Корнилова Веда: другие произведения.

Скользящие по грани, гл. 19

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 7.18*8  Ваша оценка:

  
  - Вы поведали мне довольно-таки странные истории... - Его Величество чуть откинулся в кресле. - Даже не знаю, как отнестись ко всему услышанному. Ложные обвинения, преступления без наказания, побеги, и все тому подобное... Сложно поверить, что суды в нашей стране настолько невнимательны и пристрастны, а под носом у служителей закона творятся весьма неприглядные дела.
  Сейчас мы находились в здании суда, который располагался как раз на Судебной площади. Хм, так невольно и вспомнишь, что по прибытии в столицу мы с Крисом снимали комнату совсем неподалеку отсюда. Тогда же мы несколько раз заходили на эту площадь (а иначе никак, ведь хозяйка наблюдала за тем, куда направляются ее постояльцы!), только вот каждый раз мне хотелось поскорей уйти с этой самой площади в куда более тихое и уединенное место.
  Когда нас сегодня привезли сюда, я отчего-то стала искать глазами ту улицу, на которой мы с Крисом совсем недавно снимали жилье и откуда в один далеко не прекрасный момент нам пришлось спешно уносить ноги... Хм, с чего это меня вдруг пробило на воспоминания? Наверное, потому, что в то время мы еще были на свободе, и в случае опасности у нас был шанс удрать, пусть даже самым невероятным и рискованным способом. Увы, сейчас эта возможность полностью исключена - сопровождающие с нас просто-таки глаз не сводят, а охраны столько, что меня просто оторопь берет. Можно подумать, закоренелых преступников охраняют.
  Вообще-то я опасалась, как бы король не передумал встречаться с нами, но мы его, видимо, все же сумели заинтересовать, или же тут сыграла свою роль настойчивость королевы Эллен, которая не дала забыть королю о данном им обещании. Еще я предполагала, что нас вновь приведут во дворец, но король, очевидно, решил по-иному, предпочитая придать общению с двумя беглыми преступниками вид законности, а для подобного лучше всего подходит не дворец, а какое-либо присутственное место. Что ж, ничего не имею против, хотя мое мнение по этому вопросу вряд ли хоть кого-то интересует.
  Эту ночь мы с Крисом провели в тюрьме - впрочем, не имело смысла надеяться на что-то иное. По счастью, камера, где в этот раз оказалась я, не имела никакого сходства с тем темным и грязным углом, в котором меня держали после смерти дорогого супруга. Здесь хотя бы было чисто, и имелась кровать с тюфяком, да и окошечко, пусть и зарешеченное, все же едва ли не втрое превосходило размерами то крохотное оконце, которое было в моей прежней камере. Впрочем, как выяснилось чуть позже, у Криса камера была примерно такой же. Что тут скажешь? Можно не сомневаться, что именно по приказу королевы Эллен нас поместили в такие сравнительно неплохие условия.
  Надо сказать, что нас никто не допрашивал, и нам не задавали никаких вопросов - как видно, таков был приказ, и лично меня это вполне устраивало. Правда, в моей душе хватало и досады - я то и дело вспоминала далеко не лучшими словами Рейсана де Руан: надо ж было такому случиться, чтоб этот щеголь вновь оказался на моем пути! Из-за него рухнул весь план, который мы разработали с таким тщанием! Хотя, если вдуматься, то еще не все потеряно, и есть возможность кое-что исправить. К тому же королева с госпожой Орше вряд ли сидели эту ночь сложа руки, так что нам стоит действовать, придерживаясь первоначального плана. Правда, кое-какие изменения надо вносить по ходу дела, и тут надо полагаться только на себя.
  Ну, а днем нас повезли сюда, в здание суда. Разумеется, никаких судей в мантиях там не было, зато присутствующих хватало. Как мы поняли, сегодня сюда пускали не всех, а лишь тех, кто имел отношение к тем делам, по которым в свое время осудили меня и Криса - все верно, когда выдвигаются столь серьезные обвинения среди высшей аристократии страны, то надо, чтоб при этом присутствовало как можно меньше лишних глаз и ушей.
  Первым делом, конечно, притягивала к себе взгляд семейка ди Роминели: как обычно - все в черном, и в зале сидят отдельно, как бы подчеркивая своим видом, что они - единая семья, да к тому же пострадавшая сторона, их горе немыслимо велико, и они требуют справедливости, которая все еще так и не наступила. Хорошо еще, что благородное семейство соизволило заявиться сюда не в полном составе - как видно, понимали, что всему должна быть мера. Что ж, спасибо и на этом.
   Правда, Шарлона среди присутствующих не было, зато наличествует его верная супруга Рена - вон, сидит, змея такая, с постной миной на блеклой физиономии и с кротостью во взоре. Вот кого бы я охотно придушила, так это ее. Кстати, Карруда тоже не было, что неудивительно. А вот почтенный глава этого семейства посмотрел на меня так, что было ясно - будь на то его воля, то он убил бы меня на месте, потом воскресил, и убил бы вновь, только на этот раз сделал бы это с особой жестокостью.
  Герцог Тен находился несколько в отдалении, причем сидел на жесткой скамье вместе со своей фигуристой супругой. Должна сказать, что вблизи папаша Криса выглядел неважно - было хорошо заметно, что он нездоров, хотя вовсю бодрится. На самого Криса герцог старался не смотреть, а если его взгляд все же падал на сына, по лицу его светлости пробегал оттенок неприязни. Н-да, как это ни печально, но, похоже, что герцог уже раз и навсегда вычеркнул сына из своей жизни.
  Впрочем, на своего старшего сына Диамара, который находился в этом же зале вместе со своей женой, его сиятельство тоже косился с оттенком враждебности - очевидно, считал, что присутствие этой супружеской пары здесь - дело совершенно излишнее. Я уже знала, что герцог Тен вновь старается отправить Диамара в одно из своих самых дальних имений, так сказать, подальше со своих глаз, обосновывая это все тем же старым предлогом, что, дескать, многочисленному семейству его сына и наследника лучше жить на свежем воздухе, вдали от суеты и шума больших городов. Мол, все это делается ради их здоровья и благополучия, а потому мое решение, как главы семьи, не обсуждается, и я требую безоговорочного послушания!.. Как и следовало ожидать, Диамар наотрез отказался подчиниться воле отца - мол, простите, я всегда был послушным сыном и выполнял ваши приказы, но все имеет свои пределы. Дескать, один раз мы с большим трудом спаслись от смерти, и вновь рисковать жизнями своих детей я не намерен, тем более что тот пожар случился не на пустом месте - был поджог, чему есть свидетели. Более того - я догадываюсь, кто был заинтересован в нашей смерти. А если называть вещи своими именами, то отныне, дорогой отец, вы не сможете вновь отправить нас невесть куда только для того, чтоб у вас были полностью развязаны руки.
  К тому же среди аристократов уже давненько ходят упорные слухи о том, будто по указанию герцога Тен нанятые им стряпчие перетряхивают все имеющиеся своды законов, причем едва ли от основания государства, и все это делается лишь для того, чтоб отыскать весомое обоснование, на основе которого можно нарушить существующий закон о наследовании, то бишь передать титул и семейное состояние не старшему сыну ( или же его детям), а своему младшему, любимому сыночку, которого родила старому герцогу его молодая супруга.
