Корнев Павел Николаевич: другие произведения.

Жнец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.88*12  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Людям кружат голову богатство и власть, бесов манит огонь человеческих душ. Но и те и другие лишь марионетки скрывающегося во тьме кукловода. Игрока, для которого раздирающая Святые земли война не более чем способ добиться собственной цели. Вот только даже призрачные нити оставляют следы, а значит, рано или поздно рыцари плаща и кинжала нанесут ответный удар. И пусть холодная сталь бессильна против порождений Бездны, но иной раз грязные приемы в буквальном смысле слова творят чудеса. Агент тайной службы Себастьян Март получил еще один шанс, но по силам ли ему переиграть таинственного Жнеца? И не пожалеет ли он в итоге о несостоявшейся прогулке на эшафот? Купить, Электронный текст

  Жнец
  
  
  Экзорцист
  Ещё один шанс?
  
  месяц святого Огюста Зодчего
  год 973 от Великого Собора
  
  
   Допрос - это всегда неприятно. Особенно, если арестанта выворачивает наизнанку не замученный рутиной стражник, а профессионал, твёрдо намеренный получить нужный ему результат. Юли - не юли, всё одно рано или поздно он выведет тебя на чистую воду. Нет, можно, конечно, запираться и не отвечать на вопросы вообще - но не советую. В этом случае придёт черёд специалиста несколько иного профиля и, вполне может статься, клещи и раскалённое железо заставят рассказать даже то, до чего никогда не докопался бы обычный дознаватель.
   Именно поэтому я и не думал отмалчиваться, благо на этот раз совесть была абсолютно чиста. Но вот убедить в этом следователя никак не получалось. Ну да работа у человека такая - никому не верить. Мне и самому на его месте оказываться не раз доводилось, прекрасно представляю, каких нервов стоит не сорваться на крик или не влепить затрещину. Что ни говори, далеко не каждый может без малого сутки сдерживать себя, получая на одни и те же вопросы одни и те же ответы.
   Нет - вру. Формулировки вопросов и их порядок постоянно менялся. Будь мне что скрывать, давно бы уже попался на противоречиях, да и так обходить пару скользких моментов удавалось с величайшим трудом.
   - Сколько наконечников вы вывезли с острова? - делая какие-то пометки на лежавшем перед ним листе писчей бумаги, в очередной раз уточнил дознаватель.
   - Двадцать семь, - скользнув взглядом по невзрачному мужчине средних лет, зажмурился я и помассировал уставшие глаза.
   - Другие наконечники на острове имеются?
   - Нет. - Перед отплытием я по настоянию Рауля всё же прошёлся по лесу, выискивая остававшиеся в деревьях куски проклятого металла. - Но островитяне пообещали изготовить за зиму ещё два...
   - Как именно выглядели наконечники? - пропустил мою последнюю реплику мимо ушей дознаватель.
   - Тёмный металл, без каких-либо следов ржавчины, довольно грубая ковка...
   - То есть, в адмиралтейство вы привезли другие наконечники?
   - В Адмиралтейство наконечники привёз не я.
   - И тем не менее?
   - Другие.
   - Почему же тогда вы заявили, что "тьма слишком сильна", и захлопнули крышку сундука? - уставился на меня дознаватель, под глазами которого набухли тёмные мешки. - Как вы это объясните?
   - В тот мне момент показалось неразумным объявлять во всеуслышание о пропаже наконечников, - пожал я плечами. И так потом Паре чуть не прибил, реакцию же остальных вельмож страшно было даже представить. Четвертовали бы, как пить дать - четвертовали. Без суда и следствия, прямо на месте.
   - Вы с первого взгляда смогли определить, что кто-то подменил содержимое сундука?
   - Да.
   - Каким образом?
   - Появление ржавчины. Другие размеры. Отсутствие проклятия.
   - Кто-нибудь другой мог заметить подмену?
   - По первым двум признакам - граф Луринга и Вильям Чесмарци. Но они в сундук заглянуть не успели.
   - Кто ещё?
   - По третьему признаку любой из братьев-экзорцистов. Если бы им объяснили, на что следует обратить внимание.
   - Когда вы последний раз видели настоящие наконечники? - вновь взялся за перо дознаватель.
   - На корабле, перед тем, как был заколочен сундук.
   - Кто ещё находился с вами в тот момент?
   - Граф Луринга и Вильям Чесмарци. - Все эти вопросы давно уже сидели у меня в печёнке, но выказывать своего раздражения ни в коем случае не стоило. Как бы чего не вышло. Дыбы там или игл под ногти...
   - В дальнейшем кто-нибудь из вас оставался наедине с сундуком?
   - Нет, мы сразу вытащили его на пирсы.
   - Таким образом, вы утверждаете, что возможность подменить наконечники была только у Джоэля Янга и Грая Фокса, доверенных лиц главы надзорной коллегии Якоба Ланье?
   - Я ничего такого не утверждаю. Я говорю лишь о том, что к ним в карету погрузили настоящие наконечники, а в Адмиралтейство привезли уже подделку. Как и кем был осуществлён подлог, мне неизвестно.
   - Хорошо, - задумчиво уставился в потолок следователь, - если рассуждать теоретически, могли Янг и Фокс вскрыть сундук и спрятать наконечники под одеждой или в карете?
   - Нет. - Выдвигать обвинения против этих господ было весьма и весьма недальновидно. Это всё равно что прилюдно в лицо Ланье плюнуть. - Я находился рядом с ними и почувствовал бы исходящие от металла эманации тьмы.
   - Но пропажу наконечников вы обнаружили, лишь открыв сундук! - попытался подловить меня на противоречиях дознаватель.
   - На сундук были нанесены специальные знаки, блокировавшие тьму внутри.
   - Вот оно как, - почесал нос пером мужчина и неожиданно решил сменить тему: - Кто организовал нападение на брата-экзорциста во время плаванья?
   - Не знаю, - совершенно искренне ответил я.
   - Но какие-либо предположения у вас по этому поводу имеются?
   - Вариантов немного: или Ланс, или Драгарн.
   - Почему же вы не захватили агента противника живым?
   - После нападения на корабле состояние моего здоровья оставляло желать лучшего. - Я невольно поморщился из-за кольнувшей макушку боли. - А на острове задержание исполнителя живым могло поставить под угрозу выполнение первоочередной задачи.
   - Ясно, - вновь сделал какую-то пометку дознаватель. - И тем не менее, Драгарн или Ланс?
   - Преследовавший нас корабль шёл под флагом военного флота Драгарна, но способ поддержания связи более характерен для еретиков...
   В этот момент скрипнула дверь, и в комнату заглянул Малькольм Паре.
   - Вы ещё не закончили? - уточнил он.
   - В принципе, вопросов у меня больше нет, ваше сиятельство, - покачал головой дознаватель.
   - Себастьян...
   - Да? - невольно напрягся я.
   - Пошли...
   Я поднялся со стула и на негнущихся ногах зашагал на выход. Вряд ли, конечно, Паре меня в пыточную или на эшафот самолично сопроводить решил, но задание-то, как ни крути, провалено. За такое по голове не погладят. И от того, что не один в столь неприглядном положении оказался, ничуть не легче. Запросто козлом отпущения сделать могут. Пусть Малькольм Паре вполне довольным жизнью выглядит, расслабляться не стоит - он-то как раз сухим из воды при любом раскладе выйдет. А раз пропажа наконечников головной болью надзорной коллегии стала, ещё и в выигрыше останется.
   - Надеюсь, мы не в пыточную перемещаемся, ваше сиятельство? - не шибко весело пошутил я.
   - Нет, она дальше по коридору, - то ли отшутился, то ли на полном серьёзе сказал Паре и начал подниматься по лестнице на второй этаж. - Я, конечно, не могу ничего гарантировать, но если не будешь валять дурака, посещение оной тебе не грозит.
   - Вот спасибо, - буркнул я, - успокоили, так успокоили...
   Граф только хмыкнул и ничего на это саркастическое замечание отвечать не стал. Проводив меня в просторный кабинет, он указал на застеленный белой скатертью стол с расставленными вокруг него плетеными креслами и предложил:
   - Присаживайся.
   - Нежели кормить будут? - усмехнулся я и подошёл к широченному, практически во всю стену, окну. Привезли меня сюда ночью, и ничего толком рассмотреть возможности не представилось. А как ни крути, любопытно глянуть, где именно мы сейчас находимся.
   За окном оказался сад. Начавшие желтеть деревья, ухоженные газоны, посыпанные мелкой галькой тропинки.
   Где я?!
   - Мне казалось, человеку в твоём положении кусок в горло не полезет, - как бы невзначай намекнул Паре, что расслабляться не стоит.
   - Совершенно верно! - Ухмыльнулся я и принялся разглядывать висевшие на стенах картины. Ничего в этой мазне не понимаю, но одно могу сказать точно - рамы вовсе не из дешёвых. На полу ковры, портьеры золотыми нитями прошиты. - А знаете почему? Потому что у меня язык к глотке присох уже!
   - Ну, на чай можешь рассчитывать.
   - Ваша доброта не знает границ, - вновь отвернулся я к окну. - Где это мы, господин Паре?
   Ответил мне не Малькольм. Непонятно когда успевший присоединиться к нам мужчина средних лет пожал графу руку и улыбнулся:
   - Вы в моём охотничьем домике.
   - Ваша светлость... - вздрогнув от неожиданности, поклонился я. Скажи мне кто ещё вчера, что буду чаи с советником его величества распивать, - даже не улыбнулся бы. А ведь без чая точно не обойдётся, слуги стол на три персоны сервируют. Охотничий домик? Ну надо же...
   - Присаживайтесь, - предложил герцог Мор. - Разговор нам долгий предстоит.
   - К полудню мне надо быть во дворце, - напомнил Малькольм Паре.
   - Не настолько долгий.
   Я уселся за стол, и моментально оказавшийся рядом слуга наполнил чашку.
   - Думаю, Себастьян, вы гадаете, зачем мы здесь собрались? - прищурился внимательно разглядывавший меня герцог, когда слуги покинули кабинет.
   - Нет, - покачал головой я. - Вот причина, по которой здесь оказался я, действительно представляет определённый интерес, ваша светлость.
   - Рауль отзывался о вас лучшим образом...
   - И, тем не менее, это не объясняет, почему я пью чай, а не даю показания.
   - Ну, тебе хватило ума захлопнуть крышку сундука до того, как обнаружилась подмена, - усмехнулся Малькольм Паре и, подцепив щипчиками, кинул в чашку один кусочек сахара.
   - Исчезновение наконечников не предано огласке?
   - Именно.
   - И выходит, надо отыскать их, прежде чем станет известно о пропаже, - продолжил я выстраивать логическую цепочку, - лишних людей посвящать в происходящее нецелесообразно, поэтому вновь возникла необходимость в моих услугах.
   - Тоже верно.
   - В итоге, всё упирается во время. Как долго можно будет замалчивать это происшествие?
   - Кого надо мы о пропаже уже известили, - немало удивил меня своим заявлением герцог. - Остальные... остальные не должны узнать о ней вовсе.
   - Боюсь, я уже ничего не понимаю, - признал очевидное я и, чтобы скрыть замешательство, отпил чая.
   - Чей корабль пытался перехватить вас в море? - неожиданно поинтересовался Малькольм. - Кем была завербована часть отправленных в экспедицию солдат?
   - Драгарн?
   - Именно.
   - И маршала на том заседании не было, - припомнил я. Просто совпадение или надзорная коллегия подсуетилась?
   - Граф Ильме подал в отставку по состоянию здоровья, - улыбнулся герцог Мор.
   - Вероятно, кто-то из его ведомства оказался агентом Драгарна?
   - Один из заместителей, - просветил меня Паре. - В Лиране узнали о наконечниках и решили наложить на них руку, но к счастью попытка эта успехом не увенчалась.
   - Получается, они уверены, что наконечники находятся у нас! - ухмыльнулся я.
   - И поскольку это обстоятельство может переломить ход войны, Драгарн вынужден пойти на уступки. Усиление Ланса играет им на руку только до определённого предела, - подтвердил граф мою догадку.
   - Заключённый союз обошёлся нам очень недёшево, помимо возвращения части Протектората мы должны передать Дарагарну полдюжины наконечников, - объяснил герцог. - До сих пор всё висит на волоске, и это нельзя не принимать во внимание!
   - Какие-то зацепки уже есть? - сразу перешёл к сути дела я.
   - Если не брать в расчёт возможность вашего сговора... - до дрожи напугал меня намеренно сделавший паузу советник короля, - похитить наконечники могли только люди Ланье.
   - Выходит, их слово против нашего...
   - Ланье временно отстранён от работы и находится под домашним арестом, - как-то очень буднично заявил Малькольм Паре, - он не в состоянии оказать влияния на результаты расследования.
   - На каком основании его отстранили?
   - Официально? Провалил работу по выявлению драгарнской агентуры.
   - Вы действительно полагаете, что именно Ланье организовал похищение наконечников? - Мысль эта просто не укладывалась у меня в голове. - Или... или просто подвернулась удачная возможность лишить его влияния?
   - Как бы нам ни хотелось утопить Якоба, - очень медленно проговорил герцог, - в первую очередь необходимо вернуть наконечники.
   - К тому же некоторые нюансы позволяют сделать вывод о непричастности к этому делу господина Ланье, - поднялся из-за стола Малькольм.
   - Какие именно?
   - Джоэль и Грай - мертвы.
   - Это ещё ни о чём не говорит, - покачал головой я. Пусть волкодавы и были преданы лично главе надзорной коллегии, но при необходимости Ланье мог пожертвовать ими без малейших колебаний. Слишком ставки высоки, чтобы сентиментальничать. - Даже наоборот.
   - Осмотревшие тела медики убеждены, что они умерли накануне вашего прибытия в Акраю.
   - Вот как... - Удержаться от проклятия удалось с превеликим трудом. - На редкость запутанное дело...
   - Найдите наконечники, - пропустил мимо ушей эту сентенцию герцог Мор и, не прощаясь, покинул кабинет. Даже о последствиях предупреждать не стал. Да и зачем? И так всё ясно.
   - Так понимаю, меня назначили козлом отпущения? - уточнил я у Паре.
   - Не козлом отпущения, а старшим оперативной группы по розыску похищенного, - покачал головой граф и добавил: - Что, в общем-то, одно и то же.
   - Благодарю за оказанное доверие, ваше сиятельство.
   - Не паясничай, - нахмурился Малькольм. - Курировать тебя будет Рауль Луринга, он же и людей выделит.
   - Ясно. С чего начнём?
   - Тебе видней.
   - Надо осмотреть тот сундук, - задумался я. - Да, без этого не обойтись.
   - На кой бес? - поднялся из-за стола Паре.
   - Если это тот самый сундук - одно дело. Если же его подменили - то совсем другой расклад получается, - вслед за Малькольмом я спустился на первый этаж и в нерешительности остановился перед ведущей в подвал лестницей: - Туда-то зачем?
   - Нам в хранилище, - успокоил меня граф. - Пошли...
   Сундук оказался тем самым, в этом не могло быть никаких сомнений. Даже корявые следы моей писанины на боковых стенках сохранились. И о чём это говорит? Только о том, что одна из версий благополучно отправилась псу под хвост, не успев даже толком появиться на свет.
   - Что-то ещё? - глянул на циферблат карманных часов Малькольм и захлопнул крышку. - Мне пора во дворец.
   - Карету. Надо проверить карету, - сообразил я.
   - Логично, - кивнул Паре. - Эрих тебя отвезёт. И советую подойти к расследованию со всей серьёзностью. Если опять дело завалишь...
   - Не завалю, - напустив в голос уверенности, которой вовсе не ощущал, заявил я. - Не завалю...
  
