Захарова Кира: другие произведения.

Мой бриллиант Не конец истории

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Прошёл год..., и я уже почти забыла о том, что произошло со мной чуть больше года назад. Но... как оказалось... это ещё не конец истории... Криминальная мелодрама, любовный роман. С щепоткой эротики, крупицей психологии, малой долей лирики и кусочком драмы. Окончание, как обычно, можно получить на почту.

  
  
   Мой бриллиант. Не конец истории
  
   Прошёл год..., и я уже почти забыла о том, что произошло со мной чуть больше года назад. Но... как оказалось... это ещё не конец истории...
  
   Кира Захарова
  
   Мой бриллиант. Не конец истории
  
   Пролог
  
   Прошёл год. И я уже почти забыла о том, что произошло со мной чуть больше года назад. Но как оказалось это ещё не конец истории. За это время многое произошло. У нас с Сергеем родились двойняшки, мальчик Серёженька и девочка Ксюшенька. Про Ивана мне ничего не известно. Сергей говорит не стоит волноваться, и я ему верю. Знаю, он не даст меня в обиду. Он защитит и закроет от пули.
   Многое изменилось. Я теперь практически всё время хожу с охранной. Положено по статусу. Всегда смеюсь над этой фразой и всё никак не могу привыкнуть, что я теперь жена бизнесмена. Иногда, даже очень редко, мне всё-таки удаётся сбежать от этих бдительных надзирателей и в такие счастливые дни, когда никто не следит и не ходит по пятам, я обычно сажусь в машину и еду отдыхать. Посещаю своих немногочисленных подруг, целыми днями брожу по магазинам в поисках какой-нибудь ультрамодной вещички или просто гуляю в парке. Вот и сегодня выдалась возможность побыть наедине с собой. Как же здорово чувствовать себя свободной! Я очень скучаю по своей прежней жизни. Но я не хочу её вернуть, потому что я счастлива. Да, я счастлива, даже несмотря на то, что за мной всегда по пятам следует охрана, двое мускулистых парней в чёрных костюмах, несмотря на то, что теперь у меня есть личный водитель. Многие меня не поймут, но это муторно, когда тебе ничего не позволяют делать самой. Дома гувернантка, две няни. Правда зачем Сергей их нанял непонятно, потому что со своими детьми я сижу сама! И не собираюсь бросать их оставляя какой-то тёте. Готовлю я тоже сама. Правда вот с уборкой мне гувернантка всё же помогает - дом большой.
   В те деньки, когда я погружаюсь в работу, я отвожу детей к Галке. Нянечки едут с ними. Зачем, не знаю. Но едут. Да и пусть.
   Кстати, теперь я не просто жена бизнесмена, но и сама бизнес леди. Посидев и подумав немного на досуге, я взвесила все "За" и "Против" и решила открыть сеть ювелирных магазинов, которые назвала в свою честь. Наверное, звучит тщеславно, но мне понравилось, и я нарекла их сетью ювелирных магазинов "Сапфира".
   А ещё мы переехали жить в Россию. Бизнес здесь уже давно налажен и сидеть в штатах бессмысленно. Сергей наконец-то забыл свои Американские привычки, и, слава Богу, перестал называть меня "Baby"! Меня это жутко раздражало. В Америке он оставил своего человека, как он говорит. Вот он-то теперь и заправляет там всем.
   Дом в Америке мы продавать не стали. С собой забрали Анну Ивановну, Володю и Анечку, девочку, которая занималась уходом за животными, ту, у которой убили жениха. Она теперь с Володей. И мне кажется, что дело у них идёт к свадьбе.
   Из зверей мы увезли с собой Лаки, Зигера, Ласточку, Галкину любимую лошадь и Серёжкиного коня. Кстати, Галкина любимая лошадь теперь живёт у неё. Сергей подарил ей её на День Рождения. Остальных животных мы тоже скоро заберём. В общем мы здесь надолго. О возвращении в Америку пока даже не думаем. Ну и хорошо, я рада. Я люблю свою страну. Мне здесь комфортно и спокойно. И главное..., я дома...
  
   Глава 1
  
   - Зигер, подвинься! - смеясь, сказала я.
   На водительском сиденье вальяжно развалился шикарный кобель немецкой овчарки. Он очень вырос и из маленького, озорного щенка, превратился в статного, крупного пса, который сейчас успешно выигрывает выставки и посещает всевозможные курсы и, как и положено любой овчарке, прекрасно охраняет.
   Закинув пакеты на заднее сиденье, я прыгнула в машину и погладив пса по голове завела мотор. Куда б ещё съездить? Кстати, поначалу я ещё и Лаки с собой брала. Вёл он себя хорошо. Но вот беда - люди от нас шарахались, как от чумы. И не докажешь ведь им, что коту они до лампочки. А многие, такие, как ни странно, находились, у машины частенько тёрлись, рассматривая роскошного королевского гепарда. Зигер нервничал и мне пришлось оставлять Лаки дома. Но согласитесь - нонсенс, гепард зимой в центре Москвы! Сейчас, кстати, уже весна.
   Глянув на часы и прикинув, что у меня в запасе ещё, как минимум, пара часов, я взяла телефон и набрала Галку.
   - Привет! - весело поздоровалась я. - Как дела?
   - О, Сапфира, привет! Нормально. У тебя как? - Галка, похоже, была жутко уставшая.
   - Да тоже ничего, - я хихикнула. - Я хотела к тебе заскочить на часок.
   - Сбежала? - поняла Галка.
   - Сбежала, - довольно произнесла я.
   - Сапфир, сегодня никак, - виновато начала Галюня. - Манька заболела, - вздохнув, проговорила она.
   - Что с ней? - улыбка с моего лица моментально сползла.
   - Не знаю, - подруга чуть ли не плакала. - Температура, сопли и кашель.
   - Подожди-ка, а скорую?
   - Вызвали, ждём. Петька с работы отпросился, сейчас в аптеку побежал.
   - Поняла. Ты сильно не паникуй, жди доктора. Как только уедет, мне сразу позвони, скажи, как там у вас. Хорошо?
   - Ага, - Галка всхлипнула.
   - Может, всё-таки приехать? - я насторожилась.
   - Нет, не надо. Я позвоню.
   От хорошего настроения остались только воспоминания. Тяжело вздохнув, я поправила причёску и, развернувшись, поехала домой. По пути вспомнила, что нужно заехать в магазин прикупить кое-чего. Зашла. На свою голову! Прикупила!
   В дверях супермаркета я очень "удачно" столкнулась с каким-то мужчиной. Пакеты выпали из рук, апельсины, купленные мной в этом самом супермаркете, красиво покатились по полу, а яйца, разбившись с глухим треском, живописно растеклись по полу, предварительно выпав из коробки. Замечательно!
   Сказать, что я была зла, мало. Я была в бешенстве! Подняла рассерженный взгляд, набрала в грудь побольше воздуха, открыла рот, да так и замерла. Первая мысль "Бежать!", вторая, сделать вид, что не узнала. Ну, а третья... а третьей не было.
   Только я хотела поступить так, как решила во второй раз, как это чудо заговорило.
   - Привет! - прозвучало неуверенно.
   - Привет! - не зная, как реагировать, проблеяла я.
   - Здесь неподалеку есть кафе... Может поговорим? - в голосе слышалась дрожь.
   - Хорошо, - обречённо вздохнув, кивнула я.
   - Давненько не виделись, - Илья как-то грустно улыбнулся.
   - Да-а-а, - протянула я, присаживаясь, на галантно отодвинутый для меня, стул и чувствуя неловкость. - Давненько.
   - Я очень рад тебя видеть, - устраиваясь напротив признался он и потянул ко мне руку.
   - Илья! - воскликнула я, пресекая сие действие.
   - Извини! - мужчина резко одёрнул руку и виновато уставился на меня. - Может, кофе закажем? - после продолжительной паузы предложил он.
   - Не стоит, - я замотала головой выставляя руку вперёд.
   - Хорошо, - пожав плечами, вздохнул Илья. - Как ты? - выдавил он.
   - Нормально, - холодно отозвалась я.
   - Ты теперь с ним? - выглядел он очень расстроенным и разбитым.
   - Что значит с ним? - разозлилась я.
   - Почему злишься? - включил он дурочка, чем ещё сильнее вывел меня из себя.
   Сделав пару упражнений с дыханием и успокоившись, я, более-менее сдержанно, произнесла:
   - Я замужем, Илья. Вот уже год.
   - Дети есть?
   - Двое.
   - Сапфир, - тихо позвал мужчина, - ты счастлива? - а в глазах боль.
   Не думала, что он до сих пор меня помнит. И, тем более, не думала, что... любит, наверное. Мне стало как-то неуютно. Зачем лезть в душу? Расспрашивать.
   - А ты? - быстро выпалила я, чтобы сменить тему разговора.
   - Я... нет..., - он покачал головой. - Могу угостить тебя вином? Или кофе? Что ты хочешь?
   - Илья, извини, но на самом деле мне некогда. Мне нужно ещё по работе в одно место заскочить, - без капли сожаления соврала я.
   - Может, я тебя подвезу? - сказал он и с такой надеждой уставился на меня, что мне стало не по себе.
   Заёрзав на стуле и отводя глаза, я ответила:
   - Я на машине, - и пожав плечами нелепо улыбнулась.
   - Ясно, - он вздохнул. - Ну, что ж, тогда до встречи? - видать поняв, что разговор не клеится, сказал Илья.
   - Удачи! - намёк мной был понятен правильно.
   Мужчина на это удручённо улыбнулся, потом встал, произнес тихое "Прощай!" и ушёл, оставив за собой головокружительный аромат дорогого парфюма. А меня начал охватывать страх. Даже не так, не страх, а самый настоящий ужас! Потому что тогда, чуть больше года назад, после нашей первой встречи, моя жизнь пошла кувырком и превратилась в самый настоящий ужас. И вот и сейчас мы снова встретились, и ничего хорошего от этой встречи я не ждала, и не жду... К сожалению...
   Выйдя из кафе, я, во взвинченном состоянии, направилась к машине, где меня преданно и терпеливо ждал мой самый любимый и преданный друг Зигер. Про продукты я забыла напрочь, про Галку тоже, про Сергея... В общем про все забыла. Перед глазами стояло лицо Ильи, особенно запомнился его взгляд и голос. Такой тяжёлый, словно ему очень больно и плохо. А во взгляде тоска. Всё-таки, мы, женщины, жалостливый народ. Теперь буду мучиться угрызениями совести и страдать.
   Ехали мы долго, попали, как обычно, в огромный затор и только стали подъезжать к дому, как зазвонил мобильный. Ответив на звонок, я нервно швырнула телефон на панель и, стукнув себя по лбу, развернула машину. Срочно нужно было подъехать в офис. Как же я устала от этих постоянных проверок. Сергей хотел помочь мне в этом вопросе, но я сказала, что у меня бизнес должен быть чистым и честным. Наивная.
   - В чём дело? - залетев в офис, строго спросила я. - Что произошло? Я же просила не звонить мне по пустякам! - выставив ножку вперёд, я нервно застучала носком по полу, а руки сложила на груди.
   - Ксения Андреевна, - залебезила Милка, - простите, пожалуйста! У нас налоговая, - девушка развела руками.
   Я на это лишь снова вздохнула и уверенно, покачивая бёдрами, запорхала к своему кабинету. Дальше рассказывать не буду - долго и муторно. Каждый, кто с этим сталкивался, знает, что такое налоговая. После них в кабинете царит бардак, бумажки, форматом А4, лежат повсюду, и даже под столом. Не знаю, что они за люди такие. А может, это только у меня так? В общем настроение упало ещё сильнее.
   - Ксения Андреевна, - позвала Милка, когда я, уставшая и злая, выходила из кабинета.
   - Слушаю, - полудохло полукриво произнесла я улыбнувшись.
   Милочка продиктовала мне адрес магазина, в который, по счастливой случайности, мне тоже требовалось заехать и сунув в руки какую-то папку, отправила меня восвояси. Молодец! К слову, с Милочкой мы почти дружим, так что она легко могла послать меня куда-нибудь. Допустим, с Юга (где у нас располагается офис), на Север Москвы (где у нас находится один из магазинов). Вот так. А вы что подумали?
   Домой мы вернулись лишь за полночь. Зигер, счастливый, но уставший, тут же помчался в свою комнату, где его, наверняка, уже давно ждал Лаки. Да, у нас животные живут в своих комнатах. Галка на это крутит у виска, а Серёжкин друг Володя, да, тот самый, только усмехается, качая головой и звучно цокая.
   Первое, что бросилось в глаза - это полумрак. Кинув сумку на пуфик, я опустила взгляд на пол. Какой же всё-таки у меня замечательный муж! Вот представьте: приходите вы домой, вся такая злая и уставшая, мечтаете только о чашечке кофе (а в моём случае чая), душе или тёплой ванне и мягкой постельке. А тут такая романтика: свечи, полумрак, цветы, лепестки роз, разбросанные по полу, аромат, который сводит с ума и любимый мужчина, который в ожидании, скорее всего, уже лежит на кровати и смотрит на дверь.
   Обведя холл взглядом, я скинула туфли и на носочках пошла в нашу спальню. Спать, естественно, перехотелось. Я зайду осторожно и тихо, чтобы он не успел меня услышать. Подойду к нему сзади, положу руки на плечи и, наклонившись, губами прикоснусь к шее. Проведу по ней язычком, опущу руки ниже, ощущая ладонями теплоту любимого тела, чувствуя каждый мускул, задыхаясь от желания и сгорая от страсти.
   Потом устроюсь сверху, поглажу ладонью по скуле, языком проведу по его губам, а руки будут ласкать его плечи и спину. Вскоре, я почувствую, как мне в попку упирается... Закушу губу, откинусь назад, подставляя шею для поцелуев, и, открыв ротик, буду судорожно втягивать воздух, наслаждаясь его ласками... и тем, что он мой...
   Моё появление было эффектным. Я не стала заставлять его долго ждать и, быстро приняв душ, тихонько вошла. То, что я там увидела, заставило меня на мгновенье замереть и даже открыть рот.
   О, Боже! Как же он, всё-таки, красив!
   Сергей стоял в очень эротичной позе, из одежды на нём были только безумно сексуальные обтягивающие плавки и кокетливо болтающейся на шее шарфик. Я, в прямом смысле, выпала. Прикрыв дверь, я уперла руку в бедро и принялась наблюдать за мужем.
   Хлопок в ладоши и в комнате начинает играть музыка, да, именно такая, под которую в клубах обычно танцуют стриптиз. Жест рукой, словно он забирает моё сердце и танец начался. В этот раз он был в образе брутального мачо и я, поняв, что вряд ли смогу устоять на ногах, медленно опустилась на кровать и во все глаза уставилась на мужчину, любуясь каждым его жестом и движением, его красивым телом и с удовольствием ловя его заинтересованные взгляды.
   Не выдержав, я, примерно на середине танца, сняла с себя бюстгальтер и присоединилась к Сергею. Теперь мы уже танцевали в тандеме. Сильные мужские руки уверенно вели меня в танце, мускулистое тело пробуждало животные инстинкты. Это было что-то наподобие танго: смесь страсти, любви и желания. Дикий танец двух влюблённых сердец.
   Когда мы, наконец-то, упали на кровать, я уже пылала! При чём мне действительно казалось, что я вся горю. В животе, как говорят, порхали бабочки. В голове, наверное, тоже. И я дала себе волю, выпустив свою тигрицу на волю. Дав ей свободу и позволив полностью насладиться этим прекрасным мужчиной.
   Мы безумно катались по кровати, страстно целуясь и уже с трудом контролируя себя. Мгновенье, и я, не успев опомниться, оказываюсь прижата сильным телом к кровати. Ещё мгновенье и его руки перехватывают мои, и они оказываются у меня над головой. Я обездвижена, но мне не страшно. Я приоткрываю ротик и тянусь к своему мужчине требуя свою порцию поцелуев. Закрываю глаза и с наслаждением ощущаю вкус его губ, его горячее дыхание обжигает кожу, свободная рука ласкает грудь.
   - Серёжа, - выгнувшись, тихо произнесла я, когда он начал покрывать поцелуями мою шею и грудь, покусывая её и втягивая сосочки.
   - Тсс-с, - нежно прошептал он, прикладывая палец к губам.
   Язык коснулся живота, я выгнулась ещё сильнее. Чуть ниже и он уже там. Раскинув руки, я сжимаю пальцами шёлковую простынь, впиваюсь в неё ногтями и начинаю громко стонать. Сергею нравится, как я постанываю, он ласкает меня нежно, но жадно. Словно хочет насладиться, испить, как кувшин, опустошить, оставив в голове мысли лишь о нём, слиться воедино и стать одним целым. То же чувствовала и я, и хотела того же. Этим-то и отличается секс с любимым мужчиной, от секса ради удовольствия. Это не только страсть, животная похоть, физическое удовлетворение и так далее. Это ещё и духовная связь.
   И вот я начинаю чувствовать, как узел в животе начинает затягиваться всё сильнее и сильнее. Ещё движение и я с громким стоном, выгнувшись дугой, кусая губы и почти крича от удовольствия, испытываю мощный оргазм.
   Сергей не останавливается, ладонью касается живота, слегка подтягивается, целует грудь и вот я уже чувствую его в себе. Мощный толчок и он уже весь во мне. Я кричу от удовольствия и ногтями впиваясь ему в спину. Мы сливаемся в безумном танце, страсть захватывает нас целиком, его движения становятся быстрыми, с его губ срывается еле слышный стон, тело дрожит, мышцы на руках напряжены. Я провожу по ним ладонями, чувствую его силу, и возбуждаюсь ещё сильнее. Начинаю двигаться в такт ему, горячее дыхание обжигает шею, он берёт меня за подбородок и смотрит в глаза на мгновенье останавливаясь. Я обхватываю его запястье рукой, замираю и забываю дышать.
   - Я люблю тебя, - говорит он, губами касаясь моих губ. - Люблю, - шепчет он мне в губы.
   - Я тоже тебя люблю, - тихо произношу я, чувствуя его силу и желание.
   Он играет со мной, знает, что до развязки не далеко. Смотрит в глаза, делает одно медленное и плавное движение, с моих губ срывается стон, я выгибаюсь и, не выдержав, начинаю двигаться сама, попросив его лечь на спину и садясь сверху.
   - Сапфира, - теперь уже шепчет он. - Сапфира, - мне нравится, как он умоляет, и я начинаю играть.
   Обхватив ствол рукой, я слегка касаюсь его языком. Сергей тяжело дышит и закрывает глаза. Я прикасаюсь до головки губами и жду, языком обвожу вокруг, убираю волосы и кидаю на него взгляд из-под полуопущенных ресниц.
   - Сапфира, - снова шепчет он, умоляя не мучать его.
   Я делаю одно движение и снова замираю.
   - Сапфира, - теперь уже рычит мужчина и с неистовой страстью набрасывается на меня...
   - Ты, как всегда, был великолепен, - пытаясь отдышаться сказала я.
   Сергей поцеловал меня в лоб, крепче прижимая к себе.
   - А где дети? - я обалдело уставилась на мужа.
   - У Галки, - засмеялся он.
   - Ой, а я и не заметила, - я покраснела.
   - Сильно устала? - промурлыкал мужчина, намекая на повторение.
   - Нет, - промурлыкала я в ответ. - Мне всегда тебя будет мало, - призналась я, поймала на себе влюблённый взгляд и всё повторилось...
  
   Глава 2
  
   Когда я проснулась, Сергея уже дома не было. Обняв его подушку, я уткнулась в неё носом и улыбнулась. Громко зевнув, глянула на часы и, в ужасе выпучив глаза, подорвалась с кровати. Я проспала! О Боже! Никогда не просыпала и всегда была пунктуальной.
   Очень быстро приведя себя в порядок, я облачилась в строгий костюм и вышла из дома. Погода была на редкость изумительной. Я даже зажмурилась от яркого солнца. Подумав немного, поняла, что не хочу терять такой шанс и пора бы мне взять, так скажем, выходной.
   Таким образом я вернулась домой и принялась балдеть. Сергей уже давно говорит мне взять директора, чтобы он занимался делами фирмы, а самой не тратить своё драгоценное время и не разбазаривать красоту, но я пока не соглашаюсь. Вообще он прав, женщины очень быстро стареют, когда много работают и, соответственно, устают. Нужно над этим подумать.
   Упав на кровать, я растянулась на поверхности и набрала мужа.
   - Привет! - весело поздоровался он.
   - Привет! - я улыбнулась. - Давно уехал?
   - А ты и не заметила? - без упрёка поинтересовался Сергей.
   - Я помню, как ты чмокнул меня в носик и ушёл, - когда же я уже перестану смущаться и краснеть?!
   Как школьница ей-Богу! Хотя Сергею это очень нравиться.
   - Рано, дорогая, рано, - ответил он на мой вопрос.
   - Какие планы на день?
   - О, планы грандиозные, - рассмеялся муж.
   - Опять много дел?
   - Да, довольно-таки, много.
   - Ясно, - расстроилась я. - Значит, домой тебя рано не ждать? - я сникла, даже голос погас.
   - Давай гляну ежедневник? Подождёшь, хорошо?
   Я согласилась. Обрадовать меня ему было нечем. В итоге я расстроилась ещё сильнее.
   - А я сегодня решила остаться дома, - оповестила я. - Думала, побыть с тобой, - вздохнув, я пожала плечами.
   - Тогда я отменю встречу и приеду пораньше, - самоотверженно заявил мне супруг.
   - Нет, не надо, - принялась я его отговаривать, в душе надеясь, что так оно и будет.
   - В общем я буду в шесть. И давай уже наймём тебе директора, - опять начал он. - Тогда будет больше времени бывать вместе.
   - Да я уже подумывала об этом, - призналась я. - Когда ты свободен я занята, когда я дома ты не можешь. То совещания, то встречи, то подписи. Это круговорот. Только вот кого я возьму? Мне кто попало с улицы не нужен. А ту фирму развалит к чёрту.
   - Неужели нет никого на примете? - намекнул муж.
   - Кого? - в непонятках произнесла я. - Галка! - меня словно осенило.
   - Умница ты моя, - обрадовался муж, чмокнул меня через телефон и убежал.
   Усевшись на кровати, я кинула лирический взгляд в окно, поджала под себя ноги и, махнув рукой, позвонила Галке. Прям день звонков какой-то!
   - О, Галюсь, доброе утро!
   - Доброе! А ты чего, не на работе что ли? - удивилась подружка.
   - Я решила взять выходной, - сообщила я.
   - Ну наконец-то, - уверенна, Галка сейчас закатила глаза. - Давно пора было, - начала она меня воспитывать. - Я вообще не понимаю, зачем тебе работать?! Муж бизнесмен, живёте, не то, чтобы в достатке, а богато! А ты пашешь, - она цокнула языком.
   - Галь, я не хочу быть ему не интересной, - призналась я.
   - Что значит не интересной? - осведомилась Галка.
   - Я не хочу жить его жизнью, - я пожала плечами, нажала на кнопку и попросила Анну Ивановну сделать мне чай. - Ну, как бы тебе объяснить, - я задумалась.
   - Да понимаю я всё, не утруждайся. Но мой тебе совет, найми директора.
   - Вот как раз об этом я и хотела с тобой поговорить, - обрадовалась я. - Скажи, ты уверенна, что так будет лучше?
   - Поверь, Сергей не из тех мужчин, которые не ценят домашний уют и тепло.
   - То есть? - не поняла я.
   - Ты думаешь, что, если будешь сидеть дома, он охладеет. Так?
   - В общем-то да, - я вздохнула.
   - А я считаю, он будет этому только рад. Я ж не говорю тебе сутками сидеть дома. Найдёшь занятие по душе. Допустим, займёшься изучением языков, или...
   - Зачем мне их столько? - я закрыла лицо рукой и засмеялась. - Я и так несколько языков знаю.
   В этот момент в комнату вошла Анна Ивановна и принесла мне чай. Вместе с ней в помещение важно ввалились Зигер и Лаки. Лаки, не удивил, залетев, как стрела и со всего разгона упав на кровать. Он всегда так летает. Иногда мне даже кажется, что у него есть то самое шило в одном месте. Но такова его сущность. Благо у нас участок большой.
   Поблагодарив Анну Ивановну, я продолжила разговор.
   - Тогда..., - протянула Галка, придумывая мне занятие под названием "Что бы не на скучать мужу". - Тогда не знаю, короче, - засмеялась она.
   - Кстати, а как там Манька?
   - Получше, спит сейчас.
   - А Серёжка с Ксюшенькой?
   - Ой, о них можешь даже не беспокоиться. Пока они у меня, с ними всё будет в порядке. Тем более нянечки у вас замечательные.
   - Я позже заеду и заберу их. Соскучилась.
   - Не надо, - твёрдо изрекла подруга. - Побудь с мужем.
   - Но, как же ты, - слабо возразила я, потому что знала, с Галкой спорить бесполезно.
   - Так, не спорь со мной! - вот, я ж говорила!
   - Галь, я понимаю, что ты в декрете и все дела, но я...
   - Пусть остаются сколько нужно, - тут же выпалила подруга. - Или... Ты о чём?
   - Я хочу взять тебя на работу, - тоже выпалила я и затаила дыхание.
   - Сапфир, ты меня огорошила прям. А как же дети? - растерялась подружка.
   Я засмеялась. Дети! Бедная, я её совсем загрузила.
   - Подожди-ка, директором? - помолчав немного, воскликнула она.
   - Директором, - я радостно кивнула.
   - Сапа, это так неожиданно.
   - А, - ахнула я, - я забыла тебе кое-что рассказать, - я прикрыла рот ладошкой.
   - Что? - растерянно произнесла Галка.
   - Давай приеду?
   - Ладно. Только быков своих попридержи!
   - Фу, какая ты грубая, - скривилась я и, бросив короткое "Жди", отключилась.
   Вот и славненько. На месте и поговорим. Заодно расскажу про встречу с Ильей.
   Галка, как в воду глядела. Не успела я выйти, как из-за угла вырулили мои телохранители, Сашка и Пашка. И так главное молча и нагло подошли ко мне, как обычно с каменными лицами и плотно сжатыми губами. Деспоты, блин!
   - Зигер, ко мне! - позвала я своего пса, тонко кое-на-что, намекая.
   Ребята намёка не поняли. Я разозлилась.
   - Ребят, я с Зигером еду!
   - У нас приказ, - холодно отозвался Пашка.
   Я лишь вздохнула и закатила глаза. Усевшись в машину, зло покосилась на этих липучек, которые расположились на заднем сиденье и, фыркнув, завела мотор. Потом пристегнула Зигера, и мы поехали.
   - Сидим в машине, ок? У нас конфиденциальный разговор, - строго сказала я, когда мы подъехали к Галкиному дому.
   - У нас приказ, - опять одна и та же песня!
   Еле как сдержавшись от не цензуры, я тяжело вздохнула, вышла из машины, демонстративно громко хлопнула дверью, на что они никак не отреагировали и, гордо задрав подбородок, пошла в дом. Задолбали, психи! Зигер важно вышагивал рядом, тоже довольно-таки недобро поглядывая на моих телохранителей.
   - О чём ты хотела со мной поговорить? - спросила Галка, наливая мне чай, а себе кофе.
   - А где Ксюшенька с Серёженькой?
   - Тихо, они спят!
   - Хорошо, поняла, - я выставила руки вперёд, переходя на шёпот.
   - Тебе с бергамотом?
   - Ага, - я кивнула.
   - Они просто целый день играли и утомились, - уже более мягко и даже с улыбкой на лице, пояснила Галка.
   - Поняла, - я улыбнулась. - Просто соскучилась, - призналась я, гладя сидящего рядом Зигера.
   - Зигер красавец стал, - заметила Галка, ставя передо мной кружку чая.
   - Спасибо! - поблагодарила я.
   - Как обстоят дела с выставками? - полюбопытствовала подружка.
   - О, скоро мы станем племенным кобелём, - объявила я и задорно рассмеялась. - Вязки в Германии, выставки в Европе и...
   - Всё, - прервала меня подруга, прекрасно зная, что я могу часами рассказывать о достижениях и победах своего четвероногого друга. - Давай по существу.
   - Ок, тогда сначала об очень важном, - сказала я, подчеркнув слово "Очень".
   - Значит, будет что-то ещё? - осведомилась подружка.
   - Именно так, - кивнула я, отпивая чай.
   - Ну, валяй, - Галка махнула рукой и, уселась, напротив.
   - Я хочу, чтобы директором моей фирмы стала ты, - совершенно спокойно заявила я.
   - Это я уже поняла, - махнула рукой подружка. - И даже подумала над этим, - она замолчала.
   - И? - поторопила я. - Я даже готова рассмотреть партнёрство, - и подмигнула.
   - Но у меня нет средств для вложений, - Галка растерянно развела руками.
   - Ну и что? Это не главное.
   - Я согласна, - не стала размусоливать она.
   - Вот и отлично, - я потёрла ручки.
   - А сколько платить будешь? - подружка хитро прищурилась.
   - Много, - подмигнула я.
   - Много, значит, много, - засмеялась она. - А дети пока с бабушкой посидят.
   - Ты хотела сказать, бабушка с детьми посидит.
   - Ну, да, - захихикала Галка.
   - Ну вот и отлично, - обрадовалась я. - Значит, партнёрство?
   - Давай начнём с директора?
   - Хорошо. Тогда завтра утром в офисе. Идёт?
   - Идёт. Что ещё хотела рассказать? - Галка расположилась поудобнее.
   - Есть коньячок? - пошутила я.
   - Что, настолько серьёзно? - подружка напряглась.
   Я сникла и покачала головой.
   - Да. Я Илью встретила.
   Галка выдохнула.
   - Я уж подумала, конец света.
   - Галь, ты не понимаешь. После нашей первой встречи, чуть больше года назад, всё пошло очень плохо.
   - Это предрассудки какие-то, - она закатила глаза.
   - Я понимаю, но на душе неспокойно, - я загрустила.
   Галка подозрительно покосилась на моих надзирателей и еле заметно кивнула в их сторону. Я непонимающе вылупилась на неё. Она принялась использовать мимику, пытаясь мне что-то сказать. Я ухмыльнулась, зыркнула на охранников и манула рукой:
   - Да ничего они не расскажут. Они, похоже, вообще говорить не умеют, - специально начала злить я парней, а парни были очень нервные.
   - Ксения Андреевна, - тут же нахмурился Пашка.
   Я закатила глаза.
   - Сергей Владимирович вас уже ожидает, - и так осуждающе посмотрел на меня.
   - Послушайте! - осерчала я. - Здесь командую я! В конце концов вы меня охраняете, а не Сергея! - я сжала кулачки и сделала самое страшное лицо на какое только была способна.
   - Ксения Андреевна, нас нанимал Сергей Владимирович, - холодно отозвался Сашка.
   - Да что ж вы за люди-то такие?! - встала на мою защиту Галка. - Дайте с подругой нормально поговорить! - и стукнула кулачком по столу.
   - Идиоты, - процедила я, правда тихо, чтобы она не услышали, но они услышали.
   Честно, они меня уже просто достали, и я не знала, как от них отделаться.
   Реакция убила меня наповал. Пашка молча подошёл ко мне и, схватив за руку, при чём, достаточно, грубо и больно, поволок упирающеюся меня на выход. Я даже скривилась от боли, а из глаз прыснули слёзы. Но сделал он это зря. И вправду идиот.
   Сидевший рядом Зигер сориентировался моментально. Благо я успела перехватить его в прыжке. Сверкающие глаза и раскрытая пасть, явно, говорили о том, что он планировал вцепиться Пашке в руку. А может и в горло!
   - Зигер, не надо, - вроде простые и спокойные слова, но он уже возвращается на место, правда продолжая сверкать глазами и злобно скалиться.
   Подлетев к Пашке, я влепила ему пощёчину. Пашка покраснел. Я замахнулась снова. Он перехватил мою руку и, сжав запястье, процедил:
   - Никогда не смейте поднимать на меня руку, - и смотрит главное так прямо в глаза.
   - А то что? - с вызовом спросила я.
   - Ударю, - выдал он.
   Я выпала.
   - Так! Вы что себе позволяете? - подорвалась Галка. - Ну как вон! - рявкнула она так, что парней, как ветром сдуло.
   - Идиоты, - обиженно промямлила я и опустилась на стул. - Всё настроение испортили, гады.
   - Ну, не грусти, - подружка приобняла меня за плечи. - Езжай домой, там Серёжа, он тебя ждёт.
   - Зигер, ты молодец, - я погладила своего любимого пса за ушком и чмокнула в щёчку. - Ладно, поеду, - вяло отозвалась я. - Он меня ударить обещал! - я повержено уставилась на Галку.
   - Да не ударил бы он, - отмахнулась она. - Просто пугает. Но ты тоже хороша, - она обалдело посмотрела на меня и покачала головой.
   Я лишь вздохнула.
   - Завтра в девять, - крикнула я уже направляясь к машине.
   - Хорошо, - крикнула в ответ Галка, помахала мне рукой и игриво послала мне воздушный поцелуй.
   Я сделала вид, что поймала его и кокетливо подмигнула.
   - Значит так, - ледяным тоном начала я, усевшись в машину и отъехав немного от дома подруги. - Ещё раз такое повторится, и я буду вынуждена обратиться за защитой к мужу, - даже не повернувшись в их сторону процедила я.
   - Ксения Андреевна, - виновато начал Сашка, - извините, Паша погорячился.
   - Забыли, - бросила я и злая, как собака, поехала в сторону дома.
   Сергей, как и обещал, приехал в шесть. Я запорхала от счастья и даже испекла сама торт. Муж оценил его на ура и сказал, что хотел бы, чтобы его жена всегда была дома и пекла ему тортики.
   - Я уже решила этот вопрос, - обрадовала я его.
   - По поводу? - увлекшись моим шедевром, переспросил он.
   - По поводу директора, - весело сообщила я. - Я беру Галку. Уже говорила с ней, - я подмигнула. - Завтра она берётся за работу.
   - Так это же здорово! - воскликнул муж и, подхватив меня на руки, принялся кружить.
   Я счастливо смеялась, обнимая его за шею и забавно болтая ножками.
   - Это стоить отметить! - с энтузиазмом произнёс муж. - Айда в ресторан? - он весело засмеялся.
   - Айда, - согласилась я и пошла перевоплощаться.
   Облачившись в обтягивающее чёрное платье на бретельках и, распустив волосы, я спустилась в холл, где меня уже ожидал супруг. Взяв его под руку, мы выплыли из дома, не отрывая друг от друга влюблённых глаз и широко улыбаясь.
   В ресторане мне понравилось. Было очень весело и романтично. Мы и дурачились, и танцевали, и смеялись и даже целовались. Как же это всё-таки здорово - быть влюблёнными. Вроде год прошёл, но ничего не изменилось. У меня так же пылают щёки, когда я ловлю его взгляд. Так же бешено стучит сердце, когда он прикасается ко мне. Дыхание прерывается, когда его руки начинают ласкать моё тело.
   Вот он стоит напротив и смотрит на меня с обожанием. Потом обнимает меня за талию и притягивает к себе. Его сильные руки осторожно и нежно касаются лица, гладят по щеке. Он обхватывает моё лицо руками и еле ощутимо касается губами моих губ. Шепчет, как сильно он меня любит. Поцелуй становится более уловимым. Вскоре он углубляется и наши языки сплетаются в безумном танце.
   Говорить о делах уже не хотелось. И подготовленный мной разговор по поводу Паши и Саши я решила отложить на потом.
   В машине мы вели себя, как подростки. Володька косился с улыбкой и ухмылялся. А мы продолжали целоваться, не замечая его взглядов и даже присутствия.
   Оказавшись дома, Сергей проводил меня в комнату и поцеловав в губы, вышел, чтобы отпустить Володю. У Володи теперь семья. Они с Анечкой живут где-то на окраине и довольно-таки успешно занимаются разведением каких-то супер редких кошек. По-моему, Мейн кунов.
   Скинув туфли, я подошла к окну и принялась любоваться звёздами. Сегодня луна была на редкость яркой и большой. Я бы даже сказала огромной. Тёмно-синее небо поражало своей чистотой. Словно полотно, на котором очень талантливый художник, нарисовал свою картину. Настолько идеально было это небо сегодня.
   Услышав быстрые шаги, я узнала по ним мужа, улыбнулась и распустив волосы, приняла загадочный вид. Я люблю, когда это проходит красиво. Люблю, когда это возвышенно и прекрасно. Настолько, насколько это возможно.
  
   ***
  
   Нет слов! Как же она прекрасна!
   Она молча стояла у окна и смотрела на луну. Она очень любит любоваться на звёзды. Такая загадочная и таинственная. Мне кажется, я никогда не смогу прочесть её до конца. Раскрыть все её тайны. Узнать, о чём она думает и мечтает. В ней столько всего интересного, что, я думаю, мне не хватит даже всей жизни, чтобы смочь читать её как раскрытую книгу.
   Медленно подойдя сзади, я приобнял её за талию. Её тело тут же отреагировало на моё прикосновение. Я почувствовал, как она задрожала, дыхание тут же участилось. Откинув голову назад, она потянулась к моим губам. Такая нежная, красивая и хрупкая. Иногда я даже боюсь к ней прикасаться. Боюсь, что она расколется, как хрустальная ваза и я больше никогда не смогу прикоснуться к этому прекрасному телу. До сих пор не могу простить себе, что ударил её. Тогда, больше года назад. Я приревновала. Повёл себя, как подросток! Это гложет и тревожит меня. Я знаю, она простила, но мне всё равно стыдно за себя. Никогда больше не причиню ей боль. Сделаю всё, чтобы она была счастлива!
   Осторожно и нежно коснувшись её губ, я перевернул её к себе лицом, ласково погладил ладонью по щеке и, не сдержавшись, жадно впился в её губы поцелуем. Она снова задрожала, я ослабил хватку, на мгновенье прервал поцелуй и, заглянув ей в глаза, замер. О, Боже! Как же она прекрасна!
   Нежная улыбка коснулась её губ. Опустив руки мне на плечи, она прижалась ко мне всем телом и откинула голову назад подставляя шею для поцелуев. Поддерживая её одной рукой за талию, а второй за спину, я принялся покрывать её шею и ключицу поцелуями, чувствуя, как во мне закипает страсть. Она не двигалась. Лишь её прерывистое дыхание, закрытые глаза с дрожащими ресничками и плотно прижатое ко мне тело, говорили о том, что она уже еле сдерживается, чтобы не наброситься на меня.
   Она закусывала губы и начинала тихонько постанывать, когда мои руки опустились ей на грудь. Подхватив её на руки, я осторожно опустил её на кровать и лёг сверху. Опустив бретельки её платья, я стал покрывать поцелуями её дрожащее от желания тело.
   Снять платье было не просто, и она помогла мне в этом. Какая же она сексуальная! Мне оставалось лишь стянуть платье с её бёдер. Сделав это, я резко застыл. Она была без трусиков. Это возбудило ещё сильнее. Она на это игриво подмигнула и, растянувшись на кровати, томно посмотрела мне в глаза. Потом закусила губу, провела по ней язычком и поманила меня рукой.
   Расположившись рядом, я опустил руку ей на грудь, слегка сжал торчащие от возбуждения сосочки и оставил на её губах нежный поцелуй. Потом медленно стал двигаться вниз, не переставая терзать её губы поцелуем и с наслаждением ловя её тихие стоны.
   Проведя ладонью по внутренней стороне её бёдер, я стал исследовать самое сокровенное. Она выгнулась, раскинула руки и, задрожав, пальчиками сжала простынь. Сейчас она казалась мне волчицей. Дикой и необузданной волчицей, страстной и дерзкой. А главное моей!
   Лунный свет, слегка голубоватый и даже холодный, красиво освещал её тело, очерчивая черты лица и обводя контур. Я заглянул ей в лицо, на котором застыло блаженство. Волосы, красиво раскинувшись по подушке, делали её ещё более сексуальной и желанной. Такая нежная, хрупкая, но в то же время сексуальная и дерзкая.
   Почувствовав, как её накрывает оргазм, я резко прервал поцелуй, дав ей возможность дышать. Громко застонав, она откинулась назад и, впившись ногтями в подушку, закрыла глаза от удовольствия. Её губы были слегка приоткрыты, она жадно ловила ртом воздух и выгибалась словно струна.
   - Ты сводишь меня с ума, - игриво шепчет она, уголки её губ слегка приподнимаются.
   Поднявшись с кровати, она встаёт на четвереньки и словно тигрица крадучись приближается ко мне. Потом толкает меня рукой, и я оказываюсь лежащим на спине. Я свободен, но как будто скован. Я не могу пошевелиться, зачарованно глядя на неё.
   Оказавшись рядом, она откидывает волосы назад, обхватывает их рукой и губами легонько касается ствола. Я закрываю глаза отдаваясь этим прекрасным ощущениям, наслаждаясь её ласками и чувствуя её горячее дыхание. Язычком она начинает неторопливо ласкать уже до ужаса возбуждённый член, играть с ним, возбуждать ещё сильнее.
   Скорее, это она сводит меня с ума, чем я её. Дышать становится всё труднее, унимать дрожь во всём теле тоже. А она играет, продолжая терзать моё тело, не давая возможности сбросить напряжение и взлететь на вершину блаженства.
   Не справившись с собой, я резко притягиваю её к себе. Она оказывается сверху, я обхватываю её бедра руками и чувствую, как она аккуратно вбирает его в себя. Медленно и плавно, дразня и терзая. Я хочу её всю, хочу войти в неё целиком, почувствовать каждую её клеточку.
   Пик настал резко, я перестал себя контролировать и, опрокинув её на кровать, словно дикий зверь, жадно набросился на неё. Она громко кричала, кусала губы и извивалась. Я быстро двигался в ней, чувствовал, как она впивается в мою спину ногтями и увеличивал темп...
  
   ***
  
   Остаток ночи мы провели, валяясь в джакузи и целуясь. Я чувствовала себя самой счастливой женщиной на свете. А главное любимой и желанной. Он ласково гладил меня по волосам, крепко прижимал к себе и всю ночь не отрывал от меня влюблённого взгляда. Как же я хочу, чтобы это длилось вечно. Хочу, чтобы это никогда не прекращалось. Хочу всегда быть рядом, просыпаться от его поцелуев и просто быть с ним.
  
   Глава 3
  
   В Офис я приехала в семь. Нужно было подготовить бумаги, навести порядок, ввести Милочку в курс дела и собрать совещание, на котором я представлю всем нового директора. Чувствовала я себя как-то странно, в то же время счастливой и в то же время жутко уставшей. Пришлось собирать себя по частям, заставлять проснуться и отправляться на работу.
   - Здравствуйте, Ксения Андреевна! - официально поздоровалась Милочка.
   - Ты уже здесь? - я удивлённо вскинула брови. - Что-то рано.
   - Да, э-э-э, - растеряно протянула она. - Мне позвонил Сергей Владимирович и наказал быть в офисе в семь, - нашлась девушка.
   - Сергей Владимирович? - я опешила.
   - Ну да, - она кивнула.
   - А ты чего так официально? - я ухмыльнулась.
   - А вы разве не с супругом?
   - Нет.
   - Фу, - выдохнула Милка и сразу же расслабилась.
   Я усмехнулась, наблюдая за её манипуляциями.
   - Значит так, - задумчиво начала я, - у меня будут к тебе кое-какие указания, - обрадовала я девушку.
   Милочка тут же схватилась за блокнот и приготовилась писать.
   - Но это не сейчас, - успокоила я её. - Нужно будет подготовить кое-какие бумаги, собрать совещание и так далее. Я сама напишу. А ты тогда всё подготовишь. Хорошо?
   - Хорошо, - кивнула Милочка.
   - Ну вот и славненько. И сделай мне, пожалуйста, чай. Я не успела позавтракать.
   - Вы единственный босс, который пьёт не кофе, - засмеялась она, чем вызвала у меня улыбку.
   - А, - спохватилась я, уже входя в кабинет, - и никого ко мне не впускать.
   - Хорошо, - донеслось мне вслед.
   Не успела я приступить к бумагам и даже сесть в кресло, как в помещение ввалился, угадайте кто, да, да, именно он! И как прошёл через Милку, спрашивается? Нужно будет потом её об этом спросить!
   Замерев на месте в очень странной позе (я как раз собиралась залезть в сейф) я во все глаза испуганно уставилась на мужчину и даже открыла рот. Выпрямившись, принялась отходить назад, ноги тут же стали ватными, внутри всё похолодело, а сердце ухнуло куда-то в пятки. Да там и осталось!
   Илья как-то странно посмотрел на меня, потом усмехнулся и, резко оказавшись рядом, молча повалил меня на стол, сметая свободной рукой все бумаги и компьютер. Я впала в оцепенение, сердце забилось с такой бешеной скоростью, что, мне казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди. Уперев руки ему в грудь, я принялась отчаянно сопротивляться. Что не принесло особого результата. Вот после этого я уже точно запишусь на бокс!
   Сейчас он походил на похотливого самца. Мне стало противно. Он жадно шарил по моему телу руками, грубо сдавливал грудь. От его поцелуев было как-то липко, мокро и, мягко говоря, не приятно. Мужчина тяжело дышал мне в ухо, облизывал мочку и даже саму раковину. Меня чуть не вырвало. И когда он успел так измениться?
   Дрожащими пальцами задрав мою юбку, он одним рывком разорвал на мне трусики и довольно-таки грубо принялся ласкать меня там. Так мерзко и больно мне ещё никогда не было. Попытки сомкнуть ноги не увенчались особым успехом. Попытки его оттолкнуть тоже. Он продолжал "ласкать" меня рукой и, как собака, тяжело дышать в ухо.
   В общем всё повторилось. Как бы печально это не было. Не зря я всё-таки боялась нашей встречи! Не зря чувствовала тревогу и волновалась. Нужно было рассказать об этом Сергею. Сказать, что он преследует меня, попросить защиты. Но я ж не предала этому особого значения. Да и не думала, что он заявится сюда! А ещё нужно было взять с собой охрану!
   А он совсем не изменился и похоже уже никогда не изменится. Мне кажется он стал ещё хуже. Наверное, его возбуждает насилие. Бывает такой тип мужчин. Их не возбуждает обычный секс. Им нужен перец. Острый красный перец. Им нравится, когда женщина кричит, плачет и сопротивляется. Вот и Илья, скорее всего, именно такой. Это прискорбно.
   Я вспомнила себя. Весёлую молодую девушку, чьё сердце было наполнено оптимизмом. Я шла вдоль дороги и безоговорочно верила этому миру, считала, что вокруг царит только добро. Наивная! А главное я верила мужчинам. Думала, что сильный пол никогда не причинит мне боль. Не обидит женщину. По примеру отца я знала, что мужчина - это защитник, глава семьи, добытчик и так далее. А ещё любящий муж и отец.
   Но я так считала, до того момента, пока не встретила его. Похоже, этот шлейф тогдашних событий будет тянуться за мной вечно. Но самое страшное было то, что теперь я боялась продолжения. Того, что последует после. Боялась, что моя, только недавно наладившаяся жизнь, снова превратится в ад.
   Я не кричала. Я не издала не звука. Наверное, я уже просто привыкла терпеть. Вдруг резко стало безразлично. Я обмякла и перестала вырываться. Да и смысл? Пусть делает, что хочет. Я привыкла. Я вытерплю. Но буду молить Бога, чтобы этого больше никогда не повторилось, и чтобы за этим всем ничего не последовало. Всё-таки Сергей был прав подставляя ко мне Пашку и Сашку. Они бы защитили и не дали в обиду.
   Как же больно и плохо. О Господи! А самое обидное то, что я даже не могу себя защитить. Не могу за себя постоять. Я слабая. А он сильный. И мне никогда с ним не справиться.
   Я тупо смотрела на его искажённое, толи от злости, толи от удовольствия, лицо и не могла скрыть отвращения и страха. Всё смешалось. Потолок вдруг поплыл. Я моргнула. Слёзы. Опять эти горькие слёзы.
   Сжав челюсти, я заглушила в себе желание закричать. Потом скрипнула зубами и скривилась. Наверное, я никогда от этого не отмоюсь. А Илья... А, что Илья? Ему было безразлично. Безразлично на мои чувства, на то, что творится сейчас у меня в душе. На всё безразлично.
   И тут я понимаю, что с меня хватит. Злость копится внутри, еле сдерживаемый гнев, рвётся наружу. Я сжимаю кулачки, поворачиваю голову вбок и, схватив со стола, чудом сохранившуюся там статуэтку, со всей силы ударяю ей Илью по голове. Наверное, мне не должно было повезти. Он успевает увернуться, замахивается на меня ладонью и, с громким стоном, начинает извергаться.
   Брезгливо сморщившись, я почувствовала, как по моим щекам потекли злые слёзы. Закусив губу, я закрыла глаза и отвернулась. Дождавшись, когда он слезет, я поправила юбку и бесхребетной медузой опустилась в кресло. Закрыв лицо руками, я громко зарыдала.
   - Ты больной, - сквозь слёзы процедила я.
   - Одержимый, - одними губами произнёс мужчина. - Одержимый, - словно робот повторил он, смотря куда-то перед собой.
   Я медленно подняла на него взгляд. Он растерянно стоял у окна и выглядел невменяемым. Расширенные от ужаса зрачки, взгляд, кажущийся стекленым. Он смотрел в одну точку и нервно сжимал кулаки. Серое, осунувшееся лицо, говорило о том, что ему очень плохо. Но это не оправдывало его поведения. Я не чувствовала ничего, кроме ненависти.
   Резко подорвавшись, я быстро подлетела к нему и, прошипев только одно единственное слово, набросилась на мужчину. Он долго терпел. Молча терпел каждый удар. Стойко терпел унижение. Но в один момент не выдержал и, оскалившись, со всей силы отшвырнул меня на пол.
   Больно упав на ковёр и ударившись головой, я свернулась калачиком и, отчаянно закричав, громко зарыдала. Дальше я плохо помню, что было. Помню, как в кабинет вбежала Милка. Потом были какие-то стуки и крики, среди которых я узнала голос Галки. После всё стихло.
   Вскоре кто-то медленно подошёл ко мне и, положив руку мне на плечо, попросил подняться. Я не реагировала. Скидывала с себя руку и продолжала плакать.
   - Сапфира, - услышала я тихий голос Галки. - Сапфира, тише, не плачь, - она принялась гладить меня по волосам, успокаивая.
   - Не трогайте меня! - резко и отчаянно закричала я. - Не трогайте! Оставьте меня в покое! - и зло принялась вытирать с лица слёзы, которые никак не хотели останавливаться.
   - Мила! - рявкнула Галка.
   Дверь хлопнула.
   - Да, - дрожащим голосом произнесла моя секретарша.
   - Где вы были? - Галка была зла.
   - Я отходила налить чай!
   - Какой к чёрту чай?! - рассвирепела подружка.
   Я притихла.
   - Но, Ксения Андреевна приказала! - принялась слабо оправдываться девушка, с надеждой глядя на меня.
   Я снова уткнулась в ковёр, но больше не плакала.
   - Как вы могли такое допустить?! - судя по звукам Галка встала и направилась к Милке. - Вы что, за чаем в другой конец Москвы ходили?!
   - Я курила, - виновато проговорила Милочка и замолчала.
   - Уволена, - слишком резко отрезала Галка.
   - Но вы не можете меня уволить, - хваталась за тростиночку Милка.
   - Уже могу, - отчеканила Галка. - Теперь я твой непосредственный начальник.
   Тяжело вздохнув, я поднялась с полу и, усевшись в кресло, поправила волосы. Потом постаралась взять себя в руки и посмотрела на Милку. Девушка выглядела потерянной и до ужаса расстроенной. Мне стало её жаль. Тем более, я знала, когда нанимала её на работу, что она страдает этой пагубной привычкой. И, тем более, её рабочий день ещё не начался.
   - Галь, не свирепствуй. Милочка здесь не при чём, - устало произнесла я.
   - Как это не при чём? - ошарашенно воскликнула Галка.
   - А вот так, - я опустила взгляд. - Не при чём и всё.
   - И зачем тебе тогда секретарь? Если бы она была на месте, этого бы не произошло! - пыталась достучаться до меня подруга. - Она хотя бы милицию бы вызвала!
   - Полицию, - машинально поправила я.
   - Да какая разница?!
   - Где этот подонок?
   - Сбежал, - Галка покраснела от злости.
   - Мила, вы можете быть свободны, - безжизненным голосом отдала я приказ.
   - Но как так? - чуть ли не плакала девушка.
   - Позже я приготовлю вам список распоряжений на сегодня и вызову к себе.
   - Хорошо! - обрадовалась девушка. - Спасибо вам! - воскликнула она и, подбежав ко мне, чмокнула меня в щёчку. - И простите меня, - и ускакала.
   Я вздохнула. Потом достала из шкафа два бокала, бутылку шампанского и, пригласив Галку присесть, поставила всё это на стол. Напиток, конечно, не совсем подходил к случаю, скажем так, но я не могла больше ничего пить кроме него. Так что выбирать мне не приходилось.
   Галка как-то настороженно косилась на меня и молчала как рыба.
   - Что? - я вскинула брови и нахмурилась.
   - Снова его простишь? - подруга пристально смотрела на меня.
   - Давай о делах. Я сегодня не в состоянии проводить совещание.
   - Перенесём на завтра? - не стала настаивать подруга.
   - Нет, - я отрицательно покачала головой. - Его проведёшь ты, - выдала я.
   - Я? - Галка вытаращила глаза и жадно принялась ловить ртом воздух.
   - Ты, - спокойно изрекла я и достала из сейфа бумаги. - Ознакомься, - я кивнула на папки.
   Галка ошарашенно глянула на бумаги и, разместившись напротив, принялась быстро их листать, изучая.
   Накарябав Милке задания, я попросила Галку передать ей листок и, разлив шампанское по бокалам, сделала довольно-таки большой глоток. Достав из сумочки зеркало, я посмотрела на своё отражение и шокировано замерла. Нужно было привести себя в порядок.
   Залпом осушив свой бокал до дна, я, покачиваясь, направилась в дамскую комнату. Умывшись, заново накрасила ресницы, подкрасила губы, расчесала волосы и, почувствовав себя более-менее нормально, вернулась за стол. Работа, конечно, не волк, но работать всё-таки нужно.
   Не успела я погрузиться в работу, как дверь отворилась. Медленно и испугано подняв глаза, я увидела в проёме мужской силуэт и вздрогнула. Так же в кабинет сегодня ввалился Илья. Мужчина сделал шаг в мою сторону, мираж рассеялся, и я увидела перед собой своего мужа. Похоже, он всё знал.
   Осторожно и медленно протянув ко мне руку, он погладил меня по щеке, виновато заглядывая в глаза. Потом взял меня за затылок и, притянув к себе, начал покрывать моё лицо поцелуями, стирая с него, не пойми откуда, вновь появившиеся слёзы.
   - Девочка моя, - шептал он, - тише, моя хорошая. Я рядом, ты в безопасности. Тише, не плач.
   Всю идиллию испортила Милка! Залетев в кабинет молнией, она громко и испуганно прокричала, пытаясь отдышаться и набрав в грудь побольше воздуха:
   - Он возле дома!
   - Что? - взгляд у Сергея стал страшным. Он сжал кулаки и решительно поднялся. - Где он? - муж запыхтел.
   Я знала такое его состояние. Оно означало, что он очень зол. Меня он никогда не трогал, даже находясь в крайне сильном гневе. Но для других это чревато... очень плохими последствиями...
   - Во дворе, - тыкая дрожащим пальчиком в окно, еле слышно прошептала Милка.
   Сергей скинул с себя пиджак и, на ходу заворачивая рукава рубашки, довольно-таки решительно вышел из кабинета. Милочка вжалась в стенку, когда он выходил. Я же, резко подорвавшись, полетела за ним, упрашивая остановится и даже пытаясь удержать.
   - Серёжа, не надо! - просила я, хватая его за руку. - Серёжа, остановись!
   Он не реагировал. Пёр напролом, как говорят. Не отталкивал, не кричал, но и не останавливался. И, похоже, даже не собирался.
   Поняв, что это бессмысленно, я засеменила за ним, думая, как поступить. Дать ему избить Илью? Или вызвать на мужа (!) полицию!
   Илья не ожидал такого поворота событий и не был готов к хуку справа. Так что первый удар пришёлся ему ровнёхонько в глаз. Илюша покачнулся и чуть не упал. Дальше рассказывать не буду. Это было жутко, кроваво и страшно.
   Оттащил Сергея Володя. Илья не смог устоять на ногах и уселся прямо на бордюр, вытирая кровь с лица и забавно морщась. Почему забавно? Да потому, что мне было приятно. Да, мне было приятно, что ему больно.
   - Можешь забыть про бизнес, - напоследок процедил Сергей и, уже заходя в здание, добавил: - Ещё раз, ты, гадёныш, подойдёшь к моей жене, и я убью тебя! Я не шучу, - и сплюнул на асфальт.
   Выбежавшие следом Галка с Милкой как-то странно смотрели на нас. Галка мстительно-радостно, а Милка мечтательно.
   - Ты чего? - спросила я, заметив, как она томно вздохнула, когда Сергей проходил мимо.
   - Повезло тебе, Ксюшка!
   Я ухмыльнулась.
   - Как он прошёл в кабинет? - поинтересовался Сергей, когда мы втроём расположились за столом моего офиса.
   - Милка отошла налить мне чай, - я пожала плечами.
   - Покурить, - встряла Галка.
   Я зло зыркнула на неё и продолжила:
   - Она здесь не при чём. Её рабочий день вообще с десяти!
   - Ладно, - видно было, что Сергей ещё зол. - Сейчас поговорим о делах, а дома уже об этом, - он поморщился.
   О делах мы поговорили. И даже собрали совещание, подписали бумаги и так далее. И всё благодаря Сергею.
   Предстояла поездка по магазинам, которую мы решили не откладывать в долгий ящик и, поужинав в ресторане, поехали. Да, бизнес штука тяжёлая и приходится чем-то жертвовать. Это только дилетанты думают, что бизнесмен - это крутой дядька в пиджаке и на мерседесе, который сидит в своём кабинете, курит трубку, пьёт виски со льдом и ничего не делает.
   На самом деле всё обстоит далеко не так, как хочется. Нет, бизнесмен - это, действительно, крутой дядька в пиджаке и на мерседесе, но вечно не высыпающийся, постоянно отсутствующий дома, всегда жутко уставший и мечтающий только об одном - выспаться! Вот так и обстоят у нас дела.
  
