Корешин Алексей Анатольевич: другие произведения.

Хулиган из школы 93

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История жизни старшеклассника времён Брежневского социализма, и НЕ просто старшеклассника, а такого редкостного экземпляра, отличного от миллионов прочих советских школьников - об этом будет интересно узнать. Его приключения и умозаключения... да это полный финиш. Однако 100% факт.


   Хулиган из школы 93
  

Была пора: наш праздник молодой

Сиял, шумел и розами венчался,

И с песнями бокалов звон мешался,

И тесною сидели мы толпой.

Тогда, душой беспечные невежды,

Мы жили все и легче и смелей,

Мы пили все за здравие надежды

И юности и всех ее затей.

А.С.Пушкин

  
   Вступление
   Задумывались ли вы когда-нибудь, что же представляет собой человеческая память? С чем её можно сравнить, и поддается ли она, вообще, сравнительному анализу?
   Ответ, скорее всего, будет положительный. После недолгих размышлений в голове рождается образ реки, подобно русской красавице Волге, начинающей путь с неприметного родника, затерянного в глубинке Валдайской возвышенности. Едва видимая струйка воды, огибая травинки и крупные камни, неторопливо журчит себе и журчит в окружении лесов и полей. Так продолжается некоторое время.
   И вот, неспешно прокладывающий себе дорогу, тихий в истоке ручеёк начинает крепнуть и набирать мощь, неумолимо превращаясь в полноводный поток, стремительно несущийся через перекаты прожитых лет. Каким аршином измерить его объём? Вопрос философский, ибо личная память напоминает гигантский архив, не ограниченный физическими рамками. В нём хранится невообразимо-пёстрый калейдоскоп событий прошлого, сокровенные мысли, надежды, а бывает, что и горькие разочарования - вся та информация, которая, собственно, и наполняет смыслом нашу жизнь, давая твёрдую опору в настоящем и уверенность в будущем.
   Что же касается воспоминаний...
   Пробиваясь сквозь пелену повседневной суеты, заполняющей разум сверх всякой меры, "дела давно минувших дней" выныривают из подсознания, напоминая экзотических рыбок, ненароком поднявшихся с глубины, сверкающих чешуйчатым серебром и радующих взор, но, через какие-то мгновения, уносящихся прочь - в мир сумрачной бездны минувшего.
   Начиная с определённого возраста, мы становимся сентиментальными, не говоря уже о поэтах, превращающих чувства в образы.
  
   День пройдёт, будто приснится,
   Это к нам издалека,
   Неожиданно легка,
   Прилетела юность-птица... (М. Круг, "Юность-птица")
  
   Перед вами книга, повествующая о школьных годах - чудесной поре, наполненной солнечными лучами и душистым ароматом луговых трав. Это время занимает свое, совершенно уникальное место в наших воспоминаниях.
   Два старших класса: девятый и десятый, он же - "выпускной", относятся к наиболее активному периоду нашей юности. Сколько в них радости, загадок, свежих впечатлений, когда прямо-таки дух захватывает от грядущих перспектив, и любые проблемы кажутся мелочами. Это поистине незабываемое время, насквозь пронизанное добрым волшебством.
   Что же ещё добавить в тему?
   Пожалуй, стоит остановиться на нюансах.
   Подавляющее большинство людей преодолевают финальный этап школьного обучения вполне мирно. Старшеклассники получают всесторонние знания, с ходу беря рубежи под названием "экзамены", выбирая себе профессию по душе, а некоторые, умудряются найти и спутника жизни, благополучно устраивая собственное будущее. Сопутствующее 16¤17-летнему возрасту безгранично-радостное настроение, переходящее в ожидание чуда - именно такие воспоминания о школьных годах сохраняются надолго, возвращая разум взрослого человека, вновь и вновь, в эпоху молодости.
   Однако мирное развитие событий случается далеко не у всех.
   Порой, наблюдается совершенно иная траектория взросления, резко контрастирующая с общепринятыми образами романтичной юности, представляя собой занятный и, достойный пера Агаты Кристи сюжет, в рамках которого линия жизни подростка, вопреки и, будто назло всем, начинает выписывать заковыристые пируэты, не на шутку тревожащие окружающих.
   "А мне-то, что с этого? - спросит добропорядочный читатель. - Лично у меня всё прекрасно, а остальное по барабану. И идите вы, со своими проблемами, куда-нибудь подальше в лес".
   Ну-ну... и, как говорил герой одной стихотворной комедии: "Блажен, кто верует".
   Сегодня хорошо, а завтра?
   Бывает так, что семейное благополучие в одно мгновение переворачивается кверху дном. В самый неожиданный момент звучит магическая фраза "крекс-фекс-пекс", сопровождая вскрытие карт, и на переднем плане материализуется знакомое по творчеству Пушкина разбитое корыто, лежащее на берегу штормящего, обдуваемого всеми ветрами моря.
   "Такого не должно было случиться!" - восклицают родители, глядя на беспредельные выкрутасы, в стиле сальто-мортале, исполняемые собственным чадом, до сей поры, свято верившие в непогрешимость пословицы "яблоко от яблони недалеко падает".
   Увы, господа... мир грёз прекрасен, но реальность, способная преподносить сюрпризы - не менее объективна, ибо она, подобно фразеологизму "no comments", фиксирует лишь сухие факты, расставляя понятия "who есть who" по своим местам.
   Действительно, загадывать наперёд - весьма неблагодарное дело, ведь в реальной жизни пресловутое "яблоко" способно упасть на невообразимо далёком расстоянии от родной "яблони".
   Именно такой сценарий начал планомерно воплощаться в жизнь во внешне благополучной семье главного героя книги - школьника Лёши.
  
   1 сентября 1979 года
   Что может быть прекраснее золотой осени? Её тишины, мягкого тепла, шелеста первых опавших листьев на чистых тротуарах и прозрачного воздуха.
   Утро первого сентябрьского дня выдалось тихим и чуть прохладным. Однако все эти замечательные прелести прощальных поцелуев минувшего лета не вызывали должного отклика в душе новоиспечённого девятиклассника Лёши Корешина. Держа вниз головой букет из трёх гладиолусов, упакованных в прозрачный целлофан, опустив глаза, пряча их от любопытных взглядов и, в сопровождении мамы-учительницы, он неторопливо приближался к парадному крыльцу своей новой школы N 93.
   Будущее, какое оно? Кто же знает...
  
   Из недавних воспоминаний
   Жизнь обошлась с Лёшей круто.
   Стечение обстоятельств, а также злая воля завуча по воспитательной работе лишили его возможности продолжать учёбу в любимой с детства и родной школе N 9.
   Изгнание ученика из стен альма-матер произошло стремительно. Лёша до последнего не верил, что его самого, недавно с успехом сдавшего экзамены за 8-й класс и имеющего в "Свидетельстве о восьмилетнем образовании" оценки "4" и "5", поведение "уд" и интеллигентных родителей, неведомый ураган сорвёт с насиженного места и унесёт в неизведанную даль.
   Впрочем, "неведомый ураган" был вполне предсказуем и логически обоснован.
   Имея искусственное происхождение, он выметал прочь из школы учеников, не соответствующих критериям абсолютного послушания и лояльности в отношении наиболее "авторитетных" педагогов.
   Следует отметить, что среди невинно пострадавших имелись и вполне лояльные руководству дети, пусть и не хватающие звёзд с неба, но вполне достойные в плане продолжения учёбы. Порой вылетали и они: пусть и не с таким "треском", как нарушители дисциплины, но всё же...
   Описанная ситуация не возникла на пустом месте.
   До 1968 года, ураганов, уносящих "вон отсюда" вчерашних восьмиклассников, в природе не наблюдалось. Школа N 9, расположенная в Свердловском районе города Перми, была вполне себе обычным учебным заведением, где дети спокойно учились с 1 по 10 классы, пока... Пока директор школы, Зинаида Сергеевна Лурье, учитель-литератор, не организовала первые экспериментальные классы с углублённым изучением: математики (9 "А") и физики (9 "Б").
   В эти "углублённые" классы немедленно набрали отличников и комсомольских активистов из других школ города, фактически украв у них лучших учеников. И всё бы ничего, и всё можно объяснить... ведь прогресс не стоит на месте и является необходимым условием развития общества.
   Однако: "Прогресс указывает только направление движения, и ему безразлично, что ожидает в конце этого пути - благо или зло" (Й. Хейзинга, историк).
   Любое нововведение считается полезным до тех пор, пока оно не начинает неспешным мельничным жёрновом перемалывать судьбы людей, попавших в его тяжёлые объятия.
  
   Проблема школы N 9 состояла в том, что никому из руководства даже в голову не пришла мысль создать дополнительные учебные места для вновь принятых учащихся, от чего, сама собой, сложилась необходимость принудительного освобождения образовательного пространства.
   А далее, всё покатилось перекати-полем, по единственно приемлемой схеме - метлу в руки и вперёд, выметать за порог "своих", ради блага "чужих", в погоне за призрачным сиянием ореола элитарности. Впрочем, о какой можно говорить "элитарности", когда для её достижения приходится нарушать неписаные законы этики, лежащие в основе общественной нравственности и морали?
   "Само вышло так", - вероятно, думали про себя педагоги, старательно отводя глаза при случайной встрече с кем-либо из числа бывших учеников.
   Не только двоечники и нарушители дисциплины, но и те дети, которые вполне себе тянули лямку учебной нагрузки, проживая в соседних со школой домах, попадали под раздачу и были вынуждены покидать стены любимой школы в рамках компании по насильственно-принудительной ротации контингента учащихся, происходящей ежегодно, в момент формирования списочного состава девятых классов.
   Тьфу... "ротация"... в рот компот... какой же идиот выдумал это слово? И кто додумался до его практического применения в отношении детей, безжалостно вышвыриваемых за борт корабля под названием "Школа N 9"? Ведь имеются иные варианты, не столь разрушительно действующие на подростковую психику.
  
   * Знаете ли Вы, что такое "дуализм"? На всякий случай сообщаю, что это свойство теории, согласно которому в ней неразрывно сосуществуют два начала, несводимые друг к другу или даже противоположные.
  
   Именно это понятие, именуемое дуализмом, обозначило разность подходов к одному и тому же вопросу в двух пермских школах, расположенных в двенадцати минутах ходьбы друг от друга.
  
   Взять школу N 93.
   Старт развитию сюжета, произошедший несколько позже по времени (по отношению к 9-й школе), начался с тех же самых событий, что и в соседнем учреждении. В определённый момент, руководство спортивной школы N 93 решило организовать, помимо класса "пловцов", ещё один класс, для "фигуристов", а если получится, то и для "рукопашников". В ту же секунду возникла специфическая проблема, связанная с отсутствием учебных мест.
   - Ну, примем мы новых учеников, а куда же мы денем своих, ставших вдруг "лишними"? - задалась вопросом директор школы N 93, Ася Семёновна Беляева. - Тех, которым не объяснишь, что их место за партой со следующего года будет занято.
   Действительно, как же место может стать "занято", если оно уже и так "не свободно"? "Кто первым встал, того и тапки", - гласит народная пословица.
   Дополнительные учащиеся должны приниматься только в дополнительные классы, либо на места, освободившиеся естественным путём. Иначе настанет день, когда повзрослевшие ученики будут брезгливо плевать в сторону педагогического коллектива бывшей школы, насильно лишившего ребёнка законного учебного места, проецируя, тем самым, волну негатива, как в отношении учебного заведения, так и в отношении участников разыгранной драмы.
   Надо отдать должное руководству школы N 93: его подход к решению проблемы был разумным и последовательным. Дополнительные учебные места были созданы путём формирования дополнительного класса. Произошла корректировка штатного расписания, появились и новые сотрудники, что дало возможность ученикам, желающим продолжить учёбу, перейти в девятый класс.
   "Соломоново решение" - этот термин характеризует снятие вопроса с повестки дня путём увязывания взаимных интересов сторон. И пусть реализация данной задачи и требует ощутимых усилий, но результат того стоит.
   Да, действительно, возникают сложности, а как вы хотели? Если уж "взялся за гуж, не говори, что не дюж" - в ином случае, вообще, не стоит затевать масштабных проектов. Ведь плыть по течению гораздо комфортнее, чем бегать по вышестоящим инстанциям, согласовывая нововведения. Простая и понятная логика.
  
   Вернёмся к школе N 9.
   События в ней реализовали худший вариант из всех возможных.
   Летом 1968 года, Лидия Ивановна Баландина, завуч по воспитательной работе, выдохнула полной грудью и мысленно перекрестилась. Отныне и навсегда она избавлялась от необходимости воспитания "сложных" подростков. Ведь, как только у школьника начинали проявляться признаки переходного возраста, выражающиеся в упрямстве, непослушании и свободомыслии, завучу необходимо было лишь дотянуть ребёнка до конца восьмого класса.
   Отныне, лично для неё, терялся всякий смысл в воспитательных беседах, поиске компромиссов и точек соприкосновения взаимных интересов. Как и всякий недалёкий человек, Лидия Ивановна решила кардинальным образом упростить педагогический процесс, исключив из него такое фундаментальное понятие, как "взаимное уважение и товарищество", подчёркнуто-выделенное основателем современной педагогики Антоном Семёновичем Макаренко в качестве опорной точки при взаимодействии учителей и учеников. На взгляд завуча 9-й школы города Перми, "уважение и товарищество", в отношении подданных её личного царства-государства являлось полным анахронизмом - блажью составителей педагогических учебников.
   Ведь всё делается значительно проще.
   Завуч-воспитатель вдруг поняла всю прелесть процесса ротации, когда она, одним кивком головы и одним росчерком пера могла избавиться от любого воспитанника после окончания им восьмилетки. Избавиться от того, кто косо на неё посмотрел в школьном коридоре, кто осмелился раскрыть рот и высказать свое личное мнение. Порой, даже не в разговоре с самой Баландиной, такой "великой и ужасной", по-барски вальяжно расположившейся на троне власти, а с её подружкой, сидящей в кабинете напротив, математичкой Царёвой, и парочкой таких же, жёстких и помешанных на строгой дисциплине преподавателей, фамилий которых уже трудно вспомнить.
   В любой школе работают люди, к профессиональным качествам которых нет претензий, а что до любви учащихся, так им это не особо и нужно. Любовь к детям и сентиментальность являются для таких учителей отстранёнными понятиями, словно запах лесных фиалок для больных, страдающих аносмией (потерей обоняния). И своих учеников они воспринимают только через критерии молчаливого послушания и высокого процента успеваемости.
   Вполне возможно, что в далёком будущем, бездушно-равнодушных учителей заменят компьютеры, поскольку слишком много негатива идёт от таких "учителей". И выпускники школы ещё долго поминают их недобрым словом.
  
   Иллюстрацией к теме служит хронология событий из юности Альберта Эйнштейна.
   Его слова: "Учителя в начальной школе казались мне сержантами, а в гимназии - лейтенантами", напоминают собственный опыт автора книги. Неприязнь будущего нобелевского лауреата к системе образования, подавляющей человеческую личность, выступающую в качестве носителя индивидуального начала, вылилась к неприятию самой системы.
   Выдержка из биографии великого физика:
   "У него всё сильнее зрело желание оставить гимназию и уехать к родным. Он уже запасся справкой врача о необходимости полугодичного отдыха в связи с состоянием нервной системы. Однако гимназическое начальство опередило его намерения. Оно давно уже косилось на скептицизм и свободомыслие Эйнштейна. Ему в ультимативной форме предложили покинуть гимназию, так как его присутствие разрушает у учащихся чувство уважения к школе. За год до окончания, Эйнштейн оставил гимназию и уехал к родным".
   Знаменитые строки, написанные в России задолго до рождения Альберта Эйнштейна, раскрывают суть проблемы. Изложенные мастером, они звучат так:
  
   Не вы ль сперва так злобно гнали
   Его свободный, смелый дар...
  
   * "Смерть поэта" ("На смерть Пушкина") -- стихотворение М. Ю. Лермонтова о трагической гибели Александра Сергеевича Пушкина и двуличности общества.
  
   ... К чему теперь рыданья,
   Пустых похвал ненужный хор
   И жалкий лепет оправданья?
  
   Удивительный факт, но всё, сказанное Лермонтовым в 1837 году, не потеряло смысла и в дне сегодняшнем.
   Гениальные люди... - они вечно всем мешают.
   В общеобразовательных учреждениях, детей, "выбивающихся из общего стада", недолюбливают. От чересчур нестандартных - избавляются при первой возможности. И лишь потом, при условии достижения бывшим учеником неоспоримого жизненного успеха, бывшие наставники, дружно, всем кагалом (т.е. все вместе, скопом), начинают "прозревать".
   "Самим не верится, что эта мировая знаменитость училась именно у нас! Не иначе, чем Дух Святой снизошёл на нашу школу, - рассуждают они. - Всё это является отличным примером для подрастающего поколения. Та-а-ак... нужно срочно отыскать его парту, классный журнал, фотографии, ну и, до кучи, забытые им в спортивной раздевалке тапочки. Создание музея, посвящённого выдающемуся человеку, выходцу из нашего заведения - это дело принципа. И пусть соседние школы подавятся слюнями от зависти".
   Гордыня (не путать с гордостью) начинает распирать педагогов, переворачивая сознание и заставляя, подобно хамелеонам, менять окраску прямо по ходу движения: от равнодушного пренебрежения, к безусловному почитанию. В камнерезную мастерскую немедленно отправляется заказ на изготовление мемориальной доски, по исполнению которого, устраивается пафосное шоу, заканчивающееся водружением изделия на фасад здания.
   Надпись, навечно врезанная в гранит, гласит: "В этом учебном заведении, с ... по ... годы, учился "такой-то" выдающийся деятель". Панегирик (т. е. восторженная похвала), в виде тирады, перечисляющей заслуги и регалии, заканчивается констатацией пользы, принесённой родному Отечеству.
   Тьфу! Как же позорно это смотрится.
   Что и говорить, "лживость", она же "лицемерие", она же "политика двойных стандартов" - это бич человеческой цивилизации. Сначала травим человека, словно дикого зверя... кусаем, унижаем, чморим по полной программе... затем, его же и канонизируем. Создаётся впечатление, что социальными процессами рулят...
   Ну да, "Деревня дураков" из шоу "Каламбур" не является какой-то эксклюзивной выдумкой группы юмористов. Явление устойчиво существует само по себе, вне зависимости ни от чего другого. От осознания данного факта становится действительно грустно.
   К сожалению, порядочных людей среди нас крайне мало. Подавляющее большинство граждан состоит из "почти" порядочных, "условно" порядочных, порядочных "лишь на первый взгляд" и прочих разновидностей палитры "пятидесяти оттенков серого".
   К чему всё это сказано?
   Дело в том, что на мемориальной доске следовало бы написать слова, не искажающие действительность, а, напротив, соответствующие объективной реальности.
   Манипуляция фактами, в угоду текущей политике, приводит ко лжи в настоящем, и лжи в будущем. Неужели кому-то непонятен смысл изречения: "Что посеешь, то и пожнёшь"?
   И вообще, чему эта команда "педагогов" может научить детей? Лжи? Искажению правды? Шулерскому передёргиванию исторических фактов?
   Ответ положительный - "Да".
   Ведь правильная надпись на мемориальной доске должна гласить: "Отсюда, в возрасте 16 лет, дружными усилиями педагогического коллектива, был изгнан "такой-то" воспитанник: будущий основатель теоретической физики, лауреат Нобелевской премии, почётный доктор 20 ведущих университетов мира, член множества национальных Академий, автор 300 научных работ... и так далее. Причина отчисления - вовсе не плохие оценки (Эйнштейн, в старших классах, был отличником), и не хулиганское поведение (Эйнштейн не был хулиганом), а вольнодумство, разрушающее у учащихся чувство уважения к школе".
   На этапе вывешивания мемориальной доски происходит логическое завершение цикла, имени ранее изгнанного ученика. Увековечив память героя, педагоги берутся за старое, приступая к очередным гонениям на нестандартно-мыслящих детишек, размазывая их по трафарету, вышвыривая, словно нашкодивших щенков, за пределы школ, гимназий и лицеев.
   Увы. Наша жизнь состоит из бесконечных повторений ранее сделанных ошибок.
  
   В школе N 9 два девятых класса из трёх комплектовались "сливками", снятыми с других школ города, а образовавшийся "отстой", состоящий из среднеуспевающих детей, излишне-говорливых, свободолюбивых и, само собой разумеется, всяческих неисправимо-неправильных "Энштейнов", педагоги без лишних угрызений совести сливали с глаз долой, отфутболивая "в никуда". Дальнейшая судьба бывших воспитанников никого не интересовала, как и их личные переживания.
   Вся эта система ротации после восьмого класса весьма быстро превратила Лидию Ивановну Баландину в подобие хрестоматийного персонажа, пасущего свою территорию и готового с ходу проглотить любую легкомысленно-высунувшуюся козявку. В персонажа, возвеличившего себя до непомерной степени и возомнившего собственную персону верховным судьёй и конечной инстанцией в вопросах продолжения образования в родной школе для сотен детей, решая за них, и вместо них, судьбоносные вопросы личностного характера.
   Именно таким образом и сам Лёша оказался в свободном полёте, в придачу с аттестатом хорошиста, где красовались пять оценок с "золотым" номиналом "5", и одиннадцать с "серебряным" "4". В придачу к табелю успеваемости, его исключение из школы N 9 сопровождал униженный и оплёванный папа, без малейших раздумий посланный Баландиной по известному адресу, состоящему из трёх букв русской словесности.
   Красноречивый результат, охватывающий 16 дисциплин и указывающий на перспективность воспитанника, оказался для педагогов физико-математической школы N 9 абсолютно неинтересен. Здесь ценилось послушание, послушание и ещё раз послушание. Здесь таланты ученика были вторичны и далее-далее, согласно экспоненциальному закону, по отношению к поведению. Здесь никто не занимался воспитанием "неправильных" учеников и перенаправлением их жизненной энергии в нужное русло. По крайней мере, находящийся "внутри процесса" Лёша, никаких перевоспитывающих действий со стороны педагогов не наблюдал. Здесь применялись лишь суррогаты-имитаторы в виде угроз, репрессий, палочной дисциплины, культивируемые Лидией Ивановной и её подручными.
   Надо же, как много зависит всего лишь от одного человека.
   Воплощая свои принципы в жизнь, завуч по воспитательной работе попыталась "обустроить" и его судьбу, не поленившись сообщить директору школы N 93 (маминой начальнице), в телефонном разговоре, относительно грядущего исключения из 9-й школы "отъявленного хулигана Корешина, вконец обнаглевшего", надеясь тем самым перекрыть ему кислород и не допустить дальнейшего обучения в стенах другой школы, не менее, чем её собственная, уважаемой и престижной.
   Тяжёлые мысли, изводя сознание Лидии Ивановны своей настойчивостью, бежали по кругу, не давая ей покоя, заглушая угрызения совести и прочие сомнения, относительно правильности собственного поведения.
   "Во-первых: отомстить Корешину, как инициатору школьных проблем, опустившись в глазах его интеллигентных родителей ниже плинтуса и выставив себя моральным чудовищем. А что такого? Цель оправдывает средства.
   Во-вторых: всему классу 8 "В" - тоже отомстить. Я им покажу, кто здесь главный, и где зимует, как там её... Кузькина мать!
   В-третьих: отомстить лично Юзефовичу, отстранённому от классного руководства и получившему письменный выговор в трудовую книжку... историку, блин, недоделанному. Отведай же, Лёня, фаршированное блюдо "гефилте фиш", а если по-русски - леща! Мокрым хвостом, да по бороде!
   Уничтожить всех этих недоумков и распылить их прах по ветру, с Камского моста. Месть, всепоглощающая и беспощадная - только она приносит удовлетворение и спокойный сон по ночам. И плевать, что согласно заветам Иисуса Христа это противоречит человеческой морали, противоречит культуре, нравственности и основам педагогики. Плевать на всё и на всех".
   Однако на защиту 15-летнего подростка встали, по-видимому, силы высшего порядка: пакость пожилой женщины, увы, к её крайнему расстройству, не получила развития, чем нарушила законы жанра. Как поётся в одной песне: "... и не пошла реприза в номер".
   В мамину школу N 93 Лёшу взяли без каких-либо проблем. Итоговые оценки в Свидетельстве о восьмилетнем образовании говорили сами за себя.
  
   Вот таким образом и закончился период неопределённости.
   Перспективы обрели конкретность, но, тем не менее, Лёша мучился от мысли о дискомфорте при неизбежном попадании в чуждый ему новый коллектив учащихся: уже не детей, а подростков, со своими привычками и стандартами поведения.
   Да и новым ученикам своей бывшей школы он вовсе не завидовал. Выросшие и повзрослевшие в естественной среде других школ, собранные вновь в другом месте, они должны были также испытывать определённую тоску по дому, по старым друзьям, по любимым учителям. Да и, что тут говорить: иногда один лишь запах родного дома придаёт дополнительную энергию и уверенность в собственных силах, пусть и не все люди отдают должное этому фактору.
   Возвращаясь к творчеству Лермонтова:
  
   Увы! - за несколько минут
   Между крутых и темных скал,
   Где я в ребячестве играл,
   Я б рай и вечность променял. ("Мцыри")
  
   Эти строки применимы ко всем старшеклассникам, переходящим в другие учебные заведения. Естественная и комфортная среда обитания, взрастившая бывших детсадовцев до практически взрослых людей, в старших классах школы N 9 заменялась педагогами на процесс "углублённой учёбы" и натаскивания на предмет, с выдачей максимально-возможных учебных нагрузок. Что, само собой, подразумевало минимум вольностей и возможностей для нестандартного поведения.
   Насколько это правильно - вопрос, открытый для обсуждения.
  
   Первый день в школе N 93
   Волнение, смущение, стеснение - все эти чувства переполняли Лёшу, получившего статус полноправного члена 9 "В" класса. Данный класс был сборным, укомплектованным учениками прошлогодних классов "В" и "Г", изъявивших желание продолжить учёбу и получить свидетельство о полном среднем образовании.
   Лёшины новые одноклассники были знакомы друг с другом с малолетства, ибо все они проживали в пятиминутной близости от школы и встречались друг с другом по несколько раз на дню. На первом же уроке, "местные" принялись весело перемигиваться, перешёптываться и посылать друг другу записочки.
   "Как же неприятно чувствовать себя чужаком, - думал Лёша. - Интересно, смогу ли я наладить отношения с коллективом? Хм-м-м... Совершенно не факт".
   Негативный опыт, полученный за время учёбы в 6 "Б" классе школы N 6, расположенной прямо под окнами его квартиры на ул. Борчанинова 7, гласил, что, при всём желании, и даже в довольно "пластичном", среднем школьном возрасте, можно не вписаться в коллектив, так и оставшись в нём инородцем на веки вечные.
  
   Урок, ещё урок. А вот подоспел и первый сюрприз.
   На одной из перемен, к Лёше, с двусмысленными ухмылками, подъехали местные хулиганы из числа "бывших" и "нынешних".
   Слово за слово...
   - В натуре, кто ты такой? Ещё и не из нашего района. Возможно, ты еще не понял, куда попал? Ну что ж... скоро увидишь.
   Пустой трёп, по сути своей, являющийся рядовым наездом, имел целью указать новичку на его нижнюю ступеньку в иерархии местных авторитетов и, соответственно, заставить публично признать их (то есть хулиганов) доминирующую роль.
   Но не тут-то было.
   Несмотря на то, что новый ученик выглядел довольно скромно и держался не слишком уверенно, прогибаться под хотелки гоп-компании он не спешил, отвечая на вопросы весьма уклончиво, не нарываясь на грубость, но, в то же время, и не имея на лице того, глуповато-угодливого выражения, каким отсвечивают оправдывающиеся перед начальством люди.
   "С одной стороны, - размышляли хулиганы, - вид у него, не ахти какой. Букву "р" не выговаривает, переминается с ноги на ногу, похоже, что растерялся. Однако его взгляд... - какой-то он неправильный".
   Этот взгляд сбивал с толку. В нём полностью отсутствовали испуг и желание понравиться местной братве. Не иначе, какой-то глюк, сбой программы. Ведь всё планировалось ровно наоборот.
   Новичок, с типичной внешностью ботаника, выходец из культурной семьи, попавший в экстремальную ситуацию и, будучи припёртым к стенке, сразу же начинает паниковать. Спустя непродолжительное время, он совершает очередную глупость, пытаясь силой вырваться из кольца окружения, брыкаясь лошадью и, при всём этом, озвучивая недовольство, в свободных, а порой, и нецензурных выражениях.
   Ну да, он начинает и... проигрывает. А что ещё можно ожидать от общения с бандитами? Нормы и понятия, имеющие хождение в криминальном мире, весьма специфичны. Да и само преступное сообщество - это вам не клуб юных шахматистов.
  
   Жертве наезда бывает невдомёк, что хулиганы действуют по отработанной схеме, предполагающей развитие конкретного сценария, дающего законный повод спросить "за базар", в том числе, и с помощью силовых методов.
   - Как ты нас назвал? - кидает предъяву кто-нибудь из шестёрок. - Рамсы, что ли, попутал?
   За обвинением следует акт физического насилия. Удар по почкам, ещё удар - в солнечное сплетение, оглушающий удар ладонями по ушам, и... "всё в ажуре, всё путём".
   Синяков нет, царапин тоже. Да и беспредела, в чистом виде, тоже не было.
   - Этот чушок, с какого-то перепуга, принялся грубить и распускать руки. Он сам виноват, - следует пояснение для свидетелей происшествия.
   Тут и песенке конец.
  
   Тем временем, Лёшино знакомство с местной шпаной перешло в следующую стадию. Тихо и незаметно, поток хулиганского красноречия стал иссякать. Они ещё что-то говорили, озадаченно поглядывая на несостоявшуюся жертву. Лёша же, в свою очередь, взглядом барыги-оценщика, принялся разглядывать их самих.
   Данный факт не остался без внимания собеседников.
   Хм-м-м...
   Когда тебя оценивает незнакомый человек, глядя пристально и с холодным равнодушием, то его (этого человека) дальнейшие намерения начинают вызывать неосознанную тревогу. Что и говорить, развитая интуиция наблюдается не только в среде обманутых женщин. Интуитивное восприятие характерно и для правонарушителей, являясь неким ограничителем их преступной деятельности.
   Основной закон гоп-стопа гласит: "Жертва преступления должна соответствовать критериям не только по внешнему виду, но и по поведению. Если же жертва ведёт себя нетипично, то впору задуматься о неприятных последствиях для самого себя".
   Как и любой другой закон, его можно игнорировать. Одноразовое нарушение, возможно, прокатит. Может прокатить и во второй раз. Но, рано или поздно, настанет момент, когда вид летящей, прямиком в лоб, палки от граблей, станет последним впечатлением в никчёмной жизни переоценившего собственные возможности гопника.
  
   * Справка: нтуиция" -- это прямое постижение умом истины, НЕ выведенное логическим анализом из других истин и НЕ воспринимаемое через органы чувств.
   "Интуиция" является антагонистом к понятию "логика".
  
   Притча о глупом волке
   Как-то раз голодный волк наткнулся на мирно-пасущуюся овечку. Засел в кустах, наблюдает.
   А на зелёной лужайке - тишь да благодать, и только слышится, порой, радостное блеяние: "Бе-е-е, бе-е-е...".
   Волк: "Вот повезло! Сейчас устрою пир".
   Пока он размышлял, овца, будто издеваясь над здравым смыслом, неспешно двинулась в его сторону. А затем, вообще, повернулась задом. И даже в ус не дует, продолжая щипать сочную зелень.
   "Какая-то неправильная овца попалась... тьфу... ничего не боится, - подумал волк. - Впрочем, какая разница? Сейчас завалю глупое животное, да и дело с концом".
   Нацелился ей в горло, чтобы разом прикончить. Прыг! Однако промах... Безобидная овечка среагировала на волчий прыжок резким отскоком в сторону, с одновременным разворотом на 180 градусов.
   "Что за ерунда? Откуда у овцы такая прыть? В жизни ничего подобного не видел", - его челюсти, нацеленные на горло жертвы, клацнули, хватая пустой воздух.
   В тот же миг овечья шкура падает на землю.
   "Ёпсель-мопсель... глазам не верю".
   Уже не овечка, а матёрый волчара, стоит на её месте и скалит зубы. Хитрый-прехитрый, опытный, безжалостный, да, к тому же, в два раза крупнее, чем сам нападающий. Такой, в один приём порвёт и тут же схарчит. Белоснежные клыки торчат из пасти, словно обоюдоострые кинжалы, намекая на крупные неприятности.
   - Привет дружище, - облизнулся незнакомец. - Ты появился очень кстати, прямо-таки к столу.
  
   Возвращение к школе N 93
   В течение всего разговора в Лёшиной голове мелькала бесконечная череда сравнительных образов.
   "Естественно, быть битым местным хулиганьём в мои планы не входит. За время учёбы в 9-й школе, уличные банды, круглосуточно патрулирующие скверы, парки, пустыри и подворотни, успели отколошматить всех моих друзей, а некоторых - многократно. Приходишь в школу, а там такое... То один светит "фонарём", то другой. Кому-то выбили зуб, кому-то врезали по голове, и у него, сквозь короткую стрижку, просвечивает зелёнка, маскируя пробоину в затылочном крае черепа. Увы, такова реальность общества развитого социализма, одинаковая для всех городов СССР. Ничего сделать нельзя.
   Удивительно, но сия злая доля меня миновала. Почему и каким образом - сам не ведаю. Исключением является конфликт с историком Юзефовичем, кинувшим восьмиклассника приёмом самбо "через бедро" - с урока и прямиком в школьный коридор. Но то был частный случай, лишь подтверждающий основное правило. - Лёша вздохнул. - И вообще... сколько же раз я выслушивал эти наезды? В той или иной форме, - вопрос отдавал неопределённостью. - Пару сотен раз, ничуть не меньше. Начиная с семилетнего возраста, когда начал самостоятельно (без родителей) ходить в школу, и по настоящее время. Я уже выучил этот текст наизусть... одно да потому... да хреном о колоду. Уже тошнит, словно слышишь заезженную мелодию, хрипящую с задроченной в хлам грампластинки".
   Что и говорить, ежедневно общаясь с уличными хулиганами, а порой, и с "бывалыми" зэка, прочим уголовным элементом, так и норовящим тебя избить и ограбить, Лёша умудрился выработать к этой заразе устойчивый иммунитет. Не хуже, чем в физиологии, иммунитет "к наездам" даёт защиту и уверенность, поддерживая динамическое равновесие внутри организма.
   Стоит отметить, что когда речь заходит об "одном битом" из известной пословицы, то понятие несёт иносказательный смысл. "Битый" гражданин может, за всю жизнь, так и ни разу не получить по морде. "Один битый" подразумевает, прежде всего, наличие специфического опыта.
   Сколько там дают за него? "Двух небитых"? Ну... - это очень скромно для столь значимого в жизни фактора. Лёша подозревал, что в его персональном случае, "один битый" равносилен никак не менее десяти "небитым".
   Доморощенные гопники из школы N 93 просто не были знакомы с его послужным списком, именуемым странным словом "резюме".
   Впрочем, откуда же им было про это знать?
   Лёша долгие годы "варился" одновременно в трёх котлах. И, в каждом из них, он был вынужден мирно уживаться с местным криминалитетом. Ведь, с какой стороны не посмотри, "худой мир лучше доброй войны".
  
   Из воспоминаний
   Котёл 1.
   Школа N 9 и прилегающие к ней территории в виде парка Горького ("Огорода"), стадиона "Динамо", Дома Чекистов и сквера при Клубе Дзержинского.
   Всеми делами здесь заправляли бритоголовые бандиты из "Слепухи", напоминающие вечно голодных шакалов, рыскающих стаями в поисках поживы. Необеспеченные, необразованные, немытые, неопрятной внешности, "слепые" терроризировали родной микрорайон, избивая чужаков, потроша подвыпивших граждан и глумясь над слабаками, не умеющими за себя постоять. В сложившихся обстоятельствах, хочешь или не хочешь, но приходилось искать методы противодействия этой стоглавой кодле ("кодла" - компания людей, проводящих вместе время и склонных к совершению преступлений).
   А что ещё оставалось делать?
   В итоге, приходилось "Учиться, учиться, и ещё раз учиться", - следуя заветам Ильича. Учиться выпускать когти... - вроде бы и незаметно, при этом лениво потягиваясь, словно кот, до поры до времени демонстрирующий мягкие пушистые лапки. Что и говорить, этой науке не учат родители, не учат и в школе, да и в армии - тоже не учат подобным вещам.
  
   * Да чего там, армия... Мы тянули лямку срочной службы не 2 года, как все нормальные люди, а 2 года и 2 месяца, и знакомы с армейскими реалиями не понаслышке.
  
   Армейский вариант разборок, в виде откровенного разговора "по-мужски", в среде безбашенных отморозков не прокатывает от слова "совсем". Прикинут сзади кирпич в голову и, со словами "получай петушара", отчалят прочь, не забыв избавить упавшее тело от денег и наручных часов. При встрече с бандитами из "Слепухи" было бессмысленно взывать о чести, совести и справедливости. Не тот контингент.
  
   Котёл 2.
   Кварталы, прилегающие к Лёшиному дому (ул. Борчанинова, 7), в виде школы N 6, продуктового универсама "Стометровка", и множества дворов вдоль улиц Ленина, Кирова и Большевистской.
   Каких-либо организованных банд в районе не наблюдалось. Естественно, парочка отъявленных хулиганов с крепкими кулаками имелась и в этой локации. Сергей Горбачёв, да Олег Зимин, по кличке "Борман" держали в страхе дворы за "стометровкой", но не более того. Лёша, проживающий в ближайшем к 6-й школе доме, с утра и до вечера, наблюдал снующую мимо шантрапу: мелочную и вороватую, своими выходками напоминающую обезьян-бандерлогов из сказки про Маугли.
   Что же касается эспланады с зимними горками и масштабной стройкой нового Драмтеатра, то на её территории хозяйничали выходцы из школы N 32 расположенной "по ту сторону", рядом со стадионом "Энергия". Серьёзные и организованные ребята спортивного телосложения, они, внешностью, разительно отличались от тех же "слепых", но повадки, стиль, манеры - всё одно и то же, до боли знакомое. Стоило лишь повстречать их на пути, как тебя начинали грузить всякой шнягой, вспоминая старые дела, либо пытаться спросить за чужие косяки, существующие, виртуальные - всё без разницы. В ответ, приходилось брать себя в руки, жёстко цензурируя устную речь, одновременно изворачиваясь ужом, умудряясь, при этом, сохранять достоинство и, самое главное, ничего им не обещать, с самым равнодушным выражением лица пропуская наезды мимо ушей. "Эти" не били просто так, но, стоило лишь брякнуть что-либо неуместное, либо приврать сверх того, что было на самом деле, как прилетала "двоечка". Ну а далее - по тому же сценарию, что и у "слепых": деньги, наручные часы, сигареты.
  
   Котёл 3.
   "Балка" (барахолка, вещевой рынок). Лёша ходил туда в компании Саши Двойникова, а бывало, что и в одиночестве, по выходным дням, закупая жевательные резинки, американские и английские сигареты, прицениваясь к музыкальным новинкам, да и просто так - развлечься от домашней тоски. На балке торговалось всё подряд, и крутились большие деньги. Тихий шелест красных "червонцев" и фиолетовых "четвертаков", переходящих из рук в руки, завораживал Лёшу. В столь денежном месте, несомненно, должен был водиться местный уголовный элемент, однако проходил год за годом, а новой информации не появлялось. Логика уверяла, что чудес не бывает, но глаза наблюдали обратную картину: мир и благоденствие царили на ограниченном пространстве свободной торговли. Никто тебя не мерил наглым взглядом, не ухмылялся исподлобья и не выслеживал по пути следования домой с целью отъёма приобретённого товара.
  
   Балка. Суббота. Два человека прижимаются к ограждающему периметр забору, прячась от колючего северного ветра.
   Из бокового кармана болоньевой куртки одного из них, торчит открытое горлышко чекушки водки. Глоток... передача партнёру. Тот отхлёбывает и облизывает губы. Закуски нет, но это не имеет значения. И вот, пессимистическое настроение, вызванное холодом и низкой облачностью, меняет вектор. Старая истина права: не бывает плохой погоды, бывает мало водки. Тепло из желудка растекается по телу, вызывая прилив бодрости.
   Перекур.
   - Димон, с меня пойло, с тебя сигареты, - заявляет Лёша.
   Старший товарищ молча достаёт из кармана жёлтую пачку "горбатого" (т.е. "Camel") и протягивает приятелю.
   - Help yourself with exclusive goods, - пафосно произносит он.
   - Чего-чего?
   - Ну, это типа того, что эксклюзивные товары имеются только в нашем муравейнике.
   Лёша засовывает эксклюзивную сигарету в рот, затем извлекает из нагрудного кармана одну из трёх находящихся там спичек и чиркает о школьные брюки. Спичечная головка воспламеняется с характерным шипением, а на тёмно-синей ткани появляется очередной белёсый след. Спички - хорошая вещь. Они зажигаются об оконное стекло, мебельную полировку, листы бумаги, кафельную плитку, да и вообще, о любую поверхность, лишь бы не было на ней ямок и складок. А остающиеся полосы... ну да... это является недостатком. Да хрен на него.
   Прикурив, Лёша усиленно принюхивается к тонкому аромату заграничного табака.
   "Вот, что курят нормальные люди, - делает вывод. - Да и никотина, в "Camel", на порядок меньше, чем в "Беломорканале". И канцерогенных смол тоже. Как тут не констатировать, что из-за физического отсутствия в продаже лёгких сигарет с фильтром, советский народ, как употреблял доселе, так и будет продолжать употреблять разную дрянь, от которой даже лошади дохнут. Ведь с курением бороться бесполезно. Приложив изрядные усилия, можно лишь снизить процент курильщиков в обществе, но полностью устранить это явление не получится. Как не старайся, как не убеждай, всё равно курить будут. И таких людей - миллионы, и все они - граждане СССР.
   Отсюда возникает закономерный вопрос: почему все эти умники, сидящие в правительстве, даже пальцем не пошевелят для "обезвреживания" изделий табачной промышленности? Весь доступный в Перми ассортимент состоит из "Астры", "Примы", "Лани", "Дымка", "Севера" и "Беломорканала". Все они без фильтра. Иногда завозят кубинский "Partagas", такую же гадость, как и всё остальное. Его вообще курить невозможно: сразу начинаешь задыхаться. Доступная табачная продукция несёт угрозу для жизни из-за зашкаливающего содержания алкалоидов пиридинового ряда, а также "гремучей" смеси токсинов и канцерогенов.
   Естественно, при наличии выбора, добрая половина курильщиков предпочла бы пыхтеть значительно менее вредоносными изделиями, напоминающими сигареты лишь внешне и состоящими из взорванной в вакууме табачной соломки, предварительно избавленной от никотина и смол, чем травиться термоядерной хренью, произведённой на советских фабриках. Ведь многие люди курят не ради получения дозы никотина, а для психологической разгрузки.
   Однако надо ли это государству? Очень интересный вопрос...
   Курильщик трудится не хуже других людей, а живет значительно меньше. Если умножить число курильщиков на пенсионные выплаты и количество недожитых лет, то получатся даже не миллиарды рублей экономии, а триллионы. И это не считая затрат на бесплатное медицинское обслуживание. Покойникам медицина не нужна, в отличие от ведущих здоровый образ жизни 70-80-90-летних граждан, организм которых, с каждым прожитым годом дряхлеет все больше, приходя в полную негодность в соответствии со схемой "ноги-почки-голова", тем самым доставляя массу проблем поликлиникам, больницам, станциям "Скорой помощи" и отделам социальной защиты.
   Из этих размышлений следует вывод о том, что государству нет никакой выгоды от долгожителей, наоборот - сплошные убытки. Ведь, априори, каждый пенсионер - что ярмо на шее. Корми его, оплачивай коммуналку, проезд в общественном транспорте, обеспечивай медицинской помощью и бесплатными лекарствами. А в пенсионном фонде и так, зияет чёрная дыра космических размеров, высасывая из бюджета денежные средства, так необходимые для развития экономики.
   Пенсионеры государству не нужны. А у кого-то ещё оставались сомнения по этому поводу?
   Тьфу... Как же я ненавижу "Беломор"... дрянь ещё та. А есть ли ему альтернатива? С одной стороны, вроде бы и есть. Вот она, здесь и сейчас, прямо перед глазами, но...
   На балке продаются "Marlboro", "Dunhill", "More" и даже ментоловые "Salem". Завозят и югославские брендовые "Ronhill", в красно-коричневых, с золотом, пачках. Если покупаешь сразу блок, то имеешь оптовую скидку. Однако цены... - они даже не кусаются, а бьют наповал. Хотя всё должно быть устроено ровно наоборот.
   Самые крепкие сигареты, по своей убойной мощи, напоминающие хрущёвскую "Кузькину мать" ("Царь-бомбу"), должны продаваться по более высокой цене, чем "соски-пустышки", на 95% избавленные от смол и никотина. В ином случае, у множества людей элементарно не хватит денег на приобретение "облегчённой" продукции. Эта очевидная очевидность пошла бы пользу миллионам граждан, имей государство целью заботу о сохранении здоровья нации.
   Но, увы...
   Советский Союз напоминает страну дураков, где многие, неоспоримо правильные вещи вывернуты наизнанку. Как тут не выругаться в адрес "руководящей роли" коммунистической партии? Впрочем, коммунисты уже давно оторвались от народа, создав в обществе отдельную элитарную прослойку. И хотя им (т.е. коммунистам) хорошо известны чаяния народа, плевать они хотели на этот народ. С точки зрения партийного руководства, "народ" - это не более, чем исполняющая очередной пятилетний план "масса трудящихся". Другими словами - рабсила.
   Хм-м-м...
   Вот так и живём, продолжая курить полное говно, от которого зубы начинают желтеть, да и губы тоже. Короче, с чего начали, тем и закончили", - подытожил он свою мысль.
  
   - Отличные сигареты. Made in USA?
   - Yes. Штат Коннектикут, - отвечает Дима.
   - Первый раз слышу это название. Теперь буду знать.
  
   Дима Маймуст - известная личность.
   Уровень его знакомств и связей таков, что в глазах Лёши он выглядит полубогом. Дима поимённо знает всех пермских спекулянтов, спортсменов, адвокатов, прокуроров, директоров баз и магазинов, таксистов, артистов, аферистов. Порой кажется, что он знаком с каждым мало-мальски известным человеком в родном городе.
   На его особом счету - "золотая молодёжь", то есть подрастающее поколение из высшего сословия. Детишки руководителей промпредприятий, надзорных органов, органов правопорядка, профессуры, номенклатуры... - приносят высокую прибыль, ибо выторговывать скидки, борясь за каждый рубль... разочарованно уходить без покупок... возвращаться снова, ради продолжения торга и приобретения желаемого товара по комфортной цене - этим людям не позволяет высокий социальный статус. Да и не умеют они торговаться. Ведь, при наличии денег, любой дурак может позволить себе любой каприз.
   Пришёл на балку, выдернул из музыкальных новинок "самые-самые" шедевры, да ещё в идеальном качестве, выслушивая "довеском", в адрес себя любимых, различные комплименты, касательно "изысканного вкуса"... и рука уже тянется к кожаному портмоне. Стоимость "пластов", находящихся на вершине музыкальных рейтингов, соизмерима с месячным окладом учительницы начальной школы, однако сей факт никого не смущает. Дети начальников - люди обеспеченные, поэтому расстаются с деньгами легко и непринуждённо.
   А что такого? Сегодня ты с покупками, но без денег. То есть "гол, как сокол". А завтра папа принесёт ещё... с работы... естественно. Не в капусте же он "капусту" находит? И ты снова в теме, снова на коне. Земные радости приносят нескончаемые позитивные эмоции, особенно, когда эти "радости" доступны очень ограниченному кругу лиц.
   Не меньше музыкальных дисков, "золотую молодёжь" интересуют запрещённые товары, оборот которых полностью нелегален. Царские "червонцы" и "империалы", старательское "рыжьё", дойчмарки, доллары, глянцевые порнографические журналы, сильнодействующие лекарства, патроны к ТТ (с патронами проблема, в отличие от самих ТТ), трофейные кинжалы и кортики вермахта, со свастикой... - на балке можно купить всё.
   Однако, случись облава, шухер какой, сопровождаемый оцеплением и шмоном (такое здесь бывает), "запрещёнки" никто не обнаружит. Ведь товар распихан по хатам и тайникам, находящимся на весьма далёком расстоянии от торговой территории. На балке физически присутствуют лишь люди, владеющие информацией, так называемые "барыги". Барыги настолько поднаторели в своём ремесле, что буквально сканируют мысли покупателя, интуитивно улавливая оттенки его эмоционального состояния, словно Вольф Мессинг, шестым чувством определяя фальшь и подставу, прямо по ходу непринуждённого разговора решая, стоит ли иметь с этим человеком дело. Уровень знакомств покупателя, его платёжеспособность, рекомендации знакомых - всё это не играет никакой роли. Здесь, на балке, работают психоаналитики высшего разряда. На всю миллионную Пермь, их наберётся всего пару дюжин. Они, либо сопровождают сделку "от и до", либо сразу дают "от ворот поворот". Как им удаётся выживать, занимаясь столь опасным бизнесом на протяжении лет и десятилетий, да ещё нехило зарабатывать на этом - остаётся их профессиональной тайной. Но такие люди реально существуют.
   Маймуст тесно связан с барыгами.
   "Ещё немного, и сам он превратится в одного из них. Уж больно талантливый у меня приятель", - Лёшины мысли, не останавливаясь ни на мгновение, анализировали происходящие вокруг него события.
   Номера телефонов клиентов, их имена-отчества, полезные знакомства, в том числе и выходящие за пределы Пермской области, и прочие сведения, Дима держит в голове, поскольку обладает феноменальной памятью. В записной книжке просто нет необходимости.
   "Да это не человек, а ходячая энциклопедия, где есть ответы на любые вопросы, - констатирует Лёша. - Про таких, как Маймуст, слагают песни".
  
   Он одевался "по фирме",
   Держал бордель и, кстати,
   Не посидел ещё в тюрьме
   И точно знал - не сядет.
  
   Он был еврей, всё по уму,
   Красавец одинокий.
   И правил миром на дому,
   Как все блатные Боги. (А. Ватутин, "Школьный друг")
  
   Относительно внутренней сущности приятеля можно было утверждать, что Маймуст состоит из немыслимого количества диалектических противоречий, характеризуемых классической философией Гегеля, как "совмещение несовместимого, происходящее в рамках одного объекта".
   Совсем недавно, Дима, с золотой медалью, окончил школу N 6 и превратился в студента "мехмата" Госуниверситета (позже закончил его с красным дипломом). Попутно, отучился в музыкальной школе N 1, расположенной на ул. Швецова, заслуженно именуемой словом "еврейская", по классу виолончели. Виолончель привела его на конкурс им. Чайковского, где он стал лауреатом. К прочим активам, Маймуст имел первый спортивный разряд по лёгкой атлетике и первый разряд по баскетболу. Он писал песни и стихи, крутился в богемных кругах, общался с музами, вдохновлялся музами, спал в обнимку с музами. Что и говорить, музы благоволят творческим людям.
   Что же касается балки, то такого матёрого спекулянта стоило ещё поискать. Хитрый, осторожный и удачливый, Дима проворачивал крупные гешефты и имел обширнейшие связи среди барыг, наработанные за минувшую пятилетку. Высокого роста, спортивный, подтянутый и необычайно общительный, он любил пользоваться в разговоре английскими выражениями, порой, вставляя туда словечки из идиша, возвращаясь затем на родной русский. Хотя, кто же знает, какой язык является для еврея родным?
  
   - Ты не боишься ходить со своим дипломатом? - поинтересовался Лёша.
   - В смысле?
   - У тебя там, одних "пластов", на тысячу рублей. Да и в карманах - хрен знает что. Чистый криминал.
   - Боюсь, но не очень.
   - Тут, на балке, вообще есть бандиты?
   - Естественно есть. Только они все свои. Типа местной службы безопасности.
   - Это как?
   - Ты только представь, что будет, если в эту овчарню, - Дима кивнул в сторону толпы меломанов, - запустить стаю волков? Полный кирдык... всем и сразу, и бизнесу тоже. Порвут, разорят, по миру пустят. Кроме прочего, тут ещё и внутренних проблем хватает. Кто-то из барыг мошенничает, подсовывая низкосортную дешёвку в партии качественного товара. Другие не спешат возвращать долги. Здесь только с виду всё пристойно. Однако барыги есть барыги: порядочные люди среди них в явном меньшинстве. Каждый спит и видит, как бы тебя ловчее обуть на лавандос, тем, либо иным способом.
   - Можешь рассказать мне про эту "службу безопасности"?
   - Дай бутылку.
   Запрокинув себе в рот, Маймуст делает глоток, второй, третий. Возвращает пустую тару товарищу.
   "Вот ни хрена себе, золотой медалист... - гордость школы N 6, - думает Лёша. - Его фото, наверняка, висит на Доске Почёта, рядом с учительской, в качестве примера для подражания. При этом, образцовый выпускник пьёт водку "из горла"... под забором... без закуски... и даже не кривится".
   - Димон, где твоя совесть?
   - Отстань. Ты сейчас свинтишь домой, а мне ещё до 15-00 топтаться на этом сквозняке. Запланировано несколько деловых встреч.
   Рука старшего товарища ныряет в карман джинсовой куртки и вытаскивает оттуда скомканные купюры, вперемешку с монетами.
   - Держи 2,12. Сходи в Стометровку, купи себе новую чекушку.
   - А на трамвай не подкинешь?
   - Какой трамвай? Здесь ходьбы пять минут. Тебя что, три копейки интересуют?
   - Три копейки - нет. Сударь, я рассчитываю на Вашу щедрость.
   Маймуст впивается в Лёшу пристальным взглядом, затем усмехается и повторно лезет в карман. 50-копеечная монета перекочёвывает к Лёше.
   - Ну, ты и вымогатель. Однако развеселил старика. Wi are quits, aren't wi?
   - Квитс-квитс. Давай рассказывай про местных бандитов, а то я, действительно, планирую свалить.
   Дима вновь закуривает и начинает выдавать информацию.
   - Здесь присутствуют "специалисты" трёх разновидностей. Вон того, - кивает в сторону мужичка в шляпе, но без ручной клади, гуляющего налегке, - зовут Виктор. Его команда берёт заказы на "дожим" клиентов. Некоторых людей достаточно просто отловить, нагнать жути про возможные неприятности с женой, детишками, престарелыми родителями, а порой, для пущей убедительности, предъявить перо. Под влиянием испытанного стресса, мышление должника сразу возвращается в конструктивное русло. Следует отметить, что причинения тяжкого вреда здоровью данный вариант не предусматривает. Исполнители лишь пугают. Максимум, могут выписать пендаль под жопу. Молодцы.
   Однако среди непорядочных людей полно и тех, на кого устные угрозы не действуют. В данном случае, к решению проблем подтягиваются "домушники". Представляешь? Приходишь домой, открываешь дверь своим ключом, а там всё разбито к едрене-фене: телевизор, холодильник, магнитофон, акустика. Из стиральной машины торчит монтировка, барабан вырван с корнем, а в изголовье двуспальной кровати, на тиснёных золотом югославских обоях, губной помадой выведена фраза: "Долги нужно оплачивать". Признаков взлома нет, как нет и денежных заначек, надёжно припрятанных в книгах, постельном белье, морозилке, духовке кухонной плиты и банке с гречкой.
   Полный финиш.
   Поверь, эта картина становится своеобразным откровением для подавляющего большинства неплательщиков. Меняй дверной замок, или не меняй - перспективы не радуют. Образ разгромленной, по сценарию "number two", квартиры, плюсом к этому - череп, проломленный тупым предметом, вырисовываются с очевидной неизбежностью. "Домушники" - специалисты в своём деле. Для них не существует закрытых помещений и этических правил. И, если не ограбят повторно, то рога уж точно обломают. Результатом применения шоковой терапии становится полная сговорчивость клиента и неукоснительное исполнение взятых на себя финансовых обязательств.
   Теперь переходим к третьей категории, именуемой словом "корпорация".
   Ребята из корпорации работают по отморозкам, шантажистам, петухам всяким... гамбургским... не по масти гнущим пальцы. По всем тем, кто не даёт людям спокойно жить. Сегодня ещё не видел, но ходит тут один... кличут Малыш. Паренёк невысокого роста, метр с кепкой. С первого взгляда - самая заурядная внешность. Неулыбчивый. Разговаривает очень тихо, практически шёпотом, без эмоций и по делу. Походка упругая, явно спортсмен. Его команда вершит дела тихо и грамотно. Зачем слова, когда они понимают друг друга с полувзгляда? Корпорация похожа на команду профессиональных охотников, которые выслеживают зверя, а затем грамотно обкладывают его со всех сторон. Сюжет незамысловат, однако требует железной выдержки, сноровки и опыта. У меня даже сложилось впечатление, что Малышу нравится его работа. В моменты безденежья, его тарифы значительно снижаются, до смешных двухсот рублей за заказ. В случае же отсутствия у Заказчика свободных денег, Малыш идёт навстречу, предоставляя разумную отсрочку. Отсрочка - это всё те же деньги, только позже. Сам понимаешь, с Малышом шутки плохи, поэтому он даже не парится насчёт возможных неплатежей.
   Далее происходит вот что: в течение недели, максимум двух, поступает сообщение в виде условного сигнала, свидетельствующего о том, что контракт выполнен, и взаимные задолженности, согласно Акту сверки, сбалансированы в ноль. И, до новых встреч, господа бизнесмены.
   - Их что, невозможно вычислить?
   - Да никому это не нужно. Малыш... просто Малыш... никто не знает, как его зовут на самом деле, но он вполне себе ответственный исполнитель. Без всяких сомнений, кто-то из местных барыг является его покровителем и главным заказчиком. Хм-м-м... Возможно, там есть что-то ещё, кроме деловых отношений. Вариантов тьма, и каждый из них может иметь место. Малыш ведь не просто так, взял и свалился с неба. Чудес не бывает. Некто привёл его сюда, рекомендовал, тихо так, одними намёками, и, до сих пор, заинтересован в его присутствии.
   - А залётная братва здесь появляется?
   - Ещё как появляется. Падаль всех мастей дуреет от одного лишь вида денег, находящихся в чужих руках. Лишаясь остатков разума, пришлые ребята пытаются заняться вымогательством. Только им хронически не везёт. Быстро появились - быстро исчезли.
   Они мечтают упасть на хвост матёрым бизнесменам: сесть им на шею, да ещё и ножки свесить. Раскрыли рты, словно подкидыши-кукушата, и дуют в уши:
   "Господа, подайте нам бедным, кто сколько может. Денег постоянно не хватает, а ведь хочется жить не хуже других. Мы мечтаем ничего не делать, кушая, при этом, шашлыки и люля-кебабы, запивая их молдавским коньяком "Белый Аист". Нам нужны деньги на блудных девок и модный прикид, джинсы "Montana" и кроссовки "Adidas". Ну, а на шею повесим "златую цепь" с Пушкинского дуба. "Златая цепь на дубе том...". Романтика! Хочется приобрести "Жигули" цвета "коррида", отдохнуть в Сочи, справить днюху в банкетном зале ресторана "Кама" и многое другое. Наши потребности столь велики, сколь и безгранична наша лень. Трудовая деятельность - это не про нас. Поэтому мы никак не можем найти своё место в жизни, того и гляди, последние трусы придётся нести в комиссионку".
   Понимаешь, дружище, - продолжил Маймуст. - Всё их общение с окружающими людьми представляет собой непрерывное "Дай-дай-дай", сопровождаемое протянутой рукой. Есть у цыган такая зажигательная песня - "Дану-Давай". А что ещё можно ожидать от этих вечно голодных нище...бов?
   Впрочем, с ними общаются весьма культурно. "Залётных" выслушивают, кивают в знак согласия, после чего к делу приступает Малыш и его команда. Рандеву (фр. rendez-vous - "встреча"), с глазу на глаз, назначается в тихом безлюдном месте, коих в городе полным полно.
   А что? Малыш не вызывает опасений: маленький, культурный, не курит, не пьёт, аккуратно одет, аккуратно подстрижен. И вообще, своими неторопливыми движениями, он напоминает заурядного тихоню. По отношению к находящемуся напротив него широкоплечему бандиту, выглядит сущим недомерком. И, вроде бы, разговор идёт по плану, без оскорбительных выпадов и устрашающих намёков. После согласования условий сотрудничества, Малыш, от имени барыжного сообщества, передаёт в руки нового партнёра "котлету", небрежно перетянутую резинкой ("котлета" - пачка купюр), и тут же, без прелюдий, неуловимо быстрым движением фокусника, превращает иллюзию в самую обычную реальность.
   Вуаля! (фр. - "вот, вот так вот").
   Увы, неприятность. Пока вымогатель вожделенно теребит в руках денежную подачку, решая чисто земной вопрос: "Пересчитывать или нет?", его сонная артерия теряет целостность. Левая локация шейного отдела - самое уязвимое место человека, а Малыш такой же правша, как и большинство из нас. Плюс к этому, он обладает стремительной реакцией и невероятной точностью попадания. Не человек, а мангуст какой-то... - истребитель королевских кобр. Где он этому научился? Да хрен его знает. Малышу бы в цирке выступать, со своими талантами.
   После, с самым спокойным выражением лица, он наблюдает за падением, будто в приступе бронхиальной обструкции, согнувшегося тела, констатируя, что визави (фр. vis-a-vis - "лицом к лицу"), согласно Михаилу Булгакову, оказался "иногда внезапно смертен". Конвульсии конечностей постепенно затихают, переходя в трупное окоченение. Так и должно быть: хронология событий повторяется из раза в раз, и она, точь-в-точь, являет собой клиническую картину ухода из жизни матёрой крысы, заваленной на глушняк резким ударом гвоздатой палки.
   Маленькая крыса, большая крыса, либо крыса, похожая на человека - от всего крысиного поголовья несёт тлетворным злом, ядовитыми миазмами... поскольку крысы гадят: везде-всегда-всем. Отсюда и метод противодействия, именуемый словом "ликвидация".
   "Наличие крыс означает наличие проблем", - данная фраза является аргументом, оправдывающим беспощадную войну на истребление. Эмоции же, сопровождающие предельно жёсткую расправу... хм-м-м... а что эмоции? Вызывающие душевное волнение, они, со временем, становятся рутиной (фр. routine - "монотонная неинтересная работа"), провоцирующей лишь зевотный рефлекс.
   Равнодушно-безжалостный взгляд Малыша пробегает по окружающему пространству на предмет поиска оставленных улик. Однако всё чисто, ну и славненько! Перестраховка является обязательным элементом действа. На секунду, его взгляд фиксируется на анемично-бледном лице жмура.
   "Отговорила роща золотая", - лезет в голову творчество Сергея Есенина.
   Мысли, профессионального и лирического толка, начинают конкурировать друг с другом, толкаясь локтями в борьбе за первенство. "Какой же он по счёту? Впрочем, какая разница? Готов огурчик - на остальное плевать. Лично для него, всё хорошее осталось в прошлом. "Роща", в натуре, "отговорила", как и положено, а упорхнувший в южные края клин пернатых - помахал чуваку взмахами широких крыльев.
  
   И журавли, печально пролетая,
   Уж не жалеют больше ни о ком.
  
   Одновременно с этим, происходит констатация факта, что мечта сегодняшней жертвы, не сумевшей придумать ничего лучше, окромя вымогательства денег у серьезных людей с балки... светлая такая... всем мечтам мечта... мечта о халявном обогащении - сбылась на все сто.
   Парню, который по жизни "никто и звать никак", родом с рабочей окраины Крохоблюево, несказанно повезло: он, на равных, пообщался с барыгами, после чего и получил на руки "котлету", состоящую из денег, заработанных другими людьми... - не об этом ли грезилось по ночам?
   Однако исполнение мечты не является бесплатным удовольствием. А что вы хотели? В жизни за всё приходится платить. Вот такая мораль.
   Закончив осмотр, Малыш степенно усаживается на заднее сиденье подъехавшего мотоцикла и отбывает восвояси (сл. Ожегова: "восвояси" - домой, к себе). И несётся вслед, лёгким дуновением ветерка, краткое: "My best regards to your family!" - "Привет близким!". Хотя исполнитель образован и умён, но от природы крайне немногословен.
   Спектакль окончен. Тяжёлый бархатный занавес падает, разделяя сцену и зал.
   Что и говорить, театральное действо не оставило зрителей равнодушными, да и явилось в высшей мере поучительным. Мораль сей басни такова: "Шлемазл славно порезвился, за что и поплатился. И увидеть его вновь, по крайней мере, в добром здравии - более не представляется возможным".
   - Кто-кто "порезвился-поплатился"? - недоумевающе вопросил Лёша.
   - Лёха, какой же ты невежда. В дословном переводе с идиша, "шлемазл" - это неудачник. На территории СССР данное понятие не в ходу, но все образованные люди понимают его смысл.
   - Странное слово.
   - Зато схватывает суть. Являясь банкующим, парнишка умудрился сдать, самому себе, голимое фуфло. Шлемазл... - иначе и не назовёшь. Он похож на одноглазого дятла, нарисованного на логотипе компании "Skoda". Три пера, торчащие из хохолка - это его понты. Клюв, справа - служит для приёма пищи. Посредине же - выбитый в пьяной драке глаз... дырка от бублика... - вот и вся его натура.
   - Дима, ты не мог бы изъясняться проще? Я элементарно не поспеваю за полётом твоего воображения, и речью, состоящей из сплошных аллегорий.
   - Что, правда?
   - Да.
   - Хорошо. Объясняю доступным языком. Человек, совмещающий в себе сразу три порочных качества - жадность, наглость, праздность, похож на смертника, собственноручно нацепившего пояс с взрывчаткой и поставивший детонатор в боевой режим. Одно неосторожное движение, и... происходит инициация заряда, по-английски - "detonation". Отсюда следует, что не "мы его", а он, "сам себя". Шлемазл сам виноват в своих проблемах, поскольку нечего соваться туда, куда не звали. Вот ты, Лёха, сунь голову под мчащийся поезд... и что будет? Какие, вообще, могут быть претензии к поезду, коль сам дурак?
   - Ты меня шокировал такими подробностями.
   - Not at аll. Если бы ты знал, насколько всё обыденно. Ведь главный закон бизнеса сформулирован всего из четырёх слов: "Или ты, или тебя".
   Хотя, чисто по человечески, мне близко и понятно стремление обогатиться за чужой счет. Но нужно понимать и то, что балка - это не то место, где растут чудо-деревья из сказки про Буратино. Люди, работающие здесь, весьма практичны и сами, кого хочешь, могут согнуть в бараний рог. Естественно, чужими руками. Зачем мараться, когда вокруг полным-полно узкопрофильных специалистов? Сам знаешь: кто платит, тот и танцует даму. Если барыги и выписывают что, в виде халявы, то лишь путёвку в городской морг.
   Так что, Лёша, веди себя порядочно, всегда и везде оставайся человеком, не обманывай и не воруй. Психологические слабости партнёров учитывай, но не злоупотребляй этим знанием. Чего здесь непонятного?
   - Я всё понял. Ты потрясающе умный человек.
   - А то! Спасибо предкам: пусть не златом-серебром, но мозгами меня обеспечили.
  
   "Прописка" в новом коллективе
   Разговор с хулиганами закончился. Поняв, что новый ученик ломаться не желает, его пригласили в школьный двор, на поединок. Приглашение озвучил Лёшин ровесник - бывший ученик их параллели. Хулиган имел самую невзрачную внешность, небольшой рост, и не мог стать достойным соперником для Лёши.
   "У нас разные весовые категории, так что, дружище, вместо победы ты рискуешь подпортить свой портрет, при условии, что не вмешаются дружки", - трезвая оценка собственных возможностей придала уверенности.
   Однако неожиданность. Едва выйдя на улицу, приглашающая сторона загасилась, перепоручив сие ответственное дело другому человеку.
   "Замена нападающего, - констатировал Лёша. - Ситуация похожа на свадебный выкуп, где свидетель становится заместителем жениха по "грязной" работе, выполняя обязанности по поеданию торта без участия рук и участию в серии алкогольных возлияний, посвящённой светлому будущему молодожёнов. - Каких только сюрпризов в жизни не случается".
   - Муравей! - мелкий хулиган кликнул коротко-стриженого амбала, килограмм под 90 весом, расслабленно-перекуривавшего под раскидистым деревом напротив входа в школу. - Организуй этому пассажиру прописку. Он сам попросил, - недобрая усмешка перекосила лицо.
   - Ну, если сам, тогда я сейчас его нахлобучу, - басом отозвался амбал-Муравей и выдвинулся в сторону Лёши.
   "Что же делать??? Придётся принимать неравный бой", - неравенство весовых категорий сводило шанс победы над Муравьём к полному нулю.
   Лёша принял боксёрскую стойку, выученную в период прошлогодних хождений в спортивное общество "Трудовые Резервы" и пригнул голову. В это время Муравей пошёл в атаку.
   - Бамс! - первый удар противника пришёлся по касательной к уху.
   Лёша отпрыгнул и угрожающе отогнул правое плечо для проведения ответного удара. Муравей замялся и попробовал достать его ногой.
   - Вжик, - нога просвистела мимо голени новичка. Не успел он опомниться, как последовал встречный выпад. В глазах Муравья появилось сомнение. В этот момент Лёша начал резво скакать кругами, раскачиваясь в разные стороны, чтобы сбить с толку этого уличного бойца. М-м-да... Изрядная упитанность не позволяла сопернику принять навязанную тактику боя. Не та резвость.
   Муравей злобно шипел, кидался вперёд, словно рассвирепевшая змея, но ему постоянно не хватало каких-то сантиметров.
   Минута-две...
   Со школьного крыльца и из дальних уголков двора начали подтягиваться зрители. Однако поединок, толком не начавшись, внезапно сошёл на нет.
   - Да ну его нафиг! - поняв, что быстрой победы не получится, выдохнул амбал.
   Тяжело дыша, он застыл на месте, прямо-таки по ходу пьесы принимая образ добродушного парня.
   - Меня зовут Вова Муравьёв, - он протянул Лёше свою руку.
   Рукопожатие, символизирующее заключение мирного договора, шибко не понравилось мелкому хулигану. Обиженно поджав губы, тот устремился прочь из этих мест.
  
   Школьные будни
   Новую классную руководительницу звали Екатерина Николаевна.
   "Катя" - один раз и навсегда, окрестили её ученики нового Лёшиного класса, произнося это имя с большим уважением. Екатерина Николаевна отличалась весёлым и добродушным нравом. Без преувеличения она стала для 9 "В" второй мамой.
   "Надо же, одни историки мне в классные руководители попадаются, - думал Лёша, добавляя очередное совпадение в длинный список интересных событий. - И, видимо, попадаются не случайно: я люблю этот предмет и готов изучать его со всей тщательностью. История учит жизни и формирует непредвзятый взгляд на социальные процессы. Человека, хорошо знающего историю, намного труднее одурачить, суля ему с высоких трибун златые горы, кисельные берега и скорое наступление эры коммунизма".
   Новая классная руководительница ему сразу и безоговорочно понравилась.
  
   На "В" класс с завистью и тоской смотрел класс "Б". Их руководителем, начиная с 4-го класса, являлась Кокуркина, преподаватель географии. Эта дама своим нравом ничем не уступала "сержанту внутренних войск" Царёвой - математичке из прошлой Лёшиной школы N 9.
   Тощая, с выпуклыми глазами, взирающими сквозь очки со стёклами-линзами, складчатым вторым подбородком, уходящим в область груди, Мария Васильевна умудрилась за прошлые годы так зашугать своих родных учеников, что к началу 9-го класса они стали...
   Термин "хорошие ребята" вполне подходит для их описания. Не бандиты, не хулиганы, не алкоголики... и всё бы ничего, но с ними было неинтересно общаться. "Хорошие", но, вместе с этим, "никакие" - вот и вся характеристика.
   Сегодня уже сложно вспомнить фамилии учеников "Б" класса, ибо в затеях "Ашек" и "Вэшек" они не участвовали, в курилке отсутствовали, а при встречах лишь сдержанно здоровались, тут же исчезая из поля зрения и оставляя в памяти лишь чувство полного равнодушия.
   "Из них получатся хорошие исполнители, не задающие лишних вопросов, - такая мысль частенько приходила Лёше в голову. - Возможно, что и карьеру сделают неплохую, из-за своей молчаливой покорности и трудолюбия.
   Похоже, что Кокуркина постаралась на славу, вытравив из учеников любое вольнодумство, уничтожив на корню попытки инициативы, ломая их через колено, поочерёдно, ещё в средних классах, насильно прививая им психологию "винтиков в большом механизме". С определённой точки зрения - это хорошо. Кто-то же должен воплощать чужие идеи в жизнь, сидеть над стопками отчётов по вечерам и строго исполнять распоряжения начальства. Но, применительно к самому себе... бр-р-рррр... подрезанные крылья - это не есть гуд".
   Единственной неординарной личностью в классе "Б" был Лёша Токман, мальчик, как и сам Лёша, появившийся в 93-й школе в начале девятого класса.
   Он был прирождённым диджеем: любил организовывать дискотеки и ими руководить. И, как ни пыталась классная руководительница высушить ему мозги, как не прессовала, Лёша Токман, вопреки моральному давлению, продолжал оставаться свободным творческим человеком, выполняющим домашние задания по остаточному принципу и иронично относящимся к отчаянным попыткам загнать его в стоящий по стойке "смирно" солдатский строй одноклассников.
   На этой фамилии и заканчивались воспоминания о классе "Б".
   А вот образ их классной руководительницы, географички Кокуркиной, в Лёшиной голове остался. Она обладала даром морального подавления, угнетая вблизи себя всё живое, словно плесневый грибок "Penicillium notatum", являющийся основой для получения одноимённого антибиотика.
  
   В волнениях и сомнениях, в каком-то затуманенном состоянии, пролетел сентябрь.
   Поездки "на картошку", в течение двух недель, практически ничем не запомнились. Каждый день одно и то же: автобус, совхозное поле... прыжок с подножки... бамс! И ноги вязнут в липкой глине. Перед тобой раскинулось бесконечное поле с гребнями подкопанных корнеплодов.
   "Поехали", - глагол в личной форме знаменует начало трудовой деятельности "кверху опой". Ведро, второе, третье. Хватаешь новый мешок. Вновь наполняешь. Короткая передышка. Взгляд обозревает окрестности. И, что мы видим? Опы-опы: везде и всюду, справа и слева, и до самого горизонта - одни сплошные опы. Школьники, студенты, госслужащие... - похоже, что на этот ежегодный "осенний карнавал" подтянулась половина Перми.
   Тьфу, что за пошлый пейзаж? Здесь и сейчас... даже не десятки - сотни оп. И все ползают туда-сюда, рискуя утонуть в этой грязи. Большие и маленькие, подтянутые и вислые, узкие и широкие - что и говорить, ассортимент впечатляет. Ого! Некоторые опы начинают вызывать искренние чувства. К примеру, вон та, пальчики оближешь, какая аппетитная, одетая в зелёные лосины. Кто же там, в теремке живёт? Прекрасная незнакомка или Баба Яга? Эта особь женского пола, похоже, забыла переодеться после ночной дискотеки. Хм-м-м... Подойду-ка я ближе, проверю. Может, зря волнуюсь?
   Тем временем, в голову начинают лезть всякие неприличные куплеты:
  
   Там кто-то задом пятится,
   Блестят его глаза.
   Свернулась каракатица,
   Как старая ...да. (А.Северный, "Садко")
  
   Гребень, второй... перемещения туда-сюда. Резиновые сапоги быстро превращаются в какие-то непотребные "говнотопы", весом по 2 кг каждый, и, уже нет сил, в них ходить. Мешки... загрузка, погрузка... а тут ещё и дождь пошёл... полный аут, хоть волком вой. Автобус, как избавление от мук, затем родной дом, падение уставшего тела в положение ниц. Помывка сапогов достаётся маме. Лёшина мама - героическая женщина. В душе возникают положительные эмоции в виде сыновьей благодарности.
   - Спасибо, мама. Я тебя очень люблю.
   Мама кивает головой. Её взгляд не сопровождается словами, но и так понятно, что она взаимно любит сына. Ну да. Так и должно быть. Ребёнок - это частичка матери, продолжение её самой, её радость и надежда.
   Спустя несколько дней полевых работ, Лёша, всё-таки, обнаружил парочку положительных моментов в этой, не очень приятной, картофельной эпопее.
   Во-первых: уборка урожая отодвинула начало учебного процесса. Уроки в школе - это ещё, куда ни шло. Но домашние задания... - они вызывают лютую ненависть.
   Во-вторых: имеется материальный бонус, в натуральном виде.
   Перед началом уборки урожая, сотрудники совхоза "Верхнемуллинский" предупредили школьников, что эта картошка выращена из голландских сортов, предназначенных к посадке в следующем сезоне, так называемый "семенной фонд". Вдобавок к этому, сообщили о возможных репрессивных мерах:
   - Горе тому, кто присвоит хоть один клубень этого расчудесного сорта картофеля.
   Данная фраза запала Лёше в душу и наполнила энергией его деятельную натуру. В один из дней, он нагрузил полную сетку "голландских картошек" и занёс её в автобус.
   "Если будет шмон, то никто не докажет, чья это сетка, - справедливо рассудил юный расхититель государственного имущества.
   На него косо поглядывали одноклассники и ученики из параллели. Однако в их кристальную честность верилось с трудом.
   "Завидуют и ждут, по-видимому, чем это кончится, - думал Лёша. - Однако, в жареном виде, эта картошечка никого не оставит равнодушным. Да и в варёном тоже".
   Действительно, идеально-обтекаемые клубни, розовые, стандартного размера, не разваривались даже после долгой варки, как это часто бывало с картошкой из магазина, а оставались плотненькими и вкусненькими кусочками "иностранного" происхождения.
   Следует отметить, что Лёша оказался прав относительно человеческой психологии. В самый последний день уборочных работ он, с лёгкой усмешкой, наблюдал за массовой погрузкой в автобус не только вёдер с элитной картошкой, но и пары мешков. Воровство "голландии" приняло массовый характер.
   Ответственные за поведение школьников преподаватели старательно отводили глаза в сторону, "не замечая" проделок молодёжи, вероятно, и сами, спрятав в рюкзаках незаконную долю совхозного урожая.
   "Ну, мешки - это уже чересчур! - думалось Лёше. - Видимо жадность, у некоторых товарищей, взяла верх над доводами разума. Это опасно. Куча идиотов".
   Он бросил в пустое ведро пару грязных перчаток и, налегке, запрыгнул в салон. Лёша не был жаден от природы, зато чувство опасности своевременно оповещало о возможных неприятностях.
   "Ещё не хватало в последний день взойти на Голгофу, сгибаясь, вместо Креста, под тяжестью мешка картошки. Ситуация проста и незатейлива: совхозу мы больше не нужны, поэтому, они могут врезать от всей души, как говорится, "дать ворам по рукам". Информацию ведь утаить сложно, наверняка, местные уже всё про нас знают", - размышлял он.
   Но всё закончилось благополучно. Автобусы со школьниками не досматривали на совхозном посту взвешивания, и несунам удалось сорвать куш.
   "Глупенькие везунчики, - возникшая мысль имела снисходительный оттенок. - Однажды влетите, как пить дать. Насчёт меня - не факт".
  
   Постепенно, с новыми одноклассниками у Лёши начал налаживаться контакт.
   Хи-хи, ха-ха на уроках, посиделки в окрестных дворах, в обществе местных хулиганов, пиво, тайком от родителей покупаемое на "обеденные" деньги и выпиваемое под звуки гитары - всё это быстро сплотило коллектив нового Лёшиного класса, сформированного из прошлогодних классов "В" и "Г".
   К тому же, самым необъяснимым образом, и лишь на третий день учёбы, в 9 "В" классе появился новый ученик.
   Физиономия Хобота возникла в дверном проёме кабинета английского языка, во время второй перемены. Высокомерно-поднятые брови и нагло-оценивающий взгляд светского ловеласа, были до боли знакомы по совместной учёбе в классах, с "первого" по "восьмой", школы N 9.
   Лёша приподнялся из-за парты и кивнул старому приятелю.
   - Ты какого хрена здесь делаешь? - не удержался он от ехидцы в голосе.
   - А ты ещё не понял? - Миша Славнов придал своему лицу самое серьёзное выражение. - Нашего класса больше нет, он расформирован полностью. Эта "пи-пи", нехорошая тётя, сам понимаешь какая, с причёской в виде волосяного клубка на затылке, распылила нас по городу, насильно изгнав из родной школы. Прямо не завуч по воспитательной работе, а реинкарнация средневековой Инквизиции. Дай ей волю, то класс 8 "В" на костре бы спалила - одним рейсом. Включая несчастного Юзефовича.
   Хотя нет...
   Юзефович заслуживает индивидуального костра, не хуже, чем у средневекового философа и поэта Джордано Бруно. И пусть он оттуда, из огненного пекла, кричит о том, что "Земля круглая"... в смысле личного понимания педагогического процесса. Под аккомпанемент Лёниных воплей компания "Баландина и партнёры" не откажется от улюлюканья и ритуальных плясок.
   Представляешь, Лёха, мне даже не помогло то, что мой уважаемый папа, кандидат медицинских наук, тоже окончил школу N 9. Тебя сослали и меня сослали, как тех декабристов, устроивших бунт против царя. Так что расслабься, чувак. Есть ещё вопросы?
   Вопросов у Лёши не было, кроме одного: почему этот прохвост очутился в наиболее удалённой от его дома школе? Дело в том, что жил Миша на Октябрьской площади (Екатерининская 88), в самом центре центрального района города Перми. В пределах 15-ти минутной пешей прогулки от Хоботовского места проживания, окромя перешедшей в категорию "бывших", школы N 9, находилось множество других школ: математическая N17, "английская" N7, сверхкультурная "Дягилевская" N10, плюс несколько общеобразовательных школ.
   С самим Лёшей всё было понятно: у него других вариантов просто не было. Мама, учительница английского языка школы N 93, поспособствовала решению проблемы. Каким ветром в Лёшин класс занесло Мишу Хобота - остаётся загадкой и по нынешний день.
   Следует отметить, что школа N 93 была тоже не совсем обычной.
   В каждой параллели, класс с литерой "А" полностью состоял из спортсменов-пловцов, тренирующихся в бассейне "Комсомолец" по два раза в день. Ребята из класса "А", ну и, конечно же, девочки, были плечистыми, разговорчивыми и абсолютно-коммуникабельными людьми, в отличие от учеников из "Б" класса, никогда и ни в чём не проявлявшим инициативы. В классные руководительницы "Ашкам" досталась душевная и отзывчивая "химичка" по имени Олимпиада.
   Да, именно так: Олимпиада Германовна.
   Среди пловцов "А" класса, Лёша обнаружил несколько давних приятелей: Диму Тумаса - закадычного друга детства, Алексея Серебрянникова (Лёху Белого) - друга из пионерлагеря "Восток", Сергея Дмитриенко - бывшего одноклассника из школы N 9, перешедшего в 93-ю школу из-за занятий плаванием. Да и девочки из этого класса были с приставкой "супер". Огненной пантерой, мимо умолкающих мальчиков, грациозно следовала рыжеволосая и плечистая Рита Дидюра. И очень ожидаемо, что Ритка вышла замуж за своего одноклассника.
   Лёшино появление было встречено "А"-учениками на ура. Несмотря на двухразовые тренировки по будням, в выходные дни "Ашки" беззастенчиво пьянствовали в хулиганских компаниях родного микрорайона. Обладая огромной физической силой (сами понимаете, что плечистые КМС и мастера спорта по плаванию - вовсе не слабаки), они могли: и постоять за себя, и "дать в бубен" всякому, кто им внешне не понравился.
   Микрорайон, раскинувшийся от "Огорода" и до ул. Белинского, среди подростков назывался "Техас". Ниже "Огорода" (в сторону Камы) располагалась кишащая бритоголовыми бандитами "Слепуха". Выше улицы Белинского находились "Красные казармы" и "Зелёнка". Само собой вышло так, что 90% коренных жителей "Техаса" учились в 9-й и 93-й школах, так что жизнь и судьбы этих ребят самым естественным образом заплетались в одну символическую русскую косу (плетение волос "колосок").
   Учёба учёбой, но вся жизнь подростков проходила на улице. На улице было весело, но...
   Да уж, деньги - этого ресурса всем и всегда не хватало.
   Случалось всякое.
   Лёшин друг из "А" класса и кандидат в мастера спорта по плаванию, Серёжа Дмитриенко, по прозвищу "Палкин", страдая от безденежья, в один из слякотных осенних дней исхитрился утащить прямо с витрины магазина "Аккорд" магнитофонную приставку "Нота".
  
   Прозвище "Палкин" прилипло к Серёже в седьмом классе, когда он внезапно вымахал ввысь до 183 см. Абсолютно прямая спина, впалый живот и "отсутствие попы", ассоциировались у Серёжиных друзей с черенком от лопаты. Он сам, мягко говоря, был недоволен данной ассоциацией, но ничего поделать не мог. Хорошо, что никто не называл Сергея этим именем в его присутствии.
   Но за глаза... да уж, за глаза его называли именно так. Ребят с именем Серёжа вокруг было как собак нерезаных, а фамилия Дмитриенко была трудновыговариваемой. Нужно отдать должное, что к концу учёбы, обидное прозвище "Палкин" трансформировалось во вполне нейтральное "Палыч".
   "Палыч" - звучало даже уважительно, учитывая, что в среде пермских спортсменов так называли знаменитого и уважаемого тренера по боксу Геннадия Павловича Дылдина, давшего путёвку в жизнь двум чемпионам СССР и нескольким десяткам именитых боксёров, выступавших за Пермскую область.
  
   Лёша спокойно перекуривал у ступенек магазина, когда зашедший туда пару минут назад Палкин, бодро выскочил, держа свою куртку в руках. Округлившиеся и ставшие похожими на цыганские, глаза Серёги, свидетельствовали о его нешуточном душевном волнении и лёгких угрызениях совести, после чего, и без лишних вопросов, был предпринят совместный стайерский забег с "курткой в руках" ("стайерская" дистанция - это очень-очень далеко, свыше 3 км).
   - Зря бежали, - спустя 10 минут, сообщил Лёша своему запыхавшемуся приятелю. Он с самого старта наблюдал за обстановкой за кормой и не видел ничего угрожающего двум любителям бега.
   Серёга напряжённо молчал.
   Первая кража - она, словно первая женщина. Множество противоречивых эмоций: стыд, смущение, и, вместе с тем, удовлетворение... мирно и органично дополняют друг друга. И лишь дамокловым мечом висит над душой пугающая неизвестность вероятных последствий: "залёт - не залёт"? Кто же знает заранее?
   Смущённый румянец залил лицо молодого спортсмена.
   - Давай показывай, что ты там намыл, - требовательно сообщил Лёша.
   Магнитофонная приставка "Нота", несмотря на отсутствие динамиков (она выдавала сигнал на усилитель или на наушники) была замечательным изделием Новосибирского электромеханического завода, входящего в министерство радиотехнической промышленности СССР. Качество записи на "Ноте" было превосходным, несмотря на 2-й класс изделия по официальной классификации.
   - Это твоя добыча, - Лёша решил не мелочиться. - Можешь загнать её за полцены. Тебе таких денег мама за год не давала. За 60 рублей у тебя её с руками оторвут.
   Мама и папа Дмитриенко, Клара Ивановна и Александр Сергеевич, действительно, не очень баловали Сергея. В его карманах всегда свистел ветер.
   Однако, в отличие от Палкина-спортсмена, коммерсант из Серёги не получился. Не вняв совету друга, попытавшись сбыть "Ноту" своим знакомым за 90% от "магазинской" цены, Серёжа везде получил отказ, после чего оставил приставку себе. Как он легализовал изделие перед родителями, до сих пор является загадкой.
   В итоге, "Нота" заняла своё место на Серёжином письменном столе и, благодаря Палкину, у Лёши появилась дополнительная возможность качественных магнитофонных записей для распространения рок-музыки. Хорошие магнитофоны были, в конце 1970-х, в страшном дефиците: они имелись буквально у единиц, стоили непомерных денег, вследствие чего были на вес золота.
   Серёжа, по натуре своей, не был меркантильным. Это огромный плюс в его психологическом портрете.
   А что касается кражи... - так ведь если копнуть, в жизни каждого из нас найдутся ещё и не такие моменты, а то и похлеще. Кража - это ведь не предательство.
   Да и сами кражи сильно различаются по нравственности. На некоторые из них, у порядочного человека, просто не поднимется рука. В этой связи вспоминается, как небезызвестная Сонька Золотая Ручка вернула многодетной вдове украденные у неё накануне 3000 рублей, когда узнала, что эти деньги являются разовой выплатой от государства по случаю смерти мужа, единственного кормильца в семье.
   Всё правильно. С собственной совестью нужно жить в согласии, а при оценке поступков других людей учитывать следующее:
   "Не судите, да не судимы будете, ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить" (Мф.7:1-6).
  
   Мальчики из Лёшиного класса
   Время шло.
   Про погоду в Перми нет смысла рассказывать, поскольку цикличность сезонов повторяется с неумолимой периодичностью. Осень является самым заурядным временем года, с дождями, голыми деревьями и сквозняками между домов. Не повторяются лишь события далёкой юности и эмоции, переполнявшие душу подростка.
   Дружеские встречи с одноклассниками, проходившие после уроков и в выходные дни, давали Лёше много информации. Он постепенно начал узнавать круг интересов новых знакомых, их привычки и индивидуальные особенности. Совместное времяпровождение быстро подружило его с Бухаровым и Соколовым. Оба одноклассника жили в соседних домах по ул. Газеты "Звезда", и у обоих, в течение дня, имелись свободные от родителей квартиры, куда можно было заскочить для более тесного общения.
   Всего, в Лёшином классе, училось 17 мальчиков, из которых особнячком держались всего лишь четверо:
   1. Витя Лютиков, сын второго секретаря Пермского Обкома КПСС,
   2. Илья Черепанов, сын специального корреспондента газеты "Правда" по Пермской области,
   3. Коля Хорошков, круглый отличник,
   4. Андрей Игнатов, круглый отличник.
   Персонажи под номерами "три" и "четыре", все дни напролёт ходили парой, похожие то ли на попугаев-неразлучников, то ли на близнецов. Однако их внешние данные разительно отличались друг от друга. Игнатов был тощим и бледным очкариком-доходягой, ткни пальцем - упадёт. Второй же, Хорошков - упитанным, розовощёким и жизнерадостным бодрячком. Эти двое учились на "пять с плюсом", щёлкая домашние задания, словно семечки. В остальное же время, страдая от безделья, они играли в шахматы, иногда совращая на пару партий Мишу Катаева, пьяницу и раздолбая, внешне очень похожего на респектабельного телеведущего Игоря Кириллова, вкупе с его знаменитыми квадратными очками.
  