  Не знаю, каковы успехи стряпчих в этом непростом деле, но, по слухам, аристократия относится к подобным намерениям герцога с нескрываемой неприязнью, да и кому ж понравится, если некто ради своих сиюминутных симпатий собирается подвергнуть изменению вековые традиции, законы и устои? К сожалению, герцог Тен не желал слушать никаких слов увещевания, говоря о том, что он прекрасно отдает себе отчет о своих действиях. Результат был предсказуем: едва ли не у всех, кто был наслышан о намерениях герцога, возникало сочувствие к Диамару, старшему сыну и наследнику его светлости, которого отец намеревается лишить законного титула и состояния. Поговаривали и о том, что старый герцог начинает выживать из ума, и за всей этой неприглядной историей стоит молодая супруга его светлости. Вдобавок ко всему стала известна история о том, что семья Диамара только чудом избежала гибели при пожаре... Тут уж хочешь, не хочешь, а на хорошее вряд ли подумаешь.
  Разумеется, мне трудно судить о том, какие отношения в данный момент существуют в семействе герцога Тен, но одно бесспорно: Фелис ди Роминели по мере своих сил и возможностей изображала всепоглощающую любовь к мужу - за руку его возьмет, свою головушку положит на плечо дорогого супруга, а то что-то шепчет ему на ушко. В общем, сама нежность и забота. Не знаю, что герцог Тен думал о подобном поведении своей законной половины, но, судя по всему, он не имел ничего против проявления трогательных чувств любимой женушки, и даже более того - подобная публичная демонстрация была ему явно по вкусу. Хм, трудно сказать, что испытывали остальные при взгляде на столь нарочитый показ нежных чувств молодой герцогини к своему муженьку, но, на мой взгляд, фальшь и лицемерие женщины должны просто-таки бросаться в глаза едва ли не каждому, кто смотрит на эту довольно-таки приметную парочку.
  Можете обвинить меня в жестокости, бездушии, а заодно и полном отсутствии веры в искреннюю любовь, но я готова даже заключить пари на то, что герцогиня Тен едва ли не считает дни до того прекрасного момента, когда ее бесценный супруг уйдет на Небеса. Разумеется, при этом он должен оставить безутешной вдове все свое немалое состоянием, а уж она, страдалица, постарается в будущем встретить какого-либо неотразимого красавца - надо же хоть как-то вознаградить себя за несколько лет не ахти какой радостной семейной жизни, на которую она согласилась ради титула и денег. Увы, члены семейства ди Роминели были довольно-таки прижимистыми людьми, лишний раз друг друга деньгами не баловали, так что ради большого куша можно и расстараться, изобразить неземную любовь...
  Вообще-то в зале находилось еще несколько человек, но я их особо не рассматривала - просто не было особого желания разглядывать присутствующих. К тому же, когда нас привели в зал, тут уже были король с королевой, а если в присутствии коронованных особ глядеть по сторонам - подобное можно расценить как высшее проявление бестактности. Правда, рядом с королевой Эллен находилась госпожа Орше, одетая в простое темное платье с белым воротничком. Если учесть деревянные четки, которые она держала в руках, и кроткое выражение ее лица, то при взгляде на эту даму едва ли не у каждого могло сложиться впечатление, будто перед ним находится едва ли не монашка, или же та, которая мысленно уже находится на пути к праведной жизни под монастырскими сводами. Как правило, от таких людей не ждут опасности, и, вообще-то, зря - лично я не хотела бы иметь своим врагом эту с виду скромную особу с безупречными манерами и бесхитростным взглядом. С меня и семейки ди Роминели за глаза хватит.
  А вот и толстяк-архиепископ, стоит неподалеку от короля с ханжеским выражением благостности на лице. Все верно, присутствие священнослужителя придает законный вид всему происходящему.
  Зато Летуна в зале не было, но я почти уверена, что он находится где-то неподалеку - это не тот человек, что бросит начатое на полдороге, тем более что ему надо внука вызволить с каторги, а ради этого дедуля пойдет на многое. Впрочем, сколько бы старый взломщик ни говорил о своем возрасте и желании удалиться на покой, а заодно позабыть о прошлой небезгрешной жизни, все одно надо признать, что ему, паразиту, риск нравится сам по себе, так что Летуна мы точно должны увидеть, причем вряд ли он довольствуется ролью простого зрителя.
  Выслушав наши повествования - вначале мое, а затем Криса, король поинтересовался:
  - Итак, что же вы хотите от меня? Прошу понять меня верно: сейчас я разговариваю с двумя преступниками, причем дама приговорена к казни, а мужчина - к пожизненной каторге. Во всему прочему вы оба совершили побег... Все это выглядит более чем неприятно, и в вашем случае помощи от меня ждать сложно.
  - Ваше Величество, я прошу, чтоб мое дело было вновь расследовано, причем беспристрастно... - я старалась говорить спокойно. - Да, мой муж погиб, но это произошло случайно - я всего лишь защищалась. К сожалению, когда этот человек впадал в ярость, то он полностью терял контроль над собой и совершенно не отдавал отчет в своих действиях. В тот день, когда произошла трагедия, Лудо Уорт впал в такое неистовство, то, без сомнений, если бы не убил меня, то всерьез покалечил. А еще я прошу, чтоб мой брак был признан незаконным, со всеми вытекающими отсюда последствиями...
  - Хм... - судя по голосу короля, у него были какие-то свои мысли по этому поводу.
  - Ваше Величество, я не совершал преступления, в котором меня обвиняют... - теперь заговорил и Крис. - С братом мне было делить нечего, у нас были хорошие отношения. Я, как и госпожа Оливия, тоже прошу непредвзятого следствия.
  - Если я правильно понял, виконт, вы считаете, что следствие и суд ошиблись?.. - поинтересовался король.
  Не надо быть хорошим физиогномистом, чтоб понять: Его Величество не верит нам ни на йоту, а его присутствие здесь, в суде - это нечто среднее между развлечением и обязанностью главы государства разрешить не такой уж сложный вопрос, в котором затронуты интересы аристократии. Пожалуй, его скепсис так легко не преодолеть.
  - Ваше Величество, я считаю, что суд не учел все факторы, которые могли доказать мою невиновность... - вздохнул Крис. - Увы, но на моей стороне только косвенные доказательства, и этого оказалось недостаточно...
  - У вас, как я понимаю, в суде для подтверждения невиновности тоже были только косвенные улики?.. - теперь король обращался ко мне, и в его голосе чуть слышно проскальзывала насмешка.
  - Не только... - покачала головой. - Беда в том, что суд по моему делу был изначально пристрастен.
  - Серьезное обвинение... - похоже, Его Величество ожидал услышать нечто подобное.
  - Это не голословное обвинение, а реальный факт... - я только что рукой не махнула. - В Тароне суд сразу же встал на сторону господ ди Роминели. Впрочем, это особо и не скрывалось. В том городе семья моего покойного мужа имеет огромное влияние, так что...
  - Эта особа обнаглела до крайности!.. - подал голос бывший свекор. Надо же, как долго он молчал - я думала, он вмешается куда раньше. - Впрочем, чего иного можно ожидать от женщины, которая прошла огни, воды, медные трубы и тюрьмы, а заодно общалась с самым настоящим человеческим отрепьем?! Ваше Величество, позвольте мне рассказать о трагедии, которая произошла в нашей семье по вине этой ужасной женщины!
  - Буду рад услышать ваш вариант произошедшего. До меня доносились самые разные слухи о беде, случившейся в вашей семье, так что... - Его Величество чуть развел руками, как бы говоря - ну, послушаем еще одно мнение, тем более что все они такие разные...