   ***
  
   Следующая неделя прошла как в тумане. Я жутко не высыпалась, была раздражительна и очень зла. Ещё, как на зло, наступили эти дурацкие "счастливые" дни. В общем к концу недели мне стало казаться, что я умираю. Болело всё тело от ног до головы. Благо Сергей всегда был рядом и помогал мне во всём. Иначе я бы точно умерла от усталости.
   Оказалось, передавать дела не так-то и просто, и легко. Поездки по магазинам жутко выматывали. Мне мнилось, что эти пожизненные километровые пробки не закончатся никогда и мы навсегда останемся на этой злосчастной дороге.
   Заехав в последний магазин и проведя все необходимые процедуры, я вышла на "свежий" воздух и с облегчением выдохнула. Сергей ждал меня в машине и, опустив стекло, встревоженно смотрел на меня. Покачав головой, мол, всё нормально, я уселась на лавочку и закурила.
   - Да-а-а, - плюхнувшись рядом, устало протянула Галка. - Я выдохлась! - она истерично рассмеялась.
   - Я тоже! - призналась я. - А как же ты работать будешь? - я покачала головой.
   - Найму зама! - выдала Галка.
   - Точно, - ухмыльнулась я.
   - Сапфир, ты не волнуйся, я справлюсь, - мягко произнесла подружка и положила руку мне на плечо. - Езжай домой.
   - Ой, мамочки, - я схватилась за голову, - мне же ещё детей забрать нужно!
   - Зачем? - удивилась Галка. - Пусть у меня пока побудут.
   - Ты уверенна? - я пристально посмотрела ей в глаза.
   - Конечно! Ну всё, езжай, тебя муж ждёт, - пыталась побыстрее сопроводить меня она.
   - Да я как-то соскучилась уже, - пожала я плечами. - А ту потом приеду, а они меня и не узнают. Скажут, что за тётя?!
   - Ну, а как же ты..., - начала было Галка, но тут же осеклась.
   - Что я? - я с любопытством уставилась на неё.
   - Ничего, - быстро бросила она и встала, видать намереваясь смыться. - Пойду.
   - Иди, иди, - я хитро сощурилась. - Если что я на связи, - и показала рукой телефон, приложенный к уху.
   - Хорошо!
   - И ещё, - я остановилась у машины, - не увольняй Милку.
   - Не уволю! - крикнула Галка, скрываясь за дверью магазина.
   Усевшись рядом с мужем, я устало улыбнулась, положила голову ему на плечо и тут же погрузилась в глубокий сон. В общем отправилась в волшебную страну сказок и грёз. Кстати, в последнее время мне почему-то ничего не снилось. Наверное, усталость и однообразие жизни сказывались.
   - Сапфир, - позвал Сергей.
   Медленно открыв глаза, я осмотрелась. Мы до сих пор были в пути. Но вот странность, я не узнавала дороги, по которой мы ехали. И вообще всё было каким-то не таким, чужим что ли, безликим.
   Напрягла память и вспомнила, как садилась в машину, как муж обнял меня за плечи и прижал к себе. Сквозь черноту услышала, как он сказал Володе: "Поехали" и машина плавно тронулась с места. Всё, дальше темнота и спасительный сон.
   Проморгавшись, я подняла взгляд на мужа. Его взгляд пугал и настораживал. Он молча смотрел на меня, плотно сжав губы, и как будто хотел что-то сказать. Хотел, но не мог. Я насторожилась, сердце предательски быстро забилось в груди, предчувствуя нехорошее.
   - Что происходит? - в душе поселилась тревога. - Серёжа! В чём дело? - я высвободилась из его объятий и принялась судорожно озираться. - Где мы?
   Тишина. Он казался мне камнем. Черты его лица совершенно не менялись. Он всё так же смотрел на меня с плотно сжатыми губами и не нарушал своего молчания. Я стала паниковать.
   Но не успела я опомниться, как картинка стала резко меняться. Я начала понимать, что это всё-таки сон. Но легче мне от этого не стало. И почему мне никогда не снится, допустим, лазурный берег?! Шезлонг, яркое тёплое солнышко и красивое голубое море. Я валяюсь на пляже натянув солнцезащитные очки и пью какой-нибудь фруктовый коктейль. Из воды выходит Серёжа, с грацией хищника приближается ко мне, опускается рядом и страстно целует меня в губы.
   Вот почему мне такое не снится?!
   В общем я стояла на перроне. Мне было очень страшно, тревожно, и, я бы даже сказала, плохо. Я нервно всматривалась в окна поезда и явно кого-то там искала.
   Волнение волной захлёстывало меня, сердце ныло, ладони стали влажными, а ноги ватными. Я отчаянно принялась бегать вдоль вагонов, судорожно заглядывая в окна.
   Поезд тронулся, я побежала за ним, всё так же выискивая кого-то в окне.
   Вскоре я выдохлась. Остановившись, я попыталась отдышаться. Потом тряхнула головой и почему-то громко зарыдала. Усевшись прямо на асфальт, я стала покрывать голову "пеплом", периодически кидая взгляд на отдаляющийся состав.
   Чем дальше он отдалялся, тем хуже мне становилась. Боль пронзала меня на сквозь. Я еле сдерживалась, чтобы не закричать. Хотелось выть, биться в истерике и рвать на себе волосы.
   - Сапфира, - слышу я в голове безжизненный и какой-то серый голос Сергея.
   Подорвавшись, я начинаю оглядываться по сторонам. Никого. Совершенно никого! Что это? Ментальная связь?
   - Сапфира, - голос становится далёким и глухим. - Прости меня! - наполняется горечью и гаснет.
   - Серёжа! - кричу я. - Серёжа!
   - Прости! - еле слышно произносит он.
   - Серёжа, - я рыдаю ещё сильнее.
   - Не могу... Прости... Оттуда, куда я попал, не возвращаются.
   - Откуда? - дрожащим голосом произношу я.
   - Из этого поезда.
   - Откуда?
   - Из ниоткуда. Этот рейс в никуда..., - последние слова отдаются тихим эхом и растворяются где-то в воздухе.
   Проснулась я от того, что кто-то рьяно тряс меня за плечи и довольно-таки громко и взволновано звал. Распахнув глаза, я, сквозь пелену, увидела перед собой лицо Сергея. Уже не отличая где сон, а где реальность, я мёртвой хваткой вцепилась в его пиджак и почти закричала:
   - Куда ты уехал? Куда?! Ты оставил меня... Оставил меня там! Совершенно одну! Куда ты уехал? Куда?
   - Володя, останови машину, - Сергей выглядел слегка напуганным.
   Остановив машину у бордюра, Володя заглушил мотор и оставил нас наедине.
   - Сапфира, успокойся, - прижав меня к себе, Сергей принялся гладить меня по волосам. - Тебе просто приснился кошмар.
   - Нет, не просто, - рыдала я. - Ты в нём оставил меня одну!
   - Ну куда ж я денусь, ты что?
   - Это уже второй сон, - словно в бреду зашептала я. - Второй такой сон. Ты в нём уходишь. И оставляешь меня одну.
   - Ну, всё, с меня хватит! - как-то резко сказал он.
   Истерика тут же прошла. Я притихла и испуганно уставилась на мужа.
   - Что? - выдавила я.
   - Тебе пора отдохнуть, - твёрдо произнёс он, не принимая отказа.
   Я опешила.
   - Потом узнаешь, - подмигнул мне муж и поцеловал в лоб.
   Заинтриговать получилось. Я даже почти забыла про свой сон. Хотя и продолжала его анализировать, пытаясь понять, что же он значит. То, до чего я дошла, меня, мягко говоря, не особо радовало.
   Эту ночь мы провели дома. Мы просто лежали на кровати и разговаривали. Сергей рассказывал мне смешные истории из своей жизни, делился секретами. Я же лежала у него на груди, рисовала невидимые узоры и, улыбаясь, с любовью смотрела на мужа.
   - Девочка моя, - позвал он.
   - Мм-м? - промычала я.
   - Я не знаю кем бы я был без тебя, - признался муж.
   Я покраснела.
   - Ты всё, что у меня есть. Ты смысл моей жизни. Прости меня, - выдал он.
   - За что простить? - я приподнялась на локте и удивлённо посмотрела на мужа.
   - Я всё никак не могу себе простить, что поднял на тебя руку, - Сергей виновато опустил глаза.
   - Я давно тебя простила, - уверила я его.
   - Я приревновал, - признался он.
   - К кому? - оторопела я.
   - К Володе, - Сергей закрыл лицо ладонью.
   - Ревнивый ты мой, - засмеялась я и, проведя пальчиками по широкой скуле, потянулась к его губам...
  
   Глава 4
  
   Муж всегда умел меня удивлять. И вот и сейчас ему это удалось. Я настраивалась на обыденность, а получила шикарный отдых в Майами. Обожаю его за это! Две недели в роскошном доме, сёрфинг, купание в бассейне, ничего не деланье и обалденно красивое море. Я даже взяла с собой профессиональный фотоаппарат, чтобы запечатлеть всю эту красоту.
   - Серёж, - певуче позвала я.
   - Мм-м? - он подошёл сзади и обнял меня за талию.
   Я прижалась спиной к его груди и игриво произнесла:
   - Ты скучал?
   - Очень, - его губы коснулись шеи.
   - Очень, очень? - я прищурилась и повернулась к нему лицом.
   - Очень, очень, - улыбнулся муж, пьяными глазами смотря на меня.
   - Я тоже, - подмигнула я, потом приподнялась на носочки и поцеловала его в губы, еле ощутимо касаясь уст.
   Сергей хотел было потянуться ко мне, но я резко выпорхнула из его объятий и направилась к столу. Он пошёл следом.
   - Сюрприз, - весело оповестила я, широко улыбаясь.
   Сегодня пришлось постараться. Для того, чтобы накрыть этот фруктово-коктейльный стол у меня ушло несколько часов. Сначала я всё утро смотрела, как красиво нарезать фрукты. То есть, сделать из них различные фигурки. Потом, как разложить и расставить. Оказалось, это целое искусство. Но самое сложное всё-таки было нарезать.
   После, я долго изучала сервировку стола. Хотелось чего-нибудь необычного. В общем, выбросив на помойку больше килограмма фруктов, я всё же справилась с этой нелёгкой задачей, разложила всё это великолепие по тарелкам и Вуаля! Шикарный фруктовый стол на двоих!
   Самым сложным было сделать так, чтобы Сергей раньше времени не успел увидеть всего этого великолепия. Не одному ведь ему делать мне сюрпризы! Пришлось изловчиться и отправить его на пляж под предлогом прогулки с Зигером и Лаки.
   Как я и предполагала, муж не удержался и прокатился разок на борде, который растянулся на добрых три часа. Что мне, впрочем, было только на руку. Вернулся он ужасно виноватым, что тоже меня отлично выручило (я отправила его в магазин). Вот так. Самой смешно, если честно. Но что делать? Приходиться прибегать к хитрости.
   - Ничего себе! - присвистнул Сергей, обалдело глядя на стол.
   - Нравится? - я была довольна собой.
   - Очень! - муж выпустил меня из своих объятий и подошёл поближе, чтобы рассмотреть мои шедевры. - А кто это сделал?
   - Я, - стало немножко обидно. В общем я надула губки.
   - Да ну?! И как ты умудрилась только?
   - Я очень старалась, - я смутилась как школьница и, взяв прядь волос, принялась накручивать её на палец.
   - А это можно есть? - вполне серьёзно спросил муж.
   Я засмеялась:
   - Конечно. А для чего по-твоему я всё это делала? - хохотала я. - Идём, - и сделав приглашающий жест рукой, уселась за стол.
   Сергей, похоже, растерялся. Обычно он всегда отодвигал для меня стул. А тут встал как вкопанный и стоит. Получилось, действительно, очень красиво. Мне даже самой было жалко это есть.
   - Присаживайся, - засмеялась я.
   - Спасибо! - Сергей, похоже, поплыл.
   Довольный, как мартовский кот, он подошёл ко мне и крепко меня поцеловал.
   Это был замечательный вечер. Мы долго сидели за столом, ели мои фруктовые шедевры, пили фруктовые коктейли и непринуждённо беседовали. Правда потом мы перешли на алкогольные напитки, но это позже.
   К концу застолья мне казалось, что мой организм перенасытился фруктами лет эдак на двадцать вперёд. Сергей весь вечер счастливо улыбался, не сводил с меня влюблённых глаз и не скрывал восхищения. Я игриво опускала глазки, наматывала свою шикарную шевелюру на палец и театрально краснела.
   Идиллию испортила Галка. Звонок раздался неожиданно. Я даже вздрогнула. Новости, которые она мне сообщила, меня особо не радовали. Да что тут скрывать, они меня вообще не радовали! Некто неизвестный совершил налёт на один из моих магазинов. Но налёт этот был довольно-таки странным и необычным. И от этого становилось ещё страшнее.
   В общем, произошло всё это ночью. Сигнализация, по какой-то причине (неведомой мне), не сработала. Охранник, как бы это не было странно, ничего не слышал и не видел. Возможно его просто запугали. Просмотры записи с видеокамер результата не принесли. Записи просто нет! Как объяснила Галка, диск кто-то стёр. И ничего, кроме черноты, на нём не осталось.
   Странный вор-маньяк не взял ничего. Зато написал на зеркале и на многих других местах: таких как витрина, входная дверь, стена в моём бывшем кабинете магазина, окнах и даже в туалете! В общем он написал, что я скоро умру. Знаете, это что-то наподобие взятой идеи из крутых Американских фильмов ужасов. Вот именно оттуда он эту самую идею удачно, извиняюсь, и скомуниздил.
   Надписи, как и положено, были выведены "красивыми" красными буквами, с кровоподтёками и ужасающе-устрашающими подписями внизу. Это либо маньяк со стажем, либо псих. Итак, подпись: "Твоя смерть"! Забавно, правда?!
   - Ты вызвала полицию? - дрожащим голосом проблеяла я в трубку и похолодела.
   - Конечно! - испугано воскликнула Галка.
   - И? - на большее у меня не хватило сил.
   - Хулиганство! - нервно и громко выговорила подруга.
   - Хулиганство?! - я не поверила своим ушам.
   - Я сама в шоке! Это же угрозы! Но у нас полиция сначала ждёт, пока убьют, а потом уже действует.
   - Кого убьют? - я стала туго соображать.
   Сергей статуей сидел на стуле и напряжённо смотрел на меня.
   - Сапфир, не буду ходить вокруг да около, но мне кажется это напрямую касается тебя. Скажи, у тебя есть враги?
   - Какие враги? - оторопела я.
   - Допустим, враги по бизнесу. Конкуренты. Те, кому ты перебежала дорогу, - принялась перечислять Галка. - Есть? Вспоминай. Это очень важно.
   Я задумалась.
   - Похоже, что есть, - подумав, ответила я и горько усмехнулась. - Напротив, через дорогу, был ювелирный магазин. Товар так себе, коллекции никакие. Зато цены запредельные. Так вот, когда мы открылись, к нам пару раз приходили из этого магазина. Сначала просто просили не составлять конкуренцию. У нас как раз пошла торговля. А потом...
   - Что потом? И что значит был?
   - Они закрылись. В последний раз наш разговор с их руководящим был, мягко говоря, не совсем дружелюбным. Он пообещал, что я сама закроюсь. Что он спалит все мои "лавки", и я останусь ни с чем.
   - Свидетели этого самого разговора у нас имеются?
   - Конечно! - эмоционально воскликнула я. - Весь персонал магазина!
   - Ну вот и славненько, - обрадовалась Галка.
   - Только они уволились, - была вынуждена огорчить её я.
   - Как это уволились? - не поняла подруга.
   - А вот так, - я вздохнула. - Написали коллективное заявление и уволились.
   - Что прям все?
   - Все.
   - Странно.
   - Да, довольно-таки странно. Я думаю их либо переманили, либо подкупили, либо заставили, - вынесла я вердикт.
   - Нет, как-то не складывается, - не согласилась Галка. - Зачем им всем увольняться? Только из-за того, что они стали нежелательными свидетелями вашего, как ты говоришь, не совсем дружелюбного разговора?! Глупость, какая-то!
   - Может и глупость, - я пожала плечами. - Но ничего другого у меня на ум не идёт, - задумчиво произнесла я и, выдержав небольшую паузу, добавила: - Неужели ты думаешь, что из-за какого-то там магазина могут убить?
   - Из-за какого-то там? - усмехнулась Галка. - Да такие ювелирки миллионами ворочат, а ты говоришь какого-то!
   - Не знаю, - я замотала головой. - Что теперь делать?
   - Сиди в своём Майами и не высовывайся, - приказала подруга. - Я сообщу как обстоят дела.
   - Ты собираешься его искать?
   - Конечно! А как иначе?
   - Думаешь, стоит? - сомневалась я. - А если это не он?
   - А кто?
   - Илья, - бесцветным голосом проговорила я и убитым взглядом посмотрела на Сергея.
   Муж тут же запыхтел и сжал кулаки.
   - Месть обиженного мужчины? - ухмыльнулась Галка. - Это что-то новенькое.
   - Не думаю, - фыркнула я.
   Хотела ещё что-то сказать, но Сергей выхватил у меня трубку.
   - Ало! Галина, здравствуй! Значит так... Похоже, дело серьёзное. И не факт, что это касается именно моей жены. Мы не знаем наверняка. Всё может быть, а рисковать мы не имеем права. Мне придётся прислать к тебе ребят из моей службы безопасности. Да, телохранителей. Так надо. Ты самое главное не переживай. Мы вылетим завтра. Как это не надо?! Да это даже не обсуждается. Уверенна? Тогда будь на связи. Расскажешь всё моим ребятам. Да, сейчас же. Нет, они подъедут к тебе сами. Они на машине, - нервно расхаживая по комнате, говорил Сергей. - Нужно будет проверить этого горе-коммерсанта. Да. Ничего не бойся. Я сейчас же позвоню ребятам. Не за что! Даю.
   Протянув мне трубку, муж сел напротив и закурил. Дрожащей рукой приложив телефон к уху, я произнесла невнятное "Да" и принялась судорожно соображать. Галка что-то говорила и говорила, задавала вопросы, а я не слышала её. В голове метались мысли. Они настолько резко сменяли друг друга, что мне стало не хорошо. Больше всего жути нагоняло то, что я накручивала себя: "А вдруг этот маньяк найдёт меня здесь?", "А вдруг он найдёт моих детей?", "Во всём буду виновата я!", "А если Галка пострадает?" и так далее.
   - Сапфира! - донеслось до воспалённого сознания.
   - Да, да, я слушаю, - встрепенулась я.
   - Продиктуй мне ФИО этого твоего..., ну..., того, которого ты закрыла, - попросила Галка и судя по звукам приготовилась писать.
   - Я никого не закрывала.
   - Хорошо, не закрывала. Диктуй.
   - Я отправлю сообщением.
   - Ладно. И не волнуйся там. Отдыхай спокойно.
   - Как?! После такого?!
   - Лучше бы я тебе ничего не говорила, - пожалела Галка.
   - Будь осторожна, - не обратив внимания на её фразу попросила я, - пожалуйста! Я очень за тебя волнуюсь.
   - Не переживай. Всё будет хорошо. Скорее всего это был просто какой-нибудь псих и всё.
   - Надеюсь, - безжизненным голосом проговорила я и сбросила.
   Побледнев лицом, я беспомощно опустила плечи, заторможено положила телефон на стол и так же заторможено перевела испуганный взгляд на Сергея. В голову снова стали лезть дурные мысли. И почему мне так не везёт? А всё этот Илья! Ненавижу его! Ненавижу! Это проклятье какое-то! Такое впечатление, что вокруг него витает сгусток какой-то негативной энергии, который так и тянется ко мне.
   Нужно как-то оградить себя от общения с ним. Сделать так, чтобы наша встреча была невозможной. Может, улететь в штаты? Туда где мы жили. И жили счастливо! Подумав об этом я покосилась на Сергея. Муж сидел на стуле и курил сигарету выпуская ровные колечки дыма.
   - Серёж, - позвала я.
   Муж словно очнулся.
   - Давай останемся в Америке.
   - В Америке? - удивился он.
   - Да, - кивнула я, с надеждой смотря на него.
   - Зачем?
   - Наверное, это прозвучит глупо, но я знаю, что так будет лучше, - я смутилась. - Я это чувствую.
   - Послушай, - Сергей поднялся и присел передо мной, - я в состоянии тебя защитить, - заглянув мне в глаза, муж взял мои руки в свои ладони и как-то печально улыбнулся.
   - Я знаю, - я опустила глаза. - Но давай останемся... я тебя очень прошу...
   - Просто доверься мне, - попросил муж.
   Поднявшись, он помог мне встать и крепко меня обнял.
   - Давай прогуляемся?
   Я подняла взгляд на Сергея и попыталась улыбнуться. Кивнув, позвала Зигера с Лаки, и мы отправились на вечернюю прогулку по прекрасному пляжу Майами. Муж обнимал меня за плечи, прижимал к себе и что-то рассказывал. А я находилась словно в другом измерении. Мне мнилось, что это всё происходит не со мной. Возможно, я снова накручивала себя, но сердце предательски ныло, предчувствуя беду.
   Я смотрела на воду, переводила взгляд на заходящее солнце и думала, что это не солнце... Словно это была моя жизнь. Как будто ей приходит конец. Она медленно, но в то же время быстро гаснет, исчезает, словно меня никогда и не было.
   Странные мысли. Они пугали меня. Размышления заставляли мелко дрожать. Я старательно скрывала то, что чувствую сейчас. Я улыбалась. Я не хотела пугать мужа, расстраивать его. Он ведь так хотел, чтобы я была счастлива. Пусть так и будет. Я никогда не была пессимистичной. Наверное, такой меня сделала жизнь. То, через что мне пришлось пройти. То, что мне пришлось пережить.
   Последний луч солнца окрасил воду красным цветом и в мгновенье исчез. Растворился в воздухе, словно его и не было. Никогда не думала, что солнце умеет так быстро скрываться за горизонтом.
   Что со мной происходит? Мне страшно. Мне очень страшно. Тело покрывается мурашками. Муж берёт меня за руку, и я ощущаю, как ладошка становится влажной. Я гляжу на Сергея и меня окутывает неподдельный ужас. Я задыхаюсь, крепко сжимаю его руку. Мокрый холодный нос утыкается мне в ногу. Я опускаю взгляд. Зигер. Мой верный пёс. Он тоже предчувствует беду, смотрит на меня настороженно и как-то сочувственно. Животные чувствуют страх. Они всегда безошибочно определяют эмоции, которые испытывает человек. Они всё понимают. Это грустный вечер...
   Мы присаживаемся на песок у воды. Луна уже взошла. Она не улыбается, как раньше. А ещё сегодня на небе не видно звёзд. Точнее их совсем там нет. Сплошная чернота. И всё. Больше ничего нет. Сегодня наш художник решил не утруждать себя и не рисовать на безликом небе красивые яркие звёзды. Словно он стёр их резинкой. Посчитал их не нужными. Лишними в этом безумном великолепии.
   Я внимательным взглядом разглядываю её и не могу понять, что же всё это значит. Это всё так странно. Раньше я никогда такого не испытывала. Возможно, это просто означает, что скоро моя жизнь превратится в чёрную ночь. В ней будет очень много черноты... черноты и слёз, ведь вокруг нас вода. Очень много воды. Целое море...
  
   Глава 5
  
   Поздним вечером мне позвонила Лариска. Вот кого, кого, а её голос я не ожидала услышать. После того, как она уехала, мы как-то потерялись. Я несколько раз звонила ей на телефон, но она была недоступна.
   - Сапфира, ты не поверишь, - эмоционально проговорила Лариска. - Я раньше думала, что такое только в сказках бывает! А оказывается нет.
   - Что бывает? - недоумевала я.
   - Мы теперь в Москве живём! У нас всё просто шик! Лучше не бывает. А ты всё в своей Америке, да? Я так хочу тебя увидеть! Жуть! Соскучилась не могу. Как ты там? Как жизнь молодая?
   - Ларис, подожди, - остановила её я. - Ты неизменна, - заметив, я хихикнула.
   - Игорь в лотереи выиграл! - наконец-то объявила она.
   - В лотереи? - мне не верилось.
   - Да!
   - Как так? В какой лотереи?
   - В обычной. По билетам.
   - Да ну? Я просто думала...
   - Я тоже раньше так думала, а оказалось это возможно. Короче, он в киоске купил один билет, при чём совершенно случайно...
   - Это как?
   - У продавщицы сдачи не было, - засмеялась Лариска.
   - Ой, цирк, не могу, - от плохого настроения не осталось и следа. - И он на сдачу купил билет, так? - захохотала я.
   - Да! Так вот, купил он этот билет, пришёл домой, ни на что, не надеясь, сел у телевизора, уткнулся в экран и принялся ждать. Там по телеку это всё дело разыгрывают. Кстати, мы сейчас на отдыхе. Ну это после. И тут бац! Билет выигрышный! Представляешь?!
   - Нет, - честно ответила я и даже замотала головой. - И сколько? - мой голос дрогнул.
   - Мы бы столько за всю жизнь не заработали, - ушла от ответа Лариска.
   - А где отдыхаете сейчас?
   - В Майами! - воскликнула девушка.
   - В Майами? - в свою очередь воскликнула я.
   - Ага.
   - Так мы тоже здесь.
   - Да ну?!
   - А то. Видишь, как всё складывается. Что ещё новенького?
   - Не хочу хвастать, - изобразила смущение Лариска.
   - А я буду тебя пытать, - шутливо пообещала я.
   - Ой, боюсь. Ну что тебе ещё рассказать? Купили дом, квартиру в Москве, машину. Я маму туда перевезла.
   - В центре?
   - Что в центре?
   - Квартиру в центре купили?
   - Да, в районе садового кольца.
   - А маму куда перевезла? - полюбопытствовала я.
   - В Москву.
   - Это я поняла. Ты ей дом купила, что ли?
   - Ага.
   - Ясно. Так вы с Игорем здесь?
   - Конечно. Куда я без него?
   Назвав подруге свой адрес, мы договорились встретиться завтра и, поцеловавшись через телефон, попрощались. Нужно будет накрыть на стол и обязательно приготовить чего-нибудь необычного и вкусненького. В общем удивить.
   Лариска. Эх, целый год прошёл..., а словно и не было этого времени. Как будто только вчера расстались. Как же быстро бежит время. Оно и вправду, словно, как вода... утекает сквозь пальцы, оставляя за собой лишь воспоминания.
   Вспомнив, как именно мы познакомились, я вздрогнула. Перед глазами в ускоренном темпе пронеслись события тех дней. Вот меня заводят в номер, нам навстречу выходит Лариска. Она называет себя Клеопатрой и всем своим видом даёт мне понять, что я попала. Я даже помнила её слова. Перед глазами чётко стояло её лицо, отражающее все эмоции девушки и ужас, который плескался на дне её зрачков и, который она тщательно скрывала за каменной маской.
   "Привет! Я Клеопатра," - томно произносит она и окатывает меня холодным взором. - "Пойдём со мной."
   Меня бросает в дрожь. Я стискиваю зубы и сжимаю губы, чтобы не закричать. Меня жутко трясёт, я чувствую себя осиновым листочком, колышущемся на ветру. Ещё вихрь и, кажется, я упаду. Рассыплюсь, растворюсь в воздухе, исчезну. Именно такие эмоции я испытывала тогда. Было как-то странно. Как будто я нахожусь между, где-то далеко, но в тоже время так близко. Вроде бы здесь, но и не здесь. С одной стороны, было уже безразлично, что будет завтра. С другой, очень хотелось жить. А с третьей, я мечтала исчезнуть. Уснуть и не проснуться.
   Митяй уходит, не забыв закрыть нас на ключ.
   - "Какая на хрен Клеопатра?" - возмущаюсь я.
   - "Тихо," - шипит на меня Лариска и, схватив меня за руку, тащит в ванную.
   Оказывается, там везде камеры и нас слушают. Их нет только в ванной. Лариска рассказывает мне, как попала сюда и как её заставляли работать. Она говорит, что приехала в Москву, когда ей было всего шестнадцать и практически сразу попала сюда.
   Они умело всё провернули. Сказали, что она украла у них деньги и вернуть их нужно любой ценной. А ещё Лариска говорит, что сюда все так попадают. Я возмущаюсь, кричу, что я не буду проституткой. Она просит меня смириться и не наживать себе лишних проблем.
   Я остаюсь в ванной одна. Скидываю с себя то, что осталось от одежды. Включаю душ, подставляю лицо тёплым струйкам и, не сдержавшись, начинаю громко плакать. Я вспоминаю Галку, думаю, жива ли она и от этого на душе становится ещё тяжелее.
   А потом были воспоминания. Воспоминания из моей жизни. Всё, что связывало нас с Галкой. И то, что я пережила без неё. Это были счастливые моменты, но и в то же время грустные, потому что я не знала тогда будут ли в моей жизни ещё когда-нибудь такие воспоминания. Точнее, будет ли что-то после. Наступит ли это завтра и есть ли у меня будущее.
   Театр абсурда, но меня даже водили к следователю! Я была шокирована, увидев за столом бритоголового и малоприятного типа, который что-то сосредоточенно и вдумчиво писал на большом листе бумаги.
   Через минуту в моих руках оказалось заявление от некоего гражданина, который утверждал, что я украла у него деньги. Мент принялся давить на психику, пугать тюрьмой. А я сказала, что готова понести законное наказание. Как забавно он тогда выглядел. Он явно не ожидал от меня такой реакции.
   А потом..., а потом меня увели в номер, и я увидела Ларку. Избитую Ларку. Она сказала, что клиент попался садист. Она говорила это так, словно ничего такого и не произошло. Так спокойно, слегка морщась, но спокойно! Мне тогда стало плохо. Мне мнилось, что я попала в сумасшедший дом. А ещё хотелось упасть в обморок и впасть, как минимум, в комму.
   На следующую ночь мне всё-таки пришлось выйти к клиентам. Глядя на них меня воротило. Я морщилась, снова стискивала зубы, сжимала кулачки и молча терпела. Я глотала свою боль, как глотают горькие слёзы. Мне было так грязно и мерзко, что сомнений уже не оставалось. Смерть - это лучше, чем такая жизнь.
   А дальше... Я даже не хочу вспоминать, что было дальше. Помню, как ударила мужичка по голове, по-моему, бутылкой. Помню, как меня вернули в номер, по пути немножко помяв и разукрасив. Но самый ужас ждал меня впереди...
   Вспоминая это, я с расширенными зрачками смотрела куда-то перед собой и часто дышала. Меня тогда спас Сергей. Мой любимый. Как же я счастлива, что он у меня есть. Мой герой. Он тогда очень рисковал, спасая мне жизнь. Но он не побоялся и сделал это.
   Подумав об этом, я тепло улыбнулась и перевела рассеянный взгляд на мужа. Он сидел у меня в ногах и, держа меня за руки, осмысленно смотрел мне в глаза. Я как-то грустно и неуверенно улыбнулась, погладила его по голове и тихо произнесла:
   - Всё будет хорошо...
  
   ***
  
   Сегодня она печальна, как никогда. Я внимательно смотрю ей в глаза, всматриваюсь в лицо и вижу, как ей сейчас тяжело. Она задумчива. А ещё её что-то очень сильно тревожит. Я понимаю, что то, что произошло в магазине, не совсем приятно, но и чувствую, что дело не только в этом.
   Я беру её лицо в свои ладони и нежно касаюсь её губ. Она дрожит. Я заглядываю ей в глаза, задавая немой вопрос. Она отрицательно качает головой и морщит носик. Она уже давно такая. Но после сегодняшнего звонка стала ещё хуже. Я хочу знать, что творится у неё в душе. Но она молчит, и я не имею права настаивать. Она сама расскажет мне о своих переживаниях. Нужно просто ждать. Ей требуется время.
   - Не волнуйся, - нежно мне улыбнувшись, тихо произносит она. - Всё хорошо.
   - Скажи мне, что тебя тревожит? - я участливо заглядываю ей в глаза, беру её за руку и целую ладонь.
   - Ничего, - её губ опять касается грустная улыбка, - просто паршиво, - произносит она и, опустившись рядом, утыкается носом мне в грудь.
   Я молча глажу её по волосам, крепко прижимаю к себе и почему-то боюсь потерять.
   - Завтра Лариска с Игорем придут, - объявляет она.
   - Ты уверенна? - осторожно спрашиваю я.
   Я не хочу, чтобы ей было больно.
   - В чём? - удивлённо глядит она на меня.
   - Не встречайся с ней, если тебе сложно.
   - Нельзя убежать от прошлого, - только и произносит она. - Я жду тебя у бассейна, - поспешно бросает моя любимая и, поднявшись, быстро уходит.
   Я остаюсь один на один с собой и думаю, должен ли я рассказать ей про Ивана? Пришло ли время? Я сомневаюсь. Готова ли она услышать правду? Наверное, нет. Пусть лучше всё останется так, как есть. Я в состоянии её защитить.
  
   ***
  
   Так! Всё! Хватит! Говорю я себе, прогоняя из головы дурные мысли. Уже даже Сергей стал замечать, что со мной что-то не так. Мы отдыхать приехали в конце то концов! Прекрати думать о плохом! Ты в безопасности, рядом с тобой твой муж, вокруг полно охраны. Уговаривала я саму себя.
   Включив музыку, я скинула с себя всю одежду и, распустив волосы, зашла в воду. Вскоре ко мне присоединился Сергей. В одной руке он нёс поднос с фруктами, а во второй держал бутылку обалденно дорогого и вкусного шампанского. Я улыбнулась. Подплыв к бортику, я подтянулась на руках и, усевшись, поманила мужа к себе.
   - Шампанское, - Сергей расплылся в довольной ухмылке, - и фрукты, - подмигнул он, располагаясь рядом.
   Налив в бокал вина, он протянул его мне. Потом наполнил свой и, произнеся незатейливый тост, мы чокнулись.
   - Виноградинку, - оповестил муж и принялся кормить меня виноградом.
   В общем так мы и сидели, попивая шампанское и скармливали друг другу фрукты. Арбуз попался на редкость сочным. Мы весело смеялись, бросались косточками и обмазывали себя арбузным соком. Получалось достаточно сексуально.
   Я осторожно надкусывала арбуз, закрывала глаза и слизывала его с губ. Сок стекал по губам, оставлял мокрые дорожки на шее и капал на обнажённую грудь. Я ловила капельки пальчиками и интимно их облизывала.
   Сергей смотрел на меня открыв рот и похоже даже не дышал. Застыл он в очень забавной позе (немножко не донёс кусочек ананаса до рта). Я, стараясь не засмеяться, продолжала своё действие и вела себя как самая настоящая искусительница.
   Взяв с подноса банан, я откинулась назад, поставила одну ножку на бортик бассейна и провела им по животу. Потом наполовину сняла шкурку и довольно-таки эротично принялась его есть. Сергей тяжело задышал. Мышцы на его руках и теле напряглись словно перед прыжком. Я зазывно улыбнулась и закусила губу. Сергей запьянел. Я провела языком по губам и переключилась на клубнику.
   Это было самое настоящее безумство. Его тело притягивало меня, взгляд завораживал, присутствие пьянило. Руки сводили с ума, а губы заставляли кричать от удовольствия. Рядом с ним я забывала обо всём. Проблемы как будто уходили на второй план, а, может, и вовсе исчезали. Я не замечала их... Я не замечала ничего вокруг. Здесь были только я и он.
   Положив в ладошку несколько штучек клубники, я попросила Сергея лечь и стала покрывать его тело поцелуями. Потом я принялась за сливки. Да, да, они у нас тоже имелись. Сливки с клубникой на любимом теле - это волшебно. А особенно волшебно слизывать их с него, ласкать, сводить с ума. Я слышала биение сердца любимого, частое и тяжёлое дыхание, стоны и продолжала играть.
   Получив разрядку, Сергей взялся за меня. Никогда у нас не было такого необычного фруктового секса. Звучит смешно, но чего тут скрывать, было здорово. Сегодня вообще какой-то фруктовый день.
   Муж был нежен и сдержан, но я видела, что ему этого мало. Он хотел большего, а я играла, не позволяя войти. Я хотела довести его до крайней точки, чтобы он хотел меня, как никогда ещё не хотел. Чтобы безумно желал и не мог с собой совладать.
   Оргазм накрыл почти сразу и был очень ярким. Я содрогалась всем телом и громко кричала. Сергей целовал мои губы, продолжая ласкать. Я, изогнувшись, ловила ртом воздух и впивалась ногтями в... Я уже и не помню во что.
   Отдышавшись, я томно посмотрела мужчине в глаза и, поднявшись, сделала вид, что ухожу. Сергей резко подорвался и, подскочив ко мне, не больно схватил меня за руку. Улыбнувшись, я прищурилась и попробовала вырваться, но Сергей держал меня мёртвой хваткой. Именно этого я и хотела.
   Не успела я опомнится, как оказалась прижатой к стене. Жеребец... Думала я, про себя улыбаясь. Мужчина должен хотеть жену. Даже нет, не так. Не хотеть, а безумно желать. Он должен сходить по ней с ума, боготворить её и никогда он не должен быть ею сыт. Никогда. Нужно уметь делать так, чтобы ты была всегда желанна. Всегда!
   Не понимаю и никогда не пойму женщин, которые выйдя замуж забывают о том, что они Женщины. Именно Женщины и именно с большой буквы. Они перестают следить за собой, ходить к косметологу, визажисту, парикмахеру, массажисту. Встают у плиты, напяливают на себя бесформенный халат с фартуком и круглосуточно варят борщи. Нет, я ни в коем случае не говорю, что женщина не должна выполнять свои функции, а если быть точнее обязанности. Но не нужно забывать про себя. Про то, что мы Женщины.
   А потом многие дамы удивляются "Почему муж ушёл?" Не удивительно, что он ушёл. Женятся на стройной лане, а получают в итоге... в общем, не лань. Далеко не лань.
   Облизав пересохшие губы, я попыталась оттолкнуть Сергея, но он крепко прижимал меня к стене. Горячее дыхание обожгло шею, рука коснулась груди, а плоть упёрлась в живот. Взяв меня за подбородок, мужчина поднял мою голову и внимательно заглянул в глаза. Я почему-то вздрогнула и сделала взгляд испуганным. Сергея это завело.
   Приподняв меня под попу, он заставил меня обвить его бёдра ногами и, жадно впившись в мои губы, резко вошёл. Тепло разлилось по телу, не сдержавшись, я вскрикнула. Потом обняла его за шею, чтобы не упасть и до крови укусила губу. Сергей слизал капельку крови и принялся совершать неистовые, быстрые толчки. Я начала двигаться в такт ему, царапая его спину ногтями и, постанывая, с наслаждением вдыхала его аромат.
   Оргазм накрыл нас одновременно, захлестнул словно волной. Обмякнув в руках любимого, я довольно и сыто улыбнулась и прошептала ему на ушко, как сильно я его люблю. Ответом мне был нежный поцелуй, а доказательством то, что снова приходило в боевую готовность.
   Вырвавшись из рук любимого, я, пошатываясь, побрела к бассейну. Налив себе полный бокал вина, я откинула влажные волосы назад и залпом осушила его до дна. Потом положила в рот дольку мандарина и нырнула в воду...
  
   ***
  
   Я стоял у бассейна, медленно пил шампанское и смотрел, как она плавает. В воде она казалась мне русалкой. Она то выныривала, то снова погружалась в воду. Такая тоненькая и прекрасная. Длинные волосы красиво стелились по водной глади. Стройное тело так и притягивало взгляд. Я сравнил её с морской феей. Не знаю почему. Она для меня, как луна - не дотянуться. В то же время близко, но в то же время далеко. Не потому, что не родная, а потому, что слишком непознанная.
   Поставив бокал на поднос, я с разбегу нырнул в воду и подплыл к ней. Она улыбнулась и, обвив мою шею руками, прижалась ко мне всем телом. Когда-нибудь она сведёт меня с ума. Я даже подумать не мог, что можно так сильно желать женщину. Я не могу насытиться ею. Но это не самое главное. Я хочу, чтобы она была рядом. Всегда.
   Погладив её по спине, я пристально посмотрел ей в глаза. Снова этот взгляд... Он заставляет меня отключиться, я пьянею и с трудом контролирую себя. Зря она так посмотрела, зря снова провела язычком по губе, зря после её закусила и зря так крепко прижалась ко мне.
   Проведя рукой по её щеке, я осторожно коснулся её губ. Она задрожала, разомкнула уста и принялась играть язычком. Не успел я опомниться, как её рука обхватила ствол. Я всегда задыхаюсь, когда она так делает. От её движений по телу проходит дрожь, а из головы выходят все мысли.
   Подхватив её на руки, я отнёс её на мель и осторожно поставил на ноги. Она игриво заглянула мне в глаза, потом подмигнула и, опустив руки мне на плечи, обхватила мои бёдра ногами. Никогда не пробовал в бассейне. Я даже покраснел. Ну, что ж, попробуем!
   Взяв её за подбородок, я прошептал ей что-то ласковое, провёл пальцами по её губам и, оставив на них лёгкий поцелуй, завладел ею. Сейчас она была такой нежной и хрупкой, что я даже на мгновенье растерялся. Она всегда разная. Десять минут назад она была страстной искусительницей, она сводила меня с ума, играла. Наслаждалась моими желанием и сумасшествием. А сейчас со мной находилась хрупкая, чистая девушка. Непорочная фея.
   Похоже, я начал бредить. Фея. Я улыбнулся. После скользнул взглядом по её лицу. Она, закрыв глаза, откинулась назад. Её уста были чуть приоткрыты, пухлые губы манили, призывая впиться в них поцелуем.
   Притянув её к себе за затылок, я, тяжело дыша, уставился на её губы. Они слегка дрогнули. Девушка провела рукой по моей скуле, потом томно выдохнула и подарила мне долгий поцелуй. Не выдержав томления, она начала двигаться сама, не прерывая поцелуя и впиваясь своими ноготками мне в спину.
   Прохладная вода освежала и не давала уставать. Мы продолжали свой марафон, прерываясь лишь на кратковременные передышки. Это был фейерверк за фейерверком, нас захлёстывала волна, где-то над нами взрывался вулкан, а в воздухе витали флюиды...
   - Ты, как всегда, был великолепен, - растянувшись на кровати, как кошка, промурлыкала Сапфира.
   Я поцеловал её в носик и притянул к себе. Оказавшись лежащей на моём плече, она закинула на меня свою стройную ножку и принялась рисовать на моей груди невидимые узоры.
   Так хорошо и спокойно. Рядом с ней мне всегда хорошо. Уютно и тепло. Мне всегда казалось, что я знаю её всю свою жизнь. Хотя, прошло чуть больше года со дня нашей первой встречи. Я никогда не чувствовал себя рядом с ней не в своей тарелки. И полюбил я её практически сразу. Да, что тут скрывать, я полюбил её, как увидел! Но я злился. Очень сильно злился. На себя, на неё. Но в первую очередь на себя. Я не хотел верить, что она работает в фирме эскорт услуг. Это было жутко неприятно. Я был в бешенстве. Как же так, моя любимая бывала в руках других мужчин? Я готов был убить их. Она была в их объятиях! Они трогали её тело, целовали эти губы. А её руки касались их. Мысли об этом приводили меня в бешенство. А ещё я не хотел верить себе. Я не верил своим чувствам. Не верил, что люблю её. И до последнего боролся с собой. Иногда я, смотря на неё, думал, какими будут наши с ней дети? Сколько у неё было до меня мужчин? Любила ли она когда-нибудь? И какие чувства испытывает ко мне?
   Какого же было моё облегчение, когда я узнал, что её подставили. Я всегда хотел, чтобы моей женой была порядочная, хорошая девушка. Но стоить заметить, сердцу не прикажешь. И если бы даже она и вправду работала в этой фирме, я бы всё равно попросил у неё руку и сердце. Но и сделал бы всё, чтобы она забыла о прошлом. Чтобы даже не думала о своей прежней жизни и не вспоминала о ней.
   Я вспомнил нашу первую встречу, ту, в гостинице. Она..., такая смелая и дерзкая. Мне понравилось, как она держалась. Отстаивала себя до последнего, защищалась. Она не похожа на остальных. На других представительниц слабого пола. Она другая. Особенная.
   Я часто вспоминаю об обстоятельствах нашего знакомства, думаю, анализирую. И, к сожалению, понимаю, что другая на её месте бежала бы от меня, как от огня. А она полюбила, приняла такого какой я есть. Не пыталась исправить, перевоспитать. Она открытая. Она любит не за что-то. А просто за то, что я есть. Никогда не думал, что мне так повезёт. Фортуна повернулась ко мне лицом. И это произошло именно в тот момент, когда я встретил её.
   - Родная моя, - прошептал я и нежно поцеловал её в губы.
  
   Глава 6
  
   Утро встретило меня ярким солнцем, морским воздухом и жаркими поцелуями. Засмеявшись, я вырвалась из рук любимого и, потянувшись, встала.
   - Погоди, я умоюсь, - промурлыкала я.
   Сергей специально принялся играть своими бицепсами и трицепсами. Я нахмурилась и, закрыв глаза ладошками, резко развернулась и убежала. Нужно умыться, принять душ и вообще привести себя в порядок. Вчера мы здорово оторвались, и я даже не смогла донести своё тело до ванной.
   Приняв душ и умывшись, я высушила волосы феном, быстро их расчесала, подкрасила реснички и направилась в столовую. Из одежды я решила остановиться на лёгком белом сарафане и босоножках.
   На столе всё было, как и всегда: каша, омлет, фруктовый сок, корзинка с фруктами и далее в том же духе. Меня скоро от этих фруктов начнёт воротить, честное слово! По прилёту в Россию я на них даже и не взгляну, и уж точно исключу их из своего меню.
   - Серёж, - я лучезарно улыбнулась, - ты уже завтракаешь? - и плюхнулась рядом с мужем.
   - Обедаю, - осклабился он.
   - Обедаю? - я покосилась на кашу с омлетом.
   - Ну да, - жуя, кивнул Сергей. - Нам просто завтрак приготовили.
   - Вся прислуга уже знает, чем мы по ночам занимаемся, - тихо произнесла я, покраснела до кончиков ушей и уткнулась в свою тарелку.
   Сергей засмеялся.
   - Ах ты! - я шутливо ударила его кулачком по плечу.
   Муж засмеялся ещё сильнее.
   - А ему, значит, смешно? - я нахмурилась и приняла обиженный вид.
   - Да, - смеялся Сергей.
   Я снова его стукнула.
   - Ешь, давай!
   - Ну и буду, - ехидно произнесла я и, показав язык, принялась за еду.
   - Ксения Андреевна, - заговорила на английском моя помощница по хозяйству, - вас, - и протянула мне трубку.
   - Ало! - улыбнувшись Сергею, певуче произнесла я. - Я вас слушаю.
   - Сапфира...
   Я похолодела. Улыбка тут же сползла с моего лица. Воздуха стало катастрофически не хватать.
   - Сапфира...
   - Да как ты посмел?! - возмутилась я. - Как ты посмел сюда звонить?!
   Сергей напрягся и потемнел лицом.
   - Сапфира, я...
   - Как ты узнал мой номер? - перебила я.
   - Кто это? - Сергей принял грозный вид.
   Мало что соображая, я нажала на кнопку отбоя и словно камень застыла на месте.
   - Кто это был? - повторил свой вопрос мой супруг.
   - Илья, - глухо произнесла я.
   Муж запыхтел и со всей силы стукнул кулаком по столу. Я вжалась в спинку стула и испуганно уставилась на него.
   - Слушай, он совсем обнаглел! - Сергея затрясло от злости.
   - Как он узнал этот номер? Единственное, что приходит на ум, это Милка. Больше просто некому, - заметила я, сидя ни жива, ни мертва.
   - Я уволю её, - пообещал Сергей и поднялся.
   Я набрала Галку. Нужно было узнать, как обстоят дела с поисками хулигана. Ничего утешительного подруга мне сообщить, к сожалению, не могла.
   - Значит, не нашли, - я понуро опустила плечи.
   - Не нашли, - вздохнула Галка.
   Сергей подошёл ко мне и потянулся за телефоном. Но я жестом попросила его этого не делать и, встав, направилась в гостиную. Оставшись одна, я рассказала Галке про звонок Ильи.
   - А как он этот номер узнал? - удивилась подруга.
   - Справедливый вопрос, - нервно усмехнулась я. - Мне тоже это очень интересно.
   - Я не давала ему твой номер!
   - Да при чём тут ты? - отмахнулась я.
   - Ну как-то же он его узнал, - Галка задумалась.
   - Я подозреваю Милку, - сдавленно пролепетала я.
   - А что он сказал?
   - Я сбросила, - сказала я, пожав плечами.
   - Вот и правильно! - поддержала подруга. - И не забивай себе голову, - посоветовала она.
   - Как там Серёженька с Ксюшенькой? Я ужасно соскучилась.
   - Не переживай, всё хорошо, - уверила меня Галка. - Отдыхай спокойно и ни о чём не думай.
   - Я стараюсь, но всё как-то так сразу навалилось, что я чувствую себя неуютно. Ну, да ладно, не грузись. Как только я вернусь в Россию, тут же заберу детей.
   - Ок.
   - Ладно, пойду зверей выгуляю, - постаралась улыбнуться я.
   - Иди, выгуливай свой зоопарк, - засмеялась Галка.
   Попрощавшись с подругой, я подозвала Зигера, надела на него ошейник, прицепила поводок и вышла из дома. Лаки нигде не было. Опять, наверное, по двору шастает, засранец! Позвав кота, и так и не дождавшись его появления, мы отправились на прогулку вдвоём. Двор не маленький, и искать я его буду ооочееень долго. Так что пусть шастает. Погода, как говорится, шептала. Яркое тёплое солнышко, пальмы. Эх, мечта! Жила бы здесь вечно и ни за что бы не уехала! Это самый настоящий рай на земле.
   Так мы и шли, шли и шли, пока не пришли! На пляж! Вот так как-то незаметно раз и уже на пляже.
   Найдя безлюдное место, я спустила Зигера с поводка и уселась на тёплый песок. Вода чудесным образом успокаивала, волны смывали с берега редкие камушки и песок, немногочисленные прохожие улыбались. Люди здесь намного улыбчивее, чем в России. Здесь непринято рассказывать о своих проблемах часами и сетовать на жизнь.
   Вдруг кто-то опустился рядом. Я вздрогнула, подумала, что это Сергей и повернулась. Вот его я уж точно не ожидала и не хотела здесь увидеть. Попробовала резко встать, чтобы уйти, но тяжёлая мужская рука опустилась на плечо и не позволила мне этого сделать. Зигер замер рядом, внимательно следя за происходящим.
   - Ты преследуешь меня?! - взвизгнула я. - Ты, когда прилетел?
   - Совсем нет, - отрицательно покачал головой мужчина. - Следом за тобой, - тут же ответил он.
   Получается это не он напакостил в моём магазине. От сердца отлегло. Но с другой стороны; кто же это тогда был? Над этим стоит подумать, и подумать тщательно. Я должна знать, кто учинил беспредел в моём магазине!
   - А что же тогда? - я попробовала скинуть его руку.
   - Дай мне сказать, - попросил он.
   - Я не желаю тебя слушать, - отрезала я и отвернулась.
   - Но, ты должна!
   - Я никому и ничего не должна, - резко повернувшись и, хлестнув знакомца волосами по лицу, процедила я. - Особенно тебе... И особенно после того, что ты сделал.
   - Я тебя очень прошу.
   - Говори, - сжалилась я. - У тебя две минуты, - и стиснула зубы.
   - Прости меня!
   - Это всё? - в моём голосе был слышен металл.
   - Нет, - мужчина замялся.
   - Илья, мне некогда! Меня дома ждёт муж.
   - Ты должна уйти со мной, - выдал он.
   - Что? - я чуть не задохнулась от возмущения. - Ты больной? - не сдержалась я.
   - Скажи, что ты со мной сделала?! - мужчина больно схватил меня за руку и слегка встряхнул.
   Я опешила и ошарашенно уставилась на него.
   - Скажи! - вновь потребовал он, безумными глазами смотря на меня.
   - Что? - только и смогла сказать я.
   Зигер сделал выпад в нашу сторону.
   - Сидеть.
   Немец умными глазами глядел на меня. Подумав, он сел неподалёку и принялся наблюдать.
   - Лучше не делай лишних движений, - предупредила я Илью.
   - Я не боюсь собак, - сообщил он.
   - А вот и зря, - я зло усмехнулась.
   - Сапфира, я не могу так больше, - быстро и нервно заговорил Илья. - Мне очень тяжело. Что ты со мной сделала?
   - Что? - оторопела я.
   - Скажи, ты ходила к какой-нибудь бабке?
   - К какой бабке? - чуть ли не завизжала я. - Ты совсем, что ли?!
   - К обычной, Сапфира, - не отставал он.
   - Да никуда я не ходила! Ты совсем уже с катушек съехал?! - закричала я и, вырвавшись, побежала прочь.
   Оказавшись дома, я налила себе стакан воды, залпом осушила его до дна и отправилась переодеваться. Скоро должна приехать Лариска. Мы с ней сто лет не виделись!
   Дав указания прислуге и, напомнив Сергею о том, что у нас сегодня будут гости, я вернулась в комнату и взялась за макияж. Люблю сама его делать. Даже нет, не так, обожаю! Это такой интересный и творческий процесс, что я просто балдею. Сегодня я буду девушкой-кошкой. Вставлю зелёные линзы, нарисую стрелки и надену какое-нибудь классное платье. Волосы оставлю распущенными. Пусть свободно лежат на спине и плечах.
   Когда с марафетом было покончено, а стол был накрыт, я вышла встречать подругу. Сергей обнял меня за талию. Дверь распахнулась и в холл вошла Лариска. Она под руку шла с симпатичным молодым мужчиной, который был облачён в строгий костюм, а на голове у него красовалась шляпа. Довольно-таки импозантный мужчина. Лариска была в длинном вечернем платье, и я смутилась. Нужно было обговаривать наши наряды.
   - Сапфира! - воскликнула девушка и бросилась ко мне.
   - Лариска! - мы обнялись.
   - Как у тебя дела?
   - Лучше не бывает, - я широко улыбнулась. - Как у тебя?
   - Как видишь! - Лариска вся сияла и светилась.
   - Куда поедем? - шепнула я её на ушко и глазами указала на своё коротенькое обтягивающие платье.
   - Я думала, в ресторан, - засмеялась она.
   - А я думала в клуб, - захохотала в свою очередь я.
   - А вообще, - вмешался Сергей, - мы вас очень ждали и накрыли на стол, - он улыбнулся и протянул руку Игорю. - Сергей, - представился мой супруг.
   - Игорь, - мужчина слегка склонил голову и пожал Сергею руку.
   - Сергей, - супруг поцеловал Лариске ручку.
   Игорь проделал со мной то же самое и мы направились к столу. Я поразилась манерам. Лариска очень сильно изменилась и уже не напоминала ту забитую и несчастную девушку с потухшими глазами. Она стала самой настоящей светской львицей. Я с восхищением впилась в неё глазами. Ровная осанка, гордо поднятая голова, перчатки и солидный мужчина. Я не знала Игоря, только по рассказам, и видела его впервые. Но глядя на эту пару я и подумать не могла, если б не знала, что когда-то они были обычными провинциальными жителями, не знакомыми с высшим обществом.
   - Можно посидеть немножко здесь, а потом куда-нибудь отправиться, - сказал Сергей.
   - Да, а ту жалко будет, моя помощница так старалась, - поддержала я супруга.
   - А вы чего все такие натянутые? - попыталась расшевелить нас Лариска. - Все ж свои, - она подмигнула. - Мне шампанского.
   - Ну, рассказывай, - медленно потягивая шампанское, обратилась я к Лариске.
   - Живём в Москве, у нас теперь там своё дело, ездим отдыхать каждые три месяца...
   - Каждые три месяца? - я выпала. - Сколько же вы выиграли? - и ошарашенно вытаращила глаза.
   - А-а-а, - протянула Ларка, - да нет, - она махнула рукой. - Это мы уже заработали. С выигрыша нам хватило только на квартиру и дело открыть.
   - Хорошо вы развернулись, - заметила я.
   - Да, неплохо. Знаешь, как боялись прогореть? - она посмотрела на Игоря, занятого разговором с Сергеем и рассмеялась. - Игорёк чуть с ума не сошёл, - шепнула девушка.
   - Представляю, - понимающе кивнула я.
   - Нам просто повезло, - Лариска подмигнула.
   - Я очень за тебя рада, - улыбнулась я, искренне радуясь за подругу.
   Она заслужила то, что имеет сейчас.
   - А что у тебя новенького?
   - У меня двое детей, - внутри потеплело. - Мальчик и девочка. Сеть ювелирных магазинов.
   - Не "Сапфира" случайно? - полюбопытствовала Ларка.
   Я кивнула.
   - Так вот чьи ювелирки понатыканы по всей Москве, - засмеялась девушка.
   - Да, - захохотала я.
   - Виски и сигара? - предложил Сергей Игорю.
   Мы повернулись к ним. Игорь кивнул.
   - Дамы, мы вынуждены вас ненадолго покинуть, - Сергей поднялся и галантно поклонился.
   Мы засмеялись.
   - Идите, идите, - хором сказали мы.
   Мужчины удалились.
   - На самом деле всё не так хорошо, как хотелось бы, - неожиданно пошла на откровения Лариска.
   Я молча уставилась на неё.
   - Сапфир, нам очень нужна ваша помощь, - девушка умоляюще заглянула мне в глаза. - Можем где-нибудь поговорить? - тихо спросила она.
   - Здесь? - я тоже перешла на шёпот.
   - Без лишних ушей, - наклонившись ко мне, всё так же тихо сказала Лариска.
   Я кивнула и, поднимаясь, жестом попросила её идти за мной. Мы оказались в бильярдной. Я уселась прямо на бильярдный стол и поставила на него бокал шампанского. Подруга плюхнулась на диванчик стоящий у стены и испуганными глазами посмотрела на меня.
   - Что случилось? - я насторожилась и напряглась.
   - На нас охотятся! - нервно и как-то обречённо сказала Ларка, глядя на меня глазами полными ужаса.
   - Кто охотится? - не поняла я.
   - Кто-то.
   - Объясни, пожалуйста, нормально, - устало промолвила я.
   - Мне кажется, это кто-то из людей Пузана.
   - Но..., - у меня перехватило дыхание, - их же... кого убили, кого посадили. Как они могут на вас охотиться?
   - Я не знаю, - Лариска пожала плечами и уставилась в одну точку.
   - Ничего не понимаю, - я замотала головой. - А ты уверенна? - осторожно произнесла я.
   - В чём? - истерично выпалила Ларка.
   - В том, что охотятся, - пояснила я.
   - Конечно! В Игоря стреляли прямо у подъезда, меня недавно чуть не сбила машина! А ещё..., - Лариска принялась лихорадочно оглядываться по сторонам, словно боясь, что нас услышат. - А ещё неделю назад какой-то псих пробрался в наш офис. И знаешь, что он там понаписал?
   - Не знаю, - сердце ухнуло и остановилось.
   - Он написал, что я скоро умру. А подписался моей смертью.
   - Красными буквами на стекле? - тело покрылось мурашками, ладошки вспотели.
   - Откуда ты знаешь? - опешила Лариска.
   - Знаю, - заторможено произнесла я и судорожно схватила свой бокал.
   Сделав довольно-таки приличный глоток, я дрожащими руками поставила его на место и впилась в Лариску испуганными глазами.
   - Говори, не томи! - не выдержала она.
   - Ты новости совсем не смотришь? - я усмехнулась.
   - Не смотрю я эту гадость! - поморщилась девушка.
   - Такое же недавно приключилось в одном из моих магазинов.
   - Что? - вытаращилась Лариска.
   - Это, действительно, очень странно. Получается, это по нашу душу, - от этого мне легче не стало, скорее наоборот.
   - Как это? - явно плохо соображая спросила Лариска.
   - А вот так это, - я грустно пожала плечами.
   - И что теперь делать? - девушка с надеждой посмотрела на меня.
   - Вы, когда возвращаетесь в Россию?
   - Скоро.
   - Когда, конкретно?!
   - На выходных.
   - Значит, мы полетим с вами.
   - Зачем?
   Я стала закипать.
   - Затем! - не выдержала я. - Нужно найти психа, - уверенно сообщила я и встала. - Идём. И держись. У тебя это отлично получается. Здесь ты в безопасности.
   - Тебе легко говорить! - семеня следом, проворчала подруга.
   - У вас-то хоть охрана есть? - поинтересовалась я.
   - Нет.
   Я резко остановилась. Лариска с трудом успела затормозить и чуть не впечаталась мне в спину.
   - Как это "Нет"? - оторопела я. - Вы же бизнесом владеете! Как без охраны? - я глянула на девушку обалдевшими глазами.
   Она лишь виновато пожала плечами и опустила голову.
   - Вы прям как дети малые, - пробурчала я и мы пошли назад.
   Странно, но я чувствовала себя спокойной. Я, конечно, думала об этом, пыталась понять кто за этим всем стоит. Но так ничего и не надумав, махнула на это рукой. Не каждый день же мы с Лариской видимся! Тем более, нервы не казённые. Да и сердце тоже.
   Наши мужчины нас уже ждали и, похоже, давно. Усевшись рядом с мужем, я подарила ему улыбку и кокетливо спросила:
   - Соскучился?
   - Ещё бы, - осклабился он и чмокнул меня в носик.
   - А у нас проблема, - вполне спокойно сообщила я.
   - Да, я знаю, - сказал Сергей и они с Игорем переглянулись.
   - Что будем делать? - вопросила я, лениво ковыряя вилкой кокос.
   - Я выделю нескольких ребят из охраны, - решительно произнёс мой супруг. - Мы найдём психа, - пообещал он.
   - Лариса предполагает, что это кто-то из людей Пузана, - я пожала плечами.
   - Навряд ли, - Сергей почему-то отвёл взгляд.
   Я внимательно посмотрела на него.
   - Почему навряд ли? - я прищурилась.
   - Я так считаю, - он заёрзал на стуле.
   Я слишком хорошо его знала, чтобы понять, что муж что-то скрывает. Повернувшись к нему, я поджала губы и потребовала:
   - Говори.
   - Нечего говорить.
   - Говори, - твёрдо повторила я.
   Сергей понуро опустил голову.
   - Мы так и не смогли тогда избавиться от Ивана, - с трудом признался он.
   Я чуть не упала в обморок, услышав такое.
   - Что это значит? - недоумевала я.
   - Мои ребята облажались. Иван ушёл, - сдавленно выговорил Сергей и, тяжело вздохнув, замолчал.
   - Кошмар, - только и смогла сказать я. - Почему ты меня не предупредил?
   - Я хотел уберечь тебя, - раздался его глухой голос.
   - Как? - воскликнула я. - Солгав мне?
   - Сапфира, - муж попытался взять меня за руку.
   Выдернув руку, я вперила в мужа сердитый взгляд и запыхтела.
   - Ты должен был сказать мне правду, - с досадой выпалила я.
   - Извини, - Сергей опустил глаза и сник.
   Я призадумалась. Чего Иван от меня хочет? Я лично всё никак не могла этого понять. Крыша поехала от безответной любви? Чушь какая-то! Нет, я знаю, что мужчины порой бывают довольно-таки заносчивы и ведут себя, мягко говоря, странно. Но не до такой же степени! Тем более, при чём тут Игорь? Он вообще никакого отношения ко мне не имеет, и вообще к моей семье. Здесь что-то другое... Но вот, что? А, может, это и не Иван вовсе?
   От этих всех мыслей голова пошла кругом. Глубоко вздохнув, я откинулась на спинку стула, закинула ногу на ногу и, смотря куда-то перед собой, закурила. Вокруг воцарилась давящая тишина, а я всё думала и думала, и очнулась только тогда, когда пепел упал мне прямо на обнажённое колено. Ойкнув, я скинула с себя горящий уголёк и затушила окурок. Я даже не заметила, как сотлела сигарета.
   - Сапфира, - осторожно позвал Сергей, - о чём ты думаешь?
   - Я просто пытаюсь понять, зачем это всё Ивану, - всё так же задумчиво ответила я и повернула голову набок. - Мне кажется это не он, - я отрицательно покачала головой.
   - Почему ты так думаешь? - внимательно смотря на меня спросил Сергей.
   - Потому, что это больше похоже на мелкую пакость, нежели на что-то иное. Такое впечатление, что это какой-то идиот просто неудачно пошутил. Может, насмотрелся фильмов ужасов, может, ещё чего. Я не знаю.
   - Ничего себе мелкая пакость, - цокнула языком Лариска.
   - Тогда при чём здесь Лариса? - принялся анализировать мой супруг.
   Я лишь пожала плечами, мол, бес понятия. Как меня всё это достало! Кто б только знал. Я готова прибить этого Ивана, если это он. Всю жизнь мне испортил, подонок! А сколько было пролито слёз?! Сколько боли я испытала?! И не только физической! У меня болела душа, я чувствовала себя мёртвой, словно из меня вынули душу и опустошили, оставив лишь оболочку.
   Только благодаря Сергею, я тогда справилась со всем этим. Если бы не он, я бы даже не знаю, что со мной было. Возможно, меня бы уже не было в живых. Он спас не только моё тело, но и то, что ещё оставалось внутри. Точнее, он помог мне переродиться, обрести силы и желание жить. Рядом с ним я расцвела, почувствовала, что хочу жить, а главное, я полюбила саму жизнь. Я всегда её любила, но в один момент всё рухнуло, мне не хотелось жить. Я возненавидела эту странную и порой тяжёлую женщину по имени Жизнь. Я опустила руки. Я отпустила. Отпустила себя. Смирилась со своей судьбой и была почти готова познакомиться со смертью. И тут появился Сергей. Он вдохнул в меня жизнь, подарил любовь и сделал так, чтобы я была счастлива. Он понимает меня с полуслова, чувствует моё настроение, как никто другой угадывает мои желания. Как же я благодарна судьбе, за то, что она свела меня с ним. А ещё я благодарна Богу за детей, которых он дал нам.
   Подумав обо всём этом, я поняла, что готова бороться. Готова идти до конца. Защищать то, что имею сейчас. Свою семью. За неё я готова на всё. Я буду рвать глотки и метать по сторонам ошмётки, оставшиеся от врагов. Я буду безжалостна, цинична и холодна. Но только не со своей семьей и своими близкими. Я буду такой с теми, кто захочет украсть у меня моё счастье, смысл всей моей жизни и любовь. Первую, единственную и последнюю любовь.
   - Ладно, - я решительно встала. - Хватит грузиться! Давайте в клуб.
   Игорь с Лариской смотрели на меня, как на больную.
   - Я за, - поддержал Сергей.
   Теперь уже Игорь с Лариской смотрели так на него. Он пояснил:
   - Вряд ли этот псих здесь ошивается, - и развёл руками.
   Супругам, похоже, этого было мало. Сергей вздохнул и закатил глаза.
   - Ну не будет же он за нами по всему миру бегать!
   А вот это подействовало.
   - Сапфира, можно тебя на секундочку? - Лариска поднялась со своего места и, схватив меня за руку, потащила от стола. - Я не могу пойти в клуб в таком виде, - шепнула она, указывая на своё платье до пола.
   - Почему? - ухмыльнулась я и упёрла руки в боки.
   - Потому, что это вечернее платье! Но никак не для дискотеки.
   - Ой, да ладно тебе.
   - Как я в нём танцевать буду, ты подумала?
   И вправду. Как? Я призадумалась.
   - О! - экспрессивно воскликнула я. - Знаю! - я обрадовалась.
   Заведя Лариску в нашу с Сергеем комнату, я подвела её к гардеробной и резко распахнула дверь. Оказавшись внутри, подруга ахнула и принялась восторженно разглядывать мои наряды. А их было очень много. На одной из полок во всю стену стояла обувь, на другой, такой же, сумочки, неподалёку висели всякие разные ремни и цепочки для джинсов и юбок (это на случай, если я захочу побыть плохой девочкой), всё остальное пространство было забито платьями, блузами, костюмами, юбками, штанами и так далее.
   - У нас с тобой, вроде, один размерчик, - я игриво подмигнула. - Выбирай, - и обвела взглядом свою гардеробную.
   - С ума сойти, - охнула Ларка. - И ты это всё сюда везла?
   - Почти, - улыбнулась я и подошла к платьям. - Может, вот это? - я вытащила красивое красное платье с довольно-таки интересным декольте.
   - Нее-е, - поморщилась девушка.
   - Почему? - не поняла я.
   - Красное, - она подняла брови.
   - И что? - я облокотилась о стеночку, одну руку упёрла в бедро. - Давай, - принялась я уговаривать подругу.
   - Но оно слишком откровенное, - засмущалась она.
   - Не соглашусь, - я покачала головой. - Надевай, - и сняла платье с плечиков.
   - Ну... ладно, - капризно согласилась Ларка и, взяв платье, принялась переоблачаться.
   - И вот эти туфли, - я передала ей красные туфельки на шпильке. - И сумочку, - мой взгляд упал на красный клатч.
   - Ой, мамочки! - переодевшись и, встав перед зеркалом, охнула подруга.
   - Что? - ухмыльнулась я.
   Смотрелась она сногсшибательно. Некая такая женщина вамп. По таким женщинам мужчины обычно сходят с ума. Такие женщины с наслаждением ловят их восхищённые взгляды и, улыбаясь, уходят прочь, оставляя воздыхателю лишь лёгкий аромат духов и прощальный поцелуй...
   - Сногсшибательно, - я показала класс. - Ты прям женщина вамп.
   - Я? Да ладно, - Ларка смутилась и опустила глаза. - Скорее, ты такая, но никак не я.
   - Что за неуверенность? - я нахмурилась и впритык посмотрела на неё. - Сумочку, - я быстро всучила Лариске клатч и потащила её из гардеробной.
   Игорёк ахнул, увидев супругу. Он тоже успел переодеться. Видать Сергей постарался. Лариска взвизгнула, быстро сбежала вниз по лестнице и повисла у него на шее. Я не торопясь спускалась вниз по лестнице и, широко улыбаясь, неотрывно смотрела на Сергея. Он нежно улыбался мне в ответ, а в его глазах я читала восхищение. Обожаю этот взгляд, он придаёт мне уверенности. Женщина должна чувствовать себя любимой, желанной и ценной.
   - Поехали? - я подошла к Сергею вплотную и опустила руки ему на плечи.
   Миг и мои губы встречаются с его. Ещё мгновенье и его руки ложатся мне на талию. Я ощущаю его тепло и медленно растворяюсь. Забываю, что мы не одни. Забываю, что мы собирались куда-то ехать. Я прижимаюсь к нему всем телом, закрываю глаза и отвечаю на поцелуй.
   Оторвавшись от любимого, я опьяневшими глазами осмотрелась. В голове был дурман, ноги подкашивались, а руки дрожали от возбуждения. Моргнув, я отрезвела и заметила, что Лариски с Игорем в помещении нет. Перевела вопросительны взгляд на Сергея и увидела смешинки в его глазах.
   Оказалось, друзья, увидев такую сцену, деликатно ушли. Они уже ждали нас на улице в машине. Мне стало стыдно. Покраснев как варёный рак, я уткнулась Сергею в грудь и рассмеялась. Муж погладил меня по волосам и тоже засмеялся.
  