   Впрочем, и без того невеликая надежда на скорое раскрытие похищения стала совсем уж призрачной, стоило осмотреть карету, в которой Джоэль и Грай перевозили сундук с наконечниками.
   - Ты куда меня привёз? - поначалу и вовсе опешил я, когда Эрих остановил экипаж на обочине дороги неподалёку от въезда в Акраю.
   - Хотели карету осмотреть? - уточнил тот самый неприметный господин, возивший меня по городу в прошлый раз.
   - Ну.
   - Так вам во-о-он туда, - указал рукой в сторону Эверя подручный Малькольма Паре.
   Я вполголоса выругался, сошёл с обочины и побрёл по высокой траве к росшим на берегу кустам. Ноги моментально промокли, но мне сейчас было не до того: у кустов маячило несколько стражников, да ещё и гарью оттуда явственно тянуло. Неужто Джоэль и Грай тут свои дни окончили? Хотя нет, сомнительно это.
   - Он со мной! - крикнул стражникам остававшийся на обочине Эрих, и бравые парни немного расслабились.
   Кивнув расступившимся стражам порядка, я обошёл кусты и мрачно уставился на обгоревший остов кареты. Вот ведь! Ну и какие после этого улики сохраниться могли? Сволочи...
   - Ничего не трогали? - стараясь не перепачкаться в саже, заглянул я в почерневшее от копоти нутро кареты. Да нет, не всё так плохо. Дождливая погода свою роль всё же сыграла.
   - Никак нет, ваша милость, - доложил начальник караула.
   - И внутрь никто не лазил? - Дыра в полу навела меня на кое-какие раздумья. Может, конечно, доски просто прогорели и вывалились, а может совсем не в пожаре дело. А ну как их заранее выпилили? Жаль только размеры дыры сейчас оценить сложно. Ладно, не так уж это и важно, по большому счёту.
   - Никто, ваша милость.
   - Хорошо. - Я для виду важно покивал головой и отправился обратно к дожидавшемуся меня на обочине подручному Малькольма Паре. Нет, что ни говори, мокасины для осенней распутицы - обувь не самая подходящая. Надо бы при первой возможности их на что-то более основательное сменить.
   - Посмотрели? - забрался на козлы Эрих.
   - Посмотрел, - полез в экипаж я.
   - Теперь во дворец?
   - Во дворец. Только по Красильщиков надо проехать.
   - Раз надо - проедем.
  
   Велев остановиться на перекрёстке Красильщиков и Погорелой, я выбрался из экипажа и прошёлся по направлению к особняку Адмиралтейства. Долго идти не пришлось - примерно там, где и остановилась карета с наконечниками, когда у какой-то телеги впереди отвалилось колесо, обнаружилась тёмная щель ливневой канализации. Что ж, теперь понятно, каким образом похитителям удалось избавиться от проклятого металла. Остаётся выяснить, кто именно провернул эту афёру, если Джоэль и Грай отдали Святым души ещё накануне. Ну и отыскать наконечники будет, само собой, вовсе не лишним.
   - Что-нибудь нашли? - поинтересовался Эрих, когда я вернулся к экипажу и принялся счищать налипшую на мокасины грязь.
   - Да так... - Откровенничать по понятным причинам не хотелось. - Всё, езжай!
  
   К дворцовому комплексу экипаж подъехал со стороны Закатного канала. Эрих сдал меня с рук на руки караулившим задние ворота "серым сюртукам" и со спокойной совестью откланялся. Явно предупреждённые руководством охранники излишнего любопытства к моей персоне проявлять не стали и незамедлительно проводили в приёмную Рауля Луринги.
   И вот обиталище главы дворцовой охранки впечатления не произвело. Неприметный флигелёк на задворках, обшарпанная мебель, скрипящие половицы. Личности какие-то непонятные по тёмным коридорам шляются. И ко всему прочему вместо симпатичной девицы - а ничего другого я от графа и не ожидал, - в приёмной Луринги всем заправлял лысый старикан, при каждом удобном случае шпынявший дежуривших там караульных.
   Между тем, один из безропотно сносивших нападки секретаря охранников оказался навещавшим меня в тюрьме Сержантом. Выходит, действительно людей Пратта в помощь дворцовой охранке перекинули.
   - Проходите, - не стал чинить препятствий старый хрыч, который явно горел желанием промариновать незваного гостя в приёмной до конца дня, но приказа ослушаться не посмел.
   Я распахнул дверь служебного кабинета Рауля и закашлялся из-за витавшего в воздухе табачного дыма - накурено в комнате было так, что хоть топор вешай. И это при настежь-то распахнутом окне!
   - Дверь закрывай! - прикрикнул Луринга, прижимая к столу едва не раскиданные по комнате порывом сквозняка листы.
   - День добрый, - без всякой спешки прошёл я в кабинет. - Как вы только не задохнулись тут...
   - Привыкнешь, - фыркнул выстукивавший курительную трубку Джек Пратт.
   - Не уверен, - покачал я головой и огляделся. Небольшая комнатушка была сплошь заставлена какими-то шкафами, в углу притулился массивный сейф. Рядом с окном стоял заваленный бумагами стол, за которым и расположились Рауль и Джек. Больше в кабинете никого не было.
   - Кофе? - отложил граф курившуюся едким дымком трубку на подставку.
   - Воздержусь, - уселся я на подоконник. - Как-то не замечал за вами этой пагубной привычки.
   - К кофе?
   - К табакокурению.
   - Я бросал.
   - Оно и видно.
   - Ладно не стони, - оборвал меня набивавший трубку очередной порцией отравы Джек Пратт. - Мы тут не балду пинаем, а делом заняты.
   - А кто-то спорит? - вздохнул я. Вид у этих гавриков был ещё тот. Волосы растрёпаны, глаза краснющие, сказать про одежду, что она в беспорядке, - значит, не сказать ничего. Неужели со вчерашнего дня тут заседают? - Судя по всему, вы по приказу его высочества разрабатываете план военной кампании против еретиков. Или чертите планы захвата дворца?
   - Твой скептицизм, Себастьян, не имеет под собой никаких оснований, - отпил остывшего кофе граф Луринга. - Учитывая объём свалившейся на нас работы...
   - На нас? Так вы этого рыжего пройдоху надолго пригрели?
   - Чья бы корова... - буркнул Пратт.
   - Навсегда, - изрядно удивил меня Рауль.
   - Вот как? Ведомство Ланье решили растащить по кускам?
   - Нет, это просто я успел подсуетиться, - заухмылялся граф. - Никто не хочет разделить участь герцога Алангорского.
   - Не думаю, что этого так уж следует опасаться, - покачал я головой.
   - Почему? - заинтересовался Джек.
   - Марионетки - не самоубийцы. Это противно их природе.
   - С чего ты так решил? - не согласился со мной Рауль. - Бесноватые очень часто накладывают на себя руки.
   - Марионетки - не просто одержимые. Бес в них заперт, и он обречён умереть вместе с человеком.
   - Полагаешь?
   - Уверен. Если не будет никаких шансов удрать - марионетка рисковать не станет.
   - Возможно, в этом что-то есть, - задумчиво почесал заросший длинной щетиной подбородок Рауль. - Но как бы то ни было, дел у нас невпроворот.
   - Тогда не буду вас отвлекать, - вздохнул я и потёр зудевший из-за табачного дыма нос. - Кого отдадите под моё начало?
   - Есть зацепки? - допил кофе граф.
   - Возможно.
   - Рассказывай.
   - Особо рассказывать пока нечего. Правильно ли я понимаю, что версия об участии в похищении самого Ланье не рассматривается?
   - Неправильно, - твёрдо заявил Рауль. - Просто не надо на ней зацикливаться. Канцлер прямо заявил, что не потерпит в этой ситуации никакого сведения счётов. А герцог Гастре не из тех, кто предупреждает дважды.
   - Хорошо. Тогда скажу так - наконечники были похищены Джоэлем и Граем. Через отверстие в днище они выкинули их в канализацию, когда карета остановилась из-за якобы сломавшейся впереди телеги.
   - Всё бы ничего, - тяжело вздохнул Пратт, - но этих господ нашли мёртвыми на задворках их любимой ресторации. Медики убеждены, что смерть наступила как минимум в ночь накануне вашего прибытия в порт.
   - Это запутывает дело, - не стал выдвигать никаких скоропалительных предположений я. - Мне надо осмотреть место, где их нашли, и сами тела, само собой, тоже.
   - Что-нибудь ещё? - Граф потёр воспалённые глаза и вновь принялся раскуривать трубку.
   - Люди. Надёжная нора. Деньги. И обувь.
   - Обувь? - Джек перегнулся через край стола, глянул на заляпанные в грязи мокасины и с довольным видом хохотнул. Настроение у него улучшилось прямо на глазах. Вот ведь гадёнышь...
   - Что-нибудь ещё? - уточнил Рауль.
   - Мне надо знать, почему смерть Джоэля и Грая сняла подозрение с Ланье. - Что дело нечисто я заподозрил уже давно, а реакция Луринги только укрепила мои подозрения.
   - Не сняла, - покачал головой граф, - но сместила акценты.
   - В какую сторону?
   - Когда я только устроился в охранку, лейб-егерь попытался убить нескольких высокопоставленных вельмож. Покушение не удалось, несостоявшийся убийца в ходе задержания погиб, но некоторое время спустя неподалёку было обнаружено раздетое до исподнего тело того самого курьера. Когда их положили рядом, отличить одного от другого не смогла даже жена.
   - Брат-близнец?
   - И в помине не было. К тому же шрамы у них тоже совпадали вплоть до царапин.
   - Ясно, - задумался я. - Ясно... Вы когда-нибудь общались с Джоэлем и Граем до встречи в порту?
   - Да, доводилось.
   - И не заметили ничего подозрительного?
   - Не знай я всех обстоятельств дела, никогда бы не поверил, что разговаривал с кем-то другим.
   - Понятно. Ну, тогда вопросов больше нет.
   - Значит, так... Деньги не проблема, квартира тоже. Обувь? Сейчас мерку снимут, к вечеру будет. В помощь... в помощь Джека бери, - быстренько разобрался с моими требованиями Рауль и с довольным видом откинулся на спинку стула. - Всё, свободны.
   - Пошли, помощничек, - потянул я рыжего пройдоху на выход. - Сапожник у вас собственный, что ли?
   - Придворный.
   - Хорошо живёте.
   В приёмной мы столкнулись с господином Заре. Тот сделал вид, будто меня не узнал, я тоже афишировать наше знакомство не стал и, кивнув на прощанье Сержанту, вышел в коридор.
   - Важная шишка? - обернулся я к задержавшемуся в приёмной Джеку.
   - Рик Заре? Заместитель Рауля.
   - Да ну?
   - Не бери в голову, - успокоил меня Пратт. - Граф его на коротком поводке держит.
   - Ясно. - Я вышел на крыльцо флигеля и уточнил: - А тебя?
   - В смысле? - сделал вид, будто не понял вопроса, рыжий пройдоха.
   - Твой статус в системе какой, говорю?
   - Ну, вообще... - Парень гордо выпятил грудь, потом шумно выдохнул и махнул рукой. - А-а-а, никакой мой статус пока, просто никакой.
   - Да ну? - засомневался я.
   - Бумаги о назначении заместителем главы дворцовой охранки находятся на рассмотрении. Там, - ткнул пальцем в небо Джек. - И всё будет зависеть от результатов расследования. Так что выручай.
   - Ну ты и проныра, - только и покачал я головой. - Ладно, пошли сапоги заказывать.
   - Дальше куда?
   - Транспорт у тебя есть?
   - Пролётку возьмём.
   - Тела Джоэля и Грая посмотреть надо. Ну и место, где их нашли.
   - А потом?
   - Суп с котом. Пошли давай...
  