  Не знаю, что думает Крис, но у меня все больше и больше крепло убеждение в том, что король относится ко всему происходящему, словно к некоему развлечению. Так и хочется ругнуться - что за легкомысленный взгляд на столь серьезный вопрос?!
  - Благодарю!.. - господин ди Роминели подошел к нам. За те несколько месяцев, пока мы не виделись, Лудо Мадор ничуть не изменился, разве что высокомерия и холодности в его голосе стало еще больше. - Знаю, что по свету ходит много досужих сплетен о той драме, что разыгралась в нашей семье, но ранее мне не хотелось устраивать публичных разборок, выносить все произошедшее на всеобщее обозрение, однако сейчас стало ясно, что без всего этого не обойтись!
  - Достопочтенный господин ди Роминели, заранее прошу у вас извинения, но и мне бы тоже хотелось узнать подробности... - почти робко произнесла госпожа Орше. До сей поры она молчала, лишь перебирала четки и смотрела на моего бывшего свекра едва ли не наивным взглядом. - Знаете, в свое время в нашем дворце много говорили о той горестной истории, случившейся в вашей семье, только вот сведения, приносимые разными людьми, были настолько противоположны, и мы просто не знали, кому следует верить! Разумеется, подобное вызывало еще больший интерес к произошедшему, вновь прошу у вас извинения за такие слова! Одни утверждали, что ваш ныне покойный сын постоянно держал свою жену едва ли не под замком, и к тому же (вновь покорнейше прошу прощения!) частенько ее поколачивал, причем безо всякой жалости. Некоторые намекают даже на то, что бедняжка была близка к самоубийству! Другие уверяли, что...
  - Чушь!.. - рявкнул Лудо Мадор. Слова госпожи Орше несколько вывели его из себя. - Все было совершенно не так!
  То, что я услышала далее, ничуть меня не удивило, тем более что все это (или же нечто очень похожее) я уже слышала на суде. Можно даже не повторять: бессовестная и безнравственная особа задурила голову его сыну и наследнику, после свадьбы устроила тому ужасную жизнь, так и не родила бедняге ребенка, а потом просто-напросто зарезала своего мужа, рассчитывая остаться после его смерти богатой вдовой. По счастью, суд разобрался в этом деле, и приговорил преступницу к смертной казни, только она каким-то непонятным образом сумела сбежать из тюрьмы. Какие бы нелепости она сейчас не рассказывала о своем побеге, но у нее наверняка был тайный помощник, один их тех ухажеров, которых она во множестве имела во время замужества! С той поры эту преступницу ищут, но так и не могли отыскать, и вот ее, наконец-то, схватили! Разумеется, единственное, о чем сейчас просит семейство ди Роминели - так только о том, чтоб злоумышленница понесла заслуженное наказание, то, которое ей назначил суд!
  - Ну, пока что ваши требования не противоречат приговору суда... - чуть пожал плечами король. - Но заявление госпожи Оливии о том, что она постоянно подвергалась избиениям со стороны мужа, тоже нельзя игнорировать.
  - Их нельзя принимать на веру... - процедил Лудо Мадор, не глядя на меня. - Это патологическая лгунья, без чести и совести!
  - Зачем вы так жестоко говорите об этой милой женщине?.. - теперь подала голос и королева Эллен. - На мой взгляд, вынося приговор, судьи проявили излишнюю жестокость.
  - Да для нее и четвертования мало!.. - бывший свекор невольно сжал кулаки.
  - Господин ди Роминели...- продолжала королева. - Господин ди Роминели, какие бы обвинения вы сейчас не выдвигали, все же не забывайте, что Оливия де ля Сеннар происходит из древнего рода, одного из самых знатных в нашей стране, и, насколько мне известно, ранее об этой молодой женщине никто не мог сказать плохого слова. Происхождение, знаете ли, всегда дает о себе знать. Если мне не изменяет память, то в древних хрониках имя де ля Сеннар упоминается прежде вашего...
  Вот это удар! К таким словам в семействе ди Роминели относятся едва ли не как к личному оскорблению! Вон, мой бывший свекор аж побелел от злости! Вообще-то королева говорит то, что всем известно, но она очень рискует, выводя из себя этого человека.
  - Насчет происхождения вы совершенно правы... - процедил Лудо Мадор. - Когда мой сын решил жениться на этой особе, он упустил из вида очень важный факт, а именно то, что мать этой особы была простолюдинкой. В свое время граф де ля Сеннар вступил в недостойный брак, и об этом, не сомневаюсь, впоследствии не раз пожалел! Высокородный - и плебейка! Стыд и позор! В результате этого... скрещивания и появилось то отродье, что сейчас стоит перед нами. Нарушена чистота крови! Впрочем, ожидать чего-либо иного в таких случаях невозможно. И мои слова подтвердит любой...
  Вот это да! Какая же королева Эллен умница - своими словами она ловко подтолкнула ди Роминели к тому, чтоб он вышел из себя, и сказал то, что в другое время никогда бы не произнес в присутствии короля - недаром бывший свекор внезапно споткнулся на полуслове, понимая, что произнес лишнее. Что касается Его Величества, то он, хотя и оставался внешне спокойным, но все же невольно чуть сдвинул брови. Могу сказать только одно - слова господина ди Роминели должны здорово задеть короля.
  Вообще-то у Его Величества для этого есть все основания. Дело в том, что в свое время прадед нашего короля без памяти влюбился в прекрасную девушку-простолюдинку, семья которой зарабатывала на жизнь плетением корзин. Говорят, это была любовь из числа той, что появляется с первого взгляда и длится всю жизнь. Чувства молодого короля оказались столь сильны, что он, к ужасу придворных, и, невзирая на возможные последствия, женился на этой красавице. Счастье было недолгим - через несколько лет королева умерла, оставив безутешного супруга с маленьким сыном. Позже король женился вновь, однако тот брак был не только безрадостным, но еще и бездетным. Естественно, что после смерти отца на трон взошел молодой король, матерью которого была простая корзинщица...
  Все бы ничего, однако в нашей стране не принято вспоминать эту историю - конечно, в жизни бывает всякое, и в старых хрониках о прекрасной королеве говорится только хорошее, а о великой любви короля, который до конца своих дней так и не смог забыть обожаемую супругу, все еще рассказывают легенды... Разумеется, все это романтично и возвышенно, вызывает уважение и восхищение, но, тем не менее, в правящей семье нашей страны всегда старались обходить молчанием то, что произошло много лет назад. Почему? Да хотя бы для того, чтоб не услышать ненароком кое-что из тех уничижительных слов, которые только что произнес мой бывший свекор. Ну, господин ди Роминели, вот теперь я вам не завидую!
  Воцарилось неловкое молчание, после чего король поинтересовался:
  - Вы еще хотите что-то сказать по этому поводу?
  - О, нет, Ваше Величество... - почтительно наклонил голову Лудо Мадор, который, без сомнения, отдал бы многое, лишь бы вернуть назад свои неосторожные слова.
  - Это радует... - пожалуй, теперь король не будет рассматривать все происходящее как приятное времяпрепровождение.
  - Мне бы хотелось сказать еще кое-что... - я снова обратилась к Его Величеству. - Этот брак... Я прошу признать его недействительным, ведь у алтаря я стояла с одним человеком, а оказалась женой другого. Это было не заключение брака, а сплошной фарс.
  - Эта особа готова оболгать что угодно, лишь бы избежать плахи... - бывший свекор ожег меня взглядом.
