Корнилова Веда: другие произведения.

Скользящие по грани, гл. 16

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Просим прощения, у нас накрылся комп, думали, все... Реанимация была долгой, но, по счастью, все обошлось. Просим прощения за короткую главу, и за то, что текст совсем не проверен на ошибки...

  Мы уже два дня жили в доме, адрес которого Крису сообщил в письме его дядюшка. Следует заметить, что хотя этот небольшой домик и располагался едва ли не на окраине столицы, но, тем не менее, он находился на весьма оживленной улице, по которой то и дело катили телеги, экипажи, проезжали конные, хватало и просто идущих людей. Причиной этому было то, что рядом находилась одна из дорог, связывающих столицу с провинцией, а в таких местах не стоит ожидать тихой и спокойной жизни.
  Вначале, оказавшись здесь, я, было, даже удивилась, отчего это дядюшка Криса посоветовал племяннику прятаться в столь шумном и многолюдном месте, но чуть позже вынуждена была признать, что родственник Криса рассудил верно. Почему? На любой тихой улочке живущие там люди не только хорошо знают друг друга, но и в курсе того, что происходит едва ли не в каждом доме, подмечают все мелочи, что творятся у соседей, которых, в большинстве своем, они знают, как облупленных. На тех спокойных улочках появление хоть кого-то постороннего просто не может остаться незамеченным, и даже более того - соседи обязательно поинтересуются, что за человек появился у них под боком, выспросят едва ли не всю его подноготную.
   Ну, а в таких шумных местах как окраина, куда мы пришли - здесь люди более замкнуты, в первую очередь следят за происходящим на самой улице и за безопасностью собственного дома, обзаводятся грозными собаками, охраняющими жилища от излишне настырных и любопытствующих людишек, а за соседями наблюдают далеко не столь внимательно. К тому же многие из здешних обитателей наверняка предлагают в своих домах жилье на постой для приезжих. Конечно, здесь хватает постоялых дворов, но далеко не каждый любит шум и гам придорожных гостиниц, кое-кто предпочитает скоротать пару ночей в более спокойном месте, а пара лишних монеток, упавшая в кошелек небогатого человека, вынуждено сдающего комнаты в своем доме, никогда не будет лишней.
  Так что к посторонним людям, замеченным в соседском доме, тут относятся как к вполне обычному делу - просто очередной приезжий снял себе комнатенку на денек, или несколько дней. Более того - такие вот постоянно меняющиеся временные обитатели (если они, разумеется, ничем особо не выделяются) для соседей вообще идут на одно лицо, так что никто их особо не запоминает.
  Тот человек, к которому любящий дядюшка направил племянника, оказался немолодым мужчиной, который давно знал Криса - оказывается, это был старый слуга, проживший в доме дядюшки Криса долгие годы. Овет (так звали этого человека) ранее был камердинером дядюшки, причем хозяева доверяли ему во всем. Он и далее бы не покинул дом графа, только вот жена Овета в один далеко не прекрасный момент заявила супругу, что она более не может жить в провинции - мол, хватит обитать в глуши, надоело! Дескать, я родилась в столице, и хочу туда вернуться! Да и денег, дескать, ты заработал вполне достаточно, во всяком случае, отныне мы в состоянии купить себе дом в столице, пусть даже и не ахти какой большой! Ну, семья есть семья, так что камердинеру поневоле пришлось оставить хозяина, к которому он был искренне привязан, и отправиться в столицу. Правда, немногим позже значительная часть накоплений Овета ушла на приданое дочери, и оставшихся денег бывшему камердинеру хватило только на домик, расположенный на окраине столицы.
   Обо всем этом в свое время Овет писал бывшему хозяину, вновь и вновь сожалея о том, что покинул свое прежнее место службы, потому как, увы, в шумной столице мужчине было неуютно, да и толковой работы он так и не смог себе найти.
  Именно о своем бывшем камердинере и вспомнил дядюшка, когда приезжие актеры привезли ему письмо от племянника, сбежавшего с каторги. Граф правильно рассудил: в нынешнем непростом положении Овет - как раз тот человек, на кого можно положиться, и кто вряд ли привлечет к себе внимание тех, кто ищет его племянника. Бывший камердинер ранее ни в чем не подводил своего хозяина, хорошо знал Криса, и с должным уважением относился к молодому человеку. Впрочем, Овет даже не думал отказывать бывшему хозяину в его рискованной просьбе, и сразу же стал действовать. Первым делом мужчина отправил жену к дальним родственникам: мол, тебе давно пора навестить родню, и дочь с зятем с собой прихвати - надо же представить родственникам этого молодого человека, вошедшего в нашу семью! Дескать, ради такого хорошего дела не жаль никаких денег, то есть золота по это путешествие я вам выделю - припрятано у меня немного в загашнике... Никто против подобной поездки не возражал, семья уехала, и Овету оставалось только ждать появления Криса.
  Хм, вот кто бы еще пояснил мне, отчего мужчины так любят рисковать? Вроде никто никого в наши дела насильно влезать не заставляет, но, тем не менее, в помощи нам никто не отказывает, хотя все понимают, что для них все может закончиться совсем невесело.
  То, что мы появились втроем, ничуть не удивило хозяина здешнего дома, и даже более того - по его словам, он уже давно ждал появления Криса, и уже стал всерьез беспокоиться его долгим отсутствием. Здесь же, в доме бывшего камердинера, Криса ожидало и письмо от дядюшки. Трудно сказать, что именно родственник написал дорогому племяннику - письмо Крис никому не стал показывать, но после прочтения этого послания настроение у парня заметно повысилось. Думаю, в том письме были просто слова поддержки, но, на мой взгляд, именно это сейчас нужно каждому из нас.
  Мне невольно вспомнилась бабушка. Все последнее время я старалась не думать о ней, но была уверена, что она думает обо мне постоянно. Ох, как бы мне хотелось написать ей хотя бы короткую записку, сообщить, что я жива и здорова, и не забываю о ней... Увы, было понятно, что сейчас бабушка находится под негласным присмотром людей семейства ди Роминели, да и стража не выпускает ее из виду, так что любая попытка связаться с ней может привести к беде. Обвинят еще мою бедную бабушку в том, что она поддерживает отношения с беглой преступницей, осужденной на смерть, и в этом случае моя бабуля вряд ли избежит тюрьмы. Нет уж, пока что пусть лучше все остается как есть, а потом видно будет.
  Беда в том, что ди Роминели - люди неглупые, и кто-то из них тоже мог додуматься насчет того, что следует приглядывать за теми, кто ранее служил дядюшке Криса, а затем переселился в другие места. Вполне возможно, что Крис, то есть виконт Герсли, может обратиться к ним за помощью. Таких бывших работников наберется немало, за всеми постоянно следить не станешь - для этого дела следует нанимать невесть сколько служивых, причем только для того, чтоб они днями и ночами не сводили глаз с бывших слуг Криса. Этим заниматься никто не станет, но можно поступить по-иному - иногда, как бы невзначай, люди, посланные ди Роминели, могут заглядывать к тем, кого когда-то знал Крис. Во всяком случае, Овет упоминал о том, что в его дом несколько раз забредали посторонние, причем под явно надуманными предлогами. В общем, нам всем надо было сидеть тихо, стараясь лишний раз не высовываться на улицу.