   Визит к сапожнику много времени не занял и уже через четверть часа мы с Джеком уселись в подогнанную к задним воротам дворца пролётку, управлял которой наряженный в цветастую ливрею Пьер - ещё один перекочевавший в охранку работник надзорной коллегии.
   - Так! - хлопнул вдруг я себя по лбу. - А где мои вещички, кстати?
   - На квартире, - как нечто само собой разумеющееся выдал Джек.
   - В смысле?
   - Ну ты ж просил нору?
   - Хочешь сказать, вы поиском жилища для меня заранее озаботились?
   - А ты как думал? Я тебя к себе даже на коврик ночевать не пущу.
   - А вот это я запомню...
   - Куда ехать-то? - обернулся к нам Пьер.
   - В морг, - распорядился я.
   - Какой именно?
   - На Площадь трёх каналов езжай, - подсказал Джек.
   - Это напротив здания тайной службы который? - уточнил возница, сворачивая на какую-то узенькую улочку.
   - Он самый.
   - Слушай, Джек, - толкнул я локтём в бок рыжего пройдоху, - а вы меня в какую дыру засунуть собираетесь?
   - Прям в дыру! Нормальная комната в доме, где флотские квартируются. Я туда своих людей в охрану направлю, будешь жить, как у Святых запазухой.
   - Хотелось бы верить...
   - Не боись, у нас всё без обмана.
   - Это ты пошутил сейчас?
   - Да ладно тебе...
  
   В морге ничего полезного разузнать не получилось. И дело было даже не в том, что не терпелось поскорее покинуть пропахший тяжёлым трупным запахом подвал, вдоль стен которого тянулись бесконечные ряды лежанок. Иногда пустых, чаще - с накрытыми грязными дерюгами телами. Нет, просто я небезосновательно рассчитывал уловить следы бесноватости, а тела подручных Ланье оказались абсолютно чисты. Никаких остаточных эманаций скверны. Абсолютно никаких.
   - Причину смерти установили? - вытирая руки, спросил я у вышедшего из своей каморки медика.
   - Асфиксия.
   - Яд или удушение?
   - Удушение.
   - Вот как? - Заявление это меня особо не удивило - тёмные полосы на шеях мертвецов говорили сами за себя. И всё же концы с концами не сходились. Ни за что не поверю, что эти головорезы так легко дали бы себя удавить. - Это всё?
   - У обоих следы удара по голове, сразу за левым ухом, - шмыгнул носом медик. - И судя по косвенным признакам, их предварительно одурманили.
   - Их одурманили или они одурманили себя сами?
   - Следов длительного употребления опиатов не обнаружено. Хотя вскрытие тел мы ещё не проводили...
   - Можете проводить. - Я кинул полотенце на пустую лежанку и зашагал на выход.
   Картина складывалась крайне противоречивая. Следов бесноватости нет, но кто-то приложил немало усилий, чтобы отправить подручных Ланье на тот свет. Причём убийца - или убийцы? - затратил столько усилий исключительно для того, чтобы избежать кровопролития. Так что же было целью такой избирательности: тела или одежда? Одежда или тела? Похитили наконечники повиновавшиеся чужой воле живые мертвецы или кто-то умудрился принять их облик? Вот в чём вопрос.
   - Ну и как успехи? - поинтересовался дожидавшийся меня на крыльце Джек Пратт.
   - Так себе, - мрачно глянул я на затянутое серыми облаками небо. Вот и дождь уже накрапывать начал. - Закрытый экипаж не мог выбить, что ли?
   - Зачем? - Джек накинул на голову капюшон плаща и зашагал к пролётке.
   - Дай плащ погреется.
   - Разбежался!
   - Злой ты, - уселся я на мокрое сиденье и поднял воротник куртки. - Поехали на квартиру.
   - Тут до "Алмазной пичуги" рукой подать.
   - Что за пичуга ещё такая?
   - Там тела обнаружили.
   - Святые с тобой, поехали. Но если я простыну и заболею - виноват будешь ты.
   - Как-нибудь переживу, - фыркнул Джек. - Мёду привезу или там варенья малинового.
   - Ловлю на слове. Пьер, свидетелем будешь.
   - Не буду, - отказался возница. - Оно для здоровья вредно.
   - Вот! - обрадовался рыжий пройдоха. - Моя школа!
   - Что-нибудь с трупов пропало?
   - Одежда и служебные бляхи.
   - Понятно. А что с "Алмазной пичугой"? Джоэль и Грай часто там бывали?
   - Только там и бывали. Они владели долей в этом доме и жили в квартирах над ресторацией.
   - Так понимаю, обслугу вы уже наизнанку вывернули? - предположил я. Пьер направил пролётку в какой-то переулок, и мы едва разминулись с нагруженной пустыми бочками телегой.
   - До сих пор выворачиваем. Толку - ноль. Никто ничего не видел и не слышал.
   - Ну, кто-то же должен был подмешать наркотики им в пищу.
   - А потом выманить на задний двор, надавать по башке, удавить, раздеть и утопить тела вон в той канаве, - указал на терявшийся в зарослях бурьяна ров Джек Пратт. - И между тем никто ничего не видел.
   - Так оно обычно и бывает. - Я вылез из пролётки и оглядел глухой дворик ресторации.
   Колода для разделки мяса, поодаль - мусорка и лужа, в которую помои выплёскивают. Какие-то оборвыши телегу с овощами разгружают, рядом бездомная собака трётся. Но это сейчас - как стемнеет, думаю, тут никто в здравом рассудке шляться не станет. Чревато оно.
   - На тела мальчишки случайно наткнулись, - вслед за мной подошёл к канаве Джек. - Повезло.
   - И что им тут понадобилось?
   - Говорят, решили кораблики попускать, - ухмыльнулся рыжий. - Но думаю, присматривали, как чего с соседнего двора упереть.
   - Возможно, - кивнул я. Несколько досок в начинавшемся за канавой заборе оказались подломлены, и из дыры за нами с интересом наблюдал наглый чёрный котяра с обтрёпанными в бесчисленных драках ушами. - Всё, поехали.
   - С управляющим ресторацией разговаривать не будешь?
   - Смысла не вижу.
   - Замёрз? - хохотнул Пратт.
   - С тебя мёд.
   - Ты ж не заболел?!
   - Заболел. Кхе-кхе. - Я уселся было в пролётку, потом глянул на расплывшуюся в ехидной улыбке физиономию Джека и тяжело вздохнул: - Ладно, бес с тобой, пошли поговорим.
   - А разве есть смысл?
   - Есть. У меня уже второй день и маковой росинки во рту не было.
   - То есть ты хочешь за казённый счёт брюхо набить? Ай-ай-ай, как нехорошо!
   - Так! - Остановился я у чёрного хода ресторации и повернулся к Джеку. - А что у нас с деньгами?
   - С какими деньгами? - посторонился Пратт, пропуская тащившего корзину с луком поварёнка.
   - Которые Рауль обещал выделить.
   - У него и спрашивай.
   - И спрошу, - пообещал я.
   - И спроси, - фыркнул Джек и сунул служебную бляху в лицо удивлённому нашим появлением с чёрного хода метрдотелю. - Управляющего в третий номер.
   - У тебя здесь личный кабинет? - усмехнулся я, когда рыжий своим ключом отпер накладной замок и сломал налепленную на дверь сургучную печать.
   - Я подумываю над этим. - Пратт прошёл внутрь и указал на стоявший у противоположной стены диванчик. - Чувствуй себя как дома.
   - Договорились.
   Обстановка в кабинете, надо сказать, была подобрана со вкусом. Вот уж чего от Джоэля и Грая не ожидал, того не ожидал. По обеим сторонам двери обнаружились высокие, в рост человека зеркала, а у придвинутого к дивану столика стояли два кресла. Под потолком висел светильник с обтянутым алой тканью абажуром, окно пряталось за шторой, в углу сверкал начищенной медью канделябр с огарками свечей.
   - Неплохо здесь. - Я убрал куртку на обнаруженную за портьерой вешалку. - Уютно.
   - И посторонний ничего в еду подсыпать не может.
   - Если только не по пути с кухни.
   - Тоже верно.
   - Господа, - неуверенно заглянул в кабинет управляющий. - Чем могу служить?
   - Никто ничего нового не вспомнил? - по-хозяйски кинул плащ на спинку кресла Джек.
   - Нет, - помрачнел моложавый мужчина и нервно пригладил напомаженные волосы. - Ничего.
   - Уходили они как обычно? - уточнил я. - Вместе или поодиночке?
   - Вместе. Никто ничего необычного не заметил.
   - То есть, они частенько покидали ваше заведение через чёрный ход?
   - Время от времени, - задумался напомаженный.
   - А зачем?
   - Покойные были не теми людьми, которым стоило задавать подобные вопросы.
   - Ясно, - плюхнулся на диванчик Джек. - Накрывайте стол на две персоны. Особых изысков не надо, что на кухне есть, пусть то и тащат. И бутылку красного вина. С виноградников Лема прошлогоднего урожая в самый раз будет.
   - Как скажете, - поспешил покинуть кабинет управляющий.
   - И возницу нашего покормите! - вслед ему крикнул я и подошёл к канделябру. Могли в воск что-нибудь дурманящее сознание подмешать? Запросто. Но что нам даст подтверждение этой гипотезы? Да ровным счётом ничего.
   - Не волнуйся, - Пратт достал кисет и трубку, - вот кто-кто, а Пьер голодным не останется.
   - Убери, - попросил я, разглядывая в зеркало свою заросшую рыжеватой щетиной физиономию. - Сил нет больше эту гадость нюхать.
   - На улице покурю, - принялся набивать табаком трубку Джек.
   - Это у вас такое поветрие в охранке, что ли?
   - Ага, - хмыкнул тот и махнул рукой заглянувшему в дверь слуге: - Заносите, заносите...
   Стол оказался накрыт буквально в мгновение ока. Раз - и стоят блюда, тарелки, бокалы и откупоренная бутылка вина. Волшебство, да и только.
   - Уха, - наполнил тарелки ароматным супом официант и потянулся за бутылкой.
   - Свободен, - поспешил выпроводить его Пратт. - Дальше мы сами.
   И в самом деле - без рук, что ли? Лишние уши нам вовсе ни к чему. Надо поговорить с Джеком по душам, ох, надо...
   Но к разговору мы приступили уже после трапезы. И уха и жаркое под грибным соусом оказались вне всяких похвал, так что портить себе аппетит деловыми разговорами мы не стали. И только когда я разлил по бокалам тёмно-красное вино, Джек откинулся на диванчик и сыто зевнул:
   - Ну, и что ты по этому поводу думаешь?
   - Мы в полной заднице. - Вино тоже оказалось неплохим, и я пригляделся к этикетке. "Тирошский рубин", урожай позапрошлого года. Неплохой год, выходит, был. Стоит запомнить.
   - Думаешь в полной?
   - Именно. Если я хоть что-то понимаю в этой жизни, наконечников в Акрае уже нет.
   - Тем не менее, от нас ждут результата, - поставил пустой фужер на стол Джек. - И либо мы его обеспечим, либо падём смертью храбрых в процессе. Мне больше нравится первый вариант.
   - Аналогично, - вновь наполнил бокалы я. - Выходит, чтобы распутать эту головоломку, у нас есть в запасе самое большее пара дней. Иначе наконечники успеют покинуть Стильг.
   - Считаешь, их попытаются вывезти посуху?
   - Непременно, - вдохнул я аромат вина. - Драгарн тоже намерен наложить на них лапу. Слишком высок риск погореть на таможенном досмотре.
   - А если не заходить в порты?
   - По нашему времени это ничего не гарантирует.
   - Ты так уверен, что похищение организовал Ланс? Почему?
   - Драгарн до сих пор не объявил нам войну.
   - Логично. - Джек развалился на диване и принялся болтать ногой в воздухе. - Нет, хорошо здесь. Остаётся только выбрать пару девиц из обслуги посимпатичней и запустить их на столе танцевать.
   - Такое тут в порядке вещей?
   - Вовсе нет, и как раз это меня и настораживает.
   - Ты слишком плохо думаешь о покойных.
   - Дай-то Святые...
   - Ладно, собираться пора, - поднялся я из-за стола. - Как твой друг, кстати, поживает?
   - Это который? - принялся раскуривать трубку Пратт.
   - Чесмарци.
   - Ох, кха-кха, - закашлялся рыжий. - Не поминай его лучше лишний раз.
   - А что такое?
   - Вместо Ланье сейчас временно Премине обязанности исполняет. Знаком с таким?
   - Не доводилось.
   - Засранец полный. Первым делом он к себе Чесмарци в заместители подтянул. - Джек накинул плащ и остановился в дверях. - Пошли, что ли?
   - Выходит, с покровителем вопрос разрешился? - на ходу надевая куртку, вышел я из кабинета. - Ты номер опечатывать не будешь, что ли?
   - А зачем? Ты осмотр провёл, пусть пользуются...
   - Осмотр провёл, да...
   - Запишите на мой счёт, - небрежно бросил рыжий метрдотелю и, как ни в чём не бывало, покинул ресторацию через чёрный ход.
   - Силён. - Я последовал за приятелем и, забравшись в пролётку, скомандовал Пьеру: - Поехали.
   Тот поспешно спрятал в карман плоскую фляжку и, стараясь дышать в сторону, уточнил:
   - Куда?
   - На квартиру, к этому... - ткнул меня в бок Джек. Крепкий спиртовой дух он без всякого сомнения уловил, но, пребывая в благодушном настроении, замечаний подчинённому делать не стал. Совсем распустились...
  
