Коробков Алексей Русланович: другие произведения.

Архимагия. Глава 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Хотя я и перешел на Zeluloza, но выкладывать туда свой главный проект я не хочу. Поэтому наслаждайтесь второй главой из восьми планируемых)

  Глава 2
  Родня
  Но это "длилось, длилось и длилось...", олицетворяющее таинственную бесконечность сна, продолжалось на самом деле минут пятнадцать.
  Сквозь дрему Ал некоторое время вслушивался в стуки в дверь, которые со временем становились все чаще и сильнее. Ему не хотелось открывать. Он отвернулся от двери и спрятал голову под подушку, стараясь не обращать внимания на посторонние звуки. Но те не прекращались и становились все настойчивее. Когда Алан начал ощущать эти удары на своей голове, он вскочил и крикнул:
  - Да?!
  - Алан, - послышался из-за двери девчачий голос, - вставай! Хватит спать!
  - Отвали! - Отчаянно бросил он, падая лицом назад в подушку, и продолжил, крича уже в неё, - Дай поспать!
  Наступила убаюкивающая тишина, в которой Алан не помедлил забыться. Но не успел он и сомкнуть глаз, как в дверь стали долбиться с такой силой, будто её сейчас вынесут и в проеме будет стоять стенобитная машина, пришедшая прямо из средневековья. Всерьез испугавшись за единственную границу между его миром и миром Кейджов, Ал вскочил, словно его облили холодной водой, и пулей рванулся к двери. Крича попутно разные проклятья, он повернул два замка и распахнул дверь. Там оказалось пусто, но Ал успел мельком заметить край подола юбки, исчезнувшей за углом, ведущим на кухню.
  Алан был зол на Джули, в прочем как всегда. Девчонка никогда не понимала его и не желала понимать, только бы настроение испортить, помешав эксперименту или попросту не давая поспать. Поняв, что не видать теперь сладких снов, Ал вышел из комнаты, закрыл за собой верь и двинулся в сторону кухни, куда и побежала Джули.
  Ассортимент кухни был скуден: плита, холодильник, несколько полок, несколько кухонных столиков и шкаф для посуды. У окна с большим подоконником стоял стол, за которым сидела девочка двенадцати лет. У Джули были длинные черные волосы, покоившиеся на груди, с ровной челкой, не лезущей на глаза. В острых ушах она носила самые обыкновенные кольцеобразные серьги. Светло-карие миндалевидные глаза, тонкие губы, слегка расширенный нос, румяные щеки - казалось, у неё есть все, что требуется нормальной девчонке. Однако назвать её "нормальной", у Ала не поворачивался язык. Может дело в том, что она, несмотря на хороший ум, ведет себя по-детски и наивно, всегда мешает, а может дело в том, что в свои двенадцать, она обогнала его в росте на полголовы.
  - Как может такое хрупкое создание колотить дверь с такой силой, что весь дом затрясся? - Вместо утреннего приветствия сдержанно сказал Алан, садясь напротив сожительницы.
  - Хрупкое? - Переспросила та, - ты о себе что ли, дюймовочка?
  Голова Ала бессильно грохнула на стол. В этот момент он сжал свои руки до посинения, лишь бы не начертить архимагический круг и не запечатать нахалку в каменной клетке.
  "Опять... она... за... свое..." - мысленно ныл он, пока над ними не возвысился второй еще один женский силуэт.
  - Так, хватит вам обоим. - Мило, но в то же время твердо заявила Николь, кладя напротив них тарелки с картофельным пюре.
  - Хорошо, - согласилась Джули, - прости, мам.
   Николь Кейдж - властная высокая женщина под сорок с короткими до плеч русыми волосами. Когда пять лет назад от неё ушел муж, Николь не загнулась под тяжестью жизни, а дала ей мощный отпор. Работа психологом позволила ей хорошо ладить с людьми и обзавестись хорошими друзьями. Она даже смогла найти общий язык со вспыльчивым Аланом, а это уже многого стоит.
  - Приятного аппетита!
  - Спасибо! - Звонко отозвалась Джули.
  Ал ответил слабым кивком. Вид у архимага был убитый. Синяки под опухшими глазами, призрачный взгляд, видящий все через слезную пелену. В его ушах шумел водопад, а в висках начинала давать знать о себе противная боль. Он взялся за ложку, почерпнул ею завтрак и поднес ко рту. Но вид и запах пюре показался ему настолько противным, что Ал положил ложку в тарелку и, поморщившись, прикрыл рот ладонью.
  - Как у тебя успехи в архимагии, Алан? - Поинтересовалась Николь, вытирая помытую посуду.
  "Дать в морду архимагу Фениксу - считается?" - Про себя подумал он, но вслух ответил:
  - Успехи наблюдаются и успехи немаленькие.
  - Надо же! - Изумилась Николь, продолжая стоять к нам спиной, - никогда бы не подумала, что у моей сестры будет сын архимаг.
  - А что такое эта архимагия? - Неожиданно подала голос Джули.
  Алану стало чуть легче. Ему всегда нравилось вести разговор на подобные темы, к тому же это был хороший шанс не завтракать. Подавшись на стуле немного вперед, он ответил:
  - Архимагия - это точная наука, изучающее структуру тела, его расщепления и воссоздания в той же самой, или иной форме. Она существует в двух формах: внешней и внутренней. В настоящее время все исследуют внешнюю архимагию, потому что к ней относятся изучение оккультной сущности вещества и химических реакций, составление препаратов и снадобий, само собой, преобразование тел и... даже, наверное, сюда можно отнести получение золота, но это противозаконно.
  Как бы Николь не было обидно признать это, но она не поняла почти ничего из того, что только что сказал её племянник. Если Николь не подавала виду, то Джули просто от бессилия оперлась локтями на стол и сжала руками голову, стараясь каким-то способом воспроизвести сказанное кузеном заново и решить эту головоломку. Боясь признать то, что этот тринадцатилетний ребенок выглядит умнее её, Николь с притворным пониманием поинтересовалась, опершись спиной на кухонный столик:
  - А почему это противозаконно? Получение золота?
  - Это противоречит законам архимагии о преобразовании тел. - Легко ответил Алан.
  - А что это за закон? - Отвлеклась от своих раздумий Джули.
