Королев Евгений Вячеславович Караевъ: другие произведения.

Путь к Эфлеррии

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В недалеком будущем экологическая обстановка в мире крайне ухудшилась. Человеческая цивилизация оказалась на грани катастрофы. Решая множество проблем, население Земли с каждым днем все быстрее приближается к своей неминуемой гибели. Единственным путем решения глобальной проблемы становится колонизация иных планет. Одна из компаний под названием "ИНЕРЕС" объявляет конкурс среди астрономов для поиска новых объектов, и последующей их колонизации. Главный герой романа Энджер пытается внести свою лепту в общее дело и, найдя подходящую планету, отправляет заявку в одну из компаний по поиску планет-аналогов Земли. Попытка заканчивается неудачей, и Энджер считает, что совершил ошибку, но впереди его ждет знакомство с человеком, который в силах оказать ему помощь. Этого человека зовут Клерон, и он является таким же студентом, как и Энджер с тем лишь отличием, что его отец богат и открывает для своего сына большие возможности. Именно Клерон склоняет Энджера к самостоятельной экспедиции на загадочную планету, которую не смогли обнаружить в компании. Энджер соглашается и знакомится с теми, кто уже ранее отыскал, так же как и он, это небесное тело. Слишком молодые и наивные, слепо верящие в удачу, они постепенно готовятся к полету, и купленный Клероном корабль, именуемый Флоренером, вместе с профессиональным экипажем становится их домом на долгие недели космической экспедиции по Вселенной. Впереди их ожидает огромное количество неизвестных тайн, иных миров, каждый из которых несет в себе скрытую опасность.

  Путь к Эфлеррии
  
  ***
  
  Мы всегда знали, что хотим получить от нашей планеты. Не знали лишь, что хочет получить планета от нас взамен. Всегда смотрели в небо и понимали, что там есть иные миры. Мертвы они или живы, это для нас с каждым днем становилось все менее важно. Внутри себя каждый стремится и желает извлечь выгоду. Будь эти миры живы, наши руки бы превратили их в мертвую пустыню. Будь эти миры мертвы, наши желания забрали бы все, что только можно, не оставив и крупицы. Лишь только то, что может нам противостоять, пугает нас. Множество историй, существующих в нашем мире, повествуют о страшных и непонятных существах, поглощающих нас и отбирающих наши ресурсы. Мы боимся, что если встретим враждебных разумных созданий, то нас ждет быстрый конец. Но если они окажутся нейтральными по отношению к нам, или попытаются с нами сотрудничать, помогать, то именно им обеспечено полное истребление. Самая страшная угроза для природы, планет и космоса - это мы. Все человечество. Сейчас мы убиваем нашу планету, но стоит нам выйти за ее пределы, и эта болезнь начнет поглощать все вокруг. Чтобы помочь себе и позаботиться о нашем мире, мы должны понять себя, превратившись из болезни в лекарство. Если же этого не произойдет, то лекарством станет кто-то иной...
  
  (Энджер Л.)
  
  
  Глава I
  
  Новая надежда
  
  Утро здесь не окрашивалось причудливыми красками в небе. Лишь серость и слегка заметное очертание солнца представали взгляду людей, просыпающихся и встающих на работу. Долгое, унылое существование подавляло психику, и люди не выдерживали. Сотни человек каждый день совершали суициды. Тысячи погибали из-за невнимательности, задумавшись над смыслом своего существования. Это мир из стекла и бетона, где нет места свежему воздуху и утренней росе. Каждая часть здесь красива, но так стандартна и примитивна по сравнению с любым уголком природы. Торжество прямых линий, изгибов и углов. Такое не встретить в дикой местности. Леса уничтожены практически полностью. Траву заменил искусственный газон. Деревья пытаются вернуть и сажают их на каждом углу, но они умирают, отказываясь расти в мертвой земле. Они начинают сами источать тот яд, что залег под скоплением мириады труб и туннелей. Зато человеческий ум все также стремится усовершенствовать металл и пластик. Тысячи разработок и приспособлений для облегчения человеческого труда, для связи и для перемещения выходят с конвейера миллионами экземпляров. Но как ни парадоксально, они не могут помочь людям улучшить их здоровье и дать им истинное счастье. Игрушки на минуту, отнимающие кучу времени и здоровья. Уводящие в мир виртуального обмана, чтобы скрасить загрязненное человеческим смрадом существование в этом мире. Напомнить об ушедших временах, когда планета была зеленой, а воздух чистым и прозрачным. Красота виртуальных лесов и других планет на экране мониторов, живущая лишь в пикселях, которые чернеют после каждого выключения, превращая в ничто эту прекрасную и изумительную картину.
  Города - это, пожалуй, собрание архитектурных произведений до того простых и неоригинальных, что становится жалко смотреть на нагромождение стеклянных коробок. Былое величие архитектуры не может сравниться с новоявленным. Они расположены плотно друг к другу и жмутся, как влюбленные, сидя на скамейке. На земле тысячи и миллионы тонн асфальта, а также новейшего покрытия, пришедшего ему на смену. Асфальтен - новое слово в технологии. Он напичкан всевозможными датчиками и контроллерами, но нет в нем ничего отдаленного, что могло бы приютить умирающего кузнечика, летающую в отчаянье бабочку, которая никогда не найдет цветочного нектара, и вскоре будет раздавлена ногой очередного бегущего в этом бетонном мире человека.
  Это не сон, это лишь обычный его день, и каждый похож на предыдущий. Имя его Энджер. Когда-то, будучи еще несовершеннолетним, он увлекся астрономией, понимая, что выбирает свою судьбу и призвание на всю жизнь. Имея весь спектр профессий, мы можем сейчас хоть всю жизнь метаться и решать, кем нам стать. В итоге попробовав все что только можно, и, не найдя места в жизни, можем спокойно умереть. В этом мире все иначе. Ты выбираешь лишь в двадцать лет, а дальше все. Пожизненное призвание лишь твоя заслуга. По законодательству ты не имеешь право получать другое образование и работать не по специальности. Никого это не волнует. Если твоя профессия не приносит тебе достаточно денег, это твои проблемы. Никто не будет помогать тебе с выбором, никто не посоветует. Родители не имеют права на слово. Они любят, ухаживают за своим чадом, отправляют его в школу, но когда приходит выбор, где продолжить обучение, он сам должен решить. Никого не интересует, знает ли он или нет, кем стать, и что даст ему эта профессия. Три дня для принятия решения, и, если оно не будет принято, его назначат туда, куда решит Министерство Мирового Образования. Планета перенаселена. На земле проживают около двадцати миллиардов человек, города расползлись на тысячи километров. Место автомобилей заняло новое средство передвижения. Атмосы повсеместно завоевали небо, лавируя теперь среди небоскребов немыслимой высоты. Эти летающие автомобили стали доступны почти всем, но, к сожалению, данные аппараты не стали экологически чище своих предшественников - наземных автомобилей. К концу небоскребы сужаются и напоминают конусы, зато внизу их тесное расположение приводит в бешенство горожан. Эти стены давят на психику, и в итоге она поддается. Отчаянье людей достигает предела, идут постоянные восстания, происходят попытки переворотов.
  Зная, что выхода нет, Энджер смирился со своим выбором и поверил, что сможет выбраться из этого ада. Астрономы нужны в этом мире, но для того чтобы получить статус профессионала, ты обязан выиграть конкурс на отбор планет. Он начал проводится совсем недавно, и Энджер понял, что это его шанс. Родители у него погибли два года назад, и он жил один. Недолгие отношения с девушками и постоянное подавленное настроение. Ему не так были важны деньги. Он желал лишь быть востребованным и помочь людям. Наивное желание, но вполне объяснимое, ведь ему всего лишь двадцать два года. В этом возрасте еще веришь, что сможешь достичь вершин и победить. Он так считал и надеялся, что сможет внести свой вклад в развитие космоса и космических технологий. Надеялся, что поможет людям и найдет им новый дом. Вся суть конкурса состояла в следующем. Нужно отыскать планету, изучить ее свойства, выяснить, где она и как расположена, уровень радиации, состав атмосферы, атмосферное давление, наклон орбиты, оборот вокруг своей оси, оборот вокруг звезды, расстояние от звезды и многое другое. Телескопы, вышедшие на орбиту, заполонили много пространства. У астрономов был доступ к ним, и каждый день тысячи человек вглядывались в цифры и фотографии, пытаясь найти хоть что-нибудь, отдаленно напоминающее землю. Тысячи планет находили, но все они были не пригодны для жизни. Сколько раз мы читаем заголовки новостей 'Найдена новая планета, похожая на землю'. Все это лишь теория. К 2258 году все это разлетелось в пух и прах. Планеты могут быть схожи, но у одних неподходящий атмосферный состав, у других - иной спектр свечения звезды. Звезда всегда будет играть решающую роль, даже если планета соответствует по своим характеристикам Земле. Главное было не сдаваться, он это понимал и ночи проводил за монитором, отслеживая кусочек за кусочком этой огромной и необъятной бездны, которая сама изучала его.
  Его ботинок увяз в луже, и Энджер чертыхнувшись, продолжил свой путь. Иногда он любил оставить атмос и прогуляться. Далеко уйти было сложно, ведь огибая переулки и стены, можно заблудиться, особенно когда над твоей головой здания в километр высотой. Завтра у него был важный день, только об этом сам Энджер не знал. Тихо гуляя и размышляя, он чувствовал лишь то, что за ним наблюдают, только кто - это оставалось загадкой.
  'Почему я так наивен? Они наблюдают за мной, я чувствую их присутствие... Наверное это отец и мать. Ведь есть что-то после смерти. Кого я обманываю, мне никогда не найти этой планеты... Тысячи таких как я ищут и не нашли! Значит, нет таких планет, и лишь одна Земля существует в этой Вселенной. Она - наш дом, станет и могилой...' - размышлял Энджер, и его руки сильно тряслись. Ноги устало шаркали по асфальтену, а глаза смотрели вперед, и лишь изредка его взгляд устремлялся в ночное небо, от которого уже тошнило. Звезд нет, и не будет больше никогда. Смог поглотил, а свет городов затмил их, создав искусственную звезду и солнце в каждом доме.
  На лице Энджера застыло слегка удивленное и взволнованное выражение. В свете ночных огней он увидел знакомый силуэт. К нему шла девушка примерно его возраста. Черные, аккуратно уложенные волосы спускались ниже плеч. На ее лице появилась улыбка, и карие глаза смотрели прямо на него. Она была высокая, выше него. Ее широкие брюки и неэстетичный синеватый френч портили фигуру. Что поделать, именно такой же был и на нем. Разная одежда, свободная и легкая, давно ушла в небытие. Такая форма стала стандартным дресс-кодом для всех. Все взято под контроль, и свобода выбора официально существует лишь в некоторых сферах жизни. Сам Энджер был светловолосым парнем с довольно короткой прической на прямой пробор, не любил следить за своей внешностью, и его одежда выглядела неопрятно. Карие глаза были совсем темными, и он не любил их за это. Думая, что его душа черна, так же как и глаза, он постоянно скрывал их и избегал разговора глаза в глаза. Его губы редко расплывались в улыбке. Единственное, чего он не мог терпеть, это свою щетину. Брился каждый день и ненавидел небритых мужчин.
  - Привет Энджи! Я тебя искала уже несколько часов, на телефон не отвечаешь и дома тебя нет. Что же ты так? - слегка раздраженно спросила девушка.
  - Что тебе нужно от меня еще?! - огрызнулся он, не останавливаясь.
  - Как что? Я же твоя девушка, Энджи. Не хорошо вот так избегать меня.
  - Ты не со мной и проваливай к черту. Он тебе пара, уж теперь я понимаю...
  - Как не красиво так разговаривать со мной! Считаешь, что я должна тебя пожалеть?
  - Нет, иди его жалей или что же, он бросил тебя? О! Не удивлюсь. Такая стерва как ты только мне могла пудрить мозги.
  - Какая грубость. Вот именно поэтому мы и не нашли общего языка с тобой. Ты не умеешь себя вести. Отвечаешь всем грубостью, даже мне. Он не такой, как ты, но у него другая проблема.
  - Я и так знаю больше, чем неделю, он с одной и той же не встречается. Ты сама ушла к нему. А я потерял друга и девушку. Так что отвали.
  - Твои манеры отвратительны! - слегка нахмурив брови, произнесла она.
  - Зато я прямо и честно тебе отвечаю. А ты думала, я побегу за тобой и буду умолять остаться?!
  - А как ты думал?! Девушку надо добиваться и удерживать. А если ты просто так без слов и даже скандалов отпускаешь к другому, это что? Любовь?!
  - Какая чушь, Господи, нормальной это не нужно. Она просто не станет уходить и плести интриги. А такой больной, как ты, и стальной трос не поможет. Все равно не удержать. Тем более мной помыкать вечно невозможно. Я, слава Богу, вырос из этого возраста.
  - Бред, ты как был малолеткой, так и останешься! В тебе нет ничего мужского. Нет твердости и силы воли. Ты пассивен и ведешь себя, как ребенок!
  - Что же ты со мной встречалась?
  Наступило молчание, и они шли несколько минут в полной тишине.
  - Я думала, что смогу понять тебя. Думала, что это лишь игра, и ты на самом деле окажешься нормальным парнем.
  - Нормальный, в твоем понимании, - это кто? Тот, кто тебе даст по щеке или возьмет за волосы, ударив головой об стену?! Или стукнув кулаком по столу, примется затыкать тебе рот, и ты заткнешься, потому что иначе тебя ждут побои. Такого мужчину ты ищешь?! - повысив тон, спросил Энджер.
  - А может и такого. Все лучше, чем ходячий и безмозглый овощ.
  - Тогда тебе не ко мне. Уверен, идиотов много ходит по земле, и ты быстро найдешь свой идеал!
  - Я-то найду, а ты приползешь ко мне и будешь умолять вернуться.
  - Не суди о других людях по себе. Поверь, я найду адекватную, потому что в мире миллиарды человек, и хоть одна из них не будет похожа на тебя...
  - Испугал, да кому ты нужен, Энджи, у тебя даже имя дурацкое! Нищенское существование и маленькая квартира на двухсотом этаже!
  - Может оно и так, но ты тоже не принцесса, Кэти.
  - Надо же, по имени меня назвал! Спасибо, что хоть имя помнишь! Хоть что-то вежливое проскользнуло. Может, ты еще и не так безнадежен.
  - Иди ты к чертовой матери! И чтоб больше тебя я не видел! Появишься еще хоть раз, я тебе дам в зубы, и почувствуешь мою мужскую руку!
  - Не смеши, твои угрозы - это просто смешно, и бить девушек означает опуститься ниже асфальтена, ха-ха! - засмеялась Кэти.
  - Я же говорю, что ты идиотка ненормальная. Сама не знаешь, чего хочешь. Ну и черт с тобой! - произнес он и зашел к себе в подъезд.
  - Удачи тебе, 'звездный придурок'! - продолжая смеяться ему вслед, произнесла она.
  'Возомнила себя великой красавицей, которая сама не знает, чего ей нужно от жизни и от мужика!' - думал про себя Энджер, поднимаясь на лифте.
  Войдя в квартиру, он включил свет и очиститель воздуха. В комнатах невыносимо пахло гарью, и мелкая пыль, попадая в дыхательные пути, вызывала сильный кашель. С тихим и мерным жужжанием фильтры заработали, и через несколько минут в квартире стало легче дышать. Энджер почувствовал, что из его носа пошла кровь, и быстро умылся. Вода из-под крана шла ржавая и отдавала неприятным запахом. Поменяв фильтр под раковиной, он вновь включил кран и снова умылся хоть немного очищенной водой. Подойдя к окнам и нажав на стеклоомыватели, Энджер сел на диван и смотрел, как механические щетки смывали осевшую копоть на окнах. В этом мире на высоте были самые низшие, а внизу находились те, кто выше их. Весь смог зависал наверху, и там было невозможно жить. Словно ватное одеяло, оно окутало всю землю, с каждым днем увеличивая в несколько раз парниковый эффект. Внизу работали огромные установки, очищающие воздух, и там было гораздо легче существовать. Самые богатые и люди высокого статуса жили до двадцатых этажей. На пиках зданий находились самые бедные люди, и там где небоскребы сужались, площадь квартир составляла, порой, двадцать квадратных метров на семью из пяти и более человек. Люди высшей категории жили в просторных квартирах, находящихся внизу, где небоскребы были еще широки в периметре.
  Энджеру повезло больше, и его жилье было не таким уж маленьким. Две просторные комнаты, одна из которых была заполнена различными старинными вещами, доставшимся его родителям от своих предков. Другая принадлежала ему. Одна из стен комнат была полностью стеклянной. Голубоватого оттенка двойные стекла постоянно чернели, и каждые несколько часов их чистили стеклоомыватели. Ночью здесь было темно, и лишь квартирный свет освещал это место. Внизу простирался огромный Енелэн, и изредка, когда воздух очищался хоть слегка, вдали виднелись центральные небоскребы, где сосредоточился деловой центр миллиардного города.
  День за днем он искал планету, а заодно и самого себя. Но как это часто бывает, планету найти легче, чем себя. В этот вечер Энджер плотно поел и принялся смотреть в окно. На прикрепленном подоконнике стояли разные растения, которые радовали глаз своим зеленым цветом. Эта была та частичка природы, которую люди утратили и теперь всеми силами пытаются вернуть. Пожалуй, самым дорогим в этом мире предметом, который люди стремились купить в свой дом, были растения. Именно они стали стоить очень дорого. Всю технику и мебель, сделанную не из дерева, а металла и пластика, продают за копейки. Этим уже никто не мог больше похвастаться. Самыми дорогими стали именно комнатные цветы и растения. Они каждый день росли в цене, а их семена стоили еще дороже. Если кому-то удавалось разводить цветы и продавать их, они быстро становились богатыми, но в этом загрязненном мире и душных отравленных квартирах, цветы и растения быстро гибли. И лишь редко кто мог сохранить и вырастить их. Также рос в цене еще один продукт, кроме воды и растений. Это грунт. Почва для растений продавалась по заоблачным ценам, и минеральные удобрения тоже постоянно росли в цене. Без них невозможно обойтись. Мало кому удавалось купить все необходимое для разведения растений. Этот вид дополнительного заработка являлся лишь одним из сотен, чтобы не умереть с голоду или не остаться без электроэнергии, что грозило неминуемой смертью. Очистители не будут работать без электроснабжения, и через несколько часов наступает удушье. Тысячи людей гибли каждый день, и это было выгодно высшему классу, чтобы численность населения сокращалась, иначе это бы привело к полной катастрофе. Но даже у тех, кто находится в элите, есть чувства под названием: совесть и жалость. Нашлись и такие, кто стал открыто спонсировать проект по поиску новой планеты для переселения. Нельзя постоянно убивать тысячи людей или позволять им умирать. Все они прекрасно понимали, что сами могут оказаться на их месте. Тем более, что человечество не сможет находиться вечно в своей колыбели, и не только Циолковский так считал. Все это понимали, и с каждым днем все больше людей хотели найти себе новые дома во Вселенной. Когда же результат человеческой деятельности настолько показал себя во всей красе, насколько это можно, люди окончательно решили искать новую планету и не одну. Но поиск похожей, хоть одной, означал бы, что есть и другие. Шанс найти еще и еще, пригодных для переселения, планет удваивался бы и рос в арифметической прогрессии. Вставало только два вопроса. Исследователям, нашедшим эту планету, предстояло узнать, есть ли там жизнь и существуют ли на ней разумные существа. И если да, то, что с ними делать?
  Энджер несколько лет посещал различные дополнительные лекции, где обсуждались планы человечества на тот случай, если такую планету все-таки найдут. Не так давно он посетил одного из ученых, который считал, что мы убьем разумную жизнь, если она окажется слабее нас. Он считал, что все представители нашей человеческой расы - потенциальные убийцы и беспощадные расхитители, варвары. Энджер любил его лекции и собирался завтра на одну из них.
  На часах была полночь, и полив очищенной водой растения, он посмотрел на них. Это самое дорогое, что осталось у него от родителей. С детства они приучали его ценить природу и смогли выращивать эти самые дорогие для нового мира вещи. Потратив на семена большую часть своих накопленных за полжизни сбережений, они завещали ему беречь их и не дать погибнуть. 'Каждое умирающее растение в наших домах - это умирание последней надежды природы', - повторял про себя он.
  Вскоре, просидев в очередной раз несколько часов, изучая в оцифрованных снимках небосклон, он уснул. Внезапно его разбудил слабый сигнал, и автоматический расчет показал необычную для него картину. Энджер сонно глядел в данные, когда понял, что это планета.
  'Чушь какая, их тысячи, и компьютер опять наверняка ошибся', - подумал он. Вдруг, не веря своим глазам, Энджер принялся смотреть расчеты дальше. Все сходилось, и все было в точности, как необходимо. Решив, что даже если это ошибка, то ничего страшного. Распечатав все данные и собрав их в папку, он принял решение отправиться с этими данными в офис компании по поиску планет. 'Плевать, может, повезет и это так, ведь ни в чем нельзя быть полностью уверенным. Но данные схожи, и попробовать стоит. В конце концов, я ничего не потеряю, если буду действовать, а вот если буду бездействовать - потеряю очень многое', - подумал он про себя. Устало плюхнувшись на диван и накрывшись чем попало, он уснул.
  Утром его разбудил будильник, и Энджер, наспех собравшись, спустился на минусовые уровни, где находились атмосы и, найдя свой, быстро залез в него. Еще раз проверив что ничего не оставлено дома, он завел двигатель и плавно начал подниматься. Вскоре он переместился в огромный взлетный коридор, который выводил наружу, и с огромной скоростью понесся в свой институт. Поднимаясь все выше, он вылетел к воздушному шоссе и присоединился к тысячам людей, летящих в центр города по своим делам. Его атмос был серебристого цвета с помятым правым боком. Его форма напоминала вытянутую капсулу с окнами и внутренним двигателем, находившимся внизу. Из сопла, располагавшегося в днище, показывалось голубоватое свечение. Утреннее солнце лишь немного показывалось через смог, окутавший город. Необычное преломление солнечных лучей придавало фиолетовый цвет небу. Энджер пытался настроиться на позитивную волну и представлял, что летит на чужой планете, и под ним находятся не бетонные коробки, а красивые бескрайние леса неизвестной планеты. По радио все так же передавали повышение цен на электроэнергию и воду. Наконец, разозлившись, он выключил его и наслаждался мерным жужжанием двигателя. Центр города уже виднелся совсем близко. Там небоскребы были похожи на нагромождение кубиков. Полностью сделанные из стекла снаружи и бетонные внутри, они не отдавали особым разнообразием. Это сейчас нам кажется, что новая архитектура оригинальна, эстетична и проста. В таком избытке она давила на психику, и тут не спасал даже фиолетовый рассвет, который плавно переходил в желтый, а днем вновь все становилось серым.
  Обилие высотных зданий напоминало пики, которые торчат и готовы впиться в непрошеных гостей из других миров. Массивный корабль инопланетных существ не смог бы приземлиться в таком городе, как Енелэн. Внизу не было пешеходов, разве что лишь те, кто гулял рядом с домом, потому как до центра пешком не добраться. В общей сложности, нужно преодолеть сотню, а то и две сотни, километров, и это лишь по прямой, не учитывая изгибы улиц. Никакой другой вид транспорта не способен доставить людей так далеко. Даже высокоскоростное метро, которое закрыли из-за своей бесперспективности. С закрытием этого проекта и умер самый экологичный вид транспорта на планете, и началась эра атмосов. Они заполонили все воздушное пространство и стали основным источником смога. Летая на приличной высоте, они загрязняют воздух. Это еще одна из причин, по которой низшие классы живут на верхних этажах. Именно там сосредоточена страшная опасность и ядовитые выхлопы. Атмосы просто не смогут летать на высоте ниже, чем двадцать этажей. Те, кто имеют высокое социальное положение, защищены от излишних угроз. Миллионы аварий и катастроф происходят из-за полетов атмосов. Они врезаются друг в друга, врезаются в здания, когда ночью мирно спят люди, и вдруг к ним в окно попадает очередной атмос. Именно так погибли родители Энджера. Он спал в соседней комнате, и лишь несколько метров решило его судьбу и судьбу его родителей. Правительство мировой страны не стало ужесточать наказание за пилотирование в нетрезвом виде, а получение прав на полеты стало обычным и несложным. Все смогли покупать атмосы и получать права практически без проблем, что привело к страшным последствиям. И Энджер считал, что это тоже специально подстроено, чтобы больше людей погибало, так как их численность возрастала слишком быстро.
  Никто не может убивать людей открыто, и все подстраивалось специально, чтобы тысячи гибли сами, не оставляя кого-то виноватым в их смерти. Все сводилось к самим людям, и элита выходила всегда сухой из этой воды.
  Здание института было уже совсем близко, и Энджер стал потихоньку опускаться в туннель, находящийся сбоку у каждого здания. Там располагались многомиллионные парковки. Развернуться здесь было очень сложно, и неверный поворот или рывок могли закончится трагедией. Наконец закончив свой путь и выйдя из атмоса, он отправился к лифту, в который набилось несколько десятков человек. Лифты останавливались на каждом этаже, что замедляло процесс и приводило его в бешенство. Сотни людей метались и бегали, заходили и выходили. Наконец был и его этаж.
  В этом институте обучалось пять миллионов человек. Казалось, что здесь муравейник, но не все тут изучали астрономию. Она, как наука, давала тысячи ответвлений, связанных с космосом и космической техникой. Огромная база, в которую входили все специальности с тем лишь исключением, что это подразумевало работу не на Земле. АТИКИ - Астрономо-Технический Институт Космических Исследований был крупнейшим в этом городе. Главное, что развивался он с огромной скоростью, люди спешно готовились к переселению на другие планеты, и создавались колонии поселений на Луне, Марсе и спутнике Юпитера - Европе. Но жить там было крайне трудно и возможно лишь под гигантскими куполами. Связь с землей осуществлялась сложно, и постоянно не хватало пищи, воздуха. Про Европу знали многие, и случай, произошедший на ней, на время испугал людей и затормозил освоение космоса.
  Сегодня он пришел в свой выходной день лишь ради этой лекции. Усевшись в душном зале рядом с незнакомым и нетрезвым студентом, он стал слушать. На трибуне показался профессор и зал оживился.
  - Добрый день уважаемые студенты. Что этот старик всегда такой веселый, спросите вы?! Грустить нам не имеет смысла, все и так обречены на гибель, - улыбаясь, сказал он.
  Немного переведя дух, он помолчал и собирался продолжить, но его перебил один из сидящих.
  - Господин профессор! А Вы нам опять будете одно и то же говорить?!
  - Я говорю, может, и одно и то же, только вот некоторым людям, чтобы понять мысль, нужно тысячу раз ее произнести! Начнем. Итак, планета еще не найдена. А вас все готовят и готовят. Вы прекрасно знаете, что там есть такая планета и, может, даже рядом с нами. Видимо, мы ее просто не видим и, слава Богу! Как я вам уже говорил, тех существ, что будут жить на ней, ждет гибель. Мы - варвары и расхватаем все ресурсы, убьем все живое за несколько сотен лет. Это здесь мы считаем себя цивилизованными. Мы 'варвары' и, не побоюсь этого слова, уже становимся 'космическими варварами'. Тысячи лет, грабив свою планету, люди опустошили ее. Почти истребили животных, а теперь мы вторглись в космос! Вот скажите мне, кто представляет для нас угрозу? А я скажу. Да никто! Уверен, что высокоразвитые цивилизации давно уже не варвары. Они умеют отдавать, что забрали таким способом, чтобы и у них было и планете осталось. Вот допустим, я отберу у вас ручку и скажу, что мне на одну лекцию. Потом верну. Хорошо, я должен вернуть столько чернил, сколько потратил. Как это сделать? Сложный вопрос. Вот какая задача стоит перед нами. Мы должны вернуть то, что отобрали. А как это сделать, мы не то, что не думаем, мы даже ручку возвращать не хотим.
  Нагло отобрав ее, мы испишем и даже после этого не вернем, а заберем еще одну. Так вот цивилизованные существа могут посчитать нас опасными и истребить. В лучшем случае попробуют научить возмещать природе, отобранное у нее. Горе тем, кто встанет у нас на пути и окажется слабее. Будь то примитивные животные или умные, но малоразвитые существа. Наша машина под названием человечество превратит их в прах. И ничему нас не учит планета, мы, как ленивый студент, просто не хотим учиться. А когда прижмет - ноем. Сейчас все мы ноем и ищем помощи. Только может случиться так, что помощи не будет. И честно вам скажу, я буду рад, если человечество не найдет таких планет. Европа, например, показала нам, что другие рады нашему появлению не будут! Помните, как поселенцы растопили часть льда в скважине и стали ее употреблять. Не до конца проверив! Там оказались микроорганизмы иного происхождения. В итоге, что творилось, какие страшные заболевания начались. Миллиарды лет они жили в этом океане под огромной ледяной коркой. Бояться нужно не существ или инопланетных монстров. Самые страшные угрозы - это микроорганизмы и такие вот варвары, как мы! Кто-то может, думает, старик из ума выжил. Нет! И поверьте, я люблю людей, сам ведь человек, - усмехнулся он, - Только вот все мы угроза и нет нам прощения!
  Энджер слушал, и ему нравилось, но он не считал, что люди - это такая сильная угроза. Ему хотелось помочь им всем и внести свой вклад в развитие космоса. После окончания лекции, он подошел к профессору и заговорил с ним.
  - Здравствуйте, уделите мне несколько минут. Я бы хотел с Вами посоветоваться и поговорить.
  - А, Энджер, это Вы! - улыбнулся тот.
  - Да, господин Гейрин. Я, понимаете, изучаю отдельную часть космоса и вот, что мне удалось обнаружить. Планета полностью соответствует тем характеристикам, что и наша земля. По крайней мере, это высчитал компьютер и, может, он ошибся, но я хочу попробовать отдать это и подать заявку в ИНЕРЕС .
  - Хм... Я не знаю, опозоритесь, конечно, Вы слишком молоды, к тому же еще студент. Чем вы подрабатываете?
  - Разведением растений, - немного покраснев, ответил Энджер.
  - Что же, это вполне достойный вид заработка и нечего этого стесняться! Тем более, Вы, наверное, много получаете...
  - Достаточно, чтобы быть спокойным за завтрашний день.
  - Вот что я Вам, дорогой друг, скажу. Это Ваше право и поверьте, таким как вы везет... Не примите это за издевательство, но, может, именно Ваша планета окажется той, которую так давно все ищут. Только знайте две вещи, если все получится, Вы будете очень сильно об этом жалеть. Другой вариант, Вас пошлют куда подальше и даже рассматривать заявку не станут. Могут и высмеять. Будьте готовы! - улыбаясь, произнес профессор Гейрин.
  - Вы юморист... Мне бы Ваш настрой. Спасибо Вам, что уделили мне несколько минут. До свидания, господин Гейрин, - уходя из аудитории, тихо произнес Энджер.
  - Удачи, Энджер!
  Он вышел и направился к лифту. И вновь это невыносимое путешествие, где на каждом этаже лифт останавливается, и выходят люди, вместо них заходят новые, и так до самого низа.
  Наконец, сев в свой атмос и вылетев на улицу, Энджер понесся к ИНЕРЕСУ. Ему было не по себе, и мысли путались в голове. 'На кой черт ты сдался им?! Не нужна им твоя бумажка с недостоверными данными! Никто тебе не поможет, и сам ты ничего не сделаешь, так и будешь всю жизнь разводить цветы посреди этой загибающейся кучи людей. Они высмеют тебя и выгонят из кабинета. Даже если и рассмотрят заявку, выяснят, что есть такая планета, тебе никто денег не заплатит! Никто не скажет, что это ты ее открыл, и уж тем более вся слава и экспедиция достанутся другому! Очнись, Энджер! Ты неудачник, и Кэти права! Чертова дура права!' - размышлял Энджер и продолжал лететь вперед.
  Город был в разгаре рабочего дня, и вокруг находились миллионы человек, которые размышляли, любили, думали, боялись. Все они были разными, и лишь одно объединяло их, они все хотели жить и стремились выжить любой ценой. Все, как могли, хватались за единственный миг и боялись его потерять. Не смотря на умирающую планету и бесперспективность жизни на ней, люди верили в чудо, и у них это получалось.
  'Кто поможет им, если не такие, как я?! Хватит нюни распускать! Соберись! Они примут твою заявку! И даже если не тебе достанется вся слава, внутри себя ты будешь знать, что именно ты помог миллиардам людей...' - собравшись с силами, решил он.
  Дорога была не так длинна, а серый свет, тем временем, поглотил город. Впереди виднелся большой небоскреб, сквозь туман смога он торчал, как пика посреди мелких пик. Приблизившись к небоскребу, Энджер опустился в подземную стоянку и, оставив атмос, отправился наверх. В здании все так же было полно людей. Все шумели, кричали, бегали. Перед ним упал пожилой мужчина, и раздались крики. Энджер понял, что тот мертв. Из рук умершего выпали папки с данными, и метающиеся вокруг люди растащили их ногами по всему коридору. 'Господи, сущий ад! Черт меня дернул сюда явиться!' - злился он. Вскоре он подошел к стойке одного из операторов. Там сидела очень милая на вид девушка примерно такого же возраста, как и он. В белом, аккуратно поглаженном деловом костюме, и в ее ухе виднелся небольшой наушник.
  - Добрый день, я бы хотел оставить заявку в отдел ОВСМ-12 КБР-545.
  - Добрый день, подождите секундочку. Вот, держите ваш бланк, присядьте и заполните. В эту папку положите все необходимые данные, которые желаете предоставить в данный отдел. И обязательно оставьте свой телефон или другой номер любой связи, - произнесла приятным голосом девушка и протянула ему бланк с папкой.
  - Благодарю Вас, - произнес Энджер и сел за ближайший стол, чтобы заполнить бланк заявки.
  Вокруг находилось несколько сотен человек, и все продолжали шуметь. Энджер пытался сосредоточиться, но у него это очень плохо получалось. Неожиданно к нему подошла пожилая женщина, которая, видимо, приняла его за работника отдела. Энджер всячески пытался делать вид, что не слышит ее, но после того как она дернула его за рукав, терпению пришел конец.
  - Да что Вам надо от меня?! Вы видите, я заполняю анкету! Я здесь не работаю и по мне разве не видно, что я студент?! Разуйте глаза, мать вашу! - закричал переполняемый ненавистью Энджер.
  - Простите, пожалуйста, я плохо вижу, у меня сын умер вчера, и я ищу похоронное агентство, видимо, я перепутала этаж, - с глазами, полными отчаянья, произнесла она.
  Внезапно Энджер остыл, и ему стало очень неловко.
  - Извините, я не хотел, правда, я Вам помогу. Значит так, это вроде находится на сто сорок восьмом этаже, а конкретно где, я без понятия, но думаю, там вам подскажут. И прошу прощения.
  - Спасибо, ничего страшного, - ответила она и растворилась в толпе так же внезапно, как и появилась.
  Энджер заполнил заявку и отдал ее той девушке.
  - Ваша заявка принята. Большое спасибо за предложение, и с Вами в ближайшее время свяжутся. Если Вам дадут одобрение на собеседование, приезжайте сначала сюда и возьмите талон. Номер вашей заявки 56785490. Запишите всю интересующую Вас информацию, представленную на электронном стенде слева. До свидания.
  - До свидания. Еще раз благодарю.
  Энджер не стал ничего переписывать, а отправился вниз к своему атмосу. Там он, наконец, сел и вздохнул полной грудью. 'Ой, дурак! Ну, зачем ты это сделал?! Никто тебе не позвонит. Хоть оператор у них хорошая и вежливая. Слишком ты груб, Энджер, так нельзя. Надо учиться тебе держать себя в руках и не обижать незнакомых людей, особенно пожилых...' - думал он про себя.
  Заведя двигатели и поднявшись в воздух, Энджер отправился домой. Перед этим решив посетить любимое кафе, где до сих пор находились живые растения на столах и в зале. Оно было самым дорогим, и Энджер мог позволить себе лишь чашку кофе, да и то раз в три месяца. Обычно он отправлялся туда после важных дел. На этот раз данное дело он важным не считал, но в глубине души ему очень этого хотелось. Не меньше ему хотелось выпить чашку ароматного и дорого кофе. Насладиться видом из окна и посмотреть на большие настоящие растения, которые в открытом доступе так просто не увидеть. Можно лишь довольствоваться компьютерными или мелкими комнатными растениями. Разве что попробовать слетать за город, но это слишком далеко и опасно. Свежий воздух, хотя его сложно назвать свежим, представляет угрозу для таких, как он, привыкших всю жизнь к серому смогу и копоти. Так же можно было увидеть растения в огромных оранжереях на Луне и Марсе, где выращивали овощи и фрукты, которые, как оказалось, хорошо растут на лунном и марсианском грунте, если его пропитать водой. Именно оттуда и поставлялась вся зелень, обеспечивающая пищеварительную систему двадцати миллиардов человек. Именно там развивалось животноводство. Огромные города под специальными куполами были хорошо автоматизированы и насчитывали всего лишь по миллиону человек.
  Именно такой город хотел посетить Энджер. Подлетев к кафе, он оставил свой атмос на подземной стоянке и отправился в зал. Он располагался на пятом этаже, и рядом с окном не было других зданий. Там находился последний кусочек парка, где могли позволить себе гулять богатые и обеспеченные люди. Там располагались чистый пруд и разнообразные мелкие животные. Парк охранялся и являлся последним в городе. Один вход туда стоил очень дорого. Энджеру пришлось бы продать свою квартиру и все имущество вместе с растениями. Именно тогда бы он посетил данный парк. Он носил название 'Single'. Это выглядело очень печально. Энджер видел, как дети богатых людей играли и радовались там. В то время как обычные дети рады были увидеть маленький росток у себя в тарелке. Это сильно огорчало, когда лавровый лист становился чем-то необычным и таинственным, творением нечеловеческой руки.
  Зал выглядел торжественно, но слегка мрачновато. Его стены были отделаны дубовыми панелями, что огромная редкость в этом новом мире. Посреди зала стояла огромная пальма. Различные висячие растения облепили стены и спускались к полу, слегка касаясь его. На подоконниках росли красивые цветы всех оттенков, в том числе и розы. Энджер вспоминал, как когда-то он пригласил Кэти сюда, и та была просто шокирована этим залом. Все из дерева, в том числе чашки, ложки, стулья и столы. Вспомнилось ему, как они пили кофе из одной чашки, и как Энджер подарил ей настоящую розу, а не пластиковую. В тот вечер она была в восторге от него, а он от нее. Казалось, что все будет хорошо, и они нашли друг друга, но что-то пошло не так.
  Присев за свой стол и окинув взглядом других посетителей кафе, Энджер достал электронную микрокарту и заказал кофе, заранее оплатив его. Долго наслаждаясь его вкусом, он следил в окно за гуляющими в парке людьми и пытался поднять себе настроение, мыслью, что когда-нибудь сможет попасть в зеленые города на Луне. Его давнюю мечту с детства. Ему вспомнились приятные картины из детского возраста, как они вместе с отцом смотрели на Луну в телескоп, находившийся на орбите, и Энджер считал города на ее поверхности. Как они пытались различить животных, пасущихся на зеленых полях, находившихся под куполами. Все это быстро промелькнуло в голове, и он не успел заметить, как чашка оказалась пуста.
  Он еще некоторое время сидел и смотрел на солидных мужчин и женщин, окружавших его. Они уже не удивлялись его приходу. Многие знали этого странного молодого человека и даже иногда пытались угостить за свой счет, но Энджер отказывался и никогда не ел за чужие деньги, считая это плохой привычкой, приводящей к попрошайничеству.
  Дорога домой, как всегда, навевала тоску и отчаянье. Он знал, что дома пусто, и никто его не ждет. Пожалуй, это было самым тяжелым. Всего лишь пару недель назад его ждала Кэти, или он ждал ее. Все зависело от их занятости в тот или иной день. Оставив свой атмос и поднявшись на двухсотый этаж, он включил свет. Его квартира оказалась вновь загазованной, и в ней стоял неприятный, удушающий воздух. Все как обычно: включение фильтров воды, воздуха, очищение окон, кашель и кровь из носа. Полупустая комната с продавившимся диваном и парой кресел. Пожелтевшим от времени пластиковым столом с кучей аппаратуры. Искусственный ковер с зеленоватым оттенком и нарисованным цветком. Беспорядок и разбросанные вещи, мятые и нестиранные. Ему было очень трудно заставить себя их бросить даже в стиральную машину. В другую комнату он почти никогда не заходил. А на кухне царил еще больший бардак, чем в комнате. Плюхнувшись на диван, не снимая ботинок, он уснул и не проводил операцию по поиску планеты впервые за несколько лет.
  Внезапно в дверь позвонили, и он вынужден был открыть. Странное ощущение волнения стало щекотать что-то внутри. По телу пробежала дрожь, и вот уже он открывает дверь. За дверью стоял его сосед.
  - Доброй ночи, господин Энджер. Я не хотел Вас будить, ведь Вы учитесь и Вам нужно высыпаться... - с виноватым выражением лица тихо произнес среднего роста мужчина в сером френче. Его кожа на лице была покрыта морщинами, а глаза были настолько узкими, что определить их цвет, являлось сложной задачей.
  - Все в порядке, господин Ульрейк. Что Вы хотели? Я все равно не могу уснуть, как следует... - сонным голосом соврал Энджер.
  - Понимаете, тут вот какое дело, у моей внучки день рождения завтра. Она очень хочет семя любого из растений. Дело в том, что сейчас у нас с супругой нет таких денег, но если Вы нам продадите его в долг, то в скором времени мы Вам все возместим. Я обещаю, - запинаясь, выговорил Ульрейк.
  - Заходите и не стойте в дверях!
  - Благодарю, а Вы...
  - Пройдемте в комнату. Очень хорошо, что Вы собираетесь подарить ей именно такой подарок. Значит, она у вас будет ценить и любить природу! - улыбнувшись, произнес Энджер и посмотрел на подоконник с растениями.
  - Так хочется сделать ее счастливой, при нашей жизни у детей может просто не быть будущего, а это самое страшное, очень тяжело смотреть на них. Вы так не считаете? - прослезившись, спросил Ульрейк.
  - Ну что Вы, что Вы! Перестаньте, все будет хорошо, и не отчаивайтесь! Вот увидите, мы сможем спасти этот мир, пока есть такие люди, как Ваша внучка! Они вырастут, зная цену каждому ростку на этой планете.
  - Хорошо, если так оно и будет...
  - Вот, этот подойдет! Держите и передайте самые наилучшие пожелания ей от меня! Насчет данного растения скажите, пусть не забывает поливать и удобрять. Грунт дополнительно всегда можете у меня взять, - протягивая горшок с зеленым растением, похожим на фикус с вытянутыми листьями, сказал Энджер.
  - Вы с ума сошли?! Что Вы! Нет, я не могу это взять! Мы не сможем тогда с Вами расплатиться никогда! Я же прошу только семя, одно семя! - испуганно закричал тот.
  - Успокойтесь и берите смело, мне не нужно возвращать за это ничего. Я его дарю Вашей внучке бесплатно. Не вздумайте платить. Господин Ульрейк, Вы очень замечательный человек и сколько раз помогали моим родителям. Это я Вам должен, а не Вы мне! - улыбаясь, воскликнул Энджер и, осторожно поддерживая за руку Ульрейка, повел к дверям.
  - Спасибо, я не забуду Вашей помощи. Вы просто золотой человек! - плача от радости, кричал тот.
  - Если бы был золотой, не был бы человеком. Не говорите ерунды и идите к себе. Удачи Вам, - пожав руку Ульрейку, прошептал Энджер.
  Закрыв дверь, чтобы не выслушивать сотню благодарностей от него, Энджер попытался сразу лечь спать, но что-то ему мешало. Небольшое волнение и нехорошее предчувствие заставляли биться сердце быстрее, и по коже пробежались мурашки. Он подошел к окну и смотрел вдаль на город. Слегка проглядывавшиеся огни зданий мерцали, словно звезды на небе. В этом миге было что-то не так, и он словно завис в пространстве.
  Выпив чашку чая, Энджер решил отогнать от себя дурные мысли и подумал о своей заявке. 'Думаешь, они примут? Вот черт меня дернул, сейчас ведь читают и думают: вот идиот! Нет, сейчас они явно не читают, Господи, да они ее и читать не станут, а прямо сразу в мусорное ведро бросят! Нет, не бывать тому, что могло бы случиться. Никогда ты не полетишь в космос! Да и фиг с ним... Больно надо, ну кого я обманываю? А ведь старик Ульрейк прав, куда они денутся эти дети? Что их ждет? Уже с самого рождения они стоят на пороге выбора, и никто им не поможет. Ох, знали бы они, что и как делать, сколько судеб сломается...
  Самое главное, все сделано так, чтобы они сломали их сами, и те, кто это придумал вроде, как и не виновны. Двадцать лет - это совершеннолетие, но что может знать человек в таком возрасте?! Что?! Да ни черта! Восьмидесятилетние старики не знают, а что можно ждать от таких?! Мнение без мнения, и собственные родители не могут высказать ничего, помочь, подсказать. Кто это только придумал: это навязывание чужого мнения, а нужна свобода... Да где она эта свобода? Где хоть капля свободы?! Энджи, ты чокнулся, иди спать. Ох, Кэти, почему тебя нет со мной, ты замечательно отвлекала меня от этих бесполезных и никчемных размышлений!
  Я устал и не могу так больше... Кэти, черт бы тебя побрал! В этот момент я понимаю, почему ты ушла от меня... Надо ей позвонить... И что ты скажешь?! Нет, надо!' - долго рассуждал про себя он.
  Наконец, собравшись с силами, он взял телефон со стола и позвонил Кэти. В трубке долго шли гудки.
  - Алло, Кэти, это я.
  - Ты совсем страх потерял? - раздалось в телефоне.
  Энджер понял, что это его бывший друг и сразу прервал разговор. 'Чтоб тебя! Говорил же, не звони ей! Дурак!' - расстроено подумал он.
  Через несколько минут Энджер решил лечь спать и, выключив везде свет, лег на диван, нашарив рукой плед, укутался в него. В темноте на потолке были видны слабые следы света, как вдруг что-то яркое пролетело мимо и осветило комнату мощным лучом. Через несколько секунд раздался страшный взрыв, и звон бьющегося стекла. Он подбежал к окну и увидел, как чей-то атмос резко развернулся и стал беспорядочно вращаться вокруг своей оси. Через несколько секунд второй атмос вынырнул откуда-то и со всего размаха врезался в тот. Раздался мощный взрыв, и один из них отбросило в сторону соседского окна. Перед Энджером в метре от окна пролетел другой атмос и, ударившись об нижний этаж, стал падать вниз. В ту же секунду послышались страшные крики за стеной и вопли о помощи.
  Энджер понесся в общий коридор и увидел, как по полу из открытой двери соседской квартиры ползет супруга Ульрейка. Она была вся в крови и ползла лишь ее половина, из которой вываливались кишки, оставляя кровавый след. Энджер быстро подбежал к ней и взял ее за руку, ничего не говоря.
  В квартире все горело и падало. Другие соседи тоже выбежали и стали пытаться помочь супруге Ульрейка, но она скончалась через пару минут. Энджер пошел в комнату, в коридоре началась паника, все стали кричать. Стоял невыносимый гул, и в пламени огня он пытался отыскать тех, кто мог остаться в живых. Энджер растерянно метался из комнаты в комнату и увидел лишь обгоревшие останки трех детей. В кухне Энджер так же обнаружил все, что осталось от Ульрейка. Не в силах сдержать эмоции, он стал трястись и не мог с собой ничего поделать. Его охватила паника, как вдруг он услышал стон. Подойдя к искореженному атмосу, который находился между комнатами в пробитой им дыре, Энджер увидел, что пилот жив. Тот был весь в крови, и половина его лица осталась без кожи. Белые кости черепа торчали на месте щеки и виднелись окровавленные зубы. Глаз вытек, и на его месте находились кровавые ошметки. От незнакомца исходил сильный и неприятный запах спиртного.
  - Помоги мне вылезти, мужик... - прохрипел тот.
  В этот момент Энджер подошел вплотную к нему и, взяв за волосы на голове, посмотрел ему прямо в лицо.
  - Что же ты за мразь такая... - тихо прошептал ему Энджер.
  Лицо этого человека не смогло выразить эмоций, и это очень сильно взбесило Энджера. Виновник катастрофы был совершенно пьян и плохо соображал. Он почти не чувствовал боли и не понимал сказанного. Словно находился в тумане. В голове у Энджера мелькнула мысль, и вот его разум обуяло чувство мести. Самое страшное аффективное состояние смогло взять под контроль психику. Он залез в салон атмоса и, найдя бутылку со спиртным, облил незнакомца, схватив горящую тяпку, Энджер бросил ему ее прямо на лицо. Тот вспыхнул как спичка и жалобно завопил. Его тело пыталось сопротивляться, и разум частично вернулся, но, не смотря на конвульсии и беспорядочное движение рук, ему не удалось выбраться.
  Вскоре Энджер понял, что незнакомец мертв и направился к выходу из квартиры. В коридоре стояла тишина, и он спокойно вошел к себе домой. Умывшись, Энджер вошел на кухню, достав бутылку вина и присев за стол, начал ее распивать.
  'Что же ты натворил, Энджи? Сегодня ты стал убийцей, убийцей по собственной воле! Зачем ты это сделал? Зачем взял грех на душу? Его не ты должен судить, а Бог, если он есть. Ответь мне, почему ты всегда решаешь все за него?! Какой смысл, что ты его убил, облегчил ему страдания? А если там нет ни черта, кто его накажет?! Где его совесть?! Она должна мучить таких, как он! Ты идиот... Хотя нет, он получил по заслугам! Если так всех прощать и говорить, что Бог осудит, то, что тогда? Они же совсем обнаглеют! Нет, ты правильно поступил, только вот теперь одна душа на твоем счету, Энджи. Ты должен за это заплатить. Ульрейк, почему ты позволил умереть себе и всей твоей семье?! Какая-то дрянь, жизнь которой и гроша не стоит, убила тебя. Где смысл?!' - Энджер понял, что этот инцидент навсегда останется в его памяти. Он, как земляной червь будет вгрызаться в землю, и ползать там, пока тот будет жив. Никогда не покинет его эта страшная картина огня и смерти. Вечно будет вставать перед ним лицо убитого им человека.
  Просидев так полчаса, он услышал чьи-то разговоры и отправился в общий коридор. Там стояли сотрудники полиции, в том числе сотрудники других структур. Они опрашивали других соседей и осматривали место происшествия. Энджер подошел к одному из людей в форме. Окинув его взглядом, он помолчал и, наконец, попытался завести с ним разговор.
  - Эй, я хочу дать показания! - слегка подвыпившим тоном произнес он.
  - Что? Гражданин, Вы пьяны, идите, пожалуйста, к себе и не мешайте нам работать, - спокойным тоном ответил тот.
  - Это я-то пьян?! Это я-то, черт возьми, пьян?!
  - Да, Вы!
  - Это вот тот урод был пьян! Они заключили пари, я уверен! Поспорили на что-то и решили устроить шоу! Пьянствовав перед этим целый день! А результат, Вы видите, на лицо! Жертвы, жертвы и еще раз жертвы! - кричал, брызгая слюной, Энджер.
  - Успокойтесь, гражданин! Если будете хулиганить, мы Вас задержим!
  - Послушай ты, идиот. Я знал Ульрейка с самого рождения! Какая-то мразь сегодня лишила его жизни и всю его семью! Завтра, вернее уже сегодня, у его внучки должно было быть День рождения! А вместо этого он стал днем ее смерти! Я ей подарил растение не для того, чтобы оно попало к ней на могилу! Где ваша справедливость?! Вы всегда о ней трубите, а сами убиваете нас. Что вы все время делаете вид, мол, работаете? Да ни черта вам не нужно все это! Чихать вы хотели на жертв. Вы даете права различным отморозкам! Они - причина гибели сотен тысяч людей! А самое главное, вы не запрещаете им пьяными садиться в атмосы и совершать воздушное передвижение!
  - Последнее предупреждение, если Вы не успокоитесь, я Вас задержу.
  - И что, ну что ты мне сделаешь?! Я их убил?! Нет, это вы! Все происходящее, все ваша программа по сокращению численности людей. Только вот будьте уверенны, эта программа коснется и вас! - продолжал кричать Энджер.
  - Так, все, я вынужден Вас задержать! - прошипел человек в форме.
  - Тихо! Спокойно, UR-75, - грозным тоном ответил подошедший в форме сотрудник более высокого звания.
  - Это Вы?! - удивленно спросил Энджер.
  - Да, я, пойдем, нужно поговорить.
  - Ха-ха, у вас даже имен здесь нет! Одни лишь номера, никчемные псы! - прохрипел Энджер в лицо своему собеседнику.
  - Идем, хватит уже, оратор.
  Они вошли в комнату и сели на диван. Этим человеком оказался преподаватель по правоведению в институте у Энджера.
  - Вот уж не ожидал Вас увидеть! - воскликнул, наконец, Энджер.
  - Зачем ты лезешь к ним? Такие 'громкие' речи нельзя при них высказывать!
  - Господин Рентер, а можно ли убивать людей открыто и делать это таким образом, как будто сами жертвы виноваты?!
  - Ты что решил систему обуздать?! Зачем тебе это нужно, я понимаю, случилось непоправимое, но ты же умный парень. У тебя есть будущее, так не губи себя! Молчи, в нашем мире, чтобы жить, нужно молчать. Твое слово способно нанести тебе непоправимый вред. Какого же черта ты, извиняюсь, мелешь и мелешь своим ртом?! Выпил, так сиди, никому ты не нужен, пока молчишь, - раздраженно говорил Рентер.
  - Господин Рентер, а если завтра я? Вот в мое окно влетит подобный кретин, что тогда? Меня не слова погубят и не такие, как Вы. Погубит меня вот такой бездушный, тупой кретин, который ради спора и удовлетворения своего ЭГО, готов на все!
  - Я все понимаю, но ты должен молчать. Всем тяжело, и мне тоже больно видеть, как эта программа работает, но мы не в силах ее остановить. Если люди не будут умирать, через десять лет умрут все. Умрут из-за нехватки ресурсов!
  - Чушь, это полная чушь! Для этого и нужны такие, как я, мы сможем спасти людей. Больше не надо будет мучиться и страдать. Нам нужны новые планеты и вместо того, чтобы вгрохивать деньги в эту программу, они должны помочь нам найти новые миры!
  - Я не верю в это, и все это лишь утопия, Энджи. Утопия! Ты слишком молод, импульсивен. В твои годы я тоже считал, что так и должно быть. Только с годами я стал понимать и различать что-то, а потом случилось самое страшное...
  - Что? - удивленно спросил Энджер.
  - Я не смог отличать добро от зла и куда я ни смотрел, что ни видел - везде добро несло в себе зло, а зло несло добро. Польза несла вред, а вред - пользу. Эти грани стерлись и затерялись. В такой момент я пытался искать 'нить Ариадны', только вот не смог отыскать и навечно застрял в этом лабиринте из проблем... - подавленно произнес Рентер.
  - Ничего не могу Вам ответить, я лишь одно понимаю, меняются мода, дома, города, меняются вкусы и окружающий мир. Не меняются только сволочи, которые раньше ездили на автомобилях и сбивали людей, при этом не испытывая раскаянья, но тогда они не подвергали риску живущих наверху! А теперь, в новую эру технологий, они смогли и дотянуться до тех, кто раньше был в безопасности. Любой может пасть их жертвой.
  - Ты по-своему прав, но поверь, не все так просто. Тебе еще не раз предстоит за свою жизнь испытать горечь от потери друзей и близких.
  - Одну я уже испытал несколько лет назад... - опустив голову, прошептал Энджер.
  - Знаю, но такова жизнь. Она дает и отбирает...
  - Не нужно поэзии, я Вас умоляю. У нас не вечер поэтесс и поэтов... Сегодня я потерял еще одну частицу веры в людей.
  - Не стоит, люди достойны лучшего, у каждого своя причина на собственное поведение.
  - Не все причины можно оправдать такими поступками и ощущением полной безнаказанности!
  - Это всего лишь философия... Ладно, выспись и постарайся придти в себя, Энджи. Ты еще сможешь показать себя миру. Верь.
  - Я это и без Вас знаю, спасибо, - накрывшись пледом и вытянувшись на диване, прошептал сонным голосом Энджер.
  Рентер вышел из квартиры Энджера и растворился в темноте коридора. В эту ночь Энджера постоянно преследовали кошмары. Проснувшись среди ночи, он почувствовал сильную головную боль. С этого момента ему стало понятно, что жизнь пошла по новому кругу развития и уже не будет прежней, хочет он того сам или нет. Сегодня Энджеру пришлось слишком туго. Его руки тряслись, и дрожь бежала по телу. Новые призраки появились у него в душе и никогда теперь не исчезнут. Весь стресс, увиденный им за эту ночь, навсегда оставит след в его сознании. Лишь через час Энджер смог с трудом уснуть и проспать до самого утра.
  За окном, тем временем, все также наивно и безмятежно в ночной мгле и окутанном смогом воздухе, мерцали ночные огни бескрайнего города, в котором кипел океан жизни.
  
  Глава II
  
  Горизонт мечты
  
  Внезапно прозвучавшая мелодия будильника разбудила его. Слегка дернувшись, веки глаз открылись и увиденное ночью, словно приснилось в очередном банальном кошмаре. Осознание того, что произошло с тобой резко не приходит, особенно с похмелья. Когда голова забита разными мыслями, она не воспринимает реальность после сна. Фиолетовый рассвет слабо светил в окна, по стеклам которых медленно стекали дождевые капли.
  Дожди редко обрушивались на Енелэн, а если это происходило, люди предпочитали даже не смотреть на грозовые облака, проносящиеся над городом. Вся вода была настолько отравлена, что приносила большой ущерб оставшимся в единственном парке деревьям.
  'Какой бред, почему это произошло именно вчера?! Энджер, черт бы тебя побрал! Надо завязывать реагировать на все, что происходит вокруг тебя...', - вдруг зазвонивший телефон заставил его оторваться от размышлений. Быстрым движением схватив его, он принял вызов.
  - Добрый день, это Вас беспокоят из отдела ОВСМ-12 КБР-545. Ваша заявка отклонена, спасибо за предложение.
  - Стойте! Что? Как?! - закричал Энджер в трубку, но услышал лишь гудки.
  В этот момент вся злость, накопившаяся в нем за долгие месяцы, перешла в новую стадию. Она сжалась в маленький комок и приготовилась к взрыву в нем. Сегодня он решил жить иначе, и это стало совсем сложным испытанием. Погладив свою одежду и приняв душ, отныне Энджер дал себе обязательство всегда выглядеть опрятно и быть чистым. Убрав свою квартиру и приведя все в порядок, он спустился на стоянку и сел в свой атмос. Его путь лежал через полгорода к зданию ИНЕРЕСа. Его руки затряслись, но решительность помогла преодолеть эту дрожь. Океан из миллиона атмосов все также стремился в разные концы этой бетонной обители и распадался на тысячи рек, состоявших из них. Каждый хотел своего, и Энджер не обращал на них внимания. Его решение стать эгоистом выглядело смешно, но это была своеобразная самозащита от отчаянья.
  Оператор сидела на своем месте, как и вчера, он, резко растолкав очередь, пробрался к ней и, собравшись с силами, заговорил. Сзади возмущенные его наглостью люди стали кричать и пытаться его оттеснить, но Энджер отключился от мира и сосредоточился лишь на себе.
  - Добрый день! Почему моя заявка даже не была рассмотрена?!
  - Добрый день, гражданин, Вы получили ответ и это уже не моя вина, что Вам поступил отказ. Я здесь не занимаюсь подобными вещами.
  - Я имею представление о том, чем Вы занимаетесь, и пришел узнать о том, с кем я могу поговорить по этому поводу!
  - Хорошо, сейчас, вот, пожалуйста, талон на прием в 5089 кабинет. А теперь отойдите и не мешайте работать, пожалуйста, - устало ответила она.
  - Благодарю! - резко произнес он и отошел в сторону.
  Быстрыми шагами Энджер направился к этому кабинету и, не занимая очереди, ворвался в него. За столом сидел холеный мужчина в возрасте пятидесяти лет, одетый в белый деловой костюм с синеватым галстуком в серую полоску. Его пухлые пальцы держали лист бумаги, и на безымянном пальце левой руки блестел огромный золотой перстень с изумрудом. Серые глаза выглядывали из-под седых бровей и выражали полное недоумение. Напротив него, на месте посетителя, сидел молодой парень, примерно того же возраста, что и Энджер. На нем была одета синяя куртка, из-под которой выглядывал расшитый белыми полосками френч. Его ботинки блестели так хорошо, что в них Энджер смог различить свое отражение, стоящее в дверях. Волосы у него были совсем светлые и средней длины, а большие зеленые глаза растерянно смотрели на Энджера.
  - Уважаемый! Это что за выходки! Удалитесь, пожалуйста, из кабинета!
  - Да нет, я постою здесь! Объясните одно, я хочу услышать!..
  - Вон из кабинета! - перебил его человек, сидящий за столом.
  - Отвечайте! Моя заявка отклонена! Причина! Мне нужна причина! - подойдя ближе, с глазами наполненными ненавистью, вопил Энджер.
  - Сейчас я Вам объясню, подобные заявки мы уже не раз получали, в данный момент я веду беседу с одним из кандидатов. Информационная составляющая его заявки идентична Вашей, но все проверки данной системы говорят об отрицательном результате полученных Вами данных!
  - То есть после многочисленных проверок Вы выяснили, что планета не соответствует заявленным мною параметрам?
  - Да и не только Вашим. Объекта, о котором Вы получили данные, вообще не существует. Повторюсь, подобные заявки уже поступали от нескольких кандидатов и все указывали именно ту систему, которую указали Вы. В связи с этим мы приняли решение об отклонении Вашей заявки.
  - Черт! Прошу прощения! - быстро выходя из кабинета, прошипел Энджер.
  Резко направившись к лифту, он стал сжимать кулаки и ударил в стену несколько раз. 'Зачем ты это сделал?! Ведь знал же, что так оно и выйдет! Идиот, идиот, идиот!' - думал он про себя, как вдруг услышал сзади себя крик:
  - Господин Энджер! Постойте!
  Энджер продолжил идти к лифту и не останавливался.
  - Господин Энджер, прошу Вас, подождите!
  Он обернулся назад и увидел, что к нему бежит тот самый парень, который находился в кабинете. В его руке было две папки, одна из которых принадлежала Энджеру.
  - Что Вы от меня хотите? - удивился Энджер.
  - Фуф, ну Вы и бегаете, Вас не догнать. Позвольте представиться, Клерон, очень рад знакомству с Вами, именно Вы мне и нужны.
  - Взаимно, Энджер, - пожимая ему руку, произнес он.
  - Знаю. Вот Ваша папка и берегите ее, - протягивая папку, произнес Клерон.
  - Откуда ты меня знаешь? Не против, если на 'ты'?
  - Нет, не против, мне твое имя сказал этот мужик в кабинете и отдал папку. Редкостная зараза, такие как он... Сказал, чтобы мы здесь больше не появлялись.
  - Понятно, а чего ты от меня хочешь?
  - Здесь не место для таких разговоров. Знаешь кафе рядом с парком 'Single'?
  - Естественно...
  - Ого, а я думал такие, как ты даже о его существовании не подозревают.
  - Это вот сейчас прямое оскорбление. За это я обычно бью по морде. А твоя вижу холеная, так же, как и одежда.
  - Извини, я за языком не слежу, могу ляпнуть не то. Я, правда, не хотел обидеть. Просто видно, что ты из бедной семьи.
  - Не так беден, как кажется...
  - Ладно, пошли, зря время терять не будем. А ты там был?
  - Да уж естественно...
  - Но как?!
  - Я зарабатываю неплохо на продаже растений.
  - Ого, ну тогда, друг, с тобой все понятно, значит, чувствовать себя как дома будешь. Идем.
  Энджер пристально разглядывал незнакомца и начинал раздражаться. 'Отпрыск богатеньких недоумков! Избалованный мажор...' - думал он про себя.
  Спустившись на стоянку, Энджер сел в атмос и стал ждать, когда появится атмос Клерона. Наконец показался и он. Атмос выглядел очень красиво. Белый с серебристыми полосками, спереди находился аэрографический рисунок, изображающий галактику на черном фоне. 'С кем ты решил пообщаться?! Он же явно с головой не дружит', - ругался Энджер, думая о Клероне.
  Их атмосы взмыли вверх и вылетели с подземной стоянки. Энджер увидел, как в окно из своего атмоса ему машет Клерон. Он ответил ему тем же самым. 'Идиот', - подумал Энджер, улыбнувшись ему. Продолжая свой путь, они быстро и верно приближались к любимому кафе Энджера.
  Не прошло и полчаса, как они уже входили в кафе. В зале как всегда находилось много людей и все ели, набивая свои животы, опустошая карты оплаты.
  - Эй, господин, нам, пожалуйста, стандартное меню - мне и моему коллеге, - обращаясь к официанту, сказал Клерон.
  - Да, я вижу: ты здесь частый гость... - пробубнил Энджер.
  Они присели за стол, и Клерон закурил.
  - Сигаретку? - предложил он Энджеру.
  - Нет, благодарю, курение вредно для здоровья. Ну, я жду ответа на мой вопрос.
  - Да погоди ты, расслабься. Еще успеем все обсудить. Не на работе же находимся.
  - Нет уж, начинай, а не то я вынужден буду удалиться.
  - Да что такое, все время мне попадаются деловые люди. Никто не любит отдыхать. Ладно. Расскажу историю. Ты сидел в очередной раз, изучая участок неба. Ну, твоя девчонка тебя начала ласкать и все такое, и вдруг пищит этот железный хлам, ты понимаешь, что нашел ее. Нашел то, о чем мечтал. Видя данные, ты удивлен и понимаешь: все именно так, как нужно. Сначала в голову закрадывается мысль, что это бред, а потом... А потом тебя захлестывают эмоции, и страстная ночь со своей красавицей отменяется, потому как больше ты ни о чем не думаешь. Получаешь по щеке и тому подобное, и на следующий день отдаешь заявку в ИНЕРЕС.
  - Почти в точку, только исключая девиц... - презрительным взглядом посмотрев на Клерона, произнес Энджер.
  - Да какая разница. Теперь ты понимаешь, что мы видели одно и то же! Черт возьми, и не только мы, а еще три человека! Она есть - это факт. Пять компьютеров не ошибаются. Тем более мы с разных телескопов искали.
  - Планета открывается только избранным... Бред, вот что за бред ты несешь?
  - Да какой это тебе бред? Это факт и ты с этим не поспоришь. Так вот, никто нас не воспринял всерьез и никто нам не даст корабль туда отправиться. Но, хорошо, что ты попал в нужное место и в нужное время.
  - Конкретнее.
  - Конкретнее, предлагаю сотрудничать вместе! С моей стороны деньги на спонсирование и выкуп корабля. Набираем команду и отправляемся к этому месту. Все просто.
  - Я, конечно, идиот, что с тобой связался, но не до такой степени!
  - Друг, успокойся, я тебе гарантирую, все будет реально. Это не шутка.
  - Может это и не шутка, но ты в своем уме? Ты хоть представляешь, какую подготовку нужно пройти для этого!
  - Не волнуйся, для этого мы и возьмем специалистов, которым опять же я заплачу!
  - О, да ты богатый настолько, что с ума можно сойти! Купи себе для начала мозги, - вставая из-за стола, произнес Энджер.
  - Да погоди ты, Энджер, я ведь не шучу, выслушай меня, пожалуйста! - удерживая его, просил Клерон.
  - Хорошо, валяй.
  - Короче, так. У меня есть друзья, среди которых, между прочим, девушка очень симпатичная! Страстная и яркая.
  - К делу!
  - Все, все. Я тебя с ними чуть позже познакомлю. Мы все видели тоже, что и ты. Мой отец является одним из владельцев северной нефтяной вышки. Думаю, не стоит объяснять, что он имеет кучу денег и угождает мне во всех моих капризах. Так вот, средств хватит, чтобы выкупить Флоренер и отправиться на нем к планете. Соберем персонал из двухсот человек, а сами будем хозяевами. Можешь даже стать нашим командиром. Они будут не против. Только одно условие.
  - Какое? И насчет командира, это уж сам разбирайся, мне такого счастья не нужно.
  - Да не бойся! Условие следующее. Они хотят еще несколько планет проверить. И по дороге к нашей заветной мечте мы их посетим.
  - Ради Бога. Хорошо, когда начнем?
  - Вот это уже другой разговор. Ну, думаю, месяца два нам потребуется для подготовки, и пока мы соберем команду, то да се. Кстати, вот и наш заказ.
  - Э, отставить, мне не нужно, чашечку кофе, пожалуйста.
  - Ты меня обидеть собрался?
  - Нет, просто я за чужой счет не ем и не пью.
  - Успокойся, друг. Вот ненормальный, считай, что это моя благодарность. Или это второе условие.
  Энджер неодобрительно посмотрел на Клерона, но запах еды быстро пробудил в нем аппетит.
  - Ладно, раз уж я решил жить иначе, плюну на убеждения.
  - Вот и правильно, бери, пока дают, а если дают так за что-то, а не просто так.
  - Это тебя папаша твой так учил?
  - Ну... Естественно. Да ты не думай, я не как он. Он козел...
  - Не хорошо так говорить о своем отце. В конце концов, он тебя всем обеспечил.
  - Всем да не тем... Ладно, давай выпьем!
  - Что это?
  - Коктейль. Голову тебе снесет быстро, и лучше не думай о том, что в нем содержится, - смеясь, сказал Клерон и выпил.
  Энджер тоже отпил и понял, что он довольно крепкий. Через несколько минут его голова закружилась, а сознание помутилось.
  - Ешь, ешь, когда ты такое мог поесть-то? Тут и рыба, и мясо - все, что пожелаешь, особенно салат фруктовый у них удается, - куря сигарету, смеялся Клерон.
  Энджер жадно опустошал тарелку за тарелкой, запивая очередным бокалом странного коктейля.
  - Энджи, расскажи о себе, а то ведь я о тебе ничего не знаю.
  - Ладно, живу я один и рад этому. Хотя, что я несу?! Мои родители погибли два года назад из-за урода пьяного, который на атмосе врезался в их комнату. Я-то в соседней спал и остался жив. Ненавижу...
  - Кошмар какой, знаешь, что я тебе скажу? Это, наверное, очень сложно потерять родных людей.
  - Вот именно, - вытирая салфеткой губы, подтвердил Энджер.
  - А девчонка есть у тебя?
  - Да была, но ушла к моему другу. Да черт с ней. Сама не знает, чего хочет. То ей нужен такой мужик, то такой, а я устал от этого.
  - Офонареть, да ты не переживай, другую найдешь - это не фатально. Станешь потом знаменитым, сама к тебе приползет, только у тебя уже другая будет, давай выпьем за нашу удачу! - поднимая бокал, сказал Клерон.
  - Давай!
  - А зачем в астрономический подался?
  - Да как-то интересно мне было. Решил, что смогу найти пристанище в жизни. Совершу подвиг. Вот сейчас думаю по-другому.
  - Нет, это не так! У тебя как раз появился такой шанс. Это судьба и мы не случайно встретились. Видимо, наши пути должны были пересечься.
  - Теперь твоя очередь делится скелетами в шкафу.
  - Да я сынок богатенького папаши, ну ты уже знаешь. Живем мы на втором этаже, квартира большая. Мать у меня странная - религиозная фанатичка. За отца, наверное, грехи отмаливает. Я ненавижу его и его деятельность. Из-за таких, как он, наша планета стала мусорной канавой, в которой все погрязли. Потому я и пошел в астрономический. Наши взгляды с ним сильно расходятся. Собирался с двадцатки спасти планету и людей. Сейчас уже двадцатка и два, мне отец постоянно твердит, что я молод, импульсивен и горяч, мой максимализм достигает высшего предела. Говорит, что я так же разочаруюсь в жизни. Но мне кажется у нас появился шанс доказать - мы действительно достигнем того, о чем мечтаем. А так люблю девочек и понятное дело космос. Ты летал туда?
  - Нет, никогда. Всегда хотел, но накопить хоть на один полет нет никакой возможности.
  - Не повезло, а в парке этом был?
  - Нет, никогда.
  - Черт, а меня сюда отец каждые выходные раньше водил. И брата моего полоумного. Он в него пошел и хочет тоже нефтью заниматься.
  - Повезло тебе, я вот на двухсотом этаже живу и всю жизнь довольствуюсь искусственными парками. Кроме моих растений, они скрашивают жизнь.
  - Какой ужас! Как там вообще можно жить?! Теперь все будет иначе. Я как-то задумывался над этим, но не смог понять, - пьяным голосом бубнил Клерон.
  - Над чем?
  - Да вот живу я и не понимаю, все вроде есть, такие как ты мечтают об этом. Я же постоянно хочу другого, ищу... Все как-то осточертело и не радует.
  - Зажрался ты от хорошей жизни просто, в этом и вся проблема. Обнищаешь, сразу все вернуть захочешь, - нетвердым голосом произнес Энджер и выпил еще бокал коктейля.
  - Возможно, ты прав...
  - Да, я прав, и не чувствовал ты еще потери. То, что произошло вчера ночью... Все это ужасно... Это и есть потеря, когда гибнет человек, которого ты знал и видел с самого детства, а заодно и вся его семья... Он был беден и стар, но за что он заслужил такую учесть? Знаешь, как бесит меня эта жизненная несправедливость. Самое главное - богатые от богатства не очень-то и счастливы. А бедные считают, что были бы счастливы, в итоге и те и другие несчастны, какой-то бред получается!
  - Ты прав, такая жизнь... Ну что, я думаю, тебе уже хватит пить. Сегодня мы явно не в состоянии познакомить тебя с моими друзьями. Значит, сделаем это завтра. А сейчас нас довезут до дома, у меня переночуешь.
  - Ты в своем уме? Твои-то рады не будут!
  - Да перестань, им практически все равно, кого я привожу и что делаю, не переходя за рамки разумного, конечно же. Тем более человек ты культурный, опрятный. Не бойся!
  - Знаешь, я был прав, есть среди вас люди действительно хорошие, но очень мало.
  - Есть, есть. Ты только... Это... Не падай здесь, а то совсем со стула уже свесился...
  Энджер не мог уже соображать, и все было как в тумане. Звуки стали странными и его ноги словно проваливались в пол. Ему казалось, будто он увяз в паркете. Клерон звонил и договаривался с кем-то. Энджер решил пройтись по залу и случайно наткнулся на чужой стол. Не удержавшись, он свесился вниз и потянул за собой скатерть, опрокинув все, что на ней находилось, на себя. Он слышал, как на него кричали, и как Клерон с официантом подхватили его, понеся к дверям. Впереди раскачивались стены, и потолок причудливым образом плыл, словно ночные звезды. Перед его глазами постоянно мелькало лицо Клерона, который что-то ему говорил и показывал папки, которые держал в правой руке. Слева от него, поддерживая его за руку, шел официант с густыми черными усами и короткой стрижкой, который напряженно смотрел вперед.
  Через несколько минут они спустились вниз на лифте, и Энджер увидел атмос черного цвета. Рядом стоял мужчина в черном костюме, распахнувший дверцу. Клерон аккуратно помог Энджеру залезть в салон и, дав официанту чаевые, сам сел в атмос.
  - Куда меня увозят? - смеющимся голосом спросил Энджер.
  - Домой. Ко мне домой. Здорово ты перебрал сегодня. Знал бы, что ты так на алкоголь реагируешь, не заставлял бы пить это, а дал бы тебе что-нибудь полегче, например, дамский коктейль, - усмехался Клерон.
  - Да иди ты к черту! - улыбнулся Энджер.
  Атмос взмыл вверх, и Энджер смотрел в окно, впервые за долгое время он наслаждался полетом в полной мере, не боясь отрывать взгляд. Перед ним проносились небоскребы, и сладковатый дым заполнил салон атмоса. Это Клерон курил очередную сигарету.
  - Может, позволишь попробовать?! - потянувшись к Клерону, спросил Энджер.
  - Э-э-э, полегче, тебе уже на сегодня и так хватило выпивки. Еще сигарета: совсем улетишь, но явно не в космос, а мне ты нужен живой и адекватный, - сказал Клерон.
  Энджер не стал упрашивать и придвинулся к окну. Голова наливалась свинцом, и непонятные мысли лезли в нее. Единственное, чего он не мог понять, как за один несчастный день можно изменить свои принципы и убеждения. 'Я слишком сильно сорвался, причем совершенно не думая о последствиях. Да, Энджи, все еще хуже, чем ты думал. Этот Клерон тебя к краю пропасти подведет и столкнет туда. Хотя, может, ты сам туда шлепнешься', - рассуждал Энджер и смотрел на проносящийся под ним город.
  Вскоре атмос достиг цели и опустился на подземную стоянку. Клерон, слегка поддерживая Энджера, направился к лифту. Снова что-то неразборчивое поплыло у него перед глазами. Двери открылись, и они вышли из лифта. На пороге стоял мужчина лет пятидесяти пяти в темно-зеленом костюме. Энджер не смог разглядеть его лица и лишь пробурчал:
  - Здравствуйте...
  Он слышал, как Клерон разговаривал с ним, и оба направились куда-то. Перед этим Клерон сказал неразборчивую фразу и показал на девушку в синем френче с белым передником. 'У них тут и обслуга есть!' - подумал Энджер. Она помогла ему разуться и отвела на диван. Энджер моментально уснул.
  Легкое гудение, доносящееся из кухни, разбудило его. На часах было почти двенадцать часов дня. Голова сильно гудела, и он долго не мог вспомнить, что было вчера. Энджер лежал на мягком диване и смотрел на стены комнаты, они были завешаны кучей тарелок, на которых красовались пейзажи, люди и различные животные. Некоторые из них были просто раскрашены в разные цвета, на других пестрели разные фразы. Бежевые обои придавали этой комнате уютную атмосферу. По белоснежному потолку расползались красивые узоры, которые плавно переходили в потолочный плинтус у стен комнаты. Кроме того, с потолка свисали большие светильники в форме планет, слегка колышущиеся от работающего кондиционера, и очистителей воздуха. За окном раздавалось легкое жужжание.
  - Эй, хватит спать! - зайдя в комнату, прокричал, напевая себе что-то под нос, Клерон.
  - Да я, уже, в общем-то, встал, - прокашлявшись и приподнимаясь с дивана, прохрипел Энджер.
  - Да, друг, пить ты явно не умеешь. Ну, оно тебе и не потребуется. Вот, держи крепкий кофе. С сегодняшнего дня ты - мой подчиненный, и спорить со мной я тебе не советую.
  - Что это значит? Я тебе в прислуги не нанимался! - отпив кофе, удивился он.
  - То и значит. Начиная с сегодняшнего дня, ты больше не пьешь и будешь следить за своей физической формой. Так что допивай кофе и переодевайся вот в это. Учти у тебя пять минут: тебя ждет еще знакомство с другими членами экипажа, - бросив спортивную форму на диван, произнес Клерон и, насвистывая, отправился в другую комнату.
  - Эй, я так не договаривался! Клерон, черт!
  Допив трясущимися руками кофе, Энджер стал одевать то, что ему принес Клерон. Это была белая футболка, которая была безнадежно мала ему, и темно-синие штаны. Переобувшись в потертые кроссовки, он направился к выходу из квартиры. Но она была настолько огромной, что Энджер никак не мог найти прихожую.
  - Клерон, где ты? Извини, что отвлекаю, хочу у тебя спросить кое о чем.
  - Да здесь я, что ты хочешь узнать? Я весь во внимании, - прошипел он, выйдя из-за угла, натягивая на себя футболку.
  - Это что, спортивная форма? Но я ненавижу спорт и все, что с ним связанно.
  - Меньше слов - больше дела. Ты собрался в космос отправляться неподготовленным? Тогда тебе там будет очень сложно, да и вообще лучше сразу отказаться от этой затеи.
  - Да, черт возьми, я согласен, но зачем так торопиться, ты не хочешь мне все конкретнее объяснить? В чем состоит твой план, и расписать всю дальнейшую программу. Объяснить мою значимость.
  - Все в процессе, у нас краткий курс обучения, придется схватывать информацию на лету. Давай, шевелись, нас ждут! - выталкивая его из квартиры, прокричал Клерон.
  Закрыв дверь, они спустились на лифте на стоянку и сели в атмос Клерона.
  - Может, ты хотя бы объяснишь, куда мы направляемся?
  - Сейчас все узнаешь, - ехидно улыбаясь, пробубнил Клерон, и их атмос поднялся ввысь.
  - Мне не нравится то, что ты ничего не объясняешь. Все в спешке, так к делу не относятся. И ты что всех стрижешь под одну гребенку?
  - Не совсем, но я понял, что ты имеешь в виду. Форма - это признак дисциплинированности и порядка. Сожалею, если тебе это не по душе, но все равно придется смириться с данным фактом.
  - Хорошо, я готов это принять, но у меня нет желания заниматься спортом!
  - Плевать, придется заниматься, ведь в ближайшее время спорт - это твой лучший друг. Ну, и я естественно. Поверь, физическая подготовка необходима для таких полетов, да и в ней есть множество плюсов. Ты станешь выносливее, приведешь себя в форму, самочувствие станет гораздо лучше. Останешься доволен, и благодарить еще меня будешь.
  - Надеюсь, ты знаешь что делаешь...
  - Все под контролем, ничего сверхъестественного от тебя не потребуется.
  - Я просто не понимаю, зачем я тебе сдался? Ведь от меня мало будет пользы. Я не имею должного опыта в сфере космических экспедиций.
  - Одному сложно достигать поставленных целей, а если у тебя появляются единомышленники, так гораздо проще и легче. Ну и конечно веселее. Да и не забудь, что спортивные тренировки - это именно та ниточка, что поднимет тебя в космос. Без них ты не полетишь туда никогда. А опыт из нас еще никто не имеет, с нами будут участвовать в экспедиции и те, кто обладает необходимым набором умений, навыков и знаний. Так что не переживай.
  - Это я и без тебя знаю. Про ребят хочу спросить.
  - Давай.
  - Они слишком серьезные?
  - Ты их боишься что ли?! - рассмеялся Клерон.
  - Чуток да. Но не надо думать, что я трус, просто новые знакомства для меня - это легкое препятствие.
  - Ребята нормальные, и не бойся: вы найдете общий язык, они уже месяц со мной занимаются подготовкой. Тебе придется догонять нас и в темпе. Учти, это будет сложно.
  - Это еще почему?
  - Ожирел ты прилично, - ударив слегка его в живот, улыбнулся Клерон.
  - Спасибо, я и так знаю, - процедил Энджер.
  - Да ладно тебе, еще спасибо скажешь, дело в том, что одними тренировками не обойдется. Ты обязательно должен будешь слетать в космос на несколько часов. Я тебе рассказывал вроде, как это делается.
  - На аппарате вроде атмоса?
  - Естественно, только он больше и в отличие от атмоса выходит из верхних слоев атмосферы без проблем. И вообще тебе повезло. Сейчас все это намного легче, раньше космонавтам много приходилось работать, чтобы совершить полет, радуйся, что ты не в XX веке живешь!
  - У меня радость из ушей уже лезет, - проворчал Энджер.
  - Скоро прилетим, и ты давай готовься, будешь сегодня валяться, когда домой придешь.
  - Мы одеты так, ведь нас и оштрафовать могут!
  - Не бойся, слишком ты опасливый. Мы же спортсмены и летим в парк заниматься спортом. Не по улице же ходим и не в общественные заведения заявляемся в таком виде.
  - Ты что меня в парк тащишь? Это именно то, о чем я подумал?! - воскликнул Энджер.
  - Естественно! А ты думал, где мы будем заниматься? Нет, только на свежем воздухе.
  - Так там же холодно!
  - Ничего страшного, закаляться будешь.
  - И ты что же, всем вход оплачиваешь?
  - Конечно, но мне скидка полагается, я сразу на два месяца вход туда оплатил, и всем нам. Да и еще забыл сказать, ты и они, будете жить все это время у меня. Комнат хватит на всех.
  - Но ответь почему? Я просто не понимаю, зачем идти на такие жертвы?
  - Для меня это неудобств не создаст. Все остальные члены нашей группы тоже проживают у меня и всем довольны. Поверь, тебе не будет с нами неуютно. Всегда найдутся занятия и темы для разговоров в свободное от подготовки время.
  - Да, но дело не только в этом. Мои растения погибнут за все то время, что я буду проживать у тебя. За ними зачастую нужен кропотливый уход, а отсутствовать я буду довольно продолжительное время. Ведь мои растения - это моя жизнь и мой заработок, да и память о родителях.
  - Успокойся, придумаем что-нибудь. Поверь, так будет лучше и удобнее. Тем более нам всем нужно привыкать друг к другу, там, в космосе, ты не сможешь от нас сбежать, и придется терпеть. Лучше сразу понять, совместим ты психологически с нами или нет.
  - Мне кажется, что я ответ этот знаю наперед...
  - Не спеши с выводами.
  - А родители твои что?
  - А они-то здесь причем? Отец снова улетел в командировку, мать все по своим религиозным группам мотается.
  - Они явно были вчера недовольны моим появлением в таком виде, - опасливо проворчал Энджер.
  - Глупости, отцу ты понравился, и он сказал, что по возвращении хочет с тобой поговорить.
  - Кхм... - пробурчал Энджер.
  - Расслабься, а мать меня ругала что, зачем я тебя напоил и больше так не стоит делать.
  - Она права.
  - Но при твоем согласии и не надо, мог уйти, я тебя к стулу не приклеивал.
  - Я знаю.
  - Это, наоборот, интересно, будешь разбавлять нашу серость своими выходками. В конце концов, если нам станет скучно, мы тебя напоим, - хлопнув по плечу Энджера, засмеялся Клерон.
  - Спасибо! - ответив ему тем же, улыбнулся Энджер.
  Тем временем они уже почти подлетали к парку 'Single', и Энджер увидел внизу трех человек, одетых в тоже, во что и он с Клероном. Их атмос мягко приземлился и оба вышли.
  - Доброе утро, хочу представить вам нового члена нашей команды! Это Энджер, он тоже нашел эту планету и остальное расскажет о себе сам, если у него есть язык. Энджер, это Энни, Блайн и Ареон.
  - Очень приятно, безумно рад знакомству, - пожав всем троим руки, произнес Энджер.
  Энни была невысокого роста, и ее светлые волосы светились, словно Луна, отражающая солнечный свет. Серые глаза выражали легкую застенчивость и доброту. Именно такой взгляд в первые минуты очаровал Энджера, и он смутился. Ее брови слегка изгибались и делали выражение лица слегка удивленным. Рядом стоял Блайн, он был ростом немного выше, чем Энджер. Его каштановые волосы прикрывали левый глаз, и Блайн внимательно смотрел на Энджера, загадочно улыбаясь. Рядом с ним стоял Ареон и это, можно сказать, был непримечательный человек. Его короткая стрижка ничем не выделяла Ареона из толпы людей. Среднего роста и достаточно крепкого телосложения, он казался сильным. На нем были небольшие очки, в которых Энджер мог разглядеть свое отражение. Его рукопожатие оказалось довольно крепким, и Энджер постарался быстрее освободить свою руку.
  - А вы долго занимаетесь здесь спортом? - наконец спросил он.
  - По пять часов, а иногда и больше, - тихо ответила Энни.
  - Энджер, здесь все свои, мы тебе поможем, если что. Клерон три шкуры дерет с нас, а с тебя и все десять сорвет, - произнес дружелюбным голосом Ареон.
  - Не пугайте вы, ребят, человека, все нормально будет, - вмешался в разговор Блайн.
  Энджер сразу понял, что его приняли, и к нему будут относиться хорошо. Страх и неуверенность отпали сами собой.
  - Вы нам расскажите про себя после тренировки? - спросила Энни.
  - Ради Вас расскажу, - слегка смутившись, улыбнулся Энджер.
  - Так, хватит трепаться, построились и быстро бегом в парк. Пять километров и отстающих подгоняем пинками. Все за мной! - скомандовал Клерон.
  Все пятеро побежали друг за другом в открывшуюся калитку парка. Дорожка была мягкая, и по краям росла красивая зеленая трава. В лицо Энджеру пахнуло утренней свежестью и росой. Слегка плывущий в воздухе туман заставил пробежаться по телу Энджера мурашки. Растущие по краям дороги деревья благоухали, источая сладкий и неповторимый запах. Их грациозные стволы не повторяли друг друга и росли, причудливо изгибаясь, производя тем самым завораживающее впечатление на Энджера. В ветвях деревьев виднелись птичьи гнезда и сами птицы. Слегка колышущаяся листва приятно шуршала и успокаивала. Энджер не заметил, как отстал от своей группы и стал задыхаться. В его груди сердце стучало так сильно, что казалось, оно выпрыгнет и улетит, преодолев земное притяжение, в космос. Свежий воздух наполнял его легкие, и он его жадно глотал. Но кислорода все равно не хватало, и вскоре Энджер упал на беговую дорожку. Его голова стала свинцовой, и все поплыло перед глазами.
  - Вот черт! Я и не знал, что ты на ста метрах свалишься! - закричал, подбегая Клерон.
  Энджера подняли и усадили на скамейку, дав слегка отдышаться.
  - Что со мной такое происходит? - переводя дух, спросил он.
  - Кислородный обморок, да и вдобавок атрофировался ты совсем! Ужасно просто, как ты довел себя до такого состояния?! Сто метров ведь пробежал всего!
  - Да я не знаю.
  - Ничего, я из тебя всю дурь выбью. Ты будешь летать по парку. Так, поднимайте его и бегите, поддерживая под руки.
  - Давай, Энджер, мы тебе поможем, - прошептал Блайн.
  - Со всеми бывает, не отчаивайся, - поддержал Ареон.
  Они побежали, поддерживая его под руки. Клерон бодро и уверенно несся впереди, а за ним бежала Энни, то и дело, оглядываясь и улыбаясь Энджеру. Тот еле-еле перебирал ногами и сопел, как сопло реактивного двигателя. Дорожка постепенно расширилась, и деревья, стоящие стеной, расступились. Впереди виднелся огромный пруд и мостик через него. Издалека послышалось кряканье уток и крики других птиц. Синеватый оттенок воды словно манил к себе. В воздухе почувствовалась прохлада и запах сырости. Они подбежали к мостику и ненадолго остановились.
  - Так, привал для начинающих. А вы пока побегайте кругами вон там. Энджер, давай переводи дух и продолжим дальше. Энни, я же ясно сказал, бегаем кругами, чего стоим-то?
  Энни подмигнула Энджеру и, улыбнувшись, побежала к группе. Энджер сел на берегу пруда и стал смотреть на воду. Безмятежная гладь отражала в себе слегка пробивающиеся сквозь смог лучи солнца. Мелкая рябь то и дело появлялась на поверхности воды. К нему подплыло, крякая, несколько уток. Энджер смотрел на них, а они с любопытством смотрели на него. Поняв, что от него не исходит опасность, они вышли на берег и стали щипать траву. Энджеру очень нравилось смотреть на все это, и его впервые за несколько месяцев посетило спокойствие. В середине пруда плыли два белых лебедя, которые то и дело игрались, догоняя друг друга. Их гордые шеи изгибались, а взгляд был обращен друг на друга. Они заигрывали и били крыльями по воде. Прекрасные и грациозные создания поражали Энджера свои изяществом. Это та жизнь, что существовала на протяжении миллионов лет до появления самого опасного вида на земле. Люди разорили этот мир и когда осознали ужас содеянного - раскаялись, но что будет стоить сотня, тысяча или миллион раскаяний в секунду. Ничего не стоит оно для сегодняшнего дня, а цена ему уже была дана задолго до содеянного. Свежий ветер обдувал его лицо и трепал волосы. Легкое прикосновение природы ощущалось всем телом, и Энджер упивался этой атмосферой.
  - Вставай, мечтатель! Мы продолжаем наш кросс, - раздался сзади голос Клерона.
  Они вновь продолжили бег и Ареон с Блайном поддерживали Энджера под руки. Мост был прекрасен. Белые перила и арочная форма бесподобно вписывались в нынешний пейзаж этого прекрасного острова жизни в бетонной пустыне 'мертвого мира'. Жизнь казалось не такой серой, и позитив бил ключом из всех уголков этого острова. Казалось, если рай существует, то он выглядит именно так, а не иначе. Даже рай не мог сравниться с этим местом. Энджер перебирал ногами и вдруг почувствовал, что может бежать сам. Его мышцы окрепли, а ватные ноги словно налились энергией, и он попросил его отпустить. Дальше все получилось само. Энджер бодро бежал за Энни и даже обогнал ее. Она улыбалась ему, а он улыбался ей. Клерон удивленно посматривал на них, то и дело оглядываясь.
  - Я вижу, свежий воздух дал тебе прилив сил. Но ты не надейся, что это все закончилось, поверь, дома ты свалишься. Так со многими бывает, - оборачиваясь на бегу, прокричал Клерон Энджеру.
  Тот подмигнул ему, продолжая бежать.
  - Новичок-то неплох, - пытаясь не выбиться из группы, произнес Блайн Ареону.
  Вся группа неслась по дорожке, и мимо них пробегали по траве белки. Они то и дело дрались за лежавшие на земле орехи. Каждая пыталась отобрать орех у другой, и, казалось, будто они просто играют. Над цветами порхали бабочки, и их легкие взмахи крыльев зачаровывали Энджера. Все это было так близко и так недосягаемо. Он часто бывал рядом, но не видел всей этой красоты вживую. Отсюда не хотелось уходить и мучительные тренировки уже не пугали его так сильно.
  - Группа, стоп. На сегодня мы пробежали свою норму. Теперь нам нужна зарядка и для новичков объясняю, мышцы надо разрабатывать, но потихоньку, и если у вас прилив сил, не стоит пытаться свернуть горы, иначе свернете шею! - громко произнес Клерон.
  У Энджера многие физические упражнения не получались, и он не мог дотянуться пальцами рук до земли. Клерон стал заставлять всех отжиматься, лучше всего получалось у Ареона. Энджер с трудом отжался десять раз, после чего плюхнулся на траву и лежал неподвижно, пытаясь перевести дух. Клерон отжимался легко и быстро, но, увидев как Энджер лежит, стал кричать:
  - Давай, еще двадцать раз! Развалина жирная! Ты хочешь лететь в космос, так работай! Вставай!
  Энджер, стиснув зубы от злости, принялся за отжимание. Закончив упражнения, они отправились к турникам и перешли к подтягиваниям. Энджер еле-еле пытался, но не смог и одного раза подтянуться.
  - Чего висим, как канат? Так, эй, Блайн, Ареон, взяли его за бока и помогли ему подтягиваться. Чтобы не менее тридцати раз! Поехали.
  Пыхтя и выбиваясь из сил, с помощью Блайна и Ареона Энджер подтянулся двадцать раз и стал кричать, чтобы его отпустили. Он рухнул на траву и лежал там не двигаясь. Энни засмеялась над ним, а Клерон взял его за ногу и потащил к пруду. Набрав в ладони воды, он опрыскал Энджера и потряс его.
  - Оставь меня! Дай передохнуть! - кричал Энджер.
  - Ничего, это еще не все! Теперь так будет каждое утро, а теперь идем в волейбол играть, - смеясь, сказал Клерон.
  - О, черт! - поднимаясь, прохрипел Энджер.
  - Давай, давай юный космонавт! Земля ждет от тебя подвигов.
  Игра затянулась на два часа, и Энджер совсем выбился из сил. В его команде была только Энни, и ему пришлось туго. Клерон постоянно кричал, а Энджер еле передвигал ногами.
  - Мальчики, может с него хватит на сегодня? Он уже умирает, по-моему, - смеясь, произнесла Энни.
  - Ничего, пусть привыкает. От такого еще никто не умирал, да и пусть радуется, его впервые за всю жизнь провели в единственный парк города, - важным тоном сказал Клерон.
  После окончания игры они снова побежали по дорожке к выходу из парка. На этот раз Энджер окончательно устал, и ему казалось, что его ноги подломятся под ним. Горло и трахею ужасно щипало. Пот лил с него, не прекращая. Вся одежда на нем промокла, а волосы прилипли ко лбу и постоянно лезли в глаза.
  - Ничего, терпи, мы скоро сядем в атмос, просто ребята здесь с раннего утра были, я их отвез, чтоб они немного размялись, и за тобой отправился, так как ты дрых. Но теперь все вместе будем сюда летать, и не надейся, что ты будешь позже сюда приходить! - насвистывая, на бегу произнес Клерон.
  Наконец дорожка кончилась, и вся группа выбежала из парка. Клерон построил всех и уставился на Энджера.
  - Я в порядке, не надо на меня так смотреть. Хотелось бы уже в атмос сесть, - тяжело дыша, фыркнул Энджер.
  - Так сразу никто не садится. Необходимо привести дыхание в норму и немного пройтись, - ответил тот.
  - Но я сильно устал.
  - Усталость для новичка - это нормально. Там будет гораздо хуже, особенно в скафандре, а пробегать на совершенно другой планете небольшие расстояния без специальной подготовки просто невозможно. Так что тренируйся и привыкай, - усмехнулся Клерон.
  Энни улыбнулась и взглянула на Энджера. После небольшой разминки они залезли все в атмос Клерона и отправились домой. Долго парив в воздухе, атмос нес их к мечте, которая должна была сбыться. Все пятеро смеялись и делились впечатлениями от проведенного дня. Именно Энджер скрасил их серые будни и однообразные тренировки. От него словно веяло чем-то необычным.
  Вернувшись домой, они разбрелись по своим комнатам, и Энджер устало плюхнулся на диван. Зайдя к нему, Клерон нарушил его отдых.
  - Так, хватит валяться, время идти в душ. От тебя воняет так, что в прихожей можно учуять. И скоро завтрак, если ты не в курсе.
  - Завтрак в пять часов вечера? - ноющим голосом сказал Энджер.
  - Отставить нытье, давай быстрее, и завтрак в восемь часов утра! А ты проспал и ребят подвел, они весь день голодные. Тебе повезло, что ты им понравился.
  - Как я пойду в ванную комнату, если ребята тоже моются? Или вы все вместе моетесь?
  - У меня в квартире их пять штук. Одна свободна, потому что я уже оттуда!
  - Пять?! - удивился Энджер.
  - И вот, тебе сшили сегодня на заказ общую форму, оденешь, когда примешь душ.
  Это был синеватый френч, расшитый красными полосками на воротнике и рукавах. На нем блестели черные пуговицы. Синеватые брюки были хорошо отглажены. На левом рукаве были вышиты его инициалы - Э.Л. Так же он сменил свои потрепанные ботинки на новые и совсем черные. Они пахли натуральной кожей. В сумке он заметил странную фуражку того же цвета, что и форма.
  - Вот придурки! - тихо прошептал Энджер, выходя из ванной комнаты.
  - Вот и он, красавец, неправда ли? - воскликнул Клерон.
  Все расположились за большим столом на кухне и были одеты в точности, как Энджер. Рядом с Клероном стояла его мать. Это была худощавого телосложения женщина. Высокая, с каштанового цвета длинными волосами. Ее зеленые глаза беспокойно смотрели на него и пытались не показывать свое волнение. Она была одета в серую форму, на ней красовался испачканный фартук. Вокруг бегали другие люди, накрывавшие на стол.
  - Ну, не стоило таких комплементов произносить, - смутился Энджер. - Только что это такое? - достав фуражку, спросил он.
  - Это головной убор и ты будешь его носить, как все мы, - нахмурился Клерон. - Познакомься, это моя мама Фенла, - взяв ее за руку, сказал он.
  - Жаль, что нельзя у нас называть по имени отчеству. Очень приятно госпожа Фенла, - присаживаясь за стол, сказал Энджер.
  - И мне приятно, Энджи. Клерон такой нехороший мальчик, споил вчера тебя, улыбнулась она. - Ты главное не поддавайся на его провокации. Если что, говори мне, я за ним слежу изредка, он еще слишком легкомысленный.
  - Не волнуйтесь, мы все здесь грешим этим.
  - Успокойтесь, госпожа Фенла. Мы уже не дети, видимо, он просто хотел расположить Энджера к себе, - улыбаясь, ответила Энни.
  - Это замечательно, я так рада за вас, вы такие славные люди. А теперь давайте помолимся перед едой.
  - Мама, не нужно этого делать, все мы не верующие. Не позорь меня перед друзьями.
  - Не перечь мне. Молитва необходима, ведь именно Господь вас хранит, когда меня нет рядом, я молюсь, чтобы он заботился о вас и помогал в делах ваших.
  - Мама, хватит! Мы сами о себе позаботимся, давайте есть, - разозлился Клерон.
  Госпожа Фенла тем временем начала читать молитву.
  - Зачем ты так разговариваешь с матерью? - шепнул Энджер Клерону.
  - Да она помешанная, и я не верю в Бога. Это же позор. Тем более у нас это не так происходило.
  - Дело здесь не в этом. Я согласен, что и имена у нас дурацкие и названия, все это от запада нахватали, а свое убили. Это другой разговор. Мать о тебе заботится и переживает. Она тебя любит и искренне желает добра, а ты о ее душу ноги вытираешь.
  - Пфф. Что за бред?! Она же глупостью занимается. Я не мальчик, чтоб мне слюни вытирать. Если не заявлять о свободе, то тебя зажмут в рамки, так и будешь всю жизнь фото-ребенком!
  - Не знаю, но поверь, если потеряешь ее: будет больно.
  - Не спорю, никто не говорит, что я не люблю свою мать, но ее нужно держать на расстоянии, иначе будет и ей плохо, и мне. Тебе этого не понять, ведь ты потерял родителей и получил полную независимость, а я вот нет, но это не значит, что я желаю им смерти.
  - Может быть, ты и прав, во всяком случае, тебе решать.
  - Мальчики, хватит болтать, ешьте! - произнесла госпожа Фенла.
  На тарелке лежала яичница из пяти яиц и два куска хлеба, намазанные сливочным маслом. В стакане - свежее молоко.
  - Это все? - изумился Энджер.
  - А чего тебе еще надо? Все остальное на обед и ужин. Молоко свежее, только вчера на Землю доставили. Можно так сказать от лунных коров. Лунное молоко. Это полезно и достаточно питательно, - сказал Клерон.
  Энджер набросился на еду. Все были голодны, и тарелки быстро опустели. Посидев немного и переведя дух, Клерон заговорил:
  - Сейчас полчаса отдыха, после жду всех в рабочем кабинете своего отца, там будет проходить собрание. Для новичков особенно важно. Там будет обсуждаться тренировочный полет в космос. Все, ребята, отдыхаем и набираемся сил, в шесть часов жду всех.
  Энджер отправился к себе и прилег на диван. Он размышлял о будущем и не заметил, как уснул. Во сне ему приснился отец, который показывал на ночное небо. На небосклоне цвета индиго, сияла белым светом огромная двойная звезда. Она становилась все ближе и ближе, как вдруг сон прервался.
  - Энджи! Вставай, нам нужно идти на сбор. Я вижу, ты устал и хочешь отдохнуть, но потерпи, сегодня тебе осталось совсем немного побыть на ногах, - произнесла тихим голосом Энни.
  - Что? А? Прости, я просто задремал. Черт... Уже полчаса пролетело, ведь буквально секунду назад глаза закрыл. Ты иди и, спасибо, что предупредила, передай Клерону, что я скоро приду, - зевая, произнес Энджер.
  - Хорошо, и не опаздывай, он это очень не любит, - улыбнулась она.
  Приведя себя в порядок, Энджер отправился в кабинет. Посреди комнаты стоял огромный дубовый стол, которому явно стукнуло больше трехсот лет. Деревянная мебель была непозволительной роскошью для многих людей, даже состоятельных, но только не в данном случае. Поверхность стола покрывало зеленоватое сукно, и в некоторых местах наблюдались протертые участки. По стенам до середины расползались узоры из дерева. Небольшие тумбочки дополняли эту композицию. Явно сделанные из сосны, они давали неописуемо приятный запах. На полу скрипел настоящий паркет. Такое явление тоже было большой редкостью в домах даже очень богатых людей. На стенах висели портреты политических деятелей нынешнего времени, а с потолка свисала роскошная люстра, декорированная деревянными деталями.
  Энджера ждали, и Клерон презрительно взглянул на него, указав на часы находящиеся рядом с ним. Это были старинные часы, возрастом старше, чем стол и выполненные в стиле ретро. Их звон был слышен во всей квартире. Элегантный циферблат с римскими цифрами и остроконечными, классического стиля, стрелками завораживал наблюдателя. Огромный маятник заставлял восхищаться творением человеческих рук. Как это ни прискорбно говорить, данные часы являлись утраченным творением, замененным на электронные и проекционно-лазерные часы. На противоположной стороне комнаты стояли несколько деревянных книжных шкафов с древними книгами. Энджер был просто поражен великолепием кабинета, и в тоже время он ужасался от мысли о стоимости этого помещения.
  - Голубчик! Опаздываете, я же ясно выразился, что всем быть ровно в шесть вечера в кабинете! Энджер!
  - Я опоздал всего на десять минут! - невозмутимо ответил Энджер и сел за стол.
  - Я поражаюсь твоей безответственности и невозмутимости, ну да ладно! Начнем, пожалуй. Я договорился с агентами, они будут заниматься поиском людей для нашей экспедиции. Прежде всего, весь необходимый состав изложен на листах, которые находятся перед вами! Сделайте милость, прочтите их. Господина Энджера это тоже касается, и, ради Бога, не надо говорить, что ты не умеешь читать. Блайн вот все остроумность свою показывал раньше, особенно ни к месту, у него это часто бывало!
  - Хорошо, сразу вопрос, - пробурчал Энджер.
  - А, может, для начала прочтешь! - стукнул кулаком по столу Клерон.
  - Вот ты собрался набирать людей и что же, знакомство с ними лично произойдет только на корабле? Какие-то агенты всю работу за тебя сделают, но это бред!
  - А что прикажешь с каждым лично общаться?! На это год уйдет. Не переживай, мы их осмотрим за несколько дней до полета.
  - Одни амбиции, Клерон.
  - Это мы еще посмотрим. Они нам подобрали кандидатуру корабля, и вот вы можете видеть его внешний и внутренний виды. Корабль просторный, вмещает до пятисот человек. Удобные каюты, душевые и уборные. Прекрасная столовая с открывающимся видом на космос. Капитанский мостик просто шедевр. Там даже ступени стеклянные. Также на борту находятся три лабораторных помещения. Он замечательно защищен и располагает большим боевым арсеналом.
  - Зачем? - удивился Энджер.
  - А ты что думал, мы на вечеринку собрались?! Не задавай глупых вопросов. Могут и грабители попасться.
  - Ага, космические пираты, например, - шепнул, усмехнувшись, на ухо Блайн Ареону.
  - Просто это смешно, Клерон, - ухмыльнулся Энджер.
  - Что смешно?
  - Ты так расписал... Такое ощущение, что мы просто отдыхать летим.
  - Ну, ты же не собираешься все время о работе думать! А оружие пригодится. Чем черт не шутит.
  - Зеленые человечки тебе обязательно повстречаются, - снова шепнул Блайн.
  - Хорошо, что дальше? - спросил Энджер.
  - Вот, сразу видно, хоть кто-то думает о деле. Я все понимаю, вы устали, но потерпите и поверьте, вам кажется, что там будет легче. Все это чушь.
  - Корабль сможем осмотреть через три недели, - продолжил он. - Дальше у нас по списку запасы продовольствия, воды, медикаментов и прочего, что так необходимо нам в космосе. Все это представлено в списках. Можете не читать, это для отчетности. Скафандры и мелкие челноки все это тоже прилагается. Самыми сложными будут скачки сквозь пространство. Дело в том, что таких 'туннелей' еще очень мало и это похоже на поездку в когда-то пользующемся популярностью виде транспорта - метро. Едете быстро в любой район, но от станции надо ехать или идти пешком. Также и здесь, нас перенесет в определенную область, а добираться до определенной системы нужно своим ходом, то есть в обычном режиме полета. Сразу говорю, программа такая: первая остановка - это Луна, так как мой друг Энджер всегда мечтал там побывать.
  - Откуда тебе это известно? - удивился Энджер.
  - Мне многое известно, не перебивай. Посещаем мы три системы и исследуем предоставленные нашими доблестными астрономами: Блайном, Энни и Ареоном - планеты. Последней точкой нашего путешествия будет система Имертанисская. В ней расположено две звезды примерно идентичного светового спектра, что и наше Солнце, правда, размерами они ему немного уступают. Удивительно еще то, что они практически одинаковые. Их яркость составляет две целых две тысячных на десять в седьмой степени ватт на кубический метр на стерадиан, а масса приблизительно равна одной целой девяти тысячам восемьсот девяносто одной десятитысячной на десять в двадцать восьмой степени килограмм. Состав фотосферы приблизительно такой: водород - семьдесят пять процентов, гелий - двадцать три процента. Остальные элементы не буду называть, дабы не утомить всех вас. Короче говоря, очень многое схоже по характеристикам с нашей звездой. Первая звезда носит название Арта, название второй Ирдилана. Находятся в центре системы. Вокруг них вращаются по орбитам десять планет. Три из которых газовые гиганты по размерам больше Юпитера раза в два. Остальные шесть планет имеют приблизительные размеры, сравнимые с Марсом или Венерой. А вот еще одна планета имеет следующие характеристики. Диаметр равен четырнадцати тысячам километров. Ее окружность большого круга составляет пятьдесят восемь тысяч семьдесят четыре целых тридцать три сотых километра. Период вращения, если по-русски, двадцать четыре часа и шесть минут. Не сильно отличается от нашего. Зато наклон оси идеально соответствует нашему и составляет двадцать три целых четыреста тридцать девять тысячи двести восемьдесят одна миллионная градуса. Планету я еще не назвал, но думаю, в ближайшее время назову. Если есть предложения, жду. Точный состав атмосферы можно определить только на месте. Есть ли там живые организмы тоже неизвестно. Так как планета находится на расстоянии двух с половиной астрономических единиц, температура у ее поверхности оптимальна для органической жизни. Средняя температура воздуха составляет тридцать пять градусов по Цельсию. Присутствует в больших количествах и вода. Ну, вот и все в принципе, это основные данные. Просто в подробности углубляться я не вижу смысла, а оборот вокруг звезд, если кому интересно у меня получился в восемьсот пятьдесят два земных дня. То есть достаточно большой там год будет, - ухмыльнулся Клерон.
  - Может, мы прервемся на паузу? - прошептал Блайн.
  - Сейчас, мы скоро закончим, и потерпи уже, наконец! Следующая инструкция вам. Все мы учимся, и через месяц у нас будут каникулы. Так что сдаем все свои дисциплины и спокойно уходим на отдых. Если кто-то нас подставит, учтите, с вас потом станется и это будет только на вашей совести. Тренировки каждый день, это я для новичков говорю, -взглянув на Энджера, сказал Клерон.
  - Хорошо, а тренировочный полет, когда состоится? - смотря на Клерона и улыбаясь, спросил Энджер.
  - Ты сначала свое пузо жирное подтяни, а потом и спрашивай про полет. Технически это произойдет лишь через месяца полтора. Раньше никак, и нужно найти подходящий челнок. Полетим все вместе, и сразу говорю на нем гораздо ощутимее перегрузки, чем на массивном космическом корабле. Это не шутки. Если у кого-то проблемы с сердцем советую заявить об этом сейчас. Какие будут ко мне вопросы? Молчание, ну что же тогда всем спасибо, и можете быть свободны, напоминаю в восемь у нас ужин. Просьба не опаздывать! - закрыв папку, произнес Клерон.
  Все встали из-за стола и разбрелись по своим комнатам, но Энджер не ушел, а подсел к Клерону.
  - Я бы хотел с тобой поболтать, - начал он.
  - Что ты хочешь? - потирая пальцами глаза, спросил Клерон.
  - Кем все-таки работает твой отец?
  - Я же говорил он владелец вышки, а, может, и целого нефтяного месторождения. Может, он владеет всеми мировыми запасами нефти, я не знаю! Знаю лишь одно, он пропадает несколько месяцев в году в своих командировках! Он виновен в том, что моя мать тронулась умом! Ему глубоко наплевать, что его дети предоставлены сами себе. Ладно я, но мой брат, ведь он еще не решил, кем станет.
  - А где он?
  - С папашей отправился... - встав из-за стола и подойдя к окну, подавленно произнес Клерон.
  - А откуда ты берешь столько денег?
  - У меня есть несколько счетов, и с них я списываю деньги на все необходимое. Отец постоянно пополняет мне данные счета. На это я не могу обижаться, и благодарен, но мне не хватает отцовского понимания. Все что я делаю, вызывает у него лишь смех! Знаешь, как это раздражает...
  - Честно признаюсь, из твоих уст все звучит смешно, ты уж не обижайся.
  - Конечно! - всплеснув руками, вскричал Клерон.
  - Извини, я не хотел тебя обидеть.
  - Ты думаешь про меня: вот идиот, другой такие деньги на девок и пьянку потратил бы. Все есть, а ему, видите ли, космос нужен. А я вот этим и живу, мне необходимы они и ты, в том числе! С вами я чувствую себя человеком, личностью.
  - У тебя просто комплексы. Ты хочешь быть главным, желаешь, чтоб тебя уважали и с пониманием относились к твоим предложениям...
  - Да, черт возьми. А чего может хотеть человек, обделенный вниманием?! Поверь, я надеюсь на вас, мне так необходимо найти себя, доказать отцу, что я не пустослов и разрушить его установки. Но я не могу действовать один, вместе мы сила и друг без друга ничего не сможем. Важно дойти до конца пути, и я верю, верю, что придет тот день, когда на новой планете нам поставят памятники. Мы спасем этих заблудших в бездну глупцов. Пусть это звучит банально и слишком утопично, но мы сможем, - разгорячился Клерон.
  - Прекрасно тебя понимаю, только я ведь ничем еще не помог тебе, а живу за твой счет.
  - Не говори чушь, ты уже помог тем, что появился в наших рядах. Именно в тебе, Энджи, именно в тебе есть что-то иное. Оно чувствуется всеми, и все это в нашей команде признают, именно ты доведешь нас до цели. Я считаю, что нас избрали, пусть это звучит, как бред сумасшедшего!
  - Я мыслю так же, но не так эмоционален. Поверь, я помогу вам и пойду до конца, спасибо за все. Уверен, твой отец будет гордиться тобой. Просто ты должен доказать...
  - Это довольно сложно... Ты поймешь, когда увидишь его вновь и пообщаешься с ним.
  - Ничего. Ты главное держись.
  - Спасибо за поддержку и понимание.
  - Скажи, а как у тебя с девушками обстоят дела? - решил сменить тему Энджер.
  - Да последняя сбежала в тот момент, когда я обнаружил эту планету...
  - А-а-а, помню-помню. Может, мы как-нибудь махнем в клуб? - улыбаясь, предложил Энджер.
  - Да я не против, только какая захочет с помешенным встречаться. Я лучше в полете найду себе кого-нибудь.
  - А как же Энни?
  - Энни нравишься ты, и это факт, - подмигнул Клерон.
  - Да, я это заметил, может, стоит послать Кэти к черту.
  - Только, чур, не сейчас, а чуть позже, пока втягивайся в наш распорядок и смотри не умри! - похлопав по плечу Энджера, произнес Клерон.
  - Ладно, пойду я покемарю, а то чувствую себя, как тряпка, которой полы мыли, - поднимаясь из-за стола, устало произнес Энджер.
  - Иди, а мне тут нужно кое-что уточнить.
  Энджер медленно побрел в свою комнату и в коридоре натолкнулся на Энни.
  - Ой, извини, я тебя не видела! - испуганно прошептала она.
  - Да ничего, это я виноват, замечтался, - улыбнулся он.
  - Как Клерон? О чем-то говорили?
  - Да так, об отце его и о полете.
  - Понятно, ну, я пойду, а то спать хочется.
  - Да, я вот тоже собираюсь подремать...
  Они еще недолго смущенно смотрели друг на друга, после чего улыбнулись и разошлись по комнатам. Энджер плюхнулся на диван, сняв обувь, и сразу уснул. Вечером состоялся традиционный плотный ужин, а после него они смотрели фильмы, общались и играли в разные настольные игры. День был закончен удачно, и жизнь не казалась такой мрачной. Энджер все время думал об Энни и рассказывал ей различные истории.
  - Я когда-то разводил комнатные растения. Вернее и сейчас развожу, - хвастался он.
  - Здорово, слушай, а ты и розы, наверное, выращивал? - спросила Энни.
  - Да, черт, совсем забыл, - хлопнул он себя по лбу. - Мне нужно в скором времени слетать домой и полить их, иначе они все погибнут.
  - Это будет катастрофа. Ты уж поскорее. Мне вот никогда настоящие розы не дарили. Только пластиковые.
  - И много было тех, кто дарил тебе такие розы?
  - Были, а много или мало это понятие относительное...
  - Извини, может, я чего лишнего спросил.
  - Все нормально. Сейчас я решила ждать, может, жизнь сама преподнесет мне нормального парня. Надоело самой искать.
  - А ты и не должна искать, пусть он тебя ищет, - смущенно ответил Энджер.
  - Энджи, а как у тебя обстоят дела с личной жизнью? Девушка не против того, чтобы ты летел в космос? - немного смущенно спросила она.
  - Нет, мы расстались не так давно, она ушла к моему лучшему другу, в итоге я потерял обоих.
  - Обидно, наверное...
  - Не то слово, но все это в прошлом, и, наверное, я покажусь грубым, но хочу тебе предложить слетать со мной ко мне домой. Я тебе покажу свои растения.
  - С радостью! И успокойся все нормально, я не думаю, что ты соберешься ко мне приставать, - ухмыльнулась она.
  - Так, голубки, вечер окончен, и всем спать пора, завтра снова тренировки! И вы, Ареон и Блайн, сворачивайтесь, это вас тоже касается - встав из-за стола после игры в карты с Блайном, произнес Клерон.
  - Клер, мы завтра с Энни слетаем ко мне домой, я хочу цветы полить, а то они загнутся, заодно ей покажу свою коллекцию, - обратился к нему Энджер.
  - Ради Бога, но только после тренировки и завтрака. Не забываем, господа, про учебу! А теперь все разошлись, - уставшим голосом скомандовал Клерон.
  Вся группа разошлась по своим комнатам. Энджер и Энни, еще немного пошептавшись в дверях ее комнаты, тоже отправились спать. Огни ночного города никогда не гасли полностью, но плотные шторы не пропускали этот призрачный свет цивилизации, погружая комнату в полный мрак.
  