  Ну, раз дела обстоят таким образом, то все это время мы с Крисом безвылазно сидели в доме, а вот Летун еще вчера вечером сходил в условленное место - в лавочку продавщицы цветов. Дело в том, что при последней встрече Крис и Тео договорились - отныне им встречаться не стоит, это слишком опасно. Связываться друг с другом можно иным путем - оставлять короткие послания знакомой продавщице цветов, чтоб она отдавала их нужному человеку. Что ж, предложение не лишено здравого смысла, и к тому же в этом нет ничего необычного - у многих из нас, грешных, имеются сердечные дела, о которых ни в коем случае не стоит знать посторонним! В конце концов, мало ли кто и с кем крутит шуры-муры, причем частенько эти любовные игры могут выйти боком любителям приключений на стороне! Более того: женщина, продающая цветы, будет уверена, что через нее пересылаются любовные письма, а за подобные услуги, как правило, неплохо платят, так что дама будет помалкивать. Единственная проблема была в том, как бы продавщица не сунула свой любопытный нос в эти письма, но хочется надеяться, что у женщины хватит ума не ввязываться в чужие сложности, а для этого, на всякий случай, послания нужно запечатывать покрепче и понадежней.
  Вчера вечером Летун уже побывал в цветочной лавке, забрал послание от Тео, взамен оставил наше письмо, а чтоб ни у кого из посторонних ( если, конечно, таковые имеются) не возникло подозрений, велел отправить корзину цветов в "Серебряную лилию", к господам артистам - мол, это знак восхищения от благодарного зрителя за их прекрасное выступление. На самом деле мы пока что представления не имели, как прошел дебют труппы на столичной сцене, но все же будем надеяться, что все закончилось удачно.
  В своем коротком письме Тео сообщил, что сумел передать королеве наши послания, и что его отец до сей поры так и не отыскался. Еще Тео писал, что если отец не появится до утра, то ему придется обратиться за помощью к королеве. Трудно сказать, чем тут может помочь Ее Величество, но какие бы отношения у нее не были с мужем, в любом случае, какая-то власть у нее все же имеется.
  Мы понимаем, что у Тео сейчас и без нас хватает сложностей, и все же нам без его помощи обойтись будет сложно. Конечно, в этой непростой ситуации наша просьба выглядела весьма бестактно, но мы все же попросили Тео раздобыть нам приглашения на торжественный прием в королевский дворец. Разумеется, суметь достать подобные приглашения - дело весьма непростое, но звон золота творит настоящие чудеса, а семью де Линей никак не отнесешь к числу обедневших родов нашего королевства...
  Летун тоже решил все это время оставаться с нами - так, мол, будет лучше. Старого взломщика можно понять - знакомые уже дали ему понять, что в ближайшее время мастеру не стоит открыто разгуливать по городу. Дело в том, что когда архиепископу Петто сообщили о том, что мастер, которого он усиленно разыскивает, серьезно заболел от полученных побоев и не может ходить, то святой отец велел передать пострадавшему бедолаге следующее: тот может безбоязненно придти в дом архиепископа, где получит заботу, лечение и должный уход. Правда, Летун, получив подобное известие, не выразил ни малейшего желания войти в широко раскрытые двери гостеприимного дома святого отца. Знаю, мол, чем заканчиваются подобные приглашения, да еще и от такого человека, как этот святоша - вначале ты безропотно исполнишь приказы хозяина дома по починке, наладке и ремонту всех механизмов, какие только имеются в большом дворце архиепископа, а потом тебе вместо благодарности и платы за работу кто-то на улице просунет между ребер хорошо заточенный нож... Плавали, знаем!
  Хуже другое: как передали Летуну, господин архиепископ, несмотря по показное гостеприимство и желание извиниться перед старым мастером за нанесенные ему побои, тем не менее, назначил награду тому, кто сообщит, где именно прячется или отлеживается этот умелец. Не надо быть семи пядей во лбу, чтоб понять: вряд ли святой отец желает от доброты душевной посетить болящего страдальца, и принести ему гостинцев для поправки здоровья. Не исключено: архиепископ догадывается, что Летун имеет какое-то отношение к очищенному сейфу в своем доме, и сейчас желает как следует потрясти старика. А что, такое вполне возможно! Правда, нам повезло хотя бы в том, что этот святой сквалыга за сведения о том, где можно найти мастера, назначил совсем небольшую награду - мол, этого вполне достаточно! Ну, возможно, по мнению жлоба - архиепископа, пара золотых монет - это хорошая награда, только вот желающих их получить что-то не нашлось. Впрочем, если бы даже господин архиепископ предложил за помощь в поисках нужного ему человека куда более значимые деньги, то все одно вряд ли отыскалось много желающих их получить - об архиепископе давно шла слава, как о редком сквалыге, который пойдет на любые ухищрения, лишь бы не расстаться с лишней монетой.
  Что же касается Криса, то эти два дня они с Овертом то и дело разговаривали, с доброй улыбкой вспоминая прошлую жизнь, ту, которая у них была когда-то... Ну, воспоминания - дело хорошее, только меня они не касались, и потому за эти пару дней я постаралась отдохнуть и отоспаться. За пределы дома ни Крис, ни я старались лишний раз носа не высовывать - так оно надежнее, да и не увидит нас никто из посторонних. Правда, хозяин этого дома все же ходил на рынок, а Летун, а свою очередь, посещал цветочную лавку, забирая послания от Тео. Вот и сейчас старик ушел за очередным письмом, а нам только и осталось, что дожидаться его возвращения.
  Невольно вспомнилось и то, что вчера Летун пришел явно не в настроении. Оказывается, все это время он хоть что-то пытался узнать о своем внуке, но, увы - в последние пару месяцев с рудника Каменный не возвращался никто из бывших заключенных (мы с Крисом, разумеется, не в счет), так что никаких сведений о Шмеле ни у кого не было. Конечно, мы, как могли, подбадривали старика, но воспоминая порядки на серебряном руднике, и то, в каких условиях там живут люди, было понятно, что больной человек, даже находясь в рудничном лазарете, долго не продержится. Конечно, ничего подобного говорить Летуну мы не стали.
  Время шло, а старого мастера пока еще не было. Не знаю насчет остальных, а я всерьез тревожилась за старика - как бы с ним что не случилось! Хоть Летун человек ловкий, но возраст все же может дать о себе знать, хотя самому старому пройдохе говорить об этом не стоило - обидится еще...
  Мы с Крисом уже добрый час сидели за столом - хозяин дома приготовил нам чай, только вот нам сейчас было не до того, чтоб чаевничать в свое удовольствие. После ухода Летуна прошло уже более четырех часов, не меньше, и мы уже стали всерьез тревожится. По счастью, старый взломщик заявился в тот момент, когда Крис уже стал всерьез подумывать о том, не пойти ли ему в ту самую цветочную лавочку...
  - Что так долго?.. - едва ли не в один голос просили мы у Летуна, когда тот, наконец, вернулся.
  - А быстро только кролики размножаются... - пробурчал в ответ старик. - Я, в отличие от вас, парнишка внимательный, и сломя голову никуда не попрусь. Хотя возле лавки цветочницы ничего подозрительного замечено не было, да и "хвоста" за мной не наблюдалось, я все же решил не рисковать, на всякий случай помотался по узким улочкам... В общем, можете не беспокоиться, все чисто. Да, а нашим господам артистам я снова послал корзину цветов - надо же было оправдать свое появление в лавке!