   Дом, в который мне предстояло заселиться, был выстроен неподалёку от порта. Далеко не самый престижный и спокойный район города, но квартировавшиеся тут морячки и сами могли пустить кровь любому уличному хулигану. А чтобы ни у кого из местных жуликов не возникло и мысли поживиться казённым имуществом, двор четырёхэтажного особняка был обнесён высокой кованной оградой. Впрочем, на одни лишь штыри поверх забора флотские полагаться не стали - карауливший ворота седоусый дядька хоть и потерял неведомо когда все пальцы на левой руке, но как обращаться с висевшей на боку боцманской дубинкой наверняка не забыл. Да и дудка при нём. Тревогу поднять завсегда успеет.
   - Открывай! - прикрикнул на сторожа Пьер.
   Ветеран смерил нас презрительным взглядом, почесал за ухом и покачал головой:
   - Насчёт повозки указаний не было.
   - Совсем обалдел, что ли, старый? - опешил парень.
   Сторож отвернулся и демонстративно сплюнул под ноги коричневую от жевательного табака слюну.
   - Ладно, пошли, - соскочил я с пролётки и зашагал к воротам. Тут уж седоусый медлить не стал и тотчас отпер калитку.
   - Люди из дворцовой охранки были? - уточнил последовавший за мной Джек.
   - Да кого тут только не было! - скорчив недовольную гримасу, фыркнул старик. Пиетета перед сухопутными крысами он не испытывал совершенно. Дворцовая охранка? Делов-то...
   - Пошли давай, - поторопил я рыжего пройдоху. Продрог - сил нет. Ещё и морось эта. Так и в самом деле простыть недолго. - И в какую конуру меня заселили?
   - Скажешь тоже, в конуру! - Джек глянул на сидевшего на цепи здоровенного дворового кобеля и ухмыльнулся. - Хотя, если хочешь...
   - Иди ты... - Я распахнул дверь и прошёл в просторный холл.
   - Господа? - поднял на нас взгляд сидевший за конторкой консьерж. Крепко-сбитый пожилой мужчина подозрительно прищурился и обернулся к развалившемуся в глубоком кресле Сержанту: - Это, что ли, ваши?
   - Они самые. - Сержант поднялся на ноги, мельком глянул в висевшее на стене зеркало и доложил: - Всё спокойно.
   - Вот и замечательно. Пока здесь побудь, вечером пришлю кого-нибудь.
   - Это зачем ещё? - удивился я. - К чему столько охраны?
   - А на всякий случай, - не стал ничего объяснять Пратт и прищёлкнул пальцами: - Ключ, пожалуйста...
   - Я провожу. - Консьерж подхватил приставленный к стене костыль и заковылял к уходившей на верхние этажи лестнице. Причиной хромоты оказалась вовсе не старческая немощь - левая нога консьержа заканчивалась деревянной культёй.
   - Не стоит, - попытался остановить его Джек, но ничуть в этом не преуспел.
   - Положено! - безапелляционно отшил его старик и обернулся к Сержанту: - Присмотри тут за хозяйством пока, молодой.
   - Будет исполнено! - пряча улыбку, отрапортовал тот.
   Консьерж довольно споро поднялся на второй этаж, отпер ближнюю к лестнице дверь и протянул мне ключ. Я прошёл внутрь и огляделся. Одна комната, стол, пара стульев, у стены - койка, в углу шифоньер. И что самое главное - мои вещички сюда в целости и сохранности привезли. Вот это действительно радует.
   - Гальюн на этаже, - заявил прислонившийся к косяку старик. - Столоваться здесь будете?
   - Нет, - за меня ответил Джек и сунул ветерану полмарки: - Ты моим спуску не давай, пусть не расслабляются.
   - А то! - гордо выпятил грудь консьерж. - У меня не забалуешь! На флоте с полусотней таких олухов справлялся!
   - Вот и здорово. - Пратт прикрыл дверь и усмехнулся, оглядев обстановку: - Простенько, как говорится, но со вкусом...
   - Ты зачем людей ко мне приставил? - скинув насквозь промокшие мокасины, я первым делом примерил предоставленные охранкой сапоги. А ведь хорошо сидят! И не жмёт нигде, вроде. Ладно, посмотрим, как носиться будут. Всё же не по ноге сшиты...
   - Опять по башке получить хочешь? - недобро усмехнулся Джек.
   - Издеваешься?
   - То-то же. Ну и какие у нас дальнейшие планы?
   - Проедемся по городу, поговорим кое с кем.
   - По поводу?
   - Да ты знаешь... - Я вытащил из мешка шило и сунул его в голенище сапога. Ножны с превращённым в серп когтем прицепил на пояс.
   - Ну? - поторопил меня рыжий.
   - Очень это всё на чью-то стандартную заготовку похоже.
   - Ты действительно полагаешь, что Ланс привлёк для этого дела местных мошенников?
   - А почему нет? - Застегнув пряжку плаща, я нахлобучил на голову шляпу и посмотрелся в висевшее рядом с дверью зеркало. Сойдёт. - Самим думать ничего не надо, а от исполнителей потом избавиться можно.
   - Получается, мы будем гоняться за призраками? - распахнул Джек входную дверь и вышел в коридор.
   - Получается так. - Я два раза провернул в замке ключ и зашагал к лестнице. - Но Это не страшно. Главное, чтобы результат был.
   - Рад, что ты это понимаешь. Не хотелось бы на старости лет в Пахарту или Аврию уматывать. Хотя на островах, говорят, мужики в цене. Будешь любимым наложником у какой-нибудь богатенькой бабёнки...
   - Типун тебе на язык!
   - Да шучу, я шучу. Какая Пахарта, какая Аврия? Не найдём наконечников, вздёрнут и все дела.
   - Шутник, блин...
   - Причём здесь шутки? Это правда жизни! - с довольным видом хохотнул Джек. - Куда едем?
   - Увидишь, - поморщился я. Тоже мне комедиант выискался. - Надеюсь, ты против посещения городского дна ничего не имеешь?
   - Я? Да как ты мог такое подумать?
   - Вот и замечательно...
  
  
  Тёмный сотник
  Дорога в Мерн
  
  месяц святого Огюста Зодчего
  год 973 от Великого Собора
  
  
  
   Последним Густав Сирлин похоронил Жака Бортье.
   Да - старина-Бортье продержался дольше всех. Остальные головорезы тёмной сотни сгинули один за другим в самом начале осени, когда как-то враз закончилось сопутствовавшее Густаву везение. Да оно и не удивительно: государства Пакта капитулировали одно за другим и войска Ланса без лишних сантиментов принялись наводить на оккупированных территориях порядок. Так вот и вышло, что дезертиры из вольных хищников в считанные дни превратились в загнанную дичь.
   Засады, облавы, летучие отряды кавалерии...
   Густав Сирлин надумал переждать лихое время в лесах, а потом и вовсе перебраться в Драгарн, но от выследивших остатки беглой сотни королевских егерей удалось уйти только ему, да Жаку. И вот оно как в итоге вышло: ерундовый порез загноился и свел Бортье в могилу.
   Был ли сотник рад тому, что старуха с косой в очередной раз обошла его стороной? Скорее этот факт его просто устраивал. Закидывавший комьями сырой земли тело спутника Густав давно уже не испытывал практически никаких эмоций. И даже непременный спутник беглецов - страх утонул в бездонном омуте как-то незаметно затопившей его душу серой хмари безразличия.
   Густав устал. Он просто очень сильно устал.
   Летом был кураж. Летом его вела злая радость, и сотник щедро разбрасывался выпитой из Виктора Арка потусторонней силой. В глазах солдат он стал чуть ли не одним из небожителей. Но не лубочно-правильным Святым, а всемогущим повелителем битвы, одним взмахом руки способным раскидать десяток латников.
   Что ж - какое-то время так оно и было. Пока не иссякла сила. Пока он не почувствовал, что вычерпан до дна. Опустошён и уподоблен высушенному ярким солнцем рыбьему костяку. Вымотан настолько, что даже таившаяся в глубине его души тьма не способна больше разгореться во всепожирающее чёрное пламя.
   Когда это случилось? Две декады назад? Три? Он не помнил. Прошлое терялось в туманной пелене, а попытки разобраться в путанных обрывках воспоминаний заканчивались дикой головной болью.
   Но, если с тем, что для него есть лишь серое настоящее, Густав худо-бедно смирился, то роль обычного человека принять так и не смог. Осознание собственной никчёмности жгло его изнутри, будто пожиравший торфяник подземный огонь. Жгло, не давало думать ни о чём другом, заставляло бежать куда глаза глядят, лишь бы подолгу не оставаться на одном месте.
   Не потому ли и повалились на отряд все эти неприятности?
   Кто знает?
   Тёмный сотник предпочитал об этом не задумываться. В его сером настоящем места для прошлого больше не оставалось.
   Но может это и к лучшему?
  