   Миша Катаев удивительно сочетал в себе внутреннюю распущенность с безупречной наружностью щёголя, одетого в безукоризненные пальто и шляпу, напоминающие прикид матёрого киллера из фильма "Укол зонтиком", и обладающего, к тому же, потрясающе-поставленным дикторским баритоном.
   "Ему бы на Первом канале программу "Время" озвучивать, - с завистью думал про себя Лёша. - А он: то в шахматы играет, с двумя неразлучными балбесами, то с взрослыми бабами, на их "флэтах" зависает (англ. flat - "квартира")".
   У Миши была одна странная особенность - он профессионально и неутомимо "любил" некрасивых женщин. Случайно или нет, но все его "возлюбленные" имели солидный возраст и богатый жизненный опыт. Однако Катаеву сей факт был по барабану. "Девушка" неопределённого возраста, ежедневно и ежечасно мечтающая о парных выступлениях в стиле "фэнтези", материально обеспеченная и имеющая отдельную жилплощадь - это, со слов Миши, являлась просто "мечтой ПАЕТА".
   Токайское вино, бутерброды с икрой, копчёная колбаса, свежие фрукты... самые лучшие... прямо с рынка - данный антураж вызывал у Миши неподдельный восторг. Продолжительный "стояк", как побочный эффект от полученного позитива, очень ценился женщинами.
   - Вариант N 1 - это Эля, - перечислял Катаев своих подруг. - У неё папа из партийной номенклатуры. Специально для меня, Эля оформила ламинированный пропуск в Горисполком. Теперь я захаживаю в их столовую, питаясь мясными блюдами и апельсинами, словно в ресторане, но за сущие копейки.
   Вариант N 2 - это Леночка. Она работает на базе "Сельхозснаба". Чего там только нет, прямо Эльдорадо какое-то.
   Вариант N 3 - моя прелесть... Светик... - это луч света в тёмном царстве. Денег у Светки, что у дурака махорки. Мутная особа, что и говорить, но очень любвеобильная. Хм-м-м... С некоторых пор я стал побаиваться её постельных фантазий.
   Именно так, "вариантами", Миша называл своих, одновременно действующих объектов ухаживания. Дамы были старше Миши минимум на пятилетку и, мягко говоря, не отличались стройностью. Поэтому, гулять своих подруг Миша старался в удалённых местах и очень расстроился, когда однажды Лёша застукал его в компании с толстой очкастой тёткой.
   "Молодые" ворковали между собой, держась за руки, неспешно прогуливаясь по барахолке в солнечный воскресный день, видимо, выбирая очередную обновку материально-обеспеченной "девушке". Приветственный кивок Миша попытался "не заметить", оставив без ответа, на чём крупно просчитался.
   Лёша шагнул навстречу и, радостно улыбнувшись, протянул руку. Во время секундного замешательства на лице Катаева сменилась целая гамма чувств, типа: "в упор не вижу", переходя в выражение "крайнего удивления" и, имея в финале самую дружелюбную улыбку.
   - Дружище, как же я рад тебя сегодня встретить! - воскликнул одноклассник.
   В это время бледная дама подозрительно разглядывала Лёшу сквозь усиленные очки. Вид у того был, мягко говоря, непрезентабельным. Кроличья шапка, пальтишко с цигейковым воротником, плюс мятые штаны с вытянутыми коленями. Эти дурацкие колени... - у Лёши они были острыми и вытягивали любые брюки всего за пару недель носки. Самое печальное, что даже после стирки, брюки, в коленном сгибе, продолжали сохранять вытянутую форму.
   Опасливо оглянувшись на спутницу, Миша мгновенно просёк её недовольство и поспешил раскланяться.
   - Сегодня я занят. Встретимся потом и пообщаемся, - сообщил он самым язвительным тоном, после чего, странная парочка, вильнув напоследок упитанной кормой непонятно какого "варианта", скрылась в гуще людей, заполнивших территорию барахолки.
   Где и каким образом он умудрялся с ними знакомиться, никто не знал.
   "Среди Мишиных подружек, - порой констатировал Лёша, - сплошь взрослые женщины, возможно, принадлежащие к одному кругу общения. Это и понятно: элита, имеющая доступ к материальным благам, остальным рабочим и колхозницам - не пара. Разные социальные слои. И вообще, что же это творится? Бабы совсем сдурели, потеряв стыд и совесть, развлекаясь с 16-летним девятиклассником, сбивая того с пути истинного, развращая по полной программе: деликатесами, денежными подачками, подарками, импортными шмотками и сексуальными игрищами, полагая, что ничего зазорного в этом нет. Возможно, кто-то из них и относит данные отношения к большой и светлой любви, но, увы, статьи 119 и 120 УК РСФСР, трактуют ситуацию несколько иначе. А что, если Мишина мама, наблюдая, как её сыночек деградирует, стремительно превращаясь в альфонса-содержанца, возьмёт и накатает Заявление в милицию? Да она костьми ляжет на амбразуру, лишь бы оградить любимое чадо от дурного влияния.
   Блудницы и матери - две непримиримые противоположности, и война между ними не знает пощады. Народный суд априори встанет на защиту прав несовершеннолетнего. А у Катаева ещё хватит ума взять и подтвердить, что эта, прости Господи мадмуазель, действительно домогалась невинного мальчика, а иногда, и насиловала его, усевшись голышом сверху, коварным образом заманив его в собственную квартиру. Вот ведь, б... (в смысле - бяка) какая!
   В моральной беспринципности одноклассника Лёша был уверен на все сто процентов.
  
   В свободное от любовных похождений время, Миша пьянствовал со школьными друзьями, предпочитая падать "прицепом" кому-нибудь "на хвост".
   Внешность Катаева не оставляла сомнений в его еврейских корнях, доставшихся, по-видимому, от мамы, готовящей отпрыску куриные бульончики и укладывающей "Мишеньку" отдохнуть после сытного обеда.
  
   Прочие ребята из Лёшиного класса: Григин, Нечаев, Тарабанов, Журавлёв, Мезенцев, Пчелин, Ровда, Соколов, Бухаров, быстро подружились между собой, настроившись на общую волну. В их компанию мгновенно влился и Миша Хобот (Славнов) - одноклассник, изгнанный из школы N 9 аналогичным, по отношению к Лёше, образом.
   Завуч-воспитатель Баландина в полной мере исполнила своё обещание и разметала учеников "класса Юзефовича" по полям и весям, словно злая волшебница Гингема, наславшая на род людской "чудовищный смертоносный ураган". О том, что её саму может прихлопнуть упавший с неба фургон, Лидия Ивановна, вероятно, не думала. Что ей чужой опыт? Кроме собственных амбиций, её, похоже, вообще ничего не интересовало. Ну что ж... каждому своё. Человек формирует жизненный путь поступками своими, попадая, в итоге, в царство любви и света, либо в иную реальность, насквозь пропахшую серой.
  
   Периодически, в компании новых друзей появлялся ещё один одноклассник, Игорь Власов.
   - Что это за Игорь такой? - как-то поинтересовался Лёша у Ромы Бухарова. - То он есть, то его нет. Когда он есть, то выглядит в доску своим, этаким рубахой-парнем. Затем происходит непонятная метаморфоза, и Власов исчезает из поля видимости на неделю, а то и на две. Какой-то он странный.
   - Игорёк учится в нашей школе всего с пятого класса. Его семья переехала в Пермь с Крайнего Севера. Мама, папа, да ещё старшая сестра. Поначалу, он был весь такой упитанный, но, в последнее время, неожиданно исхудал, - пояснил Рома. - И ещё... Из-за маленького роста и неуёмной энергии, мы прозвали его Кыпсом.
   - Почему Кыпсом? - не врубился Лёша.
   - Ты понимаешь... По телевизору иногда показывают мультфильм, где главным героем является "кинооператор Кыпс". Внешность и повадки данного персонажа, один к одному, напоминают Власова. Такой же мелкий и прыткий.
   - Ну да, помню я этот мультик, - согласился Лёша.
   - Имей в виду, что Игорёк, при слове "Кыпс", сразу в драку лезет. Эти четыре буквы действуют на него, словно красная тряпка на быка. Башню рвёт по полной программе, натурально сносит. В такой момент важно проследить, чтобы поблизости не оказалось колюще-режущих предметов, - то ли в шутку, то ли всерьёз, добавил Рома.
   Комментарий запомнился.
  
   И вот однажды, дружная компания, состоящая из школьников-девятиклассников, в день годовщины Великой Октябрьской Революции, 7 ноября 1979 года, вальяжно расположилась на зрительской трибуне стадиона "Юность". Три поллитровки на десятерых - это немного, только-только, на один зуб. Да и Бог с ним. Нет никакого смысла в употреблении алкоголя, если в финале ты превращаешься в свиноподобного дебила.
   Ребята предварительно отметились на месте сбора школы, на обязательном для всех старшеклассников политическом мероприятии, и...
   Не став дожидаться начала распределения красных флагов и следующего этапа, в виде формирования праздничной колонны, они нырнули в толпу, сбежав в направлении приключений.
   "Не знаю, как всем остальным, но нам точно "налево", - размышлял Лёша, по мере стремительного рывка от школы.
  
   Доступ на территорию спортивного объекта "Юность" осуществлялся через дыру в сетчатом ограждении, позади трибуны, позволяя беспрепятственно перемещаться: как из Горьковского сада на стадион, так и в обратном направлении. Охранникам объекта было глубоко плевать на сиюминутно возникающих, и так же быстро исчезающих любителей выпить, присаживающихся на значительном удалении от центрального павильона. Чай не спортсмены в охранниках сидят, чтобы бегать каждые три минуты дистанцию 200 метров "туда-сюда-обратно". Тем более, никакого ущерба заведению алкаши не приносили. Люди как люди, самые обычные. А в день праздника - вообще грех гонять народ.
   Торжественное шествие с высоко поднятыми головами, с видом на пермское начальство, расположившееся на красно-мраморной трибуне Октябрьской площади, под громкий рёв революционной музыки и под чтение бесконечных коммунистических лозунгов, было ребятам не по душе. Пусть лучше будет водка: она греет душу и тело. Пасмурным осенним днём, водка является лучшим лекарством, купирующим депрессивное состояние.
   Из Лёшиной памяти всплыл негатив дней минувших.
   "Особенно угнетает ситуация, когда негде пописать, - на него нахлынули воспоминания о прошлых демонстрациях и неодолимое желание отлить, при невозможности осуществить это в толпе народа. - А затем, ещё приходится пешком домой идти, по кругу обходя центральные районы, оцепленные ментами, - обида на власть Советов возрастала пропорционально прожитым годам. - Интересно, а как девочки с этой проблемой справляются? Сбор у школы в 9-00, начало шествия в 10-00, прохождение трибун в 11-00, сдача флагов и расставание с коллективом в 11-30, долгожданный санузел, в родной квартире, в 13-00...", - Лёша в принципе не понимал: как долго можно терпеть и не лопнуть в итоге?
   В отличие от дам, прошедшие через Октябрьскую площадь мужики, не стесняясь и не оглядываясь по сторонам, выстраивались стройными рядами во дворах многоэтажек по Комсомольскому проспекту, д.7, д.11 и в Тополевом переулке; да и просто там, где есть свободное место возле забора.
   Данный сюжет был озвучен вслух перед участниками компании.
   - Вот такой у меня опыт участия в демонстрациях, - подытожил Лёша.
   - Забей. В данный момент вопрос не актуален, - заявил Виталий Нечаев, рослый и жизнерадостный парень из числа новых Лёшиных друзей.
   Нечаев, по своему интеллекту, внешним данным и физическим возможностям - наиболее соответствовал собственно Лёшиным параметрам. Ну, пил он меньше, "через раз", а в остальном - словно родной брат. Правда, тесной дружбы у них никак не получалось, но парнем, Виталик был хорошим, как говорится "без двойного дна".
   Общение между одноклассниками продолжилось. Анекдоты, байки, приколы. Плюсом к ним, шли непринуждённые разговоры с аккуратным прощупыванием интеллектуальных возможностей собеседника, что являло собой обычный подростковый стиль, по итогам которого формируется мнение о находящемся перед тобой человеке.
   Десять подростков курили "Беломор" и "Приму", пили водку из одного, переходящего из рук в руки гранёного стакана, занюхивая выпитое "рукавом". Периодически, кто-то из компании убегал наверх, чтобы, устроившись на бортике трибуны, отлить накопившуюся влагу в сторону парка Горького, ничуть не стесняясь направленных на него посторонних взглядов.
   Они резвились от души, в то же время, взрослея и набираясь жизненного опыта.
   По мере опьянения в ход пошли анекдоты. Чего в них только не было.
   Слово взял Яша Ровда.
  
   Сидят гусары за широким столом, пьют шампанское, перекуривают, и, между делом, веселятся над всякой всячиной. Вдруг, один из них встает и, с самым недовольным выражением лица, заявляет:
   - Почему у нас все анекдоты крутятся вокруг попов? Тут попы, там попы. Другой темы нет? Да и комментарии... тьфу... мат на мате. Ни культуры тебе, ни возвышенных чувств. Давайте лучше поговорим о птичках.
   Встаёт другой гусар:
   - Согласен с тобой, дружище. Я, как раз, хотел озвучить хохму про птичек.
   - Рассказывай, - грянул хор подвыпивших служивых.
   - Не так давно, - начал рассказчик, - протоирей Тихон гонял на колокольне воробьёв.
   "Что б вас черти взяли! - кричит птичкам. - Как же вы умудрились обосрать все колокола? Быстро у...вайте отсюда!".
   Крутит кадилом, словно пращей, скачет по кругу. В какой-то момент спотыкается, путается в собственной рясе и валится на резной парапет. Перила - хрусть! Бултых... Короче, нае...лся Тихон вниз башкой. И, что интересно, во время полёта он так ни разу и не чирикнул!".
  
   Финал анекдота утонул в громовом хохоте нетрезвой компании школьников.
   В это время, Игорь Власов, постепенно, но весьма настойчиво начал вязаться к Лёше. Смешливое выражение лица, такая хитрая улыбочка, как говорят "с нюансом". Разные намёки, как говорится "ниже пояса". Среди прочего не остались без внимания: и еврейская внешность, и большой нос, и буква "р", что никак не желала правильно произноситься. Сие действо Лёше крайне не понравились. В какой-то момент он не выдержал напора Власовского "юмора" и заявил:
   - Задолбал ты уже со своими приколами... Кыпс!
   Воцарилась тишина.
   Игорёк осёкся на полуслове и оглянулся по сторонам.
   - Я... Да я, за это слово, раньше морды бил! - с чувством выдохнул он.
   Лёша оценил ситуацию: "Ну-ну... то было раньше, сейчас же ситуация изменилась. Как говорят на Руси: "Нынче не по Сеньке шапка".
   Во-первых: Игорь Власов был не в той весовой категории, чтобы затевать конфликт с Лёшей. Лёша имел рост 178 см и вес 76 кг, да и слухи о его драке с амбалом Муравьём, в первый день учёбы, наверняка дошли до ушей многих Лёшиных одноклассников.
   Во-вторых: в глазах окружающих Игорь не нашёл понимания; все были свидетелями его разнузданного красноречия, переходящего установленные рамки приличия.
   Он сник и отвёл глаза. Спустя некоторое время, отозвав Лёшу на перекур, Игорь предложил заключить Договор о ненападении.
   - Я больше не буду тебя подкалывать, но и ты, меня больше так не называй, - серьёзным тоном произнёс Власов.
   - Замётано.
   Про себя Лёша отметил, что любые домогательства можно мгновенно прекратить, найдя у соперника болевую точку. "Ахиллесова пята" имеется у любого из нас и, если по ней крепко врезать, следует падение тела - моральное падение. Устраивать кулачные бои вовсе не обязательно.
   Мир и согласие в конце третьего акта.
  
   Впечатления о школе
   Лёша был сильно удивлён атмосферой непринуждённости, оптимизма и беззлобного юмора, царящей в его новой школе. Подавляющее число учителей запросто шутили на уроках, прикалываясь над двоечниками, тем самым внося в учебный процесс некое разнообразие, без доли сомнений, идущее на пользу школьникам.
   Лёшина мама, преподаватель английского, тоже любила использовать нестандартные методы обучения, как например:
   - Вы знаете, что понятие "мыться", по-английски звучит как "вошь"? (англ. - "wash") - спрашивала Галина Владимировна у притихшей группы. - Кто не моется, у того заводятся эти насекомые. И вообще, сколько видов вшей существует в природе?
   Ученики открывали рты в недоумении.
   - Так вот, вшей в природе существует всего три вида, и все они заводятся у людей, которые редко моются.
   Внезапно, дети припоминали одну из разновидностей, которая на букву "м", и у них начинался безграничный приступ смеха, в конце которого иностранное слово накрепко западало в память.
   - Или, как запомнить слово "поворачиваться"? - вопрошала Лёшина мама. - Иди к доске, Нечаев. Для начала ответь, как звучит по-английски десять?
   - Тэн, - недоумённо отвечает Виталик.
   - Теперь, чтобы запомнить глагол "поворачиваться", будь добр, повернись десять раз перед классом.
   Пока Нечаев вертелся вокруг собственной оси, школьники запоминали "turn" ("тэн" - глагол "поворачиваться" звучит одинаково по отношению к цифре "десять"), попутно и от души веселясь.
   Лёшина симпатия к наставникам школы N 93 росла и крепла с каждым днём. Здесь работали уникальные и весёлые педагоги, своим поведением, диаметрально отличающиеся от сотрудников физико-математического (скорее - "исправительно-трудового") учреждения N 9. В школе N 93 никто и никогда не перегибал палку, запуская маховик репрессий, реализуя политику тотального контроля и морального подавления учащихся.
   Ну и, слава Богу. Низкий поклон прекрасным людям.
  
   В свободное от учёбы время, Лёша любил анализировать происходящие вокруг него события, делая, порой, неожиданные умозаключения.
   "То, что я перешёл учиться в школу N 93, попав с ходу, не в "А", и не в "Б" классы, а в девятый "В", на поверку оказалось сущим благом. А ведь первое время, после исключения из 9-й школы, я сильно переживал. Поначалу, в голове рисовались сюжеты, один трагичнее другого, прямо-таки Шекспировского масштаба, - размышлял Лёша. - Однако, по неизвестным причинам, вся эта фигня так не воплотилась в жизнь. Момент фазового перехода, обнулившего тенденцию негативного плана и кардинально изменившего траекторию развития, я прозевал, ибо он никоим образом не был привязан к конкретной дате и месту. Хм-м-м... - в голове появился важный вывод. - Похоже на то, что события, определяющие дальнейший жизненный путь, отнюдь не случайны, являя собой сложную программу с незначительными вероятностными отклонениями. Наобум, вылетают лишь шары на розыгрышах лотереи "Спортлото".
   В жизни всё устроено иначе.
   "Кирпич ни с того ни с сего, никому и никогда на голову не свалится", - утверждал Михаил Булгаков.
   Действительно, падение пресловутого "кирпича" на голову - это финальный штрих в цепочке последовательно-реализовавшихся событий, имеющих материальную природу, но оставшихся вне поля зрения, словно подводная часть айсберга.
  
   Об учителях школы N 93
   В новой Лёшиной школе всё было не таким, как в школе N 9. Понятно, что фамилии преподавательского и руководящего состава изменились, но не это имеется в виду. Моральные качества учителей: душевность, забота, любовь - эти понятия определяют царящую в школе атмосферу. Лёша долго наблюдал, не веря собственным глазам, задавая себе один и тот же вопрос: "Неужели такое может быть?".
   Ответ: "Может".
   Какими же словами выразить наставникам свою признательность и благодарность? Хвалебными речами? Патетическими сравнениями?
   Всё это не то.
   В память о ваших добрых делах, книга о 93-й школе, образца 1980-1981 годов, содержит ваши имена. Ведь, не зря говорят, что "Что написано пером, того не вырубишь топором". Да и память о тех далёких светлых днях будет жить вечно в наших душах, наших сердцах, наших делах.
  
   - Директор школы - Беляева Ася Семёновна.
   - Завуч по воспитательной работе - Климова Елена Григорьевна.
   - Физика - Бразговская Людмила Васильевна.
   - Химия - Возякова Олимпиада Германовна.
   - Биология - Бессонова Зинаида Михайловна.
   - Математика - Увина Клавдия Дмитриевна.
   - История (классный руководитель) - Овчаренко Екатерина Ивановна.
   - Физкультура - Оборина Алевтина Николаевна, и её муж - Оборин Николай Александрович.
   - Преподаватель НВП - Ефимов Василий Иванович.
   Ну и, конечно, нельзя не упомянуть Лёшину маму, Галину Владимировну Корешину, преподающую английский язык: она запомнилась многим поколениям выпускников с исключительно положительной стороны.
  
   Естественно, коллектив школы N 93 не являлся однородным. Среди педагогов имелась парочка крайне непопулярных личностей (как сообщила мама, даже со стороны коллег), типа географички Кокуркиной или литераторши Паюсовой. Но погоды они не делали. Сказать по правде, их место было вовсе не здесь, а в предыдущей Лёшиной школе N 9, среди учителей, склонных к жёстким методам воспитания и авторитарному стилю руководства.
   Особенностью школы N 93 являлся и факт, выходящий из ряда вон. Самая обыкновенная чёрная ведьма трудилась наравне с остальными, посещая педсоветы, ведя классное руководство и расписываясь в классных журналах.
   "Ведьмой", коллектив преподавателей справедливо считал учительницу английского языка Тамару Михайловну Суханевич. Уже давно было замечено, что как только Суханевич похвалит кого-нибудь из коллег, у того начинаются болезни и неприятности.
   - Какое на тебе платье красивое, - однажды сообщила Тамара Михайловна Лёшиной маме. - Тебе очень идёт.
   На следующий день у мамы пропал голос. Больничный лист и срыв учебных планов, как закономерный итог данной похвалы.
   - Вот ведь неприятность какая. Что же делать? Хоть с ней не здоровайся.
   Лёша молча кивал головой, думая про себя о том, что вариант "не здороваться" может привести к ещё большим проблемам, когда Суханевич однажды пожелает его маме "счастья и долгих лет жизни".
   "Так можно и сиротой остаться", - грустные мысли, одна за другой, возникали в его голове.
   Ведьма, зимой и летом, выглядела одинаково. "Дежурный" костюм (пиджак-юбка), серебристого цвета, в рябую крапинку, пошитый из синтетической ткани "кримплен", составлял весь её гардероб.
   Этот костюм Суханевич носила годами, не обновляя внешнего вида, откладывая все деньги на сберкнижку. Муж у Тамары Михайловны давно умер: в двухкомнатной квартире жили лишь сын-шизофреник и длинношерстная кошка. Уже в начале 90-х годов, после распада СССР, Суханевич призналась Лёшиной маме, что у неё, в результате реформ и инфляции, на сберкнижке "сгорело" 40000 (Сорок тысяч) рублей.
  
   * Для сравнения, на 1979 год:
   - переезд из однокомнатной квартиры в трёхкомнатную, по схеме "обмен с доплатой", стоил 10000 рублей, аналогично автомобилю "Волга" ГАЗ-24;
   - размер зарплаты учителя был: 130¤160 руб./месяц (около 2000 руб./год);
   - месячный отпуск в Ялте обходился в 200 рублей, включая ж/д проезд в оба конца.
   Думаю, что все остальные пояснения по поводу шокирующей суммы "Сорок тысяч рублей" будут излишни.
  
   Конец жизни у Тамары Михайловны Суханевич был полон драматизма, как и у прочих ведьм. В 2001 году, сын-шизофреник, в собственной квартире на ул. Пионерской, нанёс ей два удара по голове, чугунной сковородкой, отправив душу матери в преисподнюю. Интересным моментом являлся тот факт, что в момент прибытия сотрудников милиции, их взору предстал полностью обнажённый труп жертвы, распростёртый на входе в кухню. Что это было? Риторический вопрос.
   Однако будет наука людям... Колдовство, ворожба, да и прочие контакты с тёмными силами - сулят, поначалу, моральное удовлетворение и защиту, к тому же, приносят немалую материальную выгоду. Но, увы, в конечном счёте, они ещё никому не пошли на пользу.
   Дальнейшие события не отличались оригинальностью.
   Внезапно "осиротевший" сын ведьмы отправился в психиатрическую лечебницу на пожизненное содержание. Ни в чём не виноватая кошка - на улицу. Домашнее животное жалко до слёз, в отличие от Тамары Михайловны.
   "И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную" (Мф. 25:41,46).
  
   Конец ноября 1979 года. Зарисовки с натуры
   С началом второй учебной четверти жизнь вошла, наконец-то, в устоявшееся русло, заполнившись уроками, домашними заданиями, вечерними посиделками во дворах и разгульными "выступлениями" по выходным и праздникам.
   Несмотря на появление новых друзей, Лёша продолжал общаться с Сашей Двойниковым, регулярно выбираясь на прогулки в район парка Горького и кинотеатра "Октябрь". По выходным же дням, ребята крутились среди меломанов на балке, обменивая фирменные виниловые пластинки и докупая новые, по ходу пьесы, заводя знакомства со спекулянтами, мошенниками... и истинными коллекционерами - серьёзными ребятами, вызывающими глубокое уважение.
   Обеспечивал всю эту движуху Сашин папа-полковник, который был весьма обеспеченным "буратином". По мере взросления единственного наследника, папа, для поощрения хорошего поведения, снабжал того денежными знаками, достаточными для приобретения последних дисков любимых рок-групп: "Queen", "Pink Floyd", "Rainbow", "Wings", "Nazareth" и "Smokie".
   К тому времени ансамбли "Boney M" и "ABBA" уже воспринимались друзьями только в качестве прикола для малолеток.
   Зарплата "чёрного полковника", облачённого в чёрный мундир командира полка морской авиации, в размере 700 руб./месяц, казалась сказкой Шахерезады. В те годы, когда средний доход гражданина СССР равнялся 148 рублям (статданные 1979), на эту тему имелась даже шутливая песня про "простого советского дипломата":
  
   ...
   А что я пью? А пью я братцы,
   Простой коньяк "Наполеон",
   Простой коньяк "Наполеон"...
   Его в Союз пришёл вагон.
  
   А что я ем? А ем я осетрину,
   Простую русскую еду,
   Простую русскую еду...
   Что я ловлю в своём пруду.
  
   А кто я есть? А есть я братцы,
   Простой советский дипломат,
   Простой советский дипломат...
   И восемьсот рублей оклад.
  
   После пинка из 9-й школы, прямиком на вылет, да с ускорением - прощального привета от известной всем д...ы (читайте - "дамы"), лучший друг перевёлся в школу N 32, которая находится рядом со Слудской церковью, в шаговой доступности от Лёшиного дома.
  
   Викисловарь: "держиморда" - грубый и жестокий по отношению к нижестоящим человек, использующий свою власть для подавления свободы, инициативы.
  
   Саше Двойникову повезло: в числе его друзей появились удачливые коммерсанты и спортсмены. В новом Сашином классе учились по-настоящему выдающиеся личности, фамилии которых сегодня известны всем, как в узких кругах, так и в публичном пространстве.
  
   * Все эти люди нашли своё место: кто в спорте, кто политике, а кто и в бизнесе. Хотя, в нынешнее время, и спорт, и политика - это всё один и тот же бизнес, только под разным соусом. Они разъезжают на джипах последних моделей, а на перламутровой визитке одного из Сашиных одноклассников написано всего два слова, имя-фамилия, и 11 цифр номера мобильного телефона.
   В момент получения этой визитки, автору книги вспомнилась знаменитая цитата из фильма "Иван Васильевич меняет профессию" - арь, приятно познакомиться, царь!".
   А вот у другого Сашиного одноклассника, политического деятеля ЕР при Госдуме, живущего сейчас в Москве и курирующего выборы, на визитке, на фоне флага Российской Федерации, написано на одно слово больше: добавлено отчество. Значит он тоже Царь, но поменьше рангом, чем предыдущий.
   Есть такая закономерность: чем больше слов на визитной карточке - тем меньше известность её владельца. И наоборот: президенту России достаточно написать всего одно слово, в виде собственной фамилии, чтобы отбросить все ненужные вопросы об имени-отчестве, должности и социальном статусе.
   Это ранжирование "царей" навевает воспоминания о сувенирных лавках на Арбате, уставленных рядами разнокалиберных матрёшек.
   Школа N 32, где продолжил учёбу Саша Двойников, была кузницей руководящих кадров, и в чем тут секрет, до сих пор неясно. Какая-то положительная аура висела над этой школой, выводя выпускников в люди, что происходило, возможно, от близкого соседства с действующим православным храмом. В конечном счете, и сам Саша Двойников, успешно перевоплотился из раздолбая, кидающегося молотками в преподавателей труда, в кадрового офицера-ракетчика.
  
   Однако такого весёлого разгула с попутным употреблением спиртного, как в школе N 93, в новой школе у Двойникова не наблюдалось. Поэтому, учился Саша в одном месте, а отдыхать-выпивать предпочитал со своим привычным окружением, то есть с Лёшей, Никитой, Хоботом, Драконом (из "Слепухи") и прочими, попутно пересекаясь с новыми Лёшиными друзьями, втридорога продавая им товары с балки. Английские сигареты "Dunhill", в зелёных и красных пачках, цветные голографические фото с голыми японскими девушками, без кимоно, но с веерами, французские брелоки для ключей "под серебро", в виде Эйфелевой башни, музыкальные записи... - всё шло в ход.
   Впрочем, среди собственно Лёшиных одноклассников, магнитофонные записи пользовались весьма ограниченным спросом. У главных друзей, Бухарова и Соколова, магнитофонов дома не было, несмотря на высокие должности родителей.
   Папа Ромы Бухарова работал заместителем начальника треста "ПермНефтеГеофизика", а папа Соколова - начальником секретного "ракетного" цеха на заводе ПЗХО (Пермский завод химического оборудования). Папы друзей разъезжали на служебных автомобилях, имели индивидуальный доступ к любым товарам и продуктам, но домашняя музыка... - тут имелся большой пробел. У Бухарова она ограничивалась вертушкой "Аккорд", а у Соколова - шестиструнной гитарой. Правда, у того и у другого, в больших комнатах стояли пианино, но, кроме самого Лёши, лихо исполняющего на них "Цыганочку с выходом", "Собачий вальс" и "Куплеты про евреев", он никогда не слышал, чтобы кто-либо играл на этих инструментах.
   Где он научился? Да у Ильи Чернышова - соседа по площадке, из квартиры N 30. Илья посещал музыкальную школу, а Лёша, в свободное время, с энтузиазмом "лабал Мурку" дома у приятеля, возможно, вызывая не самые положительные эмоции у жильцов смежных этажей.
  
   Злобная кошка
   Ещё у Бухарова дома жила сиамская кошка Багира: белоснежная, с чёрной мордочкой, чёрными кончиками ушей и лапок, и укороченным, как у рыси, хвостом. Стоило лишь зазеваться, как это чудовище, затаившееся на полке для шляп, прыгало вниз, норовя вцепиться когтями в шею любому, из пришедших в гости Роминых друзей. Так что, комплекс мероприятий по дрессировке агрессивной кошки входил в "обязательный минимум" при посещении Бухаровской квартиры. Интересным моментом являлось и то, что животное долгое время не желало отказываться от своих дурных привычек, даже под угрозой, мягко говоря, богатой фантазии девятиклассников. Дошло до того, что после очередной попытки нападения, Лёше пришлось серьёзно задуматься о воспитании усатой твари.
   "Укротитель я, или не укротитель? - размышлял он. - Ведь я нутром чувствую все её повадки. И, вроде бы, должен бояться, но отчего-то не боюсь. Даже тени страха не испытываю. Похоже на то, что я являюсь точно такой же тварью, только более крупной. А она, хоть и злобная, но маленькая. Так что держись крепче, сучка драная; я тебе покажу, кто в доме хозяин".
  
   Агрессия - это понятие, схожее с заболеванием, для устранения проявлений которого применяется симптоматическая терапия. Наука дрессировки диких животных не ставит своей целью изменение их внутренней сущности (да и как её изменишь?), но внешние симптомы, в виде своенравия и непослушания, должны быть надёжно купированы, иначе с хищниками будет невозможно работать. Да чего там работать... сожрут тебя заживо, покромсают на мясное рагу, да и дело с концом. Это ведь плотоядные хищники (!), а не "розовый слон" из одноимённого мультфильма.
   Какими же методами достигается положительный эффект? Хм-м-м...Что и говорить, метод здесь один.
   Возвращаясь к дрессировке агрессивной Багиры...
   Закрыв межкомнатные двери, Лёша проводит сеанс "воспитания". Кошка выгнула спину дугой и злобно шипит, загнанная в угол коридора, делая вид, что ещё шаг, и как набросится! Однако не набрасывается. Видать чует, бестия такая, реальную угрозу для собственной жизни. Лёша настроен решительно, и ему пофиг на это шипение. Он не из тех людей, кто боится всякой ерунды. Страха, действительно, нет и в помине. И Багира это тоже чувствует, всеми силами пытаясь уклониться от прямого контакта. Движение, напоминающее выпад фехтовальщика, следует в её сторону. Он является ложным, призванным вызвать панику. Кошка, одним прыжком, взлетает на полку с головными уборами. Пригнув уши, пытается спрятаться среди кроличьих шапок. Но это ей не помогает, поскольку так и было запланировано. Развитие сценария приближает развязку.
   - А вот теперь ты попалась, - тихо произносит Лёша.
   Безотрывно глядя в вертикальные зрачки голубых кошачьих глаз, он стремительно распахивает левой рукой дверь в большую комнату. Путь к бегству открыт.
   Ну, а далее, следует акт физического воздействия.
  
   * Для тех, кто не в курсе, полезно знать, что хищники не внемлют "политике умиротворения". А также, имеют полное равнодушие: как к эмоционально-пламенным речам, так и к их противоположности - ласковым задушевным уговорам на тему "хорошего поведения". С ними (с хищными кошками), естественно, можно жить дружно: здороваться за лапу, как с человеком; спать в обнимку; чесать за ухом, слыша в ответ нежное "мур-мур"; засовывать собственную голову в клыкастую львиную пасть, но... следует учитывать один важный нюанс.
   На первом этапе взаимодействия хищник должен признать твоё полное доминирование (лат. "dominary" - преобладание). А также признать за тобой главенствующую роль вожака, буровить на которого - себе дороже. Каким бы ты ни был кровожадным монстром, угроза безжалостного насилия с сопутствующими ему болевыми ощущениями... ну его нафиг... такую перспективу.
   И вот результат: свирепый убийца, поджавши хвост, принимает образ мультяшного Лунтика: "Я родился! П-п-п-привет!".
  
   * История из жизни.
   Пермский цирк. Антракт. На низком столике посреди арены разлеглась пантера. Рядом находятся дрессировщик, фотограф и мамаша с двумя дочками.
   - Ах, какая же ты милашка! - восторг детей до краёв наполнен чувствами искренней симпатии. - Подари мне, мама, на День Рождения, такую же киску, - умоляет старшая дочка. - И мне подари, - вторит ей младшая.
   После чего, 50-килограммовая "киска", желтоглазая и чёрная, как ночь, родом из тропических лесов Южной Америки, питающаяся кайманами (амазонскими крокодилами) и человекообразными обезьянами, начинает позировать в фотосессии с участием детишек. Фотография огромной пантеры (то есть леопарда чёрного окраса), сделанная в этот момент, в обнимку с двумя девочками, положившими руки на чёрную спину хищника - визуально подтверждает озвученную информацию.
   Что и говорить, любые кошки, и большие и маленькие, обладают развитым интеллектом. И даже те, в чей ежедневный рацион входят куски окровавленного мяса - всячески пытаются избежать насильственной порчи собственной шкуры.
  
   - Чтобы я тебя на этой полке больше не видел! - эмоционально кричит Лёша сжавшейся в комок кошке. - Понятно тебе?
   Вместо ответа, та прыгает с полки на пол, покидая любимое место, ставшее вдруг очень ненадёжным укрытием, и вихрем уносится в глубину квартиры.
   На следующий день следует второй акт спектакля, исполненный в том же стиле, в целях закрепления усвоенного материала. В итоге, затраченный труд оказался не напрасным. Результаты удивили всех.
  
   Со слов Ромы Бухарова, кошка резко изменила свое поведение. При появлении в квартире посторонних людей она стала осторожничать, а увидев среди гостей Лёшу - сразу же гаситься под диваном в большой комнате. И куда её наглость делась?
   Ну что ж, можно поздравить себя с успехом.
   Впрочем, как выяснилось спустя ещё некоторое время, никаких открытий, в процессе воспитания сиамской кошки, Лёша не сделал.
   Блин... даже обидно.
   Просто оказалось, что дрессировка хищников не является какой-то сверхсложной задачей, особенно для людей, имеющих точно такую же, как у хищников, хищную натуру - синонима собирательного понятия "внутренняя сущность".
   Тигры, львы, пумы, рыси... и что?
   Все кошки подконтрольны инстинктам. Дрессировщик в цирковом прайде является доминирующей особью, и может позволить себе любую вольность, к примеру: огреть ленивого подопечного палкой, да по полосатой спине, либо, в случае особо наглого непослушания, шмальнуть из волыны прямо над ухом. Тигр, если не обделается, прямо-таки "здесь и сейчас", то искры из глаз уж точно станут не метафорой. И спасение от этих воспитательных методов, как несложно догадаться, находится под пресловутым "диваном". Только там, наблюдая в узкую щель за перемещениями исключительно опасного двуногого существа, похожего на злобного Бармалея с плёткой в руке и пистолетом за поясом, можно ощутить себя в безопасности.
   В отсутствие же "дивана", тигры послушно сидят на бортике арены - в том месте, где их не достают щёлкающие по рёбрам удары хлыста и никто не стреляет поверх ушей.
   Вот вам и суть дрессировки.
  
   Продолжение зарисовок с натуры
   Постепенно, через своих одноклассников, Лёша познакомился со всеми обитателями района "Техас". Антисоциальные личности, как правило, кучковались у алкогольных точек, представленных магазинами "Вино-водка" и специальными отделами гастрономов, коих в центре Перми было предостаточно. Не имея денег, но одолеваемые жаждой выпивки, они были готовы сутками торчать у входа в заведение, в надежде упасть кому-нибудь на хвост или отжать рубль-другой у "лоха чилийского". Увы, эти "сутки" были ограничены по времени работы: начиная с "Часа волка"* и до 19-00.
  
   * В эпоху Брежнева, спиртные напитки начинали продавать с 11-00 утра. По наступлению этого часа, в Москве, из окошка часов, расположенных на фасадееатра им. Образцова", выглядывала фигурка волка.
  
   Бухаров и Соколов были лично знакомы с местными авторитетами, уголовниками, прилично одетыми чуваками из "деловых", а также затрапезного вида алкашами, проживающими поблизости, поскольку общение с ними происходило с раннего детства. В компании друзей Лёша мог разгуливать по "Техасу" спокойно, заводя новые знакомства и новые связи, постепенно усваивая науку коммуникабельности, закаляя твёрдость характера и тренируя изворотливость ума.
  
   * Что и говорить: городские жилые кварталы времён "развитого социализма" напоминали дикие джунгли.
   А жизнь в джунглях, как известно, поневоле учит многим важным вещам. Тем вещам, без которых сложно превратиться в настоящего мужчину, защитника Отечества, готового дать врагу достойный отпор и, без лишних сантиментов, свернуть ему шею, врезать по зубам, по рогам... уничтожить, похоронить, закопать... превратив боевые единицы неприятеля - в шеренги безымянных холмиков на дальнем погосте.
   И, даже, если ты остался один против всех, и твоё положение совершенно безнадёжно, присутствие духа, словно защитный иммунный ответ организма, выработавшийся от постоянных "тёрок" с уличной шпаной, бандитами, козлами, петухами... и прочими тварями, населяющими окружающий зверинец, вынуждает держать оборону до конца.
   Ведь истина, гласящая, что "русские не сдаются", появилась не просто так, с подачи тенденциозных СМИ, либо из клише пропагандистов-агитаторов. Эта особенность реально свойственна русским людям: она существует и исходит из их условий жизни, весьма неблагоприятных, вынуждающих постоянно держать себя в тонусе. Условия вечной борьбы: с врагами внешними, с врагами внутренними, с необустроенным бытом, с уличным криминалом и прочими напастями, кои мешают расслабить булки и, подобно европейцам, предаться праздности - лишь закаляют волю, делая человека непобедимым.
   Что же касается праздности...
   "Воистину, праздность научила многому худому" (Сир. 33:28).
   Мягкий графит становится твёрдым алмазом лишь в исключительно жёстких условиях: при огромном давлении и столь же высокой температуре. И вот результат: попробуешь раскусить - только зубы обломаешь.
  
   Относительно русских национальных особенностей
   Любопытство является движущей силой познания окружающего мира, а логический анализ создаёт "кирпичики" для формирования правильного мировоззрения.
   И, хотя, ты уже давно "не крошка сын", который (согласно В. Маяковскому) "к отцу пришёл", а давно сформировавшаяся личность, социальная сфера продолжает волновать по-прежнему, вызывая живой интерес. Социология, как наука по изучению общества, позволяет лучше понять процессы, происходящие внутри отдельных социумов, а также мотивы, заставляющие людей вести себя определённым образом, а не как-нибудь иначе.
   В связи с этим, хотелось бы рассмотреть вопрос, относящийся к внутренней сущности европейцев.
   Так чем же отличается "Наша Russia" и её граждане... те самые "russo turisto, oblico morale"... от греков, поляков, итальянцев, французов, литовцев?
   Ответ на данный вопрос критически важен для понимания будущего России, величие которой всегда заключалось в силе духа людей, её населяющих. Будет ли наше государство процветать в веках, либо ему уготована судьба Европы, погрязшей во лжи, упадке нравственности и толерантности к кукарекающим ордам содомитов, бодро шагающих в своё светлое будущее под радужными 6-цветными флагами?
  
   Следует отметить, что деградация Европы началась не вчера. В своё время, Гитлер щёлкал европейские державы, словно гниды вшей, одну за другой, нигде не встречая сопротивления.
   Сдулись европейцы... сдулись ещё в прошлом веке.
   Взять, к примеру, Польшу.
   Кичливые польские паны и прочие "квасные патриоты", изображавшие из себя хрен знает кого (как в 1939, так и сегодня, в 2020), типа - "мы крутые ребята... круче всех", после вторжения германских войск поджали хвосты и навострили лыжи прочь из родного Отечества.
   В итоге, польскую столицу, Варшаву, оказалось просто некому защищать. Все защитники массово свинтили за рубеж.
   Увы, приходится констатировать горькую правду: потомки шляхтичей-завоевателей оказались пёстрым сборищем хвастунов и пустозвонов. "Бумажный тигр" - эта китайская метафора, как нельзя лучше характеризует внутреннюю сущность поляков.
   Уже на 27 день от начала войны, польское командование позорно капитулировало, подписав Акт о сдаче Варшавы вермахту. Естественно, в качестве обоснования была указана "забота о мирном населении, страдающем от авианалётов". Сами же польские воины, в полном здравии, отбыли за границу в соседние страны: в Венгрию, Румынию, СССР, обрекая польскую нацию на рабство, нищету и страдания.
   А что такого? С точки зрения расчётливых поляков, "себя нужно беречь".
   В конце сентября 1939, через одну лишь польско-румынскую границу, вслед за собственным правительством, упорхнуло 84 600 польских военнослужащих - численность, равная личному составу пяти (!) пехотных дивизий (аналогично германским). И плевать на Родину, плевать на родственников, и на всё остальное - тоже плевать. Собственная шкура - ценнейшая вещь в общественном сознании поляков. Шкура должна быть сохранена любой ценой, и даже ценой измены.
  
   Кто бы мог подумать, что всего через 1 год и 9 месяцев после захвата Польши, немцы получат конкретный "убарасшан" (нем., Эberraschung - "сюрприз, неожиданность"), в виде Брестской крепости?
   Ориентируясь на динамику польской компании, вермахт планировал взять укрепления Бреста за один (!) день, по-видимому, предполагая, что лишь услышав грозную команду "Хенде Хох" (HДnde hoch), русские, подобно полякам, побросают оружие и, построившись в колонны, дружно сдадутся в плен.
   Однако русские - это вам не сводные братья-славяне. В первый же день осады Брестской крепости всё пошло не по плану. Ещё через 8 дней, окончательно озверевшие гитлеровцы, к наземным атакам и артобстрелам из тяжёлых орудий, подключили авиацию, начав бомбить Восточный форт. Двадцать две бомбы, содержащие по 500 кг тротила каждая... и ещё одна, весом 1800 кг... - сделали своё дело. Лишь уничтожив защитников полностью, немцы рапортовали о взятии Восточного бастиона.
   Однако радость была недолгой: прочие укрепления Брестской крепости (Волынское, Кобринское и Тереспольское) продолжали отплёвываться свинцовыми очередями ещё целый месяц. Горы трупов отборных немецких солдат усеяли прилегающие к крепости территории. Десятки, сотни трупов... - их уже никто не эвакуировал, опасаясь попасть под кинжальный огонь обороняющихся. И даже по ночам, диверсионные группы советских воинов совершали вылазки, продолжая собирать "урожай", прореживая поголовье 45-й немецкой дивизии, набранной из земляков Гитлера и отличавшейся особой преданностью фюреру.
   Погибшие фашисты...
   За время осады крепости их число составило 1 197 (Одна тысяча сто девяносто семь), включая 87 офицеров. Все они сложили голову в первый месяц "блицкрига"... во время штурма ничтожно малой географической точки, находящейся в далёком тылу развернувшегося широкомасштабного наступления.
   В итоге, взятие крепости встало поперёк горла немецкому командованию этакой костью, фатально-убийственной, и не только в прямом смысле, но и...
   Моральный дух 45-й дивизии оказался начисто сломлен. Вера в собственную исключительность и непобедимость рассеялась призрачной дымкой наваждения, заменившись вопросом: "Кого же мы собрались победить? Русских? Подобных тем, что засели в Брестской крепости? Ну, уж нет, только не этих ребят! Мы готовы воевать с "храбрыми" поляками, "отважными" датчанами, "бравыми" французами... с кем угодно, но только не с русскими. Русских победить невозможно".
   Из исторической хроники:
   "Это было 23 июля 1941 года, то есть на тридцать второй день войны... В этот день гитлеровцы привезли в лагерный госпиталь только что захваченного в крепости майора. Пленный майор был в полной командирской форме, но вся одежда его превратилась в лохмотья, лицо было покрыто пороховой копотью и пылью, и обросло бородой. Он был ранен, находился в бессознательном состоянии и выглядел истощенным до крайности.
   Но немецкие солдаты, которые взяли его в плен, рассказали врачам, что этот человек, в чьем теле уже едва-едва теплилась жизнь, всего час тому назад, в одиночку принял с ними бой, кидался гранатами, стрелял из пистолета, убил и ранил нескольких гитлеровцев. Они говорили об этом с невольным почтением, откровенно поражаясь силе духа советского командира, и было ясно, что только из уважения к его необычайной храбрости, пленного оставили в живых".
  
   И вот вывод: то, что оказалось за пределами понимания немцев, поляков, да и всех остальных "цивилизованных" европейских народов, для русских людей являлось нормой. Ведь реализация возложенной на тебя миссии - это великая честь. И ты просто не можешь поступить иначе, ведь за твоей спиной остались мать, жена, дети... твой дом, твоя страна... - всё то, что тебе любо и дорого. Стать презираемой всеми продажной дешёвкой, рассуждающей категориями "выгодно -это хорошо, а невыгодно - плохо", для истинно русского человека хуже смерти.
  
   Продолжение продолжения зарисовок с натуры
   За короткое время Лёша овладел прикладными истинами, касающимися поведения в обществе.
   В условиях, когда на тебя постоянно пытаются наехать, либо устроить шмон в твоих карманах, поневоле приходится учиться говорить оппонентам твёрдое "НЕТ", а не впадать в безумную истерику, превращаясь в попугая, узревшего на соседней ветке змею. А тех оппонентов, которые являются "невменяемыми", дрессируют иным способом, присылая им, лично или опосредованно, жёсткий "привет", состоящий из физических методов воздействия, возвращая их обратно во вменяемое состояние и заставляя вести себя согласно табелю о рангах.
   Впрочем, как оказалось в дальнейшем, даже среди хулиганов, бандитов и засиженных урок, количество "невменяемых" было очень незначительным. Любой человек, "дружащий с головой", подобно норовистой лошади, интуитивно чует твёрдую руку и потенциальную опасность от неё исходящую. Ввиду вышесказанного, местная шпана "на хвост" друзьям не падала, ограничиваясь употреблением напитков, купленных за свои собственные деньги, довольствуясь общением на свободные темы, на скамейках, расположенных в густых зелёных зарослях Соколовского двора (ул. Газеты Звезда, 54), посмеиваясь над шутками и обсуждая любовные похождения общих знакомых.
   А похождения были ещё "те".
  
   Близкий друг Андрея Соколова, Игорь Иванов, сын знаменитого профессора медицины, обладал талантом охмурения женщин, гипнотизируя их, словно индийский заклинатель змей, соблазняя и подталкивая к совершению всяких глупостей. Вчерашний школьник, ныне первокурсник мединститута, он с энтузиазмом перебирал юных дам.
   Каждую неделю жители двора по ул. Газеты Звезда, 54, наблюдали явление Игоря с очередной возлюбленной. Папа-профессор, как правило, допоздна торчал на работе, и мама тоже, а в это время, их сыночек, кудрявый, симпатичный и стройный паренёк, занимался непотребством в полногабаритной родительской "трёшке", попутно употребляя спиртное всех видов: от коньяка до одеколона.
   И вот однажды вечером, когда Ивановская квартира была уже "не свободна", Игорь повёл очередную "королеву дня" на свидание в расположенный по соседству детский садик. Новоявленный Дон Жуан, проникши на запретную территорию через дыру в заборе, принялся целовать любимую девушку с целью околдовать её своим вниманием и, пользуясь замешательством дамы, завалить её прямо тут, на деревянную скамейку детской веранды. Но стандартный приём, прошедший проверку временем, на этот раз дал осечку.
   Обратное появление Игоря Иванова рассмешило народ до слёз. Белая рубашка на нём была изодрана когтями объекта любви в клочья. Сквозь свисающие лохмотьями рукава проглядывали продольные царапины на руках и впалой груди незадачливого любовника. Каким образом из садика исчезла сама "мадмузель", неизвестно. Видимо, сиганула через забор, забыв поцеловать ухажёра на прощание.
   Этот случай местная шпана, давясь от хохота, вспоминала ещё долгое время.
  
   Проблема местного значения по фамилии Бразгин
   Смех смехом, но без внутренних конфликтов всё же не обходилось. В те времена, когда пермские дворы и улицы, скверы и парки, были сверх всякой меры переполнены криминальной публикой, конфликтные ситуации, даже среди "своих", возникали с неизбежной закономерностью. Особенно на фоне повального пьянства. Употребив алкоголь, некоторые люди съезжали с катушек, теряя при этом рассудок, а бывало, что и человеческий облик. А у отдельных индивидуумов начинали чесаться руки... хм-м-м... точнее, кулаки.
   В Соколовском дворе с завидным постоянством появлялся некий Олег Бразгин. К своим 23 годам он уже успел отсидеть несколько лет: сначала в колонии для несовершеннолетних, а после достижения 18-ти лет, и на взрослой зоне, расположенной за соседним забором на станции "Балмошная".
   Этот отморозок раздражал Лёшу одним лишь своим присутствием. А с каким гонором он держался: кто не видел лично, не поверит. Малознакомым людям Олег любил ездить по ушам, хвастаясь "червонцем", отмотанным за колючкой, дабы выглядеть крутым авторитетом. Надменный взгляд гордо поднятой головы сопровождал его беззастенчивую ложь.
   Стоить отметить, что истинные авторитеты, лишь услышав этот фуфел про "червонец", непременно бы спросили с баклана по понятиям. Уважаемые люди такого не терпят. За такое могут дать по рогам, да и опустить до чертячьей масти: пусть лепит горбатого среди чертей. Но Бразгину пока сходило с рук. Ну что ж... "пока" даёт отсрочку. "Пока" - это синоним словосочетания "временно свободен".
   Да и вообще, нашёл, чем гордиться. В местах лишения свободы нет ни романтической темы, ни героической. Бывшие сидельцы очень не любят вспоминать об этом факте собственной биографии, ведь помойка - не то место, где рождаются и крепнут литературные герои нашего времени. Тем не менее, некоторые люди, отмотав срок, всё же пытаются использовать данный факт для самоутверждения.
   И вот перед нами стоит чижик, о двух руках и двух ногах. Кто он? Герой, а может быть, геморрой? Разницу ощущаешь, стоит лишь принюхаться. Герои эпоса чисты и благородны, вторую же категорию сопровождает душок внутреннего происхождения.
   Вот такой каламбур, отражающий реальность.
   Бараки, локалки, запретки, БУРы, ШИЗО... пёстрые, шерстяные, ссученные, наседки, активисты... хозяин, кум, подкумок, вертухай, цирик... - все эти слова характеризуют кичу, где народ чалит отмерянные судьёй-портным сроки.
   Каким словом не назови это место, ничего хорошего там нет.
  
   Был один маршрут - от "жилки" к "промке",
   А другой маршрут - через забор.
   Только на запретке псы, как волки,
   А на вышке мент и в лапах ствол. (Алексей Князев, "Феня")
  
   Наводя тоску на "местных" своими тюремными замашками, уголовник с каждым разом наглел всё больше. Как-то вечером, запив водкой две таблетки "Этаминала", Бразгин окончательно сдурел, неожиданно вознамерившись "замочить всех рваных пассажиров". Что означает сие понятие (спр. - термин карточных шулеров), Лёша не знал, но блуждающий взгляд отмороженного бандита зафиксировался именно на нём.
   "Похоже, назревает кипиш, - очевидный вывод напрашивался сам собой. - Сейчас, главное, держаться достойно, иначе разом потеряешь уважение в обществе. Тьфу... кулачные бои... глупость какая! С одной стороны, дать лёгкую отмашку не является проблемой. В недавнем времени я посещал секцию бокса в спортзале "Трудовые Резервы", что у кинотеатра "Искра". И, если кто-то думает, что осуществить прямой "тычок" в направлении моего лица, легче легкого, он глубоко ошибается. Поставлю блок, затем уклонюсь, отпрыгну в сторону, проведу контр выпад. С подачи тренера Борискина, условные рефлексы закрепились где-то внутри и, похоже, что надолго. С другой стороны, с помощью драк проблемы не решаются, да и не люблю я эти забавы. С животным миром всё понятно: обезьяны, кенгуру, петухи всякие... за неимением альтернативы вынуждены доказывать своё преимущество с помощью грубой силы. Даже зайцы, встав на задние лапы, порой, сходятся врукопашную. Но человек - это же, блин, вершина эволюции! Впрочем, иногда попадаются люди с характером петуха и интеллектом обезьяны. Что и говорить, каких только чудаков не живёт рядом с нами, как говорится "на любой вкус и цвет".
   Оценив текущую ситуацию, Лёша начал анализировать возможное развитие событий, выходящее за рамки сегодняшнего дня.
  
   Размышления от первого лица
   Этот шут гороховый, Бразгин, глуп и самонадеян, раз до сих пор не въехал, что моя внешность, напоминающая мультяшного Кота Леопольда, руководствующегося принципом "давайте жить дружно", весьма обманчива. Как ни крути, кот, семейство кошачьих, относится к отряду "хищные" ("carnivora" -- "плотоядные"). А у хищников совершенно другое естество, нежели у зебр, антилоп и прочих козлов с бугра (в смысле - горных козлов). Недооценка этого фактора может привести к самым печальным последствиям.
   Естественно, та идиллическая картинка, где усато-полосатая морда умиротворённо лежит кверху пузом, греясь на солнышке, напоминая этакого мохнатого "мурлыку", ласкового и безобидного, способна ввести в заблуждение кого угодно. Однако, если вздумаешь его тискать, то немедленно пожалеешь об этом. Размер кошки здесь не играет вообще никакой роли, ведь даже самые мелкие разновидности, типа каракалов, манулов, камышовых котов, лесных котов, кустарниковых котов... сибирских, кавказских, норвежских... являются чрезвычайно свирепыми тварями, особенно, в моменты плохого настроения.
   С хищниками, словно с огнестрельным оружием, нужно уметь обращаться. А если не умеешь - лучше не экспериментировать. Целее будешь.
   Взять меня самого: в жизни я спокойный и уравновешенный человек. Правда, не обладаю усидчивостью, но много ли людей ей обладают? С точки зрения врачей я совершенно здоров. Ни психозов тебе, ни неврозов, ни депрессий, ни маниакальных состояний. Веду себя порядочно. Ненавижу подлость и обман. К славе и почестям отношусь равнодушно. В жадности и крохоборстве уличён не был. В отношении перечисленных качеств - весь пошёл в папу. Папа молодец, его уважают в обществе.
   Но всё это не означает, что меня невозможно разозлить. Очень даже можно. И, если кто-либо меня унизит, оскорбит, либо предаст, взяв на душу неподъёмную тяжесть греха Иуды, то я, действительно, разозлюсь не на шутку. А далее, начнут происходить интересные вещи... хм-м-м... порой, весьма необычные, с точки зрения теории материализма.
   Обидчик легкомысленно полагает, что его поведение не будет иметь последствий. Действительно, кто бы стал лезть на рожон, зная наперёд о грядущих неприятностях? Это всё равно, что стрелять себе в ногу. Раздробить выстрелом сустав, либо порвать связки, либо повредить важные кровеносные сосуды, обрекая ногу на гангрену "сухой" этиологии (некроз на фоне гипоксии тканей) и последующую ампутацию... - наличие подобной угрозы действует отрезвляюще, причём на всех подряд, включая конченых дегенератов. Ведь собственная шкура является несоизмеримо большей ценностью, чем расписные понты и прочая ху...тень.
   Чаще всего, ход мыслей обидчика имеет следующий порядок: "Ну, опустил Лёшу, в моральном плане. Ну, поглумился, на потеху публике. Это ли предмет для переживаний? Лёша утрётся, да и кто он вообще такой? Правильно, никто. Одним обиженным больше, одним меньше, какая, в пень, разница?".
   Однако я - вовсе не тот человек, о которого можно безнаказанно вытирать ноги. Эта немаловажная деталь, пусть и неприметная, с первого, весьма поверхностного взгляда, играет главенствующую роль в дальнейшем развитии событий. Люди, привыкшие вести себя по-хамски, как правило, её игнорируют. И очень даже зря.
   В то время, пока обидчик занимается самолюбованием, сравнивая себя с разного рода суперменами и "суперстарами" ("Jesus Christ Superstar", 1970), в моём сознании начинает формироваться определённый алгоритм действий, похожий на график функции, начинающий медленное восхождение с нулевой ординаты по оси "Y" и заканчивающийся обрывистым падением вниз, символизирующим торжество справедливости. Отрицательному персонажу данный сюжет не сулит ничего хорошего. А если точнее, то наказание за наглость превращается для него в абсолютную неизбежность, становясь лишь делом времени. Незримой тенью, детально проработанная модель негативного плана, зависает над головой нехорошего человека, подобно дамоклову мечу, следуя за ним по пятам, подстерегая везде и всегда, днём и ночью, зимой и летом, постепенно срастаясь с его кармой и не оставляя даже малейшего шанса на благоприятный исход.
   Молитва, содержащая слова искреннего Раскаяния, обращённая к Богу (именно Раскаяния, принципиально отличающегося от Исповеди), скорее всего, изменила бы ход событий, но хамское быдло (сокр. - "хамло"), никогда и ни в чём не раскаивается. На то оно и хамло.
  
   Сохранение спокойствия - залог успеха. Я спокоен везде и всегда, будучи твёрдо уверен в двух вещах:
   1. "Ответка" неотвратима, словно утренний восход солнца. Мелкие нюансы, касающиеся локализации и звуковых эффектов, типа: со свистом прилетит, да промеж глаз; либо без свиста, да под дых; крадучись в вечернем тумане, либо в момент послеобеденного отдыха - подробности не имеют значения. Да и какая разница? Это случится, и всё тут.
   2. "Ответка" может иметь совершенно непредсказуемую форму. И дело тут вовсе не в богатом воображении. Отнюдь. Настигающая врагов кара, порой, реализуется независимо от каких-либо усилий с моей стороны. Очень странное явление. Однако, с годами, убеждаешься, что оно существует, наглядно демонстрируя своё присутствие, то в одном эпизоде, то в другом. Невероятное разнообразие форм ответного наказания - как следствие участия в процессе посторонних сил, либо сущностей, совершенно неосязаемых, но, в то же время, обладающих большими возможностями.
  
   А, может быть, этому способствует особый склад ума? Что там написал Юзефович, в школьной характеристике по итогам восьмилетнего обучения?
   "Этот ученик обладает абстрактно-логическим типом мышления".
   Ну да... Леонид Абрамович, в отличие от лагерного выкидыша Бразгина, неплохо разбирается в психологии. "Абстрактно-логическое мышление", - звучит красиво.
   Действительно, моя голова работает весьма странным образом: она сама формирует задачи, пополняя виртуальную папку с пометкой "На подпись директору". Затем, в неё же, скидывает и программы действий. Полученная информация незамедлительно анализируется.
   Итоговые резолюции бывают двух видов: "одобрено", либо "не одобрено". Всё просто.
   В случае одобрения, задача принимается к исполнению. С этого момента, мысли в голове начинают закручиваться в плотный вихрь, набирающий обороты, разрастающийся вширь и ввысь, забирающийся на всё более и более высокие уровни. В основании вихря находится цель, подсвеченная ирреальным голубоватым свечением, и ты уже сам себе не хозяин, пока не добьёшь её, устранив раздражитель, превратив его в одно из множества мимолётных воспоминаний.
   "Цель добивают, во что бы то ни стало. Добивают любой ценой, любым способом", - в данной формулировке заключено одно из жизненных правил, не подлежащих обсуждению. Вся же остальная повседневность - это не более, чем "суета сует, все суета!" (Еккл., Ветхий Завет).
  
   * В одном из поздних интервью, французский кутюрье Пьер Карден сообщил: "Главная черта моего характера - это упорство. Если ты поставил перед собой задачу, то должен её выполнить".
  
   Жизненная позиция уважаемого человека априори достойна уважения, ибо она отражает саму суть процесса успешного становления личности.
   Интересным наблюдением является и ситуация, происходящая непосредственно по присвоению объекту приоритетного статуса. После загрузки его образа в операционную систему мышления, логика внешних событий и их последовательность, сами по себе, начинают подстраиваться под функцию оптимального решения проблемы, образовывая причудливые причинно-следственные связи, порой, не поддающиеся рациональному объяснению. Особенно, это касается финансовой составляющей. Стоит лишь появиться цели, как немедленно появляются деньги для её реализации: в нужном количестве и буквально из "ниоткуда"... другими словами - из тех источников, рассчитывать на которые всерьёз было бы верхом глупости.
   Однако факт остаётся фактом.
   Ведь, при отсутствии финансирования, ты невольно превращаешься в субчика, крылья которого подрезаны, а возможности ограничены. Другими словами - в импотента, из числа тех, кто "хочет, но не может".
   В этой связи вспоминается роман "Граф Монте-Кристо", входящий в золотую коллекцию классики мировой литературы.
   Александр Дюма (отец) рассуждает вполне здраво, озвучивая читателям простую истину, а именно: в отсутствие денег, все твои планы, относительно торжества справедливости, напоминают фата-моргану, зависшую над горизонтом чередой бесконечно повторяющихся миражей, сколь ярких, столь и недостижимых.
   В ином же случае, то есть при наличии несметных сокровищ, ты превращаешься в Творца, способного менять реальность по собственному усмотрению.
   Порой, последовательность событий напоминает ряд случайностей, описываемых понятием "само вышло так". Но не всё так просто. Ведь существует наука под названием "Теория вероятностей", являющаяся математической дисциплиной, занимающейся изучением закономерностей в случайных явлениях. Страховщики утверждают, что вероятность наступления того, либо иного события можно заранее просчитать с помощью специальных алгоритмов. Их словам охотно веришь. Уж кто-кто, а страховые фирмы кормятся с этой поляны и в данной науке знают толк.
   В то же самое время можно смело утверждать, что Теория вероятностей применима не ко всем людям. Множество невозможных совпадений и исключений из правил, происходящих регулярно, из раза в раз и десятками случаев, наводит на определённые мысли.
  
   Возвращение к местной проблеме с фамилией Бразгин
   Лёша смотрел в глаза уголовника, будто пытаясь донести до его сознания урезонивающие слова: "Чувак, подумай ещё раз. Желаешь ли ты нажить еще одного врага? Я ведь не забуду, а долг платежом красен".
   Затем сделал шаг в сторону бандита. Продолжая сидеть на скамейке, тот лишь улыбался.
   - Олег, мне нравится, когда люди улыбаются, поскольку люблю позитив. Но твоя улыбка... она вообще, не в тему. Ты что, действительно, хочешь мне что-то предъявить? Давай озвучивай, я весь во внимании. Только учти: вокруг нас находятся свидетели, и ты будешь неправ, если учинишь порожняковый наезд.
   - Чего? - остекленевший взгляд Бразгина упёрся в Лёшин подбородок.
   Он вдруг перестал улыбаться, оторвал зад от лавки и напрягся, готовясь к броску.
   Секунда, другая... Внезапно, ситуация в корне изменилась. Свою позицию обозначил Андрей Соколов, неожиданно оказавшийся между Лёшей и бандитом.
   - Мочить моих друзей будешь только после меня. Предлагаю начать прямо сейчас, - заявил друг.
   Молчание.
   Оппонент, пребывающий "не в себе", обвёл присутствующих тяжёлым взглядом, прикидывая что-то в уме. А что тут прикидывать? Сегодня не день исполнения желаний, да и ты - далеко не Дед Мороз.
   В это время, рядом с Соколовым нарисовался Повар-младший (Алексей Поварницын). Брать эту двойку на понт - напрасный труд. Немного в стороне, но в полной готовности к бою, находился и Кама (Саша Каменских), ещё один житель Соколовского двора. Собравшаяся компания была способна уложить мордой в грязь кого угодно, ведь правота, полностью и безоговорочно, находится на их стороне. Ну, а если что-либо пойдёт по беспределу, то немедленно возникнет Повар-старший (Сергей Поварницын), который без лишнего базара и угрызений совести снесёт башку обидчику младшего брата.
   "Какой же смысл заваривать эту кашу? - подумал Лёша. - Похоже, что Бразгин серьёзно фраернулся, подставившись со всех сторон, но никак не может догнать, в какое же дерьмо вляпался".
   Однако ситуация критическая.
   Так "бить или не бить?" - ответь нам, дядя Уильям Шекспир.
   Эмоционально-насыщенная пауза, именуемая словом "театральная", повисла в воздухе.
   "Пока всё тихо, следует покинуть это место. Соколов разрулит ситуацию в настоящем, а я, на досуге, поразмыслю над глобальными аспектами", - подумал Лёша и с достоинством ретировался в направлении дома. Краем глаза он увидел, как Соколов и Бразгин, удалившись на некоторое расстояние от остальных, принялись выяснять личные отношения тет-а-тет.
   После описанного случая Лёша не появлялся в Соколовском дворе целую неделю, а, спустя очень непродолжительное время, Олег Бразгин исчез.
   Ещё вчера его видели все. Он гулял по улице "Газеты "Звезда", с сигаретой во рту и самым гордым видом. А сегодня его уже нет... и завтра тоже... и послезавтра.
   Никто так ничего и не понял.
   Ну что ж... в очередной раз, "само вышло так". Проблема исчезла навсегда, и это хорошо.
   It will be good to people.
  
   Виталий Балахнин
   "Этаминал-натрий"... лекарство... хм-м-м.
   Лёшу разобрало любопытство. Он дошёл до уличного таксофона и, закинув в него 2-х копеечную монету, набрал номер.
   Друг из школы N 9, Виталий Балахнин, не остался в прошлом, хотя и был на два года старше самого Лёши. Нынче Виталик учился в медицинском институте на одном курсе с неисправимым бабником Игорем Ивановым, продолжая держать связь с Лёшей по телефону, периодически встречаясь с ним за кружкой пива, ведя умные разговоры о массовой культуре, литературе и музыке.
   Да-да, в его квартире на Разгуляе, на втором этаже деревянного дома с печным отоплением и туалетом на улице, имелся телефон. Ещё у Виталика был продвинутый магнитофон, со скоростью воспроизведения 19 см/сек. Кто имеет представление о звукозаписывающей технике СССР, тот оценит.
   "Набор джентльмена" включал и финансовые средства. Осенью 1979 года, в честь поступления в мединститут, Маргарита Александровна преподнесла любимому сыночку "царский" подарок - два золотых червонца с профилем Николая II, которые Виталик тут же загнал барыгам, по 180 руб./шт., что было на 10% ниже рыночной цены. Плюсом к "премиальному" траншу, бюджет Балахнина начала пополнять студенческая стипендия, в виде 40 руб./мес. Ещё одним источником дохода являлись заграничные товары с балки, которые реализовывались среди студентов мединститута.
   Зарабатывание денег увлекло друзей. Через непродолжительное время, к "левым" заработкам привлекли даже маму Виталика. Как она не сопротивлялась, как не отнекивалась, политика выкручивания рук привела к консенсусу и плодотворному сотрудничеству. Но об этом - несколько позже.
   Лёшин друг происходил из богатой и известной до революции еврейской семьи. Ну и, как у всех евреев, у Балахниных имелись неучтённые государством капиталы в виде рыжья на "чёрный день".
   Однако, в отличие от своих прижимистых предков, Виталик не страдал жадностью, за что и был искренне уважаем Лёшей, невзирая на определённые "нюансы" в личной жизни, о которых стоит умолчать. К дружбе по взаимным интересам, они никоим образом не относились.
   И вот, в результате звонка другу, и, буквально на следующий день, мама Виталика доставила из своей аптеки интересующее лекарство.
   Лёша держал в руках такую маленькую бумажную коробочку, 3,0 х 1,5 см, по типу спичечного коробка с выдвижной вставкой, и смотрел на десять белых таблеток.
  
   * Да уж... Совсем не зря, в конце 1980-х, препарат сняли с производства и исключили из списка лекарственных средств. "Этаминал-натрий" относился к быстродействующим барбитуратам, но, при этом, "сносил крышу" самым необычным образом.
  
   Причём, никакого успокаивающего и снотворного действия, как было обещано в справочнике Машковского, Лёша не обнаружил. Зато проверенным фактом являлось то, что человек, вкусивший сего вещества, терял всякие моральные ориентиры: он мог спокойно вытворять любые гадкие действия, находясь в нормально-активном состоянии. Понимаете, в чём подвох? Абсолютно любые действия, приходящие на ум, исполнялись немедленно: тормоза отпускали в буквальном смысле слова, а совесть и стыд, спустя секунды после приёма таблетки, улетучивались клочьями утреннего тумана, без следа. Оставались лишь спонтанные желания, для осуществления которых исчезали все преграды.
   Лекарство с дьявольским эффектом.
   Больше, в своей жизни, Лёша с такими препаратами не сталкивался, и слава Богу.
  
   * Сегодня, "Этаминал-натрий" в России не производится. Эту дрянь вычеркнули из списка лекарственных средств, но следует помнить, что данное Зло продолжает существовать в Германиях-Голландиях под другими наименованиями.
   Как говорится: "Praemonitus, praemunitus" (лат. - "кто предупреждён, тот вооружён").
  
   Декабрь 1979 года
   Школьная жизнь всегда шла, и будет идти по замкнутому кругу, бесконечно повторяясь в реинкарнациях, принося необыкновенные ощущения и восхитительные открытия очередным поколениям воспитанников. Ученики считают каждый год новизной, но, на самом деле, и родители, и дети, и все мы, лишь проходим базовые этапы жизненного развития и духовного становления.
   В начавшемся декабре 1979 года продолжилась учёба с сопутствующими ей проблемами невыученных уроков, недосыпа, взаимоотношений с членами окружающего общества. Лёша получал новые впечатления, делал выводы и набирался практического опыта.
   Учителя 93-й школы были справедливы и доброжелательны. Правдой было и то, что они, как и учителя прошлой школы, ставили двойки, выгоняли с уроков и записывали в дневники замечания. Однако такого морального давления, как в былые времена, Лёша не испытывал. Видимо, всё дело заключалось в том, что в этой школе никто специально не накалял обстановку, делая из мухи слона и, после этого, сам же не впадал в истерику от "масштабности" события.
   Вот как много зависит от адекватности руководства школы.
  
   Курили школьники в туалете на втором этаже - маленьком помещении два на три метра, среди двух, стоящих рядом унитазов, и при одном окне.
   Туалет находился напротив медпункта, где работала всеми уважаемая медсестра Лидия Петровна Новикова, запомнившаяся своей душевностью многим поколениям выпускников. На одну дверь дальше медпункта находился кабинет директора школы, и Лёша, порой, с ужасом наблюдал, как завеса табачного дыма, вырвавшись в коридор второго этажа, медленно плывёт в сторону приёмной директора, уважаемой Аси Семёновны Беляевой.
   Но, на удивление, каких-либо репрессий к нарушителям режима не применялось.
   В этой школе никто не знал об опыте гонений на курильщиков, наработанном в заведении N 9. Да и какой толк в репрессиях? Педагоги, чай не собаки. Их дело - учить детей, а не гонять по лесному массиву... "як зайців".
   И лишь изредка, для проформы, завуч по воспитательной работе, Елена Григорьевна Климова, выпроваживала малолетних курильщиков из туалета, отправляя их на школьное крыльцо.
   Однако декабрьская стужа...
   Раздетые детишки, лишь единожды вдохнув морозный воздух, сразу устремлялись, обгоняя друг друга, в крайний подъезд дома по ул. Белинского 49, преодолевая стометровку быстрее, чем немка Марлиз Олснер (10,88 сек.), в 1977 году "распечатавшая" предыдущий спортивный рекорд для женщин - в 11,00 секунд.
   Бега на переменах, в соседний дом, продолжались некоторое время. А затем...
   Затем один из курильщиков, самый ленивый, тайком возвращался в туалет на 2 этаже, типа пописать... ну и быстренько перекурить. Через пару дней помещение вновь заполнялось дымящей толпой, и всё начиналось сначала.
   Больше всего на свете Лёша боялся нарваться на собственную маму, Галину Владимировну, кабинет которой, под номером 47, располагался в дальнем конце коридора второго этажа. Мужской туалет находился в самом неудачном месте: рядом с директорским кабинетом, медпунктом, и на пути миграции мамы из кабинета английского языка в учительскую.
   Ввиду некомфортных обстоятельств Лёша изобрёл индивидуальный способ перекуров: вместо ближайшего дома, подъезд которого был виден с школьного крыльца, как на ладони, он начал бегать в дом, сбоку от школы. Беговая дистанция получалась на 50 м дальше (лишних 5 секунд забега), зато чувство безопасности с лихвой компенсировало этот недостаток. Дом по ул. Белинского 43, ничем не отличался от своего 49-го собрата: такая же пятиэтажка из белого силикатного кирпича; такой же подъезд с фанерной дверью и пружиной вверху.
  
   К вопросу о девочках
   И вот однажды, в начале декабря 1979 г., Лёша и Миша Хобот (Славнов), стояли, во время 15-минутной "длинной" школьной перемены в облюбованном подъезде, затягиваясь дымком от "Беломора", прислонившись к тёплой батарее, и делили своих одноклассниц.
   - Понимаешь, - вещал Хобот, - в нашем классе есть только два трофейных экземпляра. Увы... все остальные имеют серьёзные недостатки. Некоторые из девочек слишком "заумные" и чересчур независимые. На вроде Ирины Гордеевой: у неё такие стройные ножки, что глаз не оторвать, но мы с тобой ей параллельны, как облака над головой. Видел, как она снисходительно поглядывает на пацанов? Что у неё в голове - непонятно. Гордеевой, похоже, вообще другая тема интересна, и она твёрдо уверена в своей правоте. К Ирине подкатывать - это проигрышный вариант, можешь, Лёха, поверить опытному человеку. Другие же девочки, в мыслях своих, ещё как дети. Посмотри на Ирину Костареву: ангельские голубые глазки ребёнка - это, конечно, умиляет, но чревато своей непредсказуемостью. Да и вообще: распускать руки и домогаться детей - это непорядочно, - Миша с достоинством приосанился. - Давай, чувак, разделим сферы влияния. Выбирай первым, кто тебе больше по душе: Жанка или Танюха?
   Хобот, как истинно деловой человек, внезапно сузил круг интересов, поставив вопрос ребром.
  
   Лёша задумался. Выбор был чрезвычайно сложен. Ему нравились обе одноклассницы.
   С одной стороны Жанна Турунцева... У этой девушки была настолько стройная фигура, что взгляд непроизвольно фокусировался на ней и сопровождал девушку до предела видимости. Идеал. Точка. Ярко-лучистые карие глаза, улыбка во все 32 белоснежные зуба: девушка-праздник, никак не иначе.
   Однако оставалось небольшое сомнение в душе, опасение в "норовистости" дамы. Эти чувства затаились в Лёшиной голове после нескольких прилюдных взбрыкиваний объекта, сопровождающихся выплеском эмоций. С эмоциональными девушками Лёша не знал, как себя вести. Мало того, что отсутствовал необходимый опыт общения, так ведь подводила ещё и устная речь. Его речь всегда вызывала усмешки окружающих людей своей неуклюжестью и неправильными оборотами. В присутствии девушек Лёша страшно волновался, что только усугубляло ситуацию.
   "Нет-нет... я не готов кричать на женщину во время ссоры, кипя возмущением и пытаясь, с пеной у рта, доказать свою правоту. А ведь близкая дружба с Жанной, рано или поздно выльется в эмоциональные разборки на тему: "Кто виноват?". Такой уж у неё вспыльчивый характер.
   "Тяжёлый, потому что золотой", - пришло на ум дурацкое сравнение. В том, что серьёзные отношения - это надолго, Лёша не сомневался, поэтому и пытался спрогнозировать дальнейшее развитие событий.
  
   Другое дело Танюха.
   Таня Петрова была очень симпатичной девочкой. Её фигура несколько уступала по стройности Жанкиной, но на ощупь... - прикосновения к ней были бесподобными. И не только прикосновения.
   На первой же классной дискотеке, посвящённой "ноябрьским" праздникам, совпадающим с окончанием первой четверти, в темноте кабинета истории на третьем этаже, в сполохах огней цветомузыки, Таня Петрова пригласила Лёшу на "белый танец". О том, что произошло дальше, наверное, стоило умолчать.
   Её губы... тёплые влажные губы... глубокий томный поцелуй... едва уловимый запах нежной кожи, смешанный с тонким запахом парфюма... талия, мягкая и податливая талия... и этот вид шелковистых, каштанового цвета волос, спускающихся на плечи. Ощущения доброты, комфорта и умиротворения. Чарующая медленная мелодия, звучащая из колонок. Смятение в душе ещё не познавшего любви юноши.
   Ответную реакцию Лёшиного организма, немедленно проявившуюся в неконтролируемом "явлении-появлении", партнёрша по танцу, сделала вид, что не заметила. Отодвинувшись на "пионерское" расстояние, он, чуть дыша от неуместности своих желаний, весьма смущённый, сразу после окончания музыки сбежал в угол, где меньше света.
   - Петрова!!! - сказал, как отрезал Лёша.
   - Ну, ты выбрал сам, мне, по большому счёту, похрен, - ответил Хобот и, широко улыбнувшись, протянул руку для закрепления сделки. - Контракт подписан и изменению не подлежит.
   Лёша посмотрел на руку Хобота. Внезапно, откуда-то из подсознания, всплыла картина средневекового художника, изображающая рукопожатие грешника с дьяволом на фоне свитка, именуемого "Contract", с пятнышком крови внизу текста.
   "Тьфу-тьфу-тьфу, о чём же я думаю? - Лёша огорчился. - Но ведь, каков сукин сын! Культурный и причёсанный с внешнего вида, но продуманный и хваткий. Да и отношение к девушкам у Миши вовсе не такое, как у меня. Попользует свою "любовь" и пойдёт дальше, искать следующую. Натура такая. Но ведь так нельзя! В финале можно и у разбитого корыта остаться", - он всегда старался думать о перспективе и наглядные примеры из жизни некоторых из родительских знакомых свидетельствовали о разумности учёбы на чужих ошибках.
  
   Лёшина мама водила тесную дружбу с Людмилой Ломакиной, мамой девочки, у которой являлась классным руководителем. Этой доброй и порядочной женщине не повезло с мужем. Муж, как говорится, гулял "налево и направо", вплоть до той поры, пока и вовсе не бросил семью на произвол судьбы, исчезнув в вечернем тумане. И вот, через шесть лет разгульной жизни, у папы-Ломакина отказали почки. Оказавшись в больнице, без денег, жилья и родственников, мгновенно забытый всеми поблядушками, он взмолился о помощи.
   - Помогите! Вы же мои родные! - возопил он с больничной койки.
   Да уж, не зря баснописец Крылов трудился, создавая свои нетленные шедевры: "Ты всё пела, это дело...".
   Звук захлопывающейся двери. Развязка.
   В отличие от театральных, в конце жизненных драм не бывает аплодисментов, ведь предателей не прощают. И Бог судья таким людям.
  
   Новогодние перспективы
   Этому разговору в подъезде предшествовал урок истории, на котором их классная руководительница Катя (Екатерина Николаевна) объявила:
   - У нашего класса будет незабываемый праздник на Новый Год! В целях сплочения коллектива, сформированного из бывших учеников 8 "В" и 8 "Г" классов, руководство школы выделило нам путёвку для поездки в город Псков, на время зимних каникул. Едем до Ленинграда, посещаем исторические места и, уже оттуда, перемещаемся к основному месту назначения.
   - Ура!!! - раздался оглушающий рёв из тридцати глоток.
   - Тише-тише, там, в соседнем кабинете, сейчас Кокуркина. Она не понимает шума на уроках, - попыталась урезонить свой класс Катя. - Тем людям, кто хочет лично пообщаться с Марией Васильевной, прошу орать в коридоре. И после этого на меня не обижайтесь.
   Класс мгновенно затих. Образ географички, кабинет которой был по соседству с кабинетом истории, вызывал живую ассоциацию с гнездом гадюки и её взглядом, пробирающим насквозь. В Лёшиной голове возник образ грязно-жёлтых глаз с вертикальными зрачками, таращащимися из засады в готовности к смертельному броску.
   "Ведь надо же, какое меткое сравнение: большая гадюка и Кокуркина. Одень на гадюку очки с толстыми линзами, сразу на Кокуркину станет похожей. Плоский нос, глаза навыкате, маленькая нижняя челюсть, складчатая шея, - вспомнились энциклопедические данные. - Большие гадюки до 20 кг вырастают, а Мария Васильевна, тяжелее конечно, но опять же, за счёт своих дурацких очков. Интересно, как у нашей географички зубы устроены? - продолжал рассуждать Лёша, - Ведь у гадюки они на шарнирах и, незаметные поначалу, два ядовитых, выскакивают лишь во время укуса, когда она, эта змея-гадюка, широко пасть раскроет. Но, в любом случае, Екатерина Николаевна права: в присутствии Кокуркиной лучше не давать повода для разевания пасти. Что-что, а шипеть по-змеиному та умеет... - вон, как сразу все притихли", - Лёша внезапно обратил внимание на своих одноклассников.
   Так была устроена голова у Лёши, что посторонние сравнения и ассоциации непрерывно возникали в его мозгах, не давая сосредоточиться на чём-то одном. Этот бардак в голове был похож на собрание членов садоводческого кооператива, когда кричат все разом, и тема обсуждения постоянно меняется в зависимости от громкости озвучки тех или иных проблем.
   Ему вновь подумалось о предстоящей поездке: "Ого! Это получается без мам и пап? Действительно, круче не бывает!".
   - Взнос каждого участника составляет 9 рублей, на ж/д билеты. Питание же и гостиница предоставляются бесплатно, - добавила Катя.
   Сообщение о поездке повергло школьников в шок. Несколько дней прошло в обсуждениях перспектив. Но, о разговоре Лёши с Хоботом, в тёмном подъезде, так никто и не узнал.
   Однако...
   Вроде бы уже поставлены все точки над " i", но сомнения в душе остались. Лёша продолжал тайком коситься на одноклассниц.
   "Ирина Жебелева тоже притягивает внимание", - размышлял он про себя.
   На одном из осенних субботников, увидев её стройные ноги, обтянутые светло-голубыми джинсами, и прекраснейший, хм-м-м... "низ туловища", Лёша был потрясён. Он никак не мог забыть этой картинки.
   Несмотря на то, что в школе Ирина постоянно ходила в коричневой плиссированной юбке, вид этих привлекательных ножек намертво врезался в память и никак не давал сделать ему окончательный выбор своих предпочтений.
   "Почему же я не могу ни на ком остановиться?" - в сотый раз корил себя Лёша. В моменты размышлений о девушках, его сознание делилось и дробилось до бесконечного значения функции "пи" после запятой. Весь этот процесс мог бы остановиться сразу, если бы кто-нибудь из "объектов" симпатии, так усердно перебираемых в уме, обратил бы на Лёшу своё внимание. Увы, такого внимания не было.
   Повторялась ситуация из прошлой школы N 9: девочки, которые нравились, не воспринимали Лёшу как мужчину. Дружеские улыбки не в счёт. А прочие были Лёше абсолютно неинтересны.
   "Может быть, кому-то и параллельны умственные способности дамы, и её внешние данные, но только не мне", - итог раздумий подводил черту по данной теме.
   Из-за неудачных отношений с женским полом и, под видом внешней бесшабашности, над Лёшей постоянно довлело чувство неуверенности в себе.
   Неуверенность - плюс это или минус? Наверное, всё зависит от ситуации, но, порой, эта черта характера напрягает.
  
   О социалистическом половом воспитании
   Да уж... близкой девушки у Лёши не было, и в ближайшее время не предвиделось: в этом была его первая проблема.
   Второй проблемой были Лёшины родители: они были категорически против близких добрачных связей в любом виде, называя их "низменной пошлостью".
   По большому счёту, тема половых отношений, в 70-е годы прошлого века, была полностью закрыта и необсуждаема, что являлось серьёзнейшим недостатком государственной политики, сдвинувшей мозги набекрень всему взрослому населению Страны Советов.
   В куцем остатке, именуемом "половым воспитанием молодёжи", содержались догмы жёстко-определённого смысла. Те из них, что относились к мужской половине общества, имели следующее содержание:
   1. Сначала нужно достигнуть возраста половой зрелости, установленного законодательством "не ниже 18". И государству параллельны твои личные проблемы, неврозы и съезжающая крыша. Всякий интим до 18 лет официально порицается и преследуется, и на этом точка.
   2. После взятия рубежа, скрывающегося под цифрой "18", ты получаешь законное право общения с дамой с целью обретения её нежных ласк, то есть для удовлетворения главной потребности мужского организма. Но, для начала, ползай на коленях, засранец... пляши вприсядку... подпрыгивай и кувыркайся, чтобы ОНА тебя заметила и сочла достойным "best copy" (англ. - "лучший экземпляр").
   3. После того, как дама тебя с ходу не отвергла, красиво ухаживай за ней, поминутно признаваясь в своей "неземной любви", дари цветы и шоколадки, води её за ручку по проспектам и паркам, а также неси караул под окнами "объекта ухаживания".
   Имеется большая вероятность того, что ОНА заценит твои старания и сделает правильный выбор.
  
   В процессе ухаживания можешь врать напропалую, пороть всякую чушь, ежесекундно сочиняя небылицы на свободные темы, либо, в случае отсутствия фантазии, озвучивать слова советских песен, состоящих из тех же самых небылиц.
   "Готов целовать песок"...
   "Всё равно мне милая без тебя не жить"...
   "Слышать голос твой, и мечтать лишь о тебе"...
   Действительно, дамы любят слушать всякую х...ень (читайте - "хрень"), лишь бы сцена была сыграна профессионально: с огоньком и актёрским талантом.
   "Я ослеплен твоей красотой" и далее, по одобренному отделом пропаганды ЦК КПСС сценарию, вплоть до начала интимных домогательств.
   А что здесь такого?
   Коммунистическая идеология не имеет возражений против затуманивания разума женщины и её беспардонного охмурения в период получения доступа к телу. Официальные правила позволяют вешать лапшу на уши, петь серенады в подъезде, изображать из себя павлина, а также устраивать физические разборки с другими мартовскими котами... пардон... ухажёрами-конкурентами, претендующими на женское тело. Ведь главное заключается не в этих действиях.
   Финал брачных игр, в социалистическом обществе, ничем не отличается от прочих "финалов" и предусматривает самое обыкновенное, можно сказать, примитивнейшее соблазнение женской натуры на постель (прошу не путать с "пастелью" - техникой живописи). Государству важна взаимность между "М" и "Ж" (адам" и "Жентельмен") в момент зачатия ребёнка. Все остальное вторично.
   Как выразился мистер Тень из "Пятого элемента": "Деньги не имеют значения: мне нужны лишь только камни".
   Завершают ритуал две вещи: смачная клякса штампа в паспорте, символизирующая попадание в капкан, ну и, супружеский поцелуй, под ликование напившейся в хлам толпы, состоящей из дворовых соседей, сослуживцев и прочего люда.
   Далее, предусмотрена церемония застолья в ближайшей столовой, включающая поздравление от парторга предприятия, где трудится новоявленный муж:
   - Молодец! Ты порядочный и ответственный мужчина, истинный строитель коммунизма. Такого дисциплинированного члена общества мы очень ценим и уважаем, и всё very well. Однако не забывай про свой долг перед социумом: в народном государстве СССР расслабление и отдых не предусматриваются. Ждём тебя через 9 месяцев в роддоме, с букетом гвоздик. В ином случае, на тебя будет наложен "Налог на бездетность" в виде удержания 6% от твоей нищенской зарплаты.
  
   * Данным налогом облагались все бездетные мужчины Советского Союза, возрастом от 20 до 60 лет. К женщинам это не относилось: хочешь - рожай ребёнка, не хочешь рожать - на нет и суда нет. Советское законодательство, по умолчанию, соглашалось с дамским взбрыкиванием, характеризуемым фразой "пошли все нафиг, не буду рожать", и даже не просило предъявить медицинскую справку, подтверждающую факт бесплодия.
   А вот отношение к "сильному полу"... хм-м-м... оно было особенным. Государство притесняло мужиков по полной программе.
   Хошь не хошь, но киндера ты должен запендюрить: кому угодно и где угодно, во имя светлого коммунистического будущего. И неважно как: в семье, вне семьи, в соседней общаге или на лавке в летнем парке... хоть на Крайнем Севере... хоть у чукчи в чуме... хоть на Луне.
   Обязаловка, она как гадкая манная каша в детсаду - для всех одна.
   Однако материнство... - эту важнейшую роль Бог-Творец определил все-таки женщине. Да и как можно требовать с мужчины ребёнка, если этому мужчине, к примеру, никто "не дает" и замуж за него выходить не собирается? Ведь для обзаведения ребёнком нужен интим, нужно согласие дамы и предварительные ласки... иначе это будет уже не интим, а насилие. А дамы, в свою очередь, весьма капризны и добровольно отдаются далеко не каждому, страждущему их любви.
   В итоге, возникла ситуация, когда значительная часть населения была дискриминирована по гендерному признаку и превращена в людей без вины виноватых. Увы, это реальность социалистического прошлого, извратившего на свой лад конституционное "равенство полов, их прав и обязанностей".
   Впрочем, как метко отметил В. Я. Шишков в романе "Угрюм-река": "Закон, что дышло, хе-хе, куда повернул - туда и вышло. На бумаге всё гладко, хорошо...".
  
   Из дальнейшей речи парторга:
   - Гвоздики гвоздиками, но ты, чувак, запасайся и пелёнками. Тебе предстоит воспитание новорожденного в духе марксизма-ленинизма. А что касается главного приза... так он будет лишь в конце жизни, когда страна бесплатно выдаст тебе, в честь выхода на пенсию, маленькую квартирку в панельном доме, из расчёта 12 м. кв. на каждого дармоеда. Ну а сейчас, живи, где хочешь, хоть в шалаше. Новые члены общества нас очень интересуют, а вот жилищные блага - они предоставляются лишь ветеранам труда, а вовсе не молодым любителям интимных наслаждений, пусть даже и с малолетними детьми на руках. Ты же "гегемон", а значит: ничтожная букашка на фоне великих перемен жизни к лучшему. Преодолевай трудности, живи в бараке, вместе со своим выводком, и работай, как товарищ Стаханов. За ударный труд и долготерпение ты будешь периодически получать почётные красные грамоты с профилем Ленина".
   Эта мораль ежедневно вбивалась коммунистической кувалдой в общественное сознание.
  
   О наших родителях
   Узнав о предстоящей поездке с классом, Лёшины родители, мягко говоря, не пришли в восторг. Другие "предки", проживающие в тесной двушке со смежными комнатами, на их месте, лишь услышав, что любимое чадо на какое-то время убывает прочь из дома, обязательно бы обрадовались. Ведь в возрасте "плюс-минус сорок" у многих людей наблюдается полный расцвет эмоций и желаний. Поэты и мыслители окрестили пору, когда человек достаточно молод и способен к полноценной жизни, но, одновременно с этим, уже умудрён опытом - "бальзаковским возрастом".
   Целых 10 дней для повторения первой брачной ночи, да ещё в новогодние праздники, когда мама-учительница свободна от работы, а у папы закрыты прошлогодние проекты - что может быть романтичнее?
   Ужин при свечах, игристое вино в хрустале, долгий утренний сон... ничем не хуже летнего отпуска в Крыму. Хоть гостей приглашай, на холодец с пельменями, хоть лежи весь день в кровати: работа не волк, да и кого интересует работа в начале января?
   Однако имелось одно "но".
   Сын, неравнодушный к спиртному - эта мысль портила весь праздничный родительский настрой.
   Что делать с ним, периодически появляющимся в нетрезвом виде после вечерних гуляний, и в самые будние дни? Да ещё таким неуёмным экспериментатором?
   Во время домашних приборок, мама находила в самых необычных местах заначки сына: химические реагенты, патроны, неучтённые деньги, американские жвачки и сигареты, тёмные флаконы 0,2 л, без этикеток, типа с "очистителем электронных плат", но, на деле, заполненные "Фторотаном" (т.е. средством для инг. наркоза), и тёмно-серый аммонал в поллитровке из-под кефира. Список неожиданных находок ставил родителей в полнейший тупик. Сам ребёнок молчал, иногда лишь сваливая всё на случайных знакомых.
   - Это не моё... это мне дал... - называлась фамилия какого-нибудь шапочного знакомого из соседнего двора. - Просил спрятать от посторонних глаз, - мычал Лёша во время процедуры дознания.
   Лучших друзей он никогда не сдавал.
  
  
   Наши родители - они не всегда могут повлиять на ситуацию. И за это их не стоит корить. Родительская любовь достойна низкого поклона и молитвы, ибо она святая.
   Лёшина мама... чего она только не пережила.
   Однажды она наткнулась на надорванную пачку фотобумаги и, заглянув внутрь, обнаружила там чужой паспорт на 36-летнего мужчину, попавшего недавно под хулиганскую раздачу прямо на троллейбусной остановке "Комсомольская площадь", под окнами Башни Смерти. Нетрезвый мужчина, усилиями двух восьмиклассников, Муравья и Полоза, после жёсткого нокаута лишился не только паспорта, но и фирменных джинсов, отбывши домой в куртке, семейных трусах и ботинках. И долго ещё Полоз (Игорь Полозников) щеголял по школе в иностранных штанах, вызывая непроизвольное слюноотделение у обитателей учебного заведения.
   Лёша, всего за один рубль и тридцать две копейки (стоимость 3-х литровой банки пива "Жигулёвское"), умудрился выкупить у разбойников удостоверение личности. Что с ним делать он пока не решил, одно лишь знал, что "левая ксива" когда-нибудь да пригодится. Тем более, что при оставлении паспорта в качестве залога, фотокарточка размером "2 х 3" в левом нижнем углу первой страницы, да ещё наполовину перекрытая синим штампом, практически никого не интересовала.
  
