгу "Африка грёз и действительности", написанную двумя чехословацкими путешественниками, где они подробнейшим образом описали свои впечатления об "огромном двухмиллионном Каире", из своей поездки 1947 года. В те времена, к западу от пирамид красовались лишь барханы, и ничего, кроме барханов. Теперь вопрос: представляешь ли ты, Неракар, что такое "один километр"?
   - Примерно представляю. Это дистанция, преодолеваемая за 12 минут ходьбы.
   - Молодец! Так вот: на одном квадратном километре, в этом городе проживает 41 000 человек, буквально - на головах друг у друга. Уже сейчас им не хватает воды и еды. Пшеница, рожь, овёс... - половина потребляемого зерна завозится из-за границы, поскольку хлеб - это основа питания азиатских мигрантов, обосновавшихся на священных землях Нила и, с какого-то перепуга, возомнивших себя коренными египтянами. И, при всеобщей бедности, в стране наблюдается высокая рождаемость: свыше трёх детей на каждую арабскую жену. А жен у арабов... хм-м-м... - от двух до четырёх. Всё это соответствует Корану и заветам пророка Муххамеда. Салла-л-Лаху алайхи ва саллам!
  
   * Женитесь на тех женщинах, что приятны вам (которые вам по душе), - двух, трех или четырех. У одного мужчины, одновременно, не может быть больше четырех жен. (Св. Коран, 4:3)
  
   Перенаселённость - проблема Египта номер один. Конечно, для её решения можно застроить небоскрёбами всю оставшуюся территорию Сахары... вплоть до границы с Ливией. Но где взять дополнительную воду? К сожалению, водная обеспеченность жителей Египта составляет всего одну шестую часть от рекомендуемой нормы ВОЗ. И, из года в год, она продолжает сокращаться.
   Прямо сейчас, в Эфиопии, в среднем течении Голубого Нила, заканчивают строительство гигантской плотины для гидроэлектростанции. Настанет время, когда Нил окончательно обмелеет. Часть воды уйдёт в грунт под эфиопским водохранилищем, другая часть испарится с необъятной поверхности искусственного озера. Африка - есть Африка... - палящее солнце испаряет здесь воду кубическими километрами.
   Тем временем, в голове самопроизвольно включилась песня Константина Беляева:
  
   "А что потом, а что потом"?
   Ты спрашивала шёпотом... (К. Беляев, "Что потом")
  
   "Действительно, а что потом?" - вопрос вызвал приток свежих мыслей.
   Монолог продолжился.
   - Увы, перспективы - одна хуже другой. Падение Египта неизбежно, и проходить оно будет в три этапа.
   Началом конца станет геноцид христиан-коптов, ведь их меньшинство (около 10%). Когда количество населения достигнет критической отметки, а к этому всё идёт, в стране начнётся голод, и тут же начнутся поиски виновных. Христиан обвинят в том, что это именно они "съели весь хлеб" и "выпили всю воду", пока правоверные мусульмане молились и постились в священный месяц Рамадан. Подобное развитие событий происходило, в истории человечества, не раз. Во Франции, под раздачу попали гугеноты и тамплиеры, в Турции - миллионы армян, а в нацистской Германии, причиной всех бед объявили евреев. Как говорится: "если в кране нет воды - воду выпили жиды". Многострадальный еврейский народ загнали в концлагеря, газовые камеры и крематории... - всех подряд "Jude" ("джюд" - по-русски звучит, как "жид"), включая априори ни в чём не виноватых, сопливых несмышлёнышей Мойшу, Йосю и Абрашу.
   Применительно к современному Египту можно утверждать, что "виновных" в голоде и нищете - быстро найдут и примерно обезглавят. Это же арабы, а не Мать Тереза. У них всё иное: воспитание, мотивация и понятие о правильном поведении. "Мочи неверных!" - в этом восклицании слышится смертный приговор христианской вере, до сих пор исповедуемой отдельными группами населения северной Африки.
   Обнаружив, спустя некоторое время, что продуктов на столе не прибавилось, а воды в кранах - тем более, мусульмане пойдут войной на мусульман. Ведь детей нужно чем-то кормить. Вторым этапом падения Египта станет гражданская война, по принципу "все против всех". Кровавый хаос добьёт систему государственного управления.
   Последней, третьей стадией грядущего кризиса, станет Исход, то есть неконтролируемый поток обезумевших переселенцев, направляющихся в сторону Европы. Однако на её границах, египтян будет ожидать вовсе не гуманитарная помощь...
   Глубоко эшелонированная линия обороны с ДОТами (ДОТ - долговременная огневая точка) преградит путь к светлому будущему. Ведь европейцы - далеко не самоубийцы. Пустить, одномоментно, в собственный дом несколько десятков миллионов египетского арабья... да ещё с руками, по локоть обагрёнными в христианской крови... - равносильно вынесению смертного приговора самим себе.
   Увы, современных жителей Египта ждёт очередная бойня, она же и последняя... где уже "не они", а "их". Ну что ж, долг платежом красен. Как говорится: "Кто пришёл с мечом, от него и..." - истина, известная с древних времён.
   Красноглазый Сет - Бог смерти и хаоса, охотно примет души потомков надругавшихся над народом Древнего Египта арабских захватчиков, ведь, по факту, Сыновья отвечают за грехи Отцов.
  
   Изумление в глазах Неракара сменилось испугом. Он сжался в комок, сгорбившись, не в силах усвоить полученную информацию.
   Миша немного помолчал, затем, успокаивающим тоном, сообщил:
   - Не волнуйся, брат. Хотя в моей реальности всё кончено, и изменить финал не представляется возможным, нам дан шанс на исправление хода истории. Звёздные Боги на нашей стороне. Да и "думающая машина", расположенная глубоко под Сфинксом... - она обладает колоссальными возможностями, не поддающимися оценке. Если нам удастся создать в Египте культурно-биосферный заповедник, то "машина" будет вечно обеспечивать режим его поддержки.
   Конечно же, граждане Египта, его коренные жители, будут пользоваться приоритетом. Но... десять миллионов человек, живущих на берегах Нила, и ни одним больше - эта истина принимается без обсуждения. И поверь, "думающей машине" глубоко безразличны моральные аспекты, навроде шестой иудейской заповеди "не убий".
   На мой взгляд, египтянам нужно создать жизненный плацдарм севернее Дельты Нила, пока это ещё возможно. Обитающие там разрозненные племена народов речену и хеттов, наполовину дикарей, живущих в маленьких деревеньках, а порой, и в шалашах по берегам водоёмов, не имеющих центральной власти и единого вероисповедания, следует оттеснить от побережья Средиземного моря на север. Там, в районе горного Кавказа, имеется мягкий климат, достаточное количество плодородных земель и пастбищ. Местное население крайне малочислено. Кочующие с места на место скифы, да ещё армяне... в количестве 50 тысяч человек. До начала правления Тиграна Великого ещё далеко - около 500 лет. Когда число армян достигнет 240 тысяч - они начнут завоёвывать соседние страны, а пока... эти язычники живут в нескольких больших поселениях у подножия горы Арарат. Так что, на Кавказе места много, а народа мало. Это тебе не Междуречье, где уже сегодня становится тесно.
   Миша достал смартфон и посмотрел на часы.
   - Переодевайся, Неракар, нам пора.
  
   Глава 20
   За время их отсутствия в тайном святилище ничего не изменилось. Лишь померкло естественное освещение, вынудив Сатхуба прибавить свет масляной лампы. Он, с напряжённым вниманием, смотрел в сторону появившихся Избранников и молчал.
   - Неракар, расскажи брату Сатхубу о том, что ты видел, - первым подал голос Миша.
   Растерянное лицо неофита приобрело осмысленно-волевое выражение. Сформировав свои мысли, он начал речь.
   - Братья, я до последнего момента не верил во всё услышанное. К сожалению, то, о чём говорил Михаил, является правдой. Я чувствую тяжёлый груз личной ответственности. На карту поставлено будущее Египта, судьба нашего народа, наша Вера и культурное наследие предков. В опасности находится всё живое в этой стране. Я не хочу превращения Египта в огромное кладбище... мёртвое и отравленное отходами жизнедеятельности полутора сотни миллионов человек, и я полностью разделяю с вами переживания по этому поводу. Но я не имею опыта, не умею строить планы. Все свои силы я готов отдать на благо поставленной цели и готов помогать вам до последнего вздоха.
   - Строить планы и принимать решения ты научишься быстро, ведь ты наделён талантом от Бога. А если будет нужен совет, то сразу обращайся к священному "Взгляду", - тоном наставника произнёс Миша. - Так ведь, Сатхуб?
   - Вы правильно рассуждаете, братья мои, откликнулся жрец. - Боги поставили нам задачу спасения Египта, для осуществления которой мы должны перевернуть страну, поставив с головы на ноги. А это - нелегко. На сегодняшний день нашими врагами являются, как вельможи, советники фараона и жрецы Амона-Ра, так и сам фараон... и его наследник... вместе с 30-тысячным войском. Как их одолеть, я не представляю.
   - А никто и не требует от нас выходить на поединок завтрашним утром. "Взгляд" даст нам неограниченно много времени, взяв под свою защиту. Так что, со временем, всё встанет по своим местам. Как говорится: "вода камень точит", нужно лишь усиливать влияние, постепенно подчиняя своей воле окружающих людей. Тайно, явно, через посредников... как угодно. Нужно наладить связи в широких кругах общества. Думаю, что подарки "от заграничного купца" помогут ускорить выполнение этой задачи.
   Миша протянул руку к спортивной сумке и вывалил из неё ножи и косметику. Озабоченность в глазах друзей по оружию сменилась искренним любопытством.
   - Смотри, Сатхуб: этот нож, - он взял в руки авторский "дамаск" с лезвием 165 мм длины, - ты отнесёшь номарху Хураиму. Объяснишь, что к тебе недавно приезжал богатый купец из России: страны, находящейся далеко на севере от Хеттского царства. И этот великолепный нож является подарком лично для него: правителя "Инбу-хеджа" - I нома нижнего Египта. Нож обладает исключительной твёрдостью и долго не тупится. Можно дрова рубить... или головы врагам сносить. Кому как нравится, - Миша с небольшого размаха вогнал узорчатый клинок в подлокотник кресла. Изумлённые зрители увидели, как лезвие вошло на сантиметр вглубь прочной древесины, будто это не дерево, а кусок мяса. Выдернув нож, он предъявил нисколько не затупившееся остриё. Даже царапинки не осталось.
   "Не может быть..." - читалось в расширенных зрачках присутствующих.
   - Далее, ты подаришь номарху косметические средства - тени для век и тушь для ресниц, способные превратить любую зачуханную Золушку в царицу Нефертити, - Миша открыл одну из чёрных коробочек с тенями и показал цветовую гамму девяти раскрасок, не забыв покрутить в руках кисточки. - Косметика пригодится для гарема правителя, подняв его мужской авторитет до небывалых высот.
   Дальнейшее развитие событий видится так: осчастливленные жёны, с радости, начнут облизывать и обхаживать божественного супруга, проявляя к нему всяческое расположение. Они быстро перещеголяют всех конкуренток в высшем свете и произведут фурор на общественных праздниках. Соперницы умрут от зависти. - Миша посмотрел на жреца. - В переносном смысле, конечно.
   Но, хорошая косметика имеет одно неприятнейшее свойство: она заканчивается, рано или поздно. Унылые женщины из гарема номарха, превратившиеся, из сказочных принцесс, обратно, в чухонских крестьянок, явно не обрадуют своего повелителя, ни настроением, ни внешней красотой. Так что, в случае приёма подарков, достопочтенного Хураима можно поздравить с попаданием в наши сети. Подвешенный жёнами за одно место, на крючок под названием "принеси ещё", он станет оказывать нам всяческое содействие в будущем. И чем дальше, тем больше.
   В Мишиной голове вихрем пронёсся сюжет сказки Пушкина "О рыбаке и рыбке".
   Усмехнувшись, он продолжил:
   - Раскладные многофункциональные ножи я принёс для нужд храма. Нужно ведь чем-то банки с мясом открывать. А вот эти два кованных охотничьих ножа с поясными ремнями - отложи на непредвиденный случай. Если сюда явится отряд стражи, то будет необходим "подгон" его командиру. Этот нож тоже крепкий, пусть и без узорчатого лезвия. Заценив сей подарок, любой вояка сменит гнев на милость. Эксклюзивная хреновина", - эти слова Миша произнёс на чисто русском языке.
   Неракар понимающе кивнул головой. Сатхуб, ещё не владеющий "великим и могучим", лишь интуитивно понял смысл фразы, одобрительно сжав губы в улыбке.
   - Но имейте в виду, братья мои, что фараона такими подачками не купишь. Правителя Египта интересует лишь его безраздельная власть и покорение чужих народов, ибо свой собственный народ давно уже поставлен на колени и готов принять из рук сына Амона-Ра любую участь, даже смерть.
   Так что, фараона и его блудливого сыночка мы оставим на закуску.
   "Интересно, откуда у меня вырвалась фраза про "блудливого сыночка"? - задался вопросом Миша. - Как там его зовут? Вспомнил: Аменхотеп II - именно так. Видимо, Иескиль перекачал в мою память часть сведений о Египте из головы Сатхуба. И, вот ведь, бяка такая, даже не сказал мне об этом!".
   Он вернулся к главной теме.
   - А теперь, я должен закончить ритуал посвящения нового Избранника. Передаю в твои руки, Неракар, священный камень "Взгляда", - Миша достал чёрный кубик из кармана и протянул молодому Избраннику. - Поприветствуй Иескиля и учти, что он не любит лести, лишних слов, типа "святой", "божественный", "чудотворный". Он Бог, но, в то же время, он один из нас: руководитель команды, покровитель и защитник. Теперь выдохни, закрой глаза и постарайся отстраниться от эмоций. Забудь о том, что мы с Сатхубом находимся рядом: сформулируй свой вопрос и обратись к Иескилю.
   Молодой Избранник замер в ожидании чуда и оно произошло. Выдох... закрывшиеся, и, через некоторое время, вновь открывшиеся глаза, свидетельствовали о состоявшемся контакте.
   "Belonging to the great" (принадлежность к великому)... - из глубины Мишиной памяти всплыла фраза, соответствующая торжественному моменту.
  
   - Теперь, когда ситуация с количеством Избранников прояснилась, предлагаю перейти к планированию наших дальнейших действий, - Миша взял на себя функцию ведущего собрания. - У кого есть дельные мысли? - для проформы спросил он.
   - Какие уж тут мысли... Уводить бойцов надо. И, чем быстрее, тем лучше, - пробурчал Сатхуб.
   - Хорошо. Поскольку, только я знаю возможности мира будущего, предлагаю следующий план: всех отобранных "Взглядом" 33 кандидатов мы оставляем на службе. Вернее, на одного меньше, так как сын Богов к ним не относится, - Миша пристально посмотрел на Неракара. Тот дважды хлопнул своими длиннющими ресницами. - Делим их на три группы. Первая, из 10 бойцов, уходит со мной этой ночью. Вторая, в том же количестве, плюс Избранник Неракар, ожидает моего возвращения в казарме. При появлении на территории храма стражников номарха, либо вербовщиков фараона, группа перемещается в мой мир с помощью камня "Взгляда".
   "...долго потом удивлялись в РОНО: школа стоит, ну а в ней никого", - вспомнились строки "садистских стишков" из советского детства.
   - В случае опасности, ты, - уточнил Миша, вновь обращаясь к молодому Избраннику, - должен собрать бойцов вокруг себя, в радиусе трёх метров, и представить облик помещения, в котором мы только что побывали. Всё остальное сделает Иескиль, ведь он всегда на связи. Я три дня буду в отъезде, но продукты питания оставлю. Одежду найдёшь, одеяла тоже имеются. В моём жилище прошу говорить только шёпотом и на улицу не выходить.
   Неракар кивнул, соглашаясь.
   - Сатхуб! Ты должен срочно посвятить третью группу в ранг жрецов, все 12 человек. И подселить их к настоящим жрецам. У тебя есть льняная ткань, чтобы сшить нарамники? А ускхи... хотя бы из бисера?
   - Насчёт ткани не уверен, но её можно купить в городе. Завтра переплавим олово по мелким слиткам, и я отправлю помощников на закупки. Ускхи и браслеты жрецов... ручные, ножные... найдём в запасниках храма.
   - Теперь я спокоен. Пусть фараон забирает в рекруты тех людей, которые заняты на хозяйстве. Тем более, стадо скота, принадлежащее храму, после приёма курсантов на службу - сильно поредеет. Перегонишь животных под стены храма, а сено будешь покупать у крестьян. Насчёт обработки посевных площадей можешь не беспокоиться: сейчас лишь начало периода "ахет", во время которого никто не занимается сельхозработами, и, до его окончания, армия фараона успеет уйти в Азию. Спокойно докупишь рабов, наймёшь надсмотрщиков и засеешь поля пшеницей. После этого, мы незамедлительно начнём строить каменную стену, примыкающую к храмовому комплексу.
   - Какую стену? - удивлённо поднял брови верховный жрец.
   - Эта часть плана относится к усилению нашего влияния. Храм Тота должен стать неприступной твердыней. И уже никакие стражники, да и люди с непонятными намерениями... лазутчики... наёмные убийцы... не смогут подойти к нам на расстояние полёта стрелы. Здесь, на внутренней территории, мы сможем разместить склады и казармы, вдали от любопытных глаз. Ну и, отразить любую попытку силового вторжения. Дополнительно, со стороны берега Нила, где будет устроена зона пристани, незваных гостей будет ждать сюрприз, в виде скрытой системы видеоконтроля, собак, натасканных на поимку незнакомых людей, и минного поля, активируемого дистанционно... для страховки от непредвиденных случаев.
   - Потрясающе... - выдохнул Неракар.
   Лишь Сатхуб, услышав множество незнакомых слов, сидел смирно, опустив руки на колени.
   "Иескиль, - мысленно обратился Миша к инопланетному разуму, - прошу тебя вкладывать в сознание жреца, по мере моих рассказов, понятия и картинки, поясняющие тему. Это возможно?".
   "Да".
   Внезапно, Сатхуб уставился на Мишу немигающим ошеломлённым взглядом.
   - Не волнуйся, брат. Ты и сам мог обратиться к Богу за разъяснениями. Но я успел попросить его об этом раньше.
   - Я не осмеливаюсь тревожить Иескиля по пустякам.
   - Вот это зря... Он присутствует здесь и тоже участвует в беседе. Иескиль - это наш отец, который учит нас, надеется на нас и в ответе за нас. В одной мудрой книге написано:
   "Я есмь пастырь добрый; и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца; и жизнь Мою полагаю за овец". (Ин. 10:1-16).
   "Пастырь добрый" не может быть безучастным в момент принятия стратегических решений, и ты, Сатхуб, должен отличать ситуации особой важности от мирской суеты. Всё понятно?
   - Да, брат.
   - Хорошо. Теперь, будь добр, приведи сюда Садаша и Хапту, - Миша вспомнил имена двух "доминирующихальфа-самцов", которых Иескиль не рекомендовал брать в одну команду.
   Жрец поднялся с пола и поспешил на выход.
  
   Глава 21
   Оставшись вдвоём, Миша обратился к Неракару:
   - Брат, тот священный камень, который я тебе передал в вечное пользование, должен быть всегда с тобой, иначе ты потеряешь связь с Богом. Я, конечно, узнаю у пластических хирургов про методы вживления этой "горошины" под кожу, но это будет потом. Сейчас же, ты должен предпринять все меры для сохранения реликвии. Может быть, у тебя есть свои мысли по этому поводу?
   Юноша отрицательно покачал головой в ответ.
   - Тогда мой совет: утром отправляйся в Мемфис, найди мастерскую опытного ремесленника-ювелира и закажи у него изготовление небольшого медного анха. Нагрудный амулет, символизирующий вечную жизнь, висящий на верёвочке, не вызовет ни у кого лишних вопросов. В перекрестии анха должен размещаться камень, надёжно закреплённый, а лучше всего, полностью закрытый медью. Шнурок необходимой прочности я тебе выдам. И не вздумай оставлять камень без присмотра. Лучше сядь рядом, пусть ювелир трудится, а ты проследи, чтобы отнёсся к делу аккуратно, как при работе со стеклом.
   Ну, а теперь, давай-ка потренируемся и проверим твои способности к переносу. Ты ведь ещё ни разу не испытывал свои новые способности? Приготовься к прыжку в мир будущего, и не забудь взять меня с собой... - Миша закрыл глаза.
   Неракар опешил, не в силах справиться с волнением. Наконец он зажмурился. Минута, две...
   Бах!
   - Ух!.. - в унисон "баху" сотряс помещение гаража Мишин возглас.
   "Форд Эксплорер" мирно стоял у закрытых уличных ворот, а тусклый свет дежурного освещения с трудом пробивался в дальние углы. В нос ударил прохладный воздух с лёгким запахом табака и машинного масла.
   - Молодец, чувак!
   Миша, в порыве чувств, прижал юношу к себе. Спустя ещё мгновение, поняв, что обнимания двух мужчин выглядят двусмысленно, убрал руки.
   "Блин, на кого я похож? Тьфу! Однако парень, действительно - писаный красавец, будто сошёл с обложки глянцевого журнала".
   Он открыл дверь внедорожника и достал из ящика-подлокотника перочинный ножик: "Где тут ремни безопасности?" - Миша хищно осмотрел салон иномарки.
   "Нахрена эта лямка нужна на заднем сиденье? Чтобы душить пассажиров? Или, для отмаза от гаишников? Так пусть "муссершмитты" канают мимо, вместе со своими хотелками".
   Спустя минуту, полутораметровой длины плоский кусок нейлона был грубо вырезан со своего места и передан в руки неофита.
   - Держи подарок! Завтра, когда будет время, распустишь ремень на тонкие верёвочки. Одну из них, либо шнурок, сплетённый из нескольких нитей, используй для ношения анха с камнем. Эти нити невозможно порвать руками. Учти, что узелок завязки нужно расплавить на огне и прижать камнем, чтобы склеить. Тот человек, который, по-дурости, решит порвать на тебе эту "верёвочку", рискует остаться без пальцев. Срежет себе мясо до костяшек... как пить дать, срежет. Ведь его пальцы тоньше, чем твоя шея.
   Этот ножик я тебе тоже дарю, - Миша сложил лезвие и вручил Неракару. - Тестовое задание успешно выполнено и мы должны вернуться. Сосредоточься на переносе.
  
   Помещение тайного святилища.
   Материализация Избранников, сопровождаемая резким хлопком, вызвала страх и растерянность у присутствующих в круге света людей.
   "Ладно, курсанты... - они люди новые. Однако Сатхуб, бедолага, никак не может привыкнуть к моим скачкам из мира в мир. А тут ещё и молодняк объявился - молодой да шустрый. Сколько же событий произошло в жизни 150-летнего пенсионера и, практически, одномоментно. Я понимаю его и сочувствую".
   Два босоногих парня, одетые в схенти треугольной формы, опустились на колени без лишних вопросов. Жрец, сделав пару шагов в сторону появившихся Избранников, застыл истуканом.
   Миша решил представиться.
   - Приветствую вас. Моё имя Михаил. Я сын Богов из другого мира, явившийся ради спасения Египта. Верховный жрец Сатхуб, выбирая вас, действовал по моему поручению.
   Две пары глаз изучающе уставились на "сына Богов". Миша замялся, не зная, как поступить дальше. Мысленный вопрос был задан без зажмуривания глаз:
   "Иескиль, о чем они думают?".
   "Хапта тебе не верит, несмотря на появление "из ниоткуда". Думает, что его обманули в сумраке подвала. Сыном Богов может быть только фараон. А ты похож на обыкновенного человека, напялившего одежду жреца".
   "Кто из них Хапта?".
   "Он по левую руку от тебя".
   Миша махнул левой рукой.
   - Встань Хапта. Сейчас я буду разговаривать лишь с тобой.
   С выражением глубочайшего удивления на лице, парень поднялся. Его фигура вызывала неподдельное уважение: несмотря на средний рост и не слишком широкие плечи, объём находящейся на них мышечной массы просто зашкаливал. Трапециевидные и дельтовидные мышцы перекатывались буграми под тёмной кожей. Бицепсы (двуглавые мышцы плеча) вызывали прямую ассоциацию с Сильвестром Сталлоне - героем фильма "Рэмбо: первая кровь".
   "Вот нихрена себе экземпляр! Силой, природа его точно не обидела. Да и складом ума обладает критическим: не верит с ходу тому, что внушают со стороны. Такому человеку не запудришь мозги болтовнёй про "истинную веру" и "истиную свободу", чем любят грешить пропагандисты религиозных организаций. Этот человек полагается только на собственный опыт, - мелькнула мысль в голове. Миша напряг память. - Как там звучит определение критического мышления?".
   "Критическое мышление - это способность человека ставить под сомнение поступающую информацию", - вспомнились энциклопедические данные.
  
   Обращение к Иескилю:
   "Сейчас я озвучу Хапте его собственные мысли. Затем, попрошу тебя перенести меня за его спину и, после краткой реплики, перенести в кресло за столом".
   "Хорошо".
   Мишин взгляд обрёл твёрдость, а голос - уверенность.
   - Хапта, знай, что я могу читать твои мысли. Сейчас ты думаешь, что сыном Богов может быть только фараон, и что ко мне это не относится.
   "Давай Иескиль!".
   Хлопок по ушам...
   Миша очутился за спиной мускулистого парня.
   - Тебе придётся поверить в невозможное. Пади ниц, раб Божий!!! - в последнюю фразу Миша вложил все свои ораторские способности.
   С необыкновенной проворностью Хапта развернулся на звук голоса. В его глазах застыло изумление.
   "Давай!"
   Хлопок...
   Миша, сидя за столом, с презрительным прищуром смотрел на мускулистую спину "доминирующей" личности.
   - Я сказал - на колени!
   Амбал прыгнул в сторону, пытаясь сориентироваться в незнакомой ситуации и обезопасить себя. Уже в прыжке его голова повернулась к столу. Так и оставаясь вполоборота, ожидая дальнейших сюрпризов, он застыл в напряжённом ожидании.
   Миша не спеша достал из пачки сигарету и нажал клавишу зажатой в кулаке зажигалки. Из его руки возник огонь, от которого он прикурил. Подняв глаза, он увидел упавшего на колени Хапту, склонившего чело ниц, выставившего ладони на пол вперёд, словно буддийский монах во время обращения к высшему разуму.
   - Ты любишь командовать и подчинять себе людей, и это хорошо. Я предоставлю тебе такую возможность. Встань на ноги: тебе предстоит последнее испытание.
   "Хм-м-м... прикуривать от ладони может только Дьявол. Не переборщил ли я с визуальными эффектами?" - пронеслась мимолётная мысль.
   Хапта, с опаской оглянувшись назад, нехотя встал. Его взгляд уже не был равнодушно-пассивным, как в первые минуты знакомства: он выражал крайнюю степень бушующих внутри эмоций.
   - Готов? Говорят, что ты обладаешь необыкновенной ловкостью? Лови!
   Миша схватил со стола тяжёлую "шайбу" из слоновой кости и, от живота, швырнул её в лицо претендента.
   Что же сказать... реакция была мгновенной и безошибочной. Рука Хапты мелькнула молнией и сцапала на лету увесистый снаряд. Голова в это время успела немного отклониться от траектории полёта.
   - Значит, правда... Ты принят в команду для выполнения особой миссии. Назначаешься командиром "десятки". Сегодня, мы с тобой, и ещё девятью бойцами, уходим в мой мир, где вы пройдёте боевую подготовку. Ваши ближайшие родственники отныне будут находиться под покровительством храма Тота и его верховного жреца, - Миша посмотрел на Сатхуба, тот кивнул в знак согласия. - Любые потребности в еде, одежде, защите от плохих людей... - будут выполняться в полной мере и по первой просьбе. Веришь ли ты мне?
   - Да, мой господин.
   - Называй меня Избранник, либо Михаил. Тебя ждёт большое будущее, повышение по службе, почёт и уважение. Твои дети станут знатными гражданами Египта. Но сегодня, ты должен беспрекословно подчиняться мне, и доводить мою волю до бойцов. А в случае самоуправства... мыслей об измене... ты будешь перенесён в Дуат, без предупреждения, и ещё живым... А из Дуата в наш мир обратного пути нет.
   При упоминании о загробном мире, где живёт огромный змей Апоп, олицетворяющий мрак и вселенское зло, на лице Хапты появилась маска ужаса. Он упал обратно на колени и забормотал, глядя в ноги своему новому начальнику:
   - Я твой раб, Избранник, можешь положиться на меня. Клянусь служить тебе вечно и до последней капли крови. Клянусь... клянусь!!! - подобно "Аминь", произносимым в конце молитвы, звучали слова из уст новоиспечённого десятника.
   Диалог произвёл на окружающих гипнотическое воздействие. Второй из "доминирующих самцов", Садаш, стоя на коленях в смирении, уже не отрывал лба от каменных плит, боясь вздохнуть.
   Миша швырнул окурок на пол и придавил его сандалией. Затем скомандовал:
   - Прошу внимания. Подойдите ко мне ближе. И тебя, Садаш, это тоже касается.
   Четыре человека немедленно встали в ряд, почтительно поглядывая на пришельца из другого мира.
   - Садаш! Сообщаю, что ты, как и Хапта, назначаешься десятником. Твоим духовным наставником является Неракар, ибо Боги признали его своим сыном и дали статус Избранника. С сегодняшнего дня он также получил возможность переноситься в пространстве и читать мысли окружающих людей. Запомни навсегда, что сын Богов, Избранник, не является бойцом. Он - ваш начальник и ваш духовный отец. Его слово - закон, который не обсуждается.
   Вы остаётесь жить в казарме ещё несколько дней. Затем, Неракар перенесёт вас в мой мир для обучения. Все гарантии, данные в отношении родственников десятки Хапты, справедливы и в отношении твоего подразделения. Жрецы донесут информацию о вашем высоком назначении до всех бойцов.
   Продолжу.
   На свидание с родными мы никого не отпускаем. В Мемфисе стало опасно находиться из-за начавшегося набора солдат в армию фараона. Учтите, что если кто-то попытается тайком уйти в самоволку и стражники номарха заберут его в рекруты, то мы ничего делать не будем. Как говорил Дэн Сяопин, великий вождь из моего мира, наша сегодняшняя задача: "Копить силы, держаться в тени".
   А теперь, вы должны отобрать бойцов в свои десятки. Учтите, что в каждой команде должен присутствовать хотя бы один человек из трёх: Якбаал, Фар, Тоти - в должности советника-порученца при командире. Боги сказали, что у этих людей голова устроена иначе, чем у всех остальных. Они всегда совершают оптимальный выбор и дают толковые советы.
   Сейчас вы, Садаш и Хапта, должны выйти отсюда и договориться полюбовно, на улице, по составу команд. А если возникнет конфликт, то пеняйте на себя. Боги разберутся потом, кто из вас самый упрямый. Запомните: любой конфликт мешает выполнять общее дело, и с этим вопросом я буду разбираться максимально жёстко. Уяснили?
   Десятники дружно кивнули.
   - Через полчаса жду команду Хапты здесь. Свободны.
   - А мне что делать? - поинтересовался Неракар.
   - Иди в казарму. Вместе с десяткой Садаша будешь ждать моего возвращения. Не забудь завтра сходить к ювелиру: Сатхуб тебе выдаст пару золотых колец для оплаты срочного заказа. За тебя я полностью спокоен, ибо ты показал свои способности и, в случае опасности, всегда можешь уйти от стражников, перенесясь в мой мир, либо в этот подвал.
   Запалив вторую масляную лампу, жрец двинулся к выходу, уводя за собой цепочку людей, посвящённых в тайну.
  
   Оставшись в одиночестве, Миша стал размышлять: "Что же мне забрать с собой? Денежные средства имеют свойство заканчиваться в самый неподходящий момент - это всегда нужно учитывать". Он достал смартфон, активировал фоторежим и подсветку, затем начал щёлкать всё подряд, не забывая менять ракурсы.
   За этим занятием его и застал вернувшийся жрец. Не отрываясь от дела, Миша сообщил тому о необходимости перемещения в свой мир нескольких предметов старины.
   - Что ты думаешь об этом, брат Сатхуб?
   - Я давно нахожусь на пороге смерти, и все эти предметы меня мало волнуют. Ведь их не заберёшь с собой в Аменти ("Amen-Ti" означает "земля Амона"). Там подобных вещей бесконечно много, однако не все люди попадают в рай. Распоряжайся сокровищами храма по своему усмотрению. Ведь, как я понял, в твоём мире от этих предметов, как и от этого святилища, не осталось и следа?
   - Действительно, нет ни одного упоминания. Всё украдено, разграблено, переплавлено. Иноземцы, волнами накатывавшие на Египет, сотнями лет воевавшие друг с другом на священных берегах Нила: греки, персы, римляне... и прочие... ливийцы, нубийцы... - все они являлись варварами по своей сути. А варвары не заморачиваются сохранностью ценностей покорённых народов и созданием музеев. Среди многочисленных орд дикарей не отметились лишь викинги с татаро-монголами, да и то, лишь по причине физической недоступности места событий.
   Но самый большой вклад в уничтожение культурного наследия Древнего Египта внесли арабы.
  
   ...В XII веке верховным правителем Верхнего и Нижнего Нила стал Саладин.
   Ты можешь себе представить, Сатхуб, что на царствование в великом Египте взойдёт не отпрыск династии фараонов, а безродный и неграмотный курд, родившийся на территории Ирака, то есть даже не в Хеттском царстве, а значительно восточнее, в Митанни? Отец Саладина служил офицером в тюрко-сирийском войске и постоянно кочевал по пропахшим верблюжьим навозом среднеазиатским гарнизонам, таская за собой сыночка, в связи с чем, будущий правитель Египта не знал понятия "отчий дом". Таких людей в Америке называют "бродягами", а у нас, в России - "бомжами" (без определённого места жительства).
   Волей судьбы, попав в Египет, Саладин не мог не восхититься его природными богатствами и внешним великолепием, в конечном счёте, решив остаться там жить. И плевать на то, что вокруг чужая вера, чужие Боги, чужие язык и письменность.
   Египетское письмо являлось более древним, по отношению к китайской иероглифике... но что значит для бомжа древняя письменность? Во-первых: он не умеет читать и его не интересует письменность, от слова "совсем". Во-вторых: этот человек всю жизнь промышлял разбоем и пользоватлся плодами чужого труда. Отсюда и наплевательское отношение к чужой культуре.
   Проблема с коренными египтянами решилась просто.
  
   У нас для вас одно решение,
   Быть лучше мёртвым, чем живым. (В.Нежный, "Киллеры")
  
   Покромсав "местных" на кровавые ошмётки, Саладин стал хозяином в том месте, куда его никто не приглашал, и видеть его гордый взгляд из-под полосатого тюрбана, заменившего чужеземцу корону-ппшент, не хотел.
   Вот что написали про времена правления Саладина в знаменитой на весь мир книге "Африка грёз и действительности" её авторы - И. Ганзелка и М. Зикмунд.
  
   "По его (Саладина) приказу в Каире стали строить дворцы и укрепления. Все мечети, как в то время, так и позднее, были выстроены из материалов, полученных при разборе древних сооружений. Мемфис был снесён с лица земли, так как мусульмане перенесли в новый город не только порталы и колонны, но и камни из стен египетских храмов".
  
   Действительно, имеет ли смысл вырубать каменные блоки из горы Мукаттам, когда они уже готовые... лежат себе, у всех на виду, аккуратно сложенные в виде стен дворцов и храмов, башен и причалов. А ты ещё спрашиваешь, жрец, про святилище Тота в моём мире.
   Какое там, нахрен, святилище...
   Мусульмане растащили по камушку вообще всё, что было создано трудолюбивыми египтянами на протяжении тысяч лет.
   Кстати, сегодня, в моём мире, египетские арабы громче всех кричат на своём арабском языке, что пирамиды и сокровища с раскопок - это "наследие предков". Хотя, на самом деле - это как раз те вещи, которые их предки-разбойники просто не смогли уничтожить. Ведь они стёрли в порошок не только материальные свидетельства тысячелетней истории, не только истребили храмовых жрецов, но и ликвидировали египетский язык, письменность, традиции... - они убили душу египетского народа.
   Поясню подробнее:
  
   1. Если бы у захвативших Египет мусульман в то время была взрывчатка, то, в наше время, уже не было бы никаких Великих Пирамид. Султан аль-Азиз взорвал бы Чудо Света, стоящее на первом месте в списке из семи чудес... к едрене-фене и во славу Сета, египетского Бога разрушения, удовлетворённо выдохнув лишь во время четырёхкратной ночной молитвы своим собственным святым, живших в далёких от Египта краях. В этом можно не сомневаться, помня про то, что он сотворил с пирамидой Микерина и планировал сделать с остальными.
  
   2. Если бы иракское войско, под руководством Саладина and Co, нашло гробницу Тутанхамона, то современные арабы уже бы не гордились сокровищами верхнего этажа Каирского музея, а помалкивали бы в тряпочку, глядя на абсолютно пустое помещение. Залётный курд, несомненно, нашёл бы лучшее применение священным амулетам фараона и шедеврам национального искусства, чем экспонирование в музее истории египетской цивилизации, к которой он не имел ни малейшего отношения.
  
   3. Если бы в мозолистые руки "великих предков" попали "Солнечные ладьи", 40-метровой длины, найденные недавно в древнем хранилище у подножия пирамиды Хеопса, то...
   Угадай, жрец, что бы арабы сделали с тысячелетними кораблями из ливанского кедра? Правильно... ты угадал. Они пустили бы их на растопку тандыров. Эти "предки" имеют лишь отношение к строительству мечетей, возводившихся из украденных у египетского народа строительных материалов... и не более того.
  
   Да и современные египтяне... хм-м-м... так сказать "наследнички" иракских завоевателей, недалеко от них ушли.
   Всем известны факты массового грехопадения местных жителей из деревни Эль-Курна, нанятых простодушными англо-французскими археологами сторожить раскопки гробниц в Долине Царей. Моральный дух простых египтян оказался так низок, а религиозные принципы "не укради", "не обмани", так размыты, что разграбление археологических ценностей приняло чудовищный масштаб, как и торговля фальсифицированными "находками" на чёрном рынке. Алчность, воровство, обман... окончательно одержали победу над разумом местных жителей, готовых торговать "наследием предков" - по три пиастра за килограмм.
   В конечном счёте, и по настоянию европейских археологов с мировым именем, для охраны египетских раскопок были наняты суданцы, не имеющие кровного родства с арабами, ибо все остальные египтяне оказались сделаны из того же теста, что и местные жулики.
   Саму же деревню Эль-Курна, расположенную на территории Дейр-эль-Бахри, власти были вынуждены снести в 1947 году, переселив не чистых на руку феллахов, подальше от Фиванского некрополя, ибо исправить их воровскую натуру не представлялось возможным.
   Вот такой экскурс в историю будущего.
  
   Уверяю тебя, Сатхуб, что забранные мною предметы, во-первых: не пропадут и не будут уничтожены. Во-вторых: принесут пользу нашему общему делу, будучи проданы по высокой цене истинным хранителям старины, которые будут сдувать с них пылинки. То, что я уношу всё это для продажи, скрывать не буду, но в этом есть насущная необходимость.
   - Я понял.
   Миша снял с каменной полочки сундук с анхами и картушем фараона Хеопса на слоновой кости, поставив его рядом со столом. Затем перенёс в это же место чёрную каменную кошку с золотыми кольцами в ушах и глазами из полупрозрачного жёлтого кварца.
   - Эти предметы обеспечат нам нужные связи среди ценителей древностей, плюс некоторое количество денег, без которых, увы, жить нельзя. Не удивляйся, жрец, если ещё какая-нибудь вещь исчезнет со своего места. Культовые предметы старины принесут нам удачу в общем деле и обернутся сторицей, в виде прочих сокровищ Египта, к которым мы, в итоге, получим полный доступ.
  
   Глава 22
   Десятка бойцов застыла в тусклом свете масляной лампы в тайном святилище храма Тота.
   Загорелые парни, среднего телосложения, за исключением "годзиллы" Хапты... - они были похожи на кого угодно, но только не на солдат.
   "Разнокалиберные призывники, не более того, - подумал Миша. - Придётся их откармливать перловой кашей, макаронами "по-флотски"... и, тренировать-тренировать. Однако нужно навести хоть какой-нибудь порядок".
   - Слушайте все! Я Избранник Михаил. Вы приняты на службу в священный храм, и отныне, я ваш наставник, такой же, как и верховный жрец Сатхуб. Он проводил беседы с каждым из вас по отдельности, и каждый из вас добровольно согласился выполнять обязанности охранника храма, не щадя жизни ради отстаивания его интересов. Так ли это? - Миша обратил взор в сторону Сатхуба.
   Жрец кивнул головой.
   - Подтверждаю согласие каждого.
   - Сейчас, любой из вас может отказаться от своих обещаний и немедленно вернуться домой, получив вознаграждение за время, проведённое на подготовительных курсах. Оплата невероятно щедрая: взрослый бык, бронзовый разделочный нож, рулон льняной ткани... ведь вы признаны годными к службе, а остальное вторично. Даю вам единственный шанс измнить собственную судьбу и не подвергаться дальнейшему риску.
   Молчание...
   Миша прошёлся вдоль стоящих людей и посмотрел каждому в глаза. Отвернувшись, он мысленно обратился к Иескилю: "Можешь ли ты перенести, по моей команде, сундук и каменную кошку в Южное Бутово? На кухню, где в подоконнике спрятан камень?".
   "Да".
   "Спасибо Иескиль!".
   Обращение к бойцам:
   - Я рад, что никто из вас не польстился на лёгкое обогащение, ибо перспектива, что ждёт впереди, тысячекратно лучше. Моё предложение было проверкой стойкости вашего духа. Имейте в виду, что с настоящего момента путь назад отрезан, и отныне, мы являемся братьями по оружию, прикрывающими спины друг друга. Ну, а изменников, - Миша обвёл взглядом лица бойцов, - ждёт страшная участь, в виде мгновенного переноса в мир мертвецов. Хочу продемонстрировать вам, как это происходит.
   "Давай Иескиль!".
   Ба-а-ах!..
   Эхо, волной отразилось от каменных стен зала, и затихло в сумраке дальних углов. Сундук и каменная кошка... вещи, поставленные Мишей на пол возле стола, бесследно исчезли.
   Шок... Массовое падение на колени.... Звенящая тишина...
   - Эти предметы являлись жертвоприношением Анубису, с целью его задобрить и сохранить наши жизни. Повторю ещё раз: люди, нарушившие нравственный закон и не оправдавшие доверие товарищей... предатели... стукачи... твари с гнилой душой... - быстро отправятся в царство вечной тьмы, в рабство шакалоголовому Богу, на каторжные рудники. Всегда помните об этом.
   Театральная пауза...
   "Про "каторжные рудники" случайно вырвалось, - подумал Миша. - Достаточно было "вечной тьмы". Ну да ладно, схавают и в этом виде. Впредь нужно тщательнее выбирать слова".
   Он продолжил:
   - Команда "Встать"!
   Не слишком быстро уяснив суть приказа, бойцы поднялись.
   - Командиром вашего отряда является Хапта. Выйди из строя!
   Хепта сделал шаг из центра сбившихся в кучу курсантов и остановился в нерешительности.
   - Отныне ты должен стоять по правую руку от бойцов: таковы правила. Для получения моих заданий, ты произносишь команду "Стройся" и контролируешь построение подчинённых в один ряд, по росту, в течение одной минуты. Тех, кто опоздал к построению, вследствие нерасторопности, должно ждать наказание. Что означает понятие "одна минута" вы узнаете после переноса в мой мир. Язык, на котором там говорят, называется "русским". Прошу не удивляться знанию этого языка: Боги обучат вас всему, что необходимо, в считанные мгновения. Приготовьтесь и закройте глаза!
   Народ подчинился.
   Миша кивнул на прощание Сатхубу и, мысленно представив гараж, обнаружил там тусклый электрический свет и силуэт "Форда Эксплорера" на фоне ворот. Затем перенёс своё внимание на десятку бойцов. "Иескиль, я готов...".
   Воздушный удар по ушам не заставил себя ждать.
  
   "Ёпсель-мопсель...", - открывая глаза и осознавая изменившуюся реальность, произнёс Миша.
   Антураж помещения с появившимися там десятью полуголыми юношами, одетыми в короткие набедренные повязки, вызывал ассоциацию с одним, крайне непристойным рассказом, вышедшим из-под пера русского писателя по фамилии Толстой.
  
   Фроська тихо вошла в баню и в нерешительности остановилась. Барин лежал на лавке на животе, и две девки - Наташка и Малашка тоже голые, стояли с боков. ("Баня")
  
   "Да причём тут Фроська и весь этот деревенский разврат? - Миша не на шутку разозлился на свой тип мышления, вечно подсовывающий ему двусмысленные сравнения. - Видимо, дело в том, что я соскучился по женскому телу. Вот и мерещятся бабы на каждом шагу. Спасибо Ольге..." - он глубоко выдохнул, прогоняя ненужные мысли.
   - Построение! - на чисто русском языке и от всей души рявкнул он.
   Народ, до этого момента тупо разглядывающий облезлые стены и непонятную повозку, застеклённую и снабжённую надувными колёсами, кинулся к Хапте. Тот не растерялся и горизонтально поднял левую руку, указывая место построения. Миша прошёлся вдоль шеренги, остановившись рядом с командиром.
   - Теперь все понимают, что такое одна минута?
   Нерешительные кивки голов...
   - Хапта, кто твой советник?
   - Фар... - ответил тот, внезапно сглотнув слюну, - и Тоти...
   "Бл... какой хитрый десятник! Зимел себе двух толковых заместителей, наплевав на боевую мощь. Стало быть, сын иудея, Якбаал, достался десятке Садаша. Надо признать, что переиграл Хапта своего конкурента, ведь мозги двух советников гораздо важнее одного, пусть и еврея. Пожалуй, я одобрю это решение".
   - Фар, выйди из строя!
   Тощий паренёк, глазастый, с выпуклым, как у конструктора-ракетчика Сергея Королёва лбом, шагнул вперёд. Несколько секунд Миша разглядывал его.
   - Будешь ответственным за хозяйственную часть. За то, чтобы никто не голодал, не замерзал и не болел. Боги вложат в твою голову знания по медицине и личной гигиене. Запомни: приказы личному составу отдаёт только командир. Ты лишь советуешь командиру, как лучше решить ту или иную проблему.
   Понял меня?
   - Да, Избранник.
   - Встань в строй. Теперь Тоти, шаг вперёд.
   Крепкий, правильно-сложенный юноша, вышел из строя.
   - Говорят, что ты умеешь плести сети и ловить рыбу?
   - Да, немного...
   - Это сложная наука. В чем же заключается особенность ловли рыбы?
   - Вся хитрость заключается в том, кто кого обманет. Рыбы коварны и изворотливы. Чтобы их поймать, нужно долго думать. Если я перестану понимать логику рыб, то останусь без добычи. Поневоле приходится изобретать новые способы ловли и сложные ловушки.
   - Правильно ответил. Молоток! Ты, как и Фар, назначаешься советником десятника и будешь обязан присутствовать на всех важных переговорах, стоя поблизости от командира, чтобы вовремя почувствовать неискренность собеседника и исходящую от него опасность. Ещё одной твоей обязанностью будет ведение допросов. Дознаватель - есть такая профессия.
   Внезапно Миша поёжился. Холод, исходящий от пола, начал давать знать о себе.
   Обращение к "Взгляду": "Иескиль, вложи в голову Фара все знания по пользованию одеждой, надувными матрацами и сантехникой. И постарайся защитить бойцов от простудных заболеваний".
   - Всем разойтись! Фар, быстро обеспечь отряд индивидуальным бельём, - Миша кивнул в сторону разложенных стопок спецодежды и рядов ботинок. Смотри не перепутай размеры обуви. Мне инвалиды, с мозолями и артритными суставами, здесь не нужны. Составь список недостающих вещей для закупок. Научи бойцов надувать матрацы и помоги разложить одеяла. Понял?
   - Да, Избранник.
   - Хапта, распорядись вскрыть консервы с фасолью и тушонкой. Каждому бойцу выдай по бутылке воды. На ужин отвожу 15 минут, затем скомандуешь "Отбой".
   - Есть!
  
   Глава 23
   Салон "Beauty SPA" располагался на одной из тихих улочек центральной части уральского города.
   Световая панель лайтбокс, размещённая по левую сторону от покрытой лаком двери, гласила: "Здесь вы можете с головой погрузиться в бескрайную пучину расслабления и наслаждения".
   Мраморные ступеньки, полукруглый козырёк, обрамлённый в ажурную вязь кованого металла, плюс стоянка для авто клиентов, под неусыпным взором камер видеонаблюдения... - внешний вид салона красоты вызывал уважение.
   В этом благопристойном заведении успешно трудился Мишин школьный друг Виталий Балахнин. Профессия мужского парикмахера-визажиста была его призванием. Обладая изрядной упитанностью, Виталик с детства был неспособен к тяжёлому физическому труду. Однако сей недостаток с лихвой компенсировала его общительность и творческий профессионализм. Постоянная клиентура, сверх прочих достоинств ценящая способность к импровизации, обеспечивала креативному парикмахеру бесконечно-щедрое вознаграждение и общественное признание.
   "Усё o'kay", - неизменно сообщал Виталик во время личных встреч.
  
   И вот, однажды, в один из сумеречных январских вечеров, дверь салона открыл импозантный мужчина средних лет, одетый в короткую норковую шубку и норковую кепку классического фасона. Изящные бежевые ботинки "Bugatti" из нубука, на удивление чистые после прохода по заснеженному тротуару, посетитель аккуратно вытер о ворсистый коврик на входе. Холёная кожа лица с лёгким румянцем на щеках, живые глаза, едва заметная улыбка тонких капризных губ - вся его внешность свидетельствовала об аристократическом происхождении.
   - Здравствуйте, я к мастеру Балахнину, - сообщил мужчина вышедшей из-за стойки администраторше.
   - Прошу в ВИП-зал, - устраивая шубку на плечики, ответила та. - Виталий Александрович сейчас подойдёт.
   Посетитель послушно открыл боковую дверь и вошёл в небольшую комнату, отделанную роскошными обоями с золотым тиснением и, в тон к ним, огромными зеркалами в широких золочёных рамах. Тёплое освещение, исходящее от невидимых глазу источников, заливало пространство зала равномерным светом, напоминая безупречный уют салона "Boeing 787 Dreamliner".
   Без лишних эмоций он устроился в мягком кресле, поставив ноги на изящную металлическую подставочку. Разглядывая себя в зеркало, мужчина поправил волосок, выбившийся из безупречного пробора.
   За спиной открылась дверь. Не менее холёный, чем его посетитель, парикмахер Балахнин, в цветастом переднике, неспешно подошёл к рабочему месту.
   - Здравствуй Капитоша! - негромким голосом поприветствовал он гостя.
   Тот поморщился.
   - Я давно уже не Капитоша, обижаешь. С годами звёзды увеличиваются в размерах, одновременно с карьерным ростом.
   - Да куда же твоё начальство смотрит?
   - А что начальство? Служебное положение, в нашем ведомстве, напрямую зависит от покровителей в столице, а там, как ты давно понял, у меня есть определённые связи. И всё благополучие местного начальства... количество проверок, взысканий, либо напротив, череда наград и повышений по службе - является производным от благосклонности моих высокопоставленных московских "друзей". В жизни всё устроено значительно проще, чем может показаться с первого взгляда. Однако ты, Витюша, смотрю, тоже не бедствуешь? Пампушкой стал... сладенькой такой... так и хочется отведать. Приезжай как-нибудь в гости.
   - Непременно заеду. Только где тебя искать? Телефон засекречен, а в уютном ресторанчике, на Крылова, где собирается наша публика, ты стал появляться крайне редко.
   - Не обессудь, работа такая. Однако по пятницам я парюсь в бане. Где моя дача ты прекрасно знаешь. Помнишь золотые деньки, когда "гулял я молодец"? Эх, было времечко...
  
   Я вчера навеселе
   Драл всех тёлок на селе.
   Звали их Тамара, Даша,
   Ксюша, Витя и Аркаша...
  
   В общем, можешь приезжать без персонального приглашения, мы же близкие люди, - он двусмысленно ухмыльнулся. - Давай начинай стрижку, время - деньги.
   Внимательно осмотрев голову "близкого человека", Балахнин взялся за работу.
   - Чего там новенького слышно? - под щёлканье ножниц спросил посетитель.
   - Да так... всего помаленьку. Недавно, Дима-Школьница вернулся с черноморских "гастролей". Если бы не эти огромные голубые глаза, горящие похотливым желанием отдаться первому встречному, то я ни за что бы его не признал.
   - В смысле?
   - Понимаешь... Это чучело, перед поездкой, три раза подряд осветлял свои волосы, затем тонировал. В результате, в Крым отправился натуральный блондин, ослепительно привлекательный во всех отношениях.
   В первый же день, в баре на набережной, его заприметили три итальянца, путешествующие на собственной яхте. Да уж... такую "Белоснежку" трудно было не заметить. Вот таким образом Школьница и приобщился к итальянскому образу жизни, начав брать уроки у носителей европейской культуры. Боюсь, что у него теперь мозоли на языке, от усердного изучения предмета. Хм-м-м... и не только на языке. Приехал загорелый и жутко довольный... да ещё валюты привёз... в разы больше, чем брал с собой.
   А вот бармена Гошу нагло кинули. На своём рабочем месте, в зале ожидания ж/д вокзала, он снял какого-то, детдомовской внешности паренька, пообещал тому ночлег, еду и развлечения. Прикупил в супермаркете шампанское и шоколад. В общем, слюни пустил и булки расслабил. Представляешь... пока доставал из серванта фужеры, малолетний засранец стырил у него из сумки лопатник и был таков. Что и говорить, Гошу чуть не хватил удар. В прежние времена мальчики были не в пример порядочнее.
   - Помню я эту пидовку...- процедил клиент. - У него губы, что заводские трубы... однако работают исключительно на всасывание, - он скромно улыбнулся и отвёл взгляд.
   - Согласен. Вот ещё хохма: Барсетка с Вовчиком разругались в пух и прах. Из-за взаимной ревности орали друг на друга, как две куропатки, в смысле, как психически-нездоровые курицы. Запускали друг в друга летающие тарелки и кудахтали так, что соседи вызвали наряд ментов. Кто из них, в очередной раз, погулял на стороне, до сих пор неизвестно: оба погрязли в супружеских изменах.
   Балахнин перевел дыхание и принялся за прореживание чёлки.
   Спустя некоторое время продолжил:
   - Вот ещё, из рубрики "Сводки и происшествия". Одна из твоих, Капитоша, прекрасных дам, из числа бывших... увы... по имени Жора, конкретно намудил на прошлой неделе. Уже под утро, он вывалился из кабака, так и не найдя себе пару. И тут, к его несказанной радости, таксист согласился изведать "огненный оральчик". Сказано-сделано. Пьяный Жора, по дурости, решил, что любовь - это великое чувство, ценимое дороже денег, но просчитался. Его "оральчик" нисколько не уменьшил итоговую сумму за поездку. Как поётся в одной песне:
  
   Гусары денег не берут,
   Гусары денег не дают.
   ... Сударыня, любовь не продаётся. (А.Буйнов, "Гусары денег не берут")
  
   Бланш под глазом и грубая конфискация наличных средств - как следствие Жориной глупости. Таксист оказался сколь любвеобилен, столь и меркантилен. Противный типчик!
   ...А в остальном, прекрасная маркиза... - как пел незабвенный Лёня Утёсов, урождённый еврей по имени Лазарь Иосифович Вайсбейн... - всё зашибись, всё ништяк!
  
   Гость молчал некоторое время, оценивая своё отражение в зеркале, затем произнёс:
   - Ты мне лучше скажи, любезный, как тебя угораздило попасть в оперативную разработку?
   Балахнин застыл с ножницами в руках и уставился на собеседника.
   - Какую-какую?
   - Оперативную, дурында. В территориальное Управление пришёл приказ из Центра: выяснить связи и круг знакомств одного человека. Проанализировать его мобильные звонки и перемещения за последние полгода. Я, как заместитель начальника, отдал соответствующие распоряжения. Ещё через неделю, опера составили краткий отчёт для аналитиков. И, оказалось, что ты, мой сизокрылый друг, контактируешь с субъектом, заинтересовавшим контору. Твой телефон автоматически поставлен на прослушку, здесь я не виноват... так положено по инструкции. Учитывай этот факт и не болтай лишнего, не то, могут зацепить так, что жизнь покажется Адом. Коллеги отрабатывают срочные приказы из Центра с особым рвением и перевыполнением плана.
   Лоб парикмахера покрылся потом. Он обошёл кресло и впился взглядом в лицо мужчины.
   - И кто этот человек? - в голосе послышались панические нотки.
   - Да, какой-то хер с бугра, по имени Михаил Чернов.
   - Матерь Божья...
   Окончание стрижки прошло в гробовом молчании.
   Напоследок, гость сообщил:
   - Причина расследования мне неизвестна. Дай знать об опасности своему бою (англ. - boy), пусть прячет конец в воду. Возможно, что и обойдётся, ведь далеко не все разработки заканчиваются арестом. И не вздумай звонить ему по телефону. Чем мог, тем помог.
   Особист поднялся с кресла, сдул с пиджака случайную пылинку и степенно проследовал на выход.
  
   Глава 24
   "Родительский дом, начало начал, ты в жизни моей надёжный причал", - голос Льва Лещенко, в Мишиной голове, напевал арию с самого утра.
   "Видимо, пора навестить маму с папой", - подумал он.
   За три минувших дня Миша решил ряд важных задач. Он перевёз десятку Хапты в отдалённый райцентр, на базу Ткача, прикрепив к ним местного завхоза для создания бытовых удобств и обеспечения питания в столовой предприятия. Одновременно с этим, он вызвал на место специалиста по обустройству спортзалов.
   "Людям нужны тренировки по боевым видам спорта, да и общефизическая подготовка не помешает: турник, штанга... Пусть днём выполняют задания "отца Павлунтия", а вечерами тренируются. А после просмотра вечерних новостей - отбой. Раз они на службе, то всё должно быть, как в армии".
   Подвал под центральным зданием базы действительно впечатлял своими размерами. В него можно было попасть по узкой лесенке из помещения конторы, либо через отдельные уличные ворота. Ворота были достаточно высокими и могли пропустить не только легковушки, но и приземистые бортовые Газели. Вопросы с утеплением помещения и его обогревом завхоз обещал решить оперативно, вместе с установкой душевых кабин, унитазов и умывальников. Для спальных мест были сколочены нары из имеющегося на базе пиломатериала.
   "Слава Богу, народ размещен и готов к обучению. Следующим рейсом привезу мастера по единоборствам. Есть у меня на примете один боксёр, владеющий разнообразными приёмами уличных драк с элементами самбо и вольной борьбы. А сейчас, пора в гости к предкам", - Миша передал запас священных камней Хапте, оставив при себе лишь два, один из которых был намертво зашит в брюки.
   Хлопок.
   Тёмный и, к тому же холодный, тамбур родительского подъезда имел затхлый запашок мусоропровода.
  
   Звонок в дверь.
   - Ну, здравствуй мама!
   - Проходи сынок.
   Миша разделся, помыл руки и прошёл на кухню. Родители выглядели какими-то озабоченными.
   Разлитый по чашкам чай позволил начать разговор.
   - Прошло всего пару недель, как я был у вас в гостях. Уезжал из города. У вас ничего не случилось? Чего-то ваш вид мне сегодня не нравится.
   - Почему ты не берёшь телефон?
   - Я его оставил в той квартире, которая сейчас Ольгина. Даже не знаю, сменила она замки или нет. Я сейчас, из-за новой работы, могу только лично приходить или присылать кого-нибудь. Мобильной связи нет, и пока не будет.
   - А мы звоним-звоним. И нам звонят...
   - Кто звонит? - Миша удивлённо поднял брови.
   - Понимаешь, на прошлой неделе начались странные дела. Сначала звонили по вопросу твоих, якобы просроченных кредитов... Говорят, что не могут тебя найти и просят любым способом передать информацию.
   Потом, какие-то мужики явились снимать показания счётчиков воды. Мы не пустили, а сами позвонили в управляющую компанию, оказалось, что это не их работники.
   Позавчера машина у подъезда была припаркована, тонированная, не наших жильцов. А, как только отец пошёл в магазин, он эту машину уже у магазина видел...
   Да ещё Виталик заходил в гости, просил передать, чтобы ты нашёл его лично и, по возможности, не звонил. Это мы у тебя должны спросить, что происходит?
   Внутри у Миши похолодело: "Везде подстраховался, а вылезло смотри где. Блин, что же мне с родителями сейчас делать? Этот метод называется "ловля на живца". Вот Саид, овца паршивая... Я ему, понимаете ли, товар за полцены, а он, в благодарность за это, обложил меня, как дикого зверя, со всех сторон. Но пока не делает резких движений, ведь у него сохраняется неплохой шанс меня достать, когда в очередной раз у Алика появлюсь. Я же обещал ему ежемесячные поставки: получается, немного времени в запасе ещё есть. Что ж... буду думать. С моими новыми возможностями, действительно, имеется определённый простор для импровизаций".
   - Ради Бога, не волнуйтесь. Это моё начальство устроило выборочную проверку. Такое делают в отношении новых сотрудников, обслуживающих стратегические объекты. Скоро закончится.
   Родители недоверчиво кивнули.
   "А что им остаётся делать? Только верить и ждать. Единственный сын является их главной радостью и надеждой, и я должен оправдать ожидания, иначе жизнь родителей потеряет смысл".
   - Чтобы не волновались, буду появляться чаще. Я вас люблю.
   Поцеловав маму, обняв папу, Миша спустился в подъездный тамбур.
   "Нужно заглянуть в гости к Балахнину, узнать, что за срочность меня видеть? Такие просьбы игнорировать нельзя", - он мысленно сосредоточился и, через мгновение, оказался в гараже.
  
   Спортивный костюм, кроссовки, вязаная шапочка... - в этом прикиде Миша осуществил очередной прыжок, "приземлившись" в районе вокзала. Крупная буква "Z", выведенная на стеновых блоках, возникла перед глазами. В лицо ударила волна уличного холода.
   "Отсюда бежать до квартиры Виталика всего 10 минут. Пробегусь, согреюсь... Только, для начала, нужно узнать, вдруг он на работе?".
   Миша активировал мобильник и нашёл в сети номер телефона.
   - Салон красоты слушает.
   - Мастер Балахнин сегодня работает?
   - Нет. У него выходной. Перезвоните завтра.
   - Спасибо, перезвоню.
   Десять минут бега трусцой по замёрзшим улицам произвели на организм самое благостное воздействие. Бодрой походкой и с раскрасневшимися щеками, Миша ввалился в подъезд школьного друга, где тот проживал в небольшой однокомнатной квартире с балконом, выходящим на тихую, заросшую тополями улочку.
   - Кто там? - раздался голос из-за двери.
   - Свои. Миша меня зовут.
   Щёлкнул замок. Хозяин, одетый в махровый халат, завёл гостя внутрь и плотно прикрыл за ним дверь.
   - Вот уж не ожидал, тебя так скоро увидеть. Ты как в подъезд попал?
   - Дождался, пока кто-нибудь выйдет. И тут, на моё счастье, худенькая собачка решила выгулять толстую тётку, таща её на поводке, словно на аркане, - сообщил Миша.
   - Ты ничего подозрительного не видел? - лицо друга приняло озабоченный вид.
   - Нет.
   - Раздевайся. Сейчас кофе сварю.
   Миша осмотрелся. Единственная жилая комната свидетельствовала о зажиточности хозяина: на пушистом ковре, серо-голубоватого цвета, во всю длину развалился не менее пушистый кот Персик, словно хамелеон, замаскировавшийся на фоне ворса. Вконец обленившийся, он лишь приоткрыл свои голубые глаза для созерцания очередного посетителя. Наморщенный лоб и опущенные к низу усы придавали ему карикатурный вид недовольного профессора. Тупой нос, венчающий отъевшуюся рожу, усиливал первое впечатление.
   В центре помещения располагалось двуспальное лежбище, с видом на большущий экран плоского телевизора, закреплённого на специальной стойке в ногах кровати. Между кроватью и дальней стеной стоял круглый столик, на стеклянной поверхности которого находилась ваза с фруктами, бутылка зеленоватого "Мартини" и одинокий фужер.
   В атмосфере жилья витал тонкий аромат французской косметики, слегка отдающей нотками ароматизированного табака.
   "Благородно пахнет", - отметилось про себя.
   - Сегодня, Андрюшка не прячется под подушкой? - съехидничал Миша, вспомнив один из случаев, когда ворох одеял неожиданно зашевелился, засветив веснушчатую мордашку одного из друзей Виталика, вызвав, тем самым, смущение хозяина квартиры.
   - Неблагодарным существом оказался Андрюшка. Ушёл к какой-то девке-вертихвостке, на восемь лет старше него самого. А ведь я столько добра ему сделал.
   - Да ты не переживай. Он и эту, как ты выразился, "вертихвостку", тоже кинет. Натура такая. Мальчик вырос, вот все врождённые пороки из него и начали вылезать. Думаешь, детишки в детдом просто так попадают? Ничуть нет. Родители у них... у подавляющего большинства... - полнейший отстой, хоть по биографии суди, хоть по наплевательскому отношению к родительским обязанностям. Ну и, исходя из этого, проявлениям наследственности удивляться не стоит: простой набор генов определяет сущность человека.
   Слышал о Законе гомологических рядов академика Вавилова? Здесь то же самое. От еврея рождается еврей, от чукчи - чукча; от Джамшута - Джамшут. В семье ленивых и безответственных Дураковых рождаются только Дураковы, и никогда... понимаешь... никогда (!) не родится Майер Амшель - создатель финансовой империи Ротшильдов. Это основное правило. Бывают редкие исключения, но разве со статистикой можно спорить? Как говорят мудрые люди: "Существование исключений подтверждает существование правила".
   Так что, забудь об этом блудном сыне.
   Тем временем, кофемашина "Krups" синхронно налила две кружки превосходнейшего кофе.
   - Рассказывай, - потребовал Миша, пробуя на вкус горькую, но такую ароматную жидкость.
   - Да что тут рассказывать... Явился ко мне в салон Капитоша, нагнал жути. Я чуть не обделался, с ножницами в руках.
   - Что за фраер?
   - Ты это... не называй его так. Он трудится в территориальном управлении ФСБ на должности одного из замов Шефа.
   - Ничего себе, у тебя приятели...
   - Ну да... всякого добра полно. Пойми, Мишич, среди "голубого" сообщества звания и регалии не катят. Капитоша, хоть и крутой чел, круче некуда, но нисколько не важничает. Каким был игривым шалунишкой, таким и остался. Это пожизненный крест, который ему нести... даже если станет министром госбезопасности. Ты думаешь, не бывает "голубых" министров? Да их полным-полно. Пусть и женаты, для виду. Естественно, они не афишируют свои предпочтения, но по взгляду, по манерам, по мелким деталям, незаметным тебе... суть видна, как на ладони. В белом доме на Краснопресненской набережной, нашего брата не меньше, чем на новогоднем "Голубом огоньке". Все про всех знают, но помалкивают, дорожа должностями. Стоит брякнуть лишнее, даже в приватной беседе... и можно собирать вещички. Как говорят англичане: "Хау дуй ду и пи...дуй по холодку". Билет на ближайший вылетающий рейс будет оформлен в без вашего участия.
   - Мы отвлеклись от темы.
   - Ах да. Капитоша сообщил, что ты находишься в стадии оперативной разработки, согласно официальному запросу из Главного Управления. На сегодняшний день отслеживаются все твои связи, звонки, перемещения, локации мобильника, банковские карты... Телефоны родителей, жены, друзей - поставлены на прослушку. По его словам, положение сложное, но не безнадёжное. Однако есть и хорошая новость: срок твоей разработки - всего 15 дней. Скоро я наведаюсь к Капитоше в гости, на дачу. Он меня сам пригласил, - Виталик смущённо опустил глаза в пол, - и всё разузнаю. В данный момент же, пока тебя усиленно пасут, велено гаситься по-полной. Ты ведь меня не подставишь? - озвучил он свой главный вопрос. - Хоть поясни ситуацию.
   - Конечно, не подставлю. Хотя, полученная информация меня удивила, ведь, по большому счёту, у меня нет конфликта с государством. С другой стороны, мои дела связаны с большими деньгами. А в тех местах, где водятся большие деньги, моментально возникают шкурные интересы руководящих работников "конторы". У этих господ, наделённых полномочиями, чуйка настроена таким образом, что они запах бабосов за десять вёрст улавливают, как таёжный медведь, запах супа с тушёнкой. И эти километры они готовы проползти с закрытыми глазами, на ощупь, на брюхе... ведомые этим волшебным запахом... лишь бы в итоге, ткнуть хлебало в чужую кастрюлю.
   Балахнин понимающе кивнул головой. Миша продолжил:
   - Но с этой проблемой я как-нибудь справлюсь. Придётся щёлкнуть медведя по носу, чтобы у него аппетит пропал, ведь истина "на каждую верчёную жопу найдётся болт с резьбой" актуальна всегда и везде. Так что, можешь не волноваться: парикмахеры в этих разборках не участвуют. Как сказал один мой приятель, тоже особист: "Кому ты, нахрен, нужен?". И спасибо за информацию.
   Миша допил кофе, одел кроссовки и вышел из квартиры. Спустившись на этаж ниже, он поленился выходить на улицу, после чего мысленно представил гараж...
   "Нужно переодеться и посетить Южное Бутово. Проверить товар и наладить связи в Москве".
  
   Глава 25
   Москва. Южное Бутово.
   Сундук Хеопса и кошка стояли на полу у подоконника.
   "Да это вовсе не кошка, - возникло озарение, - а воплощение Богини Бастет, олицетворяющей красоту, радость и плодородие. Символический цвет - чёрный, - глядя в нереально дружелюбные жёлтые глаза базальтового изваяния, вспомнил Миша. - Вот нихрена себе... неизвестные мне факты вдруг всплывают в голове. Выскакивают, раз за разом, как кролики из шляпы фокусника. Интересно, почему это в наше время чёрные кошки стали дурной приметой? Такие очаровательные существа... - Моя Лапка!! Так и хочется позвать кис-кис-кис". Миша провёл рукой по загривку каменного животного, инстинктивно ожидая ответного мурлыканья, но ответом было молчание.
   Он прошёл в комнату и плюхнулся на диван.
   Вход в интернет.
   "Мне нужен очень дорогой и респектабельный антикварный салон. Репутация хозяина не имеет значения... они там все жулики... слишком уж бизнес специфический, в котором честным людям нет места. Но эти ребята хотя бы не такие борзые, как Саид. С "застенчивыми ворюгами" можно вести дела: торгаши осторожны по натуре своей и никогда не полезут на рожон. Ведь, в случае особо наглого кидалова с их стороны, существует риск потери магазина в огне пожара, устроенного каким-нибудь обиженным придурком, явившимся мстить обидчику, с пятилитровой банкой бензина в руках. Наличие в собственности салона, набитого раритетами, выставленными на всеобщее обозрение, очень ограничивает людей в наглости".
   Миша внимательно осмотрел карту расположения антикварных заведений в Москве.
   "Пожалуй, самыми подходящими будут вот эти... - находящиеся на Бульварном кольце, в шаговой доступности от Красной площади и роскошных отелей. Там иностранцы толпами ходят, - его взгляд пробежался по каталогам товаров, - да и цены здесь запредельные. Впрочем, какие покупатели, такие и цены, ничего удивительного".
   Через пару часов, успев распечатать в студии полиграфических услуг несколько качественных фотографий сундука и двух анхов, находящихся у него внутри, Миша уже входил в двери салона антиквариата, имеющего самые высокие каталожные цены. "Хозяева, умудряющиеся торговать предметами старины по сверхвысоким ценам, определённо имеют острый ум и обширные связи, как среди постоянной клиентуры, так и в среде признанных экспертов".
   - Здравствуйте!
   Пожилой продавец неспешно поднялся с мягкого старинного стула и внимательно осмотрел вошедшего покупателя. Его седые волосы, давно уже требующие стрижки, были кое-как причёсаны, упрямо растопыриваясь в стороны. Жёсткий ёжик усов торчал над верхней губой. Невзрачная рубашка с коротким рукавом обнажала волосатые руки, с видавшими виды наручными часами, закреплёнными с помощью потёртого кожаного ремешка на левом запястье. Разительное отличие от вышколенных торговых менеджеров сетевых магазинов, нарочито приветливых, безупречно-одетых и бодро-подтянутых, резко бросалось в глаза.
   "Любопытно, почему продавцами антиквариата становятся исключительно мужчины? Ведь среди искусствоведов имеется немало умных женщин, обладающих необходимыми знаниями и учёными степенями, полученными в результате длительной академической карьеры. Они работают директорами выставок, музеев... явный пример тому - Третьяковская Галерея. Но, среди антикваров, осуществляющих операции по продаже, либо обмену предметов старины, мы видим только мужчин. Истинные причины этой странности не сможет объяснить ни один человек в мире".
   Миша принюхался к запахам салона.
   К его удивлению, в воздухе помещения, набитом древней мебелью и полотнами картин, не было даже намёка на затхлость - характерного признака жилищ пенсионеров. Не было и запаха парфюмерии, лишь только аромат дорогой восковой полироли витал в неподвижной атмосфере магазина, и в абсолютной тишине.
   "Видимо подновляют внешний вид деревянных изделий, вон, как всё блестит... и пахнет, как в кабине новой иномарки", - мелькнула мысль в голове.
   - Чем могу быть полезен? Интересует что-то конкретное? - спросил продавец.
   - Спасибо. Я пришёл не покупать. Дело в том, что у меня есть необычный товар, и слово "антиквариат" к нему подходит с большой натяжкой... Товар настолько эксклюзивный, что я не решаюсь говорить об этом вслух, ведь даже у стен имеются уши. Одно лишь сообщу, что Вы, уважаемый, такого в жизни не видели, а количество нулей после первой цифры в его цене, даже не можете себе представить.
   Продавец устало улыбнулся одними глазами, типа: "Повидали мы на своём веку всяких "эксклюзивщиков". Очередной клоун явился - не запылился. Каждый второй поставщик произносит дурацкое слово на букву "э". Сей спектакль уже поднадоел, словно ноющая зубная боль".
   Но, быстро совладав с собой, он поинтересовался:
   - И что Вы таки имеете честь предложить?
   - Вот фото, - Миша протянул снимки сундука Хеопса и находящихся в нём анхов. - Рыночная цена за комплект, - он достал авторучку из кармана и вывел внизу снимка цифру 3250000000 рублей = 50000000 USD, - вот такая. Учтите, это минимальная цена, за которую зарубежные коллекционеры передерутся между собой. Мне нужно менее половины от этой суммы. Если конкретно, то двадцатку. Я надеюсь, что кроме нас троих, включая хозяина Вашего бизнеса, никто не будет в курсе моего предложения?
   Продавец автоматически кивнул, перебирая фото. Миша продолжил:
   - Я не буду говорить, что это такое: эксперт по Египту вам расскажет интересную историю и потребует предъявить предметы в натуре. Следующим комментарием будет: "Не может быть". Ну да, быть не может, но в то же время, очевидная невероятность - вот она, у него на столе... и её можно потрогать руками. Будет хорошо, если эксперт не упадёт в обморок от волнения.
   Успокою Вас тем, что предметы не числятся в розыске и их происхождение не криминальное, если не считать криминалом то, что я их сам добыл и не желаю делиться с родным государством. Государство к моей находке не имеет ни малейшего отношения, так пусть канает лесом... Ему, сколько ни дай всё мало, как ненасытному игровому автомату. О существовании этих вещей знает очень ограниченное количество людей. Но, я готов привезти всё это: можете отдать на экспертизу, начать искать покупателей. По ценам и срокам мне нужно будет переговорить напрямую с Вашим хозяином, так как будут ещё и личные вопросы. Засим я откланиваюсь. Загляну на неделе. Ну, а в случае незаинтересованности...
   - Да что Вы! - вдруг встрепенулся продавец. - Мы самым серьёзнейшим образом рассмотрим предложение. Насчёт конфиденциальности не беспокойтесь. Ну и, я могу рассчитывать, что Вы, до момента нашей будущей встречи, не предложите товар конкурентам?
   - Естественно, - самым легкомысленным тоном брякнул Миша, - честь имею.
   - Подождите! - с какой-то обречённо-надрывной интонацией воскликнул пожилой мужчина.
   Миша остановился в дверях.
   - Вы не желаете переговорить с владельцем салона немедленно?
   - Почему бы и нет?
   Продавец выдвинул верхний ящик старинного бюро и достал сотовый телефон. Вызываемый номер был набран двумя нажатиями пальца.
   - Семён Давидович, у нас появилось очень интересное предложение. Прошу срочно подъехать.
   На том конце трубки видимо поинтересовались степенью срочности.
   - Очень срочно. Подробности на месте.
   Облегчённо выдохнув, седой мужчина подошёл к двери и повесил на стекло табличку "Перерыв 15 минут". Поворот вставного ключа в замке.
   - Директор сейчас подъедет. Прошу в его кабинет.
   "Иескиль, нет ли тут подвоха?". Ответ: "Нет".
   Миша спокойно последовал за продавцом в дальний угол помещения, где, частично прикрытый германским пасхальным гобеленом, скрывался проход в служебные помещения.
  