   Кинув на могилу последний ком земли, Густав отошёл к лесному болотцу сполоснуть выпачканные в грязи руки, да так и замер, уставившись на дрожавшее из-за бежавшей по воде ряби отражение. Давно нестриженные лохмы всклокоченных волос, кудлатая борода, осунувшееся лицо с тёмными провалами воспалённых глаз.
   Неприглядное зрелище. Неприглядное и тревожное.
   Сотник вытер ладони о замызганные штанины, вернулся к могиле и уселся на ствол вывороченного из земли вяза. Увиденное ему не понравилось. Весьма не понравилось. Давным-давно, чуть ли не в прошлой жизни, когда Густав бродяжничал и водил знакомство с разным отребьем, он вдоволь насмотрелся на опиумных курильщиков. Конченые людишки. Но так ли он теперь от них отличался?
   Те грезили о затяжке дарящей блаженное забытье отравы, ему для полного счастья хватило бы и крупицы потусторонней силы. Скверны, как пренебрежительно именовали её недалёкие святоши.
   Впрочем, даже сейчас Сирлин продолжал презирать тех вконец опустившихся бродяг. Они сами выбрали свой путь. Он оказался заложником семейных тайн, и ничего изменить в своей жизни уже не мог. Другое дело, что никогда к этому особо и не стремился.
   И уж точно Густав не собирался подыхать от жалости к самому себе в этом забытом всеми Святыми лесу.
   Утопиться в болоте?
   Как-нибудь в другой раз.
  
   Кое-как приведя в порядок всклокоченную шевелюру, Густав подрезал бороду и кинул кинжал к валявшемуся на земле мечу. Потом избавился от засапожного ножа, вытряхнул из дорожного мешка кольчугу и, посильнее напялив шляпу, зашагал в сторону тракта.
   Сколько бы он не просидел в чащобе - о нём не забудут. Жнец не из тех, кто прощает плевки в лицо. А уж на забывчивость Виктора Арка рассчитывать и вовсе глупо. Нет, единственное, что оставалось сотнику, - это как можно быстрее сбежать на полдень. В Драгарн. В Алезию. На худой конец - в Пахарту. Там его не достанут. Там можно будет переждать лихое время.
  
   К тракту Густав вышел уже под вечер. Первым делом он нарвал лопухов и вычистил заляпанные болотной жижей сапоги, потом осмотрел одежду и недовольно поморщился. Солдатская куртка с тёмным пятном на месте споротой эмблемы полка и давно нестиранные штаны респектабельности бывшему сотнику не добавляли. С другой стороны - таких вот непонятных персонажей сейчас хоть пруд пруди. В глаза он бросаться точно не будет, а это главное. На крайний случай в подклад куртки нужные бумаги зашиты. И золото - на золото надежды было даже больше, чем на поддельную подорожную.
   Выбравшись на заросшую высокой пожухлой травой обочину, тёмный сотник с четверть часа подыскивал подходящее место, потом приглядел заросли только-только начавшего облетать орешника и уселся на лежавший неподалёку от них плоский камень. Если поедут солдаты или ещё какой беспокойный люд - сигануть в кусты проблемой не станет. А торговый обоз или почтовая карета тут волей-неволей ход замедлят: сразу за его камнем тракт круто поворачивал, огибая болотину.
   В кустах и в самом деле хорониться пришлось не единожды - армейские разъезды по тракту мотались постоянно. Да и без служивых непонятного сброда на дороге хватало. Залёгший в кустах Густав на глаза им не показывался - меньше всего он хотел угодить в переделку, ошибившись с выбором попутчиков.
   Как-то незаметно подкрались ранние осенние сумерки, небо затянули облака и заморосил мелкий серый дождик. Тёмный сотник поёжился, но с обочины уходить не стал. И не прогадал: вскоре на дороге показалась одинокая бричка. Правил ей худощавый мужчина лет сорока, под поднятым верхом прятался от дождя его спутник.
   На повороте бричка замедлила ход, а когда Густав ступил на дорогу и вовсе остановилась - возница сразу сообразил, что незнакомец успеет перехватить поводья, и нахлёстывать лошадь не стал. Вместо этого он поудобней перехватил плеть и привстал с козел.
   - До Мерна не подвезёте, люди добрые? - припомнив называние соседнего городка, выставил перед собой пустые руки Сирлин.
   - На въезде солдаты подорожные проверяют, - предупредил возница.
   - Не беда, - улыбнулся Густав. - Бумаги имеются.
   - Тогда подвезу. - Мужчина на миг нахмурился, потом тяжело вздохнул и пожал плечами: - Почему не подвезти?
   - Благодарю, - поспешил забраться в бричку сотник и протянул руку: - Густав.
   - Фридрих, - представился хозяин брички и сунул плеть за голенище сапога.
   Так и не скинувший с головы капюшона спутник возницы промолчал. Да и сам Фридрих не выказал особого желания продолжать разговор. И лишь когда мимо них в очередной раз проскакал отряд ланских кавалеристов, Сирлин не выдержал и поинтересовался:
   - Неспокойно в округе?
   - А где сейчас спокойно? - пожал плечами Фридрих, оказавшийся несколько старше, чем решил сотник поначалу. Теперь-то Густаву были прекрасно видны исчертившие лицо собеседника тонкие морщинки, набухшие вены и мешки под глазами.
   - Тоже верно.
   - Но летом и вовсе пришлось лиха хлебнуть, - поправил возница шляпу с пообтрепавшимися полями, из-под которой выбивались слегка вьющиеся светлые волосы. - Из дома страшно выбраться было, не то что из города.
   - И не говорите, - усмехнулся сотник. - Будь моя воля, из дома бы - ни ногой.
   - Это точно. - Фридрих разглядел, что солдатская куртка на попутчике не ланского фасона и тяжело вздохнул: - У меня сыновья на войне сгинули. Теперь вот приходится одному крутиться...
   - А вы по какой части будете? - заинтересовался сотник.
   - Лекарь я. В окрестных деревнях лекарей сейчас днём с огнём не сыщешь, вот и мотаюсь.
   - Есть такое дело, - кивнул Густав, который не понаслышке знал, как непросто отыскать в разорённой войной стране самого завалящего костоправа. Особенно когда у тебя на руках раненый боец, а на хвосте висят королевские егеря.
   - Но ничего, налаживается потихоньку жизнь, налаживается. Вот поначалу жути натерпелись - просто беда.
   - А что такое? Мародёры?
   - Нет, солдаты себе лишнего не позволяли. Но как наши город сдали, по ночам люди пропадать начали.
   - Серьёзно?
   - А то как же! Первую декаду все от страха тряслись. Сейчас как дурной сон то время вспоминается.
   - Лихое времечко настало, - от необходимости поддержать разговор кивнул Густав. - Остаётся надеяться, дальше лучше будет...
   - Да будет, чего там. Простому люду всё равно, кому подати платить. Главное, чтобы три шкуры не драли.
   - А храмы Единения как?
   - Дело привычки, - поёжился Фридрих. - Кому невтерпёж, тот и дома Святым помолиться может, я так считаю. Но многих туда до сих пор силком сгоняют. Кого-то и пороли уже...
   - Вот как?
   - Да, было дело. А по мне, так храмы Единения ничем от молельных домов не отличаются... - Возница приметил глубокую лужу посреди дороги и начал править к обочине.
   - Гони! - рявкнул сотник, но было поздно - выскочивший из кустов бородатый мужик в какой-то рванине успел перехватить поводья. И сразу же на тракт высыпали трое его дружков.
   - А ну слазьте! Живо! - заорал размахивавший топором главарь и подскочил к сотнику: - Быстрее, кому сказано!
   Двое разбойников обежали бричку и схватившийся было за плеть Фридрих заколебался, не зная, что предпринять. Тёмный сотник краем глаза приметил у одного из парней дубинку, а у второго вилы и приуныл. Лишиться зашитого в подклад куртки золота он себе позволить просто-напросто не мог.
   - Чего вы хотите? - просил возница и невольно отодвинулся от зубьев нацеленных ему в грудь вил.
   - Деньги и лошадь! Портки тоже скидывайте, портки у вас добрые. И ты! - Главарь махнул топором в сторону сидевшего в бричке человека в плаще. - Да, ты! Ну-ка капюшон откинь! Живо, кому сказано! А не то...
   - Ты глядь, баба! - заржал за поводья удерживавший лошадь на месте бугай.
   - Бабу тоже оставляйте! - осклабился главарь, и Густав со всего маху пнул его в лицо. Тут же стремительно соскочил с брички, ухватил оброненный заводилой топор и, крутанувшись на месте, с размаху всадил иззубренное лезвие в голову отпустившему поводья здоровяку.
   А вот Фридрих - сглупил. Вместо того, чтобы стегануть лошадь, он протянул плетью парня с вилами и тут же повалился с козел, получив от второго разбойника дубинкой по голове. Сидевшая в бричке девица истошно завизжала; Густав поднырнул под лошадь, ухватился за черенок и легко вырвал оружие из рук растерявшегося разбойника. А потом и вовсе насадил его на ржавые зубья.
   - Берегись! - завопила вдруг девушка, сотник шатнулся в сторону, но раскрутивший дубинку парень оказался быстрей.
   Удар по рёбрам едва не выбил из Густава дух, в боку что-то мерзко хрустнуло, а в глазах потемнело, и всё же охнувший от боли сотник успел увернуться от второго замаха. Увернулся - и сразу ринулся на перехватывавшего дубинку поудобней разбойника. Вцепился ему в руку, начал выкручивать запястье, а когда отчаянно вырывавшийся парень всё же обронил оружие, подтянул гадёныша к себе и свернул шею.
   - Папа! - Соскочившая с брички девица с криком бросилась к потерявшему сознание Фридриху; Густав вытащил из сапога отправленного к бесам разбойника нож и, выпрямившись, поморщился от боли в отбитом боку. Затем подошёл к валявшемуся на обочине главарю и спокойно перерезал ему глотку.
   - Живой? - лишь после этого обеспокоился состоянием хозяина брички сотник.
   - Не знаю, - начала подвывать девушка. - Не знаю! Не знаю!
   Густав Сирлин ухватил её за руку, аккуратно поставил на ноги и, не особо зверствуя, влепил лёгкую пощёчину. Спокойно присел к Фридриху и сразу же нащупал пульс:
   - Живой он. Живой.
   - Слава Святым! - всхлипнула приложившая ладонь к покрасневшей щеке девушка.
   - Звать тебя как? - Густав присмотрелся к ссадине на виске Фридриха и нахмурился. На первый взгляд рана серьёзной не казалась, но когда дело касается головы, ничего нельзя сказать наверняка.
   - Эльза.
   - И далеко, Эльза, до города?
   - Нет, рукой подать.
   - Поехали. - Тёмный сотник осторожно поднял Фридриха и, скривившись от резкой боли в отбитом боку, переложил его в бричку. - Придерживай родителя своего, я править буду.
   - Хорошо.
   - Но! Пошла! - прикрикнул Густав, и нервно прядавшая ушами из-за запаха крови лошадь побрела через лужу. - Пошла!
   - Густав, вы поможете занести отца в дом? - забеспокоилась вдруг Эльза. - Мне одной не справиться.
   - Хорошо, - кивнул сотник. - Лекари другие у вас в городе остались?
   - Нет, - помотала головой девушка. - Костоправ и травница только.
   - Костоправ - это, конечно, хорошо, да только твоему отцу нормальный лекарь нужен.
   - Главное его до дому довести, - всхлипнула Эльза, но сразу же взяла себя в руки. - Я знакомых обойду, они помогут...
   - Вот и замечательно, - тяжело вздохнул Густав и надолго замолчал, размышляя, какую байку он скормит дежурящим на въезде в Мерн солдатам. О чём, о чём, а об этом следовало подумать заранее.
   - Сворачивайте, - указала вдруг Эльза на неприметную просёлочную дорогу, когда впереди замаячили переходящие в пригород фермы.
   - Зачем ещё? - насторожился тёмный сотник. Ехать по колдобинам ему не хотелось, да и просёлок завести мог бес знает куда.
   - Здесь ближе, - объяснила девушка, немного помолчала и добавила: - И на въезде не солдаты гарнизона, а ополченцы дежурят...
   И в самом деле - разбитая тележными колёсами дорога вскоре повернула к городу, а караульная будка и вовсе оказалась пуста. Чему Густав только порадовался - особой надежды на подорожную у него не было, а кошель с золотом вовсе не бездонный. До Драгарна путь не близкий, пригодится золотишко в дороге ещё. Да и на новом месте деньги понадобятся.
   - Слуг у вас нет? - уточнил сотник, когда остановил бричку у дома лекаря, ни в одном из окон которого не горел свет.
   - Раньше были, а сейчас мы вдвоём живём, - объяснила девушка. - Собак тоже не держим, заходи.
   Густав кивнул и отправился отпирать ворота. Возиться с Фридрихом ему не хотелось совершенно - левый бок так и горел огнём. Но не бросать же девушку с раненным отцом на улице? Мало ли чего ей в голову взбредёт. Уж лучше помочь.
   Тихонько помянув недобрым словом Святых, сотник вернулся к бричке, загнал её во двор и с кряхтением поднял на руки так и не пришедшего в себя лекаря.
   - Сюда, - позвала его Эльза.
   - Иду. - Густав поднялся на крыльцо, прошёл по тёмному коридору и, уложив Фридриха в кровать, опёрся о стол, чтобы не упасть.
   - Что с вами? - забеспокоилась девушка.
   - Всё в порядке, - вытер выступившие на лбу мелкие капельки пота сотник и глубоко задышал, дожидаясь, пока пройдёт головокружение.
   - А лицо бледное, словно мел, - разожгла свечи Эльза. - Вас ранили?
   - Со мной всё в порядке, - заверил её Густав. - А тебе пора идти за костоправом.
   - Но я не могу оставить отца одного!
   - Сбегай к соседям, - закатил глаза сотник, перестал опираться на стол, но тут же охнул от пронзившей бок боли.
   - Густав, оставайтесь, - предложила вдруг девушка. - Вас должен посмотреть лекарь!
   - Не стоит, - помотал головой сотник, осторожно прикоснулся к горевшим огнём рёбрам и сдался: - Не надо меня никому показывать, так отлежусь. Ты беги, я за ним присмотрю.
   - Спасибо! - обрадованная Эльза выскочила из комнаты, а Густав с кряхтением опустился на стул, размышляя, не свалял ли он дурака, поддавшись на уговоры остаться.
   С другой стороны, ему и в самом деле нужно было отлежаться. И симпатичное личико дочери лекаря никак не сказалось на его решении.
   Ну... почти никак.
  