   Глава 7
  
   В клубе было здорово. А ещё шумно и весело. Музыка звучала так громко, что закладывало уши. Танцпол был забит под завязку, у бара толпился народ, а за столиками сидели большие компании. Мы расположились за столом. Так удобнее общаться и комфортнее сидеть.
   Заказав коктейли и какую-то нехитрую закуску, мы, перекрикивая громкую музыку, принялись весело болтать и смеяться. В один момент я почувствовала себя неуютно. Я ощутила, как мне в затылок кто-то неотрывно смотрит, словно сверля взглядом. Этот леденящий душу взгляд пронизывал насквозь и очень сильно пугал. Я обернулась, но в такой толпе никого разглядеть не смогла. А взгляд продолжал назойливо следить за каждым моим движением. Я снова повернулась, села боком и стала внимательно вглядываться в толпу. Сергей, заметив моё смятение, взял меня за руку и обеспокоенно посмотрел на меня.
   - Что случилось? - задал он вопрос.
   - Ничего, - я мило оскалилась и села нормально. - Просто смотрю, - голос безразличным сделать не удалось, он дрожал, выдавая моё волнение.
   - Сапфира, идём танцевать, - радостно крикнула Лариска и потянула меня на танцпол.
   Я люблю танцевать, но не так, как здесь принято. В один момент, примерно, когда мы танцевали уже третий трек, кто-то довольно-таки плотно прижался ко мне сзади. Я продолжала танцевать, но уже не так энергично. Не успела я опомниться как на мои бёдра опустились чьи-то руки, а в попу упёрлось достаточно большое мужское естество. Танцующих было так много, что никто не обращал на нас внимания. Тем более, что большинство из них были под кайфом, а остальные в состоянии сильного алкогольного опьянения.
   Я подумала, что это Сергей и расслабилась. Мне было интересно, что будет дальше. Мужские руки легли на талию, опустились ниже и погладили попу. Я задрожала. Он прижался плотнее. Я тяжело задышала и замерла. Это было забавно и интересно. Но я даже не думала, что Сергей пойдёт намного дальше. Это было на него не похоже.
   Мужчина сунул руку мне под платье, отодвинул трусики и начал ласкать меня там. Я стала задыхаться. Попробовала повернуться, но он не позволил, крепко обхватив меня рукой и удерживая на месте прижатой к нему. Приятное тепло растекалось по телу, сознание становилось неясным. А его пальцы продолжали меня ласкать, не давая рассуждать здраво.
   - Серёж, - с трудом прошептала я, закрывая глаза и откидываясь на мужа, - не здесь.
   Он промолчал. Я тихонько застонала, настолько тихо насколько это было возможно и испытала мощный оргазм. Мужчина прижался ко мне, и я, через платье, почувствовала, что он тоже кончил. Открыла глаза, мельком глянула на наш столик и в недоумение открыла рот. Сергей сидел на месте и увлечённо беседовал с Игорем. Ток, кто меня ласкал, быстро убрал руки и, как я поняла, ушёл. Когда я повернулась, его уже нигде не было.
   Отыскав Лариску, я позвала её в дамскую комнату. Зайдя туда, я поняла, что поговорить здесь нам не удастся и мы вышли на улицу. Я закурила, Лариска то же. Смотрела она на меня с осуждением. Значит, она всё видела.
   - Ты всё видела? - выдавила я.
   - Я. Да, - чеканя каждое слово произнесла она.
   - Я думала, это Сергей, - парировала я.
   - Неужели ты не знаешь собственного мужа? - девушка недоверчиво покосилась на меня.
   - Как это?
   - Я бы сразу поняла, что это не Игорь.
   - Ты видела кто это был? - я затаила дыхание.
   - Обычный тинэйджер, - как ни в чём не бывало ответила Ларка.
   - Тинэйджер? - мне стало плохо.
   - Ну, молоденький парень, - пожала она плечами.
   - Что, прям совсем молоденький?
   - А? - не поняла она. - А-а-а, нет, может, лет двадцать.
   - Фу, - у меня отлегло. - Такой молодой и такие умелые руки, - принялась я рассуждать вслух.
   - Тебя только возраст и руки беспокоят? - опешила Лариска.
   Я проигнорировала её вопрос и спросила:
   - А Сергей видел?
   - Нет.
   - Хотя да, о чём это я, - я сделала взмах рукой. - Если бы он видел, спокойно бы не сидел. Как же так, а? Как же так? - я нервно отбросила окурок в сторону и схватилась за голову.
   Подкурив ещё одну сигарету, я испуганно уставилась на Лариску.
   - Получается я ему изменила? - мне захотелось расплакаться.
   Я никогда не изменяла мужу. Я люблю его и мне не нужен другой мужчина. Тем более, я думала, это он!
   - И как теперь ему в глаза смотреть?
   Лариска неожиданно рассмеялась. Я нахмурилась и непонимающе смотрела на неё.
   - Что смешного? - разозлилась я.
   - Сапфира, тебе сколько лет? Ты что в клубе первый раз была?
   - Ты это о чём? - я сжала губы.
   - О том, что ничего ужасного не произошло. Парень просто сделал тебе приятно. Ну, и себе.
   - То есть мне сейчас идти к мужу и как ни в чём не бывало улыбаться?! - раздражённо проворчала я.
   - Конечно, - кивнула Лариска.
   - Я с вас дурею, - закатила я глаза и вернулась в клуб.
   Сергея с Игорем за столиком не было, музыка стихла. Видать клуб готовился к закрытию. Плюхнувшись на диванчик, я взяла коктейль и принялась медленно потягивать горько-сладкую жидкость через трубочку. Из головы не выходил этот парень, который ласкал меня прямо на танцполе. Да, это возбуждало. Да, это будоражило воображение и разжигало страсть. Но это был не мой муж! И из-за этого я чувствовала себя довольно-таки паршиво.
   Кинув на Лариску беглый взгляд, я вся сжалась и тихо спросила:
   - У тебя такое уже было?
   Я подозревала, что ответ будет положительным, но даже и подумать не могла, что права. Я надеялась, что ошибалась. Лариска же, откинулась на диване, с наслаждением, прикрывая глаза, сделала глоток коктейля и совершенно спокойно ответила:
   - Было, - выглядела она как довольная кошка, объевшаяся сметаны. - Кстати, в этом же клубе.
   Я невольно поморщилась. Было брезгливо и неприятно.
   - Ну, что ты морщишься? - заметила подруга. - Мы уже взрослые люди, и ничего криминального в этом нет.
   - И как это было? - я притаилась.
   - Мы продолжили в дамской комнате, - она прикрыла от воспоминаний глаза.
   - Ты шутишь? - я оторопела. - Или издеваешься?
   - Совсем нет. Это отлично разряжает и снимает напряжение.
   - А с мужем не как? - не сдержалась я.
   - С мужем? - девушка усмехнулась. - С мужем у нас всё по-другому. Нет, ты не подумай, мне хорошо с ним. Но... В общем, я разделяю измены на физические и душевные.
   - Офигеть, - только и смогла сказать я.
   Отвернувшись от этой негодяйки, я пила коктейль и высматривала Сергея. Вернулся он практически сразу, как будто почувствовал, что я его жду. Наклонился, поцеловал меня в лоб, взял за руку и притянул к себе. Я встала. Сергей улыбнулся и вывел меня на улицу. Меня настораживало его поведение. Он молчал и смотрел на меня далеко недружелюбно.
   - Что случилось? Где ты был?
   Он хитро осклабился и принялся сверлить меня взглядом. Я отошла от него на несколько шагов и напряжённо смотрела на него. Он не нарушал молчание, взгляд не менялся, он закурил. Первой не выдержала я.
   - Что с тобой? - мои брови взметнулись вверх.
   Сергей резко бросился ко мне. Я испугалась. Подумала, что он всё узнал. Я, конечно, знала, что он меня не тронет, но всё равно, от одной только мысли, что он мог всё видеть, становилось не по себе. Но, слава Богу, я сама себя накрутила. Мужчина обнял меня за талию, после его руки скользнули по попе. Я смотрела на него из-под полуопущенных ресниц и ждала, что будет дальше. Он сексапильно улыбнулся и жадно прильнул к моим губам. Мы слились в страстном поцелуе.
   - Я хочу тебя, - прерываясь, шептал он.
   - Но не здесь, - задыхаясь от охватившего желания, отвечала я.
   - Пойдём в машину, - предложил он.
   - Нет.
   - На пляж?
   - Да, - томно проговорила я ему прямо в губы.
   Я пошла ждать в машине, а Сергей вернулся в клуб за Игорем с Лариской. Я сидела на заднем сиденье и смотрела в окно. Ожидание затягивалось. Я опустила стекло. В лицо подул тёплый воздух. Я улыбнулась. В этот момент из здания вышел симпатичный молодой человек. Он был хорош собой. Стандартный Американец. Светлые волосы, голубые глаза и едва заметные веснушки, которые совершенно не портили его образ, скорее наоборот. Я как-то интуитивно поняла, что это был он, и покраснела. Парень провёл пальцами по волосам, укладывая их и вперил в меня заинтересованный взгляд. Я отвернулась, но чувствовала, как он смотрит. Не сдержалась и мазнула по нему взглядом. Его губы скривились в усмешке. Я зло зыркнула на него и поджала губы. А этот нахал продолжал надсмехаться. Вот засранец, а! Я ухмыльнулась ему в ответ, подмигнула и нажала на кнопку. Стекло медленно начало подниматься вверх и вскоре незнакомец уже не видел меня. Я же внимательно наблюдала за его действиями. Парень, видимо, растерялся, но оказался крепким орешком. Чуть-чуть подумав, он уверенной походкой направился к нашей машине. Я опешила.
   Ситуацию спас Сергей. Парень, завидев его, резко остановился и задумчиво проводил его глазами. Муж сел рядом, обнял меня за плечи и сказал:
   - Одну минутку.
   - А где супруги?
   - Сейчас выйдут. Они там..., - он запнулся. - В общем, нужно немножко подождать.
   Я положила голову Сергею на грудь и прикрыла глаза.
   Довезя Лариску с Игорем до дома, мы договорились встретиться на днях и попрощались. Домик у них был закачаешься! Сказка, самая настоящая сказка. О такой жизни можно только мечтать. Засыпать с этой мечтой и просыпаться.
   - Остановите, пожалуйста, здесь, - раздался голос Сергея.
   Я как-то задремала. Открыв глаза, выглянула в окно. Мы были на пляже. Я вспомнила про нашу договорённость и моих губ коснулась предвкушающая улыбка.
   Покинув автомобиль, мы взялись за руки и как влюблённые подростки направились на пляж. Там было тихо и темно. Луна недостаточно освещала пространство, чтобы видимость была чёткой. Но нам это было и не нужно. На чёрно-синем небе совсем не было звёзд, луна была полной и молчаливой. Она отражалась на воде и чертила свои лунные узоры на поверхности. Луна, почему-то, всегда кажется холодной и молчаливой. Но в то же время в ней есть какое-то таинство и крупица лирики.
   Я скинула туфли и пошла босиком. Нежный беловатый песок ласкал стопы, волны лизали ноги и снова возвращались в свою стихию. Мы зашли уже достаточно далеко и слева от нас выросли пальмы. Я на мгновенье остановилась и осмотрелась. Никого. Совсем никого. Только я, Сергей и море. Тихое спокойное море. Оно словно угадывало наше настроение и улавливало мечты.
   Остановившись у воды, я сняла с себя платье, немного подумала, стянула трусики и, мазнув по Сергею игривым взглядом, зашла в воду. Теплая приятная морская вода обволакивала тело и расслабляла. Я вдохнула полной грудью и нырнула. Вынырнув, обернулась. Сергей стоял на берегу совершенно обнажённый. Рельефное тело красиво освещала луна. Я даже смогла разглядеть его взгляд. Он неотрывно смотрел на меня и, похоже, был слегка задумчив. Я поманила его рукой и через несколько секунд он уже был рядом и страстно целовал меня в губы. А меня снова захлестнуло это странное ощущение, словно кто-то дышит мне в спину, внимательно следит и чего-то ждёт.
   Отогнав от себя не пойми откуда взявшееся предчувствие, я всё же огляделась. Как я и предполагала вокруг никого не было, как говорится, ни души. Сергей стоял напротив, обнимал меня за талию и внимательно глядел на меня. Я улыбнулась. Он взял меня на руки и вынес на берег.
   В эту ночь всё было не так как мне бы хотелось и, как было раньше. У меня перед глазами всё время стояла эта пренеприятнейшая картина из клуба. Я как будто видела себя со стороны... И от этого было особенно мерзко и паршиво. Вот Сергей сидит за столиком и болтает с Игорем. Я танцую. "Он" подходит ко мне сзади и... А потом я бросаю взгляд на наш столик и понимаю, что это был не он...
   Сергей ласкал моё тело, мы сплетались, сливались воедино, нас ласкали волны, под нами был песок и вообще всё было просто замечательно. Это было красиво, но всё равно не так. Я хотела своего мужа, но не могла забыть этого происшествия.
   Со стоном испытав яркий оргазм, Сергей перевернулся на спину и уставился на небо. Я неожиданно расплакалась, уткнувшись носом в песок и спрятавшись за волосами. Сергей, наверное, не ожидал такого и пока молчал. Я села и, закрыв лицо руками, заплакала ещё громче, жалобно всхлипывая и поскуливая. Муж испугался.
   - Сапфира, - нежно-испуганно произнёс он и неуверенно погладил меня по волосам, - я сделал тебе больно?
   Я зарыдала ещё сильнее.
   - Девочка моя, - муж притянул меня к себе. - Что с тобой? Я что-то сделал не так?.. Девочка моя.
   - Прости меня, - прорыдала я.
   - За что? - не понял Сергей.
   Я рассказала ему о том, что произошло в клубе. Он молчал. И от этого молчания становилось ещё тяжелее. Уж лучше бы он накричал или ударил. Хотя нет, "ударил" не надо. Я тоже не произносила больше ни слова и грустно смотрела на воду.
   - Идём, - неожиданно резко сказал он, поднялся и принялся одеваться.
   Я продолжала сидеть. Сергей протянул мне руку и помог встать. Закончив одеваться, он взялся за меня. Я чувствовала себя маленькой девочкой. Я словно вернулась в детство. Надев на меня платье, он заботливо пригладил мои волосы и, взяв за руку, повёл домой.
   Дома мы то же не обмолвились ни словом. Сергей молча выпил чашку кофе и ушёл спать. Я осталась одна. Я сидела в кресле завёрнутая в плед и пила свой любимый чай с бергамотом. Мысли метались в моей голове вытесняя друг друга. Это его молчание ни о чём хорошем не говорило. Он думал. Теперь остаётся только ждать. Ждать его решения. Как заключённый ждёт приговора суда.
   Неожиданно раздался какой-то стук, как будто что-то упало. Я замерла и прислушалась. Стук повторился. Я подорвалась и, теряя по дороге плед, побежала на звук. Он доносился из спортзала. Сердце билось с бешенной скоростью. Я тяжело дышала, открыв рот, и почему-то очень сильно боялась за Сергея.
   Залетев в спортзал, я резко затормозила. Муж боксировал. Только не так как обычно боксируют. Он, видимо, вымещал на несчастной груше все свои ярость и злость.
   Переведя дыхание, я закричала:
   - Серёж, перестань!
   Он не реагировал.
   - Я не хотела! - кричала я. - Я думала, это ты! Ну, перестань! Хватит! - я кинулась к нему.
   Вот правильно говорят, что мы, женщины, иной раз ведём себя достаточно глупо. Ну, видишь ты, мужик злой, какого же ты к нему лезешь?! В общем, он меня мягко оттолкнул. Правда это его "мягко" для меня было довольно-таки сильно, и я чуть не улетела.
   Чудом устояв на ногах, я не решилась больше к нему подходить и встала неподалёку. Сергей продолжал колошматить грушу. Я стояла. Он изредка зло косился на меня, но не нарушал своего молчания, которое меня стало порядком раздражать.
   - Прекрати! - психанула я и даже топнула ножкой.
   Интересно, он когда-нибудь устаёт?
   - Серёжа! - теперь я уже взмолилась.
   Муж остановился и так посмотрел на меня, что у меня подкосились ноги. Его красивое загорелое тело блестело от пота, мышцы были напряжены, а лицо закаменело. Он встал напротив. Я вся сжалась. Я смотрела на него снизу-вверх и мне мечталось провалиться сквозь землю, а в нашем случае, пол.
   - Серёж, - пролепетала я, с трудом скрывая дрожь в голосе.
   - Иди спать, - холодно попросил он.
   - Ну, Серёж.
   - Иди, - процедил муж.
   Опустив голову, я ушла. Вернулась в своё кресло, налила ещё чаю и закуталась в плед. Я понимала, ему неприятно. Но ведь я и вправду здесь не при чём! Неужели я бы позволила произойти такому, знай, что это не мой муж?! Стало немножко обидно. Уткнувшись глазами в пол, я всплакнула. Сергей, по-моему, уже спал. В доме было тихо. И сейчас эта тишина казалась мне звенящей.
   Взяв со стола планшет, я залезла в "Ютуб". Хотелось посмотреть репортаж о моём магазине. Галка, вроде бы, говорила, что его даже показывали по новостям. Значит, репортаж должен быть в интернете. Он, действительно, там был. Я открыла страницу, нажала на "плей" и увидела свой магазин.
   "Сегодня ночью, в Москве, произошло кое-что странное", - вещал женский голос. - "Некто неизвестный пробрался в один из ювелирных магазинов, принадлежащий довольно-таки крупной и известной семейной паре бизнесменов. Странный вор не взял ничего, зато оставил свои "визитные карточки" на стенах магазина и витринах."
   На экране, крупным планом, появились изображения тех самых "визиток". Меня передёрнуло. Одно дело слышать, другое видеть. Выглядело, действительно, жутко. Девушка, тем временем, продолжила.
   "Правоохранительные органы комментариев пока не дают. Директор магазина разводит руками. Никто не знает кто это был и даже не может предположить. Возможно, это было предупреждение. А возможно и нет. В любом случае странного взломщика будут искать."
   На этом репортаж был закончен. Из моей груди невольно вырвался рваный вздох. Я закрыла "Ютуб" и положила планшет на стол. Нужно идти спать. Только вот к Сергею почему-то не хотелось. Я боялась. Просто боялась. Я понимала, что ему неприятно. И это ещё мягко сказано. Мужчины собственники и они не терпят других мужчин рядом со своими женщинами. В общем, я легла в гостиной. Пол ночи проплакала и с трудом уснула только под утро. В ногах удобно разместился Зигер, а Лаки лёг рядом. Там мы и заснули.
  
   Глава 8
  
   Оставшееся время пролетело как один день. Пришла пора возвращаться домой. После того случая Сергей молчал целых три дня. Я не находила себе места и вообще очень сильно грузилась. Его молчание давило. Я даже стала думать, что это всё. Мне казалось, что вот он подойдёт ко мне и скажет: "Мы разводимся". Но этого, слава Богу, не произошло. Мы помирились.
   Все эти три дня я была сама не своя. Я тяжело засыпала и с трудом просыпалась. Мне мнилось, что я нахожусь где-то между сном и реальностью. Я выпивала чашку чая без сахара, брала Лаки с Зигером и мы шли на пляж. Там мы находили безлюдное место и весь день сидели. Животные возились рядом, а я смотрела на воду и по моим щекам текли слёзы. Я вспомнила как Галка однажды сказала, что я не ценю его. К сожалению, она была права. Я и вправду никогда не ценила Сергея.
   Я не ела все эти дни и ужасно осунулась и даже похудела. Смотря на себя в зеркало, я пугалась. Нет, я не забывала о косметике и прическе, но глаза всё равно выдавали моё состояние. Они сразу потухли и кроме грусти в них ничего не осталось.
   На третий день я уже стала подумывать кое-о-чём ужасном. Я тупо смотрела на воду, глаза застилали слёзы, а я представляла, как захожу в эту самую воду и исчезаю с лица земли. Но снова мне на спасение пришёл Сергей. Он молча сёл рядом, вытер мои слёзы своими губами и крепко обнял. Тогда я поняла, это не конец. Тяжёлый камень упал с сердца и мне даже стало легче дышать. Сергей шептал, что любит, просил не плакать и обещал, что никогда меня не оставит. И я ему поверила. Но попросила пообещать ещё раз. И он поклялся.
   По прилёту в Россию, я, с трудом справившись со сном, переоделась в удобную одежду и, взяв с собой Зигера, поехала за детьми. Сергей уехал в офис. Он тоже очень сильно соскучился по нашим близнецам и пообещал сегодня сильно не задерживаться.
   И почему мне всегда так дурно после перелётов? Я сжимала руками руль, костяшки пальцев становились белыми от напряжения, глаза слипались с неимоверной силой. Я из последних сил боролась со сном, полузакрытыми глазами глядя на дорогу и двигаясь со скоростью черепахи.
   Когда до Галкиного дома оставались считанные километры, я не сдержалась и поняла, что просто не доеду. Заехав в какой-то закуток, я потрепала своего верного пса по щеке и, опустив сиденье, задремала, не забыв завести будильник. Мне снилось лето. Я обрадовалась. Хоть сейчас хороший сон. Но реальность оказалась куда прозаичнее, чем бы мне хотелось. Проснувшись, я не помнила сон целиком, его словно стёрли из памяти. Но я точно помнила - в нём Сергей снова меня оставил. Чувствовала я себя более-менее нормально, хотя проспала всего два часа. Завела мотор, сказала Зигеру "Поехали" и мы тронулись в путь. Что это значит? Что означают все эти сны? В каждом из них Сергей меня покидает, оставляет одну и просто уходит. Неужели всё не так гладко, как мне кажется? И наш брак не такой уж и счастливый? Я даже стала думать, что он решил подать на развод. Только вот почему?
   Галка встретила меня широкой улыбкой и медвежьими объятиями. Я пошатнулась. Подруга успела схватить меня за руку, и я, только благодаря этому, смогла устоять на ногах. Галка напряглась, пристально смотря на меня.
   - Снова из-за перелёта? - задала она риторический вопрос.
   - Возможно.
   Она, видать, заметила моё состояние. Точнее поняла, что здесь дело уже не только в перелёте. И приобняв меня за плечи, повела в дом. Зигер помчался на второй этаж. Он очень любит наших детишек и с удовольствием с ними играет. Несмотря на грозный внешний вид и достаточно суровый характер со своими пёс всегда ведёт себя как кошка. Он очень добрый, ласковый и нежный. Проще говоря белый и пушистый. Но это только со своими. Вот именно за это я и люблю эту породу. Потому что я уверенна в нём и точно знаю, что он никогда не причинит нам зла. Меня же Галка посадила в удобное плетёное кресло на веранде и налила чай.
   - Что случилось? - обеспокоенно спросила она.
   Чувствовала я себя и вправду паршиво. Я рассказала о своих снах, обозвав их дурацкими. Галка внимательно слушала и была задумчива. Она пила уже третью чашку кофе и курила неизвестно какую по счёту сигарету.
   - Мне нужен экстрасенс, - заявила я.
   - Кто? - подруга поперхнулась.
   - Экстрасенс, - как ни в чём не бывало повторила я.
   - Зачем? - недоумевала Галка.
   - Я хочу узнать, что означают эти сны.
   - В будущее залезть, что ли? - дошло до подруги, смотрела она на меня с примесью жалости и сочувствия.
   Я разозлилась.
   - Я не сошла с ума! - резко отрезала я.
   - Тогда тебе не экстрасенс нужен, - проигнорировав мой запал, задумчиво проговорила она.
   - А кто? - я удивлённо вытаращилась на подругу.
   - Не знаю, - пожала она плечами. - Может, ясновидящий?
   - Да мне фиолетово как он называется, - махнула я рукой. - Лишь бы сказал, что за дурацкие сны мне постоянно снятся.
   Галкин взгляд мне не нравился, ой как не нравился. Так смотрят на душевнобольных в психбольнице. Похоже, подружка решила, что я тронулась. Я стала раздражаться. С трудом сдерживая это самое раздражение, я процедила:
   - И не смотри на меня как на чокнутую.
   Галка быстро отвела взгляд.
   - Я вообще-то за детьми приехала, - напомнила я, поднимаясь. - А нянечки здесь?
   - Ольга Вячеславовна здесь, - кивнула Галка, направляясь к лестнице. - А вот вторая нянечка уехала, - выдала она.
   Я резко затормозила.
   - Как это уехала? - возмутилась я.
   - У неё выходной, - улыбнулась подруга.
   - Ой, извини, - устыдилась я. - Со мной правда что-то происходит.
   Серёженька с Ксюшенькой, как я и предпологала, играли с Зигером. Точнее это он с ними играл. Детишки лежали на кровати, а Зигер их облизывал. Серёженька забавно морщился, пытаясь отогнать пса маленькой ручкой, а Ксюшенька улыбалась, хватая пальчиками пса за шерсть. Они у меня ещё совсем маленькие, но характер уже проявляют. Серёженька пошёл в папу: суровый, серьёзный мужчина. А дочурка в меня. Такая же нежная и весёлая. Она всегда улыбается. Глаза светятся от счастья. Иногда кажется, она готова обнять целый мир. А ещё она хохотушка и уже сейчас пытается смеяться. Не то, что суровый братик.
   - Ксения Андреевна, здравствуйте! - Ольга Вячеславовна расплылась в искренней улыбке.
   - Здравствуйте, Ольга Вячеславовна! - вежливо поздоровалась я. - Ксюшеньку с Серёженькой нужно одеть, мы едем домой.
   - Хорошо, - кивнула нянечка и мы принялись одевать детей.
   - Зигер, в машину, - скомандовала я, закончив.
   Пёс шустро развернулся и радостно побежал на улицу. Я взяла Ксюшеньку на руки и вышла следом.
   - Сапфир, давай не теряйся, - уже у машины попросила Галка.
   - Да я и не теряюсь, - улыбнулась я. - А где Манька?
   - А, так она с Петькой к бабушке уехала.
   - Понятно. Ну всё, давай, - мы поцеловались.
   - Пока! - на прощание помахала мне рукой подруга.
   Я кивнула и улыбнулась.
   Дома нас уже ждал муж и отец. Взяв у нянечки Серёженьку (своего наследника и гордость), муж, что-то говоря ему, утащил сына в комнату. Я пошла за ними. Ольга Вячеславовна стала суетиться у плиты. Зигер, позвав Лаки, потопал гулять по двору.
   Это был наш день. В доме кроме нас и нянечки никого не было. Правда на улице была охрана, но я уже привыкла.
   - Ты помог Лариске с Игорем? - как бы между делом спросила я у мужа.
   - Конечно, - отвлёкшись от сына, коротко ответил он.
   - Он, наверное, спать хочет, - заметив, как сын зевает и прикрывает глазка, сказала я.
   Уложив детей спать, мы ушли.
   - Сапфира, - осторожно начал Сергей.
   Мы лежали в кровати и просто наслаждались обществом друг друга.
   - Что?
   - Я хотел тебя кое-о-чём попросить.
   Я насторожилась.
   - Пожалуйста, уезжая, бери с собой охрану, - муж заглянул мне в глаза.
   Подавив вздох, я сказала:
   - Серёж, ну ты же знаешь, я не езжу одна.
   - Я знаю. Но всё равно прошу тебя, бери с собой охрану.
   Спорить с мужем не хотелось и портить идиллию тоже. Пришлось кивнуть и пообещать больше никогда не выходить из дома без охраны.
   - А, кстати! - воскликнул он. - Остальных животных уже привезли.
   - Когда?
   - Пока нас не было.
   - Здорово, - только и сказала я, потому что меня сморил сон.
  
   ***
  
   На следующий день Сергей уехал рано. Открыв глаза, я порыскала рукой по подушке и почувствовала головокружительный запах роз. Повернувшись, увидела огромный букет, стоящий на прикроватной тумбе. Сергей любит делать такие сюрпризы и умеет удивлять.
   Улыбнувшись, я потянулась на кровати и села. Розы были просто восхитительны. Шикарный бардовый букет благоухал на всю спальню. Дотронувшись до нежных лепестков рукой, я втянула в себя их аромат и зажмурилась от удовольствия. Хорошо, когда всё хорошо.
   Меня прервал звонок мобильного. Нехотя дотянувшись до трубки, я, несмотря на экран, нажала на кнопку и приложила телефон к уху. В трубке странно молчали. Я затаила дыхание. На том конце "провода" продолжали стойко молчать. Звуков вообще никаких не было. Первой не выдержала я.
   - Ало! Кто это?
   Тишина.
   - Ну, как хотите, - я со злостью шмякнула ни в чём неповинный телефон об тумбу.
   Звонок повторился.
   - Ало! - закричала я. - Я не знаю кто ты, но, если ещё раз ты сюда позвонишь и будешь молчать, пожалеешь. Мой муж найдёт тебя и тогда ты забудешь, что такое жизнь, - процедила я и хотела было уже сбросить звонок, как там заговорили.
   - Сапфира, - растерянно прошептала Ларка.
   Я схватилась за голову.
   - Прости... Это ты до этого звонила?
   - Нет.
   - Извини, - только и смогла сказать я.
   - Я хотела с тобой поговорить.
   Я тряхнула волосами, отгоняя плохие мысли и сосредотачиваясь на разговоре.
   - Я слушаю.
   - Но... это не по телефону. Давай встретимся?
   - Хорошо. Во сколько?
   - У тебя сегодня день не занят? - уточнила подруга.
   - Я сегодня полностью свободна. Единственное, мне нужно будет в зоомагазин съездить, - вспомнив про предстоящую выставку, сказала я.
   - В зоомагазин? - почему-то удивилась Лариска.
   - Ну да, - не поняла я её удивления. - Что тут удивительного? - я насупилась.
   - Ничего, - нашлась Ларка. - Просто я думала, ты заказываешь, - пояснила она.
   Я рассмеялась. Лариска тоже. Правда, как-то истерично.
   - Я не люблю заказывать, - улыбаясь, проговорила я. - Люблю сама выбирать.
   - Мы сможем там где-нибудь встретиться?
   - Да. Подъезжай через час на Старый Арбат.
   - Ок.
   На этом разговор был закончен. Выставка у нас послезавтра. За это время я должна успеть докупить всё необходимое и подготовить Зигера. Наш хендлер, самый лучший в Москве, естественно, был уже в курсе предстоящей выставке. Эти два дня она будет заниматься с Зигером. Учить его ничему уже не нужно, но вот напомнить желательно.
   Приведя себя в порядок, я вышла во двор. Там была Анна Ивановна. Поздоровавшись с женщиной, я обвела территорию взглядом и, не увидев Зигера, спросила:
   - А где Зигер?
   - Так с ним это... как её... в общем, эта занимается. Не помню, как название, - Анна Ивановна развела руками.
   - Хендлер, - засмеялась я. - Пусть занимается. Саша! Паша! Поехали.
   До Москвы мы домчались на удивление быстро. Я, правда, удивилась, рассчитывая на пробки. В этот раз я за руль не села и машину вёл Пашка. Остановившись у обочины, мы решили пройтись пешком. Почти две недели не была в Москве. Эх. Воздух не радовал, погода особо то же. Зато народу было хоть отбавляй. Люди быстро двигались вперёд, в спешке даже не смотря по сторонам.
   Я не спеша шла по улице и улыбалась. Как же всё-таки здорово жить! Дышать, любить, говорить и видеть этот удивительный мир. Не смотря на все минусы - он прекрасен. Он прекрасен уже тем, что он есть. Что мы есть и что вокруг так много всего неизведанного и интересного. Того, что мы ещё не успели посмотреть и потрогать. Образно говоря. Ведь дотронуться до мира нельзя.
   В общем, я шла. Точнее, вышагивала. Пашка с Сашкой хмуро брели чуть позади. Я иногда поворачивалась к ним и думала, почему же они такие недовольные? Настроение было просто замечательное, словно я вернулась назад примерно на полтора года. Я ощущала себя всё той же доверчивой и улыбчивой девчонкой, какой была до встречи с Ильей. Так я и шла, пока...
   - Маша? - я с трудом узнала в этой бледной и забитой женщине свою студенческую подругу.
   - Простите? - девушка остановилась и, сжавшись, посмотрела на меня.
   Она была в больших солнцезащитных очках.
   - Ты меня не узнала?
   - Сапфира? - неуверенно проблеяла она и пошатнулась.
   Первой мыслью было - она пьяная, а второй - ей плохо?
   - Тебе нехорошо? - забеспокоилась я.
   - А что ты тут делаешь? - Маша с опаской покосилась на моих телохранителей.
   - Мне в зоомагазин нужно, - я неопределённо махнула рукой куда-то в сторону. - Ты спешишь? Может, выпьем по чашечке кофе?
   - Ты же не пьёшь кофе, - приподняла она бровь.
   - Надо же так, помнишь, - изумилась я. - Ну, так что? Выпьем?
   Девушка кивнула.
   - Только в зоомагазин зайдём.
   Докупив всё необходимое, я польстилась ещё на пол магазина и, загрузив пакетами Пашку с Сашкой, наказала им отнести всё это в машину. Мы же с Машей завернули в первое попавшиеся кафе и, сделав заказ, молча уставились друг на друга.
   - Может, закажешь что-нибудь из еды? Шашлык хочешь? - достаточно настойчиво спросила я.
   - Нет, нет, спасибо, - замотала головой Машка.
   Чувствовала она себя неловко.
   - Как у тебя дела? - поинтересовалась она, смотря куда-то в пол.
   В помещении царил полумрак, и я всё никак не могла понять, почему Машка не снимает очки. А потом до меня дошло. Нам принесли заказ. Я сделала небольшой глоточек чая и осторожно произнесла:
   - Ты всё ещё замужем?
   Машка вздрогнула. Значит, я была права. Неожиданно девушка тихонько заплакала и сняла очки, демонстрируя мне довольно-таки большие синяки. Глаза девушки очень сильно заплыли и напоминали щёлочки. По моей спине прошёлся холодок. Я расширила глаза и замерла с чашкой в руках.
   - Это Олег, - кивнул она.
   Олег - её муж. Они поженились, когда мы ещё учились в институте. И уже тогда он любил колотить жену. Как напьётся, так колотит. После института наши дорожки разошлись. Но я даже и не думала, что она до сих пор терпит его издевательства. Я бы так не смогла. Никогда бы не позволила такого в своей семье. Никогда.
   - А ты...замужем? - с паузой проговорила она.
   Похоже, он не только ей лицо испортил.
   - Тебе что тяжело говорить?
   - Да, - Машка горько зарыдала, указывая в область груди.
   - О Господи! - догадалась я.
   Резко подорвавшись, я выудила из сумочки кошелёк, достала из него несколько купюр и, кинув их на стол, помогла Машке встать. Потом приобняла её за плечи и повела в сторону машины. Девушка продолжала плакать - горько и страшно.
   - Паша, - усаживая свою студенческую подругу в машину, обратилась я, - ты отвезёшь Машу к нам. А Саша пойдёт со мной.
   Пашка с Сашкой синхронно кивнули. Машка вцепилась в мою руку, испуганно смотря на мужчин. Она боялась их. Очень боялась.
   - Ты куда? - дрожа всем телом, пролепетала она.
   - Маш, не бойся. Паша отвезёт тебя к нам. Мне нужно встретиться с подругой, по делу. Я недолго. Жди меня дома. Хорошо?
   - Меня Олег прибьёт, - вполне серьёзно выдала она.
   - Не прибьёт, - я разозлилась.
   Олег. Я сама прибью этого подонка. Придушу собственными руками. Ублюдок. Довёл бедную девочку до белого коленья. А она ведь ещё совсем молодая. Правда выглядит как сорокалетняя женщина. Я обязана ей помочь. Всё-таки она мне не чужая. Тем более, я не могу спокойно смотреть, как мужчина издевается над женщиной. В общем, я твёрдо решила во что бы то не стало вырвать подругу из рук этого садиста.
   Встреча с Лариской заставила меня очень сильно занервничать. Весь её вид говорил о том, что она находится в шоковом состоянии. Девушка невидящим взором смотрела перед собой и тупо молчала. Я сидела напротив неё и ждала, когда она заговорит. Через несколько минут я услышала её тихий безжизненный голос.
   - Игоря чуть не убили, - прошептала она.
   Я, расширившимися от ужаса глазами, уставилась на неё. Мне показалось, что я ослышалась.
   - Что? - судорожно ловя ртом воздух, проблеяла я.
   - Он в реанимации. Состояние крайне тяжёлое, - Лариска говорила это спокойно и без эмоционально, но я-то понимала, что это просто шок.
   Я не знала, что сказать. Слова словно испарились.
   - Врач сказал, шансов почти нет.
   - Как это произошло? - обретя дар речи, спросила я, нервно теребя в руках салфетку.
   - Вы готовы сделать заказ? - не вовремя подошёл официант.
   - Текилу, - быстро бросила я, даже не глядя в его сторону.
   - Ещё что-нибудь? - не хотел отставать юноша.
   Подавив в себе раздражение, я сказала:
   - На ваше усмотрение, - и махнула рукой, давая понять, что его присутствие нам несколько мешает.
   Парень кивнул и удалился.
   - Так как это произошло?
   - Ты новости не смотришь, - скорее утверждая, чем спрашивая, проговорила Ларка.
   - Редко, - призналась я.
   - Ну вот, а говорила, смотришь.
   - Ларис, - напомнила я.
   - Правоохранительные органы говорят, что это был киллер. Сработал слаженно и чётко. Если бы не медальон, который висел у Игоря на груди, он бы погиб на месте.
   - Медальон?
   - Да, - Лариска едва заметно кивнула и вытащила из-под блузки медальон.
   У неё в руке оказалось золотое сердечко с какими-то надписями.
   - Здесь написано "Игорь", - поймав мой взгляд, сказала она и перевернула медальон. - "Вечность с тобой, ни дня без тебя".
   Я поджала губы. Надо же так, медальон спас ему жизнь...
   - У него был точно такой же, только из белого золота. На нём было написано "Лариса", а с оборотной стороны "Вечность с тобой, ни дня без тебя".
   - Ларис, - осторожно начала я, привлекая её внимание, - а где охрана?
   - В машине, - не отрывая взгляда от медальона, бесцветным голосом произнесла она.
   - В машине? - сказать, что я опешила - мало, на меня словно ушат холодной воды вылили. - Меня поражает твоя беспечность, - обалдело сказала я. - Ты же должна понимать, чем это чревато.
   - Мне безразлично...
   - Не смей так говорить! Игорь обязательно выкарабкается. Выкарабкается, я знаю. Я верю в это. И ты должна верить.
   - Мне остаётся только надеяться.
   Вот что мне теперь делать? Как защитить подругу? Если я оставлю её одну, с ней по любому что-нибудь случится! Нужно везти её к нам. В том, что Игоря заказали, я уже не сомневалась. Стало ясно, что это никакая не месть, а обычный заказ. Кто-то очень не хочет, чтобы их дела шли в гору. А возможно, этот кто-то, вообще не хочет, чтобы их бизнес существовал.
   - Поехали, - твёрдо сказала я.
   - Куда? - Лариска захлопала ресницами.
   - К нам.
   - Никуда я не поеду, - она встала и отошла от стола. - Я к Игорю пойду.
   - У палаты осталась охрана?
   - Нет.
   Услышав это, я схватилась за голову и, приказав Лариске двигаться за мной, помчалась к машине. Сашка достал пистолет, чем распугал всех прохожих. Шикнув на него, я зло сверкнула глазами, давая ему понять, что он привлекает к нам лишнее внимание, и прибавила скорости.
   Потом мы быстро прыгнули в машину и на запредельной скорости помчались в больницу. Самое главное успеть. Господи, пожалуйста, помоги! Лариска не переживёт этого. Не переживёт...
   Мы ехали, я нервничала. Лариска тупо глазела на спинку сиденья. Сашка держал в руке пистолет и всем своим видом показывал, что готов меня защищать. Оказывается, я в нём ошибалась. Зря относилась к нему с презрением. Точнее, даже не с призрением, а ненавистью.
   По дороге я успела позвонить Сергею и вкратце обрисовать ситуацию. Главное успеть. Тот, кто стрелял в Игоря, скорее всего уже знает, что он остался жив и захочет его добить. Я молилась. Я молила Бога, чтобы он помог нам успеть. А ещё я ужасно боялась. Боялась, что мы попадём в пробку и нам останется лишь надеяться. Я не люблю жить надеждами. Я люблю быть уверенной в завтрашнем дне и знать, что у меня всё получится.
   За нами, с трудом поспевая, ехала вторая машина охраны. Чёрный тонированный джип, набитый под завязку парнями в чёрных костюмах. Их прислал Сергей. Главная цель - защитить Игоря. Его нельзя оставлять одного. А ещё лучше забрать из этой больницы.
   Подъехав к зданию, машины резко замерли у входа. Лариска наконец-то очнулась, словно вышла из транса, и обрела способность думать. Выскочив из автомобиля, мы помчались в больницу. С силой распахнув дверь, мы наткнулись на сурового охранника, явно нежелающего нас пропускать.
   - Время посещений уже закончилось, - пробасил он.
   - Пожалуйста, - задыхаясь, заговорила я, - нам очень срочно нужно пройти.
   - Время посещений уже закончилось, - бесстрастно повторил он.
   - Мне срочно нужно к мужу! - нервно выкрикнула Лариска и попыталась пробиться внутрь. - Пропусти! Пропусти! Из-за тебя его убьют! - верещала она. - Дай мне пройти к мужу! Его могут убить! Понимаешь ты или нет?! Убить!
   В тот момент, когда Лариска скатилась до истерики, подоспели наши ребята. Сашка молча достал пистолет и потребовал охранника отойти. Мужчина округлил глаза и, подняв руки вверх, отступил. Сашка сказал тихое "Извини" и мы побежали искать реанимацию.
   По пути пришлось несколько раз спрашивать дорогу, останавливаясь. Я дёргалась и откровенно нервничала. Время шло, а мы так до сих пор и не нашли Игоря. Лариска не помнила где находится его палата и это усложняло задачу. Но судя по её недавнему состоянию, девушку винить не в чем.
   Когда мы наконец-то добрались до палаты, то замерли. Лариска схватилась за сердце и начала оседать на пол. Один из телохранителей успел её подхватить и помог устоять на ногах. Я стояла ни жива не мертва и боялась пошевелиться, расширившимися от страха глазами глядя на приоткрытую дверь палаты. Неужели не успели? Я нервно втянула ртом воздух и сглотнула. Сашка кивнул, вытянул руку с пистолетом вперёд и крадучись направился к двери. Он шёл достаточно тихо. Я затаила дыхание. Лариска то же молчала. Ребята осторожно двинулись следом. Мы остались стоять на месте. Я приобняла подругу за плечи и напряжённо ждала.
   Слава Богу, Игорь был жив. Похоже, мы спугнули убийцу. Осознание того, что какие-то миллисекунды, могли стоить ему жизни, пугали. Предстоял разговор с врачом. Им оказался совсем молоденький высокий парнишка, чем-то похожий на Сергея. Ничего утешительного он, к сожалению, сообщить не мог. Во-первых, неизвестно выкарабкается ли Игорь, во-вторых, его ни в коем случае нельзя транспортировать. Нам ничего не осталось как оставит у двери охрану и уехать домой. Лариске побыть с мужем не позволили.
  
   Глава 9
  
   - Как это произошло? - Сергей сидел в кожаном кресле и буравил девушку напряжённым взглядом.
   - Игорь как обычно отправился утром на работу...
   - Он был один?
   Лариска заерзала на диванчике, стоящем у стены в кабинете. Я опустилась рядом и задумчиво посмотрела на мужа. Еле заметно качнув головой, я глазами попросила его быть помягче. Муж понял, чего я от него хочу и, склонив голову набок, кивнул.
   - Один, - еле слышно проговорила она.
   - Один?! - опешил Сергей.
   Я, если честно, тоже опешила. Один. С ума сойти! И это зная, что на них охотятся.
   - Да, - выдавила Ларка, отводя глаза.
   - Почему не взял охрану? - недоумевал Сергей.
   - Не знаю, - глаза девушки увлажнились. - Он боялся за меня.
   - Ты хочешь сказать, что он оставил всю охрану с тобой? - стараясь говорить спокойно, уточнила я.
   - Да. Оставил.
   - К чему все эти расспросы? - я впритык уставилась на Сергея, заметив, что девушка сейчас расплачется.
   - Ну, нам же нужно найти этого горе киллера, - пояснил он.
   - Это не ждёт?
   - Ты же не хочешь, чтобы следующим был я? - ответил он вопросом на вопрос.
   Я вся подобралась. Нет, мне этого не хотелось.
   - Мы должны выйти на заказчика, - продолжил Сергей. - И чем раньше, тем лучше. Не факт, что киллера не уберут.
   - А если его уберут, мы уже вряд ли когда-нибудь сможем выйти на заказчика, - договорила я его мысль и муж одобрительно кивнул.
   - Ларис, - мягко проговорил он, - постарайся взять себя в руки и всё рассказать, - попросил Сергей и, выдержав паузу, добавил: - Это очень важно.
   И Лариска рассказала. Всё в мельчайших подробностях. Всё, что знала сама. Оказывается, ещё на расцвете их бизнеса, существовала некая фирма, которая тоже работала в этой отросли. Игорь довольно-таки некрасиво вытеснил их из рынка. И очень быстро занял лидирующую позицию. Фирма сохранилась и до сих пор функционирует, но оборот очень сильно упал. Естественно, это не обрадовало владельцев и акционеров.
   Теперь всё становилось на свои места. Стало ясно почему Игоря хотят убрать. Он кому-то мешает, при чём основательно. И, скорее всего, именно им. В общем, это обычная конкуренция. Теперь нужно выйти на эту фирму и, как говорится, прижать их к стене. Но сделать это будет не так-то и просто. Потому что, как я поняла, там тоже сидят не простые смертные. Так что, придётся поднапрячься. Главное, не скатиться до банальной войны. Конечно, нам бы этого очень не хотелось, но выбора всё равно нет.
   - Тебе придётся уехать на время, - серьёзно проговорил мой супруг.
   - Уехать? - еле слышно произнесла Лариска и посмотрела на него глазами полными боли и страха.
   - А как же Игорь? - я ошарашенно уставилась на мужа.
   - Я думаю, нам стоит поступить следующим образом, - Сергей задумался. - Лариса останется у нас...
   Глаза девушки ещё сильнее стали расширяться. Казалось, она только сейчас начала в полной степени понимать всю сложность своего положения.
   - Так безопаснее, - пояснил Сергей. Его тон не терпел возражений. - Мы дождёмся, когда Игоря можно будет транспортировать... И я отправлю вас куда-нибудь из страны. Подальше отсюда.
   - В штаты? - я прищурилась.
   - Нет, - Сергей отрицательно покачал головой. - Их там могут найти, - он призадумался. - Я подумаю над этим вопрос и сообщу позже.
   Я насторожилась. Неужели он мне не доверяет? Хочет скрыть куда отправит Лириску с Игорем? Эта мысль больно кольнула сердце и тут же затихла. Щёки полыхнули жаром от стыда, и я опустила глаза. Как я могла такое подумать о муже? Хотя... Возможно он просто не хочет подвергать меня риску. Ведь, как все знают, меньше знаешь, крепче спишь. В этих славах точно есть истина.
   Оторвавшись от своих совсем не радужных мыслей, я заметила, как все с интересом смотрят на меня. Сергей глядел на меня своими проникновенными зелёными глазами и даже не моргал. Острый взгляд, как у орла, плотно сжатые губы. Он всё понял. Я стушевалась. Потом тряхнула головой и сделала вид, что ничего не произошло. Перевела свой взор на Лариску и ободряюще сказала, положив руку ей на плечо:
   - С Игорем всё будет хорошо.
   Девушка легонько улыбнулась.
   - Идём, - позвала я, кивнула мужу, и мы покинули кабинет.
   Лариска была подавлена и разбита. Я видела, как ей сложно и понимала, что сейчас она хочет побыть одна. Именно поэтому отвела девушку в её комнату и пошла искать Машку. Это оказалось не так-то и просто. Дом у нас огромный, гостевых, и вообще свободных, комнат уйма. Так что пришлось прибегнуть к помощи Анны Ивановны.
   - Анна Ивановна, - позвала я, проходя на кухню.
   Женщина повернулась.
   - Сапфирочка, - тепло проговорила она, улыбаясь.
   - А где Маша?
   - Маша?
   - Ну да, - я вперила в неё внимательный взгляд, - Маша, - и развела руками.
   - А-а-а, - протянула Анна Ивановна. - Это та, которую муж поколотил?
   - Откуда вы..., - договорить не смогла, потому что задохнулась от негодования.
   - Хорошая девочка, - в глазах женщины мелькнула жалость. - Бедняжка. Я её покормила и отвела в комнату. Она спит, - вспомнив обо мне, ответила она на мой вопрос.
   Поблагодарив женщину, я направилась к Маше. Она не спала. Девушка сидела на кровати поджав под себя ноги и тупо смотрела перед собой. На столике стояла недопитая чашка кофе и лежали пару нехитрых бутербродов. Осторожно опустившись рядом, я, не решаясь заговорить, тоже уставилась в пустоту.
   - Как ты? - это первое, что пришло мне на ум.
   Маша молчала, продолжая невидящим взглядом смотреть в одну точку.
   - Может, успокоительного? - аккуратно спросила я и осторожно обняла её за плечи.
   Девушка неожиданно расплакалась.
   - Маша, - я прижала её трясущееся тельце к себе и принялась гладить по волосам. - Машенька. Тише, Машенька, не плач. Тише. Он того не стоит. Ты сильная. Ты справишься, я знаю. Тише, тише, - приговаривала я, стискивая зубы.
   О Господи, как же мне её было жалко. И за что ей всё это? Стандартный вопрос и банальный ответ. А скорее даже и риторический. Маша. Маша. Маленькая, хрупкая девушка с красивыми изумрудными глазами и пшеничного цвета волосами. Она такая миниатюрненькая, что даже я стараюсь обнимать её не так сильно, чтобы нечаянно не сломать. Нужно быть самым настоящим извергом, чтобы над ней вот так издеваться. Нормальный психически человек никогда бы так не поступил.
   Так мы и сидели. Машка плакала, уткнувшись носом мне в грудь, а я крепко её обнимала и непрерывно гладила по волосам, пока она не успокоилась. Девушка медленно оторвалась от меня, пару раз тихонько всхлипнула и открыла глаза. На дне её зрачков плескались обида, непонимание и жгучая боль. Девушка моргнула, и её взгляд наполнился решимостью.
   - Я не хочу больше всё это терпеть, - уверенно произнесла она и замолчала.
   Повисла пауза. Я ждала.
   - За что он так со мной, Сапфира? - вдруг с отчаянием прошептала она.
   У меня не было ответа на этот вопрос, и я вынуждена была промолчать, опустив глаза.
   - Я не могу больше это терпеть, - в который раз призналась девушка и застыдилась.
   Мне бы тоже было неприятно, окажись я в подобной ситуации. Тем более, рассказывать об этом кому-то, раскрывать все карты. А проще говоря, выносить сор из избы.
   - Я могу тебе помочь. Только скажи "да".
   - Как? - Машка заинтересовалась.
   - Для начала, реши для себя, чего ты сама хочешь. Ты должна принять решение.
   - Я согласна.
   - Уверена? Не будешь потом жалеть? - решила я уточнить.
   - О чём? - она скептически посмотрела на меня. - О том, что никто больше не будет меня калечить и отравлять мне жизнь?
   - В общем, да, - я развела руками.
   - Не буду, - уверенно произнесла она. - Я слишком долго терпела.
   - Хорошо. Тогда действуем по плану.
   - Какому? - Машка вытерла лицо рукавом.
   - Завтра мы поедем на переговоры. Я выступлю в роли парламентёра. Если разговора не получится, пойдём другим путём.
   - Что? - Машка округлила глаза. - Каким другим? Нет, - она почему-то замотала головой с самым настоящим ужасом смотря на меня. - Не надо.
   - Но мы должны его наказать, пойми! - удивлённая её реакцией проблеяла я.
   - Ну, не так же!
   - Как так?
   - Он, конечно, попил моей кровушки, но не убивать же его теперь! - выдала она.
   Я чуть не прыснула со смеху. Она подумала, что другой путь - это завалить Олежку, к чёрту.
   - Я суд имела в виду, - сдерживая себя от смеха сказала я.
   - Суд? - Машка словно не поверила.
   - Суд, - кивнула я.
   Она облегчённо выдохнула.
   - У вас есть совместные дети? - вопросила я и достала из тумбы блокнот с ручкой.
   - Нет, - Машка отрицательно покачала головой.
   - А имущество?
   - Да.
   - Какое?
   - Квартира в Москве, дача в области, машина и гараж.
   - Та-а-а-к, - протянула я, записывая.
   - Ты ещё и юрист? - поинтересовалась Машка.
   - Не-а, - быстро ответила я и сунула ручку в рот.
   Дурацкая привычка, которая преследует меня ещё со школы. Резко вынув ручку, я бросила её на стол и положила рядом блокнот.
   - Завтра утром едем. Сначала попробуем поговорить с ним. Если не удастся, отправимся к адвокату и в суд.
   - Сапфир, - как-то нерешительно позвала меня студенческая подруга.
   - Мм-м? - промычала я.
   - А сколько стоит адвокат?
   - У нас свой, как мы его называем семейный, адвокат.
   - Но я же должна буду ему заплатить за проделанную работу.
   - На этот счёт даже не переживай, - махнула я рукой.
   Покинув Машку, я завертелась в круговороте дел. Посидела с детьми, потом выгуляла животных, ещё Ласточку (Афродиту) нужно было прогулять. Лошадям жизненно необходимо движение. При чём каждый день. Иначе... В общем, ничего хорошего.
   Заседлав лошадь, я позвала Зигера и привычно уселась в седло. Иногда чувствую себя ковбоем. Таким, какими их обычно показывают в Американских фильмах. Самой смешно, но это так. Дав Ласточке мягкий шенкель, я выпрямила спину и поудобнее взяла повод. За время общения с этими прекрасными животными я многому научилась. Теперь я знала, как правильно сидеть и как правильно держаться на лошади, как нужно держать повод и много-много чего. Выучила наизусть их строение, конституции и породы. Это очень увлекательно. Будучи беременной, я могла часами сидеть за книжками о лошадях и собаках. Что-то я даже выписывала в тетрадку, которую завела специально для этих целей.
   Мы уже приближались к воротам, когда меня окликнул Сергей. Потянув повод на себя, я дождалась, когда Ласточка остановится, и медленно повернулась на зов. Муж сидел на своём любимом коне и широко улыбался, демонстрирую нам Голливудскую улыбку из ряда ровных белоснежных зубов.
   - Я думал, ты будешь кататься по территории, - сказал он и поравнялся со мной.
   - Я хочу съездить до Галки, - ответила я. - Она ждёт.
   - Как раз об этом я и хотел с тобой поговорить.
   - Я слушаю, - я напряглась.
   - Тебе не стоит пока выезжать за пределы территории, - осторожно проговорил супруг и ухватился за мой повод.
   Я с трудом сдержала стон. Как же мне надоело прятаться! Надоело ходить с охраной! И надоело... бояться... Я понимала, Сергей просто хочет меня защитить. Но внутри всё противилось этому вынужденному затворничеству.
   - Серёж, - заговорила я, стараясь быть спокойной. - Я просто съезжу до Галки. Здесь не далеко.
   Действительно, от нашего дома до дома подруги было рукой подать, и я особо не волновалась. Да и верить не хотелось, что всё настолько серьёзно. А, возможно, это была всего-навсего усталость.
   - Ладно, - подумав, кивнул он, - поехали. Только я поеду с тобой, - и подправил что-то под курткой.
   Я обрадовалась. Давненько мы так не катались. Вдвоём. Но счастье было не долгим, потому что Сергей издал громкий свист и на этот звук, словно табун лошадей, примчались наши собаки. Все! Какой кошмар...
   - Рядом, - скомандовал мой супруг и псы послушно облепили его коня с разных сторон.
   Вот вам и охрана. И чего нам бояться с такой оравой? Зигер же преданно встал с левой стороны от нас с Ласточкой и как-то задумчиво заглянул мне в глаза.
   - Ты мой сладкий, - расплылась я в счастливой ухмылке и послала псу воздушный поцелуй.
   - Открывайте ворота, - отдал ещё один приказ Сергей и ворота плавно стали раскрываться перед нами, словно крылья бабочки.
   Дорога до Галки оказалась спокойной и быстрой. Подруга даже не удивилась, завидев какой толпой мы к ней прибыли. У нас с ней намечалась прогулка на лошадях вдоль озера. Что мы и сделали.
   - Как дела? - как бы между делом поинтересовалась я.
   - Всё хорошо. Тот псих больше не появлялся.
   - Да я не про него. Как Манька?
   - Манька у бабушки. Всё отлично, - коротко ответила подруга, с благоговением разглядывая озеро и природу вокруг нас.
   Я тоже завертела головой. Красота, ничего не скажешь. Как же я люблю ели и сосны. Это мои самые любимые деревья. Есть в них что-то такое, особенное. Сергей, зная мою страсть к хвойным, понатыкал на нашем участке с сотню таких вот деревьев. Ну, конечно, не сам. Но сюрприз мне очень понравился, и я была, как говорится, на седьмом небе от счастья. Я люблю сидеть в беседке, окружённой этими могущественными деревьями, и подолгу читать, попивая свой любимый чай с бергамотом и вдыхая их аромат. А по весне их иголки образуют на пушистой траве некое подобие покрывала, которое мягко пружинится под ногами и создаёт чувство, схожее с хождением по ковру с длинными ворсинками. Зимой же ты наслаждаешься яркой зеленью ветвей средь воздушного белого снега. Это поистине замечательно. Горячий чай, тёплый плед и природа вокруг. Такая молчаливая, но в то же время прекрасная. Морозный воздух, который отдаёт свежестью и совсем слегка покалывает щёки, снег, который большими хлопьями падает с неба и пение птиц. А ещё здесь очень много белок, и сейчас мы остановились, чтобы разглядеть одну из них. Её шубка уже стала оранжевой. Белочка шустро бежала по ветке, изредка оглядываясь на нас.
   - Красиво, правда? - улыбнулась Галка.
   - Да, замечательно, - кивнула я, улыбаясь.
   - Сегодня что-то народу совсем нет, - заметила подруга.
   - Жди лета, - засмеялась я и, подмигнув, дала Ласточке волю.
   Лошадь поняла меня правильно и, весело заржав, встала на дыбы. Потом приземлилась на землю и с места рванула в карьер. Я привстала на стременах и до предела наклонилась вперёд. Мы неслись через лес по тропинке, и я чувствовала себя птицей. Это замечательное чувство безграничной свободы и радости. Адреналин бурлил в венах, и я громко кричала, подначивая кобылу. Мы уже не в первый раз устраивали гонки на лошадях, так что Галка с азартом мчалась чуть позади в попытке обогнать.
   - Чумовые скачки, - поравнявшись, обалдело-счастливо воскликнула она и вырвалась вперёд.
   - Моя! - весело крикнула я и закричала что-то наподобие "ииихааа".
   Галка засмеялась. Я принялась громко комментировать.
   - Первая на пол корпуса впереди. Вторая стремительно набирает скорость и идёт на обгон. До финишной прямой пятьдесят метров, кто же победить? Пока остаётся только гадать.
   - И победил пёс, - торжественно объявила я, когда мы пересекли воображаемый финиш и сбавила скорость.
   Галка заливисто смеялась и пыталась отдышаться.
   - Ничья! - воскликнула она, хохоча.
   - Зигер первым пришёл, - не согласилась я.
   - Но мы-то вровень пересекли.
   - Ладно, - я рассмеялась, - ничья.
   - Давай пошагаемся и домой.
   - Угу, - кивнула я, соглашаясь.
   Сделав ещё один круг, мы направились в сторону дома.
   - А ты, когда ко мне Серёженьку с Ксюшенькой привезёшь? - с некоторым нажимом и даже обидой спросила подруга.
   Я уронила челюсть на землю и во все глаза уставилась на неё.
   - Я ж их только забрала, - неуверенно пролепетала я.
   - Ну и что? - воскликнула Галка.
   Мне показалось, у меня глаза вывалятся из орбит.
   - Я соскучилась, - смутилась подруга и покраснела до кончиков ушей. - Тем более, я их крёстная мама, - с обидой пробубнила она и надула губы.
   - Ладно, уговорила, - захохотала я, - на днях привезу. Ты, когда Маньку заберёшь?
   - Послезавтра.
   - Ну вот, послезавтра и привезу, - сдалась я совсем сбитая с толку. - У нас как раз с Зигером выставка.
   Приехав домой, мы расседлали лошадей и принялись старательно растирать их сухим сеном. Закончив, решили пойти выпить чаю. Нужно было дать Ласточке остыть.
   Сергей сидел на диване в гостиной и бессмысленно щёлкал пультом, тупо смотря на экран, но явно думая о чём-то своём. Я тихо подошла к нему сзади и крепко обняла, наклонившись. Муж вздрогнул от неожиданности и, схватив меня за запястья, одним быстрым движением притянул к себе. Я оказалась у него на руках. Обвив его шею, я опустила глазки и стала накручивать выбившуюся из хвоста прядь волос себе на палец.
   - Вы долго, - без упрёка сказал он. - Я волновался.
   - Извини, - прошептала я и припала к его губам.
   Горячее дыхание обожгло лицо, тёплая ладонь погладила по щеке, а язык коснулся нижней губы и соблазнительно по ней провёл. Это был долгий и нежный поцелуй, полный желания и страсти. Но, как обычно, на самом интересном месте нас прервали, заставив друг от друга оторваться и пьяными глазами взирать на виновника нашего прерванного поцелуя.
   - Сапфира, - подруга упёрла руки в боки, - идёмте чай пить.
   Я вся раскраснелась и медленно сползла с колен Сергея. А раскраснелась я от того, что кое-что очень сильно выпирало у него из штанов, образуя довольно-таки заметную выпуклость.
   Пройдя на кухню, я, не смотря куда сажусь, опустилась на стул. Но, так получилось, что я села на его краешек и стул рухнул, и, соответственно, я тоже. Раздался грохот. Больно не было, было стыдно и обидно. Галка быстро подбежала ко мне, помогая мне подняться. Послышались громкие шаги бегущего человека и в кухню молнией залетел Сергей, держа в руках револьвер. Мы одновременно подняли на него глаза, да так и замерли.
   - Серёж, - испуганно прошептала я, выпрямляясь.
   Муж быстро спрятал револьвер под куртку и попытался сделать вид, что ничего не было. Мы молчали, практически не шевелясь и не дыша. Я решила проявить мудрость и, на время забыв об произошедшем, как ни в чём не бывало, уселась на стул. Только в этот раз не промазала. Дома расспрошу. Галка потупила взгляд и, запинаясь, ринулась к плите.
   - Неужели всё настолько серьёзно? - очень тихо спросила она, ставя кружки на стол и присаживаясь.
   Сергей лишь кивнул, задумчиво глядя на чёрную жижу кофе.
   Чай пить перехотелось. Сделав пару глотков для приличия, мы поблагодарили Галку и отправились домой, пообещав ей привезти детей на днях.
   - Объяснишь? - я внимательно посмотрела ему в глаза.
   До дома оставалось немного. Мы медленно брели по обочине, ведя лошадей под уздцы и не разговаривали.
   - Дома, - коротко ответил супруг и всем своим видом показал, что сейчас не настроен на разговоры.
   Дома он и вправду мне всё объяснил, и вот тут-то я наконец-то окончательно поняла, что наше положение - хуже некуда. Остаток вечера я провела в задумчивости и в попытке найти выход из сложившейся ситуации. Оказывается, услышав грохот, Сергей решил, что на нас напали. Кухня у Галки, естественно, находится на первом этаже. Так что пробраться в неё проще простого. Вот он и решил, что кто-то залез в окно и попытался нас убить. Вот что он подправлял под курткой. И теперь понятно почему он её не снимал. Год спокойной жизни и снова всё пошло кувырком. Илья... Ненавижу его! Ненавижу...
  
