Корнилов Вячеслав Александрович: другие произведения.

Студенты учатся летать - краткий курс экстримального идеализма

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

Корнилов Вячеслав Александрович
E-mail: kornilov1982@mail.ru


			СТУДЕНТЫ УЧАТСЯ ЛЕТАТЬ.
		( КРАТКИЙ КУРС ЭКСТРИМАЛЬНОГО ИДЕАЛИЗМА ).

	Каждый по-разному представляет себе идеального учителя, но как правило,
эти представления во многом сходны. Можно выделить несколько "архетипов" - 
образов, всплывающих в уме при мысли о таком учителе. Это или древний старец,
спешащий в последние годы поделиться всем, что узнал за долгую жизнь со своими
учениками - он напоминает нам заболтливого родителя. Или сухой и скучный
профессор, нотки жизни и радости в голосе которого появляются только когда он
говорит о своем предмете, и по настоящему понять его можно, лишь окунувшись в
мир его науки. Или веселый гид, ведущий вас, как туриста среди великих
памятников древности, через историю великих теорий, открытий и достижений,
главная забота которого - чтобы вы ни на секунду не утратили интерес к
происходящему. Или хранитель знаний, бережно несущий свою ношу через века как
делали его учителя, и как будут делать его ученики - он умеет создать атмосферу
прикосновения к тайне, так, что слушающих охватывает чуть ли не священный
трепет от того, что их допустили к столь сакральным материям. Или просто мастер
своего дела - образец для подражания - он ничему не учит, только показывает,
как нужно делать правильно, он может даже не всегда отвечать на вопросы,
заставляя ученика созерцать пока не поймет, как делать, и делать -  пока не
достигнет должного уровня.
	Профессор Фрейвей старался, наверное, угодить всем своим ученикам - 
потому что каждый раз он приходил на лекцию в новом образе. И у его это
действительно получалось - ни один из студентов не оставался равнодушным. Да,
профессор играл роли - но играл их действительно мастерски, вживаясь в них до
степени физического перевоплощения. И вчерашний юноша, подкупающий простотой
речи и прямотой суждений сегодня превращался в седобородого старика, который
хромая пояснял формулы на доске словами давно забытых в мире языков. Студентам
оставалось только удивляться - но чего же еще ждать от профессора магических
наук?
	Если на лекциях Фрейвей был таким, каким хотели видеть его ученики, то
в жизни он был таким, каким хотел видеть себя сам. Ничего вызывающего или
привлекающего внимание - неброский костюм и темные очки скрывали возраст,
мягкий ненавязчивый голос, который очень легко забыть. Кто знает, может, это
была одна из его масок - возможно, но эту роль он играл, оказываясь на людях -
среди коллег, в присутствии высших чинов, в столовой, куда он порой заходил
пообедать.
	Сегодня Фрейвей не стал одевать никаких масок. Не все сразу заметили,
как он вошел. Кто-то подумал, что раз профессор "не в образе", то лекцию
отменят.
- Ни в коем случае, студент Галлос, напротив, наше сегодняшнее занятие будет
  куда интереснее предыдущих.
- Вы прочитали мои мысли? А говорили, не умеете.
- Я говорил, что у меня не столь чуткий слух, чтобы улавливать любые мысли, но
  если так громко думать, только глухой к телепатии человек может их не
  услышать.
- А почему вы сегодня ни в кого не превращаетесь?
- Ты считаешь, что это по прежнему нужно? Я так не думаю - просто я как мог,
  старался вас развлекать, рассказывая неимоверно скучные вещи. Надеюсь, сейчас
  вы дошли до того уровня, когда главное - предмет, а не учитель. Но если нет -
  можете представлять меня в образе огромной рыжей обезьяны, которая бьет себя
  кулаками по груди, и орет на все джунгли, чтобы все знали - она вывела на 
  доске новую формулу!
- А было бы интереснее, если вы и впрямь стали обезьяной, - хихикнул другой
студент - Макакарюк.
- Если тебе это поможет, пожалуйста, - профессор щелкнул пальцем перед глазами
потомка славных приднепровских мартышек.
	Студент захохотал, тыча пальцем в учителя, потом притих, поняв, что
больше никто и не смеется, а все только недоуменно смотрят на него самого.
Признаться, что он видит орангутана в профессорской мантии он так и не решился.
	Тем временем Фрейвей снял темные очки и озорным взглядом пробежавшись
по аудитории, заявил:
- Господа, поздравляю вас, сегодня у нас будет первое практическое занятие. Я
