Корюкин Евгений Борисович: другие произведения.

Переводы посвящений Шекспиру в Первом фолио 1623 года (из статьи "Кем Вы были, мастер Шекспир...")

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Переводы стихотворений в редакции 2009 года.


   Стихотворения, предваряющие Первое фолио 1623 года - первое собрание стихотворений У. Шекспира. Переводы Евгения Корюкина (в новой редакции, 2009 г).
  
  
   Благодарю Ирину Кант за высказанные замечания к переводам стихотворений в предыдущих редакциях (2005 г.). Предлагаемые обновления переводов сделаны в 2009 году с учетом советов Ирины Кант.
   Примечание. Ирина Кант - независимый исследователь вопроса об авторстве произведений Шекспира, член двух шекспировских обществ: Shakespeare Oxford Society и Shakespeare Fellowship (США). Автор статьи "Тот, кто не был Шекспиром" (попытка обоснования того, что бизнесмен Вилл Шакспер из Стратфорда-на-Эйвоне был только маской подлинного автора шекспировского канона). Автор первого тома монографии "Эстафета Фениксов, или Так кто же был Шекспиром?", изданного на русском языке в США в 2009 году. Согласно гипотезе Ирины Кант авторство произведений Шекспира принадлежит графу Оксфорду, а также (после смерти последнего в 1604 году) графу Ратленду и его жене Елизавете Сидни-Ратленд, а затем (уже после их смерти в 1612) - Мэри Сидни.
  
  
  
  
   Стихотворение Бена Джонсона "To the Reader" напечатано рядом с портретом Шекспира (с гравюры художника Мартина Дройсхута).
  

Ben Jonson

Бен Джонсон

To the Reader

Читателю

  
   This Figure, that thou here seest put,
   It was for gentle Shakespeare cut;
   Wherein the Graver had a strife
   With Nature, to out-do the life:
   O, could he but have drawn his wit
   As well in brass, as he hath hit
   His face; the Print would then surpass
   All, that was ever writ in brass.
   But, since he cannot, Reader, look,
   Not on his Picture, but his Book.
  
   Фигура та, что видишь ты,
   Шекспира обрела черты.
   Гравер борьбу с Природой вел,
   Но жизнь саму не превзошел.
   О, если б он заставил медь
   Шекспира ум запечатлеть,
   Подобно лику, - Оттиск сей
   Все б превзошел ценой своей.
   Смотри ж, Читатель, вняв совету,
   Не на Портрет, а в Книгу эту.
  
  
  
   Далее в Первом фолио помещены четыре восхваляющих Шекспира стихотворения: Леонарда Диггза, некого I. M., Бена Джонсона и Хью Холланда.
  
   Первое стихотворение принадлежит Леонарду Диггзу - оксфордскому ученому и переводчику, одному из так называемых "университетских умов".
  
  

L. Digges

Леонард Диггз

To the memory of the deceased author

MASTER W. SHAKESPEARE

Памяти покойного автора

МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА

  
   SHAKESPEARE, at length thy pious fellows give
   The world thy works; thy works, by which outlive
  
   Thy tomb thy name must: when that stone is rent,
   And time dissolves thy Stratford monument,
  
   Here we alive shall view thee still ; this book,
   When brass and marble fade, shall make thee look
  
   Fresh to all ages; when posterity
   Shall loathe what's new, think all is prodigy
  
   That is not Shakespeare's, every line, each verse
   Here shall revive, redeem thee from thy hearse.
  
   Nor fire, nor cank'ring age, - as Naso said
   Of his, - thy wit-fraught book shall once invade:
  
   Nor shall I e'er believe or think thee dead,
   Though miss'd, until our bankrout stage be sped -
  
   Impossible - with some new strain t'out-do
   Passions of Juliet and Romeo;
  
   Or till I hear a scene more nobly take,
   Than when thy half-sword-parleying Romans spake:
  
   Till these, till any of thy volume's rest,
   Shall with more fire, more feeling be exprest,
  
   Be sure, our Shakespeare, thou canst never die,
   But, crown'd with laurel, live eternally.
  