  Глава III
  
  Недостойный правды
  
  'Жизнь сводится на нет, когда она бесполезна и никчемна. Теряя свой смысл существования, человек мечется среди пустоты, наконец, решаясь избавить себя от этих мучений лишь единственным, по его мнению, выходом'.
  Странный сон приснился Энджеру, и эти мысли остались на несколько минут в его голове. Вновь вставало солнце, и все как будто было начерчено на бумаге. Все просто, но вместе с тем сложно. День за днем время течет незаметно, и лишь утром осознаешь, насколько тривиальным является каждый новый день человеческого существования. Именно существования, так как жизнь, протекающую в данном городе, нельзя было назвать другим словом.
  Легкий шепот Энни заставил вздрогнуть его сердце и окончательно пробудиться.
  - Эй, Энджи. Давай, скоро нам нужно собираться на тренировку. И я надеюсь, ты не забыл о своем обещании, - тихо прошептала она, приоткрыв дверь в его комнату.
  - Боже, как рано ты готова подняться, чтобы угодить ему, - сонным голосом ответил Энджер.
  - Это не для него, а лично для себя, чем раньше проснешься, тем легче себя будешь чувствовать и быстрее адаптируешься к обстановке.
  - Хорошо, я встаю, только дай мне пять минут. И на счет обещания: я его выполню, - не открывая глаз, произнес он.
  Она тихонько закрыла за собой дверь, и было слышно лишь звук ее отдаляющихся шагов. Энджер еще недолго лежал и, собравшись с силами, повторил всю процедуру заново. Это утро стало похоже на предыдущее. Тренировка ничем новым не удивила, но ему словно было легче. Той тяжести и усталости, что ему посчастливилось испытать вчера, он не ощутил. Лишь мысли об Энни витали в его голове, и ему хотелось быстрее покончить с тренировками, завтраком, а также назойливостью Клерона, чтобы скорее оказаться наедине с ней. Мысли то и дело мелькали в его голове. Он хотел так много рассказать ей, и казалось, будто ему даны все истины мира. Лишь только он знает, как и что в этом мире работает. Именно его разум способен показать этой прекрасной девушке то, что она и так знает, но это неважно. Самое главное - порыв, именно тот порыв, что заставляет людей сходить с ума и становиться кем попало. Работать и творить лишь бы тот, о ком ты мечтаешь и ради кого творишь, заметил, оценил твои усилия, на время превратившись в маленького дурочка или дурочку, ведь замысел именно таков. Не говори лишних слов, и все пройдет как нужно, ведь именно я, а не ты, творю ради тебя, глупое создание, которое я обожаю и люблю. Мои намерения ясны, я собираюсь завладеть тобою, но не физически лишь, сплетая свою плоть с твоей, а морально раздавив тебя и принизив, показав, что я лучше тебя намного. Именно я донесу до тебя простую истину, а потом ты станешь для меня чем-то выше, и я начну тебя воспевать. Дальше больше, идеалом делается тот, кого любят, но как быстро все это рушится и падает, ведь идеал не идеален, а воспевающий не вечен, энергия кончается, разрушается орбита безумия, по которой мечется творческая сущность.
  Энджер пытался отбросить от себя все неблагоразумные мысли, которые лезли в его голову. Казалось, что это полный бред, но одержимость одолевала его. 'Люблю ли я тебя или ищу лишь спасения от одиночества, черт, сложный выбор...', - думал он. Тем временем тренировка закончилась, и его терпению пришел конец. Энергия била фонтаном, и Клерон выступал раздражителем. Именно он и завтрак отделяли его от Энни. Сейчас она смотрела на него, как на члена группы. Лишь только все закончится, и в ее взгляде будет нечто иное. Она начнет смотреть, как девушка, полная желаний, изображающая наивность и наигранность всех действий. Именно для него в его обители она станет глупым ангелом, который будет ждать его слов и комплиментов. А он превратится в клоуна и ради своего желания быть с ней, начнет хорохориться, выдавливать из себя талант. Его начинало тошнить от данных размышлений.
  'Что же случилось со мной?! Я раньше так не думал, черт возьми! Я не верю в чувства, или ставлю под сомнение свои принципы?! Да что же с тобой, Энджи?! Она же просто человек, не стоит ее так бояться. Нет, ты должен быть сильнее, соберись, соберись, ты не тот, кто ей нужен. С другой стороны, ну почему не тот?! Ах, к черту все это, я должен попробовать с ней быть, забудь всех, кто был на твоем пути. Корабль летит, и звезды, которые он миновал, остаются позади, и не греют больше своим светом. Она же близко, и ты к ней тоже близок, и свет ее начинает греть тебя, так не пропадать же ему! Черт! Что ты несешь, нельзя так говорить и чувства не берут, как плату', - рассуждал Энджер.
  - Ау! Ты меня слышишь, мечтатель? - щелкая пальцами перед носом у Энджера и слегка насвистывая, прокричал Клерон.
  - Не ори! Я все прекрасно слышу. И не свисти, а то денег не будет.
  - Ага, и что же я сейчас сказал?! Да ни черта ты не слушаешь меня. Я сказал, что тренировка окончена, залезаем в атмос. Ты же стоишь и смотришь в небо. Что ты там увидел, а? - взглянув на небо, спросил Клерон.
  - Да так, я задумался, и хватит свистеть, ты раздражаешь меня! - нервничая, произнес Энджер.
  - Нервный ты какой-то... А свистеть - это моя дурная привычка - ничего не могу поделать, на счет денег не переживай, мне жизни не хватит, чтобы их просвистеть. Пошел в атмос! - толкнув задумавшегося Энджера в атмос, засмеялся Клерон.
  Завтрак пролетел незаметно, и вот он уже собирается сделать то, о чем думал все утро. Она как всегда тихо подошла к нему и незаметно стала наблюдать за его действиями. Энджер не замечал ее и продолжал наглаживать свою форму.
  - Привет, - слегка улыбнувшись, наконец, заговорила она.
  - Черт! Ой, прости, - уронив утюг на пол, вскрикнул он.
  - Ты гладишь этим? Извини, я не хотела тебя испугать.
  - Ну да, я люблю пользоваться старым хламом, когда-то все так гладили. Ничего страшного, просто не делай так: меня пугают неожиданности.
  - Постараюсь, - улыбнулась она. - Ты где его нашел?
  - Да у Клерона дома есть старые вещи, вот и взял, хотя он на меня тоже, как и ты, с удивлением посмотрел...
  - Забавно наблюдать за таким парнем, как ты, который следит за собой. Обычно все, кого я знаю, достаточно неряшливы и руки-то не моют, а ты гладишь.
  - На самом деле это не так, вон посмотри на наших, они тоже опрятны, и поверь, я совсем недавно таким стал, до этого был неряшлив и не следил за своим внешним видом, - поморщившись и посмотрев на Энни, произнес он.
  - Да ладно, не скромничай, это не существенно, если честно. Что касается наших парней, то это Клерон их приучил.
  - А тебе нравится Клерон?
  - Нет, он слишком целеустремлен, и дело для него важнее, чем человек. Собственные победы ему нужны больше, чем человеческое внимание. Да и внешне не того типажа, что мне приходятся по душе.
  - Странно, я так не считаю, наоборот, он только и жаждет внимания от людей, сам в этом признавался мне...
  - Чушь, он просто с помощью этого хочет достигнуть целей, ему одному тяжело, вот он и ищет помощников, - возразила она.
  - Можно вопрос? Только при условии, что ты не обидишься и адекватно отреагируешь.
  - Конечно! Я что, похожа на неуравновешенную дуру? - рассмеялась Энни.
  - Зачем ты связалась с его компанией и решила участвовать в этом проекте? - надевая поглаженный френч, спросил Энджер.
  - Я здесь лишь потому, что мне интересно. Мне хочется чего-то нового, новых впечатлений. Я всегда представляла другие миры, и вот решила увидеть их в действительности, потрогать, ощутить, прикоснуться...
  - Вот значит в чем дело. А то, что ты оказалась в чисто мужской компании, это обстоятельство не беспокоит?
  - Женская компания мне не по душе, всегда было легче с парнями общаться. Они не строят таких интриг, как мои бывшие подружки.
  - Бред какой-то, мне кажется, что у вас все гораздо проще, чем у нас.
  - Это тебе так кажется, а вы, мужчины, проще в этом плане. У вас нет сильной зависти, разве что вы ужасные зануды и эгоистичные натуры, зациклены на своих целях.
  - Зависть у нас есть, а вот насчет эгоизма, думаю, ты права. Ладно, поболтаем по дороге. Ты готова или тебе нужно еще время, чтобы собраться?
  - Готова, иначе бы я собиралась, а не болтала с тобой, - подмигнула она.
  - Клер! Мы уходим. Жди нас часа через два или три.
  - Мне-то какая разница, главное на обед не опаздывайте, иначе моя мать все уши прожужжит, что с вами что-то случилось, и придется искать вас! - раздался из соседней комнаты голос Клерона.
  Энджер плавным движением открыл дверь и пропустил Энни вперед. Они спустились на лифте и направились искать атмос Энджера.
  - Садись, и не смотри на бардак внутри, это пережиток моей старой жизни, черт возьми, - сказал он, помогая ей забраться в атмос.
  - Все время ты чертыхаешься?
  - Привычка такая, я матерными словами ругаюсь редко, а разрядка нужна. Импульсивный я слишком.
  - Милый атмос. Только какой-то помятый весь, может, ты его в сервисный центр отгонишь и починишь?
  - Работает исправно, большего и не требуется, а внешний вид меня вполне устраивает.
  - Дело не в этом, просто ты же вроде обеспеченный, и растения приносят большой доход, зачем принижать себя, ведь атмос можно и новый купить, чтобы свой статус показать.
  - Мне это ни к чему, хотя признаюсь, вкусив плод сладкой жизни у Клерона, я стал задумываться о таких вещах. Да и, знаешь, не было времени, и меня раньше всякие побрякушки не захватывали так сильно, чтобы ими бредить.
  Двигатель заработал, атмос поднялся вверх и полетел к дому Энджера.
  - А как ты проводил свои дни? - смотря внимательно на него, спросила Энни.
  - Ну, как все, утром летел в институт, а по выходным летал над городом. Смотрел, как живут люди, и пытался мечтать. Пробовал загород отправиться, но так и не решился, меня всегда предостерегали от этого. Ночью засиживался за монитором, отслеживая планеты. Когда встречался с девушками, естественно, уделял половину свободного времени им. Иногда даже все свободное время, но отслеживание планет и уход за растениями никогда не бросал.
  - Ммм... интересно... А, чем ты еще занимался?
  - Вопрос на вопрос, что ты обычно делала?
  - Да я жила, как все, только у меня семья неполная, отец мой... Отец мой разбился на атмосе... после чего мать запрещала мне на них летать, - вздохнула она. - Но в наш век это звучит смешно, ведь иного транспорта нет, да и постоянно бояться умереть - это глупо. Смерть может поджидать там, где ее совсем не ожидаешь.
  - Это верно, а конкретно, что с ним случилось?
  - С отцом-то? Да он выпил и сел в атмос, а что бывает с пьяными, когда они пытаются управлять чем-то?
  - И что же, он врезался в дом?
  - Да, врезался, причем никто не погиб, потому как не было в квартире жильцов. А ты, небось, испугался, что это мой отец врезался к вам в окно?
  - Ну, сначала мелькнула такая мысль... Извини, я соболезную.
  - Да прекрати, Энджи, он сам виноват, тем более в последние годы отец бил мать и часто не являлся домой ночевать. Я не жалею...
  - Нет, нельзя так говорить о своих родителях, ты говоришь, как Клерон.
  - Просто тебе повезло с родителями, потому и не поймешь тех, у кого жизнь подпорчена из-за них.
  - Не спорю... Как ты все-таки проводила свободное время? - смутившись, повторил вопрос Энджер.
  - Гуляла по улицам, я очень хорошо ориентируюсь, и иногда уходила довольно далеко, мать всегда боялась, что я не найду дороги домой, - смотря на Энджера, улыбалась она.
  - Здорово, вот у меня с этим беда, я и в воздухе то еле-еле ориентируюсь, а на земле дальше, чем на несколько сотен метров от дома, я не уходил. Сразу потеряюсь и буду блуждать, как бомж, - рассмеялся он.
  - Странно, но это все замечали, что я лучше всех нахожу дорогу и кратчайшие пути к цели. Должно же быть у каждого что-нибудь свое. Далеко еще?
  - Нет, мой небоскреб уже виднеется в дымке, вон там, левее чуть-чуть, посмотри, - он взмахнул рукой в сторону строения в виде конуса, с мерцающим наконечником, - У него пик слегка кривой, инженерская задумка, кажется, что он вот-вот рухнет.
  Атмос приближался к зданию, и вскоре они сели на стоянку. Энджер вылез из него и подал ей руку. После чего они направились к лифту и поднялись на этаж, где жил Энджер.
  - Моя квартира вроде убрана, но если где-то что-то валяется, ты извини.
  - Да ладно, думаешь у меня дома идеальный порядок?! - коснувшись его спины, весело произнесла Энни.
  Открыв дверь в квартиру, они почувствовали, как едкий запах смога ударил им в нос. Быстрым движением Энджер включил очистку воздуха и очистку окон. Внезапно из его носа снова закапала кровь, и он побежал в ванную комнату.
  - Энджи, что с тобой? - испуганно идя за ним, спросила она.
  - Ничего страшного, так всегда происходит, когда я прихожу домой, давление меняется от подъема на высоту, и загрязненный воздух на слизистую тоже влияет не самым лучшим образом. Сейчас очистится, и все пройдет, - умываясь, пробурчал он.
  Наконец Энджер вышел и стал показывать ей свою квартиру.
  - Ну, вот тут я, собственно говоря, и живу. Коротая свои дни, ухаживая за цветами.
  - У тебя приличная по размерам квартира. Учитывая то, что ты жил раньше и так только с родителями, а теперь вообще один. А что в той комнате? - показывая на закрытую дверь, спросила Энни.
  - Да там барахло всякое, доставшееся от моих предков родителям. Там есть вещи из XX века. В общем, одно старье, - смутившись, пробубнил он.
  - Покажи, пожалуйста, интересно же! Покажи, ну, пожалуйста.
  - Ладно, идем.
  Энджер открыл дверь, и Энни увидела забитую всевозможными вещами комнату.
  - Надо же, у тебя даже есть канделябр, наверное, он даже веком раньше, чем ты говорил.
  - Возможно, как видишь, у меня куча книг, утюгов, есть старые телевизоры и компьютеры, телефоны мобильные, есть диски и даже пленочные кассеты. Видеокамеры, поддерживающие 3D съемку, которые самые первые. Есть даже патефон. Вообще удивляюсь, как это все не рассыпалось в труху. Если такое барахло продать, можно, наверное, выручить неплохие деньги.
  - У тебя даже есть циферблатные часы! Боже, это просто восхитительно! - схватив старые настенные часы с пожелтевшим циферблатом, восторженно закричала Энни.
  - Очень рад, что тебе понравилось... - улыбаясь, прошептал Энджер.
  - И ты все эти книги прочитал?
  - Нет, к сожалению, не все, раньше читал, а потом забросил, не до этого стало, после гибели родителей, я все это свалил в их комнату и редко сюда заходил.
  - Ух ты, у тебя есть Бомарше! Так, год издания 1996, это же сколько лет прошло?! Дюма, Конан Дойль... Смотри: год издания 1987. Это поразительно! Энциклопедия какая-то, название не могу понять, БЭС. Что это?
  - Это Большая Советская Энциклопедия, Энни.
  - Да у тебя же здесь настоящий музей! Как же ты не читаешь это? Ведь тут просто все бесценно! А это что? Данелл Морт 'Пути элементов'. Что это за книга, Энджи? - удивленно посмотрев на него, спросила она.
  - Это один из писателей конца XXI века. Написал кучу бредовых книг, в том числе и эту. Его отец очень любил читать, пытался понять тайны мироздания и взгляды других людей по этому поводу. Я, честно, не читал и даже не открывал данную книгу. Все что знаю о нем, так это от отца.
  - И неужели тебе совсем неинтересно? Может, почитаем вместе? Я очень хочу послушать, как ты читаешь, а потом я тебе почитаю.
  - Ну, не знаю, я плохо читаю, и голос у меня становится противный! - смутился он.
  - Да ладно тебе ломаться, я беру эту книгу.
  - Лучше бы ты из мировой классики взяла что-нибудь. А то эту чушь схватила...
  - Все это я читала, ну не все, но многое.
  - А что ты так радовалась тогда?
  - Потому что это реальные книги, а не электронка. Сейчас такие вообще не найти! Поэтому я и говорю про них с восторгом. Они действительно бесценны!
  - Я так не считаю, Энни, книга есть книга, главное в ней - информация, зашифрованная в тексте с помощью символов.
  - Эх, ничего ты не понимаешь. От них даже запах особенный исходит.
  - По мне так старьем воняет, - рассмеялся Энджер.
  - Фу, ладно, пойдем, покажешь мне растения.
  - Вот это уже по мне. С удовольствием.
  Энджер легонька коснулся ее руки и провел в свою комнату. Где Энни увидела огромное количество горшков с различными растениями и цветами.
  - Здесь и находится мой 'сад'. Как видишь, растений много, и все требуют постоянного ухода. Здесь у меня кактусы, здесь: розы и петуньи. Ну и всякая другая растительность, есть даже мох. Перец растет, между прочим, еще. Помидорки растут, маленькие, правда, это такой сорт. Черри называется... Черт, смотри-ка, одно из них завяло... Вот такие моменты я ненавижу, ведь каждое умершее растение - это умирание частицы природы, - расстроено воскликнул Энджер.
  - Успокойся, Энджи, - погладив его по плечу, произнесла она.
  - Знаешь, что самое удивительное?
  - Что же?
  - А то, что ты меня гладишь по плечу и относишься ко мне так, будто мы встречаемся... Хе... - усмехнулся он.
  - Если честно, Энджи, кажется, я в тебя влюбилась, ты мог это заметить, иначе я бы сейчас здесь с тобой не находилась, - улыбнулась Энни.
  - Да, я догадывался, но мало ли, ты себя невозмутимо вела. Я, кажется, в таком же положении оказался, как и ты. Что же нам делать?
  - Не будь дураком, нам стоит попробовать создать отношения.
  - Создать, что мы, Бог что ли?! Ты действительно мне нравишься и я, кажется, тоже влюбился, но как-то это все произошло не так.
  - В каком смысле?
  - Да не думай, это бред моего воображения. Значит, ты согласна со мной встречаться? - немного замявшись, спросил тихим голосом Энджер.
  - Да, естественно, хватит уже глупых сцен, все нормально, давай обойдемся без лишних слов. Считай что с этой минуты, начались наши отношения, - ухмыльнулась Энни.
  - Оригинально сказала, вот возьми, это тебе от меня, - с этими словами он протянул Энни горшочек с розой.
  - Спасибо тебе, Энджи, она прекрасна, - поцеловав его в щеку, прошептала она.
  - Заботься о ней и не забывай поливать, они не прощают игнорирование. Ладно, надо сделать то, ради чего мы сюда прилетели. Я быстро все растения полью и опрыскаю.
  Энджер поливал цветы, а Энни, тем временем, присела на его диван и внимательно следила за ним. Ей нравилось любоваться его движениями. Он смущался и посмеивался, когда в очередной раз замечал, что она смотрит на него. В этот момент тревога в его душе отпустила и, казалось, все наладилось.
  - Скажи, а ты летала в космос?
  - Нет, конечно, откуда у меня такие деньги?!
  - Хм... Странно, Клерон вроде говорил, что все летали, кроме меня, и он тоже. Или я что-то путаю?
  - Клерон болтает много, не летал он никуда.
  - Серьезно? Да как такое может быть? Он что, обманул меня?
  - Естественно, Энджи, не стоит каждому верить, ты, как ребенок. Он просто пытается показать, что все знает. На самом деле Клерон боится лететь, и нам лично он рассказал о своих страхах, правда не обо всех. Так что в космос он полетит в первый раз, как и все мы. Вот его отец, да, летал.
  - Интересный человек, все больше и больше меня удивляет, - опрыскивая цветок, произнес Энджер.
  - Он, как наш предводитель, должен показать себя с лучших сторон, особенно перед тобой. Иначе существует риск того, что все затеянное им развалится, - щелкая пальцами, сказала Энни.
  - Не щелкай... Чего вы все спокойно не сидите? Этот свистит постоянно, ты щелкаешь пальцами!
  - Ну, мы же не роботы. У тебя на самом деле тоже есть свои дурацкие привычки.
  - Например?
  - Не заметила пока, но все еще впереди, - злорадно усмехнулась Энни.
  - А ты боишься лететь?
  - Конечно, хочешь сказать, ты не побаиваешься и не переживаешь? Чушь! Никогда не поверю.
  - Боюсь, но мне интересно, и любопытство берет верх, тем более мы полетим вместе с опытным пилотом, я надеюсь.
  - Нет, мы сами поведем челнок. Шучу. А ты поторапливайся, приводи себя в форму. Иначе не видать тебе полета. Да успокойся, я смеюсь просто. Дело в том, что если Клерон посчитает тебя неготовым к такому полету, то все затянется, и график нарушится.
  - Я сделаю все, что в моих силах, Энни. Я закончил.
  Она встала с дивана и подошла к нему, обняв его. Он взял ее руки, а Энни положила ему голову на плечо, оба какое-то время сидели в тишине.
  - Часто ты вот так стоял здесь с другими?
  - Бывало...
  - И каково это для тебя, когда ты оставался один, вспоминая эти моменты?
  - Да когда как, иногда я наплевательски относился, ну иногда было и хреново.
  - Как и у меня. Ничего нового. Ты же почитаешь мне эту книгу сегодня вечером?
  - О, Господи. Так и быть, но не долго.
  Они еще некоторое время стояли у окна, а после отправились домой к Клерону, где их ждал обед. Всю дорогу они смеялись и разговаривали, пока совсем не устали. Энни осматривала розу, а Энджер слегка улыбался и пытался ее смешить.
  По возвращении домой, в дверях их встретил Клерон.
  - Опа! Явились две блудные планеты. Давайте быстрее, а то моя мать сейчас начнет орать, что вы голодные, и я опять буду виноват. Я вижу две интересные вещи, судя по всему, вы начали встречаться.
  - Как ты это понял? - удивился Энджер.
  - Не перебивай. У вас это на лицах написано. Розу подарил, замечательно, и еще я вижу знакомую книгу. Поздравляю, ты читаешь то же, что и я. Это очень здорово, обожаю его книги.
  - Этот бред я не читаю, Энни попросила меня ей читать на ночь, вместо сказок, видимо, - усмехнулся Энджер.
  - Жаль, ну ничего, я потом с тобой поговорю, может, ты изменишь свое отношение. Ладно, живо за стол! - топнув ногой, прокричал Клерон.
  Все трое присоединились к обедавшим и с удовольствием приняли участие в обсуждении различных планов на будущее. Энни и Энджер сели рядом, они время от времени посматривали друг на друга, тихо посмеиваясь над Клероном, который это замечал и ругался на них.
  Постепенно шли дни, утренние тренировки стали обычным фоном, за которым уже не скрывалось то разнообразие жизни, которое существовало для Энджера раньше. Он начал замечать, как постепенно крепнет он сам и его тело. Для него не представляло больше сложности справляться с различными физическими упражнениями, которые вначале плохо давались ему. Все, что требовалось от него, Энджер выполнял и иногда перевыполнял планы. Дни летели все быстрее, а отношения с Энни все крепли. Целыми днями бок о бок они преодолевали все сложности. Клерон требовал от них невозможного, и, казалось, силы на исходе, но команда боролась и достигала хороших результатов. Первый полет был назначен на второй летний день.
  В это утро Энджер проснулся в бодром расположении духа, смотрясь в зеркало, он уже не видел заплывающего жиром человека. Тренировки пошли на пользу, Энджер изменился, сделавшись подтянутым и похудевшим. Единственное, что казалось далеким, так это мир, который ожидал его. Там находилось нечто непознанное. Каким был данный мир и что нес в себе этот затерянный участок вселенной, Энджер не знал.
  - Доброе утро, Энджи, - тихо произнесла Энни, зайдя к нему в комнату.
  - Доброе утро, милая. Извини, что никак не начну читать тебе эту книжку. Просто мы и так загружены.
  - Да ладно, почитаешь, когда отправимся в полет.
  - Завтра у нас первый тренировочный полет. Волнуешься?
  - Да, волнуюсь, если честно, боюсь, что мы разобьемся... - нервно улыбнулась она.
  - Глупости, поверь, на атмосе гораздо опаснее летать. Эти штуки надежнее, так как их пока еще делают на совесть, а атмосы собирают кое-как. Я вот тебе что еще скажу, когда рядом с тобой люди, которых ты любишь, все переносимое тобою становится гораздо легче.
  - Это я и так без тебя знаю... Энджи?
  - Да?
  - Скажи, а мы не умрем? - опустив взгляд в пол, спросила она.
  - Чушь какая! Не говори ерунды, мы не умрем, это всего лишь дурацкий полет. Поверь, первопроходцам было гораздо хуже, а сейчас технологии дошли до того, что ты просто ничего не почувствуешь, никаких перегрузок, и если откажет оборудование, существует система спасения.
  - Пообещай мне, что мы всегда будем рядом и не расстанемся, - прижавшись к нему, тихо прошептала она.
  - Не могу я тебе этого обещать, и вообще, я не люблю давать обещания, если их не выполняешь, то потом все гораздо хуже, чем если бы ты их не давал.
  - Ты не уверен в наших отношениях?
  - Уверен, но всякое бывает, и я давать обещаний не стану, ты уж меня прости... - нахмурился он.
  - Вот именно поэтому, наверное, девушки отворачивались от тебя. Да, во многом ты прав, но люди всегда дают обещания, и их целью становится сдержать данное обещание во чтобы то ни стало. Видимо, ты, Энджи, любишь полагаться на волю судьбы больше, чем руководствоваться чувствами или разумом.
  - А ты, Энни, любишь осуждать чужие поступки, как это не делает никто! - рассмеялся Энджер.
  - Люблю тебя, Энджи, в этом твоя оригинальность.
  - Спасибо, я знаю, - погладив ее по руке, улыбнулся Энджер.
  - Извините, что нарушаю вашу идиллию, но у меня есть информация, - вмешался в их диалог, вошедший в комнату Клерон.
  - Весь во внимании, Клер, чего тебе?
  - Повежливее можно было выразиться? Я все-таки как-никак ваш командир и скоро стану капитаном корабля.
  - Тоже мне капитан! Фуражку надел и думает, что у него весь космос в кармане, - расхохотался Энджер.
  - Молчать! Я серьезно говорю, сегодня день как по расписанию, завтра, напоминаю вам еще раз, у нас тренировочный полет. Мы встаем в четыре утра и летим загород. Там на базе под номером HHY - 285 находится стартовая площадка с аппаратом, на котором мы поднимемся и выйдем из верхних слоев атмосферы. Перед этим нам прочтут инструкцию и расскажут подробно об аппарате, с помощью которого нам предстоит отправиться в космос. Все ясно?
  - Да. Только у меня вопрос.
  - Ну?
  - За каким, извиняюсь, чертом, нам вставать в такую рань?! - возмутился Энджер.
  - За таким, туда лететь два часа! Да и подготовка к полету будет три часа по длительности.
  - Ладно, слетаем, нас это устраивает, да, Энни?
  Энни покивала головой в знак согласия и улыбнулась.
  - Не буду вам мешать, пойду к тем двум идиотам, - насвистывая, бросил фразу Клерон и удалился из комнаты.
  - Меня ужасно бесит его свист, прямо передергивает всего!
  - Успокойся, Энджи, - свистнув пару раз, засмеялась Энни.
  - Ха, ха! Очень весело, Энни, - обиженно взглянул на нее он.
  День пролетел незаметно, и наступила ночь, Энни не могла уснуть, ей стало страшно. Она всю ночь представляла себе, как их аппарат разбивается о землю. То ей представлялась картина, что стекла трескаются, и их выносит в открытый космос. Испуг перерастал в такой сильный страх, что у Энни перехватывало дыхание. Энджер проснулся от стука в дверь. На пороге стояла Энни.
  - Что случилось? Ты чего не спишь? Нам через три часа вставать, - испуганно прошипел Энджер.
  - Я не могу, мне страшно, всю ночь в голову лезут дурацкие мысли.
  - Мне тоже, но я снотворное выпил и уснул. Ты всегда нормально засыпала, что случилось?
  - Можно я к тебе прилягу? - тихо спросила она.
  - Конечно, милая, иди, ложись.
  Она легла к Энджеру на диван. Им было тесно, но Энджер обнял ее, и Энни стало легче. Она быстро успокоилась и уснула, а он еще, какое-то время, гладил ее по голове, но вскоре и сам не заметил, как погрузился в сон.
  В четыре часа утра их разбудила громкая музыка из знакомого, но такого далекого по времени, советского фильма.
  - Вставай, Энджер! - закричал во всю глотку вбежавший в комнату Клерон.
  - Ты чего орешь, придурок?! И за каким, извиняюсь, чертом, ты включил на такую громкость музыку?!
  - Чтобы поднять боевой дух, свой и ваш! Это же увертюра из фильма 'Укрощение огня!'
  - Да мне-то что? Ты - псих, Клер, тебе лечиться надо.
  - Кто там у тебя? О черт, прошу прощения! - увидев испуганную Энни, которая выглянула из-за плеча Энджера, покраснев, произнес Клерон.
  - Я все понимаю, Клерон, но нельзя же так пугать людей, - разозлилась она.
  - Надо предупреждать, Энджи, что ты не один, ладно, я пошел, и музыка будет играть! - сказал гордо Клерон.
  - Только потише сделай, кретин, - поднимаясь с дивана, буркнул Энджер.
  Наспех позавтракав блинами, все пятеро направились к атмосу, который по своим размерам был больше стандартного.
  - Дамы и господа, это наш пилот, который доставит нас до места назначения, его зовут Нейрон, прошу любить и жаловать, да, и не смеяться над его именем, - похлопав по плечу Нейрона, произнес Клерон.
  Нейрон выглядел неопрятно, и его седые волосы слегка растрепало ветром. Иссохшее от старости лицо добродушно смотрело на них, расплываясь в улыбке. Слегка сгорбившись, он не производил впечатления, что может управлять атмосом.
  Все расположились в атмосе, и впереди их ждал двух часовой полет. За окном стояла ночь, и лишь слабые лучи, ползущие по туманному небосклону, намекали о наступающем утре. Фиолетовый рассвет постепенно становился все ярче, и огни города мало-помалу гасли. Блайн и Ареон играли в карты, разложив их на мягком диванчике внутри салона атмоса. Клерон просматривал различные статьи на своем планшете, а Энни и Энджер уставились в окно и по очереди тыкали пальцами в ту или иную точку проносившегося под ними города. За окном совсем рассвело, и сквозь дымку смога проглядывалось солнце. Двигатели атмоса сжигали топливо, неся их к цели.
  - Смотри, Энджи, там гроза! - восхищенно завопила Энни.
  - Где? - пытаясь увидеть тучу, нервно вглядывался в окно Энджер.
  - Да, господа, в этом нет ничего удивительного, когда мы вылетим за пределы города, вы увидите довольно чистое небо, со своей погодой. Над городом редко проносятся грозы, а там, за ним, это частое явление. У Енелэна своя погода, - произнес пилот атмоса Нейрон.
  Енелэн оставался позади, и уже была видна стена города. За ней рос лес, который всеми силами пытался выжить в этом отравленном человеком мире. Зеленая трава боролась за жизнь и росла, слегка пробиваясь через остатки разрушенного покрытия старых городов. В некоторых местах открывалась пустыня. Высохшая, мертвая, потрескавшаяся земля лишь изредка 'хвасталась' зелеными пятнами. Эти оазисы растительности - все, что осталось от гигантских бескрайних лесов, когда-то существовавших на планете. Лишь около города леса были слегка больше, чем парк в Енелэне. За ними следили и спасали, а все, что располагалось дальше пятидесяти километров от города, беспощадно убивалось отравой и отходами человеческой жизнедеятельности.
  Вдалеке виднелась база и, подлетая к ней, все с любопытством рассматривали ее. Тысячи ангаров и стартовых площадок растянулись на десятки километров. Атмос плавно опустился вниз и приземлился, совершив мягкую посадку.
  - Вот мы и на месте, это наш инструктор Ленли Борлт. Сейчас он нам все подробно расскажет и покажет, - сказал Клерон, вылезая из атмоса и указывая на человека невысокого роста в зеленоватой форме, с короткой стрижкой и кривым носом.
  На правой щеке Ленли виднелся дугообразный шрам, свидетельствовавший о недавней травме, так как шрам был свежий. Его брови отдавали сединой, а руки, которые держали стеклянный планшет, были покрыты вздувшимися венами.
  - С прибытием вас, дамы и господа, прошу за мной.
  Вся команда зашла в один из ангаров, где они расположились, и каждый занял свое место. Скучная лекция о правилах безопасности усыпляла Энджера, но он собрался с силами и досидел до конца. После этого им объяснили программу полета и ее различные нюансы.
  - Так, все встали, поблагодарили и пошли к аппарату. Нам немножко программу изменили, и мы полетим на новом Флерейсере. Это новейший аппарат для небольших перелетов и для тренировочных полетов, таких как наш. Модель 565. Рассчитан на десять человек, плюс пилот. Все просто, повторю для тех, кто спал на лекции, - посмотрев на Энджера, произнес Клерон.
  - И что дальше? - спросил Блайн.
  - Через полчаса мы надеваем легкие скафандры и садимся в Флерейсер. Его будет пилотировать один из опытнейших пилотов. На его счету три тысячи с чем-то полетов в космос, на аппаратах подобного плана. Совершаем мы два витка вокруг земли и приземляемся здесь же. На одной из стартовых площадок или стартовых столов. Кому как больше нравится. Поднимаемся мы на высоту больше трехсот километров от земли в так называемую термосферу. Выше только экзосфера, но для того чтобы ощутить, что такое космос, достаточно и этого. Находиться в космосе мы будем примерно три часа, за которые мы и совершим как раз два витка вокруг Земли. Все свободны, через двадцать минут собираемся здесь, надеваем скафандры и вперед к звездам, - бодро рявкнул Клерон.
  - Смотри, как красиво, Энджи, солнышко светит. У нас в городе его почти не видно, особенно на голубом небе.
  - Да, Энни, это так, а представь, сейчас ты увидишь то, что красивее этого.
  - Знаю, но я так нервничаю.
  - Успокойся, все хорошо, - поцеловав ее, прошептал Энджер.
  Через двадцать минут все одели скафандры. Они были сшиты из тонкого, но прочного материала, и на них были разные нашивки. Сама ткань отдавала черно-синим цветом. Не очень удобными были шлем и рюкзак с кислородными баллонами. Внутри шлема находился радиопередатчик, чтобы поддерживать связь друг с другом.
  - Чушь какая, это не скафандр, а наряд клоуна! - возмущался покрасневший от злости Энджер.
  - Успокойся, милый, - помогая ему одеться, сказала Энни.
  - Ты мило в нем смотришься.
  - Спасибо.
  - Так, ну что, все готовы? - спросил Клерон.
  - Да, все. И зачем нам они нужны? - проворчал Блайн.
  - Они нам нужны на тот случай, если произойдет разгерметизация! Вы чем слушали? - возмутился Клерон.
  - Извиняюсь, господин командующий, - усмехаясь, произнес Блайн.
  - Отставить шутки! Так, шлемы мы одеваем только при взлете и посадке. Все на борт.
  Первым в Флерейсер зашел Клерон, за ним проследовали Энни и Энджер, после них зашли Блайн и Ареон. Внутри их встретил пилот аппарата. Перед ними стоял хорошо сложенный крепкий мужчина лет тридцати пяти. С ровными чертами лица, короткой стрижкой и большими серыми глазами.
  - Доброго всем дня. Я ваш пилот, и зовут меня Мерий Нел. Вам все уже рассказали и показали, так что не буду утомлять вас болтовней. Все рассаживайтесь и пристегивайтесь. Обязательно наденьте шлемы, когда можно будет их снять, я вам сообщу, и не открывайте форточки! - улыбнувшись, сказал веселым голосом Мерий Нел и занял место пилота.
  Все расселись и стали подготавливаться к полету. Энджер расположился рядом с Энни.
  - Все, дамы и господа, взлетаем. Отсчет пошел, - произнес по радиосвязи пилот аппарата.
  Дверь Флерейсера закрылась, и двигатели с ревом заработали. Аппарат стал двигаться по взлетной полосе. Внутри началась легкая вибрация. После этого двигатели заработали на полную мощность, и челнок поднялся в воздух с бешеной скоростью. Всех буквально пригвоздило к сиденьям. Блайн закричал и закрыл глаза, а Клерон весело рассмеялся. Энджер крепко сжимал руку Энни и наблюдал в окно, как под ними проносится земля.
  Сотни тонн топлива поднимали в небо великих людей, преодолевая силу земного тяготения. Именно то топливо, что лежало в земле тысячи лет, и бескрайняя инженерная мысль сделали сказку былью. Космос давно перестал быть больной фантазией писателей-фантастов, и в этом была заслуга сотен, тысяч людей, которые не остановились, когда им сказали: невозможно, не сдались, когда им сказали: нет. Тысячи тонн керосина окислялись жидким кислородом, отправляя первопроходцев в неизведанный мир. Они прокладывали дорогу, чтобы каждый смог пройти по их пути, и брали на себя самую тяжелую роль. Как каторжники, прокладывающие дороги в Сибири, они работали и умирали, чтобы люди после них могли пройти этот путь без затруднений. Никогда другим не понять, с каким трудом прокладывалась данная дорога в космос и такие как Энджер, Клерон, Энни, Блайн и Ареон не поймут, насколько сложно приходилось тем космонавтам, что выдержали весь страх и ужас первых путешествий в космос.
  Гигантские ракеты с мощными двигателями пожирали тонны топлива, извергая яркие языки пламени. Пламени, которое человек смог подчинить себе и укротить. Оно всегда согревало цивилизованное создание, но ему дали новую функцию, и оно стало ее покорно исполнять, хотя время от времени брало плату, а плата эта была - человеческие жизни. Десятки гибли для того, чтобы тысячи потом спасались. Своей смертью они помогали придумывать все новые и новые способы сохранения человеческой жизни.
  Нынешние аппараты стали совершеннее, и многим не требовались огромные размеры, чтобы подняться в космос и преодолеть земное притяжение. Но их сопла до сих пор извергают потоки огня, и этот принцип не меняется. Он лишь становится более совершенным, как не меняется и сущность полета. Доставка и транспортировка самого хрупкого и наиважнейшего груза - человеческого организма, и находящейся в его голове самой высокоорганизованной материи, где заключено его сознание, которое породило это величественное технологичное изобретение.
  Вскоре Флерейсер поднялся на приличную высоту, и за окном стало темнеть небо. Оно постоянно мерцало и переливалось от солнечных лучей. Его цвет становился все темнее и темнее. Визу можно было наблюдать серую клубящуюся тучу. Это и был Енелэн, окутанный городским смогом. Посреди огромной пустыни Енелэн выглядел точкой. На небосклоне появились звезды. Небо постепенно почернело совсем, и невыносимая тряска, которая длилась в течение двадцати минут, начала стихать. Справа от солнца из-за горизонта выползал серп гордой Луны, который мерцал серебристым цветом. Звезды стали больше, и казалось, что ближе. Они рассыпались, словно пылинки на черном покрывале. Мириады точек светили ярким светом, переливались, кружась, тем самым завораживая всех, примкнувших к окнам. Клерон тихо шептал про себя что-то, и на его глаза навернулись слезы.
  Энни и Энджер с восторгом смотрели в окно и не могли оторваться. Иллюминатор был чем-то большим, чем просто кусочком технического, кварцевого стекла для космических аппаратов. В нем словно поместился весь мир и вся Вселенная, их взгляд не мог сосредоточиться на одной точке, они не знали, куда смотреть, ведь завораживало все. Контраст красок был настолько велик, что казалось можно ослепнуть от него Все было прекрасно и восхитительно, небо не уступало Земле, а Земля небу. Солнце светило так ярко, будто оно сейчас выгорит. Внизу проносились города и сотни километров земли. Нежного, белого цвета облака все еще скрашивали серые точки городских выхлопов. Среди всего этого изобилия виднелись горы, и лишь некоторые из вершин были покрыты снежными шапками, остальные растаяли из-за потепления климата.
  - Она прекрасна, Энджи, - восхищаясь красотой от увиденного, шептала Энни.
  - Да, я просто шокирован, моей радости нет предела! Как давно я об этом мечтал, ты не представляешь! - восторженно ответил Энджер, не отрывая взгляд от иллюминатора.
  - Как я восхищен, друзья мои, и поверьте, это лишь начало того, что нам предстоит увидеть! - снимая шлем, улыбаясь, прокричал Клерон.
  - А что, можно снимать шлемы? - спросила Энни.
  - Вы так увлеклись, что не услышали этой команды, - рассмеялся Мерий Нел.
  Энджер и все остальные сняли шлемы, но, сразу не отрывая взгляда, продолжили наблюдать за космическими пейзажами. Постепенно Евразия пронеслась, и под ними расположился огромный слой воды под названием Тихий океан.
  Наконец, немного оторвав свой взгляд от окна, Энджер стал рассматривать салон Флерейсера и его внутреннюю обстановку, так как в спешке не сделал этого. Стены аппарата были покрыты мягкой тканью бежевого цвета, плотной, как и ткань скафандра. Около каждого окна находились приборные панели и различные датчики. По бокам шли лампы освещения. Впереди располагалась кабина пилота, слегка закрытая от общего салона. Иллюминаторы, сделанные из тройного стекла, вселяли уверенность, что они достаточно надежны. Салон Флерейсера плавно заполняли солнечные лучи. Двигатели отключились, и их корабль вышел на орбиту. Энджер почувствовал невесомость.
  - Смотри, Энни, чувствуешь?
  - Да, руки легко поднимаются, здорово!
  - А отстегнуться нельзя? - спросил Энджер в надежде на то, что ему позволят побарахтаться в невесомости.
  - Никак нет. Не положено. На больших кораблях тоже не положено, но там своя гравитация создается, а если она не работает в связи с какими-то сбоями, то заставляют пристегиваться к стенам или сиденьям, это очень опасно, особенно если корабль огромный. Неуклюжие могут голову разбить в невесомости. Хотя таких случаев не было, - развернувшись лицом к Энджеру, произнес пилот.
  - Жаль, - расстроено прошептал Энджер.
  - Да ладно тебе, я разрешу у нас на корабле невесомость испробовать, лично для тебя это сделаю, - похлопав Энджера по плечу, сказал развернувшийся Клерон.
  - Спасибо друг! - ответив ему тем же, закричал рассмеявшийся Энджер.
  - Хорош так бить! Я тебе по плечу так не дубашу. Богатырь чертов. Нет, тебе эти тренировки на пользу не идут. Станешь сильным и прибьешь меня, власть на корабле захватишь, - засмеялся Клерон.
  - Да я и раньше слабым-то не был... - проворчал Энджер.
  - Ну-ну, - подмигнув ему, ухмыльнулся Клерон.
  - Смотри, Энджи, под нами Северная Америка проносится, интересно так, не думала, что увижу своими глазами такое.
  - По мне хоть Южная, я люблю на заснеженные территории посмотреть, жаль, что над Арктикой и Антарктикой мы не полетим. Растают ведь скоро совсем, и глянуть не на что будет.
  - Ну, это ты полегче, прорицатель, тогда всем катастрофа грозит, если они растают. И дело совсем не в том, что некому будет этим любоваться, не тебе одному будет плохо.
  - Ты хоть понял, чего сейчас сказал?
  - Да ладно, Энджи, он просто счастлив, видишь, слюни текут у него, - улыбаясь, хихикнула Энни.
  - О, да у меня тоже текут, такое не каждый день испытаешь и ощутишь, а также увидишь!
  Они летели дальше, и стало темно. Солнце скрылось за горизонтом. Они пролетали над ночным, восточным побережьем Северной Америки и началом Атлантического океана.
  - Под нами, кстати, Бермудский треугольник, - посмотрев в иллюминатор, насвистывая, сказал Клерон.
  - Да, Клер, ты не смотри, а то накличешь беду, как нам потом возвращаться из параллельного мира, - фыркнул с насмешкой Клерон.
  - На такой высоте с нами вряд ли что случится.
  - Дело не в высоте. Потоки энергии могут и на этой высоте накрыть. Так что бойся!
  - Да, Клер, ты превратишься в эклер! И тебя можно будет разве что сожрать. Мозги-то отсутствовать будут, хотя нет, ты будешь говорящий эклер, - давясь от смеха, сказал Блайн.
  - Эй, остроумный, твои шутки опять не к месту и без вкуса. Поверь, шутить ты не умеешь, и тебя только могила исправит.
  - Спасибо, господин командир! - бодро ответил Блайн.
  - Идиот... - покрутив пальцем у виска, фыркнул Клерон.
  - Ареон, чего такой грустный?! Может по стаканчику? Командир нам разрешил, - пнув локтем Ареона, протараторил Блайн.
  - Блайн, перестань, не позорься, мы все свои, но тут есть чужой человек, между прочим уважаемый.
  - Опа! Уважаемый, может ты нам байку, какую расскажешь, а то уже скучновато как-то стало.
  - Господин Мерий Нел, не слушайте этого умалишенного, бедный мальчик никогда не понимал юмора и с трудом пытается это сделать, - с иронией произнес Клерон.
  Пилот в ответ лишь улыбнулся.
  - Ну, где байка? - крикнул Блайн.
  - Смотрю я на вас и думаю, как же вы собрались лететь в такую даль? Ведь вы еще дети. Какие из вас взрослые, думаете, чуть за двадцатку перевалило и все? Э-э-э, нет. Ну, ничего, космос вас многому научит, конечно, если вы живы останетесь. Мне кажется, что я в ваши годы был гораздо смышленее и ответственнее. Хотя, может, мне так кажется... - вздохнул Мерий Нел.
  - Все мы такие, возраст такой, хотя некоторые еще хуже, - посмотрев на Блайна, ответил Клерон.
  - А вы, влюбленная парочка, потеряете друг друга в космосе, будет тяжело. Туда надо лететь с теми, к кому ты не привязан, а любить на Земле, чувствуя под собой опору.
  - Почему вы так считаете, господин Мерий Нел? - удивился Энджер.
  - Да просто повидал я таких, как вы. Он погиб, она с ума сходила, или она погибла, он дел натворил. Ладно, не буду вам полет омрачать, надеюсь, вы все верно сделаете. Как только попадете в стрессовую ситуацию, сразу мозги включатся. Может оно и хорошо, что вы решились на такое. Раньше повзрослеете, а то на Земле так и можете остаться взрослыми детьми, - улыбнулся пилот.
  Из-за горизонта снова выглянуло Солнце, и был совершен еще один виток вокруг Земли. Недалеко Энджер заметил другие челноки, пролетавшие в разных направлениях и на разной высоте.
  - А вы верите в другой разум? - спросил Энджер у пилота.
  - Честно сказать?
  - Да.
  - Кое-что видел, но не могу об этом рассказывать, так как боюсь испортить свою репутацию, я человек известный и не поймут, если стану говорить о таком.
  - Понятно, но ведь инопланетные бактерии и вирусы есть, на Европе их нашли, значит и другая жизнь возможна, в том числе разумная.
  - Есть и есть, когда можно будет заговорить об этом, тогда и расскажу, - нахмурившись, проворчал Мерий Нел.
  Постепенно челнок продвигался к завершающей точке полета. Вся группа надела шлемы, и аппарат начал спускаться в нижние слои атмосферы. Вновь заработали с сильным ревом двигатели, и началась тряска. Небо светлело, а сияние звезд постепенно угасало. Земля приближалась, все миниатюрное вновь приобретало обычные размеры. Вскоре они приземлились, шасси Флерейсера коснулись стартовой площадки, и, наконец, сработали тормоза. По окончании полета Мерий Нел пожелал всем удачи и стал проверять показатели приборов. Вся группа вышла из челнока.
  Энджер держал за руку Энни, и оба были довольны. Блайн переменился в лице, ему стало неловко, он попросил извинить его за свои выходки и фразы. Ареон протирал свои очки, а Клерон ходил по площадке и осматривал раскаленный Флерейсер, на котором они только что совершили первый полет в космическое пространство, лишь слегка почувствовав его бесконечное, холодное, но завораживающее и опьяняющее 'дыхание'.
  Переодевшись в повседневную форму, все пятеро перекусили в кафе, находящемся на базе, и отправились к атмосу, который вернул их домой.
  Полет прошел, и все увиденное долго не выходило из головы Энджера. Настолько он был поражен красотой и неповторимостью созерцаемого его глазами. Из обычного серого и однообразного мира он попал во Вселенную, полную неизведанных краев и уголков бесконечного пространства. Все чаще Энджер понимал, что жизнь не будет прежней. Дни ожиданий пролетели, как птицы, и никто не смог их задержать. Они парили в свободном полете, и этот полет будет бесконечным.
  Утром, за день до полета, Энджера разбудил встревоженный Клерон.
  - Энджи, просыпайся, сегодня у нас свободный день, но мой отец хочет с тобой поговорить, он лишь вчера вернулся домой. Пожалуйста, не оплошай. Сразу говорю, будет очень много вопросов.
  - Ты что спятил? Я только проснулся... Ты даже не сказал, как его зовут!
  - Его зовут Мелнил. И не бойся, главное: веди себя прилично, не показывай своей агрессии, он этого ой как не любит. Меня с тобой не будет.
  - Это еще почему?! Ты с ума сошел?! Я боюсь, черт возьми, почему он именно со мной хочет разговаривать и без тебя?! - раздраженно шипел Энджер.
  - Успокойся, вставай, десять минут тебе на подготовку! - нервно прошептал Клерон.
  - Я же не брит, и волосы грязные!
  - Это ему не важно, успокойся!
  Когда Энджер был готов идти, Клерон взял его под локоть и повел к двери кабинета своего отца.
  - Удачи тебе.
  - К черту! - вздохнув полной грудью, прошипел Энджер Клерону.
  Он тихонько постучал и вошел в дверь. За столом сидел мужчина довольно крупного телосложения. В этот раз Энджер отчетливо видел его лицо. На носу виднелась небольшая родинка. Его седые волосы аккуратно лежали на голове. Одетый в зеленый пиджак он пристально вглядывался в лицо вошедшего. В глазах господина Мелнила он не увидел злости или презрения. Это на несколько секунд помогло Энджеру успокоиться.
  - Доброе утро, господин Энджер.
  - Доброе, разрешите войти, господин Мелнил? - дрожащим голосом спросил Энджер.
  - Заходите! И не стойте в дверях так долго, это дурной тон.
  У этого человека был громкий и басистый голос, который заставлял испытывать сильное волнение. Энджер прикрыл дверь и аккуратно сел на стул рядом со столом отца Клерона.
  - Ну что же, начнем, пожалуй. У меня к Вам есть ряд вопросов, и, если Вы не против, то начнем беседу.
  - Конечно, спрашивайте, я для этого и явился к Вам. Кстати, Клерон очень на Вас похож, - пытаясь уверенно говорить, прохрипел Энджер.
  - Являются только черти, на мать он свою похож, а не на меня. Ладно, я прежде поздравляю Вас, господин Энджер, и восхищаюсь Вашей храбростью. Все-таки полет в неизведанный край Вселенной - это не туристическое путешествие. Вы мне напоминаете меня. В таком же возрасте я был также амбициозен, казалось, что весь мир у меня в кармане. Могу Вас уверить, это не так. Я знаю, Вы также как и мой сын импульсивны, настроены на великое дело. Только я и Вы, в отличие от него, знаем, что успеха не будет. У меня, поэтому имеется к Вам просьба. Подготавливайте постепенно к этой мысли Клерона. Иначе наивный мальчик сильно разочаруется в жизни. Вы согласны со мной?
  - Не совсем.
  - Почему же? Аргументируйте свой ответ.
  - Про наш возраст Вы совершенно правы, но и я, и он, и все члены нашей команды уверены в успехе на девяносто процентов.
  - Однако смелое высказывание, - прищурившись, произнес отец Клерона и откинулся на спинку кресла.
  - Смелое и откровенное. Мы знаем, что там есть планета и уверены, она пригодна для жизни. Вам, господин Мелнил, кажется, что мы все лишь дети и не способны совершить нечто великое в этой жизни, так вот смею заявить, что, возможно, Вы будете просить прощения у Вашего сына и гордиться им всю свою оставшуюся жизнь! - встав из-за стола, гордо высказался Энджер.
  - Вы очень наивны. Наивней, чем мой сын. Как я ошибся, поверьте, я все понимаю, Вы молодой мужчина, горячий и неусидчивый. Я тоже был таким, но жизнь преподнесла мне суровый урок. Я, так же как и Вы, был уверен в своей победе. Мой отец был тем же, кем сейчас стал я. Моей мечтой тогда было изобретение альтернативного источника энергии. Я ненавидел отца и всю его работу. Считал, что нефть и газ - это прошлый век, и сейчас наступает эра новых источников энергии. Тех источников, что спасут планету и подарят нам чистую природу. Но, как это всегда бывает, к тридцати годам все рухнуло, мои разработки остались безграмотной идеей на бумаге, и пыл во мне угас. Люди задавили меня, и я выбрал не грезы, а реальную жизнь, и сейчас, когда моего отца нет, я очень сожалею о том, что не могу попросить у него прощения, - опустив голову, сказал господин Мелнил.
  - Чушь! Вы просто отступились от цели и потеряли надежду. Люди с возрастом умнеют, но они теряют веру в себя и думают, что нет тех высот, которые можно преодолеть, а если и есть, то их не покорить. Сознание становится одеревенелым, и кажется, что к человеку приходит трезвое мировоззрение. Это заблуждение. Под натиском общества и осмеяния людьми старшего поколения, многие молодые опускают руки. Но были и те, кто в таком возрасте, как я сейчас, достигали успеха и доказывали свою силу! Были и те, кто это делал в еще более раннем возрасте. А Вы говорите, что это лишь грезы.
  - Грезы, и поверьте, те, кто добился успеха в столь раннем возрасте, лишь везунчики. Волею судьбы им выпало счастье. Это лишь не более чем везение и совпадение.
  - Ерунда, люди в данном возрасте мыслят лучше и увереннее, свежие идеи бесценны. Нет предела, есть только сила стремления и сила воли. Если человек умеет ими управлять, он добьется результата. Только бездельник ищет легкие пути.
  - Вот это уже глупость, господин Энджер.
  - Перестаньте, мы оба знаем, что если бы все так рассуждали, то не были бы совершены величайшие открытия, и не появились бы величайшие изобретения. Множество тех, кто все это сотворил, являлись обычными любителями, молодыми парнями, мечтателями и фантазерами. Их не признавали, называя бездельниками и нахлебниками, тем не менее, после их смерти, все о них вспоминали и восхваляли, некоторых еще при жизни.
  - Хорошо, это Ваша точка зрения. Поверьте, этот мир Вас еще раздавит, и существует лишь маленький шанс того, что Вам повезет, он высоко витает над Вами. Чего Вы с Клероном хотите добиться? Назовите цель вашего полета?! - с сомнением, спросил отец Клерона.
  - Цель нашего полета такова: мы хотим найти пригодную для переселения людей планету. Именно по Вашей милости и по милости таких, как Вы, мы вынуждены этим заняться. Планету мы отыскали, и наша задача ее проверить.
  - То есть Вы утверждаете, что мы наносим вред людям?
  - Не только людям, а планете в целом. Вы берете безмерно то, что планета хранила в себе миллионы лет.
  - Хорошо, тогда скажите, если бы мы не брали нефть и все остальное, как бы люди жили?! Ведь энергия нам нужна все больше и больше, а загрязнения - это лишь побочный эффект, без него никак. Вы же едите мясо, а оно откладывает в Вашем организме вредные вещества, которые со временем накапливаются. Делаете прививки и пьете лекарства, а они зачастую спасают одно, убивая другое.
  - Это немного иное. Я считаю, что нефть добывать люди имели право, но это право закончилось. Планета показывает людям, что пора переходить к новому виду топлива.
  - Бред, природа специально дала нам все это, чтобы человек использовал эти дары по назначению. Они не должны просто лежать в земле без дела!
  - Природа дала это человеку, не спорю, но она как учитель пытается нас учить. Первым даром, что дала природа нам, стало дерево и камень. Из него мы получили огонь и жгли эти дрова тысячи лет. Постепенно наша цивилизация развивалась, люди обнаружили уголь, стали жечь его, потом пришла нефть и газ. Мы должны развиваться, представьте, что было бы, если бы все жгли сейчас только дерево?! Наша цивилизация не дожила бы до сего дня! Природа дает нам время на развитие и познание мира. Как взрослеющий ребенок, человечество учится и использует тот источник энергии, до которого доросло. А мы сейчас выглядим, как ленивый ученик, не желающий учиться. Мы хотим использовать то, что под рукой, не желая развиваться. Нас за это жестоко наказывают, а если так и дальше пойдет, то конец будет довольно печальным.
  - Мне нравится Ваш ход мысли. Сигару не желаете? - протягивая ему портсигар, спросил господин Мелнил.
  - Нет, благодарю! - отказался, присев снова на стул Энджер.
  - А не считаете ли Вы, что природа наоборот действует?
  - Каким образом?
  - Она не хотела изначально появления человека. По Вашей теории человек сотворен природой, и она ему всячески помогает развиваться. А я думаю, что она его жаждет истребить. Чем дальше мы продвигаемся в познании альтернативного источника энергии, тем больше понимаем, насколько опасным он может стать. К примеру, атомная энергетика. Уран двести тридцать пять. Удивительный металл, который был получен как изотоп природного урана. Подвергнут обработке и обогащен. В результате люди получили замечательный источник энергии. Достаточно долгая эксплуатация и экологически чистый подход. Атомные электростанции не загрязняют природу, но при малейшей ошибке, которая приведет к аварии, мы получим страшные последствия. Радиация - это не шутка. Да, такая электростанция может находиться где угодно, но если она подвергнется опасности извне, пострадает все на сотни километров вокруг. Так вот, чем дальше мы движемся в познании, тем ближе конец. Нам нужно выбрать золотую середину и использовать сравнительно безопасное топливо. Ведь может так получиться, что человечество откроет такой вид получения энергии, из-за которого убьет себя и все вокруг, но природа пожертвует этим, чтобы избавиться от нас раз и навсегда.
  - Я все равно останусь при своем мнении и объясняю, что иногда происходит и так. Да, зачастую люди не готовы к новому виду источника энергии и могут с ним неправильно обращаться, но постепенно приходит опыт. Это как ребенку, который стал подростком, подарить вместо игрушечного атмоса, настоящий. Наверное, он его разобьет и в худшем случае погибнет сам. А, может, разбив, навсегда получит определенный опыт и не повторит своих ошибок. Вы собираетесь все время жить за счет нефти? - возмутился Энджер.
  - А почему бы и нет?
  - Она рано или поздно кончится! И что Вы и Ваши люди будете делать? Месторождения не бездонны.
  - Так говорили и до Вас, еще в XX веке кричали, что нефть скоро кончится, постепенно прогноз откладывали на пятьдесят лет, на сто, а в итоге, она и сейчас существует. Хотя мы увеличили ее объемы добычи и потребления. По сегодняшним меркам тот объем, когда стали бить тревогу, ничтожен в сравнении с нынешним. И нефть все равно бьет фонтаном, как и триста лет назад! Она не кончится, исчерпываются лишь месторождения, а мы находим новые, она словно появляется из ниоткуда.
  - Глупости! Вы сейчас рассуждаете, как ребенок. Глупо надеетесь на удачу и даже не стремитесь разрабатывать добычу и открытие новых источников энергии. А если она все же исчерпается? Что тогда?!
  - Тогда, господин Энджер, мы и обратимся к таким, как Вы, если есть нефть на Земле, она существует и на других планетах. Ведь пусть говорят, что она образовалась из останков умерших организмов, до конца никто не установил, что это такое.
  - И вы будете, как варвары, брать ее из других миров? Но это же кошмар.
  - Да, будем, если сейчас мы станем заниматься разработкой нового источника энергии, то потерпим крах, а вместе с нами и все, кто пользуется нашими услугами. Не может сапожник шить платья! Мы уже давно сформировали свою деятельность и перестроиться никогда не сможем, а если кто и будет пытаться изобрести нечто грандиозное, мы все равно раздавим его своим превосходством. Люди консервативны, и им легче использовать старое, чем пробовать новое, большинство сделает выбор в нашу пользу.
  - Вот именно, что те, кто ищет новые источники энергии и пытается очистить мир от вашей копоти и смога, терпит поражение. Им сложно, они одиночки и никто их не поддерживает. Если Ваши люди помогут им, то Вы плавно перейдете к производству энергии из нового источника, получите, возможно, наибольшую прибыль, превышающую Вашу в разы!
  - Но никто в здравом уме не станет так рисковать, поддерживая недоучек и продвигая их за свой счет! Либо Вы этого не понимаете, господин Энджер, либо не хотите понимать! А если он с крахом провалится?
  - В этом нет опасности для Вас. Вы куда больше средств тратите на свое обогащение, покупку недвижимости и прочих причиндалов. А также на спонсирование своих недоумков детей, таких как Ваш сын Клерон!
  - Не оскорбляйте моего сына! Я имею на это право, а Вы - нет.
  - Но осмелюсь сказать, он вырвался из Вашего круга и хочет чего-то достичь, хоть он и избалован деньгами, а все же стремится к независимости.
  - Ага, с помощью моих подачек! А так бы он ничего не добился. Признайтесь, Энджер, что Вы связались с ним из-за золотых гор, которые он Вам посулил. Будь он нищим, ни один из вашей группы не стал бы его слушать, а мимо бы прошел. Да и Ваша жизнь в одиночестве и полной свободе, тоже избаловала Вас, хоть Вы и зарабатывали на продаже растений. Вы - сопляки еще и не более. Не Вам меня учить, кто прав и кому следует помогать. Максималисты несчастные! На корабле вас будут уважать?! Нет, там почти все состоявшиеся, умные люди, и работать с вами будут лишь из-за хорошей оплаты. Клерон и Вы, Энджер, без них не сможете, а они без вас вполне продержатся и не пропадут. Так что ваши приказы в космосе будут детской болтовней. Все и без вас им будет известно, как и что делать. А Клерон этого не понимает. Так что еще раз повторюсь, вы - сопляки.
  - Но ведь Вы сами таким были!
  - Был и чего достиг я, если бы продолжал сходить с ума. А в итоге я женился, поставил реальные цели и стал мыслить более конструктивно. Продолжил дело отца, которое сделало меня богатым.
  - Но не счастливым... - тихо буркнул Энджер.
  - А вот это уже не Ваше дело, то, что моя жена - религиозная фанатичка, виновен не я, а ее родители.
  - Да дело не в Вашей жене, она обычная женщина, дело в Вас. Не реализовав свои замыслы, Вы, господин Мелнил, до сих пор находитесь в состоянии депривации. И пытаетесь с помощью других вещей удовлетворить свои потребности. Вы же все равно в душе, где-то глубоко-глубоко - тот парень, что мечтал воплотить свои замыслы в жизнь. Все дело в том, что не будь старшее поколение таким закостенелым, оно приняло бы идеи нашего и помогло их развить, очень жаль, что лишь немногие так поступают. А большинство действуют, как Вы: я не смог, и вам ходу не дам. Потом вдалбливают нам, что мир мрачен и носить розовые очки не стоит, но я в таких случаях говорю, что и черные очки не мешало бы снять, ибо мир не имеет лишь одного цвета, он изумительно контрастен.
  - Ваши слова изумительны и это я признаю, вы довольно красноречивы, но у Вас нет шанса. Да, я согласен, господин Энджер, в некоторых вещах Вы умны и Вам нет равных. Ваша напористость поможет Вам в дальнейшей жизни, но раздавят Вас, и мои слова еще вспомнятся у Вас в голове. Удачи, Энджер, и может, черт подери, всем вам повезет, тогда я буду рад, искренне рад. Берегите себя и приглядывайте за моим сынком дураком. Вы для него надежда и опора. В Вас он узрел того, кто поможет ему преодолеть этот путь. Вы свободны, идите, отдыхайте, - встав из-за стола и пожав с легкой улыбкой руку Энджера, быстро произнес господин Мелнил.
  - И Вам спасибо за прекрасную беседу, всего доброго, - направляясь к двери, буркнул Энджер.
  Выйдя из кабинета, Энджер увидел стоящего около двери Клерона. Его лицо было бледным, а глаза нервно дергались.
  - Ну что?! Как он с тобой себя вел?! Что сказал?! Не тяни! - нервно зашипел Клерон.
  - Да успокойся, все отлично, - похлопав его по плечу, с улыбкой сказал Энджер и пошел к себе в комнату.
  - Стой! - побежал за ним Клерон.
  - Знаешь, твой отец - упертый баран. Не люблю таких, и он ужасен в некоторых вещах, но сукин сын прав в одном.
  - Что?! В чем?!
  - Мы с тобой еще не взрослые мужики и достаточно наивны, только вот у нас есть рвение, а именно оно так необходимо многим. Главное: не опускать руки. Твой папаша опустил и не добился ничего.
  - Да знаю я... Вот он теперь и злой, как черт, все мои выходки считает детской шалостью.
  - Но ты уж не обижайся, доля правды в этом есть, - рассмеялся Энджер.
  - Да иди ты, Энджи! - обиженно фыркнул Клерон.
  - Ладно, я пойду еще полежу, голова заболела от беседы с тобой и твоим отцом, уж очень вы похожи! - заходя в свою комнату и смеясь, произнес он.
  Мимо пробегал брат Клерона и ударил его по спине кулаком.
  - Ах ты, маленький негодяй! - закричал Клерон и попытался догнать его.
  Энджер чуть не умер со смеху, увидев эту картину. У себя в комнате он прилег на диван и уставился в потолок. Из его головы не выходил разговор с отцом Клерона, который словно сделал ему реприманд, будто он его сын. Но постепенно поток мыслей Энджера поменялся. В очередной раз в его груди что-то защекотало, и он понял, что завтрашний день изменит его жизнь раз и навсегда. Очень уж страшно покидать дом, ведь есть шанс того, что ты больше его никогда не увидишь. Страшнее ли придти в дом, который изменился или который исчез? Энджер считал, что нет ничего хуже, чем придти в дом, который изменился, ведь он твой, но в тоже время и не твой, а это для человеческого ума сложно понять. Легче осознать, что его нет вообще. Страх неизвестности усилился и не отступал. Энджер понимал, он будет с ним, пока тот не дойдет до конца. День лишь начинался, а ему казалось, будто он уже подходит к концу. Завеса тайны лишь слегка приоткрылась, а впереди их вместе с ним ждала черная бездна неизвестности. Она манила этих маленьких существ к себе, уготовив для них нечто неизведанное.
  
