Корнилова Веда: другие произведения.

Скользящие по грани, гл. 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

  
  Мы прибыли на место во второй половине следующего дня. Надо же, как быстро нас привезли, а я была уверена, что путь на корабле продлится несколько дольше, ведь серебряные рудники, как мне говорили, находятся едва ли не на краю нашей страны. Хорошо еще, что за эти два дня погода стояла без сильных ветров, и наш старый корабль в дороге особо не качало, а не то у меня наверняка случился бы приступ морской болезни.
  Не знаю, сколько в этот рейс на суденышко привели мужчин-заключенных, а вот женщин, вместе со мной, здесь всего шестеро, чего для маленькой каюты, в которой мы находились, было более чем достаточно - недаром пришлось спать едва ли не вповалку друг к другу.
  Когда меня ночью привели сюда, предварительно надев на запястья кандалы, то, помнится, я в темноте едва не наступила на лежащих женщин, после чего наслушалась много чего о себе, причем в весьма непечатных выражениях. Кое-как добравшись до свободного местечка у стены, я уселась там, и, сама не ожидая того от себя, уснула, и даже не поняла, когда корабль отошел от причала, и проснулась лишь после того, как раздались голоса женщин в нашей каюте. Вернее, женщины меня просто разбудили.
  - Ты, что ли, Дарил с Заячьих Холмов?.. - особа неопределенного возраста с любопытством смотрела на меня.
  - А?.. - спросонок я вначале не поняла, о чем меня спрашивают. - Да, это я...
  - С чего у тебя рожа такая - вся в грязи и засохшей крови?
  - Когда пыталась от стражников убежать, то упала в грязь, а там еще и камни оказались...
  Естественно, женщины жаждали подробностей, ведь о побеге всем уже было известно. Если учесть, что эти бабоньки непонятно каким образом знали о произошедшем едва ли не больше меня, то пришлось ограничиться коротким рассказом: дескать, после побега мы кинулись наутек, но так вышло, что все бросились врассыпную, сразу же потеряли друг друга, я просидела в каком-то углу до темноты, а ночью, когда попыталась уйти, натолкнулась на стражников, попробовала убежать, но... В общем, не повезло.
  Трудно сказать, о чем подумали женщины, но больше ко мне с разговорами не лезли, да и у меня не было особого желания вступать с ними в долгие беседы. Так мы и провели всю дорогу: они общались между собой, а я помалкивала, сидела в углу сама по себе. Не знаю, как остальных, а меня такое положение дел вполне устраивало.
  Итак, вот оно, то самое место, куда нас привезли. Простой причал, сколоченный из грубо отесанных досок, большой навес на берегу - как видно, под ним в случае необходимости можно укрыться от дождя, стражники, ожидающие нас на каменистом берегу... А местность вокруг гористая, и с растительностью тут не густо - едва ли не сплошной камень... Невесело. Еще неподалеку находилось несколько небольших домишек, возле которых были развешены сети для просушки - как видно, тут живут рыбаки. Вон, несколько человек стоят в отдалении: для них, обитающих в этой безлюдной местности, появление корабля, пусть даже и с осужденными - это событие, которое нельзя пропустить.
  Выгрузка и перекличка не заняли много времени, и, судя по лицам встречающих, они рассчитывали, что на корабле прибудет несколько больше осужденных, хотя, на мой взгляд, пять десятков мужчин и шесть женщин - это совсем немало.
  - Это все?.. - услышала я недовольный голос одного из здешних охранников. Кажется, он был тут старшим по званию. - Маловато... Могли бы людишек и побольше набрать. Не поверите, но в последние дни у нас большие потери. Хоронить не успеваем!
  - Все понимаю, но претензии не ко мне... - махнул рукой прибывший с нами офицер. - Сколько набрали, столько и привез.
  - Как вижу, одна из женщин в кандалах... Что, попытка побега?
  - Пыталась бежать, пришлось ловить. Их там разом семь человек удрало. Эту девку взяли, ее приятель живым сдаваться не пожелал... Был пойман еще один, только вот тяжело ранен при аресте - сопротивляются, паразиты, знают, что их тут ждет. Остальных пока еще ловят.
  - Говоришь, один ранен? Насколько тяжело? У нас и так лазарет забит полностью! Куда мне еще одного чуть живого укладывать прикажешь, а?!
  - Не беспокойся - мужик в дороге помер. Оформили все, как положено, а самому покойнику - камень на шею и за борт.
  Значит, у меня есть шанс какое-то время оставаться неузнанной... - подумалось мне. Только вот если здесь отыщется кто-либо из тех, кто ранее знал эту самую Дарил с Заячьих Холмов - вот тогда мне придется туго.
  - Уже легче... - продолжал офицер. - Кстати, ртуть привезли? У нас запасы практически полностью исчерпаны.
  - Привезли. Правда, тоже не ахти сколько, но на ближайшее время хватит. Следующим рейсом привезем еще.
  При чем тут ртуть?.. - я была озадачена. Бывший муж - любитель поболтать о ядах, находясь в благодушном настроении, не раз рассказывал мне о ртути, о том, насколько она ядовита...
  А разговор меж тем продолжался:
  - Хорошо. Ну, значит, выгружаете ртуть - и можем распрощаться. К вашему следующему прибытию слитки будут приготовлены к отправке.
  - Кстати, начальство начинает выражать недовольство: что-то в последнее время серебра стали меньше добывать. Сам понимаешь, пошли разговоры на эту тему...
  - Вопрос не ко мне. Да, и не забудьте передать письмо. Там ясно сказано: месторождение истощается, рудные слои все меньше, и они уже начинают уходить вглубь земли, а это, как вы сами понимаете, требует дополнительных затрат... В общем, люди нужны, и чем больше их будет поступать, тем лучше. Да, и рудознатца бы хорошего заиметь не помешало.
  - Понятно. Все передам.
  Не прошло и четверти часа, как корабль отошел от причала, а мы, выстроившись в колонну по двое, побрели по неровной дороге под конвоем стражников. Эта довольно-таки извилистая дорога шла в гору, и идти нам было тяжеловато. Было жарко, солнце палило безо всякой пощады, очень хотелось пить... Конечно, нас предупредили о том, что если кто-то из прибывших вздумает попытаться бежать и сделает хотя бы несколько шагов в сторону, то в этом случае охрана будет стрелять без предупреждения, но пока что ни у кого нет желания срываться с места. Да и куда бежать? Если возле реки еще имелась хоть какая-то растительность, то через какое-то время вокруг нас, куда ни кинь взгляд, был один сплошной камень, любой человек здесь - как на ладони. Надо сказать, что в такой безжизненной местности ранее я никогда не бывала - хоть бы какая местная флора встретилась нам на пути, все было бы полегче идти, только вот зелени возле дороги как не было, так и нет, только кое-где торчат пучки высохшей травы... Бежать... Разумеется, здесь наверняка хватает трещин и щелей в земле, где в случае чего можно укрыться, только пока до них добежишь, тебя успеют не один раз подстрелить. Лучше не рисковать понапрасну.
   Я же про себя решила: с побегом определюсь после того, как прибудем на место. Конечно, сейчас я пока что нахожусь в относительной безопасности, только вот сколько продлится подобная благодать и какое время у меня есть в запасе - это еще тот вопрос. Что ни говори, как себя не убеждай и не успокаивай, но задерживаться здесь мне не стоит - не исключено, что настоящая Дарил с Заячьих Холмов вскоре вновь попадется в руки стражи, и тогда сразу начнут выяснять, кого же под ее именем отправили на серебряные рудники. А если учесть, что меня сейчас наверняка ищут всюду, где только можно, и пока что найти не могут... Думаю, что среди стражников Тароны найдется умная голова, которая сумеет сложить один и один.
  А бежать мне отсюда надо обязательно, притом необходимо сделать все возможное, чтоб не попасться. Дело тут не только в том, что я хочу получить свободу, но и в моей бабушке: хорошо зная милые нравы семейки моего бывшего мужа, понимаю, что до той поры, пока меня не поймают, господин Мадор ди Роминели бабушку не тронет, как бы ему не хотелось с ней посчитаться. Бывший свекор прекрасно осознает, что я первым делом постараюсь увидеться с моей любимой бабулей, потому как больше мне все одно идти не к кому. Ясно, что за бабушкой сейчас будут следить во все глаза, не без оснований ожидая того, что я вот-вот могу оказаться рядом с ней. Так сказать, устроили ловлю на живца... Впрочем, ничего иного от господина Мадора ди Роминели ожидать не приходится.
  Еще меня интересовало, для какой такой надобности несколько заключенных несут на своей спине странные керамические сосуды, сверху заткнутые большими деревянными пробками. Все бы ничего, только вот форма у этих сосудов уж очень странная - в середине широкие, сверху и снизу узкие. Такие сосуды на землю не поставишь, их только уложить можно...
  - Не знаешь, что такое мужчины тащат?.. - негромко спросила я идущую рядом со мной немолодую женщину.
  - Известно, что на них навьючили... пробурчала та.- Ртуть волокут.
  - Ртуть? А зачем? Я слышала, что она ядовитая!
  - Зачем, зачем... А самой разве не ясно? На нашу погибель...
  Если честно, то я особо не поняла, о чем идет речь, а переспрашивать не хотелось - женщина явно не была настроена на общение. Да и все остальные брели молча, и потому мне не стоило лишний раз заниматься расспросами. Ничего, со временем разберусь, что к чему.
  К нужному месту, то есть к серебряному руднику, мы пришли часа через два, но к тому времени я настолько устала, что еле передвигала ноги. Понятно, что за последнее время мне пришлось вести слишком малоподвижный образ жизни - и вот результат, за дорогу выдохлась полностью. Тут уж хочешь - не хочешь, надо вновь набираться сил, а не то с очередной попыткой побега у меня возникнут большие сложности.
  Значит, вот он, рудник Каменный, и смотрится он, надо сказать, весьма примечательно: плато, то бишь возвышенная плоская равнина на почти отвесных скалах. Такое впечатление, будто какие-то неведомые силы словно подняли часть здешней сухой земли, возвысив ее над остальной местностью. Недаром со стороны плато выглядит как огромная площадка, стоящая на почти отвесной стене, которая, вдобавок ко всему весь день находится под палящими лучами солнца. Ох, как тут высоко...
  Вот именно там-то, на этом плато, и располагался рудник, к которому вела единственная дорога. Неширокая, но довольно-таки крутая - она, без сомнений, находится под постоянным присмотром здешней охраны. Конечно, при большом желании можно спуститься с плато вниз по склонам, или же по ним забраться наверх, только вот проделывать подобные трюки следует при свете дня, и хорошо тренированному человеку, а в ином случае здесь можно в два счета свернуть шею.
  При первом же взгляде становится понятно, что иного имени, кроме Каменный, этому месту и не подберешь. Вокруг все тот же камень без малейших признаков растительности, несколько длинных бараков для заключенных, а пара больших домов для охранников и офицеров располагаются далеко в стороне. Еще вдали были видны какие-то сооружения, доносится беспрерывный грохот, но пока что на это можно не обращать внимание. Уныло, тускло, пыльно... Н-да, уютным или гостеприимным это место никак не назовешь, во всяком случае, задерживаться здесь точно не хочется. Правда, рудник не огорожен, но зато охраны хватает.