  
   Шекспир, твои труды, что в свет друзья несут,
   Под именем твоим переживут
  
   Тот памятник, что в Стратфорде стоит, -
   Бег времени его не пощадит.
  
   И медь, и мрамор превратятся в прах,
   Но эта книга будет жить в веках.
  
   Грядущим поколениям презреть
   Дано труды других поэтов впредь,
  
   Но каждый стих, что напечатан тут,
   Забвению они не предадут.
  
   Ни временем жестоким, ни огнем
   Не будет уничтожен этот том.
  
   Я не поверю, что ты мертв пока
   На сцене Англии наверняка
  
   Не зазвучит - возможно ли? - сильней
   Ромео и Джульетты звук страстей
  
   Иль не услышу благородней речь
   Твоих коварных римлян, взявших меч.
  
   Пока отпущен срок стихам твоим,
   В них творчества огонь неугасим.
  
   О, знай, Шекспир, ты вечно будешь жить,
   И смерть тебя не сможет победить!
  
  
   Комментарии:
   В строке Тот памятник, что в Стратфорде стоит, - / Бег времени его не пощадит имеется в виду памятник, который был установлен в церкви св. Троицы в 1622 году.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Стихотворение, подписанное инициалами I.M., предположительно принадлежит, английскому драматургу Джону Марстону (ок.1576-1634). Буква "J" в имени John в XVII веке печаталась как "I".
  

I. M.

Д. М. (Джон Марстон?)

To the memory of

MASTER W. SHAKESPEARE

Памяти

МАСТЕРА У. ШЕКСПИРА

  
   We wonder'd, Shakespeare, that thou went'st so soon
   From the world's stage to the grave's tiring-room:
   We thought thee dead; but this thy printed worth
   Tells thy spectators that thou went'st but forth
   To enter with applause. An actor's art
   Can die, and live to act a second part:
   That's but an exit of mortality,
   This a re-entrance to a plaudite.
  
  
   Шекспир, ушел ты за кулисы-смерть,
   Оставив сцену - жизни круговерть.
   Узнает зритель: все твои творенья
   Найдут в аплодисментах продолженье.
   Пусть умереть актеру суждено -
   В своем искусстве жить ему дано.
   Из жизни выход - смерть, жестокий гений,
   Но это вход в бессмертие на сцене.
  
  
  
   Особое место среди восхваляющих Шекспира стихотворений в Первом фолио занимает стихотворение Бена Джонсона. Оно считается одним из самых замечательных его произведений и представляет собой небольшую поэму.
  

Ben Jonson

Бен Джонсон

To the memory of my beloved, the author,

MASTER WILLIAM SHAKESPEARE

And what he hath left us

Памяти моего любимого автора

МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА

И о том, что он оставил нам

  
   To draw no envy, Shakespeare, on thy name,
   Am I thus ample to thy book and fame;
  
   While I confess thy writings to be such
   As neither man nor Muse can praise too much:
  
   `Tis true, and all men's suffrage: but these ways
   Were not the paths I meant unto thy praise;
  
   For seeliest ignorance on these may light,
   Which, when it sounds at best, but echoes right;
  
   Or blind affection, which doth ne'er advance
   The truth, but gropes, and urgeth all by chance;
  
   Or crafty malice might pretend this praise,
   And think to ruin where it seem'd to raise:
  
   These are as some infamous bawd or whore
   Should praise a matron: - what could hurt her more?
  
   But thou art proof against them; and, indeed,
   Above the ill fortune of them or the need.
  
   I, therefore, will begin. Soul of the age,
   The applause, delight, the wonder of our stage,
  
   My Shakespeare, rise! I will not lodge thee by
   Chaucer or Spenser, or bid Beaumont lie
  
   A little further, to make thee room:
   Thou art a monument without tomb.
  
   And art alive still, while thy book doth live,
   And we have wits to read, and praise to give.
  