  Глава IV
  
  Оторванный от дома
  
  Температура за окном стала понижаться. В его голове пробудилось отфильтрованное за весь день. Сон раскрывался, словно цветок, и затягивал внутрь. Из земли показалась черная капля. Она расползалась, словно пятно, и вскоре его ноги увязли в этой жидкости. Внезапно перед ним забил фонтан из черного золота, оно рассыпалось на тысячи мелких осколков или капель. Дорастая до небес, фонтан ударил с двойной силой, и рядом с ним появились еще столбы из нефтяных фонтанов. Она укутывала землю своим покрывалом и растекалась, медленно ложась, а потом затихая. Из нее стали всплывать человеческие тела, которые застыли в удивлении, и посреди этого леса из нефтяных фонтанов плыла Энни. Она слегка подмигнула Энджеру и растворилась в нефтяном океане. Внезапно сзади себя Энджер услышал восторженные крики отца Клерона.
  - Я же говорил, ее целый океан! Она бесконечна! Она и есть Бог! - захлебываясь черной жидкостью, кричал тот.
  Слева проплывали разрушенные нефтяные вышки, на которых виднелись названия нефтедобывающих компаний. Энджер сидел на обломке металлической пластины, на которой сияла надпись 'U-235'. Металлический цвет превратился в голубоватый и отдавал легким свечением. Руки, которыми он опирался на металл, стали гореть, и Энджер почувствовал адскую боль, он пытался оторвать их. Внезапно раздался сильный треск, и пластина развалилась на две части. Руки опустились в тягучую, маслянистую бездну. Энджер почувствовал, что тонет. Сверху подлетел вертолет, и из его кабины спустили веревочную лестницу. Он в отчаянье хватался за каждую ступень и поднимался вверх. Вертолет тем временем поднимался все выше. Энджеру предстала взору вся Земля. Из нее били нефтяные фонтаны, и ползущей нефтяной пеленой затягивало всю поверхность Земли. Океаны превратились в бурлящий нефтяной котел, города расползались и заполнялись черной жидкостью. Миллиарды людей всплывали вниз лицом, и их безжизненные тела уносило течением в центральную точку. Через несколько минут она превратилась в водоворот, который стал засасывать человеческие трупы. На одно мгновение Энджеру показалась, что он увидел лицо планеты. Оно не было похоже на человеческое, и этот непонятный лик Земли навел на него ужас. Мимо вертолета пролетела огромная пуля с надписью 'Pu-239'. Та разломившаяся металлическая пластина всплыла и соединилась. Пуля попала точно в цель, и яркая ни с чем несравнимая вспышка, осветила все вокруг. Огромный гриб из горящей нефти поднялся, и казалось еще немного, он дотянется до Луны. Цепная реакция охватила всю планету, она вспыхнула, как спичка, и огненная волна обогнула ее целиком. Ноги Энджера запылали, а потом и он сам. Страшно завопив от боли, он проснулся и еще несколько минут ощупывал себя.
  - Господи, чтобы это могло значить?! - воскликнул он вслух.
  Еще несколько минут Энджер лежал, но вскоре снова заснул. Сквозь сон он услышал знакомый голос и вновь проснулся.
  - Просыпайся, Энджер! Нужно собираться и не бери с собой вещей, только помойся, одень форму, как полагается, с фуражкой, и вот - держи пальто. Вместо ботинок одень вот эти сапоги. На улице сильный холод. Природа решила нам немного насолить перед 'отплытием', - возмущенным тоном высказался Клерон.
  - Сейчас... Собираюсь, - сонно проворчал Энджер.
  Взглянув на часы, он убедился, что на них четыре часа утра и отправился в душ. После него Энджер оделся и натянул начищенные сапоги, которые слегка доставали ему до колен. Эта обувь была довольно теплой. Пальто выглядело в точности как у остальных и по цвету подходило к форме. Позавтракав, все пятеро молча накинули пальто и одели фуражки.
  Из своего кабинета вышел отец Клерона, с ним была и его супруга.
  - Доброе утро, господин Мелнил и госпожа Фенла, - улыбнувшись, произнес Энджер.
  - Доброе и вам, - ответил господин Мелнил.
  - Так дети, хочу вам пожелать счастливого пути, и хочу дать вам крестики для каждого. Пусть вас хранит Господь, - тихо прошептала госпожа Фенла.
  - Мама, успокойся, мы все неверующие! - поморщившись, закричал Клерон.
  - Молчи, Клерон, и не перечь матери, я ведь хочу как лучше! Иначе все будет плохо, Бог наказывает всех нас, вон, что на улице творится, а ведь не зима! Именно вы поможете ему образумить людей, и если станете молиться, то найдете планету для переселения, - повысив голос, сказала она.
  - Мама, если бы Бог был, то он бы не допустил нас к новой планете и уничтожил бы сразу. Не он людей наказывает, а они сами себе роют могилу. К чему эти разговоры, - возмущался Клерон.
  - Успокойся, Клер! Мы возьмем, госпожа Фенла, - взяв крестики и раздав каждому, произнес Энджер.
  - Вот был бы и ты у меня такой же, Клерон, - обняв Клерона, произнесла его мать.
  - Ладно, мама, мы пошли, - шепнул Клерон.
  - Может, хотя бы присядете на дорогу? - расстроено спросила госпожа Фенла.
  - Нет, мы пошли, - уверенно зашагав к двери, буркнул Клерон.
  Все пятеро вышли и отправились на стоянку. Из-за двери были слышны всхлипы матери Клерона. Энджер взял за руку Энни и улыбнулся ей. Она дрожала и смотрела вперед. Блайн и Ареон застегивались и молча шли за ними. Только Клерон уверенно шагал вперед, держа в правой руке планшет, не собираясь застегивать пальто.
  - Клер, не валяй дурака, застегнись, - обратился к нему Энджер.
  - Ты что мне мать? - не оборачиваясь, воскликнул тот и продолжил идти.
  Подойдя к атмосу, все залезли в него и отправились в путь. Холодный воздух улицы ударял по стеклам, а ледяной рассвет еще не освещал Енелэн. Из облаков, которые находились чуть ниже уровня небоскребов, шел снег. Пустынные, тесные улицы замерли в ожидании людей, и их, не спеша, заносила метель.
  - Странное утро, для этого времени года совсем не типичное, тем более для города. Порывы ветра сильные, вот в новостях ночных написали, что будет минус пятнадцать. Это же ужасно! Лето на дворе! С планетой явно что-то не так. Ну, ничего, друзья, нас ждет уютный, удобный корабль, который станет для вас домом на год, а, может, и еще больше, - обнадеживающим голосом произнес Клерон.
  Энджер посмотрел на него и ничего не ответил. Энни положила голову на его плечо и, прижавшись к нему, задремала. Блайн тоже заснул и захрапел. Ареон смотрел в окно, казалось, он тоже спит.
  - Не кричи, дай всем поспать, - зевая и потягиваясь, ответил наконец Энджер.
  - Да что с вами? Вы чего, как суслики, расползлись по норам и спите?! Нас ждет величайшее путешествие, может, первое и последнее в нашей жизни!
  - Я даже знаю, для кого оно станет последним, если он не угомонится, - улыбнувшись, подмигнул Энджер.
  Клерон прищурил глаза и немного посвистев, принялся снова читать что-то в своем планшете.
  Атмос тихо летел и рассекал тьму ночного неба. Город кончился, и под ним распростерлась, озаряемая лучами восходящего солнца, безжизненная пустыня с мелкими островками зелени.
  Через полчаса атмос подлетел к соседней базе, которая находилась рядом с той, где проходил первый полет всей группы. Пилот атмоса разбудил всех спящих и, пожелав им удачи, высадил на покрытую бетоном площадку.
  Завывал холодный ветер, а в иссиня-черном небе взошла Луна. Энджер смотрел на нее, и у него затряслись руки. 'Наконец-то я побываю на ней!' - восторженно подумал он.
  - Я мерзну, Энджи, - жалобно застонала Энни.
  - Сейчас я тебя согрею, - обняв ее, ответил он.
  Клерон отправился с кем-то разговаривать, а Блайн и Ареон осматривали территорию. Сильный морозный ветер щипал лицо Энджера и разносил по площадке выпавший совсем недавно белый, как свинцовые белила, снег. На горизонте сияло красное солнце, и его свет расползался по лежащему снегу, придавая ему оранжевый оттенок. В морозном воздухе порхали носимые ветром снежинки, которые занесло на несколько десятков километров от облаков.
  - Смотри, Энни, очень красиво. Я такого почти никогда не видел.
  - Я тоже, но мне очень холодно.
  - Это из-за того, что твоя форма достаточно сильно тебя облегает. Ну, я тут ни при чем, Клерон решил, что такой женский вариант тебе подойдет лучше, чем обычный.
  - Он мне еще юбку выше колен сделал бы! - злясь, шипела Энни.
  - Да ладно, скоро будет тепло, а скафандры у всех одинаковые, так что не переживай. Вообще представь, мы станем миллионными по счету космонавтами или, как теперь уже давно принято говорить, астронавтами... - задумчиво произнес Энджер.
  - Скорее бы они нас уже запустили в тепло.
  - Так, дамы и господа. Момент настал, сейчас вы увидите то, что станет нашим домом, - закричал восторженно Клерон и снял фуражку.
  Из гигантского ангара высотой в сто метров и неизвестной длины, вывезли огромный Флоренер. Он выглядел очень впечатляюще, и был похож на колоссальных размеров капсулу с продолговатыми краями. Его передняя часть, наполовину сделанная из стекла, очень гармонично вписывалась в дизайн корабля. Его цвет местами разнился от серебристого до черного, поверхность аппарата отражала солнечные лучи. Громадина медленно ползла по рельсам на стартовый стол.
  - Клерон, а сколько он в длину? - внезапно спросил Блайн.
  - Примерно около тысячи метров. В высоту, если примерно, то сто пятьдесят метров. Вот это, между прочим, капитанский мостик. Там все из стекла, вся лобовая часть до середины. Вид оттуда, наверняка, чудеснейший откроется...
  - А защита против мусора есть?
  - Естественно! Там установки стоят, которые реагируют на приближение космических частиц и уничтожают их.
  - До Луны нам сколько лететь? - вмешался в разговор Энджер.
  - Ну, часов семь. Быстрее никак, здесь разгоняться запрещено. Внутри корабля познакомимся и с экипажем, конечно, со всеми нет, но с некоторыми людьми обязательно.
  Все пятеро шли за кораблем и устало поглядывали на него. Внезапно ветер усилился, и на улице стало невыносимо холодно. Наконец Флоренер достиг места назначения. Внизу, где располагались опоры корабля, открылся люк, и на землю опустилась капсула, из которой вышло три человека. Это были двое мужчин и одна женщина лет сорока пяти. На них на них была разная форма. У всех были короткие волосы одного цвета. На лицах стоявших Энджер увидел легкие улыбки.
  - Позвольте представить. Это главный бортинженер Рен, это главный врач на корабле Онрела, а это, дамы и господа, полковник Капл. Он отвечает за безопасность на нашем корабле. В его распоряжении около тридцати солдат. Если будут вопросы, то задавайте их в любое время, - проинформировал группу Клерон.
  Поздоровавшись со всеми, группа зашла вместе с ними в капсулу и поднялась наверх. Перед их взором предстал огромный зал с белоснежными стенами, на которых можно было заметить огромное количество мониторов. На каких-то демонстрировались фотографии когда-то самых прекрасных мест на Земле, на других - бегущие строки с новостями и информацией. Это был самый главный зал Флоренера. На втором ярусе, полностью сделанном из стекла, располагался капитанский мостик. На него вела стеклянная лестница, оснащенная светодиодной подсветкой. Там же стояли столики и диваны, на которых можно было посидеть и насладиться видом космического пространства в огромное окно. Их провели дальше, и в открытую дверь все увидели огромную столовую с зелеными стульями и деревянного окраса столами. Стены отдавали бежевым оттенком и также поражали количеством иллюминаторов. Далее следовал длинный коридор с красным ковром, и, казалось, ему нет конца. Примерно в середине коридора, они увидели свои каюты. Энджер и Энни поселились вместе. Блайн расположился с Ареоном, а Клерону досталась, как капитану, самая большая каюта из всех. Двери в них открывались нажатием кнопки и распознавались только по отпечатку пальца проживающего. Энни засмеялась и запрыгала вокруг Энджера.
  - Отогрелась, милая? - нежно спросил он ее.
  - Да, и я так счастлива, Энджи! - целуя его, воскликнула она.
  - Так, располагайтесь, и через полчаса все на мостик. Не пропустите момент, когда наш Флоренер отчалит, а перед этим мы дадим ему имя и окрестим.
  - Это как?
  - Узнаешь, как у моряков, только наша традиция бить отнюдь не шампанское, - хихикнул Клерон.
  Спустя полчаса, все пятеро отправились в главный зал, где суетилось несколько сотен человек. Все приветствовали их, и этим больше всего упивался именно Клерон.
  Спустившись со всеми, в сопровождении главного бортинженера, вниз, Клерон достал из сумки бутылку абсента и со всего размаху кинул об стену корабля. Та вдребезги разлетелась.
  - Ну что же, имя тебе Радент, - торжественно прокричал Клерон.
  - Почему Радент? - удивился Блайн.
  - Молчать. Радент и все.
  - Ты бы еще его Старпером обозвал.
  - Блайн! Заткнись!
  - А что такого? Означало бы звездопер, летящий сквозь звезды, - давился от смеха Блайн.
  - Господи, зачем мы взяли этого идиота! - закричал Клерон.
  - Да ну тебя, эклер! Скучно же! - немного успокоившись, проворчал Блайн.
  - Дуракам всегда скучно, - зайдя в капсулу, сказал Клерон.
  - Все, ребята? Можно подниматься? - спросил Рен.
  - Погодите, погодите! Надо взять горсть земли с собой! - вскрикнул Клерон и побежал к концу стартовой площадки.
  - Клер, земля промерзла же! Как ты ее возьмешь?! - крикнул ему вслед Энджер.
  Через несколько минут Клерон вернулся с комком земли и грязным ножом.
  - У меня всегда есть это, - держа раскладной нож, ответил довольный Клерон.
  Все поднялись в капсуле наверх и закрыли люк. Группа отправилась на капитанский мостик и расположилась там. На стеклянной двери, золотистым цветом была нанесена надпись 'Капитан Флоренера - Клерон Кантиносский'.
  - Ого, ну у тебя и фамилия, - расхохотался Энджер.
  - Эндж! Мне Блайна тут вполне хватает, ты еще начинаешь, - сконфузился Клерон.
  - Да ладно, я шучу.
  Кабинет Клерона, расположившийся на капитанском мостике, был огорожен стеклянными стенами с опускающимися шторами. Посередине стоял огромный стол, за которым могло разместиться до двадцати человек. Помимо этого кабинет был обставлен шкафами с различными чашками и тарелками. На стенах висели стеклянные полки с растениями.
  - Все, все присаживайтесь, до старта осталось несколько минут.
  Ареон, Блайн, Энджер и Энни сели на стулья на мостике и долгое время любовались видом из окна. Клерон еще недолго осматривал свой кабинет, после чего присоединился к ним. Снизу слышались оживленные разговоры экипажа. Наконец заработали двигатели, и Флоренер начал медленно подниматься. Солнце светило прямо в окно и слегка слепило созерцателей прекрасного вида. Постепенно цвет неба стал темнеть. Легкая вибрация прошлась по всему кораблю, но быстро исчезла. Через несколько минут стали появляться первые звезды. Внизу оставалась такая родная, и в то же время успевшая надоесть, Земля. Та легкость, с которой они расставались, не предвещала ничего страшного. Все были уверены, что вернутся, и никуда Земля не денется.
  Солнце тем временем становилось ярче и меняло свой цвет от желтого к белому. По прошествии двадцати минут стало ясно, что их корабль покинул атмосферу Земли и отправился в космическое пространство. Впереди, прямо по курсу, можно было увидеть серп Луны, которая станет первой остановкой на пути к мечте. Энджер держал Энни за руку и смотрел, восхищаясь самим моментом, в котором он находился. Еще недавно это было лишь мечтой, а теперь стало реальностью, хотя несколько месяцев назад он не мог допустить даже мысли о том, что сможет все это пережить и почувствовать в действительности. Энджер не знал, что он не только займется собой и изменит жизненным принципам, а то, что он встретит Энни и отправится в то путешествие, о котором так долго мечтал.
  Клерон достал бутылку абсента и встал со стула.
  - Друзья мои. Я вам всем сердечно благодарен за поддержку и понимание. Даже тебе, Блайн. Данным моментом я обязан именно вам. Именно из-за вас сейчас произошло то, что до сих пор не укладывается в голове каждого из нас. Поэтому возьмите рюмки и выпьем за наш путь. Странным образом я во сне услышал, что данную планету называют Эфлеррия. Так вот, выпьем за путь к Эфлеррии! - наливая себе в рюмку абсент, торжественно и гордо высказался Клерон.
  Вся группа захлопала ему и, чокнувшись, все выпили.
  - Второй раз выпьем за тебя, Клерон. Ты подаешь надежду миллиардам людей, хоть и с помощью других, но сию кашу заварил именно ты. Вся слава достанется тебе, а мы поможем! Если бы не ты, нас не было бы здесь. И поверь, организовать такое путешествие не так просто, как думают другие. Это так же сложно, как создавать нечто революционное в науке. За тебя! - подняв рюмку, сказал Энджер.
  Все снова выпили и вскоре разошлись по каютам. Один лишь Клерон остался на мостике и смотрел, как постепенно приближается Луна.
  Энджер прилег на кровать и взглянул на Энни. Она стояла около иллюминатора и разглядывала звезды.
  - Ты такая стройная... Так прекрасна... - немного уставшим голосом произнес он.
  Она взглянула на него, легкими движениями сняв с себя одежду, Энни легла к нему. Он стал нежно гладить ее и целовать. Энджер почувствовал ее жар, и им овладело желание обладать ею. Она была для него всем, была его продолжением. Предаваясь страсти с ней, он не заметил, как пролетело несколько часов. После того как огонь страсти на время угас, Энни уснула, а он еще несколько минут обнимал ее. Наконец поняв, что не сможет уснуть, встал и оделся. Он еще раз взглянул на нее и отправился к Клерону.
  'Она просто прекрасна', - подумал про себя он. Наконец дойдя до капитанского мостика, Энджер увидел, что Клерон не один, и рядом с ним сидит худенькая девушка с кудрявыми черными волосами. Ее лица он не видел, но по рукам смог понять, что она из их возрастной категории. Клерон весело и оживленно ей что-то показывал по планшету, оба громко смеялись. Энджер не стал мешать и отправился гулять по залу. На него время от времени посматривали люди и о чем-то шептались. Луна выглядела еще больше, и на ней отчетливо различались гигантские города под стеклянными куполами.
  Вернувшись в каюту, Энджер увидел, что Энни все еще спит, и прилег к ней. Его сон длился недолго, и вскоре их разбудили. Энни сразу же оделась и улыбнулась, посмотрев на Энджера.
  - Тебе понравилось, Энджи?
  - Да, ты просто чудо, - подойдя к ней и обняв ее, произнес он, после чего нежно поцеловал в шею.
  - Так, дамы и господа, просыпаемся! - раздался громкий голос Клерона.
  Вся группа вскоре вышла из кают и направилась в главный зал.
  - Что, уже прибыли? - спросил Энджер.
  - Прибываем. Так, хочу вас познакомить. Это Ларена. Прошу любить и жаловать. Теперь она тоже член нашей группы, и, конечно же, моя муза, вдохновение несущая, - целуя руку девушке, стоявшей рядом с ним, тихо произнес Клерон.
  - А кто Вы по образованию? - спросил Блайн.
  - Я биолог, - улыбнувшись, ответила она.
  - А по какой части, если не секрет, - продолжил вопрос Блайн.
  - К сожалению, этого я не скажу.
  - Вот, правильно, Ларена, молчи и ничего этому дураку не говори! - рассмеялся Клерон.
  Ларена была девушкой достаточно высокого роста, слегка выше Клерона. Из-под ее легких, ровных бровей, взирали на всех зеленые глаза. Немного пухлые щеки имели розоватый оттенок, и на ней красовался белоснежный френч с красноватыми полосами на рукавах. Курносый нос придавал профилю ее лица необыкновенность и изящность.
  - Вы очень хорошо смотритесь вместе, - подмигнула им Энни.
  - Так, ладно, мы должны занять свои места, так как скоро мы прилунимся, если я правильно выразился.
  Вскоре их корабль сел на одну из стартовых площадок, и вновь легкая вибрация прокатилась по всему Флоренеру. Спустя полчаса вся группа, теперь уже из шести человек, направилась к одному из челноков. Заведя двигатель, они полетели к куполу города.
  Внизу, где начиналось основание стены города, которая переходила в стеклянный купол, располагался пропускной пункт.
  - Пожалуйста, назовите номер корабля и представьтесь сами! - раздалось по радиосвязи.
  - Это Флоренер ? 6467-RSY, говорит капитан корабля Клерон Кантиносский.
  - Назовите цель посещения города.
  - Осмотр и экскурсия.
  - Пролетайте. Все в порядке - раздалось по связи через пару минут.
  Челнок залетел в раскрывшиеся двери специальной камеры. Затем там восстановили давление и провели дезинфекцию. Через три таких уровня они смогли влететь в город. Перед ними открылся огромный просторный пейзаж. Снаружи это зрелище выглядело не столь эффектно, как изнутри. Энджер впился взглядом в окно, наблюдая, как перед ним мелькали здания, не такие высокие, как на Земле. Их архитектура была столь разнообразна, что его привело это в полный восторг. В отличие от земных улиц и проспектов, здесь все выглядело более эстетично. Широкие и озелененные, они походили на те улицы, что существовали в городах несколько веков назад на Земле. По ним постоянно ездили небольшие автомобили, работающие на солнечных батареях. Вместо асфальтена, дорожки покрывал обычный асфальт, но и газона было предостаточно. Все это позволяло в полной мере насладиться своим существованием.
  Единственное, чего здесь не хватало, так это голубого неба. Колоссальных размеров купол простирался на несколько десятков километров. В самой высокой точке, над центром города, он смыкался, и его высота в этом месте достигала трех километров. На куполе размещались специальные датчики, которые ежедневно создавали искусственные дожди. Все это делалось не только для орошения почвы, но и для поддержания морального духа проживающих в городе. Иногда здесь включали звуковые эффекты, к примеру, гром во время грозы. Создавали искусственный ветер, и даже снег. Люди чувствовали себя комфортно, и все живущие в таких городах не желали возвращаться на Землю. Воздух здесь всегда был чист и свеж, это чувствовалось сразу при первом знакомстве с городом. Вся энергия, полученная от солнечных батарей, поступала в город, и именно она являлась основным источником. Единственные минусы таких городов заключались в лунных сутках. Когда одна сторона уходила в тень, люди жили по несколько дней во мраке ночи. Конечно, освещения хватало, чтобы весь город не погружался в кромешную тьму, но свет ночных фонарей не заменит солнечных лучей.
  Гигантские электростанции, построенные на Луне, распространились по многим ее уголкам. И если в одном полушарии была ночь, то находящиеся электростанции на освещенной стороне, снабжали ночную сторону. Постепенно они менялись, и таким образом происходили поставки электроэнергии. Единственной проблемой, которая широко расползлась по всем городам, стала нехватка воды, а ведь на Земле ее огромные запасы. И колонии, находящиеся на спутнике Земли, вынуждены были подписать контракт на ее поставку в обмен на пищевую продукцию, производимую в данных городах. Луна снабжала Землю овощами, фруктами, а также мясом, та взамен расплачивалась водой и воздухом. Поступившая вода и воздух проходили сложную очистку, после чего использовались по назначению.
  Купола городов защищались специальной системой, которая отслеживала космический мусор и предотвращала его попадание на их стеклянную поверхность, а специальное покрытие на стекле купола, защищало людей от вредоносного солнечного излучения.
  Не обошлось и без суеверия колонизаторов Луны. Города в основном строились на видимой стороне спутника Земли. Считалось, что обратная сторона оказывает негативное психическое воздействие на человеческое сознание. Кроме того, в одном из кратеров нашли нечто странное, о чем старались не говорить и не сообщать Земле. Некоторые изучали данное место, но рано или поздно бросали это занятие. Все-таки вид голубой планеты успокаивал и внушал защищенность, чем просто пустое небо.
  Энджер, восхищенный увиденным, уже не мог усидеть на месте и жаждал выйти из челнока.
  - Когда мы уже сядем?! Сколько можно лететь? - возмущался он.
  - Погоди ты, надо же в специальном месте это сделать, тут челноки не любят. Мы прилетели и выбрасываем здесь свои выхлопы. Конечно, не такие, как на Земле, но все равно, - ответил Клерон.
  Через несколько минут челнок приземлился на одной из площадок. Энджер сразу почувствовал, насколько чист воздух. Солнце ярко светило ему в лицо, и он никак не мог привыкнуть к черному небу, на котором средь бела дня сияли тысячи звезд. Завораживающая картина не давала сердцу передохнуть, и оно билось с неимоверной частотой. Перед ними на небосклоне, за тысячи километров от них, сияла освещаемая солнцем Земля. Она безмятежно двигалась по небу, и казалось, будто планета заметно вращается. Голубой шар так и остался неизменен. Общий облик своего дома люди не смогли изменить. Рядом с площадкой для челноков и автомобилей росли деревья. Они шелестели листьями от легкого искусственного ветра. Кроме этого они сразу ощутили слабую силу тяжести. Энджер принялся подпрыгивать так высоко, что остальные не удержались и с хохотом повторяли за ним все его действия, тоже подпрыгивая вверх.
  - Энджи, это прекрасно! Если не найдем планету, обещай мне, что мы останемся жить здесь! Я не хочу возвращаться на Землю, в этот серый мир, где нет нормального солнца и свежего воздуха! - воскликнула Энни.
  - Я люблю Землю, может, и останемся, только мне будет не хватать голубого неба... Я не люблю обещаний... - с грустью прошептал он.
  - Так, внимательно слушаем, сейчас к нам придет экскурсовод и расскажет о городе, - обратился к ним Клерон.
  Из зеленоватого здания с белыми колоннами вышла девушка лет двадцати пяти. Она была одета в красное платье. На ее голове развивались длинные кудрявые волосы.
  - Добрый день, приветствую вас, уважаемые земляне. Меня зовут Лунесса, и я в ближайшие два часа, расскажу вам о нашем городе. Покажу несколько красивых и интересных мест. Оставьте, пожалуйста, свой челнок и пересядьте в электроавтобус.
  - Энджи, смотри, - толкнув его локтем, шепнула Энни.
  - Куда смотреть-то?
  - У нее на ногах туфли!
  - Ну да, видимо, с внешним видом здесь посвободнее обстоят дела, чем у нас.
  - О, Боже, как мне нравится ее платье. Я так устала от этой формы! - огорченно воскликнула она.
  - Тихо, друзья! У нас экскурсия, елки-палки! Проявите уважение! - шикнул на них Клерон.
  - Да ладно тебе, Клер, просто я понимаю Энни, думаешь, мне не хочется свободы? - шепнула Клерону Ларена.
  - Чем вам не нравится форма? По-моему очень удобно и стильно, - недоумевал Клерон.
  - Девушкам время от времени хочется носить индивидуальную одежду, а не общепринятую... Да, тебе не понять.
  - Ну, может, и так... - согласился Клерон.
  Вся группа во главе с экскурсоводом расположилась в автобусе и отправилась в небольшое путешествие. Спустя несколько минут была сделана первая остановка.
  - Итак, это наша главная площадь. На ней, как вы можете наблюдать, стоит памятник первому главе нашего города господину Ноленену. Именно он выбирал место и вкладывал свои средства в постройку нашего всеми любимого Гелиона. Именно так называется наш город, и он является одним из первых, построенных на Луне. Конечно, за сто с лишним лет облик его изменился, но центральная площадь сохранилась почти в том же виде. Долго наш глава города не прожил, к сожалению, но именно ему мы обязаны тем, что сейчас проживаем в одном из самых, так сказать, экологически чистых городов Луны. Справа от меня находится мэрия этого города, дом творчества и музей, посвященный первым поселенцам на Луне. Но, к сожалению, сейчас музей закрыт на реконструкцию, и мы не сможем его посетить. А теперь поднимете головы вверх. Над нами находится самая высшая точка купола, ее высота три километра и двести метров. Пройдемте в автобус и отправимся дальше, - закончила свою речь экскурсовод Лунесса.
  Все двинулись дальше. Энджер сидел у окна и обнимал Энни. Перед ними проносились улицы с людьми, которые шли на работу, гуляли с домашними животными. Все одевались так, как хотелось им. Кто-то, конечно, носил форму и одежду делового стиля, но в свободное от работы время наступала полная свобода выбора. Красивый аккуратно постриженный газон переливался в солнечных лучах, его насыщенный зеленый оттенок радовал глаз.
  - Здесь очень красивые домики, они такие милые и не однообразные. Самые высокие из них по десять этажей. Тебе они нравятся, Энджи? - спросила Энни.
  - Да, но я не знаю, смог ли бы я в таком жить. Все-таки привык к высоте, а тут десятка - самая высокая точка, - с задумчивым взглядом произнес он.
  - Ты какой-то грустный...
  - Нет, я вполне нормальный, - посмотрев на нее и улыбнувшись, ответил Энджер.
  Автобус вновь остановился, высадив их в новом месте. Перед ними стояло красивое здание с башенками, сделанное из кирпича. Яркие белые полосы на его углах придавали зданию парадный вид.
  - Перед нами находится вокзал Ронелн, с него ежедневно отходят поезда в различные города. На Луне имеется сеть железнодорожных магистралей. Мы, жители лунных городов, не признаем летающий транспорт. Предпочитаем передвигаться по поверхности или под ней. Специальные рельсы тянутся в различные уголки планеты. Герметичные поезда перемещают пассажиров, и все довольны. Летающий транспорт у нас так же иногда используется, но очень редко. Данный вид передвижения опасен, и мы от него почти отказались совсем. Так же в нашем городе имеется метро. Все работает исключительно на электроэнергии. Как вы уже заметили солнечного света здесь предостаточно. В наших городах не бывает пасмурно, и погода полностью нами контролируется. Шли споры о цвете небосклона. Нам предлагали сделать стекло с голубоватым оттенком, но мы отказались и к черному небу многие давно привыкли.
  - А из чего вы строите здания? - поинтересовался Блайн.
  - Интересный вопрос, молодой человек. Наши здания построены из лунных материалов. Лунный реголит содержит в себе все необходимое, чтобы производить высококачественный бетон, а также стекло. Его здесь предостаточно. Он очень прочный и крепкий. Здания, как вы видите, не разрушаются так сильно, как у вас, тем более они не подвержены земным стихиям. Ну и конечно, в основном все зависит от самих строителей. Они, поверьте, стараются и работают на совесть. Архитектура, как видите, соответствует стилю конца XIX и началу века XX. Есть и здания более современного типа, но их мало. Нам важна эстетика и, конечно, города на Луне сильно отличаются по архитектуре от тех, что описывали раньше писатели-фантасты. Хотя схема каркаса города очень похожа. Ну что же, мы посетили еще одно место, едем дальше, - закончила свою речь Лунесса.
  Следующей остановкой стали оранжереи, в которых росли разнообразные фрукты и редкие экзотические растения. Большие поля были заставлены специальными строениями, где выращивались бесценные семена. Эти здания тоже имели сложную архитектуру, как и городские, они гармонично вписывались в общий фон архитектуры города.
  - Перед вами, уважаемые дамы и господа, центральные оранжереи, в которых мы выращиваем фрукты и редкие сорта цветов. Так же там еще растет много чего интересного. Прошу за мной.
  Они прошли в одно из зданий, и в нос Энджеру ударил сильный запах цветущих деревьев.
  - Что это? - потерев нос, спросил он.
  - Это запах настоящей природы. Многие из деревьев сейчас цветут и их опыляют насекомые. Очень больших усилий стоило нам их спасение. Редкие виды бабочек и пчел, различных мух и жуков пришлось с боем отбивать у землян. Мы знали, что они их и так всех уничтожат, пусть даже сами того не желая. В итоге редкие виды нам удалось спасти. Конечно, большинство представителей фауны погибли и безвозвратно потеряны. Но не будем о грустном. Как видите, это лимонное дерево. Сейчас на нем уже виднеются плоды и когда они созреют, их соберут, после чего отправят на Землю. Наверняка вы никогда не задумывались, какие усилия прилагаются для выращивания тех фруктов, что вы потребляете. Не будь колоний на Луне и Марсе, Земля бы долго не продержалась. Вам пятнадцать минут дается на то, чтобы посмотреть и потрогать растения. И предупреждаю, если вы что-нибудь испортите, штраф будет огромным, - с суровым выражением лица сказала экскурсовод и посмотрела на Энджера.
  Все разошлись и приступили к осмотру различных деревьев.
  - Хм. Она так на меня посмотрела, будто я сейчас специально тут все испорчу, - расстроено произнес Энджер.
  - Ты дурак. Она просто предупредила, люди разные бывают. Смотри, осиное гнездо висит, - разглядывая одно из деревьев, сказала Энни.
  - Ты отойди от него. Вдруг они набросятся на нас, - отходя подальше, испуганно прошептал Энджер.
  - Ой, Энджи, ты боишься ос?! Нужен ты им, тем более смотри, одна около тебя летает.
  - Где, о, черт! Да ну их! Уйди-уйди зараза! - отмахиваясь от осы, кричал Энджер.
  Энни смеялась и, наконец, отогнала ее от него. Нежно взяла его за руку и повела вглубь оранжереи. Там они любовались цветами, которые росли в специальных клумбах. Присев на лавочку, Энджер и Энни сорвали с дерева один из апельсинов и решили его съесть.
  - Я вот не думаю, что его можно употреблять... - тихо прошептал Энджер.
  - Да ты просто трус, он созрел, ну даже я уже вижу! - держа и разглядывая апельсин, уверенно произнесла Энни.
  - Ладно, только быстрее, а то нас штрафанут!
  - Да успокойся ты, Господи!
  Очистив апельсин, она отдала половину ему и съела свою.
  - Он замечательный! Черт возьми, свежий, только что соки текли в нем. Может, еще нарвем?! - удивленно воскликнул Энджер.
  - Нет, один не страшно, а остальное - это перебор.
  - Будем считать, что я этого не видела... - раздался сзади голос Лунессы.
  - Фуф, простите, мы просто... - начал оправдываться Энджер.
  - Я понимаю, устоять перед таким плодом сложно, после земных серых дней. Но больше не рвите, ведь если каждый сорвет, то нечего будет продавать, а таких как вы много, - ответила экскурсовод.
  Клерон тем временем тоже сорвал парочку плодов и набрал горсть ягод.
  - Клерон! Нас оштрафуют, - испуганно оглядываясь по сторонам, сидя на траве шептала Ларена.
  - Милая, расслабься, я хочу тебе сделать приятное. Поешь, когда ты еще попробуешь свежие фрукты или ягоды? Мы летим так далеко, что просто дрожь берет! - протягивая ей ягоду и улыбаясь, шепнул Клерон.
  - Спасибо, ты такой внимательный.
  - Да ладно, некоторые другого мнения...
  - Не переживай, ты не можешь всем нравиться. А здесь поистине прекрасно.
  - Так, уважаемые посетители, нам пора ехать дальше! - обратилась к ним Лунесса.
  Все потихоньку стали идти на выход, пряча то, что успели сорвать. Энджер и Энни видели, как Блайн и Ареон пытаются прикрывать руками карманы, чтобы было не так заметно их воровство.
  - Смотри, у Клерона, видимо, ягоды раздавились, карман весь в подтеках, - давясь от смеха, шипела на ухо Энджеру Энни.
  - Мда. Клерон, по-моему, по уши влюбился в Ларену. Я его таким не припомню последний месяц. На него это явно не похоже, чтобы напихать полные карманы ягод, раздавить их, испачкав форму и не заорать. Чудеса прям.
  - Да ладно тебе, ты должен быть рад за него. Он же твой друг.
  - А я рад, мне наоборот хорошо, просто смешно, - расплылся в улыбке Энджер.
  - Господа, ну что вы как дети! Зачем вы рвете наши фрукты? Можно же купить. Я уже сколько раз всем говорю, не рвите, не рвите! Ладно, Бог с вами, - устало ответила Лунесса.
  Через двадцать минут поездки, они выехали из города и оказались на больших и просторных полях.
  - Вы извините нас, мы просто так удивлены увиденным, что не смогли удержаться, - ответил за всех Клерон.
  - Вы поздно извиняетесь, ладно. Сейчас мы выехали за территорию города, но купол еще продолжается, как видите.
  - Да уж, видим, не слепые и удушья не испытываем, - расхохотался Блайн.
  - Заткнись! - шикнул на него Клерон.
  - Здесь начинаются наши знаменитые поля, где растет кукуруза. А также пшеница и другие злаковые культуры. На противоположной стороне пасется скот. Животноводством занимаются лучшие специалисты, и мясо к вам на Землю поступает только высшего качества. Экологически чистое, так же как и все остальное. Каждое животное у нас учтено и содержится в хороших условиях. Кстати, лунный хлеб славится особым вкусом. Все отмечают, что небольшие изменения во вкусе продуктов и их молекулярной структуре присутствуют. Они влияют положительно на человеческий организм, так что не бойтесь. Просто, конечно, это зависит от условий среды. Все-таки, это не Земля, а Луна.
  - У меня вопрос, - заговорил Ареон.
  - Наконец-то, наш молчун подал голос, - обрадовался Клерон.
  - Да, я слушаю Вас.
  - Вы выращиваете все это на лунном грунте?
  - Конечно, нет! Пробовали, но это очень сложно, он не подходит для выращивания земных растений. Изначально в нем нет воды, он абсолютно обезвоженный, и минеральный состав не подходящий. Для этого специально привозили земной грунт и часть марсианского. Он лежит примерно стометровым слоем на поверхности, и лишь после ста метров в глубину идет лунный реголит. Помнится, раньше считали, еще до отправки на Луну аппаратов, что лунный грунт как песок и в него можно провалиться. Даже есть фантастический рассказ про это, если я не ошибаюсь. Так вот, он в некоторых местах настолько твердый, что метро прокладывать оказалось наисложнейшей задачей. К счастью, мы нашли способ бурения таких трудных участков. Еще что-нибудь интересует?
  - Спасибо, я просто хотел именно про это узнать, - улыбнулся Ареон.
  - А как вы его удобряете? - спросил Клерон.
  - Естественным путем, ну и минеральными удобрениями, которые закупаем у Земли, а также у Марса.
  - У меня к вам тоже вопрос, - подняв руку, обратился к экскурсоводу Энджер.
  - Я слушаю.
  - Ведь лунный грунт на протяжении миллиардов лет, как губка впитывал в себя гелий-3, который является побочным продуктом реакций, протекающих на Солнце. И по расчетам ученых еще в XX веке, на Луне его находится десять миллионов тонн! Он может выступать как источник огромного количества энергии! Ведь при термоядерном синтезе одна тонна гелия-3, вступившая в реакцию с шестьюдесятью семью или пятью сотыми тонн дейтерия, высвободит энергию, равную сгоранию пятнадцати миллионам тонн нефти! Вот такой эквивалент, между прочим! Его хватило бы на тысячу лет. Почему вы не наладите добычу данного источника энергии?! Вы неплохо заработаете, продавая его Земле.
  - Я поняла Ваш вопрос, но, во-первых, добыча гелия-3 из лунного реголита очень сложна, так как его содержание примерно составляет один грамм на сто тонн. Сами понимаете, чтобы получить тонну данного изотопа, следует переработать сто миллионов тонн лунного грунта, а это не просто. Даже в наш век сверхвысоких технологий данный процесс довольно сложен. А, во-вторых, энергетические компании Земли просто помешались на нефти и слышать ничего не хотят про другие источники энергии. Были задумки, еще в первые годы поселения на Луне, осуществить добычу гелия-3, но они быстро рассеялись и не осуществились, - с ноткой грусти ответила экскурсовод.
  - Благодарю Вас за ответ, этого следовало ожидать, - произнес Энджер и посмотрел на одну из коров, которая находилась недалеко от них.
  Он медленно пошел к ней и уставился на нее. Корова заметила Энджера и замычала.
  - Я бы не советовала Вам к ней подходить. Они могут и наброситься... От Вас исходит земная энергетика, и животные это чувствуют, - крикнула Энджеру Лунесса.
  - Да ладно, она же не хищник, - радостно ответил он.
  Подойдя к ней поближе, Энджер погладил ее и, сорвав немного травы, попытался ее покормить, но корова замычала и резко развернувшись, боднула его так, что Энджер подлетел на десять метров в высоту и упал, уже далеко от нее.
  - Вот черт рогатый! Чтоб тебя, дура! Я же не хотел тебя обидеть! А-а-а. Кажется, она ранила меня, - пытаясь подняться с земли, завопил он, а корова, как ни в чем не бывало, продолжила пастись.
  - Энджи! Ты в порядке?! Зачем ты полез к ней?! Тебе же сказали, это не безопасно! - подбежав к нему и осматривая его левый бок, прокричала Энни.
  - Да откуда я знал-то!
  - Вроде слегка поцарапала только... Больше не лезь к зверям! Ос он боится, а коров нет! - возмущенно ругалась Энни.
  - Ну, ты и дурак, Энджер. Честное слово, потеха просто! Хорошо на Луне сила тяжести меньше. Зато ты полетал, - рассмеявшись до слез, подметил Клерон.
  - Ладно, господа, все живы, едем дальше, - промолвила Лунесса и указала на автобус.
  Если завести речь об автобусах и автомобилях, то их внешний вид сильно отличался от атмосов и других летающих аппаратов. Они были скорее воплощением прошлого. Весь дизайн этих видов транспортных средств нес в себе ноту из XXI века. Единственное, что дополняло внешний облик автомобилей, это солнечные панели, расположенные по всем частям корпуса.
  Наконец автобус вновь остановился, и вся группа, выйдя из него, увидела большой бескрайний пруд. Весь ландшафт напоминал больше тропический уголок. Хотя деревья там росли как раз из средней полосы. Сверху, с высокого обрыва, река устремлялась вниз, создавая прекрасный водопад. С громким шумом она падала, рассыпая тысячи капель вокруг себя, и впадала в огромный пруд. По краям росли высокие сосны и ели. Так же среди них росли и березы, дубы. Лишь черное небо, проглядывавшее сквозь крону деревьев, выдавало этот прекрасный уголок, за внеземной.
  - Как видите, это самое прекрасное место нашего пригорода. Очень много усилий ушло у нас, чтобы создать искусственный водоем и реку. Особенно водопад. В выходные дни сюда устремляется больше половины жителей нашего города, так как в этом месте можно почувствовать, что такое природа, погулять с детьми и насладиться безмятежностью. Как это ни странно, но ученые доказали, на Луне люди живут в среднем до ста лет, а на Земле и до шестидесяти дотягивают еле-еле. Многие процессы у нас автоматизированы, и мы экономим время наших граждан, стоит добавить, не все города на Луне так прекрасны, но у каждого есть своя изюминка. Если вдруг решите стать нашими жителями, мы всегда будем рады вам. Добавлю, что у нас, как вы видите свобода выбора в плане одежды. Да и во многом другом. Мне было очень приятно с вами общаться, ждем вас снова, если есть вопросы, задавайте, - улыбнувшись, произнесла Лунесса.
  - Скажите, а вы привыкли к силе тяжести на Луне? Ведь это сильно ощутимо в сравнении с земным тяготением. Просто лишний прыжок и подлетаешь довольно высоко... - обратился Ареон.
  - На самом деле люди быстро привыкают, и это идет на пользу. Мы не испытываем трудностей с большими грузами, и даже говоря на языке домохозяек, можем спокойно донести огромные сумки из магазина, что лишний раз заставляет нас ходить, а не ездить на машине. Ведь если сумки тяжелые, нет выбора - приходится ехать. Можем сами передвигать мебель, да и брать довольно большие предметы. Нет таких вещей как сильные травмы при падении. Даже если вы вывалитесь из окна шестого этажа, то с вами нечего не случится, если, конечно, не головой вниз. Господин Энджер, на себе это проверил, не обижайтесь, это я к слову, - улыбнулась Лунесса.
  - Да тут постоянно забываешь, что твои возможности гораздо круче, - почесав затылок, ответил Энджер.
  - Еще вопросы есть?
  - Нет, спасибо вам за экскурсию, нам все безумно понравилось, - похлопав в ладоши, сказал Клерон.
  - Благодарю, проходите в автобус, и советую вам посетить каток, а также съездить в город Аванео, там есть высокий небоскреб. С него открывается замечательный вид. Так же вы можете встретиться с одним из свидетелей биологического кризиса на Европе. Он там проживает, господин Аддон. Ему сейчас уже восемьдесят пять лет, но он до сих пор путешествует иногда. По прибытии обратитесь в справочную, и вам все расскажут, - закончив свою речь, сев на свое место и устало вздохнув, сказала Лунесса.
  Автобус вновь помчался к центру города, где они оставили свой челнок. По прибытии вся группа пересела в него и вновь двинулась дальше. Следующей их остановкой стал город Аванео. Он расположился в ста километрах от Гелиона. В нем все было похоже на предыдущий, но улицы слегка сужались к центру, и посередине города находился высокий небоскреб. Он отдаленно напоминал земные с тем отличием, что книзу здание не становилось шире. Купол в центральной точке расположился намного выше, чем в Гелионе.
  - Так, в общем, здесь находится смотровая площадка, и сейчас я куплю туда билеты, а заодно узнаю, где проживает этот мистер Аддон. Надеюсь, он не заразен, - рассмеялся Клерон.
  - Сам не лучше, чем Блайн, - шепнул на ухо Энни Энджер.
  - Энджи, пойдем на каток в этом городе, ведь в том не сходили, а я была на нем пару раз в жизни...
  - Конечно, только я думаю, мы будем смотреться не очень хорошо, две неумехи.
  - Да ладно вам, ребята, мы все в чем-то неумехи, - подойдя к ним, улыбнулась Ларена.
  - Так, короче, я все узнал, он живет как раз в этом здании, сейчас на смотровую площадку, потом к нему и дальше на корабль, - произнес подошедший Клерон.
  - А каток? - спросила Ларена.
  - Какого же хрена вы там не сходили? Ладно, потом на каток. Давайте, времени мало, мы не должны заставлять весь экипаж нас ждать. А то они работают, мы же здесь гуляем в свое удовольствие.
  - Ты все равно им заплатил! - грозно ответил Блайн.
  - И что? К людям нужно проявлять уважение, хотя тебе этого не понять, уважение и ты - несовместимые вещи.
  Вход в небоскреб был украшен светящейся гирляндой. В дверях их остановили и провели досмотр.
  - Что у Вас в кармане? - спросил проверяющий у Блайна.
  - Граната, наверное... А, может, пушечное ядро... С таким же интеллектом, как у Вас! - сморозил Блайн.
  - Покажите, пожалуйста, карманы! - прогнусавил тот.
  - Без проблем, смотрите, это всего лишь апельсин! Хотя они тоже опасны! Ими можно убить, если попасть в голову.
  - Блайн, заткнись и не веди себя, как дикарь! - стиснув зубы, выдавил из себя Клерон.
  Наконец все шестеро подошли к лифту, который быстро поднял их на двести пятидесятый этаж. У окна Энджер и все остальные увидели лунные долины, которые тянулись на сотни километров. Высокие горы серого оттенка, тянулись длинной вереницей к югу. Вся поверхность сияла в ярком солнечном свете. Сам город казался очень маленьким, ведь его окраины были видны полностью. Он находился словно на ладони. Маленькие и большие кратеры завораживали своей изящностью, и вся долина была ими усыпана. На их дне лежали черные тени. Они завораживали и пугали своей неизвестностью. Вдалеке можно было разглядеть изящный купол Гелиона. От него к Аванео тянулась тонкая линия железнодорожной полосы. Энджер взял подзорную трубу, находящуюся на штативе и приступил к рассматриванию движущегося поезда. Он медленно полз по рельсам, хотя на самом деле ехал со скоростью сто или двести километров в час.
  Энни тоже смотрела в окуляр подзорной трубы рядом с Энджером. Ее взгляд устремился в кратеры, и там она смогла разобрать фигуры людей в скафандрах, которые были чем-то заняты и перетаскивали приборы.
  - Смотри, Энджи! Там люди что-то делают.
  - Ага, вижу, я тоже за ними наблюдаю. Все-таки безумно красивы лунные пейзажи. Поверхность только очень сильно светится. Мы кстати сейчас недалеко от моря Кризисов находимся, - смотря в окуляр, отметил Энджер.
  - А посмотри на Землю, она очень красиво смотрится на фоне черного неба.
  Земля безмятежно зависла на лунном небосклоне и все также не уступала в своей красоте другим планетам, хоть и под этой 'маской' скрывался умирающий мир.
  Остальные тоже смотрели в подзорные трубы и весело смеялись. Клерон постоянно кричал и менял точки обзора.
  Час пролетел незаметно, и группа отправилась в кафе на последнем этаже небоскреба. Они пообедали и выпили по чашке кофе. Оживленную беседу прервал пожилой человек в коричневом костюме. Он встал рядом.
  - Доброго всем дня. Если не ошибаюсь, вы прибыли с Земли, и ваш Флоренер находится рядом с Гелионом, - громко произнес он.
  Все затихли, и их внимание автоматически переключилось на него. Желтоватая рубашка с мятым воротником, расстегнутым на одну пуговицу, не подходила к его костюму, но, видимо, он был иного мнения. Его седые волосы сияли, словно лунная поверхность и спускались до плеч. Лицо покрыли глубокие морщины, но карие глаза не были прищурены и смотрели на сидящих с полной серьезностью.
  - Вы господин Аддон? - дрожащим голосом спросил Клерон.
  - Да. Испуганные вы какие-то, - рассмеялся он и, пододвинув стул к столику, за которым все сидели, подсел к ним.
  - Фуф. А Вы, однако, напугали нас, очень уж Вы сурово выглядите, - добавил Клерон, переведя дух.
  - Да перестаньте вы, разве я похож на злого старикашку?! Сам как вы был. Знаю, что всем таким, как вы, не сидится, и каждая мелочь интересна, не знаете, куда нос свой сунуть. Честно, я до сих пор такой. Правда, на Европу я больше ни ногой!
  - Но как вы узнали, что мы здесь? Ведь все хотели к вам придти, а вы сами явились к нам.
  - Просто мне позвонили и предупредили о встрече. Я узнал, что вы пришли посетить смотровую площадку, и, зная себя в молодости, решил придти сюда. Наверняка, думаю, вы в кафе потом загляните. Не ошибся, - улыбаясь, ответил Аддон.
  - Да я вижу, Вы еще боевой старик, - подмигнув ему, сказал Блайн.
  - Вы не обращайте на него внимания, Блайн не воспитан и не имеет чувства юмора, хотя всем пытается доказать обратное.
  - На меня похож. Ничего, поумнеет еще. Ну, перейдем к делу, чего зря время терять. Спрашивайте, что интересует?
  - Вы действительно были на Европе и помните, как произошло заражение? - начал Энджер.
  - Да, конечно, был, но мне повезло, я тогда перед самым страшным происшествием улетел. Было мне тогда двадцать три, и мы везли продукты питания. Когда я впервые увидел льды этой планеты, этого прекрасного спутника, меня просто парализовало. Красота неописуемая. Поверхность у нее словно отполированная, настолько гладкая, что просто слов нет, хоть коньки бери и катайся. Все началось с того, что воду они закупать не хотели и, причем больше половины из колонизаторов, были уверенны, мол, воду со спутника можно пить. Сначала они топили лед и использовали воду из растаявшего льда. Дальше они бурили скважины, и на глубине три километра бур наткнулся на воду. Оказалось, ученые раньше были правы, подо льдами Европы скрывался огромный океан. Я сам видел одну из скважин и очень испугался. Там стоял страшный вой и темнота. Словно дыхание бездны. До сих пор мурашки бегут, когда вспоминаю.
  - А что же дальше произошло? - елозя на месте, спросил Энджер.
  - Дальше они стали воду качать оттуда. Мне ее показали, она была чистейшая. Анализа проводить особого не стали, провели только исследование относительно ее состава. Я не стал такую воду пить. Они же, узнав, что по составу вода отличная и вредных примесей в ней нет, начали это пить. Запустили ее в центральную систему водоснабжения, и пошло-поехало. Помню, один из ученых поднял панику. Он говорил, что в воде могут находиться инопланетные формы жизни, то есть вирусы и бактерии. Никто его естественно не слушал. Раньше считалось, что подо льдами, в океане Европы, могут обитать морские звери, как крупные, так и мелкие. Но их не нашли, естественно это были лишь предположения! Зато через две недели люди стали умирать в ужасных мучениях. Оказалось, там были вирусы, которые обитали в одноклеточных организмах. Естественно наша иммунная система оказалась к такому не готова. Мало того, начались страшные мутации, правда, не со всеми. Люди глупо повели себя, самое главное непонятно почему.
  - Как вы спаслись? - перебил его Клерон.
  - Да просто мне повезло, у нас на корабле своя вода была, мы особо с ними не контактировали, один раз с товарищем зашли в один из секторов. Там трупы валяются, пена изо рта идет, и кровь из глаз течет. Зрелище неприятное. Потом свет отключился и мы пробирались через темные коридоры, там крики слышались и стоны. Навстречу выбежал доктор какой-то, ввел себе препарат, первый попавшийся от безысходности, ну и стал мутировать, изуродовался весь. Пришлось его пристрелить, дабы не мучился. Идиоты там все были, надо же знать какую дрянь себе вводишь. Парень там был молодой, помню, все искал мать свою. Я ему кричал, иди с нами, тут зараза везде, а он не слушал и скрылся в темном коридоре. Не знаю, что с ним потом случилось, говорят, вроде спасся и на Землю прилетел, рассказал все, после чего туда группы зачистки отправили. Вирус изучили более подробно и вакцину сделали спустя десять лет. Правда, все погибли, кто там был. Скважины законсервировали, и сейчас это вновь мертвая планета. Теперь мы можем смело верить, что жизнь в космосе существует. Есть даже свидетельство разумной жизни.
  - Это просто ужас, очень интересно, вы подробности такие рассказываете. Нам говорили, что там работают люди и изучают океан. Спускаются под лед, - с восхищением сказал Энджер.
  - Да байки это все. Никого там нет, панику просто не хотели поднимать и слегка затронули данную тему. Вам, землянам, многое вообще не рассказывают. Чтобы не свихнулись, а люди, живущие в колониях на планетах, таких как Луна и Марс, знают многое. Например, на Луне есть нечто странное. Обратная ее сторона не пользуется большим успехом. Там находится что-то вроде заброшенного пункта для наблюдений за Землей. Ходят слухи, когда-то там была база и не одна. Некто наблюдал за Землей и землянами. Видимо, что-то у них случилось, и они погибли, либо улетели прочь. Никто точно не знает, я сам там был пару раз, но толкового ничего не смог найти. Ни останков, ни других ценных вещей. Только корпуса зданий и разрушенные части приборов, явно изготовленных не человеческими руками. Атмосфера там угнетающая, и с ума начинаешь сходить, голова болит, галлюцинации появляются. Потому и стараются не строить города на обратной стороне Луны.
  - Значит, в космосе есть разумная жизнь?
  - Наверняка. То, что есть простейшие формы жизни, это вы и так знаете, а значит, существовать может, как более сложная, так и разумная. Есть вирусы, которые нейтральны по отношению к нам и не могут нам навредить. Просто не все, что нам неизвестно - враждебно. А если не представляет опасности, значит, себя почти никак не проявляет. Поверьте, еще не скоро люди на Европе заметили бы инопланетную жизнь в воде, если бы та не проявила себя. Они бы пили воду, и лет через пятьдесят, может раньше, в зависимости от ученых, была бы раскрыта тайна океана подо льдом.
  - Но ведь люди там работали грамотные, почему они так наивно отнеслись к чужой планете?
  - Просто заняты были совсем другим. Выступали же многие с предупреждением, просто как говорили раньше, пока гром не грянет - мужик не перекрестится. Видимо, люди устали искать следы жизни и подумали, что они хозяева Вселенной. А она попалась в тот момент, когда ее совсем не ждали. Хотя говорят, колония одна до сих пор там существует, они создали антитела и ввели в них специальный код, сделав их биологически-электронными. До этого искусственные антитела негативно влияли на организм, вызывая мутации и различные уродства. Потому как от Земли они помощи могли не ждать. Ведь колонии становятся самостоятельными и подписываются только на обмен, продажу материалов. На Луне и Марсе происходит именно так. Колонии, в свою очередь, получают полную свободу и могут жить по своим законам. Пока землян не трогают, их никто самих не тронет. Тем самым смогли подавить эпидемию, но я не знаю точно, туда не летал и не собираюсь. Шутить с чертом не стоит. Если вам так интересно, можете проверить.
  - Нет, спасибо, а вот место на Луне, хотелось бы осмотреть, - тихо произнес Клерон.
  - Не советую и не поведу вас туда. Если желаете, у меня имеются фотографии, могу показать, а большего вам дать не смогу.
  - Спасибо, но, может, Вы станете нашим проводником?
  - Нет, категорически нет! - перестав улыбаться, произнес Аддон.
  - Ну что же. Спасибо Вам за беседу, всем очень понравилось.
  - Хорошо, я очень рад, вы берегите себя, и желаю вам приятного путешествия. Когда достигните цели, то вот мои контакты, сохраните. Напишите мне или позвоните. Очень уж интересно, что вы откопаете, просто я так далеко никогда не забирался, смелости не хватало, да и финансовое положение было не то, что у вас, - улыбнувшись и встав из-за стола, сказал Аддон.
  - Удачи и Вам, господин Аддон, - пожав ему руку, громко крикнул Клерон.
  Аддон пожал всем остальным руки и быстро направился к лифту. Все шестеро встали из-за стола и тоже пошли к лифту.
  - Ну что, Энджи, на каток? - спросила Энни.
  - Да, конечно, милая, - ответил он ей.
  Энни подошла к Ларене, и они стали оживленно что-то обсуждать. Блайн и Ареон шли впереди всех и громко разговаривали, а Клерон потихоньку потянул Энджера за рукав.
  - Тебе чего? - удивился Энджер.
  - Ты слышал про это место?! Мы должны его посетить. Ведь это же самое главное, что мы можем увидеть на Луне!
  - Не знаю, честно, была у меня такая мысль, но господин Аддон предупредил нас. Там, видимо, не все так гладко. Мало ли что там с нами случится.
  - Энджи, не трусь, только вот наши девушки, явно, нас туда не отпустят...
  - Да уж естественно, устроят скандал и, в общем, забудь, это глупая затея.
  - Мы переночуем здесь. Снимем номер на всех и потихоньку смоемся. Договоримся насчет скафандров. Быстро слетаем, посмотрим и обратно, часа два потеряем, не более.
  - Как ты это место найдешь?
  - Позвоню господину Аддону, - потирая руки, прошептал Клерон.
  - Мальчики, ну вы скоро? - крикнула им Ларена.
  - Да, милая! Пошли, а то засекут нас, - медленно потащив Энджера за рукав, шепнул Клерон.
  - А ты думаешь, он тебе вот прямо так и скажет, где оно находится?!
  - Денег пообещаю, много причем, от такого редко отказываются.
  - А этих двоих возьмем?
  - Ну их в пень. Они нам только все испортят, а если что, скажут, мол, мы в бар пошли. Я с ними договорюсь. Они ведь не любители приключений, а мы с тобой очень похожи.
  - Есть немного, но они же нам еще больший скандал устроят! Мне кажется, что из-за бара, наши девушки взбесятся еще сильнее, нежели из-за этого дурацкого места. Подумают, что мы шлюх снимаем, если они тут есть...
  - Да перестань ты! Не боись, все прокатит. Главное на катке не выдавай себя. Поестественнее нужно себя вести, наслаждайся катанием с Энни, и она ничего не заподозрит. Я с Лареной точно так же себя буду вести. Просто девушки очень хорошо чувствуют, когда ты что-то скрываешь или что-то затеял, - шептал ему Клерон.
  - Ладно, но если что, это твоя идея, - пригрозив ему пальцем, подмигнул Энджер.
  - Хорошо, хорошо, идем быстрее.
  Они сели в приехавший лифт и спустились вниз.
  - Ну что вы так долго? Секреты какие-то? - спросила Ларена.
  - Вот видишь? Уже начинается. Пошел! - шепнул Энджеру Клерон.
  - Все в порядке, дорогая, просто с Клероном поболтали. Идем кататься, - улыбнулся, глядя на нахмурившуюся Энни, Энджер.
  Каток находился на втором этаже небоскреба. Он был очень большим по площади, и на нем каталось приличное количество людей. В зале играла медленная расслабляющая музыка, и было очень светло. Энджер помог одеть Энни коньки и, надев их сам, повел ее на лед. Клерон внимательно наблюдал за ним и повторял все его действия. Ареон и Блайн стали дурачиться, догоняя друг друга на льду. Блайн пытался толкнуть Ареона на катающихся, а тот отвечал ему тем же.
  Энджер неуклюже катился, держа за руку Энни, которая все время падала. Клерон достаточно хорошо держался на коньках, как и Ларена. Они оба разогнались достаточно быстро и обогнули каток за две минуты.
  - Вам помочь, ребята? Энджер, что ты, как курица на лезвиях от бритвы? - смеялся Клерон.
  - Да, конечно, нормально я держусь, Энни вон проехать и пяти метров не может, чтобы не грохнуться, - оправдывался, смеясь Энджер, а Энни улыбалась и толкала его локтем.
  - Ну, давайте, кривоногие, догоняйте, а то и катанием не успеете насладиться, - уезжая вперед, держа за руку Ларену, крикнул Клерон.
  - Вперед смотри, это тебе не Европа, отполированная на тысячи миль без препятствий, - крикнул ему в ответ Энджер.
  Они еще час катались, и вскоре у Энджера с Энни катание пошло на лад. Они нежно обнимались, и Энджер целовал ее по несколько раз в минуту. Время пролетело незаметно, и закончился сеанс катания. Клерон рассказал о своих намерениях. Как ни странно, но все поддержали идею снять номера и переночевать, хотя ночь была лишь в расчете на земные сутки. До формальной ночи на Луне оставалось несколько дней. Им всем достались комнаты на одном этаже. Номера были просторные, а их цветовая гамма придавала им теплую и уютную атмосферу.
  - Слушай, я что должен с ним на одной кровати спать? - спросил с недоумением Блайн у Клерона.
  - А чем ты недоволен? Номера огромные, вид из окна офигенный, кровати большие! - ответил ему тот.
  - Конечно, ты не мог нам взять одноместные номера или хотя бы с двумя кроватями?! Приколист! - злился Блайн.
  - Да ладно тебе, он к тебе не пристанет, да, Ареон? - рассмеялся Клерон.
  Ареон улыбнулся и покачал головой.
  - Идиоты - вы, я умею шутить, у вас это хуже получается, - уходя в номер, буркнул Блайн.
  - Конечно, мистер смех. Вы лучше всех, - хохотал Клерон.
  Наконец все разошлись по номерам. Перед сном Энджер получил сообщение на телефон от Клерона о том, что они встречаются в главном зале на первом этаже в час ночи.
  Внезапно Энджер почувствовал, как Энни начала к нему прижиматься, поглаживая его. В итоге час бурной страсти задержал его. Энни еще не скоро уснула, наконец, он оделся и потихоньку покинул номер. Клерона все еще не было. На часах стукнуло два часа. Вскоре появился взъерошенный Клерон.
  - Ты чего так долго? Условились ведь в час! - возмутился Энджер.
  - Да я видел в глазок, что ты сам недавно вышел! Что, тоже задержала тебя?! Вот когда нам нужно это меньше всего, их словно раздирает! После этого они еще и не засыпают долго! - шипел переполняемый эмоциями Клерон.
  - Что верно, то верно. Ладно, ты узнал, где находится это место?
  - Естественно, от таких денег даже он не отказался, сейчас быстрее надо шевелиться, нас ждет челнок недалеко отсюда.
  Они выбежали из здания и отправились на стоянку. Их ждал свой челнок с пилотом. Оба быстро заскочили в него и полетели к выходу из города. Преодолев последний сектор, они вылетели за пределы купола и отправились на обратную сторону Луны. Она в тот момент освещалась наполовину, и их путь был довольно долгим. Энджер смотрел на проносящиеся под ними кратеры и до сих пор не верил, что его давняя мечта из детства наконец-то сбылась.
  Через пару часов они были на месте. Энджер и Клерон надели скафандры белого цвета. Громоздкие, но прочные. Такие внушали уверенность в том, что они не порвутся и не сломаются.
  Дверь челнока открылась, и оба зашли в тесный отсек, откуда выкачали воздух, когда ее вновь закрыли. Затем открылась вторая дверь. Клерон спустил лестницу и начал спускаться сам. За ним последовал Энджер. Рядом с объектом находилось множество человеческих следов. Энджер достал кирку и подошел к скале, после чего стал бить по ней, пытаясь отколоть кусок.
  - Чего ты делаешь? - закричал по связи Клерон.
  - Я хочу отколоть кусок лунного камня. Это будет трофей, - ответил Энджер.
  - Давай быстрее, у нас полчаса!
  - Скала очень твердая, тяжело отколоть! - стуча со всей силы, с напряжением проговорил Энджер.
  Наконец он отколол кусок камня и положил его в специальный контейнер. Оба направились к странному месту. В холме зияла огромная дыра квадратной формы и по краям была отделана странным серебристым металлом, похожим на алюминий. Рядом с пещерой расположились не только человеческие следы, но и странные отпечатки меньшего размера.
  - Как думаешь, что это? - насвистывая, спросил Клерон.
  - Черт его знает... У меня стекло потеет. Прекрати свистеть, у меня сейчас башка лопнет от твоего свиста, достал! Только и делаешь, что раздражаешь меня!
  - Может, это следы тех, кто это все построил когда-то? Хреновое у тебя кондиционирование в скафандре. Ну, а что ты хотел? Они же лунные, наши гораздо лучше. Успокойся, не буду свистеть. Нельзя быть таким нервным. Пошли внутрь. Приготовься к фотографированию. Смотри под ноги, вдруг там ловушки или нечто подобное.
  Энджер и Клерон направились внутрь пещеры. Их фонари слабо освещали темное пространство этого места. На стенах, покрытых металлом, были нанесены разнообразные таблицы и символы. В некоторых местах валялись обломки необычной аппаратуры. Один из обломков Клерон положил себе в специальный контейнер. Впереди они увидели загадочную, полуоткрытую дверь, Клерон подошел к ней поближе, а Энджер принялся фотографировать. На секунду он увидел, как из-за двери выглядывает странное серое существо с черными глазами. Его рука почти касалась Клерона. Энджер испуганно закричал и уронил фотоаппарат.
  - Ты чего, болван?! Чего ты орешь, я чуть не сдох от страха, - обернувшись назад и, убедившись, что там ничего нет, закричал напуганный Клерон.
  - Прости, я просто видел кое-что. Хотя... Мне, наверное, показалось... - ответил Энджер, поднимая фотоаппарат.
  - Пошли дальше. Надо дверь открыть.
  Они подошли к двери и попытались ее открыть до конца, несколько минут отчаянных усилий ни к чему не привели.
  - Дверь - явно творение не рук человеческих. Странный металл, вообще, мне кажется, что это алюминий, но наверняка с каким-то другим металлом. Странный сплав, - пробубнил Клерон.
  - Смотри, наверное, это нам поможет, - подняв с земли удивительную на первый взгляд металлическую ракушку, произнес Энджер.
  - Точно, вот засовывай ее в это отверстие, наверняка это ключ!
  Энджер аккуратно воткнул ее в дырку на двери, и она открылась. Впереди на сотни метров протянулся длинный туннель. Темный и безжизненный, он навеивал странные ощущения. По бокам в его сводах оба заметили большое количество дверей. Одна из них была не до конца открыта, и Клерон с Энджером зашли туда. Свет их фонариков жадно пожирала темнота. Наконец они увидели что-то вроде стола, на котором лежали причудливые, непонятные предметы. На одном из них оказалась высохшая конечность неизвестного существа.
  - Черт, Клер, смотри, - показывая на нее, шепнул Энджер.
  - Надо ее забрать, - подбирая ее щипцами, ответил Клерон.
  - Ты свихнулся?! Оставь, мало ли что это!
  - Она явно не человеческая, и все здесь явно не люди строили, когда мы еще сюда вернемся?! Видимо, сюда никто еще не заходил, мы первые дверь открыли. Давай, у нас мало времени, - раздраженно кричал Клерон.
  Внезапно по земле прокатилась вибрация, и они услышали странные звуки, исходящие из глубины туннеля. Кому именно они принадлежали, можно было только гадать.
  - Что за черт, ведь тут же вакуум? Как мы можем слышать звук?! - закричал Энджер.
  - Тихо!
  Внезапно Энджер и Клерон увидели чью-то тень на стене. Перепугавшись, оба ринулись оттуда и, выбежав в туннель, понеслись на выход. Вдруг сзади вновь раздался страшный вопль, и они увидели в слабом свете своих фонарей худую, серую фигуру. Ее очертания были размыты, но она быстро приближалась к ним. У обоих резко закружилась голова, и пошла кровь из носа. Энджер стал задыхаться, а Клерон упал на землю и забился в конвульсиях. Несмотря на сильное удушье, Энджер взвалил на себя Клерона и еле-еле потащил его, стараясь как можно быстрее двигаться к выходу. Пещера осталась позади, а странная фигура исчезла. Вскоре Клерон пришел в себя.
  - Черт возьми, ты видел это?! - пытаясь отдышаться, вопил Клерон.
  - Да, и быстрее уходим отсюда!
  - А рука?
  - Какая рука?!
  - Ну, та, что там валялась, мы должны ее забрать! - настаивал Клерон.
  - Заткнись, валим отсюда, идиот, мы там сдохнем, недаром Аддон нас предостерегал! - толкая Клерона вперед, закричал Энджер.
  - Ладно, ты прав, возвращаемся назад, и так обломок забрали, нужно вовремя остановиться, туда реально, словно тянет. Манит нечто необъяснимое! - продолжал вопить обезумевший Клерон.
  - Все, летим в город и никому ни слова, что мы здесь были, ты понял? - сурово сказал Энджер.
  - Да уж естественно! Такое нельзя рассказывать никому, это будет нашим секретом, я только господину Аддону кое-что расскажу, а так буду молчать. Все, идем скорее, а то мне уже опять не по себе становится! - с восклицанием вымолвил Клерон.
  Энджер и Клерон добрались до челнока и сев в него отправились назад в город, надежно спрятав контейнеры. Затем потихоньку проникли в свои номера и легли спать, как ни в чем не бывало. Перед сном Энджер взглянул на Энни, она тихо спала, накрывшись одеялом. Он нежно поцеловал ее и вскоре заснул сам.
  Лунный небосвод по-прежнему освещало Солнце. По земному времени наступало утро, но здесь это было незаметно. Растения и животные, обитающие в городах, постепенно привыкли к такому образу жизни. Привыкли и люди. На это ушли десятки лет, и многие не смогли приспособиться. Их биологические часы отказались перестроиться, что привело к печальным последствиям, но большая часть успешно адаптировалась. Этот процесс всегда сопровождался большими сложностями и нередко заканчивался неудачей. Но жизнь должна приспосабливаться, иначе она не сможет соблюсти свой главный закон. Этот закон гласит - выжить любой ценой!
  
  Глава V
  
  Они
  
  Энджер проснулся и покосился краем глаза в окно, рассвет здесь не брезжил в комнату как на Земле. Энни не было в кровати, и все покрывалось легкой пеленой, словно его затуманенное сознание попало в иную реальность. Запахи и тактильные ощущения не пропали. 'Что со мной? Это сон, но почему он, как реальность?' - подумал Энджер. Вокруг стояла мертвая тишина, чтобы убедиться, что он не спит, Энджер ударил рукой в стену. Боль чувствовалась, и он не просыпался. Внезапно яркий свет ослепил его, и Энджер потерял сознание.
  Металлический скрежет привел его в чувство. Холодный пол ощущался даже через теплые сапоги. Он осмотрелся. То помещение, в котором находился Энджер, блестело, словно металл. На стенах висели разные фигуры, которые постепенно приобретая очертания, спускались к нему. Одна из них приблизилась к Энджеру на расстояние вытянутой руки. Лица ее он не видел, но его сердце забилось сильнее, и непонятное ощущение возникло где-то в груди. Это создание протянуло ему свою руку, Энджер осторожно дотронулся до нее. Через секунду он почувствовал, будто его сильно ударили по голове.
  И вот он снова стоит у окна. Номер пуст, Энджер пытается выбраться и бежит по коридору, спускается вниз, но там ничего нет. Он словно летит в пространстве. Оно вновь возникает и появляется. Энджер начинает медленно сходить с ума, ему кажется, что сейчас все исчезнет совсем. Наконец выстраивается определенная последовательность исчезновения окружающей среды и пространства. Все данное связанно с его мыслями.
  - Бред, что за бред?! Энни! Клерон! Где вы?! Где все?! А-а-а, черт!!! - закричал он.
  Пространство вновь исчезает, и он висит в пустоте. Немного переведя дух, Энджер успокаивается. Что-то его держит, и он не может вернуться. 'Так, когда я боюсь, мир исчезает! Только я начинаю успокаиваться, все вновь появляется! Что за бред! Я верю, все существует!' - подумав об этом, Энджер увидел, как все вернулось. Он стоял у окна и держался обеими руками за голову. Оглянувшись назад, он бросил взгляд на постель, там лежала спящая Энни. 'Фу, слава Богу! Но что это было? Возможно, дурацкий сон', - подумал Энджер.
  - Любимый, ты чего не спишь? Тебе плохо? Ты какой-то встревоженный, - спросила сонным голосом проснувшаяся Энни.
  - Нет, милая, все хорошо, просто дурной сон приснился, вот и все. Вставай, а я пойду к Клерону, мне нужно с ним поговорить, - взволнованно протараторил он.
  - Конечно, я еще полежу, если ты не против.
  Энджер накинул френч и отправился к номеру Клерона. Позвонив ему в дверь, Энджер стал ждать.
  - Что случилось? Ты чего не спишь? - удивленно спросил Клерон.
  - Да уж поспал, что-то не хочется больше, Клер, надо поговорить.
  - Понял, подожди пару минут, - закрыв дверь, произнес он.
  Вскоре Клерон вышел и подошел к нервно метавшемуся по коридору Энджеру.
  - Ты готов, Клер?
  - Да, что случилось с тобой?
  - Кажется у меня шизофрения, я видел сон наяву.
  - Стой, стой, ты чего городишь? Расскажи адекватно и в подробностях, что ты видел?
  - В голове не укладывается то, что я видел. Мы летали на то место?
  - На какое место? Никуда мы не летали!
  - Ты что?!
  - Шучу я! - засмеялся Клерон.
  - Идиот! Кретин! Испугал до черта! Думал, что совсем со мной все плохо.
  - Дай угадаю, ты видел, как перед тобой исчезает пространство и вновь появляется?
  - Да, а еще я видел странных созданий, вот только не могу вспомнить их облик... - задумчиво пробубнил Энджер.
  - И ты из-за этого так кричишь? Мне то же самое приснилось, я звякнул господину Аддону, он мне объяснил, после посещения сего места у всех такое происходило. Вот потому, туда никто и не суется, - успокаивал его Клерон.
  - Но что это такое?
  - А черт его знает, не бери в голову, лучше подумай о себе, и забудь это место, думаю, что рано или поздно мы получим ответы на эти вопросы, - потирая лоб ладонью, фыркнул Клерон. - Сейчас у нас совсем другая цель. Ты еще много чего необъяснимого увидишь.
  - Ты читаешь эту дрянь? Как его? Забыл, черт!
  - Данелл Морт 'Пути элементов'? Ты эту книгу имеешь в виду?
  - Да, точно! Что там вообще?
  - Ну ладно, в двух словах расскажу, садись на диван, посидим, нечего ходить.
  Они присели на один из диванов, стоявших в коридоре у окна.
  - Начинай, - устало шепнул Энджер, смотря в окно.
  - Вот значит, слушай. Был такой ученый Данелл Морт, который высказал теорию о том, что сей мир - лишь фантазия чьего-то воображения. Суть в том, что этот кто-то обычный человек, причем он об этом и не знает вовсе. Весь мир живет в его сознании. Оно строится только им и отражает все его смены настроения. Тут причинно-следственная связь работает по обратному закону. Ему грустно и плохо не потому, что происходит война или стихийное бедствие, а наоборот. Ему плохо, грустно, потому и происходят неприятные вещи, и в зависимости от того, насколько это состояние сильно, настолько близко от него данное действие происходит. Чем выше шкала страдания, тем ближе к нему происходящее. Естественно, если ему хорошо, то и все прекрасно. Конечно, всегда есть нюансы, и не может быть все совсем плохо или хорошо, здесь как раз работает его чувство надежды, либо сомнения. Именно эти два аспекта создают как приятное, так и плохое событие наименьшего масштаба. Массовая истерия и психоз в обществе, тоже его рук дело. Близко или далеко, зависит опять же от силы его депрессии.
  - Подожди, подожди! Это полная фигня! Это, Господи, бред для малолетних! До него уже выдвигались такие предположения! - перебил его Энджер.
  - Погоди! Да, в этой теории полно недостатков, которые он так и не смог объяснить. Он просто систематизировал взгляды других и объединил их. Но дело в другом, тот, у кого сознание стало вместилищем всего сущего, может оказаться среди наших друзей, а может одним из нас. Данный дар передается после смерти носителя следующему, в тот момент, как предыдущий хозяин умирает. Все данное переносится в новорожденного, и мир продолжает существовать, но однажды цепь разорвется, и весь мир уйдет в небытие. Произойдет это потому, что не найдется достойного сознания, дабы вместить в себя бесценную Вселенную. Сея теория говорит об избранности любого, и дело не в добре и зле, а в чем-то ином, ведь обладателем такого дара хранения и преобразования Вселенной, может стать как убийца, так и святой!
  - Ты веришь в эту чушь?
  - Отчасти да.
  - Но ведь младенец еще не способен осознавать!
  - Зато он чувствует, и ему может быть как плохо, так и хорошо! Тем более, мы не знаем, может, они имеют высшую форму сознания, еще не загубленную псевдосознанием, которое сформировал человек, а не природа.
  - Все больше я понимаю, что Данелл Морт страдал психическими расстройствами, - ухмыляясь, сказал Энджер.
  - Он считал себя одним из таких носителей, и описывал свои детские переживания, юношеские и взрослые. Описывал события, которые с ними совпадали. Утверждал, что солнце светило иначе. Слегка, не очень заметно, но дух и атмосфера того или иного периода наносила свой определенный отпечаток на съемки и фотографии. Он фотографировал один и тот же предмет в разные годы, а потом сравнивал. Все вроде тоже, но Морт утверждал, что чувствует атмосферу того или иного периода. Вот, послушай, я тебе сейчас вычитаю с планшета.
  - Не надо, Клер!
  - Тихо. Вот, слушай: 'Я смотрю на чашку и понимаю, она не изменяется, и в ней все тот же состав атомов. Это было семь лет назад, я потерял свою мать и предавался скорби. Чашка существовала. Следующее фото шестилетней давности: я влюблен и страдаю от неразделенной любви, но чашка все та же. Глядя на пространство вокруг нее, я осознаю, матери нет, а восемь лет назад она была жива, чашка тоже существовала. Но вот чашка есть, а матери нет, но она именно та, что существовала, когда сердце матери билось. Я страдал от неразделенной любви, и мое сердце рвалось в клочья, а чашка оставалась неизменной. Смотря в пространство вокруг нее, я осознаю, что в тот момент моя любовь чем-то была занята, и я фотографировал эту чашку, я был болен и страдал. Восемь лет назад мать была жива, я смотрю в пространство и понимаю, где-то там она ходит и чем-то занимается. Шесть лет назад чашка стоит все так же. Но в пространстве где-то там уже нет матери, она мертва, но чашка неизменна. Фото, сделанное пять лет назад: я живу с той, которую вновь люблю и счастлив, а чашка все так же стоит, я страдал шесть лет назад, она же стояла. Сейчас, смотря в пространство вокруг чашки, я понимаю, чашка остается собой, но я уже не страдаю, я счастлив. Фото, сделанное четыре года назад: у нас с супругой родился сын, он живет и дышит, его не было пять лет назад. Смотря в пространство вокруг чашки на фото, я понимаю, чашка была, но где-то там, моего сына еще не было, не было его плоти, она просто не существовала, его атомы были в чем-то другом, и сознания не существовало. Чашка была и будет, физически она не меняется, но в моем сознании этот предмет отражает именно ту атмосферу прошлого, которую я пережил. Спустя еще три года, я понимаю, на фото есть чашка, и где-то там, в пространстве, запечатленном на фото, есть мои жена и сын, но нет матери, и нет меня того, что был раньше. Чашка неизменна, она стояла и отражала лишь атмосферу происходившего, именно в ней я заключил все свои жизненные события'.
  - Господи... Он в клинику пробовал обращаться? - держась за голову, спросил Энджер.
  - Слушай дальше, вот сейчас это прочту и все! 'Из всего данного я сделал выводы. Первое, неизменна структура всех вещей. Они не меняются, но несут в себе атмосферу каждого года, запечатленного на фотографии. Можно смотреть на нее и в разный год, она будет одна и та же. Выглядеть будет одинаково, но, тем не менее, она будет разная. Второе, человеческие переживания и эмоциональные состояния не только окрашивают мир в то, что он хочет увидеть, они влияют на все его окружающее. Третье, я допускаю теорию о том, что все мы своими сознаниями создаем реальность, хотя находимся в пустоте. Реальности нет, она - плод нашего воображения. Ведущий разум все равно существует, и это либо Бог, либо обладающий таким даром любой из нас!' - закончил читать Клерон.
  - Боже, это просто жесть. Неудивительно, что после такого его запретили издавать.
  - Пойми меня правильно, возможно, это бред больного, но доля правды тут присутствует. Не смотри на вещи критичнее, чем есть на самом деле. Многое мы сами приписываем и создаем данный образ, потом верим в него. Даже то место, которое мы вчера посетили, это всего лишь плод нашего воображения. Все системы в нашем мире строятся на двух вещах: увиденное и воспроизведенное. Мы все воспроизводим то, что воспроизводили многие другие. Первоисточник гораздо сильнее отличается от тысячной копии. Это как книгу миллион раз переписывать заново. Успокойся и пойми, все произошло не на самом деле. Некоторые видения всего лишь легкие расстройства. Не стоит на них быть зацикленным.
  - Это не вселяет в меня спокойствие, хотя признаюсь, немного мне стало легче. Я сделал вывод, что нам все-таки не стоило туда отправляться, в это треклятое место, - хмыкнул Энджер.
  - Ладно, проехали, нам надо уже собираться на корабль и 'отчаливать!', - похлопав его по плечу, произнес Клерон.
  - Согласен, пойду Энни поднимать.
  - А я свою пойду будить, а то дрыхнет всю ночь уже.
  Энджер и Клерон разошлись. Легкое волнение отпустило Энджера, и ему стало легче. Все шестеро были готовы через час, они с грустью покидали небоскреб и шли к своему челноку. Солнце медленно переместилось в другую точку на небосклоне. Там, где-то в небе, безмятежно висела Земля.
  - Мне здесь очень понравилось, я бы хотела вернуться, Энджи! Луна просто зачаровала меня.
  - Меня зачаровала больше ты, милая, надеюсь, мы еще не раз здесь побываем или поселимся навсегда, не грусти, - обняв ее, произнес шепотом Энджер.
  Челнок летел над Лунными долинами, которые освещались солнечными лучами. Все здесь носило в себе тайну. Каждый кратер и каждый сантиметр поверхности Луны скрывали свои секреты. Наконец челнок достиг Флоренера и пристыковался к нему. Вновь они были в главном зале, стоя на капитанском мостике и смотрели, как Луна удаляется от них. Первые шаги за пределы уютного дома были совершены. Корабль медленно двинулся в просторы космоса, и Земля с Луной остались позади. Они все дальше и дальше улетали, оставляя за собой уверенность в победе.
  Вскоре всех шестерых ждал вкусный и сытный обед, после которого они отправились играть в разнообразные настольные игры.
  - Скажи мне, Клерон, ты действительно любишь все эти игры? - удивленно спросил Энджер.
  - Да, естественно, это классика и она всегда будет возвращаться. Все идет по спирали, сейчас многое из прошлых веков в моде, - ответил Клерон.
  - Энджи просто не понимает в чем вся суть. Для него не имеет значения книга в обычном переплете. Электронная или реальная, ему все равно, так же и с играми, - задумчиво смотря в карты, произнесла Энни.
  - На самом деле не вижу. Удовольствие получаешь одно и то же. Информация одна и та же. В чем подвох? - недоумевал Энджер.
  - В том мой друг, что это вещи! Ты чувствуешь их и ощущаешь своеобразную энергетику, - ответил улыбающийся Клерон.
  - У тебя сейчас глаза, как у Мефистофеля сверкнули, ну тебя к черту. Я с Ареоном поговорю.
  - Поговори, только ты знаешь сам, из него слова не вытянешь, - посмотрев на Энджера с каплей иронии, шикнул Клерон.
  - Глупость, со мной заговорит.
  Ареон стоял у окна, уставившись в какую-то точку. Энджер тихо подошел к нему и попытался понять, куда тот смотрит.
  - Там ничего нет, можешь не высматривать, - фыркнул Ареон.
  - Почему ты всегда молчишь? Ведь сколько я за тобой наблюдаю, все шутят, смеются и дурачатся, а ты нет. Ты слишком замкнуто себя ведешь. Объяснишь в чем твой секрет?
  - Дело не во мне, а в вас. Я люблю подумать, прежде чем говорить. Люди часто говорят, совсем не думая.
  - Вот оно как. У тебя есть девушка или родители? Ты совсем один?
  - Нет, были у меня и те и другие, только вот не смог найти с ними общий язык. Молчание - золото. Не раскроешь свою душу, никто ее не взломает и не сломит. Тем более пустые разговоры я не уважаю, люблю конструктивные ответы и вопросы по существу дела.
  - Боже, неужели нет желания выговориться? - изумился Энджер.
  - Конечно, есть такие желания, но годы тренировок сделали свое дело.
  - Почему ты вступил в нашу группу?
  - Выбора не оставалось. Со своими мне быть не суждено, и я устал. Здесь есть масса времени осмыслить жизнь. В постоянной бытовухе бесит неизбежность, всегда приходится огибать острые углы, исполнять указания. Нет свободы от дел. Носиться с мытьем посуды и мытьем пола - это не мои приоритеты.
  - Твои приоритеты, значит, думать? Оригинально, ну я ничего не имею против, каждый занимается тем, чем хочет. Если бы меня заставили добывать нефть, я бы отказался напрочь. Ты главное только с ума не сходи.
  - Не волнуйся, дойдем лишь ты и я.
  - Что ты сказал? Я не понял.
  - Потом все поймешь. Прислушивайся к ним, они тебе подскажут верное решение твоих проблем. Это все, что я могу тебе рассказать. Еще время не пришло, - произнес Ареон и замолчал.
  Энджер посмотрел на него и увидел перед собой странный фантом. Снова непонятые создания окружили его.
  - Черт возьми, кто вы такие?! - заорал во всю глотку Энджер.
  - Ты чего? Я что-то не то сказал?! - перепугался Ареон.
  - Ты видел их? Что означали твои последние слова?! - взяв его за грудки, спросил раздраженно Энджер.
  - Я сказал, что я не псих и умею хранить тайны, это моя отличительная черта.
  - Извини, я что-то сам не свой, - отпустив его, шикнул Энджер.
  Подойдя к столу, за которым все сидели, Энджер шепнул что-то на ухо Энни и отправился в каюту. Там он снял обувь и лег на кровать. Его пробил сильный пот. Закрыв глаза, Энджер задремал. Через пару часов его разбудил холодный воздух, который поступал из вентиляции. Он встал и подошел к окну. Холодное и черное небо, это все, что было в него видно. Одни лишь звезды светили своим ледяным светом. От них не поступало тепла, и где-то там за ними притаилась неизвестность. Энджера уже не восхищали эти мириады точек. Как никогда ему захотелось увидеть пусть серое, но светлое небо. Выйти за пределы корабля и знать, что ты не заперт в нем, как в консервной банке. Неожиданно он услышал легкие шаги. Краем глаза Энджер увидел непонятное существо.
  - Пойдем со мной, мы поняли, что твою психику не так просто сломать, как кажется. Нам есть, что тебе показать. Я ограничен в словах, и многое тебе придется понять самому, - произнесло нечеловеческим голосом необычное создание.
  - Кто ты?! Что вам от меня нужно?! - испуганно отшатнувшись, вскрикнул Энджер.
  - Мы не причиним тебе вреда, вся беда в том, что нас уже давно нет, и мы оставили часть своей сущности, чтобы донести важную информацию до вас. Прошу, идем. Доверяй нам, - протягивая свою руку, сказало создание.
  Энджер подал свою дрожащую от страха руку и внезапно увидел лицо этого фантома. Это был типичный гуманоид с серовато-зеленой кожей. Его черные и бездонные глаза смотрели прямо на него. Нос и рот были намного меньше, чем человеческие. Его тело облачала странная одежда черного цвета с различными трубками. У Энджера по спине пробежала дрожь. Внезапно яркий свет ослепил его и отключил сознание на несколько секунд.
  Его ноги почувствовали землю. Энджер открыл глаза и увидел прекрасный мир. Все цвело и зеленело. Голубое небо освещало солнце, и вокруг росло бесчисленное количество деревьев, включая различные кустарники. Рядом текла река, и ее потоки шумели, успокаивая слух и расслабляя нервы. Повсюду стоял неповторимый запах. Отсутствовал только травяной покров. Из-за деревьев показалось удивительное существо. Это оказалась гигантская рептилия, имеющая довольно знакомый облик. Длинная шея и гигантский хвост росли из огромного туловища. Животное бесшумно и медленно шло мимо, не замечая Энджера. За ним следовали десятки идентичных ящеров. Они мирно ощипывали зеленые ветки деревьев. В какой-то момент Энджер понял - это динозавры. Несомненно, это были именно они.
  Сверху раздался сильный грохот, за ним последовала ударная волна, и в мгновение ока сотни деревьев заполыхали, охваченные огнем. Энджер чувствовал, как жар, исходящий от него, обжигает лицо. Он рванул с того места как можно дальше. Животные, попавшие в огненную западню, заревели от боли. Их рев был настолько мощным, что вся округа сотряслась от него. Между деревьев показались загадочные люди. Они накинули на оставшихся животных ошейники и принялись тянуть их на себя. Другие открыли по их головам огонь, убивая рептилий одного за другим. В панике один из динозавров задавил пару человек. Через несколько секунд из лесной чащи показалась массивная голова с огромными челюстями. Раздался приглушенный рык, и загадочное животное бросилось на одного из людей. За один миг человек скрылся в гигантских челюстях динозавра. После чего тот выбрал себе добычу покрупнее и сильным ударом головы, повалил одного из длинношеих существ. Люди запаниковали и пытались застрелить хищника. Но их попытки оказались тщетными. Оно в момент разделалось с оставшимися. От них остались лишь куски нелепой одежды и необычного оружия.
  Энджер онемел от страха, когда хищник пристально посмотрел на него. Внезапно все исчезло, и он оказался в пустыне. Песок летел в глаза, и сухой горячий воздух ударял ему в лицо, вокруг валялись скелеты огромных животных и обломки обгоревшей древесины. На небе он заметил огромные корабли, похожие на Флоренеры, они летели строем и жгли местность. Издалека раздавались страшные вопли умирающих животных.
  Картинка вновь исчезла, и Энджер очутился в странном помещении, похожем на то, что они с Клероном посетили на Луне. За столами, в длинной одежде цвета черного мрамора, сидели гуманоидоподобные существа. Они следили за стеклянными панелями и общались между собой, издавая высокочастотные звуки.
  - Когда-то мы все являлись одним целым, но меж нами произошел раскол, одни стали осваивать то, что могли, другие следили за ними. Наши ошибки повторяются вами. Возможно, ты понял смысл увиденного.
  - Кто вы? Инопланетные существа? - уже не так испуганно спросил Энджер.
  - Да, только мы не по своей воле стали таким. Наш облик изначально не был так уродлив. Мы исчезли, нас стерли, посчитав ненужным элементом. Мы - тупиковая ветвь эволюции сознательных существ. Помоги нам. Именно в вас мы сможем оправдать свои действия. Не отдавайтесь им. Они не пощадят никого. Они опасны.
  - Кто опасны? Что Вы имеете в виду?!
  - Ты еще не готов, послушай, они захотят истребить вас, вы не научились жить по правилам природы... Вас не станет, как и нас. Берегись их!
  - Кого Вы имеете в виду?! - вскрикнул раздраженный Энджер.
  - Время вышло, землянин... - ответило существо и исчезло вместе со всеми его окружавшими.
  - Не слушай их, ты можешь бороться. Мы - истина. Этот путь пройдут не все из вас! Только достойный дойдет до конца пути, - неожиданно произнес загадочный человек в синей как сапфир мантии.
  Энджер только лишь слегка смог разобрать его облик, но тот быстро исчез. Глаза смотрели в потолок каюты. Мерный рокот кондиционера, это все, что вновь слышал Энджер.
  - Надеюсь, это был всего лишь сон, надо отдохнуть от всей этой чертовщины, - поднимаясь с кровати, устало буркнул Энджер.
  - Милый, ты наконец-то проснулся! Соня ты моя! - воскликнула вошедшая в каюту Энни.
  - Прости, я просто себя неважно чувствовал, голова кружилась, и сны плохие снились.
  - Это не страшно, все будет хорошо, мой милый. Я немного скучаю по Луне и по ее уютным городам. Под куполом чувствуется какая-то защищенность.
  - А я вот скучаю по Земле. Все-таки когда тебя ограничивают в свободе перемещения, на месте сидеть не хочется. Кстати, ты не знаешь, мимо каких планет мы будем пролетать? - зевая и потягиваясь, спросил Энджер.
  - Честно, не знаю. Это тебе надо с Клероном поговорить. Он лишь просил передать тебе, что через три часа, после ужина, нам расскажут про пространственные туннели. Именно через такой мы и совершим скачок в другую часть галактики, - поглаживая его по волосам, произнесла Энни.
  - Интересно послушать, только вот я тебе еще, что хотел сказать, я не стану читать эту книгу.
  - Поздно спохватился, я сама ее читаю, до этого мне было интересно послушать, как читаешь ты, но извини, она увлекла меня, - хитро взглянула на него Энни.
  - Кошмар, как вы можете это читать? Он же полную чушь пишет!
  - Потому и интересно. В этом есть некая тайна. Просто поначалу да, она не читается, и хочется ее отложить, но потом ты увлекаешься, и книга начинает затягивать тебя. Конечно, я согласна с тобой, многое логически неправильно построено. Есть множество речевых и литературных ошибок. Но было нечто такое в этом человеке, что способствовало успеху его теории.
  - По мне, так он просто умалишенный, извини, конечно.
  - Не нравится мне твоя позиция. Ты сам не свой стал, после того как окунулся в пучину космоса.
  - Да я был и раньше таким, - улыбнулся он.
  - Наверное, мне это в тебе и понравилось, - поцеловав его, прошептала она.
  Энджер умылся и направился к капитанскому мостику. По дороге ему повстречался незнакомый мужчина лет тридцати. Он неряшливо выглядел и был очень худым. Толкнув его плечом, он что-то пробурчал себе под нос и, не оглядываясь, пошел дальше. Энджеру в тот момент стало не по себе. Ему не понравился данный субъект. Поднявшись по стеклянным ступенькам, Энджер заглянул к Клерону в кабинет, тот сидел и курил сигару.
  - Опа! Ты куришь? - вытаращился на него Энджер.
  - Нет, я просто балуюсь, - улыбнулся тот, качаясь на стуле.
  - Я вот по какому делу, мне снова приснилась какая-то хрень, - отодвинув стул и сев за стол, начал он.
  - Рассказывай.
  - В общем, сначала мне показалось, что Ареон нес ахинею, потом я в каюте уснул. Там мне приснились гуманоиды, которые говорили, мол, так не делайте, мы именно из-за них погибли, предостерегали, потом динозавры снились, и, в общем, полный бред! Что это?!
  - Я не психиатр, а если совсем прижало, то могу подсказать кабинет! Несусветная чушь... - ухмылялся Клерон.
  - Я серьезно, Клер. Мне кажется, я свихнулся.
  - Да перестань ты, нормально все с тобой, дело в том, что мы в космосе, каждый из нас этот полет переносит по-своему. Расслабься, не думай о всякой белиберде, Сделай парочку романтических сюрпризов своей любимой, вот увидишь, все как рукой снимет. Запомни, нет здесь никаких загадочных созданий и всякой другой хрени. Может, они и существуют, но где-то очень далеко. Есть мы. Сам подумай, зачем ты им сдался? Что ты им дашь? Впечатлительный ты очень. Страшно представить, что произойдет с тобой после посещения других планет... - успокаивал его Клерон.
  - Нет, мне сейчас полегчало. Просто я переживаю, ведь не хочется свихнуться...
  - А именно с зацикливания на своей проблеме все начинается! Ладно, проехали.
  - Хорошо. Скажи, около каких планет пролегает наш путь?
  - Вот это хороший вопрос, Кстати, хорошо, что ты не читаешь Данелла Морта, таким как ты его нельзя читать, повеситесь ведь. Или поубиваете в состоянии аффекта кучу людей. Вот она какая - слабая психика.
  - От вопроса не уходи.
  - Наш путь пролегает мимо Марса и Сатурна. К сожалению, другие планеты расположились на противоположном конце Солнечной системы. Все-таки не парад планет.
  - А на Марс мы не опустимся?
  - Нет, исключено. Там все серьезней, это раз. Два, надо было раньше договариваться. Три, мы уже должны торопиться и не затягивать с перемещением по пространственному туннелю.
  - Жаль, я мечтал их все увидеть... И на Марсе хотел побывать, - огорчился Энджер.
  - Ага, ты еще про Меркурий и Венеру забыл, мне тебе их сразу за Плутон перенести, чтоб ты на них поглазел? Многого хочешь. Не забудь, у нас сегодня будет лекция по перемещению сквозь пространство. Надеюсь, Энни тебя уже уведомила? - насупился Клерон.
  - Да, естественно. Спасибо тебе, Клер, прямо душу отвел! - вставая из-за стола, поблагодарил его Энджер.
  - Всегда пожалуйста, а пока иди, еще отдохни, - выпустив дым изо рта, буркнул Клерон.
  Время в космосе течет странным образом. Биологические часы начинают медленно сходить с ума, как и человеческий организм. Доведенные до автоматизма человеческие системы становятся неуправляемыми. Все, на что можно надеяться в таком случае, это лишь чудо. Сможет ли организм приспособиться, никто не знает. Как правило, все обходится, но бывают и катастрофические случаи.
  Энджер шел по длинным коридорам Флоренера. Он то и дело посматривал в иллюминаторы, но, кроме черного пространства с сияющими звездами, там ничего не было. Факт того, что пустота за стенами бесконечна, начинал угнетать его. Когда живешь в небольшой квартире и видишь вокруг себя на километры один город, осознаешь свою ничтожность. Когда оказываешься в мировом пространстве, осознаешь себя ничем. Его отделяли всего несколько десятков сантиметров от вакуума. Он приложил руку к стеклу иллюминатора. На нем появилась легкая испарина. Земля осталась вдалеке, и виднелась как обычная звезда. Въедливые размышления о бесконечности космоса настолько достали Энджера, что он решил походить по главному залу и посмотреть на людей. Встав на верхнем ярусе, Энджер рассматривал по очереди каждого из команды корабля. Мужчины и женщины, молодые и пожилые, занимались своими делами. Они передвигались из стороны в сторону и общались, кто-то ругался, кто-то смеялся. Живая материя обрела формы и стала контактировать сама с собой. Вселенная словно решила создать себя в микрокопиях. Они получились разные, словно она заложила все свои мысли, черты и идеи в них. Каждый из людей представлял для него особый интерес. Энджер следил за их действиями и все больше осознавал себя, как часть нечто большего, чем просто человечества.
  - Все мечтаешь? - раздался голос Клерона.
  - Да, не могу удержаться. Я вот что понял, мне так плохо потому, что нечем заняться. Мы с тобой живем в свое удовольствие и бездельничаем. Люди мечутся и поддерживают нашу жизнь. У них нет времени, чтобы размышлять.
  - Перестань, вот и плохо, что нет, тем более поверь: не каждый из них станет размышлять.
  - Глупость, каждый. Просто меня всегда интересовал вопрос, что важнее в нашем мире: размышлять о вселенной и ее законах, или просто работать не задумываясь?
  - И то и другое необходимо, просто есть те, кто работают, а есть те, кто за них думают.
  - Они, собственно говоря, поддерживают нашу жизнь, ведь не стань их, мы умрем, а не станет нас, они дойдут своим умом до всего. Получается, мы бесполезны. Что ты сделал за свою жизнь?
  - Ничего толкового, но разве мы сейчас не совершаем подвиг? Мы привели эту массу рабочей силы в движение, мы им платим и размышляем, они работают. А ведь мы спасаем и тех, и других! - похлопав его по плечу, произнес Клерон.
  - Знаешь, что я понял про твоего отца? - медленно пробубнил Энджер.
  - Что же? Интересно послушать то, до чего я не додумался, - заинтригованно произнес он.
  - Ладно, я тебе чуть позже это расскажу, что, на мой взгляд, из себя представляет твой отец.
  - Ну, ты и свинья, Энджи! Зачем интриговать... Ладно, скоро у нас лекция, и после нее я приглашаю тебя с Энни на ужин при свечах. Там будут только пары, мы с нашими девушками. Просто я хочу сделать ей предложение.
  - Ларене?
  - Ну, естественно! Кому же еще?!
  - Не рановато ли? Вы знакомы-то два дня! - вытаращился на него Энджер.
  - Не вижу в данном деянии чего-то безумного.
  - Клер! Это безумие! Вы даже не проверили свои чувства. Ты спешишь!
  - Мне все равно. Я уже ей купил кольцо.
  - Когда ты успел-то?!
  - Это было еще на Луне, ты думаешь, я только с тобой возился и с этим загадочным местом? Нет, я все спланировал, купил кольцо. Просто пойми, я сразу как ее увидел, понял: она моя. Ларена просто создана для меня.
  - Для тебя может и создана, но создан ли для нее ты? Черт, ты спешишь.
  - Короче, хватит! Все решено и точка. Приходи сегодня с Энни, поболтаем за ужином, и одевайтесь в праздничную одежду. Расскажешь про моего отца. Посмотрим, что ты там выяснил, философ!
  - Приду. Только не думаю, что это застольная тема. А эти двое не придут?
  - Конечно, нет! Мне только придурков не хватало. Этот вечер только для пар. Все, через два часа у нас лекция!
  Энджер отправился в каюту и еще какое-то время дремал. Его разбудил легкий поцелуй. Энни нежно гладила его по голове и глядела прямо на него.
  - Энджи, просыпайся! Нам на лекцию нужно идти. Я надеюсь, ты не забыл?
  - О да, я помню... Ладно, встаю. Ты иди и скажи, что я скоро подойду.
  Энджер наспех умылся и расчесал волосы. Его лицо покрылось щетиной. Недолго думая, он взял бритву, но потом передумал и не стал бриться. Посмотрев на часы, Энджер наспех накинул френч и, не застегиваясь, побежал по коридору к капитанскому мостику. Около лестницы стояли все пятеро, а рядом с ними находился мужчина лет тридцати пяти. Высокий и худой брюнет неодобрительно посмотрел на Энджера. В его глазах он прочел полное недоумение и возмущение.
  - Энджи! Какого лешего ты опаздываешь?! Ладно, пройдемте в мой кабинет, мы готовы, - нервничал Клерон.
  Вся группа направилась в кабинет Клерона. Они расселись за столом, и Клерон, откашлявшись, что-то шепнул на ухо неизвестному человеку.
  - Здравствуйте, уважаемые друзья. Меня зовут Велинион Гроут. Сегодня я имею честь поведать всем вам о транспространственных магистралях. Если вы думаете, что данные туннели созданы людьми, вы ошибаетесь. Сначала немного истории, - перелистывая свой блокнот, произнес господин Гроут.
  - Так, все слушаем внимательно, - приказным тоном рявкнул Клерон.
  - Можно вопрос?! - раздался голос Блайна.
  - Конечно, господин.
  - Блайн. Господин Блайн. Зачем нам все это так необходимо знать?
  - Чтобы вы имели представление о том, с чем связываетесь. С Вашего позволения я продолжу. Данные туннели, как я уже упомянул, являются творением нечеловеческих рук. Все началось с того, что тридцать лет назад одна из экспедиций случайно обнаружила в поясе Койпера странные астероиды. Они передвигались попарно, образовывая правильные геометрические фигуры. Случайно один из аппаратов попал в область между ними и переместился в пространстве. Он проник в совершенно другую систему, находившуюся на другом конце галактики. Назад вернуться он все-таки смог. Экипаж не на шутку перепугался и стал искать выход, но как говорится, войдя в дверь, всегда следует обернуться назад, ведь дверь вместе с косяком не исчезнет. Там, откуда они вылетели, находился точно такой же пояс астероидов и аналогичные астероиды. В основном их состав представляет собой смесь метана, аммиака и воды, то есть большинство обломков не каменистые. Они благополучно вернулись домой. Имя и все члены экипажа остались засекреченными, еще не скоро они станут доступны простым смертным. В связи с этим происшествием эти туннели начали изучать. Пока мы имеем смутное представление о них, но некоторые нюансы удалось раскрыть. В каждой системе насчитывается около десятка таких 'входов' и 'выходов'. Одно ученые знают точно, каждая система, словно пересадка в метро. Некоторые туннели ведут в нашу систему, влетев в него, надо найти другой вход, и тогда вы перенесетесь в ту систему, в которую направлялись. В нашей галактике миллионы систем. К некоторым не существует прямых путей, и кто-то хорошо продумал эту систему туннелей, ведь, несмотря на то, что они не ощутимы, данные пути все равно вносят дисбаланс в пространство.
  Так вот. Я вам рассказал предысторию. Теперь расскажу, что произошло дальше. На данный момент нами раскрыто лишь несколько десятков таких туннелей. Некоторые ведут именно в те системы, которые вы желаете посетить. Если бы человечество их не обнаружило, то мы еще не скоро смогли бы посетить чужие миры. Но так случилось, что Вселенная словно помогает нам освоить себя. Многие планеты и звезды были изучены, но, не смотря на это, мы очень мало знаем о других мирах. Именно такие искатели приключений как вы помогут землянам в изучении новых систем. Постепенно белые пятна заполнятся, и новые Вселенные начнут осваиваться.
  - Можно вопрос? - спросил Энджер.
  - Да, конечно.
  - Если вы знаете, что в системы, которые мы хотим посетить, ведут туннели и даже открыли их, определив с точностью до метра 'входы', вы сами не отправляете своих людей для их изучения?
  - Стоп. По порядку. Мы открываем туннели, и это именно основная наша работа. Дальше устанавливаем точно, куда он ведет, а уж изучение открытой системы лежит на плечах таких, как вы.
  - Как вы определяете, куда он ведет?
  - Сначала находим так называемый 'вход', а после этого отправляем челноки-разведчики. Они сканируют систему, заносят данные в компьютеры, которые вычисляют систему и ее местоположение в галактике. Поэтому, когда с нами связались агенты господина Клерона и дали нам координаты систем, которые вы собираетесь посетить, мы им сразу прислали ответ, что в данные системы уже открыты пространственные туннели. Если бы мы их не нашли раньше, то ваше путешествие осталось бы в мечтах. Добавлю вот еще что, наша компания не несет ответственности за то, что с вами может случиться в этих системах. Мы несем ответственность лишь за ваше перемещение, - бодро ответил господин Гроут.
  - Благодарю. У меня еще вопрос?
  - Пожалуйста, задавайте.
  - Как нам попасть в следующую систему после посещения первой?
  - Для этого вам нужно снова вернуться в Солнечную систему. Отсюда вы отправитесь в следующую.
  - А по какому принципу действует открытие входа в пространственный туннель? - спросил Блайн.
  - Все довольно просто. У каждого аппарата имеется режим чистки. Вокруг него создается специальное поле, именно на него и реагирует вход в туннель. Все происходит словно скачок, который длится несколько секунд. Если такое поле не включить, то вы просто-навсего пролетите мимо, - улыбнулся он.
  - Как вы считаете, кто создал эти туннели? - задал еще один вопрос Энджер.
  - Это очень интересный вопрос. Выдвигались множество версий, но на сегодняшний день мы считаем, что данное творение принадлежит именно Вселенной, а не разумным существам. Хотя некоторые наши коллеги утверждают, будто когда-то давно разумные существа искали новые системы, чтобы расселиться в них, и, путешествуя по Вселенной, создавали туннели. Дело в том, что обычно интересы природы и людей расходятся. Поэтому наша компания считает так: эти туннели совершенны и построены на таком принципе работы, который практически не мешает Вселенной и не нарушает ее функционирование.
  - Хорошо, но сами подумайте, Флоренеры и челноки, включив энергетическое поле, перемещаются в пространстве. А обычные объекты пролетят через парные скопления астероидов и не попадут в другую систему. Где ваша логика? Ведь если бы это было творением Вселенной, все объекты спокойно пролетали бы через них. А тут присутствует своеобразный код доступа, видимо, их создали разумные создания. Ведь будь между системами такая связь, вся дрянь перелетала бы с места на место. Черные дыры, например. Или еще что-нибудь. Тем более эти астероиды имеют правильные формы. Кто-то это продумывал! Кто-то это создавал, - возмущенно доказывал Энджер.
  - Возможно, но вот мой аргумент. Именно потому, что эти туннели создала Вселенная, в нашу систему не попадают инородные объекты. Вы считаете, люди бы задумались о нанесении Вселенной степени вреда, строя такие пути для быстрого преодоления пространства?! Чушь! И уж разумные существа не стали бы на этом заморачиваться, сделали бы свободный проход, а уж потом задумались бы! Когда, как говорится, черная дыра переместилась бы из одной системы в другую. А так все просто и понятно, ведь Вселенная не так глупа, чтобы сама себя разрушать! Хаос в ней, всего лишь видимость. На самом деле там все строго соблюдено до мелочей - яростно ответил господин Гроут.
  - Ваши рассуждения не подкреплены реальными фактами. Все сказанное - пустые слова. Вы сами вдумайтесь, что Вы сейчас сказали?! Неужели Вы думаете, что Вселенная настолько все просчитала сама, что изобрела способ, с помощью которого человеческие корабли смогут пройти эти туннели? Хотя не спорю, все возможно, я, например, считаю, что природа давно учит человека находить новые источники энергии и всячески подсказывает нам, как это работает. Видимо, она могла подумать, мол, раз люди доберутся до конечной точки системы, значит, они полностью готовы посетить другие миры. Наверняка у их кораблей будут энергетические поля, на которые и среагирует замок туннеля. Все возможно! Черт! - откинувшись на спинку стула, воскликнул Энджер.
  - Успокойтесь, пожалуйста, Вы, возможно, правы, и я не стану Вас в этом разубеждать. Просто такие споры сейчас, на мой взгляд, неуместны. Вам нужно понять принцип работы, чтобы иметь представление, с чем вы столкнетесь, ведь садясь в атмос человек должен знать, что это, и как оно работает. Каждый открытый вход мы пронумеровали, и постоянно проверяем их. Так что всем вам не о чем волноваться.
  - Скажите, господин Гроут, а в поясе астероидов между Марсом и Юпитером есть подобные туннели? - спросил Клерон.
  - К сожалению, нет. Мы искали, но ничего похожего мы не обнаружили. Дело в том, что они не станут располагаться в середине системы. Скорее всего, они всегда находятся за ней. Еще будут вопросы?
  - Меня еще интересует вот что. Есть ли такие туннели, которые ведут в другие галактики? - продолжил Клерон.
  - Нет, таковых нами не обнаружено, но по теории они должны существовать. Так как между галактиками должна существовать связь, логически можно предположить - 'входы' в такие туннели между ними находятся опять же на окраинах галактик. Это уже нужно изучать системы, которые расположены на концах 'рукавов' нашей галактики. Так что мы допускаем теорию об их существовании.
  - А эти системы совсем не изучались? - тихо задал вопрос Блайн.
  - Изучались, но лишь поверхностно, никто до конца не решался ступить на неизвестные планеты. Все-таки вы смелые люди или достаточно глупые. Извините за прямоту, но у вас очень небольшие шансы остаться в живых. Мы не знаем наперед, как и что там. Есть ли там жизнь, и какие излучения идут от звезд. Все данные о системах дают компьютеры, а они могут ошибаться. На деле может оказаться все иначе. Необходимо быть предельно осторожными, - немного взволнованно произнес он.
  - Я все-таки не понимаю, Вы действительно считаете, что если есть разумные существа, они так же глупы, как люди?! Думаете, они не умеют жить в гармонии со Вселенной?! Бред! - неожиданно встав, закричал Энджер.
  - Еще раз повторюсь. Все возможно, но это моя точка зрения и моих коллег. Это к делу не относится. Если мы определим, кем и каким образом построены эти туннели, тогда будем спорить. Если я окажусь не прав, то лично перед Вами извинюсь. Могу дать совет, будьте разумнее и не пустословьте зря. Учитесь преследовать определенные цели в дискуссиях и считаться с чужим мнением. Это необходимо для достижения желаемого результата в полемике, - фыркнул господин Гроут.
  - Прошу прощения, господин Гроут, я что-то последнее время сам не свой. Спасибо за интересную лекцию, - покраснев, извинился Энджер.
  - Ничего страшного. Нам с Вами еще долго лететь, и я согласился посетить с Вашим экипажем новые системы. Это довольно интересно и захватывающе, признаюсь честно. Другое дело, что неизвестно как там обстоят дела. Может, там есть черные дыры или более страшные вещи, но в нашей жизни следует рисковать.
  - У кого-нибудь еще есть вопросы? - громко спросил Клерон.
  - Да, у меня имеется вопрос, - тихо произнес Ареон.
  - Слушаю Вас внимательно.
  - Эти скачки как-то сказываются на состоянии здоровья?
  - На данный момент мы ничего такого не обнаружили, есть небольшие недомогания общего характера, но поверьте, после посещения планет, вы все будете себя чувствовать гораздо хуже, чем после скачка в пространстве. Это даже практически никак не ощущается.
  - Спасибо, а то я начал волноваться, вдруг после таких перемещений можно заболеть, - пробурчал Ареон.
  - Спасибо Вам огромное, господин Гроут. Всем очень понравилась Ваша лекция, отдыхайте, и мы с радостью потом послушаем о чем-нибудь другом, - похлопав в ладоши и пожав ему руку, сказал Клерон.
  - Мне тоже было приятно, всегда готов рассказать об интересных фактах. До встречи, всем удачного вечера, - выходя из кабинета Клерона, улыбнулся господин Гроут.
  - Фуф, наконец-то он закончил свой треп! Ареон, пошли, пожрем, - похлопав по спине Ареона, произнес Блайн.
  Все стали расходиться, и Энджер встал из-за стола. К нему подошел Клерон.
  - Ты че, совсем с головой не дружишь? - с беспокойным выражением лица спросил Клерон.
  - Да мне что-то не по себе, раздражительность повышенная. Мне он не очень понравился, слишком самоуверенный... Кретин.
  - Это уважаемый человек. Он, между прочим, состоит в обществе по защите планет. Только вот не помню названия...
  - Да мне плевать, если честно! Достало все. Чертов организм сходит с ума! Почему вы все так отлично себя чувствуете?! Вам что, вообще все равно? - вспылил Энджер.
  - Тихо, тихо, на тебя люди смотрят, - спускаясь по лестнице, шепнул ему Клерон.
  - Ладно, видимо, я один такой, черт возьми, сказывается моя домашняя изоляция. До этого мир был иным. Сидя у себя в конуре, ты представляешь его иначе, зато, когда попадаешь в условия, не соответствующие твоим бетонно-стеклянным коробкам, все становится иначе.
  - Может, тебе успокоительное принять? Не таблетки, конечно же, а отвары из специальных трав...
  - А где я их возьму?
  - У нас на корабле есть специальная оранжерея с небольшим садом. Конечно, не такая, как на Луне, но все-таки.
  - Что же ты молчал?! Я, кажется, догадываюсь, что меня еще угнетает. Отсутствие растений. Я привык к тому, что у меня их дома предостаточно.
  - Вот видишь, значит все в порядке, просто у тебя нервный срыв. Ты слишком много всего испытал за эти недели, ничего, постепенно ты привыкнешь к новому образу жизни. Главное борись со своими страхами и агрессией.
  Они прошли несколько больших помещений и оказались в оранжерее. Изобилие зеленого цвета сразу успокоило Энджера, и тот расслабился. Вокруг росли небольшие деревья, обычные и фруктовые, под ногами мягко шелестел травяной покров. Небольшие лавочки окружали клумбы. Вверху на потолке виднелся большой иллюминатор, и через него слегка проникали солнечные лучи. Оба присели на лавку и окинули взглядом деревья.
  - Здесь просто восхитительно. Но откуда столько денег?
  - Если я смог заказать Флоренер, значит и смог позаботиться о его внутреннем убранстве. Да, этот сад обошелся дороже всего, что есть у нас. Но поверь, это того стоит. Здесь экипаж всегда может отдохнуть и расслабиться. Человек очень устает от стен и темноты. Даже если солнце светит, черное небо угнетает, а природа избавляет глаза от прямых линий. Все созданное человеком - это сплошь прямые линии. В природе такого нет. Приходи сюда почаще, и, поверь, тебе станет легче.
  - Спасибо, Клер, просто это все странно, так непривычно, я знаю, что сейчас будет скучно, мы летим и летим, ничего интересного.
  - Да, но потом все изменится, я уверен, нас ждет много интересного, а пока просто отдохни. Поверь, потом расслабиться просто не будет времени, - глядя ему в глаза, уверял он. - Да, хорошая новость, сейчас ты увидишь Марс. Флоренер замедлит ход. Хотя мы быстро пролетим мимо него, но пару минут ты сможешь его созерцать. Идем, - посмотрев на часы, скомандовал Клерон.
  Энджер и Клерон подошли к одному из иллюминаторов. Справа в нем показалась красная точка, которая увеличивалась прямо на глазах. Вскоре Энджер увидел Марс во всей своей красе. Небольшая планета была сплошь усеяна различными зеленоватыми пятнами. Это мерцали города под такими же куполами, как и на Луне. На полюсах планеты виднелись огромные белые шапки снега. Красная, слегка заметная, атмосферная оболочка обволакивала планету. Особого впечатления на Энджера Марс не произвел, но то, что он увидел его так близко и собственными глазами, без специальных приборов, все-таки заставило вздрогнуть его сердце. Постепенно он уменьшился и вскоре превратился в маленькую точку, которая скрылась за бортом Флоренера.
  - Безумно красиво, правда? - прошептал Энджер.
  - Да, городов очень много, их даже на расстоянии в двести тысяч километров от планеты можно различить.
  - Все-таки когда видишь такое своими глазами, ощущения совершенно иные, конечно это не так уж и потрясающе, но черт подери, я восхищен!
  - Ничего, скоро будет Сатурн, он как раз появится в поле нашего зрения, когда мы закончим ужин с нашими возлюбленными.
  - У меня идея. Здесь растут розы, так давай им подарим по букету. Роз девятнадцать в каждом, - воскликнул Энджер.
  - Без проблем, попросим срезать и завернуть, - обрадовано добавил Клерон.
  - Нет, это стоит сделать самим, все-таки мы их любим и должны сами изготовить букеты, своими руками, в этом весь смысл, - улыбнулся Энджер.
  - Да, ты прав, нужно иногда хоть что-то делать самим.
  Клерон достал нож из своего кармана и начал срезать розы. После того как он срезал девятнадцать роз, Энджер взял его нож и сделал то же самое. Затем они отправились с цветами в кабинет Клерона и упаковали их в специальную разноцветную бумагу. Каждый вложил в свой букет записку.
  - А теперь нам нужно их поставить в воду, иначе они долго не протянут. Подарим, когда сядем за стол, - наливая воду в вазы, произнес Энджер.
  - Отлично, ты гений, у меня всегда выходит все наперекосяк.
  - Ладно, я пойду готовиться, встретимся через несколько часов.
  Энджер направился к себе в каюту. Энни отсутствовала, на кровати лежал упакованный серый костюм с отливом. Энджер раскрыл упаковку и принялся разглядывать его. Каждая складка была хорошо проглажена, и костюм казался идеальным. 'Черт возьми, Клер меня все больше и больше удивляет!' - подумал он. В каюту вошла Энни.
  - Смотри, Энджи, какое темно-синее платье мне приготовил Клерон. Оно просто прекрасно. Ларене он доставил точно такое же, правда. Я просто сейчас с ней разговаривала, и мы делились впечатлениями.
  - Отлично, надеюсь, он себе костюм не точно такой же приготовил. Черт возьми! - швырнув костюм, закричал Энджер.
  - Да что с тобой?! Ты ревнуешь?
  - Нет! Просто Клерон, Клерон - идеальный мужчина! Все-то этот кретин, всем может угодить и мне, и тебе, и бабе своей! Я, понимаешь, я должен тебе подарить это платье, а не он! Получается, что я просто никчемен! Отлично!
  - Успокойся! Он просто заботится о нас! Что плохого в этом? Ну, подарил он нам платье и костюм. Но он нас втянул в это. Я не вижу в этом деянии ничего страшного!
  - Это ты не видишь! А знаешь почему? Потому что ты - дура! Я мужик, я должен тебе его дарить! Я должен тебя вести на ужин и быть там с тобою, и только лишь с тобою! А вместо этого он устраивает ужин на нас четверых, покупает всем наряды и оплачивает его сам! Получается, я унижен! Тебе этого не понять! - взбесился Энджер.
  - Ты идиот, кретин! Зачем ты мне портишь вечер?! Если ты никчемен, то это твои проблемы! Нет, чтобы просто принять подарок, тебе же никто не запрещает сделать мне то же самое. Но тебе все равно, ты уставился в свои иллюминаторы и смотришь в эту черноту. Пропадаешь часами. Тебе плевать на меня и на других. Клерон все успевает и то, и другое, и время уделить Ларене. Он внимателен и не бесится, как вонючий самец!
  - Да пошла ты к черту! Как ты достала меня! - плюхнувшись на кровать, крикнул Энджер.
  - Отлично, это все что ты можешь сделать! - покраснев от гнева, крикнула Энни.
  - Тебе все равно! Я видел черте что! Мне снятся дурацкие сны, галлюцинации, странные голоса, голова трещит! А тебе все равно...
  - Мне все равно? Ну, ты и тварь! Я тебя спрашивала сотни раз, что с тобой, милый! Ничего, все нормально! Как я могу знать, что тебя что-то мучает, если ты мне об этом даже не сказал?! Ты сам подумай! Мне ведь не наплевать, как ты себя чувствуешь! Ты сам отстраняешься от моей помощи!
  - Извини, Энни. Я что-то сам не свой последнее время. Просто я хотел сделать это для тебя сам. Все-таки для мужчины это унизительно, когда не ты, а твой друг преподносит твоей девушке то, что должен, по идее, сделать ты сам. А еще и тебе вдобавок дает подарок. Это можно считать, как оскорбление...
  - Но это бред! Да, я согласна, в этом есть доля правды, но это не жест о том, что ты - дерьмо! Это искренний подарок от человека, который тебя уважает и хочет помочь. У тебя еще есть уйма времени, чтобы сделать для меня что-нибудь свое. Пусть это будет мелочь, но преподнесенная тобой. Относись ко всему легче и извини, что накричала, но ты был неадекватен, - понизила тон Энни.
  - Ты права, нужно не зацикливаться на себе, я совсем забыл про тебя. Если бы ты точно также забыла про меня, я бы тоже разозлился. Правильно сделала, что наорала на меня. Клерон не хочет мне показать, что я ниже его. Это уже мой бред, - сдавленно произнес Энджер.
  - Хорошо, давай разберемся с другой проблемой, что случилось с тобой? - взволнованно спросила Энни.
  - Два дня назад у меня проявились загадочные помутнения в сознании. Сны наяву. Видения странного характера, будто передо мной существа, похожие на инопланетных гуманоидов, или нечто подобное, они пытаются мне что-то сказать и показать. Я видел непонятную планету с неизвестными созданиями, напоминающими гигантских рептилий, наблюдал их истребление. Видел, как пространство исчезает, даже когда с Ареоном разговаривал, мне показалось, что он сказал нечто странное. В общем, полная чушь!
  - Это не так страшно, возможно, у тебя своеобразная травма, из-за которой тебе и видятся такие вещи. Может, ты боишься или не привык к новой обстановке, но, во всяком случае, если это начнет выходить за рамки, тебе стоит обратиться за специализированной помощью, - успокоила его Энни.
  - Да, может и так. Клерон именно это и утверждает, но почему у вас этого нет, а у меня по полной программе проявляются эти вещи?! Это как можно объяснить?
  - Не знаю, но тебе однозначно нужно расслабиться и сильно не переживать, ты слишком много думаешь не о том. Это по тебе заметно. Ты ищешь какие-то странности во всем. Это, поверь мне, к хорошему не приводит.
  - Наверное, ты права. Ладно, проехали, тем более я нашел способ, как можно успокоиться и расслабиться. Оказывается, Клерон устроил здесь оранжерею.
  - На Флоренере? - удивилась Энни.
  - Да! Она небольшая, но восхитительная! Надо почаще туда приходить и проводить там время.
  - Отлично, будет, где насладиться природой. Ладно, Энджи, приведи в порядок свой костюм и давай собираться, - потянув Энджера за руку, сказала Энни.
  Через два часа они были готовы и ждали звонка от Клерона.
  - Ты просто восхитительна. Это платье тебе очень идет. Буду ревновать, если на тебя засмотрятся, - обняв ее за талию и целуя в шею, прошептал Энджер.
  - Перестань, тоже мне ревнивец. Ты сам отлично выглядишь в костюме. Все-таки форма идет тебе меньше. Единственный минус: надевать туфли очень непривычно.
  - Так, друзья, вы готовы? - раздался за дверью голос Клерона.
  - Естественно, а позвонить было сложно? - засмеялся Энджер.
  - Чего названивать-то? Выходите.
  Энджер и Энни вышли. Перед ними стояли Клерон с Лареной. Они были одеты точно также.
  - Клерон, ты конечно молодец, что нам и им одинаковую одежду купил.
  - Чушь! Я не люблю, когда все разноперые. Мне так легче, и чувствуется порядок.
  - Смотри Ларену с Энни не перепутай, - расхохотался Энджер.
  - Ой-ой, остряк, - усмехнулся Клерон. - Ладно, идем.
  Ларена взяла под руку Клерона, а Энни - Энджера, и все четверо направились в специальный зал, украшенный специально для них. Посередине стоял небольшой стол с различными блюдами, покрытый малиновой скатертью. Праздничная атмосфера навеивала на каждого свои смешанные ощущения. Мягкие стулья, обитые бархатом, торжественно и выразительно выглядели на общем фоне помещения. Энни и Ларена присели за стол первыми, буквально через минуту к ним подсели Клерон и Энджер.
  - Как вам здесь?
  - Просто восхитительно, - сказала Энни.
  - Клерон такой умница, - поцеловав его, произнесла Ларена.
  - Так, предлагаю выпить за наших девушек. Все-таки именно благодаря вам, мы совершаем многие безумные поступки, которые делают нас героями. Если бы не вы, мы бы превратились в унылых бездельников, - налив каждому в бокал красного вина и подняв свой бокал, произнес Клерон.
  Все чокнулись и выпили. После чего приступили к еде.
  - Салат просто замечательный. Сразу видно, качество совсем другое. Лунные продукты гораздо лучше земных, - с набитым ртом пробубнил Энджер.
  - Хочу вам, дорогие дамы, преподнести подарок от нас с Энджером. Пожалуйста, принесите букеты, - с этими словами Клерон взял букеты роз у одного из обслуживающих их стол и отдал один букет Энджеру.
  - Это тебе, дорогая Энни. Я тебя сильно люблю и счастлив, что встретил тебя, - протягивая ей букет, тихо сказал Энджер.
  - А я, дорогая Ларена, преподношу тебе этот букет и хочу спросить, согласна ли ты выйти за меня, по возвращении на Землю, - встав на одно колено и протягивая Ларене кольцо, дрожащим голосом спросил Клерон.
  - Боже, это очень мило, но не спешишь ли ты? - побледнев, спросила Ларена.
  - Нет, я люблю тебя и уже все решил! - уверенно ответил Клерон.
  - Тогда я согласна, только смотри, а то пожалеешь потом, - поцеловав его, рассмеялась она.
  - Ну что, поздравляем вас, - поднимая бокал, обратился к ним Энджер.
  Все громко засмеялись и начали делиться впечатлениями за эти последние дни.
  - Между прочим, хочу сказать, букеты - это заслуга Энджера, я бы сам не догадался, а еще удивительно то, что он сам срезал цветы и меня попытался подтолкнуть на это, должен сказать у него получилось! Букеты оформили тоже мы, своими руками. Он сказал, мол, нужно сделать все самим.
  - Вот видишь, Энджи, можешь, когда захочешь! - улыбнулась Энни.
  - Да ладно вам, Клерон всем подарки намного лучше преподнес, - нахмурился Энджер.
  - Успокойся, Энджи, дело не в подарках, важно внимание. Ты можешь усыпать человека сотнями драгоценностей, но если они подарены без любви и внимания, то счастье будет мнимым.
  - Ладно, хватит меня смущать! - покраснев, буркнул Энджер.
  - О, да ты вновь пьянеешь! Много не пей, а то, как тогда, я вам не рассказывал?!
  - Перестань! - улыбался Энджер.
  - Мы с ним полетели в кафе, и он напился до такого состояния, что еле-еле его оттуда вывели. Мы с официантом его тащили, а он в облаках витал, ужас. Под стол падал и танцевал там, - хохотал Клерон.
  - Да ладно тебе, не было такого, он все врет! - оправдывался тот.
  - А самое смешное, когда он домой ко мне пришел, вернее его принесли, он постоянно с пуфика падал, сидит, сидит, потом бух! Я с отцом пытаюсь говорить, а он снова бух! Ха-ха!
  - Кстати, хочешь, расскажу про твоего отца? Что я понял?
  - Ну и что же? Что он мой отец?! - хохотал Клерон вместе с Лареной и Энни.
  - Нет, просто я понял одну вещь. Твой отец дает тебе возможность заниматься всем этим не потому что, мол, хочет тебя образумить. Он самореализовывается за счет тебя. В глубине души он ненавидит свою деятельность и хочет, чтобы ты достиг всего того, чего хотел добиться он. Твой отец, Клерон, реализует с помощью тебя все свои мечты юности. А реализуя их, он самореализует себя. Не от большой любви тебе досталось все это, а от того, что он в тебя тайно верит! - воскликнул Энджер.
  - Бред! - ударив кулаком по столу, закричал Клерон.
  - Нет, это не бред. Именно его порыв, который был у него в юности, достался тебе по наследству. А с помощью твоего младшего брата он хочет продолжить свою реальную деятельность, если ты не оправдаешь его надежд. Родители часто пытаются в своих детях реализовать то, что у них не получилось. Дети, как правило, из-за этого частенько страдают, занимаясь нелюбимым делом. Но это, как правило, ограниченные и глупые родители. Твой отец, в этом плане, просто счастливчик. Ему не нужно никого заставлять. Вы сами поможете своему папе.
  - Господи! Дайте отдохнуть от этих тем, хотя бы за праздничным столом! Неужели нельзя найти другие темы для разговора?! Знаешь прекрасно, что мой отец кретин! Ничего он не хочет! Его затеи давно сдохли, и он желает лишь одного: опозорить меня и дать понять, что я не прав! Отец прав, а сын нет! Сын - идиот! Не верит отец в меня, и это факт! - рассердился Клерон.
  - Почему ты так решил? Он бы тебе не давал столько денег и запретил бы заниматься любимым делом, но ведь это не так! Почему он младшего так не балует?
  - Потому! Просто у него принцип дать мне понять, что я ничтожество и без его денег ничего не смогу! Даже если я найду планету, смогу сделать невозможное, и мы станем теми, кто переселит часть людей на нее, я все равно останусь второстепенной фигурой. Потому как вся экспедиция оплачена им, а сам бы я в жизни такое не совершил! Вот что он хочет получить. Отец всегда будет в выигрыше, хоть и не в полном, но все равно. А если я ничего не найду, я полностью проиграю! Так что засунь себе эти размышления по поводу моего отца себе, знаешь куда! Он - мой отец, и я его знаю лучше, чем ты! Уж поверь!
  - Ладно, не кипятись. Просто мне кажется, ты слишком субъективно на него смотришь. Не думаю, что твой отец прямо жаждет тебя унизить и ночами только лишь об этом думает, потирая свои руки. Это же полный бред. Он тебе не враг.
  - Но и не друг... Ладно, Энджи, не расстраивай наш вечер.
  - Мальчики, хватит ругаться! - воскликнула, наконец, Ларена.
  - Действительно, нашли тему для разговора. Оказывается вы оба ненормальные и злые. Вас так и распирает на скандал, - добавила Энни.
  - Да ладно, мы с Энджером нормально ладим, просто иногда мы спорим, это не значит, что сейчас пойдем бить друг другу морду, - наконец улыбнулся Клерон.
  Они еще немного посидели и после небольшой паузы продолжили разговор. Время летело незаметно, и они словно погрузились в свой мир.
  - Вообще, кому понравилось на Луне, кроме Энни? - спросил Энджер.
  - Да всем понравилось, там очень уютно все сделали, говорят, на Марсе не так красиво. Красная атмосфера раздражает, и в отличие от Луны, солнце там светит реже, всему виной бури в атмосфере, - ответил Клерон.
  - Но зато там сутки почти такие же, как и на Земле, всего лишь на полчаса больше, - высказался Энджер.
  - Все равно, мне на Луне понравилось, и я уверена: Марс не для меня. Мы решили, что если планета разочарует нас, то мы поселимся на Луне, - радостно воскликнула Энни.
  - Стоп! Чего это ты решила? Я согласия не давал. Она уже все решила, блин! Энни, мое мнение для тебя уже не важно? - удивился он.
  - Ну, конечно важно, просто ты сам никогда не решишься изменить свою жизнь.
  - Чушь! Клерон подтвердит, я сам начал меняться и изменил свой образ жизни! - оправдывался он.
  - Да, только с моей помощью! - рассмеялся Клерон.
  - А мы, наверное, тоже туда переселимся. На Луне действительно какая-то атмосфера счастья. Очень уютно и хорошо. А главное: там детям расти безопасно. На отравленной планете, все гораздо страшнее. Есть шанс того, что ребенок просто не доживет до пяти лет, - подавленно сказала Ларена.
  - Хуже, он может и вовсе умереть, только родившись, - добавила Энни.
  - Они уже о детях, быстро вы, - усмехнулся Энджер.
  - Что вы как дураки все? Мы же выжили и не умерли, более-менее здоровы. Почему сразу у вас такие мысли, мол, на Земле прям так плохо? - недоумевал Клерон.
  - Просто нам повезло, и ты рос, питаясь хорошей едой, жил на нижних этажах. Твое состояние здоровья, Клерон, гораздо лучше, чем у Энджера, - ответила Ларена.
  - Неправда, я что, похож на недоразвитого и больного? - обиделся Энджер.
  - Нет, Энджер, я вовсе не это имела в виду.
  - Так, ладно, что вы опять нерадостную тему нашли, - зажигая свечи на столе и разрезая торт, проворчал Клерон.
  - Ладно, все. Давайте пить чай, - остановила всех Энни.
  Неожиданно раздался оглушительный треск, и звуковая волна прокатилась по обшивке корабля. Потом прозвучал небольшой хлопок, и они услышали пронзительный вой сигнала тревоги. Флоренер слегка дернуло, и стол опрокинулся. Энджер закрыл собой Энни. А Клерон упал прямо на Ларену.
  - Черт возьми, Клерон, встань с меня! Ты раздавишь сейчас меня! - завопила Ларена.
  - Прости! Что-то случилось! Надо бежать, скорее в главный зал! - вскакивая, закричал Клерон.
  - Боже, не дали отдохнуть, вечно в самый неподходящий момент что-нибудь да случается, - ворчала Энни.
  - Такой стол угрохался! - огорчился Энджер.
  - Плевать, еще закажем, главное чтобы это не было чем-то серьезным. Все за мной! - направляясь к себе на капитанский мостик, прокричал Клерон.
  Остальные немедленно последовали за ним. В коридоре они повстречали обезумевшего Блайна, который хохотал.
  - Чего ты ржешь, Блайн? Что случилось? - остановив его, задал вопрос Энджер.
  - В нас врезалось что-то! Возможно, это пришельцы по нам открыли огонь! Бум-бум! - ответил тот.
  - Придурок, уйди с дороги, - крикнул ему Клерон.
  В главном зале к нему подбежал главный бортинженер Рен. Вокруг началась паника, и люди на Флоренере хаотично начали метаться из стороны в сторону. По обшивке корабля пошла небольшая трещина, через которую со свистом выходил воздух.
  - Господин Клерон, система безопасности не смогла распознать небольшой осколок, и метеорит ударил нам по обшивке. Он был не очень крупным, но сами понимаете, при такой скорости Флоренера любое препятствие, словно пуля, которая имеет скорость, в тысячи раз превышающую обычную, - начал Рен.
  - Так, где это произошло?
  - В отсеке, где располагается столовая. Пробоина размером с кулак. Но там пошла трещина, и мы боимся, что если вовремя ее не заделать, поврежденный участок увеличится.
  - На этот случай у Вас имеются специальные материалы, я надеюсь? - спросил Клерон.
  - Конечно, только это нужно сделать как можно быстрее!
  - За сколько Вы управитесь?
  - За три часа, может, больше.
  - Почему так долго? Вы изолировали этот отсек?
  - Конечно, только потери воздуха будут большими, там отсек сами помните огромный, но у нас есть запасы сжатого воздуха в баллонах, поэтому нам хватит, чтобы восстановить нормальное давление в отсеке.
  - Сколько людей Вы направите на ремонт?
  - Отправлюсь только я, - испуганно ответил Рен.
  - Почему?! - завопил от злости Клерон.
  - Потому что, к сожалению, все отказались этим заниматься. Защита отключилась, и мы затормозили ход Флоренера. Любой малейший осколок может пробить скафандр...
  - Черт! Не команда, а сборище идиотов. Ведь только что сказали, что система просто его не обнаружила, а теперь вон какие подробности всплыли! Так, значит нужно выйти в отрытый космос и заделать данную пробоину, потом выявить причину отказа системы безопасности.
  - Да, Вы совершенно правы, но это надо проверять главную установку, а вспомогательные включатся сами, именно в ней что-то произошло...
  - Просто зашибись! Ладно, один Вы не отправитесь, мы пойдем с Вами. Я, Энджер, Блайн и Ареон.
  - Что Вы?! Я справлюсь, тем более вы все выпили... - огорченно произнес Рен.
  - Не спорьте, я здесь капитан, а не Вы! Протрезвели уже! Объясните, как нам починить все это, а сами отправитесь проверять установку. И ради Бога, не скрывайте от нас детали! Говорите все, как есть! - нервничал Клерон.
  - Хорошо, тогда жду всех вас через десять минут в отсеке D-508. Там я вам подготовлю инструменты и скафандры, - убегая, протараторил Рен.
  - Все слышал?! Зови этих идиотов! - приказал Клерон Энджеру.
  - Зачем вы пойдете?! Это же опасно! - взволнованно воскликнула Ларена.
  - Ничего страшного, должны же мы хоть что-то сделать сами, - уверенно ответил Клерон.
  - С нами все будет хорошо, - направившись в каюту Блайна и Ареона, добавил Энджер.
  - Господи, герои нашлись, - усмехнулась Ларена.
  - Ничего, надеюсь, у них все получится, - расстроено шепнула Энни.
  Паника среди экипажа вскоре прекратилась, и все стали немного приходить в себя. Энджер взволнованно посмотрел на Клерона и, похлопав его по плечу, подошел к дверям каюты Блайна и Ареона.
  - Что случилось? - спросил испуганный Ареон.
  - В общем, тут такое дело. В наш Флоренер попал осколок, метеорит, проще говоря, из-за того, что система безопасности отключилась. Все психанули и отказываются выходить в незащищенную область на обшивке корабля, чтобы заделать пробоину. Главный бортинженер согласен все починить, но один он может и не справиться, так что вы оба собирайтесь, отправитесь с нами чинить обшивку, - доложил Энджер.
  - С ума сошел?! А если нас снесет космическим мусором?! - воскликнул от недоумения Блайн.
  - Хватит бояться! Нельзя всю жизнь сидеть, сложа руки! Там, на других планетах, я уверен, будет гораздо опаснее.
  - Пошли, Блайн, надо помочь, - тихо произнес Ареон, протирая очки.
  - Ладно, кренделя недоделанные, - проворчал Блайн, надевая френч.
  - Вот и отлично, быстрее, все за Клероном, времени мало! Если пробоина увеличится, весь Флоренер может оказаться под угрозой. Еще под угрозой окажутся жизни людей и наша экспедиция! - взволнованно сказал Энджер.
  Все четверо направились в отсек D-508, где их уже ждал бортинженер Рен.
  