  - Голубушка, я вас понимаю... - вздохнула госпожа Орше, которая смотрела на меня с нескрываемым сочувствием. - Уж вы меня простите, господин ди Роминели, но история о том, каким образом женился ваш старший сын, стала известна далеко за пределами страны, и вызвала немалый интерес. У нас ее тоже обсуждали при дворе... Я, грешным делом, плохо разбираюсь в законах, но несколько толковых стряпчих, выслушав эту историю, сказали одно и то же: если человек, который уже женат, стоит у алтаря с другой невестой, то, как это ни печально, но подобное считается двоеженством.
  - Чушь!.. - отчеканил господин ди Роминели.
  - Может, я совсем не разбираюсь в законах... - продолжала госпожа Орше, перебирая четки. - А вот наши стряпчие утверждали, что если у этих двух молодых людей после венчания в церкви были супружеские отношения, то это уже является браком. К тому же родные невесты находились в полной уверенности, что выдают свою дочь за того человека, что приехал к ним свататься.
  - И что с того?.. - только что не скривился бывший свекор.
  - На мой взгляд, подобный брак считается обманом... - вновь заговорила королева Эллен. - Женатый человек вновь вступает в законный союз, пусть даже ради того, чтоб позже отдать новую супругу своему родственнику... Вам не кажется, что в этом есть некая непорядочность?
  - Нет, не кажется!.. - отрезал господин ди Роминели. - То, что вы говорите - это ханжеская мораль!
  Так, бывший свекор все больше выходит из себя, начинает едва ли не в открытую грубить королеве, а на подобную дерзость нельзя не обратить внимание... Значит, архиепископ сообщил ему о том, что у королевы по-прежнему нет компрометирующих ее бумаг, а раз такое дело, то у господина ди Роминели появился шанс на то, что он все же сумеет каким-то образом вернуть их себе. Вместе с тем он прозрачно намекает королеве, чтоб она лишний раз помалкивала, а не то еще неизвестно, чем для нее может обернуться все происходящее. Замечательно, это именно то, что нужно!
  - Подобный союз не признается церковью... - продолжала королева. - В таких случаях пострадавшая сторона имеет право не только на возвращение своего приданого, но и на возмещение моральных страданий!
  - Ваше Величество, на том свете этой наглой особе - убийце моего сына, вряд ли понадобится золото... - бывший свекор позволил себе ехидную улыбку. - Не забывайте, что по решению суда ее уже давно заждались на эшафоте.
  - Кстати, а где тот молодой человек?.. - поинтересовался король. - Я имею в виду Лудо Шарлона ди Роминели, того, кто женился на дочери графа де ля Сеннар? Было бы неплохо задать ему несколько вопросов...
  - Мой сын болен, и потому остался дома... - мрачно заявил Лудо Мадор.
  - Как вовремя он занедужил... - тонко улыбнулся король.
  - В свою очередь должна кое-что сказать... - добавила королева Эллен. - Дело в том, что граф де ля Сеннар, отец этой бедной девушки, в свое время несколько раз обращался ко мне с просьбой посодействовать отмене этого странного брака, потому как, по его словам, это был ужасный союз с жестоким тираном-мужем, но я ничем не могла помочь! Увы, но архиепископ Петто был категорически против того, чтоб рассматривали этот вопрос. Более того - по его словам, все было сделано по закону и по правилам...
  - Все верно... - подал голос архиепископ Петто, который до этого не произнес ни звука. - Все согласно старинных законов, которые никто не отменял, а, значит, они действенны на данный момент и имеют полную силу. Если опираться на порядки, существующие в древние времена...
  - Это мне хорошо известно и без вас!.. - король довольно бесцеремонно оборвал архиепископа. - Я прекрасно помню, что те законы, о которых вы говорите, были придуманы в давние эпохи, когда очень многие страны, в том числе и наша, переживали крайне сложный период - десятилетия сражений, кровь, голод, разруха... Надо сказать, что для принятия этого, весьма неприятного закона, в те тяжелые годы были кое-какие серьезные основания. Тогда, после целой череды войн, сотрясающих нашу страну, осталось множество увечных и больных воинов, которым были нужны семьи, а самостоятельно обзавестись женой из тех несчастных бедолаг мог далеко не каждый. К тому же оставшихся в живых женщин на всех не хватало, а потому у дам был широкий выбор. Вполне естественно, что подавляющая часть женщин выбирали себе в спутники жизни крепких, здоровых и состоятельных мужчин, а тяжело раненые воины оставались одинокими. К тому же многие из потенциальных женихов в силу своего физического состояния просто не могли отправиться в долгий путь на поиски жены. Именно тогда, в исключительных случаях, мужчинам было разрешено вступать в брак под чужим именем, но только для того, что привезти жену тому человеку, от имени кого и заключается брак. Говорят, тогда некоторые из самых завидных женихов неплохо заработали - по просьбе какого-либо холостяка или вдовца, эти красавцы стали то и дело вступать в брак под чужим именем, после чего привозили новоиспеченных жен к ждущим их мужьям. Даже в хрониках того времени отмечено, некоторые из тех ловкачей таким образом оказывались перед алтарем десятки раз, и на этом неплохо наживались ...
  - Но тот закон так никто не отменил!.. - только что не взвыл архиепископ.
  - Верно, только вот с тех древних времен закон уже не применялся... - чуть усмехнулся король. - Если почитать древние хроники, то выяснится, что и тогда хватало бед, виной которым был этот самый закон, разрешающий вступать в брак под иным именем. В старинных манускриптах упоминается о том, что едва ли не сплошь и рядом происходили бегства несчастных женщин, которые внезапно узнавали, что оказались замужем вовсе не за тем богатым красавцем, с которым произносили клятвы в церкви. Если мне не изменяет память, то в этих случаях от своего супруга тогда убегала едва ли не каждая вторая, или что-то около того. Потому-то с течением времени этот закон был благополучно забыт - уж слишком много из-за него было мороки как у судейских, так и у церкви!
  - Не все из прошлого следует оставлять в забвении!.. - изрек архиепископ.
  - Возможно... - согласился король. - Мне только неясно, отчего это вы вдруг решили вспомнить о столь старом законе, и, так сказать, применить на практике? Те тяжелые времена, по счастью, давно минули, и необходимости в обмане нет. Неужто для обычного сватовства были какие-то серьезные препятствия?
  А ведь Его Величество должен прекрасно знать историю моего замужества - в этом нет ни малейших сомнений. Похоже, король желает выслушать объяснения лично от Лудо Мадора ди Роминели. Э, да слова моего бывшего свекра о браке аристократа с простолюдинкой, судя по всему, всерьез задели короля, и потому он дает знать излишне высокомерному человеку, чтоб тот несколько сбавил свой гонор!
  - Ваше Величество, мой сын Лудо Уорт ди Роминели был очень умным юношей, честным, сообразительным и наделенным всяческими талантами... - начал глава семейства. - Он был правой рукой во всех моих делах, и сейчас, после его трагической гибели, я ощущаю подле себя огромную пустоту. Также о нем искренне горюют все, кто его знал. У моего бедного сына существовал только один недостаток - он был не очень красив, во всяком случае, Лудо Уорт не относился к числу тех мужчин, которые нравятся большинству женщин. Тем не менее, в душе сын был романтиком и мечтал о браке по любви. Когда же Лудо Уорт увидел дочь графа де ля Сеннар, то влюбился в нее, но страшился получить отказ, так как был очень чувствительным человеком. Именно потому-то нам и пришлось вспомнить тот старый закон. Сын был уверен, что молодая жена оценит его трепетную душу и высокие чувства, но, увы, этого не произошло...