   That I not mix thee so, my brain excuses, -
   I mean, with great but disproportion'd Muses;
  
   I should commit thee surely with thy peers
   For if I thought my judgement were of years,
  
   And tell how far thou didst our Lyly outshine,
   Or sporting Kyd, or Marlowe's mighty line:
  
   And though thou hadst small Latin and less Greek,
   From thence to honour thee I would not seek
  
   For names; but call forth thundering Aeschylus,
   Euripides, and Sophocles to us,
  
   Pacuvius, Accius, him of Cordova, dead,
   To life again, to hear thy buskin tread
  
   And shake a stage; or when thy socks were on,
   Leave thee alone for the comparison
  
   Of all that insolent Greece or haughty Rome
   Sent forth, or since did from their ashes come.
  
   Triumph, my Britain! Thou hast one to show,
   To whom all scenes of Europe homage owe.
  
   He was not of an age, but for all time;
   And all the Muses still were in their prime,
  
   When, like Appolo, he came forth to warm
   Our ears, or like a Mercury to charm.
  
   Nature herself was proud of his designs,
   And joy'd to wear the dressing of his lines;
  
   Which were so richly spun, and woven so fit,
   As since she will vouchsafe no other wit:
  
   The merry Greek, tart Aristophanes,
   Neat Terence, witty Plautus, now not please;
  
   But antiquated and deserted lie,
   As they were not of Nature's family.
  
   Yet must I not give Nature all; thy art,
   My gentle Shakespeare, must enjoy a part:
  
   For though the poet's matter nature be,
   His art doth give the fashion; and that he
  
   Who casts to write a living line, must sweat, -
   Such as thine are, - and strike the second heat
  
   Upon the Muses' anvil; turn the same,
   And himself with it, that he thinks to frame;
  
   Or, for the laurel, he may gain to scorn, -
   For a good poet's made, as well as born:
  
   And such wert thou. Look how the father's face
   Lives in his issue; even so the race
  
   Of Shakespeare's mind and manners brightly shines
   In his well-turned and true-filed lines;
  
   In each of which he seems to shake a lance,
   As brandish'd at the eyes of ignorance.
  
   Sweet Swan of Avon, what a sight it were
   To see thee in our waters yet appear,
  
   And make those flights upon the banks of Thames,
   That so did take Eliza and our James!
  
   But stay, I see thee in the hemisphere
   Advanced, and made a constellation there:
  
   Shine forth, thou star of poets, and with rage
   Or influence chide or cheer the drooping stage;
  
   Which, since thy flight from hence, hath mourn'd like night,
   And despairs day, but for thy volume's light.
  
   Чтоб зависть твое имя не рождало,
   Почтить, Шекспир, лишь Книгу мне пристало.
  
   Твои творенья, должен я признать,
   Не хватит сил ни Музам восхвалять,
  
   Ни людям, - но не эта похвала
   Тебя б достойна, думаю, была.
  
   Но и не та - невежества сужденье -
   Лишь выражение чужого мненья,
  
   Не та, слепой любовью что зовем,
   Идущей ложным к истине путем;
  
   Не та хвала - коварнейшая лесть,
   Чьих замыслов губительных не счесть -
  
   Так шлюхи или сводницы порой
   Матрону хвалят все наперебой.
  
   Ты ж от подобных защищен похвал
   И их неблагосклонность избежал.
  
   Итак, ты чудо сцены, о, Шекспир!
   Душа эпохи, гений, наш кумир.
  
   Восстань, Шекспир! Не поместил бы я
   Со Спенсером и Чосером тебя,
  
   С Бомонтом - памятник свой сотворил
   Ты без надгробья среди их могил.
  
   Ты будешь вечно в этой Книге жить,
   А нам - тебя, ее читая, чтить!
  
   Тебя ни с кем сравнить я не решусь -
   Твоей подобных нет великих Муз.
  
   Моё сужденье будь судом времён -
   С подобными б тебе ты был сравнён.
  
   Ты превзошел соратников своих:
   Пыл Кида, Лили, Марло мощный стих.
  