  - Хорошо, объясню проще... Хм... Допустим, дайте мне золотой слиток и деревянную палку. Я с легкостью преобразую вам изящный золотой кинжал. Дайте мне палку и камень - вы получите только каменный кинжал. Я не смогу сделать, имея только камень, золотой кинжал. Невозможно получить что-то из ничего. Невозможно из камня сделать золото.
  - А что плохого в том, если кто-то смог так сделать?
  - Тут уже постаралась религия... - Сложив руки домиком, продолжал Ал, - если подойдете к священнику и спросите: "Кому вы противостоите?" и те ответят: "Архимагам". Видите ли, до появления архимагии в мире правили храмы, ведущие слово Божие о том, что центром мироздания является сам Бог. "Кто-то погиб? Так хочет Бог!", "Что-то разрушилось? Так хочет Бог", "После долгой засухи полил дождь? Примите дар небесный на урожай ваш, ибо так хочет Бог!", "Началось торнадо с грозами и молниями? Узрите, грешники, гнев Божий за непокорность вашу!". Но потом пришла архимагия, которая на опытах смогла доказать, что все в этом мире можно объяснить научными исследованиями. Затем архимаги смогли доказать, что не только Бог, если тот и правда существует, способен строить миры. Ученые показали силу, способную преобразовывать тела, лечить болезни путем создания лекарств. Короче, архимагия стала практиковаться в металлургии, горном деле, медицине и многих других отраслях. - Алан перевел дух и продолжил, - и теперь, ответ на вопрос. Архимагия смогла ввести мысль в людей, что центр мироздания человек, и довольно приличная часть общества откололась от религии. Архимагия не останавливалась и продолжала доказывать все больше и больше теорий, опровергающих Бога. И когда казалось, что эта наука всесильна, она не смогла получить золота. Архимагия могла только переделать внешнее строение тела, лишь минимально меняя его химическое составляющее... но изменить абсолютно все вещества в теле, допустим, в угле - оказалось невозможно, то есть, возможно, но, как заявила церковь: "Только Богу!". - Он вздохнул, - архимаги были вынуждены согласиться с этим и принять, что получение золота из ничего является нарушением закона архимагии и предавать таких ученых суду, каких на самом деле очень мало, потому что создание золота невозможно...
  - Но как так? - Удивилась Джули. - Как церковь не понимает пользу архимагии?!
  - Ах, если бы пользу... - Грустно улыбнулся Алан, - я, конечно, стою на стороне архимагии, но надо быть реалистом. Архимагия далеко не добро приносит людям. Неужели ты думаешь, что архимаги появились из неоткуда и уже все знали? Не-е-ет. Например, прежде чем развить медицину, архимаги изучали человеческие тела. Желая сохранить покой усопших, церковь им это запрещала, но как остановить науку? В итоге, архимаги под покровом ночи прокрадывались на кладбища и раскапывали свежие могилы, чтобы потом в каком-нибудь подвале вскрывать их и, под слабым огоньком свечи, демонстрировать всем, как реагируют те или иные органы на разные эффекты. - Алан не заметил, как Джули прикрыла рот с выпученными глазами, а Николь перестала тереть посуду. Он продолжал говорить скорее не родственникам, а самому себе, смотря на свои сплетенные руки. - От мертвых людей была польза. Так архимаги смогли доказать, что люди умирают не по воли Божьей, а от обычных болезней, чьи причины можно было объяснить. Но все равно знаний было недостаточно. Архимагам хотелось большего, и они стали обращаться к наемникам, чтобы те притащили им в тайные лаборатории живых людей... для вскрытия и опытов...
  - О боже... - выдохнула Николь.
  - Это далеко не единственный пример, показывающий архимагию с темной стороны. Но сейчас самый яркий - это тот факт, что архимаги уже пятьдесят лет являются, можно сказать, собственностью армии. Да, привилегия хорошая - стать архимагом Ордена. У тебя будет достаточно средств для исследований, перед тобой откроются двери всех старинных записей об архимагии, да и сам ты сможешь общаться с архимагами, делиться опытом. Честно говоря, я и сам хотел бы окунуться в эти знания... Но как только начнется какой-то политический конфликт, будь уверен, что ты будешь в первых рядах армии. Тебе придется вести войска в атаку, тебе придется всех убивать... Первая война на границе Вестволла, в которой участвовали архимаги, полвека назад, смогла наглядно показать обыкновенных ученых в руках правительства, как оружие тотального поражения. Архимаги тогда доказали людям еще то, что их наука не только воссоздает, но и разрушает... После этого архимаги стали использоваться в каждой войне Вэйпорхейвена, и каждому архимагу Ордена сразу присваивается звание майора...
  - Архимаги - живое оружие... - задумчиво протянула Николь, смотря на совсем еще юного архимага перед собой.
  Алану самому стало противно от этого рассказа. Каждый раз, вспоминая о настоящей цели архимагов - войне - он задается вопросом: "Не зря ли я это делаю?" Ал еще молод, у него все впереди. Он может стать, практически, кем угодно. Не обязательно гнаться за этой архимагией. Но Ал попросту не мог отказаться от этого. Его манило к себе желание получить знания об архимагии. Он хотел, чтоб его имя было известно. Он хотел знать все об архимагии и её силе, и он сделает это, даже если придется стать, как сказала Николь, живым оружием...
  - Это только внешняя архимагия... - тихо напомнила Джули, печально смотря на чуть трясущиеся руки своего кузена, - а что с внутренней?
  - Внутренняя архимагия признана противозаконной. - Так же тихо ответил Алан, - наказание за неё гораздо хуже и гораздо страшнее, чем за получение золота?
  - Но почему?
  - Тут даже архимаги согласились, что только Бог способен создавать жизнь и управлять душами, а внутренняя архимагия как раз...
  Неожиданно в дверь постучали.
  Испуганная Джули тут же побежала открывать дверь. Её мать вздрогнула и случайно выронила из рук тарелку. Ал очнулся от своих размышлений только когда услышал звонкий звук разбившегося стекла. Увидев белые осколки в ногах тети, он вскочил со стула и склонился над ними.
  - Я сейчас починю.
  - Нет, не надо, - остановила его Николь, касаясь плеча, - посуда бьется к счастью. Пусть так и будет.
  Алан непонимающе посмотрел на неё, но спорить не стал.
  Между тем в коридоре закрылась дверь, а на кухню вернулась Джули с бумажками в руках.
  - Тут письмо для тебя, мам, и... извещение для Ала... Эй, ты его?!