  Глава VI
  
  Скачок в бездну
  
  Клерон толкнул дверь и увидел Рена. Тот стоял в плотном скафандре темно-коричневого цвета и держал в руках странный продолговатый предмет с загнутым наконечником. Около него лежало еще четыре скафандра.
  - Наконец-то вы пришли! Я уже думал, что придется одному выходить, - взволнованно произнес он.
  - Так, быстрее инструктируй нас и давай, говори, как одевать эти скафандры?! - протараторил Клерон.
  - Да собственно говоря, нам нужно заделать пробоину в корпусе. С помощью данного прибора, вы вплавите эту металлическую пластину в корпус Флоренера.
  - Что и все?! - удивленно воскликнул Клерон.
  - Да, а что вы еще ожидали? После всех работ проведенных вами, рабочие изнутри заделают специальным покрытием часть потолка зала столовой, и в принципе, это будет завершающим этапом ремонта, - дрожащим голосом ответил Рен.
  - Так, ладно, но ведь трещина может увеличиться!
  - Это вполне возможно, но если все сделать вовремя, то этого можно избежать, именно поэтому я так и тороплю всех вас.
  - Ладно, хватит болтать, одеваем скафандры и вперед! - скомандовал Клерон.
  Скафандры были слишком большие, и все чувствовали себя в них неуютно. Кроме этого они внушали сильное недоверие.
  - Клер! Почему они на три размера больше меня! Я не смогу в таком работать! - завопил взбешенный Блайн.
  - А от тебя ничего и не требуется! Черт вас подери! Шевелитесь! - одевая скафандр, кричал взбешенный Клерон.
  Вскоре все четверо были готовы, и Ареон с Блайном попытались поднять огромную металлическую пластину.
  - Что вы делаете?! Вам, господа, в жизни ее не поднять! Подождите, я включу режим невесомости в отсеке. Тогда вы сможете ее перемещать. А сейчас внимание, начинается откачка воздуха! Проверьте герметичность ваших скафандров. Прямо за этим люком начинается вакуум. Надеюсь, мне вам не нужно объяснять, что это такое. Будьте внимательны, хоть и Флоренер сбавил скорость, мы все равно движемся быстро, любая песчинка на вашем пути может оказаться пулей. Предел прочности у ваших скафандров имеется, но всегда есть вероятность непредвиденного развития событий, - осмелевшим голосом произнес Рен.
  - Да поняли мы уже, командир! - фыркнул Блайн.
  Воздух со свистом стало засасывать через вентиляцию, и скафандры начали слегка раздуваться.
  - Внимание, следите за давлением в скафандрах! Если его начнет раздувать сильнее, всегда есть клапан, чтобы выпустить излишки воздуха, но тогда вам нужно как можно скорее возвращаться назад. Прибор в моей руке это лазерная сварка. Подносите к краям пластины и по шву начинаете ее прижигать. После того как она приваривается, проверяете стык. Пластину необходимо сильно прижать. Поэтому три человека ее прижимают, а четвертый работает. Один бы я вряд ли справился, я, тем временем, включаю систему защиты и быстро возвращаюсь к вам, - привязываясь специальной веревкой к поручню в стене, сказал Рен.
  Все остальные повторяли его действия. Когда воздух был откачан, Рен открыл люк, и в отсек хлынул солнечный свет. Он был настолько ярким, что слепил глаза. Даже затемненное стекло шлема не помогало. Первым выбрался Рен. За ним последовали Энджер, Клерон и Блайн с Ареоном. Режим невесомости был включен, и они потихоньку вытащили большую металлическую пластину.
  - Куда нам теперь? - закричал по связи в скафандре Клерон.
  - Вам вон туда, там и находится пробоина. Отсюда можно увидеть слегка торчащие края обшивки. Скорее, у вас не так много времени, скоро мы будем пролетать около Сатурна, хотя черт, он же уже рядом, - взволнованно вздохнул Рен и направился ползком к главной установке.
  - Вот мы попали, господа! Ну, пошли! - скомандовал Клерон.
  Все четверо, таща за собой пластину, ползли к пробоине по корпусу корабля. Над ними, во всей своей красе, сиял Сатурн. Его серп изящно вырисовывался на черном фоне. Длинные и плоские кольца, которые опоясывали его, уходили в тень, отбрасываемую им, и создавалось впечатление, словно их обрезали тонким лезвием. Коричневые облака безмятежно плыли по его контурам и представляли собой смесь из различных жидких газов. Среди этого великолепия виднелись небольшие красные пятна. Подобно огромному красному пятну на Юпитере, эти вихри неслись в атмосфере Сатурна с бешеной скоростью. Они уступали только лишь самому огромному вихрю в солнечной системе. Сатурн был великолепен. Нечто гигантское и мощное, он всего лишь слегка уступал в размерах Юпитеру, став второй по величине планетой в солнечной системе. Рядом с ним можно было обнаружить большое количество спутников, словно дети они водили вокруг Сатурна хоровод. Покорно двигаясь по своим орбитам, они всегда находились на своих местах и не имели возможности оторваться от него. Когда Солнце испустит дух, и его ветер начнет сдувать слой за слоем оболочки Сатурна, спутники увидят смерть своего родителя и станут свободны навсегда.
  Пот лил со всех, а движения казались никчемными. Передвижения не чувствовалось. Они словно ползли и оставались там же. Пробоина была так близко, но до нее так тяжело стало добираться, что все на миг задумались о бесполезности своих действий.
  - Господи, нам никогда не доползти туда! - ныл Блайн.
  - Заткнись! Заткнись, козел! Ты меня бесишь, тварь! Я убью тебя, если ты не закроешь свою пасть! - кричал, превозмогая боль в суставах, Клерон.
  - Ничего, мы доберемся, сейчас, осталось метров сто. Давайте! Ареон молчит и тащит пластину, а мы балаганим! Все получится, не тратьте силы на треп! - обратился к ним Энджер.
  Все четверо перебирая руками, ползли, хватаясь за специальные выступы на корпусе Флоренера. Наконец их усилия были вознаграждены. Пробоина оказалась примерно полметра в диаметре. В нее Энджер увидел зал столовой, на дне которого валялся небольшой камень. Через отверстие ощущался вырывающийся поток воздуха.
  - Какого хрена они не откачали воздух?! Сволочи, они нам ничего не сказали, как мы при таком потоке накинем пластину?! - завопил в истерике Блайн.
  - Закрой пасть! Я убью тебя! - набросился на него Клерон.
  Завязалась драка, и Клерон попытался снять с него шлем, Энджер бросился растаскивать их, а Ареон, тем временем, поднял пластину и, пытаясь ее поставить на место пробоины, лег на нее всем телом. Энджер заметил это и, ударив со всей силы каждого из дерущихся по голове, помог Ареону прижать пластину к корпусу корабля. Блайн подполз к пластине и тоже стал ее держать. Клерон все еще находясь в гневе, все же смог совладать с собой и включил сварочный аппарат. Наконечник начал светиться красным светом, и Клерон приложил его к шву. Постепенно сантиметр за сантиметром увесистая пластина начала привариваться к корпусу. Руки Клерона сильно тряслись, а со лба лил разъедающий кожу пот. Он попадал ему в глаза и сильно щипал их слизистую оболочку. От напряжения руки Клерона стали трястись еще сильнее. В этот момент его мысли словно покинули голову. В данный момент он видел только пластину, которая медленно приваривалась к Флоренеру. Расплавленный металл светился, и шов постепенно остывал.
  Наконец одна сторона была приварена, и Клерон передал аппарат Энджеру. Тот отпустил руки от металлической заплатки и, взяв его начал плавить противоположную сторону пластины. Когда он дошел до середины, Клерон внезапно дернул его за руку и указал на Сатурн. Энджер увидел, как мощная громадина приблизилась совсем близко к ним, и вдохновленный этим зрелищем, продолжил приваривать пластину. Когда его работа была окончена, он отдал сварочный аппарат Блайну. Тот с воплями и причитанием продолжил работу. Наконец очередь дошла до Ареона. Тот быстро справился с поставленной задачей и приварил последнюю сторону пластины. Проверив все швы и убедившись, что воздух из Флоренера не поступает в открытое пространство космоса, все четверо поползли назад.
  Энджер наблюдал, как Сатурн постепенно остается позади, и сильно огорчился, что именно в такой атмосфере ему удалось увидеть его. В этом была лишь одна прелесть, он смог увидеть его в открытом космосе, а это того стоило. Сфера, опоясываемая кольцами - все, что можно было разобрать в телескоп, но на таком расстоянии чувствовалось непревзойденное величие газового гиганта.
  Вскоре все увидели ползущего к ним Рена. Тот медленно передвигался и смотрел на них.
  - Какого черта вы не откачали воздух? - спросил Клерон.
  - Видимо забыли. Я включил защиту. Теперь корабль в безопасности. Как ваша работа?
  - Все отлично, мы заделали пробоину, - доложил Энджер.
  - Постой, Энджи, не перебивай. От нас что-то скрывают. Почему вы не замедлили ход корабля до минимальной скорости? Какого черта не откачали воздух? Объясните это!
  - О чем Вы, господин Клерон? - дрожащим голосом переспросил Рен.
  - Вы прекрасно знаете о чем! Все это спланировано! Только вот кем?! Кто Вам приказал затащить нас сюда?
  - Я не понимаю, о чем Вы говорите! - побледнел Рен.
  - Защита не вышла из строя, ее кто-то отключил. Этот кто-то знал, что мы отправимся на помощь Вам и не оставим Вас в беде. Вы специально разыграли весь этот спектакль! Специально допустили столкновение с метеоритом и запретили другим заняться ремонтом. Все было рассчитано для прерывания экспедиции! Но вызвались мы, и видимо, кто-то пожелал, чтобы нас убило космическим мусором, чтобы мы, рискуя своими жизнями, стали чинить корабль.
  - Вы несете чушь!
  - Молчать! Кто зачинщик?! - закричал взбешенный Клерон.
  - Клер, отстань от человека! Ты совсем спятил? - пытаясь успокоить его, сказал Энджер.
  - Может все не совсем так, но общий ход событий именно такой! Нас здесь за дураков держат! Идиотами считают!
  - Простите, я не могу Вам сказать кто это! Он убьет меня! Он пригрозил мне тем, что убьет мою жену и сына! Прошу Вас, не говорите ему, что я раскололся! - начал умолять Рен.
  - Вот видишь, Энджи, я же говорю, здесь что-то нечисто!
  - Давайте зайдем в отсек и там разберемся! - приказал Энджер.
  Все четверо стали залезать в отсек, а Рен достал нож и начал перерезать веревку. Клерон увидев это, попытался его остановить.
  - Что ты творишь, идиот?! Прекрати! - вылезая из отсека, закричал ему Клерон.
  - Уйди! Мне нельзя туда возвращаться!
  - У тебя там семья осталась, ты в своем уме?! Мы просто найдем виновного и накажем! Он тебя не тронет! Я гарантирую!
  - Нет! - с этими словами Рен перерезал веревку и со всей силы прыгнул вверх.
  Его ноги оторвались от обшивки корабля, и Рен начал улетать в открытый космос. Клерон не долго думая, прыгнул за ним и успел схватить его за руку.
  - Держись за меня, идиот! Что ты творишь?!
  - Отпусти меня или я тебе отрежу пальцы! - завопил Рен.
  Тем временем Энджер начал тянуть Клерона и Рена за веревку. Увидев это, Рен достал нож и воткнул его Клерону в кисть руки. Тот отчаянно завопил и разжал пальцы. Воздух стремительно стал выходить из скафандра. Вместе с кровью Клерона через дырку в перчатке скафандра вылетал жизненно необходимый кислород. Рен уже далеко барахтался в космическом пространстве и вскоре скрылся из виду. Энджер тянул к себе за веревку раненного Клерона, а тот изо всех сил пытался зажимать рану.
  - Скорее, Энджи! Он меня ранил, сукин сын! - корчась от боли, вопил Клерон.
  - Держись, я сейчас тебя вытащу!
  Наконец Клерона затащили в отсек и закрыли люк. После закачки воздуха и восстановления давления, все сняли шлемы и тяжело дыша, стали вытирать лбы.
  - Что с ним случилось? - спросил, наконец, Блайн.
  - Да не знаю я! Свихнулся он! Идиот. Теперь он умрет страшной смертью, если не решит намного раньше свести счеты с жизнью, сняв шлем... - устало пробубнил Клерон.
  - С чего ты вообще взял, что нас попытались убить? - спросил Энджер.
  - Не убить, а предотвратить нашу экспедицию. Короче дай мне придти в себя и я все объясню!
  Все четверо спустились вниз, и Клерон отправился на перевязку руки. На них презрительно смотрел, столкнувшийся недавно в коридоре с Энджером, странный человек.
  - Я вот чего хотел спросить. Откуда такие ряженные? У вас чего там, праздник был, или вы представители космического цирка? - смеясь, хрюкнул Блайн.
  - Нет, мы просто устроили праздничный ужин, а переодеться не получилось, - снимая галстук, ответил Энджер.
  - Не нравится мне этот тип. Он смотрит на нас странно, - шепнул Ареон Энджеру.
  - Я где-то его видел. Уж не он ли виновник всего случившегося... - проворчал Энджер.
  Наконец, приободрившийся Клерон вышел из медицинского кабинета. Его правая рука была забинтована.
  - Извините, господа, не смогу теперь подать своей руки, - улыбнулся он.
  - Видишь того мужика? - шепнул Энджер.
  - Ну и что? Мужик как мужик.
  - Смотрит на нас уже давно. Все то время, что мы тебя ждали, он с нас глаз не спускал.
  - И что с того, Энджи?! - удивленно спросил Клерон.
  - Попахивает здесь чем-то странным. Не он ли один из виновников случившегося?
  - Откуда мне знать? Сначала надо взвесить все факты!
  - Пошли в кабинет, объяснишь все в спокойной обстановке, а то мы ничего не поняли, нам показалось, что ты бредишь, - усмехнулся Энджер.
  - А что ты хочешь? Там такая напряженная обстановка была! Конечно, я двух слов связать не мог! - направляясь на капитанский мостик, фыркнул Клерон.
  - Энджи! Что случилось? - закричала издалека Энни.
  - Ничего страшного, все нормально мы устранили неисправность. Вернее все починили, нам нужно с ребятами переговорить, - подбежав к ней и переведя дыхание, произнес Энджер.
  - А где бортинженер? - спросила Ларена.
  - К сожалению, он погиб... - тихо шепнул Энджер.
  - Ребята, вы с ума сошли?! А если бы вы погибли?! Зачем себя подвергать такой опасности?! - закричала Энни.
  - Тихо, Энни, мы же живы, и погиб он по своей воле. Тут очень дурацкая ситуация получилась, долго рассказывать. Рен сам отрезал веревку и прыгнул в открытый космос. Когда мы переговорим, я все тебе объясню, - направившись к капитанскому мостику, тихо произнес он.
  Вскоре все четверо сидели за столом, и взволнованный Клерон, наконец, закрыл дверь.
  - У стен и дверей есть уши. Так что приступим, - закурив сигару, пробубнил Клерон.
  - Приводи свои аргументы. Ты ведь взбаламутил всех! - начал Блайн.
  - Заткнись. Тебе мало того, что случилось там?
  - Нет, с меня хватило, и ты ответишь за свой поступок! Я мог погибнуть из-за тебя!
  - Ты меня раздражаешь своей мерзостью. Ты просто бываешь иногда отвратителен! Истерики, которые ты устраиваешь, сильно бесят. Держи свой рот на замке, и тогда не пострадаешь. Да, и свой юмор оставь при себе. Так вот, дело в том, господа, что я чувствую людскую пакость за километры. Меня посетили сомнения еще тогда, когда Рен не смог объяснить причины, по которым люди, обслуживающие Флоренер, отказались устранять повреждение. Это звучит как бред для детей! Все прекрасно знают, что защита просто так не может выйти из строя, причем вся сразу. Имеются вспомогательные установки и они станут работать все равно. Ее кто-то умышленно отключил и допустил попадание объекта в корпус Флоренера.
  Идем дальше! Второе, что мне показалось странным, это то, что Рен сильно спешил, повреждение явно не было фатальным для нашего корабля, другое дело, что трещина могла пойти по корпусу, но на это бы ушло несколько часов. Даже это можно было исправить. Тем более, Рен то спешил, то тянул. Вы заметили эту странность?
  - Ну да, то он говорил что все, конец, а потом вроде говорил, мол, ничего страшного! - высказался Ареон.
  - Вот! Рассчитано на неграмотных дураков, вроде нас. Видимо кто-то посчитал нас полными идиотами и решил сорвать экспедицию. А заодно, может, и от нас избавиться. Когда мы должны были выйти наружу для ремонта обшивки, никто и не подумал остановить Флоренер, а это возможно. Он шел не на минимальной скорости. Конечно, какая-то кинетическая энергия сохранится, и он будет двигаться. Это мы все знаем, но действий таких не произошло! Еще одна странность. Мы проходили как раз в этот момент около Сатурна, а это, между прочим, сборище космического мусора. Любой мелкий осколок мог стать для нас смертельным. Всем просто повезло, а Рен даже и не думал нам помогать. Он сделал вид, что чинит главную установку, вернее просто ее запускает. Одно противоречие на другом!
  Дальше все обстоит еще интереснее. Скафандры не по размеру это ладно, у них других просто не нашлось. Меня вот что волнует. Они не откачали воздух из отсека столовой. Нам этот поток вырывающегося воздуха мог сильно помещать, поставить пластину. Я уж не знаю, каким чудом Ареон смог поставить пластину. Ты герой, Ареон. Я тебе буду всю жизнь благодарен. Прошу прощения, что сорвался и подрался с Блайном. Это мое упущение, обязуюсь контролировать свои эмоции. Энджер, ты черт еще тот. Молодец, что бросился помогать Ареону. Вообще все оперативно сработали, даже Блайн. Теперь нам нужно выяснить, кто это затеял. Самое главное это то, что мы смогли, справились с поставленной задачей. Мы все сделали нечто большее, чем до этого. Все наши с вами деяния, были лишь игрой, здесь все оказалось намного серьезней. Это больше чем просто долг. Мы смогли! Каждый внес свой вклад в общее дело, и поверьте, друзья мои, это было действительно опасно. Это лишь начало! Это наша работа!
  - Хорошо, но как ты вообще к этому пришел? Как додумался? - спросил Блайн.
  - А вы думаете, я полный идиот? По поведению человека все можно понять. Главное присмотреться к нему получше. Вся совокупность этих нелепых фактов и навела меня на мысль о том, что не все так просто.
  - Но зачем им это? Какая им польза от этого? Ты же всем платишь! - недоумевая, спросил Ареон.
  - Ареон, ты слишком наивен, я плачу этим людям, но у всех свои странности и заморочки. Кто-то решил нас подставить и прервать полет. Видимо этот некто получил аванс, и ему этого хватило. Может он преследует чисто личные цели. Есть такие идиоты, которым нравится, делать пакости людям. Причин множество, их мы узнаем только когда поймаем этого сукиного сына! Но меня раздражает то, насколько все неграмотно поставлено. Думают, мол, мы неучи и ничего не поймем. Рассчитано на дураков, которые забьются в угол и начнут звать маму! Нас недолюбливают и это факт. Странно, что другие члены экипажа так попустительски отнеслись к этому событию...
  - А я тебе это и пытался сказать, уважение, да любовь за деньги не купишь. Твой отец был прав, над нами все насмехаться будут. Мы для них никто. А ты, Клер, просто денежный мешок! И радуйся, что так нелепо все получилось, иначе бы никогда не догадались, что это спланированное мероприятие, - высказался Энджер.
  - Так, ни слова больше о моем отце! Я все это знаю, ну а что ты прикажешь делать? Нельзя же теперь прерывать полет. Просто найдя виновного и наказав его, мы поднимем свой авторитет! Поверь, вычислить его не составит особого труда, если конечно он сам себя не покажет. Возможно, что этот человек неуравновешен и неусидчив. В засаде ему долго не просидеть. Этот субъект слишком торопился и даже как следует, не распланировал ход своих действий, - уверенно ответил Клерон.
  - Хорошо, но что нам в данный момент делать? - задал вопрос Энджер.
  - В данный момент мы должны проверить завершена ли работа по ремонту обшивки изнутри и готовиться к пространственному скачку. Когда произойдет стрессовая ситуация, а она, поверьте, произойдет, тогда мы и раскусим гада.
  - Почему ты в этом так уверен? Ты слишком легкомысленно относишься к данным вещам. Такое нельзя допускать, а если он еще что-нибудь выкинет? - высказал свое мнение Ареон.
  - Пойми, Ареон, если сейчас начать разбирательство, все может закончиться плачевно. Те, кого мы внесем в список подозреваемых, начнут бунтовать. Скажут, что эти неучи совсем распоясались и ведут неправильное расследование. Обвинят нас во всех смертных грехах, и мы выставим себя на посмешище, - уверял Клерон.
  - Но ты же только что говорил обратное!
  - Нам нужно подождать, а потом мы приведем все факты, когда эта сволочь покажется во всей красе. Он признается сразу, подтвердит наши обвинения, и все это услышат. Почерк именно такой личности. Я уверен.
  - Почему ты уверен? Тебе не кажется что это дурь?! Клер! Очнись, мы не дома и тут все серьезно! - продолжал Блайн.
  - Блайн. Это ты думаешь, что здесь дом. Я же смог по этим фактам понять всю суть произошедшего. Если бы Рен не сознался, то вы еще бы все отрицали. Но он сознался, и вы сами все слышали, а теперь и поняли, когда я вам все внятно объяснил. Этот человек нашел такую же слабую натуру, как и он сам. Он знал, на что давить! Видимо у него имеются такие же страхи, а значит, он поведет себя почти так же и сам расколется. Такой индивидуум не станет давить на сильного. Рен сам был слаб, и все это заметили. Мы же с вами не из таких, а значит, сможем раскрыть этого неуча!
  - Ладно будем считать, что ты говоришь правильно, но если вдруг что-то пойдет не так, учти, это ты упустил свой шанс, - фыркнул Блайн.
  - Все, а теперь идите, отдыхайте, а мы с Энджером проверим работу трудящихся.
  Блайн и Ареон отправились к себе, а Энджер и Клерон пошли в столовую. Под потолком на специальных присосках находились несколько человек, которые покрывали заделанную пробоину специальным материалом.
  - Ну что, вполне неплохо ребята работают. Могут же когда захотят. Главное не терять головы. Но вообще, мне все это кажется каким-то идиотизмом. Неужели все думают, что мы настолько примитивны, - вздохнул Энджер.
  - Это закон старших. На нас всегда так будут смотреть и думать о нашей несостоятельности. Только лишь мы будем знать, что на самом деле из себя представляем. И поверь, также будем смотреть на тех, кто младше нас, - положив ему руку на плечо, успокоил Клерон.
  - Просто это так все отвратительно, нас здесь держат за идиотов, улыбаются нам и говорят одно, а думают совершенно другое. Тебе разве не обидно?
  - Обидно, но я считаю, что умнее многих.
  - Это ты зря, ты явно не умнее многих. Здесь высококвалифицированные специалисты. Есть, конечно, люди ниже их, но они старше и опытнее, - пытался разубедить его Энджер.
  - Я так не считаю, все равно, так как мыслю я, не мыслит никто! Я уверен, что в жизненных вещах умнее многих, - с гордостью произнес Клерон.
  - Зря. Ладно, пойду к Энни и отдохну, а то день выдался слишком тяжелый.
  - Радуйся, это только начало, дальше будет хуже, я тебе говорил, отдыхай, пока было время. Ты не слушал, теперь это твои проблемы! - усмехнулся Клерон.
  Энджер направился в каюту, где его ждала Энни. Войдя внутрь, он увидел ее стоящую у окна.
  - Ты слишком сильно не задумываешься о последствиях, Энджи, - начала она.
  - Почему? Пойми, мы должны были это сделать, все-таки именно так становятся людьми. Просто сидя и командуя другими, станешь лишь кукловодом, а человеком можно стать, только совершая подвиги.
  - Но это не подвиг, это глупость! Я уверенна, что с этим могли справиться и другие. Вас подставили, это факт!
  - Значит, ты тоже догадалась? - удивился Энджер.
  - А я, по-твоему, дура?! Пообещай мне, что ты не станешь больше так рисковать своей жизнью. Если ты умрешь, что будет со мной?
  - Найдешь другого...
  - Как ты можешь говорить такие вещи?! - разозлилась она.
  - Да я шучу. Нет, серьезно, как ты догадалась?
  - Мы с Лареной стояли и смотрели на Рена. Он странно себя вел. Вся эта ситуация выглядела слишком неправдоподобно. Самое главное, зачем он убил себя?! Как теперь быть его семье?! Ребенок остался без отца, а жена без мужа. У Флоренера незаменимых нет. На его место поставят заместителя, но для семьи есть незаменимые. Это ужасно.
  - Согласен, но он сам виноват. Мы бы нашли этого негодяя и наказали, а Рен остался бы на своем месте и занимался бы своей работой. Мы бы не допустили противоправных действий по отношению к его семье.
  - А теперь вы чего ждете? Он же может сделать с ними что захочет!
  - Ты думаешь теперь ему это нужно?
  - Он понял, что сейчас вы осознали всю ситуацию и отыграется на семье Рена! Найдите их и постарайтесь этого не допустить. Такие мерзкие люди всегда отыгрываются на слабых. Непонятно только какие мотивы и цели он преследует.
  - Возможно это лишь ненависть к нам, - ложась на кровать, устало буркнул Энджер.
  - Спи, милый, для меня ты все равно герой.
  Энджер сразу уснул и не услышал, как Энни вышла из каюты. Ему не снились сны, лишь только странная фраза вертелась на языке. Флоренер постепенно преодолел орбиту Нептуна и продвигался все ближе к поясу Койпера.
  В расчете на земные сутки наступило утро. Энджер проснулся в хорошем настроении, не смотря на вчерашние события. В каюту слегка проникали солнечные лучи, а рядом с ним тихо сопела Энни.
  - Просыпайся, милая, мы, кажется, уже должны вставать, - тихо шепнул он ей.
  - Да, я знаю, просто вчера, когда ты уснул, я с Лареной пол ночи разговаривала. Потом пришел Клерон и разогнал нас, - сонным голосом пробурчала она.
  - Почему ты все-таки не остановила нас, коли знала, что это какая-то подстава?
  - А вас разве остановишь? Вы же, как бараны упертые, бодаете все, что на пути встанет, - улыбнулась Энни.
  - Это верно, ладно, пойду, умоюсь, а ты вставай.
  - Побрейся, зарос уже, - схватив его за щеку, усмехнулась она.
  - Не охота. Потом побреюсь.
  Через полчаса они направились к каюте Клерона. К ним вышла Ларена.
  - Доброе утро, а где Клерон? - спросила Энни.
  - Он у себя в кабинете всю ночь просидел, не смог уснуть и ушел...
  - Ладно, идем за ним, а потом в столовую, - скомандовал Энджер.
  Клерон сидел с усталым видом за столом и что-то рисовал. Его руки нервно двигались, вычерчивая различные линии.
  - Доброе утро! - в один голос произнесли все трое.
  - А, доброе, только для меня все смещалось, что утро, что день, здесь, по-моему, всегда ночь! - улыбнулся он в ответ.
  - Клерон! Ты так и не пришел спать? Почему? - взволнованно спросила Ларена, подойдя к нему.
  - Да, а как уснешь после такого?! Мысли дурацкие лезли в голову, вот и сидел здесь, выплескивая их на бумагу.
  - Ладно, друзья, пошли в столовку! У меня уже желудок свело! Последний раз мы ели за праздничным столом! - не выдержал Энджер.
  Все четверо отправились в столовую и по дороге к ней встретили сонных Блайна и Ареона. В столовой находилось много людей, и все внимательно смотрели на них. Стоял сильный гул. Их столик располагался прямо у окна. Через верхний иллюминатор на столы падал солнечный свет. Он уже был не таким ярким и, казалось, что с каждой секундой становится все слабее. Все шестеро сели за стол и принялись есть.
  - Господи, они дают кашу, словно здесь детский сад, - начал Клерон.
  - Да ладно тебе, можно подумать она не полезная. Тебе что только изысканное блюдо подавать? А, ну конечно, кто-то к каше не привык. Всю жизнь жрал блюда для богатеев! - фыркнул Блайн.
  - Ладно вам ссориться-то! Лучше расскажите мне одну вещь. Я вот думал, думал и решил спросить у вас, - начал Энджер.
  - Что ты хочешь-то? - спросил Клерон.
  - Вот нас пичкали на протяжении многих сотен лет различными описаниями внеземных разумных существ. Как они интересно на самом деле выглядят?
  - Не знаю! Я тебе справочная что ли, хотя нет, погоди. Я же их каждый день встречаю! - усмехнулся Клерон.
  - Подожди, если тебе интересно, могу поделиться своими размышлениями, - перебила Клерона Ларена.
  - Интересно. Ну и?
  - Значит так, все зависит, на мой взгляд, от планеты в первую очередь и от спектра звезды. Каждый вид на Земле по-своему уникален. Если бы существовали разумные существа на других планетах, они могли бы выглядеть не только как мы. Имели бы свои особенности и характеристики. Цвет кожного покрова, дыхательный аппарат и естественно свою речь.
  - Мне кажется, они вряд ли будут похожи на людей, - ответил Клерон.
  - Подожди, мы сейчас не с тобой разговариваем. Они могут быть похожи на людей, пусть и не полностью, но частично. Если там существовали приматы, и они эволюционировали, то приближенно они будут иметь человеческий облик. Но вся идея в том, что необязательно приматы могли стать ведущим звеном эволюции.
  - То есть любые другие животные, например ящеры? Или птицы?
  - Ну да, если один из них начнет сильно эволюционировать и не вымрет, то у него есть все шансы стать разумным. Тогда инопланетные создания выглядели бы ящерами, естественно прямоходящими, но самым главным пунктом к процветанию разумного вида, на мой взгляд, является наличие большого пальца. И не просто наличие, а его определенное расположение, примерно как у нас. Он должен находиться отдельно от остальных, иначе существа ничего не смогут делать. Попробуйте что-нибудь сделать без него. В руках очень сложно удержать предмет и выполнить даже самые простейшие операции. У приматов он хорошо развит, потому они и смогли создавать простейшие предметы для добычи пищи. Дальше развитее пошло у одного вида сильнее, и он научился использовать данный придаток с полной пользой, который впоследствии превратился в большой палец.
  - То есть ты считаешь, что если у них будет располагаться на конечности подобие человеческой руки, то вид имеет все шансы стать разумным?
  - Да, но весь вопрос в том, научится ли данный вид существ использовать эту свою особенность и развивать. Потому что если развития не пойдет, естественно вид обречен. Поэтому не каждый вид способен стать разумным. На Земле, вполне возможно, могли бы нас заменить другие виды. Только они либо не успели развиться, либо их развитие просто остановилось. Ведь были же два вида людей. Один вид смог приспособиться и выжить, а другой исчез.
  - А может быть их два?
  - Естественно, но важно не количество, а наличие хотя бы одного. Это, на мой взгляд, необходимый пункт. Без него существо будет не способно что-то создавать. Хотя я допускаю мысль о том, что в других мирах если и есть разумные создания, то их развитие может идти по другому пути. Все слишком относительно, а здесь на Земле именно человекоподобные создания смогли бы стать разумными.
  - Интересная теория. Ведь, наверное, там и виды животных отличные от земных, необязательно приматы и ящеры.
  - Конечно, другое дело есть ли они там вообще. Может мы повстречаем их, а они окажутся вообще насекомыми. Необязательно размером с нас, а может намного больше или наоборот меньше. Они могут оказаться техническими созданиями, роботами или энергетическими. Просто могла существовать биологическая цивилизация, она создала совершенных существ. Они в свою очередь остались и развились, а сами создатели вымерли. Тут тысячи версий и все их сложно просчитать, - устало вздохнула Ларена.
  - А на счет глаз?
  - Что на счет глаз?
  - Их размер и количество влияет на развитие существа?
  - Естественно, Энджер, глупый вопрос. Если зрение бинокулярное, как у нас, то виду гораздо легче. С одной стороны он не замечает то, что творится сзади, но видит в полном объеме то, что происходит впереди. Размер глаз тоже важен, если создания живут в темном мире, где слишком слабый свет от звезды или большее время суток ночь.
  - Да нет, я это знаю, просто интересно твое мнение.
  - Также наличие глаз на задней части головы, может вообще дать обзор на триста шестьдесят градусов, то есть они могут быть расположены по всей окружности головы. Но все это лишь домыслы и предположения.
  - Интересен еще миф о том, что они уродливые. Так ли это на самом деле, как думаешь?
  - Возможно для нас, как для существ привыкших к своему виду, они и покажутся страшными, но например не все животные внушают нам страх. В основном насекомые, ящеры, членистоногие. Хотя многие люди наоборот считают их красивыми и совершенными. Муравьи, например, являются очень хорошим примером. Вроде неприятны и вызывают отвращение, но у них совершенная аэродинамика тела. Причем строение муравья поистине совершенно. Стрекоза тоже относится к такому примеру. Все относительно, может мы для них будем уродливыми казаться. Они нас испугаются, а не мы их, - усмехнулась Ларена.
  - Вы прямо здесь, как соловьи поете! В любом случае, я буду испытывать к ним страх и отвращение. Мало ли что у них в голове! - высказался Клерон.
  - Спасибо за то, что поделилась своими мыслями, - поблагодарил Энджер Ларену.
  - Да было бы за что! С Клероном вот не поговорить об этом. У него на все один ответ.
  - Болтаешь попусту! Какая вам сейчас разница? Я вообще не уверен, что они существовали, хотя нет, допускаю мысль, все-таки то, что мы с ним видели, ой, - опомнился Клерон и зажал рот рукой.
  - Что? Ну-ка повтори конец своей фразы! - сурово посмотрела на него Ларена.
  - Ты идиот, Клер! - вспылил Энджер.
  - Ну ладно, расскажу, когда вы все уснули, мы с Энджером отправились на то место, про которое говорил господин Аддон! И увидели там странную пещеру, явно созданную не людьми. Обнаружили различные приборы и высохшую оторванную конечность, явно нечеловеческую! Я захотел ее взять с собой, а там какая-то чертовщина началась. Мы оттуда удрали и условились об этом не говорить вам!
  - Сдал, предатель, - проворчал Энджер.
  - Только не валите все на Энджера, это я виноват. Моя была затея...
  - Идиоты вы! Оба! - крикнула Энни.
  - Я поддерживаю тебя, точно идиоты! - добавила Ларена.
  - Ну а что нам всю жизнь сидеть и трястись за свою жизнь? В мире столько интересного, и эта экспедиция гораздо опаснее, чем тот поход в пещеру! - оправдывался Клерон.
  - Есть меры предосторожности, если вам уже дали понять, что это небезопасно, зачем игнорировать совет?! - фыркнула Ларена.
  - Да ладно вам злиться, все ведь обошлось!
  - Да, Клерон, обошлось, но неужели сложно было предупредить, мы бы вас все равно не удержали.
  - Конечно, вы бы нас не пустили и устроили бы истерику!
  - Это так, но если вам говорят, прыгнете с двадцатого этажа и разобьетесь, зачем это нужно проверять на себе?!
  - А вдруг повезет?
  - Конечно повезет, если умрешь сразу и не будешь мучиться. Ладно, у меня нет больше сил на тебя ругаться, вас все равно не исправить.
  - Прости, Энни. Я обещаю, что предупрежу тебя в следующий раз.
  - Проехали, - шепнула она.
  - Хорошо, что у нас с Ареоном никого нет, - улыбнулся Блайн.
  - А вы все равно по углам сидите и не вылезаете, - буркнул Клерон.
  - Вот именно. Только вы нас вчера потащили, черт знает куда, заставили чинить эту рухлядь.
  Позавтракав, все шестеро направились в оранжерею. Какое-то время они гуляли по нему и разглядывали растения. Энджер разговаривал с Энни, а Клерон постоянно что-то доказывал Ларене и сильно кричал. Она смотрела на него, и в ее взгляде выражалось полное недоумение. Наконец, закончив прогулку, они направились в кабинет Клерона.
  - Так, скоро мы приблизимся к поясу Койпера, и нас направят к пространственному туннелю. Я что-то очень переживаю. Первая планета совсем близко, вернее она близка по времени ее посещения, но так далека от нас. Очень сложно все это, даже в голове не укладывается, - подавленно произнес Клерон.
  - Да ладно тебе, Клер, успокойся, все мы переживаем в той или иной степени, - успокоил его Энджер.
  - Разве вы не понимаете? Это еще наша вселенная. Пусть Земля далеко от нас, но это еще наш дом, если так можно выразиться, а там уже нечто иное...
  - Смотрите! - закричал неожиданно Блайн.
  - Что такое? - удивился Энджер.
  - Да вон, планета какая-то! - указывая в окно, закричал Блайн еще громче.
  - Клер, это что Плутон?
  - Да, Энджи, прости, я забыл тебе сказать, мы его тоже пролетим, - ответил тот.
  - Что же ты молчал! Передай срочно по связи, чтобы замедлили ход Флоренера, скорее!
  - Свихнулся что ли? Как ты себе это представляешь?
  - Ты же капитан корабля, черт возьми! - вскочив со стула, завопил Энджер и пристально вглядывался в очертания точки, которая быстро приближалась.
  - Пожалуйста, снизьте ход Флоренера до минимальной скорости, - передал по связи Клерон.
  - Черт, Клер, бери челнок, я хочу туда слетать!
  - Энджи, не мели чушь! Мы отстаем от графика! - разозлился Клерон.
  - Какой график, мы на пожар спешим?! Быстро давай бери челнок и полетели, это та планета, на которую можно ступить! Я не собираюсь упускать свой шанс!
  - Энджи, ты совсем с ума сошел? Тебе что мало приключений? - спросила его Энни.
  - Энни, не мешай мне, я итак на Марс не посмотрел нормально.
  - Твои капризы итак выполняют, ты Луну посмотрел, чего тебе еще надо? Это просто планета, одни льды, на что там смотреть?! - изумилась Энни.
  - Подожди Энни, я его понимаю, мы слетаем с ним. Пускай посмотрит. Ничего с нами не случится.
  - Ладно, идите, но не долго. Пожалуйста, не заставляйте нас нервничать! - ответила Ларена.
  Ларена поцеловала Клерона, а Энни Энджера, и оба направились в главный зал. Внизу их встретил господин Гроут. Его недовольное выражение лица, Клерон попытался проигнорировать, но ничего не вышло.
  - Господа, почему вы задерживаете отправление Флоренера? Ведь мы договорились, что не будем отставать от графика.
  - А Вам какое дело? Мой друг желает посетить Плутон. Я капитан и оплачиваю вашу работу. У входа в туннель никто не стоит и не ждет нас. Вернее ждут, но не от них зависит перемещение, мы можем пожертвовать несколькими часами.
  - Я не спорю, но давайте предупреждать друг друга заранее. Не стоит угощать меня внезапными сюрпризами, - раздраженно сказал Гроут.
  - Все, идем, Энджи.
  Оба зашли в специальный отсек и надели свои скафандры. Они были под цвет их формы и специального размера, для каждого изготовленные индивидуально.
  - Именно в них мы и будем посещать планеты? - спросил Энджер.
  - Естественно. Они выполнены по нашим размерам и удобны. Конечно опробовать их мы должны были позже, но коли ты решил посетить Плутон, то протестируем их раньше. Все, давай быстрее, одевайся и нам нужно в челнок, времени у нас два часа, - нервничая, прошипел Клерон.
  Надев скафандры и проверив все необходимое, они зашли в отсек с челноками и сели в один из них. В открывшейся люк вырвался воздух, и челнок устремился в космос. Энджер смотрел вперед, и перед ним открылась изумительная картина. Солнце светило совсем слабо и казалось всего лишь крупной звездой. Оно уже не было таким привычным, как раньше. Прямо по курсу виднелся полумесяц Плутона и полумесяц меньшего размера его спутника Харона. Планета представляла собой сферический объект по размерам намного меньшего, чем Луна. Сияние звезд в этой области солнечной системы усилилось, так как солнечные лучи здесь были намного слабее. Свет Солнца постепенно рассеивался во мраке вселенной. Клерон спокойно управлял челноком и одобрительно поглядывал на Энджера.
  Наконец опоры челнока коснулись ледяной поверхности Плутона. Энджер и Клерон вышли из него и ступили на лед. Перед ними раскинулась безжизненная ледяная пустыня. Слабый солнечный свет слегка скользил по его поверхности и растворялся во мгле. Слева на небе приближаясь к линии горизонта, сиял серп Харона. Около поверхности все было покрыто слабой пеленой, словно на Плутоне присутствует атмосфера. Это производило впечатление, будто по ледяной пустыне стелется туман. Мертвая тишина стояла вокруг, и лишь корка льда, покрывающая всю планету, слегка переливалась в солнечных лучах. На небосклоне сияли тысячи звезд, и среди них лишь слабой точкой светился Флоренер. Он сливался с мириадами точек, словно сам стал звездой. Энджер присел на корточки и стал трогать замерзший газ. Это была не вода, а именно замерзший газ. Плутон является последней точкой солнечной системы, где начинается практически абсолютный ноль. Именно на этой планете ощущается ледяное дыхание вселенной.
  Они стояли какое-то время и смотрели на Солнце. Оно больше не ослепляло своей яркостью. Сложно было представить, что ты стоишь на краю ледяного обрыва, и под твоими ногами замерз газ. Энджеру казалось, что это лишь обычный лед, и сильный холод не ощущался через скафандр. Представить такою температуру было просто невозможно, ее невозможно почувствовать. Холод не станет восприниматься организмом и превратится в ощущение ожога. Лишь при небольших температурах человек различает холод и жару. Если все это преодолевает разумную грань, то воспринимается им одинаково.
  Тени отбрасываемые ледяными выступами, ползли по поверхности и скрывали в себе странные полукруглые образования. Ими были усыпаны практически все впадины. Ими оказались навсегда замерзшие пузыри из пробивающегося газа, который просачивался через жидкую поверхность, состоящую из другого газа. Вся разница заключалась лишь в температуре замерзания вещества. Температуре, при которой одно вещество было способно находиться в газообразном состоянии, а другое уже находилось в жидком виде близком к отвердению. Если бы вся атмосфера Земли превратилась в замерзший газ, то он бы покрыл всю планету метровой коркой.
  Оба зашагали по льду, слегка скользя по нему. В некоторых местах он был гладким, а в некоторых представлял собой шершавую поверхность. Местами проглядывалась каменистая почва. На ней можно было различить небольшие кратеры. Самым красивым, что зачаровывало, являлась все же не поверхность планеты, а небо. Оно все равно поражало своей красотой намного больше и на фоне невзрачной поверхности выглядело изумительно.
  - Знаешь, Клер... Когда я был еще ребенком, любил замораживать воду в специальных емкостях, ставил ее на окно и фантазировал, будто это поверхность Плутона. Когда солнце слегка светило через смог, лед начинал переливаться, это было изумительно. Тогда я не знал, что потом действительно смогу посетить Плутон и увидеть своими глазами этот ледяной мир.
  - Нет, я так не делал, я рисовал различные инопланетные пейзажи. Иногда очень хорошо получалось, причем некоторые рисунки в школе на выставках выставлялись. И что же ты, весь холодильник ими забивал?
  - Естественно. Но понимаешь, я раньше думал, что Плутон покрыт замерзшей водой, у меня в голове не укладывалось, что там замерзший газ. Я просто не мог этого понять, не мог себе этого представить, а отец, помню, долго мне объяснял, что такое газ и как он может превратиться в твердое тело, - улыбнулся Энджер.
  - Мне мой отец ничего не объяснял, я все в книгах вычитал, в некоторых потрясающие картины были. Я читал и часами рассматривал пейзажи других планет. Там были и реальные фотографии очень красивые.
  - Ладно, нам пора, а то нас ждут, - направившись к челноку, с грустью произнес Энджер.
  - Интересно, а что там внизу? Наверное, нам никогда этого не узнать, - посмотрев вниз обрыва тихо, шепнул Клерон.
  Он стоял и внимательно вглядывался в темноту на дне обрыва. Гигантский овраг протянулся на километры и в глубину был около нескольких сотен метров. Эта картина его завораживала, и непреодолимое желание прыгнуть вниз на миг овладело им, но он быстро пришел в себя и направился к стоящему около челнока Энджеру.
  Вскоре они забрались в свой аппарат и оторвались от поверхности Плутона. Безжизненное царство льда и холода осталось позади. По возвращении на Флоренер Энджер и Клерон стали делиться своими впечатлениями. Ареон внимательно слушал рассказ Клерона, а Энджер немного посидев за столом, решил встать и подойти к стеклу иллюминатора. Он смотрел, как Плутон постепенно превращается в маленькую точку. Вскоре он вовсе исчез из поля зрения, и Энджер вздохнув, сел обратно за стол.
  - Действительно, прекрасная планета. Самая дальняя и самая маленькая. В ней есть что-то такое, чего нет в остальных. И все-таки, это планета, я очень огорчен был, когда узнал, что ее какое-то время перестали считать планетой. Очень глупо. Хорошо одумались и вновь стали считать его планетой, - высказался Энджер.
  - Ладно, хватит грустить. Я понимаю, такие пейзажи наводят тоску. Человек привык к солнцу, смене дня и ночи, зеленым растениям и голубому небу, но это не повод предаваться грусти. Уверен, нас ждут поистине прекрасные пейзажи.
  - Господа, - постучав в дверь кабинета и войдя, обратился к ним Гроут.
  - Что Вы хотите? - спросил Клерон.
  - Сейчас мы уже подлетаем к месту, откуда будет произведен скачок. Вы сможете все наблюдать в вашу стеклянную стену. Только будьте осторожны, во время скачка вас может ослепить яркий свет.
  - Спасибо за предупреждение, - ответил Клерон.
  Все с нетерпением стали всматриваться в огромный иллюминатор Флоренера. Странные ощущения начали посещать каждого из них. Энни одолел страх, и она начала теребить ручку в руках, Энджер то и дело протирал глаза, ему казалось, будто он хуже видит. Клерон постоянно что-то шептал и разговаривал сам с собой. Ареон постоянно снимал очки, протирая их. Блайн пытался улыбаться, все время открывая рот, но не мог произнести ни одного слова. Ларена постоянно ходила из стороны в сторону и пыталась успокоить Клерона.
  - Клерон, ты слишком громко разговариваешь сам с собой, - наконец произнесла она.
  - Естественно, я волнуюсь!
  Наконец, вдалеке показалась сверкающая полоса, состоящая из небольших точек, которые отражали солнечный свет. Это был пояс Койпера.
  - Слушай, а почему мы пояс астероидов не увидели? - наконец, спросил Клерона Энджер.
  - Потому что он находился чуть ниже траектории нашего полета, - нервничая, ответил тот.
  - Знаешь что самое интересное, Клер?
  - Да что?! Видишь, я нервничаю и хочу успокоиться, а ты лезешь со своими вопросами! Причем дурацкими!
  - Я не обратил никакого внимания на невесомость, когда мы чинили обшивку корабля. Хотя мы так долго в ней пребывали, и в отсеке можно было барахтаться, но я не воспользовался таким шансом.
  - Не удивительно, ты нормальный человек и в стрессовой ситуации думаешь только о поставленной задаче. Ты же не Блайн, - ответил, немного успокоившись Клерон.
  - Не правда, я всегда подхожу к делу с ответственностью, - возмутился Блайн.
  - Да конечно! Ты кроме нытья и своих дурацких шуток, больше ничего не делаешь!
  - Так, господа, подлетаем, - произнес тихо подошедший господин Гроут.
  Все стали всматриваться вперед и увидели среди тысячи движущихся ледяных глыб, четыре объекта правильной формы напоминающих куб. Они медленно двигались среди всего этого хаоса, и между ними происходило нечто странное. Вскоре данные астероиды стали расходиться, и по громкой связи раздалось предупреждение.
  - Это они? - изумленно спросил Клерон.
  - Да, это и есть те самые объекты, о которых я рассказывал, они видимо расходятся, чтобы пропустить наш Флоренер. Поле включено, они нас видят. Попрошу занять свои места и пристегнуться к стенам. Скачок никак не отразится на вашем местоположении, но на всякий случай, данную меру предосторожности советую выполнить, - произнес Гроут и пристегнулся к стене.
  Все последовали его примеру, с нетерпением ожидая, скачка в пространстве. Флоренер медленно приближался к ледяным глыбам и замедлял ход. По бокам корабля его сопровождали более мелкие Флоренеры, которые следили за данным туннелем. Начался отсчет. Энджер напряженно смотрел в окно, на миг ему показалось, словно пространство между ледяными астероидами полностью почернело и не пропускает свет от звезд. Словно черная пасть мифического создания, вход в туннель начал открываться. Визуально можно было подумать, что ничего не происходит, но человеческий организм довольно четко ощущал сильный поток непонятной энергии.
  Флоренер вплотную подошел к входу в пространственный туннель. Последняя цифра отсчета была произнесена. Резкий рывок вперед, и всех ослепил яркий белый свет. Он был настолько ярким, что казалось еще немного и он выжжет роговицы глаз. Со стороны это выглядело как страшное зрелище. Флоренер словно засосало в пространство. Энджером и всеми остальными начал ощущаться странный гул в голове и ушах. Непонятная вибрация охватила весь корабль. Энджер ощутил ее всем телом, но приборы не могли ее уловить. Наконец свет начал гаснуть, и в главный иллюминатор Флоренера вновь начала поступать темнота. Вскоре все увидели, как впереди стали вырисовываться очертания неизвестной звезды. Это был яркий голубой гигант. Своим голубоватым светом он быстро наполнил помещения Флоренера.
  Энджер отстегнулся от стены и почувствовал резкую головную боль, из его носа пошла кровь. Он приложил палец к запястью, чтобы нащупать пульс. Сердце билось очень быстро. Вслед за ним отстегнулся Клерон. Он пытался пройти несколько шагов, но тут же свалился на пол. Все стали отстегиваться от стены и помогать друг другу. Энджер подал руку Клерону и поднял его с пола.
  - Все закончилось? - заикаясь, спросил Клерон.
  - Да, господа, поздравляю вас всех с прибытием в новую систему. Все прошло по плану и надеюсь, никто не пострадал. Все ваши недомогания пройдут в течение часа. Если кому-то хочется кушать, ешьте, если кто-то желает отдохнуть, то отдыхайте, ваш организм перенес сильный стресс на клеточном уровне. Поэтому ему лучше знать, что он хочет для восстановления сил и нормального состояния! - ответил господин Гроут и отправился вниз.
  Энджер подошел к окну и стал разглядывать удивительной красоты звезду. Она светила очень ярко, и свет настолько необычно рассеивался через стекло, что это вызывало сильное восхищение. Вдалеке виднелся тоненький серп неизвестной планеты. Он был настолько крохотным, что Энджер еле-еле заметил его.
  - Ну, как тебе? Понравилось? - спросил подошедший к нему Клерон.
  - Честно? Не очень. Такие перемещения явно убьют меня. Звезды совсем другие. Я уже чисто визуально запомнил приблизительное расположение некоторых созвездий, а здесь все иначе.
  - Естественно, мы находимся в начале нашего рукава галактики. Если развернуть Флоренер, можно увидеть ее ядро. Наверняка оно очень яркое.
  - Да, особенно чудесно, если твоя система находится внутри такого ядра... Интересно, нет ли тут черной дыры? - с озадаченным видом задал вопрос Энджер.
  - Естественно нет. Она бы себя проявила, тем более она бы не стала скрываться, здесь есть чем полакомиться, - усмехнулся Клерон.
  - Не думаю что на планете, которую мы здесь посетим, возможна жизнь людей и их переселение на нее. Уже тот факт, что звезда не того спектра заставляет взглянуть на это трезво.
  - Ну, проверить-то стоит. И потом Ареон так хотел сюда попасть, это именно он обнаружил данную систему.
  - Не он, а до него уже обнаружили, он лишь проявил к ней особый интерес.
  - Не важно, ему будет очень приятно, хотя бы просто ступить на планету, - уверял Клерон.
  - Насколько я понимаю, данная система состоит из трех планет? Я вроде слышал от кого-то.
  - Да ты прав. Это система состоит из одной звезды, двух газовых гигантов по размерам превышающих Юпитер в два раза и одной замыкающей планетой по размерам сопоставимой с Землей, ну чуть-чуть побольше. По расчетам компьютера, на ней должна быть средняя температура где-то тридцать градусов. Скоро туда отправят специальный аппарат, он проверит состав атмосферы, сделает несколько снимков и подберет нам наиболее оптимальное место для высадки.
  - Отлично, только скажи Ареону, чтобы не расстраивался, - с сожалением промолвил Энджер.
  - А чего ему расстраиваться, он же не дурак, поймет. Тем более, он предполагал, что там не все так хорошо, как кажется.
  - Удивительно, мы в другом мире, только представь, чужая система, чужая звезда. Даже созвездия и то чужие. Сколько таких систем летает по галактике. Просто изумительно, даже свет необычный, слабо отдает голубоватым оттенком. Это очень непривычно для меня. Кажется, что он холодный. Солнечный свет такой родной, желто-белый, теплый. Хотя голубые гиганты намного горячее нашей звезды, - мечтательно шептал Энджер, смотря в иллюминатор.
  - Вдохновение нашло? Да, согласен, это прекрасно, мне лично интересно посмотреть на газовые гиганты, которые превышают размеры Юпитера. Хоть один бы увидеть.
  - Смотри, а вон та звезда самая яркая, она, наверное, достаточно близко. Ближе чем Альфа Центавра к нам. Хотя, может она просто больше...
  - Ладно, ну тебя, рассуждаешь сам с собой, мечтай, а я пойду, найду Ларену, а то она ушла куда-то, - отправляясь вниз по лестнице, фыркнул Клерон.
  - Энни, иди сюда скорее, - не отрывая взгляд от окна, закричал Энджер.
  - Что такое?
  - Смотри, ты видела как здесь красиво?
  - Да, но мне не нравится свет от звезды, очень сильно глаза болят. Не смотри так долго на нее, она слишком яркая, - потирая пальцами покрасневшие глаза, произнесла Энни.
  - Ты права. Я только сейчас почувствовал жжение. Видимо действительно не стоит столько смотреть, ведь неизвестно каким образом такой свет может повлиять на наши глаза, которые приспособлены к Солнцу, - отойдя от иллюминатора, сказал он.
  Тем временем Клерон искал Ларену и заглянул в столовую. Она сидела за столом и ела, а напротив нее сидел мужчина лет тридцати с кудрявыми рыжими волосами. Клерон лишь слегка увидел его профиль. Обуянный ревностью и злостью, Клерон быстро подбежал к столу и закричал: 'Это кто такой и почему ты с ним разговариваешь?!'
  Ларена испуганно посмотрела на Клерона.
  - Успокойся! Чего ты орешь как ненормальный?!
  - Это я то ору?! Ты ушла без разрешения! Даже не предупредила, и я отправился тебя искать! Что же я вижу?! Ты сидишь с каким-то рыжим уродом, а он с тобой любезничает! Как это понимать? И кто это вообще?! - стукнув по столу кулаком, закричал он еще громче.
  - Уважаемый, успокойтесь, пожалуйста, я не пытался заигрывать с Вашей женой! - начал оправдываться тот.
  - Закрой свое рыло! Она еще не моя жена. Она еще невеста! Какого черта, ты с ней сидишь и трепишься?!
  - Клерон, успокойся, он тебя искал! Подсел ко мне и начал расспрашивать, я сказала, что ты сейчас, возможно сюда придешь, и спокойно продолжила есть. А он мне мешал, только и болтал все это время!
  - Хватит оправданиями меня кормить! Я не идиот! Он тебе что понравился?!
  - Да успокойтесь Вы, я Вас искал. Меня зовут Венелг Мне нужно было с Вами посоветоваться. Я геолог и хочу уточнить некоторые вопросы, касающиеся спуска на планету. А с Вашей невестой я не разговаривал, просто делился впечатлениями и ждал Вас! Нельзя быть таким ревнивым, господин капитан!
  - Конечно, просто разговаривал, вон отсюда и чтоб я тебя рядом с ней больше не видел! Ты это понял?! - указывая пальцем на выход, кричал Клерон.
  - Да пошли Вы к черту! Еще и орать на меня будете! Я, между прочим, старше Вас!
  Клерон ничего не ответил и ударил ему со всей силы в лицо. Тот упал на пол и попытался встать, но Клерон начал бить его по голове. Завязалась драка. Они перевернули стол с едой, испачкав Ларену. Она что-то кричала и пыталась оторвать Клерона от Венелга, но у нее ничего не вышло. Клерон упорно не хотел отпускать подозреваемого и бил его со всей силы по голове. Тот отчаянно защищался и пытался вырваться.
  Вскоре на звон бьющейся посуды и сильные крики сбежалось пол корабля. Энджер с Энни и Ареоном тоже увидели происходящее. Они начали разнимать дерущихся и в итоге, у них это получилось. Ареон держал Венелга, а Энджер пытался удерживать Клерона.
  - Успокойся, кретин! Что ты себя посмешищем выставляешь в глазах своего экипажа?! Если ты сейчас не заткнешься и не перестань вырываться, я тебя сам издубашу! - кричал ему в ухо Энджер.
  Клерон не реагировал и смотрел на подозреваемого звериными глазами.
  - Я все понимаю, господа, скачок в пространстве дает побочные эффекты, но не до такой же степени! Расходитесь, не на что тут смотреть! А вы, оба, возьмите себя в руки и не устраивайте балаган, разберетесь потом в своих проблемах, - громко произнес господин Гроут.
  - Он приставал к моей невесте! Тварь! Ответь мне, почему именно к ней?! Что тебе женщин мало на корабле?! - плюнув в его сторону, продолжил кричать Клерон.
  - Господин Венелг. Я же просил Вас найти капитана и уточнить с ним некоторые вопросы, а Вы что сделали? Зачем Вы стали приставать к его женщине? - с иронией спросил господин Гроут.
  - Да не приставал я к ней! Он просто придурок! Идиот, ревнивец неадекватный! Она сама подтвердит, что я спросил, где он и просто, просто рассказал ей, что хочу уточнить то да се! Если он не воспринимает реальность адекватно, его место в психушке, а не в космосе!
  - Вы слышали, господин капитан?
  - Мне плевать, что он там сказал. Мои глаза меня не обманывают! Ничего, я еще тебе отомщу, ты больше к ней не пристанешь! Сволочь! Пусти меня, я не трону его, пока не трону, - вырываясь, крикнул он Энджеру.
  Вскоре все разошлись, и Энджер отпустил Клерона. Венелг вместе с Гроутом удалились, и в столовой осталось только несколько человек, которые продолжили принимать пищу. Клерон весь помятый и с разбитой губой сел за соседний столик, и начал нервно стучать по нему рукой.
  - Что ты устроил, идиот? Зачем, ведь ты же знаешь, что я не собираюсь тебе изменять! Зачем ты опозорил меня и себя, своих друзей! Какой ты капитан? Ты же сопляк. Теперь тебя вообще никто уважать не будет. Господин Гроут похож на капитана корабля, а ты даже отдаленно его не напоминаешь! - расстроено воскликнула Ларена.
  - Может ты и не хотела знакомиться с ним, но он явно был к тебе неравнодушен, ты же, как дура поведешься на него! А в итоге наши отношения рухнут! - ответил переполняемый эмоциями Клерон.
  - Это полный бред. Ты сам дура! И не относись ко мне как к вещи. Я тебе что, всегда должна говорить, куда я иду? Я должна просить у тебя разрешения на то, чтоб пойти пожрать?! Ты вообще меня, с чем сравнил?! Ты, значит, делаешь что хочешь, хочешь туда улетел, хочешь в открытый космос вышел, чинить то, что за тебя должны ремонтировать другие. У тебя свобода, а я не человек?! Знай, если будешь и дальше так со мной обращаться, я тебе это кольцо засуну в рот и заставлю его сожрать! При этом потребую разжевать! - закричала прямо ему в лицо Ларена.
  - Иди в каюту! Оставь меня и хватит орать! - стукнув кулаком, крикнул Клерон.
  - Сам иди, а я пойду в свою и буду делать, что мне хочется! - ударив ему по лицу, закричала она.
  - Иди, дура! Как меня все достало! Только начинаешь радоваться, и вот, на тебе, получи любимый! - вздохнул Клерон.
  - Клер, прекрати. Ты сам себя накручиваешь, поверь, я уже по мужику вижу, хотел ли он с ней заигрывать или даже не собирался. Ты посмотри на него, ему женщины не интересны. Он как раз из тех ботаников, которые занимаются только наукой и предпочитают избегать общения с противоположным полом. Это им мешает сосредотачиваться на своей деятельности и естественно отнимает время, - обратился к нему Энджер.
  - Не надо меня успокаивать. Я на идиота похож?
  - Честно, да. Очень сильно похож, я бы сказал ты идиотище! Просто такие сцены беспричинной ревности, способен выкидывать только неуравновешенный человек. Хоть немного держи себя в руках и даже не потому, что ты капитан корабля, а просто, для того чтобы не быть в глазах своей избранницы козлом, - похлопав его по плечу, сказал Энджер.
  - И дай ей свободу, не стоит ее так ограничивать. Поверь, Клерон, Ларена от тебя еще быстрее сбежит, если ты начнешь ее запирать. Относись к ней по-человечески, будь примером для подражания, и тогда она, даже если попадется другой, и начнет с ней заигрывать, вряд ли среагирует, - добавила Энни.
  - Ну конечно. Собрались тут и устроили коллоквиум! Тоже мне гуру. Если я начну давать ей послабления, то она перестанет меня уважать, и зачем ей нужен муж, которого она не будет уважать? - удивился Клерон.
  - Да здесь не только в уважении дело. Думаешь, если ты вот так себя будешь вести, она тебя сильнее уважать начнет? Чушь полнейшая! - ответил Энджер.
  - Ладно, проехали, доля правды в этом есть, и я может, неправильно поступил. Что мне теперь прощения просить у нее?
  - Да, потому что виновата не она, а ты! Если бы к тебе подсела девушка и начала бы с тобой разговаривать, а Ларена, увидев это, устроила скандал. Как бы ты оправдался?
  - Все бы объяснил!
  - А если не поверит? И продолжит тебя обвинять, кто на самом деле будет виновен в конфликте?
  - Она. Ладно, понял, что ты имеешь в виду. Пойду и извинюсь перед ней, - вставая из-за стола, устало фыркнул Клерон.
  - До чего же он иногда себя отвратительно ведет. Я уж думал он нашел того, кто нас обманул и устроил эту аварию.
  - Вас подставили другие, этот явно не похож на злоумышленника, - промолвила Энни.
  - Откуда ты знаешь? Все может быть, внешность обманчива и подставить нас, может любой. Сделает ситуацию, с которой мы не справимся, а всю вину потом на нас свалят.
  - Успокойтесь, самое главное мы преодолели скачок и летим по другой системе! Это же грандиозное событие. А то, что Клерон подрался с каким-то мужиком, это лишь мелкое недоразумение! - воскликнул Ареон.
  - Ты прав, мы чего-то совсем про тебя забыли, ведь это именно та система, которую ты изучал и мечтал сюда попасть. Ничего, сейчас этот идиот помирится с Лареной, отправят зонд, и мы туда слетаем, - улыбнулся Энджер.
  - Она стала еще ближе, - взглянув в иллюминатор, прошептал Ареон.
  Серп планеты приближался и увеличивался прямо на глазах. Флоренер начал замедлять свой ход. Новая система была лишь только первым объектом, который они должны были изучить. Все мирное осталось позади, а впереди ждал полный опасностей, враждебный и неизведанный мир. Различные планеты скрывали в себе непредвиденные угрозы и загадки, которые необходимо было преодолеть и разрешить.
  Свет незнакомой звезды усиливался и уже довольно сильно освещал внутренние помещения Флоренера. В нем не сразу можно было увидеть нечто необычное и отталкивающее. Постепенно он начинал раздражать всех находившихся на корабле людей. Но, к сожалению, он являлся неотъемлемой частью этого враждебного нового мира, к которому необходимо было привыкнуть на все время пребывания в данной системе.
  