   Кабинет хозяина салона ничем не отличался от подобных комнат в любом из офисов: рабочий стол, компьютер, плоский настенный монитор видеонаблюдения с "четвертованным" экраном. Всё как у всех. Лишь только огромный сейф, размерами с двухкамерный холодильник, напоминал о ведущемся здесь специфическом бизнесе.
   Кофемашина послушно выплюнула из себя струю бодрящего напитка, немедленно налитого в невесомую фарфоровую чашку, и Миша, удобно устроившись в гостевом кресле, принялся ждать. Продавец был немногословен, перелистывая какие-то документы до тех пор, пока не раздалась трель звонка.
   - Ну вот, не прошло и двадцати минут. Ждите здесь, - он развернулся и ушёл, оставив посетителя в одиночестве.
   "Видимо в кабинете ведётся скрытое видеонаблюдение, - подумал Миша. - Возможно, существует и система защиты, активируемая нажатием кнопки на брелке. Так что, даже в одиночестве я остаюсь под надзором. В логове богатого антиквара не может быть иначе".
   Появившийся в сопровождении продавца моложавый мужчина имел возраст "за пятьдесят". Его верхняя одежда состояла лишь из зимней куртки с меховой подкладкой, которую он повесил в раздвижной шкаф, оставшись в строгом тёмном костюме и чёрных лакированных полуботинках.
   "Бизнесмен как бизнесмен... таких в Москве, как собак нерезаных. Хотя нет... Его взгляд... - взгляд мужчины был действительно необычен. - Где-то я уже видел этот взгляд... Вспомнил!... Да это же взгляд Григория Распутина", - сколько бы фотографий "святого старца" не попадалось Мише, он видел только этот взгляд исподлобья: сосредоточенный, пристальный, пронизывающий насквозь, заставляющий поверить в сверхъестественные способности его носителя.
   Антиквар приветливо улыбнулся и протянул руку.
   - Семён, - представился он без всякой помпезности.
   - Михаил.
   - Срочный вызов на рабочее место предполагает что-то необычное. Чем порадуете, уважаемый?
   - Товаром, батенька, товаром, - несуразное слово-паразит, "батенька", приклеилось к Мишиному словарному запасу после изучения трудов Ленина в школе, а затем и в институте. Следует отметить, что собеседники на сей факт не обижались. И на том спасибо Ильичу.
   - Прошу к столу, - Семён пододвинул посетителю стул, сам же уселся напротив.
   - Есть пожелание: беседуем тет-а тет, - Миша искоса посмотрел на продавца. - И ещё, важный вопрос: хорошо ли наш разговор будет защищён? Крупные... сделки совершаются в тайне. - Он сделал намеренную паузу после слова "крупные".
   Хозяин удивлённо поднял брови.
   - Вы представляете себе, молодой человек, то такое мир антиквариата?
   - Мне побоку весь Ваш мир, - непроизвольно схамил Миша. - Так как насчёт лишних ушей?
   Семён недовольно поморщился, но, в конце концов, кивнул продавцу на выход. Щёлкнула ручка замка входной двери.
   - Вот это другое дело.
   - Итак?
   - Товар в наличии. Фото перед Вами. Перед тем, как я начну пояснять тему, прошу отключить систему видеоконтроля.
   Острый взгляд антиквара впился в наглого посетителя, затем обратился к пачке фотографий. На той из них, где была указана рукописная цена, Семён задержал внимание сверх всякой меры. Затем его рука пробежалась по клавишам клавиатуры.
   - Отключено.
   - Вы мне нравитесь, Семён Давидович!
   Недоумённый взгляд...
   - Умные люди всегда подстраиваются под ситуацию, если она не противоречит их жизненным убеждениям. Вы умный человек и я готов вести с Вами дела. Теперь слушайте.
   Мой товар предназначен для иностранных коллекционеров сокровищ Древнего Египта. То, что я сейчас готов предоставить Вам для всесторонней оценки... оцените мою щедрость, под Ваше честное слово... является уникальной реликвией, на уровне лучших образцов Каирского музея. Сундук для хранения амулетов фараона Хеопса, второго фараона IV династии Древнего царства, плюс два ритуальных анха, завёрнутых в оригинальную льняную ткань ручной работы... - такого нет ни в одной коллекции мира. Аналогичные предметы из гробницы Тутанхамона должны иметь более низкую стоимость, так как они младше по возрасту более чем на 1000 лет.
   Теперь я предвосхищаю глупый вопрос "Откуда?". Увы, Вам придётся поверить в невероятный успех предприятия без моих объяснений, после того, как независимые друг от друга эксперты подтвердят подлинность вещей. И я нисколько не волнуюсь по этому поводу, так как некоторые детали изделий невозможно воспроизвести в современной действительности, несмотря на высокие технологии.
   Перейдём к финансам. Мне плевать, за сколько Вы продадите товар. Хоть за сто миллионов валютных дензнаков... Кстати, вероятность этой цены довольно велика, учитывая тот факт, что это штучные экземпляры солидного, 4500-летнего возраста. Это вам не яйца столетнего Фаберже, стоимостью по десять лямов за штуку.
   Теперь перейдём к моим интересам: они выражаются в двух позициях.
   Во-первых: двадцать миллионов наличной зелени я получаю из Ваших рук - и это не обсуждается. Небольшую часть из этих денег, обзовём её фразой "спортивная сумка", плиз рублями.
   Во-вторых: Вы мне должны обеспечить личный контакт с покупателем, и не абы каким, а из высшего сословия мировой элиты. Мои дальнейшие планы связаны с международными проектами под его покровительством.
   Я дам Вам, Семён Давидович, время и возможность слетать в гости к старым друзьям из Европы и Америки. Ведь Вы у меня на крючке.
   - Не понял... - хозяин салона резко напрягся.
   - Да не стоит так волноваться... Я, просто имел в виду, что данный товар не является последним на складе. Такие находки единичными не бывают. Обращаю Ваше внимание, что это не наследство бабушки, и не украденные экспонаты из частной коллекции... - это новое поступление антиквариата, которое следует хранить в строгой тайне, иначе поднимется такой кипиш... - Миша покачал головой, как бы желая показать ужасные последствия "засветки" перед журналистами и спецслужбами.
   Пауза... Немигающий взгляд антиквара застыл в фокусе на Мишином лбу.
   "Иескиль, о чём думает этот человек?".
   "Он оценивает вероятность правды в твоих словах. В данный момент он тебе скорее верит, чем нет. Только не может понять "почему тебе нужно верить?". Его озадачивает несопоставимость происходящего и личного жизненного опыта. Так-так... сейчас промелькнула мысль об одном "решале" из Лондона, работающего на Романа Абрамовича, подходящего под образ члена семьи Рокфеллеров".
   - Стой-стой, так дело не пойдёт.
   Взгляд Семёна Давидовича потерял статичность и принял осмысленное выражение.
   - Какое дело?
   - Я с тобой веду себя честно, и требую взаимности. Ничего, если я перейду на ты?
   - Нормально.
   - Я правильно понимаю, что в этом кабинете бывают только серьёзные люди... isn't it?
   Хозяин нехотя кивнул головой.
   - Так что давай не будем морочить мне мозги, прогоняя варианты с разными аферистами с Туманного Альбиона. На кону невероятно большой куш, который может обеспечить нас баблом на всю оставшуюся жизнь. Для меня эта сделка не менее важна, чем для тебя. Из этого следует всё остальное.
   Глаза антиквара широко раскрылись от изумления и непонимания происходящего. Его лицо начало покрываться красными пятнами. Но оправдываться он не стал.
   - Да ты, вижу, не простой перец...
   - Вот и ладушки. Значит по рукам? Когда товар везти?
   - Сегодня.
   - Жди два часа.
   Миша, не прощаясь, открыл дверь и, через торговый зал, под подозрительным взглядом продавца, вышел вон.
   Спустившись в ближайшее метро, он завернул за крайнюю колонну на перроне и закрыл глаза. Отъехавший поезд увёз всех нежелательных свидетелей в темноту тоннеля... Южное Бутово... прыжок!
  
   Еще через полчаса, с сундуком в руках, запакованным в картон, Миша стоял на автобусной остановке, набирая в смартфоне программу вызова такси. Поездка на машине с логотипом "Яндекса" прошла без приключений, доставив его прямиком на Бульварное кольцо. Один квартал до магазина был вынужденно пройден пешком в целях конспирации.
   Конец зимнего дня.... Яркие огни московских реклам, снежная каша под ногами, ранние сумерки.
   В антикварном салоне толкалось несколько иностранцев. Шпрехая по-немецки, они припухли у экспозиции с православными иконами. Продавец, тоже по-немецки, им что-то пояснял, поглаживая одну из икон кончиками пальцев.
   "Серьёзный дядя работает у Сени в менеджерах, гляжу, он на все руки мастер, хоть и выглядит снаружи, как гусь пархатый".
   Продавец мельком глянул на вошедшего Мишу. Едва заметный кивок головы означал, что хозяин на месте, одновременно означая приглашение войти.
   - Ещё раз приветствую тебя, Семён Давидович!
   Хозяин салона, к этому времени скинувший пиджак и оставшийся лишь в белой рубашке с тёмным однотонным галстуком, встал из-за стола. Две пустых кружки из-под кофе стояли рядом с клавиатурой. Пронзительные глаза сверкали нетерпением. Мише показалось, что у того перехватило дыхание.
   - Попрошу ножницы.
   Спустя две минуты, показавшиеся антиквару вечностью, он бережно поглаживал сундучок, установив его посредине стола, сдвинув в спешке все бумаги на бок, в одну большую кучу.
   - Секунду терпения. Сейчас всё поясню. Видеозапись выключена?
   Кивок головы.
   - Так вот. Как я и сообщил ранее, этот сундук ранее принадлежал фараону Хеопсу, чья пирамида высится в Гизе. Он инкрустирован цельными резными панелями из слоновой кости, невероятных, по современным меркам, размеров. Семён, ты разбираешься в бивнях слонов?
   - Нет.
   - Чтобы вырезать прямоугольную панель, высотой 17 см, недостаточно иметь в наличии клык соответствующего диаметра. Бивни слонов - они же полые внутри, почти до середины. Как трубочка для коктейля. То есть, имеют трубчатую структуру в своей самой толстой части. А вот те слоны, которые имели диаметр клыков 17 см в своей средней части... - они были истреблены охотниками тысячи лет назад. Толщина бивня - это генетически наследуемый признак: таких животных выбили в первую очередь... и их, сегодня, попросту не существует. У современных африканских слонов, бивни - вообще недоразвитые, а у части из них - вовсе нет бивней. Деградация вида, обусловленная вмешательством представителей цивилизации "гомо сапиенсов", налицо.
   То же самое относится к эбеновому дереву. Сундук выполнен из массива чёрного эфиопского эбена, без трещин и изъянов, где сегодня такой найдёшь? Разве что в гробницах древних царей.
   Теперь к анхам: я понятия не имею, из какого сплава они отлиты. По жёлтому цвету и увесистости понятно, что там имеется изрядная часть золота. Большой анх весит три килограмма. Да тут одно золото сдать в лом... - на несколько миллионов рублей потянет. Ну и тряпки: они сотканы вручную из древнего египетского льна, возможно, в них ещё осталась пыльца африканских растений.
   Теперь вернёмся к сделке.
   Тебе, Семён Давидович, предстоит действительно сложная задача: получить подтверждение подлинности у экспертов и найти клиента из кругов мировой бизнес-элиты. Абсолютное предпочтение отдавай европейцам-американцам. Видишь ли, узкоглазые азиаты... они хоть и богатые, но слишком хитрожопые. Их логика не всегда нам понятна, ввиду другого менталитета. Я ведь уже говорил, что планирую замутить с покупателем пару бизнес-проектов.
   В отношении тайны: я лично не представляю, как её сохранить... ведь эксперты по древностям, тем более по Египту, могут быть "двойными", а то и "тройными" агентами... работая на спецслужбы или на конкурентов. Сам понимаешь, каждого человека можно зацепить на поводок... и меня, и тебя - любого из нас. Исключений не бывает. В этом вопросе я полностью полагаюсь на твою феноменальную проницательность и изворотливость.
   После последних слов антиквар поджал губы и поёрзал на стуле, видимо, что-то желая ответить, но, в итоге, скромно промолчал. Миша продолжил:
   - Моё дополнительное требование: итоговую встречу, с передачей товара из рук в руки, ну и, ответную передачу денег, мы проводим совместно. Я сносно владею английским и не только им. Хм-м-м... можешь себе представить, Семён, я умудрился даже древнеегипетский язык выучить, и могу тебе озвучить смысл иероглифов с этого сундучка.
   Так что, недопонимания с клиентом у нас не возникнет. А далее, прошу не обижаться. Если всё срастётся, то принесу тебе, в виде презента, кое-что из той же коллекции... не такого дорогого, конечно, но... лямов тридцать-сорок зелени ещё поднимешь, после нашего расставания, а может быть и больше. На этом мои заманчивые предложения заканчиваются. Как тебе такое?
   Лучистые, светло-голубые глаза Семёна Давидовича, уже не сверлили Мишу, а просвечивали рентгеном насквозь. По спине клиента побежали мурашки от нешуточного волнения.
   "Иескиль, ради Бога, сообщи, что у него в мыслях? Мне становится жутковато".
   "Он рассчитывает вероятности разного развития событий. Естественно, делиться с тобой 20 лямами наличной валюты, даже исходя из конечной суммы сделки 100 миллионов, у этого человека нет никакого желания. Но ты его сильно смутил своей фразой про "аферистов с Туманного Альбиона". Твой собеседник и сам обладает выдающимися способностями к гипнозу и мысленному контакту, поэтому начал подозревать наличие внутри тебя, себе подобного... хоть это и кажется ему невероятным совпадением. Кроме этого, он заценивает обещание "прощального презента", стоимостью "тридцать-сорок лямов". Это ты правильно пообещал, сбив все его первоначальные планы. Кинуть на 20, после чего лишиться 30...40 - это неразумно с любой точки зрения. Сейчас он попробует тянуть время, чтобы ещё раз проверить тебя "на слабо" и принять окончательное решение. Дай ему срок 12 дней до приезда покупателя. Да, и намекни ему, что ты с кем-то в доле".
   Миша глубоко вздохнул и мысленно трижды переплюнул через левое плечо.
   - Семён Давидович, - его голос принял официальный тон. - Я вижу, что Вы никак не можете прийти к оптимальному решению. Я Вам помогу. - Миша расслабился, ибо, что ещё оставалось делать... - Даю Вам срок 12 дней до сделки. Время достаточное, чтобы получить заключения и связать концы воедино. Естественно, в Ваше благородство и аристократическую честность я не верю, поскольку условия сотрудничества не принуждают Вас к этому. Однако, учитывая Ваши подозрения о моём внутреннем мире, которые действительно, могут оказаться реальностью, я склонен доверять Вам, как благоразумному партнёру, принципиально отличному от винторогих бандитов из девяностых. Имеются ли возражения?
   Ошалелый взгляд хозяина салона был красноречивее всяких слов. Миша продолжил:
   - Говоря по-русски, рекомендую не искать на жопу приключений, а сделать всё правильно. Итоговая картинка: все счастливы и весело улыбаются. ОК?
   - О'кей, - нехотя выдавил из себя маститый барыга. - Ты случайно не инопланетянин? - внезапно поинтересовался он. - А то я, после нашей встречи, начал верить в инопланетян.
   - Не очкуй, партнёр. Свой я, родной в доску. Ничем не хуже тебя... и ничем не лучше. А теперь, попрошу контакты: твои и этого лохматого дедули из торгового зала.
   Кое-как пришедший в душевное равновесие от наплыва эмоций, антиквар, взял листок бумаги и, чиркнув на нём номера телефонов, протянул Мише.
   - Первый раз в жизни сталкиваюсь с фактами неодолимой силы... форс-мажор какой-то. Оставь меня, парень, на сегодня в покое. Голова идёт кругом.
   - Да я и сам спешу, меня ждут на выходе... - он учтиво глянул на хозяина салона, в глазах которого уже не было никакой пронзительности, лишь усталость от нервного напряжения. - Я позвоню в последний день согласованного срока. Пока.
   Кивок головы бизнесмена означал его согласие с условиями сделки.
   "Дела на сегодня закончены! Нужно лечь поспать", - подумал Миша, сворачивая в какой-то двор и мысленно настраиваясь на перенос в Южное Бутово.
   Через несколько минут потёртый диван в большой комнате съёмной квартиры мягко скрипнул пружинами, принимая в свои объятья обессиленное тело. Глаза закрылись и, в тот же миг, перед тёмным "экраном" сознания понеслись события, никогда не происходившие в Мишиной жизни. Однако образы из сна были до невероятности правдоподобными.
  
   Он увидел себя в номере санатория, на втором этаже, с окнами, выходящими на обширный парк. Мебель в комнате - из пятидесятых годов прошлого века, настольная лампа с розовым абажуром, радиола в углу, на тонких ножках, светло-бежевые стены... В приоткрытую дверь балкона пробивались ласкающие августовским теплом лучи солнца, ложась веером света на пол и высвечивая светлые точечные вкрапления на шелушащихся участках окрашенных досок.
   Миша удивился: "Оказывается, полы в санаториях делают из простых досок, окрашенных коричневой эмалью. И эта краска, с годами, имеет свойство облупляться, особенно в районе продольных стыков. Семь пятнышек, - мысленно сосчитал он количество светлых точек и перевёл взор на тяжёлые занавеси, слегка одёрнутые для вентиляции, и на краснеющие листья деревьев за окном. - Хотел бы я здесь остаться..." - настойчивая мысль заняла своё место в голове.
   Он оттолкнулся от пола и завис в воздухе, затем перевернулся на спину и полетел в сторону парка, движимый собственной мыслью. Посетители санатория, сидящие на лавочках у главного входа с колоннами, проводили его удивлёнными взглядами.
   Приснившийся сон был, как всегда, цветным, насыщенным яркими красками и запахами, но... абсолютно бессмысленным. А возможно, просто так казалось ...
  
   Глава 26
   Египет. Мемфис.
   Над Нилом занималась заря. Утренние облака в светлеющем небе, означающие в средних широтах высокую вероятность дождя, применительно к Египту означали лишь начало нового дня, под ярким светом беспощадно-дышащего огнём светила. Ближе к полудню от облаков не останется и следа... - таковы особенности Северной Африки.
   К моменту восхода солнца утренняя служба в храме Тота уже закончилась, и служители разошлись по назначенным местам. Часть жрецов занялась личной гигиеной, заключающейся в бритье головы и тела. Другие давали указания рабам, готовившим еду и накрывающим на столы в трапезной. Третьи занялись наведением порядка, доливкой масла в ночные светильники и протиранием статуй Богов и барельефов от вездесущей пыли.
   Храмовая канцелярия, состоящая из трёх писцов, вела учёт поступающей информации, тщательно записывая доходы-расходы, прогнозы урожая, падёж скота и прочие сведения. Канцелярские папирусы накапливались с такой скоростью, что если бы те из них, имеющих трёхлетнюю давность, не сжигали, то скоро места в хранилище и не осталось бы вовсе.
   Жизнь текла, повторяя изо дня в день тысячелетний уклад.
   В личных апартаментах верховного жреца, расположенных в главном здании храма и имевших отдельные выходы во двор и в колонный зал главного святилища, разговаривали два человека.
   Сатхуб и Неракар расположились друг напротив друга за невысоким столиком, держа в руках массивные глиняные кружки с налитым в них неизвестным доселе бодрящим напитком, ранее доставленным Мишей с уральской продуктовой базы.
   - Цейлонский чёрный чай, - прокомментировал ситуацию молодой Избранник, в голову которого, вместе с русским языком, Иескиль закачал массу всякой полезной информации. - Это листья чайных кустов, растущих в горах одного большого острова. Заливаешь кипятком, пьёшь горячим и наслаждаешься ароматом. Напиток полезен для здоровья, да и тонизирует.
   - Чего-то на листья не похоже... разве сушёные листья с кустов бывают чёрного цвета?
   - Так это они после ферментации такими становятся. Ферментация - обязательный атрибут чайной традиции, позволяющий получить черный, желтый или красный чаи. Когда заваривают просто высушенную зелень, то в организм попадает не более 10-15% накопленных в ней полезных веществ, - прокомментировал Неракар свои энциклопедические познания. - Да и сама заварка из свежих листьев чая - похожа на зелёненькую водичку, практически безвкусную. Поэтому в России, зелёный чай пьют мало... в основном мигранты из жарких стран, где этой бодягой они с детства привыкли утолять жажду.
   - Мне кажется, что Россия - это чудесная страна. Как тебе она, Неракар, понравилась?
   - Мои впечатления кратки, но те сведения, которые "Взгляд" вложил в меня, дают судить о высоком моральном духе населяющих её людей. С таким населением у страны есть достойное будущее. Особенно меня удивили качества воинов. Эти воины никогда не побегут в панике назад, оставляя свои позиции, даже под угрозой смерти. Для них честь и ответственность перед страной - важнее жизни.
   Рука Неракара бережно коснулась крестообразного нагрудного амулета, подвешенного на тонкую невзрачную верёвочку. В его мыслях появилась ассоциация с христианским Крестом - знамением мудрости и духовной крепости.
   "Я буду стремиться стать таким, как российские воины", - подумал он про себя.
   Весь предыдущий день молодой Избранник провёл в мастерской ювелира, наблюдая за действиями ремесленника и его помощника, которые изготовили изящный анх, с "секретом внутри" в виде камня, размещённого по просьбе клиента под сложенными крыльями медного скарабея в центре перекрестия. Пройдёт совсем немного времени и, потемневший от пота амулет, уже не будет привлекать ненужного внимания посторонних людей.
   - Успешно ли ты сходил к Хураиму? - поинтересовался Неракар, подразумевая, конечно, не пеший ход, а путешествие в зашторенных носилках на плечах восьми рабов, как и полагается верховному служителю культа.
   - Спасибо, всё вышло так, как и планировал брат Михаил. Проявив знаки почтения правителю нома, я получил аудиенцию по официальному запросу получения земли в аренду. Ведь, как ты знаешь, вся земля в Египте принадлежит фараону, и право распоряжаться ей, дано лишь номархам, которые, затем, и обязаны собирать налоги от землепользования.
   В начале беседы я передал слова уважения от посетившего храм заморского купца, вместе со "скромным" подарком от него, в виде узорчатого клинка "дамаск". Номарх Хураим, от волнения, даже вскочил со своего кресла и, шагнув навстречу, протянул руку для скорейшего получения этого чуда. Конечно, испытывать рубящие свойства на собственном посохе я не стал, но, с разрешения хозяина, я отрубил ручку у медного кувшина, стоящего на его столе, которая отделилась, будто была сделана из хлебного мякиша.
   Затем Хураим долго осматривал и щупал пальцем остроту лезвия, в результате чего умудрился порезаться. Но это его не смутило. Он попытался сбрить волосы на руке, что у него успешно получилось. Последними вопросами были: "Приедет ли ещё этот знатный купец?" и "Заплатил ли он в казну налог, в виде 10% от реализационной стоимости продукции?", - видимо жадность чиновника, в конце концов, взяла верх над разумом, призывающим сидеть тихо после получения невероятно ценного подарка.
   "Достопочтенный правитель, - сообщил я ему, - купец приезжал в качестве гостя нома Инбу-хедж и никаких торговых операций не производил. Кроме твоего подарка, он оставил подарки и нашему храму, посвящённому великому Тоту - Богу мудрости и знаний... Богу, определяющему степень греховности усопших, взвешивающему их сердца на специальных весах, во время суда Осириса. После отъезда купца, совет жрецов решил передать тебе, как нашему покровителю, все подаренные косметические средства для создания внешней красоты, ибо красота твоих жён гораздо важнее красоты лиц жрецов".
   После этих слов я вручил номарху десять коробочек с тенями, тушь для ресниц, и показал, как ими пользоваться.
   И лишь только после этого, я перешёл к теме набора солдат в армию.
   Нужно было видеть выражение лица Хураима, когда я заявил, что никакие потенциальные рекруты в храме не скрываются.
   "А до меня дошли противоположные сведения", - сообщил тот.
   В ответ я пояснил, что несколько молодых мужчин, из крестьян и торговцев, действительно, находились при храме ранее, но, увы, нанялись в охранники купца для его безопасного возвращения домой. Впрочем, преступлением данное событие являеться не может, так как оно случилось ещё до объявления призыва.
   "Из годных к службе людей у меня остались лишь миряне, но и этих людей храм просит не призывать в армию. Кто же будет заниматься хозяйственными работами?".
   "Фараон велел призывать всех годных мужчин, кроме жрецов и рабов, - ответ был ожидаемо суров. - У тебя, жрец, ведь был какой-то вопрос о землепользовании?" - Хураим наконец-то вспомнил тему аудиенции.
   Пришлось его просить о предварительном одобрении строительства стены, примыкающей к храму Тота и с выходом к берегу Нила. На вопрос об источнике финансирования, я сообщил, что богатый купец хочет основать здесь факторию и торговать со всем Египтом.
   "Ввиду больших масштабов предприятия купец хочет иметь полные гарантии сохранности своего добра. Товары, которые планируются к поставке, обладают невероятными свойствами и могут привлечь внимание банд разбойников, таких, как бедуины из Ливийской пустыни, которые не знают пощады. Образцы некоторых товаров, мой великий правитель, уже находятся у тебя в руках, но это лишь малая часть ассортимента. Впрочем, если ты будешь против строительства стены, купец может основать факторию в другом номе, и я не смогу его переубедить".
   После сказанного мною Хураим сильно разволновался. Во время беседы он не выпускал нож из рук, поглаживая его тёмно-коричневую рукоятку с мельхиоровыми вставками, не отличимыми от благородного серебра, словно боясь потерять нежданно свалившееся на него сокровище.
   "Конечно же, в случае уплаты положенных налогов и предоставления мне образцов всех товаров... по несколько штук каждого... для изучения их свойств, - номарх сделал глубокий выдох, - я дам разрешение на строительство. Если у купца есть средства, то пусть строит стену: меня, как государственного служащего, интересует лишь пополнение казны фараона и соблюдение законности. Кстати, я с радостью предоставлю для строительства своих личных рабов, за отдельную плату. Людей ведь нужно будет много?".
   "Без всяких сомнений".
   На том и расстались.
   Хураим лично проводил меня до выхода из апартаментов и помог забраться в носилки. Таких хитрецов нужно ещё поискать. Этого человека больше не следует опасаться, по крайней мере до тех пор, пока его покровительство не станет вызывать недовольство фараона и служителей Карнакского храма Амона-Ра.
   - Ты успешно провёл переговоры. Наш брат Михаил будет доволен. И еще... смотрю, у тебя жрецов прибавилось? - иронично заметил Неракар.
   - Ты прав. Этой ночью пришлось проводить обряды посвящения для 12 человек. Теперь, бывших курсантов, по крайней мере, внешне, уже невозможно отличить от жрецов. Однако далеко от храма мы их отпускать не будем. Пусть сначала обживутся и освоят ритуалы поклонения Богам, чтобы не опозориться во время праздничных служений. К тому же, людей нужно выучить грамотности. Неграмотных жрецов в Египте не бывает.
   - Хорошо. Наблюдай за обстановкой, собирай информацию, а я пошёл к своей команде. Михаил приказал постоянно находиться рядом с бойцами.
  
   Глава 27
   Город Фивы, столица Нового царства (столица IV нома Верхнего Египта - Уасета).
   Обычный июльский полдень ничем не отличался от подобного времени предыдущих эпох. Всё также текли воды Нила, похожего на бесконечную голубую ленту, обрамлённую зеленью пойменных лесов и квадратных лоскутов возделанных полей, заключённую в тягучую неподвижность жаркого воздуха. Расположенные поодиночке, внушительных размеров, тысячелетние чинары (платаны), растущие по берегам, не тронутые с давних пор по причине принадлежности их к воплощению Богини неба Нут, казалось, грустно опустили свои ветви вниз, пряча запылённые трёхконечные листья от палящих лучей солнца, но возможно, это был лишь мираж, обычный в этих местах...
   Люди же, прикрывшие головы платками, другие - париками из шерсти, несмотря ни на что, занимались повседневными делами. На рынках торговались продукты, а в мастерских ремесленников производились товары для жизни: одежда и обувь, оружие и мебель, корзины и свечи, чашки и кувшины. Хлебопёки пекли хлеб, ювелиры создавали изделия из серебра, меди и слоновой кости, реже - золота, а лекари смешивали порошки из сушёных трав и минералов, назначая пациентам курсы медикаментозной терапии.
   В это время в тронном зале дворца Тутмоса III проходил военный совет.
   Высшие лица государства выстроились полукругом у подножия трона, склонив голову в почтении и ощущая себя абсолютно беспомощно посреди огромного святилища имени правящего фараона. В примыкающем гипостиле, по другую сторону от закрытых дверей, украшенных золотыми инкрустациями, находился отряд отборной стражи, готовый мгновенно среагировать на любой громкий звук из охраняемой комнаты, будь то хлопок в ладоши, либо громкий возглас любого из находящихся внутри людей.
   На уши присутствующих давила гробовая тишина, изредка нарушаемая лишь шипением светильников, сжигающих масла и благовония. Дальние пределы обширного помещения тонули в полумраке и прохладе каменных стен. Несмотря на дневное время суток, солнце уже успело уйти в зенит, и его лучи не проникали в узкие решётки, расположенные под каменным потолком семиметровой высоты. Поэтому, как и в ночные часы, центральная часть зала освещалась факельными чашами, дым от которых, повинуясь законам физики, поднимался вверх и покидал пределы зала, тонкими струйками просачиваясь на улицу.
   В центре полукруга приближённых стоял царский наследник Аменхотеп II. По правую руку от него находился главный визирь Рехмир, по левую руку - верховный жрец Амона-Ра Харес.
   Ближе к краям растянувшейся в ряд группы людей, стояли: казнохранитель и управляющий дворцовыми делами Аниотеп, глава военной палаты Нхеси, командир передовых разведывательных отрядов Пенре, флотоводец Сенхув, а также два "тысячника" боевых колесниц и три "десятитысячника" пешего войска.
   Рабочее место правителя Египта сверкало золотом и драгоценными камнями. Цветная оловянная глазурь выделяла яркими красками лики Божеств, и, в первую очередь, Исиды, с головным убором в виде трона, ибо сам фараон рассматривался как её дитя. Орнамент из крыльев Исиды, защищающих сына Богов от воздействия злых сил, украшал свободные от изображений и надписей внешние углы царского седалища.
   На обступающих трон четырёх гранитных колоннах были выбиты в камне рельефные иероглифы, обозначающие тронное имя фараона "Менхеперр-Ра". Символ победителя: лев с человеческой головой, разрывающий лапами врагов, красовался ниже тронного имени. Сын Бога, владеющий миром, взял вступительное слово.
   - Я вызвал вас сегодня для обсуждения плана действий предстоящего похода в Хеттское царство, пролегающего через портовые города побережья Средиземноморья. Конечно же, эти земли, именуемые Финикией, заселённые в настоящее время всевозможными проходимцами-торгашами, морскими разбойниками и лихими людьми, номинально подчиняются египетскому царству. В крупных городах, с количеством жителей свыше 10 тысяч человек, сидят наши наместники и расположены священные храмы египетских Богов. Но я не уверен в стабильности правления данными территориями. Сомнения растут с каждым днём.
   До меня дошли сведения, что пока мы находимся здесь, в 15 днях пешего пути до устья Нила, наши враги, в Хеттском царстве, собирают воинов для решительной битвы, исподволь готовя "пятую колонну" в подконтрольных Египту городах и банды разбойников - в горах. Наш главный враг, царь города Кадеш, ранее разгромленный в битве при Мегиддо, но ускользнувший от пленения, вновь окреп, при поддержке государства Митанни - главного конкурента Египта в борьбе за контроль над регионом восточного Средиземноморья. Жители Кадеша заново отстроили укреплённые городские стены и готовятся к осаде, запасая дальнобойные луки, тяжёлые стрелы, камни, котлы для разогревания смол, и прочие оборонительные устройства.
   Я не имею возможности далее ждать и гадать, чем всё это кончится. Сегодня мы должны назначить дату выхода египетского войска в поход. Момент очень удобный, ибо к разгару боевых действий в чужеземных краях созреет урожай пшеницы на полях, виноград и фрукты садах, масличные плоды на оливковых деревьях. Наше многотысячное войско голодным не останется.
   Я хотел бы услышать от вас ответы по готовности армии к походу, её обеспеченности, мобильности, а также обоснованные сроки выступления из Фив.
   Поскольку первым в списке был озвучен вопрос о готовности армии, шаг вперёд сделал глава военной палаты Нхеси.
   - Божественный сын Амона-Ра, я наиболее полно владею информацией о подготовке к походу. Сегодня армии из 22 номов Верхнего Египта собраны вместе и стоят лагерем севернее Фив, рядом с развалинами древнего Уасета. В целях боевого слаживания, присутствующие здесь военачальники проводят ежедневные учения в виде комплекса тренировочных мероприятий по обучению отмобилизованных солдат согласованным действиям в составе крупных подразделений. Флотилия кораблей, боевых и обеспечения, находится в полной готовности к походу. Команды гребцов укомплектованы самыми крепкими и выносливыми мужчинами, многие из которых имеют опыт мореплавания. Солдаты из 20 номов Нижнего Египта должны будут присоединиться к основному составу по мере продвижения на Север.
   - Какова численность нашего войска?
   - Пеший состав состоит из основных сил и передовых отрядов разведки. Согласно докладу капитана Пенре количество разведчиков составляет 1300 человек. Ну и, мы ожидаем пополнения, обещанного достопочтенным Харесом, в количестве 500 наёмников-меджаев, - министр обороны покосился на верховного жреца Карнакского храма, тот согласно кивнул головой. - Основные же силы пехоты, при условии выполнения плана призыва в нижних номах, будут составлять 34000 лучников и копейщиков.
   Кроме пеших сил у нас есть боевые колесницы, в количестве двух мобильных армий, по 1000 колесниц в каждой. Есть и флот, о котором может подробнее рассказать наш флотоводец Сенхув.
   - Хорошо, - сказал Тутмос III и кивнул своему помощнику Аниотепу.
   "Хозяин дворца" и казнохранитель шагнул вперёд. Церемониальный глубокий поклон был выполнен перед началом его речи.
   - О великий фараон. Я тот, кто денно и нощно заботится о финансах государства, осуществляя их учёт, сохранность и, с твоего величайшего позволения, расходы. Сообщаю, что каждая военная компания связана с немалыми затратами. Мы обязаны выдать жалование солдатам на два месяца вперёд, чтобы они могли обеспечить доходы своих семей во время вынужденного отсутствия. Только в этом случае не будет причин для недовольства, ибо никто из воинов не будет храбро драться в бою, зная, что семья страдает от голода.
   На сегодняшний день всем бойцам выдано положенное денежное довольствие. Походная казна укомплектована, описана и готова к транспортировке. Благодаря твоим, сын Амона-Ра, военным успехам, основные резервные запасы государства остались нетронутыми. Расходы финансирования предстоящей военной компании осуществляются, в основном, из трофеев предыдущего похода, когда твои корабли, тяжело гружённые и глубоко сидящие в воде, победоносно прибыли в Фивы с грузом серебра, олова, лазурита, драгоценных камней и изделий из золота.
   Вдобавок к этому, внушительные караваны судов, приходящие по Нилу, с ливанским кедром, получаемым в виде дани, позволили значительно увеличить количество кораблей флота, которыми мы сегодня располагаем.
   Приведу ещё один отрадный факт: на средства денежной дани от покорённых народов нами было обеспечено строительство нескольких сотен боевых колесниц в мастерских вольных ремесленников, а также дооснащение армии оружием и щитами. Твои победоносные кампании позволяют процветать нашему государству, - в конце своей речи Аниотеп не удержался от традиционных слов лести.
   На лице фараона не дрогнул ни один мускул, лишь кивок одобрения отразил мысли правителя.
   - Я рад, что главная сокровищница Египта сохранила свои богатства. - Тутмос III сделал паузу и посмотрел в глаза казначея. - Несмотря на то, что слова любого из моих служащих нуждаются в тщательной проверке, в данный момент я тебе верю. Можешь продолжать выполнять свою работу.
   "Хозяин дворца" с облегчением выдохнул и сделал шаг назад.
   - Верховный жрец, - властный взгляд фараона застыл на Харесе, - что нам вещает оракул Амона-Ра?
   - Мой божественный покровитель... - жрец вошёл в своё амплуа незаурядного актёра, изогнув тощее тело в изображении поклона, - над твоей судьбой горит счастливая звезда. Оракул, 40 лет назад объявивший тебя сыном Амона-Ра, и сегодня продолжает настаивать на том, что все твои начинания будут заканчиваться успехом. Но, следует учитывать, что успех не приходит сам собой. Если ничего не предпринимать, то звезда счастья может и погаснуть. Я счастлив, наблюдая, как ты работаешь не покладая рук, создавая все условия для процветания страны. Все твои начинания имеют под собой прочную основу и поручены ответственным исполнителям. Очередное же пророчество оракула мы услышим через пять дней. Программа праздника Опет уже полностью подготовлена, и мы ждём тебя в качестве главного гостя в великом Карнакском храме, имени твоего Бога-отца.
   Жрец склонил голову и замолчал.
   - Я буду участником торжества, - медленно произнёс фараон. - Теперь слово тебе, флотоводец Сенхув.
   В яркий круг света перед троном вышел пожилой мужчина в длинном каплевидном парике с десятками косичек, опускающихся на плечи, переливающимся фаянсовым бисером жёлтого цвета, вплетённым в волосы. Его белый нарамник, покрытый сверху полупрозрачной накидкой из невесомой ткани, был опоясан узорчатым поясом-лентой, а на ногах красовались сандалии из кожи крокодила, украшенные мелкими серебряными вставками. Как и у всех присутствующих, лицо флотоводца было тщательно выбрито, ибо строгие законы Египта гласили: право ношения бороды принадлежит лишь фараону. Борода фараона считалась символом владения землей, а хозяином земли в Древнем Египте был только фараон: ввиду этого обстоятельства, особо непонятливым гражданам нестриженые бороды отрубали вместе с головами.
   - Я рад сообщить, что египетский флот готов к выполнению любых задач. Сорок восемь кораблей ожидают приказа, пришвартованные к берегам реки в районе Фив. Ещё тридцать пять - находятся ниже по течению, в готовности присоединиться к флоту. В этом походе, кроме традиционных, однорядных боевых судов, с 12 парами вёсел, в нашем распоряжении появились двухрядные корабли морского класса усиленной конструкции, с прочным килевым брусом, выходящим за пределы корпуса и увенчанным бронзовым тараном для сокрушения бортов пиратских кораблей финикийцев. Для прикрытия гребцов от стрел, на кораблях установлены защитные фальшборты. Новые типы кораблей, конечно, требуют особой выучки гребцов и их согласованности, но мы с этой задачей справились, слава Амону!
   - Слава Амону! - вторил фараон. - Теперь поговорим по срокам выдвижения. Слушаю ваши мнения.
   Вперёд вышел один из десятитысячников. На мужественном лице, украшенном шрамом наискосок, от лба до скулы, повредившим дугу брови, читалась спокойная уверенность.
   - Великий фараон, моё имя Аменемхеб, ты его знаешь, так как я участвовал во всех битвах последних лет и сопровождал тебя во всех кампаниях. Заботясь о воинах Египта, я прошу переждать летнюю жару, делающую ежесуточные 40-километровые переходы войска абсолютно невыносимыми. Во время марша гибнут не только люди, но и крепкие животные. В прошлом походе до места битвы не дошли 129 человек и 57 верблюдов, перегруженных сверх всякой меры военным имуществом и съестными припасами. О потерях лошадей, в составе армий колесниц, я не ведаю, но и они, также, должны быть существенными, ведь лошади менее выносливы, чем верблюды. Моё мнение - подождать до первых дней осени.
   - Я услышал тебя, мой верный слуга.
   К трону вновь выдвинулся жрец Харес.
   Информация о гибели солдат на марше его, по-видимому, не так сильно волновала, как вопрос о задержке прибытия будущих трофеев и подношений храму, компенсирующих затраты на наём нубийских меджаев, которых, к тому же, пришлось бы поставить на полное довольствие на время вынужденной отсрочки выхода войска.
   - Мой государь, если твоя информация верна и враги собирают великую орду, то каждый день промедления уменьшает свет звезды твоей удачи. Потери солдат в бою с превосходящим противником могут оказаться несоизмеримо выше потерь во время пешего похода. Я настоятельно рекомендую выступать немедленно, сразу после окончания празднования Опет, для чего сократить его длительность с одиннадцати дней до семи. Учти, чем больше задержка, тем больше солдат успеют собрать под свои знамёна наши недруги.
   Десятитысячник Аменемхеб с презрением и ненавистью глянул в профиль жреца, стоящего перед правителем Египта.
   "Похоже на то, что армия врагов уже полностью укомплектована и поджидает наших усталых воинов, поскольку информация об их "бесчисленном количестве" успела дойти до фараона, - подумал он. - Месяцем раньше, месяцем позже... Если иметь целью просто дойти до места сражения, то толку от самой схватки не будет. Важнее в этом деле: чтобы дойти без кровавых мозолей и язв на избитых ногах... без физического истощения от пеших маршей... без рвоты и поноса от некачественной еды. Ведь нас ждут сытые и полные сил воины... словно роющие землю копытами жеребцы, стоящие на защите своих кобылиц", - сравнение с лошадьми возникло само собой: весь опыт прошлых лет подсказывал бывалому воину тактику действий.
   Однако озвучить свои мысли вслух он не решился. Кто он такой? Простой солдат, волей судьбы попавший в нужный момент в нужное место, однажды спасший фараона на слоновьей охоте от разъярённого самца, отрубив тому хобот. Проявивший мужество в схватках с врагами. Но, против слова верховного жреца храма Амона-Ра, увы, его мнение ничтожно...
   Тем временем, Тутмос III поднял левую руку, сжимающую полосатый, сине-золотой скипетр-уас, призывая к вниманию.
   - Жрец Харес прав: время не ждёт. Приказываю начать пеший поход на следующий день после окончания празднования Опет. Однако корабли обеспечения должны отплыть раньше намеченного срока, чтобы успеть загрузиться продуктами питания и резервными военными материалами со складов нижних номов. На этих кораблях также необходимо отправить инспекторов и стражников для выполнения контроля над планом мобилизации и вооружением солдат.
   Взгляд фараона зафиксировался на наследнике престола.
   - Мой сын, Аменхотеп II, обращаюсь к тебе: в этот поход ты идёшь с нами. Готовь всё, что тебе необходимо для жизни: оружие, амуницию, личную охрану. Лишь только женщин своих оставь здесь: они не вынесут тягот переходов... даже с учётом плавания на корабле. Нам предстоит преодолеть 700 километров до укреплений Пелузия, таможенного пункта, называемого "восточным ключом Египта", расположенного в рукаве дельты Нила. Лишь сильные духом могут одолеть это расстояние, чтобы затем перейти на чужие земли и победить врагов Египта. На этом, объявляю совещание закрытым.
  
   Глава 28
   Москва.
   Абсолютная тишина и покой воскресного утра расслабляли, оттягивая момент покидания тёплой постели, но... стойкое давление в мочевом пузыре всё-таки сделало своё дело.
   Миша, отоспавшись всласть в своих московских апартаментах, нехотя встал и, после посещения санузла, включил телевизор. Не обнаружив среди мировых новостей ничего интересного, он надел куртку и зимнюю обувь. Глубоко выдохнув, он сосредоточился и, "поймав картинку", перенёс себя в помещение гаража на далёком Урале.
   "Вот так, просто и буднично, происходят самые невероятные вещи. Как же я быстро привык к чудесам", - констатировал его разум.
   Китайская лапша "Биг-Бон" находилась в больших коробках в углу помещения. Позавтракав этой питательной смесью, он открыл ворота и попытался выбраться на улицу. Но не тут-то было... Снег, валивший, по-видимому, два прошедших дня, создал десятисантиметровую полосу препятствий с внешней стороны.
   Приложив определённые усилия, Миша всё-таки вырвался из плена, направившись прямиком в будку охранника. Его появление вызвало немалое удивление на лице сторожа.
   - Ты откуда взялся? - вопросительно поднял брови Егор Павлович. - Мы тебя уже потеряли. Полина Антоновна только вчера спрашивала. Я ей сказал, что ты уехал с автобусом и с этими черномазыми "абзерами"... Когда успел вернуться?
   - Спать нужно меньше. Собаки видели мой приход.
   Сторож недоверчиво посмотрел на хитрого арендатора.
   - Чем больше с тобой общаюсь, тем больше вопросов...
   - А ты меньше думай - сразу денег в кармане прибавится. Вот тебе материальная помощь, - Миша вынул на свет зелёную тысячную бумажку и засунул её под вахтенный журнал. - Нехай щастить... по-украински - "Пусть везёт!". Моя мама из Житомира, поэтому я немного владею "украинською мовою"... А чего снег-то не расчистили? Я должен выехать, но не знаю как.
   - Так ведь валит, проклятый, и валит... Нету уже никаких сил, - лицо Палыча приняло страдальческое выражение.
   - Ладно, убедил. Давай телефон.
   Сторож махнул рукой на мобильник, лежащий на тумбочке. Одиннадцать цифр... соединение.
   - Здорово, Олег! - бодро сообщил в трубку Миша. - Чего у тебя там с людями?
   Его собеседник являлся бригадиром разнорабочих, проживающих компактно и бессрочно в ближайшем из "центров реабилитации" от секты, мысленно именуемой Мишей не иначе, как "Новый Привет" и находящихся в статусе "бывших наркоманов". Порой, Миша констатировал тот факт, что "дурь выбивается только дурью", и никак не иначе. Фраза известна с давних времён, поскольку символизирует главный принцип гомеопатии, звуча на латинском: "Similia similibus curantur" ("Подобное излечивается подобным").
   Но, в качестве работников, бывшие наркоманы были незаменимы. Являясь очень неприхотливыми, они копали "от звонка и до забора", разгружали фуры без перекуров и анекдотов, мерно вышагивая с мешками на плечах, с видом безразличия ко всему окружающему.
   - Мне нужно пару человек, снег разгрести на базе. В десяти минутах от вашего центра. В любое время. Хорошо, подтверждаю 400 рублей в час. Оставлю у сторожа, он покажет фронт работ. Возьмите скребок. Если погнётся, то оплачу его стоимость. Спасибо.
   - Ну вот, Палыч, я решил твои проблемы. Можешь пользовать адептов "Нового Привета" по прямому назначению. Вера верой, но установленный "отцами" организации план по зарабатыванию денег никто не отменял. Ручейки должны стекаться в кассу, создавая комфортные условия для безбедной жизни сектантского руководства. Пусть теперь всю базу разгребают, во имя святой цели, а ты скажешь Саркисяну, что это твоя заслуга, камер наблюдения ведь нет. И не забудь пожаловаться на радикулит и необходимость приобретения вьетнамской мази "Cobratoxan", сделанной из яда кобры, для снятия боли в спине. А если не даст денег, то пусть не обижается после следующего снегопада... Как ты его назвал? Вспомнил: "жидяра"... - хлёсткое погоняло.
   Миша распинал снег у ворот гаража и, открыв-таки ворота, выехал с базы.
  
   Своего друга Вову Миша решил взять "тёпленьким", в собственной квартире.
   Владимир Конашевич был тренером по боксу, подрабатывая в спортзале комплекса "Династия". Не лишённый честолюбия и известной доли хвастовства, этот кадр собрал в свою группу невероятное количество желающих научиться мастерству от настоящего боксёра. Тридцать человек беспрекословно бегали, отжимались и участвовали в спаррингах, принося Вове не только зарплату, но и, в знак признательности его таланта, продукты питания: салаты, буженину, свежие фрукты... и заказы на установку бытовой техники - его основного бизнеса.
   Нужно сказать, что Конашевич был знатный боец. В годы молодости он умудрился потренироваться и поездить по союзным соревнованиям со всеми корифеями краевого бокса: Дылдиным (Палычем), Геной Сыкулиным, Геной Ильиным, Юрой Подшиваловым. Он и сейчас поддерживал физическую форму, общаясь с функционерами от бокса - президентами федерации (бывшим и нынешним), главным тренером края... многих из которых знал по прежним временам.
   Резкий, как мангуст, хитрый, как лиса, Вова впитал в себя невероятный запас не только умений собственно бокса, но и вольной борьбы, рукопашного боя, приёмов уличных драк, а самое главное - он знал логику боя: какие решения и в какой момент нужно принимать в критических ситуациях.
   ..."Во время кулачных разборок, первым делом нужно вычислить, кто из нападающих является главарём, а кто шестёркой, - учил он. - Мочить с ходу нужно главаря. Остальные обделаются от страха и сольются в итоге. Я в армии прошёл эту школу, будучи ещё "духом", вдоволь потренировавшись на старослужащих с Кавказа. Валишь в поединке, один на один, самого сильного "хачика", на чём, собственно, все их поползновения и заканчиваются, переходя в дань глубокого уважения".
   ..."Лучший приём в уличной драке: имитация верхней "двоечки", с мгновенным падением в ноги противника... на одно колено, с захватом руками низа штанин, толчком головой в живот и последующим опрокидыванием того на спину. Но здесь важна быстрота реакции: боковой уход из зоны действия его ног, плюсом - восемь ударов в секунду, по "вывеске"... желательно, первый удар нанести ещё в полёте тела... пока он не успел тебя захватить в "треугольник". Если вырубишь чепушилу в течение трёх секунд, то ты победил. Этот вариант подходит для крупных противников".
   ..."Если же вы находитесь в одной весовой категории, то можно применить "огнетушитель", только не желательно ломать человеку шейные позвонки... лучше валить набок. После реализации "огнетушителя", твой неудачливый партнёр начинает беспомощно шипеть, словно пустой самовар".
   Бесценный жизненный опыт 47-летнего профессионального бойца, несколько лет проработавшего в бригаде по взысканию (вышибанию) долгов (мозгов), Миша решил передать своим египетским подопечным.
   Своего приятеля он вызвонил на подъезде к его дому. Вовин, невзрачного цвета "Лада-Ларгус", был припаркован на своём обычном месте, рядом с будкой стоянщика, что подразумевало отсутствие у хозяина срочных дел в это воскресное утро.
   Напросившись на чай, Миша не стал тянуть резину и провёл успешные десятиминутные переговоры по вопросу "выездных тренировок" за неприлично щедрое вознаграждение. Незамедлительно после заключения контракта, всем Вовиным клиентам-ученикам были разосланы электронные сообщения о предстоящем "больничном на неделю". Авансовый платёж, в размере половины, был выдан недоверчивому тренеру в знак серьёзности намерений.
  
   Рассвет следующего дня Миша встретил за рулём "Форда", рассекающего своим "двадцатым" радиусом заснеженную трассу, ведущую в сторону отдалённого райцентра. На переднем пассажирском сиденье, с видом барина, расположился именитый боксёр, потягивая из пластикового стаканчика натуральный кофе, приобретённый за хозяйский счёт на АЗС "Лукойл".
   "Владимирский централ, ветер северный...", - лилась из динамиков классика шансона. За окном мелькали столбы, мосты и километры, с каждой минутой приближая автомобиль к Ткачёвской базе.
   "Спортивный инвентарь уже должен находиться на месте, ввиду его наличия на момент оплаты товара, - размышлял Миша, нажимая на газ. - Доставку обещали осуществить бесплатно, на следующий день. Контакты Ткача и его завхоза я оставил, поэтому Вове сегодня придётся заняться не тренировками, а общим руководством обустройством зала. Народу там... туева хуча: они махом подвесят груши под потолок, присобачат шведские стенки и раскидают маты. Строительный инструмент для этого есть, желание тоже".
   Под разговоры и музыку пролетели 320 км трассы, два крупных города и вековая тайга на последнем участке дороги. Гостиница "Для Вас", материализовавшаяся по правую руку, вместе с примыкающей лесопилкой, ознаменовали прибытие к месту локального проживания десятки Хапты. Не доезжая до здания местной ГИБДД, автомобиль съехал с главной дороги, и вот она, база Ткача: "светит" ярко-синим профнастилом складского здания с возвышающимся по-соседству силуэтом водонапорной башни, в ближайшей перспективе - "Седьмого неба" таёжной глубинки.
   "Ну да... Если будут инвестиции, то будет и "Седьмое небо", - отметил про себя Миша. - В мировой практике имеются тысячи примеров. Всё-таки, мой приятель Паша обладает светлым умом".
  
   Въехав в открытые ворота, по-хозяйски махнув охраннику рукой, Миша осмотрелся. Его взгляд обнаружил трёх подопечных, усердно разбирающих старую подстанцию на кирпичи, отбивающих с боков засохший раствор и укладывающих их на поддоны, но Хапты в пределах видимости не было.
   Остальных бойцов Миша обнаружил в подвале. Десятник стоял посредине, с видом прораба наблюдая за ремонтом стен. Ещё пять человек трудились, замазывая трещины алебастром, а оставшийся, шестой боец, по имени Фар, с валиком в руках, закатывал поверхности водоэмульсионной краской. Грубый бетонный пол в помещении был тщательно выровнен цементно-песчаной стяжкой, от которой пахло свежей сыростью. "Видимо только вчера заливку сделали. Молодцы, время зря не теряют".
   Хапта, заметив краем глаза движение на периферии, повернул свою голову в сторону Миши.
   - Стройся, - внезапно крикнул он.
   Ну, что тут скажешь... Спустя несколько секунд шестёрка бойцов вытянулась в струнку по левую руку от десятника.
   - Равняйсь! Смирно! Личный состав построен, ждём указаний, - кратко доложил он прибывшему Избраннику.
   Стоящий рядом с Мишей именитый боксёр лишь уважительно кивнул, решив молча понаблюдать за дальнейшим развитием событий.
   - Здравствуйте бойцы! - Миша поприветствовал строй.
   - Здравия желаем! - ответил хор из семи голосов.
   Торжественность момента нарушило появление кота. Дремавшее на общих нарах животное, забравшееся между двумя заправленными "впритык" одеялами и положившее усатую морду на одно из них, проснулось от повышенного шума и решило выйти "в люди" для обнюхивания новых персонажей, так неожиданно появившихся в его личном пространстве. Рыжий нарушитель Устава, с белоснежными кончиками лапок, задравши распушённый хвост, неспешно приблизился к Мише и, вытянув шею, готовый в любую секунду дать дёру, осторожно втянул в себя аромат незнакомца. Затем ситуация повторилась в отношении Вовы.
   - Откуда кот в казарме?
   - Это священное животное... оно само нас нашло... - как-то неуверенно начал Хапта. - Когда он здесь появился, мы подумали, что такова воля Богов, ведь коты являются воплощением прекрасной Бастет, приносящей удачу. Разреши Избранник... пусть он будет нашим талисманом! - вдруг эмоционально выпалил десятник, очевидно выражая общее мнение.
   Бойцы преданно вперили свои взоры в глаза Михаила.
   - Ну, раз воля Богов... то пусть живёт.
   А теперь, перехожу к повестке дня: знакомьтесь - это Владимир, ваш тренер по рукопашному бою. В течение четырёх дней он будет проводить занятия, после чего устроим экзамены, кто и чему научился. Можете называть его уважительно "сэнсэй", что означает учитель.
   Сейчас мы уезжаем по делам; даю два часа, чтобы закончить ремонт и очистить пространство для тренировок. А что это за гора навалена возле ворот? - Миша уставился на пирамиду из белых полипропиленовых мешков, набитых неизвестно чем, занявшую весь угол рядом с уличным выходом.
   - Это мусор, - заявил командир десятки. - Мы сутки очищали подвал от всякого хлама, битых стёкол, камней и обрезков арматуры. Самые негабаритные куски вынесли на улицу. Сейчас ждём машину для погрузки.
   - Понял. Давайте вернёмся к нашим планам. Приказываю найти завхоза, если его нет, то созвониться с хозяином базы... нам сегодня будут нужны электроинструменты, для бурения стен, и анкера. Будем развешивать по казарме спортивные снаряды. Вы уже пообедали?
   - Да.
   - Вот и замечательно. Команда разойтись.
   - Вольно! Разойтись! - отрывисто и чётко продублировал Хапта.
  
   Четыре дня на окраине цивилизованного мира пролетели как один.
   Поселившись с боксёром Вовой вдвоём, в "люксе" гостиницы, расположенной в самом центре городка, обсудив с ним подробный план действий, Миша выдал ключи от "Эксплорера".
   - А теперь попрошу на выход: ученики, наверное, уже ждут не дождутся великого "сэнсэя", - Миша добродушно улыбнулся, глядя на Вову. - Если будут гаишники приставать, то сразу звони Ткачу, - он написал на листочке номер телефона. - Паша разрулит. Я же, сейчас ложусь спать: затрахала эта бесконечная трасса, весь организм растрясло, особенно его нижнюю часть.
   Бодро крутанув брелок на указательном пальце, выдав многозначительное "Ага", боксёр исчез из поля зрения.
  
   "Иескиль, мне нужно, чтобы ты перенёс знания по "рукопашке", вольной борьбе, боксу, уличным дракам... логике боя... нестандартным приёмам... все специализированные навыки Вовы, в головы воинов. Чтобы они смогли отточить полученные умения в присутствии автора, получить уверенность в своих силах, и далее, тренироваться самостоятельно, под руководством десятника", - обращение к инопланетному разуму было кратким и без лишних прелюдий.
   Миша давно понял, что находится в ежесекундном контакте со священным "Взглядом", избавиться от которого нет никакой возможности.
   "Да, собственно, этого и не нужно. Данный контакт ничуть не стесняет меня, ведь я живу правильно, по совести. Бог - он на то и Бог, чтобы читать твои мысли, накапливая в личном досье заработанные бонусы: как положительные, так и отрицательные, счёт на оплату которых будет предъявлен в конце жизни".
   Ответ был получен незамедлительно: "Да. Вся информация с матрицы тренера мною считана и, как только мы окажемся вблизи бойцов, я сделаю то, что ты просишь".
   "Спасибо".
   Сладкий сон на мягкой белоснежной постели, в тишине уютного двухэтажного здания, стоящего в глубине двора, стал наградой за труд в этот утомительный день.
   Кипучая энергия Вовы дала свои результаты. Вернувшись поздно вечером, голодным, но очень довольным, тот сообщил, что "всё готово к тренировкам" и что эти ребята - "потрясающие чуваки". Перекусив бутербродами, они завалились спать.
  
   Первая тренировка началась с построения.
   Все десять бойцов, выстроенные в шеренгу по росту, с десятником Хаптой во главе, одетые в китайские спортивные костюмы и такие же дешёвые кроссовки, жадно слушали наставления "сэнсэя". Стоящий поодаль Миша лишь понял, что его будущих охранников ждёт нелёгкая жизнь: ушибы, синяки и жёсткие перевёртыши. Благо, что бойцовские маты уже были выложены и закреплены на большей части пола.
   В дальней части помещения болтались на цепях инновационные боксёрские мешки и груши: "sparring bag" и "sparring pear", ярко-красного цвета... как артериальная кровь... предназначенные для отработки ударов в верхний уровень и апперкота. Боксёрские перчатки кучно лежали на полу, ожидая своих пользователей.
   "Пожалуй, я не буду смотреть на этот мордобой и броски-огнетушители, - принял решение Миша. - Иескиль, ты успел загрузить информацию бойцам?".
   "Да".
   Он развернулся и двинулся к машине: "Пока идёт тренировка, я успею сгонять кое-куда".
  
   Местный автосервис встретил Мишу слегка приоткрытыми воротами и стоящими рядом с ними потрёпанными иномарками. В момент его появления одинокий слесарь пытался приладить к блоку цилиндров компрессометр, наполовину скрывшись под открытым капотом.
   - Есть тут кто? - требовательно дал знать о себе новый посетитель.
   - Чо? - кожа на лице автослесаря "светила" розовым оттенком, а небритая щетина значительно добавляла ему колорита.
   "Хорошо погулял вчера парнишка. Впрочем, здесь не Москва, и другие развлечения, окромя попойки, попросту недоступны. Правда, есть ещё один вариант времяпровождения - сидеть перед "зомбоящиком", но он больше подходит старшему поколению", - пронеслись мимолётные размышления.
   - Где начальство?
   Вместо ответа работяга неопределённо махнул рукой в сторону ворот и скрылся обратно под капотом.
   "Чтоб тебя оса за жопу укусила", - язвительно подумал Миша.
   Внутри двухместного гаражного бокса, уставленного стеллажами с грудой разнокалиберных запчастей и инструментов, обнаружилась ещё одна, обитая утеплителем дверь, за которой, опёршись локтями на обшарпаный письменный стол, сидел мужчина среднего возраста. Молодая сотрудница, одетая в светлые обтягивающие джинсы и модную меховую безрукавку, расположившись на кожаном диване, закинув ногу на ногу, ему что-то задорно рассказывала. Локоны светлых волос кокетливо выглядывали из-под бежевой вязаной шапочки с помпоном и аппликацией из жемчуга, в виде хвостатой кометы, спускаясь завитушками на худенькие плечи. Личико девушки сияло свежестью и здоровым румянцем.
   Миша хмыкнул: "Прямо-таки картина И. Е. Репина, под названием "Сладкая парочка". ОН работает за столом, ОНА - на диване".
   Судя по юному возрасту дамы и потёртости дивана, сей предмет мебели являлся "переходящим красным знаменем" данного сервиса. Год-два... и ротация кадров усадит на его пружинящее сиденье очередную шалунью, скрашивающую своим присутствием трудовые будни суровых уральских автослесарей.
   Разговор в подсобке умолк на полуслове. Начальник глянул на Михаила оценивающим взглядом, молодая же сотрудница - весьма недружелюбно, типа "хрен ли ты здесь забыл?".
   - Здравствуйте! Мне нужна платная консультация.
   Четыре глаза уставились на Мишу, как на диковинного зверя. Начальник почесал подбородок и посмотрел на даму, та промолчала.
   - Ну, как говорится, за Ваши деньги... - неопределённо протянул он, после чего, вдруг, его лицо продемонстрировало живой интерес к этой теме.
   Да уж... Взгляд человека, как нельзя лучше отражает его внутреннее эмоциональное состояние. По выражению глаз собеседника Миша понял, что в обмен на шуршащую наличность в этом помещении готовы устроить любое шоу, включая стриптиз на столе. И не только женский...
   "Там проститутки из Москвы вам спляшут танго без штанов..." - выскочили из памяти строки от Михаила Круга.
   - Да Вы присядьте, - мужчина кивнул на одинокий стул. - Слушаю.
   - Мне нужен уазик-буханка без документов. Ваши комиссионные - 20 % сверх продажной цены. Но, чтобы в исправном состоянии. Могу купить прямо сейчас: ну и, на этом всё. Вы спрочите: "Зачем"? А кому какая разница? Ведь нам, в дальнейшем, не детей крестить. Как говорится: вы меня "видом не видывали, слыхом не слыхивали". Да и я, уже почти забыл, что разговаривал с вами, даже знакомиться нет никакого желания. Устраивает расклад?
   Тишина...
   Миша неторопливо достал из внутреннего кармана ворох пятитысячных купюр и, зажав веером в руке, протянул начальнику.
   - Выбирай любую - это несгораемый аванс. Чтобы извилины быстрее шевелились, - он мельком посмотрел на девушку.
   Да уж... Какие разительные перемены произошли с ней в течение ничтожно короткого времени. Взгляд молодой прелестницы уже не сверкал негодованием по поводу прерванной беседы: алчная заинтересованность прямо-таки вылезла напоказ, пользуясь детской непосредственностью юного существа. Вальяжная поза, с перекрещенными ногами, внезапно трансформировалась в вид прилежной ученицы, с прямой спиной и гордой осанкой, напоминая голодную кошку, наблюдающей за вскрытием пачки любимого корма.
   Преображение "не Святой Девы" отметили и за начальственным столом. Хозяин сервиса хмуро посмотрел в сторону дивана, после чего произнёс самым официальнейшим тоном:
   - Екатерина Евгеньевна, у меня важное совещание, прошу заняться списанием ГСМ. Чтобы к обеду бумаги были готовы.
   "Евгеньевна" едва не фыркнула от такой наглости своего... непонятно кого, ну, типа "френда".
   "Определённо, служебный романчик имеет место... - подумал Миша. - А ведь уже вечером под окнами её дома будет застенчиво топтаться молодой кавалер из соседнего двора, либо бывший одноклассник, со своей искренней любовью, возвышенными чувствами и заученными стихами Юрия Визбора, - подумал Миша.
  
   И ветер там вершит круженье занавески,
   Там от движенья нот чуть звякает хрусталь.
   Там девочка моя, еще ничья невеста,
   Играет, чтоб весну сопровождал рояль. ("Апрельская прогулка")
  
   Эти строки просто ласкают душу", - в голове возник образ скромного юноши из небогатой семьи, но с чистыми помыслами.
   Размышления продолжились.
   "Да уж... Симпатичные девочки нашего времени значительно отличаются от собственных мам и бабушек. Любовь любовью, но больше всего на свете они любят деньги.
   "Лучшие друзья девушек - это бриллианты", - это ж надо было так перевернуть всё с ног на голову! Увы... Современная массовая культура выметает из сознания молодёжи остатки былой нравственности. Выметает подчистую. И, в первую очередь, у девочек, ибо парни...
   ...А что парни? Какими были испокон веков, такими и остались: половина - кобели, половина - романтики".
   Дверь попыталась хлопнуть вслед уходящей сотруднице, но толстый слой утеплителя свёл старания обиженной дамочки на нет. Хозяин злобно зыркнул ей вдогонку, после переключив внимание на Мишу. Рука, было дернувшаяся в сторону денежного веера, легла обратно на стол.
   "Ну да, сразу брать деньги - это невежливо. Но и выйти отсюда, оставшись "при своих", он мне не позволит. Ситуация называется "деловой этикет". Сейчас он мне что-нибудь расскажет", - не успел Миша об этом подумать, как начальник запел соловьём про различные варианты и способы реализации сделки. В конце своего монолога, мужчина вдруг призадумался и радостно махнул рукой:
   - Вспомнил! На "Сталинском" есть буханка, практически ничейная, поскольку хозяин умер, а сын так и не удосужился на себя переоформить: там налогов накапало - мама не горюй. Отдавать за бесценок тоже не хочет. Вот и простаивает машина, по 10 месяцев в году, занимая пространство между сараем и собачьей будкой, выезжая лишь летом по грибы. Да и то, недавно, посреди леса попала в ДТП: жопой на пень наехала. Сейчас сгоняем, тут ехать пять минут.
   Мужчина резко встал из-за стола и приглашающе махнул рукой Мише.
   "Сталинским" местные жители называли северный микрорайон городка, состоящий из домов частного сектора, с протекающей через него кристально-чистой речкой, в заводях которой мелькали стайки мелких хариусов, а вода леденила конечности даже в летнюю жару.
   Крайний дом на средней улице... сарай через дорогу от него... Злобный пёс с длинной шерстью, свалявшейся в колтуны, встретил пришельцев громким лаем. Хозяин, вышедший из дома, оказался безработным, живущим на пенсию матери, да и за счёт подсобного хозяйства. Щедрое предложение, в обмен на его рухлядь, с перевязанными, с помощью бельевой верёвки, ручками задних дверей, чтобы не распахивались на ухабах, было воспринято благосклонно.
   - Я уже давно хотел продать этот прекрасный автомобиль, ухоженный и модернизированный моим отцом. Лишь приличных покупателей найти не мог, вокруг одни барыги... - будто оправдываясь, сообщил молодой хозяин. - Увы, содержать машину мне не по карману: работы в этом городе нет, денег тоже.
   Проверка технического состояния заняла 15 минут после выноса аккумулятора из дома. Действительно, автомобиль завёлся быстро и даже не чихал клубами дыма. Попытка тронуться с места также увенчалась успехом: два ведущих моста на пониженной передаче плавно раскачали машину и перевалили её через снежный завал, прямиком на дорогу.
   - Хорошо, я беру этот автомобиль, - Миша отсчитал 250 тысяч рублей и вручил продавцу. Тот долго их пересчитывал и рассматривал, после чего его взгляд переместился на хозяина автосервиса, в глазах читался немой вопрос.
   - Забирай деньги, здесь всё без обмана. Другого случая не будет, - успокоил бизнесмен. - Иначе твоё корыто через пару лет сгниёт под забором.
   Мужик сунул "лавандос" в обширный карман телогрейки и застыл в нерешительности.
   "Расходы-расходы... Куда без них? Отмели лавешки у комерса Олежки..." - в Мишиной голове сформировалась рифма на заданную тему.
   - Можешь идти, - обратился он к уже бывшему хозяину автомобиля. - Только недалеко. Попрощаюсь с коллегой и продолжим общение. У меня будет ещё один маленький вопрос, - тон его голоса напоминал скорее приказ, чем просьбу.
   Мужик послушно развернулся и пошёл к дому.
   - Ну что ж, партнёр, я рад сообщить, что Вы честно заработали свои 50 тысяч, - Миша выдал из кармана десять красных бумажек. - В Ваших услугах я больше не нуждаюсь. Пока.
   "Криворукий" Паджерик хозяина автосервиса взревел пробитым глушителем и умчался прочь.
   - Что я хотел спросить, - Миша, закурив сигарету, остановился у крыльца дома, разглядывая резные наличники, ярко-раскрашенные масляными красками, - не осталось ли после отца какого-нибудь охотничьего ружья? Поскольку есть деньги, то почему бы и не поискать чего-нибудь для развлечения?
   Гамма чувств отобразилась на лице местного жителя. Беспомощно поглазев по сторонам, он неуверенно сообщил:
   - Ружья нет, но есть ракетница, образца 1930 года, воронёная, в отличном состоянии и в родной кобуре. Плюс 34 "сигнала", в придачу.
   - Что хочешь?
   - Ну... - собеседник замялся. - Как все... Я в интернете пробивал цену: 30 тысяч, - выпалил он. - Убойная сила у неё... - с десяти метров медведя набок кладёт, плюс шкуру до рёбер прожигает.
   "Иескиль, клиент не врёт?".
   "Насчёт "кладёт" - неправда: убежал от них медведь. Тушку, весом под 300 кг, стоящую на четырёх лапах, трудно положить "набок". А шкуру выстрел точно прожёг, и ребро сломал. Бедолагу добили лишь через день".
   "Скачай у него воспоминания, как правильно стрелять из этой штуковины".
   "Хорошо".
   - Я согласен на покупку, неси изделие.
   Спустя пять минут ожидания, хозяин дома появился с серой тряпкой в руках. Опустив её ниже пояса, мужик размотал ветошь и достал из кобуры увесистый "агрегат".
   - Смотри: это ракетница, СПДшка, калибр 26,5 мм. Боёк на месте, шептало не изношено, плоская пружина, по типу "нагановской", в прекрасном состоянии. Рукоятка облицована буком, с продольными надрезами, для лучшего сцепления с рукой. Ещё сто лет прослужит. И ракеты всегда можно купить - это не есть дефицит.
   - А чего она такая тяжёлая?
   - 1,1 кг - это сделано специально, чтобы твою руку отдачей не сплющило в котлету. Ты ещё не знаешь, какая у неё отдача: ничуть не меньше убойной силы. Не ракетница, а мортира. С пяти метров промахнуться сложно, а если уже попал в человека, то считай, что тому парню крупно не повезло: может копыта откинуть, если не от раны, то травматического шока точно.
   - Убедил. Держи "тридцатку". Удачи!
   Проехав через заправку, Миша загнал своё новое приобретение в подвал "Ткачёвской" базы. Звонок "отцу Павлунтию":
   - Паша, найди мне спеца по УАЗикам. Я купил для разъездов одно ведро с болтами, его нужно как следует обслужить и протестировать. Любые деньги, слышишь, ЛЮ-БЫ-Е... лишь бы качественно. И непременно завтра. Да... пусть установит там какую-нибудь музыку, я не люблю ездить в тишине.
   - ОК, - быстро ответил Ткач. - Такому уважаемому человеку я не могу отказать. Ты ведь не будешь против, если вызову мастера из соседнего города? В нашей деревне живут одни "самоделкины", у которых руки не той конфигурации. Заодно и у меня посмотрит подвеску.
   "Интересно, что общего у "буханки" с внедорожником "Volvo XC90"? - удивился Миша. - Впрочем, не мои проблемы".
   - Вызывай.
  
   Глава 29
   Москва.
   Середина зимнего рабочего дня, из-за низкой облачности и плохой освещённости была похожа на сумерки. Пройдёт еще несколько часов, и даже этот, тусклый свет, пробивающийся сверху, померкнет, сменившись на яркие огни реклам и декоративную подсветку зданий. Но это будет потом.
   Пока же, суетливая толпа, состоящая наполовину из иностранных туристов и наполовину из российских граждан, сновала взад-вперёд по расчищенной от снега Никольской улице: начиная свой путь от Лубянки, заканчивая ГУМом и Красной площадью. Не обращающие внимание на погоду люди, держа смартфоны наперевес, порой останавливались и, изображая на лице счастливую улыбку, делали селфи на фоне ухоженной пешеходной зоны и фасадов исторических зданий.
   В элитном ресторане на Никольской, расположенном в старинном особняке, было по-домашнему уютно и тихо. Гомон уличной публики, беспрерывной рекой текущей вдоль парадного входа, украшенного лепниной и скульптурными композициями, не был слышен в зале второго этажа, среди колонн из розового мрамора и арочных перекрытий.
   В высоком мягком кресле, цвета "кофе с молоком", расположился Саид Хамиевич. Блеск огромных хрустальных люстр, хрустальных настольных светильников, хрустальных фужеров... привлекающий внимание и заполняющий окружающее пространство искристыми переливами отточенных граней, казалось, нисколько не волновал его сознание. Взгляд бизнесмена был прикован к нескольким листкам бумаги с отпечатанной на них информацией.
   По мере чтения лицо Саида постепенно мрачнело, однако его собеседник, одетый в безупречный костюм "от Бриони", в кресле напротив, казалось, не замечал этого. Он с аппетитом уплетал антрекот в соусе из красного вина, стоимостью 5700 рублей за порцию.
   Вот официант принёс десертный карамельный мильфей с чашечкой индонезийского кофе "Kopi Luwak". Застыл в ожидании дальнейших распоряжений.
   - Спасибо, любезный. Приготовьте, пожалуйста счёт.
   Официант удалился.
   "Война войной, а обед по расписанию", - известный афоризм от короля Пруссии Фридриха Вильгельма I характеризовал наблюдаемую сцену.
   - Ну, что скажешь? - наконец произнёс генерал ФСБ, вытирая губы салфеткой и свободно откидываясь в кресле.
   Саид Хамиевич немного поёрзал в кресле, пытаясь успокоиться.
   - А ты что скажешь? - так и не найдя достойного ответа, переспросил он.
   - Да ничего, кроме того, что тебе попался исключительно хитрый жучара.
   Имя-фамилию мы вычислили на "раз-два", место жительства тоже. Он действительно прилетел на самолёте. Компьютерное сравнение опорных точек лица с паспортными фотографиями всех прибывших в столицу пассажиров... в общем, дело пяти секунд. Однако, на этом первом успехе, всё и застопорилось.
   Не удивлюсь, если когда-нибудь узнаю про его прошлую работу в качестве нелегального агента внешней разведки. Это же надо было додуматься, чтобы отправить специальную "метку" в бесконечное путешествие по улицам Москвы, одев её на таксиста-гастарбайтера...
   Мы этого хохла двое суток отслеживали, считая за клиента. Да и трюк с отбытием из столицы... непонятно, как он это сделал. Ни в одном из реестров Чернова нет, в гостиницах не регистрировался, автотранспорт не приобретал. Выходит, уехал домой каким-то особенным образом, возможно на такси. Как он его вызвал... хм-м-м... вопрос, ведь все локации телефонов, в здании твого офиса, были проверены. Ни одного "левого" - значит, без трубки приходил. Родственников в Москве не имеет. Ни любовниц у него, ни армейских друзей... везде и всё пусто.
   Серьёзно зашифровался парень.
   За прошедшие полгода он нигде не засветился, кроме дома, дачи и поездки в Египет, во время своего законного отпуска, по официально купленному пакетному туру. Ни с кем из посторонних, в смысле, из приезжих, Чернов не контактировал. Звонки на его мобильник тоже проверили: сплошь трудовой народ и прочие балбесы.
   Представляешь, твоего клиента даже родители вызвонить не смогли, когда им про неоплаченные кредиты сообщили и попросили срочно связаться с сыном. Он оставил включенный телефон в пустой квартире... мы под окнами пост наблюдения поставили... всё без толку.
   Где он сейчас, одному Богу известно. Ясно лишь то, что летать на самолётах и ездить на поездах этот типчик больше не будет, как и разговаривать со своими знакомыми по мобильникам. Ни одной зацепки для начала отслеживания нет. И, как ты сам понимаешь, отвлекать на это дело служебные ресурсы бессмысленно, по крайней мере, в ближайшее время. Могут появиться лишние вопросы у службы внутренней безопасности, касаемо весомости оснований для такой тщательной проверки.
   Так что... ждём новостей. Ну, отчёт ты получил, всё отработано на совесть. Обещанное вознаграждение попрошу сюда, - генерал достал портфель и, щёлкнув замками, откинул клапан вверх.
   Саид Хамиевич неторопливо переместил в него плотный пакет белого цвета.
   - Спасибо. Могу ли я рассчитывать на помощь твоего специалиста по допросам, в случае, если сумею самостоятельно задержать этого человека?
   - Ты что, передумал вести с ним бизнес и хочешь отрубить дойной корове вымя? Мой специалист может и того... - инвалидом оставить, - удивился генерал.
   - Не переживай за клиента. Я действую гораздо гуманнее, нежели тебе кажется. Я лишь хочу вернуть справедливость: маленький человек должен работать на благо босса. Так вот, исходя из данного принципа, я хочу принять Михаила к себе на работу. Пусть носит свои слитки и получает неприлично большую зарплату. Пусть пьянствует по выходным, ездит на рыбалку, извращается с красивыми женщинами... - вся свобода ему будет предоставлена. Только родителей я возьму под неусыпный контроль. Так будет спокойнее: и мне, и ему. А то ведь, шальные деньги до добра не доводят. Как посмотришь на победителей всяческих лотерей, так плакать хочется. Могут миллион просрать за неделю... десять миллионов... да и целый миллиард могут засадить неизвестно куда.
   Помнишь Кису Воробьянинова из "Двенадцати стульев"?
   "...потом он долго плакал и, еще плача, купил у старушки все её баранки, вместе с корзиной... Наутро, из двухсот рублей, которыми он так позорно начал ночь наслаждений и утех, при нём оставалось только двенадцать...".
   От всего этого безумия я обязан Михаила избавить.
   Генерал добродушно улыбнулся, став похожим на сытого кота, понимающего толк в мышах.
   - Смотри, как бы он тебя сам, на работу не пристроил. Моё внутреннее чутьё не исключает и такого сценария. Наш любимый президент, ВВП, тоже, какое-то время подрабатывал таксистом... А теперь - он царь. В любом случае, человек, владеющий рыжими слитками, да ещё при мозгах, способен на многое. Впрочем, не мне тебя учить.
   Саид попытался изобразить на лице понимание, но негатив, связанный с отсутствием результата и без толку истраченной "капустой", не дал ему этого сделать. Он вяло махнул рукой, в том смысле, что "пустое так думать", поднялся из кресла и направился к мраморной лестнице, ведущей на первый этаж.
   Генерал задумчиво посмотрел ему вслед.
   "Мне нравятся состязания и, в этой занятной игре, ставки пока равны. Посмотрим, кто из этих двоих, в конечном счёте, поставит соперника в колено-локтевую позу и поимеет с чувством глубокого удовлетворения. Победитель турнира заслужит мои искренние аплодисменты", - подумал он напоследок.
  