  долго думал, с какого эффектого упражнения начинать, чтобы оно не показалось
  вам унылым лабораторным опытом. И решил - я научу вас летать. Это, может быть
  и сложно для первого раза, не у всех получится - но я в вас верю.
	Профессор распахнул широкое окно, выходящее  во внутренний двор здания.
С пятого этажа отрывался великолепный вид на разбитый внизу садик.
- Ну, кто первый? - усмехнулся Фрейвей. - Студент Недомучко, я вижу, вы хотите?
- Я хочу? Я не хочу. Вернее хочу... - от волнения у бедняги чуть не упали на
  пол очки, опасно зависнув на самом кончике носа. - Хочу спросить? Вы же нам
  сами про закон всемирного тяготения рассказывали. Тело, брошенное с такой
  высоты при подлете к земле разовьет скорость...
- Короче, ты просто боишься разбиться?
- Я не боюсь! То есть, боюсь, конечно. Но ведь закон есть!
- Слушай, Недомучко, мы с тобой не на курсе физики, а магическом ликбезе.
- Так а зачем вы нам про физику рассказывали?
- Убедиться, что вы достаточно хорошо эти законы знаете.
- Да вы их сами не знаете, раз такое предагаете!
- Ну, Недомучко, не кипятись так, - утешил его сосед. - Профессор просто шутил.
  Правда ведь, профессор?
- В каждой шутке есть доля шутки. А остальное - правда. Летать мы и впрямь
  будем, но не сразу. Если я сейчас выброшу кого-то из вас в окно, он просто
  разобьется в лепешку, а доставать его с того света и искать ему новое тело
  мне совсем не хочется. Поди докажи потом в канцелярии, что это - тот же
  студент.
	Все притихли, задумавшись над тем, шутит ли профессор сейчас. Но понять
было нельзя - если его глаза и улыбались, то снова спрятавшись под темными
стеклами очков.
- Врага надо знать в лицо.- просто сказал Фрейвей. - Законы нужно знать, чтобы
уметь их обходить - это вам скажет любой юрист. Страх перед чем-то способен
нанести куда больший вред, чем то, чего вы боитесь - это скажет вам любой
психолог. Я же, как маг, скажу вам больше - и да простят меня юристы, психологи
и прочие ученые мужи - страх - это и вся опасность, исчезнет страх, не будет и
опасности; знание закона - это знание того, чему вы не должны подчиняться.
ИБО - в этом месте профессор сделал театральную паузу. - Ибо вы - живые
существа. Вы и только вы, ваш мозг, ваше сознание, ваша душа - зовите как
угодно - и только вы есть верхновный закон для вашего тела. Она же - настоящий
источник страхов и если ваc убивает то, чего вы боитесь - знайте - убивает вас
ваш страх, то есть вы сами себя.
- Это записывать?- спросил Недомучко.
- Это не записывать, а понимать нужно- обьснил ему сосед.- Правильно, профессор?
- Мало понимать. В это нужно еще и верить.
- Вера - это для всяких сектантов... Ну, хорошо, для адептов всяких религий,-
  студент вовремя вспомнил о политкорректности. - А тут ведь наука - факт он или 
  есть, или его нет.
- На эту тему лучше поговори с товарищем Макакарюком, - посоветовал Фрейвей.- Но
  вообще, ты прав, факты - вещь хорошая. Они помогают поверить.
	Профессор как ни в чем ни бывало взобрался на подоконник, и выпрыгнул
наружу. У окна мгновенно образовалась толпа наблюдателей - а посмотреть было на
что. Фрейвей не упал и не спланировал как птица - просто прошелся по воздуху,
сорвал внизу цветок из клумбы и вернулся обратно.
- Ну, ну, по местам. А это - мой подарок очаровательной Астрайе.- профессор
  вручил свой "трофей" одной из студенток.
- А вы знаете, что рвать цветы во дворе университета запрещено уставом?- вдруг
  спросил Недомучко.
- Да, пожалуй. ты прав, нехорошо, получилось - Фрейвей щелкнул пальцем и
  оставшиеся у окна заметили, как внизу на пустом месте вновь образовался
  цветок.
	Астрая на всякий случай понюхала тот что держала в руках, но ничего
  необычного не обнаружила.
- Так какой из них настоящий?
- Конечно твой, девочка. Внизу - это всего лишь иллюзия, чтобы нас никто не
  ругал.- успокоил профессор, потому что переубеждать сегодня еще и учеников,
  свято верящих в законы сохранения энергии ему никак не хотелось. Астрая,
  прилежная ученица, позже убедилась - и засушенный ею цветок, и  растущий на
  клумбе - оба были вполне настоящими. А если что-то и было иллюзией - то очень
  хорошей...
- Ребята, обратите внимание, как сразу сработало подсознание товарища Недомучко.
  Увидев что-то невероятное, что отказывалось принимать его заУченное сознание,