   Глава 10
  
   - Говорить буду я. Договорились? - я пристально посмотрела на Машку.
   - Но..., - прошелестела она, ёрзая на сиденье.
   - Идём, - я была настроена решительно.
   Машка колебалась. Я вышла из машины, обошла её и, открыв дверцу с Машкиной стороны, схватила её за руку. Потом сказала твёрдое "Идём" и выволокла её на улицу. Машка принялась упираться. Я остановилась, не понимая в чём дело, и вытаращилась на неё в недоумении.
   - Сапфира, ты не понимаешь, я боюсь!
   - Я ж с тобой.
   - И что ты ему сделаешь? Да даже мы вдвоём!?
   - Поняла, - кивнула я и позвала Пашку.
   Мы поднялись в квартиру. Олег был пьян и даже ни сразу узнал жену. А когда узнал, закричал "Ах ты, шалава!" и бросился на неё с кулаками. Машка побледнела и вжалась в стенку, практически сливаясь с ней по цвету. Пашка отпихнул негодяя от девушки и, скрутив его в какой-то непонятной позе, чуть ли не пинками, начал запихивать его в квартиру.
   - Ты что белены объелся?! - рассвирепела я.
   Пашка "допинал" эту сволочь до кухни и резким рывком усадил на стул. Тот, видать поняв, что попал, притих и молча зыркал на него своими бегающими глазками.
   - А что надо то? - не совсем связно спросил он.
   Я расстроенно покачала головой. Когда они поженились он был другим. Я помню его. Красивый парень с живым взглядом, амбициями и мечтами. Теперь же передо мной сидел совершенно пустой человек, потерявший интерес к жизни и лишившийся самого важного - себя.
   - Значит так, - процедила я, справившись с жалостью, и наклонилась к нему. - Ты, - я ткнула пальцем ему в грудь, - добровольно разводишься с Машей, - я указала на девушку.
   - Чего?! - не понял он.
   - Детей совместных у вас нет. Но суд всё равно будет... Нужно будет поделить имущество. Ты оставишь ей ровно половину.
   - Половину чего? Квартиру пополам, что ли? - он мерзко хихикнул.
   - Не придуряйся! - прикрикнула на него я.
   - Ах ты, сука! - завопил он и бросился на меня.
   Похоже, это его любимое выражение, если это можно так назвать. "Ах ты, кто-то там" и так далее. Я резко отскочила. Пашка же наоборот подскочил и заехал наглецу прямёхонько меж глаз. Тот покачнулся и замертво рухнул прямо на пол. Раздался довольно-таки громкий стук и по полу быстро растеклась бордовая лужа.
   - Кровь, - прошептала я.
   - Кровь, - проблеяла Машка.
   - Кровь, - пожал плечами Пашка.
   Я приготовилась кричать, но Пашка закрыл мне рот своей огромной шершавой ладонью, не позволяя этого сделать. Опустившись на колени рядом с... э-э-э... Олегом, он прижал палец к его шее и, судя по отрицательному качанию головой, пульса не обнаружил.
   - А ведь он меня любил, - огорчённо проговорила Машка.
   - Прости, но нет, - ляпнул Пашка.
   - Что будем делать? - просипела я.
   - Идите в машину, я сам всё сделаю.
   - Но...
   - Никаких "но"! Идите.
   Нам ничего не оставалось как послушно уйти. В машине Машка не проронила ни слова. Она молча смотрела в окно рассматривая серые улочки и нервно теребила в руках свой шарфик. Девушка была на удивление спокойна, что меня, в принципе, не удивляло. Но, возможно, это был просто шок. Такого варианта я не отметаю.
   - Наверное, я самая последняя сволочь, - минут через десять заговорила она и судорожно вздохнула.
   Я молчала.
   - Сапфира, а я даже рада, что всё так вышло, - призналась она и горько заплакала, спрятав лицо в свои маленькие ладошки.
   - Что у вас там случилось? - насторожился Сашка.
   - Паша тебе сам всё расскажет.
   Но Паша ничего рассказывать не стал. Молча сел в машину, смерил Сашку каким-то непонятным взглядом, и мы тронулись. Добравшись до дома все разбрелись кто куда. Машка ушла в свою комнату. Лариска была у Игоря. Мы добились того, чтобы она могла беспрепятственно приходить к мужу в любое время суток и находиться с ним хоть днём, хоть ночью. Пашка с Сашкой отправились к Сергею. Скорее всего, будут решать, как быть с Олегом. Точнее, с его трупом.
   В общем, по сценарию Олежку должны будут обнаружить соседи, почуявшие из квартиры неприятный запах. Для этих целей Пашка специально оставил входную дверь открытой. Всё просто как дважды два. Олежка был алкоголиком, так что его легко мог убить кто-нибудь из друзей собутыльников. Обычная пьяная драка, неудачное приземление на кухонную батарею головой и до свиданья! Машка в это время была далеко от Москвы и, естественно, к убийству непричастна. Алиби Сергей ей обеспечит.
  
   ***
  
   Следующий день я провела на нервах. Зато утром проснулась с более-менее свежей головой и полная сил. Сергей нежно погладил меня по щеке, убирая с лица волосы и оставил на моих губах лёгкий поцелуй. Даже какой-то невесомый. Я улыбнулась и, медленно распахнув глаза, потянулась на кровати.
   - Кошечка моя, - промурлыкал муж, нависая сверху.
   - Мур, - игриво проронила я, слегка смущаясь.
   - Мм-м, давай сюда, - подмигнул он и сграбастал меня в объятия.
   Я принялась играючи сопротивляться, при этом весело смеясь и дурачась. Сергей щекотал меня, хохотал во всё горло и в общем-то был счастлив. Далее последовали любовные игры. После них мы оказались в джакузи. Прелюдия была закончена, и мы погрузились в бурлящую воду. Я закрыла глаза и, притянув Сергея к себе, томно застонала. Это было здорово. В организме поднялись уровни радости и счастья. Я кусала губы, жадно ловила ртом воздух и, в преддверии оргазма, сладострастно кричала.
   Когда в джакузи нам надоело, мы переместились на кровать. Муж поднял меня на руки и мокрую потащил в комнату. С волос текла вода, тело покрылось мурашками. Я крепко обвивала шею Сергея руками и жадно тянулась к его губам. Это было волшебно. Заниматься сексом с любимым мужчиной - это сравни полёту, единению душ. А проще говоря это не только физическая близость, но и духовная.
   - Люблю тебя, - прошептал Сергей и чмокнул меня в носик.
   - И я тебя, - на моих губах заиграла счастливо-удовлетворённая улыбка.
   - Мне пора, - немного расстроенно проронил он и принялся собираться.
   Я надулась.
   - Ты чего? - ласково пропел супруг, сел на краешек кровати и погладил меня по щеке.
   Мне же вспомнилась эта чокнутая баба экстрасенс и я совсем загрустила. Но про неё позже. Сергею я про эту поездку рассказывать не стала. Зачем его лишний раз расстраивать? Тем более, ему ещё работать. А тут я со своими причудами. Галка и так на меня как на умалишённую смотрит, не хватало, чтобы ещё супруг так смотрел.
   - Ничего, - тряхнула я головой, натягивая на своё лицо улыбку. Хотя, скорее, оскал. Скулы судорожно свело, а щёки заболели.
   - Не грусти. Я не на долго. Сегодняшний вечер я хочу провести с тобой, - на прощание сказал муж и ушёл.
   Я расплылась в предвкушающей ухмылке и радостно взвизгнула. Вставать с кровати не хотелось, но нужно было. Галка, наверное, уже ждёт. Тем более, мне нужно успеть на выставку. Думала я правильно, потому как не успела подняться как раздался звонок. Сначала позвонила Галка. А потом наш хендлер. С последней мы договорились встретиться на ринге.
   А теперь по поводу экстрасенса. Ездила я к нему. К экстрасенсу. А точнее к ней. Впрочем, сразу же об этом пожалела. Сначала меня смутил внешний вид этого самого экстрасенса. Передо мной, извиняюсь, стояло чучело. Женщина неопределённого возраста с чёрными волосами, чёрными глазами и такими же губами. Разумеется, это была косметика. Но глаза и вправду были практически чёрными, что делало внешний вид женщины ещё более отталкивающим и даже каким-то пугающим. О Боже, куда я попала? Подумала я и, пересилив себя, вошла в квартиру.
   Квартирка тоже оптимизма не внушала. Задёрнутые шторы, полумрак. А в комнате, в которую меня провела эта странная баба, горели свечи. Свет напрочь отсутствовал. Повсюду какие-то странные картины. На одной из них толи дьявол, толи ещё кто. В полумраке разглядеть толком не получалось. На второй была изображена непонятная мне пентаграмма. Чёрная! И вороны, летающие вокруг. Что за чушь?! Я чуть не провизжала это вслух. Что было на остальных картинах я даже смотреть не стала.
   Баба указала на стул. Весь её вид говорил о том, что здесь она Царь и Бог. Я послушно села, размышляя, а выйду ли я отсюда живой? Благо Галка знала где я. Прям как чувствовала сообщила об этом подруге. А она как чувствовала записала адрес. А вдруг сейчас из соседней комнаты выбегут чокнутые сатанисты и принесут меня в жертву какому-нибудь неведомому нам Богу? Я поёжилась и подозрительно покосилась на "экстрасенса". Сатанистка какая-то, а не экстрасенс!
   "Экстасенс" не обратила на мои страхи никакого внимания и уселась напротив меня. Теперь она буравила меня внимательным взглядом чёрных глаз и усиленно думала. Наверное, пытается сообразить какую бы чушь мне поведать. Я усмехнулась. Баба это заметила и скривила губы, толи в улыбке, толи в оскале. В общем, улыбнулась.
   И что ж это за экстрасенс такой? Роились мысли. Сидит, молчит, только взглядом буравит. Чувствовала я себя неуютно, но одно радовало - из соседней комнаты никто выбегать не собирался и там было тихо. Значит, в жертву меня приносить не будут. Я немножко расслабилась. Подозрительная баба приложила ладонь к "магическому" шару, стоящему на столе. Удивить меня ей всё-таки удалось. Только я открыла рот, как она заговорила:
   - Молчи, - противный скрипучий голос наводящий холод и страх резанул слух. - Я знаю, что тебя беспокоит. Это всё сны, - баба привстала, перегнулась через стол, уронив на него бюст внушительного размера, и, приблизив своё лицо к моему, уставилась в мои сапфировые очи. Я отшатнулась и подумала, что она меня сейчас съест.
   - Ты боишься. Я вижу твой страх, - наводя ещё больше ужаса зловеще произнесла она.
   Я проглотила язык и во все глаза таращилась на неё. "Экстрасенс" вернулась на своё место и снова принялась водить по шару рукой, что-то там говоря и завывая. Но тихо. Правда от этого становилось ещё страшнее. Атмосфера была неприятной и это чётко давало понять, что ничего, кроме чертовщины, причём в прямом смысле, тут нет. Я даже пожалела, что приехала. Баба же резко убрала руки от своего идиотского шара и начала вещать.
   - Муж твой, - она сделала издевательскую паузу, - тебя любит. Бережёт, а зря, - выдала она.
   Я выпала.
   - Не ценишь ты его, не ценишь, - повисла тишина. - Цени... Цени, пока есть время.
   - Что это значит? - сердце ухнуло и остановилось.
   - А то и значит. Цени, пока он рядом.
   В глазах потемнело, ладони стали влажными, а сердце бросилось вскачь. Казалось, оно там галопом бегает. Ну, это образно, конечно.
   - Вы можете нормально объяснить?! - не выдержала я.
   - Уйдёт он скоро.
   - Что это значит? Куда уйдёт? - совсем растерялась я и обалдела.
   - Уйдёт, - повторила баба и выпроводила меня вон.
   Пашка с Сашкой стояли на лестничной площадке и терпеливо ждали. Я вышла, покачиваясь, и думая над словами этой странной бабы. "Уйдёт он скоро". Молоточком звучали в голове её слова. Создавалось впечатление, что у меня там целая акустическая система, которая как в фильме ужасов зловеще мне это озвучивает на повторе "Уйдёт".
   "Уйдёт". Вновь прозвучали её слова, и я даже вздрогнула. Пашка с Сашкой всерьёз напряглись. Я же махнула рукой, послала всё, к чёрту, и мы поехали домой. До поездки настроение и так было хуже некуда, теперь же оно совсем испортилось и мне вообще ничего не хотелось. До прихода Сергея я тупо сидела в кресле и истязала себя. Что это значит? Куда он уйдёт? Неужели у него кто-то есть? И так далее. Но потом пришёл Сергей, подарил мне огромную корзину роз и мои страхи развеялись. Тем более, я помнила, как она сказала, что он меня любит. Его внимание это подтверждало. В общем, я успокоилась. Ночь мы провели довольно-таки романтично, а на утро... Ну вы знаете.
   Приняв душ и приведя себя в порядок, я стала собирать детей и Зигера. На это ушло ещё пол часа драгоценного времени. Я мысленно подгоняла себя и каждую секунду смотрела на часы. Нянечки уже сидели с детьми в машине. Все ждали только нас. Ехать мы решили на микроавтобусе. Усевшись с Зигером сзади, я сказала короткое "едем" и мы тронулись в путь.
   - Ксюшенька, - пропела Галка и потянула к ней руки.
   Нянечка довольно-таки неохотно передала ей малышку и покосилась на меня. Я улыбнулась и обратилась к Галке.
   - Привет!
   - Привет! - бросила подруга, даже не глядя на меня.
   Ксюшенька смотрела на неё своими голубыми глазкам и улыбалась. Узнала. Такая маленькая и уже узнаёт своих.
   - В общем, мы поехали. На выставку, - отрывисто проговорила я, кинула мимолётный взгляд на часы и снова заговорила. - Мы уже опаздываем, - говорила я всё это Галке, но ей было не до меня. Подруга играла с Ксюшенькой и на меня внимания не обращала.
   Я усмехнулась.
   - Завтра приеду за детьми, - чётко произнесла я, поцеловала своих малышей, и мы уехали.
   На выставке мы победили. Первое место. Я гордилась своим псом. Смотрела на него, чуть ли, не открыв рот, и затаивала дыхание, любуясь его грациозными движениями, блеском шерсти и мощью. Соперники были достойными и поначалу я даже немного струхнула. Кстати, соревнование было честным. Никому на лапу я не давала и никого не подкупала.
   - Поздравляю! - в сердцах произнесла наш хендлер.
   - Это ваша заслуга, - улыбнулась я.
   - Нет, - не согласилась девушка. - Вырастить такую собаку достаточно трудно.
   - Возможно, - вежливо проговорила я. - Спасибо, - с моего лица не сходила улыбка.
   Когда любезности закончились, я вспомнила про то, что дома меня уже, скорее всего, ждёт супруг и, попрощавшись с нашим хендлером, мы поехали домой.
   Сергея дома ещё не было, это давало мне возможность как можно лучше подготовиться к вечеру. На первом месте стоял туалет. Я в ступоре замерла в гардеробной и всё никак не могла решить какое платьем мне надеть. Выбор был велик и это осложняло задачу. Чёрное? Нет, слишком траурное. Белое? Нет, это ведь не свадьба. Красное? Слишком вызывающе. Бирюзовое? Нежное. Сапфировое? Да! Платье было сногсшибательным. Я с удовольствием крутилась у зеркала, рассматривая себя. Корсет, который не мешал всякими там лямками и бретельками, голые плечи и ключица, грудь идеальна. Далее шла юбка с разрезом на правой ноге. Шаг, и ножка оголяется до самого бедра, ещё шаг, и она прячется под юбкой. Выглядело очень сексуально и волнующе. Далее я надела колье, подчёркивающее грудь и заостряющее на ней внимание. Серёжки переодевать не стала. Колечки тоже. А их было два, и они были неброскими. Одно из них обручальное, с россыпью маленьких бриллиантиков, второе, тоже с драгоценными камнями (оно шло в комплекте к серёжкам). Подарок Сергея. Далее сунула ноги в туфли и улыбнулась своему отражению.
   Закончив с туалетом, я вышла из комнаты. Большая часть прислуги сегодня отсутствовала. Были только повар и Анна Ивановна. Нянечки находились у Галки. Из охраны только Пашка, Сашка и их главный. Серьёзный дядька лет сорока, неприступный как скала и непроходимый как минное поле. Это Сергей всех отпустил. Хотел, чтобы нам никто не помешал, и мы смогли почувствовать себя свободными.
   Я ухмыльнулась. А дальше произошло то, что навсегда изменило мою жизнь. Я как раз направлялась к лестнице, когда услышала шум подъезжающих машин. Сергей практически всегда ездит с охраной. Вот и сейчас ворота открылись и на территорию въехало две машины. В первой - Сергей с водителем, во второй - охрана. Я прилипла к окну. Первое, что показалось мне странным, это то, что встречать моего мужа никто не вышел. Вообще никто. Словно в доме никого и не было. Сергей вышел из машины и махнул охране рукой, отпуская их. Ребятки синхронно кивнули и, развернувшись, выехали за территорию. Сергей что-то сказал водителю, тот загнал машину в гараж и, перекинувшись с моим мужем ещё парой фраз, попрощался с ним. Ребятки из охраны ждали его за воротами. Потом муж, видимо почувствовав мой взгляд, остановился и поднял голову. Я широко улыбнулась и помахала ему рукой. Он послал мне воздушный поцелуй и поспешил в дом. И вот тут-то я и услышала выстрелы. Сердце оборвалось и замерло. В душе поселился страх.
   "Сергей", - испуганно подумала я и рванула вниз, теряя по пути туфли и падая.
   Но я не обращала внимания на боль. Падала, поднималась, и снова бежала вниз, перепрыгивая через две ступеньки и слушая частые удары своего сердца. Выстрелы прекратились. Вообще никаких звуков. Зловещая звенящая тишина навивала дурные мысли. Оставшиеся расстояние я преодолела кубарем, разбила нос, из губы хлынула кровь, а нос противно хрустнул. Рёбра ныли с неимоверной силой, голову я тоже умудрилась разбить. Но оно и понятно. Лестницы у нас длинные и полетала я знатно. Выбежала в холл и замерла. Мне казалось, я окаменела. Губы онемели, в глазах потемнело, голова закружилась. Главное, не упасть в обморок. Не сейчас. Нужно держаться. Говорила я самой себе, с ужасом глядя на мужа. Он лежал на полу и не двигался, и кажется, даже не дышал. Я не видела, как вздымается его грудь. Рядом с ним стоял какой-то мужчина. Он держал в руках пистолет. Я чуть не закричала. Мужчина повернулся в мою сторону. Я поняла, что он смотрит на меня, но видеть не могла, потому что его лицо наполовину было прикрыто капюшон и я могла разглядеть только подбородок. Не говоря ни слова он крепче сжал пистолет и приготовился стрелять.
   "Контрольный выстрел", - кошмаром промелькнуло в моей голове.
   Только я собралась закричать, как откуда-то из темноты выскочил Зигер. Пёс быстро двигался к нам, разогнавшись до предела. Мужчина на мгновенье растерялся, видать не зная в кого стрелять. Его решение не заставило себя долго ждать и он, прицелившись в Сергея, нажал на курок. Зигер резко прыгнул, я закричала "Нет" и закрыла пса своим телом. Он оказался лежащим подо мной и как раз в этот момент раздался выстрел. Руку обожгло болью, я скривилась. Кровь быстро залила некогда красивое платье, а рука начала неметь. Убийца мешкал. Он стоял чуть сбоку и, скорее всего, думал, как ему поступить. В конце концов он принял решение и бросился бежать. Зигер хотел рвануть за ним, но я его остановила. Пёс, конечно, обучен, но против пистолета в открытую не попрёшь.
  
   ***
  
   Последнее, что я увидел, это как она наклонилась надо мной и горько заплакала. Потом я услышал душераздирающий крик и... и всё... Пустота...
  
   ***
  
   Я склонилась над мужем. Он медленно открыл глаза и посмотрел на меня. Я горько заплакала. Так смотрят прощаясь. Сергей улыбнулся краешками губ, последний раз вдохнул воздух и затих. Слёзы градом катились по щекам, я тормошила его здоровой рукой и умоляла открыть глаза. Но... но он не мог. Он не мог этого сделать. Я закричала от боли. Потом, до крови закусила губу, и громко прокричала:
   - Скорую! Вызовите кто-нибудь скорую! Анна Ивановна! - тишина. - Скорую! - отчаянно кричала я, рыдая. - Вызовите скорую! Кто-нибудь... - но мне никто не ответил.
   Помощи ждать было неоткуда. Я с трудом встала, достала из шкафчика пистолет и выскочила на улицу. Вокруг меня простиралась ночь. Фонари горели, но почему-то большая их часть была погашена. Я насторожилась и, прищурившись, вгляделась в темноту. По алее бежал мужчина. Я сразу узнала в нём убийцу. Он повернулся. Капюшон. Но он был не один. Позади него бежала женщина. Её я видела только со спины, но сомнений, что она с ним, не возникало. Я бросилась за ними. Догнать их не удалось. Я остановилась и постаралась прицелится. Выстрел. Мужчина отпрыгнул и продолжил бег. Ещё выстрел. Отстреливаться он не спешил. Выстрел. Мимо. Выстрел, ещё выстрел, и обойма опустела. Я упустила их.
   - Илья! - закричала я. - Илья!
   Я почему-то была уверена в том, что это он. А ещё я была уверена в том, что он меня слышит. Хотя они уже давно покинули территорию. А самое интересное то, что покинули они её через ворота. Их специально оставили открытыми. Только вот кто?
   - Я найду тебя, ты меня слышишь!? Найду!
   Меня всю трясло, я с трудом справлялась с дрожью в руках и держалась из последних сил. Хотелось упасть на мокрую траву и разрыдаться. Но я не могла. Ведь там меня ждал Сергей. Я вернулась в дом. Надежда всегда умирает последней. Вот и я верила в чудо. Верила и ждала. Но чуда не произошло, и надежда всё-таки умерла. Думать о том, кто это мог сделать я не могла. Я почему-то свято верила, что это дело рук Ильи. В последнее время он выглядел невменяемым и вполне мог это сделать. Тем более, он отлично знал наш дом, знал, что где располагается и как пройти на территорию.
   Я упала рядом с мужем и отчаянно закричала. Я не узнала собственного голоса, а крик плавно перешёл в плач. Я гладила его по голове, прижималась к груди и громко плакала. Мы плачем не по усопшим, а по себе. Мы жалеем не их, а себя. Давно кто-то сказал мне эти слова. Возможно, он прав. Я плакала и знала, что это конец. Я потеряла его. Не уберегла. Это я во всём виновата. Я. И я обязана найти убийцу. Жажда мести поселилась в сердце, очерняя его и уничтожая. Я понимала последствия, но ничего с собой поделать не могла.
  
   Глава 11
  
   Я стояла у могилы мужа и чувствовала себя тем самым заходящим солнцем... Или луной... Безликой, холодной блямбой, разместившейся среди чёрного беззвёздного неба. Я больше никогда не буду прежней. Я понимала это и боялась. Во мне что-то надломилось. То, что было во мне раньше исчезло. Я больше не верила этому миру, не верила людям и не доверяла даже самой себе.
   Я стояла у могилы мужа... О Господи, как же страшно это звучит. Я стояла у могилы мужа и горько плакала. Но моё лицо оставалось сухим. Я выплакала все слёзы и сейчас, сотрясаясь от рыданий, прятала глаза. Они покраснели и опухли. И вообще я очень изменилась. За эти несколько дней я сильно похудела и осунулась. Под глазами пролегли тёмные тени. Руки дрожали. Мне казалось, что меня больше нет. Я здесь, но... но только физически.
   Я вспомнила последнюю ночь, которую мы провели вместе и... последнее утро... Утро, которое будило нас ласковыми лучами солнца, тёплыми объятиями и терпкими поцелуями. Почему терпкими? Потому, что последними. Боль тысячами осколков пронзила сердце. Я застонала. О Боже, какое же это страшное слово - последний. Это значит, что после нет ничего. Пустота... Пустота и... одиночество. Я обязана найти убийцу. Обязана отомстить за смерть мужа. Он был всем, что у меня было, и этот кто-то, бес спросу ворвавшись в нашу жизнь, лишил меня его. Он отобрал у меня смысл жизни, и, даже не взглянув на меня, исчез. Так вот знай, я найду тебя. Найду где бы ты не был. Отыщу в любом уголке земли. Даже если ты будешь на необитаемом острове. Найду. Найду.
   Я стояла у могилы мужа...
  
   ***
  
   Время... Как же быстро оно бежит... Я потеряла ему счёт. Сколько я так сижу? Я не знала. Может, два дня, а может, и три. Вроде вчера была ночь. Или день? Когда я потеряла его? И почему спасти не смогла?
   Самое тяжелое это чувство вины. С ним невозможно жить. А ещё очень сложно жить с воспоминаниями. Их не стереть. И от них не избавиться. Они стали моими спутниками. Я закрываю глаза и вижу Сергея. Он жив..., и он улыбается. Но это мираж, воспоминания. Я открываю глаза и понимаю, что этого уже никогда не будет. Не будет ласковых объятий, нежных поцелуев и тепла любимого тела. Не будет совместных прогулок, вечеров, которые мы так любили проводить вместе. Ничего не будет. Ничего.
   Я засыпаю. Прямо так, сидя в кресле. Организм вымотан, я не хочу засыпать, но тело плавно проваливается в дремоту, и я закрываю глаза. Я знаю, что мне будет сниться, и поэтому не хочу засыпать. Каждый раз во сне я возвращаюсь в тот холл. И каждый раз снова и снова переживаю то, что с трудом удалось пережить однажды.
   Сон липкими объятиями затягивает меня в свою некогда сказочную страну, и я уже не могу сопротивляться. Я вижу небо. Вижу и не могу осмыслить увиденного, пока наконец не понимаю, что лежу на траве. Я осматриваюсь. Вдалеке простирается лес, а вокруг меня необъятный луг. Встаю. Замечаю, что мне легко удаётся это сделать. В теле присутствует какая-то лёгкость и невесомость. Луг и... лес. Мне кажется это странным. Я чувствую на себе пристальный взгляд и резко оборачиваюсь.
   Никогда не думала, что эмоции, пережитые во сне, так чётко ощущаются. На расстоянии трёх метров стоял Сергей. Он выглядел каким-то чистым, безгрешным и светлым. Он улыбается краешками губ, неотрывно смотря на меня. Я не двигаюсь с места и не знаю, как себя вести и что говорить. В тот момент, когда молчание затягивается уже на слишком долгое время, я наконец-то слышу его голос. Такой нежный и родной.
   - Сапфира, - говорит он и протягивает ко мне руку. - Сапфира, - повторяет мужчина.
   Я вздрагиваю, не решаясь приблизиться к нему.
   - Отпусти меня, - мягко просит он, замолкает и, глядя на меня, чего-то ждёт.
   - Это тяжело, - с трудом выговариваю я.
   - Ты должна, - он опускает руку.
   - Я не могу. Мне больно, - говорю я, мотая головой. - Я не могу без тебя, - последние слова даются с трудом, а в голосе чётко слышно отчаяние.
   - Отпусти, - повторяет он и я, к своему сожалению, возвращаюсь в тот холл.
   Пробуждение было тяжёлым. Впрочем, как и всегда в последнее время. Я с трудом засыпала и с трудом просыпалась. Вынырнуть из такого сна было выше моих сил. Холл. Сергей лежащий на полу, и огромная жажда спасти его. Спасти хотя бы во сне. Каждый раз в таком сне я пытаюсь успеть... Но... но мне никогда этого не удаётся. Я всегда опаздываю. И прихожу в тот момент, когда его жизнь уже обрывается. Мы беззащитны перед судьбой. Мы не можем пойти ей наперекор, изменить прошлое, и даже будущее.
   С неимоверным трудом подняв тяжёлые веки, я сфокусировала взгляд на стоящем передо мной человеке и силилась разобрать проснулась я или нет. Передо мной стоял Сергей. Я улыбнулась, прошептала его имя и хотела было бросится к нему в объятия как его образ стал расплываться, и я увидела Анну Ивановну.
   - Сапфира, - взволновано заговорила женщина. - Ты кричала во сне.
   Я отвернулась. Разговаривать ни с кем не хотелось, да и видеть тоже.
   - Сапфира, - женщина погладила меня по волосам, - так нельзя. Уже несколько недель прошло. Пора приходить в себя.
   Я не реагировала. Анна Ивановна вздохнула и уселась на подлокотник. Потом обняла меня и принялась гладить по волосам, успокаивая.
   - Мне тоже очень тяжело. Но жить надо, - она выдержала паузу наблюдая за моей реакцией. - Сапфира, ты нужна своим детям. Не забывай о них, пожалуйста. - Сказала женщина и, поднявшись, ушла.
   Я пустым взглядом уставилась в окно. Мыслей, кроме как о Сергеи, в голове никаких больше не было. Я перевела взгляд на стул. На него Сергей любил вешать свои брюки и пиджак. Я посмотрела на кровать. Тело предательски заныло. Оно ещё помнило его руки. Я глянула на тумбу. На ней стояла наша свадебная фотография. Память быстро вернула меня в тот день. В день полный улыбок и счастья. Я вспомнила нашу клятву, обещания любить вечно и быть рядом и в богатстве и бедности. Но этому не суждено было свершиться. Не суждено...
  
   ***
  
   Первым шагом к приходу в себя была прохладная ванна. Я медленно встала с кресла, размяла затёкшие конечности и поковыляла в ванную. Там уселась на краешек джакузи и включила воду. Соблазн утопиться был гастрономическим. Я сказала себе твёрдое "нет" и, дождавшись, когда вода наберётся, погрузилась в неё с головой.
   Вынырнув, вылезла из джакузи, закуталась в полотенце и вышла из ванной. В комнате меня ждал сюрприз. И сюрприз этот был неприятным. Я подошла к зеркалу и попросту не узнала себя. Из красивой молодой женщины я превратилась в нечто ужасное и больное. Нет, я не жалела себя, но зрелище, действительно, было не очень.
   На дворе стояла весна, скоро лето. Я высунула нос в окно, чтобы решить, как одеться. Тепло, солнце уже спряталось за горизонтом, уступая своё место луне, но его тепло ещё сохранилось. Взгляд упал на беседку. Я стиснула зубы и сжала пальцами подоконник борясь со слезами. Тяжело задышав, резко отпрянула от окна и быстрым шагом направилась в гардеробную. Там отыскала спортивный костюм, быстро в него облачилась и, схватив сотовый, выбежала на улицу. Потом вспомнила, что забыла кое-что взять и вернулась. Он лежал в шкафу. Ещё год назад я спрятала его туда и после этого больше никогда не доставала. В моей руке оказался холодный кусок металла. Он был заряжен и именно им я тогда чуть не убила Верку. А лучше бы убила! Пронеслась мысль. Я поежилась и, пряча пистолет в карман, выскочила из дома.
   Усевшись в машину, я дождалась, когда откроются ворота и вдавила педаль акселератора в пол. Цель была и этой целью был Илья. Он поплатится за смерть моего мужа. И эта плата будет справедливой. Зуб за зуб, око за око. Я сжала руль покрепче и почувствовала, как на глаза наворачиваются слёзы.
   Я ехала по проспекту и, глядя на дорогу глазами полными слёз, думала. Загорелся красный, я остановилась, кинула быстрый взгляд на фото Зигера, стоящее на панели, и горько усмехнулась. Собаку спасти смогла, а мужа нет. Я чувствовала себя Арлекино. Я чувствовала себя смешной. Жалкой и смешной. Нет, я не жалела о том, что сделала. Но боль от понимания, что спустись я чуть раньше и он, возможно, был бы жив, терзала меня.
   Скоро сорок дней. Сорок дней как его не стало. Сорок дней как я потеряла его. Не сдержавшись, я разревелась, опрокинув голову на руль и сжимая его до боли в пальцах. Сзади посигналили, я резко подняла голову и принялась судорожно озираться. Сзади снова посигналили и только сейчас я поняла, что уже давно горит зелёный и тронулась с места.
   Я ехала медленно, боясь попасть в аварию. Но я боялась не за себя. Я боялась, что не справься я с управлением, и в аварии могут пострадать невинные люди. Движение было сильным, дороги были загружены. Пробки давали возможность сбросить скорость и отрезветь. Отрезветь от воспоминаний. До дома Ильи оставалось всего каких-то десять километров и я, подумав, решила позвонить Галке.
   - Куда ты едешь, Сапфира? - взволновано выкрикнула Галка. - Где ты? Стой там и никуда не двигайся. Я сейчас приеду.
   - Не надо, - быстро оборвала её я. - Я звоню тебе сообщить..., - я выдержала паузу, собираясь с мыслями. - В общем, я еду к Илье.
   - Зачем? - прошептала Галка.
   - Ты знаешь зачем, - зло бросила я.
   - Сапфира, я тебя очень прошу, нет, я тебя умоляю, дождись меня.
   - Нет, - твёрдо выговорила я.
   - Сапфира! - закричала Галка. - Сапфира!
   Я нажала на сброс и стала стремительно набирать скорость. Жажда мести была такой сильной, что мне казалось, будто она поглотила меня. Завладела разумом. Я была безумна в своей боли. Я не понимала, что делаю. Не анализировала ситуацию. Не думала, что это мог быть вовсе и не Илья. Вообще ни о чём не думала. Потому что просто не могла. Я словно ослепла. Я никого не слышала и не хотела слышать. Я понимала только одно - у меня отняли самое дорогое, что было в моей жизни...
   Не сдержавшись, я достала из пачки сигарету и закурила. Едкий дым неприятно заполнил рот. Я поморщилась. Потом всё-таки вдохнула его в себя и почувствовала такое желанное облегчение. Это было одновременно омерзительно и приятно.
   Дым быстро заполонил салон, я открыла окно, глаза защипало. Потом выбросила окурок и, кинув беглый взгляд на обочину, резко нажала на педаль тормоза. По тротуару с правой стороны шёл Сергей. Он шёл не спеша, слегка размахивая чёрной папкой, которую держал в правой руке, и, по-видимому, прогуливался. Я видела его со спины, но сомнений не возникало - это мой муж.
   Прошептав его имя, я, не обращая внимания на звуки клаксонов позади, крики водителей и создающуюся пробку, резко выскочила из машины и рванула к нему. По пути меня чуть не сбила машина, но в таком состоянии я даже не обратила на это внимания. Состояние было странным. В нём смешались и надежда, и страх, и отчаяние, и радость, и боль. А где-то в закромах сознания понимание того, что этого просто не может быть. Я сама лично видела мужа мёртвым.
   Подбежав к мужчине, я схватила его за рукав пиджака и достаточно сильно дёрнула на себя. Мужчина остановился и медленно повернулся ко мне. Серые глаза смотрели с недоумением. Незнакомец перевёл взгляд на мою руку, которой я удерживала его за рукав, но злиться не стал. Потом снова всмотрелся в моё лицо и слегка улыбнулся.
   - Вам помочь? - вежливо спросил он.
   - Простите, я обозналась, - еле слышно произнесла я, расцепляя пальцы.
   - Ничего страшного, - по-доброму сказал мужчина и, попрощавшись, ушёл.
   Чувства, которые я испытала, поняв, что это не мой муж, невозможно описать словами. Я была потеряна. Словно одинокий щенок выброшенный на улицу. Я смотрела вслед удаляющемуся мужчине и с болью понимала, что это не он. Я знала, что иногда душевная боль бывает намного сильнее физической, и иной раз её тяжелее пережить, но не знала, что настолько. Настолько, что я ощущаю её физически. Это сложно объяснить.
   Сердце заныло. Люди обходили меня стороной и смотрели с некоторой опаской. Водители автомобилей, которым я создала пробку, сигналили и непристойно ругалась. Пусть. Если бы они только знали, как мне сейчас тяжело. Но, к сожалению, в нашем мире никому нет друг до друга никакого дела. А может, это и к лучшему. Сами по себе потекли по щекам солёные слёзы, я обняла себя руками и, закричав, упала прямо на асфальт. Я сидела на асфальте и горько рыдала.
   Не знаю, сколько я так проплакала. Подъехал эвакуатор, я встала и, бросив машину, побрела пешком. Было не до чего. Не до машины, не до людей, которым я доставила неудобства. Не до чего. Так я и брела, пока ноги сами не привели меня к нему. Удивительно, но я до сих пор помнила его адрес... и даже номер квартиры...
  
   ***
  
   Я смотрела на мужчину глазами полными ненависти и крепко сжимала в руках пистолет. Мужчина был напуган, но держался смело и храбро. Он молчал. Он знал, зачем я пришла, но молчал. Он не сопротивлялся и даже не пытался спастись. Он просто ждал. Ждал, когда раздастся выстрел и его жизнь оборвётся.
   Я прищурилась. Оказалось, убить не так-то и просто. Мне не хватало смелости решиться нажать на курок. Илья стоял передо мной на коленях. Он смотрел мне прямо в глаза и молчал. Не оправдывался, не бил себя кулаком в грудь. Вообще никаких эмоций и слов.
   - Зачем ты это сделал? - процедила я.
   - Сапфира, - осторожно промолвил он, - я не делал этого.
   - Чего ты не делал?! - закричала я, с трудом сдерживая непрошеный слёзы, и чувствуя, как от напряжения дрожат руки.
   - Я не убивал твоего мужа, - тихо сказал Илья.
   - Не ври! - вновь закричала я. - Не ври! - моё состояние было близко к истерике.
   Илья замолчал и опустил голову. Я обошла его вокруг и встала со спины. Я не смогла выстрелить, глядя ему в глаза. Вытянув руку, я прицелилась и, стараясь удержать в руках пистолет, нажала на курок. Раздался глухой щелчок, Илья вздрогнул, но остался сидеть на месте. Пистолет дал осечку. Мужчина резко встал, выбил у меня оружие, и я оказалась крепко зажатой в его руках.
   - Сапфира, Сапфира, успокойся, - просил он, стараясь меня удержать, но не причинить вреда.
   - Я ненавижу тебя! - кричала я, вырываясь. - Ненавижу!
   - Я не убивал твоего мужа! -заорал Илья и я словно очнулась. Обрела способность трезво мыслить.
   - Не убивал? - прошептала я. - Я не верю тебе, - через некоторое время изрекла я и замотала головой. - Не верю.
   - Сапфира! - раздался откуда-то из коридора взволнованный голос Галки.
   Входная дверь хлопнула, послышались быстрые шаги и в помещение ураганом ворвалась Галка. Замерев посреди комнаты, она испуганно посмотрела на меня, потом кинула быстрый взгляд на пистолет, который Илья успел кинуть на диван, глянула на самого Илью и облегчённо выдохнула.
   - Отпусти её, - умоляюще попросила она мужчину.
   Илья кивнул, и я оказалась на свободе. Мужчина недоверчиво покосился на меня, после подошёл к дивану и взял с него пистолет. Я застыла как статуя, Галка по-геройски спрятала меня себе за спину и встала в оборонительную позу. Я опешила. Получается, она думает, что Илья способен в меня выстрелить.
   - Послушайте, - осторожно заговорила она, - она не хотела. Понимаете, у неё недавно погиб муж. Девушке очень тяжело и плохо. Она не ведала, что творит, - скороговоркой произнесла подруга и резко замолчала.
   - Я понимаю, - вздохнул Илья, убирая пистолет в тумбу. - Сапфира, мне правда очень жаль, - мужчина сочувственно уставился на меня.
   - Вы знали Сергея? - догадалась Галка.
   - Да, - Илья выдержал паузу, - мы были партнёрами.
   - Были?
   - Именно так. Может, кофе с коньяком?
   - Нет, спасибо! - зло процедила я.
   - Успокойся, - попросила Галка. - Иди в машину, я сейчас приду, - и сунула мне ключи от оной.
   Недовольно фыркнув, я испепелила Илью взглядом и вышла из квартиры. Интересно, о чём Галка хочет с ним поговорить? Усевшись в машину, я закурила и принялась судорожно соображать. Сергея убили и, скорее всего, это всё-таки сделал не Илья. Не похож он на убийцу. Но. Если кто-то открыл на нас охоту, то получается, следующей будет Галка. Как же я сразу не догадалась?!
   Ожидание затягивалось, я нервничала. Выкурила уже пятую сигарету. Но Галка всё никак не появлялась. Глянула на часы - прошло уже тридцать минут, а она всё не выходит. На улице уже начало смеркаться. В квартире Ильи включился свет. На кухне. Значит, они там. Немного подумав, я вышла из машины и уверенным шагом направилась к подъезду. Поднявшись, только хотела нажать на звонок как Галка выпорхнула из квартиры.
   - Ты чего так долго? - спросила я.
   - Мы говорили, - спокойно ответила подруга и протянула мне мой пистолет. - Держи... и спрячь.
   - Вернул? - я удивилась.
   Галка кивнула.
   - О чём вы с ним разговаривали? - спускаясь вниз по лестнице, поинтересовалась я.
   - Ты на машине приехала? - проигнорировав мой вопрос произнесла подруга.
   - Нет.
   - А куда ты её дела? - Галка резко затормозила и округлила глаза.
   - На дороге оставила, - нехотя ответила я.
   - На дороге? - опешила Галка, открывая подъездную дверь.
   Я промолчала.
   В тот момент, когда мы спускались с крыльца, дорогу нам перегородила грязная жигули без номеров. Сердце кольнуло, чувствуя тревогу. Окно жигули с противным скрипом опустилось и из него выглянуло дуло автомата. Я закричала "Ложись!" и мы упали на землю, прикрывая голову руками и мелко трясясь. Раздалась автоматная очередь, пули засвистели над головой. Я прижалась к земле плотнее и как раз в этот момент во двор зашла компания ребят, которая и спугнула киллеров. Жигули зашлифовала, обсыпая нас грязью и песком, и сорвалась с места. Я подскочила на ноги, достала пистолет и, стараясь попасть, открыла огонь. Я целилась по колёсам, но жигуль, с неприсущей для такой машины скоростью, быстро скрылся из виду.
   - Что это было? - Галка круглыми глазами смотрела на меня.
   - Сапфира! - взволновано закричал Илья.
   Я повернулась. Мужчина быстро бежал к нам, перепрыгивая через ступеньки. Выглядел он побледневшим и явно перепуганным. Я отряхнулась, перевела дыхание и сказала:
   - Не знаю.
   - Нас что, убить пытались? - Галка ошарашенно смотрела на меня.
   - Что произошло? - встрял Илья.
   - Ничего хорошего, - как-то заторможено ответила я, судорожно озираясь.
   Я боялась, что жигули вернётся.
   - Идёмте, - уверенно сказал Илья, слегка подталкивая нас с Галкой в спину.
   Я не стала сопротивляться. На улице нам находиться было опасно. Даже если мы сядем в машину, ничего не изменится. Она не спасёт нас от пули. А броне-мобилем я пока как-то не обзавелась.
   - Давай налью коньяка? - предложил Илья, когда я садилась за стол.
   Подумав, я кивнула. Мужчина наполнил рюмку и передал её мне. Я залпом осушила её до дна и, к своему удивлению, неприятного послевкусия не ощутила. Илья протянул мне лимон, но я отрицательно покачала головой.
   - Кто это был ты не видела?
   - Не видела.
   - Номера на машине были.
   - Вообще не было. Даже транзитов. Я пойду посмотрю, как там Галка.
   - Хорошо.
   Зайдя в комнату, я уселась на краешек дивана и погладила Галку по волосам. Подруга медленно открыла глаза, кутаясь в одеяло. Бедная. За что ей всё это? Не нужно было впутывать её в эту... грязь. Брать в свой бизнес и, тем более, предлагать партнёрство. Теперь её могут убить из-за меня. Чувство вины поселилось в душе червячком и, похоже, уже никогда оттуда не выйдет...
   - Как ты? - осторожно спросила я, продолжая гладить её по волосам.
   - Нужно Петьке позвонить, - забеспокоилась подруга и только хотела было встать, но я не позволила.
   - Лижи, я позвоню. Отдыхай. Ты в безопасности. Не волнуйся, ладно?
   Галка кивнула и закрыла глаза. Закрывшись в ванной, я набрала номер Пашки, но он почему-то был недоступен. Удивившись, я позвонила Сашке. Он был подавлен и говорил как-то глухо. Я не знала, что у него произошло, да и не могла знать. Ведь я ни с кем ни разговаривала почти целый месяц.
   Рассказав ему суть проблемы, я поблагодарила его за оперативность (он обещал быть здесь через двадцать минут) и сбросила. Илья сидел на кухне и, глядя в одну точку, усиленно о чём-то думал.
   - Как там? - видимо, услышав мои шаги, поднял он голову.
   - Не очень, - вздохнула я, опускаясь на стул.
   - Вам опасно возвращаться домой, - заметил Илья.
   - Я знаю, - обреченно произнесла я и задумалась. - Мне придётся отправить Галку куда-нибудь из страны.
   - А ты? - вопросил Илья, а я, прищурившись, внимательно уставилась на него.
   Сказать, или не сказать?
   - Мне есть где переждать, - решила я уйти от ответа.
   Зачем ему знать, что у нас с Сергеем в Химках есть дом, о котором никто не знает? И где можно легко переждать тяжёлые времена.
   - Там безопасно?
   Судя по всему, Илья и вправду за меня искренне переживал. Я немножко смягчилась.
   - Да, там безопасно. Об этом месте никто не знает. Так что, это самый лучший вариант.
   - Сапфира, - проникновенно заговорил он, - я понимаю, ты мне не веришь, но... но, если тебе будет нужна помощь, ты можешь рассчитывать на меня, - мужчина накрыл своей огромной ладонью мою руку.
   Я застыла. Выдернуть руку было бы, наверное, верхом неуважения. Но и сидеть так я тоже не могла.
   - Спасибо, - уголками губ улыбнулась я и встала. - Нам, я думаю, пора.
   - Я отвезу вас, - с готовностью заявил он.
   - Мы на машине, - чувствовала я себя неловко.
   - Тогда я могу вас сопроводить.
   - Илья, - начала я, подбирая слова, - я не хочу, чтобы кто-то ещё пострадал. Нас сопроводить Александр.
   - Будь осторожна, - попросил мужчина, заглядывая мне в глаза.
   Я кивнула.
  