  Она на секунду отвлеклась на разбитую тарелку, как Ал подскочил к ней, выхватил извещение и уже стоял у выхода, просовывая руки в рукава плаща.
  - Можно было вежливо попросить? - Обидчиво кинула ему Джули.
  - Еще чего! - усмехнулся тот. - Моё извещение - я и решаю.
  Накинув на себя длинный, до пола, широкий плащ с капюшоном бурого цвета, Алан как всегда оставил его распахнутым, попрощался со всеми, ни к кому толком не обращаясь, и покинул квартиру, закрыв за собой дверь.
  - У-у-ух... - негодовала Джули, отдав письмо матери и возвращаясь на свой стул, - противный, маленький братик!.. Он даже ничего не съел!!!
  Николь же свою дочь не слышала. Она продолжала глядеть на дверной проем, ведущий на кухню, словно все еще видела там невысокого мальчика с золотыми волосами. В её голове витали мысли, подобно осенним листьям: "Я, конечно, стою на стороне архимагии, но..."
  "Архимагия далеко не добро приносит людям..."
  "...привилегия хорошая - стать архимагом Ордена... достаточно средств для исследований... двери всех старинных записей об архимагии... делиться опытом..."
  "...пятьдесят лет являются собственностью армии..."
  "...их наука не только воссоздает, но и разрушает..."
  "Архимаги - живое оружие..."
  "Честно говоря, я и сам бы хотел окунуться в эти знания..."
  Николь достала из-за двери совок с метлой и принялась убирать разбитую тарелку. Он просто не знает, как по другому это скрыть, поняла женщина, поэтому и ведет себя так... чтобы скрыть свою слабость... свой страх. Посуда бьется к счастью. Если Алан уверен в том пути, что он избрал, то счастье ему понадобится, ибо больше у него ничего не будет кроме смертей, мучения, службы... и всеобщего презрения обычных людей...
   ***
  Талия Иствуд стремительно шла вдоль освещенного коридора штаба, который был обильно наполнен другими орверами. Никто не обращал на неё внмания, она делала точно также. Ей не было дела до других. Талия еще раз посмотрела на папку в своих руках и ускорила шаг. Внезапно, остановившись у самого угла, она услышала знакомые имена и, облокотившись на стену, сделала вид, что читает и напрягла слух:
  -... Тейлор, - Услышала она грубый голос одного из двух говоривших.
  - Чего только понадобилось этому архимагу в Вейпорхейвене? - Подал голос второй человек.
  - Балда! Полковник отличился во многих операциях, и на него возложили дело по поимке Фантома.
  - Да будь он хоть маршалом, плевать! Откуда он, кстати?
  - Из Вестволла.
  - Вестволла? Из этой дыры? Боже, походу правду говорят, что фениксы восстают из горстки сгоревшего дерьма.
  - Тише ты!!! - Упрекнул его тот, что рассказывал.
  - Ой, да хорош тебе, Не паникуй! И он один приехал?
  - Нет, он привез с собой подполковника... Фишера, кажется...
  - Того червя книжного, что в очках?
  - Ну да-да. А еще с ними приехала... - Орвер повернул голову и увидел Талию, стоявшую перед ним, - ...Старший лейтенант Иствуд!?
  Оба разом встрепенулись и отдали честь, стукнув каблуками сапог. Талия холодно отдала честь в ответ, что оказалось тяжеловато, и обратилась к ним, прижимая к себе папку:
  - Майор Ральф приказал вам отправиться на шестой уровень и найти в архивах документы о деле убийства десяти орверов за одну ночь. Он ясно дал понять, что отказов не примет и без документов к нему лучше не подходить. Вы же знаете характер майора.
  - Д-да, сэр... э-э, мэм. - Пробормотали те и поспешили удалиться.
  Вот и отлично, подумала Талия, пусть поищут то, чего не существует. Конечно, было обидно за такое обращение от орверов, но Талия уже привыкла к подобному. К тому же ей всегда говорили, что она обладает стальными нервами. Зачем подвергать такие лестные отзывы сомнению.
  Талия была стройной блондинкой с, как многие говорили, привлекательной внешностью. Волосы у неё были длинные, хоть на службе этого и не скажешь, потому что она всегда собирала их и закрепляла заколкой. Она всегда предпочитала мужской вариант военной одежды - черные брюки, черный мундир с красной окантовкой и золотой аксельбант, который носили все орверы. В отличие от многих других офицеров, носивших фуражки, Талия головные уборы не любила.
  Наконец-то она дошла до нужного кабинета, открыла дверь и благодарно выдохнула. Полковника Тейлора на месте не было, значит, он не сможет засчитать ей задержку. Это хорошо.
  Хотя их и не любили в столице, кабинет им достался просторный. В самом центре стоял журнальный столик, по бокам от которого находились два зеленых дивана, рассчитанных на трех человек. У левой стены протягивался большой стол с радиоприемником и прочей другой техникой, а у правой стоял не меньший по размеру книжный шкаф. В самом же центре, противоположной от двери, стены был широкий стол из темного дерева с роскошным кожаным креслом. Стоило полковнику развернуться в кресле от этого стола, так он увидит огромные окна, через которые можно было увидеть восточную стену и часть города.
  Оценив всю эту красоту своим расчетливым глазом, Талия опустилась на кресло, продолжая держать в руках папку, и стала ждать.
  Спустя десять минут дверь в кабинет открылась и Талия увидела полковника Тейлора в немного другом виде.
  - Решили сменить имидж? - Поинтересовалась она, показывая на очки.
  - Типа того. - Кивнул он и снял аксессуар.
  - О Боже... - Невыразительно удивилась Талия, увидев здоровый синяк на глазу, - вы наткнулись на убийцу?
  - Нет, кое на кого похуже... - Полковник Тейлор бросил очки на свой стол и сел в кресло, - на архимага тринадцати лет.
  - Тринадцати? Вы шутите?
  - Ни сколько, - он чуть содрогнулся, - до сих пор вижу перед собой его лицо, когда назвал его коротышкой... Вдобавок он спер мои часы.
  - Секундочку, вы хотите сказать, что тринадцатилетний мальчик, пусть даже архимаг, украл ваши часы, и вы с ним подрались.
  - Наоборот, я потом уже заметил, что тот украл их...
  - То есть, вы подрались просто так...
  - Да, то есть мы вообще не...