   Глава 30
   Мемфис.
   Парадный вход в храм Тота, ориентированный на запад и смотрящий в сторону виднеющихся вдалеке конусов Великих пирамид, "плыл" в неторопливых струях воздушной реки, состоящей из раскалённого пустынного воздуха. Высеченные на входном пилоне фигуры, ярко раскрашенные древними художниками, казалось, жили своей жизнью, перемещаясь вдоль иероглифов, путаясь между собой, будто совершая священные ритуалы, поклоны и тайные перешёптывания. Самые крупные рельефные изображения, находящиеся в верхнем ряду, были посвящены Тоту - Богу с головой ибиса, одетого в двойной передник и узорчатый пояс. Множество браслетов опоясывало его ноги и руки.
   На некоторых изображениях Бог стоял с тросточкой и палеткой в руках, в окружении приписанных ему изречений из "Книги мёртвых", "Книги врат", "Книги Небесной коровы". На других видах, Тот принимал участие в суде Осириса, взвешивая на весах сердце покойного (совесть), сравнивая его с пером Маат (правдой). Собрание из 42 Богов, расположенных в два яруса, число которых соответствовало количеству номов Египта, наблюдало за процессом. Чудовище Амат, в виде льва с головой крокодила, стоящее наготове за спиной Тота, приоткрыв зубастую пасть, будто ожидало момента, когда сердце грешника окажется тяжелее пера Маат, чтобы разом проглотить нечестивца.
   Бог мудрости, знаний, Луны, покровитель библиотек, учёных, государственного и мирового порядка, научивший народ Египта письму и числам, безраздельно властвовал на территории посвящённого ему храма.
   Фигуры фараонов, стоящие в полный рост, в своём парадном облачении и с накладными бородами, начиная с основателя IV династии Снофру, отца Хеопса, и заканчивая одним из правителей VI династии, располагались в нижней части пилона. Лица фараонов были выкрашены в синий цвет, в знак принадлежности к Богам, а под каждым изображением было выбито двойное имя, заключённое в вертикальный овал царского картуша. Высокая четырёхметровая стена, сложенная из глиняных кирпичей, местами обветшавшая и начинающая осыпаться, примыкала вплотную к парадному входу и огораживала комплекс священных зданий, ограничивая видимость происходящего на внутренней территории для сторонних наблюдателей.
   В тени плоской крыши небольшой часовни, посвящённой культу древних Богов, однажды сошедших со звёзд, расположенной перед входом в открытый колонный двор, шли занятия. Два десятка бывших курсантов, некоторые из которых были одеты в одежду жрецов, изучали грамоту, разбирая особенности египетского письма.
   Иероглифическое для надписей... иероглифическое упрощенное... иератический курсив для деловых бумаг... демотическое письмо для широкого потребления - все они имели свои особенности. Отдельным предметом изучения была математика: правила сложения, умножения, определения расстояния, мер веса и объёма. Казалось, что люди отстранились от всего насущного, не замечая гнетущей жары, движимые лишь жаждой знаний. Однако настороженность... - она присутствовала, как в позах, так и во взглядах, и в тихих переговорах между собой.
   Частый клёкот ястреба, негромкий, но высокого тембра, раздался совсем близко, заставив собравшихся учеников синхронно повернуть головы в сторону входного пилона. Через несколько мгновений с гребня высокой стены соскользнул худенький паренёк в рваной одежде цвета песка, с таким же запылённым лицом.
   - На дороге видны клубы пыли. Похоже, к нам едет конный отряд.
   - Тревога! Всем разойтись, - раздался голос Неракара. - А ты, Номон, беги домой, используя лаз под южной стеной. Спасибо за предупреждение! Завтра придёшь по общей дороге на праздничную службу, посвящённую началу праздника Нового года, как и все остальные бедняки. - Неракар сжал его руку на прощание и отвернулся в сторону бойцов.
   Кивнув в ответ, мальчишка-оборванец стремглав помчался вдоль стены, огибая главные здания храмовых построек, метя, сквозь насаждения плодовых деревьев, к узкому лазу, замаскированному в куче камней, неподалёку от берега великого Нила. Этот тайный проход содержался жрецами в идеальном порядке: его нижняя часть была выстлана плетёными циновками из грубой остевой верблюжьей шерсти, что отгоняло ядовитых змей и сберегало колени от ударов об острые камни. Сам выход на поверхность, за стеной храма, был похож на горизонтальную щель между многотонными булыжниками, раскиданными в полном беспорядке, поросших колючками и похожих на древние руины непонятных строений.
   Пары минут хватило на то, чтобы собравшиеся в часовне люди разошлись, собрав свои учебные принадлежности. Четверо из них, имеющие одежду жрецов, направились к выходу из храма, встречать незваных гостей. Несколько человек остались на месте, разложив папирусы с молитвами, послав лишь гонца внутрь храма, для оповещения верховного жреца Сатхуба.
   Неракар кивнул десятнику Садашу, после чего тот выкрикнул команду.
   Быстрое построение и, одетые в набедренные повязки бойцы, следуя за молодым Избранником, скрылась в малозаметном проёме среди двухрядных колонн внутреннего двора, ведущего в подвальную комнату со статуей Тота и секретным ходом позади неё.
  
   Глухой топот копыт по дороге, состоящей из плотной высохшей глины, внезапно стих.
   Верховный жрец, стоящий, как изваяние, в окружении молодых служителей, на фоне парадного пилона и прямоугольника входа в храмовый комплекс, внимательно вглядывался в лица прибывших людей.
   Отряд из пятнадцати всадников и двух нетхетеров (элитных бойцов египетского войска), управляющих колесницами, запряжёнными двойками лошадей, остановился невдалеке. Подходить к храму пока никто не спешил. Собравшись в кучу, незнакомые люди, отлично экипированные, с узкими топориками на поясах, прямыми бронзовыми кинжалами, одетые в набедренные повязки и нагрудники из кожи бегемота, о чём-то совещались.
   Поджарые лошади, прядя ушами, двигая ими в разные стороны, нетерпеливо перетаптывались на месте, выдавая своё беспокойство и ожидая команд хозяев.
   Наконец, приняв определённое решение, воины развернулись в сторону жреца. От группы отделился крепкий мужчина, одетый изысканнее других. Его парик из натуральных волос чёрного цвета, с несколькими короткими косичками одинаковой длины, имел шарообразную форму. Вероятно, под верхним слоем скрывался нижний парик, обеспечивая лучшую защиту от палящих лучей солнца и вентилируя поверхность бритой голов. Подобные парики могли себе позволить лишь богатые люди. Его кожаный нагрудник был украшен рядами медных клёпок и тиснёными меж ними иероглифами, символизирующими защиту от злых сил. Уверенная походка и гордый взгляд выдавали в нём авторитетного командира небольшого отряда.
   - Приветствую тебя жрец. Почтение этому храму, - воин склонил голову. - Я должен поговорить с верховным жрецом.
   - Приветствую тебя, солдат. Я тот, кто тебе нужен. Моё имя Сатхуб. Я хотел бы знать цель вашего визита.
   - Наш отряд прибыл на одном из кораблей, направляющихся в далёкое Хеттское царство по приказу фараона. Великий правитель возложил на нас обязанности по увеличению численности его войска и поиску новых рекрутов. Пока чиновники разбираются с погрузкой припасов и вооружения, мы будем искать в окрестностях города годных к службе людей, не имеющих законных оснований для отсрочки от службы.
   - Я понял. Только причём здесь наш храм?
   - Ваш храм не входит в зону наших интересов. Но номарх сообщил, что рядом с ним есть пустующие строения, где мы могли бы разместиться. Вы ведь не откажете в крове и пище солдатам фараона? Тем более, что все дома в городе уже заняты, а несколько тысяч новобранцев ждут начала выдвижения, разместившись за белой южной стеной, проживая в палатках, а часть из них, и под открытым небом. Мы покинем ваши пределы в тот момент, когда подтянутся основные силы из Фив.
   "Звучит правдоподобно, - подумал Сатхуб, - только всё равно, подозрительно это. Интересно, о чём они там совещались до начала нашего разговора? Видимо, слух об уклонистах, находящихся здесь, всё-таки дошёл до стражников фараона. Через номарха, либо через доносчиков... ну да, такие вещи трудно утаить. В Мемфисе многие жители знакомы с семьями курсантов, неожиданно получившими богатые дары от служителей храма. Новости о внезапном обогащении бедняков мгновенно разносятся по полям и весям, такова жизнь. К тому же, имеются и недовольные люди из тех, кто был отвергнут "Взглядом" и вернулся в дом с пустыми руками... Однако спасибо и на том, что стража решила не лезть на рожон со своими подозрениями, а подождать конкретных результатов поиска, оставив принятие решений собственному начальству. Получается, что вскоре нужно ждать гостей рангом повыше".
   Жрец махнул рукой одному из младших служителей:
   - Брат Бенту, покажи уважаемым стражникам помещение, где ранее проживали люди, нанятые заморским купцом для охранны каравана. Там до сих пор разложены циновки для отдыха, да и очаг в полном порядке. Позаботься о дровах и прикажи канцелярии выделить средства для покупки сена лошадям.
   После слов Сатхуба о "ранее проживавших людях", изначальные подозрения в голове начальника стражи окрепли, превратившись в уверенность, требующую действий.
   - Значит, слухи верны, и у тебя здесь действительно проживали молодые мужчины, которых нам не удаётся отыскать? Что скажешь?
   - Я уже докладывал номарху Хураиму о том, что недавно наши края посетил заморский купец. Он ищет место для основания торговой фактории. Миссия купца была ознакомительной, поэтому о ней мало кто знает в городе, тем более, что товаров для продажи он не привёз и торговлей он не занимался. Оставив несколько богатых подарков храму, купец взял у нас пшеницу, мёд, соль, множество мер сушёных фиников и ушёл с караваном на север, в ту страну, названия которой никто из нас не слышал... туда, где изготавливают совершенно удивительные вещи. Молодые мужчины, состоящие из жителей Мемфиса, подрядились охранять караван от разбойников, коих развелось несчётное множество. Караван вернётся через три месяца, гружёный иностранными товарами. К сожалению, в момент отправки, ещё никто не знал про дополнительный набор рекрутов и про предстоящий поход фараона: ни я сам, ни номарх Хураим. Это известие стало для нас полной неожиданностью.
   Солдат погрузился в размышления, задумчиво глядя сквозь жреца, по-видимому, выбирая линию поведения.
   - А есть ли доказательства, относительно заморского купца? Мне нужно точно знать.
   - Конечно. Жди здесь, я вернусь очень скоро.
   Сатхуб развернулся и скрылся на территории храма. Палящий зной, исходящий от склоняющегося к закату светила, продолжал плавить окрестные пейзажи, но закалённый воин, похоже, был к нему равнодушен. Он оглянулся. Небольшой отряд терпеливо ожидал конца переговоров. Наконец, появился жрец, неся на вытянутых руках завёрнутый в отрез ткани предмет.
   - От имени нашего храма я вручаю тебе этот великолепный нож, оставленный купцом. Ваш путь лежит к месту битвы с врагами Египта и пользы от этого ножа будет во много раз больше, нежели при хранении в храме.
   Сатхуб откинул ткань и протянул солдату нож в великолепных кожаных ножнах, простроченных толстой жёлтой нитью и с тиснёным клеймом производителя. Полированная рукоять, сделанная из чёрного граба с небольшой гардой, выглядывала из-под кнопочной застёжки.
   В глазах командира отряда отразились недоумение и испуг. Спустя пару мгновений, он протянул руки и бережно принял подарок.
   - Можешь расстегнуть застёжку: просто дёрни вверх кончик ремешка.
   Дальнейшее произошло уже без подсказок. Солдат извлёк клинок и долго любовался им, будто забыв обо всём на свете. К заточенному лезвию он прикасаться не стал, попробовав лишь срезать кончик косички у своего парика. Волосы отделились при первом же касании булатной стали.
   Наконец, его восхищённые глаза поднялись на жреца.
   - Я слышал, что подобный кинжал, выкованный из "небесного металла", имеется у фараона. Такой нож обладает исключительной твёрдостью и перерубает в схватке любое оружие, сделанное из бронзы. Но, я вижу это чудо первый раз в жизни... Спасибо жрец! К тебе больше нет вопросов.
   Он опустил руку с зажатым в ней подарком и собрался уйти, но Сатхуб поднял руку:
   - Подожди. Это ещё не всё, - он достал из-под верхней накидки кожаный ремень охотника, с прямоугольной пряжкой и двумя блестящими жёлтыми фиксаторами.
   - Купец оставил дополнительное снаряжение. Ты должен носить нож на этом поясе, чтобы он всегда был под рукой. Когда караван купца вернётся назад, он привезёт много подобных изделий. Твои солдаты получат в подарок всё, что будет в наличии.
   Обескураженный воин, в сопровождении брата Бенту, направился к отряду. Короткий приказ и воины, пешим строем, ведя коней за поводья, отправились размещаться в бывшей конюшне, превращённой в казарму.
   Неподвижная фигура жреца провожала их внимательным взглядом.
  
   Глава 31
   В помещении гаража материализовались одиннадцать человек. Ещё мгновение назад они, собравшись в тесный круг, стояли среди сумеречных колонн подземного святилища, в смятении и страхом перед неизвестностью. Секунда... и молчаливые бойцы очутились в незнакомой комнате, большой и прохладной, учитывая их лёгкое одеяние.
   - Приветствую вас в мире Избранника Михаила! - сообщил Неракар на незнакомом, но очень понятном языке. - Боги вложили в ваши головы способ общения жителей этой страны - этот язык называется русским. Для того, чтобы не вызывать подозрений, отныне мы будем общаться только на нём. Десятник Садаш: поручи Якбаалу быстро одеть бойцов в тёплую одежду и провести краткий инструктаж на тему "как себя вести".
   Десятник медленно повернул голову в сторону заместителя. Тот недоумённо пожал плечами.
   Неракар прикрыл глаза и обратился к Высшему разуму: "Прошу тебя вложить в сознание Якбаала все знания по бытовому обустройству и правилам пользования предметами этого мира". Ответ пришёл немедленно: "Сделано".
   Якбаал застыл с открытым ртом и шокированным выражением лица.
   Не обращая более внимания на бойцов, Избранник Неракар прошёлся вдоль помещения. Коробки с консервами и "бич-пакетами" быстро нашли и распечатали. В двухлитровый электрочайник была налита вода и, пока шло неторопливое переодевание, первые порции калорийного бульона, содержащего китайскую лапшу, были заправлены тушёнкой и выданы на руки.
   Спустя час, вся команда воодушевлённо взирала на певчую птицу по имени Андрей Малахов, ведущего телевизионное шоу "Прямой эфир"...
   "Прекраснейший Андрюша... рюша-рюша-рюша... юбочка из плюша... никого не слушай, и ни с кем сегодня не гуляй... ай-ай-ай", - в голове Неракара возникла прибойная волна, состоящая из странных словосочетаний, вызвавшая его величайшее изумление. - Ерунда какая-то, похожая на глюк, - подумал он. - Интересно, а откуда я знаю про такие понятия, как "плюша" и "глюк"?". Увы, на терзающие сознание вопросы ответов не было.
   Молодой Избранник отвёл глаза и сделал попытку отстраниться от происходящего вокруг. Однако жизнерадостный тенор Малахова, бодро несущийся с голубого экрана, сбивал все мысли в кучу, не отпуская внимание.
   - Мать твою! - шёпотом выдохнул Неракар на чисто русском языке. - Если когда-нибудь поймаю эту птицу-говоруна, то, первым делом, выдерну перья из его попугайского хвоста и надену очки на ощипанную задницу. Умник недоделанный.
  
   Миша въехал в город в крайней степени утомления. Мало того, что трёхсоткилометровая трасса внезапно обледенела, будто назло ему, так ведь и "сэнсэй" Вовик, молол языком всё время в пути, расписывая чудесные способности и потрясающую понятливость его новых учеников, их радужные перспективы в профессиональном боксе и прочих боях без правил. Во время разговоров Миша периодически "ловил" дорожные колдоёбины, отдающиеся подлыми ударами "под дых", разбивающими подвеску и держащие организм в постоянном нервном напряжении.
   Однако Форд оказался крепкой машиной.
   "Молодцы американцы, создали достойную технику, сочетающую надёжность, скорость и комфорт, - отметил он про себя. - С техникой российского производства про комфорт можно забыть. Автомобили, изначально созданные для армии и леспромхозов, не приспособлены под удобства простых граждан: на них можно либо воевать, либо покорять сибирскую тайгу".
   Хорошо, что всё на свете рано или поздно заканчивается.
   Подбросив несносного 3,14здобола до его дома, Миша развернул железного коня и рванул на базу.
   "Выключу мозги и отосплюсь, уже достало беспрерывное напряжённое состояние", - думал он, подъезжая к арендованному помещению.
  
   Антураж вечерней базы умилял своей чистотой и непорочностью.
   В свете прожекторов, перед воротами, лежало пуховое покрывало из свежевыпавших снежинок. С крышных откосов и расходящихся в разные стороны проводов свисала белая бахрома из того же искристого снега, напоминая играющие мельчайшими отблесками россыпи бриллиантов. Сквозь ряд верхних окон арендованного гаража пробивался тусклый свет дежурного освещения. Неподвижный воздух и абсолютная тишина дополняли ощущение присутствия в завораживающем дух зимнем лесу. Поворот ключа в замке...
   Миша уже предвкушал тепло и спокойствие внутри просторного, "слепленного" из двух изделий, спальника-одеяла, накинутого поверх двухместного надувного матраца, однако его мечтам не дано было сбыться.
   Испуганные лица египетских соратников, сливающиеся своим тёмным загаром с царящим полумраком, нарисовались в глубине помещения. Одиннадцать пар глаз уставились на него в момент открытия ворот.
   "Бл..., отдохнул называется!" - огорчение носило тотальный характер.
   Миша протиснулся внутрь и прикрыл за собой стальную створку. Немая сцена закончилась после идентификации десятника, резко вскочившего с места и успевшего сделать шаг навстречу.
   - Стройся! - скомандовал Садаш.
   Десять человек вытянулись в шеренгу, молча ожидая дальнейших указаний. Неракар, имеющий весьма нелепый вид в зимней куртке с надписью "СтройТеплоСервис", надетой поверх белого платья жреца, подбежал к Михаилу.
   - Приветствую тебя, брат Михаил!
   - Да... конечно... Я очень устал... Дайте мне прийти в себя.
   Он меланхолично направился к маленькому шкафчику, скорее тумбочке, стоящей рядом с умывальником. Литровая бутылка водки "Пять Озёр", синего стекла, была вынута вместе с двумя гранёными стаканами и пакетом томатного сока. Ещё минута ушла на розлив напитков и поочерёдное их употребление. Затем он извлёк сигарету и неспешно прикурил. Исполнив этот ритуал, Миша взял табурет и водрузился поверх него. Неподвижный взгляд сфокусировался на египтянах.
   - Слушаю, брат, - кивнул он Неракару, выпуская кольцо дыма, за ним и второе, меньшего размера.
   - Приветствуем тебя Избранник в твоём доме. Очень жаль, что мы явились без приглашения, но обстоятельства вынудили нас к этому. Сегодня, во второй половине дня, рядом с храмом появился отряд личной стражи фараона. Это были не простые солдаты, а люди, наделённые функциями военных инспекторов и обладающие широкими полномочиями. Если бы наше присутствие было обнаружено, то всему храму Тота грозила бы опасность. Фараон обладает крутым нравом и не знает пощады в отношении уклонистов от службы в армии, как и к их сообщникам, давшим убежище. Для нас не оставалось другого выхода, чем перенестись в этот мир.
   Молодой Избранник замолк, не находя дальнейших слов для продолжения доклада.
   - Понятно. Давай отойдём на минуту, - Миша швырнул бычок сигареты к подножию ворот и направился в сторону подсобной комнаты, до сей поры, заваленной всяким хламом.
   - В следующий раз ты должен предупреждать меня о своих действиях. Священный "Взгляд" позволяет получить мысленную картинку точки переноса ещё до начала его осуществления. Ты мог увидеть меня, где бы я не находился, и, переместившись, спросить совета. Понятно?
   - Да, брат.
   - Прошу в дальнейшем не устраивать подобных сюрпризов. Я сообщил то, что хотел. Теперь возвращаемся к бойцам: сегодня вы ночуете здесь, а завтра - соединяетесь с командой Хапты на тренировочной базе. Сейчас же, мне нужен отдых. Боги тоже имеют свойство уставать от дел.
   "Творец почил в день седьмый от всех дел своих, которые делал" (Быт. 1:1--2:3), - такими словами заканчивается История сотворения мира, описанная в Библии.
   Вот и я, валюсь с ног от усталости.
   Понимающий кивок головы вместо ответа.
   Миша первым вышел из комнаты и обратился к строю:
   - Мир Избранников принял вас, опасность миновала, поэтому можете расслабиться. Сейчас все должны встать сбоку от ворот, чтобы вас не увидели с улицы. Я загоню машину и лягу отдыхать. Вы имеете право продолжать смотреть телевизор, вплоть до отбоя. Заранее подготовьте спальные места и сходите в туалет: ночью, я требую полной тишины. Все должны выспаться: завтра будет ещё один пространственный перенос и встреча со старыми друзьями.
   Ленивый взмах руки в сторону Садаша.
   - Построение вдоль правой стены!
   Бойцы мигом перестроились. Миша открыл ворота настежь и загнал "Эксплорера" в гараж. Морозный холод ненадолго ворвался в помещение, при этом, успев значительно понизить температуру. Лязг закрываемого засова.
   "Good night... пингвинята", - финальная мысль соответствовала виду бойцов, безмолвно застывших в шеренге и зябко жмущихся друг к другу.
  
   Прыжок на базу Ткача был выполнен после умывания и завтрака.
   Непосредственно перед началом переноса, Миша, скрывшись от посторонних глаз в подсобке, переговорил с молодым Избранником и провёл практические занятия.
   - Выдохни и сосредоточься: ты должен постараться увидеть Хапту. Там, где он находится, спрятаны священные камни "Взгляда". Вид окружающей обстановки Иескиль загрузит в твоё сознание. Жду.
   Неракар опустил веки и перестал дышать. Прошло две минуты. Внезапно, спокойное выражение на его лице сменилось радостным возбуждением.
   - Я видел большой зал без окон. Хапта стоит у колонны и наблюдает за бойцами. Бойцы стоят по кругу, держа вытянутые руки на уровне плеч и крутя ими в разные стороны.
   - Молодец! Ты способный ученик. То, что они сейчас делают, называется "разминка перед тренировкой". Ступай к Садашу и сообщи ему, чтобы командовал всеобщий сбор вокруг меня. Мы убываем из этого убежища. Пусть оденут тёплые вещи.
   Миша неторопливо вышел на свободную площадку посреди гаража, предназначенную для парковки, закурил сигарету и, краем глаза, стал наблюдать за ускорением всеобщего движения. Спустя несколько минут его обступили одетые и обутые бойцы, напоминающие бригаду дорожных рабочих.
   Напутственное слово:
   - Закрываем глаза и молимся Звёздным Богам, чтобы они перенесли команду в назначенное место. Все прочие мысли должны быть отброшены. В противном случае, некоторые из вас, после переноса, могут очутиться в сердце великой пустыни... и остаться там навсегда. Такое уже случалось на моей памяти, - не моргнув глазом соврал он.
   Народ в ужасе зажмурился, шепча молитвы.
   Хлопок... дезориентация в пространстве...
   Подвал Ткачёвской базы возник перед взором, слепя глаза иллюминацией, льющейся из светодиодных светильников. Развешанные по залу ярко-красные боксёрские груши вносили доплнительный колорит в наблюдаемую картинку. Бойцы из команды Хапты, обескураженные резким хлопком, молча взирали на появившихся из воздуха пришельцев.
   - Вольно! Можете праздновать встречу, - прокричал Миша сквозь звон в ушах.
   По залу пронеслись крики радости. Бойцы кинулись навстречу старым знакомым и, как дети, начали обниматься, хлопать друг друга по плечам и смеяться, приветствуя товарищей. Невообразимая суета заполнила помещение.
   "Ещё не боевое, но уже братство", - пронеслась мимолётная мысль.
   - Господа, прошу подняться в офис, - скомандовал Миша десятникам и Неракару, направляясь к металлической лестнице. - Я должен ознакомить вас с планом действий на ближайшее время и обозначить роль каждого в намечающейся многоходовке.
  
   Глава 32
   Пробежка до "Восточной кухни", стартовавшая от буквы "Z" привокзальных строений, с семикилограммовым рюкзаком за спиной, изрядно выбила Мишу из сил. Последнюю стометровку он прошёл размеренным шагом, сняв перчатки и сдвинув шапку со вспотевшего лба на затылок.
   Из трубы над крышей заведения поднимался столб белого дыма.
   "Жарят на углях всякую вкуснятину, - в Мишином сознании возник образ насаженных на крутящийся вертел бройлерных цыплят. - Однако пировать мы будем потом, поскольку нужно решать дела".
   И вот, резная деревянная дверь распахнулась от касания руки, а ноздри ощутили волшебный аромат восточных кушаний, заполнивших центральный зал. Возникшее слюноотделение Миша мужественно подавил.
   Столик в углу, чашка чая. Появление Алика не заставило себя долго ждать.
   Поприветствовав Мишу, как старого друга, он жестом пригласил его в служебное помещение, представляющее из себя каморку с единственным столом, компьютером, вешалкой для одежды и двумя стульями для посетителей.
   - Располагайся здесь, можешь курить. Я же, распоряжусь насчёт угощения, - не терпящим возражений тоном произнёс кавказец и исчез из виду.
   Некоторое время он отсутствовал.
   "Иескиль, что сейчас делает наш партнёр?" - поинтересовался Миша у внеземного разума.
   "Беседует с шефом".
  
   - Михаил... я несказанно рад тебя видеть! - появившийся Алик сиял от счастья.
   - Взаимно.
   - Скоро принесут твои любимые блюда: я заказал рюмку водки, рулетики из баклажанов и селёдку с картофелем. У нас, на Кавказе, все дела начинаются размеренно и неторопливо. Ничего не поделаешь, традиция...
   - Прости, уважаемый, но здесь тебе не Кавказ. В наших традициях - сначала поинтересоваться, чего хочет твой гость, и лишь потом бежать за водкой. Так что, сегодня будешь пить вместо меня, - нетактично отрезал Миша.
   Немая сцена оскорблённого кавказского достоинства, наполненная театральным драматизмом...
   "Поимели меня по-полной программе... Аллаху акбар", - праведный огонь гнева вспыхнул в глазах скупщика золота... и тут же погас. А что остаётся делать? У любого холопа имеется Хозяин, и действовать без его одобрения - что играть с огнём. Вот такая незадача.
   Словарный запас Алихана вдруг иссяк, радикальным образом прервав говорливость пожилого ингуша.
   Тем временем, Миша снял рюкзак и вытряхнул из него два слитка жёлтого металла.
   - Принимай товар.
   - Из той же партии?
   - Ага.
   - Ты ведь не будешь против проведения экспресс-теста?
   - Чего-чего?.. Впрочем, делай то, что нужно.
   Алик долго копался в ящиках стола, достав в итоге плоский кусок пробирного камня. Жёлтую линию, оставшуюся от соприкосновения с углом слитка, он принялся изучать под увеличительным стеклом.
   В этот момент в дверь постучали. Алик снял с ручки сейфа висящее на ней вафельное полотенце и накинул на товар.
   - Входите.
   Увы, вместо вежливого официанта, в служебку ввалились два бородатых джигита.
   Миша неторопливо осмотрел жителей Кавказа. Накачанные ноги, прямые спины. Большие и малые грудные мышцы вошедших мужчин рельефно прорисовывались сквозь тонкие обтягивающие свитеры с воротом. Встав по бокам, они, как две марионетки из театра им. С.В. Образцова, молча ожидали руководящих команд кукловода.
   "М-м-да...Видимо, настало время для восточных танцев, сопровождаемых козырным веером блатных распальцовок.
   А теперь парное выступление, - в голове зазвучал голос конферансье из "Необыкновенного концерта".
   Поёт и пляшет Мура Шурина. Вариации на скрипке - в исполнении Шуры Мурина. Старинный цыганский романс "Очи чёрные, очи страшные".
   Жаль, мужского стриптиза мы сегодня не увидим: джигиты, по отношению к гостям, настроены весьма недружелюбно", - подумалось Мише.
   Направление взгляда вернулось в прежнее положение, зафиксировавшись на массовике-затейнике, продолжающего сидеть с лупой в руках.
   - Это чё было? - Миша, с ухмылкой, перекошенной на один бок, обратился к Алику. Тот, от неожиданности, вдруг смутился.
   "Охотник принимает сей образ исключительно в тот момент, когда жертва обозначила испуг. В противном случае, нападающий начинает нервничать и совершать ошибки, сбитый с толку нестандартным развитием событий. Неправильность момента приводит к мысленному переполоху и душевным сомнениям, относительно правильного выбора линии поведения, - произошла констатация очевидного факта. Миша улыбнулся уже от души. - А эти ребята, похоже, посещают "качалку", ни одна женщина не устоит перед такой фактурой".
   Алик помолчал, затем, всё-таки взял себя в руки и выдавил:
   - Понимаешь, друг, шеф решил поменять условия получения оплаты. Увы, я ничего не могу с этим поделать. Мне только что сообщили, что деньги привезут завтра утром, первым рейсом из Москвы. А ввиду того, что тебя очень сложно найти, то велено оставить в гостях... вплоть до прибытия денег. Так что, прошу в машину. Утром приедет переговорщик с оплатой, после чего, можешь идти на все четыре стороны. Не стоит волноваться.
   Алик кивнул качкам.
   - Проводите уважаемого Михаила до автомобиля, только максимально вежливо. Мы выезжаем.
  
   Спуск в подвал начинался от поднятой крышки во входном тамбуре двухэтажного коттеджа в стиле "шале", расположенного на окраине города.
   Доставив Мишу до пункта назначения, в тесноте заднего сиденья, и зажатого с двух сторон горячими кавказскими парнями, Алик проводил гостя до места вынужденной ночёвки.
   - Тёплую одежду найдёшь внизу. Ужин принесут. Ведро для нужды имеется. Ну и на этом всё. Как ты там выражался? Алибидерче... Фантик от конфетки, - набравшись смелости, выдохнул он.
   "Сам понял, что сказал? Да и при чём тут фантик? Видимо, он себя имел в виду", - подумал Миша, спускаясь по деревянной лестнице.
   Наконец, он остался в одиночестве. Крышка темницы глухо ухнула, падая на бетонный пол, затем раздался скрежет металлического засова, фиксирующего выход снаружи.
   - Замуровали демоны, - сама собой вылетела фраза, обращённая в пустоту.
   Осмотр помещения начался в звенящей тишине, материализовавшейся в натуре и придавившей сознание своей тяжестью.
   В виде неожиданного спасения от тоски в голове прорезалась мелодия, озвучиваемая душевнейшим голосом Андрея Климнюка:
  
   На свободу дверь закрыли,
   На двери большой засов.
   Отдыхаю я на шконке,
   Вновь, с подачи мусоров.
  
   "Ну что ж, грустить под музыкальное сопровождение гораздо приятнее, чем просто грустить", - Миша продолжил осмотр.
   Подвал оказался весьма просторным. Возможно, его строили с учётом постоянного проживания нескольких человек: здесь имелась вентиляция, три кровати, розетки и даже электрический чайник. На тумбочке, расположенной в дальнем углу помещения, лежала одинокая книга на русском языке.
   "Коран", - прочитал Миша на тиснёной золотом узорчатой обложке.
   "Ну что ж, будем изучать священное писание мусульман от Пророка Мухаммеда, салла-ллаху алейхи ва саллам (да благословит его Аллах и приветствует), - вспомнились слова, обязанные сопровождать любое упоминание имени Пророка. Он погрузился в чтение.
   Вскоре раздался очередной лязг металла и, сквозь поднятую крышку, пожилая ингушка, в шёлковом платке бордового цвета, поставила на верхнюю ступеньку кастрюлю с супом, лаваш и пластиковую бутылку с водой.
   Поужинав, Миша прилёг на одну из кроватей, предварительно накинув на себя пару телогреек, снятых с гвоздей-вешалок.
   "Впереди сложная ночь, - подумал он, закрывая глаза. - А это предвещает головную боль. Как же я ненавижу работать по ночам! Именно по этой причине кони дохнут".
   "Иескиль, - обращение к "Взгляду", - когда прилетает рейс из Москвы? И кто будет встречать переговорщика?".
   "Приземление в 6-25 местного времени. Алихан получил указание встретить двух человек и доставить к тебе".
   "Муса и ..?".
   "Муса. Кем является второй человек, не сообщили".
   "Где я нахожусь? Есть адрес?".
   "Это дом Алихана. Улица Вторая Каховская, 12. Микрорайон "Новые Водники".
   "Спасибо. Самая последняя просьба: разбудить меня в 4-00".
   "Будет сделано", - ответная фраза не была облачена в словесную форму, ощущаясь своеобразным посылом в сознание, имеющим позитивный смысл.
   Дыхательная гимнастика постепенно свела напряжение последних часов к минимуму: перед закрытыми глазами появились спирали, затем пучки травы, похожей на осоку. Ещё позже, возник вид болота, посреди которого сидел распушивший перья голубь, размерами с индюка.
   Миша провалился в глубокий сон.
  
   Москва. Аэропорт "Шереметьево".
   Несмотря на раннее утро, воздушная гавань гудела, как пчелиный улей. Прилёт... вылет... опять прилёт. Проходило несколько минут, и от бетонных плит главной ВПП отрывался очередной "борт", неспешно поджимая шасси под брюхо и унося в своём чреве сотни человек, в далёкие края, сквозь тысячи километров воздушного пространства.
   Начальник смены службы безопасности стоял спиной к лётному полю и, сквозь стальную решётку ворот КПП N2, смотрел на дорогу. Он терпеливо ожидал ВИП-персон, "спущенных" сверху по письменному распоряжению руководителя департамента, пришедшему по каналу защищённой связи. "Личное сопровождение на борт лайнера", - было написано в приказе.
   "Я тороплюсь, на носу пересменка, - нервно думал охранник. - Необходимо закрыть отчёты и подготовить документы к передаче".
   Однако сами ВИПы, похоже, никуда не спешили. Уже объявлен номер выхода на посадку...
   "Где же эти нехорошие люди?" - секьюрити машинально поправил в ухе капсулу, синхронизированную с рацией, с надеждой всматриваясь вдаль, но никакого движения транспорта в зоне видимости не наблюдалось.
  
   Мой кореш пьёт полгода,
   Послал же Бог урода...
   Поеду на юга я,
   Пусть на хрен все сгорит. (Маленькая Я. "Чисто поезд")
  
   Навязчивый музыкальный фрагмент из шансона будто заклинил на одном месте, раз за разом прокручиваясь в полусонном мозгу. - А ведь нужно ещё успеть перехватить Гульнару: она недвусмысленно строила глазки, намекая на желательность встречи после смены. - Улыбчивое лицо и осиная талия черноволосой красавицы из числа инспекторов возникли перед глазами. Прямая спина, безупречная осанка, ровная аристократическая походка... - не женщина, а мечта... пусть и замужем. - И почему им сейчас выдумали такую странную должность, как Агент Службы Организации Пассажирских Перевозок? Сокращённо "АСОПП". Уссышься от смеха, - он улыбнулся и мысленно представил себе гостиничный номер с широким лежбищем. - Иди-ка сюда, моя прекрасная АСОПоПка...
   М-м-да... Как же я ненавижу этот аэропорт, шумный и беспокойный, с перемещающимися из угла в угол толпами глупых людишек. Гнездо дятлов... Кельштайн-дятлус (прав. -. Kehlsteinhaus).
   При всех его колоссальных размерах, здесь нет места, где ночью можно было бы "пошевелить" даму, так сказать, в целях профилактики ишемии и простатита. Кругом сплошные камеры наблюдения и ограниченные зоны доступа. В этих бесконечных коридорах нет ни одного угла, за которым ты мог бы скрыться от просмотра коллег, которые тебя же и сольют начальству, согласно требованиям внутреннего Устава. Любвеобильную инспекторшу нет возможности протащить даже в дежурку: запретная, мать её, зона, навроде бункера управления стратегическими ракетами. А "засветка" в грузовых терминалах, на камеру и под запись, означает прощальный пинок обоим участникам телешоу: и тому, кто сверху, и тому, кто снизу... Увы... Остаётся только гостиница за шлагбаумом. Тьфу!", - поток мыслей резво скакал, перепрыгивая с одной темы на другую. Ночь без сна, как обычно, вызывала утренний бардак в голове.
   Наконец произошло долгожданное событие: чёрный "Audi" с непроглядно-тонированными стёклами, взвизгнув шинами, остановился перед въездом. Вышедший из передней двери пассажир представился.
   - Полковник Смолин, - отрапортовал человек невысокого роста. Его лысая голова была похожа на бильярдный шар.
   Он предъявил служебное удостоверение и дождался кивка головы встречающего.
   - Муса Идрисович летит со мной. Вот его паспорт.
   - Прошу поторопиться, - охранник уселся на заднее сиденье.
   Ворота КПП разъехались в стороны, и машина рванула на поле, повторяя зигзаги разрешённых маршрутов, метя к трапу виднеющегося вдалеке "Аэрбаса".
  
   Роскошные кресла в салоне первого класса приняли своих пассажиров, предоставив максимальный комфорт и спокойный отдых. Муса откинулся на спинку широкого сиденья и закрыл глаза: "Не люблю срочные командировки, но приказы шефа не обсуждаются".
   Мысленно он представил субъекта предстоящего дознания, с жалким видом стоящего на коленях, и лицо тронула едва заметная улыбка...
   Два часа полёта, проведенных под аккомпанемент тихого шелеста турбин и благожелательным вниманием стюардесс, пронеслись одним мгновением. Аэропорт назначения, появившийся вдали, светился, словно новогодняя ёлка. Вид трёхкилометровой посадочной полосы, расцвеченной жёлтыми и красными россыпями огней, совместно с рулёжными дорожками и пассажирским терминалом, в кромешной тьме зимнего утра напоминал базу пришельцев из фантастического фильма.
   Посадка. Момент касания бетонных плит не сопровождался аплодисментами: в самолёте находились серьёзные деловые люди, а не та публика, что в момент отлёта в отпуск забывает свои мозги дома.
   Телефон Алика, терпеливо ожидающего гостей за рулём серого "Ситроена С3 Пикассо", издал трель звонка. "Слава Всевышнему, прибыли. Пускай теперь сами разгребают эту навозную кучу. Не знаю почему, но я побаиваюсь Михаила. Этот клиент, с самого начала, был какой-то неправильный", - проскочила нехорошая мысль, после чего машина плавно нырнула под открывшийся шлагбаум.
  
   Глава 33
   Морозный воздух пьянил ароматом натуральной свежести. Ещё минуту назад, Миша стоял посреди неприветливого подвала и общался с высшим разумом, теперь же, ворота бывшей темницы, по-восточному - зиндана, находились в нескольких метрах за его спиной.
   "Ты можешь сделать так, чтобы спящие хозяева не услышали хлопка переноса?" - несколько минут ранее он обратился к Иескилю.
   "Я могу кратковременно отключить их органы слуха", - пришёл мысленный ответ.
   "Выполняй перенос на улицу".
   Лёгкий удар по щекам, произошедший в полной тишине, удивил Мишу: "А мне-то, зачем слух выключать? Вдруг он обратно не включится? Прошу так больше не делать", - в направлении "Взгляда" ушёл мысленный приказ-пожелание.
   Никого...
   "Не зря воры предпочитают работать с 4 до 5 часов утра. Ведь "вокруг все спят"... - вспомнилась фраза из песенки В.Медяника и Г. Лепса ("Я и Гришка") про ночное ограбление винного ларька. - Так... где же закопать камни? "Буханка" должна иметь место приземления, - Миша двинулся в направлении сосен, растущих одним кварталом ниже.
   Дорога с соснами была крайней к оврагу. Среди недостроенных зданий он нашёл расчищенную от снега парковочную площадку. Беглый взгляд вокруг: сугробы, камер нет, ближайшие жилые дома огорожены глухими заборами: "То, что надо".
   Правая рука проникла в штаны, где, в самом паху, за широким куском лейкопластыря находились восемь маленьких чёрных горошин... Рывок вверх... короткое ругательство. Чья-то нехорошая мать вспомнилась в момент пронзившей организм резкой боли.
   "Депиляция произведена, - досадливо поморщился Миша, разглядывая клок вырванных волос, насмерть прилипших к липкой ленте. - Вот на какие мучения идут наши любимые женщины, ради привлекательности и гигиены. Да уж... "Красота требует жертв" - мудрая фраза, однажды сказанная мудрым человеком".
  
   Очередной прыжок в пространстве был осуществлён на таёжную тренировочную базу. Недавно-приобретённый УАЗик скромно стоял "лицом" к закрытым воротам, а тусклое освещение от лампочки, расположенной в дальнем углу, освещало спящих на нарах людей. Хлопок переноса произвёл на них мощное воздействие.
   - Построение десятки, - взревел голос Хапты.
   - Построение, - вторил ему Садаш.
   В полной тишине народ вскочил со своих мест и принялся одеваться. Рыжий кот, скинутый в суматохе со своего лежачего места, также вышел на место построения и, неспешно потянувшись передними, затем и задними лапками, уселся посредине с видом ленивого зрителя.
   "В неторопливой грациозности котов есть что-то необъяснимо-притягательное. Обожаю этих существ", - глядя на невозмутимую усатую морду с разложенным на полу пушистым полосатым хвостом, Миша улыбнулся.
   - Десятка построена... Десятка построена, - один за другим прозвучали доклады командиров.
   - Приветствую вас, бойцы!
   - Здравия желаю! - пронесся дружный ответ.
   - Сегодня будет необычный день, и ранний подъём имеет важный смысл, - начал инструктаж Миша. - К нам прибывает не один, а целых два врага. Оба должны стать пленниками. Неракар, ты должен срочно организовать обустройство ещё одного места содержания. Два часа у вас есть.
   - Да, Избранник.
   - Один из врагов является ингушем по национальности, поэтому, в ваши головы Боги вложат знание его родного языка. Общайтесь с ним на ингушском, так будет даже лучше, - Миша сделал паузу и внимательно обвёл строй взглядом. - Со вторым, будем говорить по-русски. И ещё, всегда помните: опасность исходит от этих людей каждую секунду, какими бы они не казались безобидными. Демоны сидят внутри них и только ждут момента, чтобы проявить свою силу. Будьте предельно осторожны и не приближайтесь в одиночку. Любое действие должно выполняться двойкой, и ещё два человека обязаны стоять недалеко, в полной готовности к неожиданностям. Всё ясно?
   - Так точно, - вразнобой подтвердил хор голосов.
   - Командиры должны обеспечить попеременное круглосуточное дежурство рядом с пленниками. С ночи и до обеда охраняет десятка Хапты, после обеда и до полуночи - Садаша. Требую пресекать любое общение этих людей между собой, кроме бытовых тем. В случае неподчинения установленным правилам, можете использовать их в качестве боксёрских груш, только аккуратно: калечить нельзя. Ну, а если они сами начнут махать руками, то разрешаю врезать им от души. Действуйте адекватно обстоятельствам.
   Всё, можете разойтись. Десятники: команда "вольно". Те, кто не задействован в операции, могут отдыхать до подъёма. Неракар и Хапта, прошу подойти ко мне.
  
   При отсутствии пробок и, в дорожных условиях "до 7 часов утра", отличающихся пустотой и спокойствием, тридцатикилометровая дистанция комфортабельной трассы была намотана на диски за неполные двадцать минут, после чего "Ситроен" свернул на грунтовую дорогу частного сектора.
   Два квартала прямо... поворот, ещё два квартала, ещё поворот.
   Вдали показался дом Алихана, с цоколем, декорированным жёлтыми кусками златолита. В этот момент невзрачная "буханка" на перекрёстке, вместо того, чтобы притормозить, пропуская "помеху справа", нагло попыталась протиснуться перед самым бампером.
   Толчок, переходящий в скрежет металла. ДТП...
   "Долбо...б!" - в сердцах выругался Алик, глуша мотор.
   Из-за руля УАЗика вылез чурка в мешковатой одежде дорожного рабочего: оранжевом жилете и каске аналогичного цвета. В свете фар, он удивлённо принялся осматривать помятое крыло своей машины, не проявляя интереса к "Ситроену".
   Алик уже отстегнул ремень безопасности, готовясь выйти, но пассажир, прикрывший свою лысину меховой кепкой с козырьком, его опередил.
   - Сиди и не дёргайся. Не нравится мне всё это: не заметили, что машина без номеров? Муса, подстрахуй сзади, - он вынул из подмышечной кобуры угловатый пластиковый "Глок" и переложил его в карман куртки.
   При виде представителя пострадавшей стороны, "оранжевый" чурка переключил внимание на него. Сзади скрипнула дверь: появившийся "чурка номер два" скорчил виноватую рожу и развёл руками.
   - Я прошу прощения, думал, что успею проскочить, - неуверенно произнёс первый, делая шаг навстречу.
   Внезапно он увидел ствол, направленный в его сторону. Испуг на лице...
   - Быстро лёг, - прошипел "лысый".
   - Я не хотел... - начал фразу дорожный рабочий, но не успел закончить...
   Внезапно, жёстким броском кобры, он метнулся влево и вперёд, уходя с линии огня, на лету вцепляясь в руку с пистолетом, дёргая со всей силы на себя. Полуразворот... подсечка опорной ноги, выполненная ударом сбоку и под колено...
   Падение "лысого" на снег произошло за доли секунды. Левая рука нападающего стальной удавкой обвила шею соперника сзади, правая же, ранее перехватившая кисть с оружием, направила дуло прямиком в висок стоящего на коленях мужчины.
   Расширившиеся глаза Мусы выдавали его панику. За время двухсекундного побоища, он даже не успел сдвинуться с места, тупо взирая на происходящее.
   - Падай лицом вниз, руки на голову, иначе, твоему приятелю кранты, - командный голос Хапты был груб и требователен.
   Муса, мельком глянув в выпученные от нехватки кислорода глаза полковника Смолина, послушно выполнил приказ.
   В это время, второй чурка резво подскочил к "Ситроену", попытавшемуся завести двигатель, и рукояткой ракетницы разбил высокое стекло со стороны водителя. Отстранившийся вглубь кабины Алик получил целенаправленный апперкот в основание подбородка, с близкой дистанции, вырубивший его организм на ближайшую перспективу. Обшарив салон и изъяв оттуда дорожные сумки, нападающий застыл в ожидании директив начальства.
   - Пакуйте лежачего, - крикнул Хапта в темноту.
   Из "буханки" вывалились ещё два бойца, резво заломившие Мусе руки, препровождая того в машину.
   Расчётливый удар рукояткой "Глока", по затылку "лысому", обозначил финал стремительной операции захвата заложников.
   - Попались пернатые! - Сидящий спиной к водителю Миша, удовлетворённо кивнул головой. - Двигай к назначенному месту.
   Размышления на ходу:
   "Это только в романах Уилбура Смита на десятках страниц текста описываются длительные "кровавые поединки"... Чего в них только нет: персонажи взаимно стреляют, тонут в водоёмах, душат друг друга, разбивают головы о придорожные камни, падают, оживают вновь, становясь похожими не на живых людей, а на резиновых кукол из секс-шопа. И эта брехня, рассчитанная на простодушных читателей, продолжается до тех пор, пока не иссякнет краснобайство автора книги.
   "Говорил, ломая руки, краснобай и баламут... перед тайною Бермуд... все мозги разбил на части, все извилины заплёл..." - вспомнились строки из песни Владимира Высоцкого. - В реальной жизни всё происходит значительно скоротечнее: трах-бах-чебурах... несколько секунд и вот финал: злодей лежит, откинув ласты, похожий на дохлого таракана. Либо наоборот: прилетает встречная "маслина"... и ты сам труп", - был подведён логический итог акции.
   Остановка на парковочной площадке была недолгой: выкопав камни из снега, Миша вновь забрался в автомобиль.
   - Посветите фонариком!
   Тотальный шмон пленников он произвёл лично. Кроме документов и портмоне, на теле "лысого", под правой подмышкой, был обнаружен непонятный электронный прибор, размером со спичечный коробок и с короткой антенной.
   - Сексот... гнилая порода, - вслух прокомментировал Миша, вышвыривая зимние куртки, пустые сумки, мобильники, плюс шпионское приспособление, в открытую дверь. - Поехали! Музыку врубай!
   Мощные колонки взревели оркестровой аранжировкой и бодрым голосом Сергея Азарова:
  
   Я за базар отвечу, поверьте пацаны,
   Что круче нет на свете подольской той шпаны,
   Кто тяжелей стакана и в руки не берёт,
   А кто мне не поверит, тот дня не проживёт,
   В натуре....
  
   Воздушный удар по ушам был ощутимо-неприятным.
   Лежащие в проходе, вниз лицом, пленники, под оглушающий грохот музыки, вряд ли чего-то поняли. Резко появившееся дежурное освещение подвального помещения базы, пробивающееся сквозь задёрнутые шторки, вновь сменилось уличной темной. Ворота захлопнулись за выехавшим автомобилем.
   Шоу продолжилось.
  
   "Подольск родной мой город, гулял я тут и там.
   Но видимся мы редко, благодаря ментам.
   Любил красивых тёлок, под красное вино,
   Всё было так недавно, всё было так давно,
   В натуре...".
  
   В течение пятнадцати минут "буханка" медленно кружила по ухабам улиц таёжного городка, наматывая спирали в районе базы. Два человека на полу, с застёгнутыми в браслеты руками за спиной, лишь беззвучно матерились после форсирования очередной дорожной выбоины.
  
   Ворота подвала открылись после настойчивого автомобильного гудка.
   - Прибыли на место, господа-переговорщики, двигайте на выход, - сообщил Миша, с интересом разглядывая пленников.
   Включившиеся светильники, освещающие подвал Ткачёвской базы, немилосердно слепили глаза вышедших из машины людей, изрядно помятых, уже ничем не напоминающих вальяжных пассажиров первого класса воздушного лайнера.
   Лысый блестел гладкой кожей черепа и вздувшейся гематомой на затылке: его кепка осталась лежать закинутой второпях, где-то в жопе "буханки", а пустая кобура торчала из-под пиджака с оборванными пуговицами. Муса, по-видимому, отрихтованный ударом ботинка в область лица, ещё в процессе передвижения транспортного средства, пытался проверить комплектность челюсти, кривя рот и потирая больным местом о ворот белой рубашки.
   - Прошу ознакомиться с условиями содержания. Бонжур месье... - Миша приветливо махнул рукой в сторону дальнего угла.
   "Ехали мы ехали, наконец, доехали: с горки ух, в ямку бух...", - вспомнился стишок из детства.
   В сопровождении двойного эскорта пленники прошли до места постоянной дислокации, где, на расстоянии полутора метров друг от друга, располагались грубо-сколоченные лежаки с накинутыми на них полосатыми матрацами. Наручники, снятые с заложенных за спину рук, немедленно были перекинуты и на цепи, прикреплённые к анкерам бетонных стен. Длина каждой цепи позволяла лишь подойти вплотную к лежанке собрата по несчастью, но не давала возможности присесть на неё.
   - Командуйте построение, - Миша обратился к неотступно следующим по пятам десятникам.
   - Стройся!!! - немедленно понеслось по помещению.
   Две шеренги вытянулись в одну, Миша прошёлся взад-вперёд с видом командующего парадом. Остановился.
   Приказ бойцам был озвучен на египетском языке:
   - Общение между бойцами, требую осуществлять на языке великого Египта, - сообщил он. - Все разговоры с пленниками в моё отсутствие должны вести Неракар, Тоти и Якбаал, соответственно на языках, которые для них родные. Избранник Неракар остаётся моим заместителем, все вопросы адресуйте ему. Бойцы Хапты приступают к охране немедленно. Я убываю до вечера.
   Глянув искоса на унылые лица пленников, Миша распахнул ворота и вышел в темноту морозного утра. Через несколько секунд донёсся едва слышный хлопок. Неракар закрыл глаза и едва заметно кивнул: "Доброго пути, Избранник!".
  
   Материализовавшись в южно-бутовской квартире, Миша немедленно завалился на диван.
   "Мягкая постель, тишина, отсутствие опасности... - это кайф", - была финальная мысль.
   Богиня Бастет, в образе чёрной кошки с жёлтыми кварцитовыми глазами, перенесённая на тумбочку в большой комнате, благожелательно смотрела на вырубившееся тело.
  
   Глава 34
   Пилик-пилик-пилик...
   Настойчивый вызов мобильного телефона заставил высшего чина ФСБ нервно подняться в постели. Звонки в столь раннее время знаменуют крупные неприятности... Так вышло и на этот раз.
   Увидев знакомый номер, генерал удивлённо поднял брови:
   - Что за херня? - вместо приветствия сообщил он в трубку.
   Сбивчивый голос Саида начал кратко докладывать о происшествии:
   - Извини, уважаемый, за столь ранний звонок, случилось то, что никто не предполагал. Твой сотрудник похищен вместе с моим племянником Мусой в результате уличного нападения. Алихан, который их встречал, лежит дома и блюёт, по-видимому, сотрясение мозга, даже говорит с трудом. Его машина разбита. А сам задержанный Михаил исчез из закрытого подвала, причём совершенно непостижимым образом.
   Реакция ФСБэшника была мгновенной:
   - Мать вашу... Стадо баранов, без мозгов! - с ходу заорал он. - Ты хоть понимаешь, чем может грозить исчезновение полковника, оформленного в официальную командировку?
   Невнятное мычание в ответ.
   - Разъясняю для несообразительных: этот человек является носителем сведений, составляющих государственную тайну! Короче, если ты не решишь проблему, то начнётся такое... - генерал попытался подобрать слова к обуревавшим его чувствам. - Внутреннее расследование... затем, потянут ниточку и размотают весь клубок. Ну а далее... погоны и должности полетят, как чайки над помойкой. С нашим управлением внутренней безопасности не шутят. Имей в виду: у тебя тоже не будет шансов отсидеться и выйти чистеньким: этот дьявольский водоворот утянет на дно всех нас.
   - Да как я её решу? У меня нет доступа к дорожным камерам видеонаблюдения и локациям сотовых операторов. То, что я виноват перед тобой - признаю. Но давай работать сообща. Ещё не всё потеряно: передвижение любой машины можно отследить... Людей предоставлю, самых преданных и в любом количестве.
   - Бл... бл... дурак! Ты... до сих пор не понял, с кем рамсы попутал? Повёлся на призрачный свет халявы. Этого "апельсина" нельзя съесть... лишь зубы обломаешь. Он НЕ-СЪЕ-ДО-БЕН, - по слогам прокричал генерал. - Мудак твоё имя. С кем я связался... Я ещё в ресторане пытался намекнуть на это, так ведь нет: ты сам всё знаешь... упёртый, словно черенок от лопаты... во, точно... нашёл подходящее слово - палка... кожаная!!! - с чувством полного озверения выдал он. - Чего-то мне уже поперёк горла встала наша дружба... Я, конечно, приму меры, но имей в виду, если пропажа не найдётся, то тонуть будем вместе. И учти, на твоего племянника мне глубоко насрать: больше не упоминай своего "Му-му"... Терпила из Нижнего Тагила...
   Экран Саида Хамиевича моргнул окончанием вызова. Обескураженный, он ещё какое-то время сидел в кресле, после чего прошёл на кухню и налил себе рюмку выдержанного скотча "Ballantine's". Глоток, глубокий выдох:
   "Похоже на то, что я действительно крупно влетел, по непонятной причине. Мои собственные мысли вывернулись наизнанку: старею я сам... и теряю нюх. Да и грехи мои растут с каждым днём: блеск жёлтого металла делает людей слепыми. Действительно мудак... генерал прав", - он задумчиво подпёр голову рукой и погрузился в раздумья.
  
   Что может быть прекраснее сна? Сон обладает оздоровляющим эффектом, нормализуя психику и работу внутренних органов. Хорошо-выспавшийся человек всегда уравновешен, бодр и весел, и это не обсуждается.
   Миша потянулся всем телом и открыл глаза. "Тик-тик", - мерно выстукивали кварцевые настенные часы. Стрелки показывали 14-10. "Время обедать, затем в обратный путь. Вечернее шоу будет познавательным", - сформировался мысленный план действий.
   Миша оделся и отправился в ближайший ресторан под названием "Бакинские вечера". Недолгое ожидание и великолепный "Борщ Московский", ярко-красного цвета, уже был подан на застеленный скатертью стол. Фирменный куриный салат этого заведения, под аналогичным названием, был оставлен на закуску.
   Неспешно жуя, мимоходом поглядывая в окно, Миша наслаждался вкусом блюд. Наконец, он сдёрнул с колен атласную салфетку и вытер о неё руки.
   "Жизнь удалась", - пронеслась стремительная мысль.
   Из оставленной на столе тысячи, 250 рублей являлись чаевыми для официанта.
   "Пообедал, скромно и со вкусом. По московским меркам, здесь вполне божеские расценки".
   Улица Адмирала Лазарева встретила его ярким солнечным светом и привычной суетой большого города.
  
   Перенос... Вечер на Урале был неприветлив и тёмен.
   Пурга-пурга... Ветер немилосердно выл в углах зданий и сыпал в лицо белой крупой. Казалось, что кроме хаоса из снега, в этом мире больше не существовало ничего другого.
   Миша посмотрел под ноги. Безумные вихри воздуха успели замести следы людей и автомобильных шин: от тех, которые были оставлены поутру, сохранились лишь жалкие намёки. Он тихо постучал в металлические ворота...
   Свет и тепло помещений подвального этажа базы резко контрастировали с уличным промозглым холодом.
   Пленники лежали на кроватях в окружении стоящих рядом бойцов. Два справа, два слева: "Всё правильно, я так и приказал".
   - Кормили их? - спросил он на египетском.
   - Да, - ответил подскочивший Неракар.
   Вдали, на кожаных матах, несколько бойцов отрабатывали броски и удары.
   "Нихрена у них ноги работают... не хуже, чем у Ван Дамма. Только и мелькают в воздухе, - Миша засмотрелся на танец, состоящий из дикой смеси карате, бокса и вольной борьбы, исполняемый его подопечными. - За такое издевательство над теорией спортивных единоборств, дисквалификация обеспечена на первых же соревнованиях. Но, в то же время, ребята махом уложат кого угодно. Культовый Брюс Ли им, конечно, не по зубам, но всякой мелкоте точно не поздоровится. Хм-м-м... Интересно, есть ли уникальный опыт в голове Мусы?".
   "Есть", - абсолютно неожиданно раздался ответ "Взгляда".
   Миша вздрогнул. Последующие размышления были недолгими.
   - Освободить молодого пленника, - приказал он по-русски.
   Муса удивлённо поднял брови.
   "Иескиль, прошу тебя, в случае появления в голове этого человека мыслей о побеге, кратковременно отключить ему чувствительность ног. Ну, типа, парализовать ноги, на одну секунду... ведь время имеет решающее значение".
   Ответный мысленный посыл был утвердительным.
   Миша подошёл ближе к ингушу. Приветственный кивок головы.
   - Муса, я рад нашей встрече. Ты, конечно же, вляпался в эту авантюру по самые помидоры... и я тебе искренне не завидую. Но шансы ещё остаются... - глубокомысленно произнёс он. - Сегодня всё зависит от твоего примерного поведения. Как говорят на киче: "Сотрудничество с администрацией увеличивает вероятность досрочного освобождения". Так что, прошу не глупить.
   Освобождённый от наручников узник неторопливо слушал, растирая запястья, стоя рядом с лежаком.
   - Эй ты, козёл, - раздался в сторону Миши крик его соседа. - Ты не понимаешь, куда ты сам вляпался! Муса, не поддавайся на уговоры. Час... максимум два... и эту богадельню зачистят ребята из ЦСН ФСБ. Много я видал придурков, но таких отмороженных - первый раз. Готовься к проблемам, баклан, - его лысая голова застыла с гордым выражением морального превосходства на лице. - Здесь тебе Россия, а не Чуркменистан, и ты сейчас находишься в полной заднице. Выражаю сочувствие.
   - Ну да... - с неопределённой интонацией протянул Миша. - Клювом щёлкать ты горазд... Однако слово "козёл", сказанное в адрес гражданина начальника - это уже перебор. Вырубите его, - лёгкий кивок Хапте.
   Удар в солнечное сплетение заставил "лысого" согнуться на 90 градусов, лёжа на кушетке и ловя воздух беззвучно открытым ртом. Второй удар, сбоку, в грудную клетку, похоже, сломал ему ребро. Пленник захрипел.
   - И вообще, команды разговаривать не было. Забыл требования Устава? - Миша подошёл вплотную к скрючившемуся телу. - Если хочешь выжить... ха-ха... до прибытия твоего ЦСН, то веди себя культурно. Словечки поганые... оставь для жены, либо, кто у тебя там есть, на должности жены.
   "Иескиль, у него есть баба "на стороне"?
   Спустя мгновение, продолжил.
   - Эта прошмандовка, с Петровско-Разумовской, схавает их "на раз-два". Ей параллельны твои причуды... Что банан, что банан с форшмаком... та же дрянь... - в голове непроизвольно возник образ станции метро, его западного зала, в серых тонах полированного мрамора, и ярко-накрашенное лицо улыбающейся вульгарной женщины.
   "Лысый" встрепенулся, но тут же затих, свернувшись в позе эмбриона.
   - Вот так и лежи, чмо плешивое, чтоб я тебя больше не слышал, - назидательным тоном произнёс Миша.
  
   Поединки с Мусой удивили своей интенсивностью и произвели впечатление.
   Первый египетский боец лёг спустя двадцать секунд. Боксёрские перчатки ингуша окрасились кровью из разбитой в хлам брови соперника. Второй человек выстоял минуту, чудом изворачиваясь под градом ударов... в конечном итоге повторив судьбу первого.
   "Иескиль, что происходит?".
   "Твои бойцы не понимают логику левши. Левша бьёт не с той стороны и не из той позиции, что все остальные. Очень неудобный противник".
   "Быстро научи ребят методам противодействия".
   "Да".
   Короткий отдых.
   Пятиминутка в кресле, с пластиковым стаканчиком минералки в руках, восстановили способности Мусы к бою. Третий боец уже не казался ему суперменом... так, середнячок из верхнего отстоя...
   "Переоценил я эту команду, - лишь только подумал Муса, как немедленно пропустил лёгкий удар ногой в правое ухо. - Да ну..." - он почувствовал прилив адреналина и бросился в бой.
   Пробник... второй...
   Его соперник резво скакал на полусогнутых ногах, не давая прицельно ударить себя. Вот с противоположной стороны наметился верхний удар... попытка удара... Муса его легко блокировал: "Какой-то жиденький ударчик", - лишь подумал он, как рука противника молнией метнулась в то же место. Повторный блок был ошибкой: ложное движение заставило Мусу разогнуть правый "щуп" в ответном выпаде, в то время, как соперник резко подсел на левую ногу и достал его печень ударом "из-под земли". Реакция, в виде опускания рук, ничего не дала: незнакомый боец выполнил "циркуль", перенеся опору на правую пятку и влупил мгновенную серию из двух ударов в заушную область шеи. Сознание мелькнуло перезагрузкой от испытанного шока, дыхание сбилось. Глаза с трудом сфокусировались на фигуре напротив.
   "Пора заканчивать этот цирк", - Муса попытался осуществить свой фирменный приём, в невероятном прыжке целясь в одно из колен соперника, намереваясь выбить его прямым резким ударом ... и, после этого, рвануть на выход, к воротам. Однако в самый ответственный момент отталкивания от поверхности, ноги вдруг стали ватными, и он грохнулся на спину, с громким шлепком приложившись затылком к матам, потеряв ориентацию в пространстве.
   - Руки вперёд, - услышал он требовательный приказ на русском языке.
   Наручники защёлкнулись на запястьях... и, прямо с ринга, его потащили к лежачему месту заключения.
   - Цирк окончен. Ты ведь это хотел сказать? - Миша опустился на табурет за складным туристическим столиком, на котором были разложены трофеи: паспорта, удостоверения, банковские карты, одна упаковка пятитысячных купюр, пистолет "Глок", пачка ментоловых сигарет и зажигалка в виде вьетнамского дракона.
   Он достал одну сигарету из пачки и прикурил.
   - Ну и дрянь! Бабский вариант, - недокуренная сигарета полетела в сторону ворот. - Надеюсь, этот пидор не ты? - Миша впился взглядом в Мусу. Тот промолчал, всем затылком ощущая тупую боль, вызывающую рябь в глазах.
   - Чего-то маловато денег привезли... Только на шлюх и хватит. Где же остальное бабло? - Миша поднял брови, изображая величайшее недоумение.
   Молчание.
   - Ладно. Начинаем дознание. С какой целью вы прибыли в наш город?
   - Да пошёл ты... - прохрипел "лысый".
   - Слюшай, джура, - Миша вспомнил изящную словесность Паши Ткача, - Не знаю, как тебя называть по уму... давай прикинем тебе погоняло "Шарик"?
   Лысый с ненавистью уставился на Мишу. Промолчал.
   - Не нравится это имя, вижу по глазам... Хотя, есть более выразительная кликуха - "Поплавок". Ответь мне, почему говно в воде не тонет? Вероятно потому, что имеет много общего с тобой, - был подведён итог рассуждений.
   Обращение к высшему разуму: "Иескиль, покажи мне портфолио этого госслужащего".
   - Твою мать... - через пару секунд выругался Миша и упёрся ненавидящим взглядом в лысого полковника.
   - Что скажешь в своё оправдание?
   - Не понял...
   - Ты зачем измывался над беременной женщиной, пиная её в живот? Ты, грязное животное, радовался и улыбался, когда у неё случился кровавый выкидыш... Полный писец!!! - его передёрнуло всем телом. - Неужели тебя этому учили в Высшей школе КГБ им. Ф. Э. Дзержинского? Да ты больной на всю голову! - Миша в ужасе попытался отстраниться от нахлынувших образов безобразной вакханалии "допроса с пристрастием" и истекающей кровью женщины, лежащей на цементном полу. Её огромные глаза были наполнены нечеловеческими страданиями.
   - Приставьте этому уроду к животу ракетницу, пусть отвечает... или, по моей команде, выжгите ему потроха.
   Боец из дежурной десятки Садаша, с ракетницей в руках, подошёл к пленнику и упёр 26-миллиметровый ствол под солнечное сплетение. Щёлкнул взведённый курок.
   - Будешь отвечать, тварь?
   - Она была женой полевого командира, которого было велено "сломать", - с трудом выдавил из себя лысый.
   - Но ведь дело не в этом...
   - Чего...?
   - За что ты, долбаный Поплавок, так ненавидишь ИХ?
   - Они все террористы... и даже неродившиеся дети.
   В момент этого диалога лицо Мусы покрылось красными пятнами. Внезапный прыжок в направлении соседней лежанки... Рука ингуша двумя пальцами ухватила под кадык горло "лысого".
   - Кафир!!! - выкрикнул он и стиснул захват руки, пытаясь передавить аорты.
   У "лысого" закатились глаза.
   - Прекратить!
   Несколько человек бросились оттаскивать Мусу, клещом впившегося в шею соседа и не желающего ослаблять хватку. Как два сиамских близнеца, неразрывно связанные друг с другом, тела бывших партнёров повалились на пол. Лысый начал терять сознание.
   - Я найду тебя, и ты умрёшь страшной смертью, рано или поздно, помни это... легавый ублюдок! - продолжал кричать Муса в исступлении, с уже заломленными за спину руками.
   Полковник Смолин лишь только вращал глазницами, ловя ртом воздух и не понимая сути происходящего.
   - Укоротить цепи, - короткий приказ был выдан, не вставая со стула.
   Спустя несколько минут пленники стали недоступны друг для друга.
   Миша откупорил бутылку "Пепси-колы" и отпил половину. Дым от прикуренной сигареты неспешно поплыл в сторону мощной вытяжки, улиткой свернувшейся под потолком помещения. Он бесцеремонно разглядывал пленников.
   - А давайте посмотрим, сколько душ вы, господа, загубили...
   "Иескиль, сделай им подкожные кровоизлияния на руках, соответственно количеству совершённых убийств невинных граждан".
   Лёгкое дуновение ветра прошелестело по подвалу. Полковник ФСБ в ужасе уставился на свои руки, с полопавшимися сосудами, от кончиков пальцев до подмышек. Местами кровь выступила мельчайшими бисеринками, похожими на пот... У Мусы покраснели лишь только кончики пальцев.
   - По локоть в крови... вовек не отмыться, - риторически произнёс Миша, глядя на Поплавка. - Да вы, батенька, палач, не хуже нациста Йозефа Менгеле. "Доктор смерть" ваше истинное имя. Боюсь, что эта командировка станет последней в вашей жизни.
   Сам полковник, похоже, перестал что-либо воспринимать, ошеломлённо глядя в пространство перед собой.
   - Хм-м-м... - Миша переключил своё внимание на Мусу. - А ты, оказывается, ещё не потерянный человек... хоть и уже замаранный. Но, по сравнению с этим дерьмом, - кивок в сторону ФСБэшника, - чистый ангел. Неужели ты не боишься Божьего суда? Тебе ведь придётся отвечать за свои грехи перед Ним... - Тем, "Кто дарует жизнь и умерщвляет"... молить его о пощаде... Ты готов к этому разговору? Ты уверен, что вёл праведную жизнь, и твои поступки будут одобрены Всевышним?
   Внезапно Муса склонил голову и закрыл глаза.
   "Иескиль, о чём он думает?".
   "Молится за спасение души".
   Миша встал и надел зимнюю куртку. Разложенные на столе вещи перекочевали в его спортивную сумку.
   - Охранять и глаз не спускать, - египетский язык стал для него чем-то родным и естественным. - Принимать решения буду завтра.
   Он накинул капюшон и вышел в ночь.
  
   Утро нового дня не принесло Саиду Хамиевичу никаких утешительных вестей.
   Несмотря на то, что мобильные телефоны, сумки и одежда пропавших людей нашлись, сами люди исчезли без следа, вместе с безномерной "буханкой". Три выезда из частного микрорайона худо-бедно просматривались камерами: пусть и в темноте, но какая-то движуха должна была сохраниться в их накопителях. Ан нет... Пусто... Всё и везде пусто. Ноль. От этих новостей тянуло могильным холодом.
   Звонок мобильника раздался ровно в 11-10. Незнакомый номер. Саид активировал начало разговора.
   - Слушаю.
   Тишина в динамике.
   - Михаил?
   - Маршалла ду хьоьга, - прозвучало традиционное чечено-ингушское приветствие. - Аз дукха гоавергвац хьо (я не задержу тебя долго).
   Миша перешёл на язык общения жителей предгорного аула, скачанный Иескилем с матрицы Мусы.
   - Я приехал на переговоры, ты готов к свтрече? - Миша сделал паузу, но ответной реплики не дождался.
   - Предлагаю разрулить ситуацию и остаться при своих.
   Лицо Саида побледнело, на лбу выступил холодный пот.
   - Чего ты хочешь? - глухим голосом произнёс он.
   - Эта сделка будет на моих условиях. Первое: ты сейчас спускаешься, без кипиша и охраны, сюда, в "Грабли". Я тебе передаю личные вещи арестованных и подробности их прибытия в Москву. Ну а ты, в свою очередь, прихвати оплату за последнюю партию товара. Та пачка пятитысячных, которая была в кармане Мусы, в расчёт не входит - это военный трофей. Хьо кхетий сох?
   - Со хьох кхийтар...
   Негнущимися пальцами Саид достал ключ от сейфа и, открыв его, принялся перекладывать пачки наличности в портфель. Устало махнув сидящим в приёмной охранникам, чтобы не беспокоились, он вышел к лифту и, активировав его картой, нажал кнопку первого этажа.
  
   Михаил сидел за столиком у бара и пил кофе. Появление Саида не обозначило на его лице никаких эмоций.
   - Присаживайся, - вместо приветствия произнёс он и отодвинул стул. - Деньги на стол.
   Саид положил портфель и щёлкнул замками. Приподняв клапан мизинцем, Миша заглянул внутрь и осмотрел содержимое.
   - Порядок. Надеюсь без "сюрпризов"? Игры закончились...
   Саид кивнул в ответ.
   Портфель перекочевал к Мише на колени.
   - Теперь моя очередь, - он поднял с пола сумку и расстегнул молнию. - Здесь удостоверения, паспорта, банковские карты... Плюс служебное оружие лысого урода. Попроси знакомых из его ведомства, чтобы лишили права носить оружие. Пушка психу не игрушка. Завтра, в это же время, лысого привезут сюда на такси, прямо к шлагбауму. Можешь приглашать встречающих. Муса придёт отдельно, своими ногами и немного позже. Устраивает такой расклад?
   Молчаливый кивок головы.
   - Поскольку ты провинился, то будешь должен выплатить контрибуцию. Требования простые: с тебя пять паспортов на граждан Ингушетии. Вот фотографии для вклейки. - Миша положил на стол прозрачный пакетик с фото. - На твоей родине люди тоже умирают и пропадают. Сей факт можно официально не оформлять. Пусть продолжают "жить" под теми же фамилиями, но с новыми паспортами, восстановленными якобы после пожара, либо другой утраты. Плюс к этому, с тебя пять "Калашей" и пять "цинков" с патронами. Три раза "по пять", запомнил? Как видишь, требования скромные, вполне посильные.
   Да, ещё, имей в виду, Муса работает на тебя последний месяц, после чего уезжает из Москвы. Готовь выходное пособие племяннику... дядя. Я позвоню в тот момент, когда у тебя появятся все заказанные вещи. Но смотри... не затягивай это дело и не лги. Ненавижу лжецов.
   Миша встал и, прихватив портфель с деньгами, двинул на выход. Его смартфон остался лежать на столе в качестве прощального сувенира. Взгляд Саида Хамиевича, направленный в спину уходящему собеседнику, выражал внутреннее опустошение.
   Дойдя пешком до улицы Ткацкой, Миша перешёл дорогу и проник на площадку какой-то стройки рядом с одинокой высоткой. Хлопок...
  
   Глава 35
   За время Мишиного отсутствия в подвале базы никаких изменений не произошло. Дежурная смена охраняла пленников, часть людей отдыхала, а рыжий кот, устроившись между раскинутых ног одного из них, нагло вытянулся во всю длину, не давая повернуться на другой бок.
   "На котов можно смотреть бесконечно долго, как на пламя костра. Если есть в природе совершенство, то это кошки, большие и маленькие. Они великолепны в своём образе обольстительных хищников: порой ласковых, а порой и кусаче-царапучих. Но если они тебя уважают, то в итоге остаётся только ласковое "мяу". Мяукают даже рыси и пумы", - вспомнил Миша.
   Складной стол стоял на своём месте, напротив лежанок пленников. Пристёгнутые короткими цепями к стенам, они молча взирали на происходящее вокруг.
   - Ну что ж, господа, начнём третий акт? Он же и заключительный. Наша пьеса подходит к финалу. Прошу сесть вертикально.
   Пленники подчинились.
   - Как ты понимаешь, Поплавок, твои мечты о появлении спецназа остались лишь мечтами. В связи с чем, есть повод задуматься о сохранности собственной шкуры. Угу? - Миша выразительно посмотрел в глаза полковника.
   Тот быстро кивнул.
   - Понятливый оказался. Куда только весь гонор делся?
   Он продолжил.
   - Остаться в живых, после всего, что мы узнали про тебя, вариантов немного. Вернее, есть только один вариант. И я его озвучу. Завтра ты прибываешь в столицу и, в сопровождении своих коллег, едешь на Лубянку. Твои документы и личное оружие уже находятся там. Наши разговоры и прочие подробности - забудь. На все вопросы ты должен молчать, как партизан в застенках гестапо: "Не помню, был в отключке", и всё тут. Пробоина на крыше тому подтверждение. Ферштейн? Всасываешь?
   Свободная рука полковника потянулась к лысому черепу и нащупала запёкшуюся рану на его тыльной стороне. Очередной кивок означал согласие со всеми предложенными условиями.
   - Далее, пишешь заявление на увольнение. Психически нездоровым людям в службе безопасности делать нечего: сплошная дискредитация уважаемого ведомства и государственной политики в целом.
   - Далее, свою "трёшку", на шестом этаже 8С1 в Большом Патриаршем переулке, рыночной стоимостью 56 миллионов рублей, продаёшь срочно, за 30 лямов, - Миша почесал за ухом. - Вот нихрена себе государство расщедрилось! Выделяет элитное жильё всяким недоноскам... Деньги переправишь в Ингушетию, лично в руки Идрису Ахметовичу. Вот адрес, - он нацарапал на обрывке газетной бумаги реквизиты получателя.
   - Да-да, Муса, твоему родному отцу, - увидев изумление в глазах молодого пленника, сообщил Миша.
   - На всё про всё, тебе даётся один месяц. Ребята, - поворот головы в сторону шеренги бойцов, - принесите чёрное 90-литровое корыто, в котором мешали цемент, и налейте туда воды.
   Приказ был выполнен оперативно.
   - Теперь смотри, Поплавок, что будет, если ты решишь вильнуть кормой: вот оно, твоё любимое развлечение на допросах, прямо перед тобой. Я считаю, что шеф-повар всегда должен знать вкус своего фирменного блюда. Будем пробовать???
   Маска дикого ужаса перекосила лицо полковника ФСБ.
   - Нет-нет... нет... только не это!!!
   - Успокойся, чувак... Чего ты, как баба, сразу начинаешь истерить? Неприятности нужно принимать по мере их поступления. Так вот, - убедившись в стабильности пациента, продолжил Миша, - в случае нарушения вменённых тебе обязательств, ты вернёшься сюда, на это место, и будешь тонуть в этом корыте... и воскресать обратно... и снова тонуть... - бесконечное количество раз. Пока твои мозги, от гипоксии, не пропищат прощальный привет. Ты мне веришь?
   - Да, да... да!
   - Ты сделаешь всё правильно, без косяков?
   - Да!
   - Где ты будешь жить после увольнения и продажи квартиры, меня не интересует. Можешь уйти в монастырь, а можешь и на кладбище устроиться... ночным сторожем. Там тоже спальное место предоставляют. Но если я узнаю, что ты опять пробрался в "органы", то готовься к худшему. Корыто будет стоять на этом месте, и ждать тебя до тех пор, пока ты окончательно не исчезнешь с горизонта, так или иначе. У меня всё.
  
   Миша перевёл взгляд на Мусу. Переход на ингушский язык.
   - Требования к тебе будут значительно гуманнее. Жди звонка отца: как только он подтвердит получение денег, сразу уезжай из Москвы в родной аул. Там построили новую мечеть. Жизнь продолжается. Про этот город грехов забудь, душе здесь места нет, всё вокруг продано, а местные жители поклоняются бумажным Богам, имена которых состоят из циферок, начертанных на банкнотах: им молятся, им приносят в жертву близких, за них отдают здоровье и жизнь.
   Эту девушку... невесту свою, Лауру, тоже забудь. Она тебя любит, но, одновременно, любит и другого мужчину в своём рекламном агентстве. Сказать кто это?..
   И я знаю, что произойдёт дальше. Эта проблема разрешится банальной мокрухой, за которую тебе нарисуют пару пятилеток строгача. Жизнь коту под хвост... а ведь, по чесноку, ты ни в чём не виноват. В твоих жилах течёт ингушская кровь, и этим всё сказано. Подумай, нужна тебе эта канитель?
   В твоём родном ауле есть праведник по имени Муслим, ты знаком с ним и его семьёй. Его три дочери выросли, и ты должен взять старшую, Марем, себе в жёны. Она будет единственной любовью и верной опорой для тебя до конца жизни. Ингушская женщина не способна на предательство. Ты будешь вечно благодарить Всевышнего за такой подарок.
   С полученными деньгами не жадничай. Каждый правоверный мусульманин обязан делиться своим состоянием. Значительную часть из них пожертвуй мечетям. Я рад, что в вашем селе не проповедуется экстремизм. Эти средства пойдут на благие дела, на благоустройство мест священных собраний и благотворительность.
   Остальное оставь на нужды своей новой семьи. Построй дом, заведи хозяйство, купи автомобиль для работы. Твои бойцовские навыки пригодятся для воспитания подрастающего поколения: занимай местных парней спортом, возможно, вырастут чемпионами.
   На твою неразумность я зла не держу. Люди часто ошибаются под влиянием внешних факторов. Во всём виноват твой дядя. Он плохой человек. Ложь и корыстолюбие - это грехи перед Богом.
   Знаешь, Муса: богатство, слава и власть над людьми - это лишь миражи, заслоняющие Истину. И в последний момент, чаще всего, уже на смертном одре, они рассеиваются утренним туманом. Человек понимает, что остался у разбитого корыта: без близких людей, без душевного спокойствия и без надежды на вхождение в Царство Божье. Сундуки золота, зарытые в подвалах... бриллианты, спрятанные в банковских ячейках... валюта на заграничных счетах - вмиг становятся пустышками, не стоящими ломаного гроша. Всегда помни об этом.
   Муса с трудом встал с лежанки и почтительно кивнул.
   - Спасибо! В твоих словах я чувствую правду жизни.
   - Кто имеет уши слышать, да слышит. Дика мел дар хилда хьона.
   Миша развернулся и направился в угол с железной лестницей, ведущей наверх.
   - Гасите свет, - мимоходом произнёс он на египетском языке. Освещение погасло, окромя дежурной лампочки в дальнем углу.
   "Иескиль, усыпи этих людей".
   Пленники синхронно закрыли глаза. Тишина.
   "Обеспечь их сон до переноса в столицу".
   "Да".
   Хлопок...
  