  - Это так благородно с вашей стороны!.. - улыбнулась я.
  - Скорее, глупо... - недовольно пробурчал старик. - По-вашему, я таких людей не знаю, что ли? Насмотрелся уже на всяких. Парням куда нужней кувшин хорошего вина, чем эта корзина с розами! Не спорю: эти цветы им, конечно, какое-то время душу погреют, только актеры, порадовавшись, вскоре предложат хозяину гостиницы эту корзину с розами в обмен на кувшин вина. Знакомое дело!
  - Плохо вы о них думаете!
  - Я, в отличие от вас, человек трезвомыслящий. И потом, положа руку на сердце, должен признаться: слушая речи этих актеров-балаболок, когда они выдавали заумные тексты из своих странных пьес, я ничего не понял!
  - Ну, уж и не поняли!
  - Вообще в толк взять не могу, кому эта чушь, которую они разучивали, может понравиться!? Да чего вам это объяснять... Но в целом актеры мне показались неплохими парнями, хотя каждый из них с заскоками и не от мира сего. А уж если говорить совсем честно, то где-то в глубине души я им даже завидую, потому что не могу жить так легко, как эти парни, одним днем, не задумываясь о будущем... Ладно, проехали! Забирайте свой конверт - он, зараза, сегодня что-то тяжелый!
  Как оказалось, в послании от Тео оказалось приглашение на прием в королевском дворце, выписанный на невесть какое имя. Да ладно, не имеет значения, пусть хоть горшком обзовут, ведь для нас главное - во дворец попасть. Еще в конверте оказалась и короткая записка, в которой Тео, помимо всего прочего, коротко сообщал, что его отец пока так еще и не нашелся, но королеве о пропаже графа уже известно...
  Однако Летун принес еще одну весть: оказывается, Диамар, старший брат Криса, благополучно вернулся в столицу со всей своей многочисленной семьей. Откуда он об этом узнал? Просто по городу разнесся слух о том, будто подчистую сгорело загородное имение, в котором проводил лето вместе со своей семьей наследник герцога Тен, причем, если верить разговорам, эти несчастные люди не успели выхватить из огня хоть что-то из личного имущества! Ну, что тут скажешь? Сгоревших пожитков, конечно, жаль - с этим никто не спорит, но стоит возблагодарить Богов хотя бы за то, что все остались живы и здоровы, а вещи - дело наживное!
  Ну, в таких случаях погорельцам, как правило, все сочувствуют, и семейство Диамара не избежало этой участи. Правда, останавливаться в доме своего отца, могущественного герцога Тен, Диамар не счел нужным, вернее, отказался наотрез, тем более что сам герцог Тен, говорят, едва ли не обвинил своего старшего сына то ли в умышленном поджоге загородного дома, то ли в том, что тот плохо приглядывал за слугами, а те по лености и нерасторопности допустили пожар... Утверждают, что Диамар отвез семью в дом своих дальних родственников, и нанял охрану - мол, больше не хочу рисковать жизнями моих детей, и без того чудом выжили на пожаре, который устроили недруги семьи!..
  Ну, что там говорят господа о причинах пожара и поведении молодого человека, который более не пожелал общаться с отцом - это его дело, а вот простой народ едва ли не сразу же вынес свой вердикт: такие пожары так просто не случаются, ясно, что в этом деле кто-то имел свой интерес!.. Более того: доносятся упорные слухи о том, что это был умышленный поджог, и кое-кого из тех поджигателей, дескать, прихватили едва ли не на месте преступления...
  - И когда ж вы, господин Летун, все это узнать успели?.. - чуть усмехнулся Крис.
  - Так ведь я, когда по городу ходил, встретил кое-кого из старых знакомых... - хмыкнул старик. - А простой народ много чего знает!
  Нам было известно, что старый взломщик сейфов по-прежнему общается со своими прежними друзьями - впрочем, он этого и не скрывал. Понятно и его желание быть в курсе последних городских новостей, и в этом смысле наш дед был настоящим кладезем сведений.
  - Кстати, за вашу поимку награду увеличили... - хмыкнул дед. - Денежки обещают весьма неплохие уже за одну только наводку на то, где вы скрываетесь. Правда, эту награду будет выплачивать не казна, а частное лицо. Думаю, вам лучше знать, кто решился раскошелиться на вашу поимку.
  Чего тут думать, и так все ясно - господа ди Роминели решили не скупиться и тряхнуть мошной, лишь бы добраться до меня, вернее, до тех документов, которые (пусть и не все) все еще могут остаться в моих руках. Без этих бумаг справиться с королевой им будет куда сложнее, а в то, чтоб скинуть с трона Ее Величество, семейкой ди Роминели было уже вложено слишком много денег и сил, так что отыгрывать назад то, что начато, они уже не могут, да и наверняка не хотят. А еще господина Лудо Мадора ди Роминели уже всерьез начинает напрягать та ненормальная ситуация, что он, как глава почтенного и влиятельного семейства, до сей поры не может справиться с какой-то беглянкой, для которой по решению суда уже давно приготовлена плаха! Ну, а Криса семейке ди Роминели тоже надо остановить как можно быстрей, а не то он портит всю игру.
  - И вот еще что... - продолжал старик. - Я потому несколько задержался, что еще и к Навару заходил...
  Ну, у меня нет слов! Мало того, что Летуна ищут по приказу архиепископа, так он еще, забрав послание от Тео, отправился с письмом едва ли не на другой край города! А если б старика схватили, и нашли послание, то чем бы все могло закончиться?! Да ничем хорошим! Попади это письмо в руки архиепископа, то Тео грозили бы огромные неприятности! Неужели старому взломщику не пришла в голову мысль о подобном развитии событий? Или Летун все еще считает, что выше его только звезды, а круче только вареные яйца?..
  Ой, что-то у меня в последнее время с выражениями творится что-то странное! Я уже не первый раз замечаю, что мой лексикон стал меняться, причем далеко не в лучшую сторону, и приобретает, скажем так, довольно своеобразные формы, выходящие за рамки допустимого! Если я ляпну нечто подобное в присутствии кого-либо из моих прежних знакомых, то так и со стыда сгореть можно! Впрочем, в ближайшее время меня вряд ли ожидают высокоинтеллектуальные беседы в салонах и на великосветских раутах об искусстве и музыке. В любом случае надо бы строже следить за собой, за словами поступками, только вот это у меня сейчас вряд ли получится.
  Кажется, о слишком вольном поведении Летуна подумал и Крис. Покачав головой, он спросил старика, стараясь выражаться как можно более деликатно:
  - Простите, но вам не кажется, что это слишком рискованно - идти к Навару? Мы, кажется, договаривались, что встретимся с ним завтра. Кроме того, этот человек живет достаточно далеко отсюда...
  - Боишься, что я засветился перед стражей?.. - усмехнулся дедуля. - Не беспокойся, я знаю, что делаю, а слежку за собой нюхом почувствую. Тут дело иного рода: мне сообщили, что Навар в самое ближайшее время намеревается покинуть столицу, так что мне было велено придти к нему, забрать наш заказ, за который, между прочим, были отданы очень большие деньги.
  - Так вы...
  - Ну да, заказ уже у меня... - и Летун поставил на стол небольшую шкатулку. - Все здесь, как и договаривались.
  Вообще-то если учесть, сколько золота мы отдали Навару, то эта шкатулка выглядит что-то уж очень маленькой, хотя никто и не говорил о том, будто нам нужны целые бутыли тех... снадобий, которые мы попросили его приготовить.