  - Полковник Тейлор, - заключила Талия, - я была о вас лучшего мнения.
  - Да не в этом дело. - Полковник взялся за переносицу и сменил тему, - старший лейтенант Иствуд, вы выполнили мою просьбу?
  - Да.
  Талия встала, подошла важной походкой к столу. Открыла папку и разложила перед Тейлором шесть бумаг с досье на людей. Ткнув пальцем в крайнее досье слева, где был изображен мужчина лет сорока с морщинистым лицом, в чьих волосах наблюдалась проседь, она отрапортовала:
  - Прапорщик Хьюго Ривз. Служит в армии уже довольно долго, но, несмотря на солидный стаж, не может получить высокого звания. Очень терпелив, трудолюбив и усидчив. Ходячая база данных, незаменим в расследованиях, поскольку помнит все подробности. Находится сейчас в главном штабе Колдстоуна.
  Палец Талии скользнул на соседнюю бумагу. Там было изображено чистое лицо брюнетки с прямым носом, сжатыми губами и короткими, до ушей, волосами.
  - Сержант Оливия Бронкс. Юная девушка, отличающаяся особой преданностью, ответственностью и храбростью. А это, - Иствуд показала на следующее досье со светловолосым парнем, - сержант Зак Норман. Не смотрите на обманчивую глуповатую внешность - на самом деле он очень толковый и проницательный. Всегда заботится о товарищах. Вместе с Оливией они были лучшими на своем курсе в военной академии, и не боится броситься за ней в пекло. Стоит обратить внимание, у меня он вызывает доверие. Оба несут службу на границе Истсайда.
  После сержантов следовала бумага, где был изображен юноша с каштановыми волосами. Лицо было немного растерянное и покрытое веснушками.
  - Ефрейтор Шон Сперроу. Самый молодой в списке и по чину. Сирота, поэтому попал в армию в таком юном возрасте. Гениальный радист, тихоня и добросердечный. Не отличается чрезмерной отвагой, но если оно того требует, сделает все, что нужно. Главное достоинство - отличные познания в технике. Думаю, ему не составит труда с прослушкой или засекречиванием сообщений. В данный момент Доунвэлл занимается подавлением восстания на юге, юноша находится в горячей точке.
  Затем лежало досье на привлекательного, ухмыляющегося с фотографии человека со светлыми растрепанными волосами.
  - Младший лейтенант Джон Риверс. Эксперт по оружию, широкая душа и доброе сердце. Никому не откажет в помощи, но боевые сводки показывают особую доблесть и пылкость в сражении, что помогло ему быстро подняться по карьерной лестнице. Однако есть две проблемы: он зависит от никотина - всегда курит, и... кхм... любит уделять особое внимание девушкам. Сейчас взял короткий отпуск и находится здесь в Вэйпорхейвене. Он поселился в одной гостинице, недалеко оттуда есть небольшой ресторан.
  И последним в списке оказалось досье на красивую молодую девушку с русыми волосами, заплетенными в косу.
  - Младший лейтенант Ориана Крейн. Несмотря на внешнюю привлекательность, очень достойный противник в бою, а особенно в рукопашном. Так же не раз использовала свою внешность для особых случаев, когда надо... очаровать какого-нибудь мужчину. Граница Колдстоуна.
  - Старик, мечтающий о повышении, - хмуро подытожид Тейлор, - принцесса, верящая в добро, её верный ослик, молокосос, пыхало плюс бабник, и змея-гадюка. Это все?
  - Да.
  - Скажите мне, старший лейтенант, - спросил архимаг, собрав бумаги в стопку и изучая каждого, - почему я должен обратить на них внимание?
  - Полковник, - Встав смирно, Талия приложила прямую правую руку к виску и четко ответила, - эти люди по-своему разные и разбросаны они по всей стране, но их всех шестерых объединяет желание служить верой и правдой своей родине. Все они знают о халатности правительства, но молодой возраст, почти у всех, не позволяет им вкусить этой "сладкой жизни", и они будут только рады встретить единомышленников в лице друг друга и следовать за таким лидером, как вы. Если вы их всех соберете тут и предложите службу на себя, те беспрекословно отдадут вам свою честь.
  - А если хоть один откажется?
  - Тогда можете смело забыть о моем повышении!
  - Смело и решительно. - Оценил Тейлор и вздохнул, - но вижу, что вы нашли людей, как раз по моим требованиям. Хорошо, я отправлю за ними. Вольно!
  Талия позволила себе расслабиться, выйдя из смирной стойки. Полковник же позволил себе расслабиться, положив ноги на стол, а руки убрав за голову. Лейтенант Иствуд уже привыкла к подобным действиям и потому не обратила внимания на такое действие. Она продолжала возвышаться над ним как скала.
  - Как вам столица, полковник?
  - Ох, бесподобно! Все в лицо здороваются...
  - А за глаза проклинают. - Продолжила Талия.
  - В точку.
  - А вы уже были на месте преступления?
  - Отправился туда первым делом, - увидев требовательный взгляд помощника, он рассказал чуть подробнее, - как всегда. От лица обгоревшее черт знает что. Число на груди, в этот раз "10116". Тело обнажено, но покрыто белым покрывалом. Мужчина. Никаких улик, никаких зацепок.
   - Снова? - Талия села на стул напротив полковника и положила руки на колени, - а кто обнаружил тело?
  - Жительница того дома. Она всегда наводила порядок на том чердаке, где было убийство. Увидев это, лишилась сознания. Орверов вызвали уже её родственники.
  - А...
  - Никаких сведений. Ничего не видно, не слышно, странного ничего не происходило.
  Талия кивнула, принимая информацию, и погрузилась в мышления. Это дело волновало её не меньше, чем других. Кому понадобилось вдруг убивать людей просто так, где угодно и когда угодно, не оставляя при этом никаких улик? Она подняла голову и спросила:
  - А где подполковник Фишер?
  - У Мэтта появились новые мысли по этому поводу, и он рванул в столичную библиотеку. - Сообщил полковник с ноткой обиды в голосе, - вы же его знаете - он никогда не расскажет о своих догадках, если не проверит их на подлинность.
  Однако вопросы у лейтенанта не заканчивались. Услышав ответ на один из них, в её голове снова зарождался второй, и Талия не медлила задать их.
  - А что насчет того мальчишки?