   * "Башня Смерти", то есть Главное Управление Внутренних Дел по Пермской области, являлась пограничной территорией между районами "Техас" и "Зелёнка". То там, то сям, по соседству со зданием УВД случались конфликты между подростками. А пьяный пешеход - это вообще, законная добыча.
  
   Хорошо, что у мамы хватило ума не отнести найденный паспорт в правоохранительные органы. Там уже лежало Заявление от потерпевшего, и находилось в производстве уголовное дело. А любимый сын уже никоим образом не попадал под категорию "свидетель".
   Конечно же, 15-летний Лёша ещё не обладал конспиративными талантами штандартенфюрера СС Макса Отто фон Штирлица. Ведь для сокрытия следов деятельности нужны опыт и полная сосредоточенность. Ни того, ни другого у Лёши не было.
   Бедлам (состояние беспорядка, хаоса) в голове...
   Вечный бедлам в мыслях и поступках - он же "энтропия" (логарифм числа доступных состояний системы). Вот такая, безнадёжно-неправильная голова, досталась Лёше.
  
  
   Подготовка к туристической поездке
   Время шло, неспешно сбрасывая бумажные листы отрывного календаря на кухне, с каждым днём уменьшая его толщину. На улице установились морозы, заставляя Лёшу укутываться в колючий шерстяной шарф, поддеваемый под клетчатое драповое пальтишко. Вторая учебная четверть неслась к финишной черте, приближая "праздник отъезда из дома".
   Лёшины родители, скрепя сердце, выдали ему 9 рублей на билеты и освободили небольшой рыжий чемодан для складирования запаса одежды. Спортивных сумок из синтетики в то время не было: народ путешествовал с пузатыми портфелями на стяжках, чемоданами и самодельно-сшитыми холщёвыми сумками, похожими на мешки из грубой ткани с ручками для переноски.
   В центральном универмаге Лёша приобрёл несколько плёнок "125-й" чувствительности для своего фотоаппарата "Смена-8М". Зимнее время года даёт мало света: чувствительность "65" и "32" к зиме точно не подходят, а "250-ю" плёнку найти в продаже не представлялось возможным.
   "Жаль, что фотографии внутри помещений не получатся без вспышки. Столько кадров будет потеряно..." - заранее расстраивался он.
   Но где взять фотовспышку Лёша не знал, хотя стандартное посадочное гнездо на верхней панели фотоаппарата имелось.
   "Наверное, у московских спекулянтов всё это есть, - грустно размышлял он. - Там, в столице - вообще всё есть", - Лёша вспомнил, как его папа, возвращаясь из командировок, привозил с собой марочные вина, французский сыр "Камамбер", кофе в зёрнах, шоколад и прочие дефициты.
   Порой, папа рассказывал трудновообразимые вещи:
   - В гастрономе "Новоарбатский" даже красную икру можно купить. Грузчики продают из-под полы. Они ходят среди толпы на первом этаже и шёпотом предлагают народу зелёные баночки по цене 10 рублей. Однако рука не поднимается это купить, так как на самом деле, банка икры стоит 4,20 руб. Там, справа от названия, выбита государственная цена, - рассказывал папа.
   Лёша сглатывал слюни и мечтал-мечтал. Фантазия несла его в далёкую даль, в мир, где товары не прячут под прилавком и не продают их из-под полы втридорога. Где на витринах стоят рядами шоколадные зайцы, сосательные петушки на палочке, баночки с красной икрой, апельсины, бананы.
   Ради покупки бесконечного количества бананов Лёша решил выучить английский язык, чтобы однажды поехать в Индию, где этот язык является государственным, а бананы продаются огромными связками, такими... одна из которых свалились на Женьку с Волькой в фильме про Старика Хоттабыча.
   И слёзы на глазах были, не только у Женьки, который, через "не хочу" сбросил "банановое сокровище" с ковра-самолёта, слёзы были у всех детей из СССР. Слёзы и мечты.
   Что касается фантазии, то у Лёши она была красочной и образной. Порой, думая о предмете мечтаний, либо о предмете ненависти, он забывал об окружающем мире, сидя с открытыми глазами и отрешённый от всего мира, словно буддийский монах.
   Размышления, начавшиеся с фотовспышки и закончившиеся связкой бананов, внезапно иссякли.
   "А что же мы будем пить в наш праздник?" - подумал Лёша.
   Этот вопрос занимал мысли не его одного.
  
   За неделю до поездки, 9 "В" класс собрался на неофициальное мероприятие в помещении левой рекреации школы на третьем этаже.
   - Господа, на что будем скидываться? - Рома Бухаров взял на себя функцию ведущего собрания.
   Присутствующих участников из 9 "В" набралось полтора десятка человек, включая четырёх девочек.
   - Давайте обсудим сначала, как мы всё это пронесём с собой? - раздался возглас из толпы.
   Да уж, официально выйти из дома с бутылками в руках, ни у кого не получалось. Родители, отпуская своих пятнадцатилетних детишек в свободное плавание, были настороже.
   Минута неопределённости - народ замялся в нерешительности. И тут Лёша заявил:
   - А давайте купим 8 бутылок креплёного марочного вина "Варна", перельём его в полиэтиленовые туристические фляжки и спрячем в автоматической камере хранения на вокзале. Собираемся за 40 минут до отправления поезда: кто из нас окажется без предков, того и пошлём извлекать заначку. Мне нужна лишь пустая сумка.
   Народ радостно загудел. Сумка тут же нашлась. Деньги на "Варну" решили собрать поутру.
   Две 15 копеечные монеты для оплаты камеры хранения и деньги на покупку фляжек решили выделить из созданного фонда.
   - Ну, раз уж ты, Лёха, так удачно всё продумал, то и флаг в руки, - Бухаров зыркнул взглядом в толпу, после чего добавил. - Пиши список расходов, чтобы был бухгалтерский учёт. И камера хранения с тебя: ты ближе всех к вокзалу живёшь.
   Что правда, то правда: Лёша жил всего в четырёх троллейбусных остановках от станции "Пермь-2" и богатого опыта хранения недозволенных вещей в автоматической камере хранения ему было не занимать. Кидаешь 15-копеечную монету, вводишь шифр из одной буквы и трёх цифр, и затем, целых два дня и две ночи спишь спокойно. На третий день, приходишь снова, открываешь ячейку, кидаешь ещё одну монету - и ты снова свободен от залёта перед родителями и разбора полётов. Что же поделаешь? За безопасность нужно платить.
   На следующее утро, собрав с народа по два рубля, затолкав ворох купюр в карман и ощутив себя неимоверно богатым лидийским царём Крезом, Лёша засобирался в винный магазин.
   Внезапно, он почувствовал настойчивый интерес к своей персоне со стороны Миши Катаева. Тот весь день крутился вокруг да около, светился радостными улыбками, шутил и всячески пытался "влезть под шкуру" ответственному исполнителю народного волеизъявления.
   - А давай вместе в магазин сходим? Я помогу тебе сумку до вокзала донести, - вкрадчивый голос Катаева никак не напоминал его обычный дикторский баритон и был похож, скорее, на голос матёрого змея-искусителя, имеющего далеко идущие планы.
   - Ну, раз ты такой трудолюбивый, то присоединяйся, - простодушный Лёша искренне обрадовался компании. - Расскажешь мне про любовные приключения с одним из твоих бабских "вариантов".
   Лицо приятеля озарила широкая улыбка. Глаза за очками сверкнули энтузиазмом и энергией.
   - О чём речь. Расскажу со всеми пошлыми подробностями.
   "Он похож на голодного кота, что почуял запах жареного цыплёнка. Но я владею исключительно общественными средствами, так что придётся обломаться", - мимоходом отметил про себя Лёша.
  
   Закупка алкоголя
   После окончания уроков друзья отправились в ближайший винный магазин, расположенный на ул. Газеты Звезда, по соседству с магазином "Охотник". Крыльцо в пять ступенек, железная дверь, и вот, за спиной продавщицы, показалась выставка достижений алкогольной промышленности СССР и всего "социалистического лагеря".
   В помещении толпились люди.
   "Откуда здесь, в середине буднего дня, столько мужиков? - подумал Лёша. - Ведь Пермь - это рабочий город. Десятки заводов, некоторые из них - настоящие гиганты, где работают тысячи и десятки тысяч человек. И все они днём должны быть на работе. Вроде бы, наше государство строго следит за тунеядцами: четыре месяца без работы, затем предупреждение... ещё чуть-чуть... и ты отправляешься на зону по "бичёвской" статье. Один год... твою мать! Ведь "общий" режим - далеко не санаторий.
   Но факт остаётся фактом - полный магазин народа. Покупатели топтались, выбирая товар, считали мелочь в ладошках и обсуждали качество напитков. Ассоциация с муравейником, где каждый занят своим делом.
   Лёша с Мишей протиснулись поближе к витрине.
   Разнообразные бутылки двух десятков наименований теснились рядом друг с другом. Советское шампанское, водка "Русская", бренди "Слънчев Бряг" ("Солнечный берег"). Вина: Лучистое яблочное, Агдам, Портвейн "777", Варна, Вермут, Рислинг, Алжирское красное. Какое-то время ушло на изучение ассортимента.
   - Я тут подумал, - внезапно сообщил Катаев, - что можно и мышь поймать и кошку съесть.
   - Это как?
   - А давай купим четыре "Варны" и четыре "Вермута". Объём бутылок совпадает, градусы тоже: оба напитка имеют по восемнадцать "оборотов" (18 об. долей спирта). И цвет у них одинаковый, желтый. Даже названия близко звучат: "В...р...", "В...р...". Сделаем "микс", 50 на 50. Когда мы будем в поезде, никто не просечёт подвоха, тем более, при условии отхлёбывания из фляжек в прокуренном тамбуре. А на сэкономленные деньги купим, прямо сейчас, прекрасную бутылочку "Агдама", 0,7 л, за 2,12 руб., чтобы веселее было на вокзал ехать.
   Что-что, а Катаев умел находить нужные аргументы.
   Идея понравилась, поскольку совпадала с внутренними желаниями. Да и денег вполне хватало, и на то, и на это, ведь разница в цене между Варной и Вермутом была весьма значительной.
   А креплёный Агдам... - он действовал на Лёшу возбуждающе, тонизируя организм и веселя сознание. Раздумья были недолгими, закончившись тяжёлым вздохом. Сделка с совестью - это не в его правилах, но уж очень хотелось выпить.
   Приобретя алкогольные напитки, без всяких проблем, и распив "Агдам" в подъезде у одноклассника Вовы Мезенцева, живущего в том же доме, что и винный магазин, облизнув сладкие губы и засунув пустой флакон за батарею, друзья отправились в магазин "Спорттовары", где приобрели шесть пустых фляжек, каждая объёмом 1 литр. Затем они зашли в очередной подъезд и, достав вино из холщовой сумки, устроили расфасовку. Из двух марок вина получился отличный купаж.
   Осуществив финальную дегустацию алкоголя, оставив восемь пустых бутылок жильцам на память, нетрезвые школьники добрались до остановки троллейбуса N 7, следующего до ж/д вокзала "Пермь-2". Абонементные билеты, стоимостью по 4 копейки, пришлось пробить компостером. Всё дело было в том, что на конечной остановке постоянно торчали банды контролёров, связываться с которыми, особенно в состоянии перегруза товаром, да ещё и в нетрезвом виде, не было никакого желания.
   Финал сюжета демонстрировал позитив: ячейка автоматической камеры хранения захлопнулась, и два одноклассника, довольных собой, приобретя в киоске Союзпечати зелёную, с золотистым ярлыком, пачку сигарет "Новость", отправились к Лёше домой слушать русский шансон.
   Миша Катаев любил музыку. В сферу его интересов входили, как серьёзные симфонические произведения, так и самый-самый, берущий за душу одесский "блатняк", типа следующего:
  
   Ах, денежки,
   Как я люблю вас, мои денежки,
   Вы в жизни счастье, мои денежки,
   Приносите с собой.
  
   И ваше нежное шуршание
   Приводит сердце в трепетание,
   Вы лучше самой легкой музыки
   Приносите покой.
  
   Миша, хорошо поставленным голосом, любил напевать куплеты из репертуаров ВИА "Черноморская чайка", "Одесситы" и "Братья Жемчужные".
   - Мой дядя живёт в Москве, и он является диссидентом, - однажды сообщил Катаев. - У него имеются такие записи, что просто закачаешься.
   Лёша согласно кивнул головой и, в очередной раз, отметил про себя, что все повадки друга свидетельствуют о его родстве с евреями. В пользу данного утверждения, только что получено очередное доказательство: дядя Катаева, брат мамы, является диссидентом.
   "Наверняка уже и паспорт израильский в кармане лежит... либо вид на жительство... у этого, блин, "москвича". Впрочем, мне параллельны его тёрки с тоталитарным государством и вождями правящей партии, подобно партизанам, занявшим круговую оборону в Политбюро ЦК КПСС. Меня интересует музыка, и нечего более".
   Он дружески хлопнул приятеля по плечу:
   - Неси всё, что добудешь. Качественные записи - это большая редкость.
  
   Ну что сказать... Факт выполнения Мишей собственного обещания явился для Лёши полной неожиданностью. Несколько месяцев спустя в его руках оказался бесплатный подарок от диссидента в виде двух катушек с нелегальными записями в стиле "Русский шансон".
  
   Авторский взгляд на тему "Русского шансона". Год 2020.
   Что же вообще представляет собой песенный жанр, именующийся шансоном? И в чём различие просто "шансона" от "Русского шансона"?
   Разбор понятий не займёт много времени.
   Справка из интернета:
   "Шансон" - это жанр французской песни в стиле кабарэ, другое наименование - "французская баллада". Жанр шансона во франкоязычном мире - в своем большинстве мужской. Однако, Эдит Пиаф со знаменитой песней "Париж", тоже является его яркой представительницей".
  
   Париж, это веселье, Париж
   Это также доброта,
   Это наша нежность.
   Париж, твои мальчишки, твои ремесленники,
   Твои уличные торговцы и твои полицейские,
   И твои утра весной.
  
   Песня "Париж" - это образец классического французского шансона.
   Что же касается "Русского шансона", достигшего пика популярности в 1970-х годах и имеющего в прародителях одесский фольклор и блатные песни, то он коренным образом отличается от французского тёзки.
  
   Главным признаком "Русского шансона" является присутствие в песне криминального персонажа и описание его взаимоотношений с окружающим миром. "Русский шансон" может повествовать о чём угодно: о матери, о любимой женщине, о пьянках-гулянках... ментах, козлах, фраерах, гоп-стопах, облавах, побегах... летнем зное и зимней стуже... морских пляжах и сибирской тайге... но там всегда, во всех песнях, присутствует криминальная личность. Иначе это уже НЕ "Русский шансон".
   Ведь существует ряд схожих (похожих на "Русский шансон") направлений неформального музыкального творчества.
  
   Классификация "НЕ шансона"
   - Цыганские песни ("На руке три линии", "Костровая", "Очи чёрные"),
   - Белогвардейские песни ("Поручик Галицын", "И вот я проститутка"),
   - Эмигрантские песни ("Небоскрёбы-небоскрёбы", "У нас на Брайтоне"),
   - Дворовые песни ("Цвела акация", "Журавли", "Она была первой"),
   - Авторские (барды) песни ("Милая моя, солнышко лесное", "Плот"),
   - Еврейские песни ("7-40", "С добрым утром, тётя Хая", "Школа Соломона Кляра"),
   - Попса обыкновенная ("Три аккорда", "Кабриолет"),
   - Городской романс ("Шансоньетка", "Вальс Бостон"),
   - Лирика ("У меня на губах тает выпавший снег", "Отпусти"),
   - Частушки ("Я любила тракториста", "Эх хвост, чешуя, не поймал я..."),
   - Песни без смысла ("На полочке стоял чемоданчик").
  
   Нынче, весь этот суповой набор, с какого-то перепуга, стали именовать "Шансоном", да ещё "Русским"... и понеслась шиза в эфир.
   "Радио Шансон" перемешало все направления, свалив их в одну неопрятную кучу. Однако "Русскому шансону", должному доминировать по причине истинно народной популярности, в этой куче места не нашлось.
   И хочется спросить: "Как же так?". И уже закрадывается мысль о профнепригодности авторского коллектива радиоканала. Причём, эта мысль отражает мнение многих слушателей.
  
   Слушали радио, вдруг Саша Фрумин*,
   Взял, объявил, что шансон русский умер.
   Вместо Шунта и любимого Круга,
   Вам Моисеев споёт, пидорюга. (Таис, "На дискотеке")
  
   * Александр Фрумин - основатель студии "Ночное такси", один из организаторов "Радио Шансон".
  
   Дошло до того, что мой собственный 34-летний зять, человек всесторонне образованный и, слушающий в автомобиле "Радио Шансон" - ни разу в жизни не слышал супер-хиты М. Шуфутинского "У павильона Пиво-воды" и "Бутылка вина". Не слышал и первый, самый знаменитый концерт Розенбаума, с песнями "Нинка как картинка", "Гоп-Стоп", "Супчик из цветной капусты". Не слышал песни Миши Круга - "Фраер", Любви Успенской - "Мамочка-мама", Жени Томилина - "Водила трогай".
  
   Увы... Несмотря на обилие информации, современная молодёжь совершенно ничего не знает.
   Это явление похоже на деградацию, идущую повсеместно, и не только на музыкальном поприще. Статистика фиксирует неуклонное падение мирового IQ (коэффициента интеллекта) молодого поколения, резко-ускорившееся после наступления 2000-х годов.
   Впрочем, не исключена и идеологическая диверсия, имеющая целью подмену понятий.
   "Pourquoi pas?" - "Почему бы и нет?".
   Просто взгляните на экран телевизора: лауреатами премии "Шансон года-2019" стали Стас Михайлов, Тамара Гвердцители, безголосый, абсолютно никчёмный Александр Буйнов, украинская дива Таисия Повалий, растолстевшая престарелая Лолита (не путать с юной героиней романа Владимира Набокова) и группа "Земляне".
   В этой дружной компании "звёзд шансона" не хватает лишь Юры Шатунова.
   Спрашивается: и чем же стасмихайловский "Этот долгий день" отличается от шатуновской "Седой ночи"? Да, в общем-то, ничем. Просто Юра "забил" на этот конкурс и отказался обслуживать клиента.
  
   Поняв, что искоренить "Русский шансон" запретами не получится, современные деятели от культуры решили выхолостить его суть (выхолостить - это лишить живого творческого содержания), превратив в жалкое подобие оригинала, столь любимого русским народом.
   К великому сожалению, русскому народу пофиг.
   Народ увлечён перепиской в соцсетях, школьники - развратом, вейпингом и энергетиками, семейные люди - выплатой кредитов, парковкой во дворах, дачными заботами, выгулом собак и прочим... - на всё остальное элементарно не остаётся времени. Ведь информацию нужно усиленно искать, то есть прилагать изрядные усилия.
   Гораздо легче нажать кнопку включения радиоприёмника и лопать то, что дают: ни дать ни взять - комплексный обед, заполняющий организм подсунутой шнягой. Отсутствие выбора раздражает серьёзных людей, зато основной массе - похоже, безразлично.
   Это ли не движение в сторону очередной "эпохи застоя"?.. Вот в чём вопрос.
  
   Первый день туристической поездки
   30 декабря 1979 г. Железнодорожный вокзал "Пермь-2".
   Непрерывно снующие туда-сюда толпы людей напоминали праздничную демонстрацию. Бабки с котомками, цыганки, пристающие ко всем подряд с классическим "дай закурить" и последующим "разводом" на деньги, бомжи, колхозники, студенты: широкий поток тянулся от остановок общественного транспорта и до здания вокзала.
   Поезд "Пермь-Ленинград" ещё не подан на первый путь главного направления.
   Тем временем, на площадке перед главным входом, ещё задолго до назначенного времени, начали возникать первые туристы из числа Лёшиных одноклассников. Сам Лёша появился в сопровождении мамы за 40 минут до отбытия поезда.
   Однако не май месяц: лёгкий морозец, под минус 16 градусов, бодрил, не давая стоять на месте. Мама с надеждой озиралась по сторонам в поисках классной руководительницы, пока её сын зашёл в помещение вокзала "на минутку погреться". В углу зала ожидания, под табло отправлений, с самым отсутствующим видом стоял Рома Бухаров, прошедший минуту назад вдоль перрона, мельком кивнувший Лёше и тут же исчезнувший за поворотом, метя в боковой вход здания.
   Без лишних слов, из одной руки в другую, перекочевала такая маленькая бумажка, с номером ячейки и шифром, после чего Лёша вышел обратно на свежий воздух, к любимой маме.
   - Мне уже стало тепло.
   Мама удивлённо подняла брови, но ничего не сказала.
   Рома был свободен как ветер. Его папа ограничился лишь доставкой ребёнка на служебном УАЗе и, убедившись издалека в оптической видимости плотной кучи из одноклассников и их родителей, решив не морозить конечности, газанув напоследок рывком со второй передачи, унёсся в снежную предновогоднюю дымку.
   В итоге, Лёшин друг отправился выполнять операцию по изъятию алкоголя из камеры хранения, дабы сумка в его руках выглядела максимально похоже на сумку с продуктами в дорогу, принесённую из дома.
  
   В минувшем времени остались контрольные работы, оценки за II четверть и классные собрания. Ну и, конечно, родительские напутствия "вести себя хорошо"... Рано или поздно всё уходит в прошлое, и только наше будущее имеет значение.
   Классная руководительница, Екатерина Николаевна, появилась в назначенное время. Затем, сосчитав своих подопечных, заверив родителей в абсолютном контроле, дав им гарантии безопасности, она потянула детский "выводок" за собой, на перрон отправления.
   Компактно стоящие родители украдкой смахивали слезу расставания и подбадривали друг друга ничего не значащими фразами.
   В это время, шесть литров креплёного вина радостно плескались в закупоренных фляжках, не бренча стеклом и не выделяясь рельефом, вселяя в школьников надежду на достойное празднование Нового, 1980 года.
   "Дед Мороз может нынче валить по своим делам: как-нибудь без него справимся. "Борода из ваты" не актуальна во взрослом возрасте", - думал 15-летний Лёша, двигаясь вприпрыжку среди своих друзей и не спуская глаз с заветной сумки в руках Бухарова. Две пачки сигарет "Астра" лежали у него на животе, спрятанные под майкой, заправленной в трусы.
   Поезд "Пермь-Ленинград" стоял на первом пути, призывно распахнув двери, охраняемые проводницами в синих одеждах и с жезлами в руках.
   "Прощай Пермь, да здравствует Свобода! Ура!" - читалось в глазах мальчиков и девочек из 9 "В" класса.
  
   Далее произошло уже привычное действие: едва успел поезд тронуться, как Катя шустро распределила лежачие места. Лёше досталась боковая полка.
   "Это уже не лотерея, а рок какой-то, связанный с тем, что ты мужчина. Вечно ты должен уступать дамам, - в его голове уже не было протеста, так... простая констатация очевидной закономерности. - Но есть один плюс: моё место совсем близко от тамбура. На перекур ближе бегать. Да и нижняя полка - это не самый отстой. Пусть Пчелин, там наверху, что хочет, то и делает поутру, а я буду спать до потери сознания".
   Поезд набирал ход, увозя туристическую группу в неизведанную даль. Столбы и километры, леса и поля проносились за окнами, притягивая внимание пассажиров. Однако вид за окном вскоре стал надоедать.
   Ещё через некоторое время по вагону поплыл запах варёных яиц. Лёшин нос обладал сверхчувствительностью и эта, вечная дорожная "яичная" тема, его невероятно раздражала. "Неужели такие дружные яйцееды в поезде собираются? Будто им кушать больше нечего. Какой же отвратительный запах в замкнутом пространстве!" - думал он про себя, морща лоб.
   Неожиданно, откуда-то издалека, в воздухе возникла апельсиновая нотка, слегка скрасившая общий тон своим новогодним оранжевым цветом, напоминая о наступающем празднике.
   "А ведь действительно, завтра Новый год, и это супер-клёво!".
   Лёша извлёк из чемодана пакет с варёным картофелем и котлеты, завёрнутые в плотную хрустящую бумагу для масла, подсаживаясь к девочкам в смежном купе. Да уж, аппетит у одноклассниц был зверский. Гора продуктов стремительно переместилась в нужном направлении, после чего народ начал, по одному, выпадать из обоймы, вырубаясь на ходу и приземляясь на лежачие места.
   "Будто они две ночи не спали..." - Лёша зевнул и, незаметно для себя, заснул прямо сидя. Перед закрытыми глазами понеслись картинки сновидений. В вагоне воцарилась тишина, нарушаемая лишь мерным стуком колёс.
   Прошло полтора часа.
   Сгустившиеся сумерки за окном ознаменовали наступление раннего вечера. Внезапно включившееся ярко-белое электрическое освещение разбудило дремлющих школьников, заставив их подскочить с мест и пуститься, взад-вперёд, в интенсивное брожение по вагону. Периодически, то один, то другой, а то и целая группа из них уходили в сторону дальнего, от проводника, туалета, типа "по нужде", ненароком проникая в тамбур с целью перекура.
   Поскольку заядлых курильщиков в Лёшином классе было девять человек, к которым вдруг присоединились Ровда и Лютиков, а также несколько "периодически курящих" девочек, и учитывая присутствие любителей никотина из числа посторонних пассажиров, то закономерным результатом стало...
   Весьма быстро вагон заполнился табачным дымом, проникающим через непрерывно открывающиеся двери, ведущие к туалету, и определить по запаху "кто из учеников курил, а кто нет" - более не представлялось возможным.
   Катя, имеющая избыточный вес, и не отличающаяся подвижностью, смирно сидела в своём купе в середине вагона, в тёплой компании развлекающих её пай-девочек, и старалась "не замечать" беготни остальных подопечных. Куда они денутся с подводной лодки? Да и что она могла сделать? Бывают ситуации, когда роль воспитателя становится крайне незначительной, и рыпаться против течения уже не имеет смысла.
   Екатерина Николаевна Овчаренко была очень разумной женщиной с 30-летним педагогическим стажем.
   В какой-то момент, Лёшино место на боковой полке, ближней к курилке, оказалось необычайно востребованным.
   Андрей Соколов взял с собой в поездку шестиструнную гитару. Расположившись напротив Лёши, через проход от него, он начал бренчать свои любимые песни, одна из которых, на блатной мотив, со словами, сочинёнными уже в годы Великой Отечественной войны, звучала следующим образом:
  
   Так они дошли до Сталинграда,
   Нарвались на русскую засаду,
   Тут "Катюши" засвистели,
   Фрицы на х... полетели,
   Гитлер - получи себе награду.
  
   На звуки музыки начал подтягиваться народ. Вскоре, уже полкласса, усевшись полукругом, слушало импровизированный концерт. Рядом с Лёшей совершенно случайно оказалась Ирина Жебелева. С другой стороны подсел ещё один одноклассник, ещё один, ещё...
   И вот, очень близкие, стеснённые условия, прижали Лёшу и Ирину вплотную друг к другу. Девушка была одета в свои потрясающие светло-голубые джинсы. Осенняя картинка из его воображения превратилась в реальную теплоту Ирининых ног, его рука, лежащая на коленях, вдруг, сама собой, переместилась на соседнюю сторону. Протеста не последовало: сверху Лёшиной руки легла мягкая ладонь соседки, прикрыв её от ненужного внимания посторонних. Концерт продолжался, песни следовали друг за другом под дружное подпевание зрителей; руки согревали друг друга теплом, и порой, эта ситуация казалась Лёше нереальным сновидением.
   Музыкальное шоу в полумраке мчащегося сквозь зимнюю пургу поезда было наполнено незабываемыми ощущениями восторга вплоть до появления Кати. Постояв для виду, и даже поаплодировав напоследок, классная руководительница дала команду "ужинать и спать", и одноклассники нехотя разбрелись по своим местам.
   Празднование Нового года было запланировано на завтра.
  
   Новый год
   Полудрёма под стук колёс, а также понимание того факта, что сегодня некуда спешить, и можно лежать с закрытыми глазами хоть до обеда, радовало сознание.
   Этот приглушённый стук, это лёгкое раскачивание по сторонам, напоминали уютную детскую коляску, нежно ведомую мамиными руками сквозь природные катаклизмы. И лишь чувство голода, неслышно пробивающееся откуда-то изнутри, не позволяло уйти в нирвану. Да ещё мешали голоса поднявшихся чуть свет одноклассников, неприкаянно ищущих, чем бы заняться.
   "Дурачьё. Нет, чтобы спать до 12 часов дня, так ведь чья-то жопа ищет приключений", - Лёша с ненавистью поднял голову, когда очередной неуклюжий турист, бредущий шатающейся походкой в сторону туалета, зацепил его согнутое колено, торчащее в проходе.
   В этот ранний час тусклый свет дежурного освещения едва освещал пространство вагона. Неловкость передвигающихся людей можно было понять и простить, но не тут то было.
   "Всё, - решил Лёша. - Хватит терпеть беспредел, будем ставить хамов на место", - он прикрыл глаза и, сквозь густые ресницы, начал наблюдать за обстановкой.
   Очередной одноклассник в образе Кости Журавлёва появился из тамбура, возвращаясь, по-видимому, с перекура. Лёша быстро согнул колено, прикрытое простынёй, сунув его в центральный проход. Далее произошло то, что и должно было произойти: Костик не стал обходить препятствие, зацепил торчащий выступ, не обратив на это внимания и двинувшись дальше, но вдруг получил голой пяткой пинок под зад. Полуразворот... удивлённый взгляд.
   - Ты чего?
   - Ты сам первый меня задел. Какого лешего ты тут ходишь, спать мешаешь? - грубо наехал Лёша. - Смотри куда идёшь, - добавил он и демонстративно отвернулся.
   Через минуту согнутое колено вновь высунулось в проход. Охота продолжилась.
   Со стороны туалета появился "исходный" обидчик, лишивший Лёшу сладкого сна. Им оказался Власов. Попытавшись обойти колено, Игорёк шагнул вбок, но колено "случайно" высунулось дальше первоначального положения. В результате произошедшего столкновения из-под простыни вновь вылетела голая пятка. Испуганно-обиженное выражение лица пострадавшего... Немой вопрос в глазах.
   - А вот нечего тут шляться. Видишь, люди спят! - нравоучительным тоном заявил охотник на прохожих.
   Власов не нашёлся, что сказать и неуверенно исчез из поля зрения.
   Лёша продолжил развлекаться. В течение получаса, туалет и курилку успели посетить множество его приятелей.
   Юра Попков, Мезя... бамс-бамс.
   Бамс! Очередное физическое воздействие на нижнюю часть туловища придало ускорение Вите Лютикову - сыну второго секретаря Пермского Обкома КПСС. Тот обиделся. "Плевать на него: если папаша не научил балбеса правильно ходить по вагону - я научу", - резюмировал Лёша.
   В то утро досталось многим, за исключением гитариста Соколова. Андрей был очень серьёзным человеком и рука, вернее нога, на него не поднималась.
   Примерно с середины охоты, Лёшины действия сопровождались бурным весельем команды болельщиц из смежного купе.
   - Уморил, прямо до слёз уморил, - похвала от благодарных зрительниц легла бальзамом на душу.
   Боец вылез из засады и поклонился группе поддержки.
   - Спасибо за внимание. Старался специально для вас. Давайте чего-нибудь поедим?
   Девочки кинулись накрывать стол.
   "Как же приятно быть роли народного любимца", - подумалось уже по пути к утреннему умыванию.
  
   Светлое время суток пролетело, заполненное никчёмными занятиями: играми в карты, анекдотами, подшучиванием над друзьями и беспрерывными перекурами в тамбуре и на улице. Однако! Запас табачных изделий внезапно иссяк.
   Хм-м-м... проблема... кто же предполагал, что Лёшины две пачки "Астры", 40 сигарет... да ещё запасы друзей, кончатся так быстро? Ситуация для десятка курильщиков - самая плачевная. Стремительные забеги в станционные буфеты, в моменты остановок поезда, также ничего не дали: везде теснились большущие очереди, а других торговых точек на вокзалах не было. Народ приуныл. Вариант стрельнуть сигарету-другую у попутчиков по вагону ситуации не менял.
   Тем временем наступил долгожданный предновогодний вечер.
   На улице стемнело рано, и эта темнота за окном была похожа на начало зимней сказки. Казалось, что вот-вот, из вихря снежинок, сопровождающих несущийся на всех парах поезд, выскочит тройка оленей с Дедом Морозом и Снегурочкой в санях. Настроение пело и звало в бой, на свершение подвигов, и, как оказалось, не только у школьников. Уже в районе 18-00 через вагон, в сторону вагона-ресторана и обратно, двинулся поток нетрезвых пассажиров. Пристроившись в спину одному из них, Лёша, в компании Ромы Бухарова, решил провести разведку боем торгового заведения на предмет покупки курева.
   Один вагон, второй, третий... Внезапно, из-за очередной открывшейся двери, в лицо ударил специфический запах общепита, состоящий из аромата подкисшего хлебного мякиша с лёгким оттенком горелого постного масла. Спрятавшись за спиной впереди идущего мужчины, друзья заценили ассортимент, выставленный на полочку за спиной буфетчицы.
   Да уж...
   Здесь было всё необходимое для празднования праздника, но ценники оставляли желать лучшего, умноженные на два, а то и на три, по отношению к привычным, виденным ранее в магазинах. Тем не менее, заполненные сидячие места за столиками и очередь в буфет, состоящая из пяти человек, свидетельствовали о востребованности предлагаемых товаров. Пиво, шампанское, водка "Пшеничная", несмотря на безумную стоимость, пользовались широким спросом. Довольные покупатели убывали в обратный путь, а на их месте немедленно появлялись другие граждане, страждущие выпивки.
   "Вот ведь незадача: вагон-ресторан на колёсах, по расценкам, аналогичен ресторанам с зеркальными интерьерами, нарядно-одетой публикой, живой музыкой и танцами, расположенным в центре Перми, - констатировал Лёша. - Однако болгарские сигареты "Родопи" с удлинённым фильтром, по 80 копеек за пачку... - куда это годится? Даже на барахолке, где барыги делают двойную накрутку по отношению к госцене, они стоят 70 копеек... Форменный грабёж".
   Кроме "Родопи" в продаже имелись папиросы "Беломорканал", ну и на этом всё.
   Его взгляд пересёкся с взглядом Ромы Бухарова: "Что будем брать?" - читалось в немом вопросе.
   В этот момент подошла их очередь.
   - Сигареты "Родопи", три пачки, - выпалил Лёша.
   Продавщица с сомнением уставилась на него.
   - Мне уже исполнилось 16 лет. Могу паспорт принести.
   Рядом возвышался 182-сантиметровый Бухаров, а позади парочки, нетерпеливая очередь топталась на месте и бросала сердитые взгляды в сторону буфетчицы.
   "Да катись оно всё к собачьим чертям. Сегодня нужно сделать план продаж, по результатам которого будет начислена премия", - невысказанная фраза застыла на губах работницы общепита, голову которой венчал кокошник в виде полумесяца с фигурным краем из кружевной ткани.
   Она поморщилась, но работу выполнила: сдача в виде 60 копеек, от переданной ей зелёной трёшки, перекочевала в руки несовершеннолетнего покупателя, совместно с тремя пачками "Родопи". Очередь вздохнула свободнее, пододвинувшись к вожделенным напиткам ещё на один шаг.
  
   Личный состав класса 9 "В" встречал друзей, как двух героев: Веллингтона и Блюхера, в минуту победы в решающей битве над Наполеоном при Ватерлоо.
   - Экономьте сигареты! - потребовал Лёша. - Просите закурить у проходящих через вагон пассажиров. Выкуривайте одну на двоих. Девочкам не давать: пусть наслаждаются запахом дыма. Иначе нам самим до утра не хватит.
   Ребята понимающе закивали головами.
   - А теперь, Андрюха, - обратился он к Соколову, - забацай свой музон. Народ скучает.
   Толпа одноклассников сгрудилась в предпоследнем купе, стиснувшись до предела, уступив лишь место гитаристу.
   Трень-брень... Проверка настройки струн. Первый аккорд, второй... В результате, вечерний антураж предыдущего дня, дубль "number two", вырисовался во всей красе.
   Тем временем, Рома Бухаров, с сумкой в руках, протиснулся сквозь компанию в сторону тамбура. Лёша открыл перед ним дверь, пропуская носильщика алкоголя и следуя по пятам.
   - Выходим группами не более четырёх человек, - бросил он вслед.
   Игорь Власов, Ирина Жебелева, Жанна Турунцева и Миша Катаев, занявшие места на минимальном расстоянии от выхода, немедленно встали и направились вслед за массовиками-затейниками.
   Радость предвкушения дозы веселящего напитка легла отпечатком на лица вошедших в тамбур юношей и девушек. Бухаров достал из сумки литровую фляжку и открутил пробку:
   - Держи, - сообщил он, передавая ёмкость в руки Жанны.
   Девушка отхлебнула два глотка и перевела дыхание. Её глаза излучали счастье.
   - Ничего себе, согревает внутри, - прокомментировала она, передавая бутылку по кругу.
   Ирина Жебелева, предварительно поморщившись, повторила ритуальное действие. Миша Катаев, мельком глянув на Лёшу, умудрился отпить три глотка за время, в три раза меньшее, чем это удалось дамам. Бухаров, нахмурившись, молча погрозил тому кулаком.
   Игорь Власов, последний в четвёрке, сделав лишь глоток, непонимающе уставился на Лёшу.
   - Это что, "Вермут"?
   Тот смутился.
   "Мать твою, - промелькнуло мысленное ругательство. - Придётся выкручиваться и врать. Делать те вещи, которые против совести. К сожалению, я сам загнал себя в этот тупик", - он вздохнул, собираясь с мыслями.
   - Видишь ли, "Варны" было всего четыре бутылки в одном магазине и три в другом. Замаялся пешком таскаться с этой тяжестью. В третьей точке я решил купить "Вермут", так как время было к закрытию, уже около 19-00. Так что, ты прав, небольшой привкус есть. Но градусы - те же самые. Объём - тоже. Ты же пил "Вермут"? Это редкостная дрянь, а здесь у нас - вполне приличное вино. Так ведь, девочки? - Лёша с надеждой взглянул на одноклассниц.
   - Вино как вино. Очень даже ничего, - согласилась Жанна.
   Ирина кивнула.
   Игорь покачал головой и отпил ещё пару глотков.
   - Ну да. Сойдет.
   - Дай-ка мне попробовать, - потребовал Лёша. - Интересно до жути.
   Пользуясь моментом, он от души хлебнул пойла. Запах "Вермута" ударил в нос. "Тьфу, какая гадость! Катаев, козёл такой, подбил меня на это безобразие, а сейчас скромно стоит в сторонке".
   - Отличное вино, - сказал он вслух и посмотрел на Мишу, выглядывающего из-за спин девочек.
   В глазах Катаева, спрятанных за квадратными очками, мелькнуло выражение, типа "сам дурак".
  
   В этот момент в тамбур ввалились курильщики из числа посторонних пассажиров. Как и все остальные, мужики были навеселе.
   - С Новым годом! - поздравил их Лёша.
   - И вас с наступающим!
   Перехватив ослепительную улыбку Жанны, троица дружно улыбнулась в ответ.
   - Вы не могли бы поздравить с праздником нашу классную руководительницу? - вкрадчиво попросил Рома. - Мы не имеем возможности налить ей рюмочку: не поймёт. Вам она, вероятно, не откажет. Сообщите Екатерине Николаевне, какие у неё замечательные ученики. Дело в том, что мы не хотим залёта с алкоголем, - он приподнял фляжку и глубокомысленно повертел её в руках. - Если родители узнают, то не обрадуются.
   Мужики замялись, после чего их взгляды сфокусировались на девочках. Те кивнули в подтверждение: "Поздравьте, пожалуйста", - читалось в умоляющих взглядах 15-летних прелестниц. Молодые и свежие, словно зелень летняя, стройные и улыбчивые... разве можно хоть в чём-то отказать таким очаровательным зайкам?
   - Где искать вашу классную?
   - Четвёртое купе, место 15.
   - Не волнуйтесь. Сейчас поздравим. Вы действительно хорошие ребята.
   - Спасибо! - синхронно выдохнули школьники.
   Жанна вновь сверкнула перламутровым ожерельем безупречных зубов:
   - У вас не найдётся закурить? У мальчиков почти ничего не осталось.
   Мужики сделали вид, что не удивились. Из кармана была извлечена бежевая пачка "Опала" и две сигареты перекочевали в руки девочек. Перекур продолжился, сопровождаясь благодарными улыбками юных дам и непринуждённой обстановкой. Через некоторое время в открывшейся двери появился Виталик Нечаев. Он глянул на компанию суровым взглядом, изнывающим от нетерпения.
   - Чего застряли?
   Ротация...
   По факту выхода первой, появилась вторая четвёрка с Андреем Соколовым во главе. Замыкающей шла Таня Петрова.
   Её глаза... Большие карие глаза с интересом взглянули на Лёшу. Длинные волосы были по-походному собраны в хвост и перехвачены чёрным с блёстками "крабиком". Правильные черты лица, безупречно-гладкие щёки, подведённые брови. "Хороша девчонка. Умная и серьёзная. Без вопросов - в моём вкусе", - он протянул руку, указывая на место рядом с собой:
   - Танюха будет пить первой, дамам положено уступать.
   Благодарный взгляд был наградой за джентельменский поступок. Чуть осмелев и попытавшись взять Таню за руку, он получил отказ: Петрова одёрнула ладонь и скорчила гримасу на тему "не приставай".
   "Вот обезьяна какая, - подумал Лёша. - Ей, несомненно, нравится мужское внимание, однако близко не подпускает. Как говорится: "и хочется, и колется". Ладно, повторим попытку в следующий раз".
   Гитарист, выхлебав залпом чуть ли не треть фляги, поспешил вернуться к зрителям, остальные же, затеяли очередной перекур, прерванный появлением третьей группы потребителей, а за ней и четвёртой. Сумка в руках Ромы заметно полегчала.
  
   К окончанию первого круга, изрядно окосевший Лёша, обкурившийся сверх всякой меры, стал задыхаться от возникшей в тамбуре непроходимой дымовой завесы и покинул общество Бухарова.
   "Ещё немного, и в этом никотиновом аду можно ласты склеить. Пофиг на вино и курево. Жизнь дороже", - справедливо рассудил он, направляясь в тёплые апартаменты плацкарта.
   Ввиду отсутствия сидячих мест, ему пришлось облокотиться на никелированную стойку со ступенькой, расположенную в смежном купе, наблюдая исполнение шансона через головы одноклассников. По вагону, вдобавок к табачному дыму, поплыл аромат нескольких выпитых литров вина, но Екатерина Николаевна уже вряд ли что-то чуяла. Компанейские мужики, искренне нахваливающие учеников её класса, сумели влезть "под шкуру" душевной женщине и, пользуясь Новогодним вечером, как предлогом, напоили её шампанским, оперативно доставленным из вагона-ресторана.
  
   - "Дембельская песня", - объявил раскрасневшийся Соколов, окончательно потерявший стыд. - Нецензурные слова являются частью текста, а тех людей, у кого уши нежные, прошу заранее покинуть зал, - обязательный реверанс перед слушателями являлся частью представления.
   Впрочем, щепетильных людей, придающих значение столь незначительным мелочам, среди учеников 9 "В" класса не обнаружилось.
   "Матерщина, так матерщина... - плевать. Зрелище и хлеб... вернее, креплёное вино под перекур - это самое то, что надо", - читалось в глазах подростков.
   Понеслось:
  
   "Мой замполит, тебе я расскажу,
   Что в рот имел я всю политику твою,
   Мне бикса клёвая нальёт стакан вина,
   И на х... мне твоя политика нужна".
  
   Последовал струнный перебор и восстановление дыхания. Продолжение песни было не менее колоритным:
  
   Прощай-прощай зарядка и туалет,
   И не пойду я больше строем на обед.
   Мне бикса клёвая нальёт стакан вина,
   Пускай сосёт свой ...лен в каптёрке старшина.
  
   Те из присутствующих, кто знал слова, подпевали Андрею. Остальные, по окончании песни, устроили овацию народному таланту.
   Маэстро отложил гитару и нашёл глазами Лёшу. Вопросительно поднял брови: "Как насчёт повторить?". Тот перенаправил вопрос к Роме Бухарову.
   Второй "подход" к спиртному довёл школьников до средней стадии опьянения, ещё не отключившей мозги, но полностью раскрепостившей сознание. Народ разбрёлся по вагону, занявшись разговорами по душам.
   Виталий Нечаев уселся в ногах Оли Строкиновой. Положив руку на одеяло, он усиленно развлекал даму историями из собственной жизни. Оля была однозначной симпатягой. Велюровые джинсы светло-бежевого цвета сидели на ней, как на фотомодели. Плоский животик, аккуратная подтянутая попка, очень даже привлекательная... - было понятно, что озвучивая своё личное предпочтение, девушка магнитом притягивала к себе избранника, не оставляя тому выбора.
  
   * Прим.: Виталий и Ольга после школы поженились и живут семьёй по настоящее (2020) время.
  
   Лёша попытался было пристроиться в компанию к Ирине Жебелевой, но получил вежливый отказ. Поворот головы, ничего не значащая улыбка, и обратный разворот, к собеседницам.
   "Видимо, отношения с подружками интересуют её больше взаимности с мужчиной, готовым на искреннюю любовь, - Лёша расстроился. - Да уж... везде одно и то же: школа N 9, пионерлагерь, зимний каток... Я в очередной раз остаюсь за бортом. Обидно".
   Он отыскал Бухарова и, поленившись выйти в тамбур, употребил дополнительную порцию вина. В голове помутнело: "Какой может быть праздник в таких условиях? Завтра вставать в 6-00. Пусть эти дятлы развлекаются хоть до утра. А я пошёл спать".
   Он упал на спальное место, прямо в одежде, и, подогнув под себя ноги, закрыл глаза.
  
   Утренний подъём был похож на мучения грешника в аду.
   Голова... - она напоминала чугунную гирю, к которой приделали пересыхающее ротовое отверстие. Воды... воды... - требовал организм. В безумных мыслях мелькали образы с запотевшими стаканами кваса, минералки, лимонада, яблочного сока.
   Лёша кое-как поднялся и сходил до купе проводника. Набрав в стакан тёплой водицы из нажимного краника в стенной нише, он попытался утолить жажду. "Тьфу, гадость", - вода имела неприятный железистый привкус. Тошнота не только не прошла, но и усилилась. Уныло он побрёл в обратный путь.
   - Подъём. Бегом умываться! - Катя взяла ситуацию под контроль. - В 7-00 туалеты закроют. Санитарная зона.
   Школьники бросились за полотенцами и выстроились в очередь. Лишь только Бухаров не пошевелился. Попытки разбудить его силой также не увенчались успехом: закрытые веки не желали размыкаться, а изо рта донеслись нечленораздельные звуки, смутно напоминающие "отстань нафиг". В результате, Екатерина Николаевна прекратила это безнадёжное занятие, категорично заявив:
   - Мы выходим в Ленинграде, а этого... - оставляем спать дальше.
   Побудка Бухарова закончилась тем, что кружка холодной воды была вылита девочками прямо на его голову. То ли так подействовал дискомфорт от увлажнения, то ли прошла активная фаза сна, но мера подействовала и привела нарушителя дисциплины во вменяемое состояние.
   Катя лишь устало покачала головой.
  
   Ленинград
   "Московский" вокзал в Ленинграде запомнился толчеёй и суетой. Скинув багаж в камеру хранения, вынырнув из этого муравейника и вздохнув свободно, девятиклассники отправились на покорение второй столицы.
   Что и говорить, Невский проспект, в 9-00 утра, 1 января 1980 года, выглядел как заснеженное дикое поле, по которому гуляли холодные потоки воздуха, создавая свист в ушах и вынуждая зажмуривать глаза. Мальчики и девочки кутались в шарфы и поднимали воротники, но это мало помогало.
   Озябшие пальцы, покрасневшее лицо, начинающие деревенеть ноги в ботинках... - симптомы переохлаждения беспокоили Лёшу. И только его мозг, спрятавшись от зимней стужи внутри черепной коробки, прикрывшись лохматой шапкой волос и кроличьей ушанкой, продолжал генерировать всякую всячину, выдавая её "на гора":
  
   Люблю тебя, Петра творенье,
   Люблю твой строгий, стройный вид,
   Невы державное теченье,
   Береговой её гранит.
  
   Что и говорить: предыдущее место учёбы в школе N 9 нафаршировало разум ребёнка поэтическими шедеврами великого русского поэта, как говорится, "под завязку". Огромное спасибо учительнице литературы Нине Александровне, заложившей в сознание Лёши основы культурного наследия его Родины.
   Мысли вернулись к реальности.
   "Что же это творится? Все магазины закрыты, людей нет, будто очередная немецкая блокада накрыла с головой эту злополучную "колыбель революции", - думал Лёша. - И долго ли нам идти по пустынной улице, в сторону Невы, сквозь пургу и ветер?".
   Его взгляд искал хоть один киоск под названием "Табаки", коих, в столичной Москве, разбросано великое множество, но на центральном проспекте Ленинграда оных не наблюдалось. Сигареты кончились ещё ночью, как ранее и прогнозировалось. Утренние выражения лиц друзей, также излучали крайнюю степень пессимизма. Даже обещанная Катей автобусная экскурсия уже не вдохновляла.
   "Полнейшая фигня, - размышлял школьник, косясь на набережную Фонтанки, упакованную в красный гранит и чугунное ограждение. - В данный момент меня интересует лишь большое тёплое помещение, желательно с буфетом".
   Группа перебралась через Аничков мост, украшенный четырьмя "конными" композициями, не останавливаясь, ибо холод проникал под одежду, создавая жуткий дискомфорт. Что делать на свежем воздухе? Да-да... только по-волчьи выть от досады.
   Вдали показался Гостиный двор. Катя выдохнула с облегчением.
   - Кто хочет в туалет, прошу посетить заведение, - заявила классная руководительница и махнула рукой в сторону левого крыла торгового заведения. - По одному не уходить. Через пятнадцать минут встречаемся здесь и садимся в автобус.
   Одноклассники рассыпались по прилегающему пространству.
   И вот она, удача!
   Скромно стоящий невдалеке киоск "Союзпечати" оказался открыт. Свершилось чудо: к нему не было никакой очереди, по причине поголовного "не могу" ленинградцев, бурно отметивших наступление Нового года. И, самым замечательным фактом являлось то, что за фронтальным стеклом, на самом видном месте, красовались пачки сигарет.
   "Ленинград, - прочёл Лёша надпись на белом фоне. - И внизу: цена 40 копеек".
   Душа возликовала.
   - Продайте пять пачек, - безапелляционным тоном потребовал он, извлекая негнущимися пальцами два общественных рубля.
   Доверие одноклассников и добродушный нрав, а также полнейшее отсутствие корыстного начала в Лёшином повседневном поведении, сделали его идеальным кандидатом на должность казначея.
   "Этот парень скорее отдаст своё, чем присвоит чужое", - примерно так однажды выразился Рома Бухаров в разговоре с одноклассниками.
   Что ж, опуская нюансы "дружбы" с Мишей Катаевым, Лёша действительно соответствовал своей общественной должности.
  
   Ура! Жизнь наладилась.
   За Гостиным двором показалась улица Думская, со стоянкой, заполненной комфортабельными автобусами. Внешний вид транспортного средства с работающим двигателем, поджидающего пермяков, внёс капельку позитива в мироощущение 15-летних туристов.
   Шумная компания одноклассников, мигом повеселевшая, ввалилась в тёплый салон. Двери с хрустом закрылись за их спинами, и машина плавно набрала ход.
   - Сейчас едем завтракать, - объявила Катя.
   После завтрака произошло посещение Пискарёвского мемориального кладбища, прогулка по его центральной аллее, напоминающей взлётную полосу, упирающуюся в шестиметровую бронзовую скульптуру "Мать-Родина". Затем была поездка к Исаакиевскому собору и его наружный обход по периметру. Доступа внутрь не дали. Ещё позднее, группа произвела осмотр "Медного всадника" на Сенатской площади и, издалека, изволила лицезреть знаменитый Адмиралтейский шпиль, увенчанный золочёным корабликом-флюгером. Крейсер "Аврора" остался напоследок.
   Обед прошёл согласно расписанию. Сытые школьники приготовились к очередным зрелищам, но, к сожалению, экскурсия внезапно закончилась. Автобус затормозил у ж/д вокзала и распахнул двери.
  
   Псков
   Поезд подали во второй половине дня. Дорога, длиной в триста километров, пролетела одной секундой, не удалось даже поспать.
   Вроде бы только сели, а проводница объявляет: "Кто до Пскова, готовимся к выходу". Перрон... высокие арочные окна здания вокзала... чувство неопределённости.
   Лёша приготовился к очередным мытарствам по городу, но уже с чемоданом в руках: "Здесь автобуса не подадут, придётся добираться до гостиницы на общественном транспорте", - настроение упало, переходя в стадию уныния.
   Темнота, накрывшая территорию, прорезалась лишь жёлтыми фонарями, тускло направляющими лучи света сквозь морозный воздух, наполненный выпадающей из "ниоткуда" мельчайшей снежной пылью.
   - Все здесь? - классная руководительница пересчитала личный состав. - Я ушла оформлять заселение.
   Катя двинулась к правому крылу вокзала, в сторону неприметного бокового входа без вывески и освещения. "Хлоп..." - звучно шлёпнула дверь о косяк, пряча за собой спину классной руководительницы.
   - Похоже, нам повезло, - раздался голос из сгрудившейся кучи школьников. - Редкая удача - жить непосредственно на месте отправления поездов. Никогда не опоздаешь на свой рейс.
   Перекур.
   Сигареты "Ленинград", значительно, причём в худшую сторону, отличались по вкусу от своих "болгарских" аналогов: "Стюардессы", "TU-134", "Опала", "Родопи", "Интера" и "Веги".
   Болгарские сигареты с фильтром, государственной ценой по 35 копеек, являлись лёгкими на вкус и универсальными табачными изделиями. В отличие от них, имеющий повышенную стоимость "Ленинград", производства "ТФ N2 им. Урицкого", оказался сырым и труднопроходимым.
   - Тьфу, - Лёша обозначил своё отношение к гадким сигаретам, имеющим название легендарного города на Неве. - Нужно достать их из пачки и положить на батарею, чтобы высушить.
   Появившаяся через несколько минут Катя, призывно махнула рукой, и группа двинулась в её сторону.
  
   Место временного проживания туристов представляло собой второй этаж вокзальной пристройки, куда вела каменная лестница, ведущая до третьего этажа, но с наглухо запечатанной дверью на его площадке. Первый этаж был также недоступен.
   В обширной комнате, где поселили мальчиков, стояли железные кровати, заправленные стандартными комплектами белья, аналогичными "железнодорожным" наборам с колючими шерстяными одеялами, а между кроватей располагались тумбочки.
   "Это помещение больше походит на солдатскую казарму, чем на гостиницу, - подумал Лёша. - Однако в казарме должен иметься телевизор..." - увы, в псковских апартаментах его почему-то не наблюдалось.
   "Впрочем, какая разница? Мы сами себя умеем развлекать".
   Слово "Отбой" было синонимом команды "Всем спать". Екатерина Николаевна щёлкнула выключателем, гася свет. Переполненные впечатлениями минувшего дня школьники попадали на приглянувшиеся места и провалились в сон.
  
   Утро. Темнота на улице. Едва ощутимый сквозняк, берущий своё начало от рассохшихся оконных рам, заметно охлаждал лицо. Лёша открыл глаза и обозрел окружающее пространство: "Все спят, всюду мир и покой", - была первая мысль.
  
   Псков, я думал о тебе!
   Псков... как много в этом звуке
   Для сердца русского слилось!
   Как много в нем отозвалось!
  
   Несмотря на раннее время, Лёшин мозг внезапно активизировался, начав непрерывно перетасовывать запавшие в память строки, названия, понятия, рифмы и образы... гоняя их, подобно шерстяному клубку, похищенному игривым котом из бабушкиных кладовых, по кругу, запутывая информацию и делая из неё невероятную смесь, удивляющую причудливостью итоговых форм.
   "Где же я слышал фразу "для сердца русского слилось"? - ответа на этот вопрос разум не давал. - Ну и хрен с ним, слилось и слилось: всё на свете куда-то сливается", - поставил он финальную точку в этом вопросе.
   "Где же здесь туалет?" - вполне определённое утреннее желание резко очертило приоритет текущих потребностей. Лёша направился к выходу из спальни.
   Заняв свободный кабинет, помеченный буквой "М", он, за какие-то секунды, осуществил мечту поэта.
   "Yes! Life is wonderful! Действительно, жизнь прекрасна... - да ещё и благоухает восхитительными ароматами, - подумалось напоследок. - Пусть следующий посетитель насладится этим воздухом", - за спиной подростка хлопнула закрывающаяся дверь клозета.
  
   Общественное помещение под названием "холл" имело несколько дверей, ведущих в комнаты отдыха и одну, выходящую в подъезд.
   Юная дама прекрасной наружности стояла перед зеркалом. Ноги дамы обтягивали чёрные матовые трико, а лёгкая хлопчатобумажная футболка, белоснежная, с короткими рукавами, изящно накрывала верхнюю часть тела, просвечивая насквозь и выставляя напоказ слегка вздёрнутые, упругие молочные железы.
   Лёша чуть не поперхнулся, застыв на месте, не в силах прервать чудесное лицезрение ангела, сошедшего с небес.
   "Блин, никогда в жизни не видел таких восхитительных пропорций. Это ИДЕАЛ".
   Тем временем "идеал" достал массажную расчёску и принялся чесать идеальные волосы, чёрные и густые, спускающиеся ниже плеч.
   "Наташа Либерман, - вспомнилось имя дамы. - Лучшая подруга Ирины Тучиной. Возраст 13 лет, учится в 7 классе нашей школы", - данная информация засияла новыми красками, знаменуя неожиданное открытие.
   Дело в том, что предыдущие дни Наташа постоянно находилась в обществе классной руководительницы, Екатерины Николаевны, и своей подруги, взявшей над ней опекунство, отлучаясь лишь мельком, по неотложным делам, в "передний" туалет, что находился по соседству с проводницей. Поэтому она никак не попадалась на глаза Лёше, мельком узревшему девочку лишь в момент посадки в поезд.
   Наташа попала в группу случайно, на чьё-то освободившееся место.
  
   Действительно, среди учеников 9 "В" класса нашлись и те, кто не пожелал стать туристом. Причины были разные: от "планов родителей", до собственного "не поеду и все тут". Исключительно последним доводом можно было объяснить отказ двух неразлучных отличников, Хорошкова и Игнатова, от культурного времяпровождения за государственный счет.
   Лёша вспомнил прошлый год учёбы.
   На зимнем катке "Динамо", в одном квартале от школы N 9, и в десяти минутах ходьбы от места жительства любого ученика школы, за зиму ни разу не появились комсомольские активисты и образцовые воспитанники учебного заведения. По-видимому, неприятие духа свободы, несанкционированного "сверху" веселья, отступающего от норм коммунистической морали - мешали этим людям насладиться катанием на свежем воздухе под звуки песен Аллы Пугачевой.
   А возможно, что и снобизм - брезгливость и презрение к окружающим, часто сопутствующий отличным оценкам и быстрому карьерному росту, тоже имел место.
   "Как я могу отправиться в поездку с "этими"? Придётся быть с ними в одной компании, кушать за одним столом, смеяться над их глупыми шутками. А Я не такой, Я лучше них!" - примерно так выглядят рассуждения рвачей из числа школьных отличников, повторяя циничный ход мыслей взрослых карьеристов, посещающих исключительно мероприятия с "перспективной" публикой.
   Лешина мысль обрела конкретную форму: "Да и хрен с ними, пусть катятся ко всем чертям. Выскочки портят своим гонором любую праздничную атмосферу. Пусть Хорошков и Игнатов рубятся и дальше в свои шахматы. И кукарекают под столом, в случае проигрыша, под влажный блеск глаз победителя турнира. Плевать мне на этих затейников".
  
   Внимание переключилось обратно на стройную даму.
   Наташа искоса глянула на одинокого попутчика, поднявшегося раньше остальных туристов, и стеснительно опустила глаза.
   - Привет! Ты придёшь сегодня на вечерний концерт? - набравшись смелости, поинтересовался Лёша. - Андрюха классно играет на гитаре.
   - Приду, - тихим голосом, почти шёпотом, ответила собеседница.
   - Обязательно приходите, я буду рад видеть вас с Ириной.
   Лёша направился в спальню, вынул из пачки сигарету и вновь пересёк холл. Красотка была ещё там.
   - А где Ирина? - абсолютно глупый вопрос заставил Наташу широко открыть глаза.
   - Спит.
   - Ах да... - спохватился Лёша и ретировался на лестничную клетку.
   "Это же надо быть таким болваном, чтобы интересоваться местонахождением лучшей подруги в 6 часов утра, - промелькнула стремительная мысль. - У меня не мозг, а отстойник, воспроизводящий всякую чушь".
   Если бы в этот момент имелся внешний наблюдатель, то он бы заметил поджатые губы и общий перекос лица подростка, в полном одиночестве переживающего по поводу своего косноязычия, мешающего жить и общаться с окружающими людьми.
  
   Подъём, умывание, переход по заснеженной улице для осуществления завтрака.
   По прибытию в столовую "Ветерок", расположенную на полпути от ж/д вокзала до набережной, Катя раздала школьникам маленькие талоны синего цвета, с отпечатанной на них надписью "50 копеек".
   - Для завтрака выдаётся один талон, а для обеда и ужина - по два талона, - предупредила она.
   Все понятно: дети набрали еды согласно лимиту и уселись кушать. И лишь один Сергей Григин, страдающий, по-видимому, отсутствием аппетита, ходил-ходил вдоль прилавка, взяв в итоге всего лишь порцию вермишели с котлетой, плюс чай. Всеобщему удивлению не было предела, когда кассирша сдала Серёге сдачу в виде 15 копеек.
   - Ребята, держитесь за стулья крепче: наши талоны можно обналичить! - заговорщицким тоном произнёс Бухаров. - Или купить на них сигареты, - он кивнул в сторону кассы, где за спиной кассирши на полочке стоял ряд пачек болгарских сигарет "Стюардесса". - Ей без разницы, какой товар по талонам отпускать, главное, чтобы итоговая сумма свелась к балансу.
   Народ оживился. Жизнь снова наполнилась яркими красками и перспективами.
  
   Поехали.
   Музеи, достопримечательности, Псковский белокаменный Кремль.
   Во внутреннем помещении, расположенном под конусовидной крышей Власьевской башни кто-то из одноклассников пошутил:
   - Власов, тебе сказочно повезло, что окна-бойницы закрыты. А то бы мы тебя бросили отсюда на память, как кидают монетку в море.
   - А почему сразу меня?
   - Да потому, что ты ВЛАСОВ! Ты просто обязан войти в историю Власьевской башни.
   Народ согнулся от хохота.
   Попытка скинуть Власова была предпринята при выходе на стену Псковского кремля. Схватив Игорька под белы руки, его перекинули через жердь ограждения. Ноги жертвы повисли в пяти метрах над землёй.
   - Лёша, фотографируй! - крикнул Нечаев единственному фотографу в группе, к тому времени успевшему спуститься вниз.
   Щёлк...
   Вот таким образом, весело и непринуждённо, пролетел этот день.
  
   Уже ближе к ужину ребята сообщили классной руководительнице, что далее не могут терпеть муки голода и собираются немедленно посетить столовую. Та лишь махнула рукой:
   - Идите, не держу.
   Как ранее и предполагалось, сэкономленные на блюдах деньги незамедлительно конвертировались в болгарские сигареты.
   - Ништяк крутанулись, - прокомментировал Бухаров. - Теперь задача найти винную лавку.
   Опрос местных жителей вывел девятиклассников на искомый объект, где ребята затарились креплёным портвейном. Всё было готово к вечерним развлечениям.
  
   Вечерний концерт
   Большое, на 20 койко-мест, помещение второго этажа Псковского ж/д вокзала, постепенно заполнилось одноклассниками.
   - Песня про курочку, - объявил Соколов, начиная концерт.
   Его лицо излучало позитивный настрой, подкрепленный креплёным вином. Выпив на десятерых две бутылки, народ радостно галдел, предвкушая веселье. Пустую тару, Хобот, не заморачиваясь, друг за другом вышвырнул в форточку.
  
   У бабушки под крышей сеновала
   Курочка-молодка проживала.
   Жила она, неведомо греха, ха-ха!
   Пока не повстречала петуха.
  
   Задорная песня наполнила помещение аккордами и молодецким голосом Андрея. Мальчики расселись на кроватях и слушали, радостно кивая в такт. Ирина Тучина с Наташей Либерман, вернувшиеся с ужина в числе первых, облокотились на чью-то тумбочку у входа в комнату и издалека наблюдали за происходящим.
   .........
   А через месяц или два,
   Та курочка цыплёнка родила.
  
   Народ заулыбался. "Курочка... родила..." - это звучит смешно. Молодец петух: не только "испортил курочке причёску", но кое-что оставил на память о себе.
  
   Перекур.
   Рассевшиеся на ступеньках, ведущих на третий "глухой" этаж, Пчелин, Ровда, Лютиков и Миша Хобот принялись наполнять стоячий воздух подъезда клубами дыма. Поднявшись вверх, не найдя там выхода, дым стал опускаться обратно вниз, накрывая никотиновым туманом присутствующих товарищей.
   "Нет, я не могу наслаждаться процессом в этом крематории, - подумал Лёша и рванул на улицу. - За бортом минус десять, но зато свежий воздух. Эту пятиминутку я как-нибудь переживу".
   Не успел он прикурить, как из-за поворота появилась Катя в сопровождении девочек. Лёша рванул обратно в подъезд.
   - Атас, Катя идёт!
   Звездопад окурков прорезал пространство над площадкой верхнего этажа. Шустрее всех оказался Витя Лютиков, который, оттолкнув плечом Пчелина, скрылся в жилом помещении.
   "Шустёр Витюха. И бесцеремонен".
   В момент появления Екатерины Николаевны в подъезде уже никого не было. Мальчики скромно расположились в своей комнате, Нечаев перебрался на женскую половину, превратившись в любезного визави Ольги Строкиновой, а Лютиков уединился в кабинете под индексом "М".
   Катя сняла одежду и заглянула к мальчикам. Её взгляд был полон гнева.
   - Если увижу курильщиков в подъезде, то это плохо кончится. Всем понятно?
   Рассеянные взоры воспитанников, каждый по отдельности, выражали ответный посыл типа "это были не мы". Катя сурово зыркнула напоследок и удалилась.
   - Ну что, продолжим? - объявил Соколов. - Где там зрительницы?
   Пока Лёша ходил приглашать девушек вернуться обратно, Бухаров успел откупорить третью бутылку и пустить её по кругу. Появившемуся Лёше достались последние два глотка напитка.
   "Швырк!" - пустой флакон, с подачи Хобота, повторил судьбу двух предыдущих изделий стекольной промышленности, улетев в окно.
   - Песня про клён, - важно объявил Соколов, выразительно глянув на присутствующих дам. - Автор - Сергей Есенин.
   Лирическая песня взяла за душу с первых слов:
  
   Клён ты мой опавший, клён заледенелый,
   Что стоишь нагнувшись под метелью белой?
  
   Медленный струнный перебор, вкупе со знаменитыми стихами, относящимися к общественному достоянию России, вызвали благоговейный трепет публики.
  
   Сам себе казался я таким же клёном,
   Только не опавшим, а вовсю зелёным.
  
   Душевно растягивая слова, Андрей вывел очередной куплет на оценку "отлично".
   На глаза Ирины Тучиной навернулась слезинка. Комната шаромыжного вокзального общежития, в один миг, подобно эпизоду из сказки "Золушка", превратилась в концертный зал с изысканной культурной публикой.
   И вот, в такой торжественный момент, в резко распахнувшейся двери вновь возникла классная руководительница, на этот раз - в компании двух ментов. Народ непонимающе уставился на процессию.
   - Кто до этого додумался? - Екатерина Николаевна, потрясая пустой зелёной бутылкой в вытянутой руке, являла собой фурию, наполненную агрессией и жаждой мщения.
   Два молодых милиционера испуганно отодвинулись на безопасную дистанцию от гневной женщины.
   - Кто из вас кинул в патрульный наряд эту бутылку?
  
   Как выяснилось позже, незамысловатая утилизация стеклотары, путём выбрасывания в окно, прямиком на вокзальный тротуар, едва не привела к травме сотрудника правоохранительных органов. Резко промелькнувший перед носом объёмный снаряд, чуть не заехавший в область головы, поначалу, вызвал испуг, а затем и законное любопытство служителей порядка. Подобрав пустую бутылку, они отправились ловить хулиганов.
   Впрочем, до "обезьянника" в районном Отделе дело так и не дошло. Кипящая гневом, как раскочегаренный самовар, Екатерина Николаевна, пообещала жёстко разобраться с безобразием и выразила сотрудникам милиции признательность за службу. Видимо удовлетворённые возникшим кипишем, менты ретировались восвояси.
   - Так... Я объявляю общий сбор, - сообщила Катя. - Сейчас у нас будет мероприятие под названием "минута откровенности".
   "Минута откровенности - это что-то новенькое. Ни разу не слышал про подобное", - подумал Лёша, устраиваясь подальше от классной руководительницы. Тем временем народ собрался в комнате мальчиков. Явился Нечаев, поддерживаемый за локоток Олей Строкиновой. Витя Лютиков, также прибыл на собрание, вынужденно покинув уютную тишину маленького помещения с одиноким унитазом.
   - Порядок такой, - твёрдым голосом заявила Катя, - каждый из вас встаёт по очереди и признаётся в грехах: сколько выпил, где курил, выбрасывал ли бутылки из окна. Раскаявшемуся человеку будет прощение.
  
   "Грехи, раскаяние, прощение... где-то я уже слышал весь этот набор слов, - подумал Лёша. - Вероятно от баптистов, явившихся однажды в гости к родителям и пытавшихся промыть им мозги навязчивой беседой о "вечных истинах". В какой мере им это удалось - непонятно, но, по итогам общения, увесистый томик "Нового Завета" был получен в подарок и поставлен на полку в большой комнате.
   В отсутствие других развлечений, Евангелие от Матфея, Марка, Луки и Иоанна было внимательно изучено и закрепилось в локальной области головного мозга подростка, наряду с информацией из справочника лекарственных средств, учебника по клинической психиатрии, множества статей из журнала "Наука и Жизнь", Большой Советской Энциклопедии и 200-томной библиотеки "Всемирной литературы".
   Благовестие Христово произвело на него немалое впечатление. Что и говорить, сама по себе (то есть без устных комментариев разного рода сектантов) Библия - это прекрасная книга, учебник жизни, в ней все ясно и понятно. Но, применительно к текущему моменту, признаваться в пьянстве и каяться (ведь Катя ожидает именно покаяния, за что и готова отпустить грехи), в Лёшины планы никак не входило.
   "Перекур - в этом можно сознаться, - мысленно резюмировал он. - Но не больше. И пошли все "баптисты-иеговисты" в сторону леса. Жопа находится там".
   По-видимому, аналогичным образом рассудили и остальные участники посиделок. Ввиду того, что никто из них не был отчётливо пьян, "раскалываться" не имело смысла.
   - Курил. Виноват. Не буду больше, - едва внятное мычание, сопровождаемое понурым видом, являлось стандартным ответом провинившихся учащихся 9 класса "В".
   Лишь Виталий Нечаев, не больше и не меньше, чем все остальные... точно такой же раздолбай, участвовавший во всех пьянках, однако не употребивший в этот вечер ни грамма алкоголя, ввиду близости подруги (Ольги Строкиновой), гордо подняв голову заявил:
   - Не пил, не курил, бутылками не бросался.
   - Молодец! - с чувством глубокого удовлетворения похвалила его Катя.
   А вот Хобот запалился.
   - Ну, покурил со всеми. Выпил один глоток вина, - он испуганно огляделся по сторонам. - Не я кинул бутылку.
   Катя тут же поняла, что это был именно он, но ничего не сказала.
   "Какой мерзавец, - читалось в её взгляде. - Нужно будет сделать выводы".
   Разборка плавно переросла в воспитательную беседу, а затем и вовсе сошла на нет. Концерт продолжать не стали.
   Обескураженные произошедшей неприятностью школьники провели оставшиеся дни поездки спокойно, как и положено примерным детям.
  
   Январь 1980. Второе учебное полугодие.
   Тусклый свет лампочки, горящей над входом в школу, выхватывал из утренней темноты поднимающихся по ступенькам учеников. Неспешный поток, берущий своё начало в начале девятого часа, постепенно ускорял движение, набирая полную мощь за пару минут до звонка на первый урок.
   Опаздывающие дети уже не входили, а влетали в помещение первого этажа, судорожно выхватывая вторую обувь и переобуваясь на ходу. К этому времени, к блок-посту с дежурными, выставленному посреди холла, подтягивался дежурный классный руководитель, а порой и одна из завучей.
   Завсегдатаи школьной прихожей, в виде трёх восьмиклассниц лёгкого поведения: Юшиной, Мокрушиной и Рожковой, вечно "зависающие" пёстрой, нарядно-одетой кучкой, в районе правого подоконника, также снимались с места и лениво направлялись в кабинеты. На их разрисованных, как у матрёшек лицах, читалось выражение бесконечной скуки и пренебрежения к окружающим людям. Учеба интересовала юных прелестниц в последнюю очередь.
   "Малолетки, - думал про себя Лёша. - Стройные, симпатичные, но, в то же время, являющие полный отстой. Дурочки, с подачи "преданных" воздыхателей и под влиянием бесконечных ухаживаний, возомнившие себя надменными аристократками. Но, в сущности своей - не более, чем обыкновенное "мясо", употребляемое в пищу игривыми кобельками, круглосуточно крутящимися возле их ног. Ну и, естественно, беспечная жизнь юных красавиц - явление кратковременное. Как там в песне?
  
   Помадой ярко раскрашены губы,
   Высокомерно взираешь и гордо,
   Но жизнь обрежет крылья голубке
   И в грязь воткнёт разукрашенной мордой. ("Тварь", Сергей Гвоздика)
  
   "Слава Богу, что подобных экземпляров в старших классах не наблюдается. Девушки имеют право быть яркими личностями, но позиционировать себя выше других - это уже признак убогого внутреннего мира, - Лёша поглядывал на праздных девиц с презрением, ловя на себе такие же презрительные ответные взгляды. - Видал я уже подобных вертихвосток, важно фланирующих по "девятой" школе. Тьфу! Даже внешний вид вызывает отвращение - эти "цветочки" с явным душком".
  
   Школьная жизнь шла своим ходом.
   Из недели в неделю начали повторяться одни и те же события: физика, химия, история, литература, русский, алгебра, иностранный язык, физкультура.
   Совершенно необычным восприятием явилось то, что учебный процесс начал приносить позитивные эмоции. Педагоги относились к ученикам из 9 класса, как к взрослым людям, равным по статусу себе, порой подкалывая воспитанников, но беззлобно, без высокомерия и двусмысленных намёков, что вызвало в душе Лёши ответную реакцию в виде пробудившегося глубокого уважения к наставникам.
   "Надо же, какое разительное отличие от школы N 9, - размышлял он. - Все учителя адекватные, добрые... тьфу... - Лёша осёкся на слове "добрые", вспомнив конфликт на пустом месте с прошлогодней математичкой, страдающей паранойей. - Чтоб Царёвой, с её абсолютным неприятием термина "добрые учителя", это словосочетание поперёк горла встало, - послал он мысленный привет Галине Самойловне. - Слава Богу, здесь меня окружают замечательные педагоги, и я их люблю".
   От мамы-учительницы Лёша узнавал детали частной жизни преподавателей.
  
   Оказалось, что жизнерадостная оптимистка, обладающая прекрасным чувством юмора, преподаватель математики, Увина Клавдия Дмитриевна, чуть не умерла от сердечного приступа в возрасте 39 лет. Оправившись, она начала делать пешие прогулки по 8 км в день и ограничивать себя в еде. После чего, в 40 лет родила сына Алёшу. Героическая женщина, без всяких натяжек.
   Недавно, Клавдии Дмитриевне исполнилось 56 лет, но, как и в молодости, она вела уроки легко и непринуждённо. Не прощая косяки бездельникам, но пытаясь разъяснять на уроках непонятные моменты, разбирая их "на косточки" перед всем классом.
   Кабинет математики находился на втором этаже, рядом с кабинетом английского языка N 47, где работала Лёшина мама. Двух соседок связывала многолетняя дружба.
   Клавдия Дмитриевна поглядывала на Лёшу с большой заботой: отношение, похожее на материнское. Лёша, в ответ, вёл себя примерным образом. Лишь однажды, при разборе тригонометрических функций, произошло нарушение дисциплины.
   Для объяснения сложной задачи к доске был вызван Игорь Власов. Клавдия Дмитриевна диктовала и поясняла, Власов водил мелом по коричневой плоскости, а класс усердно переписывал с доски в тетради. Каждый раз, после написания строки, Игорёк замирал, затем чесал затылок и перетаптывался на месте.
   Когда Лёша понял, что ничего не может увидеть из-за телодвижений пишущего, он самым язвительным тоном озвучил свою мысль:
   - Власов, не мельтеши...
   Смеялись все: Увина, класс и сам Власов. Однако улыбка Игоря, спустя доли секунды, сошла на нет, трансформировавшись в самое кислое выражение. Не найдя, что ответить, он отошёл на два шага в сторону, позволив классу спокойно переписать его каракули.
   Ученики прекрасно успевали по математике. Клавдия Дмитриевна не ставила двойки в журнал, давая шанс исправиться. Большинство школьников использовали этот шанс, усваивая материал и не наступая дважды на одни и те же грабли.
  
   На уроках истории царила атмосфера демократии. Помимо программы, с классной руководительницей обсуждались и вполне житейские вопросы, на которые та давала исчерпывающие объяснения. Правила хорошего тона, достоинства мужчин, женщин, внутренняя политика государства: мягко и ненавязчиво Екатерина Николаевна расставляла всё по своим местам, порой соглашаясь с очевидными доводами, но стараясь не противоречить основам коммунистической идеологии.
   Однажды Лёша решил блеснуть памятью, для чего выучил текст заданного на дом параграфа наизусть, как учат стихи. Все хорошо, но фамилия революционера, участника событий, ему никак не давалась. Прямо замыкание в мозгах: "Калюжный... Калюжный... - как же это можно запомнить?".
   Решение вопроса пришло внезапно. С чувством удовлетворения Лёша разложил фамилию на два отдельных слова "кал" и "южный", после чего долго смеялся над своей выдумкой. Несуразная фамилия, в отличие от текста, зависла в памяти надолго.
   Вздёрнутая к небу рука не оставила Кате выбора.
   - Корешин, твоё слово.
   По мере изложения текста лёгкая улыбка сползла с лица преподавательницы. Она заглянула в учебник и, спустя несколько секунд, подняла взгляд. Выражение удивления застыло в глазах. В этот момент раздались чьи-то аплодисменты, умножившиеся и захватившие класс.
   - Браво, - только и смогла сказать учительница. - До тебя еще никто, за 30 лет преподавания, не умудрялся выучить параграф дословно. Оценка пять.
   Аплодисменты "на бис" завершили диалог.
   Позитив. Каждый день позитив. Лёше нравилась его новая школа.
  
   Вот так, примерно, проходила первая учебная часть дня.
   На переменах школьники перемещались из кабинета в кабинет, общались между собой и глазели на девочек. Причём, школьных девочек оценивали не только мальчики, но и сами девочки. Какая-то непонятная ревность к представительницам собственного пола, нет-нет, но прорывалась в виде мимоходом брошенных фраз и выражений лиц. Среди мальчиков такого явления не наблюдалось, и в чём тут дело, Лёша никак не мог понять.
   "Вроде бы воспитывают нас одинаково. И дома, и в школе, и в СМИ - пропагандируются всеобщие равенство и братство. Существует даже такое понятие, как "корпоративная солидарность": девочки всегда горой стоят за девочек в момент защиты девичьих интересов, напоминая слаженную команду бойцов, но, одновременно с этим, они же, периодически озвучивают явную недоброжелательность к ровесницам. Даже больше: без всякой видимой причины они готовы клюнуть товарку, лишь настанет удобный случай, могут сказать гадость за спиной, могут плюнуть вслед. Очень интересная ситуация, и необъяснимая, с точки зрения логики".
   Многого в этой жизни Лёша не понимал.
   Попытки ухаживания за семиклассницей Наташей Либерман, в виде проводов её до дома, всегда завершались неудачей: то у неё возникали посторонние планы, то её встречала мама, ростом ниже Наташи на полголовы. При встречах "идеальная" девушка застенчиво отводила глаза и никак не решалась на свидания даже в урезанном формате сопровождения после уроков.
   С одноклассницами происходила та же самая история: Таня Петрова, хотя и добровольно сидела за одной партой с Лёшей, но игнорировала его попытки наладить более близкие контакты. А когда однажды он явился к ней домой, в трёхкомнатную квартиру по ул. Островского 70, передавая учебную литературу, на озвученное с улыбкой предложение "поцелуя на прощание", выставила незадачливого ухажёра вон. Без всякого поцелуя.
   Что и говорить, Таня, с раскрасневшимся лицом, в домашнем махровом халатике и с влажными распущенными волосами смотрелась исключительно привлекательно. Да и неизвестно, было ли что-то там, под халатиком. Хм-м-м... если бы в этот момент произошёл хоть один шаг навстречу, либо намёк, выражение глаз, движение руки... то судьба Лёши могла пойти по иному сценарию. Однако возникла знакомая ситуация, описываемая фразой "всё как всегда".
   "Девушки легкомысленны по природе своей и избегают серьёзных отношений, - раздосадовано думал он при выходе к лифту. - Крутят "кормой", вызывая ответные чувства, но кроме флирта, ни на что не способны. Хорошо, пусть будет так. Судьба, или не судьба, но я продолжу искать настоящую любовь. Возможно, Бог бережёт меня от нежелательных связей, которые второстепенны на жизненном пути", - других объяснений событиям, повторяющимся из раза в раз, в голову не приходило.
   Впрочем... нам ли унывать?
  
   Кто весел - тот смеется,
   Кто хочет - тот добьется,
   Кто ищет - тот всегда найдет.
  
   Что и говорить, стихи и рифмы всегда поддерживали Лёшу в трудную минуту.
  
   Праздник Восьмого Марта, выпадающий на субботу, было решено отметить заранее. Энтузиазм школьников умножался гормональным подъёмом. Всё-таки пришла весна, и небо, светлое уже в 8-30 утра, в момент входа в школу, придавали дополнительных сил и кружили голову.
   Мягкая погода, с температурой воздуха в районе ноля градусов, позволила мальчикам из 9 "В" комфортно собраться под крышей правого крыльца школы, мимо которой не ходили учителя. Конструктивные особенности здания имели своеобразные ниши для запасных выходов: левого и правого, позволяя уединяться там, укрываясь от снега-дождя, да и от сквозняка тоже.
   Неспешный перекур, сопровождающий неспешный разговор.
   - Давайте обсудим, как будем девочек поздравлять, - взял слово Андрей Соколов.
   - Да чего там думать, Катя уже всё продумала, поздравительные стихи распределила по чтецам и деньги на цветы собрала, - откликнулся Эдик Тарабанов.
   - Я не имел в виду всех девочек. Есть девочки близкие по духу, а есть и не очень. Адекватных девочек, постоянно излучающих позитив и доставляющих радость от общения, в нашем классе всего четверо: Жанна Турунцева, Таня Кондакова, Марина Шишова и Таня Петрова. Остальные являются непонятными амёбами: вроде бы они и находятся рядом, но размытость индивидуальных черт делает их персонами "ни рыба ни мясо". Они не участвуют в жарких дискуссиях на уроках истории, не прогуливают уроки, но, в то же время, и учатся не особо старательно, скорее "так себе". И никому из них, как отдельным личностям, здесь присутствующим, не придёт в голову выучить параграф наизусть, - Соколов пристально посмотрел в сторону Лёши.
   Присутствующие усмехнулись, кроме одного человека - Виталия Нечаева, недовольно поморщившегося. Его подруга, Ольга Строкинова, попадала под понятие "амёба" - "ни рыба ни мясо", что ему крайне не понравилось. Однако возразить было нечего, и он счёл должным промолчать.
   - Давайте поздравим девочек фужером шампанского.
   Народ переглянулся.
   - И в каком месте ты собрался их поздравлять? - послышался чей-то голос.
   - Да хотя бы в школьной рекреации, перед началом уроков.
   Тишина. Мальчики задумчиво осматривали друг друга, будто пытаясь найти во внешнем облике ту соломинку, за которую можно ухватиться.
   - Есть идея, - заявил Лёша.
   Одноклассники уставились на него с неподдельным интересом.
   - У моей мамы каждый четверг - выходной день. Вы же знаете, что, ввиду рабочей субботы, каждая категория учителей имеет законный выходной посреди недели. "Математики" не работают по вторникам, "литераторши" - по средам, а "иностранцы" - по четвергам.
   - И чего из этого?
   - Я тайно заберу у мамы ключ от кабинета N 47 иностранного языка. В это маленькое помещение помещается только половина класса - английская группа из 15 человек. По четвергам там вообще никого не бывает, и быть не может. Придём в 8-00, закроемся, и полчаса на поздравления с шампанским будут в нашем распоряжении.
   - Ты гений, - эмоционально произнёс Бухаров. - Андрюха, - перенёс он свое внимание на Пчелина. - Ты живёшь прямо в школьном дворе и по утрам - сам себе хозяин. Твоя задача заныкать шампусик и доставить его утром в школу.
   Действительно, мама Андрея Пчелина уходила на работу очень рано, оставляя сыну завтрак на столе и полную свободу действий.
   - Сделаю, - пообещал Пчелин.
  
   Рыбный день
   6 марта 1980 года, в четверг, мальчики 9 "В" класса, в компании четырёх одноклассниц, как ранее и планировалось, расположились в закрытом изнутри кабинете иностранного языка. Звуки постепенно нарастающего гула в правой рекреации второго этажа, связанные с прибытием в школу всё новых и новых учащихся, уединившуюся за дверями кабинета N 47 весёлую компанию ничуть не волновали.
   - Хлоп! - вылетела пробка из нарядной бутылки в руках Миши Хобота (Славнова).
   Четыре гранёных стакана, украденных накануне из столовой и переночевавших в недалёком сугробе, наполнились жёлтым игристым вином, после чего нетронутый снежный покров под окном кабинета принял в свои объятия пустую стеклотару.
   - От всей души... ПОЗДРАВЛЯЕМ! - дружно рявкнул хор, состоящий из десятка мужских голосов.
   - До дна, - предупредил Хобот. - Иначе счастья в жизни не будет.
   Девочки переглянулись, но против Мишиного безапелляционного "до дна" никто возражать не стал.
   - Молодцы, - тоном наставника похвалил Хобот. - А вот теперь и нам выпить пора... - за прекрасных дам.
   - Хлоп! - выстрелила пробка от второй бутылки, попав в белую жестяную люстру. Люстра качнулась.
   - Ты это...будь поаккуратнее. Не хватало здесь погром устроить, - недовольным тоном предупредил Лёша.
   - Пепельницу давай, - заявил разливальщик, доставая ярко-красную пачку "Примы".
   Полосатая традесканция, безмятежно стоящая на подоконнике, мгновенно лишилась тарелки под горшком, перекочевавшей на учительский стол. В воздух взметнулись клубы дыма.
   - У вас нет чего-нибудь приличнее? - тихим голосом спросила Жанна.
   - Есть,- Витя Лютиков неторопливо извлёк из кармана пачку "Мальборо" и любезно угостил девушку.
   Всеобщий шок и тишина. Слово "Мальборо" ассоциировалось с американским "диким западом" и агентом 007 Джеймсом Бондом. Дизайн известного бренда школьники узрели первый раз в жизни.
   Кроме Жанны, к пачке потянулись руки Петровой и Кондаковой. Каждой было выдано по одной фирменной сигарете. Счастливые выражения девичьих лиц излучали признательность и душевное тепло. Лишь Марина Шишова, улыбнувшись, махнула рукой:
   - Курите. Я не хочу.
   Дополнительные три сигареты разом увеличили степень накуренности в кабинете английского языка, в результате чего пришлось открыть вторую форточку.
   - Откуда? - только и смог выдавить Бухаров, важно усевшийся задом на столешницу парты и поставивший ноги на скамейку.
   - Оттуда, - Лютиков поднял палец кверху. - Да ладно, шутка. Сообщаю правду: в Пермь завезли крупную партию сигарет "Мальборо", "Винстон" и "Пэл-Мэл". Только об этом никто не знает. Сейчас руководство думает, каким образом распределить товар по Пермской области. Ну и, само собой, в процессе принятия решения, весь Обком КПСС затарился под завязку, прямо с базы, и дружно дегустирует это заграничное чудо, сделанное в Финляндии из штатовского табака. Мой папа взял двадцать блоков, в основном, для "подгона" нужным людям. Ну и я подсуетился, используя водителя папиной "Волги".
   - Без нас выкурят... всё как всегда, - послышался чей-то унылый комментарий.
   - Не бойся, не выкурят. Там десять вагонов пришло, целый железнодорожный состав. Замаешься курить. Да и цена кусается...
   - Хлоп! - третья пробка рванула в небо, подобно ракете "Восток" с Гагариным на борту. В стаканы хлынула очередная порция игристого напитка.
   - За дам! - произнёс Лёша и по очереди поцеловал каждую присутствующую из них в щёчку.
   Празднование обошлось без подарков, но вышло очень душевно. Искреннее внимание и чуткость ощущаются женщинами на уровне подсознания, воспринимаясь лучше дежурных пафосных слов и вещей материальных. Дамы смущённо отводили радостные взгляды. Поздравление удалось на славу.
   Незадолго до звонка на первый урок, выглянув в коридор, Лёша осмотрел пространство рекреации, пытаясь засечь учителей. Но нет, всё было тихо.
   - Выходите быстро!
   Народ стремительной стайкой выпорхнул из кабинета иностранного языка, не вызвав интереса находящихся в коридоре школьников.
   - Щёлк-щёлк, - закрылся на два оборота дверной замок.
   "Нужно выпилить дубликат ключа. Будет очень полезной вещью, - подумал Лёша. - Центральный рынок: там существует прилавок с заготовками для ключей. А тиски и набор надфилей имеются дома".
  
   Первым уроком по четвергам являлась начальная военная подготовка (НВП).
   После звонка пожилой преподаватель, тёзка легендарного комдива Чапаева, поставил класс в шеренгу и устроил перекличку. На это мероприятие отводилось пять минут.
   Хм-м-м... В этот конкретный предпраздничный четверг преподаватель выглядел растерянным. Он долго ходил туда-сюда, пытаясь, по-видимому, определить источник алкогольного запаха, исходящего от выстроившихся учеников. Все школьники казались абсолютно трезвыми, стоящими по стойке смирно, но этот навязчивый, раздражающий обоняние воздух в помещении...
   На девочках учительское внимание долго не задерживалось, а зря. "Мужская" доза шампанского была менее значительной по отношению к дозе, принятой на грудь дамами. Преподаватель даже думать об этом не мог. Итог хождения вдоль строя оказался безрезультатным.
   Затем, педагог усадил всех за парты и начал рассказывать про структуру армии, гражданскую оборону и средства индивидуальной защиты. В какой-то момент Василий Иванович попытался проверить ранее полученные знания.
   - Лютиков, - преподаватель взмахом руки поднял с места сына второго секретаря Обкома КПСС. - Какие ты знаешь звания на флоте?
   Вопрос интересный. Витя наморщил лоб, пытаясь вспомнить хоть что-то.
   - Матрос, - наконец-то выдавил из себя отвечающий.
   - Правильно. Давай дальше.
   Ступор. Лютиков беспомощно оглянулся по сторонам.
   - Боцман, - шепотом подсказал с соседней парты Лёша.
   Правое ухо ответчика слегка шевельнулось, улавливая спасительные звуки.
   - Боцман, - уверенно повторил Витя.
   Класс грохнулся в обморок от всеобщего хохота. Не выдержал и преподаватель. Ехидная усмешка перекосила лицо пожилого мужчины:
   - Ну ты и пень! - раздосадовано произнёс Василий Иванович. - Садись на место.
   Приступ смеха номер два. Лютиков кинул наполненный злобой взор в сторону Лёши. Тот невозмутимо пожал плечами: "Что знал, то и подсказал", - читалось в ответном взгляде.
   Внимание преподавателя переместилось на Лёшу:
   - Ты что-то хотел нам сообщить, Корешин? Прошу на ринг.
   Тот встал, помялся. Неуверенность на лице сменилась радостным выражением:
   - Э-э-э... Вспомнил! - лицо ученика озарила широкая улыбка. - Мичман.
   - Правильно! - радость наставника сопровождалась уверенным кивком головы. - А сколько рангов существует у капитанов?
   - Три.
   - Оценка отлично. Давай дневник.
   После услышанного Витя Лютиков уткнулся в тетрадь, просидев весь урок не поднимая лица. О чем он размышлял никто так и не узнал, возможно, что затаил обиду на окружающее общество, но прочим ученикам были безразличны его проблемы.
   Предпраздничный учебный день прошёл на ура, запомнившись яркими впечатлениями на долгое время. Девочки, участвовавшие в утреннем шоу, светились счастьем, а прочие одноклассницы им молча завидовали. Что и говорить: повышенное мужское внимание является едва ли не главным критерием женской самооценки, и этот факт не обсуждается.
   Что же касается дальнейшего времени, то праздники, посвящённые дням рождения, либо красным датам календаря, отмечаемые школьниками в кабинете N 47 по четвергам, получили негласное название "рыбный день".
  