   На следующий день, уже ближе к полудню, ожидающая клиентов у станции "Выхино" машина такси, подхватила одинокого пассажира.
   - Метро Семёновская, ресторан "Грабли".
   За несколько минут до прибытия пассажир сообщил:
   - Остановись у торгового центра. Сейчас ты выходишь, типа за сигаретами, через пять минут возвращаешься. Можешь заглушить мотор и забрать ключи. Когда вернёшься, пассажиров в машине прибавится, прошу этому не удивляться. Вот тебе оплата, чтобы лишних вопросов не задавал, - он протянул водителю полновесную пачку тысячных купюр.
   На этих словах разговор закончился. За спиной водителя хлопнула дверь.
   "Псих какой-то... Однако нужно брать. Не каждый день перепадают "стольники", - подумал таксист. Вернее - они вообще не перепадают. Точно псих..." - подвёл он мысленный итог и направился вверх по ступенькам в продуктовый отдел торгового центра, расположенный на первом этаже.
   Куртку с камнем "Взгляда" пришлось снять. Обращение к Иескилю... хлопок... база на Урале. Второй хлопок. Миша вновь очутился на переднем сидении такси. Позади него добавились два тела.
   "Буди их нахрен!".
   Пленники открыли глаза.
   - Ну что ж, господа, я приветствую вас в городе-герое Москве. Как вы умудрились проспать всю дорогу, сам не врублюсь. Перед выдачей мы вас переодели, можете не благодарить.
   Спортивные костюмы китайского производства и спортивные шапочки резко контрастировали с чёрными лакированными ботинками... "Да ладно, сойдёт и так", - глядя на них, с ухмылкой подумал Миша.
   - Там, за светофором, тебя уже ждут, - обратился он к полковнику ФСБ. - Выходишь из машины у шлагбаума и машешь ручкой нашему уважаемому водителю. Хм-м-м... Забыл про наручники... Значит, машешь двумя ручками. Угу?
   Быстрый кивок головы.
   - Ну а мы с тобой, Муса, выходим здесь.
   Появившийся таксист мельком глянул на новых персонажей и уселся за руль. Миша повернул голову к нему:
   - Мы вдвоём, вас покидаем. Ну а этого... "пана-спортсмена", - Миша кивнул на "лысого", - высадишь за перекрёстком, рядом с "Граблями": ему нужно срочно покушать. Рекомендую сразу после этого дёрнуть без оглядки... - он нагнулся к уху водителя и прошептал. - Про деньги никто кроме меня не знает. На всякий случай считай, что это твоя трудовая заначка, с этой поездкой никак не связанная. Пока.
   Миша вышел из машины и распахнул заднюю дверь.
   - Руки!
   Муса протянул конечности в браслетах. Поворот ключа и оковы пали...
   - Я ухожу первым, затем и ты выходишь. Отпускай машину и стой на ступеньках, пока не увидишь, как твоего подельника увезут "в сопровождении". Затем беги вприпрыжку к дяде, он соскучился.
   Миша повернулся и пошёл прочь, метя через сквозной этаж торгового центра к станции метро "Семёновская". На глаза попались застеклённые двери ресторана быстрого питания.
   "А не сходить ли мне в бесплатный туалет? - подумал он, спускаясь по ступенькам. - Оттуда и пошлю прощальный привет столице".
  
   Глава 36
   Египет. Мемфис. Середина июля.
   Праздник наступления Нового года отмечался в дни максимального пика половодья в бесконечной и прекрасной реке, пронзающей Египет насквозь, подобно боевой стреле, с оперением из вечнозелёной Дельты, несущей жизнь и процветание древней нации.
   Совпадающий по времени с торжеством Опет, отмечаемым в столичных Фивах с огромным размахом, Новый год отличался от него во многих отношениях и традиционно объединял все провинциальные города. Жители 42 исторических номов-областей Верхнего и Нижнего Египта, в соответствии со своими традициями, воздавали почести Богу солнца Ра, не забывая и местных Богов - творцов и хранителей египетской цивилизации. Ублажить Богов молитвами и жертвоприношениями, чтобы получить их благословление на ближайший год - общая идея владела умами простых жителей речной страны, вынужденных, в момент наводнения, перемещаться по собственным полям на лодках.
   Впрочем, тот факт, что лучшие пахотные земли временно трансформировались в отстойники для ила, в которых квакают лягушки, граждан нисколько не волновал... даже наоборот: чем больше ила останется на полях, тем тучнее будут урожаи, собираемые троекратно за год.
   "Расслабиться и получать удовольствие от жизни", - фраза, однажды произнесённая маркизом Керзоном, британским министром иностранных дел, как нельзя точно описывала внутреннее состояние египтян во время летних разливов реки.
  
   В тот момент, когда палящее солнце плавно миновало зенит и начало постепенное снижение над горизонтом, торжество, к которому так долго и тщательно готовились жрецы храма Тота, вступило в свою самую зрелищную стадию.
   На высоких водах священного Нила покачивались десятки ладей, барок и мелких рыбацких лодок, сделанных из тростника. Военные суда, с экипажами на борту... пузатые грузовые фелюги, расправившие белые залатанные паруса, перевозящие зерно, сено и древесину... - всё смешалось в русле переполненной до краёв реки. Снующие в поисках оптимального места для выгодной диспозиции посудины, порой, стукались бортами друг о друга, после чего раздавались гортанные крики, содержащие отборные ругательства, переходящие в перепалки на тему "кто виноват". Затем конфликтующие стороны расходились ни с чем, под натиском прочих плавсредств, пытающихся втиснуться в малейшую образовавшуюся щель и заякориться поближе к центру торжества.
   Сборный деревянный помост, устанавливаемый в особых случаях, красовался на левом обрывистом берегу, в нескольких сотнях метров выше по течению по отношению к храму. На помосте в два ряда расположились тридцать жрецов, в белых одеждах и полосатых клафтах, расшитых жёлтыми, а порой, и золотыми нитями, что являлось привилегией священнослужителей. Из всех частей тела открытыми для солнечных лучей и взглядов простолюдинов оставались лишь лица и уши. Шею каждого жреца украшало ожерелье-воротник ускх, состоящее из многорядных подвесок, инкрустированных драгоценными камнями и цветной эмалью. Внешнее великолепие подчёркивало значимость предстоящего события.
   В центре помоста, лицом к реке, стояли два человека: верховный жрец Сатхуб и рослый чтец, громогласным голосом нараспев читающий священную книгу, написанную Богом Тотом о путешествии Ра по подземному царству.
   "Каждый день плывет Ра по небесному Нилу на дневной ладье Манджет и достигает вечером западных гор, где находятся ворота подземного царства, - в моменты коротких передышек жрец поднимал взгляд и озирал затаивших дыхание зрителей. - Выходят навстречу ладье горные павианы и приветствуют Ра, распевая песни. Cадится Ра в ночную ладью Месектет и плывет по подземному Нилу, в длинной и узкой долине с двенадцатью воротами, расположенными по всей долине на одинаковом расстоянии друг от друга. Каждый час проплывает Ра мимо ворот, и выходят к нему обитатели подземного царства, чтобы приветствовать солнце. В полночь проходит Ра последние ворота и начинается страшный бой Ра с его заклятым врагом Апопом. Огромен Апоп -- его тело 450 локтей в длину. Апоп выпивает всю воду подземной реки, чтобы помешать Ра плыть дальше, чтобы погубить его. Все Боги помогают Ра и пронзают копьями каждый изгиб тела Апопа. И побежденный Апоп изрыгает обратно всю проглоченную воду. И Ра снова плывет на ладье, и Боги славят его: Силен Ра, Слабы враги! Высок Ра, Низки враги! Жив Ра, Мертвы враги! Плывет Ра по подземному Нилу и достигает он подземных гор. Бог мудрости, Тот, сопровождает Ра в его ладье и записывает его подвиги в свою книгу, для подарка жителям Египта. Открываются ворота горизонта, выходит Ра из ночной ладьи Месектет, умывается в водах прозрачного озера, надевает красные одежды и садится в дневную ладью Манджет, чтобы плыть по небесному Нилу и озарять землю своим сиянием".
  
   Драпировку тканей, свисающих с помоста и украшенных изображениями подвигов Ра в окружении других Богов, и, конечно же, поверженного Апопа, шевелил лёгкий ветерок, дующий с реки. Тысячи цветов, специально выращенных к началу торжеств, яркими гирляндами украшали несущие конструкции и ближнее пространство вокруг центрального сооружения. Торжественность момента уже не нарушало неудобство от летней жары: солнце клонилось к закату, означая скорое отплытие Ра в путешествие по подземному царству и начало многодневного пиршества египтян.
   Феллахи, ремесленники, царские люди хемуу, жрецы из других храмов... практически все обитатели Мемфиса и окрестностей, расположились на берегах Нила, наблюдая за праздничной службой.
   Апофеозом действа явился вынос из храма Тота восьмиметровой священной барки Ра.
   Носильщики из числа жрецов миновали внутренние дворы храма, с баркой на руках, закрепленной на двух прочных деревянных брусках, и, зацепив её верёвкой, протащили волоком через узкий проём центрального пилона. На них были надеты только белые треугольные передники, создающие контраст с загорелыми торсами. Впереди шагал храмовый музыкант с огромным тамбурином, выбивая на нём такт распеваемого гимна во славу Ра. После выхода с территории храма, к процессии жрецов, вереницей следующих за баркой, присоединились музыканты с двойными тростниковыми флейтами и трубачи. Жрецы высшего ранга, в накинутых на плечи шкурах леопардов, жгли в переносных курильницах терпентин и размахивали дым опахалами.
   Под восторженные крики толпы и ритмичный грохот сотен систров, находящихся в руках женщин, процессия двинулась в сторону реки. Участок берега, предназначенный для отплытия Ра, был заблаговременно благоустроен, огорожен и отсыпан свежим песком. Торжественный спуск барки на воду вызвал небывалый ажиотаж: каждому зрителю захотелось увидеть это событие лично, после чего задние ряды начали напирать на людей, стоящих спереди.
   Вот, не устояла на подмытом водой глинистом берегу и с шумом упала в воду пожилая женщина, за ней десятилетняя девочка... Спустя несколько минут множество людей барахтались возле берега, в ужасе и отчаянии взывая о помощи. Несмотря на многолюдное сборище и шум, крокодилы, в толще воды, вечно-голодные и безжалостные... десятки их... поджидали жертв в непосредственной близости от центра праздника. Хаос и крики, набегающей волной начали распространяться по заполненному людьми берегу.
   В этот момент откуда-то появились меджаи, вооружённые короткими дубинками, принявшиеся от души лупить задние ряды зрителей, разгоняя толпу в стороны. Один из полицейских не растерялся и, схватив длинную жердь, лежавшую позади от главного помоста, протиснулся к берегу. И, как оказалось, он успел вовремя.
   Невзрачные серые глаза четырёхметровой речной твари, покрытые тиной и похожие на небольшую корягу, неспешно плывущую вдоль берега, едва выступали над поверхностью воды. Ни плеска, ни восходящих струй от кильватерного следа - не наблюдалось. Полная идиллия, обманчивая, как далёкое марево горячего воздуха, создающее оптические иллюзии над великой пустыней...
   Меджай сбалансировал жердь в правой руке, широко размахнулся и запустил её, наподобие копья, тяжелой частью вперёд, в сторону торчащих глаз. Резкий и точный удар дубиной промеж "сучков коряги", заставил монстра ощутить нешуточную боль. И лишь внезапный, трёхметровый столб воды, взметнувшийся в небо от удара мощного хвоста, позволил оценить героический поступок чернокожего нубийца. В направлении берега уже бежали другие люди, держащие в руках палки, протягиваемые ими в сторону утопающих, позволяя ухватиться и выбраться из смертельной западни.
   Во славу Богов порядок на берегу был восстановлен и действо, выверенное тысячелетиями, продолжило свой ход.
   Священная барка Ра, вынесенная из храма, как и все остальные барки, первоначально являлась плоскодонкой. Но, в отличие от прочих, эта барка была снабжена килем: горизонтальной балкой, проходящей посередине днища, служащей для обеспечения прочности корпуса и обеспечения устойчивости на волнах широкой реки. Ведь конструкция ритуального судна обязана быть безупречной. Образ великого Ра должен плыть вниз по Нилу, вплоть до момента заката солнца. И даже самые сильные волны и ветер не должны создавать помех его движению.
   Священный образ, в виде двухметровой статуи с позолоченной головой сокола, вырезанной из цельного ствола сикомора, располагался в центре барки, перед символическим обелиском, украшенным рельефными письменами. Обязательный урей на лбу, символизирующий богиню-кобру Уаджит, и, над ней, такой же ослепительно-золотой диск солнца, закреплённый на обелиске, создавали впечатление нереального величия Бога Ра - покровителя Египта. Широкий узорчатый пояс, обильно инкрустированный небесным камнем хасбетом (лазуритом) дополнял картину божественной сущности. Этот минерал, насыщенного синего цвета, был посвящен верховному божеству Амону-Ра и считался в Египте камнем Богов.
   Позади обелиска, на невысоком возвышении, устланном золотой парчой - тяжёлой тканью из азиатского шёлка, украшенной растительным орнаментом, выполненным золотыми металлическими нитями, располагалась сидящая статуя Тота, значительно меньшего размера, с позолоченной головой ибиса. Обязательная палетка в руках дополняла образ Бога мудрости. Его глаза смотрели в спину главного Бога.
   - Храм Тота приветствует великого Ра и посвящает ему свои молитвы, - произнёс Сатхуб и, подняв руки вверх, низко поклонился лику Божества. - В твоём путешествии жители нома Инбу-хедж увидят благую весть.
   Он сделал указующий жест кормчему, побудив его оперативно занять своё место на вёслах, позади от статуй Ра и Тота. Несколько жрецов оттолкнули божественное судно от берега. Неспешно, выравниваясь по центру русла, лодка поплыла, сначала поперёк течения, затем плавно вписываясь в главную струю. Символ-оберег Уаджет (глаз Гора), ярко-синего цвета, нанесённый на борта по обе стороны барки, торжественно и строго взирал на тысячи людей, находящихся на берегах великой реки, заставляя их почтительно падать на колени, замирая в священном трепете под тихий плеск вёсел неторопливого гребца.
   Вскоре после этого, вслед за баркой Ра, двинулась целая флотилия кораблей, управляемая крепкими мужчинами, готовыми сопровождать и охранять Бога Солнца в течение всего путешествия, вплоть до наступления темноты, а затем и сойти на берег, для сопровождения его до первой часовни, с которой начинался многодневный обратный путь в храм. Одиннадцать дней будет длиться это путешествие, от часовни к часовне, сопровождаемое ритуалами жертвоприношений и священными песнопениями. Тысячи паломников, всё это время будут находиться рядом, воздавая почести Богам, молясь о благополучии, своём и близких. Таковы традиции Египта.
  
   В момент отплытия барки Ра, дождавшись переключения всеобщего внимания на речные просторы, к верховному жрецу, мягкой неторопливой походкой подошёл его главный помощник Бенту.
   Глубокий почтительный поклон:
   - Прибыл избранник Михаил. Он ждёт в святилище.
   - Я услышал тебя, буду скоро.
   Сатхуб раздал последние указания и уверенным шагом направился к своему паланкину, задрапированному невесомой тканью, украшенной вытканными на ней символами, означающими принадлежность к храму Тота. За его спиной слышался возбуждённый гомон толпы, сквозь который прорывались звуки пения жрецов и непрерывный звон систров.
   По всему берегу начинали разгораться костры...
   Повара едва успевали принимать и подвешивать на крючья подвозимое свежее мясо. Невдалеке, помещённые во временные загоны стада телят, ориксов, каменных козлов и газелей ждали своей участи, решаемой простым ударом ножа. Сотни кувшинов с пивом и вином были сложены под большие тканевые навесы ещё утром, совместно с запасами тысяч свежих хлебов, булок, зерна бобов и гороха. Эта еда будет роздана людям бесплатно: милостью и от имени правящего фараона Тутмоса III.
   Продукты из разряда деликатесов: водоплавающая дичь, яйца, рыба, дыни, арбузы, смоквы, виноград, фиги... продаваемые в обмен на небольшие слитки металлов и кольца, торговцы и феллахи, рыбаки и охотники, уже доставали из повозок, выкладывая на всеобщее обозрение. Любое сборище людей - это прекрасная возможность для получения максимальной прибыли.
   Праздник, из стадии ритуальной службы, посвящённой Богам, плавно переходил в стадию разгульного народного пиршества.
  
   Тайное святилище храма Тота.
   Подвальный сумрак... звенящая в ушах тишина... воздух, с привкусом тысячелетий. Сонм египетских Богов, равнодушно взирающих со стен и статуй на мёртвую неподвижность подземелья. Стазис... пауза во времени - таковы были ощущения прибывшего гостя из будущего.
   "Как же я выдохся за последние дни..." - думал Миша, развалившись на деревянной кушетке, сделанной из гренадила (африканское чёрное дерево), своим цветом, тяжестью и монументальностью похожей на изделие из базальта. Он пытался взять себя в руки и привести в порядок мысли. Получалось плохо. Миша пытался расслабиться, и так и этак, не находя себе комфортного положения тела. Внезапно, процесс дыхательной гимнастики нарушился скрипом подъёмного механизма. Миша приподнял голову.
   - Приветствую тебя, Сатхуб, - негромко сказал он фигуре, появившейся во мраке подземного перехода.
   - Слава Звёздным Богам, ты вернулся! - скороговоркой ответил верховный жрец и поклонился.
   - А ты что, сомневался?
   - Слишком большая ответственность лежит на тебе, и я беспокоюсь за любую случайность. Ведь, я старше тебя, более, чем на 100 лет, и в жизни повидал многое. Поверь, Избранник, мне есть о чём волноваться.
   - Я жду здесь уже несколько часов. Ничего не случилось?
   - Не переживай. Мы отмечаем праздник Нового года. Все жрецы были на торжественной службе, посвящённой Ра и нашему покровителю Тоту, сопровождающему Бога Ра в его бесконечном плавании по дневному и ночному царствам. Я был занят.
   - А я вот мучаюсь... Не могу расслабиться и прийти в себя после решения бесконечного множества проблем. Хм-м-м... Избранник Сатхуб, как ты смотришь на то, чтобы мне культурно отдохнуть? Там, наверху, гуляет народ... как же я обожаю пьянки-гулянки! Здесь же - будто в склепе, от тоски можно превратиться в дохлую мумию. Выдай мне одежду торговца и пару вооружённых бойцов сопровождения. Хоть посмотрю на вашу движуху. Затрахали эти головняки, происходящие в моём мире.
   Удивлённо так, верховный жрец уставился на коллегу. Низвергаемый Михаилом поток слов, содержащих двойственный подсмысл, был настолько непривычен для древнего египтянина, что тот не решился перечить.
   - Пусть будет по-твоему. Поскольку ты без акцента говоришь на египетском языке, то вполне сойдёшь за местного. К тому же, на улице скоро наступят сумерки, и твой бледный цвет лица уже не будет бросаться людям в глаза. Да и сами люди, к этому времени, станут поголовно пьяными. Гуляние будет продолжаться всю ночь. Следуй за мной, мы выходим во двор храма.
   Узкий проход, похожий на округлый тоннель противоатомного бункера, давил на плечи массой вышерасположенных пластов земли... Зал с каменным изваянием... Ступеньки, ведущие наверх. Ура, свобода!!!
   По выходу на улицу Миша огляделся. Виднеющаяся поверх восточной храмовой стены, будто раскрашенная эмалью цвета охры гора Мукаттам, расположенная на правом берегу Нила, розовела в последних отблесках заходящего солнца. Главные сооружения храма Тота, внутренний колонный двор и гипостильный зал, десятиметровой высотой нависали над окружающим пространством, затеняя более мелкие постройки. Однако всё великолепие портила ограждающая стена из глиняных кирпичей, осыпающаяся, со следами медленного разрушения.
   "Блин, придётся это безобразие поправить, причём срочно", - подумал Миша, продолжая изучать окрестности.
   Глубокий вздох.
   Тёплый воздух пах болотной гнилью, распространяемой речным ветром вдоль широкого русла.
   "Ну да. Паводок смывает всю накопившуюся грязь из болот Руанды, Танзании, Уганды, Судана и Эфиопии... Несёт это говно, под названием "плодородный ил", в Египет... отсюда и воняет, как из люка бытовой канализации, - подумал он. - Впрочем, этот запах имеет естественное происхождение: он не так вреден, как запах из выхлопных труб двигателей внутреннего сгорания... либо хлорки, отравляющей органы дыхания во время принятия водных процедур в домашней душевой кабине. В этом смысле, лучше жить здесь, чем в любом российском городе".
   Прошло несколько минут ожидания, после чего Сатхуб, появившийся со стопкой одежды в руках, сопровождаемый двумя крепкими жрецами из числа бывших курсантов, кивнул в сторону лавок в часовне Звёздных Богов.
   - Можешь переодеваться и идти. Братья будут сопровождать тебя всё время отдыха, не претендуя на общение и держась вдалеке.
   - Спасибо жрец! Учти, сегодня я буду ночевать здесь, и ты должен подготовить мне ложе. Прими к сведению, что я не люблю жару и летающих насекомых. Я предпочту спать в окружении каменных стен и под навесом из марли...
   - Понял тебя. Сейчас отдам распоряжение.
   Миша переоделся в видавшую виды накидку, надел платок на голову и тростниковые сандалии на ноги. Перемычка между большим и указательным пальцами ощутимо врезалась в кожу.
   "Натрёт ведь, зараза. Очень жёсткая вставка... и задняя лямка тоже. Ну, да хрен с ним. Можно будет снять потом: здесь не встречаются битые бутылки, ржавые гвозди и пустые консервные банки. Зато, в награду за мучения от неудобной обуви, посмотрим на ночное гульбище коренных египтян, живших задолго до арабского нашествия, и ещё не успевших свалить всем кагалом на территорию Европы".
   Прогулка до центра праздника была крайне непродолжительной ввиду близости храма к берегу Нила.
   Музыка, шум и радостные возгласы неслись отовсюду. Дым костров, застилающий сизым туманом вечернюю неподвижность воздуха, пах одуряющими ароматами жареного мяса. Группы людей, обгладывающих мясо с костей, пьющих вино и пиво из разнокалиберных керамических посудин, столпились вокруг нескольких площадок, заполненных молодыми танцующими девушками, босыми, одетыми лишь в короткие юбочки. Звон тамбуринов, под аккомпанемент флейтистов и трубачей, захватывал присутствующих зрителей своей безумной энергией, заставляя подпрыгивать и раскачиваться вслед музыкальному ритму. Обнажённые груди танцовщиц... загорелые, наполненные жизненной силой, колыхались в такт слаженных движений, гипнотически притягивая внимание мужчин и вызывая нешуточный интерес с их стороны.
   Миша выдвинулся к ближайшему костру. Чувство голода уже не пряталось где-то под рёбрами, а взывало о срочной необходимости чего-нибудь поесть. Там, на вертеле, сделанном из витого бронзового прута, поджаривалась цельная тушка ягнёнка, в сполохах огня отливающая лоснящимся красноватым цветом. Однако из числа желающих отведать блюдо наблюдалось лишь три человека: пара бедуинов и старуха.
   "Видимо все остальные успели пересытиться угощением, - Миша взглянул на кучу костей, сваленных недалеко от костра. Внушительные размеры обглодков указывали на то, что первыми в жарку пошли взрослые быки. - Ну что ж, мне повезло: мясо барашков вкуснее и нежнее, чем жёсткая говядина".
   Миша повернул голову в сторону храмовых охранников и жестом подозвал их к себе:
   - Скажите, чтобы для меня вырезали спинную часть: позвоночник с мясом по бокам. Люблю филейную вырезку... И чтобы налили пива. Требую срочно принести мне целый кувшин.
   Жрецы подошли вплотную к костровым и что-то тихо им сказали. Испуганный взгляд старшего повара лучше всяких слов сообщил о его готовности услужить представителям высшего сословия. И вот уже молодой помощник, сверкая пятками, помчался в сторону временного продуктового склада, перепрыгивая камни и рытвины, в своём стремлении выполнить приказ и получить похвалу за расторопность, либо, в случае задержки, нагоняй и физический шлепок по бритому затылку.
   Ну что ж... древнее египетское пиво, хотя и не имело хмельной горчинки, но было вполне достойного качества. После выпитого залпом литра, в голове приятно зашумело, а организм наполнился энергией.
   - Мясо, принесите, по готовности, вон туда, - Миша махнул рукой в сторону нескольких раскидистых деревьев, небольшой рощицей раскинувшихся на пригорке, и отправился к ближайшему центру музыки и плясок.
   Один из жрецов увязался за ним, второй же - остался ждать готовности блюда.
  
   В свете горящих факелов, закрепленных по периметру площадки, в окружении сотен людей, проходило феерическое действие высшей степени зрелищности. Две дюжины полуголых девушек, одетых лишь в короткие юбочки из нарезанной полосами белой ткани, да ещё с браслетами-подвесками на щиколотках ног, сделанными из белоснежных ракушек, стояли по обе стороны площадки, готовясь к очередному танцу.
   Медленный, поначалу, бой тамбуринов начал прибавлять темп. Задним фоном прорезались трубы, своим высоким голосом освежая ритмичную мелодию. В момент достижения максимальной громкости звучания, девушки, с двух сторон, выдвинулись в центр площадки, перехлёстываясь рядами и усиленно потряхивая бёдрами, разведя руки в стороны, но, в то же время, оставляя в неподвижности голову и грудную клетку.
   "Хм-м-м... Теперь понятно, откуда взялся арабский "танец живота". Он, оказывается, вовсе не арабский. Чужие изобретения украдены и переоформлены на ловких жуликов. Плагиат (плагиат -- разновидность заимствования, которая считается нечестной, недостойной) - такое явление нередко происходит в жизни, - подумал Миша, заворожённо глядя на мелькающие фигуры юных танцовщиц. - Да и сами девушки, лицами, вовсе не похожи на арабок, скорее на румынок-молдаванок. Стоит одеть их в румынскую национальную рубаху "Ие", с вышивкой и квадратным воротом, так вообще не отличишь от жительниц берегов Дуная.
   Зацепившись за "молдаванскую" тему, сознание выдало строки одной из любимейших песен Александра Сергеевича Пушкина.
  
   На степи молдаванские
   Всю ночь глядит луна... (исп. - В.Кудрин)
  
   Представление продолжилось. Миша обвёл взглядом зрителей.
   Люди разного возраста и разных сословий столпились вокруг площадки для танцев, закрыв её плотной стеной тел. Те из них, кто опоздал к началу, либо не имел выдающихся физических возможностей - находились в задних рядах, вытягивая шеи и поминутно меняя позицию.
   Внезапно, его внимание привлекли два человека, по-видимому, отец и дочь. Дочери было, на вид, лет шестнадцать. Худенькая, как тростиночка, но в то же время энергичная... Её движения были выверенными и неторопливыми, несмотря на царящее вокруг безумие. Чёрные волосы, смоляного цвета, были заплетены в десяток косичек, отличающихся значительной толщиной, а ярко-красные ленты перевязки довершали очаровательный образ юного и непосредственного существа.
   "Какое же неподдельное отражение эмоций проявляется на её лице..." - восторженно подумал Миша.
   Эту белозубую улыбку и сияющие глаза, порой, подёргивала пелена разочарования, из-за невозможности протиснуться к центру представления, сменяясь, почти мгновенно, таким же выражением оптимизма и радости, как и минуту назад.
   Отец девушки, припадающий во время ходьбы на правую ногу, вероятно занимающийся мелкой торговлей, либо имеющий скромную должность в аппарате управления номом Инбу-хедж, одетый чуть лучше, чем остальные простолюдины, неотступно следовал за своим большеглазым сокровищем, пытаясь утихомирить неуёмную энергию дочери. Мишин взгляд зафиксировался на этой парочке, волнуя сознание новыми ощущениями.
   "Эх, был бы я молодой...", - возникла финальная мысль, после чего Миша потерял их из виду.
   Танец на площадке закончился под громогласный рёв толпы. Часть зрителей потянулась к ближайшим кустам для удовлетворения естественных нужд. Несколько парочек, держась за руки, ушли в сторону тёмного берега Нила. Что и говорить, потребность в любовных утехах обостряется в моменты эмоционального подъёма. В жизни всё объяснимо и закономерно.
   - Еда ждёт тебя, Избранник! - как гром с ясного неба, раздался голос подбежавшего молодого жреца.
   Прервав наблюдения, Миша направился к роще, где его ждала внушительная куча парящего мяса, выложенная на блюдо из обожженной глины. Два кувшина с пивом стояли рядом с импровизированным праздничным столом.
   Помогающий повару быстроногий мальчишка скромно ожидал в стороне.
   - Отблагодарите его, - кивнул Миша жрецам.
   В ответ, жрец достал из складок одежды 20-граммовый серебряный слиток, вручив его мальчишке. Не веря своим глазам, тот принял подарок и, зажав его в кулаке, вихрем помчался прочь.
   "Спасибо, господа!" - прозвучало удаляющимся эхом.
  
   Глава 37
   Ужин при Луне, в тёплую безветренную ночь, что может сравниться с этим понятием?
   Миша сидел на подстилке из жухлой травы и наслаждался жизнью. Обсасывая позвонки баранины, снимая с них сочную прожаренную мякоть, запивая всё это пивом, своим вкусом, напоминающим пшеничную брагу, он смотрел вдаль. Огромный диск Луны, висящий над горизонтом, освещал берега Нила бледным, с желтоватым оттенком, светом.
   "Это великое наслаждение... Тишина... Тепло... Сверчки, в кронах акаций, наигрывающие свои, напоминающие шуршание шёлка, брачные мелодии. Отменная еда, - Миша засмотрелся на раскинутые по небу созвездия и широкую полосу Млечного пути, пересекающую небо по диагонали. - Молоко - это первоисточник жизни... великий подарок матери... её безмерная любовь и щедрость. "Небесная корова" - Богиня Хатхор, с короной в виде рогов, не зря почитаема в Египте. И не зря стены гробниц Тутанхамона, Сети I, Рамсеса II и Рамсеса III сплошь исписаны текстами из "Книги Небесной коровы".
   Созерцание галактического диска, похожего на молочную реку, необыкновенно впечатлило Мишу, внеся в его душу лирическую нотку.
   "Это космическое великолепие бессмертно и бесконечно. В отличие от человеческой жизни", - его глаза наполнились грустью, отображающей осознание своей ничтожности на фоне грандиозности мироздания.
  
   Позитивную расслабленность внезапно нарушил близкий шум голосов.
   Громче всех был слышен тонкий женский голос, взывающий о помощи, порой прерываемый грубыми мужскими ругательствами. Миша встал и кивнул своим сопровождающим. Движение к источнику звуков было недолгим: группа людей сама направлялась навстречу, в сторону рощи акаций, выбранной Мишей для ужина.
   Впереди, покачиваясь от опьянения, шёл рослый верзила, положа руку на рукоять бронзового кинжала, болтающегося на поясе. За ним, крепко ухватив девушку за руку, таща её чуть ли не волоком, следовал богато-одетый военнослужащий, в сандалиях и лёгком металлическом шлеме. Последним в процессии, прихрамывая, тащился мужчина, на ходу всхлипывая от горя и протягивая руки к насильникам, взывая к милости Богов.
   Миша узнал парочку, состоящую из дочери с отцом, только недавно виденную им рядом с танцевальным представлением.
   "Дело худо. Придётся вмешиваться, иначе я не смогу простить себе бездействия", - мысль в Мишиной голове не оставляла пространства для манёвра.
   Обращение к жрецам:
   - Держите священный камень. Не выроните его. Я скоро вернусь, - он сунул камень "Взгляда" в руки ближайшему из них. - Отвлеките этих недоносков на себя, только не ввязывайтесь в драку. Они пьяны и неадекватны. Можете побегать, отвлекая их. Мне нужно три минуты.
  
   Обращение к Иескилю... перед глазами материализовался подвал базы Ткача.
   Хлопок переноса.
   Помещение, в свете тусклого дежурного освещения, было погружено в сон. Лишь только заунывные звуки разыгравшейся за створками ворот ледяной пурги напоминали о суровом климате северного Урала.
   Вот один боец поднял голову, другой...
   - Вольно, - громко крикнул Миша. - Всем лежать. Хапта и Садаш - ко мне. Минутная готовность.
   Выпрыгнув из постели, десятники резво одели спецовки и громоздкие ботинки с зимней рифлёной подошвой. Спустя минуту они вытянулись в струнку перед Избранником.
   - Приготовьтесь к переносу в Египет. Боевая задача - спасти девушку от насильников. Сосредоточьтесь на выполнении цели: необходимо вырубить и обездвижить двух людей.
   Хлопок...
   Сумрак летней ночи возник под тусклым лунным сиянием.
  
   За три минуты отсутствия, картина в районе рощи претерпела значительные изменения: девушка сидела неподвижно на земле, рядом со склонившимся над ней отцом. Два насильника, размахивая кинжалами, гонялись за шустрыми жрецами, подзуживающими тех оскорбительными выкриками.
   - Эй ты, удод пистрохвостый, скачи сюда, я клюну тебя в пердельник! - прокричал один из провокаторов в сторону богато-одетого воина.
   Пьяный вояка, взбешенный до предела, брызжа слюной и размахивая ножом, пустился в погоню за обидчиком. Второй из насильников, верзила, набычась, делал выпады кинжалом в сторону оставшегося жреца, отступающего назад резкими скачками и с недоброй ухмылкой на лице.
   Поначалу никто не заметил прибытия подкрепления. Лишь спустя несколько мгновений бегающие жрецы, будто сговорившись, синхронно отступили в сторону трёх, неподвижно стоящих в полумраке, фигур. Насильники озадачились, но ненадолго. Пьяная дурь пшеничной браги окончательно вышибла остатки разума из их неадекватных голов.
   - Я тысячник войска фараона и близкий друг наследника трона, - грозно прохрипел богато-одетый воин. - Если вы не уйдёте с дороги, то вам не жить. И плевать я хотел на жрецов из сраного Мемфиса.
   Он покосился на соратника, внушительной горой мяса напоминающего молодого Арнольда Шварценеггера, возвышающегося по соседству. Соратник с готовностью кивнул, вытянув вперёд руку с холодным оружием.
   "Это он сделал зря...", - Миша незаметно толкнул локтём Хапту.
   - Да ладно, ребята, давайте разойдёмся по-хорошему, - тот поднял руки вверх и сделал полшага в направлении громилы.
   В это же время, Садаш двинулся в другую сторону. Внезапно взмахнув руками и походя ойкнув, он сделал вид, что оступился на камне. Взгляды египетских воинов отвлеклись на непонятные действия безоружного противника. В тот же миг, Хапта, совершив зигзагообразный прыжок, полуразвернулся в полёте и хлестанул ребром ладони по руке верзилы, держащей кинжал. Вектор направленной энергии пришёлся на сочленение трёх костей локтевого сустава врага. Одновременно с этим, вторая рука десятника успела перехватить запястье противника, и, невероятно мощным рывком, вывернуть кисть на излом, перенаправив остриё кинжала в сторону воина, уткнув его конец в основание шеи. Тонкая струйка крови из пробитой раны потекла на грудь и живот амбала.
   - Быстро падай на брюхо, - громовым голосом, не терпящим возражений, крикнул он.
   Тот немедленно завалился лицом вниз.
   Оставшийся воин попытался защититься, размахивая ножом из стороны в сторону. Садаш, напротив, не делал попыток нападения и, к удивлению присутствующих, начал исполнять национальный украинский танец "Гопак", кружась в бешеном ритме вокруг противника, делая сальто и шпагаты с касанием рук в воздухе.
   "Вот нихрена себе... - подумал Миша. - Где он так научился? Видать насмотрелся телевизора".
   Однако финальное танцевальное движение с определённой постановкой ног, именуемое в балете словом "Па", закончилось тем, что опёршись одной рукой о землю, "выстрелив" ногой в сторону, он, точным ударом ботинка, нанёс противнику закрытую травму коленного сустава под названием "разрыв мениска".
   С оглушительным воем, вызванным адской болью, выронив из рук оружие, "близкий друг наследника трона" рухнул в придорожную пыль, скрючившись бубликом и обхватив пострадавшее колено руками.
   - Свяжите этих придурков и переверните их на спину, чтобы лежали вальтом, по отношению друг к другу. А если начнут рыпаться - мочите на глушняк. Отпишем им покрывало, да и дело с концом...
   Приказ был выполнен с максимальной быстротой. Ткань одежды насильников, надорванная полосами, сгодилась на верёвки. Два тела легли, как картинка игральной карты, головами в разные стороны. Маску страдания и нестерпимой боли, на лице богатого воина, Миша полностью проигнорировал.
   - Приведите сюда пострадавших.
   Продолжающую сидеть в ночном сумраке девушку, вместе с отчаявшимся отцом, помощники Михаила бережно подняли с земли и, поддерживая, подвели к месту разбирательства.
   - Как было дело? - примеряя на себя роль судьи, задал вопрос Миша.
   Ещё не до конца поверив в чудесное спасение, отец девушки начал краткий рассказ.
   - Дело шло к полуночи и мы, с Амизи, насладившись торжественными зрелищами, направились домой. Среди пьяной толпы нам, внезапно, стало очень неуютно. Несмотря на множество меджаев, охраняющих спокойствие на празднике, взгляды десятков мужчин, обращённых на мою дорогую доченьку, мою жизнерадостную птичку, - он рукой вытер выступившие слёзы, - не предвещали ничего хорошего. Ещё недавно, всего лишь год назад, всё было по-другому. Я вовремя не увидел перемен, произошедших с моей красавицей... я сам виноват... это же так очевидно, - из его глаз вновь покатились слёзы.
   Отец обнял дочь и прижал её к себе, будто пытаясь защитить своим телом от злого наваждения. - Я очень виноват! Хотел устроить ей праздник, но вышло наоборот.
   Трогательная сцена вызвала шквал эмоций в душе Миши. Но он сдержался:
   - Теперь слушаю преступников. Чем можете ответить на обвинение?
   - Ты не имеешь права нас судить. Кто ты вообще такой? - превозмогая острую боль, вымолвил "богатый" воин. - Мы решили взять по праву то, что принадлежит солдатам фараона. А нам принадлежит всё, что находится в зоне передвижения войск. На территории Египта, либо за его пределами.
   - Ну-ну, - губы Миши дрогнули в двусмысленной усмешке. - А вот сейчас, для тебя, грязного чухана, выросшего в чуханской семье, где чуханские родители не вбили в твою голову табу сексуального насилия, откроется момент Истины. А, может быть, ты получил правильное воспитание, но плевал на родительские заветы с высокой колокольни? Увы, моральных уродов, для которых родительское мнение является ничтожным, в любом обществе предостаточно. Хм-м-м... Говоришь, что ты близкий друг... - в памяти вдруг всплыло неприличное слово из недавнего монолога воина, - сраного наследника трона? И он такой же мерзавец, как ты? Ну да... говно всегда притягивается к другому говну, ведь вместе плыть удобнее... Чё молчишь?
   Выражение лица тысячника приняло крайне изумлённый вид.
   Миша продолжил.
   - Понимаешь, братиша... Дело в том, что в жизни всё устроено не так, как ты предполагал ранее. Короче, лоханулся ты, чувачок, по полной программе. Sorry... детка, мне жаль.
   Внезапно, пользуясь отвлечением всеобщего внимания, верзила попытался вскочить на ноги, но полученный пинок в боковую поверхность челюсти, молниеносно выполненный тяжёлым носком зимнего уральского ботинка, сопровождаемый хрустом ломаемой кости и тяжёлым выдохом вырубившегося от травматического шока тела, привел ситуацию к статус-кво (лат. - "status quo ante bellum" - положение, которое было изначально).
   - Командир, - обратился Миша к Садашу. - Возьми кинжал и сделай на лбу у этих, так сказать "всемогущих солдат божественного фараона", организованной группой насилующих беззащитных девочек, надрезы в виде буквы "Х", что означает принадлежность к категории плохих людей. Крупную такую букву, чтобы до конца жизни носили, на виду у всех, как знак отличия за героические победы над женским полом.
   Экзекуция прошла в полной тишине.
   Под острой кромкой заточенного клинка, кожа на лбу "богатого" воина лопнула и расползлась в стороны, а хлынувшая из разреза кровь начала заливать ему глаза. Грязная тряпка, оторванная от подола Мишиной накидки, приложенная к повреждённому месту, помогла справиться с ситуацией. Затем всё повторилось в отношении верзилы.
   - Ну, нам пора. Пусть эти господа... - Миша ещё раз осмотрел лежащих на земле солдат. - Хм-м-м... несостоявшиеся герои сексуальных похождений... а, если по-русски, то ёб...ри-неудачники, отдохнут в прохладе летней ночи, а утром их кто-нибудь непременно найдёт. Они сияют красотой лица, как два красноголовика в берёзовом подлеске. Впрочем, теперь это уже не наши проблемы. Заберите у них всё.
   Два совершенно голых тела, не способных передвигаться самостоятельно, остались лежать в пыли и забвении лунной египетской ночи.
   Процессия, в составе Миши, четырёх его помощников и двух пострадавших, прихватив остатки съестных припасов и кувшины с пивом, медленным шагом двинулась в направлении храма Тота.
  
   Глава 38
   Неяркий свет масляной лампы освещал стол и две лавки по бокам от него, установленные в святилище Бога мудрости, укрытом в глубине каменных стен за бочкообразными колоннами гипоксиля.
   Низкие переходы, выполненные из грубых гранитных блоков, скрывали от взора остальное пространство обширного храма, формируя ощущение бесконечного таинства. Трёхметровой высоты статуя Тота, с жертвенным камнем у ног и горящей свечой, установленной на изящном позолоченном треножнике, взирала поверх голов на находящихся в зале людей. Гораздо более прохладный, чем на улице, воздух приятно обтекал Мишу, успевшего переодеться в футболку с короткими рукавами и рельефной надписью "Yachting Spirit" на груди. Вальяжно развалившись на стуле с высокой спинкой, он сидел во главе стола.
   По разным сторонам от него: верховный жрец Сатхуб, десятники Хапта, Садаш, и отец с дочерью, которых жрецы пока не рискнули отпускать домой, опасаясь расследования властей и последующих репрессий.
   После поедания остатков праздничных кушаний по чашкам был разлит чай "Greenfield" со вкусом ментола и шоколада: он утолял жажду, располагая к тесному общению. Присутствующие искоса поглядывали на вынутые из заварочного кувшина пакетики, в виде пирамидок, одновременно принюхиваясь к незнакомым запахам.
   - Божественный напиток, - отхлебнув глоток подслащенного чая, высказал своё мнение Сатхуб.
   Разговоры-разговоры... О Богах, завоевательных походах фараона, сроках посевных работ, обстановке в Мемфисе...
   Тем временем, Миша поглядывал на девушку, она же, в ответ, также бросала мимолётные взгляды в его сторону и, делая вид, что прислушивается к беседе мужчин, размышляла о других вещах.
   "Невероятно, но факт. Похоже на то, что этот белокожий чужеземец, без акцента разговаривающий на родном египетском языке, является главным в этой компании, - удивлённо констатировала она. - У него высший статус, не только по отношению к молодым жрецам и не только по отношению к неизвестным бойцам, с ходу завалившим знатных воинов, вооружённых кинжалами, но и по отношению к Верховному жрецу Сатхубу... главе огромного храма... самого крупного и самого почитаемого в Мемфисе. А ведь верховный жрец - это второй человек в номе, после номарха Хураима, имеющий такой же личный паланкин, переносимый восемью рабами. Он владеет несметными богатствами: стадами быков, баранов, обширными землями, плодовыми рощами и золотом... - металлом фараонов. Однако, когда чужеземец берёт слово, все мгновенно замолкают, и его мнение уже не подлежит обсуждению. Внешне он не красавец... хотя, если присмотреться, то вполне достойный мужчина... высоколобый, черноволосый и стройный. Кожа лица чистая и гладкая. Взгляд голубых глаз - открытый, дружелюбный и внимательный: в этом взгляде чувствуется уверенность и сила. А его нос... лишь немного больше стандартного, зато он не курносый, не крючком и не фигой... - очень примечательный нос, не портящий внешнего облика. Но, важнее всего - внутреннее содержание этого человека. Без его прямого указания, нас с отцом не только бы не усадили почётными гостями в святилище Тота, куда, кроме жрецов, имеет право входить лишь фараон Египта, но даже не пустили бы на порог храма. Потрясающее скрытое могущество и непостижимая загадка находятся внутри этого мужчины с самой обычной внешностью".
   В свои неполные 17 лет, Амизи обладала развитой природной интуицией. В отношении Миши, она чувствовала, что под видимой верхушкой айсберга, находятся силы, совершенно недоступные её пониманию.
  
   Тем временем, разговор перешёл в область частной жизни гостей храма.
   Отец девушки, назвавшийся именем Озахар, нежно поглядывая на своё дитя, поведал, что его жена, являющаяся для Амизи мамой, умерла при родах от потери крови, много лет назад, оставив новорожденную дочку на его руках. Много сил и средств, пришлось вложить, чтобы девочка выжила, питаясь молоком наёмной кормилицы, и получила достойное воспитание. И сегодня, его благодарность не имеет границ, ибо жизнь родителя ничтожна по отношению к жизни ребёнка.
   - Моя дочь - это светлое существо, без которого мне не жить. Солнечный ангел, сошедший с небес на землю.
   - А что означает имя Амизи? - поинтересовался Миша.
   Вместо отца, осветив всех ослепительной улыбкой, ответила дочь:
   - Цветок, господин...
   Словно испугавшись своего порыва, она опустила глаза в пол. В колышущихся отблесках горящего масла, пушистые ресницы мелко подрагивали в такт пульсации крови в висках, выдавая внутреннее волнение.
   - Спасибо.
   Миша, единожды взглянув в её глаза, оказался зачарованным навек, и волнение переполняло душу. Девушка обаяла его своей девственной красотой. Помимо того, что цвет глаз Амизи оказался насыщенно-зелёным... очень необычным, встречающимся в России лишь у героини мультфильма "Маша и медведь", эти глаза непрерывно излучали доброжелательную энергию и радость. Опираясь на свой жизненный опыт, Миша знал, насколько важен позитив в отношениях мужчины и женщины. Под влиянием жизнелюбия и оптимизма любые мелкие проблемы становятся мелочами, недостойными внимания, а любовь и взаимность расцветают невиданными красками букетов тропических цветов.
   Решение, очень важное решение, грозящее перевернуть его жизнь, вынашиваемое где-то глубоко внутри, так и рвалось наружу, затемняя разум и отдаваясь пронзительным звоном в ушах.
   Сознание настойчиво твердило: "Используй этот шанс!".
   Взвешивая все "за и против", боясь наглупить, страшась сделать необдуманный шаг, Миша в сто первый раз оценил ситуацию и решился на откровение. Встав со скамьи, он обратился к отцу девушки.
   - Достопочтенный Озахар, я хочу рассказать о себе. Моя родина находится невообразимо далеко, и никто из египтян даже не слышал о её существовании. Я прибыл сюда с великой миссией, порученной мне Богами. Жрецы могут подтвердить это, - он посмотрел на Сатхуба.
   Верховный жрец, с шеи и до ног увешанный священными амулетами, медленно приподнялся с лавки. Его лысая, красно-коричневого цвета голова, молча склонилась в сторону Миши. Крылатый диск солнца на грудной подвеске, сверкающий золотом и яркой эмалью... браслеты... локтевые и наручные, инкрустированные рубинами и сапфирами... тяжёлые перстни, среди которых выделялся самый крупный, являющий образ синего лазуритового скарабея, завораживали присутствующих одним своим видом.
   Неторопливый величественный поклон Сатхуба произвёл неизгладимое впечатление на зрителей. Молодые жрецы, десятники, Хапта и Садаш, немедленно вскочили со своих мест и также склонили головы.
   - Я ценю ваше уважение. Можете присесть.
   Люди опустились на свои места. Воцарилась тишина.
   - Я собираюсь обосноваться в Египте и основать здесь, для начала, крупное торговое предприятие. В связи с чем, я хочу обзавестись семьёй. Прошу твоего благословления, Озахар, на руку и сердце твоей дочери, - выпалил Миша. - Естественно, при её личном согласии.
   Воцарилась тишина. Казалось, время замерло, и даже пылинки, витающие в облицованном камнем помещении, остановились в своём падении... Медленно, будто под гипнозом, Озахар повернул голову в сторону Амизи. Та сидела, ни жива, ни мертва, опустивши глаза в пол. Прилившая к щекам кровь, пунцовым цветом окрасила загорелые щёки девушки. Наконец, не изменяя наклона головы, она подняла взгляд и поймала немой вопрос отца.
   - Я согласна, - шёпотом произнесла она и, от волнения, качнулась назад.
   Вовремя подставленная рука родителя позволила удержать девушку в вертикальном положении.
   Озахар бросился в ноги Мише:
   - Какое счастье, господин... какое счастье! - его глаза, уже в который раз за день, наполнились слезами... на этот раз радостными. - Несомненно, ты посланник великого Ра! Ты наш спаситель, ты наш Бог! Амизи, целуй ноги своему мужу! С этого момента ты принадлежишь только ему! - Он оглянулся по сторонам, ища поддержки. Не сговариваясь, все вышли из-за стола.
   Попытавшуюся упасть в ноги невесту, Миша мягко взял под локоть.
   - Это не в наших традициях. Вера и преданность лежат в душе, а не в ногах. Покорись судьбе и ты согреешься восходящими лучами Солнца. Богиня Исида - идеал семейного благополучия, женственности и материнства, накроет тебя своими шелковистыми крыльями и вознесёт к вершинам блаженства. Верь мне.
   Миша обнял стройную талию девушки и, немного стесняясь, прижал к себе. Затем рука поднялась выше, остановившись на спине любимой, коснувшись кончиками пальцев её нежной плоти.
   Покорность...
   Мягкая, как фланелевая ткань, тёплая, как трава на солнечной поляне... осязаемое счастье упруго трепетало в согнутой руке. Миша верил и не верил в осязаемую реальность.
   "Такого не может быть. Для тебя всё закончилось двадцать лет назад, - кричала логика. Но чувства нашёптывали обратное. - Это восхитительно".
   Гормональный взрыв создавал эффект термоядерной вспышки, ослепляющей сознание безумным выплеском энергии.
  
   Плывут по небу облака,
   На них качаются слегка,
   Два ангелочка, а при них,
   Колчан и стрелы на двоих.
  
   Порой стреляют наугад,
   То попадут, то невпопад,
   Меня охота не страшит,
   Мне сорок пять - не прилетит... (В.Кузема, "Поздняя любовь").
  
   "Прилетит... и ещё как!!! Неправда в этой песне... Великая любовь, чистая, как горный ручей, нескончаемая и всепоглощающая... основанная не на животном инстинкте размножения и не на людской меркантильности... - она существует. Ведь её создал Творец, одновременно с Раем. Повторяясь вновь и вновь, захватывая в свои объятья новых персонажей, совершая витки и раскручиваясь по бесконечной спирали, она ведёт к обновлению жизни... к сохранению божественного начала и моральной основы в душах людей, - поток мыслей в Мишиной голове потёк в сформированном русле. - Не зря её воспевали поэты всех эпох и народов.
   "Любви все возрасты покорны", - как писал гениальный Александр Сергеевич.
   Что же касается разницы в возрасте, то она не имеет решающего значения. Суть вопроса определена категорией "Качество жизни", в главе, под названием "Счастье". Бог, словно портной, может отрезать любой промежуток, где счастье и любовь являются определяющими понятиями, доминирующими над бесконечной рутиной существования рядом с нелюбимым человеком. И размер этого отрезка - вторичен по отношению к его наполнению".
  
   Пауза в действе продлилась недолго.
   - Прошу внимания, - произнёс Сатхуб самым торжественным тоном. - Именем Богов: Геба - Бога земли, Нут - Богини неба, их детей и внуков: Ра, Шу, Тефнут, Осириса, Исиды, Нефтиды, Гора, а также полномочиями, данными мне свыше, заручившись согласием невесты и её единственного родителя, соблюдая законы Египта, я объявляю Михаила и Амизи мужем и женой. Отныне только смерть может разлучить вас, и то, на недолгое время, соединив обратно в одно целое, в Аменти - Царстве "закатного солнца". Божественное благословление будет сопровождать вас всю жизнь. Супружеский поцелуй должен символизировать вашу клятву верности.
   Верховный жрец поднял руки в театральном жесте и кратко кивнул.
   Вот такая неожиданная развязка...
  
   Ещё несколько минут назад Миша не мог мечтать о подобном, но, оказалось, что сама жизнь преподносит сюрпризы наяву. Амизи повернулась лицом навстречу и в упор посмотрела на своего законного мужа. Её лучистые глаза стали чрезвычайно серьёзными, даже чересчур этого. Улыбка, так привычно играющая на губах, ласкающая взгляды окружающих людей, больше не проявляла себя никоим образом. Лишь лёгкий страх перед неизвестностью будущего, спрятанный в глубине расширенных зрачков, читался на лице новобрачной. Любовь, ожидание, покорность судьбе - всё смешалось в этих огромных изумрудных глазах.
   Поцелуй... сначала лёгкий, словно невесомая пушинка, перерастающий в страстное наслаждение, безмерным потоком заполняющим сознание молодых супругов, препятствовало отрыву от влажных тёплых губ... Секунды, минуты, часы? Время не имело значения в этом омуте кипящих чувств.
   С трудом вернувшись к реальности, Миша, с огромной неохотой выпустил жену из объятий, поблагодарив свидетелей торжества.
   - В этот день... день празднования Нового года, родилась новая семья и все вы стали свидетелями Божьего промысла. Случайное событие, каким оно выглядело с первого взгляда, плюс череда совпадений, каждое из которых, по отдельности, ничего из себя не значило, привели нас к знаменательному событию. Через короткое время, мы с Амизи, будем рады видеть всех вас в моём мире, на торжественной церемонии, в присутствии моих родителей.
   Поймав удивлённый взгляд Сатхуба, Миша добавил:
   - Да-да, верховный жрец, и тебя в первую очередь.
  
   Среди фруктовых насаждений на территории храма Тота, возле одной из каменных глыб, трёхметровой скалой торчащей из выровненного склона, лежали двое. Мягкий коврик, сотканный из пуха тонкорунной овцы мериносовой породы, щекотал своими белыми волосками оголённые ноги влюблённых. Прохладный предутренний ветерок ласково обдувал касающиеся друг друга головы и перекрещенные руки. Взгляды мужчины и женщины были обращены к небу.
   - Что ты знаешь про звёзды? - спросила Амизи.
   - Звёзды - это такие же ладьи, как и солнечная барка нашего Бога Ра. Только это ладьи других Богов...и находятся они очень далеко. Так далеко, что даже свет проходит это расстояние за многие тысячи лет. И если одна из ладей погаснет, то мы этого не сможем увидеть... Этого не увидят даже наши дети и внуки: человеческая жизнь слишком коротка.
   - Разве ладья может погаснуть?
   - К сожалению да, отмеренный срок жизни есть и у Богов.
   - А кто её отмеряет?
   - Вселенная, которая непостижима и бесконечна.
   - Получается, что Вселенная - это Бог над Богами?
   - Получается так.
   Миша мягко повёл кончиками пальцев по щеке любимой и, в очередной раз, восхитился блеском её зубов, мерцающих жемчужными переливами в неярком лунном свете. Приблизивши её ярко-очерченные, чуть припухлые губы, к своим губам, жадно поцеловал. Взаимность проявилась и с её стороны. Язычок Амизи, повинуясь Мишиным усилиям, аккуратно проник внутрь мужа и быстро обследовал загубье, в итоге расслабившись и отдавшись на его волю.
   - Я хочу твоего тела, дорогая... Настало время близости, - тихо, но настойчиво, заявил он.
   Ярчайшая улыбка и любящий взгляд без всяких слов подтвердили согласие девушки. Она подняла руки выше головы и потянулась, подобно кошке.
   Лёгким движением Миша скинул лямки клазириса с загорелых плеч. Обнажённое девичье тело легло рядом с ним... такое притягательное и доступное. Соски на грудях, напоминающих половинки небольшого апельсина, призывно торчали вверх, не в состоянии оставить мужчину равнодушным. Миша дотянулся губами до этих сосков и чмокнул один, затем другой. Амизи засмеялась, прижав его рукой к себе...
   - Мне щёкотно!
   - Хорошо, я доставлю тебе наслаждение другим способом: поворачивайся на живот, - прошептал Миша.
   До сего момента он не делал попыток овладеть молодой женой, несмотря на законное супружеское право.
   "В этом вопросе нельзя спешить. Для женщин главное ласка... Да!!! В первую очередь ласка... Это действие усиливает эмоции и расслабляет тело", - несмотря на бушующее в нём страстное желание, Миша старался не гнать лошадей.
   Легонько проведя ладонью по спине Амизи, он ощутил бархатистость кожи. Мельчайшие волоски, растущие вдоль позвоночника, создавали некую пушистость ощущений, доступную лишь кончикам пальцев.
   "Мой разум плывёт по волнам блаженства..." - констатировал Миша и наклонился к любимой губами.
   Язык, сам по себе, начал нежно теребить эти волоски, перемещаясь от области двух ямочек Венеры в районе поясницы и заканчивая шеей. Снова, снова... Руки легли на ягодицы... Волшебная мягкость и безмерная теплота исходили от скромных выпуклостей девичьей фигуры.
   "Моё божество, - эта мысль стрелой пронзила сознание. - Нежное, пушистое и прекрасное божество. И я люблю его больше жизни".
   Внезапно Амизи вздрогнула от пробежавшей волны приятных ощущений. Её голова с полуприкрытыми глазами повернулась в сторону Миши... затем и тело... Руки призывно обвили шею мужа, приглашая в близость. Напряжённые соски упёрлись в мужскую грудь. И вот... настало время для таинства, касающегося лишь двоих: влажная чувственность между раскинутых ног не знавшей любви девочки и...
   Едва слышное: "Ой!"... Несколько минут экстаза... Губы супругов вновь соединились в бесконечном поцелуе.
   Нирвана... Освобождение от мирской суеты... Ощущение бесконечного полёта над землёй.
  
   - Тебе было больно, любимая?
   - Только в первый момент...
   - Это бывает только один раз. Я тебя безумно люблю.
   - Я тебя тоже. Ты - мой ангел-хранитель, посланный Богами, которым молился мой отец.
   При воспоминании о сцене насилия, мимолётная слезинка скатилась с набухших век.
   - Я очень-очень люблю своего отца. На протяжении жизни он был для меня всем: и воспитателем, и кормильцем, и защитником... Он обожает детей, но других детей, кроме меня, Боги ему не дали... Я подарю ему много замечательных внуков. У нас ведь будут дети?
   - Да, моя жена. От искренней любви рождаются прекрасные дети. Боги пошлют нам достойных наследников, ведь ты - красавица, каких я мало видел в жизни, и чудесным цветом твоих глаз будут обладать все те, кто от тебя родится.
   В порыве нежности Амизи уткнула свои напитанные слезами мокрые ресницы в Мишину шею, прижавшись к нему всем телом, всхлипывая при дыхании и согревая его своим теплом.
   "Какая же ты худенькая, моя перепёлочка, - думал Миша, обнимая торчащие лопатки и ощущая рукой, сквозь тонкую кожу, упругие спинные мышцы девушки. - Я обязан сохранить чистоту твоей души и тела. И я обеспечу это любой ценой. Ты будешь радовать меня своей искромётной улыбкой всю оставшуюся жизнь. После долгих лет морального одиночества я нашёл женщину своей мечты. Все мои "левые" мысли отныне остаются в прошлом: другого такого чуда, подарка от Бога, переданного прямо в руки, на свете нет, и не будет - это нужно помнить каждое мгновение и вечно благодарить Всевышнего".
   Под светлеющими нильскими облаками, знаменующими наступление нового дня, укрывшись второй вязаной шерстяной накидкой, влюблённые наконец-то уснули. И ничто, даже шум с реки, в обилии издаваемый водоплавающими птицами, не мешал их тихому счастью.
  
   Глава 39
   Москва. Антикварный салон на Бульварном кольце.
   Начало дня, двенадцатого по счёту, наступившего после встречи с загадочным поставщиком товара, прошло для Семёна Давидовича в нервном ожидании. Он, конечно, ожидал звонка и в предыдущие дни, ведь деньги... деньги!... деньги!!!... мать их через коромысло, с большой буквы... своим немыслимым количеством нулей после первой цифры, давившие на сознание, не давали хозяину заведения спокойно спать. Как и удивительная таинственность всего происходящего. В то, что этот пассажир является обычным российским парнем, "пряником-первоходом", Семён уже ни грамма не верил. Но кто тогда? Перебирая в уме психологические портреты своей обширной клиентуры, он везде находил разительные отличия этого человека от стандартных типажей.
   "Сам прикидывается лохом, но вот ведь незадача: этот гадёныш будто читает мысли и грамотно расставляет акценты. Всю программу моих действий наперёд разложил. Срок назначил явно не от фонаря. Значит, разбирается, сучонок, в нюансах бизнеса. А если разбирается, то имеет опыт... А при наличии опыта, у него должны иметься и связи. Так, где же он их прячет? Фиг с два, я сам бы пошёл неизвестно к кому, давать на реализацию, без расписки и свидетелей, раритет, стоимостью в миллионы долларов. Это чистой воды авантюра. Хотя как сказать... У меня такое ощущение, что расплачиваться придётся сполна. Партнёр, которого нельзя заранее просчитать, и у которого имеются неизвестные возможности - потенциально опасен. Своим острым умом и скрытой, до поры до времени, силой, он может уничтожить всё то, что я долго создавал и лелеял. Хм-м-м... Я даже чувствую опасность для жизни. Абсолютно чуждое мне ощущение витает где-то поблизости, в моей ауре, пока ещё неявное, но уже не исключающее самой возможности реализации: немыслимый случай в долгой практике. Мои чувства ещё никогда меня не обманывали".
   Семён налил себе очередную кружку кофе. Голова отказывалась нормально работать: зациклившись на сделке с Михаилом, разум завис подобно перегруженному компьютеру.
  
   Все экспертизы полученного товара были пройдены в течение четырёх дней. Личное присутствие антиквара, часами дожидающегося результатов кропотливых исследований и жадно внимающего попутным комментариям, определяло срочность и ответственность задачи, поставленной перед учёными мужами.
   Подлинность слоновой кости, отличающейся по микроструктуре от бивней мамонта, была подтверждена экспертами, как и подлинность редчайшей разновидности эбена. Крестообразные амулеты действительно оказались состоящими из сплава золота с серебром. Камни, инкрустированные в них, натуральные рубины, правда, довольно грубо обработанные, вызывали удивление экспертов необычным способом крепления в металл.
   В итоге, специалисты по Египту дружно и независимо друг от друга, испуганно делая круглые глаза и не решаясь вымолвить слово "Подлинник", фиксировали положительные результаты исследований и попутно, высказывая свои субъективные мнения.
   "Мы видим ЭТО перед собой, но такое просто не может существовать", - читалось между строк их заключений, сделанных от имени частных лиц, заверенных индивидуальными клеймами-печатями и личными подписями.
   "Всё происходит так, как и предупреждал поставщик, - при этой мысли адреналин бурлил кровь и заставлял нервно перебирать варианты дальнейшего поведения. Впрочем, количество вариантов, в конечном счёте, уменьшилось до одного. - Первый раз в жизни я попал в положение, когда любое поведение, кроме рекомендованного поставщиком, ведёт к цугцвангу (положение в шахматах, при котором любой ход игрока ведёт к ухудшению его позиции), - соглашаясь со своими мыслями, констатировал Семён Давидович. - Ладно, пусть будет так: когда другие варианты отсутствуют, не остаётся ничего лучше, чем плыть по течению".
  
   Стремительный вылет в Лондон, с кипой бумаг в портфеле, был осуществлён на пятый день после поставки товара. Осторожный, трёхдневный ход по лабиринтам деловых встреч со старыми партнёрами, и неспешное прощупывание твёрдой почвы под ногами, вывели московского антиквара на перспективного покупателя, воротилу бриллиантового бизнеса, миллиардера, осуществляющего продажу лучших камней царским особам и главам государств по всему миру. Как ни странно, ювелирный промысел, будучи делом жизни, вовсе не являлся истинным хобби данного джентльмена. Полученные миллиардные прибыли, Лоуренс Гретхем вкладывал в штучные произведения искусства древних цивилизаций, возрастом не позднее "before Christ" (до Рождества Христова). Отдельные коллекции, небольшие по количеству экспонатов, но невероятно ценные, имелись от шумеров, китайских династий, древних греков и южноамериканских индейцев.
   "Видимо в его понимании качество ценится несоизмеримо выше количества, - здраво рассуждал Семён Давидович. - Молодец, добавить нечего... Лучше иметь одну "Джаконду" Леонардо да Винчи, чем сто картин пейзажиста Аполлинария Васнецова, младшего брата знаменитого Виктора Васнецова. Конечно же, эти картины экспонируются в Третьяковке и стоят ох как дорого. Но "Джаконда"... всего одна... ценится тысячекратно дороже. Да и для хранения большого количества, не бог весть каких шедевров, нужно чрезвычайно много места. Эта шкура точно не стоит выделки".
   Разговор с известным на весь мир Лоуренсом Гретхемом состоялся после тщательного согласованиия и выделения десятиминутной аудиенции его личным секретарём. Заручившись рекомендательными письмами от влиятельных друзей, и гарантировав секретарю миллиардера исключительную важность события, Семён Давидович, арендовав за немыслимые деньги, вместе с водителем, раритетный Rolls-Royce Silver Cloud ("Серебряное облако") выпуска 1960 года, проехав 200 км по гладкому, как зеркало, шоссе, оказался в окрестностях Ньюпорта.
   Кованые ворота обширного поместья, волшебным образом, открылись сами перед подъехавшим автомобилем, впустив его на мощёную диким камнем дорогу, обсаженную пирамидальными деревьями, и ведущую к стоящему полукольцом двухэтажному особняку. Не менее десятка высоких каминных труб возвышались над черепичной крышей старинного здания, ни одной деталью не напоминающего о современности.
   Пожилой камердинер с бакенбардами, одетый в белые перчатки, приталенную ливрею и брюки в мелкую серую полоску, уже терпеливо стоял на крыльце, делая вид, что не замечает холодного влажного ветра, продувающего насквозь, характерного для зимнего времени года на юго-западном побережье Англии, ожидая полной остановки машины. Мгновение... и дверь авто услужливо распахнулась прямо напротив парадного входа.
   - Доброго утра, мистер Ют. Мистер Гретхем ожидает Вас. Следуйте за мной.
   Торжественный покой царил в отделанных красным деревом и тяжёлой портьерной тканью интерьерах. Прохладный воздух имел лёгкий запах благородной старины, а ковровые дорожки, уложенные на паркетный пол, заглушали шаги идущих людей.
   Впереди показались высокие двери с жёлтыми латунными ручками... и вот... обширное помещение рабочего кабинета с камином из чёрного мрамора, пронизанного редкими светлыми прожилками и стоящими на каменной полке старинными часами, громко тикающими в окружающей тишине, появилось перед восхищённым взором посетителя.
   Из-за стола поднялся коротко подстриженный человек с благородной сединой на висках, в белой рубашке, ворот которой был расстёгнут. На рукаве протянутой руки мимолётно сверкнула россыпь отражённых лучей, исходящих от вставленного в запонку крупного бриллианта.
   "Выглядит как настоящий английский джентльмен, даже эти глаза... - внешние уголки глаз хозяина были чуть ниже внутренних, что давало ему внешнее сходство с участниками группы "Битлз". - А ведь его мать - румынская еврейка, отец - родился в России. Неплохо так обустроился еврей на Туманном Альбионе, ведь официальная национальность у них передаётся по материнской линии", - прошелестели мысли в голове.
   - Я давно мечтал познакомиться с Вами, мистер Гретхем! - совершенно искренне произнёс Семён Давидович.
   - Спасибо. Прошу присаживаться. Чай, кофе? - услужливо спросил хозяин, внимательно разглядывая гостя.
   - Спасибо, дела превыше всего.
   Миллиардер едва заметно махнул рукой камердинеру и тот закрыл двери с обратной стороны.
   - Я весь во внимании.
   Антиквар плавно поднял принесённый с собой портфель и выложил из него на стол папку-скоросшиватель, заполненную файлами.
   - Всё, что я скажу, имеет высшую степень секретности. Мы оба заинтересованы в этом.
   Хозяин кивнул в знак согласия, при этом, открывая первую страницу, затем вторую... третью... его рука начала быстро перелистывать документы, при этом взгляд успевал с невероятной скоростью фиксировать увиденную информацию. Спустя минуту, он поднял голову:
   - Теперь пояснения.
   - Всё, что я могу рассказать, не вызовет Вашего доверия, уважаемый Лоуренс. Вся эта история крайне удивительна даже для меня. Но, в то же время, у Вас есть исключительные возможности в получении достоверной информации обо мне лично, моей бизнес-репутации, моих способностях и интуиции... Я не вижу ни единой причины не верить в подлинность товара. К тому же, все специалисты, державшие в руках эти артефакты, сделали однозначные заключения. Английский перевод приложен к подлинным отчётам, снабженным именными печатями. Эти печати и подписи много значат в экспертной среде.
   Хозяин вынул из файлов глянцевые фото сундука, анхов и куска ткани. Несколько минут он внимательно разглядывал предметы, затем задал вопрос:
   - Ваши предложения?
   - Имея в виду то, что мой поставщик имеет в запасе ещё ряд изделий сравнимой ценности, о которых он пока умалчивает, а также учитывая его горячее желание познакомиться с конечным покупателем поближе, для осуществления совместных проектов, предлагаю организовать личную встречу в Москве. Эта история похожа на невероятную правду, иначе я не рискнул бы явиться сюда со своими предложениями. Через три дня поставщик будет на связи... для нас обоих лучше, чтобы Вы, либо Ваш представитель, либо эксперт с мировым именем, присутствовали там. Заодно выясним, какой товар он готов поставить ещё. Понимаете... такая удача, когда артефакты достаются из первых рук... без посредников, без огласки, без риска последующих обвинений в скупке краденного... - бывает исключительно редко. А раз уж этот поставщик так жаждет дальнейших совместных проектов, то у него за душой точно что-то есть. Без полной уверенности в этом, меня здесь бы не было: прыгать не на свой уровень - это губить репутацию в бизнесе.
   Предлагаю поэтапный план:
   1. Подтвердить подлинность имеющихся в моём распоряжении артефактов с участием экспертов с вашей стороны.
   2. Выдать продавцу наличные средства в размере одной трети от предлагаемой мною стоимости, после чего он передаст товар в Вашу собственность и доставит следующую партию. С вероятностью 99%, она уже находится где-то в Москве.
   3. Провести экспертизу нового товара на месте, не откладывая на потом.
   4. В случае положительного заключения на новый товар, остаток платежа по первой поставке, плюс платёж за вторую партию, сумму которого мы согласуем после осмотра, Вы переводите на счёт моей фирмы в офшорную зону на Каймановых островах. После чего, вторая партия также переходит в Вашу собственность.
   5. Близкое знакомство с поставщиком и Ваши последующие "шуры-муры", меня никоим образом не интересуют. Остаёмся друзьями и партнёрами.
  
   Лоуренс Гретхем откинулся на спинку кресла и задумчиво уставился в потолок. Его, сжатая в кулак правая рука, инстинктивно коснулась губ, после чего зубы начали нервно покусывать кожу на костяшке среднего пальца. Жизненный опыт миллиардера отучил того верить в чудеса, но невероятная логичность и последовательность данного предложения, не дающая даже мельчайшего шанса найти зацепки за мелкие шероховатости, смущала своей необычностью.
   Ювелир прошёл серьёзную школу выживания, начав трудовую деятельность с должности уборщика в лондонском районе Хаттон-Гарден, превратившись, со временем, в "бриллиантового Гретхема", и знал, что любые виды мошенничества всегда имеют под собой прочную основу в виде понятия "редко, но всё же случается", служащую наживкой для лохов любой породы. В отличие от этих, заранее известных "наживок", настоящее предложение являлось невозможным по своей природе. Невозможным в принципе. Непонятно, на что рассчитывает поставщик, выставляя на продажу фальшивый товар... Либо он НЕ фальшивый? Серьёзная дилемма без однозначного ответа будоражила сознание британского подданного.
   "Если это обман, то это гениальный обман. На кон поставлена не только деловая репутация одного из известнейших антикваров России (утром ему положили на стол досье на посетителя), но и признанных знатоков древностей. А такими вещами не шутят. Да и, в случае чего, деньги свои я смогу вернуть: мистер Ют - человек не бедный, а уж с моими связями на высшем уровне, заставить его отдать долг - плёвое дело. Один звонок из службы госбезопасности, и он вернёт всё..." - взгляд миллиардера, наконец, принял твёрдое выражение, а рука вернулась на положенное место.
   - Хорошо. Я свяжусь с Форин-офис, чтобы запросили срочную визу для моего эксперта, и выделю ему личный бизнес-джет для полёта в Москву. Наличные деньги доставят специальные люди с дипломатическим иммунитетом. Они же и заберут товар. Я всегда буду на связи. Был рад познакомиться.
   - Взаимно.
   Задумчивый взгляд англичанина продолжал разглядывать фотографии редчайших предметов древнего египетского искусства, полностью игнорируя уходящего посетителя. Закрывшаяся дверь оставила его в полном одиночестве.
  
   И вот, день "икс" наступил, борт из Англии прилетел, но где же обещанный звонок? Семён Давидович сидел неподвижно уже два часа, опёршись локтями на стол, и тупо разглядывал трубку сотового телефона.
   "Нет, такого не может быть. Продинамить деловую встречу, стоимостью в миллионы долларов - это полное безумие. Хотя, если поставщик не дружит с головой, то возможен и такой вариант. Представитель покупателя терпеливо ждёт, заселившись в 5-звёздочный "Интер Континенталь", на соседней улице, а у меня нет никаких новостей..." - настроение Семёна Дивидовича начало стремительно портиться.
   Наконец, его терпение лопнуло: хозяин салона выбрался из-за стола и начал нервно ходить по комнате.
   Пилик-пилик...
   Не веря своим ушам, антиквар схватил трубку и глянул на экран. Незнакомый номер...
   - Слушаю.
   - Доброе утро, партнёр. У нас всё по плану? - раздался в трубке бодрый голос Михаила.
   - Бляха-муха, неужели ты соизволил позвонить? Мог бы и вчера обозначиться. У меня тут заграничный гость прибыл, одного тебя не хватает.
   - Не мог я. Еле выбрался из командировки.
   Настроение хозяина заведения мгновенно вернулось в зелёную зону позитивных новостей.
   - Ещё товар?
   - Ну, всё будет зависеть от успеха нашего пилотного проекта... - уклончиво ответил Миша. - Давай назначай рандеву.
   - Срочно выезжай ко мне! - прорычал в трубку Семён Давидович. - Покупатель будет через 15 минут.
   - Тогда ждите. Разрешаю выпить без меня кофе.
   Антиквар скривил лицо и прервал вызов. Набор другого номера:
   - Мистер Либерман, прошу в гости. Клиент скоро будет. Пока он едет, мы успеем осмотреть товар и обсудить всё с Вашим шефом.
  