  - Я никогда не видел вашего сына Лудо Уорта... - король уселся чуть удобнее. - Если не ошибаюсь, то он ни разу не был в столице, и при дворе не показывался. По слухам, которые ходят меж наших придворных сплетников, Лудо Уорт, и верно, не отличался приятной внешностью. Сразу говорю, что разделяю мнение о том, будто мужчине не нужна особая красота - с него вполне достаточно того, чтоб он просто нравился дамам.
  - Возможно, мой сын и не отличался общепринятым канонам красоты, но его происхождение искупало все!.. - надменность в голосе Лудо Мадора стала просто вызывающей. Кажется, у моего бывшего свекра сегодня столь плохое настроение, что он никак не может взять себя в руки, и потому срывается, хотя в его намерения вряд ли входила ссора с королем. Надо сказать, что и последняя фраза господина ди Роминели вряд ли понравилась королю - она вновь напомнила ему о прекрасной королеве-простолюдинке.
  - Дело прежде всего в том обмане, с которым изначально совершался мой брак... - заговорила я. - Он никому не принес счастья. Что касается внешности Лудо Уорта, о которой нужно упомянуть отдельно... Знаете, у моей бабушки был садовник, хотя, возможно, он все еще служит у нее. Так вот, внешне он был ничуть не привлекательней моего супруга, даже, пожалуй, еще более некрасив, только вот у того садовника не было недостатка в женском внимании - как раз наоборот, женщины сами искали его общества, да еще и ревновали друг к другу. Не поверите - дело доходило до открытых схваток между его поклонницами! Вдобавок у него имелись весьма привлекательная жена и славные детишки... Многие не могли взять в толк, как столь некрасивому человеку удается просто-таки очаровывать женщин, а некоторые из обиженных мужчин даже называли его колдуном. Вначале и я никак не могла понять, в чем тут дело, и лишь потом уразумела, что у этого садовника был веселый и легкий характер, для каждого человека у него находилось доброе слово, он был интересным собеседником, да и общаться с ним было просто приятно. Более того - когда общаешься с такими милыми людьми, то с течением времени перестаешь обращать внимание на необычную внешность этого человека, считаешь ее чем-то вроде некой особенности. Знаете, есть люди, при общении с которым от тебя чуть отступают даже горести, а на душе становится легче. Именно таким и был тот садовник. У меня самой остались самые хорошие вспоминания о том человеке...
  - Это вы к чему говорите?.. - поинтересовался король.
  - Я просто хотела сказать, что если б Лудо Уорт хоть немного напоминал характером того простого человека, садовника, то я, возможно, даже и смирилась бы со всем произошедшим. Если уж на то пошло, то красоту Боги дают не каждому. Беда в том, что мой супруг понимал только силу кулака, требовал полного подчинения, и вдобавок он поднимал на меня руку каждый раз, когда ему что-то не нравилось, а хорошее настроение бывало у него крайне редко. Еще он любил, чтоб его боялись, и делал для этого все, что было в его силах. К тому же он был патологически ревнив...
  - Бред... - проскрипел бывший свекор. Вдобавок господин ди Роминели смотрел на меня так, что было понятно - он с трудом удерживается от того, чтоб не проломить мне голову чем-то тяжелым.
  - Если говорить честно, то я мечтала уйти от навязанного мне мужа едва ли не с того момента, как его увидела... - продолжала я. - Да и впоследствии Лудо Уорт не считал нужным предпринимать что-либо для того, чтоб я стала испытывать к нему теплые чувства. Коротко о моем браке можно сказать так: это был сущий кошмар, и не приведи Боги хоть кому-то испытать такое семейное счастье.
  - Единственное, что сейчас может эта особа - так это поливать грязью как моего сына, тем более что он не может ответить на эти мерзкие обвинения, в которых нет ни слова правды... - процедил господин ди Роминели. - И это вместо того, чтоб оценить то счастье, вернее, ту честь, что ей досталась - войти в нашу семью!..
  - Насколько мне известно, за Оливией де ля Сеннар давали неплохое приданое?.. - королева перебила обличительную речь моего бывшего свекра.
  - При чем тут приданое?.. - только что не огрызнулся Лудо Мадор. - Я не собираюсь обсуждать этот вопрос!
  - То есть как это - при чем?.. - даже удивилась королева. - Конечно, можно упрекать меня в меркантильности, но наверняка в выборе невесты деньги сыграли не последнюю роль.
  - Разумеется, мой сын не собирался жениться на нищенке, у которой за душой нет ни медяшки... - презрительно бросил господин ли Роминели.
  О, а вот и очередная ошибка! Конечно, Лудо Мадор и не думал уколоть короля подобными словами, но что вышло - то вышло. Это понимали все, в том числе и архиепископ Петто, который кинулся на защиту своего родственника, а заодно вновь постарался увести разговор в сторону.
  - Позвольте заметить, что при заключении этого брака не было допущено никаких нарушений. Насколько мне известно, в храме было произнесено имя жениха - Лудо ди Роминели, а это имя носят все мужчины того благородного семейства, так что...
  - Ваше Высокопреосвященство, должна заметить, что вам не стоит озвучивать детские отговорки!.. - королева Эллен была достаточно резка. - Мы с вами взрослые люди, так что лукавить не следует. Давайте назовем произошедшее своими именами: вы обязаны стоять на страже веры, пресекать все возможные нарушения, а вместо этого поставили свои интересы (ведь семейство ди Роминели - ваши родственники) на первое место. Общеизвестно, что у всех мужчин в семье ди Роминели первое имя - Лудо, так что с того? Это основание для того, чтоб оправдывать некрасивый поступок?
  - Ваше Величество...
  - Более того... - продолжала королева, не слушая архиепископа. - В письме к графу де ля Сеннар вы выступали посредниками жениха, и ручались за его честность и порядочность. Ну, и чем же все закончилось? Скандалом между двумя аристократическими семействами, и тем, что сейчас мы вынуждены разбирать эту дурно пахнущую историю? Если я правильно поняла, то брать на себя ответственность вы не желаете, верно? Кстати, вторым поручителем выступал герцог Тен...
  - Вы что, собираетесь выдвигать мне какие-то обвинения?.. - его светлость с трудом поднялся с места, да и голос у него постоянно прерывается. Похоже, у герцога Тен проблемы со здоровьем куда более серьезные, чем это кажется на первый взгляд. - Это оскорбительно, тем более что я действовал из лучших побуждений!
  - Вернее, выступить посредником вас попросила жена, и вы пошли ей навстречу... - королева даже не спрашивала, а говорила, как о чем-то известном.
  - Ну да, а что в этом такого?.. - возмутился герцог.
  Вообще-то за свои слова, выданные рекомендации и поручительства положено отвечать, и герцог должен это осознавать, хотя, судя по всему, он сейчас понимает лишь то, что ему мурлычет на ушко молодая супруга. Между прочим, обычно те, кто выступает поручителями в таких делах, несут и некую ответственность за все последующее, но в нашем случае все делают вид, что не имеют никакого отношения к случившемуся. А еще я замечаю, что король пока что больше наблюдает со стороны за происходящим, хотя понятно, что в любом случае последнее слово останется за ним.
  - Просто я хотела сказать, что ваша жена тоже происходит из семьи ди Роминели... - обезоруживающе улыбнулась королева. - И вот в результате ваших поручительств состоялась эта свадьба, и ничем хорошим все это ни закончилось.