  - Архимага? Теперь я точно уверен, что не могло так случиться, что архимаг оказался на месте преступления случайно.
  - Вы думаете...
  - Нет, тот парень не способен убить человека чисто физически. Да даже если б он и смог, он бы не помедлил убить и меня, а шанс, поверь, у него был. - И Тейлор дотронулся до своего синяка, - но он знает больше чем мы, я уверен в этом.
  - А вы не подумали, что тот мальчик мог как раз пробираться в места преступлений, собирать все улики, а потом уничтожать их? - Предположила Талия.
  - Я предположил, что он может собирать улики. Но по глазам видно, что тот парень не убийца.
  - Как вы разглядели-то одним глазом? - Усмехнулась Талия, но приобрела серьезный вид сразу, не успел Тейлор разозлиться, - давайте рассмотрим такую ситуацию: предположим, что Фантомом является старший брат того мальчика, сумасшедший брат. По глазам видно, что мальчик не убийца, но может он покрывает убийцу?
  - Нет. - Уверенно покачал головой полковник. - Тот молодой архимаг преследует какие-то свои цели. Когда я стал расспрашивать его, он не сказал мне не толики правды о себе, кроме возраста. Возможно, он сильно рискует, влезая в дело Фантома. Он это знает и поэтому лжет.
  - Внезапно в нашем деле всплывает новое лицо, - грустно улыбнувшись, заметила она.
  - Хоть какое-то продвижение.
  - И что теперь делать?
  - Прошу вас, старший лейтенант, успокойтесь, - уверенно, даже чуть радостно сказал полковник Тейлор, - у того мальчишки мои часы. Если он умен на столько, на сколько я думаю, то в течение недели я уже буду со счастливым видом пить чай в его доме.
   ***
  - Здравствуйте, я получил извещение о посылке, - проговорил Ал, протягивая бумагу в окошко рабочему.
  - Алан... Хоук, да? Секунду, - и работник почты исчез за набитыми разными пакетами полками с посылками, - Та-а-ак... Алан Хоук... Алан Хоук... Алан... Да. Вот она!
  Вернувшись к стойке, мужчина вручил Алу небольшую коробку, обставленную со всех сторон печатями. Алан, ничего не сказав, взял посылку и убрал её в карман плаща.
  Почтовое отделение столицы было, наверное, одним из самых многочисленных, по количеству людей, мест в Блэкнесте. С большими окнами, через которые просачивалось солнце, освещая все здание изнутри, и со сразу восемью рабочими стойками, протягивающимися от одной стены до другой, на почте всегда кипела работа, и там всегда было, по меньшей мере, человек пятнадцать желающих принять или отправить письмо или посылку. К счастью, в понедельник, как и везде, почти все люди работали, и на почте можно было свободно дышать.
  Честно отстояв свои двадцать минут в очереди, даже вытерпев одну вредную бабку, которая хотела отправить в деревню своему внуку свежеиспеченный пирог так, чтобы тот не остыл, Ал с достоинством шагал вдоль тротуара. Вдруг он почувствовал противную боль в районе живота. Ведь с самого вечера прошедшего дня в его рту и маковой росинки не было. Алан решил остановиться в первой попавшей закусочной, расположившейся под открытым небом.
  Он поднялся по трем ступенькам, оказавшись на помосте, где стояли столики, и выбрал себе место в самом углу, около стальной перегородки. Кроме него, перекусить на улице захотело еще шесть человек, из которых была одна молодая пара, три мужчины в деловых костюмах и одна женщина в очках, усердно что-то записывающая в свой блокнот. Вследствие только трех занятых столиков, к Алу подошли, как только заметили. Заказав у молодой официантки чашку кофе с пирожным, он достал посылку и открыл её.
  Внутри коробки оказалась деревянная фигура голубя и письмо, к которому прикладывалась фотография. Отложив все в сторону, Ал немного отпил кофе из чашки, которую только принесли, и начал вчитываться в письмо:
  "Здравствуй, брат!
  Как твои дела? Искренне надеюсь, что все хорошо. До нас дошли слухи, что сейчас в столице очень пасмурная погода и сильный ветер. Иви до смерти боится, что ты простудишься и не сможешь толком даже лекарств себе купить. Ну в общем, не болей там... И не ходи с плащом нараспашку!
  Без мамы нам, конечно, живется тяжело... но Иви не отчаивается. Наша сестренка помогает в работе нашей соседке - бабушке Агате - она ведь единственный врач в нашей деревне, а помощь ей всегда нужна. Как ты уехал в столицу, мы с ней держим дом на себе: Иви помогает бабушке Агате, а та часто навещает нас. Даже я приношу пользу, представляешь, брат?!
  Я продолжаю практиковаться в архимагии, и она у меня становится всё лучше и лучше. Этот голубь, который находится в посылке, я преобразовал сам из деревянного бруска. В этот раз я почти не задумывался, записывая формулу. У меня ушло на это секунд десять-пятнадцать... где-то так.
  В общем, я теперь тоже помогаю другим жителям нашей деревни! Недавно по нам прошелся сильный ураган, и от него пострадало много домов. В течение последних трех дней я с помощью архимагии чинил крыши, и получилось это у меня отлично. А вчера ко мне пришел мистер Рогир. Его сараю так досталось от урагана, что у того повредилась опора, и он провалился вовнутрь. Я же нарисовал вокруг развалин большой архимагический круг и смог восстановить его так, как он был раньше! Сейчас как только что-то происходит, сразу все обращаются к нам с Иви.
  Если б нас сейчас видел учитель, он бы гордился нами. Надо будет в будущем навестить его.
  В следующем году мне исполняется тринадцать, и я планирую вслед за тобой прибыть в Блэкнест. Надеюсь, ты сможешь меня встретить. Это будет моя первая одиночная поездка на поезде, да и первое посещение столицы в принципе... Я немного волнуюсь, но я не боюсь. Я уже решил, что буду таким сильным архимагом как и ты.
  Я скучаю по тебе. Иви тоже, хоть она никогда этого прямо не скажет, но по ней это видно.
  Ах да, чуть не забыл! По поводу твоей просьбы... Когда сестренка прочитала это, я думал она сознание потеряет! Как старшая, она просит тебя... нет, приказывает, чтобы ты отказался от этой затеи, и занимался обучением! Я тоже тебя об этом прошу! Орверы не могут справиться с Фантомом, а тебе этого и подавно не сделать!