  - А куда Навар уезжает?.. - спросила я. Конечно, у меня и других вопросов полно, но извечное женское любопытство оказалось куда сильней. - Вроде никуда не собирался...
  - Ему видней, куда ехать... - пожал плечами старик. - Думаю, на время забьется в какой-нибудь тихий угол. Сами понимаете: так просто в тебя никто стрелы бросать не станет. Это его дела, и посторонним к ним даже приближаться не стоит.
  - А кто в него стрелял?.. - не унималась я. - Навар уезжает из-за того, что кто-то решил его убить? Одного неудавшегося убийцу поймали, но попытки могут повториться, так?
  - Чего не знаю - того не знаю... - развел руками Летун. - Вообще-то такие вопросы задавать обычно не принято. Что, женское любопытство душит?
  - Знаете, когда рядом с твоим ухом пролетает стрела, то поневоле заинтересуешься!
  - Вот потому-то я с бабами дело иметь и не люблю - уж очень вы любопытные, во все хотите свой нос сунуть!.. - неприязнь к женщинам у деда, кажется, в крови.
  - И все же?
  - Говорят, любопытство кошку сгубило... - пробурчал Летун. - И ведь не отстанешь... Единственное, что могу сказать, так только то, что Навар мне ничего не сказал о покушении на него, а я и не спрашивал - все же мы с ним не закадычные друзья-приятели, и потом в нашем мире лишнего лучше не знать. Так и жить спокойнее будешь, и спать крепче. Хотя кое о чем и так можно догадаться, ведь тот товар, которым торгует Навар, говорит сам за себя. Что, до сих пор ничего не поняли? Тогда скажу яснее: бывает, что у некоторых, кто покупает зелья Навара, дела в итоге складываются несколько не так, как задумывалось, а в случае проигрыша за собой необходимо подчистить следы, или же пострадавшие сделают все, чтоб отплатить своим обидчикам, в том числе и тем, кто изготовил яд. Сами понимаете: раз некто заказывал яд, значит, он им почти наверняка воспользовался. Ну, а законы и нравы не везде одинаковы, часто за чью-то смерть по обычаям требуется отмщение, вот вам и весь сказ.
  Да чего там догадываться, и так все ясно - судя по обмолвке старика, Навар изготовил отраву для неких людей с Востока. У них там, по слухам, борьба за власть, влияние и деньги частенько идет такая, что и близко к тем жерновам лучше не подходить - враз затянет и в порошок сотрет! Уж не знаю, кто там в очередной схватке выиграл, а кто проиграл, только теперь выжившие расправляются со всеми, кто имел отношение к этой истории. Или же наоборот: некто обрывает все ниточки, которые могут привести к тому человеку, кто свое время заказал мастеру приготовить отраву для своих недругов. Уж если Навар куда-то уезжает со всей своей охраной, то, значит, его нынешние враги - люди непростые, и у мастера по изготовлению зелий есть все шансы в самое ближайшее время отправиться в мир иной. Серьезно, видимо, мужика припекло, раз с места срывается.
  Ну, что тут скажешь? Конечно, Навар - толковый человек, умный и талантливый, и деньгу зашибает большую, только вот вряд ли это золото дало ему в жизни радость и ощущение покоя и безопасности - вынужден прятаться, совсем как мы...
  - Знаете... - сказала я. - Мне кажется, что этот человек, Навар - он серьезно болен. Бледный, как смерть, худущий, и вдобавок страдает сильной одышкой, волос нет ни на голове, ни на лице...
  - Ну... - Летун только что не ругнулся. - Тебе-то до всего этого какое дело?
  - Я просто так спросила!
  - Знаете, мне тоже показалось, что этот человек нездоров... - вздохнул Крис. - Чтобы это понять, не нужно быть врачом.
  - Да и так ясно, что Навар долго не протянет... - махнул рукой Летун, а в его голосе были заметны нотки сочувствия. - Причина этого тоже проще некуда: когда всю жизнь имеешь дело со всякой ядовитой гадостью, то, как бы ни берегся, а все одно и сам поневоле травиться начинаешь. Надо же, как в жизни случается: человек может очень многое, а вот лекарства от своей болезни у него нет. Навар еще год назад выглядел куда лучше, а сейчас от человека чуть ли не одна тень осталась... Да вы сами все поняли! Жаль мужика, второй такой мастер не скоро объявится!.. Ладно, меняем тему!
  С этим не поспоришь - этого человека, Навара, может, и жалко, но сейчас нам надо думать о себе, тем более что прием в королевском дворце будет уже завтра. Конечно, неплохо бы поговорить с Тео, но не стоит рисковать - сейчас могут следить и за ним. Пока что нам необходимо приобрести себе одежду для приема во дворце, ведь в нашем нынешнем виде туда не заявишься. Конечно, в дорогие магазины мы сейчас не сунемся, и дело тут не только в том, что это опасно, и Криса могут опознать тамошние продавцы - все же раньше парень был завсегдатаем магазинов с модной одеждой. Не менее важной причиной было и то, что сейчас в те магазины соваться нам было не с руки - за изготовление нужных зелий мы отдали Навару почти все золото, что было у нас. Увы, но Летун оказался прав: за свои зелья мастер заламывал совершенно несусветную цену, и торга не приемлет...
  В общем, как бы нам сейчас не хотелось появляться на улице, но все же пришлось наведаться в ближайшую лавку, торгующую одеждой. Ее нам посоветовал Оверт - мол, там одеваются очень многие из здешних жителей, в том числе и довольно состоятельные. Дескать, выбор там хороший, да и сама одежда неплохая, и к тому же не очень дорогая. Конечно, еще пару лет назад мне бы и в голову не пришло отправиться в дешевую лавку, чтоб выбрать там одежду для посещения королевского дворца, только вот иного выхода у нас сейчас мне было.
  По счастью, идти далеко не пришлось, в лавке и без нас хватало посетителей, и потому небогато одетые крестьяне - а мы сейчас выглядели именно так, особо никого не заинтересовали. Оверт не преувеличивал: здешняя лавка была едва ли не набита разной одеждой, от самой дешевой до довольно-таки дорогой. Пожалуй, мы пришли в верное место! Правда, мы там надолго не задержались, потому как в ворохах одежды особо не покопаешься, да и мерить ее там не станешь, так что пришлось выбирать наряды на глазок и надеяться на то, что одеяния не будут сидеть на нас, словно на корове седло.
  - Ты чего купила себе эту серую тряпку?.. - недоуменно спросил меня Летун, когда мы вновь вернулись в дом Оверта. - Там были платья куда красивей! В том балахоне, что ты выбрала, будешь смотреться прямо как монашка какая-то! В таком виде тебя и в королевский дворец не пустят, сочтут, что среди важных господ таким замухрышкам делать нечего!
  - Ну, насчет платья - это дело вкуса... - пожала я плечами, ничуть не обидевшись. - Во всяком случае, мне нравится!
  - Нет, мне никогда баб не понять!.. - вновь выразил свое мнение Летун.