   * В Советском Союзе рыбный день не имел никакой связи с православной традицией. Введение рыбного меню для населения было вызвано спадом производства мяса и борьбой с недостатком белков в рационе. За рыбным днём был закреплён постоянный день недели -- четверг. Многие предприятия общественного питания в этот день не включали в меню никаких мясных блюд.
  
   О социалистическом трудовом воспитании
   В отличие от учеников младших и средних классов, старшеклассники приобщались к трудовым навыкам на действующих промышленных предприятиях: мальчики - на "Электроприборном" заводе, девочки - в объединении "Пермодежда". После обучения предусматривалась и летняя практика с зарплатой Ґ ставки.
   Что там шьют-кроят одноклассницы, мужской половине класса было ничуть не интересно. Зато военный завод привнёс много нового в жизнь мальчиков. Предприятие производило гиростабилизаторы для межконтинентальных ракет и прочее военное оборудование. При оформлении пропуска, на Рому Бухарова жёстко наехал Первый отдел, подчиняющийся службе госбезопасности.
   - Ты специально исказил своё отчество? - допытывался у него неприветливый дядя в очках.
   - Нет. Я даже не думал об этом. Я всю жизнь везде сообщал, что моё отчество Геннадьевич. Самое обычное отчество, и никаких вопросов.
   Дядя пронзительно посмотрел на подростка.
   - Больше не вздумай так шутить. По отчеству ты не Геннадьевич, а Гаязович. Правильное отчество нужно писать везде и всегда. Усвоил?
   - Да.
   - И не вздумай опаздывать к началу смены. Одна минута опоздания... и будут приняты самые суровые меры, локти будешь кусать, - нагнал жути кгбэшник. - Здесь тебе не сувенирная лавка.
   - Понял, - уныло склонил голову Бухаров.
   Со школьников взяли подписки о неразглашении тайны и, спустя пару недель проверок, допустили на территорию предприятия.
  
   Производственное помещение для обучения было отгорожено от огромного цеха перегородкой из стеклоблоков и напоминало класс с несколькими партами, а также стоящими позади них рядами станков: токарных и фрезерных. Станки были выкрашены масляной краской в тёмно-зелёный цвет, напоминая доисторических слонов-мастодонтов. Пол был выложен из металлических плит, а подвешенные к потолку ряды мощных 80-ваттных люминесцентных светильников озаряли пространство холодным "техническим" светом. Завод - он везде завод, даже в своём учебном воплощении.
   Однако на первых порах школьников к станкам не подпускали. Пожилой рабочий, выделенный профсоюзом в наставники молодёжи, подобно учителю, рассказывал про зернистую структуру металлов, быстрорежущие стали, углы заточки сверл и резцов. Ближе к концу второй четверти мастер ознакомил учащихся с устройством станков, а также разделил группу на токарей и фрезеровщиков, согласно личным предпочтениям.
   Работать на фрезерном станке Лёше понравилось. Настроил подачу и лениво покуриваешь, не отходя от кассы, пока фреза снимает "накатом" слой стали с заготовки. Красота. Как правило, к концу учебно-рабочей смены ровный ряд окурков, все они одинаковой длины, лежал на железной полочке рядом с красной клавишей аварийного отключения станка.
   Проходивший мимо наставник однажды поинтересовался у 16-летнего воспитанника:
   - Ты не много куришь?
   - А Вы? - вопросом на вопрос ответил ученик, переведя взгляд на учительский стол с журналом учёта и стопкой чертежей, по центру которого была водружена пепельница, доверху наполненная аналогичного вида бычками.
   Контрвопрос смутил преподавателя. Он тоже оглянулся, затем вздохнул и начал приёмку выполненной работы.
   Учебный мастер был хорошим человеком, знающим своё дело на высшем уровне. Согласно классификации Гиппократа он относился к флегматикам, характеризуясь уравновешенным характером. Мужчина сохранял спокойствие даже в неоднозначных ситуациях и не шёл на конфликты. Любопытным фактом являлось то, что густые волосы, коротко постриженные и стоящие "ёжиком" на его голове, слегка седые, находились в прекрасном состоянии, и это в возрасте "за 60".
   Да и вообще, на Электроприборном заводе все рабочие, до единого, были "волосатыми". Лёша, из раза в раз, наблюдал толпу на проходной и пытался осмыслить это явление. Ведь его отец, старший научный сотрудник "НИИ Управляющих Машин и Систем", начисто облысел в возрасте "35+", как и половина его коллег по институту, занятых исключительно умственным трудом.
   "Хм-м-м... Место работы, возможно, не прямым, но косвенным образом влияет на раннее облысение. И ещё: некурящие люди теряют волосы на голове гораздо быстрее курильщиков. - Лёша перебрал в памяти лидеров родного государства. - Царь Николай II курил, и он волосатый. Ленин не курил - лысый. Сталин курил - волосатый. Хрущёв не курил - лысый. Брежнев курит... что ж... возможно, ему грозит инфаркт, но только не облысение. Кто у нас там ещё в Политбюро? Андропов лысый, Горбачёв лысый, значит, не курят, можно к бабке не ходить. Интересно, играет ли роль наследственность? Ну... - Лёша задумчиво почесал лохматую макушку, засовывая в рот очередную сигарету. - Это мы когда-нибудь узнаем. Любые предположения нуждаются в проверке, а жизнь прожить - не поле перейти".
  
   Пиротехника являлась одним из множества увлечений Лёши.
   Однажды он принёс на завод деталь из магния и, пользуясь выходом преподавателя из учебного помещения, поместил её в зажимное устройство на станине фрезерного станка.
   "Где тут фреза? - подобно опытному рабочему, Лёша порылся в металлическом шкафчике по правую руку от стола начальника и извлёк угловую фрезу с мелким шагом зубцов. - То, что надо! А теперь нужно подстраховаться от залёта".
   Он подошёл к Бухарову, который изучающе взирал на болванку, крутящуюся в шпинделе его токарного станка. Гул двигателя пришлось перекрикивать, прижимаясь непосредственно к уху товарища.
   - Рома, то, что я сейчас буду делать - мастеру лучше не знать. Я буду пилить опилки для бомбочек. На испытания обязательно приглашу тебя. Понравится, обещаю.
   Одноклассник перевёл взгляд на Лёшу, его лицо приняло озадаченное выражение.
   - Потом всё объясню. Твоя задача отвлечь преподавателя в тот момент, когда он явится с прогулки. Подзови его к себе и поинтересуйся, каким резцом делают конусную поверхность и как установить угол резки. Дядя обрадуется твоему искреннему интересу к обработке металла и на несколько минут подвиснет с разъяснениями. А мне хватит, чтобы заменить фрезу в станке, ну и, заготовку вместе с ней. Договорились?
   - Ага.
   Лёша шагнул к своему агрегату, нажал кнопку пуска и небрежно двинул кусок магния в сторону вращающейся фрезы.
   "Хрусть!" - обломился выступ серебристого металла, под острым углом вошедший в соприкосновение с зубцами.
   "Вжик!" - просвистело где-то над ухом.
   "Блин, хорошо, что в глаз не попало. Нет, так дело не пойдёт, - Лёша остановил подачу и попытался осмыслить ситуацию. - Нужно аккуратнейшим образом пристроиться к плоской стенке магниевой детали. Пусть её выедает постепенно, без усилий и напряжения".
   Дело наладилось. За пять минут работы две горсти опилок были нарезаны острозубой фрезой и отправились в кулёк из двухслойной газеты. Продолжение процесса нарушило появление преподавателя. Мастер уселся за стол и даже достал папиросу Беломора, намереваясь закурить. В этот момент к нему подбежал Бухаров и попросил пройти к станку по производственной необходимости. О чём Рома кричал на ухо пожилому мужчине, тыкая пальцем в освещённую прожектором деталь, Лёше было безразлично.
   "Раз!" - угловая фреза выпала из зажима.
   "Два!" - произошла замена заготовок на станине.
   Остатки мельчайших серебристых опилок аккуратно удалились с помощью влажной тряпочки. Пока Бухаров признавался учителю в любви к профессии токаря, Лёша включил двигатель и сосредоточился на текущей рабочей операции. Освободившийся преподаватель беглым взглядом осмотрел рабочие места и не выявил никаких нарушений процесса обучения.
  
   Весенний салют
   Яркий солнечный свет, сопровождающий очередное наступление весны, пробуждал сознание и звал к подвигам. В данный период года радостное настроение сопровождало Лёшу в течение всего светового дня, требуя выплеска эмоций, а также получения "хлеба и зрелищ" в одном флаконе.
   "Нужно устроить праздник, встряхнуть замёрзшее болото зимней скуки и порадовать друзей эксклюзивом", - размышлял он на досуге.
   Руки прямо-таки чесались сделать что-то необычное... и вот, в такой знаменательный момент появился запас напиленного магния, вынесенного с военного завода на животе, под майкой, заправленной в широкие "семейные" трусы. Марганцовка ждала своего часа в стеклянной банке под ванной, а чёрная матерчатая изолента и спичечные головки - на магазинных полках.
   Учитывая полученные в предыдущие годы навыки, изготовить пару "ядрёных" бомбочек, маленькую и большую, не составило никакого труда. Прихватив изделия с собой, Лёша отправился гулять.
   Вечер во дворе Соколова проходил по обычному сценарию. Местная молодёжь, мальчики и несколько девочек, расположившись на лавках, перенесённых во двор с улицы, по очереди бренчали на гитаре и травили анекдоты. Кто-то приходил, уходил, однако постоянная основа оставалась на месте.
   Да и куда было деться подросткам в такой чудесный мартовский вечер? Дома скучно: один телевизор на семью, с парой чёрно-белых каналов, заполненных отстойными передачами, привычно обличающими "звериный оскал капитализма" и пропагандирующими светлый путь к коммунистическому будущему. Одним словом - беспросветная скука, как в той популярной песне ВИА "Голубые гитары".
  
   А мне опять приснился крокодил зелёный,
   Зелёный-призелё-ный, как моя тоска.
  
   Небольшое отступление от темы салюта
   Неизвестно, как реагировали на телепередачи взрослые люди, но молодёжь тошнило от одного их вида, выворачивая наизнанку. Лёша выключал "ящик" и гордо удалялся в свою комнату в тот момент, как только начиналось подведение итогов социалистического соревнования, либо звучали новости с ударных строек СССР, а также лозунги, подспудно присутствующие в каждой программе, подобно трелям кенара, перепеваемые на разные лады:
  
   - Планы партии - планы народа.
   - Животноводство - ударный фронт!
   - Я голосую за мир!
   - Нет гонке вооружений!
   - Догнать и перегнать!
   - Дадим стране угля!
   - Даёшь пятилетку за 4 года!
  
   Даёшь-даёшь-даёшь... Народ обязан давать, словно дойная корова: субботники, рекорды по выплавке чугуна и стали, стопроцентную явку на выборы, уборку урожая, сдачу норм ГТО и прочее-прочее. От зашкаливающих потребностей социалистического общества разум начинало мутить.
   "А не пошли бы вы все... тьфу... изыди, нечистая!" - к эмоциям, имеющим словесное воплощение, само по себе цеплялось какое-нибудь нецензурное слово. Лёша ничего не мог поделать со своим стремлением к свободе.
   Порой, он видел себя со стороны, держащего на вытянутых руках деревянный крест, как символ первичной защиты от всего этого мутного потока, захлёстывающего сознание и перекраивающего личность человека в угоду государственной машине: оболванивающего, нивелирующего и превращающего индивидуума в шестерёнку привода паровоза, летящего на всех парах в неизведанную даль.
   "Уж лучше прожить жизнь неправильно, но по-своему... Чем правильно, но по-вашему", - эмоционально выдыхал подросток и трижды плевал через левое плечо.
  
   Возврат к салюту
   Начало сумерек пришло внезапно.
   Закатное солнце мимолётно блеснуло отражёнными лучами в окнах дома по ул. Карла Маркса, 63 (ныне Сибирская), в котором проживала "идеальная" семиклассница Наташа Либерман, и опустилось за горизонт.
   Всё вокруг стало серым, оставив в поле зрения лишь красные треугольники угольков тлеющих сигарет на фоне расплывчатых силуэтов подростков, да мрачные громады домов, окружающих двор с трёх сторон. Настроение начало смещаться в сторону решения "пора домой".
   - Ну что, ребята, устроим напоследок салют? - торжественно, словно конферансье перед очередным номером программы, произнёс Лёша.
   Присутствующие вопросительно уставились на него.
   - Салют состоит из двух актов. Первым будет ма-а-аленький взрывчик.
   Не теряя времени даром, шоумен извлёк из отвисшего кармана комок изоленты, похожий на мандарин, только чёрного цвета. Шнурок от ботинок, набитый расположенными вплотную друг к другу спичечными головками, был приложен к стандартному запалу бомбы. Зафиксированное в штакетнике детского садика устройство было активировано обычной спичкой. Дым, много дыма, целое облако, от горящего шнура, взмывшее вверх и скрывшее крышу детского учреждения, внезапно разорвалось в клочья.
   - Бах! - фамилия немецкого композитора материализовалась в огненной вспышке и раскатившемся грохоте.
   Компания нервно моргнула глазами и перевела своё внимание на Лёшу.
   - Супер! - произнёс Лёша Белый (Серебрянников). - Бутылка с карбидом по сравнению с твоей хреновиной - это пукалка для малышей.
   Его подружка, Таня, уважительно улыбнулась, одобряя происходящее:
   - У тебя есть ещё что-то?
   - Ну да. Только придётся валить отсюда в разные стороны, иначе повяжут.
   - Мы готовы.
   Народ вскочил на ноги, приготовившись дать дёру.
   Лёша извлёк из-за пазухи второе изделие. Испуганные товарищи молча таращились на огромный апельсин, практически белый, запудренный вкруговую тальком. Что-что, но бомбы держались в Лёшиных руках крепко. Настолько крепко, что возникала опасность прилипания изоленты к ладони в самый ответственный момент - момент броска. Сверхмощное изделие, от греха подальше, пришлось обработать тальком (идея появилась после просмотра соревнований по штанге), после чего оно стало нежным и шелковистым на ощупь, похожим на плюшевого зайца из магазина игрушек... и таким же тёплым.
   Маленькая спичечная головка, кирпичного цвета, словно вишенка на торте, скромно выделялась выпуклостью в том месте, где у апельсина располагается "попочка".
   - Прошу зажмуриться.
   Товарищи сделали несколько шагов в разные стороны от бомбометателя.
   "Мало ли чего может случиться? - читалось в тревожных взорах подростков. - Вдруг рванёт в руках? Сапёр ошибается только один раз, и в эту секунду нужно находиться... чем дальше, тем безопаснее".
   Лёша чиркнул "вишенкой" по стенке спичечного коробка, раздалось характерное шипение. Доли мгновения он оценивал результат поджигания, затем размахнулся и швырнул изделие в небесную высь.
   Достигнув апогея параболы, бомба превратилась в ярчайшую голубую сверхновую звезду, осветившую окрестные дома наподобие фотовспышки. Страшный грохот сотряс окрестности, отразившись эхом от стен строений, уйдя взрывной волной в сторону Дома Офицеров и Танка (памятника Уральскому Добровольческому корпусу).
   Шок.
   Бегство.
   Обитатели окрестных домов, высовывая головы в форточки, кричали про чью-то мать, ментов и хулиганов. Ввиду нулевой видимости в тёмном дворе никто из них не мог вникнуть в суть произошедшего и обозначить виновников внезапного сотрясения оконных рам и стен квартир, что позволило ребятам слинять, пусть не "по-тихому", но вполне достойно, отнекиваясь от личного участия при вопросах родителей уже по приходу домой.
  
   Следующий день запомнился чувством смущения.
   С самого утра одноклассники, да и не только они, взирали на Лёшу с глубоким почтением, радостно улыбаясь и протягивая руку для приветствия. Спортсмены из "А" класса на переменах хлопали его по плечу, как лучшего друга, и провожали взглядами. Внезапная слава, разнесённая восторженными участниками минувшей вечеринки, накатила шквалистым порывом ветра, вызвав в душе противоречивые эмоции. С одной стороны, находиться в центре всеобщего внимания было приятно. Да и кому это может быть не приятно? С другой же - полное отсутствие гордыни (тщеславия), заложенное от природы, буквально на генетическом уровне, вызывало вопрос: "А на хрена мне это нужно?".
   У каждого человека в жизни должна иметься цель. У Лёши было даже несколько целей, одной из которых являлось стремление научиться говорить красиво, как это делал его классный руководитель из предыдущей школы, историк Юзефович. Другой целью был поиск второй "половинки" для серьёзных отношений на всю жизнь. Построить дом, посадить дерево, воспитать сына - эти аксиомы не обсуждаются. Имелись и прочие цели, но среди них не было задачи прославиться и стать предметом всеобщего восхищения.
   "Глупцы те, кто пупок рвёт на разных конкурсах, соревнованиях, стараясь заполучить возможность, гордо выпятив грудь, заявить "Я всех сделал!" и, снисходительно поглядывая на толпу почитателей, принимать в свой адрес поздравления, улыбки... попутно и такую специфическую вещь, как любовь дам, из числа симпатичных, но легкомысленных особ. Особ, нельзя сказать напрямую, что продажных, однако, в случае череды неудач, либо свалившихся проблем со здоровьем, готовых покинуть тебя, оставив в одиночестве, мгновенно переметнувшись к более успешному мужчине, - мысли в голове текли своим чередом, формируя личный взгляд на окружающий мир. Одна мысль плавно перетекала в другую и процесс размышления, начавшийся с гордыни, закончился темой женской верности. - Дамочки, липнущие к чужой славе, словно жвачка к ботинку - это не мой идеал".
  
   На одной из перемен к Лёше подошёл Бухаров.
   - Где ты научился делать бомбочки?
   - Основу заложили в фотокружке, во Дворце Пионеров, остальное додумал сам. Так сказать - довёл идею до ума.
   - Ты талант!
   Лёша скромно отвёл глаза. Он не любил льстивых слов в свой адрес, однако Рома произнёс похвалу самым искренним тоном, возможно, что он и сам верил в сказанное.
   - Сделаешь для меня такую штуку? Я готов заплатить.
   - Один рубль.
   Монета с профилем Ильича гипнотизировала Лёшу своей солидностью, размерами и тяжестью, являясь эталоном счастливой жизни. Порой, богатая фантазия переносила его в нереальный мир, где в подвале, под звон чеканки (под звуки знаменитой композиции группы "Pink Floyd") блестящие рубли выкатывались из-под пресса и падали в подставленный деревянный ящик. Леша наслаждался мысленным зрелищем: оно было прекрасно.
   - Согласен на рубль. Только, пожалуйста, сделай мощное изделие, аналогичное взорванному вчера, которое шло под вторым номером. Оно мне очень понравилось. И учти, что я его кидать не собираюсь... хм-м-м... жизнь дороже. С запальным шнуром будет самое то.
   - Готовь деньги завтра.
  
   Утром следующего дня произошла сделка, именуемая по-еврейски не иначе, как "гешефт".
   "Апельсин" с приделанным к нему коротким шнуром, пропитанным крепким раствором марганцовки, высушенным на батарее отопления, перекочевал в руки покупателя. Опасливо приняв взрывное устройство, Рома покачал его на руке, будто взвешивая, затем поинтересовался:
   - Насколько безопасно?
   - На сто процентов. Шнур медленно тлеет, но не в состоянии погаснуть. Рассчитан на две минуты. После поджигания, ты даже успеешь перекурить, чтобы подготовиться к зрелищу.
   - Понял. Держи оплату, - рыжая бумажка с номиналом "1 рубль" перекочевала в карман Лёши.
   "Обменяю на монету, буду хранить её на чёрный день", - удовлетворённо подумал продавец.
   - Посвяти в свои планы, - потребовал он.
   - Пятый урок - география, а я ничего не выучил. Плевать на Кокуркину, одним "н" больше, одним меньше... да и терпеть не могу эту рожу. Если где-то на улице грохнет, то это будет приветом для тех, кого насилует Мария Васильевна.
  
   Предваряющий географию, четвёртый по счёту урок по литературе, монотонный и тягучий, словно клей БФ, слава Богу, закончился. И дело было даже не в личности Льва Толстого, тяжёлого для чтения, а в манере преподавания Паюсовой - ментального близнеца географички Кокуркиной. Дисциплина, характерная скорее для прусского войска - образцовая и необъяснимо жёсткая, насаждалась железной рукой литераторши.
   "В мире имеется тип людей, для которых рамки дозволенного сужены до степени лазерного луча, - Лёша припомнил исторические факты. - "Аракчеевщина" - таким ругательным словом именуется период российской истории, когда у руля государственной службы находился граф Аракчеев, установивший казарменные порядки не только в собственной усадьбе, но и везде, докуда смог дотянуться. Учитывая его положение, как второго человека в России после императора Александра I, то практически везде".
   Аракчеевщина на занятиях по литературе, муштра и палочная дисциплина приводили к полной депрессии школьников, и данный урок не стал исключением. Рома Бухаров мужественно высидел положенное время и оживился лишь с финальным звонком.
   - Ну, мы пошли, - он покосился на Серёжу Григина, близкого друга и соседа по двору, по-видимому, совращённого на прогул ради незабываемого зрелища.
   - Ты давай поаккуратнее. И без свидетелей.
   Прогульщики направились в школьную раздевалку и покинули учебное заведение. На улице ярко светило солнце, символизируя свободу от мирской суеты, и Лёше стало завидно.
   "Блин, если бы не мама-учительница, то я бы тоже присоединился. В этой школе у меня всего два нелюбимых преподавателя, и, как назло, их уроки совмещены по времени, напоминая дуплетный залп из охотничьего ружья. Однако Кокуркина мгновенно доложит родительнице и мне не поздоровится. Что ж, придётся терпеть", - он поплёлся на третий этаж, где рядом с кабинетом истории находилась логово географички.
   Звонок. Ученики разместились за партами.
   - Сегодня будем изучать мировое сельское хозяйство, - глядя на школьников сквозь линзы-очки, начала урок Мария Васильевна. - Власов, ты почему без галстука? Дневник на стол!
   Игорь уныло зашагал сквозь ряды и положил дневник на учительский стол. Кокуркина пролистала страницы и, обнаружив на предыдущем развороте двойку по химии, удовлетворённо хмыкнула себе под нос.
   "Замечание к форме одежды - отсутствие галстука", - написала она красной ручкой внизу листа и поставила подпись-закорючку.
   "Одна жертва есть. План-минимум выполнен, - Лёша вздохнул свободнее. - Если будем сидеть как мыши, то на этом всё и закончится". Он исподтишка оглянулся по сторонам. Тишина... ни движения, ни шевеления, даже дыхания тридцати человек не ощущалось в этом мёртвом склепе, посвящённом географической науке.
   Кокуркина встала со стула и открыла рот, чтобы продолжить занятие.
   В это время за окном сверкнула вспышка, похожая на дугу электросварки. Солнечный свет, льющийся потоками в оконные проёмы южного фасада школы, померк, заменившись неизвестным излучением. Тень географички мелькнула на фоне доски, затем раздался грохот. Стёкла звякнули в рамах и замерли. Опешившая поначалу Мария Васильевна стремглав кинулась к окну, а вместе с ней и весь класс.
   Над площадкой для торжественных построений неспешно, словно в замедленной съёмке, поднималось ввысь грибовидное облако зелёного дыма. Во всём дворе не было ни души, вообще никого... лишь это облако. Необычное зрелище отвлекло внимание преподавателя на некоторое время, в течение которого географичка искала ответ на вопрос: "Что же делать? Кому стукануть?", а самое главное "На кого стукануть?". Не найдя ответа, Кокуркина поплелась к столу и, почесав подбородок, принялась рассказывать предмет учебной программы, поминутно озираясь в сторону окон, будто ожидая очередной неприятности.
  
   Рому Бухарова его друзья обнаружили в собственной квартире, уже по окончании учебного дня. Сиамская кошка Багира, лишь узрев личности вошедших, привычно скрылась под диваном в большой комнате, на который немедленно плюхнулись три приятеля.
   - Рассказывай, - потребовал Андрей Соколов.
   - Сначала вы расскажите. Слышали шум?
   - Мы чуть не обделались, какое там "слышали". Зубы о зубы клацнули. Ты что, ненормальный, в тридцати метрах от школьного крыльца фугас закладывать? Кокуркина подумала, что Третья Мировая началась.
   - Простите, не ожидал я такого эффекта. Хотел, чтобы вы заценили. Да и на площадке никого не было, а значит все чисто.
   - Действительно, эффект впечатляет, - задумчиво произнёс Лёша. - Однако два мощных взрыва в центре города за три дня - это уже перебор. Пошли все лесом - я в этом цирке больше не участвую. Развлечься на природе - это куда ни шло. В Сосновом бору, в Балатовском парке... Но только не посреди жилого микрорайона. Иначе, рано или поздно... Вы что, думаете в ментовке дураки сидят? Ещё один эпизод, плюс несколько заявлений от недовольных граждан, и могут завести дело. А с серьёзными людьми лучше не связываться: выпотрошат нас, словно рождественских гусей, после чего распнут на горячих сковородках".
   Друзья закивали головами. Лёшин авторитет, выросший за последние дни до небывалых высот, оставлял за ним последнее слово.
   - Пусть будет так, - согласился хозяин дома. - Ждём от тебя новых приятных сюрпризов.
   Друзья заварили крепкий чай, перекурили на балконе третьего этажа, послушали виниловый диск с песнями Владимира Высоцкого и разошлись по домам.
  
   Выйдя из дома Бухарова, Лёша неспешно дошёл до остановки троллейбуса и устроился на задней площадке спиной к салону. За окном мелькал городской пейзаж. Однако шутливая песенка про утреннюю гимнастику, озвучиваемая хриплым голосом Высоцкого, помимо воли, продолжала звучать в голове, наводя на размышления.
  
   Если вы в своей квартире,
   Лягте на пол, три-четыре,
   Выполняйте правильно движения...
  
   "И какие такие движения нужно "правильно выполнять", лёжа на полу? Очень интересный вопрос".
   Слова песни индуцировали возникновение определённых мыслей. В памяти непроизвольно всплыла ненормативная лексика Виктора Чинова (Слесарева), посвящённая той же самой, домашней гимнастической теме:
  
   Господа и дамы,
   Сэры и сэруньи,
   Начинается утренняя физзарядка. ("Радиостанция Родина", В. Чинов-Слесарев)
  
   "Тьфу, - мысленно возмутился Лёша. - Сейчас польётся такое!" - он попытался переключить сознание на что-нибудь менее гадостное.
   Перекрыть бурный поток, полностью состоящий из матерщины и непристойностей, озвучиваемый под задорный мотивчик, удалось лишь образами прекрасных дам.
   Ничего не поделаешь, так устроены мужики: на первом месте у них девушки и любовь, и только после этого следует всё остальное, включая самолёты, - очередная песня, на этот раз из фильма "Небесный тихоход", мгновенно перефразировалась на иной лад. - Без самолётов жить можно, а вот без девушек - никуда... полный абзац".
  
   Последняя "трясучка"
   Апрель, апрель!
   На дворе звенит капель.
  
   Выученный когда-то в детстве стих, выскочивший из подсознания, прокомментировал чудеснейшую погоду, установившуюся в весенний полдень, представший во всей красе перед вышедшими на школьное крыльцо одноклассниками. Подтаявшие сугробы сочились влагой, создавая там и сям кристально-чистые лужи талой воды. В густых зарослях боярышника истошно чирикала стая воробьёв, дорисовывая пасторальную 3D картину, занимающую весь обзор, для полноты которой не хватало лишь присутствия знаменитых "грачей" художника-пейзажиста Алексея Саврасова.
   Лёша вздохнул полной грудью свежий воздух.
   "Пахнет чудно, однако ещё не май месяц, - лежащий повсюду снег заметно холодил окружающее пространство. - Нужно искать укрытие".
  
   Неоконченная игра звала в бой и требовала тёплого помещения. Горсть мелочи, уверенно оттягивающая карман, никак не желала увеличиваться, либо уменьшаться. В этот день Лёша зарубился с Ромой Бухаровым в трясучку, играя тайком, где только можно, но не в состоянии окончить этот увлекательный процесс. Сама трясучка, в стенах учебного заведения, жёстко каралась педагогами с помощью конфискации наличности, служащей вещественным доказательством для вызванных в школу родителей. Государство развитого социализма считало азартные игры "отрыжкой капитализма", неким атавизмом, присущим ранним этапам развития общества.
   Возможно, так оно и было... ну да... "отрыжка"... чтоб её черти взяли. Однако то же самое государство нещадно наживалась на гражданах, играющих в различные лотереи - от Спортлото, до "мгновенной" лотереи "Спринт".
  
   * Выдержка из статьи "История лотереи "Спринт":
   "Лишь за 1977-1978 годы в СССР было реализовано 480 млн. билетов лотереи "Спринт", принёсшей государству доход около 100 млн. рублей".
   Что такое 100 млн. рублей, при средней зарплате граждан 148 руб./мес. (на руки и того меньше), объяснять излишне. Государство говорило одно, на словах заботясь об увеличении благосостояния населения, само же зарабатывало на порочной страсти к азартным играм, тем самым это самое благосостояние уменьшая.
  
   - Пошли в подъезд, - Бухаров махнул рукой в сторону ближайшего к школе дома.
   Минутный перекур плавно перешёл в начало игры. Трясли деньги в ладонях по очереди: три раза один игрок, три раза другой.
   - Стоп! Орёл, - скомандовал Лёша.
   Ничья. Монеты лежали на ладони противоположными сторонами к верху: одна аверсом, другая реверсом.
   - Тряси... Стоп! Орёл.
   Увы, удача, такая капризная и непостоянная, отвернулась куда-то в сторону. Две решки нагло улыбались в лицо проигравшему.
   Лёше никогда не везло в трясучку. То его обыгрывал Миша Хобот, то другие одноклассники. Лишь в этот конкретный день и с конкретным Ромой Бухаровым, дело обстояло не так безнадёжно.
   Однако этот кон Лёша продул. Двадцатикопеечную монету соперник забрал себе, а Лёше ничего не оставалось делать, как достать из кармана новую деньгу.
   "Мне порой кажется, что судьба специально, поперёк мне, не даёт выиграть, - подумал он про себя. И, в этот самый момент, возникла свежая мысль. - А что, если я скажу не то, что предполагаю, а совсем наоборот? Типа "назло врагам". Может быть всё, что я раньше делал, было ошибкой?".
   - Тряси... Стоп.
   Ладони Ромы превратились из лодочек в плоские блинчики, нетерпеливо подрагивающие в прижатии друг о друга. Лёша мысленно представил лежащие между ними монеты. "Я прямо-таки вижу две решки, даже не зрением, а каким-то иным чувством, - подумал он. - Да пошли все на ...!!!".
   - Орёл!
   Рома задумчиво посмотрел на соперника, как-бы переспрашивая "А ты уверен в этом?". После чего приподнял верхнюю ладонь.
   - Действительно орлы, поздравляю, - натянуто улыбнулся он, отдавая в руки соперника выигрыш, параллельно с этим выкладывая монету из собственного кармана.
   Три встряски силами Лёши не изменили ситуации кардинально, зато последующие события произвели на действующих лиц неизгладимое впечатление.
   Каждый раз, когда тряс Бухаров, Лёша, либо угадывал правильно, либо попадал на ничью. В результате чего, в течение получаса, вся Ромина наличность перешла в собственность партнёра.
   Но это ещё не явилось финалом. Друзья продолжили играть в долг (со стороны Бухарова), который рос и рос, пока не достиг астрономических 8 (Восьми) рублей.
   - Как ты это делаешь!? - наконец хрипло выдохнул Рома, широко раскрыв свои раскосые, азиатского разреза глаза, выпученные то ли от испуга, то ли от осознания неподъёмной величины проигранной суммы.
   - Сам не понимаю.
   - Я больше с тобой не играю. Ну тебя нафиг!
   Слово "шулерство" произнесено не было, хотя отчётливо и читалось в пристальном взгляде проигравшего. Да и какое может быть шулерство со стороны соперника, если сдаёшь, вернее, трясёшь ты сам, собственными руками? Шулером бывает лишь тот игрок, чьи пальцы касаются монет, способных ложиться, как у Миши Хобота, "правильным образом".
   Лёша призадумался. Крупный выигрыш его нисколько не радовал, хотя в начале игры он сам этого страстно желал. Ведь на свете есть понятия, которые важнее денег.
   Во-первых: это дружба. Какая может быть дружба после того, как тебя ободрали как липку, беспощадно и при этом, с чувством глубокого удовлетворения?
   Во-вторых: это честность. Любая игра предполагает равные возможности партнёров. А какое же это равенство, если ты всё знаешь наперёд? Пусть и таким, выкрученным "через жопу", замысловатым способом.
   Ну и в-третьих: в мире существует равновесие. Сегодня ты по-крупному выиграл, а через некоторое время проиграешь. Влетишь с размаху в какую-нибудь грязную историю, либо здоровье потеряешь, имущество, либо близкого человека. Неудачно женишься, либо родишь детей-неудачников... - великим множеством разнообразных последствий грозит нечестное обогащение. Причинно-следственная связь подтверждает истину, что "в мире всё закономерно".
   В том, что сегодняшнее везение может негативно аукнуться потом, Лёша не сомневался ни единого мгновения. Не зря же он, в отсутствие прочих развлечений, изучал массу литературы и периодики. То в одном источнике, то в другом, он натыкался на упрямые факты, наводящие на мысли о равновесии в природе. Есть на небе Бог или нет, Лёша не знал, однако склонялся к мысли, что многие события происходят явно неспроста. Отсюда возникло и решение, разруливающее "в ноль" текущую ситуацию:
   - А я вообще, больше никогда и ни с кем не играю. Мне стало неинтересно всегда угадывать правильно. Сколько у тебя было денег?
   Бухаров, шокированный услышанной новостью, принялся вспоминать размер своего капитала на начало дня. Вышло около двух рублей, которые он немедленно получил на руки.
   - Ну, не ожидал, Лёха, такого благородства, - радостно произнёс он. - Ни один человек так бы не поступил, по крайней мере, из тех, кого знаю.
   - А я не такой. До свидания.
   - Пока.
   Начиная с этого, врезавшегося в память апрельского дня, Лёша не играл в азартные игры, возможно, и потеряв что-то в материальном плане, но, несомненно, выиграв нечто большее, чем просто деньги, ибо, как они приходят, так и уходят, унося с собой человеческое достоинство и ещё частичку души.
  
   Первомай 1980
   Особенности пермской погоды, подмеченные Лёшей за время детства и юности, гласили, что начало мая всегда приносит определённые сюрпризы, выражающиеся в погодных "качелях".
   В случае по-летнему тёплого 1 мая, праздник 9 мая просто обязан быть холодным. И наоборот. Из года в год этот закон соблюдался - на то он и закон.
   1 мая 1980 года на улице царила стужа. Северный ветер гнал по девственно-голубому своду неба клочья низких серых туч, ещё не снежно-дождевых, но кто же знает, чем это закончится через пару часов? В момент выхода из дома градусник показывал -2 градуса и вероятность улучшения погоды была невелика. Тёплая одежда не очень-то и согревала тело, поскольку являлась межсезонным вариантом, не надевать же в мае месяце зимнее пальто и шапку-ушанку?
   Лёша тяжело вздохнул. Одев под брюки тонкое трико, наслоив на себя несколько кофт и свитеров, пристроив на голову спортивную шапочку с названием папиного клуба любителей бега "Vita", он добрался до порога родного учебного заведения.
   Несколько учеников десятых классов болтались на улице, но основная масса будущих участников демонстрации находилась внутри школы, на её первом этаже. Идти в то место, где толпился народ, вовсе не хотелось.
   "Вспотеешь там, затем замерзнешь на улице. Да и вообще, Катя говорила, что демонстрация -дело добровольное. Ещё не поздно вильнуть кормой в сторону, - размышления остановили Лёшу перед ступеньками крыльца. - Хм-м-м... Интересно, мои друзья там или нет?".
   Он застыл в ожидании.
  
   Андрей Пчелин неторопливо вышел из своего подъезда, находящегося в прямой видимости от входа в школу и был немедленно взят на заметку.
   - Привет! С праздником! - Лёша совершенно искренне и дружелюбно поприветствовал одноклассника.
   - И тебя с праздником!
   - Андрей... тут такое дело... я не хочу классной руководительнице на глаза показываться. По поводу моего отсутствия у неё вопросов не будет, поскольку я живу слишком далеко от школы. Понимаешь... Нет никакого желания ходить по Компросу и демонстрировать городскому начальству покрасневший от холода нос. Да им и самим - поперёк горла данное мероприятие, ведь живые люди. Если бы не сраная обязаловка...
   Пчелин понятливо кивнул головой. Лёша продолжил:
   - Загляни, пожалуйста, внутрь и дай знать, Бухаров и Соколов там?
   - Сейчас.
   Андрей нырнул в дверной проём и, спустя пару минут, появился вновь.
   - Нет их.
   - А кто есть?
   - Там девочки, человек десять. Плюс Лютиков, Журавлёв, Ровда и эти двое красавцев... Хорошков с Игнатовым.
   - Вот нихрена себе... - Лёше стало обидно за то, что он притащился в неведомую даль, когда обитатели соседних домов напрочь проигнорировали праздничное мероприятие.
   Что же тут сделаешь?
   "Действительно, Бухаров предупреждал, что может умотать в гости к родственникам, живущим недалеко от Центрального рынка, - вспомнил он. - Ромке повезло: близкие родичи, дяди и тёти (по отцу), двоюродные сёстры и братья, по праздникам собираются вместе и веселятся сутки напролёт, принимая 16-летнего Романа в свою компанию, как вполне взрослого человека, угощая того стопочкой-другой водки и отжигая по кругу татарские пляски под зажигательные мелодии гармони-тальяна. Понятно, что сегодняшние поиски Бухарова - безнадёжное дело".
   Что же касается Соколова, то бессмысленность данной затеи, как и в случае с Бухаровым, ощущалась на уровне подсознания. Понятно было лишь одно: в родном дворе его сегодня не будет. В лютый холод, накрывший Пермь в первый день мая, люди попрятались по квартирам - своим, либо чужим.
   Несмотря на то, что квартира Андрея была довольно просторной, включая три комнаты и огромнейшую кухню, однако места, собственно для Лёши, в ней не имелось. Соколов-папа, начальник цеха военного завода, и интеллигентная мама, считали спальню и большую комнату, в которой стояли цветной телевизор и пианино, своим личным пространством. В итоге, для дружеских посещений оставался коридор и "детская", то есть третья комната в квартире.
   Однако в ней, кроме самого Андрея, проживал его дедушка, ветеран ВОВ, под боевые заслуги которого и инвалидность, и были получены данные апартаменты. Дедушка отличался игривым характером и был ещё тем шалунишкой. Выходя на прогулки во двор, он хлопал по задницам проходящих мимо бабушек и задорно улыбался, поедая их глазами. Порой, он делал попытки научить Андрея играть на гитаре, при этом ничего не слыша. Проблемы со слухом, возникшие вследствие контузии, имели место. Состояние психики бывшего фронтовика, также оставляло желать лучшего.
   "Кто же остаётся?" - утреннее хорошее настроение начало стремительно деградировать, скатываясь в абсолютный пессимизм.
   "Никого из друзей на горизонте не видать. Миша Катаев, как всегда, шлюхается где-то со своими, мать их, "вариантами", обслуживая неудовлетворённые потребности взрослых женщин, даруя им, за скромное вознаграждение, светлую любовь и безграничные ласки. Впрочем, мне-то, какое дело до этого альфонса?".
   Мысленно перебрав знакомых по району, Лёша грустно вздохнул.
   "У Серёжи Григина вечно ноль в кармане, да и неинтересно с ним - просто не о чем говорить. Виталия Нечаева не наблюдается. Власова нет. Сын второго секретаря Обкома, Витя Лютиков, смотрит на всех окружающих, как патриций на плебеев. Общаться с Витей на равных... - бесполезная затея. Костя Журавлёв - хороший парень, но не пьёт водку", - констатация последнего факта имела отношение к заныканной за пояс поллитровке "Русской", ничем не выделяющейся снаружи, но, в то же время, реальной и, по началу, вселявшей надежду на весёлое времяпровождение.
   Лёша развернулся и поплёлся вдоль улицы Полины Осипенко. По проезжей части ветер гнал пыль, сквозь дымку которой, со стороны Компроса, доносились отголоски бодрых песен и маршей, символизирующих "Мир, Труд, Май" - слова, написанные красным цветом и расположенные в столбик, друг под другом, на огромном плакате, закрывающем 6 и 7 этажи Башни Смерти.
   Чувство "никомуненужности" овладело сознанием подростка.
   "В первомайских затеях я не участвую. Это всё специально придумано для жизнерадостных идиотов, именуемых гражданами СССР. И по телевизору - тоже нечего смотреть, кроме празднования Первомая. Читать "Новый Завет" сегодня нет желания: для этого нужен философский настрой, который отсутствует. Девушки взаимностью не отвечают. Телефона дома нет, даже поговорить не с кем. Остаётся закрасить этот день в календаре чёрным цветом и улечься спать.
   Да, точно. Мне же Балахнин, на прошлой неделе, подогнал снотворное "Барбамил". Оно и поможет уснуть".
  
   Отступление на лекарственную тему
   Программа исследования лекарственных препаратов продолжала выполняться методично и последовательно, продвигаясь вперёд плавно, без рывков и зигзагов, но, в то же время, с упорной настойчивостью. Какие-либо сомнения в правильности собственного поведения у Лёши полностью отсутствовали, впрочем, как и комплексы по данному вопросу.
   "Поставил цель, значит, обязан её достичь, - порой думал молодой энтузиаст. - В мире нет недостижимых целей, и плевать, что на пути к их реализации придётся нарушить правила. Что мне толку с этих правил? Ведь я решил, что о лекарствах, действующих на ЦНС, я должен знать всё, включая терапевтические эффекты. Тем более, имея в друзьях Балахнина, мои возможности стали воистину безграничными. Прямо-таки дух захватывает! Ни у одного из десятков миллионов советских школьников нет моих возможностей. При всём этом, я понятия не имею, каким же волшебным образом был достигнут сей результат, обеспечивший карт-бланш в виде неограниченного доступа к сильнодействующим психотропным препаратам".
   Что и говорить, разум никак не мог смириться с произвольной генерацией чисел. Голова отказывалась верить в простое везение, и всё тут. К тому же, ретроспективная разбивка по эпизодам лишь подтверждала основной вывод.
   Одно, казалось бы, мелкое, ничего не значащее событие привело к впечатляющим последствиям.
   За событием последовал рад совпадений, похожих на череду пуль, ложащихся одна в другую, и все, скопом - в геометрический центр круга под номером "десять". Совпадение, ещё совпадение, третье, четвертое, пятое... - и вот она мечта! Стоит протянуть руку...
  
   Старт развитию сюжета был дан осенью 1977 года, когда Лёша, привычно отираясь на балке, купил двухтомный справочник "Лекарственные средства". От скуки, изучил содержимое. Первые пять глав, относящиеся к разделу "Средства, действующие на центральную нервную систему" заинтересовали. Улучшение памяти, внимания... блокировка чрезмерной активности, волнений... - это касалось важных вещей, кардинально меняющих качество жизни. Многие, присущие лишь его организму, индивидуальные особенности, не давали Лёше нормально жить, любить, учиться. Отсутствие координации движений, физической выносливости, умения чётко формулировать свои мысли, красиво говорить, постоянное стеснение, неуклюжесть... - список недостатков уходил в бесконечность. Лёша не то, что НЕ был суперменом, он даже НЕ был таким, как все.
   Вот тогда-то и зародилась мысль о возможности редактирования исходных данных. Список лекарств был обширным. Десятки, сотни наименований... и каждое из них обещало устранение определённых недостатков. Но как же добраться до медикаментов? В аптеке без рецепта продают "Аспирин", "Валерьянку" и "Валидол". При слове "Пентальгин" - косо смотрят, ведь в его состав входит "Кодеин" (вернее - раньше входил, при СССР). Да и нет в аптеке, даже по рецептам, половины наименований, озвученных в справочнике Машковского.
   Жаль...
   Однако мысль не отпускала, зациклившись на лекарственной теме, кружась вихрем, вновь и вновь возвращаясь к стартовой позиции.
  
   Первым совпадением явилась неожиданная дружба с Виталием Балахниным, отличным от Лёши, как по внутреннему естеству, так и по стилю жизни, к тому же, проживающему в другом районе города. Да и 2-х летняя разница в возрасте... - какие, вообще, могут быть общие интересы у восьмиклассника и десятиклассника?
   Вторым совпадением стало наличие у Виталика не просто мамы, а мамы, заведующей аптекой.
   Третье совпадение: мало ли в Перми и Пермской области аптек? Их - тысячи. Однако Маргарита Александровна заведовала не просто аптекой, а узкоспециализированной, "заточенной" исключительно под нужды областной психиатрической больницы с её общими, судебными, реанимационными и прочими отделениями. Да и не аптека это была, в привычном понимании этого слова, поскольку торговых операций не совершала и населению лекарств не отпускала. Это место, скорее, можно было назвать ведомственным складом спец медикаментов: сильнодействующих анальгетиков, нейролептиков, транквилизаторов, психостимуляторов, антидепрессантов, средств для наркоза, и прочего-прочего.
   Четвёртое совпадение: мама Виталика могла безнаказанно "обжимать" психушку на любые препараты и в любом количестве. Однако не у каждой заведующей аптекой имеются подобные возможности. Ведь серьёзные дяди из КГБ не дремлют, денно и нощно осуществляя жёсткий и, к тому же, многоуровневый контроль и учёт оборота психотропных и наркотических веществ.
   Пятое совпадение: одно дело - похищать лекарства для себя, либо для перепродажи - это ещё можно объяснить с точки зрения логики. И, совершенно другое... Действительно, не каждая заведующая согласится стать источником безрецептурного (да и бесплатного) снабжения, обеспечивая какого-то непонятного школьника-девятиклассника сотнями наименований препаратов строгой отчётности, пусть и входящего в круг друзей сына Виталика.
  
   После выявления эффекта от действия очередного лекарства, Лёша, напротив названия в справочнике, ставил карандашную галочку. Галочки были трёх видов: обычная, перевёрнутая и двойная перевёрнутая. Последняя разновидность означала отвратительную дрянь, после принятия которой, доселе нормальный человек мгновенно трансформируется в худшую сторону, теряя индивидуальность субъективного "я", превращаясь в обезличенный экземпляр человеческой популяции. И, как говорится: "Добро пожаловать в страну дураков".
   "Психотропные средства "Аминазин", "Галоперидол", "Дроперидол"... Превратить человека с небольшими отклонениями в неадекватного психа - дело двух секунд, стоит лишь вколоть, либо выпоить ему препарат, помеченный двойной перевёрнутой галочкой.
   Берёшь тёмный флакончик с французским нейролептическим сиропчиком, сладким на вкус, отпиваешь половину чайной ложки... - и крыша начинает съезжать с катушек. И уже не человек перед нами, а полноценный дурак, собственной персоной. Просим любить и жаловать.
   Только зачем психиатрам это нужно? - данной вещи Лёша никак не мог понять. - Похоже, что в нашем обществе не все явления имеют объяснения, благозвучно звучащие на публике. Движущая сила некоторых из них спрятана за семью печатями, поскольку...
   Народ не должен знать правды.
   Правда - вещь взрывоопасная, и должна принадлежать узкому кругу избранных, ибо некоторые творимые дела способны повергнуть нормальных людей в шок".
  
   Психоактивные вещества...
   Их, с завидной регулярностью, продолжала доставлять мама Виталика. Всё новые и новые партии сильнодействующих лекарств удовлетворяли научные потребности сыновьего приятеля, дублирующего в рукописных заявках алфавитно-ориентированный список двухтомника "Лекарственные средства". Препараты для ингаляционного и неингаляционного наркоза, эфиры и фторотаны, релаксанты, антидепрессанты, нейролептики... светло-зелёные таблетки "Реланиума", голубые таблетки "Пипольфена", жёлтые капсулы "Синтрадона"... лекарства всех цветов радуги... порой дублирующие друг друга, либо входящие в состав комбинированных препаратов... - невообразимый поток ампул, пузырьков, капсул и таблеток бесперебойно поступал в единоличное распоряжение любознательного подростка, одержимого выполнением поставленной цели.
   Снотворное "Барбамил", упакованное в невзрачный бумажный блистер на 10 таблеток, впечатлило Лёшу.
   "Вырубаешься мгновенно, всего с пол таблетки, но, в то же время, срок действия ограничен несколькими часами, поэтому утром просыпаешься огурцом. Это хорошо. Ходить в сонном виде два дня кряду, как то имело место после употребления "Фенобарбитала", "Сибазона", "Радедорма", или, обладающего двойной убойной мощью "Реладорма", состоящего из смеси "Диазепама" и "Циклобарбитала", мне вообще не понравилось, - он вспомнил названия отвратительных лекарств, раз за разом блокировавших движение мыслей в светлой голове. - Какие уж тут мысли, если даже после однократного употребления какого-нибудь никчёмного "Элениума", ты мгновенно превращаешься в унылого "кума Тыкву" из "Приключений Чиполлино"? Плюс этот сиреневый туман в мозгах, мешающий ориентироваться в пространстве. Нет, и ещё раз нет - так дело не пойдёт. И вообще, какую же болезнь можно вылечить этой гадостью? Сделать из человека дурака - это легко. Однако добиться устойчивой ремиссии... хм-м-м... возникает большой вопрос. Учитывая закрытость психиатрического сообщества, почему бы и не выдать состояние "дурака" за полноценную ремиссию? Хрен поймёшь этих медиков".
  
   Следует отметить, что Лёша воздерживался от пересечения красных линий. Он никому не афишировал собственных исследований и, после испытаний, немедленно утилизировал неиспользованные остатки фармацевтической продукции.
   А какой смысл об этом кому-то рассказывать? Правильно: смысла нет. В этом муравейнике, под названием "общество развитого социализма", муравьи живут коллективным разумом. Так, при поступлении информации о нецелевом приёме кем-либо психотропных препаратов, рядового гражданина мгновенно переклинивает. Ему сразу же... не проходит и двух секунд... как становится всё абсолютно ясно. Человеку, засветившемуся на употреблении лекарств "не по назначению" немедленно вешается известный ярлык, после чего, в учётной картотеке соответствующего ведомства заводится учётная карточка. И это - при самом благоприятном развитии событий.
   Что же касается матери Балахнина, Маргариты Александровны, действиями Виталика загнанной в угол, то её нелёгкий выбор между хорошими отношениями с сыном и должностным преступлением, решился в пользу сына.
   Ради сына мать готова пойти на самопожертвование, лжесвидетельство, тюремный срок... вообще, готова на всё. Мать - понятие святое для большинства из нас. Матерей нельзя обижать, ибо они вынуждены нести свой Крест до конца, до личной Голгофы.
   Хм-м-м... святое понятие. Но только не для спецслужб.
   Правоохранительным органам понятие материнской верности - по барабану. Пустой звук. Да и на прочие обстоятельства - им насрать от слова "совсем". "Органы" не приемлют эмоций, вращая шестерёнками, перемалывающими в паштет и правых, и неправых... всех подряд, притормаживая лишь в том случае, когда зацепило кого-то из "своих". При расследовании собственных грехов (а их, поверьте, ничуть не меньше, чем у прочих), подход к делу, словно в сказке, разворачивается на 180 градусов, неожиданно для окружающих начиная отличаться необыкновенным гуманизмом и человеколюбием.
   "Да, действительно, в случае залёта маме Виталика светит небо в клеточку и тюремный срок, исчисляемый двузначной цифрой. Хотя, какой останется толк в жизни, если сын исполнит свою угрозу и уйдет из дома? Беспомощная одинокая старость... хоть сразу в гроб. Куда ни кинь - всюду клин, - Лёша искренне сочувствовал немолодой уже женщине. - Нет, Маргариту Александровну подводить нельзя. У неё жизнь и так не сложилась. Быть матерью-одиночкой с иждивенцем на руках, ныне превратившимся в студента мединститута... эта повинность будет тянуться ещё долгие годы, и данный сюжет весьма далек от идеала".
   Лёшины мысли переключились на собственных родителей.
   "Ещё не хватало, чтобы мои предки однажды наткнулись на склад запрещённых лекарств. Такого удара они не перенесут. Так что, "фигвам".
   Название "народной индейской избы" из мультфильма 1978 года подвело черту под рассуждениями.
   Ввиду этого, на текущий момент, под рукой имелась лишь початая упаковка сильнодействующего снотворного "Барбамил", спрятанного от ненужных взглядов в укромном тайнике под жестяным подоконником балкона Лёшиной квартиры.
  
   Возврат к Первомаю
   В момент размышлений из-за угла пятиэтажки по ул. Полины Осипенко 50, появился Андрей Юшков.
   Юшков являлся бывшим учеником 93-й школы, отправившийся после окончания восьмого класса доучиваться в какое-то училище. Высокий, под метр девяносто, широкоплечий и крепкий как бык, Андрей относился к категории "трудных".
   Если конкретизировать, то он был уличным бандитом-костоломом, для которого не существовало правил и понятий. Обитатели микрорайона "Техас" боялись Юшкова и держались от него на значительном расстоянии, ибо наглость его не знала границ. Андрей забирал у своих же знакомых любые понравившиеся вещи, а в случае малейших возражений отправлял оппонентов в нокаут с одного удара.
   Однажды он прорвался на школьную дискотеку, устроенную Лёшей Токманом в помещении школьной столовой и с порога направился к Лене Рожковой - девочке из младшей параллели, отличающейся отменной стройностью, но вместе с тем и довольно легкомысленной. Сграбастав её в охапку, подобно кукле, Юшков закружился в танце. Разница в росте, составляющая 30 сантиметров, уличного громилу ничуть не волновала. Учителя, держащие под контролем ход дискотеки, молча взирали на бывшего ученика, непонятно каким образом проникшего на территорию, предназначенную исключительно "для своих", не осмеливаясь вытащить того из круга и разлучить с дамой. Однако в финале этой истории, Юшков всё же был выдворен, хотя и остался стоять у школьного крыльца в ожидании дальнейших приключений.
   В компаниях Лёшиных друзей Андрей появлялся редко, предпочитая общение с абсолютно взрослыми подозрительными личностями, обитающими в районе "Морковки" (овощного магазина на ул. Белинского), имея с ними какие-то тёмные дела. Но, в то же время, он мелькал то там, то здесь и был знаком с Лёшей.
   - Привет!
   - И тебе привет, - откликнулся Юшков.
   - Ты куда?
   - Да так, в общем-то, никуда. Надоело дома.
   - Давай отметим праздник? Мне тоже надоело бутылку таскать, - Лёша похлопал себя по животу, обозначая заначку.
   Лицо Юшкова приобрело заинтересованный вид.
   - Ты чего сразу не сказал?
   - Так ты и не спрашивал.
   - Пошли ко мне.
   Собутыльники обогнули пятиэтажку и нырнули в подъезд.
   - Кто у тебя дома?
   - Мать. Мы живём вдвоем.
   - Она ничего не скажет?
   Ответная широкая ухмылка была красноречивее всех слов.
   Квартира Юшкова, "сталинского" типа, имела высоченные потолки, паркетный пол и огромную большую комнату, в которой стояли телевизор, стол и два мягких кресла. Вышедшая мамочка оказалась на две головы ниже сыночка. Она радостно кивнула, приглашая пройти.
   - Маманя, накрой стол, пожалуйста! - вместо приветствия попросил хозяин. - И принеси стаканы.
   Включив телевизор с прямой трансляцией праздничной демонстрации, два подростка устроились в креслах. На столе мигом возникла откупоренная бутылка водки, стаканы и тарелки с варёной картошкой и квашеной капустой.
   - Вкуснятина, - похвалил Лёша капусту, ткнув в неё вилкой и попробовав на вкус.
   - Это мама умеет... сама делала, - Юшков дружелюбно посмотрел в сторону кухни. - Она молодец. Ну что, выпьем за праздник?
   - Выпьем.
   И понеслось.
   Разговоры по душам... обсуждение поведения общих знакомых. Затем внимание переключилось на экран телевизора.
   Сначала смеялись над бедолагами, шагающими в праздничной колонне, затем над коммунистическим руководством, вынужденным топтаться на трибуне в столь лютый холод, затем над студентами, изобразившими собственными телами на Октябрьской площади лозунг "Слава КПСС".
   - И почему говорят, что ты отморозок? И что ...здишь всех подряд, кто попадётся под руку. Вполне себе нормальный парень, - задумчиво произнёс Лёша.
   - Наговаривают, - снисходительно улыбнулся Юшков. - Если и бью кого, то только за дело. И вообще, кто это сказал? - зрачки его глаз вдруг сфокусировались на собеседнике.
   Лёша вспомнил избиение Башки, осуществлённое бандитом Вагой, виденное год назад, и попытался соскользнуть с темы.
   - Да все говорят, понемногу, только я им не верю.
   - И не верь. Пустозвоны они. Ещё раз услышишь, сразу сообщай мне. Я им устрою отморозка. Ответят за свои слова.
   Огромная лапа Юшкова протянулась к сигарете, после чего Андрей закурил. Сизый дым поплыл в сторону окна, выходящего на улицу Полины Осипенко. Лёша призадумался.
   "Да уж. Такой тип с одного удара мозги вынесет. Силы у него, как у медведя!".
   - Хорошо у тебя в гостях, жаль, что водка скоро закончится, - он с сожалением посмотрел на почти допитую бутылку. Уходить из тёплой квартиры очень не хотелось.
   - Так мы продолжим, - отозвался хозяин. - Маман бражку поставила к празднику. Уже неделю стоит, только не понимаю, готова или нет? Странная она какая-то.
   - Пусть несёт. Я разбираюсь в брагах.
   Поворот головы хозяина, знак рукой, и трёхлитровая банка с мутной жидкостью заняла своё место на столе. Лёша плеснул немного в стакан и принюхался. К сожалению, выпитая до этого водка отбила нюх на алкоголь. Из стакана пахнуло чем-то кислым. Дегустация напитка тоже не принесла ощутимого результата.
   - Да и хрен с ним, будем пить, - высказал он своё мнение.
   - Ну давай!
   Хлоп-хлоп. Два стакана опрокинулись внутрь. Спустя несколько минут ещё залп. Передышка.
   Некоторое время ничего не происходило. Телевизор продолжал выдавать всё ту же праздничную чушь, мама громыхала посудой на кухне, а Юшков докуривал очередную сигарету.
   - У тебя с Рожковой, что, любовь? - поинтересовался Лёша.
   Хозяин глянул на него каким-то странным мутным взглядом:
   - С ке-е-м?
   - Ну, с этой шалавой, из восьмого класса.
   Юшков откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Непотушенная сигарета валялась в тарелке с недоеденной закуской, источая вертикальный столбик дыма, на некоторой высоте закручивающийся в спиральку.
   Лёша попытался сосредоточиться на телевизоре, но... В какой момент он умудрился уснуть, определить не представлялось возможным.
   Интересным явлением оказалось то, что пробуждение произошло столь же синхронно. Когда Лёша открыл глаза, хозяин дома всё также сидел в кресле напротив и таращился в его сторону. Находящаяся за его спиной мамочка причитала:
   - Как же вы оба умудрились обоссаться? Первый раз такое вижу.
   - Чего? - Лёшина рука опустилась между ног. Там было сыро.
   Насилу встав с кресла, он обнаружил под собой влажное пятно внушительных размеров: "Вот нихрена себе! Мне же ещё нужно добраться до дома, и как это сделать?".
   Тем временем Андрей, поднявшись и пребывая в полном молчании, направился в маленькую комнату, где и завалился на кровать. "Хозяйское" кресло, как и "гостевое", было помечено мокрой отметкой.
   Плохо повинующимися руками Лёша стянул с себя верхние брюки, затем и трико, аккуратно развесив их на радиаторе отопления. В одних трусах он доковылял до спящего Юшкова и упал рядом, в промежуток между его богатырской тушей и стеной, украшенной ковриком, изображающим рогатого благородного оленя. Последовавшие за этим эпизодом два часа крепкого сна благотворно подействовали на организм, полностью выгнав хмель из головы и вернув к жизни.
   Уже ближе к вечеру, распив с хозяином на его кухне, кружку обжигающего "купца", выйдя из гостей и расположившись на сиденье в троллейбусе, идущего в сторону дома, Лёша констатировал, что праздник, хоть и прошёл не так, как хотелось, но подарил поучительные воспоминания, заключающиеся в двух вещах.
   Во-первых: он уже в очередной раз обнаружил, что все эти наводящие ужас на примерных граждан уличные бандиты, гопники, лидеры местных преступных группировок, коим лучше не попадаться на глаза в тёмном переулке... в собственном доме ведут себя совершенно иным образом. В личном пространстве они трансформируются в самых обычных людей: вполне адекватных, логично думающих и обладающих здоровым чувством юмора. В разговорах тет-а-тет они вообще ни капли не напоминают беспредельщиков с отмороженными мозгами. Из-под скинутой личины напускной борзоты внезапно проступает человеческое естество, которое, несомненно, доминирует над внешним образом. А стало быть, на таких людях никогда нельзя ставить крест, списывая в утиль, как обузу для общества. Впрочем, христианская мораль утверждает то же самое.
   Во-вторых: что касается употребления браги, то это является весьма рискованным занятием. Полуфабрикат, содержащий в своём составе целый букет побочных продуктов брожения, действует на психику самым негативным образом.
   "Брагу я больше не употребляю - это действительно похоже на ту дрянь, которая помечается двумя перевёрнутыми галочками, - раз и навсегда решил Лёша. - А вот вино изготовить не помешает. Для получения трёх литров вина нужно лишь 1 л фруктового варенья и 20 грамм дрожжей. Очень перспективная идея".
  
   Кукареку
   Прекрасен май в девятом классе.
   Никаких тебе выпускных экзаменов: живи и наслаждайся. Тёплое солнышко радовало душу, и даже внезапно налетающие грозы, сверкающие молниями, бесследно исчезающие через короткое время, создавали предпраздничную атмосферу, посвящённую летним каникулам.
   Учителя лениво дочитывали остатки программы, не особо придираясь к выполнению домашних заданий. Если сделал, то молодец. Не сделал... ну что же... ай-ай-ай, и, как говорится, "будешь должен".
   Единственным фактором, омрачающим перспективу, являлась трудовая практика на заводе. Чуть больше месяца, с 5 июня по 10 июля все выпускники 9-х классов были обязаны отработать на реальном производстве: для этой цели весь май шло оформление документов и допусков. Для школьников предполагалось официальное оформление на полставки, с работой с утра и до обеда. По итогам практики завод обещал щедро заплатить, то есть выдать половину взрослого оклада - это порядка 60¤80 рублей, что являлось весьма серьёзной суммой, по своей величине кратно превосходящей карманные деньги, выдаваемые родителями на мелкие расходы.
   Лёша, конечно же, был не против дополнительных средств, однако заранее предполагал, что утаить от предков и пустить их на собственные потребности, увы, никак не получится.
   Понятие "общак" было уместно не только при упоминаниях о местах лишения свободы, но в отношении семьи Корешиных. Из семейного "общака" распределялись средства на текущие и планируемые нужды. Однако траты подростка на пиво и сигареты, жевательные резинки и почтовые марки, химреагенты, зажигалки, магнитофонные ленты, леденцовые конфеты и прочие-прочие надобности, никак не предусматривались семейным бюджетом и даже не обсуждались. Ввиду всего вышесказанного затея с летней практикой вызывала в душе Лёши полный пессимизм.
   Работай или не работай... как там, в детских частушках про "советский герб" поётся?
  
   Перед вами дети герб.
   Слева молот справа серп.
   Хочешь жни, а хочешь куй,
   Всё равно получишь ...орден!
  
   Такие строки сопровождали мысли о планируемой летней практике, напеваясь в голове голосом дворового исполнителя по прозвищу Кыпа, наряду с прочими непристойными четверостишиями. Что и говорить, доля правды в этих словах имела место.
   Он даже завидовал однокласснику, Мише Катаеву, с довольным видом сообщившему, что практику на заводе тот планирует заменить отдыхом в больнице.
   - Да кто тебя возьмёт?
   - А куда они денутся? - Миша изобразил на лице обиженное выражение. - У меня рабочее давление 220 на 160, если это тебе о чём-то говорит. Бывает и хуже: 240 на 170, все сведения записаны в медицинскую карту.
   Лёша мысленно ужаснулся. Информация, почерпнутая из Большой Советской Энциклопедии, из статьи "Гипертония", гласила, что "оптимальное артериальное давление составляет 100 на 70". Множество знакомых утверждали, что это не так, и цифры "120 х 70" более правильные... впрочем... какая разница?
   - И как же ты живёшь под таким напором?
   - Как видишь: весело и непринуждённо. Я вообще ничего не чувствую. Ни головных болей, ни усталости. Меня достаёт только похмелье после злоупотребления алкоголем, но оно мучает всех, а не только меня.
   - А как с "этим" делом? Ты же известный ходок по взрослым барышням.
   - Всё чудесно. Я тружусь - девушки пищат. В смысле, от избытка чувств.
   Лёшины мысли вдруг перескочили на тему взаимности между мужчиной и женщиной.
   "Хм-м-м... Понятно, что этот, с иголочки одетый альфонс, нравится многим дамам. Он остроумен, молод и неутомим в постели. А как ситуация видится ему? Надо же, какой оптимист! Похоже, Миша относится к породе мужчин, для которых внешность подруги вторична. И внутренний духовный мир женщины здесь абсолютно не при чём. Подобных личностей интересует лишь наличие места, куда можно сунуть... ну и, естественно (и в первую очередь), материальная составляющая. Рай в шалаше, в обнимку с юной Джульеттой и с видом на морской прибой - это не про него. К настоящей любви обязательно должны прилагаться: шампанское, шоколад, модная одежда, заказанный столик в ресторане и автомобиль у подъезда - иначе это уже никакая не любовь. Тьфу! Это же надо было всё так опошлить".
   - Ты хорошо устроился, - произнёс он вслух. - По поводу завода, с тобой согласен: режимное предприятие за колючкой - это не наш стиль, сколько бы там ни платили. Однако мне придётся отмотать положняк, чтоб ему пусто было!
   Миша усмехнулся, выражая моральное превосходство, на том и разошлись.
  
   Таким вот незамысловатым способом, в один из майских дней, Миша Катаев переехал в нефрологическое отделение 9-й медсанчасти. Годовые оценки были выставлены ему по среднеарифметической успеваемости, что ученика вполне устраивало.
   "Вот ведь какая хитрая морда, - думал Лёша. - Возможно, что этот еврей обманул не только родителей, учителей, завод... но и врачей-нефрологов, до кучи. Как говорил тов. Сталин - "всех на...бал" (в отношении академика Александра Богомольца).
   Дело в том, что однажды Миша проболтался по поводу своей "гипертонии", а именно, как он ловко умеет поднимать артериальное давление, незаметно напрягая мышцы правой руки и левой ноги, то есть "диагональ организма", в момент снятия показаний тонометра.
   "Ну да, ладно, Бог ему судья. Однако навестить друга не помешает. Он прикольный чувак", - разум выдал очередное задание, подлежащее исполнению.
   Агитация среди одноклассников прошла успешно. Лёше помогли Таня Кондакова и Жанна Турунцева, собрав, в итоге, инициативную группу из 11-ти человек.
  
   И вот, в один из будних дней, после окончания уроков, молодёжная делегация завалилась в отделение нефрологии, расположенное на территории медсанчасти N 9. Каким таким местом к гипертонии относилась область медицины, изучающая болезни почек, Лёше было невдомёк. Однако факт оставался фактом: 16-летний Миша валял дурака на втором этаже покрашенного в рыжий цвет трёхэтажного здания. При виде делегации друзей, радость "больного" была безмерна. В одно мгновение, жестом хозяина, Катаев направил толпу на запасную лестницу левого крыла здания. Гладкие, чисто вымытые ступеньки, высокие потолки, и полное отсутствие посторонних людей создали самый благоприятный фон для общения. Десяток одновременно выкуренных сигарет создали изрядную дымку в воздухе, что ничуть не смутило Мишу:
   - Они (т.е. врачи) сами сюда курить ходят. Дым - это не проблема, - успокоил он.
   В этот момент Яша Ровда вынул из кармана колоду карт, а следом, из школьного портфеля, и бутылку креплёного вина.
   - Ну что, Мишаня, ты готов принять главное лекарство от повышенного давления, а затем и перекинуться в картишки? В финале будет реально весело.
   "Больной", не мешкая ни секунды, выразил своё согласие и, оценив количество претендентов на горячительный напиток, залпом выхлебал полбутылки. Карие глаза, выглядывающие сквозь очки, сверкнули удовлетворённостью.
   - Сдавайте карты.
   И началось. Сперва играли в "дурака", затем в "сто одно", а закончилось посещение больницы банальным "очком". К этому времени весь лестничный пролёт был прокурен насквозь, две пустые бутылки "Портвейна 777" стояли в углу за дверью, а народ весёлыми комментариями сопровождал ход состязания. Однако время... пора уходить.
   - Предлагаю в течение пяти минут подвести итог игры и выявить главного неудачника,- предложила Жанна. - Чтобы он всех развеселил.
   - Я понимаю слово неудачник, но как он сможет нас развеселить? - поинтересовался Миша.
   - Ну... например, он должен прилюдно кукарекать в течение 5 минут. Громко так, и выразительно. Поскольку здесь нет стола, под который можно залезть, то пусть кукарекает на Комсомольском проспекте. Например, у входа в кинотеатр "Кристалл". Мы тебе, позже, расскажем подробности этого занятного действа.
   Миша расслабился. В его положении кукареканье на Компросе теряло актуальность.
   - Согласен, - выдохнул он. - Жанна, банкуй.
   Практически все присутствующие получили на руки карты. Первый кон, второй, третий... недобор, перебор, двадцать одно... - очко!
   В итоге, явным неудачником оказался шахматист Коля Хорошков. Каким образом он согласился на посещение Миши Катаева, да ещё без своего постоянного партнёра, Андрея Игнатова, остаётся загадкой. Видимо осознание того, что приятель по шахматам "номер два", лежит в больнице, несчастный и всеми забытый, сыграло свою роль. В итоге, Колян попал под раздачу.
  
   - Кукареку, - тихим голосом, почти жалобно, вымолвил круглый отличник посреди толпы, снующей по обширной площадке перед кинотеатром "Кристалл".
   - Громче кукарекай! Мы не слышали, - недовольно отозвалась Жанна.
   Одноклассники, вытянувшиеся шеренгой, дружно кивнули в поддержку.
   - Кукареку! - чуть громче произнёс неудачник.
   Прохожие покосились в его сторону, но ничего не сказали. Жанна сверкнула глазами:
   - Тебе, уважаемый, русским языком сказали, что нужно кричать громко и выразительно. Проиграл, так будь любезен, ори во всю мощь! - требование было категоричным.
   - Кукареку, - словно петух на заре завопил Коля Хорошков. - Кукареку! Кукареку!!!
   Прохожие шарахнулись прочь. Один в пустом кругу, диаметром три метра, словно заразный больной, он ещё несколько раз исполнил свою петушиную арию, после чего умолк.
   - Отлично кукарекаешь. У тебя явный талант, - похвалила Кондакова. - Может быть, встретимся на досуге? Только я в шахматы не играю, поэтому будем развлекаться иным способом. Как ты относишься к данному предложению?
   От предложения дамы Колю чуть не хватил удар. За время учёбы в 9 классе он настолько зациклился на учёбе, олимпиадах, рефератах, шахматных партиях с Игнатовым и Катаевым, что свежий ветер перспектив неформального общения с противоположным полом вогнал его в ступор. Он втянул голову в плечи и бочком-бочком, имея на лице самую глупейшую улыбку, махнув рукой на прощание, отчалил в сторону дома.
   - Жаль, что мы его больше никогда не увидим в нашей компании и вне школьных стен... - констатировал Лёша. - Ты зачем, Танюха, нагнала жути? Тебя он будет обходить стороной особенно тщательно.
   - Да вроде бы ничего особенного не сказала...
   - Зато результат налицо. Мальчик-зайчик напуган до полуобморочного состояния.
   Народ заулыбался. Напоследок, изрядно прошлась по этой теме и разошлась по домам.
   "Очень странная поведенческая реакция, - прокручивая, по очередному кругу, воспоминания о случившихся событиях, думал Лёша. - Вроде бы мы не издевались над Колей. Имели место лишь самые обычные приколы, из которых и состоит жизнь девятиклассников. Откуда испуг, а возможно, что и затаённая обида? Любой из нас бы кукарекал в случае проигрыша. И чего Коля так разнервничался?".
   Некоторых вещей, происходящих вокруг, он не понимал.
   "Похоже, что логика, в качестве науки о законах и операциях правильного мышления, не всегда уместна для описания поведения человека. Чтобы разобраться в истинных причинах некоторых поступков, нужен психиатр".
  
   У Лёши дома
   Домашняя жизнь, ограниченная кругом семьи в виде папы и мамы, текла легко и беззаботно. Говоря по правде, в своей квартире, на улице Борчанинова, Лёша находился меньшую часть суток, ограниченную временем ужина и сна, либо во время простудных заболеваний, ибо делать в тесной "двушке" было определённо нечего.
   Не смотреть же на папины выкрутасы?
   Анатолий Борисович, порой, чудил. В один из дней он задался целью научиться "ровно подчёркивать" текст.
   - Понимаешь, - объяснял он Лёше, переворачивая очередной тетрадный лист и начиная рисовать авторучкой прямые горизонтальные линии. - С помощью тренировок любое действие можно довести до совершенства, стоит лишь приложить усилия. Один мой коллега подчёркивает строки безупречно ровно, будто по линейке. Я тоже хочу так научиться.
   Итогом "тренировок" стали пачки исчёрканных параллельными линиями тетрадок, которые папа не спешил выбрасывать, видимо изучая эффективность растущего мастерства.
   "Очень интересно слушать про развитие человеческих способностей, - глядя на его старания, думал Лёша. - Родитель, весьма убедительно и, как обычно, на множестве примеров, доказывает реальность возможности улучшения природных способностей организма. А вдруг это правда? Мне остаётся подтвердить его слова, либо опровергнуть".
   В период раздумий под руку попался пустой гранёный стакан.
   Лёша подкинул его, придав крутящий момент. Стакан сделал два оборота и шлёпнулся обратно в раскрытую ладонь.
   "Я знаю, что нужно делать! Буду тренировать ловкость и, когда-нибудь, научусь жонглировать стаканами не хуже циркового артиста. Представляю, как все удивятся!".
   С этого дня Лёша стал ходить по квартире, не выпуская стакан из рук, периодически подкидывая его в воздухе. Через неделю он безупречно крутил "двойное сальто" и, НЕ совсем безупречно - "тройное". Четыре оборота получались через раз, ввиду чего появился первый разбитый экземпляр стоимостью 7 копеек. Невелика потеря... больше уборки... но, ради принципа, стоит и потерпеть.
   Какое-то время начинающий жонглёр не унывал, однако спустя ещё немного, его мастерство перестало расти.
   "Фигня какая-то... - разочарованно думал Лёша. - Может быть, стакан не подходит для жонглирования? И как же в цирке артист умудряется сразу пять колотушек в воздухе вертеть? А бывает, что и "огненных" колотушек. Да ему хоть что в руки дай: хоть ножи, хоть тарелки - ни одну не уронит".
   Он повторил опыт с морковкой, затем - с куском мыла, однако эффекта по-прежнему не было. Стакан идеально ложился в руку, был сбалансирован по центру тяжести и, как нельзя лучше подходил для жонглирования. Но... первый успех... - он же стал и последним. Творческое развитие упёрлось, по-видимому, в верхнюю границу возможностей, индивидуальную для каждого человека.
   Лёша тайком ознакомился с папиным "творчеством". Результат его разочаровал.
   Хм-м-м, у папы-то успехи, такие же, как и у меня... что вчера, что месяц назад... особого прогресса не видно".
   Он ничего не сказал родителю и продолжал взирать на ежевечерние папины усилия по порче чистых тетрадок.
   Занятия по жонглированию Лёша прекратил: "Если тебе от природы не дана ловкость, то хоть тренируйся... хоть по десять раз на дню... - будет всё тот же результат, выражающийся цифрой-бубликом. Папа никак не может понять, что относиться к многословным рассуждениям всяких умников нужно с осторожностью, иначе можно остаться в дураках".
   Мыслительный процесс перескочил на тему марксизма-ленинизма.
   "Врал Ленин в 1917 году, когда утверждал, что "любая кухарка" сможет управлять государством, стоит лишь дать ей образование. Человека с низким природным коэффициентом интеллекта - хоть заобразовывай. Если ты родилась дурой, то твоя судьба быть кухаркой. И наоборот. Взять знаменитых шахматистов: все они имели врождённые способности и с малолетства слыли вундеркиндами, участвуя в турнирах с пяти-шести лет. К тому же, многие чемпионы СССР, такие как Ботвинник, Корчной, Каспаров - потомственные евреи. И, вряд ли, выходец из Африки имеет шансы стать великим шахматистом... ведь не бывает негров-шахматистов... хм-м-м... зато великим баскетболистом, боксёром - это как раз-два. Похоже, что Бог даёт каждому своё. Увы, жонглёр из меня не получится, не та порода. Тьфу... Развел меня папа с этим тренировками, как лоха чилийского. А я, дурак, поверил".
   Лёша начал перебирать в уме свои способности. Получалось не густо.
   "Быть лидером мне не дано, музыкантом тоже... медведь на ухо наступил. В спортивные игры не играю - ловкости нет. Учёба даётся с трудом - нет усидчивости. Внешность - так себе. Мысли путаются, речь каверкается... да ещё этот дефект... - букву "р" не выговариваю. Единственное, что я умею, так это свободно и независимо мыслить. Мне невозможно что-то навязать, внушить, либо "заболтать". Гипнозу не поддаюсь. С такой обширной информационной базой, какая у меня в голове, я сам кого хочешь переубежу... или переубедю... хм-м-м... не знаю, как правильно пишется это слово. Люблю узнавать всё новое, крутить мысли и так и этак, изобретать чего-нибудь, улучшать свойства, непредвзято смотреть на жизнь. Я... я... - рационализатор, - из памяти всплыло подходящее слово. - А не заняться ли мне изготовлением домашнего вина? Не зря же у Владика рецепт переписал".
  
   Малиновое вино
   Близкий друг, живущий в четвертом подъезде, Владик Шинкевич, страдающий от безделья, как и все остальные подростки, по итогам своих контактов с множеством людей периодически приносил на обозрение Лёше всякие интересные вещи. Его мать находилась в разводе и, в двухкомнатной квартире, было шаром кати: две кровати, стол, стул, шкаф и комод. Телефона не было, а из всей электроники имелся лишь старенький телевизор на деревянных ножках. Так что вся жизнь Владика проходила на улице. Доходяга, 1965 года рождения, он, в возрасте 14 лет внезапно окреп и раздался в плечах, обретя мощные бицепсы и став похожим на культуриста.
   "Вроде бы парень спортом не занимается... откуда же взялась мышечная масса? - порой ловил себя на мысли Лёша. - Ну да... питается калорийно: рожками, перловкой, картошкой... так ведь все жители СССР лопают одно и то же. Однако амбалами вырастают далеко не все. Интересно было бы посмотреть на папочку".
   Что же касается интересных предметов, то Шинкевич, словно сорока, тащил всё, что представляло малейшую ценность: б/у газовые зажигалки, медные царские монеты, складные ножики, чьи-то наручные часы и прочее-прочее. В один из весенних дней Владик принёс, найденный неизвестно где, рецепт изготовления домашнего вина. На тетрадном листочке красовалась от руки нарисованная таблица с наименованиями ягод, фруктов, дозировок сахара и пропорций воды. "Вот нихрена себе! - отметил про себя Лёша. - Оказывается, самое крепкое вино получается из рябины. Никогда бы не подумал".
   Тщательно переписав таблицу, спрятав подальше от глаз родителей, начинающий винодел посмотрел в окно. Цветущие рябины во дворе обещали урожай не раньше осени. Затем он произвёл инвентаризацию домашних запасов варенья, находящихся под кроватями. За минувшую зиму количество банок значительно убавилось. Возможность незаметной экспроприации имелась лишь у банки малинового варенья.
   "Так, - рассуждал Лёша, - в поллитровой банке находится 300 грамм малины и 300 грамм сахара. Если сахар перебродит в спирт, то из этого количества, по формуле "1,0 к 0,6" получится 180 мл спирта. В расчёте на 3-х литровый объём "бродильной" ёмкости, крепость напитка будет равна 6 градусам. Не очень впечатляет. Придётся ещё сахарку добавить. Малиновое вино... как же это прекрасно звучит! Наверное, такая вкуснятина получится".
   Лёша достал из морозилки дрожжи и, отрезав небольшой кусочек, кинул его в трёхлитровую банку. Вслед за дрожжами последовали варенье, сахар и вода. Тайное место хранения было выбрано заранее, с учётом специфики папиной работы. Дело в том, что в одном из верхних отсеков мебельной стенки хранилась пара портфелей для командировок в Москву. Невзначай попросив родителя привезти из столицы любимый "Московский картофель" Лёша выяснил, что на ближайший месяц командировок не намечается, после чего со спокойной совестью разместил банку с будущим вином в одном из объёмистых портфелей. Ввиду теплого времени года балконные двери были круглосуточно открыты нараспашку и относительно появления в квартире специфического запаха Лёша нисколько не беспокоился.
   Последующие дни двинулись своим чередом: папа читал газеты и марал тетради горизонтальными полосами, вино бродило в двух метрах от его стола, мама вела хозяйство и бегала по магазинам, а Лёша наслаждался летним теплом и отсутствием учёбы.
   Однако в этом зелёном, наполненном светом и щебетанием птиц июне, имелась и ложка дёгтя: начавшаяся трудовая практика сильно портила настроение по утрам.
  
   Заводская практика
   Вставать в 6-00 Лёше категорически не нравилось.
   А что делать?
   Чтобы успеть пройти вместе с толпой рабочих через проходную до 8-00 утра, нужно было иметь запас времени, учитывающий даже такие факторы, как поломка троллейбуса, внезапно налетевшую грозу, либо поимку транспортными контролёрами и последующие разборки из-за отсутствия прокомпостированного абонемента. Так что, хочешь или не хочешь, чтобы успеть позавтракать, побриться и принять душ, приходилось вставать за два часа до прибытия на рабочее место.
   После регистрации пропуска на проходной настроение заметно улучшалось. Смотреть на функционирование завода изнутри было интересно. Десятки разнокалиберных станков: токарных, фрезерных, точильных, ленточнопильных, находились под крышей огромного цеха, занимающего целый городской квартал. Металл перемещался на металлических тележках по металлическому полу, всё вокруг вертелось, жужжало, лязгало и глухо ухало. От термопластавтоматов пахло горячей пластмассой, от прессов - горячим маслом. Рабочие не обращали друг на друга никакого внимания, все были заняты делом, лишь контролёры сидели за своими столами, между производственными линиями и кабинетами начальства, прибрав фамильные штампы и штампы ОТК в железные ящики, провожая скучающим взглядом снующих по широким проходам людей.
  
   Станок с ЧПУ, револьверного типа, мастер участка называл не иначе, как "приблуда". Оно и понятно: на блатном жаргоне "приблуда" означает пистолет.
   Каким образом 16-летний школьник, несознательный и немотивированный, оказался ответственным за эту сложнейшую, супердорогую и суперсовременную технику, Лёша долго не мог понять. Впрочем, практически сформировавшееся мировоззрение взрослого человека подсказывало, что в стране развитого социализма, находящейся под руководством коммунистической партии, ряд явлений может противоречить здравому смыслу и это считается нормой.
   "Смирись, воспринимай информацию, делай выводы, - подсказывало сознание. - Твой ум должен извлекать пользу даже из творящегося вокруг абсурда. Ничего лишнего не болтай, ибо изменить эту систему невозможно. На то она и система".
   Слушая объяснения рабочих наставников, Лёша понятливо кивал головой и, по мере сил, учился обслуживать доверенную технику.
   "Этот станок, размером с танк, весит столько же, и имеет аналогичную стоимость", - подводил он мысленную черту, глядя на монументальное произведение станкостроительной отрасли.
   "Приблуда" сама выполняла десятки операций, поочерёдно и в соответствии с программой подавая из "карусели" в автоматический шпиндель резцы, фрезы и свёрла. Обрабатываемая деталь замысловатой формы, похожая на ажурный кубик с десятками отверстий, проточек, сложных изгибов, закреплялась на подвижной станине, крутясь и так и этак, непрерывно охлаждаясь белой эмульсией, вытекающей из боковой трубочки.
   По окончании цикла, длящегося 20 минут, готовое изделие было необходимо аккуратно снять со специального крепления и установить следующую заготовку. Затем требовалось опустить защитный экран и нажать кнопку "Пуск". Пережидая очередную стадию обработки можно было курить прямо у станка, сидя на пустом ящике, гулять по цеху, общаться с друзьями, либо тупо наблюдать за процессом.
   "Такая работа не даёт информации, не развивает интеллект, вообще ничего не развивает. Отбываешь время, как пастух при стаде, медленно, но верно подвергаясь умственной деградации. Интересно, как такая работа оплачивается? Я читал, что на предприятиях Генри Форда рабочие получали надбавки за потерю личности".
   С этим вопросом Лёша подошёл к мастеру.
   - Обработка каждой детали расценивается в 22 копейки, - был краткий ответ.
   "За полсмены я могу обработать 9 деталей. Так... умножаем... получаем... чего?.. 1 рубль 98 копеек? За месяц я получу 39,60. А если работать полную смену, то 79,20. Ерунда какая-то".
   - А я думал, что здесь, на заводе, у людей зарплаты по 300 рублей в месяц.
   - Бывают и по 300 рублей, в том случае, если у тебя высший разряд, большой стаж, надбавки всякие, коэффициенты, премии. Можно заработать и 400, если, в дополнение к "приблуде", будешь точить детали на соседнем токарном станке или обслуживать сразу две "приблуды". Но с ними ещё нужно уметь управляться.
   Действительно, последующие дни внесли коррективы в рабочий процесс, уменьшив выработку деталей.
   Вначале, сломались штырьки на крепёжном приспособлении. Деталь никак не хотела сниматься и постукивание гаечным ключом по заготовке снизу, привело к обламыванию насадочных штырьков. Лёша унёс крепление в инструментальный участок, где получил запасное изделие. Однако к концу смены история повторилась.
   - Ты что, тупой? Я же предупреждал об аккуратности постукивания при съёме, - в глазах инструментальщика читалась такая неприязнь, что Лёше стало не по себе.
   - Я десять минут постукивал. Очень боялся сломать.
   - Теперь жди до завтра, штырьки там не простые, а индивидуально подогнанные, обточенные вручную, как затвор у автомата Калашникова. Понял?
   - Понял.
   Получив на следующий день починенный крепёж, Лёша явился на рабочее место. Хм-м-м... "приблуда" оказалась опечатана жёлтой сигнальной лентой.
   - В чем дело? - поинтересовался Лёша у мастера участка.
   - Служба контроля твой станок забраковала.
   - Как так?
   - Плохо был очищен от остатков стружки и эмульсии. Перед уходом домой ты должен отполировать рабочие поверхности. А контролёры, потом, ходят с белой тряпочкой... там потрут, здесь проведут. Если жирное пятно или остатки стружки находят, то составляют акт и отстраняют от работы.
   - И чего сейчас делать?
   - Вытирай начисто и вызывай их представителя.
   - А где тряпки выдают?
   Самый обычный вопрос вызвал у мастера приступ здорового смеха.
   - Где хочешь, там и ищи. Или "одолжи" у кого-нибудь, - с едва скрытой иронией сообщил он.
   Лёша понуро двинулся вдоль цеха. Выйти с территории завода в рабочее время не представлялось возможным, но и внутри завода тряпок не наблюдалось. Заход в учебное помещение с учебными станками также ничего не дал: преподаватель ушёл в отпуск, и все шкафы были заперты на ключ.
   Хождения закончились в тот момент, когда, дождавшись отлучки мастера с рабочего места, Лёша украл из его тумбочки обширную клетчатую тряпку, представлявшую собой бывшую фланелевую рубаху.
   "Вот и "одолжил", - думал он, разрывая рубаху на клочья. - Вечером хватится имущества, а меня уже и след простыл. И вообще... я что, должен этот танк каждый день дочиста вытирать? Он же огромный, да ещё зафоршмаченый по уши. Брызги эмульсии вместе со стружкой летят на защитные экраны, на карусель, станину, засаживаясь в каждую щёлочку. Да на это же час времени уйдёт. И уже никаких 300 рублей в месяц не надо, умрёшь тут геройской смертью, вернее утонешь в эмульсии, подавившись стружкой".
   Спустя полчаса станок был вытерт до блеска и предъявлен контролёру. Тот сделал отметку в журнале и снял ленточку.
   - Первое предупреждение вынесено. Можете работать.
   "Для чего же я так старался? Неужели для того, чтобы немедленно обратно всё засрать? Какой-то бессмысленный труд... похожий на каторгу, где заключённые перетаскивают камни с места на место, и я чувствую себя идиотом", - подумалось про себя.
   Однако делать нечего, первая деталь была закреплена и включилась в обработку. Лёша перевёл дух и посмотрел на часы.
   "Время 9-00, а начинать вытирать станок нужно в 11-00. За час управлюсь с уборкой и можно топать домой. Только чего я заработаю в итоге? Тьфу... нет слов".
  
   На следующее утро мастер участка поджидал его персону, облокотившись на "приблуду". Сжатые кулаки и яростные глаза свидетельствовали о нешуточном душевном волнении молодого руководителя.
   "Такому, в момент зашкаливающих эмоций, лучше под руку не попадаться. Ка-а-ак даст по вывеске! Однако меня в жизни ещё никто и никогда не бил. Кроме, конечно, историка Юзефовича", - Лёша вспомнил школу N 9 и свой "полёт шмеля".
   Он остановился на безопасном расстоянии и молча достал из синей болоньевой сумки домашнюю тряпку, не уступающей по размеру украденной вчера.
   - Простите, у меня не было выбора. Оставался лишь подсказанный Вами вариант "одолжить". Вот компенсация, - он протянул тряпку и сделал шаг назад, приготовившись к бегству. Впрочем, это было излишним. Мастер лишь покачал головой, на этом разборки и закончились.
   Так прошёл бы ещё день, помеченный серым цветом никчёмности... хм-м-м... если бы не одно событие.
  
   Домашняя неприятность
   Появившись в районе часа дня у себя дома, Лёша застал там заканчивающего обед родителя.
   - Привет папа! Я тоже буду обедать, так что оставь кастрюли на плите.
   Тот явно обрадовался, вымыл свою тарелку и отправился на службу в НИИУМС. Хлопнула входная дверь.
   "Мама до конца дня будет в школе на экзаменах... Интересно, как там у меня поживает малиновое вино? Нужно проверить".
   Лёша достал из верхнего отсека стенки портфель, затем второй, а из него и трёхлитровую банку. Полиэтиленовый кулёк, с помощью резинки закреплённый на горлышке, был отложен в сторону.
   "Пахнет алкоголем, - итог экспресс-теста был положительным. - И процесс брожения прекратился. Ого, какое прозрачное винишко стало. Можно фасовать".
   Он, стараясь не взмучивать осадок, перелил верхний слой вина в бутылку из-под лимонада и заткнул её пластмассовой пробкой. Добавочный глоток, прямо из банки, согрел пищевод теплом.
   "Малиной не пахнет, но, в принципе, съедобно. Сахар весь перебродил, даже не сластит. Хм-м-м... и всё же, куда делся малиновый запах? Варенье пахло малиной, а вино не пахнет, странно всё это".
   Пока Лёша размышлял над данной проблемой, бутылка в его руках перекатывалась с места на место. Он перешёл из большой комнаты, принадлежащей папе, в смежную, где находился учебный стол и хранились вещи школьника. "Куда бы её спрятать до утра? Ведь нужно друзей угостить, прямо на заводе, чтобы порадовать их. Кстати, рядом с "приблудой" стоит шкаф программного обеспечения, и он выше человеческого роста. Вот позади него и употребим божественный напиток".
   Лёша, довольный своей выдумкой, наконец-то обнаружил место для схрона бутылки. Оно нашлось между старой ламповой радиолой, стоящей на полу и коробкой с проводами.
   "Сегодня вечером мама точно не будет устраивать уборку помещения. Тотальное "перетрахивание" квартиры происходит исключительно по субботам", - едва подумал он, как раздался пушечный выстрел.
   - Ба-бах!
   Школьник ошарашенно смотрел на открытую бутылку в его руках, из которой неспешно вытекал поток пены, валясь пузырчатыми ошмётками на ноги и пол, скатываясь тонким ручейком по покрывалу маминой кровати.
   - Кап-кап-кап, - прямиком за шиворот упали крупные капли.
   Лёша отстранился и поднял голову. На белоснежном потолке, противореча законам физики, расплывалось бурое пятно, сбрасывая излишнюю влагу вниз.
   - Мама родная... - паника захлестнула сознание подростка, вгоняя его в ступор. - Теперь я знаю, как выглядит пушной зверёк, обитающий на Крайнем Севере.
   Кинувшись в ванну за тряпкой, Лёша умудрился поскользнуться и расшибить себе локоть.
   "Беда не приходит одна", - философская мысль, будто издеваясь над беспомощным состоянием, посетила голову подростка, после чего сознание заполнили нецензурные выражения третьей степени языковой сложности.
   Увы, что случилось, то случилось. Внутренний голос рекомендовал взять себя в руки и не паниковать. Лёша плюнул на уборку помещения и вышел покурить на балкон.
   Тёплый ветерок нежно обдувал лицо 16-летнего подростка. Солнце, по-летнему жаркое и чрезвычайно яркое на фоне голубого неба, успело переместиться в юго-западную часть небосклона и оставило восточные окна квартиры, выходящие в сторону ул. Борчанинова, в тени.
   "Пусть Иринка Антипова, вместе с "девочкой-Луной" жарятся в доме напротив, желательно в собственном соку. Однако, если они выползут загорать в купальниках на балконы, то я не расстроюсь, - смена мыслей привела его сознание в норму. - Нужно чего-нибудь придумать в своё оправдание. Только чего?".
   Лёша походил взад-вперёд по квартире. На кухне ему попался на глаза гранёный стакан.
   "А что, если...".
  