  В общем, прости, но я не стал ничего искать... Ты порой напоминаешь мне... птицу. Она летает в небесах, не знает никаких невзгод. Но стоит ей... сломаться, как она тут же познает истину.
  Будь осторожен.
  С наилучшими пожеланиями,
  Твой брат Эддрик"
  Ал свернул письмо и усмехнулся, обратив всё свое внимание на деревянного голубя. Он спрятал фотографию в карман, отпил кофе, отправил в рот кусочек пирожного и взял в руки фигуру. Алан уважал Нэда. Они с братом всегда были вместе, пока Ал не уехал в столицу. У них не было секретов друг от друга, всегда помогали друг другу и стояли друз за друга скалой. Они вместе даже архимагии начали учиться, несмотря на разницу в возрасте, пусть даже и в один год. И вместе они достигли больших результатов в этой науке.
  И сейчас, после такого резкого, немного осуждающего ответа в письме, Ал мысленно восторгался своим младшим братцем. Голубь и вправду был сделан очень аккуратно и со всем вниманием к деталям. Полностью в стиле Эддрика. Ал еще раз приложил к губам чашку с кофе и про себя повторил:
  "Но стоит птице... сломаться, как она тут же познает истину"
  Умно придумано, Эддрик! Ал отодвинул в сторону посуду, достал свой мелок и нарисовал на столе преобразовательный круг. После, он положил работу своего брата в центр и приложил к формуле ладони. Круг засветился и начал пускать маленькие цепочки молний, издавая звуки, чем-то похожие на скрежет металла. Спустя мгновение, в центре круга от голубя осталась только горстка щепок и опилок, из которых торчала маленькая, сложенная в свиток, бумажка.
  Довольный собой, Ал откинулся на спинку стула и хотел заключить результат своих умений глотком кофе. Но только он приблизил к себе чашку и уже отпил, как он почувствовал не столько болезненную, сколько обидную, но сильную затрещину на своем затылке, от которого кофе тут же вылилось изо рта на стол.
  - Эй, ты чего?! - Крикнул он на зрелого мужчину со строгими глазами, на котором был одет синий фартук.
  - А ну быстро убрал! - Также крикнул он на Ала, показывая на архимагический круг и то, что осталось от деревянной птицы, - вот всегда так! Приходит разная мелкая шпана и начинает мусо...
  - КОГО ЭТО ТЫ НАЗВАЛ МЕЛКИМ, ДЕДУЛЯ?!?!?!? - Не подумав о том, что, говоря это страшное слово, повар вовсе не имел в виду его рост, рассвирепел Алан и вскочил на свой стул, чтобы быть с ним наравне.
  Работник закусочной увидел яростный взгляд мальчишки, от которого начинают трястись все поджилки, его поднятые дыбом светлые волосы, сильно сжатый кулак, сдерживающийся от того, чтобы не врезаться в его лицо, и тут же охладил свой пыл. Показав маленькому психопату свои дрожащие руки, повар стал потихоньку отходить, лепеча:
  - Нет-нет-нет. Я никого не называл... В-вам послышалось... Пожалуйста, наслаждайтесь нашей кухней, я вернусь к работе.
  Отпустив важным кивком повара, от которого тут же осталось только облачко пыли, Ал снова уселся на стул и с обидчивым видом дотронулся до затылка. Он старался не думать о том, как с ним обратились, как со "шпаной", к тому же "МЕЛКОЙ"! Ал убрал в стороны свою челку, взял спрятанную бумажку брата и, задетый такой невоспитанностью повара, положил на стол двести пятьдесят кантов да покинул заведение, погруженный в свои мысли.
  Он думал одновременно обо всем и не о чем. В его голове шел листопад мыслей, но стоило ему дотянуться до какой-то из них, как та тут же выскальзывала из рук, оставляя Ала в легком недоумении. Так, идя вдоль одной из жилых улиц Блэкнеста, освещенной дневным солнцем, Алан думал о своем доме, деревне Гринфилд, о ясном голубом небе, освобожденном от смога фабрик, о вечнозеленых полях, о ярком солнце, встававшем рано утром и садившем поздно вечером, давая жителям свет, почти целый день...
  И все это Ал променял на Блэкнест. Теперь, вместо прохладных чистых речек, он проплывал по живому течению из людей, спешивших на работу каждый день. Вместо вкусной домашней еды, сделанной с заботой и любовью, которой именно наслаждаешься, он ел неоднократно подогретые на плите полуфабрикаты, созданные исключительно для легкого утоления голода и ничего более. Вместо теплых, ласкающих лицо, лучей солнца и звонкой песни петуха, он пробуждался от криков за окном и гудения проезжавших машин. Алану пришлось променять чистый свежий воздух, сам рвущийся в легкие, на загрязненный дым из городских труб. Ему пришлось променять деревенскую тишь и спокойствие, где он мог спать сколько угодно, на городскую суету с бессонными ночами.
  Ему пришлось променять родной дом на совершенно чужую сторону.
  Ал перешел дорогу и повернул за угол, идя строго туда, куда смотрели его глаза. Его рука сама по себе метнулась в бурый плащ и достала из кармана фотографию четырехлетней давности. Там на фоне гладкой стены была изображена семья: женщина и трое её детей. Алиса - мама - была одета в сиреневое красивое платье, поверх которого был завязан белоснежный фартук. Волнистые каштановые волосы струились по её плечу. Миниатюрный нос, красивые глаза и милая улыбка были на её счастливом лице.
  Слева от неё находилась её младшая копия. Иви на тот момент было двенадцать. У неё, как и у мамы, были каштановые волосы, только прямые и убранные назад. Она была одета в короткую юбку и белую футболку, держа в руках букет ромашек, который она потом подарила маме. А справа от них стояли двое счастливых мальчишек с золотыми волосами. Разница между Аланом и Эддриком была только в возрасте, что отразилось на некоторых незначительных чертах лиц, и челка, которая у Ала была раздвоенная и длинная, а у Нэда сострижена. Вместе, как всегда, они держали поднос, на котором находилась стальная статуэтка летящей ласточки, которую братья сделали с помощью архимагии.
   Мама была так рада, когда узнала, что её сыновья - архимаги. Эта фотография незадолго до того, как её не стало, и они остались сиротами...