   Глава 12
  
   Поблагодарив Илью, мы вышли на улицу. Нас тут же облепила охрана. Я почему-то почувствовала себя заключённой. Только наручников не хватало. Как под конвоем, серьёзно. Не знаю, почему, но именно так я себя чувствовала.
   - Едем к Галке с Петром, - приказала я, усаживаясь в машину.
   Водитель кивнул и, дождавшись, когда все усядутся, плавно тронулся с места.
   - Галь, - аккуратно начала я, прощупывая почву. - Как ты себя чувствуешь?
   - Нормально, - проблеяла она. - Нас чуть не убили, - у подруги вырвался истеричный смешок, глаза лихорадочно заблестели.
   - Галь, - твёрже, чем мне хотелось, сказала я, привлекая её внимание, - вам придётся уехать.
   - Уехать? - заикаясь выдавила она.
   - Да.
   - Но... куда?
   - Не беспокойся насчёт этого, - попросила я, накрывая ладонью её руку и ободрительно улыбаясь.
   Тут я вспомнила о Лариске. О Господи, я же совсем про неё забыла! Эгоистка. Поставила свои проблемы выше чужих. Я ведь даже не знаю, где она! У нас дома или уехала? Как там Игорь? Вообще ничего не знаю! Эгоистка. Корила я себя. И про Галку забыла. С ней уже давно могло что-нибудь случится, а я сидела в своей конуре и лила слёзы! Стало стыдно и противно за себя.
   Насторожено покосившись на Сашку, я только открыла было рот, как в нерешительности замерла. Сашка словно почувствовал, что я хочу к нему обратиться, повернулся и вопросительно поднял бровь. Я захлопнула рот. Сашка по-доброму улыбнулся.
   - Вы что-то хотели спросить?
   О, какой проницательный.
   - Да, - я замялась, было банально страшно. - А что с Ларисой? - сердце прыгнуло, потом укатило куда-то в пятки и перестало давать о себе знать.
   - А, с ними всё хорошо. Игорь с Ларисой заграницей.
   - Там надёжно? - от сердца отлегло.
   - Можете не сомневаться.
   - Саш.
   - Что?
   - Ты какой-то подавленный в последнее время, - заметила я.
   Он как-то странно переглянулся с водителем и тот сказал:
   - Владимир Валентинович вам всё объяснит.
   Владимир Валентинович это их главный.
   - Подождите-ка, а почему тогда Галка здесь? - я разозлилась.
   Не дождавшись ответа, я устало вздохнула и, откинувшись на сиденье, закрыла глаза. Что происходит? Почему так резко всё меняется в худшую сторону? Что я сделала в своей жизни не так и чем заслужила всё это? Сколько раз я задавала себе эти вопросы, но... но ответов не находила.
   Жизнь всегда любила меня. Она постоянно преподносила мне сюрпризы, но только приятные. Наверное, за это я теперь и расплачиваюсь. За всё приходится платить. Избитая фраза. Вот и я теперь плачу. Плачу за счастье, которое у меня было, за беззаботность, которая практически всегда присутствовала в моей жизни, за любовь, которая меня сопровождала.
   Я даже и не заметила, как мы подъехали к Галкиному дому. Как-то интуитивно открыла глаза и увидела ворота. Галкину машину загнали в гараж. Свою мы оставили прямо во дворе. Петька стоял у крыльца и явно нервничал. Он то заламывал пальцы, то доставал пачку сигарет из кармана, то снова засовывал её назад и по новой.
   - Никакой суеты, - заговорила я, прежде чем мы покинули автомобиль. - Всё делаем спокойно. Не нужно привлекать лишнее внимание. Никакие вещи не берём. Просто забираем детей с Петром и спокойненько уезжаем. Всё должно выглядеть так, словно мы просто поехали в гости или на пикник. Всё ясно?
   Синхронный кивок.
   - Хорошо. Идём, - изрекла я и потянулась к ручке двери.
   - Сапфира, а как же животные? - Галка была очень напугана.
   Я стукнула себя по лбу. Про Галкиных зверей-то я совсем забыла.
   - Саш, организуешь коневозку?
   - Да, без проблем, - с готовностью ответил он.
   - Ну вот и отлично. Идём.
   Самым пугающим был предстоящий разговор с Петром. Какое же я испытала облегчение, когда на речь "Вам нужно срочно уезжать" он по-военному собранно кивнул и пошёл собирать детей. Никаких лишних вопросов, истерик и так далее. За это я была ему искренне благодарна. Времени у нас было в обрез и на долгие объяснения мы его не рассчитывали.
   Спокойно и без лишней суеты разместившись в машинах (в первую, на которой мы приехали сюда, уселись я, Галка и Пётр с детьми, вторая была под завязку набита охранной), мы гуськом выехали на дорогу. Погода, как говорится, шептала. Я задумчиво смотрела на пейзажи, мелькающие за окном, и думала. Думала, как мне быть дальше. Я ведь даже не знаю, нашли ли убийцу Сергея.
   - Куда едем? - словно сквозь вату донеслось до меня.
   Я моргнула, потом тряхнула головой и сказала:
   - В аэропорт.
   Водитель явно был не в восторге от приказа, но протестовать не стал. Его, скорее всего, огорчали пробки, которые без вариантов будут сопровождать нас всю дорогу. Но выбора у нас всё равно не было. Заезжать ко мне было бессмысленно, да и опасно.
   Остановившись в аэропорту, я занервничала. Я понимала всю сложность ситуации. Понимала, что теперь всё зависит только от меня. Я знала, что сделай я одну единственную ошибку и она может стать роковой. Я должна предпринять всё, чтобы Галка с Петром и детьми были в безопасности.
   - Не прощаемся, - выдохнула я. - Саш, - и выдержала паузу.
   - Мм-м? - откликнулся он.
   - Выдели трёх ребят из охраны.
   - Ксения Андреевна, - он помялся, - не стоит.
   - Почему? - я напряглась.
   - Это будет привлекать лишнее внимание.
   - Но я не могу отпустить их одних, - я совсем растерялась.
   - Даже не волнуйтесь по этому поводу.
   Я вытаращила глаза.
   - Я решу этот вопрос.
   Я прищурилась, присматриваясь к парню. Да, я разучилась доверять людям. Я себе то не доверяю, не говоря уже о ком-то.
   - Мне нужны надёжные и преданные люди, - твёрдо заявила я.
   - Ксения Андреевна, поверьте, эти ребята не подведут. Мы работали с ними вместе какое-то время... в Америке.
   - Хорошо. Галь..., не прощаемся. Петь, береги их, - тихо проговорила я и, сдерживая слёзы, посмотрела на подругу и её мужа. Потом крепко поцеловала своих детей, чмокнула Маньку и отвернулась, пряча глаза.
   Я сидела, не шевелясь, и с грустью смотрела им вслед. Надеюсь, там они будут в безопасности. Галка пыталась заговорить со мной о моём отъезде вместе с ними, но я мягко дала ей понять, что должна остаться. Я не смогу спокойно жить, пока собственными руками не уничтожу эту тварь, которая лишила меня мужа.
   Сашка пересел за руль. Водителя я отправила за моей машиной. Кататься самой и объясняться с кем-либо у меня ни сил, ни желания не было.
   Дорога домой оказалась долгой и нудной. Пробки одолевали везде. Даже когда мы выехали загород ничего не изменилось. Стало даже как-то душно. Я открыла окно и залезла в бардачок. Там обычно у Сашки лежали сигареты. Доставая пачку, я нечаянно задела какую-то бумажку. Она выпала из бардачка и плавно приземлилась на пол. Я наклонилась и подняла "бумажку". Это оказалась фотография. С неё мне счастливо улыбалась Машка. От забитой, несчастной женщины не осталось и следа. Я повертела снимок в руках и перевела подозрительный взгляд на красного как варёный рак Сашку. Ага!
   - Это что? - я сжала губы.
   - Я... мы...
   - Не мямли!
   - Это Маша, - выдал он.
   - Я вижу, что это Маша! Что это фото делает у тебя? Ты что... из этих?
   - Из каких? - Сашка округлил глаза.
   - Маньяк, что ли? - ляпнула я.
   - Что? - опешил Сашка. - Какой маньяк?
   - Что слышал, - проворчала я. - Обычный.
   - Почему вы во всём видите только плохое?
   - Давай на "ты", - попросила я.
   Это его "выканье" мне уже порядком надоело. Сашка охраняет меня уже больше года, и я не считаю это панибратством. Да и удобнее так общаться и проще. Кинув фотографию в бардачок, я закурила и вперила в Сашку выжидательный взгляд.
   - Ну... мы встречаемся, - смущался он как подросток.
   Вот это новость! Подумала я, но вслух сказала другое.
   - Давно?
   - Почти месяц, - он пожал плечами.
   А я ни сном, ни духом.
   - Понятно, - пробурчала я и отвернулась. - У вас всё серьёзно? - через некоторое время всё-таки спросила я.
   - Что вы... то есть ты имеешь в виду?
   - Саша! - я укоризненно посмотрела на него. - Не обижай её, - и смягчила свои слова лёгкой улыбкой.
   Сашка весь расцвёл. Ещё бы, добро дали.
   - Не обижу, - широко заулыбался он и, сказав радостное "Йес!", принялся напевать себе под нос какую-то песенку.
   Правду говорят, что любовь окрыляет. Только вот я свои крылья потеряла. Точнее меня их лишили. Я помню какой я была рядом с Сергеем. Я порхала. Но теперь от прежней меня не осталось и следа. Сердце охладело, душа больше не сможет любить. Никогда. Он был единственным мужчиной в моей жизни, которого я любила. Первым и последним.
   Выкинув окурок в окно, я посмотрела на Сашку. Его лицо сияло. Он радостно пел всё ту же песенку и даже немного пританцовывал. Прямо так, сидя. Я стала опасаться, что мы куда-нибудь врежемся, но ничего говорить не стала. Точнее, передумала. Парень он умный, и машину водит не первый день.
   Дома мы оказались не ранее, чем через час. Я, в принципе, уже привыкла к этим вечным пробкам, и иной раз даже не обращала на них внимания, но всё же они очень выматывают. Именно поэтому пройдя прямо в обуви, я плюхнулась на диван в гостиной, немного посидела и только потом скинула туфли.
   Набрав номер Лариски, я села поудобнее, попросила у Анны Ивановны налить чай, и принялась ждать. Абонент был доступен, но отвечать не хотел. Я позвонила ещё раз, результат тот же. Я запереживала и засуетилась, ища номер Игоря. Нашла, набрала, недоступен. Да что ж это такое?!
   - Саш, - крикнула я, зная, что он где-то поблизости.
   - Да, - через минуту появился он.
   - Почему я не могу дозвонится до Ларисы? - я вперила в него внимательный взгляд.
   - А ты на какой номер звонила? - уточнил он.
   - На её. У Игоря вообще недоступен. А она трубку не берёт.
   - Её телефон остался у нас.
   - И как мне с ней связаться?
   - Сейчас вернусь, - серьёзно изрёк он и вышел.
   Вернулся от быстро, словно никуда и не ходил, и протянул мне телефон. Я взяла трубку и настороженно-вопросительно глянула на него. Сашка кивнул и сделал жест, мол, говори. Я вся собралась, поняв, что на том конце Лариска. Я чувствовала себя виноватой. Лариска же так не считала, но довольно-таки явно удивилась, услышав мой голос. Скорее всего, не ожидала.
   - У вас всё хорошо? - стыдливо спросила я.
   - Игорь поправился, точнее, он сейчас на реабилитации. Раны зажили, но там какие-то проблемы с лёгкими, - принялась делиться новостями Лариска, - пуля прошла насквозь, лёгкое задела, - пояснила она. - Теперь ему приходится таблетки пить горстями. Без них кашляет страшно. У меня всё хорошо, занимаюсь ничем, гуляю и наслаждаюсь жизнью. А у тебя? - спросила она, а я как-то замялась.
   - Всё нормально. Ларис..., ты извини меня, - попросила я и чуть не заплакала.
   Было, правда, стыдно.
   - За что? - удивилась подруга.
   - Ну как же...
   - Это я должна у тебя прощения просить, - выдала она.
   Я опешила.
   - За что? - обалдело проронила я.
   - Как это за что? Я должна была тебя поддержать, подруги всё-таки, а я, то в больнице, то по аптекам.
   Там мы и простились. Покаялись, попросили друг у друга прощения, поклялись, что зла не держим, поцеловались через телефон и разговор закончили. Я задумалась. Первую часть плана я выполнила. Лариска с Игорем в безопасности, Галка с Петром и детьми тоже. Пора искать убийцу.
   Не успела я встать, как в гостиную вошёл Сашка и попросил подняться к ним. Я так и замерла. Потом кивнула, выпрямилась, сунула ноги в туфли и потопала к лестнице. Сашка поплёлся за мной. Он был на редкость угрюм и задумчив. Я, тонкая натура, снова заволновалась и принялась коситься на него с подозрением.
   - Что-то случилось? - не выдержала я, в глубине души всё-таки надеясь, что ничего ужасного не произошло.
   - Мы должны вам кое-что показать, - без эмоционально произнёс он.
   - Ну что ты опять "выкаешь"? - закатила я глаза.
   - А вдруг кто услышит, - весомо заметил он.
   Я вынуждена была с ним согласиться. А ту и вправду услышит кто и скажет потом, что, мол, охрана фривольности себе позволяет, а почему ему можно, а мне нельзя и всё такое. Так мы и дошли до двери. Достаточно массивной и прочной. Смотрелась она нелепо, но была прочной и подводить не обещала. Я постучала (привычка, ничего не поделаешь) и, услышав "Входите", вошла.
   - Здравствуйте! - вежливо поздоровалась я.
   Это было что-то наподобие коморки со всякими там мониторами, кнопочками и разной аппаратурой.
   - Здравствуйте, Ксения Андреевна, - Владимир Валентинович как обычно был суров и неприступен, - нам удалось восстановить записи с камер наружного видеонаблюдения, - сказал мужчина, ставя диск.
   Я подошла ближе и наклонилась, чтобы лучше видеть. Экран засветился, мужчина нажал на "Плей" и мы принялись смотреть достаточно "интересное" "кино". Из дома выскочил человек и быстрым шагом направился к воротам. Во дворе его ждала женщина. Мужчина перешёл на бег, женщина тоже. В этот момент из дома выбежала я, мужчина повернулся. Владимир Валентинович нажал на паузу, потом увеличил лицо человека, очистил и внимательно посмотрел на меня. Я стояла ни жива, ни мертва и не могла даже пошевелиться, не то, чтобы что-то сказать.
   - Ксения Андреевна, вам знаком этот человек? - спросил Владимир Валентинович.
   Я проблеяла что-то невнятное, тяжело задышала и опустилась на стул рядом с ним.
   - Это некий Филиппов Иван. Мы навели о нём справки. Недавно уволился из органов, на данный момент безработный. Вы его знаете?
   - Да, - прошептала я. - Мы росли вместе, - и схватилась за голову. - Его нашли?
   - К сожалению, пока нет, - Владимир Валентинович вздохнул.
   - А женщина?
   - Её лицо, к сожалению, нам увидеть не удалось. Нам вообще с трудом удалось восстановить записи, - заметил мужчина.
   - Кто-то всё стёр? - догадалась я.
   Владимир Валентинович кивнул.
   - А собаки, охрана, прислуга? Где они все были? Что с ними случилось?
   - Помните, чуть больше года назад, в Америке, на вашего мужа было покушение?
   - Помню, - я грустно кивнула головой и поджала губы. - Тогда убили этого паренька. Но я думала, это... как бы так сказать... была просто бандитская разборка.
   - Мы не в девяностых живём, - покачал он головой.
   - Тогда собак кто-то закрыл, кто-то из своих. Я уже не помню кто. А сейчас что произошло? - я с надеждой посмотрела на мужчину. Не хотелось услышать, что нас снова предали. - Кто? - еле слышно произнесла я.
   - Павел, - несмотря на суровость, я видела, что он сожалеет.
   Ну ещё бы, нас предал один из его людей.
   - Как вы узнали?
   - Видеозапись, - пожал он плечами. - На ней видно, как он закрывает собак в вольерах, как добавляет снотворное в ужин и как открывает ворота.
   - Вы сказали снотворное?
   Мужчина утвердительно кивнул. Я задумалась.
   - Но... почему тогда я не уснула?
   - Вы же не едите после шести. Или в этот раз ели?
   Я почему-то покраснела.
   - Это очень важно, - пояснил он.
   - Не ела. Я ждала Сергея. Мы хотели побыть вместе, - глаза защипало, я моргнула, роняя одинокую слезинку на ковёр. - Покажите видеозапись, - попросила я, беря себя в руки.
   Владимир Валентинович поставил другой диск. Они тщательно готовились к убийству моего мужа. Почему я ничего не заподозрила? Не почувствовала? Пашка действовал чётко и слаженно, словно репетировал до этого. Ничего лишнего, никаких лишних движений. Сначала он добавил в ужин снотворное. Потом дождался, когда все уснут. После закрыл собак и открыл ворота. Единственное, что ему не удалось сделать, это усыпить меня и закрыть Зигера.
   Запись закончилась, я сжала кулаки и запыхтела. Чувства смешались и быстро сменяли друг друга. Что творилось в голове вообще трудно объяснить. Сначала мне не хотелось во всё это верить, потом я почувствовала отчаяние. А вот уже после меня охватил гнев. Если бы Пашка этого не сделал, Сергей, скорее всего, был бы жив.
   - Где он? - закипела я.
   - Идёмте, - сказал Владимир Валентинович и, поднявшись, помог мне встать.
   Мы спустились в подвал. На грязном матраце сидел Пашка. Его руки были закованы в наручники. Сам он выглядел не самым лучшим образом. Некогда солидный и дорогой костюм превратился в замызганные лохмотья, лицо заросло, руки дрожали, а ногти были поломанными и грязными. Я бы, наверное, вообще никогда не узнала в этом человеке Павла. Если бы точно не знала, что это он. Так вот почему Сашка такой подавленный. Они ведь были не просто коллегами, а друзьями. Это намного больше.
   - Почему он до сих пор здесь? - тихо спросила я, холодно глядя на предателя.
   - Мы ждали вашего решения, - пожал плечами Владимир Валентинович.
   Пашка открыл глаза и взглядом полным отрешения посмотрел на меня. Потом промычал что-то несвязное и отключился. Значит, зубы ему уже выбили. К чему этот садизм я не понимала. Да и понять не могла.
   - Вы его били? - с нажимом спросила я.
   Владимир Валентинович замялся.
   - Зачем? К чему этот садизм?
   - Ксения Андреевна, он убил вашего мужа.
   - Ни он! А Иван!
   - Что с ним делать?
   Я задумалась. Кинула беглый взгляд на Пашку и решительно проговорила:
   - Вы знаете что делать.
   Развернувшись на каблуках, я стремительно ушла. Видеть этого не хотелось. Лишь только выстрел сообщил мне о том, что Пашки больше нет. Я резко остановилась и вздрогнула. Выстрел повторился и всё стихло. Я тяжело вздохнула и ускорила шаг. Хотелось побыстрее отсюда убраться.
  
   Глава 13
  
   Набрав полную ванну тёплой воды, я скинула с себя все вещи, и с наслаждением погрузилась в приятную влагу. Вымыла волосы, полежала ещё чуть-чуть, думая, о том, о сём, и, решительно кивнув, наконец-то вылезла.
   Очутившись в комнате, я быстро оделась, высушила волосы феном и, достав чемодан, принялась наскоро закидывать в него вещи. Я не могла больше оставаться в этом доме. Меня бросало в дрожь, когда я видела дверь подвала. Меня лихорадило, когда я проходила мимо того места, где убили Сергея. Этот дом для меня теперь как проклятье. Как только я найду убийцу моего мужа, тут же его продам. Решила я и, накинув пальто, вышла из комнаты.
   У двери меня поджидала Анна Ивановна. Женщина стояла, поджав губы, и смотрела с надеждой. Я остановилась, виновато глянула на неё и тяжело вздохнула. Анна Ивановна всхлипнула, кинула беглый взгляд на чемодан и, легонько улыбнувшись, крепко меня обняла.
   - Сапфирочка, подумай, - начала она, всхлипывая. - Не надо никого искать. Его и так найдут.
   - Анна Ивановна, - с просьбой в голосе произнесла я, - я должна это сделать.
   - Ты уезжай лучше... не гневи Бога.
   - Да я и не гневлю, - я отстранилась и заглянула ей в глаза.
   - Не искушай, Сапфирочка.
   - Анна Ивановна, всё будет хорошо, - сказала я и попыталась улыбнуться, но улыбка получилась так себе.
   Женщина на это лишь вздохнула и понуро опустила голову. Я взяла её за руку и ободрительно улыбнулась, повторив "Я должна". Без меня им здесь ничего не угрожает. Так что уезжая я не бегу, а спасаю их. Анне Ивановне некуда идти, да я её никуда и не отпущу. Со мной ей тоже нельзя. Так что хотим мы этого или нет, а расстаться нам придётся.
   - Будь осторожна, - попросила женщина, целуя меня в щёку.
   Я кивнула.
   - И вернись живой, - сказала она, а я заулыбалась, хотя и понимала, что рискую, и рискую не слабо.
   - Анна Ивановна, - снисходительно проговорила я, - ну вы ж меня не на войну провожаете.
   - А это хуже, чем война, дочка, - проронила она и пошла меня провожать.
   Перед тем как уехать мне нужно было заскочить к Сашке. Всё просто, мне требовалась машина. И желательно такая, о которой никто не знал. На моей уезжать не вариант. Если за мной следят, то тут же вычислят по автомобилю.
   Сашка сидел в гостиной и судя по всему собирался ехать со мной. Я вошла, он с готовностью поднялся. Я же отрицательно покачала головой. Сашка удивился и как мне показалось даже немножко опешил. Я сказала короткое "Так надо" и сообщила о своей нужде.
   Машина у меня появилась минут через пятнадцать. Я обрадовалась. Никому и в голову не придёт что жена бизнесмена может ездить на такой развалюхе. Это был плюс и плюс не маленький. Позвав Зигера, я сунула ключ в замок зажигания и мысленно помолилась. На что Сашка как-то грустно улыбнулся и заверил что это снаружи она жигуль, а внутри Феррари! Я хихикнула и, заведя мотор, застыла от удивления. Звук был такой, что хоть глаза закрывай от удовольствия. Я нажала на педаль акселератора, и машина приятно заурчала. Да-а-а, про себя протянула я, помахала Сашке рукой и рванула с места.
   Бегала тачка и в правду замечательно. Похоже, сменили ей не только двигатель, но и всю остальную начинку. В том числе и ходовку. Я сбавила скорость. Зачем привлекать к себе лишнее внимание? Зигер сидел рядом и судя по всему был удивлён. Я потрепала его за ухо и пояснила:
   - На ней безопаснее.
   Пёс, как мне кажется, всё понял и впился внимательным взглядом в дорогу. Больше "не задавая" лишних вопросов и сидя как солдатик.
   На место мы прибыли примерно через час. Попетляли по посёлку и только потом въехали на территорию дома. Продукты я решила заказать на дом. С одной стороны, таким образом я сообщала свой адрес, а с другой, мне так было спокойнее. Самой лишний раз выходить на улицу пока не хотелось. Зигера я запустила в дом и закрыла дверь. Нечего шастать по двору. Мы не дома, где он мог сутками напролёт гулять с Лакки по территории. Точнее, мы дома, но и не совсем дома. Здесь мы с Сергеем не жили вообще и дом хоть и наш, но какой-то неродной.
   В общем, заказав продуктов, я позвонила в зоомагазин, сделала заказ для Зигера и пошла осваиваться. Сим-карту мне выдал Сашка, он же дал мне другой телефон и банковскую карту. Не мешало бы ещё обзавестись новеньким паспортом. Но это потом. И если придётся бежать из страны.
   В доме было чисто. Раз в неделю сюда приходила уборщица из фирмы и всё вылизывала. Вот как раз вчера она и была. Это замечательно. Времени, да и сил, на уборку у меня не было. Зато у Зигера энергии было хоть отбавляй и исходя из его поведения скучно ему было дико. Я даже стало подумывать о Лакки, но мысль эту отмела как несостоявшеюся.
   Продукты мне привезли на удивление быстро. Я не сдержалась, вылупила глаза, цокнула языком и сказала:
   - Оперативно вы.
   - Работа такая, - серьёзно произнёс молодой парень и стал затаскивать пакеты.
   В этот момент позвонили из зоомагазина и "обрадовали" что сегодня доставить еду для Зигера они уже не успеют. Я пригорюнилась. После заглянула в один из пакетов, в котором увлечённо лазал Зигер и выдохнула с облегчением. Совсем забыла, что заказывала говядину. Пустая голова.
   Расплатившись с пареньком и накинув ему за оперативность, я вернулась в дом раскладывать продукты. Вскоре я уже сидела с бокалом шампанского в руках и тупо смотрела на огонь в камине. Само слово "Шампанское" звучит весело и ассоциируется с праздником, только вот беда: ничего кроме него я пить не могу. Огонь удивительным образом успокаивал и помогал думать. Шампанское быстро кончалось. Допив остатки, я почувствовала себя захмелевшей и, отбросив всё плохое, уснула.
   Я бежала по лестнице. Бежала с такой скоростью, что заплетались ноги. Я падала, кубарем летела вниз, ударялась головой, поднималась и снова бежала. Так несколько раз. Выбежала в холл и... и снова не успела. Сергей в последний раз вздохнул, посмотрел на меня и затих. Я упала рядом и громко закричала. Потом принялась трясти его за плечи, что удавалось с трудом. Мне просто не хватало сил. Сергей не издал не звука. Я заплакала и, закричав от боли, закусила губу. Почувствовала во рту солоноватый привкус крови и проснулась.
   Неудивительно, что сон был таким явственным. Я до боли в пальцах сжимала плед и истошно кричала. Зигер сидел рядом, положив голову мне на коленки, и взволнованно поскуливал. Я погладила его между ушей и стала остервенело вытирать лицо от слёз. Меня лихорадило. Я дрожала всем телом и тяжело дышала. О Господи, как же это больно.
   Резко подорвавшись, я кинула короткое "Идём" и мы вышли из дома. Я ехала туда, где, как мне казалось, мне станет легче. Это было ужасно глупо и опасно. Но я всё равно туда ехала. Я смахивала слёзы, сжимала до боли руль, закусывала губы, но всё равно ехала. Всё равно...
   Странно, но мне не было страшно. Даже несмотря на то, что всю дорогу, как я вышла из машины, я чувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Словно за мной кто-то следил. И даже несмотря на то, что на улице уже давно стемнело. Возможно, потому, что рядом со мной был Зигер. А может быть, потому, что мне было уже всё равно. Того, кто был мне дорог, больше не было. Я осталась одна. Наверное, это звучит пафосно. Но я и в правду осталась одна.
   Пройдя мимо могил, я на мгновенье остановилась, кинула безразличный взгляд на небо и возобновила шаг. Зигер шёл чуть позади и был молчалив. Пёс, казалось, всё понимал. Вдруг показалось настолько холодно и зябко, что я поёжилась. Плотнее запахнула пальто и переступила через ограду. Потом опустилась рядом с могилой мужа на корточки и провела по сырой земле рукой. Слёзы тут же заструились по щекам, а взгляд помутнел.
   - Серёжа, - прошептала я, глотая слёзы. - Серёжа, - повторила я и ощутила, как заныло сердце.
   Подняв взгляд к небу, я закрыла глаза и скривилась от боли. Рука мягко лежала на сырой земле. Мне мнилось, что таким образом, я ощущаю его. Но это, конечно же, было ошибкой. Его там не было. Он был рядом. Вдруг показалось что я вижу его смутный силуэт. Я шарахнулась, распахнула глаза шире и принялась судорожно ловить ртом воздух.
   Сергей стоял по ту сторону и как-то печально смотрел на меня. Его образ становился всё яснее и сейчас я уже чётко видела его лицо, ощущала эмоции и с горечью замечала, как ему тяжело. Я не отпускала его и, похоже, он из-за этого только страдал. Я делала ему больно. Не осознано, эгоистично, но делала.
   Осторожно поднявшись, я широко распахнула глаза и торопливо стёрла с лица солёный слёзы. Сергей продолжал стоять. Я перевела ошалевший взгляд на Зигера и обомлела. Пёс впритык смотрел на него. Неужели мне это не видится? Неужели я действительно вижу Сергея? Я никогда не верила в потусторонние силы, но сейчас, снова глянув на мужа, невольно задумалась. Скорее всего я зря не верила. В душе поселилось сомнение. Муж стоял передо мной как живой, казалось, протяни руку, и я смогу коснуться его.
   Зигер тяжело вздохнул и уселся напротив него. Я разлепила дрожащие пересохшие губы, но сказать ничего не решилась. Сергей глубоким взглядом посмотрел на меня. Я протянула руку. Он отошёл на шаг. Я вопросительно уставилась на него и замерла в ожидании.
   - Отпусти, - послышался его голос.
   Я замотала головой, слёзы лились градом, и принялась отходить назад, пока не упёрлась в оградку. "Отпусти" повторил муж. Я прошептала тихое "Я не могу" и зарыдала в голос. Хотелось попросить его вернуться, но понимание того, какой глупой была эта просьба, остановило меня.
   - Отпусти, - повторил он и его силуэт стал смутным.
   Я испугалась того, что он сейчас исчезнет, уйдёт навсегда. Мне хотелось видеть его. Хотя бы так, как сейчас. Но видеть! Еле слышно произнеся: "Не уходи", я поняла, что он никуда не исчез. Это слёзы, выступившие на глаза, сделали его силуэт смутным.
   - Здесь хорошо, - грустно улыбнулся он и подошёл ко мне вплотную.
   Я не берусь описывать свои ощущения. Их было слишком много: страх, боль, радость, смятение, горечь, шок, желание... Желание прикоснуться, быть с ним. Я даже стала подумывать о суициде, но вовремя себя одёрнула. Нельзя. Я не имею права. Я должна жить. Должна найти того, кто отнял его у меня. А ещё я нужна своим детям.
   - Мне пора, - его голос был музыкой для меня.
   Он нежно провёл по моим волосам и мне показалось будто я чувствую его дыхание, прикосновение и тепло. Волосы слегка пошевелились, и я с горечью поняла, что это был ветер. Сергей прикоснулся до моей щеки, я подняла голову и его губы на мгновенье задержались на моих губах...
   Открыв глаза, я растерянно похлопала ресницами. Потом огляделась и чуть не закричала. Он ушёл. Зигер спокойно сидел всё на том же месте и судя по всему скучал. Я снова почувствовала этот взгляд. Словно кто-то стоит сзади и смотрит прямо в затылок. Обернувшись, никого не увидела и отмахнулась. Снова присела на корточки и грустно посмотрела на фотографию мужа. Молодой красивый мужчина смотрел на меня с фотографии. Взгляд живой, но немного суровый. Правильное лицо, волевой подбородок. Мужчина был завоевателем. Он всегда добивался того чего хотел.
   За спиной хрустнули ветки. Зигер резко подорвался и, приготовившись нападать, напряг уши. Я подскочила, быстро повернулась и сощурила глаза. Холодный лунный свет на мгновенье осветил лицо мужчины, стоявшего передо мной. Я расслабилась и выдохнула про себя.
   - Ты что здесь делаешь? - зло буркнула я и сверкнула глазами.
   - Я следил за тобой, - просто ответил Сашка и пожал плечами.
   - Зачем? - не поняла я.
   Сашка ухмыльнулся.
   - Зигер идём, - снова буркнула я, перешагивая через оградку. Открыть у меня почему-то ума не хватило.
   Кинув прощальный взгляд на фото мужа, я уверенным шагом направилась к машине. Сашка семенил сзади. Усевшись вместе с нами в наш жигуль, он непринуждённо уставился в окно. Я ошарашенно впилась в него глазами и чуть не задохнулась от возмущения.
   - А где твоя машина? - намекнула я.
   - А я её потом заберу, - небрежно бросил он.
   - Саш, - мягко начала я, - тебе со мной нельзя.
   - Ксюш, - своим красивым успокаивающим голосом проговорил он и я вздрогнула, - тебе там опасно.
   - Там?
   - Да, - кивнул он. - Там, куда ты собираешься ехать.
   - Ты про дом?
   - Я про Ивана.
   - Ты не едешь, - отрезала я. - Не хочу, чтобы кто-то ещё пострадал из-за меня, - призналась я.
   - Я всё равно буду рядом.
   - Можешь следить сколько угодно, но в дела мои не лезь, - я строго посмотрела на него, тон возражений не принимал.
   Сашка цокнул языком, покачал головой, глянул на меня как на упёртого оленя и покинул автомобиль. Я снова выдохнула. Слава Богу! Пусть катится. Нечего ему рисковать. И лезть под пули тоже нечего. Я не прощу себе, если кто-нибудь пострадает.
   Эта ночь была ещё ужасней всех предыдущих. Я опять опоздала. И опоздала всего на какие-то миллисекунды. И от этого становилось ещё больнее. Боль была просто невыносимой и я, проснувшись, стиснула зубы, чтобы не закричать. Всё тело было покрыто холодным потом, волосы слиплись и превратились в сосульки, словно я не мыла их неделю, а губы были все в крови.
   Ополоснувшись, я глянула на себя в зеркало. Губы были в крови, потому что я кусала их во сне. Скулы болели. Голова раскалывалась, а тело ломило. Когда же это всё прекратиться? Как долго это будет продолжаться? Это невыносимо. Я не могу больше его терять. И справиться с этими снами тоже не могу. Они словно живые, такие ясные и настоящие, что иной раз не можешь понять, сон ли это? Посмотрев сколько время, я приняла решение не затягивать и приступить к поискам Ивана прямо сейчас.
  
   Глава 14
  
   В первую очередь я нагрянула к нему домой, впрочем, ни на что и не надеясь. Обговорив с соседями, я зашла к Нинке, которая жила на первом этаже, и всю жизнь, сколько я себя помнила, люто меня ненавидела. После уселась в машину, неуверенно улыбнулась Зигеру и поехала к нему на работу. Отделение полиции, в котором когда-то трудился Иван, располагалось неподалёку и путь до него занял у нас не более десяти минут. Благодаря Ивану там у меня теперь обширные связи и как бы это немного странно не звучало, но там мне всегда рады. Разговор с Ниной же оставил после себя неприятный осадок, а состоял он в следующем:
   Девушка стояла в дверном проёме с превосходством и презрением глядя на меня. Я поздоровалась - всё-таки вежливость никто не отменял - и спросила про Ивана. Нинка скривила губы и приоткрыла свой напомаженный ротик, уверена, чтобы сказать какую-нибудь гадость. Но наткнувшись на мой суровый взгляд тут же его захлопнула.
   - Так, когда ты в последний раз видела Ивана? - повторила я свой вопрос.
   - А я что, у следователя? - с вызовом произнесла эта зараза и противно хмыкнула. - Я слышала у тебя мужа убили, - выдержав паузу, сказала она, её глаза радостно блеснули, а уголки губ слегка приподнялись.
   Злорадствует стерва!
   - Давай по делу, - глядя на неё впритык заметила я.
   Зараза по имени Нинка задумалась. Значит, что-то знает. Сделала я вывод.
   - А зачем тебе Иван? - она прищурилась.
   - Ты денег хочешь? - не выдержала я.
   - Каких денег? За что? - захихикала эта идиотка.
   Похоже, ненависть у нас была взаимная.
   - Ну видела, и что? - проговорила девка, дрыгаясь и подпрыгивая как на шарнирах.
   Приступ, что ли?
   - Когда? - вопросила я.
   Она ухмыльнулась.
   - Два миллиона, - хищно проговорила она и облизнула губы.
   Я усмехнулась.
   - Наших?
   - Нет, - зараза пристально пялилась мне в глаза, - зелёных.
   - Послушай меня сюда, мразь, - в её бок уткнулось "дуло", девка тяжело задышала и попыталась посмотреть вниз. Я ткнула её сильнее, пресекая сие действие, - мне терять нечего.
   - Дура больная! - завизжала эта идиотка.
   - Заткнись, - процедила я. - Говори.
   - Я видела его вчера ночью.
   - Ночью? - я удивилась, но виду не подала.
   Зараза усиленно закивала головой.
   - Во сколько?
   - Часа в два, - её голос задрожал.
   - Ты уверена, что это был он?
   - Уверена. Я как раз возвращалась домой с... с...
   - Мне неинтересно откуда ты возвращалась, - перебила её я и, надсмехаясь, убрала руку от её бока и показала ей. Потом похлопала её по щеке, похвалила, как собаку, сказав "Молодец" и, развернувшись, ушла.
   Не было никакого пистолета. Если бы я начала при ней доставать его из сумки, она бы скорее всего успела захлопнуть передо мной дверь. Сомневаюсь, что после она бы мне её открыла. Но, как известно, у страха глаза велики. Вот я и воспользовалась этим.
   В отделении об Иване слышать не слышали. Написал заявление, забрал вещи и будь таков. Говорят, вроде он как-то обмолвился, что работу денежную нашёл. Вот и решил уйти из органов. У меня закрались дурные мысли и подозрения. О какой работе говорил Иван? Денежной работе. После этого он убил моего мужа. Неужели он...?
   - Сапфира, - Юрка широко улыбнулся и заключил меня в медвежьи объятья.
   - Юрка, - засмеялась я, - раздавишь.
   Мужчина тут же расслабил объятья.
   - Слушай, а ты всё хорошеешь, - заметил он, с благоговением смотря на меня.
   Юрка. Прекрасный парень двадцати пяти лет, в прошлом практически друг Ивана. Они очень тесно общались и довольно-таки часто проводили время вместе. Сначала по работе, а потом их свела рыбалка. Да, Иван когда-то любил порыбачить и Юрка с удовольствием составлял ему компанию.
   - Чай хочешь?
   - Чай? - улыбнулась я, усаживаясь на стул.
   - Я помню, кофе ты не пьёшь, -подмигнул Юрка.
   Я удивилась.
   - Чай, - согласно кивнула я. - Юр.
   - Мм-м? - наливая сей чудо напиток, промычал он.
   - Ты не знаешь где Ванька?
   Юрка замер и как-то странно покосился на меня.
   - Тут такое дело, - он замялся, поставил чашки и задумчиво опустился на стул напротив меня.
   Я молча ждала.
   - В общем, плохо всё.
   - Не можешь говорить? - поняла я.
   - К сожалению, нет.
   - Но ты не знаешь где он?
   - А зачем он тебе? Его и так вся полиция ищет, - проговорился Юрка, посмотрел на меня каким-то странным взглядом и торопливо закрыл рот.
   - Я не собираюсь тебя расспрашивать, - успокоила я. - Просто хочу знать.
   - Сапфир, - осторожно заговорил он, - я знаю, что твоего мужа убили. Неужели ты как-то связываешь с этим Ивана?
   - Я не связываю, - вздохнула я. - Я знаю, - и грустно покачала головой.
   В общем, разговор с Юркой и обход соседей никаких плодов не принесли. Но я зря искала Ивана, потому что он сам меня нашёл. Я как раз закрывала ворота, когда сильные руки с цепкими пальцами крепко обхватили меня сзади. Вскоре я оказалась в чужой машине. Увидела, как из дома выскочил Зигер. Рядом хлопнула дверь, кто-то прыгнул за руль и рванул с места. Я медленно повернулась и оторопела.
   - Ваня, - ещё до конца не веря в происходящее, прошептала я, - что ты делаешь? - паника нарастала. - Куда ты меня везёшь? Открой дверь! - закричала я и принялась дёргать ручку.
   Нажала на кнопку, но дверь не поддалась. Знаю я эту "фишку". На двери есть такая штучка, которую приподнимаешь, или опускаешь, я уже не помню, и дверь не открывается изнутри. То есть снаружи ты её откроешь, а вот изнутри никак. По крайней мере в моей машине такое было.
   Иван был в своём репертуаре. Ничего не изменилось. Мне казалось, что он стал ещё жёстче, чем был, холоднее. И даже злее. Теперь его спутниками были безжалостность, гнев, ненависть и беспощадность. Я не хочу рассказывать о том, что было дальше. Это больно. Это грязно... и это тяжело. Но как оказалось худшее впереди, а это, как говорится, только цветочки.
   Открыв глаза (приложил он меня хорошо), я осмотрелась. Ночь. Но как? Ведь когда мы уезжали было ещё утро! Вокруг ни души. А главное, мы были в лесу. Червячок страха поселился в душе, я поёжилась и боязливо посмотрела на бывшего друга. Бывшего...
   - Зачем ты убил моего мужа? - слишком тихо проронила я, но он услышал.
   - Каждый делает то, что должен, - повернувшись, металлическим голосом проговорил он.
   Я не узнала бывшего друга. Меня снова посетило это чувство, словно это не он. Не мог человек так резко и быстро измениться. Даже глаза смотрели иначе.
   - А женщина? - осмелившись, спросила я.
   - Что, женщина?
   - Кто она?
   Иван усмехнулся. Он не собирался мне ничего рассказывать. Получается, и убивать не собирался? Надежда вспыхнула в душе и тут же погасла. Я поискала глазами сумку, в которой лежал пистолет, но не обнаружив её, опечалилась.
   - Не это ищешь? - издевательски произнёс Иван и покачал на пальце за ручку мою сумку.
   - Ненавижу тебя, - процедила я.
   - А как я тебя люблю, - издевался он. - Выходи, - через некоторое время приказал мужчина.
   - Зачем?
   - Выходи, - повторил он, судя по всему терпение его кончалось.
   - Нет, - я испуганно огляделась и замотала головой.
   - Выходи! - рявкнул Иван и я пулей выскочила из машины.
   Лес был тёмным как никогда. Мне мнилось, что неподалёку воют волки. Конечно же, это был просто страх, но в таком состоянии этого не понимаешь и свято во всё веришь. Значит, здесь темно, как в трубе, и здесь обитают волки. Хотя, с другой стороны, я даже не знала куда Иван меня увёз и насколько мы далеко от Москвы. Может, и вправду волки? А вдруг здесь ещё и медведи? Меня затрясло. Если он меня здесь оставит, меня либо съедят, либо я замёрзну, не найдя выхода. Знаете, как в сказках, дремучий лес и всё такое. Вот здесь он именно такой.
   - Ты что удумал?
   - Раздевайся.
   - Что? - опешила я, после получила оплеуху, покачнулась и рухнула прямо на землю.
   - Раздевайся! - взревел Ванька.
   Замечательно!
   Разделась. Ванька достал из багажника верёвку. Я задрожала как тот листочек и прижалась спиной к дереву. Как оказалось, зря. Потому что это дерево и должно было стать для меня последним пристанищем.
   Иван толкнул меня в плечо, и я рухнула попой на землю. Привалив меня спиной к древу, он принялся крепко и надёжно привязывать меня к нему верёвкой. Сначала я думала, что он меня ей задушит. Но верёвка была слишком длинной. Повешает? Я чуть не умерла от страха и ужаса. Но участь он мне уготовил куда более тяжёлую, а смерть мучительную.
   Сидела я уже не меньше часа и продрогла так, что поняла, что можно было и не заставлять меня раздеваться. Я всё равно замёрзну. Ночь выдалась на редкость холодная. Клацая зубами и уже не чувствую ни рук не ног, я пыталась развязать верёвку. Потерпев фиаско, заплакала, чувствуя себя жалкой и несчастной. Бедный Зигер. Остался там один. Как же теперь будут мои дети? Как они без меня? Спасут ли Зигера и что будет с ними? Думала я чуть ли не плача.
   - Да-а-а, - протянула я в пустоту, выдыхая пар, - и вправду можно было раздеваться меня не заставлять.
   Смерть меня ждала действительно очень мучительная. Хорошо хоть комаров пока нет. А может, наоборот, плохо? Так бы съели они меня и мучения бы уже давно закончились? Вроде я слышала, что, когда человек замерзает, он засыпает. Получается, больно не будет. Нужно заснуть. Рядом провыли волки. Я вздрогнула, резко распахнула глаза и уставилась в темноту. Никого. Тишина. И темнота хоть глаз выколи.
   Часа через два начало светать. Вот это-то меня и спасло. Вышло солнышко и стало медленно, но верно, согревать меня своими лучами. Я сидела. Выбраться никак не удавалось. Руки уже до крови стёрла, а результата ноль. Подумав, поняла, что прошло не два часа, а больше. Время шло быстро. Плохо это или хорошо я не знала, но произошедшее дальше навсегда что-то изменило во мне.
   В общем, я уснула. Странно, но мне не снился Сергей. Он почему-то всегда снится мне именно ночью. Сквозь сон я слышала, как кто-то приблизился, но отреагировать не могла. Организм сопротивлялся и просыпаться не хотел. Я не ела уже длительное время, а главное, не пила. Это плохо. Если я не замёрзну, то умру от жажды. Потом я почувствовала на своей щеке чьё-то горячее дыхание и вскоре кто-то очень мохнатый большой и тёплый накрыл меня своим телом.
  
   ***
  
   Проснулась я на удивление счастливая. А всё потому, что я просто на просто забыла о том, где нахожусь. Мне снился дом, тёплая постель, запах жасмина и горящие свечи на столе. Так тепло и уютно, что я, открывая глаза, улыбалась. Расширив зрачки, я испуганно-радостно уставилась на мохнатого зверя, полулежащего на мне. Хотела закричать, но вовремя опомнилась. Зверь меня спас. Хотел бы сожрать, давно бы сожрал. А может, он не любит холодненькое? Кстати, зверь был весь грязный, но сухой и тёплый. В шерсти застряли ветки, листики и травинки, а хвост свалялся. Я тяжело задышала, зверь проснулся, медленно повернулся, открыл глаза и уставился на меня своими умными красивыми миндалевидными очами. Я счастливо заулыбалась.
   - Зигер! - воскликнула я и почувствовала жгучее желание обнять его покрепче. - Как ты меня нашёл? - я правда была приятно удивлена.
   Вот как раз после этого я и приняла решение во что бы то ни стало помочь этим преданным прекрасным животным. Единственные ангелы на земле. Вспомнились чьи-то слова, и я с радостью с ними согласилась.
   - Мой преданный самый лучший малыш, - улыбнулась я и поцеловала его в морду.
   Теперь нам нужно было придумать как высвободить меня из этого плена. Вокруг ни души. Даже волки больше не воют. Зигер хоть и умный, но чисто физически верёвку развязать не сможет. Да даже разгрызть. Слишком плотно она прилегает к телу. Не придумав ничего другого, я принялась громко кричать, прося о помощи. Избитое "Ау" и "Помогите", к сожалению, не помогли. Это в фильмах они помогают, а в жизни всё куда более прозаичней.
   Примерно к вечеру я поняла, что жажда штука сложная и с ней справиться не так-то просто. Пить хотелось неимоверно. Губы потрескались, а тело слабело. Организм требовал свою порцию живительной влаги. Но взять её было не где, да и пойти поискать я не могла.
   Когда на улице уже совсем стемнело, Зигер снова лёг на меня. Дерево было неровным, и я полусидела. Так что Зигеру было удобно накрывать меня своим телом. Волки молчали и у меня закрались мысли. А что если это и не волки выли, а Зигер? Вполне возможно. Я с гордостью посмотрела на своего храброго и отважного пса.
   - Мой герой, - произнесла я и начала отключаться.
  
   Глава 15
  
   - Ой, как тепло, - бредила я. - Как мягко и хорошо, - я с удивлением почувствовала в руках мягкое бархатное одеяло и подумала, что это сон.
   Вспомнила о лесе и испуганно раскрыла глаза. Рядом с кроватью сидел Илья! Да, да, именно Илья! А в ногах спокойным сном спал Зигер. Весь чистенький, расчёсанный и блестящий.
   - Сапфира, - заметив, что я пришла в себя, нежно произнёс Илья. Потом наклонился ко мне и стал гладить меня по волосам. - Он ..., - договорить он не решился.
   Я опустила глаза.
   - Девочка моя, - запричитал Илья, гладя меня по волосам и покрывая моё лицо поцелуями. - Тебе не холодно? - заволновался он.
   - Нет, - разлепив онемевшие губы, выдавила я. - А как ты...? - говорить было тяжело.
   - Я следил за вами.
   - Почему же тогда сразу не пришёл? - с обидой произнесла я, глаза защипало.
   - В один момент я потерял вас из виду. У меня колесо спустило, - он виновато опустил плечи и спрятал взгляд.
   - И Зигер тебя подпустил? - я удивилась.
   - Пришлось его немножко поуговаривать, - заулыбался Илья. - Знаешь, как он следил за мной, когда я развязывал верёвки? - он посмотрел на Зигера.
   Тот сидел у меня в ногах и внимательно смотрел за происходящим.
   - У меня даже, если признаться, руки дрожали, когда я тебя освобождал. Пёс у тебя супер! Одно неправильное движение и такой рык по округе, что жуть брала.
   - Мой молодец, - я улыбнулась и потянулась к Зигеру, но сесть сил не хватило. - Дай воды, - попросила я.
   Илья наполнил стакан и, приподняв мою голову, напоил меня тёплой водой.
   - Спасибо тебе! - я с благодарностью глядела на мужчину. - Спасибо за всё, - я взяла его за руку, слегка сжала и, выдержав небольшую паузу, сказала: - Мне пора.
   - Куда? - опешил Илья.
   - Я должна найти Ивана.
   - Какой Иван, Сапфира? - Илья сделал круглые глаза. - У тебя простуда! Тебе сейчас вообще из дома выходить нежелательно.
   И только сейчас я заметила, что горло болело, голос был хриплым, а тело горело словно огнём. Дыхание было как пар от кипятка. Даже глаза горели.
   Вздохнув, я укуталась в мягкое бархатное одеяло плотнее и подозвала Зигера. Пёс лёг рядом. Я крепко его обняла. Только что мне было ужасно жарко, сейчас же мне стало холодно. Меня трясло и лихорадило. Илья принёс ещё одно одеяло и заботливо меня укрыл.
   Следующую неделю Илья не отходил от моей постели. Отпаивал меня чаем с мёдом и молоком с маслом и мёдом, которые он взял у деревенских. А на второй день, когда дело стало совсем плохо, он взял курагу, алоэ, потёр это всё на тёрке, смешал с мёдом и на протяжении пяти дней несколько раз в сутки давал мне эту чудо мешанину. Я особо ни во что не верила, но послушно всё ела и пила. Впрочем, зря. Потому что спустя неделю я проснулась полностью здоровая и даже какая-то посвежевшая.
   - Илья! - радостно воскликнула я.
   Илья зашёл в комнату неся в руках ложку с той самой чудо мешаниной, которая меня спасла. Я улыбалась. Кстати, больницы здесь не было. Даже врача не было! Странно, отъехал от Москвы на какие-то сто километров и оказался не пойми где. И лес дремучий, и деревня глухая.
   - Сапфира! - увидев улучшения - да ещё какие! - обрадовался Илья. - Слава Богу! - он уселся на кровать и крепко меня обнял. Ах да бабка Серафима! Ах да бабка!
   Я засмеялась.
   - Но скушать всё равно придётся, - он убрал с лица улыбку и посмотрел на меня как на непослушного ребёнка.
   - Фи-и-и, - скривилась я.
   - Надо, - строго сказал он и сунул мне в рот ложку.
   Не то, чтобы это было не вкусно, но я как представлю, что там горький алоэ, там меня аж воротит.
   - Бее-е, - закапризничала я. - Гадость!
   - Не обманывай, - Илья помахал указательным пальцем прямо перед моим носом. - Я пробовал, - добавил он и засмеялся. - Хочешь прогуляться? - примерно через минуту предложил он. - Здесь очень красиво, - он взял меня за руку. - К тому же сегодня тепло, - весело объявил Илья и помог мне встать.
   Я покраснела. Всё эти дни, пока он меня лечил, он меня мыл, переодевал и так далее. Точнее помогал. В общем, не знаю почему, но сейчас, находясь в здравии и сознании, я жутко засмущалась.
   - Ну ладно тебе, - махнул он рукой.
   Я покраснела ещё сильнее. Даже щёки запылали.
   - Я тогда тебя на улице подожду?
   Я кивнула, с благодарностью глядя на него.
   Здесь и вправду было очень красиво. Я всегда любила такие места. Любила природу. Москва никогда меня не прельщала. Я задыхалась там. Задыхалась в прямом смысле этого слова. Мне нечем там было дышать. Здесь же воздух был чистым, небо светлым, а солнце приветливым. Главное, оно здесь было. Зигер весело бегал неподалёку, играясь с одной из деревенских собак.
   - Здесь и вправду замечательно, - я остановилась и глубоко вдохнула слегка прохладный свежий воздух.
   - Ты бы видела, как здесь красиво ночью. Тогда, когда не небе зажигаются тысячи и тысячи звёзд. Когда солнце сменяет луна и когда падает вечерняя звезда.
   И с каких это пор Илья стал таким романтиком? Я удивилась. Я никогда не знала его такого. Никогда.
   - Это ты сделала меня таким, - высокопарно произнёс он, беря меня за руку и заглядывая в глаза.
   Я смутилась, резко выдернула руку и отошла. Передо мной простиралось озеро с кристально чистой водой. На поверхности плавали веточки и оставшиеся с осени листочки. Что, впрочем, не портило впечатление, а, наоборот, создавало ощущение какой-то девственности и нетронутости.
   - Сапфир, - Илья подошёл сзади, его руки легли мне на плечи, а дыхание обожгло шею.
   - Илья, - я закрыла глаза, - не надо.
   Мужчина убрал руки и судя по звукам отошёл на шаг.
   - Я никогда не буду прежней, - повернувшись, призналась я. - И так как раньше уже никогда не будет, - я грустно улыбнулась. - Я благодарна тебе за помощь. Нет, правда, спасибо тебе. Но отныне в моей жизни нет места мужчинам.
   Илья на это обиделся. Я понимала его, понимала и жалела, но, как известно, сердцу не прикажешь. Вот и я приказать не смогла. Оно ещё ныло, а рана кровоточила. Время не лечит. Это неправда. Оно лишь притупляет боль. И глядя на фото Сергея, видя его по ночам, я чувствую, как всё внутри разрывается.
   Вечером, когда мы легли спать, произошло то, чего я так сильно боялась. Это было неприятно, грязно и пошло. Илья же был как одержимый. Зигера он предусмотрительно закрыл на веранде. Не ожидала... и верить поначалу не хотела. Но, тем не менее, это произошло.
   - Илья, - захлёбываясь слезами, выдавила я, пытаясь спихнуть мужчину с себя. - Илья!
   Он был пьян, и пьян изрядно.
   - Сапфира, - шептал он и на себя был мало похож.
   - Илья! - закричала я и, собрав все силы, резко оттолкнула его от себя.
   Илья упал на спину. Я села на кровати и, натягивая одеяло до самого подбородка, со страхом смотрела на него. Мужчина сел, покачиваясь впился в меня глазами. Потом схватился за голову и застонал.
  
   ***
  
   Наутро состоялся серьёзный разговор. Со слезами, истериками и криками. Он просил прощения, оправдывал себя слепой любовью, а я кричала на него и, честно, ненавидела.
   - И как я могу тебе доверять после этого? Как?!
   - Сапфира..., я...
   - Что ты? Что?!
   - Прости меня! Я клянусь, больше такого никогда не повториться, - он попытался подойди ко мне, чтобы обнять.
   - Не подходи! - зашипела я, отпрыгивая в сторону.
   - Сапфира... Я просто не знал, как... как...
   - Как? - я нахмурилась.
   - Как завоевать тебя, - выдохнул он.
   Я сжала челюсти.
   - Послушай меня сюда, - процедила я, наступая на мужчину, - я не из тех женщин, которых добиваются силой, - я приблизилась к нему вплотную и ткнула пальчиком в грудь. - Понял?
   Илья нерешительно кивнул.
   - Я уезжаю.
   - Куда? - он побежал за мной.
   - Подальше от тебя, - выплюнула я и прибавила шаг.
   - Ты что не понимаешь, что едешь на смерть? - паниковал Илюшка, глядя как я быстро собираюсь.
   Я усмехнулась.
   - Сапфира!
   - С тобой ещё опаснее, - хмыкнула я. - Ты меня когда-нибудь либо задушишь, либо вообще просто прибьёшь, - ляпнула я и прикусила язык.
   Вот правильно говорят, язык мой враг мой. Правда враг, да ещё какой!
   Илья поник. Я бросила куртку, которую держала в руках на кровать и, вздохнув, подошла к нему. Мы помирились. И вечером уже вместе составляли план действий.
   - Нет, - Илья отрицательно покачал головой, - тебе нужно будет исчезнуть на время.
   - Зачем? - не поняла я.
   - Неужели ты не понимаешь? Иван думает, что ты умерла. Это твой козырь.
   - То есть...
   - Да, - кивнул он. - Пусть так и думает.
   - И как я могу это использовать?
   - Во-первых, нужно сделать так, чтобы он и не узнал о том, что ты жива.
   - Угу, - я снова кивнула.
   - Нужно будет отсидеться здесь какое-то время. Чтобы он уже точно поверил. И только потом нанести удар. Неожиданность - наш козырь. Он не будет к этому готов. И как раз тогда мы и нападём.
   - То есть когда он расслабится.
   - Именно! - обрадовался Илья.
   - Да ты стратег, - я коварно улыбнулась.
   - А то, - загордился этот полководец.
   - А если он решит съездить на место и проверить... э-э-э... там ли я?
   - Вряд ли, - отверг мою теорию Илья. - Убийца, возвращающийся на место преступления? - он хмыкнул. - Сомневаюсь.
   - Почему?
   - Зачем ему лишний раз светиться? - весомо заметил он.
   - Да, ты прав, - вынуждена была согласиться я. - И сколько ты думаешь стоит сидеть здесь?
   - Я подумаю, - Илья был серьёзен как никогда.
   - Илья, - осторожно начала я.
   Он напрягся. Сел на стул и пристально уставился на меня.
   - Мы отсидимся, но уеду я одна.
   - Почему?
   - Это моя проблема... и решить её должна я сама.
   - Почему ты не хочешь принять мою помощь? - обиделся он.
   - Потому, что я не хочу, чтобы кто-то пострадал, - отрезала я и, поднявшись, ушла.
   Похоже, я никогда не смогу насытиться этим местом. Даже тогда, когда пройдёт время, а вместе с ним и придёт привычка. Я вернусь сюда вновь. Вернусь, когда всё закончится. Куплю себе домик на берегу этого кристально чистого озера, обустрою веранду, посажу во дворе свои любимые сосны и буду с наслаждением проживать каждый день. Рядом со мной всегда будут дорогие мне люди, тот, кто остался. Здесь вырастут мои дети и здесь родятся мои внуки. Единственное, чего больше никогда не будет в моей жизни - это любви. И мужчин не будет. Никогда...
  
   ***
  
   - Зигер, идём, - пытаясь отдышаться от смеха, улыбнулась я.
   Пёс гавкнул, потом резко остановился, стал серьёзным, напряг уши и принялся всматриваться в гущу леса.
   - Что такое? - насторожилась я. - Хочешь ещё поиграть? - не к месту вопросила я.
   Пёс зарычал. После подошёл ко мне, встал впереди, слегка вытянул шею и замер, прислушиваясь.
   - В чём дело? Что случилось? - запаниковала я.
   Из леса вышел какой-то мужчина. На его плече весело ружье, а на спине тяжёлый увесистый рюкзак болотного цвета. Сам одет в камуфляж. Лицо холодное и строгое. Зигер вздыбил шерсть и приготовился нападать. Первой моей мыслью было - это по мою душу, второй - это охотник. Мужчина же снял ружьё с плеча и ледяным взглядом уставился на меня. Сердце замерло и именно в этот момент я поняла, что хочу жить. Хочу, ради своих детей. Хочу, ради того, чтобы найти Ивана. Просто хочу.
   - Кто такие? - прогремел незнакомец, обращаясь к нам с Зигером.
   И что мне отвечать?
   Я проглотила язык, огляделась. Вокруг ни души.
   - Вы кто такие? - повторил мужчина.
   - Эй, мужик, - раздался голос Ильи, - ты ружьишко-то опусти, - Илья медленно, крадучись, приблизился ко мне и закрыл собой.
   - Кто такие, я спрашиваю? - мужик подозрительно сверкнул глазами. - Московские, что ли? - он брезгливо хмыкнул.
   - А ты кто такой?
   - Лесник.
   Я обалдела. Вот это у нас лесники! А что, они до сих пор есть? Я не знала всех тонкостей деревенской жизни и, честно, удивилась.
   - И в чём твоя проблема?
   - Девка твоя? - проигнорировав вопрос, проговорил он, стреляя в меня глазами.
   - Моя, - грубо ответил Илья.
   - А здесь что делала?
   - Да в чём дело, я не пойму? - я разозлилась. - Я с собакой здесь гуляла! - и топнула ножкой.
   - Подозрительные вы, - признался мужик, но ружьё опустил.
   У меня отлегло. Фу, слава Богу. Не по мою душу.
   - Вы хотите сказать, что только из-за этого девушку напугали? - перешёл на "вы" Илья.
   - Нельзя здесь ходить. Территория частная.
   - Почему же тогда не огорожена? - не сдержалась я. - И табличек никаких нет?
   - Нельзя и всё, - отрезал мужик и, развернувшись, скрылся в лесу.
   - Вот псих, - я закатила глаза.
   - Я очень рад, что у неё есть ты, - улыбнулся Илья, смотря на Зигера.
   - Странный он, - заметила я и задумалась.
   - Я сомневаюсь, что это лесник.
   - И что теперь делать?
   - Быть осторожнее. Это первое.
   - Здесь не опасно оставаться?
   - Ночь переждём, а там посмотрим, - Илья кивнул каким-то своим мыслям, взял меня за руку и повёл в сторону дома.
   Вечером мы сидели у костра, ели шашлыки и смотрели на звёзды. Нервы у нас железные. Правда Илья взял с собой пистолет, что, впрочем, тщательно от меня скрывал. Наверное, боялся напугать. Но обняв меня случайно его засветил. Он был под курткой, в кобуре.
   - Я узнал про лесника, - приобняв меня за плечи, сказал он.
   - И? - лениво промычала я.
   - Он и вправду лесник, но это ничего не меняет.
   - Что ты имеешь в виду? - я напряглась и, отстранившись, заглянула ему в глаза.
   - Держи ухо востро. Нам нельзя расслабляться.
   И вот именно в этот момент я поняла, что всё-таки мужчина - это защита. И как я буду искать Ивана одна? Кто меня защитит? Я слабая. Возможно, просто устала быть сильной. Устала бороться и делать всё сама. Тут я вспомнила о Сашке и подскочила как ошпаренная. Илья испугался и тоже подскочил. Сунув руку под куртку, он растерянно смотрел на меня, прислушиваясь и кидая быстрые взгляды по округе.
   - Что тебя так сильно напугало?
   Я раскраснелась. Ну не говорить же ему, что Сашка за мной следит. Хотя... Если он за мной следит, почему же тогда не спас? Не вмешался, когда Иван привязывал меня к дереву? Значит, он либо не следил, либо потерял из виду. Получается, упустил.
   - Идём в дом? - спросил Илья, поднимаясь и в ожидании глядя на меня.
   - Ты иди, - отстранённо произнесла я, ища Сашку глазами. - Я сейчас приду.
   - Но...
   - Всё нормально, не переживай. Иди, Илья.
   - Хорошо. Только будь осторожна, - попросил он и скрылся в доме.
   Я достала из кармана пачку сигарет и закурила. После присела на пенёк и задумалась. Как мне связаться с Сашкой? Я почему-то не чувствовала слежки. Может, привыкла? Осмотревшись, я остановила свой взгляд на сарае, прищурилась и, медленно встав, крадучись направилась к нему. Подойдя к двери, я бросила окурок, затушила ногой и потянула на себя за ручку. Дверь со скрипом открылась и моему взору предвстал Сашка. В сарае было сено. Весь пол был им покрыт словно покрывалом. Вероятно, когда-то здесь держали животных. Вздрогнув, я посмотрела на Сашку с облегчением и зашла внутрь.
   - У меня мало времени, - быстро проговорила я, плюхаясь в горку сена.
   Сашка уселся рядом.
   - Где ты был? - я нахмурилась.
   - В смысле?
   - Меня чуть не убили! - я разозлилась.
   Сашка опустил голову. Потом закурил и, затянувшись, прикрыл глаза от удовольствия.
   - Ты что совсем, что ли? - я посмотрела на него как на дебила. - Хочешь, чтобы мы тут сгорели?
   Сашка подпрыгнул, вытаращился на меня, после выкинул сигарету на улицу и вернулся на место.
   - Можешь больше не следить. Пойдём.
   - Обо мне не должен никто знать, - покачал он головой.
   Я вопросительно уставилась на него.
   - Если тебе будет угрожать опасность, я тут же вмешаюсь. Тот, кто попытается что-то тебе сделать не будет такого ожидать.
   Я злорадно улыбнулась.
   - Ты хоть ел?
   - Ел, не переживай.
   - Я ухожу. Меня ждёт Илья. Иначе он заподозрит.
   Сашка на это кивнул, и я удалилась.
   Зашла в дом и обомлела. И когда успел, спрашивается? На столе стояла ваза с полевыми цветами. Рядом бутылка шампанского. Переведя взгляд, я увидела коробку конфет, тарелку фруктов и два бокала. Значит, Илья внял моим словам. Это хорошо.
   Сзади послышался шорох, я повернулась. Илья стоял в дверном проёме и неуверенно улыбался. Я подошла к нему и спросила:
   - С чего бы это?
   - Просто хотел сделать тебе что-нибудь приятное, - пожал плечами он.
   - У тебя это получилось, - мило оскалилась я. - Спасибо!
   Шампанское я пила неохотно. Не хотелось. Но обижать Илью не входило в мои планы. Он был так искренен, обходителен и очень старался. Проще говоря, мне было его жалко. Всё-таки мы, женщины, жалостливый народ. Чуть что, так сразу всё прощаем, жалеем, забываем обиды. В принципе, вечер мне понравился.
   Посидев ещё немного и, поболтав, я откланялась. Рухнув без сил на кровать, подмяла под голову подушку, но уснуть сразу так и не смогла. Хотя до этого спать хотелось ужасно. Я думала о Сергее. Сон как рукой сняло. Я вспомнила Новый Год. Наш первый совместный Новый Год. Никогда я не была так счастлива, как тогда. Даже в детстве. Это был яркий, красочный, полный эмоции и улыбок праздник. В нём был смех, любование и любовь. В нём было всё, о чём только можно мечтать. А после поздравлений президента мы вышли во двор и стали запускать салюты. Это было волшебство. Словно я попала в сказку. Дом был украшен мишурой, дождиком и белоснежными снежинками. Повсюду были развешены гирлянды. Ёлка в нашей комнате была высокой и пушистой. А во дворе мерцала сотнями огней, раскинув свои зелёные лапти, живая ель. Пушистая красавица.
   В Новогоднюю ночь шёл снег, он кружил в воздухе, в своём снежном танце, и плавно ложился на землю. Покрывал крыши домов и нашу пушистую красавицу. Мы пили шампанское, горящими от восхищения глазами смотрели на салют, весело кричали и улыбались. Мороз рисовал свои узоры на окнах. А ночью, выйдя за ворота, я обнаружила деда мороза в санях и тройку серых лошадей. В ту ночь Сергей признался мне, что не смыслит без меня своей жизни, крепко обнял и заглянул в глаза. Этот взгляд навсегда остался в моей памяти и никогда не сотрётся.
  