   Возвратившаяся из школы мама застала сына в самом печальном состоянии.
   - Что-то случилось? - спросила она, поймав виноватый взгляд сына, постоянно соскальзывающий в сторону.
   - Да ничего особенного, только потолок я испортил.
   - Это как понимать? - мама застыла в одной туфле, вопросительно уставившись на Лёшу.
   - Да вот... жонглировал стаканом, как обычно. Тренировался, повышал ловкость, как папа учил. Только в стакане оставался недопитый ягодный чай. Я из холодильника достал вишнёвое варенье, разбавил чаем, отпил, а пока до дальней комнаты дошёл, забыл, что в стакане что-то есть. Ну и крутанул стакан по тройному сальто... пятно на потолке уже не отмыть.
   Мама кинулась оценивать материальный ущерб. Бурое пятно её сильно впечатлило. Она оглянулась и обнаружила сохнущее покрывало на спинках двух сдвинутых стульев. В открытое окно дальней комнаты светило солнце и дул поток воздуха, так что винная мокрота, предварительно сполоснутая под краном, к тому моменту практически высохла.
   - Да уж... сказать нечего. Ты давай... завязывай со своим жонглированием. Ничем хорошим это не кончится.
   - Так ведь папа...
   - Слушай его больше, - язвительным тоном выдавила родительница. - Он из тебя чемпиона по шахматам сделает, или ещё каким-нибудь чемпионом. Самому не удалось никем стать, зато он любого может научить, как это сделать. Кстати, ты не читал книги Дейла Карнеги? Такой же, как и наш папа... оратор-мотиватор. На словах у него всё получается красиво, до безупречности, просто замечательно: знай себе, пользуйся методикой и греби под себя миллионы. У людей, которые слушали лекции Карнеги, башню сносило от перспектив, а вот на деле... Этот теоретик любил всё систематизировать, затем обобщать, и в упор не видел индивидуальных нюансов, свойственных каждому человеку. Ты лучше, вместо этой говорильни, найди себе дело по душе и займись им. Папу выслушивай, но не принимай его речи буквально.
   - Буду выслушивать, - голова сына склонилась в согласии со словами мамы. - Давай забелим пятно?
   - Конечно, забелим. Только его сначала нужно медным купоросом вытравить, затем обработать "Белизной", а то никакая известь не сможет закрасить эту гадость. Придётся выносить кровати из комнаты, шкаф с книгами закрывать клеёнкой и брать краскопульт на прокат, либо вызывать маляров.
   Лёша вздохнул свободно. Пушной зверёк, так и не приблизившись, вильнул белым хвостиком и скрылся в снежной дымке.
   "А я тут, от расстройства, чуть с ума не сошёл. В очередной раз повезло... ну да, порой нам необъяснимо везёт. Однажды Марк Твен заявил: "В жизни у меня было много неприятностей, большинство из которых так и не случились". Как же я хочу быть похожим на Марка Твена!".
   День спустя, по приходу домой, Лёша отлил вина в чайник, слегка нагрел, затем охладил в морозилке и перелил в ту же бутылку, что и в прошлый раз. Принудительная тряска в ванной комнате ничего не дала: пробка даже не хотела доставаться, какое уж там вылетать.
   "Всему в жизни нужно учиться, - сделал железный вывод Лёша. - И просчитывать возможные последствия".
  
   Вновь про завод
   Завод встретил школьника знакомым гулом и знакомыми запахами. Унылые рабочие, некоторые из них нестриженые, с немытыми волосами и помятыми физиономиями, шустрили по цеху, выполняя план. Лёша представил себя на их месте.
   "Нет, работать здесь я не смогу, пусть хоть золотые горы обещают... квартиры, бесплатные санатории, премии... плевать. Я свободный человек и горбатиться в этом охраняемом заведении строгого режима, говоря проще, терять жизненные перспективы, и ради чего? Ради денег??? В мире есть вещи важнее денег", - стать рабом денежных знаков Лёша не хотел. Он вообще не планировал становиться чьим-то рабом и, согласно чужой воле, прогибаться в ту, либо иную сторону... вертеться, подобно флюгеру, принимая "под козырёк" бредовые приказы вышестоящих идиотов.
   Лицо подростка перекосила гримаса неприятия, размышления продолжились.
   "Эта работа не приносит морального удовлетворения, не развивает и не увлекает. А сжигать в паровозной топке молодость, интеллект, созидательную энергию... Понятие "досрочная выработка ресурса организма" звучит диагнозом из заключительной части патологоанатомического протокола.
   Пять лет, максимум десять, активных лет жизни... - всё это время ты будешь ещё на что-то надеяться, тешить себя иллюзиями. Затем тебе повысят квалификацию, увеличат надбавки, выпишут квартальную премию и тринадцатую зарплату, чтобы не улетел из клетки, а продолжал в...ывать (читайте вкалывать), как Папа Карло, невзирая на синюшный варикоз в паховой области и подагрический артрит суставов больших пальцев ног. Профком пододвинет тебя в очереди на получение квартиры, "пряник" какой-нибудь сунет, торжественно вручит значок передовика производства, в честь очередного коммунистического юбилея. До конца жизни так и будешь трудиться на государство, а дальше... хм-м-м... известно что будет: "Хочешь жни, а хочешь куй...", - ты получишь от страны Советов бо-о-ольшую благодарность, прямо громадную... размером с пирамиду Хеопса.
  
   Рабочее место, начисто вытертое вчерашним днём, и, слава Богу, не опечатанное зловредными контролёрами, поджидало свою человеческую жертву. Каждое утро одно и то же зрелище, словно восход солнца, однако не столь романтичное - оно уже приелось и не вызывало в душе никаких эмоций.
   Запустив "приблуду" Лёша прошёлся по цеху. Соколов и Бухаров крутились возле своих станков, что-то настраивая, либо перебирая заготовки.
   - В 10-00 стрелка у меня. Будем отмечать праздник урожая.
   - Первый раз слышу про этот праздник, - недоумённо ответил Рома.
   - Ты просто не жил во Франции. Там, в честь каждого созревания Божоле, в Бургундии устраивают массовые гуляния. Как у нас на 1 мая. Выпивают, поют песни, веселятся.
   - Что такое Божоле? - флегматично поинтересовался Соколов.
   - Красное вино с вкусовыми оттенками вишни и малины.
   - И причем тут ты?
   - Так у меня малиновое вино созрело. Пусть не красное, и не Божоле, но пить можно. Причём совершенно бесплатно.
   Слово "бесплатно", относящееся к алкоголю, было понятием из области фантастики. В глазах друзей вспыхнула заинтересованность.
   - Мы придём.
   - Несите закуску. Буду ждать.
  
   В назначенное время рядом с "приблудой" материализовались два посторонних человека. Обработка очередной детали закончилась и Лёша, со спокойной совестью, махнул друзьям в сторону шкафа автоматики.
   - Проходите, господа.
   Расположившись кружком и опасливо поглядывая по сторонам, товарищи откупорили бутылку вина.
   - Где у тебя стакан? - поинтересовался Андрей.
   Лёша нахмурился. Действительно, ритуального столового прибора для распития алкоголя, под наименованием "стакан", в наличии не имелось. Друзья недовольно поморщились.
   - Не хотелось бы из горла пить, - сообщил Соколов. - Мы же не алкаши.
   - Давайте думать, - откликнулся Лёша. - Чего у тебя там в руках? Огурец, что ли?
   - Ну да, на закуску.
   - Знаешь... из огурца можно сделать стопарик. И им же закусить.
   - Ты гений! - лицо Бухарова просветлело. - Есть ножик?
   Используя в качестве ножа обломок полотна по металлу, Лёша разрезал огурец на две части, после чего извлёк мякоть одной из них. Покрутив в руках, убедившись в функциональности приспособления, он протянул Соколову бутылку.
   - Наливай.
   Распитие алкоголя из огурца растянулось на четверть часа. За это время было выкурено по две сигареты, рассказано по несколько анекдотов, а также удовлетворено любопытство одноклассников по вопросу изготовления чудесного напитка.
   - Ты учишься в нашем классе всего 9 месяцев и, по внешнему виду, не скажешь, что какой-то вундеркинд. Однако не устаёшь удивлять, - задумчиво произнёс Бухаров.
  
   Планы на выходные
   Романтический пикник с ночёвкой на берегу реки, у костра и в палатках, был запланирован на субботу 28 июня.
   Заводская практика заканчивалась. Считаные дни, выпадающие на следующей неделе, можно было считать весьма условными, так как души подростков, словно легендарные алые паруса, были до краёв наполнены свежим ветром свободы.
   В один из прекрасных июньских деньков, "акционеры" увеселительного мероприятия, вольготно расположившиеся полукругом в тенистых зарослях Соколовского двора, распределили персональные обязанности, собрали денежные взносы и назначили время сбора. После длительных согласований количество туристов зафиксировалось на числе 11. Основу команды составили шесть учеников из 9 "В", среди них - одна девочка, Жанна Турунцева.
   Оставшаяся пятёрка представляла собой сборную солянку из желающих развлечься шапочных знакомых. Среди них были:
   - Марат Галямов - известный бабник из 9-й школы и лучший друг Миши Хобота. В комплекте с Маратом ехала некая Марина, сменившая на посту набившую оскомину Людку-Жопу.
   - Витя Ошмарин - протеже Соколова (франц. protege - лицо, которому оказывают протекцию, покровительство), прекрасно играющий на гитаре и душевно исполняющий дворовые песни.
   - Сергей Пономарёв - второй протеже Соколова. Пономарёв являлся "авторитетным" старшим товарищем, отсидевшим несколько лет за грабёж. Со слов Соколова - "классный чувак".
   - Саша Двойников - лучший друг Лёши, ныне ученик школы N32.
   Закупку алкоголя, как самое ответственное из всех дел, по традиции возложили на Лёшу. Что и говорить, дав ему поручение, можно было расслабиться, более не думая о случайностях и неудачах. Анализируя внешнюю обстановку, исполнитель народной воли учитывал множество нюансов, порой, маловероятных и трудно прогнозируемых, раз за разом, честно отрабатывая программу.
   "Хитрый, изворотливый, невероятно везучий, но, в то же время, порядочный... просто до одурения порядочный", - именно такая репутация, с подачи Ромы Бухарова, всюду сопровождала Лёшу.
   Похоже, тот прощёный долг, по итогам игры в трясучку, плавно трансформировался в глубокое уважение окружающих.
   Продукты питания каждый член коллектива доставлял индивидуально с целью формирования из них общака. Что касается палаток, то они нашлись у Галямова, Ошмарина и, что удивительно, у Жанны. Правда, эти палатки были не особо комфортными, сделанными из брезента грязно-зелёного цвета, но, увы... в Советском Союзе выбор туристических принадлежностей был ограничен фразой: "жрите, что дают".
   Электричка до ст. Лёвшино отправлялась в полдень.
  
   Последний день практики
   Спустя три недели от начала производственной практики, "приблуда" окончательно разочаровала Лёшу.
   В пятницу утром, в довершение ранее произошедших неприятностей, электронные мозги ЧПУ, неожиданно, глюканули. В течение самой рядовой операции по смене инструмента, револьверный барабан подсунул шпинделю вместо сверла резец, который станок, со всей дури и на скорости 960 об/мин, попытался затолкать в маленькое сквозное отверстие, для этого абсолютно не предназначенное.
   "Однажды случилось так, что медведь решил вдуть белке-3,14зделке... - прекрасно сложенный литературный слог, годящийся для начала поучительной сказки, возник в сознании подростка. - Однако дело не задалось с самого начала...".
   Скрежет металла, визг аварийной сирены... Заготовку сорвало с крепления и выгнуло кренделем. Прибежавший начальник застопорил вращение двигателя и вызвал программиста, который начал колдовать над "сбрендившим" механизмом. Внезапно, блуждающий взгляд мастера остановился на нескольких десятках обработанных деталей, аккуратно сложенных в три деревянных ящика.
   - Ты что, до сих пор не сдал готовую продукцию?
   - А куда я должен сдавать? Я устанавливаю и снимаю заготовки. В конце смены станок вытираю. Про то, что детали нужно кому-то сдавать, разговоров не было.
   - Бл... - с чувством выдохнул мастер. - Похоже, что мы месячный план завалили. Какой же ты...
   - А Вы... - неуверенно начал Лёша, однако тут же собрался с мыслями и выпалил. - Вы должны были сообщить всю информацию сразу, а не выдавать по частям. Я же не Вольф Мессинг и не умею читать мысли начальников.
   Мастер посмотрел на него, как на мелкое насекомое. Ученик прочёл взгляд правильно.
   "Сейчас я похож на зловредную муху, которую хочется прихлопнуть. Однако он сам виноват".
   - Пока станок настраивают, бери детали и отправляйся сдавать приёмщице ОТК.
   - И чего дальше?
   - Пусть наряд закрывает.
   - Понял... пошёл, - всего двумя словами Лёша перефразировал известный анекдот про стоящего на посту чукчу с автоматом.
   ...Шевеление в кустах. Чукча: "Стой, стрелять буду". Ответ: "Стою". Чукча: "Стреляю".
   Мастер юмора не понял. Он высокомерно развернулся и отчалил восвояси.
   Лёша не стал спрашивать вдогонку, что означает понятие "наряд" и как его "закрывают", а лишь послушно подхватил один из ящиков, отправившись в сторону контролёра.
  
   На углу главного прохода восседала дама в белом халате. Два штангета, большой и маленький, а также линза увеличительного стекла, лежали по её правую руку на большом металлическом столе, вытертом до зеркального блеска.
   - Здравствуйте! - как можно приветливее произнёс стажёр.
   Дама махнула рукой, типа "выкладывай продукцию", и открыла нужный чертёж. Затем она, с помощью штангенциркуля, стала придирчиво изучать соответствие проточек указанным размерам, крутя первое изделие и так и этак. Наконец отставила его в сторону, что-то отметив в журнале.
   Следующая деталь, следующая...
   Спустя полчаса осмотренные заготовки распределились по двум кучкам, меньшая из которых стояла ближе к контролёрше, ну а вторая... Как выяснилось, в дальней кучке скопились заготовки с недоделками. У части из них оказалось не выбрано кольцо большого диаметра, еще у нескольких была провалена центровка отверстий.
   После сортировки взгляд работницы стал строгим и надменным:
   - Вы что, совсем не проверяете готовые изделия? Первичный контроль производится на рабочем месте.
   - А как я проверю? Мне не выдали проверялку, не выдали и чертежи. Ничего не объяснили по поводу сдачи готовых изделий. Я работаю почти месяц, но знать не знаю, что такое "наряд", как его "закрывают", и для чего всё это нужно. Кинули меня сюда, в качестве живого мяса, прямо, как бойца штрафбата - под танки. У меня такое впечатление, что на заводе всем на всех плевать.
   В течение нескольких секунд сотрудница осмысливала услышанное. Недовольное выражение лица сменила маска удивления.
   - Ты вообще, что здесь делаешь?
   - Меняю заготовки в "приблуде".
   - В чём??
   - Со слов мастера, мой станок называется "приблуда", и мне поручили присматривать за этой х...виной (читайте "хреновиной").
   Услышав неприличное слово, контролёрша замолчала, озадаченно хлопая глазами, видимо понимая бессмысленность дальнейшего диалога с абсолютно некомпетентным молодым человеком.
   - До свидания, - самым невинным тоном произнёс Лёша.
   Сложив бракованные детали в ящик, он развернулся и поплёлся к рабочему месту. Нужно было привести станок в надлежащий вид и валить отсюда.
   "Валить.. валить... валить", - начало повторяться в голове, то затухая, то нарастая до звука набатного колокола.
   В эту минуту Лёша ещё не знал, что его первая в жизни трудовая практика уже закончилась. Если быть точнее, то финишная ленточка упала в момент выхода подростка с территории завода.
  
   Пикник
   Утро субботы, 28 июня 1980 года, выдалось прохладным.
   Девственно ясное, цвета бирюзы небо, притягивало взгляд и манило в неизведанную даль. Душа Лёши, проснувшегося ни свет ни заря, была наполнена оптимизмом, и даже косые взгляды родителей не портили оптимистического настроения.
   Мама с папой, лишь пару дней назад узнав о намерениях сына, попытались отговорить его от опасной затеи. Но, куда уж там... Лёша не просто упёрся, а упёрся насмерть, мотивируя своё решение тем, что туристические поездки являются семейной традицией. Папа, в молодости, ходил в походы с друзьями, в горы Памира. Мама тоже, вовсе не была пай-девочкой, участвуя со старшим братом в разных авантюрах.
   По результатам переговоров предки выкинули белый флаг и сдались на милость победителя, выдав ему два рубля на билеты и обеспечив ребёнка продуктами питания.
   "Усё ОК! - мысленно прокомментировал выход из дома продолжатель рода Корешиных. Дверь квартиры звонко хлопнула за его спиной. - Блин! Забыл поцеловать мамочку на прощание, однако возвращаться не буду, дурная примета".
  
   Речной трамвайчик неспешно плыл против течения по Камскому водохранилищу, метя вправо, в устье реки Чусовой.
   На открытой корме, облокотившись на перила, располагалась весёлая компания подростков. Распитое в электричке вино, плюс дополнительная порция, принятая "на грудь" уже на борту "трамвайчика", туманили сознание. Впрочем, как выражалась звезда эстрады, Лайма Вайкуле, "ещё не вечер...".
   "То ли ещё будет", - очередные строки, на этот раз из творчества Аллы Пугачёвой, заняли место в логической цепочке рассуждений, материализовавшись в голове.
   "Нас ждут незабываемые впечатления, - Лёша посмотрел на кильватерный след, уходящий вдаль. - И почему это самодвижущееся корыто называется "трамвайчиком"? Хм-м-м... Несуразные понятия, отвлечённые от реальности, свойственны русскому языку. Вот объясните мне, почему хомяка-переростка называют "морской свинкой"? Никто не объяснит. Хомяк не напоминает ни море, ни свинью, хотя и обильно гадит... - просто, как свинья".
   Его размышления нарушил порыв ветра. Ветер был явно северного происхождения: ледяное дыхание арктического антициклона встопорщило волосы на руках, заставив Лёшу поёжиться и укрыться в помещении салона.
   "Нужно утеплиться, - он достал из сумки свитер и натянул его поверх футболки. - Блин, что это за фигня творится с погодой в конце июня?".
   Подросток оглянулся по сторонам. Народ на теплоходе дружно уходил "в субботний отрыв", распивая спиртное повсюду. Спустя непродолжительное время транспортное средство уже напоминало не мирный "трамвайчик", а гудящий бордель, до отказа заполненный неадекватными пассажирами, непрерывно тусующимися и перекуривающими прямо в салоне.
   Появившийся в гуще людей матрос вызвал шквал эмоций.
   - Ходи сюда, служивый, выпей с нами! - кричали с разных сторон.
   Матрос, озираясь вокруг, корча из себя полную невинность, осторожно подсел к одной из компаний. Стопка водки, выданная на руки, мгновенно исчезла в чреве находящегося при исполнении служебных обязанностей сотрудника Камского речного пароходства. Домашний пирожок с луком и яйцом отправился следом за выпивкой.
   - Спасибо, но мне нужно идти, - высидев пару минут, сообщил он новым друзьям. А капитану можете налить? Он здесь один трезвый, бедолага...
   Судя по всему, именно с этой целью его и заслал "в народ" старший по званию.
   - Святое дело, - отвечали отдыхающие, заполняя доверху подсунутый стакан. - Если вскоре поплывём зигзагами, то будем знать, что капитану водка пошла на пользу.
   Массовое веселье, безудержное, перехлёстывающее через край, сопровождали неторопливый ход речного судна.
  
   Песчаный берег, окаймлённый высокими хвойными деревьями, уверенно приближался, увеличиваясь в размерах и приковывая внимание готовых к десантированию пассажиров. И вот, нос "трамвайчика" уткнулся в песок береговой линии, рядом с бревенчатым причалом.
   Остановка под названием "деревня Гари". И, добро пожаловать на сушу.
   Сосновый лес был великолепен. Под его покровом холодный ветер, гуляющий по водохранилищу, уже никак не проявлял себя: тишина и спокойствие правили этим миром. Сказочная атмосфера нетронутого цивилизацией участка земли сильно подействовала на прибывших туристов. Ребята притихли, восхищённо оценивая потребительские качества финальной точки путешествия. "Это просто супер!" - читалось в глазах подростков.
   Однако нужно обустраиваться.
   Застучали топоры, первым делом вырубая стойки и колышки для палаток. Остальные мальчики разбрелись по окрестностям в поисках сухостоя. Присутствующие дамы принялись за распаковку вещей и сервировку стола, состоящего из покрывала, накинутого поверх покрывающего поверхность земли серебристого мха.
   Женскую и мужскую половины было решено отделить друг от друга. Левая палатка, установленная под кронами вековых сосен, отводилась двум девочкам, как и санитарная территория "для пользования", расположенная позади неё.
   Две палатки для мальчиков разместили на небольшой полянке, в тридцати метрах от "женской" половины. И там и там начали разгораться костры.
   Праздничное застолье началось ближе к вечеру. Из купленных Лёшей четырнадцати бутылок "Яблочного Лучистого" вина, крепостью 16 градусов, к моменту ужина оставалось лишь восемь. Одну за другой ребята откупоривали походным ножом и разливали по походным стаканчикам.
   "Мало купили... - думал "старший по напиткам". - Однако я бы не унёс большего количества... и так, чуть не надорвался. Хорошо, что чекушка имеется в заначке".
   Маленькая, объёмом 250 мл, бутылочка водки, была припрятана на дне сумки, "на всякий случай", и, по приезду на место отдыха, немедленно перекочевала под отдалённое дерево.
   - Андрюха, - заговорщицким шёпотом позвал Лёша друга Соколова. - Пойдем, дело есть.
   Тот нехотя встал и двинулся в сторону уходящего товарища. За спиной полыхал огромный костёр, играла гитара, под мотивы которой неслись залихватские песни. Узнав, в чём причина отлучки, Андрей обрадовался.
   - Наливай.
   Порция водки, принятая внутрь, согрела организмы подростков теплом, одновременно затуманив разум и нарушив координацию движений. Возвращались к костру они парой, иногда спотыкаясь и цепляясь руками за мелкий кустарник, растущий среди мощных деревьев.
   Круг зрителей, равномерно расположившихся на некотором удалении от огня, внимал очередной песне. Раскрасневшиеся лица, вальяжные позы. В руках некоторых лениво тлели угольки сигарет. Марат Галямов прижимал к себе Марину. Вторая из присутствующих девочек, Жанна, не отрываясь и с чувством восхищения, смотрела на Витю Ошмарина, выдающего мелодичные аккорды и, надрывным голосом, исполняющего лирическую песню.
  
   Вот и вечер настал, и мы бродим с тобой,
   По аллеям тенистого сада.
   Я пытался прижаться к груди молодой,
   Ты шептала: "Не надо, не надо".
  
   Лёша продолжил разглядывать одноклассницу.
   "Красавица, без вопросов. Румяные щёки, яркие глаза, стройные длинные ноги, и при всём этом, никаких жировых прослоек... нигде... от слова "совсем". Исключительно симпатичный экземпляр, прямо глаз не оторвать. Как же она великолепно смотрится".
   Тем временем песня закончилась.
   Жанна подошла к певцу и, в знак преклонения перед талантом, положила Вите руку на плечо. Шепнула комплимент на ухо, сопроводив солнечной улыбкой.
   Сидящий на пеньке маэстро ответил взаимностью, обхватив даму за ногу чуть выше колена, наклонив голову, будто пытаясь поцеловать светлые джинсы, обтягивающие безумно- привлекательные ноги. Типа "в шутку". Жанна сделала вид, что не заметила поползновений, даже не дёрнулась, разрешая прикоснуться к своему божественному телу, однако вскоре вернулась на место.
   Соколов наклонился в сторону Лёши и шепнул на ухо:
   - Если так дело пойдёт, то они окажутся ночью в одной палатке. Это никуда не годится. Пьяные женщины - они бывают такими неадекватными... полный писец! В порыве чувств могут натворить дел, и будут, в дальнейшем, жалеть об этом.
   Затем громко потребовал:
   - Дайте мне гитару, хочу спеть зоновскую песню.
   Сергей Пономарёв, отмотавший немалый срок по 145-й статье УК РСФСР ("Грабёж"), уважительно кивнул:
   - Вот это по-нашему. Быстро гитару Андрюхе!
   Музыкальный инструмент перекочевал на противоположную сторону круга зрителей. Одновременно с этим, девочки вскрыли очередную бутылку вина и разлили по стаканчикам.
  
   А на свободке так весело сегодня,
   Страна встречает праздник новогодний,
   Пьют прокуроры, менты и адвокаты,
   А нам желают, чтоб мы сосали лапу.
  
   Вроде бы незамысловатый мотивчик, но энергетика певца просто потрясала. Соколов выкладывался по полной программе, прикрыв глаза и не замечая ничего вокруг.
   Второй куплет добавил динамичности.
  
   А мы ...ём законы этой власти,
   У нас на зоне довольно всякой масти...
  
   Расслабленные доселе зрители вошли в раж и стали подпевать повторения. Некоторые поднялись с мест. Финальный куплет был исполнен стопроцентным хором.
  
   Да пусть горит, да на х...й, вся планета,
   Скажу кенты, моя уж песня спета.
   И будет мрак и будет вечный онанизм,
   Когда построим ваш ...баный коммунизм.
  
   Закончилось это действие аплодисментами и чьим-то возгласом: "Наливай ещё!".
  
   Момент наступления полной темноты Лёша прозевал. По-видимому, пьянка-гулянка продолжалась достаточно долго, затянувшись далеко за полночь, раз уж июньский день, длящийся в Перми 20 часов подряд, сменился непроглядной теменью. В прогорающий костёр швырнули остатки заготовленного сухостоя, в результате чего огонь полыхнул с неистовой яростью, осветив лес на десятки метров вокруг.
   Зрители отодвинулись от пламени, концерт продолжился.
   Лёша поднял голову вверх. Сквозь кроны сосен плыло звёздное небо. Не проглядывало, а именно "плыло". Он задумался: "Интересно, в какую сторону оно плывёт? На север или на юг? Не могу разобрать". Для прояснения вопроса Лёша решил сходить на берег, благо идти было недалеко, метров сорок.
   - Я пошёл на звёзды смотреть, не теряйте меня.
   Выйдя к воде, Лёша обозрел окрестности. По правую руку, на противоположной стороне небольшого заливчика красовались освещённые ворота пионерлагеря.
   - Эгей! - крикнул он со всей мочи. - "Прибыла в Одессу банда из Амура..." - продекларировал он, нараспев, начало легендарной песни.
   Со стороны заливчика раздалось гавканье собаки, к которому немедленно присоединилась вторая хвостатая особь, за ней и третья. Поднялся невообразимый гвалт.
   - Сейчас всех порву! - заорал во всю глотку Лёша. - Пущу на котлеты! Гав-гав-гав, - что и говорить, а гавкать по-собачьи, неотличимо от оригинала, Лёша умел с детства.
   Злобные твари не унимались, в связи с чем, пришлось сунуть два пальца в рот и начать свистеть. Звуки оглушительного свиста, перемежающиеся с собачьим лаем, заполнили ночное пространство берега реки Чусовой.
   - Да ну вас в жопу, - спустя некоторое время изрёк Лёша. - И вообще, чего я здесь потерял? Ах да, звёздное небо... сейчас посмотрим.
   Тело школьника упало на спину посреди душистого покрывала луговых трав. Взгляд, устремлённый ввысь, размышления о бренности сущего, и полная расслабленность, граничащая с медитацией, навалились сверху, изолируя от мирской суеты. Крупные звёзды, раскинувшиеся по небосводу, уже никуда не плыли, застыв на одном месте. Леша лежал и, не мигая, смотрел-смотрел в невообразимую глубину космоса. Где-то там, далеко, в безмятежной тишине сияли галактики, рождались и умирали звёзды, пролетали кометы. Грандиозность мироздания, визуализированная на ночном небосклоне, впечатляла своей бесконечностью. Однако, вскоре, созерцательный покой Лёши был нарушен. Звуки множества голосов заполнили находящийся по соседству лес.
   - Ищите, он где-то по-близости. Заглядывайте под каждый куст, - кто-то, начальственным тоном, отдавал распоряжения.
   "Да здесь я, здесь. Только встать не могу", - резюмировал юный путешественник, пытаясь подняться на ноги и падая обратно. Наконец раздался победный клич:
   - Я его нашёл! - радостный вопль имел звуковую окраску голоса Хобота. - Идите сюда.
   Лёшу обступили преданные товарищи. Перепившего туриста взяли под руки и потащили в сторону стоянки. Левая мужская палатка оказалась пустой, туда и поместили невменяемое 16-летнее тело, прямо на пол, заботливо прикрыв сверху синим шерстяным одеялом.
   Гулянка продолжила свою программу, но уже без личного участия.
   "Поза эмбриона, а если по-русски, то я совсем "никакой", - эта фраза стала констатацией очевидного факта перед забвением.
  
   Утро следующего дня ознаменовалось тусклым светом, пробивающимся снаружи через ткань палатки, а также лютым холодом, пробирающим организм насквозь. Лёша, пребывая еще в сонном состоянии, протянул руку и пошарил в окружающем пространстве. М-м-м-да... ранее накрывавшее его одеяло куда-то исчезло, будто и не было никогда. Это раз.
   Во-вторых: брезентовый пол ночного убежища, установленного прямо на земле, без всяких там выкрутасов, типа хвойного лапника, либо другого утеплителя, беспардонно леденил соприкасающуюся с ним половину тела. Одетый поверх футболки свитер не спасал ситуацию. Лёша открыл глаза.
   Перед его взором возникла живописная картина: три товарища, прямо по Ремарку, дрыхли, откинув копыта (т.е. без чувств), вповалку, тесно прижавшись друг к другу, являя собой симбиоз существ, пытающихся выжить в неблагоприятной среде обитания.
   "Хорошо устроились, - подумал Лёша. - Мне же не повезло".
   Его место было расположено мало того, что с краю, но и было существенно ниже остальной части палатки, просев в какую-то естественную ложбинку, куда скатываешься непроизвольно, выпирая наружу стенку и оставаясь в одиночестве, без согревающего теплотой соседа. Отбивающие чечётку зубы, казалось, были готовы исполнить что угодно, хоть симфонию Моцарта, лишь бы согреться.
   "Э-э-э... Почему же мне так безрадостно? Ведь ещё накануне было все ОК. Однако, ситуация патовая. Стоит ещё немного полежать в этой морозильной камере и...
   Самым разумным действием будет восстановление костра. Прошло совсем мало времени, какие-то часы, и, возможно, там ещё остались тлеющие угольки", - он встал на корточки, расшнуровал вход палатки и выглянул наружу.
   На месте костровища, там, где ещё недавно пылал "дублирующий" костёр, лежало чьё-то тело. И не просто лежало: оно было завернуто в то самое, синее шерстяное одеяло. На полянке царил неописуемый бардак: по всему пространству валялись какие-то мусорные ошмётки, недоеденные продукты, пустые пачки от сигарет, рюкзаки и сумки, а также одинокая ракетка для бадминтона. Открывшуюся взору картину И. Е. Репина дополняли чьи-то мокрые трусы, насаженные на верхушку близлежащей молодой ели.
   "Видимо, ночью купаться ходили. Это же надо было так нажраться", - сделал мысленное умозаключение Лёша.
   Его руки методично обшарили брошенные сумки приятелей. В одной из сумок он нашёл пачку газет.
   "Хорошая идея, - Лёша попытался высказаться на эту тему вслух, но посиневшие губы не слушались. Поэтому пришлось заканчивать фразу про себя. - Папа однажды сообщил, что газеты греют не хуже фуфайки. Сейчас проверим".
   Несколько толстых экземпляров Лёша кинул на пол палатки. Раскрыв прочие издания, он улёгся на свое место и накрылся с головой бумажными листами. Внутри кокона стало заметно теплее.
   "Теперь спать... спать... спать".
  
   Причиной вторичного пробуждения стал громкий смех снаружи. В палатке оставался ещё один спящий товарищ, два же других куда-то исчезли.
   "Поспать, видимо, уже не удастся, придётся выходить", - Лёша сбросил с себя остатки газет и пополз на выход.
   Вокруг бывшего костра стояли несколько человек, от души веселясь. В середине круга, на синем одеяле, сидел Миша Хобот, осоловело крутя головой по сторонам.
   Морда Хобота была похожа на рыло чёрта из преисподней: перепачканные сажей щёки, нос и губы... вздыбленные волосы... они стояли колом, вместе с застрявшими среди них хвоинками. Для полного сходства с обитателем преисподней не хватало лишь рогов.
   - Эй ты... леший... чего ты здесь делаешь? - поинтересовался Бухаров.
   Миша недовольно поморщился, но ответил:
   - Земля под костром прогретая, на ней тепло спать. Только нужно укрыться чем-нибудь сверху.
   - И как поспалось?
   - Честно говоря, не очень.
   - Ну, тогда иди и умойся... Твоя морда портит пейзаж, - широко улыбнувшись, добавил Рома.
   Компания вновь развеселилась, раздались шуточки-прибауточки, и, под этот аккомпанемент, Хобот, прихватив мыло и полотенце, двинулся в сторону водоёма.
   На улице светило солнце, было тепло, и даже не верилось в лютый ночной холод. Лёша постоял некоторое время... Внезапно, в голове всё закружилось, подступив тошнотой к горлу. Он метнулся в подлесок, где немедленно вывернулся наизнанку. Похожий на зомби, он сделал несколько шагов в сторону и упал животом на белый мох. Глаза закрылись, наступила тишина.
   "Как же хочется пить! Только где она, вода? Вроде, была 5-литровая канистра у девочек, но до их палатки я точно не дойду, не то состояние".
   Внезапно глаза сфокусировались на небольшом зелёном растении, раскинувшем листики, напоминающие сердечки, прямо под носом.
   "Заячья капуста... её можно есть... она такая кисленькая".
   Лёша протянул руку и, сорвав трилистник, засунул его в рот. В голове возникло бессловесное ощущение кайфа.
   Затем, он двинулся ползком, по-пластунски, наподобие известного лётчика-героя, перебираясь от одной "капустинки" к другой, срывая их прямо ртом, прожёвывая и глотая сочную зелень. Так продолжалось некоторое время.
   Необычные звуки, тихие, похожие на шелест травы, раздались со стороны лагеря. Лёша поднял голову и осмотрелся. Никого. Лишь кустарник, растущий в отдалении, слегка качнулся, возможно, от порыва ветра.
   Травинка, ещё одна, ещё...
   Вконец обессилев, он опустил голову и закрыл глаза, восстанавливая способность к передвижению. В этот момент грянул оглушительный хохот. Два закадычных друга, Марат Галямов и Миша Хобот, вышли из-за кустарника и направились в его сторону.
   - Мы уже пятнадцать минут наблюдаем за тобой. Чуть не обоссались в кустах, глядя на твои поползновения. Поверь на слово - это незабываемая картина. Ты похож на морскую корову... - Марат ехидно улыбнулся.
   - Скорее, на тюленя Прижевальского, - выразительно добавил Хобот.
   Очередной приступ дружного, похожего на лошадиное ржание хохота, согнул наблюдателей пополам.
   - Да пошли вы...
   - Тебе помощь нужна?
   - Лучше воды принесите.
   - Сейчас мы тебя самого отнесём к воде. Купаться будешь? Можем раздеть, ополоснуть, затем, вновь одеть. Всё оформим по высшей категории. Как говорят в Европе: "нема проблем, Микола".
   Вновь смех, плюс глумливые улыбочки.
   - Бл... Вам бы шутки шутить, а мне в натуре, так хреново.
   - Ну ладно, - снисходительно выдавил Марат. - Пошли домой. Найдем тебе воду, а не то кони двинешь тут, на низкокалорийной диете... в травушке-муравушке.
   Товарищи помогли Лёше подняться и сопроводили до поляны. Порция живительной влаги была немедленно доставлена и залита внутрь страдающего от жажды организма. На некоторое время воцарился безмятежный покой, и лишь одинокий комарик нарушал своим жужжанием природную благодать окружающего мира.
   Подперев тяжёлую голову руками, он сидел и наблюдал, как, при непосредственном участии Соколова и Бухарова, девочки приводят в порядок территорию, собирая мусор и швыряя его в разгорающийся костёр.
   Из леса вышел Саша Двойников. Что он там делал, было непонятно. Судя по выражению лица - что-то очень важное.
   - Привет, как самочувствие?
   - Никак...
   - А я тут справил естественные потребности. Ва-а-аще полегчало, - Саша внимательно осмотрел друга. - Ты в курсе? У тебя лицо зелёного цвета, словно у водяного... может налить вина? Сразу порозовеет.
   - Лучше не надо... А откуда вино? Ни за что не поверю, что у нас ещё что-то осталось со вчерашнего дня. Пили ведь, сам видел, до последнего бойца.
   - Ну да, ты прав. Действительно, бухали всю ночь, до тех пор, пока не прикончили запас алкоголя. Так ведь Хобот, уже сегодня, после умывания на реке, исхитрился у каких-то чижиков стырить бутылку портвейна "Кавказ", 0,7 л. Ты, наверное, заметил, что народ повеселел?
   - Заметил... - Лёша поискал взглядом Марата с Хоботом, но их и след простыл.
   Саша продолжил:
   - Недалеко отсюда, такие же туристы отдыхают. Две палатки. Там, рядом с ними, у сосны, стоит ящик с вином, правда, уже наполовину пустой. Кстати, твоё "Яблочное Лучистое" - полное говно.
   - Сам ты говно. Я умножил градусы спирта на объём вина, и разделил на продажную стоимость. Получилось, что максимальный эффект опьянения достигается именно с этой, "Яблочной" дряни. Ты же не гурман? Вот и я - не гурман. Все довольны, отсюда следует, что я был прав. Кстати, чьи это трусы висят на ёлке?
   - Серёги. Он был массовиком-затейником в момент ночного купания.
   - Кстати, где он?
   - Все ушли в сторону реки.
   - Посмотрим?
   С двухметровой высоты песчаной кручи, школьные друзья наблюдали за заплывами товарищей. Четыре человека плескались, окатывали брызгами друг друга, короче дурили, во всю глотку озвучивая матерные слова. Ещё двое стояли у кромки воды.
   "Видимо, кому-то ночного купания не хватило. Однако я так не могу. По итогам неудачных хождений в бассейн выяснилось, что мой организм быстро переохлаждается, после чего его срубает кашель, переходящий в пневмонию. Какой-то неправильный мне достался организм".
   Тем временем солнце достигло зенита. Пора сматывать удочки. Речной трамвайчик причалит через час.
   Собрав пожитки и, на скорую руку, прибрав территорию стоянки, ребята выдвинулась в направлении причала. Тропинка, блуждающая среди сосен, была суха и утоптана. Растянувшиеся гуськом, туристы следовали своей дорогой.
   Внезапно, на их пути возникло препятствие.
   Четверо взрослых мужчин заходили наперерез группе, ускоренным шагом, стараясь вклиниться в её центр. Цепочка Лёшиных друзей немедленно убавила шаг, ещё мгновение... и плотный строй мальчиков оттеснил девчонок на задний план.
   - Стоять! - крикнул самый шустрый мужик, хотя никакого смысла в этой команде уже не было.
   Сергей Пономарёв сделал шаг навстречу.
   - Что за кипиш, земляк? - его правая рука опустилась в карман, да так и осталась там, согнутая в локтевом суставе.
   - Вы знаете, что воровать нехорошо?
   - Ты это о чём? Предьяву что ли кидаешь?
   Эмоциональную резкость ответа и скрытую в голосе Серёги едва ощутимую угрозу почувствовали все присутствующие. Три подельника из числа нападающих, находящиеся чуть дальше главаря, застыли в неопределённости. Это было видно по глазам и позам, неуловимо, но достаточно быстро, принявшим стойку ожидания.
   - Не конкретно тебе, - мужик повернул голову в сторону своих приятелей и спросил. - Кто?
   Один из спутников указал пальцем на Хобота:
   - Вроде он.
   - Этот человек украл наше вино. Он должен ответить.
   Пономарёв глянул на Хобота:
   - Что скажешь?
   - Я всё утро провёл со своей подружкой, - Миша посмотрел в сторону Жанны. Та немедленно кивнула в знак согласия.
   Хобот, всего несколько часов назад, будучи похожим на гоголевского беса, внезапно преобразился, приняв вид невинного херувимчика.
   - Я даже не выходил из палатки.
   - Ну, поскольку вы пошли в отказняк... - мужик кивнул группе поддержки, как бы озвучивая приказ "к бою".
   В этот момент Сергей Пономарёв резко выдернул руку из кармана.
   "Щёлк", - раздался характерный глухой звук удара металла о металл. В полумраке густого леса тускло блеснуло лезвие выкидного ножа. Хриплый возглас резанул по ушам:
   - В натуре, ...банись об косяк! Говорю - не он это был. Я - в законе, и лично рвал крыс за колючкой.
   Левая рука Серёги резко задрала футболку до верха груди. Впалый живот украшала тюремная "синька" в виде поднятых кулаков, скрепленных цепью наручников. В промежутке между кулаками, и, немного выше них, красовалась сторожевая вышка.
   - Смотри не ошибись, - значительно тише, но чрезвычайно зловеще, добавил он. - Впрочем, можешь рискнуть, мне терять нечего, - на последней фразе тембр голоса снизился до уровня шипения змеи.
   Рядом с уркой, в напряжении, застыли Двойников и Бухаров, оба рослые, выше 180 см.
   Главарь соперников замолчал, не зная, что предпринять. Весь наезд летел к чёртовой матери из-за этого ножа... из-за моральной стойкости оппонентов, не дрогнувших и не сдавших назад... из-за непредсказуемости дальнейшего развития событий.
   Действительно, одно дело - взять малолеток на понт, поглумиться, отточить на них боксёрские навыки, и совсем другое - намотать собственные кишки на перо жигана, приходящегося, с большой долей вероятности, кому-то из малолеток родственником и, ввиду этого, готового остервенело биться, вплоть до последней капли крови. Да и при последующем судебном разбирательстве, инициатора побоища отправят "паровозом", впаяв максимальный срок. Но и это - ещё не весь список возможных неприятностей. Дело в том, что на зоне непременно спросят за бандита, который "в законе". С обидчиками "авторитетов" разбираются предельно жёстко.
   Возникла заминка.
   "В подобной ситуации любой человек задумается, стоят ли возможные последствия той украденной, неизвестно кем, бутылки вина, - резюмировал про себя Леша. - Самый простой выход - бросить эту дохлую затею и вернуться к палаткам, пока оставшееся вино не стырили ещё какие-нибудь туристы".
   Сергей также просёк ситуацию:
   - Пошли ребята, - обратился он к спутникам и опустил руку с ножом. - Девочки вперёд.
   Поворот головы в сторону главаря соперников:
   - Братан, если возникнут проблемы в Перми, то меня зовут Пономарь. Обращайся.
   Лёшины друзья вытянулись в цепочку и быстрым шагом покинули место конфликта.
  
   Болезнь
   Понедельник.
   Звонок будильника разбудил Лёшу в 6 часов утра, заставив сесть на кровати.
   "Меня ждёт завод", - образ проходной, похожей на раскрытый зев фантастического монстра, заглатывающего людей целиком, возник в сознании.
   "Когда же это кончится? - мысли в голове отдавали безнадёгой. - Нужно вытерпеть еще несколько дней. И, на этом, всё".
   Неожиданно, Лёша закашлялся. В горле ощутимо першило, в носу щекотало... хотя в целом, ничего особенного.
   "Однако слабость... с какой стати она присутствует? Я, вчера, то есть в воскресенье, не пил вина, лёг рано и выспался от души. Что за фигня?".
   Он тяжело поднялся на ноги и поплёлся в сторону ванной комнаты. Там он опять закашлялся, с трудом умылся и переместился на табуретку в кухню. Появившаяся мама с ходу спросила:
   - Что с тобой?
   - Чувствую себя не очень.
   Мама потрогала лоб сына.
   - Так у тебя температура. Сегодня никуда не пойдёшь.
   Нельзя сказать, что Лёша обрадовался. Он был ответственным человеком и намеревался достойно отстоять вахту на заводе. Однако где взять силы?
   - Я схожу до автомата и вызову неотложку, - категорично отрезала мама. - Как вернусь, нагрею тебе молоко с мёдом. А сейчас - марш в постель.
  
   Головная боль появилась ближе к обеду. Приехавшая бригада скорой помощи констатировала ОРВИ и, выписав парацетамол, отбыла восвояси.
   Для лечения кашля мама решила поставить горчичники.
   - Раздевайся, - скомандовала она. - А это что такое?
   - Что?
   Мама внимательно разглядывала Лёшины руки. Обнаружилось, что предплечья, то есть части рук ниже локтей, покрыты сыпью, будто покусанные комарами. Аналогичные высыпания появились и на голенях ног.
   - Такое бывает, когда корью болеют, - задумчиво сообщила она. - Однако корь случается один раз в жизни, и ты уже переболел ею в возрасте трёх лет. К тому же, при кори сыпь покрывает всё тело, включая лицо, а здесь наблюдается только на конечностях. Чешется?
   - Нет.
   - Ну тогда ложись.
   Ближе к вечеру, боль в голове усилилась, и, стоило лишь оторваться от подушки, как черепная коробка начинала раскалываться. Лёша выпил таблетку "Амидопирина", температура мгновенно спала, и даже головная боль вернулась в допустимые рамки.
   Ночью, состояние вновь ухудшилось.
  
   Наступило утро вторника.
   Завтрак, состоящий из пшённой каши, сваренной на молоке, был насильно проглочен и запит настойкой чёрной редьки на мёде. Мама сокрушалась, что во всём городе не нашлось ни одного лимона, и даже на рынке. Что поделаешь, если не сезон.
   Бессильно лежащий на кровати Лёша хрипло дышал, не открывая глаз. Вчерашняя сыпь на конечностях внезапно исчезла, будто её и не было вовсе. Температура уверенно подобралась к отметке 39,5.
   Мама долго не решалась беспокоить службу Скорой Помощи, но после того, как сына вырвало, вывалив весь завтрак рядом с кроватью, решительно кинулась на улицу, к спасительному телефону.
   Приехавшие медики пожали плечами, типа: "А чего вы хотели? У него острая стадия ОРВИ: горло красное, плюс насморк", после чего вкололи смесь димедрола с анальгином и благополучно отбыли. Упоминание о вчерашней сыпи бригада пропустила мимо ушей.
   Лёша забылся в тяжёлом сне.
   Обед, в виде куриного бульона, по ложке скормленного больному, спустя непродолжительное время повторил судьбу завтрака, вывернувшись из желудка прочь. Температура поднялась до 39,9.
   - Так не бывает при ОРВИ... не бывает... не бывает... - мама ходила по комнате и твердила одну и ту же фразу.
   И тут Лёша потерял сознание, вырубившись на пару часов. Придя в себя, он ощутил такую невероятную головную боль, по сравнению с которой все боли, через которые он прошёл в жизни, включая зубную, казались несерьёзной ерундой.
   Температура, выше 40 градусов, бредовое состояние, неукротимая рвота. Мама загнанным зверем металась по квартире. Следующий провал в мир небытия символизировал наступление критического состояния.
   Очередной, третий по счёту, наряд приехавших врачей привычно впендюрил в ягодицу димедрол с анальгином, затем попытался на словах успокоить родительницу и, с чистой совестью, отчалил.
   "ОРВИ и всё тут. Причин волноваться нет", - прозвучало мимоходом, ледяным дуновением смертного приговора, вынесенного дипломированными специалистами экстренной медицинской помощи.
  
   Остальные события описываются уже со слов мамы.
   Бригаду "Скорой", приехавшей к 23-30 часам, возглавлял молодой парнишка-врач, по внешнему виду возрастом не более 30 лет. Он внимательно обследовал больного и в задумчивости встал у кровати.
   - Только не уезжайте, - взмолилась мама. - И не говорите, что это ОРВИ. Ребёнок полдня лежит без сознания, у него адская головная боль, адская температура, адская рвота... Какое же это, к чёртовой матери, ОРВИ? Вы понимаете, что он может элементарно не дожить до утра?
   Врач опустился на стул.
   Таким вот образом, не шевелясь, глядя на бессознательного пациента, он просидел ровно сорок минут. Наконец, видимо, вспомнив какую-то информацию, поинтересовался:
   - А сыпь была?
   - Была вчера утром, но только на конечностях. Сегодня исчезла.
   Врач подошёл к больному, и, взявшись за затылок, попытался пригнуть его голову к груди, до касания подбородка. Куда там... шея не желала гнуться. Какая там грудь: наклон головы был едва-едва заметен, а дальше дело не пошло, упершись в невидимую преграду. После, врач ухватился за стопу, подняв ногу вверх, как это делают в упражнении "ножницы". Попытался выпрямить поднятую ногу, толкнув колено вниз. Опять неудача: слегка приподнятая нога выпрямляться не желала.
   - Одевайте больного, - решительно скомандовал он. - Мы едем в инфекционную больницу.
   - Что с ним такое??? - мама, в ужасе, попыталась выяснить диагноз.
   - Подозрение на гнойный менингит менингококковой этиологии. Самая опасная разновидность менингита.
   Силами молодого врача и папы, Лёшу перегрузили на носилки и вынесли из квартиры, разместив в салоне микроавтобуса "РАФ" с красным крестом на борту и надписью "Скорая Медицинская Помощь". Мама, бросив всё, поехала с ними.
  
   Областная инфекционная больница располагалась на улице Пушкина, в трёх кварталах от Лёшиного дома. Неказистая с виду, построенная ещё в царские времена, она включала в себя десяток одноэтажных корпусов.
   Непроглядная тёмная ночь воцарилась над миллионным городом, очистив его от людей и машин, оставив лишь жёлтые пятна освещаемого уличными фонарями пространства. В это самое время в главном корпусе инфекционной больницы царила суета. Лёшино бесчувственное тело водрузили на хирургический стол и максимально согнули для осуществления люмбальной (спинномозговой) пункции.
   "Вжик!" - толстая, похожая на трубочку для коктейля, игла, воткнулась между позвонками в районе поясницы, нащупывая острым наконечником центральный канал спинного мозга. Шприц начал неторопливо заполняться цереброспинальной жидкостью, необходимой для биохимических исследований. Теория гласила, что ликвор должен быть прозрачным, однако реальная картина являла собой полную противоположность: жидкость из спинного мозга была мутной, словно паводковая вода. Озадаченные врачи молча переглянулись.
  
   Очнулся Лёша от того, что кто-то его пытался повернуть на бок.
   "Где я?".
   Медсестра, с закрытым белой марлевой повязкой лицом, стояла воле кровати со шприцем в руках. Мама тянула его ногу, прикладывая усилия, толкая второй рукой туловище в крутящем моменте. На противоположной стене, ослепляя органы зрения, горел яркий светильник. Белый потолок, синие, окрашенные масляной краской стены, и этот жёлтый свет... Донельзя контрастная картинка возникла перед глазами.
   "Видимо, я нахожусь в больнице", - привязка к местности вернула осознание собственной сущности.
   Лёша напрягся и повернулся на бок. Укол в ягодицу. Обратный поворот на спину. На пояснице было что-то налеплено: он протянул руку и нащупал толстую прокладку.
   "Интересно, что они с моей спиной делали? Не зря же забинтовали".
   Тишина.
   Мама, мелькнув перед взором, исчезла из поля зрения. Электрический свет вдруг погас, помещение погрузилось во тьму.
   Высокая температура и головная боль никуда не делись, однако рвотный рефлекс исчез. "Всё, что я съел за последние два дня, переместилось в ведро у кровати, затем и в унитаз, так что удивляться нечему. ЖКТ очищен от остатков пищи и стерильно пуст", - мелькнуло в мыслях.
   "Бум-бум-бум", - пульсация в висках давила на мозг, умножаясь жаждой, усиливая мучительные видения, не визуализированные, а лишь ощущаемые на уровне подсознания в виде шевелящегося кошмара, похожего на сгусток тёмной энергии, пытающийся перехлестнуться через барьер, отделяющий разум от безумия.
   Приступ горячки, в который раз, накатив раскалённой лавой, выключил разум до утра.
  
   Открытые глаза, не мигая, смотрели на белый потолок. Солнечный свет, пробивающийся через единственное окно, терялся в сумраке помещения изолированной палаты, теряя силу по мере проникновения внутрь.
   На выбеленной штукатурке потолка, словно на экране кинотеатра, один за другим, возникали и таяли зрительные образы.
   Вот появилось лицо конкистадора в характерном кованом шлеме, прикрывающим уши и восходящим надо лбом подобием треугольника. Секунда, и прорисовались длинные, вздёрнутые, словно у Сальвадора Дали, чёрные усы. Пристальный взгляд испанца пересёкся с взглядом Лёши, и... на этом всё. Образ растворился, уступая место летнему ландшафтному пейзажу с белым каменным домиком. Однако что-то не так в этой пасторальной картинке. Скрытая угроза... тяжёлая рябь, похожая на колебание мазута в оцинкованном ведре... страх наступления непоправимых последствий... ощущение надвигающейся катастрофы.
   Сознание, угнетаемое бредовыми образами, медленно сдавало позиции под натиском болезни, проваливаясь в безвременье пустоты.
  
   Пробуждение.
   Взгляд лежащего на спине больного, за неимением выбора, вновь зафиксировался на безжалостном пространстве потолка. Дьявольское шоу продолжилось с новой силой.
   Экран заволокли серые вихри, затем появилась скала, по центру которой располагался эскалатор из московского метро. Лёша увидел самого себя у подножия. Неожиданно, лестница эскалатора пришла в движение, на глазах трансформируясь в оскаленную волчью пасть. Пара мощных клыков, расположенных чуть ли не перпендикулярно остальным зубам, нацелилась на жертву.
   "Хана тебе, чувак..." - паника охватила душу подростка, медленно сжимая его в тиски и неумолимо подводя к безвозвратной черте.
   Боль... боль... одна сплошная боль. Тяжело дышать. Тяжело думать. Лёше казалось, что в этом пограничном состоянии он пребывает целую вечность.
   Мама.
   Мама напоила его водой.
   Мама - это святая хранительница, воплощённый ангел, несущий свою непомерно-тяжёлую ношу, назначенную Богом-Творцом во имя служения Жизни.
   Как хорошо, что она рядом.
  
   Вот появилась медсестра в маске. Укол пенициллина. Каждые четыре часа укол... шесть уколов в сутки... сорок два укола в неделю. К головной боли присоединилась боль в мягких тканях. Что и говорить, "калиевая" разновидность антибиотика отличается от "натриевой" особой болезненностью, за короткий срок, превращая ягодицы в подобие истерзанной бичом работорговца куска живой плоти.
  
   Консилиум.
   Группа врачей, одетых в защитные костюмы белого цвета, появилась у Лёшиной кровати совершенно бесшумно, уставившись на него блестящими щёлочками глаз и линзами очков. Тихий доклад лечащего врача профессору, содержащий массу непонятных терминов, завершился проверкой степени гибкости шеи, затем и ног в коленях.
   Бесполезный труд. Суставы потеряли гибкость, превратив тело в подобие бревна.
   Ещё пару минут медики разглядывали пациента, затем главный из них спросил:
   - Что беспокоит?
   С трудом выговаривая слова, Лёша ответил:
   - Боль. Я схожу с ума от боли. Я боюсь выпасть из реальности и не вернуться в неё обратно.
   О чем ещё можно говорить, если элементарно съезжает крыша, демонстрируя зрительные галлюцинации вторые сутки кряду? До диагноза "шизофрения" осталась сущая малость: дождаться момента, когда у индивидуального фильма ужасов, бесконечной лентой мелькающего на белом экране потолка, возникнет озвучка, состоящая из посторонних "голосов", транслируемых из ниоткуда, прямиком в поражённый менингитом мозг.
   Финиш... абзац... как хочешь это называй.
   И, привет родителям... My last greetings to my parents...
  
   Посторонние размышления во время консилиума
   Лёша молча взирал на группу людей в белых балахонах.
   В сознании тяжело ползли мысли, по-пластунски продвигаясь вперёд и цепляясь, судорожными движениями, за опорные точки логики, выстраивая, в конечном счёте, законченные последовательности рассуждений.
   "Голоса"... не приведи Господь! После появления "голосов" можно будет смело переезжать из инфекционной больницы в соседнюю лечебницу, расположенную на ул. Революции 56, специализирующуюся на лечении душевнобольных. Прямиком под крылышко Маргариты Александровны - матери Балахнина, снабжающей лекарствами весь этот город психов. Но ведь не вылечат! Шизофренические "голоса" имеют резистентность к любым методам лекарственной терапии, вызывающей побочный патогенез, вплоть до паркинсонизма, что, собственно, и отличает психические расстройства от прочих зараз. Если уж "голоса" заведутся, то их будет невозможно вытравить - это же не тараканы. Так и будешь, до конца жизни, слушать бредовые комментарии по любому вопросу".
  
   Бессилие.
   Короткая передышка.
   Спустя некоторое время, размышления продолжились.
   "Тем более, что в общих отделениях "психушки", пациентов пичкают невозможно-гадкими нейролептиками, помеченными в "Машковском" двойными перевёрнутыми галочками. Остальные же препараты, с галочками обычного типа, бодро утекают "налево", за пределы медицинского учреждения".
   В голове возник образ бизнесмена от медицины - лысого доктора-реаниматолога. Реанимационное отделение располагалось в единственном на территории областной психиатрической лечебницы пятиэтажном здании, на его первом этаже. Врача звали Саша, и этот медик имел какие-то общие интересы с Балахниным. Кроме возможности налаживания неформальных контактов с главной аптекаршей, доктор Саша, в свои ночные смены, любил развлекать Виталика... хм-м-м... выпивкой и разговорами.
   Благо, помещение для этих дел, в виде шикарно-обставленной ординаторской, находилось прямо на рабочем месте - справа по коридору первого этажа.
   Плотные занавеси, приглушённый свет, мягкие плюшевые диваны и кресла, телевизор, двухкомфорочная электроплита, мойка (встроенная в кухонный гарнитур), навесные шкафы, наборы столовых приборов и посуды - здесь имелось всё, что требуется для комфортной жизни, включая душ в соседней комнате. Здесь же, в объёмном холодильнике, стройными рядами стояли флаконы из коричневого стекла, маленькие и большие, объемом 0,2 л и 1,0 л, с медицинским спиртом, являя собой неисчерпаемый источник позитива для местных сотрудников. Самым же интересным наблюдением явилось то, что в обширном помещении отсутствовал специфический запах, присущий больницам.
   "Ништяк врачи устроились, - заключил Лёша, побывав однажды в гостях у Саши. - Эта ординаторская более всего походит на кают-компанию круизного лайнера".
  
   Касаемо личных предпочтений, относящихся к условиям труда и отдыха, то врачи-реаниматологи пользовались полной свободой. Некоторые доктора, находящиеся на дежурстве, заваливались спать в 22-00. Другие же, смотрели телевизор до полуночи, выпивая от безделья стопку-другую медицинского алкоголя с содержанием этанола 96 % (если точнее, то 95,57%), закусывая принесёнными из дома бутербродами и, зажаренными "не отходя от кассы", хрустящими ломтиками картофеля.
   Ну, а кое-кто, вроде лысого доктора ...
   А что, если устроить дружескую вечеринку на рабочем месте, пока невменяемые пациенты, обколотые барбитуратами-миорелаксантами и "ГОМК" (атрия оксибутират"), издают конский храп в дальних палатах?
   Замечательная идея!
   И совсем не трагедия, если кто-то из психов "двинет кони", тихо уйдя из нашего бренного мира. Значит, так распорядилась судьба. Ведь реанимация - это нечто особенное. Здесь пытаются вернуть к жизни людей, находящихся "на грани", запуская классическое колесо фортуны с двоичным кодом конечного результата: "единица-ноль", "повезло-не повезло", "красное-чёрное". Что и говорить - "вся наша жизнь рулетка".
   Так и проходили Сашины рабочие дни, вплоть до сдачи дежурства сменщику, после чего он, усталый, но довольный, убывал на отсыпание в собственную квартиру, не так давно покинутую вечно недовольной женой с ребёнком. Однако алименты... - этот факт портил всю прелесть холостяцкой жизни. Денег Саше хронически не хватало.
   Естественно, всех подробностей из жизни реаниматолога не знал никто, а кто догадывался, тот был нем, словно партизан, угодивший в подвалы гестапо, имея, чаще всего, на то свой личный интерес, несовместимый с разглашением чужих тайн.
   "Надо же, какой хитрой паутиной скрепляются судьбы совершенно разных людей, - продолжал размышлять Лёша. - И не заметишь эту незримую ниточку, и не пощупаешь руками, но она есть. Однако держит, не хуже якорной цепи".
  
   На Лёшу вновь навалилось бессилие.
   Его разум, внезапно, обнулил все сравнительные образы, оставив на их месте зловещую пустоту, имеющую абсолютно неуместный металлический привкус.
   "Разве у пустоты может быть привкус? - подумал он. - Нет, не может. Но я его ощущаю сознанием. Вот нихрена себе".
   Глаза закрылись, а голова запрокинулась на край тощей подушки.
   "Ненавижу белые потолки!" - вихрем пронеслось в больном мозгу.
  
   Окончание консилиума
   Тем временем, консилиум медиков, немного потоптавшись, перекинулся ещё парой непонятных фраз и дружно покинул бокс. Спустя некоторое время появилась медсестра с подносом, на котором лежал тонкий стеклянный шприц, заполненный на 1 мл.
   - Руку, - попросила она.
   Подкожная инъекция была молниеносной и безболезненной. Дверь палаты закрылась за сотрудницей больницы. Мама сидела в ногах больного, будто к чему-то прислушиваясь, готовая в любой момент к немедленному действию.
   "Бум-бум-бум", - продолжались вызывающие боль удары в висках.
   И вдруг...
   Совершенно неожиданно, мучительные ощущения исчезли. Лёша прислушался. Ничего, от слова "совсем". Височные вены ещё фиксировали биение сердечного ритма, однако невидимый инструмент пыток потерял силу и остановил разрушительное действие на психику.
   Облегчение.
   Мысли в голове ожили, словно пчёлы после зимней спячки, роясь, пересекаясь между собой и наслаждаясь дарованной свободой.
   Зловещая клоунада на потолке иссякла. Чистая, как лист бумаги, поверхность больше не рябила и не колыхалась из стороны в сторону. Внутри Лёши проснулся исследователь.
   "Интересно, что за препарат мне вкололи? Это лекарство реально действует, в отличие от той никчёмной туфты, что продаётся в аптеках, не способной купировать даже зубную боль - анальгина, цитрамона, амидопирина, парацетамола и ибупрофена", - очевидный вывод напрашивался сам собой.
   Обращение к маме:
   - У меня лицо красное?
   - Нельзя сказать, что красное, скорее - оно какое-то розовое.
   - Спасибо.
   "Ну что ж... наименование лекарственного средства мне известно. Не знал, что в инфекционной больнице водится такая редкость. Мощных анальгетиков можно сосчитать по пальцам одной руки, и все они имеют специфические визуальные проявления. Покраснение лица, либо резкое побледнение... Реакция зрачков... У одного препарата, побочным эффектом является повышенная разговорчивость - просто словесный понос. Благодаря натурным испытаниям, я стал разбираться в нюансах".
   - Принеси, пожалуйста, воды.
   Ощущение жажды возникло вслед за ощущением избавления от боли. Несколько глотков живительной влаги уравновесили внутреннее состояние. Он закрыл глаза.
   В сознании начали появляться обрывки стихов, неизвестно когда прочитанных. Рифмуясь друг с другом, они складывались в сложные узоры. Мрачный фон подсознания сменился на абсолютный позитив.
   "Похоже, что я выжил", - впервые за много дней он улыбнулся.
  
   Конец августа 1980 года
   Освобождение из больничного плена было похоже на сказку.
   Лёша шёл по залитой солнечным светом улице Большевистской (ныне - Екатерининской), в сторону опоясанной строительными лесами Феодосиевской церкви, по соседству с которой находился родной дом, вдыхая воздух, наполненный привкусами полуденного зноя и пыли.
   Конец лета.
   Сирень и черёмуха остались в мае, запахи липы и молодых трав - в июне, и даже тополя, растрясшие запасы пуха, не источали более никаких ароматов, молча протягивая свежие побеги в лазурную высь, будто моля небеса о помощи.
   Последние шесть недель жизни совершенно бездарно сгорели в двухместной изолированной палате, оборудованной отдельным санузлом, спрессовавшись до ничтожно-малой величины и оставив лишь грубые штрихи скупых воспоминаний.
  
   "Режим полной изоляции. Выход из палаты запрещён", - не терпящим возражений тоном было объявлено распоряжение больничного начальства, едва Лёша начал вставать с кровати.
   Еду приносили санитарки, одетые в перчатки и марлевые повязки. Под анализы мочи ежедневно выставляли 6 стеклянных банок, а за "кровавой данью" приходил отдельный вампир, имевший облик медсестры с 10 мл шприцем в руках.
   Маму попросили на выход спустя неделю заточения. Её место, на соседней койке, занял 32-летний мужчина, мазок из гортани которого выдал положительный результат на менингококки.
   Житель города Сочи, приехавший в гости к своей возлюбленной, вместо увлекательного досуга в обществе прекрасной дамы, влетел в инфекционную клинику и тихо возмущался, изнывая от скуки и разминая дубеющую от уколов нижнюю часть туловища.
   Лечащий врач, одновременно с терапией, ускоренными темпами дописывал кандидатскую диссертацию по менингиту, беря от Лёши десятки анализов всего, что только можно взять, прямо по часам суток, не давая тому расслабиться, попутно расспрашивая о внутренних ощущениях.
   В одном из разговоров доктор пояснил, что современная (1980 г.) летальность при менингококковом менингите составляет свыше 50%, но, в случае предварительной диагностики и начала незамедлительного лечения, как то случилось у соседа по палате, снижается до 5%.
   И это хорошие цифры, ибо несколькими десятилетиями раньше, в первой половине ХХ века, показатель смертности имел абсолютную величину, то есть равнялся 100%.
  
   В течение нескольких лет после болезни, Лёша узнавал, то из одного источника, то из другого, про жертв менингита, в числе которых оказался даже его двоюродный племянник по отцовской линии - семилетний мальчик из Оренбурга. Шортики, белая полотняная матросская рубашка с синим воротом, бескозырка... - фотография с похорон.
   "Умер от воспаления мозга", - было написано на обороте фото.
   Воспаление мягких оболочек головного и спинного мозга - это и есть менингит, самая тяжёлая форма которого наблюдается в случае менингококковой (бактериальной) этиологии. Как назло, Лёша умудрился подцепить именно эту разновидность.
  
   Впрочем, при всём негативе, имелся и небольшой плюсик.
   По итогам случившейся неприятности были получены уникальные знания.
   Жизнь - штука сложная, способная складываться и так и этак, и знать подобные вещи просто необходимо, ибо распознать болезнь, диагностировав её по клиническим проявлениям, служба "Скорой Помощи"... то ли не может... то ли не хочет... - хрен поймёшь. Одно лишь известно наперёд, по личному (печальному) опыту: три бригады медиков (из приехавших четырёх), вынося смертный приговор, произносят следующие слова: "У больного ОРВИ... да... без всякого сомнения - это ОРВИ".
   С одной стороны, врачей можно понять. Вызовов не просто много, а ОЧЕНЬ много... Работа на две ставки - хоть живи на работе. Но почему они игнорируют сообщения о кратковременном появлении сыпи на конечностях? В упор не видят негнущихся ног и шеи... неукротимой рвоты и адской головной боли? Ну и что такого, что нет хрипов в лёгких? Уж кому-кому, а им должно быть известно, что поселившаяся в гортани инфекция, может уйти не вниз, а диаметрально противоположно, то есть вверх... - прямиком в мозг человека.
   "До свидания! В случае чего, звоните", - очень культурное и доброжелательное напутствие.
   А на следующее утро, после отъезда кареты "Скорой Помощи", родителям покойного, в качестве объективной реальности, остаётся лишь недоеденный парацетамол, ну и, белый пушной зверёк, ставящий крест на всех жизненных перспективах, явившийся без вызова по "03", то есть сам по себе.
  
   * Озвученный опыт подкрепился событием, случившимся через несколько лет.
   В 1986 году, в жилом секторе Нового Городка при аэродроме Кубинка умер 10-классник местной школы. Накануне вечером, приехавшая из райцентра Одинцово бригада Скорой, привычно диагностировала ОРВИ и поставила жаропонижающий укол. Ранним утром старшеклассник скончался от менингита.
   Автор книги в этот день был дежурным по штабу и узнал информацию из первых рук.
   "Как же так?" - волна возмущения прокатилась по военному городку.
   А вот так: "Спасение утопающих - дело рук самих утопающих", - забыли Ильфа и Петрова?
   Знать клинические проявления гуляющих по социуму смертельных заболеваний должен любой образованный человек, особенно, когда в семье растут дети. Ибо врачи... ну да... они сдали экзамены, получили необходимую квалификацию и действуют по инструкциям Минздрава. Но подстраховаться от их действий не помешает.
   Как говорится: "Доверяй, но проверяй", ибо цена врачебной ошибки может быть непомерно высока.
  
   Жалкие крохи, оставшиеся от прошедшего лета, Лёша провёл у себя дома в ничегонеделании. Друзья на всё лето разъехались кто куда, двор пуст, денег нет, эмоций нет, вообще ничего нет.
   Завтрак, обед, ужин, вечерняя программа "Время", и спать. Утро, тупое лежание в кровати до 10-00 утра... - начавшаяся деградация личности пугала Лёшу своей возможной необратимостью.
   Первый раз в жизни захотелось пойти в школу. Он разглаживал утюгом свои брюки и рубашки, начищал ботинки, ибо десятый класс - это вершина школьного обучения. На тебя смотрят учителя, ученики младших классов, девочки... и ты просто обязан выглядеть достойным образом.
   "С одной стороны, десятый класс - это максимальная степень свободы, - размышлял Лёша. - И даже преподаватели начинают относиться к тебе, как к взрослому человеку. С другой же - семь выпускных экзаменов, плюс годовые оценки, средний балл которых влияет на вероятность зачисления в институт. М-да... фактор ответственности за результаты значительно портит настроение, так как придётся взять себя в руки, отодвинуть развлечения и учиться-учиться. А учиться я не люблю. Нет... немножко не так. Тут дело не в желании получать знания, а в усидчивости, которая напрочь отсутствует. Да и мышление... Какой же мне достался позорный тип мышления - дёрганый, не позволяющей сосредоточиться ни на чём. Мои мысли скачут, подобно стае обезьян, несущейся зигзагами по джунглям, нагоняя и перепрыгивая друг через друга, при этом издавая пронзительные крики. Похоже, что Дарвин был прав".
  
   Начало учебного года
   Первый учебный день в 1980 году ничем не отличался от аналогичных дней в минувшем времени.
   Толпы родителей, общешкольная линейка, первоклассница с колокольчиком в руках, символизирующая обновление жизни, море цветов.
   Директор школы, Беляева Ася Семёновна, произнесла душевное напутствие ученикам: традиционные действия заняли получасовой отрезок времени, вызвав шквал эмоций в сознании присутствующих.
   Встреча друзей. Позитив. Окончание периода летней спячки.
   - Завтра мы едем на уборку картофеля, - незамысловато объявила Катя. - Без опозданий, к 9-00, быть у школы. Ведра и перчатки приносим с собой.
   - Ура! - дружно гаркнули школьники.
   Дружеская тусовка и весёлое общение были обеспечены самим фактом совместного дела. Четыре часа в день, именно столько было положено работать подросткам, выглядело лёгкой физической разминкой, поддерживающей бодрость духа. Учебное время начало свой отсчёт, а вот сама учеба, а вместе с ней и такое неприятное занятие, как выполнение домашних заданий, отодвигалось на потом.
   Выполнять домашние задания не любил никто.
  
   Сентябрь-октябрь...
   Прежняя, знакомая по девятому классу жизнь, закрутилась ураганным вихрем.
   Пьяные "рыбные дни" чередовались с осенними эстафетами, побеги с уроков - с субботниками, а разборки с некоторыми, начинающими борзеть, учениками младших классов плавно переходили в совместные хулиганские рейды по тылам враждебных районов, сопровождающиеся экспроприацией у "местных" личного имущества.
   У Миши Хобота появился кассетный магнитофон "Электроника-202", на который тот немедленно записал песни новомодной группы "Арабески".
   "Hello, hello Mister Monkey, You're still so fast and funky", что переводится, как: "Привет, мистер Обезьянка! Ты по-прежнему шустрый и забавный", - ритмичная дискотечная музыка будоражила сознание и звала на подвиги. Посиделки в Соколовском дворе, за трёхлитровой банкой "Жигулёвского", обрели музыкальное сопровождение - обязательную часть взрослых вечеринок.
   Ну и разговоры... Разговоры десятиклассников уже затрагивали такие серьёзные темы, как выбор профессии и генеральной линии поведения, определяющей индивидуальность личности.
  
   В начале октября, классная руководительница, Екатерина Николаевна, решила поднять культурный уровень воспитанников и организовала поездку в Кунгурскую "Ледяную пещеру".
   Стокилометровый путь до объекта мягкий туристический автобус преодолел за час с небольшим. И вот он - родной для Лёши город Кунгур, записанный в паспорте в качестве места рождения. Приземистые дореволюционные строения, памятник торгового зодчества - арочный "Гостиный двор", исправительная колония за трёхметровой высоты забором, избушки, огороды, коровы на улицах и... на этом всё.
   Никаких ностальгических эмоций в Лёшиной душе, это самое "место рождения" не вызвало.
   "Надо же, дыра дырой. Если бы не светофоры, то можно принять облик города за 19-й век. Есть вероятность, что в том самом бараке, где я провел первый год жизни, ещё обитают люди, проживая без водоснабжения и канализации, но в обществе клопов и мышей. Похоже, что, в отличие от москвичей, жители Кунгура получат своё светлое коммунистическое будущее весьма нескоро. Впрочем, плевать и на тех, и на других. Пусть коммунисты сами со своим коммунизмом разбираются. Хрущёв обещал его построить через 20 лет. Срок вышел, но, увы... по-прежнему нет никаких признаков всеобщего благоденствия. Лысый сказочник. Каким словом его обозвали в газете "Правда"? Точно... - "валюнтарист" (прав. - волюнтарист)... гибрид валютчика и гитариста".
  
   Вход в пещеру обнаружился за мостом, на правом берегу Сылвы. В крутой склон горы "Ледяная" была врезана небольшая дверца, в которую и вошла группа туристов-школьников в сопровождении местного экскурсовода.
   За бетонированным коридором обнаружился зал, обросший ледяными кристаллами. "Потолок ледяной, дверь скрипучая..." - именно таким было первое впечатление.
   "Не зря пещеру назвали "ледяная", - едва подумал Лёша, как они перешли в следующий грот.
   Никаких признаков льда... Разочарование.
   - В глубине пещеры всегда держится плюсовая температура, - пояснила экскурсовод.
   Дощатая дорожка вела вглубь и вглубь.
   Красота. Величественные гроты с умело настроенной подсветкой впечатляли: некоторые своими размерами, другие красотой. В Длинном гроте располагалось подземное озеро с такой чистой водой, что разглядеть её с первого раза не смог никто. Лишь после дополнительных пояснений и включения дополнительного света, выяснилось, что ясно видимый пол грота является дном озера.
   В это время, плетущиеся в хвосте процессии Хобот и Власов решили перекурить. Присев и отвернувшись, они чиркнули спичкой и закурили по сигарете "Астра". Экскурсия шла вперёд, а за ней, в абсолютно неподвижном воздухе, вился дымный шлейф.
   Докурив и швырнув окурок в темноту, Хобот догнал Лёшу и, покрутив головой, предложил сходить направо, на разведку. В правую сторону уходила боковая тропа, также выложенная досками.
   Сказано-сделано. Друзья нырнули в боковой проход и принялись исследовать пространство. Но, по-видимому, сегодня был не их день.
   Увы, залёт.
   Внезапно вспыхнувшее освещение засветило беглецов во всей красе. Оказалось, что это ответвление являлось основной тропой, а тот зал, где подвисла группа, был тупиковым. И вот, войдя в тёмный грот и включив в нём свет, экскурсовод обнаруживает двух нарушителей режима. Немая сцена.
   - Вы что, заблудиться здесь решили? Это сделать проще, чем вы думаете. Некоторых туристов до сих пор ищут, - возмущению сопровождающей не было предела.
   В этот момент группу догнал запах табачного дыма из предыдущего пространства. Женщина-гид метнулась назад, но никого там не обнаружила.
   - Кто посмел курить? - её лицо начало наливаться кровью. - Первый раз вижу таких идиотов. Здесь же закрытые залы и запах табака отсюда за месяц не выветрится.
   Полный ненависти взгляд был брошен на классную руководительницу.
   - Следуйте позади группы. Мы выходим.
   Вот таким неожиданным образом закончилась эта экскурсия. Путь до дома школьники провели в полной тишине. Муки совести грызли души подростков, а взгляды были опущены в пол.
   Как же всё некрасиво получилось! Этот затычка Хобот, своей недисциплинированностью, вечно притягивает неприятности.
   По приезду в Пермь, расстроенная Екатерина Николаевна сдержанно попрощалась и отправила воспитанников по домам.
  
   Химический склад
   Во дворе Лёшиного дома, по адресу Борчанинова 7, подростковая жизнь шла своим чередом. Десятки разновозрастных соседских парней перемещались в пространстве двора, постоянно пересекаясь между собой, обсуждая общие темы и делясь новостями.
   Осенние каникулы.
   В один из ненастных дней, серых, как те низкие тучи, повисшие над городом, к Лёше домой явился Владик Шинкевич. Вид у него был самый, что ни есть, заговорщицкий.
   - Выходи, дело есть.
   Нехотя одевшись, Лёша вышел на крыльцо.
   - Ну?
   - Ты известный химик. Тебе кислота нужна?
   - Какая кислота? - Лёша вздёрнул брови в недоумении.
   - Любая. Есть серная, соляная, муравьиная, ортофосфорная, азотная и ещё хрен знает какая.
   - Ты гонишь...
   - В натуре отвечаю. Мои приятели из школы N 6 попросили найти покупателя. Вот я и ищу.
   Лёша призадумался. Любой химический реагент, особенно агрессивный, просто так на дороге не валяется. И, если аккумуляторную (серную) кислоту ещё можно было достать на автобазах, то концентрированную азотную - уж фиг. А ведь именно азотная входит в состав "царской водки", растворяющей золото. И именно с помощью неё делают "азотистую хлопчатку", пироксилин - волокнистый аналог пороха.
   - Беру. Только нужно сходить прицениться, чего и сколько. Плачу рубль за контакты.
   Владик воодушевился.
   - Завтра, в 20-00, встречаемся у входа в шестую школу. Я тебя познакомлю с ребятами, они всё и покажут. Ну а сейчас, попрошу оплатить услугу.
   "Деньги, так деньги", - к мысленной фразе моментально приклеились три слова, совершенно не в тему появившиеся в голове. - Получай фашист гранату".
   Лёша попытался наскрести в своём полупустом кармане необходимое количество мелочи.
   "А ведь он обладает хваткой и своего не упустит. И от чего же хитрый Шинкевич такой бедный? Возможно, что ищет себя, и у него всё впереди".
  
   Следующий день прошёл в нервном ожидании. И вот, заветная цифра "20-00" материализовалась во всей красе. Волнуясь, Лёша шагнул в школьный двор.
   Встреча заинтересованных лиц.
   Два невзрачных паренька, моложе Лёши на год-полтора, терпеливо ожидали, сидя на ступеньках. Шинкевич ходил взад-вперёд вдоль крыльца, поглядывая на часы.
   - Привет!
   Короткое знакомство. Напутственное благословление от Владика:
   - Ступайте с Богом.
   Поездка на троллейбусе до станции Пермь-II заняла десять минут. Темнота на улице. Начавшийся холодный моросящий дождик портил настроение, вгоняя в депрессию.
   "И где тут могут быть залежи кислоты?" - вскользь подумал Лёша.
   В это время ребята свернули вправо, ныряя прямиком в пешеходную арку под путями Горнозаводского направления. Сразу за аркой, по правую руку, возвышался деревянный забор.
   Оглянувшись по сторонам, организаторы отогнули секцию забора, примыкающую к насыпи, и проникли на территорию...
   Лёше было неизвестно, кому принадлежала данная территория, но, среди разного типа строений, виднеющихся на весьма приличном расстоянии, стояло одноэтажное кирпичное здание без окон.
   - Вот здесь, - шепотом произнес один из мальчуганов. - Серый, тащи ящики.
   Подельник побежал в сторону ж/д насыпи и вытащил из кустов два деревянных ящика из-под водки, обитых металлической лентой. Водрузив их, друг поверх друга, первый забрался наверх. Наверху, на высоте двух метров, виднелся прямоугольный проём, ведущий внутрь объекта.
   "Интересно, они что, в эту дыру полезут? Маленькая ведь дырка, буквально 45 х 30 см".
   Пока Лёша размышлял, первый номер, извернувшись змеёй, заполз в отверстие. Лишь ноги, виляющие из стороны в сторону, некоторое время торчали наружу. Затем исчезли и они.
   - Вперёд, - кивнул второй. - Если что, я подтолкну.
   "Мать вашу... А если я застряну, словно Винни-Пух в кроличьей норе? Может быть, не стоило подписываться на данную авантюру? Однако сдавать назад поздно, придётся лезть", - он подтянулся на руках и пополз-пополз, повторяя движения предшественника.
   Дистанция в шестьдесят сантиметров капитальной стены была преодолена менее, чем за минуту. Внутри помещения уже горел свет, и "первый номер" услужливо протянул руки, дабы уважаемый заказчик не шмякнулся ласточкой: испуганной мордой, да о бетонированный пол. При помощи каких акробатических трюков приземлился из отверстия сам первопроходец, Лёша не уточнил.
   - Спасибо.
   Сзади раздалось пыхтение, и лохматая голова "второго номера" показалась из дыры.
   Осмотр химических богатств занял десять минут. В комнате, запертой на врезной замок, располагались банки с разнообразными кислотами. Основные запасы находились в 20-литровых бутылях, упакованных в дощатые обрешётки, проложенные упаковочной бумагой и древесной стружкой. Но были и вполне транспортабельные ёмкости по 1 литру.
   Весь ассортимент, озвученный Шинкевичем, повторился на этикетках. Среди огромного количества кислот попадались и совершенно экзотические названия, коих Лёша ни разу в жизни не слышал.
   "Фторовая кислота, фториновая, бромводородная..." - он пытался запомнить термины, но не был уверен в успехе.
   В конце концов, поразмыслив и решив не пороть горячку, Лёша сообщил, что берёт тайм-аут, во время которого составит список и подготовит пустые банки для переливания из бутылей. Дату и время встречи озвучит через Владика Шинкевича. Деньги подготовит к моменту сделки.
   Разочарованные взгляды недоверчиво впились в заказчика.
   "Блин, нужно подогреть малолеток", - Лёша достал из кармана рыжую бумажку с номиналом 1 рубль и вручил подельникам.
   - Это аванс.
   Вздох облегчения едва слышно прозвучал в пропитанном кислотными испарениями воздухе складского помещения.
   Лёша немного пошарил в карманах и извлёк ещё 40 копеек.
   - Держите. Я серьёзный человек и всегда выполняю обещания. Сделаем перерасчёт в момент получения товара.
   "Придётся ехать до дома зайцем. Впрочем, контролёры в это время по салонам не ходят. Бывает, что стоят у ЦУМа, но мне выходить ближе. Ну а завтра... до школы зайцем, из школы зайцем, да и про сигареты можно забыть... и про конфеты тоже".
   Бегство с места преступления произошло по установленному сценарию. Встав ногами на обрешётку с кислотой, пододвинутую к стене, злоумышленники по очереди покинули помещение, предварительно выключив свет. Водочные ящики были унесены обратно в кусты, а створка заборной секции услужливо выпустила на волю группу злоумышленников, отпружинив на место, обнулив тем самым сам факт проникновения на запретную территорию.
  
   Кража с взломом
   Утро нового дня, наступившее после экскурсии на химический склад, выдалось беспокойным. Лёша проснулся ни свет, ни заря, и никак не мог принять комфортного положения тела. Поворот на правый бок, затем на левый, на живот... всё без толку. Не спалось. В голове бесконечной вереницей крутились мысли.
   "Куда кислоту употребить? И где её хранить? Как сделать оптимальный выбор? Да и, самое главное, мать их... - это финансы, которые хронически отсутствуют. Ведь, просто взять и кинуть ребят на бабло... нет, не годится... это против моих принципов. Я всегда плачу по счетам. Да и, сам по себе, факт отказа от оплаты является весьма рискованным экспериментом. Хоть и малолетки, но когда дело касается денег... - за их спинами могут возникнуть серьёзные ребята спортивного телосложения. Вышибут мозги... и зубы, до кучи... даже пикнуть не успеешь", - масса сравнительных образов, подобно стае пчёл, роилась в сознании.
   Поняв, что вариант с продолжением сна исключён, Лёша надел тапочки, умылся, позавтракал и, облачившись в верхнюю одежду, отправился в гости к Роме Бухарову.
   Повезло.
   Дверь гостеприимной квартиры распахнулась с первого звонка, а Ромина приветливая мама, Зоя Александровна, предложила раздеться и пройти в комнату.
   Сиамская кошка Багира, совершенно дикая, с раздвоенным, словно у рыси, кончиком хвоста, лишь издалека узрев личность гостя, немедленно сбежала под диван, затаившись там и притворившись тишайшей мышью, во избежание крупных неприятностей.
   "Я тебе, сука такая, припомню прыжки на голову с растопыренными когтями, во время первых визитов. Вот теперь, сиди под диваном и бойся... - власть поменялась", - улыбнулся Лёша.
   Перекурив в подъезде и, по-быстрому, выпив по стакану крепкого чая, друзья переместились в маленькую комнату, усевшись друг напротив друга.
   - Рассказывай, - скомандовал Рома.
   "Надо же! Я всего-то озвучил пару двусмысленных реплик, а он уже весь во внимании. Уважаю людей, которые схватывают намёки на лету. И напротив, как же я ненавижу тех, кто тупит, упорно не желая въезжать в тему, а, после "въезда", продолжает шлёпать губами, воспроизводя словесную чушь. Идиотам, даже разжевав вводную информацию, разложив её по косточкам, один хрен - ничего нельзя доверить, ибо, оставшись без присмотра, они непременно сделают всё по-своему, то есть по-идиотски. А вот Рома молодец, - подвёл итог Лёша. - Уважаю умных людей".
   - Хорошо. Докладываю, как всё было.
  
   Дело было вечером,
   Делать было нечего.
   Петя пел, Борис молчал,
   А Сергей ногой качал. (К. Беляев, "Дело было вечером", 1976)
  
   Попытка разрядить обстановку цитатой из известной песни была предпринята непосредственно перед изложением фактов.
   Улыбнувшись, хозяин дома снисходительно кивнул.
   - Хватит ёрничать, давай ближе к телу.
   Дальнейший рассказ вызвал живой интерес школьного друга.
   - Тебе действительно нужна кислота?
   - Нужна, без вопросов.
   - Так давай, вдвоём сходим. Бесплатно получится.
   Что-что, а об этом варианте Лёша, в принципе, не думал.
   - А если ребят встретим?
   - Да пофиг. Обидятся, так это их проблемы, а буровить начнут... - Рома закатал рукав свитера и предъявил внушительный бицепс. - Я что, зря занимаюсь гантелями? Просто положу руку на плечо и вдавлю в землю. Как мухомора вдавлю, сначала одного, затем и его кента.
   В подтверждение своих слов, одноклассник вскочил с кровати и ухватил Лёшу за воротник пиджака, сделав попытку приподнять его за шкирку. Следует отметить, что эффект превзошёл ожидания: воротник хрустнул, а рукава впились в подмышки, увлекая Лёшу вверх.
   "Ну да, за последний год Бухаров накачал силу. Учитывая рост свыше 180 см, он, одним своим видом внушает уважение".
   - Ну, так ты согласен?
   - Согласен...
  
   Тёмный ноябрьский вечер, сопровождаемый ветром, снегом и дождём. Природа ругалась и плевалась, будто проверяя людей на прочность.
   Два человека, одетые в невзрачные поношенные куртки, вышли из пешеходной арки под путями Горнозаводского направления и мгновенно форсировали ограждение-забор. Пробравшись в сторону кустов, затихли в ожидании.
   Стадия рекогносцировки местности.
   Впрочем, всё хорошо. Не видно никого и нигде, лишь только холод, темнота, да ещё эта мерзость, падающая с неба.
   - Странно, такая дыра в стене и без решётки, - произнёс Рома, разглядывая "вход".
   - Так решётка, вероятно, имелась раньше. Однако кислотные пары быстро превратили её в труху. Там, внутри, знаешь, атмосфера какая? Едкая, до жути. А если эту дырку запечатать, то складские работники начнут падать от химических ожогов дыхательных путей... в смысле - от кислотных паров, витающих в воздухе. Начнут падать в буквальном смысле, едва перешагнув через порог комнаты.
   - Мы не отравимся?
   - Не должны.
   Выждав ещё десять минут, друзья подтащили ящики. Лёша шагнул вперёд.
   - Я первый. Держи мои ноги крепко, чтобы не спикировал вниз головой.
   Протиснувшись внутрь здания, неимоверно рискуя в абсолютной темноте, он нащупал кончиками пальцев спасительную подставку-обрешётку.
   - Отпускай ноги!
   Бамс!
   Стойка на руках, затем перекат. Жёсткая посадка на бетонный пол. Что-то хрустнуло. Или показалось? Леша ощупал конечности. Да, вроде всё на месте, а значит, можно продолжить воплощение преступного замысла в жизнь.
   Огонёк от зажжённой спички помог найти выключатель. Тусклая лампочка под потолком озарила кислотное хранилище неярким светом.
   - Как ты там? - послышался голос снаружи.
   - Нормально. Сумку давай.
   В щель протиснулась спортивная сумка, сшитая из серой брезентовой ткани.
   - Блин, что у тебя там такое тяжёлое?
   - Монтировка, - сообщила Бухаровская голова, показавшаяся в проёме. - Внутри имеется ещё и вторая сумка.
   - Зачем нам монтировка?
   - Ты же говорил, что в помещении существует дверь, ведущая неизвестно куда. Вот мне и стало интересно, что за ней находится. Улавливаешь мою мысль?
   Произнеся это, Рома форсировал дистанцию, равную толщине стены, затем опёрся на Лёшины плечи и спрыгнул вниз.
   - Ну и пылища! - произнёс он. - Сейчас одежду придётся стирать. Ну да ладно... где тут, говоришь, материальные ценности?
   - Всё перед тобой, аль не видишь?
   Молчание Бухарова ознаменовало смысловое окончание увертюры к занятному спектаклю.
   Сфокусировав взгляд на этикетках с наименованиями, более не обращая внимания на соучастника преступления, Лёша начал шустро сортировать добычу, аккуратно составляя литровые бутыли в сумки.
   В это время, Рома занял позицию у закрытой двери, оценивая её стойкость к взлому.
   - Открывается наружу, а значит, придётся ломать весом, - произнёс Рома, озвучивая мысли вслух.
   - Так мы не уходим? - робко поинтересовался Лёша.
   - Ты что, с ума сошёл? Если уж залезли сюда, то нужно поискать что-то ценное. Твои кислоты меня вообще не впечатлили. Шняга какая-то, никому не нужная.
   Закончив фразу, Бухаров налёг плечом на дверь.
   - Люфт есть. Сейчас раздолбим.
   Он сделал несколько шагов назад, разогнался и врезался в дверь. Та отпружинила, откинув взломщика в исходную позицию, но люфт стал больше. Вторая попытка, а за ней и третья... Четвёртый удар привел к успеху: дверь распахнулась настежь, гостеприимно открывая путь к неизведанным тайнам. Пусть и не гробница Тутанхамона, но тёмный проём интриговал неизвестностью.
   "Сейчас мы всё узнаем", - подумал Лёша.
   - Рома, посвети спичкой. Где тут включается свет?
   Пять одновременно зажжённых спичек озарили центральный коридор здания. Нужная клавиша нашлась в дальнем конце коридора, рядом с выходом на улицу.
   Щёлк! Шеренга светильников на потолке залила окружающее пространство призрачным жёлтым светом. Двери... много дверей... по правую руку, и по левую... и все они были заперты.
   Бухаров, с видом командующего парадом, прошёлся по коридору взад-вперёд.
   - С чего начнём?
   - Начинай с самой приличной двери. За ней должно быть самое ценное.
   - Хм-м-м... Так здесь все двери выглядят одинаково облезлыми. Некоторые имеют врезные замки, на остальных висят навесные. Ничего себе, самые настоящие амбарные замки. Я таких раритетов в жизни не видел, они же кованные!
   - Начинай с той, где врезной замок.
   - Нет проблем.
   Монтировка в мускулистых руках Ромы, похожих на клешни снегоуборочной машины, пришла в движение, воткнувшись жалом в щель между полотном и рамой. Девяносто килограмм живого веса надавили на рычаг, после чего послышался хруст вырываемого с корнем замка.
   - К вашим услугам, - воскликнул товарищ.
   Беглый осмотр помещения. Фигня какая-то...
   Коробки, поставленные друг на друга, вдоль правой стены, и деревянный стеллаж вдоль левой. Химические реагенты, изрядно покрытые пылью, пребывали в полном беспорядке.
   - Ура! - Лёшиной радости не было предела. Он обнаружил ящик с марганцовкой. Тёмные банки с надписью "Перманганат калия, чда, 1,0 кг", располагались в деревянных ячейках, словно бутылки с водкой.
   - Роман, - крикнул он. - Принеси сюда первую сумку с кислотой.
   Половина флаконов кислоты была немедленно выгружена, а их место заняла марганцовка. Осмотр продолжился.
   "Йод кристаллический, чда, 0,5 кг", - прочёл Лёша на очередной банке. - Неужели это то, о чём я давно мечтал?" - руки затряслись от нахлынувших чувств.
   Остатки кислоты немедленно покинули сумку, уступив место йоду.
   Далее пошли неизвестные наименования: оксиды, ангидриды, бромиды, сульфаты.
   "Каких только химикатов на свете не бывает, - промелькнула мысль. - Даже подумать не мог об этом разнообразии".
   - Ломай следующую, - скомандовал он. - Например, вот эту.
   - Хрусть! - взвизгнула распахивающаяся дверь.
   Согнутый, чуть ли не на девяносто градусов, язычок врезного замка символизировал низкую степень антивандальной защиты запорной конструкции, произведённой в Стране Советов.
   Лёша застыл на пороге, разглядывая открывшуюся панораму. Вдруг, откуда ни возьмись, в голове зазвучала дворовая песня, исполняемая голосом Кыпы:
  
   А парнишка вором был,
   Воровать ходил,
   И девчонке, каждый день,
   Он цветы дарил.
  