  На нас, то есть на вновь прибывших бедолаг, высыпали смотреть едва ли не все, кто сейчас находился в поселке, тем более что выстроили нас в одну цепь, чтоб можно было получше рассмотреть каждого.
  - Ну и сброд... - появившийся перед нами тощий субъект в офицерской форме наверняка был главным в этих забытых Богами местах. Судя по отекшему лицу и набрякшим мешкам под глазами, любимым развлечением этого человека были ежедневные возлияния. Глядя на нас с брезгливой миной на лице, он продолжал.- Запомните, что отныне у вас один хозяин - я. Будете себя хорошо вести - доживете до освобождения, а если нет, то останетесь навсегда в этих местах. Тем же, кто вздумает бежать, наказание будет соответствующее, ну да вы об этом скоро узнаете. И еще вам не помешает знать, что дисциплина и порядок здесь находятся на самом высоком уровне, за любое нарушение наказывают строго, так что все зависит только от вас самих.
  На этом наше знакомство с начальством закончилось, и вновь прибывших погнали по баракам. Не знаю, как разместили мужчин, но в женском бараке свободных мест еще хватало. Низкие лежанки, крохотные оконца, тяжелый спертый воздух внутри... Все это чем-то напоминало тюрьму, но я пока что решила не обращать внимания на подобные мелочи.
  Главное - нам дали умыться после дороги, и я наконец-то смыла с лица грязь. А еще с меня сняли ручные кандалы. Фу, сразу легче стало! По счастью, те царапины, которые я получила при аресте, стали подсыхать, и оставалось надеяться на то, что после них на лице не останется шрамов. На мгновение мне стало смешно - сейчас надо беспокоиться о том, как в живых остаться, а не о каких-то там шрамах...
  Женщин в бараке оказалось человек тридцать, причем большей частью им уже перевалило за сорок. Молодых особ было совсем немного, но я сразу поняла, что ко мне они относятся без особой любви. Впрочем, судя по недовольно-кислому виду этих потрепанных девиц и по их неприязненным взглядам можно предположить, что они вообразили, будто к ним прибыла конкурентка, мечтающая стать едва ли не главной звездой в здешних местах. Наверняка кое-кто из них уже считает, что я намерена отбить у них лучших кавалеров из имеющихся здесь мужчин... Голубушки, ну как мне вам пояснить, что ничего из этого мне никак не надо?!
  - А ты красивая... - с оттенком зависти произнесла какая-то пожилая женщина. Судя по ее властным ухваткам, здесь она была старшей. - Обычно смазливых девиц сюда не присылают. Считай, что тебе крепко не повезло. Как бы из-за тебя у мужиков неприятностей не было: сама видишь, нас тут мало, за каждой следят во все глаза, а уж когда такая фифа появляется... Учти на будущее. Хотя, может, сумеешь выжить, если умной будешь...
  - Вы лучше расскажите, что здесь и как... - вмешалась в разговор одна из прибывших со мной женщин. - А то такие страсти об этом руднике ходят, что и словами не описать!..
  - Правильно говорят... - вздохнула все та же пожилая особа. - Тут люди мрут, словно мухи, редко кто дотягивает до конца своего срока...
  Судя по словам женщины, серебро здесь получают из руды, которую заключенные добывают в шахтах. Хорошо хотя бы то, что женщин в эти шахты не пускают, там одни мужчины горбатятся: считается, что подземные духи баб не любят, а потому при появлении женщин под землей могут и шахту обвалить, так что лучше не рисковать. Затем добытую руду в корзинах вытаскивают на поверхность, а уж оттуда доставляют к месту переработки. Там, с помощью водяных колес (вода поступает из горного водохранилища - тут для этого дела целая система изобретена) руду измельчают, а огромный молот долбит мелкую руду очень мелко, почти что в муку. А вот затем начинается самое опасное: эту рудную муку в специальных мощеных резервуарах смешивают с ртутью, причем делают это весьма необычным способом - ногами. В результате получается нечто, похожее на своеобразное тесто...
  - Но ртуть же ядовита!.. - не выдержала я.
  - А то!.. - чуть покосилась на меня женщина. - Еще какая ядовитая! А ведь я, пока сюда не попала, ничего об этой самой ртути не знала и не ведала, зато, когда попала сюда - вот тогда пришлось с этой гадостью столкнуться... Ты-то, похоже, о ней уже наслышана? Интересно, откуда?
  - Да так, услышала однажды разговор двух ученых людей, вот кое-что и запомнила... - мне только и оставалось, что досадовать из-за собственной несдержанности.
  - Из-за этой самой клятой ртути люди тут травятся на корню... - продолжала женщина. - Но хуже всего приходится тем, кто это самое каменное тесто месит. Так что у нас карцера нет - за любое наказание отправляют работать ногами... Вот народ сплошняком и болеет - в лазарете отравленные да немощные едва ли не вповалку лежат. Оно и понятно: несколько дней такое ядовитое тесто помесишь - свалишься.
  - Но зачем все это надо? Ну, это самое каменное тесто месить...
  - Так серебро отделяют от пустой породы... - рассказчица пожала плечами. - Правда, я никогда не интересовалась, как именно это делают. Вроде как серебро к ртути прилипает... К тому месту без крайней нужды стараются не подходить.
  - А потом что? Ну, как дальше поступают с этим... каменным тестом?
  - Говорю же - все, кто может, стараются держаться от этого дела подальше. Чего делают с тестом дальше - не моего ума дело. Знаю лишь, что потом ртуть... Ой, там какое-то умное слово говорят, его так сразу и не выговоришь... А, вспомнила: ртуть возгоняется, и в результате образуется эта, как ее... крица, которую потом в слитки переплавляют. За этими серебряными слитками каждый месяц отдельный корабль приходит.
  - Неужели никто отсюда не пытался бежать?.. - не выдержала я.
  - А ты что, уже пятки решила смазать?.. - зло хохотнула какая-то неопрятная девица. - Шустра! Ну-ну, мечтать не вредно! У всех, кого привозят сюда, спервоначалу такие мысли появляются, да только каждый едва ли не сразу же понимает, что делать это не стоит. Если кто-то бежит, его все одно ловят, и вот тогда-то в наказание он навсегда тесто месить будет, до самой смерти, тем более что те, кто этим занимается, долго не живут. Потому-то здесь все стараются порядок поддерживать, лишний раз помалкивать и дисциплину не нарушать - так все же есть надежда дотянуть до конца срока, а вот если отправят тебя месить тесто - то все, и до середины своего заключения не дотянешь.
  Н-да, невесело. Думаю, не ошибусь, если предположу, что для большинства здешних заключенных пребывание на этом руднике - та же смертная казнь, только растянутая во времени. Пожалуй, мне стоит поторопиться с побегом, правда, пока что я представления не имею, как можно это сделать.
  На следующий день нас с утра пораньше отправили на работу. Меня поставили в группу женщин, в обязанности которых входило перевозить на тележках добытую руду, причем везти следовало от входа в шахту до того места, где измельчают эту самую руду. Да уж, это была та еще работенка, но я особо не возражала: тяжело нагруженную тележку надо было везти на довольно-таки немалое расстояние, и за время этого пути у меня была возможность внимательно рассмотреть окружающее, во всяком случае, я попыталась это делать. Как я уже упоминала, рудник был расположен на плато, которое возвышалось над окрестностями, потому сверху кое-что все же можно было разглядеть. Беда в том, что сегодня был пасмурный день, и потому было довольно сложно в подробностях рассмотреть то, что на находится за краем плато. Кажется, вдали видны горы, в стороне от которых, судя по всему, начинается лес, только вот до тех мест еще добраться надо...
  Кроме того, сверху хорошо просматривается вся местность внизу, а особой растительности на этой каменной равнине нет, так что спрятаться там вряд ли удастся. Проще говоря, отсюда любой человек хорошо виден, и сразу ясно, в какую сторону он направляется. Хотя, если всмотреться, то становится понятно, что это возле основания плато местность ровная, а немногим дальше начинаются неровности почвы, небольшие холмы, и, кажется, есть даже небольшие овраги и трещины в земле. Можно считать удачей хотя бы то, что на руднике нет собак, но подобное вполне объяснимо - бедные псины тут враз перетравятся, так что и привозить их сюда нет смысла. Зато недостаток служебных собак полностью окупался большим количеством стражников, которых здесь было более чем достаточно, и в случае побега, без сомнений, за тобой устроят настоящую охоту с загоном и травлей.
  Разумеется, будь моя воля, я бы всматривалась в окружающее куда более внимательно, но мне не хотелось, чтоб кто-либо из посторонних обратил внимание на то, что я постоянно кручу головой по сторонам. Женщины в бараке были правы - меня постоянно сопровождали взгляды мужчин. Чего уж там скрывать: несмотря на подсыхающие царапины на моем лице, было понятно, что я - самая красивая из всех находящихся здесь женщин, к тому же еще не вымотанная тяжелой работой и пока что одинокая. Не знаю, какое время мне удастся удерживать здешних мужчин на расстоянии, но в том, что вот-вот начнутся ухаживания, а то и откровенные приставания - в этом нет никаких сомнений. А еще я заметила, что даже те женщины, которые вчера относились ко мне с оттенком симпатии, сегодня стараются держаться от меня на расстоянии. Странно...
  Все разъяснилось вечером, когда наконец-то закончился этот невыразимо трудный и тяжелый день, а я мечтала только об отдыхе, потому как устала до того, что, казалось, уже не могу пошевелить ни рукой, ни ногой. Увы, но с отдыхом пришлось повременить: ко мне подошла та самая пожилая женщина, которая была старшей в нашем бараке, и произнесла едва ли не в приказном тоне:
  - Пошли со мной.
  - Куда?
  - Там увидишь.
  - И все же?
  - Для начала с тобой поговорить хотят. И не кочевряжься, делай, что тебе говорят, тут никто шутки шутить не любит.
  Конечно, будь моя воля, то послала бы я всех куда подальше, но в здешних местах установлены свои законы, которых надо придерживаться, тем более вновь прибывшим. Ладно, пока что послушаюсь, но если что...
  Вне моих опасений, мы подошли к нескольким скамейкам, стоящим неподалеку от края плато. Сделай несколько шагов - и покатишься вниз по крутому, почти отвесному склону, ломая руки и ноги... Сейчас на одной из этих скамеек, опираясь на палку, сидел старик - во всяком случае, он выглядел как человек, жизнь которого уже едва ли не подошла к закату. Рядом с этим дедулей толпилось еще с десяток мужчин. По виду все эти люди - обычные заключенные, но отчего-то я сразу поняла, что этот дед здесь обладает немалой властью, а рядом находятся те, кто, как говорится, рангом помельче.
  - Ты кто такая?.. - без всяких предисловий поинтересовался старик.
  - Дарил с Заячьих Холмов... - уже привычно произнесла я.
  - И давно тебя так стали звать?.. - чуть усмехнулся старикан.
  Не надо обладать особой прозорливостью, чтоб понять - без достаточных на то оснований подобный вопрос задавать не будут. Уж не подозревают ли меня в чем-то? Ладно, сейчас, пожалуй, все подряд скрывать не стоит, кое-что можно и не таить.
  - Недавно... - я спокойно пожала плечами. - Дня три-четыре. Или пять...