   Глава 40
   Машина платной медицинской скорой помощи, осуществляющая, под брендом частной клиники, левый извоз "без дорожных правил", по тарифу 7000 рублей в час, плавно притормозила прямо перед входом антикварного салона, заехав передними колёсами на тротуар. Выскочивший из кабины врач в лёгкой медицинской шапочке и спецодежде синего цвета, аккуратно открыл дверь пассажирского салона, выпустив "больного" на свежий воздух.
   "Пациент" по-хозяйски размял руки и дал указание:
   - Ждите здесь. Вот аванс с учётом часового простоя. Я постараюсь уложиться в полчаса, - проинструктировал медика Миша, открывая дверь магазина.
   Коротко кивнув продавцу, он быстро прошёл через зал и нырнул под гобелен, в проход к служебным помещениям. Хм-м-м... в зале находились двое крепких мужчин, накачанную мускулатуру которых не могла скрыть даже верхняя одежда свободного покроя.
   "Охрана выставлена, как и положено в моменты крупных сделок. Хозяин - точно не дурак, контроль входных помещений необходим, как и ограничение доступа в кабинет шефа".
   В тесном коридоре, в районе санузла, обнаружился ещё один охранник, равнодушно скользнувший взглядом по Мише. Нажатие ручки двери.
   - Всем привет! - сообщил он двум людям, сидящим по разные стороны директорского места. Сундук Хеопса торжественно возвышался посредине стола, анхи лежали чуть ближе к неизвестному пожилому мужчине, глаза которого прятались за стёклами старомодных роговых очков.
   Короткие кивки. Напряжённая тишина.
   - Чем порадуете? - решился он начать разговор.
   - Можно я буду говорить по-английски? - спросил Семён Давидович. - Вы, кажется, утверждали, что язык для Вас - не есть проблема?
   - Так точно, сэр. Мой спик инглиш безупречен, как "тьфу plus two"... - сделав выразительное ударение на последнее слово, Миша широко и добродушно улыбнулся, подняв брови кверху, мгновенно став копией Рафшана-Галустяна из "Нашей Раши".
   Антиквар подозрительно посмотрел на мимику посетителя и перешёл на английский.
   - Уважаемый гость из Англии работает на всемирно-известного поставщика бриллиантов Лоуренса Гретхема, коллекционера очень древних предметов, являясь экспертом по ранним афро-азиатским цивилизациям. Изучив изделия и заключения учёных, наш гость почти уверен, что товары являются подлинниками. В связи с этим, покупатель из Англии дал команду выплатить Вам деньги в полном объёме. Скоро их доставят прямо сюда. Каким образом Вы унесёте отсюда двести килограмм американской валюты (прим. - 200 000 стодолларовых банкнот, весом по 1 грамм каждая = 200 кг) меня не касается. Надеюсь, что не решитесь ехать на метро. Если пожелаете, то могу предоставить транспорт и охрану. Но, для получения денег на руки, есть последнее условие: Вы должны сейчас предъявить то, что имеется в запасе. Хотя бы фото тех предметов, которые, в качестве бонусов, должны будут отойти ко мне. Вы же обещали... Да и мистер Гретхем, перед тем, как сотрудничать с Вами по разным проектам, должен убедиться в Вашей порядочности.
   - Okay. I understand you...
   Миша ожидал этого вопроса и специально подготовил ряд распечатанных глянцевых фотографий, на которых кошка-Бастет, гордо возвышающаяся на облезлой тумбочке в большой комнате южно-бутовской квартиры была заснята со всех возможных ракурсов.
   - Вот перед вами статуя древнеегипетской Богини плодородия Бастет, изготовленная из чёрного минерала со вставленными в глаза жёлтыми кварцитовыми зрачками. Золотые кольца в высоких ушах добавляют ей внешней красоты. Из какого камня выполнена основа, я не знаю. Я не специалист по минералогии. То, что на изделии не вырезано никаких иероглифов... - это не моя вина. Древние египтяне, бяки такие, могли бы и подписать свой шедевр... в целях достоверной идентификации.
   Пятиминутное рассмотрение фотографий закончилось двусмысленным переглядыванием антиквара и залётного эксперта.
   - Что ещё?
   - Ну, господа, я вижу, что аппетит приходит во время еды. Увы, бумажных фото я не предоставлю, ибо коллекция внушительная, но скромные снимки с моего смартфона вполне можно рассмотреть и на экране. Если нужно, то увеличивайте.
   Миша залез в галерею и активировал ряд изображений, сделанных им в тайном святилище храма Тота.
   - Предупреждаю, что из всех экспонатов, лишь один, выбранный вами, пойдёт ещё одним бонусом, прицепом к кошке Бастет. Я действительно обещал Семёну "пару предметов", в качестве прощального сувенира. Так что не стесняйтесь, заказывайте...
   Минута, другая... По мере рассмотрения, глаза эксперта стали превращаться, из тускло-блестящих бусин, в огромные, сверкающие азартом осветительные устройства с линзами Френеля.
   В это время раздался писк селектора. Голос продавца кратко сообщил, что привезли наличность.
   - Проводи их сюда, - скомандовал хозяин салона.
   Открылась дверь. Два рослых инкассатора, одетых в гражданскую одежду: один, с увесистой коробкой в руках и расстёгнутой кобурой на поясе, торчащей из неё чёрной ручкой пистолета; второй, с такой же коробкой и спортивной сумкой, не вошли, а ввалились в помещение, сразу заняв половину его объёма. Коробки и сумка опустились на пол. Второй заход... Ещё две коробки расположились поверх первых.
   Эксперт осмотрел сургучные пломбы на верёвочных обмотках и удовлетворённо кивнул.
   - Give me the documents, - требовательно произнёс он.
   Старший вынул из-за пазухи ордер доставки. Подпись, личная печать...
   - Благодарю, можете идти.
   Оставшись в прежнем составе, три человека продолжали молча сидеть на своих местах.
   - Ну и? - неуверенно произнёс Миша, обращаясь к антиквару, обратив свой взгляд на денежный груз.
   - Чего "ну и"? Открывай коробки и считай. Это оплата за товар. Пока гость оценивает твои шедевральные фото, можешь осмотреть большую кучу валюты и чуть меньшую кучу деревяшек.
   - I'm shocked! - внезапно, даже не сказал, а выдохнул эксперт и перевёл ошеломлённый взгляд с экрана смартфона на Мишу. - Это тоже есть в наличии?
   - Не понял, - отвлекаясь от обозрения банковской пломбы на коробке, переспросил Миша.
   - Вот ЭТО, оно есть у тебя? - Либерман ткнул пальцем в снимок, на котором красовалась композиция из двух статуэток, каждая восьми сантиметров в диаметре, вырезанных из пожелтевшей от времени слоновой кости и установленных на плоскую, украшенную необычным орнаментом, подставку из того же материала.
   Особенностью групповой скульптуры являлось то, что над головой каждого персонажа продолжался изгиб уже необработанного, толстого бивня, покрытого мельчайшими, еле заметными трещинками, аккуратно сужающегося до острого конца, и сплошь исписанного иероглифами. Бивни были размещены с наклоном друг к другу, создавая мысленное продолжение в виде замкнутого полукольца.
   - Ты хоть читал, что начертано там, на гладкой поверхности кости, выше вырезанных фигур?
   - Ну-ка...
   Миша упёрся взглядом в вертикальные ряды мелких иероглифов, испещряющих верхушки бивней:
   - Я Тот, Кто к югу от Моей стены, повелитель богов, царь небесный, правитель обеих земель, дарующий душам венцы, существенность и бытие. Я творец душ и жизнь их в руке Моей, когда Я желаю. Я творю, и живут они, ибо Я творящее слово, которое на устах Моих и премудрость, которая в теле Моём. Достоинство Моё в руках моих, Я -- Господь, - произнёс он вслух то, что было написано над головой мужчины, похожего на запеленатую мумию, с полосатым посохом в руках.
   - Я - Сехмет, - продолжил Миша, - богиня-покровительница Мемфиса, супруга Птаха, богиня войны и палящего солнца, грозное око бога Солнца Ра. Я целительница, обладающая магической силой напускать болезни и излечивать их. Я обладаю характером, не поддающемуся контролю, и я охраняю фараонов, - надпись над фигурой женщины с львиной головой и посохом в правой руке, правда гладким, без всяких полосок, позволяла сделать вывод о духовной целостности этих двух мифических персонажей.
   - Похоже на семейное фото духовных покровителей Мемфиса времён Среднего царства.
   - Мне нужна эта вещь, - требовательно заявил эксперт. - Данный артефакт имеет для меня высшую ценность, и я не уеду из России, пока не увижу его. Я буду сидеть здесь, за этим столом, без еды и питья, без сна и покоя... Буду лично охранять твои законные деньги, до тех пор, пока ты не принесёшь сюда это прекрасное изделие. И, если мои ожидания оправдаются, то мы вместе полетим в Лондон, на персональном самолёте, знакомиться с мистером Гретхемом. Ради такого знакомства он перенесёт все свои встречи на неопределённое время. Английский паспорт будет выдан тебе в течение одного дня: мой шеф имеет связи в Министерстве иностранных дел и МИ-6. Ступай и принеси сюда: кошку-Бастет и эту скульптурную композицию. Я буду ждать тебя.
   Миша изобразил внешнее недовольство и пробурчал:
   - Ладно, будь по-вашему. Только "деревяшки" я заберу. У меня машина припаркована, там, у входа. Наличка в рублях, сейчас, ох как нужна. Да... можете не провожать, я обязательно вернусь. Ну, а если вы против...так я пошёл?
   Лёгкая тень сомнения, промелькнувшая на лице мистера Либермана, быстро исчезла. Кивок головы в знак согласия.
   - Через сколько будешь? - вдогонку спросил Семён Давидович.
   - Два часа, может быть и раньше.
   Миша аккуратно закрыл дверь с другой стороны. Увесистая спортивная сумка, набитая российскими дензнаками, приятно тяжелила руку.
  
   Баксы, евро... - фантики.
   Никакой романтики!
   Руби-руби Рублёвка,
   Оставь своё "неловко"...
  
   Песня из начала двухтысячных, зазвучала в голове. Голос солиста "ВИА Путiна" был подозрительно похож на голос собственно Владимира Владимировича.
  
   Оставшиеся в помещении два человека пристально посмотрели в глаза друг другу.
   - Место, где сейчас находится кошка, я могу представить, - риторически произнёс англичанин. - Какая-то съёмная квартира. Но хранилище остальных предметов... оно же большое, тёмное... явно какой-то подвал. Там иероглифы на стенах и колоннах... И этот пол... - он выполнен не из цемента, и не из кафельной плитки, а из каменных плит! Это помещение что, тоже находится в Москве? Но такого не может быть. Эх, проследить бы, куда он поехал...
   Семён Давидович снисходительно ухмыльнулся:
   - Предложение не принимается. Твоя слежка закончится тем, что клиент исчезнет из поля зрения и больше не вернётся. Я в этом полностью уверен. Пойми, у нас очень необычный клиент. Боюсь, что с ним такие фокусы не прокатят.
   - Ну да, - меланхолично согласился Либерман. - Этот мужчина сделал из нас классических "ждунов" - серых безногих существ с головой морского слона, которые сидят, сложив руки. Дурацкая скульптура Маргрит ван Бреворт - это первое, о чем вспоминаешь в нынешней ситуации... Неприятно, но факт. Налей-ка мне ещё кофе.
  
   Выехав в район расположения частной клиники, машина скорой помощи остановилась на местной парковке. Получив на руки расчёт по поездке, а также чаевые в том же размере, водитель и врач отправились согласовывать второй рейс.
   - Если всё пучком и начальство даст отмашку на продолжение рейса, то сразу топайте на обед, - в приказном тоне сообщил Миша. - Я должен отдохнуть минимум полчаса, прямо в салоне: требую закрыть меня на ключ снаружи и, раньше указанного времени, не беспокоить. Встречаемся здесь же, после отдыха, и едем обратно, по тому же адресу.
   Работники клиники удалились восвояси с выражением такого почтения на лице, что Мишу начал пробивать смех.
   "Если им ещё добавить денег, то они будут пятиться задом, отбивая поклоны после каждого шага. Вот какое искреннее уважение вызывают богатые клиенты", - мимоходом подумал он, пряча под сиденье чёрный камушек "Взгляда" и настраиваясь на перенос в тайное святилище Тота.
  
   Повторный приезд в антикварный салон состоялся через 1 час 45 минут. За время получасового "отдыха" Миша успел побывать в двух местах, прихватив с собой в машину: как кошку, так и композицию из слоновой кости.
   Разгрузка товара состоялась силами трёх человек, вызвав полное недоумение пожилого работника зала. Впереди, с видом барина и налегке, через торговое пространство проследовал Миша, за ним - Семён Давидович, сгибаясь под весом завёрнутого в простыню каменного изваянья, последним тихо плёлся англичанин в роговых очках, прижимая к груди нечто, закрытое серой тряпкой из грубой льняной ткани.
   "Первый раз в жизни вижу директора в качестве грузчика... Что за фигня, вообще, происходит?" - удивлённо подумал продавец с непричёсанными волосами.
   Мускулистые охранники проводили процессию равнодушными взглядами...
  
   Цок-цок-цок... - непроизвольный звук, характеризующий крайнюю степень удивления, вырвался из приоткрытых губ заграничного эксперта, напоминая цоканье таджиков, использующих эти звуки в качестве междометий.
   Резная скульптурная композиция из слоновой кости стояла перед ним, а сам англичанин, закончив изучать мелкие детали через мощное увеличительное стекло, пребывая в полном смятении, перевёл взгляд на Михаила. Ватный томпон, смоченный в уксусе, был крепко зажат в руке иностранца, а потёртая им часть основания скульптуры сверкала белоснежной чистотой.
   - Я потрясён... Вокруг нас столько подделок, особенно относящихся к 19 веку... Натуральная слоновая кость - это редкость. Ну что ж, прошу предоставить паспортные данные: будем оформлять английское гражданство. Нет возражений?
   - А с чего им быть? - вопросом на вопрос ответил Миша. - Я двумя руками "за". У меня ещё куча планов на мистера, блин, как его там... Лоренса...
   - Лоуренса Гретхема, - поправил англичанин.
   - Вот именно. Когда перезвонить Семёну?
   - Завтра вечером я буду здесь. Надеюсь, что уже с твоим новым паспортом. Приезжай и сразу готовься к вылету, мой друг. Вас ожидает встреча с королём бриллиантов, поздний ужин в его особняке, и блестящее будущее.
   - Okay. - Мишин взгляд остановился на хозяине салона. - Семён Дивидович, дайте указилу охранникам: загрузить коробки с деньгами в мою машину. Я поехал их прятать.
   Антиквар, уже начавший привыкать к неформальному стилю общения клиента, без лишних вопросов вышел из кабинета и немедленно вернулся обратно, уже в компании с крепкими мужчинами из зала. Четыре 50-килограммовые коробки были оперативно перегружены в салон скорой помощи и отбыли в неизвестном направлении, вместе с загадочным поставщиком редкостных товаров.
   - Ну вот и всё, - грустно так произнёс антиквар. - Надеюсь, новый товар Вас не разочаровал? Его стоимость, запрашиваемая с моей стороны, составляет 30 миллионов фунтов стерлингов за обе вещи.
   - Действительно, предметы стоят этих денег...
   - Скажите же мне, что в них такого? Я обращаюсь без спекулятивного интереса... не как коммерсант, а как обычный человек... меня просто раздирает любопытство.
   - Поскольку мы оба сейчас повязаны тайной, скажу тебе, my dear friend, что подлинность изделий не вызывает сомнений. Это раз.
   Второе: резные фигуры Богини Сехмет, той, которая с львиной головой, изображённые на шкатулке Хеопса и на скульптурной композиции, выполнены разными резчиками и в разные времена. Я вообще не верил, что последнюю вещь привезут. Это была проверка наличия товара у поставщика. Была сделана случайная выборка из списка предметов; она доставлена в лучшем виде, а это значит, что и всё остальное существует в наличии.
   По вопросу прочих вещей - это вообще, отдельная тема: все они относятся к Среднему и Древнему царствам. Там, в загадочном подземелье, нет ни одной вещи, напоминающей поздний культ Амона-Ра, времён Тутанхамона. Там нет известных изображений фараонов восемнадцатой династии, а также девятнадцатой, двадцатой и более поздних... проживавших в Фивах... Там нет упоминаний о Сети и Рамсесах, великих и не очень... Понимаешь, Семён, абсолютно всё, что я увидел, относится к Мемфису, строителям пирамид и более ранним временам, когда египтянами почитались местные Божества, культивируемые в отдельных номах. Я даже рассмотрел рисунки на колоннах, позади экспонатов: сплошь далекая древность. Эти предметы не имеют цены, как и сами колонны с рельефами... и сами стены. Думаю, что и потолок в этом месте, также украшен божественными сюжетами, не хуже свода Сикстинской капеллы, расписанной Микеланджело по заказу папы Юлия II. Этот подвал уникален с точки зрения исторической науки... - вот и ответ на твой вопрос. Я готов согласиться на любые условия Михаила... понимаешь это слово? На ЛЮБЫЕ. Готов продать душу, стать бомжом, взойти на эшафот... лишь бы лично увидеть это древнее чудо.
   Тебе этого не понять.
   Но, однако, уже обращаясь к тебе, как к коммерсанту: я требую скидку за нелегальность товара. Небольшая страховочная сумма должна быть вычтена из заявленной стоимости.
   - Сколько?
   - 12%. Думаю, что у тебя нет другого выхода, чем принять это к исполнению. А у меня, как полномочного представителя надёжного заказчика, хм-м-м... в настоящий момент, тоже коммерсанта, имеется свой интерес: я должен подвинуть тебя - это принципиально для деловой репутации. Без обид, ведь мои требования вписываются в правила ведения бизнеса и применимы к данной ситуации. Соглашайся, и по рукам! - прищур глаз эксперта приобрел жёсткое выражение. - Ну, а если нет... ну да... ты имеешь право не соглашаться. В общем, думай сам.
   Семён Давидович подсчитал в уме убытки: "Вот нихрена себе - "небольшая страховочная сумма"!
   В голове сама собой возникла злобная фраза: "Мать твою, Либерманиху, с переворотом через заднюю ляшку... порода иудейская!".
   Надо сказать, что своих родителей, Иду Абрамовну и Давида Григорьевича, антиквар очень уважал. А вот остальных евреев - напротив, терпеть не мог. "Связаться с евреем - это остаться без штанов", - искренне считал он.
   - Десять процентов, - со скрытой надеждой в голосе произнёс он.
   - Одиннадцать, - поставил точку залётный гость.- Дискуссия закончена. Давай реквизиты для перечисления средств.
  
   Глава 41
   Мемфис. Середина июля.
   Дни, прошедшие с начала массовых гуляний, проведённые населением нома Инбу-хедж в пьянстве и обжорстве за государственный счёт, ознаменовались прибытием передовых войск фараона, сначала на кораблях, а затем и конницы. Постепенно, отряд за отрядом, многотысячная армия начала собираться в единый кулак, готовясь совершить стремительный бросок в Иудею и, затем, в Хеттское царство, где непокорный царь Кадеша собрал под свои знамёна племена, населяющие огромное пространство: от побережья Средиземного моря, до западного берега Евфрата.
   О том, что египтянам предстоит суровая схватка, свидетельствовали серьёзные приготовления. Непрерывный поток оружия, осадных приспособлений, доспехов, продуктов, корма для лошадей, транспортных средств... широким потоком вливался в расположение войск.
   Ежедневные тренировки и учения, проводимые на границе пустыни и плодородной долины Нила, повышали выучку и слаженность действий различных армейских подразделений.
  
   В военном лагере, находящемся за южной стеной Мемфиса, шло заседание полевого суда.
   Два солдата с забинтованными головами, один из которых опирался на палку с горизонтальной верхней ручкой, стояли перед трибуналом, состоящим из тройки судей, расположившихся за низким столом из грубых досок. Здание бывшего зернохранилища, приспособленного ныне под нужды временных военных властей, состояло из глиняных стен, плоской соломенной крыши и одной двери, распахнутой настежь для освещения и проветривания.
   - Суд объявляется открытым. Предупреждаю подсудимых: если вы будете лгать, и эта ложь впоследствии всплывёт, то каторга вам обеспечена, - в качестве напутствия заявил глава суда. - Рассказывайте, как всё произошло.
   Короткий рассказ одного из воинов о празднике, количестве выпитого алкоголя и несостоявшемся любовном приключении оставил судей равнодушными. Они уже были предупреждены о тесной дружбе тысячника Самаха с наследником трона, продолжающейся с момента их совместного обучения боевым искусствам в царской школе элитных бойцов.
   - Мы уже осведомлены об основных эпизодах этого вечера, - с недовольным выражением лица прервал подсудимого председатель суда. - Сегодня нас интересуют подробности о тех людях, кто вас покалечил.
   В ответ подсудимый неопределённо пожал плечами:
   - Ничего конкретного мы сообщить не можем, ведь было довольно темно. Нападающих было пять человек: два из них были одеты в одежду храмовых жрецов, один - в платье ремесленника, ещё два - в сливающиеся с темнотой рубахи и штаны, и очень жёсткую обувь. Господин судья, отмечу особо, что удар ноги, одетой в эту обувь, был похож на удар каменной глыбы, сорвавшейся с вершины горы и летящей в пропасть.
   Самах опустил глаза и посмотрел на своё забинтованное колено, затем на друга, половину лица которого занимал тотальный отёк в районе сломанной половины челюсти.
   - Продолжай дальше.
   - Жрецы и два человека в тёмной одежде - однозначно, родом из Инбу-хеджа - это точно не ливийцы, не нубийцы и не бедуины... и говорили они на чистом местном языке, без южного акцента. Что же касается мужчины в одежде ремесленника, то он, как и остальные, имел безупречное произношение, но, в своей речи, употребил фразу на иностранном языке, интонации которого я, за время обучения в элитной школе фараона, ни разу не слышал. Языки народов, окружающих Египет, так или иначе, схожи. Я знаю, как говорят гиксосы, хетты, речену и жители Митанни. Ничего похожего... Поэтому, иностранная фраза, произнесённая этим человеком, сразу вызвала недоумение. Да и вообще... вся его речь была насыщена словесной мешаниной непонятного смысла: "мочите на глушняк"... "отпишем им покрывало"... "чтобы лежали вальтом"... - что вообще означает понятие "вальтом"? "Два красноголовика в берёзовом подлеске"... "если по-русски"... "братиша"... "чувачок" и так далее. Представляете, он мою семью обозвал "чуханской"! Я нутром чувствую кровное оскорбление, но не могу понять смысла этой фразы. Мы с сослуживцем пребываем в полном недоумении от этой встречи, вплоть до настоящего времени. Но, отмечу, что кроме нас двоих, остальные присутствующие прекрасно понимали значение этих выражений и, похоже на то, что человек в одежде ремесленника имел безраздельную власть, как над жрецами, так и над неизвестными разбойниками в "каменной" обуви.
   - Как может ремесленник командовать жрецами? Жрецы - это высшая каста в Египте. Им не имеет права приказывать даже фараон, сын сокологолового Амона-Ра... - пусть правление ЕГО будет вечным. Ты ничего не путаешь? Может быть, это были вовсе не жрецы?
   - Жрецы, точно. Бритые головы, длинные нарамники с синдонами, ускхи на шее, браслеты на руках и ногах...
   - А как выглядел сам этот человек?
   - Совсем обычный, не юноша, но и не старик, никаких выдающихся физических данных. Он стоял на одном месте и лишь отдавал приказы... в том числе и по поводу разрезания наших лбов.
   - Вы видели этих людей на празднике?
   - Нет. Они находились в темноте рощи акаций, куда мы направлялись с девушкой... и её отцом.
   - Что они делали там, в темноте?
   - Мы этого до сих пор не поняли.
   - Что за жрецы? Есть предположения, из какого храма?
   - Тоже непонятно. На праздник сбежалось всё население Мемфиса, и присутствовали служители из всех окрестных храмов: Птаха, Аписа, Хапи, Себека. Но мы подозреваем, что это были всё-таки жрецы храма Тота. Чужаки не посмели бы так нагло вести себя конкретно на этой территории.
   - Что известно про этих, хм-м-м... попутчиков? Отца и дочь? - обратился судья к капитану меджаев нома Инбу-хедж, сидящего на тростниковой циновке в углу помещения.
   Начальник полиции поднялся с места и почтительно поклонился:
   - Уважаемый судья! Мы опросили свидетелей и выяснили личности. Отец является владельцем бакалейной лавки, а его единственная дочь, кстати, ещё девственница, - капитан, брезгливо поджав губы, посмотрел на покалеченных солдат, - прошла обучение на дому, владеет грамотой и числами. Очень умная девочка... Где они находятся в настоящий момент неясно. После той ночи, они дома так и не появились.
   - Вернёмся к этим, как их назвал подсудимый, людям в "каменной" обуви: кто их видел на празднике?
   - Никто. Все опрошенные свидетели заявляют, что никого, подходящего под описание, они не наблюдали.
   - Послушать вас, так это прямо духи тьмы... Взялись из ниоткуда и исчезли в никуда... - судья достал платок и протёр вспотевший лоб. - Если бы не полученные травмы, то я считал бы всю эту историю дешёвым трюком в целях уклонения от службы. Как же они вас пощадили? Вы накуролесили сполна: сначала обижали местных жителей...после, кидались с кинжалами на жрецов. С какой-то стороны, вам ещё повезло. Итог подобных стычек с превосходящими силами противника, как правило, выглядит печально. Несомненно, что вы находитесь под защитой высших сил, - судья двусмысленно посмотрел на подсудимого Самаха и едва уловимо покачал головой в подтверждение собственных мыслей.
   Прошла минута, вторая, третья...Он молчал, собираясь с итоговой фразой.
   Председатель полевого суда продолжил:
   - Однако понятно, что ничего не понятно... Пишите решение суда, - главный кивнул писарю. - За безалаберность и легкомысленность, потерю оружия, а также наступившую нетрудоспособность и невозможность участия в военном походе, вследствие пьяных прогулок по опасным местам, где на доблестных воинов фараона было совершено нападение разбойников, вынести приговор в виде полугодовой службы рядовыми в составе службы охраны строительства царских гробниц.
   Лицо тысячника Самаха, "друга наследника трона", перекосило откровенное недовольство.
   Фиванский некрополь на левом берегу Нила - это жуткое безводное место, где от жары плавятся камни. И, даже учитывая тот факт, что его самого, по статусу, никто не сможет заставить работать "в день", ночные смены в этом неприветливом месте, тоже не отличаются комфортом, сытной едой и развлечениями. Да и денежное довольствие весьма скромное.
   "А ведь молодой организм ежедневно требует женщин... праздников... положительных эмоций, в виде срубаемых голов всяких недоносков, - размышлял он. - Какая засада! В некрополе нельзя убить даже раба: все они на учёте, как бойцы трудовой армии".
   Стоящий рядом верзила, сникший и опустивший свои могучие плечи, грустно упёр взгляд в пол. Его возможности общения с окружающим миром внезапно сузились до обезьяньих звуков "Э-э", "У-у", с трудом выдыхаемых через неподвижно приоткрытые губы. А тут ещё и гробницы подоспели...
   "Чтоб там Самаха породой завалило... в одной из пещер, - желчно подумал он. - Исключительно благодаря этому извращенцу я сейчас ем и пью через трубочку, сделанную из стебля папируса. Видишь ли, козлиная морда изволила "отведать свежатинки". В результате, он сам оказался освежёванным... вернее мы оба. Влетели по самое нехочу. Если я бы знал, чем это кончится, ни за что не подписался бы на сомнительное приключение. Да - я полный мудак, являющийся другом идиота. Вот ведь какое попадалово".
   Свиток с приговором суда был выписан в двух экземплярах, один из которых вручили воинам, путь которых отныне лежал в обратную сторону от похода войска, в сторону Фив, для поступления осужденных под строгий надзор главного смотрителя царских гробниц.
   Вперёд, на выход...
   Самах согнулся перед судьями в почтительном поклоне. Однако мысли в его голове были направлены в противоположную сторону, по отношению к видимой покорности.
   "Рано или поздно я вернусь в этот город, - твёрдо решил он. - И тогда я найду этих людей. Слишком много индивидуальных особенностей имеется у них. И, если сейчас ещё никто не знает относительно таинственных личностей, инкогнито присутствовавших на празднике Нового года, то со временем, всё обозначится в лучшем виде. И тогда им не поздоровится. Я не тот человек, который прощает унижение".
  
   Глава 42
   Амизи сидела на широкой скамейке в густой тени смоковниц, произрастающих на задворках территории храма Тота, выходящей к берегу Нила. Раскидистые ветви деревьев были покрыты крупными плотными листьями, растопыренными, словно открытые человеческие ладони. Густая тень падала на находящихся под ними людей, защищая от палящих лучей африканского солнца.
   Небольшая чаша искусственного пруда, облицованная разновеликими кусками обожжённой глины, очищаемая от ила и пополняемая нильской водой ежедневно, находилась рядом с местом её дневного времяпровождения. Изредка бросая взгляд на зеркальную гладь, среди стеблей водных растений, она наблюдала искромётные передвижения серебристых рыбок, обитающих в толще воды. Порой, Амизи заходила в искусственный водоём нагишом и ополаскивалась. Рай, в её понимании, находился здесь и сейчас. Не хватало лишь мужа. Первая брачная ночь, проведённая под покровом звёздного неба, в объятиях любимого мужчины, навечно врезалась в память, как и те волшебные телесные ощущения, и пробудившиеся чувства искренней любви к пришельцу из паралельного мира, кардинально изменившего её жизнь.
   "Мой муж - это Бог... мой личный Бог. Моя защита, моя надежда, моё будущее. Только с мужем женщина может быть счастлива. Но, для сохранения семьи, имеется одно-единственное условие: я должна быть ему покорна. Вести себя с ним, как с отцом - уже не получится. Отец - это защитник и кормилец. Муж же, совсем другая сущность - он повелитель. Только так, и не иначе, может быть достигнуто женское счастье. Ведь, в случае своенравных эмоциональных всплесков, мимолётных капризов, либо попыток указывать, как ему надлежит жить... - он может найти другую спутницу жизни, более покладистую... кинув меня в безумие одиночества. Одиночество же, со временем, способно превратить любую женщину в злобную ведьму, обозлённую на весь мир. Я буду радоваться в те минуты, когда Михаил рядом, и исполнять его любые желания. Лишь бы он быстрее вернулся из своих странствий. Я его очень люблю и жду. Именно в этих понятиях заключено моё предназначение: соблюдая их, будущее обретает безупречные формы, ибо мы связаны неразрывной нитью и благословлением верховного жреца, высказанного от имени Богов", - мысли, словно слова молитвы, проносились в голове молодой женщины.
   Амизи посмотрела на лежащую перед ней вышивку. Рукоделие, к которому она была обучена с детства, давало возможность занять себя творчеством. Тем паче, что самые лучшие нити для вышивки, разных цветов: льняные, шерстяные и шёлковые, были доставлены жрецами в большом числе. Узоры, которые она изображала на своих белых платьях: в виде бутонов папируса, лотосов, птиц и жёлтызх колосьев пшеницы, приводили Амизи в восторг. Работа шла размеренно и неторопливо.
   Находящаяся неподалёку молодая рабыня-служанка, происходящая из народов речену, населяющих восточное побережье Средиземного моря, тихонько напевала бесконечный мотивчик, похожий на мурлыканье кошки. Эту девушку, жрецы храма Тота выкупили на невольничьем рынке за слиток золота - немыслимую цену, десятикратно превосходящую стоимость простого раба. И специально для неё.
   Светлокожая девушка с тёмно-каштановыми волосами, заплетёнными в две толстые косы, выглядела контрастно. Единственной её одеждой являлась короткая юбочка из грубой льняной ткани. Непокрытая пышная грудь служанки упруго выпирала вперёд, нисколько её не смущая. За последние дни она стала лучшей подругой Амизи.
   Нельзя сказать, что молодая Мишина жена страдала от скуки, совсем нет. Рядом находился любящий отец, помогающий советами, проецирующий родительскую любовь и укрепляющий надежду. Молодая служанка покорно исполняла все её просьбы, исправно заботясь о хозяйственных вопросах и о развлечениях хозяйки. Всё складывалось как нельзя лучше.
   Спустя несколько дней после замужества, местом проживания Амизи стало одно из помещений храма Тота, внутри стен, ограждающих её от внешнего мира. Для того, чтобы никто, проплывающий по волнам Нила, случайно не мог увидеть женщин, им было выделено определённое место для прогулок, а на берегу появилась круглосуточная охрана из молодых жрецов, бывших курсантов, прошедших отбор "Взглядом".
  
   Законную жену Миши берегли, как глазницу ока. И, нужно отметить, что не зря. Только за последние сутки, в окрестностях храма были пойманы два лазутчика, поначалу отказавшихся давать показания, но, под пытками огнём, сказавшими правду.
   Подвешенные за руки и за ноги, вниз животом, в "позе гамака", над разгорающимися древесными углями, вдохнув запах собственных горелых волос и корчась в судорогах от ожога свисающих гениталий, шпионы номарха поведали истину.
   Оказалось, что разбирательство нападения на солдат армии фараона, случившееся в ночь празднования Нового года, вышло далеко за рамки местных происшествий. Приговор суда, поставившего точку в судьбе покалеченных воинов, не стал последней инстанцией в расследовании данного дела. Весьма необычным случаем заинтересовался чиновник, возможно офицер, одетый в гражданскую одежду, состоящий в личной охране фараона, недавно прибывшей в Мемфис с передовыми кораблями предстоящего похода на север. Непонятные намёки и интонации в разговорах этого, приветливо-улыбающегося, но весьма неискреннего человека, выводили номарха из душевного равновесия.
   В результате, напуганный угрозой наступления нежелательных последствий, Хураим, решил самостоятельно выяснить ситуацию, сложившуюся на землях храма Тота, направив к его стенам несколько соглядатаев из числа местных воров, поставив им задачу-максимум: заглянуть внутрь периметра стен и доложить обо всех странностях.
   "Во власти фараона, либо его наследника, раздуть это дело до "резонансного преступления", направленного против безопасности государства и против фараона лично, - раздражённо думал Хураим. - И тогда мне не поздоровится. В любом случае, нужно обладать информацией с места происшествия, чтобы иметь ответы на любые вопросы".
   Однако, из посланных трёх человек, обратно вернулся только один, не принеся с собой никаких сведений.
   "Близко подойти не удалось, там жрецы совершают конные объезды... А издалека ничего не видно. Никто из посторонних в храм не въезжает и не выезжает", - был краткий отчёт о проделанной работе.
   Бесследное исчезновение двух человек пришлось проглотить, словно горькую пилюлю.
   "Сидят сейчас, прикованные цепями, в каком-нибудь подвале. А, возможно, их уже нет в живых... Впрочем, повышенная оплата за нестандартную работу всегда предусматривает определённый риск. Да и хрен с этими ворами. У меня нет никакого желания связываться со служителями культа Тота. Жрецы - это высшая каста в обществе, подконтрольная лишь высшим силам, - трезво размыслил Хураим. - Однако, что же делать? Боги-богами, но шкуру спустят точно с меня. Нужно подойти к этому вопросу с умом", - заключил он напоследок.
   Подложив под бок подушку, и опёршись рукой на вторую из них, полулёжа, номарх начал просчитывать схемы подхода к храму. Недавний приезд таинственного заграничного купца, несмотря на невероятные материальные выгоды, пробудил в душе серьёзное беспокойство. С чем оно было связано, номарх никак не мог понять.
   "Фигня какая-то: и хочется и колется..." - пронеслась заключительная мысль.
   Одна из его жён, расположившаяся на циновке рядом с кушеткой, одетая в полупрозрачную тунику из невесомого восточного шёлка, нежно погладила Хураима по вытянутой руке, ожидающе глядя ему в глаза. Густо намазанные импортной тушью ресницы призывно хлопали, как бы желая сказать: "Возьми меня, такую пушистую зайку"... Веки, с наложенными тенями голубого цвета, сверкающие блёстками, довершали невероятно привлекательный образ изысканной женщины, доступной для любых сексуальных фантазий.
   Номарх глубоко вздохнул и, отбросив неприятные мысли, благожелательно кивнул: "Иди ко мне, моя сладость, я хочу твоей любви".
   Стоящая на коленях девушка резво запрыгнула на кушетку, расположившись поверх супруга и склонившись вперёд для поцелуя. Отсутствие на ней нижнего белья, а также настойчивое движение руки, откинувшей лишние покровы с мужчины и мягко приласкавшей его плоть, облегчило задачу, и, уже через пару минут, под звуки эмоциональных охов-вздохов и колыхание нежнейших грушевидных грудей, в такт убыстряющихся ритмичных движений, тревожные мысли главы нома Инбу-хедж забылись дымкой дурного сна.
   - Ещё, ещё, ещё! - тихо шептали женские губы.
   Её руки цепко перехватили руки партнёра. Запрокинутая голова... спина, выгнутая дугой... дрожь, крупной тряской пробегающая по телу... полубезумные, широко раскрытые глаза, - всё это продолжалось несколько минут. Мягкие подушки давно свалились с кушетки на пол, но это не имело никакого значения.
   Внезапно женское тело замерло, максимально напрягшись, затем обмякло... но, спустя минуту, под влиянием толчков снизу, начался цикл новых ощущений. Теперь, они имели окраску экстаза - высшей степени восторга.
   - Уа, уа... - на вдохе и на выдохе непроизвольно вырывалось из горла женщины при каждом, даже небольшом шевелении внизу живота.
   Ещё несколько минут, ценою в вечность...
   В момент кульминации женщина резко вскрикнула и впилась зубами в шею номарха. Ногти стиснутых рук скользнули по его плечам, оставляя розоватые полосы. Протяжный стон заглушил окружающие звуки. Растёкшаяся тушь в уголках глаз... Тишина...
   Упавшая в объятья супруга обессиленная женщина затихла, глубоко дыша, находясь в немом исступлении. Её набухшие губы, чуть приоткрытые и расслабленные, мягко коснулись щеки мужчины и тут же отпрянули.
   - Это было... - тихие слова шелестящим дуновением ветра унеслись вдаль.
   Проблемы проблемами, но естественная жизнь и человеческая любовь существуют независимо от государственных формаций и политических событий.
   Так устроил Бог.
  
   Глава 43
   Москва. Южное Бутово.
   Множество дел, связанных с продажей артефактов, перемещением коробок с валютой на базу Ткача, под присмотр двух десятков бойцов, последующего полёта в Англию, затем, прыжка к родителям, с пачками банкнот и французским сыром в полиэтиленовом кульке, прочими заботами, связанными с предстоящей свадьбой и приглашением гостей, полностью лишили Мишу сил.
   Расположившись на диване в московской квартире и закинув ноги на округлый подлокотник, Миша осматривал морозные узоры на окнах застеклённой лоджии. Белоснежные завитушки, частично закрывшие вид на улицу, напоминали диковинные растения и цветы из инопланетных джунглей фильма "Аватар".
   "Какую непередаваемую красоту умеет создавать природа, - думал он. - Вот и жена моя, Амизи, из числа этих редкостных шедевров, - при воспоминании о любимой, Миша непроизвольно вздохнул и сглотнул слюну. - Сегодня отосплюсь, а утром - вперёд, в женские объятия. Моя прелесть, поди, заждалась уже".
  
   Полёт в Лондон запомнился невероятной роскошью окружающих вещей.
   Сначала это был бизнес-джет "Falcon" с двумя реактивными двигателями. Стартовав из Внуково, поднявшись на высоту десяти километров, самолёт взял курс на Англию. Интерьер салона напоминал президентский люкс пятизвёздочного отеля. Изысканная отделка из панелей персикового цвета, мягкие кресла, обтянутые бархатистым плюшем, толстые столешницы из пластика, фактуры орехового дерева, огромные иллюминаторы, не идущие ни в какое сравнение с иллюминаторами серийных пассажирских самолётов... - созерцание всего этого великолепия заняло не менее получаса. Затем оказалось, что в салоне можно курить. Белоснежная фарфоровая пепельница появилась на полированной до зеркального блеска поверхности столика. Закурив сигарету, Миша отодвинул кресло по полозьям назад и вытянул ноги. Струйка табачного дыма медленно поплыла в сторону небольшой круглой решётки на потолке. Расположившийся напротив Миши эксперт Либерман не проявил по этому поводу никаких эмоций.
   - Будешь кушать? - лишь спросил он.
   - Ну да, утолить голод в "position above the clouds" (выше облаков) - это очень романтично. Командуй парадом.
   - Что будешь пить?
   Миша оглядел барную стойку и две подсвеченные мягким светом полочки на стене, уставленные французскими коньяками с пометками "XO" (экстра, старый) и VSOP (очень, превосходный, старый, бледный).
   - Есть сухое вино?
   - Конечно. Рекомендую Шато "Сhateau Margaux, Premier Grand Cru Classe", урожая 1978 года. Большая редкость. Для вашего сведения, приставка "Grand Cru" присваивается только лучшим винам Франции, составляющим лишь 2% от общего объёма виноделия. Коллекционеры называют вкус этих вин словом "божественный".
   - Уговорил, я согласен на бокальчик этой красной жидкости... для начала, а там посмотрим.
   Находящаяся в режиме ожидания стюардесса, мельком уловив взгляд пассажира, быстро подскочила с блокнотиком в руках.
   - Принесите омаров, бутылку Шато и сырную тарелку.
   В непринуждённой обстановке, за разговорами об английских традициях и просмотром клипов Майкла Джексона, прошло время полёта. Миша даже умудрился полчаса вздремнуть на диванчике, расположенном в хвостовой части летающего отеля. Большую подушку он положил под голову, а маленькую, красного цвета - сверху. Эта подлая подушка из синтепона несколько раз сваливалась с уха на пол, разозлив его до крайности, после чего пришлось заменить непослушное изделие сложенным вчетверо шерстяным пледом.
   Формальности в лондонском аэропорту "Хитроу" были пройдены в течение 10 минут. Артефакты, упакованные в ящики, опечатанные голографическими лентами посольства Великобритании и обладающие дипломатическим иммунитетом, без досмотра были перегружены в подъехавший инкассаторский фургон, который немедленно отбыл в сторону Форин-офис, для регистрации прибытия и последующего следования на локальный склад, располагающийся, по случайному стечению обстоятельств, в Ньюпорте, в непосредственной близости от поместья миллиардера Гретхема.
   "Я впечатлён организованностью и чёткостью действий англичан, - утвердительно подумал Миша. - Вот что значит цивилизованный образ жизни. Это вам не Зимбабве".
  
   Поездка от Лондона до Ньюпорта на "Bentley Mulsanne" тёмно-кирпичного цвета, с отливающими перламутром стёклами и плоской резиной, заняла около двух часов. Открывшиеся по сигналу с пульта ворота пропустили автомобиль внутрь поместья. Миша смотрел по сторонам, пытаясь выявить хотя бы один недостаток, но таковых не было. Ни пылинки, ни соринки... везде царила идеальная чистота. Дорога, уложенная базальтовым булыжником, имела ровность асфальта. Аккуратно подстриженные пирамидальные тополя, просторные лужайки, прогулочные дорожки из бордового лемезита, а также окрашенные в чёрный цвет витиеватые столбы освещения, литого чугуна, смонтированные, скорее всего, в начале двадцатого века - всё это вызывало искреннее уважение.
   "Интересно, у них тут снег вообще бывает? - подумал Миша. - Он вспомнил, что в юго-западное побережье Англии упирается основное русло Гольфстрима, вследствие чего, на некоторых участках побережья растут вечнозелёные пальмы.
   Вот и двухэтажный особняк. Полукруг почёта в виде полукольца дороги. Парадный вход с защитным козырьком.
   На крыльце собственной персоной стоял "бриллиантовый король" Лоуренс Гретхем, сияющий дружелюбной улыбкой. Однотонный бежевый твидовый костюм и коричневый шарф дополняли образ изысканного британского джентльмена. Седые волосы слегка проглядывали из-под клетчатой кепки.
   - Приветствую, друзья! Очень рад вас видеть. Как дорога?
   - Спасибо мистер Гретхем, ваш самолёт безупречен по степени комфорта и напитков на борту... - в ответ на приветствие сообщил русский гость.
   Хозяин поместья удовлетворённо кивнул.
   - Хм-м-м... Я вижу, мистер Чернов, что вы разбираетесь в напитках и, к тому же, великолепно говорите на английском. Я немало удивлён...
   - У меня мама - школьный преподаватель "инглиша". Она дала базовые основы, а произношению я научился, просматривая английские телепередачи со спутника, - нагло соврал Миша.
   - И какие же передачи вам особо нравятся?
   Миша внутренне вздрогнул. К встречному вопросу он оказался не готов: "Если врать, то нужно заранее знать ответ по теме, иначе можно попасть впросак... Иескиль!!! Выручай!".
   Мысленный ответ Взгляда, в виде пакета информации, в том числе визуальной, был немедленно получен.
   - Музыкальное шоу "Голос"... "The Voice UK"... транслируемое BBC, - немного запинаясь, произнёс он. - Ведущая шоу, Эмма Уиллис, голубоглазая и улыбчивая, весьма уверенно держится на людях. Да уж... актёр Брюс Уиллис, законный супруг Эммы, отлично разбирается в женской красоте, и я ему завидую.
   Лоуренс Гретхем пристально оглядел гостя.
   - Вы не поверите, мне тоже нравится эта женщина... - он приподнял краешек кепки в знак солидарности. - Прошу в дом. Наверное, проголодались? Разрешите подать ужин?
   Миша взглянул на Либермана, тот лишь отвёл глаза, типа "ты здесь главный, вот и отвечай".
   - Лично я не откажусь. Где здесь раздеться? Да и посетить санузел не помешает.
   - Все заботы перепоручаю камердинеру, он проводит вас до гостевых комнат и обустроит. Жду вас, господа, через 15 минут в столовой.
   Через назначенное время, спустившись по деревянной, с широкими, плавно-выгнутыми перилами, лакированной лестнице на первый этаж, в сопровождении молчаливого слуги, Миша попал в обширное помещение, оформленное в викторианском стиле. Длинный стол, за которым стояло 12 стульев, соответствующих по внешнему виду понятию "стулья из дворца", озвученному в романе Ильфа и Петрова, был накрыт всего на трёх человек. На светло-бежевой скатерти стояли белые двойные тарелки, маленькая поверх большой, окружённые со всех сторон мельхиоровыми столовыми приборами. Слева лежали три вилки, справа - два ножа и большая ложка. Ещё одна ложка, меньшего размера, располагалась за двойной тарелкой. Ещё дальше стояли два стеклянных фужера разного объёма, правее от них - тарелка с кофейной чашкой, левее - тарелка с непонятного назначения лопаткой, тоже мельхиоровой.
   "Как тут не материться, если попал в очередную засаду, - огорчённо подумал Миша. - И вновь... вся надежда на Иескиля. Если подскажет, что и как правильно использовать, то постараюсь не ударить в грязь лицом".
   Очередной пакет информации возник перед мысленным взором: "Yes! Спасибо шеф!".
   Главным блюдом из "холодных" являлось чисто-еврейское изобретение - "рыба фиш". Фаршированный судак, нарезанный дольками, лежал на овально-вытянутой фаянсовой тарелке, залитый наполовину застывшим, наподобие холодца, рыбным бульоном, украшенным срезами перепелиных яиц и кусочками моркови. Бутылка белого вина, распитая "на троих", чрезвычайно освежила вкус рыбы.
   "Сочетание еврейского блюда с французским вином производит неизгладимое впечатление, - подумал Миша. - Ох и выдумщики, эти иудеи. Они способны, как теорию относительности создать, так и ужином гостей удивить".
   Поданные в качестве "горячего" медальоны из телятины, лёгкой прожарки, с гарниром из неочищенных долек молодого картофеля, оказались мягкими и сочными. Миша смотрел на отрезанную половинку медальона, с серединой красного цвета, и не мог понять: как это возможно приготовить?
   "Оно (мясо говядина), не до конца прожаренное, должно напоминать резину. Однако нет: блюдо имеет нежную мягкость персика. "Очевидное-невероятное" имеет место в нашей жизни, - вспомнил он название телепередачи из далёкого прошлого СССР. - Да и на вкус - отъявленный деликатес".
   Несмотря на благодушную и непринуждённую обстановку во время трапезы, взгляд хозяина, порой, выдавал его внутреннее напряжение. Наконец пиликнул телефон и, мгновенно посерьёзневший Грэтхем, кивнул головой невидимому собеседнику.
   - ОК, выходим.
   Он многозначительно глянул на Либермана и обратился к Мише:
   - Приехал груз. А вам, мой друг, придётся пить кофе в одиночестве, приношу извинения. Мы отправляемся на осмотр ценностей.
   Два человека синхронно поднялись из-за стола и чинно удалились из помещения.
   "Живут же люди!" - эмоционально размышлял Миша, озираясь на окружающую обстановку.
   Мир средневековья, написанный маслом на настенных холстах, казался живым, готовым выплеснуться через края багетов, превратившись в реальность. Две хрустальных люстры, низко опущенные над столом, с лампочками, имитирующими свечи, освещали столовую старинного особняка игристым, но в то же время, ровным светом. Фризовая узорчатая лепнина, вкупе с жаккардовыми портьерными шторами и светлым паркетом, выложенным квадратными сегментами, придавала залу вид Версальского дворца.
   "Сижу в музее и пью водку, вернее виски. Вааще... ништяк припух... если выражаться молодёжным сленгом", - вслед за этой мыслью возник взмах руки, призывающей камердинера.
   - Тройной шотландский Scotch, уважаемый. Ноу сода, - вспомнил он опыт общения с египетским барменом.
   "А то ведь, если не уточнить... то он, бяка такая, нальёт 28 грамм дозы одного "английского шота" и будет потом давиться от смеха над русским мужиком, принимающим на грудь воробьиную дозу алкоголя. Пусть кочумает (обломается): я покажу этой "обезьяне с острова"... "inselaffe" - как англичан прозвали немцы... на что способны русские".
   Закусив крепкий напиток каким-то неизвестным фруктом и изрядно захмелевший, Миша отправился спать. Перед тем, как окончательно вырубиться, он приподнял окно и, высунувшись наполовину наружу, выкурил сигарету. Улетевший, с ускорением от указательного пальца, в далёкую даль, окурок ознаменовал окончание трудового дня.
   "Tomorrow is another day"... Лучше отложить что-либо до утра следующего дня, так как решение на свежую голову правильнее, что является синонимом русского выражения "утро вечера мудренее", - пронеслась финальная мысль в угасающем сознании.
   Сон на большой мягкой кровати, под тёплым, фланелевой мягкости одеялом, был крепким и беспечным. Прохладный воздух в комнате, традиционно свойственный английским спальням, не доставил Мише неудобств.
  
   Его главный разговор с Гретхемом состоялся уже утром, после завтрака на двоих. Куда делся эксперт по древностям, Миша тактично решил не спрашивать.
   - Я слышал, ты куришь? - спросил миллиардер.
   - Ну да...
   - Приглашаю пройти в сигарную комнату и отведать лучших кубинских сигар: у меня имеются "Romeo y Julieta", есть и "Partagas Shorts", и прочие, на твой выбор.
   Миша поплёлся за уверенно шагающим хозяином.
   Сигарная комната имела относительно небольшие размеры, без окон. Вкруговую обшитая ценными породами дерева, красного оттенка, включая потолок, она напоминала лакированную резную шкатулку сибирских мастеров. Четыре мягких кожаных кресла вокруг квадратного столика, пара диванов, тоже кожаных, в отдалении, старинный шкаф с размещёнными за стеклом коробками сигар, хрустальная люстра над столом - вот и вся обстановка.
   - Присаживайся. Разреши, я угощу тебя на свой выбор.
   Гретхем подошёл к шкафу и достал оттуда деревянный ящичек с сигарами. Выудив из него две штуки, он дважды щёлкнул округлым резаком гильотины, отрезая кончики, и положил устройство на стол.
   "Davidoff", - прочитал Миша на чёрной поверхности. - Породистая гильотинка, впрочем, как и всё остальное, находящееся в этом доме".
   Длинная спичка вспыхнула в руках хозяина; Миша поспешно попытался прикурить, но, из-за солидной толщины сигары, прикурился только её боковой край. Гретхем улыбнулся:
   - Ты покрути её вокруг оси, тогда загорится равномерно.
   "Иескиль, дай мне информацию по правилам курения сигар! Выручай", - обратился Миша к инопланетному разуму. Его просьба была немедленно выполнена. Он равномерно прикурил, затем набрал в рот дыма, подержал его минутку, чтобы почувствовать вкус настоящего табака и выпустил обратно.
   "Не предполагал, что "кубинки" курят не в затяжку. Пыхают дым, но не втягивают в себя", - он взял сигару двумя пальцами, а третий подставил снизу для поддержки. Посмотрел в сторону Грэхема. Тот едва заметно кивнул.
   - Итак, что будем обсуждать? - поинтересовался Миша.
   - Перспективы, мой друг... наши с тобой перспективы.
   Миллиардер помолчал и продолжил вкрадчивым голосом:
   - Никак не могу понять, откуда ты такой взялся?
   - Какой "такой"?
   - Неправильный.
   - Что это значит?
   - Понимаешь, в двух словах этого не объяснить... - почти ласково, глядя на собеседника, сообщил Гретхем. - Во-первых: такими серьёзными вещами, как у нас с тобой, инженеры-теплотехники, увы... не занимаются, - он улыбнулся. - Без обид... Их попросту нагло кидают на любом из этапов сделки, или физически ликвидируют при первой же возможности. Прости за откровенность. Провернуть крупное дело и остаться в живых, да ещё с неподъёмной кучей наличного бабла - это великое искусство: здесь даже везение не помогает, ибо есть фундаментальные законы ведения теневого бизнеса. Мелочь, сдури нырнувшая в глубину, сразу превращается в корм для крупных хищников.
   Во-вторых: можешь рассказывать мне сколько угодно сказок про то, как ты выучил английский язык до полного совершенства, просматривая телепередачи. Поверить в это решительно невозможно. Масса людей, родившихся на Британских островах, не говорят как ты. Для этого необходим длительный контакт с живым носителем языка, да не простым, а очень-очень культурным и образованным...
   В-третьих: твоё поведение вполне соответствует требованиям высшего общества: ты обучен этикету за столом, правильно строишь разговор... правильно куришь сигары... хм-м-м... почти правильно, - Гретхем вновь изобразил улыбку, вспомнив момент прикуривания. - Мистер Либерман сообщил о тебе практически то же самое. Однако, вновь, возвращаясь к ТЭЦ на далёком Урале: откуда у наёмного служащего, живущего в российской провинции, всё это? Манеры аристократа не появляются сами собой. Я бы считал тебя сотрудником спецслужб, но те не швыряют горящие окурки из окон второго этажа. По крайней мере, в Англии. Здесь это считается немыслимым хулиганством.
   Миша поджал губы и сфокусировал глаза на кончике сигары, покрывшейся пеплом. Хозяин вновь улыбнулся.
   - Не обижайся: в этом доме можешь вести себя как пожелаешь. Моё слово. Однако давай вернёмся к нашим баранам. Для начала, я хотел бы услышать, каков твой интерес? Другими словами: твою программу-максимум. Ведь ты на что-то рассчитываешь?
   Миша покрутил сигару в руке, собрался с мыслями и выпалил:
   - Ну что ж... программа так программа. Я рассчитываю на твоё покровительство: ты будешь обеспечивать прикрытие моей деятельности, юридическое и финансовое. В результате, размер твоего состояния двукратно уменьшится. Тебе придётся поделиться половиной капиталов, нажитых непосильным трудом.
   От неожиданности Гретхем чуть не поперхнулся дымом. Он застыл на несколько секунд, затем положил сигару в пепельницу и вопросительно уставился на наглого гостя.
   - Ты первый, кто разговаривает со мной в таком тоне... Требую объяснений: аргументы должны быть очень вескими.
   - Знаешь, Лоуренс, в качестве преамбулы расскажу тебе такой анекдот.
   "Идут русский и еврей через пустыню, видят: из песка торчит цепь. Еврей подбежал, дёрнул и достал сундук с сокровищами. Бриллианты, золото, изумруды, сапфиры... "Поделись", - говорит русский. Ответ: "Ещё чего... Я нашёл, значит принадлежит мне". Идут дальше. День, другой. Впереди русский, сзади еврей: тащит сундук, пот заливает ему глаза... До цели ещё далеко, а вода уже закончилась. Вновь из песка торчит цепь. Русский подбегает, дёргает... достаёт сундук. В нём находятся всякие напитки: охлаждённая вода, пепси-кола, квас, пиво... Еврей падает на колени и тянет руки с мольбой: "Поделись!". Ответ: "Ты можешь купить у меня любой напиток. Что будешь приобретать?". Еврей шлёпает обветрившимися губами: "Бон-Аква, газированная... сколько стоит?". "Давай сюда свой сундук, а я тебе Бон-Акву". Еврей непонимающе: "Ты что, рехнулся?". Русский: "Да я не тороплю... Ты подумай, походи, приценись".
   Взгляд миллиардера помрачнел:
   - И какую же "Бон-Акву" ты готов предложить мне в обмен на два миллиарда долларов?
   - Если кратко, то это древнее хранилище ценных подарков от фараона Хеопса, Хефрена, Микерина и их потомков. Оно сохранилось в неприкосновенности. За половину состояния, ты станешь владельцем половины хранящихся там вещей. Однако требуется разработка плана действий. Впрочем, ума тебе не занимать...
   - Не ожидал я от тебя такого, - разочарованно протянул Гретхем. - Насмотрелся итальянского кино? Ситуация детально препарирована в фильме "Блеф", с Адриано Челентано в главной роли. Могила нибелунгов, обнаруженная "случайно"... миллионерша, проглотившая наживку... кидалово в итоге. Я не клюну на эту туфту, тем более, что берега Нила, места захоронений и бывших храмов, стократно раз перекопаны, а песок просеян сквозь сито. Там водные скважины повсюду набурены, как шахматная доска, через каждые пятьдесят метров.
   Миша усмехнулся:
   - Твои познания не являются истиной в последней инстанции. Бывает, что даже ёжики ошибаются.
   Посерьёзнев продолжил:
   - Однако, ты молоток! Быстро понял, что я вовсе не тот, кем кажусь с первого взгляда. Тебе полагается конфетка в подарок. Поэтому, открою тайну о том, что мы с тобой - птицы одного полёта и находимся на одинаковом уровне... впрочем, я даже не уверен, что последнее утверждение верно. Ты всё знаешь про моё прошлое, но ничего не знаешь про потенциал. Сообщаю: мои реальные возможности превосходят любые твои фантазии.
   Хозяин дома скривился в презрительной усмешке. Он повернул голову вправо и стал шарить глазами по хитросплетениям деревянных панелей обшивки.
   "Иескиль, что у него в мыслях?".
   "Он ищет тревожную кнопку, чтобы вызвать охрану".
   - Да не суетись ты, Лорик, возьми себя в руки. Как говорится: "Не веришь, а ты проверь...". Для убедительности, я могу вырубить электричество в этой комнате, прямо не вставая с кресла.
   - Как ты меня назвал? Лорик? - хозяин вскочил: его глаза сверкали яростным блеском. По всему было видно, что терпеть издевательский тон собеседника он далее не намерен.
   "Иескиль прошу тебя произвести эффектное зрелище, это нужно для дела!".
   Бах!.. Треск разрядов, искры из выключателя... Люстра осыпалась на стол горящими спиралями лампочек. Темнота... Запах горелой проводки.
   - Чувак, у тебя есть фонарик в мобильном телефоне? - в звенящей тишине раздался спокойный голос Миши.
   - А у тебя? - спустя пару секунд переспросил заикающийся голос миллиардера.
   - А у меня вообще нет телефона. Я из деревни.
   Ответное шевеление в темноте обозначило поиски трубки. Дрожащий свет из вытянутой руки обозначил душевное состояние хозяина поместья. Открывающаяся дверь нарисовала точку выхода.
   Покинув изолированное помещение, Миша последний раз втянул в себя ароматный дым и выплюнул сигару на пол: "Толстая дрянь, похожая на... да-да... на хрустящую палочку Твикс", - подытожил он свои впечатления от переговоров.
  
   "Бриллиантовый король" Лоуренс Гретхем стоял в отдалении и заново рассматривал гостя. После случившейся неприятности, его внешняя изысканность и покровительственный взгляд моментально сдулись, превратив миллиардера в обыкновенного, ничем не выделяющегося 60-летнего мужчину, похожего на провинившегося школьника, исподлобья бросающего взгляд на строгого воспитателя, не понимая, чего от того ждать: похвалы или плюхи.
   "Вот так-то оно лучше", - удовлетворённо подумал Миша.
   - Как ты это сделал? - первым произнёс Гретхем.
   Его собеседник прикрыл глаза: "Иескиль, как ты это сделал?" - продублировал Миша высшему разуму.
   "Твоя психическая энергия расширяет мои возможности до максимума. В зоне действия камня я лишь перенёс металлические перемычки с одного места на другое, а также загнал избыточный объём воздуха внутрь лампочек".
   "Получилось на отлично! Спасибо, выручил".
   Он поднял взгляд.
   - Не спрашивай ничего. Ты должен смириться с новой реальностью. Я есть тот, кто делает невозможное. Давай, дружище, пройдём в столовую и дёрнем по писярику.
   - Что означает понятие "писярик"?
   - Это типа английского "дабл шот"... double shot of whiskey. Пятьдесят грамм сорокоградусного пойла. Кстати, ты никогда не задавался вопросом, почему крепкие напитки, в большинстве своём, имеют максимальную крепость 40 градусов?
   - Нет.
   - Из-за пожарной опасности, - назидательным тоном произнёс Миша. - Содержание 40 процентов спирта абсолютно безопасно для пьяных компаний, курящих и жгущих спички, находясь рядом с алкоголем. А вот напитки уже в 43 градуса, как, например, крепкое виски, загораются в тёплом (подогретом) виде. Ну, а если непогашенная спичка упадёт в лужу разлитого абсента, содержащего 70%, а то и 80% крепости, то пожар гарантирован. Усадьба сгорела... "Всё хорошо, прекрасная маркиза..." - как пел Леонид Утёсов. Усёк?
   - Yes, of course.
   - Показывай дорогу к выпивке.
   Внешний вид Гретхема, вернее его спины, уже не впечатлял независимой осанкой и пружинящими шагами. Как-то тихо, без резких движений, миллиардер проследовал через лабиринты комнат и открыл дверь столовой. Викторианская эпоха вновь окутала Мишу своим очарованием. Стены, мебель, великолепный расписной потолок... картины на стенах... - знаменитому московскому ресторану "Прага" такое и не снилось.
   - Закажи виски и бутерброды на закуску. И ананасы дольками, если есть.
   Попавшийся по пути камердинер, проследовавший за хозяином до конечного пункта, принял заказ и удалился.
   Гретхем откинулся на стуле и вопросительно посмотрел на Мишу: "Одобрение для продолжения разговора получено", - понял тот.
   - Давай забудем недоразумения. С этого момента мы связаны одной верёвочкой и должны действовать в паре. Впрочем, у тебя есть последняя возможность вильнуть кормой и сдать назад. Думай.
   Многозначительная пауза. Миллиардер поёрзал на стуле и принял решение.
   - И что находится там, в хранилище подарков?
   - А хрен его знает. Жрец говорит, что несметные сокровища закопаны в двух днях пути от великих пирамид.
   - Какой жрец?
   - Египетский, конечно, если ты ещё не понял. У меня имеются контакты с древним египетским служителем культа Тота, из одноимённого храма. Да, предотвращая ненужные вопросы, поясню ситуацию: ты должен поверить в то, что я могу исчезать и появляться вновь. Так вот, в месте, "куда я исчезаю", живут эти жрецы и находятся сокровища. В том числе подвал с предметами, несколько из которых уже куплены тобой. Однако в этом подвале, сфотографированном и предъявленном Либерману, нет подарков Богам, которые стоят два миллиарда долларов. Этот подвал так... цветочки для романтиков. Все ягодки спрятаны надёжно и, лично я их не видел. Предлагаю вместе отыскать тайник в пустыне.
   - После случившегося я готов поверить в чудеса... - протянул Гретхем. - Но учти, платить авансом я ничего не буду.
   - Я разве упоминал про аванс? Это ты сам придумал. Короче так: с тебя вертолёт, с меня - перенос в другой мир. Баш-на-баш, и между нами всё по-партнёрски.
   В этот момент входная дверь распахнулась, и появился степенный камердинер с подносом в руках. На серебре стояла бутылка виски и несколько тарелок: с маслом, чёрной икрой, хлебом и дольками консервированного ананаса.
   Слуга произвёл сервировку стола, затем принёс грушевидные фужеры. Бутылка десятилетнего односолодового "Benromach" наклонилась, плеснув в бокалы мерку янтарной жидкости. Аккуратно поставив посудину на стол, камердинер отправился в обратном направлении.
   - Хотелось бы услышать от тебя план действий на ближайшие часы и дни, - сообщил миллиардер. - У меня могут сбиться графики встреч, а каждая встреча - это миллионы. Клюём, понимаешь, как курочка по зёрнышку... пашем не разгибаясь... не то, что некоторые. Ты что, авианосец решил купить? - неожиданно спросил он.
   - Не-е-е... Мне нужно пустить Египет по другому пути развития. В нашем мире ему пришли кранты. Давай, Лорик, выпьем за мировое соглашение? Можно я буду называть тебя так? Между собой, естественно...
   "Бриллиантовый король" нехотя кивнул в ответ, лишь буркнув под нос:
   - Так меня называла старшая сестра...
   Тост сказан, бокалы слегка стукнулись друг о друга, горячительный напиток, имеющий лёгкий фруктовый оттенок персиков и нектаринов, с едва уловимой горьковатой примесью "торфяного дымка", прокатился по пищеводу. Рука потянулась к закуске...
   "Облом, - подумал Миша, глядя на хлеб, масло и икру. - Слуга оказался лентяем и не намазал бутерброды. Придётся поработать руками, чтобы себя прокормить".
   Он ткнул вилкой в ананас и засунул его в рот. Кисло-сладкий вкус фрукта смягчил огненный удар виски.
   - Так что там с твоими планами? - повторил свой вопрос хозяин дома.
   - Да ничего особенного. У меня на днях свадьба, так что я немедленно отбываю в обратный путь.
   - На ком женишься?
   - На прекрасной египтянке. Будешь моим гостем? Это огромная честь.
   На лице Гретхема возникла маска крайнего удивления. Он заглянул в свой пустой фужер, затем протянул руку к подлокотнику и достал латунный колокольчик. "Дзинь-дзинь", - раздался призывно-мелодичный звук.
   Неспешно открывшаяся дверь впустила камердинера, с полотенцем через согнутую руку. Требовательный взгляд хозяина, и пополнение бокалов ещё на одну порцию произошло безукоризненно.
   "Он что, так и будет прибегать и убегать всё время? - подумал Миша. - Впрочем, если величина его зарплаты зависит от пробежек по дому, то почему бы и нет? The Pourquoi pas..., - русские и иностранные фразы удивительным образом чередовались в его мозгу, не нарушая хода мыслей. - И как он умудряется наливать одинаковый уровень? Наверное, годы тренировок ушли на это. И тысячи бутылок виски...", - Миша нисколько не сомневался, что английская "доза", в виде 28 грамм, ни больше и ни меньше, плещется на дне распивочного сосуда.
   Он, наконец-то, соорудил себе бутерброд с маслом и толстым слоем осетровой икры, отложив его на маленькую тарелочку.
   - У меня есть пожелание для более плодотворной работы.
   Гретхем вопросительно поднял брови.
   - Ты выделяешь мне апартаменты с мягкой мебелью, камином и санузлом. Предупреждаешь прислугу, что гость является известным фокусником и что не стоит обращать внимания на его внезапные появления и исчезновения. Ничего в помещении не трогаешь: даже уборка должна производиться в моём присутствии. Ну а я, в ответ на эту любезность, открою тебе некоторые тайны. Учти, что предложение одноразовое.
   - Согласен, - твёрдым голосом произнёс хозяин.
   - Дополнительные требования заключаются в том, что в отведённых мне комнатах не должно находиться электронных устройств: жучков, датчиков присутствия, скрытых камер... Ты понимаешь, о чём я говорю. Учти, что если они появятся, пусть даже и без твоего ведома, то мгновенно сгорят, вместе с проводкой. Ты уже видел, как это происходит.
   Хозяин опустил глаза, сохраняя непроницаемый вид.
   - Ну что, выпьем за перспективы? - Миша поднял бокал.
   Едва заметное касание стеклянных сосудов закрепило предварительные договорённости.
   - Освободи себе вечер следующей субботы, - продолжил "свадебную" тему русский гость. - Я не шучу. Слетаем в Россию, погуляем на моей свадьбе. Имей в виду, что на утро воскресенья лучше не назначать встреч: лучше приготовь огуречный рассол и таблетки от головной боли.
   - Я не пью много.
   - Ты приготовь на всякий случай, а там - как кривая кобыла вывезет. У нас в России тоже встречаются малопьющие граждане, но утром, после свадьбы, у всех головы трещат.
   "Иескиль, стоит ли вообще доверять этому человеку? Не разболтает ли он секреты?", - поинтересовался Миша у камней Взгляда, один из которых лежал в кармане брюк, а второй был зашит в пояс.
   "Можно. Он уже сделал ставку на тебя и сам боится, как бы ты никому ничего не разболтал".
   "Спасибо".
   Он обратился миллиардеру:
   - Я хочу продемонстрировать тебе нечто необычное, а именно: перенос в пространстве. Но, для начала, пусть меня проводят в апартаменты.
  
   Прогулка по нижней анфиладе парадных комнат... лестница наверх. Перед глазами возник зал, отделанный деревянными панелями и увешанный картинами девятнадцатого века. Они вошли в одну из дубовых дверей.
   Жилое пространство второго этажа оказалось сногсшибательно красивым.
   "Держит помещения, видимо, для размещения глав государств или членов палаты лордов", - думал Миша шагая по мягким коврам цвета слоновой кости.
   Обильная лепнина на потолке, высокие окна, люстры, вазы на подставках, фигуры воинов по углам, отлитые из жёлтого металла, обилие мягкой мебели с зелёным цветочным орнаментом, вышитом на белом сукне - всё это потрясало воображение. В боковой стене комнаты был устроен камин, покрытый светлым мрамором, облицованный скульптурными барельефами ликов греческих богов. На каминной полке стояли хрустальные подсвечники, украшенные висюльками и звёздчатыми шарами, а также парная композиция фарфоровых всадников на лошадях.
   Над камином висела картина, изображающая какого-то вельможу в длинном кудрявом парике и расшитом камзоле. Его левая рука... хм-м-м... почему-то не правая... лежала на рукояти кинжала.
   "Похоже, что левша. И вообще - симпатичный дядя... реальный пацан. Однако мне нужно где-то спрятать камень. Глазеть на музейные экспонаты буду после", - подумал Миша.
   - Можешь идти, далее я разберусь сам, - сообщил он камердинеру.
   Дверь закрылась за спиной слуги.
   Миша обошёл помещение по кругу и внимательно осмотрел все закутки. Наконец, придя к определённому решению, он приподнял накладную подушку на мягком кресле и сунул камень между спинкой и основанием. Подушка опустилась на место.
   "За мной никто не наблюдает? - поинтересовался он у высшего разума. - Да ещё, скажи, как он узнал про вечернее курение на втором этаже?".
   "Сейчас не наблюдают. Охрана доложила. Пространство вокруг дома контролируется, а следящие камеры переводят мониторы охранников в активный режим при любом динамическом изменении поступающей картинки. Ты появился в окне и сразу стал объектом внимания".
   "Понял".
   Спустившись по лестнице вниз, Миша немного поплутал по лабиринтам комнат и коридоров, в конце концов, найдя столовую. Не очень трезвый Гретхем сидел на роскошном стуле, развёрнутом к двери. Он ждал. Миша развёл руки в стороны и широко улыбнулся.
   - Я прекрасно устроился, шеф. Ну что, поплыли? Вернее полетели... Прошу сохранять достоинство аристократа и не голосить как истеричка. Ты мне нужен в душевном здравии.
   Лицевые мышцы Гретхема напряглись, Мише даже показалось, что у того шевельнулись уши.
   "Боится ведь, словно заяц, только виду не подает", - резюмировал про себя он.
   "Иескиль, давай нас двоих на базу Ткача".
   Хлопок... Секундная дезориентация. Перед глазами возник освещённый подвал.
   Нелепый вид миллиардера, с глупым выражением лица сидящего на мягком стуле и стоящего рядом с ним Избранника, немало удивил находящихся в помещении людей. Теннисный шарик, стукнув один раз о поверхность недавно установленного стола, поскакал по бетонному полу, затихнув где-то в дальнем углу.
   В послеобеденное время личный состав отдыхал. Часть людей смотрела телевизор, другая часть, собравшись кружком, кидала там кости, живо обсуждая чей-то проигрыш. Двое сидели на нарах и развлекали рыжего кота подёргиванием бумажки на конце ниточки. Усатый разбойник лежал на спине, пытаясь поймать добычу всеми четырьмя лапами, яростно растопырив когти и открыв зубастую пасть. Бойцы радостно хохотали.
   - Построение! - в унисон крикнули два голоса десятников.
   Всё вокруг пришло в движение. Хлопнула дверь туалета, выпуская заседателя, на ходу застёгивающего штаны. Подгоняющие команды на египетском языке неслись бесконечной скороговоркой до тех пор, пока две десятки воинов не вытянулись в две шеренги. Последняя команда... и крайний солдат метнулся к телевизору, выдергивая шнур из розетки.
   Заторможено глядя на суету, миллиардер, в конце концов, сообразил, кто здесь является главным. Он вскочил со стула и встал рядом с Мишей.
   Доклады о построении были произнесены на египетском языке.
   "Иескиль, научи его понимать египетский язык".
   Прошла секунда... Глаза Гретхема нервно моргнули и расширились.
   - Знакомься, друг, это моя личная охрана, - на египетском произнёс Миша. - Я вижу, что ты удивлён?
   Изумлённый гость стоял и молчал.
   - Привыкай...
   Миша прошёлся вдоль строя, внимательно всматриваясь в лица. Остановился.
   - Приветствую вас бойцы!
   - Здравия желаем! - выдохнули двадцать человек.
   - Ваше обучение в этом мире продолжается. Чем больше вы здесь научитесь, тем безопаснее вы будете чувствовать себя там, на своей родине. Боги возложили на меня великую миссию, но без вашей помощи мне не справиться. Сейчас я полностью занят подготовкой нашего плацдарма в Египте. Вы обязаны усердно тренироваться, чтобы не стать лёгкой добычей для солдат фараона и бандитов с большой дороги. Всё понятно?
   - Так точно!
   - А где Избранник Неракар?
   - Он ушёл на переговоры с завхозом: текущие нужды бойцов требуют постоянных поставок товаров, - ответил стоящий первым в шеренге Хапта. - Послать за ним?
   - Нет. Передавайте от меня привет. Кстати, приглашаю вас всех на свою свадьбу. Десятники наверняка сообщили, что у меня в Египте появилась молодая жена. Через несколько дней мы будем праздновать бракосочетание в этом мире. Мистер Лоуренс тоже будет присутствовать на торжестве, - Миша повернул голову в сторону английского миллиардера. - Это мой друг и деловой партнёр. Прошу относиться к нему с почтением.
   Двадцать пар глаз внимательно уставились на нового "друга и партнёра". Тот неожиданно засмущался. Неуверенный кивок головы обозначил его взаимное уважение коллективу.
   - Ну а теперь, я хочу показать Лоуренсу ваше боевое мастерство. Садаш, выйди из строя.
   Садаш сделал шаг вперёд.
   - Поставь в центре зала пустое ведро и повтори свой танец "Гопак". У тебя красиво получилось вырубить солдата фараона. Всем разойтись.
   - Вольно, - прозвучали команды. - Разойтись.
   Мягкие маты были разом убраны в стороны, а оцинкованное ведро появилось в центре свободной площадки. Зрители заняли места вдоль стен, Садаш застыл в ожидании команды.
   Миша сделал едва заметный кивок.
   Понеслось...
   Не хватало лишь бешенного ритма, под который бы исполнялись бы эти прыжки, кувырки и шпагаты. В течение двух минут десятник носился по кругу, совершая немыслимые акробатические трюки. Затем он упал горизонтально и, подставив руку под себя, нанёс стремительный удар ногой по ведру. Ведро качнулось и завалилось набок.
   - Спасибо. Ты всё сделал правильно, - похвалил десятника Миша. - Я тобой горжусь.
   Запыхавшийся Садаш поклонился и отошёл в сторону. Миша направился в центр площадки и поднял ведро. На его боковой поверхности красовалась глубокая вмятина десятисантиметрового диаметра.
   - Понимаешь, Лоуренс, что это такое?
   - ? - тот лишь поднял брови.
   - Это множественный перелом большеберцовой кости. Паштет из костей, если по-английски.
   Лишь сейчас до миллиардера дошло, что неспешное опрокидывание ведра произошло после невероятно резкого и сильного воздействия, сравнимого с выстрелом из винтовки. На его лице появилось выражение крайнего потрясения и растерянности.
   - Впечатляет... - пробормотал он.
   - Держи, - Миша передал ведро в руки Гретхема. - Это тебе сувенир. Когда ты начнёшь сомневаться в реальности произошедших с тобой событий, тогда доставай из-под кровати это ведро и смотри на него, как на доказательство моих серьёзных намерений. Такие изделия в Англии не производят. Ну что, полетели обратно? - даже не вопросительным, а скорее утвердительным тоном заявил Миша.
   На лице Гретхема появилось выражение неуверенного согласия.
   - Когда появится Неракар, передайте ему, чтобы прибыл ко мне сегодня вечером, после ужина, - обратился Миша к бойцам.
   "Иескиль, перенеси нас назад, в Ньюпортское поместье моего друга".
   Хлопок... Перезагрузка визуальных образов.
   Миллиардер стоял посреди апартаментов второго этажа, держа перед собой оцинкованное ведро, с выражением крайнего испуга на лице. Миша усмехнулся.
   - Можешь быть свободен, мистер Гретхем. Да, ещё, распорядись отнести свой стул обратно в столовую. Он здесь - чужеродный элемент. Я уезжаю немедленно. И не забудь про свадьбу. Я появлюсь после обеда в субботу и заберу тебя. Подарок, плиз... буду рад видеть... исключительно для невесты. Желательно изумрудные серьги и аналогичную подвеску - под цвет глаз моей жены. Обо мне не беспокойся, ты, дружище - мой главный приз.
   Он похлопал по плечу "бриллиантового короля", до сих пор находящегося в прострации.
   Бах!..
   Воздушный удар по ушам... и Лоуренс Гретхем остался в одиночестве, с ведром в руках и стулом "из дворца".
  
   Глава 44
   Город на Урале.
   Предстоящая свадьба...
   Руководителем торжества бракосочетания был назначен Виталий Балахнин, который шустро принялся за работу. Неограниченные средства, предоставленные в его распоряжение, а также обещание "невиданных перспектив", которые в его понимании рассматривались однозначно, превратили эксклюзивного парикмахера в не менее эксклюзивного менеджера.
   "У него язычок работает не хуже, чем у телеведущего Александра Олешко, - возникло непроизвольное сравнение. - Любую тему прокачает".
   - Требую, чтобы цыгане выучили песню "Костровая", - сообщил Миша. - Слова и мелодия известной песни Михаила Шуфутинского зовут к зажигательной пляске. Мне не нравится, что хор из местных "ромалэ" зациклился на своей жанровой классике и ничего нового знать не хочет, - наставлял он своего друга. - А я, в благодарность, цыганок золотом осыплю. Пообещай им, что будет золото на подносе, да ещё с горкой. Ни один из наших краевых чиновников такого себе позволить не может. И не по причине бедности... Они отжали у государства миллиарды, приватизировали заводы и инфраструктурные объекты, обеспечив средствами себя и потомков, вплоть до седьмого колена, но, увы, имеют крохоборский тип мышления, свойственный госслужащим. Короче, выдай барону слиток в качестве аванса и в знак серьёзности намерений.
   Он вынул из сумки очередной, отрубленный топором килограммовый кусок жёлтого металла и всучил опешившему приятелю. Насчёт собственно Балахнина, Миша ни секунды не сомневался. Деньги, и даже золото, для таких личностей вторичны: они живут тем, что "здесь и сейчас", по примеру Бори Моисеева, бескорыстнейшего мужчины... хм-м-м...правильнее сказать - человека.
   - Купи у нумизматов царских червонцев, 200 монет. Вот тебе контакты моего друга Вадима. У него все связи наработаны, ведь он раньше работал ювелиром в салоне на улице Куйбышева, да и вообще, выдай ему наличность. Он принесёт товар через пару дней, и в лучшем виде. Такого говна, как червонцы, в городе меряно-немеряно, как мне однажды сообщил 73-летний хозяин лавки "Антиквар", что находится около ЦУМа. Так что, вперёд к Вадиму! Этому подвальному спекулянту все проблемы - мимо кассы. Я сегодня к нему забегу, предупрежу насчёт тебя.
   Балахнин уважительно посмотрел на Мишу. Кивнул в знак согласия.
   - Далее, я пришлю к тебе своего помощника сегодня вечером, - сообщил Миша. - Будет жить у тебя до свадьбы, пить твой замечательный кофе и спать рядом с тобой, на твоей широкой кровати, и под твоим тёплым одеялом. Ты должен мне гарантировать, что не позволишь никаких поползновений в его сторону! Даже намёков. "Сюрприз"... много "сюрпризов", ожидают тебя сразу после свадьбы, но этот чижик не из их числа. Это мой заместитель, так что обломайся... и зубы на полку. Понял?
   - Пол-нял... - грустно и нараспев сообщил Виталик.
   - С Неракаром, это его имя, пробегитесь по магазинам одежды: вам будет нужно упаковать двадцать человек в цивильные костюмы, галстуки и шузы, согласно габаритным размерам моих друзей. Мерки снимешь лично, только не удивляйся ничему. Будет перенос в другое помещение, типа прыжка в компьютерной игре. Ты должен смириться с необычностью всего происходящего. Модельные стрижки мужикам организуешь там, на месте их проживания. Примерку одежды тоже.
   Имей в виду, что к этим ребятам тоже не следует проявлять нежных чувств. Если всё выполнишь правильно, то обещаю тебе рай на земле, в окружении девственниц-гурий... Ты должен поверить в золото, богатство, женитьбу друга на древней египтянке... и в свои перспективы. Уяснил?
   - Да шеф, - весьма недоверчиво, но подобострастно ответил парикмахер.
  