  Впервые за всё время своей прогулки, Алан подумал, куда он идет. Он огляделся по сторонам и увидел через дорогу большую вывеску гостиницы, висевшей над входом в шестиэтажное здание. Ударив себя по лбу, словно припечатав мысль в своей голове, чтобы та больше никуда не улетучилась, Алан поспешил туда.
  Подойдя к стойке регистрации, он обратился к молодому парню в красной униформе:
  - Добрый день, я пришел навестить друга. Сэр Луис Вито, номер 268.
  - Минуточку, - работник на некоторое время затерялся в своей огромной книжке с именами и цифрами и снова поднял голову, - да, мистер Вито должен сейчас находиться в своем номере.
  Кивнув в знак благодарности, Алан отошел от стойки и направился в сторону роскошной лестницы в самом центре вестибюля. Преодолев крутые ступени в несколько стремительных прыжков, сопровождающихся шелестом длинного плаща, Ала встретили закрытые двери лифта. Он подошел к ним и нажал на большую круглую кнопку.
  Послышался звук, напоминающий звон колокольчиков, и двери разошлись в стороны. Алан зашел в ярко-освещенную квадратную кабину с зеркалом и нажал на кнопку второго этажа.
  Когда стрелка над дверями добралась до числа "2", лифт остановился и с тем же звуком раскрыл двери. С обеих сторон тянулся длинный коридор с дверьми, на которых, в свете настенных ламп, блистали таблички с номерами. Ал пошел направо.
  Он бесшумно прошел семнадцать дверей и остановился около восемнадцатой. Зашел он не сразу, а присмотрелся на табличку с номером. На ней было выгравировано "268". Ал усмехнулся. Своеобразное ли это чувство юмора у Луиса, воля судьбы, или просто совпадение, но если сложить все цифры, то получится "16". Последние цифры на жертвах Фантома - именно "16".
  Алан постучался в дверь костяшками пальцев. С другой стороны двери ничего не было слышно. Постояв так немного, Ал снова постучался, но в этот раз куда настойчивее. И снова. Казалось, что в номере нет ни души, а над Алом просто решили пошутить, и при том - не смешно. Он, чувствуя внутри себя легкую тревогу, в последний раз поколотил по двери костяшками... Тишина.
  Теперь Алан не на шутку испугался за своего приятеля. Они знали, что Луису грозит опасность повсюду... может, она уже настигла его? Ал быстро отбежал от двери к противоположной стене, туда, где была ближайшая настенная лампа. Встав прямо под ней, он провел рукой вертикально по стене. Когда ладонь почувствовала незаметный разъем в стене, он надавил на него и открыл тайную дверцу, сделанную, как уже понятно, архимагией. Там оказался запасной ключ, который Луис специально спрятал, предвидя, что может что-то случиться.
  Сжимая в руке ключ, Ал вернулся к двери, вставил ключ, два раза повернул и распахнул её. В номере было темно. Единственным источником света тут был свет из коридора, откуда появился Алан. Окна зашторены, лампы не работали, как казалось, несколько дней. Все в номере было перевернуто вверх дном, словно тут прошлось торнадо. Стол расколот пополам, как от удара тупого топора. Диван измят, а подушки и покрывало от него разбросаны по всей гостиной.
  - Луис! - Позвал Ал, но ответа не последовало.
  Он подошел к стене и нажал на кнопку выключателя. Над потолком слабо зажглась лампа, осветив номер теплым желтым цветом. Затем Ал закрыл дверь в номер, чтобы никто не зашел случайно. Он был напряжен как пружина и мысленно подготовился к... к чему угодно.
  - Луис! - Снова крикнул он, заходя в спальню.
  Он протянул руку в сторону, дотянувшись до выключателя, и тут тоже включил свет. Ковер на полу был собран и брошен в сторону. Деревянный избитый шкаф немного наклонялся вперед, одна его дверь висела только на одной петле, а вторая напрочь оторвана. Постель же была перерыта, как только возможно. Всё в номере говорило о том, что в номере Луиса велись активные поиски чего-то. Они облазили каждый угол, разрушили каждую вещь, где можно что-то спрятать, но... как Алану казалось, они так ничего и не нашли.
  Ванная комната была тоже пуста, но пострадало в ней только зеркало. Дверца ящика, где оно находилось, валялась на кафельном полу среди мелких битых осколков стекла. В полочке для лекарств над раковиной, где раньше и висела дверца с зеркалом, все опрокинуто.
  Никаких сомнений - в номере было пусто... почти пусто. Больше всего Алан боялся увидеть кровь. Её в эпицентре погрома не было, и он мог вздохнуть спокойно.
  Ал вернулся в спальню. Стены тут были нетронуты. Сразу понятно, что взломщики не так часто останавливались в гостиницах, наподобие этой. Успокоенный Алан подошел к стене напротив кровати и постучал несколько раз в разные точки. В одном случае стук был глухой, в другом то же самое. И только в третий раз до ушей Ала донеслось непохожее на другие звуки. На этот раз все слышалось более объемно.
  Взломщики и предположить не могли, что в спальнях подобных номеров почти всегда были маленькие кладовые, где обычно хранили вещи вроде половой швабры, ведер и тому подобное. Определив тайное укрытие Луиса, Алан нарисовал на тонкой стене архимагический круг и выполнил преобразование. Во время ярко-синей вспышки, в стене бледно-зеленого цвета появились контуры прямоугольника, окрасившиеся потом в коричневые тона. Когда вместо куска стены перед Алом находилась дверь, тот открыл её.
  - Добрый день, Луис, - любезно поприветствовал он жителя кладовой.
  - Они ушли? - Послышался оттуда хрипловатый взволнованный голос.
  - Ну раз я тут, то, наверное, ушли.
  И из тайной комнатушки вышел мужчина. Луис был очень изнурен. Его седые волосы, выбритые на висках и затылке, прилипли к голове от кладовой душнины, как прилипла и бежевая рубашка к телу. И без того нахмуренное от света лицо пятидесятилетнего старика, было покрыто морщинами. На худощавых руках просвечивались вены, то ли от особенностей своего тела, то ли от долгой голодовки.
  - Как долго ты тут сидишь? - Поинтересовался Ал, подхватив Луиса от падения.
  - Дня два... - немного подумав, он добавил, - ...или три.
  - Давай спустимся вниз. Поедим в столовой. У тебя, наверное, жуткий голод и обезвоживание.
  - За обезвоживание не беспокойся. Я перед тем, как уйти, захватил с собой бутылку с водой. А голод - быка бы сожрал...