  - Что бы вы сейчас ни говорили, а приговор этой убийце уже вынесен... - скривил губы Лудо Мадор. - И я имею право требовать, чтобы он был приведен в исполнение уже в самое ближайшее время.
  - А я настаиваю на том, чтоб мой сын Крис также отправился на каторгу искупать свой тяжкий грех братоубийства... - ох ты, теперь еще и герцог Тен решил вступить в борьбу. Вот не сидится старику на месте! Вернее, это молодая жена посылает в бой дорогого супруга, надеясь на счастливый исход. Можно не сомневаться в том, что она уже заранее получила нужные указания от господина ди Роминели.
  - Вы полностью уверены в его виновности?.. - спросил король.
  - В этом у меня нет ни малейших сомнений... - герцог по-прежнему даже не смотрел на сына. - Возможно, мои требования кому-то покажутся слишком жестокими, но я всего лишь требую справедливости.
  - Какая принципиальность... - Его Величество чуть наклонил голову. - Она вызывает уважение. Кстати, о справедливости... Герцог, ко мне обратился ваш сын Диамар, который рассказал о том, что он и его семья чудом избежали смерти. Более того - ваш сын и наследник утверждает, что на них было совершено запланированное покушение, и если бы не крайне своевременная помощь его брата Криса, который каким-то образом узнал о готовящемся покушении, то все могло закончиться весьма печально.
  - Думаю, что сам Крис и организовал это покушение!.. - нахмурился герцог Тен. - Вряд ли для него это составило хоть какую-то сложность, особенно если принять во внимание ту преступную среду, в которой он находился все последнее время, и к которой давно тянется душой. В результате его интриг я лишился загородного дома, а мой старший сын вышел у меня из повиновения, что совершенно недопустимо. Сейчас Диамар наотрез отказывается прислушиваться к моим словам и указаниям, непозволительно дерзит, проявляет полнейшую непочтительность, что тоже следует отнести на дурное влияние Криса. В последнее время я всерьез задумываюсь о том, что Диамар недостоин принять герцогскую корону, и потому считаю, что после моей смерти титул и состояние должны перейти к моему младшему сыну, о чем намерен подать вам свое прошение!
  Ну, надо же, как после этих слов встрепенулась молодая герцогиня! С трудом прячет улыбку, только что руки не потерла от удовольствия. А вот облом с этим у тебя выйдет, дорогая, потому как для того, чтоб аристократ мог лишить своего главного наследника всего того, что причитается тому по закону, то есть титула и имущества - для этого нужны крайне весомые причины ( из числа тех, о коих говорят "не приведи Боги никому!"), и, которые нужно будет рассмотреть на специально собранном совете во главе с королем. Естественно, что такие основания, как недостаточное почтение к родителю, звучат просто смешно - едва ли не в каждой семье могут быть шероховатости в отношениях, так что жалобы герцога никто не станет слушать, лишь посоветуют не выносить семейные проблемы на всеобщее обозрение.
  - Лично я не вижу никаких причин для столь странного решения... - король покачал головой. - У каждого могут быть свои желания и предпочтения, и в этом нет ничего необычного, но закон о наследовании лежит едва ли не основе нашей страны, так что изменять их по сиюминутной прихоти никто не позволит, тем более что ваш старший сын является образцовыми семьянином и достойным человеком. И не мне вам говорить об очевидных вещах, то бишь о законах наследования! Если даже произойдет несчастье, и вашего старшего сына Диамара вдруг не станет, то наследником станет его старший сын, а ваш внук. В том случае, если (не допусти того Небеса!) что-либо плохое случится и с этим ребенком, то наследником станет следующий внук. Надеюсь, вы более не станете поднимать этот вопрос.
  - Но... - судя по растерянному виду герцога, он никак не ожидал услышать подобную отповедь от короля.
  - Сейчас меня куда больше интересует другое... - Его Величество повернулся к Лудо Мадору, который стоял неподалеку с надменным видом. - По словам господина Диамара и его супруги, тем человеком, который командовал поджигателями, погубившими загородное имение герцога Тен, был ваш родственник, Лудо Карруд ди Роминели. Как вы можете это пояснить?
  - Бред!.. - отрезал бывший свекор.
  - И я считаю, что мой сын Диамар говорит неправду... - встрял старый герцог.
  - Есть свидетели того, что господин Карруд будто бы играл на том пожаре не последнюю роль... - продолжал король. - Например, жена господина Диамара утверждает, что своими глазами видела там этого человека.
  - Она обозналась или искренне заблуждается... - Лудо Мадор даже не счел нужным посмотреть в сторону Диамара.
  - Я его тоже видела. Вернее, не я одна - там еще были люди, имеющие счастье лицезреть этого человека, то есть Лудо Карруда ди Роминели... - молчать мне не хотелось. Конечно, при разговоре с Его Величеством следует соблюдать определенные правила, но я и без того уже слишком давно их нарушаю.
  - Теперь мне понятно, откуда ветер дует... - бывший свекор посмотрел на меня убийственным взглядом. - Это все выдумки мерзкой лгуньи, которая заставила поверить остальных в эти сказки.
  - Я бы попросил вас при разговоре выбирать выражения... - в голосе короля чуть скрипнул металл. - Вы все же говорите о даме! Понимаю, вы расстроены, но не следует забывать правил приличия. А еще мне бы хотелось побеседовать с господином Лудо Каррудом.
  - Ваше Величество, это невозможно, его сейчас нет в столице... - развел руками глава семейства.
  - Он тоже болен?
  - Нет. Несколько дней назад я отправил его в Тарону - там появились неотложные дела.
  - Как это некстати... - заметил король.
  - Понимаю, но... - теперь Лудо Мадор выглядел расстроенным. - Мне даже в голову не могло придти, что одного из членов моей семьи могут обвинить в подобном преступлении! Уверяю вас, что эти разговоры - поклеп недоброжелателей!
  - То есть более вам сказать нечего?.. - поинтересовался король.
  - Ваше Величество... - господин ди Роминели перевел дух. - Ваше Величество, я вновь позволю себе настаивать на том, чтобы вы в самое ближайшее время отдали приказ привести в исполнение приговор в отношении женщины, что сейчас стоит перед вами.
  - Что вы на это скажете?.. - король повернулся к своей жене. - Меня интересует ваше мнение по этому вопросу.
  Надо же, он впервые обратился к супруге! Похоже, Его Величество, несмотря на постоянно растущее недовольство при разговоре с моим бывшим свекром, все же не желает окончательно портить отношения с влиятельным семейством ди Роминели, и хотел бы поделить ответственность за принятие решения со своей женой.
  Кажется, это понял и Лудо Мадор, потому что сам обратился к королеве Эллен с чуть заметной улыбкой:
  - Ваше Величество, думаю, что, несмотря на ваше непонятное сочувствие к этой особе, я все же могу рассчитывать на справедливое решение. Каждый из нас может совершить ошибку, и за некоторые из них мы очень дорого платим. Согласен, что ошибки бывают разные - одни желают устроить счастье своих детей, другие пишут неосторожные письма, третьи неверно выбирают друзей, но в итоге следует сделать правильный выбор.
  Ого, а вот это уже звучит как прямая угроза, причем Лудо Мадор этого особо и не скрывает! Он только что ясно дал знать королеве, что она должна или пойти навстречу его требованиям, или пусть пеняет сама на себя. Народ во дворце ушлый, хорошо умеет улавливать подтекст, так что король не может не обратить внимания на эти слова господина ди Роминели.