   Стограммовая банка чёрной осетровой икры, купленная в южно-бутовском "Перекрёстке" с вывеской "зелёный супермаркет", размазанная, сантиметровым слоем, по трём бутербродам, ушла в качестве закуски к бутылочке "Миллера", сопровождая поздний ужин Избранника за просмотром порции каждовечерней телевизионной чуши.
   Зевок... нажатие кнопки выключения.
   Тихо щёлкнув, экран "глупого ящика для идиота" (по В. Высоцкому) свернулся в точку и погас, обрывая очередной теледетектив.
   "Ненавижу детективные сериалы! - подытожил Миша. - Показывают сцены насилия, обманы, подставы, кидалово всякое... Грязь души человеческой фекальным потоком хлещет сквозь экран, прямиком на зрителей. Созерцать сцены насилия, для собственного развлечения, могут лишь бессердечные люди, коих в обществе предостаточно, - Миша закрыл глаза, поворачиваясь на правый бок. - Да плевать на эту помойку, пора спать. Arrivederci a presto... До скорого!".
  
   Утренний перенос в Египет прошёл буднично, словно поездка в трамвае. Материализовавшись в тайном святилище, Миша незамедлительно прошёл по тёмному коридору в сторону закрытого выхода.
   "Иескиль, перенеси меня на ту сторону", - попросил он высший разум.
   Хлопок...
   Яркий свет солнца, выглянувшего из-за горы Мукаттам на восточном берегу великой реки, ударил по глазам. "Взгляд" перевыполнил его просьбу, избавив от необходимости подниматься по ступенькам из подвала. "Спасибо! Ты молодец", - зажмурившись, похвалил он своего духовного покровителя.
   "Однако, где же моя законная жена?".
   Вышедший из-за угла случайный жрец немедленно упал на колени, склонив голову в поклоне.
   - Любезный, - обратился Миша к нему. - Сообщи, где находится женщина?
   Испуганный взгляд пожилого лысого мужчины направил его к дальним строениям, ближе к Нилу, где местонахождение супруги легко определилось по наличию двух вооружённых охранников, не растерявшихся от неожиданности, и лишь расступившихся в стороны при Мишином появлении.
   Лёгкий сумрак ещё оставался в глубине залов храмового здания, согретого утренними лучами Бога Ра. Под каменными сводами располагалась конструкция, похожая на белый шатёр. Марля, колпаком накрывающая деревянное ложе, была подвязана к потолку, а также к растяжкам с четырёх сторон. Одна из подвязок была натянута выше других, поддерживая ткань в воздухе и оставляя свободное пространство возле кровати, где, на полу, стояла ночная ваза, а также низкий столик с кувшином воды. Помещение, от самого входа, было устлано ковриками из верблюжьей шерсти, являющимися непреодолимой преградой для ядовитых змей.
   Лицо любимой, прекрасное даже во сне...
   Миша стоял и смотрел на загорелую кожу, короткие косички, веером раскинувшиеся по подушке, ночнушку из небелёной ткани, прикрывающую грудь и едва заметно поднимающуюся и опускающуюся при дыхании. Его душа наполнилась нежностью к этому прекрасному существу, отныне связанному с ним общей судьбой.
   Прорезавшаяся в памяти лирическая песня вызвала лёгкую улыбку и набухание век.
  
   Утро неслышно ступает по крышам,
   В доме своём безмятежная спишь ты,
   Снам улыбаясь, в рассветном блаженстве,
   Самая лучшая в мире из женщин. (М.Шуфутинский)
  
   Миша подошёл вплотную и одёрнул полог. Сев на краешек ложа он попытался вспомнить, какое же сейчас время дня... здесь, в далёком прошлом истории человеческой цивилизации.
   "Разница с современным Египтом 3...4 часа, плюс ещё один час с Москвой. Похоже, рановато я прибыл. Время 5 часов утра. Впрочем, этот ангел ждёт меня в любое время суток".
   Песня в голове продолжилась.
  
   Дрогнув, твои распахнутся ресницы,
   Радостно утро в глазах заискрится,
   Губы проснутся и после разлуки,
   Мир обнимая, раскинутся руки.
  
   И припев...
  
   Пусть тебе приснится Пальма де Майорка,
   В Каннах или в Ницце ласковый прибой...
  
   Миша наклонился и поцеловал жену в щёку. Правая рука легла на смуглое плечо, выглядывающее из-под ткани сорочки.
   "Если сейчас не проснётся, то не стану тревожить. Ангелам тоже нужен отдых".
  
   ...Только, чтобы вместе, были мы с тобой... - прощальным аккордом прозвучал конец припева.
  
   Амизи открыла глаза.
   Блеск зелёных зрачков поразил Мишу. Застыв, похожий на изваяние, он утонул в двух изумрудных чашах, загипнотизированный их волшебным сиянием.
   "Натуральное колдовство, не иначе. Эта женщина владеет мной и моим разумом", - подумал он, постепенно выходя из ступора.
   - Здравствуй любимая!
   Вместо ответа руки девушки обняли Мишу и притянули к себе. Слёзы радости хлынули из её глаз, растекаясь по щекам. Губы, вместо слов, начали нежно целовать-целовать мужа: его лоб, веки, щёки, в конечном итоге затихнув в районе шеи.
   - Я так ждала...
   Эмоциональный всплеск завершился объятиями двух тел, страстно прижавшихся друг к другу. Вспыхнувшее огнём горячее желание пришлось подавить силой воли.
   "Нет, брать её сейчас - не время. С кондачка такое не делается, - прижимая к груди худенькое, трясущееся от переизбытка чувств женское тело, решил Миша. - Получасовое обнимание, слёзы, неслышный шёпот женских губ - это достаточная награда для вернувшегося из командировки мужа. Сегодня вечером последует продолжение, и оно будет феерически-эротическим. Сначала я посажу её в тёплую воду и буду мыть мягкой губкой, словно ребёнка, нежно поглаживая тело, выпуклости и впадины, затем покрою поцелуями... оближу пальчики на ногах, голени, попку, спинку... и только после этого, окуну мою принцессу, моё божество по имени Амизи, в омут безумной страсти. Я устрою ей незабываемый праздник - праздник влюблённых. Она, лебедью белой, будет трепетать в моих руках, полная счастья и восторга. Хм-м-м... - мысли в голове продолжили свой бесконечный хоровод. - Словосочетание "лебедь белая" я, похоже, позаимствовал у Сергея Есенина. Ну и ладно... Это один из моих любимейших поэтов, и он по праву считается мастером любовной лирики".
   Особый подход к интимным отношениям сформировался у Миши не сразу.
   По мере накопления жизненного опыта он начал относиться к женщинам не так, как в юности, осознавая, что тактика "быстро овладел и удовлетворил желание" - не самый лучший метод добиться достойного ответа и покорить сердце дамы.
   "Женские чувства должны раскрыться, как бутон цветка. Здесь спешка только вредит".
  
   Покинув через некоторое время ложе супруги, Миша обнаружил у наружного входа терпеливо ждущую толпу жрецов во главе с Сатхубом. При его появлении, массовое падение служителей культа на колени обозначило крайнюю степень уважения к его личности, граничащую с поклонением живому Богу.
   "Ну что ж, выражаю своё согласие: раз они так хотят, то буду Богом. Главное - удержать сборище жрецов в своём подчинении. Без них моя миссия обречена на неудачу. Они - высшая каста в египетском обществе и способны руководить этим государством".
   Последующие совещания и планёрки с высшим духовенством заняли большую часть дня.
   Про себя подумалось: "Осталось несколько дней до праздника бракосочетания, а я занимаюсь вопросами снабжения, политикой, планами реформирования государства, шпионами... фараонами... Тутанхамонами... - впрочем, о чём это я? Малолетний дохлик, мумия которого была найдена Говардом Картером, в настоящее время ещё не родился... и, похоже, что уже не родится. Я должен разогнать этот колхоз к бениной матери. Следующее поколение египтян будет жить в заповеднике и под надзором думающей, бл..., машины, расположенной под, бл..., священым Сфинксом".
   Встряхнув головой, Миша вернулся в реальность: "Ой... прости Иескиль, мои эмоции управляют словами. У русских людей такое часто бывает. Я опять начал материться, прости...".
   Отсутствие ответа означало негативную реакцию высшего разума на мат.
   "Ну да, ты же Избранник, а не сын кочегара", - справедливо рассудил Миша, поставив галочку в уме на будущее.
  
   Глава 45
   Последующие до свадьбы дни промчались мелькающими кадрами из киноленты. Прыжки в родной город, беседы с родителями, разъезды на Форде и закупка товаров... Балахнин, Неракар, костюмы, червонцы, цыгане, праздничное меню... Эротическая ночь, в объятиях любимой женщины, пролетела стремительно, будто в тумане.
   Всё перемешалось: времена, места, события. Казалось, что это безумие будет продолжаться бесконечно долго. Но, слава Богу, у всего на свете бывает начало и конец.
   Вечер субботы.
   Прыжок в Англию. И вот уже седовласый "бриллиантовый Гретхем", во фраке и при белой рубашке с бабочкой, стоит посреди бывшего ведомственного гаража и испуганно взирает на два десятка бойцов, аккуратно подстриженных и одетых в модные костюмы, вальяжно присевших на пластиковые стулья, купленные в магазине "Садовод".
   - Присаживайся и ты, друг, - мимоходом произнёс Миша. - Здесь все свои. Я скоро вернусь.
   Хлопок с исчезновением в стиле Дэвида Копперфильда оборвал его слова...
   Спустя несколько минут раздался хлопок обратного прибытия. Четыре человека: сам Миша, держащий невесту за руку, её отец и верховный жрец Сатхуб, присоединились к гостям свадьбы.
   Миша открыл ворота и вышел на улицу. Умеренный холод начала февраля уже не обжигал морозом кожу, а вызывал лишь лёгкий дискомфорт. Темнота, опустившаяся на уральский город около 18 часов вечера, плотным куполом накрывала освещённый прожектором двор базы. Снег у гаража был аккуратно расчищен и вывезен нанятой накануне техникой. Миша, одетый в невесомую, но невероятно тёплую куртку-дублёнку "leather shearling" торговой марки "Rivo", неспешно пересёк двор и распахнул дверь сторожки.
   - Привет! - сообщил он находящемуся на дежурстве Егору Павловичу, удивлённо уставившемуся на него. - Начальства нет?
   Отрицательное покачивание головой было воспринято как закономерно ожидаемое.
   - Так получилось, уважаемый, что у меня сегодня свадьба и набился полный гараж гостей. Сейчас погрузим их в автобус и уедем. Откуда они там взялись - лучше не спрашивай. И никому не говори об этом, всё равно не поверят. Понимаешь, я работаю фокусником... вот и весь секрет. Держи подарок, в честь этого знаменательного дня, - Миша протянул три пятитысячных бумажки. - Порадуй себя чем-нибудь. А теперь, давай, поднимай шлагбаум.
   Сторож машинально взял купюры, повертел их в руках и положил на клеёнку стола, видимо, не доверяя собственным глазам. Нажатие кнопки, и полосатая палка начала подниматься вверх. Миша вышел на площадку перед воротами. Заказанный заранее и находящийся в режиме ожидания туристический автобус приветливо распахнул переднюю дверь.
   - Заезжай на территорию, - последовала команда водителю. - Сажаем гостей и двигаем в "Ля Филе". В 23-00 забирёшь нас оттуда и привезёшь обратно, на это же самое место.
   Обращение к "Взгляду": "Иескиль, у этого человека имеется женщина на стороне? Если имеется, то как её имя?".
   "Есть. Имя Света".
   - Замечательная смена тебе сегодня выпала, - улыбаясь, сообщил Миша мужчине средних лет, сидящему за рулём в форменной белой рубашке и чёрном галстуке. - Оплачено время, в течение которого можно расслабиться, развлечься с дамой, и даже успеть попариться в сауне. И всё это без засветки перед законной женой. Ты находишься на работе, то есть за рулём, и благоверная не будет беспокоить. Вот тебе денежка... так сказать "на хризантемы для Светы", - две красных пятитысячных купюры легли на вентиляционную решётку перед лобовым стеклом.
   "...Ах, Света, Светочка, Светланочка, Светуля. Ты лучик света в тёмной уркиной судьбе..." - из глубин памяти всплыла строчка из песни Михаила Круга.
   Мужик нажал на тормоз и остановил автобус. Молча он повернул голову и стал в упор разглядывать Мишу.
   - Мы нигде не встречались раньше?
   - Вроде нет.
   - Тогда откуда?..
   - Оттуда, - Миша поднял указательный палец вверх и многозначительно поглядел в потолок автобуса.
   - Вы ошибаетесь... - с ощутимой задержкой ответил водила. - Я честный семьянин.
   Одновременно с этими словами он, решительным жестом, сграбастал денежные знаки и засунул их в карман дверцы. - Спасибо. - Нога надавила на газ, автобус лихо развернулся перед воротами гаража.
  
   Ресторан "Ля Филе" снаружи ничем не отличался от себе подобных. Тонированные витринные стёкла с портьерными шторами; вывеска заведения, рукописной надписью светящаяся над входом; несколько штриховых рисунков, изображающих фигуры французских модниц с тонкими талиями - вот и все впечатления от внешнего вида. Однако внутри он являл собой образ небольшого, но весьма пафосного заведения, оборудованного сценой для живой музыки, обширным танцевальным пространством, барной стойкой, игровой комнатой для детей и прочими-прочими удобствами.
   Приветливая администраторша попыталась направить прибывших людей в сторону гардероба, но неожиданно обнаружила, что, несмотря на февраль месяц, на них отсутствует верхняя одежда. Мало того: состав гостей вызвал её определённое замешательство, граничащее с недоумением.
   Распорядитель ресторана удивлённо смотрела на два десятка мужчин одинакового возраста, загорелых, подтянутых и облачённых в модные прикиды "от кутюр". Среди молодёжи находился худощавый и пахнущий дорогим парфюмом седой мужчина, во фраке и чёрном галстуке-бабочке. Жених, будто сошедший с обложки глянцевого журнала, был облачён в элегантный клетчатый костюм, белоснежную рубашку с высоким воротом и, с какой-то стати, чёрными пуговицами. Галстук отсутствовал. Пуговицы чёрного цвета, спускающиеся вниз и находящиеся даже по крайним углам ворота, видимо, являлись образцом дизайнерского искусства и входили в замысел автора. Смотрелось потрясающе стильно.
   Но самыми удивительными персонажами являлись три гостя, включая невесту. Они были одеты в непонятные одежды балахонистого вида, подобно нарядам Аллы Пугачёвой образца 80-х годов, но, в отличие от кудрявой певицы, их тела были дополнительно обвешаны десятками массивных золотых украшений.
   На голове невесты красовалась золотая корона в виде обруча с эмалированными листовидными вставками и торчащей вперёд головой кобры, приоткрывшей пасть и распушившей капюшон. Верхняя полупрозрачная ткань накидки позволяла рассмотреть нижнее платье, вовсе не белоснежное, как это принято, а скорее - серое, расшитое цветными изображениями птиц и лотосов. На загорелых, до черноты, запястьях рук красовались широкие золотые браслеты. Выгравированные на них иероглифы и профили женщины с раскинутыми горизонтально руками-крыльями приковывали внимание. Взгляд девушки-администратора опустился вниз. Ступни невесты были обуты в кожаные сандалии, одетые на босу ногу. Лямки грубой обуви украшали золотые жуки, маленькие и большие, вперемешку с синими полированными камнями, вставленными в золотые оправы. Выше сандалий, с выпирающих косточек лодыжек, свисали золотые цепи с подвешенными на них золотыми висюльками, частично покрытыми белой эмалью.
   "Странно, почему на шею ничего не надето", - мысленно удивилась администратор.
   Не менее колоритно выглядели и спутники невесты.
   Пожилой мужчина, одетый в трёхрядное ожерелье из золота и самоцветов, ручные, локтевые и ножные браслеты, в платье, с золотой вышивкой человека-ибиса на груди, и, подобно невесте, одетый в сандалии на босу ногу, был похож на языческого шамана. Не хватало лишь бубна в руках.
   Третий персонаж, держащий невесту за руку, прихрамывающий при ходьбе, незначительно отличался от первого мужчины. Те же браслеты... Вместо ожерелья, на шейном шнурке болтался десятисантиметрового размера золотой амулет, похожий на крест с округлым верхом... вот и вся разница.
   "Сегодня происходит нечто необычное... Интересно, сколько же невесте лет? Она похожа на школьницу из средних классов", - едва подумала администратор, как появились новые гости. Прилично выглядящий упитанный мужчина средних лет распахнул дверь. За ним вошла пара пенсионеров и красивый смуглый парень в замшевой куртке.
   Пожилая пара представилась:
   - Родители жениха, - сообщила скромно одетая женщина.
   - Меня зовут Виталий, - вторил ей упитанный мужчина в ультрамодном сером пальто, перевязанным голубым шарфиком. - Все вопросы программы, подачи блюд и напитков решать буду я. Прошу любить и жаловать. А это - лучший друг жениха, - махнул он рукой в сторону своего симпатичного спутника.
   Балахнин вынул из бумажного пакета необъятный букет белоснежных роз и вручил распорядителю ресторана.
   - Прошу пристроить в вазу.
   - Хорошо, - девушка приняла букет. - Приглашаю снять одежду и пройти к столу. Остальные гости уже прибыли.
   Служащая подсчитала в уме количество зашедших людей: оно соответствовало количеству заказанных мест. Всё готово к началу торжества. На входную дверь была водружена табличка "Обслуживание" и опущена щеколда внутреннего запора. По бокам от закрытой двери немедленно встали два молодых гостя, лениво поглядывая через тонированное стекло на улицу. Администратор устроилась на высоком стуле рядом с баром и заинтересованно принялась наблюдать за происходящим.
  
   Миша обнял родителей.
   - Я понимаю, насколько необычно всё то, что вы сегодня видите. Перед вами - мои друзья-египтяне, вернее, самые приближённые ко мне. К сожалению, я не мог раньше открыть эту тайну в целях безопасности. Но, теперь, всё позади. Египтяне выбрали меня на главную роль, и я, подобно царю, имею богатство и привилегии. Прошу вас не паниковать и не удивляться, но вся свадьба пройдёт на египетском языке. Так нужно. Этот язык станет понятен вам через непродолжительное время. Ну, а если это не понравится, то можете разговаривать на русском: все мои гости хорошо говорят по-русски. Прошу понять меня правильно: работникам ресторана незачем знать, о чем мы говорим. Их дело носить тарелки.
   Миша внутренне собрался и обратился к высшему разуму, находящемуся внутри маленького тайного карманчика пиджака в виде россыпи из двадцати камней.
   "Иескиль, пожалуйста, обучи моих дорогих родителей египетскому языку, и Балахнина тоже".
   Прошло несколько секунд.
   - Ну что, как вам моё произношение? - спросил Миша по-египетски. - Понимаете меня?
   Пауза...
   Папа вжал голову в плечи и оглянулся по сторонам. На мамином лице отразился испуг.
   - Я же просил не волноваться. Когда волнуетесь вы, я тоже начинаю волноваться. Представляю вам мою жену Амизи. Мы провели ритуал бракосочетания на её родине, в Египте. В соответствии с местными законами мы являемся мужем и женой. Её отец дал согласие и присутствует здесь. К сожалению, матери нет в живых.
   Родители дружно обратили взоры на невесту. Мама почти панически вымолвила:
   - Так сколько же ей лет?
   - Около семнадцати.
   - Почти девочка...
   - В Египте, в её возрасте, замужем находится большинство девушек. Вы не поверите, но после наступления семнадцатилетнего возраста, свободных девушек и вовсе не остаётся.
   Папа глубоко вздохнул:
   - Ну что ж... благословляем тебя сынок, - он протянул руку и крепко пожал протянутую в ответ Мишину ладонь. - Совет да любовь.
   - Тогда прошу за стол, на почётное место, по правую руку от меня. Недоразумений под названием "свидетели" на этой свадьбе не будет.
   Он решительно повернулся и проводил их на место. Затем взял Амизи за руку и указал жестом её отцу на место слева. Стоя рядом с любимой, Миша пригласил всех присаживаться.
   - Сегодня я рад видеть всех вас на моей свадьбе, - произнёс он на египетском языке.
   - Принесите букет! - воскликнул уже на русском.
   Девушка-администратор, услышав просьбу и увидев направленный требовательный взгляд, поспешила лично выполнить поручение. Перейдя вновь на египетский, Миша продолжил:
   - Обращаюсь к моей прекрасной жене. Я счастливый человек, и я безмерно рад видеть тебя рядом с собой. Отныне и навсегда мы будем вместе, ибо мы - одно целое, словно две половинки единой сущности. У нас одна душа и нас ждёт одна судьба. Ты - это я, я - это ты. Этот букет я дарю тебе, в знак моей любви, подобно цветам, имеющей божественно-белый цвет.
   Он принял розы из рук администратора и торжественно протянул их Амизи.
   Невеста, не в силах сдержаться, внезапно упала на колени и поклонилась супругу в ноги. В её глазах блестели слёзы, а дыхание перехватило от волнения. Пытаясь что-то сказать, Амизи лишь напрасно старалась: вызванные эмоциями спазмы мешали это сделать.
   Миша протянул руку и помог невесте подняться. Вручил букет. Обнял за талию.
   - Горько! - крикнул Балахнин по-русски.
   Все синхронно встали и застыли в ожидании.
   - Горько! - сначала тихо, а затем по-нарастающей понеслось по залу.
   Миша бережно положил руку на затылок девушки и, чтобы, не дай Бог, не упала золотая корона, поцеловал её. Ответа не последовало, лишь сжатые подрагивающие губы встретили его действие.
   "Волнуется, - подумал он. - Вокруг столько зрителей".
   Внезапно грянула музыка. Приглашённый диджей, находящийся на сцене в окружении компьютерных мониторов и усилителей, врубил свадебный марш Мендельсона. Невеста отпрянула от поцелуя и опустила глаза. Миша махнул рукой музыканту, типа "хорош шуметь" и музыка тут же стихла.
   Администратор ресторана отметила про себя: "Первый раз в жизни вижу, чтобы невеста падала в ноги жениху... Весь этот спектакль похож на заключение неравного брака между зрелым мужчиной и нимфеткой, в котором женщина, всю оставшуюся жизнь, будет находиться в униженном состоянии. Всё выглядит очень подозрительно, включая непонятный язык, на котором эти люди общаются". Она поджала губы и отвела глаза в сторону.
  
   - Передаю слово моему другу Виталию, - сообщил гостям Миша.
   Тот не заставил себя ждать.
   - Друзья, сегодня нет ограничений. Пейте, кушайте, танцуйте... мы все отдыхаем. Предлагаю первый тост. Прошу наполнить бокалы, - он первым плеснул на дно собственной рюмки французский коньяк "Hardy V.S.O.P" и осмотрел гостей.
   Множество рук потянулось к бутылкам. Под звон фужеров, "за молодых", был выпит первый тост. Салаты с креветками, мясное и рыбное ассорти, бутерброды с чёрной икрой, крабовое мясо и фруктовые нарезки, начали расходиться по тарелкам.
   За первым тостом последовал второй, третий, четвёртый...
   Поздравления от родителей и подарок в виде набора фаянсовой посуды вызвали всеобщий восторг.
   С немалым удивлением Миша обнаружил, что его доблестные воины начали пьянеть просто на глазах.
   "Хм-м-м... Вообще-то, оно закономерно, - заключил он. - Древние египтяне пьют пиво, либо разбавленное водой вино. Какой уж тут коньяк и виски... не учёл я столь важных нюансов".
   Интересным наблюдением являлось и то, что Виталий Балахнин, руководящий торжеством, опрокидывающий стопку за стопкой, никак не походил на пьяного: его внешний вид излучал энергию, а голос бойко раздавал указания работникам заведения. Миша перевёл взгляд на мистера Гретхема. Глаза англичанина, вполне серьёзные и слегка прищуренные... вполне трезвые глаза... смотрели на мир внимательно и оценивающе. Перехватив взгляд, Лоуренс слегка приподнял вверх два пальца, буквой V, требуя внимания. Миша поднялся со стула.
   - Прошу тишины. Мой личный друг и деловой партнёр желает высказаться.
   Зал затих. Гретхем грациозно проследовал на сцену и взял микрофон.
   - Господа! - сообщил он на египетском языке. - Первый раз в жизни я стал участником такой необычной свадьбы. Множество торжеств, которые я посещал, были формальными и ничего не значащими. Я видел показуху, выпендрёж и ярмарку тщеславия. Самое главное, что в моём прошлом опыте, между молодожёнами не было искренней любви: присутствовали лишь голый расчёт, брачный контракт и заранее расписанные обязанности, вплоть до графика интимных встреч. В моём мире семья - это жалкая пародия на любовь, скорее похожая на деловое партнёрство, в котором нарушение обязательств одним из компаньонов влечёт за собой штрафные санкции, вплоть до начала судебных разбирательств. Я считаю, что мой мир находится в упадке... на тупиковом пути развития. Но сегодня, я увидел воочию такие искренние чувства, такую любовь и взаимность, которые кардинально отличаются от моих прошлых представлений. Я узрел мир духовного единения и невероятной преданности идеалам той семьи, в которую заложен животворящий Божий Дух, создавший вселенную из хаоса. Так выпьем же за счастье молодых! Но сначала - вручим подарки.
   Гретхем развязал серебристый бантик на бумажном свёртке, находящемся у него в руках, и достал два футляра чёрного бархата: большой и маленький.
   - В первую очередь, преподношу подарки невесте, - он открыл большой футляр и, наклонив для всеобщего обозрения, протянул руки в сторону зала.
   Зрители застыли в ошеломлении. На белоснежной подложке располагалось великолепное изумрудное колье, состоящее из девяти крупных огранённых изумрудов каплевидной формы, обрамлённых ажурной вязью сверкающих бриллиантов. Зелёные камни были подвешены на круглое ожерелье, изготовленное в виде ряда бриллиантовых трилистников с мелкими изумрудами в центре каждого. В футляре, помимо колье находились изумрудные серьги, выполненные в том же художественном стиле.
   - Я прошу разрешения лично украсить невесту этими произведениями искусства, - скорее не просительным, а повелительным тоном произнёс миллиардер и зашёл за спину Амизи.
   Верхняя полупрозрачная накидка была поднята, и колье опоясало шею невесты. Серьги заняли своё законное место в мочках ушей, до этого времени знавших лишь проволочки с медными бусинками.
   Казалось, что в зале ресторана внезапно появилось феерическое искристое существо: отражённые от бриллиантов лучи били по глазам и создавали видимость отдельного источника света. Амизи закрыла глаза и перестала дышать. Невероятный по своей роскоши подарок в очередной раз смутил её разум. От сумасшедшего волнения, застывшая восковой фигурой, она перестала реагировать на происходящее вокруг.
   Рокот множества голосов слился в единый порыв.
   - Горько!!!
   Зазвучавшая тихим фоном музыка внесла свои коррективы в снятие напряжения. Миша, двумя руками, обхватил жену и вернул её к действительности. Поцелуй... долгий, томительный и чувственный, сопроводил торжественный момент.
   - Раз, два, три... - начали считать гости под диктовку Балахнина.
   Амизи, прикрывшись нависшим над ней Михаилом, не торопилась возвращаться на всеобщее обозрение.
   - Девятнадцать, двадцать, двадцать один... - продолжался счёт.
   Влюблённые плыли и плыли по волнам счастья. И не было предела их взаимности.
   - Горько! - громко крикнул Виталик.
   - Горько... - эхом пронеслось по залу.
   Миша очнулся от наваждения и осмотрелся. Краем глаза он увидел нацеленный на него глазок смартфона, находящегося в руках девушки-администратора, выглядывающей из полумрака барной стойки.
   "Непорядок, - подумал он. - Я не разрешал вести запись левым пассажирам. Ладно, пусть снимает, позже разберусь".
   - Прошу тишины, - заявил Гретхем. - А сейчас, подарок для жениха!
   Он открыл маленький футляр и извлёк из него кольцо с крупным бриллиантом.
   "Камушек весит не менее десяти карат", - прикинул в уме Миша.
   - Мне нужна твоя правая рука, - промолвил миллиардер.
   Миша растопырил ладонь. Кольцо скользнуло на безымянный палец и село как влитое.
   - Я рад, что мой подарок тебе подошёл.
   "Интересно, откуда он узнал мой размер? Впрочем, в наш век компьютерного моделирования, имея чёткую видеозапись, можно не только размеры пальцев снять, но и сетчатку глаза. Было бы желание и соответствующее программное обеспечение".
   - Спасибо партнёр! - от души поблагодарил он Гретхема. - Я тронут до глубины души!
   В ответ, тот дружески похлопал Мишу по плечу и неспешно отошёл в сторону занимаемого места за столом. Народ радостно начал пополнять рюмки спиртным.
   "Иескиль, уважаемый, - обратился Миша к высшему разуму. - Прошу тебя прекратить это безобразие с перебором алкоголя. Ты можешь изъять из желудков моих египетских друзей выпитые сверх нормы напитки и переместить их в унитазную канализацию? А также, сверх меры съеденную пищу... А то, блеванут с непривычки".
   "Могу".
   "Умаляю тебя. Но учти, это касается только египтян".
   Гости дружно выпили и закусили.
   - А теперь, начинается развлекательная программа, - сообщил Балахнин. - Шоу-группа танцовщиц исполнит несколько зажигательных танцев.
   Он встал и направился в сторону гардеробной, где ждали распоряжений четыре ярко-накрашенные и роскошно-одетые девушки, сопровождаемые парой суровой наружности спутников. На ходу, Виталик повернул голову в сторону и скомандовал служащим ресторана убрать столы "в ноль", и нести горячие блюда.
   Выход коллектива на танцплощадку заставил всех замолчать. Стройные фигуры танцовщиц вызвали нешуточное волнение в душе, и не только там, у зрителей мужского пола.
   И вот, бешеный ритм латиноамериканских мелодий, льющихся из колонок, закружил участниц балета в фантастическом хороводе. Одна пляска, вторая, третья... Некоторые бойцы повскакивали с мест, чтобы лучше видеть прекрасных дам. Балет трудился на славу, заставляя чаще биться сердца зрителей.
   Финальный поклон в пояс... музыка стихла. Бурные аплодисменты и крики "Браво!". Балахнин взял слово:
   - Коллективу шоу-балета нужен отдых. Прошу наполнить бокалы и вкусить прекрасной еды, пока она не остыла, после чего эти прекрасные девушки будут учить всех желающих исполнять вальсы. Готовьтесь участвовать в танцах лично.
   Дамы величаво удалились, а воодушевлённые продолжением программы гости накинулись на еду. Миша ушёл с Балахниным на перекур, поручив внимание за Амизи своим родителям.
   - Я рад, что всё идёт по плану, ты молодец, Виталик!
   - Иначе и быть не может. У тебя замечательные ребята! Надеюсь познакомиться с ними поближе после свадьбы, - игриво произнёс Балахнин.
   - Даже не мечтай, у тебя иная перспектива.
   - Я заинтригован. Прошу карты на стол.
   - Тебе придётся переселиться в Египет. Ты же давно хотел свалить из "рашки"? К примеру, в Европу, к Лейбу Марковичу? - озвучил Миша ранее полученные от "Взгляда" сведения. - Египет, в этом смысле, ничем не хуже. Тем более, что Лейбик гуляет направо и налево... ещё та шлюха. Да ты и сам об этом слышал.
   Балахнин изумлённо уставился на собеседника.
   - Ты что, знаком с моим сердечным другом?
   - Знаком, ведь пути Господни неисповедимы, - Миша поднял глаза и перекрестился. - Наша жизнь полна сюрпризов и совпадений. Но, в отличие от этой, как ты выразился, "сердечно-дружеской" прошмандовки, я человек серьёзный. Если будешь послушным, то станешь правой рукой кардинала.
   - Какого кардинала? - не понял тот.
   - Египетского, дурачок. Ты ещё не понял, кто я?
   - Да ну, ты врёшь... - неуверенно ответил Балахнин.
   - В натуре, зуб даю. "Я есмь Альфа и Омега, начало и конец". У меня в руках золото и власть, которые тебе и не снились.
   - И что я буду делать там, в Египте?
   - Будешь присматривать за моей женой Амизи и её окружением, ну и, руководить резиденцией Избранников. Тайная полиция также будет под тобой. Дело в том, что... хм-м-м... "неформальные" отношения... не видны простым людям. Имеющиеся связи невозможно обнаружить со стороны, но понять логику тех, либо иных поступков тайных агентов. К тому же, их (агентов) невозможно перекупить, перевербовать, ибо, что им деньги? У них совсем другая мотивация. Неафишируемые связи открывают все двери и посвящают во все тайны. В этом плане я очень на тебя надеюсь. Тысячи слуг будут в твоём распоряжении, представляешь? И сам ты, будешь жить как падишах, что по-персидски означает "царь царей". Твоё слово будет законом. Бесконечный выбор партнёров, готовых выстроиться в очередь за получением твоего внимания и ласки - вот такая перспектива. И даже не придётся никого стричь, - подколол друга Миша.
   - Ну... это же хобби. Всегда к твоим услугам.
   - Уговорил. А теперь, почапали обратно в зал, - скомандовал Миша и ткнул окурок в тяжёлую каменную пепельницу из тёмного уральского змеевика.
   Спустя пару минут зазвучал вальс Штрауса "Сказки Венского леса", и первой парой вышли танцевать молодые супруги. Прошли по первому кругу, по второму...
   Раздались восторженные крики гостей... Чарующая мелодия завораживала и звала в невесомый полёт летящих шагов. Четыре девушки, скромно стоящие поодаль, были немедленно подхвачены кавалерами и увлечены в водоворот танца. Смущаясь, они поначалу скромничали, но быстро ощутили воодушевление публики и закружились в вихре мелодии.
   Не дав отдышаться, Штраус сменился Джойсом: "Осенний сон" продолжил уроки вальса, сменив партнёров девушек, но оставив прежний накал страстей.
   Третьим, заключительным танцем, являлся вальс Евгения Доги.
   Финиш... Миша, обессиленный, обмяк на стуле, расстегнув тугой ворот белой рубашки. В зале царило нешуточное оживление: пытающихся покинуть помещение дам обступили кавалеры. Гвалт, похожий шум птичьей стаи, сопровождал сие действие.
   - Отставить ухаживания! - вмешался Балахнин. - Шоу-балет закончил выступление.
   Бойцы расступились. Стайка нарядных девушек выпорхнула из окружения и исчезла за дверями раздевалки.
   - Приступаем к конкурсам. Но, сначала, нальём по чуть-чуть. Чего-то в горле пересохло.
   Гости потянулись к столу, глазами выбирая полюбившиеся напитки.
   Тост, вливание, выдох... Три составляющих ритуала приёма алкоголя были выполнены "на ура". После чего на сцене установили пять стульев.
   - Мистер Гретхем, - обратился к миллиардеру Виталик. - Вам предстоит испытание.
   Англичанин удивлённо поднял брови.
   - Да Вы не волнуйтесь, на русской свадьбе и не такое бывает. Посмеёмся, развлечёмся... Ничего личного.
   Посмотрев по сторонам и поняв, что увильнуть не получится, Гретхем буркнул:
   - Что нужно делать?
   - Угадывать, батенька. Мы завязываем тебе глаза и отправляем на ощупывание. На стульях будут сидеть пять человек. По форме головы ты должен найти жениха. Приз - вот эта чудесная зажигалка. - Балахнин усмехнулся и продемонстрировал красную зажигалку "Крикет". Чирк... и в его руке появился огонёк. - А если не угадаешь, то будешь должен спеть свою любимую песню.
   Народ заулыбался и приготовился к зрелищу.
   И вот, "бриллиантовый Гретхем" уже сосредоточенно ощупывает лицо и загривок одного бойца, второго... жениха, сидящего на третьем стуле. Дойдя до пятого участника, он пустился в обратный путь.
   Бамс! На Мишиной голове произошла остановка. Ещё пару скользящих движений, и Гретхем скинул повязку с глаз.
   Дружный вой одобрения сопроводил его выбор. Зажигалка торжественно перешла во владение миллиардера. Тот дежурно улыбнулся и, зажав трофей в руке, уселся на место.
   - Больше к мистеру Гретхему заданий не будет. Он идеально исполнил свою роль. Следующий номер... - объявил Балахнин.
   Конкурсы продолжились вплоть до приезда цыган.
   - А теперь, гвоздь нашей программы: цыганский хор под музыкальное сопровождение цыганского ансамбля. Гитары, скрипки, бубны и Рада Жемчужная!!! - практически криком выдохнул ведущий.
   Аплодировали стоя.
   Цыгане, в ярких, красно-жёлто-синих шёлковых костюмах и длинных складчатых юбках того же цвета, числом 30 человек, ввалились в зал нежданной лавиной, мигом заняв танцпол и сцену.
   "Похоже на медовую тарелку, куда, словно мухи, слетелись цыганские родственники из всех таборов, - подумал Миша. - Ведь в городском ансамбле всего пятнадцать участников. Впрочем, размер стаи этих певчих птиц напрямую зависит от наполнения кормушки. Каждому по зёрнышку... поклевать досыта... клю-клю. Главное, чтобы это зёрнышко было увесисто-жёлтого цвета".
   - Приветствуем молодых и гостей свадьбы! - объявил пожилой цыган в черных блестящих сапогах и с такого же цвета кудрявыми волосами, спускающимися до самых плеч. - Программа начинается со старинной цыганской песни "Ехали цыгане".
   Четыре гитариста вышли вперёд.
   Под неспешный струнный перебор полилась прекрасная мелодия. Первый куплет песни был исполнен соло:
  
   Дентси моя воля,
   Воля разгуляться,
   Дентси дорогие,
   Поцелова-а-аться.
  
   Темп убыстрился, добавилось звучание скрипок, добавились и голоса.
  
   Ехали цыга-а-ане,
   С ярмарки, с ярмарки,
   И остано-овились
   Под ябло-о-онькой густой. (исп. Евг. Свешников и Ляля Михайлова)
  
   Цыганки пустились в пляс.
   Амизи сидела за столом и смотрела на происходящее широко раскрытыми глазами до тех пор, пока группа танцовщиц не увлекла её в свой круг. Безумное кружение... синхронные наклоны в сторону невесты... круговой танец, взявшись за руки. Казалось, что цыганки делают это произвольно, но какая слаженность царила в их рядах!
   "Молодцы! Отрепетировали выступление на совесть", - мельком подумал Миша.
   Амизи раскраснелась в танце и раскрепостилась.
   "Вокруг только друзья... и любимый муж, - колокольным звоном звучало в её голове. - Я готова предаться веселью", - невеста пыталась повторить немыслимые движения черноволосых танцовщиц и, порой, ей это удавалось.
   Быстрая мелодия плавно перешла в музыкальное поздравление с цыганским припевом: "Пей до дна". Молодым поднесли овальный поднос с двумя высокими хрустальными бокалами шампанского.
   - Пей до дна! - в такт мелодии подхватили гости. - Пей до дна!!!
   Оглушающие крики толпы не оставляли выбора...
   "Иескиль, выручай! После выпивания, отправь эту жидкость туда же, куда отправил напитки из желудков египтян".
   Ответа не последовало, но Миша знал, что его просьба будет выполнена.
   Он решительно опрокинул игристое вино в глотку и швырнул пустой фужер в дальний угол. Раздавшийся звон битого стекла привёл зрителей в состояние крайнего эмоционального возбуждения. Амизи слегка пригубила и остановилась, не зная, как дальше поступить. Миша, недолго думая, перехватил её руку и допил содержимое бокала. Звон стекла, на бис...
   - Больше не приставайте. Иначе я упаду пьяный и зарплаты вам не будет, - искренне пообещал цыганам он.
   Те кивнули в ответ.
   Зазвучала следующая песня и первый куплет, исполняемый на цыганском языке. Затем продолжилось по-русски:
  
   Бирюзовые златы колечки
   Да раскатились, ай, да по лужку,
   Ты ушла, и твои плечики
   Скрылися в ночную мглу.
  
   По зелёной травушке-муравушке
   Да не сыскать растерянных колец,
   Да не вернуть любви-забавушки,
   Видно, счастью тут конец.
  
   Мелодичный тенор певца, порой, брал высокие ноты, становясь похожим на Вадима Козина, затем немного сгущался, переходя в Евгения Свешникова. Заводная мелодия летела по залу, наполняя зрителей энергией.
   В продолжение концерта были исполнены "Дану-данай", "Цыганочка с выходом", "Звёздочка", "Две гитары", "Все карты"... - бесконечное разнообразие цыганских напевов накрыло гостей сокрушающей волной цунами. Зрители уже давно вышли из своего амплуа, превратившись в участников шоу, выплясывая среди цыганок, успевая лишь замахнуть небольшую дозу в коротких перерывах между песнями.
   На удивление, Лоуренс Гретхем тоже разошёлся, по-видимому, комфортно чувствуя себя в безопасности окружающего медийного пространства и в отсутствии чопорных английских лордов. Подражая цыганам, он попытался сплясать вприсядку, но увы, возраст не позволил ему сделать задуманное. В итоге, поймав цыганку, он поднял руку вверх и заставил ту вертеться юлой, широко улыбаясь и получая искреннее наслаждение.
   В промежутке между песнями вынесли свадебный торт. Многоярусная конструкция, увенчанная двумя белыми голубками и розовым сердечком, вызвала небывалый интерес зрителей, которые, по причине своего древнего происхождения, никак не могли поверить, что ЭТО можно есть.
   Балахнин подозвал официантку.
   - Отрежьте желающим по маленькому кусочку. Голубков и сердечко не трогать!
   Стопка принесённых тарелок, с началом раздачи, начала стремительно уменьшаться. Официантки кинулись расчищать стол и располагать на нём ароматные чашки с кофе.
   - Кто желает глясе, прошу самим накладывать мороженное, - Виталик почувствовал себя уверенно в роли правой руки правителя Египта и, не стесняясь, принялся командовать парадом.
   Он первым бухнул в свою кофейную чашку две ложки ванильного мороженного и, повертев в руках, отпил. Выражение счастья на его лице вызвало подражание множества людей. У самых рьяных, пенистая шапка перехлестнула через край... Кто-то начал слизывать пенку с тарелки.
   - Отставить слизывание, - закричал Балахнин. - На людях это неприлично!! Пейте только из чашки. А если надо, то требуйте ещё кофе.
   Среди шума и гама цыгане вновь выстроились в боевой порядок.
   - Прошу внимания, - произнёс руководитель цыган. - По просьбе жениха, лично для него и для прекрасной невесты исполняется песня "Костровая".
   Он выразительно посмотрел на Мишу, будто чего-то недоговаривая. Тот понимающе кивнул.
   Грянуло соло на гитаре, в качестве вступления... затем цыган запел, и полетело вдаль раздольное:
  
   ... куда податься с горя мужику,
   В табор, к цыганам, да прямо к костерку.
  
   Рада Жемчужная, своим звонким голосом подхватила песню:
  
   От зари до зари полыхают костры
   И танцуют неясные тени...
   Заезжай на денёк, или даже на три,
   Пить вино под цыганское пенье.
  
   Внезапно гитары зазвучали в полную силу, прорезались скрипки... бубны отбивали ритмичный, всё нарастающий такт. Хор ромалэ взбодрился и приосанился, воспламеняющим многоголосьем приобщаясь к действу:
  
   Да-рада-тада-дэй,
   Да-рада-тада...
  
   Как безумные, цыгане пустились в пляс. Пытавшихся присоединиться к ним гостей, Балахнин отстранял движением руки.
   В середине песни музыка стихла: цыгане мужского пола начали выплясывать, под перехлоп в ладоши и удары по начищенным сапогам, в полной тишине зала. Затем хор взревел одновременно тридцатью голосами:
  
   ...от зари до зари полыхают костры...
  
   Внезапно, цыгане разошлись в стороны. В центре освободившегося пространства осталась лишь одна Рада Жемчужная. На вид ей было лет восемнадцать. Чуть старше Амизи, она виртуозно кружилась и извивалась под звон гитар и пение сородичей:
   - Да-рада-тада-дэй, да-рада-тада... - слова начали звучать по кругу, раз за разом повторяя припев.
  
   "Пора, - подумал Миша. - Поскольку эту песню цыгане разучили и исполняют для меня лично и для моей жены, то я должен отблагодарить этих прекрасных артистов. Чего-чего, а петь и танцевать они умеют".
   Он откинул салфетку с заранее приготовленного подноса и вышел в круг. На подносе красовалась внушительная пирамида золотых монет с профилем царя Николая II, номиналами по 10 рублей.
   "Двести монет, весом по 8,6 грамма каждая - это 1,72 килограмма золота 900 пробы. Уже рука устала держать эту тяжесть", - недолго думая, он высоко поднял поднос и опрокинул на голову цыганки.
   Золотой водопад солнечным потоком хлынул к ногам певицы. Часть монет покатились в стороны. Цыгане замерли на полуслове, вмиг забыв слова, завороженно глядя на происходящее.
   Одарив Мишу белоснежной улыбкой, зажав в руке несколько пойманных на лету червонцев, Радочка упорхнула вдаль. Цыганки кинулись в наклон собирать добычу, складывая монеты в отогнутые верхние подолы юбок. Мужчины встали по сторонам, наблюдая, чтобы ни гости, ни работники заведения, не вмешивались в их национальную традицию под названием "сбор золотого урожая".
   "Хм-м-м... они похожи на дачников: бабы пашут на грядках, мужики курят бамбук. Первое впечатление именно такое".
  
   Девушка-администратор долго наблюдала за происходящим.
   "Какая несправедливость, - подумала она. - Золото льётся потоком, безумные деньги... Свадьба гуляет, а я, во всех смыслах, сижу на бобах. Этот недотёпа, - в голове возник образ бывшего кавалера, - ушёл к малолетке, оставив меня в тридцать лет одиночкой. Он сам во всём виноват: мало времени проводил со мной, пахал на двух работах, приходил поздно, вечно уставший. Подумаешь... норковую шубку купил на день рождения. Мне же нужны и другие вещи. Последнее время, уже стало стыдно доставать на людях свой устаревший смартфон, а у него одна отмазка - "нет денег". В Турции, смог оплатить только "четыре звезды", и то, на десять дней. Я чувствую себя нищенкой. И, квартира, однушка, куда это годится? Его мать живёт одна, в двухкомнатной квартире, взяла бы и переехала в наши замечательные хоромы, а мы - в её. Так ведь нет, упирается. И ещё: он вечно спорит. Я для него - пустое место, и моё мнение - двадцатый номер. Все мужики козлы".
   Наконец её терпение лопнуло, а пальцы набрали номер из трёх цифр.
   "Говорит администратор ресторана "Ля-Филе". Здесь выдают замуж несовершеннолетнюю девочку. Кто выдает? Иностранцы-педофилы. Прошу прислать наряд, чтобы проверили возраст невесты", - после чего последовал сигнал окончания вызова и удовлетворённый выдох.
   "Должна же быть на свете справедливость", - подумалось напоследок.
  
   Глава 46
   Проводы цыган вылились в братание. Выражение восторга проявили все гости, включая наконец-то захмелевшего в хлам Лоуренса Гретхема. Он долго тряс руку главцыгана, по-английски расшаркиваясь перед "божественным талантом" Рады Жемчужной.
   - Hhe has divine talent, mister Roma, - бубнил он в ухо длинноволосому руководителю хора, не отпуская его от себя.
   - Thank you, dear friend, - проявляя серьёзные познания в английском, отвечал тот.
   Гретхем молча кивал головой и тянул цыгана к столу с выпивкой.
   - Меня ждут артисты, - наконец произнёс цыган, глядя на толпу в коридоре, - до встречи.
   - Too bad... очень жаль, - грустно ответил английский миллиардер.
   Цыгане погрузились в джипы и укатили в неизвестном направлении. Двери вновь закрылись на щеколду, гости разбрелись по залам и санузлам.
   Включившаяся ритмичная музыка уже никого не вдохновляла.
   "Нужно исполнить что-нибудь душевное, например, спеть хором "Подмосковные вечера", - лишь подумал Миша, как произошло нечто незапланированное. Один из бойцов, стоящих на вахте у входа, прибежал и сообщил о прибытии служителей порядка. По его словам, администратор ресторана пыталась впустить их, но её вежливо не допустили до двери.
   "Блин, ещё ментов тут не хватало. Все гости без паспортов, а невесте 17 лет... Иескиль, что происходит?" - обратился он к инопланетному разуму.
   "Администратор позвонила в полицию. У неё психологические проблемы... Она не может найти своё место в жизни, плюс имеет завышенные требования к спутнику жизни, и от этого, постоянно злится и обижается на всех окружающих, даже на собственную сестру, которая недавно вышла замуж. Да и на собственных родителей тоже".
   "Вот ведь, овца шебутная, не учёл я форс-мажора. Впрочем, решительно невозможно предусмотреть глюки в головах посторонних людей. Вокруг нас находится множество индивидуумов со "сдвигом по фазе", которые выглядят вполне обычно, до поры до времени, но вредят они, в итоге, нормальным людям, и вредят довольно серьёзно".
   - Не пускать ментов, - произнёс он вслух. - Стойте на посту и ждите приказа. Вряд ли они будут выбивать стёкла. Администраторшу... курицу эту... блокируйте, чтобы через служебный выход не сбежала. Поместите под присмотр эту вредную тварь, на мягкое сиденье... Её нельзя выпускать из клетки: сразу нагадит, как попугай на обеденный стол. Да, и служебный выход из ресторана - тоже перекройте.
   Миша глянул на часы. Время 22-45. Через пятнадцать минут приедет автобус. "Это хорошо", - промелькнула мысль.
   Он повернулся к сцене и обратился к диджею:
   - Врубай песню "Подмосковные вечера", в качестве десерта.
   Колонки выдали звук. Заслышав мелодичную песню, гости собрались около сцены.
   "Иескиль, вложи им в память слова от Михаила Матусовского, - обратился Миша к своему покровителю. - Эти прекрасные строки обязан знать каждый образованный человек".
   Услышав голос Владимира Трошина, Миша начал ему подпевать от души. Зрители замерли, но недолго играли в молчанку. Народ подхватил припев:
  
   Если б знали вы, как мне дороги
   Подмосковные вечера...
  
   Концовка песни прошла под раскачивание гостей из стороны в сторону.
   Триумф душевности под дружные несмолкающие аплодисменты.
   - Пора собираться. Все на выход. Не забудьте свои вещи, - громко скомандовал Миша.
   Взяв за руку Амизи, он вышел к стеклянным дверям и, в темноте февральской ночи, увидел контуры ожидающего автобуса. Полицейская машина стояла на тротуаре, у самого входа, перемигиваясь синими огнями, но это обстоятельство Мишу нисколько не обеспокоило. Сквозь стекло он посмотрел на прибывший наряд из трёх человек, двое из которых топтались перед закрытой дверью, периодически дёргая ручку. Третий сидел в патрульной машине, находясь на связи с дежурной частью. Полицейские на улице уже изрядно замёрзли: они тщетно пытались заглянуть внутрь ресторана через тонированные стекла и периодически оглядывались на сидящего в тёплом салоне водителя.
   Миша подумал про себя:
   "Да... ребята. Вы ни в чём не виноваты, и я заранее вам сочувствую, но, увы, сегодня не ваш день. Во всём прошу винить эту неадекватную дамочку. Она, за свою жизнь, ещё много проблем вам доставит. И не только вам. Свои личные косяки она проецирует на окружающих людей. Чуть что не по ней - сразу крапает заявления в надзорные ведомства. Классическое: "Требую разобраться с безобразием"... Затем, в зависимости от ситуации, извергаются прочие фекалии: претензии, жалобы в вышестоящие инстанции, разборки ситуаций. И клала она болт на библейскую истину "Люби ближнего, как самого себя". Да и Библию вряд ли читала, а если читала, то ничего в ней не поняла".
   А ведь... без любви к ближнему невозможно любить Бога, ибо "не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит?" (1 Ин. 4: 20).
   Естественно, без любви к Богу невозможно спасение души. Всё просто и понятно.
   "Да она - просто дешёвка, в какой-то момент возомнившая себя ферзёй, имеющей значимость в жизненном раскладе, и, в соответствии с собственной примитивной логикой, пытающейся подмять под себя всех и вся, удачно приспособив под реализацию понтов либеральные законы нашего общества", - вспомнив про некоторых типажей из собственного опыта, обобщил тему Миша.
   Он обратился мысленно к высшему разуму:
   "Иескиль, прошу тебя, спасай ситуацию. Перенеси этим трём копам, напрямую в желудок, каждому по 0,5 литра виски из бара".
   Прошло несколько секунд. Внезапно, один из полицейских покачнулся и попытался схватиться за ручку двери. Но это ему не удалось. Промазав совсем чуть-чуть, он поскользнулся на ровном месте и грохнулся плашмя на стылый асфальт. Его коллега наклонился и протянул руку, ухватив напарника и пытаясь поднять его с земли. Через мгновение, второе тело лежало рядом с первым номером.
   - Срочно открывайте двери, - скомандовал Миша, - пока они не замёрзли. Тащите их за стол.
   Сказано-сделано. Пьяных служителей порядка вежливо усадили на стулья. Упавшую на пол форменную полицейскую кепку Миша поднял и водрузил поверх торта, накрыв с головой белых зефирных голубков.
   "Иескиль, усыпи их, включая водителя. Пусть насладятся крепким сном".
   Головы оперативных сотрудников полиции одновременно опустились на скатерть стола. Вскоре, один из них издал продолжительную трель здорового храпа.
   "Порядок, - подумал Миша. - Теперь нужно оплатить администраторше по счетам и согласно заслугам".
   Он прошёлся мимо гардероба и, в сумрачной глубине дальнего зала нашёл обидчицу. Жест рукой вверх, означающий "встать". Девушка поднялась с кожаного дивана. Миша пристально посмотрел ей в лицо.
   "Внешне симпатичная и стройная. Но выражение её глаз... презрительно-равнодушный взгляд... и совсем без эмоций... словно у размороженной мойвы", - пронеслась стремительная мысль.
   - Если бы ты знала, Анфиса, как я ненавижу СТУ-КА-ЧЕЙ... - Миша выразительно разделил последнее слово на слоги и озвучил имя девушки, своевременно полученное от "Взгляда". - Почему ты считаешь себя вправе вмешиваться в мою частную жизнь? Я же в твою не вмешиваюсь... Хм-м-м... Похоже, я понял, в чем тут дело.
   Смотрю, что ты развлекаешься тем, что создаёшь людям неприятности и удовлетворённо потираешь ладошки, когда окружающим становится плохо? Так вот: к таким, как ты, ДОНОСЧИКАМ, у меня имеется отдельный счёт. Дело в том, что 1937 год, для моей семьи, запомнился личной трагедией. Анонимка от сослуживца моих близких родственников, в то время работавших в Камском речном пароходстве, про то, что они ведут себя подозрительно, вынесла смертный приговор двум порядочным и любящим друг друга супругам, и дала путёвку в детский дом их троим детям. В итоге, гнида... полная копия тебя, испытала радость, и попивала чаёк с сахарком, пока мои родственники кормили вшей в казематах "второго номера" пересыльной тюрьмы на Сибирском тракте, приговорённые к расстрелу. Твоё моральное падение столь серьёзно, что не имеет малейших оправданий. Так знай, дорогуша, что предупреждение тебе вынесено - первое и последнее... в твоей земной жизни.
   "Иескиль, повреди ей голосовые связки, чтобы месяц не могла говорить".
   Стоящая перед Мишей девушка вдруг зашлась в кашле. После минутного приступа, она открыла рот, собираясь что-то сказать, но лишь звук выдыхаемого воздуха сопроводил сие действо.
   "Выжги микросхемы в её смартфоне, вместе с картой памяти!".
   Едва слышный щелчок... Из смартфона в руках администратора повалил дым. Она в панике швырнула его на пол. Глаза внезапно наполнились ужасом.
   "Так тебе и надо. Козлов дрессируют ударами хлыста. Иных уроков они не воспринимают".
   - Сядь!
   Администраторша попыталась дёрнуться в сторону, но толчок в плечо заставил её упасть на прежнее место.
   - Ты что, ещё не поняла собственного плачевного положения? Если попытаешься ещё рыпнуться, то можешь и ослепнуть. Станешь не выдуманной, а натуральной слепой нищенкой из романса Алябьева на стихи Пьера Беранже.
  
   Святая воля Провиденья,
   Артистка сделалась больна,
   Лишилась голоса и зренья
   И бродит по миру одна.
  
   Девушка склонила голову и вжалась в кожаное сиденье.
   - Ты никогда в жизни не будешь ни на кого стучать. Поняла? - назидательно произнёс он.
   Молчание. Миша подошёл вплотную и мизинцем поднял её подбородок.
   - Не слышу.
   Кивок головы при открытом рте.
   - Никаких показаний в полиции. Поняла?
   Ещё кивок. Слёзы в глазах.
   - Известной артистки из тебя не получилась. Порядочного человека тоже. По жизни ты - дрянь, и твоё место - на нижнем ярусе, под шконкой.
   Он развернулся и двинул на выход.
   По пути Миша собрался с мыслями:
   "Иескиль, есть тут ещё поблизости камеры слежения?".
   "Одна камера у наружного входа, вторая в машине у копов".
   "Все видеоматрицы и накопители уничтожить".
   "Хорошо".
   - Дорогие гости, прошу в автобус, - Миша широко улыбнулся и первым завёл молодую жену в тёплый салон.
   Весёлая компания свадебных гостей расселась по мягким креслам. Нажатая педаль газа придала ускорение, автобус рванул в темноту ночного города. Распахнутая настежь дверь ресторана и мигающая полицейская машина со спящим водителем остались за поворотом улицы.
  
   - Тормози, шеф, - скомандовал Миша за несколько сот метров до территории бывшей промышленной базы. - Ты очень удивишься, когда народ из салона возьмёт и исчезнет, в отличие от этого скромного бонуса, - он протянул водителю веер пятитысячных купюр. - Забирай и выходи на улицу. Если кто-нибудь будет спрашивать про посадку и высадку, то отвечай, что здесь, прямо на этом месте, пассажиры перешли из своего автобуса в твой. А после ресторана - в обратном направлении. Номера не запомнил. Регистратора нет?
   - Есть.
   - Считай, что его уже нет. Купишь новый.
   В глазах водилы застыл немой вопрос.
   - Да ты не волнуйся, всё идёт по плану. Кстати, имей в виду, сторож на базе шлагбаума не поднимал и ты туда не заезжал. Он будет в курсе. ОК?
   Водитель взял деньги и кивнул головой.
   - Теперь ступай на перекур, на улицу. Спасибо за службу.
   Мгновение спустя, Миша, в компании родителей и Балахнина, очутился в тамбуре их собственного подъезда.
   - Виталик, закажи себе такси, либо можешь переночевать у моих дорогих мамы и папы. Здесь тепло и уютно, - он махнул рукой в сторону лифта. Ошарашенные родители молча двинулись в сторону ступенек освещённого первого этажа, и Виталик вслед за ними. - Пока!
   Ещё через минуту Миша доставил вдрызг пьяного Гретхема в шикарные апартаменты на втором этаже Ньюпортского поместья.
   - Ты приготовил себе таблетки от головной боли и огуречный рассол? Впрочем, томатный сок тоже сгодится. Выпей сейчас таблетку феназепама или димедрола, чтобы поутру не потряхивало.
   "С утра, проснувшись с бодуна, меня трясёт и глючит... - Миша вспомнил творчество Сергея Шнурова. - И кидает в объятья унитаза", - подвёл он итоговую черту.
   - Бывай, дружище. На завтра даю тебе больничный, но ты не сильно расслабляйся. Нас ждут великие дела.
   Оставшихся бойцов не составило труда переместить на базу Ткача в далёком таёжном городке.
   Финальным аккордом был осуществлён перенос Сатхуба, Амизи и её отца в тайное святилище храма Тота.
   - Пойдём, дорогая, - кивнул он супруге. - Нас ждёт великолепная брачная ночь под звёздами.
   - Сатхуб, распорядись принести под смоковницы две подушки и два покрывала. И кувшин воды.
  
   Пустой автобус тихо урчал двигателем ещё минут десять, пока водитель, окончательно околевший, не забрался на своё место и не обнаружил пустоту в салоне.
   - Вот нихрена себе! - эмоционально буркнул он себе под нос и сорвался с места.
  
   Время 00-18.
   В помещении дежурной части районного отдела полиции шёл разбор полётов.
   Трое, в доску пьяных ментов, ещё недавно составлявших личный состав наряда ГНР (группы немедленного реагирования): водитель, опер и помощник участкового, взлохмаченные, с мутными глазами и расстёгнутыми воротами сидели на стульях напротив капитана. Пытаясь держаться в тонусе, они периодически морщились и выпрямляли спины, но спустя небольшой промежуток времени, возвращались в позу помятых алкашей.
   У входной двери молчаливыми фигурами застыли сотрудники СОГ (следственно-оперативной группы), выехавшей на выручку не отвечающего на вызовы наряда и, под руки, доставившие пьяных чинов низшего ранга в родной отдел.
   Старший оперативный дежурный недовольно поморщился.
   - После потери связи мне пришлось вызвать группу СОГ. Что вообще произошло? Как вы умудрились в хлам нажраться посреди службы?
   Невнятное мычание, означающее типа "ничего не помним", было ответом на конкретно заданный вопрос.
   - Давно я не видел таких придурков... Что там было?
   - Ничего... - заплетающимся языком ответил оперативник, являющийся старшим наряда.
   - Вы разговаривали с администратором, которая осуществила вызов?
   - Нет, - уныло сообщил опер.
   Капитан обратился к следователю из второй группы:
   - А вы разговаривали?
   - Она уехала домой. Со слов официанток, у неё голос пропал... и телефон сломался.
   Дежурный усмехнулся:
   - Детский сад какой-то... И что мне писать в отчёте? Ложный вызов? Надеюсь, пострадавших нет?
   - Нет.
   - Материального ущерба нет?
   - Нет.
   Капитан сурово посмотрел на пьяную троицу:
   - Тогда какого лешего вы там целый час околачивались? С подругами невесты отплясывали?
   Молчание...
   - Я снимаю вас с дежурства. Пи...дуйте по домам. Завтра напишите рапорты на имя начальника отдела про то, как на свадьбе оторвались на халяву, и как бес попутал выпить с гостями на брудершафт. Только не вздумайте писать ерунду, типа "были под гипнозом" и косить "под дурака". Наш шеф вполне вменяемый человек и, вероятно, замнёт это дело, не вынося сор из избы. Вам крупно повезёт, если получите по выговору. А если будете артачиться, то залетим все вместе, и на полную катушку. Не хотелось бы... Учтите, камера снимает ваши пьяные рожи, - он кивнул на расположенный под потолком "стеклянный глаз".
   Дежурный кивнул бойцам СОГ на выход. Следователь подхватил под руку одного провинившегося сотрудника, дознаватель - второго... и, через пару минут, служебная машина, шурша покрышками по снегу, уехала развозить их по домам.
   "Сплошная чертовщина, в стиле Миши Булгакова", - подумал капитан, глядя вслед убывшим сотрудникам. - Вроде бы они непьющие и порядочные, недавно прошедшие переаттестацию, а смотри, как всё вывернулось задом... "Вот оно чо, Михалыч..." - не к месту вспомнилась фраза Сергея Светлакова.
  
   Глава 47
   Мемфис. Начало августа.
   Окончание одиннадцатидневного празднования Нового года ознаменовалось прибытием в Мемфис основных частей войска фараона, присоединившихся к передовым отрядам авангарда.
   Подобно лавине, две тысячи колесниц, тридцать тысяч пешего войска и караваны судов, проплывающих по Нилу, захлестнули провинциальный город - столицу древнего Египта.
   Воинские подразделения приходили и располагались на ночёвки вдоль русла Нила. По дорогам скакали посыльные с депешами, вереницы повозок направлялись к реке на разгрузку: во всём этом хаосе простые жители города попрятались по домам, боясь попасть под раздачу. Лавки торговцев закрылись на наружные и внутренние засовы, рынки опустели, ибо солдаты долго не церемонились и силой отбирали приглянувшиеся товары. Ни один человек не мог чувствовать себя в безопасности во время стремительного продвижения войск через территорию проживания. В период военной компании законы государства отходили на второй план, заменяясь законами военного времени, позволяя всякому сброду, волей случая очутившемуся среди воинов, чувствовать свою безнаказанность.
   Тем временем храм Тота жил степенной жизнью, предусмотрительно укрыв стада принадлежащих ему животных в отдалённых от Нила пустынных оазисах, надёжно спрятав в подвалах семена пшеницы для посева и закрыв принадлежащих ему рабов в каменные темницы. Жрецы сохраняли спокойствие, уединившись в своём храме, в молитвах и смирении пытаясь переждать безумие военного времени.
   Отряд солдат, проживающий в здании бывшей конюшни, внезапно съехал не попрощавшись. Выйдя утром для доставки воды и продуктов незваным гостям, жрецы обнаружили пустое помещение, от которого стойко воняло мочой.
   "Хорошо ещё то, что солдаты нагадили естественным образом: ничего здесь не сожгли и не разрушили. Запах человеческих испражнений - временное явление, и является меньшим из всех зол, - заключил Сатхуб, осматривая освободившуюся недвижимость. - Нужно быстрее начинать строить дополнительную стену, чтобы уберечься от всяких засранцев".
   Стоянка египетского войска в Мемфисе была недолгой: уже на следующий день, включив в свой состав ожидающие за южной стеной отряды резервистов, забрав со складов военные припасы, лавина двинулась на север. Суэцкий перешеек находился всего в трёх днях пешего пути от Мемфиса, за которым лежали Иудея и Финикия - земли, не имеющие централизованного управления, ранее покорённые египтянами, а также государства врагов: Хеттское царство (Сирия) и Митанни (Ирак).
  
   В момент снятия со стоянки замыкающих колонну подразделений арьергарда произошло знаменательное событие, связанное с прибытием в Мемфис фараона Тутмоса III.
   Царский корабль грациозно появился в верхней излучине реки в предвечернее время.
   Высоко поднятый над водой и вытянутый вверх, подобно лебединой шее, нос 40-метрового судна, увенчанный раскрывшимся бутоном лотоса, издали сверкнул жёлтым отблеском полированной позолоты, вызвав нешуточное волнение у свидетелей прибытия. Распущенный парус с изображением священного Уаджета - "глаза Гора", цвета синей лазури, вбирая в себя силу нильского ветра, помогал перемещать огромный корабль по просторам великой реки, бескрайней и могучей в это время года. Пятнадцать пар вёсел, движимых тридцатью гребцами, набранных из числа самых крепких нубийцев, повинуясь командам флотоводца Сенхува, начали подгребать к пристани на правом берегу, где уже расположилась встречающая сторона, во главе с номархом Инбу-хеджа Хураимом.
   На идеально гладкой площадке, выровненной смесью нильского ила с глиной, высохшей под жарким солнцем, и отходящей от неё твёрдой дороге, стояло оцепление из прибывших днём стражников фараона, вооружённых пиками. В небольшом отдалении от причала находились четыре лошади личных телохранителей фараона, имеющие на спинах кожаные подушки, удерживаемые подпругой. Две сверкающие инкрустациями из слоновой кости и золота боевые колесницы, с глубоко вырезанными по бокам картушами Тутмоса III и Аменхотепа II, запряжённые парами элитных жеребцов, ожидали своих хозяев.
   Новость о скором прибытии царя Египта, великого фараона Тутмоса III, в сопровождении наследника трона Аменхотепа II, разлетелась со скоростью ветра. В результате, тысячи жителей Мемфиса столпилась по обоим берегам реки, сбежавшись посмотреть на явление живого воплощения Бога солнца.
  
   Причаливание царского корабля произошло в полной тишине, сопровождаемое лишь ленивым плеском воды, бьющейся о доски корпуса.
   Прозвучала громкая команда, и ряды вёсел синхронно поднялись вверх, застывши в этом положении. Канаты, брошенные с правого борта, были мгновенно подхвачены стражниками и закреплены на вкопанных через равные промежутки столбах. Мягкий тычок передней части судна в глинистый береговой откос ознаменовал прибытие правителя Египта в его древнюю столицу. Мгновение... и двадцать четыре раба, принадлежащие главе нома, подтащили к кораблю деревянный помост и оперативно установили его, соединив плавательное средство с берегом.
   "Торжественный выход готов, - удовлетворённо подумал номарх. - А где же гости?" - Он оглянулся на группу трубачей и флейтистов, затем поднял ладонь в знаке "приготовиться".
   Спустя несколько минут ожидания глашатай, занявший место у трапа, громогласно объявил:
   - Великий фараон, правитель Верхнего и Нижнего Египта, сын Бога Амона-Ра, Тутмос Третий, и его наследник, Аменхотеп Второй!! Благодать милости Божией снизошла на вашу землю!
   Он властно взмахнул рукой и все присутствующие, кроме личной стражи и музыкантов, опустились на колени. Трубы стройно грянули торжественный гимн, воспевающий прохождение сияющей ладьи Амона-Ра по небосклону.
   Из надпалубной каюты вышел пожилой мужчина в немесе - платке из полосатой, синей с золотом ткани, с двумя длинными боковыми фалдами, вырезанными полукругом и спускающимися на плечи. Поверх немеса был надет золотой обруч с уреем -- изображением богини-кобры Уаджит. Короткий скипетр-уас был зажат в его левой руке, согнутой на уровне пояса.
   Из второй каюты, расположенной на корме, одномоментно появился наследник трона. Его голова была покрыта клафтом с синими полосками. Однорядное лазуритовое ожерелье на шее, пара широких браслетов на запястьях рук - вот и все украшения. Загорелый торс, играющий мышцами, и крепкие ноги, выглядывающие из-под треуголки гофрированного схенти, вызывали уважение и невольно притягивали взгляды.
   Каменное выражение, присутствующее на лицах царственных особ, надменная походка и поджатые губы, всем видом показывали, что дети Богов, снизошедшие до появления на людях, требуют особых почестей в отношении себя.
   Плавно перейдя на берег по мягкому слою уложенных на помост шерстяных тканей, фараон дал знак рукой, разрешающий встречающим подняться с колен. Номарх Хураим первым подошёл к знатным гостям и застыл, склонив голову в ожидании разрешения говорить. Глашатай махнул музыкантам и те, постепенно уменьшая звучание труб, в итоге умолкли.
   - Царь Египта приветствует тебя, мой верный слуга! - чинно вымолвил Тутмос III.
   Ответ не заставил себя ждать:
   - Мы счастливы видеть тебя, божественный сын Амона-Ра, на нашей земле, - смиренно произнёс Хураим. - Мы счастливы вдвойне, поскольку с тобой рядом находится наследник трона. - Он подобострастно поклонился Амнехотепу II. - Если с твоей стороны будет получено соизволение, то мой скромный дом готов принять вас в качестве хозяев. Моя собственная жизнь и имущество, вверенное мне в управление, являются собственностью великого фараона, да будет длиться его правление вечно, - пафосно закончил приветствие Хураим.
   - Пусть будет на то воля Божья, - промолвил Тутмос III. - Я принимаю твоё приглашение. Но, в данный момент, моим элитным скакунам нужна изрядная пробежка, для разминки, после долгого пребывания на корабле.
   В сопровождении телохранителей он проследовал к своей колеснице и, потрепав коней за загривок, схватил поводья. Телохранители мгновенно вскочили на лошадей, удобно расположившись на кожаных подушках, служащих им сёдлами. Наследник трона прыгнул в свою колесницу и, не дожидаясь отца, рванул с места.
   - Эгей! - раздался крик Аменхотепа II, пуская изнывающую от нетерпения двойку вскачь.
   На короткое время его колесница вырвалась вперёд, но спустя уже пару минут, соперник, в виде родного отца, догнал его и приветственно помахал рукой. Взмах кнута, и колесница фараона обогнала на полкорпуса колесницу наследника. Таким образом, они проскакали до горных склонов Мукаттам и, остановившись на миг, развернулись. В облаках пыли их догоняли четыре телохранителя.
   - Вперёд! - крикнул Аменхотеп II, указывая на виднеющийся рядом с берегом Нила дворец номарха.
   Новая безумная скачка...
   Финиш гонки ознаменовался "finish line first" отца-фараона, который на скаку остановил взмыленную двойку прямо у портика каменной резиденции Хураима.
   Дворец производил впечатление своими размерами и подчёркивал высокий статус правителя одной из богатейших провинций Египта.
   Массивные колонны четырёхметровой высоты поддерживали резной каменный фриз с двумя надписями, выполненными иероглифическим письмом. Обе надписи относились к старинным названиям Мемфиса. Левая надпись гласила "Инбу-хендж - Белые стены", правая - "Мехат-та-уи - Объединяющий две земли". В центральной части, между надписями, находилось изображение Птаха - верховного Бога-покровителя древней столицы, внешне похожего на мумию, сжимающую в руке царский посох. Небольшая входная дверь во внутренние покои располагалась в тенистой глубине каменных сводов.
   - Ты победил, отец, - промолвил наследник, бросая поводья и склоняя голову.
   В ответ, фараон лишь чуть заметно усмехнулся, выходя из колесницы.
   - Ты должен учиться управлять не только жеребцами, но и государством. Управлять твёрдой рукой. Пройдём в дом номарха, нам нужен отдых.
  
   Прибывший вскоре паланкин, несомый восьмью рабами, опустился на землю и выпустил Хураима. Выставленная по периметру владений охрана, состоящая из стражников фараона, безмолвно расступилась перед ним, пропуская внутрь. Глава нома зашёл в дом и обнаружил ещё двух бойцов, охраняющих галерею, ведущую в женскую часть дворца, включающую жилые помещения, сад фруктовых деревьев, вольеры с карликовыми ланями, аддаксами и песчаными газелями, а также небольшой бассейн для купания. Начальник стражи, стоящий поодаль, снисходительно глянул на хозяина домовладения.
   - Не волнуйся номарх, фараон с наследником ушли знакомиться с твоим гаремом. Это не продлится долго. Тебе велено позаботиться об ужине.
   "Дети Богов, называется... Не успели сойти с корабля, как сразу рванули по бабам. Самое обидное, что по чужим бабам, - номарх досадливо поморщился и уныло поплёлся в сторону зала пиршеств. - Хорошо ещё, что "божественные" визитёры завтра отчалят в далёкие края. Нет фараона - нет проблем", - сделал он важный вывод.
  
   Утренние проводы царственных особ были обставлены не менее пышно, чем прибытие.
   С восходом солнца к площадке перед Нилом, заполненной стражей, потянулись знатные люди Мемфиса. Затем, со стороны резиденции номарха, появилась вереница рабов, несущих в руках различные вещи, связки восковых свечей, палочки благовоний, шерстяные ковры, продукты питания и напитки.
   Сторонние зрители, а также члены многочисленной команды царского корабля, расположившиеся на верхних точках палубы, алчно взирали на открытые корзины с копчёными нильскими окунями, сдобными лепёшками из белой пшеничной муки, сыровяленой дичью, яйцами страусов, арбузами, виноградом, инжиром, плоскими кувшинами со сливочным маслом, мёдом, а также пивом и вином в объёмистых амфорах. Голодные взгляды людей, питающихся исключительно варёными бобами и горохом, не мигая сопровождали проплывающие мимо деликатесы, вплоть до исчезновения их в чреве огромного корабля.
   Наконец, вдали возникло облако пыли, поднимаемой копытами скачущих во весь опор лошадей. Стражники оттеснили толпу в стороны. Колесницы фараона и его наследника синхронно остановились прямо перед мостиком на корабль. Народ пал ниц. Поводья были брошены слугам и двое мужчин заняли горделивую позу в кругу коленопреклонённых поданных.
   Тутмос III обвёл присутствующих надменным взглядом, зафиксировавшемся в итоге на лысом черепе Сатхуба.
   - Жрец, пройди со мной, - фараон был немногословен.
   Он развернулся и направился на борт корабля.
   Сатхуб поднялся с колен. Его лицо не выражало никаких эмоций, лишь в глубине сознания возникло недоумение: "Какого Сета я ему понадобился?". Склонив голову и опустив взгляд в землю, главный настоятель храма проследовал вслед за царём.
   Каюта, расположенная на палубе в центре судна ослепляла роскошью. Шёлковые ковры, на полу и на стенах, резной золоченый потолок, обтянутые тонкой сине-жёлтой тканью мягкие подушки, низкий столик из драгоценной древесины хебени, доставленной за тысячу километров из страны Пунт, с расположенными на нём сладостями и полупрозрачным белым кувшином, вырезанным из цельного куска алебастра - всё это поражало воображение своей изысканностью. Освежающий утренний ветерок сквозил в приоткрытые решётчатые проёмы, расположенные в нижних и верхних частях помещения.
   Фараон устроился на большой подушке, поджав под себя ноги. Внимательный взгляд вновь ощупал Сатхуба с ног до головы.
   - Расскажи мне про купца.
   Сатхуб удивлённо посмотрел на правителя Египта. Только сейчас он заметил на его поясе кожаный чехол и узоры мельхиорового литья, обрамляющее полированную рукоятку клинка "Ворон" из дамасской стали.
   "Не удержался номарх, сделал знатный подгон главе государства. Видимо рассчитывает, что такую же вещь привезут со следующей партией товара. И, похоже, не зря рассчитывает. Он похож не на египтянина, а скорее, на коренного жителя Иудеи: такая же хитрожопая макака", - мельком подумал он.
   - Как будет угодно великому правителю, - вслух сказал жрец и склонил голову в поклоне. Затем продолжил. - Действительно, месяц назад, ещё до объявления мобилизации, в двери нашего храма постучался заграничный купец. Он совершил долгое путешествие, прибыв из страны на далёком севере, в сопровождении всего нескольких охранников, чтобы оценить возможности торговли с Египтом. Поскольку наш город является перекрёстком караванных путей, соединяющих Нижние и Верхние номы, то его желание основать здесь факторию - вполне понятно. Оставив нашему храму несколько подарков, купец отправился домой, за крупной партией товара для продажи, наняв внушительный отряд охраны, состоящий из жителей Мемфиса. Он остался весьма довольным нашей страной. В Египте установлены справедливые законы, исполняется правосудие и правит мудрый фараон, - Сатхуб опустил глаза и замолчал.
   - Почему именно твой храм?
   - Купец не объяснил. Возможно потому, что Бог, которому мы служим, великий Тот, является Богом мудрости, знаний, покровителем учёных, чиновников, государственного и мирового порядка. Заграничный торговец очень любит порядок. Видимо, храмы священного Аписа (быка, олицетворяющего Осириса), Хапи (покровителя Нила) и Себека (бога-крокодила) - его не впечатлили.
   - Хм-м-м... Звучит убедительно. Какие подарки он ещё оставил?
   - Он оставил ещё один нож, меньшего размера, чем у тебя на поясе. Этот нож, вместе с кожаным ремнём, я подарил начальнику отряда солдат, квартировавших под стенами нашего храма и отправляющихся на войну. В бою с неприятелем, такой нож может сокрушить множество врагов и соответственно, сохранить драгоценные жизни египетских солдат. Он не ломается, как ножи, сделанные из бронзы, и почти не тупится.
   Кроме этого, купец оставил в подарок жрецам косметические средства для создания красоты лица.
   "Служба Богам должна отличаться пышностью и внешней красотой", - заявил он.
   Однако эту косметику я не оставил храму, а преподнёс номарху, в целях поддержания добрых отношений. Кроме вышеописанных, никаких предметов нами получено не было.
   Тутмос III от души улыбнулся:
   - Тот-то, я удивился миловидности женщин из гарема Хураима. Все они были, как одна... очаровательные киски. Я долго не мог выбрать самую красивую из его жён для наших, с наследником, походных утех.
   Сатхуб позволил себе смягчить выражение лица:
   - Ты прав, о великий фараон. Косметические средства сказочно преображают женщин.
   Внезапно, лицо правителя Египта посерьёзнело.
   - Когда купец обещал вернуться?
   - Через три месяца. Из них, месяц уже прошёл.
   - В момент возвращения передай ему волю фараона. Ввиду того, что доставленные товары являются уникальными, я разрешаю торговать ими по всей стране и по любой цене. Я думаю, что от желающих заплатить золотом отбоя не будет. Разрешаю клеймить товары надписью "Поставщик царского двора". Моё личное покровительство обеспечит защиту от поборов местного номарха и прочих мздоимцев. Однако половину доставленных товаров ему будет необходимо сдавать в казну государства. Насчёт отправки в Фивы пусть не беспокоится: её будет осуществлять служба сборщиков налогов. Я считаю, что это решение справедливо. Ты, жрец, должен будешь сообщать мне, экстренными письмами, через гонцов, все пожелания купца, вплоть до его недовольства установленными порядками. Это моё повеление - повеление сына Амона-Ра.
   Фараон осторожно погладил рукоятку ножа из тропической древесины "венге", тёмно-шоколадного цвета, и продолжил:
   - Если же купец сочтёт торговлю невыгодной и решит прекратить деятельность, то я буду готов смягчить условия. Слишком уж ценный у него товар. Ты назначаешься посредником и полномочным переговорщиком.
   - Слушаюсь и повинуюсь.
   - Величайшее согласие на строительство стены, примыкающей к твоему храму и огораживающей территорию торговой фактории, я даю. Богатства купца должны быть надёжно защищены. Тем более, что строительство оплачивает сам купец, - фараон невольно продублировал полученную от Хураима информацию. - Ну, а если я узнаю от осведомителей про махинации, про недоплату налогов... то пусть пеняет на себя. И тебя это тоже касается.
   - Я всё понял, божественный сын Амона-Ра.
   Тутмос III налил из алебастрового кувшина порцию виноградного сока, и, мысленно отвлёкшись на другие проблемы, неспешно отпил из чашки.
   Взмах рукой.
   - Можешь идти.
   Сатхуб попятился назад. Открыв на ощупь, дверь каюты, он поклонился и покинул походное жилище сына Богов - великого фараона объединённого Египта. Вооружённые охранники, безмолвными статуями застывшие снаружи, проводили жреца равнодушными взглядами.
  