   Пусть греческий, латынь твои скудны,
   А ими их творения полны,
  
   К другим поэтам я б воззвать решил -
   Софокл это, Эврипид, Эсхил,
  
   Паккувий, Акций - им бы вдруг ожить, -
   Твоих трагедий силу ощутить
  
   И осознать: в комедиях лишь ты
   Достиг такой блестящей высоты,
  
   Что Греция сама и гордый Рим
   Поблекли пред величием твоим.
  
   Британия, ликуй! Тобой рожден
   Тот, кем театр Европы потрясен.
  
   Шекспир дарован был не только нам,
   Грядущим он принадлежит векам.
  
   Как Апполон, наш слух он услаждал
   И как Меркурий, нас очаровал.
  
   Сама Природа им горда, она
   В его творений ткань облачена.
  
   Искусным и богатым стал узор -
   Подобный ум не создан ей с тех пор.
  
   В немилости Теренций, Плавт и грек
   Аристофан - давно их минул век,
  
   Как будто бы - хотя тебе сродни-
   Природою отвергнуты они.
  
   Но не над всем её безмерна власть -
   Есть твоего, Шекспир, искусства часть!
  
   Природе средством лишь дано служить -
   Поэт её готов преобразить!
  
   И кто стремиться стих создать живой,
   Ему тот должен, жертвуя собой,
  
   На наковальне Муз, тебе под стать,
   Законченную форму придавать,
  
   Иль лавры лишь насмешки примут вид:
   Рождён поэтом - сам себя творит!
  
   И, без сомнения, таким был ты.
   Как в сыне узнаём отца черты,
  
   Так дух Шекспира ярко засиял
   В отточенных стихах, что он создал;
  
   И в каждом потрясает он копьем,
   Как будто пред невежества лицом.
  
   О дивный лебедь Эйвона! Как впредь
   Тебя в привычных водах нам узреть,
  
   Твои прилеты к Темзы берегам?
   Элизу с Джеймсом так пленял ты там!
  
   Но стой! Я вижу: ты на небосвод
   Созвездием восходишь в свой черед.
  
   Свети, звезда поэтов! Пусть твой взгляд
   На сцены будет устремлен закат,
  
  
   Которая теперь, как ночь, мрачна
   И только ты даешь нам свет сполна.
  
   Комментарии.
  