   "Блин, тебя ещё здесь не хватало!" - он попытался прогнать мелодию силой воли, и, как ни странно, это получилось. Музыкальное сопровождение стихло.
  
   Итак, очередная комната. Стеллаж слева, стеллаж справа. Банки из оцинкованной жести, на верхней полке левого стеллажа, заинтересовали. Забравшись ногами на какую-то коробку, он прочитал: "Натрий металлический". Воспоминания вытолкнули на верхний уровень сознания рассказ родного отца, как тот в детстве, с друзьями, ломал автомобильные поршни от грузовиков ЗИС (завод имени Сталина) и извлекал из них натрий. И какой был незабываемый эффект, когда его кидали в воду.
   - Рома! Где там вторая сумка?
   Пять банок натрия заняли то место, где ещё минуту назад покоилась концентрированная азотная кислота.
   "Ну-ка, а чего там, в дальнем углу? Неужели тоже натрий? - Лёша протянул руку. - "Калий металлический" - было написано на бумажной этикетке, налепленной на жестянку.
   "Неужели бывает и металлический калий? Про натрий слышал, а про калий - это что-то новенькое. Но, судя по расположению элемента "К" в левом столбике таблицы Менделеева, данная хреновина обладает повышенной, по отношению к натрию, агрессивной реакцией".
   Три банки металлического калия переместились в сумку к натрию, четвёртую же пришлось впихнуть во вторую сумку, выставив из неё банку с марганцовкой.
   "Жуть, как обидно, что приходится оставлять такую ценную вещь", - грустно подумал Лёша, поглаживая стеклянный бок коричневой посудины с перманганатом калия.
   В это время раздался очередной хруст вышибаемой двери и торжествующий возглас Бухарова.
   - Лёха, давай сюда. Тут товар новый.
   - Иду-иду...
   Ого! Действительно, эта комната была особенной. Чистые стеллажи без постороннего хлама и пыли, идеальный порядок, нумерация единиц хранения. По-видимому, то, что находилось за этой дверью, было на особом учёте.
   Беглый осмотр. Соединения ртути, серебра и...
   Еб...чий случай!
   Реагируя на стрессовую ситуацию, надпочечники выплюнули в большой круг кровообращения очередную порцию адреналина. Тук-тук-тук! Сердце попыталось выпрыгнуть из груди, отдаваясь набатом в висках и едва не срываясь в аритмичный цикл.
   "Хорошо, что мне 16 лет, а не 46, - подумал Лёша. - Мерцалка... то есть мерцательная аритмия, является характерным недугом пожилых людей, - в голове возник текст недавно прочитанной статьи из журнала "Здоровье". - Как там звучит медицинский термин? Вспомнил: "фибрилляция предсердий". Живет человек, живёт... Вдруг случается внезапный стресс, один из многих, сопровождающих бытовые ситуации. В кровь поступает высокая доза адреналина и... how do you do... то есть "приплыли". Губы начинают синеть в отсутствие кислорода. Ну что же, господа, снимем шляпы. Ритуальный агент, похожий на сошедшего с небес ангела скорби, источающего сочувствие, материализуется из ниоткуда, и на порядок быстрее, чем бригады "М&М's" (медиков и ментов).
   Подсознание, как всегда неожиданно, выдало нецензурный фразеологизм, символизирующий режим саморазрушения: "...понеслась ...да по кочкам", - фраза, выдернутая из стремительно-несущейся череды образов, загрузилась в оперативную память и, помимо воли, стала раскладываться на смысловые составляющие.
   "С какой стати "понеслась"? И на что она сгодится после пресловутых "кочек"? Где движущая сила данного явления? Да и вообще, откуда взялось в моей памяти столь странное словосочетание? Хм-м-м... Возможно, что из пионерского лагеря. Блин, сколько же информации непонятного происхождения хранится в моей голове. Мозги, словно губка, впитывают в себя всё подряд, от чего я, порой, бываю сам в шоке. Эта база данных похожа на огромную свалку, из нижних горизонтов которой, выскакивают на свет Божий всякие несуразности".
   Рассеянный взгляд застыл на ящиках с химикатами. В это же время, Лёшины мысли, зациклившиеся на одной теме, продолжали обкатывать понятие и так, и этак, выводя результаты на передний план, что серьёзно отвлекало от насущных проблем.
   "Тьфу... И при чём здесь "how do you do"? Что у меня за вечный бардак в голове?".
   "Не бардак, а живой ум", - фраза, несущая спорный смысл, вновь, выскочила непонятно откуда.
   "Живой ум должен приносить конкретику, упорядочивая события, а не создавать хаос", - парировал логический (верхний) уровень мышления.
   "Сам дурак", - пулей пронеслось в ответ, на чём, собственно, внутренняя перепалка и закончилась.
  
   Лёша оглянулся по сторонам и прислушался, пытаясь уловить любые посторонние звуки. Но нет - внутри склада царила тишина, нарушаемая лишь дыханием вспотевшего от упорного физического труда Ромы.
   - Ты это, - обратился он к другу. - Хорош ломать двери. И орать прекрати. Я нашёл то, что искал. Грузим и сматываемся.
   Рома застыл на месте, с интересом уставившись на подельника в ожидании руководящих указаний.
   - Быстро неси сюда сумки!
   Пока Бухаров отсутствовал, Лёша, трясущимися руками, снимал со стеллажа стеклянные банки с "Красным фосфором" и "Бертолетовой солью".
   "Вот это удача! Данные вещества, смешанные друг с другом, обладают выдающимися взрывными качествами, сопровождаясь инициирующей детонацией. Из микроскопических доз, весом в микрограммы, делают пистоны. Хм-м-м... мама родная... здесь их такое количество, что унести с собой все запасы - просто нереально. Надорвёшься.
   И вообще, я не верю собственным глазам. Такого просто не может быть: все химикаты, существующие в природе - полный химический ассортимент, находится перед тобой, словно на выставке. Не сон ли это? Расскажи кому, не поверят. Однако факт: протягиваешь руку, засовываешь всё, что понравилось в авоську... бесплатно... без подписей, печатей и разрешений... и без ведома компетентных органов. Впрочем, чего гонять порожняк? "Органы" запрещают, а Лёша Корешин взрывает: каждый занимается своим делом. Я реализую поставленные задачи независимо от абстрактных понятий "хорошо" или "плохо". Мнения посторонних людей меня не интересуют. Одной занозой в голове меньше... напротив пункта ставится галочка... подсветка гаснет и можно поздравить себя с очередным успехом.
   This is undoubtedly good.
   Внезапно, мысль зацепилась за сущую мелочь, вызвав новый поток размышлений.
   "Задачи... цели... - но ведь ЭТО не могло случиться "просто так". Цепочка событий, каждое их которых могло дать сбой и не реализоваться, выстроилась в строгую математическую последовательность. Действительно, если бы пацаны из 6-й школы не обнаружили "склад кислоты", в совершенно чужом районе... и так далее, и тому подобное.
   Впрочем, при чём тут вообще эти парнишки? Всё дело во мне самом. Будучи учеником 7 класса я увлёкся пиротехникой... с этого всё и началось. Появилась ЦЕЛЬ, ну а далее... Такое впечатление, что ход событий начал, сам по себе, подстраиваться под её выполнение. "Прогнулись" события под мои хотелки, образовав логически-безупречные причинно-следственные связи.
   А самое интересное заключается в том, что я лично не принимал в данном процессе никакого участия. Ведь у меня элементарно не хватит ума на осуществление столь масштабного проекта. Я подросток, а не разведслужба ЦРУ. Но результат, уже в который раз, налицо. Неизвестная сила помогает мне в достижении целей, сводя с нужными людьми, одновременно с этим расчищая дорогу от мешающих жить придурков, убирая их навсегда, с глаз долой, сохраняя жизнь и целостность организма. В очередной раз прилетает карт-бланш. Как результат - полная свобода действий. Вот нихрена себе".
  
   Содержимое сумки вновь кардинально обновилось. Запасы йода и марганцовки были аккуратно выставлены на бетонный пол, а их место заняли компоненты взрывчатки.
   - Дёргаем отсюда.
   Побег по известному алгоритму занял не более пяти минут. Сумки с добычей были доставлены по адресу Борчанинова, 7 и размещены в подвале, вход в который осуществлялся через узкий технический люк. Вывозившись в глине и цементе по уши, Лёша вернулся домой.
   - Где ты так умудрился перепачкаться? - вопрос мамы был задан обречённым тоном. - И где пуговица на куртке?
   - Мы с гаражей прыгали.
   - Быстро снимай с себя одежду и кидай в стиральную машину. Щёткой такое не очистить.
  
   Уже в момент отхода к сну, в голове возобновилась дворовая песня: про девчонку и цветы, воров и ментов, прицепившаяся в самый разгар кражи.
   "Тьфу, тьфу, тьфу, - Лёша мысленно отплевался через левое плечо и постучал три раза по спинке кровати. - Брысь отсюда", - скомандовал он песне, и она, вместе с внутренними переживаниями, поплыла куда-то вдаль, заменяясь сновидениями.
  
   Химический эксперимент
   Следующим утром, дождавшись ухода родителей на работу, Лёша вынул грязную одежду из стиральной машины и сползал в подвал пятиэтажки за сумками. Для постоянного хранения добычи было найдено место на балконе, под стопкой пиломатериалов, хранящихся на всякий случай. Ноябрьская погода сводила на минимум возможность посещения открытого балкона родителями, поэтому, вероятность обнаружения химикатов была небольшая.
   "По крайней мере, недели две можно не беспокоиться. А там, найдётся и более надёжное место. Чем сугроб отличается от тайника? Ничем. Закопал, и до весны никто не найдёт".
   Одну банку натрия и одну банку калия он оставил под рукой, замаскировав их среди трёхлитровых зимних заготовок под маминой кроватью.
  
   Днём явился Владик Шинкевич. Что и говорить, материальная заинтересованность держала приятеля в тонусе.
   - Ну, как планы, как финансы?
   - Да никак, - Лёша вздохнул и сгорбился. - Позавчерашняя экскурсия привела к простуде. Сам ведь помнишь тот холодный дождь. Короче, промёрз я насквозь. Сейчас сижу дома, горстями ем "Амидопирин". Даже бригаду неотложки, - приврал он, - вчера вызывали.
   Шинкевич изобразил на лице сочувствующее выражение.
   - Ты давай, поправляйся. Брать-то товар не передумал?
   - Конечно, не передумал. Только дайте отлежаться.
   Довольный результатом беседы, Владик отчалил по своим делам.
  
   После полудня пришёл Двойников. Общение, обмен новостями.
   Выслушав захватывающий рассказ о вчерашних приключениях, он поинтересовался:
   - Покажи хоть, как твоя химия выглядит.
   Лёша извлёк из-под маминой кровати цилиндрическую жестяную банку с надписью "Металлический натрий". Внутри банки, напоминающей контейнер для хранения крупы, обнаружилась стеклянная колба с минеральным маслом. В масле, похожие на куски пастилы, болтались четырёхгранные полосы серебристого металла. Откупорив широкую, во весь диаметр колбы, пробковую крышку, Лёша сунул в масло два пальца и извлёк из него одну полоску натрия. Вытерев "пастилу" сухой тряпкой, он надавил на неё пальцами. Хм-м-м... Металл натрий, по пластичности, напоминал глину. Его можно было рвать руками, скатывать в шары и плющить, словно тесто для пельменей.
   "В жизни не думал, что бывают такие металлы. Металл - это ведь чугун, никель, медь, олово, - подумал Лёша. - А из этого металла можно лепить поделки для детсадовцев. Интересно, как он реагирует на воду? Папа сообщал, что реакция будет исключительно бурной".
   Во время размышлений он машинально оторвал часть от 15-сантиметровой "пастилы", начав перекатывать кусок в руках, в итоге, сделав его похожим на блестящий грецкий орех.
   "Ай! - кончики пальцев начало пощипывать. - Что-то едкое на руках образовалось".
   Лёша кинулся к умывальнику. После мытья и тщательного вытирания рук шарик натрия был помещён в пластиковую коробочку из-под фотоплёнки.
   Друзья вышли на улицу. В результате недолгих поисков была найдена лужа.
  
   На трамвайной остановке "ул. Борчанинова" столпился народ. Посреди толпы, занимая значительную часть широкого тротуара, красовался водоём, наполненный дождевой водой, скопившейся в отсутствие дренажа.
   Примкнув к народу, друзья дождались появления трамвая N 5, отвлёкшего внимание пассажиров на себя. Тут же, внешне незаметное, едва уловимое движение пальцев, похожее на передёргивание карт шулером, отправило шарик натрия в свободный полёт. Раздался мягкий "шлёп", не громче, чем от падения скомканной бумажки... ну и, на этом всё. Друзья немедленно разошлись в стороны.
   Почти сразу же, вода начала шипеть и пузыриться.
   Что там такое булькает: кусок карбида, либо просто воздух, выходящий из-под земли, людей нисколько не заинтересовало. Однако, через мгновение, на месте шипения вспыхнул столб огня.
   "Интересно наблюдать за взаимодействием натрия с водой, в результате которого выделяется молекулярный водород Н2. Реакция носит экзотермический характер, результатом которого и является самовоспламенение водорода", - прочитанная только что, буквально на выходе из дома, статья из Большой Советской Энциклопедии объяснила видимые эффекты.
   Внимание толпы переключилось на неожиданное зрелище, ведь не часто увидишь, как водная гладь, ни с того ни с сего, загорается.
   Между тем, пламя, окружившее кусок натрия, нагрело металл до температуры плавления. Ввиду низкой плотности, шарик начал терять форму, превращаясь в лужу натрия, плавающую поверх лужи воды. В ту же секунду раздался взрыв.
   Брызги расплавленного щелочного металла разлетелись по краям водоёма, вызвав вторичные вспышки и взрывы, окатившие зрителей потоками брызг. Люди в панике шарахнулись в разные стороны от опасного места, по ходу бегства, отправляя довольно замысловатые ругательства по непонятным адресам. Подъехавший трамвай значительно проредил напуганную толпу, оставив часть народа ожидать следующий рейс на значительном удалении от эпицентра случившегося катаклизма.
   - Потрясающе! - голос Двойникова был полон восторга. Настоящее пиротехническое шоу с эффектом неожиданности.
   - Я тоже впечатлён, - скромно подтвердил Лёша. - Только давай притихнем, чего-то мне на душе неспокойно.
   - Тогда пошли ко мне, музыку слушать.
  
   В гостях у Саши Двойникова. Музыкальная тема.
   Трёхкомнатная квартира полковника морской авиации, сытая и благополучная, отгороженная от подъезда двойными дубовыми дверями с датчиками сигнализации, выведенными на милицейский пульт, телефоном, раздельными санузлами, паркетом, на котором, в качестве коврика в прихожей, лежала огромная шкура белого медведя, приняла школьников в свои дружелюбные объятья.
   Ну, а далее, всё покатило по установленной схеме. Последовательность действий, начиная с седьмого класса, являлась твёрдой и изменению не подлежала.
   1. Снятие квартиры с охраны.
   2. Мытьё рук с мылом.
   3. Еду из холодильника - на стол.
   4. Досмотр кухонного буфета, в своей нижней части содержащего трёхлитровые банки со спиртом и пачки папирос в правом углу.
   5. Частичная экспроприация буфетных залежей.
   Да уж... размеры полковничьей заначки впечатляли. Ну и прекрасно! Одной пачкой Беломора больше, одной пачкой меньше: Олег Иванович на такие мелочи не обращал внимания. Со спиртом - та же история. Ну, не хватает 100 грамм... а, может, показалось? Да разве вспомнишь, сколько было выпито вчерашним вечером?
   Приезжая домой со службы, громадный, похожий на шкаф, 130-килограммовый полковник, как правило, уже находился под мухой, усугубляя градус алкоголя перед ужином и опрокидывая последнюю рюмку перед отходом ко сну.
  
   Бутерброды из нарезного батона со сливочным маслом и кусками сёмги, положенными сверху, утолили голод. Сварив в турке крепкий кофе, друзья, вместе с дымящимися кружками, переместились на Сашину территорию, где хозяин упал на диван, вольготно закинув ноги на спинку. Лёша же опустился на крутящийся стул, обтянутый красной кожей.
   Лепота...
   Через непродолжительное время детская комната наполнилась сизым туманом папиросного дыма. Однако сей факт друзей нисколько не смутил. Сосредоточив внимание на звуках, они наслаждались новинками западной музыки - непостижимо далёкой, потрясающе разнообразной, и диаметрально отличающейся от анемичной эстрады Страны Советов - донельзя выхолощенной и обескровленной усилиями руководящей партии.
   Стоит отметить, что не один Советский Союз находился на галёрке, среди аутсайдеров-неудачников. Явление было характерно для всех стран-сателлитов, входящих в Организацию Варшавского Договора (семь стран Восточной Европы), где ситуация была ничуть не лучше, наводя на мысль о некой особенности, присущей исключительно социалистическому строю.
   Разного рода дельцы и подпольные цеховики, ведущие круглосуточную перезапись магнитофонных лент - все те, кто был причастен к музыкальному бизнесу, не хуже лакмусовой бумажки-индикатора определяли истинную популярность исполнителей, которая резко контрастировала с официальной статистикой.
   Среди меломанов, виниловые пластинки "демократов" (ансамблей из стран социалистического лагеря) не котировались никак, от слова "совсем". Польские группы, венгерские, немецкие (ГДР)... и совершенно неважно, на каком языке они поют (часть пела на английском)... плюс всякие "пражские соловьи", типа Карела Готта... - всё это пёстрое сборище ассоциировалось с большим нулём - дыркой от бублика. А когда рыночная цена пластинки близка к нулю, то это уже приговор.
   Лёша и Саша Двойников, посещающие "балку" по выходным, общающиеся с десятками коллекционеров, поначалу верили в возможность перехода количества в качество. Но, увы, истинное положение вещей жестко обломало надежды. Всё дело в том, что даже десять... хоть двадцать... хоть сколько "винилов" из социалистических стран было невозможно обменять на один диск английской "Deep Purple", пусть десятилетней давности, пусть не в идеальном качестве, пусть даже "резаный" (с вырезанной из упаковки групповой фотографией участников).
   "Понимаете, ребята, - следовал комментарий от одного из авторитетных коллекционеров. - "Deep Purple" - это уникальная группа, бесценное сокровище, которым вы будете восхищаться даже через 10 лет... через 50... и до конца своей жизни. Шедевры можно слушать бесконечное количество раз. Теперь скажите, а кому нужны ваши никчёмные "демократы"? Правильно: никому. Говно, даже если его очень много... даже если накидать целый Эверест говна - сути не меняет. Говно и бриллианты относятся к разным категориям, и они не имеют ценовой корреляции по отношению друг к другу. Но вы не расстраивайтесь. Вдруг умудритесь продать говно за живые деньги? Найдёте начинающего лошка, на уши ему присядете... Почему бы и нет? Чудеса в жизни, редко, но случаются. Спихивайте весь запас "демократов" за бесценок, оптом, по 3 рубля за диск. Затем, приходите сюда и выбирайте "фирму". Интересующий вас альбом "Deep Purple in Rock" (1970) можно купить всего за 70 рублей. В этом альбоме имеется потрясающая песня, взрывающая мозги. Она называется "Child in Time".
  
   Sweet child, in time you'll see the line
   The line that's drawn between the good and the bad.
  
   Мой милый мальчик, пролетят быстро года,
   Научишься ты отличать добро от зла.
  
   Что и говорить, школьным друзьям была знакома песня - это раз.
   Она будет жить вечно - это два.
   Спорить с очевидными фактами бессмысленно - это три.
   "Понятно, что отдельные советские певцы могут брать две октавы, а то и три, обладая голосом необыкновенной красоты, но куда им до Элвиса Пресли, либо Фредди Меркьюри, - думал Лёша. - На концертах западных звёзд зрители рыдают и падают в обмороки. Экстаз накрывает с головой даже при отсутствии визуального контакта. Видимо, всё дело в энергетике исполнения. Энергетика плюс голос - это залог успеха. Так появляются шедевры мирового уровня - классика, не подвластная времени. Из советских исполнителей, критерию соответствуют лишь Алла Пугачёва и Муслим Магомаев. На этих двух фамилиях список и заканчивается".
   В Лёшиной голове начали возникать имена зарубежных знаменитостей:
   "Ян Гиллан, Мик Джаггер, Крис Норман, Сьюзи Кватро. Да и ансамбли... Supermax, Dschinghis Khan, Uriah Heep, Black Sabbath, Rainbow... - они реально мочат, и мочат от души... если не сказать сочнее. Херачат так, что начинаешь сомневаться в пределе человеческих возможностей. Советская же эстрада... тьфу... да она похожа на старушонку из романса Алябьева - Беранже".
  
   Зима, метель, и в крупных хлопьях
   При сильном ветре снег валит.
   У входа в храм, одна, в отрепьях,
   Старушка нищая стоит...
   И милостыни ожидая,
   Она всё тут с клюкой своей,
   И летом, и зимой... Слепая!
   Подайте ж милостыню ей!
  
   Да-да. Это про состояние песенного жанра в нашей стране. Он влачит крайне жалкое существование и слеп от рождения.
   Затасканные до состояния нестояния Эдуард Хиль, Ренат Ибрагимов, Роза Рымбаева, Юрий Богатиков... Гурченко, Сенчина, Кикабидзе... прибалтийские Тынис Мяги и Анне Вески... ежедневно издавали звуки из транзисторных приёмников и кухонных радиоточек.
   Радиостанция "Маяк", кинув на жертвенный алтарь Анну Герман, трепало её с особым рвением.
  
   Один раз в год сады цветут.
   Весну любви один раз ждут.
  
   Проигрывая песню не реже одного раза в день, "Маяк" вызывал приступы рвоты.
   "Да оставьте же Герман в покое! Но ведь нет... не оставляют. Таскают её, как собаки таскают обглоданную кость. Бросают её то тут, то там, и всегда эта кость торчит на виду: то из собачьей будки, то из помойки, - с чувством резюмировал Лёша. - Хорошая песня, мелодичная, но её замылили, застирали до неприглядности. Есть ведь и другие песни, и другие исполнители - их не то, чтобы сотни - их тысячи...".
   Зарубежная музыка... Она объединяла, вдохновляла и наполняла душу прекрасным, унося мысли в далёкие миры, где, красочными миражами, сияли образы золотистых морских закатов, душистых альпийских трав, снежных горных вершин и уходящих в бесконечность скоростных автострад.
   Виниловые диски от британских гигантов "Apple Records" и "Harvest Records" наматывали на Сашиной вертушке бесконечные круги, выдавая на мощные колонки потрясающий стереозвук, гипнотизирующий и завораживающий. Что и говорить: серьёзная музыка в качественном звучании - это настоящее волшебство, доступное лишь избранным.
  
   "Ништяк провели время", - отметил Лёша по выходу из Сашиной квартиры.
   После принятия заряда классического рока от группы Pink Floyd (Пинк Флойд) его психика, да, собственно говоря, и тело, имели самое расслабленное состояние. Двухдисковый альбом под названием "Стена" (1980), с участием лондонского хора мальчиков, произвёл на Лёшу ошеломляющее впечатление. В душе подростка бушевали те же ощущения, что испытывают любители симфонического искусства после посещения живых концертов.
   "Возвышенность чувств, ощущение полёта, приобщение к великому", - он вспомнил посещения Оперного театра, в компании родного папы, и великолепные творения Жоржа Бизе, после которых менялось само мироощущение.
   Так было и на этот раз.
  
   Неприятная новость
   Прошло несколько дней.
   Первые в этом учебном году каникулы закончились и, в этот самый момент, началась зима. Пушистый снег и умеренный холод под "минус десять" взяли власть в свои руки. Впрочем, так и должно было случиться, картинка за окном даже радовала. Серый цвет поздней осени, грязь и голые ветви деревьев, накрыл белоснежный ковёр, девственно-чистый, мягкий и тихий. Лёша молча смотрел на это природное великолепие и улыбался.
   Утро выходного дня.
   Выйдя на прогулку, Лёша уселся на лавочку в середине двора. Зимняя шапка, зимние ботинки с шерстяными носками, шарф из подшёрстка ламы, обмотанный вокруг шеи, не давали холоду пробраться внутрь. Он сидел в заснеженном пространстве под рябинами, усыпанными гроздьями красных ягод, и наблюдал. Вот прошёл Серёжа Субботин из третьего подъезда, Вова Сварщиков, тоже из третьего, Гусь, из "поповского" дома... Внезапно, дверь четвёртого (правого) подъезда распахнулась, выпуская Владика Шинкевича.
   - Привет, - без всякого энтузиазма произнёс приятель.
   - Ты чего грустный?
   - А ты ещё не знаешь?
   - Нет. Я же целую неделю провалялся с температурой. И телефона дома нет. Консервная банка, ни дать ни взять. Чего там произошло?
   - Ребят повязали. Опера на складе засаду устроили.
   От неожиданности Лёша встал.
   - Да ладно...
   - Сейчас всю школу N 6 трясут менты и ещё какие-то мутные дядьки в штатском.
   - А к тебе есть вопросы?
   - Да вроде нет. Я, конечно, слышал об этом деле, но только краем уха, - состроив невинное выражение глаз, Шинкевич криво улыбнулся. - Не отрицаю этого. Однако в преступных затеях не участвовал, да и знать не знал, где кислота хранится. А ведь эти придурки успели половине школы растрепать про свою находку, и ещё несколько раз туда сползать. И вот результат, сколько верёвочке не виться, а конец будет. Полезли туда, в очередной раз, ну и влетели по самые помидоры.
   "Вот тебе, бабушка, и Юрьев день", - откуда-то из глубин Лёшиной памяти всплыла фраза, непонятно каким местом относящаяся к теме.
   - Я очень сочувствую ребятам. Хорошие парни и страдают ни за что.
  
   В своё время, знакомый из соседнего двора по имени Игорь, отсидевший на зоне по "бичёвской" статье "Тунеядство", заявил: "Большинство людей чалят "ни за что".
   "Хм-м-м... Возможно, и не большинство, но часть зеков, точно, сидит за чужие грехи", - определённый вывод напрашивался сам собой.
   - И что им будет?
   Владик равнодушно пожал плечами, типа "хрен его знает".
   Лёша повернулся и зашагал в сторону подъезда, бросив напоследок:
   - Блин! Ты мне всё настроение испортил своими новостями. И с кислотой... обломал, так обломал.
   Придя домой, он лег на кровать и укрылся от сквозняка пуховым одеялом.
   "Тепло, комфортно, безопасно..." - уют родной обители и тишина комнаты с висящими на стенах коврами, отгородили сознание от внешнего мира подобием защитного кокона. Пригревшись, Лёша задремал.
  
   Продолжение химических экспериментов. Школа N 93.
   Четвёртая перемена. Школа гудит, напоминая пчелиный улей. Подобно метеорам, ученики средних классов носятся по внутреннему пространству, порой, сбивая с ног идущих навстречу однокашников. В рекреациях галдят, орут и скачут их товарищи.
   На первом этаже, в той его части, что относится к начальным классам, наблюдается более спокойная обстановка, ввиду закончившихся уроков и убытия контингента учащихся по домам.
   Это обстоятельство и позволяло уборщице заниматься своим нелёгким трудом. Её ведро с водой стояло в коридоре, напротив учительского туалета. Периодически возникающая тётя, макала в него швабру с тряпкой и, выжав воду, исчезала за поворотом на несколько минут.
   Сегодня Лёша принёс из дома несколько шариков натрия, но никак не мог найти способ продемонстрировать одноклассникам красоту взрыва. Гореть и взрываться на улице натрий не желал, видимо, по причине мороза. Выйдя на перекур, мальчики швырнули шарик в снег. Эффект нулевой. Раскопав место падения руками, Лёша обнаружил лишь белёсые лохмотья, лежащие на стылой земле. Натрий прошипел, проплавив снег до основания, да там и превратился в труху. Второй шарик бросили на лёд. Результатом стал небольшой дымок испарений над ровной дырочкой. На дне отверстия образовались всё те же белёсые остатки.
   Друзья снисходительно заулыбались. На их смешливых физиономиях прямо-таки читалась фраза: "Ну ты и лошара, фокусник недоделанный". Такого унижения Лёша стерпеть не мог.
   Забежав в школу и увидев стоящее без присмотра ведро, он жестом остановил товарищей и гордо достал очередной шарик.
   - Смотрите и не говорите, что не видели.
   Плюх! Шарик закувыркался на поверхности воды, окружив себя пузырьками выделяющегося молекулярного водорода. Лёша кинулся прочь. Внезапно, из ведра показался пучок жёлтого огня, сверкающего всеми оттенками золотой палитры.
   - Красиво, - едва успел вымолвить кто-то, как прогрохотал взрыв. Застопорившись на долю секунды, ребята увидели вылетающий из ведра поток мутной воды, напоминающий фонтан, направленный в сторону потолка.
   Команда к бегству была излишней.
  
   Повышенное внимание к собственной персоне, Лёша, уже в очередной раз, почувствовал всеми клетками тела.
   Школьные друзья, и друзья друзей, разглядывали его, будто диковинную птицу, как в упор, так и издалека. Порой, кто-нибудь из них подходил и заговорщицким тоном интересовался "Где ты взял эту офигительную штуку?". В ответ Лёша отмахивался: "Где взял, там её уже нет", - на чём, собственно, разговор и заканчивался. Таким образом, закончился учебный день.
   После уроков была устроена пешая прогулка в обществе Ромы Бухарова, вниз по Комсомольскому проспекту. Спешить было некуда и неспешные разговоры, сопровождаемые весёлыми приколами, скрашивали путь двух одноклассников.
   - Слышал новость? - сообщил Бухаров.
   - Какую?
   - Серёжа Григин схлестнулся с чуваком, который не из нашей школы, и даже не из девятой. По виду, вообще, какой-то левый пассажир. Причём, тот сам нарвался, по собственной инициативе, нагло потребовав "дать закурить".
   - И чего?
   - Серёга объявил, что может дать только по ...балу. В ответ получил: "Попробуй". И вот результат: первый дубль вышел на редкость удачным. Под глазом наглеца появился бланш, а Григин сейчас торчит бандитам литр водки, в качестве жеста замирения.
   - Да ну... Фигня какая-то.
   - Вот тебе и "фигня". Чувак оказался двоюродным братом Никсона. Серёгу выловили в собственном дворе, нагнули и поставили на счётчик.
   - А я смотрю, он какой-то грустный сегодня.
   - Как не будешь грустный, когда 8,24 рубля нужно где-то найти. Ему мать по 2 рубля в неделю даёт на школьное питание. Остальные деньги сосчитаны до копейки и хранятся под маминым матрацем. Украсть нереально.
   - Да уж, хоть на панель выходи. А если он не проставится?
   - Тогда Никсон с Мэном из него такое сделают... Учитывая костлявость Григина - только на холодец и сгодится... хм-м-м... холодец из барана.
  
   В это время путники поравнялись с ювелирным магазином "Аметист".
   - Смотри, - воскликнул Лёша. - Вот и наша вода, которой не хватало.
   Перед дверями магазина красовалась небольшая лужа, ежеминутно взмучиваемая кучей людей, снующих туда и обратно. По-видимому, избыточное количество соли, насыпанное у входа, плюс тёплая обувь выходящей из помещения толпы, никак не давали воде превратиться в лёд.
   - Пошли смотреть ассортимент.
   Друзья дёрнули дверь и проникли в помещение ювелирного магазина. Скомканный троллейбусный абонемент, содержащий внутри кусок натрия, мимоходом упал из разжатого кулака "покупателя". Секунда-две-три... взрыв!
   На шум повернулись головы десятков человек, находящихся в торговом зале. Воцарилась тишина.
   Ещё через несколько секунд, как черти из табакерки, возникли менты. Они походили перед входом и с озадаченным видом изучили обстановку. Ничего. Пострадавших нет, материального ущерба нет, что грохнуло - непонятно. Абонементный билетик сгорел в водородном пламени, а пепел разметало, вместе с грязной жижей, по одежде прохожих. Свидетели разошлись... - кому же хочется связываться с ментами?
   Постояв для приличия ещё пару минут, наряд отбыл восвояси.
   - Класс! - восхищенно прокомментировал ситуацию Бухаров.
  
   Каток "Динамо"
   Ближе к вечеру к Лёше домой завалился Двойников. В руках у него была спортивная сумка с коньками.
   - Лёха, - радостно заявил он. - Каток Динамо открыли. Пошли кататься?
   - Пошли, - без раздумий согласился хозяин квартиры. - Тем более, что нужно калий испытать.
   Вскрыв жестянку с калием, Лёша извлёк из неё точно такую же, как у натрия, стеклянную колбу с широким горлышком. Полоски калия, аналогично натрию, напоминали серебристую пастилу с квадратным сечением 1,5 х 1,5 см, которая болталась в светло-жёлтом минеральном масле. Недолго думая, Лёша откупорил пробковую крышку и слил масло в унитаз.
   "Хм-м-м... Такой же серебристый металл. И такой же мягкий, - подумал он, разрывая "пастилу" на куски и скатывая шарики. - Однако окисляется прямо на глазах, ничего себе".
   Пока он лепил шарики, складывая их в коробочку, "пастила" в колбе потеряла свой блеск, став какой-то тусклой. Решив, что так дело не пойдёт, Лёша сходил на кухню и вылил в колбу подсолнечное масло из трёхлитровой банки.
   "Вот так-то оно лучше, - едва подумал он, как с поверхности калия начали срываться пузырьки водорода, превращаясь в тонкие струйки, поднимающиеся вверх. - Япона мать... Да что же это творится!".
   Лёша бросился в туалет и вылил подсолнечное масло в унитаз, вслед за минеральным.
   "Тьфу! Оказывается, в подсолнечном масле имеется примесь воды. Так можно и взорваться, прямо не выходя из дома".
   Для решения проблемы, часть масла из колбы с натрием перекочевала в колбу с калием. Покрывшись масляной плёнкой, полоски металла перестали видоизменяться, и Лёша успокоился.
  
   Каток "Динамо" встретил друзей яркой иллюминацией и громкой музыкой.
  
   На французской стороне, на чужой планете,
   Предстоит учиться мне в университете.
  
   Стационарные динамики, размещённые на осветительных мачтах стадиона, гремели на полную мощность, озвучивая не только каток, но и близлежащие кварталы жилых микрорайонов.
   Песни из суперпопулярного дискового альбома "По волне моей памяти", от композитора Давида Тухманова, следовали одна за другой.
   Билетов не стали покупать из принципа. Зачем тратить деньги, пусть и небольшие, но реально находящиеся в кармане, когда можно перелезть двухметровый бетонный забор? Прыг в сугроб... и ты уже на законных основаниях гуляешь по платной территории, свободной от халявщиков с улицы.
   В пределах видимости появилось поле катка. Друзья вошли в центральный павильон.
   Шпана из "Слепухи" тусовалась в левой, затемнённой боковой части зала для переодевания коньков, на своём обычном месте. Всё, как в прошлом году. Тепло, уютно, музыкально - лучших условий для вечернего времяпровождения ещё никто не придумал. Табачный дым висел в воздухе помещения, народ галдел, хлопал входными дверями, снабжёнными мощной пружиной, и хаотично перемещался по холлу первого этажа. Перед глазами предстала самая обычная картина зимнего сезона катания на коньках.
   Хулиганы приветливо кивнули друзьям и, на всякий случай, попросили закурить. Пол пачки "Астры" перекочевало в общак банды, после чего наладился мирный диалог.
   - Чего грустные? - спросил Дэзик, здоровенный детина, известный своим крутым нравом.
   - Мы не грустные... мы сосредоточенные. Но, если хочешь, то анекдот расскажем.
   - Да вы сами, как анекдот.
   Язвительная подколка вызвала дружный хохот криминального сборища.
   - Будет тебе, - толкнул Дэзика в бок Вадик Петровских, по прозвищу "Дракончик".
   - Что за анекдот?
   Малолетние бандиты стихли, с любопытством уставившись на Лёшу.
   "У этих ребят нет прошлого и нет будущего, - подумал тот, обводя присутствующих равнодушным взглядом. - Их желания весьма незамысловаты и описываются словом "развлечься здесь и сейчас". Посидели, поржали, врезали по "вывеске" какому-нибудь залётному посетителю из чужого района, выпили креплёного вина, либо "Бориса Фёдоровича" (спиртосодержащий напиток, сделанный из клея БФ). У них нет жизненных целей, нет устремлений, нет воли к победе... вообще, ничего нет. Они не читают газет и журналов, не увлекаются фотографией, кулинарией, химией... не коллекционируют почтовые марки и виниловые диски... не изучают фармацевтические справочники и учебники по клинической психиатрии. Библию - даже в глаза не видели. А из иностранных языков владеют лишь блатной "феней", да и то, на самом начальном уровне. И вряд ли кто-нибудь из них способен объяснить смысловое различие между словами "клифт" и "лепень".
   Вжик...
   Как всегда стремительно, бегущей строкой, перед глазами пролетели строки из песни, относящейся к категории Русского шансона:
  
   Он вскинул клифт,
   Сверкнула вдруг волына,
   Раздался выстрел,
   И грохнулась Лиса. ("Собрались урки", С. Медяник)
  
   "Перед моими глазами находится группа примитивно-устроенных организмов. Что им не дай, хоть Рыбку Золотую, хоть Жар-птицу - никакого проку не будет. Всё похерят, всё пропьют, всё превратят в отходы жизнедеятельности коричневого цвета. И им плевать на завтрашний день. Живут тем, что есть сегодня. Однако они всё же надеются на что-то, возможно, на русский "авось". Но это "что-то", позволяющее устроиться в жизни, вовсе не является очевидным фактом. Ребята не в состоянии понять, что после достижения 18-летнего возраста, в случаях, предусмотренных УК РСФСР, они моментально отправятся на кичу. Хм-м-м... "кича" - это антагонизм к слову "дача". Но и это - не самая крупная неприятность, подстерегающая хулиганов, попутавших рамсы и наглеющих всё больше и больше. Всему бывает предел. Стоит лишь перейти дорогу серьёзным людям, нахамить им, либо кинуть на деньги, как ты, помимо своей воли, превратишься в участника сафари, но совсем не в роли супермена, держащего в руках "Винчестер" 44 калибра. Ведь сафари - это парный вид спорта, где кому-то выпадает роль зебры, мелькающей в окуляре оптического прицела".
   Поток мыслей неожиданно иссяк.
   "Блин, придётся рассказывать анекдот, причём, с соответствующими театральному искусству интонациями. А что делать? Чтобы иметь неприкосновенность, нужно выглядеть мягким и пушистым... снаружи. Развлекать народ байками, делиться материальными благами. Тогда тебя никто не тронет".
  
   * Историческая справка.
   Верховный главнокомандующий Русской армией (ноябрь 1918 -- 4 января 1920), адмирал А.В. Колчак, наставлял подчинённых следующими словами: "Артистов, кучеров и проституток не трогать - они одинаково нужны любой власти".
  
   Ну что ж, придётся корчить из себя артиста. Обращение к весёлой компании:
   - Рассказываю анекдот про любовь.
   Бандиты заулыбались и заёрзали, устраиваясь удобнее.
   - В летнем саду, на лавке, расположилась парочка. Светит луна, безветрие, в зарослях сирени чирикают соловьи, одним словом - романтика. Парень стесняется, девушка пытается его раскрепостить. Подвигается ближе.
   - Обними меня, как Ромео Джульетту, - говорит.
   - Хм-м-м... - кто такие?
   - Вообще-то, персонажи трагедии Шекспира.
   Сидят дальше. Девушка не унимается.
   - Ну, тогда поцелуй меня, как Отелло Дездемону.
   - А это что за ху...ня?
   Девушка раздражённо:
   - Ты что, даже пьесу "Отелло, венецианский мавр" не читал?
   - Нет.
   - Ты вообще, хоть что-нибудь читал?
   - Ну да. Про Каштанку читал. Хочешь, за жопу укушу?
  
   После финальной фразы раздался дружный смех. Что и говорить, "укусить за жопу..." звучит прикольно.
   - Давай ещё чего-нибудь, - раздалось из темноты.
   - Потом расскажу, на перекуре. Мы сюда кататься пришли. А Вага где?
   - Там, на поле.
   - Вот и замечательно.
   Два друга развернулись и направились к лавкам для переодевания коньков.
  
   Лед, лёгкий мороз, великолепное настроение.
   Товарищи влились в толпу и понеслись по кругу. Отвыкшие от коньков ноги постепенно вспоминали необходимые движения. Лёша, на ходу, и, не снижая скорости, повернулся спиной и продолжил катиться, перенося нажим с одной ноги на другую, оставляя за собой характерный след в виде двух параллельных змеек. Саша Двойников, намотав несколько кругов, заехал коньками в снег на обочине и встал на отдых.
   "Бедняга, - пожалел друга Лёша. - У нас одинаковый размер обуви. Ну, почти одинаковый. У меня 44-й, а у него 43-й. Зато, вес у Сашки "за девяносто", против моих семидесяти семи. Связкам его голеностопных суставов не позавидуешь: им достаются запредельные нагрузки".
   Он пристроился рядом.
   - Ну что, приступим к делу?
   - Доставай.
   Лёша извлёк калий. Плоская металлическая коробочка из-под леденцов Монпансье отправилась обратно в карман. Белёсый шарик лёг в голую ладонь.
   - Кидаю.
   Он широко размахнулся и швырнул "лепнину" в сторону далёкого сугроба.
   - Ба-бах! - едва коснувшись снежной поверхности, калий превратился в огненную вспышку, сопровождаемую резким хлопком.
   Народ вздрогнул, но ничего не понял. В момент взрыва всё внимание посетителей было приковано ко льду перед собственными коньками. Да и дыма никакого не было. Бездымный взрыв калия - это нечто необычное. Он является полной противоположностью к магниевой бомбе, вызывающей образование тёмно-зелёного грибовидного облака.
   Лёша выбрался из снега и остановился на льду. Мысли в голове анализировали ситуацию.
   "Мы наблюдаем разительное отличие калия от натрия. Натрий сначала шипит, затем загорается, и только затем взрывается. Калий же реагирует, в виде взрыва, мгновенно. И ему без разницы, с чем он соприкоснулся: с водой, снегом или льдом. Ну-ка, попробую-ка я его пристроить посреди катка".
   - Шурик, - обратился он к другу. - Сейчас начнётся главное веселье. Ты догоняешь девушек и громко кричишь, чтобы уступили дорогу. В тот момент, когда они отвлекутся на тебя, я брошу заряд. Понял?
   - Понял.
   - Сначала выбираем жертв, далее, действуем по плану.
  
   Три упитанные куклы, непонятно что делающие на катке, вероятно, мечтающие найти здесь сказочного принца, за неимением оного в школе, неспешно катились по большому кругу. Две девочки держались за руки, третья же - семенила в белых "фигурках" параллельно с ними. Разговоры и смех чередовались с неуклюжими движениями страдающих от ожирения девиц.
   "Это то, что надо. Пора действовать".
   Лёгкий толчок в Сашино плечо. Кивок в сторону жертв. Расхождение в стороны.
   - Эй, посторонись, - послышался крик товарища.
   Три головы немедленно повернулись на звук. План сработал. Лёша, нагоняющий дамочек с левого фланга, небрежным щелчком отправил кусок калия в полёт.
   Огненная вспышка, грохот.
   Ба-бах!!
   Женская шеренга будто наехала на неожиданное препятствие. Одна из держащихся за руки подружек споткнулась и шлёпнулась на левый бок, утянув за собой товарку. Второе тело распласталось рядом с первым. Третья из их компании удержалась на ногах и вскоре затормозила, испуганно озираясь по сторонам.
   На осмотр происшествия начал съезжаться народ. Самыми шустрыми оказались хулиганы из "слепых". Упавшим девочкам помогли подняться, заодно поинтересовавшись, "что это было"?
   Однако никаких вразумительных объяснений не последовало.
   - Ехали, никого не трогали, да и впереди нас было пусто. И тут, лёд, сам по себе, взял и взорвался, - хором пояснили они. - Глазам не верим.
   - Когда что-то взрывается, бывает дым... - неуверенно произнёс кто-то из зрителей.
   - Ну да... Всё очень странно: взрыв был, вспышка тоже, а вот никакого дыма не было.
   Озадаченные бандиты переглянулись и разъехались по своим делам.
  
   - Да-а-а... протянул Двойников. Устроил ты ледовое побоище.
   - Это называется не побоище, а научный эксперимент. И он прошёл на ура.
   - Давай ещё бахнем.
   - Ни в коем случае. Залететь хочешь?
   - Да ладно...
   - Я могу выдать тебе остальные заряды, но учти, когда повяжут, забудь моё имя. Соскучился по проблемам?
   - Нет.
   - Вот и затухни.
   Таким вот образом закончился творческий вечер, проведённый на свежем воздухе. Увы, всё на свете когда-то заканчивается. Цифра 22-00 символизировала момент закрытия катка.
   - Завтра идём?
   - Идём.
  
   Финальный эксперимент
   День спустя, посетив школу, пообедав и отдохнув, Лёша решил заняться изготовлением очередной бомбы. Извлечённые с балкона стеклянные флаконы с бертолетовой солью и красным фосфором расположились на краю школьного письменного стола.
   Для начала он насыпал на тетрадный листок микроскопическое количество реагентов и перемешал их с помощью стержня от авторучки. Завернув смесь в бумажный пакетик, Лёша положил его на доску и отнёс её в ванную комнату. Затем, взяв в руки молоток, тихо опустил его на заряд.
   Резкий хлопок. Молоток подбросило вверх, едва не вырвав из рук.
   "Твою мать!.. Хорошо, что в лоб не прилетело. Впрочем, эффект, что нужно".
   Взрыв ничуть не напоминал знакомое по прошлым опытам горение пороха или магния с марганцем. Невероятно динамичный взрыв.
   Лёша попытался проанализировать ситуацию. Выудив из глубин памяти слово "бризантность", зацепившись за него наподобие якоря, процесс мышления пошёл по замкнутому кругу. Дополнительные сведения, раскрывающие суть процесса, не замедлили возникнуть на мысленном уровне.
   "Высокая степень бризантности инициирует подрыв тротила, либо аммонала. Похоже, что в моих руках оказался самый настоящий детонатор, и, поздравления с успехом! Теперь можно изготавливать настоящие бомбы на основе аммонала, кардинально отличающиеся от детских "пукалок", замотанных толстым слоем изоленты. Несмотря на то, что мама успела конфисковать предыдущий запас, хранившийся в кефирной бутылке, мне не составит труда изготовить ВВ повторно. Алюминиевую пудру найду у знакомых, аммиачную селитру куплю в "Садоводе", затем просушу на горячей сковородке, а сахар возьму со стола на кухне. Кирпичные развалины, загаженные и заваленные мусором, находящиеся рядом с домом и прилегающие к заброшенной Феодосиевской церкви, сгодятся для испытания детонирующего устройства. Но, для начала, следует показать друзьям фокус с коробком".
   Лёша размечтался.
   "Сейчас насыплю смесь красного фосфора и бертолетовой соли в спичечный коробок, а завтра шмякну его о стену школы. Бахнет - мама не горюй. Надеюсь, до обвала кирпичной кладки дело не дойдёт. Дозировка химикатов рассчитана лишь на визуальный эффект".
   Он высыпал на листок чайную, с горкой, ложку одного реагента и такое же количество другого. Затем взял в руки стержень от авторучки и, его тупым концом, стал перемешивать смесь.
   "Та-а-ак, действуем аккуратно, трение здесь совершенно недопустимо, - приговаривал юный пиротехник. - Техника безопасности должна соблюдаться неукоснительно".
  
   ......
   Звон в ушах - "з-з-зы-ы-ы-у-у-у...". Тембр звука напоминал жужжание огромного зуммера, встроенного прямо в мозги.
   Темнота.
   Состояние полной отрешённости.
   "Что происходит?".
   Сознание немедленно подсунуло образ монашеской кельи, отгороженной от окружающего мира метровыми стенами.
   "Да какая, в жопу, келья? И кто мне со всей дури хлопнул по ушам?" - последовательные вопросы начали мелькать в голове, после чего мозг ускоренно включился в работу, пытаясь дать объективную оценку изменившейся реальности.
   Ощупывание лица: "Вроде бы всё на месте. Что же со зрением случилось?".
   Лёша пальцами раздвинул веки левого глаза. Открывшаяся панорама его не обрадовала. Сквозь дымовую завесу наблюдалось начало пожара. Часть оконной шторы горела. Язык огня медленно, но уверенно, полз по матерчатому краю в направлении потолка.
   Он кинулся тушить пламя руками, буквально на ощупь, прерываясь лишь на принудительное открывание глаз в целях контроля ситуации.
   Господи, слава тебе... слава... аминь! Огонь удалось сбить голыми ладонями.
   Ух...
   Вытирание пота со лба. Открытие форточки для проветривания. В ту же секунду раздался требовательный звонок в квартиру.
   "Дзынь-дзынь-дзынь", - железный молоточек, приводимый в действие электромагнитом, никак не желал униматься, барабаня из всех сил по металлическому полушарию.
   "Приплыли, - уныло подумал Лёша. - Маэстро просим на сцену. Похоже, что на грохот взрыва, словно мухи на помойку, слетелись соседи с верхних и нижних этажей. Ну да... чему же тут удивляться? Внезапное сотрясение стен, воздуха и всей окружающей обстановки произошло не только у меня. Хм-м-м... А ведь я совсем не ожидал, что простая двухкомпонентная смесь, выложенная на тетрадный листочек, может так сильно шарахнуть по ушам. Мама родная... и по глазам. Что же теперь? Все внешние признаки указывают на начало перфоманса (зрелищное действие человека или группы людей в определённом месте и в определённое время). Плюсом к зрелищу прилагается стереофоническое звучание, в виде визга пожилых тёток, да ещё на максимальной громкости. Бл... хоть из дома беги".
   Во время размышлений на переднем плане возникло слово "контузия". Выпрыгнув неизвестно откуда, оно пристроилось в приоритетную очередь для всестороннего изучения.
   "Пусть я и не был на войне... всё-таки не дорос ещё... но уже превратился в контуженного по полной программе. Однако пенсия таким, как я, не полагается".
   Внезапно, слово "пенсия" стало приоритетным. В качестве комментария появилась цитата из прочитанной в детстве книги "Жизнь Ивана Семёнова, второклассника и второгодника".
   "Учительница меня мучеит. за каждую ашипку ставит пару. Прашу принятмеру и асвабадит Меня по здаровю ат атучобы спасибо. Хачю палучит пе пеньсию". Иван Семёнов.
  
   "Кто же там трезвонит?".
   Перекрикивая звук зуммера в ушах, Лёша спросил:
   - Кто там?
   - Открывай!
   Жизнерадостный Саша Двойников шагнул в дверной проём, придерживая объёмистую сумку.
   - Лёха, что у тебя здесь случилось? Дым какой-то, - он пригляделся. - И чего у тебя с лицом?
   - Взорвался я, случайно. Проходи, поможешь.
   - Чем я могу помочь?
   - Бери ножницы и отрезай край обгоревшей шторы, десять сантиметров.
   - Мама родная... - Саша замер на месте, удивлённо осматривая место происшествия.
   Покорёженное оргстекло, пробитое взрывом насквозь, до самой поверхности письменного стола. Комната, усыпанная мелкими ошмётками тетрадных листов. Разбросанные обломки авторучек. Дымка, висящая в воздухе, ну и... Вид горелых занавесей завершал постапокалиптическую картину происшествия.
   - Охренеть!..
   Обрезание края штор заняло несколько минут. Лёша попросил о дополнительной услуге:
   - Намочи тряпку и вытри здесь всё. Я не в состоянии.
   Глаза болели, превратившись в узкие бойницы шириной в пару миллиметров. Длинные пушистые ресницы сгорели в адской вспышке практически до основания, да и брови постигла та же участь.
   Приборка. Оргстекло и куски горелой шторы Саша перевязал изолентой и поставил у выхода.
   - Так ты не пойдёшь на каток?
   - Какой каток... придурок... ты не понимаешь, что произошло? - эмоционально ответил хозяин квартиры. - Буду ждать родителей и сдаваться. Поищи банки с реагентами. Они должны валяться где-то рядом со столом. Спрячь их в коробку с радиодеталями, - напоследок попросил он.
   Входная дверь захлопнулась за спиной друга.
   "Ну, вот и всё. Спектакль окончен. Занавес, - итог действа вгонял в пессимизм. - Финал не предусматривает ни выхода "на бис", ни восторженных аплодисментов".
   После испытанного стресса навалилась усталость, мысли иссякли, и Лёша обречённо прилёг на кровать.
  
   Больница. Глазное отделение.
   Левую половину шестого этажа "Городской клинической больницы N 2" занимало отделение офтальмологии.
   Мама, с боем прорвавшаяся на приём к дежурному врачу, нервно теребя платок, сидела на стуле у самого входа в приёмный покой.
   Леша смотрел в аппарат, похожий на двусторонний бинокль. С противоположной стороны, напротив него, в такие же окуляры смотрела женщина-врач. Какие-то волшебные капли, закапанные в глаза перед процедурой, мгновенно устранили все болезненные ощущения, позволив векам полностью раскрыться.
   - Что это у тебя за вкрапления на роговице? Какие-то красноватые частицы.
   - Это красный фосфор. Последствия неудачного химического эксперимента.
   - Какого фосфора? - неуверенно переспросила докторша.
   - Красного...
   - Откуда?
   - Наковырял со спичечных коробков. Там по бокам наносится красный фосфор...
   Врач покачала головой, затем взяла в руки острый металлический инструмент, похожий на шило, и принялась извлекать инородные вкрапления из глаз.
   Через полчаса, закончив операцию, глаза намазали мазью и проводили в двухместную палату. Сосед, пожилой мужчина, удивленно посмотрел на подростка и уткнулся обратно, в читаемую книгу.
   Поставленный диагноз гласил: "Термохимический ожог роговицы".
  
   Шли дни, процедуры сменялись отдыхом, а отдых питанием. Кормили в больнице вкусно. Особенно, Лёше нравился суп: густой, наваристый, с макаронными изделиями. Рагу из курицы и картофельное пюре на второе, компот... он совсем не ожидал от лечебного заведения такой щедрости. Глаза перестали болеть и даже не напоминали о прошлых проблемах.
   Мама, появляющаяся ежедневно, в один из приходов имела весьма озабоченный вид.
   - Я нашла все твои запасы.
   Лёша опустил глаза в пол.
   - Ты где это взял?
   - А что?
   - Химичка из нашей школы, Олимпиада Германовна, говорит, что за двадцать лет работы ни разу не видела таких реагентов. Школам просто не выделяют ничего подобного, за исключением натрия, расфасованного в крошечные ампулы, каждая по 10 миллиграмм, для демонстрации реакции с водой. А у тебя килограммы... И не только натрия.
   - Ребята из шестой школы залезли на какой-то химический склад. Где он находится, я не знаю. Но, говорят, что там уже ничего нет.
   Мама покачала головой.
   - Химичка в ужасе. Она сказала, что одной капли воды было достаточно, чтобы наш дом взлетел на воздух.
   - Преувеличивает.
   - Ты не в том положении, чтобы спорить на предмет безопасности реагентов.
   - Ну да... Виноват. Прости меня.
  
   Неожиданная вечеринка
   В тот же день в больницу явилась делегация одноклассниц во главе с Ириной Тучиной. Жанна Турунцева, Таня Кондакова, Ирина Жебелева - компания весело улыбалась, создавая позитивный настрой.
   - Лёша, привет, как твои дела?
   - Нормально, только пипец, как скучно. Ни телевизора, ни радио, ни магнитофона. А чего там в школе?
   - У нас имеется новость: среди десятых классов объявили конкурс. Тот класс, который будет иметь по итогам первого полугодия лучшие оценки, поедет в зимние каникулы в туристическую поездку на Украину, в город Черкассы, расположенный на берегу Днепра.
   - Ого! И какие шансы у нашего класса?
   - Шансы маленькие. Ты же знаешь, сколько раздолбаев среди мальчиков. Бухаров, Григин, Пчелин, Ровда, Власов, не говоря уже о Хоботе - они успели нахватать кучу двоек за первые два месяца учёбы. Даже не знаем, как разрулить эту проблему. По сравнению с "бэшками", которые дисциплинированно ходят строем под командованием Кокуркиной, у нашего класса не слишком радужные перспективы.
   - Блин, печально всё это. Хотелось бы ещё раз попутешествовать.
   - Поживём-увидим. Что же касается класса "А", то они нам не конкуренты. Спортсмены есть спортсмены. Представь только: по две тренировки в день, сборы, соревнования. Да и тренеры не отпустят их из Перми на целых десять дней.
   - Какие ещё есть новости?
   В ответ Ирина Тучина отвела Лёшу в сторону и шёпотом сообщила:
   - У меня мама уехала к родственникам. Завтра намечается вечеринка. О еде и напитках можешь не беспокоиться. Принесём тебе одежду, переоденешься на первом этаже больницы, и прошу в гости. Да, ещё, с нами будет Наташа Либерман.
   У Лёши перехватило дыхание: "Вот это да! Редчайшая ситуация, когда у родителей отпрашиваться не надо, и денег не надо, и продуктов не надо, нужно лишь личное присутствие. Первый раз в жизни меня развлекают таким образом. М-м-да... гулянка, да ещё в компании "идеальной", 13-ти... нет, уже 14-ти летней девушки - это станет необычным приключением".
   - Согласен, - без тени раздумий заявил Лёша.
  
   Вечерние обходы дежурного врача в "глазном" отделении не практиковалась. После дневного сна и полдника, пациенты были предоставлены сами себе. Появившаяся в момент начала вечерних сумерек Ирина Тучина кивнула головой на выход: "Валим отсюда".
   - Если сегодня не вернусь, не теряйте, - сообщил Лёша соседу по палате.
   Тот равнодушно кивнул головой.
  
   Десятиминутный путь до двухкомнатной квартиры на ул. Плеханова, Лёша проделал в компании из пяти человек. Впереди парочкой шли Ирина Тучина со своим школьным ухажёром - Лёшей Токманом. Далее следовали Миша Катаев и Лена Савостьян. Замыкали процессию Наташа Либерман и сам Лёша.
   Непонятно откуда доставленная тёплая одежда пришлась впору, и лишь зимние ботинки были немного тесноваты. Впрочем, все мысли крутились вокруг Наташи. По ходу движения он переговаривался с девушкой ничего не значащими фразами, периодически бросая на спутницу изучающие взгляды, вызывающие у неё трудно скрываемое смущение.
   Жильё Ирины Тучиной располагалась на четвёртом этаже кирпичной пятиэтажки. Совмещённый санузел, большая комната, из которой можно было пройти на кухню, либо в маленькую комнату - вот, в общем-то, и всё. Бытовые условия, по коммунистическим временам, довольно приличные, особенно учитывая число проживающих, определяемых числом два.
   Лёша принюхался. Запахи играли в его жизни исключительную роль, позволяя закрепить отношение к конкретному человеку. Хорошие люди и места их обитания всегда ассоциировались с запахами ухоженности и свежести, исходящими от одежды, поверхностей столов, полов, кухонных раковин, подоконников и прочих элементов жилого пространства.
   Кроме всего прочего, Лёша любил запах новых вещей. В торговых отделах постельного белья, кожгалантереи, ковров и даже зимних пальто с меховыми воротниками... всегда было приятно находиться, не говоря уже о местах, где продают цветы.
   В квартире Ирины Тучиной пахло по-домашнему уютно. Не сказать, что имелся какой-то особенный запах, но чувство спокойствия и комфорта возникло уже при снятии верхней одежды в коридоре. К домашнему запаху примешивались запахи тушёной картошки, жареного мяса и свежего хлеба, доносящиеся с кухни. Плюсом к ним, рядом с дверью в маленькую комнату, на грани восприятия ощущался тончайший, едва слышный аромат заграничных духов, не исключено, что польских "Быть может", либо французских. И никаких тебе запахов а-ля фабрика "Новая заря", щекочущих рецепторы обоняния приторно-прилипчивой незатейливостью.
   "Квартира, хоть и не очень богатая, но культурная по своей сути", - сделал вывод Лёша.
  
   - Мы тут с Наташей всё подготовили, - тем временем сообщила хозяйка. - Сейчас будем накрывать стол. Ступайте мыть руки и будете помогать нам.
   Девочки прошли на кухню, мальчики же, совершив омовение, вышли в подъезд на перекур. Помощь может и подождать, главное освоиться на новом месте.
   - Ты когда успел с Тучиной подружиться? - поинтересовался Лёша у Токмана, тёзки из "Б" класса. - Удивил, так удивил.
   - Можешь не верить, но подружились по взгляду. У неё такой взгляд, как у цыганки. И глаза... такие же тёмные, и голос... тихий, но в то же время, подогревающий интерес. До сих пор не могу понять, кто же кого выбрал?
   - Да ладно гнать пургу, Лёха, ты же у нас звезда дискотек: у тебя же огромный ассортимент готовых к употреблению ... - то есть девушек!
   - Ну да. Ассортимент имеется, мать его. Только они все - пустышки бестолковые, в отличие от Ирины. С дискотечными, прости Господи девками, даже поговорить не о чем. У меня такое ощущение, что в их головах, кроме модных шмоток ничего больше и нет. Если не считать парней, либо мужиков, из числа тех, кто в состоянии оплачивать покупку шмоток. Однако я отношусь к другой категории, ввиду чего и неинтересен для юных красавиц.
   - Ну что ж, поздравляю тебя с Ириной!
   Токман поднял подбородок, выпустив вверх облако табачного дыма, затем от души улыбнулся.
   "Надо же, чистокровный еврей, а лицо рыжее, всё покрыто веснушками. И руки. Интересно, у него на спине тоже веснушки есть? Тощий, как велосипед. Однако волосы на голове чисто чёрные, смоляные. Как, собственно, и у Ирины Тучиной".
   Внезапно, нахлынувшие мысли потащили Лёшу, против его воли, по определённому логическому пути, не давая возможности остановиться. Вихрь умозаключений начал анализировать поступающую информацию, сравнивая её с базой данных, хранящейся в памяти, пытаясь сделать относительно правдивое умозаключение.
  
   "Та-а-ак... Интересно получается.
   - У Миши Катаева мать еврейка, а значит, он истинный еврей (у евреев национальность подтверждается по материнской линии);
   - Токман - с ним всё понятно и без слов;
   - Наташа Либерман - ситуация, аналогичная Токману;
   - Лена Савостьян. Её зачислили в 10 "В" класс в середине сентября, то есть два месяца назад. Ладно, пусть будет просто подружкой Катаева.
   - Ирина Тучина... - здесь знак вопроса. - Однако гипотеза не лишена смысла. Тихая и умная... да и эти тёмно-карие глаза... плюс манеры. Можно не видеть человека вживую, но его вкрадчивый голос, его рассуждения - много о чём свидетельствуют.
   А кто я сам? Вот ведь незадача...
   Я вписываюсь в эту компанию по всем внешним признакам: чёрные волосы, "выдающийся" нос... да и букву "р", при всём желании, не в состоянии выговорить. Типичный иудейский мальчик-зайчик.
   Что же происходит? Да так, ничего особенного. По всем признакам намечается еврейский междусобойчик, именуемый словом "мишпуха". Ну и "лехаим" (употребление алкоголя) к нему в придачу.
   А возможно... Чего там Балахнин рассказывал про традиции?".
  
   Лёшин друг, Виталий Балахнин, после пары кружек пива становился чрезвычайно разговорчивым. Имея происхождение из знатной еврейской семьи, он любил детализировать традиции своего народа: праздники, основы вероисповедания, особенности ортодоксальных течений и прочее-прочее. Он сообщал, что совершеннолетие у молодых евреек празднуют в возрасте "13 лет и 1 день", после чего девушка получает все права взрослых, включая возможность участия в делах общины.
   "Это вновь возвращает мысли к Наташе Либерман, - подумал Лёша. - Не с этой ли стороны дует ветер? Посмотрим".
  
   Обращение к Мише Катаеву:
   - Расскажи, чего ты в Лене Савостьян нашёл? По мне, так чрезмерно упитанная особа.
   - Зато прикольная и не жадная. И, к тому же, она мечтает выйти замуж и, "чем быстрее, тем лучшее".
   - Ты что, жениться надумал?
   - Ни в коем случае. Просто компания собралась специфическая, отказаться было выше моих сил.
   Лёша задумался: "Ну да. Катаев не в силах отказаться от халявы, да ещё с участием женского пола. Естество у него такое, гены предков. Не знаю, какую роль в данном эпизоде играет Токман, но у меня сложилось стойкое ощущение, что банкет финансируют дамы. Ну что ж... скоро выяснится "кто, кого и почему".
  
   На кухне царила оживлённая толкотня.
   Холодные закуски были расставлены на подоконнике, салаты и хлеб на столе, а к запаху жареного мяса присоединилось чесночно-сливочное сопровождение.
   "Откуда так вкусно пахнет? - Лёша огляделся. Да вот же... На широкой чугунной сковороде лежало нечто, прикрытое крышкой с грузом. - Похоже, что сегодня мы отведаем настоящего "цыплёнка тапака" ("цицила тапака" - грузинское нац. блюдо, не имеющее ничего общего со словом "табак"). Я потрясён до глубины души".
   Великолепный вкус данного блюда застрял в памяти с момента поездки к родственникам в Душанбе, где бабушка Надя удивила его необычным угощением в виде жаренного молодого петушка, распластанного на сковороде, наподобие таджикского лаваша. Сквозь зажаренную румяную корочку просвечивали тончайшие ломтики чеснока. Готовящееся блюдо издавало такой аромат, что сбежались все окрестные собаки, выстроившись в шеренгу почётного караула перед затянутой металлической сеткой калиткой.
  
   Вереница помощников начала перемещать тарелки с яствами в большую комнату, на застеленный скатертью стол, находящийся в левом углу комнаты.
   Тем временем, Лёша Токман откупорил бутылку водки и разлил её по трём хрустальным рюмкам. Наблюдающий за данным действием Миша Катаев рефлекторно облизнулся, но не подал заинтересованного вида, стараясь держать себя, до поры до времени, в рамках приличия.
   Девушкам предназначалось Советское Шампанское, производства Московского завода шампанских вин, обладающее неповторимым ароматом и послевкусием*. Торжественное вскрытие тёмно-зелёной, "бахающей" бутылки, было отсрочено до момента общего сбора за столом.
  
   * Аромат того самого, из времён юности, Советского Шампанского, запал в память на всю жизнь. Его трудно сравнить с чем-то, имеющимся в сетевых магазинах на год 2020, и всякие, популярные нынче HENRI MARCEL ("Анри Марсель"), либо BOSCA ("Боска") - даже рядом не лежали с тем волшебным напитком.
  
   Ноябрьский вечер. Темнота за окнами. Ледяной ветер на улице.
   Потоки холодного воздуха завывали в деревянных оконных рамах, просачиваясь мелкими струйками в область подоконника, и едва заметно колыхали тяжёлые золотистые шторы. Однако исходящее от радиаторов отопления тепло с лёгкостью компенсировало воздействие непогоды. Полностью изолированная от внешнего мира квартира жила собственной жизнью: посреди осеннего ненастья, и в самый обычный будний день, в ней царила атмосфера праздника.
   Компания из шести взрослых самодостаточных людей, возрастом от 14 до 16 лет, распределившись за столом по парам, веселилась, поднимая тосты. Девушки дружно пили шампанское, счастливо улыбаясь после каждого подхода. Миша Катаев, накатив пару рюмок водки, заливался соловьём. Стихи поэта Евгения Евтушенко чередовались с весьма пикантными, так сказать "на грани", комплиментами в адрес дам, заставляя тех краснеть и смущаться. Лёша Токман травил еврейские анекдоты, сдабривая их непривычными для слуха еврейскими словечками, мимоходом пытаясь приобнять хозяйку квартиры чуть ниже талии. Ирина демонстративно взбрыкивала, делая недовольный вид, но, через некоторое время, вновь подсаживалась поближе. В какой-то момент Токмана пробрало хвастовство:
   - В следующий раз я покажу вам, как нужно готовить еврейское национальное блюдо "рыбу-фиш". Оно является королевой праздничного стола. А пока, Ирина, записывай уникальный рецепт нашей семьи.
   Перекур в подъезде. Смена столовых приборов. Пока дамы прихорашивались в маленькой комнате, мальчики выпили по дополнительной рюмке водки, благо, что вторая бутылка "Пшеничной" находилась в зоне видимости, дожидаясь своего часа и радуя глаз одним лишь видом.
   Тост "за мужиков". Маринованный огурчик из домашних запасов на закуску. Ожидание возвращения девочек.
  
   Погашенный свет ознаменовал переход ко второму акту праздничного вечера. Дрожащее пламя свечей залило неярким светом помещение большой комнаты, создав таинственный полумрак.
   Щелчок клавиши магнитофона. Начавшаяся мелодия являла собой популярнейший хит 1980 года:
  
   Всё напоминает о тебе, а ты нигде,
   Остался мир, который видел вместе нас,
   Последний раз...
  
   Повестка дня перешла к танцевальной программе.
   Миша Катаев имел вид галантного кавалера, одетого в наглаженные брюки при белой рубашке и синем галстуке. Модная причёска. Выразительные черты лица. Массивные очки придавали ему вид молодого аспиранта столичного ВУЗа. Миша пригласил Лену Савостьян на танец, приобнял её, после чего пара начала описывать круги в свободном углу комнаты. Лёша Токман немедленно последовал его примеру, свободно положив руки на талию Ирины и наклонив к ней голову.
   "Молодец!" - Лёша мысленно похвалил однокашника из класса "Б". Ирина Тучина, действительно, не только умна, но и привлекательна: завитые локоны чёрных волос спускались на плечи, а умелый макияж придавал щекам румянец. Яркое платье с пояском, лакированные туфельки, что же ещё можно придумать для создания образа? Да, вроде бы и ничего не придумаешь... всё сделано профессионально и грамотно.
   - Пойдём, потанцуем, - предложил Лёша третьей девушке. - Мне очень нравится эта песня.
   Наташа Либерман грациозно поднялась со стула и положила тонкие руки ему на плечи. Лёша неуверенно обнял девичью талию и улыбнулся.
  
   Три пары медленно кружились в танце. Негромкая музыка заполнила пространство уютной квартиры, сделав ненужными слова, плавно уводя ситуацию в область чувственной лирики.
   Запах...
   Едва уловимый аромат изысканных духов витал в неподвижном воздухе, формируя соответствующий эмоциональный настрой.
   Длинные, роскошно-густые волосы Наташи практически касались Лёшиной щеки. Тёплое дыхание, такое близкое, волнующее... и эти чёрные расширенные зрачки, играющие подрагивающими отблесками горящих свечей. Ни с чем несравнимые ощущения, свойственные короткому промежутку жизни, именуемого словом "юность", дурманили разум и увлекали в неизвестность.
   Можно сказать, что все условия для близкого знакомства, с перспективой перехода в большую любовь, были созданы рукой мастера.
   "Стоит пожелать, и твоя, Лёша, давняя мечта, осуществится, - без слов говорили глаза партнёрши по танцу. - Журавль в небе... он реален... и он уже в твоих руках, вернее в объятиях. Хватай его и держи крепко".
   Тепло Наташиного тела чувствовалось сквозь тонкую рубашку, а её ладони уже не грели, а обжигали плечи. В ответ мужской организм начал определённым образом реагировать на близость, требуя своё. Лёша слегка смутился, но внешне остался спокоен. Чего ж тут сделаешь?
   Наташа.
   Идеальная девушка.
   Она была одета в безупречно-стильное, с иголочки, светло-серое платье из тончайшей шерсти, обтягивающее фигуру. Изящные руки, длинные ноги, высокий рост, всё в ней было прекрасно, однако...
  
   * Знаете ли Вы, что такое психологический комплекс? В бытовом понимании - это определённого рода страх, который люди старательно прячут от чужого внимания.
  
   Никто из присутствующих и не подозревал, что у Лёши имелся свой собственный комплекс, датой возникновения которого стало 1 сентября 1978 года - в первый день учёбы в восьмом классе школы N 9.
   Первопричиной являлась девочка из параллели, Люда Женисова. Всего за несколько летних месяцев она изрядно набрала вес, превратившись из чрезвычайно привлекательной семиклассницы в ожиревшую восьмиклассницу, немедленно получившую прозвище Людка-Жопа. Интерес мальчиков к её личности мгновенно иссяк, опустившись до абсолютного нуля, и этот факт до такой степени впечатлил взрослеющего Лёшу, что сформировал у него настоящую фобию.
  
   Мысли продолжали кружиться вокруг Наташи Либерман.
   "Любовь - это не просто чувство, а основа для создания крепкой семьи, которая будет поддерживать тебя всю оставшуюся жизнь. Но есть нюанс, заключающийся в степени внешней привлекательности избранницы. Как быть, если муза твоей мечты сегодня весит 46 кг, и добрая половина мальчиков провожает её неравнодушными взглядами, а спустя какие-то пару лет, прибавляет в весе "десяточку", до 56, вследствие чего перестаёт кого-либо интересовать? На этот вопрос ответа нет. Стоит ли вообще связывать свою жизнь с человеком, чтобы потом твои мысли непроизвольно соскальзывали "налево"? - раздумья, облачённые в форму стремительно меняющихся образов, терзали душу. - Молча терпеть, делая вид, что ничего не происходит, периодически находя утешение "на стороне"? Действительно, такое встречается в нашей жизни повсеместно. Половина мужчин так и делает... но, лично для меня, это не выход. Я не приемлю ветреных девушек, раздающих любовь всем желающим - они являют собой грех разврата в чистом виде".
   Лёша загрустил. Спустя короткое время поток образов нахлынул вновь.
   "Бывает дело, что женщина родила ребёнка и поправилась. Однако, с появлением наследников, таких сладких маленьких человечков, любовь переходит в иную плоскость и ухудшение стройности фигуры супруги уже не является столь критическим моментом. К тому же, применительно к молодым мамам, данное явление обратимо - стоит лишь захотеть. Но набирать вес просто так, без всяких на то видимых причин, как то произошло с Людкой-Жопой, совершенно недопустимо. Любая женщина обязана заботиться о своей привлекательности, а если не будет заботиться, то такая ей и цена".
   Всё дело было в том, что "идеальная" 13-летняя семиклассница Наташа Либерман, с момента зимней поездки в Ленинград-Псков, слегка поправилась. Казалось бы, что при её высоком росте увеличение веса на несколько килограммов и не кажется катастрофой, но ведь прошло всего 10 месяцев! Две привлекательнейших выпуклости ниже талии заметно округлились, появился намёк на животик, ну и, сей процесс не обошёл и личико прекрасной девушки.
   "А что же от Наташи ожидать через два года, когда ей исполнится 16 лет? Затем ещё через два, в 18 лет? В 25, 30, 40? Экстраполяция текущего момента на будущие времена рисовала далеко не радужную картину. Характер характером, интеллект интеллектом, но не обсуждается и то, что любимая женщина должна притягивать к себе взгляд. Гармония лежит в основе нашего мира и гарантирует благополучие в семейной жизни. Блин... вот ведь какое неожиданное препятствие возникло на пути к мечте", - расстроенно подытожил Лёша, возвращаясь в реальность.
  
   * Гармонией называют состояние устойчивого равновесия, покоя, которое возникает в результате правильного распределения, сочетания, взаимодействия и т. п. чего-либо.
  
   Мелодия внезапно стихла. Довольные парочки заворковали, раздавая друг другу комплименты и усаживаясь за стол.
   "Нет, сегодня я не готов к близкому контакту. Пускай тело, словно магнитом, и тянет к Наташе, чтобы погрязнуть в пучине томных поцелуев и прочих наслаждений, но ему придётся обломаться. Разум должен доминировать над лавиной эмоций. Иначе можно такого натворить! В этом эпизоде я объявляю тайм-аут. Какое же на ней чудесное платье!".
  
   Вторая бутылка водки пошла в расход. За неимением шампанского, пришлось поделиться с девочками, налив им в фужеры по двадцать грамм и разбавив алкоголь вишнёвым морсом.
   Тем временем на столе появились чистые тарелки вместе с чайником и трубочками-эклерами.
   Самым невинным голосом Ирина Тучина сообщила, что гости могут не спешить расходиться, и что в квартире хватит места для всех: мама уехала на несколько дней, а Наташу она отпросила у родителей на ночёвку.
   Вопросительный взгляд был обращён к Лёше. Но тот лишь отрицательно покачал головой.
   - Мне нужно в больницу. Завтра медсестра в 7-00 явится температуру измерять, - не моргнув глазом соврал он.
   На самом деле, никакие медсёстры по утрам не нарушали покой "глазных" пациентов. Просто Лёша решил покинуть тёплую компанию. Чувства - это хорошо. Чувства - это сладкий туман в голове, словно наркотик отключающий сознание. Множество людей подвержены его воздействию, совершая глупости с далеко идущими последствиями. Однако Лёшина голова была устроена совершенно иным образом: его железная логика блокировала соблазны и советовала не торопить события.
   "Нельзя делать поспешных шагов, как бы тебе не хотелось сорвать созревший плод. Ведь не зря говорится: "Семь раз отмерь".
  
   Ночь.
   Семиэтажная больница встретила постояльца безлюдной пустотой. По нижнему холлу гулял ветер, задувающий из неплотно прикрытой двери. Все коридоры под замком, лишь только открыт вход на лестницу. Двери на этажах также закрыты изнутри. Лёша, переодетый в футболку и спортивные штаны, шаркая шлёпанцами, поднимался наверх, дёргая по пути все ручки. "Жуть из кошмарного сна, будто все вымерли".
   Шестой этаж. Пустое помещение с рядом стульев у окон. Две двери, в левую и правую секции, оказались заперты.
   Тук-тук-тук - в левую дверь, ведущую в офтальмологическое отделение. Тишина. Громче: тук-тук-тук. Опять тишина. Да что же это творится! Лёша пару раз пнул дверь ногой. Изнутри послышались шаги. Скрип поворачиваемого ключа.
   - Вы откуда? - изумлённо вопросил дежурный врач.
   - Я курил на улице. Друзья приходили.
   - Какие друзья? Уже четыре часа, как все двери закрыты, - на лице врача появилась злобное выражение. - Да ты ещё и пьяный! От тебя водкой за километр разит. Какая палата?
   - 608.
   - Фамилия?
   - Корешин.
   - Так вот, Корешин, завтра ты будешь выписан без больничного листа. Собирай шмотки и вали отсюда спозаранку, - врач отвернулся, пропуская больного внутрь.
   Лёша усмехнулся: "Да на хрен мне сдался твой больничный лист? В отношении школьников данная репрессия не актуальна. Извлекли красный фосфор из роговиц, и на том спасибо. Сгоревшие во вспышке ресницы вновь отрастают. Жизнь налаживается. И вообще, у меня уже возникла аллергия на всяческие больницы. Лежишь тут, как в овощехранилище, потихоньку гаснешь. Я уже соскучился по школе".
  
   Пропажа классного журнала
   ШколаN 93 встретила десятиклассника привычной суетой.
   Одноклассники смотрели на Лёшу, как на героя. Почтительное уважение сквозило и во взорах спортсменов-пловцов из "А" класса. И даже "бэшки" задерживали на нём свой взгляд. На перемене подошёл Лёша Токман и поздравил с выпиской, намекнув на желательность повторения "лехаим".
   - Дамы тебя хотят, - произнёс он фразу, наполненную непонятным смыслом.
   - Ну что же, не будем огорчать дам. Давай отметим вместе Новый Год.
   В возрасте 16 лет Лёша уже не спрашивал мнения родителей о посещении дружеских посиделок в праздничные дни, лишь ставя их в известность "где и с кем".
   Однако это правило не касалось будних дней. Любые развлечения, подразумевающие поздний приход домой приходилось согласовывать. Несмотря на внешние признаки непослушания, Лёша очень любил своих родителей и старался лишний раз их не огорчать.
   "Кроме мамы и папы, ты, чувак, в этой жизни, никому не нужен, - ставил он точку в своих умозаключениях. - Родительская любовь имеет божественную сущность: она постоянна и неподвластна меняющимся обстоятельствам, говоря научным языком - конъюнктуре. Дай Бог здоровья моим предкам".
  
   Конец ноября.
   Утром идёшь в школу, днём - домой. Весело, но не очень. Ведь только яркие события оставляют след в памяти школьника.
   И вот оно, событие, оставляющее след, случилось. Новость из категории "из ряда вон" вихрем пронеслась по кабинетам школы N 93. В один из самых непримечательных будних дней у класса 10 "В" бесследно исчез классный журнал.
   ЧП школьного масштаба.
   Завуч по учебной работе устроила целое расследование, тщетно пытаясь выяснить, кто и когда его видел в последний раз. Но её усилия не увенчались успехом: журнал был ещё вчера, его все держали в руках, а сегодня и след простыл. Ночной охранник, пожилой мужчина, божился, что ни одной живой души в здании школы не было. Все запоры целы, окна тоже.
   Мистика. Полтергейст.
   Однако нужно что-то делать. Новый журнал завели спустя сутки после того, как призрачная надежда обнаружить пропажу растворилась утренним туманом. Тяжело вздохнув, Екатерина Николаевна заполнила фамилии и адреса, но, самое главное - оценки... их то, где взять? На педсовете было принято решение восстановить оценки по пройденным темам путём серии контрольных работ.
   Вот таким замысловатым образом у класса "В" появился шанс на зимнюю туристическую поездку. Дело оставалось за успешным воплощением шанса в жизнь. Одноклассники срочно организовали собственное собрание, где прикрепили к каждому двоечнику по "буксиру" из хорошистов.
   - Если мы напишем контрольные хорошо, то поедем в Черкассы. И пусть "бэшки" слюнями подавятся, - сообщила Ирина Гордеева, назначенная Катей персонально-ответственной за доставку нового журнала из учительской. - Я, например, беру шефство над Пчелиным.
   Андрей Пчелин энергично кивнул в знак согласия.
  
   Период контрольных работ продлился две недели.
   Учителя, несомненно, удивились массовой перемене мест за партами, но в суть явления так и не вникли. В один момент школьники взяли и перемешались, словно карты в колоде, заняв новые позиции. Теперь двоечники и отличники мирно уживались рядом друг с другом, что было крайне нехарактерно для поведения старшеклассников.
   Тот факт, что успевающие ученики, во время контрольных, самым бесстыжим образом улучшают успеваемость соседей по парте, преподаватели старались не замечать. В конце концов, это ведь не выпускные экзамены, так зачем же понапрасну портить нервы?
   Итогом всей этой движухи стали стройные ряды четвёрок и пятёрок, занявшие законные места в новом классном журнале.
   Ученики класса "Б" ещё не догадывались ни о чём, и, вероятно, мечтали о зимнем туризме по далёкой Украине, но эта невидимая битва была ими уже проиграна.
  
   * Наша жизнь устроена столь странным образом, что призовые места не всегда достаются упорным труженикам. Порой, удача поворачивается к ним задом, показывая кукиш и даруя предпочтение кому-то другому.
   Кому же конкретно?
   "Умный в гору не пойдёт", - сия народная мудрость, под словом "умный", подразумевает человека весёлого и находчивого, похожего на участника КВН. Именно такие персонажи и делят жизненные блага наравне с трудовым народом.
   По-французски данное явление называется весьма романтично: "c'est la vie".
  
   Так куда же, в конце концов, делся журнал?
   Диверсия с похищением классного журнала была придумана Жанной Турунцевой. Первым уроком в тот день была физкультура, на который журнал не брали. Побегали, попрыгали, никаких тебе зачётов, никаких оценок. Физкультурница, Алевтина Николаевна Оборина, не любила лишних формальностей, ведя себя естественно и непринуждённо.
   Сразу после прозвучавшего звонка на второй урок в опустевшую учительскую явился младший брат Жанны, Игорь, учащийся параллели девятых классов. С самым застенчивым видом он перешагнул порог и, перехватив взгляд математички Медведюк, одиноко сидящей над проверкой тетрадей, спросил:
   - Меня послали за журналом. Можно?
   Та кивнула и уткнулась обратно в работу.
   Игорь аккуратно открыл полированные дверцы левого шкафа и, изъяв из него журнал с надписью на корешке 10 "В", выпорхнул с добычей в коридор. А остальное, как говорится, было делом техники.
  
   - Представляешь, - сообщила Жанна через несколько дней, - мы пытались его спалить за гаражами, но журнал упорно не хотел гореть. Пришлось доставить ко мне домой, затем выставить на балкон оцинкованное ведро и сжигать по одному листочку. Эта канитель заняла полчаса времени. Зато всё чисто. Ты ведь не расскажешь об этом ни одной живой душе?
   - Клясться не буду, но даю твёрдое обещание.
   - Спасибо. Кому-кому, а тебе можно верить.
  
   * По истечении 40 лет, прошедших с момента описанного события, несколько выводов напрашиваются сами собой.
   Во-первых: расхожая фраза, гласящая: "Если секрет знают больше, чем двое, это уже не секрет", - не отражает реальности. Историю похищения классного журнала знали четыре человека: Жанна, её брат Игорь, Лёша, ну и Таня Кондакова, подружка Жанны. И, вплоть до настоящего времени, всеми ими хранилось молчание. Хоть сто человек знай... хоть тысяча. В данном вопросе всё зависит от дисциплинированности посвящённых людей и их пунктуальности.
   Второй вывод перекликается с первым. Библейская истина (Мк. 4.22, Лк. 8.17) обозначающая неминуемость перехода из "тайного" в "явное" - вовсе НЕ является истиной. Уважаемые апостолы, Марк и Лука, хм-м-м... немного приврали, выдав желаемое за действительное.
   Ведь, касаемо мира духовного: "Только один Бог знает все, что было, что есть и что будет. Для Бога нет различия между днем и ночью: ОН во всякое время все видит и слышит". (1Ин.3:20; Евр.4:13). Бог всеведущий - это одно из свойств Божьих. И для НЕГО не существует тайн.
   Напротив, в мире людей всё устроено иначе, и переход из разряда "тайного" в разряд "явное" происходит исключительно в том случае, если участник событий сам об этом рассказал. И никак не иначе. А если ты нем, как рыба, то на "нет" и суда нет... нет и прокурора... и приговора тоже.
   Дело в том, что в далёких закоулках памяти хранится множество эпизодов. Так вышло, что окружающие доверяли Лёше свои, весьма деликатного свойства тайны, спрашивая у него совета, либо в поисках моральной поддержки.
   "У меня не голова, а склад компромата - сплошной криминал", - бывало, с иронией констатировал подросток.
   Однако прошлое уже далеко. Как там, у С.Я. Маршака?
  
   Жила-была девочка. Как её звали?
   Кто звал,
   Тот и знал.
   А вы не знаете. ("Усатый-полосатый")
  
   Мальчик стал мужчиной, неизвестное так и осталось неизвестным, тайное так и осталось тайным. И, порой, уже вопрошаешь сам себя: было ли всё это на самом деле, не привиделось ли"?
   Ведь жизнь стремительно несётся вперёд, кардинально меняя взгляды и приоритеты. И уже актуальны совершенно другие вещи:
  
   11 хлеб наш насущный дай нам на сей день;
   12 и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
   13 и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. (Мф. 6.11)
  
   Покаяние обнуляет былые грехи, открывая врата Царства Божьего.
   стинно говорю тебе, ныне же будешь со Мною в раю" (Лк. 23:42-43) - слова Иисуса, в отношении раскаявшегося разбойника.
  
   Зимнее путешествие
   Декабрь месяц, как это часто случается, пролетел одним мгновением.
   Вот только начался, и уже предновогодняя суета накрывает безумной суетой. Последние дни 1980 года радовали, как погодой, так и перспективами.
   По результатам учебного полугодия путёвка в Черкассы ожидаемо досталась классу "В". Кроме возможности путешествия Екатерина Николаевна заслужила похвалу от школьного руководства и появилась в родном кабинете в весьма приподнятом настроении.
   - Поздравляю всех с хорошими отметками! Будет прекрасно, если вы повторите успех на выпускных экзаменах. Особенно это касается предмета истории. Если по истории и обществоведению в классе будет больше половины пятёрок, то меня выдвинут на получение звания "Заслуженный учитель". Не зря же я трудилась в школе тридцать лет и воспитала целую дивизию учеников.
   Народ заулыбался.
   - Мы постараемся, - высказался кто-то из девочек.
   - Теперь переходим к вопросу о поездке. Сейчас я составлю список и, как говорится, пакуем чемоданы. Выезжаем первого днём, поэтому ночь напролёт гулять не рекомендую.
   Школьники радостно загалдели, по очереди сообщая своё согласие, либо несогласие на поездку. В итоге набралась группа из двадцати четырёх желающих. Если точнее, то изначально их было на одного больше, но Роме Бухарову отказали в категоричной форме:
   - А тебя, Бухаров, мы не берём. Помнишь прошлую поездку и свой сладкий утренний сон перед прибытием в Ленинград?
   Нарушитель дисциплины опустил глаза. По всей видимости, Катя припомнила не только сон, но и его руководящую роль при распитии алкоголя в тамбуре.
   Несколько человек из класса отказались, в их число входила и Ирина Тучина, улетающая на каникулы к родственникам. "Если Ирина не поедет, то, соответственно, и Наташа Либерман, - меланхолично подумал Лёша. - Значит так Богу угодно".
   - Ну что ж, будем заполнять свободные места учениками параллельных классов, - закрыла туристическую тему Катя. - С потенциальными кандидатами можете подходить ко мне завтра, будем оформлять.
  
   "Тук-тук-тук", - напевали вечную мелодию вагонные колёса. Приглушённые звуки, доносящиеся из-под пола мягкого купе, пытались убаюкать четырёх пассажиров. Удивительное дело, но для данной поездки группе были выделены места в купейном вагоне, где попросту отсутствовала, ставшая такой привычной для Лёши, боковая полка.
   Он лежал и смотрел в потолок. Мысли возвращались к прошлой (новогодней) ночи.
  