  Ох, старик, похоже, у нас с тобой совсем разные предпочтения. Лично мне с первого взгляда настолько понравилось это довольно-таки простенькое платье совершенно необычного жемчужно-серого цвета, что ничего другого я уже и искать не хотела. К тому же оно сшито из настоящего кхитайского шелка, пусть и не самого дорогого, но смотрится все одно замечательно. Как говорится, скромно и со вкусом. Эх, если б у меня была с собой парочка жемчужных украшений, то платье выглядело бы совсем по-иному, куда более изыскано. Ничего, я спокойно переживу и без побрякушек, тем более что все эти украшения мне сейчас были не особо и нужны.
  Что ж, пусть Летуну не нравится мой выбор, только вот я и сама вижу, что платье мне все же несколько великовато, а потому его надо кое-где подогнать по фигуре, да заодно и посмотреть, как смотрятся только что купленные одеяния на наших мужчинах - возможно, их одежде тоже понадобится нитка с иголкой. Ох, так невольно и вспомнишь добрым словом мою бабушку, которая заставляла меня учиться шитью - мол, в жизни может случиться всякое, так что женщине без умелых рук не обойтись!..
  Возиться с одеждой я закончила лишь поздней ночью. Ну, что тут скажешь? Я сделала, что могла, но, тем не менее, было понятно, что наш внешний вид отнюдь не соответствует великосветскому приему. Ясно и то, что во дворце, среди богато одетых придворных, мы трое будем выглядеть как неотесанные и небогатые провинциалы, приехавшие в столицу из невесть какой глуши и чудом попавшие на столь высокое торжество. Ну и хорошо, на таких людей, как правило, почти не обращают внимания, а это именно то, что нам нужно.
  На следующий день Летун вновь ушел в цветочную лавку, а я снова стала подгонять одежду на Крисе - уж очень топорно она смотрелась на молодом человеке, и это несмотря на то, что с фигурой у парня не было никаких проблем. Увы, но тут надо признать старую истину: если одежда первоначально скроена на человека совершенно иной комплекции, то, как ни старайся, но результат вряд ли тебя порадует.
  - Ох, виконт... - вздохнула я, окидывая парня критическим взглядом. - Должна сказать, что в вашем нынешнем облачении вы вряд ли будете отнесены к числу записных сердцеедов.
  - И чем же, дорогая Оливия, я вам не нравлюсь?.. - хмыкнул Крис, рассматривая себя в зеркало. - Красота, можно сказать, неописуемая, душа радуется, глядя на такого ладного молодца!
  - Возможно, я нанесу жестокий удар вашей трепетной душе, но вам стоит знать безжалостную правду: сейчас до блестящего придворного щеголя вы, увы, не дотягиваете.
  - Н-да, пожалуй, сейчас вряд ли кто из придворных красавиц примет мое приглашение на танец и растает от комплиментов... - молодой человек картинно схватился за голову. - Как мне отныне жить с этим горестным знанием?
  - Да, столь тяжкое испытание вынести сложно... - согласилась я. - Но ничего, соберись с духом, и надейся, что твоя бывшая невеста не упадет в обморок от нынешнего вида своего прежнего жениха.
  - Ну уж и в обморок...
  - Ты хоть нюхательную соль для нее заранее подготовь, что ли...
  - Дорогая, ты недооцениваешь силу моего обаяния!.. - хохотнул Крис.
  - А ты подойди к бывшей невесте, и предложи ей тур вальса... - посоветовала я. - Или хотя бы пригласи прогуляться под ручку. Боюсь, что если ты даже будешь гнать впереди себя волну сногсшибательного обаяния, то эта девица останется к ней равнодушной. Хотя, скорей всего, услышав от тебя столь лестное предложение насчет танцев или прогулки при луне, она спрячется за спины знакомых, и скажет, что не знает вас, господин хороший. Мол, вы просто внешне несколько похожи на одного молодого человека, которому она когда-то была представлена, но не более того.
  - Как же вы, женщины, любите нападать друг на друга!
  - Я рисую тебе подлинную картину происходящего.
  - Подруга, я уже давно не могу отделаться от впечатления, что ты ревнуешь меня к прошлому... - непонятно почему, но этот нахал был весьма доволен моими словами. - Это так мило с твоей стороны! Я, право, впечатлен!
  - Ревную? Ну, у тебя и самомнение!
  - А разве не так? Стоит мне только упомянуть Тийсу, как у тебя сразу же портится настроение!
  - Ну, знаешь ли!..
  - Если б дела обстояли иным образом, то бы так не сердилась! Девушка ты у нас выдержанная, но когда дело касается сердечных дел, то быстро выходишь из себя, и эмоции спрятать не можешь. Стоит мне вспомнить, как ты своего бывшего жениха при разговорах чуть на куски не порвала - не знаю, как другим, а мне сразу все становится ясно.
  - Не подскажешь, что именно?
  - Просто я понял, что тому молодому человеку ты раз и навсегда дала от ворот поворот, и как бы он не пытался оправдать себя в твоих глазах, у него ничего не получится. То же самое и с Тийсой: стоит тебе только представить, что я могу относиться к бывшей невесте довольно спокойно, без неприязни, как ты начинаешь сердиться.
  - И что с того?
  - Просто если бы это тебя не задевало по-настоящему, то ты, красавица, вела бы себя совсем иначе, куда спокойней. Ну, признайся честно, что я тебе нравлюсь!
  - У тебя не слишком высокое самомнение?
  Вместо ответа Крис прижал меня к себе, и тихонько прошептал в ухо:
  - Как сказали бы заключенные на руднике - в самую плепорцию...
  Возможно, сейчас нам не до нежностей, но, тем не менее, у меня не было ни малейшего желания уклоняться от объятий Криса. Еще я должна была признаться, что Крис в чем-то прав, и мне действительно неприятны его разговоры о бывшей невесте. Почему? Неприятны - и все! За то время, что мы с Крисом находимся вместе, я, совершенно незаметно для себя, привыкла к этому парню, к тому, что он постоянно находится подле меня, и страшно представить, как бы я обошлась без его помощи и поддержки. Больше того: своим дружеским и тактичным отношением он сумел растопить во мне ту неприязнь, которую после двух лет своего замужества я испытывала едва ли не ко всем мужчинам. А уж если быть совсем откровенной перед самой собой, то я осознавала: если Крис внезапно куда-то исчезнет, и его не будет рядом со мной, то я снова буду ощущать себя одинокой, всеми брошенной, и вынужденной опираться только на свои силы...
  Пока я подыскивала нужные слова, дверь распахнулась, и на пороге показался Летун. Я даже не успела удивиться тому, насколько быстро старик вернулся из цветочной лавки, как тот почти что скомандовал:
  - Быстро собирайтесь! Уходим! Нежности оставьте на потом!
  - Что случилось?
  - Да ничего хорошего!
  Пока мы лихорадочно собирались (хотя, если честно, собирать-то нам особо было нечего), старый взломщик рассказал, что неподалеку от цветочной лавки заметил парочку подозрительных людей, причем одним из них был переодетый стражник. Этого человека Летун ранее неплохо знал - ранее им уже несколько раз несколько раз доводилось сталкиваться меж собой, причем воспоминания об этих встречах остались далеко не самые лучшие. Еще нашему дедусе было известно, что тот немолодой человек на службе как раз и занимается слежкой, но иногда (деньги никогда не бывают лишними) берет у богатых людей заказы по поиску и выслеживанию их недругов и злоумышленников. Судя по всему, этот человек и сейчас занимался своим нелегким трудом, и у старого взломщика почти не осталось сомнений, что его старый знакомый следит за цветочной лавкой.