  - А сама Дарил где?.. - продолжал старик, ничуть не удивившись.
  - Представления не имею, но всей душой хочу, чтоб судьба отвела ее от здешних мест... - надо же, а ведь у мужчин, кажется, чуть смягчились лица. Возможно, они не ожидали от меня такой откровенности. Что ж, пожалуй, мне можно ответить еще на несколько вопросов, но о главном лучше промолчать.
  - Ты-то как на ее месте оказалась?.. - усмехнулся старик.
  - Меня стражники схватили по ошибке - они как раз беглых ловили, а я... Я сама в тот момент удирала кое от кого, и потому мне было все равно, кем назваться и куда отправиться, лишь бы оказаться подальше от Тароны. Я тогда еще и лицо случайно разбила, так что особо рассматривать меня никто не стал. Остальное вы знаете.
  - И от кого ж ты прятаться могла? От приятеля или от стражи?
  - От обоих.
  - Что ж ты такое натворила?
  - Не столько натворила, сколько меня сделали виноватой.
  - И что же тебе грозило?
  - Во всяком случае, достаточно, чтоб всерьез опасаться за свою жизнь. Знаете, иногда обстоятельства складываются таким образом, что даже каторга может казаться спасением.
  - Не то место ты выбрала, чтоб жизнь спасать... - сделал вывод старик. - Во всяком случае, здоровье тут в два счета можно загубить. И как же тебя звать?
  - Извините, но об этом я пока что промолчу. Еще раз прошу прощения, но у меня для этого есть все основания. Можно, теперь я вас спрошу кое о чем?
  - Попробуй... - кажется, старик нашел мой вопрос забавным.
  - Как вы догадались о том, что я не Дарил?
  - Здесь один из ее бывших приятелей оказался, тот, кто ее в лицо знает. К тому же Дарил с Заячьих Холмов - особа известная, и у нее уже ранее был срок - год заключения в тюрьме, а глядя на тебя, никак не скажешь, что ты коротала время в том казенном месте, а то, что ты ранее никогда не была в заключении - это понятно с первого взгляда. Ухватки у вас разные, поведение тоже, да и кроме этого была еще куча несовпадений...Что ж, на сегодня ты свободна, а об остальном поговорим через пару-тройку дней. Да, и вот еще что: дружка себе отыщи поскорей, а не то мужики уже нервничать начинают: такая красавица - и одна ходит. Непорядок. Женщин тут мало, мужики почти сплошь одинокие, как бы глупостей на горячую голову не натворили. Понимаешь, о чем я?
  - Понимаю, только я после своего бывшего в себя до сей поры придти не могу...
  - Твои сложности... - отмахнулся дед. - Все, ступай.
  Отойдя немного, оглянулась - старик, с трудом поднявшись со скамейки, медленно заковылял в сторону одного из мужских бараков.
  - Кто это?.. - спросила я свою спутницу.
  - Его кличка Скат... - женщина тоже смотрела на старика. - Он тут у нас, можно сказать, за старшего, но в последнее время здорово сдал. Пожалуй, недолго протянет.
  - А зачем он меня хотел видеть?
  - Разговоров о тебе много ходит. Красивая, не похожа на других, ведешь себя иначе, держишься на особинку... К тому же ты оказалась здесь под чужим именем, а к таким вещам относятся плохо, с подозрением - мало ли кем ты можешь оказаться... Сейчас-то понятно стало, в чем дело, а так разговоры всякие пошли... Кстати, насчет дружка ты подумай, и с этим делом не тяни - здесь одинокая женщина долго не продержится. Считай, у каждой из нас приятель имеется, а у некоторых и по двое сразу...
  Да я, вообще-то, надолго оставаться здесь не намерена, только вот вслух сообщать об этом никому не собираюсь. И уж тем более у меня нет ни малейшего желания заводить себе ухажера, пусть даже только для видимости - спасибо, с меня дорогого муженька хватит за глаза! Как вспомню о наших с ним отношениях, так меня едва ли не тошнит! До сих пор не понимаю, как я сумела так долго продержаться в доме ди Роминели - наверное, меня поддерживала только мысль о побеге. После этих двух кошмарных лет я навсегда зареклась как от семейной жизни, так и от каких-либо любовных шалостей, одна только мысль о которых вызывает у меня чувство, близкое к омерзению. Больше того - слова старика подтолкнули меня к мысли о том, что с побегом мне надо поторапливаться, а не то и в самом деле от некоторых из здешних обитателей будет не отвязаться. Только вот знать бы еще, как удрать с этого рудника и в какую сторону мне следует направиться после этого...
  Однако все мои планы нарушились уже на следующий день. С утра пораньше мне было велено придти к здешнему начальству, то бишь к начальнику охраны этого рудника. Ох, боюсь, что разговор у нас с ним будет далеко не самый приятный - насколько я уже успела узнать, этот человек имел здесь неограниченную власть, и вряд ли желает видеть меня лишь для того, чтоб обсудить здешнюю погоду.
  Судя по отекшему лицу начальника охраны и устойчивому запаху перегара, стоящему в его кабинете, здешний хозяин не дурак выпить. Наверняка он еще окончательно не протрезвел после вчерашнего, или же мается похмельем, то бишь в этом нет ничего хорошего. Вдобавок разговаривать с такими людьми довольно сложно.
  - Значит, это ты Дарил с Заячьих Холмов... - мужчина оглядел меня так, словно я была выставлена на продажу. - Или же называешь себя таковой... Может, хотя бы мне скажешь, как тебя в действительности зовут?
  - Быстро до вас доходят все то, о чем болтают люди... - пожала я плечами.
  - Еще бы - каждый торопится сообщить мне то, что происходит на руднике. Все малейшие сплетни и слухи доносят. Можно сказать, наперегонки несутся, чтоб последнюю новость сообщить, ведь за нужные сведения я имею право немного скостить им срок, а вот за умолчание могу отправить навечно месить тесто... Надеюсь, ты уже знаешь, что это такое.
  - Уже сообщили.
  - Рад... - мужчина ухмыльнулся. - Я здесь, считай, повелитель и Бог, и от меня зависит многое, если не все. Работа на руднике тяжелая, на износ и убой, но тут никого не жалеют, и впредь делать это не намерены, там более что тюрьмы в стране и так забиты под завязку нарушителями закона, а потому работников на мой век хватит. Итак, как тебя звать по-настоящему?
  - Дарил... - пожала я плечами. - Другого имени у меня сейчас нет.
  - Значит, упираемся, не говорим всей правды, да еще и лжем в лицо? Сразу видно, что ты еще плохо знаешь здешние порядки. Я и за меньшие прегрешения людей наказываю, но такой красотке, как ты, можно сделать небольшое послабление. Надеюсь, ты понимаешь, что я имею в виду. Если будешь хорошо себя вести, то работу тебе предоставлю легкую, и даже приятную - здесь начнешь трудиться, за чистотой следить, порядок наводить...
  Ну-ну, выходит, так теперь это называется - следить за порядком... Э, нет, не для того я из тюрьмы выбиралась, чтоб перед тобой послушно хвостиком махать и исполнять все прихоти. Да и иметь хоть что-то с этим типом я не желаю - этих так называемых "приятностей" с меня уже за глаза хватит, дорогой супруг раз и навсегда отбил желание к подобным забавам.
  - Порядок - это не по моей части... - усмехнулась я. - Да и хозяйка из меня никакая. С этим делом обратитесь к кому-то другому. Или другой.
  - Это не просьба, а приказ.
  - Приказывайте кому другому, а не мне. Говорю же - я не любитель вытирать пыль, да и делать это не стремлюсь. Предпочитаю небольшой беспорядок.
  - Чего-чего?
  - Если вы не понимаете нормальный язык, могу сказать проще: замутите с кем-нибудь другим, благо отказ на столь заманчивое предложение от кого-то иного вы вряд ли получите. Я же в такие игры не играю.
  - Никак приятеля себе уже нашла?
  - Простите, но это мое дело. Кроме того, если я правильно поняла, вам докладывают чуть ли не о каждом моем шаге, так что не стоит задавать вопросы, ответ на которые вам и без того хорошо известен.
  - Надо же, еще и выламываешься... - кажется, начальник охраны не ожидал от меня подобного ответа. - Зря. Я и без того раздумываю, сообщать ли мне о тебе в Тарону, или нет. Голубиная почта у нас хорошо работает, так что задержек с письмами не будет. Баба ты подозрительная, и еще неизвестно, что за птица такая, раз предпочитаешь прятаться от правосудия на каторге. Мало того, что назвалась чужим именем, так еще, как мне сказали, в первый же день пребывания на руднике о побеге разговоры вела...
  - Я просто спросила между делом... - а про себя подумала, что тут, и верно, любая болтовня становится известна охране. Надо же: по прибытии сюда я только обмолвилась о побеге - и уже донесли! Хотя людей можно понять: если на этом руднике, и верно, за ценные сведения могут уменьшить срок, то становится понятным, отчего тут все пронизано доносительством.
  - А я тебе и так скажу... - мужчина встал напротив меня. - Убежать отсюда трудно, почти невозможно. Вернее, покинуть рудник, пожалуй, можно, но сразу же возникает вопрос - куда отправиться потом? На реку кинешься, чтоб по воде уйти? Не стоит, рыбаки сами не прочь на беглых поохотится, потому как за каждого пойманного им платят неплохие деньги. Рыбацких поселков на реке хватает, а народишко тут внимательный, каждую мелочь примечает, да и ловить убегающую дичь здесь умеют, так что путь по реке отпадает. Остаются лес и горы, но к ним и близко подходить не советую - там такая дрянь водится, что и не описать. По счастью, обитатели тех мест к руднику стараются не подходить, а иначе все здесь было бы куда сложней. Даже местные жители к тем местам, то бишь к тем горам и лесам, стараются не подходить, а с голыми руками и без оружия там и вовсе делать нечего.
  - Это мне в вашем кабинете делать нечего... - покачала я головой. - А еще вы мне совсем не нравитесь. Извините, но я не считаю вас героем своего романа - у меня несколько иные вкусы и предпочтения. Надеюсь, мы друг друга правильно поняли. Я могу идти?
  - Не выношу наглых баб... - мужчина подошел к столу, на котором стояла бутылка из темного стекла и глиняная кружка. Если мне не изменяет память, то в таких бутылках находится очень крепкое дешевое вино, хотя и паршивое на вкус - у нас в замке конюх любил покупать в трактире как раз такие большие бутылки с крепким содержимым. Правда, после излишнего принятия горячительного конюх по утрам со стоном хватался за больную голову, и давал очередное обещание больше никогда даже не смотреть на эту дрянь, это мерзкое пойло!.. Тем не менее, у подобных крепких напитков поклонников хватало, и сейчас я вижу перед собой одного из них. Правда, когда начальник охраны попытался, было, налить вино в кружку, то оказалось, что бутылка уже пуста, потому как ее содержание выкушано подчистую. Естественно, подробное никак не могло улучшить настроение человека, у которого с перепоя трещит голова, и потому мужчина заговорил зло и отрывисто:
  - Уговаривать тебя я не собираюсь, тем более что через день-другой ты сама ко мне на коленях приползешь, прощения попросишь, а пыль и грязь только что не языком вылизывать начнешь. Для этого всего-то и требуется, чтоб ты денек тесто помесила - этого тебе с лихвой хватит на то, чтоб гонор поубавила, и в башке просветление появилось. Как только поумнеешь - у нас с тобой другой разговор будет, а сейчас пошла вон.