   "Кому он нужен, такой никчемушный Новый Год? - Лёша грустно подводил итоги праздника. - Ну, накрыли стол, мишуру по комнате развесили, семью Антиповых пригласили. Однако душа требовала веселья. А его, в праздничную ночь, как раз и не было. Даже Иринка не пришла".
   Действительно, после всех приготовлений, занявших несколько дней, хотелось эксклюзива, выплеска эмоций, какой-либо моральной встряски. Но, от тихих и интеллигентных гостей, как, собственно, и от Лёшиных родителей, своим благочестивым поведением напоминающих церковных послушников, эксклюзива ожидать не приходилось.
   Телевизионная программа также вгоняла в тоску. Без десяти минут полуночи в телевизоре появился "официальный телеведущий" Игорь Кириллов, зачитавший скучнейшее поздравление от ЦК КПСС и правительства СССР, затем пробили куранты, и начался новогодний Голубой Огонёк.
   По словам родителей, раньше, Голубые Огоньки были веселее. Этот же назывался "Новый Год в стиле ретро" и начался с группового вальса, сопровождаемого пением народной артистки Эльвиры Узунян, исполняющей визгливым сопрано что-то типа: "Взгляд очей твоих, взгляд волшебный...". Прочие слова были непонятны. Ничего не поделаешь: голоса оперных исполнителей имеют свои особенности, и разобрать о чём там поётся - есть большая проблема, даже если ты сидишь в первом ряду партера.
   Лёша, в принципе, был не против оперного жанра... блин... но не в новогоднюю же ночь... и не в чёрно-белом ящике с хрипящим в моно-режиме динамиком.
   "Какие-то вредители сидят на телевидении. Показанные в ужасном качестве, что изображения, так и звука, шедевры сценического искусства, формируют у народа отвращение к опере и балету, схожее с аллергией, - сердито подумал он. - И вообще, телевидение должно нести лёгкую развлекательную функцию, схожую с цирковой программой, иначе его никто не будет смотреть".
   Вслед за Узунян, камера сфокусировалась на пятерых артистах театра Сатиры, расположившихся на обтянутом кожзаменителем сиденье. Само помещение со столиками для гостей Голубого Огонька напоминало увешанную цветными лампочками одну из столовых завода "КАМАЗ". Панели из ДВП украшали стены до высоты человеческого роста, видимо для того, чтобы работяги... пардон... гости праздника, не обтирали поверхности, протискиваясь к своим местам. Целых 4 минуты артисты вели трёп на пустые темы, перебивая друг друга глупыми подначками.
   Затем был Андрей Миронов, с самым кислым выражением лица исполнивший грустную песню о "незнакомом певце".
   И, наконец, на глубоком контральто Тамары Синявской, звучащем под звуки симфонического оркестра, Лёшино терпение лопнуло. Наевшись салатов, холодца и пельменей, он направился в дальнюю комнату и включил магнитофон с записями Владимира Высоцкого.
   "Именно этот артист, уважаемый Владимир Семёнович Высоцкий, вместо, хм-м-м... Узунян и Синявской, должен носить звание "народного". Коммунисты, стоящие во главе государства, вообще съехали с катушек, не отдавая себе отчёт, кого любит народ, а кого нет. Оторвались коммунисты от народа и живут в своём виртуальном мире. Как жаль, что минувшим летом, прямо во время проведения Московской Олимпиады, в самый разгар шумных игр, Высоцкий умер. Ему было всего 42 года. А ведь приторно-навязчивые Пьехи и Гурченки, которым до великих поэтов, как до Луны, без сомнения, дотянут до ста лет. Пена и есть пена - если уж всплывает, то не тонет долго. Какая несправедливость".
   Открылась дверь и в комнату вошёл папа, за ним и тётя Света Антипова.
   - Можно мы тоже послушаем Высоцкого?
   - Можно.
   Сорок пять минут крутилась плёнка, и всё это время три человека молча сидели и слушали хриплый голос истинно народного певца, озвучивающий боль, тоску, надежду... Душа русского человека в стихотворных шедеврах Высоцкого выворачивалась наизнанку, вызывая трепет.
  
   В онемевших руках свечи плавились, как в канделябрах,
   А тем временем я снова поднял лошадок в галоп.
   Я набрал, я натряс этих самых бессемечных яблок,
   И за это меня застрелили без промаха в лоб. ("Райские яблоки")
  
   Конец песни, конец плёнки. Тишина.
   - Супер! - спустя паузу, произнесла тётя Света. - К этому исполнителю невозможно относиться равнодушно. А сейчас прошу к столу. - Она кивнула в сторону большой комнаты.
   Да, тётя Света была права, стол оказался накрыт. На чистой скатерти, среди фарфоровых кружек, находился красивый торт, но был и Иосиф Кобзон в телевизоре. Очередной народный артист.
  
   Вам, возвращая ваш портрет,
   Я о любви вас не молю, - звучало с экрана.
  
   Иосиф Давыдович делал грустные глаза, изображая некие душевные переживания, одновременно продолжая исторгать слова:
  
   В моем письме упрека нет,
   Я вас по-прежнему люблю.
  
   "Какая печальная history, - мысленно поддакнул певцу Лёша. - Однако тема песни весьма затаскана. Ну да... серийного Дон Жуана (в оригинале, по-испански - Дон Хуан) отправили подальше, в лес за дровами. Ну и поделом ему. Нечего было приставать к честной женщине. А ведь выглядит он, как серьёзный мужчина: внешний вид Иосифа Давыдовича кого угодно введёт в заблуждение. Такой весь из себя порядочный, с модной причёской, в строгом костюме и галстуке. Но, видимо, нынче не на ту напал, вот и приходится, скрепя сердце, возвращать портреты сей капризной барышне, тихо подвывая от обиды".
   - Можно я выключу звук?
   - Выключай, - разрешила мама. - У них там, в студии, свои развлечения, а у нас свои. Кобзон наблюдается каждую новогоднюю ночь. Он, - мама посмотрела в сторону пустой бутылки из-под Шампанского, - словно праздничная затычка. Не успеешь открыть Шампанское, как появляется Иосиф Давыдович и начинает чего-то там петь. Достал уже всех. Лучше бы Пугачёву показали, либо Юрия Антонова.
   Поворот ручки на убавление громкости.
   Без шума, создаваемого народным артистом, стало значительно веселее. В меру выпившие гости изволили шутить, кушать торт и даже сделали попытку выйти на улицу.
   - Может не надо? - вздохнула мама. - На снежных горках сейчас такое столпотворение. Не только мы, но и весь народ, от такого Голубого Огонька, либо напился до беспамятства, либо на улицу сбежал. А некоторые - и то и другое.
  
   Стук колёс. Чувство сожаления о потраченном впустую времени.
   На улице темнело, темнело и в купе. Внезапно Лёша ощутил запах табачного дыма. "Из коридора, что ли тянет?" - он посмотрел в сторону двери.
   В этот момент, откуда-то снизу, поднялось целое дымное облако. Лёша свесил голову и обнаружил Игоря Власова, без зазрения совести развалившегося на подушке с сигаретой во рту.
   Стоящее на столе блюдечко одноклассник приспособил под пепельницу.
   - Ты чего не в тамбуре?
   - Да ну его... Холодно там, да и лень идти.
   "А вдруг проводница? А что проводница? Нет тут сейчас никаких проводниц", - сообразил Лёша.
   Он слез с верхней полки и тоже закурил.
   Действительно, сотрудница поезда, едва проверив билеты и выдав бельё, исчезла в неизвестном направлении, по-видимому, завалившись спать. Если кому нужен кипяток, то могут сами налить из "Титана". У каждого ведь есть кружка с собой: русский народ крайне неприхотлив и весьма самостоятелен.
   Екатерина Николаевна... так она тоже спит, либо общается с девочками. Её купе - первое по счету и даже в туалет она ходит в противоположную от мальчиков сторону. А запах дыма в вагоне - это настолько естественное явление, что на него никто не обращает внимания. Обычный запах сгоревшей травы, выросшей под лучами Солнца. Это тебе не дизельный выхлоп от автобуса "Икарус".
  
   Тук-тук, тук-тук.
   "Интересно, почему у меня сегодня такое грустное настроение? Ведь, по большому счёту, всё хорошо. Едем отдыхать. В вагоне тепло и уютно. Немного невесело, так мы сейчас это исправим", - Лёша толкнул локтём Серёжу Григина, прикорнувшего на противоположной полке.
   - Хватит спать.
   - Чего-то случилось? - одноклассник поднял голову.
   - Давай в карты сыграем.
   Сергей принял вертикальное положение.
   - Здесь можно курить? - он уставился на блюдце с двумя окурками.
   - Можно. Только осторожно. С закрытой дверью.
   Через пятнадцать минут купе превратилось в комнату, наполненную дымом от четырёх, одновременно курящих, человек. На повисшую в воздухе дымовую завесу - плевать. Компания резалась в дурака.
   Лёша играл в карты исключительно редко. Он много раз читал в книжках про то, как картёжников охватывает азарт, но что означает это чувство, он никак не мог взять в толк. На деньги играешь, или на приседания, на интерес... да какая, в пень, разница? Как люди сходят с ума от этого глупейшего занятия - подробно описал уважаемый Александр Сергеевич в "Пиковой даме".
   "Видимо, всё дело в корысти, в жажде наживы, - делал заключение подросток. - Я же, корысти начисто лишён, натура такая. Мне фиолетовы чужие деньги... параллельны... вообще по барабану, у кого и сколько. Пусть подавятся. Меня интересуют только мои собственные. Да и с кровными рублями я расстаюсь без лишних слёз. Как говорит папа: "Нужно не экономить, а зарабатывать". Мой папа - очень умный человек".
   Первая партия, вторая. Выключить свет и приоткрыть дверь для проветривания.
   И понеслось дальше: третья партия, четвёртая.
   Вновь погасший свет и открытая дверь. Вентиляция в купе оказалась слабенькой, совершенно не приспособленной под нужды курильщиков. Тьфу...
   Пятая партия закончилась вторым проигрышем.
   "Чего-то не везёт мне сегодня, - огорчённо подумал Лёша. - Нужно сменить обстановку".
   - Игорь, - обратился он к Власову. - Где там твоё пиво?
   Одноклассник неуверенно обвёл взглядом окружающих.
   - А почему только моё?
   - Ни у кого, кроме тебя, в данную секунду ничего нет. Я был бы рад всех угостить, но предки выдали на поездку всего три рубля. Ситуация безвыходная, так что не обессудь, дружище. Можешь не волноваться, я помню добрые поступки и отвечаю вдвойне. Да и остальные, тоже не забудут твою доброту.
   Лёша обвёл взглядом компанию. Два оставшихся человека кивнули в знак согласия.
   Власов нехотя извлёк сумку и вытащил из неё три бутылки "Жигулёвского".
   Щёлк! Первая из них пошла в расход.
   Открывалка для пивных бутылок была жёстко прикручена к нижней плоскости купейного столика. Протянул руку не глядя, дёрнул в сторону, и вот уже смятая набок пробка валится под ноги. Главное, чтобы бутылку не трясли перед вскрытием, иначе вылезет пена, и будешь потом прилипать тапками к полу, до конца рейса.
   В присутствии пива жизнь наладилась. Народ развеселился. Дверь на проветривание уже не открывали: а вдруг кто увидит?
   - Ведите себя тише, - предупредил Лёша. - Мы, типа, все спим.
   Однако желание отлить закономерно возникло после употребления пива.
   Пришлось выбираться из засекреченного логова и идти в дальний туалет.
   В это время из тамбура вывалились Хобот (Миша Славнов) и Марат Галямов. Раскрасневшиеся лица приятелей излучали самое прекрасное расположение духа.
   Каким образом в туристическую группу попал Марат, Лёше было неизвестно. Видимо, Хобот резво подсуетился, пригласив своего друга на собеседование Екатерине Николаевне. Возможно, что дал классной руководительнице гарантию примерного поведения и покаялся в прошлых грехах. Миша с юных лет был прохвостом, коих ещё следует поискать.
   Но факт оставался фактом: Марат Галямов, из бывшей Лёшиной, 9-й школы, стал одним из участников классного коллектива из школы N 93.
   - О-о-о, привет дружище! Ты где гасишься? - обрадовался встрече Хобот.
   - Спал я. Настроения нет.
   - Ну ты даешь... Не желаешь дёрнуть писярик?
   - Давай заходи к нам, - подхватил Галямов. - Отъезд из дома следует обмыть.
   Что и говорить, Марат был очень компанейским парнем, и, при этом, совершенно не жадным. Их дружба с Хоботом держалась исключительно на общей теме: оба были светскими ловеласами, как говорят в народе - "ходоками", не пропускающими ни одной юбки мимо себя. Однако сегодня, женского общества не наблюдалось, и приятели искали, чем бы себя занять.
  
   В купе у одноклассников царила тишина. Костя Журавлев с отстранённым видом смотрел в окно, а Витя Лютиков читал книгу, включив дополнительный свет на верхней полке. Хлопнула закрывающаяся дверь, щёлкнула ручка замка.
   Бутылка водки и стакан появились синхронно, извлечённые из-под подушки свободной койки.
   - Держи! - скомандовал Марат, вручая Лёше гранёное изделие стекольной промышленности.
   Буль-буль-буль.
   Пятьдесят грамм водки, точным наклоном руки, переместились из одного сосуда в другой. Марат пошарил в сумке и достал румяный бублик с маком, мягкий и ароматный, купленный в булочной за 5 копеек.
   - На закуску.
   - Ну, ребята, за отъезд! И, с наступившим Новым Годом! - отчеканил Лёша, опрокидывая огненную воду в рот. - Ух! Хороша!
   Далее, он пожаловался приятелям на отсутствие свободных средств.
   - Родители пожадничали. Я совсем не ожидал такой подлянки, иначе бы отложил денег на поездку. Помнишь, Миша, как мы эти деньги пропивали с тобой, в конце декабря?
   - Твой коньяк вонял клопами, - отмахнулся Хобот.
   - Ребята, хорош пререкаться, - встрял Марат. - Если будешь держаться рядом с нами, - обратился он к Лёше, - то не пропадёшь.
   Хобот высокомерно и весьма снисходительно улыбнулся.
   "Что-то здесь не так, - подумал Лёша. - У Хобота копейки не выпросишь: он сам из твоего кармана последнее вытащит, и глазом не моргнёт, поэтому понятие "с нами", скорее всего, не отражает действительности".
   В это время, в руках Марата оказался портмоне с торчащими из него оранжевыми червонцами. Покрутив его и так и этак, Галямов нашёл сумку и сунул кошелёк внутрь.
   "Вот нихрена себе! Интересно было бы узнать, на каких деревьях растут такие бумажки? Я бы не отказался вместе с Маратом собрать урожай".
   Полчаса продолжался весёлый трёп, подколки и пикантные воспоминания. Бутылку водки допили, после чего сходили на перекур в тамбур.
   - Ну, спасибо, друзья, за угощение. Жить стало лучше, жить стало веселей! - озвучил Лёша известное изречение товарища Сталина. - Спокойной ночи!
  
   - Бам. Бам-бам-бам, - кодовый позывной для открытия двери.
   Родное купе встретило школьника сизым туманом. Дымовая завеса висела в воздухе, скрывая детали интерьера и лица присутствующих персонажей. На блюдце громоздилась вавилонская башня окурков сигарет "Астра" без фильтра.
   - Вы что, решили кончить жизнь самоубийством?
   Табачный дым встал в горле колом.
   - Да мы вроде ничего... уже привыкли, - неуверенно произнёс Игорь Власов.
   - Открывайте дверь на проветривание!
   Через распахнутую дверь дым рассеялся спустя три минуты. Поезд мчал на большой скорости и, как бы не были плотно пригнаны деревянные рамы опускающихся окон, лёгкий сквозняк гулял по общему коридору, унося из купе всё лишнее.
   - Ты где пропал? - выражение лица Андрея Пчелина, одного из четвёрки попутчиков, выражало удивление.
   - Туалет посещал, - Лёша решил не вдаваться в подробности.
   Меньше знают, спокойнее жить.
   - Игорь, у тебя больше ничего нет? - с надеждой поинтересовался он у бывшего обладателя пива.
   Тот отрицательно покачал головой.
   - У меня есть, - внезапно произнёс Серёжа Григин.
   - Это как? - чуть не хором выдохнули три человека.
   - Я прихватил из дома "Тройной" одеколон. Флакон 180 грамм, крепость 70 градусов. Как мне сообщил один знающий человек, в "Тройном" нет ядовитых веществ. И вообще, его изобрели во Франции и начали использовать по всей Европе в качестве лекарственного средства, предохраняющего от оспы и чумы. И лишь при Наполеоне эта настойка перешла в разряд парфюмерной продукции.
   - Уговорил. Доставай.
   Спустя минуту круглая стеклянная бутылочка, наполненная зеленовато-жёлтой жидкостью, стояла на столе.
   - Нужно будет разбавить водой, - с видом знатока сообщил Григин.
   - Нет проблем. Наливай.
   Попытка нормально перелить жидкость в стакан не увенчалась успехом. Узкое, не более 3 мм отверстие в голышке, выдавало каплю за каплей, и никак не желало литься потоком. С грехом пополам натрясли 25 грамм, затем туда плеснули воды.
   Оп-ля-ля!
   Одеколон внезапно изменил цвет, превратившись из прозрачного-жёлтого в непрозрачно-белый. И вот уже на столе, рядом с флаконом одеколона, в гранёном стакане, в такт вагону покачивается подобие молока.
   - Сёрежа, ты нам гарантировал безопасность, поэтому, приглашаем тебя испить первым, - задумчиво глядя на Григина, заявил Власов.
   Тот замялся, будто пытаясь найти оправдание для отказа.
   - Давай-давай, не задерживай народ.
   Делать нечего. Зажав нос пальцами, Сергей одним глотком замахнул содержимое стакана.
   Хлоп! Выдохнул. Запил остывшим чаем.
   - И?
   - Ну и гадость.
   - Теперь пойдем, покурим в тамбуре. Никаких сил нет, здесь находиться, - скомандовал Лёша.
   Прихватив блюдце с окурками и, вновь открыв дверь на проветривание, четвёрка школьников направилась на перекур.
   - Как ощущения в голове? - поинтересовался Лёша.
   - Да вроде бы ничего ощущения, только наодеколоненные до одури.
   - Тогда я следующий.
  
   За окном, в кромешной тьме, мелькали силуэты деревьев, поля, мосты, а порой, и редкие полустанки. Мерный перестук колёс сопровождала тишина мягкого вагона. Ни песен, ни криков - вообще никаких звуков не доносилось из занятых пассажирами купе. И вроде бы всё хорошо, и классная руководительница может быть довольна, однако чинность внешнего спокойствия нарушал один единственный дестабилизирующий фактор - непонятно откуда взявшийся одеколонный запах. Смешавшись с запахом насквозь прокуренной вагонной атмосферы, он до отказа заполнил пространство общего коридора приторно-едким ароматом, в результате чего, появившаяся, наконец, проводница была вынуждена открыть двери технического тамбура.
   Прислонившись к косяку дверного проёма, она долго стояла, будто солдат в карауле. Свирепый взгляд недовольных глаз пытался обнаружить источник отвратительной вони, но редкие пассажиры, появляющиеся в поле зрения с подстаканниками в руках, либо с полотенцами через плечо, никак не тянули на обвинительное заключение.
   В это время компания нарушителей, вдоволь наигравшись в карты, мирно улеглась спать. Утро вечера мудренее.
   Скорый поезд на полных парах нёсся в направлении города-героя Киева.
  
   Черкассы
   Гостиница "Интурист" находилась на центральной площади областного украинского центра. Зеркальные стёкла первого этажа символизировали пафосную сущность заведения, предназначенного для приёма зарубежных гостей.
   Однако не сезон.
   Пустая, даже в середине дня, продуваемая зимним ветром улица, не вызывала в душе никаких положительных эмоций. Оно и понятно: холод отбивает охоту к праздному гулянию. Редкие прохожие, в массе своей, направлялись в сторону гастронома, расположенного через дорогу от гостиницы, зябко кутаясь в демисезонную одежду, не оглядываясь по сторонам и пряча руки в карманы.
   "Возможно, летом здесь фланируют пары, молодые мамочки с колясками, а с лотков продаётся мороженое и варёная кукуруза. Цветут каштаны, и звучит музыка. Всё, как в Житомире, - Лёша вспомнил родной для мамы город, где бывал не раз. - На Украине не жизнь, а вечная халява".
  
   Заселение в гостиницу прошло без эксцессов.
   Изобразив презрительное выражение лица, холёная администраторша, восседающая за стойкой с табличкой "Мест нет", вписала фамилии школьников в журнал и выдала ключи от номеров.
   Четырёхместный номер на третьем, предпоследнем этаже, достался всё той же, сформированной в поезде, Лёшиной компании. Робкая просьба поселить его в комнату с Хоботом и Маратом Галямовым, была с ходу отклонена самим Хоботом, видимо, в целях устранения лишнего претендента на червонцы, лежащие у Марата в кошельке.
   "Козёл, - подумал Лёша. - В будущем, я десять раз подумаю, угощать коньяком это животное или нет".
   В комнате, куда их заселили, находилось четыре кровати и четыре тумбочки. Трёхканальная радиоточка висела на боковой стене, а отдельный санузел был оборудован ванной, раковиной и унитазом в углу. На общем столе стояла тяжёлая стеклянная пепельница, графин и четыре стакана. Вот и всё убранство номера.
   "Видимо апартаменты для иностранцев находятся на нижних этажах. Зарубежных гостей, в СССР, сильно уважают. В здании, не оборудованном лифтом, заставлять солидных гостей ходить пешком на третий этаж не положено. После утомительного восхождения они могут даже символический доллар, "на чай", не оставить".
  
   Лёша подошёл к окну. Уличный пейзаж состоял из пятиэтажек в сталинском стиле и очень большого количества деревьев. И никаких тебе почерневших от времени избушек, покосившихся и требующих сноса, столь характерных для многих центральных улиц города Перми.
   Катя сказала, что сегодня вечером, до и после ужина, будем адаптироваться к новому месту. Переводя на понятный язык - ничего не делать. Экскурсии начнутся с завтрашнего дня. А на сегодня программа выполнена.
   "Нет, не выполнена. Здесь Вы, уважаемая Екатерина Николаевна, глубоко ошибаетесь", - мысленно возразил Лёша.
  
   Разведывательный выход в гастроном - продуктовый магазин самообслуживания, к сожалению, не дал нужного результата. Алкогольного отдела в нём не было, лишь только бутылки с пивом, да и то, по завышенной цене - 50 копеек, против 35 копеек в Перми, располагались в больших корзинах рядом с кассами.
   Однако имелась и экзотика. Андрей Пчелин расщедрился на покупку килограммовой упаковки креветок. Красного цвета ракообразные, растопырив жёсткие усики, таращились на покупателей чёрными бусинками глаз сквозь прозрачный целлофан.
   - Это можно есть?
   - Можно. Мама сказала, что если креветки имеют красный цвет, то они уже сварены. Размораживаешь, чистишь и ешь.
   - Ты уже пробовал?
   - Один раз. Мясо белое, как у раков.
   - Хм... Раков я ни разу в жизни не ел.
   - Сейчас попробуешь.
   По приходу в номер креветки были разморожены и успешно съедены. Шкурки-панцири заполнили четверть ведра, находящегося в санузле. Тем временем, мальчики вернулись к планированию досуга.
   Переговоры с Хоботом и Маратом Галямовым по вопросу алкогольной вечеринки прошли успешно. Не принимавшие участия в распитии алкоголя в поезде, Костя Журавлёв и Витя Лютиков, на этот раз, выразили самую горячую заинтересованность. Деньги на четыре бутылки креплёного вина, в сумме 9 рублей были собраны, был назначен и гонец.
   - Ты, Серёжа, самый длинноногий из нас, - обратился Хобот к Григину. - Тебе и флаг в руки. Ты должен найти винный магазин, отовариться и доставить вино сюда. Справишься?
   - Нет проблем, - гонец оделся, взял сумку и быстрым шагом направился на выход.
  
   Возвращение Сергея ничем не было похоже на "триумфальное".
   Уныло ввалившись в номер, он снял ботинки и, не раздеваясь, упал на кровать. Пустая сумка осталась лежать на полу у вешалки.
   Увы...
   Оказалось, что длинные ноги не являются решающим преимуществом в условиях незнакомого города. При исполнении любого ответственного дела необходимо наличие адекватно-работающих мозгов. В Серёжиной голове с мозгами был явный дефицит.
   - Рассказывай, - Лёша быстро сообразил, что план закупки алкоголя полностью провалился.
   - Да чего тут рассказывать, - тихим, утробным, словно из задницы, голосом ответил Григин. - Ограбили меня.
   Народ вскочил со своих мест и обступил неудачника.
   - Как ограбили? - чуть не срываясь на визг, вопросил Власов.
   - А так и ограбили. Идут по улице два мужика... - начал он рассказ.
  
   Согласно изложенной истории мужики были похожи на обычных работяг, коих в Перми тысячи.
   - Здравствуйте, - обратился к ним Серёга. - Не подскажите, где здесь находится винный магазин?
   Мужики молча переглянулись.
   - Ми туди и идемо. А ты, хлопец, з яких мест?
   - Из Перми. Приехали к вам по турпутёвке. Меня за вином послали.
   - Иди разом з нами.
   Ну, он и пошёл. Суть да дело, вошли в какой-то двор, затем по тропинке через кусты... и вдруг неожиданность.
   - Всё, пришли ми. Тутэ винний магазин, що, не бачиш? Гони, хлопец, гроши за супровид. Иначе трохи пощекочем, боятися, тебе дюже не понравится.
   Из рукава мужика, что был покрупнее, выглянул острый кончик заточки. И стоят, улыбаются, гады. Мелкий с сожалением изрёк:
   - Як на тебе шапка негидна, видимо, бидные люди в Перми живучи.
   Экспроприация общественной наличности прошла в молчании.
   - Представляете, даже дёрнуться было невозможно, зажали с двух сторон - закончил рассказчик. - В жизни не видел столь наглых гопников.
   - Ну... - протянул Лёша. - Ты ещё многого в жизни не видел. И вообще: ты не гонец, а глупец. Приезжий лошара, одиноко гуляющий по территории Украины... ты вдумайся в это название... УКРАИНЫ! Да ещё с хрустами в кармане. С такими сладенькими, вкусненькими, всех притягивающими... просто чудесно-сказочными хрустящими хрустами. Я, на месте хохлов, ещё бы под жопу тебе напинал, в целях профилактики детского алкоголизма. Впрочем, какой резон сейчас рассуждать? Лежи, отдыхай: отныне ты свободен, як птах дятел.
  
   Очередные переговоры на тему "что делать?" прошли оперативно. Время является ценнейшим ресурсом, и этот ресурс, стремительно подходил к концу. Общим собранием было решено купить бутылку водки и пять пива, чтобы изготовить простенький напиток, именуемый "Ершом".
   - От ерша крышу сносит, мама не горюй, - пояснил Марат, отсчитывая деньги на закупку.
   На этот раз, Лёша решил исполнить задание лично. Улица встретила его неприятным холодом, однако пять минут ожидания в статичной позе не пропали даром.
   - Здравы будете, - обратился он к проходящей мимо бабке. - Вы не подскажите, где в вашем прекрасном городе можно купить бутылочку сухого вина на подарок?
   - Здоров був!
   Бабка в подробностях описала путь до магазина, после чего не составило труда его найти.
   Осуществив покупку водки, Лёша, ловким движением руки, засунул бутылку за брючный пояс и, застегнув пуговицы пальто, вышел на улицу, будто налегке. Поджатые губы, недовольное выражение лица, плюс пачка папирос "Беломорканал" в руке.
   Он огляделся. Невдалеке разговаривали о чём-то несколько помятых аборигенов.
   "Пусть думают, что денег хватило только на Беломор. У нас, в Перми, безденежное хулиганьё вечно отирает углы винных магазинов в надежде разжиться алкоголем за чужой счет. Чем же Черкассы хуже? Хулиганы живут в любом городе.
   Хм-м-м...
   Однако хулиганы украинского засола, со слов мамы - это "ещё те твари". Не зря же "махновщина", как массовое явление, возникла именно на Украине, где "Батька" командовал целой армией хлопцев, творящих беспредел и выступающих под черными, подобно пиратам, знамёнами. Мама родилась в Житомире, в доме, с видом на Кафедральную улицу и городской парк, именуемый в простонародье "Бульваром". В центре "Бульвара", в окружении ореховых (грецкий орех) деревьев, располагался памятник Ленину, а в дальней его части, почти у реки, находилась танцплощадка, где собирались все городские хулиганы. Не верить маме, относительно морального облика тамошней молодёжи, оснований не было. Серёжа Григин лишь подтвердил её слова".
   Впрочем, в момент покидания магазина никто так и не одарил Лёшу своим вниманием, или просто так показалось. Он повернул за угол и, быстрым шагом, направился в сторону гостиницы "Интурист".
   "Похоже, что пронесло. Впрочем, чему удивляться? После нескольких поездок к дедушке в Житомир у меня появилось своего рода чутьё. Мне не только известны повадки местных жителей, но я, буквально, ощущаю их мысли. Не зря же мой дед-украинец носит фамилию Масловский, а прадед-поляк, фамилию Маевский. Хоть я и великодушен, словно мушкетёр д'Артаньян, но, одновременно с этим, являюсь носителем самых зловредных генов на свете, с коими постоянно приходится бороться. Хорошо ещё, что мне попался русский папа - отличник, медалист, шахматист и обладатель именного подарка (наручных часов) от коллектива школьных учителей.
   После упоминания фамилии "д'Артаньян" в голове сама собой зазвучала песня из мультфильма "Пёс в сапогах":
  
   Я беспороден - это минус,
   Но благороден - это плюс.
  
   "Что б тебя!" - Лёша попытался приглушить внутреннее звучание, но не тут-то было.
   Мало того: на фоне беспокойства за сохранность товара, из глубин памяти полезли дополнительные строки, расширяя фонограмму, вертя и перетасовывая текст самым причудливым образом.
  
   Я ради ваших глаз готов,
   Сразиться с дюжиной хохлов.
  
   "Да причём здесь вообще хохлы? Что же у меня за процессор встроен в мозги? Вечно всё коверкает и выворачивает наизнанку.
  
   Следующим пунктом посещения являлся гастроном. Пять бутылок пива заняли объём тканевой сумки. Поверх бутылок, для прикрытия, Лёша положил нарезной батон. По возвращении в гостиницу, он сразу направился к Марату и сдал добычу владельцу денежных знаков.
   - Ты герой, - похвалил Хобот. - В отличие от патологического неудачника Григина.
   "Да вроде не герой я. Просто всё сделал правильно", - мысленно парировал Лёша.
  
   Ужинали туристы в местной забегаловке и не очень вкусно. Ну да: на продуктовые талоны в ресторан не сходишь. Напоследок Катя объявила:
   - Завтра в 8-30 завтрак, а к 9-00 будет подан автобус. Поедем в Киев. Так что ложитесь спать пораньше.
   Класс медленно разбрёлся по номерам.
   Некоторое время ушло на умывание и переодевание.
   Марата с Хоботом в их номере не оказалось. Десяток налитых доверху бумажных стаканчиков стояли на столе, символизируя приглашение к фуршету.
   Ну, нет хозяев, и не надо. Лёша взял один из стаканчиков в руки и отпил глоточек.
   - Блин, ну и гадость! - описал он вслух свои ощущения.
   Пиво, смешанное с водкой в пропорции 1 к 5, являло собой весьма неаппетитную смесь. Крепкий напиток, слегка газированный, напоминал вкусом больничный хлористый кальций, наливаемый медсестрой в столовую ложку и насильно выпаиваемый детишкам без всякой закуски. Детские воспоминания о месячном пребывании в больнице пронеслись перед мысленным взором со скоростью пикирующего бомбардировщика. Тьфу, на эти больницы!
   Хлоп! Остатки адской смеси прокатились по пищеводу, сливаясь в желудок. Задержка дыхания, оценка последствий.
   "Оказывается, что вполне съедобно. Всё-таки лучше, чем одеколон", - заключил Лёша и отправился на поиски друзей.
   В течение десяти минут он гулял по коридорам третьего этажа, заглядывая во все незапертые номера.
   "Да что же это творится? Куда они делись?".
   Возвращение в номер.
   "Как хорошо, что здесь поставили пепельницу. Значит, в гостиницах официально разрешено курить, - Лёша лежал на кровати и пускал дым в потолок. - Гостиница, это тебе не купе поезда. Здесь и объём воздуха больше, и можно открыть окно".
   Как бы подтверждая последнюю мысль, он встал, дотянулся до форточки и распахнул её настежь. Пахнуло сыростью. "Похоже, что на улице теплеет".
  
   Второй заход к друзьям-собутыльникам совпал с появлением там Хобота.
   - Вы где гаситесь? - потребовал объяснений Лёша.
   - Там, - Миша поднял палец вверх. - На четвёртом этаже расположился ансамбль "Лейся, песня". Вот мы с ними и подружились.
   - Ого, нихрена себе...
   - Нормальные мужики. Сейчас отдыхают после концерта.
   От такой новости перехватило дыхание. Живые артисты из известнейшего ансамбля союзного уровня - это так круто! Хлоп! Второй стаканчик опрокинулся внутрь Лёши. В голове немедленно возникла туманная дымка.
   - Познакомь меня с ними.
   - Да, пожалуйста.
   Остатки вечера прошли в перемещениях по гостинице и употреблении коньяка - бесплатного угощения со стола участников группы "Лейся, песня".
   Следует отметить, что скинув сценические наряды, отливающие золотистым щёлком, и лакированные туфли, артисты превратились... Как происходит это обратное превращение, детально описано в сказке "Золушка". Бледные помятые физиономии, неопрятные усы, пролысины, проглядывающие сквозь жирные волосы, нестиранные футболки и х/б трико с вытянутыми коленями - совершенно заурядный образ вечных гастролёров в возрасте "плюс-минус 35" предстал во всей красе.
   Пили артисты, не размениваясь на "писярики" - сразу по полстакана. В качестве закуски, на столе громоздилась куча бутербродов с варёной колбасой, по-видимому, прихваченных с собой из театрального буфета. По мере опьянения настроение мужиков улучшилось. Они начали шутить, подкалывать школьников, однако про свою творческую деятельность не проронили ни слова. На песни их тоже не тянуло. Похоже, что эта тема им изрядно надоела.
   В конце вечера Лёше стало жаль этих ребят. Упившись "в зюзю", они поочерёдно начали выпадать в осадок. "Последний из могикан", шатаясь, всё-таки не поленился выпроводить из номера незваных гостей.
   - Пока-пока! - бодро прокричал Марат в захлопнутую за спиной дверь.
   Ответа не последовало.
  
   Куда он держит путь и какова его конечная цель, Лёша уже не понимал. Он лишь старался не свернуть с уходящей вдаль тёмно-красной ковровой дорожки с двумя жёлтыми полосами по бокам, напоминающими ж/д рельсы. Чтобы случайно не упасть, он сосредоточил своё внимание на центральной части между "рельсами", впившись в неё глазами и не поворачивая головы.
   "Интересно, что это за поворот? - возникла мысль при уходе дорожки вправо, под углом 90 градусов.- Ах да! Там же находится правая секция гостиницы... - подумал десятиклассник.
   Внезапно послышались звуки женского голоса. Лёша притормозил и поднял голову.
   На углу пересечения коридоров был установлен письменный стол, за которым расположилась дежурная по этажу с телефонной трубкой в руке. Она подозрительно глянула на подростка и сообщила кому-то там, на другом конце провода:
   - Похоже, что сегодня будет не до смеха всем. Вон, ещё один пьяный турист нарисовался.
   "Значит не только я? И вообще, какое ей дело? Со слов комика Аркадия Райкина: "Женщина - это друг человека". Чего же она такая недружелюбная?".
   Тем временем дежурная положила трубку на аппарат и направилась прямиком к Лёше.
   - Та-а-ак, любезный, - растягивая слова, произнесла она. - Ты чего здесь шарахаешься?
   - В гости иду, - с трудом произнёс Лёша.
   - Какие тебе гости? В таком состоянии только в вытрезвитель. Понял намёк? И вообще, где ты проживаешь?
   - В Перми.
   Полный ненависти взгляд сопутствовал следующему вопросу.
   - Тебя не об этом спрашивают. Повторяю: где твой номер?
   - Там, - подросток махнул рукой себе за спину.
   - Разворачивайся и гуляй отсюда. Иначе будет хуже.
   Лёша, в каком бы он не был "состоянии нестояния", всегда чётко держал нос по ветру, ведь угроза... - она имеет свой специфический запах, махом перебивающий запах алкоголя. Он развернулся и поплёлся в обратную сторону.
  
   Утренний кошмар в голове, связанный с принудительным пробуждением в 8-00 утра, сопровождался рвотными позывами. Конечности тряслись, в ушах звенело, а во рту была такая сушь, будто ты находишься в пустыне Сахара. Кое-как одевшись, Лёша поплёлся завтракать.
   Оживлённо беседующие одноклассники удивили до глубины души.
   "Как же так? Употребляли алкоголь одинаково, но, при этом, меня нешуточно колбасит, а этим - хоть бы хны. Какой-то организм у меня неправильный".
   В это время к нему подошел Хобот.
   - Ты случайно не леший? - язвительно поинтересовался он. - Чего-то морда лица у тебя зелёная.
   Стоящий за Хоботовской спиной Марат прыснул в кулак. Половина класса вонзила в Лёшу свои взгляды, оценивая степень его позеленения. Он отвернулся и вышел на улицу.
   "Может быть, от мороза лицо покраснеет?".
   Но куда там... Вчерашний холод неожиданно рассосался, и окружающий мир погрузился в пограничное состояние "около нуля". Уральские школьники, одетые, как один, в меховые шапки, а девочки - ещё и с завязками под подбородком, не вписывались в пейзаж, являясь для украинского города чужеродными элементами.
  
   Киев
   Комфортабельный и тёплый автобус "ЛАЗ", белый с синими полосами, ожидал туристов у входа в гостиницу.
   Екатерина Николаевна провела сверку личного состава, после чего махнула рукой водителю. Передняя дверь автобуса открылась, приглашая на вход.
   Тронулись.
   Путешествие до Киева, длиной 170 км, должно было занять два часа. Классная руководитель, в целях развлечения, объявила конкурс на исполнение песен. Правый ряд кресел должен был соревноваться с левым в знании текстов и выразительности исполнения. Хобот, пользуясь паузой, попытался назначить сам себя рефери, но получил решительное "нет".
   - Судить буду я, - объявила Катя. - Кто хочет предложить песню?
   Расположившийся на левом фланге заднего пятиместного сидения Лёша закрыл глаза: "Как же хочется спать...".
   Поток тёплого воздуха, подаваемого вентилятором откуда-то из-под ног, разморил подростка, заставив его снять шапку и распахнуть пальто.
  
   Расцветали яблони и груши,
   Поплыли туманы над рекой.
  
   Хор голосов принялся за исполнение первой песни, сначала робко, но постепенно усиливая амплитуду звуковых колебаний.
   Перед закрытыми глазами возникли абстрактные картинки, символизирующие начало сна. Чем там песня закончилась, Лёша уже не слышал.
   Прошёл час. Несколько раз он просыпался от особо усердного пения.
  
   Всё, что в жизни есть у меня,
   Всё, в чём радость каждого дня,
   Всё, о чём надежды и мечты,
   Это всё ты-ы-ы!.. - словно ненормальные, с энтузиазмом выкрикивали школьники.
  
   "Ты-ы-ы, - ударом молота отзывалось болью в затылке. - Неужели нужно так орать? Ах да, это же конкурс на тему "кто и кого перепоёт". Тьфу! Куча дебилов".
   Наконец, наступил покой. И всё бы ничего, однако, в возникшей идиллии появились неприятные ощущения. В полной тишине, под мерное покачивание салона автобуса, леденящие струйки холодного воздуха начали проникать под расстёгнутое пальто, заставляя зябко ёжиться.
   - Андрюха, - обратился Лёша к соседу Соколову. - Что случилось? Почему температура в салоне как на улице?
   - Водитель отключил отопление.
   - Нахрена?
   - Ему не понравилось, что Хобот раздвинул две форточки. С другой стороны, если не устроить проветривание, то мы бы все сварились в наших одеждах. Жара была, хоть стриптиз устраивай. Видимо, нагрев салона был изначально включен на полную катушку, а вентиляция выключена, только зачем, не понимаю. Небось своим собственным детишкам водила разрешает любые шалости.
   - А сейчас, ведь холод собачий...
   - Да ему похрен. Наверное, у себя только лишь тепло и оставил, а нам - фиг. Катя просила, требовала, обещала написать жалобу, но ушла ни с чем. Этот бандеровец, в своё время, не добитый чекистами, упёрся рогом и ничего слышать не желает. Говорит: "Вам стало жарко? Вот и получайте прохладу!". Что за люди на Украине живут?
   Лёша поджал губы.
   "Что же ты, хлопец..." - фраза без окончания, имеющая риторический смысл, возникла на переднем плане.
   Настроение испортилось.
   Слово "хлопец", в страдающей от похмелья голове, стало неожиданно повторяться и вертеться вихрем, по ходу мыслей обрастая комментариями.
   "Возможно, "хлопец" произошло от слова "выхлопать" чужое имущество, либо "хлопнуть" фраера в тёмном переулке, - размышления возникали сами собой, выныривая откуда-то из глубин подсознания. - Ну, а нагадить незнакомым людям, вернее, приезжим школьникам, просто так, по надуманному поводу - это святое дело. Видимо, у украинских хлопцев имеется свой Бог, который учит их правильно жить".
   В результате размышлений, слово "хлопец", ещё совсем недавно имевшее нейтральный статус, на глазах стало трансформироваться в нечто аморальное, лживое и беспринципное, имеющее отношение к мужской половине жителей Украины.
   "Хотелось бы верить, что девушки здесь не такие вредные. Мама про девочек из Житомира ничего плохого не рассказывала. Как там, по-ихнему, будет "красивая украинка"? Вспомнил - "гарна украинська дивчина". У слова "дивчина" ударение на второй слог", - подсказала память.
   "Язык понятный, но со странностями. Впрочем, хотелось бы ещё поспать, чтобы прийти в норму".
   Лёша застегнул пальто и надел меховую шапку. Взгляд в окно: голые деревья, снег. Ничего не поделаешь - январь.
   "Ветер за окошком свищет, и вие бис на горище (с укр. - воет черт на чердаке), - неожиданно выскочивший шедевр украинской словесности заглушил тему про "гарных дивчин" и потянул за собой очередной виток размышлений. - Сам ты "вие бис"! - послал он дурацкое словосочетание в обратный путь. - Весь этот мутный поток не даёт уснуть... аз ох-н-вей... что б я так жил!".
   Задержка дыхания, 30 секунд. Вздох-выдох. Вторая задержка, за ней третья... Посторонние мысли нехотя покинули сознание подростка и он провалился в сон.
  
   Киев встретил туристов оживлённой суетой. По мокрому, покрытому снежной кашей асфальту, ехали потоки автомобилей, троллейбусов и автобусов, а толпы пешеходов спешили по своим делам. Здания в сталинском стиле, парки, площади: столица Украины сильно походила на Москву. Для полного сходства не хватало только семи знаменитых высоток.
   "Красивый город", - отметилось внутри.
   Остановка.
   Автобус не спеша припарковался на Софийской площади, одной из центральных и древнейших в Киеве.
   По одну сторону площади возвышался местный "Медный всадник" - памятник Богдану Хмельницкому, аналогично ленинградскому собрату водружённый поверх громадного, с наклонной поверхностью, камня. По другую сторону находилась высоченная колокольня, выкрашенная в жёлтый цвет и увенчанная золотым куполом. Вдали, справа от колокольни, и значительно дальше, выглядывали ещё полтора десятка золотых куполов, по-видимому, принадлежащих историческому Софийскому собору.
   Классная руководитель ушла искать экскурсовода, что дало возможность школьникам размяться и оглядеться.
  
   А вот и возвращение. Рядом с Катей вышагивала незнакомая дама.
   "Надо же, как чётко работает туристическая отрасль, - подумал Лёша. - Это же столько согласований... привезти, показать, накормить. Автобус заправить, выписать путёвку. А здесь уже и гид ожидает. А если мы сломались в дороге? Нет, о плохом лучше не думать".
   Молодая женщина поздоровалась и с ходу начала выдавать информацию.
   - Софийский собор был построен Ярославом Мудрым в первой половине XI века, на месте победы над печенегами.
   - А вон тот всадник? - вставил вопрос Лёша.
   - Памятник Богдану Хмельницкому был открыт в 1888 году, в рамках празднования 900-летия крещения Руси.
   - Спасибо. А чего он так похож на нашего Петра I? - не унимался он. - Если бы не булава в руке и не шапочка с перьями...
   - Так его отлили в Санкт-Петербурге, русские мастера и из русской бронзы. Как известно, на Украине меди и олова нет, здесь добывают лишь железо.
   - И камень, тоже из Петербурга привезли?
   Экскурсоводша наморщила лоб, пытаясь вспомнить подробности.
   - Хотели привезти из России и камень, но выделенных денег не хватило, в связи с чем, архитектору, В.Н. Николаеву, пришлось переделывать проект. Камни пожертвовала управа Киевской крепости. Постамент сложили из плотно подогнанных друг к другу природных камней. Сам Владимир Николаевич работал бесплатно и, на сэкономленные деньги, запроектировал ещё и изгородь с фонарями.
   "Сколько же хорошего русский народ сделал для Украины! Русские не только создали в этой а...ной (аграрной) дыре промышленность, но и отлили великолепный памятник для центральной площади Киева. А хохлы, в благодарность, от всего русского нос воротят. Как можно кусать руку, которая кормит? Непорядок".
  
   Тем временем, группа направилась к колокольне, через сквозную арку которой и осуществлялся проход на территорию храмового комплекса.
   - В соборе фотосъёмка запрещена, - предупредила экскурсовод.
   Лёшина рука немедленно потянулась в карман пальто и извлекла фотоаппарат "Смена 8М". Настройка экспозиции, открытая диафрагма...
   "Авось получится. Главное - исключить тряску при нажатии кнопки "Спуск", - подумал он.
   В итоге, великолепный купол центрального зала собора, 30-метровой высоты, расписанный фресками византийских мастеров, был успешно сфотографирован, как и настенные росписи.
   Спустя сорок минут школьники, полные впечатлений, возвращались к автобусу.
   Размышления, не останавливая свой ход ни на минуту, теснились в Лёшиной голове.
   "Софийский собор - это нечто уникальное, - думал он. - Все его интерьеры дышат Византией и временами крещения Руси. Цветная мозаика зенита купола, изображающая Христа Вседержителя и четырёх архангелов... двенадцать апостолов, в промежутках между окнами... медальоны с изображениями мучеников за веру, размещённые на арках - скольких же трудов стоило это создать? Просто грандиозно. Жаль, что эта красота находится на Украине - стране недобитых бандеровцев и уличных гопников".
  
   Переезд на другую площадку. Выход.
   Женщина-экскурсовод объявила торжественным тоном:
   - Мы прибыли на святое место, где, в 1051 году, монахом Антонием был основан Печерский монастырь. Сегодня эта территория называется Киево-Печерская лавра. Она занимает два холма на берегу Днепра, пронизанных естественными пещерами, в которых покоятся мощи православных святых.
   Пока она рассказывала, Лёша крутил головой по сторонам. Несколько указателей показывали стрелочками направления пути. Один указатель гласил "Церковь Рождества Богородицы", другой - "Церковь зачатия Анны на Дальних пещерах".
   "Пресвятую Богородицу я знаю - это мама Иисуса Христа. А вот Анну... Кто такая Анна, "зачатая на Дальних пещерах"? Могли бы просто написать: церковь "Святой Анны"... или... "НЕ Святой Анны". И зачем понадобилось странное уточнение про зачатие? Ну да, пещеры, пусть и представляющие собой классический некрополь - это укромный угол, где, выражаясь языком Незнайки, хоть и не "светло", но зато - "тепло, и мухи не кусают". В пещерах любят прятаться влюбленные, занимаясь там непотребными непотребностями, о которых и рассказать стыдно. Но только в этом месте имеется полная свобода творчества. Покойникам насрать на мирскую суету. Отсюда и романтика, увлекательная во всех позициях. Как поётся в одной песне:
  
   В телевизор смотрит Бог,
   Что за странный осьминог,
   Появился в Райском саде?
   Жопа спереди и сзади. ("Бог создал Адама", Виктор Чинов)
  
   А дети, зачатые в столь необычном месте, идут бонусом к экзотическому интерьеру. Так, что мы знаем про Анну? - Лёша напряг память, но из всех известных Анн внимание сконцентрировалось лишь на Анке-пулемётчице из романа Дмитрия Фурманова. - Фигня какая-то. И почему, в наше время, девочек перестали называть Аннами? Очень благозвучное имя".
   Действительно, во всех трёх школах (N9, N6, N93), его окружали девочки Ирины, Марины, Наташи, Светы, Надежды, Ольги, Люды и Любы. В параллельном классе 9-й школы училась Лада - очень редкое имя. Но ни одной девочки с царским именем Анна (см. - русская императрица Анна Иоанновна) Лёша вспомнить не мог. И объяснить причину этого явления он был не в силах.
  
   Обследование пещер заняло около часа. Что и говорить, подземная часть Киево-Печерской лавры оказалась изрыта тоннелями вдоль и поперёк, словно трухлявая шляпка перезревшего гриба. В стенных нишах и склепах, закрытых стеклом и подсвеченных изнутри тусклым красноватым светом, покоились кости, черепа, гробы - настоящий антураж для фильма ужасов. Не хватало лишь зловещей закадровой музыки, заставляющей зрителя трепетать в предвкушении чего-то неотвратимо-страшного. Естественно, никакого эстетического удовольствия эта экскурсия не принесла. Выйдя из-под земли, Лёша незаметно перекрестился и плюнул три раза через левое плечо.
   В финале поездки группа прогулялась по Крещатику - главной улице Киева, после чего, порядком подуставшие школьники пообедали в очередной столовой-забегаловке и отправились в обратный путь.
  
   Как быстро пролетают дни каникул!
   В памяти остались экскурсии, музеи, Черкасский драматический театр, Николай Гоголь, Тарас Шевченко, городок под названием Белая Церковь, где самым ярким впечатлением стало массовое посещение "белого домика неизвестного архитектора", а также радость от общения.
   И вот уже скорый поезд мчит домой, в сторону далёких и морозных Уральских гор, в те места, где вместо ореховых и грушевых деревьев растут ёлки, но зато живут прекрасные отзывчивые люди, имеющие другие духовные ценности, нежели украинские "хлопцы". Действительно, прав был Сергей Есенин.
  
   Лицом к лицу
   Лица не увидать.
   Большое видится на расстояньи... ("Письмо к женщине")
  
   Последние дни проживания в черкасской гостинице "Интурист" были омрачены отвратительным запахом. Вонь, характерная для гниющего мяса, появилась на третий день пребывания в номере. Поначалу её никто не хотел замечать, и лишь только Лёшин нос, большой и исключительно чуткий на запахи, уверенно диагностировал миазмы (от греч. miasma - загрязнение, скверна), витающие в воздухе. Данный аромат пробивался сквозь табачный дым и не желал улетучиваться даже после проветривания помещения.
   - Это тебе просто кажется, а когда кажется, нужно... - уверенным тоном заявил Игорь Власов. Остальные члены маленького коллектива дружно засмеялись.
   На день четвёртый запах почувствовали все. Недолгие поиски выявили источник зловония: им оказалась корзина для мусора в санузле.
   "Чего же это так воняет?" - задался вопросом Лёша.
   Взяв в руки палочку, он принялся аккуратно ворошить верхние слои фантиков, обрывков газет и объедков, пока не добрался до нижней четверти, состоящей из шкурок креветок, съеденных в первый день. В лицо ударила волна нестерпимого запаха, после чего пришлось эту протухшую гадость закопать обратно.
   Почему мусор никто не выносит, Лёша никак не мог взять в толк.
   "У нас ведь не просто гостиница, а зеркальный "Интурист" на центральной площади, так сказать, на самом видном месте города. Здесь просто обязан быть высший уровень сервиса. Но, несмотря на толпу горничных, дежурных по этажам и администраторов - прибраться в номере некому, как некому и вынести мусор. В этом плане, даже вокзальная гостиница в Пскове, приютившая школьников в прошлом году, была лучше. Похоже, что здесь, в Черкассах, у населения наблюдается массовый сдвиг по фазе".
   В голове прорезался голос Владимира Высоцкого.
  
   Во субботу, чуть не плача, вся Канатчикова дача
   К телевизору рвалась...
  
   "Вот и песня про дурдом подоспела, - Лёша улыбнулся. - Как говорится "на злобу дня".
  
   Мы про взрывы, про пожары, сочиняли ноту ТАСС,
   Но тут примчались санитары и зафиксировали нас.
  
   "Согласен. Жителей Украины давно пора "зафиксировать", чтобы глупостей не натворили. И вообще, куда смотрит правительство СССР? Хохлы, своей поголовной неадекватностью, могут запросто развалить Советский Союз".
   В день отъезда, дурно пахнущее ведро было выставлено в коридор, поближе к столу дежурной по этажу.
   "Вот тебе, тётя, дембельский сюрприз. Конечно же, это далеко не "Chanel No. 5", но... что имеем, то имеем. Пахнет сильно. Нюхай в своё удовольствие, как мы несколько дней нюхали. И, на этой пафосной ноте, позвольте озвучить Вам финально-фекальное "ciao baby".
  
   Пьеса под названием "Выполнение учебных домашних заданий"
   Сцена 1.
   Середина февраля 1981 года.
   Тишина в квартире не нарушается ничем. Улица молчит, молчат и соседи. Телефона в доме нет, домашних животных нет, телевизор выключен. На видном месте стоит письменный стол, заваленный учебниками, тетрадями и списками экзаменационных вопросов.
  
   Расположившийся на жёстком деревянном стуле Лёша прилагал невероятные усилия, пытаясь овладеть ситуацией и взять себя в руки. Получалось не очень.
   "Нужно сделать домашние задания и продолжить подготовку к выпускным экзаменам", - раз за разом повторял он про себя.
   Взгляд послушно скользил по бумагам, но дальше этого дело не шло. Не помогало даже выпитое перед занятием крепкое кофе. Сердце отчаянно билось в груди, но бардак в голове, не дающий сосредоточиться, продолжал свою вечную возню.
   "Так и быть, выучу сейчас историю и обществоведение, затем почитаю журнал "Наука и Жизнь", и, сразу после этого, приступлю к выполнению остального".
   Учебные дисциплины под названием "История" и "Обществоведение" имели высший приоритет. Ещё в январе, после приезда домой из Черкассов, учащиеся 10 "В" класса решили помочь Кате получить звание "Заслуженного Учителя". Теперь, сильным ученикам вменялось в обязанность контролировать успеваемость слабых. И, на этот раз - без профанации, характерной для первого полугодия. После всех поездок и приключений авторитет классной руководительницы вырос в глазах одноклассников до небывалых высот и был подкреплён искренней любовью в отношении этой мудрой и рассудительной женщины.
   Екатерина Николаевна, даже в моменты поступления жалоб на поведение отдельных учеников, вела себя очень корректно и никогда не перегибала палку. Что и говорить, воспитание через убеждение, основанное на взаимном доверии, действует гораздо эффективнее безапелляционной Кокуркинской (т.е. географички) команды "к ноге!". Ведь люди - не собаки.
   К тому же, классная руководительница была прекрасно осведомлена (только откуда, непонятно), о личной жизни своих подопечных. Порой казалось, что её доброжелательный взгляд просвечивает насквозь, а улыбка на лице говорит: "Знаю я... Знаю про тебя всё".
   В такие минуты Лёше бывало стыдно за собственные косяки.
  
   * После выпуска из школы 10 "В" класса (1981) Екатерина Николаевна призналась Лёшиной маме, давней подруге и коллеге:
   - Первый раз в жизни мне попались такие алкоголики. В прошлом бывало всякое, но чтобы в попойках принимал участие весь класс, практически поголовно... такого просто не может быть. Однако факт налицо.
  
   Действительно, уважаемая Екатерина Николаевна имеет право называть вещи своими именами. Ну да... "алкоголики". Почему же данное Слово было произнесено нарочливо шутливым тоном, а вовсе не осуждающим?
   Всё дело в том, что её ученики, за редким исключением, являлись честными и порядочными людьми. Ведь чистая Душа - это основа основ, начало начал. Всё остальное - лишь пена, шелуха, тлен. Без чистой Души жизнь превращается в пустышку... в канитель без конца и края... в разборки "кто, кому и сколько должен"... в неприглядный отстой, ежедневно извергающийся потоками рвотных масс.
   Да и какой толк в безупречной анкете-резюме и отсутствии вредных привычек, если ты идёшь по жизни "тихой и воспитанной тварью", исподволь делая гадости и, одновременно с этим, кичась показушной правильностью? По-видимому, за время педагогической карьеры, Екатерина Николаевна сталкивалась, и не раз, с подобными, идейно-морально-ничтожными личностями, для которых духовность является отстранённым понятием. Для таких людей главное - чтобы соблюдался "порядок", "дисциплина" и имелся "аусвайс" (от нем. "Ausweis"). В отсутствие же "аусвайса" - ты никто и звать никак. Второй сорт.
   Что и говорить: "воспитанные твари" живут среди нас, порой, имея невинную внешность херувимчиков. И они имеют свойство тыкать пальцем в сторону, как они считают, "неправильных" сограждан, типа они "такие-сякие", поэтому "геть их!!!" (славяно-русское междометие в значении выгонять). Уж чья бы корова мычала...
  
   Классная руководительница искренне любила учеников 10 "В" класса. Любила святой любовью Матери. Верила в их высокие моральные качества, испытывая тёплые чувства к этим, практически родным детям, которые должны оправдать надежды, преодолеть все преграды и стать достойными членами общества.
   Любовь - это Источник Жизни.
   Любовь, вложенная в души подростков, словно плоский камень, скачущий по воде - долго резонирует, передавая божественную энергию и божественную силу всё новым и новым людям. Явление наполнено глубоким сакральным смыслом, ибо только любовь способна преображать людей, давая нравственную опору и возвращая заблудших на Путь Истинный.
  
   Лёшины мысли вернулись к учёбе: "Что же несёт нам второе полугодие, завершающееся выпускными экзаменами? Правильно: оно несёт упорный труд и минимум позитива".
   Знающие люди успокаивали, сообщая, что время пролетит незаметно, насчёт чего Лёша сильно сомневался.
   "Врут, - думал он. - Время мимолётно и неосязаемо лишь в моменты отдыха: в отпуске, либо на природе. Казалось бы, только приехал, как уже пора уезжать. И, напротив, если пахать, не разгибая спины, словно Папа Карло, то каждый день будет казаться нескончаемой вечностью. Каторгой будет казаться. Действительно, семь экзаменов - это не шутка. И, если сдать их кое-как, то шансов продолжить учёбу в институте, по крайней мере, на интересующем тебя факультете, не будет. Везде конкурсы, бывает, что и по пять человек на место. Поэтому... блин... Лёша Карло... в натуре, ты будешь пахать, пока не разделаешься с этой проблемой".
  
   Учебник "Обществоведение" давал понятие о социологии, основанной на марксистко-ленинской философии, да ещё с элементами патриотического воспитания.
   "Какая чушь! - возопила Лёшина личность. - Однако придётся эту чушь выучить, ведь в июне она может попасться в экзаменационном билете. Ты же, чувак, не хочешь после школы загреметь в армию, а оттуда в Афганистан? Отражать там, как пишут в газетах, "агрессию внешних сил", исполняя виртуально-мифический "интернациональный долг", стреляя из автомата, либо станкового пулемёта по местным жителям, фаршируя их, словно рождественских гусей, свинцом, хм-м-м... вместо яблок.
   А в кого, спрашивается, там ещё стрелять, кроме неграмотных аборигенов из враждующих между собой среднеазиатских племён? В верблюдов? Ишаков? Там, в Афгане, вообще, происходят не поддающиеся логическому осмыслению события, заключающиеся в констатации следующего факта: "Мы отстреливаем афганцев, а афганцы отстреливают нас".
   Абстрагируясь от нюансов, именно так оно и есть.
   Очереди "маслин" улетают в сторону горных кишлаков. Спустя какое-то время, в обратном направлении, то есть уже в нашу сторону (т.е. советских солдат), летят хищные стаи таких же увесисто-свинцовых "маслин", вышибающих зубы, глаза и мозги, крошащих в хлам плечевые и тазобедренные суставы, наносящих непоправимый ущерб психике. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) - сродни психическому заболеванию.
  
   Однако всё честь по чести: ты мне "посылочку", а я тебе. Подача шарика, возврат шарика, прыг-скок... туда-сюда... не иначе, как турнир. После очередной схватки следует изменение счета в таблице результатов - будто не война идёт, а чемпионат по гребаному пинг-понгу.
   К сожалению, удовольствие далеко не бесплатное... Аттракцион невиданного идиотизма оплачивается человеческими жизнями, человеческими судьбами, слезами матерей.
   О, Пресвятая Богородица, что это за долг такой, чтобы воевать в чужих краях и непонятных горах, помогая одним афганцам одолеть других афганцев? Ведь все они, кровь от крови, плоть от плоти - мусульмане-сунниты (суннизм - преобладающее в Афганистане течение ислама).
   "Ave, Maria" ("Радуйся, Мария") - это молитва, согревающая сердца верующих в Иисуса - сына Божьего. К сожалению, в краях, населённых мусульманами, молитва лишена животворящего духа. Она уже не вдохновляет на защиту Отечества, подобно Тихвинской иконе Богоматери, 8 декабря 1941 года, облетевшей Москву на самолёте, с помощью божественной сущности предрешившей исход решающей битвы с десятками элитных дивизий вермахта. Светлый образ Пресвятой Богородицы живёт в сердцах и душах людей... но только не в Афганистане. Там свои Боги, свои пророки и свои понятия.
   И ещё, хотелось бы спросить, что мы будем делать, когда мусульмане суннитского толка, другими словами - афганцы, договорятся между собой, помирившись во время священного месяца Рамадан, словно скандальные родственники, решившие начать строить отношения заново? Похоже, что ответ есть, и звучит он весьма жёстко: мы, то есть русские солдаты, принимающие смерть на чужбине, однажды будем названы "презренными оккупантами", принёсшими множество бед на их родную "Афганщину".
   А вдруг меня самого убьют? И что потом, в оправдание, государство сообщит моей маме? Ну да... заранее известно, что сообщит. Как там, в песне поётся?
  
   А после отпишет контора
   Короткую справку домой:
   "Гордитесь родные солдатом, который
   Погиб на посту, как герой". (М. Шелег)
  
   Блестящая медалька прилагается к похоронке - таковы правила игры. Но, в настоящий момент, я ищу ответ на очень простой вопрос: кому же я так сильно задолжал, и в какой момент это произошло, чтобы класть на чашу весов самое дорогое, что имею - собственную жизнь? Мои деды навоевались с фашистами до сблёва... до кровавой отрыжки. Они:
   1. Отстояли Отчизну.
   2. Расплатились по счетам с немцами, японцами, венграми, румынами, итальянцами, латышскими легионерами и прочими ублюдками, типа хорватских усташей.
   Казалось бы, хватит уже.
   К тому же, война в чужой стране НЕ является синонимом защиты Родины. Однако уже второй год подряд работает очередная мясорубка, сопровождаемая резнёй, стрельбой, взрывами мин-растяжек и запусками "Стингеров". Война абсолютно бессмысленная и беспощадная. Какими словами выразить своё отношение к происходящему? Советский Союз влип не на шутку, закинув себе на плечи неподъёмный "интернациональный долг", убивающий и калечащий цвет нации - молодых ребят с чистой душой: невинных, верящих в идеалы дружбы, справедливости и в свои обязанности комсомольцев - будущих строителей коммунизма".
   "Не хочу в Афганистан, - донеслось эхом из глубины сознания. - Участвовать в военных авантюрах престарелого и неуклонно впадающего в маразм коммунистического руководства нет никакого желания".
   "Тогда, сучонок... - на последнем слове Лёшина личность споткнулась. Он наморщил лоб. Через пару секунд память выдала справку о том, что "сучонок" - это "маленький сукин сын", и что после "ч" следует писать букву "о". - Короче, сучонок, бери в руки учебник и уже займись обществоведением".
   По-видимому, испугавшись возможной командировки в Афганистан, посторонние мысли сбежали с места событий.
   "Вот так-то оно лучше, - удовлетворённо подумал Лёша, вгрызаясь в текст.
   Сосредоточение, запоминание, раскладывание понятий по полочкам.
   "Yes! Сделано".
  
   Наконец, дошла очередь и до чтения периодики.
   Журнал "Наука и Жизнь" содержал более ста страниц. Обстоятельно и подробно в нём рассказывалось о достижениях науки, имелись рубрики "архив", "дайджест" и прочие. В последнем его номере публиковалась статья про главного диверсанта СССР, принимавшего участие в трёх войнах: гражданская в Испании, Зимняя (советско-финская) и Великая Отечественная.
   Диверсанта звали Илья Григорьевич Старинов.
   Да уж... Журнальная статья волновала сознание, заставляя перечитывать текст вновь и вновь.
   Голубоглазый русский парень Илья имел недюжинный интеллект, позволяющий изобретать конструкции всё новых и новых взрывных устройств: уникальных, хитроумных и коварных. Сапёр-диверсант подсовывал их в самые непредсказуемые места, умудряясь не попадаться в руки врагов, выходя из окружения, убегая от облав и оставаясь в живых назло всем.
   Только в одной Испании, за 11 месяцев боёв, его группа уничтожила около сотни поездов, не меньшее количество машин и 2000 солдат. Однажды его талант помог захватить старинный монастырь, превращённый франкистами в неприступную крепость.
   В момент обдумывания плана Старинов вспомнил про Троянского коня. На следующий день у стен монастыря появился бесхозный мул, мирно щипавший траву. Осаждённые решили, что скотина им в хозяйстве пригодится, и, сделав вылазку, забрали его себе. Убедившись, что приманка работает, Илья, через день, выпустил ещё одного мула, якобы убежавшего от республиканцев. На сей раз животное было навьючено поклажей. Мятежники вновь поспешили прибрать добычу к рукам. Сгорая от любопытства, что за товары находятся в тюках, сбежалась половина гарнизона. А в тюках находилось 60 кг тротила, которые при попытке расстегнуть ремни успешно сдетонировали, превратив зрителей в кровавое месиво, перемешанное с пылью от рухнувших стен.
   Другая диверсия Старинова была совершена в оккупированном немцами Харькове. В самый последний момент перед взятием города, в него, со стороны Воронежа, прорвалась колонна грузовиков под началом Ильи Григорьевича. За несколько дней группа заложила 315 мин, самые мощные из которых были снабжены радиоуправляемыми взрывателями, нигде и никем в мире до сей поры не применявшимися. Особое внимание Старинов уделил шикарному особняку на улице Дзержинского, 17.
   "Это же надо обладать такой интуицией, чтобы наперёд предвидеть развитие событий, - поразился Лёша, продолжая читать. - Да он просто гений".
   Действительно, захватившие Харьков немцы первым делом начали разминировать город. Десятки мин были обезврежены, как и та, что была спрятана в куче угля, насыпанного в подвале особняка. Серьёзная мина, состоящая из 150 кг тротила, была успешно нейтрализована немецким сапёром, вместе с отсыревшими от подвальной сырости батарейками. Немцы были так рады своим успехам, что даже написали ряд приказов и отчётов, где хвалили своих доблестных сапёров, унижая при этом советских.
   В роскошный особняк немедленно заселился новоназначенный комендант Харькова генерал-лейтенант Георг фон Браун, командующий 68-й пехотной дивизией, плюс высшие штабные офицеры. Никто из них и не подозревал, что "нейтрализованная" мина была обманкой, и что настоящая, весом в полтонны, была закопана под той же кучей угля, но на два метра глубже. Инициирующий радиосигнал был послан глубокой ночью 14 ноября 1941 года. Мощные взрывы сотрясли город. Несколько критически-важных объектов инфраструктуры мгновенно пришли в негодность. На месте генеральского особняка появилась дымящаяся воронка, диаметром 40 метров, поглотившая личный состав штаба пехотной дивизии во главе с командиром, приплюсовав к ним залётного генерала из Берлина, имевшего неосторожность заглянуть к Георгу фон Брауну на чашку кофе. Впоследствии оказалось, что этот гость был родным братом конструктора ракет "Фау" и, узнав о его смерти, Гитлер пришёл в неописуемую ярость.
   - Почему у русских недочеловеков есть радиоуправляемые мины, а у нас нет? - в бешенстве орал фюрер на оперативном совещании.
   В итоге:
   - проводившего разминирование сапёра расстреляли;
   - начальника сапёров, капитана, разжаловали и отправили на фронт;
   - Илья Григорьевич Старинов был назван "личным врагом" Гитлера, за поимку которого немедленно назначили награду в 200 000 рейхсмарок, по покупательной способности эквивалентную 1 200 000 современных долларов США.
   "Я потрясён твоими подвигами, товарищ Старинов! - с великим почтением подумал Лёша. - Выражаю глубокое уважение, как взрывнику, изобретателю множества типов мин, полковнику спецслужбы, профессору и наставнику курсантов КГБ, за творческое отношение к делу. Твоя, Илья, профессия не является разрушительной, какой она может предстать в рассуждениях ничего не смыслящих в данном вопросе дилетантов. Напротив - она полностью созидательная, прогрессивная, авангардная - можно называть это как хочешь.
  
   * Справка: Орден Красного Знамени (орден "Красное знамя") - был учреждён для награждения за особую храбрость, самоотверженность и мужество, проявленные при защите социалистического Отечества. Орден Красного Знамени относится к высшему "созвездию" государственных наград.
  
   Илья Старинов был награждён пятью орденами Красного Знамени. Это свидетельство огромной пользы, принесённой Отечеству.
  
   Блин, где же в СССР обучают взрывному делу? У меня с малолетства руки чешутся чего-нибудь "такое" сконструировать, а затем взорвать. И я, со своим увлечением, ничем не отличаюсь от прочих людей, посвятивших жизнь любимому делу. Рудольф Нуреев увлекался танцами, Гарри Каспаров - шахматами. Саша Пушкин писал стихи, а Илья Репин - картины.
   Каждого человека природа одаривает индивидуальным набором способностей и задача общества - развить их и поставить себе на службу.
   Однако... От чего же мне ничуть не хочется афишировать своё хобби взрывателя? Да тут всё ясно: общество может неправильно понять. Весь парадокс состоит в том, что люди, ни черта не понимающие в психиатрии, покрутят пальцем у виска, и, напротив, врачи-психиатры, болезни по "профилю" здесь не найдут.
   В книге "Клиническая психиатрия" перечислены десятки патологических состояний, именуемых "маниями". Вот взять, к примеру, психическую болезнь поджигателей, т.н. "пироманию". Описание пиромании весьма лаконично: "Поджигаем, смотрим. Красиво? Достаём следующую купюру", - в клинической картине болезни присутствует неадекватность больного, сводящая ситуацию к абсурду. В то же время, людей, которые любят жечь костры, вокруг полным-полно, и у них с психикой полный порядок. Как и у меня. Однако про взрывчатку всё-таки лучше помалкивать, поскольку эта тема карается Уголовным кодексом, а менты - не психиатры, сразу запишут в террористы. И народный суд не спасёт. "А судьи кто?" - спрашивается. Да они из той же породы "непонимаек". Для них бумажка с "буквой закона" имеет приоритет над судьбой человека. Они, конечно, выслушают - так положено. Смысл русских слов поймут. Однако не приходится и сомневаться в том, что в итоге, отпишут путёвку в те края, куда "Макар телят не гонял".
  
   Может Ваше хобби
   То - вредная привычка.
   Вы, товарищ - конь в пальто
   ...
  
   "Надо же, как странно устроена моя голова. Не успеешь закончить мысль, как к ней цепляется музыкальное сопровождение".
   Лёша встал со стула и сходил на кухню в поисках чего-то сладкого. Засунув в рот горсть немытого изюма, он принялся тщательно пережёвывать сушёные ягоды, сплёвывая попадающиеся хвостики в кулак.
   "Раз уж пошла такая тема, не изготовить ли мне электродетонатор для рыбалки? Устроить подводный взрыв - сложная задача, особенно подо льдом, на 4-х метровой глубине".
   Свежие, всего недельной давности воспоминания, напоминали нескончаемую ленту картинок из комикса, посвящённого "Зимней рыбалке".
  
   Зимняя рыбалка
   7 февраля 1981 года. Суббота.
   Снег, вокруг один лишь снег, и так до самого горизонта. Поля, леса, дорожные знаки... - у находящихся в автомобиле людей складывалось впечатление, что кто-то заботливо накрыл природу пушистой горностаевой мантией, согласно правилам, прочерченной, то тут, то там, тёмными вертикальными полосками деревьев и столбов электропередач. Вид из окон завораживал своей чистотой и непорочностью.
   Служебный УАЗ с логотипом треста "ПермНефтеГеофизика" и надписью "Подвижная лаборатория", включив пониженную передачу, медленно пробирался по белой дороге, будто в замедленной съёмке, неторопливо приближаясь к конечной точке путешествия. Водитель автомобиля и рядом, на пассажирском сиденье, Гаяз Рамазанович Бухаров - отец Лёшиного одноклассника Ромы, находились впереди, а Рома и Лёша - сзади, по разные стороны от громоздкого ящика с непонятными надписями, лампочками и разъёмами. Едкий дым от папирос "Беломорканал" щипал глаза, раздражая своей никотиновой перенасыщенностью, не успевая выветриваться через приоткрытый треугольник бокового стекла, но Лёшины спутники, казалось, этого не замечали. "Значит так надо", - думал Лёша. Перед поездкой папа-Бухаров сообщил, что на рыбалку берут исключительно папиросы и, в ответ на вопрос: "Почему?", - лишь усмехнулся. Немного позже, со значительной задержкой, добавил: "Узнаешь, когда к вечеру отсыреешь по самые локти".
   Очередной ухаб... и очередной удар под рёбра, нанесённый углом квадратной железяки.
   - Скажи, Рома, кому он нужен, этот ящик? - обратился Лёша к соседу.
   - Это важный прибор, - с чувством достоинства ответил тот. - Останавливая машину, гаишники в первую очередь интересуются "Где здесь лаборатория?" и "Куда вас понесло?". Их понять можно, транспорт ведь государственный, и желающих проехаться на халяву, по личным делам - хоть отбавляй. А мы этим ящиком прикрываемся: дескать, вот, везём научный прибор для полевых исследований, чего ещё надо? Ну и, поскольку у ментов всего две извилины, одна из которых - это дисциплинарный Устав, а вторая - круговой след от фуражки, то расходимся миром. У них своя работа, а у нас своя. В геофизических приборах гаишники разбираются не лучше чукчей: раз имеется ящик с кнопочками, значит это и есть "лаборатория". Следует проверка путевого листа, после - команда "пропустить геологов", и можно катиться дальше, хоть на Камчатку.
   - Хорошее место работы у твоего папы.
   - А то. Я тоже геологом буду. В этой специальности имеется своя специфика: три летних месяца находишься в командировке, в полевых условиях, а остальные 9 месяцев валяешь дурака. Отчёты пишешь всякие, по отпускам ездишь. Снабжение прекрасное: дублёнки, обувь тёплая, х/б бельё, консервы. Для автомобилей запчасти приходят на склад: аккумуляторы, коробки передач. Бензина выделяют, хоть залейся. Ни в чем отказу нет. Даже спирт выписывают, на протирку этого ящика, хотя внутри него мыши уже всю проводку сгрызли. Ха-ха!
   - Тебя, двоечника, никуда не примут.
   Рома сделал вид оскорблённого достоинства.
   - Спорим, что примут? В Госуниверситет, на факультет геофизики? Это у тебя - вилами по воде, а у меня всё запланировано.
   - Поживём, увидим. Где там фляжка?
   Упакованная в чехол болотного цвета, армейская фляжка, объёмом 0,75 литра, была немедленно извлечена из тряпичной сумки с продуктами. Внушительный глоток разбавленного до 60 об. ("об." - объёмная доля спирта) придал 16-летнему подростку заряд бодрости и оптимизма.
   - Ух, какая зараза! - выдохнув после употребления, произнёс Лёша.
   - Зараза, как зараза, самая обыкновенная, - прокомментировал Рома. - Огненная вода. Ты, главное, погоди с курением. Огнедышащий дракон нам здесь не нужен: спалишь всё нафиг.
   С передних сидений донесся дружный смех. Чего уж говорить: никто из присутствующих взрослых людей не изображал святую наивность, типа: "вы бухаете, а мы ничего не видим и не слышим". Ромины родители, вообще, отличались потрясающей адекватностью, глядя на жизнь без розовых очков, выбросив их на помойку за полной ненадобностью, и принимая реальность в том виде, какая есть. Ведь главное в воспитательном процессе - это поддержание психологического контакта с сыном, ради сохранения которого можно закрыть глаза на определённые недостатки. Подросток, имеющий духовную связь с родителями, рано или поздно выправляет своё поведение, становясь ответственным членом общества.
   Ну, курит Рома... и что дальше? Курение не помешает ему родить сына, построить дом и посадить дерево. Ну, бывает, что и выпивает. Но, при этом, выпивает, не прячась за гаражами, выгибая там пальцы веером, в знак подражательства криминальным авторитетам, а в собственной квартире. По мнению Гаяза Рамазановича и Зои Александровны, благожелательный контакт с ребёнком должен был свести на нет проблемы переходного возраста, нивелируя хрестоматийный конфликт поколений, формируя тем самым надёжную основу для жизненного развития.
  
   * Возможно, кому-то будет интересно узнать, что же произошло с Ромой Бухаровым в будущем? Если точнее, то в течение 40 лет, минувших со дня окончания школы.
   Ну и, чего же произошло? Да, собственно, ничего особенного.
   9-ти балльного землетрясения по шкале Рихтера не случилось. Рома не попал под дурное влияние "улицы", не встал на учёт в отделе милиции, да и в картотеке у врачей-наркологов тоже не числился. В отношении родителей вел себя порядочно, не обманывая их, как это бывает со многими людьми, кои способны говорить одно, а делать другое.
   Имея надёжную опору в виде любящей семьи, Рома поступил в Госуниверситет и, спустя пять лет, стал дипломированным инженером-геофизиком. Затем, в качестве узкого специалиста по поиску нефти, ездил по командировкам в азиатские страны. Получил от государства "двушку" в центре Перми. На сегодняшний день проживает с супругой в столице.
   Ромина дочь трудится на должности ... Пермского края. Хм-м-м... очень серьёзная должность с широкими полномочиями. Уж если зацепит, то сразу начинай сушить сухари.
   У дочурки подрастает жизнерадостный Ромин внук. И всё в этой семье хорошо (тьфу-тьфу-тьфу). И можно констатировать, что Ромина жизнь сложилось не хуже, чем у всех его школьных друзей.
   Вот такая хронология, составленная из отдельных стоп-кадров.
  
   На эту рыбалку Лёша попал, можно сказать, случайно, в качестве подарка к предстоящему Дню Рождения, ожидаемому послезавтра (9 февраля). Рома, несмотря на неудовлетворительную успеваемость, помнил все праздничные даты, а также неплохо разбирался в экономике и политике, обладая острым умом и безупречной интуицией. Решив порадовать друга-одноклассника, он уговорил папу свозить Лёшу на зимнюю рыбалку.
   "Ну, что же, глоток спирта "за здравие" мне не помешает, - отдышавшись после употребления "огненной воды", подумал Лёша. - И пусть в моей жизни будет много крупных ништяков ("ништяк" - хорошая, приятная вещь)", - мысленно пожелал он сам себе.
   Тем временем показалась пойма реки Сылва.
   Рыбаки.
   Два десятка тёмных фигур, своей массивностью напоминающих медведей, сидели на фанерных ящиках, причём, весьма компактно, по-видимому, расположившись над рыбным местом. На обочине дороги стояла единственная машина - ГАЗ-66, в простонародье именуемая "шишигой".
   "Как же сюда пробралось столько народа? Похоже, что приехали с первой электричкой на станцию "Сылва", а оттуда, пешочком по льду. Вон, какая тропа протоптана".
   - Хватайте подергушки и не забудьте про ледобур. Выдвигаемся вперёд, - скомандовал папа-Бухаров.
   Он пребывал в самом приподнятом настроении, "накатив" алкоголь ещё до момента посадки в машину и, дополнительно, "приняв на грудь" уже во время пути.
  
   Валенки с надетыми поверх них галошами мешали идти. Проходя шаг-другой, Лёша спотыкался, увязая в снегу, но продолжал двигаться вслед за шустро-идущей командой единомышленников.
   К моменту прибытия на место Рома успел пробурить лунку рядом с кучей рыбаков и занимался сверлением второй из них. Гаяз Рамазанович с водителем УАЗика топтались рядом, зажав в рукавицах по дымящейся папиросе и раздавая бесплатные советы.
   - Не хочешь попробовать? - Рома кивнул на бур.
   - Нет.
   - Тогда снимай рюкзак и присаживайся. Сейчас закончу и покажу, как ловить рыбу.
   - А какая рыба здесь есть?
   Три человека с недоумением уставились на Лёшу, изучая его, словно повстречав в первый раз.
   - Окуни, конечно.
   - А куда делись лещи, сороги, чехони всякие?
   Вопрос вызвал дружный смех.
   - Спят они. Разбрелись по зимним квартирам. Да ещё, и страдают отсутствием аппетита. Зимой ловятся лишь окуни и ерши. Посмотри на рыбаков: вокруг каждой лунки разбросана куча ершей.
   - А где же окуни?
   - Окуней, сразу после снятия с крючка, в ящик заталкивают. Там, на боковой стенке, такая дырка есть, круглая, с подпружиненной заглушкой. Сунул туда окуня, он шлёпнулся в отсек, и крышка обратно захлопнулась. Некоторые рыбаки похожи на фокусников: снимают рыбу и перемещают в ящик практически незаметно. В метре от него сидишь и не замечаешь никаких лишних движений.
   - Это важно?
   - Конечно. Стоит окружающим увидеть в твоих руках крупный экземпляр, как они резво снимаются с места и начинают бурить лунки буквально вплотную к тебе. Река ведь общая и каждый имеет право обустроиться, где хочет. Мы с папой называем их словом "ворьё-вороньё", ведь налетают целой стаей.
   - Так они же всю рыбу распугают, пока лёд сверлят.
   - На этот факт, поверь, им глубоко плевать. Половина заядлых рыбаков, с годами, умственно деградирует, вторая же половина - пребывает в перманентно-сильной степени опьянения. Бывает, что засыпают прямо с удочкой в руках, после чего заваливаются набок, либо запутываются в леске, или ловят сами себя, на собственные крючки... чего только здесь не увидишь. Можно в цирк не ходить. Но, стоит этим ребятам сделать замечание - сразу начинают лезть в бутылку.
   - В какую бутылку?
   - Ну, в смысле, начинают вести себя по-хамски, грубить незнакомым людям, огрызаться. Не знаю, как дела обстоят в тёплое время года, ведь летом геологам не до рыбалки, но "зимняя" разновидность рыбаков, как на подбор, состоит из деклассированных элементов, то есть "люмпенов". Согласно учению Карла Маркса, определение "люмпен" не является ругательным, а лишь обозначает человека, перебивающегося случайными заработками или получающего социальные пособия в разных формах. Вот они и живут, не работая нигде. И свободного времени у них навалом. Ползают, туда-сюда-обратно, до тех пор, пока к ним не явится старуха с косой. Да и их внешний вид полностью соответствует определению: небритая щетина, немытые и нестриженые волосы, помятая физиономия, отстранённый взгляд. На зимней рыбалке практически не бывает творческой интеллигенции: ни учёных тебе, ни поэтов, ни архитекторов... - это сборище состоит из людей, которым больше нечем заняться, кроме, как коротать время в обществе себе подобных. Для них - день прошёл... ну и хрен с ним... в утиль его... в заднепроходное отверстие. Можно зачеркнуть дату в календаре и лечь спать до следующего утра. А завтра - по тому же сценарию. И послезавтра. Для "зимних" рыбаков - это некий образ жизни, основу которого составляет вовсе не рыба, а возможность свалить из дома. Ты, Алексей, знаком с таким понятием, как "бегство от проблем"? Это когда твои проблемы должен разруливать кто-то другой, например жена. Она оплачивает коммуналку, готовит еду, стирает бельё, моет полы, поливает цветы, гуляет с собакой. А в это время законный муж сидит над лункой, бесконечно передёргивая своё богатство - палку с леской, торчащую ниже пояса, попутно наслаждаясь солнечными ваннами. Почему бы и нет? Обрати внимание на их загорелые лица... будто из Сочи вернулись.
   - Очень интересная информация. Спасибо. И, всё-таки, что делают с ершами?
   - Ничего не делают. Кидают на лед. Ночью придёт лиса и съест. У лис такой нюх, что рыбу за километры чувствуют, как и запах мышей. Вполне вероятно, что сейчас лисички сидят в засаде, по берегам, с нетерпением дожидаясь пока мы отсюда свалим.
   - Показывай, как рыбачить.
   Рома полез в ящик и извлёк подергушку - пластиковую удочку со встроенной катушкой и перпендикулярной пружинкой на тонком конце.
   - Смотри и запоминай: пружинка называется "кивок", через него проходит леска. Леску разматываешь и нащупываешь мормышкой дно реки.
   - Какой, мр-р-р... "мышкой"?
   - Мормышка - это приманка, в виде перламутровой бусинки с крючком внизу. Видишь, у твоей мормышки ещё и бок подкрашен красным цветом. На красные оттенки окунь кидается с большой охотой.
   Рома размотал леску и опустил её в лунку.
   - Показываю, как рыбачить.
   Он взял удочку в руки и начал подёргивать ей по вертикали.
   - Ты должен следить, чтобы конец "кивка" оставался на одном уровне, то есть работай удочкой, оставляя леску в покое. Три раза дёрнул, остановился. Затем снова дёргаешь. Если рыба поймалась, то "кивок" уходит вниз. Ты аккуратно кладёшь удочку на снег и вытягиваешь леску руками.
   - Всё понял.
   Минут пятнадцать Лёша усиленно дёргал удочкой. Находившийся по соседству Рома краем глаза наблюдал за процессом, имея самое неодобрительное выражение лица. Наконец он вздохнул и подошёл к другу.
   - Смотри и учись.
   Дёрг-дёрг-дёрг. Прикрепленная к удочке правая сторона пружинки делала поступательные движения, левая же, к которой крепилась леска, оставалась неподвижной.
   - Бамс! - "кивок" выгнуло в сторону лунки.
   - Подсекаем! - скомандовал Рома и сделал резкий рывок вверх. - Теперь достаём, только аккуратно.
   Четыре метра лески кольцами легли на снег. Показалась добыча.
   - Тьфу! Сопливый попался, - заявил Рома, снимая с крючка тёмно-зелёного ерша и бросая его под ноги. - А я думал, что окунёк.
   - Почему "сопливый"?
   - Так ты возьми его в руки.
   Лёша послушно снял перчатку и ухватил ерша под жабры. Растопырив колючки, рыба внимательно посмотрела в глаза своему мучителю. Брык! Сделав неожиданное движение, ёрш вырвался из захвата и шлёпнулся недалеко от начинающих рыбаков. "Он похож на кусок мыла в бане, - подумалось про себя. - Такой же скользкий типчик, покрытый... Ну да, сопли - они и есть сопли". Лёша пододвинул ерша ногой к краю лунки. Маленькое колючее существо, увидев воду, ещё раз встрепенулось, плюхнувшись, в итоге, в родную стихию и исчезло в речной глубине.
   - Ну ты и мудак! - прокомментировал ситуацию друг. - Будь готов к тому, что он сейчас вторично клюнет на мормышку. Так и будешь всю рыбалку его ловить, а затем отпускать. Тебе что, заняться больше нечем?
   "Возможно, что Рома прав. Глупо получилось".
   Лёша оглянулся по сторонам. Половина рыбаков наблюдала за происходящим спектаклем.
   - Опускай леску обратно.
   Лёша бросился выполнять указание, однако, за несколько минут, лежащая на снегу леска успела обледенеть. Очистка и распутывание заняло немалое время.
   "Сиди и дёргай. Дёргай и сиди", - он попытался настроиться на ловлю рыбы.
   Извлечённая из пачки папироса Беломорканала мгновенно размокла в районе мундштука.
   "Прав был Ромин папа: сигареты на рыбалке мгновенно приходят в негодность вследствие сырых рук. Актуальны только папиросы".
   Пых-пых.
   Кольца дыма не желали получаться: лёгкий ветерок делал усилия напрасными. Да и пофиг на это дело. Совершенно неожиданно в голове заиграл мотивчик довоенной песни Исаака Дунаевского. Та-тата... тата-та-та... Типичное танго, состоящее из четырёх долей. После прослушивания, прицепом к нему, появились и слова.
  
   Дымок от папиросы
   Взвивается и тает,
   Дымок голубоватый,
   Призрачный, как радость
   В тени мечтаний.
  
   "Кто же там автор слов? Не могу вспомнить".
   Дёрг! Левая сторона "кивка" резко ушла вниз. От волнения Лёша вскочил и принялся извлекать леску из лунки.
   Ура! Зелено-полосатый окунь с ярко-красными плавниками извивался на крючке, пытаясь освободиться. "Хрен тебе! - подумал Лёша. - Свою добычу я не упущу".
   Хлоп! Окунь шмякнулся в снег. Снятие с крючка. Торжественная передача Роме Бухарову.
   "Грамм на 150 потянет, - оценил улов Лёша. - Горбатый, как и положено взрослому окуню. Ещё парочку таких же рыбок, и можно варить уху".
   Внезапно его внимание привлекла суета среди рыбаков. Добрая половина из них, стоя во весь рост, сматывала леску на катушки, готовясь к переходу на новое место.
   "И куда они все собрались?".
   Истина, явившаяся через пару минут, Лёшу не обрадовала. Рыбаки дружно подхватили ящики и начали бурить лунки в метре от него, образовав правильный круг.
   "Площадь круга равна "пи де квадрат разделить на четыре", - перед глазами возникла геометрическая формула S=? х d«/4. - Это же какими нужно быть кончеными "пиде" людьми, чтобы пытаться лишить улова 16-летнего школьника, впервые в жизни и по случаю наступающего 17-го Дня Рождения выехавшего на зимнюю рыбалку? Хорошее настроение моментально растаяло под натиском грубых мужиков, испоганивших хапужьей страстью всё очарование зимней природы и радость от поимки зачётного окуня.
   "Поверь, на этот факт им глубоко плевать, - циничное отношение к соседу-рыбаку, метко описанное одной фразой, и, всего лишь пару часов назад, всплыло из памяти. Мысли продолжились. - И на тебя, и на твои переживания - этим людям плевать ещё глубже. Здесь, каждая тварь живёт сама по себе. Самый настоящий серпентарий, заполненный гадюками. Хм-м-м... Внешняя оболочка напоминает человека, а душа пустая", - заключительная мысль имела вес свинцовой печати, оставляющей оттиск на последнем листе служебного расследования.
   Лёша попытался успокоиться, но как это сделать, когда у людей клюёт? То один, то другой рыбак начали вытаскивать окуней, сноровисто засовывая добычу в ящики и не оглядываясь по сторонам.
   "Тьфу, как это подло! - разум закипел от обиды. - Нельзя же так. У этих деградировавших люмпенов нет ни чести, ни совести, а от всей фантазии остались одни лишь хватательные рефлексы. И вот результат: сижу я, как дурак, и наблюдаю за выловом рыбы, посланной мне капризной судьбой. Однако природа любит равновесие. Они мне гадят... такая вот игра пошла, в одни ворота. Неправильно всё это. Чего же... чего??".
   В голове возник образ скромного по размеру взрывного устройства, упакованного в латунную гильзу от охотничьего патрона, опущенного на двужильном проводе до самого дна реки.
   "Подносишь к оголённым концам батарейку "Крона", - представил Лёша. - Следует резкий щелчок, похожий на пробой изоляции в высоковольтном блоке телевизора. Рыбы получают удар по ушам и в ужасе сматываются. Некоторые гасятся под корягами, а те, которые были ближе всех - впадают в прострацию и уплывают вниз по течению. Турнирный счёт выравнивается до ничьей - 1:1. Однажды, Александр Невский, перефразируя библейское высказывание Сына Божьего, изрёк: "Кто с мечом к нам придет - от меча и погибнет".
  
   * Из Библии: "Тогда говорит ему Иисус: возврати меч твой в его место; ибо все, взявшие меч, мечом погибнут" (Мф. 26:52).
  