   Глава 48
   Москва.
   Миша сидел за столиком ресторана "Грабли" с чашкой кофе в руках и смотрел сквозь стеклянный фасад на улицу. Офисный планктон, снующий в сторону примыкающей высотки, его никоим образом не интересовал. Миша терпеливо ждал лишь одного человека. Беспокоясь, он уже в десятый раз спрашивал у священного "Взгляда": "Иескиль, не чувствуешь ли ты его присутствия?".
   В десятый раз звучало: "Нет".
   Миша открыл мобильный интернет и начал читать новости. В мировых новостях, как и за окном, ничего интересного не наблюдалось. Сплошь репортажи про подлости американцев, зверства террористов ИГИЛ, ну и, куда же без них - бесконечные дифирамбы в адрес президента Путина. Он зевнул и начал разглядывать официанток. Их эксклюзивная восточная внешность так и притягивала взгляд.
   "Твоя попка - как орех, так и просится на грех... - вспомнил он смешную рифму, однажды услышанную в пионерлагере. - Однако у меня есть прекрасная жена, моя сказочная принцесса, душа моя... Отныне, "дамы на стороне" меня не интересуют".
   В тот же миг раздался мысленный сигнал, похожий на удар гонга.
   "Ну, наконец-то... Спасибо Иескиль".
   Вытянутый наподобие сигары Мерседес S-класса, плавно, словно на параде, подъехал непосредственно к дверям бизнес-центра. Выскочивший водитель метнулся к пассажирской двери и, оглянувшись вокруг, открыл её, заслонив своим телом выходящего босса. Секунда, и прибывшие люди переместились в холл здания.
   "Хм-м-м... На должности телохранителя уже не Муса. Впрочем, всё идёт по плану, - отметил Миша. - Племянник Саида оказался вменяемым парнем, вставшим на путь духовного исправления. Очень надеюсь на это. И, как говорят в мусульманских странах - "Аллаху акбар", что переводится "Бог Величайший", в превосходной степени. Нужно будет найти время и заглянуть к нему в гости, в аул, посмотреть, как обустроился. К отцу сходить, Идрису Ахметовичу... к тестю Муслиму... поговорить о жизни за чашкой чая. Люди, живущие в горах, являются носителями высокой морали. К тому же, они свято хранят собственную честь и честь семьи. И обещания для них - не пустой звук. В этих краях, пообещать и не сделать - значит потерять уважение окружающих, что равнозначно изгнанию из общества. По этой причине в горах Кавказа нет алкашей и наркоманов... нет и девочек, продающих невинность через интернет... нет "козлов", "петухов" и прочей живности, расплодившейся в мире "демократических свобод". Помните строки из знаменитого стихотворения С.Я. Маршака "Кошкин Дом"?
   Свинья: "Вот это стол - на нём сидят!..".
   Всё быдло рода человеческого осталось там - в городах. И чем крупнее город - тем ниже мораль. Петухи-козлы... "первачи-стукачи-палачи" (по А.Галичу)... и прочие твари. Увы, полностью укомплектованный зверинец находится в столице России - городе Москве. Движуху там обеспечивают десятки тысяч коррумпированных чиновников, а "художественный" стиль задают гламурные "Фили" и "Собчачки". Сверкают феерверки, гуляют банкеты, кудахтают разнаряженные извращенцы... Что же касается женщин, то они взяли моду откладывать рождение первенца на "после тридцати", либо вообще, увиливают от наложенной Богом-Творцом священной миссии по продолжению рода. Каждая женщина обязана родить 2,2 ребёнка (220 детей на 100 женщин) - это критерий самовоспроизводства нации, дело сохранения государства, как такового.
  
   И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими и над птицами небесными, и над всяким животным, пресмыкающимся по земле.
   (Быт.1:28)
  
   В крупных мегаполисах заветы Бога становятся ничтожными, и это явление звучит, словно смертный приговор нации, выжившей в мясорубках двадцатого века - назло всем.
   В маленьких же городах - жители, и проще и честнее.
   А в горных краях... Здешние жители имеют особенную душу, напоминающую переливисто-звенящий, девственно-чистый ручей. И, благословление Всевышнего, незримой печатью лежит на их судьбах.
   К тому же, я давно хотел узнать про обычаи ингушей, про их родовые башни, про ингушские адаты, хранящие народную мудрость. Люди столетиями соблюдают традиции предков, и эти люди достойны искреннего уважения. А вот письменность у них странная... изобилует цифрами "1", вставляемыми посреди слов. Даже имя Саид, пишется как СА1ИД. Очень любопытная особенность".
   "Иескиль, получил ли он на руки вещи, заказанные мной?".
   "Получил".
   "Ну и ладушки".
   Миша подождал ещё несколько минут, затем накинул на плечи лёгкую меховую куртку фирмы "Rivo" и вышел на улицу. Перейдя к станции метро, набрал телефонный номер.
   - Ассаламу Алайкум, Саид!
   Секундное замешательство на том конце линии...
   - Ва Алайкум Салам... Это ты, Михаил?
   - А кто же ещё?
   - Никак не могу привыкнуть к твоей манере общения... Рад тебя слышать.
   - Как там поживает мой заказ?
   - Да хорошо поживает. Когда будешь получать?
   - Завтра.
   - ОК. Бумаги выдам тебе сразу, а за железками съездим недалеко. Чтобы не было непоняток, то обойдёмся без лишних людей: только я и ты. Я буду за рулём. В твоём присутствии лично погружу товар в машину и оставлю в том месте, где скажешь. Устраивает?
   - No problem, выходи в это же время. Я прыгну к тебе, и погнали.
   - Договорились.
   Миша аккуратно положил телефон на бордюр рядом с входом в подземку.
   "Нехай сгодится добрим людям", - вспомнил он разговорную речь мамы, урождённой украинки, бывшей жительницы Житомира.
  
   Спустя сутки Миша двигался обратным маршрутом: от метро к офисному центру. Обогнув шлагбаум, он остановился и закурил сигарету, используя урну у входа в "Грабли" в качестве пепельницы. Ждать пришлось недолго.
   Саид Хамиевич появился ровно в назначенное время. Стильное полупальто тёмно-серого цвета и начищенные до блеска чёрные туфли придавали ему изысканный вид франта. Внимательный взгляд прищуренных глаз обвёл окружающее пространство и остановился на партнёре по бизнесу.
  
   Вот мой Онегин на свободе;
   Острижен по последней моде,
   Как dandy лондонский одет...
  
   В голове мелькнули строки А. С. Пушкина, соответствующие ситуации. Миша отбросил окурок в сторону и приветливо улыбнулся.
   Коротко кивнув в ответ, тот жестом пригласил Мишу к стоящему невдалеке серому джипу "Toyota RAV4". Лёгкое касание планки в районе подсветки заднего номера... и крышка багажника поползла вверх. Саид торжественно предъявил содержимое.
   - Смотри: это паспорта твоим людям, пять штук, - прозрачная файловка с красными корочками была немедленно передана из рук в руки. - А вот это - цинки с патронами, - Саид кивнул на пять небольших коробок, упакованных в белые "сахарные" мешки. - Как я тебе и говорил, стволы не привезли: они находятся в Новокосино, и мы сейчас едем на место. Это всего в 20 минутах езды отсюда. Прыгай на пассажирское сидение.
   Нажатие кнопки, и крышка багажника захлопнулась.
   - Ты не боишься возить с собой такое? - поинтересовался Миша.
   - Боюсь, но у меня имеется охранная грамота. Своего рода индульгенция... - Саид выразительно поднял брови. - Ты забыл, что у меня друзья на Лубянке?
   - Прости, не учёл.
   Саид улыбнулся:
   - Музыку будешь слушать? Что предпочитаешь?
   - Моё любимое - это рок-опера "Jesus Christ Superstar". Данное произведение создано божественным вдохновением, не иначе. Особенно нравится ария Иисуса Христа в исполнении Яна Гиллана. "Я лишь хочу сказать"... - потрясающий внутренний смысл, соединённый с талантом певца, в этом треке составляют одно целое, являясь сверкающим бриллиантом музыкальной классики жанра.
   - "Суперстара" нет, но у меня есть "Pink Floyd" 1973 года, альбом "Обратная сторона Луны". Шестая по счету композиция начинается под звон чеканки золотых монет. Наша тема. Если ты не против...
   - Не против.
   "Money, get away..." - спустя несколько мгновений послышалось из динамиков, после чего автомобиль рванул в сторону восточной окраины столицы.
   Миша достал из файловки паспорта и принялся их разглядывать.
   "Знакомые всё лица, - отметил он, увидев фотографии Неракара, Хапты, Садаша, Якбаала и Тоти. - Ай да молодец, партнёр! Интересно, как нынче зовут Неракара? Ахтолиев Гитхаз Джогурович, - прочёл он на ламинированной голографической плёнкой второй странице. Переворот листа. - Ого, и постоянная прописка имеется: посёлок Верхние Ачалуки. Хм-м-м... Какие такие "чалуки"? Первый раз слышу это название".
   Тем временем Тойота, со всеми возможными нарушениями объехав дорожные пробки, пересекла МКАД и начала петлять по проектируемым проездам микрорайона Новокосино.
   "Иескиль, у нас всё по плану?" - чисто для проформы задал вопрос Миша.
   "Нет".
   "В смысле? Быстро сообщай, что у Саида на уме".
   "Он передумал отдавать тебе заказ".
   "И что дальше?"
   "В багажнике находятся не цинки с патронами, а коробки с пластитом С-4, в виде стандартных блоков M-112, производства США, числом 30 штук - по шесть блоков в каждом из пяти мешков. Учти, чтобы превратить самосвал КАМАЗ в кучу неремонтопригодных деталей, достаточно всего двух таких блоков. Дистанционное управление детонатором выведено на брелок в кармане Саида. В тот момент, когда вы доедете до заброшенной стройки, через которую местные жители протоптали дорожку, сокращая расстояние до автобусной остановки, Саид планирует выйти из машины, пройти сквозь площадку, сесть в другой автомобиль и, отъехав недалеко, нажать кнопку "Detonation". Он хочет распылить тебя на молекулы, вместе с Тойотой и паспортами твоих бойцов. В результате, после детонации находящегося в багажнике заряда, на дороге останется лишь десятиметровая воронка и ничего больше. Машина превратится в рой мелких осколков, которые разлетятся по сугробам на сотни метров вокруг. Твоё тело, в огненном облаке, превратится в сажу".
   "Ай да сучонок... сучье отродье! - в сердцах выругался Миша. - Бандит, он и есть бандит - ему, оказывается, верить вообще нельзя. Как и людям, с которыми он дружит. Они все - внутри одинаковые, и повязаны круговой порукой, подобно сицилийскаой "Cosa Nostra", в русском переводе "Наше дело". Название, такое же благозвучное, как и названия российских политических партий, и прочих сообществ жуликов. Эти, власть имущие, вечно лукавят... - их обещания не стоят ломаного гроша - везде обман и подставы. Обложили народ налогами, акцизами всякими... пенсионный возраст подняли, а размер нищенской пенсии оставили прежним... и всё это творится в нефтедобывающей и нефтеэкспортирующей стране... хм-м-м... коренным образом отличающейся от тех же Франции и Германии. Впрочем, меня опять понесло не в ту в сторону. Однако, в данный момент, я должен обеспокоиться спасением собственной шкуры".
   "Ты почему меня не предупредил ранее?".
   "Ты не спрашивал".
   "Я мог погибнуть?".
   "Никак нет. Я планировал обесточить электродетонатор, а затем, перенести тебя в Южное Бутово. Твоя жизнь находилась вне опасности".
   "Давай сделаем так: сразу после выхода партнёра из машины, ты переносишь меня в Египет, вместе с полученными паспортами. Пусть машина взлетит на воздух, а Саид уедет, довольный результатом. Ну а после этого, будем планировать ответные действия".
   "Принято".
   Сидя в широком и мягком кресле "RAV4" Миша расслабился. Его мысли попытались унестись вдаль, но длилось это недолго...
   Внезапно, машина затормозила у приоткрытых ворот недостроенного объекта. Широкая утоптанная тропинка заходила внутрь территории, теряясь за забором.
   Саид повернул голову к Мише:
   - Приехали. Подожди меня пять минут: я пошёл доставать АК-74М, спрятанные в сугробе. Мне сообщили, что упаковка из пяти штук весит ровно 17 кг, так что вынесу сам. Можешь курить в салоне, потом проветрим... Если желаешь громкость музыки добавить, то нажимай эту кнопку, - Саид ткнул пальцем в плеер, затем ослепительно сверкнул фарфоровыми коронками и направился по снежной тропинке, внутрь ржавых ворот.
   "Иескиль, дёргаем отсюда".
   Хлопок переноса...
  
   Изображение глаз инопланетянина на стене тайного святилища храма Тота было первым, что увидел Миша.
   В абсолютной тишине подземелья голову заполнили положительные эмоции и светлый образ супруги.
   "Моя прекрасная Амизи, ты, словно опиумный дым, не отпускаешь сознание, ни днём, ни ночью. Состояние душевного спокойствия и умиротворённости обретается только рядом с тобой. Появилось же на свет такое чудо... пташка весенняя... не иначе. Интересно, чем она сейчас занимается?".
   В ту же секунду возникло и музыкальное сопровождение. Однако изменение текста. Ну да... стандартная ситуация... в этой безнадёжно нестандартной голове. Мысли, сами по себе, совершили кульбит, заменив "чёрные глаза" на глаза цвета изумруда.
  
   Ах, изумрудные глаза,
   Меня пленили.
   Их позабыть нигде нельзя,
   Они стоят передо мной...
   ...
   Тот потеряет навсегда
   И счастье и покой. вг. Свешников и "Черноморская чайка", "Ах эти чёрные глаза")
  
   "Отправь меня наверх", - попросил он, обращаясь к высшему разуму.
   Второй хлопок. Яркое полуденное солнце и раскалённые камни древних строений встретили Избранника на открытом дворе храма. Он скинул меховую куртку и направился в сторону Нила, в то место, где располагался маленький пруд с возвышающимися над водной гладью нежными цветками голубого лотоса - священного растения, посвящённого Богам и фараонам. Законная жена, действительно, присутствовала в этом месте. В настоящий момент она внимательно рассматривала папирус с цветными изображениями животных, планируя процесс творчества.
   - Здравствуй, моё солнечное божество!
   Две головы: супруги и её служанки, синхронно повернулись в сторону раздавшегося голоса.
   Выронив из рук вышивку, Амизи стремглав бросилась навстречу. Тонкие руки обвили Мишину шею, а губы начали целовать его лицо, никак не находя себе места. Взрыв неподдельного восторга и мокрые ресницы.
   Ураган мыслей пронёсся в Мишиной голове:
   "Надо же, какая реакция... Она встречает меня, излучая позитивные эмоции, безумно радуясь каждому появлению... хм-м-м... в отличие от ушедшей "по собственному желанию" Ольги. Моя жена Амизи не спрашивает, под подозрительный прищур глаз: "Где же ты находился всё это время?", "Почему не отвечал на звонки?" и "Какого хрена не ночевал дома?". Да уж... я поражён стрелой Амура в самое сердце.
   Вот такая особенность личностного плана имеется у моей египтяночки. Подобных женщин нужно носить на руках и рисовать с них иконы, ибо своей положительной энергией они заряжают ближних, гипнотизируют и притягивают к себе не хуже магнита, заставляя поверить в божественное начало семейного союза мужчины и женщины, согласно Библии "становящихся одной плотью". За такой подарок я должен каждодневно возносить молитвы Отцу, создавшему Вселенную, землю, людей и эти волшебные ощущения счастья. Бог существует, и он, кто бы что ни говорил, играет главенствующую роль в нашем мире".
   - Пойдём, дорогая, к семейному ложу, я так по тебе соскучился, - без обиняков озвучил свои желания Миша.
   Изумрудно-зелёные глаза сверкнули ответной искрой любви и нежности. Амизи покорно склонила голову.
   Вот так, держась за руки, будто в полусне, супруги медленно двинулись в сторону храма. Остаток дня и ночь находились в их полном распоряжении.
   Пышногрудая рабыня-служанка подобрала с земли ткань с незавершённой вышивкой и проводила хозяйку завистливым взглядом...
  
   Москва.
   Утро следующего дня напоминало сопливо-белёсо-хлюпающий молочный суп, подаваемый на обед несчастным детишкам в российских детсадах - отвратительный во всех отношениях.
   Нулевая температура, плюс мерзкий мокрый снег, беспардонно задуваемый в глаза и уши, портили настроение жителям столичного мегаполиса. Казалось, что сама природа ополчилась на них, наслав, со стороны враждебно-настроенной Европы, злобный циклон, впридачу со снежными зарядами. Непрерывно проезжающие по улицам снегоуборочные машины не могли выправить ситуацию: пробки и заторы парализовали половину города.
   Миша уже больше часа находился в вестибюле офисной высотки на улице Семёновской, периодически выходя покурить, и тут же возвращаясь обратно, спасаясь от гадкой погоды "за бортом".
   "Где же пропал мой "друг"? Пора произвести расчёт, а он никак не приедет".
   Однако ожидание не было напрасным. Вдруг, сквозь тонированную стену из стекла, он увидел, как вдали поднялся шлагбаум, и представительский "Мерин" подкатил вплотную к дверям бизнес-центра.
   "Раз-два-три, ну-ка отвори", - сосчитал про себя Миша.
   Первым номером в распахнутую дверь вошёл Саид Хамиевич. Его властный взгляд мельком пробежался по холлу и... холёное лицо перекосила гримаса паники.
   Паника - это волнение, граничащее с безумием.
   Мечущийся взгляд Саида искал место, куда можно было бы спрятать собственное тело. Убрать его к чёртовой матери... загаситься... испариться... лишь бы оказаться подальше от находящегося прямо по курсу человека. Он развернулся назад и... столкнулся, лоб в лоб, со следующим по пятам охранником, едва устояв на ногах. Тот подставил руку и крепко ухватил босса за локоть.
   "Что происходит?" - промелькнуло в глазах секьюрити.
   "Пора, Иескиль! Повреди ему волокна миокарда. И левый желудочек, который является "напорным", тоже повреди. Патологоанатомическое исследование обнаружит разрыв сердца на фоне острой ишемии".
   Секунда мелькнула вспышкой скоростного кадра.
   Внезапно, Саид схватился за грудь и осел на пол. Его глаза неотрывно смотрели в сторону Миши, а рот открылся, будто желая что-то сказать. Но было поздно.
   - Вызывайте "скорую", - крикнул телохранитель охраннику на вахте и, выхватив из кармана телефон, судорожно принялся набирать чей-то номер.
   Суета... беготня... крики.
   Миша подошёл вплотную к упавшему в грязную снежную кашу телу Саида. Его открытые глаза уже ничего не выражали, а зрачки стали неестественно широкими, без какой либо реакции на освещение. Стильное полупальто неспешно впитывало в себя мутную воду из лужи у входа, а голова запрокинулась неестественным образом.
   "Первый раз вижу такое стремительное превращение: из могущественного босса, управляющего теневой "золотой" империей, круглосуточно окружённого охраной и халдеями, возомнившего себя вершителем человеческих судеб - в обычного, ничем не примечательного жмура. Однако навевает грустные мысли. Скоро приедет эвакуационная бригада, тело вытащат из грязной лужи и поместят в одноразовый непромокаемый пакет, похожий на большой презерватив. Ведь жмур может и обгадиться, поскольку внутреннее газообразование никто не отменял. Затем, Саида Хамиевича отвезут в морг и пристроят в одну из ячеек. Увы, финал, что у бомжей, что у олигархов, не отличается разнообразием. Сколь ни распушай павлиньи перья на тему "я круче всех", "я самый главный"... будет актуальным "it's nonsense" (англ. - вздор) - в момент падения занавеса. А вот продолжительность жизни - это действительно важный момент. В том, что у Саида спектакль закончился досрочно и без прощальных аплодисментов, сопровождающих вынос тела из здания Театра - полностью его вина. Будет ему наука, посмертная, к сожалению, о том, что обманывать доверяющих тебе людей - нехорошо. Убивать их ради денег, либо вследствие собственной прихоти - тем более. В общем, за что боролся, на то и напоролся, и мне его ничуть не жаль.
   "Он сам затеял этот спор", - фраза из творчества Владимира Высоцкого. - Ну, бывай чувак", - отстранённо подумал Миша.
   Он шагнул к дверям и вышел на улицу. В лицо ударил снежный ветер.
   "Сейчас схожу в торговый центр "Семёновский", куплю балыковой колбасы, пива и горячего хлеба. Затем вперёд, в страну пирамид! Моё настоящее и будущее находятся там, в далёком прошлом нашей цивилизации".
  
   Глава 49
   Мемфис. Середина августа 1439 года до нашей эры.
   Невыносимый полуденный зной, создаваемый находящимся в зените солнцем, царящий на улицах древнего города на протяжении всего периода "ахет" (половодья) длящегося с июня по август, постепенно стал ослаблять хватку. На пике солнечной активности городские жители уже не прятались в подвалы и под навесы, пытаясь переждать жару, а спокойно занимались своими повседневными делами, готовясь к посевным работам, ремонтируя пострадавшие от наводнения участки дорог и хозяйственные постройки. Воды великого Нила день за днём понижали свой уровень, внезапно окрасившись в красноватый цвет, сделавшись прохладными и чистыми. Вода, запасённая в конце половодья, особо ценилась жителями Египта: набранная в бочки и подземные резервуары, она могла находиться там месяцами, не портясь и не зацветая.
   Жрецы храма Тота, его рабы и миряне, переместились на сельскохозяйственные угодья. После ухода армии фараона на север, стада домашних животных начали перегонять из пустынных оазисов в пойму Нила. В середине августа заливные пастбища стремительно освобождались от воды, а солнце и тепло давали жизнь сочным росткам свежей зелени. Тем временем, землепашцы готовили инструменты к посеву пшеницы, гончары обжигали посуду, а кожевенники мяли ремни и клепали упряжь для скота.
   Всё шло своим чередом.
  
   Обычный августовский день.
   Казалось, что пустынный пейзаж, окружающий стены храма Тота, застыл в неподвижности. Редкие естественные возвышения, состоящие из торчащих из-под земли разновеликих камней, были хаотично разбросаны среди жухлой растительности и песчаных проплешин. Между возвышений вилась лента дороги, по причине глиняного покрытия имеющая красноватый цвет. С западной стороны, по отношению к храму, сквозь лёгкую дымку проступали гигантские силуэты трёх Великих Пирамид, с восточной же - синела гладь реки с расположенным на правом берегу Мемфисом.
   Вокруг не наблюдалось никакого движения. Лишь редкий коршун, парящий в восходящих потоках воздуха и высматривающий мелкую живность, нарушал однообразие окружающего ландшафта.
   В это время, в сумеречной тишине зала, упрятанного в лабиринтах главного здания храма, являющегося главным святилищем Бога, заседал совет Избранников. Несмотря на дневную жару, царящую на улице, воздух в помещении был спокоен и прохладен. Вентиляционный канал, прорубленный в плитах двойного, с воздушной прослойкой, перекрытия, исправно делал своё дело, удаляя избыточное тепло наверх, позволяя более холодному воздуху из смежных залов и подземных коридоров, обновлять внутренний воздух. Именно из-за этого свойства, место совещаний располагалось здесь.
   Три человека сидели за деревянным столом, глядя в глаза друг другу. Три чашки из обожжённой белой глины, заварочный чайник, а также несколько чистых листов бумаги располагались на грубой столешнице. Нахлобученный на шею трёхметровой статуи Тота светодиодный прожектор, равномерно освещал обширное помещение. Массивный гелевый аккумулятор от лодочного электромотора, находился у ног изваяния.
   Бюсты фараонов восемнадцатой династии, выполненные из красного гранита, включая правящего Тутмоса III, установленные на каменных столбиках по периметру зала, безмолвно наблюдали за собравшимися людьми.
   Миша, не вставая со стула, озвучил повестку дня.
   - Сегодня мы рассмотрим два вопроса: распечатывание тайного хранилища подарков Богам и строительство защитной стены вокруг храма. Прошу не забывать, что Иескиль присутствует с нами, за этим столом, и мы должны получать его одобрение в момент принятия решений.
   Он посмотрел на Сатхуба и Неракара, те немедленно кивнули в знак согласия.
  
   - Обсудим хранилище подарков. Суть вопроса в том, что оно существует в двух мирах: в этом времени и в мире будущего. Следует учесть, что для сохранения культурного наследия Египта достаточно всего одного комплекта вещей, пожертвованных фараонами Среднего Царства Звёздным Богам. Второй комплект, при условии согласия священного "Взгляда", может быть использован для оплаты неотложных нужд. Однако, просто так, отдавать бесценные реликвии в чужие руки не имеет никакого смысла. Взамен мы должны получить равноценные вещи, либо услуги. Срочная необходимость в получении не просто денег, а очень больших денег, вынуждает меня выносить этот вопрос на обсуждение. Дело в том, что для укрепления нашего влияния среди египетского общества, нам необходимо наладить поставку в ваш мир высокотехнологичного оборудования, горюче-смазочных материалов и прочих товаров. И эта задача является архисложной. В тех местах, откуда я родом, любые перемещения материальных ресурсов отслеживаются спецслужбами, поэтому, грузы не могут исчезать бесследно, как говорится, "за ближайшим поворотом". На каждом углу просёлочных дорог установлены камеры видеонаблюдения и, к тому же, повсеместно "работают" стукачи, мгновенно доносящие в полицию о "подозрительном" поведении, как деловых партнёров, так и соседей, живущих рядом. Явление массового "стукачества" - это составная часть современной "культуры" стран Европы и Америки, прививаемая детям со школьной скамьи в качестве образца правильного поведения. "Стучи" на ближних, и ты получишь материальный бонус, либо повышение статуса в социальном рейтинге.
   К сожалению, в моём мире, распад духовности принял необратимые формы, и смертный грех Иуды ныне причислен к благодеянию. Сама же общественная мораль - давно превратилась в жупел (прим: жупел - это не просто зола... а зола из Ада, адский пепел). Толпы доносчиков чувствуют себя востребованными государством, а всякие неадекватные фрики (англ. freak -- ненормальный, человек, помешанный на чем-либо) - учат прочих граждан, как нужно жить.
   Общество будущего стремительно деградирует, превращаясь в общество беснующихся еретиков, считающих, что Бог способен ошибаться. В истории человечества бывало всякое, но, до последнего времени, никто и никогда не подвергал обструкции деяния Отца. За одну лишь богохульную мысль, за один лишь намёк, инквизиция сжигала на кострах. И вот мы дожили... вернее докатились... до громогласных утверждений, звучащих не только из уст колдунов и сатанистов, но и с высоких государственных трибун, о том, что БОГ-ТВОРЕЦ похож на станочника-бракодела, поскольку постоянно косячит, делая "не то" и "не так".
   ОН, оказывается, способен перепутать пол ребёнка, поместив сущность девочки в тело мальчика и наоборот. А раз Бог ошибся, значит, скальпель в руки и вперёд - отрезать "лишнее"... либо, с помощью гормональных препаратов - наращивать недостающее. Как говорится: "Мы сами разбёрёмся hu is hu. We are smart ourselves (мы сами умные)".
   Надо отдать должное моему приятелю Виталику, но он ни разу не утверждал, что по-сути является девочкой, и что в его телесной оболочке томится женская душа. "Я - мужчина с отклонениями в развитии", - прямо так и заявил. Надо сказать, что это звучит честнее, чем бесконечная ложь, сопровождаемая ХУЛОЙ в адрес Всевышнего.
   Впрочем, я отвлёкся, и сейчас речь пойдёт не об этом.
   Сообщаю, что известный вам обоим мистер Гретхем, даривший на свадьбе изумруды и бриллианты, способен оплатить все наши расходы, а это - сотни миллионов долларов. Отдельные направления расходования средств я озвучу позже.
   Этот чистокровный иудей, проживающий в Англии, имеет обширные связи на уровне правительств разных стран. Он имеет страсть к коллекционированию артефактов древних цивилизаций и готов оказать нам всемерную поддержку деньгами и политическим влиянием.
   Я предлагаю отдать этому человеку часть предметов из хранилища, расположенного в моём мире. Но, для осуществления сделки, мы должны показать ему древние сокровища. Нам придётся найти этот подземный бункер в пустыне, в присутствии Гретхема, и дать ему пощупать хранящиеся там раритеты.
   Миша отпил из чашки два глотка чая. Рука, было потянувшаяся к сигарете, опустилась обратно. "Здесь нет вентилятора, а естественная вытяжка будет очень долго удалять дым. Терпеть не могу этот застоявшийся запах в прокуренном помещении", - эмоционально подумал он. Затем продолжил:
   - Есть возражения?
   - Возражений нет, - за всех ответил Неракар.
   "Иескиль, ты не против?" - вопрос к высшему разуму.
   "Не против", - пришёл мгновенный ответ.
   Миша облегчённо вздохнул. Он пододвинул к себе лист бумаги, вынул из кармана авторучку и нарисовал ленту Нила, текущую с юга на север. Затем - храм Тота и три Великие Пирамиды. Путь на запад он обозначил длинной стрелкой, упирающейся в крестик, окружённый камнями. Несколько секунд раздумий...
   - Неракар, ты отправляешься в поход, на поиски тайного хранилища. Твоя задача: в двух днях пешего пути, на запад от Пирамид, найти возвышение из красно-коричневых скал, и оставить вблизи него десять камней "Взгляда". Вернуться с бойцами обратно.
   Неракар задумчиво посмотрел на Мишу. С сомнением произнёс:
   - Это очень сложная задача, найти в бесконечной пустыне горстку булыжников. Вдруг я отклонюсь на несколько сот метров и не замечу их за барханами? В Сахаре можно блуждать вечно.
   - Хорошо. Я согласен с тобой. В этом деле, даже от "Взгляда" мало пользы, ибо за тысячу лет, прошедших с момента строительства, ландшафт мог полностью измениться. Конечно, маловероятно, но нельзя исключать и того, что из всех красных скал, сегодня виднеется лишь парочка их верхушек. Впрочем, я предусмотрел и запасной вариант, и надеюсь на помощь нашего английского друга Гретхема.
   Миша налил себе заварки из чайника и отхлебнул из кружки.
   - Неракар, я предлагаю следующий план действий:
   1. Десятку Садаша телепортируешь сюда.
   2. Грузишь верблюдов съестными припасами и водой, и в путь!
   3. Как минуешь Пирамиды, продолжаешь идти на запад в течение двух дней... вернее ночей. Днём невыносимо жарко.
   4. Формируешь из бойцов поисковую цепь и прочёсываешь местность.
   5. Если ничего не найдёшь, то оставляешь камни "Взгляда" в караване, сам же, летишь ко мне. Мы перемещаемся в Англию.
   6. Мистер Гретхем арендует полностью заправленный вертолёт, вместе с пилотом, для возможности скачивания у него опыта пилотирования. Пилота погружаем в сон и оставляем в особняке миллиардера, а сами, в кабине летающей машины, возвращаемся в Сахару. Взлететь над пустыней - дело плёвое, учитывая полученные от "Взгляда" профессиональные навыки. Полетаем над барханами, покайфуем. Признаться честно, я давно мечтал справить нужду с высоты облаков, чтобы ощутить себя птицей. Ну, как тебе моё предложение?
   Глаза Неракара округлились, пушистые ресницы сделали несколько эффектных хлопков...
   - Я не уверен, что готов... летать... на машине, - он чуть не начал заикаться от испуга.
   Миша сделал максимально дружелюбное выражение лица:
   - Волноваться не стоит... от волнения "не стоит".
   Глубокий выдох: "Тьфу... какие только фразы не лезут ко мне в голову... сам в шоке. Однако в данном предложении лишь жители России смогут правильно расставить ударения. Уважаю русский язык - он действительно "великий и могучий".
   Миша поёрзал на стуле, собираясь с дальнейшими мыслями. Тем временем, авторучка, зажатая в правой руке, небрежно изобразила на листе бумаги черепаху с головой фараона и царскими атрибутами. Да уж... священный Урей, в виде головы кобры на тонкой шее, расположенный поверх немеса и выпирающий вперёд, напоминал что угодно, но только не Богиню Уаджит, покровительницу Нижнего Нила... Лёгкая усмешка вновь заиграла на губах.
   "Долбозавр какой-то получился... членистолобый", - непереводимые на иностранные языки понятия сформировались в голове.
   "Однако констатирую, что мысли летают в голове без помех, а это является определяющим в работе руководителя. Люди с заторможенным мышлением не способны обеспечивать перспективное развитие", - похвалил Миша сам себя.
   Он ещё немного полюбовался произведением изобразительного искусства и отложил листок в сторону, переключаясь на прежний разговор.
   - И не забудь прихватить в дорогу банку консервированных ананасов: на всякий случай и лично для меня.
   Неракар молча кивнул.
   - Один вопрос закрыт. Одобрение Иескиля получено. Слава Звёздным Богам!
   - Слава! - хором ответили присутствующие.
  
   - Теперь, переходим к строительству стены. Моя идея имеет поэтапное воплощение.
   В настоящий момент мы приступаем к планированию, которое продлится вплоть до возвращения египетской армии домой. Грандиозную стройку откладываем на потом. Несмотря на полученное высочайшее разрешение, масштабная строительная деятельность может напугать фараона, который, рано или поздно, вернётся из тринадцатого похода и потащит свою нижнюю часть туловища обратно в Фивы.
   Поэтому, обрисую лишь общие черты плана. Стена будет примыкать к стенам храма Тота, замыкаясь на его дальних рубежах в районе берега Нила. Она будет иметь метровую толщину и заглубление в грунт на человеческий рост с опорой на ростверк свайного поля. Высота над землёй - 5 метров. На её верхней кромке мы разместим объёмнаую защиту из колюче-режущей проволоки АКЛ "Егоза", имеющей остроту бритвы. Ни один человек не сможет перебраться через эту преграду.
   Внутри периметра мы возведём "Башню Избранников". Многоэтажное сооружение будет похоже на пчелиную шестиугольную соту, с длиной каждой грани 48 метров. На первом этаже будут размещаться многочисленные помещения министерств, спецслужб, посольств и представительств 42 номов Египта. На втором - залы приёмов и гостевые апартаменты, начиная от простых комнат, и до президентских люксов. Третий этаж и расположенные выше него - будут находиться в собственности совета Избранников.
   Общая высота строения - 40 метров... это, конечно, несравнимо с пирамидой Хеопса (138 метров), но будет вполне достаточно, чтобы вызвать неподдельное уважение египтян. Башня станет нашей неприступной цитаделью и комфортным местом управления огромной, раскинувшейся на 1000 километров, страной.
   В многочисленных помещениях подземного этажа хватит места не только для сокровищницы Египта, но и для раритетов, собранных со всего азиатского региона, уходящего далеко за реку Нихарину (Евфрат). Сотни храмов будут вынуждены отдать свои ценнейшие реликвии, древние рукописи, изделия из драгоценных камней и металлов, накопленные за время их существования, которые мы должны сохранить от разграбления в будущем.
   Из подвалов, в сторону Нила, будет вести подземная галерея с десятками колодцев и скважин, для осуществления независимого водоснабжения цитадели. Дополнительно, через эту заглубленную галерею, внутрь башни будет подаваться воздух, по мере прохождения через тоннель, охлаждаемый естественным образом и насыщаемый влагой. Дело в том, что пересушенный пустынный воздух не идёт на пользу ни людям, ни электрическим приборам. Одним лишь верблюдам на всё плевать, но мы же отличаемся от верблюдов... - Миша недовольно скривился и почесал рукой шелушащуюся мочку уха. - Башня будет технически совершенной: с лифтами, кондиционерами, холодным и горячим водоснабжением, канализацией, вытяжной вентиляцией.
   Для получения электричества, мы установим солнечные панели на всём 8-километровом пространстве: от стен храма до Великих Пирамид. Здесь, в Мемфисе (Каире), 327 дней в году светит солнце и всего 38 дней небо покрыто облаками. Естественно, в качестве резерва, мы установим и мощные дизель-генераторы.
   Миша поймал на себе удивлённые взгляды египтян.
   - Вы, господа, должны понимать, что жизненный опыт является некой страховкой от будущих неприятностей. В момент нашествия арабских захватчиков, либо диверсии, природного катаклизма, ещё чего-нибудь, запасной вариант позволит нам не свариться в этой башне заживо. Здесь же Африка, а не город Ленинград. Знаете, что сказал великий русский поэт Пушкин на эту тему?
   "Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь", - это к вопросу о дилетантстве и легкомысленном отношении к важным задачам.
   Благо, что Звёздные Боги дали нам невиданные возможности. Слава Богам!
   - Слава! - тихим эхом пронеслось по залу.
   Миша перевёл дыхание и мечтательно поднял глаза вверх:
   - Что касается крыши башни, то её верхушка будет плоской и, поверьте на слово, там можно устроить Эдемский сад. После праведных трудов я буду не прочь вздремнуть в тени беседки, оплетённой виноградными лозами и находящейся посреди зелёной лужайки, окружённой гранатовыми и мандариновыми деревьями.
   Думаю, что и вы, друзья мои, тоже будете не против темы культурного отдыха. Сделаем наверху бассейн для купания, а также фонтан... и альпийскую горку из покрытых тропическими цветами глыб розового кварца. Прохладный ручей, вытекающий из горки, будет падать небольшим водопадом в пруд с резвящимися в нём радужными форелями. И всё это - на высоте 40 метров. Современные технологии: ПВХ-гидроизоляция, пенетрон, циркуляционные насосы, установки ультрафильтрации и стерилизации воды, позволят воплотить в жизнь любые фантазии. Умей работать, умей и отдыхать, - глубокомысленно закончил он свою речь.
   Избранники не нашлись чего ответить и лишь озадаченно смотрели на Мишу.
   - У меня всё. Планы обозначены. Думайте, господа. Если будут вопросы, то я до утра нахожусь в храме.
   В голове немедленно возник образ Амизи и изумрудный цвет её чарующих глаз.
  
   Вьётся лента в волосах,
   Словно птица белая,
   Я тону в её глазах,
   Что же тут поделаешь? (Слава Исетский, "Зелень летняя")
  
   "Я иду к тебе, мой пупсёныш".
   Миша ощутил потребность в духовном и физическом единении.
   "Это солнечное существо состоит лишь из чистого и ослепительно-яркого света... подобно Иисусу".
   Он развернулся и двинулся на свежий воздух, в сторону Нила, где в густой тени смоковниц проводила время его законная жена, ежесекундно ожидающая появления Бога, принявшего образ любимого мужчины - её защитника и покровителя, будущего отца её детей, её счастья, надежды и смысла жизни.
   Миша настроился на эмоции и поплыл по этой волне. Мысли, вновь и вновь, возвращались к одной и той же истине:
   "Я покорён даже не внешней красотой этой женщины, а её отношением ко мне. Я никогда не смогу сказать этому херувиму слово "отстань" или, того хуже, губительное "прощай"... ибо эти слова попросту сломают близкого человека, вызвав душевную катастрофу, крушение надежд и веры. Такое, я сам себе не смогу простить, ибо слёзы моей малютки, подобно огню, выжгут и мою душу. Нет, я не могу доставить моей ласточке, парящей в голубом небе, даже минутного огорчения. Выбор мой твёрд и путь определён. Остальное находится в руках Создателя".
  
   Глава 50
   Англия. Поместье миллиардера Лоуренса Гретхема.
   Звук шагов человека, спускающегося по лестнице, застал камердинера врасплох. Всего десять минут назад, выполнив срочные обязанности по дому и уточнив время приезда хозяина, он прилёг на диван в гостиной, намереваясь вздремнуть часок. Сняв ливрею и ботинки, он только-только начал засыпать, как послышались эти шаги.
   Не поверив своим ушам, камердинер вздрогнул, будто ужаленный током. Успев принять лишь сидячее положение, в одних носках и расстёгнутой рубашке, он растерянно взирал на вошедшего в зал Михаила.
   - Каким образом? - испуганным шёпотом произнёс управляющий.
   - Самым натуральным. Понимаешь, я люблю фокусы. А мистер Гретхем должен был тебя предупредить о возможности моего внезапного появления. Как видишь, я нахожусь здесь, и это неоспоримый факт. Соответственно: пустой дом - это была лишь иллюзия. Ты должен понимать, что я не джинн из восточной сказки про Алладина и не умею летать по воздуху. То, что я застал тебя врасплох... приношу извинения. I beg your pardon, - с чувством произнёс Миша.
   Дав собеседнику немного успокоиться, продолжил:
   - Можешь не волноваться, я никому ничего не скажу про твой сон, даже наоборот, попрошу Лоуренса поднять тебе жалование за всемерную помощь и бдительность. Мы, жители России, в отличие от европейцев, не строчим доносы начальству, по поводу и без такового. В нашей стране это "западло", а самих доносчиков именуют не иначе, как "козлы", презирая их всем миром. Слишком много горя принесли эти дьявольские твари, в обличии людей, во времена коммунистического режима. Доносительство на соседа, знакомого, сослуживца - это абсолютное зло, с точки зрения морали. Смертный грех Иуды Искариота, сначала принявшего из рук Иисуса хлеб (Ин. 13:27), в знак дружбы и союзничества, а затем нарушившего закон нравственный и закон духовный.
   В общем, я ничего не видел. Давай лапу. Give me your hand, - Миша протянул пятерню и крепко пожал неуверенно поданную ладонь камердинера.
   - Как тебя зовут?
   - Роберт.
   - Будем друзьями, Роберт? Можешь называть меня Миша. Я человек простой, такой же, как и ты.
   Молчаливый кивок головы закрепил договор дружбы.
   - Проводи меня, Роберт, в столовую и налей писярик вискаря, и ещё бутербродик, плиз. Когда дозвонишься до Гретхема, дай трубку мне.
   - Сейчас исполню.
  
   Возвращение миллиардера домой было стремительным. Не прошло и двух часов, как открылась дверь и, мистер Гретхем, сияющий белозубой улыбкой, появился на пороге.
   - Михаил! Как же я рад тебя видеть! - совершенно искренне воскликнул он.
   - Привет дружище! - Миша раскинул руки и обнял своего спонсора. - Ты кофе будешь?
   - Yes, of course.
   Секунду спустя Гретхем вспомнил кто в доме хозяин. Его глаза нахмурились, но он быстро справился с эмоциями.
   - Проходи, располагайся, - продолжил Миша, как ни в чём не бывало. - Нужно перетереть одно дельце.
   Настроение Гретхема начало портиться: "Этот русский, вроде бы неплохой парень, но совершенно не следит за своим языком, - подумал он. - Мог бы тактично пригласить на переговоры. Так ведь нет: "перетереть дельце". Обращается ко мне, как к жителю "made in Istanbul", коротающему жизнь в лавке с сувенирами. Дикарь провинциальный. Однако придётся терпеть. В руках у дикаря невероятная мощь возможностей. Неприятно, но факт".
   - Пойдём, партнёр. Может быть, выпьешь ещё порцию, за встречу? - унюхав алкогольный запах, исходящий от гостя, вежливо поинтересовался "бриллиантовый король".
   - Ну... да... возможно, - протянул Миша. - Если ты сам будешь, то не откажусь за компанию.
   - Согласен выпить, если услышу положительные новости.
   Они прошли в столовую. Камердинер ушёл готовить кофе, Миша задумался.
   "Иескиль, нас никто не наблюдает?".
   "Вживую не наблюдает, но видео картинка со звуком пишется на удалённый сервер".
   "Сломай камеру".
   Едва слышный щелчок раздался в районе окна. Хозяин дома повёл ушами, но сделал вид, что ничего не произошло.
   - Итак, докладываю. В Сахару, на поиски тайного хранилища отправлен отряд воинов. Шансы сходу найти знаковое место, где тысячу лет назад были спрятаны сокровища... заметь, Лорик, планируемые для передачи тебе в 50% комплектации, увы, весьма скромные. Поэтому, заказывай "вертушку", - безапелляционным тоном сообщил Миша и выразительно прищурил глаза. - Мы должны прочесать пустыню вдоль и поперёк. Утром откладывай все дела и, по моей команде, вызывай вертолёт с пилотом. И, не какую-нибудь двухместную стрекозу-живопырку, а реальный "Eurocopter" для группы туристов, с большой дальностью полёта. Скажешь авиакомпании, что арендуешь на сутки, для облёта Уэльса по кругу. В Англии проживает огромное количество богатых балбесов, не знающих чем бы развлечься... да и сам ты, по торговле драгоценностями, это прекрасно знаешь. Я ожидаю важных новостей с минуты на минуту и остаюсь ночевать у тебя.
   Гретхем напрягся:
   - Такие вызовы не делаются день-в-день, это тебе на такси. Если делать заказ, то прямо сейчас.
   - Тогда делай. Я считаю, что если отряд найдёт хранилище и вертолёт не пригодится, то ты будешь на вершине от счастья. Такие мелочи, как платёж за найм летающего средства, по сравнению с 20-тонной фурой золотых изделий от фараонов Среднего царства, будет выглядеть песчинкой, лежащей рядом с Эверестом.
   - Действительно, ты прав.
   Открылась входная дверь. Камердинер торжественно внёс в помещение две чашки дымящегося кофе и две порции сливок на подносе.
   - Спасибо, больше ничего не нужно, - кивнул хозяин.
   Слуга удалился.
   - Так вот, - продолжил Миша. - По прилёту вертушки ты сядешь в кабину, полетаешь вокруг поместья, насладишься окрестным пейзажем, а затем приземлишь аппарат на лужайке, среди тополей и вне зоны видимости камер наблюдения. Ты должен пригласить пилота к себе в дом, где мы, с Неракаром, погрузим его в сон. Пусть отдохнёт на время наших поисков.
   - С каким Неракаром? - Гретхем удивлённо поднял брови.
   - Ты его видел на свадьбе. Это мой партнёр по планируемому переустройству Египта. Молодой, но талантливый. Он будет рулить вертолётом, а я поплёвывать в открытую дверь.
   - Вы что, собрались вдвоём летать? На "Eurocopter"? - с неподдельным изумлением спросил миллиардер. - Это же самоубийство.
   - Да ладно тебе... к чему сомнения? В мои планы совершенно не входит суицид. Напротив, прогулка по небу, в обществе симпатичного юноши с длинными ресницами и правильными чертами лица, оставит массу воспоминаний... - Миша двусмысленно улыбнулся. - Быстро заказывай вертолёт, чувак.
   Гретхем странно посмотрел на Мишу, но не решился уточнять смысл слова "чувак". Тем более, что оно никоим образом не могло быть переведено на английский язык.
  
   Глава 51
   Сахара, бескрайняя и безжалостная: она ещё не успела остыть от дневного зноя, отдавая накопленные потоки тепла и готовясь к ночной спячке.
   Огромный диск закатного солнца завис на краю небосвода, удлиняя тени и беззвучно посылая свои последние лучи оставляемому миру. Сюрреалистически-красноватый песок, нетронутый, девственно-чистый, лежал от края горизонта и до его края, будто сошедший с одной из картин Сальвадора Дали, навевая мысли о ничтожности человека на фоне величия природы.
   Караван верблюдов, связанных верёвками между собой, медленно тащился через дюны, огибая их, а порой и взбираясь на гребни высоких, уходящих вдаль гряд. Господствующий в Египте юго-западный ветер намёл целые холмы песка, расположив их волнами, швырнув, словно издеваясь, под острым углом к пути движения небольшого отряда, численностью одиннадцать человек.
   В связи с невыносимой дневной жарой переходы осуществлялись по ночам. Совсем недавно группа снялась с дневной стоянки и, смотав защитные тенты, напоив верблюдов, загрузив по бокам мохнатых одногорбых спин десятки килограмм поклажи, двинулась в путь. Эта ночь, вторая по счёту, должна была вывести путников на искомый объект, расположенный в горячем сердце Сахары.
  
   День минувший не обошёлся без неприятностей.
   Едва караван отошёл от территории храма Тота и двинулся в сторону Великих Пирамид, как на ближайшем холме промелькнул силуэт всадника. Это явление не ускользнуло от внимания десятника Садаша.
   - Похоже, что наше передвижение привлекло чьё-то внимание, - озвучил он свои мысли шагающему рядом Неракару. - В окрестностях Мемфиса полно разбойников и, если это бедуины, то нужно готовиться к худшему. У коренных обитателей Сахары голова устроена иначе, чем у египтян. Режь, насилуй, убивай... - вот и вся их логика. До тех пор, пока они имеют численный перевес, эти твари будут кидаться на ножи, как стая шакалов. И плевать в этой стае каждому друг на друга. Вовсе не пустыня, а джунгли центральной Африки - их родина.
   Избранник внимательно оглядел окрестности. Никого. Тишь и покой. Но в душе поселилось сомнение. "А что если?"...
   - Командуй бойцам одеть бронежилеты.
   Садаш повторил приказ. Молодые мужчины остановили верблюдов, быстро скинули вещмешки и достали жилеты белого цвета, более похожие на футболки.
   "Комфорт", - вспомнил название Неракар. - Лёгкий бронежилет, вес 0,8 кг. От проникающих ранений он защищает гарантированно".
   В продолжение боевого оснащения, десять охотничьих ножей "Медведь", с 24-см лезвием и внушительной гардой, больше смахивающих на мачете "латиноамериканского" типа, повисли на кожаных ремнях бойцов, по соседству с "Пионерами", заряженными свето-шумовыми патронами "Гром". Легкие и компактные, почти невесомые, пластиковые пистолеты номинально являлись двухзарядными. Однако в рукоятке каждого из них имелась дополнительная обойма, заменяемая нажатием кнопки. Дополнительные обоймы были заряжены уже не только "Громами", а согласно личным предпочтениям: сигнальными ракетами, либо перцовыми баллонами.
   Садаш удовлетворённо осмотрел личный состав и повёл караван дальше. Увесистая ракетница СПД, калибра 26,5 мм, находящаяся в кожаной кобуре, болталась на шее верблюда в качестве украшения. Пояс-патронташ с запасными сигналами был надет непосредственно на десятника. Придерживая верблюда за уздечку, он ни на шаг не отходил в сторону.
   Верблюд, следующий во главе каравана, впечатлял своими размерами: больше двух метров в холке, весом никак не менее 700 кг, взрослый самец с шерстью песчано-бежевого цвета, выглядел одним из величественных барханов, органически вписываясь в окружающий пустынный ландшафт. Тюки поклажи на его одногорбой спине казались жалкими и несущественными по отношению к могучей плоти. Неракар следовал рядом, находясь чуть позади командира десятки. Из вьюка, закреплённого на левом боку животного, торчал чёрный приклад штурмового автомата "Скорпион".
  
   Этот автомат достался Мише случайно.
   Заглянув, в очередной раз, в гости к "подвальному спекулянту" Вадиму, развлекаясь разговорами об антиквариате, он мимоходом спросил:
   - Слушай, а у твоих приятелей-коллекционеров есть коллекции оружия?
   - Естественно, - бодро ответил тот. - Люди коллекционируют абсолютно всё: начиная от крышек к пивным бутылкам и заканчивая царской ювелиркой и мебелью. Оружие не исключение. Однажды я видел уникальнейшую коллекцию выкидных зоновских ножей. И не только выкидных: заточки, пики, перья, шаберы... Некоторые из них реально замараны кровью. В наследство от бывшего Хозяина достались. Там чего только нет... даже подмигивающие голые бабы на рукоятках. Что из оружия интересует конкретно?
   - Огнестрел. Любой. Можно даже "Маузер" с кобурой-прикладом, образца 1895 года. Главное, чтобы с патронами. Цена - не есть вопрос.
   - Хорошо, я схожу в гости к одному человеку.
   На следующий день Вадим делился полученной информацией.
   - На продажу есть "Макар", "Стечкин" и "ТТ". Я лично видел ассортимент. Но не это главное. Человек завтра уезжает в Москву за индивидуальным заказом. Один из постоянных клиентов заказал автомат "Чезет Скорпион" ("Cz Scorpion"). Имей в виду, он может привезти и два экземпляра. Короче, плати 180 тысяч рублей, плюс за патроны, по 160 руб. за штуку - и аппарат твой.
   - Ого, сколько патроны стоят...
   - Так они же чешские. Обычная европейская цена: 2 евро за штуку - это нормально.
   - Уговорил, - Миша кивнул головой. - Забирай деньги, плюс за одну тысячу патронов. И два пустых магазина - пусть кинут в качестве бонуса.
   Он извлёк из кармана пачку пятитысячных и отсчитал необходимую сумму.
   Остальное произошло обыденно.
   В назначенный день он позвонил по назначенному телефону и получил координаты местонахождения покупки, озвученные скрипучим голосом весьма пожилого человека. Никаких личных встреч и никакой информации более.
   Автомат произвёл на Мишу сильное впечатление. Короткоствольный, с откидывающимся на правую сторону прикладом, весом 2,7 кг, он лёг в руку, как родной. Сквозь прозрачный ударопрочный пластик, в магазине виднелись 30 "золотых" патронов: золотая гильза и золотая пуля.
   "Оружие, доведённое до совершенства: красивое, лёгкое и эффективное - вот что мне досталось. Шикарная хреновина", - с восхищением подумал он.
  
   Смеркалось. Чёрное небо, усыпанное мириадами звёзд, повисло над неспешно движущимся караваном. Безветрие и полная тишина, без стрёкота сверчков и шуршания мелких обитателей пустыни, выходящих кормиться по ночам, накрыли пространство безмолвным одеялом. В тот момент, когда Великие Пирамиды уже скрылись вдали, из-за серповидного края высокого бархана, навстречу выскочила группа всадников.
   - Ата-ата! - подбадривали себя воинственными криками люди, с ног до головы, закутанные в грязно-серую ткань и сидящие на лошадях по двое.
   Ещё одна группа, числом в семь скакунов, появилась позади каравана.
   - Ата-ата, - пронеслось повторяющимся эхом.
   На дистанции пятьдесят метров лошади притормозили, дав спрыгнуть задним седокам. Затем, всадники выхватили оружие и понеслись во весь опор.
   Полное окружение превосходящими силами врага. Смертельная западня для любого египетского отряда.
   Больше трёх десятков человек, размахивая короткими кинжалами и бронзовыми саблями, несколько из них - держащие на весу натянутые луки, неслись навстречу добыче, нагруженной на спины ездовых животных. Люди рядом с верблюдами... они не представляли серьёзной угрозы из-за малочисленности. Их доля - быть убитыми и оставленными на растерзание грифам.
   Так думали разбойники.
   Но, в решающий момент, ситуация кардинально изменилась. В сторону фронтальной группы нападающих, с оглушительным грохотом, вылетел красный огонь, прочертив дымящийся след на крупе одной из лошадей. В ужасе, животное шарахнулось прочь, скинув всадника наземь и попав под копыта несущегося рядом коня. Отскочивший от шкуры огонь и не думал гаснуть: грозно шипя в полёте, отрикошетив от подветренного склона бархана, он и не думал останавливаться, начав прыгать по тылам атакующей команды.
   Лошади разбойников развернулись, пытаясь осознать степень угрозы, перемещающейся за их спинами. Строй нарушился, бег остановился. В тот же момент раздался второй выстрел, уже в противоположном направлении.
   Что и говорить, лошади панически боятся огня - инстинкт, заложенный природой. Пронёсшаяся меж их рядов полыхающая красными искрами ракета, заставила животных ломануться в разные стороны.
   Крики, ругань, неразбериха.
   Тем временем, подразделение бандитов, находящихся в пешем порядке, перегруппировалось и выстроилось в линию. Поняв, что летающий огонь не убивает, нападающие воспрянули духом. С громкими воплями, бедуины бросились в атаку. Несколько лучников успели выпустить каждый по три стрелы, впрочем, без особого успеха, попав лишь в верблюда, после чего, присоединились к подельникам. Раненное животное дёрнулось, как от укола, но верёвка, связывающая его с двумя собратьями, не дала сбежать. Верблюд выгнул шею и схватил зубами древко, торчащее из ляшки, сломав его у основания. Затем издал громкий рёв, похожий на низкий звук паровозного гудка.
   - Ата-ата-ата! - как заведённые продолжали кричать группы атакующих людей.
   - Пистолеты и ножи наизготовку. Стреляем залпами. Первый - на дистанции 15 метров, по моей команде, далее по ситуации, - крикнул Садаш.
   Отряд разделился на две равные части, занявшие позиции спереди и сзади каравана. Отвесный, 10-метровой высоты, вогнутый край левого бархана и выпуклый склон правого создавали естественную защиту с боковых флангов.
   Оперативная обстановка начала меняться по секундам. Пешие бедуины и их товарищи на лошадях, сойдясь в едином порыве, начали стремительно приближаться.
   30 метров... 20 метров... 15...
   - Огонь! - скомандовал Садаш, когда неприятель подошёл на ближнюю дистанцию. Десять выстрелов слились в оглушающий грохот, прокатившийся по пустыне. Полуметровые языки пламени с рассыпающимися искрами вырвались навстречу разбойникам. Лошади пробежали по инерции ещё пару метров, и, в этот момент, захлопали одиночные выстрелы, выплёскивая грохот и огонь, то с одной стороны, то с другой. Сие обстоятельство привело животных в ужас. Не в состоянии сдержать своего страха они развернулись на ходу и понеслись прочь от проклятого места, сбрасывая и топча копытами собственных всадников, потеряв остатки рассудка и руководствуясь лишь инстинктом самосохранения.
   Незначительное количество людей, три или четыре человека, из числа нападающих, также развернулись и рванули в задние ряды, спасаясь от летящего в их сторону дьявольского огня. Бегство парнокопытных и людей внесло в атакующие ряды значительную сумятицу, что дало возможность защитникам заменить обоймы в "Пионерах".
   Но всё же, несмотря на задержку, две атакующие группы, состоящие из матёрых бандитов, по-видимому, не верящих уже ни в чёрта, ни в Бога, молча сжимая оружие в руках, начали надвигаться на обороняющихся бойцов.
   Р-р-раз!
   Рослый бедуин, подбежавший на расстояние удара клинком и занёсший руку для выпада, вдруг резко остановился. За мгновение до этого раздался тихий хлопок, выплюнувший в его лицо изрядную порцию жидкого перца. Заряд газового патрона, заряженного в "Пионер", на близкой дистанции обладает абсолютной убойной силой. Летя напролом, независимо от направления ветра, он запечатывает каждую пору кожи неприятеля несмываемой маской химического ожога... Тряпка, закрывающая голову разбойника, окрасилась в рыжий цвет. Схватившись свободной рукой за глаза, тот попытался закашляться, но жёсткий спазм свёл эту попытку на нет. Падение тела на песок завершило односекундный бой.
   Боец десятки быстро перевёл прицел на бандита рядом, и нажал спусковой крючок. Два выстрела, слившихся воедино, его и соседа, состоящие из перца и огня, разом вылетели из двух пистолетов с ближней дистанции, обжигая и оглушая зрительно-слуховые органы второго разбойника. Свето-шумовой патрон "Гром", использованный на дистанции менее метра, ослепил противника за счёт вылетающих высокотемпературных искр, оплавляющих не то, что роговицу глаза, но даже стекло. "Перец" блокировал органы дыхания. Второе тело рухнуло на песок и начало корчиться в мучительных судорогах.
   Бах, бах! - понеслись по пустыне редкие хлопки вылетающих зарядов.
   Жёлтая ракета, выпущенная Садашем в упор, умудрилась прожечь халат очередного бедуина и застрять внутри складок. Чувствуя, как его тело начинает пожирать адский огонь, бандит бросил оружие и издал оглушительный вопль, отвлёкший на пару секунд внимание нападающих. Столб дыма, поваливший из его одежды, переросший в открытый огонь, очень не понравился атакующим воинам. Соседи упавшего и начавшего корчиться в смертельных конвульсиях подельника шарахнулись в стороны. Но это уже не имело значения.
   Ближнее столкновение начало перерастать в мясорубку.
   Хрусть! - бронзовая сабля ещё одного разбойника, перерубленная "Медведем" у основания рукоятки, отлетела в сторону. Разбойник озадаченно посмотрел на обрубленный остаток оружия и попытался уйти назад. Его левая рука, как бы жестикулирующая фразу "не надо", вытянулась перед строем нападающих.
   Хрусть! - кисть, отрубленная острым, как бритва, тесаком-мачете, стремительно взвилась в воздух и, куском сырого мяса, шлёпнулась на землю. Фонтан крови, брызнувший из перерезанных сосудов, окрасил одежды соседних разбойников. Громкие крики, и сомнения... и неожиданный страх, выражающийся в неосознанных взглядах в тыловые ряды, сопроводили отбытие из атакующего строя ещё одного бойца.
   Однако появился и первый пострадавший среди бойцов Садаша, с ранением в голову, затем и второй. Из распоротого плеча вытекала кровь.
   - Всем на заднюю линию обороны!! - по-русски крикнул Неракар.
   Его команду "Взгляд" продублировал в мозг каждого члена команды. Реакция была мгновенной. Скачок, уход с линии огня. В эту секунду грянул "Скорпион". Свинцовая волна захлестнула первую шеренгу нападающих, завалив разом шесть человек, уронив их, как переспелые груши, на красный песок Сахары.
   Еще не вникнув в суть происходящего средние порядки бедуинов, по инерции, продолжали напирать вперёд, спотыкаясь о распростёртых на земле товарищей, но, спустя секунду, встали как вкопанные. Это стало их фатальной ошибкой. Вторая волна свинца, сокрушающая всё на своём пути, резанула по закутанным в ткань бандитам, словно хлыстом, длинной очередью пройдясь по их телам, насильно вырывая кровавые ошмётки.
   Смятение...
   Остатки нападающего воинства бросили оружие и рванули назад.
   Неракар хладнокровно заменил магазин и перевёл переключатель на короткие очереди из трёх выстрелов.
   "Отстрел крыс. На старт, внимание, марш", - в его голове возникла непонятная фраза, описывающая производимые действия. Он поймал в прицел самого шустрого бегуна, успевшего удалиться дальше всех, и нажал спусковой крючок.
   Трах-трах-трах... Тёмный силуэт споткнулся на бегу и рухнул, подобно сбитой в боулинге кегле.
   Трах-трах-трах... Промах... Досада... Ещё дубль... Тр-р-р-ах!!! Готов, красавчик!
   Трах-трах-трах...
   Неракар оглянулся назад. Его бойцы начали теснить бедуинов в тылу каравана, нанося им удары ножами, ногами и просто кулаками.
   "Ломайте их до конца, чтобы кости трещали", - отдал он мысленный приказ.
   Один из бойцов метнулся к фланговому разбойнику и, ударом ноги, выбив у него из рук кинжал, обратил того в бегство. Путаясь в широких одеждах, бедуин, пытался спастись, но прыжок бойца, на лету ударивший ему в затылок, остановил движение. Хруст шейных позвонков... Падение тела.
   Избиение остатков банды продолжалось ещё несколько минут.
  
   Лента Млечного пути, молочной рекой зависшая над головами людей, тусклым светом освещала место побоища. Трупы врагов, застывшие в разных позах, усеивали окружающее пространство. Усталые бойцы медленно подходили к перепуганным верблюдам и садились на землю.
   - Садаш, сними с себя патронташ и возьми пару бойцов. Нужно пробежаться в ту сторону, - Неракар махнул рукой вдаль, туда, куда скрылись три невредимых разбойника. - Доставить беглецов сюда.
   Приказ был выполнен незамедлительно.
   Некоторое время спустя, на гребне бархана возникло пять силуэтов. Два разбойника, следующие под конвоем Садаша и двух его воинов, медленно спустились вниз и застыли перед Избранником.
   - Где ещё один?
   - Ему не повезло. Он вздумал сопротивляться и получил травму, несовместимую с жизнью, - коротко пояснил десятник.
   - На всё воля Божья, - риторически ответил Неракар. - Можете отдыхать.
   Тем временем, Якбаал, помощник десятника, закончив обрабатывать раны бойцов, зашил нитками разрубленную плечевую мышцу одного из них и воткнул ребятам по двойной дозе "Цефтриаксона" - очень эффективного антибиотика третьего поколения, разведённого в обезболивающем растворе "Лидокаина". Бойцы мужественно перенесли инъекцию, не подав вида и не произнеся ни слова. В условиях пустыни, любая открытая травма может привести к загноению и летальному исходу, ради этого стоит потерпеть.
   Пострадавшего верблюда пришлось "ширнуть" сразу пятью ампулами "Морфина гидрохлорида", предусмотрительно взятого из домашней аптечки мистера Гретхема. В результате, животное равнодушно переесло операцию по удалению наконечника стрелы и зашиванию раны. Шесть доз "Цефтриаксона", соответствующие живому весу, были вколоты ему в бедро, для профилактики осложнений воспалительного характера, что оставило верблюда совершенно равнодушным. Он мирно закрыл глаза, погрузившись в эйфорию цветных сказочных снов.
  
   Пойманные разбойники угрюмо стояли перед Неракаром. Оперативно установленный прожектор освещал место действия.
   - Слушаю вас, господа. Меня интересует, кто вы такие и где находится базовая стоянка банды? И кто ваш руководитель? - произнёс Избранник.
   Пленники непонимающе переглянулись.
   "Иескиль, на каком языке они разговаривают?".
   "На берберо-ливийском".
   "Вложи мне в голову знание этого языка".
   Неожиданно, группа бойцов подтащила к месту разборок ещё двух бандитов. Оба ничего видеть не могли: один - из-за жёсткого применения перцового концентрата, второй - из-за термического ожога роговицы. Их поставили на колени, оставив в покое.
   - Требую пояснить, откуда вы взялись и где ваша постоянная база, - Неракар перешёл на берберо-ливийский язык.
   Искреннее изумление воцарилось на лицах пленников.
   - Прошу пощады, - немедленно заголосил один из них, падая на колени. - Я буду служить тебе верой и правдой. Я владею любыми видами оружия и всегда предан хозяину.
   Второй бедуин презрительно посмотрел на отступника и промолчал.
   - Говори, послушный пленник.
   - Наша база расположена в гробницах Серапеума, кладбища священных Аписов, вблизи усыпальниц древних фараонов. Она находится в двадцати километрах от Мемфиса. Многокилометровые подземные лабиринты дают укрытие от солнца и зимних холодов. Главный вход в подземелья находится слева от ступенчатой пирамиды.
   Мощный удар ноги от стоящего по-соседству товарища оборвал на полуслове речь разбойника.
   - Предатель! Пусть смерть настигнет тебя, - в ярости воскликнул тот.
   Трах-трах-трах...
   Короткая автоматная очередь оборвала жизнь возмутителя спокойствия. Бедуин дёрнулся несколько раз, перебирая ногами, словно отплясывая ирландскую джигу, и завалился набок.
   Тишина... и только шелестящие звуки шагов по песку, создаваемые подбегающими на шум бойцами, нарушали её неподвижность. Неракар поджал губы и продолжил:
   - Говори дальше.
   - Наши лазутчики заметили приготовления каравана к выходу и сообщили предводителю. Собрать большой отряд из нескольких шаек, находящихся в засаде на постоянной основе, удалось быстро. Все дороги, ведущие в Мемфис, находятся под наблюдением, включая пространство между Нилом и Великими Пирамидами. Пройти свободно могут лишь караваны, заплатившие положенную мзду.
   - Без исключений?
   - Без исключений. Правда, местных крестьян мы не трогаем.
   - Как зовут предводителя?
   - Уаф. Этот человек исключительно силён и ловок, и способен драться двумя мечами одновременно. Он наводит ужас на всех членов сообщества.
   Неракар задумался.
   "Иескиль, правда ли то, что сказал этот человек?".
   "Правда".
   "Способен ли он на вероломство и подлость?".
   "Способен".
   "А остальные?".
   "Тоже способны. Такова их натура".
   Бесконечно-длинная очередь, состоящая из сверкающих полированным золотом пуль, единым плевком вылетела из ствола штурмового автомата "Scorpion EVO 3 A1", прервав жизненный путь никчёмных, морально деградировавших и потерявших человеческий облик пленников. Неракар протянул Якбаалу полупустую обойму.
   - Дозаряди.
   Мысленное обращение к "Взгляду": "Иескиль, пожалуйста, перенеси трупы на два метра вглубь".
   Спустя мгновение раздался хлопок, сопровождающий образование вакуума, и россыпь человеческих тел сгинула с лица земли.
   "Спасибо".
  
   Таковыми были события первого дня.
   Второй ночной переход прошёл совершенно буднично.
   Ночь... безмолвная и прохладная ночь в великой Сахаре. Она пронеслась быстро, сопровождаясь порывами ветра, уверенно перемещающего тысячи тонн песка по огромной территории. Степенно вышагивающие верблюды, в сопровождении одиннадцати человек, плавно пересекли запланированное расстояние.
   Скоро наступит рассвет.
   Всем спать.
   Блаженный покой погрузил бойцов и животных в крепкий сон. Лишь только часовой, выкопавший себе яму на вершине бархана, скрывшись в ней по грудь, осматривал окрестности в бинокль, оберегая товарищей от неожиданностей. Хотя... в сердце пустыни эта предосторожность была излишней.
   Обустройство дневной стоянки.
   Солнцезащитные тенты были натянуты на жёсткие стойки весьма быстро. Коврики для отдыха размещены под ними. Верблюдам тентов не досталось и их, предварительно напоив и накормив, заставили лечь на песок.
   Завтрак.
   Сваренная на газовой горелке, подсоединённой к 10-литровому баллону с пропаном, "Каша гречневая с овощами", заправленная тушёнкой из говядины, без всяких дополнительных излишеств утолила голод личного состава. По одной банке консервированных персиков, на десерт, и по одной поллитровке чистейшего "Архыза", в целях смачивания губ, было выдано на руки воинам в виде походной нормы.
   - Построение! - крикнул десятник, убедившись в полной готовности отряда.
   Шеренга вытянулась в ряд, готовясь выслушать приказания.
   - Я назначаю четыре двойки, которые пойдут на поиски красных камней, торчащих из песка. Каждая двойка идёт строго по компасу: север-юг, запад-восток. В течение одного часа. Затем возвращается по обратному показанию стрелки, ну и, по собственным следам. Все знают, как работает компас?
   - Да, - едва слышно произнёс хор хриплых мужских голосов.
   Ранее, священный "Взгляд" вложил информацию о компасе и о сторонах света в голову каждого бойца. Магнитные стрелки, плавающие в вязком глицерине, никак не реагировали на тряску и прочие помехи.
   - Всем разойтись, - скомандовал Садаш. - Поисковые двойки имеют право получить дополнительную воду в размере личных потребностей, - сообщил он.
   Он посмотрел на снятый с верблюда и затянутый в полиэтилен кейс с бутылками чистой воды и сглотнул слюну. Безжалостная пустыня выпивала из организма все соки, вызывая водно-солевой дисбаланс, порой, провоцируя проблемы и в области психического восприятия.
   Ожидание.
   Через три часа вернулась первая двойка, затем, в течение небольшого времени, пришли остальные. Поиски красных камней не увенчались успехом. Пустыня, песок, барханы... и ничего больше. Жаль...
   К Садашу подошёл молодой Избранник.
   - Я ухожу и возлагаю всю ответственность на тебя. В течение суток никуда не дёргайся, а если я не вернусь в срок, то возвращайся назад, - приказал Неракар. - Вот эти камни, ты положишь на середине дистанции, соединяющей дневной лагерь и позицию часового, расположенную на вершине дюны. - Он вытащил из кармана небольшой пакетик, отсыпал из него двадцать камней-горошин и вручил Садашу. - Помни, что эти камни принадлежат Богам. Засунь их в самый тяжёлый вьюк и обяжи часового не спускать с него глаз, чтобы ни при каких обстоятельствах, даже во время пыльной бури, камни не были утрачены. Наша жизнь ничто по отношению к этим святым предметам.
   - Будет сделано.
   - Пока.
   Эффектное схлопывание пространства сопроводило исчезновение Избранника из данной реальности.
  
   Глава 52
   Англия. Ньюпортское поместье миллиардера Гретхема. Апартаменты второго этажа.
   Появление Неракара Миша воспринял спокойно. Негромкий, но резкий удар воздушной волны... и фигура египтянина появилась в непосредственной близости от сидящего у камина Миши. Он встал и обнял младшего товарища, по-отечески, искренне радуясь встрече. Затем он коротко кивнул в сторону ванной комнаты:
   - Брат, тебе нужно помыться.
   Исходящие от "брата" ароматы пота и верблюжбей мочи мигом заполнили атмосферу помещения, перебивая даже запах табачного дыма, медленно затягиваемого в горящий камин. Немытые волосы, отливая жирным блеском, уже не лежали, а торчали в разные стороны, делая Неракара похожим на домового-Барабашку. Что поделаешь... пустыня, повышенная потливость и отсутствие влаги моментально приводят внешность людей к полному непотребству.
   - Пока ты моешься, я поищу чистую одежду.
   "Иескиль, научи Избранника, как пользоваться шампунем и феном".
   Миша направился в сторону лестницы, ведущей на первый этаж особняка.
   "Должен же быть в этом доме комплект лёгкой одежды для тропиков. Шорты, майка цвета хаки, панама, возможно и пробковый шлем. Это же дом английских аристократов, а не избушка семейства Лыковых, затерянная в сибирской тайге".
   Вернувшись через двадцать минут, он обнаружил абсолютно голого юношу, расположившегося в мягком кресле, ничуть не стесняющегося своей наготы. Отвратительный запах исчез, удалённый вместе с горячей водой и моющими средствами. Миша поискал глазами грязное бельё, но ничего не обнаружил. Положив стопку чистой одежды на низкий столик, он лишь промолвил:
   - Переодевайся.
   Мускулистое, будто сошедшее с одной из картин итальянского живописца Караваджо, пропорционально развитое тело, притягивало взгляд. Миша отвернулся.
   "Если есть на свете идеалы, то это один из них. Нужно предупредить его о возможных домогательствах со стороны разного рода "нетрадиционных" типчиков. Да они просто слюнями изойдут, видя это совершенство. Ну и, конечно, женщины... Перспективный и талантливый мужчина, да ещё с такой потрясающей внешностью! Представительницы женского пола будут гроздьями падать к его ногам, вводя в Искушение. И, стоит лишь раз пойти на поводу у одной из них... залезть, без трусов, на податливо-улыбающуюся даму... как могут возникнуть последствия. А отцовство - это уже серьёзно. Это налагает определённые юридические, да и моральные, обязательства.
   Соблазны-соблазны... - вся жизнь заполнена ими до краёв. В Мишиной голове самопроизвольно возникли предупреждающие строки из Евангелия.
  
   Сказал также Иисус ученикам: невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят... (Лука, 17:1).
  
   "Я должен передать Неракару жизненный опыт, и не только мой личный, но и от множества знакомых мужчин, без которого, увы, можно наделать глупостей, создав долгосрочные проблемы самому себе. Но, только не сейчас. В настоящий момент не время для досужих разговоров. Дела не терпят отлагательства".
   Расположившись друг напротив друга в широких, с мягкими подушками, креслах, они начали разговор.
   Доставленный Робертом кофе, плюс кувшин ягодного морса, для восполнения влаги в организме египтянина, расположились на столе.
   - Значит, на вас напала банда бедуинов численностью 32 человека? И ты завалил их всех из "Скорпиона"?
   - Немного не так. 32 трупа остались лежать на земле, это подтверждаю. Но, на моей совести, всего 21. Остальных уничтожили бойцы десятки Садаша. Ребята дерутся, как черти, не зря прошли боевую подготовку.
   - Прекрасный результат. Что ты думаешь по поводу красных камней?
   - Тут может быть два варианта: либо западное направление, принятое создателями тайного хранилища, не совпадает с "западом" по компасу, либо мы ещё не дошли, ввиду разного темпа передвижения. А возможно, фразу "в двух днях пути" не стоило понимать буквально, и, "не менее двух дней пути", являлось бы наиболее верным.
   - Ты прав. Однако делать нечего... Ты должен выспаться и прибыть сюда спозаранку. Завтрашним утром прилетит вертолёт, на котором мы продолжим поиски. Ступай в храм и доложи Сатхубу о наших планах.
   Неракар поклонился. Его убытие было сопровождено традиционным сотрясением воздуха.
  