  Вот уж подобное я сделаю с удовольствием, потому как у меня не было ни малейшего желания и далее оставаться в этой комнате и видеть раздраженную физиономию ее хозяина. Судя по ухваткам этого человека, он явно выбился из низов, чем невероятно гордится, и теперь вовсю пытается использовать свое положение для того, чтоб наконец-то ощущать себя здесь царем и богом. Ничего нового, обычная философия мелкого человека. Конечно, аристократы тоже бывают разными - мой муж наглядный тому пример!, но то, что здешний начальник охраны не имеет никакого отношения к высокородным - в этом у меня не было никаких сомнений. Вообще-то настоящий аристократ, пусть даже и стоящий на службе в страже, сюда вряд ли сунется, предпочтет иное место службы, куда более безопасное для здоровья и более близкое к столице. Не исключаю и того, что одной из причин того, что этот тип находится здесь, является банальная жадность: могу побиться об заклад, что к пальцам начальника охраны прилипает кое-что из добываемого здесь серебра.
  Что же касается новой работы, куда меня отправил начальник охраны, то есть туда, где люди месят ногами каменную муку с ртутью... Если честно, то ранее я и сама хотела подойти к тем каменным резервуарам. Почему? Просто меня еще вчера сложилось впечатление, что неподалеку от них находится самое удобное место для побега. Ладно, поглядим.
  Правда, как оказалось, что для начала я должна была переодеться - сняла свое платье, и вместо этого получила какие-то потрепанные мужские штаны с бесформенной поношенной рубашкой. Похоже, начальник охраны решил заранее меня унизить, заставив надеть на себя чье-то старье. Ну, подобным меня не напугаешь, тем более что дыр в этой одежде нет, а мое простое платье, сшитое из тонкого льна, пусть даже грязное и провонявшее запахом тюрьмы, все же выглядело слишком изящным и дорогим для этого гиблого места.
  Пока шла в толпе тех бедолаг, которым, как и мне, сегодня выпало несчастье перемешивать каменную муку с ртутью, оглядывалась по сторонам, и, по счастью, это выглядело совершенно естественно - как же, человек впервые идет на самую отвратительную работу, и потому его растерянность вполне понятна.
  Как я и предполагала, каменную крошку с ртутью смешивали довольно далеко от того места, где находились шахты, да и до жилых бараков отсюда не близко. Более того: эти мощеные резервуары для смешивания каменной крошки находились едва ли не на самом краю плато, причем на самом высоком его месте, что вполне объяснимо - там постоянно гулял ветер, относя ядовитые пары ртути куда-то в сторону. Что ж, логично, хотя тем рабочим, которые подвозят сюда на тележках руду, раздробленную едва ли не в пыль, от этого не легче. Мне уже пояснили: вначале заполняется каменной мукой один из резервуаров, потом туда добавляется ртуть, которую работники ногами должны размешать с каменной крошкой, причем делать это следует как можно тщательней. На здешнем языке это и называется - месить тесто. Как потом собирают ртуть с налипшим на него серебром - это в данный момент меня интересовало меньше всего.
  Куда более важным было то, что когда рабочие вновь зачищают резервуары от пустой породы, то скидывают эту самую каменную крошку вниз, подвозя тележки с мелким камнем к краю плато. Если же учесть, что проделывают это уже очень давно, годами, то вышло так, что этот склон стал чуть более пологий, покрытый толстым слоем этой самой каменной пыли. К тому же стражи здесь не так много - держатся служивые на некотором расстоянии от ядовитых резервуаров, ведь лишний раз травиться никому не хочется.
  Думай, не думай, а лучшего места для побега здесь просто нет. Беда в том, что тут едва ли не самое высокое место на плато - вниз даже смотреть жутковато, и вдвойне страшно думать о том, что нужно прыгнуть вниз! Тем не менее, в этом месте при спуске вниз можно сохранить в целостности руки и ноги, да и шею не свернуть, хотя тут уж как повезет, заранее предугадать ничего нельзя... Куда потом бежать? Здесь выбор небольшой, и если не стоит идти к реке, то направлюсь к горам или лесу, что виднеются вдали - туда, по словам начальника охраны, местные не суются, а если говорить об опасности, которая там будто бы есть, то и оставаться на этом руднике не менее опасно.
  Спускаясь по небольшой лесенке в огромный каменный чан, подумала: хорошо хотя бы то, что это самое каменное тесто нас не заставили месить голыми ногами - всем выдавали огромные неудобные сапоги. Мелкая каменная крошка покрывала дно этого чана выше щиколотки, да и вес у нее был немаленький, и потому уже через четверть часа у меня заныли ноги. Душно, жарко, и вдобавок ко всему здесь стояла пыль от постоянно перемешиваемого камня, она попадала в глаза, забивала нос и рот, не давала дышать...
  Когда часа через два нам разрешили сделать короткий перерыв и выйти на свежий воздух, то на поверхность я выбралась с великим трудом. Да, теперь я понимаю, отчего на этом руднике не нужен карцер, ведь куда тяжелей час за часом проводить в этом каменном чане, а уж если принять во внимание то, что испарения ртути, которую мы смесим ногами, ядовиты, то можно понять, отчего люди так боятся подобного наказания.
  Однако в полной мере я ощутила последствия этой тяжелой работы вечером, когда после работы мы все шли, вернее, плелись в свои бараки. Я не просто устала, а, можно сказать, еле волочила ноги, от сильнейшей боли голова просто-таки раскалывалась, во рту пересохло, меня тошнило, перед глазами дрожали цветные пятна, и я почти не видела, куда ступаю. Похоже, ртутью я все же отравилась... Дойти бы до своего барака, там свалиться на лежанку, и спать, спать...
  Увы, не вышло. Не успела я добраться до барака, как всех нас выстроили на перекличку, которая продолжалась, на мой взгляд, бесконечно долго. Как все это время мне удалось продержаться на ногах - не знаю, но когда нам, наконец, позволили разойтись, я сумела делать всего несколько шагов - и упала на землю. Попыталась встать - и не смогла, даже на это не было сил... Трудно сказать, что было бы дальше, но тут чьи-то сильные руки подняли меня с земли, и я поняла, что кто-то несет меня на руках.
  - А ну, оставь ее!.. - я услышала раздраженный голос начальника охраны. - Пусть сама идет!
  - Вы что, не видите, что женщина в обмороке?.. - услышала я мужской голос. - Я просто отнесу ее в барак...
  - Ты что, приказа не слышал? А ну, брось ее на землю! Пусть поваляется, цену себе узнает!
  - Я всего лишь хочу помочь обессилевшей женщине. Вы что, не видите, что она не может идти?
  - Пререкаться вздумал?! - рявкнул здешний хозяин. - Так вот, начиная с завтрашнего дня, ты тоже будешь месить тесто! Для начала там седмицу отпашешь, а потом поглядим, как с тобой поступить дальше!..
  Больше я ничего не помню - потеряла сознание, а когда пришла в себя, то поняла, что уже темно, я лежу на своем топчане, и почти все женщины в бараке спят. Голова болела по-прежнему, ощущалась боль в животе, и невероятно хотелось пить. С трудом поднявшись на ноги, я доковыляла до бочки с водой, и едва ли не разом выпила несколько кружек воды. Фу, вроде легче стало, да и голова уже не так болит...
  - Что, оклемалась?.. - ко мне подошла одна из здешних девиц. - Все ломаешься, а у людей из-за тебя неприятности!
  - У кого?
  - У Криса! Он тебя сюда принес, а теперь ему за это седмицу тесто месить придется! Начальник охраны на него окрысился, и теперь не успокоится до тех пор, пока бедного парня в гроб не вгонит!
  - А кто такой этот Крис?
  - Один из здешних бедолаг. Нормальный мужик, всем нашим бабам нравится. Вежливый, обходительный, к нам со всем уважением относится, ничего лишнего не позволяет... Хочешь совет? Ты бы с начальником охраны вела себя помягче, а не то он из-за тебя и на нас начнет отыгрываться, а такой человек может причинит много пакостей...
  - Пойду спать, устала... - я отправилась назад, потому что не собиралась вести задушевные разговоры или изливать душу - все одно обо всем сказанном начальнику охраны доложат уже утром.
  - Ты подумай о том, что я тебе сказала... - девица шла вслед за мной. - Возьмешься за ум - самой легче жить будет!
  Ничего не отвечая девице, я почти что упала на свою лежанку. Мне было ясно одно: если я еще хоть денек буду мешать эту каменную крошку, то убежать отсюда уже вряд ли сумею. Не знаю, как чувствуют себя те несчастные, кто вместе со мной сегодня смешивал каменную муку с ртутью, но я, кажется, отравилась несколько больше, чем допустимо. Хоть бы до завтра в себя более или менее придти, а не то все мои планы побега полетят коту под хвост!
  Увы, но следующее утро началось с весьма неприятного сюрприза - мне на руки вновь надели кандалы, причем они оказались куда тяжелее тех, что были у меня ранее. На мой вопрос - для чего это надо?. стражник, запирающий кандалы на замок, лишь хмыкнул - у меня приказ, а тебе должно быть видней... Еще добавил: тебе просили сказать, что ключ от этих кандалов будет у начальства. Захочешь от железа избавиться - знаешь, куда надо придти... Ну, тут все понятно и без дополнительных пояснений.
  Зато немало радует то, что с утра я чувствую себя сравнительно неплохо. Конечно, меня все еще немного подташнивает, во рту суховато, и ноги чуть подрагивают, но это мелочи по сравнению с тем, что было вчера. Э, нет, решение тут может быть только одно - вновь залезать в этот резервуар с ядовитой каменной крошкой я не стану.
  Пока заключенные толпой шли до того места, где располагались эти самые огромные чаны для каменной муки, я досадовала про себя: тяжелые кандалы на руках здорово мешали при ходьбе, но главное - уж очень они были тяжелые, а при побеге лишний вес может иметь едва ли не решающее значение. А еще мне надо выбрать такой момент, чтоб меня никто не смог остановить... Конечно, при прыжке вниз с такой высоты очень велик шанс разбиться, или же переломать себе все кости, но мне выбирать не приходится. Главное - надо прыгнуть так, чтоб при падении попасть на каменную крошку, устилающую стены плато, чуть более пологие, чем в иных местах... Конечно, меня могут попытаться остановить, а, значит, времени для исполнения задуманного будет всего ничего, считанные мгновения. Я не особо всматривалась в тех, кто шел рядом со мной - в основном это были усталые люди, которые вряд ли постараются задержать меня, хотя это еще не факт...
  Когда подошли к находящимся в земле резервуарам, люди остановились на минуту, чтоб надеть на ноги все те же огромные неудобные сапоги. Так, от этого места до края плато шагов двадцать, или двадцать пять - это не так много, но не мало. Пока что мне надо тянуть время...
  - Ты долго там еще будешь копаться?.. - недовольно обратился ко мне один из охранников.
  - Сейчас, сейчас... - отозвалась я. - Просто мне кандалы на руках мешают...