   Глава 16
  
   - Сапфира! - кто-то тряс меня за плечи. - Сапфира!
   Я резко распахнула глаза и, задыхаясь от слёз, и сотрясаясь от рыданий, уселась на кровати.
   - Ты кричала во сне, - голос Ильи дрожал. - Что тебе приснилось?
   - Который час? - спросила я, смотря в одну точку.
   - Пол шестого утра.
   Я кивнула. Молча поднявшись, принялась торопливо собираться.
   - Сапфира, - опешил Илья.
   - Я не могу больше сидеть сложа руки.
   - Остановись, - попросил он.
   Я не реагировала.
   - Сапфира! Я не отпущу тебя одну! - отрезал он и вправду перегородил мне дорогу.
   Я, по глупости своей и упёртом характере, начала яростно сопротивляться, пробовать его отодвинуть и даже обхитрить. Но куда там!
   - Ты что делаешь? - когда я цапнула его за плечо воскликнул он.
   - Дай пройти, - процедила я.
   - Успокойся. Я приготовлю завтрак, - вполне спокойно изрёк он и утопал в кухню.
   Вот засранец, а!
   Минут через пять я уже сидела за столом и лениво ковыряла вилкой омлет.
   - Я поеду с тобой.
   - Не поедешь.
   - Иначе я тебя не отпущу.
   - Не ставь мне ультиматумов!
   - Как ты собираешься искать Ивана?
   - Мне нужно будет заручиться кое-чьей поддержкой и, считай, я его уже нашла.
   - И чьей же?
   - Тебе этого знать необязательно.
   Он на это усмехнулся.
   - Здесь нам больше оставаться нельзя, - вдруг серьёзно сказал Илья и настороженно прислушался. - Опасно, - он наклонился ко мне и перешёл на шёпот.
   - Почему? - так же шёпотом спросила я, тоже наклонившись.
   - Вчера ночью, когда ты уснула, - нормальным голосом заговорил он, - я решил проследить за нашим лесником, - Илья издевательски замолчал.
   - И? - не выдержала я.
   - Он встречался с Иваном.
   - Что?! - подпрыгнула я.
   Впрочем, сразу же вернулась на место. В глазах потемнело, руки задрожали, а дыхание спёрло.
   - Ой мамочки, - запричитала я. - Получается, он знает, что я жива.
   - Знает... К сожалению.
   - Что же нам делать?
   - Уезжаем. Срочно!
   - Зачем?
   - ?
   - Какая мне разница где я его убью? - я сверкнула глазами, а на моих губах расцвела хищная улыбка.
   - Сапфира, - застонал Илья.
   - Охотник станет жертвой, - оскалилась я.
   - Ты хоть когда-нибудь кого-нибудь слушаешь?
   - Нет, - призналась я, но пыл утихомирила.
   - Собирайся. Мы уезжаем, - Илья решительно встал.
   - Я не собираюсь его упускать! - не хотела соглашаться я.
   - Ты понимаешь, что он здесь не один? - Илья пристально заглянул мне в глаза.
   Я вздохнула. Пришлось подчиниться. Примерно минут через пятнадцать - двадцать мы уже сидели в машине и ехали по направлению Санкт-Петербург.
   - Куда теперь?
   - Пока не знаю, - Илья явно нервничал.
   Я снова вздохнула. Он сам пришёл мне в руки, а я сбежала!
   - Мне нужно позвонить.
   Илья кивнул.
   Добравшись до автомата, я вышла из машины. Огляделась, ничего подозрительного не заметила и потопала звонить.
   - Сапфира? - удивился Сашка.
   - По телефону поговорим?
   - Да. Я видел Ивана.
   - Получилось?
   - Нет.
   - И где?
   - Уехал.
   - Его ищут?
   - Да.
   - Сообщи сначала мне как найдут.
   - Ок.
   Разговор был коротким, но информативным. Повесив трубку, я постояла несколько секунд и набрала Юрку.
   Юрку пришлось поуговаривать. Из-за чего Ивана ищет полиция он так и не признался. Но пообещал, что я первая узнаю о его местонахождении. Отлично. Теперь нам нужно быть на связи. Требуется достать телефон с сим-картой на чужое имя.
   - Ну как?
   Я кивнула.
   - Прекрасно, - вроде обрадовался Илья и мы тронулись в путь дорогу.
   Ненавижу утомительные переезды. Ладно, если это путешествие. Но когда ты бежишь и чувствуешь себя каким-то запуганным зверьком, это как-то не очень. Зигер спал на заднем сиденье. Бедненький мой. Я погладила его по голове и грустно улыбнулась. Приходится ему со мной мотаться. Спал бы сейчас дома и ни о чём не думал. Как там Серёженька с Ксюшенькой? Раз Сашка ничего не сказал, значит, всё хорошо. Но как же мне хотелось их увидеть, прижать к сердцу, поцеловать.
   - Сапфира, - заметив изменения в моём настроении, позвал Илья и взял меня за руку.
   Из моей груди вырвался рванный вздох. Грустно опустив глаза, я поджала губы.
   - Мы почти приехали, - неуверенно улыбнулся он, слегка сжимая мою ладонь.
   - Спасибо тебе, - осклабилась я, смотря на мужчину с благодарностью. - Спасибо!
   Приехали мы только через час. Моему взору предстал обалденный коттедж из добротного красного кирпича. Высокий забор скрывал от окружающих творящиеся за ним, а сигнализация точно говорила о том, что там есть, что взять.
   Оказавшись внутри я обомлела. Красиво. Ничего лишнего и со вкусом. Всё очень дорогое. Очень. Хозяин явно интересуется антиквариатом, обладает отменным вкусом и почитает искусство.
   - Чей это дом? - спросила я, когда Илья зашёл следом.
   - Мой, - зарделся он.
   - Не знала, что ты интересуешься такими вещами, - заметила я, пялясь вокруг.
   - Какими? - не понял Илья.
   - Допустим, искусством.
   - Ах это, - он засмеялся. - Вечером проведу тебе экскурсию, - подмигнул мужчина. - Идём, - и, взяв меня за руку, потащил наверх.
   - Зигер! - крикнула я, уже порядком устав подниматься по лестнице. - А лифта здесь нет? - закапризничала я. - И, кстати, где мы находимся?
   - Отвечаю, - Илья остановился и сверху вниз посмотрел на меня. - Зигер на улице. Пусть погуляет, он устал. Лифта здесь нет. А мы в Ленинградской области.
   - Ясно, - проворчала я и возобновила шаг.
  
   ***
  
   - Это твоя комната, - Илья обвёл взглядом шикарные апартаменты.
   - А твоя? - поинтересовалась я.
   - А моя рядом, - широко улыбнулся он и, сказав: "Отдыхай", удалился.
   Пожав плечами, я плюхнулась на кровать. Шикарно, ничего не скажешь. На этих простынях даже спать жалко. Их бы в музей - любоваться. Нежнейший шёлк приятно коснулся ладони. Улегшись, я уставилась в потолок. Мой план сорвался. Всё пошло не так. Это огорчало. Время шло, а я так ничего и не сделала.
   Тяжело вздохнув, я пошла осматриваться. В комнате имелся раздельный санузел. Это замечательно. Отметила я про себя. Ванна очень красивая, большая. Интерьер выдержан в бело-золотистых тонах. Неплохо. После пошла исследовать туалет. Так же, как и в ванной. Красиво. Нужно взять на заметку.
   Комната же была выдержанна в бежевых тонах. Мебель из добротного тёмного дерева. Огромное зеркало и даже гардеробная. Впрочем, пустая. Я фыркнула. Хотя откуда Илья мог знать, что я когда-нибудь здесь окажусь? И разве он обязан покупать мне вещи? Подивившись своим наглым мыслям, я пошлёпала к Илье.
   Подойдя к двери его комнаты, я неуверенно поскреблась. А вдруг он там переодевается? На мои несчастные попытки привлечь внимание никто не среагировал. Я надулась и хорошенько постучала. Это возымело эффект. Дверка приоткрылась и в образовавшийся щели появился Илья. Точнее его голова. С волос капала вода. Значит, он принимал душ, а тут я как снег на голову.
   - Можно? - раскрасневшись, спросила я.
   - Одну секунду, - быстро бросил он и исчез. - Заходи, - примерно через минуту крикнул он.
   Я вошла. Комната практически ничем не отличалась от моей. Только здесь был кабинет. Я увидела его через распахнутую настежь дверь. Кабинет довольно строгий. Ничего лишнего. Стол, стул, компьютер, шкаф, сейф. Всё.
   - Что-то случилось? - отвлёк меня Илья.
   Я перевела на него сосредоточенный взгляд и только сейчас заметила, что он почти обнажён. Только на бёдрах болталось полотенце. Фу, какая бестактность.
   - Я не вовремя? - намекнула я, мявшись у порога.
   - Нет, нет, - засуетился Илюшка, - проходи.
   - Мне нужно позвонить, - садиться на кровать я не стала.
   - Ах, да, совсем забыл, - стукнул он себя по лбу. - Вот телефон, - мужчина достал из верхнего отделения тумбы коробочку. - Сим-карта уже в нём.
   - Спасибо, - слегка улыбнулась я, схватила коробочку и пулей выскочила прочь.
   Оказавшись в своей комнате, я набрала Сашку.
   - Давай я сейчас подойду, и мы вместе им позвоним? - настаивал на своём Сашка.
   - Почему ты не хочешь дать мне её номер? - не понимала я.
   - Не могу.
   - Баран, - пробубнила я, надеясь, что он не услышит. Услышал!
   - Что?! - судя по голосу опешил. Но это ещё мягко сказано.
   - Я говорю, хорошо.
   Так, теперь мне нужно незаметно улизнуть из дома. Это мне удалось. Вскоре я уже стояла у высокого забора и думала, как мне через него перебраться. Зигер грелся на солнышке, но всё равно бдел. Потом неожиданно подскочил и куда-то понесся. Я побежала за ним. Когда нагнала, увидела, как Сашка прыгает вниз с забора. Мужчина встал с корточек, выпрямился и подошёл ко мне. Я упёрла руки в боки и принялась сверлить его взглядом.
   - Объяснить ничего не хочешь? - я начала нервно стучать по земле мыском туфли.
   - Не сейчас. Времени в обрез, - суетливо произнёс он и сунул мне телефон.
   - Ало! - услышала я голос Галки.
   - Галя! - воскликнула я, судорожно прижимая телефон к уху. - Как вы?! Как дела?!
   - А ты как?!
   - У меня всё нормально! - кричала я. Мне почему-то мнилось, что меня плохо слышно. Впрочем, не мне одной.
   - У нас тоже всё хорошо! Ты не переживай!
   - А как дети?!
   - Всё хорошо! - повторила Галка.
   Я немного расслабилась.
   - Ты, когда приедешь?!
   - Как только так сразу!
   - Брось ты это!
   - Не могу!
   - Доверь это компетентным людям!
   - Галь, мне пора! До связи!
   - До связи!
   Вернув телефон Сашке, я угрюмо замолчала.
   - Вас весь посёлок слышал, - сделал замечание Сашка.
   - Ну и чёрт с ними, - сказала я и, развернувшись, больше ничего не говоря, ушла.
   Может, и вправду ну его? Собрать свои вещи и уехать к Галке с Петром? Только я об этом подумала, как перед глазами встал Сергей. Уезжать тут же передумалось. Резко распахнув дверь, я замерла. На пороге, уже полностью одетый и сердитый, стоял Илья. Смотрел он меня очееень не по-доброму.
   - Не делай страшные глаза, - совершенно спокойно изрекла я. - На меня это не действует, - и гордо вскинула подбородок.
   Илья отошёл, освобождая проход, но не отрывая от меня пристального рассерженного взгляда.
   - С кем ты там была? - в его голосе прозвучали ревнивые нотки.
   - Ни с кем, - устало отмахнулась я и прошла на кухню.
   Илья поплёлся следом.
   Налив себе стакан молока, я уселась на высокий барный стул и принялась на нём крутиться. Со стороны, наверное, выглядело комично. Сижу тут вся такая из себя, со стаканом молока в руках, за барной стойкой!
   Мужчина фыркнул, подошёл ко мне, встал рядом и настойчиво повторил свой вопрос.
   - А я что, в тюрьме? - психанула я. - Красивая тюрьма, однако, - и гаденько захихикала.
   Что-то со мной не так. Подумалось мне.
   - И давно он за нами следит? - неожиданно в лоб спросил Илья.
   Я чуть молоком не подавилась. Подивилась его сообразительности и попробовала промолчать.
   - Давно? - всё никак не хотел отлипать он.
   - Ты о ком? - попробовала я включить дурочку.
   - Об Александре.
   Я вздохнула.
   - Давно.
   - Зачем?
   Я промолчала.
   - Значит, я был прав, и Иван действительно хочет тебя убить, - сделал он вывод.
   - К сожалению, да.
   - Сапфир, - вдруг сменил он гнев на милость, - я понимаю какого тебе сейчас, но..., но ты всё равно уже ничего не сможешь исправить.
   - К чему ты ведёшь?
   - Давай уедем.
   Я опешила.
   - И ты готов всё бросить?
   - Ты мстишь не за смерть мужа, а за себя, - проникновенно заговорил Илья. - Если бы это сделал кто-то другой ты бы уже давно уехала.
   Я задумалась. Как это, мстишь за себя? Потому, что Иван предал меня? Потому, что когда-то он был мне другом. Я попробовала на мгновенье представить, что Сергея убил кто-то другой. Что бы я сделала? Жаждала бы мести как сейчас? Или и вправду бы просто уехала? Ответить на эти вопросы я не смогла. Слишком сложно. Ведь забыть, значит, простить. Я не смогу простить такого. А от того, что это сделал друг детства, ещё больнее. Поняв это, я отрицательно покачала головой.
   - Но ты всё равно подумай, - Илья заглянул мне в глаза. - Повернуть назад ещё не поздно.
   - Поздно, Илья..., поздно, - выдержав небольшую паузу, ответила я.
   Обещанную экскурсию, которая намечалась на вечер, нам пришлось отложить. Настроения не было совсем. Внутри чувство какого-то опустошения и не желания жить. Так что, приняв душ, я накинула на себя шёлковый пеньюар и отправилась спать.
  
   Глава 17
  
   Сегодня ночью я так и не смогла нормально уснуть. Я дремала минут по пять и просыпалась в холодном поту. Мои кошмары становились всё объемистее. Обычно, за ночь, мне снился тот холл только один раз. Сегодня же, стоило мне закрыть глаза, как я сразу же туда возвращалась. И каждый раз я растерянно стояла рядом с Сергеем, смотрела вслед убегающему убийце, чувствовала себя бессильной и отчаянно рыдала.
   Под утро мне стало совсем плохо. Именно плохо. Душевная боль была просто невыносимой и теперь к ней прибавилась ещё и физическая. С трудом поднявшись с кровати, я проковыляла к зеркалу и не узнала себя. Голова болела и кружилась. Меня подташнивало. В голове промелькнула надежда. А что если...? Но я тут же о ней забыла, так как покачнулась и упала на холодный кафель.
   Я стояла напротив Ивана и жадно ловила ртом воздух. Мужчина смотрел мне прямо в лицо и мерзко смеялся. Его руки были в крови. На лице гримаса наслаждения и полнейшего безумства. Подняв бровь, он усмехается и глазами показывает мне куда-то в сторону. Чувствуя неподдельный ужас и страх, я боязливо поворачиваю туда голову и помещение тут же наполняется моим истошным криком...
   - Сапфира! - донеслось до моего усталого сознания. - Сапфира, - кто-то старательно принялся трясти меня за плечи. - Сапфира!
   Вынырнув из сна, я распахнула глаза. Илья нависал надо мной и был вусмерть перепуган. Я попробовала ощутить себя. Воздуха не хватало катастрофически, мокрый пеньюар противно прилип к телу, кафель стал каким-то скользким и липким.
   - Вставай, - сказал Илья и помог мне подняться.
   Приобняв меня за плечи, он отвёл меня в комнату. Усадил на кровать, обмотал одеялом и куда-то убежал. Я согнула ноги в коленка, обняла их руками и принялась раскачиваться из стороны в сторону. Губы дрожали. Я находилась в каком-то полусознательном состоянии и плохо соображала. Вскоре он вернулся с кружкой чая в руках. Усевшись рядом, он принялся отпаивать меня сей чудесным напитком.
   - Что тебя так беспокоит? - подождав, пока я более-менее успокоюсь, аккуратно спросил он. - Почему ты кричишь по ночам? Что тебе снится?
   - Сергей, - еле слышно выдавила я, на глаза выступили слёзы.
   - Тише, - Илья прижал меня к себе. - Тише, девочка моя, тише, - и начал гладит по волосам. - Не плачь.
   - Я не могу его спасти, - отчаянно и обессиленно рыдала я. - Не могу.
   - Тише, - пытался успокоить меня Илья. - Всё будет хорошо.
   - Не могу! - у меня началась истерика. - Не могу. Он всегда на шаг впереди. Он... Он... Я ненавижу его! Ненавижу! - выкрикнула я и принялась вырываться.
   Трепыхалась я долго, пока не устала. Илья был терпелив. Я же кричала, вырывалась и плакала. Мужчина крепко прижимал меня к себе и просто молчал. Успокоившись, я слегка отстранилась и, подняв голову, посмотрела на него. На его лице застыла боль. Моя боль.
   Приподняв голову повыше, я потянулась к его губам. Я не знаю, что это был за порыв. Не могу объяснить. Но в его руках я чувствовала себя такой защищённой. Я чувствовала себя в безопасности. Горячие губы обжигали, нежные, но сильные руки, крепко прижимали к себе. Я дрожала, от пережитого шока, обнимала его за шею, закрывала глаза и понимала, что мир остановился.
   - Сапфира, - возбуждённо дыша прошептал Илья и вдруг отстранился.
   Я посмотрела на него затуманенным взглядом и обеспокоенно спросила:
   - Что-то не так?
   - Я не хочу пользоваться той ситуацией, в которую ты попала.
   - Но я...
   - Нет.
   - Ты не...?
   - Я хочу тебя. Но... не могу.
   Я отпрянула. Уселась на расстоянии и тупо уставилась в одну точку.
   - Я люблю тебя, - это всё, что он сказал.
   Кровать слегка скрипнула и вскоре я услышала звук закрывающейся двери. Уткнувшись носом в коленки, я зарыдала. Я анализировала его слова. Он хочет, чтобы я хотела этого искренне. Чтобы я делала это не потому, что поддалась минутному порыву, а, потому, что желаю этого. Неужели он не понимает, что я никогда не смогу ответить ему взаимностью? Никогда. Потому что в моей жизни был только один мужчина, которого я любила...
  
   ***
  
   Дни потекли в обычном русле. Один день сменял предыдущий, ничем не отличающейся от вчерашнего и позавчерашнего. Некогда яркие краски жизни смешались. Они превратились в однородную серую массу, с еле заметными проблесками светлого. Я всегда была оптимисткой и даже сейчас, находясь в крайне тяжёлом состоянии, всё равно надеялась. Надеялась на светлое будущее. Как бы это банально и неправильно не звучало.
   По прошествии недели, я вызвала Сашку, и мы вместе отправились на могилу Сергея. Илья знал об этой поездке и противиться не стал. Сегодня погода была ещё хуже, чем вчера. С серого не просветного неба падали крупные холодные капли дождя. Они с шумом ударились о сырую землю и разбивались как тысячи маленьких осколков стекла. Казалось, они даже хрустели под ногами. В общем, настроения, естественно, совсем не было.
   Не взирая на дождь, я опустилась рядом с могилой мужа на карточки, положила цветы и подняла глаза к небу. Сначала я даже не поняла, толи - это капли дождя упали на лицо, толи - это слёзы. В этот раз я не чувствовала его присутствия. Совсем. Ушёл, подумала я и грустно поджала губы. Сашка стоял чуть поодаль и печально смотрел на меня. Я поднялась, стянула с головы чёрный платок и, кивнув Сашке, твёрдым шагом направилась к машине.
   - Ало, - удивлённо-осторожно ответила я.
   - Сапфир, мы его нашли, - словно не веря самому себе оповестил Юрка.
   Я сидела у окна и курила уже не пойми какую по счёту сигарету.
   - Ты уверен? - задала я самый глупый вопрос на свете.
   - Конечно! Обижаешь прям.
   - И где он?
   - Отсиживается в одной деревне. Знаешь, город Дмитров?
   - Э-э-э...
   - Это северное направление. Примерно в ста пятидесяти километрах от Москвы.
   - Нет, не знаю, - честно призналась я.
   - В общем, пиши адрес.
   Я кивнула, впрочем, прекрасно понимая, что Юрка этого не увидит. Потом промычала что-то нечленораздельное и, схватив первый попавшийся огрызок бумаги, принялась записывать.
   Закончив, я поблагодарила Юрку и, не давая ему опомниться, сбросила звонок. Выбежав из комнаты и, на ходу надевая куртку, я помчалась вниз по лестнице, перепрыгивая через две ступеньки и чуть ли не падая. Зигер несся рядом и кидал на меня вопросительные взгляды. Ураганом ворвавшись на веранду, где Илья пил кофе, я резко затормозила.
   - Мне нужны ключи от машины! - выпалила я.
   - Куда ты собралась? - напрягся Илья.
   - Хочу съездить в магазин, - пыталась говорить непринуждённо, но голос выдавал моё волнение.
   - Давай я съезжу? - предложил Илья.
   - Я сама хочу.
   Мужчина встал, вынул из кармана штанов ключ и протянул мне. Он был насторожен и смотрел с подозрением.
   Быстро бросив короткое "Спасибо" я пулей выскочила из дома. Подойдя к машине и стараясь не бежать (окна веранды как раз выходили во двор), я открыла дверцу, плюхнулась в кресло, завела мотор и внимательно посмотрела на Зигера. Пёс сидел напротив меня и смотрел с тревогой.
   - Зигер, ты остаёшься, - я взяла его мордочку в ладошки и заглянула псу в глаза, - мне так будет спокойнее, - сказала я и поцеловала его в носик.
   Пёс занервничал. Когда я выезжала за ворота, он рванул за мной. Я надавила на газ, смахивая на ходу слёзы. Город Дмитров деревня Борисово. И чего ж тебя занесло в такое захолустье, Иван? Путь лежал не лёгкий, не простой, долгий и нудный. Внутри всё кипело и горело. Жажда мести застилала глаза. Я яростно давила на педаль газа, остервенело сигналила тем, кто мне мешал и, даже не обращая внимания на спидометр, мчалась вперёд.
   Домик, в котором прятался Иван, стоял на отшибе. За ним только пару домов, которые, впрочем, жилыми не являлись. По крайней мере, таковыми не выглядели это точно. Вокруг ни души. Складывалось впечатление, что деревня просто на просто вымерла.
   - Кошмар, - подивилась я, разглядывая захолустье. - Не дай Бог, здесь жить.
   Странно, но в дом я вошла беспрепятственно. Правда старая дверь скрипнула так, что на моё эффектное появление не осталось даже и малейшей надежды. Держа пистолет на вытянутой руке, я, всё-таки стараясь не шуметь, преодолела предбанник и вошла. Увидев меня Иван подскочил и ринулся к оружию.
   - А я вижу, ты меня ждал, - недобро усмехнулась я. - Сидеть! - и рявкнула так, что задрожали окна.
   Иван выпучил глаза и замер. Поза была более чем неудобной. Он стоял, склонившись над оружием, с протянутой к нему рукой.
   - Я сказала сидеть, - процедила я и как раз в этот момент поняла, что похоронила всё светлое, что во мне когда-то было.
   Иван выпрямился и медленно повернулся ко мне.
   - На стул, - скомандовала я, качнув головой в его сторону.
   - Сука, - нервно усмехнулся бывший друг детства, но команду выполнил.
   - А теперь, - я выдержала издевательскую паузу, - ты мне всё расскажешь...
  
   ***
  
   - Ты что его..., - Илья в полной растерянности стоял у входа в комнату и расширившимися от ужаса глазами смотрел на привязанного к стулу Ивана.
   К рукам мужчины были примотаны оголённые провода, лицо перекосилось от боли. Эта гримаса так и застыла на его лице. Я стояла чуть сбоку, держа в руках пистолет и совершенно спокойно смотрела на бывшего друга детства. Точнее, на его тело.
   - Да, - ни о чём не жалея, ответила я. - Зато теперь я знаю, что за женщина с ним была, - я даже не повернулась в сторону Ильи. - А знаешь, что он сказал мне перед смертью?
   Илья промолчал.
   - То, что я намного хуже него, - сказав эти слова я хищно оскалилась.
   - Сапфира! Что же с тобой стало! Я не узнаю тебя! Не узнаю! - вдруг закричал Илья. - Ты убила себя, понимаешь?! Убила!
   - Нет, - не согласилась я. - Это он меня убил, - и кивнула в сторону Ивана. - Тогда, когда убил моего мужа.
   - Нам нужно уезжать, - вернув себе трезвость мысли, твёрдо изрёк Илья. Схватил меня за руку и потащил к выходу. Там мы нос к носу столкнулись с Юркой.
   Парень внимательно посмотрел на нас и, растолкав, бросился внутрь. Вышел он в подавленном состоянии. Тяжело вздохнув, он сказал:
   - Значит так, - он задумался, - когда я приехал в доме, кроме трупа, никого не было.
   Этого хватило, чтобы нас и дух простыл. Оказалось, увидев, как Зигер мчится за моей машиной, Илья тут же всё понял. Каким-то удивительным образом он смог связаться с Сашкой, у которого, в отличии от него, был автомобиль под рукой. В общем, они ринулись в погоню. По пути, так же, как и я, попали в пробку. Но мне повезло больше, я знала объезд, а Сашка нет. Вот поэтому-то они и опоздали.
   Зигер встретил меня преданным вилянием хвоста. Расположившись с ним рядом на заднем сидение, я обняла своего верного друга и прошептала:
   - Прости меня.
   Пёс завилял хвостом ещё сильнее и начал облизывать моё лицо. А я вдруг поняла, что мне стало намного легче дышать. Я даже испугалась саму себя. Ведь я стала убийцей. Но от этого наоборот почувствовала себя лучше. Словно освободилась от тяжёлого бремени.
   - И кто был с ним? - нарушил тишину Сашка.
   - Верка, - спокойно ответила я.
   - Верка? - Сашка не знал её.
   - Да. Мы раньше работали вместе в одной фирме. После, как я думала, были подругами. Но...
   - И что ты намеренна делать? - это уже Илья.
   - Я уже однажды простила ее, и как видишь зря.
   - Что ещё говорил Иван?
   - Я непременно об этом расскажу, но дома.
   Дома меня ждал самый настоящий допрос. Мы втроём сидели за столом и пили виски. Я, не ощущая его неприятного вкуса, машинально подносила стакан ко рту и так же машинально делала глоток. Потом ещё, и ещё.
   - Теперь понятно, почему Иван пытался убить Игоря! - воскликнул Сашка.
   - Да-а-а, - протянул Илья. - Оказывается, у него был обычный заказ.
   Я опустила глаза. Скривившись и стараясь это скрыть, я вынула из кармана забрызганную кровью фотографию и положила её на стол перед мужчинами.
   - Его заказал один из самых влиятельных бизнесменов Москвы.
   Мужчины склонились над фотографией. На ней был изображён Сергей.
   - Как ты узнала? - ахнул Илья.
   Я посмотрела на него как на идиота и благоразумно смолчала.
   - Так вот почему он прятался, - догадался Сашка.
   - Да. Работу он свою выполнил и заказчику был больше не нужен. Его бы убрали.
   - Но Игорь-то остался жив, - не согласился Илья.
   - Но они-то об этом не знают, - заметила я. - Тем более, что, как они думали, меня тоже больше нет, и исходя из этого мешать им никто не будет. Оставалось только составить липовое завещание...
   - А это найти нотариуса.
   - Именно так. И прибрать нашу с Сергеем фирму к рукам. И всё, дело в шляпе.
   - И что ты собираешься делать?
   - Хочу обрадовать их своим неожиданным появлением, - я гаденько улыбнулась.
   Мужчины резко замолчали и испуганно переглянулись.
   - Кстати, следующим на очередь был ты, - ляпнул язык, и я впритык посмотрела на посеревшего Илью.
   Мужчина посерел ещё сильнее, перевёл ошалевший взгляд на Сашку и шумно сглотнул.
   - Спасибо, что сказала, - нервно усмехнулся он.
   - Пожалуйста! - машинально ответила я, махнув рукой. - Саш.
   - Да.
   - Я думаю, тебе больше необязательно прятаться.
   - Ты имеешь в виду...?
   - Да. Ты можешь уехать.
   - Я не могу уехать, - не согласился он.
   - Почему?
   - Я обещал Сергею быть всегда рядом с тобой, - тихо ответил мужчина.
   Я почувствовала, как слёзы застилают глаза и поспешно отвернулась. Впилась ногтями в ладони и закусила губу. Мужчины тактично вышли. Дав волю эмоциям, я положила голову на стол и горько зарыдала.
  
   ***
  
   - Да она обезумела, Александр!
   Донеслось из приоткрытой двери комнаты Ильи. Я опешила, услышав такое и резко замерла. Подкравшись к двери, я прислонилась к ней поплотнее и принялась подслушивать. Никогда этим не занималась, но сейчас вдруг стало так обидно, что я отодвинула все свои принципы на задний план и прилипла ухом к прохладному дереву.
   - Не смей так говорить! - осадил того Сашка.
   - Ты разве не видишь? - судя по голосу, Илья был удивлён.
   - Это ты не видишь! Ты даже не представляешь, что она сейчас чувствует!
   - Я представляю, - перебил его Илья. - Я понимаю, ей очень больно. Но... Но она не контролирует себя. Она зашла слишком далеко.
   - Всё равно мы не сможем её остановить.
   - Предлагаешь просто сидеть и смотреть как она сходит сума?
   - Предлагаю не мешаться у неё под ногами.
   - И? Будем ждать, когда она ещё кого-нибудь убьёт? - возмутился Илюшка.
   В его глазах я теперь кровожадный монстр убийца. Замечательно!
   - В общем, ты, как хочешь, а я остаюсь с ней, - отрезал Сашка.
   - Неужели ты...?
   - Не важно! - рявкнул мужчина. - Решай сам.
   Поняв, что разговор окончен, я отскочила от двери и пулей залетела к себе. Что это было? Я сумасшедшая? Не ожидала такого от Ильи. Думала, он меня понимает. Завтра же уеду подальше отсюда. Заберу Зигера и уеду. Так я и решила, стала обдумывать план своих дальнейших действий, пока в комнату не постучали.
   Илья был подавлен и выглядел не лучшим образом.
   Бросив на него злобный взгляд, я еле сдержалась, чтобы не ляпнуть чего-нибудь такого, и отвернулась.
   - Как ты? - Илья присел рядом и попытался меня обнять.
   - Никак! - психанула я, скидывая его руку.
   - Что случилось? - Илья вздохнул. - Что опять не так?
   - Всё не так! - меня затрясло от злости.
   Илья помолчал. Потом сел напротив меня, заглянул в глаза и обречённо произнёс:
   - Ты всё слышала?
   Я хмыкнула.
   - Сапфира, послушай, ты просто неправильно поняла.
   - Да ну, - изобразила я удивление. - Просвети меня.
   - Я не хочу тебя терять, - мужчина взял меня за подбородок. - Я увезу тебя отсюда. Мы уедем с тобой куда-нибудь. Туда, где ты будешь в безопасности, - и погладил меня по щеке.
   - Я же сумасшедшая, - я нервно усмехнулась. - Зачем тебе сумасшедшая? - состояние и вправду было безумным, и я вынуждена была согласиться с Ильей. Со мной действительно что-то творилось.
   - Ты нужна мне любой, - выдал он, а я чуть не подавилась собственными слюнями.
   Откашлявшись, посмотрела на него как на ненормального и отсела подальше.
   - Ты согласна?
   Этого я вообще не поняла.
   - С чем согласна?
   - Уехать.
   Я задумалась.
   - Хорошо, - выдохнула я.
   Илья весь расцвёл. Натянув улыбку до ушей, он радостно меня чмокнул и убежал. Чемодан собирать, наверное.
   - Ишь чего удумал, - как старая бабка проворчала я, посмотрела на Зигера и, хитро осклабившись, подмигнула своему псу.
   Теперь оставалось дождаться ночи. Ненавижу ждать. Это раздражает. И вообще я стала очень раздражительная и вспыльчивая. Словно возненавидела весь мир, озлобилась. Единственное создание на земле, которое сейчас была рядом, и на которое я смотрела с любовью - это Зигер.
   Включив телек и, от нечего делать, взяв вазочку с чипсами, я откинулась на подушку и принялась жевать до ужаса вредные и калорийные, но вкусные, чипсы. Смотреть было нечего, и я бессмысленно щёлкала пультом, пока не нарвалась на какую-то передачу. По ней сообщали, что очень известного и влиятельного, одного из самых богатых людей страны, бизнесмена убила собственная жена! Речь шла о Сергее. Я потеряла дар речи. Что за...? Я убила Сергея? Я задохнулась от возмущения. Выключив телек, я зло откинула пульт в сторону и запыхтела как паровоз. Что за передача такая?
   Успокоилась я нескоро. За этим всем даже не заметила, как наступила долгожданная ночь. Шёпотом подозвала Зигера, накинула куртку и подошла к двери. Пёс встал рядом. Я взяла его за ошейник и дёрнула ручку. Дверь не поддалась. Я попробовала ещё раз. Никак. Сомнений не оставалось, меня закрыли с той стороны.
   - Илья, - прошипела я и почувствовала дикое желание прибить его.
   Заметавшись по комнате, я кинула взгляд на окно и остановилась. Подумав, подошла. Выглянула на улицу. Замечательно! Просто прелестно! Летала я не впервой, но оставалась одна проблема. Как же Зигер? Я не уеду без него. Поразмыслив, решила спрыгнуть сама, зайти тихо в дом, открыть дверь, забрать Зигера и уйти. Так я и сделала.
  
   ***
  
   - Ой мамочки, - кривясь от боли и держась за лодыжку, выла я. - Мамочки. Что ж так больно! Чёрт! - выругалась, потому как встать не получилось.
   Осмотрелась. Фонари не горят. Да ещё и дождик стал накрапывать. Захотелось плакать. Вдруг стало так себя жалко и обидно. Попробовала ещё раз подняться и тут же упала на мокрую траву. Пришлось звать на помощь.
   - Илья! - морщась от боли, заорала во всё горло. - Илья!
   Орала я долго. Даже голос охрип. Илюшка выскочил полураздетый и, увидев такую картину, бросился ко мне.
   - Ты что здесь делаешь? - беря меня на руки, ошарашенно спросил он.
   - Подышать вышла, - ляпнула я.
   Илья покосился на распахнутое окно.
   - Через окно?
   - А какого чёрта ты меня запер?! - возмутилась я, но за шею его всё равно обняла.
   Ножка при его шаге дёргалась и болела.
   - Что с ногой? - заволновался он.
   - Не знаю, может, сломала.
   - Я сейчас врача вызову.
   В тот момент, когда Илья донёс меня до двери, вышел Сашка. Обалдело глянул на нас, судя по лицу ничего не понял, но дверь нам распахнул. Илья уложил меня на диван в гостиной и метнулся к телефону.
   - Зигера выпусти, - простонала я, держась за ногу. - Он волнуется.
   Сашка молча ушёл. Зигер залетел в гостиную буквально через минуту. Увидев меня, лежащую на диване и корчившуюся от боли, пёс подбежал ко мне и испугано заглянул в глаза. Не правда, что они ничего не понимают и живут инстинктами. Вот сейчас он задумался. Посмотрел на ногу, за которую я держалась, заскулил и положил на меня голову. Я погладила его между ушей и обратилась к Илье.
   - Позвонил?
   - Минут через тридцать приедет.
   У меня в глазах потемнело.
   - Через сколько?
   - Минут через тридцать.
   - Да я умру за это время! - возмутилась я.
   - А что случилось? - очнулся Сашка.
   - Сапфира вышла погулять посреди ночи через окно, - проинформировал его Илья.
   - Спасибо, - не понравилось мне.
   - Всегда пожалуйста, - не остался в долгу тот.
   Я фыркнула.
   Доктор прибыл чуть раньше. Скинул куртку, из-под которой выглядывал белый халат и, взяв в руки чемоданчик, подошёл ко мне. Присев на краешек дивана, доктор ободрительно мне улыбнулся и спросил где болит и что произошло.
   - Она из окна вывалилась, - ответил за меня Илья, за что получил убийственный взгляд.
   Странно, но доктор никаких вопросов, связанных с моим полётом, задавать не стал.
   - Ага, - задумался он. - И где болит?
   - Нога, - поморщившись от боли, ответила я.
   Доктор кивнул, сделал серьёзное лицо и приступил к осмотру.
   - Ничего страшного, - закончив, оповестил он.
   Я увидела, как Илья облегчённо выдохнул.
   - Вывих. Я наложу тугую повязку.
   Я кивнула.
   - Ногу не напрягать, - делая своё дело инструктировал он. - Не ходить.
   - А когда можно будет? - с мольбой в голосе вопросила я.
   - Посмотрим, как нога будет восстанавливаться. Я буду приезжать и смотреть за выздоровлением, - строго сказал доктор.
   - Спасибо! - я мило улыбнулась, когда он закончил.
   Доктор прописал мне пить кальций, валяться на диване и есть фрукты. Впрочем, в этом он был полностью прав, потому что стоило ему выйти за порог как мне до ужаса захотелось сока. Илья тут же подскочил и побежал на кухню. Через пять минут он вернулся со стаканом свежевыжатого апельсинового сока в руках. Я с благодарностью посмотрела на него, сказала: "Спасибо" и залпом осушила стакан до дна.
   Болеть мне дали и, похоже, даже были этому рады. Я спокойно лежала на кровати, поглощала килограммы фруктов и писала стихи. Не замечала раньше за собой такого. А тут строчки как-то сами по себе ложились на бумагу. Вообще это всё было очень странно. Я лежала на кровати и тупо смотрела в потолок, когда в голове начала складываться красивая рифма.
  
   И почему так больно?
   Кто может объяснить?
   И почему так плохо?
   Кто может подсказать?
  
   Срываясь ласточкой,
   Падать камнем вниз,
   Потухшей звёздочкой,
   Срываясь лишь на крик,
  
   И стиснув зубы,
   Стойко всё терпеть,
   За маской боли,
   Улыбки не сберечь,
  
   И раны жжёт и сердце ноет,
   ВСЁ!
   И кто ответит?
   Ответит нам никто,
  
   Наступит осень и вскоре всё пройдёт,
   Зимой холодной останется лишь лёд,
   А где-то там, срываясь камнем вниз,
   Упала ласточка, срываясь лишь на крик...
  
   Перечитав стихотворение, я поняла, что боль никуда не ушла. Я не забыла сильных рук Сергея, я не забыла его нежных изумрудных глаз, и я не забыл главного..., я не забыла того, что его у меня отняли. Это мой крест, и я донесу его до конца. Я никогда не выпрошу себе прощения, но и не смогу с этим жить. Не с тем, что убила, а с тем, что не отмстила.
   Вот такой я стала за какие-то несколько недель. Мне даже показалось, что моё сердце не бьётся. Ничего не осталось кроме боли, отрешения и ненависти. Ничего...
  
   Глава 18
  
   На следующий день мне сообщили, что мы едем на Кипр. Рада я не была. Илья расстроился. Мне стало его жалко. С трудом устроившись рядом, я положила голову ему на плечо и принялась подмазываться. Илюшка сначала был непреклонен, но потом растаял, улыбнулся и крепко меня обнял.
   - Хорошо, - слегка игриво промурлыкала я, - мы уедем, но только не на Кипр.
   Услышав это, Илья чуть не подпрыгнул он радости. Я знаю о чём он подумал. Он ошибался, но разочаровывать его я не хотела.
   - Давай уедем куда-нибудь в тихое место. Где вокруг простирается лес, рядом журчит ручей, а неподалёку есть конюшня. Будем кататься по лесу на лошадях, купаться в озере и наслаждаться ласковым солнечным светом.
   - Ты хочешь...?
   - Нет. Я знаю, туда нам нельзя. Я просто хочу дышать. Хочу видеть солнце. Понимаешь?
   Похоже, не понял.
   - Я хочу просыпаться по утрам не от шума дождя, а от лучика солнца.
   На это Илья улыбнулся.
   - Девочка моя, - прошептал он и его губы накрыли мои.
  
   ***
  
   Подождав несколько дней (мы всё-таки решили отложить поездку), чтобы я могла нормально ходить, мы взяли Зигера, покидали в багажник кое-какие вещи и поехали в деревню. Здесь было солнце! Я с наслаждением ловила его лучики на своём лице и улыбалась. Впервые за это время я вдохнула полной грудью. Я стояла во дворе нашего небольшого, но уютного двухэтажного домика, и, прикрывая глаза, улыбалась. Илья колол дрова.
   - У тебя отлично получается, - засмеялась я, подойдя к нему и наблюдая как он умело справляется.
   - Я рос в деревне, - признался Илья.
   Я присела рядом на пенёк и снова прикрыла глаза.
   - А я смотрю, роскошная жизнь тебя совсем не испортила, - улыбнувшись, заметил он.
   - Я всегда буду любить это, - ответила я, обводя взглядом расцветший лес.
   Весна подходила к концу и сейчас как раз настал тот момент, когда свежие салатовые листочки красиво переливались на солнышке, полянки покрывались разноцветными цветами, капельки росы по утрам серебрили зелень травы, а небо было голубым и чистым. Всё говорило о приближении лета.
   - Раньше мы постоянно выезжали на природу и проводили там очень много времени. Сидели у костра и пели песни под гитару, - я легонько улыбнулась от воспоминаний. - Это было хорошее время. Ты говоришь, рос в деревне? - я резко распахнула глаза и внимательно посмотрела на Илью.
   - Да. Я, как и все, приехал в Москву учиться. И как видишь так здесь и остался.
   Я усмехнулась.
   - Вообще я не планировал её покорять, - понял Илья.
   - А мне казалось, все этого хотят, - я выдержала небольшую паузу. - И едут сюда только с этой целью.
   - Я хотел стать ветеринаром, - смущаясь, признался Илья.
   - Ветеринаром? - я удивилась.
   Илья кивнул.
   - Думал, вернусь в деревню, буду лечить коров и свиней.
   - Вот это да! - не сдержалась я.
   - А как же ты стал бизнесменом? Я вообще думала, что ты бандит.
   - Бандит? - Илья засмеялся, перестал колоть дрова и уселся рядом на корточки. - Почему ты так думала?
   - Не знаю, - я пожала плечами.
   - Ну, - протянул он, - в чём-то ты права. Мы начинали вместе с Сергеем. Познакомились в институте и так и подружились.
   Вот тут мне стало не по себе. Получается, они с Сергеем старые друзья, а тут я... с ним...
   Вздохнув, я отвернулась. Илья заметил это, взял мои руки в свои ладони и заглянул в глаза.
   - Сапфира, - позвал он.
   Я грустно посмотрела на него.
   - Я не прошу многого... Просто будь рядом. Я готов ждать.
   - Ничего уже не будет как прежде, - покачала я головой. - И я теперь другая.
   - Ну и что? Мне это неважно.
   Мужчина как-то неуверенно улыбнулся, встал и помог мне.
   - Идём, - улыбка была робкой.
   - Зигер! - крикнула я и пошла за Ильей.
   Мы направились в конюшню. Там нас встретил сердитый конюх и сопроводил вовнутрь.
   - Выбирайте, - жестом обведя лошадей, хмуро сказал он.
   Оглянувшись, я остановила свой взгляд на похожей на Афродиту (Ласточку) лошади и направилась к ней. Протянув ей на ладошке морковку, я осклабилась, глядя как лошадь жадно схватила угощение. Схрумкав вкусняшку, лошадка потребовала ещё. Я зашла в денник. Лошадь принялась толкать меня носом. Я засмеялась и, умилившись, скормила ей весь пакет.
   - Вы собаку-то с конюшни уберите, - резко раздался голос конюха.
   Я вздрогнула.
   - Он не тронет. Вырос с лошадьми, - пояснила я, успокоив хмурого дядьку.
   Дядька подумал и одобрительно кивнул. Мол, ладно. Неприятный тип, если честно. Но несмотря на это лошади были ухоженными, откормленными и чистенькими. Блестящая, мощная кобыла сверкала здоровьем и силой. Молодая. Моя постарше.
   Лихо запрыгнув в седло, я почувствовала, как лошадь рвётся вперёд и, немного подумав, ослабила повод. Илья скакал где-то сзади и что-то испуганно кричал. Интересно, он умет ездить? Мы же мчались вперёд. Заметив движение сбоку, я повернула голову и увидела Зигера. Пёс на отставал. Он бежал, прижав к голове уши и раскрыв пасть. И столько мощи и силы было в нём, что я невольно засмотрелась и не заметила ветку. Это было больно.
   - Ты как? - поравнявшись со мной, обеспокоенно спросил Илья.
   Мы уже перешли на шаг и сейчас я чуть ли не плача потирала рукой щёку, по которой щедро хлестнула ветка.
   - Нормально, - буркнула я в ответ.
   - Ты ударилась? - догадался он.
   - Веткой прилетело, - хмыкнула я и показала "боевой" след от удара.
   - Шикарно, - нервно усмехнулся Илья и мы медленно поехали по лесу.
   - Посмотри, как красиво, - я остановила лошадь и с наслаждением втянула в себя весенний воздух.
   Илья остановился рядом и принялся смотреть по сторонам.
   - Значит, на лошадях ты ездить не умеешь? - вопросила я.
   - Просто мой конь не такой прыткий, - Илья взглядом указал на своего коня. - Ты забыла, я рос в деревне, - и подмигнул.
   Им оказался метис тяжеловоза с кем-то. Тяжёлый конь, мощный. Я представляю, как Илье досталось на галопе.
   После конюшни мы перекусили и отправились на прогулку. Жаль, что в это время года ещё нет грибов и ягод. Я бы с удовольствием пособирала. Мы шли, взявшись за руки, пока не вышли к реке. Она журчала и бежала, переливаясь на солнце. В принципе, вода была чистой. Ну еще бы, проточная ведь. И холодной! Я радостно сбежала по берегу и опустила в неё руку. Впрочем, тут же вытащила.
   - Холодная?
   - Очень, - кивнула я. - Купание отменяется, - и немного расстроилась.
   Илья хитро улыбнулся. Значит, задумал что-то. Я пристально уставилась на него, но промолчала. Зигер же, увидев такое дело, то есть речку, подпрыгнул на месте и с лету прыгнул в воду. Пёс плескался в воде и, кажется, даже не чувствовал холода. Вот мне бы такую шубу! Я умилилась и слегка позавидовала, но по-доброму.
   - Зигер, вылезай, а то простудишься, - смеясь, сказала я.
   Пес же не обратил на мои слова никакого внимания и продолжил плескаться.
   Илья улыбнулся. И было в этой улыбке что-то мечтательное, загадочное. Я видела, как светятся его глаза. Он получил то, что хотел.
   Ласково посмотрев на меня, он расположился на берегу и предложил мне присесть рядом. Я помешкала, но села. Мужчина обнял меня за плечи и задумчиво уставился вдаль. Слегка прохладный ветерок защекотал лицо, солнце, тёплыми лучами, заиграло на щеках. Я прикрыла глаза, снова наслаждаясь природой, а когда открыла, увидела перед собой красивую бархатную коробочку. Вопросительно глянув на Илью, я снова перевела взгляд на коробочку. Она была достаточно большой, но плоской и помешалась на огромной мужской ладони.
   - Что это? - тихо спросила я.
   - Это сердце, - Илья смущённо покраснел, а я почувствовала себя школьницей.
   Мужчина открыл коробочку. В ней лежали две цепочки с подвесками. Одна из них была из белого золота. Подвесками были две половинки одного сердца. Это было неожиданно и очень романтично. Впервые за долгое время я почувствовала себя почти счастливой.
   - Как красиво, - горящими от восхищения глазами смотря на украшения, выдохнула я.
   - Позволишь? - спросил Илья, доставая цепочку.
   Я кивнула и приподняла волосы. Мужчина надел цепочку мне на шею и застегнул. Половинка сердца переливалась яркими цветами и блистала.
   - Тебе нравится? - полюбопытствовал он, стараясь выглядеть спокойным, а сам затаил дыхание.
   - Да, очень, - ответила я, опуская глаза. - А эта? - и указала взглядом на цепочку из белого золота.
   - А эта моя...
  
   ***
  
   Романтика. Как же много людей забыли, что это такое. А ведь это зарождение чувств, таинство, которое происходит между сердцами, нежность. И как же жаль, что она когда-то проходит. Он больше не смотрит на неё с обожанием, не затаивает дыхание ловля её взгляд и не дарит ей цветы. Но это, наверное, не всегда так? Красивые встречи при свечах, где вы вдвоём, вечера, которые вы проводите вместе. Сердце в такое время радуется, а душа обретает покой. Но, интересно, куда же исчезает любовь? Время безжалостно к нам. У кого-то начало отношений зарождает что-то большее, наступает влюблённость, и ты словно болен. А потом к тебе приходит либо любовь, либо... разочарование...
  
   ***
  
   - Сапфира, - шептал Илья мне на ушко.
   Я лежала на спине и тупо смотрела в потолок. Зачем я это сделала? И зачем позволила надеть на себя эту подвеску? Вот о чём я думала. Я считала это ошибкой.
   Резко сев на кровати, я кинула быстрый взгляд на Илью и встала. Схватив свои вещи, я принялась торопливо одеваться.
   - Сапфира, - оторопел Илья, - ты куда?
   Я молчала, продолжая натягивать вещи.
   - Я что-то сделал не так?
   И столько боли и отчаяния было в голосе, что я замерла.
   - Я буду спать наверху, - проявила я твёрдость.
   Прочь жалость!
   - Сапфира, - Илья совсем растерялся.
   - Извини, - только и сказала я.
   - Ты не можешь забыть его? - выдал он.
   Я резко повернулась.
   - Ты же знал, что так будет. Чего ты ждал? Я не машина, которую можно взять и починить!
   - Это от благодарности?
   - Считай, что да, - холодно бросила я и ушла.
   А наверху уткнулась в подушку и разрыдалась. Правда поплакать вдоволь мне не дали. Илья, настырная липучка, пришёл ко мне. Сел рядом, посадил меня (а я была как кукла), и крепко обнял, прижав к себе. Я не сопротивлялась.
   - Когда-нибудь..., когда пройдёт время..., твоя боль утихнет и ты сможешь забыть всё, что с тобой произошло.
   - Не смогу, Илья, не смогу, - отрицала я.
   - Я буду рядом, - мягко произнёс он.
   В эту ночь мы уснули вместе. Это была первая ночь, когда я спала в его объятиях. Но ничего не изменилось. Не было тех ощущений, что я испытывала с Сергеем. Не было того спокойствия и..., наверное, благоговения. Это были просто объятия и не больше.
  
   ***
  
   Неделя пролетела стремительно быстро. Днём мы катались на лошадях, гуляли с Зигером и купались. А вечерами разводили костёр и жарили шашлыки. Каждый день я звонила Галке и узнавала, как там Серёженька с Ксюшенькой. То затишье, которое сейчас наступило, настораживало меня. Возвращаться им было рано. Я должна была быть уверенна, что им ничего больше не угрожает. И такой уверенности у меня пока не было.
   Этим утром мы сидела в беседке и пили кофе. Илья немножко заразил меня этим напитком и, теперь, по утрам, я выпивала чашечку кофе. Зигер, объевшись парной говядины, валялся рядом на траве и, щуря глазки, балдел. А проще говоря наслаждался жизнью.
   - Как хочешь провести сегодняшний день? - широко улыбаясь, вопросил Илья.
   - Я думала сходить на конюшню.
   - Я смотрю ты привязалась к этой лошади.
   - Есть чуть-чуть, - мило оскалилась я.
   - Мне сегодня нужно будет отъехать.
   Я удивилась.
   - Куда? - задала я риторический вопрос.
   - Ничего серьёзного.
   Я свела брови на переносице.
   - Правда, ничего. Я вернусь, ты даже не заметишь... Ты не обиделась? - Илья погладил меня по волосам.
   - Нет, конечно. Езжай.
   - Не скучайте здесь без меня, - произнёс он, уже вставая. - Я скоро вернусь, - и убежал.
   - Странный какой-то, - вслух подумала я и, поймав на себе взгляд Зигера, пожала плечами.
   Половинка сердечка блеснула на солнце. Удивительно, но отблеск был таким ярким и слепящим, что я резко зажмурилась и отпрянула. Открыв глаза, взяла её в руку и внимательно посмотрела. Тёмный красный камешек завораживал своей красотой. Он был практически бардовым. Разве красный цвет - цвет любви? Мне кажется, здесь больше подошёл бы нежно розовый. Ведь красный - цвет крови?
   В общем, мысли в голове были безрадостными. Сердце почему-то бешено билось в груди отплясывая ламбаду. Вынув из кармана фотографию, я грустно посмотрела на неё. Моргнула и слезинка упала на землю. Потом поцеловала снимок и поднялась.
   - Зигер, пойдём гулять? - предложила я.
   Пёс радостно подскочил и понёсся к калитке. Выйдя на дорожку мы не спеша побрели по ней. Я была задумчива и немного зла. Вчера я чисто случайно узнала, что Илья планирует увезти меня из страны. И это даже не спросив меня. Его намерения явно были твёрдыми. Мне не понравилось, что он решил всё за нас обоих. И я знала, что он вполне может увезти меня силой, а уезжать, не закончив задуманное, я не могла. Я сняла его штаны со спинки стула, чтобы сложить и из кармана выпало два билета на самолёт. Я подняла их с пола. Помимо билетов там так же были паспорта, и я там была не совсем я. По новым документам я стала Вишневской Олесей Юрьевной, а Илья - Вишневским Олегом Алексеевичем. Это привело меня, мягко говоря, в бешенство. Уверена, он уехал, чтобы закончить все свои оставшиеся дела и увезти меня с собой.
   Проходя мимо конюшни, я увидела конюха. Он чистил одну из лошадей. Завидев меня, конюх улыбнулся и спросил:
   - Кататься?
   Теперь его тон был дружелюбным. За это время, что мы пробыли здесь, он кардинально изменил своё отношение ко мне. Был он человеком открытым и добрым. Но к чужим относился с подозрением, не верил. Явно обжёгся когда-то.
   - Сегодня, наверное, нет, - вежливо ответила я.
   - Без мужа не хотите? - панибратски поинтересовался он.
   Я впала в краску. Даже глаза опустила. На самом деле мне просто хотелось погулять. Скоро мне придётся уехать, и уехать одной. Точнее, без Ильи. И желательно мне сделать это до даты отлёта.
   - Угу, - буркнула я себе под нос. - А как там она? - говоря: "Она" я имела в виду ту лошадь, на которой всегда каталась.
   - А она уехала, - выдал конюх.
   - Как это? Куда? - заволновалась я.
   - На бега, - гордо сообщил конюх.
   - Ух ты, - присвистнула я. - Так она оказывается рысачка?
   - Так точно, - по-военному ответил он и вернулся к чистке лошади.
   - Ладно, до свидания! - попрощалась я. - Зигер.
   - До свидания, Ксюшенька, до свидания! Приходите с мужем.
   - Обязательно придём, - крикнула я, уже удаляясь.
   Погода стояла замечательная. Но больше всего меня радовало наличие солнца. Как же мне не хотелось возвращаться в Москву. А ещё здесь у многих были свои коровы, куры, индюки и даже кролики. Забавные жёлтенькие цыплятки как колобки ходили по дворам и клевали зерно. Важные индюки расхаживали в клетках, а грозные псы охраняли хозяйский покой.
   Пройдя немного по дорожке, я почувствовала на себе чей-то пристальный взгляд. Словно кто-то в затылок дышал. Сначала подумала, что это Сашка. Но взгляд был тяжёлым. Чувство тревоги поселилось в душе и я, резко остановившись, повернулась. Не поверив тому, что вижу, моргнула, распахнула глаза и застыла как статуя. Стоящий неподалёку мужчина пристально и внимательно смотрел на меня, словно силясь вспомнить, либо узнать. Воздуха стало катастрофически не хватать, ладошки вспотели от переживаний. Мужчина что-то произнёс одними губами и двинулся ко мне. Я взвизгнула и бросилась прочь.
   Как такое возможно? Несясь как угорелая, судорожно соображала я. Я же сама лично, собственными руками убила его. Как? Паника поднималась в душе. Зигер бежал рядом и явно не понимал, в чём дело. Я же продолжала нестись даже не глядя куда. Нет, этого просто не может быть! Затормозив, я обернулась и с облегчением обнаружила, что он не гонится за мной. Спрятавшись за ближайшим кустом, села и притаилась как мышка. Зигер последовал моему примеру, но судя по всему, решил, что мы так играем.
   Я сидела в кустах и откровенно тряслась. Закрыла глаза и из памяти выплыла недавняя картина. Мужчина беззвучно назвал меня по имени. Именно этим именем меня всегда называл Иван. Тогда кто же тот, кого я убила? Кто? Он ожил? Восстал из мёртвых? От таких мыслей я издала нервный смешок. Одно я знала наверняка, это Иван. И спрашивать, как, уже было бессмысленно. Я всё равно не узнаю. Не узнаю пока не съезжу на место преступления. Точнее, не вернусь. То, что тело уже давно увезли, мой уставший мозг понимать не хотел и я набрала Сашку.
   - Саш, нам нужно встретиться. Срочно!
   - Хорошо, я сейчас буду.
  
   Глава 19
  
   - Это невозможно, - отрезал Сашка.
   - Но я видела его! - стояла я на своём.
   - А я видел его мёртвым, - холодно отозвался он.
   - Саш, я клянусь, я видела. А ещё он позвал меня по имени.
   - Он, прям, зомби какой-то, - усмехнулся Сашка.
   - Ты думаешь, я дура? - обиделась я.
   - Ладно, извини, - Сашка смягчился. - Где Илья?
   - Уехал по делам. Скоро будет.
   - Давай зайдём в дом и там договорим, - тихо сказал он и мы переместились в дом. - А где ты его видела? - усаживаясь напротив меня, спросил мужчина.
   - Я не знаю... Но могу показать.
   - Прям мистика какая-то! - неожиданно воскликнул он и задумался.
   - Нужно съездить в Дмитров и проверить там ли он.
   Вот после этих слов на меня посмотрели, как на умалишённую.
   Вздохнув, Сашка сдержанно объяснил:
   - Его там нет. Тело увезли уже давно.
   - Э-э-э, - я запнулась. - Тогда давай позвоним Юрке?
   - Подожди. Скажи, а у него есть брат?
   - Брат?
   - Да, брат.
   - Нет, - уверенно ответила я.
   - Точно?
   - Конечно. Мы росли вместе. Я бы знала.
   - Всякое может быть, - заметил Сашка.
   Ох, если бы я тогда знала, как он близок к истине. Если бы я знала.
   Сашка покачал головой каким-то своим мыслям, и мы синхронно поднялись. Махнув рукой, мол, идём, он вышел из дома и уверенным шагом направился к калитке. Я засеменила следом. Шаг у Сашки был огромный и я еле поспевала за ним. Остановившись подле калитки на дороге, он спросил:
   - Куда?
   - Налево, - пытаясь отдышаться и унять нервную дрожь, негромко произнесла я.
   Мужчина кивнул, принял грозный вид и зашагал. Я вздохнула и пошла следом.
   Естественно, на том месте, где я видела Ивана, никого не было. Сашка остановился, внимательно огляделся и остановил свой взгляд на домике, стоявшем неподалёку.
   - Ты думаешь...? - выдохнула я.
   - Возможно, - ответил он.
   - Хочешь проверить?
   - Возвращаемся, - только и сказал он и мы вернулись в дом.
  