  Вполне естественно, Летун не стал и близко подходить к продавщице цветов, причем не только из опасения попасть на глаза старому недругу, но и вполне обосновано полагая, что в той лавке его могут враз повязать. Более того - он постарался как можно быстрей уйти с улицы, понимая, что около цветочной лавки может находиться не один переодетый стражник, а личность старого взломщика слишком известна, и чей-то опытный глаз может враз выцепить его из толпы.
  Дальше - больше. Когда Летун возвращался назад, то неподалеку от места, где находился дом Оверта, старый взломщик почувствовал неладное. По словам этого человека, за свою долгую и не совсем праведную жизнь он иногда мог чувствовать грозящую опасность, и это чутье его никогда не подводило. Что это было? Трудно сказать точно, но если на душе без всякой на то причины начинали словно скрести кошки, а по коже будто пробегал холодный ветерок - тогда с полной уверенностью можно говорить о том, что за Летуном следят, и понятно, что к закадычным друзьям эти люди не имеют никакого отношенья.
  К чему все это сказано? Просто сейчас, возвращаясь из цветочной лавки с пустыми руками, по спине старика словно пролетела волна прохладного воздуха, а около сердца будто царапнуло острым когтем. Возможно, кто-то иной и не обратил бы внимания на подобные мелочи, тем более что вокруг не было ничего подозрительного, но только не Летун, который доверял своим ощущениям едва ли не больше, чем глазам и ушам. Конечно, будь он один, то ушел бы сразу, не заходя в дом Оверта, но бросать нас ему было никак не с руки, и потому Летун, внешне не высказывая тревоги, пришел за нами.
  Через несколько минут мы покинули дом Оверта. Конечно, уходить через ворота мы не стали - если нас, и верно, ищут, то вполне могут поджидать на улице. Вместо этого мы буквально проползли под забором на соседний двор, а уж оттуда, прячась едва ли не за каждым кустом, стали пробираться к полуразрушенному сараю, стоящему на другом конце двора, чтоб через него выйти на соседнюю улицу. Теперь нам оставалось надеяться только на Летуна, который утверждал, что неплохо знает здешние места.
  А вот с Овертом все было чуть сложнее - все же ему придется отвечать на вопросы стражников. Решили, что наш хозяин будет говорить примерно следующее: пришел пожилой мужчина, за хорошие деньги попросил снять комнату, а у меня как раз все родные в провинцию уехали, вот я и решил согласиться, немного заработать... Тот старик сказал, что остановится здесь со своей семьей, то есть вместе с ним будут жить еще двое. Кого он с собой привел - не знаю, этих двоих так и не рассмотрел, потому как они пришли в то время, когда меня не было дома, а потом постояльцы ни на минуту не покидали свою комнату, сидели в ней безвылазно... Сейчас же они, похоже, вообще удрали, так и не заплатив за проживание... Как вам это нравится, а? Вот и пускай после этого чужаков в свой дом! Не поверите, сам не прочь бы узнать, кто они такие и зачем в столицу пожаловали - я старика об этом не раз спрашивал, но так ничего и не выяснил! Впрочем, по большому счету не очень-то мне это и интересовало. Думал, главное, чтоб заплатили хорошо, а в результате не только без денег остался, но и неприятности на свою шею огреб...
  Конечно, в этом утверждении было полно огрехов, но Оверту надо было до конца стоять на своем - мол, ничего не знаю, и куда делись мои жильцы - не ведаю. Поверят ему, или нет - это уже другой вопрос, но тут главное не отходить от своих утверждений даже по мелочам.
  Нам удалось незамеченными добраться полуразрушенного сарая, через который мы намеревались, было, выбраться на соседнюю улицу, но тут уже Крис, посмотрев через щели стены на улицу, прошептал:
  - Тихо!
  - Что такое?.. - так же негромко спросила я. Понятно, что без серьезной на то причины Крис предостерегать не будет.
  - Посмотри сама, благо щелей тут хватает! Да и вам, господин Летун, глянуть не мешает...
  Разглядывая улицу сквозь щель между досок, я вначале ничего особенного не заметила, но потом мой взгляд упал на мужчину, стоявшего неподалеку от сарая. Вернее, первым делом я невольно отметила про себя богатое одеяние этого человека, которое было отделано серебром, а рукоять шпаги, висящей на его поясе, была усыпана дорогими камнями. Подобная вычурность резко контрастировала с окружающей действительностью небогатой городской окраины, и выглядела несколько чужеродно под ярким летним солнцем.
  Впрочем, мне не было дела до того, какое оружие носят при себе столичные щеголи - просто при одном взгляде на одежду мужчины у меня уже привычно чуть сжалось сердце. Дорогой черный бархат - это любимые цвет и ткань семейства ди Роминели, и с некоторых пор он вызывает у меня подспудную неприязнь. Каждый из представителей этой семьи считал своим долгом ходить только в одежде, сшитой из черного бархата, и постепенно у меня сложилось впечатление, что я оказалась в вороньей стае, из которой нет выхода - заклюют... Правда, для разнообразия этот, пусть и красивый, но мрачный фон черной бархатной одежды, представители почтенной семьи разбавляют золотым или серебряным шитьем, кружевными воротниками, а то и драгоценностями, нашиваемыми прямо на ткань... В свое время мне сказали: постоянный черный цвет одежды представителей семейства ди Роминели - это нечто вроде визитной карточки их благородного дома. А что, все верно: скромно, просто, и в то же самое время дорого и богато, что лишний раз подчеркивает строгое следование правилам и знатный род.
  Единственным человеком, кто позволял себе одеваться не по правилам, был мой муж. Он, как основной наследник, позволял себе некие вольности, и хотя отец не раз выражал сыну свое недовольство по этому поводу, мой благоверный не обращал никакого внимания на слова отца. Наверное, подбирая одежду по своему вкусу, Лудо Уорт пытался хоть немного сгладить уродливые черты лица и непропорциональную фигуру, старался хоть как-то изменить свой облик в лучшую сторону, а отсюда и вычурная одежда невероятных цветов, до невероятности странная обувь и головные уборы. Правда, результаты всех его ухищрений выходили с точностью до наоборот - слишком яркие ткани только подчеркивали все недостатки его внешности и лишний раз привлекали к ним внимание. Вот ему-то как раз и нужно было одеваться поскромней и попроще...
  Тряхнула головой, пытаясь отогнать внезапно нахлынувшие воспоминания, от которых становилось тошно на душе. Почему они меня внезапно одолели? Просто тем человеком, что сейчас стоял неподалеку от сарая, был Лудо Карруд ди Роминели, тот самый, кто командовал наемниками, пытавшимися расправиться с семьей брата Криса. Понятно, что сейчас Крис узнал его: пусть они не встретились лицом к лицу на Золотых Полянах, но ранее этих двух молодых людей как-то представили друг другу - это было, так сказать, шапочное знакомство из числа тех, которых хватает на великосветских приемах. Правда, после того, как по приказу Лудо Карруда был сожжен дом на Золотых Полянах - вот тогда Крис сказал, что помнит, как внешне выглядит этот человек из достойной семейки ди Роминели, и отныне он никогда его не забудет, и ни с кем не спутает. Так оно и произошло...
  Итак, здесь Лудо Карруд. Тут уж думай - не думай, а понятно, что если нас и не выследили окончательно, то сделают это в самое ближайшее время. Интересно, как они нас отыскали? Впрочем, сейчас надо думать не о том, как это произошло, а быстро сообразить, каким образом мы вновь сможем уйти.