  - Поторапливайся... - и охранник отвернулся от меня, следя за тем, как первые из заключенных по узкой лесенке начинают спускаться в резервуар с каменной крошкой. Так, в моем распоряжении всего несколько секунд...
  Оставив на земле неподъемные сапоги и сжав руками цепь, чтоб она не болталась и не звенела, я бросилась к краю плато. Мне повезло, и крик охранника "Стой!" я услышала после того, как пробежала шагов пятнадцать. Еще десяток шагов - и, не оглядываясь (а заодно и внутренне ужасаясь тому, что делаю), прыгнула вниз...
  Пролетела я совсем немного, затем ударилась о склон и покатилась книзу. Все было так, как я и предполагала: склон, пусть и довольно крутой, был уже покрыт многолетним наслоением каменной крошки, которая смягчила мое падение, хотя кое-где этой самой крошки все же не было, и я довольно ощутимо ударялась телом о камни, царапалась, рвала одежду... Впрочем, это все пока что было не так и важно - главное, вниз я скатывалась по этой осыпающейся каменной крошке, а не катилась кубарем...
  Не знаю, сколько времени продолжалось это скольжение вниз - когда ровно, а когда и с кувырками через голову, но через какое-то время оно остановилось. Открыв глаза, я поняла, что лежу на большой куче мелкого камня... Похоже, мне все же удалось спуститься с плато, пусть и столь необычны образом. Согнула ноги, пошевелила руками... Кажется, удача не отвернулась от меня, и одарила невероятным везением - все цело, что совершенно удивительно, если учесть, с какой высоты я прыгнула вниз. Ну, раз для меня все пока что складывается наилучшим образом, то надо отсюда выбираться.
  Не обращая внимания на крики, раздававшиеся сверху, кое-как сползла с куч каменной крошки, и, как могла, припустила прочь от плато. Правда, ноги слушались плохо, избитое о камни тело болело - без сомнений, на нем было полно ран и кровоподтеков, но сейчас я не обращала внимания на такие мелочи. Главное - успеть убежать как можно дальше от плато до того времени, когда за мной отправят погоню, а это сделают в самое ближайшее время. Увы, но то, как я передвигалась - подобное сложно назвать бегом, скорей умудрялась идти быстрым шагом, но и это уже неплохо: все же после вчерашнего отравления я пока что не отошла. К тому же здорово мешают тяжелые кандалы на руках, да и вес у них немалый.
  Помнится, ранее мне удалось рассмотреть с высоты, что там, впереди, начинаются холмы и трещины в земле. Надо бы добраться до них - это, все же, какое-никакое, а укрытие. Правда, у меня перед глазами то и дело появляются разноцветные дрожащие пятна, да и одышка почти сразу же появилась, но это последствия вчерашнего отравления. Хоть бы сил у меня хватило добраться до холмов...
  Заслышав сзади какой-то шум, оглянулась на бегу, и от неожиданности остановилась на мгновение - по каменному склону скатывался какой-то человек, еще одна темная фигура неподвижно застыла у основания склона, а неподалеку кто-то от неподвижного тела кто-то пытается выбраться из куч каменной крошки... Вот такого я точно не ожидала! Вряд ли хоть кто-то из стражников решится броситься за мной в погоню столь рискованным образом - выходит, это заключенные, увидев, что я благополучно достигла земли, тоже решили попытать счастья. Получается, что это уже массовый побег... Не знаю, что тут и сказать, но всем рискнувшим желаю удачи.
  Вновь припустила быстрым шагом. Интересно, когда за нами пошлют погоню? Впрочем, чего там гадать, это уже почти наверняка сделано. Вообще-то небольшой запас времени у меня все же имеется: как бы охрана не торопилась отправиться за беглецами, но служивым надо собраться, спуститься по единственной дороге, которая находится по ту сторону плато, обогнуть это самое плато, а на все это надо время. Плохо другое: все сбежавшие прекрасно видны сверху, можно сказать, что мы перед ними как на ладони, так что охранникам можно без труда понять, куда следует направлять преследователей, а потому скрыться мне будет непросто.
  Какое-то время я бежала (вернее, пыталась быстро идти) в одиночестве, но, несколько раз оглянувшись, поняла, что меня догоняет какой-то человек. Очевидно, мужчина решил, что спасаться лучше вместе, чем поодиночке... Что ж, возможно, он и прав. Разумеется, останавливаться и поджидать незнакомца я не собираюсь - он движется быстрей меня, так что пусть нагоняет, а там уж переговорим...
  Увы, но того, что произойдет дальше, я никак не ожидала. Когда через какое-то время мужчина почти догнал меня, то внезапно он почти что прыгнул мне на спину, при этом вцепившись руками в мою шею, и я полетела на землю вместе с незнакомцем, который и не думал отпускать меня.
  - Попалась... - выдохнул мужчина, прижимая меня к земле всем телом, так, что я не могла даже пошевелиться. - Догнал...
  - Пусти... - прохрипела я, не в силах вырваться.
  - Еще чего... - пыхтел мужик. - Я беглую поймал... теперь мне срок скостят... или совсем отпустят...
  Так вот для чего он за мной бежал! Надо признать, что такое мне бы ранее и в голову не могло придти! Здорово, видно, мужика припекла жизнь на этом руднике, раз он решился на такой опасный прыжок вслед за мной! Надо же, не испугался, а может, ему тоже рудник опостылел до того, что и далее оставаться в том гиблом месте у бедняги нет никаких сил? Он что, всерьез рассчитывает получить свободу за мою поимку? Кто бы мог подумать... А я-то была уверена, что этот человек тоже решил вырваться на свободу...
  - Отпусти меня... - я вновь попыталась стряхнуть мужчину со своей спины.
  - Заткнись... - тот все еще не мог перевести дыхание. - И не дергайся... а то сейчас врежу... камнем по башке... благо их тут полно валяется... Живая ты будешь, или помрешь, когда сюда стража прибежит - мне до этого дела нет... Главное - чтоб ты не сбежала...
  - Может, вместе попытаемся скрыться?.. - начала, было, я, но мужчина не дал мне договорить.
  - Э, нет... не хочу... Мне что тут помирать, что там... А за твою поимку меня, может, и на волю отпустят...
  Больше мужик ничего сказать не успел, потому что я услышала глухой удар, и тело человека враз обмякло, а в следующий миг кто-то отшвырнул его в сторону.
  - Госпожа Дарил, с вами все в порядке?.. - услышала я чей-то голос.
  Обернувшись, увидела стоящего рядом мужчину. Судя по обтрепанной и грязной одежде, он также был одним из тех, кто прыгнул с плато вслед за мной. Рядом неподвижно лежал высокий мужик, тот самый, что недавно сбил меня с ног. Похоже, моего обидчика только что ударили по голове, или, как говорят местные, вырубили... Святые Боги, каких только слов и выражений я уже успела нахвататься, а!? Слышала бы бабуля, как я выражаюсь - такую бы выволочку мне устроила, что мало б не показалось!.. Надеюсь, хотя бы у этого человека, что сейчас помог мне, нет желания выслужиться перед здешним начальником охраны.
  - Вы кто?.. - спросила я. Конечно, сейчас не время для лишних разговоров, но все же хотелось бы знать, кому я обязана спасением. К тому же, все еще сидя на земле, я просто ловила краткие мгновения отдыха.
  - Пойдемте поскорее... - мужчина протянул мне руку. - Время дорого. Мы пока что ушли совсем недалеко, а погоня вскоре обязательно покажется. Да и видно нас неплохо тем, кто сейчас наблюдает за нами сверху, ведь обзор там просто замечательный...
  Вообще-то я и сама могла подняться с земли, тем более что в последнее время отвыкла полагаться на поддержку посторонних, но жест мужчины был таким естественным и в то же время галантным, что я, сама не ожидая того от себя, в ответ положила свою ладонь в его.
  - Куда вы намеревались отправиться дальше?.. - поинтересовался незнакомец, когда мы снова перешли на бег, то есть на быстрый шаг.
  - Не знаю... - помотала я головой. - Кажется, горы все-таки находятся ближе... К тому же местность впереди уже не такая ровная, как возле плато. Надеюсь, за светлое время можно успеть добраться до гор, а уж там можно спрятаться от погони...
  - Отчаянный вы человек... - мужчина покосился на меня. - Кинулись в неизвестность, очертя голову. А ведь здесь все далеко не так просто, как вы думаете...
  Можно подумать, я об этом не знаю! Объяснил бы ты мне только, господин хороший, что имеешь в виду, ведь не просто же так разговоры ведешь.
  Искоса поглядывала на мужчину... Высокий, русые волосы, голубые глаза... Не сказать, что красавец, но об этом сейчас трудно судить - на лице многодневная щетина, почти борода... К тому же лицо у моего спасителя испачкано в грязи, да и кровоточащих царапин и ранок на нем хватает... Ну, справедливости ради надо признать, что сейчас я и сама выгляжу не лучше. А еще по некоторым ухваткам и грамотной речи понятно, что этот человек не из простонародья, во всяком случае, он в свое время получил должное воспитание.
  Какое-то время мы молча то ли бежали, то ли шли, и мужчина то и дело оглядывался, но помалкивал - видимо, преследователей пока что было не видно. К сожалению, бесконечно подобное продолжаться не могло, и, оглянувшись в очередной раз, незнакомец только что не ругнулся:
  - Показались, чтоб их!..
  - Погоня?.. - спросила я в смутной надежде на то, что этот человек заметил кого-то иного.
  - А то кто же еще?.. - мужчина вздохнул. - Хорошо хотя бы то, что мы успели удалиться от плато на довольно-таки приличное расстояние. К несчастью, у наших преследователей куда больше сил, да и понимают они, что кроме, как вперед, нам идти некуда. Давайте минуту-другую пойдем помедленнее, обсудим, что делать дальше.
  - Но как же...
  - Минута все одно ничего не решит. И потом, я же не предлагаю устроить привал.
  Вообще-то прав. Да и мне (чего там скрывать!) немного отдыха не помешает. Немного сбавив темп, и перейдя на обычный шаг, я помалкивала - ожидала, что мужчин заговорит первым. Так и случилось.
  - Очевидно, вы не знаете, что и здешние горы, и этот лес - очень опасные места, и имеют у местных жителей весьма дурную славу. Никто из живущих в округе людей без крайней нужды сюда и близко не подойдет, но уже если мы с вами пошли на такой риск, как побег... Сейчас я пытаюсь поставить себя на место наших преследователей. Знаете, как бы я поступил на их месте? Часть людей послал бы вслед за беглыми, то есть за нами, а вторую половину направил вперед - пусть немного поднажмут и постараются зайти со стороны, то есть возьмут нас в так называемые "клещи". А что, такое развитие событий вполне возможно, ведь за нами послано не менее двух десятков человек...
  - Это и мне понятно... - неизвестно отчего я вдруг разозлилась. Хотя, положа руку на сердце, причина собственного недовольства мне ясна, ведь и без подтверждающих слов незнакомца можно догадаться, что положение у нас, мягко говоря, аховое.
  Меж тем мужчина продолжал:
  - Боюсь, мы не успеем добежать до спасительных мест, но впереди находится целая цепь трещин и небольших пещер...
  Вообще-то я с вершины плато тоже видела холмы и неровности земли, но чтоб рассмотреть оттуда пещеры - это, знаете ли, совершенно невозможно.