  
  Экзорцист
  По остывшим следам к остывшему...
  
  месяц святого Огюста Зодчего
  год 973 от Великого Собора
  
   Когда у человека много друзей - это замечательно. Правда, зачастую в один не совсем не прекрасный момент выясняется, что далеко не все те, кто считался таковыми, являются ими на самом деле. В лучшем случае - это просто приятели. В худшем... в худшем и вовсе пакостно иной раз выходит.
   Другое дело знакомые. Знакомые - это связи. Знакомые - это возможности. Да, они могут быть весьма назойливыми, но кто из нас без греха? Я и сам, чего уж там, не самый приятный в общении человек. А куда деваться? Работа такая...
  
   Немного поразмыслив, первым делом я решил наведаться в "Рваный парус" - средней паршивости забегаловку, в задней комнате которой владельцами заведения устраивались карточные игры с очень и очень приличными ставками. Заправлявший там толстяк по прозвищу Ленивец обладал просто феноменальной способностью ловить шулеров за руку, но иногда - крайне редко и лишь когда на кон ставились целые состояния, - закрывал на эти шалости глаза. Конечно же не просто так закрывал, случайным людям за его столом ничего не светило.
   Впрочем, о нечестной игре знали лишь те, кто участвовал в этом весьма доходном дельце, а потому репутация Ленивца продолжала оставаться незапятнанной. Болтуны же обычно имели обыкновение отправляться через люк в одной из комнат "Рваного паруса" прямиком в канал. С солидным грузом на ногах, разумеется.
   - Знаю я этот гадюшник, - кивнул Пьер, когда услышал, куда именно нужно нас с Джеком доставить. - Здесь недалеко...
   - На соседней улице практически, - подтвердил Пратт.
   - Доводилось бывать? - заинтересовался я.
   - Не мне. Одному товарищу, которому по рангу этого делать не полагалось.
   - И?
   - В итоге товарищ оказался нам вовсе не товарищ, - пожал плечами Джек. - Из окна выпал.
   - Сам?
   - Сам конечно, - хохотнул Пьер. - Вешаться он наотрез отказался...
   - Вот что, Джек, - нахмурился я. - Ты меня на улице подожди тогда.
   - А что такое? - выбрался из пролётки рыжий пройдоха, когда Пьер остановился неподалёку от "Рваного паруса"
   - Если тебя примут за шпика, со мной точно никто разговаривать не станет.
   - Издеваешься? - потеребил серьгу в ухе Пратт. - Это я-то на шпика похож?
   - Больше, конечно, на сутенёра...
   - Ты бы попридержал язык!
   - Ладно, пошли, - сдался я. - Но там - молчи. Понял?
   - Договорились.
   Скучавший на входе вышибала на нас даже не глянул. Да оно и не мудрено - время по меркам местных завсегдатаев было детское и заведение пустовало. Остаётся надеяться, что Ленивец уже на рабочем месте. Не ждать же его тут до ночи...
   - Чего изволите? - оживился при нашем появлении протиравший грязным полотенцем посуду за стойкой бара какой-то молоденький парнишка.
   - Стаканчик бренди, - заказал усевшийся на высокий стул Джек.
   - И Ленивца позови, - распорядился я.
   - Что-что? - сделал вид, будто ничего не понял, парень.
   - Сначала наливаешь стакан бренди, - опёрся я на стойку, - потом идёшь и говоришь Ленивцу, что его желает видеть Себастьян Март. Укладываешься в пять минут - и продолжаешь радоваться жизни. Не укладываешься - и твоим коллегам придётся бежать за лекарем. Или коронёром. Смотря, насколько задержишься. Всё ясно?
   Наполнившего Джеку стакан бармена будто ветром сдуло.
   - Ты как это сделал? - откинул крышку карманных часов Пратт.
   - Что?
   - Напугал мальчонку до полусмерти. Он даже вышибалу не догадался кликнуть.
   - Думаешь, вышибала побежал бы для него за лекарем? Очень сомневаюсь.
   - Смешно, ага, - скривился попробовавший бренди Джек и глянул на выскочившего из задней комнаты паренька: - Четыре минуты.
   - Проходите, - указал на распахнутую дверь тот.
   - Хороший мальчик, - усмехнулся я и остановил рыжего пройдоху: - Здесь жди.
   - Точно?
   - Угу. - Я сунул ему шляпу с плащом и направился в заднюю комнату.
   Ленивец - высокий, но сильно раздавшийся вширь мужчина средних лет - сидел за обтянутым зелёным бархатом столом и вертел в руке вытащенную из валявшейся перед ним колоды карту. Больше в комнате никого не было. Две распахнутых настежь двери - и мы. Ну да лишние уши сейчас ни к чему.
   - С чем пожаловал? - без особой приязни поинтересовался толстяк.
   - Поговорить, - уселся я за стол, пригляделся и без особого удивления увидел, что в пухлых пальцах собеседника зажат бес.
   - Говори, - поморщился Ленивец. Всё верно: особо радоваться моему визиту у него причин не было. И пусть, с тех пор как я выбил из него принадлежавшие Мешку Костей деньги, прошло уже немало времени, такое не забывается. С другой стороны, доложи я тогда Ошу, что Ленивец знал, в чей карман запустил руку, и для него всё закончилось бы много-много печальней.
   - У меня из-под носа увели одну вещь, очень надо её вернуть. Сама по себе ценности она не имеет, но кое-кто должен был заплатить за организацию кражи немалые деньги.
   - Ничего такого не слышал.
   - Никто не трепался о хорошем заказе со стороны? - ничуть не расстроился я столь холодному приёму.
   - Трепятся постоянно, большей частью привирают.
   - Во-первых, заказ со стороны. Во-вторых, тот, кто провернул это дельце, набивать себе цену не будет. Трепать языком тоже. Отдаст долги, перестанет брать заказы, уйдёт в тину. Загуляет. Или и вовсе пропадёт. Что скажешь?
   - Надо подумать, - нахмурился толстяк. - На меня ссылаться не будешь?
   - Зачем? Мне даже исполнитель малоинтересен, все вопросы к заказчику.
   - Насколько серьёзное было дело?
   - Дело было продуманное. Никаких мальчиков с кастетами и дубьём.
   - Значит, молодняк в расчёт не принимаем, - пожевал нижнюю губу Ленивец. - Остальных можно по пальцам пересчитать.
   - Карп, Грым, Аг Шанге, Жиль Закиль, Валентин Лист, - начал перечислять я.
   - Карп в "Ржавой кирке" очередной срок мотает. Грыма в том году под пирс отправили. Шанге с Виком Реей чего-то не поделил и от греха подальше в Арлон перебрался. Лист спился, никто ничего серьёзного ему не предложит. Жиль - Жиль мог.
   - Кто ещё?
   - Август Вармине, Николас Лаурай, Якоб Ланц, Курт Бьорк...
   - По ним что-нибудь скажешь?
   - Август две декады назад в долг взял, но до сих пор не отдал...
   - Возможно, исполнитель уже в канале с камнем на шее плавает, - предупредил я.
   - Этот живёхонек, я к нему позавчера парней отправлял. На нулях. Николас... - поморщился Ленивец и почесал лоб. - Николас гнильцу в человеке сразу чует. К делу, где от исполнителя избавиться собираются, он и близко не подойдёт.
   - Скользкий тип, - согласился с толстяком я.
   - Остаются Закиль, Ланц и Бьорк. Поговори с ними, я тебе больше ничем помочь не могу.
   - Точно?
   - Точно. Разве что...
   - Что? - заметив задумчивость собеседника, поторопил его я.
   - Ловкач мне долг вернул и от игры в карты на очень хороших условиях отказался. Но это ещё ни о чём не говорит.
   - Ловкач? Это Якоб Ланц который?
   - Он самый.
   - А с кем он работает?
   - С Марти Шиллером какие-то дела обделывал, но не так давно между ними чёрная кошка пробежала. Хотя видели их, вроде, на днях вместе. А вообще, он с Ивом Талансом в неплохих отношениях.
   - Знакомое имя...
   - Меняла с Монетного бульвара, - пояснил Ленивец и вдруг встрепенулся: - Да, когда Ланц от игры отказался, я к Закилю человека направил, но его найти не смогли. Он вообще как-то давненько уже запропал...
   - Благодарю. - Я поднялся из-за стола. - Где Ловкача найти, не подскажешь?
   - Он неподалеку от площади Грегора Первого квартиру снимает. Если в сторону порта по Янтарной идти - второй дом вам нужен.
   - А Марти Шиллер где обретается?
   - То тут, то там. За ним не слежу.
   - Закиль?
   - Комнату снимает на мансарде "Хромого бродяги".
   - Там по-прежнему Ёрш за главного? - припомнил я прозвище управляющего доходным домом.
   - В том году ещё преставился, - покачал головой толстяк. - Захар Сонник вместо него.
   - Не знаю такого.
   - Ничего не потерял, гнилой тип.
   - Бьорк?
   - Ничего не скажу. С ним не работаю.
   - Понятно. Будут проблемы, обращайся. Если узнаешь чего - тоже.
   - Тьфу-тьфу-тьфу, - скривился Ленивец. - Не надо нам проблем. Мы люди маленькие.
   - Ну-ну, - фыркнул я, вышел в общий зал и махнул рукой допивавшему явно не первый стаканчик бренди Джеку. Тот отсалютовал мне рюмкой, опрокинул в себя её содержимое и нетвердой походкой направился на выход.
   - Узнал чего? - Стоило захлопнуться за нами двери кабака, как с рыжего пройдохи в мгновение ока слетел весь хмель.
   - Возможно, возможно... - Я накинул плащ на плечи и забрался в пролётку, не зная как поступить дальше. Стоит ли попытаться найти кого-нибудь самому или задействовать Рауля? Стражники всяко этих тёмных личностей быстрей отыщут. Вот только не факт, что они отыщут их живыми. Одна оплошность, не там и не тогда оброненное слово и наши оппоненты немедленно сыграют на опережение. И кто знает, нет ли у них прикормленных чинов в столичной Страже?
   - Ну и?
   - Пьер, ты знаешь кабак "Пьяный гарпунщик"? - вместо ответа поинтересовался я у возницы.
   - О, Святые! - закатил глаза парень. - Там-то нам чего понадобилось?
   - Поговорить кое с кем. - Репутация у этого кабака была наисквернейшая, и не закрыли его до сих пор лишь потому, что хозяин время от времени делился со Стражей разными слухами. Слухами - и не только.
   - Я туда не пойду, - заявил Джек. - Меня там знают. Придётся людей вызывать.
   - Да прям, - фыркнул я. - Мне только с хозяином парой слов перекинуться.
   - То есть, в "Парусе" мы пустышку вытянули?
   - Кое-какую информацию проверить надо.
   - Ой, темнишь ты чего-то!
   - Отстань...
  