  Пока Крис чуть слышно говорил Летуну о том, кто именно сейчас находится перед нами, я не сводила глаз с человека, находящегося на улице. Сейчас Карруд стоял к нам вполоборота, и как же мне хочется, чтоб он отошел в сторону, или хотя бы ненадолго куда-то ушел! Ох, побыстрей бы произошло это счастливое мгновение! Увы, Карруд так и не трогался с места, зато к нему вскоре подошли двое мужчин. О чем они беседовали между собой, я не поняла, к тому же разговор был короткий, да и говорили негромко. Единственное, что до нас донеслось, это слова Карруда "...буду ждать вас здесь", после чего мужчины ушли, а член высокочтимой семейки ди Роминели, как и обещал, остался стоять на своем прежнем месте.
  Ну, то, что эти люди пришли по наши души - в этом у меня нет ни малейших сомнений. Понятно и то, что операцией по нашему захвату командует этот самый Лудо Карруд - по всей видимости, глава семейства проявил неслыханную милость и дал шанс провинившемуся загладить свою вину, так что теперь Карруд будет рыть землю носом, лишь бы не упустить нас, и вновь вернуть себе благорасположение грозного и всемогущего родственника. Вон, уже и людей послал, наверняка со всех сторон обкладывают дом бедняги Оверта. В общем, чем быстрей мы отсюда уйдем, тем для нас будет лучше. Все бы ничего, только вот Карруд, и верно, никуда и не думает уходить - так и стоит на одном месте, вернее, чуть прохаживаясь взад и вперед.
  Вопрос - что нам делать? Если в дом Оверта нагрянут в самое ближайшее время и не надут нас там, то первым делом начнут прочесывать округу, придут и сюда. Если же для нашего задержания господа ди Роминели привлекли и стражу, то наши дела портятся прямо на глазах!
  Не знаю, что бы мы стали делать дальше, если бы не обычная серая кошка, которая до нашего появления в сарае, по всей видимости, охотилась на мышей, а мы сорвали ей это увлекательное занятие. Сообразив, что после нашего появления ей в сарае ловить нечего, кошка недовольно замяукала и побежала прочь. Вдобавок ко всему она, будучи весьма раздражена, еще и зашипела на Карруда... Возможно, в любое другое время тот не обратил никакого внимания на рассерженную кошку - мало ли зверья бегает по городу!, но сейчас, глянув на зверька, мужчина перевел взгляд на сарай. Похоже, Карруд уловил нечто неладное и понял - кошку кто-то спугнул, и этим некто вполне могут оказаться те, кого он ищет. Сейчас, когда идет охота на тех, кто всерьез расстроил планы семейства ди Роминели, представителю этой семьи допускать очередную оплошность уже никак нельзя. Вон, даже положил ладонь на эфес своей шпаги...
  Ну, если он сейчас позовет своих людей и с ними отправится в сарай - тогда нам придется плохо. Те двое, с кем он совсем недавно разговаривал, судя по ухваткам - люди опытные, с такими сладить ой как непросто! И, что самое плохое, нам сейчас даже назад не пойти - здесь на земле навалено столько разного сора, что ступать нужно очень осторожно - именно так мы сюда и шли, так что быстро и без шума уйти отсюда у нас не получится.
  Карруд тем временем огляделся по сторонам, но, очевидно, в пределах видимости его людей не было. Сейчас точно сам сунется в сарай, не станет дожидаться появления своих людей...
  В этот момент Летун тронул меня за руку, и шепотом, в нескольких словах пояснил, что мне следует делать, после чего они с Крисом скользнули чуть в сторону, за большую кучу мусора и досок. Несмотря на то, что старик и Крис только что не сжались в комок, пытаясь спрягаться за этой кучей, все одно затаиться как следует у них не получилось. Да и я, хотя и отошла немного в сторону, туда, где было чуть темнее, нисколько не сомневалась в том, что меня можно легко заметить. Одна надежда на то, что оказавшись после яркого солнечного света в сарае, Карруд хотя бы пару мгновений не сможет дотошно рассмотреть все, что находится внутри.
  Когда ди Роминели, по-прежнему держа руку на эфесе шпаги, вошел в сарай, я произнесла:
  - Господин Карруд, вы явно ко мне неравнодушны! Так настойчиво преследовать женщину - этот уже выходит за рамки приличий.
  Карруд резко обернулся, выхватив шпагу, и шагнул ко мне. Как видно, мое неожиданное появление и радость оттого, что он наконец-то встретил беглянку - все это заставило его ненадолго потерять бдительность, и в тот момент он как-то упустил то, что в этом сарае я могу быть не одна.
  - Стой на месте и не шевелись!.. - приказал Карруд, делая шаг ко мне. - Если вздумаешь бежать, то я без раздумий проткну тебя шпагой!
  - С чего это вы вздумали обращаться к даме на "ты"?.. - поинтересовалась я. - Господин Лудо Карруд ди Роминели, где же ваше воспитание, которым так кичится ваша чванливая семья? К тому же не забывайте, что мы с вами считаемся родственниками, хотя такой родни мне и даром не надо...
  Пока я отвлекала разговорами Лудо Карруда, позади него, словно тень, возник Летун, и ловким движением накинул ему на шею ремень, словно удавку. Все последующее было вполне ожидаемо: Карруд невольно разжал руку, шпага упала на землю, а мужчина обоими руками инстинктивно ухватился за шею, стремясь хоть немного ослабить душащую его петлю. Тут же рядом появился Крис, коротко ударил по голове задыхающегося мужчину, и тот разом обмяк...
  - Ну, чего стоим, глазами хлопаем?.. - напустился на меня Летун. - Быстро тащим красавца в дальний угол, там все же потемней...
  И верно, времени терять не стоило. Потерявшего сознание Лудо Карруда оттащили подальше, и там прикрутили к лежащему на земле бревну. Так, пусть пока что поваляется без сознания, сейчас мы его враз в себя приведем.
  Летун достал один из нескольких заветных пузырьков, тех самых, за которые мы заплатили Навару целую гору золота, аккуратного его откупорил, и осторожно влил в приоткрытый рот мужчины одну каплю бесцветной жидкости.
  - А этого хватит?.. - не выдержала я. - Может, еще парочку капель добавить?
  - Твое счастье, что Навар этих слов не слышит... - проворчал Летун, вновь закупоривая пузырек. - Обиделся бы всерьез и надолго, да еще и решил, что ему не доверяют. Боюсь, и одной-то капли будет в излишке, только вот ее пополам никак не поделишь!
  Что ж, поверим, тем более что Карруд вскоре должен придти в себя - все же его не до смерти придушили, а, как сказал Летун, лишь "вырубили на время".
  - А вы, господа хорошие, лихо его повязали... - мне только и оставалось, что развести руками.
  - Дурное дело нехитрое... - пробурчал старик, хотя было заметно, что вовсе не против моей похвалы. - Всяко в жизни бывало, тут поневоле научишься. Вон, и ухажер твой, хоть и из благородных, а знает, куда бить, чтоб враз достать. Что, на рудниках обучили?
  - Вроде того.
  - Я ж знаю, о чем говорю... А вот и наш красавец в себя пришел.