   ***
  
   - Налить тебе чай?
   Сашка сидел на кровати и тупо смотрел в одну точку. Отвлекшись, он туманно глянул на меня, буркнул что-то себе под нос и вновь уставился перед собой.
   - Может, поужинаешь?
   - Да, давай, - даже не смотря на меня согласился он.
   Я тяжко вздохнула и потопала делать ужин. Закончив, тоже решила перекусить и поставила на стол две тарелки. Кстати, Илья так и не объявился. Зигер же ужинал с нами. Я налила нам чай, составила всё на стол и грузно плюхнулась на стульчик.
   - Приятного аппетита! - культурно пожелала я.
   - Приятного! - буркнул Сашка и уткнулся в тарелку.
   Ел он с неохотой. Впрочем, я тоже. Не выдержав, я заговорила:
   - Саш.
   - Мм-м? - промычал мужчина.
   Я встала, выудила из кармана брюк Ильи билеты и документы и протянула Сашке.
   - Он хочет увезти меня из страны, - горько сообщила я.
   Сашка с умным видом изучал документы.
   - Вижу.
   - Я не могу уехать, - я умоляюще впилась в него глазами. - Пока не могу.
   - Я надеялся, что, побыв здесь, твоя боль утихнет, - расстроенно произнёс он.
   - Ну, как видишь, - пожала я плечами.
   - Мне нужно проверить действительно ли это был Иван, - вдруг спохватился он.
   - Что мне делать? - я ухватила его за рукав, когда он намеревался уйти.
   - Пока ничего, - огорошил он меня.
   Я вытаращила глаза и открыла рот.
   - У нас ещё есть время, - заверил Сашка. - Подожди немного. Я должен всё проверить.
   - Я не могу больше сидеть сложа руки! - вспылила я.
   Сашка высвободил руку и, бросив короткое "Подожди", ушёл.
   Тааак. Сашка что-то замышляет. Он либо вместе с Ильей, либо... Голова пухла от всех этих мыслей. Да и чувствовала я себя как-то неважно. Именно поэтому помыв посуду и, отбросив все дурные мысли, отправилась спать. Всё смешалось. После увиденного сегодня я уже не знала, как мне быть дальше. Что делать? Толи искать Верку, толи Ивана? Да и Иван ли это был? Ведь сколько в мире людей похожих друг на друга.
   Улегшись на кровать, я укуталась в одеяло и провалилась в глубокий сон. Стресс сделал своё дело и стоило мне только коснуться подушки как веки тут же налились свинцом, голова потяжелела, и я уснула. Помнила только как Зигер разместился в ногах и засопел. Маленький мой. Страдает из-за меня. Вынужден жить в разных местах и скитаться туда-сюда.
   Ночью я сквозь сон услышала, что вернулся Илья. Свет фар залил пространство. Я недовольно нахмурилась и отвернулась к стеночке. Судя по звукам Илья загнал автомобиль во двор. Чуть погодя я услышала негромкий скрип двери и кровать рядом прогнулась. После, меня несмело обняли и уткнулись в мои волосы.
   - Скоро я увезу вас отсюда, - пообещал Илья и прижал меня покрепче.
   Судя по всему, обращался он к Зигеру. Увезёт! Как же! Я разозлилась. Хотелось стукнуть его локтем в бок, но я не стала. Так хотелось спать. Это был спасительный сон. Спасительный до того момента пока я не вернулась в тот холл.
   - А ты думала, что убила меня? - смеялся Иван мне в лицо.
   Я почему-то стояла с окровавленным ножом в руках и с ужасом смотрела вокруг. Сергей лежал всё на том же месте. Я опять не успела. Переведя взгляд на нож, я тяжело задышала и разомкнула пальцы. Нож выпал из моих рук и с шумом упал на пол. Иван стоял напротив меня и, тыкая пальцем в Сергея, смеялся. Боковым зрением заметив движение сбоку, я резко повернулась и закричала. Зеркало отражало меня. Всю заплаканную и в крови. Даже лицо было красным. Руки, белое платье. Всё в крови. Лицо Ивана стало мелькать повсюду, а в пустоте, отдаваясь эхом, слышались слова "Убийца, убийца, убийца". Я переводила судорожный взгляд с Сергея на себя и тяжело дышала. Попробовала поймать взглядом лицо Ивана, но не смогла. Неожиданно он появился прямо передо мной, зловеще произнёс "Убийца", и, я, громко закричав, распахнула глаза.
   - Сапфира, Сапфира, Сапфира, - Илья держал меня за плечи, вглядывался в лицо и спросонья пытался понять, в чём дело. - Всё хорошо. Тише, Сапфира, тише.
   Я разрыдалась. Мужчина крепко прижал меня к себе и принялся гладить по волосам. Потихонечку я успокаивалась. Тело расслаблялось, а разум становился более-менее ясным. Слегка отстранившись от Ильи, я посмотрела на него глазами полными слёз и снова уткнулась ему в грудь.
   Ничего не менялось. Всё та же боль. Всё то же отчаяние. В который раз я убеждалась, что время не лечит. Возможно, оно успокаивает, но не лечит. И я жду этого успокоения, потому что сил терпеть эту страшную боль у меня больше нет. Я жду его как ждут лета. Я жду его как ждут праздника. И я жду его как ждут счастья. Жаль, что последнего в моей жизни, увы, больше никогда не будет.
   Утром я проснулась ужасно помятая и уставшая. Стрелки часов показывали девять тридцать, вроде должна была уже выспаться и синдром утомительного сна не словить, но ощущения были не очень. Вроде хотелось спать, но как только я клала голову на подушку, то тут же понимала, что спать не хочу и голова плюс ко всему начинала болеть.
   Поморщившись, с трудом села. Вспомнила вчерашний сон и поёжилась. Потом память услужливо напомнила мне о том, что вчера я видела Ивана и в мозгу словно что-то щёлкнуло. Раз и одна очень странная, в которую сложно поверить, догадка является на свет. Скосив взгляд на Илью, я отметила, что он ещё спит и встала. Покачиваясь, побрела умываться.
   Закончив с утренним туалетом, привычно пошла готовить завтрак. Сегодня он состоял из омлета и овсяной каши. Знаю, что овсянка калорийна и, как говорят, не особо полезна. Но "мудрые" люди по телевизору уже давно вбили большей части человечества в головы, что она полезна и я, как и все, постоянно поглощала её по утрам. Не знаю, кому, как и кто, как, но я всегда прислушивалась к своему организму. А овсяная каша на молоке всегда была для меня самым лучшим завтраком.
   Илюшка приполз чуть погодя. Когда на столе уже дымился омлет, а от свежеприготовленной каши шёл ароматный пар. Кофе и пару булочек тоже, я считаю, можно себе позволить по утрам. Плюхнувшись на стул, он поприветствовал меня пожеланиями доброго утра и взялся за еду. Зигер ел рядом. Только в отличии от нас он, с наслаждением щуря глазки, жевал чистую говядину. Это один деревенский держит скот, и мы у него берём мясо. К слову, с магазинным не сравнить. Это как небо и земля.
   - Сапфира, мне нужно тебе кое-что сказать, - закончив завтракать, осторожно начал Илья и отложил вилку.
   Я слегка напряглась, выпрямилась как струна и уткнулась в него глазами.
   - Мы уезжаем, - выдал он.
   Я опешила. Вытаращив глаза, открыла рот, чтобы возразить, но задохнулась от возмущения.
   - Куда? - задала я риторический вопрос.
   - Ну-у-у, - он замялся. - Понимаешь...
   - Не тяни!
   - Подожди, дай сказать, - он выставил руку ладонью вперёд, прося меня выслушать его.
   - Хорошо, - я сложила руки на груди.
   - Как бы тебе сказать...
   Вот это меня уже вывело из себя.
   - Я никуда не поеду, - стараясь сохранять спокойствие, сказала я. - Билеты можешь сдать.
   - Билеты? - оторопел он.
   - Билеты, - кивнула я.
   - Откуда ты...? - Илья стушевался.
   - Видела, когда штаны твои складывала. Прятать нужно лучше, - язвительно заметила я.
   - Неужели ты не соскучилась по своим детям? - он наклонил голову чуть набок и слегка прищурился.
   - Именно для них я это всё и делаю.
   - Мстишь?
   - Я хочу избавиться от всех, кто угрожает моей семье, - отчеканила я.
   - Сапфира, ты меня прости, но мы всё равно уедем, - извиняющимся тоном заявил он и, встав, направился к двери.
   Видимо, чтобы закрыть. Я подскочила и попробовала его опередить. Но не успела. Мужчина захлопнул дверь и загородил проход своей нехилой тушей. Я в растерянности смотрела на него и безуспешно пыталась отодвинуть. На его лице не один мускул не дрогнул. Как не вовремя Зигер выбежал на улицу. Как не вовремя.
   Взбеленившись, я закричала "Дай пройти" и принялась колотить его кулачками по груди. Мышцы его напряглись, но с места он так и не сдвинулся. Засранец, а! Может, его укусить? Подумала я, только наметилась в плечо как передумала. В голове созрел план.
   - А когда мы уезжаем? - прекратив драться, вопросила я.
   - Сегодня ночью, - настороженно ответил он, с подозрением пялясь на меня.
   Вот мне интересно, зачем было заранее мне об этом сообщать? Он же знал, что я буду сопротивляться. А ещё он знает, что ничего предпринять я не смогу. Потому что меня ищут. И при первой же возможности убьют. Так что выбора у меня не было. Вот именно этим и пользуясь он поставил меня перед фактом.
   - Не поеду, - дабы не насторожить его ещё сильнее буркнула я и, состряпав недовольную мину, ушла.
   Поднявшись на второй этаж, я зашла в нашу комнату и плотно закрыла дверь. Илья допустил неосторожность и за мной не пошёл. Выглянув в окно, я нашла глазами Зигера. Пёс лежал на траве перед калиткой и следил за дорогой. Охраняет. Гаденько потерев ручки, я закрыла дверь на крючок и позвонила Сашке. Обрисовав ситуацию, приступила к действиям.
   Интересно, как скоро я стану скалолазкой? Сколько я прыгала с окон, слазала, не сосчитать. Вот и сейчас я спускалась вниз по простыне. Зигер нервничал и кружил внизу. Я шикала на него, чтобы не залаял и усердно спускалась, крепко обхватив "канат" из простыней руками.
   Наконец-то оказавшись на земле, я погладила своего верного друга и выпрямилась. Только я сделала шаг как кто-то схватил меня за шиворот. Повернувшись, я охнула и вытаращила глаза. Вскрикнув, театрально схватилась за сердце. Илья стоял с каменным лицом и сверлил меня совсем недобрым взглядом. Внутри всё перевернулось. Вылупившись ещё сильнее и, став похожей на рыбу-каплю, я вывернулась из цепких рук и пошла в отступление. Илья зашагал на меня. Так мы и шли, пока меня не припечатали спиной к стене дома. Клацнув зубами, невинно глянула на мужчину и криво улыбнулась. Илья схватил меня за запястья и прижал мои руки по бокам от меня к стене.
   - Пусти, - пискнула я.
   Илья тяжело задышал и уставился на мои губы. А телом вжал меня в стену посильнее. У меня перехватило дыхание.
   - Пусти, я сказала, - затрепыхалась я.
   Мужчина, глазами полными желания, впился в вырез на моей кофточке. Ой, мамочки... Зачем я такую кофту надела? Потом снова вернулся к губам. Его губы скользнули по щеке. Хотел поцеловать, да промазал - я отвернулась. Взяв мой подбородок, он, удерживая моё лицо, всё-таки впился в мои губы жадным поцелуем. Трепыхаться было бессмысленно, и я обмякла.
   - Сапфира, - прервав поцелуй, прямо мне в губы прошептал Илья. - Сапфира, - и провёл ладонью по попе.
   - Нет, - прозвучало, скорее, как "да".
   - Да, - прошептал он мне в ухо, обжигая дыханием.
   - Отпусти, - сквозь стиснутые зубы процедила я.
   Илья на это никак не отреагировал.
   Это были страсть, желание и похоть. Да, именно похоть. Самая настоящая животная похоть. Я понимала это, но тело предательски отвечало на его ласки. Выгибалось от поцелуев и горело от желания. Особенно когда он ласкал меня языком. Это отключило разум окончательно.
   И вот вечер. Мы стоим с ним друг напротив друг на расстоянии пары метров и сверлим друг друга глазами. Я не мигаю, он тоже. Молчаливая борьба продолжается уже достаточно долго. Он настаивает на отъезде, я на том, что останусь, а он пусть едет куда вздумается.
   - Поедешь.
   - Не поеду! - упрямо повторяю я. Раз, наверное, уже в сотый.
   - Поедешь!
   - Не поеду!
   - Поедешь! - он делает шаг на меня.
   - Не поеду! - я сжимаю кулачки и делаю шаг на него.
   Женщина знает, что мужчина физически сильнее неё. И инстинкт самосохранения сейчас чуть ли не кричал мне "Беги", но я была непреклонна. И Илья это прекрасно знал, вот и давил психологически.
   - Не поеду и точка! - смело повторяю я, смотря ему прямо в глаза и, когда он подходит вплотную, не сдвигаюсь с места. Словно приросла.
   Илья рычит что-то нечленораздельной и хватает меня за руку. Пинком открыв дверь, он силой тащит меня на улицу. Это унизительно. Очень. И Зигер засранец за него. Нет, следит, смотрит, но пока не заступается.
   - Отпусти! - принялась я вырываться.
   Илья даже и не собирался этого делать и продолжал тащить меня к машине. Я упиралась.
   - Отпусти её, - резко прозвучал знакомый голос.
   Мы остановились.
   Прямо рядом с нами стоял Сашка. Глаза его зло сверкали, руки сжаты в кулаки. Желваки на лице ходили, что говорило о том, что он в ярости. Я хмыкнула.
   - Не вмешивайся, - процедил Илья и только сделал шаг как получил кулаком в челюсть.
   Я опешила. Илья покачнулся. Удар у Сашки был что надо. В общем, он его вырубил. Бросив быстрое "Идём", Сашка взял меня за руку и куда-то повёл.
   - Зигер, ко мне! - крикнула я, послушно ступая за Сашкой.
   Усадив меня в машину и, подождав пока Зигер запрыгнет на заднее сидение, он плюхнулся за руль и сорвался с места.
   - Куда? - как-то холодно спросил он.
   - Что с Иваном?
   - Ничего. Совершенно. Я несколько раз проверял, ждал, но безрезультатно.
   Вот тут я стала подумывать о том, что у меня галлюцинации. Ну не мог же он сквозь землю провалиться?! Деревня маленькая и, если я правда его видела, его бы уже давно нашли.
   - Ты уверен? - тихо произнесла я и затаила дыхание.
   - А ты уверенна, что видела его?
   Фыркнув, я отвернулась, обиженно надувшись.
   - Куда?
   - Мне нужно заехать домой.
   Сашка с готовностью кивнул и прибавил газу. Зигер развалился сзади и задремал. Я погладила пса между ушей и почувствовала, как глаза застилают слёзы. С Ильей мы, мягко говоря, некрасиво поступили. Не стоило так. Хотя у Сашки не было выбора. Он бы не отпустил меня. Но он хотел, как лучше, хотел защитит, а получилось, как всегда.
   Тяжело вздохнув, я устремила свой взор в окно. Чтобы отвлечься от дурных мыслей принялась разрабатывать план, в голове представляя блокнот. Словно записывая туда. Для начала мне нужно выяснить, кого же всё-таки я видела. Мог ли у Ивана быть брат? Может, дальний родственник, похожий на него. Немного поразмыслив, этот вариант я отмела. Тут больше бы подошёл брат близнец. Но как такое возможно? Почему он в семье один? Если бы у него был брат, они бы росли вместе. Или... Попутно мне нужно было отыскать Верку. Она заплатит за всё, что сотворила. Я простила её тогда, но тогда я могла её простить, потому что мстила за себя. А теперь она отняла у меня мужа, который был всем в моей жизни. И за это она поплатится жизнью. Зуб за зуб, око за око.
   - О чём задумалась?
   - Так ты мне поможешь? - уже в который раз проигнорировав его вопрос, проговорила я.
   - Куда я денусь... с подводной лодки? - не совсем удачно пошутил он. Поняв, что юмора никто не оценил, посерьезнел и сказал: - У тебя план есть?
   Я кивнула и, выдержав небольшую паузу собираясь с мыслями, заговорила:
   - У меня есть одна догадка. Я не знаю, насколько она верна. Но проверить стоит.
   - Какая? - заинтересовался Сашка.
   - Я закурю? - доставая из пачки тоненькую сигаретку, вопросила я.
   - Угу, - буркнул Сашка и открыл мне окно.
   - Спасибо! - поблагодарила я и с наслаждением затянулась.
   Гадость гадская. И когда же я уже брошу?!
   - Так какая у тебя есть догадка?
   - Помнишь, ты спросил, а был ли у Ивана брат?
   - Помню, - Сашка кивнул.
   - А что, если и вправду был?
   - И кто же тогда убийца? - Сашка внимательно посмотрел на меня.
   А у меня сердце забилось с такой бешеной скоростью, что я испугалась, что оно выпрыгнет из груди. Неужели я могла убить не того? Это было первой мыслью. Пока паника немного не отступила.
   - Ты имел в виду, кого же я тогда убила?
   - Ну... да.
   - Мы с ним беседовали перед смертью. Так что сомнений нет, убрала я того. Но я всё равно хочу знать. В моей душе ещё теплится надежда, что друг меня не предавал.
   - Ты твёрдо решила? - Сашка снова повернулся в мою сторону и в его глазах промелькнула слабая надежда.
   - Ты надеешься услышать отрицательный ответ? - с иронией произнесла я.
   - Да, я надеюсь, - серьёзно ответил он.
   - Так ты мне поможешь или нет? - мысленно отмахнувшись, полюбопытствовала я.
   Кивок.
   - Отлично, - я довольненько потёрла ручки. - Тогда сейчас заезжаем домой, я беру кое-какие вещи, и мы уезжаем. План действий обсудим в более спокойной обстановке. Договорились?
   Снова кивок.
   Москва показалась мне какой-то серой и неживой. Не смотря на толпы людей, пробки и светящиеся всеми цветами блестящие витрины дорогих бутиков. Здесь всё говорило о достатке. Просто кричало о роскоши и богатстве, но всё равно было каким-то серым и неживым
   Оказавшись дома и вымотавшись так, что хотелось упасть на кровать и не вставать, я тихо вошла. В холле замерла на месте и с болью посмотрела туда, где лежал Сергей. Взгляд тут же стал мутным. Моргнув, я почувствовала, как по щекам текут слёзы.
   - Сапфирочка! - услышала я радостный голос Анны Ивановны.
   Медленно повернувшись и попутно смахивая слёзы, с горечью посмотрела на женщину.
   - Сапфирочка! - вновь воскликнула она и, подойдя, крепко меня обняла.
   Эти объятия были такими тёплыми и родными, что я чуть не зарыдала в голос. Стискивая зубы и морщась терпела боль, пытаясь сдержаться.
   - Маленькая моя, - женщина провела своей мягкой ладонью по моим волосам. - Как ты? - она слегка отстранилась и обеспокоенно заглянула мне в глаза.
   - Всё хорошо, - я попыталась улыбнуться. - Я ненадолго. Как у вас дела?
   - Нормально, - скрывать свои эмоции ей давалось с трудом. Ей было больно. Больно так же, как и мне. - Я надеялась, ты останешься.
   - Не могу, - извиняющимся тоном проговорила я. - Пока не могу.
   Женщина на это лишь тяжело вздохнула и опустила глаза. Такая печальная и разбитая. Никогда не видела её такой. Казалось, время причиняет ей ещё больше боли, нежели лечит.
   - Может, покушаешь хотя бы? - она с мольбой глянула на меня.
   - Хорошо, - улыбнулась я и, обняв её, ушла наверх.
   Поднявшись, зашла в кабинет Сергея. И так и застыла, не закрыв дверь и не решаясь сделать ещё хотя бы шаг. Мой взгляд был прикован к его креслу, на котором он сидел. К столу, за которым работал. Всё здесь напоминало о нём.
   На ватных ногах подойдя к столу, я взяла с него любимую ручку Сергея. Это была чёрная ручка с серебристым кончиком. Положив её на место, я провела по столу ладонью и закусила губу, чтобы сдержать слёзы. Тряхнув волосами, обвела кабинет прощальным взглядом и прошествовала к сейфу. Выудив из него несколько пачек денег, сунула их в сумку, захваченную из машины и направилась в комнату. Там второпях собрала кое-какие вещи, схватила со стола ключи и вылетела наружу.
   Из дома я тоже вылетела как ошпаренная, напрочь забыв, что Анна Ивановна ждёт меня в столовой. Это было выше моих сил. Находиться в этом доме я больше не секунды не могла. Подбежав к машине, я всё-таки остановилась. Стараясь справиться с дрожью в руках, медленно повернулась, мазнула по некогда нашему с Сергеем дому грустным взглядом и, усевшись в машину, завела мотор. Анна Ивановна поймёт меня. Поймёт и простит. Это было моим утешением. Когда-нибудь, когда всё успокоится, я заберу её из этого дома. Мы уедем туда, где нам ничего не будет напоминать о потери любимого и дорогого нам человека.
   Выехав за ворота, я подъехала к Сашке и жестом попросила открыть окно. Всё же после жигулей мой джип показался мне сказкой. И это несмотря на то, что жигуль был, в принципе, неплох. Бегал, вроде, тоже мягко. Но с этой машиной его всё равно было не сравнить.
   - Куда поедем?
   - Нужно снять какое-нибудь жильё.
   Услышав мой голос Зигер засуетился и принялся скрестись в окно и скулить. Пришлось пересаживать его в мою машину. Когда пёс успокоился, оказавшись рядом с хозяйкой, мы возобновили наш разговор.
   - Езжай за мной, - сказал Сашка.
   - Ок, - коротко бросила я и закрыла окно.
   Квартиру мы нашли достаточно быстро. Просто позвонили по нескольким номерам, по которым сдают квартиры посуточно и сняли себе понравившуюся. Пока оплатили на месяц вперёд. Хозяйка была счастлива. Ещё бы! Мы избавили её от вечной беготни и новых постояльцев. Правда её сначала напугало наличие собаки, но, как известно, твёрдая монета достаточно быстро всё решает. После она была счастлива и Зигеру. Паспорт ей показывал Сашка. Естественно, не настоящий. Точнее, запасной.
   Немного обжившись и, разложив свои немногочисленные вещички, мы оккупировали кухню. Я сварила нам кофе и на скорую руку приготовила суп. Ещё порадовалась, что мы благоразумно заехали в супермаркет и купили продукты. Зигер не отходил от меня ни на шаг и был слегка возбуждён.
   - Зигер, - мне стало жаль пса. - Всё хорошо, мой малыш, не переживай так, - и наклонившись, я поцеловала его в моську.
   - Спасибо, - доев, поблагодарил Сашка и отставил тарелку.
   Я свою порцию так и не съела. Не полезло. Налив кофе, я убрала со стола тарелки, поставила на него кружки и плюхнулась на стул.
   - Мне интересен твой план, - делая глоток, проговорил Сашка, глядя на меня исподлобья.
   - У тебя есть свой? - заинтересовалась я.
   - Не уверен, что он тебе понравится, - хмыкнул Сашка.
   - Ты его озвучь, а я посмотрю.
   - Мой план прост как дважды два, - он поставил кружку на стол и задумчиво прищурился.
   Я тяжело вздохнула, закатывая глаза.
   - Я сам всё сделаю, - выдал он.
   Я поперхнулась.
   - Как это? - глупо хлопая ресницами, воскликнула я.
   - Ты же поняла, о чём я.
   - Нет, - резко отрезала я. - Так не пойдёт, - и поднявшись, быстрым шагом направилась в комнату.
   Взяв со стола ноутбук, я вернулась в кухню. Поставила его перед Сашкой и зашла в интернет. Ввела в поисковике имя того ублюдка, который заказал моего мужа и, увидев на экране его мерзкую холеную рожу, чуть не стукнула по нему кулаком.
   - Вот он, - кивнув головой на экран, сказала я. - Тварь, - не сдержавшись, всё же добавила.
   - Ты хочешь, чтобы я занялся им? Я правильно понял?
   - Ты ещё можешь отказаться, - я посмотрела на Сашку внимательным взглядом, но узрев в его глазах решимость, успокоилась.
   - Может стоит нам вдвоём всё сделать?
   - Не думаю, - отказалась я. - У нас не так много времени. Я должна найти Верку. А ещё я хочу узнать, кого видела в деревне.
   На этом мы и порешили. Пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по разным комнатам. Зигер повсюду следовал за мной. Сопроводил в ванную, там дождался пока я умоюсь и так же следуя хвостом пошёл в комнату. Там улёгся у двери и навострил уши.
  
   Глава 20
  
   Утро было, в принципе, не плохим. Сашка оказался достаточно-таки хозяйственным и когда я встала на столе уже дымился завтрак. Поблагодарив его за заботу, я выпила стакан свежевыжатого апельсинового сока и принялась собираться.
   - Я еду в роддом.
   - Зачем? - Сашка в недоумении уставился на меня.
   - Ты забыл, наверное, - я вперила в него такой взгляд, мол, как так?
   - Нет, ну правда, зачем?
   - Это касается Ивана.
   - Понял, - мужчина сжал губы. - Будь осторожна.
   Я одарила его тёплой улыбкой. Позвав Зигера, мы удалились.
   До роддома я ехала часа два! И это с учётом того, что находился он в двадцати минутах езды! Эти пробки меня доконают! Вот правда. А ещё я очень сильно переживала. Я не знала к кому мне обратиться и как найти подход. Сколько хранятся документы в архиве. Вообще ничего не знала.
   С трепещущим сердцем зайдя в здание роддома, я остановилась в холле и осмотрелась. Именно в этом роддоме двадцать семь лет назад я появилась на свет. И здесь же, но немного ранее, родился Иван. Подумав, я решила отыскать заведующую. Мимо как раз проходила молоденькая миловидная медсестричка. Вот к ней я и обратилась с просьбой о помощи. Девушка оказалась очень милой и самолично проводила меня до кабинета.
   - Пожалуйста, - улыбнулась девушка, открывая дверь кабинета, в который строгий голос благосклонно разрешил мне войти.
   За столом, в кожаном кресле, сидела строгая женщина лет сорока пяти. Она была занята и внимательно просматривала какие-то папки. Уже подойдя ближе я поняла, что это карточки. Похоже, я попала к главврачу, а не к заведующей. Хотя какая разница? Чем чёрт не шутит. Попробую поговорить с ней. Только вот была одна проблемка, и достаточно существенная. Я не успела придумать, что говорить, а врать на ходу я не умела. Вообще старалась никогда не врать.
   - Здравствуйте! - выдавив из себя улыбку, поздоровалась я.
   Женщина оторвалась от своих бумаг и испод очков глянула на меня.
   - Здравствуйте! Присаживайтесь, - она махнула рукой на стул.
   Я сказала короткое "Благодарю" и плюхнулась на стул.
   - Меня зовут Вишневская Олеся Юрьевна, - представилась я.
   - Очень приятно, - скорее из вежливости, сказала женщина. - А я главврач этого отделения. Меня зовут Крутова Ирина Максимовна. У вас что-то случилось? Вы чем-то недовольны? - заволновалась она, впрочем, стараясь это тщательно скрыть и говоря спокойным голосом.
   Теперь понятно почему наше знакомство не было для неё приятным.
   - Нет-нет, что вы, - поспешила успокоить её я. - Я к вам по важному делу, - намекнула и, недолго думая, положила перед ней пухленький конвертик. - По очень важному делу, - выделяя интонацией слово "очень", добавила я.
   Главврач оказалась толи гордая, толи слишком честная. Конверт она не приняла. Это стало проблемой. Очень большой проблемой! Без неё я, наверное, вряд ли что-либо выясню.
   - Не обижайтесь, - я сделала умоляющее лицо. - Я от чистого сердца.
   - Говорите, что у вас за дело.
   Не подействовало!
   - Я ищу своих родственников. Своего брата.
   - Простите, но мы этим не занимаемся. Вам нужно в полицию.
   - Нет, мне нужно к вам. Просто понимаете, здесь такая ситуация, - я выдержала паузу, придумывая, что дальше врать. - У меня есть брат, но мы подозреваем, что у него есть брат близнец, - врала я напропалую, впрочем, несся чушь несусветную.
   - И чего вы от меня хотите?
   - Мне нужно, чтобы вы посмотрели по документам, был ли у него брат.
   Докторша впала в осадок. Что-то я, похоже, не то говорила. Врать я не умею, вот что!
   - Мы не разглашаем такую информацию. Обратитесь к вашей тёте.
   О, а это идея! Съездить к Лидии Андреевной и как-нибудь осторожненько намекнуть. А докторша-то головастая! Я хмыкнула и призадумалась.
   - Может, мы всё-таки сможем договориться? - я мило оскалилась, положила конвертик на стол и по нему пододвинула к ней.
   Женщина задумалась, пристально смотря на конверт и кусая губы. Глаза были прищурены, сама она напряглась.
   - Берите, - заискивающе произнесла я.
   Ура! Взяла!
   - Когда родился ваш брат? - последовал вопрос.
   Я назвала дату рождения.
   - Фамилия, Имя, Отчество.
   - Филиппов Иван..., э-э-э..., - как назло из головы напрочь вылетело его отчество.
   - Напишите всё на листике, - вздохнула главврач и протянула мне бумажку.
   Я наскребала на ней имена родителей Ивана, его собственное и дату рождения. Закончив, отдала бумажку докторше. Она внимательно прочла и тут же меня огорошила.
   - Вы меня извините, но я ничем не смогу вам помочь.
   Я выпала.
   - Как же...? - вытаращив глаза, охнула я.
   Женщина тяжело вздохнула, вернула мне конверт и сказала:
   - Архив сгорел. И информации у нас нет.
   - Что же мне теперь делать? - вопрос скорее был обращён самой к себе.
   - Обратитесь к акушерке, которая принимала роды.
   - Не уверена, что она вспомнит роды тридцати летней давности.
   - Эта вспомнит, - уверила женщина.
   - А если в детдом?
   - Нет. Там вам никто не поможет.
   - Хорошо, - опечалилась я. - Дадите её адрес?
   Женщина вперила в меня внимательный взгляд и задумалась. Кивнув через некоторое время, видать приняв решение, она написала на листике адрес акушерки и отдала мне.
   - А она сейчас в больнице? - решила я попытать удачу.
   Женщина отрицательно покачала головой и пояснила:
   - Она на пенсии вот уже десять лет.
   - Спасибо вам большое, - искренне поблагодарила я, вытащила из кошелька несколько купюр и всучила понимающей женщине.
   Выйдя из здания больницы, я уселась в машину и задумалась. Меня словно молнией шарахнуло. Во-первых, откуда она может знать, кто принимал тогда роды? Во-вторых, у них что, только одна акушерка в то время работала? И в-третьих, она, похоже, всё же, в курсе тогдашних событий и просто не хочет ввязываться. Что-то не стыковалось и это мне ой как не нравилось. Но делать было нечего, не буду же я её пытать (!), и я поехала по адресу, который она мне услужливо дала.
   Дом оказался старой "хрущёвкой" и быстро перенёс меня в те времена. Я помнила своё детство, точнее отрывки из него. Такие дома были напоминанием. Сейчас чаще всего можно встретить новенькие высотки, нежели "сталинки" и "хрущёвки". Но и они ещё были, и их было много. И не по слухам известно, что такие дома намного крепче и лучше красивых новостроек.
   Пешком поднявшись на пятый этаж, я замерла у двери, пытаясь отдышаться. Пора заняться своей физической подготовкой! Сделала я вывод. Выровняв дыхание, достала из сумки листочек и сверила номер квартиры. Он сошёлся. Внутренне подготовившись к разговору, нажала на звонок.
   Звонила я долго, и даже стучала, но никто открывать мне не хотел. Зато из соседней квартиры высунулась любопытная седая голова и поведала мне, что хозяйка давно умерла.
   - Очень жаль, - опустив голову, выдохнула я.
   - А вы кто ей будете? - тут же последовал вопрос, а в меня впились до ужаса любопытными глазами.
   - Спасибо вам, - бросила я и полетела вниз по лестнице.
   Теперь оставалась только Лидия Андреевна. Но как я у неё спрошу? Был ещё один вариант, но эту вряд ли удастся разговорить. Видать, принципиальная слишком. Или боится чего-то. Вот знает ведь что-то. Знает, и скрывает! Я прям нутром это чувствовала.
   Лидия Андреевна меня узнала с трудом. Я, конечно, понимаю, что мы давно не виделись. Женщина была убита горем, глаза её были опухшими и красными. В них больше не было жизни. Вообще никаких эмоций.
   Изучив меня взглядом, она спросила:
   - Сапфира?
   - Здравствуйте, Лидия Андреевна, - я опустила глаза.
   Ведь я убийца её сына!
   - Проходи, Сапфирочки, проходи, - зачастила она, пропуская меня в квартиру. - Ты знаешь уже?
   - Что? - следуя за ней по коридору, вопросила я.
   - Ванечку убили, - заплакала она, опираясь рукой о стену.
   Я испугалась, что ей стало плохо и бросилась к ней.
   - Лидия Андреевна, может, скорую?
   - Нет, нет, не надо. Ты иди в кухню, я сейчас приду.
   Молча кивнув, я проводила её обеспокоенным взглядом и скрылась на кухне.
   Женщина пришла, держа в руках платочек, и промокая им глаза.
   - Может, выпьешь чего?
   - Лидия Андреевна, скажите, а у Ивана был брат? - решила я не тянуть резину.
   Женщина пошатнулась и осела на табурет. Я хотела было кинуться к ней, но она жестом попросила меня присесть. Послушно выполнив просьбу, я выжидательно посмотрела на неё.
   - Откуда ты знаешь? - еле слышно произнесла она.
   Реакцию свою я постаралась скрыть и продолжала молчать, ожидая, что она сама расскажет.
   - Время тогда было тяжёлое. Мы с мужем не были готовы к такому, - отрывисто заговорила она. - Родились близнецы, - женщина всхлипнула. - Ванечку мы забрали, а от братика его пришлось отказаться. Мы бы двоих не потянули, - после этих слов она горько заплакала, мотая головой и повторяя, что не потянули бы.
   Мне стало до боли её жаль и, встав, я принялась утешать женщину. Теперь я не знала кто есть, кто, и кого следует боятся. Не могла понять, что делал Иван (?) в той деревне и он ли это был. Или всё-таки его брат близнец и настоящий убийца всё же Иван. В общем, я запуталась.
   Уходила я от неё с тяжёлым сердцем. Еле как села в машину и тупо уставилась перед собой. Но то, что я убила Того, я знала точно. И всё плохое мне сделал тоже он, потому что он припомнил наш секс тогда и как продал меня в бордель. Он всё знал. Всё.
   Резкий звонок сотового, заставил меня вздрогнуть и опомниться. Не глядя на экран, я нажала на сенсор и сказала короткое "Ало".
   - Сапфира, как ты могла?! - Илюшка был в ярости, но в голосе скользили нотки обиды.
   - Извини, - никак не отреагировав на его пылкость, изрекла я.
   - Сапфира! - возмутился он.
   - Илья, мне не до тебя сейчас, - поморщилась я от его голоса.
   Голова раскалывалась.
   - Может, поделишься?
   - Скажи, ты ещё там?
   - Да. Я надеялся, что ты одумаешься и вернёшься.
   Вот после этих слов я хмыкнула. Это я должна была одуматься?!
   - У Ивана есть брат близнец, - вывалила я на него информацию.
   - Что?! - воскликнул он.
   - Ты должен его найти.
   - Но как?
   - Я видела его в деревне. Он ведь не мог сквозь землю провалиться!
   - А где ты сейчас? - решил схитрить Илья.
   - Так ты поможешь или нет?
   - Куда я денусь! - ворчливо выплюнул он.
   - Вот и славненько. Ищи, - небрежно бросила я и отключилась.
   Дома меня уже ждал Сашка. Он был слегка взволнован и сосредоточенно что-то соображал.
   - Ты узнала? - увидев меня, подскочил он с дивана.
   - Ты был прав, - покачала я головой и плюхнулась в кресло. - У меня голова раскалывается, - пожаловалась я.
   - Вот это детектив, - обалдело таращась на меня, подивился Сашка и вернулся на место. - Ты есть хочешь? - спохватился он.
   - Чуть позже, - я благодарно посмотрела на него. - Что у тебя? Ты всё сделал?
   - Сапфира, ты же должна понимать, это не дело одного дня, - мужчина одарил меня укоризненным взглядом.
   - Время не терпит, - отрезала я, потирая виски.
   - Я понимаю, - кивнул Сашка, - но тебе придётся подождать.
   Подумав, я махнула рукой.
   - Ладно.
   - Расскажешь?
   - Нечего рассказывать, - тяжело вздохнула я, откинула голову назад и закрыла глаза. - Я была у Лидии Андреевны. У мамы Ивана. Спросила, был ли у него брат близнец. А она схватилась за сердце и сказала: "Откуда ты знаешь?". В общем, мальчика им пришлось оставить в роддоме. Написали отказ, забрали одного из близнецов и уехали. Лидия Андреевна до сих пор переживает и винит себя за это. Я волнуюсь, как бы она с собой что-нибудь не сделала.
   - Очуметь! - не сдержал эмоций Сашка. - Я, конечно, читал о таком, но чтоб в жизни...
   - В жизни всё намного круче, чем в твоих романах, - снова вздохнула я и поморщилась.
   - Давай таблетку принесу? Выпьешь, полегчает, - забеспокоился Сашка.
   - Не надо. Само пройдёт. Спасибо! - я улыбнулась, но глаза остались грустными.
   Я не видела повода для радости. Близкий друг убил моего мужа. Или его брат. И я даже не знала кто из них, кто и, кто сотворил всё это со мной. Подруга предала. Дети далеко отсюда и даже неизвестно, когда я их увижу. И увижу ли? Всё было плохо. Очень плохо.
   С трудом поднявшись, я натянуто улыбнулась Сашке и ушла в свою комнату. Там схватила халат и отправилась в душ. Смыв с себя всю грязь, что сегодня на меня налипла, я вернулась в комнату, откуда позвонила Галке. Подруга поприветствовала меня радостной новостью. Впервые за долгое время я искренне улыбалась и была рада.
   - Ты представляешь! - весело смеялась подруга. - Я прям не ожидала. Опустила его на пол, а он пошёл!
   - Я так рада. Спасибо тебе! А Ксюшенька?
   - Ксюшенька младшая сестрёнка и ей ещё рано, - тут же заступилась она за мою дочку.
   - У меня прям на душе потеплело. Хорошо, что у вас всё в порядке.
   - А ты-то как? - изменившимся голосом, спросила Галка. Голос слегка дрожал, выдавая её волнение.
   - Ой, Галка, не спрашивай. У меня голова уже кругом идём. Оказывается, у Ивана есть брат близнец. Я видела его в деревне. То есть, я и сама не знаю кого видела...
   - Как так? - перебила подруга.
   - Я не знаю Иван это был или нет, - простонала я и поведала ей историю встречи с Иваном (?).
   - Какой кошмар, - в шоке выпалила подруга. - Ужас. У меня слов нет.
   - У меня тоже, - я усмехнулась. - Уже сама не знаю, что дальше делать. Мозг кипит ото всего этого.
   - А что по поводу Верки? - поинтересовалась Галка.
   - С Веркой всё сложно. Её и след простыл. Москва огромная..., ну, сама понимаешь.
   - Да-а-а, - протянула подруга. - Это как иголка в стоге сена.
   - Верно, - вынуждена была согласиться я. - Ещё Илья совсем распустился, - тут же пожаловалась.
   - И что сделал? - жадно спросила подруга.
   Я рассказала ей как он пытался меня увезти. Как держал в доме и всё в его духе. Галка даже не удивилась. Единственное, о чём я умолчала, это о том, что пытала Ивана, прежде чем убить. Об этом никто не должен был узнать.
   - Кстати, скоро, я думаю, вы сможете вернуться, - оповестила я.
   - Сапфира, - осторожно начала Галка.
   - Что?
   - Я не хочу возвращаться в Россию.
   Это было для меня как ведро холодной воды.
   - Почему? - недоумевала я.
   - Здесь спокойней, - понизив голос, призналась подруга. - Но есть ещё кое-что...
   - Ну говори же уже! - я просто сгорала в нетерпении.
   - Я беременна.
   - Ура! - подпрыгнула я. - Поздравляю!
   - Спасибо!
   - И кого ждёте?
   - Мальчика! - подруга была на седьмом небе от счастья.
   А я была рада за неё. И пусть я сейчас словно на войне, главное, чтобы с моими родными и близкими всё было хорошо. Подумав об этом, я поняла, что должна составить завещание. Неизвестно, что будет со мной завтра. И неизвестно останусь ли я в живых. Это горько, но это правда. К сожалению..., правда...
   - Галь, - позвала я через некоторое время.
   - Мм-м? - промычала подруга.
   - Как дела у Игоря с Ларисой? Я волнуюсь.
   - Так они же с нами.
   - Да? - удивилась я.
   - А ты разве не в курсе? Я думала, ты знаешь.
   - Не знала. А может, забыла, - мне стало неудобно.
   - У нас всё хорошо, - сообщила Галка, имея в виду всех. - Только я скучаю.
   - Я тоже, - призналась я и тут же расстроилась.
   - Почему ты не приехала с Ильей?
   - Галь, ну ты же знаешь...
   - Ладно. Не будем об этом. Только ты звони, пожалуйста. Не забывай нас, - попросила подруга.
   - Как же я могу? - грустно ответила я и мы попрощались.
   Глянув на себя в зеркало, я поспешно отвела взгляд. Ничего хорошего я там не увидела. Когда женщина счастлива, у неё горят глаза. А мои уже давно потухли.
   Посидев так ещё немного и смотря перед собой невидящим взглядом, я почувствовала, как по щекам катятся слёзы. Смахнув их, потопала в ванную, умыться.
   Умыв лицо холодной водой, вытерлась полотенцем, повесила его на крючок и выпрямилась. Вскрикнув от неожиданности, я покраснела как варёный рак, подошла к мужчине вплотную и процедила:
   - Никогда больше так не делай.
   В правой руке я держала нож-бабочку, который и продемонстрировала растерянному Сашке. Я уже привыкла, что всегда нахожусь на волосок от смерти. Теперь я даже спя держала руку под подушкой, под которую клала либо нож, либо пистолет. Во всех, практически во всех, теперь я видела врагов.
   - Я просто волновался, - всплеснув руками, заявил он.
   - Я всё сказала, - холодно произнесла я и, сложив нож, сунула его в карман халата.
   Сашка подошёл совсем близко, обжёг дыханием кожу и неожиданно припал к моим губам. Я сначала даже и не поняла, что это такое происходит. А когда поняла, резко оттолкнула его от себя и влепила хорошую пощёчину. О последствиях я не думала. Да и не могла. Кто дал ему право так делать?!
   Вскинув голову, я посмотрела на него уничтожающим взглядом вперемешку с презрением и вылетела из ванной. Продефилировав до комнаты, закрыла плотно дверь. Нечего шастать! Погладив Зигера, уселась в кресло, поджав под себя ноги.
   В комнате я старалась не курить, но сейчас, находясь в крайнем возбуждении (от нервов), всё же закурила. Вот засранец, а! А как же Машка? Люблю, не могу и так далее? Никогда не обижу, буду на руках носить! Он, конечно, так не выражался, но я поняла его именно так! А теперь на тебе!
   - Примитивный! - зло выплюнула я, внимательно глянула на дверь и подскочила.
   Забежав на кухню, я схватила из холодильника бутылку шампанского, прихватила бокал, и так же бегом вернулась в комнату. Прикрыв плотно дверь, разместилась в кресле, подкатив к нему столик. На него я положила пачку сигарет с зажигалкой, поставила бутылку шампанского, бокал перед собой и пепельницу. Со звуком "чпок" откупорив бутылку, налила немножко в бокал и отпила. Впрочем, тут же усмехнулась. Я так сопьюсь скоро! Подумав об этом, отодвинула от себя бутылку и покосилась на дверь.
   Подскочив, закрыла её на замок. Спать с открытой дверью, после того, что произошло в ванной, не хотелось. Легла на кровать, не раздеваясь, и со страхом закрыла глаза. Сжав руками простынь, начала проваливаться в сон. Я боялась не Сашки. Я боялась опять вернуться в тот холл.
   Как я и ожидала сон повторился. Сегодня он был таким же, как и всегда. Он стал моим ночным кошмаром. Но от того, что он был таким же, как и всегда, менее больнее не становилось. Снова Сергей, лежащий на полу, я в растерянности и отчаяние, стоящая рядом, и... Иван. Его взгляд был наполнен ненавистью, а на дне зрачков плескалась ярость. Уголки губ слегка приподнялись, и он выдавил из себя блаженную улыбку. Он переводил взгляд с меня на Сергея и всем своим видом показывал, как ему хорошо от моих страданий...
   И снова крик, и снова холодный пот и дрожь во всём теле. Волосы были пропитаны влагой, махровый халат можно было отжимать. Губы дрожали, тело не слушалось. Я села на кровати, согнула ноги в коленях, обхватила их руками и стала раскачиваться из стороны в сторону.
   Это была длинная ночь. Длинная и тяжёлая. Я чувствовала себя корабликом, который безвольно плыл по течению и не мог изменить своего курса. Словно дальше бездна, обрыв, а внизу непроглядная чёрная яма. В ней нет света. Нет света и тепла. А ещё в ней очень холодно и сыро. Там ничего нет.
  
   Глава 21
  
   Утро началось с извинений. Я холодно смотрела на Сашку и была откровенно зла. Вскоре мне это всё надоело. Усевшись за стол, я посмотрела на него злобным взглядом и сжала губы, стараясь сдержаться. Но Сашка продолжал объясняться.
   - Прости, бес попутал, - повторял он, виноватыми глазами глядя на меня.
   - Скажи, а как же Машка?! - припечатала я его. - Ты же говорил, люблю не могу и так далее, - я насмешливо приподняла брови, криво улыбаясь.
   Сашка вздохнул и понуро опустил голову.
   - Я готова сделать вид, что ничего не было.
   Сашка глазами полными надежды уставился на меня.
   - Но у меня есть одно условие, - не дала я ему долго радоваться.
   Мужчина слегка напрягся, его взгляд потяжелел.
   - Это был первый и последний раз, - отрезала я, проводя перед собой рукой в воздухе. Словно разрывая что-то.
   - Я понял, - совсем сник он. - Извини!
   Меня передёрнуло.
   - Может, хватит? - всё-таки не сдержалась я и запыхтела как чайник.
   Сашка опустил плечи и взялся за завтрак.
   - Какие планы на сегодня? - закончив, поинтересовался он.
   Прозвучало по-семейному интимно. Словно мы пара.
   Я потупила взгляд и спокойно ответила:
   - Мне нужно разыскать Верку, - ответ был коротким. - А у тебя? - выдержав небольшую паузу, полюбопытствовала я.
   - А у меня всё то же, - расплывчато ответил он, но я его прекрасно поняла.
   - Постарайся побыстрее, - больше из вредности, нежели торопя его, проговорила я и тут же добавила: - И будь осторожен.
   - Как всегда, - натянуло улыбнулся мужчина и встал, - если что, звони, - добавил он и ушёл собираться.
   Я решила последовать его примеру.
   Собравшись, позвала Зигера, закинула в сумку пару необходимых в таком деле вещей и вышла из дома. Погода, как говорится, шептала. Подивившись такому чуду и яркому тёплому солнышку, я предложила Зигеру немного прогуляться. Заодно осмотрюсь. Я, конечно, бывала здесь раньше, так как жила неподалёку, но не настолько часто, чтобы помнить каждый закоулок. А это мне может пригодиться, допустим при побеге... Не дай Бог! Я даже поплевала три раза, для верности.
   Улочки оказались достаточно просторными и чистыми. Район здесь был неплохой. Прогулка мне нравилась и Зигеру, похоже, тоже. Он радостно рысил рядом, высунув язык и всем своим видом давая понять, что он счастлив. Прогулка доставляла ему истинное удовольствие и мне тоже. В общем, мы дали себе немного расслабиться и прогуляли целый час. Усевшись в машину, поехали.
   Дорога до Верки была напряжённая и нервная. И дело вовсе не в пробках. В этот раз они наоборот давали мне время подумать. Во-первых, я не знала, смогу ли подловить её дома. Ведь известно, что она там давно не появлялась. Во-вторых, предстоящий разговор, но это, конечно, с учётом, что мне удастся застать её дома, навевал плохие воспоминания. И в-третьих, я понимала, что, не смотря не на что, не смогу поступить с ней так же как с "Иваном".
   Припарковав машину у подъезда, я приоткрыла окно и закурила. В квартире явно давно никто не жил. Окна были грязными, занавески тоже. Это попросту чувствовалось. Память медленно перенесла меня в те времена, когда мы часто собирались все вместе в этой самой квартире, и заливисто смеялись, болтая до утра. Галка никогда не любила Верку. Наверное, в отличии от меня, видела какая она сволочь. И мне бывало говорила об этом. Но я не слушала. А может, просто не хотела.
   Выкинув окурок в открытое окно, я попросила Зигера посидеть в машине и, набравшись уверенности, вышла.
   Как я и ожидала, в квартире никого не было. Одна надежда оставалась на бабульку, которая жила в квартире напротив и была излишне любопытна. Вот и сейчас я прям нутром чуяла, как она сморит на меня через глазок. И вправду, мои ожидания подтвердились. За её дверью шаркнули тапочки об пол. Я решила этим воспользоваться и принялась дубасить по Веркиной двери и звать её по имени.
   - Вера, открой! - строя из себя переживательную истеричку, кричала я. - Вера!
   Сзади раздался противный скрип, меня обдуло сквозняком и старческий голос заявил:
   - Не долби, окаянная! Никого там, - проворчала бабушка.
   Я повернулась, изобразив на лице крайнее отчаяние и приняв переживательно переживательный вид.
   - Правда? - пискнула я, доверчиво глядя на бабусю. - А где она? Я так волнуюсь, - выдохнула, театрально хватаясь за левую си..., то есть сердце.
   - Съехала она, - бабуся окатила меня подозрительным взглядом. - А ты кто будешь? - сощурилась она, делая шаг ко мне.
   - Да я подруга её. Близкая, - зачастила я. - Приезжаю, а мне никто не открывает. Окна грязные. Словно пропала она.
   - Не пропала, - прекратила бабка мой словарный поток. - А уехала. Хорошо с ней всё. Деньги у неё появились, машина страшная, как гроб, но дорогая. Шуба. Так что не волнуйся, девка. Домой езжай, - вот так вот миленько сопроводили меня восвояси.
   Но я сдаваться не собиралась.
   - Ох, сердце не на месте, - поделилась я своими треволнениями. - Ох, чую, не ладное что-то творится.
   - Была она, - сдалась бабулька, видать не выдержав моих переживаний.
   - Была? - я вытаращила глаза и тяжело задышала. Вот сейчас я и вправду взволновалась. - А давно? - спросив, затаила дыхание.
   - Недель две назад, - прошамкала та.
   - И всё? - расстроилась я, боевой запал исчез словно и не было.
   - И всё, - не с того ни с сего разозлилась бабка и пошла в наступление.
   Я сначала растерялась и чуть не драпанула от греха подальше. Но быстро взяла себя в руки, вытащила кошелёк, выудила оттуда несколько сторублёвых купюр и сунула бабусе. Та сначала не поняла, что к чему и хотела было деньги мне назад швырнуть, но я поспешила объяснить.
   - Вы, как Верка объявится, мне позвоните, - чиркая в блокноте свой номер, сказала я. - Вот, держите, - и вырвав листок, протянула его бабульке, но та брать не хотела, да и деньги мне пыталась назад всучить. - А я приеду и помогу вам чем, - улыбнулась я, доверительно кивнув.
   - Поможешь? - заинтересовалась она.
   - Помогу, - кивнула я и, довольная произведённым эффектом, развернулась, чтобы уйти. - Только Верке ничего не говорите, - спохватилась я.
   - Почему это? - насторожилась бабулька.
   - Пусть сюрпризом будет, - заговорщицки выговорила я и, подпрыгивая как пружина, поскакала вниз по лестнице.
   На улице довольно потёрла ручки и прыгнула за руль.
   - Получилось! - радостно сообщила Зигеру и выехала со двора.
   Сидеть сложа руки мне не хотелось. Сашки дома не было. И я бы, в принципе, нашла, чем себя занять (никогда не ощущала одиночества), но сейчас просто не могла усидеть на месте. Неизвестно, когда объявится Верка.
   Подумав, сварила кофе, налила в кружку и уселась на подоконник. За окошком кипела жизнь, та, которой меня лишили. Сегодня был выходной и люди семьями гуляли на улице. Отцы катали своих детишек на плечах, мамочки, отойдя в сторонку, ворковали о женском. Всё напоминала о том, что Сергея больше нет. А осознание того, что у меня уже никогда не будет так, как у них, заставляло стискивать зубы сдерживая слёзы в попытке унять душевную боль.
   Зигер тонко чувствовав моё настроение и сейчас, лёжа на полу, смотрел грустными глазами.
   Сделав глоток кофе, я обожгла губы, но даже не обратила на это внимания. Мой взгляд был прикован к молодой симпатичной девушке и высокому статному парню. Они гуляли со своим маленьким сыном и были счастливы. Парень обнимал девушку за талию и с любовью смотрел на своего малыша. Девушка вся светилась, прижимаясь к нему.
   Сжав кулаки и впиваясь в ладони ногтями, я резко отвернулась. Время лечит. Кто придумал это выражение? Я готова была с ним поспорить. Прошло уже почти два месяца, а боль такая, словно это случилось вчера.
   Звук открывающейся двери заставил меня вздрогнуть и отвлёк от гнетущих воспоминаний. Тряхнув головой, я спрыгнула на пол и пошла встречать. Зигер побежал вперёд меня.
   - Всё, - закрыв дверь, сообщил Сашка.
   - Так быстро? Ты же говорил...
   Он одарил меня красноречивым взглядом. Скинув куртку, направился на кухню. Я последовала за ним.
   - Ты уверен?
   Сашка хмыкнул и покачал головой. Обиделся.
   - Я сам всё сделал, - будничным тоном проговорил он.
   Я молча подошла к плите. Нужно было его накормить.
   - Я уезжаю в деревню, - дождавшись пока он поест сказала я. Аппетит портить ему не хотелось.
   Сашка отставил пустую тарелку и посмотрел на меня страшным взглядом.
   - И не смотри на меня так! - взъярилась я. - Если вы сами ничего не можете, придётся мне.
   - Ну, спасибо!
   - А что?
   Сашка вздохнул. Словно беря себя в руки. Подавив эмоции, спокойно проговорил:
   - Когда уезжаешь?
   - Не знаю. Я ещё не решила... Я в тупике, Саш. Не знаю, что делать дальше.
   - Давай попробуем вместе подумать? - предложил он свою помощь. - Одна голова - хорошо, а две - лучше, - и пристально посмотрел на меня.
   - Давай попробуем, - в моём голосе сквозило отчаяние.
   - Верка была дома?
   - Нет, - отрицательно покачала я головой. - Зато мне удалось уговорить её соседку позвонить мне как она объявится. Бабка очень любопытна и уж точно её не упустит. Но сидеть на телефоне и тупо ждать я тоже не могу.
   - А зачем тебе в деревню?
   - Попытаюсь найти Ивана, - пожала я плечами.
   - Там Илья, - напомнил Сашка.
   - Да я помню, - я тяжко вздохнула.
   - А если твоя бабка позвонит, а ты в деревне? - аргумент был более чем весомым.
   - А и правда, - испуганно вытаращив глаза, тихо произнесла я.
   - Вот-вот.
   - Представляешь, мне даже это и в голову не пришло.
   Сашка хмыкнул.
   Значит, придётся сидеть и ждать. Ладно, буду гулять с Зигером, кататься на машине и заниматься ничегонеделаньем. Попишу свои стихи. Если настроение, конечно, будет. Точнее, если его не будет.
   Решив это, я встала, и принялась убирать со стола. Сашка не сдвинулся с места и внимательно следил за мной. Меня это порядком раздражало. Не люблю, когда вот так впритык смотрят. Всё с рук валится!
   - Ты чего? - я застыла перед ним с кружкой в руках.
   - Ничего, - Сашка замотал головой. - Наваждение, - проговорился он.
   Я напряглась. Оставаться и дальше с ним в одной квартире становилось небезопасно. Меня его эти ахи да вздохи пугали.
   Резко развернувшись, я покидала грязную посуду в раковину и выскочила из кухни.
   В комнате меня ждал интимный полумрак и выветренная бутылка шампанского на столе. Я не стала им брезговать. Уселась на диван, поджав под себя ноги, щёлкнула пультом, включая телек, и налила себе бокал. Чувствовала в тот момент я себя самой настоящей алкоголичкой. Судя по тишине Сашка до сих пор сидел на кухне. Мне же нужно было пойти помыть посуду. И я принялась ждать, когда он уйдёт.
   Примерно минут через десять в коридоре раздались тяжёлые шаги, словно медведь там прошёл, и звук закрывающейся двери. Я решила ловить момент и пошлёпала на кухню мыть посуду. Точнее прокралась. Не люблю грязь. Не переношу даже.
   - Ты меня избегаешь? - в тишине раздался голос где-то за спиной.
   Я чуть не выронила тарелку. Быстро её ополоснув, выключила воду, вытерла руки и повернулась. Сашка стоял совсем близко и сверлил меня далеко недобрым взглядом. Мне это не понравилось. Фыркнув, я возмутилась:
   - Смотри дырку не просверли!
   - Сапфир, - напомнил он о своём вопросе.
   - Избегаю, - честно ответила я.
   - Почему? - спросил он и потянул ко мне свои загребущее руки.
   Я обалдело проследила за его действиями и сказала:
   - Вот поэтому.
   Мужчина внимательно посмотрел на меня и отступил. Я выдохнула с облегчением.
   - Давай съездим куда-нибудь? - неожиданно предложил он.
   - Куда? - удивленно захлопала я длинными ресницами.
   - Ну не знаю, - Сашка чуть покраснел. - А ты куда хочешь?
   - Давай покатаемся, - вдруг загорелась я.
   Сашка обрадовался. С улыбкой кивнув, он бросил "Собирайся" и убежал. Видать, марафет наводить. Я же не собиралась этого делать и просто надела спортивный костюм. В нём удобно, а это самое главное. Волосы я собрала в хвост.
   И вправду появился он в обтягивающих джинсах, такой же водолазке и надуханенный так, что я чуть в обморок не упала. Меня правда замутило и закружилась голова. Создавалось впечатление, что он на себя весь флакон вылил.
   Отойдя немного, справилась с головокружением, закрыв глаза, и "новыми" глазами уставилась на Сашку. При движениях рельефы его мышц под тонкой обтягивающей водолазкой то напрягались, то расслаблялись, давая мне возможность разглядеть его целиком и полностью. Да и штанишки ничего особо не скрывали.
   Подозрительно покосившись на Сашку, я демонстративно отвернулась так как он сейчас с ехидством пялился на меня и самодовольно лыбился. Зараза эдакая! Ну я тебе покажу! Я в миг пожалела, что надела спортивный костюм. Ну ничего, время отомстить ещё есть.
   Дав ему взглядом понять, что он попал, я гордо вскинула подбородок и вышла из дома. Зигера Сашка увёл к соседке. Милая женщина лет пятидесяти. Зигер же как ребёнок. Один сидеть не может. Пришлось искать ему няню на время нашего отсутствия.
   - Куда поедем? - выехав на трассу, поинтересовался Сашка.
   - Вперёд, - с энтузиазмом заявила я и завертела головой.
   Ночная Москва была по-особому прекрасна. Мы ехали вдоль сверкающих витрин дорогих бутиков, и я ловила себя на мысли, что, всё же, люблю Москву. Она прекрасна, загадочна и неприступна. Недоступна, горда и изящна. Здесь жизнь кипит даже ночью. По крайней мере я ещё никогда не встречала пустынных улочек или дорог.
   Не смотря на довольно-таки позднее время, мы всё-таки умудрились попасть в пробку (здесь это нормальное явление), и сейчас пытались выбраться из неё. Сашка злился и сигналил. Я же совершенно спокойно курила в открытое окно и кидала на него изумленные взгляды, когда он покрывал трёхэтажным матом очередного неразумного водителя. Даже предложила ему пересесть за руль, но он отказался. Ну и ладно.
   Катались мы долго, пока не надоело. Увидев вдалеке бутик, я попросила Сашку притормозить. Вот и пришло время мести. Я ехидненько посмотрела на мужчину и про себя гаденько захихикала. Сашка припарковал машину напротив бутика и сейчас вопросительно пялился на меня.
   - Что? - с вызовом спросила я. - Хочу платье купить, - и тут же изменила голос и приняла невинный вид.
   - Ночью? - как муж возмутился Сашка.
   Я подивилась его наглости, кинула небрежное "Жди" и вышла.
   Магазинчик был ничего. Мне понравилось. Там я нашла обалденно красивое красное платье, длинной чуть выше колен, и обтягивающее так, что было видно каждый изгиб. С глубоким декольте и вырезом на спине до самых ягодиц. К нему я подобрала чёрные туфли на шпильке и клатч. Зайдя в раздевалку, я переоблачилась, довольно посмотрелась на себя в зеркало и решила распустить волосы. На плечи я накинула палантин, купленный здесь же.
   Из магазина я выходила совершенно другой. А когда плюхнулась на сиденье, Сашка шарахнулся. Я заливисто рассмеялась, Сашка выпучил глаза.
   - Поехали в клуб, - беспечно махнув рукой, сказала я, откидываясь на спинку сиденья.
   Специально закурила сигаретку, демонстративно облизывая красные губы и стреляя глазами. Сашка был в шоке и молча ехал вперёд, иногда бросая на меня подозрительно-обалдевшие взгляды.
   - А ты что с собой сделала? - наконец-то заговорил он.
   Я растянулась в довольной ухмылке.
   - Нравится? - издевательски произнесла я.
   Сашка сглотнул.
   - Мм-м? - не собиралась я слазить.
   - Красиво, - ответил он и уставился на дорогу.
   Так тебе!
   В клубе было душно, шумно и пьяно. Мы сидели у барной стойки и пили какой-то коктейль. Вокруг клубился дым. На специальных круглых сценах плясали красивые подтянутые девчонки. Они были полуобнажены. Но и нас, женщин, тоже не обделили. Вскоре на главной сцене появился симпатичный мулатик и плавно задвигался под музыку. К нему вышли ещё два парня, встали по бокам и пошло-поехало. Я заигралась алкоголем и стала вести себя слегка развязно и вызывающе. Сашка поначалу напрягался и зорко смотрел вокруг, но потом тоже выпил и расслабился. Сейчас он ревностно таращился на меня, метал в танцоров молнии и снова возвращал свой взор ко мне. Я дурацки хихикала и накручивала прядь волос себе на палец.
   Вскоре мы дошли до кондиции и, пьяно шатаясь, отправились покорять танцпол. Это был наш вечер. Точнее ночь. Мы плясали, пили, снова плясали и снова пили, пока один извращенец не зажал "такую аппетитную девочку" в туалете. Это его слова.
   Сашка заревел как бешенный медведь и бросился на моего обидчика. Я же расплылась в довольной улыбке и вернулась в зал. Вот правильно говорят, пьяному и море по колено. Вот и мне всё сейчас было по колено. За Сашку я не переживала совсем, уверенно считала, что сам справится и легко.
   Появился он передо мной довольно-таки потрёпанный и пыхтел как тот чайник. Главное, чтобы из ушей пар не пошёл. В общем, всем своим видом он давал мне понять, что зол и недоволен. Я на это мысленно махнула рукой, соблазняюще взяла в ротик трубочку и потянула в себя. Но вот незадача, коктейль-то закончился! Весь мой образ некой такой роковой соблазнительницы рассыпался в пух и прах. Но отчаиваться я не собиралась и просто заказала себе ещё один коктейль. Сашка на это осуждающе покачал головой, провожая внимательным взглядом путешествие стакана от бармена ко мне.
   - Где? - несвязно пробормотала я, пьяненько смотря на Сашку.
   - Что, где?
   - Этот, - и икнула.
   Сашка тяжело вздохнул.
   - Там, - и кивнул головой в сторону дамской комнаты.
   - Молодец, - с гордостью похвалила я и, выдержав небольшую паузу, кокетливо добавила: - Мой герой.
   Сашка покраснел до кончиков ушей и заявил, что на сегодня хватит. Даже попытался меня увести из клуба, но я упёрлась и не в какую не соглашалась покидать столь прекрасное заведение. Я уже даже не замечала, что творится вокруг, точнее не обращала внимания. Было так хорошо и легко, что ни до чего не было дело. Отрезвили меня неожиданное появление и неправильно понятое наше с Сашкой совместное возлияние. В общем, я слегка заскучала. Танцы на столе уже закончились, народ стал рассасываться. Я сидела на высоком стульчике и от нечего делать крутилась, не забывая при этом стрелять глазами. В один момент я так же крутанулась и уткнулась глазами в женскую фигуру. Остановилась, подняла взгляд и увидела перед собой разъярённую Машку. Икнув, поздоровалась и, отвернувшись, уткнулась в коктейль.
   - Это как понимать?! - обратилась она к Сашке, ткнув в меня пальчиком.
   - Да мы просто..., - растерялся тот.
   - Машка! - воскликнула я радостно и подпрыгнула к ней. Крепко её обняв, я предложила девушке присоединиться к нам.
   - Ты что пьяная? - отстранившись, выпучила она глаза.
   - Да-а-а, - почему-то с гордостью сообщила я.
   - Что вы здесь делаете? - она насупилась.
   - А ты? - вырвалось у меня.
   - У нас девичник.
   - А у нас мальчишник, - придурялась я.
   Представляю, как стыдно будет на завтра.
   - Саша! - воскликнула Машка. - Объяснись! - потребовала девушка, уперев руки в боки.
   - Я тебе всё объясню, - зачастил он. - Только завтра.
   - Что значит завтра?! - Машка свела брови на переносице и выпятила нижнюю губу.
   Я повернулась к Сашке.
   - Езжай с ней, - шепнула ему, чуть наклонившись.
   - А ты? - так же шёпотом спросил он.
   - Я такси вызову, - заверила я и вернулась в исходное положение. Мазнула по Машке взглядом и отметила, что она ооочееень ревнует.
   Сашку я всё-таки выпроводила. Всучила ему Машку и отправила с Богом. Сама же налегла на коктейль.
   Народ довольно-таки быстро рассасывался. Одна я как истинная алкоголичка сидела в обнимку со стаканом и была печальней некуда. Становилось скучно. Никто не танцевал, не смеялся и не разговаривал. Один бармен остался, и тот не ахти.
   Выдавив из себя пьяную улыбку, кинула бармену щедрые чаевые и ретировалась. Шла я на негнущихся ногах и постоянно роняла палантин. Платье задралось, клатч небрежно висел на плече, волосы растрепались. Такое впечатление, что я на войне побывала. Видок был кошмарный. Вот такой вот "красивой" я и вышла к такси.
   На улице было ещё темно. Я подплыла к автомобилю, стараясь идти от бедра, и плюхнулась рядом с водителем. Тот отшатнулся. Потом на середине дороги он мне сказал, что я ночная нимфа. За что и получил клатчем по башке. А нечего обзываться. Но это было чуть позже. Сейчас же он с ошарашенным видом уточнил маршрут и заторможено выехал со стоянки клуба.
   Всю дорогу я его доставала. То ножку оголю, то наклонюсь так, чтобы грудь было лучше видно. Он пялился, и пялился откровенно, пуская слюни и всё в таком духе. Мы даже чуть не врезались! После чего я стала себя вести немножко приличнее.
   Не знаю, что на меня нашло. Возможно, нужно было просто сбросить напряжение, и таким глупым и непристойным образом я это и делала. Да, скорее всего из-за этого. Я морально была истощена. Хотелось встряхнуться и забыться хотя бы на время.
   - Откуда такая красивая? - невпопад брякнул водила.
   Я посмотрела на него как на идиота, но всё же ответила:
   - Из клуба.
   - И как там? Весело? - прозвучал ещё один нелепый вопрос.
   - Очень, - пьяно кивнула я, впрочем, уже немного отрезвев.
   - Такая красивая девушка, - запел он соловьём, - и одна в клубе.
   Вот интересно, с чего это он взял? Мм-м?
   - Почему одна?
   - Ну, не знаю, - порозовел водила, смущённо опуская глаза.
   - Мой парень слинял, - совершенно спокойно сообщила я.
   - Куда? - последовал вопрос.
   - Никуда, а с кем, - поправила его я.
   - С кем? - жадно вопросил он.
   Наш диалог стал напоминать разговор двух ненормальных.
   - С другой девушкой, - брякнула я.
   Водила, похоже, офигел. Ещё бы! Парень с другой слинял, а мне хоть бы хны.
   - Нельзя оставлять такую красивую девушку одну, - продолжил он свои "ухаживания".
   - Угу, - кивнула я и устремила свой взгляд на дорогу.
   - Кстати, где-то я тебя видел, - через некоторое время сказал он и сузил глаза.
   Вот только этого мне не хватало! Я и так, когда сидела, поглядывала, чтобы на журналюг не нарваться. И тут этот!
   - Вряд ли, - очаровательно улыбнулась я.
   - Часто по клубам ходишь?
   Он, видимо, решил, что подвозил меня когда-то.
   - Редко, - односложно отвечала я, но водила отставать не собирался.
   - А как зовут?
   - Ксюша.
   - А меня Михаил, - представился он и широко улыбнулся.
   - Очень приятно! - я мило оскалилась, достала из пачки сигарету и нагло закурила.
   Водила кинул на меня неодобрительный взгляд, но промолчал. Даже окно опустил.
   - Мне тоже, - сквозь зубы произнёс он и наконец-то заткнулся.
   Я расслабилась, и радуясь тому, что он от меня отвалил, принялась с наслаждением дымить в окно. Его навязчивость стала порядком надоедать. А тут словно глоток свежего воздуха.
   Москва проносилась мимо сотнями огнями, сверкающими витринами и красивыми домами. Я любовалась всем этим великолепием, совершенно отрешившись от мира. Я была заворожена, жадно ловя каждый вид.
   - Номерок оставишь? - спросил водила, остановившись у подъезда.
   Я изумлённо уставилась на него.
   - Я вообще-то замужем, - сказала я и показала ему кольцо на пальце.
   Я так и не смогла его снять. Рука не поднялась. Часто смотрела на него, думала, вспоминала, понимала, что нужно, но так и не смогла. Оно напоминало мне о моём счастье, одновременно причиняя боль и не давая забыть кто его у меня отнял.
   - Ну и что? - мужчина по-глупому улыбнулся и выдал. - Одно другому не мешает. Вспомнил! - неожиданно воскликнул он.
   Я перевела на него подозрительный взгляд.
   - Ты же вдова этого... как его...
   Вот после этих слов я уже вылетела из машины и как беговая лошадь помчалась к подъезду.
   Дома меня ждал сюрприз в виде Ильи. Увидев его, я запыхтела как паровоз и мысленно обругала Сашку. Илья же честными глазами смотрел на меня и протягивал руки. Прям как ребёнок, когда тянется к матери просясь на ручки.
   - Я его не нашёл, - разочаровано сообщил он, убирая руки.
   - Ты за этим приехал? - я насторожилась.
   - Нет, - качнул он головой. - Мне Сашка позвонил.
   - И что сказал? - осторожно произнесла я и скинула туфли, не отрывая от Ильи пристального взгляда.
   - Попросил приехать, сказал, ты одна.
   - Ох, какая забота, - язвительно заметила я.
   - А ты откуда?
   - А я из клуба, - передразнила я.
   - Надумала ехать?
   - Куда это? - я распрямилась и сложила руки на груди.
   - Ну как же...
   - Перестань, - застонала я. - Идём лучше чай пить.
   Пока Илья хозяйничал, я сходила за Зигером. Время стояло позднее и мне было очень стыдно, но не забрать его я не могла. Пёс оказался на меня достаточно сильно обижен и, оказавшись в квартире, цокая коготками, утопал спать. Смотрел при этом исподлобья, надувая губы и всем своим видом показывая, как расстроен.
   Илья похозяйничал на славу и накрыл стол так, как будто мы месяц голодали. Кинув на него скептический взгляд, я пообещала скоро вернуться и пошла переодеваться. Там уселась на кровать и позвонила Сашке.
   - Ты зачем так сделал? - сразу же накинулась я на него.
   - Как так? - не понял он.
   - Ты зачем ему сказал где я живу?! - прошипела я.
   - Я у Машеньки остаюсь.
   - Да какая разница?! - недоумевала я. - Хоть у Пашеньки! - не сдержавшись, вспылила.
   - Слушай, ты можешь с ней поговорить?
   - По поводу?
   - Она не верит, что между нами ничего не было.
   Я вздохнула. Подумав немного, согласилась.
   - Маш, как ты могла такое подумать?! - уже в конце разговора убитым голосом промолвила я.
   Машке стало стыдно.
   - Извини! - выдавила она.
   Дальше я решила её не добивать. Но я ведь и правда перед ней не виновата. Так что я не врала и не водила за нос, а говорила чистую правду. Конечно, пришлось скрыть наш поцелуй и Сашкины приставучки.
   - Извини! - ещё раз произнесла Машка и тяжко вздохнула.
   - Ладно, - сдалась я. - Всё нормально.
   - Мир?
   - Мир, - я улыбнулась, и мы начали болтать о своём о женском.
   Болтали мы до тех пор, пока Илья не поскрёбся в дверь, тонко намекая, что заждался. Пришлось сворачиваться.
   Ужин прошёл спокойно. Точнее завтрак. На улице хоть ещё и было темно, но время не обманешь. Мы синхронно встали, посмотрели друг другу в глаза и, ничего не говоря, набросились друг на друга. Это была какая-то животная страсть, дикое желание и безрассудная жажда. Разум быстро отключился. Мы безумно целовались, скидывая одежду и срывая её. Илья судорожно задирал мою футболку, дрожащими руками искал грудь и часто дышал. Я откидывала голову назад, блаженно закрывала глаза и запускала руку ему в волосы, когда он покрывал поцелуями мою шею.
   Приподняв меня за ягодицы, он усадил меня на подоконник и одним рывком разорвал шорты вместе с трусиками. Я подивилась его силе, но быстро переключилась, так как он опустился на колени и пустил в ход оральные ласки. Я выгнулась. Дыхание стало поверхностным и частым.
   Доведя меня до оргазма, он с наслаждением и самодовольством посмотрел мне в глаза и поднялся. Опустив руки мне на попу, резко вошёл. Из моей груди вырвался блаженный стон. Я обхватила бёдра мужчины ногами и стала ловить каждое его движение. Его поцелуи заглушали мои стоны, сильные руки не давали отклониться.
   - Я люблю тебя, - совершая движение, шептал он. - Люблю, - ещё толчок.
   Я не могла ответить ему взаимностью. Илья резко остановился.
   - Я люблю тебя! - повторил он и требовательно уставился на меня.
   Я молчала. Тело сотрясала дрожь, требуя разрядки. Илья же не торопился.
   Подумав немного, я скользнула вниз и, взяв его за руку, повела в комнату. Илья шёл как завороженный.
   Толкнув его на кровать, я залезла на неё. Илья хотел было возмутиться, но я ему не позволила. Губами обхватила ствол и провела вверх-вниз. Потом облизнула головку и проследила за реакцией. Илья поплыл.
   Доведя мужчину до кондиции, оседлала его. Теперь я всё контролировала и могла издеваться и требовать. А требовала я только одного - разрядки. Илья тихо постанывал, изнемогая от удовольствия и умоляя меня ускорить темп. Я же дразнила, медленно приподнимаясь и опускаясь.
   Не выдержав, он резко опрокинул меня на спину и зарычал. Я обняла его за плечи и изогнулась. Впившись в мои губы жадным поцелуем, он прервал мой стон. Меня это ещё сильнее завело. Его губы дарили ощущение какого-то единения. Закинув ноги ему на плечи, я подмигнула, томно заглянув ему в глаза. Илья провёл большим пальцем по моим губам и ускорил темп...
   - Я люблю тебя, - на ушко прошептал мне он, когда всё закончилось.
   Я лежала у него на плече и была задумчива.
   - Сапфира, - позвал мужчина, не дождавшись ответа.
   - Что? - я сделала вид, что не услышала.
   Мужчина опрокинул меня на спину, нависая сверху. Взяв меня за подбородок и не давая увернуться, заглянул в глаза.
   - Я люблю тебя, - повторил он, неотрывно смотря на меня.
   И что мне оставалось делать? Врать? Я не хотела лгать и именно поэтому молчала.
   - Совсем ничего не скажешь? - расстроился он.
   - Нам хорошо вместе и это главное, - попыталась подбодрить его я.
   Илья замер. Взгляд его был смешанным. Вот только что мелькнуло разочарование. Тут же оно сменилось на нежность, а потом так же быстро в его глазах появилась боль.
   - Я знаю почему ты так ко мне относишься, - заявил он, ложась на спину.
   - Почему? - я приподнялась на локте и с интересом уставилась на него.
   - Потому что я и не заслуживаю другого отношения после того что сделал.
   - О чём ты? - прекрасно понимая, о чём он говорит, зачем-то спросила я.
   - Я о дне нашего знакомства и того происшествия в офисе.
   - Влюблённый мужчина способен на разные глупости, - глубокомысленно заметила я.
   - Да, но, когда любишь, пытаешься сделать всё, лишь бы она была счастлива. А я думал только о себе. Как бы я хотел всё исправить, - добавил Илья и с надеждой посмотрел на меня.
   Я замялась.
   - Я хочу, чтобы ты улыбалась, когда я рядом. Хочу дарить тебе свои любовь и тепло, и чтобы они были тебе нужны. Хочу защищать, оберегать и просто хочу быть рядом. Ты особенная, Сапфира. Одна на миллион, - зашептал он, гладя меня по щеке и с нежностью рассматривая лицо. - Хочу, чтобы ты просыпалась в моих объятьях. Ты недоступна для меня, Сапфира. Как вон та звезда, видишь? - спросил он, указывая рукой на небо.
   Я уткнулась туда взглядом, не зная, что сказать. Мне и раньше доводилось слышать признания. Но здесь это было не просто признание, которое можно послушать, понаслаждаться и забыть. В данном случае мне нужно было не только послушать, но и принять решение. Мы либо расстанемся, либо будем вместе. Иного было не дано. Сейчас он чётко давал мне понять, какие отношения его устраивают и какие нет.
   - Не дотянуться и недостать, - договорил Илья и зарылся лицом в мои волосы, вдыхая их аромат и обжигая дыханьем шею...
  