   "А вдруг с кулаками полезут? Хм-м-м... Нужно просчитать варианты, - Лёша хмуро осмотрел соседей. - Мне, после взрыва, здесь будет определённо делать нечего. Но, сначала, я должен буду убрать снасти в рюкзак и повесить его на спину. Пока эти хмыри прикинут уйх к носу, оголённый хвост провода ускользнёт в лунку... да и "Крона" следом за ним. Какие могут быть предъявы после этого? Ведь не было ничего: вам, господа, просто спьяну померещилось. Я уйду с улыбкой, по-итальянски. Пожелания удачи и, на этом, arrivederci (ит. - увидимся). Воздушный поцелуй оставшимся неудачникам... и, обязательно... нужно демонстративно поссать в их сторону.
   А возможно, что придётся убегать. Что-что, а бегаю я не хуже сайгака. Этим неопрятным и небритым личностям, с мутными глазами, одетым в ватные штаны и телогрейки, в жизни меня не догнать. Да и, если что, то Рома заступится.
   Хотя, среди рыбаков может попасться и кто-нибудь из лёгкой весовой категории. Человек хорошо бегающий, но, к несчастью для него самого, меньшего, чем у меня веса. Что ж, у клиента будет возможность попробовать, чем пахнет апперкот. Не зря же я посещал секцию бокса. Основополагающие движения, многократно отработанные на тренировках в спортзале "Трудовые резервы", закрепились условными рефлексами в качестве ответной реакции на раздражители.
   Апперкот... - как же красиво звучит это слово, напоминая сочный французский "антрекот" - блюдо из ресторанов, представляющее из себя отборный кусок говядины, срезанный между рёбрами и хребтом. Напоминая до такой степени, что многие люди начинают путать понятия. Однако ощущения после употребления того и другого - абсолютно разные.
   Апперкот готовится следующим образом: сначала делается отвлекающий верхний удар "щупом" (левой вытянутой рукой), перекрывающий обзор противнику, заставляя его поднять руки для отражения атаки, и, тут же, движение навстречу, буквально на полшага вперёд, и завод локтя правой руки вниз. Резкий удар снизу, в основание подбородка, с вывертом локтя на себя, усиливающий контактное действие, гарантирует сотрясение мозга противника, и этот принцип был однажды проверен на личном опыте. Теория на то и теория, чтобы подкрепляться практикой. Апперкот вырубает агрессора с одного удара. Сотрясение мозга имеет место... при его наличии. Однако встречаются люди совсем без мозгов. Ну, а безмозглые, рискуют лишиться зубов. Либо кончика языка. Не зря же боксёры вкладывают в рот капу - прекрасное средство для сохранения костной структуры лицевого отдела черепа, купирующее возможный вред от неожиданных выпадов.
   Что же касается прочих любителей подлёдного лова, то узрев падение ниц самого шустрого из их числа, те сразу утихнут. Люди, относящиеся к роду "падальщиков" (падких на чужую добычу), то есть "зимние" рыбаки, не отличаются богатой фантазией, и их действия легко спрогнозировать. Это вам не "28 панфиловцев", с помощью двух "сорокапяток" и ручных гранат разгромивших танковую колонну гитлеровцев. В серпентарии идейно-мотивированные герои не водятся.
   Дело осталось за малым: изготовить то, чего никогда ещё не изготавливал - герметичное устройство с электрическим запалом. И, обязательно, бризантного типа. Пять напёрстков детонирующего вещества вполне хватит, чтобы нокаутировать местную популяцию чешуйчато-полосатых обитателей подводного мира. Впрочем, эту проблему я решу, так или иначе. И в этом нет ни капли сомнений".
  
   Продолжение пьесы "Выполнение домашних заданий"
   Сцена 2.
   Действующие лица прежние:
   1. Лёшина личность - субстанция самого серьёзного толка. Анализируя поступающую информацию, она классифицирует явления, расставляя понятия по своим каталожным местам.
   2. Лёшины мысли, самопроизвольно загружающиеся в оперативную память, похожие на крутящийся водоворот, работающий в экстренном режиме "24/7". Мысли состоят из невероятной смеси молодёжного фольклора, стихов Пушкина, классиков мировой литературы, анекдотов, рок-музыки, блатных песен, взрывных устройств, фотографии, электронных схем, медицинских терминов, фармацевтических препаратов, алкоголя, английского языка, апостольских Евангелий, еврейских заповедей, посланных Моисею на горе Хорив, исторических фактов и энциклопедических данных. Цветные картинки непонятного содержания, порой возникающие на переднем плане, дополняют этот бесконечный список.
   "А не заняться ли мне любимым творчеством?" - размышлял законный хозяин двух субъективных начал, рассеянным взглядом осматривая списки экзаменационных вопросов.
   Подсознание мгновенно выразило согласие:
   - Подготовка к экзаменам - не волк, в лес не убежит. До июня - ещё прорва времени.
   - Тебя никто не спрашивал, - откликнулась Лёшина личность. - Хотя... а почему бы и нет?
   Неожиданный консенсус сбалансировал внутренние противоречия.
  
   Движением руки Лёша раздвинул ворох бумаг на столе и достал спрятанный среди страниц учебника по физике маленький листочек, словно врачебный рецепт исписанный названиями веществ и дозировками.
   В неопределённости покачал головой. А что остаётся делать?
   "Придётся детонирующей взрывчатке подождать ещё пару дней, пока не доукомплектую ингредиенты. Две трети от нужного химического состава у меня есть. Ацетон и концентрированная серная кислота уже лежат в сугробе за домом. Чего не хватает, так это окислителя в виде перекиси водорода Н2О2 (37,5%). Впрочем, достать перекись - не является проблемой. Один звонок Балахнину и, на следующий день, Маргарита Александровна, мама Виталика, принесёт с работы флаконы с Н2О2, и в любом количестве. Ведь перекись водорода - это расходный материал для дезинфекции, а вовсе не сверхдефицитный "Promedoli". Да, и пачку "Sol. Promedoli 2%-1ml, N10", при первой возможности, пусть прихватит с собой.
   Не знаю, как она там умудряется списывать этот препарат, но факт остаётся фактом: лекарство появляется в руках Балахнина с завидной регулярностью. Хм-м-м... а может не у матери берёт? В реанимационном отделении психушки работает его дружок, доктор Саша. А мне Виталик сообщает, что мама приносит. Ох и жулики эти евреи.
   Да какая, в пень, разница?
   Тупоносые ампулы можно будет скинуть барыгам на балке, по 2,50 руб. за штуку, что двукратно ниже рыночной цены. Товар чрезвычайно востребованный, поэтому его отрывают с руками и с первого захода, - Лёша задумался. - А не поднять ли цену? Лишние деньги не помешают. Однако, чует задница, что этого делать не стоит".
  
   Предчувствия...
   Их невозможно описать словами, ибо они эфемерны, словно эхо... - эхо от далёких раскатов грома посреди тихого солнечного дня. Да и смысл предчувствий трудно понять. Фактом остаётся лишь то, что явление существует в реальности, падающим барометром беспокоя сознание и предупреждая о надвигающемся шторме.
   Впрочем, расслабляться не стоит в любом случае, ведь меры предосторожности должны соблюдаться неукоснительно.
   Во-первых: если сомневаешься в успехе не очень законного действия - то не рискуй. Малейшие сомнения являются достаточным основанием для ухода с опасной траектории и залегания на дно. Всех денег не заработаешь, всех удовольствий не испытаешь. Неоправданный риск - это прерогатива идиотов, получающих, в итоге, вместо обещанного шампанского - нары и баланду, а бывает, что и вечную прописку на тихой загородной территории, площадью в два квадратных метра.
   Во-вторых: "От добра добра не ищут". Очень мудрая пословица, означающая, что получив нечто даром, не следует ожидать или требовать большего.
   "Такие вот простые правила, и ничего лишнего", - подытожил Лёша.
  
   Он поёрзал на стуле, пытаясь переключиться на другую тему. Однако, несмотря на прилагаемые усилия, хоровод в голове продолжил своё движение, генерируя ряд последовательностей.
   "Интересно, являются ли мои личные правила универсальными? Ведь люди разные. В окружающем зверинце - всяких чертей по паре. И "чистых", и "нечистых". Современная психологическая типология охватывает гораздо больше категорий, чем было зверей на борту Ковчега, построенного дедушкой Ноем перед наступлением Всемирного Потопа".
   Лёша задумался, пытаясь выделить характерные черты "крайних" типажей, находящихся по разные стороны от сбалансированного центра.
   "Есть люди, сомневающиеся всегда и во всём - этакие мыши, с опаской поглядывающие на мир из глубины своей норы, даже не в силах высунуть нос. "А вдруг получишь щелчок по носу?" - их вечное опасение. "Мыши" - это даже не "зайцы", которые, хоть и боятся "волка и сову", но упорно продолжают "косить волшебную трын-траву на поляне". "Зайцев" можно понять, но логика "мышей" более всего напоминает психическое расстройство, выражающееся в когнитивном нарушении механизмов и процессов восприятия действительности.
   Есть и полная противоположность вышеописанным "мышам". Название этой разновидности звучит одновременно и пугающе, и смешно - "долбозавры". К ним относятся самоуверенные ребята, танковой колонной прущие на минные поля, игнорируя возможные риски и элементарную логику. Впрочем, чего с них взять? Мозги в спортзале не прокачаешь.
   "Дуракам закон не писан" - эта пословица характеризует внутреннюю сущность "долбозавров". Покуролесили, натворили всяких дел и ходят, как ни в чём не бывало, пальцы гнут... прямо, как в известной песне:
  
   Вскоре гости позабыли,
   Что они в чужой квартире;
   Под столом в углу лежал Иван.
   Все сожрали, все допили,
   Всю посуду перебили,
   А хозяйке дали по зубам. (К. Беляев, "На именинах у Лёвы")
  
   Ну что ж... пройти сквозь минные поля и остаться в строю удаётся не всем игрокам. По результатам квеста, некоторое количество участников отчаливает в места "не столь отдалённые", а отдельные экземпляры - прямиком на погост.
  
   * Погост -- это слово, имеющее значение "кладбище", произведено от глагола (по)гостити - "(по)бывать в гостях".
  
   Погостили на этом свете и хватит. Один хрен, никакой пользы от "долбозавров" нет, и не будет. Имя нарицательное звучит, как приговор".
  
   Лёша встряхнул головой.
   "Блин, мои мысли опять понеслись галопом в непонятную сторону - так быть не должно. Нужно сосредоточиться на теме по изготовлению взрывного устройства".
   Он, в очередной раз, перечитал технологический процесс изготовления детонатора.
   "Молодец Саня! Расписал всё подробно, включая меры предосторожности".
   Всё дело было в том, что старший товарищ из соседнего дома, радиолюбитель Саша Попов, ныне являющийся студентом университета, неожиданно подружился с какими-то химиками. Написание секретного рецепта по изготовлению ВВ (взрывчатого вещества) было заслугой новых Сашиных друзей, погрязших в опытах и чтении умных книг.
   - "ТЦАП" является отличным детонатором, - сообщил Саша. - Его можно применять как отдельно, так и в качестве инициатора подрыва аммонала. Консервная банка, начинённая аммоналом и тридцатью граммами этого вещества, будучи привязанной к стволу дерева 10-сантиметровой толщины, перешибает его пополам.
  
   "Ладно, - заключил Лёша. - Раз возникла заминка с изготовлением детонатора, то сделаю-ка я электрический запал. Всё равно, данная проблема находится на первом месте. Отныне не будет никаких спичечных головок для ручного поджигания, ввиду риска остаться без пальцев. Подрыв должен быть дистанционным, с помощью нажатия кнопки. Ну-ка, где у меня валялся неисправный паяльник?".
   Паяльник был немедленно найден и распотрошён. Тонкая, с человеческий волос, нихромовая проволока была извлечена из нагревательного элемента и перемотана на катушку из-под ниток. К палочке квадратного сечения, являвшейся ранее частью оконного штапика, он приделал медные провода, а между ними натянул короткую перемычку из нихрома.
   "Ну-ка, попробуем", - Лёша вытер руки от силикатного клея и сунул сборку в бумажный пакетик с измельчёнными спичечными головками.
   Блок питания, 9 вольт, включение тумблера. Пых! Из пакетика вырвался огонь.
   "Работает! Поздравляю".
   Внезапно его взгляд упал на часы. 16-30.
   "Сейчас явится мама, а вслед за ней и папа. Нужно всё прибрать и проветрить".
   Откуда-то из глубины души раздался комментарий: "И, в конце концов, сучонок, займись уроками".
   "Какое дурацкое слово - "сучонок", - подумалось напоследок. - Слышу уже в третий раз за последний час. Похоже, что подсознание нашло дразнилку".
  
   В гостях у Лены
   "Большая" пятнадцатиминутная перемена между пятым и шестым уроками.
   10 "В" класс расположился в кабинете математики, находящемся в правом крыле второго этажа. Преподаватель, Клавдия Дмитриевна Увина, отправилась обедать в столовую.
   "Прошёл всего месяц с окончания зимних каникул, а кажется, что целое полугодие. Ежедневная нагрузка в виде шести уроков, прицепом к которым следуют домашние задания, выматывает не на шутку. - Усевшийся на своё законное место, за второй партой в среднем ряду, Лёша грустно наблюдал за вознёй одноклассников. - Надо же, о гулянках никто не вспоминает, всем резко стало не до них: то времени нет, то настроения... Блин, день за днём идёт суета, и ничего кроме суеты".
   Его размышления прервал Бухаров, появившийся из коридора.
   - Ты что, Лёха, какой-то понурый? - Рома опёрся двумя руками о наклонную столешницу и вопросительно уставился ему прямо в глаза.
   - Да вот, ищу радость в жизни, но никак не могу найти. Сижу и вспоминаю Аркашу Северного.
   - Что именно?
   - Ну... есть у него песня под названием "Тоска", выражающая моё текущее настроение.
  
   Где холодные закуски,
   С коньяком, да под лимон?
   Выражаясь по-французски
   Мне совсем не "сес си бон".
  
   Давай, Роман Гаязович, развеем тоску... хлопнем "Агдама" после школы? У меня рубль с мелочью в кармане.
   - И у меня тоже имеется некоторая сумма. До стоимости флакона доплачу. А что такое "сес си бон"?
  
   * Фр. c'est si bon - "это так здорово!". Соответственно, фраза "мне совсем не "сес си бон" -синоним фразы "мне хреново".
  
   - Понятия не имею. У меня же мама англичанка, а не француженка. Ты давай, не отвлекайся от темы. Для культурного времяпровождения нам требуется нормальная квартира, мы же не ханыги, чтобы по подъездам отираться.
   - Если ты намекаешь на мою квартиру, то сегодня не получится, - грустно сообщил Бухаров. - Мама находится на больничном с температурой - ей совсем не до гостей.
   Он задумчиво пробежался взглядом по присутствующему личному составу. Внезапно его лицо просветлело.
   - Есть тут одна мыслишка... - он распрямился и направился прямиком к Лене Савостьян.
   - Ленка! Солнце моё! - громогласным голосом воскликнул Рома. - Кореш предлагает сходить после уроков к тебе в гости. Ты ведь являешься новенькой в нашем классе, и, помнится, кое-что обещала? Приглашение ещё в силе или как?
   Шум в кабинете разом стих. Взгляды сфокусировались на Роме с Леной.
   - Да я и не отказываюсь. Приходите, буду рада, - с самым непринуждённым видом ответила та.
   - Договорились. Тогда быстро собираем деньги на выпивку. Кто пойдёт в гости?
   Поднялся лес рук.
   - Кого отправим на закупку алкоголя?
   - Я могу сходить, - сообщил Сережа Григин. - Прямо сейчас и пойду, через час буду ждать у Ленкиного подъезда.
   - Блин... Страшно тебе доверять денежные знаки.
   - Для гарантии, я тоже схожу, - Андрей Пчелин гордо расправил плечи. - Один фиг, к уроку не готов, интегралы не выучил, домашку не сделал.
   - Договорились, - Рома повернулся лицом к классу. - Господа, прошу деньги на стол. У кого сколько есть. И чур не жадничать!
   Пока собирали, пока обсуждали, прозвенел звонок.
   - Этого ещё не хватало. Что делать будем? Стоит выйти из кабинета, как вы, нос к носу, столкнётесь с Клавдией Дмитриевной. Это не есть гуд.
   Пчелин перевёл взгляд на окно и посмотрел в сторону собственного дома, виднеющегося на противоположной стороне школьного двора.
   - А если?..
   Рома мгновенно просёк направление Андрюшиной мысли.
   - Давай! Гляньте кто-нибудь в коридор, на предмет Увиной.
   - Чисто.
   Распахнутые створки оконных рам запустили в помещение порцию холодного воздуха. Девочки поёжились, но ничего не сказали.
   Прыг-прыг!
   Две кегли, похожие на людей, вывалились из окна второго этажа и, спикировав вниз, зарылись в сугроб, выросший за зиму до полутораметровой высоты.
   "Ничего, сейчас отряхнутся, сходят в школьную раздевалку, а затем и в магазин", - едва подумал Лёша, как раздался крик часового.
   - Идёт! Все по местам!
  
   Появившаяся через считанные секунды учительница внимательно осмотрела личный состав. Затем её взгляд остановился на немного приоткрытой раме дальнего окна.
   - Я смотрю, вас распарило? На улице февраль, отсюда вопрос: у кого с головой не в порядке? Быстро встали и закрыли!
   Ближайшие ученики вскочили с мест и дружно поднажали. Рама встала на место.
   - Та-а-ак... А где Пчелин? Я же его видела на перемене.
   Народ пожал плечами, типа "не знаем".
   - Сегодня как раз хотела проверить его знания. Даже подумала об этом. Ну что ж... предупредите Андрея о том, что на следующем занятии его выход будет под номером один, пусть морально готовится.
  
   * Как оказалось впоследствии, Увина, хоть и не подала вида, но быстро сообразила, что к чему. асовой" в коридоре, незакрытое окно, отсутствие Пчелина и Григина... Несмотря на преклонный возраст, математичка обладала живым умом и сообразительностью. На то она и математичка.
   - Представляешь, Галина, - сообщила она Лёшиной маме после уроков, (мама преподавала английский в соседнем кабинете), многое я в жизни видела. Однажды прогульщик, увидев меня издалека, успел спрятаться в туалете для девочек, находящемся в нашей рекреации. Но чтобы выпрыгивали из окон второго этажа, с пятиметровой высоты - такого цирка в нашей школе ещё не было.
  
   Жильё Лены Савостьян находилось в пятиэтажке по ул. Газеты Звезда 75. Её дом был известен всему району по расположенному на первом этаже вино-водочному магазину, единственному в радиусе четырёх кварталов. В соседнем доме жил Рома Бухаров, ещё через дом - Андрей Соколов.
   Одноклассники, в количестве 18 человек, как и планировалось, встретили на углу дома светящихся радостью Пчелина и Григина. Рядом, на снегу, стояли два пузатых портфеля, набитых учебниками и бутылками креплёного вина. Прогульщики урока по математике увеличили группу, ввалившуюся во второй подъезд, до числа "двадцать".
  
   Принадлежащая Лене и её маме однокомнатная квартира с 6-метровой кухней и совмещённым санузлом Лёшу не впечатлила.
   "Это же надо, сколько детей воспитывается в неполных семьях, - мысли сами собой перескочили на тему разводов. - И Лена из их числа. Интересно, куда же делся папа-Савостьян? Не видать его даже в бинокль, наверное, в Ереван упорхнул, серебристой чайкой, а семью здесь оставил.
   "На горе Арарат растёт крупный виноград", - скороговоркой выдало подсознание.
   "А причем тут Арарат?" - возмутилась Лёшина личность. Эта гора принадлежит Турции и является её самой высокой точкой, 5165 метров над уровнем моря".
   "Да так, обычный комментарий по интересующей теме, - ответила вторая половина сознания. - Вообще-то гора Арарат - это исконно армянская территория".
   "Хватит меня сбивать с мысли. По-хорошему прошу - заткнись", - скомандовал Лёша, и диалог прекратился.
   Тем временем, из памяти начали всплывать образы друзей: Саши Гусарова, Владика Шинкевича, Димы Васильева, Саши Каменских, Серёжи Григина, Виталия Балахнина.
   "Да и Андрей Пчелин - из их числа, - он перевел взгляд на кудрявого одноклассника. - У него мама - просто красавица. С подчёркнутой талией, густыми волосами и правильными чертами лица. А папы нет".
   Размышления плавно перетекли в личную плоскость.
   "Хм-м-м... - подумал Лёша. - На чужом опыте нужно учиться, чтобы не повторять чужих ошибок. У меня, когда-нибудь, тоже будет семья, и подходить к этому делу нужно чрезвычайно ответственно. Возможно, что я буду присматриваться долго, всесторонне оценивая внешние данные и характер избранницы. Процесс может затянуться, поскольку подходящих под мои критерии девушек не так и много. Я же не всеядный ловелас Миша Хобот, с ходу бросающийся на всё, "что шевелится". Да и на его друга, Марата Галямова, ничуть не похож. Эти господа будут жениться, разводиться, сходиться обратно... завлекая в сей порочный водоворот новых женщин, обещая им райские кущи и золотые горы, делая новых детей... бросая их ради очередной возлюбленной... скрываясь от алиментов... и так до бесконечности. Тьфу!
   Я отношусь к другой породе.
   Лебеди создают семейную пару один раз в жизни.
   Зато, когда выбор будет сделан, я никогда не произнесу фразу-приговор: "Дорогая, сожалею, но наши пути разошлись", либо "Я нашёл новую любовь, так что прости-прощай". При создании семьи ошибки недопустимы, поскольку фатальным образом ломают судьбы вполне конкретных людей, нанося ущерб психике детей, да и разведённых мам тоже. Уход из семьи и нарушение взятых на себя обязательств - это предательство, ничем не лучше предательства Иуды. Накапливающийся груз грехов ухудшает карму, ухудшает здоровье, лишает удачи в настоящем и будущем. Да и не по-человечески всё это".
   Мысли мелькали бесконечной чередой, а глаза, в это время, искали место, куда бы присесть. Но увы, диван и стулья оказались плотно заняты. Лёша прислонился к подоконнику и, уперев в него ладони, стал наблюдать.
   Тем временем хозяйка сварила кофе в чайнике (на всю толпу) и включила магнитофон. Голос Михаила Боярского затянул популярную песню "Городские цветы", а после неё, следующую - "Всё пройдет".
  
   ...лишь о том, что все пройдет
   вспоминать не надо.
  
   "Какой же у Боярского голос гнусавый, будто нос заложен... - возникло в голове. - А сама по себе, песня хорошая".
   Крепкий кофе, разлитый по фарфоровым кружкам и гранёным стаканам, переходил из рук в руки, поднимая тонус присутствующих и насыщая воздух в квартире своим изысканным ароматом.
   Однако с танцами не клеилось. Откупорив вино, выпив по небольшой порции, народ изволил слушать живой концерт.
   - Андрюха, - обратился Бухаров к Соколову. - Неси сюда гитару!
   - Сейчас будет, - гитарист оделся и выпорхнул в дверь.
   За десять минут отсутствия Соколова, успели выпить ещё. Лица одноклассников раскраснелись, позы расслабились. Половина присутствующих ушли курить на кухню, создав там непроглядный туман, предательски просачивающийся в большую комнату по мере открытия двери и выхода очередного курильщика из помещения.
   А вот и возвращение музыканта. Поданный гитаристу стакан вина, тот осушил тремя большими глотками.
   - Быстро освободите стул, - заволновались девочки. - Пусть Андрей присядет.
   Посадка, настройка гитары. Трень-брень, - пальцы Соколова прошлись по струнам.
   - Исполняется песня Аркадия Северного "Была весна" из альбома "Финалы", г. Ленинград", - торжественно произнёс исполнитель. - Катаев, где ты там?
   - Здесь, - раздался голос из заднего ряда.
   - Будешь чирикать в припевах. Понял?
   - Как скажешь.
   Медленно-флегматичное начало песни:
  
   Была весна, весна красна,
   Я как-то вышел раз за город прогуляться.
   Смотрю, она, стоит одна,
   И грустно комкает платочек свой с досады.
  
   Неожиданный взрыв энергии и динамично-кричащий припев продолжили тему:
  
   А соловей, - тут Миша Катаев громко добавил своим дикторским голосом: "Чик-чик-чирик".
   Среди ветвей, - Катаев вновь озвучил: "Чирик-чик-чик".
   Подлец я буду, чёрной песней заливался.
   Всех чаровал,
   Какой нахал...
   Как будто сам он с этой дамой повстречался.
  
   Народ заулыбался. Песня продолжилась. Второй куплет лишь добавил интереса. За ним и третий.
   Увы, конец песни обломал ожидания:
  
   И в тот же миг я поднял крик,
   Он по голове меня дубинкою погладил.
   Костюм содрал, сам оторвал,
   И, в чём мамаша родила, меня оставил.
  
   После, вновь раздался жизнерадостный припев, вместе с чириканьем Катаева:
  
   А соловей... Чик-чик-чирик,
   Среди ветвей... Чирик-чик-чик,
   Подлец я буду, чёрной песней заливался...
  
   Смех. Аплодисменты.
   - Ты чирикаешь, как настоящая куропатка, - похвалил Нечаев. - Отличное сопровождение.
   - Стараемся...
   Миша Катаев не просёк двусмысленности, заложенной в Нечаевскую похвалу ("куропатка", в данном контексте, звучало до неприличия вызывающе), и, вместо достойного ответа "От куропатки и слышу", окинул гордым взглядом притихших слушателей. Впрочем, зрители тоже ничего не поняли, на то они и зрители. Нечаев ухмыльнулся краем рта и отвёл взгляд. Миша же, протянул пустой стакан в сторону стоящей на столе бутылки. Таня Кондакова плеснула туда порцию тёмно-жёлтого "Агдама". Р-р-раз! Вино ушло в нужном направлении.
   Народ заволновался.
   - И мне.
   - Мне тоже.
   Куча рук потянулась к алкоголю, а тем временем, изрядно "подогретый" Соколов взял новые аккорды:
  
   Я с детства был испорченный ребёнок,
   На маму и на папу не похож.
   Я женщин обожал ещё с пелёнок - ша!
   Жора, подержи мой макинтош!
  
   Внимание общества переместилось на Костю Журавлёва, имеющего прозвище "Жора". Радостные ухмылки... какое совпадение! Костик смущённо отвёл взгляд. Тем временем песня продолжалась, медленно приближаясь к финалу:
  
   Ударом сбит и хрюкаю я в луже,
   На папу и на маму не похож.
   А Жоре подтянули галстук туже - ша!
   И шопнули* вдобавок макинтош.
  
   * Шопнуть - значит украсть.
  
   Концерт продолжался ещё некоторое время. Однако у вина есть свойство заканчиваться. Удовлетворённые одноклассники стали понемногу расходиться по домам.
   "Блин, как же неохота уходить, такой отличный день! Хочу ещё впечатлений", - Лёша усиленно искал способ продолжения банкета. Его взгляд остановился на Вове Мезенцеве.
   - Вова, ты говорил, что у тебя папа военный?
   - Ну да, майором служит.
   - У тебя чего, дома спирта нет?
   Мезенцев пристально посмотрел на Лёшу своими светло-голубыми глазами, не зная, что ответить. Наконец выдавил:
   - Есть спирт.
   - Угости, если не жалко.
   Конец фразы "если не жалко" поставил бедного Вову перед выбором чести.
   - Ну, если ты один, то тихо сваливаем отсюда, - ответил он.
   Мезенцев жил в этом же доме, что и Лена Савостьян, правда в другом крыле, и его окна выходили на ул. Полины Осипенко.
  
   Двухкомнатная квартира одноклассника оказалась, хоть и просторнее, чем у Лены, но не в пример беднее полковничьих апартаментов Саши Двойникова. Кухня, с буфетом и хлебницей на столе, малоразмерный холодильник "Саратов", двухкомфорочная плита. Черно-белый телевизор на ножках, в большой комнате, письменный стол в маленькой, несколько кроватей... вот и вся обстановка.
   "Ни проигрывателя дисков, ни магнитофона, ни стеллажей с книгами... Как же они здесь живут? Не жильё, а кирпичный ящик, с подогревом в зимнее время. С тоски можно умереть. Выпивка могла бы исправить негатив, но, похоже, в этой семье не употребляют алкоголь. И даже не курят. День за днём, год за годом, проходят по армейскому распорядку: подъём, зарядка, утренний осмотр, развод по работам. В субботу - поздний подъём, завтрак, а далее - ПХД (парко-хозяйственный день), то есть уборка помещений и мелкий ремонт. По воскресеньям - вынужденные спортивные мероприятия, ибо в этих четырёх стенах, словно в казарме, заняться решительно нечем. И никаких импровизаций на интимную тему, поскольку сын уже взрослый, и неудобно как-то, в его присутствии, устраивать маски-шоу с браслетами и женскими стонами.
   "Там гробовая тишина, там безрассветный мрак..." - выхватила память отрывок из творчества Н.А. Некрасова ("Русские женщины").
   Да причём тут Некрасов? Блин, опять мои мысли поскакали галопом по Европам, в непонятную сторону. Ещё немного, и забуду, с какой целью сюда пришёл, - зло подумал Лёша. - Пусть живут, как хотят. Не моё собачье дело".
   - Наливай, - потребовал он.
   Вова, дрожащими руками, раздвинул дверцы буфета. Увы... все алкогольные запасы папы-майора находились в двух бутылках по 0,5 л.
   "Тьфу... спирта - курам на смех. Даже в монастыре, у монахов, запасы больше. А тут... лишь на подогрев банок для лечения бронхита и хватит", - отметил про себя Лёша. - Видал я в жизни запасы, так запасы. Вон, у Двойникова, нижняя часть шкафа заставлена под завязку трёхлитровыми банками. Да и у доктора Саши, в реанимации областной психбольницы, полный холодильник спирта. А тут... чего же здесь пить?".
   - Отливай стакан, и разбавь бутылку водой до прежнего уровня.
   - Отец узнает - голову оторвёт, - в глазах Вовы Мезенцева застыл испуг.
   - Не узнает. Я принесу тебе спирта.
   Лёша искренне подумал, что вернёт долг, уговорив Сашу Двойникова на хищение из бездонных запасов папы-полковника.
   Разбавление спирта водой из чайника вызвало нешуточный нагрев смеси. "Ну, что же, будем употреблять горячий алкогольный напиток. Жители СССР глинтвейнами не избалованы, поэтому пьём, что имеем. Эх, была не была, - подумал он, опрокидывая стопку. - Как хорошо пошло!".
   Вова последовал примеру, отпив половину порции. Замахал рукой, типа "мне хватит".
   - Чего у тебя есть интересного? - поинтересовался Лёша.
   - Бинокль есть, с просветлённой оптикой.
   - Неси сюда. А что означает термин "просветлённая оптика"?
   - Ну, типа видно всё, что творится в тёмных помещениях.
   Действительно, наружные линзы у армейского бинокля переливались фиолетово-красноватым оттенком. Леша некоторое время изучал необычные стёкла, затем поднес окуляры к глазам и принялся разглядывать окна квартир в пятиэтажке напротив. Однако, после долгих попыток разглядеть внутреннее убранство комнат, он недовольно вернул прибор хозяину.
   - Нихрена там, внутри, без освещения не видно. Ни тебе голых женщин, ни усатых мужчин. Я то, думал, что зрелище будет похоже на увеличенную картинку прибора ночного видения.
   Вова неопределённо пожал плечами.
   Допив остатки похищенного у папы-майора спирта, друзья расстались.
  
   Посещение вытрезвителя
   Лёша, широко размахивая портфелем, двигался вниз по улице Карла Маркса (ул. Сибирской).
   "Сейчас загляну в ЦГ (центральный гастроном), куплю 100 грамм сосательных конфет "Барбарис", сяду на 12-й трамвай, и домой. Просплюсь, с 17-00 до 18-30, и предстану перед родителями огурчиком".
   Приподнятое настроение переливалось всеми цветами радуги. В какой-то момент его потянуло на творческие импровизации. "А не спеть ли мне песню? По-моему, прекрасная мысль".
   Ямщик, не гони лошадей, - вырвался крик души.
   Мне некуда больше спешить.
   Мне некого больше любить.
   Ямщик, не гони лошадей.
  
   Лёша помолчал, собираясь с мыслями. "Чего же там было дальше? Ага, вспомнил, - память услужливо развернула перед глазами пьяного школьника картинку с нужным текстом. - Мне остаётся сущая мелочь: читать с бумажки, ну и, подпевать в такт звучащей в голове музыке".
  
   Всё было лишь ложь да обман,
   Прощай и мечты и покой,
   А боль не закрывшихся ран,
   Останется только со мно-о-ой!
  
   Уже и мороз - не мороз. Сдвинутая набекрень кроличья шапка-ушанка, застёгнутое на одну пуговицу пальто... Лёша шёл и пел. Встречные прохожие старательно отворачивались, делая вид, что ничего не происходит. Данный факт лишь прибавлял оптимизма.
   "Кому нравится - могут слушать, а кому нет - пусть кочумают. Пускай катятся... э-э-э... к "Бениной" матери. Хм-м-м... - размышления встали, как вкопанные. - К какой матери? Где же я слышал ЭТО?".
   Сознание, немедля, начало копаться в залежах воспоминаний: "Точно! Выражение "к Бениной матери" - это же из сборника одесских песен".
  
   ... но из Бениной квартиры
   Показался ствол мортиры:
   "Бени нет, катитесь к его матери!".
  
   Однако переключения внимания на новую тему не произошло. Предыдущая, "ямщиково-лошадиная" песня, насмерть застряла на переднем плане.
   Затянув "Ямщика" по второму разу, Лёша нос к носу столкнулся с нарядом милиции, находящимся на перекрёстке улиц Карла Маркса (Сибирская) и Большевистская (Екатерининская), прямо у высокого крыльца "Подкамника" (пивной бар "Кама"). Радостные улыбки служителей порядка встретили подвыпившего школьника, идущего прямиком в их распахнутые объятия.
   "Видимо устали ребята просто так торчать на посту, жопу морозить, вот и радуются, словно рыбаки - любой мелкой рыбёшке, - тенью мелькнула в голове. - Не поеду в вытрезвитель... только не это!" - последнее понятие олицетворяло ужас времён социализма.
   - Сержант Трефилов, - козырнул самый рослый из них. - Прошу предъявить документы.
   "Паспорта нету, гони монету..." - вспомнилась рифма из "Цыплёнка жаренного".
   - Нету документов, товарищ сержант. Дома они. А вдруг потеряю? - заплетающимся языком вымолвил Лёша.
   Улыбка ментяры стала в два раза шире.
   - Тогда, прошу в машину. Вы, вижу, ещё и находитесь в сильной степени опьянения.
   "Блин, какой культурный попался. Учителя ко мне обращаются на "ты", а этот сразу на "Вы". Сама благожелательность, весь такой уважительный дядя. Однако не подлежит сомнению и то, что упакует в момент, даже пикнуть не успеешь. Улыбочка-то у него - бесовская. М-м-м-да... по всем признакам, да и, судя по безмерной милицейской радости, влип я в неприятности".
   Стоящий через дорогу от "Подкамника" жёлтый УАЗик с синей полосой, услужливо распахнул задние дверцы, где была организована клетка на двух пассажиров: один справа, другой слева - боком к ходу движения. "Хлоп!" - произошло закрытие тесного стального помещения. Прощальным приветом с воли проскрежетал звук поворачиваемого ключа, запирающего путь к свободе.
   "Мы едем, едем, едем в далёкие края, хорошие соседи, счастливые друзья", - звучание детской песенки, возникшей в голове, имело весьма неприятный оттенок, подкатывающий комом к горлу.
   Впрочем, поездка была недолгой. Сделав петлю, состоящую из нескольких кварталов, "мусоровоз" остановился. И вот уже по правому борту появились очертания того самого заведения, которого так опасался Лёша.
   Вытрезвитель Ленинского района, в простонародье именующийся словом "мойка", представлял собой отдельное здание по соседству с Районным ОВД (ул. Большевистская, 44).
   Кирпичные стены, крыльцо без вывески, решётки на окнах.
   Поддатого кандидата на вытрезвление вынули из задней части машины ППС и, под руки, завели в Приёмный покой, более всего напоминающий тюремный "клоповник", вкруговую окрашенный синей масляной краской. Школьный портфель нёс, в свободной руке, улыбчивый сержант Трефилов.
   - Здравствуйте! - перешагнув порог, с чувством выпалил Лёша.
   Три пары глаз подозрительно уставились на нового клиента.
   "Похоже на то, что я брякнул что-то, неуместное в этих стенах, - подумал он. - Интересно, прочие алкаши, здороваются с местными сотрудниками или нет? Впрочем, какое мне дело до остальных? Я отвечаю только за себя. Культурные люди обязаны быть вежливыми в любой ситуации и в любых передрягах, не позволяя себе лишних слов, ругательств и оскорблений".
   За высоким рабочим столом расположился дежурный мент, а, напротив, на обшарпанных табуретах, сидели понятые*, в количестве двух человек, из числа бывших узников "мойки".
  
   * Не имеющих денег на оплату вытрезвителя, либо безработных граждан, сотрудники учреждения обязывали отрабатывать "положняк" в качестве понятых. Стоимость "посещения-вытрезвления", включая ночёвку на железной кровати в холодном помещении, составляла нереально-огромные 25 рублей, что являлось аналогом трёхдневного принудительного 12-часового дежурства.
  
   Фельдшер, в белом халате, вызванный кнопкой звонка, вышел почти сразу, присоединившись к команде приёмщиков.
   Тотальный шмон в присутствии понятых - это прелюдия ко всему остальному. А вдруг обнаружится переносимый на теле "криминал"? Что и говорить: подобное случается, причём довольно часто.
   - Снять свитер, снять майку, снять брюки, снять носки! - руководящие указания звучали согласно установленной процедуре.
   Вот таким образом, словно на стриптизе, Лёша разделся практически "в ноль". Однако на улице зима - это охлаждающий фактор. В просторном помещении, площадью не менее 20 м.кв., гуляли сквозняки, а деревянные доски пола казались просто ледяными. Голое тело начал пробирать холод. Но был и положительный момент: голова начала стремительно проясняться.
   Естественно, ничего запрещённого не обнаружилось. Ни тебе американской валюты, ни пистолета Макарова, ни планов секретного завода... увы. Лишь школьные тетрадки, дневник с положительными оценками, да учебники.
   Опись наличных денег: "18 копеек", - записал дежурный в протокол досмотра.
   "18 копеек - это стоимость 100 грамм "Барбариса", - облизнулся Лёша.
   Наряд, доставивший пьяного школьника и, в настоящее время, дымящий сигаретами у двери с надписью "Выход", доселе с интересом наблюдавший за ходом шмона, приуныл, продолжая переминаться с ноги на ногу.
   "Чего им здесь надо? Да хрен его знает. Возможно, ждут подписания Акта сдачи-приёмки, чтобы отчитаться начальству о проделанной работе".
   Тему продолжил допрос:
   - ФИО и домашний адрес.
   Пришлось сообщить личные данные.
   "Блин, знал бы заранее, - промелькнула разумная мысль, - озаботился бы "левыми" адресами и фамилиями. Вокруг множество шапочных знакомых, которых совсем не жалко вписать в этот протокол. Среди них имеются весьма неприятные личности, подходящие мне по возрасту. К примеру, Шуля (Вова Шульженко), из школы N 6 - конченый придурок. Или его приятель-алкоголик, состоящий из сплошных понтов - Дима Рязов. Ещё есть и Кассяра (Костя Бутиков), шалопай и шантажист. Есть и прочие. По любому из них можно легко собрать пакет данных для милицейской проверки. Пусть сами разбираются, в какой момент умудрились залететь в вытрезвитель".
   - Дата рождения.
   - 09.02.1964.
   Мент задумался. Затем набрал номер адресного бюро МВД. Сверка данных.
   - Да, записал, благодарю.
   Обращение к конвою.
   - Несовершеннолетних не принимаем. Сопроводите его в дежурку, пусть составят протокол для Инспекции по делам несовершеннолетних, а затем вызывают родителей.
   "Облом Петрович вам, - Лёша послал мысленный привет конвоирам. - А если по-русски, то получите фигу - есть такое растение в райском саду, - он мысленно поздравил ментов с неудачей. - Даже и не знал, что в вытрезвитель не принимают граждан до 18 лет. Впрочем... - это является отличной новостью. Попробую-ка я вырваться на свободу из дежурной части РОВД. Как говорится: "попитка - не питка".
   Лёшин способ мышления, несмотря на все особенности, всегда основывался на твёрдой логике - логике независимого анализа.
   "Мне совершенно неинтересны чьи-то комментарии и субъективные мнения окружающих. Я сам с усам - я сам умею, знаю, могу. Мой мозг обрабатывает поступающую информацию и делает выводы. По мере поступления дополнительной информации, выводы могут корректироваться", - в рамках данного алгоритма, час за часом, день за днём, формировалось сознание взрослого человека.
   И вот, в такой неординарной, под завязку заполненной сведениями из медицины, физиологии и фармакологии голове, созрел коварный план.
   "Не зря же я изучал на досуге "Справочник практикующего врача". Этот справочник - кладезь полезных советов прикладного характера".
   Справочник явился очередной настольной книгой, появившейся после "Клинической психиатрии", "Лекарственных средств" и журналов "Здоровье".
   А что? Пополнение багажа знаний является полезным времяпровождением. Сидишь, читаешь, на ус мотаешь. Читать можно стоя, сидя, лёжа вверх ногами на диване, и даже в туалете.
   Однако сегодня настало время воспользоваться результатами полученных знаний. Тот артист, что сидит внутри, легко изобразит обморок на фоне сердечной недостаточности, поскольку реакция на алкоголь может быть совершенно разной. На фоне опьянения, у большинства людей артериальное давление растёт, у меньшинства - падает. После ухода диастолического показателя "в минус", то есть за предел физиологической нормы, человек начинает испытывать сильное головокружение, вплоть до обморочного состояния. Может отключиться прямо на ходу. Попробуй разбери, что с ним случилось. Особенно в отсутствие врача-реаниматолога. Боюсь, что фельдшеру из "мойки" такой орешек окажется не по зубам. "Они всё путают - и имя, и названья, - вспомнились слова из песни В.Высоцкого. - И ты бы, Ваня, у них был - "Ванья".
   Фельдшер - это несерьёзно. Он даже грамотно рецепт не сможет выписать. Латинское сокращение "D.t.d.", в устах фельдшера звучит не иначе, как "дай той дозы".
  
   Тем временем, наряд ППС, впавший в уныние, терпеливо наблюдал за обратным одеванием школьника, трезвеющего прямо на глазах, после чего, удостоверившись в возврате денежных средств, в размере 18 копеек, сунул в его руку портфель.
   - Неси сам!
   Понятно, что не царское это дело (вернее - не милицейское) - носить портфели за нарушителями общественного порядка.
   Ха-ха! Лёшу пробрал смех. В голове немедленно материализовался соответствующий моменту анекдот:
   "Афганистан. Идёт по дороге гордая жена моджахеда. Сзади, на расстоянии 30 метров - тащится согнувшийся под тяжестью поклажи муж. Другой афганец кричит с поля: "Ты что, Абдулла, забыл, что в Коране сказано? "Муж должен идти впереди, а жена с поклажей сзади". Ответ: "Катись к шайтану, Мустафа, когда писали Коран, противотанковых мин не было".
  
   - На выход, - скомандовал сержант Трефилов.
   Интересным наблюдением являлось то, что на его лице уже не было никакой улыбки.
   "В такие моменты и проявляется сущность человека, - возникло очередное умозаключение. - Сержант улыбается исключительно в тот момент, когда гадит другим людям. И чем значительнее чужая беда, тем шире улыбка. Есть такой сорт людей".
  
   Пятьдесят метров пути, от вытрезвителя до входа в Ленинский РОВД, Лёша преодолел без посторонней помощи. Его организм был устроен таким образом, что время естественного отрезвления напрямую зависело от времени употребления алкоголя. Если пьёшь в течение 1 часа, то и обратное превращение в нормального человека составляло 1 час. Ну, а если выпивал долго, с шести вечера и до полуночи... ну да... к утру ты станешь адекватным, с трезвыми глазами и не менее трезвой речью. Но похмелье... зелёный цвет лица... - эти неприятности удерживали Лёшу от излишеств. Похмелье ломает организм через колено. Ну его в задницу.
   А вот и Дежурная часть.
   Доложив ситуацию старшему оперативному дежурному, сержант Трефилов с неподдельной злобой бросил взгляд в направлении бывшего подопечного, после чего исчез в морозной дымке ранних февральских сумерек.
   Постояв для приличия некоторое время, понаблюдав за работой старлея ДПР (дежурный по разборам), склонившегося над стопкой протоколов, Лёша несколько раз подряд глубоко вдохнул воздух, насыщая кровь кислородом, затем прикрыл глаза и рухнул на пол, как подкошенный. Школьный портфель выпал из ослабевшей руки и шлёпнулся в натоптанную милицейскими ботинками грязь.
   Паника среди ментов.
   Четверо присутствующих бросились к завалившемуся телу, не зная, что предпринять.
   - Посмотрите у него зрачки! - крикнул один.
   Веки правого глаза принудительно раздвинули, после чего личный состав РОВД принялся чего-то там изучать.
   - А что должно быть со зрачками? - поинтересовался начальник смены, майор.
   - Да хрен его знает. Нам говорили на курсах, что нужно смотреть зрачки. А зачем смотреть... не могу вспомнить.
   Лёша мысленно улыбнулся: "Ну да... Милиционеры книжек не читают, у них своя специфика. Но зато они сильные ребята: могут руки крутить, паковать, принимать. Однако, возвращаясь к Марксу, неподвижные расширенные зрачки свидетельствуют о смерти человека, уточняя: жмурик ты, или ещё не жмурик. Если "не жмурик", то вызывают медиков, в противном случае - эвакуационную бригаду из морга. Всеми остальными нюансами владеют лишь врачи-офтальмологи".
   - Пульс есть?
   В запястье левой руки упёрся чей-то палец. Но вот проблема: именно на том месте, где должен был прощупываться пульс, красовался кожаный ремешок с наручными часами "Луч". Однако промах на полсантиметра вправо, либо на полсантиметра влево... увы... ведёт к неудаче. Такие тонкости во внимание приняты не были. А может, вся проблема заключалась в отсутствии времени на размышления? Быстро-быстро... чего же здесь думать? Как говорится: "Трясти надо".
   - Не могу нащупать пульса.
   - Нужно найти зеркальце, - подкинул кто-то свежую мысль.
   "Сейчас начнут проверять дыхание", - догадался Лёша и незаметно вдохнул-выдохнул диафрагменным способом (при помощи живота).
   Карманных размеров зеркало было найдено и приставлено к открытому рту бесчувственного тела. Увы... запотевать оно и не думало. Результат нулевой. Уж они вертели и так, и этак... чуть в глотку не засунули.
  
   * Что и говорить, он и без всяких кислородных насыщений умел задерживать дыхание на 60 секунд. Пятилитровый объём лёгких, выявленный во время прохождения медкомиссии для постановки на воинский учет, сильно удивил докторов. Физиологическая особенность, которой обладают лишь отдельные, самые выдающиеся пловцы и лыжники, досталась Лёше совершенно даром.
  
   Тем временем, паника переросла в хаос вселенского масштаба. Кто-то бросился к телефону, вызывать "Скорую", другие же, стали давить и отпускать грудную клетку, пытаясь перезапустить процесс дыхания.
   - Бл...!!! - наполненный интонациями отчаяния голос майора едва не срывался на крик. - Почему это случилось в мою смену? Полный финиш... Кто из вас умеет делать искусственное дыхание? Чему вас ещё учили на сраных курсах?!! Неужели только зрачкам? Если не сможем его откачать, то получим такие неприятности - мало не покажется. Родственники всем мозги вынесут, всех чертей навесят! Заголосят педагоги и общественные организации. Найдут какой-нибудь синяк... после чего пришьют к делу даже то, чего не было. Приедет прокурорская проверка, за ней и комиссия из МВД. Весь отдел на уши поставят, включая руководство. Ещё один выговор в личное дело... твою мать. Быстро делайте искусственное дыхание!
   "Так... - сообразил Лёша. - Дело идёт к тому, что будут целовать взасос. Ну, уж нет!".
   Слабый вздох совпал с поднятием головы.
   - Где я?
   Немая сцена с застывшими в стоп-кадре служителями порядка, продолжалась несколько мгновений. Лёша сделал попытку встать. Рука скользнула по стене, пытаясь нащупать опору, шумный выдох ... после чего глаза вновь подёрнулись закатным туманом.
   Дальнейшие события понеслись ускоренной киносъёмкой.
   Упасть обратно ему не дали. Стул был немедленно подставлен под нижнюю часть туловища обмякшего подростка. Старший оперативный дежурный умчался за стаканом воды.
   - Душно... - произнёс Лёша и приложил руку к верхнему отделу грудной клетки, в ту локацию, где, как он помнил, выходят из сердца аорта и левая главная коронарная артерия. - Сдавливает в этом месте.
   Ему дружно помогли раздеться и аккуратно повесили пальто на плечики.
   Из всех участников действия лишь один остался полностью равнодушным: из-за железных прутьев "обезьянника" на суматоху взирал угрюмый тип самой зловещей наружности. Ни тени эмоций не отразилось на его суровом небритом лице.
   "Хорошо смотришься, чувак. Там тебе самое место. Обезьяна неровня человеку, - злорадно подумал Лёша, устраиваясь удобнее. - И морковку на завтрак, - добавилось напоследок. - Одну штуку... чтобы не разжирел на казённых харчах".
   - Как ты? Отошёл? - участливо поинтересовался кто-то из младших чинов.
   - Да, вроде ничего.
   С удивлением, он обнаружил, что голос приобрёл твёрдость. Хмель, незаметно так, бочком-бочком, куда-то улетучился.
   - Можно я посижу здесь? Голова ещё немного кружится.
   Раздался дружный вздох облегчения.
   - Конечно. Ты нам ничуть не мешаешь.
   В течение 15 минут Лёша наблюдал за работой дежурной части, переговорами по рации, докладами патрулей, попыткой задержанного мужчины докричаться о том, что он ни в чем не виноват, закончившейся полным фиаско, сопровождаемым ударом дубинки по рукам, вцепившимся в прутья решётки, и прочим-прочим.
   Мысль на тему: "Пора бы уже отсюда свалить", совпала по времени с любезным предложением начальника смены подбросить его до дома на служебном транспорте.
   "Так не пойдёт, - быстро сообразил Лёша. - Доставка "в сопровождении" подразумевает сдачу на руки родителям. Этого допустить никак нельзя".
   - Мне нужно немного просвежиться, чтобы прийти в норму. Мой дом находится по прямой линии, на этой же улице, только в пяти кварталах. Я чувствую себя значительно лучше, дойду потихоньку.
   Майор мысленно оценил состояние залётного посетителя, и, по-видимому, остался удовлетворён. А, может, просто решил избавиться от приносящего проблемы пассажира? Ну да, всё логично. Обморок и последующее падение тела, случись они вне пределов здания Ленинского РОВД, не грозят дисциплинарными взысканиями и персональной ответственностью. К тому же, кратковременное пребывание несовершеннолетнего алкоголика в Дежурной части, никто так и не удосужился зафиксировать на бумажном носителе. Нет ни протокола задержания, ни протокола дознания. А это означает, что:
   1. Хвосты подчищены.
   2. Вероятность получения служебных взысканий сведена к нулю.
   3. Служба идёт, контора пишет. И пошли все в лес.
  
   - Ты это... парнишка... прошу тебя, не пей лишнего в следующий раз, - отеческое напутствие от начальника смены прозвучало максимально искренне. - В гости не приглашаю, сам видишь, не место здесь для гостей.
   Лёше принесли одежду, подали портфель и распахнули дверь на выход.
   Поворот головы. Кивок на прощание. Голос, энергичный и уверенный, произнёс, будто припечатал:
   - Спасибо вам. До свидания.
   Вежливость - это то, что отличает культурных людей от всякого уличного быдла.
   "Быть вежливым, всегда и везде", - данное утверждение, со временем, превратилось в одно из жизненных правил.
   Что же до ментов, то было похоже на то, что прощальная реплика застала их врасплох. Четыре человека в погонах, опешив, по-видимому, от неожиданности, машинально кивнули в ответ. Затем, встрепенувшись, начали по очереди отводить взгляды в сторону, словно осознав, что совершили нечто предосудительное, противоречащее Уставу.
   Мысленный анализ ситуации закончился всплывшей из памяти цитатой из известного романа, поясняя суть наблюдений.
   "Люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было... Ну, легкомысленны... ну, что ж... и милосердие иногда стучится в их сердца... обыкновенные люди... в общем, напоминают прежних... квартирный вопрос только испортил их".
   "Всё правильно, однако не "квартирный вопрос" испортил сотрудников правоохранительных органов, а условия труда. Жёсткая служебная вертикаль подавляет личность, превращая человека в хамелеона, вечно подстраивающегося под хотелки начальства и спущенные сверху плановые показатели. Менты вынуждены "прогибаться", то тут, то там, усугубляя когнитивный диссонанс (т.е. состояние психического дискомфорта) негативом от общения с отбросами общества. Отсюда и стрессы, провоцирующие проблемы психологического плана. И вообще: ментам нужно доплачивать за вредность", - напоследок подумал Лёша.
   Вытерев портфель от грязи с помощью снега, он двинулся в сторону дома.
  
   Опять весна
   Какое же прекрасное время года - весна. Одноимённая песня, в исполнении Алексея Свекло, застрявшая в голове с раннего утра, продолжала радовать подростка непревзойдённой душевностью исполнения.
  
   Опять весна, огни вразброд,
   За Нижним парком ледоход,
   Дожди идут, на тополя,
   И снег, как я, и снег, как я,
   Растает в ночь.
  
   Под ветра вой, в губах твоих...
   В кольце аллей...
   Ты станешь лишнею бедой
   И песней новою моей. (А.Свекло, "Опять весна", 1971)
  
   Слова и словосочетания, заключающие в себе скрытый смысл, именуются словом "иносказание". Именно эта особенность, пронизывающая творчество Алексея Свекло, цепляет разум на крючок, отправляя однажды услышанные песни в бесконечное кружение, разбирающее тексты по морфологическим составляющим и смысловым блокам, заставляя сопереживать их автору, попутно обнаруживая всё новые и новые грани редкой красоты кристалла.
   Впрочем, музыкальное сопровождение, транслируемое из глубин памяти, да ещё в фоновом режиме, ничуть не досаждало ученику 10 "В" класса.
  
   Лёша стоял на школьном крыльце, подставляя лицо солнечным лучам. Тепло, идущее от небесного светила, просачивалось сквозь кожу и распределялось по организму, наполняя его энергией. Беспокоящие день и ночь мысли, нескончаемым вихрем кружащиеся перед внутренним взором, практически иссякли, больше не выскакивая из подсознания, цепляясь друг за друга, подобно участникам танца "Летка-енка" (финский групповой танец). Ленивое расслабление провоцировало мимолётную улыбку на губах и ничего более.
   "Солнечный свет влияет на выработку серотонина - одного из четырёх "гормонов счастья". Ну да, я ощущаю это всем телом".
   Учебный день закончился удачно, не принеся, ни троек в дневник, ни замечаний по поведению. Впрочем, ничего удивительного. В последнее время, озабоченный своей дальнейшей судьбой, Лёша старательно изучал предметы, пытаясь набрать максимум хороших оценок для повышения среднего балла выпускного аттестата.
   - При конкурсе в институт, составляющим три человека на место, даже десятые доли после запятой могут иметь решающее значение, - наставляла мама. - Если чего-то не понимаешь, то давай наймем репетитора.
   - Да вроде бы всё понимаю.
   Про себя подумалось: "Чего же в учебниках можно не понять? Врождённым слабоумием я не страдаю, как не страдаю и ретроградной амнезией. Да и прочие нарушения памяти (список амнезий состоит из тринадцати наименований, включая синдром Корсакова), мне чужды. Так что, никаких препятствий для процесса обучения нет. Правда, я не обладаю должной степенью усидчивости. Хм-м-м... Плохая усидчивость - это вообще отдельный разговор, - Лёша сделал попытку подытожить мысль. - Единственное, чего сейчас не хватает, так это времени, чтобы уделить достойное внимание изучению того, либо иного предмета. Уже чувствуется перегрузка от объёма поступающей информации".
  
   По школьному крыльцу, взад-вперёд, сновали ученики младших классов, девочки из параллели, веселящиеся над чем-то своим, девичьим, а также учителя, с которыми он почтительно здоровался. Те отвечали наклоном головы и улыбками. Улыбка в глазах, улыбка на устах, улыбка в мыслях - эти улыбки свидетельствовали о многом.
   Духовная связь между мудрым наставником и подростком имеет колоссальное значение для становления нравственности и формирования личности последнего.
   Что же касается Лёши, то можно смело утверждать, что регулярное получение им позитивных эмоций, исходящих от педагогического коллектива школы N 93, способствовало не только осознанию собственного "я", но и сопутствовало успехам в учёбе, а если точнее, то являлось первопричиной этих успехов. Стремительно повысившаяся успеваемость визуализировалась в виде столбцов отличных оценок на страницах дневника.
   Разомлевший в солнечных лучах Лёша, в который уже раз, отметил плюсы школы N 93, заключающиеся, прежде всего, в замечательной команде преподавателей.
   "Мои дорогие учителя, - сформировавшаяся в голове мысль была схожа с выражением сыновьих чувств. - У всех вас разный возраст, но одинаково молодая душа. Вы ко мне хорошо относитесь и я, в свою очередь, отвечаю взаимностью. Отвечаю уважением на уважение, любовью на любовь. Кто бы что ни говорил, но любовь относится к основам мироздания. Она - начало начал, ибо обусловлена созидательной ролью Бога-Творца".
   Совершенно неожиданно, мысли переместились в сторону воспоминаний прошлых лет.
   "Возможно, ученики, посещающие 93-ю школу с первого класса, считают атмосферу комфорта и благожелательности, как нечто, само собой разумеющееся, но, увы, это ошибочное мнение, поскольку истина познаётся в сравнении".
   Что и говорить, на своём предыдущем месте учёбы, в школе N 9, Лёша успел познакомиться с совершенно другими, весьма жёсткими и недружелюбными методами воспитания, наперекор теоретическим основам педагогической науки, насаждаемыми завучем по воспитательной работе Баландиной. С той поры уже прошло два года, но образ Лидии Ивановны, когерентный собирательному образу неистовствующей тёмной стихии, антагонистически-враждебной всему светлому и солнечному, и не думал меркнуть под массой новых впечатлений.
   "Похоже, что я буду помнить эту... хм-м-м... неоднозначную даму всю оставшуюся жизнь. Это же надо было умудриться посеять раздор и нетерпимость, как между учителями и учениками, так и среди членов педагогического коллектива.
   Взять, к примеру, нашего классного руководителя, историка Юзефовича, всего за полугодие до выпуска (до расформирования) 8 "В" класса, приказом по школе отстранённого от классного руководства. Получив соответствующую запись в трудовую книжку, он, без всяких сомнений, тоже заимел личный счет к завучу. Ткнули Юзефовича носом, словно котёнка, в отхожее место. Стресс, обида, озлобление на весь мир... - чёрные глаза преподавателя сверкали чёрными молниями, отражая его эмоциональное состояние после очередного вызова на ковёр к Баландиной. А ведь с молодыми специалистами, которые сами недавно окончили университет, так поступать не положено. Молодых специалистов нужно всячески поддерживать, иначе человек плюнет в сердцах и, послав весь этот дурдом к чертям собачьим, просто уйдёт".
  
   * Именно такой сценарий, в итоге, и реализовался с участием Юзефовича. Не выдержав прессинга неадекватной начальницы, Леонид Абрамович полностью разочаровался в педагогике, написал Заявление на увольнение и стал подыскивать себе работу, не связанную с преподаванием. Затем перебрался в Москву. Вот такой опыт работы с молодыми педагогами имелся в пермской школе N 9. Здесь, как говорится, ни убавить, ни прибавить.
  
   Самое интересное заключалось в том, что с точки зрения Лидии Ивановны данная проблема вовсе не являлась таковой: "Подумаешь, один ушёл, так найдём другого. Работать в нашей элитной школе - это величайшая честь, доступная лишь кучке избранных, проявивших изрядное усердие по службе и доказавших руководству свою полезность", - именно такими шаблонами мыслила завуч, возомнившая себя ферзёй уездного масштаба.
   И все бы ничего, и можно подобрать слова, оправдывающие неприглядность ситуации, однако остаётся незакрытым вопрос относительно компенсации материального ущерба государству. Ведь своими непрофессиональными действиями завуч Баландина вызвала у Леонида Абрамовича принципиальное отторжение педагогической деятельности, заставив талантливого, работоспособного и порядочного человека не просто уйти, а уйти из профессии.
   Система государственного образования потеряла ценнейшего кадра, прошедшего все стадии обучения, получившего полный набор знаний и доказавшего профпригодность.
   Юзефовича долгие годы обучала и практиковала команда высококлассных преподавателей, вложивших в него свои жизненные силы, свою душу. Государство, в котором мы все живём, рассталось со специалистом, без всякой натяжки, способным, в перспективе, стать не только директором школы, но и министром образования СССР. Такими личностями не разбрасываются, ибо они единичны и ценятся на вес золота.
   Ущерб государству - у этого понятия имеется две оценочных характеристики: количественная (материальный ущерб) и качественная (моральный ущерб). Материальная составляющая, всегда и везде, жёстко карается Уголовным Кодексом.
   К примеру, стоит совершить мелкую кражу, утащив, с приятелем на пару, ящик водки из магазина, как тут же попадаешь под действие статьи 89 УК РСФСР (хищение государственного имущества), часть 2 (групповуха). Срок заключения: от 3 лет до 8 лет, в зависимости от наличия отягчающих обстоятельств. Заметьте нюанс: "от 3 лет", и никак не меньше, что связано с общественной значимостью сего преступного деяния.
   Рассматривая дело Юзефовича, можно смело утверждать, что нанесённый государству ущерб, по сравнению с условным "ящиком водки", оказался многократно больше. То есть значительнее даже не в десятки, а в тысячи раз.
   В течение пяти лет студенту платили стипендию, предоставляли льготы на проезд, питание и проживание, обеспечивали бесплатными учебными пособиями, отапливаемыми помещениями, всеми удобствами, обеспечивающими комфортную учёбу в Университете. И вряд ли кто-то способен точно подсчитать убытки, даже из перечня "прямых затрат". А ведь есть и косвенные, связанные с неисполнением планового стажа педагогической деятельности, кои, по Фёдору Тютчеву, "аршином общим не измерить".
   На кого же повесить сей тяжкий груз? С кого спросить?
   С одной стороны, Леонид Абрамович собственноручно уволился "по собственному желанию" - так положено уходить. Но, при этом, абсолютно ясно, чьи уши торчат поверх занавеса.
  
   Лидия Ивановна Баландина являла собой симбиоз властного характера, непомерных амбиций и недалёкого ума.
   Эта женщина, вроде бы, находясь на государевой службе, наносила государству неимоверные убытки, день за днём, год за годом, избавляясь от учеников и учителей - всех тех, кто не вписывался в её личное царство-государство и плохо слышал команду "к ноге".
   Ну да... При таком "капитане", управляющим кораблем по имени "Школа", колоссальные затраты общества на подготовку молодой педагогической смены катятся коту под хвост. Иначе и не скажешь.
   Обидно и неправильно всё это.
   В заключение стоит обратить внимание на одну немаловажную деталь, относящуюся к государственным расходам. А именно: подчеркнуть разницу между "бюджетными деньгами" и "просто деньгами". Данные понятия имеют родственную основу, но нравственное отличие носит принципиальный характер. И когда эти, особо-ценные "бюджетные деньги", они же - "народные деньги", пускают на ветер, то кто-то должен за это отвечать.
   К сожалению, Лидия Ивановна так ни за что и не ответила. И не покаялась перед Господом. А возможно, так не смогла осознать всей драматичности итогов собственной трудовой деятельности. Ну что ж... иные люди умудряются избежать народного суда, но следует помнить, что есть суд Божий.
   Ты можешь носить крестик на теле, зажигать свечки перед ликами святых, расшибать лоб в молитвенных поклонах, но, вместе с тем, не подлежит сомнению и то, что расчёт будет произведён без скидок на недопонимание.
   Помните, как это звучит у Пушкина?
  
   С первого щелка
   Прыгнул поп до потолка;
   Со второго щелка
   Лишился поп языка;
   А с третьего щелка
   Вышибло ум у старика.
  
   И воздастся каждому по заслугам его.
   Аминь.
  
   Размышления были прерваны в очередной раз открывшейся дверью, выпустившей из стен школы Жанну Турунцеву и Таню Кондакову.
   - Ну, как твои дела с изучением трудов Брежнева? - ехидно и с хитрым прищуром спросила Кондакова.
   Лёша поморщился.
   Это цирковое представление началось с публикации в журнале "Новый Мир" книги "Малая земля", состоящей из фронтовых воспоминаний Брежнева. Затем были напечатаны и две другие части трилогии: "Возрождение" и "Целина". Около года назад (в апреле 1980 г.), генеральному секретарю ЦК КПСС Л.И.Брежневу, как автору "выдающихся" творений, была присуждена Ленинская премия по литературе, после чего всесоюзное шоу достигло фазы кульминации.
   Изучение трилогии немедленно включили в школьную программу по литературе. Экзаменационные билеты по истории и обществоведению также пополнились вопросами на знание трудов "великого" писателя, а всем известный "Штирлиц" (народный артист В. Тихонов) устроил литературные чтения прямо с экрана телевизора. Свистопляска сопровождалась миллионными тиражами (каждая из трёх книг была издана по 15 млн. экз.), переводом на 120 языков, записью грампластинок и прочими атрибутами феноменального успеха.
   Однако молодёжь Страны Советов не оценила литературных подвигов дряхлеющего на глазах "литератора". Будто назло генеральной линии партии, школьники и студенты читали Конана Дойла, Рафаэля Сабатини, Маргарет Митчелл, братьев Стругацких, Анну и Сержа Голлон, передавая затисканные томики любимых авторов из рук в руки, поскольку мизерные тиражи не позволяли просто зайти в магазин и купить понравившуюся книгу. Этот факт изрядно нервировал коммунистов.
   "Как же так? - рассуждало партийное руководство. - Мы же - руководящая сила. Весь прогрессивный народ сплотился вокруг любимой КПСС в едином порыве. Мы лучше народа знаем, что полезно читать, а что нежелательно. Всякие "Анжелики" и "Каким-то ветром унесённые" - это мещанская блажь, которую нужно всемерно искоренять. Впрочем, раз не хотят добром, то придётся впихивать силой. Граждане оценят наши усилия... через некоторое время".
   - Можно подумать, что ты сама что-то читала, - огрызнулся Лёша.
   - Ну, я хотя бы знаю, в каких краях воевал и трудился Леонид Ильич. И учти, что завтра география. А значит, Кокуркина опять выберет жертву и заставит её показывать на карте СССР углы, помеченные будущим генеральным секретарём.
   Скромно стоящая рядом Жанна едва слышно хмыкнула и подарила неравнодушному к ней однокласснику обворожительную улыбку, после чего, подружки двинулись в сторону места проживания, благо жили они в одном дворе.
   "Действительно, - подумал Лёша. - Как же Мария Васильевна может остаться в стороне от массового умопомешательства, не начав, на полном серьёзе, проверять географию похождений лидера КПСС?
  
   Дан приказ: ему - на запад,
   Ей - в другую сторону.
   Уходили комсомольцы
   На гражданскую войну.
  
   А что? Приказ есть приказ. Для Кокуркиной, любой "чих" с верхних этажей власти является прямым руководством к действию".
  
   Будто по команде, воображение включилось на полную мощность, проецируя перед внутренним взором цветные видеоролики с участием географички, и озвучиваемые её голосом.
   - Равняйсь, смирно! Шагом марш! Ать-два, левой.
   Внезапно, к видеоряду присоединились и потаённые мысли Кокуркиной: "Зачем думать своей головой? Ведь голова предназначена исключительно для пережёвывания пищи и озвучивания рапортов начальству. А уж после получения ПРИКАЗА, голову следует вообще отключить, крамольные мысли выкинуть вон, и выполнять-выполнять предписанные мероприятия, не забывая повторять про себя положения Устава внутренней службы".
   - Выше ногу! Песню запе-е-е-вай!!
   К возникшему в голове хаосу добавились и собственные умозаключения.
   "Марии Васильевне бы в армии служить, а не работать в школе. Школа - это не её стезя, ибо здесь негде развернуться и проявить себя во всей красе. В стенах кабинета географии реализация таланта по дрессировке людей имеет определённые ограничения. Ах, какое же прекрасное место армия! Особенно, должность начальника гауптвахты. Не место работы, а мечта, напоминающая сказку о бедной Золушке, как по волшебству, преобразившейся в козырную принцессу. Бонусом к преображению идут хрустальные туфельки, дружба с вышестоящим начальством и прочие блага. Главным же пряником является сладкий вкус власти над другими людьми. "Губа" - она и есть "губа". Здесь и делать-то ничего не нужно: знай себе, что дрессируй контингент арестантов, изобретая всё новые и новые виды измывательств, попутно вдыхая кислород полной грудью и пряча от посторонних скупую улыбку морального удовлетворения".
   - Принять положение "лёжа". Ставлю перед вами задачу: проползти по-пластунски сто метров. И учтите, что это не рядовое упражнение, а самое настоящее спортивное состязание, по итогам которого, тройка аутсайдеров получит взыскание в виде штрафного круга. На старт, внимание, поехали!!!
   "Он сказал "Поехали" и взмахнул рукой", - появившийся комментарий выскочил, словно чёрт из табакерки. - Тьфу! Похоже, что к Кокуркиной я неравнодушен. Ещё немного, ещё чуть-чуть... и, как порядочный мужчина, я буду вынужден на ней жениться.
   Это ж надо! Продвигаясь тихой сапой, бочком-бочком, матёрая географичка умудрилась занять весь оперативный объем моего сознания. Чудеса, да и только! Однако с её образом... хм-м-м... не всё гладко. Мария Васильевна - далеко не добрая фея... просто жуть, какая недобрая. И этот образ, "НЕ феи", продуцирует всякую фигню в мыслях. Как же это пережить?
   Впрочем, учиться осталось всего ничего, каких-то полтора месяца, а там, и последний звонок, после которого можно послать в сторону левых окон третьего этажа воздушный поцелуй, символизирующий освобождение от оков.
  
   Оковы тяжкие падут,
   Темницы рухнут -- и свобода
   Вас примет радостно у входа...
  
   Как же я люблю Пушкина! У него не стихи, а просто песня".
  
   Постояв ещё несколько минут, наслаждаясь неповторимым весенним запахом, исходящим от тающего в солнечных лучах снега, Лёша вернулся к размышлениям на тему Брежневской трилогии.
   "Хочешь не хочешь, а с трудами Генсека, действительно, стоит ознакомиться, хотя бы поверхностно, иначе окружающие могут не понять. Сам текст буду изучать в конце мая, а то к экзаменам всё успею перезабыть. В моей голове крепко держатся лишь темы, вызывающие интерес познания. Перечислять их... - Лёша запнулся, пытаясь окинуть внутренним взором количество интересующих его вопросов. - Ого! Какой же стал обширный список! Однако Брежневские воспоминания относятся к политически ангажированным текстам. Впихиваемые в тебя силком, против воли, они, в отличие от содержимого того же "Нового Завета", в голове не задерживаются, залетая в одно ухо и тут же вылетая из другого. И всё потому, что моё сознание работает само на себя, причём, с максимальной степенью автономности от массовки.
   Поступающая информация анализируется и перепроверяется. Далее следует резюме, раскрывающее внутреннюю суть вещей и событий. Учитывая повсеместную лживость окружающего информационного пространства, поиск истины - является задачей в высшей степени сложной. Но мы стараемся.
   Возвращаясь к оценке мыслительного процесса, можно констатировать, что к концу 10 класса, он стал резистентным к внешним воздействиям. Спасибо папе с его методами убеждения. Что и говорить, научил сына "фильтровать" эти нескончаемые байки про "светлое коммунистическое будущее" и "героический труд" кремлёвского руководства, сплошь состоящего из пенсионеров.
   Тьфу! Какой же Брежнев стал старый... Его бы отправить в приют для маразматиков, заменив молодым руководителем, возрастом плюс-минус 40, так ведь нет: Леонид Ильич с ротацией кадров в корне не согласен. Работа для него, понимаете ли, превыше всего. Ещё и мой родной папа льёт воду на ту же мельницу, утверждая, что Генсек просто "сгорает на ответственном посту".
   Ну да... Возможно, что и "сгорает", но только не от тяжёлого труда, а от большого объёма выпиваемой водки. В пятницу утром он уезжает в "Завидово", на отстрел прикормленных кабанчиков. Ближе к вечеру туда же съезжаются остальные члены Политбюро, и начинается застолье с шашлыками. У первого лица государства свой график работы. В пятницу нажрался, в субботу опохмелился, к вечеру - снова нажрался, в воскресное утро - снова опохмелился. Всё распланировано чётко. Находящийся в центре трёхуровневой охранной зоны "охотничий" домик в "Завидово", оборудованный спутниковой связью, сауной, бассейном и пунктом реабилитации, напоминает волшебный теремок, набитый халявой. В столь сказочно-гостеприимном месте просто грех не зависнуть на три дня в неделю, тем более, что симпатичная медсестра постоянно отирается где-то рядом, и она не жалуется на головные боли по вечерам. Таким вот образом, сидя на допинге, состоящем из водки, лекарств и разных примочек-припарок, Брежнев может протянуть ещё несколько лет, до момента вручения очередной, уже пятой по счёту, "Золотой Звезды" Героя Советского Союза, - Лёша покачал головой. - Во, старпёр дает!".
   В годы активной трудовой деятельности Леонида Ильича, когда он воевал, возрождал народное хозяйство и поднимал целину, его труд ценился наравне со всеми. В те, военные и послевоенные годы, критически-важные для Отечества, работа советских людей "на износ" являлась суровой необходимостью. Так и тянули лямку наши деды, упираясь, надрываясь, отказывая себе в еде и отдыхе, ради одной на всех, Великой Победы.
   При этом, на фоне средней массы, имелись особо отличившиеся граждане, грудью закрывающие амбразуры дзотов, совершающие тараны немецких бомбардировщиков, либо кующие ракетно-ядерный щит страны. Истинным героям, таким, как Иван Кожедуб, Александр Матросов, академик Игорь Курчатов... государство вручало награды высшего достоинства. И всем было понятно, что "Золотая Звезда" является синонимом беспримерного подвига - некого выдающегося поступка. Естественно, существовали и награды меньшего достоинства, вроде юбилейных медалей, значков ударника социалистического труда и прочих, кои могли вручаться "по случаю", к примеру - в качестве подарка к памятной дате, либо после издания мемуаров.
   Но только не "Золотая Звезда".
   Это железное правило просуществовало до 1966 года.
   Но, как только Брежнев перебрался в кресло генерального секретаря ЦК КПСС, начались чудеса. Небеса над Кремлём вдруг разверзлись и принялись осыпать Леонида Ильича нереальным, доселе невиданным "золотым звездопадом". В 1966 - Леонид Ильич, вдруг, непонятно с какого перепуга, стал Героем Советского Союза раз, в 1976 - Героем два, в 1978 - Героем три, в 1981 (апрель) - Героем четыре. И ведь на амбразуры не кидался, детей из пожара не спасал. Знай себе, читал бумажки с подготовленными товарищем Сусловым текстами.
   "Ещё немного, - порой думал Лёша, - и этот лохматый пень рухнет навзничь, придавленный неимоверной тяжестью наград... Похоже, сколько Брежневу ни дай - ему всё будет мало, как в той индийской сказке про "Золотую антилопу".
   Диалог антилопы и раджи:
  
   - А если его будет слишком много?
   - Глупое животное. Золота слишком много не бывает...
  
   Хм-м-м... Интересно, кто из этих персонажей является "глупым животным"? Какая же замечательная сказка!" - подытожил Лёша.
  
   Оставив Брежнева в покое, мысли вернулись к теме домашнего промывания мозгов.
   "Мой папа - ещё тот манипулятор правдой: любую тему может вывернуть наизнанку. У него явный талант по части дезинформации. По малолетству, годов до 13-ти, я ему верил, но после поумнел. К настоящему времени, любой сомнительный факт, как бы красиво он не звучал, приходится перепроверять. И вообще, если бы я принимал всё на веру, ленясь анализировать папины высказывания по тем, либо иным вопросам, не пытаясь найти в них скрытый подвох, то превратился бы в полного идиота, нафаршированного чужими мыслями, коммунистическими лозунгами, идеями и суждениями, исходящими от бывшего комсорга школы и круглого отличника.
   Кому расскажи, не поверят, но мой папа до сих пор живёт прошлым, продолжая именовать миллионы репрессированных в 1937-1938 годах людей, не иначе, чем "враги народа".
   Нет-нет, так дело не пойдёт.
   No pasaran! - лозунг испанских антифашистов.
   Пусть ты и упёртый в своих заблуждениях, но расстрелянные в подвалах и тюрьмах, сосланные в ГУЛАГ, разлучённые с семьями, истерзанные ночными допросами жертвы палачей, носящих тёмно-красные петлицы войск НКВД - это НЕ "враги народа". Они и есть народ - собственной персоной. И твоё мнение, пусть и всесторонне аргументированное, с некоторых пор, стало вызывать лишь кривую усмешку и, как следствие, отторжение самой идеи коммунизма. Ложь, чередующаяся с правдой, и даже в том случае, когда лжи мало, а правды много - всё равно считается ложью. "Ложка дёгтя..." - эта истина известна всем. У идейных вдохновителей должны быть чистые руки.
   Так что, господа-коммунисты, я не тот человек, кто однажды станет соучастником ваших великих свершений. Как говорится: "против породы не попрёшь". Хм-м-м... или природы? Да какая разница? С некоторых пор я стал относиться к породе людей, принципиально отличной от "гегемонов" пролетарского происхождения, шагающих колоннами на праздничных демонстрациях. Вопросы есть? Никак нет. Вот и ладушки".
  
   Лёша спустился с крыльца и двинулся в сторону троллейбусной остановки "Комсомольская площадь". Хорошее настроение начало тускнеть, затем поплыло куда-то в сторону, по ходу движения превращаясь в белёсую тень и исчезая из поля зрения. Мысли немедленно переключились на бытовые темы, а эмоциональное состояние приняло ничем не примечательную ординарную форму.
  
   Финальная глава, состоящая из отдельных зарисовок
   Месяц май не отметился ничем примечательным. Было всё как у всех - подготовка к экзаменам, да ещё и мечты о поступлении в институт, ибо куда в наше время денешься без высшего образования?
   Майские праздники... Грозы... Цветение черёмухи... Городские улицы и скверы заполнили модно-одетые девушки, скинувшие с себя всё лишнее. Можно пускать слюни. Однако на носу экзамены - целых семь штук. Жесть!
  
   27.05.1981. "Последний звонок".
   Безоблачное небо, подкрашенное оттенком нежно-голубой иранской бирюзы, куполом накрыло город. Сияние солнца. Его лучи несут тепло и волнуют сознание. И такое ощущение, что организм под завязку забит "гормонами счастья", создающими невероятный коктейль с безумно-впечатляющим эффектом. Эмоции прут, как танки на Курской дуге... напролом... ослепляя взор значимостью момента.
   Третий этаж, левая рекреация. Торжественное мероприятие, в виде "классного часа", проходит в родном кабинете истории. Совершенно неожиданно выскакивает мысль: "Сегодня не будет вызовов к доске и домашних заданий. Ура-ура-ура!!!". Слово "кайф" цепляется довеском к последнему утверждению.
   Классная руководитель, Екатерина Николаевна, вручает ученикам, по алфавитному списку, памятные групповые фотографии и блокнотики формата А5 - для напутственных пожеланий. Ученики немедленно склоняются над партами и принимаются писать.
   Проходит 20 минут. Вырванные из блокнотов листы: один, второй, третий... передаются из рук в руки. Лёша с благодарностью принимает напутствия и... признание в любви.
   "Если бы ты знал, как я тебя любила", - фраза из пожелания Тани Петровой - той девочки, с которой взасос целовался во время медленного "белого" танца и часто сидел за одной партой. Ошеломление, пунцовые пятна смущения на щеках, недоумённая улыбка. Взгляд вправо и назад. Девичьи глаза внимательно смотрят на него, поблёскивая игриво-ироничными искорками. И уже не знаешь, как реагировать на сию реплику, ведь Таня, в отношении близких отношений, уже относится к категории "безнадёжно-бесперспективных" девушек.
   "Если любила, то какого хрена ты меня выставила за порог своей квартиры на Островского 70, без прощального, дающего малейшую толику надежды, поцелуя? И далее, день за днём... всегда и везде... я встречал сплошной отказ. И объясни, дорогуша, был ли вообще смысл в тех шурах-мурах на дискотеке, вызвавших у меня бешеную эрекцию?" - вопрос повисает в воздухе.
   В голове слышится хриплый голос Владимира Высоцкого:
  
   И вкусы, и запросы мои странны,
   Я экзотичен, мягко говоря. ("Песенка про раздвоение личности")
  
   "Мне не дано понять женской логики. Что там, у девушек в голове... одному Богу известно. И, тоже мне, нашла время для признаний. Раньше надо было сигнализировать о своей любви... ра-а-а-аньше! Так что... свободна, Танюха, и скатертью дорога. Помнишь, что писал Алексей Толстой в романе "Хождение по мукам"? Для любознательных: "Я неплохо изучил русский язык, я знаю, - когда говорят: "скатертью дорога", это значит: ...".
   Лёша ещё раз стреляет глазами в сторону несостоявшейся подруги и продолжает изучать полученную почту.
   Та-а-ак... Что там, в следующем пожелании?
   Миша Хобот (Славнов) изволил изъясняться в стихах.
  
   Корешин Лёха, друг прелестный,
   Мой милый пьяница чудесный...
  
   "Что за фигня? А сам ты кто? Пожалуй, закатаю-ка я это напутствие в прозрачную плёнку, есть такая, что проглаживается утюгом, а после спрячу. Однажды настанет момент, когда ты, Хоботяра, словишь "белку" и отчалишь на Банную гору. Вот тогда я достану сию "поему" из чулана, сдую пыль и от души посмеюсь".
   Листочки от Соколова, Бухарова, Жанны Турунцевой... - в каждом из них находятся свои "нюансики".
   "Вот как разоткровенничались, - вырывается крик души. - Однако отмечу, что народ меня всерьёз уважает. Синхронно и независимо друг от друга, одноклассники высказывают единое мнение".
  
   Июнь 1981. Экзамены.
   Возможно и не желая того, педагоги нагнали такой жути, аж поджилки трясутся. И понеслась волна цунами. Через каждые три дня - очередной экзамен. Режим "ошпаренной кошки", грозящий закончиться нервным истощением, возникшим вследствие повышенных умственных, интеллектуальных и эмоциональных нагрузок.
   Список экзаменов выглядит следующим образом: литература и русский (письменно, сочинение); литература (устно); алгебра (письменно); история СССР и обществоведение (устно, два вопроса по истории и один по обществоведению); физика (устно и письменно задачи); химия (устно и письменно); иностранный язык.
   Бессонные ночи, осоловелые от недосыпа глаза. Бардак в голове - троекратно интенсивнее, чем обычно. И уже преследует навязчивая мысль - остаться бы в живых. После ТАКОГО - возможен любой исход.
   "Я обязан вырвать победу, и я её вырву!" - внутренняя установка на успех помогает преодолеть препятствия и невзгоды.
   Как результат: средний балл Лёшиного аттестата составляет свыше 4,7. Среди стройного столбика "пятёрок" проглядывается несколько оценок номиналом "четыре", одна из которых является прощальным приветом от "любимой" географички Кокуркиной. Она такая... Впрочем, без претензий. Было бы на кого обижаться.
   Слов нет - прекрасный аттестат. Пусть и скромнее, чем, в своё время, был у папы-отличника, но всё же...
   Экзамен по истории класс дружно сдаёт на "отлично". Оказалось, что мотивация двоечников и раздолбаев даёт прекрасный результат, ведь они от природы совсем не дураки. Теперь Катя может спокойно ожидать присуждения звания "Заслуженный учитель". Несмотря ни на что, она верила в своих учеников, и ученики не подвели.
   И уже рвётся из груди совершенно искреннее признание:
   "Я люблю Вас, Екатерина Николаевна!".
   Всего лишь одна фраза. Однако она подытоживает взаимоотношения Ученика и Учителя, охватывая всё целиком, ставя, тем самым, финальную точку в вопросах воспитания подростков.
  
   Последним школьным мероприятием должен стать выпускной вечер. Он запланирован на 28 июня 1981 года.
   За три дня до торжества, группа одноклассников отправилась на загородный пикник. Увы... сплошной мальчишник. Девочек родители не отпускают с ночёвкой, непонятно куда, да ещё в обществе хронических алкоголиков, составляющих мужскую половину 10 В класса. Удивительно, но факт: даже круглый отличник Коля Хорошков, пусть и ломался, строил из себя невинность, но участие в "рыбных днях" принимал. Он, как и все, пил креплёный (18 % об.) портвейн, в 8-00 по четвергам, затем радостно, с блестящими глазками и розовыми щёчками, следовал на занятия по НВП.
   В качестве доказательства, в фотоальбоме хранится один из дежурных "бегуноков", передаваемых по рядам накануне "рыбного дня", с автографами желающих участвовать в очередной пьянке и его подписью напротив суммы взноса 1,50 руб.
   В результате, единственным трезвенником в 10 В классе остался Андрей Игнатов - бледный доходяга в очках, являющийся шахматным партнёром Коли Хорошкова. Согласно Ф.Куперу - "Последний из могикан".
  
   Вокзал Пермь II, главное направление. Общий сбор.
   И вот уже стучат колёса, вагон немного покачивает, а за окном проносятся леса, поля, мосты и реки. Жизнь сияет красками и прогрета солнечными лучами. На улице стоит летняя жара. Двери в тамбурах насильно распахнуты, и клубы табачного дыма, создаваемые множеством курильщиков, быстро вытягивает на улицу.
   Вторая по счёту, после города Кунгур, станция имеет название "Камаи". Государственный заказник, природная красота такая, что захватывает дух. Поросшие лесом крутые горные склоны высятся с обеих сторон русла реки Сылва.
   Вывалившийся из электрички молодёжный десант пребывает изрядно под шофе. Ведь два часа езды - это вам не пуп царапать. Умрёшь с тоски, пока доедешь, отсюда и нетрезвое состояние. Всё объяснимо.
   Десять выпускников из школы N 93 оперативно пристраиваются к нескольким местным жителям, спускающимся по тропинке к берегу реки. И все-бы ничего, и лодка с гребцом уже размещает пассажиров для перевозки на другой берег, однако...
   - А вы ребята, куда собрались? - кричит перевозчик.
   - Мы тоже на ту сторону. Подвези нас, мы заплатим.
   - И нальём, - широко улыбаясь, добавляет Катаев.
   Мужик подозрительно прищуривает глаза.
   - Вы что, не в курсе, что здесь охраняемая территория? Топайте обратно на электричку, в заказник вход исключительно по пропускам.
   Внутри Лёши возникает протест: "Он что, всерьёз думает, что мы поедем обратно? Уж лучше бы он этого не говорил. Вроде взрослый дядя, но не понимает одной-единственной истины о том, что подростки не внемлют приказному тону и из принципа сделают всё наоборот. И, не просто подростки, а подростки, подогретые алкоголем. Это важный нюанс".
   Ну да, именно так и сделают...
   Небольшая оперативка, совпадающая с распитием водки по "писярику", для тонуса, формирует план действий. Далее следует раздевание до трусов.
   Плот сооружается из найденных на берегу стволов и палок, кои перевязывают верёвкой. Массивная коряга находится в центре плота. Продукты и алкоголь грузятся на плот. Топор торчит сверху, словно корабельная мачта. Одежда завязывается в узлы, а узлы водружаются на головы. Поплыли.
   Плот толкают два толкача: Бухаров и Журавлёв. Сбоку пристраивается плохо плавающий Миша Катаев: его голова в квадратных очках напоминает испуганно выглядывающую из воды черепаху Тортиллу.
   Бросок через реку. Благополучное прибытие на правый берег. Живописная полянка, девственно-чистая, обнаружилась среди береговых зарослей.
   Первое - это костёр. Со стороны крутого склона горы уже звучит стук топора. Часть группы принимается носить дрова и складывать их в поленницу.
   И вот уже, на фоне разгорающегося костра, доходят руки до сооружения шалаша. А что такого? Палатки не удосужились прихватить - значит, будем спать в шалаше. Всё лучше, чем под звёздным небом.
   Жерди, хвойный лапник, а сверху - ворох тонких берёзовых побегов. Ого! Наш шалаш выглядит ничем не хуже "Ленинского шалаша в Разливе". Ай да молодцы. За это стоит выпить.
   Песни-пляски... избыток чувств. Пламя костра устремляется вверх на два метра. Кто-то кидает в огонь целую охапку прошлогодней травы и к ней, в добавку - хвойных веток. Плотная стена сизого дыма закрывает видимость, затем, дым спускается в сторону реки Сылва и плывет над водной гладью в сторону Кунгура. Ничего себе... супер-дымовушка!
   "Напоминает пионерлагерь "Восток", открытие смены, - констатирует Лёша. - Неутомимый Бухаров умудрился порубить на щепки половину леса, и не только сухостой, а всё подряд, до чего дотянулись руки".
   Слышатся звуки гитары. Музыкальный инструмент сопровождает Андрея Соколова везде и всюду.
   Хриплый голос выводит лирическую песню:
  
   Предутренний туман над нами проплывает,
   Над тамбуром горит дорожная звезда... (Ю.Липатов, "Дорожное танго")
  
   Струнный перебор. Водка продолжает поднимать настроение. Бутылка на десятерых - это по 50 грамм на рыло. Маловато будет. Вторая бутылка... в расход её. Душа ликует и поёт. Эмоции хлещут через край.
   Следует очередное купание в Сылве. Истошные вопли напившихся в хлам школьников нарушают покой государственного заказника. Хобот поймал живого рака. Рак недовольно шевелит усами, типа "я очень страшный зверь"... Хобот чешет репу: чего же с ним делать? Зажарить? Отпустить? Подошедший Эдик Тарабанов подначивает Мишу: "Спорим, что не добросишь его до другого берега?".
   Взмах руки, придание ускорения... правильная парабола... и рак плюхается в центральном течении. Ширина Сылвы вроде и небольшая, метров тридцать, но и рак - это вам не граната Ф-1. Не предназначен рак для дальних бросков.
   "Летающие живые раки - такое бывает только в нашем цирке", - улыбается Лёша.
   Всё смешивается в этой кутерьме.
   И уже непонятно кто и чем развлекается. Симпатичная полянка завалена ломаными ветками, пустыми бутылками и прочим мусором. Под раскидистой берёзой возвышается даже на шалаш, а огромный шалашище. Все кусты и деревья по периметру поляны вырублены, а Бухаров всё никак не может успокоиться. Топор вонзается в очередной ствол. Взмах руки - падение дерева, и ещё, ещё... какой же Рома крепкий парень! И уже лезут в голову правильные мысли: "Перевёз бы ты, мужик, нас на ту сторону. Объяснил бы правила. Посоветовал бы, где устроить пикничок. Мы же не отморозки, а полностью вменяемые ребята. Уважаем старших. А к вменяемым ребятам, нужен правильный подход. Тогда и проблем на порядок меньше".
   Однако надвигается ночь. Хоть и лето, но сумерки начинают сгущаться, постепенно сужая обзор видимого пространства. Игорь Власов, пошатываясь, плетётся к шалашу. Прощальный взмах руки: "Пока ребята". Его голова, пригнувшись, скрывается в защитном сооружении.
   Однако, что за фигня?
   Обратное явление Игоря становится полной неожиданностью.
   - Ты чего?
   - Там Хобот спит.
   - Ну что такого?
   - Он там всё облевал. У нас ведь нет фонарика, так я на ощупь... - куда не ткнусь, везде заблёвано. А я не могу спать в чужих рвотных массах.
   Общий шок. Три горящие спички выхватывают из темноты шалаша лежащее по диагонали невменяемое тело. Игорь прав: временное жилище полностью загажено и для приёма гостей не подходит.
   - Козёл, - раздаётся дикторский баритон Миши Катаева. - Придётся ночевать на улице. Лишь бы дождь не пошёл.
   Настроение резко ухудшается, но делать нечего. Да и время за полночь. Пора спать. Леша скидывает с крыши шалаша охапку веток, ложится на них и накрывается штормовкой.
  
  
   Утро. Потоки солнечного света начинают согревать покрытые росой кроны деревьев и, наконец, добираются до лежащего в траве человека. Пробуждение.
   "Вроде бы всё хорошо... но что у меня с ногами?" - вопрошает сам себя Лёша.
   Нестерпимый зуд в районе лодыжек заставляет принять положение "сидя" и протянуть руку для осмотра.
   Крупный чёрный слепень, сидящий на беспокоящем месте, срывается в полёт и начинает описывать круги, издавая сердитое гудение. После скидывания кроссовок и носков, обнажается неприятнейшая картина. "Что это такое?" - десятки красных точек красуются на коже в районе выпирающих косточек голеностопа.
   "Кто бы знал заранее, что меня, ни свет, ни заря, способны искусать эти летающие твари? Промежутки ног, от верха кроссовок и до нижнего края джинсов, хоть и закрыты носками, но что значат носки для этих кровожадных насекомых? Правильно - ничего. Пипец, как неприятно".
   Отёки - это серьёзно. Отёки превращают ноги в оплывшие столбы и не позволяют одеть обувь. Пока народ собирает вещи, Лёша грустно сидит на берегу. "И как я влезу в новенькие итальянские ботинки послезавтра, в день выпускного вечера? А, может быть, пройдёт?".
  
   Выпускной вечер ждёт бывших школьников в клубе Электроприборного завода, в двух кварталах от школы.
   Увы, на Лёшиных ногах красуются старые ботинки, разношенные. Отёки перестали чесаться, но никуда не исчезли. К тому же, боль при ходьбе весьма и весьма ощутима. "Сегодня я не турист... - констатация печального факта. - До набережной Камы точно не дойду. Да и не танцор я сегодня".
  
   Аттестаты о среднем образовании вручаются в актовом зале. Каждый выпускник вызывается на сцену по-отдельности. В зависимости от степени уважения окружающего общества зал орёт и хлопает в ладоши. Появление Лёши сопровождает максимальная громкость звуков. Приятно, однако.
   Ну что же, очередной барьер на жизненном пути успешно взят, планы на будущее сформированы.
   - Бывайте, ребята! Ещё увидимся.
   Электрический свет из распахнутой входной двери клуба на мгновение выхватывает контуры удаляющегося человека. Безлунная тьма тихой летней ночи принимает Лёшу, растворяя его во мраке, оставляя наедине с таким разнообразным и безумно-сложным миром.
  
   Май 2021.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"