   Не поместил бы я / Со Спенсером и Чосером тебя, / С Бомонтом... - Шекспир похоронен не в Вестминстерском аббатстве, где обычно захоранивались выдающиеся англичане (напр., Чосер, Спенсер, Бомонт), а согласно стратфордианской позиции в Стратфорд-на-Эйвоне.
   Памятник свой сотворил / Ты без надгробья среди их могил - Джонсон пишет, что нет необходимости обязательно хоронить Шекспира рядом с Чосером, Спенсером и Бомонтом, чтобы подчеркнуть его величие; величие Шекспира и без того неоспоримо. Говоря словами Пушкина, Шекспир "памятник себе воздвиг нерукотворный".
   Бомонт, Френсис (Fransis Beaumont, 1584-1616) - английский драматург; происходил из высокопоставленной и культурной семьи, получил образование в Оксфорде. Один, а также в содружестве с Джоном Флетчером (1579-1625) писал пьесы, пользовавшиеся большой популярностью. Умер в один год с Шекспиром.
   Кид, Томас - (Thomas Kid, 1558-1595?) - английский писатель, драматург.
   Лили, Джон - (John Lily, 1553-1606) - английский поэт и романист.
   Эсхил, Софокл, Эврипид - древнегреческие драматурги.
   Паккувий, Акций - Марк Паккувий (220?-130 гг. до н.э.) и Луций Акций (170-94 гг. до н.э.) - римские поэты и драматурги.
   Меркурий - римский бог торговли, прибыли и обмана, обычно изображался с кошельком; был вестником богов, а также покровителем глашатаев. Позже образ Меркурия усложняется, и он становится покровителем искусств и ремесел. Меркурий отождествлялся с древнегреческим Гермесом.
   Тот факт, что Джонсон упоминает Меркурия после Аполлона - покровителя искусств и "предводителя" Муз, - говоря, что Шекспир "как Меркурий нас очаровал", он, вероятно, имеет в виду Меркурия как глашатая, т.е. носителя "не основной его функции", хотя в пьесе Джонсона "Вольпоне, или Лис" один из героев также говорит: "Язык вам, видно, вдохновил Меркурий...". Сам же Шекспир, используя Меркурия в ипостаси обманщика, в пьесе "Двенадцатая ночь, или что угодно" говорит устами шута: "Да ниспошлет тебе Меркурий умение складно врать в награду за твое доброе слово о шутах!".
   Аристофан - древнегреческий драматург, автор многочисленных комедий.
   Теренций, Плавт - Публий Теренций Афер (190-159 гг. до н.э.) и Тит Макций Плавт (254-184 гг. до н.э.) - римские комедиографы.
   Элиза - английская королева Елизавета I (1533-1603).
   Джеймс - английский король Иаков I (1566-1625), занял престол в 1603 г. после смерти Елизаветы I.
   Дивный лебедь Эйвона - рек с названием Эйвон в Англии шесть. "Свои" для своих гипотез находят И. Гилилов - для графа Рэтленда; В. Новомирова - для графини Мэри Пембрук ("один из "ручьев", протекающих вблизи Уилтон-хауза, родового поместья графов Пембрук, называется Эйвон"); о. Козминиус и о. Мелехций - тот же "ручей" для Филипа Сидни.
   Твои прилеты к Темзы берегам - тот факт, что сами Елизавета I и Яков I ждали прилетов Лебедя-Шекспира к берегам Темзы из Стратфорда может говорить о "нестратфордианском", знатном, происхождении Шекспира.
   Пусть твой взгляд / На сцены будет устремлен закат - цитата из книги И. Гилилова: "В 30-х годах XVII века не стало Джонсона, Донна, Дрейтона, Пембрука, многих других представителей шекспировского поколения, лично знавших Потрясающего Копьем. Еще раньше умерли Саутгемптон, Бэкингем, графиня Бедфорд, король Иаков. В стране назревали грозные события. В 1640 году был созван Долгий парламент, и вскоре началась его война с королем, закончившаяся победой пуритан, запретивших театральные представления; музы прозябали".
  
  
   Стихотворение Хью Холланда помещено последним среди хвалебных стихотворений Шекспиру в Первом фолио и оригинально тем, что является сонетом. Причем это не английский, или "шекспировский", сонет, (который почти окончательно утвердился в такой форме в XVII веке). Этот сонет написан в итальянском, "петрарковском", стиле, который мог, как и этот, иметь такую структуру: ABBA ABBA CDCD EE, хотя последние шесть строк, представляющие собой секстет, могли рифмоваться по-другому. "Шекспировский" сонет приобрел свой вид еще до Шекспира благодаря поэту Генри Говарду, графу Серрею (1517-1547) и имел упрощенную по сравнению с итальянским структуру: ABAB CDCD EFEF GG. Почти все 154 сонета Шекспира написаны таким образом. Кроме того, что это стихотворение отличается формой от трех предыдущих, названия которых начинаются одинаково: "Памяти...", оно имеет более "оптимистичное" название "На стихи и жизнь знаменитого сценического поэта МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА".
  
  

Hugh Holland

Хью Холланд

Upon The Lines and Life Of The Famous Scenic Poet

MASTER WILLIAM SHAKESPEARE

На стихи и жизнь знаменитого сценического поэта

МАСТЕРА УИЛЬЯМА ШЕКСПИРА

  
   THOSE hands which you so clapp'd, go now and wring,
   You Britons brave; for done are Shakespeare's days;
   His days are done that made the dainty plays,
   Which made the Globe of heaven and earth to ring:
  
   Dried is that vein, dried is the Thespian spring,
   Turn'd all to tears, and Phoebus clouds his rays:
   That corpse, that coffin, now bestick those bays,
   Which crown'd him poet first, then poets' king.
  
   If tragedies might any prologue have,
   All those he made would scarce make one to this;
   Where Fame, now that he gone is to the grave -
  
   Death's public tiring-house - the Nuntius is:
   For, though his line of life went soon about,
   The life yet of his lines shall never out.
  