   Глава 22
  
   Удивительно, но на утро я чувствовала себя отлично. Словно и не было этой безумной ночи. Я про коктейли.
   Неожиданно раздался звонок сотового. Я встала с кровати, потянулась и, прошествовав к телефону, ответила.
   - Ксения? - спросил старческий голос.
   - Да, - настороженно проблеяла я.
   - Я звоню вам сообщить, что Верка приехала. Всё, - как заправский шпион проговорила бабка и отключилась.
   Я изумлённо захлопала ресницами, медленно отводя трубку от уха. Вот интересно, откуда она такая любопытная и всё замечающая? Шпионка прям!
   Отойдя от изумления, я подорвалась. Нужно было быстрее выезжать, иначе есть вариант упустить Верку. И ищи потом ветра в поле. Москва довольно-таки крупный мегаполис и отыскать в ней человека ой как нелегко. Так что нужно было спешить. Возможно это последний шанс поквитаться с ней.
   Так и рассуждая, я носилась по квартире и быстро собиралась. На ходу выпила чашку кофе, попутно натягивая джинсы. Покормила Зигера и велела ему быть наготове. И только когда ставила кружку на стол, заметила на нём какое-то письмо. Точнее бумажку. Потому что то, что это письмо я поняла не сразу.
   Взяв бумажку в руки, развернула. Красивым каллиграфическим почерком было выведено:
   "Сапфира..., я всю ночь не спал - думал. Решение уехать пришло само по себе. Я не хочу тебя заставлять и принуждать к чему-либо. Я всё сказал тебе утром. Если когда-нибудь в твоём сердце найдётся отклик этим словам, я буду очень счастлив. Я буду ждать тебя в нашем домике. Ты не торопись, подумай. Я готов ждать столько, сколько нужно. Я не буду терять надежды. В конверт вкладываю обручальное кольцо. Если ты его наденешь, я всё пойму и сразу же приеду. Потому что моё сердце рядом с тобой, и я ещё никого не любил так, как люблю тебя. Ты должна это знать."
   "Тихими тёмными вечерами я буду сидеть в нашем с тобой домике и прислушиваться, в надежде услышать твои шаги. Я готов отдать всё, чтобы вновь услышать твой голос. Я хочу, чтобы ты была счастлива. Чтобы улыбка не сходила с твоего лица, а в глазах плясали озорные огоньки. Хочу носить тебя на руках, держать по утрам в своих объятьях. Хочу быть рядом. Я не прошу любви, не требую. Просто прими это кольцо. И я ни в коем случае тебя не тороплю, надень его тогда, когда будешь готова."
   Внизу была подпись и признание в любви. Что-то вроде "Любящий тебя такой-то-такой-то." Письмо тронуло, с этим не поспоришь. Я даже прослезилась. Вспомнив про кольцо, взяла конверт. В нём я обнаружила красивое колечко с бриллиантами. Оно переливалось и мерцало, отражая лучи солнца.
   Полюбовавшись им ещё немного и подумав, я резко вспомнила про Верку. Сунула колечко вместе с письмом в конверт, спрятала их в тумбочку и, схватив ключи, вышла из дома.
   Зигер был в полной боевой готовности. Пёс сидел рядом со мной на пассажирском сиденье и внимательно следил за дорогой. Из динамиков доносилась какая-то ультрамодная песнь про любовь. Как обычно. Все вокруг пишут песни и стихи, посвящённые ей.
   Припарковавшись, не доезжая до Веркиного дома, я вышла из машины и взяла Зигера за поводок. Зайдя за здание позвонила своему личному шпиону, попросив выйти.
   Бабуля не заставила себя долго ждать и появилась через пару минут. Я как раз наблюдала за окнами Веркиной квартиры (одно окно выходило сюда). В квартире горел свет. Бабушка меня не обманула. Я сжимала в предвкушении сумочку и терпеливо ждала.
   - Здравствуйте! - подойдя ко мне и встав сбоку, поздоровалась бабуля.
   - У меня к вам будет ещё одна просьба, - шепнула я.
   Бабулька с готовностью выпятила грудь, мол, приказывай, командир.
   - Мы сейчас с вами поднимемся, и вы позвоните в Веркину квартиру. Когда она откроет, войду я, а вы вернётесь домой. После разговора я зайду к вам. Договорились?
   Старушка насторожилась.
   - Помните, я обещала вам помочь?
   - Помню, - с охотой кивнула она.
   - Вы помогаете мне, а я вам. Что вы хотите?
   - Дачу в Подмосковье, - не дрогнув, заявил божий одуванчик.
   Я чуть не поперхнулась, но, как известно, слово не воробей. А бабуля-то оказывается не промах!
   - Будет вам дача, - поражённая до глубины души ошарашенно проговорила я и мы пошли.
   В подъезде я спустила Зигера с поводка и отдала команду "Рядом". Пёс оббежал меня справой стороны и встал у левой ноги.
   - А он у тебя учёный, - заметила бабка.
   Я на то улыбнулась.
   - Кто там? - раздалось недовольное за дверью.
   Звонили мы долго.
   - Верочка, это я, соседка твоя. Открой, пожалуйста!
   - Мне сейчас некогда.
   - Дай соли, дочка, а?
   И Верка открыла. Приём сработал на ура.
   Осторожно отодвинув бабулю, я предстала перед своим врагом. Верка застыла как статуя и вылупилась как мопс, жадно ловя ртом воздух.
   - Ну, привет, - я сузила глаза и оскалилась.
   Верка вскрикнула и попыталась захлопнуть дверь. Я просунула туда ногу. После чего со всей силы дёрнула дверь на себя. Она распахнулась, ударившись об стену. За всем этим хладнокровно наблюдала моя шпионка. Вот это выдержка у бабульки! Кстати, спасать Верку она даже не собиралась. Видать, дача сильно нужна.
   Дальше Верка сделала неожиданное. Оно принялась убегать! Неужели спрыгнет? Подумала я и рванула за ней.
   - Зигер, за мной! - крикнула я, захлопнула дверь и начала своё преследование.
   - Вера, - нараспев звала я, бродя по квартире и держа на вытянутой руке пистолет. - Вера.
   Тишина.
   - Вера, не бойся, - издевалась я.
   Зайдя в зал, обнаружила пустую комнату. Медленно пройдясь до балкона, повернула голову вправо и заметила задравшийся уголок ковра. Рядом стоял шкаф. Тихонько подошла, дотянулась до ручки и распахнула.
   Верка сидела в груде вещей и тряслась как осиновый листочек. Я же спокойно наблюдала за её всхлипами и ощущала ни с чем не сравнимое удовольствие.
   И когда я стала такой кровожадной? Испуганно подумала я. Но всмотревшись в лицо бывшей подруги покраснела от злости. Перед глазами замелькали образы. Вот я спускаюсь в холл гостиницы и меня встречает шкаф-Володя. Картинка меняется, и я тону в изумрудных глазах Сергея. Ещё картинка и ещё один образ: Сергей, держащий на руках сыночка. Он ласково мне улыбается и благодарит за детей. Берёт на руки Ксюшеньку и я замечаю на его глазах слёзы радости.
   Тряхнув головой, я схватила Верку за волосы и рывком выдернула из шкафа.
   - Тварь, - процедила я сквозь зубы. - Тварь, - повторила я и потянула её за волосы вверх.
   Верка встала на ноги. Я приблизила своё лицо совсем близко к ней и, уставившись прямо в глаза, пообещала:
   - Я убью тебя, тварь, - и ткнула её в бок пистолетом.
   - Ты не посмеешь, - пискнула она и принялась вырываться.
   Я на это рассмеялась. Долго, наигранно, жутко. Словно невменяемая. Пусть боится, пусть.
   - А теперь ты мне всё расскажешь, - усаживая её на стул в кухне, сказала я.
   Сама я устроилась на столе напротив неё. Ногу поставила на стул. То есть я сидела выше, чем она. Так было удобнее. Пусть чувствует, как ничтожна и беззащитна.
   - Я буду кричать, - "напугала" меня она.
   Я зло усмехнулась.
   - Если бы ты только знала, как долго я этого ждала, - хищно проговорила я, проведя холодным дулом ей по подбородку.
   - Вини во всём свою подругу! - выкрикнула Верка.
   Всё это очень смахивало на провокацию. Именно поэтому я не отреагировала.
   Положив пистолет на стол прямо перед Веркой, я нарочно долго принялась копаться в кармане в поисках пачки сигарет. Верка впритык смотрела на оружие, лихорадочно вращая глазами. Я не прогадала. Как только я подкурила и затянулась, закрывая глаза, Верка попыталась схватить пистолет. Зигер среагировал моментально. Молниеносно подпрыгнул и вцепился засранке в руку. Не сильно. Но этого хватило, чтобы она выронила оружие.
   - Что, думала сможешь? - издевательски произнесла я.
   Верка, кривясь, растирала запясье, на котором остались красные следы от зубов. Вскоре на этих местах появятся синяки.
   - Не придуряйся! - через некоторое время не выдержала я, потому как Верка явно переигрывала. - Можно сказать, он тебя просто погладил, - и от души рассмеялась.
   - Ненавижу тебя! - выплюнула эта тварь.
   - Ох, а как я тебя люблю! - я перестала смеяться. - А теперь говори.
   - Что говорить?
   - Всё, что знаешь.
   - Не буду.
   - Уверенна? - я зло сверкнула глазами, схватила Верку за волосы и оттянула назад.
   - Убери свои грязные руки! - стараясь сохранять смелость, прошипела она.
   Представляю, как больно.
   Я потянула сильнее, наклоняясь к твари.
   - Говори.
   - Да пошла ты!
   Вот тут я уже взорвалась. Сняв пистолет с предохранителя, упёрла дуло Верке в висок. Та зажмурилась и задрожала. Только я хотела нажать на курок, как Зигер вдруг напрягся. Поднявшись (он сидел), пёс встал мордой ко входу на кухню. В этот же момент из коридора донёсся знакомый голос.
   - Не трогай мою дочь! - кричал мужчина.
   Забежав на кухню, он испуганно посмотрел на меня, перевёл взгляд на Верку и облегчённо выдохнул. Увидел в моих руках пистолет и в его глазах промелькнуло беспокойство. Сделав шаг в нашу сторону, он, нарвавшись на предупреждающий рык, замер.
   - Не трогай её, - умоляюще глядя на меня, тихо проговорил он.
   - Пётр Иванович? - не веря собственным глазам, прошептала я.
   - Сапфира, пожалуйста, не делай этого.
   - Что вы здесь делаете?
   - Не убивай её... Это моя дочь.
   - Какая дочь?! - его заявление выбило меня из колеи.
   - Родная дочь. Это сестра Галочки.
   - Но у Галки нет сестры! - возразила я, но пистолет всё же убрала.
   - Она не знает о ней.
   Вот после этого я более внимательно посмотрела на Верку. Они с Галкой очень похожи. Очень. Теперь была понятна такая схожесть.
   - Вы тоже оставили её в роддоме?
   - Что? В каком роддоме? - не понял мужчина.
   - Ну, как родители Ивана оставили его брата близнеца в роддоме, так же и вы?
   - У Ивана есть брат близнец?!
   - А вы у Верочки спросите. Вы хоть знаете, что она сделала?
   - Сапфира, просто уходи. Сделаем вид, что здесь ничего не произошло.
   - Нет, - отрезала я. - Я хочу объяснений.
   Мужчина тяжело вздохнул.
   Вперив в меня задумчивый взгляд, он жестом попросил идти за ним.
   - Так не пойдёт, - остановилась я в коридоре.
   - Что не пойдёт?
   - Мы поговорим в моём месте.
   Ему ничего не оставалось как идти за мной.
   Подойдя к машине, я распахнула перед Петром Ивановичем дверь. Дождавшись пока он сядет, усадила Зигера сзади него, а сама плюхнулась рядом с мужчиной на водительское сиденье. Поймав его взгляд, приподняла в ожидании бровь. Пётр Иванович молчал.
   В машине повисла давящая тишина. Пётр Иванович чувствовал себя неловко и судя по всему говорить не хотел. Молчание затягивалось. Я понимающе ждала, но вскоре стало ясно, что он не заговорит, и я решила начать сама.
   - Вера никогда не рассказывала о своих родителях, - ровным голосом произнесла я. - Как-то она призналась, что даже не помнит лица своей матери, - я вздохнула.
   Пётр Иванович продолжал молчать, глядя в пол.
   - Вы ведь ничего не расскажете? - поняла я.
   - Вера моя дочь..., и я не позволю никому причинить ей зло, - мужчина говорил без злобы, и угрозы с его стороны я не уловила. Скорее, он просил, чем предостерегал.
   - Так вы всё знаете? - я покачала головой.
   - Сапфира, оставь её в покое.
   - Да? А остановится ли она? - я скептически посмотрела на мужчину.
   - Я увезу её в Америку.
   - Почему именно в Америку? - я вперила в него внимательный взгляд и сузила глаза.
   Было интересно и непонятно, что он скрывает и почему. Причина есть, и причина, уверенна, серьёзная. Но вот какая?
   - Я надеюсь ты меня услышала, - вместо ответа выдавил он. - Не причиняй мне такую боль. Хотя бы ради Галочки.
   - А она ведь ничего не знает?
   - Не знает. И не должна узнать, - после этих слов мужчина кинул на меня прощальный взгляд и ушёл.
   - Что за...! - выругалась я вслух, перевела обалдевший взгляд на Зигера и сказала: "Иди сюда", хлопнув ладошкой по сидушке.
   Зигер перепрыгнул ко мне.
   Всю дорогу я нервно покусывала губы и думала. Хотелось узнать правду. Пётр Иванович, похоже, даже под пытками ничего не расскажет. Оставался какой-либо свидетель. Но вот кто этот самый свидетель? Кто может знать обо всех его делах? Кому он так сильно доверяет, посвящая во все свои тайны?
   Есть у него один друг, и друг давнишний. Помнится, Пётр Иванович рассказывал, что они росли вместе. "Друзья с пелёнок", шутил в такие моменты он, обнимая своего старинного приятеля. Приятеля я прекрасно знала и именно поэтому решила рассмотреть этот вариант поподробнее.
   Вскоре я пришла к выводу, что он скорее всего в курсе каким образом Верка появилась в жизни Петра Ивановича. Может, даже знает кто её мать. В общем, я решила поговорить с ним. Для этого мне нужно было его найти и я, остановившись, позвонила Сашке.
   - Как скоро тебе надо? - уточнил тот.
   - Сегодня.
   - Сегодня?! - воскликнул он. - Я, вообще-то, не экстрасенс!
   - Не ворчи! - пресекла я. - Это правда очень важно.
   - И это не терпит?
   - Не терпит.
   - Я постараюсь.
   - Ты не постараешься, Саша, а сделаешь, - отрезала я и сбросила.
   Дома приняла душ, переоделась и взялась за готовку. Зигер ходил за мной хвостом, выпрашивая какую-нибудь вкусняшку. Я готовила, резала мясо и запихивала кусочки ему в рот. Кусочек в кастрюлю, кусочек Зигеру. Тот блаженно прикрывал глазки и, смачно чавкая, жевал. Знаю, что нельзя давать со стола и пихать собакам постоянно еду, но грешна, чего уж там.
   Приготовив куриный супчик, мы сели обедать. Мой верный пёс с аппетитом хрумкал сухой корм. Гадость несусветная, но дорогая и, как говорят, качественная и полезная. Я в это не особо верила и одним только сухим кормом его никогда не кормила.
   Пообедав, вымыла посуду и уселась в кресло, когда раздался звонок. Сашка меня порадовал.
   - Привет! Записывай номер, - сказал он.
   Я схватила ручку с блокнотом.
   - Готова?
   - Угу, - промычала я, держа в зубах колпачок.
   - Пиши, - скомандовал Сашка и принялся диктовать.
   Записав номер телефона друга Петра Ивановича, я поблагодарила Сашку и спросила:
   - Как у вас дела?
   - Нормально, - коротко бросил он.
   - Пронесло?
   - Пронесло, - с облегчением выдохнул мужчина.
   - Ну, слава Богу, - обрадовалась я.
   - Так что же у вас всё-таки произошло?
   - Отец Галки, моей подруги, оказался отцом Верки.
   - Это как? - удивился Сашка.
   - Сама не знаю, - задумчиво проговорила я. - Он так ничего и не рассказал.
   - Я нужен?
   - Нет. Сама справлюсь. Спасибо тебе большое!
   - Если что звони, - наказал Сашка и мы закончили разговор.
   Не знаю почему, но я очень нервничала. Набрала номер и сидела, тупо смотря на экран и не решаясь нажать на вызов. Руки дрожали так, что думалось, будто телефон вот-вот выпадет. Сердце быстро билось в груди, отстукивая каждый удар и отдаваясь в ушах.
   Наконец-то решившись, я нажала на вызов. Юрий ответил только с третьего раза. Отчество его я забыла. Удивительно, но сразу меня узнал. И это несмотря на то, что мы давненько не виделись.
   - Здравствуйте! - вежливо поздоровалась я.
   - Здравствуй, Ксения! - ответил он.
   - Юрий ...
   - Васильевич.
   - Юрий Васильевич, - я выдержала небольшую паузу, - мне нужно с вами поговорить. Мы можем встретиться?
   - Что-то случилось? - напрягся он.
   - Нет-нет, всё хорошо, - торопливо заговорила я. - Мне просто нужно с вами поговорить.
   - Хорошо. Я сейчас на работе. Подъезжай сюда.
   - Напомните где вы работаете?
   Мужчина пошутил по поводу моей плохой памяти, сообщил адрес и отключился. Я засуетилась. Глянув на время, засуетилась ещё сильнее. Если мы попадём в пробку, точно не успеем.
   Накинув пальто, я повесила на плечо сумку, позвала Зигера и мы вышли из дома.
   На встречу я не опоздала. Юрий Васильевич пришёл минут через пять. Я заказала нам кофе ещё до его прихода. Увидев его, встала.
   - Ещё раз здравствуйте! - широко улыбнулась я, протягивая ему руку.
   - Здравствуй! - мужчина оказался галантен и поцеловал мою ручку.
   Я залилась румянцем. Правда это не он меня смутил, а люди вокруг. Хотя на нас никто и не обратил внимания я всё равно засмущалась. Особенно этот поцелуй в ручку...
   - Я взяла на себя смелость и заказала нам кофе. Надеюсь, вы не против?
   Юрий Васильевич улыбнулся и жестом пригласил меня присесть. Я села, он пододвинул стул и расположился напротив меня.
   - О чём ты хотела поговорить? - заинтересованно глядя на меня, промолвил он.
   - Юрий Васильевич, вы же давно дружите с Петром Ивановичем...
   - Давай на "ты"? - прервал меня он и поправил очки.
   Впрочем, носил он их не из-за плохого зрения. Они были его главным атрибутом успешного человека. Почему, не знаю. Просто он так считал. Они придавали ему солидности и деловитости.
   - Хорошо, - я наигранно смутилась.
   Мужчина кинул быстрый взгляд на часы.
   - Вы..., то есть ты спешишь?
   - У меня есть пятнадцать минут.
   Это меня расстроило. Я не успела подготовиться к разговору и надеялась, что у меня будет хоть немного времени, чтобы подвести его к волнующей меня теме. Подняв чашку, я сделала небольшой глоточек кофе, чтобы смочить горло и мысленно сжала кулачки.
   - Вы ведь очень давно знаете Петра Ивановича..., - издалека начала я, сбиваясь на "вы".
   Мужчина не перебивал.
   - Лет с пяти, наверное, дружите.
   - С трёх, - поправил он.
   - С трёх, - исправилась я. - Знаете о нём что-то такое, чего не знает никто...
   Мужчина заметно напрягся. Мне же надоело, и я решила больше не тянуть.
   - Вы в курсе, что у него есть ещё одна дочь? - в лоб спросила я.
   Выдержка у Юрия было что надо. Не один мускул на его лице не дрогнул.
   - Не знаю не о какой дочери.
   - Юрий, давайте попробуем договориться?
   - Я же сказал, не знаю, - мужчина резко встал.
   Я тоже поднялась.
   - Юрий!
   - Было приятно увидеться, - поторопился он откланяться, но я его удержала, ухватив за рукав пиджака.
   - Расскажите мне..., пожалуйста! - я умоляюще заглянула ему в глаза. - Вы же знаете...
   - До свидания! - неожиданно перешёл он на "Вы", взгляд его похолодел.
   Я не собиралась сдаваться и цепко держала его за рукав. Мужчина опустил взгляд, посмотрел на мою руку, которой я его удерживала, и так глянул на меня, что у меня ноги подкосились.
   - Всегда можно договориться! - пискнула я, но пальцы всё-таки расцепила.
   Юрий молча развернулся.
   - Доля в бизнесе! - выкрикнула я ему своё предложение. - Позвоните мне! - добавила, уже провожая его взглядом.
   Знает. По реакции поняла. Никакого удивления и вопросов. Оставалась только одна надежда, надежда на его жажду денег. Каждый человек имеет свою цену. Так говорил мне Сергей. Бывают, конечно, отдельные экземпляры. Впрочем, очень редкие и гордые. Но у Юрия Васильевича семья, и семья немаленькая. Живут они неплохо, но и не богато. Так что я была уверенна, что он согласится.
   Делать было нечего, и я поехала домой. Оттуда позвонила Галке. Рассказывать про Верку я ей не стала. Не хотела волновать. Пришлось соврать, что не нашла её. Галка особого значения моим словам не придала и была на седьмом небе от счастья. Они с мужем с нетерпением ждали рождения сына. Я искренне желала им всего хорошего и была очень рада за подругу.
  
   Глава 23
  
   Дни потекли в обычном русле. Я жила в ожидании. А оно как назло затягивалось. Юрий Васильевич так и не позвонил, и я уже стала думать, что не дождусь, как однажды всё-таки раздался долгожданный звонок. Я дрожащими руками держала трубку, "угукала" и кивала. Он назначил встречу в том же кафе.
   - Здравствуйте! - усаживаясь, просияла я.
   - Мы же договаривались, - покачал он головой, укоризненно глядя на меня.
   - Извини! - исправилась я.
   - Я готов всё рассказать, - он был расстроен.
   Я понимала его. Ведь сейчас он придавал своего самого близкого друга, которого считал братом.
   - Отлично, - кивнула я и превратилась вслух.
   - Только у меня есть одно условие. Даже не условие, а просьба.
   - Я слушаю.
   - Петька, конечно, не дурак и сам всё поймёт, но всё же я хочу, чтобы ты ему об этом не говорила.
   - Даю слово, - поклялась я.
   - Они познакомились на какой-то выставке в Америке, - начал повествование Юрий. - Был бурный роман. Но потом, к сожалению, Петька уехал, вернулся в Россию, а Анечка осталась там. Он хотел забрать её с собой, но она отказалась. Сказала, не могу. Прошло несколько лет. Петька обзавёлся семьёй, вроде забыл девушку. Но, - мужчина выдержал паузу. - В общем, он снова полетел в Америку, а вернулся оттуда уже с Верочкой.
   - А кто её мать?
   - Петька сказал, она погибла в автокатастрофе и именно поэтому он и забрал девочку. Но у меня на этот счёт есть свои мысли.
   - Поделишься?
   Юрий кивнул.
   - Я думаю, что мать Верочки Анна Петровна, - выдал он.
   Я чуть не задохнулась от эмоций.
   - Как? С чего вы взяли? - вытаращив глаза, ошарашенно произнесла я.
   - С того, что Анечка, та девушка, работала в то время у твоего мужа Сергея. Петька объявил о её смерти. Я никогда не видел её, но сложив дважды два стал подозревать, что друг от меня что-то скрывает.
   - Ну, хорошо. Так тебе удалось узнать правду?
   - Да. Анна Петровна мать Верочки.
   Услышав это, я испытала такие эмоции, что словами не описать. Анна Петровна всю жизнь считала, что её дочь умерла. Но она оказывается была жива. Всю жизнь женщина винила себя в её смерти. Через всю жизнь пронесла свои страдания. Ведь она так больше и не завела детей. Её обуревал страх. Страх потери. Это ужасно страшно и больно.
   - Не спрашивай, как я это узнал. Авария была подстроена специально. Верочки в машине не было. Вместо неё там нашли тело другой девочки.
   - Это правда? - во всё услышанное верилось с трудом, особенно в последнее.
   - Правда. Я рассказал даже больше. Теперь ты всё знаешь, - сказал мужчина и внимательно посмотрел на меня. Подумав немного, он спросил: - И что ты намеренна делать?
   - Я не знаю, - я была сбита с толку.
   Юрий посмотрел на часы.
   - Мне пора, - сообщил он, готовясь подняться.
   - Как только всё закончится я выполню свою часть обещания.
   - Не спеши. Я сделал это не поэтому.
   Я оторопела.
   - А для чего?
   - Мне жаль ту женщину. Я наслышан о её судьбе. Пережить такое не каждому под силу, - тихо промолвил он и ушёл.
   Я сидела ни жива, ни мертва и жадно ловила ртом воздух. Услышанное с трудом укладывалось в голове. Зачем Пётр Иванович так подло с ней поступил? Отнял дочь, лишив её единственной радости.
   Я не понимала его действий и оправдать не могла. Жизнь Анны Ивановны пошла под откос. Она разрушилась ещё тогда, когда она молоденькой девушкой попала в турецкий бордель. Всю жизнь девушка переживала всё новые и новые удары. Последним ударом стала потеря единственной дочери. Я была обескуражена, дезориентирована и отрешена.
   В таком состоянии я и отправилась домой.
   Скинув в коридоре пальто, прошла на кухню. Сделала кофе и уселась с чашкой на стул. Мои движения были заторможены, мысли тоже. В голове словно бегали муравьи. Но какие-то сонные или пьяные. Что делать дальше я не знала. Стоит ли рассказывать всё Галке? Анне Ивановне? Что это изменит? Примет ли Верка свою мать? И нужна ли той такая дочь?
   Весь вечер я провела в раздумьях. А когда легла спать долго ворочалась и не могла уснуть. Сегодня мне снова приснился сон. Всё повторилось. Я закричала и резко распахнула глаза.
   Остаток ночи я провела сидя на кровати и укутавшись в одеяло. Чувствовала себя я полностью опустошённой и уставшей. Создавалось впечатление, что меня взяли, отжали и бросили. Из головы не выходила Анна Ивановна. Одна справиться с этой проблемой я не могла. Нужен был совет кого-то близкого, но в данной ситуации я была связанна по рукам и ногам. Я не хотела навредить Галке своим рассказом. А больше кроме неё у меня никого и не было.
   Рано утром я приняла решение уехать в деревню. Там я смогу всё спокойно обдумать. В моей душе уже давно поселилась ненависти, а в голове намертво засело желание отомстить. Теперь же я видела в Верке не только врага, который отнял у меня всё, но и дочь дорого мне человечка.
   Сообщив Зигеру, что мы уезжаем, я принялась собираться. Быстро сложила вещи и сунула их в дорожную сумку. Туда же бросила документы. Натянула джинсы с футболкой и отправилась готовить завтрак.
   Кушали мы в тишине. Зигер задумчиво следил за мной, глазами словно спрашивая: "Куда мы едем и зачем? Что-то случилось?", я не обращала на это внимания и находилась в своих мыслях.
   Вымыв посуду и убрав со стола, я перекрыла газ, выткнула всё из розеток и, убедившись, что всё хорошо, обвела квартиру прощальным взглядом. Привыкнуть к ней я ещё не успела, но всё равно было грустно уезжать. Дороги до деревни я не помнила. Пришлось звонить Сашке. Илье звонить почему-то не хотелось.
   Вскоре мы уже ехали в направления Питера. Я курила в открытое окно, Зигер же, высунувшись, ловил потоки воздуха. Как же они любят это дело! Прям балдеют. По пути мы несколько раз заезжали перекусить. Несмотря на то, что выехали мы достаточно рано, приехали мы, когда уже стемнело. На подъезде к деревне мы взяли попутчицу. Девушка мне понравилась.
   - А вы к нам на долго? - полюбопытствовала она.
   - Как получиться, - я улыбнулась.
   - Меня Никой зовут, - представилась девушка и протянула мне ручку.
   - Ксюша, - улыбнулась я в ответ, и мы скрепили наше знакомство рукопожатием.
   - Пёс у вас классный! - воодушевленно воскликнула она, рассматривая Зигера.
   - Спасибо! - поблагодарила я. - И давай на "ты".
   - Я только за!
   - Не страшно вот так одной...?
   - Наш автобус сломался.
   Ответ показался мне неправдоподобным, но я промолчала. Во-первых, не было никакого автобуса. По крайней мере, я его не наблюдала. Во-вторых, где пассажиры? Их тоже не видать. И в-третьих, поздновато как-то для автобуса.
   - Я вообще в городе живу, - через некоторое время заговорила девушка. - Учусь, - пояснила она. - Сюда к бабушке приезжаю.
   Я улыбнулась. Сразу вспомнилась моя студенческая жизнь и поездки к моей бабушке в ближайшее Подмосковье.
   - Ты тоже учишься? - это я восприняла как комплимент.
   - Нет, - слегка смутилась я. - Я уже отучилась.
   - Правда? А я думала учишься.
   - Нет.
   - А к кому едешь? - это я посчитала излишним любопытством и отвечать не стала.
   - Слушай! У нас завтра дискотека будет. Пойдёшь? - проговорила Ника и с надеждой уставилась на меня.
   - Дискотека? - к предложению я отнеслась скептически.
   - Зря ты так, - обиделась Ника. - Дискотека хорошая, - и надулась как мышь на крупу.
   Мне сразу вспомнилась дискотека у бабушки в деревне. Деревянный пол, у которого проваливаются доски, и ужасно громыхающие грязным звучанием колонки.
   - Ну, возможно, - после некоторых раздумий, проговорила я.
   - Ура! - обрадовалась Ника и захлопала в ладоши. - А ту я боялась, что придётся одной идти, - поделилась она со мной своей бедой.
   - У тебя что, совсем подруг здесь нет?
   - Почему нет? Были. Только уехали все. Одна я к бабушке приезжаю, - Ника погрустнела.
   - Ладно, пойду, - решила согласиться я.
   Ника чуть не подпрыгнула от счастья. Мы как раз въехали в деревню.
   - Какой дом? - спросила я.
   - Я покажу, - спохватилась девушка и превратилась в штурмана.
   - Так ты здесь живёшь? - разглядывая добротный трёхэтажный дом, спросила я.
   - А! Это папа бабушке такой дом построил. Раньше здесь избушка была, - засмеялась девушка, а я отметила, что рукастый у неё папа раз такой дом отстроил, но всё же уточнила:
   - Сам?
   - Ага, - с гордостью заявила она.
   - И сколько времени ушло на строительство? - чисто из праздного любопытства задала я вопрос.
   - Почти два года.
   - Молодец! - искренне похвалила я.
   - Он вообще у меня хозяйственный. В квартире евроремонт сам сделал, мебель тоже... из дерева. Бабушке тем летом тёлочку купил, кур.
   - Повезло тебе с отцом.
   - Не жалуюсь, - улыбнулась Ника. - Ладно, мне пора. Спасибо! Завтра жду, - напомнила она.
   - Я зайду.
   - А сегодня что будешь делать?
   - Пока не знаю, - пожала я плечами.
   - Если что приходи.
   - Хорошо, - я улыбнулась. - Пока!
   - Пока!
   Илья меня ждал. Стоило мне подъехать как он выскочил из дома. Я не торопясь припарковалась и вышла из машины. Илья стоял на крыльце и широко улыбался. Я мешкала. Он не выдержал и бросился ко мне. Объятья были крепкими и жаркими. Мне даже показалось, что он мне рёбра переломает. Пискнув, я отстранилась.
   - Идём в дом, - засуетился Илья, обнимая меня за талию.
   - Подожди! - я встала как вкопанная.
   - Что?
   - У меня есть одно условие.
   - Какое? - с готовностью проговорил он и в ожидании замолчал.
   - Ты больше никогда не попытаешься меня увезти... против моей воли. Никогда, - последнее слово я специально выделила интонацией, акцентируя на нём внимание.
   - Хорошо.
   - Пообещай.
   - Обещаю, - Илья театрально положил руку на сердце.
   - Ладно, - успокоилась я и мы пошли в дом. Зигер остался во дворе.
   - Ты голодная?
   - Немного.
   - Сейчас я накрою, - пытаясь угодить, забегал Илья по кухне.
   - Я сама, - остановила его я и направилась к плите.
   Ужин мы провели в задумчивом молчании. После Илья спросил:
   - Ты сделала то, что должна была?
   Тема была мне неприятна. Встав, я стала убирать со стола, скидывая грязную посуду в раковину.
   - Нет, - нехотя ответила я.
   - Не нашла?
   - Кого? - включила я дурочку.
   - Верку.
   - Пойдём прогуляемся? - вместо ответа сказала я.
   Илья вздохнул, но согласился. Молча дождался пока я помою посуду и, взяв меня за руку, повёл на прогулку.
   По пути мы встретили Нику. Девушка гуляла с огромной овчаркой с неё ростом. Я даже перепугалась за Зигера, но Ника меня обрадовала, что у неё девочка. Мне стало плохо. Если эта девочка такая, то каким был бы мальчик?!
   - Это ведь кавказец? - с видом знатока проговорил Илья.
   - Нет, - засмеялась я, - это среднеазиатская овчарка.
   - Да, - встряла Ника. - А проще говоря Алабай.
   - Красавица, - Илье собака понравилась, а вот мне не особо.
   - Вы гулять? - обратилась ко мне девушка.
   - Ага. Составишь нам компанию?
   - С удовольствием! - просияла она.
   Сначала мы прогулялись по посёлку. Зигер вёл себя хорошо, Никина девочка тоже, и мы спустили их с поводков. Собаки весело резвились, высунув языки, а я смотрела на них и слегка завидовала. Они удивительны, любознательны, преданны и жизнелюбивы. Для них не важно кто ты и что ты, главное, чтобы ты был рядом и этого им достаточно. Каждый день для них - это новое открытие, счастливые прогулки с любимым хозяином, игры с сородичами. Они умеют радоваться жизни и любят её. Одним словом, они удивительные существа.
   Прогулявшись по посёлку, мы решили спуститься к реке. Там как-то само по себе возникло желание пожарить шашлыки, и мы отправили Илюшку в магазин.
   - Здесь так замечательно, - прикрывая глаза и подставляя лицо слабому ветерку, улыбнулась Ника.
   - Мне тоже здесь очень нравится, - призналась в свою очередь я. - Даже уезжать неохота.
   - Так ты и не уезжай.
   - Как же? Я не могу, - расстроенно произнесла я.
   - А я закончу учёбу и вернусь сюда. В Питере всё не так. Хотя мы давно там живём, но в этом городе всё чужое. Белые ночи, разведённые мосты и всё такое, - Ника поморщилась. - Лучше здесь. Спокойней.
   - Да-а-а, - расслаблено промолвила я, вытягивая ноги.
   Мы сидели на траве.
   За разговорами не заметили, что вернулся Илья и обратили на него внимание лишь тогда, когда он разжёг костёр. Огонь оранжевыми всполохами поднимался в воздух, даря нам свет и тепло. Языки пламени отражались на мангале, делая его красным. Я засмотрелась.
   - Сапфира! - Илья тронул меня за плечо.
   - А? - спохватилась я и глупо заморгала.
   - Шампанского налить? - они с Никой переглянулись.
   Я перевела на неё взгляд. Девушка сидела с обычным пластиковым стаканчиком в руках и улыбалась. По краям виднелась белая пенка.
   - Да, налей, - кивнула я.
   Давненько я так не сидела, можно сказать сто лет. Меня совершенно не смущало, что мы сидим на голой траве, что пьём шампанское из одноразовых стаканчиков, наоборот, всё это напоминало мне о моей прошлой жизни, о той, в которой не было забот и места печали.
   Шашлыки получились пальчики оближешь. Я с аппетитом ела ароматное мясо и запивала всё это дело шампанским. Ника с Ильёй надо мной подшучивали и не могли понять, как можно совмещать сладкое с солёным. Я же отмахивалась от них и смеялась, говоря, что могу съесть пирожное, щедро политое майонезом. Ребята не верили. В конце концов мы поспорили. В общем, если я смогу, мне будет полагаться любое желание. По-детски, конечно, но было очень весело. Хохотали мы на всю деревню. Собаки носились рядом, изредка подбегая, сцапывая вкусняшку и убегая по своим собачьим делам. Жаль, у нас не было гитары. Сначала мы слушали музыку на телефоне, а потом, напившись, запели наши народные. Фурор произвела песня "Тонкая рябина". Кстати, трио получилось обалденное.
   К концу посиделок я совершенно счастливая сидела на поваленном дереве, которое приволок Илья, и присматривалась к ребятам. В голове созрел план. Ника с Ильёй отлично смотрелись вместе и ладили. Создавалось впечатление, что они знают друг друга тысячу лет. Было бы здорово если бы у них всё получилось.
   - Наверное, пора закругляться, - глянув на часы, сказала Ника.
   Мы вынуждены были с ней согласиться, так как время и вправду было уже много.
   - Меня бабушка скорее всего уже потеряла, - добавила девушка и мы принялись собираться.
   Проводив Нику до дома, мы не торопясь отправились к себе. Илюшка явно перебрал и на ногах держался с трудом. Не люблю пьяных мужчин. Вообще пьяных не люблю.
   В коридоре меня ждал неожиданный сюрприз. И откуда столько прыти? В общем, Илья как бешенный накинулся на меня, жадно покрывая поцелуями шею и шаря руками по телу. Я хотела было его оттолкнуть, но куда там. Как клещ прицепился, не отвертишься. Он даже умудрился на руках отнести меня в комнату.
   Аккуратно опустив меня на кровать, мужчина навис сверху. Я сжалась под его пристальным взглядом. Он показался мне таким властным и сильным, что я спасовала и прекратила брыкаться. Замерев, зачаровано смотрела ему в глаза и не дышала.
   Уголки его губ слегка приподнялись. Проведя тыльной стороной ладони по моей щеке, мужчина остановил свой взгляд на моих губах. Второй рукой он плавно поднимался вверх по ноге. Вплотную приблизив своё лицо к моему, он обжёг дыханием кожу и оставил на моих губах долгий, сладкий поцелуй. Им он словно заявлял свои права на меня. Мне это не понравилось, и я отвернулась. Его губы скользнули по щеке. И ему это тоже не понравилось. Ухватив меня за подбородок, он грубо смял мои губы в требовательном поцелуе. Он требовал отдачи, хотел подчинить, разжечь во мне огонь. Рука погладила по внутренней стороне бёдер, из меня вырвался стон. Закусив губу, я закрыла глаза. Его ласки были умелыми и настойчивыми. Он, легко касаясь губами, целовал мою шею, ласкал меня пальцами, заставляя дрожать и изнемогать от желания.
   Ворвался он в меня резко. Одним толчком войдя на всю длину. Я выгнулась дугой и блаженно застонала. Илья провёл большим пальцем по моей нижней губе. Я легонько куснула его за подушечку. Взгляд мужчины стал слегка туманным. Закрыв глаза, он скрестил мои руки у меня над головой, заставляя меня чувствовать себя беззащитной, и ускорил темп...
  
   Глава 24
  
   Утром я проснулась от умопомрачительного аромата кофе. Потянувшись на кровати, довольно улыбнулась. Тело было таким лёгким, что я как птичка спорхнула с кровати.
   Первые впечатления оказались обманчивыми, потому что стоило мне сделать шаг как я почувствовала себя выжитым лимоном. Только засобиралась накинуть халат, как дверь распахнулась. Илья светился как стовольтная лампочка и лыбился во все тридцать два. В руках он нёс поднос.
   - Не, не вставай, - замер он на мгновенье. - Не порть мой сюрприз, - и указал взглядом на дымящийся кофе.
   - Кофе в кровать? - промурлыкала я, впрочем, возвращаясь на место.
   - Завтрак в кровать, - подмигнул он и подошёл ко мне.
   - Какая забота... Розы? - заметив букет, изумилась я.
   И как сразу не заметила? Наверное, их благоухание заглушил аромат кофе. Хотя это не оправдание. Как можно было под носом не заметить огромный букет алых роз?
   - Тебе нравится? - ставя поднос на кровать рядом со мной, с замиранием сердца спросил Илья.
   - Очень, - моих губ коснулась улыбка. Протянув руку, я запустила её ему в волосы и притянула к себе.
   - Я люблю тебя, - отстранившись, в который раз признался Илья.
   - Кофе остынет! - ахнула я и игриво рассмеялась.
   Илья не смог скрыть своих эмоций и грустно отвернулся. Я же принялась насильно запихивать в себя омлет, который, если честно, жутко надоел.
   - Какие планы на сегодня? - поинтересовался Илья.
   Я отставила поднос, взяв с него чашку кофе. Во рту после вчерашнего пересохло.
   - Вечером меня ждёт Ника, - честно ответила я.
   - Хотите с собаками погулять и посплетничать? - Илья сделал хитрое лицо.
   - Почти, - делая глоток, кивнула я. - Она пригласила меня на дискотеку.
   Это заявление Илье ооочееень не понравилось.
   - Что? - я приподняла бровь, давая понять, что всё равно пойду.
   - Ничего, - выдохнул он.
   - Не злись, - начала я подмазываться. - Это ведь всего лишь дискотека, - и мило оскалившись, жадно впилась в его губы.
   На дискотеку меня отпустила скрепя душой. Сквозь сжатые зубы пожелали удачи и отпустили с "миром". Я уразумела. Этот поход мне просто так не дастся. После придётся слёзно вымаливать прощения.
   С нарядом я перестаралась. Не подумав надела одно из самых дорогих платьев. Но войдя во внутрь, поняла, что этого никто и не заметил. Точнее не понял. А вот с туфлями я правда погорячилась. Шпилька так и норовила попасть в щель между досок и застрять. Про танцы мне пришлось забыть.
   Дойдя до сцены, встала в ожидании. Ника болтала со своим одноклассником на улице.
   - Ксюша! - воскликнула она, подбежав со спины.
   Вздрогнув, я повернулась.
   - Знакомься, это мой одноклассник Лёша, - представила она мне парня.
   - Ксюша, - я дружелюбно улыбнулась.
   - Очень приятно, - рассматривая меня жадным взглядом, сказал он.
   - Взаимно, - вежливо ответила я и отвернулась.
   Парень, не стесняясь, лапал меня взглядом. Да, именно лапал. Мне это не особо нравилось и даже раздражало. Ника весело подпрыгнула, когда загромыхала музыка, и умчалась танцевать. Одна! Лучше бы этого с собой утащила!
   - Пойдёшь? - Лёша дотронулся до моего плеча, привлекая внимание.
   Я повернулась. Многозначительно указав взглядом на свои туфли, продемонстрировала каблук.
   - И что?
   Таких непонятливых я ещё не встречала.
   - Боюсь, это невозможно.
   - Почему?
   О Боже, дай мне терпения!
   - Каблук застрянет! - я закатила глаза.
   - А, - он почесал затылок. - Теперь понял.
   Слава Богу!
   - А ты откуда?
   - Из Москвы.
   - С Москвы?
   На его это "С" я внимания не обратила.
   - Угу.
   - Квартиру там снимаешь? Учишься? - посыпались вопросы.
   - Снимаю, - не стала я всего рассказывать. - Но не учусь. Уже отучилась, - пояснила я. Общаться с ним почему-то совсем не хотелось.
   - Замужем? - любопытно уставился он на меня, а я почувствовала, как защипало глаза и сжалось сердце.
   - Может, пойдёшь потанцуешь? Нике, наверное, скучно, - намёков Лёша не понимал и именно поэтому продолжил стоять столбом.
   - Пива хочешь?
   - Нет, спасибо! - уже теряя терпение произнесла я, натянув на лицо улыбку. Правда получился какой-то нервный оскал. Даже глаз задёргался.
   - После дискотеки прогуляемся?
   Его настойчивость и бестактность откровенно бесили. Но убило меня на повал другое.
   - А я умею делать замечательный массаж, - вот это и убило. - Знаешь, как расслабляет?
   - Я предпочитаю посещать салон, - сдержано ответила я, ища глазами Нику.
   Девушка плясала в окружении парней и явно ощущала себя богиней вечеринки. Я подошла к ней.
   - Ник, мне пора, - чуть наклонившись, шепнула я ей на ушко.
   - Лёшка тебя проводит, - ничуть не расстроившись, отмахнулась она, и провалилась в нирвану.
   Тяжело вздохнув, я скосила на него настороженный взгляд. Этот павлин стоял рядом и всё слышал. Идея меня проводить ему понравилась. Я же была не в восторге.
   - Ты уверенна? - снова наклонилась я к Нике.
   - Ты чего? - на мгновенье прервалась она. - Я его сто лет знаю! Он классный парень! - воскликнула девушка и бросилась в пляс.
   - Классный, так классный, - пробурчала я. - Пойдём. Проводишь меня, - и направилась к выходу.
   Лёшка засеменил следом. Пол дороги он молчал. Наверное, план вынашивал. Интуиция меня не обманула и стоило нам войти на тёмный участок как парень прижал меня к дереву. Убью, гада! Я рассвирепела.
   - Ну что ты как целка, - выдал он, пыхтя как паровоз.
   Это было последней каплей. Сначала я влепила ему коленкой прямёхонько в пах. Парень загнулся. Далее должен был следовать удар локтем в спину, но я, оценив ситуацию, поняла, что ему этого хватит и не стала.
   Толкнув его, так, чтобы он упал на землю, побежала прочь, слушая вслед совсем нелестные словечки. Да и пусть ругается. Будет знать, как к порядочным девушкам приставать. Это ему урок на будущее.
   Гнаться за мной он не стал, но я всё равно бежала. В боку кололо, туфли пришлось снять. Маленькие камушки больно впивались в ступни. Главное, чтобы стекло не попалось. Остальное не страшно. И чтобы этот псих не догнал. Мало ли, может, крадётся где сзади. Эти мысли меня посетили, когда я уже перешла на шаг. Бежать банально устала.
   До дома оставалось считаных пятьдесят метров. Я облегчённо выдохнула и расслабилась. Не смотря на темноту вокруг, чем ближе я подходила к дому, тем спокойней и увереннее себя чувствовала.
   Сойдя с тропинки на дорогу, начала её переходить, но наступила на какой-то острый булыжник и ойкнула. Резко одёрнув ногу, наклонилась, чтобы осмотреть повреждения. Это и вправду был камень и существенных травм не нанёс. Я обрадовалась. Выпрямившись, сделала шаг, как меня остановил шнурок, накинутый на шею. Кто это был я знать не знала. Закричать тоже не могла. Кислород быстро заканчивался. Попробовала вырваться и сорвать шнурок, но не получилось. Кто-то очень сильно хотел меня придушить.
   Я с надеждой смотрела на наш дом и со слезами на глазах терпела невыносимую боль. Сначала лёгкие жгло, потом мне стало казаться, что они вот-вот разорвутся на части. Убийца был безжалостен. Он специально затягивал с убийством. Видать хотел, чтобы перед смертью я помучалась. Иногда шнурок ослабевал, я успевала делать глоток воздуха, превозмогая боль, и шнурок снова затягивался. Так было несколько раз, пока сознание не стало улетучиваться. Последнее, что я увидела, лёжа на холодной траве, это улыбающееся лицо Верки...
  
   ***
  
   В этом странном сне было так легко и хорошо, что не хотелось просыпаться. Я не понимала, что происходит. Я, то взымала в воздух, то снова возвращалась на землю. Словно я какое-то свободное тело, которое способно на всё из ряда фантастики.
   Свет в конце тоннеля мне так и не повстречался, а из памяти словно вырезали всё, что происходило со мной когда-то. Память была совершенно чистой, как лист бумаги, не тронутый чернилами. Зато я помнила Сергея. Ровно до того момента, как его убили.
   Я стояла у окна и смотрела как он подъезжает. В этот раз я не стала дожидаться и радостно помчалась вниз по лестнице. Я предвкушала наш с ним ужин и была счастлива как никогда. Хотелось петь и танцевать.
   Перепрыгивая через две ступеньки и придерживая подол платья, я выскочила в холл и встала напротив двери. Не забыла поправить причёску. Проверила платье. Оно красиво струилось до самого пола, создавая внизу яркую лужицу.
   Сергей вошёл такой красивый и статный, что я затаила дыхание. Мелкие морщинки на родном лице смотрелись красиво и совсем не портили внешний вид. Я любила каждую его морщинку, каждую чёрточку. Всё любила. Ведь он мой самый родной и близкий человечек на свете.
   Радостно подпрыгнув, я запищала и бросилась к нему на шею. Сергей обхватил меня за талию, приподнял и покружил. Я рассмеялась. Поставив меня на пол, Сергей нежно заглянул мне в глаза и поцеловал.
   - Всё готово? - спросил он.
   - Готово, - чувствуя себя полностью счастливой ответила я.
   Сергей обнял меня за плечи, прижал к себе, и мы пошли. Сделав несколько шагов, я, улыбаясь, посмотрела на нас в зеркало, стоящее чуть левее. Мы смотрелись вместе, и я обожала любоваться на нас. Главное, что в этом отражении мы были вдвоём.
   В один момент я увидела в нём ещё одно отражение. Остановившись, присмотрелась. Иван стоял у нас за спинами и целился в Сергея. Я чуть не закричала. Действия замедлились. Словно кто-то нажал на паузу. Я чётко увидела, как он снимает пистолет с предохранителя и перемещает палец на курок.
   Испуганно посмотрев на Сергея, я резко вырвалась, кинула быстрый взгляд в зеркало и закрыла Сергея собой. Раздался выстрел, Иван выругался и в этот момент острая боль обожгла всё тело.
   Не издав ни звука, я начала оседать на пол. Сергей успел поймать меня в последний момент, опустился на пол вместе со мной и положил меня к себе на колени. Достав пистолет, он прицелился и выстрелил в Ивана. Тот замертво упал, не успев даже пискнуть.
   Я лежала на руках своего любимого и улыбалась. Кровь быстро заполняла рот, веки тяжелели. Я вспомнила всё. Вспомнила как потеряла его тогда, как не смогла уберечь и спасти. Вспомнила все свои сны, связанные с этим злополучным холлом.
   Не смотря на приближающуюся смерть, я была счастлива. Я сумела его спасти. Меня словно отпустило. Моя боль поутихла, но не исчезла совсем. Сергей плакал, а я была счастлива и улыбалась. Он просил меня не уходить, умолял остаться, но я знала, понимала, делая выбор, что-либо он, либо я и я выбрала жизнь для него и смерть для себя...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"