  ...Они сидели в столовой, напротив друг друга. Как только Луису принесли обед, он тут же накинулся на сочную куриную ножку. Не получившись отделаться от его уговоров, Ал был вынужден попросить себе лапши. Если Луис хотел что-то сделать, даже если это - угостить кого-то обедом, его не переспоришь.
  Алан дождался, когда Луис проглотит первый кусок и удостоверится, что курица от него никуда не улетит, и спросил:
  - Ты оказался прав, как я вижу?
  - Как видишь, - кивнул тот, - это были просто "мастера" тихих убийств! - И он звонко рассмеялся, несмотря на измученный вид, - пришли в три часа ночи. Такие, мол, проверка. Типа, открывайте да то, да то... По началу я помедлил. Ну, три часа как-никак. Спросонья. Не успел я и с постели встать, как стали в дверь ломиться. Меня словно ошпарило. Я вскочил, бегом в кладовую да давай запечатывать её изнутри. - Он снова откусил мяса и запил его компотом, - боже, ну у меня душа в пятки и провалилась. Все гремит, все шумит, все ломается. Слышались крики, ругательства. В общем, ты видел, чем все закончилось.
  - Придется все заново отделывать? - Предложил Алан.
  - Да нам это с тобой в два счета, - улыбнулся Луис своим ртом, в котором не было пары зубов, - архимагия же... Хотя, нет. Лучше нам этого не делать.
  - Почему?
  - Они могут вернуться. - Он отложил еду в сторону и осмотрел столовую слегка печальным взглядом, - боюсь, мне придется переходить на новое место. Обидно, я уже привязался к этой гостинице.
  Ал что-то невнятно пробубнил и скрыл свой рот за тарелкой с лапшой, где энергично работал рукой, державшей длинные палочки для еды.
  - Ну, хорошо. - Спустя минуту грусти ожил Луис и встал, - пошли.
  - Куда?
  - В другую гостиницу. Тут мне нет смыла оставаться.
  Ал знал, что у Луиса других вещей, кроме денег, записной книжки да некоторых мелочей, которые можно распихать по карманам, нет. Старый приятель подошел к стойке регистрации, сообщил о взломе, выписался из гостиниц и заплатил за проживание. Алан уже привык к таким действиям. Человек, играющий роль наставника для него, никогда надолго не задерживался в гостиницах, но его еще никогда и не находили.
  Они покинули временное убежище Луиса и пошли в другое место, которое тот присмотрел уже давно. Он был одет в обычные брюки, туфли да рубашку, поверх которой была накинута легкая поношенная куртка.
  - У тебя есть продвижения в деле? - Не поворачиваясь, спросил он Ала.
  - Ну, кое-что новое я узнал, - замялся тот, - например, архимаг Феникс лично занимается этим делом...
  - Вы с ним встретились. - Догадался Луис по интонации.
  - Да.
  - Ну и как Адам Тейлор в деле?
  - Эх, он не раскрылся, - признался Ал, - как бы ни было жаль признавать это, но мой возраст спас меня. Он сделал вывод, что не самый лучший выход - поджаривать ре... - Он замер и глупо расплылся в улыбке, - ре... ребен... ка.
  - Вот это, Алан, твоя главная слабость. - Начал напутствия Луис, - архимаг должен обладать железной волей и стальными нервами...
  - Да-да-да, - отмахнулся он лениво, - учитель мне уже рассказывал об этом.
  - Даже об этом он тебе рассказывал! - Послышалось истинное изумление, - что же за человек этот ваш учитель?!
  Вместо ответа Ал повел плечами. Он не особо любил говорить о нем.
  Они двигались в западный район Блэкнеста. Мимо плавно проплывали бесконечные стены из домов, обрывающиеся только автомобильными дорогами да перекрестками, проходили люди с кожаными портфелями, пробегали дети, играющие в салки, проезжали машины. Ал с Луисом прошли мимо красивой площади с работающим красивым фонтаном.
  Алана мало волновало то, что он недавно увидел в бывшем номере Луиса. Как только они встретились в Блэкнесте, старик сразу рассказал ему о том, что за ним охотятся, чтобы убить. Услышав эту новость, Ал испугался за жизнь обретенного знакомого. Он каждый день предлагал Луису обратиться к стражам порядка, но тот упрямо отнекивался. Только спустя дней шесть, он прямо рассказал Алу о том, что охота за ним напрямую связана с Фантомом, а Фантом напрямую связан с орверами.
  И тогда в дело вступил и Ал. Теперь пришла очередь Луиса каждый день уговаривать его отказаться от этой затеи. Но все пошло насмарку. В итоге, увидев, что Ал вполне может постоять за себя, а его архимагия даже преувеличивает навыки обыкновенного взрослого архимага, они сошлись на том, что Алан будет проникать на места убийств и собирать все найденные улики.
  - Кстати, - вспомнил Луис, когда они уже стояли перед дверьми новой гостиницы, - что там было? У новой жертвы?
  - Ах да, точно! - Алан отправил руку в карман брюк и вручил ему маленький мешочек, - все - как всегда. Амулет да цветок мака.
  - Ничего печального в этом нет. - Подбодрил его Луис, - поверь, с каждой такой вещицей я на шаг ближе к разгадке. Ну, удачи. Заходи потом.
  И Луис скрылся за дверью гостиницы, оставив Ала одного на улице. Он развернулся, тряхнув плащом, и пошел обратно. Луис сказал, что с каждой такой вещицей он на шаг ближе к разгадке... но сколько еще шагов осталось сделать? Ответ на этот вопрос не мог дать ни Алан, ни орверы, ни Луис. Да и сам Фантом, наверное, тоже...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность-4"(ЛитРПГ) О.Герр "Соблазненная"(Любовное фэнтези) М.Боталова "Беглянка в империи демонов 2. Метка демона"(Любовное фэнтези) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) В.Кощеев "Тау Мара-02. Контролер"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) С.Волкова "Попаданка для принца демонов 2"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия запретной магии-2. Пробуждение хранителя"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru ��Дочь темного мага-3. Ведомая тьмой��. Анетта ПолитоваОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AОфисные записки. КьязаP.S. Люблю не из жалости... натАша ШкотТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Малышка. Варвара ФедченкоСлепой Страж (книга 3). Нидейла Нэльте��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова Дана
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"