   Ход дней Шекспира ныне завершен.
   Британцы, смолкнут пусть рукоплесканья.
   Те дни причастны к пьесам созиданью -
   И свод небес с землею потрясен.
  
   Источник Мельпомены превращен
   Иссякнув, в слезы; Феба нет сиянья.
   Венчают лавры гроб того, чье званье -
   Поэт, кто королем их наречен.
  
   Будь у трагедий всех один пролог,
   Им стали бы все те, что он создал.
   Во славе он, хотя в могилу лег -
  
   Приют для смертных, что последним стал.
   Пусть жизнь его свой завершила срок,
   Бессмертие - удел великих строк.
  
   В 1902 году в биографии Шекспира (серия "Жизнь замечательных людей", под редакцией Ф. Павленкова) по поводу этого стихотворения было написано: "Какое впечатление произвела кончина поэта за пределами Стратфорда, трудно сказать: современная литература не оставила никаких данных на этот счет, за исключением разве сонета, приложенного в последствии к первому изданию сочинений Шекспира в 1623 году. Сонет подписан именем Гуго Голлэнда; по содержанию его можно судить, что он сочинен вскоре после смерти поэта". Период с 1616 года по 1623 год, конечно, с трудом попадает под определение "вскоре". Тот факт, что это стихотворение было опубликовано только через семь лет после смерти стратфордского Шакспера, говорит в пользу того, что оно было написано после смерти кого-либо из претендентов на звание "Шекспира" в 1622-1623 году, накануне выпуска Первого фолио. Хью Холланд был достаточно известен в поэтических кругах того времени и, вряд ли, на мой взгляд, мог посвятить это стихотворение умершему в 1616 году Шаксперу, безусловно, зная, кем тот был.
  
  
   Комментарии.
  
   Hugh Holland (Хью Холланд) - английский поэт. Известно, что он написал стихотворение "Идиотам-читателям" ("To the Idiots Readers"), которое вошло в книгу английского поэта и путешественника Томаса Кориета, имеющую название "Кориэтовы нелепости" ("Coryat's Crudities", 1611).
   Thespian - первое упоминание об актере, в известном нам всем смысле этого слова, имело место примерно в 534 году до н.э., когда грек по имени Thespis появился на сцене Театра Диониса в афинском Акрополе. Он впервые стал говорить прозой со сцены - до него со сцены пели, на ней танцевали или то, что на ней происходило, комментировалось рассказчиком. В честь первого актера по имени Thespis все актеры стали именоваться Thespians. Слово Thespian стало нарицательным для драматического, трагического, актера. Полагаю, по-русски имя Thespis должно звучать как Феспис. Поскольку музой трагедии была Мельпомена, я позволил себе упомянуть в моем переводе ее имя.
   Phoebus - Феб, второе имя Аполлона, бога солнечного света; означает "сияющий".
   Nuntius - одно из имен Меркурия в римской мифологии; означает "Солнечный Волк". Так как Меркурий был вестником богов, слово это означает "вестник, посланник" или "весть, послание".
  
   * * *
  
   С уважением, Евгений Корюкин
   Санкт-Петербург, 2009 г.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  A.Summers "Аламейк. Стрела Судьбы" (Антиутопия) | | О.Герр "Защитник" (Любовное фэнтези) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | К.Вэй "Филант" (Боевая фантастика) | | С.Даниил "Темный остров" (Научная фантастика) | | Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург" (Киберпанк) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | И.границ "Ведьмина война 2: Бескрылая Матрона" (Боевое фэнтези) | | М.Гудвин "Осужденный на игру или Марио Брос два" (ЛитРПГ) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1" (Киберпанк) | |

Хиты на ProdaMan.ru Шерлин. Гринь АннаНа грани. Настасья КарпинскаяТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Титул не помеха. Сезон 1. Olie-Все изменится завтра 2.Реверанс судьбы. Мария ВысоцкаяАромат страсти. Кароль Елена / Эль СаннаВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна СоболеваСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеПодари мне чешуйку. Гаврилова Анна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"