  Глава VII
  
  Иной мир
  
  
  Ареон молчал. Его усталые глаза смотрели на огромную Вселенную, находящуюся за окном. Новый мир, в который еще не проникло человеческое честолюбие, предстал во всей своей красе. Безумно прекрасная планета была всего лишь в нескольких тысячах километров от них. Ее сфера сияла в лучах голубой звезды и отражала ее свет словно Луна. От Флоренера отделился зонд и направился к ней. Крохотная песчинка быстро исчезла из виду и скрылась в толще сиреневых облаков. Ареон затаил дыхание, словно в его жизни должно было совершиться нечто гениальное. В глубине души он знал, чем закончится спуск разведывательного зонда.
  - Внимание, получаем первые данные, - обратился ко всем Клерон.
  Косые взгляды, направленные на него в данный момент, ничуть не смущали его. Клерону было абсолютно все равно, что о нем думают сейчас. Когда он занимался делом, все границы стирались, и любые мысли отвлекающие его от дел, словно растворялись в голове. Смотря в монитор, он потихоньку менялся в лице, а Ареон с волнением поглядывал на него и ожидал ответа. Казалось, что он ждет приговор, и сейчас Клерон либо помилует его, либо казнит. Именно так смотрящий на них Энджер воспринимал всю происходящую ситуацию.
  - Ну что?! Я не могу больше ждать, - нервно топнув ногой и ударив по стене, крикнул Ареон.
  - Успокойся, мы оба знали, что эта планета не та. Даже по первым признакам ты мог это понять.
  - А, к черту! Прочти хотя бы данные, которые получил зонд, - подавленно произнес Ареон.
  - Диаметр планеты равен четырнадцати тысячам ста десяти километрам. Конечно это сугубо относительные данные, но разница невелика в сравнении с настоящей величиной. Атмосфера, преимущественно, состоит из углекислого газа. Помимо этого имеется кислород, но его всего лишь шесть процентов. Присутствует также и азот, которого пятьдесят процентов. Очень повышенная концентрация хлора и сероводорода. Температура в тени составляет примерно от 105 ®С до 130 ®С. А не в тени приблизительно равна 180 ®С. Короче говоря, мы имеем перед собой планету, которая находится в состоянии рождения. Она уже прошла этап формирования коры, но на ней еще продолжается формирование ландшафта. Кроме этого на ней повышенная сейсмическая активность, а также большое количество действующих вулканов, - ответил, перебив Клерона Венелг.
  - Какого черта ты лезешь вперед меня?! Ты унизить собрался капитана? - возмутился Клерон.
  - Не вижу здесь капитана, передо мной находится безграмотный и не умеющий себя вести человек. Вы мне просто отвратительны. А Вы, Ареон, не расстраивайтесь. Эта планета не оправдала ваших надежд, но возможно другая это сделает. Я бы советовал Вам, воздержаться от посещения ее поверхности.
  - Нет, я для себя твердо решил, что я ее посещу. Она для меня больше чем планета, это тот объект, который мне заменил Бога, - невозмутимо ответил Ареон.
  - Не стоит богохульствовать, она опасна, хоть и далека по характеристикам от Венеры, но все равно слишком нестабильна, - настаивал на своем Венелг.
  - Оставь моего друга в покое! Ты же видишь, он хочет посетить ее! Не мешайте нам. Ареон, ты иди, готовься, скоро мы спустимся на ее поверхность, и ты спокойно посмотришь все своими глазами. Сам убедишься в данных переданных зондом. Стыдно, господа, очень стыдно. Ведь вы не слушаете капитана, а это отвратительно!
  - Мы Вас слушаем, но согласитесь, что Вы неопытны. Мы же в свою очередь пытаемся предостеречь вас всех от нежелательных поступков. У вас нет опыта, и любая экспедиция может окончиться для таких как вы катастрофой. Вы способны поставить под удар не только свои собственные жизни, но и жизни сотен человек на корабле, так что возьмите себя в руки и воздержитесь от посещения данной планеты. Много вы не потеряете, - вмешался в разговор господин Гроут.
  - Нет, я принял решение, и мы отправимся туда, никаких возражений, - ответил гордо Клерон.
  - Слишком легкомысленно, ведь Вас предупредил геолог, ему ли не знать, что представляет собой этот вулканический мир.
  - Перестаньте, господин Гроут, не унижайтесь, эти глупцы слишком молоды, я согласен сопроводить их и постараюсь уберечь всех от непредвиденной ситуации, - спокойно произнес Венелг.
  - Что же, это Ваше право, только без меня. Я предпочту остаться здесь и взять на время руководство над Флоренером.
  - Вот и отлично, только может, мы обойдемся без этого рыжего заморыша?! - раздраженно воскликнул Клерон.
  - Клер, он нам нужен. Если мы отправимся одни, то можем погибнуть, ты это понимаешь?! - не выдержав, крикнул Энджер.
  - Ладно, на подготовку даю вам всем ровно час. За это время подготовьте челнок, определите место посадки и возьмите все самое необходимое, а мне надо прилечь, - устало ответил Клерон и направился к себе в каюту.
  - Он слишком легкомысленный, - взволнованно произнес Венелг.
  - Я знаю, но поверьте, я ничуть не лучше Клерона. Вы уж простите его за эти дурацкие выходки.
  - Да, я понимаю, главное, что он меня не убил. Жаль, что теперь его отношение ко мне слишком негативное.
  - Ничего, я с ним поговорю, возможно, он изменит мнение о Вас, после экспедиции на планету. Кстати, Ареон, как назовем сие чудо? - повернулся к нему Энджер.
  - Ареония, - с иронией буркнул тот.
  - Ну что же Ареония, так Ареония. Господин Венелг, имя у Вас, конечно, сложно произносится, Вы определили место для посадки?
  - Да, вот видите, судя по этому снимку, зона разлома идет вверх. Так вот, рядом с ним находится ущелье, по дну которого протекает поток магмы. Он располагается примерно на глубине ста метров. Рядом находится пещера, и вот эти линии свидетельствуют о застывших базальтовых породах. Я считаю, что данный участок более всего подходит для высадки на всей представленной территории.
  - А как быть с пеплом?
  - Вы имеете в виду вулканический пепел?
  - Да. Просто вдруг мы провалимся в него.
  - Нет, Энджер, мы не сможем в него провалиться, это же не зыбучие пески. Его там небольшая концентрация и оседание пепла больше всего происходит южнее данной территории. Рядом с нами не будет сильнодействующих вулканов. Один и то почти затухший, - рассмеялся тот.
  Энджер посмотрел на снимок поверхности Ареонии и немного смутился. Перед ним находился вполне адекватный и, судя по всему, добрый человек. 'Странно, что Клер посчитал его ублюдком. Я уверен, именно этот человек будет готов пожертвовать собой ради всей группы, ведь он согласился нас сопровождать, когда все отказались. Зная, на какой риск идет он сам, все равно этот геолог согласился с нами лететь. Почему Клерон этого не видит, причем упорно?! Надо его переубедить, хотя с другой стороны, непонятно, вдруг этот человек маскируется и именно он является тем злоумышленником. А еще странно, что никто из экипажа и службы безопасности не предпринял действий связанных с расследованием дела и поимкой нарушителя спокойствия. Надо с этим разобраться, ведь не могут такие люди этот инцидент просто проигнорировать. Так, Энджи, сначала разберись с планетой, а уж потом вдавайся в подробности расследования дела. Надо обратиться по данному вопросу к господину Гроуту', - размышлял Энджер.
  - Энджи! Ты чего молчишь-то?! Тебя уже пять минут Венелг дозваться не может, - подойдя к нему и пощелкав пальцами перед носом, закричала Энни.
  - Прости, я задумался просто, а что Вы хотели у меня спросить? - подбегая к геологу, спросил Энджер.
  - Я у Вас спросил, согласны ли вы посетить именно это место, а то я могу поискать и другое. Вы только скажите.
  - Нет, нет, спасибо. Мы согласны, а скажите, там велика вероятность кислотных дождей? Просто ведь на Венере идут дожди из серной кислоты.
  - Я этого не отрицаю, потому как облака в атмосфере содержат пары различных кислот вследствие взаимодействия вулканических газов с водой. Но Вам не о чем беспокоиться, ведь скафандры обладают специальной защитой, и их такой дождь не повредит. Если будут вопросы, обращайтесь, а пока мне нужно идти и подготовить контейнеры для образцов грунта, - удалившись из зала, произнес Венелг.
  'Странный тип, видимо он не ради нас это делает, а хочет извлечь свою выгоду. Ему это нужно больше чем нам. Хотя нет, что ты какую-то ерунду опять подумал? Просто он, наверное, попутно возьмет образцы пород. Ведь это его работа, и он данной деятельностью живет', - продолжал рассуждать Энджер.
  Вскоре минул час, и он не заметил, как пролетело время для подготовки. Кругом суетились люди, а Энджер смотрел на них и делал все медленно. Он словно жил в своем времени и никак не мог подстроиться под динамичный ритм обитания на Флоренере.
  - Так, господа путешественники. Мы все согласовали и подготовили челнок к отправлению. С вами полетит Геолог Венелг и один из моих людей, который будет вас спасать, если что-то ни дай Бог с вами произойдет. Хочу пожелать вам удачи и запомнить момент высадки на всю жизнь. Ведь сейчас все вы посетите совершенно иную планету, никто до вас этого не совершал. Будьте осторожны и выходите на связь каждые десять минут, - пытаясь сдерживать волнение, сказал господин Гроут.
  Вся группа, состоящая из восьми человек, отправилась к челноку. В специальном отсеке они надели скафандры и взяли с собой различные приборы. Лицо Ареона сияло от радости, и было заметно, что всегда скрытного, задумчивого человека сильно переполняли эмоции. Он словно утопал в них и еле сдерживал. Энджер нежно держал Энни за руку, и они шли вместе со всеми к челноку. Дверь открылась, и после всех завершающих подготовок они разместились внутри аппарата. Началась откачка воздуха, и вскоре открылся люк, через который словно пуля вылетел их челнок. Он все быстрее приближался к неизведанному вулканическому миру. Планета предстала во всей своей красе. Фиолетовые и желтоватые облака быстро передвигались над поверхностью планеты, лишь изредка показывая ее. Голубая звезда рассеивала свой нежный свет в плотной атмосфере состоящей из смертоносных газов. Все это выглядело безумно красиво. Где-то виднелись идущие дожди из различных кислот. Челнок уже коснулся атмосферы, и его обшивка сильно нагрелась. Из-за плотности атмосферы сила трения увеличивалась в несколько раз, чем в атмосфере Земли.
  Ареон примкнул к иллюминатору и увидел безжизненные пустыни, покрытые серым пеплом. Облака постепенно стали выше них, и челнок приблизился к месту своего назначения.
  Слегка коснувшись опорами поверхности Ареонии, аппарат начал трястись. Легкая вибрация покатилась по всему салону. Вся группа зашла в специальный отсек, где произошла нормализация атмосферного давления. Челнок не остался пустым, в нем сидел пилот, отвечающий только за свой аппарат. Люк постепенно открылся и их ослепил яркий голубой свет, пробивающийся через разрыв в облаках. Звезда на небосклоне выглядела очень красиво. Она словно преобразилась и не отдавала такой концентрированной синевой, как в космосе. Ее воздействие на глаза было сильно меньше.
  Облака, плывущие по небу, приобретали различные формы и отдаленно напоминали земные. По долине разлетался вулканический пепел, и вдалеке виднелось грозовое облако. Нога Энджера коснулась поверхности планеты, и он почувствовал странное ощущение в груди. Новый мир не произвел на него сильного впечатления, но он был прекрасен, и эта двойственность поражала его. С одной стороны - унылая пустыня, с другой стороны - новый мир, в котором еще не ступала нога человека. Он стал не первым, а вторым, но Энджера это не волновало.
  Ареон ступив на землю, быстро побежал по долине и, упав на колени, стал разгребать руками грунт. По связи слышалось его рыдание и восклицание. Все опешели от увиденного, но его предпочли не трогать.
  - Моя планета, мой мир, я так долго ждал этой встречи и что я получил? Разочарование, как же все-таки жестока мечта! Она не оправдывает надежд, а порой и вовсе разочаровывает настолько, что чувствуешь себя дураком. Ареония, ты все равно будешь моей, и хоть мне не дали возможности ступить на тебя первым, ты все равно мир моих надежд! - вопил он.
  К нему подошел Клерон и поднял его с земли.
  - Успокойся и не позорься, друг мой! На тебя люди смотрят. Я, конечно, все понимаю, ты так давно этого ждал, и вот, наконец, этот момент настал, - начал Клерон.
  - Ты не понимаешь! Ты просто не понимаешь! Это великий миг, за который я готов умереть! Только представь, еще несколько месяцев назад она была лишь точкой на фотографии, я даже не знал, как она выглядит. И тут точка оказалась целым миром! - поднимаясь с земли, воскликнул Ареон.
  - Эмоциональный ты наш! Успокойся!
  Ареон смотрел на пустынную долину и продолжал плакать. Энджер тем временем смотрел, как Венелг осторожно откалывает кусочек скалы. Специальным прибором он стал дробить его на мелкие части и собрал их в специальный контейнер. Затем он начал собирать вулканический пепел и прозрачные кристаллы.
  - А что это за кристаллы? - спросил Энджер.
  - Мне кажется, что это горный хрусталь, вернее это он и есть. Мне необходимо собрать все образцы, и передайте своим друзьям, что скоро здесь будет гроза. Надо как можно скорее все сделать и успеть к челноку.
  Энджер окинул взглядом долину. Серая с черными холмами пустыня начинала темнеть. Впереди, рядом с потухшим вулканом, сверкали молнии, а за одним из дальних холмов садилась голубая звезда. Чудесными красками окрасился небосклон планеты. Вечер здесь был так же прекрасен, как и на Земле.
  - Клер, мне Венелг сказал, что надо бы уже сворачиваться, а то гроза идет! - подойдя к нему, произнес Энджер.
  - А ты ему передай, что он козел, и чтобы в наши дела не вмешивался, когда хотим, тогда и улетим, - раздраженно ответил тот.
  - Зачем ты так относишься к человеку, ведь он специально, ради нас отправился в этот ад. Ведь здесь опасно, и Венелг зная об этом, все равно согласился нам помочь!
  - Мне плевать. Ладно, я пойду с ним поговорю, - направившись к Венелгу, фыркнул Клерон.
  Энджер взглянул на тучу и почувствовал легкую вибрацию. Вдалеке были слышны раскаты грома. Они были куда мощнее, чем на Земле. Их вспышки ярко освещали близлежащие территории.
  Клерон тихо подошел к Венелгу. Тот осторожно очищал кристалл от пыли и аккуратно укладывал его в специальный контейнер. Он долго смотрел на него, и его руки тянулись к кирке, которая лежала рядом с одним из контейнеров. Геолог так и не заметил его присутствие. Внезапно из-за большой каменной глыбы вышел Энджер. Клерон быстро убрал руку за спину.
  - Эй, отойди, Клер, Ванелг, Вы бы не могли оставить мне один из образцов?
  - Конечно, Энджер, я отложу один из образцов породы в ваш контейнер, - улыбнулся Венелг.
  - Ладно, я пойду, пройдусь еще немного, - уходя, прошептал Энджер.
  С Клерона полил градом пот, и он ощутил в себе ненависть. Энджер стал сильным раздражителем в данной ситуации. Венелг недоумевающее посмотрел на Клерона.
  - Что Вы еще от меня хотите?
  - Я хочу спросить, зачем ты меня опозорил?! Ты мразь, которая при всех оскорбила мою честь и достоинство! Вдобавок ко всему, ты приставал к моей невесте, а сейчас строишь из себя невинную овечку! Да мы же оба знаем, зачем ты полетел с нами, чтобы еще больше унизить меня при всех! - закричал Клерон.
  - Уйди от меня, кретин! Я не хочу с тобой разговаривать. Обратись к психиатру, - уходя, в сторону фыркнул Венелг.
  Клерон осторожно достал нож из кармана скафандра и попытался воткнуть его в спину Венелгу. Тот быстрым рывком увернулся и схватил кирку.
  - Ха, ха, убери свой ледоруб! Будь мужчиной, умри достойно! - завопил обезумивший Клерон.
  - Это кирка, во-первых, а во-вторых, не подходи, иначе я тебе башку пробью! Не приближайся ко мне!
  - Ты ничтожная тварь! - бросился на него Клерон.
  Венелг в отчаянии побежал к пещере, но, решив, что это ему не поможет, попытался свернуть и понесся вдоль расщелины. Обезумевший Клерон несся за ним. В ногах у геолога началась дрожь, и он упал. Все тело сковал страх. Он пытался позвать на помощь, но Клерон быстро подбежал к нему и перерезал одну из трубок на скафандре. После, стал пытаться сорвать с Венелга шлем. Тот в отчаянии отбивался и пытался ударить Клерона киркой, но не удержал ее и уронил в раскаленную магму на дне ущелья. Клерон всеми силами тянул шлем и, наконец, сорвал его с него.
  Венелг пытался его выхватить и одеть, но стал задыхаться и хрипеть. Его лицо мгновенно покрылось ожогами, а изо рта пошла пена. Он пытался дышать, но едкий атмосферный воздух быстро разъедал его легкие. Страшный вопль услышал Клерон и увидел, как тот встал и, пробежав несколько метров, плюхнулся на землю. Его тело билось в конвульсиях, а из ушей текла кровь. Все лицо было в пене и кровоточило. Клерон увидев эту картину, перепугался и только сейчас понял, что натворил, но вместо того чтобы попытаться облегчить его страдания он протащил Венелга еще несколько метров и сбросил в расщелину. Венелг был еще жив, но вскоре он скрылся в потоке раскаленной магмы, которая с жадностью поглотила его тело. Клерон подобрал его шлем и швырнул туда же.
  Внезапно раздался мощный взрыв, буквально в ста метрах от него, и по земле прокатилась ударная волна. Он, не на шутку испугавшись, бросился прочь от этого места и побежал к своей группе. Все увидели, как из-за холма выбежал испуганный Клерон, и принялись его расспрашивать о том, что с ним произошло, но он ничего не мог ответить, словно проглотил язык. Его глаза наполненные ужасом быстро посеяли панику среди всех. Вдалеке они увидели, как мощный поток лавы буквально выбросило из земли. Образовавшаяся воронка стала расти на глазах, и целый холм начал оседать. Сверху посыпались раскаленные куски породы. Вся группа в панике побежала к челноку. Энджер тащил за руку потерявшего рассудок Клерона. За ними бежала Энни и Ларена. Мощные взрывы раздавались со всех сторон, и одним из осколков ударило Ареона. Тот в отчаянье упал на землю и завопил, подбежавший к нему Блайн быстро поднял его и, убедившись, что с ним все в порядке потащил за собой. Клерон что-то бормотал про себя и пытался оглядываться назад.
  - Где Венелг?! - закричал Энджер.
  - Он погиб! Боже, он погиб, мы с ним разговаривали, и тут произошел взрыв, треснула почва, и он провалился в магму! - стал нагло лгать Клерон.
  - Черт возьми! Скорее к челноку, здесь, кажется, началось рождение нового вулкана. Как же так он ошибся, сказав, что здесь нет сейсмической активности! - испуганно кричал Энджер.
  Внезапно по долине прокатилась следующая волна землетрясения. Все упали на землю. До челнока оставалось не больше сотни метров, но один из крупных обломков породы ударил прямо в него. Аппарат был поврежден, а вскоре трещина, которая пошла через всю долину, поглотила его. Челнок упал в раскаленную магму вместе с пилотом. Энни и Ларена визжали от страха, а Блайн пытался их успокоить.
  - Черт возьми! Успокойтесь вы обе! Скорее, Энджи, дай мне прибор для связи, быстрее! Надо связаться с кораблем! Быстрее, иначе мы сдохнем! - вопил Блайн.
  - На держи, быстрее вызывай челнок!
  - Прием! Это Блайн, один из членов группы, у нас катастрофа! Черт! Ответьте, мы потеряли челнок, и, кажется, одного из членов группы, нам срочно нужна помощь! Скорее, ослы, вышлите нам спасательный челнок! Мы примерно в пятидесяти метрах от района высадки!
  - Слышу Вас! Это Гроут! Ждите и постарайтесь никуда не уходить с места! Мы немедленно вышлем за вами челнок! - услышал в ответ Блайн.
  - Мы не можем вас ждать на месте, тут трещина в коре! В любой момент мы можем погибнуть, если останемся здесь! - завопил Блайн, но связь была потеряна.
  - Скорее, нам надо бежать отсюда! - закричал один из людей Гроута.
  - Кто Вы, собственно говоря? - спросил Энджер.
  - Я ваш помощник, мое имя Огн. Скорее, нам нужно спешить!
  - Вот и познакомились, жаль, что в такой обстановке.
  Энджер посмотрел назад и увидел фонтан бьющей лавы прямо из воронки в земле. По соседнему холму ползла вниз река из раскаленной магмы. Она быстро приближалась к ним. Трещина увеличивалась на глазах и подбиралась прямо к группе. Все поднялись с земли и быстро ринулись к безопасному месту. Вокруг дрожала почва и расползалась, словно по швам. Огромные куски каменной породы ломались со страшным треском, и сквозь эти трещины виднелось красноватое свечение, исходившее от лавы. Через скафандр ощущалось сильное повышение температуры. Звезда скрылась за горизонтом, и вся долина погружалась во мрак. Лишь сильные вспышки от молний и свечение раскаленной магмы, освещали мертвую долину Ареонии.
  Все семеро бежали не оглядываясь, но они не знали, куда именно им нужно бежать. Безопасного места практически не было. Клерон сильно кричал и винил во всем себя, а Энджер пытался тащить его за собой, но тот упорно тормозил их обоих.
  - Скорее, идиот, мы сейчас сдохнем из-за тебя!
  - Прости меня, Энджи, это я виноват! Это я виноват! Я понимаешь! Я! - кричал Клерон.
  - Заткнись тварь! - ударив его со всей силы, крикнул Энджер.
  - А-а-а! Больно!
  - Я хочу, чтоб ты в себя пришел, быстрее, нам нужно бежать!
  Энни и Ларена держались за руки, а Блайн постоянно подталкивал их вперед, чтобы они бежали быстрее. Ареон пытался вырваться и бежать самостоятельно, но Блайн не отпускал его.
  Тем временем на Флоренере Гроут пытался уговорить добровольцев из экипажа, спасти попавшую в беду группу.
  - Почему никто не собирается им помочь?! Вы только поймите, что с вами всеми потом сделает отец нашего капитана! - переполняемый гневом восклицал он.
  - Вы наш капитан, господин Гроут! - ответил один из толпы.
  - Неформально да, но формально Клерон ваш капитан. Даже чисто по-человечески, то мы не можем оставить их умирать. Там мой человек, я надеюсь, он поможет им продержаться до нашего прибытия, но часы тикают! Если никто из вас не решится их спасать, учтите, я самостоятельно это сделаю!
  - Они сами виноваты в случившемся, их предупреждали неоднократно, чем такая экспедиция может закончиться, но они проигнорировали все предупреждения! Вы сами можете погибнуть, это очень опасно! - крикнула одна из женщин в толпе.
  - Я понимаю, но они дети, это их прихоть, почему мы должны сидеть и ждать, как они умрут?! Может это и самоубийство, но я не могу их оставить. К чертям всех вас! Хватит и того, что по моей вине погиб целый экипаж пять лет назад! - бросая папки на стол, закричал Гроут.
  Он быстро направился к одному из отсеков и, одев скафандр, принялся искать подходящий челнок. Заведя двигатели, Гроут полетел к планете, искать терпевшую бедствие группу.
  Внизу уже терявшие надежду Клерон и Энджер пытались по прежнему успокаивать всех остальных.
  - Скажите мне, как это произошло?! - спросил Огн.
  - Да как, как?! Господи, мы с ним пошли к расщелине, я пытался перед ним извиниться, и вдруг, мы почувствовали тряску, я отбежал и упал на землю. В том месте, где мы стояли, образовался провал, и он упал в магму. Это все что я помню, - оправдывался Клерон.
  - Как жаль, очень хороший человек погиб, хорошо хоть Вы попросили у него прощение перед смертью.
  Клерон потупил взгляд и стал плакать. Энджер заметил в поведении Клерона нечто странное, он словно почувствовал, что тот врет. Руки Клерона тряслись, и он постоянно скрывал свой взгляд от других, пытаясь не смотреть всем остальным в глаза. Внезапно Огн остановился и стал прислушиваться. Они пробежали примерно около трех километров от того места, и сильный грохот раздавался уже намного тише. Издалека виднелся большой столб дыма и пепла. Магма уже не била фонтаном как прежде. Вскоре с неба стал капать дождь, он постепенно усиливался и уже через несколько минут превратился в ливень. Сильные раскаты грома оглушали, и снова началась паника.
  - Он что кислотный, да?! - закричала Ларена.
  - Успокойтесь, скафандры выдержат, но не долго, при таком ливне нам нужно укрытие, скорее в пещеру! - скомандовал Огн.
  - Господи, это кислота!
  - Да Ларена это серная или соляная кислота! Только не вопи, пожалуйста, как твой жених! - не выдержав, закричал на нее Блайн.
  Ливень с каждой секундой становился все сильнее и уже лил стеной. Сверху раздавались сильные раскаты грома. Молнии сверкали, и, казалось, будто вся планета превращается в ад. На почве появились пенящиеся лужи. Они быстро увеличивались в размерах. Бегущие по ним люди проваливались в них по колено, и это наводило на них сильную панику. Энджеру казалось, что вот-вот он почувствует обжигающее ощущение от разъедающей его плоть кислоты. Он боялся, что если наступит еще один раз в лужу, то его нога прожжется до кости.
  Клерон не обращал на все происходящее внимание и постоянно причитал. Энджеру стало совсем не по себе, и он отпустил его, тот продолжил бежать самостоятельно. На небе зависла сплошная черная туча, из которой лился смертоносный дождь. Огромные капли падали на стекло шлема, и Энджер слышал, как они бьют по скафандру. Это было похоже на самый страшный кошмар, но даже кошмар имел свой конец, а этот дождь и не собирался прекращаться. Наконец Огн указал на одну из пещер и быстро направился к ней, за ним последовали все остальные. Последним в нее забежал Энджер и принялся отряхивать скафандр от кислотных капель. Ему казалось, что они уже проникли внутрь и обжигают его тело.
  - Успокойся, все в порядке. Не нужно их стряхивать, самое страшное позади, - похлопав Энджера по плечу, произнес Огн.
  - Спасибо, только включите свет посильнее! А то не видно ничего, одного фонаря не достаточно, - ответил тот.
  - Надо экономить заряд, - ответил Огн.
  Энджер окинул взглядом пещеру и ему стало не по себе. Она тянулась далеко вглубь. Где-то там в темноте, могло скрываться что угодно. Энджером овладел страх, и на миг ему показалось, что снаружи гораздо безопаснее, и кислотный дождь это просто мелочь. Вокруг стояли испуганные члены группы. У всех на лице читался неопределенный страх. Один лишь Огн был весьма спокоен и улыбался. Именно это вселяло крохотную надежду на то, что все будет хорошо.
  - А как же нас найдут? - наконец спросил Энджер.
  - Как, по связи, у вас же передатчик! - ухмыльнувшись, ответил Огн.
  - Последний раз я его видел у Блайна, именно ему я отдал передатчик, чтобы он выслал нам помощь, - испуганно ответил Энджер.
  - Елки палки! Кажется, я потерял его! Прости, Энджер, я его, наверное, швырнул со злости куда-то, пока мы бежали, - встав в ступор, тихо ответил Блайн.
  - Как ты мог это сделать, кретин?! Вечно от тебя одни проблемы! - закричал пришедший в себя Клерон и набросился на него.
  - Тихо! Не трогай его! Успокойся, Клер! - останавливая его, завопил Энджер.
  - Так, да, ты прав, нужно взять себя в руки и успокоиться, - застыв на месте, фыркнул Клерон.
  - Значит так, господин Огн. Мы отправимся вместе с Блайном искать передатчик, а Вы присмотрите за остальными, - рассудительно начал Энджер.
  - Я бы не советовал вам идти одним. С остальными ничего не случиться, поверьте, безопаснее пещеры места нет. Снаружи творится черти что, а здесь мы в безопасности.
  - Но нас здесь не найдут, и потом пещеру может завалить. Тем более она уходит далеко вглубь, я не уверен, что эта планета обитаема, но мало ли кто в ней может находиться.
  - Перестаньте, Энджер, здесь нет никаких живых существ.
  - Я бы на вашем месте не делал поспешных выводов, - с опаской посмотрев в темноту пещеры, произнес Энджер.
  - Хорошо, идите, только помните, не больше часа. Иначе защита от кислоты вам уже не поможет, у всего есть предел прочности, - предупредил Огн.
  - Меня возьмите, я не хочу здесь оставаться, на меня давит эта темнота! Я не могу туда смотреть, - оглядываясь назад вглубь пещеры, истерично закричал Клерон.
  - Пошли, только, чур, не устраивать драк, - шепнул Энджер.
  Все трое вышли из пещеры и снова оказались под проливным дождем из кислоты. Гроза не стала меньше и продолжалась все с той же силой. Оставшиеся в пещере стали пристально смотреть в пустоту, которая вела дальше вглубь. Они сели на землю и не спускали с нее глаз. Нечто страшное находилось внизу, и все это понимали, они словно ощущали чье-то присутствие. Лишь слабые звуки непонятного происхождения раздавались где-то в глубине. Огн тоже стал смотреть туда и ему сделалось не по себе. Страх заразил всех, и каждый пытался материализовывать причину страха у себя в голове. Кому-то мерещилось, что там находится страшный монстр. Кто-то представлял себе магму, а кто-то воображал, что там находятся призраки непонятных существ. В итоге через пять минут все были напуганы настолько, что в любой момент могли сорваться с места и удрать из пещеры.
  Тем временем Энджер, Клерон и Блайн судорожно искали передатчик, который где-то выбросил Блайн. Проливной дождь не давал Энджеру покоя, и преодолевая свой страх, он продолжал поиски. 'Видимо только у меня такой страх, так, надо взять себя в руки! Черт, Клерону и Блайну, по-моему, просто все равно! Черт! Как же они не боятся? Неужели я настолько труслив? Ничего не произойдет, чтобы скафандр прожгло нужно больше часа стоять под дождем. А мы быстро найдем передатчик и вернемся назад. Представь, что это простой обычный ливень. Это вода, повторяй это вода!' - разговаривал про себя Энджер.
  - Блин! Ну как, объясни мне, как ты мог его выбросить?! Это же связь с Флоренером! Как можно выбросить такую важную вещь?! Какой же ты болван! - кричал Клерон.
  - Да не знаю, я от злости бросил, забыл, что держу в руках не просто предмет! Бессознательный рефлекс!
  - Скажи, хотя бы где ты это сделал? - обратился к нему Энджер.
  - Да не помню я! Не помню, хотя стойте, сейчас, я, кажется, начинаю вспоминать. Мы бежали вот так. Потом я подумал об Энни и Ларене, что они жирные коровы!
  - Что? Ты сейчас ответишь за такие слова! - возмутился Клерон.
  - Заткнись, Клер! - прервал его Энджер.
  - Так, потом я видел вот эту гору, она была справа! Здесь лужа была в форме овала. Так, точно, точно! Нам туда, я вспомнил, где я его выкинул! - побежав в сторону одного из холмов, закричал Блайн.
  Все трое бежали сквозь стену ливня и еле дышали. Сила тяжести была слегка больше, но это хорошо ощущалось. В этот момент Энджер был благодарен Клерону за то, что на Земле тот заставлял его бегать и заниматься физическими упражнениями.
  - Знаешь, Клер, я тебе благодарен за то, что ты меня тогда заставил бегать, иначе я бы уже умер...
  - Вот видишь, Энджи, я это предвидел, ничего, сейчас этот идиот найдет передатчик, мы вернемся в пещеру, и нас спасут, - нервно смеялся Клерон.
  - Нашел! - радостно завопил Блайн.
  Энджер и Клерон подбежали к нему и увидели валяющийся в одной из луж передатчик.
  - Он работает? - затаив дыхание, спросил Энджер.
  - Прием! Прием! Нет связи, но он работает, значит, надежда есть, даже если мы не выйдем на связь, то маячок на нем отправит сигнал, и по нему найдут нас. Скорее, обратно в пещеру, времени у нас мало, мы уже под этим дождем бегаем полчаса, наверное, - радостно произнес Блайн, крепко сжимая в руке передатчик.
  Все трое быстро побежали к пещере, но внезапно перед ними стала трескаться почва, и огромная трещина отделила Блайна от них.
  - Черт возьми! Беги, Блайн! Беги скорее к пещере, мы попробуем с другой стороны обежать! - закричал ему Энджер.
  - Прыгайте, скорее, вы сможете, она не широкая! Скорее! - кричал им Блайн.
  Трещина увеличивалась и уже была в ширину больше двух метров. Внизу показалось свечение, и они поняли, что это магма, она быстро поднималась к поверхности и вот-вот была готова выплеснуться наружу.
  - Убегай отсюда! Скорее, Блайн! Уходи я тебе как капитан приказываю! - завопил Клерон.
  Блайн не долго думая, побежал прочь, а Клерон и Энджер попытались перепрыгнуть трещину в самом узком месте, но Энджер едва подойдя к ней, чуть не свалился в бурлящую лаву.
  - Черт! Нет, мы не сможем, она слишком широкая и становится только шире, нам нужно бежать в обход, скорее! - кричал Энджер.
  Тем временем в глубине пещеры стал завывать ветер, и было непонятно его происхождение. Ларена и Энни прижались к Ареону, который сам был до смерти напуган.
  - Успокойтесь, друзья мои, это просто ветер. Здесь нет никаких чудовищ! - пытаясь успокоить себя и остальных, бодро произнес Огн.
  - А что это за тень?! - указав на свод пещеры, закричала испуганно Ларена.
  - Где? - спросил Огн.
  Ареон, с охрипшим от испуга голосом, пристально всматривался в тень, которая медленно ползла от фонаря и вскоре словно остановилась.
  - Это же просто тень от сталактита! - рассмеялся Огн.
  - Не знаю, она двигалась. Пойдемте отсюда, пожалуйста, я прошу вас! - испуганно ныла Ларена.
  Внезапно послышался странный звук, исходящий из темноты пещеры.
  - Что за чертовщина?! - направляясь в глубь, освещая ее фонарем, произнес Огн.
  Ареон смотрел на него и хотел было что-то сказать, как вдруг темнота поглотила Огна. Тот словно растворился в ней.
  - Господин Огн! Где Вы?! - закричал Ареон.
  Огн так и не ответил, он, словно исчез, будто его и не было. Ареон включил фонарь и начал им судорожно светить в темноту. На земле остался лишь выключенный фонарь Огна.
  - Боже, он пропал! Его кто-то утащил! Господи, скорее, нам нужно бежать отсюда! - закричала Ларена и бросилась к выходу.
  Энни последовала за ней, и лишь Ареон еще несколько минут пытался найти Огна, но боялся приближаться к фонарю. Вскоре он понял, что его бесполезно искать и, в очередной раз услышав странный звук, исходящий из глубины пещеры, бросился к выходу.
  Блайн подбежав к пещере, увидел до смерти напуганных Энни и Ларену.
  - Что с вами такое? Почему вы не в пещере? - спросил он.
  - Не знаю, там оно, и это набросилось на Огна!
  - Что? Кто? Ты чего чушь несешь?!
  - Это не чушь, Блайн, нам надо делать ноги подальше от этой пещеры! - крикнул вышедший из нее Ареон.
  - Что такое, мне хоть кто-нибудь объяснит, в чем дело?!
  - По дороге объясню, где Клер и Энджер? - задал вопрос Ареон.
  - Они погибли, наверное, уже...
  - Что? Как погибли?! Энджи, где ты?! - в истерике завопила Энни.
  - Как ты допустил это?! - подключилась Ларена.
  - Да не смог я ничего сделать, нас разлом разделил, может они живы, но навряд ли! Я им кричал, чтоб они перепрыгнули, но они отказались, и я побежал к вам! Там снова земля трескается!
  - Где они! Веди нас туда! - вцепившись в него, вопила Ларена.
  - Убери руки, дура ненормальная! Ареон, убери ее от меня!
  - Тихо, Ларена, успокойся, он нам покажет, где они, - оттаскивая ее, произнес Ареон.
  Все четверо побежали к месту, где Блайн оставил Энджера и Клерона. Дождь усиливался, и, казалось, что он будет идти вечно. Вспышки молний освещали мертвую долину, а за холмами находилось красное свечение.
  - Вот дура! Чуть не разорвала меня на клочки! Что там у вас стряслось то?! - начал Блайн.
  - Ужас, сущий ужас. Мы сидели все в пещере, и непонятный страх нами овладел. Потом звуки странные начались, и тени какие-то появились. Огн направился в темноту и просто исчез. Не закричал, не позвал на помощь, - говорил все еще напуганный Ареон.
  - А ты искать то его пытался?!
  - Конечно да! Когда Ларена и Энни убежали из пещеры, я включил фонарь и стал осматривать каждый сантиметр. Увидел валяющийся фонарь, он был выключен, но никаких следов Огна. Он просто растворился!
  - Дурак! А если он решил пошутить и упал куда-нибудь? Вы эту мысль допустили?
  - Не знаю, я так испугался, что просто удрал оттуда!
  - Идиоты! Как так можно?!
  - Я не знаю, но там точно что-то было, и это почувствовали все! Если бы он упал, то позвал бы на помощь! А шутить он вряд ли бы стал.
  - Он мог потерять сознание. Мне то все равно, но если именно по вашей вине погибнет человек, вам расхлебывать. На вашем месте я бы вернулся в пещеру и поискал бы его получше.
  - Я туда не вернусь! - испуганно обернувшись и посмотрев вдаль, проворчал Ареон.
  Клерон и Энджер пытались найти точку, где трещина заканчивалась, но она словно протянулась до горизонта. Наконец устав бегать, они сели на землю и стали переводить дух. Внезапно снова начались толчки, и трещина пошла по другой стороне, они попытались перепрыгнуть через нее, но попали в ловушку. Вся поверхность вокруг них начала трескаться дальше, и оба оказались, словно два рыбака на уплывающей в океан льдине.
  - Черт, это конец! - в панике завопил Энджер.
  - Прости меня, это я виноват! Энджи, прости меня! - стал кричать сквозь слезы Клерон.
  - Перестань, ты то здесь причем?! Нам нужно было перепрыгнуть через трещину, теперь нам, наверное, не спастись. Надо собраться с духом, давай хоть умрем достойно! Хотя так хочется жить! Столько всего осталось несделанным, дурацкий дождь! Конца и края ему нет! - отчаянно ругался Энджер.
  - Я совершил грех на этой планете, я пустил на нее смерть! Планета почувствовала, что на ней совершилось убийство и теперь мстит, она забрала одну невинную душу, а теперь будет забирать другие!
  - Что ты несешь?! - схватив его за голову и смотря прямо Клерону в глаза, закричал Энджер.
  - Прости меня! Я убил Венелга, этого рыжего геолога! - ответил Клерон.
  - Как? Зачем? Почему ты это сделал?! Разве ты можешь решать судьбу другого человека?! Ты понимаешь, болван, что ты стал убийцей! Что ты скажешь остальным?! Я знал, я чувствовал, что здесь что-то не так! Твоя речь лгала, а глаза так и не смогли. Благо хоть в тебе осталась человечность, и ты нашел силы признаться в содеянном!
  - Я не хотел, это было минутное помешательство! Это аффект! - оправдывался Клерон.
  - Черт с тобой, хотя, я сам не лучше тебя... - присев на землю, пробормотал Энджер.
  - Ну, а теперь ты исповедуйся. Тебе станет легче. Я уверен, ты не совершил такой страшной ошибки как я...
  - Хорошо, святой отец, как скажите. Я тоже убил человека, не так давно на самом деле... Это случилось в ту злополучную ночь, о которой я тебе рассказывал, когда погиб мой сосед Ульрейк и вся его семья. Мои руки, словно сами все сделали за меня. Я увидел как тот тип, что сидел в атмосе, смотрит на меня и просит о помощи. Он был сильно пьян, и вдобавок его лицо обгорело до кости, но он словно не чувствовал боли. Тогда я облил его алкоголем, который он видимо до этого пил, и бросил ему на лицо горящую тряпку. Дальше я отошел и смотрел, как он умирает. Его тело дергалось, и он хотел жить, но тогда я был уверен, что имею право лишить жизни такого ублюдка. Лишь спустя несколько дней меня стала мучить совесть, и я задумался, правильно ли поступил в ту ночь, - высказался Энджер.
  - Я считаю, ты поступил правильно, он заслужил это наказание лишь только потому, что сам отнял жизни у других, а за все надо платить. Я же убил невиновного и должен заплатить за это своей жизнью. Вы все были правы, это был добрый и отзывчивый человек! Почему я этого не видел до последнего момента и понял, только когда тот умер?! Я чудовище, Энджи...
  - Просто твоя слепая ревность довела тебя. Ты создал из него монстра, которого возненавидел и заложил в него образ себя, Клер. Ты себя ненавидишь, именно таким ты представляешь собственное Я.
  - Энджи, ты прав, черт возьми, ты прав! Я даже чертыхаюсь как ты. Неужели я себе настолько противен? Что мне делать? - в отчаянье начал биться головой об землю Клерон.
  - Успокойся, если нам суждено погибнуть, то хотя бы мы раскаялись, хоть мы и не верим в Бога, но чисто по-человечески, мы поступили правильно, - облокотившись на локти и смотря в небо, тихо произнес Энджер.
  - А если мы спасемся? Что нам тогда делать?! Молчать? Или признаться?!
  - Навряд ли нас спасут. Молчать до определенного момента, а потом признаться, - устало сказал Энджер и полностью лег на землю.
  Клерон нервно теребил в руках влажный грунт и постоянно что-то шептал. Энджер смотрел в небо и слушал, как тяжелые капли ударяли ему по скафандру. Дождь лил все сильнее и, казалось, что скоро он станет сплошной стеной, которая навсегда поглотит их. Посмотрев на свою руку, он заметил пятна ядовитого цвета на скафандре. Было понятно, что его начала потихоньку разъедать кислота. Кроме этого она стерла все надписи и нашивки. Энджер лежал в луже из кислоты и в какой-то момент смирился со своей участью. Ему казалось, что она уже разъедает его скафандр и проникает внутрь. Он представлял, как кислота попадает на кожу, и та начинает чернеть. По небу шла сплошная туча, и в ней не было просветов. Одни лишь сверкающие молнии могли хоть как-то разнообразить эту серую и унылую картину. Он думал об Энни. Она была где-то рядом, но он не мог ее увидеть. 'Жизнь закончится здесь и больше никогда не продолжится. Другие будут рождаться, и может когда-нибудь к этому месту подойдут люди посещающие планету Ареония. Они будут смотреть и думать, здесь погиб один из первых космонавтов ступивших на новую планету иной системы. После этого они пойдут дальше, а место так и останется моей последней точкой. Энни будет плакать, но думаю, быстро забудет меня. Клер действительно раскаялся, он слишком глуп и это следовало ожидать, другое дело Гроут. Он знает толк во многом, в том числе и в жизни. Любая мелочь может привести к катастрофе, интересно, как бы все пошло, если бы Клерон не убил геолога? Возможно, все успели бы забраться в челнок и спаслись, а возможно погибли бы еще раньше.
  Мне никогда не понять причину такой агрессии. Хотя я подошел к разгадке этой тайны. Мы видим людей такими, какими хотим видеть и то, что мы о них думаем на подсознательном уровне, на самом деле именно так рассуждаем о себе. Мы проецируем на них себя, то, как мы бы поступили в такой ситуации. Создаем образ негодяя и упорно верим в него. Считаем, что имеем право лишить жизни человека и зачастую, без колебаний вынимаем его душу из тела. Очень часто жалеем и почему-то начинаем думать о таких людях лучше. Пересматриваем поступки и понимаем, что убитый был не так уж и плох. Иногда бывает, что как ни крути, человек был сволочью и заслужил смерть, но очень часто убивают невинных людей. Мы убиваем порождение нашей злости. Мы сознательно вселяем в человека свою злость и свою сущность, а после материализации и объединения образа человека с образом негативного Я, убиваем это создание.
  Клерон поступил именно так, и это неоспоримо, но правильно ли поступил я? И был ли тот человек таким, каким я себе его представил в тот момент. Вдруг его просто подрезали в воздухе, и он влетел в дом не по своей воле? Вдруг виновник скрылся, избежав наказание, а вместо него погиб невинный? Тогда почему у него была бутылка в салоне? Почему он был пьян?! На это можно дать ответ. Возможно, этот человек слегка выпил, но умел хорошо управлять атмосом, у него было День рождение и выпить его заставили. Он летел к жене и детям, вдруг какой-то гад подрезал его, и тот потерял управление. Сам же виновник мог быть абсолютно трезв и сделать это ради удовольствия. Идиотов на свете хватает. Тогда почему он не чувствовал боли? Странно, но на этот вопрос я тоже могу дать ответ. Возможно, у него был болевой шок, ведь он получил очень серьезные травмы, после которых наступает полная отключка!
  С каждым разом я все больше и больше понимаю, что совершил ошибку! Мне теперь никогда не узнать всей правды, а это самое ужасное, что могло произойти со мной! Энни никогда не узнает, что я являюсь убийцей. Как она отреагировала бы? Возможно, решила бы со мной порвать. Испугалась бы меня, а может все поняла и призналась бы в своей тайне. Я уверен, каждый из нас хранит свой самый страшный поступок в душе где-то очень глубоко. Только сильный сможет его вытащить на поверхность и признаться в содеянном зле. Тогда этот человек будет готов рискнуть всем ради правды. Правды, которая может отнять у него семью, достоинство, материальное благополучие или даже жизнь. Если я выживу, то обязательно признаюсь Энни и буду готов к самому худшему раскладу событий. За такие дела надо отвечать, Энджи. Ты достаточно много получил от жизни и непонятно почему. Ради этого я должен выжить!' - размышлял про себя Энджер. Он уже лежал, практически закрыв глаза, когда почувствовал, что давление в скафандре начинает падать. Он увидел, как скафандр местами начал пениться, и завопил от ужаса. Он вскочил с земли и начал судорожно стряхивать с себя эту пену, но кислота неумолимо прожигала скафандр. Клерон увидел это и решил проверить свой скафандр. У него было все не так плохо.
  - Что мне делать, Клер?! - отчаянно кричал Энджер.
  - Я не знаю, не знаю я! Зачем ты лег в лужу?! Если бы ты как я сидел на земле, все обошлось бы! Энджер, какого хрена! Я не собираюсь тебя терять!
  - Обещай мне, если сейчас станет все совсем плохо, и я начну задыхаться, или не дай Бог почувствую жжение от кислоты, то ты меня убьешь! Столкнешь меня в магму, я не хочу умирать такой смертью! - завопил в истерике Энджер.
  - Что ты говоришь! Даже не смей так думать! Если умирать, то вместе, я не столкну тебя одного! Просто представь, каково мне будет, если ты умрешь, еще и от моей руки! Ты сам говорил, мы не должны решать судьбу другого! Всегда есть надежда! - отчаянно кричал Клерон.
  - Это не тот случай, я сам тебя прошу, пожалуйста, обещай мне выполнить мою просьбу!
  - Тогда вместе и точка! - отрезал он.
  Клерон посмотрел на спину Энджера и понял, что кислота начинает разъедать баллон с кислородом. В любой момент он мог разорваться. Клерон отчаянно пытался стряхивать повисшие на ранце баллона огромные капли кислоты, но понимал, что это бесполезно. Энджер нервно дышал и его пульс бил со страшной силой в виски. Сердце готово было выскочить из груди. Он смотрел на проплешины от кислоты на тканях скафандра, понимая, что еще десять минут и он точно начнет погибать. Давление в скафандре падало, и из носа Энджера потекла кровь. Она капала прямо на стекло, но он не мог ее стереть с носа. Он не мог прикоснуться к лицу, так как в скафандре это просто невозможно.
  Клерон в отчаянье прикрывал Энджера собой от кислотного дождя и надеялся, что их спасут. Дождь временами стихал, но потом с новой силой начинал лить. Огромная плита из застывшей магмы плыла вместе с другими по раскаленной реке из раскаленной лавы.
  - Все, хватит с меня! Я подыхаю! Я чувствую, мне конец! - закричал нечеловеческим голосом Энджер и побежал к краю плиты.
  Клерон бросился за ним и в последний момент ухватил его за ранец с кислородным баллоном.
  - Что ты творишь?! Перестань! - пытался привести его в сознание Клерон.
  - Я подыхаю! Ты не видишь что ли?! Убей меня, кретин! Я не хочу мучиться!
  - Нас спасут, Энджер! Будь мужиком! Ты сам меня учил этому, сам говорил, что надо переносить все с достоинством! Нас спасут, я чувствую, они где-то рядом, - смотря в небо, уверенно произнес Клерон.
  Внезапно сильно сверкнула молния, и раздался страшный гром. Они увидели, как в небе летит спасательный челнок.
  - Клер! Смотри, это они! - вновь обретя надежду на спасение, воскликнул Энджер.
  - Я же говорил! Надо посигналить им фонарями! Включай скорее!
  Они стали сигналить челноку и поняли, что их заметили. Челнок начал кружить над их медленно плывущей плитой, но производить посадку так и не решался.
  Тем временем в челноке Блайн спорил с господином Гроутом. Ареон начал сигналить в иллюминатор, чтобы Клерон и Энджер успокоились и поняли, что их скоро спасут.
  - Господин Гроут, мы должны сесть! Они уже давно находятся под этим вонючим дожем! - кричал ему прямо в ухо Блайн.
  - Может Вы все-таки не будете меня учить?! Я Вам объясняю, что плита может не выдержать веса челнока! Тогда мы погибнем все. На этой планете сила тяжести больше чем на Земле, и Вы хотите совершить такую посадку?! Головой же надо думать! - пытался объяснять Гроут.
  - Все равно придумывайте, как их нам спасти!
  - Я знаю все, поверьте у меня больше опыта, чем у вас всех вместе взятых! На борту должна быть веревка, я опущу челнок на минимальную высоту, кто-то из вас должен привязаться к тросу. Затем спуститься и по очереди затащить их на борт. Другой должен следить за тросом и поднимать спасателя с ними. Тут нужен крепкий и сильный человек, - ответил Гроут.
  - Неужели трудно было предусмотреть такой случай и сделать специальный механизм?!
  - Это вы у разработчиков челнока спросите! Давайте, ищите трос!
  Энджер поглядывал время от времени на землю и видел, как кислотные капли впитывались в почву. Те же что попадали на раскаленную магму, с резким шипением превращались в пар и поднимались в воздух. Над раскаленной рекой стоял поистине кислотный туман. Клерон поддерживал его и постоянно что-то бормотал, указывая на челнок, но Энджер с каждой минутой терял силы.
  Блайн нашел толстый трос и, закрепив его на специальном поручне внутри отсека для выхода из челнока, обвязал им себя. Надев шлем на голову, он похлопал Ареона по плечу и стал ждать сигнала. Ареон тоже надел шлем и пытался подавить свою дрожь в руках.
  - Ну что, дружище, моя жизнь в буквальном смысле будет сейчас находиться в твоих руках. Не подведи меня Ареон!
  - Не беспокойся, я удержу вас, - улыбнулся в ответ Ареон.
  Челнок завис над Клероном и Энджером. Он потихоньку опускался к поверхности, внезапно поднялся сильный ветер, но аппарат уверенно держался в воздухе, на какое-то время он закрыл собой их обоих от смертоносного ливня. Разлетающиеся во все стороны капли дождя уже не попадали прямо на них. Для Энджера все стало происходить, словно в тумане. Он пытался собраться с силами, но страх и сильный стресс отнимали их беспощадно.
  - Можно начинать! - скомандовал по связи Гроут.
  Дверь люка открылась, и внутрь хлынули потоки Ареонского дождя. Планета словно не хотела отпускать потревоживших ее покой, который длился на протяжении миллиардов лет. Блайн осторожно держался за трос, а Ареон с большим напряжением спускал его вниз. Наконец тот достиг земли и посмотрел прямо в лицо Клерону.
  - Я действительно рад тебя видеть, Блайн. Именно таким ты запомнишься мне навсегда, и с этой минуты прежний Блайн для меня не существует. Все-таки ты умеешь взять ситуацию под контроль, я был уверен, что ты меня не подведешь. Отправляй его первым. Бедный Энджер натерпелся бед, ему нужен отдых и с него срочно надо снять этот скафандр, скорее, у него сильно упало давление внутри, - восторженно произнес Клерон.
  - Понял тебя, я быстро вернусь за тобой, жди, - привязывая к себе ослабевшего Энджера, буркнул Блайн.
  Ареон всеми силами напрягся и стал поднимать их обоих наверх. Вскоре Энджера затащили в челнок, и Блайн вернулся за Клероном. Он благополучно спас и его. Поднимаясь наверх, Клерон еще раз взглянул на кусок плиты, который мог стать для них вратами, ведущими в мир мертвых. Он безмятежно плыл дальше, и ливень, который шел все это время, словно начал стихать. Планета как будто дала им еще один шанс понять себя, ведь именно данная ситуация помогла обоим раскрыть свою сущность без лжи и ретуши.
  Люк закрылся, и Клерон вздохнул с облегчением. Ареон вместе с Энни и Лареной принялись дезинфицировать скафандры Блайна, Клерона и Энджера. После чего удалили специальным раствором со скафандров всю кислоту, нейтрализовав ее. Энни аккуратно снимала с Энджера скафандр, и тот постепенно начал приходить в себя. Клерон с ненавистью сорвал с себя свой скафандр и принялся обнимать Ларену. Та была счастлива и не могла сказать ему ни слова, но он все и так понимал.
  - С возвращением вас, дорогие друзья. В следующий раз прошу вас быть осторожнее и прислушиваться к советам опытных специалистов, - вытирая пот со лба, произнес господин Гроут.
  - Простите нас. Я приношу извинения за то, что мы потеряли троих людей. Господина Огна, господина Венелга и пилота нашего челнока. Пусть покоятся они с миром на этой планете, которая навсегда забрала их жизни, - склонив голову, прошептал перед Гроутом Клерон.
  - Отлично, браво, но словами Вы не сможете меня пробить на жалость. Однажды я потерял весь свой экипаж, и мне этого хватило. Именно от Вас, господин Клерон, зависит многое. Вы капитан и именно Вы решаете судьбу своих людей. Если кто-то погиб, то именно Вы несете за их смерть ответственность. Вспомните это, когда в следующий раз станете принимать очередное решение, - посмотрев ему прямо в глаза, сказал Гроут.
  - Энджи, как ты, милый? - пытаясь сдержать эмоции, спросила Энни.
  - Да вроде лучше, я думал, что больше не увижу тебя. Я очень устал, прости, если я засну, - сонным голосом пробормотал он.
  - Спи, милый, - поглаживая его по голове, прошептала она.
  Челнок покинул планету и вскоре вернулся на Флоренер. Спящего Энджера обследовали, после чего отнесли в каюту и уложили на кровать. Энни не спускала с него глаз, а Клерон ее успокаивал.
  - Все будет хорошо, Энни. Он справился, ожогов нет. Кислота не проникла ему в скафандр, но понижение давления в нем сильно повлияло на него. У Энджера слабые сосуды, но все обойдется. Я, честно говоря, уже рассчитывал только на самое худшее. По большей части он просто морально себя подавлял. Ему казалось, что кислотный ливень разъедает его тело. Иногда сознание человека способно причинить настоящие ожоги телу.
  - Спасибо тебе, Клерон, ты помог ему в трудную минуту, - поцеловав его в щеку, произнесла она.
  - Не за что. Держись, - уходя, шепнул он.
  Энни сидела рядом с Энджером и держала его руку. На нее с полной силой нахлынули эмоции, и она вновь ощутила потребность излить их в виде слез. Он не слышал, как Энни плачет. Ему снились кошмары, но вскоре и они прекратились. Энджер погрузился в глубокий сон.
  Проснулся он, спустя десять часов. Энни лежала рядом и дремала. Энджер приподнялся и стал ощупывать себя. Убедившись, что с ним все в порядке, он встал с кровати.
  - Энни, милая. Сколько я проспал?
  - Что? - сонным голосом спросила она.
  - Сколько я проспал?
  - Часов десять, может больше. Как ты себя чувствуешь? - взволнованно спросила она.
  - Вроде хорошо. Странно, я не обгорел, на мне нет ожогов и повреждений. Голова только болит.
  - Ничего, это пройдет все страшное позади. Ты хоть помнишь, что там было?
  - Конечно помню. Даже те моменты, когда меня и Клера спасали. Только очень смутно, словно я был пьян, - улыбнулся он.
  - Я так счастлива, что ты жив, - смотря на него, улыбалась Энни.
  - А я счастлив, что снова увидел тебя. Расскажи, как вы спаслись? Что было после того, как к вам прибежал Блайн с передатчиком.
  - Ой, Энджи, это был ад. До Блайна мы сидели в той самой пещере, там началась какая-то чертовщина, ничего особенного не происходило, но странное ощущение страха не покидало всех нас. Потом Огн отправился в темноту, потому что увидел там непонятно что. Он моментально в ней исчез, мы настолько испугались, что просто удрали оттуда. Ареон его искал еще несколько минут, но потом и сам сбежал, найдя фонарь Огна. Самое странное, не было слышно ни криков, ни шорохов. Стояла мертвая тишина. Жуть, - поморщившись и вздрогнув, закончила Энни.
  - Кошмар... А знаешь, я сразу почувствовал страх, как только мы туда вошли. Я знал, что там должен кто-то еще остаться. В воздухе пещеры словно зависла опасность у меня аж мурашки пробежали по коже. Что же все-таки с ним случилось?
  - Не знаю, но я не хочу об этом вспоминать.
  - Видимо там было действительно нечто страшное, хуже, чем кислотный дождь. А дальше?
  - Дальше прибежал Блайн, и мы пошли вас искать. Он связался с челноком, и тот нас нашел по сигналу маячка. Вас мы так и не нашли, и начали вести поиски с воздуха. Искали не долго, минут десять. Я очень переживала за тебя, Энджи, - снова заплакала Энни.
  - Перестань, а мы с Клероном уже прощались с жизнью. Я чуть было не прыгнул в магму. Он меня удержал... - понуро произнес Энджер.
  - Идиот! Ты готов был меня оставить?! Обо мне ты подумал?! Обещай, что никогда так больше не сделаешь, что бы не случилось! Жди меня и не вздумай кончать с собой!
  - Прости, просто я думал, что мне конец и не хотел умирать мучительной смертью. Энни, я должен тебе признаться кое в чем... - прошептал он.
  - В чем?
  - Когда мы были там с Клероном, то он мне исповедался и рассказал кое о чем. Но про свой поступок он сам расскажет. Я поведал об этом ему и мы условились, что если выживем, то расскажем вам с Лареной о содеянном.
  - Не понимаю.
  - Я скрыл от тебя один из своих поступков. Он произошел еще до знакомства с тобой. Это случилось в ту ночь, когда погиб мой сосед Ульрейк. Короче говоря, Энни, я убил человека! - обхватив голову руками, воскликнул он.
  - Как это случилось? - переменившись в лице, спросила она.
  - Он был пьян и врезался в квартиру к моим соседям. Там погибли все, в том числе его дети. Одна из девочек должна была отметить свой День рождения. Ульрейк зашел ко мне перед этим и попросил сделать ей подарок. Это были его внучки. Я ему отдал вместо семян целое растение. Ночью произошла катастрофа, и я увидел их квартиру в огне. Они все были мертвы, а виновник сидел в атмосе и был еще жив. Увидев его, во мне вскипела кровь, и я облил его алкоголем, который он видимо пил до этого, после чего бросил ему на лицо горящую тряпку, и он умер. Все подумали, что он сгорел, и следствие закрыли. Ты же знаешь, как относятся к таким делам. Каждый день подобные вещи происходят по несколько тысяч раз. Никому ничего не нужно.
  Самое страшное я осознал совсем не давно. Он мог быть невиновен, а я убил этого человека. Именно там я понял, сколько примеров можно привести в его оправдание. Если ты откажешься быть со мной, я пойму. Я убийца, Энни, прости меня... - с сожалением сказал Энджер.
  - Нет, я все равно тебя люблю. Я чувствую, что ты убил виновного, но все равно это ужасно... Я понимаю тебя с одной стороны, будь я на твоем месте, поступила бы также. Но убивать людей, решая их судьбу неправильно. Ты не должен этого делать, только если будет критическая ситуация. Я не знала, что ты убил человека. Но я должна принять тебя таким, какой ты есть. Иначе это будешь не ты, а образ созданный мной, - подойдя к нему и обняв его, произнесла она.
  - Я все-таки рад, что смог найти в себе силы и признаться в самом страшном поступке совершенным мной за всю жизнь. Хорошо, что ты смогла понять меня, Энни. Я люблю тебя, прости меня, - поцеловав ее, шепнул он.
  Приведя себя в порядок, он отправился к господину Гроуту. Энджер шел по коридорам и, наконец, нашел его кабинет. Гроут собирался покинуть его и выходил из дверей. Они столкнулись лицом к лицу.
  - О, какая встреча, господин Энджер. Как Вы себя чувствуете? - воскликнул Гроут.
  - Да вроде хорошо, я шел к Вам, мне нужно с Вами поговорить, господин Гроут.
  - Хорошо, но только не больше пяти минут. Я очень спешу, пройдемте в кабинет, - пропуская Энджера вперед, сказал он.
  - Я, прежде всего, хотел выразить Вам свою благодарность за то, что Вы спасли нам жизни. Теперь мы все у Вас в долгу.
  - Перестаньте, давайте опустим формальности и благодарности. По какому вопросу Вы, собственно говоря, решили ко мне обратиться?
  - Я хотел спросить про тот случай, что произошел тогда, когда мы пролетали мимо Сатурна. Почему никто из экипажа не заинтересовался этим событием?
  - Вы имеете в виду отключение системы защиты корабля и столкновение его с метеоритом?
  - Да, именно. Это же явное преступление, а зачинщик все еще находится на свободе, и мы примерно знаем кто это. Клерон собирается его наказать за совершенное преступление.
  - Уважаемый господин Энджер. Дорогой мой друг. Неужели Вы действительно думаете, что Клерон - капитан корабля?! Формально да, но неформально им являюсь я. Такой инцидент мы просто не могли проигнорировать, у нас все записывается и мы сразу же вычислили преступника. Не смогли только отговорить вас от ремонта обшивки. Не успели, за что я лично приношу свои извинения. Наша служба безопасности грамотно работает, и злоумышленник уже давно взят под арест.
  - Кто он?
  - Если Вас это интересует, отвечу. Это подчиненный бывшего бортинженера Рена. Его зовут Мстислав Конк. Данное лицо не раз совершало противоправные действия, но как хорошему специалисту, ему все списывали со счетов. Поэтому и держали на Флоренерах. Вся проблема в том, что он страдает манией преследования и ему все время кажется, будто против него готовят заговоры. В новых людях он всегда видит угрозу и предпочитает их устранять. Вы и выступили, по его мнению, для него угрозой. Запугав господина Рена, он попытался избавиться от Вас с его помощью и посчитал, что как и в предыдущих случаях, ему это все спишут со счетов. Рано или поздно всему приходит конец, господин Энджер. Наказания ему на этот раз не удалось избежать. А Вы думали, мол, на этом корабле всем на все плевать? Да будет Вам известно, здесь все под контролем! Мы уведомлены о всем, что происходит на Флоренере.
  - Значит Вы действительно капитан корабля? Черт, я так и знал! - воскликнул Энджер.
  - Да, да, и еще раз да, дорогой господин Энджер. Именно я, а не Клерон слежу за всем, что происходит на корабле и отдаю распоряжения. Никогда не замечали, что я все время занят? Это Клерон может позволить себе вертеться в кресле и курить сигары. Настоящий капитан работает как раб. У него на сон отведено всего лишь пять часов! Это не так-то просто поддерживать порядок на Флоренере. Люди, составляющие Экипаж, не смогут делать все сами, им нужен управляющий, тот, кто будет им отдавать распоряжения, а они станут их выполнять. Они всегда вдохновляются капитаном. Если он твердый и решительный человек, то экипаж будет надежным и сплоченным, он будет чувствовать уверенность в себе.
  - Знает ли об этом Клерон? Он хотя бы догадывается?!
  - Не знаю, спросите у него, он Ваш друг, хотя я Вам не советую. Он наверняка считает меня аутсайдером и готов на все, лишь бы показать экипажу, какой он замечательный капитан! Не разрушайте его уверенность в себе, это может привести к нежелательным последствиям. Будь он капитаном на самом деле, экипаж давно бы перестал ему подчиняться, и наступил бы ад. Если капитан себя так ведет, то именно также будет вести себя каждый член экипажа, никакой дисциплины. Мне достаточно досталось от вас... - устало произнес господин Гроут.
  - В каком смысле? - удивился Энджер.
  - Я их капитан, господин Энджер. Вы знаете, каких усилий мне стоило ваше спасение?! Я рискнул своей честью и достоинством. Поставил под сомнение свою мудрость. В глазах этих людей, я на миг потерял рассудительность. Мог потерять и свой статус! Вы же не понимаете, что такое поведение не присуще капитану корабля! Он не должен принимать таких решений, а уж тем более совершать подобные действия! Человек, имеющий данный статус, должен руководствоваться разумом, а не эмоциями! - воскликнул Гроут.
  - Все равно я не понимаю, что плохого в этом? Вы как капитан еще раз доказали, что готовы на все ради спасения людей! Вы совершили подвиг! В глазах всего экипажа Вы стали героем!
  - Нет! Энджер, Вы не понимаете, что такие действия для обычного человека нормальны, но в моем положении все иначе! Существует определенный закон и этикет поведения в подобных ситуациях для таких как я. Капитан Флоренера - это мудрость и образ, который должен быть великим в глазах обычных подчиненных. Его нельзя разрушать и не следует ломать свои принципы! Он не должен делать того, что может сделать обычный человек. Если же он это совершил, то может потерять свое лицо и доверие к себе! Иначе то, чем гордятся все члены экипажа, может вмиг разрушиться. Я должен был пожертвовать вашей горсткой людей ради сотен человек! Один раз я это сделал и мне хватило на всю жизнь, как человек я устал от этого и не смог сдержать себя, потому и спас всех вас!
  - Видимо я действительно многого не понимаю...
  - Ничего страшного, Энджер. Вы еще слишком молоды и только лет через двадцать поймете мои слова. Вопрос лишь в том, как правильно поступать?! Как нужно я и так знаю. Даже капитану корабля ничто человеческое не чуждо. Только все это надо грамотно скрывать от своих подчиненных. Для них я все. Учтите, в следующий раз я могу и не придти на помощь... А теперь извините Бога ради, мне пора идти. Если желаете увидеть преступника, обратитесь в отсек F-090. Удачного Вам дня!
  - Спасибо, господин Гроут, - пожав ему руку выходя из кабинета, произнес Энджер.
  Господин Гроут быстро скрылся за поворотом, а Энджер отправился в главный зал. 'Видимо я еще не все понимаю в этом мире. Иногда считаешь себя умным и думаешь, что поступаешь правильно. Но как быть, если ты действительно должен вести себя иначе? Разрушить надежды других ради спасения людей, или же смириться с происходящим, сохранив свой статус и лицо?! Черт, как это все сложно. А ведь я допустил мысли о том, мол, здесь ничего не контролируется, и всем на все наплевать. Дурак ты, Энджер. Какой же ты глупый! Как ребенок, честное слово. Интересно, Клер знает обо всем этом?! Наверное догадывается, да уж, представляю, что стало бы, будь он реальным капитаном Флоренера! Хорошо, что самое страшное позади, хотя, что нас еще может ожидать впереди, я даже понятия не имею!' - размышлял Энджер и медленно шел по балкону в главном зале Флоренера.
  Корабль покидал систему, направляясь к поясу астероидов для скачка в пространстве. Измотанный Ареон смотрел, как его любимая планета удалялась, постепенно превращаясь в точку. Он еще долго не отходил от иллюминатора, и легкая грусть щемила его сердце. Ареония так и осталась лишь вечным пристанищем для троих человек, которые навсегда обрели покой и которым уже никогда не суждено было вернутся на Землю.
  
  Глава VIII
  
  Феномен неизвестности
  
  Клерон медленно шагал по кабинету из стороны в сторону. К нему вошел Энджер и молча присел на стул.
  - Знаешь, сегодня мне стало понятно, насколько серьезным оказалось наше путешествие. Я раньше говорил, мол, нас ждут испытания, но все это были лишь пустые слова, в действительности я надеялся, что все будет гораздо легче. Одна, всего лишь одна планета преподнесла нам целый букет испытаний. Теперь на мой счет записаны жизни людей, в смерти которых виновен я. Они могли бы жить и умереть в старости, но именно из-за моей экспедиции они лишились жизни. Причем в этот список можно внести и Рена. Нам все-таки надо найти этого гада, который подстроил аварию! - сжимая кулаки, произнес Клерон.
  - Не хочу тебя разочаровывать, но его уже вычислили и естественно взяли под арест, - ответил Энджер.
  - Как так? И кто тебе дал такую информацию? - изумился Клерон.
  - Господин Гроут. Я точно так же как и ты думал, что здесь всем на все плевать. Наивно, неправда ли?
  - Вот, сукин сын!
  - Смирись с этим, Клер, ты ничего не решаешь на этом корабле.
  - Знаю, но мне так хотелось в это верить, почувствовать себя главой Флоренера, ощутить власть своего слова... - расстроено сказал он.
  - В данный момент у тебя в подчинении пять человек. Для начала и этого достаточно. Станешь старше, наберешься опыта и будешь капитаном своего Флоренера. Только поверь, это труд, возможно, что ты от него откажешься, - похлопав по плечу Клерона, улыбнулся Энджер.
  - Извините, господа, что прерываю, но скоро произойдет скачок в пространстве, - обратился к ним вошедший господин Гроут.
  - Понял, сейчас я сообщу об этом своим людям.
  - И учтите, что этот скачок будет двойного характера. Мы вернемся в Солнечную систему и буквально через несколько минут переместимся в другую. Просто данные пространственные туннели находятся в относительной близости друг от друга, - уходя, добавил Гроут.
  Через несколько минут все были готовы к скачку, и процедура повторилась. Энджер вновь увидел яркий белый свет, который заполнял Флоренер. Постепенно он стал исчезать, и все увидели такое родное, но такое далекое Солнце. Отстегиваться им не пришлось, потому что сразу же Флоренер направился к другому пространственному туннелю. Вновь все ощутили странную вибрацию, и снова их ослеплял белый свет. Энджер на несколько секунд отключился и не сразу понял что произошло.
  - Поднимайся! Ты зачем отстегнулся? - стоя над ним, спросил Клерон.
  - Да не знаю, видимо решил, что уже все и автоматически сделал это, - поднимаясь с пола, пробормотал недовольный Энджер.
  Его голова немного болела, но то, что он увидел в следующие секунды, сразу отвлекло его от этого ощущения. Огромное скопление сотен звезд окружало их словно сфера. Большая желтая звезда очень похожая на солнце сияла, заливая своим светом весь главный зал Флоренера. В этом свете было что-то родное, и он не раздражал глаза. Вдалеке виднелись крупные точки, которые являлись планетами данной системы. Но больше всего красоты придавало этому виду наличие туманности, которая шла практически через всю систему и уходила далеко за ее пределы. Сиреневые и фиолетовые скопления газов светились, словно полярное сияние. Ближе к центру системы туманность плавно переходила в зеленые и голубые тона. Это было похоже на картину, написанную самой Вселенной.
  - Ну как? Нравится? - спросил подошедший к нему Блайн.
  - Это восхитительно, я даже представить такого не мог! Я знал, что бывает нечто подобное, но никогда не представлял себе, что именно можно ощутить, когда попадаешь в туманность!
  - Моя система. Я ее изучал в течение нескольких месяцев. Самое главное здесь очень похожая на наше Солнце звезда. Ее свечение ярче, но не намного. Конечно и по размерам она больше, но это уже хоть какая-то надежда.
  - А ты знал, что здесь находится туманность?
  - Естественно, Энджер, что за тупые вопросы?! Данная система попала в эту туманность несколько миллионов лет назад. Ей еще примерно столько же из нее выбираться. Черных дыр здесь нет, но так как мы находимся в центре галактики, то самая огромная из них по космическим меркам довольно близка к нам.
  - То есть ты хочешь сказать, мы в ядре галактики?
  - Естественно! Поэтому здесь такой освещенный участок. Вокруг нас огромное количество звезд, которые находятся довольно близко друг к другу. Что касается самой планеты, то я выяснил, она находится на расстоянии двух астрономических единиц от центра системы и является четвертой по счету от звезды. Всего здесь шесть планет, и все каменистые, газовые гиганты отсутствуют. У самой планеты имеется два спутника размерами чуть больше превосходящие Плутон. Нам еще долго к ней лететь, но я прям чувствую, что Фаталия преподнесет мне сюрприз!
  - Ты ее так назвал?!
  - Ну да, а что такого?
  - Почему?
  - Да не знаю я! Захотелось мне так, - потирая руки, направился к себе в каюту Блайн.
  Энджер еще долго смотрел в иллюминатор и любовался системой. Находившиеся впереди точки, постепенно приближались, и Энджер уже мог различить очертания некоторых планет. Походив еще немного по залу, он направился в каюту и решил вздремнуть. Его разбудил нежный голос Энни.
  - Энджи, вставай, мы уже около планеты. Ты все пропустишь!
  - Что?! Уже?! Не дадут мне поспать! Ладно, идем.
  В главном зале толпилась куча народа, и стоял сильный гул. Ближе всего к стеклянной стене находились Блайн и Клерон. Они оживленно о чем-то спорили, и тут Энджер увидел то, что поистине его восхитило. Открыв рот, он долго стоял и смотрел на планету. Перед ним во всей своей красе предстала Фаталия. Уже невооруженным глазом на ней можно было различить огромные голубые океаны, большие и извилистые континенты. Но самым главным стало присутствие на них бескрайних лесов. Зеленый оттенок покрывал континенты от края до края, и у всех практически не было сомнений, - это леса. Белые облака медленно передвигались, постоянно открывая различные участки поверхности планеты. Она была очень похожа на Землю, и если на ней присутствовали растения, вполне могли быть и другие живые организмы, но все это предстояло проверить.
  - Смотри, как он доволен! Сейчас счастье из ушей полезет! - усмехался над Блайном Клерон.
  - Господи, да ведь это же просто невозможно! Неужели мы нашли нечто похожее на Землю?! Клер, отправляй исследовательский зонд! - восхищенно воскликнул Энджер.
  - Тихо, тихо. Сейчас отправят, без эмоций, пожалуйста.
  Вскоре экипаж слегка затих и все начали расходиться. Зонд подготовили, и он словно пуля вылетел из Флоренера, взяв курс на планету. Вскоре он скрылся в атмосферных облаках и стал передавать первые снимки поверхности. Блайн сидел перед монитором и смотрел на поступающие данные.
  - Так, господа, задержите дыхание! Атмосфера состоит из шестидесяти процентов азота и двадцати пяти процентов кислорода! Остальную часть составляют углекислый и другие газы. Это просто потрясающе! Очень большое содержание пара и присутствует озоновый слой! Температура у поверхности земли составляет от 40 ®С до 65 ® С. Это все в тени, а на солнце, как говорится, практически 70 ®С. Это меня разочаровало, еще отсутствует лед. Причем совсем, даже на полюсах его нет.
  - Слишком высокие температурные показатели, господа, я боюсь, что для людей это неприемлемо, - высказался господин Гроут.
  - Да ладно Вам! А на экваторе и в тропических частях планеты Земля, раньше жили люди! И ничего, никто не умер! - возмутился Блайн.
  - Учтите, что температура может быть и выше, это ведь средние показатели зафиксированные не в экваториальной зоне планеты! - настаивал на своем Гроут.
  - Да чушь полнейшая, ну на десять градусов больше и что?!
  - Да мне то все равно. Просто не питайте надежд, уже можно сделать выводы.
  - Что же Вам надо? Вы чего ищите, рай?! Так, диаметр планеты десять тысяч сто километров. Приблизительное значение, конечно же. Примерный оборот вокруг своей оси равен девятнадцати часам и трем минутам. Это конечно тоже немного подкачало, но еще не катастрофа. Только атмосферное давление слишком высокое, начинается от девятисот миллиметров ртутного столба. Черт! Так и знал! Обязательно что-нибудь будет не совсем как надо. Зато наклон орбиты есть, а значит, происходит смена времен года. Боже!
  - Что такое? - испугался Энджер.
  - Вы только посмотрите на это! Там же действительно растут деревья и различные растения! А это, Господи! Там животные! Смотрите все! - кричал Блайн, показывая на присылаемые зондом фотоснимки.
  На них все увидели раскинувшиеся леса, которые прерывались, резко переходя в поля. На них можно было заметить огромных животных, которые видимо паслись. Четко разобрать черты существ было просто невозможно, но то, что они передвигаются и являются именно живыми организмами, являлось неоспоримым фактом.
  - Так все, уважаемые дамы и господа, мы начинаем готовиться и через час отправимся на данную планету! У нас сегодня величайший день! - гордо произнес Клерон.
  - Одну минуту, одну минуту. Господин Клерон, я обращаюсь к Вам, на сей раз, ни как обычный человек. Вы не будете посещать данную планету, мы передадим все необходимые координаты, и этим займутся специалисты!
  - Вы в своем уме?! Ради чего мы летели?! Да вот именно, ради всего этого! Как можно дойти до вершины и не покорить ее?!
  - Опять мальчишество! С вами случилась беда на той планете, представляете, что ждет вас всех на этой?! При условии, что она обитаема! Даже на мертвой планете вы умудрились найти кучу неприятностей! Это целый мир полный опасности, которая может появиться из неоткуда. Эта планета кишит жизнью, и вы хотите отправиться туда?! - возмутился Гроут.
  - Отстаньте Вы со своими предостережениями. Всем внимание! Уважаемый экипаж Флоренера. Обращаюсь к вам как ваш капитан. Я совершил поистине множество ошибок и хочу принести свои извинения. Каждый из вас сейчас стал свидетелем уникального открытия, доселе не встречавшегося во Вселенной. Мы видим типичную копию нашей родной планеты Земля. Ее в свое время обнаружил мой друг господин Блайн. Именно ему по праву принадлежит честь первому ступить на данную планету. Все прекрасно понимают, что нас ждет опасность, но где она нас не ожидает?! Везде и именно мы должны заняться ее исследованием, так как в этом наше предназначение! Я обращаюсь к вам и призываю всех, кому интересен новый мир, присоединиться к моей группе. Это ваш шанс! Или вы собираетесь пассивно наблюдать за тем, как происходит величайшее открытие за всю историю человечества?!
  - Браво! Замечательная речь, но пишите расписку, господин Клерон! - протягивая ему лист бумаги и ручку, рявкнул Гроут.
  - Да подавитесь Вы своей распиской! - начиная писать, крикнул Клерон.
  Толпа стала возмущаться, но некоторые решили примкнуть к группе, в их числе были полковник Капл и главный врач Флоренера Онрела. Все с шумом начали подготавливаться к полету. Десять челноков налаживали все свои системы. В общей сложности на планету должны были отправиться сто пять человек.
  - Вы с ума сошли! Безумцы! Клерон! Что ты творишь, негодяй, кто же так поступает?! - кричал Гроут.
  - Да пошли Вы к черту! - махая на него рукой, фыркнул тот.
  - Там же может быть все что угодно! Любые живые твари могут сожрать вас. Вы можете притащить смертоносную инфекцию или еще непонятно что!
  - Мы, по-вашему, совсем идиоты?! Все отправятся в скафандрах, и я прослежу за тем, чтобы никто не снял шлем! Вперед покорять новый мир! Вселенная, подавись своей Землей! - вопил во всю глотку Клерон, выбрасывая различные жесты своими руками.
  - Простите его господин Гроут. Он помешанный, я обещаю, что прослежу за его действиями и гарантирую, что мы никого не потеряем, - обратился к нему Энджер.
  - Вы умный человек, но так же глупы сейчас, как и все. Вам хочется броситься и посмотреть все своими глазами, но это неверный шаг! Учтите, если с вами что-нибудь случится, в этот раз я не приду на помощь! Так и передайте своему 'капитану'! - бросая на пол папки, фыркнул в ответ господин Гроут.
  - Ну что, Блайн! Покорим твою Фаталию, да будет она новым миром для человека! - гордо кричал Клерон.
  Энджер внимательно наблюдал, как обезумевшая толпа суетилась и надевала свои скафандры. Люди словно потеряли разум и все как один хотели лишь одного. Это было массовое помешательство. Он смотрел и на Клерона, который тоже потерял разум, словно безумец, выкрикивая противоречивые высказывания, в которых порой отсутствовала любая логика. Ларена всячески поддакивала ему, а он то поднимал ее и кружил, то опускал на пол и начинал трясти. Энни была среди них и тоже что-то кричала. В этот миг Энджер почувствовал себя одиноким в этой массе людей. Одиночество сочилось сквозь выкрики толпы и поглощало его, разъедая душу, словно кислота.
  Энни была рядом, но она словно не являлось той, которая обычно находилась с ним. Лишь оболочка, а внутри другой человек, другая сущность.
  - Клер! Где мой скафандр? - наконец закричал ему в ухо Энджер.
  - А? Да вот же он! Тебе изготовили другой, потому что тот пришел в негодность! Надевай скорее, и мы вылетаем! - прокричал Клерон, вновь отключившись от реальности.
  Одевая скафандр, Энджер поглядывал на ту толпу людей, которая не согласилась высаживаться на планету. Они с презрением и недоумением смотрели на них. Ему так не хотелось уподобляться звериному поведению, но Энджер понял, что это его долг. Обещание, данное господину Гроуту, он обязан выполнить.
  Вскоре все были распределены по челнокам и стали ожидать старт. Наконец люк открылся, и один за другим аппараты полетели к планете. Космические просторы открыли свои объятия, и безумно красивая туманность поглотила их всех. Планета приближалась и уже начиналась атмосфера, ее спутников не было видно. Видимо они находились за ней. Раскаленные корпуса челноков проникали в новый мир, который словно почувствовал их и начал обороняться. Мирный шум деревьев нарушили десятки двигателей, которые с оглушающим ревом сжигали десятки литров топлива. Энджер наблюдал в окно, как под ними проносятся густые леса с высокими деревьями, окрашенными в зеленые и салатовые оттенки. Заливные луга прерывали лесополосу и открывали бескрайние просторы, на которых обитали сотни видов живых организмов. Он заметил как странные существа, отдаленно напоминающие птиц, летели стаей почти около облаков. Они испугались, услышав двигатели челноков, и ринулись в разные стороны. Поверхность планеты была все ближе и ближе. Впереди раскинулся огромный океан, вдоль побережья которого, они летели еще несколько минут. По полям бежали различные животные. Они были окрашены в желтоватый оттенок и по размерам превосходили слонов. Удивительно, но эти неуклюжие создания для своих габаритов передвигались очень быстро. Среди них находились более мелкие, и их тела видимо покрывала шерсть. Рыжая с золотистым оттенком, она переливалась на свету и делала животных необычайно красивыми. Разглядеть их более четко Энджер не мог, так как они достаточно быстро летели и все еще находились на приличной высоте.
  Вскоре экипажи челноков определились с местом посадки и решили произвести ее на берегу океана, посчитав, что там более безопасно, чем на опушках лесов или полях. Опоры аппаратов коснулись земли, и все приготовились совершить выход. Самым первым кто ступил на эту планету, как и обещал Клерон, стал Блайн. Он медленно спускался по лестнице и спрыгнул, двумя ногами встав на нее. За ним последовал Клерон, и остальные тоже начали покидать свои челноки.
  Каждому было выдано оружие, чтобы защищаться при нападении различных животных. Автоматы были на удивление небольшими и легкими. Энджер почувствовал, как под его ногами мягко проседал песок. Рядом с ним находился океан, волны которого тихо бились о берег. Шум волн был в точности похож на земной, и звезда, словно солнце, приятно освещала все вокруг.
  Группы постепенно объединились и начали продвигаться к опушке леса, находящегося недалеко от песчаного берега. Энни шла впереди и постоянно оборачивалась к нему, а на ее лице то и дело появлялась улыбка. Он шагал за всеми самым последним, и когда толпа скрылась среди деревьев, Энджер краем глаза увидел что-то далеко в океане. Присмотревшись получше, он разглядел в этом странном объекте деревянный парусник, а на его палубе бегали странные фигуры, похожие на людей, но внезапно появившаяся на горизонте волна на время скрыла парусник и когда она отошла, он исчез. Горизонт был совершенно чист, и сколько Энджер не пытался всматриваться, он не мог ничего разглядеть.
  - Что ты тут забыл?! - хлопнув его по плечу, закричал Клерон.
  - Что?! Черт, ты меня напугал! Я там видел кое-что.
  - Что ты там мог увидеть? - удивился, насвистывая Клерон.
  - Там был парусник! На его палубе находились люди!
  - Ты совсем что ли чокнулся?!
  - Я тебе отвечаю, Клер, он там был?!
  - Ты случайно шлем не снимал?
  - Нет! Я тебе говорю, я видел деревянный парусник! Он был на горизонте! - показывая на него рукой, уверял Энджер.
  - Слава Богу, я уж думал ты шлем снял! Короче так, держи оружие наготове, мы входим в лес, если ты не заметил и не отставай от группы! Мы на обитаемой планете! - грозно произнес Клерон.
  - Да понял я, - еще раз взглянув в сторону океана, пробубнил Энджер.
  Горизонт был по-прежнему чист. Подходя к деревьям, Энджер увидел огромные и высокие стволы шириной около двух метров. Они уходили далеко вверх, и верхушки практически было невозможно наблюдать снизу. Сотни ветвей тянулись и переплетались друг с другом. На них росли огромные плоды непонятных фруктов сиреневого цвета. Огромные листья темно-зеленого цвета плохо пропускали свет. Он снял автомат с предохранителя и медленно начал продвигаться за группой. В лесу раздавались различные звуки, которые исходили снизу. Энджер заметил, как под ногами ползают огромные насекомые чем-то похожие на муравьев. Они были примерно в два раза больше и странно попискивали. Энни старалась не наступать на них, но постоянно давила очередного муравья и начинала визжать. Энджеру самому было не по себе, он испытывал сильное отвращение. Между деревьев он заметил странную желтую нить похожую на паутину. Она тихо колыхалась на ветру, и в середине нее что-то находилось. Когда он приблизился к ней, то увидел огромного паука белоснежного окраса, который смотрел своими бездонными черными глазами прямо на него. Энджер попятился назад, но тот сам, испугавшись его, забился в трещину в коре дерева. Он был примерно сантиметров тридцать, но Энджер на всякий случай отходил от дерева, не поворачиваясь к нему спиной.
  Под ногами стали бегать другие насекомые похожие на длинных сороконожек. Они с любопытством подбегали к людям и пытались покусывать их обувь.
  - Какая мерзость! Я не могу здесь больше находиться, мне плохо! - закричала Энни и стала давить их.
  - Успокойся, это просто насекомые! - пыталась привести ее в чувство Ларена.
  - Мы не знаем кто они! Может они питаются мясом!
  - Навряд ли, иначе бы нас уже сожрали, - уверяла Ларена.
  - Так они ведь пробуют нас на вкус!
  - Успокойся, Энни, я тебя спасу, если что, - обняв ее, произнес Энджер.
  Лес становился гуще, и свет проникал лишь местами через крону деревьев. Наверху раздавалось безумно красивое пение непонятных животных. Они словно птицы свистели и трещали.
  - Если бы не боялся инфекции, так и снял бы шлем! Ну и конечно, если бы здесь не было такого высокого давления, - восхищенно воскликнул Блайн.
  - Да, но не забывай, так к тебе никто не заберется, а в открытый скафандр может черти что заползти, - усмехнулся Клерон.
  Все восхищались местом, в котором они находились, лишь Ареон был подавленным и безучастным. Он расстроено посматривал наверх и постоянно вздыхал. Энджер заметил странные наросты бледного фиолетового цвета. Приблизившись к ним, он понял, что это вероятнее всего грибы.
  - Клер, смотри. Можно пожарить и употребить, - усмехнулся он.
  - Иди ты знаешь куда грибник! К такому даже прикасаться не стоит, не вздумай ничего трогать, оно либо рванет и обрызгает какой-нибудь дрянью, либо вообще откусит тебе руку.
  - Да я и не трогаю ничего. И потом мне кажется, что страшно не это, а то, что скрылось за этими деревьями. Вдруг здесь какие-нибудь плотоядные звери бродят, - испуганно оглядываясь по сторонам, шепнул Энджер.
  - Вот поэтому у нас и есть эти штуки под названием автомат! Увидишь, что к тебе идет зверюга, невиданная, стреляй на поражение.
  - А если она травоядная?
  - Какая разница?! Тебя и травоядная может зашибить! Тем более можно подумать ты знаешь, чем отличается травоядный зверь от хищника, а зоолог?!
  - Без понятия.
  - Вот, тем более, учти, он может жрать траву, но и не брезговать мясом, особенно деликатесом вроде тебя, который прибыл с другой планеты! - смеялся Клерон.
  Они продолжали продвигаться в глубь леса и вскоре натолкнулись на ручей, который впадал в большой водоем. По его берегам росли огромные кусты, из которых торчали красные с бежевыми пятнами бутоны цветов. К ним постоянно подлетали небольшие животные, похожие на колибри и видимо пили их нектар. У каждого на спине располагалось по две пары крыльев, которыми они быстро махали. Эти странные создания переливались на свету и отдавали бирюзовым оттенком. В некоторых местах их пух имел красно-оранжевый окрас, а крылья были абсолютно прозрачными. На маленькой голове находились оранжевые глаза. Они выглядели словно бусинки, а ниже их располагался большой и острый темно-синий хоботок. Все они были размером с кулак. Энни стали умилять эти создания, и она решила подойти к ним поближе, но ее опередила одна из девушек. Та протянула руку, чтобы потрогать одну из птиц.
  - Ничего не трогать! Я кому это сказал уже раз триста?! А если она тебе руку откусит?! - увидев это, закричал на нее Клерон.
  - Господин капитан, но у нее нет зубов! - ответила девушка.
  - Какая разница! Не трогать птицу!
  Девушка проигнорировала Клерона и прикоснулась к сидящей на цветке странной птице. Та с сильным писком вспорхнула в воздух и набросилась на нее. Девушка в отчаянье завизжала и бросилась бежать. Клерон быстро среагировал и прицелился, но увидел ужасную картину. Откуда ни возьмись, десятки подобных птиц выпорхнули из кустов и набросились на бедную девушку. Она в отчаянье отбивалась, но они быстро проткнули ее скафандр и стали высасывать хоботками кровь. В отряде началась паника, и по ним открыли огонь. Тишину леса нарушили громкие выстрелы из сотни автоматов. Люди палили во все стороны, и тушки убитых птиц падали на землю, разлетаясь в клочья. Клерон подошел к девушке и увидел, что та мертва. Одна из птиц раздулась, словно напившейся крови комар и полетела к цветку. Своим хоботком она дотронулась до бутона и стала наполнять его добытой кровью, которую высосала из тела погибшей.
  Клерон был шокирован увиденным и выстрелил с близкого расстояния, в ничего не подозревающую птицу, та разлетелась на мелкие куски. Вскоре стрельба затихла и все увидели, как на земле лежат несколько человек. Во время того, как все стреляли, птицы успели напасть еще на нескольких участников экспедиции.
  - Черт возьми, Клер! Мы потеряли десять человек! - закричал Блайн.
  - А я говорил, ничего не трогать! Вы слышите меня, остолопы?! Не трогайте ни животных, ни растения!
  - Ты видел это, Клерон? - не веря своим глазам, шепнула Ларена.
  - Видел, и знаешь, что я думаю? Это полная дрянь!
  - Что вы видели? - с интересом спросил Энджер.
  - Эти птицы не собирают нектар с данных цветов, они наоборот их кормят! - начала Ларена.
  - Каким образом?
  - Они набрасываются на жертву, высасывают из нее кровь, а потом, напившись как комар, раздуваются, в два раза превышая свой нормальный размер. Потом подлетают к цветку и прямо в центр, начинают сливать через свой хоботок кровь. Это изумительно, ничего подобного на Земле никогда не существовало! Эти птицы вампиры и, причем, судя по всему, данные растения тоже. Смотри на листья, они испещрены прожилками, словно это вены, сейчас попробую разрезать один из листьев.
  - Ларена! Мать твою! Я же сказал, ничего не трогать!
  - Да успокойся ты, эти кусты мне вреда не причинят, иначе бы эти колибри не охотились на нас, - отрезая лист от куста, прошипела она.
  Энджер смотрел, как из разрезанных прожилок потекла кровь. Она была различных цветов, что свидетельствовало о разнообразии рациона питания данных растений и птиц. Ларена восхищенно рассматривала срез листа и постоянно что-то бубнила про себя.
  - Это просто кошмар какой-то... У меня слов нет. Это кровь других животных? - спросил Энджер.
  - Вполне возможно, оно исключительно существует благодаря этим птичкам, - хихикая, шепнула Ларена.
  - А чем же питаются сами летуны?
  - Они оставляют часть крови себе или высасывают переработанные остатки этой субстанции через те же самые цветы! Это просто восхитительно.
  - Восхитительно? Ты что, дура что ли?! У нас люди погибли из-за этих дурацких летающих куриц! - недоумевал Клерон.
  - Во-первых, не называй меня так! А во-вторых, ты сам потащил сюда людей! Никто тебя не просил этого делать, и они записаны на твой счет, а не на мой! - ударив его по шлему, крикнула Ларена.
  - Ладно, извини, Ларена, ну прости! Просто зачем восхищаться-то этим!
  - Меня интересует биологическая жизнь на этой планете, и процессы, которые происходят тут. А смерть людей меня не восхищает, и мне их тоже искренне жаль!
  - Заберем их с собой? - стоя около тел погибших, спросил Ареон.
  - Ну ты чем, вот чем ты думаешь-то?! Куда, куда мы их заберем, Ареон?! Очнись! Ты понимаешь, что в их тела уже проникли неизвестные нам микроорганизмы и вирусы! Ты хочешь заразить весь экипаж Флоренера какой-нибудь дрянью?! - кричал Клерон.
  - А что же делать? Не по-человечески будет их здесь вот так бросить.
  - Ареон, но он прав, мы не можем забрать тела погибших. Продезинфицировать скафандры мы еще сможем, но весь труп не получится, а капсул для тел у нас с собой нет, - ответила Ларена.
  - Пусть пришлют.
  - Мы оставим их здесь, сложим и забросаем ветками, ничего не поделать. Сами же отправимся дальше, - ответил, положив ему руку на плечо Блайн.
  - Имеет ли смысл продолжать экспедицию после таких несчастных случаев, господин капитан? - обратился к Клерону один из людей.
  - Имеет, просто давайте будем осторожнее себя вести, если бы эта девушка не тронула птицу, то все остались бы живы, - ответил бодро Клерон.
  - Нет, мы не пойдем дальше, кто со мной хочет вернуться к челнокам, поднимите руки. Извините, - ответил тот.
  Сорок два человека подняли руки и направились назад к челнокам. Ареон вместе с оставшимися людьми сложил погибших и, наломав веток, забросал ими их тела.
  - Так, наши ряды значительно поредели, ну ничего, отправляемся дальше, - идя вперед, произнес Клерон.
  - Не знаешь, почему летуны на нас сначала не напали? Есть какие-нибудь мысли, - спросил Энджер Ларену.
  - Честно говоря, без понятия, но возможно одна из особей стала защищаться и, проклевав скафандр, попробовала кровь, она посчитала ее подходящей и сообщила об этом другим. Не забывай, Энджи, что здесь мы другие существа, и они это чувствуют, от нас не пахнет жизнью, так как мы в скафандрах, а значит, отсутствует определенная реакции на нас. Стоит им почуять нашу плоть, и они набросятся. А так все из нас лишь ходячие объекты, и они во многом полагаются не на движение, а на вкус и обоняние, - ответила Ларена.
  - То есть, мы для них без вкуса и запаха?
  - Наверное да, в своих скафандрах мы лишь вызываем у них любопытство или страх.
  - Интересно рассуждаешь... - прошептал Энджер и посмотрел на странные кусты еще раз.
  Все оставшиеся в группе люди отправились дальше. Энджер, как и всегда шел последним. Его не покидало ни на минуту ощущение опасности, каждый шаг мог оказаться последним. Лес постепенно начал редеть, и среди стволов деревьев показались странные силуэты. Это были огромной величины животные, которые объедали кустарники вблизи деревьев. Невыносимая жара стояла в воздухе, но скафандры не пропускали ее. Постепенно лес закончился, и перед всеми раскрыли свои объятия бескрайние поля. Вереница идущих животных тянулась от озера до лесной опушки. Вдали виднелся огромный вулкан, который выбрасывал из своего жерла серые клубы дыма и пепла. Звезда находилась высоко в небе и ярко освещала всю территорию. Прекрасный мир свежих и ярких красок плавно переходил в темные тона леса. Растения, покрывающие всю территорию, были настолько разнообразны, что это приводило в восторг всех членов экспедиции. Огромные цветы выше человеческого роста склоняли свои головы под собственной тяжестью. Колосящаяся трава, которая была практически до пояса обычному человеку покрывала землю, содержащую в себе огромное количество минералов и других питательных веществ. Легкие перистые облака, находящиеся на немыслимой высоте медленно двигались по небосклону.
  Все представленное здесь было похоже на Землю до массового вымирания флоры и фауны, вымирания, которое навсегда решило судьбу человечества и всей планеты в целом. Но самым прекрасным зрелищем стало наличие среди всего этого пейзажа прекрасных и красивых животных. Их изящные формы созданные эволюцией, восхищали даже при первом взгляде. Звуки, которые они издавали, были похожи на странное пение, местами прерываемое оглушающим стрекотанием. В воздухе парили различные виды птицеподобных созданий. Около гигантских цветов порхали различные насекомообразные существа. Никто не имел даже малейшего представления о том, кто может представлять для них угрозу. Любое животное, даже самое безобидное на первый взгляд, могло стать роковой ошибкой легкомысленного и неосторожного поведения. Животные приближались к лесу все ближе и ближе. Клерон остановился и посмотрел на них более внимательно. Все остальные замерли в ожидании.
  - Вы только посмотрите, они прекрасны. Интересно, что это за существа и представляют ли они опасность для нас? Только тихо, дамы и господа, мы не должны шуметь, иначе мы рискуем потерять свою жизнь. Ларена, сфотографируй их, только аккуратнее.
  Энджер увидел, как одно из животных приближалось к Клерону, тот в испуге попятился назад. У этого создания были мощные конечности, которые плавно переходили в длинное, вытянутое тело. Его кожа была покрыта различными выступами желтоватого цвета. Основным оттенком кожного покрова, стал бежевый, местами коричневый цвет. Огромные черные глаза с покрасневшим белком пристально смотрели на Клерона. Рога и другие костяные наросты полностью отсутствовали, но, не смотря на это, животное вызывало у всех чувство страха.
  - Клер, отходи назад! - нервно произнес Энджер.
  - Да погоди ты! Я не могу идти назад, оно может подумать, что я на него решил наброситься! Ларена, хватит его снимать, достаточно уже. Знай меру!
  Ларена продолжала фотографировать, но тут животное стало оглядываться назад и издало громкие звуки похожие на клокотание и треск. Краем глаза Клерон увидел, как из-за дерева вышло создание еще большего размера, чем это. Оно отличалось лишь наличием огромного гребня красного цвета на голове. Животное поднимало в воздух голову и рычало. Пронзительный рык заставил дрогнуть руку одного из участников экспедиции, и он выстрелил из автомата.
  - Боже! - завопил он, испугавшись произведенного им выстрела.
  - Прекратить огонь, идиот! - зашипел Клерон, наводя прицел автомата прямо в голову существу.
  Оно стало отходить, но Ларена случайно уронила фотокамеру на землю, и та ударилась об камень. Животное незамедлительно среагировало на этот инцидент и бросилось на нее. Та в отчаянье принялась кричать и побежала прочь. Клерон мгновенно среагировал и кинулся ей на помощь, открыв огонь по животному. Ему удалось обойти его со стороны и он встал у него на пути, закрывая собой Ларену.
  - Нет, Клер, что ты делаешь! Стреляй! - закричал Блайн.
  - Не могу, он не работает! Господи! - пытаясь выстрелить, кричал в отчаянье Клерон.
  И когда Клерон вместе с Лареной уже прощался с жизнью, Блайн произвел выстрел в зверя, кинувшись прямо к нему под ноги. Тот резко развернулся и двинулся на Блайна. Он раскрыл свою пасть и быстрым движением набросился на него. С невыносимым воплем тот оказался в его зубах, и зверь с громким хрустом отгрыз ему своими мощными челюстями правую часть тела до руки. Блайн рухнул на землю и перестал двигаться. Животное тем временем испугавшись выстрелов, скрылось в лесной чаще. Остальные особи тоже разбежались в разные стороны.
  - Блайн! Сукин сын! Что же ты натворил! - подбегая к нему, вопил Клерон.
  Тот лежал без сознания и его глаза были закрыты. На его лице, на удивление всех, не было выражения боли, и оно выглядело совершенно спокойным. Вся правая половина от бедра до руки отсутствовала. Из разорванного тела вывалились внутренние органы, и хлестала кровь. Ареон подбежал к лежавшему Блайну и присев на землю, положил себе его на руки.
  - Только не умирай, пожалуйста, Блайн, - начал повторять он не прерываясь.
  - Врач! Где врач?! Позовите его сюда! - кричал нечеловеческим голосом Клерон, хватаясь за свой шлем.
  К ним подбежала госпожа Онрела, но, взглянув на Блайна, она сразу же отвернулась.
  - Я здесь бессильна, господин капитан, он нежилец, - тихо шепнула она.
  - Как?! Вы же врач! Помогите ему, черт Вас дери! Он не должен здесь умереть! Делайте все, что в Ваших силах!
  - Прекратите, господин Клерон! У него рана несовместимая с жизнью, я не понимаю, почему он вообще еще жив! Его сердце должно было сразу же остановиться!
  - Тогда облегчите ему страдания, я прошу Вас, - зарыдав, обратился к ней Клерон.
  - Хорошо, отойдите, пожалуйста, - открывая аптечку, произнесла она.
  - Нет! Не трогайте его! - зашипел на нее Ареон.
  - Оставьте в покое меня! И ты, Ареон, уйди! За что?! Почему это произошло?! - кричал Клерон.
  Остальные члены экспедиции смотрели на происходящее и молчали. Энни заплакала и уткнулась в Энджера, который пытался сдерживать эмоции, но у него это плохо получалось. Клерон бегал из стороны в сторону и просил помочь Блайну. Все смотрели на него и только лишь качали головой. Ареон не отпускал умирающего Блайна, и его скафандр был залит горячей кровью. В разорванном теле можно было увидеть, как бьется еще живое сердце, обреченное на скорую остановку. Сознание Блайна уже покинуло его мозг, но тело все еще продолжало бороться за жизнь. Палящий полуденный зной стоял в воздухе, но его никто не ощущал кроме открытой раны Блайна. Онрела ввела ему один из своих препаратов, и тот начал дергаться в конвульсиях. Вскоре кровь перестала течь из разорванного тела, и Блайн скончался. Она тихо закрыла аптечку и отошла в сторону. В этот момент Ареон заплакал, и его вопли были слышны всем.
  - Господин капитан, ваш человек скончался, - произнесла она, подойдя к нему.
  - Нет! Сволочи! Твари! Не верю! Это все сон, лишь дурацкий сон! Дайте мне проснуться! Блайн! Будь ты проклят! Зачем ты убил себя! - упав на землю, стал биться в истерике Клерон.
  - Успокойся, Клер! - принялся его усмирять Энджер.
  Все стояли в полном молчании и смотрели на плачущего Ареона, который держал изуродованное тело Блайна. Клерон вскоре успокоился и больше не произносил никаких слов. Он смотрел притупленным взглядом на всех по очереди, словно его психика включила своеобразную защиту, чтобы не пострадать полностью. Ларена пыталась поговорить с ним, но он в ответ лишь качал головой.
  - Если мы не можем его взять, дайте мне лопату... Негоже ему тут лежать не погребенным... - тихо сказал Ареон.
  Вскоре один из членов экипажа передал Ареону лопату, и тот начал копать землю. Через несколько минут Ареон своими крепкими руками вырыл глубокую яму и положил в нее тело Блайна. После чего он еще какое-то время смотрел на него и вскоре засыпал землей.
  Энджер с ужасом наблюдал за происходящим, и его мысли провалились в бездну подсознания. Энни плакала и смотрела на него, но он уставился в одну точку и молчал. Он никак не мог поверить в то, что произошло несколько минут назад. Все это казалось обычным дурным сном, какие снятся практически каждому время от времени и носят реалистичный характер. Блайна больше не было. Он существовал, но уже не в той форме, в какой существуют обычные живые люди. Его сознание мертво, и осталась лишь плоть. Все то, что когда-то находилась в его голове: мысли, переживания, чувства, все это рассеялось и превратилось в прах. В этот момент Энджеру почему-то вспомнился Данелл Морт. Он, наконец, понял то, о чем писал этот человек в своих книгах.
  'Он был прав, по сути, но слишком все иронизировал, хотя лопата существовала до смерти Блайна, она была изготовлена, возможно, пару лет назад, когда тот даже и не думал о смерти. Ее судьба была определенна с самого первого дня. Никто не думал, что данная вещь станет орудием захоронения тела человека. Никто не мог предполагать, что именно ей Ареон разроет инопланетную почву для погребения Блайна. Тот ее никогда не видел, но она существовала. Он жил, и она существовала в этом мире, теперь Блайн мертв, но она все равно существует. Боже, думая об этом можно свихнуться, ведь это с одной стороны полный бред, с другой обыкновенный факт, на который в безумном ритме жизни мы не обращаем внимания. Место куда захоронили Блайна, тоже существовало и будет существовать. Оно было здесь миллионы лет назад и ждало этого момента. Где-то и меня ждет место моей гибели, место моего погребения. Вещи носят в себе историю, каждый атом навсегда записывает свою историческую линию. Они меняются, переходят из простого строения в более сложное, но пуля, убившая человека, может быть расплавлена, а металл навсегда сохранит в себе память того, что им было совершено убийство. Все это, по сути, и есть пути элементов, а наша плоть, это лишь элементы, которые составляют нас. Со временем мы теряем волосы, клетки кожи и крови. Наш организм меняется, замещая старую материю новой, каждый день часть нашего организма умирает и рождается новая, лишь только сознание остается на протяжении всей жизни. Оно сохраняется благодаря памяти, но если мозг постоянно обновляется, как данная память поддерживается? Наверное, постоянно перезаписывается и копируется, сложный механизм работает не прекращаясь. Мы непостоянны, но остаемся собой и это самое удивительное!' - идя и смотря себе под ноги, размышлял Энджер. В его душе все рвалось на части, и он старался отогнать от себя воспоминания о Блайне.
  Вся группа продвигалась дальше, никто не знал, о чем думает Клерон, но он решительно двигался вперед и не отвечал на оклики. Вся экспедиция следовала за ним, а Ареон постоянно оборачивался назад, все еще посматривая на небольшой холмик земли. Энни держала Энджера за руку, но он не чувствовал больше той теплоты и нежности, что испытывал прежде. Ему не было жаль ее, когда та плакала. На миг ему показалось, что он разлюбил Энни, но, представив свой привычный ритм жизни без нее, Энджер понял, - это не так.
  Люди шли вдоль окраины леса и внезапно стали ощущать на себе взгляды свирепых созданий. Они не видели среди деревьев зверей, и им казалось, что там пусто, но это было не так.
  - Господин капитан, прекратите создавать полную неопределенность! Вы наверное думаете, что все позади, но это не так! Нам нужно проявить бдительность, и я хочу узнать у Вас некоторые данные, - обратился к нему полковник Капл.
  - Что Вам от меня нужно?
  - Мы сейчас продвигаемся к непонятной цели, но эти животные могут оказаться для нас опасными. Они разбежались, но где гарантии, что вкусив человеческой плоти, они не вернутся и не разорвут нас в клочья?!
  - Это не ко мне. Все вопросы к Ларене... - подавленно буркнул Клерон.
  - Госпожа Ларена, я хочу у Вас уточнить, являлись ли данные животные представителями хищников? Либо принадлежали ли они к всеядным? Хоть какие-то признаки Вы можете у них выявить, чтобы определить вероятность их возвращения и нападения на наш отряд?!
  - Откуда мне знать? Вы такой интересный человек, да, я биолог, но, во-первых, это другая планета, и законы развития данных организмов мне неизвестны, а во-вторых, вы вообще представляете себе, в каком я была состоянии, когда оно на меня набросилось?!
  - Я все понимаю, но есть же общие признаки, по которым можно, хотя бы определить, что за животное перед нами?!
  - Как она это сделает?! Вы своей-то головой подумайте! - возмутился Клерон.
  - Он прав, я знаю, к чему клонит господин полковник. Определить чем питается животное можно по форме зубов. Наличие клыков, уже говорит о присутствии мяса в рационе питания данного зверя. Если же зубы полностью плоские, с плоской головкой, то скорее животное питается растительной пищей и полностью травоядно. С другой стороны, в этом мире может все происходить иначе, какие-то общие законы соблюдаются, но например мы не знали, что летуны являются кровососущими представителями фауны этой планеты. Узнали мы о них более подробно лишь благодаря несчастным случаям и выяснили, что входит в их рацион. При наличии хоботка у животного, нельзя точно судить о том, что конкретно данное биологическое приспособление помогает ему употреблять в пищу. Это могли быть как нектар, так и кровь, - ответила Ларена.
  - Благодарю, но вот что еще я хотел узнать, вспомните хотя бы рану погибшего. Наблюдались ли на ней следы клыков или острых передних резцов? - спросил Капл.
  - Если оно откусило кусок плоти, значит, является хищником! Что тут непонятного?!
  - Подожди, Клерон, не кричи, он прав, мы должны хотя бы предположить, чем питаются эти животные, иначе нам грозит опасность. Оно могло и не употребить в пищу данный кусок, это ведь животное и оно испытывает страх, в таких случаях происходит нападение, и то, что оно выгрызло кусок плоти, еще не говорит о нем как о плотоядном. С другой стороны, обычно травоядные не совершают таких действий, лишь за редким исключением. Рана была вообще рваная и, о Господи, я отчетливо вспомнила о наличии глубоких отпечатков зубов в области ключицы! Это говорит лишь о том, что оно, возможно, либо всеядное, либо плотоядное! - испуганно оглядываясь по сторонам, произнесла Ларена.
  - Отлично, именно это мне и нужно было услышать от Вас. Господа, только без паники, приготовьте свое оружие и сосредоточьте внимание на деревьях. Животные большие, но они довольно быстрые и сливаются с местностью. Возможно, что они уже затаились и готовят нападение на нас! - закричал Капл.
  Один из членов экипажа услышав это, начал сильно кричать и кинулся бежать. Капл велел ему остановиться, но тот упорно игнорировал его просьбы. Внезапно из чащи раздались сильные рыки и стрекотание, которые переросли в гоготание. Из-за дерева большой толщины выскочило одно из животных и перегрызло пополам убегающего человека. В отряде началась паника, люди открыли огонь по стволам деревьев. Капл пытался прекратить панику, но его никто не слышал. Зверь быстрыми движениями разорвал останки погибшего, и было слышно, как его кости хрустели в пасти этого чудовища.
  Энджер держал наготове автомат и напряженно вглядывался в чащу. Энни стояла за его спиной и ее трясло от страха. Даже Ареон на время перестал грустить и сосредоточился. Вскоре люди прекратили стрелять, и воцарилась мертвая тишина. Все заметили, что зверь исчез так же неожиданно, как и появился, оставив от своей добычи лишь кровавое пятно. Клерон медленно стал идти вперед, и внезапно увидел бегущего на него из леса зверя.
  - Гребни! Они бегут на нас! - закричал он и открыл огонь по животному.
  Внезапно из лесной чащи стали выскакивать другие особи и набросились на людей. Те, кто находились дальше от первых рядов быстро побежали в поле. Начался ад, и вокруг были слышны крики людей, которых заживо рвали на куски, тут же съедая. Вся трава около леса покрывалась кровью и человеческими трупами. Куски мяса летели в разные стороны, и животные дрались за них, вырывая их друг у друга из пасти. Энджер несся как угорелый и тащил за собой Энни. Она постоянно отставала, и в итоге он взял ее на руки. Он не видел перед собой дороги и не чувствовал усталости, Энни казалась ему пушинкой. Такого прилива сил Энджер до этого никогда не ощущал. Бегущие сзади люди постоянно отстреливаясь от зверей, бежал и Клерон. Ареон уже давно опередил всех оставшихся в живых и достиг озера. Никто не знал куда бежать, в голове у них была лишь одна мысль - выжить.
  Вскоре выстрелы прекратились, и лес оказался далеко позади. Поняв, что их не преследуют, оставшиеся в живых члены экипажа прекратили бег и стали переводить дыхание. Энджер рухнул в траву вместе с Энни и начал припадочно хохотать. Она услышала это, и ее тоже охватил припадочный смех. Клерон сел в траву и начал качаться, пытаясь успокоиться. Выжило всего лишь одиннадцать человек. Ларена и Ареон тоже спаслись, полковник Капл был в их числе.
  - Где госпожа Онрела?! - смотря на оставшихся в живых, спросил он.
  - Она погибла, господин полковник, - произнесла с сожалением Ларена.
  - Чертовы твари! Чтоб вы сдохли! - закричал в сторону леса Капл.
  - Мы должны понять, не преследуют ли они нас, мы хоть и положили штук двадцать этих тварей, но их было гораздо больше, - обратился к нему Клерон.
  - Нет, они остались там, эти твари предпочитают охотиться в чаще или вблизи прилегающей к лесу территории. Онрела! Какого же черта ты не спасалась бегством! А-а-а! - срывая траву, кричал он.
  - Господи, надо идти к челнокам, иначе мы все тут перемрем! - высказался, отдышавшись Энджер.
  - Иди! Иди недоумок! Ты понимаешь, что мы отрезаны от челноков?! Они нас там поджидают в этом дурацком лесу!
  - Господин, Капл, держите себя в руках! У нас есть связь, и мы можем попросить их подлететь сюда!
  - Да нет у нас ни черта! Вся связь либо в зубах этих ублюдков, либо валяется на траве возле их 'обеденного стола!' - воскликнул полковник.
  - Меня просто поражает подход к межпланетным полетам! Опять на всех один передатчик! Это мы уже проходили на той планете! Черт бы вас всех подрал! Неужели нельзя дать такие передатчики каждому?! Жизнь не учит не чему?!- возмутился Энджер и вскочил с места.
  - Стой! Погоди, Энджи, полковник, через сколько нас начнут искать? - обратился к нему Клерон.
  - Ха! Они не станут этого делать! Если мы не вернемся к закату, то их отзовет Флоренер! Именно так гласит инструкция!
  - Вы что издеваетесь?! Какое они имеют право нас здесь бросить?! - кричал Клерон.
  - Это Вы, господин капитан, скажите господину Гроуту спасибо!
  - Господи, что за бред?! Хочу проснуться! - отчаянно схватившись за шлем, закричал Клерон.
  - Клер, заткнись! Нам надо идти назад!
  - Давно было пора это сделать! Но теперь поздно! Я вообще не понимаю, на кой черт мы сюда перли! Что вы все хотели получить от экспедиции?! - недоумевал полковник Капл.
  - Мы шли осматривать поверхность планеты. Просто хотели исследовать и посмотреть, никто никаких особых целей не преследовал! - отозвался один из членов группы.
  - Надо было сразу поворачивать назад. Идемте на тот холм, с него есть обзор на местность. Сделаем там привал и поставим пост. Я надеюсь, они все-таки попробуют нас искать, - взяв себя в руки, сказал Капл.
  Все двинулись к холму и через полчаса сделали на его вершине привал. Энджер смотрел вдаль на лес и ждал появления из-за него челноков, которые заберут их с этой планеты. Он успел возненавидеть ее еще больше чем Ареонию. Не красивый закат и прекрасные пейзажи не смогли успокоить его и дать возможность взглянуть на все происходящее под другим углом. Время шло, но никто так и не прилетал к ним. Вскоре алый закат, озаривший всю долину начал гаснуть, и звезда скрылась за горизонтом. Небо начало приобретать темно-голубой оттенок и на нем появились первые звезды. Вдали Капл заметил огни фонарей и попытался посигналить им.
  - Ура! Все-таки они решили нас спасти! Вспомнили о нас! - воскликнул Клерон.
  - Тихо, я что-то слышу, - перестав сигналить, шепнул Капл.
  Со стороны леса все услышали человеческие крики и вопли. Вскоре дошли и звуки выстрелов. В конце концов, все поняли, что группа, которая покинула их в начале, вернулась на их поиски и погибла. Затаившиеся животные набросились на них и вмиг разделались со всеми, сделав их своей пищей.
  Мертвая тишина вновь стояла в долине, и с каждой минутой становилось все темнее. В небе над горизонтом появился серп одного из спутников этой планеты. Он словно маленькая Луна освещал вокруг себя часть небосклона. Через некоторое время за ним появился и второй. Это выглядело очень необычно и красиво. Два тонких серпа висели в небе, постепенно поднимаясь все выше и выше, слабо освещая долину.
  - Жаль, что они не полные, иначе было бы лучше видно. Двойное полнолуние, уверен, это довольно живописно! - усмехнулся Энджер.
  - Может нам костер развести? - предложил Клерон.
  - Во-первых, где мы возьмем ветки?! К лесу идти? Поверьте, это очень глупая затея! Во-вторых, мы можем привлечь других тварей, - возразил Капл.
  - Животные боятся огня, но насчет первого, Вы правы. Туда никто в здравом уме не отправится. Теперь мы полностью отрезаны, и вероятнее всего нас не спасут, но с другой стороны огонь бы нам помог, даже если бы челноки решили улететь, они бы заметили свет от него. Это послужило бы для них сигналом о том, что остались выжившие, - ответил Клерон.
  - Идите, я отпускаю Вас, насобираете веток и подожжете! Я не против!
  - Перестаньте, мы можем включить фонарь и если увидим, как они улетают, то посигналим им, - попытался всех успокоить Энджер.
  - Блайн счастливый человек! Ему сейчас хорошо, а мы тут будем подыхать в мучениях, а потом нас просто сожрут! Отлично, я всегда мечтал умереть именно такой смертью! - воскликнул Клерон.
  - Ах ты, гад! Говоришь что ему хорошо, тварь, он же ради тебя жизнь отдал! Тебя спас, скотина ты неблагодарная! - вскочив с земли и набросившись на Клерона, закричал Ареон.
  - Отставить, щенки! Грызть друг другу глотки будете там, на Флоренере! А сейчас всем взять себя в руки! Иначе я вас обоих пристрелю! - рявкнул на них полковник Капл.
  Наступила ночь, но на небе было все равно достаточно светло. Огромное количество ярких звезд составляющих ядро галактики сияло на небе, предавая ему особенную яркость. Кое-как освещали местность два спутника планеты. На ночном небосклоне то и дело можно было заметить падающие звезды. Тут Энджер увидел, как среди звезд с большой скоростью двигается небольшая светящаяся точка. Несомненно, это был их Флоренер, который находился на орбите этой планеты. Вскоре он скрылся за горизонтом, и Энджеру стало тоскливо на душе. Он в какой-то степени начал себя проклинать за то, что решился связать свою жизнь с Клероном и его экспедицией.
  'Сидел бы дома сейчас, наслаждался бы ночным небом, черт, хотя да, его же там не видно! Все равно нашел бы развлечение... Хотя нет, уж лучше увидеть мир и умереть, чем прожить в четырех стенах, так ничего и не повидав! Если бы я не познакомился с ним, то не встретил бы Энни. Нет я все-таки люблю ее, иначе бы не переживал каждую минуту, посматривая на нее. Когда она спит, я смотрю, дышит ли она, когда у нее что-то болит, я осматриваю ее и тысячи раз спрашиваю о самочувствии! Нас спасут, я уверен. Не чувствую смерти, хотя Блайн умер, но этого я не смог предугадать... Энджи, возьми себя в руки, ты можешь успокоиться, в конце концов, ты выжил, и живы остальные. Это самое главное!' - пытаясь думать о положительных моментах, рассуждал он.
  Внезапно далеко над лесом Энджер увидел огни, которые поднимались вверх. Вскоре донесся громкий рев двигателей. Десять челноков друг за другом поднимались все выше.
  - Черт! Они улетают! Вставайте все! Скорее, скорее сигнальте им! - включая свой фонарь и махая им, закричал что было силы Энджер.
  - Как?! Где?! - вскочил ошалевший Клерон.
  Все принялись кричать и махать включенными фонарями, но челноки, словно не замечали происходящего. Они постепенно удалялись за горизонт, и в итоге скрылись за ним. Группа продолжала сигналить еще несколько минут уже пустому небосклону. В итоге все по очереди выключили фонари и в полном отчаянье сели на землю. Надежду не терял только Энджер и продолжал махать фонарем еще полчаса, но вскоре его остановил полковник Капл.
  - Успокойся, сынок! Хватит тратить свои силы и нервы. Выключи фонарь, чтобы не привлечь сюда непрошенных гостей, которые решат полакомиться нашей плотью.
  - Я не могу поверить, что они бросили нас здесь! Ведь они должны были видеть наши сигналы! - возмущался Энджер.
  - Держи себя в руках, я еще и не в такой ситуации оказывался, хотя это происходило не на другой планете. Я тебе вот что скажу, им наплевать на нас. Выразился бы грубее, но в присутствии дам, не позволяет воспитание! Пилотам челноков отдали приказ, потому что никто из группы не вернулся к полуночи. Как полностью стемнело, так их и отозвали, но еще не все потеряно, потому что Флоренер не сойдет с орбиты еще несколько дней, они проведут поиски, я уверен. По инструкции, чтобы не понести потери среди боевой техники, а челноки это не атмосы и не Флерейсеры, их с наступлением темноты должны отозвать. Когда наступит утро, они с первыми лучами солнца, вернее безымянной звезды, начнут поиски в районе не более ста километров от места высадки. А так как с одной стороны океан, они вряд ли бросят все силы туда. Поэтому нам нужно продержаться до утра, - обнадеживающе высказался полковник.
  - Тогда почему Вы так психовали? - удивился Энджер.
  - Во-первых, я очень сильно расстроился из-за гибели Онрелы. Мы с ней знакомы двадцать лет и проработали столько же бок о бок. Очень тяжело терять своих людей. Во-вторых, расстроился, что не выполнил поставленной задачи, вернее выполнил, но с огромными потерями. В-третьих, всякое может произойти, и этот самодовольный Гроут, на мой взгляд, способен просто отозвать челноки насовсем, отказавшись проводить поиски. Тогда мы точно все умрем, потому что на этой планете нам явно не выжить. Давление не подходит, и все мы получим инсульт! Да и даже если бы все было нормально, любая инопланетная инфекция быстро скосила бы нас!
  - А вдруг был бы шанс того, что наш организм справится? - высказался Клерон.
  - Исключено, милый, если одна инфекция, которая незнакома для организма, попадет в кровь, то он не сможет ее распознать и бороться с ней и шансов у него выжить, практически нет! А даже если бы были, то мы даже понятия не имеем чем питаться! Любая пища может стать для нас последней, - ответила Ларена.
  - Очень мило! Ты прямо меня успокоила! - фыркнул Клерон.
  - Перестаньте балаганить! Об этом можно и не думать, потому что мы все равно в скафандрах. Чего силы зря тратить?! - вмешался один из членов группы.
  - К сожалению, Вы правы, приятель. Но очень хочется жрать! - воскликнул Капл.
  Тут все сразу же почувствовали сильный голод и жажду. Энджер невыносимо хотел пить, и ему стало плохо. В горле чувствовались сухость и жжение. Он смотрел на мерцающую вдали гладь озера, в которой отражались две 'Луны' и пытался представлять, как напивается вдоволь чистой прохладной воды. Многие из них вскоре уснули и видели сны, а другие пытались скрасить ночь разговорами. Энджер не участвовал в них, он лишь слушал.
  - Может нам действительно попробовать всем поспать? - настаивал Клерон.
  - Нет, этого категорически нельзя делать! Как минимум для безопасности, нам нужно три бодрствующих человека, а лучше четыре, - возразил Капл.
  - Почему? Все устанут и не выспятся, а это только лишь ослабит людей! Те твари не должны сюда заявиться!
  - Во-первых, они спокойно передвигались по этим равнинам, что Вы сами наблюдали. Во-вторых, им ничто не помешает сюда подкрасться и сцапать нас. В-третьих, даже если они нас не тронут и не явятся сюда, то в ночное время могут к нам заявиться более страшные ночные хищники. Вполне возможно, что здесь такие водятся! Поэтому кто-то должен пожертвовать сном, иначе уснут все и навечно! - с иронией прошептал Капл.
  - Интересно, здесь есть разумные формы жизни? Может дикари какие-нибудь или более развитые существа? - шепнул Ларене Клерон.
  - Навряд ли, милый. Хотя может быть и есть, но нам с ними точно лучше не сталкиваться, иначе мы точно погибнем. Животное есть животное и оно не так умно, повинуется инстинктам. Оно не станет целенаправленно преследовать нас и убьет только ради пищи. А разумные существа представляют наибольшую опасность, и от них просто так не скрыться, - ответила Ларена.
  - Простите, что вмешиваюсь, но я видел сегодня в море парусник, причем довольно долго, - шепнул Энджер.
  - Опять он про свои глюки! Не позорься! - прошипел ему в ответ Клерон.
  - Я так подумал, а вдруг здесь есть люди или человекоподобные создания, ведь когда наши предки ходили в море на парусниках, Земля была еще очень дикой, и многие места были просто не изучены и даже не открыты! Может быть здесь именно одно из таких мест, и развивающаяся цивилизация еще не то что не открыла электричество, а не достигла этого дикого края! - высказался Энджер.
  - Я вижу Вы любитель пофантазировать! Это очень хорошо, потому что человеку в такой ситуации нужно делать все, лишь бы не попасть в депрессию и впасть в отчаянье! - одобрил полковник.
  - Благодарю, только меня смущает тот факт, что он быстро скрылся за волной, а когда та отошла, его уже не было на горизонте. Хотя он мог просто скрыться за другой волной... Или это просто мираж.
  Время тянулось медленно, и до рассвета было еще далеко. Сидевшие на посту оживленно беседовали, пытаясь скоротать время. Звезды сияли в ночном небе с еще большей силой, и по долине начал дуть легкий ночной ветер. Он слегка проносился по бескрайним полям и шевелил траву. Вокруг стояла тишина, и время от времени ее нарушало шуршание растительности. Энджер начинал засыпать, но пытался изо всех сил держаться и не поддаваться сну. Его глаза слипались, а сознание погружалось в пустоту. Сильный голод на время отступил, но жажда только усиливалась. Неприятное ощущение во рту вызывало тошноту, но он пытался отвлечься.
  - А я Вам говорю, что если бы они не вернулись, то про нас, возможно, вспомнили бы, - восклицал Клерон.
  - Да успокойтесь Вы, господин капитан! Сейчас Вы еще молоды и многих вещей не понимаете, - слышался голос Капла.
  - Умоляю, избавьте меня от этих бессмысленных разговоров! Клерон, прекрати уже, надоело одну и ту же тему грызть. Расскажите о том, что с Вами тогда случилось, господин Капл, - прервала их разговор Ларена.
  - Почему бы и нет, давайте расскажу. В 2239 году, нас послали в одну из точек, где происходило восстание в одном из районов города. Они все крушили и ломали, оставляя после себя кучу жертв. Требовали отмены пункта об ограничении дополнительного заработка. В основном среди них были обычные граждане, которые пытались прокормить себя и свои семьи. Им не нравился этот пункт, так как он ограничивал их возможность дополнительно заработать денег. Вы еще не родились, наверное, или были совсем маленькие, а я отчетливо помню все эти события. Тогда даже безделушки было нельзя продавать, не то что торговать растениями. Именно после кровопролитного восстания, власти частично заменили данный пункт, а затем полностью от него отказались. Сейчас не разрешается работать не по специальности, но получать дополнительный доход имеет право каждый. Да дело даже не в этом. Честно признаюсь, даже здесь мне не было так страшно как там. Люди чудовищные создания, особенно когда не контролируют себя. Видели бы вы, сколько ненависти сидело внутри них. Они ломали, крушили, рвали, убивали без сожаления.
  Человеческая природа ужасна и когда она становится неуправляемой, выходя из-под контроля, начинается сущий ад. Они целенаправленно громили все подряд, но вот что мне интересно, громили они именно свой район. В порыве гнева, видимо просто не понимали, что именно им здесь жить дальше! Где вспылили там и разгромили. Они не направились к правительству, не пришли в другой район. Крушили и ломали именно свой!
  - Вы действительно там были? - вдруг спросил Энджер.
  - Да, был. А что?
  - Зачем Вы врете? Не было там никаких разгромов, мой отец присутствовал среди бунтующих! Он рассказывал, что да, были и убийства, но люди не громили все что попало! Многие вообще были не из того района!
  - Вы там не были и не видели, что происходило! А мы потом собирали кучи трупов!
  - А как еще отстаивать свои права?! Если бы это не произошло, тогда их бы никто не услышал, и больше половины города загнулось бы в полной нищете! - воскликнул Энджер.
  - Но восстания сами по себе ужасны! Мы потом разгребаем это дерьмо!
  - Да, я согласен, но они сами спровоцировали такое поведение у людей! Такова Ваша работа, господин Капл, и знаете, что я о Вас думаю?
  - И что же?
  - Вы подлец, трус и не умеющий контролировать свои эмоции, ничтожный человек! Вы бы видели себя после случая на опушке леса! Мало того, что Вы не выполнили свое назначение, так Вы еще и оскорбляете господина Гроута! Побудьте на его месте, а я на Вас посмотрю! А ты, Клерон, только о себе и думаешь! Тебе плевать, что из-за твоих прихотей погибли десятки человек!
  - Что я то сделал?! Ты свихнулся что ли?! - возмутился тот.
  - Ты, Клер, как ненормальный орал и тащил всех на эту чертову планету! Я внимательно смотрел на вас всех. Вы были как зомби и вели себя просто отвратительно. Никто даже трезво не оценил обстановку, в которую мы попали, как только ступили на эту планету! Я видел эгоистов и сам эгоистичен, но чтобы вот так! Я не знаю, Клер, ты самый ужасный человек из всех окружающих меня людей!
  - У него, наверное, жажда! Или спать хочет, может даже нервы сдали! Ложись, сынок, и не агитируй тут. Так уж и быть покараулим здесь за тебя, - усмехнулся Капл.
  Энджер, переполняемый злостью, лег на траву и скрестил руки на груди. Над ним нависло огромное небо, и он долго рассматривал на нем звезды, пытаясь собирать из них созвездия.
  - А еще Вы говорили о том, что были в подобной ситуации, что это был за случай? - продолжила расспрашивать полковника Ларена.
  - Это было в пустыне далеко от города, там мы потеряли почти всю группу. На нас набросились тигры, и мы не сразу среагировали, молодые еще были. Нас туда заслали спасти животных и вывезти их с Земли. Они же нас там почти всех пожрали. Там итак процветал каннибализм, а новая добыча им пришлась по вкусу еще больше. Вот мы и мотались потом по пустыне в течение нескольких дней, пока не добрались до реки. Нас потом спасли, но эти дни были просто ужасными, вода была дороже чужой жизни в тысячи раз. Но даже там все шло по-другому, а здесь, я не знаю, есть ли у нас шансы выжить. Если после наступления рассвета нас не найдут через несколько часов, значит поиски не начались, вот и все.
  - На отличной ноте мы закончили наш разговор! Вы всегда так? - усмехнулся Клерон.
  - А что Вы от меня хотели получить? Пряники что ли?! Как есть, так и говорю, для меня нет смысла Вас обманывать или просто играть с Вами.
  Вскоре они все замолчали, и оставшиеся на постах вглядывались в ночную мглу, не спуская глаз с подножия холма. Вся долина была спокойна и никаких посторонних движений они не заметили. Капл напевал себе что-то под нос, а Клерон тихо вздыхал и посматривал на уснувшую Ларену. Блайн время от времени всплывал в его памяти, и он начинал переживать. Его сердце щемило, и он хотел, чтобы их как можно скорее спасли. На Флоренере Клерон мог залить свое горе абсентом и не думать о гибели одного из своих людей. Как ни странно, но он не считал, что виновен в смерти всех остальных и не признавался себе в этом. 'Я не виновен в их гибели, эти люди сами себя погубили, в конце концов, они должны были знать куда идут! Черт, Блайн, в твоей гибели виновен именно я, ты спас меня и Энджи, меня ты спас дважды! Я обязан тебе двумя своими жизнями, только как мне восполнить такой ущерб?! Это невозможно, я даже не имею представления, жизнь тебе вернуть я не смогу, даже если безумно этого захочу, но я придумал, кажется, способ увековечить твое имя. Я назову свой следующий Флоренер твоим именем и эта планета, несомненно, будет называться, так как хотел ты! В ночи все так не просто, она давит на меня, эх. Энджер меня ненавидит, наверное, да и пусть все катится к черту! Осталось совсем недолго, и мы найдем то, что ищем. Тогда наши дороги, возможно, разойдутся, но дело будет сделано!' - размышлял Клерон, и потихоньку начинал дремать. Вскоре он заснул совсем и уже время от времени не просыпался.
  Сон Энджера внезапно прервался от ощущения легкого прикосновения. Нечто странное находящееся в траве сильно попискивало и шуршало. Он посветил в это место фонарем, но странное существо убежало прочь, Энджер даже не успел его толком разглядеть. Выключив фонарь, он лег и тут увидел леденящую картину. Сердце Энджера сжалось от страха и стало усиленно биться. В небе недалеко от них парило огромное животное. По виду оно отдаленно напоминало дракона. Тяжелые взмахи крыльями слышались на приличном расстоянии. Оно быстро облетало всю территорию и внимательно присматривалось к холму.
  - Господин Капл! - зашипел Энджер, подползая к нему.
  - Что такое?! Я извиняюсь, что уснул!
  Но Энджер молчал и лишь показывал в небо. Тут Капл онемел от страха. Ничего подобного в своей жизни он до этого не видел. Темная, грузная фигура животного медленно облетала территорию и проносилась недалеко от них. В слабом освещении Лун, они смогли увидеть, что создание имеет по три пары гигантских крыльев и две мощные лапы расположенные сзади. Длинная шея и примерно такой же длинны хвост изгибались при каждом взмахе этого чудовища. Оно не издавало звуков, но наводило ужас на Энджера и Капла.
  - Что это за чертовщина?! - испуганно зашипел проснувшийся Клерон.
  - Дракон! Вернее что-то очень похожее на него! Огромная летающая рептилия и судя по всему очень огромная! - ответил дрожащим голосом полковник.
  - Сколько же он в длину?! - сидя на траве и не веря своим глазам, шептал Клерон.
  - На глаз я не могу точно определить, но, наверное, метров сто, сто пятьдесят, в нем есть! А еще я полностью уверен, он ночной охотник! Такая тварь просто не может питаться травой!
  - Этого я и боялся больше всего! Нам крышка! Черт! Старайтесь не двигаться, главное чтобы он нас не заметил, и не будите девушек, иначе начнется крик! - шипел Энджер.
  - По-моему, друзья, он нас уже заметил и принюхивается! Только запах от нас не исходит вот он и колеблется! - высказал свое мнение Капл.
  - Отлично! И что же нам делать? Бежать то некуда, да и вряд ли это помогло бы! Он нас в два счета настигнет и сцапает! Что же это за планета такая?! Эти твари там сидят в лесу, другие твари на Флоренере сидят и им на нас просто плевать! Боже, как я хочу в свой кабинет и забыться, просто забыться, но нет, эта проклятая планета мне не позволит этого сделать! - начал нервничать Клерон и в его голосе появились признаки сильной паники.
  - Успокойся! Я тебя умоляю, только не надо впадать в истерику! Держи себя в руках! - обратился к нему Энджер.
  - И что? Думаешь эта пташка полетает, полетает и домой баиньки полетит?! Да хрен Вам! Она нас сожрать задумала! Сколько у нас патронов осталось?!
  - Немного... Я думаю, тут и сотня не спасет. У здешних животных слишком толстая шкура, если мы с трудом убили 'гребней' то этого, я считаю, нам вообще таким оружием не уложить! Советую пока ждать и не дергаться, не кричать и постараться не двигаться. Будем внимательно за ним следить, может, что и поможет, - посоветовал им Капл.
  - Если здесь такие твари ночью в воздух поднимаются, то мне страшно предположить, что тут водится в водах океана. Брр, - поежился Энджер.
  - Какая нам нафиг разница? То что водится в океане, я надеюсь, не выползает на сушу и уж тем более не летает. Хотя в этом мире может и такое возможно! Я так понимаю, если люди вдруг захотят здесь поселиться, их ждет множество сюрпризов. Блайн поистине был шутником и любил посмеяться над другими. Такая же и планета, прям его характер прослеживается, тоже любит шутить и преподносить сюрпризы! - фыркнул Клерон.
  - Молчи, как бы ты беду не накликал! - испуганно шепнул Энджер.
  Огромное животное в очередной раз пронеслось над ними, и они почувствовали сильный ветер от его крыльев. От такого шума проснулся один из членов группы и, увидев пролетающего над ними монстра, завопил со всей силы от страха, включив фонарь.
  - Что ты творишь, недоумок? Выключи свет! - бросился на него Капл, пытаясь закрыть собой свет от фонаря.
  - Дракон! Черт возьми, он нас сожрет! - кричал обезумевший человек.
  - Заткните его кто-нибудь! - закричал Клерон и тоже бросился на него.
  - Что случилось? Что за крики? - проснувшись, стала спрашивать Ларена и, увидев огромное животное, пролетающее над холмом, завизжала от страза.
  Оно сразу услышало их крики и заметило на холме их движения. Все остальные проснулись, но оказалось, что два человека отсутствовали совсем, а на земле лежали лишь их фонари. Поняв, что тварь начала делать на них заход, все бросились бежать с холма. Некоторые из них включили фонари и неслись, не разбирая дороги.
  - Не отставать, все бегом к лесу! - кричал Энджер.
  - Это же самоубийство, - кричал Клерон.
  Внезапно они увидели, как на них бежит странное животное. Темное и похожее на огромную пантеру, оно в два счета настигло Энджера. Тот отчаянно начал стрелять по нему, но оно попыталось отгрызть ему руку. На миг ему показалось, что к нему пришла смерть, но внезапно странное создание завопило и начало извиваться как пойманный уж. Энджер увидел, как над ним размахнул свои крылья тот самый монстр и, издав оглушающий рев, пронзил своими когтями напавшее на него животное. Огромный поток крови хлынул на Энджера, и он с ужасом смотрел, как огромная крылатая тварь пожирала похожее на пантеру существо. Огромная пасть быстро разделалась с добычей и, взглянув на Энджера своими зелеными светящимися глазами, издала пронзительный вопль. Он буквально врос в землю от страха и подобрал свой автомат. Через несколько секунд Энджер был готов палить по нему до последнего патрона, но услышал крики Капла.
  - Эй, ты! Мерзкая тварь, а ну иди сюда! Зачем беспомощного решил сожрать?! Разделайся со мной! Давай! - кричал тот стоя в поле и направлял луч света прямо на монстра.
  Тот быстро среагировал и бросился на полковника. Он открыл по нему огонь, но выстрелы вскоре стихли, и Энджер понял, что Капл мертв. Он полз в траве вперед, боясь оглядываться назад, но внезапно рядом с ним упала окровавленная голова Капла. Энджер всей спиной почувствовал на себе взгляд хищных глаз, и тут же потерял сознание от переполнявшего его ужаса.
  Очнулся он только утром. Энджер вскочил с земли и понял, что находится на холме. Ощупывая себя, он убедился, что с ним все в порядке. Рядом сидела Энни и тихо плакала.
  - Что случилось? Энни. Почему мы снова на холме?! Где эта тварь?!
  - О, Господи! Ты пришел в себя! Я уже думала, что ты впал в кому! Все хорошо, он улетел, остались живы только семь человек. Остальные погибли, в том числе и полковник. Оно не стало тебя есть, так как увидело добычу покрупнее! Господи! Я так рада, что ты жив! Мы бежали через эти заросли травы, я думала, что нам всем конец, ничего не было видно, и тут я поняла, что тебя нет рядом. Ты рванул в другую сторону с включенным фонарем! - сдерживая плач, рассказывала она.
  - Это кошмар, я помню, на меня какая-то пантера набросилась. Черт, думал мне конец. Где Клер?
  - Он там, внизу холма сидит.
  Энджер начал спускаться с холма и увидел, как внизу сидел Клерон с Лареной. Он держал в руках маленького зверька белого цвета и постоянно гладил его. Тот вырывался и сильно пищал.
  - Клер! Ты что делаешь?
  - Ну слава Богу! Пришел в сознание, а то мне Энни все нервы истрепала, что ты впал в кому! Поздравляю, ты не пришелся ему по вкусу и видимо оказался для него слишком маленьким, - усмехнулся он.
  - Кто это у тебя? - удивленно спросил Энджер.
  - У меня в руках хонкорек. Мы решили именно так назвать этого зверька. Не правда ли милое создание? Донимало меня всю ночь! Постоянно подходило и жевало траву.
  - Не бойся, Энджер, оно травоядное и совершенно неопасное, мы это уже проверили. Единственное чего не можем выяснить, так это его пол, - посмотрев на Энджера, произнесла Ларена.
  - Не мучили бы вы его, а то ведь сдохнет, - фыркнул он и стал рассматривать животное.
  Оно оказалось не больше человеческой ладони и было покрыто белой шерстью. У него по середине головы находился один единственный черный глаз, которым он постоянно на всех смотрел. Ниже Энджер увидел небольшую пасть и нос. Короткие лапы постоянно дергались, и было понятно, что животное хочет освободиться.
  - Нравится? - усмехнулся Клерон.
  - Не очень, слишком он страшный какой-то. Ареон жив?
  - Естественно! Разве этот тип даст себя в обиду? Он на другой стороне холма, решил понаблюдать за насекомыми.
  Энджер посмотрел вдаль и увидел, как восходящая над горизонтом звезда нежно освещала своими лучами долину. На траве появилась роса, которая переливалась на свету. В небе снова кружили небольшие птицеподобные создания и громко свистели, пролетая мимо них. На небе плыли кучевые облака, которые окрашивались в слегка розоватый оттенок. Он медленно поднялся на вершину и посмотрел на двух оставшихся в живых членов экипажа. Это были мужчина и женщина не сильно старше него. Они спали, отвернувшись в разные стороны, и он не стал им мешать. Энни тоже задремала, а Энджер пристально всматривался вдаль. Челноки не появлялись. Прошло еще несколько часов, и надежда начинала рушиться. Волнение охватило его и не отпускало. Каждая секунда не давала покоя, и он то и дело посматривал на горизонт.
  Вскоре Клерон с Лареной поднялись к нему и легли в траве. Энджер тоже решил лечь, но время от времени приподнимался и поглядывал на горизонт. Из-за леса стали раздаваться странные звуки похожие на свист живого существа. За ними следовали сильные всплески воды. На противоположной стороне все также как и вчера дымился вулкан, выбрасывая в атмосферу тонны пыли и вулканического пепла. Звезда постепенно поднялась и висела высоко, в небе освещая ярким светом бескрайнюю долину.
  'Неужели нас не спасут? Прошло уже больше четырех часов с момента наступления рассвета. Они должны были отправиться на поиски. Если мы здесь останемся еще на одну ночь, то точно не выживем. Скорее всего, у нас кончится кислород, и не будет другого выхода, как снять шлем, но тогда мы быстро умрем, в первую очередь я. Нет, нет, они прилетят, я уверен, надо немного подождать, главное, что мы еще живы и больше никого не потеряли из своей группы. То, что случилось ночью, было поистине ужасно, но если ты выжил после такого, значит, тебе еще не суждено умереть! Нужно взять себя в руки!' - разговаривал про себя Энджер и не заметил, как начал бубнить.
  - Тебе плохо, Энджер? - спросила Ларена.
  - Эй, ау! Ты чего молишься что ли? - засмеялся Клерон.
  - Нет, я просто сам с собой разговариваю. Я очень обеспокоен тем, что они к нам не летят на помощь. Если Гроут откажется нас искать, то мы точно обречены, даже если нас начнут искать завтра, то, наверное, эту ночь мы все равно не переживем!
  - Да успокойся ты, Энджи! Наслаждайся последними мгновениями и подумай о чем-нибудь приятном, я зря написал расписку для Гроута. Если что, можешь обвинять во всем меня. Такова моя роль быть капитаном и брать всю вину за все случившееся на себя! - улыбнулся Клерон.
  - Нет, ты мне не нужен в данный момент. Я устал тебя обвинять, и знаешь, поступай, как хочешь. В конце концов, я знал, на что шел.
  - Я тебе предлагал быть капитаном, но ты отказался, - напомнил ему Клерон.
  - Да, я помню, потому и отказался, что сам ничуть не лучше тебя бы со всем этим справился.
  Энджер устало лег в траву и смотрел на плывущие в небе облака. Вдруг он услышал слегка раздающиеся из-за леса звуки, которые с каждой секундой становились все громче. Вскоре они поняли, что это шум двигателей челноков. Из-за леса появились пять аппаратов и медленно облетели территорию. Они приближались все быстрее и быстрее к холму. Клерон начал будить всех спящих, а Энджер и Ларена стали прыгать и махать руками.
  - Вот видишь, а ты боялся! Все, сейчас мы наконец-то уберемся с этой чертовой планеты. Предоставим ее покорять и одомашнивать другим людям! - потирая руки, произнес Клерон.
  Челноки зависли над холмом и медленно опустились около его подножья. Энджер побежал вниз, где на противоположной стороне сидел Ареон.
  - Эй, Ареон, вставай, они прилетели за нами! - радостно воскликнул он.
  - Я на другое и не рассчитывал, - слегка улыбнулся тот в ответ и пошел за ним.
  Из самого ближнего к холму челнока, вышел человек и начал махать им рукой. Все семеро побежали к нему и быстро залезли в аппарат.
  - Где остальные члены экспедиции? - спросил он.
  - К сожалению, они погибли, я составлю отчет о случившемся по возвращении на Флоренер. Да и еще один момент, двое пропали без вести. Поищите их на всякий случай, оставьте один челнок, облетите территорию. Может они просто убежали и спрятались где-нибудь.
  - Что у Вас находится в руках, господин капитан?
  - Это зверек, пойманный на планете. Я хочу его взять с собой.
  - Клерон! Ты в своем уме? Он же может представлять угрозу для всего экипажа! Вдруг он является носителем смертоносной инфекции!
  - Перестань, мы его продезинфицируем и будем содержать в специальном аквариуме.
  - Но он же все равно погибнет от нашей пищи!
  - А вдруг выживет? Все, молчать! Я беру его на борт.
  Ларена махнула на него рукой, и тот человек тоже решил больше не спорить с ним. Люк закрылся, и аппарат поднялся в воздух вместе со всеми. За ним последовали другие челноки, и лишь один продолжил поиски. Энджер смотрел в окно и видел, как поверхность планеты остается внизу. Они поднимались все выше и выше. Среди зеленой травы он заметил тот самый холм, где был похоронен Блайн. Он выглядел лишь точкой посреди огромной долины. 'Прощай Блайн!' - сказал Энджер про себя. Вскоре позади остался и лес, впереди вновь раскинулся огромный океан, в котором плыло гигантское животное в пять раз больше чем синий кит. Его длинные щупальца переплетались и постоянно били по воде. Именно оно и являлось источником странных звуков раздававшихся из-за леса.
  Цвет этого создания был темно-синий, и вскоре стала заметна лишь его голова. Постепенно животное превратилось в маленькую точку, и челнок поднялся выше облаков, набирая высоту. Атмосфера становилось разреженной, а ее голубой оттенок постепенно плавно перешел в синий, сменившись потом и вовсе черным. Аппарат уже летел в открытом космосе, постепенно приближаясь к такому родному для всех Флоренеру. Только лишь когда челнок вышел из верхних слоев атмосферы, Энджер смог ощутить полное спокойствие. Над горизонтом планеты виднелись два ее спутника. Они казались крохотными по сравнению с ней. Фаталия осталась позади и уже не представляла для них угрозы.
  Через полчаса они уже были в отсеке для прохождения дезинфекции. Сначала обработали челнок, потом и их самих. Энджер, наконец, смог снять ненавистный шлем и ставший за это время тюрьмой неудобный скафандр.
  Все остальные с такой же ненавистью сорвали с себя шлемы и точно так же быстро освободились от своих скафандров. В отсеке стоял резкий запах от дезинфицирующей жидкости.
  - Смешно, эта жидкость может быть совершенно бесполезна для ликвидации инопланетных микроорганизмов. Они могут просто не погибнуть, могут вообще начать размножаться благодаря ей.
  - Энджер, это хоть что-то, для них. Им нужна просто видимость того, что существует порядок и определенные правила. После дезинфекции, зверька посадили в специальный контейнер, и все пятеро отправились в главный зал. За ними следовали двое выживших людей Гроута. Двери лифта открылись, и такой родной Флоренер сразу поднял всем настроение. В центре зала с недовольным выражением лица стоял господин Гроут. Он медленно приближался к ним навстречу.
  - Так, так, господин Клерон. Ну, где, черт возьми, мои люди?! Вы издеваетесь надо мной?! Кого Вы привели? Двоих выживших? Мне следовало это предвидеть. Вы угробили сотню человек. По Вашей милости они стали трапезой для местного населения планеты! Вернее для дикого населения. За это полагается огромный штраф, но разве он сможет позволить закрыть глаза на принесенных в жертву людей?! И смотрите мне в лицо, когда я с Вами разговариваю. В данный момент мне плевать, кем является Ваш отец.
  - Господин Гроут, я готов понести ответственность за совершенные мною действия, поведшие за собой гибель членов моего экипажа!
  - Смотрите, как Вы заговорили, прямо как настоящий капитан! Неужели постепенно Вы начинаете понимать, что это Ваша работа и к ней надо относиться с должным вниманием. Могу обрадовать Вас, Вы не так безнадежны и возможно мне удастся воспитать в Вас настоящего профессионала своего дела, а сейчас отложите своего хомяка, которого Вы взяли на борт, противореча всем предусмотренным мерам безопасности, и садитесь писать отчет об экспедиции! - сурово рявкнул на него господин Гроут.
  - Пожалуйста, оставьте меня хотя бы на пару часов в покое. Не заставляйте меня заниматься этой дурацкой писаниной, я составлю отчет и лично отчитаюсь за все произошедшее, только мне нужно отдохнуть я очень устал, - настаивал Клерон.
  - Это Вы своей матери могли так говорить, мол, дайте мне отдохнуть, я уроки потом сделаю! Это Ваша работа и Вы незамедлительно отправитесь в свой кабинет для написания отчета! Все будете делать в моем присутствии. Вы уж извините, госпожа Ларена, я украду вашего будущего мужа на пару часов! А всем остальным, разойтись для отдыха, через три часа будете принимать пищу и не налегайте на нее. Сейчас вам всем надо адаптироваться к нормальным условиям.
  - Хорошо, господин Гроут, пойдемте ребят, - устало буркнул Энджер.
  - А Вы, господин Клерон, ответьте мне еще вот на какой вопрос. Почему один челнок остается все еще на планете?
  - Он там по моему распоряжению. Ночью мы обнаружили, что два человека пропали без вести. Останков мы не обнаружили, и мною было принято решение продолжить их поиски с помощью одного из челноков.
  - Отлично, а теперь ответьте мне как обычный человек. У Вас есть хотя бы чувство вины передо мной? Или Вам плевать на моих людей?! - ударив кулаком по столу, закричал господин Гроут.
  - Есть, господин Гроут, тем более, что в моей команде тоже потеря. Мы потеряли Блайна, и я очень об этом сожалею.
  - Вы потеряли одного человека, а я потерял сотню! Вы понимаете, что на Флоренере осталось четыреста человек! Это же целых двадцать процентов от общего числа всех людей на корабле! Вы угробили двадцать процентов моего экипажа! Да черт с Вами, пишите отчет и пишите его грамотно! Это не только для меня нужно, прежде всего, для Вас.
  - Позвольте возразить, - перебил его Клерон.
  - Что такое? Почему Вы перебиваете меня?!
  - Учитывая состав в количественном эквиваленте Вашего и моего экипажа, то мой понес большие потери, чем Ваш!
  - Отставить! Тоже мне умник нашелся! Сравнил несравнимое! Я вижу Вы чувство юмора никогда не теряете, и встать когда перед Вами капитан стоит! Почему, объясните мне почему они побежали за Вами как полные идиоты?! Я же видел всю происходящую ситуацию досконально! - рассвирепев, закричал господин Гроут.
  - Может хватит? Вам здесь не армия! Потому что это был феномен неизвестности, вот люди и ринулись на планету! Давайте лист бумаги и ручку!
  - Знаете, как я это называю? Феномен дураков и тупого стада! Ладно, это уже другой разговор, только свое хамство и нахальство оставьте при себе! - протягивая ему лист бумаги и ручку, произнес он.
  Клерон сел за стол и начал составлять отчет. Гроут смотрел на него и время от времени покачивал головой. Энджер тем временем отправился в душ и тщательно мысля. Ему все еще казалось, что кислота с предыдущей планеты осталась на нем. Он понимал, это лишь его бред, но все равно пытался смыть ее с себя. После чего он лег к Энни, и оба сразу же уснули.
  Ларена положила в аквариум к привезенному зверьку корм и свежую зелень. Тот стал жадно ее поедать. Она с нетерпением ждала момента, когда Клерон освободится и очень по нему скучала. Ареон сидел на кровати и просматривал электронные фотографии с Блайном. Он листал их еще очень долго, после чего вытер скупую слезу и стал слушать музыку.
  Поиски двух пропавших ночью человек не увенчались успехом, и челнок было решено отозвать. Флоренер взял курс на пояс астероидов и медленно удалялся от планеты. Она осталась позади, становясь с каждой секундой все дальше и дальше. Еще один мир был посещен, но в отличие от предыдущего он забрал еще больше человеческих жизней, не раскрыв всех своих, даже самых крохотных тайн.
  