   - Приехали, - настороженно озираясь по сторонам, окликнул нас Пьер некоторое время спустя.
   И его беспокойство, вне всякого сомнения, не было беспочвенным. Грязь чуть ли не по щиколотку, пара нищих на перекрёстке, стайка швырявшихся друг в друга какой-то гадостью оборвышей - и очень внимательные и настороженные взгляды прохожих. Многих из которых, появись они в приличном районе, немедленно поволокли бы в околоток трясти на предмет совершённых преступлений. Мрачные физиономии, залатанная одежка, мутные взгляды опиумных курильщиков, а в довесок явственно читавшаяся на лицах решимость раздобыть хоть пару монет. Неважно как - главное, наскрести мелочи на выпивку, гашиш или продажную девку.
   "Акулья пасть", что с неё взять.
   - Давай-ка, заезжай в переулок, - скомандовал моментально оценивший обстановку Джек. - Себастьян, шевелись.
   - Ну надо же, какие мы нервные, - усмехнулся я и вылез из пролётки. Впрочем, мне и самому находиться здесь дольше необходимого не хотелось совершенно.
   В отличие от "Рваного паруса" "Пьяный гарпунщик" не пустовал даже днём. Тусклый свет светильников, клубы отдающего сладковатым привкусом дыма, стук костей, крики и ругань. Кого-то били в тёмном углу, кто-то с надрывом доказывал свою правоту. Вышибалы бесстрастно наблюдали за происходящим, готовые, впрочем, незамедлительно растащить буянов, вздумайся тем начать крушить и без того убогую мебель.
   - Вам чего? - Разливавший по кружкам пиво хозяин заведения подслеповато сощурился и невольно охнул: - Себастьян?
   - Собственной персоной, - усмехнулся я и обернулся к подвалившему поддатому завсегдатаю.
   - Сгинь, - скомандовал тому хозяин и парня будто ветром сдуло. Старик отставил кружку с пивом, вытер руки о фартук и подозвал помощника: - Томас, смени меня.
   - Ну, Крюк, как делишки? - поинтересовался я, когда мы поднялись по скрипучей лестнице на второй этаж.
   - Себастьян, Себастьян... - покачал головой хозяин и кинул фартук на табурет. - Какие у меня могут быть делишки? Так, срамота одна.
   - Да? А мне показалось, заведение процветает...
   - Нищеброды собрались, никакого толку с них, - отмахнулся Крюк. - Тебя сам прислал?
   - Ты же знаешь, я с Мешком Костей больше не работаю.
   - Ну мало ли. Всякое бывает.
   - Проехали.
   - Зачем тогда пожаловал?
   - Якоб Ланц давненько не появлялся?
   - Не нашего полёта птица, - поскрёб болячку на подбородке кабачник. - Он как в гору пошёл, сюда дорогу забыл.
   - Бьорк?
   - Тоже мимо.
   - Марти Шиллер?
   - Этот был недавно. Он к нам частенько заглядывает, - кивнул Крюк и всплеснул руками: - Постой! Ты ведь про Ловкача спрашивал?
   - Ну?
   - Марти на днях заходил, на безденежье жаловался. И обмолвился, мол, что он хоть и на мели, но с Ланцем работать никогда не будет. Тот, его вроде, охранником зазывал.
   - Якобу понадобился охранник? - задумался я. Совпадение или удалось ухватить за кончик путеводной нити? - Ладно, благодарю за помощь. Если что - обращайся.
   - Непременно, Себастьян, непременно, - засеменил за мной кабачник. - И ты нас не забывай.
   - Как можно, - усмехнулся я, начал спускаться по лестницу на первый этаж и, не выдержав, закашлялся от едкого дыма. Ну и гадюшник!
   Вытирая слезившиеся глаза, направился на выход, и тут где-то неподалёку послышался глухой удар и шум падающего тела. Невольно вздрогнув, я обернулся поглядеть на разгоревшуюся потасовку. Обернулся - и едва успел предплечьем заблокировать удар невесть с чего решившего пырнуть меня ножом мужика. Длинный клинок лишь вспорол плотную ткань плаща, а в следующий миг я сбросил оцепенение и саданул нападавшего костяшками по тыльной стороне ладони. Нож полетел на пол, парень отпрыгнул к стойке бара, но с другого боку уже подскочил второй головорез.
   Перехватив руку громилы, я крутнулся, присел и швырнул его через себя. Тот всем своим весом рухнул на стол, завсегдатаи с проклятиями метнулись в разные стороны, а в следующий миг кто-то со всего маху врезал мне по скуле. В глазах вспыхнули искры, ноги подкосились и я повалился на пол. Толком не успев придти в себя, откатился в сторону, и миг спустя в плечо врезался едва разминувшийся с виском каблук сапога.
   Рука моментально отнялась, я извернулся и ужом заполз под стол. Не самое надёжное укрытие всё же помогло выиграть пару мгновений, чтобы хоть немного оклематься, и когда успевший подхватить оброненный тесак мордоворот вновь ринулся в атаку, мой сапог врезался ему в колено. Нога убийцы подогнулась, он ухватился за спинку стула, вздрогнул - и рухнул лицом вниз. Немудрено: из спины у него торчала рукоять загнанного под лопатку ножа.
   - Себастьян! - подскочил ко мне невесть когда сменивший ливрею на какие-то застиранные обноски Пьер. - Убираемся отсюда, живо!
   - Подожди. - Я кое-как поднялся на ноги, глянул на рухнувшего на стол парня и скривился. Кто-то из потревоженных его падением забулдыг от уха до уха раскромсал бедолаге горло. То ли своё возмущение разлитой выпивкой таким образом выразил, то ли под шумок карманы обчистил. А скорее - и то, и другое.
   - Я не имею к этому никакого отношения! - поспешил уверить меня Крюк. Вышибала, зажимая рукой окровавленный лоб, попытался подняться с пола, но не удержался на ногах и повалился обратно. - Это пришлые!
   - Всё в порядке, забудь... - заковылял на выход я.
   На улице поддерживавший меня под руку парень изо всей мочи дунул в служебный свисток и тотчас Джек подогнал к крыльцу пролётку.
   - Гони! - запихнув меня на скамью, запрыгнул Пьер на подножку.
   Пратт времени терять не стал и тут же взмахнул поводьями:
   - Н-но! Пошли!
   Когда мы выехали на соседнюю улицу, прямо на ходу вновь переодевшийся в ливрею Пьер сменил Джека, тот с ехидной ухмылкой оглядел мою рассаженную физиономию и покачал головой:
   - Как знал ведь, нельзя тебе туда одному идти.
   - Ерунда, - фыркнул я, потихоньку шевеля отбитой рукой. - Это не местные. Выследили нас, точно тебе говорю.
   - Думаешь? - нервно оглянулся рыжий пройдоха. - Почему так решил?
   - С хозяином я прекрасно пообщался - это раз. Вышибалу они вырубили - это два. Одного из громил местные забулдыги зарезали - это три. Ну и одеты слишком уж прилично для завсегдатаев были.
   - Да и не выпустила бы нас так легко эта рвань баррикадная, - поддакнул Пьер.
   - Час от часу нелегче, - вздохнул Джек. - Ладно, говоришь, с хозяином плодотворно пообщался?
   - Поехали на площадь Грегора Первого, - распорядился я. - Нет, стой! Вон винная лавка, сбегай, купи бутылку бренди. И по пути в "Хромого бродягу" заглянуть надо.
   - Ну ты вообще обнаглел! - покачал головой Пратт, потом внимательно меня оглядел и всё же выудил кошель: - Пьер, сбегай, купи выпить подопечному.
   - Ой, да не надо только! И сам бы в кабаке справился.
   - А если бы местные второго не зарезали? - прищурился Джек.
   - Если бы, да кабы...
   - Как они сработали, кстати, профессионально?
   - Вполне, - прикоснулся я к рассаженной скуле. - Ребята не промах, но в такой обстановке им действовать точно не приходилось. Подкарауль они меня на улице - и ты бы сейчас отходную молитву старому приятелю заказывал.
   - От него дождешься, как же, - протянул мне квадратную в основании бутылку вернувшийся из лавки Пьер.
   - Вот ты как заговорил? - встрепенулся Пратт. - Сдача где?
   - Сдача? Какая сдача? - даже не обернулся к нам возница и взмахнул поводьями. - А! Сдача! Наверное, в дыру в кармане вывалилась.
   - Засранец, - развалился на скамье Джек и толкнул меня в бок: - Ты пить не собираешься, что ли?
   - Не делай так больше, - поморщился я и прижал бутыль к рассаженной скуле.
   - Справился бы он, - фыркнул рыжий. - Шляпу потерял, плащ на помойку выкидывать можно.
   - Иди ты знаешь куда? - зарычал я. - Всё, проехали...
  