  оно переключилось на незначительную мелочь. В этом нет ничего ненормального -
  у каждого своя реакция на новое. Но я надеюсь, что кроме цветка вы все
  заметили и то, как я его принес.
- Еще бы! Как вы это делаете?
- Очень просто. Я просто напомнил своему телу, что оно - прежде всего обязано
  подчиняться мне, а уж только потом - всяким физическим законам.
- Разве так бывает? Физические законы - они ведь универсальны. Они действуют на
  каждый атом тела...- в голосе Недомучко постепенно исчезала уверенность.
- Возможно. Но они - прежде всего атомы моего тела и обязаны подчиняться его
  законам. Обычно люди не задумываются о таких законах, вот и получается, что
  атомы, из которых они состоят ведут себя как и все атомы в мире - глупо
  притягиваясь к массивным обьектам. Но для каждой клеточки вашего тела -
  только вы верхновный законодатель. И совсем не обязательно списывать правила
  своего поведения с общемировой "конституции". Так, согласовывать, чтобы не
  было конфликтов, не более того. Я вот сказал себе - мне нужно просто
  переместиться к тому цветку - и это и есть закон.
- Можно и я попробую?
- Пока нет. Для этого нужно уметь концентироваться на цели и еще - иметь
  достаточную силу воли, чтобы заставить себя не подчиняться мировым законам.
  Это трудно.
- Я смогу! - студент Рунис славился не только своим упорством, а еще и тем, что
  он часто путал это свое упорство с настоящей силой воли.
- Ладно, так и быть. Только я буду тебя подстраховывать - ты уж не пугайся, но
  я на время завладею твоей душой - и если ты вдруг потеряешь контроль, то я
  помогу. Разрешаешь?
- Это не больно?
- Не думаю. Только не пугайся, если тебе вдруг захочется считать меня своим
  богом, царем, отцом и еще чем-то. Помни о цели. Давай попробуй пройтись по
  стенке, по потолку - вниз головой, и спустишься по другой стенке.
- Раз плюнуть...
- Сосредоточься, успокойся, представь себе траекторию.
	Рунис постарался внять совету, и понял, что не так уж это и легко.
- Голова болит.- признался он.
- Я сейчас помогу.- Фрейвей снял очки и в упор посмотрел в глаза добровольцу.
  Тот с трудом смог отвести взгляд от профессора, но хождение по стенам уже
  перестало казаться чем-то неординарным.
	Он спокойно рузбулся, чтобы не наследить на белом потолке, занес одну
ногу, другую... Упал он лишь в самом конце пути, когда кто-то поспешил
зааплодировать, чем отвлек и Руниса, и самого Фрейвея.
- Вау! - только и оставалось сказать Рунису, круглыми глазами глядущему на
  потолок. Следы там все таки остались - только не грязные, а просто
  продавленные в слое штукатурки под весом тела.
- Ну что, господа "ученые", - усмехнулся Фрейвей. - Нравятся вам такие факты?
- А вы нам дадите теоретическое обоснование этого явления? - спросил Недомучко.
- Специально для тебя - попробую. Все в мире состоит из частиц. Эти частицы -
  сами по себе ничего не могут и не значат. Они - как кирпич вне дома, капля -
  вне окена. Они - ничто. Потому они обьединяются в сложные тела. Вместе они -
  способны уже на большее. Тебя не защитит от холода одна нитка - но в свитере,
  связанном из множества ниток, тебе тепло - и помогает его сохранять каждая из
  ниток. Отсюда - вывод - свойства частицы зависят от той системы, к которой
  она принадлежит. Так? Если так, то откуда само это тело знает, какие свойства
  должны быть у его частиц? Если это тело одушевленное - то поведение их должно
  определяться душой. Если же тело неодушевленное, то оно обязано 
  присоединяться к большим системам, у которых есть душа, вернее, дух. Одна из
  таких систем - наша Земля, чей дух советует всем телам падать на нее и
  разбиваться, если падение было свысока. Земля, весь физический мир - он
  существует для тел, у которых нет души, чтобы помочь им быть ЧЕМ-ТО в этом
  мире, кроме тучи бессмысленных пылинок. А многие живые существа забывают о
  своей душе и ведут себя, подобно глупому лодочнику, который плывет по течению
  реки жизни и ждет, куда оно его вынесет, не замечая, что ему дали весла,
  чтобы самому определять свой путь.
- Я над этим всем еще подумаю,- пообещал Недомучко, едва успевавший записывать.
- Да, это надо будет осмыслить... Ребята, я понимаю, что еще кто-то хочет
  полетать или походить по стенам, но время поджимает. А мне еще домашнее