  - Откуда вы об этом знаете?.. - спросила я незнакомца, стараясь вспомнить, где же ранее могла слышать его голос.
  - Со мной в бараке одно время был человек, которому в свое время тоже удалось сбежать. Правда, далеко он уйти не сумел.
  - И где же сейчас этот счастливчик?
  - После побега его отправили месить тесто. Бедняга сумел там протянуть чуть более трех седмиц, но больше на каменной крошке с ртутью не выдержал... Впрочем, сейчас речь о другом. Я хотел сказать, что этот парень кое-что успел нам поведать о своей неудачной попытке побега. Так вот, в тех местах действительно опасно, вернее, очень опасно, но нам, думаю, терять нечего. Вы согласны еще разок рискнуть?
  - Надеюсь, вы догадываетесь, что я убежала с рудника вовсе не для того, чтоб совершить утренний моцион... - почти что огрызнулась я.
  - Должен сказать, что я искренне восхищен вашей выдержкой и силой воли... - кажется, мужчина говорит серьезно. Надо же, давно я таких слов не слышала, только вот не знаю, как надо это расценивать - как уважение или как комплимент... - Госпожа Дарил, нам стоит поторапливаться, ведь преследователи не дремлют.
  Мы снова перешли на быстрый шаг - увы, но бежать сейчас я никак не могла, ноги передвигались все тяжелее и тяжелее. Высокие Небеса, еще час назад я была уверена, что пришла в себя после вчерашнего отравления ртутью, но, похоже, переоценила свои силы. Боюсь, долго мне не продержаться. К тому же сейчас та ровная каменистая земля, по которой было так легко бежать, стала перемежаться небольшими холмами, впадинами, кое-где камень стал сменяться щебенкой и песком, а потому идти тут становится тяжелее.
  Оглянулась назад, пытаясь рассмотреть наших преследователей. Надо сказать, что расстояние между нами сокращается, и подобное радовать меня никак не может. Не знаю, хорошо это, или плохо, но мой невольный спутник оказался прав: те, кто участвовал в погоне, разделились на две группы, одна из которых устремилась за нами, а вторая направилась несколько левее. Все верно, нам отрезают путь к горам и лесу. Так, куда же нам теперь отправляться? Я пока что помалкивала - не хотелось говорить на ходу, и без того дыхание сбивается.
  Затем на нашем пути встретился овраг. Не сказать, что он уж очень широкий и глубокий, да и его каменистые склоны были достаточно пологие, так что преодолеть овраг можно без труда. Ну, может, так оно и есть на самом деле, только вот при виде этой преграды мне хотелось застонать - конечно, этот овраг я как-нибудь переползу, только вот, боюсь, потом свалюсь без сил.
  - Так, дошли... - мужчина повернулся ко мне. - Сейчас поступим следующим образом: спускаемся на дно этого оврага и идем по нему... Все вопросы потом. Договорились?
  - Как скажете... - возможно, в любое другое время я о многом спросила бы незнакомца, но сейчас настолько устала, что разговаривать не было ни малейшего желания.
  Спустившись в овраг, мы довольно-таки долго шли по нему. Ничего не могу сказать насчет своего спутника, а я уже с трудом удерживалась, чтоб попросить его устроить привал хотя бы на пару минут. Не знаю, сколько бы я еще вытерпела, но внезапно мужчина остановился и кивнул на один из склонов.
  - Видите?
  Мои глаза заливал пот, и потому я вначале даже не поняла, что именно я должна увидеть, и лишь спустя несколько мгновений сообразила, что мужчина показывает мне на горизонтальную расщелину на одной из стен оврага.
  - Ну, вижу...
  - Нам нужно забраться туда, и побыстрей.
  - Да разве в эту щель можно пролезть? Если вы считаете, что мы туда сумеем проползти каким-то невероятным образом...
  - Надо постараться, иного выбора у нас все одно нет.
  Собрав последние силы, мы подобрались к расщелине, которая находилась совсем недалеко от края оврага. Как я и предполагала, мужчине пришлось приложить немало усилий, чтоб протиснуться через неширокую каменную щель, потому как его тело с трудом вошло туда лишь наполовину, и потому ему пришлось буквально проталкивать себя внутрь. Затем в ту же расщелину пробралась и я, хотя для меня это было нелегким делом.
  Зато оказавшись за этой самой расщелиной, я увидела, что там находится нечто вроде невысокого коридора, который уходил куда-то в темноту. Впрочем, пока что идти хоть куда-то мы не собирались, всего лишь немного отползли от входа в расщелину, и уже там без сил упали на каменный пол. Лишь когда я немного отдышалась и успокоила бешено колотящееся сердце - только тогда я осмотрелась по сторонам. Ну, что сказать: мы находились в невысоком каменном коридоре, где можно было только сидеть, или же передвигаться на четвереньках.
  - Как вы узнали, что здесь есть эта пещера, или как там она называется?.. - спросила я мужчину, которого, кажется, тоже крепко вымотал наш бег.
  - Я знал, что здесь должны быть пещеры... - устало произнес тот. - Хорошо еще, что нам удалось быстро отыскать одну из них. Вопрос в другом - есть в ней обитатели, или нет.
  - Извините, я вас не поняла. Какие еще обитатели?
  - Я вам чуть позже все поясню. Для начала давайте договоримся так: до той поры, пока не выберемся из этой пещеры, будем разговаривать только шепотом.
  - Конечно... - закивала я головой. - Только вот наши преследователи - они наверняка пойдут по этому оврагу, будут осматривать все щели. Заглянут и сюда.
  - Заглянуть - могут, вернее, наверняка это сделают, а вот полезть внутрь - это вряд ли. В любом случае чуть позже нам придется немного отойти назад, в темноту, а пока что с вас надо снять эти кандалы.
  - Ничего не имею против, только как это сделать?
  - Попробуем...
  Когда мы еще только шли по оврагу, я видела, что мужчина несколько раз нагибался, и подбирал с земли то ли прутики, то ли тонкие веточки, только вот почти каждую, согнув, откидывал в сторону, и в конце концов у него в руках остались всего лишь два тонких прутика. Я не спрашивала, для чего ему это нужно, но, как оказалось, незнакомец еще тогда думал о том, как избавить меня от тяжелых цепей. Каким образом? Просто ранее я и представить себе не могла, что при должном умении тонким обломком твердого дерева можно открыть замок на кандалах.
  - Как это у вас ловко получилось!.. - невольно вырвалось у меня, когда с руки соскользнуло кольцо от кандалов.
  - Не хвалите меня раньше времени... - мужчина взялся за второе кольцо. - Тут замок с ржавчиной, возиться придется дольше...
  И верно - на то, чтоб открыть второй замок, времени ушло куда больше. Однако не успела я с облегчением вздохнуть, как мужчина поднял руку.
  - Слышите?
  Что такое? Вроде тихо... Нет, где-то снаружи стукнул камень, потом под чьей-то неосторожной ногой хрустнула сухая ветка... Все понятно - одна из групп преследователей спустилась в овраг, и сейчас прочесывают все вокруг. И хотя мужчина отчего-то убежден, что в пещеру никто не полезет, я, в свою очередь, была далеко не уверена в столь благоприятном развитии событий.
  - Уходим, только, по возможности, стараемся делать это тихо... - незнакомец кивнул головой в сторону коридора, и, прихватив лежащие на земле кандалы, стал первым пробираться в темноту, а мне только и оставалось, как последовать за ним. Трудно сказать, сколько мы прошли, вернее, проползли, но коридор постепенно становился все выше и чуть шире. Шагов, наверное, через тридцать, коридор делал крутой поворот, после чего темный ход уходил куда-то вниз. Вот именно за этим поворотом мы и остановились, вернее, присели на каменный пол.
  - Дальше идти не стоит... - чуть слышно сказал мужчина. Мог бы и не предупреждать - непонятно почему, мне было жутковато смотреть в эту тьму, открывавшую путь в невесть какие земные глубины.
  - Где вы так хорошо научились открывать замки?.. - брякнула я. Вообще-то мне хотелось спросить своего невольного спутника совсем о другом, но вместо этого ляпнула нечто, не относящееся к делу.
  - В бараках, знаете ли, многому можно научиться... - кажется, мужчина чуть улыбнулся. - А уж тому, как открывать простые замки с помощью щепки - таким элементарным вещам неумех обучают между делом, хотя бы для того, чтоб просто убить время - оно, знаете ли, в подобных невеселых местах тянется очень медленно... А вот теперь помолчим!
  И верно - до нас донеслись голоса, причем некоторые слова можно было даже расслышать. Похоже, одна из групп преследования сейчас проходила овраг, тщательно осматривая все вокруг. Естественно, их внимание привлекла и та расщелина, где мы спрятались. Голосов стало больше, заговорили громче... Без сомнений, сейчас неподалеку от этого места находится, по меньшей мере, несколько человек.
  Внезапно в темноте словно стало чуть светлей - э, да в расщелину, похоже, просунули горящий факел. Прошло несколько немыслимо долгих мгновений, и до нас донесся голос:
  - Пусто! Нет тут никого!
  - Смотри лучше!.. - раздался другой голос, более низкий и властный, наверняка это офицер, или старший по званию... - Глаза разуй и посмотри внимательней! Беглые находятся где-то здесь, все одно деться им некуда!
  - Хоть смотри, хоть не смотри... - недовольно продолжал первый голос. - Тут ход куда-то вниз идет, да и узкий он... Нету здесь никого! Наверняка беглецов где-то в другом месте искать надо, ведь этих самых пещер тут - как блох на барбоске!
  - Надо же, какой умник отыскался! Только вот каждому из вас не помешало бы знать: прежде чем дальше идти, эту щель все одно надо проверить надо, пролезть внутрь, посмотреть...
  - Да тут же не протиснуться! Гляньте, какая она узкая!
  - Захочешь жить - протиснешься куда угодно! Так, кто у нас из служивых самый тощий? Да не тряситесь вы, пока нечего бояться - сейчас день, к тому же, когда окажетесь в пещере, далеко идти вам не придется. Сделаете несколько десятков шагов, осмотритесь хорошенько...
  Кажется, подобное указание начальства подчиненными выполнялось без особого рвения, во всяком случае, скоро мы услышали кряхтение, а потом чей-то приглушенный голос:
  - Да не пролезаю я!
  - А ты постарайся!
  - Делаю что могу, но не получается... Очень уж тут узко! Не получается...
  - Ладно, выползай, толстозадый! Теперь пусть другой попробует...
  Однако и все последующие попытки протиснуться внутрь расщелины окончились ничем, к нашей великой радости и к немалому раздражению офицера.
  - Отрастили себе пузо на казенных харчах, лоботрясы... - в низком голосе офицера слышалось недовольство. - Надо меньше на кухне подъедаться, и за каторжниками следить лучше, тогда бы никому не пришлось тут гонки устраивать да в каменные щели нос совать!
  - Да кто ж знал, что эта баба на такое способна!? С виду вроде спокойная... Зато сегодня вон как лихо вниз сиганула, да еще и мужиков за собой потянула... Ну да все одно беглым негде спрятаться, кроме этого оврага!