  - Ваше Величество... - заговорила королева Эллен. - Разумеется, я не могу давать вам советы в этой запутанной истории, могу лишь высказать свое мнение. Если слова госпожи Оливии соответствуют действительности, то это полностью меняет картину произошедшего. Как бы уважаемый господин ди Роминели не оправдывал поступки своего сына, подобное поведение ныне покойного Лудо Уорта выглядит недостойным, особенно для члена столь высокородного семейства. Пока что я могу высказать пожелание, чтоб вы, Ваше Величество, назначили новое следствие по этому делу. Мне трудно судить о той горестной истории, и не хотелось бы обижать беспочвенными подозрениями семью ди Роминели, но, тем не менее, во всем этом деле есть что-то странное. Не удивлюсь, если новое расследование докажет, что госпожа Оливия просто оборонялась, пыталась защитить свою жизнь от впавшего в ярость супруга. Если это так, то впоследствии возможен оправдательный приговор.
  - Что?! - только что не прошипел бывший свекор. - Надеюсь, Ваше Величество шутит?
  - Я не отношусь к любителям шуток, тем более в столь печальных происшествиях... - холодно ответила королева. - Что же касается виконта Герсли... На мой взгляд, в его деле чувствуется постороннее влияние, что само по себе подозрительно. Надеюсь, присутствующие поймут меня правильно, но я никак не могу отделаться от впечатления, будто некто убирает с пути наследников герцога Тен. Во всяком случае, так эта история видится со стороны.
  - Безусловно, вы правы, и я сегодня же назначу дополнительное следствие... - согласился король. - Причем надо тщательно расследовать оба этих дела.
  Так, если я правильно поняла, то королева Эллен почти что бросила прямой вызов господам ди Роминели, а король ее невольно поддержал. Теперь мой бывший свекор, как говорится, должен выложить карты на стол, то есть пойти с козырей. Ну и прекрасно, на что-то подобное мы и рассчитывали.
  - Ваше Величество, я понял ваш ответ и должным образом ценю его... - Лудо Мадор почтительно наклонил голову. - Однако вы еще не все знаете об этой женщине, которая усиленно разыгрывает из себя жертву. Все это время я не говорил всей правды, пытался спасти остатки ее репутации, но сейчас не вижу необходимости продолжать делать это и далее. Беда в том, что моя бывшая невестка опозорила свае имя воровством - украла из нашего дома документы и пыталась их продать.
  - Весьма неожиданное заявление... - король повернулся ко мне. - Это действительно так?
  - Не совсем... - мне только и оставалось, что качать головой. - Я уже говорила, что с того момента, когда я узнала правду о своем замужестве, моей единственной целью было получить развод. Увы, но это было недостижимо, ведь развод мне бы никто не дал - не для того семьей ди Роминели было затрачено столько трудов и хлопот по заключению этого брака, чтоб впоследствии прислушиваться к недовольству новой родственницы. Вот тогда-то я и решилась на довольно-таки рискованный поступок...
  Когда я закончила свой рассказ, король поинтересовался:
  - Итак, значит, вы забрали из дома ди Роминели какие-то счета и письма... И где же все это сейчас находится?
  - Здесь, в столице. Я просто не знала, что с ними делать. Конечно, можно было сжечь эти бумаги, но там какие-то документы о поставках в армию, чужие письма... Знаете, я в этом совершенно не разбираюсь, но стряпчий господ ди Роминели несколько раз приходил ко мне в тюрьму и требовал сказать, где могут быть документы. Видимо, среди тех бумаг было что-то настолько ценное, что мне даже предлагали обмен - если я возвращу бумаги, то с меня снимут обвинения.
  - И почему же вы не согласились на столь выгодное предложение?.. - усмехнулся король.
  - Пообещать можно все, что угодно, а я прожила в той семье два невыносимо долгих года, и знаю, что на слово верить этим людям нельзя.
  - Ваше Величество, вы сами видите, что представляет собой эта особа... - господин ди Роминели в очередной раз облил меня презрением.
   - Постоянно носить с собой бумаги нам не имеет смысла... - продолжала я, стараясь не обращать внимания на замечания бывшего родственника. - Потому мы спрятали их в надежном месте, там, куда вряд ли кто заглянет. Это подвал того храма, где служит настоятелем родственник графа де Линей. В том подвале находится большой синий сундук, в котором держат старые церковные облачения. Именно за этот сундук мы и спрятали документы.
  Без сомнений - королева Эллен и госпожа Орше уже подсуетились, и положили бумаги в заранее условленное место. Единственное, чего я опасалась, так это того, как бы бумаги не засунули уж очень далеко - доставать будет сложно...
  - Не очень надежное место для хранения... - заметил король.
  - Да кто же туда сунется?.. - удивилась я. - И уж тем более, вряд ли кто вздумает отодвигать сундук от стены!
  - Я могу узнать, о каких ценных бумагах идет речь?.. - теперь Его Величество обращался к господину ди Роминели.
  - Это наши семейные манускрипты, и мне бы не хотелось, чтоб они попали в чужие руки!.. - отчеканил господин ди Роминели. Уверена, что у него сейчас только одно желание - немедленно послать кого-либо их своих людей в тот храм, и забрать бумаги.
  Однако не только моему бывшему свекру хотелось побыстрей добраться до спрятанных документов - король тоже не имел ничего против того, чтоб посмотреть на эти бумаги.
  - Тогда я окажу вам дружескую услугу... - Его Величество был сама любезность. - Сейчас офицеры моей стражи отправятся в храм, и доставят спрятанные там документы прямо сюда.
  - Не стоит трудов, я отправлю за ними своих людей... - начал, было, ди Роминели, но король лишь покачал головой.
  - Я настаиваю. К тому же мои офицеры доставят сюда эти бумаги куда быстрей.
  По лицу господина ди Роминели было понятно, что такая услуга ему и даром не нужна, и даже более того - он бы охотно от нее отказался, но с королем спорить не станешь. Конечно, будь на то его воля, то Лудо Мадор сам бы кинулся к спрятанным документам, лишь бы опередить ушедших офицеров и наложить лапу на вожделенные бумаги, только вот поступить так у него не было никакой возможности.
  - Ой, время идет, и мы все немного устали!.. - подала голос госпожа Орше. - Да и жажда всех должна мучить! Разумеется, офицеры вскоре вернутся, а до их приезда позвольте мне предложить всем по бокалу дарлейского вина - я привезла с собой несколько кувшинов этого божественного напитка, достойного Богов. Мы все такие серьезные, обсуждаем столь важные дела, и надо хоть немного передохнуть! Вы уж меня простите, но я уже послала и за вином, и за бокалами... Ваше Величество, надеюсь, вы не будете возражать против подобной дерзости с моей стороны?
  - Что вы, госпожа Орше, очень мило с вашей стороны, что вы заботитесь обо всех нас!
  Еще бы король возражал! Дарлейское вино стоит огромные деньги - более пятидесяти золотых за кувшин, и понятно, что позволить себе подобную роскошь могут очень и очень немногие. Об этом вине слышали все, но вот пробовали его считанные единицы - подавляющей части людей такое удовольствие не по карману. Понятно, что предложение госпожи Орше - это жест, достойный королей, и вряд ли кто откажется сделать глоток этого немыслимо дорогого напитка. Что ни говори, а большинству из присутствующих вряд ли вновь выпадет возможность еще хоть раз в жизни попробовать это вино.