  задание надо успеть вам дать.
- Попрактиковаться в полетах с табуретки?- сострил кто-то.
- Нет, это слишком травмоопасно. Проштудируйте учебник по общей биологии. Там
  всего семьсот страниц, вы справитесь.
- Ого. А зачем?
- Ну как зачем, будем нарушать законы биологии. А если не знаешь, что
  нарушаешь - это даже неинтересно.
- А я вот одно нарушение закона биологии уже нашел.- вдруг подал голос
  Макакарюк, когда остальные уже начали расходиться. - Я раньше думал, что
  орангутаны не могут читать лекций.
- Ты знаешь, действительно не могут,- покачал головой профессор и щелкнул
  пальцем перед глазами потомка славных приднепровских мамак. Потомок
  обрадовался чему-то и ускакал, попрощавшись с лектором уже где-то далеко за
  дверью...
	В аудитории остался лишь один студент, по имени Абу-Али-Мария-ибн Изя
  Безвостатых-Черный, которого близкие друзья звали просто Аликом, а не очень
  близкие - "Абу-Али ибн и так далее".
- Ты хочешь что-то спросить?- догадался профессор, закрывая окно.
- Вы ведь знаете о религиозных взглядах моего народа?- замявшись начал Алик.
- О том что вы верите в Великого Крокодила Судьбы, из зубов которого родились
  люди, когтей - животные, а чешуи - весь мир, он - судья, который судит души
  умерших и распределяет - кого раздавить за грехи, а кого - отправить в
  райские сады его чрева, где текут реки желудочного сока забвения?
- Ну да,- Абу-Али даже удивился, как профессору удалось в одной фразе выразить
  суть того, чего ему учили десять лет на понедельничных проповедях.
- И ты хочешь узнать, не противоречит ли то, чем мы ту занимались наставлениям
  твоего Бога?
- Вот вот, только можно я сам спрошу, а то вы еще неправильно мои мысли
  прочитаете.
- Да я и не пытался. Я просто догадываюсь. Ты спрашивай.
- Все что вы говорили - конечно же правда. Но Великий Крокодил, когда создавал
  мир сделал его изначально правильным, и придумал для него лучшие правила из
  всех возможных. И если Он повелел всем телам падать на землю, то если человек
  не будет так делать, это ведь нарушение. Это - против воли Бога?
- И да и нет. Скорее, все таки против его воли, но с его разрешения.
  Понимаешь - создавая мир Бог - называть его Великим Крокодилом или нет - дал
  живым души. И дал право каждому живому существу самому решать - по каким
  законам жить. Он дал свой вариант законов - и предлагает райские блага тем,
  кто будет по ним жить. Возможно, это действительно и лучшие из правил. Но
  мы - маги - сознательно делаем свой выбор, отказываясь от этих законов.
  Точнее, принимая не все из них. Мы сознательно отказываемся от обещанного
  рая после жизни, взамен другого, прижизненного удовольствия - радости
  творчества создания своих законов, вообщем, создания своего, альтернативного
  мира. Маг - тот, кто хочет почувствовать себя равным богу - да, это грех, с
  каким в рай не пустят - но истинный маг вполне может создать себе рай сам.
- А вы не боитесь...
- Попасть под когти Великого Крокодила после смерти? Как тебе сказать, это
  вопрос веры. Тебе, пожалуй, стоит этого бояться, если ты искренне веришь.
- Искренне. Но мне ваши лекции нравятся. Как вы думаете, если я буду только
  смотреть и слушать, это не будет грехом?
- Не знаю, я не изучал подробно священных текстов, оставленных на пергаменте
  из кожи священных буйволов Великим Крокодилом.
- Я помню их наизусть. Но там ничего на этот случай не говорится.
- Давай мы с тобой решим так. Ты ходи, смотри, слушай. А себе скажи - все, что
  я тут делаю - это грех. Смотри и учись - чего нельзя делать, какие люди 
  бросают вызов Богу, чем они при этом пользуются, как выглядят и ведут себя
  грешники. Сможешь рассказывать обо мне и моих лучших учениках, как о примере
  неправедного поведения. Ведь врага нужно знать в лицо.
- Как же так?- изумился Абу-Али "ибн и так далее", - Вы открыто признаете нас
  врагами и тем не менее, готовы меня учить?
- Во-первых, то что мы верим в разные вещи еще не делает нас врагами. Просто у
  нас разные взгляды на мир - один смотрит с одной башни, второй - с другой. Но
  это так, красивые слова.
	А главное то, что я может, и не очень хороший маг, но еще никто не
называл меня плохим учителем.

25.03.2003 (20:43)

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"