   "Хромой бродяга" - доходный дом на закатной окраине, - за последнее время изрядно пообветшал. Штукатурка пластами обвалилась, на крытой черепицей крыше темнели прорехи. У парадного крыльца жильцы навалили целую гору мусора, дверь и вовсе была закопчена, будто под ней разводили костёр.
   Да и сам район запаршивел не меньше. К грязи на улицах, конечно, не привыкать - чай, не дворцовая площадь, но в пресловутом порту и то чище. Я уж про физиономии прохожих не говорю. Мало того, что рвань и пьянь, так ещё чуть ли не у половины глаза мутные, будто у снулой рыбы. Уличные шлюхи из своих нор уже днём повылазили, а неподалёку от перекрёстка какой-то молодняк в помойной канаве костёр развёл.
   И куда, хотелось бы мне знать, наша доблестная Стража смотрит?
   - Развели гадюшник, - с недовольным видом огляделся по сторонам Джек. - Ещё ведь недавно приличный район был, а теперь как в порту.
   - В порту лучше, - возразил я. - В порту всё давно поделено, беспредельщиков там сразу под пирсы спускают.
   - Ты об этих, что ли? - кивнул на оборванцев у костра Пратт.
   - Угу.
   В этот момент дверь какого-то непонятного заведения на первом этаже дома напротив "Хромого бродяги" распахнулась, и оттуда на мостовую вылетел прилично одетый господин. Он рухнул прямо в грязь, с трудом поднялся на ноги и заплетающейся походкой поплёлся по улице. Оборвыши двинулись следом, но потом вдруг чего-то испугались и резко свернули в подворотню.
   - Раз боятся, значит, стражники сюда ещё заглядывают, - философски заметил Пьер.
   - Они своего не упустят, - выбрался из пролётки Джек. - Свисток с собой? Если что - свисти. Мы спасём.
   - Как бы вас самих спасать не пришлось.
   - Глупости говоришь, - остановился на крыльце доходного дома рыжий пройдоха, дожидаясь меня. - Да ты просто скажи, что Себастьяна Марта знаешь, и все сразу разбегутся.
   - Ага, как те в кабаке...
   - Хватит трепаться уже. - Я распахнул перекошенную дверь и прошёл внутрь. В нос сразу ударил едкий запах мочи и вонь подгорелой пищи. Ну и свежей блевотиной тоже, если не ошибаюсь, попахивает. Тот ещё букет, в общем.
   Дверь комнатушки консьержа оказалась приоткрыта, я подошёл к ней и несколько раз легонько стукнул костяшками пальцев по косяку.
   - Чего надо? - дыхнул на меня перегаром выглянувший на стук парень в грязной майке и домашних штанах с вытянутыми коленями. - Комнаты меньше чем на день не сдаём.
   - Жиль Закиль у себя? - внимательно приглядываясь к его опухшей физиономии, поинтересовался я.
   - А вам-то что? - моментально насторожился консьерж. - Вы шпики, да? Шпикам тут делать нечего!
   - Полегче на поворотах, - усмехнулся стоявший у меня за спиной Джек. - Тебе простой вопрос задали...
   - Убирайтесь! - ухватил приставленную к стене палку парень и оскалился: - А не то мигом с лестницы спущу!
   Я спокойно отвёл дубинку в сторону и резким ударом в подбородок сбил консьержа с ног. Подождал, пока немного очухавшийся парень начнёт, упираясь руками в пол, подниматься на четвереньки, и со всего маху пнул по рёбрам. Консьерж отлетел к незаправленной кровати и ошалело затряс головой.
   - Вы чего?! - завопил он, но тут же взвыл от боли, когда Джек врезал ему по ключице поднятой с пола дубинкой. Что-то хрустнуло, парень завалился на спину и заскулил от боли.
   - Тебе задали простой вопрос: у себя ли Жиль Закиль? - примерился для нового удара Пратт, но для начала всё же уточнил: - Не хочешь ответить?
   - Нету! - взвизгнул консьерж, прикрывая голову левой рукой. Правая рука у него обвисла и не шевелилась. - Нету его, нету!
   - А где он?
   - В клубе!
   - В клубе? Каком клубе?
   - Просто клуб. Притон на первом этаже дома напротив.
   - Если его там нет, мы вернёмся, - пообещал я и забрал у Джека дубинку. Чувствую, она мне сегодня ещё пригодится. Клуб, ну надо же!
   - Мансарду не будем проверять? - уточнил рыжий, когда мы вышли на крыльцо. Какой-то заходивший в дом забулдыга попытался бесцеремонно отодвинуть его в сторону, Джек толчком в грудь столкнул грубияна прямо в помойную канаву. Пьяница выругался, но к крыльцу приближаться больше не рискнул.
   - Не думаю, что консьерж врал, - покачал я головой и на всякий случай всё же предупредил так и сидевшего на козлах пролётки Пьера: - Если вдруг увидишь светловолосого толстяка с отрубленным мизинцем на левой руке, пусть он нас подождёт. Хорошо?
   - Просто попросить его задержаться?
   - Попроси или по башке дай, мне без разницы. Главное, чтобы он никуда не ушёл.
   - Понял? - издевательски усмехнулся Пратт. - Исполняй!
   - Откуда вы только взялись на мою голову? - не остался в долгу горестно вздохнувший Пьер.
   Я на эту сентенцию ничего отвечать не стал и, постаравшись по уши не уделаться в грязи, перебежал через дорогу. Дёрнул ручку той самой двери, из которой выкинули прилично одетого господина, но она оказалась заперта.
   - Кто там ещё? - В открывшуюся смотровое окошко на нас глянули два налитых кровью глаза. - Это закрытое заведение!
   Вступать в споры с вышибалой я не стал и, прежде чем он успел захлопнуть окошечко, со всей мочи ткнул его в широкую переносицу прихваченной с собой палкой. Громила моментально исчез из виду; мне же, привстав на цыпочки, без особого труда удалось нашарить засов и отодвинуть его в сторону.
   - Очень непродуманная система, - вслед за мной проходя в распахнутую дверь, усмехнулся Джек.
   - Ничему жизнь людей не учит, - согласился с ним я, переступил через валявшегося в отключке вышибалу и потянул носом воздух. - Опиумная курильня?
   - Она самая.
   Тут на шум прибежал какой-то хлыщ в надетой прямо на голое тело кожаной жилетке, углядел валявшегося на полу охранника и, ойкнув, попытался исчезнуть в витавших в помещении клубах дыма. Попытался неудачно - моментально нагнавший странного типа Джек ухватил его за ухо и в пол силы стукнул кулаком под рёбра.
   - А жарко тут у вас. - Я расстегнул куртку и окинул внимательным взглядом обстановку притона. Вот именно что обстановку - лежавшие на кушетках опиумные курильщики от мебели сейчас ничем, в общем-то, и не отличались.
   - Я не здешний, просто зашёл, - начал юлить хлыщ в жилетке. - Отпустите меня, а?
   - Заткнись! - Джек выкрутил ему ухо и парень, закусив губу, привстал на цыпочки.
   - Жиль Закиль где? - для убедительности я легонько ткнул содержателя притона дубинкой под дых, а потом похлопал моментально обмякшего парня по щекам. - Ну, ну, не покидай нас. Где Закиль?
   - Там, - махнул рукой в сторону одной из дверей тот, безуспешно пытаясь набрать в лёгкие воздуха.
   - Показывай, - не особо сдерживаясь, хлопнул его по спине Пратт, и бедняга едва не полетел кубарем, споткнувшись об одну из лежанок.
   - Тут он, тут. - Парень провёл нас в комнату, ничем не отличавшуюся от предыдущей. Разве что здесь несколько курильщиков ещё не впали в навеянное дурманом забытьё и лениво наблюдали за поднимавшимися к потолкам струйками дыма.
   - Светловолосый толстяк, говоришь? - уставился на меня Джек, когда содержатель притона остановился рядом с лежанкой, на которой валялся худой словно щепка мужчина с осунувшимся лицом и расползшейся на всю голову плешью.
   - Угу, - кивнул я мгновенье спустя. Признать в этом задохлике Жиля удалось вовсе не сразу. Все мы меняемся и меняемся далеко не в лучную сторону, но не настолько же!
   Пратт откинул дерюгу и проверил руку:
   - Ну надо же! Насчёт мизинца ты угадал!
   - Что значит угадал? Я его и отрезал.
   При этих словах содержатель притона вздрогнул и вновь попытался удрать, но его опять перехватил Джек:
   - Стоять! Часто у вас Жиль появляется?
   - Постоянно здесь околачивается, - не стал запираться парень.
   - Ладно, пошли, - позвал я приятеля и направился на выход. - Этому даже картофельные очистки из мусорной корзины никто украсть не поручит.
   - На площадь Грегора Первого сейчас? Там что?
   - Там неподалёку один жулик квартиру снимает. Он это дельце легко провернуть мог, да и охранников на днях подыскивал.
   - Охранников? Ну, тогда поехали...
  
   Пока ехали - Джек преспокойно себе дремал. Меня аж зло разобрало. Тут пытаешься выход найти, мысли в голове как очумевшие тараканы носятся, а этот - спит. Вот ведь сволочь!
   Я с превеликим трудом удержался от того, чтобы не отвесить ему леща, потом огляделся по сторонам и успокоился: пролётка уже подъезжала к площади Грегора Первого. Впереди замаячила конная статуя основателя правящей династии, и Пьер придержал лошадей, пропуская выехавшую нам навстречу карету.
   - Джек! - куда сильней, чем требовалось, ткнул я приятеля локтём в бок, стоило нам свернуть на Янтарную улицу.
   - А! Чего?! - встрепенулся тот.
   - Приехали. - Я выскочил на мостовую и зашагал к парадному двухэтажного доходного дома.
   - Так мы спорим? - нагнал меня Пратт и, прикрыв ладонью рот, широко зевнул.
   - Чем ты ночами занимаешься?
   - Работаю, - не моргнув глазом, соврал рыжий пройдоха. Или не соврал? Да кто этих рыжих разберёт? Может, и в самом деле вкалывает.
   - И как, печень ещё позволяет столько работать? - Я хлопнул приятеля по пояснице и дёрнул ручку входной двери. Заперто.
   - По себе людей не судят, - ухмыльнулся Джек и несколько раз стукнул молоточком.
   - Тебе видней...
   Тут за дверью послышались шаркающие шаги, и старческий голос довольно невежливо поинтересовался, какого беса нам надо.
   - Стража! - громогласно рявкнул Пратт. - Отпирайте немедленно!
   - Ой, Святые, что ж стряслось-то? - выглянула в приоткрывшуюся дверь сгорбленная старушка.
   - Господин Ланц здесь проживает?
   - Это Якоб-то? - как завороженная уставилась на предъявленную Джеком бляху старшего дознавателя привратница, а потом судорожно принялась поправлять съехавший на один бок чепец. На мою рассаженную скулу она по счастью внимания не обратила.
   - Он самый, - подтвердил Пратт.
   - Здесь он живёт, здесь. Третий год уже квартиру снимает...
  . - Сейчас у себя?
   - Якоб-то? Нет, давненько уже куда-то запропал. С ним бывает.
   - Когда последний раз появлялся?
   - Да уж несколько дней не было. Несколько, да...
   - Когда приходил последний раз?
   - Дайте Святые памяти, - затеребила в руках платочек старушка. - Третью ночь он не является. Точно - третью! Плату пять дней назад подняли, и я...
   - Какая квартира? - перебил бабушку Джек.
   - Второй этаж, дверь налево. Да, как подниметесь, сразу налево.
   - Ключ?
   - Да где ж я его возьму? Нету у меня ключей, у домовладельца только...
   - Придётся дверь ломать. - Я по скрипучей лестнице начал подниматься на второй этаж, и, перегнувшись через перила, подмигнул рыжему. Тот не подвёл и состроил зверское выражение лица.
   - Как же так? - залепетала старушка. - Не позволю!
   - Пьер, тащи топор! - выглянул Джек к дожидавшемуся нас на улице парню.
   - Не губите! С меня ведь вычтут... - запричитала бабка. - Не надо, родные...
   - Ключ, - повторил Пратт.
   Пустившая слезу бабка скрылась в своей каморке под лестницей, но вскоре вернулась обратно:
   - Возьмите...
   - Лови! - Пратт кинул мне ключ и обернулся к вошедшему с улицы Пьеру: - Отбой. Но ты не уходи, побудь пока с бабушкой. Побудь, побудь, ничего с пролёткой не случится.
   - Проходи милок...
   - Я в дверях постою, - отказался парень. - Имущество казённое, не расплачусь, если что.
   - Окна квартиры куда выходят? - уточнил я у старухи. - Во двор или на улицу?
   - Во двор...
   Я поднялся на второй этаж, отыскал нужную дверь и принюхался. Показалось или в самом деле тухлятиной несёт? Странный какой-то запах. Может, суп у кого прокис?
   - Джек! Ничего не чуешь?
   - Да вроде, нет, - принюхался рыжий.
   Я отпер замок, тихонько толкнул дверь и едва сдержал рвотный позыв - из квартиры так и шибануло мертвечиной. Кисло-сладкая вонь, казалось, заполонила собой весь дом и шансы отыскать Ловкача живым стремительно пошли вниз.
   Да чтоб тебя! Бесов праздник!
   - Надо было спорить, - забрал у меня бутылку с бренди слегка позеленевший Джек и отступил к лестнице.
   Настежь распахнув дверь, я зажал нос пальцами и прошёл в комнату. Покойник лежал на кровати с толстой пуховой периной, почерневшей от впитавшейся в неё крови.
   Вот ведь гадство!
   Я быстро прошёл к окну, распахнул его настежь и выбежал обратно в коридор. Забрал у Джека бутылку и тщательно смочил в бренди носовой платок.
   - И что ты собираешься там найти? - Пратт открыл запылённое окошко и жадно вдохнул свежего воздуха.
   - Мало ли. - Я повязал платок на лицо и распорядился. - Отправляй Пьера за коронёром и стражниками.
   - Чего?
   - Пьера! За коронёром!
   - Понял.
   Джек побежал на первый этаж, я тяжело вздохнул и вернулся в квартиру Ловкача. В комнате с покойником задерживаться не стал и сразу заглянул на крохотную кухоньку. Орудия убийства долго искать не пришлось: они лежали посреди стола на заботливо подстеленном полотенце. Пара ножей, трезубая вилка, молоток и топорик. Все в засохшей крови и каких-то бурых ошмётках.
   Не став впустую тратить на них своё время, я набрался решимости и отправился к трупу. Точнее к тому, что от него осталось. А осталось от него не так уж и много - над Ловкачом явно поработали профессионалы. Местами - точно по живому - с мошенника содрали кожу, пальцы отрезали, колени и локти раздробили, а из распоротого живота торчали сизые ленты кишок.
   И лицо... Ух, лучше не смотреть, ещё приснится...
   Да уж, кто бы ни учинил это паскудство - нервы у него были просто железные. Даже раны прижигать не забывал, дабы клиент преждевременно от потери крови не умер. Это потом уже мошенника выпотрошили, как свинью.
   - Выходит, мы остались без главного подозреваемого? - остановился в дверях вернувшийся через некоторое время Джек, глянул на сожженное до костей лицо и оскальпированный череп и сразу присосался к бутылке. - Что будем делать?
   - Ты знаешь, - заглянул я в очаг и, обнаружив среди углей лишь обгоревший кляп, задумчиво хмыкнул, - меня сейчас больше интересует другой вопрос...
   - Зачем вообще его пытали? - сообразил Пратт.
   - И это тоже. - И в самом деле: что такого мог знать обычный исполнитель? С какой целью его в буквальном смысле слова разделали на куски? Не из садизма - это точно. Слишком много возни для простого сведения счётов.
   - А что ещё?
   - В первую очередь... - я присмотрелся к вывороченному крючку на оконной раме и обернулся к Джеку: - в первую очередь меня интересует, зачем убийцы забрали с собой скальп! Вот скажи: ну зачем он им мог понадобиться, а?
  
  
  

Читать дальше

   Купить, Полный текст
Оценка: 6.88*12  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"