  Глава IX
  
  Чувство связи
  
  По завершении отчета Клерон устало направился к себе в каюту и молча лег спать. Ларена тихо смотрела на него и в ее душе появились сомнения. 'Тот ли это человек, с которым я готова связать свою жизнь? Он слишком странен и неоднозначен', размышляла она. Тем временем Энджер спал и видел сны. Рядом спала и Энни, но постоянно просыпалась и вспоминала все те ужасы планеты, через которые они недавно прошли.
  Сон Энджера представлял собой странную смесь из обрывков воспоминаний, плавно переплетающихся между собой. Он стоял в кухне и смотрел, как отец что-то чинил. Рядом летала муха, на которую Энджер постоянно поглядывал и удивлялся, почему она до сих пор жива.
  - Отец, откуда она взялась?
  - Радуйся, что это создание живо и летает по нашей квартире. Откуда взялась она, я тебе вряд ли отвечу, но когда в течение года ты не увидишь больше ни одной мухи, это будет означать, что планета находится в предсмертной агонии, - ответил тот, не отрываясь от дела.
  - Значит, пока есть муха, существует надежда на жизнь?
  - Надежда сама подобна мухе, она летает до последнего момента и когда кажется, что скоро ей придет конец, муха способна продолжить полет даже без крыльев, но для этого нужно постараться Энджи.
  - Я не понимаю тебя, отец...
  - Придет время, поймешь, главное смотри внимательнее, то, что ты ищешь, всегда рядом с тобой и оно преследует тебя. Они рядом...
  Сон внезапно прекратился, и Энджер проснулся в холодном поту. По одеялу кровати ползла муха, которая постоянно останавливалась и вновь продолжала свой путь. Он потянулся к ней и попытался ее поймать, но она быстро взлетела в воздух и исчезла.
  - Что за чертовщина? - смотря в пространство каюты и пытаясь увидеть ее, пробубнил он.
  Рука Энни осторожно коснулась его плеча, и Энджер слегка вздрогнул. Она была ледяная, и Энни испуганно глядела на него.
  - Что такое ты увидел?
  - Да ничего страшного, просто показалось, что у нас летает муха. Ты чего такая холодная? Тебе плохо, милая? - испуганно спросил он у нее.
  - Да, меня мучают кошмары и никак не выходят из головы те ужасы, которые происходили с нами на планете Блайна... - закрыв глаза, проворчала она.
  - Ничего, все самое страшное позади, надеюсь, остальные планеты нам не уготовили таких сюрпризов. Я хочу тебя спросить, уже давно слежу за Клероном и заметил много странностей в его поведении. Настроение у него слишком изменчивое. Вы замечали до этого у него какие-то странности неподдающиеся логике?
  - Он и есть странность, Энджи. Конечно замечали, потому как знаем его побольше, чем ты. Но особого значения этому не придали, мало ли странностей у человека...
  - Да, но не в таком же масштабе. У меня складывается такая версия, даже не знаю, как объяснить, - замялся он.
  - Говори.
  - Мне кажется, он наркоман. Во всяком случае, именно воздействием сильных наркотических веществ на психику, можно объяснить такое непостоянство настроения. Либо он просто идиот.
  - Не знаю, что тебе на это ответить. Мне кажется, он не наркоман, все-таки у него приличная семья, и он достаточно умен, воспитан.
  - Но это еще не повод отбрасывать такую версию.
  - Мне все равно, в данный момент мне страшно. Я боюсь посещать свою планету. Блайн погиб, и Ареон тоже висел на волоске. Они словно отбирают жизни у тех, кто их обнаружил... - вздрогнула Энни.
  - Не говори чепухи, милая, Блайн погиб, спасая Клерона и Ларену. Поверь, ты должна посетить свою планету, иначе, зачем было лететь?
  - Я полетела не столько из-за своей планеты, сколько из-за серости земных дней. Настолько успела надоесть Земля вместе со своими проблемами, что не оставалось больше сил терпеть все это. Самое главное, мне хотелось получить бурю эмоций и увидеть те краски, которые еще никто до меня не видел. Тем более я встретила тебя и поначалу была счастлива!
  - Почему же была, а сейчас нет?
  - Сейчас уже не так, ты стал другим и сильно изменился, больше времени уделяешь Клерону и остальным делам. Ты постоянно нервничаешь и грустишь.
  - Это не так, Энни, я люблю тебя, так же как и раньше.
  - Давай не будем друг другу врать, возможно, что наши отношения развалятся, возможно что нет, но, во всяком случае я буду помнить все то хорошее, что происходило там на Земле.
  - Энни, перестань, зачем ты драматизируешь обстановку.
  - Я боюсь, мне кажется, что со мной что-то случится, давай откажемся от посещения моей планеты. Я знаю, что она непригодна для колонизации и мне этого достаточно. Не хочу оказаться в ее власти, - смотря на него, произнесла Энни.
  - Нет, ты должна, мы все идем так, как должны, и не нарушай планы, иначе все собьется. Вот увидишь, даже если планета непригодна для колонизации, то ты просто насладишься ее пейзажами, и мы отправимся дальше.
  - Будь что будет, не обижайся на меня, Энджи, я не хочу тебя терять, и ты еще можешь все исправить...
  - Я обещаю, что буду больше времени проводить с тобой.
  Внезапно по связи прозвучал сигнал, и ко всем обратился Клерон. Энни и Энджер слушали внимательно, пытаясь понять, что он говорит, но связь была очень плохой. Они так и не восприняли передаваемую им информацию.
  - Господин Энджер и госпожа Энни, прошу всех занять свои места в главном зале Флоренера. Скоро мы совершим пространственный скачок, - постучав к ним в дверь, сказал господин Гроут.
  Они быстро оделись и направились в главный зал. Численность экипажа заметно уменьшилась, и все были немного взволнованны. На ступенях стоял Клерон и выглядел совершенно бодрым, на его лице сияла улыбка.
  - Так, сейчас мы совершим скачок, и, Энни, начнется твое время. Если честно, признаюсь, все эти перемещения в пространстве мне уже порядком надоели, но без них никак, - обратился к ней Клерон.
  - Клерон, может мы обойдем это перемещение и направимся сразу к четвертой системе? Я не хочу туда отправляться, мне страшно, - ответила она.
  - Перестань, мы посетили планету Ареона и Блайна, на очереди твоя, и не стоит бояться, если там не дай Бог творится то же самое что и на Фаталии, то мы просто не опустимся на ее поверхность, - успокоил ее он.
  Все стали готовиться к скачку и заняли свои места. Яркая вспышка вновь озарила главный зал и так же как раньше исчезла. Привычное и родное Солнце снова ласкало своим слабым светом Флоренер. Корабль медленно направился к следующему туннелю и совершил еще один скачок. На этот раз Энджер почувствовал себя еще хуже.
  - Когда-нибудь эти скачки в пространстве меня добьют. Почему ты такой свежий и бодрый? Расскажешь свой секрет? - обратился он к Клерону.
  - Расскажу, как-нибудь на досуге. А теперь, мои друзья, пойдемте ужинать. Говорят, сегодня нас накормят хорошим супом.
  - Я утверждал тебе, что он наркоман, просто вообрази себе, человек пережил такое и совершенно позитивно настроен, - шепнул он на ухо Энни.
  - Да ладно тебе, просто он не унывает, вот и все.
  - Ну не знаю, не знаю...
  Все пятеро сели за стол около иллюминатора, и Энни увидела звезду, которая слабо освещала столовую Флоренера. Несколько маленьких точек расположились вокруг нее и слабо отражали ее свет.
  - Ну, Энни, расскажи нам о своей системе, - начал Клерон.
  - Да что о ней особенного расскажешь? Система небольшая, состоит из пяти планет и все по размерам не больше чем Марс. Но вот даже сейчас я понимаю, что звезда в данной системе слишком холодная и маленькая. Наверное, здесь не то что жизни нет, воды нет в жидком виде, планета полностью покрыта льдами и снегом. Мне просто было интересно взглянуть на нее поближе.
  - Но если тебе компьютер выдал такие данные, зачем ты внесла ее в кандидатуру?
  - Все лучше, чем ничего, тем более она может стать просто очередной базой, на которой будут производиться различные исследования. Потом я открыла ту же планету что и вы все, но меня все равно не покинуло желание посетить ее. Просто после того, что с нами случилось на двух предыдущих планетах, меня одолел страх, и я боюсь, как бы посещение данного объекта не оказалось последним для меня или для кого-нибудь еще.
  - Не переживай, я обещаю, что мы все сделаем аккуратно и если обнаружим хоть малейшую угрозу, то воздержимся от высадки на нее. Ограничимся только запуском исследовательского зонда. Вообще звезда здесь того же спектра что и наше Солнце, а значит, планета может оказаться вполне пригодной заменой Земле.
  - Да, но она намного меньше в диаметре. Планета хоть и вторая по дальности от нее, но даже при таком расстоянии на ней могут быть низкие температурные показатели, если не сверхнизкие.
  - Энни просто боится, что планета заберет ее, также как и Блайна... - вмешался Энджер.
  - Слушай, вот тебе обязательно всем о моих страхах рассказывать? Ты считаешь себя слишком умным, - раздраженно ответила она.
  - Прости, просто я хотел, чтобы ты успокоилась и поделилась своими страхами, вот и все! - оправдывался тот.
  - Блайн погиб, спасая нас с Лареной... Не путайте этот подвиг со случайностью. Давайте все встанем и выпьем за него... - предложил Клерон, поднимая бокал вина.
  - Будем ему благодарны и не забудем его подвиг, - добавила Ларена.
  Они молча выпили и начали есть. Некоторое время все молчали и смотрели друг на друга. Мимо проходили люди и косились на Клерона. Тот постоянно раздражался, стараясь смотреть в другую сторону.
  - Ладно, друзья, не будем молчать, мы живы, а это самое главное, - наконец нарушил тишину Энджер.
  - Хорошо, только давайте поговорим после ужина, - попросила Энни.
  По завершении приема пищи все отправились в главный зал и продолжили беседу. Постепенно настроение поднялось у каждого из них, и страхи словно отступили на время. Корабль медленно приближался к планете и, через несколько часов, достиг третьего мира. Энни с необъяснимым чувством тоски бросила взгляд на планету, но не смогла сдержать эмоций.
  Через несколько минут на нее отправили исследовательский зонд, который быстро скрылся в атмосфере планеты и начал передавать данные.
  - Ну, Энни, озвучивай, - произнесла Ларена, положив ей руку на плечо.
  - Да я так волнуюсь, аж на эмоции пробило, просто я даже не догадывалась, что она настолько прекрасна. Когда сидишь за монитором даже представить такого не можешь. Конечно, она лишь отдаленно напоминает Землю. Температура здесь довольно низкая и это все равно примерные показатели -55 ® С. Поверхность в основном покрыта замерзшей водой. Местами наблюдается каменистая почва. Очень сложно определить присутствуют ли здесь микроорганизмы, но на всякий случай, думаю, не следует брать образцы воды. Только если в специальных контейнерах и проверять только в земных лабораториях. Слишком рискованно это.
  - Не бойся, Энни, мы не станем этого делать. Если кому-то интересно пусть прилетают сюда сами, ведь врата в эти миры мы уже открыли, остальное не наших рук дело, - ответил Клерон.
  - Так, днем температура приближается к отметке -41 ®С. Но все равно в тени она ниже на несколько градусов. По поводу полюсов планеты можно предположить, что температурный режим там более постоянен и составляет -120 ®С. Диаметр планеты равен восьми тысячам девяти километрам. В атмосфере имеются редкие, но плотные облака. Сама она состоит преимущественно из азота на девяносто пять процентов. Остальные несколько процентов составляют другие газы и кислород. Как видите, воздух не обогащен кислородом. Видимо большая его часть находится именно в соединении с водородом. Воды здесь намного больше, чем на Земле, но она вся находится в твердом состоянии. Сама поверхность планеты покрыта многочисленными горными хребтами и разломами. Пожалуйста, произведите посадку зонда, нужно измерить глубину слоя снежного покрова, - обратилась она к оператору, который управлял исследовательским зондом.
  - Прямо снежное царство... - усмехнулся Клерон, поглядывая на Энджера.
  - Благодарю Вас. Так, в принципе глубина снежного покрова составляет десять метров. Но это лишь местами, может быть и гораздо больше. Под ним находится отвердевший снег, который, по сути, стал льдом. Нам все равно нужно совершить посадку именно в этой области, вот, я ее обозначу. Она преимущественно состоит из скалистых пород, и для исследования поверхности отведен лишь небольшой участок, дальше продвигаться просто опасно. Ну что, я все рассказала, нам нужно подготовиться и отправиться туда.
  - Как твое настроение, милая? - спросил ее Энджер, нежно взяв за руку.
  - Отлично, я хоть и ревела последние несколько часов, видимо сказались перенесенные события, но сейчас просто восхищена этой планетой! Мы должны обязательно ее посетить. Так что давай готовиться, - поцеловав его, радостно воскликнула она.
  Энджер смотрел, как подпрыгивая, она радостно побежала в каюту. Он шел медленно за ней, но решил взглянуть в окно. В иллюминаторе сияла планета. Ее огромная сфера покрывалась белоснежным снегом, который ярко отражал падающие на него лучи звезды. Она была ярче, чем Луна на земном небосводе, даже в самую темную ночь.
  Через полчаса вся группа в сопровождении еще нескольких человек села в челнок. Аппарат резко вылетел в космос и взял курс на планету. Энджер сидел рядом с Энни, но та не смотрела на него. Она наблюдала в иллюминатор, как серебристые полосы ледников переходят в коричневые разломы, тянущиеся у подножий восхитительно огромных и высоких гор. Слегка голубоватое небо освещала слабая звезда. Она всеми силами старалась согреть этот безжизненный на первый взгляд и холодный мир. Царство вечных льдов и снега словно замерло в ожидании наступления весны. Острые пики гор гордо возвышались и тянулись к небу, пытаясь проткнуть его. Застывшие потоки когда-то горячих рек медленно тянулись под ними на протяжении всего полета.
  Когда точка посадки была достигнута, все вышли из челнока, первой по традиции на планету ступила Энни. Ей казалось, что она ощущает морозный воздух через свой скафандр. Заходящая на горизонте звезда освещала легкие облака, плывущие параллельно замерзшим рекам. Вдали виднелись высокие горные хребты, а за ними простирались великолепные снежные долины. Несмотря на быстрое наступление темноты, белоснежный снег все еще отражал свет, и вокруг было достаточно светло. Ее ноги медленно коснулись снега, она провалилась по колени в сугроб. Спустившийся Энджер помог ей вылезти, а Энни начала смеяться. В ее смехе он почувствовал то, что не чувствовал раньше.
  В нем все было пропитано странным чувством, которое ее преследовало несколько дней. Вся тоска будто сконцентрировалась и вышла вместе с ним на волю, уносясь в безжизненную долину мертвого мира.
  - Ну что, поздравляю тебя, Энни, мы на твоей планете, только надолго мы здесь не задержимся. Все что нам нужно, это лишь слегка осмотреть местность, потому как сама понимаешь, далеко здесь не уйти, - обратился к ней Клерон.
  - Конечно понимаю, но здесь действительно просто восхитительно, вы только посмотрите на эти высокие горные вершины! Какой воздух здесь, наверное, свежий, и нет этой серости. Словно мы попали в зимнюю сказку! Жаль, что здесь очень малое количество кислорода. Да, совсем забыла сказать, ведь у нее есть спутник! Вон, смотрите, видите, половина планеты появилась из-за линии горизонта. Правда он совсем маленький, но находится довольно близко к ней, - задыхаясь от счастья, тараторила Энни.
  - Видишь, как здесь прекрасно, а вон смотри пещера, не хочешь до нее пройтись? - спросил ее Энджер.
  При слове пещера Энни вспомнила случай на Ареонии и попятилась назад. Ее воспоминания были еще достаточно свежи, и странное исчезновение господина Огна все еще пугало ее.
  - Нет, знаешь, после того случая я до смерти боюсь пещер, мне хватило приключений с пещерами на всю оставшуюся жизнь, - испуганно взглянув на Энджера, прошептала она.
  - А мы прогуляемся к ней вместе с Лареной. Ареон, пойдешь с нами?
  - Да, пожалуй пойду, а то что мне еще делать, скучно просто стоять и смотреть на эту унылую снежную долину, навеивает воспоминания... - подавленно произнес он.
  Все трое направились к пещере и быстро скрылись за обломком огромного валуна. Подобные камни были разбросаны по всей долине, что говорило о давнем движении ледников, и времени когда температура на планете была выше отметки ноля.
  За ними проследовали еще несколько человек из экипажа, и вскоре Энни с Энджером остались наедине. Они медленно шагали по скалистым выступам, местами с трудом перебираясь через них.
  - Энни, куда тебя черт несет? Может мы уже отправимся назад?
  - Ну подожди еще немного, там интересно, я уже вижу скалистый обрыв. Давай быстрее, мы должны спешить, а то сейчас они нагуляются и загонят нас в челнок! - пыхтя, сказала она.
  Энджер всеми силами карабкался по огромным валунам, где-то ползком, а где-то ему приходилось подтягиваться и забираться наверх. Энни легко, словно пушинка преодолевала огромные каменные наросты. Он лишь поражался ее ловкости и быстроте.
  Тем временем Клерон и все остальные подошли к пещере. Ларена стала трогать одну из огромных сосулек свисающую с каменного свода. Она ярко блестела и переливалась в лучах заходящей звезды.
  - Интересно, а что там внутри? - зайдя в пещеру, прошептал Клерон.
  - Может не стоит нам туда лезть? Знаешь, в прошлой пещере была не очень гостеприимная атмосфера, - отозвалась Ларена.
  - Да ладно, это все необоснованная чепуха. Ваши предубеждения меня смешат, надо с достоинством и гордостью смотреть неизвестности в глаза, - ответил гордо он.
  - Клерон, я не уверен, что тебе нужно туда идти, - опасливо озираясь по сторонам, пробубнил Ареон.
  - Ареон, если здесь и есть что-то, то это лишь бактерии и вирусы, в этом царстве льда нет даже Снежной Королевы! Вперед, - включив фонарь, добавил он.
  Вся группа из семи человек направилась в пещеру и осветила тысячелетний мрак своими фонарями. Их взору предстали причудливые ледяные наросты, которые отдаленно напоминали изображения различных фигур людей и животных. Удивительные творения природы буквально заполонили все пространство пещеры, которая вела глубоко вниз. На сводах находились огромные сосульки, пугающие всех кроме Клерона. Их заостренные концы могли запросто пронзить человека, если бы хоть одна из них отвалилась и обрушилась на него. Под ногами скрипел свежий снег, который не так давно намело в пещеру. Контраст цветов стал намного насыщеннее и стены пещеры глубоко внутри окрашивались в бирюзовый цвет. Местами он переходил в красноватый и синий. Причудливые узоры расположились на камнях лежавших внизу под ногами идущих. Клерон присел и поднял один из них. Камень имел желтый цвет и ярко выделялся среди других своей формой в виде конуса. Наконец стало понятно, что это кусок породы, содержащий в себе примесь серы.
  - Когда-то здесь бурно кипела магма, интересный экземпляр. Вы вообще заметили, что многие из окружающих нас ледяных глыб, словно сотворены не природой, а человеческими руками?! Например, вы только взгляните на эту глыбу. Ведь она похожа на человеческий силуэт! - воскликнул он.
  - В природе встречаются и не такие вещи, тем более, откуда нам знать, кто населят эту планету или кто ее посещал... Все неоднозначно, после всего того, что я навидалась в наших экспедициях, я могу поверить во что угодно, - отозвалась Ларена.
  - Клер, может дальше нам не следует идти? - заволновался Ареон.
  - Ничего с нами не случится, еще никто не пропал пока, а значит, опасности нет. Конечно в разумных пределах, нужно действовать и знать всему границы.
  - А ты не боишься, дорогой, что вот эти пики, которые висят над нашими головами, оторвутся и проткнут нас? - посмотрев на него, фыркнула Ларена.
  - Дорогая, во-первых, здесь холодно и повышение температуры не предвидится. Скорее понижение. А во-вторых, ну что за глупости? Они столько лет висели и вдруг им приспичит упасть именно на наши головы!
  - Не забывай, мы нарушили ход жизни в пещере своим присутствием. Даже наши шаги создают мелкую вибрацию, а здесь все взаимосвязано. Циклы могут сбиться.
  - Ладно, пошли дальше, сейчас еще немного и двинемся назад, - идя вперед, буркнул недовольный Клерон.
  - Странный он какой-то, раньше кричал, мол, туда не ходи, это не трогай, а теперь пренебрегает безопасностью, - сказала она Ареону.
  - Я все слышу, Ларена, не стоит на меня жаловаться!
  - Ну а на самом деле, почему ты поменял свое решение?
  - Потому, это не планета, на которой кипит жизнь, а тихий и спокойный мир. Если всего сторониться, то можно удивительные вещи пропустить!
  Тем временем Энджер пытался успеть за Энни. Они уже приблизились к обрыву и встали рядом. Внизу находилась замерзшая река, а поблизости протянулась снежная долина. Она стояли на одном из валунов и смотрели на заходящую звезду. Небо окрасилось в красные цвета, и легкие облака совсем исчезли с небосклона. Освещаемый на половину спутник планеты уже полностью показался из-за горизонта и медленно поднимался вверх. Энни примкнула к Энджеру, а он ее нежно обнял.
  - Здесь так хорошо и спокойно, а главное безумно красиво, зря я боялась сюда лететь.
  - Вот видишь, все будет у нас замечательно, поверь, наши отношения никогда не развалятся, я тебе обещаю.
  - Энджи, ты впервые что-то пообещал. Не рано ли? И как же твои убеждения? - улыбнулась она.
  - К черту убеждения, их нужно ломать, я тебя действительно люблю и готов пожертвовать ими. Постараюсь исполнить свое обещание. Вот увидишь, мы найдем ту планету и будем иногда возвращаться сюда, чтобы побыть наедине лишь друг с другом, так как нам никто не помешает здесь.
  - Это очень романтично, но мне уже что-то хочется назад на Флоренер. Давай еще немного постоим и пойдем.
  - Хорошо, - смотря на нее и улыбаясь, шепнул Энджер.
  Вскоре они отправились назад, но у Энни соскользнула нога. С сильным хрустом она подогнулась и Энни упала на камни, завопив от боли. Энджер быстро прыгнул к ней и попытался поднять ее, но не удержался и упал сам. Герметичность скафандра нарушилась, и воздух медленно стал выходить из него.
  - Боже, я, кажется, сломала себе ногу! Как больно, Энджи! - кричала она от боли.
  - Тихо, тихо, я сейчас тебя подниму, черт, Энни, все хорошо, тихо! - пытаясь поднять ее, повторял он.
  Тут Энджер заметил, что из места перелома сильно течет кровь. Правая нога была немного сдвинута, и он понял, что перелом открытый.
  - Энджи, помоги, мне очень больно! Пожалуйста!
  - Сейчас, я попробую связаться с нашими людьми! Ты сломала себе кость в районе коленного сустава, постарайся не двигаться!
  Энджер в отчаянье пытался настроиться на канал связи с остальными, но их не было слышно. Они не отвечали. Энни лежала на земле и выла от нестерпимой боли. Он не мог ей помочь и облегчить ее страдания, он не мог больше слышать ее крик. Давление в его сосудах резко подскочило, и Энджер почувствовал головокружение. Вокруг находилась лишь мертвая и холодная пустыня. Кроме этого он заметил, что Энни повредила себе кисть руки, и некоторые пальцы были сломаны. Они торчали в разные стороны, но она не обращала на них внимания, так как более сильная боль заглушила слабую.
  Ему больше ничего не оставалось, как тащить Энни к челноку. Стиснув зубы, он взвалил ее на себя и стал карабкаться через валуны. Пот градом лил с него, но он долго не продержался. Энни, теряя сознание, соскользнула с его спины и упала прямо в снег. Энджер увидел, как она проваливается и пытается вылезти, но все попытки привели к полной неудаче. Она в отчаянье вопила, но Энджер не мог ухватить ее. С каждой секундой снег, словно зыбучий песок, поглощал ее. Вскоре Энни скрылась из виду, и Энджер недоумевая, продолжал смотреть в ту точку, где она барахталась несколько секунд назад.
  - Энджи! - слабо раздался ее крик из-под снега.
  - Энни, Энни! Боже, как ты? Энни! Я спасу тебя, я обещаю, я сейчас, сейчас вернусь! - убегая за помощью, кричал он.
  Она ничего не ответила, а Энджер всеми силами стал пробираться к челноку и преодолел весь путь буквально за несколько минут. Словно невиданная сила помогала ему перескакивать через огромные камни. Наконец увидев аппарат и ступив на более ровную поверхность, он понесся настолько быстро к пещере, насколько позволяли его силы. Темнеющее небо постепенно озарилось миллиардами звезд, и в мгновенье над ним появилась огромная сверкающая сфера, которая пристально смотрела на него словно глаз Вселенной. Оторопев от ужаса, Энджер бросился к пещере еще быстрее и не замечал с какой скоростью, он передвигается по поверхности.
  - Стой! Стой! - закричал ему из челнока пилот, который наблюдал за всем этим, но Энджер не слышал его.
  - Клер! Ларена, Ареон! Кто-нибудь! Помогите, пожалуйста! Энни попала в беду! Ее нужно спасать! Эй! - забегая в темноту пещеры, вопил он.
  - Слышите? Это Энджер кричит. Что-то случилось, - оглянулась Ларена.
  - Энджи! Где ты? Иди сюда, мы здесь, - включив связь внутри скафандра, произнес Клерон.
  Внезапно на него выскочил из темноты Энджер и обезумившими глазами смотрел на него. Тот от неожиданности упал на землю и сильно испугался.
  - Скорее! Клер, она в беде, ее надо спасать! Она провалилась!
  - Стоп, тихо, тихо. Кто в беде?
  - Энни, Энни в беде, быстрее, мы шли с ней назад к челноку, и Господи она упала, сломала себе ногу! У нее открытый перелом, быстрее! - поднимая его с земли, закричал Энджер.
  - Вот беда то! Скорее бежим! - отряхиваясь от снега, скомандовал всем Клерон.
  Вся группа, впереди которой находился Энджер, ринулась к месту, где осталась Энни. Они бежали, не разбирая дороги, но силы быстро покидали их. Один лишь Энджер не чувствовал усталости и боли в ногах, внутри него все трепетало и он повторял про себя: 'Только не умирай, черт, Энни, держись, держись!'
  - Где она, Энджер, куда она упала? - обратился к нему Ареон.
  - Дорогой Ареон, честно я не помню, спасите ее, я умоляю вас всех! Но она здесь, где-то совсем рядом, сейчас я вспомню! Черт! Нет, нет, Энни! Энни, где ты?! Она провалилась под снег, на камне должны остаться следы от ее крови. Вот-вот за тем валуном, точно я вспомнил, вот мои следы, скорее туда! - находясь на пике эмоций, бормотал он.
  Все быстро преодолели огромный камень, но никто ничего не увидел. Энджер онемев от ужаса, встал в полном смятенье. Там где Энни получила повреждение, не осталось и следа от ее крови. То место где Энни провалилась под снег, оказалось совершенно гладким снежным покровом, на котором не было ни малейшего намека на произошедшее. Энджер в отчаянье начал метаться и осматривать каждый сантиметр земли, но все было тщетно. Он точно помнил, что это именно то место, где Энни упала и сломала ногу, но нигде не было даже капли ее крови.
  - Где она? Ты точно уверен, что это произошло с ней здесь? - просила Ларена.
  - Да, да, Боже, Боже, я точно помню, она упала здесь, а там через двадцать метров, мы с ней упали вместе, когда я ее тащил, и она провалилась под снег!
  - Но здесь нет даже следов того, что она упала на него. Нет ни ямы в снегу, нет даже крови, единственное, что есть это ваши следы. Более маленькие - ее, а вот твои, Энджер, - осматривая следы, произнес Ареон.
  - Энджи, что ты с ней сделал?! Отвечай! - схватил его за плечи Клерон.
  - Я ничего с ней не сделал, она упала! Я клянусь, это произошло именно здесь! - оправдывался он.
  - Почему ты бросил ее и не попытался вытащить? Возьми себя в руки.
  - Черт, Клер, ты издеваешься? Время идет она истечет кровью, и у нее выйдет весь воздух через разорвавшуюся ткань скафандра, ее надо немедленно искать! Скорее, она умрет!
  - Ее нет, Энджи, ее здесь нет! Я не знаю, как такое произошло, но где мы ее будем искать? Ты утверждаешь, что именно здесь это случилось. Может ты просто перепутал? Здесь все места похожи друг на друга! Попытайся вспомнить, где это произошло. Возьми себя в руки.
  Дрожащий Энджер попытался успокоиться и переборов свои эмоции, стал медленно бродить по скалистому склону, ища следы от крови Энни. Шли минуты, но чем больше он осматривал местность, тем меньше у него оставалось надежды найти ее. Она словно растворилась в воздухе, и все следы ее травмы исчезли, будто их кто-то специально ликвидировал.
  - Нет, я точно помню, это произошло именно здесь, - не сдержав слез, прошептал он.
  - Давай отойдем, - уводя его в сторону, шепнул Клерон.
  - Зачем тебе это надо? Нужно поднять челнок и искать ее с воздуха!
  - Скажи мне, Энджи, только честно, ты убил ее? - посмотрев на него с полной серьезностью, спросил Клерон.
  - Ты в своем уме, кретин?! Как ты можешь такое спрашивать?! Это тебе убить человека оказалось легко. Зачем я стану убивать Энни? Я люблю ее! Болван! - рассвирепел он.
  - Любовь толкает на странные поступки, ты просто обезумел и убил ее в состоянии помешательства, а потом замел следы и совершил это не здесь, а в другом месте. Признайся, я сохраню твою тайну, честное слово капитана.
  - Клер! Ты что несешь? Я не убивал, не убивал ее! Она, правда, сломала ногу, и я ее спасал, таща на себе, но она не удержалась и провалилась под снег, здесь очень глубоко, Господи, да что я треплюсь с тобой?!
  - Ты мог ее спасти, зачем тогда бросился прочь?
  - За вашей помощью, она уже ушла под снег! Ты мерзкий эгоист, по себе людей судишь! Отдай мне челнок! Я буду искать ее, пока не найду, она еще жива, но с каждой минутой становится все ближе к смерти! А я здесь зря трачу время! - толкнув в сторону Клерона, произнес Энджер и направился к челноку.
  - Ареон, иди сюда. Как думаешь, похоже это на правду?
  - Что именно, Клерон? - переспросил тот.
  - Он утверждает, что именно в этом месте случилось несчастье с Энни, но ведь нет даже следов того, что здесь что-то произошло. Не наводит тебя на странные мысли сей факт?
  - Нет, здесь какая-то чертовщина, я проверил все и вот что увидел, смотри, следы ведут до того места, где она упала на снег, именно там они и обрываются, дальше только его следы. Но нет ни крови, ни ямы, словно ничего и не случилось. Она будто бы исчезла.
  - И ты веришь в эту чепуху? Мне кажется, только между нами, он ее убил.
  - Но крови то нет, и он на это не способен, я уверен.
  - О-о-о, ты не знаешь, на что способен этот тип. Убить можно и без крови. Достаточно выпустить ей кислород из скафандра и все. Возможно, он взял ее тело и отнес куда-то, потому и остались только его следы.
  - Нет, они ведут точно к пещере, я уже прошелся туда, - уверенно ответил Ареон.
  - Не забывай, мы уже прилично натоптали здесь сами, следы можно легко и перепутать, - возразил Клерон.
  - Нет, Клерон, поверь, они не уводят в сторону, а избавиться от тела Энни другим способом просто не возможно, она пропала.
  - Ничего просто так не исчезает, не будь наивным!
  - Но именно так и пропал господин Огн.
  - Господин Огн, по вашей милости погиб, если бы его поискали лучше, то нашли бы! А вы сразу струсили и удрали.
  - Может я покажусь слишком суеверным, но Энни была права, Блайн погиб на своей планете, Энни возможно погибла на этой. Я не могу объяснить, как и почему это происходит, но факт есть факт, - тихо шепнул Ареон.
  - Это просто совпадение и не более! - ответил Клерон и продолжил осматривать территорию.
  Вскоре все услышали, как двигатели челнока с мощным ревом нарушили тишину планеты. Сильными прожекторами он освещал территорию, пролетая над ней снова и снова. По громкой связи постоянно кричал Энджер. Он звал Энни и просил всех продолжать поиски. Маленькие черные фигуры людей, в полной темноте освещая лишь своими фонарями себе дорогу, бродили, продолжая поиски пропавшей бесследно Энни. Энджер не терял надежду, каждый раз пролетая над этим местом, он верил, что сейчас Энни отзовется, но этого не происходило. Ее не было, она растворилась в этой снежной долине, и постепенно все поняли, что продолжать поиски уже бесполезно. Даже если бы ее нашли каким-то чудом, словно иголку в стоге сена, она была бы уже мертва. Прошло больше шести часов, а остаться в живых с такой травмой при нарушении герметичности скафандра, было просто невозможно.
  - Господин Энджер, господин Энджер, я вынужден прекратить поиски и забрать группу, чтобы вернуться на Флоренер. Извините, - наконец обратился к нему пилот.
  - Нет, она жива, мы обязательно ее найдем, ведь Вы же тоже знаете, что она жива! - ответил тот.
  - Господин Энджер, смиритесь с потерей, мне очень жаль, я приношу Вам свои соболезнования, но Ваша возлюбленная мертва. Вы сами это знаете, хотя продолжаете надеяться. Простите, но я вынужден прекратить поисково-спасательную операцию. Держитесь, будет больно и плохо, но как мужчина держите себя в руках.
  - Держите? Что Вы несете? Там моя девушка, она лежит одна в снегу с такой травмой, и Вы, Вы говорите, держитесь?! Черт бы вас всех... А-а-а, Господи, за что! - упав на пол в полной истерике, завопил он.
  Челнок опустился на землю, и в него по очереди зашли все те, кто проводил поиски Энни. Последним вошел Клерон, но Энджер поднялся с пола и, толкнув его, выскочил из аппарата. Он быстро спрыгнул на землю и начал пронзительно кричать. Клерон побежал за ним.
  - Энни! Энни! Энни! Отзовись! Энни! - убегая все дальше в темноту, кричал Энджер.
  - Стой, Энджер, стой! - закричал Клерон, побежав вслед за ним.
  В этот момент он словно почувствовал, что Энджер действительно не лгал все это время и отчетливо помнил все произошедшее. Ему стало настолько плохо, что в душе все перевернулось. Перед его глазами мелькали обрывки воспоминаний, где Энджер и Энни держались за руки, где они целовали друг друга, где смеялись и были счастливы. Он словно почувствовал все то, что сейчас ощущал Энджер. Наконец тот перестал бежать и, упав на землю, начал заливаться слезами. Клерон быстро поднял его и тоже не сдержал эмоций.
  - Она жива, я знаю, она где-то рядом, чертова планета, она не хотела сюда лететь, зачем я позволил ей ступить на нее?! Почему я ее заставил сюда спуститься?! Верни мне ее, верни! Боже, Энни, нет! Бедная моя Энни!
  - Успокойся, Энджер, прости меня, что я заподозрил тебя в ее убийстве, я не имею даже малейшего понятия, как такое могло произойти, но я верю тебе. Прости меня.
  - Давай продолжим поиски завтра, это все что я от тебя прошу, как только рассветет, умоляю, позволь мне хоть одному сюда вернуться и искать ее. Клер, ради нашей дружбы, я обещаю, что забуду всю ту дрянь, которую ты мне наговорил, но лишь взамен на твое разрешение! - обезумевшими глазами, смотрел на него он.
  - Хорошо, будь по-твоему, если ты веришь в то, что она жива, то ищи, в конце концов, может есть в этом мире Бог, и он поможет тебе. Хотя, я в это мало верю, но ты ее любишь, и я это вижу. Держись, Энджи.
  - Она жива, я не знаю где она, но чувствую она рядом, рядом. Я верю, слышишь, верю, что как она внезапно пропала, так и появится внезапно!
  - Все, пойдем в челнок, завтра продолжим поиски. Держись, Энджи, держись.
  Оба отправились к челноку, и все с сожалением смотрели на Энджера, который уставился в пустоту и постоянно повторял ее имя. Время от времени он срывался и начинал вопить от ярости, но его уже никто не успокаивал и никто ничего не говорил. Все понимали, что это бесполезно, и в таком состоянии слова ничтожны. Они не принесут успокоения, не помогут справиться с горем от чувства потери человека, которого он любил. Он должен был справиться с этим сам, все, что они могли сделать для него, это помочь продолжить ее поиски. Не с целью найти ее, а дать ему самому осознать, что Энни больше нет в этом мире и не важно, куда пропало ее тело. Это оставалось для всех загадкой, но они знали, что пока он не найдет ее тело, Энджер будет верить в то, что она жива, даже если пройдут десятки лет и с ним будет другая.
  Челнок медленно опустился в отсеке Флоренера, и уставший Энджер отправился в сопровождении Ларены и Клерона к себе в каюту. Они медленно вели его под руки, а он молчал и больше не проявлял свои эмоциональные бури. Они отключились на время. Ложась на кровать, он вдруг улыбнулся и взял Клерона за руку.
  - Я верю, завтра мы ее найдем, и уже к вечеру она будет здесь спать.
  - Да, Энджер, мы ее обязательно найдем. А теперь отдохни, тебе надо поспать, - ответил Клерон.
  Ларена не смогла сдержать свой плач, впервые за всю экспедицию. Вид потерянного Энджера, выбил из нее слезы. Он лежал и пристально смотрел в потолок.
  - Но знаешь я даже завтра не смогу уснуть, потому что даже когда она будет здесь, мои переживания не покинут меня еще в течение нескольких дней.
  - Хорошо, но сейчас поспи. Мы пойдем, Энджи, извини нас, - взяв под руку Ларену, направляясь к выходу, шепнул Клерон.
  Он остался наедине со своими мыслями, мыслями, которые блуждали по мирам фантазий и грез, которые были направлены лишь на веру в то, что Энни жива. Энджер долго лежал и смотрел в потолок каюты, это пространство, в котором он ничего не ощущал, стало для него тюрьмой. Ему хотелось туда, где осталась она.
  'Я найду тебя, Энни, слышишь меня ты или нет, но я найду тебя, и ты будешь со мной. Мне стоило понять, как сильно я тебя люблю, только лишь потеряв тебя. Продержись, милая, до утра и ты будешь вспоминать все это как очередной дурацкий сон. Черт! Кого я обманываю, она мертва! Господи, вдобавок ее тело исчезло, почему, почему это произошло и как такое может быть?! Неужели Бог настолько жесток? Если он вообще есть! Этого не может быть, проснись, проснись! Так, тихо, тихо, надо взять себя в руки! У нее есть шанс выжить, может я действительно повел их не туда. Люди выживают в таких страшных ситуациях, что просто сами в это не верят. У других волосы на голове дыбом встают. Их считают мертвыми, и вдруг они выходят к ним!' - размышлял Энджер.
  - Энни, это ты? - внезапно посмотрев на женский силуэт сидящий на его кровати, произнес он.
  Тем временем Клерон шел с Лареной к своей каюте. Они медленно брели по коридору, как вдруг он увидел господина Гроута, который направлялся в столовую.
  - Дорогая, мне нужно покинуть тебя на время. Я хочу переговорить с господином Гроутом, потому как без его разрешения мне не удастся провести дополнительные поиски Энни.
  - Хорошо, только, пожалуйста, недолго и возвращайся скорее, я хочу побыть с тобой.
  - Конечно, я обещаю, что быстро освобожусь, - подмигнув ей, буркнул он.
  Ларена вошла в каюту и легла на кровать. Она чувствовала себя разбитой, и ее сердце щемила тоска по погибшей Энни, которая успела стать ее подругой. Клерон направился в столовую и, увидев господина Гроута сидящего за столом, двинулся к нему. Тот, судя по всему, заказал себе ужин и был очень голоден. На его тарелке лежал огромный кусок мяса с тушеными овощами, а рядом стоял бокал красного вина.
  - Добрый вечер, господин Клерон. Не стойте как столб, присаживайтесь, пожалуйста, если есть о чем поговорить.
  - Добрый, есть о чем. Беседа у меня будет короткой, но содержательной. Я бы хотел, чтобы Вы выполнили мою просьбу, и хотел бы услышать Ваше мнение, господин Гроут.
  - Конечно, с великой радостью буду готов выслушать и посоветовать. Наконец-то Вы отходите от своих мальчишеских выходок, - улыбаясь, ответил тот.
  - Понимаете, у нас произошло несчастье, мы потеряли одного члена нашей группы. Это была такая девушка, невысокого роста, ее Энни звали. Вы должны ее помнить, она постоянно за руку с Энджером ходила, - начал Клерон.
  - Вернее она была его девушкой, Вы хотите сказать?
  - Да, Вы совершенно правы, так вот когда мы высадились на планету и оставили их вдвоем, с ней произошел несчастный случай, она получила сильные травмы и открытый перелом ноги, ее скафандр повредился, и нарушилась герметичность. Энджер пытался ее спасти, но они не удержались, и она провалилась под снег на глубину метров десять. Это с его слов. Он прибежал весь в мыле, обезумевший и просил о помощи. Конечно же, не теряя ни минуты, мы все бросились спасать ее. Энджер привел нас на место трагедии, но ни следов крови, ни следов ее падения на снег, мы не обнаружили. Обыскали все, что только можно, с воздуха обследовали, но все тщетно.
  - И что же дальше? Что конкретно Вы хотите от меня услышать?
  - Мог ли Энджер ее убить? Вы как человек повидавший многое и имеющий жизненный опыт, что думаете по этому поводу?
  - Я, конечно многое повидал, но чертовщина меня преследует только после знакомства с Вами. Убил он ее или не убил, мне не дано знать, я не Бог, и не слежу за всеми. Если хотите знать я обычный человек, старше Вас всего на двадцать лет. Одно скажу точно, она в любом случае мертва, - насупившись, ответил господин Гроут.
  - Это мы знаем... Дело в том, что Ареон обнаружил ее следы и следы Энджера, и ее отпечатки ботинок заканчивались именно там, где по заверению Энджера, она провалилась под снег! Мы предположили, что если бы он выпустил ей воздух из скафандра, чтобы убить ее не оставляя следов, то ему пришлось бы избавиться от тела, но его следы вели только к пещере. Ни шага в сторону! Из всего данного мы сделали вывод, что его состояние говорит о его невиновности. И чисто теоретически он не мог такое сотворить, не оставив следов своего преступления, - продолжил Клерон.
  - Хорошо, стоп, стоп, что конкретно Вы хотите от меня сейчас услышать? - повторился он.
  - Господин Гроут, во-первых, я хочу, чтобы Вы дали мне разрешение на проведение поисковых мероприятий и, во-вторых, желаю услышать от Вас мнение о произошедшем. Многие утверждают, что господин Огн, являющийся одним из членов Вашего экипажа, тоже бесследно пропал именно так же! Просто сами посудите, как следы крови могли сами собой исчезнуть, и как яма на совершенно гладкой поверхности снежного покрова смогла испариться?!
  - Я понял, к чему Вы клоните, а теперь попрошу меня внимательно выслушать и не перебивать. Дело в том, что я дам разрешение, но легче, ни Вашему коллеге, ни Вам самому от этого не станет. А на счет второго, объясню все в деталях. Представьте себе снег, если Вы на него бросите предмет, он провалится в него, но не на большую глубину, если тот имеет небольшую массу. Человек способен провалиться под снег только метра на три максимум. Потому что плотность снега не позволит ему опуститься дальше, еще один нюанс, так как там сильно пониженная температура воздуха, снег не слипается, и он просто осыпается как песок. Погибшая провалилась, и тут же края данной ямы начали осыпаться, вскоре она превратилась просто в небольшую вмятину, которая при первом взгляде не сильно отличается от ландшафта данной местности. Таким образом, ее тело находится там, просто засыпанное метровым слоем снега. А насчет крови скажу одно, она на морозе имеет очень хорошее свойство быстро терять свой цвет и сливаться с серой каменистой поверхностью.
  - Но там тоже снег!
  - Господин Клерон, я лишь высказал свое мнение, существуют вещи, которые никому из смертных не дано понять. Мы можем лишь пользоваться теорией, пока дело не дошло до практики. Советую Вам и Вашей группе попытаться разрыть снег в том месте, где она провалилась. Возможно, Вы отыщите ее тело. Во всяком случае, мне нравится Ваш подход к делу, Вы быстро умнеете и становитесь опытнее. Вам как капитану еще и не с такими вещами придется столкнуться, и я даю разрешение не потому, что верю в ее чудесное спасение. Просто всем Вам необходимо учиться и не повторять ошибки. Конечно, я приношу Вам и Энджеру свои соболезнования. Моя супруга тоже погибла, я понимаю, каково это терять любимых людей, но все мы имеем место в жизни, и наш статус ограничивает наши возможности. Так же со временем он убивает в нас все человеческое, но и дает свои плюсы. Появляются такие понятия как долг и честь. С каждым повышением они возрастают, с одной стороны делая из нас машины для расчета, с другой мы более трезво, отключив эмоции, смотрим на происходящее.
  - Вы не поверите, но я раньше этого не понимал, а сейчас начал осознавать.
  - Мало это осознать, нужно научиться применять. Ничего, все придет с возрастом, но признаюсь, в некоторых ситуациях ведите себя как человек, иначе все будет гораздо хуже, мы не должны проецировать свою тактику поведения на семью и близких нам людей. Желательно даже друзей. Все данное лишь сложный путь, который надо уметь преодолевать с достоинством и не терять надежду. Все в Ваших руках, господин Клерон, а теперь позвольте мне покинуть Вас. Меня ожидают дела, - вытирая губы салфеткой и вставая из-за стола, произнес господин Гроут.
  - Благодарю Вас.
  Клерон еще некоторое время сидел за столом, уставившись в иллюминатор. Его мучило смятение и в душе, словно началась война. Он медленно встал из-за стола и направился в каюту к Ларене.
  - Наконец-то ты вернулся! Я тебя уже полчаса жду, мне так плохо, постоянно вспоминаю Энни. Вспоминаю, как мы болтали с ней целыми часами, обсуждая вас и ваши поступки. Она была замечательной девушкой. Мы успели подружиться, - посмотрев на него глазами полными тоски, промямлила она.
  - Дорогая, постарайся успокоиться, я тоже расстроен из-за ее гибели, но ничего не поделать такова жизнь. Эта экспедиция не должна была быть легкой, и все понимали, на что идут. Поверь, тяжелее Энджеру. Я поговорил с господином Гроутом, и он дал согласие на проведение поисков Энни.
  - Это ни к чему не приведет... Она мертва, и я считаю, что для Энджера это будет еще более сильным ударом. По-хорошему его надо отвлечь и больше не отправляться с ним на поиски. Все это лишь усугубит его эмоциональное состояние... - высказалась она.
  - Он верит, а вера для него, это первый шаг к преодолению страшной для него потери. Господин Гроут сказал, что ее тело может находиться под слоем снега, так как он мог просто осыпаться и замаскировать яму. Я считаю, что надо проверить это место и разрыть его.
  - Хорошо, только давай это уже ты будешь обдумывать завтра, я очень хочу спать. Прости, просто сил нет, - зевала Ларена.
  - Конечно, спи, я тоже скоро лягу, - поцеловав ее, прошептал Клерон.
  Энджер лежал на кровати и смотрел на призрачный силуэт. Фигура встала и подошла к иллюминатору. Он не видел ее лица, но узнал в ней очертания Энни. Она медленно прохаживалась по каюте, и Энджер ощутил сильное чувство связи с ней.
  - Энни, я знаю это ты. Ты пришла ко мне и решила посмотреть, что со мной. Я люблю тебя, пусть даже ты в это не веришь. Мне очень без тебя плохо, ты была для меня всем, и за последние месяцы, я стал по-настоящему счастлив. Энни, почему ты решила покинуть меня? Ты считаешь, что наши отношения зашли в тупик? Нет, мне плевать, что скажут другие, ты знаешь, я не такой и не променяю тебя на другую. Разве только если бы ты меня бросила. Знаешь, в те пасмурные и серые дни ты казалась мне чем-то посланным свыше. Глупо звучит, но я позабыл все, что произошло со мной до знакомства с тобой. Я спасу тебя, верь мне, ты будешь жить. Энни, почему ты молчишь? Энни? Я плохо сказал все это? Не молчи, пожалуйста, ответь хоть что-нибудь! Энни...
  Фантом стоял около иллюминатора и не двигался. Ее лицо все еще было скрыто, и Энджер решил встать с кровати. Он медленно подошел к окну и попытался обнять это приведение. Его руки коснулись пустоты, и внезапно фигура исчезла. Он стоял у окна и обнимал пустое место. Внезапно Энджера охватила сильная истерика, и он упал на пол. В отчаянье, катаясь по нему, он что-то кричал и сильно плакал. Постепенно эмоции вновь утихли, и в нем воцарилось спокойствие. Энджер не поднимаясь с пола, уснул и не просыпался еще в течение десяти часов.
  Утром, по земному времени, к нему пришел Клерон и поднял его. Вместе с Лареной и Ареоном они отправились к челноку. К ним присоединились еще несколько человек из экипажа, и аппарат направился к планете. Вновь бескрайняя снежная пустыня открыла свои объятия, и Энджер был уверен, что Энни ждет его. Он судорожно бегал, всматриваясь вдаль и пытался обнаружить ее следы. Челнок завис над предполагаемым местом нахождения тела Энни, и специальной механической рукой начал разрывать толщу снежного покрова. Сантиметр за сантиметром в течение получаса пилот управлял этим механизмом, а все остальные лишь наблюдали за происходящим.
  Энджер обратил свой взор на голубой небосвод, по которому плыли небольшие белоснежные облака. Звезда слабо освещала этот мир, и вокруг стояла тишина. Лишь звуки работающих двигателей челнока нарушали ее. Но он не слышал их и находился, словно в другой реальности. На его глазах не просыхали слезы. Энджер все время мысленно разговаривал с ней и каждый раз, когда звезда скрывалась за очередным облаком, а потом появлялась вновь, ему казалось, что она посылает в его голову свои сигналы. Чувство связи с ней было настолько сильным, что Энджер перестал ощущать ее потерю. Она превратилась для него в нечто энергетическое. Энни стала своеобразным биополем, которое навсегда останется с ним.
  Через несколько часов стало ясно, Энни нет в этом участке снега. Огромный котлован был вырыт, но ни малейшего следа, говорящего о присутствии тела Энни, найдено не было. Тогда Клерон принял решение еще несколько раз облететь территорию. Челнок поднялся выше и произвел облет местности. Они судорожно искали Энни, но она словно действительно испарилась.
  'Энни, я знаю, ты сердишься, прости меня, я не хотел твоей смерти, мне очень тяжело без тебя. Я верю, ты будешь рядом со мной, и я пришел сюда не для того, чтобы... Боже, что я несу?!' - разговаривал он про себя.
  - Энджи, ее нет... Нет даже ее фонаря, мы все обыскали, ни капли крови, ни кусочка скафандра. Это ведь именно то место? - обратился к нему Клерон.
  - Она здесь, слышишь, я чувствую, спаси ее! Умоляю! Я видел ее, она вчера ко мне приходила! Она жива, слышишь, я больше не могу упиваться сказками о ее кончине! Ищите, ищите, все здесь переройте, но найдите ее! Иначе я вас всех здесь оставлю в этих проклятых снегах! - толкнув его, закричал Энджер.
  - Господи, да ты спятил, - отшатнувшись от него, фыркнул Клерон.
  - Энни! Энни! Энни! Отзовись, пожалуйста! Энни! Энни, нет! - упав на землю, снова заревел Энджер.
  - Ареон, отведи его в челнок и успокой, а мы еще все здесь осмотрим и отправимся на Флоренер.
  - Хорошо, пойдем, Энджи, - поднимая его с земли, произнес Ареон.
  - Они же найдут ее? Да? - спросил отчаянно тот.
  - Да, я обещаю, что найдут. Только иди, присядь, тебе не следует им мешать.
  - Ареон, никогда не обещай, я сделал немыслимую глупость, я пообещал ей впервые за все отношения и вот итог...
  Клерон с грустью посмотрел на Энджера и ему было искренне жаль его. Он чувствовал и свою вину перед ним за гибель Энни. Поиски продолжились, и челнок вновь поднялся в воздух. Энджер стоял, высунувшись из дверного люка челнока и смотрел вниз. Он еще долго кричал ее имя. Наконец Клероном было принято решение прекратить поиски.
  - Друзья мои, приношу вам свои извинения и выражаю благодарность. Считаю разумным остановить наши поиски Энни. Живой нам ее уже точно не найти, а тело, даже если оно где-то есть, только добавит нам трудностей. Проследуйте на челнок, пожалуйста, мы покидаем данную планету.
  Аппарат опустился на землю и все зашли в него. Последним поднялся на него Клерон. Он еще раз окинул взглядом снежную долину и, вздохнув, закрыл дверной люк.
  Звезда постепенно садилась за горизонт, и небо планеты окрасилось в потрясающие оттенки красного цвета. Легкие облака плыли далеко на горизонте, а снег приобрел голубоватый оттенок, превратив всю долину планеты в нечто загадочное и необычное.
  Энджер сидел молча и наблюдал, как аппарат постепенно поднимался все выше и выше. Поверхность планеты оставалась все дальше, а внизу проносились огромные горы. Под ним расстилались просторные долины, и где-то там оставалась Энни. Она была жива для него. Одна его часть верила в ее гибель, другая же нет. Борьба за правду помогла бы раз и навсегда убить одну из версий, но этого не произошло, и Энджер постарался верить в то, что она осталась жива.
  Постепенно челнок покинул атмосферу планеты и достиг Флоренера. Через полчаса Энджера вновь вели к себе в каюту и снова укладывали на кровать. Он время от времени забывался, но не надолго. Ощущение того, что Энни нет рядом, простреливало, словно искра и било прямо в душу. Тогда начинались приступы гнева, и он в бешенстве метался по каюте, разбивая все, что попадалось под руку. Сам того не замечая, он начинал ненавидеть ее, а его сознание постепенно вытесняло ее образ из памяти.
  Клерон стоял у окна в своем кабинете и видел, как планета постепенно удаляется, превращаясь в крохотную точку. Позади оставался еще один мир, навсегда скрывший в своих объятиях жизнь еще одного человека. Впереди оставалась лишь одна система. Та цель, до которой они так долго шли и перенесли многое за это время. Познали горечь потерь и практически висели на волоске. Каждая секунда могла стать их последней. Еще никто не имел даже представления о том, что ожидает их впереди.
  Энджер успокоился и снова лег на кровать. Он пытался отогнать от себя образ Энни, но ощущал постоянно ее запах, будто она все это время находилась рядом с ним. Он вздрагивал от каждого дуновения ветра. Вскоре его глаза закрылись, а сам он уснул. Во сне ему снились огромные сады, где на скамейке сидела она. Энджер подошел к ней и что-то произнес. Энни улыбнулась в ответ. Внезапно сон оборвался, и Энджер понял, что жизнь пошла по новому кругу. Ощущение связи с Энни мгновенно растворилось, и он в полной мере ощутил свое одиночество.
  Новые миры, в которых еще не появлялся человек, узнали его сущность. Они долго пребывали в одиночестве, но смогли познать, что из себя представляет такое разумное существо как человек. Его разум и чувства стали настолько интересны для них, что эти миры забрали человеческие жизни, для большего понимания природы людей, навсегда скрыв свои тайны и загадки от них.
  