  И верно: господин Карруд зашевелился, открыл глаза и непонимающе посмотрел на нас. Впрочем, вскоре его взгляд прояснился и представитель семейки ди Роминели рванулся, чтоб освободиться от пут, но все было без толку - Летун знал свое дело, и навязанные им узлы при всем желании распутать совсем непросто.
  - Немедленно отпустите меня!.. - наш пленник сделал все, чтоб его голос прозвучал достаточно громко и властно, только вот получалось это у него из рук вон плохо. Лудо Карруд вовсю сипел и говорил почти что шепотом.
  - Надеюсь, господин ди Роминели, мы не нанесли вам никаких значимых увечий?.. - вежливо поинтересовался Крис.
  - Уж не извиняться ли вы вздумали?.. - скривил губы Карруд. - В этом случае, чтоб получить мое прощение, вам для начала следует развязать меня, и начать вести разумные переговоры.
  - Дело не в извинениях, я просто опасаюсь, не ударил ли вас слишком сильно... - Крис воплощал саму любезность. - Просто должен покаяться: бью сильно, и от моих ударов вполне может произойти сотрясение мозга, и первый признак того - онемение языка. Надеюсь, сия печальная участь вас миновала.
  - Скотина!.. - зашипел Карруд, едва ли не враз теряя свое высокомерие. - Чтоб ты знал - у меня язык плохо ворочается! Похоже, сотрясение мозга я все же получил... Ну, ты мне еще за это ответишь!
  - Все это так прискорбно... - посочувствовал Крис, но, судя по его голосу, раскаянием тут и не пахнет. Если же говорить честно, то слова Карруда нас просто порадовали. Почему? Дело в том, что в том пузырьке, каплю жидкости из которого влили в рот господина ди Роминели, была "Чистая правда" - так Навар назвал свое зелье. Когда люди ( неважно, случайно, по неопытности, или же им специально подливали "Чистую правду") проглатывали эту прозрачную жидкость, через несколько минут на них нападала невероятная словоохотливость, причем лгать не было никакой невозможности, слова, можно сказать, наружу просились сами, и каждый говорил то, что в обычной жизни никому и никогда бы не сказал. Вообще-то эту самую "Чистую правду" нужно растворять в воде или в вине, а если принимать зелье в чистом виде, так, как это сделал сейчас Летун, то у человека на какое-то время немел язык. Что ж, прекрасно, Навар не подвел, и его... изделие, и верно, было на высоте.
  - Зато у меня есть немалое желание поговорить с вами, господин ди Роминели... - начала, было, я, но Лудо Карруд меня перебил.
  - А уж у нашей-то семьи есть какое желание с тобой побеседовать - это тебе даже и не передать, тварь! Не сомневайся - сто раз обольешься горькими слезами за то, что вздумала пойти против нас! Думаешь, никто не знает, что ты вовсю интригуешь против нас? Ничего, наше семейство так просто не возьмешь, и тем более этого не сможет сделать какая-то провинциальная девка, которая не оценила той чести, что ей выпала - стать членом нашей великой семьи! Рано или поздно, но вы сорветесь с той кромки, по которой все еще пробираетесь, и тогда уже пеняйте на себя!
  - Прекрасно... - согласилась я. - Вот давай-ка мы с тобой и поговорим на эту тему...
  Мы покинули сарай через четверть часа, узнав немало интересного, тем более что Лудо Карруд, и верно, стал до невероятности словоохотлив, и без малейшей запинки отвечал на любой вопрос. Конечно, если бы это было возможно, то нам крайне любопытный разговор можно было бы продолжать до той поры, пока не закончится действие той самой волшебной жидкости, только вот оставаться в полуразрушенном сарае нам было рискованно. Люди, которыми командовал Лудо Карруд, не найдя хозяина в условном месте, могли заподозрить что-то неладное и отправиться на его поиски. В общем, как бы нам не хотелось продолжить общение с представителем достойнейшего семейства ди Роминели, все же пришлось заткнуть ему рот кляпом, и уходить как можно скорей, тем более что Карруд сказал нам, где именно могут находиться его люди. Что же касается нашего пленника, то пусть полежит все в том же сарае, думая о том, каким образом он сумеет оправдываться перед Лудо Мадором за несдержанность своего языка и горевать о жестокой несправедливости этого мира. Ничего, если повезет, то Карруда найдут в ближайшее время, или же отыщут немногим позже...
  Нам опять пришлось уходить огородами, прячась за кустами и деревьями, стараясь как можно быстрей миновать дворы, в которых были собаки. Хорошо еще, что все они были на цепи, а иначе нас ждало бы немало неприятностей.
  Через полчаса мы сидели в маленьком захудалом кабачке, куда заскочили, чтоб перевести дух. Похоже, мы и в этот раз сумели уйти от преследователей, и сейчас надо было решить, что будем делать дальше. Дело в том, что помимо всего прочего, Лудо Карруд рассказал нам о том, где сейчас находится граф де Линей, и, если честно, то это известие меня совсем не порадовало.
  - Ну, то, что вечером нам надо быть во дворце - это даже не обсуждается... - Крис потер ладонью лоб. - Но вот насчет графа де Линей...
  - По-моему, тут не может быть никаких сомнений... - я перебила Криса. - Его надо освободить в любом случае, а не то семейка ди Роминели настроена более чем серьезно.
  - Как я понимаю, вы опять собираетесь совать свои пустые головы хрен знает куда?.. - мрачно поинтересовался Летун. - Можете не отвечать, я и так ответ знаю. Вот кто мне ответит - зачем я с вами связался?
  - Потому что мы обаятельные... - усмехнулся Крис.
  - Скорее, безбашенные... - выдал свой вердикт дед. - Ну да мне все одно выбирать не приходится, а ведь я так мечтал о спокойной старости в тишине и покое!..
  Ага, - подумалось мне, - ага, так я тебе и поверила! Можешь говорить это кому угодно, только не нам! Мнение о спокойной жизни у тебя, дедуля, несколько своеобразное...
  - Оливия, тебе туда соваться не стоит... - продолжал Крис.
  - Крис, давай не будем касаться этой темы... - я подняла руку. - Графа де Линей необходимо освободить, и чем скорее, тем лучше, пока дело не дошло до самого плохого. Что же касается всего остального, то в данный момент это никому не нужная лирика, которую не стоит принимать во внимание.
  - Тогда давайте думать, что мы можем предпринять... - продолжил Крис, а мне невольно подумалось о том, как все же тесно переплетены судьбы людей. Что я имела в виду? Просто пропавший граф де Линей и в самом деле похищен людьми семейки ди Роминели, и сейчас от него требуют все того же - подписи на передаче всего своего имущества ненасытному семейству и вдобавок признания того, что он участвовал в некоем заговоре...
  Казалось бы, что тут необычного? Суть в том, что графа прячут в столичном особняке маркиза Рейнье, отца Полана, моего бывшего жениха...
Оценка: 10.00*3  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  О.Вечная "Весёлый Роджер" (Современный любовный роман) | | В.Бер "Как удачно выйти замуж за дракона (инструкция для попаданки)" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Магический спецкурс" (Попаданцы в другие миры) | | Галина Осень "Начать сначала" (Фэнтези) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | Ш.Галина "Глупые" (Любовные романы) | | А.Оболенская "Правила неприличия" (Современный любовный роман) | | В.Рута "Идеальный ген - 2 " (Эротическая фантастика) | | К.Вереск "Нам нельзя" (Женский роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"