  Меж тем вынесли разносы с бокалами, а вместе с ним три кувшина вина, и один из слуг принялся сбивать сургучную печать с одного из кувшинов. Я с трудом удержалась, чтоб не улыбнуться - это Летун, только вот узнать его нелегко в одежде слуги, парике, да еще и с какими-то дурацкими усиками. Все верно - здесь присутствует архиепископ, а он уже ранее видел Летуна, так что рисковать не стоит.
  Золотисто-красная струя вина потекла в бокалы, и почти сразу же до нас донесся сладковато-терпкий запах вина, чуть дурманящий голову, и словно напоенный теплом неведомых земель. Так, все остальное сейчас зависит от ловкости Летуна - он должен незаметно подмешать в это прекрасное вино зелье, развязывающее язык, то самое, за которое мы отвалили Навару целую гору золота.
  Помнится, Карруд, когда ему в рот попала всего лишь капля того снадобья, был предельно словоохотлив, откровенно отвечая на все ваши вопросы. Конечно, нет никакой уверенности в том, что и нам не попадет вино с добавленным в него зельем, но зато можно не опасаться того, что и на нас нападет охота откровенничать. Почему? Да потому как еще вчера, перед началом приема в королевском дворце, мы все выпили воду, в которую было добавлено средство, полностью нейтрализующее это самое зелье откровенности. Проще говоря, если мы сейчас даже выпьем вино, в которое Летун успеет намешать изделие Навара, то на нас оно не подействует. Правда, тут важно не упустить время - это самое сдерживающее зелье действует всего лишь сутки после принятия, а большая часть этого времени уже миновала. А вот насчет второго снадобья, развязывающего язык, нам было сказано - эффект усиливается, если оно добавлено в вино. Конечно, не следует упускать из вида и тот факт, что на кого-то оно действует сильнее, а на кого-то слабее...
  Итак, вином обносят всех, и я не замечаю, чтоб хоть кто-то отказался от угощения. Надеюсь, Летун и тут сумеет сделать все, как надо - в этом я имела возможность убедиться уже не раз. Вон, даже Лудо Мадор не выдержал, одним махом влил в себя один бокал, и тут же взялся за другой... Н-да, он заметно нервничает, и ему сейчас, похоже, не до оценки тонких вкусовых ощущений... Зато фигуристая герцогиня Тен пришла в такой восторг от вкуса дивного вина, что уже тянет руку за третьим бокалом. Вообще-то по правилам хорошего тона подобное считается явным перебором... Надеюсь, должный эффект не заставит себя ждать. Сколько там времени надо подождать, если человек выпил вино с этим зельем? Вроде совсем немного...
  Уже через минуту госпожа Орше заговорила, обращаясь к герцогине Тен:
  - Ах, милочка, я смотрю на вас с мужем, и вспоминаю одного из своих друзей, милого барона Райт. Он тоже второй раз женился довольно поздно, и на очень молодой особе, но какая же у них с мужем была любовь! Все завидовали и восхищались их чувствами! Надеюсь, у вас с герцогом такие же пылкие эмоции?
  - О да!.. - кивнул герцог, беря за руку свою молодую супругу. - Мы с Фелис так любим друг друга! Она мое счастье...
  - Зато как же ты мне надоел!.. - даже не сказала, а выдохнула герцогиня, выдергивая руку из подрагивающих ладоней герцога. - Меня уже с души воротит находиться рядом с тобой!
  Прекрасно! Снадобье Навара уже начало действовать! Да, за такие хитрые снадобья никаких денег не жалко!
  - Фелис, что такое ты говоришь?! - ахнул герцог.
  - Что слышал, то и говорю!.. - огрызнулась герцогиня, на которую действие зелья, изготовленного Наваром, подействовало просто-таки убийственно. - Я уже из последних сил держусь, чтоб казаться любезной и любящей, а не подсыпать тебе в кашу какой-нибудь гадости, от которой ты сразу же протянешь ноги!
  - Фелис!.. - рявкнул Лудо Мадор, поворачиваясь к родственнице, которая невесть с чего стала откровенничать. - Что с тобой?!
  В зале воцарилось гробовое молчание - еще бы, такое услышишь не каждый день! Это ж самый настоящий скандал!
  - Со мной не происходит ничего хорошего!.. - герцогиня вскочила на ноги. - Господин Лудо Мадор, вы мне что говорили? Потерпи пару лет - и он помрет, ты останешься молодой богатой вдовой, причем мы сделаем все, чтоб состояние и титул остались тебе, а заодно и нашей семье... И что я имею? Этот старикан только кашляет и охает, а помирать и не думает!.. Думаешь, мне приятно находиться рядом с ним, и слушать про его бесконечные болячки и хвори?! Можно и интересней занятие найти! Вот уже где у меня сидят эти его охи и вздохи! Жизнь проходит, а я молодая, и мне нужно кое-что другое, помимо микстур и капель, которые каждый вечер мой муженек принимает по несколько часов подряд! У него и занятия другого нет!
  - Фелис!.. - мой бывший свекор только что не позеленел от злости. - Прекрати нести чушь!
  - Господин ли Роминели, не волнуйтесь, у молодых женщин подобные срывы случаются не так и редко... - умиротворяющее заговорила госпожа Орше. - Иногда после рождения ребенка женщина долго не может придти в себя! Наверное, роды были тяжелыми, и вот результат...
  - Да, да... - герцог уцепился за эти слова, словно утопающий за спасательный плот. - Фелис, наш с тобой сын...
  - Какой сын, старый ты пень?!.. - герцогиня расхохоталась. - Дождешься от тебя ребенка, как же! Знаешь, сколько времени моим родным пришлось потратить, чтоб подобрать человека, внешне сходного с тобой? Не хватало еще, чтоб кто-то из посторонних заявил о том, что ребенок не похож на отца! Ну, родился у меня сын, только вот к герцогской короне это его ничуть не приблизило! А эти твои сыночки!.. Хорошо, что хоть одного убрали с дороги, а дальше что? Твой старший сынок наплодил столько деток, что от них и не избавиться, как от тараканов! Крис с каторги удрал, от Диамара с его выводком отделаться не удалось... Когда ты помрешь, старый дурак, мне что, оставаться одной с ребенком и пустым карманом?
  - Фелис... - господин ди Роминели растерянно оглянулся по сторонам. - Она или пьяна, или сошла с ума!
  - Что у трезвого на уме... - усмехнулся король. - Кстати, герцогиня рассказывает очень интересные вещи.
  - Ваше Величество, позвольте увести отсюда герцогиню Тен - она явно нездорова!.. - глава почтенного семейства обратился к королю. - Не сомневаюсь, что придя в себя, она принесет всем свои искренние извинения!
  - Не возражаю, пусть герцогиня уйдет... - король был мрачен. - Но наш разговор с ней еще не закончен. Он будет продолжен в самое ближайшее время.
  Мы с Крисом переглянулись. Что ж, пусть расшумевшуюся герцогиню сейчас уведут, но наш сегодняшний разговор еще далеко не окончен...
Оценка: 7.18*8  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Женский роман) | | V.Aka "Девочка. Вторая Книга" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | LitaWolf "Проданная невеста" (Любовное фэнтези) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | CaseyLiss "Случайная ведьма или Университет Заговоров и других Пакостей" (Любовное фэнтези) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | И.Зимина "Айтлин. Лабиринты судьбы" (Молодежная мистика) | | С.Елена "Невеста из мести" (Приключенческое фэнтези) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"