  Глава X
  
  Мнимый крах
  
  Все дни слились для него в один. Пока их Флоренер медленно преодолевал пространство космоса, Энджер пытался забыться. Он всячески отрицал факт существования Энни, но верил, что она жива. Он хотел забыть ее, но вместе с тем не мог. Пространственный туннель находился на другом конце солнечной системы, и их путешествие растянулось на неделю. Предпоследняя система осталась позади, и они вышли на финишную прямую.
  Клерон менялся день ото дня. Его искры жизни постепенно угасали в глазах. Настроение было непостоянным, и он все больше проводил времени в своем кабинете. Ларена не находила себе места и пыталась поговорить с ним, но все попытки оказывались тщетными. Клерон отказывался идти на контакт с кем-либо. Он лишь просил не прекращать экспедицию и двигаться вперед. Именно подтверждение факта существования открытой ими планеты, помогло бы ему оправдать все жертвы.
  Энджер часто заходил к нему, но тот лишь отмахивался и молчал. Он искал у Клерона поддержки, но так и не смог найти. Постоянная чернота космоса убивала его. Она словно подавляла его стремление к жизни. Но, не смотря на это боль от потери Энджера начала становиться все менее и менее тяжелой. Когда это произошло, он понял, что жизнь не остановилась, и она все так же идет. Мало того она будет идти, и ему придется смириться с этим фактом. Чем дальше шло время, тем больше Энджер пытался оправдать ее исчезновение из его жизни. Ему приходили в голову разные мысли, но именно они помогали забыться и забыть ее.
  'Вот и проходит это чувство. Хотя странно, когда она была жива, то казалась мне намного лучше. Сейчас я постоянно вспоминаю ее недостатки и пытаюсь акцентировать на них внимание. Возможно, это помогает мне забыть ее, но почему происходит именно так? Почему первое время после потери мы осознаем, насколько важным был тот, кого мы потеряли?! Насколько значительной оказалась потеря. Только по прошествии большого количества времени, мы начинаем видеть лишь одни недостатки и редко можем вспомнить достоинства человека, которого потеряли. В конце концов, сами того не понимая, осознаем, что он не так уж был для нас значим.
  Видимо, защитные механизмы нашего сознания специально заставляют нас думать иначе. Все это отвратительно, прости меня, Энни. Может, я на самом деле не испытывал к тебе чувств, а пытался просто на всего забыться. Кэти принесла мне множество смешных и глупых моментов, из-за которых я страдал. Не повстречайся ты мне на моем пути, возможно, я бы и сейчас испытывал эти мучения и боль, но все произошло иначе. Неужели теперь на моем пути встанет та, которая позволит забыть тебя? Возможно, но это будет омерзительно, потому что Кэти жива и она сама ушла, а ты мертва, и я потерял тебя не по твоей воле.
  Прости меня, Энни, я не хотел тебя терять и во многом виновен только я. Мне не стоило отправлять тебя на эту планету! Ты словно ощущала все сама. Видимо человек зачастую предчувствует свою гибель. Черт! Именно я всегда полагался на свои ощущения, и заставлял других тоже полагаться на них. Но это не правильно, каждый сам знает и определяет, что для него лучше! Я должен был тебя послушать!
  Жаль, что теперь ничего нельзя изменить...', - размышляя про себя, пришел он к выводу и поставил точку. Энни больше не занимала весь его поток мыслей, и Энджер отпустил ее в бездну, из которой она пришла.
  Он медленно поднялся с кровати и увидел в иллюминатор огромное Солнце, которое затмевало собой миллиарды звезд. Оно было настолько близко, что казалось если протянуть руку, то можно почувствовать его обжигающую силу сгорающего водорода. Полыхание миллиардов тонн этого чудесного элемента разносило по Вселенной фотоны, и они стремительно покидали своего хозяина, попадая в совершенно разные уголки системы. Каждый фотон проходил свой путь от начала до конца со скоростью триста тысяч километров в секунду. У каждого была своя судьба. Один попадал в дом на Земле и радовал очередного человека. Другой падал на безжизненную поверхность Луны. Третий достигал самых дальних окраин системы и падал на ледяную поверхность Харона.
  Солнце постепенно начинало уменьшаться, и Флоренер двигался дальше. Энджер настолько истосковался по нему, что не мог оторвать глаз. Они же начинали сильно болеть от такой мощной яркости.
  Сложив руки за спиной, Энджер медленно побрел к двери и вышел в коридор. Там стояла мертвая тишина, словно все покинули Флоренер, и он лишь один будет здесь до конца своих дней. В этот момент его одолели ощущения несравнимые с теми, что он испытывал до этого. 'Я изгнанник, обретший покой только в космосе. Меня разрывает это чувство, я не могу найти себя! О, Господи, почему со мной происходит это все?!' - сходя с ума, повторял он про себя.
  Подойдя к двери каюты Клерона, он тихо позвонил, и ему открыла Ларена.
  - Привет, Энджи, - с грустью промолвила она и утерла слезы.
  - Привет, я не вовремя? Ты плачешь? Что случилось, Ларена?
  - Клерон уже которые сутки не приходит сюда и даже словом не обмолвился со мной, еще я до сих пор не могу придти в себя и поверить в то, что Энни нет с нами... - всхлипывала Ларена.
  - Так, я прошу тебя, не упоминай о ней, - стиснул он зубы, - Я достаточно настрадался и смог ее отпустить, - присев на стул, добавил Энджер.
  - А я вот не могу, мне очень жаль Блайна и ее. Постоянная депрессия Клерона меня тоже расстраивает. А еще мне кажется, что с ним давно что-то не так. Поговорил бы ты с ним.
  - Я пытался, но этот кретин даже не хочет идти на контакт. Я знаю, когда он с нами свяжется...
  - И когда же? удивилась она.
  - Только после преодоления последнего туннеля. Ты должна понимать, что если мы не найдем то ради чего мы проделали весь этот путь, то он может покончить с собой... Ему надо помешать.
  - Энджи, что ты такое говоришь?! Не смей! Он не настолько фанатичен и из-за такого даже мысли не допустит о самоубийстве! - взволнованно воскликнула она.
   Возможно, но я лишь высказываю предположения. Пойми, для него очень важно сейчас оправдать все эти потери, и если они окажутся напрасными, то жди беды. В данный момент он затаился и ждет. Клерон верит и всячески оправдывает себя.
  - Пожалуйста, если ты увидишь, что с ним происходит нечто странное, не допусти самого страшного исхода. Энджи, я прошу тебя, мне не к кому больше обратиться, - рыдала она.
  - Я сделаю все возможное, успокойся, в конце концов, он мне доверяет больше чем остальным, - уходя, шепнул он.
  Энджер медленно шагал по коридору и размышлял. Впервые за все время после гибели Энни, он почувствовал облегчение и начал воспринимать жизнь в обычном режиме. Мимо пробегал господин Гроут и обратил свое внимание на него.
  - Добрый день, господин Энджер. Как Вы? Способны ли вернуться в строй или еще требуется время? - спросил его тот.
  - Добрый и Вам. Думаю, что да. Если есть пара минут, хотелось бы, чтобы Вы ввели меня в курс дела и проинформировали о том, что я пропустил.
  - Да в принципе, господин Энджер, много Вы не пропустили. Все это время наш Флоренер держит курс через Солнечную систему. Туннель еще не скоро только через трое суток. Пока наслаждайтесь видом нашего Солнца и наших планет. Приходите в себя уже окончательно и разберитесь с господином Клероном.
  - Кстати, я хотел у Вас поинтересоваться насчет него. Он хотя бы иногда с Вами выходит на контакт?
  - К сожалению нет. Вам нужно с ним поговорить, иначе все это плохо заканчивается, поверьте мне и моему опыту. А теперь извините, мне нужно идти, - убегая, сказал господин Гроут.
  - Конечно, идите, Вы занятой человек, благодарю за информацию.
   Энджер поднялся по стеклянным ступням на капитанский мостик и постучал в дверь кабинета Клерона. Тот долго не открывал ему и не отвечал. Вскоре дверь немного приоткрылась, и Энджер увидел заросшего щетиной Клерона. Его волосы были растрепанны, а френч неаккуратно застегнут.
  - Заходи, Энджи. Знаю, ведь не отстанешь, если не открою... - шепнул он ему.
  Энджер зашел в кабинет и, погладив рукой, стол уставился на Клерона.
  - До чего ты себя довел. Я прекрасно понимаю, что сейчас тебя одолевает чувство потери, и ты хочешь оправдать все жертвы. Эта экспедиция обречена на ...
  - Тсс. Энджи, заткнись. Не надо лишних слов. Мы оба знаем, что эта экспедиция обречена на провал, - наливая ему в стакан абсент, перебил Клерон, - Понимаешь и дело здесь не в том, что погибли остальные. Дело во мне. Я с самого начала думал, что смогу одолеть Вселенную. Только сейчас, представляешь, я понял, что мой отец то прав. И нет у меня ничего. Я полное ничтожество. Не перебивай меня! Сегодня ночью я вообще глаз не сомкнул, а знаешь почему? Ничего ты не знаешь! Ко мне сегодня Блайн приходил. Он со мной выпил и прочитал Даннела Морта. Не помню точно слов, что-то на р... Не помню. Энджи, я так устал от них. Энни тоже постоянно приходит и спрашивает, мол, где мой Энджи. А самое главное знаешь, сколько они выпили абсента?! Это кошмар, видимо на том свете его не хватает.
  - Клер, ты явно не в себе... Тебе нужно прекратить пить! - выхватывая у него стакан, воскликнул Энджер.
  - Отдай! Не смей лезть в мою жизнь.
  - Посмотри на себя, тебя Ларена ждет, и ты знал, что экспедиция опасна, мы все это знали и понимали, на что идем. Вот увидишь, люди тебе еще спасибо скажут за то, что ты открыл другие миры! Даже если там не окажется той планеты, которую мы так давно искали, есть шанс заселить ту, на которой мы были.
  - Энджи, не будь глупцом! Я еще раз повторяю, моя мечта потерпела крах. Я с малой долей вероятности говорю тебе, что она там есть. Понимаешь, они мне уже все давно рассказали. Вчера ночью Блайн рассказывал мне о том мире. Он сейчас живет на той планете вместе с другими погибшими. Они едят птиц, которые тогда набросились на нас. Естественно умершие могут перемещаться в пространстве, и знаешь, что мне рассказала Энни?
  - Ты спятил... - вздохнул Энджер.
  - Она мне поведала о планете, которую мы ищем. Там нет ее, понимаешь, нет! Она не существует! Все это напрасно и знаешь, что она добавила? Она и Блайн проклинают нас! - бросив в стену бутылку абсента, закричал Клерон и разорвал на себе френч.
  Пуговицы с грохотом упали на пол и покатились по кабинету. Энджер вскочил со стула и попытался усадить Клерона, но тот сопротивлялся, и его речь стала сливаться в единый звук.
  - Успокойся, приди в себя. Клерон, я прошу тебя, прекрати.
  - Отпустите меня, суки! Не трогайте меня, я не виновен в вашей смерти! Энджи, Энджи, убери их, спаси меня, они не дают мне вздохнуть, каждый день душат меня! Смотри, они опять здесь, убери их! Выключи их, выключи!
  Возня продолжалась еще несколько минут и, в конце концов, Энджеру удалось кое-как усадить Клерона за стол. Тот обмяк и больше не сопротивлялся, они просидели в тишине около получаса.
  - Ты меня слышишь, Клер? Давай ты обратишься за медицинской помощью?
  - Отстань, я не в себе. Разве ты смог пережить гибель Энни?
  - Но я уже лучше себя чувствую, хотя депрессия иногда накрывает меня.
  - А хочешь избавиться от этого ощущения? - посмотрев на Энджера в упор, задал вопрос Клерон.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Вот, смотри, - бросив ему деревянную коробку, шепнул тот.
  Энджер рассмотрел ее внимательнее и увидел на крышке резной рисунок в виде дерева растущего на поляне. Открыв крышку, он обнаружил там огромное количество таблеток.
  - Это что наркота?! - воскликнул Энджер.
  - А ты как думал?! Да, именно это и помогает мне быстро лечиться от различных недугов! Эти малышки уводят меня в мои фантазии, где я Бог и мне нет равных. Имеется правда побочный эффект, но оно того стоит.
  - Убери от меня эту дрянь! - швырнул Энджер коробку.
  - Зря ты так. Эта дрянь помогает мне, поможет и тебе. Прости меня, я не оправдал твоих надежд. Я так жаждал совершить нечто неповторимое, что забыл, с чем играю. Я поставил на шахматную доску не просто фигуры, а живых людей и начал игру со своим противником Вселенной. Она меня одолела и практически разбила. Только вот фигурки, которые она поразила, оказались мне дороже идеи. Именно вы, а не экспедиция доставила мне несравнимое счастье. Я помню, как ругался и кричал на вас, но только сейчас осознал как вы мне дороги. Энджи, не совершай моих ошибок.
  - Успокойся и иди к Ларене, отдохни, а завтра все будет по-новому. Не убивай себя этой гадостью и не строй из себя мученика.
  - Нет, Энджи, я не отправлюсь к Ларене, передай ей, что между нами все кончено. А кольцо пусть оставит как память обо мне.
  - Ты чего несешь? Клер! Все, хватит, уже достало. Чтобы завтра ты привел себя в порядок, - выходя из кабинета, фыркнул Энджер.
  Прошло несколько дней, и Флоренер практически достиг противоположной стороны Солнечной системы. Клерон изредка выходил на контакт с господином Гроутом и велел ни в коем случае не прерывать экспедицию. Энджер с нетерпением хотел узнать, действительно ли существует эта планета призрак, и тщательно подготавливал себя к этому моменту. Энни уже практически покинула его мысли и больше не приносила ему страданий. Клерон понемногу пришел в себя и впервые за все это время вернулся к Ларене. Она бросилась к нему на шею и заплакала. Он нежно обнял ее и погладил по голове.
  - Ты так долго не выходил из своего кабинета, я прошу тебя, не поступай так больше! Я переживала за тебя! - плача воскликнула Ларена.
  - Прости меня, просто за это время я пережил очень большой стресс. Энджер не даст соврать. Мои мечты обрели форму, но только не ту, о которой я мечтал. Слишком большой ценой заплатил я за эту шалость и самоуверенность.
  - Но если окажется, что этой планеты не существует, ты же не покончишь с собой?
  - Нет конечно, дорогая, я люблю тебя и не стану терять все это из-за какой-то дурацкой планеты. Энджи прав, мы сделали многое и это тоже должны оценить. Именно мы прорвались туда, куда никто не решался. Поверь, все будет хорошо, только мне еще потребуется несколько месяцев, чтобы окончательно придти в себя. А если ничего не получится, то мы улетим на Луну и проведем там остаток своей жизни. Денег нам хватит, и будем жить, может не в роскоши, но и не в бедности.
  - Хоть бы оно так и было. А как же космос и полеты в другие миры? Разве ты готов ради меня отказаться от всего этого?
  - Готов. Можешь не сомневаться.
   Спустя несколько часов, все четверо были на капитанском мостике и пристегнулись к стене. Весь остальной экипаж поступил точно также, и вновь весь зал Флоренера озарился ярким светом. Энджер глядел на него и внезапно вспомнил, как они с Энни держась за руку, наблюдали вместе за перемещением корабля сквозь пространство. За этой белой пеленой скрывалась долгожданная истина, и Клерон затаил дыхание. Вскоре они уже медленно летели по системе, а яркая вспышка постепенно угасла. Все увидели в окно огромное черное пространство Вселенной и две яркие звезды. Они сияли в этой тьме, освещая вокруг себя все на миллиарды километров. Среди них мерцали небольшие точки, которые и были планетами. Среди них Клерон пытался отыскать глазами Эфлеррию, но, понимая, что это глупо и невозможно, он смирился и замер в ожидании. Часы тянулись медленно и, наконец, к ним подошел господин Гроут. По его выражению лица Клерон понял, что все не так как должно было быть.
  - Вынужден огорчить вас, уважаемые дамы и господа, но, к сожалению, заявленная вами планета отсутствует в данной системе. Все в точности, так как описано в журнале ваших исследований. Две звезды, но лишь с той разницей, что планет девять, а не десять. Среди них есть три газовых гиганта. Считаю целесообразным прервать экспедицию и вернуться на Землю, - высказался Гроут.
  - Спасибо Вам, господин Гроут, но повремените с отменой экспедиции, я хочу подлететь поближе, - обратился к нему Клерон.
  - Хорошо, но после достижения предполагаемой орбиты планеты, мы разворачиваем Флоренер и возвращаемся на Землю, - уходя, добавил господин Гроут.
  - Клер, не отчаивайся, в конце концов, нам работы хватит, мы можем получше изучить планету Блайна.
  - Нет, я обещал Ларене, что покончу со всем этим. А теперь попрошу всех вас покинуть мой кабинет. Ларена, тебя это тоже касается. Мне необходимо побыть одному, - встав со стула, произнес он и махнул рукой в сторону двери.
  Все трое быстро удалились из кабинета, и лишь Энджер обеспокоено посмотрел на Клерона. Тот улыбнулся и подмигнул ему. Ареон медленно опустился на диван в главном зале и взглянул на двойную звезду.
  - У них очень красивые имена. Арта и Ирдилана, просто великолепные названия. Клерон умеет присваивать имена звездам и планетам, не то что я со своей Ареонией... Они так необычно сияют в такт друг другу. Никогда так близко не видел двойные звезды. Это, наверно, очень изумительно, когда находишься на планете и созерцаешь двойной закат, - начал Ареон.
  - Или двойной рассвет, - добавил Энджер, посматривая в иллюминатор.
  - Очень хорошо, что Клерон не так расстроился, видишь, Энджи, все нормально, а ты меня напугал тогда, - улыбнулась Ларена.
  - Я бы не делал поспешных выводов, но надеюсь, что Клер не натворит глупостей. Ему сейчас стоит отдохнуть, не беспокойте его. А вот по поводу отсутствия планеты, вы не поверите, я даже не сильно огорчился. Видимо за последние несколько недель меня достали эти высадки в другие миры. Они прекрасны, но не так как в мечтах и фантазиях. Попадая в них, ощущаешь не красоту, а опасность. Там нет дела до красивых пейзажей, когда твоя жизнь висит на волоске. Сразу все мысли о прекрасном отсеиваются, и начинаешь, ненавидеть даже самый восхитительный закат. Не знаю, как вам, но мне не терпится вернуться на Землю.
  - А что дальше? Разбежимся кто куда? Может, все-таки сохраним нашу группу? - задал вопрос Ареон.
  - К чертям собачьим этот космос. В дальние уголки Вселенной я больше не сунусь и проведу свою жизнь более спокойным образом. Подамся в пилоты. Буду пилотировать Флерейсеры, хотя нет, я же забыл совсем. На мне уже клеймо стоит на исследование систем. Значит, буду заниматься этим, данная работа гораздо безопаснее, чем летать в эти системы.
  Спустя несколько часов Энджер постучал к Клерону в кабинет, но тот не открыл. На все просьбы отозваться тот ответил молчанием. Энджер слышал, что Клерон находится в кабинете и чем-то шуршит.
  Флоренер вплотную приблизился к предполагаемой орбите планеты, но разведывательный зонд не обнаружил следов ее присутствия. Планеты не было, она оказалась лишь компьютерной ошибкой. Клерон стоял около иллюминатора в своем кабинете и глотал одну таблетку за другой, запивая их абсентом. Его ноги неуверенно зашагали по кабинету, и он, опираясь на стол, начал браниться. Потом вновь подошел к иллюминатору и взглянул в него, протирая глаза. Вместо огромной планеты он видел лишь двойную звезду, которая уже ярко сияла, освещая его кабинет своим светом. На миг Клерону показалось, будто он увидел планету, но, осознав, что это галлюцинации, которые быстро перешли в другую стадию, он испугался и потряс головой. Через несколько минут к нему подошел Блайн и, прищурившись, уставился на него.
  - Уйди, по-хорошему прошу!
  - Значит вот какова цена наших жизней?! За пустоту ты нами заплатил? Пей, пей! - смеясь, закричал тот и затолкал ему горлышко бутылки в горло.
  Клерон начал давиться и еле-еле вытащил бутылку из своего горла. Теперь его окружало несколько человек, в том числе и Энни. Она смотрела на него пустыми глазами и медленно подходила к нему. Ее сломанная нога постоянно хрустела и кровоточила.
  - Клерон, видишь, что ты с нами сделал? Смотри и не смей отводить взгляд! - зашипела она.
  - Клер, а ты не видел мой правый бок? Где он? Я не могу его найти, помоги мне его отыскать, - перебил Энни Блайн.
  Клерон с ужасом смотрел, как разорванный Блайн ищет свой правый бок и постоянно подбирает внутренние органы, которые вываливаются из раны.
  - Убирайтесь вон! Вас нет! Вон! Уйдите от меня, я не виновен в вашей смерти! - завопил Клерон.
  Тут он почувствовал, как на его левое плечо кто-то положил руку. Он медленно обернулся и увидел Венелга. Тот был весь в крови и постоянно кашлял.
  - Неужели не виновен?! А как же я? - спросил его Венелг.
  - Это все не по-настоящему! Убирайтесь! - махая бутылкой в пустоту, кричал он.
  Клерону все это лишь привиделось, но он настолько обезумел, что в какой-то момент засомневался в этом. Неугомонные призраки постоянно касались его и тянули к себе. Клерон отчаянно сопротивлялся и попытался найти дверь, но она словно исчезла. Он не мог выбраться из кабинета, а обезображенные люди постоянно выходили из стен, и их становилось все больше. Тот в отчаянье рвал на своей голове волосы и кидался в них стульями, но они пролетали сквозь них.
  Энджер почувствовал неладное и снова подошел к дверям кабинета Клерона. Из-за них доносились вопли Клерона и треск ломающейся мебели.
  - Клер! Открой! Что там происходит?!
  - Энджи! Убери их! Спасите меня! Я не виновен!
  - Да что там у тебя?! - выламывая дверь, кричал напуганный Энджер.
  Раздался выстрел, и Энджер со всей силы ударил в дверь ногой, вышибив ее. Она с треском слетела с петель и упала на пол. В кабинете царил полный разгром, только стол стоял на своем месте. Растрепанный Клерон палил из пистолета в разные стороны и, увидев Энджера, попытался выстрелить в него.
  - Уйди! Уйди! Спасайся они идут к тебе! Не подходи к нему! - выстрелив в сторону Энджера, закричал Клерон.
  - Ареон! Ареон, его надо остановить! Он спятил! Кто-нибудь! Скорее сюда! - пригнувшись, позвал на помощь Энджер.
  - Уходи, они уже рядом с тобой! Беги отсюда! Не тронь его! - выстрелив еще раз в сторону Энджера, крикнул Клерон.
  Пуля зацепила Энджера, но ранила не сильно. Она лишь прошла, слегка коснувшись его руки в районе предплечья. Ареон взбежал наверх по ступеням и оказался на капитанском мостике.
  - Что с ним такое? - спросил он.
  - Да свихнулся он! Его надо обезоружить и чем скорее, тем лучше, иначе натворит дел, - осматривая рану, сказал Энджер.
  - Клерон, успокойся, отдай нам оружие.
  - Нет, Ареон, прости, но я сам за себя, обороняйтесь, чем можете!
  - Клерон, здесь нет никого, отдай нам пистолет. Пожалуйста, послушай меня, - продолжал настаивать Ареон.
  - Они опять идут ко мне! - выбегая из кабинета, закричал Клерон.
  Ареон попытался схватить его, но получил сильный удар ногой прямо в лицо. Клерон побежал по ступеням вниз и продолжил стрелять в разные стороны. Люди в панике разбежались по углам, а он сам направился к отсеку с челноками, но на его пути внезапно оказался господин Гроут. Он в испуге и недоумении поднял руки, уронив свои папки на пол.
  - Это что за выходки? Господин Клерон.
  - А-а-а, старый знакомый! Скажи своим людям, чтобы не преследовали меня! Если я увижу хоть один челнок, преследующий меня, собью сразу и без предупреждения!
  - Придите в себя, отдайте мне оружие.
  - Уйди с дороги, - выстрелив в него шесть, раз тихо промолвил Клерон.
  Лицо господина Гроута скорчилось от боли, и он упал на пол, истекая кровью. Клерон выстрелил несколько раз вокруг себя и спустился в отсек с челноками. Его попытались остановить еще несколько человек, но он застрелил и их. Ларена в ужасе наблюдала за всем этим и не могла произнести даже слова. Энджер бросился вместе с Ареоном в отсек с челноками. Клерон уже завел двигатели, а люк отсека открылся. Воздух стремительно вырвался в космос, и Энджер с Ареоном ухватились за стальные балки, пытаясь удержаться. Аппарат, в котором сидел Клерон, медленно поднялся с платформы и вылетел в открытое пространство Вселенной. Люк закрылся, после чего давление в отсеке нормализовалось. Энджер сразу же бросился к другому челноку, но его остановил Ареон.
  - Нет, он собьет тебя, Энджер, пусть улетает.
  - Что ты говоришь, он обезумел! Его нужно остановить! Клер погибнет.
  Ареон ничего не ответил, а медленно побрел к лифту. Энджер побежал за ним. Выйдя в главном зале, Ареон подошел к господину Гроуту и присел рядом с ним.
  - Он мертв, - тихо шепнул Ареон.
  - Черт! Клер, что же ты наделал! - не находя себе места, воскликнул Энджер.
  - Смотрите! - крикнул один из членов экипажа.
  Энджер поднял глаза и увидел, как из пустоты появляется огромная планета. Она медленно обретала свои очертания и через несколько минут полностью стала доступна для наблюдения. На неосвещенной стороне небесного тела сверкали миллиарды огней. Стало ясно, что это города. От нее длинной веретеницей протянулась цепочка из огромных кораблей, быстро приближающихся к Флоренеру. Челнок Клерона летел прямо на них и вскоре Энджер увидел, как его взорвали.
  - Вот и пришел наш конец! - схватившись за голову в полном ужасе, воскликнул Энджер.
  - Прощай, Клерон... Я никогда подобного не видел, она все-таки существует. Мы нашли ее, но теперь нас убьют. Боже, это просто потрясающее, ты только посмотри, там разумная цивилизация, - сняв очки, восхищенно пробормотал Ареон.
  - Экипаж! В связи с гибелью вашего капитана, я беру на себя ответственность за Флоренер. Внимание, боевая готовность. У нас нет времени на рассуждения, иначе сейчас нас ждет неминуемая гибель. Будем надеяться, что сможем противостоять им! - начал Энджер.
  - Господин Энджер, это глупо они нас в один миг испепелят! - воскликнул человек из толпы.
  - Все равно открыть огонь по кораблям, даже если мы погибнем, мы должны оказать сопротивление, если произошло одно чудо, произойдет и второе. Лучше умереть достойно, чем просто склонить голову! Огонь!
  Все орудия на Флоренере быстро привели в боевую готовность и открыли огонь по приближающимся кораблям. Огромные массивные аппараты стали взрываться и разваливаться на части. На удивление всем они не оказали сопротивления и не открыли огонь по Флоренеру. Энджер никогда не видел подобного. В его голове все смешалось и чудо, произошедшее на его глазах, просто поражало своей невероятностью. Он всегда верил, что такое невозможно, но целая планета появилась из неоткуда и предстала во всей своей красе.
  Орудия Флоренера вели непрекращающийся огонь. Сильная вибрация сотрясала все отсеки, и люди в ужасе наблюдали за происходящим. Энджер подняв голову, уже прощался с жизнью и следил за приближающимися кораблями. Сильный гул стоял в воздухе, а планета безмятежно плыла в такой огромной и бесконечной Вселенной. Стоны и вопли людей уже не пугали его. Ареон пытался успокоить Ларену, которая потеряла рассудок и дар речи. Он закрыл ее собой и что-то шептал. Рядом с Энджером постоянно пробегали люди, но он не замечал их, его воображение поражала та красота, которая открылась совсем недавно. Полыхающие корабли разлетались на куски, и небо над планетой озарялось яркими вспышками.
  - Энджи, надо пробираться к челнокам! У нас еще есть шанс! Орудия скоро перегреются и откажут.
  - Нет, Ареон, давай умрем достойно, бегство не поможет.
  - Они уже на корабле!!! Спасайтесь кто может!!! - выскочив из лифта, закричал нечеловеческим голосом один из пилотов челноков.
  Ареон схватил Ларену и Энджера за руки, потащив их за собой. Энджер упирался и постоянно оглядывался на то, как лазерные лучи и плазменные импульсы поражают цели. Вскоре они уже бежали по коридору и постоянно натыкались на плачущих от испуга людей. По всему Флоренеру раздавались выстрелы, и было непонятно, кто в кого стреляет. Краем глаза Энджер увидел высокую человекоподобную фигуру в странном облачении. Ареон выбил ногой дверь, уводящую в служебные помещения, и все трое быстро понеслись по огромному залу с различными техническими устройствами.
  В открывшийся проем быстро забежало несколько человек и вслед за ними бросились искать укрытие. Их преследовали странные создания очень похожие на людей, но их лица было невозможно увидеть, так как они скрывались за шлемами скафандров. Они убивали тех, кто оказывал им сильное сопротивление. В некоторых частях Флоренера коридоры были устланы трупами, из которых сочилась кровь. Все ковры пропитались кровавыми пятнами, а местами кровь образовала большие лужи. В этой неразберихе погибло много и странных инопланетных созданий.
  Не смотря на огромные потери, экипаж до последнего вздоха был готов бороться за свою жизнь. Выстрелы постепенно стихли, и настало затишье. Ареон, Энджер и Ларена забрались в отсек по размерам не больше каюты. Среди многообразия полок стояли стулья и столы, а помещение было настолько узким, что это доставляло дискомфорт.
  - То, что надо, небольшой отсек с запасной мебелью. И если мы заблокируемся, то сможем переждать здесь несколько часов, - закрывая дверь, радостно пробубнил Ареон, - Только вот боюсь самого страшного, вдруг они взорвут Флоренер.
  - Ареон, а дальше что? Просидим мы здесь несколько часов, ну не найдут нас, а Флоренер действительно могут взорвать, - обратился к нему Энджер.
  - Это лучше чем ничего, я проживу хоть на несколько часов дольше. Тем более у меня есть план.
  - Какой план, Ареон! Ты сам нас загнал в эту ловушку. Есть только один способ выжить. Он сработает, если они всех перебьют и не станут проверять Флоренер целиком, тогда мы можем достичь челнока, но, на мой взгляд, эта идея абсурдна. Мы все трое прекрасно знаем, что Флоренер они так просто не оставят, и даже если эти твари его не взорвут, то возьмут под свой контроль. Будут вести постоянное наблюдение за ним. Покинуть корабль на челноке, в любом случае у нас не получится.
  Внезапно за дверью раздались чьи-то шаги. Они постепенно сделались громче, и некто приблизился к их двери. Ларена сидела на полу и молчала. Она постоянно теребила в руках свою оторванную пуговицу. Энджер аккуратно подобрался к двери и приложил к ней ухо.
  - Что там такое? - шепнул Ареон.
  - Тсс! Тихо! - шикнул ему Энджер.
  - Ларена, ты как? Лучше не стало?
  Она лишь покачала в ответ головой и молча взглянула на него.
  - Кажется, оно стоит там. Видимо оно чувствует, что здесь находимся мы. У него наверняка есть оружие, если мы с тобой, Ареон, откроем дверь со всего размаха, то сможем его на несколько секунд ошарашить. В этот момент надо попытаться изъять у него оружие, и дальше дело пойдет лучшим образом.
  - Энджер, ну а если их там несколько?
  - Тогда нам не повезло. Надо действовать быстрее, пока не подошли остальные. Ларена, я понимаю, что тебе очень плохо и ты скорбишь по Клерону, но если не хочешь отправиться к нему, ты должна нам помочь. Сейчас я встану слева, а Ареон со всего размаха откроет дверь. Тебе же придется попробовать ударить его чем-то тяжелым, если вдруг у меня не получится отнять у него оружие. Возьми стул, это конечно глупо, но попробовать стоит.
  - Хорошо, Энджи, я попытаюсь взять себя в руки, - всхлипывая, прошептала она.
  - Так, на счет три. Раз, два, триии! - указывая на дверь, зашипел Энджер.
  Ареон повернул замок и тот со щелчком открылся. Его мощная рука со всего размаха распахнула дверь, и кто-то с сильным грохотом упал на пол, издав стон похожий на человеческий. Энджер выскочил из-за Ареона и набросился на человекоподобное создание. Быстрым движением он выхватил у него странное оружие и направил его ствол прямо ему в шлем.
  - Нет! Стой, землянин! Не стреляй! - пронзительно воскликнуло существо.
  Энджер оцепенел от страха и внимательно всмотрелся в стекло шлема. Через него были видны черты человеческого лица. Этим существом оказался обычный мужчина лет двадцати пяти. Он настолько был похож на человека, что у Энджера дрогнула рука, и он не смог выстрелить. Его сознание было готово увидеть мерзкое и уродливое гуманоидоподобное создание, но он никак не ожидал встретить человекоподобное существо. Если бы под шлемом находился гуманоид, то рука Энджера бы не дрогнула. В этот момент он встал в ступор.
  - Энджер, стреляй в него! - взволнованно закричал Ареон.
  - Нет! Не совершай этого! Мы убиваем только тех, кто оказывает сильное сопротивление. Вам ничто не угрожает, земляне! - продолжило говорить разумное создание.
  - Кто вы? И что вам от нас нужно? Говори! Иначе я не дрогну и разнесу твою башку одним выстрелом! - свирепо рявкнул Энджер.
  - Мы жители планеты Эфлеррия. Наши действия и намерения не направлены на ваше истребление. Если мы и убиваем вас, то только лишь из-за оказанного сопротивления, чтобы не подвергать себя опасности. Встань с меня и верни оружие, землянин.
  - Почему я должен доверять тебе? Вы убили уже столько людей.
  - Они оказали сопротивление, мы не планировали того, что вы откроете по нашим кораблям огонь.
  - Это был мой приказ. Вы сбили челнок с Клероном, что нам еще оставалось делать?! - держа в напряжении на прицеле инопланетянина, нервно тараторил Энджер.
  - Стреляй, Энджи, он пытается тебе запудрить мозги.
  - Ты прав, - выстрелив в голову пришельцу, ответил Энджер.
  С сильным хлопком его голова разлетелась на куски, обрызгав Энджера кровью. Создание осталось лежать неподвижно, и Ареон внимательно осмотрел его. На нем был надет скафандр бело-синего цвета. По рукавам виднелись различные датчики и приборы.
  - Правильно сделал, они нам голову заморочат и уничтожат. Знаем мы все эти штучки. Надо выбираться Энджер.
  - Ареон, ты идиот. А если они действительно убивают только тех, кто им оказывает сопротивление? Выстрелы больше не звучат. Получается я из-за тебя, подвергаю нас опасности. На миг я послушал тебя, но сам так не считал!
  - Это не так, просто видимо они уже всех перебили, вот и стоит теперь мертвая тишина. Я много где читал и смотрел различные фильмы на эту тему. Они всегда пытались запудрить мозги людям.
  - Ареон! Дорогой мой! Это не фильм и не книга, черт возьми, тут все гораздо сложнее. Они бы наш Флоренер в два счета разнесли. Но видимо, мы им нужны живыми, только не понятно для чего. Причем цели могут быть совершенно разными. Надо бежать к челнокам, надеюсь, у нас есть шанс спастись, пусть лучше мы умрем, чем попадемся живыми, - убегая вперед, произнес Энджер.
  Ареон и Ларена последовали за ним, тех людей, которые забежали в служебное помещение, уже не было на месте. Они не нашли и их тел. Пробегая по коридору заполненному человеческими трупами, Энджер почувствовал самый настоящий ужас. Он старался не смотреть вниз, но каждый раз спотыкался об чей-нибудь труп. Его ноги то и дело постоянно попадали в кровавую лужу и скользили по ней. Ларена зажмурилась и не отпускала руку Ареона. Тот в свою очередь тоже не мог видеть эту ужасную картину и постоянно что-то повторял про себя.
  Впереди уже виднелся конец коридора, и вдруг Энджер встал как вкопанный. Буквально в двадцати метрах от него из каюты вышло два инопланетянина. Они держали в руках оружие и приказали им остановиться, но Энджер резко подпрыгнул, выстрелив сначала в одного из них, а затем и в другого. Оба замертво рухнули на пол. Ареон забрал у одного из них оружие и тоже был готов стрелять в любой момент. Вскоре все трое бежали уже по главному залу и отстреливались от разумных существ, окружавших их. Те открыли ответный огонь по ним.
  - Они нас убьют! Зачем вы по ним стреляете? - визжала Ларена.
  - Мы не можем просто так стоять, Ларена.
  - Заткнитесь вы оба! Скорее к лифту! - скомандовал Энджер.
  Ареон быстрым движением нажал кнопку лифта, и тот сразу же открыл двери. Оба быстро заскочили в него, а Энджер еще какое-то время отстреливался от них.
  - Энджи, давай скорее сюда! - кричал ему Ареон.
  Вокруг появились остатки экипажа и те, у кого еще оставалось оружие попытались оказать сопротивление, но не успели и посыпались, как листья от производимых по ним выстрелов. Энджер быстро заскочил в лифт, и они спустились в отсек с челноками. Повсюду лежали человеческие тела, но они уже не обращали на них внимание. Забежав в первый попавшийся челнок, все трое быстро сели в него, и Ареон закрыл люк. Энджер включил двигатели, они с ревом заработали, и челнок покинул Флоренер, вылетев в открывающиеся двери отсека. Аппарат быстро мчался вперед и набирал скорость с каждой секундой.
  - Смотрите! Они у нас на хвосте, скорее, Энджи, открывай по ним огонь! - показывая пальцем в иллюминатор, закричала Ларена.
  - Нет, они нас сразу же собьют, нужно оторваться от них.
  - Мы не оторвемся, Энджер, эти твари будут все равно нас преследовать. Открывай огонь.
  - Молчать, молчать! Возьмите себя в руки!
  Челнок стало сильно трясти, и он закрутился. Два из шести двигателей отказали, а в салоне раздался резкий сигнал тревоги, который ударил всем по ушам. Впереди них уже летело несколько инопланетных аппаратов, и они взяли их в кольцо.
  - Выключите этот звук! - закрывая руками уши, визжала Ларена.
  - Черт! Они окружили нас, и два двигателя отказали!
  Через несколько секунд Энджер почувствовал сильную головную боль и потерял сознание. Перед глазами все почернело, и мозг перестал воспринимать происходящее.
  Словно в каком-то страшном сне он летел через пучину космического газа, где все вокруг него сияло зеленовато-фиолетовым свечением. Далеко слышались человеческие голоса, они становились все ближе. Он увидел перед собой огромную сферу планеты и затаил дыхание. Вскоре его беспомощное тело начало падать в атмосферу, и сон внезапно прекратился.
  Энджер потихоньку открыл глаза и увидел над собой свод серебристого потолка. В нем было небольшое окошечко, в которое попадал уличный дневной свет. Подняв голову и оглядевшись по сторонам, Энджер обнаружил рядом с собой Ареона и Ларену. Они лежали на соседних кроватях и тихо посапывали. Форма на них была потрепанной, впрочем, на Энджере она оказалась не в лучшем состоянии. В голове сильно пульсировало, и ломило левую руку. Закатав рукав, Энджер увидел на ней несколько следов от уколов. Осмотревшись еще раз по сторонам, он понял, что они находятся в какой-то камере. Поднявшись с кровати, он потеребил Ареона, и тот сразу проснулся.
  - А? Что такое? Где мы? Не трогайте меня!
  - Ареон, тсс! Успокойся, это я. Ты что-нибудь помнишь?
  - Нет, я только помню, как мы летели на челноке, а нас преследовали. Это последнее, что я действительно помню, все остальное словно в тумане, - севшим голосом ответил он.
  - Вот и я ничего не помню. Вырубился, а очнулся только сейчас. Покажи руку, - поднимая ему рукав френча, шепнул Энджер, - Тоже обкололи. Видимо нам что-то ввели, только непонятно что и для чего.
  - Во всяком случае, это не яд, иначе мы бы уже умерли. А вдруг это какой-нибудь препарат и мы скоро начнем мутировать?! - испугался Ареон.
  - Не валяй дурака. Тебе явно не стоило смотреть всякую дурь. Все гораздо проще, хотя это тоже возможно, но явно над нами не будут проводить биологические эксперименты.
  - Откуда тебе знать? Они нас обкололи чем-то, посадили в эту камеру и ждут теперь, что с нами сделается.
  - Перестань, не паникуй раньше времени. Я уверен, что если бы мы представляли для них интерес, как биологический материал, то и отношение было бы соответствующее. Нас бы привязали и не содержали в таких условиях. Нашу одежду уничтожили бы и не уложили бы на кровати. Как думаешь, Ларену разбудить?
  - Конечно!
  - А если она устроит истерику? Мне только женского визга не хватало. Пусть еще поспит.
  В правом углу камеры стоял стол, и Энджер пощелкивая пальцами, подошел к нему. Над ним располагалось еще одно окно, и в него он увидел красивые зеленые поля, протянувшиеся на десятки километров, рядом с ними находился город, который издалека было сложно разглядеть, но Энджер внимательно всматривался и пытался разобрать хотя бы некоторые детали.
  - Ну что там?
  - Там просто изумительно, но мы явно не на Земле. Видимо это и есть Эфлеррия. Это место не похоже на страшные лабораторные помещения, так что успокойся, надеюсь, они действительно на счет нас не припасли плохие намерения, - спокойным голосом произнес Энджер и присел за стол.
  - Я бы на твоем месте не расслаблялся, Энджи. Мы вообще не знаем, какие у них здесь лаборатории. А уж тем более мы не можем догадываться, для чего мы им понадобились.
  - Не волнуйся, я уверен, что скоро все выяснится, мне почему-то кажется, мол, все самое страшное позади. Вообще удивительно, я в тот момент был почти уверен, что под шлемом скрывается какая-нибудь омерзительная тварь. Никак не ожидал увидеть человеческое лицо. Поэтому и не решился сразу выстрелить. В тот миг я почувствовал то, чего не ощущал за всю свою жизнь. Хотя вот тоже идиотизм. Человекоподобное создание может действительно оказаться враждебным, а самое уродливое даже не похожее близко на человека, может быть совершенно дружелюбным. Мы всегда ждем опасности не оттуда. Все-таки странные люди существа. Оценивают всегда все на глаз, а подумать и трезво оценить обстановку, даже не решаются.
  - Где мы? Ребята! Что с нами сделали? - проснувшись, заволновалась Ларена.
  - Тихо, тихо, с нами все в порядке. Где мы сейчас находимся, сами толком не знаем, но видимо это какая-то камера. Еще нам что-то ввели, но опять же, мы без понятия что.
  - Никогда не думала, что окажусь в такой ситуации. Какой-то страшный сон. Бедный мой Клерон! Милый мой! - заплакала она.
  - Успокойся, Ларена, слезами тебе его не вернуть.
  - Легко вам советовать... Клерон погиб, да и меня еще непонятно куда засунули, вдобавок чем-то обкололи... - утирая слезы, ныла она.
  - Иди сюда, садись за стол и любуйся видом, может, поможет успокоиться. Я так часто делал, в последнее время, - обратился к ней Энджер.
  Ларена подошла к столу и села за него. Прошло несколько часов, и они окончательно пришли в себя. Ареон постоянно протирал очки, а Ларена время от времени всхлипывала, теребя в руках свою оторванную пуговицу. Энджер ходил по камере кругами и ждал. Ему не было понятно, чего конкретно он ожидает, но чувство ожидания не позволяло ему потерять рассудок.
  - Энджи, а ты вообще не удивился, что он человеческим голосом заговорил и на нашем языке? - вдруг заговорил Ареон.
  - Удивился, но на тот момент я меньше всего обратил на это внимание. Не до этого было, у меня все тело от страха судорогой свело. Видимо они знают наш язык, а соответственно имеют представление о нас. Ларена, на что похожи эти уколы?
  - Я без понятия, Энджи, возможно это что-то вроде следов от вакцинации...
  - Слушай, а ты верно рассуждаешь. Если наши предположения окажутся правильными, то нас не ожидает смерть. Видимо они нас обкололи и засунули в специальную камеру, чтобы мы не подхватили здешнюю инфекцию. Если это действительно вакцинация, значит наша жизнь для них хоть что-нибудь, да значит, - улыбнулся Энджер.
  - Уважаемые земляне. Мы рады вас приветствовать на нашей планете, если у вас имеются вопросы, можете обращаться к нам, коснувшись рукой красного значка, - раздалось откуда-то сверху.
  - Черт! Испугали до смерти! - подскочив от неожиданности, воскликнул Энджер.
  - Может нам имеет смысл с ними связаться? - предложил Ареон.
  - Да, точно, - коснувшись значка, сказал Энджер, - Ау, есть кто-нибудь?
  - Слушаю Вас, - раздался приятный женский голос.
  - Объясните, что с нами произошло и где мы сейчас находимся? - задал вопрос Энджер.
  - Пожалуйста, не беспокойтесь. Сейчас вы находитесь в адаптационной камере. Мы провели вашу вакцинацию и поместили вас сюда для адаптации. На нашей планете присутствуют различные виды микроорганизмов и вирусов, которые отсутствуют в вашей среде обитания. В связи с этим нашей задачей явилась принудительная вакцинация, чтобы вы не заразились нашими инфекционными заболеваниями. В том числе мы произвели обработку ваших вирусов и микроорганизмов, чтобы не подвергать опасности наших жителей.
  - А побочные эффекты имеются? И сколько вы нас здесь продержите? - продолжил задавать вопросы Энджер.
  - Самое главное для чего? Объясните, пожалуйста, не угрожает ли нам опасность? - добавил Ареон.
  - Здесь вы будете пребывать в течение трех дней. Опасность вам не угрожает, мы сделаем все от нас зависящее, чтобы этот период адаптации прошел успешно и без вреда для вас. Затем вас и других, выживших из вашего экипажа, вывезут из карантинной зоны в город. Побочные эффекты зависят от особенностей вашего организма. Возможны галлюцинации и сильные боли в области груди. Все цели вашего перемещения на нашу планету вам разъяснят после адаптационного периода.
  - Вы же не собираетесь над нами ставить биологические эксперименты? - спросил Ареон.
  - Нет, мы не преследуем такие цели, - слегка смеясь, ответил женский голос по связи.
  - А по поводу питания? Когда нам можно будет поесть?
  - Ареон, тебе бы лишь брюхо набить. Нашел о чем спросить, - усмехнулся Энджер.
  - К сожалению, мы не можем удовлетворить ваши потребности в пище, только лишь по истечении трех суток. До этого времени вы сможете пить только очищенную воду, которая прошла предварительную дезинфекцию. Ее будут подавать в специальных контейнерах каждые четыре часа. В другие контейнеры вы сможете помещать продукты вашей жизнедеятельности. Для справки, ваше времяисчисление идентично нашему. Разница в продолжительности суток невелика. Земные составляют двадцать четыре часа на Эфлеррии двадцать два.
  - Отлично, они хоть это предусмотрели, а то еды нет, это нельзя, то нельзя, - заворчал Ареон.
  - Ареон! Радуйся, что мы вообще живы! Ты еще и привередничаешь, пару часов назад наша жизнь на волоске висела, ты только представь, ведь мы сейчас не дома, не на Земле, а на чужой планете и в окружении чужих существ! - возмутилась Ларена, - Мне нравится ваше мужское поведение, никакой логики! Ведете себя как дети! Это настолько отвратительно, что у меня просто нет слов! И сутки у них здесь меньше, значит режим иной. Будь проклята эта планета и экспедиция! Надо было остаться на Луне и не совать свой нос в другие системы!
  - Ларена, успокойся, просто Ареон такой человек, как только опасность отступила, он сразу же думает о своих потребностях, - постарался ее успокоить Энджер.
  - Но это не нормально! У него такой вид, будто ничего не случилось, хотя пару минут назад он вопил, мол, нас разрежут на кусочки и будут ставить на нас опыты!
  - Ничего я такого не сказал, всем свойственно испытывать страх, - обиженно взглянул на нее Ареон.
  - Успокойтесь, я объясняю вам в сотый раз, все страшное позади, тем более некоторые из нашего экипажа выжили, а это еще один хороший знак.
  - Я бы на вашем месте не расслаблялась. Мало ли что они нам сообщили. Цели нашего перемещения сюда непонятны. Возможно, они нас вернут на Землю, а возможно и нет. Я уже столько всего натерпелась и перенесла, что нет больше сил, усталость просто невыносимая и не только физическая, а еще и моральная.
  - Отдохни, поспи, видимо тебе действительно настолько плохо, что ты каждую минуту готова перегрызть глотку любому. Хотя, что я говорю, ведь ты потеряла своего возлюбленного, этим и объясняется все сказанное тобой, извини нас, - ответил ей Энджер.
  Ларена устало легла на кровать и вскоре уснула. Энджер присел за стол, любуясь закатом. Сначала за горизонт медленно опустилась одна звезда, за ней последовала другая. Их лучи ровно ложились на поверхность стола, и Энджер рассматривал свои кисти рук. К нему медленно подошел Ареон.
  - Это вот как раз то, о чем я тебе говорил. Помнишь? - шепнул Ареон.
  - Про двойной закат? Помню, теперь у нас есть возможность созерцать его. Жаль мне Клера, в голове не укладывается, что он был наркоманом и довел себя до такого состояния. Я, конечно, подозревал это, но все равно верил где-то в глубине души в обратное. Ему ведь призраки умерших мерещились. Хотя чего греха таить, когда Энни погибла, мне тоже казалось, будто она приходила ко мне, причем я помню, галлюцинации выглядели настолько реалистичными, что я просто не поверил своим глазам. Он ведь так теперь и не узнает, что планета все-таки существует. Ларене, наверное, сейчас действительно хреново, потерять своего жениха, еще и увидеть его в таком состоянии, узнав всю правду о нем. Что мы от нее хотим? Для такого хрупкого создания, она прекрасно держится, я бы уже застрелился, будь на ее месте. У меня хоть и произошла похожая ситуация, но не настолько. Депрессия прошла в атмосфере спокойствия, и моей жизни ничто не угрожало.
  - Мало увидеть его смерть, много это узнать, что он наркоман, который тщательно все скрывал, бедный Клерон... - вздохнул Ареон.
  - А его родители даже не знают, что он мертв, для них он сейчас жив, и они его ждут. Черт ужасно это все. От него ведь даже ничего не осталось, испарился, небось, когда его челнок взорвали.
  - Энджи, советую тебе не думать об этом. Иначе можно свихнуться и покончить с собой.
  - Ты прав, надо успокоиться и взять себя в руки, погибли многие, но ничего не поделать, это жизнь, гораздо важнее то, что нас ожидает впереди. Бедный Клерон, покойся с миром, ты любил космос, вот и умер в нем, теперь ты стал частью Вселенной. Прощай друг...
  Энджер еще некоторое время сидел за столом, и наблюдал за сумерками. На небе начали появляться маленькие звездочки, и он постоянно пересчитывал их, надеясь, что среди них сияет и его Солнце.
  Через час в специальное отверстие им передали контейнеры, в том числе с водой. Он жадно выпил пол емкости этой чудесной жидкости, но она оказалась совершенно безвкусной. От нее исходил медикаментозный запах, и она была абсолютно чистой. Ареон тоже осушил свою емкость, но до дна, а оставшиеся несколько штук они отдали Ларене. Через полчаса все трое уснули и видели беспокойные сны, все еще переживая каждый раз по-новому у себя в сознании произошедшие с ними события за последние несколько недель.
  
  Глава XI
  
  Обитель цивилизации
  
  Звездный свет согревал и освещал камеру, в которой они еще спали. Это были не далекие звезды, а те, что являлись центром чужой системы. Энджер почувствовал легкое дуновение свежего воздуха. Ему снились странные сны, в которых постоянно менялись ситуации. Он ощутил легкое тепло от света, прямо падающего ему на лицо. Глаза открылись сами собой, и первое о чем подумал Энджер, это была мысль - дома ли он. Но, вспомнив, что произошло за последнее время, ему пришлось смириться с мыслью - он не дома. Так часто случается, когда просыпаешься в иной атмосфере, кажется, что все произошедшее оказалось лишь сном и очень неприятно осознавать, что находишься совершенно в другом месте.
  Рядом на соседних кроватях спали Ареон и Ларена. Несмотря на сильную усталость Энджер почувствовал себя лучше, и его настроение поднялось. Он, медленно потирая лоб, встал и направился к Ареону.
  - Ареон, просыпайся, - тихо произнес Энджер и немного потеребил его.
  - Что опять случилось? Я совсем недавно уснул, а ты меня будишь, - заворчал Ареон.
  - У меня такое ощущение, будто мы долго спали...
  - Глупости, мне только недавно удалось заснуть, ладно, Энджи, дай поспать.
  - Внимание! Уважаемые земляне, ваш адаптационный период истек. В связи с этим, мы будем вынуждены вас вывести из специальной капсулы и отправить в город для дальнейшего исследования. Просим вас заранее подготовиться к выходу на свежий воздух, - раздалось по связи.
  - Черт возьми! Мы что три дня проспали?! - воскликнул Энджер.
  - Если для вас так важна данная информация, то да. Вы провели в состоянии сна практически трое суток.
  - Скажите, а что с нами дальше сделают? Когда нас смогут вернуть на Землю? - нервничая, спросил Ареон.
  - К сожалению, этот вопрос Вы должны адресовать другим лицам. Я занимаюсь только вашим контролем в адаптационном центре, - ответил женский голос.
  - Хорошо, тогда с кем здесь можно поговорить по поводу нашего возвращения на Землю? - задал вопрос Энджер.
  - Сейчас к вам зайдут несколько работников адаптационного центра и проверят ваши жизненные показатели. После чего выведут вас из капсулы, и там вы встретитесь с другими людьми, которые возможно все разъяснят вам.
  - Спасибо.
  - Не стоит, ждите и приготовьтесь к выходу на улицу.
  - Интересно, почему они все время говорят, приготовьтесь? Там что-то страшное на улице?
  - Нет, Ареон, просто так как мы уже давно не были на свежем воздухе, для нас такой выход может стать сильным стрессом. А здесь совершенно другая планета, иной воздух и совсем другие растения. Здесь даже дневное освещение намного ярче, чем на Земле.
  - Мне совсем не нравится то, что они постоянно от нас скрывают много информации, - опасливо осматриваясь по сторонам, фыркнул Ареон.
  - А что ты хочешь? На другом конце сидит какая-нибудь лаборантка и ей дали задание, ни о чем не уведомляя. Это ее работа, и не она здесь главная. Тот, кто принимает решения по таким вопросам, сидит явно не здесь. Вот увидишь, скоро нам дадут возможность с ним пообщаться. Так что сильно не переживай по этому поводу, ведь уже всем ясно какие цели они не преследуют, - похлопав его по плечу, бодро сказал Энджер.
  - Тебе легко говорить, а мне боязно...
  - Не стоит так сильно волноваться, надо разбудить Ларену. Эй, Ларена, просыпайся, - подойдя к ней и потеребив ее, произнес Энджер.
  - Ага, только дайте мне еще поспать...
  - Ларена, нас сейчас проверять придут! Просыпайся скорее.
  - Кто? - недоумевая сонным голосом, спросила она.
  - Как кто, инопланетяне, так что давай, скорее вставай.
  - Энджер, я недавно уснула, будь ты человеком, в конце концов, дай мне поспать, пожалуйста, - жалобно посмотрев на него, буркнула Ларена.
  - Для тебя это станет неожиданной новостью, мы проспали три дня, между прочим. Мне тоже показалось, мол, только недавно лег спать.
  - Боже, я так и знала, они нам снотворное ввели какое-нибудь, чтобы организм быстрее адаптировался, - поднимаясь с кровати и зевая, произнесла Ларена.
  - А мне кажется, что так гораздо лучше, потому что мы спали, и нам не пришлось скучать. Ведь время в таких случаях тянется очень долго, а тут раз, и будто не было этих дней, - высказал свое мнение Ареон.
  - Да, только три дня жизни потеряно впустую, целых три дня, за которые можно столько всего сделать, а мы их просто на всего проспали. Хотя тебе этого не понять, - махнула на него рукой Ларена.
  - Я попрошу тебя не оскорблять Ареона, он тоже человек и не стоит его считать глупым, - заступился Энджер.
  - Я никого не считаю, просто Арену все равно, он ничем таким не занимается, поэтому для него потерять впустую трое суток, это то же самое, что для двоечника пропустить три урока...
  - За что ты на меня злишься? Чем я тебе не угодил? - возмутился Ареон.
  - Так, друзья мои! Может, вы уже прекратите этот балаган и соберетесь с мыслями? Мы на чужой планете, в чужом окружении. Отношения выяснять будете на Земле, там разберетесь, кто кому не уступил и кто кому отдавил ногу! - вмешался Энджер.
  - Я зла на него, потому что по его милости мы оказались здесь, - фыркнула Ларена.
  - Неправда, я предложил спрятаться, а вот уже к челноку бежать, подал идею Энджер.
  - Спасибо тебе, Ареон, я за тебя слово больше не замолвлю. А ты, Ларена, возьми себя в руки, я понимаю, что сейчас тебе тяжело. Клерон погиб и...
  - Я прошу тебя не упоминать о нем больше.
  - Хорошо, извини, так вот, я все понимаю, но мы в любом случае сюда попали бы. Ведь всех выживших членов нашего экипажа, тоже сюда доставили, поэтому у нас не было шанса избежать данной ситуации.
  - Ладно, завершили разговор, Энджи, просто я не хочу слышать упреки от Ареона в мой адрес.
  - Какие? Ну какие упреки я тебе ставил? Ты что? - обратился к ней Ареон.
  Ларена ничего не ответила, а подошла к контейнеру с водой и умылась. Энджер подмигнул Ареону и приложил палец к губам. Тот лишь презрительно посмотрел в сторону Ларены и прилег на кровать. Через несколько минут раздался звук открывающихся замков, и дверь в капсулу распахнулась. На ее пороге стояло три человека в специальных защитных костюмах белоснежного цвета. На их лицах были респираторы, а в руках они держали небольшие прямоугольные приборы.
  - Попрошу вас закатать рукава на обеих руках до плеча и присесть, - обратился один из них к ним.
  Все трое выполнили указание и с интересом рассмотрели вошедших. Те, в свою очередь, не обращая особого внимания на них, приступили к процедурам. Энджер взглянул на подошедшего к нему человека и улыбнулся. Это оказалась девушка примерно его возраста, из-под защитного стекла ее очков на него смотрели зеленоватого оттенка красивые и большие глаза. Энджер с любопытством разглядывал черты ее лица, но так и не смог представить его целиком. Она аккуратно приложила к его руке специальный прибор, и он ощутил легкое покалывание.
  - Скажите, а Вы не знаете, как Вас зовут?
  - Что за глупые вопросы? Сидите спокойно и не разговаривайте во время замера, иначе придется начинать все с начала, - ответила она ему.
  - Вам так идет этот респиратор. Вам никогда не говорили, что у вас замечательный взгляд? Просто интересно как Вы похожи на нас землян, - сказал Энджер, но она ничего не ответила ему, - Вы извините, если я Вас чем-то обидел. Делайте свою работу, я не буду приставать.
  - Энджи, как тебе не стыдно... Ведешь себя как Клерон... - произнесла в его сторону Ларена.
  - Да я просто поинтересовался. А скажите, нас сейчас куда отведут?
  - Успокойтесь, пожалуйста, я же попросила Вас не дергаться и молчать. Иначе придется повторить процедуру.
  - Извините...
  - У моего объекта все показатели в норме, можно выпускать.
  - Как Вы грубо со мной, я ведь не животное! Шучу, - улыбнулся Энджер.
  Девушка молча положила прибор в специальный контейнер и направилась к выходу. После того как они завершили все процедуры их повели по длинному коридору. Энджер шел за Ареоном и Лареной. Он то и дело вытягивал шею, чтобы еще раз взглянуть на ту девушку. Вскоре коридор закончился, и впереди показалась огромного размера массивная дверь. Ее открыли, и пространство вокруг них наполнилось свежим воздухом. Все трое вышли на улицу, и их сразу же ослепил яркий свет. Мягкая трава слегка колыхалась от дуновения ветра. Легкие наполнил кислород, и Энджер ощутил эйфорию. Ему стало легко и спокойно на душе. Вокруг росли большие деревья, и зеленый цвет буквально заполонил все. Его насыщенная контрастность оказалась настолько непривычной, что все трое не поверили своим глазам. Сзади они увидели, как из подобных помещений выводят оставшихся в живых членов экипажа. Оборванные и потрепанные люди на удивление Энджера выходили из капсул с улыбкой на лице. В живых осталось примерно пятьдесят человек. Впереди стояли люди в коричневой одежде очень похожей на одежду землян.
  Их сопровождали до специальных аппаратов, и вскоре пожелав удачи, отпустили. Экипаж в ожидании стоял еще несколько минут, пока к ним не подошел один из людей в коричневой одежде.
  - Добрый день, уважаемые земляне. Мы рады видеть вас на нашей планете и в течение нескольких часов, я постараюсь вам рассказать все интересующее вас. Это знакомство необходимо в первую очередь для вас, и мы прекрасно понимаем, как вы сейчас напуганы. Уверяю, наше население не станет враждебно к вам относиться, и вы можете чувствовать себя в полной безопасности. Для начала мы отправимся в город и разместим каждого индивидуально. Обязательно состоится прием пищи и выдача новой одежды. Чувствуйте себя как дома.
  - Скажите, а какова цель нашего здесь пребывания? - набравшись смелости, спросил Энджер.
  - К сожалению, этот вопрос Вы должны адресовать не мне. Я лишь отвечаю за ваше знакомство с окружающей средой и нашей жизнью.
  - С кем можно побеседовать на эту тему?
  - Все это Вы сможете обсудить в дальнейшем, но только лишь по истечении определенного периода. Для начала вам нужно со всем ознакомиться и постараться адаптироваться к новой жизни. Советую слушать внимательно и не отвлекаться, так как это вам определенно пригодится, - ответил человек в коричневом костюме.
  - Для начала я представлюсь вам. Меня зовут Ролюниан, и мне двести семь лет. В переводе на ваш возраст, примерно тридцать два года. Как вы можете догадаться, у нас все живут гораздо дольше, чем вы, но и развиваются естественно дольше. На самом деле мы мало, чем отличаемся от вас, все дело в специальных генах, которые нам даны от природы. У вас землян интенсивное развитие. Оно обусловлено различными факторами среды, мы же научились контролировать динамику развития организма, таким образом, наш жизненный цикл протекает в несколько раз дольше, чем ваш. Все остальное я расскажу вам после всех необходимых процедур. А теперь прошу вас проследовать к ниринирам, - указывая в сторону легких и небольших размеров аппаратов, произнес он.
  Энджер окинул взглядом этого человека и заметил, что тот очень сильно похож на землян. Никаких видимых отличий не наблюдалось, и Энджер никогда бы в жизни не смог найти между ним и обычным человеком различие. У того на голове были короткие черные волосы, а на лице слегка виднелась щетина. Рассматривая всех остальных, Энджер заметил удивительную особенность, у каждого из них были зеленые глаза. Этот факт его удивил и заставил задуматься над данным феноменом, но ничего толкового ему в голову не пришло. Объяснить данный факт он был не в состоянии. Гораздо больше его заинтриговало сообщение о длительной продолжительности жизни у жителей Эфлеррии.
  Подходя к одному из аппаратов, он внимательно осмотрел его. Тот был очень похож на стреловидную фигуру синего цвета, отдаленно напоминающую атмос, но первое что бросалось в глаза, это отсутствие сопла двигателя. Именно это обстоятельство дало ему понять, что представители данной цивилизации используют экологически чистые источники энергии.
  Нириниры плавно поднялись в воздух и взяли курс на город, видневшийся вдали. Члены экипажа выглядели уставшими, но не отрывали взгляды от окон и рассматривали все словно дети, удивляясь каждой мелочи окружающей их. Ареон и Ларена о чем-то оживленно спорили, а Энджер не слышал их и пристально наблюдал за тем, как под ними проносятся огромные леса. Они состояли практически из таких же деревьев, какие произрастали на Земле. Весь пейзаж планеты очень напоминал земной времен XX-XXI веков. На небе безмятежно сияли две звезды и ярко освещали территорию зеленых пространств. Посреди этого огромного многообразия растительности величественно блестел, отражая звездный свет красивый город. Он состоял из сотен зданий, похожих на земные, выше уровня леса, но строения не достигали таких огромных высот, как в городах на Земле. В центре города находилась высокая башня, отдаленно напоминающая небоскреб. Она была намного ниже дома, в котором жил Энджер, но выше чем все здания в городе. В пригородной черте Энджер смог разглядеть небольшие деревянные домики, похожие на те, что когда-то строились на Земле и служили загородным пристанищем, спасающим от городской суеты. В небе парили огромные аппараты, которые постоянно орошали почву вокруг города. Кучевые облака медленно ползли на горизонте и сияли белизной, словно снега Эвереста.
  Внизу виднелись улицы и проспекты. Они были чем-то покрыты, но Энджеру сразу так и не пришло в голову, что это за материал. Его поразило расстояние между домами. Они не стояли плотно друг к другу, и на таких улицах постоянно двигались маленькие точки. Этими точками являлись наземные виды транспорта и пешеходы. В воздухе также парили воздушно-транспортные средства, но они были в меньшем количестве.
  Через несколько минут они приблизились к одной из площадей города, где стоял огромный памятник. Еще на подлете к нему Энджер смог увидеть его детали. Он представлял собой человека держащего на своей ладони планету. Его взгляд сосредоточился на ней, а лицо покрывали глубокие морщины. Оно выражало легкую грусть и печаль. Но с тем же было понятно, что этот человек о чем-то глубоко задумался, словно перед ним стоит выбор не только всей его жизни, а выбор всего мира.
  Аппарат плавно приземлился и все вышли из него. Другие члены экипажа находились рядом и всех собрали около памятника. Ролюниан встал прямо около него и, окинув взглядом толпу, пересчитал всех присутствующих.
  Его коллеги постоянно подходили к нему и что-то говорили на непонятном языке.
  - Уважаемые земляне. Мы прибыли в один из великих городов Горонотев. Поясню кто это такие. Это были те люди, кто смог восстановить прекрасную и великую, могучую и неповторимую природу. Сей памятник посвящен их предводителю, которому досталась разрушенная и загубленная, умирающая планета. Как вы можете видеть, его лицо напряженно, и он принимает судьбоносное решение. Эта история очень велика, и вам постепенно расскажут мелочи данного события. Единственное, что вам следует знать, так то, что если бы этот человек принял иное решение, все окружающее нас погибло бы. Эгоносион, принял решение спасти планету. Все силы были брошены на возвращение животного и растительного мира. Наша цивилизация на тот момент претерпела раскол. Большая часть из наших братьев и сестер отправилась искать иные миры для их заселения, оставив загрязненный и умирающий мир нам, бросив нас на произвол судьбы. Мы же те, кто осознал свои ошибки и остался заглаживать свою вину, вернули планету к нормальной жизни.
  Как вы все могли заметить, я общаюсь с вами на языке землян. Наше обучение продвинулось далеко вперед, и нам стали доступны иные формы запоминания и усвоения информации, не требующие колоссального количества времени и сил. Постепенно вам передадут многие знания, накопленные нами, это является частью нашего дара для вас. Но об этом еще рано упоминать. Так вот, мы в течение нескольких тысячелетий изучали вас и наблюдали за вами. Мы знаем о вашей цивилизации практически все. Именно мы привели вас сюда, но, к сожалению, я не могу рассказать всех целей вашего пребывания здесь. Одно знайте точно и гордитесь этим, вы нам необходимы. Сейчас каждому из вас в здании напротив будет выделено отдельное помещение для проживания. На первое время это место станет вашим домом. Но для начала вам необходимо принять пищу. Пройдемте в трено, на вашем языке это означает столовая, - закончив речь и направляясь к зданию, промолвил Ролюниан.
  Энджер шел рядом с Ареоном и увидел, как Ларена держит его за руку. Он сделал вид, будто ничего не замечает, но, отведя взгляд в сторону, ухмыльнулся. Огромные стеклянные двери с деревянными ручками открылись, и все вошли в просторное помещение с белоснежными стенами. На них были различные изображения животных, в том числе и гигантских рептилий. Рядом с ними были нарисованы планеты и огромные космические корабли.
  - Слушай, я вот что заметил, здесь очень много растений и деревьев таких же, как на Земле. Словно мы попали на Землю, ту, которая была несколько веков назад, - шепнул он Ареону.
  - Да здесь вообще много всего интересного, я никогда не видел такой красоты. Такое разве что только во сне может присниться. Я уже третий раз себя ущипнул, боюсь, что это только сон, и мы проснемся в той камере, - ответил Ареон.
  - Здесь не только растения, но и животные очень напоминают земных. Я уже увидела несколько птиц похожих на земных, в том числе и голубей. Мухи такие же летают, да и другие насекомые очень напоминают наших, - улыбнулась Ларена.
  - Видишь как здорово, тебе как биологу будет, где развернуть свои исследования, - подмигнул он ей, - Я вот еще что хотел узнать у вас. Кто-нибудь скучает по Земле?
  - Честно? Я нет, после увиденного здесь, у меня нет ни малейшего желания в ближайшее время покидать эту планету и возвращаться в наш унылый, серый мир Земли. Даже Луна мне теперь не кажется идеальным местом, - ответила Ларена.
  - У меня такое же мнение, Энджи, - добавил Ареон.
  - Жаль, что Клер всего этого так и не увидел, черт, жаль мне этого парня... - прошептал он тихо себе под нос и обернулся, взглянув на небо.
  Оно было такое же голубое, как и на Земле. Вскоре двери закрылись и все поднялись по мраморной лестнице на второй этаж. На них с удивлением и любопытством смотрели окружающие их люди. Все они перешептывались и показывали на них пальцами, слегка улыбаясь, то ли от восхищения, то ли от чего-то иного. Некоторые из членов экипажа отвечали им тем же или просто подмигивали. Наконец их завели в просторное помещение, в котором стояло огромное количество столов и бесчисленное множество стульев. Энджер, Ареон и Ларена сели за один стол.
  - Внимание, уважаемые земляне. Сейчас вы будете принимать пищу впервые за несколько дней. Так как вы еще не до конца адаптировались к окружающей среде, вы будете питаться исключительно смесью различных овощей. Эта смесь будет выглядеть, как пюре, на первый взгляд она не кажется вкусной, но поверьте, это не так. В ней содержится специальный препарат, который поможет вашей пищеварительной системе постепенно перейти на нормальное повседневное питание, и расширить ваш рацион. А теперь я желаю вам приятного аппетита, - уходя, добавил Ролюниан.
  Все остальные поблагодарили его и, внимательно изучая содержимое стеклянных тарелок, принялись есть. Энджер понюхав смесь, слегка поморщился и, закрыв глаза, попробовал одну ложку. Но насыщенный вкус и сильный голод заставили его быстро опустошить тарелку. Ареон и Ларена тоже наспех съели свои порции и запили все это водой. Все члены экипажа, наевшись, заметно повеселели и стали общаться друг с другом, люди смеялись и улыбались. Энджер внимательно посматривал на них, и ему было приятно видеть людей счастливыми. В его голове время от времени просыпались старые воспоминания. Лицо Клерона иногда всплывало среди всех этих воспоминаний, и он никак не мог вспомнить цвет его глаз.
  - Здесь у всех зеленые глаза, это так необычно. Слушайте, а вы не помните, какого цвета у Клерона были глаза?
  - Спроси чего полегче, Энджер, - усмехнулся Ареон.
  - Зеленые... - тихо ответила Ларена.
  - Точно, я все никак не мог вспомнить, у кого еще из нашей команды, помимо тебя, Ларена, были зеленые глаза, - воскликнул Энджер.
  - Хорошая смесь, только жаль, что ее так мало, все-таки я надеюсь, что нас будут потом кормить гораздо лучше, - возмутился Ареон.
  - Ареон! Радуйся, что нас вообще кормят, и не стоит ныть. Слава Богу, не убили или не сделали с нами какую-нибудь гадость. Ты была права, Ларена, он думает только о еде. Я предлагаю кое-что сделать. Давайте выпьем за погибших в нашей экспедиции. Да, у нас на столе только вода, но будем считать, что это наши слезы, которыми мы будем оплакивать погибших, - поднимая стакан с водой, предложил Энджер.
  Ареон и Ларена молча встали и осушили стаканы. Вскоре все закончили прием пищи, и Ролюниан неожиданно появился рядом с ними.
  - Я очень рад, что вы все наконец-то смогли принять пищу. Теперь мы с вами отправимся на верхние этажи, и там с вас снимут мерки для изготовления новой одежды. Если вы предпочитаете фактуру ткани схожую с вашей, следует сразу об этом заявить. Так же если вы предпочитаете оставить тот же стиль и дизайн вашей одежды, следует уведомить наших специалистов по пошиву одежды, заранее, - произнес он.
  Все направились за ним и через полчаса получили готовую одежду. Каждый из членов экипажа предпочел оставить свой стиль неизменным и не решился примерить одежду представителей данной цивилизации.
  - Поразительно как быстро они все это выполнили! У них специальное оборудование, и оно просто поражает своими возможностями, нам до такого еще далеко. Хоть мы все изобретаем и изобретаем, но чтоб за полчаса тебе сшили полноценную форму, такого у нас еще не было! - изумленно воскликнул Энджер, рассматривая свою форму.
  - Да, я думаю, для нас у них еще огромное количество сюрпризов в запасе имеется, - ответил Ареон.
  - Так, уважаемые земляне. Теперь, когда вы одеты и накормлены, каждому из вас выдадут специальный ключ от вашего помещения для проживания. Можете называть это как угодно, номер, комната, квартира или дом, в конце концов. Мы называем это тонкгт, но чтобы не смущать вас всех, я не буду говорить на нашем языке. Удачи вам и желаю приятно провести время. С вами мы еще встретимся, но только лишь завтра. Наша программа уже составлена, но ознакомиться с ней можно будет только завтра. Еще раз повторюсь, мы никого ни к чему не принуждаем, но узнать о нашем образе жизни вам просто необходимо. Да, думаю, вам будет просто и самим интересно. До свидания, или как произносят у нас при прощании - гелиф, - спускаясь по лестнице и помахав всем рукой, произнес Ролюниан.
  Все члены экипажа получили индивидуальные ключи и им помогли определиться с символами. Они отдаленно напоминали римские цифры, но сильно видоизмененные. Люди постепенно разошлись по своим номерам, и лишь Энджер, Ареон и Ларена еще какое-то время стояли молча, смотря друг на друга.
  - Ну что же, друзья, предлагаю всем отправиться по свои номерам, а часиков через пять встретиться и прогуляться по улицам инопланетного города, - сказал Энджер.
  - Было бы неплохо, здесь много всего интересного, только я побаиваюсь, что без сопровождения к нам привяжутся и начнут над нами издеваться местные обитатели, - ответила Ларена.
  - Не думаю, они вообще не похожи на враждебных созданий, а если что случится, то нас защитит Ареон, - похлопав его по спине, усмехнулся Энджер, - Смотри какие у него руки мощные, как даст своим кулачищем, так пол планеты убьет.
  - Вечно вы любите издеваться надо мной, ладно я от Блайна подобные вещи слышал, но из ваших уст, это звучит очень обидно, - подавленно ответил Ареон.
  - Да перестань, я же просто шучу. Не будь таким кислым, ладно, я пошел, мне надо вздремнуть. Так, номер вроде этот, тут закорючка, и тут, ага, - открывая дверь в свой номер, буркнул Энджер.
  Ларена и Ареон проследовали к своим номерам, и вскоре коридор опустел совсем. Энджер окинул взглядом свой номер и удивился. Все было практически как на Земле. Идентичная мебель столы, стулья, кровать и другие аксессуары. В центре комнаты лежал огромный ковер с различными узорами. Все помещение было в белых и бежевых тонах. Местами на стенах были нарисованы желтоватые и зеленоватые цветы. На одной из них висел большой стеклянный монитор. На нем можно было увидеть небольшие точки. 'Сенсорные кнопки, наверное', - подумал он и прилег на кровать, не снимая ботинки.
  Он лежал и думал о случившемся с Клероном, из его головы не выходила та картина последних минут его жизни. Энджер вспоминал крики Энни и ее сломанную ногу. В его сознании постоянно повторялся момент падения Энни на снег. Он пытался выбить из себя эти воспоминания, но они лишь на время отпускали его и вновь посещали. В голове Энджера заиграла тоскливая музыка, мотив которой он напевал себе под нос. Он медленно поднялся с кровати и подошел к окну. За ним простирались длинные улицы, по которым редко проезжали автотранспортные средства и проходили люди. Начинало вечереть, и дневной свет уже не был таким ярким.
  Его рука потянулась к ручке на окне, и он открыл форточку. В комнату дунул свежий ветер, и поток этого чистого воздуха словно опьянил его. Он медленно прохаживался по комнате, держа руки за спиной. 'Интересна человеческая жизнь. Вселенная возможно бесконечна, и сколько различных мест существует в ней. Сейчас я хожу здесь кругами по этой комнате, а где-то там далеко в своей квартире сидят родители Клерона. Где-то колышется трава под знойной звездой Фаталии, и тихо ветер обдувает могилу Блайна. В другом мире безмятежно лежат снега, в которых погибла Энни, а где-то идет кислотный дождь, который мог стать для меня последним увиденным мною явлением в жизни. Это место могло оказаться моим вечным пристанищем, и мой труп сейчас бы поливало кислотными потоками, постепенно разъедая и превращая в прах. Но Блайн спас меня, и сейчас я жив, стою здесь. Он же лежит в чужой и сырой земле, пожираемый инопланетными бактериями. Думая об этом, меня постоянно настигает тоска. В такие секунды жизнь представляется полной отчаянья, хотя, что я несу, мне следует успокоиться и отдохнуть!' - ложась в кровать, подумал он.
  Время медленно и непрерывно шло. Вечер набирал все большую силу, а Энджер уже тихо спал и видел все те же беспокойные сны. Они менялись и будоражили его сознание своей реалистичностью. Все те же бескрайние просторы космических далей и планет, которые протянулись на непостижимые для человека расстояния. Где-то среди всего этого многообразия материи оставалась такая родная и такая близкая ее часть. Такими частями Вселенной являются люди, и они представляют собой не только структурные образования высшей сложности, это больше чем просто материальные сгустки. Чем дальше продвигался сон, тем динамичнее он становился, а это означало, что он близится к своему завершению.
  Стук в дверь разбудил его, и Энджер сонно взглянул на дверь.
  - Энджи, мы готовы, ждем тебя через несколько минут, - раздался за дверью голос Ареона.
  - Сейчас, я скоро выйду. Подождите меня, пожалуйста.
  Он наспех переоделся в новую форму и вышел из своего номера. Ареон и Ларена были тоже одеты в сшитую специально для них одежду.
  - Я вот что подумал, если нам не разрешено питаться здешней пищей, может, стоит просто тайно попробовать ее? - подал идею Ареон.
  - Нет, это категорически исключено, тем более у нас нет денег, а как, по-твоему, мы можем купить себе на этой планете любой продукт?
  - Я даже не подумал... Привычка просто... Очень уж хочется нормальной еды, я просто умираю с голода, а ужин будет только часа через три, - подавленно буркнул он.
  - Энджи, он все время о еде говорит, это просто какой-то ужас. У меня создается такое впечатление, будто он никогда не о чем другом не думает, только о еде, - обратилась к нему с усмешкой Ларена.
  - Ну почему же, он вполне себе нормально жил раньше, не беспокоя нас этим вопросом. А уж как он на свою планету хотел попасть, так это вообще целая история, - оправдывал его Энджер.
  - Нет, я согласна, прекрасно помню, что он был не таким назойливым, а после того случая, сильно изменился, стал разговорчивее и прожорливее. Ареон, пойми нельзя думать лишь о пище!
  - Ларена, а что ты так за него беспокоишься? Просто человек нашел в своей жизни то, что помогает ему справляться со стрессовыми ситуациями. В данном случае для Ареона вкусно и сытно поесть, означает избавиться от грусти и подавленного настроения. Это мы с тобой будем искать себя в деятельности и постоянно пребывать в состоянии фрустрации. Себя реализовать в каких-то крупных сферах, зачастую очень сложно и тут необходимо радоваться мелочам. Солнце вышло из-за тучи, и уже становится как-то легче, ветер свежий подул, цыпленка увидел или зайца, все это иногда спасает. Конечно, радоваться таким мелочам постоянно не получается, но испытывать удовольствие от достижения высот в своей жизни, это тоже явление редкое и может отделяться друг от друга годами. Все это время не следует сходить с ума. Ладно, заговорились мы тут, пойдемте вниз, - спускаясь по лестнице, промолвил Энджер.
  Ареон и Ларена последовали за ним. Ступени были гладкими и отполированными. Местами ноги Энджера соскальзывали, и он держался за перила, чтобы не упасть. Внизу в главном зале здания было уже не так много людей, но при виде инопланетных чужаков, они снова заулыбались и начали переговариваться между собой.
  - Они снова за свое, я заметил, все время шепчутся, когда нас видят, - шепнул Ареон Энджеру.
  - Это как раз вполне нормально, мы для них пришельцы, и, кстати, даже не мы им удивляемся, а они нам. Вот чем это обусловлено, я не могу объяснить, хотя по идее, нам нужно больше изумляться, так как мы находимся в их мире, - ответил Энджер.
  - А у меня, между прочим, есть предположение, - заинтриговала его Ларена.
  - И какое же? Очень интересно послушать твое объяснение. Мне всегда нравилось слушать тебя. Про большой палец и человекоподобных созданий ты оказалась, в принципе, права. Правда мы не знаем, есть ли еще другие виды разумной жизни, но, наверное, где-то там они существуют.
  - Так вот, сущность моей идеи заключается в том, что если в большую группу попадает малое количество представителей другой группы, они вызывают у них больший интерес. Это обусловлено тем, что малая группа пытается приспособиться к их поведению, чтобы выжить и не выделяться. А вот превосходящая ее группа ничего не боится, вернее, опасается, но в малой степени. Для них нет необходимости приспосабливаться под стиль жизни чужаков. Для них все идет в сравнении, черное пятно на белом фоне гораздо больше привлекает внимание, чем белый фон. И малое всегда привлекает внимание лучше, чем большое. Конечно, в первую очередь мы всегда направляем свой взгляд на крупные объекты, но стоит нам увидеть что-то мелкое, то именно оно способно заинтересовать нас.
  Для этих людей мы являемся черным пятном и представляем гораздо больший интерес, чем они для нас. Попади они в нашу среду, то земляне бы смотрели на них точно так же, только мне кажется, что они были бы враждебно настроены, - закончила Ларена.
  - Интересно, браво, но конечно у меня имеются сомнения, хотя в целом, твои предположения очень интересны в том плане, что они оригинальны и в них есть изюминка, - ответил Энджер.
  Все трое уже шли по улице и не заметили, как их здание осталось позади. Ровное и гладкое покрытие дороги плавно поворачивало вправо и вело на другую улицу. Когда Энджер внимательнее разглядел дорожное покрытие, он понял, что это мрамор. Тот был очень хорошо обработан, и стыков между плитами практически не наблюдалось. На них постоянно оборачивались жители города и пристально смотрели, провожая их взглядом. Каждый из горожан был по-своему одет, и цвета их одежды были различных цветов и оттеков. По главным дорогам, тихо шурша колесами, ездили транспортные средства, очень напоминающие автомобили. К концу города дома становились все ниже и ниже. Издалека они казались обычными, но, подойдя к каждому ближе, можно было увидеть на них своеобразный, индивидуальный рельеф. Небольшие рисунки покрывали как наружные, так и внутренние стены домов. Рядом с ними на обочинах дороги аккуратно и ровно росли сотни деревьев.
  Температура на улице постепенно понизилась, и все трое перестали чувствовать себя некомфортно. Энджер шел впереди Ареона и Ларены, постоянно оглядываясь назад. В небе над ними парили птицы и красиво пели. Он проводил сравнение с земным городом и вспоминал свою улицу. На миг ему показалось, что он жил здесь всегда и никогда не был на Земле. Все это словно приснилось ему. 'Жаль Клера, черт, сколько всего он сейчас мог бы увидеть, какой нелепой смертью погиб этот человек! Просто в голове не укладывается, до чего могут довести несбывшиеся мечты. Хотя на этот раз мечта сбылась бы, стоило лишь немного потерпеть. Как много всего можно было предотвратить. Жаль, что ничего нельзя изменить, время можно вернуть лишь на часах, но только не в реальности. Самое отвратительное, Клер, ты же дошел до своей цели, оставалось лишь чуть-чуть! Иногда человек не видит своих достижений и ему кажется, что все прошло напрасно, хотя он уже достиг этого, осталось лишь дождаться, пережив одно мгновенье. Нет, зачастую именно это мгновенье определяет всю дальнейшую судьбу человека. Какие-то всего несколько минут отделяли его от победы. Хотя он возможно и увидел планету, но что тогда происходило в его голове, мне не понять. Невозможно даже узнать, что происходило в этот момент в челноке. С какими словами на устах он умер. Ничего этого мне никогда не узнать, остается лишь делать предположения, кончай уже, Энджер! Не стоит над этим размышлять, может он сейчас рядом и видит эту красоту. В конце концов, если существует материальный мир, есть и другой', - думал он.
  Они не заметили, как подошли к длинному и высокому мосту через реку. Заходящие две звезды освещали гладь реки своими вечерними лучами. Вдалеке виднелся небольшой аппарат, плывущий по реке. Легкие волны с шумом бились о берег, и где-то внизу на дне можно было увидеть сверкающую чешую рыб.
  Энджер остановился на мосту и оперся на перила. Они тоже были выполнены из камня, как и множество всего окружающего их в этом городе. Перистые облака висели прямо над городом на немыслимой высоте. Небо постепенно приобрело желто-оранжевый оттенок, и одна из звезд заметно потемнела.
  - Ты чего, Энджи? Встал и дальше не идешь? - спросила Ларена.
  - Хочется просто постоять здесь и подумать. Я никогда не был на мостах. Всю жизнь прожил в этом проклятом городе и не был на чертовых мостах! Как много я потерял за эти годы и сколько всего упустил... Мне всего лишь двадцать два, но стоит задуматься на миг и прибавить ту же цифру к моим годам, получится уже сорок четыре. Эти годы никогда не вернуть, они загублены и убиты...
  - Ты явно не в себе, - развел руками Ареон.
  - Нет, он прав, давайте постоим и посмотрим на закат одной из звезд, я ведь только сейчас заметила, что мы стоим на мосту, я, конечно, была до этого в своей жизни на трех земных мостах, но чтоб в другом мире... Это необычно. Кажется, что мы на Земле.
  - Мне так не кажется, я такие виды видел только в фильмах и на фотографиях. Поэтому у меня не создается впечатление, что я сейчас на Земле. Для меня она все больше ассоциируется с умирающим черно-белым миром наполненное серостью и дымом, - буркнул Энджер.
  Тут он заметил, как на пальце Ларены блестит кольцо подаренное ей Клероном. Оно ярко сверкало в лучах заходящих звезд и привлекло даже внимание Ареона.
  - Куда вы смотрите?
  - Оно так блестит красиво. Скорбишь еще? - задал вопрос Энджер.
  - Честно? Есть такое ощущение, кольцо не могу снять, нужен повод. Даже не смотря на его нелепую смерть и отвратительный характер, не могу его забыть до конца...
  - Тебе и не нужно, поверь, он не был таким уж плохим человеком, просто распущенность и избалованность привели его к наркотикам. Хотя был за ним один грешок, о котором он тебе должен был поведать, но видимо не решился.
  - Что? Расскажи мне! - воскликнула она.
  - Даже не знаю, мы дали обещание не вмешиваться в жизнь друг друга, но он умер, и теперь, наверное, можно. Это поможет тебе оправиться от потрясения. Хотя Клерон должен был сам тебе об этом поведать и либо он не успел, либо не планировал.
  - Не тяни, Энджер.
  - Хорошо, это произошло, когда он тебя приревновал к Венелгу. На планете Ареона они отошли в сторонку и начали выяснять отношения. Я видимо не в том месте, не в ту минуту подвернулся им под руку, и они отошли еще дальше. Признаюсь честно, ничего странного я не заметил в поведении Клерона, он вел себя абсолютно спокойно. Когда мы с ним оказались на клочке земли под кислотным дождем и уже прощались с жизнью, Клерон начал кричать, мол, прости, это я виновен в нашей гибели. Планета на него разгневалась, так он считал. Я удивился и спросил, в чем дело?! Он мне рассказал, что убил Венелга около обрыва, и после этого сразу же произошел взрыв под почвой. Тогда он испугался и бросился к нам, но от всех это скрыл. Назвал это минутным помешательством, а сам потом раскаивался постоянно.
  - Это все правда, Энджи? Ты мне не лжешь?! - с глазами полными недоумения крикнула она.
  - Да, Ларена, к сожалению, это правда, по нему видно было, что он не врет, хотя могут иметь место и галлюцинации. Я вообще удивляюсь, как ты с ним жила в одной каюте, а самое главное, что нас всех поразило больше всего, вы так быстро сошлись, и он сделал тебе предложение.
  - Эх, Энджи, дело не в том, что мы сошлись быстро, я просто позволила ему еще раз попытаться построить отношения, мы специально сделали вид, мол, только познакомились. Он давно был в меня влюблен, но его ужасный характер раздражал меня. Клерон все время меня добивался и, наконец, я дала ему еще один шанс поверила, что он исправится и перестанет быть таким неадекватным. Возьмется за ум и сделает хоть раз в своей жизни что-то практичное. Тут я случайно попала к нему на Флоренер и когда увидела его таким, то сердце дрогнуло. Он сразу стал умолять простить его и возобновить отношения, я как дура поверила во всю эту мишуру. На тот момент он мне показался действительно изменившемся в лучшую сторону. Постепенно находясь с ним, я понимала, это был лишь мираж. Мы с Энни разговаривали очень часто об этом, поэтому она подолгу пропадала у меня... - с тоской ответила Ларена и пустила слезу.
  - Вот оно что... Он мне об этом не поведал... Я тогда рассказал Энни, что тоже на моей душе лежит грех. Меня поразило ее спокойствие.
  - Она очень сильно тебя любила, только о тебе и говорила. Я знаю эту историю, но тебя можно оправдать, а Клерона нет. Он настолько прогнил внутри, что было страшно. Этот человек оказался трухой в красивой обертке. У меня нет слов, я просто настолько шокирована, что даже отреагировать не могу. Его нужно забыть как можно скорее и не вспоминать до самой смерти, если еще несколько минут назад я его хоть малость оправдывала, то сейчас все это растворилось...
  - Ларена, он не был таким гнилым человеком, как ты утверждаешь. Он действительно старался сделать людей счастливыми, только из-за своего эгоизма у него это редко получалось. На самом деле Клерон всех нас познакомил, накормил, одел, показал нам много всего прекрасного. Да, он не спас жизни другим и погубил много народу, но было в нем и что-то светлое, - вздохнув, возразил Энджер.
  Ларена ничего не ответила, она сняла с пальца кольцо и, подержав его немного в руке, бросила со всей силы в реку. Оно упало в воду и скрылось в ее объятиях.
  - Прощай... - тихо шепнула она и закрыла руками лицо.
  Ареон с Энджером беспомощно смотрели на нее, но не решались что-либо сказать. Она же несколько раз всхлипнула и взглянула на Энджера.
  - А что еще говорила про меня Энни? - наконец спросил тот.
  - Хочешь ощутить боль? Зачем тебе это, Энджер?
  - Просто интересно, я ведь не знаю, что она обо мне думала...
  - Любила она тебя, говорила, что смотрит на тебя, когда ты спишь, и боится потерять. Боится, что ты ее потеряешь, что оставишь ее в трудную минуту, - утирая слезы, ответила Ларена.
  - Черт, а ведь я ее оставил... Действительно, не стоило спрашивать об этом, - стукнув кулаком по перилам моста, фыркнул Энджер.
  - Ребята, может, мы уже направимся назад? Скоро ужин, очень хочется есть. Вы извините меня ради Бога, я понимаю ваши чувства, но если вы желаете побыть наедине, я пойду один, - смущенно промолвил Ареон.
  Ларена и Энджер покачав головами, улыбнулись и направились назад. Вторая звезда уже тоже заходила за горизонт, и небо начинало темнеть. Энджер оглянулся и еще раз окинул взглядом реку. Легкая тоска кольнула его сердце, и Энни вновь всплыла в его воспоминаниях, но на этот раз она была той, какую он увидел впервые.
  Все трое медленно брели по опустевшим улицам, по которым изредка проносились аппараты, напоминающие автомобили. Ареон постоянно упоминал различные названия блюд и потирал руки. Ларена шла между ними и молчала, изредка поглядывая на Энджера или Ареона. Через полчаса они уже ужинали и думали совсем о других вещах, хотя время от времени, погибшие всплывали в их воспоминаниях, но через мгновение вновь утопали в них.
  - Кстати, забыл тебя спросить об одной мелочи, - ковыряя ложкой пищевую смесь, обратился Энджер к Ларене.
  - Что?
  - Помнишь, вы тогда на той планете зверя какого-то подобрали?! Что с ним случилось?
  - А, этот... Да он долго не протянул. Жаль его, конечно, но в то время ни мне, ни Клерону не было до него дела.
  Энджер молча съел все содержимое тарелки и, поморщившись, запил пищу водой. Легкая тоска охватила их, и они медленно направились в свои номера. Энджер еще долго не мог заснуть и все время вставал с кровати, ходя по комнате кругами. В окно были видны огромные звезды, и весь небосклон словно покрылся пылью. Среди всего этого многообразия светящихся точек можно было разглядеть слабую туманность на небольшом участке неба. Над горизонтом медленно выползал спутник планеты. Он отдаленно напоминал Луну, но по размерам заметно превосходил ее. Вскоре Энджер уснул и вновь видел беспокойные сны, которые мучили его до самого утра.
  Проснулся он уже более бодрым, чем вчера и отправился завтракать. Первое, что Энджер заметил, так это искренние улыбки на лицах членов экипажа. Ареон и Ларена уже завтракали, и он быстро присоединился к ним. Рацион питания остался прежним, но они уже не обращали на это внимания.
  - Так, уважаемые земляне! Доброго всем утра, сейчас я попрошу вас поскорее закончить прием пищи и отправиться на небольшую прогулку со мной по городу. Там я вам не стану рассказывать обо всех наших достопримечательностях, но поведаю о нас. Самое первое, что вам необходимо знать, это информацию о наших жителях и нашем образе жизни, - с восклицанием обратился ко всем Ролюниан.
  - Интересно послушать, что он на этот раз нам расскажет. Но мне, кстати, не нравится эта смесь. Молчите, я знаю, нам нужно адаптироваться, но все-таки очень уж хочется нормальной пищи. Невозможно есть эту гадость, - начал Ареон.
  - Я уж думал, слава Богу, внимания не обратил, ладно, Ареон, честно, ну не строй из себя дурака озабоченного только одной мыслью о еде, - фыркнул Энджер, доедая овощное пюре.
  - Мне уже хочется поскорее животный и растительный мир изучить поближе. Может у них есть те виды животных, которых у нас никогда не было. А то это как-то странно, да и неинтересно, хотя с какой стороны посмотреть. Все равно они отличаются и имеют свои эволюционные особенности развития, - улыбалась Ларена.
  - Вот тоже, каждый о своем, вам не кажется, друзья, что вы ограничились только одной темой? Ты про животных, этот про еду... Так не далеко и до маразма дойти...
  - Энджи, просто у каждого свои интересы, - прищурилась Ларена.
  - Да, это я понимаю, просто вы постоянно, уже которые сутки об одном и том же говорите.
  После завтрака вся команда направилась с Ролюнианом на улицу. Они быстро прошли несколько переулков и вышли на ту самую площадь, где их впервые высадили.
  - Вы меня извините, что мы вышли через другой вход, я просто путаюсь иногда. Ничто человеческое нам не чуждо. Мы, по сути, мало чем отличаемся от вашей цивилизации, кроме того, одну особенность, которая нас объединяет, вам потом подробно раскроют. Как вы могли заметить, на нашей планете практически все имеют зеленый цвет глаз. Это связанно с малой выработкой меланина, который отвечает за пигментацию радужной оболочки глаза, и еще это обусловлено наличием гена рыжих волос. Так же если вы наблюдали за окружающими вас людьми, то могли заметить у большинства из них рыжие волосы. Такой цвет волос очень распространен среди обитателей Эфлеррии.
  - Поразительно, что их планета называется в точности, как говорил Клерон, хотя это он дал ей имя, но как такое может быть?
  - Не знаю, Энджер, может, они с ним имели какую-нибудь связь... - ответил Ареон.
  - Извините, что прерываю Вас, но хотелось бы кое о чем спросить, - обратился к Ролюниану Энджер.
  - Пожалуйста, задавайте вопрос.
  - Наш погибший друг Клерон, который задумал всю эту экспедицию, присвоил вашей планете имя Эфлеррия. А так же он сказал, что ваши звезды называются Арта и Ирдилана. Это лишь совпадение?
  - Я понял Ваш вопрос. Уважаемые земляне, мы имеем особенность, общаться между собой телепатическим способом. Пока что у нас эта способность очень мало развита, но расстояние для нее не помеха. Иногда может случиться, так что наши мысли можете 'услышать' и вы. Возможно, Ваш друг просто воспринял чужие потоки мыслей и решил, что это ему самому пришло в голову. Признаюсь честно, происходит это очень редко, но видимо как раз с ним это и случилось. Вас потом посвятят во все подробности, но не сейчас. Все постепенно. Вы очень сильно отличаетесь от обитателей Эфлеррии нетерпением и желаете узнать все и сразу, но так не бывает.
  - Спасибо, - поблагодарил его Энджер.
  - Не за что. В продолжении хочу сказать, мы называем представителей нашей цивилизации не людьми, а онеми. Чтобы не вводить вас в недоумение и не путать, все термины и слова я употребляю только земные, иногда сравнивая с нашими. Со временем вы выучите наш язык, но признаюсь честно, от земного вы не откажетесь никогда. Это будет именно так, и можете не сомневаться в этом.
  Наша планета находится в системе двойной звезды. Первая из них действительно Арта, а вторая Ирдилана. Расположилась Эфлеррия от них на расстоянии двух астрономических единиц, это по вашим меркам. Один оборот вокруг звезд составляет три земных года. Конечно, это сугубо округлено, а вот сутки двадцать два часа по земному исчислению. Секунды, минуты и часы у нас идентичные, опять же вследствие чего это произошло, вы узнаете впоследствии.
  Сама Эфлеррия, как вы могли заметить, скрыта от посторонних наблюдателей. Это связанно с защитой нашей планеты от других цивилизаций, желающих завладеть нашими ресурсами. Мы пока не обнаружили их следы, но уверенны, что они существуют. Пока мы знаем только вашу цивилизацию, но опять же со временем вам расскажут, почему мы так трепетно к вам относимся.
  - Из-за того, что мы человекоподобные создания? - спросила Ларена.
  - Нет, не по этой причине. Эфлеррию окружает специальное защитное поле, которое не только маскирует планету, вводя в заблуждение недоброжелателей, она еще и защищена от обстрела, а также астероидов и комет. Любой объект, попавший в атмосферу, не пройдет защитного поля, он испарится за считанные секунды. На орбите планеты постоянно находятся и патрулируют пространство вокруг нее наши военные корабли. Они тоже оснащены системой, не позволяющей обнаружить их визуально. В принципе вы сами все помните. Мне очень жаль, что так получилось, но если бы вы не оказали сопротивление, жертвы были бы минимальными.
  У нас все виды источников энергии экологически чистые. Вы нигде не увидите дымящихся труб или выбрасывающие выхлопы двигатели. Во все тайны нашего получения энергии я не имею права вас посвящать, но об одном поведаю.
  На орбите располагаются гигантских размеров реги. Это устройства собирающие излучение звезд, а так же их фотоны. По мере накопления они преобразуют энергию в импульсы и посылают их на наши приемные башни. Данные здания что-то вроде ваших электростанций. Затем они принимают эти импульсы и преобразуют их в электрический ток, который передается на расстоянии тоже в виде импульсных сигналов. Каждый прибор и каждая лампочка на нашей планете оснащена специальным датчиком, который принимает сигнал и преобразует его в ток. Любые наши технические устройства не требуют подзарядки, так как этот процесс не прекращается.
  Помимо этого мы используем другие источники энергии, но они не подлежат огласке. О них знают не все из нас, и вам мы тоже не можем раскрыть всех особенностей добычи энергии на Эфлеррии. Мы не используем нефть, газ, атомную энергию и другие экологически вредные источники. Наша цель - не вредить природе, а сотрудничать с ней. Мы обязаны платить за то, что взяли у нее. В чем же заключается наша оплата? По всей планете установлены различные приборы, следящие за состоянием природы. Мы тщательно перерабатываем все отходы с помощью бактерий гниения. Они разлагают все способные к быстрому гниению материалы, а те, что можно использовать повторно, мы переплавляем или очищаем.
  Наши здания построены из стекла и экологически чистого бетона, прошедшего специальную обработку. Так же мы используем специальную сталь и титановые сплавы. Среди наших жителей раньше были популярны деревянные дома, но мы стараемся меньше использовать дерево, так как сами понимаете, это может нанести непоправимый вред природе. Что же касается нашей численности, то на сегодняшний день на Эфлеррии проживает около трех миллиардов человек. Мы контролируем прирост населения, чтобы не произошли непоправимые изменения, которые могут привести к тому, что происходит у вас на Земле.
  - А вы колонизируете другие планеты? - задал вопрос Энджер.
  - Нет, мы лишь иногда исследуем их, а в колонизации этих планет пока наша цивилизация не нуждается, но в далеком будущем возможен и такой сценарий развития. Нам очень нравится, как вы используете Луну и Марс. У вас это получается очень хорошо, и вы не наносите непоправимый ущерб этим планетам, используя грамотно их ресурсы и территорию. Самая недоброжелательная позиция у нас только по отношению к Земле. Мы считаем, что вы на грани катастрофы и осуждаем ваши действия. Но подробно я не стану затрагивать сейчас эту тему. Все постепенно.
  - Скажите, пожалуйста, господин Ролюниан, чем Вы можете объяснить такую схожесть видов флоры и фауны населяющей вашу планету, с земными видами животного и растительного мира, - с любопытством поинтересовалась Ларена.
  - Видите в чем дело, этого я пока тоже не имею права вам объяснять, но вскоре Вы узнаете ответ на интересующий вас вопрос и на будущее, у вас обращение к человеку это господин и госпожа. У Эфлерриан оно звучит так - нолд Ролюниан. Нолд - относится как к мужчинам, так и к женщинам.
  В принципе основное я вам рассказал на сегодняшний день, все остальное вы будете изучать по специальной программе рассчитанной на несколько лет.
  - Когда же будет возможно наше возвращение на Землю? - возмутился один из членов экипажа.
  - Вам все объяснят, уважаемые земляне. А пока наслаждайтесь жизнью и изучайте все окружающее вас. Поверьте, вы не будете себя ощущать здесь некомфортно. Самое главное выберете, то чем хотите заниматься. Вы все сможете работать в интересующих вас областях, только не связанных с энергетикой. Могу посоветовать многим работу, связанную с поддержанием равновесия в природе. Это очень интересное занятие, а по прошествии нескольких лет, когда вы сможете вернуться на Землю, то поделитесь накопленным опытом с представителями вашей цивилизации. Удачи вам, дорогие земляне, - закончив речь, улыбнулся Ролюниан.
  - Бред какой-то, мне кажется, что нашим возвращением на Землю озабочены только мы, а им все равно, - заворчал Ареон.
  - Я, конечно, согласен, что ностальгия по Земле еще даст о себе знать, но чем тебе здесь плохо? К нам лояльно относятся и готовы помочь во всех начинаниях. Ты хочешь вернуться туда, где ты никому не нужен? - изумился Энджер.
  - Нет, просто я опасаюсь того, что они к нам слишком хорошо относятся. Хотя, может, я слишком зациклился на этом, не знаю. Время все покажет...
  Весь экипаж разошелся в разные стороны, и люди отправились изучать окрестности города. Энджер, Ларена и Ареон еще некоторое время стояли на площади и молча осматривались по сторонам, но вскоре направились к главной дороге. Они решили дойти до конца города и исследовать его окраины. День только начался, и на небе ярко сияло две звезды, которые согревали этот удивительный и прекрасный мир. Им предстояло со временем узнать еще множество интересных фактов, которые временно и тщательно скрывались от них.
  