  - Тогда глядите лучше!.. - рявкнул офицер. - И шевелитесь пошустрей! Заодно и жирок на боках растрясете. Но в эту расщелину, и верно, вряд ли кто пролезет... Ладно, пусть один из наших тут останется, послушает, что тут творится, да и по сторонам поглядит внимательней, а мы дальше отправимся, нечего тут время понапрасну терять!
  Через какое-то время голоса стихли, но мы по-прежнему не шевелились, опасались привлечь внимание того человека, которого отставили подле расщелины. Медленно текли минуты, а затем до нас донесся небольшой шум: спорить готова - это охранник спустился подальше отсюда, предпочитая находиться на дне оврага. Такая же мысль пришла в голову моему спутнику, и мужчина зашептал мне на ухо с едва уловимой насмешкой:
  - Кажется, наш дозорный не относится к числу любителей подглядывать и подслушивать. Как приятно, что в мире есть столь порядочные люди!
  - Чрезвычайно рада этому обстоятельству... - фыркнула я.
  - Никогда не думал, что может оказаться полезным скудное рудничное питание... - продолжал мужчина. - Боюсь, будь мы с вами несколько круглее, то вряд ли смогли бы пробраться сюда.
  Я вдруг подумала о том, что тоже давненько не ела. Вчера, после отравления, у меня даже мысли о еде не возникало, а сегодня было не до того: пришлось ждать, когда на руках защелкнут кандалы. Однако даже сейчас есть мне почему-то не хотелось - наверное, я все еще не совсем здорова. Да Боги с ней, с едой! Пожалуй, мне следует вспомнить о правилах приличия и хорошего тона.
  - Кстати, спаситель, я до сих пор не знаю, как вас зовут. Может, соблаговолите представиться?
  - О, простите! Меня звать Крис.
  - А дальше как?
  - В последнее время я просто Крис. Все остальное осталось в прошлой жизни.
  - Погодите!.. - только сейчас до меня дошло то, что я должна была понять куда раньше. Кажется, от неожиданности я даже чуть повысила голос. - Крис... Это же вы вчера помогли мне? Вернее, донесли на руках до нашего барака... Спасибо!
  Точно, ночью одна из женщин упоминала о том, что какой-то человек по имени Крис помог мне добраться до барака... Так вот почему мне знаком его голос! А ведь я никак не могла вспомнить, где слышала его ранее! Что ж, теперь хотя бы знаю, как выглядит мой вчерашний спаситель!
  - Приятно слышать, но, на мой взгляд, так должен был поступить любой человек... - было понятно, что мужчина улыбается. - Считайте, что я думал и о себе: все же нести на руках красивую женщину - это настоящее удовольствие!
  - Не имею ничего против, тем более что меня давненько не носили на руках... - против воли улыбнулась и я.
  Внезапно вспомнился Полан: тогда, на нашей помолвке, когда мы обменялись кольцами, он вдруг схватил меня на руки, и закружил по залу... Как ни странно, но этот его поступок, совершенно не подходящий для столь торжественной церемонии, был воспринят окружающими весьма благосклонно и с понимающими улыбками - мол, что с них, влюбленных, взять?! Конечно, столь экстравагантное действие несколько не вписывается в традиции помолвки, потому как молодые люди еще не научилась скрывать свои чувства, ну да юному неразумию можно все простить!.. Правда, старики чуть поворчали насчет нарушения правил приличия, но и то сделали это больше для вида, чем всерьез.
  А еще при нашей с Поланом последней встрече, когда мы с ним прощались, он вновь подхватил меня на руки, и сказал, что такую ношу готов носить всю жизнь, и никогда никому меня не отдаст, и уж тем более не позволит обидеть... Самое глупое и неприятное состоит в том, что в то время я нисколько не сомневалась в его словах...
  Ох, что-то меня не на те воспоминания потянуло! Надо же, все это казалось давно забытым и похороненным в памяти, а сейчас невесть почему вспомнилось! Гнать надо всякую глупость из головы, тем более что в итоге все оказалось ложью...
  Что же касается Криса... Вот перед ним я чувствую себя несколько виноватой.
  - И все же я вынуждена извиниться, ведь это из-за меня вас отправили месить это проклятое тесто!
  - Нет, вы тут ни при чем. Просто тот бесцеремонный тип, начальник охраны рудника, уже давно точил зуб на вашего преданного слугу, и внезапно ему представилась прекрасная возможность отправить меня на самую опасную работу. До того я работал в шахте, и скажу так: добывать серебряную руду - тоже, знаете, далеко не сахар. А уж если говорить совсем откровенно, то я рад подобному развитию событий - давно мечтал о побеге, только вот никак не мог придумать, как это можно сделать. Разумеется, кое-какие наметки у меня уже были, но вот чтоб поступить так, как это сделали вы, я бы, пожалуй, не решился. Такой прыжок вниз - это, знаете ли, больше похоже на самоубийство...
  - Эк вы завернули!
  - Но так оно и есть! Тогда, возле резервуаров с каменной крошкой, все произошло очень быстро: вы внезапно бросились к краю плато, и я не мог оторвать от вас взгляда, а потом, стряхнув оцепенение, и сам прыгнул вслед за вами. Мне тоже все настолько осточертело на этом руднике, что я уже не раздумывал о возможных последствиях своего поступка.
  - Я заметила, что вы были не одиноки в своем отчаянном полете.
  - Верно... - вздохнул Крис. - Не знаю, сколько именно каторжан последовало вслед за вами, но я видел четверых. Увы, но один из них напрочь разбил голову при падении, второй переломал себе все кости. Беднягам не повезло, они так и остались лежать на куче каменной крошки. Ну, а мне посчастливилось остаться невредимым.
  - Не вам одному. Был еще один человек...
  - А, вот вы о ком! Знаете, не все выдерживают здешнюю жизнь, кое-кто трогается рассудком, и тот человек - из их числа. Он давно вбил себе в голову, что сумеет получить свободу, если хорошенько угодит начальству, а результат вы видели...
  - Не столько видела, сколько ощутила.
  - Кстати, я не знаю вашего имени, ведь всем на руднике известно, что Дарил - это не ваше настоящее имя.
  - Другого у меня пока нет.
  - Я вас понимаю... А сейчас давайте потихоньку продвигаться вперед, поближе к той расщелине - мне не хочется задерживаться надолго здесь, в глубине.
  - Я только "за". Не люблю темноту, а здесь она какая-то... жутковатая..
  - И еще одно. Кажется, вы не относитесь к числу тех, кто падает в обморок при страшных известиях?
  - Это зависит от известий, хотя во многом вы правы.
  - К сожалению, мне нужно рассказать вам кое-что весьма неприятное, но давайте для начала уйдем отсюда.
  Мы снова пробрались ближе к расщелине, и я даже не ожидала, что меня так обрадует вид солнечного света. Он настолько разнился с той непроглядной тьмой, что царила в глубине коридора, что туда мне не хотелось даже смотреть лишний раз. Мы устроились на некотором отдалении от входа в расщелину, и Крис принялся шептать мне в ухо такое, от чего у меня, бедной, только что мороз по коже не пошел. Честно говоря, тут было, чего бояться!
  Ну, то, что неподалеку от рудника находятся так называемые "плохие места" - об этом я уже слышала от начальника охраны, только вот он не сказал мне, что этот самый овраг, до которого мы добрались - он служит как бы разделом между теми самыми местами с дурной славой и рудником. Днем здесь можно находиться сравнительно безопасно, но после захода солнца тут лучше не показываться. Почему? Говорят разное, но тот мужчина, что когда-то совершил неудачный побег, кое-что успел рассказать после того, как его поймали и вернули в барак, и, надо признать, те рассказы были весьма жутковатыми.
  По его словам, здесь, в глубоких подземных пещерах, обитают какие-то непонятные белесые существа, которые днем спят, а ночами выходят на поверхность. Зачем? А разве не понятно? Они охотятся. Эти самые расщелины в каменистом овраге, в одной из которых мы прячемся, и являются теми местами, откуда белесые существа выползают ночью наружу, и куда уходят с рассветом, потому как для них губительны свет и солнечные лучи. Эти твари очень опасны, и каждый, кому выпадет несчастье попасться им на глаза, может оказаться их желанной добычей. Вот потому-то лучше лишний раз не рисковать - недаром местные жители стараются держаться подальше от этих мест. Правда, надо отметить то, что белесые существа и близко не подходят к плато - там находятся серебряные рудники, а серебро для этих созданий смертельно опасно. Тут и без долгих пояснений можно догадаться, что эти твари имеют какое-то отношение к нечисти - именно она смертельно боится серебра.
  А еще эти существа живут семьями, и каждая такая расщелина - это, если можно так выразиться, входная дверь на поверхность для обитателей одного семейства, а численность этих семеек разная: где-то живет всего несколько особей, а в иных местах до нескольких десятков. В любом случае вести себя в этих пещерах надо тихо, а иначе привлечешь к себе внимание тамошних обитателей, и ничем хорошим это не кончится.
  Обо всем этом прекрасно известно и охране рудника, а потому ближе к заходу солнца наши преследователи уберутся отсюда, вернее, удерут со всех ног, а нам нужно будет сразу же выбираться наружу. Оставаться в пещере нельзя ни в коем случае - здесь чужая вотчина, место жизни этих странных созданий, и потому они легко утащат к себе незваных гостей, а на поверхности у нас есть шанс спастись. Пока же главное - сидеть тихо, не шуметь, чтоб не разбудить спящих обитателей этих пещер, а иначе белесые существа могут выйти на охоту куда раньше, и понятно, чем для нас может закончиться подобная встреча...
  Тот человек, что когда-то совершил побег, и которого поймали - он тоже спрятался в одной из здешних пещер. С рудника тогда умудрились сбежать трое, и они рассчитывали отсидеться в пещере до темноты, а потом пойти дальше. Разумеется, беглецы к тому времени уже наслышались разговоров о дурной славе здешних мест, но рассчитывали, что все эти россказни не совсем правдивы. Позже мужчина досадовал: дескать, от ощущения того, что близка свобода, бедняги вели себя несколько взвинчено, и в пещере разговаривали меж собой достаточно громко, не в силах сдержать эмоции, а потом... Вначале никто не понял, что происходит, когда один из троицы, тот, что стоял дальше всех, внезапно закричал и исчез в темноте, но не прошло и минуты, как из темноты поползли два странных создания, которые через мгновение вцепились руками и зубами во второго беглеца... Третий из бедолаг не стал дожидаться, когда эти твари доберутся до него, и со все мочи побежал из пещеры, благо та расщелина была достаточно широкой. Остальное было просто - вскоре он налетел на охранников, которые были посланы вслед за беглецами...
  Вот это новости! Теперь мне становится понятно, о чем говорил мне начальник охраны, и почему служивые делают все, лишь бы уклониться от сомнительного удовольствия оказаться в этих темных коридорах. Чего там скрывать - мне тоже стало не по себе! А еще становится понятно, отчего Крис просил разговаривать едва слышным шепотом, хотя он храбрый человек, раз сунулся в эти пещеры, зная о возможной опасности! Хорошо, что я не знала ни о чем подобном, когда забиралась в расщелину... Впрочем, выбора у нас все одно не было. Ох, убраться бы отсюда поскорей!