   Поздний вечер.
   Миша блаженно развалился на широкой кровати в викторианском стиле. Четырёхметровой высоты потолки, украшенные лепниной, подавляли и угнетали сознание. Впрочем, уютная атмосфера и тепло, исходящее от камина, компенсировали ощущения одинокой затерянности. Тепло - это главное условие уюта. Потрескивающие поленья за чугунной решёткой создавали необходимый антураж для спокойного сна. Парадные атласные покровы были сброшены с кровати на мягкое ковровое покрытие и громоздились кучей текстиля возле двуспального лежбища.
   "Всё прекрасно, не хватает лишь любимой женщины, - цепкая мысль вдруг возникла в мозгу, сопровождаемая стойким желанием близости.
   Миша ещё некоторое время крепился, пытаясь заснуть, пока не убедился в бесполезности сего действа. Образ любимой, сдобренный изрядной долей эротических фантазий, и не думал отпускать разум. Поёрзав на белых простынях, и так и этак, он резюмировал: "Я же спаситель мира... и волен делать всё, что не противоречит основам морали. В соответствии с данными жизненными принципами я и был отобран "Взглядом" в качестве созидателя новой реальности. Пусть, чисто внешне, я и похож на раздолбая, но, в то же время, я всегда поступаю в соответствии с совестью и законами Бога-Творца. Соответственно, сплю по ночам спокойно. Иескиль! Перенеси меня в храм", - обратился он к инопланетному разуму.
   Бах! Миша очутился на открытом пространстве у выхода из тайного святилища. Ранний вечер... Жаркий воздух египетского лета ударил в лицо, будто при входе в парилку. Этот фактор ему не понравился. Впрочем, временные неудобства органично соседствуют с безграничными наслаждениями... такова жизнь.
   Законная жена нашлась за столом в трапезной. В неярко-колеблющемся свете свечей она сидела за столом в компании служанки. Два охранника стояли поодаль, зорко наблюдая за окружающей обстановкой. И вот, такой романтичный натюрморт был испорчен.
   В момент появления Избранника, служанка немедленно упала на колени, склонив голову и не смея поднять взгляд. Охранники застыли каменными статуями, воспринимая происходящие события через призму служебного долга.
   И лишь только Амизи, словно ласточка, расправив крылышки, кинулась в объятья Миши.
   - Ты мой, мой, мой!!! Я тебя так люблю! Я так скучаю! Забери меня к себе, я не могу далее терпеть эту разлуку! - произнесла она скороговоркой, скрещивая руки на шее возлюбленного и плотно прижимаясь к нему худеньким телом. Ответные чувства не заставили себя ждать. Упругая пружина, распрямившаяся ниже пояса, подрагивающая от ударов сердца и невыносимо тянущая низ живота, звала в бой.
   Миша обнял талию супруги.
   - Я забираю тебя в свой мир. Сегодняшняя ночь посвящена тебе, и моя любовь безгранична.
   "Иескиль...".
   Бах! Комфорт жилых покоев старинного английского дома возник перед взором. Широкая постель, камин, литые бронзовые скульптуры по углам, картины на стенах.
   - Ты не представляешь, как я хочу соединиться с тобой, - воскликнула Амизи, торопливо оглядываясь и сбрасывая с себя одежду. Идеал женской фигуры застыл посреди комнаты в своей первозданной красоте, достойной кистей художников Karol Bak и Henry Asencio, воспевших великолепие женского тела.
   Миша махнул рукой в сторону ванной комнаты.
   - Сначала идём под душ. Дорогая, я готов потереть тебе спинку, - шутливым тоном произнёс он.
   Водные процедуры не затянулись долго.
   Спустя короткое время загорелое тело Амизи хищной кошкой нырнуло в постель. Голова откинулась назад в ожидании поцелуя. Расширенные в полумраке зрачки и абсолютно серьёзный взгляд были направлены на мужа.
   - Ты мой повелитель. Я отдаю себя без остатка и без раздумий, и никто не сможет разлучить нас!
   - И я твой. Мы одно целое, любимая.
   Нежность... Неспешные поцелуи и касания рук... Ощущение того, что низ живота взорвётся раньше входа в близкий контакт. Божественно-чувственное наслаждение.
   Мишу накрыла с головой волна чувств.
   Его язык прошёлся по телу близкой женщины, вызвав ответную дрожь и реакцию стиснутых рук. Лобок, такой мягкий и пушистый, выгнулся дугой навстречу ласке. Небольшие груди подрагивали в такт лёгких прикосновений.
   Вхождение являлось обязательным продолжением любовной игры. Удары упругого мужского органа и ответные движения бёдер женщины слились в единый ритм. Сладострастный спазм, одновременно соединивший воедино два тела, в виде величайшего наслаждения из всех, доступных в этом мире, накрыл с головой любящих супругов.
   Короткий отдых. Повторное желание близости вновь закончилось бурными ласками.
   Амизи, полностью обессилев, откинулась на мягкие подушки, и, всё ещё держа Мишину руку, закрыла глаза. Приоткрытые губы ловили воздух и беззвучно шептали слова, похожие на молитву. Финальный поцелуй отправил молодую женщину в мир фантазий и любви. Сон, сопровождающий полное расслабление, тихий и безмятежный сон, тихо накрыл молодую женщину бархатным покрывалом счастья.
  
   Глава 53
   Сахара. Позднее утро.
   Резкий звук разрываемого пространства заставил вздрогнуть людей и животных. Верблюды попытались вскочить, но крепкие нейлоновые верёвки, удерживающие их возле забитых в землю столбиков, не дали им этого сделать. Люди напряглись, но всё-таки сохранили спокойствие.
   Широкий, похожий на гигантскую жабу, "Eurocopter EC 130" с тонированными задними стёклами и 11-метровым несущим винтом, материализовался рядом с лежащим невдалеке от дневной стоянки вьючным тюком. Опорные "лыжи" вертолёта наполовину утонули в песке, опустив летающую машину практически на брюхо.
   Воцарилась тишина, сопровождаемая лишь тихим шелестом горячего ветра пустыни.
   Внезапно, передние двери распахнулись, открыв для обзора первый ряд кожаных кресел, стоящих за шаровидным лобовым остеклением. Миша, а за ним и Неракар, выпрыгнули из салона, щурясь от яркого дневного света, сменившего полумрак зимнего Уэльса.
   - А вот и мы, - голос Миши был спокоен.
   - Общее построение, - рявкнул Садаш.
  
   В недавнем времени, буквально полчаса назад, понаблюдав за кружением вертолёта из окна второго этажа и дождавшись его приземления на дальней лужайке поместья, два Избранника узрели мистера Гретхема, направляющегося к дому в компании мужчины среднего возраста. На незнакомце красовался утеплённый комбинезон зелёного цвета, украшенный множеством шевронов, являющихся корпоративными знаками различия. Объёмный шлем на голове, небольшой планшет в руках... - воздушный ас, в своём классическом облике, предстал перед глазами.
   "Иескиль, сколько у него часов налёта?".
   "6093".
   "Солидно... Скачай из его матрицы навыки управления этой машиной и вложи их в наши головы", - попросил Миша хозяина "Взгляда".
   Прошла секунда...
   Неракар повернул голову и с изумлением посмотрел на Мишу.
   - Удивлён, брат? И я удивлён. Сам не ожидал, что управление вертолётом окажется настолько сложным делом. Надеюсь, что разум Звёздного Бога не даст тебе перепутать кнопки на главной ручке управления, а также ножные педали и десятки переключателей.
   Молчание и неуверенность...
   Молодой Избранник несколько раз испуганно моргнул глазами. Пушистые ресницы, словно два веера, опустились и поднялись вновь.
   "Если с его стороны дунет ветер, я не удивлюсь. Природа одарила этого юношу сполна. Общение с ним доставляет эстетическое удовольствие, - Миша незаметно усмехнулся. - Впрочем, пусть привыкает к новому статусу: он сполна отмотал свой срок в заброшенных каменоломнях, среди отбросов человеческого общества".
   Обращение к высшему разуму:
   "Иескиль, усыпи пилота в момент входа в дом".
   Миша кивнул Неракару, приглашая следовать за собой. Они спустились вниз по резной деревянной лестнице и направились в сторону прихожей. Неожиданно, навстречу выбежал взволнованный Гретхем. Испуганный взгляд, обращённый на Мишу:
   - Пилот упал и не подаёт признаков жизни! Что делать?
   - Не стоит волноваться, с ним всё в порядке. Я же предупреждал, что человеку нужно будет поспать.
   - Но всё произошло так внезапно... Я испугался.
   - Привыкай. Такое может случиться с каждым.
   Гретхем заметно побледнел и инстинктивно шагнул в сторону.
   - Да ты не волнуйся, партнёр. Ты же прекрасно разбираешься в людях и понимаешь, от кого можно ожидать подвоха, а от кого нет. Я не тот человек.
   Миллиардер некоторое время переваривал информацию, затем улыбнулся.
   - Спасибо, успокоил.
   - Сейчас сюда прибудет египетский жрец и будет находиться рядом с пилотом в течение нашего отсутствия. Неракар, доставь сюда жреца.
   Хлопок сопроводил убытие Избранника в родной мир.
   Через шесть минут раздался повторный звук пространственного переноса и два человека одновременно появились в просторной гостиной.
   "Молодцы, что прибыли сразу сюда, а не на второй этаж. У меня в кармане лежат камни "Взгляда", так что пусть Гретхем думает, что мы можем прыгать в любое место, куда хотим. И никаких привязок к помещениям".
   - Сатхуб, с нашим другом Лоуренсом ты уже знаком, - обратился Миша к верховному жрецу. - А вон тот мужчина, - он кивнул в сторону дивана, - это вертолётчик, находящийся в состоянии сна. Ты должен быть поблизости, чтобы держать его под контролем.
   Сатхуб почтительно кивнул в ответ.
   - Мистер Гретхем, пилот доложил диспетчеру о перерыве в полётах?
   - Доложил.
   - Его никто не потеряет ближайшие три часа?
   - Нет.
   - Ну, тогда мы откланиваемся. Жрец знает, где нас найти.
   Миллиардер оглядел Избранников задумчивым взглядом.
   - Желаю успеха.
  
   Выслушав доклад Садаша и приветствие бойцов, Миша распорядился перебазировать верблюдов подальше от лагеря, спрятав их за дюну.
   - Снять тенты, сейчас будет дуть сильный ветер.
   Десятник продублировал приказ, после чего бойцы бросились его исполнять.
   - Предупреди, чтобы не боялись и не падали в обморок, когда эта штука улетит в небо, - Миша махнул рукой в сторону летающей машины. - Жди нас... и проследи, чтобы вьюк с божественными камнями оставался на месте. Есть вопросы?
   - Никак нет, - по-военному ответил десятник.
   Избранники развернулись и двинулись к вертолёту. Непосредственно перед кабиной Миша остановился и внимательно посмотрел в глаза Неракара.
   Неуверенность...
   - Хм-м-м... чего-то мне не нравится твоё состояние. Может быть, выпьешь коньячку? Мне тут Роберт выдал фунфырик из личных запасов миллиардера.
   Он достал из кармана матово-зелёную бутылку "Remy Martin V.S.O.P." и выдернул пробку. Неракар зачарованно уставился на вдавленную в стекло золотую лайбу с тиснёным на ней кентавром, держащим в руке копьё. Поднял взгляд. Отрицательно мотнул головой.
   - Хрен с тобой, первый полёт я выполню сам, - Миша отхлебнул большой глоток алкоголя. - Как утверждают знающие люди: "Немного вина - лекарство, много вина - яд"... Так выпьем же, дружище, за нашу удачу, во имя которой необходимо принять это лекарство.
   Он улыбнулся, облизнул губы и, с бутылкой в руках, взгромоздился на левое "пилотское" кресло. Ручка управления расположилась между ног, упёршись практически в пах. Ступни ног легли на педали поворота. Ремень безопасности пришлось защёлкнуть в фиксаторе и усесться на него задом. Поочерёдное нажатие кнопок на горизонтальной панели произвело активацию шести цветных мониторов и включение многочисленных лампочек. Расположенные по бокам, навигационные экраны, ничего не показывали, но остальные, расположенные в центре, уверенно отображали информацию о состоянии машины и её положение относительно земли. Электронный компас показывал стороны света, а датчик топлива - заправку 89%.
   - Поехали, - гагаринская фраза непроизвольно вырвалась из глубины души.
   Миша щёлкнул тумблером "Start On" и перевёл красный флажок, рядом с ним, в правое положение. Рёв двигателя и набирающих обороты лопастей несущего и заднего винтов, доносящиеся снаружи, были вполне сносными для находящихся в кабине двух человек. Миша посмотрел на расположившегося рядом, на среднем кресле первого ряда, Неракара. Тот внимательно наблюдал за действиями рук старшего товарища.
   "Молодец, - подумал Миша, - зря времени не теряет. За это можно выпить ещё, - левой рукой он достал из-под кресла зелёную бутылку. Два небольших глотка заполнили обоняние непревзойдённым мягким ароматом самого популярного в мире коньячного бренда. - Оф-ф-френительный ф-ф-французский вкус", - выдал он личное заключение.
   Тем временем двигатель разогрелся до нужной температуры, а обороты винтов достигли максимума.
   Миша передвинул пальцем рычаг "шаг-газ", изменив угол установки лопастей, одновременно прибавив мощности.
   Взметнув в воздух тучи песка, вертолёт оторвался от земли и, на пару мгновений, завис на высоте полутора метров.
   "Контрольное висение", - вспомнился термин из обширной базы знаний, полученных от "Взгляда".
   Ручку управления - "от себя", небольшой кивок вперёд, чуть-чуть... Дополнительная прибавка "шага-газа"...
   Вертолёт послушно направился вперёд, набирая высоту. Миша посмотрел на компас: "Нужно держать определённое направление, иначе потеряемся. В этом мире нет системы глобального позиционирования GPS (Global Positioning System), нет и радиомаяков... вообще ничего нет. Только компас".
   Нажатая ногой левая педаль отправила вертолёт по "кругу почёта"... Люди, верблюды, жалкая кучка сложенных вьюков - всё это, по мере набора высоты, становилось мелким и незначительным на фоне бесконечной пустыни...
   - Летим на запад. Смотри в оба.
   Неракар оторвался от созерцания действий старшего товарища и уставился в прозрачное стекло в районе ног. Миша, стабилизировав полёт в нужном направлении, выпустил из ладони ручку управления и достал сигарету.
   - Открой там заднюю дверь. Скорость небольшая, пусть ветерок освежит салон, - попросил он молодого Избранника.
   Неракар ящерицей втиснулся между креслами первого ряда и, скользнув назад, распахнул пассажирскую дверь. Она попыталась захлопнуться обратно, но, удерживаемая вытянутой ногой, так и осталась в открытом состоянии.
   - Наблюдай местность справа, а я слева. Смотри, чтобы с тебя ветром не сдуло панаму, будешь сам виноват.
   Миша прикурил сигарету и расслабил плечи. Сизый дым поплыл в сторону открытой двери.
   "Прекрасная погода здесь, в этой пустыне... стоит лишь подняться на небольшую высоту, - подумал он. - Ветерок и температура +22, что же ещё желать? Ощущения на уровне блаженства".
   Прошло пять минут.
   - Ну что? - вопрос сопровождал вышвыриваемый в открытый проём окурок.
   - Ничего интересного не вижу.
   - Летим дальше.
   Миша сверился с компасом, полёт строго на запад продолжился. Он прикинул в уме скорость и время, затраченное в пути. Пройденная дистанция 50 километров... хм-м-м... это тупик.
   - Возвращаемся.
   "Иескиль, нам нужно перейти на юго-восточное направление возвращения. Как нам попасть в точку возврата?".
   "Сейчас поворачивайте на "северо-восток", летите 9 минут, затем берите курс на "юго-восток", 19 минут до лагеря", - был краткий ответ "Взгляда".
   Сказано-сделано. Винтокрылая машина послушно повернула на 60 градусов. Минуты, отображаемые на электронном циферблате предпоследнего справа экрана, отсчитали положенные цифры. Очередной поворот на 60 градусов. Направление на "юго-восток". Время, засечённое до прибытия в лагерь, вновь начало обратный отсчёт.
   Ничего...
   Волны дюн, словно окаменевшее море под брюхом вертолёта. Жёлтый, с лёгким оттенком красноватого сердолика, цвет песка, лежащего от горизонта до горизонта... и ни травинки, ни соринки... лишь только русла высохших рек, могучих и полноводных в прежние времена, пересекали эту пустыню рваными шрамами каньонов.
   Вот и лагерь. Застывшие фигуры бойцов, задравшие лица к небу. Полёт продолжился.
   "Продолжаем на "юго-восток", там мы ещё не были".
   Коньячная бутылка, глоток божественного напитка, сигарета... Нервное напряжение спало, даруя уверенность и надежду. 15 минут полёта. Ничего. Контакт с высшим разумом. Разворот на 60 градусов.
   - Вижу!!! - раздался внезапный вопль Неракара.
   - Где?
   Миша посмотрел в ту сторону, куда был обращён взгляд его товарища и ничего не обнаружил.
   - Лети туда, - Неракар махнул рукой в правую сторону дистанции, находящейся где-то в хвостовой части машины и уже пройденной вертолётом.
   Правая педаль, крутой разворот, прибавка "шага-газа", небольшой набор высоты. Накренившись вперёд, похожий на хищника, почуявшего добычу, вертолёт помчался напролом, без фиксации времени и собственного местоположения.
   В туманной дымке, накрывающей землю; в горячих, искажающих реальность восходящих потоках воздуха, вдруг появилось ярко-коричневое пятно, увеличивающееся в размерах и нарушающее однообразие ландшафта великой пустыни. Участок земли, размерами со спорткомплекс "Лужники", был густо усеян обломками скал, часть из которых, вертикальным рядом "солдат" стояла на границе дюн, не пуская их в свои владения.
   У Миши перехватило дыхание: "Священное место хранилища подарков Богам. Вот оно какое".
   Он сделал пару кругов над точкой приземления и опустил вертолёт на относительно ровное пространство.
   Тумблер "Start" - в положение "Off". Мотор, напоследок, мягко качнул машину и затих. Лопасти несущего винта ещё несколько секунд продолжили вращаться, но вскоре и они остановили движение. Покой и тишина. Блаженство. Цель, такая труднодоступная и ускользающая из рук, была достигнута.
   Миша вытер пот со лба. Дверь, открытая резким движением руки, широко распахнулась. Прыжок на песок. Величественный вид открылся взору.
   Красные скалы, вертикально уходящие в небо, уже не казались простыми "солдатами". Это было похоже на неприступную крепостную стену десятиметровой высоты, местами выветренную, разделённую на сегменты, но, в то же время, монументальную, словно памятник, созданный древними архитекторами-великанами.
   Неракар также застыл на месте. Впечатляющая панорама заполнила сознание молодого Избранника, проникая во все поры организма и наполняя его невидимой энергией.
   - Где твой коньяк? - просительным тоном произнёс он.
   Миша молча протянул руку к пилотскому креслу и извлёк "Remy Martin" на свет Божий. Пробка была выдернута зубами и выплюнута на песок.
   - Выпьем за везение, мой друг! Удача сопутствует нам. Помни: мы с тобой одной крови, пусть и родились в разных мирах. Вместе, мы свернём горы и обратим реки вспять. И Боги нам помогут.
   - Я хочу быть похожим на тебя... - Неракар твёрдо сжал губы и, запрокинув голову, сделал несколько глотков. Протянул бутылку назад.
   - Молодец. Стопка водки, выпитая ради Веры в победу, либо в момент торжества, ещё никому не помешала. Это давняя русская традиция. Фронтовые (прав. - "наркомовские") сто грамм водки, а для лётчиков, как мы с тобой - сто грамм выдержанного коньяка, стали легендарным символом победоносного завершения Великой Отечественной войны, символом героизма русских солдат. Вера и честь хранятся в наших сердцах.
   - Я хочу быть русским...
   - Ты будешь им по духу. Ты обретёшь силу русского человека и его моральные качества, заключающиеся в стойкости и патриотизме. Русские не сдаются, не молят о пощаде и не бегут с позиций, увидев численное преимущество неприятельского войска.
   - Я преклоняюсь перед твоей мудростью, великий Михаил, - Неракар опустил глаза и склонил голову.
   Мише стало неловко. Он подошёл к парню и положил ему руку на плечо.
   - Нас ждёт долгая жизнь. Окружающие люди будут рождаться на свет, взрослеть, стареть... затем уходить в Царство "закатного солнца"... в Аменти... - таковы законы мироздания. И лишь только мы, плечо к плечу, будем править Египтом очень долго, наблюдая смены поколений, общественных формаций, появление и распад соседних государств. Сатхубу уже сто пятьдесят лет от роду и он выполнил свою миссию. Он морально устал и рад передать нам эстафетную палочку. Мы должны стать достойными преемниками служителей культа Звёздных Богов, - с определённой пафосной интонацией произнёс он.
   - Слава Звёздным Богам! - выдохнул Неракар.
   - Пойдём, брат, поищем место расположения тайного хранилища.
   "Иескиль, где конкретно находится подземелье?".
   "Одна из вертикальных скал, выделяющаяся своей высотой, украшена символами Богини Сехмет - солнечным диском и анхом. Перед ней, под слоем песка, находится вход в сокровищницу".
   "При чём здесь Сехмет?".
   "Сехмет, во времена Среднего царства, стояла на второй ступеньке пьедестала Богов. Супруга верховного Бога Птаха, она олицетворяла солнечный зной и разрушительную силу солнца. Считалось, её дыхание создало великую пустыню. Она - хранительница этого места".
   "Спасибо".
   Миша немедленно продублировал напарнику ответ "Взгляда".
   - Где же эта скала?
   Избранники медленно пошли вдоль красной каменной стены, внимательно разглядывая трещины и впадины, бесконечным узором покрывающие поверхность горной породы. Жар полуденных солнечных лучей, казалось, не доставлял им особых неудобств.
   Ступая тихо, почти торжественно, они передвигались от пика к пику, наслаждаясь дивными природными формами, по недоразумению оказавшимися в центре Сахары.
   - Потрясающее место, - тихо вымолвил Неракар. - А вот, похоже, и та самая скала.
   Он махнул рукой вперёд, указывая на торчащий, наподобие гигантского клыка, одинокий камень, отделённый от основной гряды двумя глубокими расщелинами.
   Ускоренный шаг. Остановка.
   Открывшаяся взору картина приводила в священный трепет. Высоченный столб, утопленный вглубь ровного частокола скал, выделялся среди соседних пиков. Его вершина находилась не менее, чем в двадцати метрах над поверхностью земли и была выбелена помётом грифов, некогда обитавших в этих краях. В настоящее время здесь уже не было ни птиц, ни их кормовой базы, но тысячелетний слой помёта, так и оставшийся лежать на вершине, ввиду отсутствия дождей, "украшал" гранитную стелу белоснежной шапкой, делая её похожей на верхушку ромовой бабы.
   На боковой поверхности камня, освещённой солнцем, красовался идеальный круг метрового диаметра и, непосредственно под ним, такого же размера, "ключ жизни" - крест, увенчанный сверху кольцом обратной каплевидности.
   - Здесь, прямо под нашими ногами, находятся несметные сокровища, - Миша достал сигарету и прикурил.
   Молчание... Струйка дыма застыла в неподвижном воздухе, затем, тонкими завитушками поползла вверх.
   Вопрос к священному "Взгляду": "Иескиль, как добраться до подземелья? Нам нужно показать его содержимое мистеру Гретхему, иначе он не раскошелится. А без его денег будет невозможно воплотить в жизнь наши грандиозные планы".
   "Копайте песок, ориентир у вас есть. Пусть англичанин считает, что это твоя личная заслуга, соединённая с древними знаниями египетских жрецов. В этом мире я инкогнито - меня попросту нет".
   "Хорошо. Сами, так сами. Будем усердно копать, и ловить удачу за хвост".
   Обращение к Неракару:
   - Ну что, оставляем камни и летим обратно?
   - А ты уверен, что найдёшь лагерь?
   - Хм-м-м... Об этом я не подумал. Впрочем, давай просто телепортируем вертолёт обратно в Англию. Необходимость в полёте исчезла, поэтому можно прыгнуть напрямую, особо не напрягаясь.
   Миша выплеснул остатки коньяка на грунт и засунул внутрь бутылки десять камней. Пробку, выброшенную в районе приземления, было лень искать. Он снял с ноги ботинок, затем и носок, заткнул им горлышко и закопал ёмкость в песок. После чего, совместными усилиями, был принесён лежащий неподалёку, пятидесятикилограммовый плоский камень, и водружён поверх заначки.
   "Иескиль, ты запомнил местоположение этого булыжника?".
   "Да".
   "Его можно будет найти после песчаной бури?".
   "Да".
   Миша успокоился.
   - Пойдём, дружище. Нас ждёт мистер Гретхем, ждёт Сатхуб, ждут великие дела.
  
   Глава 54
   Прибытие в английское поместье произошло спустя трёхчасовой промежуток с начала экспедиции.
   "Надо же, как я точно угадал время, - подумалось Мише. - Сейчас нужно аккуратно решить проблему с пилотом".
   Они вошли в особняк миллиардера и сняли обувь.
   Потный, уставший, одетый в один носок, похожий, то ли на бомжа, то ли на киношного зомби, да ещё и не очень трезвый, Миша прошёл в гостиную, где Сатхуб увлечённо взирал на экран телевизора, наблюдая за похождениями Стива Ирвина, знаменитого "охотника на крокодилов". Гретхема в поле зрения не наблюдалось.
   - Где хозяин?
   Жрец развёл руками, продолжая одним глазом поглядывать в ящик.
   - Выключай его нахрен!
   Сатхуб встрепенулся и нажал красную кнопку на пульте управления. Экран погас.
   - Неракар, пробегись по дому. Лорик мне срочно нужен.
   Дверь захлопнулась за молодым Избранником.
   - Что с пилотом?
   - Спит.
   - Ему никто не звонил?
   - Пара звонков, но думаю, что они не очень срочные.
   Открылась дверь. Внешний вид Гретхема, ворвавшегося в зал, излучал крайнюю степень нетерпения.
   - Вы нашли хранилище? - без всяких приветствий произнёс он.
   - Да.
   - Я в вас верил, - послышался глубокий выдох. - Поздравляю. Когда идём смотреть?
   - Скоро, любезный, очень скоро.
   Миша хотел съязвить на тему "свистящего рака на горе", но быстро передумал.
   "Троллить благодетеля нехорошо. Миллиардера нужно любить... ему ещё платить по счетам... нехилым таким, с множеством нулей после множества циферок".
   Вслух добавил:
   - Слушай, партнёр, дай отдохнуть. Все мозги на этой "козе" перетрахало. В настоящий момент я завидую мистеру пилоту, - он кивнул в сторону посапывающего мужчины, развалившегося на диване в расстёгнутом комбинезоне.
   Маска разочарования отобразилась на лице англичанина. Миша продолжил:
   - Да ладно, не расстраивайся. Нам нужно тщательно распланировать действия, а не нестись аллюром, словно на пожар. Ты что, лопатой будешь яму копать? Так ведь надорвёшься, батенька. В Сахаре барханы будут повыше твоего особняка, и они вовсе не похожи на грядки с арахисом.
   Мистер Гретхем приуныл. Беспомощно оглянулся по сторонам.
   Тем временем Миша подошёл вплотную к вертолётчику. Задумчивый взгляд. Мысль, высказанная вслух:
   - Нам нужно сплавить отсюда терпилу.
   Лоуренс непонимающе уставился на Мишу:
   - Какого "терпилу"?
   - Так в России называют человека, который стал жертвой мошенничества.
   - И что с ним делать?
   - Да ничего особенного. Сейчас я его разбужу, находясь вне зоны видимости, если точнее, то из соседней комнаты.
   Миша махнул рукой всем на выход, притормозив Гретхема. Народ незамедлительно удалился в глубину дома.
   - Вот так оно лучше...
   Обращение к хозяину:
   - Когда пилот проснётся, ты культурно объяснишь, что наблюдал факт его переутомления. Такое, порой, случается... особенно при его шести тысячах налёта за штурвалом этой летающей жабы. Посоветуешь больше времени посвящать отдыху. Отдельно научи его, что нужно ответить начальству по поводу расхода топлива и двухчасовой выработки моторесурса.
   Пусть объяснит, что задремал, а когда проснулся, вертолёт всё ещё крутил винтами, ожидая заказчика. Да, ещё, выдай ему 10 тысяч фунтов, чтобы с супругой в Лас-Вегас съездил, туристом. Ты его поразишь прямо в сердце, когда сообщишь, что это заветная мечта его любимой Дезири. Так зовут жену пилота.
   - Откуда ты всё знаешь?
   - От верблюда - египетского одногорбого жителя пустыни. Дружище, я очень люблю животных, и чем крупнее, тем лучшее, - Миша не смог удержаться от ехидства.
   Спустя мгновение ему не понравилось собственное высказывание: "Блин, иногда на меня находит... и тогда язык, будто веник на палке, начинает распылять словесный мусор в окружающее пространство. "Метлу привяжи", - всплыло из памяти фольклорное выражение, - это означает: не болтай попусту, помолчи. Мудро звучит".
   - Прости партнёр, я брякнул лишнее. Наверное, это проявление моей творческой натуры, вот и возникают импровизации прямо на ходу.
   Услышав словосочетание "творческая натура" Гретхем недовольно поморщился, но быстро вернулся в образ внимательного слушателя.
   - Сделай всё, как я сказал, и лично проводи пилота до его аппарата. А если возникнут нюансы, то мы снова его усыпим. Ну и, сам понимаешь, тогда пойдёт совсем другая песня: нагоним жути по поводу нарушения инструкций, пьянству на рабочем месте... Ты не сомневайся, алкоголь в его организме появится, и в весьма значительном количестве, - Миша вспомнил собственную свадьбу и наряд ментов, безвинно пострадавших по вине неадекватной администраторши заведения.
   "Интересно, вернулся ли к дамочке голос? - внезапно подумал он. - И сделала ли она выводы? Может и не сделала, но хвост точно прижала. Эта коза считает себя центром вселенной, хотя не подходит под роль ни по каким параметрам, как говорится "ни кожи, ни рожи, ни знатного происхождения". Ухо от селёдки. По жизни - самое обыкновенное говнистое чмо, но с огромными запросами. Подавай ей белые "Мерседесы", президентские отели и лазурные берега: таких людей, в России, расплодилось немыслимое множество. В какие тартарары катится родное государство?".
   Финальное напутствие было сказано не терпящим возражений тоном:
   - Исполняй план, партнёр, и неси деньги. Пилот очухается через пять минут. Пусть валит по холодку.
   Миша развернулся и решительным шагом покинул гостиную.
   Пробуждение пилота транслировалось "Взглядом" прямо в сознание трёх Избранников, двое из которых расположились на стульях из тёмного ореха, а третий, в лице Михаила, на мягком круглом сиденье перед концертным роялем, отливающим полировкой чёрного цвета. Реализацию желания сыграть "Собачий вальс", любимый с детства, он оставил на потом.
   Как и следовало ожидать, проснувшийся вертолётчик поначалу упирался и грозил подать заявление в полицию. Но талант убеждения румынского еврея, натурализовавшегося в Объединенном Королевстве, взял верх: описание сложившегося положения, гарантии приватности, а затем и намёк на нежелательные последствия, в случае непонятливости, сделанный легонько так, ненавязчиво, помогли клиенту сформировать правильный взгляд на неожиданное происшествие.
   Финальным выпадом, в корне переломившим ситуацию, стали деньги и упоминание имени жены.
   - Вот тебе компенсация, - миллиардер вынул из кармана две пачки 50-фунтовых банкнот. - А сейчас, позвони Дезире и спроси, что она думает по поводу Лас-Вегаса, - Гретхем хитро улыбнулся. - Как она скажет, так и будет.
   Номер телефона был набран слегка подрагивающим от волнения пальцем.
   По мере разговора с женой, глаза пилота начали расширяться и, в конечном счёте, сфокусировались на хозяине дома. Конец связи...
   Миллиардер поднял брови и вкрадчиво поинтересовался:
   - Ответ положительный?
   - Я пошёл, - задумчиво произнёс вертолётчик, подхватывая деньги со стола, вялым шагом безвольной куклы направляясь к выходу.
  
   Совещание в узком кругу, начавшееся сразу после отлёта "еврокоптера" и полоскания в душе, было посвящено планированию раскопок. Миша, сияющий вымытыми волосами и румянцем на щеках, взял слово.
   - Мистер Гретхем, - официальным тоном произнёс он. - Ты должен заказать копающий агрегат на гусеничном ходу. Чем быстрее ты доставишь сюда эту хреновину, тем быстрее мы доберёмся до подземного хранилища. Естественно, при заказе, нужно требовать в сопровождение самого опытного экскаваторщика, владеющего нюансами филигранной работы. В первый день, пусть копает себе ямы посреди твоего исторического поместья, а вот на второй - мы возьмём эту землеройку в аренду. Как мы её перетащим в Египет - это наши проблемы. С вертолётом - неплохо получилось, - Миша посмотрел на Неракара и Сатхуба. Те изобразили улыбки. - Есть вопросы?
   - Есть.
   Миша хмуро посмотрел на человека, позволившего ему возразить.
   - Весь во внимании.
   - Я не согласен на бессмысленное копание моего поместья. Давай отправим экскаваторщика в оплачиваемый отгул сразу по приезду. Нет никакого желания терять драгоценное время на эту, как говорят у вас в России - "ъху...ню". "Куй железо, не отходя от кассы" - фраза, в данный момент, актуальная до неприличия.
   - Лоуренс, я шокирован твоими познаниями. Ты на глазах превращаешься в русака...
   - Какой учитель, такой и ученик. Твой словарный запас обосновался в моей голове. Только не могу врубиться, каким образом.
   "Блин, вот ведь... какие таланты у Вас, мистер Гретхем. Умудрился синхронизировать наши разумы. Влез "под шкуру"... Непонятным образом выучил, не иначе, чем через "Взгляд", меткие фразы на русском языке. Изменил окраску, словно хамелион, но, в то же время, остался самим собой. Ну да...евреи на такое способны - очень талантливая нация".
   - Хорошо, предлагаю другой план, - примирительно произнёс Миша. - Я лично посещу строительную компанию, и заберу арендованный экскаватор. Там, обязательно разыщу специалиста, который поделится нюансами обращения с техникой. Так что тебе, дорогой партнёр, поручается партийное задание: найти агрегат и заключить договор аренды. И пусть нам дадут бонусом пару канистр солярки. Не дай Бог, если чуть-чуть не хватит. Ну, а после этого, - он мечтательно закатил глаза, - мы сразу летим в Египет, раскапывать твои богатства.
   Гретхем резко встал и направился к выходу.
   - Ты что, даже со мной писярик не выпьешь, за успех предприятия? - почти крикнул Миша в уходящую спину.
   Тот махнул рукой, мол "отстань", и исчез из поля зрения.
   - Ребята, нам не мешало бы подкрепиться. Давайте слетаем в Москву и сходим в ресторан. Здесь, хозяину явно не до нас.
   - Меня ждут в храме, - Сатхуб поклонился и закрыл глаза.
   Лёгкое сотрясение схлопнувшегося воздуха и Миша с Неракаром остались вдвоём.
   - Я его понимаю, - сказал молодой Избранник, - этот мир чужой для верховного жреца. В ресторан, говоришь?
  
   Глава 55
   1439 год до нашей эры, конец августа. Пустыня Сахара.
   Громкий звук работающего дизельного двигателя накатывал, повторяя нажатие педали "газ", отражаясь от каменных стен, то повышая тембр, то снижая его, порой, напоминая рычание дикого зверя, вгрызающегося в слежавшиеся пласты песка. Высящаяся рядом с раскопанной траншеей насыпь, протянувшаяся параллельно скалам, свидетельствовала о титаническом труде, проделанном за короткое время, от предутреннего сумрака, до появления редких солнечных лучей, просачивающихся сквозь гряду острых вершин гранитных монолитов.
   Окружающий воздух был неподвижен. Сияющая ладья Амона-Ра только-только начала своё восхождение к зениту, ещё не успев превратить великую пустыню в подобие раскалённой сковородки, опаляющей жаром незащищённые поверхности тела. Было жарко, но вполне терпимо.
   Два человека сидели на складных туристических стульчиках и следили за шустрым продвижением экскаватора по нисходящей линии, вглубь песчаных дюн. Остающаяся за гусеницами укатанная полоса вела к основанию огромного красного камня, стоящего вертикально и доминирующего над окрестным пейзажем.
   Внезапно, рёв мотора перестал давить на уши.
   "Пых-пых-пых", - равномерный звук холостых оборотов заставил наблюдающих людей выпрямиться и насторожиться. Хлопнула дверь кабины. Спрыгнувший на песок Миша устало подошёл к товарищам.
   - Где там пиво?
   Неракар протянул руку к картонной коробке и достал очередную поллитровку с чёрной этикеткой, наклеенной наискосок. Окрутил крышку.
   - Держи.
   - Какой запас остался?
   Неракар раздвинул надорванную верхнюю часть и заглянул внутрь.
   - Восемь.
   - А было двадцать. Нихрена мы погуляли... Но, отчего-то, все трезвые.
   - Так ведь нервы... Переживаем, вот и не хмелеем, - сообщил Гретхем, вышвыривая пустую бутылку вдаль. Его рука потянулась за сигарой. Чиркнула спичка.
   - У нас всё идёт по плану, так что будьте готовы к сюрпризу, - Миша отхлебнул несколько глотков янтарного напитка и принял торжественный вид.
   Молодой Избранник и миллиардер с интересом уставились на него.
   - Расшифруй про "сюрприз", будь любезен, - раздалось со стороны англичанина.
   - No problem. Мне тут высший разум подсказывает, что в течение нескольких минут я докопаюсь до угла подземного строения, а затем и до входной двери.
   - Какой такой "высший разум"? - непонимающе протянул Гретхем.
   - Да это... вроде интуиции. Ты ведь давно понял, что у меня голова устроена иначе, чем у всех... Мозг постоянно общается со мной. Это и есть высший разум.
   - Ты что, это серьёзно?
   - Ну да. Мой мозг разговаривает приятным мужским баритоном, похожим на голос диктора новостей Первого канала, сообщая индивидуальное мнение по тому, либо иному вопросу.
   - Охренеть... Посторонний голос в голове - это же психиатрический диагноз.
   - Ну да, не спорю. Но, пока об этом никто не знает, можно спокойно жить, трудиться, мечтать о будущем, водить автомобиль, стрелять диких уток из ружья, увлекаться горными лыжами и воспитывать детей... ибо ты являешься нормальным членом социума. Однако, не дай Бог, общество пронюхает о твоём секрете, прослышит хоть краем уха, то тебя сразу выбросят на помойку, ограничив в правах и превратив в изгоя. Хм-м-м... надеюсь, партнёр, ты никому не расскажешь?
   Гретхем приосанился и изобразил оскорблённую невинность.
   - Исключено.
   - Вот и пришли к консенсусу. Передай-ка сюда свою сигару.
   Англичанин посмотрел на тлеющий кончик, пыхнул разок и протянул Мише.
   - Трубка мира... Знаешь, что это такое?
   - Знаю.
   - Держи, - Миша курнул и передал дымящуюся коричневую палку в руки Неракара.
   Тот важно набрал дыма в рот, изобразил на лице задумчивое выражение и, сложив губы бантиком, выпустил сизое облако обратно.
   "Парень напоминает Джорджа Клуни. Особенно с сигарой в руке. Не хватает лишь благородной седины, но это дело наживное".
   - Господа, не желаете взглянуть на раскопки вблизи?
   Он развернулся и начал спускаться к экскаватору. Двое зрителей двинулись за ним.
  
   Зачерпывание, подъём стрелы, разворот, опрокидывание содержимого на верхний ярус. Второй заход, третий... Очередной кубометр песка отправился в отвал, ещё, ещё ... Р-р-раз... Удар о камень... Небольшой поворот ковша в сторону. Разгребание грунта.
   Обвал...
   Вертикальный слой песчаного края ямы съехал к гусеницам машины, обнажив ровную стену, сложенную из камней, похожих на фундаментные блоки, своим красноватым цветом напоминающие высящиеся невдалеке скалы.
   Холостые обороты, хлопок двери.
   В момент выхода Миши из кабины, Гретхем уже стоял вплотную к обнажившейся кладке и благоговейно водил по ней руками.
   - Потрясающе... - шептали его губы.
   Он оторвал взгляд от стены и внимательно посмотрел на Мишу.
   - Твой мозг, то есть "высший разум", творит чудеса. Я верю глазам и, одновременно, не верю. Невозможные события находятся за гранью моего понимания.
   - Верь в чудо. Вера спасает душу человека, - глубокомысленно изрёк Миша. - Сейчас будет ещё один фокус.
   Он подозвал Неракара и, мельком посмотрев на откинутый приклад "Скорпиона", незамысловато торчащего из-за спинки водительского кресла, приказал:
   - Запрыгни на скалу и глянь, нет ли кого поблизости. Бывает, что в самый ответственный момент появляются незванные гости.
   "После лицезрения ряда голливудских фильмов, даже у меня, человека, стойкого к внешнему психическому воздействию, возник классический параноидный синдром по этому поводу, - резюмировал Миша. - Однако лучше перебдеть, чем недобдеть".
   Гретхем вопросительно перевёл взгляд на Неракара. Тот грациозно опустил свои пушистые ресницы и сосредоточился.
   Хлоп! Пустое место... и лишь пара следов на песке осталась материальным свидетельством его недавнего присутствия в данной точке пространства.
   Миша поднял голову. Тёмная фигура соратника, выделяющаяся на фоне выбеленной вершины высоченного камня, добросовестно крутила головой, внимательно озирая окрестности.
   "Радиус действия "Взгляда" впечатляет... Когда в кармане находится множество камней, то возможности артефакта возрастают многократно. Прав был Сатхуб. Хм-м-м... а, может быть, психическая энергия двух, одновременно присутствующих Избранников, тоже на это влияет?" - мысли пронеслись в голове стремительной чередой.
   Прошло несколько минут. Хлоп! Неракар появился на том же месте, где и стоял раньше.
   - Никого.
   - Спасибо. Ну что же... продолжаем копать: теперь ищем вход. Миша забрался обратно в кабину.
   Гретхем запрыгнул вслед за ним "на броню", поставив одну ногу в открытый проём кабины, и ухватился рукой за наружный металлический поручень.
   - Давай! - приказным тоном крикнул он.
   "Иескиль, где вход в кладовку?" - обратился Миша к инопланетному разуму.
   "Ещё пять метров вдоль стены".
   "Благодарю тебя".
   "Только не зарывайся глубоко, фундамент может провалиться в песок".
   "ОК".
  
   Внешний вид проёма, ведущего внутрь тайного хранилища, выглядел буднично. Никакой помпезности, никаких вычурностей... - обычный прямоугольник, врезанный в каменные плиты. Кладка, перекрывающая доступ, была выровнена белой штукатуркой. На твёрдой поверхности красовалось схематичное изображение Бога мудрости Тота, над которым, сверху, виднелись раскосые глаза, вызывающие ассоциацию с героем мультфильма "Оленёнок Бэмби".
   Гретхем сдавил Мишино плечо:
   - Сдавай назад и глуши двигатель.
  
   Глава 56
   Три человека молча стояли перед входом в подземелье и молчали. Установившаяся тишина давила на уши непривычным состоянием покоя, наполненного ощущениями археологов, находящихся на пороге Великого Открытия.
   В голове каждого из них крутился вихрь мыслей, путая сознание и не давая сосредоточиться.
   - Ну что, господа, время идёт, - тихо, почти шёпотом, Миша прокомментировал ситуацию. - Ваши предложения
   - Нужно ломать, - миллиардер озадаченно оглянулся на экскаватор, как единственный предмет, сделанный из железа.
   - В боковом ящике для инструментов имеется зубило и кувалда, - напомнил Неракар.
   Миша изобразил недовольное выражение лица. Крушить входную стену с древними письменами было жалко.
   - Сейчас я посоветуюсь с высшим разумом, - он закрыл глаза.
   "Иескиль, ты можешь перенести с места на место кладку закрытого проёма? Только аккуратно, чтобы вернуть на место после осмотра".
   "Ломайте".
   - Будем ломать, - продублировал он вслух рекомендацию "Взгляда". - Неракар, тащи сюда инструмент. А тебе, мистер Гретхем, придётся поработать руками, впервые за много лет. Посмотрим на твоё физическое состояние.
   Последнюю фразу Миша сопроводил очаровательной улыбкой.
  
   Тёмный прямоугольник открывшегося прохода, обозначился в лёгкой дымке взвеси от рухнувшей к ногам Гретхема каменной массы. Неизвестность, с заглавной буквы, находилась в его глубине.
   - Двигай внутрь, Лорик. Высший разум сообщает, что хитрых ловушек нет. Там вообще нет ловушек. Одни лишь материальные ценности.
   Миллиардер укоризненно посмотрел на Мишу. Во взгляде читалось: "Мы ведь договаривались по поводу "Лорика"...". Тот развёл руками, типа "случайно вырвалось".
   - Неракар, тащи сюда аккумуляторный фонарь, - как ни в чём небывало скомандовал он. - И автомат тоже прихвати. Негоже оружие оставлять без присмотра.
   Молодой Избранник нырнул в кабину и произвёл там шмон. Светодиодный фонарь, как необходимая принадлежность любой, способной ездить машины, нашёлся в бардачке и, о чудо, был заряжен.
   - Может мне пойти вперёд? - обратился Миша к англичанину.
   Услышав столь дерзкое предложение, Гретхем выхватил из рук Неракара источник света и нырнул в проём. Миша пожал плечами и последовал за ним. Неракар, положив руку на ремень висящего на плече "Скорпиона", замкнул процессию.
   "Иескиль, здесь воздух не отравлен? Можно дышать?", - законное опасение возникло в голове.
   "Можно".
  
   В подземелье фонарь, казалось, едва светил. Возможно, это являлось обманом зрения, не успевшего перестроиться с яркого солнечного света на абсолютную темноту, но, после первых шагов, пришлось остановиться.
   Низкий каменный потолок создавал ощущение "приплюснутого" пространства и давил осознанием своего немыслимого веса на психику. В дальнем конце обширного помещения темнел ещё один проём, близнец входного прямоугольника.
   Адаптация заняла несколько минут. Наконец, англичанин повёл световым конусом в стороны и огляделся по сторонам.
   Пыль...
   Серый матовый покров, накинутый на детали интерьера, размазывал детали убранства тысячелетней сокровищницы, сливаясь в однотонную муть.
   "Откуда здесь столько пыли? - подумал Миша. - Вероятно, в этом виноваты землетрясения, периодически сотрясающие территорию северо-восточной Африки. Когда стены ходят ходуном, пыль, мелкими ручейками, просачивается из стыковочных швов стеновых блоков... особенно мелкая. Отсюда и... here is result (вот результат)".
   Вдоль стен тянулся широкий приступок, высотой с уличный бордюр, возвышающийся над уровнем пола и заставленный отдельными предметами. Прочее содержимое хранилища располагалось прямо на полу. По левую руку от входа возвышался штабель из одинаковых трёхметровых брёвен, сужающихся к верхушкам и напоминающих остроконечные пики. В эту сторону и направился Гретхем.
   Взмах руки.
   Одна часть потревоженного слоя пыли взметнулась в воздух, другая часть - опала на пол.
   Перед глазами возник бивень слона не совсем обычной формы. Заострённый конец венчал его с тонкой стороны. Имеющий лишь небольшой изгиб, ровный и гладкий клык, формой напоминающий казацкую шашку... разве такое бывает?
   Миллиардер потянулся к кепке с длинным козырьком, венчающей его голову, затем передумал и, сняв с плеч лёгкую льняную куртку, принялся протирать ей штабель. Ряды бивней были переложены деревянными поперечинами, с индивидуально-вырезанными ложементами, для фиксации каждого экземпляра. Гретхем попытался сдвинуть с места верхний из них. Увы... неудача.
   Миша прикинул в уме вес единицы.
   "Вообще ничего не понимаю, - в итоге подумал он. - Иескиль, сколько же весит эта хреновина?".
   "Сто шестьдесят три килограмма".
   "Почему так много?".
   "Кость этого вида слонов чрезвычайно плотная".
   "Какого такого вида?".
   "Вид относится к мастодонтам, вымершим, согласно вашей официальной науке, десять тысяч лет назад, одновременно с сибирскими мамонтами. На самом же деле, небольшие стада этих животных ещё бродили по саваннам Нубии в эпоху древнего Египта. Последние представители вида были истреблены лишь в Х веке до нашей эры".
   "Спасибо".
   Несмотря на полученные ответы, смутное чувство неудовлетворенности продолжало беспокоить сознание, словно застрявшая заноза.
   "Иескиль, у меня последний вопрос: Можно ли спасти этот вид слонов от исчезновения в той реальности, где живёт Сатхуб?".
   "Можно. Требуется выделение охраняемых территорий в районе пойменных лесов при слиянии Белого и Голубого Нила. А также запрет приближаться к животным и селиться вблизи ареала их обитания под страхом смертной казни. Иных угроз люди не воспринимают. Отмечу отдельно, что, несмотря на смертельное табу, люди всё равно будут селиться, где им вздумается... Многим из них плевать на запреты Богов и законы государства. Так что, придётся проводить зачистки. Хочу успокоить тебя: представители Homo sapiens размножаются быстро... - твои видовые сородичи способны существовать в любых неблагоприятных условиях, в отличие от древних слонов".
   Миша тронул за рукав англичанина, находящегося под гипнозом увиденной картины.
   - Мне высший разум сообщает, что вида слонов, коим принадлежат эти клыки, уже не существует в природе. Это очень древний вид. Так что, не стоит удивляться.
   Тот машинально кивнул головой, принимая информацию к сведению.
   Дальнейший обход привёл к ряду предметов, относящихся к мебели. Вдоль стены были расставлены изделия из дерева: в основном это были стулья, кушетки, шкафчики и высокие подставки непонятного назначения, на тонких ножках, некоторые из которых удивляли размерами и футуристическими формами.
   Удаление пыли... терпеливое ожидание её осаждения... повторное протирание поверхностей... глубокий выдох... тишина. Открывшееся зрелище поражало роскошью и яркими красками.
   Перед компаньонами открылись произведения искусства древних жителей Египта, потомки которых, переселившись в Европу, создали непревзойдённые шедевры Лувра и Ватикана, обогатили мир музыкальной классикой Баха и Моцарта, развили науку, изобразительные искусства и сложнейшие производства.
   "Разбежались египтяне в разные стороны, - очередное умозаключение появилось в сознании Миши. - Евреи переселились на территорию Иудеи, остальные же поданные фараонов подались, кто в Испанию, а кто и во Францию, Англию, Германию. Арабы вытеснили коренных египтян с принадлежащих им по праву рождения земель, что стало катастрофой для жителей речной страны и, одновременно, вердиктом несправедливой Судьбы, швырнувшей их Родину в двухтысячелетнее болото нищеты и примитивизма. Какие уж там "века просвящения"... не было в Египте ничего подобного. До середины ХХ века местные арабы вели самый первобытный образ жизни, проживая в глиняных хижинах, без водоснабжения, канализации и электричества. Их созидательная деятельность ограничивалась исключительно ручным трудом. А что делать? Деградация от "великого к ничтожному", началась сразу после утраты египетского языка, письменности и национальных святынь. Вынутые из стен древних храмов камни, использованные для строительства каирских мечетей, не принесли счастья и процветания потомкам Саладина, оставив их в состоянии бесконечной убогости, передаваемой из поколения в поколение. Убогости, окрашенной в беспощадно-серый мышиный цвет".
   Миша осмотрел шедевры деревянного зодчества.
   Стулья впечатляли своим разнообразием. Узкие, широкие, с тщательно вырезанными изображениями Хатхор - Богини радости и плодородия, Птаха - Творца мира и покровителя Мемфиса, Сехмет - жены Птаха, а также ибисов, скарабеев и прочих земных воплощений божественных сущностей. Изящные гнутые ножки, изголовья, покрытые полированным листовым золотом, узорчатые инкрустации из самоцветов и слоновой кости. Сочетания сортов дерева разных цветовых оттенков, витые переплетения опорных элементов - вид этих вещей, абсолютно новых, не бывших в употреблении, завораживал, вызывая священный трепет.
   Он кивнул головой в такт мыслям:
   "Видимо, в Древнем Египте, стул являлся эксклюзивным изделием, определяющим принадлежность к высшим слоям общества. Подавляющее большинство египтян присаживалось на циновки, либо просто на землю. Серийных производств не существовало, поэтому каждый стул являлся художественным произведением конкретного мастера, либо мастерской, владеющей технологией обработки древесины на филигранном уровне. Да и самой древесины, подходящей для изготовления мебели, в Египте не имелось. Из акаций, смоковниц и пойменого кустарника, ничего путнего сделать невозможно. Для изготовления мебели нужны твёрдые сорта древесины, с прямым стволом и плотной фактурой".
   Тем временем, Гретхем, аккуратно положил руку на отлитую из золота голову льва, предваряющую подлокотник одного из стульев, затем оглянулся на спутников. В его глазах мелькнуло испуганное выражение ребёнка, опасающегося, что его вожделенную игрушку могут отобрать.
   Миша успокаивающе махнул рукой.
   - Даже не думай. Конечно, найденные сокровища - это ништяк, однако на свете имеются более важные вещи. Вера, честь, совесть - понятия, символизирующие Духовные Ценности, истинные и незыблемые, в отличие от обретаемых богатств. Владение богатствами - не более, чем обманка, превращающаяся для отдельных людей в смысл жизни. Поверь, я не из их числа. Впрочем, для твоего спокойствия, могу отправить Неракара наружу, чтобы охранял вход.
   - Да.
   Миша повернулся к брату-Избраннику.
   - Неракар, займи позицию среди скал. А лучше всего наверху. Чтобы муха не пролетела, пока мы здесь осматриваемся.
   Молодой Избранник смиренно склонил голову и отчалил прочь. Миллиардер оживился.
   Он выбрался из кучи мебели и направился к противоположной стороне зала.
   Ровные куски стволов деревьев, различной длины и диаметром, вплоть до 50 см, были аккуратно сложены в "поленницу", упирающуюся в потолок и занимающую шесть погонных метров пространства вдоль правой стены.
   Очередной взмах руки англичанина и, идеально гладкая поверхность древесины возникла в свете электрического фонаря. Цвет брёвен: у некоторых - практически чёрный, у других - оттенка тёмного шоколада с серыми прожилками, без годовых колец на отливающих металлическим блеском срезах, необычный и удивительный, символизировал благородство происхождения этих деревьев.
   Гретхем нагнулся и с видимым усилием приподнял тонкую чурку.
   - Ух! - выразительно выдохнул он, опуская на место. - Будто стальную болванку в руки сунули. Это что за дерево такое?
   Миша запросил информацию у Взгляда:
   "Иескиль, что известно по данному вопросу?".
   Ответ не заставил себя ждать:
   "Эбеновое дерево относится к роду Хурма. Растёт чрезвычайно медленно, и, самые ценные экземпляры, имеют возраст от 400 до 1000 лет. В настоящее время основные поставки идут из стран Юго-Восточной Азии, Шри-Ланки и Мадагаскара. До 70 процентов древесной массы составляет жёлто-серая "заболонь", которую срезают сразу после спиливания. Так называемый "Эбен", составляющий сердцевину дерева, плотностью 1300 кг/м.куб. - тонет в воде. Обладая чрезвычайной твёрдостью, в обработке он напоминает камень".
   "Спасибо".
   Дальнейшая мысль относилась к коммерческой теме.
   "Похоже на то, что здесь находится не менее 15 кубометров отборных "эбеновых дровишек"". Сухих и монолитных, - он посмотрел на ровные торцы без трещин. - Их стоимость невозможно представить, ввиду отсутствия аналогичного товара в свободной продаже. В современности, из этого дерева изготавливают лишь мелкие изделия, которые ценятся на уровне ювелирных украшений: рукоятки элитных ножей, курительные трубки и резные статуэтки, включая фигурки для шахмат. А вот мебель из эбена... - Мишу передёрнуло от одной этой мысли, - ...эта прихоть доступна лишь миллиардерам. Стоимость паркета, изготовленного из ломаных кусков индонезийского эбена, составляет 50000 долларов за 1 квадратный метр. Хм-м-м... если имеющуюся поленницу распустить на паркет, то можно заработать 80 миллионов долларов. Однако делать из такого великолепного массива половое покрытие - полнейший идиотизм".
   Он в упор посмотрел на Гретхема. Сказал вслух:
   - Эфиопский эбен является эталоном красоты. Ажурные разводы на полированной до зеркального блеска поверхности создают внешнее изящество, а твёрдость древесины, о которую мгновенно тупится нож, вошла в легенды. Непонятно, чем египтяне обрабатывали эбен... для меня это загадка. Никакие стамески и пилы из бронзы тут не помогут: здесь нужны инструменты с алмазными вставками, в крайнем случае - корундовыми. К сожалению, в современной Эфиопии эбеновых деревьев уже нет: местное население, своими руками, полностью уничтожило собственное национальное достояние. Люди становятся безумцами, когда речь заходит о материальной выгоде.
   Милиардер обвёл напарника удивлённым взглядом, ничего не сказав в ответ. Внезапно, его взгляд переместился на несколько серых от пыли конусных конструкций, высотой в человеческий рост.
   Работа грязной тряпкой, в которую превратилась бывшая льняная куртка... и вот перед глазами материализовались...
   - Азохен вей!
   Русский синоним еврейского восклицания... - "твою мать!", звучал бы менее эмоционально, чем вырвывшиеся из гортани "бриллиантового" Гретхема звуки.
   Три Великие Пирамиды, соразмерные оригиналам и расположенные в угловых координатах "пояса Ориона", были сложенны из золотых слитков. Да сколько же здесь тонн золота? Десять? Сто? Учитывая удельный вес (19,3 г/смЁ, соответственно: 1 мЁ = 19,3 тонны)... хм-м-м... почему бы и нет?
   Гретхем обошёл пирамиды по кругу, сопровождая сиё действо непроизвольным цоканьем языка. Словно перепуганная сорока, он никак не мог остановиться, выдавая щёлкающие звуки "ц-ц-ц-ц...", "ц-ц-ц-ц...".
   Пристальный взгляд на Мишу:
   - Как будем делить?
   - По-о-ровну... Ло-о-орик, - намеренно растягивая слова, произнёс Миша. - Баш на баш. По-тюркски "баш" - голова. Соответственно, "баш на баш" буквально означает менять "голову на голову", то есть равноценный обмен. Не знаю про твои привычки, но я всегда соблюдаю контрактные обязательства. И вообще... Ты ведь не верил в реальность этого хранилища? Однако факт. Теперь, смотрю, не веришь и в справедливый раздел добычи? Ну, ты и мудак.
   Услышав оскорбление личностного плана, "мудак" остолбенел от неожиданности. На его лице возникла гримаса негодования. По-фидимому, лишь постфактум, до сознания дошёл и смысл слов, высказанных до этого. Уяснив смысл, Гретхем позволил себе расслабиться.
   - ОK, let it be so (пусть будет так).
   - Однако сдаётся мне, - продолжил Миша, - что самое ценное находится вовсе не здесь, а в том тёмном коридорчике, - он мотнул головой в сторону темнеющего проёма в дальней стене зала. - Пойдём-ка туда.
   - Пойдём.
   Узкий проход в каменных блоках, действительно, вёл в короткий, но довольно широкий коридор. Три двери одинакового размера, ориентированные по трём направлениям, были сплошь покрыты врезанными в древесину иероглифами. Гретхем приподнял фонарь, осветив знаки, рельефно выделяющиеся на поверхности левой двери.
   Царские картуши, обведённые синей краской, цитаты из магических текстов, гарантирующие восхождение фараонов на небеса, глаз Гора, изображения богини Сехмет с львиной головой... - древние письмена вызывали благоговейный трепет, сопровождаемый внутренней дрожью, вызванной напряжённостью чувств.
   Вертикальные ряды двойных имен правителей Египта ничего Мише не говорили.
   "Кто это?" - обратился он к Иескилю.
   "За левой дверью находятся подарки от фараонов четвёртой династии - прямых потомков Хеопса. Подарки от пятой династии расположены за правой дверью, а главное хранилище подарков, полученных непосредственно от Хеопса (Хуфу) - главного свидетеля прилёта Звёздных Богов и контактёра с инопланетными визитёрами, находится за центральной дверью, в торце коридора".
   Тем временем, англичанин открыл дверь в левую комнату и остановился. Миша выглянул из-за его спины.
   Открывшееся взору помещение было заполнено большими и маленькими сундуками, стоящими на стеллажах, выполненных из крепких деревянных брусьев, возвышающихся до самого потолка. Кроме сундуков, на полках стояли ряды разнокалиберных статуэток и каменных изваяний. Из деревянных ячеек, расположенных вдоль противоположной стены, торчали рукоятки холодного оружия. Отдельной экспозицией являлись столовые принадлежности: блюда, чаши, кубки, подносы и кувшины.
   Удивительно, но пыль, так досаждавшая партнёрам в первом зале, здесь почти не наблюдалась. Миша тронул Гретхема за плечо: "Посвети вверх".
   Луч фонаря высветил ровный потолок из монолитного гранита.
   "Невероятно... Иескиль, я действительно вижу цельную плиту?".
   "Данная часть хранилища накрыта единым камнем, весом две тысячи тонн. Для осуществления этой задачи потребовались все камни "Взгляда", собранные в одном месте, вместе со всеми Избранниками".
   "Я потрясён грандиозностью сооружения".
   Тем временем, Гретхем провёл пальцем по высокому кубку. Блеснуло золото, а на конусной поверхности проявился выгравированный орнамент в виде вертикальных листьев папируса. На остром кончике каждого листа был закреплён прозрачный камушек лимонно-жёлтого цвета, напоминающий капельку росы. Массивная подставка, внешне, казалась цельнолитой. Миллиардер взял в руки кубок, перевернул... - так и есть. Основание состояло полностью из жёлтого металла, без полостей. Кубок весил не менее двух килограммов.
   Он сделал шаг в сторону и приподнял крышку одного из сундуков. Внутри лежали ювелирные украшения в виде золотых ожерелий и колец со вставками лазурита, насыщенно-синего цвета, имеющего принадлежность к Богам и фараонам. В соседнем ящике обнаружился и сам лазурит, в виде тёмно-синих кристаллов. Идеально однотонные, восьмиугольной формы октаэдры, очищенные от породы, были аккуратно переложены несколькими слоями плоских дощечек.
   "Небесный камень "хасбет", - вспомнилось египетское название данного минерала. - Однако размеры кристаллов, величиной с крупный апельсин, вызывают уважение. Тем более, что на территории Египта нет его месторождений. Вероятно, кристаллы родом из Средней Азии".
   Гретхем продолжил открывать крышки, уже не останавливаясь, мельком осматривая амулеты, браслеты, серьги, металлические пояса из переплетённых колец, ускхи, состоящие из изящных, покрытых разноцветной эмалью золотых подвесок, с ювелирной тщательностью соединённых друг с другом.
   Наконец он добрался до сундука с изумрудами. Плоский деревянный ящик, изготовленный из ливанского кедра, был заполнен зелёными камнями выдающихся размеров, расположенными в один слой. Самые мелкие из них, размерами с грецкий орех, лежали по-соседству с друзами сросшихся кристаллов. Среди прочих вложений, были и куски белого кварца, нафаршированные вросшими в него призмами изумрудов, торчащими во все стороны и напоминающими ощетинившихся ежей.
   В центре коллекции находилось нечто, завёрнутое в несколько слоёв ткани.
   Распаковка...
   Что и говорить, изумлению Гретхема не было предела. "Зачётный" экземпляр, схожий по форме и размеру с гранёным стаканом "советского" образца, дизайна Веры Мухиной, предстал во всём своём природном великолепии.
   Подцепив гиганта двумя пальцами, англичанин поднёс его к фонарю и проверил на просвет. О чудо! Камень имел идеальную прозрачность, без внутренних трещин и вкраплений. Монохромный свет растёкся по стенам, окрасив окружающий мир в зелёные тона.
   В Мишиной памяти всплыл сюжет из сказки про "Волшебника Изумрудного города". Он зачарованно замер, наблюдая за происходящим.
   Гретхем повертел изумруд в руках, осматривая со всех сторон. Неожиданно, на одной из плоских граней обнаружилась строка мелких иероглифов, вырезанных каллиграфическим почерком неизвестного мастера.
   - Что здесь написано?
   Миша подошёл ближе.
   - Священный камень способен подарить владельцу неувядающую молодость и наделить даром ясновидения, - вслух произнёс он.
   Два иероглифа, завершающие текст, свидетельствовали о происхождении камня: "Сиене" и "Во славу Хафры". Изображение царского картуша было начертано в конце строки.
   - Сиене - означает Асуан. Там располагалась самая известная из древнеегипетских изумрудных копей, - в голове самопроизвольно появились сведения, полученные от "Взгляда". - Хафра - это ни кто иной, как Хефрен, родной сын Хеопса.
   - Не может быть... Изумруды подобного качества стоят дороже алмазов. Я фигею... - с придыханием выдал миллиардер на чисто-русском языке.
   Зажав трофей в кулаке, не в силах с ним расстаться, он осмотрелся по сторонам, не зная, что предпринять дальше.
   - Положи на место. Давай посмотрим, что находится в других комнатах, - скомандовал Миша и кивнул на выход. - Иначе мы здесь зависнем надолго. Всё равно, сегодня тебе ничего не унести.
   Стоп-кадр.
   Тёмные зрачки англичанина буравчиками впились в партнёра, руки напряглись.
   - Как не унести? - в голосе прорезались панические нотки.
   - Ты это... не кипишуй. Я не могу переправить вещи мгновенно, поскольку они принадлежат этому пространству, - Миша решил не афишировать тот факт, что клон хранилища, предназначенный для "распила" по Договору, находится в современном Египте. - Уясни для себя лишь одну истину: никто не покушается на твою находку. Она полностью принадлежит тебе. Предлагаю действовать поэтапно: часть выбранных тобою вещей я смогу перебросить в течение недели, ещё часть - в течение месяца.
   Лорик скис. Выражение нескрываемого разочарования появилось на его лице, едва различимом в отражающихся от стен лучах электрического фонаря. Беспомощный взгляд в сторону изумрудного сундука... "Как же так?" - читалось в его глазах.
   Мише стало жаль английского еврея, помешанного на драгоценных камнях, вмиг лишившегося надежды и находящегося в ступоре неопределённости.
   "Лишь бы у него крыша не съехала. А то начнёт истерить и махать кулаками, - пронеслась стремительная мысль. - А тут ещё и оружие под рукой, - он посмотрел на рукоятки ножей и кинжалов, торчащих из обоймы вдоль стены. Хм-м-м... Единственное, что его удерживает от безумия, так это Неракар, стерегущий выход сквозь прицел автомата. Однако мужчину нужно как-то утешить".
   - Я вижу, что ты расстроен, в связи с чем, предлагаю компромисс.
   Гретхем встрепенулся, словно нюхнул кокаина. Вмиг оживившиеся глаза уставились на партнёра.
   - Можешь забрать сейчас... немедленно... столько вещей, сколько сможешь унести отсюда. Учти, перенос в пространстве - штука сложная. Нам, с Неракаром, ещё экскаватор тащить обратно. Если надорвёмся, то можем остаться здесь навсегда...
   - Да хрен с ним, с экскаватором. Бросаем его здесь, да и дело с концом, - рассуждения Гретхема стали напоминать ход мыслей школьника-раздолбая.
   - Прости, партнёр, но это невозможно. Мой внутренний голос сообщает, что технику нужно вернуть на родину.
   - Плюнь ты на этот голос... Имя ему - шизофрения.
   Миша замолчал и, покусывая нижнюю губу, бесцеремонно принялся разглядывать Гретхема. Затем повернулся и пошёл на выход.
   - Стой!!! - истошный вопль, полный отчаяния, разнёсся по подземелью. - Не уходи!
   Гретхем, так и сжимая изумруд одной рукой, фонарь - другой, зацепившись ногой о дверной косяк, чуть не приложился об него лбом, с трудом удержавши равновесие.
   - Я не хочу оставаться здесь один. Прости, прости... Михаил, не бросай меня!
   - Ты согласен на условия?
   - Согласен, - дрожащим голосом выдал миллиардер.
   - Тогда прячь камень в карман. И пошли дальше. Время не ждёт. Давай сюда фонарик.
   Англичанин послушно сунул светильник в протянутую руку и поплёлся следом, на ходу пытаясь запихнуть зелёный булыжник в карман брюк.
  
   Комната справа являлась подобием левой. Те же стеллажи, те же сундуки...
   Часть скульптурных композиций, как и в первом случае, красовалась на полках, другая же, выполненная в человеческий рост, стояла на полу. В основном это были многочисленные божества древнего Египта, изготовленные из красного гранита, розового кварца и базальта. Передники-схенти и головные уборы составляли одно целое с туловищем, однако украшения, в виде широких браслетов, серёг, нагрудных подвесок и многорядных ожерелий, красовались во всём своём великолепии на отдельных частях тела божественных сущностей.
   В ближнем углу, огороженном горизонтальными поперечинами, торчали, блестящими наконечниками вверх, чёрные ритуальные копья, обвитые тонкой проволокой из блестящего белого металла, но не серебра, ввиду отсутствия следов почернения. Отличие подарков пятой династии от четвёртой, выражалось также в видах оружия. Рядом с копьями, на стене, висели изогнутые, напоминающие вытянутые серпы, одноручные мечи с рукоятками, богато-украшенными полированными цветными камнями, в обрамлении орнамента из позолоты.
   "Видимо, технический прогресс во времена пятой династии дошёл до вполне приемлимого качества оружейной бронзы, позволяющего изготавливать крепкое и не очень тяжёлое оружие", - подумал Миша.
   Он подошёл к стене и снял с крепления один из мечей.
   Примерка: "Вполне удобно лежит в руке. И весу в нём - не более двух килограмм. Махать можно".
   Пальцы аккуратно прошлись по лезвию: "Остренький такой. На пару отрубаний голов точно хватит".
   Гретхем молча наблюдал за манипуляциями коллеги, напоминая о себе негромким сопением в затылок. Лезть в сундуки в отсутствие света он не решался.
   - Ну что, дружище, почапали осматривать главные музейные экспонаты? Ты должен будешь выбрать товар быстро, пока фонарь не потух. Знаю я эти хреновины: сплошной Китай...
   Миша решительно вышел из комнаты и направился в дальний конец коридора. На двери, попавшей в конус света, красовался один-единственный картуш. Вертикальный овал, вырезанный во всю высоту деревянной поверхности, заключал в себя два имени: тронное имя Меджеду и царское имя Хуфу, единство которых символизировало великую сущность фараона Хеопса, правителя величайшего государства древности в его "золотом" веке.
   Движение руки от себя. Дверь легко распахнулась, приглашая пройти внутрь.
   "Не по правилам сделана дверь, - машинально отметил Миша. - По требованиям пожарной безопасности двери должны открываться наружу. Хотя, какой тут пожар? Печи-буржуйки нет, электропроводки нет, пьяных бомжей - тем более. Хотя здесь и находится целый склад деревяшек, но поджечь их решительно нечем".
   Он шагнул внутрь и осветил внутреннее пространство.
   Открывшееся взгляду помещение имело значительно больший размер, чем ранее осмотренные комнаты. Вместо деревянных стеллажей, вдоль стен были сооружены монументальные каменные подставки, расположенные уступами по высоте и ширине, в зависимости от размеров вещей, находящихся на них.
   В центре зала стоял золотой трон.
   Секундное замешательство, вызванное нахлынувшими эмоциями, закончилось невнятным возгласом Гретхема, внезапно выскочившего из-за Мишиной спины и стремглав, подобно сайгаку, поскакавшего в сторону нового сокровища. В тот момент, когда подтянулся партнёр с фонарём, миллиардер уже забрался на подножную ступеньку, встав на неё коленями, и нежно поглаживал подлокотники, забыв обо всём на свете. Невнятное бормотание, напоминающее заклинания шамана, сопровождало сие действо.
   Источник света был неспешно поднят над головой, осветив законное место правителя Хеопса.
   При ближайшем рассмотрении оказалось, что трон сделан вовсе не из золота: его основу составлял массив древесины цвета кофейных зёрен с замысловатыми разводами светлых полос. Листовое золото являло лишь внешюю обшивку боковых стенок и основания, надёжно крепясь к дереву при помощи золотых заклёпок, шляпки которых были гладко зашлифованы и органично вписаны в рельефные рисунки, покрывающие трон сверху донизу.
   Подлокотники для рук фараона, спинка и сиденье - были выполнены из дерева, украшенного рисунками из Божественной мифологии, цветными и рельефными, ничуть не потускневшими спустя тысячу лет. В отличие от традиционных сюжетов, картина на приставной ступеньке, являющейся отдельной частью трона, также золочёной, изображала другую сцену.
   Грозный фараон, огромного роста, и с трёхвостым бичом в руке, возвышался над стоящими в наклоне царями покорённых народов, судя по характерным внешним признакам: хеттов, финикийцев, нубийцев, ливийцев, эфиопов, выстроишивхся в длинной очереди. Склонившиеся вассалы держали перед собой, на вытянутых руках, корзины с дарами великому правителю Египта. Картуш Хеопса, а также диск солнца над его макушкой, символизировали священную сущность сына Богов.
   Неожиданно, взгляд Миши, доселе наблюдавшего за действиями Гретхема, стоящего на коленях, зафиксировался на верхней части спинки трона, возвышающейся на полметра выше предполагаемого расположения головы царя.
   "Как я мог не заметить ЭТО с самого начала? - мысль, сверкнувшая ослепительной молнией, пронзила сознание. - Oh may goth!".
   "Пояс Ориона", состоящий из трёх прозрачных камней, в точности повторяющий изгиб знаменитого созвездия небесного экватора, был врезан в древесину трона поверх рельефов Великой Пирамиды и Сфинкса. Самым интересным являлся тот факт, что пирамида была изображена в единственном числе.
   Миша встал на цыпочки сбоку от трона и поднял руку, намереваясь очистить камни от тысячелетнего тусклого налёта.
   "Нет, не могу дотянуться... И не мешало бы взять тряпку".
   Он уже привычно скинул ботинок с ноги и стянул носок. Поднял взгляд выше головы англичанина.
   "Попытка ту... ту... ту...ту", - начали бесконечно повторяться последние буквы.
   То ли от волнения, то ли по какой-то другой причине, в голове включилась ритмичная мелодия, озвучиваемая голосом Кая (Кайрата) Метова:
  
   Позишен number one - отдыхаю сам.
   Позишен number two - тебя хочу...
  
   Словосочетание "отдыхаю сам" резануло своей несуразностью.
   "Если ты, Кайрат Петрович, даме неинтересен, то можешь продолжать и дальше "отдыхать" в одну харю. Главное - пальцы не сотри... хм-м-м... бесконечно набирая телефон любимой, - пришёл мысленный комментарий ситуации. - Тебя хочу... - вот и продолжай хотеть... фантазёр недоделанный".
   Секунду спустя он вернулся к реальности:
   - Подвинься в сторону, Лорик, ты мне мешаешь!
   Ткнув локтём "бриллиантового короля" в бок, протиснувшись рядом с ним, Миша встал босой ногой на сиденье трона и тщательно протёр его верхушку.
   Огранённые камни, каждый из которых был величиной с крупный грецкий орех, заключённые в оправы из белого металла, сверкнули огненными всполохами голубоватого света. Залюбовавшись зрелищем, два человека неподвижно взирали на это чудное чудо, напоминающее сияние далёких звёзд.
   "Иескиль, - обратился Миша к высшему разуму, - что это за камни?".
   "Голубые алмазы в специальной огранке, сохраняющей природную форму кристалла, с вершиной в виде четырёхгранной пирамиды".
   "Разве египтяне владели технологией огранки алмазов?".
   "Да. Они действительно обладали технологией огранки ювелирных камней, наводя наружные грани с помощью полировальных кругов. Это не так сложно, как, к примеру, выполнить внутреннюю отделку гранитного саркофага, соблюдая внутренние углы в 90 градусов, зеркальную гладкость стенок и их ровность по лазерному лучу. Искусство обработки камня у древних египтян передавалось по наследству. Со временем, большинство секретов было утрачено безвозвратно".
   "Понял. Скажи, что это за трон?".
   "Это переносной, то есть походный, трон Хеопса, с высоты которого он часто наблюдал за строительством собственной пирамиды, в тени огромного шатра, в окружении вельмож и наложниц".
   "Как он сюда попал?".
   "На изголовье трона имеется изображение небесных светил, священных для представителей моего народа. Ввиду наложенного запрета на любую визуализацию контакта цивилизаций, включая косвенную, трон с изображением трёх звёзд "пояса Ориона", было рекомендовано отдать в подарок Звёздным Богам. Хеопс был благоразумен и, незадолго до смерти, прислал его в дар жрецам".
   "Получается, что был и главный трон?".
   "Да. Сооружение из чистого золота, весом в десять тонн, украшенное мозаичными картинами, составленными из лучших драгоценных камней, правнук великого фараона разрезал на несколько частей в момент переезда в новый дворец. Впоследствии, трон был переплавлен, а большая часть камней утрачена. Но, такова жизнь".
   "Спасибо".
   Обращение к Гретхему:
   - Как мне подсказывает высший разум, перед нами находится малый трон фараона Хеопса, украшенный голубыми бриллиантами невероятных размеров. Надеюсь, ты оценишь жест доброй воли с моей стороны и готовность отдать тебе этот трон. В качестве ответного жеста, я рассчитываю на получение вещей, находящихся в первом, от входа, зале, ибо трон Хеопса бесценен. Хоть и жалко, до слёз, отдавать такую красоту, но что поделаешь? Не забывай про изумруд в кармане и... готовь два миллиарда долларов.
   Англичанин задумался на пару секунд, не зная, как отреагировать на Мишин монолог, но быстро сориентировался:
   - Я слышу голос настоящего джентельмена и ценю его щедрость. Однако ты обещал разделить золотые пирамиды "баш на баш". Да ещё, при этом, обозвал меня мудаком...
   - Прости. Я парень простой и высоким манерам не обучен: что вижу, то и говорю. Зато держу слово. Хорошо: одобряю половину пирамид. Тебе левую или правую?
   - А... как быть с центральной?
   - Ах да... забыл совсем. Придётся половинить конус.
   Гретхем подозрительно взглянул на партнёра, покачал головой.
   - И ящик с изумрудами. Это... моя слабость... пойми. Не волнуйся, я достойно выплачу денежную долю, можешь не сомневаться. Считай, что любые твои планы в современном мире уже осуществились. С таким помощником, как я, нет ничего невозможного.
   - Так и быть: изумрудный ящик также отходит к тебе. Я постараюсь выдать ещё часть найденных предметов - мебель, сундучки, холодное оружие, статуэтки, да ещё по паре брёвен эбена и бивней мастодонта. Но как ты легализуешь свои богатства? Любое государство, будь то Англия, Франция, либо Израиль, не говоря уже о Египте, считает незадокуметированные археологические находки "предметами, добытыми преступным путём". Если ты не сможешь объяснить происхождение ценностей, то тебя объявят скупщиком краденого, контрабандистом, чёрным копателем или ещё неизвестно кем. Разразится жуткий скандал, а специально-назначенный прокурор запустит расследование. Наследие фараонов в виде такой потрясающей коллекции настолько уникально, что государственная машина раздавит тебя, как букашку. У тебя даже не получится объявить изделия найденными в нейтральных водах: никто не поверит, что сундуки и мебель пролежали четыре тысячелетия на дне морском.
   - Очень интересно?
   - Очень.
   - Хорошо, слушай. Действительно, задача поставлена нетривиальная. Это похоже на шахматную партию международных гроссмейстеров, когда любая, даже ничтожная ошибка ведёт к проигрышу. Но и мы, как говорят у вас в России, "тоже не лыком шиты". Не буду тебя грузить подробностями о том, где и как я изготовлю идентичные, по внешнему виду, копии найденных предметов. Производством сувенирной продукциии "под золото", бижутерии из цветного стекла и мебели "под эбен" в некоторых странах заняты целые отрасли экономики. Дубликаты - не есть проблема.
   В итоге моих трудов, грузовой автомобиль, набитый новоделами, полностью копирующими оригинальные предметы, будет доставлен в одну из стран Центральной Африки и припаркован в приграничной зоне под охраной во