  И хотя мы сейчас сидели совсем недалеко от расщелины и теплого солнечного света, я то и дело оглядывалась назад, в темноту коридора, со страхом ожидая увидеть выползающее оттуда белесое существо. Очень бы хотелось, чтоб эти существа сегодня спали в своих норах как можно дольше, и, наверное, так оно и есть, только вот мне все одно казалось, будто на меня из непроницаемой тьмы смотрят чьи-то глаза... Так, хватит себя накручивать, надо продержаться до того времени, пока отсюда не уйдут стражники, а потом мы и сами здесь не задержимся!
  Время тянулось немыслимо медленно, казалось, оно застыло на месте. Мы с Крисом сидели рядом и помалкивали - разговаривать не хотелось, но все же мы решили: пока есть время, надо отдохнуть, то есть хоть немного поспать, вернее, следует отдыхать по-очереди. Вернее, мы хотели так сделать, и я уснула первой, прислонившись к плечу мужчины, а проснулась оттого, что Крис чуть тронул меня за плечо, приложив палец к своим губам. Первое, что я сделала - испугано посмотрела в темноту коридора, но Крис лишь отрицательно покачал головой и кивнул в сторону расщелины. А ведь и верно, оттуда доносятся голоса:
  - Значит, ничего?
  - Нет! Мы тут, кажись, все обшарили, под каждый камень заглянули, парни аж в три пещеры заползали - и пусто! У тебя что?
  - А сам как считаешь, что тут может быть нового? С самого начала было ясно, что это дохлый номер, никого в этой расщелине нет, кроме этих... Тьфу ты, не к ночи будь помянуты!
  А, поняла, это с кем-то из своих товарищей разговаривает тот охранник, которого оставили дежурить неподалеку от нашей расщелины. Ой, а в нашей пещере что-то стало темновато... Неужели уже вечер? Похоже, так оно и есть... Получается, я проспала большую часть дня, и Крис меня не разбудил... Не знаю, что тут можно сказать - похоже, он дал мне отдохнуть. Хм, в последнее время я стала отвыкать от заботы со стороны мужчин, и подобный поступок моего спутника не может не тронуть...
  Меж тем внизу продолжался разговор.
  - Вернемся с пустыми руками - начальство будет рвать и метать!
  - А то!.. - хмыкнул второй. - Наш начальник, как только увидел эту бабу, так враз запал на нее. Думал, все будет, как с другими, а она, видишь, с норовом оказалась! Сам знаешь - наш хозяин отказов не любит, вот и стал гробить бабу, а она не будь дура - сама сделала ноги... Знаешь, есть в этой бабе что-то такое... Не знаю, как сказать, но она не такая, как все. Да еще и красивая. Вот и наш хозяин повелся...
  - Да уж, обломалось у него... Ну, то, что она из высокородных, а не из простонародья - это сразу понятно, да и у хозяина глаз-алмаз, враз ее вычислил. Простолюдину иметь в подружках высокородную - это, скажу я тебе, не хухры-мухры... Только вот каким ветром ее к нам занесло?
  - Такие истории рано или поздно, но выясняются. Но баба, скажу я тебе, очень даже в моем вкусе! Я б с ней замутить не отказался!
  - Не ты один. Я тоже не прочь провести наедине с этой красотулей часок-другой.
  - А знаешь, что начальство больше всего бесит? То, что она с Крисом удрала. Хозяин и без того на мужика зуб точил, а тут вдобавок еще и это!..
  - Верно. Если их поймают, то Криса наверняка грохнут, или заставят его тесто месить до той поры, пока дух не испустит, а уж бабу наш начальник охраны из своих лап точно никогда не выпустит... О, наши идут! Понятно, что никого не поймали, а уже время уходить отсюда. Ну, будет нам сегодня на орехи! Огребем по-полной...
  - Это точно.
  Я посмотрела на сидящего рядом Криса, и тот лишь чуть пожал плечами - мол, путь болтают, что хотят, лишь бы убрались поскорей. Согласна, ничего не имею против подобного развития событий
  Стражники ушли, но Крис все же выждал еще примерно полчаса. Меж тем постепенно темнело, и я уже с трудом удерживалась, чтоб не броситься к расщелине и выбраться наружу, но все же решилась положиться на Криса. Впрочем, хотя тот и сохранял невозмутимость, но чувствовалось, что ему тоже больше всего на свете хочется покинуть это место.
  Когда же мы сумели вылезти наружу, то в овраге уже стояла полутьма, да и солнце к этому времени наполовину ушло за горизонт. Тишина, только кое-где трещат цикады. Тем не менее, Крис почти что ползком выбрался из оврага, и распластался на земле. Глядя на него, я поступила так же.
  - Что-то случилось?.. - уже привычным шепотом поинтересовалась я.
  - А вы посмотрите... - мужчина кивнул в сторону, и я увидела цепочку уходящих людей. Все верно, стражники уходят, стараясь попасть на рудник до наступления ночи.
  - Наши преследователи уходят... - я на мгновение задумалась. - Вот только...
  - Вы считали, что они к этому времени уже успели отойти дальше?
  - Да.
  - Знаете, почему я так долго тянул с уходом, хотя мне очень хотелось покинуть ту пещеру? Был уверен, что эти люди ждут нас неподалеку, рассчитывают, что мы покажемся на поверхность. Что ж, предусмотрительность оказалась не лишней... Так что давайте отсюда ползком, а дальше пойдет неровная местность, там можно будет и в полный рост пойти.
  - А эти...
  - Пока солнце не зашло, они не выползут.
  - Вы прихватили с собой мою цепь, то бишь кандалы... Это что, оружие?
  - Причем единственное, если не считать камней под ногами...
  У меня было полно вопросов, но я пока что не стала их задавать. Если Крис знает, куда идти, то мне следует слушаться его во всем.
  Чуть позже Крис припустил со всех ног, и я старалась не отставать от него, тем более что чувствовала себя куда лучше, ведь все же сумела отдохнуть. Плохо лишь то, что довольно быстро темнело, и было неясно, что мы будем делать позже.
  - Крис, куда мы отправляемся?.. - я все же не выдержала неопределенности.
  Оказалось, что, несмотря на дурную славу здешних мест, люди сюда все же кое-когда приходят, но стараются уйти отсюда до темноты. Однако жизнь непредсказуема, и иногда случается такое, что некоторые не успевают покинуть эти края до захода солнца. Именно для таких невезучих кое-где были поставлены завалы из валунов, внутри которых находилось пустое пространство, в котором можно пересидеть ночь, хотя подобные ночевки не всегда заканчивались благополучно. Где именно расположены эти завалы - об этом знают не только все местные жители, но и стражники на рудниках, а то, что знает стража - о том известно и каторжникам, потому как новостей тут немного, и любое, даже самое незначительное известие, враз становится всеобщим достоянием. Кроме того, эти завалы выкрашены красной охрой, так что мимо точно не пробежишь.
  Солнце почти скрылось, на землю падала темнота, когда, наконец, мы заметили впереди красное пятно. К тому времени мы оба уже крепко устали, но вид красного пятна словно прибавил нам сил. Ох, добежать бы до безопасного места, а там уж отдохнем!
  Нам оставалось добежать всего ничего, когда я обернулась назад и увидела, что следом за нами движется несколько светлых пятен, причем передвигаются они куда быстрее нас.
  - Крис... - только и смогла прохрипеть я. - Крис, они бегут за нами!
  - Не оборачивайся.... - почти что рявкнул тот. - И не разговаривай, сил не трать...
  Не прошло и минуты, как мы оказались возле кучи валунов, и я первой пролезла в неширокий проход между камнями, а следом за мной пробрался Крис. Так, здесь настоящая клетушка, в которой можно только сидеть, но нам, по сути, другого и не надо. Куда хуже другое - тут темно, хоть глаз коли!
  - Где-то здесь должен быть камень, закрывающий вход... - прерывающимся голосом проговорил мужчина. - Ищем... Кроме как возле того же входа, ему находится негде! А, вот он!
  Кое-как сдвинув с места тяжелый валун, завалили им вход... Интересно, как один человек может сдвинуть такой камень, если мы вдвоем еле с ним управились? Впрочем, в одиночку сюда, скорей всего, никто не ходит...
  Мы не успели перевести дух, как наружи раздалось царапанье... Не стоит долго гадать, кто это может быть. Похоже, мы едва-едва успели унести ноги.
  - Это они?.. - спросила я, заранее зная ответ.
  - Больше некому.
  - Но пока что не ночь, а вечер, пусть и поздний, хотя считается, что в это время твари еще спят... Как же они нас отыскали?
  - Думаю, по запаху. Скорей всего, за нами кинулись обитатели той пещеры, в которой мы отсиживались. Проснулись, принюхались, и...
  - Не пугайте меня!
  - Сам боюсь...
  Не знаю, что в словах мужчины показалось мне таким смешным, но внезапно я рассмеялась, причем так искренне и от души, как не смеялась уже несколько лет, а через несколько секунд ко мне присоединился и Крис. Наверное, это была просто разрядка после тяжелого дня, но я ничего не имела против подобного...
  Однако те существа, что остались снаружи, вовсе не хотели отставать от нас. Царапанье и скрежет переместились наверх, а затем я увидела, как сквозь щели в валунах просовывается мертвенно-бледная ладонь с длинными суставчатыми пальцами и темными когтями. Да уж, если такая лапочка царапнет, то мало точно не покажется! Пока я чуть заворожено смотрела на пальцы, куда больше напоминающие паучьи лапы, Крис хлестнул по ним цепью от наручников. Что-то хрустнуло, сверху раздался визг, и лапа пропала, но через мгновение мы увидели, что к той самой щели приник ярко-красный глаз, круглый и без век, а затем промелькнула приоткрытая пасть, полная острых зубов......
  - Ничего себе... - Крис с любопытством смотрел наверх. - А знаете, эти существа чем-то похожи на обезьян, но куда более неприятные и опасные. Видимо, решили, что от них удрал обед из двух блюд, и теперь вовсю будут стараться вытащить нас отсюда. Можно не сомневаться в том, что эти уроды от нас не отстанут, так что нам с вами предстоит долгое бодрствование. Кстати, тот камень, что мы подкатили - его надо постоянно придерживать, а не то если эти создания навалятся на него всем скопом...
  - Интересно, сколько их там, снаружи?
  - Думаю, хватает. Наверняка сюда вся семейка пожаловала, интересуются, кто это на их территории отдыхал.
  - Крис... - я подыскивала подходящие слова, только они все казались мне слишком простыми. - Крис, я должна сказать, что искренне благодарна вам за помощь. Если б не вы, то для меня все закончилось бы много хуже.
  - А если бы не вы, то я сейчас находился б в бараке, и горевал о несовершенстве этого мира, не зная, как унести ноги с этого рудника. Мы просто помогли друг другу. Не знаю, что будет завтра, но сегодня мы ускользнули из-под носа охраны, можно сказать, прошлись по грани.
  Прошлись по грани? Пожалуй, это верное определение, только вот сколько нам еще придется скользить, рискуя жизнью?
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Любимка "Пятый факультет" (Боевое фэнтези) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда" (Боевик) | | Д.Соул "Замуж в кредит или Займ на счастье" (Любовное фэнтези) | | А.Невер "Сеттинг от бога" (Киберпанк) | | В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ" (Боевик) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 3" (ЛитРПГ) | | Кин "Новый мир. Цель - Выжить!" (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"