  Глава XII
  
  Познание истины
  
  Минуло несколько лет, и по странным обстоятельствам ни один из оставшихся членов экипажа не испытывал желания возвращаться на Землю. С каждым днем, проведенным на этой планете, человеческая сущность отказывалась все больше от своей родной среды места обитания. Энджер был в их числе, и с каждым днем его желание покинуть удивительный мир и вернуться в мир Земной постепенно слабело.
  Он сидел в коридоре и ждал, когда его вызовут. Прошло уже приблизительно пять лет с момента их первого дня на Эфлеррии, но Энджер, словно не заметил эти годы. Они пролетели быстро и не оставили даже малейшего следа, просто пройдя мимо него. Вокруг стояла мертвая тишина, и вот, наконец, к нему вышел один из людей.
  - Добрый день, уважаемый нолд Энджер. Глава нашего исследовательского центра нолд Люфенил готов принять Вас. Пожалуйста, следуйте за мной.
  Энджер настолько сильно волновался, что не обратил внимания на человека и даже не посмотрел на него. Единственное на чем заострился его взгляд, это были собственные ботинки. Не поднимая глаз, он медленно вошел в дверь и вдохнул полной грудью.
  - Здравствуйте, нолд Люфенил, - дрожащим голосом промолвил Энджер.
  - Здравствуйте, нолд Энджер. Вы так и не изъявили желания до конца перейти на наш язык. Ничего, это было предсказуемо. У Вас, наверное, возник вопрос, зачем, собственно говоря, Вы были вызваны ко мне на прием? - доброжелательно улыбнулся Люфенил.
  - Да, у меня возник такой вопрос, извините, я очень нервничаю... - засуетился Энджер и посмотрел на Люфенила.
  Тот был уже седым и выглядел по человеческим меркам лет на шестьдесят. Его добрые глаза пристально смотрели на Энджера и не выражали никакой агрессии по отношению к нему. Хотя среди его подчиненных ходили слухи о том, что этот человек бывает несправедлив по отношению к другим и иногда проявляет сильную жесткость. Взгляд Энджера блуждал по комнате то и дело, перескакивая из угла в угол.
  - Не стоит так нервничать. Я позвал Вас сюда не для того, чтоб отчитывать. Вы хорошо работаете и действительно справляетесь со своими обязанностями как начинающий специалист. Дело в другом, со временем приходится рассказывать любые факты, которые заведомо скрываются. Это есть закон справедливости и порядка. Если постоянно не договаривать различных деталей, то рано или поздно происходит информационный коллапс.
  Давайте перейдем к делу. У Вас лично имеются ко мне претензии по поводу жизни или работы?
  - Что Вы, нет, конечно. Меня все вполне устраивает. Единственное чего действительно я не могу понять, и что меня беспокоит - это время. Видите ли, прошло пять лет с того момента, как мы попали сюда. Но ни я, ни Ареон и другие члены нашего экипажа не почувствовали этого времени. Оно не нанесло того отпечатка на нас, какой наносит оно на Земле. При всем своем уважении к Вам осмелюсь спросить, что за факты от нас Вы скрываете? Например, отношение к нам у вас слишком трепетное. Вы упоминаете про связь нашей цивилизации и вашей. Даже факт того, что флора и фауна у нас практически идентична вашей, наводит на серьезные размышления.
  - Вы совершенно правильно поняли, к чему я веду. Да, уважаемый Энджер, пришло время вам как капитану поведать о правде и узнать все, что до этого момента скрывалось от вас землян.
  - Одну минуточку, прошу прощения, я не капитан. Я лишь член экипажа, и эти люди мне не подчиняются, - оговорился Энджер.
  - Большого значения для нас это не имеет. Вы вызвались добровольцем в тяжелую минуту, и Вас признали. Просто мы проводили опрос, и члены Вашего экипажа ответили, что Вы стали их капитаном Флоренера. В связи с этим мы приняли решение именно Вас проинформировать о всех затронутых темах, чтобы Вы потом сами донесли всю переданную Вам информацию своим людям.
  - Но ведь это был лишь минутный героизм, - робко добавил Энджер.
  - Это практического значения для нас не имеет. Слушайте внимательно и если возникают вопросы, задавайте их. Готовы?
  - Готов, нолд Люфенил.
  - Начну я с того, что вы все заметили странную особенность. Времени прошло много, а вы его не заметили. Это объясняется тем, что процессы в ваших организмах мы сознательно замедлили, и теперь для вас эквивалент пяти лет равен приблизительно пяти месяцам по земным меркам жизни. То есть для Вас и Ваших людей прошло пять месяцев земной жизни. Я искренне приношу свои извинения от себя и всех наших ученых. Мы не могли допустить вашего быстрого старения и его результата - биологической смерти. Те препараты, которые вам всем вводили при доставке на Эфлеррию, не только замедлили ваши жизненные процессы, они помогли всей вашей иммунной системе защитить вас от микроорганизмов и вирусов нашей планеты. Любой даже самый безопасный для нас вирус мог стать для вас всех смертельным и привести к летальному исходу. Адаптация всех членов Вашего экипажа прошла успешно, и мы очень рады, что все вы смогли выдержать структурные биологические изменения. Теперь вы практически имеете нулевые шансы заразиться любыми формами инфекционного заболевания на Эфлеррии. Разработанные нами специальные антитела раз и навсегда запоминают новый вирус и не допускают его распространения в организме.
  Энджер заметно потупил взгляд, и его лицо сконфузилось от неожиданности.
  - То есть вы, без нашего ведома, вмешались в наши тела и совершили такую страшную процедуру? Но это не справедливо. Вы должны были совершить это только с нашего согласия.
  - Поверьте, Энджер, счет шел на минуты, и любой вирус мог стать настоящим монстром для вас всех, который бы привел вас к гибели, причем в самых страшных мучениях. Мы сделали это из-за того, что несли на тот момент полную ответственность за ваши жизни.
  - Я прекрасно понял Вас, да мы искренне Вам благодарны и за кров, и за пищу, работу, и деньги. Но как мне объяснить это своим людям? Все это очень нелегко, теперь они будут чувствовать себя измененными, генетически модифицированными созданиями. Продуктами генной инженерии или просто подопытными.
  - Разъясните им, что у нас не было выбора, и уверяю Вас, никаких страшных последствий вследствие осуществления этих процедур не произойдет. Ваши организмы наоборот сделались более совершенными, и Вам всем обеспеченно наше долголетие. К вопросу о потомстве, который наверняка вас всех заинтересовал. Ваши дети уже автоматически получат перекодированные гены и будут развиваться в точности, как наши. Их продолжительность жизни станет такой же, как и у нас.
  - Извините, что перебью Вас, но если мы захотим вернуться на Землю, то что тогда?
  - Ваши люди не настроены, возвращаться на Землю, так как их все здесь устраивает, и Вы на самом деле тоже вполне всем удовлетворены. Поверьте, я глубоко понимаю Ваши чувства и тоску по родной планете, но земляне не примут Вас с распростертыми объятиями. Во-первых, вы станете объектом для исследования, то, что над вами начнут проводить различные биологические эксперименты - это факт. Во-вторых, поймите меня правильно, с Вас спросят за потерю такого количества людей и выйдут на нас. Сами понимаете, что под угрозой окажется наша планета и ее обитатели. В-третьих, я скоро Вам поведаю о нашем родстве, и Вы сами убедитесь насколько люди опаснее, чем мы. По сравнению с землянами наша цивилизация достаточно миролюбива. То, что случилось при вашем приближении к планете - лишь несчастный случай. Если бы вы не оказали сопротивление, то исход нашей встречи оказался бы не столь плачевным. Мы от всего народа Эфлеррии приносим свои искренние извинения и соболезнования. Если вам этого недостаточно, то мы обязуемся поставить памятник Вашему героически сражавшемуся экипажу.
  В конце концов, мы понимаем, что не вы виновники этого конфликта, а один из вас. Если бы он не открыл по нам огонь, и вы не ответили на наш выстрел по его челноку, кровопролитной битвы удалось бы избежать, - с печальным выражением лица произнес Люфенил.
  - Это был мой друг и наш капитан - Клерон. Мы с ним познакомились еще на Земле, когда я отправился со своей заявкой в центр по поиску планет, которые могли стать объектом для колонизации Землян.
  - Ох, поверьте, как нам знакома эта тема...
  - Мы просто обнаружили вашу планету, но только лишь пять человек. Все остальные не смогли найти ее. Наши данные назвали ошибкой в компьютерных расчетах. В тот момент, когда меня одолело отчаянье, ко мне подошел Клерон и представился, все рассказал, пояснил. Именно он собрал нашу команду и все это мероприятие оплатил. На тот момент мы действительно поверили, что сможем многое доказать людям и себе. Нас не остановил страх неизвестности и все мы искренне верили, что найдем планету, а потом начнем осуществлять переселение людей на нее, - улыбнулся Энджер, потирая лоб.
  - Что же, вполне достойно похвалы, но неужели вы не допустили даже мысли о том, что на ней могут находиться разумные существа, которые ее населяют? В этом и весь ваш эгоизм, к сожалению...
  - Поверьте, мы задумывались над этим, но попробовать стоило, тем более мы посетили несколько других планет, одна из которых тоже могла бы стать колонией для землян.
  - Мы знаем это, нам известны многие факты о вас и вашей жизни. Все это время мы тщательно наблюдали за вашей экспедицией и были рядом. Все дело в том, что наша планета скрыта от визуального обнаружения. Это мы сделали из-за вас в первую очередь, во вторую, из-за желающих использовать наши ресурсы других враждебно настроенных цивилизаций. Вы не случайно смогли обнаружить нашу планету, ведь мы всеми силами вели вас к ней. Но об этом я расскажу в конце нашей беседы, дабы не терять логическую последовательность.
  Все началось давно несколько сотен миллионов лет назад, когда наша планета пришла в негодность. Экологическая обстановка на ней была примерно, как на вашей планете, только в несколько раз хуже. Наша цивилизация достигла своего пика и расцвела, но загубила целый мир вокруг себя. Атмосфера получила страшные показатели по содержанию вредных в ее составе веществ. Этот мрачный и серый мир каждый день убивал тысячи людей, и все очень сильно испугались. Произошла экологическая катастрофа, благодаря которой погибло тридцать миллиардов человек! Это страшная цифра, вместе с ними вымерло и бесчисленное количество представителей флоры и фауны. Казалось, не было выхода и оставшиеся в живых люди жили под землей. Такой образ жизни пришелся им не по душе, и они собрали остатки цивилизации. Принято было решение отправиться на поиски новой планеты, нового мира, а этот покинуть. Все силы были брошены на спасение оставшихся животных и растений. Огромные корабли набивали до отказа и отправляли в космическое пространство. По счастливой случайности нашей цивилизацией были обнаружены туннели для перемещения сквозь пространство. Это произошло примерно так же, как и в вашем случае. Кем они созданы, осталось и для нас загадкой.
  Дальше встала задача найти хотя бы отдаленно напоминающие Эфлеррию планеты, чтобы разместить хотя бы на первое время все спасенное и всех спасенных. Тогда то и произошел раскол раз и навсегда изменивший нашу историю. Наша цивилизация разбилась на две части, одна из которых отправилась искать мир изобилия, а другая осталась, брошена на произвол судьбы в этом умирающем и загрязненном, черном мире. Нашим предкам досталось все самое страшное. Они оказались наедине с пустыней и островками задыхающейся жизни. Этот разграбленный и практически мертвый мир остался домом для них, не смотря на всю свою смертельную опасность. Перед ними встала задача не только выжить, а еще и восстановить планету. В течение долгих тысяч лет, не покладая рук, ученые биологи, экологи, инженеры и другие помогали осуществлять восстановление флоры и фауны на нашей планете. Им пришлось разрабатывать новые системы снабжения энергией привычные аппараты и приборы. Тут-то и пригодился накопленный сотнями лет опыт ученых самоучек, которые не были признаны в нашем мире, и которых постоянно ненавидели, вставляя им, как вы любите выражаться, палки в колеса. Колоссальная работа была проделана ими. В итоге атмосфера постепенно очистилась, а бережные руки оставшихся в живых людей выращивали не только своих детей, а животных и растения. Они добились невероятных результатов и за пять с лишним тысяч лет повысили популяцию животных. Многие виды были навсегда утеряны, но те, что сохранились, живут и эволюционируют до сих пор. К настоящему моменту не осталось и следа оттого, что когда-то было на этой планете.
  Самое главное Вы не поверите, но тех, кто остался на этой планете, было всего двести тысяч! Но, не смотря на это, они начали возрождать жизнь на ней и смогли добиться невероятных результатов, превратив умирающий, практически умерший мир в планету изобилия, которое сохраняется до сих пор. Эфлеррию озеленили и она теперь сплошь вся покрыта бескрайними лесами.
  - Поразительно... Вы сейчас поведали мне просто удивительную вещь... - ошарашено промолвил Энджер.
  - На этом история не заканчивается, можно часами говорить о подвигах наших предков, но я перейду к тем, кто покинул этот мир. Они долго скитались по галактике и, наконец, отыскали подходящую планету. Как тогда они назвали ее - Огонолма Зельма, что в переводе на наш язык означает - Голубая Земля. И действительно на этой планете температура воздуха оказалась подходящей для них, и Земля была богата водой. Атмосфера, почва и различные другие немаловажные факторы приглянулись им. Тогда эти люди приняли решение колонизировать планету и начать на ней свою новую жизнь. Земля к тому времени, конечно же, была обитаема, и на ней они обнаружили бесчисленное количество различных растений и животных. Так как они попали на нее в то время, когда там был Юрский период, люди встретились с гигантскими ящерами, и это знакомство с ними произвело на них неизгладимое впечатление. В то время планета буквально кишела миллионами видов динозавров, как вы их впоследствии назвали. Такое соседство, конечно же, им оказалось не по душе, ведь жить среди таких огромных, представляющих опасность животных, было просто невозможно.
  Решение приняли очень быстро и корабли на время оставили на Луне, и в течение нескольких сотен лет люди жили в них постепенно приходя в бешенство. Гигантских ящеров, а заодно и некоторые другие виды опасных животных решили уничтожить. Они просто подлежали уничтожению, и людей это нисколько не побеспокоило. Они нагло начали захватывать то, что им не принадлежало. Вмешиваться в те процессы жизни, в которые не имели права. Огромные корабли выжигали сотни километров лесов и гнали обезумевшие от страха стада динозавров. Те в свою очередь не сдавались и всячески сопротивлялись. В той схватке с природой погибло много бывших жителей Эфлеррии, а природа не поддавалась. Наконец люди поняли, что всю планету им не выжечь и всех истреблять бесполезно, так как кораблей мало и многие из них просто не возвращаются назад. Тогда доблестные ученые приняли решение, и оно стало поворотным в истории Земли.
  Консилиум, проведенный среди ведущих биологов и инженеров, привел к самому страшному решению, из-за которого погибло огромное количество земных видов, ведь их главной целью стало заселение планеты, и им было просто наплевать на окружающий мир, который путался у них под ногами. На тот момент у них оказалось два пути, либо умереть, либо убить других и выжить.
  Ища эффективные способы уничтожения нежелательных видов существ, многие пришли к выводу, что нужно погубить их более естественным путем. В поясе астероидов подобрали соответствующий по расчетам для осуществления плана объект, и один из кораблей доставил его на Луну. Весь упор сделали на естественность катастрофы и, произведя дополнительные расчеты, пришли к выводу, что именно падение таких размеров небесного тела приведет к массовому вымиранию девяноста процентов животного и растительного мира. На деле получилось гораздо больше. Сам астероид все это время находился в кратере Тихо. Именно так вы его называете, и ждал своего триумфального часа.
  Рассчитав необходимую траекторию падения в определенный участок планеты, астероид подготовили и, сообщив ему необходимую кинетическую энергию, направили к Земле. Наши предки наблюдали за этим, но ничего не могли поделать. В тот момент они лишь пришли в себя и смогли наладить жизнь на планете. Испугавшись, что те вернутся, жители Эфлеррии приняли решение скрыть визуально планету от них и не пускать на нее никого любой ценой. Поэтому ни на день наши предки не прекращали наблюдение за ними через специальные приборы.
  Тем временем колонизаторы Земли ждали, когда астероид врежется в нее. Произошло это как раз шестьдесят пять с половиной миллионов лет назад, в районе Мексиканского залива. Ударная волна несколько раз обогнула планету и смела все на своем пути. Тонны пыли поднялись в воздух, и несколько дней с неба падала расплавленная порода. Не во всех районах Земли все было одинаково, но небо затянуло тучами по всей территории земного шара, которые привели к рекордному снижению температуры, а как следствие это повлекло за собой массовое вымирание растений. Те не смогли получать необходимую энергию, и их фотосинтез ослабел. С вымиранием растений началась гибель травоядных рептилий. И так пошло по цепочке, впоследствии вымерли и хищные динозавры. Выжило лишь пять процентов всех видов на Земле. Это продолжалось очень долго, и лишь через несколько миллионов лет люди смогли начать заселять этот опустошенный мир. Они стали заполнять пустое пространство своими привезенными с Эфлеррии растениями и животными. Постепенно их численность увеличивалась, а люди начали строить и приходить к нормальной жизни.
  Как это часто бывает разногласие и непонимание друг друга приводят к войнам и другим различным конфликтам.
  - Подождите... Я должен придти в себя. Просто то, о чем Вы мне сейчас рассказываете, у меня в голове не укладывается. Такое ощущение, будто меня ударили со всей силы чем-то тяжелым... - потирая виски, жаловался Энджер.
  - Извините, но я не должен от Вас это скрывать. Согласен, что информация очень сложна для Вашего понимания, ведь Вы уже с рождения привыкли считать так, как Вам предложили в теории. Я прекрасно понимаю, каким ударом для Вас оказался мой рассказ, но это еще не конец, и если Вы не догадались до сих пор, к чему я так долго Вас вел, то самое сложное для Вас впереди.
  - Но как же так получилось, что они смогли прожить такое огромное количество лет в космосе в таких условиях?
  - Вы не поверите, на что способны разумные существа, чтобы выжить. Нолд Энджер, если позволите, я с Вашего позволения продолжу. Вы не против?
  - Конечно... Только я не уверен, что смогу все воспринять так, как должно мне.
  - Это не страшно, просто слушайте и оставляйте для себя ту информацию, которая Вам необходима...
  Дело в том, что между людьми на Земле произошел конфликт. Его причиной стала неудовлетворенность ресурсами. Одним достались более комфортные условия климата, другим суровые. Обстановка накалялась и это привело к войне. Численность людей на тот момент равнялась десяти миллионам человек. Произошло так, что между ними вновь произошел раскол, и одни из них решили покинуть Землю, так как она не удовлетворяла их. Среди них повысилась смертность, и люди стали страдать всяческими заболеваниями. В итоге жаркие районы Земли оказались им не по душе, и они решили покинуть их, но получили отпор от тех, кто поселился в более суровых зонах. В итоге люди условно обозначим их как буква А, напали на группу Б, чтобы отвоевать их участки территории в суровой климатической зоне.
  - Но ведь их было мало. Почему они не смогли придти к компромиссному решению?
  - Видите в чем дело, люди всегда неудовлетворенны тем, что у них есть и они хотят большего. В результате постоянных стычек группа Б решила сдать позиции и покинула планету для поиска другой. Она очень сильно им не понравилась, несмотря на то, что у них были комфортные условия, планета, словно не принимала чужаков, и инфекционные эпидемии погубили практически половину из них. В жарких районах Земли это была плата за все остальное. Группа Б ликовала и завладела этой территорией, но почему-то в людях всегда есть чувство мести. Они не захотели отдавать свою собственность просто так, раз уж не получилось у них обуздать дикий мир планеты, пусть он не достанется врагу.
  Перед своим окончательным отлетом люди из группы А совершили злостное нападение на группу Б и разбили их в пух и прах, лишив тех большинства технических устройств. Вдобавок они разнесли их места поселения и ликвидировали корабли. Те остались практически без всего. Улетая с планеты, предводитель группы А решил, что те умрут сами и в страшных мучениях. Именно поэтому их оставили в живых. Там было множество других пунктов, по которым между ними произошел конфликт, но основным стал именно этот фактор.
  Оставшиеся в живых люди оказались на грани жизни и смерти. Одни в совершенно чужом мире привыкшие к комфортным условиям и техническому прогрессу, они впали в отчаянье и постепенно начали терять дух. По закону природы развившийся человек попав в такие условия, начинает терять накопленные знания и постепенно превращается в дикарей. Нас бы ждало то же самое, но наших предков не лишили технических устройств, с помощью которых мы не потеряли накопленные знания и опыт.
  Чем дальше, тем все больше оставшиеся в живых превращались в дикарей. Да между ними происходили половые связи, в результате чего их падающая численность не привела всех к полному вымиранию. Что касается животных и растений, которых они завезли, те почувствовали свободу и беспрепятственно начали распространяться по Земле с огромной скоростью. Флора и фауна Эфлеррии контактировала с оставшейся в живых земной и породила множество новых видов растений и животных, а также вирусов и бактерий.
  Постепенно Земля пришла в себя от произошедшей катастрофы, но ее последствия давали о себе знать. Бурная вулканическая деятельность и движения литосферных плит все еще продолжались, но постепенно становились меньше. Со временем климатические условия сильно изменились, и климат на планете стал более суровым. Это привело к ледниковому периоду, в течение которого достаточно большая часть Земли покрылась ледяной шапкой. Люди к тому времени совсем стали дикими и даже практически потеряли речь. Так, к сожалению, происходит, и это закон жизни, но человек - сильное существо и оно способно к восстановлению своего образа жизни, а также восполнению утраченных знаний.
  - А что случилось с теми, кто покинул Землю? - восхищенно спросил Энджер.
  - Сейчас, если позволите, мне нужно выпить воды, - потянувшись за стаканом с водой, шепнул Люфенил.
  Энджер не верил своим ушам, и в его голове все смешалось, казалось, будто это лишь фантастический рассказ похожий на те, что когда-то в детстве рассказывал ему отец, но нет, это была правда. Осознание данного факта приводило Энджера то в неописуемый восторг, то просто пугало своей откровенностью. Он никак не мог в это поверить, и все его чувства словно смешались. В одно и тоже время ему хотелось верить в то, что это не правда, а в другое верить, что именно так и было.
  - Извините, что прервался, продолжу. Те, кто покинули Землю в поисках другой планеты, более альтернативной планеты, обрекли себя на долгие скитания по галактике. С каждым годом их надежда оставалась все дальше и дальше от них. В конце концов, проведя в космосе огромное количество времени, они сократили свою численность до одного миллиона человек. Со временем большинство из них стали одолевать недуги, и у них развились различные заболевания, передающиеся генетическим путем. Долгие скитания в пространстве Вселенной без дневного света, нормального атмосферного воздуха сделали свое дело, и их организмы быстро стали хрупкими. Пытаясь найти способы недопущения таких процессов, они время от времени останавливались на планетах, которые находились на их пути. Эти люди строили новые корабли из материалов, добываемых на чужих планетах, но так и не смогли заселить ни одну из них. В конце концов, по прошествии нескольких десятков миллионов лет, их численность вновь возросла, но эволюция сделала их тела в сотни раз более хрупкими, чем наши. Отсутствие дневного света и жизнь в темном пространстве космоса привели к увеличению глазных яблок изменению формы головы и цвета кожи.
  Конечности сделались более длинными и тонкими. Волосяной покров головы и других частей тела полностью исчез, а кожа стала иметь бледно-серый оттенок.
  - Стойте, стойте. Кажется, я где-то уже слышал об этом, - схватившись за голову, промолвил Энджер.
  - Да, нолд Энджер, ваша земная культура пропитана стандартным образом гуманоидоподобных созданий живущих в других галактиках и системах. Так вот этот образ не был вымышлен землянами, а вполне оказался списанным с реальных существ. Видите ли, в чем тут дело, они пришли в полный упадок и оказались на грани вымирания. Да, эти люди сохранили небольшие остатки человеческого облика, но в большинстве своем потеряли достаточно приличную его часть. Проще говоря, эти люди стали гуманоидами и приняли решение вновь вернуться на Землю. К сожалению, или к вашему счастью, эти создания не могли сразу высадиться на нее и заселить, так как им была необходима долгая адаптация. Их целью стало сотрудничество с вашей расой людей, и они помогли вашим предкам осваивать забытые технологии.
  За такой огромный промежуток времени люди окончательно утратили знания и не могли их вернуть, но постепенно неуверенными, но верными шагами шли к этому. Несколько цивилизаций возникало и вновь погибало. Мы назвали этот феномен - Неголома, что в переводе на наш язык означает - временный всплеск. Генетически память от предыдущих поколений передается, и иногда последующее поколение в сотни раз способнее к динамичному развитию, чем предыдущее. Такие всплески приводили к возникновению различных культур, и зарождению прогрессирующих цивилизаций. Накопленные знания передавались не напрямую, но косвенно затрагивая не всех, а лишь отдельных особей. Эти люди были гениями среди своих племенных собратьев и всячески помогали изобретать им что-то новое, улучшая тем самым их жизнь и жизнь собственную.
  Такими представителями можно считать Лемурийцев и Атлантов. У вас множество теорий на этот счет, но то, что эти люди были не только сильнее в интеллектуальном плане, но и в физическом, говорит о новой способности к выживанию. Представители данных цивилизаций были также больше по размерам, что говорило об их физическом эволюционном развитии. К сожалению, неудачные эксперименты и попытки вторгнуться в некоторые сферы жизни планеты, не имея при этом необходимого опыта, привели эти цивилизации к гибели. Даже сейчас земляне иногда находят странные предметы в почве планеты, которые напоминают самые простейшие приборы. Так как всплеск обучения и познания проходил буквально в природных условиях, создать нечто гениальное было просто невозможно, но они шли медленно и верно от примитивного к более совершенному.
  Люди ставшие уже землянами постепенно создавали свою речь, и она отличалась большим многообразием слов, звуков и символов от нынешней речи. Вербалика и невербалика общения постоянно совершенствовалась, но с погибающей цивилизацией погибало все, что было ею сотворено. Намеки и следы бесследно не исчезли, но всплески такой активности в развитии были не постоянными, и тут на помощь землянам пришли их родственники, превратившиеся за много миллионов лет в хрупких созданий, но имеющих высокие технологии, в том числе и биоинженерные. Сойдя с небес на своих кораблях, они вселили землянам страх и ужас. Те подумали, что они боги и начали им поклоняться, преподносить различные дары и тому подобные вещи, но гуманоидам нужны были лишь человеческие тела, чтобы использовать их, как биологический материал для проведения экспериментов и предотвращения своего вырождения. Нередко это заканчивалось искусственными оплодотворениями и выращиванием эмбрионов-гибридов, помеси человекоподобных существ и гуманоидоподобных.
  Такие создания были неустойчивы к жизни и постоянно гибли, но некоторые из них выживали. Они выглядели очень неприятными, а зачастую представляли собой страшных монстров, которые наводили ужас на землян. Многие легенды о странных созданиях и чудовищах вышли именно из этих встреч с такими гибридами. Какое-то время они бродили по планете, но вскоре вымерли. Их размножения не произошло, популяция не увеличилась, и гуманоидам ничего не оставалось, как продолжать опыты на людях, любой ценой ища способ приостановления вырождения их расы.
  Они помогали людям в строительстве колоссальных древних городов, остатки которых сохранились на Земле. Люди постепенно многому научились и начали процветать, а гуманоиды время от времени наблюдали за ними, забирая людей, проводя на них опыты.
  Во время войн и конфликтов гуманоиды больше всего похищали людей, чтобы не привлекать к себе внимание, ведь люди постепенно перестали верить в одних богов и начинали верить в других. Религии мира постоянно менялись и трансформировались. Гуманоиды, как это не странно, в конце концов, отказались от идеи проведения экспериментов на людях. За последние три тысячи лет они практически полностью вымерли, и их оставалось не больше пятидесяти тысяч.
  - Подождите, значит, пирамиды в Южной Америке и Египте были построены ими? - перебил его Энджер.
  - Нет, они возводились не для богов, а для фараонов, к тому времени гуманоиды уже не оказывали такое сильное влияние на развивающиеся цивилизации. Они их в какой-то степени побаивались, не смотря на то, что сами могли истребить тех без труда. Вскоре земляне окончательно утратили воспоминания о них.
  Этот феномен тоже можно объяснить, ведь истребление людей означало бы полное вымирание человекоподобных, разумных существ. Они решили оставить в живых землян, так как это были их прямые родственники. Впоследствии они смирились с мыслью, что хотя бы земляне должны остаться, если сами гуманоиды все выродятся, и им стало не выгодно то, чтобы вся раса землян канула в небытие. За несколько сотен лет до полного их исчезновения, они прекратили полностью эти действия, официально установив в своем обществе запрет на похищение людей, и не проводили над ними эксперименты. Сами гуманоиды все это время находились на обратной стороне Луны и жили исключительно под поверхностью планеты на довольно значительной глубине. Изредка их корабли, уже меньшие по размерам в виде тарелок, посещали Землю, наводя тем самым ужас на живущих там людей. Эти необъяснимые объекты и получили массовую популярность в XX веке. Происходили крушения, и иногда уцелевшие тела гуманоидов удавалось доставлять на специальные базы во всех крупных странах мира, где их тщательно изучали и скрывали от общественности. Сами по себе они были на тот момент неуязвимы для человеческого оружия, но в связи с тяжелым состоянием здоровья эти существа не выдерживали больших перегрузок, и зачастую это приводило к катастрофическим крушениям.
  Официально среди них было запрещено проведение опытов над людьми, и они лишь изредка наблюдали за ними, как и мы за вами всеми. Но некоторые из них любой ценой хотели выжить и стремились к этому всеми своими силами. Они похищали людей и ставили на них эксперименты, некоторых возвращали, а тела некоторых навсегда остались выброшенными на поверхность Луны, как отработанный материал. Их эра закончилась на рубеже XX и XXI веков. Первым ударом для них стали мощные вспышки на Солнце, которые, по необъяснимым причинам, часто выводили их довольно совершенное оборудование. Эра покорения землянами космоса тоже оставила свой отпечаток на их деятельности, и они в какой-то момент испугались, вас.
  В конечном итоге именно мы истребили их до конца, чтобы обеспечить именно вам, как более сильному виду полноценное развитие, которому бы уже ничего не угрожало. Мы опасались, что в конце концов, они все-таки изменят свое решение и ликвидируют вас.
  - Значит, те видения были правдой... Но разве вы имели право поступать так с ними? Ведь они наши родственники, - возмущенно фыркнул Энджер.
  - Да, они наши родственники, но вспомните, насколько плохо они обошлись с нашими предками. В конце концов, мало того, они совершили то же самое и с вашими предками землян. Двойная жестокость, эти создания оказались намного хуже вас. Да, к сожалению, к землянам наше отношение тоже не совсем положительное, но мы готовы протянуть вам руку помощи. Мы искренне попытались помочь вам, но вы упорно повторяете ошибки своих предков. Если так дело пойдет и дальше, то ваша цивилизация умрет.
  - Получается, мы действительно все это время жили не на своей планете, и именно поэтому между приматами и человеком не было найдено промежуточного звена?
  - Да, на самом деле под небесами Земли обитали два вида людей, один из которых был оттеснен вами, это оказались коренные жители планеты Земля. Эволюция земных видов привела к развитию таких млекопитающих как приматы, конечно, частично вмешались и гены фауны Эфлеррии. Оговорюсь, они лишь наполовину коренные обитатели Земли, но их развитие зашло в тупик, и этот вид вымер, если бы не ваша деятельность, то возможно именно они заменили бы вашу цивилизацию.
  - Кошмар, я вот сейчас сижу и у меня тысячи, если не сотни тысяч вопросов в голове появляются. Но объясните, зачем мы понадобились вам? Зачем вы так тщательно оберегаете нас, держите здесь и желаете помогать? Зачем вы все это время вели нас к вашей планете? В чем смысл?
  - Видите ли, в чем дело, - закашлявшись, начал объяснять Люфенил, - Вы являетесь нашими прямыми родственниками, за это время эволюция затронула и нашу цивилизацию и вашу. Вы претерпели множество изменений, вследствие чего сделались более совершенными, чем мы. Просто свои закодированные возможности вы не используете. Мы же уже устаревший вид, которому тоже необходимо задуматься о самосохранении, не смотря на всю чистоту нашего образа жизни. Именно вы должны вернуться в наш мир и дать нам своеобразное генетическое смешение, мы не хотим допустить полного вымирания землян.
  - Но гуманоидов вы ликвидировали, а ведь они тоже ваши родственники.
  - Понимаете, этот вид оказался самым слабым, и у него не было шансов, любое смешение с ним приводило к появлению отвратительных созданий, не способных к жизни, а наши гены и ваши, достаточно крепки. Они не приведут при смешении к таким нежелательным результатам.
  - Это, на мой взгляд, заблуждение, вы не знаете, к каким последствиям это может привести, нас разделяют десятки миллионов лет, а это огромный срок.
  - Дело не только в этом, существуют и моральные аспекты, мы предлагаем вам спасти от одного миллиона до пятидесяти миллионов человек. Нам нужны сознательные и стремящиеся к самосовершенствованию люди не стоящие на месте. Этот путь прошли избранные, и ими стали вы. Не всем было суждено достигнуть его финала, и несовершенные отсеялись в процессе. Именно вам будет предоставлена возможность выбирать тех, кого мы спасем и переселим на Эфлеррию. Всех остальных мы не сможем спасти. Задумайтесь над этим, нолд Энджер.
  - Постойте, Вы мне вот так спокойно предлагаете такую ответственность взять на свои плечи? Почему я должен решать, кому жить, а кому умереть? Я никогда на это не подписывался, ни один здравомыслящий человек никогда не согласится на такое. И не вам решать, что делать землянам. Вы боитесь их нападения? Хорошо я гарантирую вам, что мы не станем сообщать об этой планете землянам и не вернемся на нее. Только все остальное вы будете сами осуществлять и не впутывайте, пожалуйста, в это дело ни меня, ни моих людей.
  - Мы даем вашей расе шанс для выживания, ваша цивилизация не протянет еще и двух сотен лет. Колонии на Луне и Марсе подвержены страшнейшей угрозе. Скоро огромный поток землян ринется на эти планеты и сметет все города, а заодно погубит и колонии, и себя. Мы же предлагаем вам спасти часть землян и спасти колонии на других планетах. Все остальное мы возьмем под свой личный контроль. После гибели вашей расы мы поможем восстановить Землю, в конечном итоге переселив колонии с Луны и Марса на восстановленную и очищенную планету.
  - Вы хотите сказать, что остальные люди просто будут убиты?! - ужаснулся Энджер.
  - К сожалению, это та жертва, на которую придется пойти для спасения планеты и спасения достойных жизни людей.
  - Кто? Кто из вас определил, что они не достойны спасения? Нолд Люфенил, объясните, почему Вы и Ваши люди решаете судьбу других? Вы же не боги, которые сотворили людей. Вы сами такие же, как мы, все имеют шанс и все равны. Я прекрасно понимаю, что сейчас моя цивилизация на грани исчезновения, но должен быть иной выход из сложившейся ситуации.
  - Я понимаю Ваши чувства и переживания, но поймите другое, погибнут все. Именно этого вы все добьетесь, если не окажете нам содействие. Тем более хочу напомнить об одном факте, это не ваша планета, и какое право имели решать ваши предки кому жить, а кому умереть? В свое время они не оставили выбора ни животным, ни планете.
  - За их поступки мы не вправе отвечать, и то, что наша цивилизация выросла на этой планете, еще не означает, что она все равно наша, я это прекрасно понимаю. Но ведь дети не должны отвечать за деяния своих родителей, если это не их дом изначально, а чужой и они родились в нем, росли в нем, почему их должны выкинуть на улицу? Почему пять из них обязаны умереть, чтобы двое остались жить? Может им самим предоставить выбор? Вмешиваясь в естественный ход существования цивилизации, вы тем самым уподобляетесь тем, кто уничтожал природу на Земле. Вы ничем не отличаетесь от нас, с той лишь разницей, что считаете себя более здравомыслящими и имеющими право решать все за других. Что Вы ответите на это? Извините меня, конечно, но разве Вы не видите очевидного факта? - доказывал Энджер, и его давление сильно подскочило.
  В висках началась интенсивная пульсация, и он буквально обмяк сидя в кресле.
  - Вам плохо, нолд Энджер? Если Вам нужна медицинская, помощь я сейчас же сообщу об этом, не молчите, - взволнованно спросил нолд Люфенил и привстал со стула.
  - Нет, мне уже лучше, просто видимо я сильно перенервничал. Вы так и не ответили на мой вопрос.
  - Извините, я понимаю, как сейчас тяжело Вам, ведь Вы узнали за полчаса столько, сколько люди не узнают и за всю свою жизнь. Понимаете, мы считаем себя более разумными в этом плане. Уже один факт того, что мы смогли вернуть планету к жизни и создать на ней экологическую обстановку отличную от той, что была ранее, делает нас на голову выше остальных. В течение миллионов лет накопленный опыт и знания с помощью математического анализа дали нам понять, как правильно поддерживать баланс всего окружающего нас в природе.
  Проблема не в том, что мы хотим истребить землян, если бы мы этого действительно желали, то поверьте, не дрогнули бы и совершили это беспрепятственно. Нам это решение далось не легко. Просто именно данная программа способна восстановить равновесие и не привести к глобальному вымиранию вашего вида.
  - Но ведь это не естественный для природы ход вещей.
  - Поймите меня правильно, иногда естественного хода недостаточно. Необходим небольшой толчок, и он запустится с более точной амплитудой, но сам по себе он может привести к нежелательным последствиям, зато совместные усилия способны привести все это к идеальному результату. Именно на этом обстоятельстве и построена вся жизнь нашей цивилизации.
  - Видимо предки землян считали также и решили просто естественным образом убить жизнь на Земле, чтобы ее заселить. Неужели Вы не видите прямой связи между вашими идеями и идеями уже осуществленными нашими предками?
  - Здесь совсем другая ситуация, нолд Энджер. Ваши предки хотели изменить чужой мир для себя, а мы пытаемся сохранить и восстановить его для Вселенной. Никто не собирается отправлять в изгнание землян с ее планеты, вы имеете на это полное право, так как за это время она стала формально вашей. Мы хотим помочь сохранить вам ее и не нарушить равновесие, ведь гибель всего живого на Земле еще скажется на солнечной системе. Не думайте, что все так просто и что это невозможно. Изоляция вакуумом и расстоянием здесь не представляет собой преграду. Впоследствии это по цепочке достигнет и нашего мира. К сожалению, любое обстоятельство влечет за собой ряд других последовательных обстоятельств - это закон природы и закон Вселенной.
  - Если земляне погибнут, то вы спокойно сможете занять их место.
  - Нет, мы не претендуем на него, еще раз объясняю, погибните вы, погибнем и мы. Между нами существует связь, поверите, даже незначительная ликвидация гуманоидов повлекла за собой малые изменения, ведь все в этом мире связанно. Для равновесия нам необходимо сохранить вашу расу. К сожалению, мы можем сохранить лишь часть, сами понимаете почему, - подавленно произнес Люфенил, и Энджер заметил на его лице усталость.
  - Но ведь если даже все земляне погибнут, останутся колонии...
  - Колонии просуществуют еще недолгое время и вскоре сами исчезнут, ведь они поддерживают жизнь друг другу, а если землян не останется и планета станет мертвой, то колониям просто ничего не останется, как жить собственной жизнью. Они окажутся в полной изоляции, а мы придем им на помощь и поможем в кротчайшие сроки вернуть Землю к полноценной жизни. Нас будет много и совместными усилиями планета возродится. Не ставьте наше прошлое в пример, ведь мы действовали с остатками технологий, и нас было мало, именно поэтому этот процесс затянулся на тысячелетия.
  - Все равно я не могу до конца понять всех ваших замыслов, учтите, я не стану участвовать в этом. Мне до сих пор сложно придти в себя, а Вы о таких вещах говорите... Просто все в голове не укладывается, Господи, понадобятся годы, чтобы оправиться от полученной сегодня информации...
  - Очень сожалею, нолд Энджер, но Вы должны смириться с этим фактом и признать правильность наших действий. Да, мы как и все в этом мире не до конца точны, и ошибка всегда может иметь место. В данном случае нам не стоило ликвидировать гуманоидов, но на тот момент их численность заметно сократилась по естественным причинам, мы лишь слегка вмешались и довели дело до конца.
  Но, даже не смотря на это, биосвязь нарушилась, а рано или поздно это приведет к нежелательным последствиям, так как все во Вселенной взаимосвязано. Если у Вас возникли вопросы, то я готов ответить на любой из них.
  - Вопросы... Меня мучают вопросы, но сможете ли Вы дать действительно объективные ответы на них? Что вы намерены сделать с искусством землян? С памятниками архитектуры и неповторимыми шедеврами среди живописи, музыки, книг, кино и различных других составляющих культуры земных народов? Неужели вы все вот так просто сотрете с лица Земли?
  - Нет, по возможности мы постараемся, как можно больше уберечь самого ценного и накопленного вами за тысячелетия материала. Ни в коем случае мы не нарушим своих обещаний, можете быть уверены. Когда катастрофически-нестабильная экологическая обстановка на Земле достигнет своего пика, мы не станем собственноручно уничтожать население планеты - это станет первым этапом. Мы лишь проконтролируем этот процесс, и оставим основное дело природе. Нашей задачей станет недопущение эвакуации людей из умирающего мира. Второй этап - это контроль за происходящими процессами, третьим этапом станет восстановление Земли и дальнейшая помощь в ее освоении спасенными людьми.
  - Я все равно, при всем уважении к Вам и нелюбви к своей цивилизации, не одобряю ваших будущих действий, но так как я лишь спасенный вами чужак, буду вынужден смириться с этим решением... Поймите меня правильно, насколько бы разумно не мысли ли бы вы все, я считаю это жестоким вмешательством в личное пространство планеты и ее обитателей.
  - Что же, это Ваше право, никто другого от Вас ожидать и не мог, было бы странно, если бы Вы имели на этот счет мнение схожее с нашим. Те события, которые я Вам описал, возможно, произойдут не при Вашей жизни, так что скорее всего Вы этого не увидите, как и я. Есть ли у Вас ко мне еще вопросы?
  - Да, лишь один. Он меня беспокоит все эти годы. Когда мы посещали самую первую планету в иной системе, с одним из членов экипажа случился несчастный случай. Он бесследно исчез в пещере. Его следов так и не нашли. Затем на второй планете так же бесследно пропало, по-моему, два человека, если не ошибаюсь. На третьей планете, - тут Энджер на секунду замолк и вздохнул, потирая лоб, - На третьей планете пропала моя девушка. Она провалилась под снег, но когда мы вернулись на место, чтобы отыскать ее, но следов от падения Энни мы так и не нашли. Обследовали все вокруг, но поиски не увенчались успехом. Если вы наблюдали за нами, то объясните, что случилось с пропавшими и куда они делись? Потому что никто из нас всех так и не смог дать логического объяснения произошедшему.
  - Видите ли, в чем дело, нолд Энджер. Мы, не смотря на все свои накопленные знания, к сожалению, еще до конца не можем объяснить многое происходящее в этом мире. Есть вещи, которые для нашего разума пока непостижимы и мы от вас не далеко ушли в этом плане. Я не могу дать Вам точного ответа на вопрос, что конкретно случилось с Вашими людьми и где они сейчас. Одно скажу точно, мы знаем не больше вашего, и даже наблюдая за вами, не смогли отследить, что конкретно происходило в те моменты. Можно строить тысячи догадок и приходить к различным выводам, обосновывать это теоретически, но конструктивного ответа Вы не получите ни от одного из нас. Если Вам интересна просто моя точка зрения, могу поделиться.
  - С радостью послушаю, очень уж хочется разделить с Вами эти обстоятельства, наш экипаж боится этого и не хочет вспоминать те события...
  - На мой взгляд - это перемещение в другой мир. Помимо нашей Вселенной, могут существовать другие, и в точках соприкосновения этих миров может произойти перемещение объектов.
  - В принципе такое мнение выдвигалось среди нас, но мне кажется, что это похоже на деятельность невиданных форм разумной жизни, возможно, она представляет собой пространственно-энергетическую субстанцию. Видимо эти планеты были населены такими формами жизни, и люди заинтересовали их, как представители биологически разумных форм жизни. Либо они их уничтожили, либо перенесли в свой мир...
  - Все возможно, уважаемый нолд Энджер. Со временем, может, мы выясним, что же на самом деле послужило причиной исчезновения Ваших людей. А пока я советую Вам отдохнуть и осмыслить ту информацию, которую я Вам предоставил. Когда сможете донести ее до своего экипажа, постарайтесь ничего не перепутать, по возможности мы поможем Вам в этом. А теперь если не возражаете, я еще кое о чем Вам сообщу.
  На Земле у вас не принято в большинстве случаев сообщать о таком, но наша культура и воспитание немного отличаются от вашего. Чтобы не терять даром время, скажу прямо, моя дочь Люфениана влюблена в Вас, нолд Энджер. Если Вы не имеете представления о наших правилах, то поясню. Каждый уважающий себя родитель всегда сообщает лично будущему партнеру о том, что его дочь или сын испытывают определенные чувства по отношению к нему. Если этот человек одобряет личную встречу с дочерью или сыном родителей, то он должен обязательно известить об этом своих родителей, а те в свою очередь обязаны познакомиться с родителями будущего партнера их сына или дочери, - совершенно не смущаясь, высказался нолд Люфенил.
  - Постойте, но я же даже не видел ее! - воскликнул от неожиданности Энджер, и собрался уходить.
  - Подождите, у нас так не принято. Во-первых, Вы уже контактировали с моей дочерью, когда проходили период адаптации в адаптационном центре. Именно Вы сделали ей тогда комплимент.
  - Но она не отреагировала, да и я забыл уже об этом... - потирая плечо, пробубнил он.
  - Поймите правильно, она не имела права отреагировать должном образом, так как находилась на рабочем месте. Впоследствии она за Вами наблюдала, и Вы действительно ей понравились. Она желает с Вами встречи. Согласны ли Вы увидеться с ней? Либо да, либо нет, - на полном серьезе задал вопрос Люфенил.
  - Я даже не знаю... Просто я как-то не задумывался над поиском новой девушки, просто до конца не отошел от гибели Энни... Да и разговаривать о таких вещах мне как-то неудобно...
  - Привыкайте, у нас в этом плане все немного иначе. Проявите, пожалуйста, уважение и ответьте на поставленный мною вопрос, - настаивал тот.
  - Ну так сразу я не могу... Неужели я не имею права на размышление в течение суток, например?
  - Нет, Вы обязаны ответить сейчас.
  - Хорошо, я согласен, так и передайте Вашей дочери.
  - Благодарю Вас, она лично известит Вас о том, где и когда Вы встретитесь, - вставая со стула, улыбнувшись, ответил нолд Люфенил.
  - Имя у нее красивое, как и у Вас, благодарю за беседу, извините, если в каких-то вещах проявил грубость и неуважение, - протягивая ему руку, благодарил Энджер.
  - Вы никак не запомните, у нас нет рукопожатия, мы кладем друг другу руку на левое плечо. Вы мне, я Вам и так только по завершении диалога, - напомнил он Энджеру.
  - Извините, ради Бога, - положив ему руку на плечо, извинился Энджер.
  - Гелиф, нолд Энджер!
  - Гелиф, нолд Люфенил. Еще раз спасибо, - направившись к двери, попрощался он.
  Выйдя из кабинета, Энджер тяжело вздохнул и вытер пот со лба платком. Он сложил за спиной руки и быстро направился к номеру Ареона и Ларены. К тому моменту они уже начали жить вместе. Энджер не знал точно, какие у них отношения, так как предпочитал не вмешиваться в их личную жизнь. Он понимал, что все само со временем раскроется и станет явным. Подойдя к дверям их номера, Энджер позвонил им в звонок.
  - Привет, Энджер. Ты к нам? - спросил Ареон.
  - Да, я к Вам.
  - Заходи, пожалуйста.
  - Я сейчас пришел только что от нолда Люфенила, и он мне поведал то, о чем я должен вам рассказать. Сразу говорю, это вас повергнет в шок. Приготовьтесь и отложите все свои дела, как минимум на час! - начал запыхавшийся Энджер.
  - На тебе лица нет. Он что тебя вызывал, чтобы отчитать? - спросил ничего неподозревающий Ареон.
  - Нет, Ареон, дело обстояло совершенно иным образом, он вызвал меня для того, чтобы рассказать о тех фактах, которые от нас скрывали все это время. В общем, с вашего позволения, я начну! - воскликнул он.
  Ареон и Ларена начали внимательно слушать Энджера, а тот переполняемый эмоциями, стал пересказывать все, что смог запомнить в результате беседы с нолдом Люфенилом. Постепенно на протяжении всей беседы время от времени Ареон и Ларена открывали рты, отказываясь верить ему. Они думали что Энджер шутит, но вскоре поняли по его глазам, что он рассказывает все это на полном серьезе, и обоих одолело чувство страха и восхищения подобное тому, которое испытал он услышав это впервые сам. Их беседа длилась долго, и она полностью изменила раз и навсегда все их представления об истории земной цивилизации.
  
  Глава XIII
  
  Нет будущего
  
  Вечер близился, и легкий ветер задувал время от времени к нему в окно, наполняя комнату приятным ароматом цветущих деревьев. Он сидел в кресле и ждал ее звонка. Внезапно аппарат на столе издал мелодичные звуки, и он включил связь.
  - Здравствуйте, нолд Энджер... - послышался нежный женский голос.
  - Добрый день, Вы решили разговаривать со мной речью землян? Это довольно мило с Вашей стороны, особенно прекрасно это звучит благодаря Вашему неповторимому голосу, - с легкостью ответил Энджер.
  - Спасибо, я поскорее хотела бы Вас увидеть. Приходите на центральную площадь нашего города и ждите меня там. Обещаю, что не заставлю долго Вас там простоять, - играючи добавила она.
  - Я буду ожидать Вас столько, сколько Вы заставите меня...
  - До встречи...
  В какой-то момент Энджер почувствовал себя неловко, и ему показалось, что он выглядит дураком. Но его интерес и желание вновь увидеть эту незаметную поклонницу, разожгло в нем целую звезду эмоций. 'Господи, какой бред, мы ведь оба знаем чего хотим друг от друга, хотя может я слишком своеобразно воспринимаю этих людей? Может оказаться так, что это милое создание действительно влюблено в меня по уши. А я, к сожалению, еще нет, но разве я могу упустить такую встречу? Именно с этого все и начинается каждый раз по одному и тому же кругу. Соберись, Энджер', - мысленно подбадривал он себя.
  Его ноги несли Энджера без оглядки на прошлое вперед к той незнакомке, которую он видел всего лишь раз в своей жизни и не замечал среди этой бегущей толпы. Она между тем запомнила его и не смогла забыть, не смогла подавить свое любопытство и легкую наивность. Именно то, что он не такой как все остальные, захватило ее и заставило делать самостоятельные шаги к нему.
  Если бы его совершенно ничего не означающие слова не были бы сказаны, может, все оказалось бы иначе. Пустота его фраз и незатейливость слов завладели ею и взбудоражили сознание.
  Энджер шел по оживленным улицам, которые не восхищали больше своей красотой. Он уже привык к виду города и небосклона. Привык к повседневному образу жизни и запахам окружающим его. Вдруг посреди площади он увидел ее, эту странную и загадочную девушку с другой планеты. Все вокруг словно изменилось и преобразилось. Ее легкое дыхание он ощутил, сразу, как только приблизился к ней. Необыкновенно зеленые глаза выразительно глядели на него, и ее легкие волосы развивались на ветру. От этого милого и прекрасного создания исходил неповторимый запах, словно от цветущего дерева. Она была незнакомой планетой, которую Энджер ждал всю жизнь и вот, наконец после долгих скитаний по Вселенной он отыскал ее и ни на шаг больше не отступится бы от своей цели.
  Удивительно милое и прекрасное лицо было покрыто нежной кожей, которая выглядела безупречно в вечерних лучах заходящих звезд.
  - Простите меня, я не хотел опоздать, - оторопев от волнения, тихо произнес он.
  - Вы так торопились, что я ни в чем Вас не обвиню... - неземной красоты голосом ответила она и улыбнулась.
  - Простите, что даже цветов Вам не смог принести, Вы просто очаровательны. Я хочу извиниться за тот случай в лаборатории. Я повел себя как ребенок...
  - Не стоит оправданий, именно этим Вы меня и заинтересовали. Вы не такой как все, а цветов мне не надо, пусть растут и радуют глаза не только мне, но и другим. Не срезанные они проживут намного дольше и останутся полезными до своей смерти.
  - Вы правы, но разве у Вас на планете не дарят таким очаровательным созданиям цветы? - не отрывая взгляда от нее, изумленно спросил Энджер.
  - Редко, но это лично для меня неприемлемо, Вы не против, если мы перейдем на ты? Или у Вас на Земле это является дурным тоном?
  - Только не для такой красавицы... Я с Вашего позволения тоже перейду к Вам на ты.
  - Полностью одобряю, нолд Энджер.
  - Зачем же так официально? Просто Энджи. Хотя признаюсь честно, раньше я ненавидел, когда меня так называли, но из Ваших уст согласен слышать это.
  - Довольно комплиментов, ты слишком сильно зацикливаешься на них. Куда же мы отправимся? В сады или к реке, чтобы закат наблюдать?
  - Для меня это значения не имеет, до этого момента все стало однообразным, и я ко всему привык, а увидев тебя, Люфениана, почувствовал, словно все изменилось вокруг. Закаты стали прекраснее, а запах весны просто опьяняет меня. Признаюсь честно, много было моментов в моей жизни, но не таких, - взяв ее нежную руку, шепнул Энджер.
  Она вздрогнула от его прикосновения, но не вырвала руки. Он почувствовал теплоту ее ладони и нежно поцеловал ей руку. Она вновь улыбнулась, и оба медленно направились гулять по улицам города. Энджер постоянно рассказывал о своих приключениях, а она слушала его внимательно и ничего не говорила. Наконец заметно устав, он замолчал, и Люфениана положила ему руку на плечо.
  - Ты все еще скорбишь по ней?
  - Бывает иногда, но это быстро меня отпускает, с каждым днем она становится все дальше. Именно пробуждение новых чувств способно отпустить ее из моей памяти.
  - Но сколько бы ты не пытался, она не покинет до конца тебя и твои мысли... - возразила Люфениана.
  - Покинет чувства, а этого достаточно. Скажи мне честно, что действительно во мне тебя взбудоражило? То, что я землянин и не такой как вы?
  - Нет, меня заставило встрепенуться не это, а ты сам, будь ты Эфлеррианином, все равно ты смог бы захватить мои чувства. Тебе ли не знать, хотя возможно ты и не знаешь, что именно мы испытываем самые сильные чувства. У вас они не так сильны, и я это понимаю, ведь прекрасно знаю, на что иду. Видимо отец тебе рассказал обо всем, но только не о том, что было бы для тебя важнее. У тех, кто сбежал из нашего мира, чувства постепенно умирали, и если вы земляне сумели их хоть как-то сохранить, то те, кто жил рядом с вами утратили их совсем. Они не видели в друг друге прекрасного. Именно это и является самым главным условием существования цивилизации. Они могут быть сильны физически и умственно превосходить всех, но, потеряв чувства друг к другу, они обречены на вымирание...
  - Прекрасно сказано, и ты действительно готова пойти на этот риск, начав со мной отношения? Не боишься разочароваться во мне? Ведь я не такой каким, наверное, ты меня считаешь...
  - И что с того? Ты уверен, что я такая, какой ты меня увидел впервые? Думаешь, я для тебя такой навсегда останусь? Нет, Энджи, это не так и мы оба это знаем, - высказалась она, нахмурившись, но в ее голосе не присутствовало даже капли раздражения.
  Он по-прежнему был чист и прекрасен. Нежно лаская слух Энджера, он сводил его с ума, и тот просто таял. Она казалась ему настолько необычной, что временами он воспринимал это как сон.
  - Если это сон, то пусть продлится дольше. Я так устал от тех дней, когда мы столько всего обрели, и столько потеряли. Мы постоянно искали и уходили в затишье. Мне действительно стало лучше, только когда я увидел тебя. Такое ощущение, будто я жил здесь всю жизнь и знаю тебя уже так давно. Скажи, Люфениана, а разве не расходятся у вас люди? Разве они влюбляются раз и навсегда? Остаются на всю жизнь вместе друг с другом? Просто тема любви и ваших отношений меня не интересовала, хотя я столько времени здесь провел, но был на своей волне и не хотел знать об этом.
  - Нет, все склонны ошибаться, не стоит думать, что мы боги или сверхлюди. Мы такие же, как и вы, да, наши чувства сильнее и дольше живут, но они также как и ваши способны умирать. Я не боюсь того, что может случиться это, иначе нет смысла с тобой разделять этот мир.
  - Ты так красиво говоришь, и это так необычно, меня просто это поражает.
  Они сидели в траве на берегу реки и, им не было холодно. Несмотря на легкое платье Люфениана не дрожала, когда задул прохладный ветер. Энджер время от времени посматривал на нее и брал за руку.
  - Скажи, а как выглядит твой дом, в котором ты жил на Земле? Похож ли он на те, в которых живем мы?
  - Разве твой отец никогда тебе не рассказывал о нас и нашем быту?
  - Нет, он не разрешал мне отправляться в космос и ничего не рассказывал подробно. Это, наверное, для тебя звучит странно, но я ни разу не летала туда. Не видела других планет так близко, как их видел ты. Наши военные и ученые редко вылетают за пределы системы и почти не посещают другие миры. Лишь несколько раз они были рядом с вашей планетой, когда истребляли серых людей.
  - Для меня это не новость, но я был уверен, что ты летала в космос. Видимо твой отец настолько переживает за тебя, что не готов отпускать туда. В чем-то он прав. Космическое пространство - это неизведанное, тайное место, где имеют силу свои необъяснимые законы. Там жизнь течет по-своему, причем каждый уголок этого мира настолько индивидуален, что выжить там - целое искусство. Даже профессионалы, которые знают многое о жизни, там будут чувствовать себя младенцами. Когда мы начинали лишь касаться его тайн, то поняли насколько это все серьезно.
  Чем дальше мы углублялись в него, тем больше понимали, какую ошибку совершили. Кому-то Вселенная дала еще шанс, а кто-то навсегда остался под ее лоном. Она скрыла их навеки от нас, оставив лишь их в нашей памяти.
  - Но ты герой, и ты преодолел этот путь. Мы ждали именно вас, вы оказались сильными.
  - Это не сила, это случайность, именно благодаря ей мы остались живы. Поверь, среди нас были люди куда крепче, чем мы, способные на подвиги. Блайн оказался героем, хотя все считали его шутом и недалеким человеком, но именно он спас дважды нам жизни. А в итоге он дошел только до половины пути, и сейчас лежит в чужой земле. Другие тоже проявили героизм, но их нет, и они навсегда остались кто где. Разлетелись по Вселенной, словно птицы.
  - Да, но именно вам они освободили путь и помогли добраться до него, значит, вам было суждено стать героями и достойными достижения конечной точки этого пути.
  - Звучит странно, но возможно ты права. Я слишком примитивно мыслю, и постоянно ругаю себя за это. Очень сильно изменились мои взгляды на мир... - промолвил он.
  - Ладно, давай немного уйдем от этой грустной темы. Так все-таки скажи, на что похоже место, где ты жил? Мне правда очень интересно, когда ты что-то рассказываешь, хочется слушать не отрываясь, и не говори, что мой голос приятнее твоего, для меня это не так, - положив голову ему на плечо, прошептала Люфениана.
  - Мой мир не так прекрасен как твой. Его окутала серая и губительная аура, которая раньше была совершенно иной. Люди загубили свою природу и продолжают ее убивать, но некоторые из них решили сохранить ее остатки и не допустить полного вымирания. Если бы не они, то все земляне давно бы умерли с голоду, так как ресурсы пищи израсходовались бы, а новою растить оказалось бы просто не из чего. Те, кто решил все спасти поселились на спутнике Земли Луне. Эта на первый взгляд серая и невзрачная планета на самом деле прекрасна и таинственна. Не знаю, видела ли ты ее изображения, но она часто 'приходила' ко мне в гости, иногда 'касаясь' своим светом меня и освещая мой уютный дом.
  - Да я видела Луну, но лишь искусственно, конечно же... Она не показалась мне такой уж прекрасной, но если ты утверждаешь обратное, я готова с этим согласиться.
  - Именно на ней проживает большая часть земных колоний, и они построили там огромные города под куполами, используя только солнечную энергию. На ней выращиваются спасенные растения и животные, тем самым, обеспечивая жизнь всем людям Земли.
  Мой дом - такая же квартира, что и у вас на планете. Находится она высоко над городом, хотя есть здания в нем гораздо выше моего. Солнце редкий гость, так же как и Луна, оно лишь иногда 'навещало' мой дом, озаряя его своим неповторимым светом. Всю жизнь я рос, видя этот источник жизни в дымке и как был поражен, когда смог наблюдать его своими глазами без смога... Это что-то неповторимое. А так я учился, но кроме учебы я занимался разведением растений, которые мне достались от родителей...
  - А где живут они? - ни о чем не подозревая, спросила она.
  - Они теперь живут где-то далеко от меня, не в этом мире и возможно не в этой Вселенной, а там же где теперь находятся Блайн, Клерон, Энни и многие, многие другие... - с тоской пробубнил Энджер.
  - Прости, я не знала... Мне очень жаль...
  - Да нет, все нормально, я к этому стал намного легче относиться, нельзя постоянно мучить себя этим, ведь это естественный ход жизни. Так уж сложилось, что время от времени мы теряем людей, находим их и снова теряем. Некоторые просто удаляются от нас, а некоторые уходят навсегда. Каждый человек в своей жизни с этим рано или поздно сталкивается. Кто-то одинок по жизни, а кого-то весь жизненный путь сопровождают одни и те же люди. Последние счастливы, хотя некоторым это счастье не нужно или они просто его не замечают. Извини, я что-то совсем расхныкался, - заулыбался, наконец, Энджер.
  - Нет-нет, все в порядке, мне очень интересно слушать, как ты рассуждаешь, это поистине прекрасный вечер. Я очень счастлива, что ты согласился встретиться со мной.
  - Нервничала? Вернее переживала?
  - Да, я волновалась, что отец скажет что-нибудь не так, и ты откажешься, а сам понимаешь, насколько сильно это меня огорчило бы... - опустив взгляд, вздохнула она.
  - Нет, пока еще не понимаю, но вижу по тебе, что ты настроена серьезно. Чтобы еще ты хотела от меня услышать?
  - Много всего... Но если нас тобой ожидает вся жизнь проведенная вместе, то будет время узнать все, что угодно, любую мелочь. А сейчас мне интересно знать тоскуешь ли ты по Земле и по людям?
  - Да, слегка тоскую, но больше по Земле. Людей я с одной стороны презираю, с другой стороны жалею и мне больно думать, что они обречены. У них нет будущего. Человечество загнало себя в этот тупик и попало в свой собственный капкан. Где-то там среди этих мерцающих звезд, возможно можно увидеть и Солнце. Но как их отличить друг от друга? Издалека они все одинаковы и не имеют отличительных черт. Лишь некоторые заметно выделяются силой свечения и цветом. Зато когда ты подлетаешь к ним настолько близко, что они слепят тебя, понимаешь, насколько мощными и величественными являются эти кажущиеся точками небесные тела.
  - Расскажи мне о планетах, что ты посещал. Всегда было интересно, какие они и как выглядят. Не раз пыталась себе это представить, но фантазия не настолько бурная. Постоянно однообразие какое-то в голове получается, - поглаживая его по плечу, продолжала расспросы Люфениана.
  - Знаешь, я раньше точно так же как и ты пытался фантазировать, представляя себе иные миры. Когда я действительно столкнулся с ними лицом к лицу и ощутил их дыхание, то испытал восторг лишь на мгновение. Они очень опасны, и все прекрасное, что тебя окружает, в один момент может потерять свое покрывало и открыться в реальном облике, показать свое истинное лицо. Первая планета - Луна, но там все подчинялось человеку, и не было никакой враждебности. Эту стихию обуздали люди, хотя был случай, который произвел на нас неизгладимое впечатление. Мы нашли там пещеру, в которой видимо и располагался один из подземных городов серых людей, как называешь их ты.
  Второй планетой стал Плутон, и это оказался мир льда, который находится на окраине солнечной системы, где свет Солнца лишь скользит по поверхности планеты и настолько слаб, что практически не ощутим для этого мира.
  Не могу сказать, что там было все враждебно настроено по отношению к нам, ведь это была еще наша система и, несмотря на то, что он был таким далеким от Земли, Плутон являлся еще родной для наших сердец планетой. Самые страшные вещи стали происходить именно на чужих планетах в иных системах.
  Первая оказалась вулканическим и кислотным миром, который явно не ожидал нашего появления. Он отобрал у нас чувство уверенности и вселил неописуемый страх. Именно там мы понесли первые потери, хотя самую первую потерю ощутили еще в своей системе. Мы с Клероном попали в ловушку и провели много времени под кислотным дождем. Наши скафандры постепенно стало разъедать, причем мой сильнее. Я уже не верил в спасение и пал духом, но надо отдать должное Клерону, ведь он поддержал меня морально. Лежа в кислотной луже, я словно ощущал, как едкая жидкость проникает в мой скафандр и начинает меня обжигать.
  Я благодарен Блайну за то, что он привел нам помощь и спас нас обоих, вытаскивая каждого буквально на себе. Конечно, Ареон тоже постарался, ведь именно он тянул веревку с нами. Господин Гроут принял нелегкое решение спасти нас, самостоятельно поставив свою репутацию и уважение под удар, ведь человеку, имеющему статус капитана, как объяснил он мне сам, не простительно такое поведение. Да и остальные тоже приложили свою руку к нашему спасению.
  - Тебе было очень страшно? Прости, если я вновь тебя заставила вернуться в эти воспоминания... - потирая свои плечи, извинилась Люфениана.
  - Нет-нет, все в порядке я ведь сам этого хочу, иначе бы не стал тебе об этом рассказывать. Дальше было только хуже. Вторая планета оказалась наполнена жизнью. Она там кишела везде и всюду. Все были в восторге, хотя я не испытывал такой эйфории. Многие сломя голову бросились туда и даже не задумались об опасностях, которые нас там поджидали. Все произошло спонтанно, и мы уже шли по поверхности этого завораживающего своей неописуемой красотой мира. Вокруг росли гигантские деревья, под ногами ползала различная живность.
  Когда же люди столкнулись с более опасными тварями, все пошло совершенно иным образом. На нас напали птицы, которые питаются кровью и кормят ею растения. На остальных набросились более крупные животные и многих пожрали, извиняюсь за выражение. Именно от одного из таких Блайн и спас Клерона с Лареной. Для нашей группы это стало первой, серьезной потерей ведь до этого гибли незнакомые нам люди.
  Дальше дело шло только хуже, и те, кто остался в живых, провели целую ночь на холме, прячась от более страшных ночных хищников. Один из таких заметил нас и попытался напасть, но для меня и для нескольких остальных счастливчиков все закончилось хорошо. По счастливой случайности из нашей группы кроме Блайна никто больше не погиб там.
  - Ужасно... Насколько враждебен бывает мир...
  - Это закон выживания, если бы он не представлял такой опасности для чужаков, то возможно обрек бы себя на полное уничтожение. Ведь наша Земля тоже сопротивлялась, но не выстояла...
  Третья планета оказалась снежным миром, по-своему тоже прекрасным, но, несмотря на безмятежность и спокойствие, этот уголок Вселенной тоже смог отобрать жизнь у одного человека. Может это просто неосторожность и наивность, может планета не просто небесное тело, а живое существо, которое не потерпит чужаков, нарушивших его покой. Там погибла Энни, мы так и не нашли ее тела, не нашли даже следов ее гибели.
  - Этот мир ударил по тебе, наверное сильнее, чем все предыдущие?
  - Не могу сказать точно, но если другие планеты я бы еще смог посетить неоднократно, то эту никогда... Ее снега оказались самыми страшными ловушками. То, что на первый взгляд таит в себе угрозу, зачастую не способно отобрать человеческую жизнь, а безмятежный, наполненный тишиною мир, может совершить непоправимое...
  - Но теперь ты преодолел этот путь, и самое страшное осталось позади. Ты герой, Энджер, мне жаль, что так получилось, извини меня еще раз за то, что напомнила тебе об этом.
  - Перестань, Люфениана, ты прекрасна и именно ты наполнила этот вечер чем-то незабываемым. За последние годы, проведенные на вашей планете, все успело стать однообразным для меня, но сегодня, именно сегодня все изменилось, и очень бы хотелось, чтобы это изменение осталось со мной навсегда. Пусть это звучит безумно, но я словно влюбляюсь в тебя с каждой секундой.
  - Ты забавный, - хмыкнула она в ответ.
  - Нет, я на полном серьезе это говорю, ты можешь не верить, но это так. Кстати говоря, уже очень поздно. Твой отец не устроит тебе скандал за то, что ты в такой поздний час еще не дома?
  - Нет, ведь он знает, в чьих я сейчас руках, да и я не ребенок уже. Приятно, что тебя это волнует, значит, ты думаешь не только о себе, ведь мало того, чтобы человеку было просто приятно с другим. Он должен еще и думать о нем, а не только о себе и о своем состоянии...
  - Спасибо тебе за этот вечер... - устало прошептал Энджер и прилег в траву.
  Люфениана нежно поглаживала его волосы на голове и время от времени посматривала в небо. Оно было темным, несмотря на свет города. Все звезды, искусственные огни не могли затмить, и те мерцали, наводя легкую грусть. В воздухе пахло чем-то сладким, и легкий ветер сделался совсем прохладным, разнося неповторимый аромат, но, не смотря на это никто из обоих не мерз. Тихий шум воды в реке плавно сливался с шуршанием листвы деревьев тем самым, убаюкивая Энджера все больше и больше.
  Люфениана вдруг неожиданно для него запела своим неповторимым нежным голосом:
  
  Под Эниловой звездой
  Мы помчимся за мечтой,
  Ты землянин, плоть твоя,
  Не отлична от меня.
  По дороге в тишине
  Прикоснешься ты ко мне,
  И твое прикосновенье,
  Словно Нейру вдохновенье.
  Разум твой и мой всесилен,
  Только в страсти он бессилен,
  Огибает нас дугой,
  Но неважно, ты другой.
  Лишь под знаком третьей звезды
  Рядом со мною ты,
  Раздели мое созиданье,
  И получишь секрет мирозданья.
  Познаешь сущность мою,
  Совершенством тебя одарю,
  Вселенной иной вкусишь плоды
  Они прекрасней чистейшей воды.
  Планета подарит рай внеземной
  Ты мой землянин, странник, герой.
  Вечный скиталец, как раненый зверь
  Ты отыскал ту заветную дверь.
  Погружайся в свой сон и забудь обо всем
  Только лишь мы здесь с тобою вдвоем.
  
  Дослушав до конца ее песню, Энджер заулыбался и открыл глаза. Она почти незаметно моргала и ее взгляд, словно ласкал его.
  - Ты замечательно поешь... Что это за песня? Ты ее сама придумала? Или же она уже существовала ранее?
  - Нет, я сама ее сочинила, это моя слабость, люблю петь и сочинять песни... Она может быть не так хороша, но если тебе понравились слова в ней, то это для меня высшая награда, - смущенно пробубнила она.
  - Нет-нет, все просто замечательно. Я восхищен, честное слово. Просто некоторые вещи непонятны для меня. Например, кто такой Нейр?
  - Это был один из великих архитекторов на планете Эфлеррия. Именно он, вдохновляясь природой и ее геометрией, создавал неповторимые шедевры - здания в городах. В нашем городе он не успел построить нечто изысканное, но например в Фцене, стоит самое изящное строение на всей планете. К сожалению, у него не очень счастливая судьба. Он творил в честь своих детей и супруги, которых потерял в молодости. Как позже он говорил про себя и свой талант: 'Я творю лишь только из-за одиночества. Если бы я был счастлив, то не рвался бы к достижению совершенства, оно мне было бы просто не нужно...' - утверждал он сам. Многие говорили, что он сошел с ума, другие распускали об этом человеке нехорошие слухи, но все же он является гениальным архитектором за всю историю нашей цивилизации.
  - Интересно... Не припомню, чтобы на Земле кто-то получил мировое признание такого масштаба. Каждый творил и зачастую прекрасные шедевры создавал, мне кажется, что признавать лишь одного человека мировым гением - это не правильно. Уверен, что в истории вашей архитектуры были и другие имена, которые тоже имеют право быть признанными мастерами в своем деле. Каждый из них создавал нечто особенное, что нельзя просто взять и сравнить. Например, что прекраснее вода или воздух? Или рассвет и закат? Дождь или снег? Однозначного ответа нет, они прекрасны каждый по-своему. Люди способны лишь больше кому-то симпатизировать, но не способны трезво оценить до конца сравниваемые вещи. Здесь лишь дело вкуса, и те, кто сидит в комиссии, решая признать или не признать творение шедевром, могут иметь мнение отличное от мнения большинства, но это не будет означать, что творение величайший шедевр. Может кроме них оно больше и никому не понравится, а обществу навяжут мысль, что это величайший продукт искусства. На мой взгляд, величайшего не бывает, ведь это лишь иллюзия... Каждый по-своему талантлив... Хотя к чему я это говорю...
  - Просто это твоя точка зрения, потому и говоришь... Не пытайся зажимать себя в рамки, очень хорошо, что ты можешь критиковать, различные факты.
  Они еще долго сидели в траве, и вскоре ночь достигла своей середины. Он нежно гладил ее руки и время от времени целовал их. В итоге оба просидели целую ночь и совершенно не чувствовали усталости. Их радостные лица ласкал двойной рассвет, который нежно и окрашивал мягкие, плывущие в небе облака в золотистый цвет. Легкая роса покрыла траву, но они не ощущали утреннего холода, словно забыли обо всем и были сосредоточенны лишь друг на друге. Обоим не было дела до мировых проблем и до всяких мелочей окружающих их. Через несколько часов Энджера и Люфениану должна была поглотить работа, но оба не спешили возвращаться домой, чтобы сменить свой внешний вид на рабочий. Они все также любовались друг на друга и молчали, ведь многое выплеснулось, а остальное ожидало своего часа. Все слова были сказаны, и большего желать им не хотелось.
  В конце концов, динамичный ритм жизни нарушил их спокойствие, и Энджер взяв ее за руку, побрел по улицам города. Распрощавшись с ней до вечера, он окунулся в свою трудовую деятельность и лишь изредка вспоминал о ней, ожидая новой встречи. Так проходили дни и недели. Время летело все быстрее и быстрее. Где-то там далеко существовал мир наполненный отчаяньем и печалью, мир, который доживал свои последние дни. Энджер все меньше задумывался об этом и не хотел вспоминать о том факте, что когда-то Земля была его родиной и домом. Рано или поздно приходится забыть все, что было в прошлом, иначе будущее просто не настанет и не построится. Все кирпичи осыплются, и фундамент под названием прошлое осядет, провалившись под землю, унося с собой все построенное.
  Энджер медленно шел с работы, когда увидел Ареона и Ларену.
  - Кого я вижу! Энджи, почему же ты о нас совсем забыл? - воскликнул переполняемый радостью Ареон.
  - Здравствуйте, простите, просто работа и любовь, работа и любовь, настолько все осточертело, что забылось многое, и я окунулся в новую жизнь с головой, но только не обижайтесь. К вам я совершенно нормально отношусь, просто не хотел вмешиваться и лезть в ваше личное пространство, - оправдывался он.
  - Ну ты даешь, смотри, а то ведь так и обо всем совсем забудешь. Я надеюсь, ты хоть помнишь что мы земляне? Я шучу, просто настроение хорошее.
  - Да я заметил, ты очень сильно изменился, не носишь очки, и волосы отрастил. Стал более общительным, даже и шутить пытаешься, правда неудачно, - расхохотался Энджер.
  - Нет, если серьезно, рады очень тебя видеть. Насчет очков, они мне теперь не нужны, обратился к специалистам в одном из медицинских центров, так они мне буквально за несколько часов зрение улучшили, отлично вижу теперь. Самое главное все безболезненно. Самое главное, что хотел сказать, мы с Лареной теперь супруги, - гордо высказался Ареон.
  - Ого, ну что же, мне остается вас только поздравить. А я пока еще не собираюсь, но возможно, в скором будущем это произойдет.
  - Ты с дочерью нолда Люфенила встречаешься? - уточнила Ларена.
  - Да, очень замечательная девушка, все-таки я счастлив, что она появилась в моей жизни. Провожу с ней часто свободное время просто прекрасно.
  - А помнишь, как ты нам тогда рассказал про все это. Мы же после такого спать нормально не могли, в голове не укладывалось. Ларена постоянно нервничала и не могла в это поверить. Ты просто представь, все чему ее учили, оказалось больше чем наполовину лишь заблуждением и пустыми словами. Как она ругалась, а самое главное ей обидно стало, что приходилось все это изучать подробно.
  - Ну естественно, Ареон, а чего ты хотел? Энджи, ты только представь себе, мы учили огромные массивы информации, все это через себя пропускали, мозги просто пухли иногда, извиняюсь за выражение. Точки зрения различных философов, зоологов и прочее. На деле оказалось все иначе. Это больше всего расстроило.
  - Странно, меня расстроило бы больше не это, а сам факт того, что оказывается Земля не наша планета, и мы лишь ответвление от инопланетной цивилизации. Оказалось, что человек как вид неиндивидуален и кроме него есть другие такие же, как он. С одной стороны хотелось верить, что существуют инопланетные цивилизации, но с другой стороны пока их не находили, для меня человек был самым совершенным организмом во Вселенной. Индивидуальным и неповторимым.
  - Каждого огорчило в этом факте нечто своеобразное, не будем по этому поводу устраивать коллоквиум. Ты лучше ответь мне на такой вопрос... Неужели тебе совсем не жаль землян? Мы вот с Лареной подумали и решили, что если доживем, то примем участие в этой программе. Спасем хотя бы тех, кого можно, потому что сидеть, сложа руки и смотреть, как они все погибают - это преступление, - изъяснился Ареон.
  - Может и ты прав, но я не раз уже говорил и объяснял, мы не должны решать, кому жить, а кому умереть. Почему вы решили участвовать в этой программе? Мучает совесть и считаете что бездействие - это преступление? А как тогда по-вашему, друзья мои, такой факт. Представьте себе, что вы спасли примерно миллионов тридцать человек. В такой неразберихе оказалось, что вы разлучили семьи или двух любящих друг друга. Что тогда? Вдруг вы забрали преступника, а праведник остался умирать. Как вы будете их отбирать в такой суете и неразберихе? Пригоршней загребете, и кто попал, тот не пропал? Как осуществите отбор? Вот просто объясните мне.
  - А что ты предлагаешь, Энджи? У тебя есть свои собственные предложения?
  - Нет, у меня только лишь одно предложение, дать людям свободу выбора. Мы не должны удерживать их силой на умирающей планете и смотреть, тихо попивая кофе, как они там загибаются. Это преступление против человечества! Вы сами посудите насколько это отвратительно и безнравственно. Да, я согласен, что многие все равно погибнут. Это неизбежно и всем не выжить. Никто не заставляет всех людей переселяться на Эфлеррию, потому что зная природу людей, я могу утверждать, они с вероятностью в девяносто процентов убьют и эту планету, отобрав все ресурсы у жителей Эфлеррии.
  Есть один вариант, и только он, на мой взгляд, имеет место быть. Земляне сами должны решать, что им делать. Если они ринутся на Луну и Марс - это их право. Каждый имеет шанс на спасение своей жизни. Природа сама отберет тех, кто окажется сильнее, хотя это тоже печально. Есть еще дополнительный вариант, заняться эвакуацией населения колоний. Те, кто сейчас в них проживают, вполне смогут жить в гармонии с природой и поэтому не причинят вреда ни Эфлеррии, ни ее природе. На мой взгляд, это самое разумное решение, а всех неотесанных вынудить беречь построенное людьми на этих планетах, пусть сами приспосабливаются жить. Не смогут, значит, сами виноваты, а если постараются и напрягутся, то останутся в живых и получат шанс восстановить свою планету.
  - Я боюсь, что они не согласятся с тобой, хотя должен признаться, зерно сомнения во мне ты посеял, - смущенно ответил Ареон.
  - Знаешь, а он прав, почему нам с тобой не пришла до сих пор в голову эта идея? Ведь сам подумай, на Луне и Марсе проживают от двадцати до сорока миллионов человек! Все они давно привыкли к такому образу жизни и вполне адаптируются здесь. Если уж мы привыкли, то им это будет сделать гораздо проще. Они явно не станут вредить планете и ее жителям, а за землян колонии заступаться не станут. Они просто отдадут им все созданное своими руками и спокойно переправятся сюда. Энджи, ты гениален, - глядя на него, воскликнула Ларена.
  - Мне в этом предложении не нравится только то, что максимум эти планеты смогут принять на первое время лишь миллиард человек. Но даже при таком раскладе им там будет тесно первое время. А что делать с остальными? Тем более, что численность людей постоянно увеличивается, чем их больше, тем быстрее растет количество ртов. Это замкнутый круг, через сто лет их число уже перевалит за тридцать миллиардов... Если бы та планета не была так опасна, она могла бы стать еще одним местом для колонизации людей. Хотя я боюсь, что это бесполезно... Мне кажется, человечество совершит какую-нибудь очередную глупость и нарушит наши планы, какими бы идеальными они не были.
  - Да... Это глобальная проблема... Надо было раньше всем этим заниматься... Заранее задуматься о своем будущем...
  - Ладно, что мы все о грустном, да о грустном? Давайте лучше пойдем, выпьем по чашке кофе и поговорим о более позитивных вещах? В конце концов, может быть, это произойдет не на нашем веку, вернее теперь веках...
  - Вот именно, мы же жить будем несколько столетий, но самое отвратительное, мы никогда не сможем воспринимать время по-обычному, - проворчал Ареон.
  - Вот и радуйся, потому что для них это обычная жизнь, а мы может все-таки заметим эти столетия как земляне, - усмехнулся Энджер.
  - Пока что не заметили...
  - Ну так как, мы выпьем по чашке кофе?
  - Нет, ты уж извини нас, но мы спешим, нам еще кое-что надо сделать, как-нибудь увидимся и поболтаем, - беря под руку Ларену, протараторил Ареон, и оба помахав Энджеру, быстро удалились.
  'Ну дают, видимо достал я их... Скоро совсем видеться перестанем, такими темпами. Эх, куда ушли те времена, когда мы болтали часами и обсуждали самые различные темы... Вот она жизнь, раньше Клерон хотел на ней жениться, а в итоге это сделал Ареон. Разве тогда хоть кто-нибудь из нас мог предположить, что этот невзрачный молчун станет потом супругом невесты Клерона? Нет, мы все были уверенны в обратном, Ареон никогда не изменится и не женится. Через несколько лет у них появятся дети, они будут счастливы, но ведь это счастье не входило в планы обоих. Нарисованное каждым из них свое понятие счастья, оказалось совершенно иным, так же как и мое.
  Энни, наверное, тоже считала, что будет потом до конца жизни со мной жить на Луне, пребывая постоянно в состоянии эйфории, но ее счастью и планам было не суждено сбыться... У меня тоже имелось свое собственное понятие счастья в будущем, где я был бы с Кэти. Потом оно умерло, и родилась новая мечта. Потеряв Энни, я потерял и свою мечту. Каждый раз образ будущего меня умирал и возрождался, совершенно другим человеком в моем сознании... Интересно, умирает ли сам человек при этом? Не физически, а морально... Возможно умирает, черт, тебя опять куда-то не туда несет', - прокручивал все это у себя в голове Энджер.
  Его ноги медленно шагали по улице, и внезапно вновь все дурные мысли словно рассеялись. Обида на старых друзей растворилась в душе, и сердце наполнилось радостью. Перед ним стояла Люфениана, снова опьяняя его своей красотой. Когда она была с ним рядом, Энджер ощущал себя сильным и счастливым, все сказанное ранее теряло смысл, а несказанное обретало отсрочку. Ему было безразлично, что происходит вокруг, самое главное - рядом была именно она.
  Своей аурой Люфениана словно уводила его в мир прекрасного. Он не мог оторвать от нее глаз и все больше понимал - такого чувства он не испытывал никогда в своей жизни. Все что с ним происходило, никогда ранее не встречалось на его жизненном пути.
  - Рад тебя видеть, я так соскучился по тебе... - нежно целуя ее, промолвил он.
  - И я соскучилась, почему ты был таким печальным, когда шел ко мне на встречу? - обеспокоено спросила она.
  - Просто встретил Ареона и Ларену, они поженились и счастливы, я предлагал им со мной побеседовать как раньше, но они быстро убежали и забыли обо мне... Раньше мы могли часами разговаривать и не замечать времени... А еще так странно, раньше Ареон был таким нелюдимым. Клерон в свое время сделал предложение Ларене, и никто из нас не думал, что именно Ареон, а не Клерон станет ее супругом. Даже как-то печально...
  - Видимо так распорядилась жизнь... Пойми, дорогой Энджи, они счастливы и хотят побыть друг с другом наедине. Мы тоже любим проводить время вдвоем, и только лишь иногда с кем-то еще. Все это вполне нормально, и не думай, что они тебя навсегда покинут. Нет, твои друзья всегда будут с тобой, да, ты их будешь редко видеть, но поверь, эти люди не оставят тебя. Все когда-нибудь избегают друг друга.
  - Возможно ты права, знаешь, я никогда не испытывал таких сильных и прекрасных чувств, какие сейчас испытываю по отношению к тебе. Я счастлив, что ты у меня есть... - обнимая ее, прошептал он.
  Они еще долго шли по вечерним улицам залитыми лучами заходящих звезд и делились своими впечатлениями, полученными за прошедший день. Все тревожные мысли покинули их, а весь мир словно был создан для них двоих.
  
  Глава XIV
  
  Возрождение
  
  Ее нежный голос разбудил его рано утром. Энджер открыл глаза и увидел ее лицо. Оно уже было не тем, каким он запомнил ее в первую встречу. Прошедшие годы оставили на нем глубокие морщины и покрыли волосы сединой. Энджер тоже сильно изменился, его волосы также покрылись сединой, а кожа стала заметно дряблой, но физическое состояние его сильно не беспокоило. Не смотря на свой возраст, а по человеческим меркам ему исполнилось уже за семьдесят, он чувствовал себя бодро.
  - Энджи, тебе нужно скоро выходить, наша дочь приготовила нам завтрак.
  - Сейчас милая, никогда не думал, что это произойдет при моей жизни... - медленно поднимаясь с кровати, проворчал он.
  Спустившись вниз по лестнице на первый этаж их собственного дома, он подошел к столу, где его окружило несколько детей. Это были их внуки, две девочки и три мальчика. К тому времени Энджер стал уже дедушкой и жил в окружении всего своего большого семейства. После длительных романтических отношений он женился на Люфениане, и у них вскоре родилась дочь Ролениана. Спустя огромное количество лет по земным меркам она вышла замуж за одного из своих коллег по работе нолда Тренеона. В свою очередь у них родилось пятеро детей.
  Энджер был полностью всем удовлетворен, и прошлое со временем забылось, больше не беспокоя его. Лишь изредка он вспоминал свои невероятные приключения, садясь в кресло и перечитывая собственные записи, которые он создал, чтобы не забыть множество деталей, какие со временем стираются из памяти каждого.
  Дети бегали вокруг него и постоянно хватали его за рукава, дергая за них и радостно смеясь. Он делал вид, что не замечает их, но неожиданно для одного их них, ловил самого неосторожного и начинал щекотать.
  - Папа, тебе нужно спешить вернешься назад и поиграешь с ними, - остановила его дочь.
  - Ролениана, там меня может и ждут, но мне важнее уделить внимание им, слишком много времени за свою жизнь я посвятил работе, и где результаты? Они обо мне не беспокоятся... Так что подождут, вообще не знаю, зачем я на это подписался, а самое главное мне с твоей матерью пришлось из-за этого поругаться в тот раз.
  - Просто ты хочешь оказать помощь тем, кто в ней действительно нуждается, - наливая ему, чай ответила Ролениана.
  - Энджи, поешь и иди, иначе тебе сделают выговор твои же коллеги.
  - Тренеон, между прочим, уже на работе, вы его тоже быстрее гоните, может он хочет провести с вами хоть на минуту больше времени. Вы об этом не задумываетесь, жаль... Сейчас я поем и пойду, никуда не денусь, тем более что меня не будет несколько недель, могли бы и не подгонять меня. Хотя знаю, думаете, чем быстрее уйду, тем быстрее вернусь, эх могу и не вернуться, знаете, что там сейчас происходит...
  - Папа, прекрати такие вещи говорить!
  - Энджи! Что ты мелишь чепуху, просто ты сам в бойню не лезь, я же надеюсь, ты не собираешься отправляться на Землю?
  - Я так отвечу, я там не был несколько столетий и, дойдя до дома, я не смогу стоять рядом, не войдя в него. Вам этого не понять.
  - Энджи, не надо туда спускаться, тебя могут убить! - нервничая, всхлипывала Люфениана, - И зачем я только согласилась тебя отпустить.
  - Успокойся, дорогая, и ты, дочь, не переживай, я все равно вернусь и не оставлю вас тут одних. Мне еще рано умирать, - надевая старую фуражку оставшуюся со времен его молодости, произнес он и встал из-за стола.
  Они еще несколько раз обняли его, и Энджер вышел из дома. Проходя по дорожке, он поглядывал на безмятежные улицы пригорода. На дороге стоял фдол, так назывались дорожно-транспортные средства похожие на автомобили. Захлопнув дверь, он поздоровался с водителем и уселся поудобнее, потирая от нервов свои руки. Фдол быстро перемещался по улицам и через двадцать минут достиг площадки с аппаратами напоминающие атмосы.
  Поблагодарив водителя, Энджер вышел из фдола и дальше его путь лежал через густые леса, над которыми проносился с огромной скоростью его аппарат. Вдалеке уже виднелась стартовая площадка с гигантскими кораблями военно-космического флота Эфлеррии. Звезды на небе поднимались все выше и жаркая погода начала утомлять его.
  - Ого, вы только посмотрите на него, до сих пор хорош собой и совершенно не постарел, - подойдя сзади и похлопав его по плечу, воскликнул Ареон.
  - Старый черт, напугал меня ты здорово. Рад тебя видеть, да ты тоже почти не изменился, все также не хватает очков. Здравствуй Ларена, - поздоровался он с ней.
  - Привет, Энджи, мы тут тебя уже заждались. Как твоя семья?
  - Спасибо хорошо, а как ваша семья, дети то еще не женились?
  - Да никак не соберутся нас осчастливить на старости лет, - усмехнулся Ареон.
  Оба сильно постарели, но не были так седы, как Энджер, хотя время наложило на их лица свой отпечаток. Медленно идя вдоль одного из кораблей, все трое оживленно беседовали и обсуждали происходящее на Земле.
  - Я все-таки не могу поверить, что согласился с вами участвовать в этой операции. Страшная это сила - дружба. У меня все в семье переживают за меня. Как там вообще? Какие новости?
  - Ужасные, Энджи, сейчас на Земле идут страшные войны, уже около трех миллиардов погибло и разрушено почти двадцать крупнейших городов. Экологическая обстановка просто никакая. Колонии спешно готовятся и ждут нас, нам удалось связаться с ними и сообщить о своих намерениях еще несколько лет назад, прежде чем они согласились, - начал Ареон.
  - Земляне могли прослушивать каналы связи? - тревожно спросил Энджер.
  - Исключено, они конечно хорошо за это время улучшили свое оборудование, но не настолько, самое главное, чтобы не произошло нападения на спасательные корабли, иначе придется вести огонь по Флоренерам, а в этой битве могут погибнуть все. Будем надеяться, что все обойдется.
  - То есть если я правильно понимаю, наша задача состоит именно в эвакуации колоний поселения на Марсе и Луне?
  - Да, но именно наша, только на Луне, а к Земле мы приблизимся, для того чтобы спасти шедевры искусства так сказать и вывезти все что сможем, если они уже не уничтожены.
  - Супруга все беспокоилась на счет моего полета к Земле, но я ей честно ответил, что спущусь на нее. Все-таки это мой дом и в этом месте я родился. Хочу увидеть ее в последний раз такой, какой она стала. Конечно, сейчас там просто отвратительно, но насколько бы не был ужасен твой дом, он именно твой и придти в него, чтобы вспомнить прошлое, пожалуй, стоит.
  - Я согласен с тобой, ведь мы с Лареной тоже отправимся туда и посмотрим на то, что они сделали с нашим миром.
  - Я вот только не знаю, просто интересно, сохранился ли небоскреб, в котором я жил, где была моя квартира...
  - Вынужден огорчить тебя, но, к сожалению, нет. Енелэн стерт с лица Земли, вернее руины, конечно, остались, но больше ничего не уцелело, даже парк, в котором мы тогда тренировались.
  - Вот черт, - с дрожью в голосе еле сдерживая слезы, прошипел Энджер.
  - Успокойся, это было предсказуемо, и даже если бы ты смог каким-то чудом попасть в свою квартиру, то поверь, ты бы уже не нашел там ничего своего. За пять столетий может разрушиться даже замок, не то что какой-то небоскреб сделанный из стекла и тонкого железобетона.
  - Ладно, действительно надо взять себя в руки ведь ничего изменить было нельзя. С одной стороны я рад, что хоть разок в своей жизни увижу Землю, с другой стороны меня просто переполняет ненависть. Зачем они так поступают, до чего же люди довели себя, безумцы...
  Они еще несколько часов ждали, пока подготовят все системы и соберут экипажи. Тысяча космических кораблей поднялась в воздух и покинула Эфлеррию. Впереди их ожидал самый великий и опасный полет во имя спасения человечества. Все понимали, что многим не удастся вернуться назад, кто-то останется на орбите планеты и будет наблюдать затем, как умирает величайшая цивилизация. Энджер без оглядки на прошлое лишь с малой долей страха смотрел в будущее и готовился к самому худшему. Безмятежная и чистая Эфлеррия, ставшая для него новым домом, оставалась позади. Холодный и безжизненный мир Вселенной вновь раскрыл свои объятия для него вновь, много сотен лет спустя.
  Скачок в пространстве был совершен, и в течение нескольких дней Энджер наблюдал, время от времени, как Солнце такое родное и такое непривычное становилось все больше и больше. Вновь во всей красе перед ними предстал Сатурн, а за ним следовал величественный Юпитер.
  По достижении Марса несколько сотен кораблей осталось на его орбите, и началась спасательная операция. Корабль Энджера среди оставшихся других кораблей взял курс на Луну. Время тянулось все медленнее и медленнее. Час развязки, словно не хотел наступать и специально отступал в бездну, оттягивая решающий час. Прошел еще один мучительный день, в котором присутствовали лишь сомнения и страх, колышущие душу, словно колос в поле, во время урагана.
  Энджер видел эту величественную планету, которая уже практически умерла. Серые и черные облака окутывали ее словно сигаретный дым посетителя в баре. Зеленые материки уже невооруженным глазом виделись коричневыми и желтыми. Огромная пустыня расползалась все дальше и дальше. На фоне этой ужасающей картины лишь Луна выглядела прекрасно и торжественно. За это время количество зеленых пятен на ней заметно увеличилось и продолжало расти. Люди в отчаянье все чаще покидали Землю и пытались жить на единственных островках жизни.
  - Что они сделали с ней, - наблюдая за Землей, вздохнула Ларена.
  - Знаешь, я не думал, что она будет выглядеть так. В моих представлениях Земля была все же страшнее. Скоро мы отправимся на нее, а пока соберись с силами. Нам нужно спасать людей на Луне, если ты сейчас не проникнешься переживанием к людям, то не сможешь отдаться нашему делу, - обратился к ней Энджер.
  - Но как можно спасать тех, кто превратил планету в это? Разве не ты говорил, что им нужно дать шанс, пусть сами спасаются?!
  - Говорил, но не то имел в виду, пойми, те кто живут здесь, достойны спасения в первую очередь. Другие тоже достойны, но мы должны сделать этот мучительный выбор, иначе станем убийцами. Посмотри, какую красоту создали все эти поселенцы. Они, не покладая рук, в течение столетий строили и выращивали, спасая себя, а заодно и всю природу. Мы дадим шанс людям, именно в этом наше предназначение.
  Ареон молча смотрел на них, и его взгляд выражал лишь сочувствие. Энджер взял за руку Ларену и Ареона. Он долго им что-то объяснял, но вскоре замолчал, увидев звено Флоренеров, которое протянулось со стороны Земли.
  - Ты видишь это? - спросил ошарашенный Ареон.
  - Господи, нет! Скорее, нам нужно действовать незамедлительно! Это наш последний шанс! Отдайте приказ двум сотням кораблей задержать их, и если те откроют огонь, то открыть по ним ответный, иначе мы не спасем колонии поселения.
  - Но у нас кораблей в обрез, Энджи!
  - Сколько нам еще до Луны? Час, два?
  - Меньше часа, уже почти подлетели.
  - Так, так думай, думай, Энджи! - ходя взад вперед, нервничал Энджер, - Значит так, передайте всем городам срочное сообщение. Пусть берут все самое необходимое и проходят к челнокам. Будем подбирать их не с поверхности, иначе не успеем.
  - Но мы не можем так! На всех не хватит у них челноков! - возразил Ареон.
  - Хватит, быстрее передавайте им по связи о надвигающейся угрозе, у нас мало времени!
  Срочное сообщение было разослано по сотням Лунных городов, и уже через полчаса была объявлена всеобщая тревога. Люди в панике покидали свои дома и толпились около челноков, которые быстро наполнялись и отправлялись к космическим кораблям Эфлеррии. Первые несколько тысяч из них уже достигли целей, и напуганные люди впервые поступили на борт кораблей.
  Энджер наблюдал, как растерянных и напуганных людей пытаются успокаивать и отводят в главный зал. Их лица выражали усталость и недоумение. Каждый пытался задавать тысячу вопросов, но так и не получал ответа. Люди разных возрастов были напуганы одинаково, и между ними не было разницы. Дети прижимали к себе игрушки, а взрослые дорогие их сердцу вещи и любимых, близких людей. Тем временем вереница кораблей приближалась, и уже без специального оборудования были видны Флоренеры, достигающие в длину до пяти километров.
  - Скоро они будут здесь... - подойдя к Энджеру, обеспокоено буркнул Ареон.
  - Сколько челноков было принято на борт кораблей? Мне нужно хотя бы примерное число.
  - Уже пятнадцать тысяч. Их намного больше, чем мы ожидали, мы не успеем всех спасти.
  - Плевать, будем спасать людей до последнего, сколько сможем, я все-таки надеюсь, что у них не хватит духа стрелять по своим же.
  - По каким своим? Энджи, они не дрогнут, ведь мы уже не свои, в том числе и колонии.
  - Я просто не понимаю, чего они хотят от нас добиться? Неужели они раскрыли наши замыслы и смогли перехватить переговоры?
  - Возможно да, видимо мы не оценили их технологическое преимущество, - отчаянно ответил Ареон.
  - Так, надо взять себя в руки, я знаю, чего они хотят добиться, им не нужны города на Луне, они хотят проследовать к Эфлеррии, возможно захватив нас в заложники и прикрываясь нами, напасть на их планету. Очень глупо, но видимо они решили, что именно это, а не поселение на Луне спасет их от неминуемой гибели. Вам всем следовало быть осторожнее, теперь придется горько расплачиваться за совершенную ошибку.
  Эвакуация продолжалась, и Энджер наблюдал за происходящим на Луне в специальный прибор, который увеличивал изображение объектов в несколько сотен раз. Вскоре один из Флоренеров достиг Луны и внезапно открыл по одному из городов огонь. Безопасность купола вышла из строя, и со страшным грохотом стекло посыпалось на землю, и каркас города рухнул вниз. За считанные секунды вырывающийся на свободу воздух подобрал вместе с собой тысячи человек, деревьев и животных, унося их с собой в космическое пространство. Люди беспомощно вопили и дергались, рев, который стоял там, постепенно перестал слышаться, и все остальное происходило в абсолютно мертвой тишине. Энджер не мог услышать тех звуков, что звучали в этом аду, но он словно мог их представить, и его волосы на голове встали дыбом. Ненависть, с которой он смотрел на Флоренер, никогда еще в жизни не посещала его. Вылетевшие в космическое пространство люди лопались как воздушные шары, разлетаясь на куски.
  'Что же вы творите?! Безумцы!' - не находя себе места, кричал про себя Энджер.
  - Господи, ты видел это?! Почему они открыли по городу огонь?
  - Потому что у них нет ничего человеческого, им не нужны лишние. Когда-то я совершил одно убийство виновного в смерти других, сейчас мне предстоит повторить это, но уже в другом масштабе. Открыть по ним огонь!
  - Но, Энджи!
  - Я сказал, открыть по ним огонь! Они сейчас раскрошат все города, а там остались еще тысячи людей, которых мы просто обязаны спасти. Они совсем обезумели, ты понимаешь, что они просто безумны!
  Ареон быстро передал приказ о подготовке к полной боевой готовности. В одно мгновение сработали все орудия на кораблях, попав точно в цель. Объятый пламенем Флоренер разлетелся на части, и его обломки рухнули на поверхность Луны. Другие корабли землян уже практически достигли спутника планеты и открыли огонь по кораблям Эфлеррии. Все происходило в мертвой тишине, и лишь время от времени освещалось взрывами кораблей землян.
  В конце концов, и военный флот Эфлеррии начал нести потери. Несколько десятков кораблей разлетелось в щепки от пучков плазменной энергии, вышедших из орудий Флоренеров. Те, кто не был задействован в перекрестном огне с противником, продолжали разрушать лунные города. Самый крупный из них до последнего момента держался, но вскоре через крупные отверстия в куполе начал уходить воздух. Люди в отчаянье бежали к челнокам, спотыкаясь и падая. Некоторых раздавило огромными кусками стальной арматуры, кого-то изрубило осколками стекла. Повсюду валялось бесчисленное количество мертвых животных и людей. Среди этой каши выжившие пытались бежать и спасать свою бесценную жизнь.
  Воздух с сильным и оглушающим свистом вырывался, все больше увеличивая пробоины в куполе. В конце концов, самый прочный купол не выдержал и трещины испещрили его вдоль и поперек. С сильным грохотом он рухнул на город, а остатки стеклянной поверхности были выброшены вырывающимися потоками воздуха в космос. Челноки уже покинувшие город сталкивались с летящими обломками и взрывались. Непрекращающийся огонь рушил здания, и они разлетались на куски. Прекрасные зеленые пятна на Луне превращались в кровавые, уже различимые невооруженным глазом. Энджер стоял и наблюдал за происходящим, по его щекам текли слезы, и он не верил, что видит все это своими глазами. Он не мог ничем помочь гибнущим людям, и эта беспомощность рвала его душу на части.
  Словно страшный сон все увиденное им заставляло испытывать непостижимый ужас. С каждой секундой погибало бесчисленное количество человек. Каждый из них пытался выжить любой ценой, но кто-то выполнял приказы обезумевших командиров, а кто-то просто спасал себя и своих родных. Флоренеры взрывались один за другим, так же как и взрывались корабли Эфлеррии. Зацепило даже корабль Энджера. Сильный грохот прокатился по обшивке, и зал сотрясла сильная вибрация.
  Энджер всей душой ненавидел тех, кто напал на мирных жителей Луны и решил совершить массовое убийство ни в чем неповинных людей пытающихся лишь спастись.
  - Что будем делать? Нам нужно спасть произведения искусства, нам надо продвигаться к Земле, мы несем огромные потери, - доложил Ареон.
  - Какое, какое к черту искусство?! Кому оно будет нужно, если мы все умрем?! Сколько кораблей противника вы уничтожили? - воскликнул Энджер.
  - Почти все, осталось несколько штук.
  - Сколько городов осталось не тронутыми?
  - Ни одно, все расстреляли... Последняя партия челноков, через десять минут достигнет нас, и спасательная операция поселенцев, будет завершена.
  - Я не знаю, что нам делать, ведь если мы сейчас возьмем курс на Землю, то нас ожидает еще одна массированная атака. Какое количество кораблей осталось у нас?
  - Двести тридцать восемь. Но мы должны спасти хоть что-нибудь. Энджи, решай!
  - Ладно, но мы отправим лишь пятьдесят, сколько сможем спасти, столько и спасем. Наш корабль, в том числе отправится к Земле, эти ублюдки не остановят меня, я все равно хочу ступить на свою законную планету. По окончании нашей миссии мы оставим на орбите планеты около двадцати аппаратов, пусть следят за тем, чтобы ни одна мразь не проскочила. Жаль, что они не оборудовали наших космических лошадей системой невидимости.
  Это самое большое упущение. Был бы жив нолд Люфенил, он бы этого не допустил. Я думаю, у него лучше бы получилось все это провести, - сняв фуражку и сев за стол, устало пробубнил Энджер.
  Вскоре он отправился в главный зал и смотрел, как спасенные ими люди благодарили всех кого могли. Многие из них плакали и не могли успокоиться. Каждому пытались помочь и оказать психологическую помощь, но некоторые из них не выдерживали и срывались. Время от времени Энджер слышал, как кричат раненые, которым пытаются оказать медицинскую помощь. Некоторые были ранены слишком серьезно, некоторые умирали прямо на глазах. Спасенных животных передвигали в клетках к специальным вольерам и размещали их там.
  Последняя партия эвакуированных поступила, и корабль медленно направился к Земле. Вместе с ним взяли курс на бывшую голубую планету еще сорок девять аппаратов. Флот противника был разгромлен, и лишь падающие на поверхность Луны обломки Флоренеров напоминали о произошедшей несколько часов назад битве. Оставленные, разрушенные города были усеяны трупами людей и животных, а также обломками зданий, которые разлетелись на сотни километров по поверхности Луны.
  Этот прекрасный мир оказался полностью разорен и убит все, что могли сделать жители Эфлеррии, они уже сделали, впереди оставалась только Земля. Энджер ждал и был готов к встрече с этим погибающим существом, которое ждало избавления и возрождения. Он еще раз прокручивал у себя в голове случившееся и никак не мог поверить, что это произошло на самом деле. Его организм уже не был прежним, и все тело сковала боль. Усталость согнула его, и Энджер отправился на ближайший диван, но не смог дойти до него и упал на пол. Почти сразу же к нему подбежали люди и помогли подняться.
  Его сознание блуждало по темным коридорам, ища выход, в голове постоянно проскакивали воспоминания молодости. Он видел город, в котором Энни вместе с ним катается на коньках. Прекрасные оранжереи и их земные растения. Неповторимый запах и изящные здания. Все это было разрушено, все то, что когда-то такими усилиями строилось в течение нескольких сотен лет, за считанные часы было стерто с лица Луны.
  Непомерный труд был просто оплеван невежественными и бесчеловечными людьми, которые потеряли раз и навсегда свое лицо. Все это взбудоражило дремлющее сознание Энджера, и вся жизнь словно промелькнула перед ним, уносясь куда-то далеко. Его били по щекам и опрыскивали водой, но он не приходил в себя. Испуганный Ареон узнав о случившемся, подбежал к нему и, растолкав всех, уложил Энджера на диван. Тот вскоре пришел в себя и усмехнулся, увидев перед собой его лицо.
  - Думал, я умру? Не дождешься, еще не выполнил я самого главного... Поэтому мне еще рано и даже после этого, я не собираюсь уходить в мир иной. Я обещал вернуться к своей семье.
  - Старый дурак! Сидел бы ты лучше у себя, зря я тебя втянул в это, - улыбнулся Ареон, - Ну вот зачем, зачем ты сюда пошел?
  - Ареон, я не мог просто сидеть, сложа руки, когда здесь тысячи людей ждут помощи, думал, окажусь полезным. Ты только представь, все то, что мы с тобой тогда видели, всего этого больше нет! Как, объясни мне, как можно было убить такую красоту, а самое главное убить вот таких, как они? Это же насколько земляне прогнили в своих сердцах, что смогли совершить подобное?!
  - Тебе то что? Ты не сможешь ничего изменить, зато, сколько народу мы спасли!
  - По началу я не хотел никого спасать, я считал до последнего момента, что люди будут разумнее, я даже не мог представить себе такого. То, что они совершили - это просто кошмар. Если они убили своих же в таком объеме и разрушили их города, что можно ожидать от них по отношению к жителям Эфлеррии? Они их точно так же истребили бы. Самое главное, только вдумайся, насколько абсурдно их поведение!
  - Лежи, не нервничай, впереди нас ждет еще не мало подобных ситуаций, я надеюсь, меньшего масштаба, но самое сложное будет именно там, - похлопав его по руке, добавил Ареон.
  Спустя несколько часов Энджер вновь чувствовал себя лучше и уже полностью подготовился к встрече с Землей. Он не ожидал увидеть там нечто необычное, ему хотелось лишь в последний раз взглянуть на, то во что превратился его мир. Корабль медленно, но верно приближался к планете и чем ближе он становился к ней, тем все больше и больше Энджер замечал на поверхности Земли черные пятна. Некоторое города были охвачены пожарами практически полностью, а если учесть, что наименьший из них был в диаметре около ста километров, то происходящее было ужасающим зрелищем.
  Никто не встретил их огнем, никто не бил по ним, словно по мишеням в тире, создавалось впечатление, будто все человечество на Земле уже стерто с ее лица. Серые и невзрачные облака время от времени разрывались, и в эти рваные раны просматривалась мертвая почва. Энджер разглядывал свою бывшую точку постоянства в этом бесконечном пространстве Вселенной, и его сердце наполнялось печалью.
  - Что же они сотворили с этим прекрасным миром? Где же был предел пониманию своего существования? - разговаривал он в слух сам с собой.
  - Все рассуждаешь? Не нервничал бы ты так, уже поздно что-то менять... - спокойно промолвил подошедший Ареон, - Вот она, наша родная планета. Посмотри, как сильно изменился мир, который был раньше иным. Но мы не в силах предотвратить его неминуемую гибель, поэтому смирись...
  - Знаешь, что меня больше всего удивляло всегда в землянах? - тихо шепнул Энджер.
  - И что же?
  - Они наплевательски относились к окружающей их среде даже не потому, что глупы, нет, люди прекрасно знали, к чему может привести их паразитирование. Они просто были апатичны и не собирались что-то менять в своей жизни. Вся цивилизация - сплошь консерваторы, которые ненавидят перемены или просто не испытывают желания что-то придумывать и воплощать. Человек никогда бы не стал по своей воле заботиться об отходах, от которых избавляется. Если бы эти помои не накапливались мертвым грузом и не доводили бы до страшных загрязнений, люди бы не пытались их перерабатывать. Пыль в собственном доме рано или поздно надоедает, и человек проводит уборку, но как показывает практика, уборку любят очень немногие, и никто не хочет проводить ее каждый день, хотя бы понемногу.
  Люди ждут, когда все станет настолько грязным, что им будет отвратительно самим, а затем трудятся и убираются. С них сходит сто потов, а результат иногда не очень радует.
  Человечество гадило на протяжении тысяч лет и откладывало уборку на потом. С каждым годом число жителей этой прекрасной планеты увеличивалось, но увеличивались и отходы их жизнедеятельности, природа способна совершать уборку за человека сама, но слишком медленно, и ей была необходима помощь, но все плевали на нее. Откладывали момент улучшения экологической обстановки на более поздние сроки. Все на будущее. И знаешь, что самое главное, что говорит именно о людском эгоизме?
  - Что же по твоему мнению? - удивился Ареон.
  - Самое главное это то, что человечество продолжало свой род, не задумываясь над тем, как будут жить их дети, внуки, и уж тем более правнуки. Конечно же, людям было наплевать на них, ведь за свою короткую жизнь им не почувствовать на себе то, что почувствуют другие, и так думал каждый. Считали так их дети, потом внуки, правнуки, но, наконец, настал тот час, когда грянул гром. Неудивительно, что все привело именно к этому. Каждый из них был способен хоть на миг задуматься над тем, а что оставлю я после себя?! Гору грязи и нечистот, или великое изобретение!
  Не каждый может придумать нечто гениальное, но среди миллиардов умов находились те, кто мог воплотить в жизнь свои шедевры, но, к сожалению, это получалось не у каждого. Если бы гордые личности хоть на секунду отказались от своего цинизма и безразличия, бросив им шанс из своих широких карманов, то самим же, а также их детям и обычным людям стало бы жить легче.
  - По-твоему люди не должны были продолжать свой род? Ты странно рассуждаешь, по-моему, у тебя уже едет крыша, прости меня конечно, - фыркнул Ареон.
  - Нет, дети - это святое, но почему родители так наплевательски относились к их будущему? Если вокруг куча проблем, которые не решены и на которые вам наплевать, зачем заставлять мучиться других? В надежде на то, что те все исправят за них? Согласен, может оно и так было бы, но легче таких проблем не создавать вообще, а если по неопытности вы испортили свой дом, кто вам мешал хоть немного приложить усилий для его очищения?! Все остальное бы продолжили их потомки и постепенно каждый, внося свою лепту в общее дело, смог бы привести человечество к преодолению экологической катастрофы. Стоило только начать и воспитывать в детях осознание ценности природы!
  Но, конечно же, каждый, бросая бумажку, смеялся и говорил, что ничего страшного, уберут. Хотя учили с детства одной и той же элементарной истине, а ты представь, если двадцать миллиардов кинут такие бумажки и не один раз, не два, а тысячи! Что мы получим тогда? На всех уборщиков и уборщиц не хватит, точно так же как на все источники загрязнения не хватит фильтров и систем очистки! Многие предприятия просто экономили на производстве, сливая отходы в воду и почву, не задумываясь, что их детям предстоит разгребать загаженный собственными родителями мир! Зато, каким 'ярким' и 'прекрасным' словом они поминают своих предков!
  - Энджи, успокойся, к чему ты вообще это говоришь? Я разве без тебя, можно подумать, не знал этих вещей?
  - Да знал, конечно, просто я рассуждаю для себя, не обращай внимания, не обращай... - отвернулся он к иллюминатору и замолчал.
  Ареон озадаченно посматривал на него еще минуту и, не сказав ни слова, отправился в главный зал. Энджер пытался посмотреть на себя со стороны и понять, что же он смог сделать для планеты Земля сам, но так ничего и не отыскал в своей жизни. 'Я такой же, как и все, желал скоротать свою жизнь под покрывалом атмосферных облаков. Сидя в четырех стенах занимаясь своими делами, я боялся выступать против кого-то и против чего-то. Каждый землянин как я, и каждого можно понять, мы боимся перемен, мы откладывали все на будущее, но как интересен факт заблуждений и собственных убеждений. Мы считали, что наша жизнь коротка, и за свой век никто из нас не доживет до глобальных катастрофических изменений. Мы желали побыстрее отжить отпущенное нам время и спокойно умереть, не заботясь о будущем, но, тем не менее, искали вакцину от смерти и всеми силами пытались прожить как можно дольше. Наконец, кто из нас не мечтал обрести бессмертие? Но если представить, что нам это удалось бы, как бы тогда мы поступили с этой проблемой? Наверное, каждый дал бы свой ответ. Получается, как только жизнь становилась хуже, нам легче было бы быстрее ее прожить и умереть, не пытаясь исправить. Словно страусы люди засовывали голову в песок, не понимая, что не только их туловище не в безопасности, но даже голова, на самом деле, не защищена', - продолжал он размышлять.
  - Энджи, Ареон просил тебе передать, что наш корабль скоро войдет в атмосферу, и у нас будет несколько часов, чтобы посетить Землю, в то время как остальные будут спасать произведения искусства и самую необходимую информацию из уцелевших баз данных, - тихо подойдя к нему, шепнула Ларена.
  - Спасибо, я учту это, - не оглядываясь на нее, пробубнил он.
  Решение пришло к нему само собой, и моментально, внутри себя Энджер ощутил вновь это щекочущее чувство в сочетании с небольшой ломотой в теле. Кровь в венах словно вскипела, и ностальгия ударила со всей силы ему в душу. Он медленно, с каждой секундой увеличивая скорость своей ходьбы, шел к одному из отсеков с челноками. Имея необходимый опыт управления такими аппаратами, Энджер, показав свое удостоверение одному из проверяющих, беспрепятственно залез в него и запустил двигатели. Никто не попытался остановить его, так он имел на это право и сам отдавал распоряжения.
  Машина вылетела в космическое пространство и сразу же взяла курс на Землю. Атмосферное трение быстро нагревало корпус аппарата, и он, словно метеорит, несся на встречу грунту. В дымке окутавшей всю планету Энджер летел очень долго и вдруг, наконец, под ним стали виднеться огромные опустошенные пространства, заваленные различными обломками и телами людей. Помимо них Энджер разглядел трупы животных и горы отходов жизнедеятельности человеческой цивилизации. Конечно, так было не на всем протяжении пустоши, но местами казалось, эти свалки не имеют конца. Вода, которая текла в реках, представляла собой мутную грязно-коричневую, местами черную жидкость.
  Сам же Энджер решил, что ему нужно побыть одному и посмотреть на все самому без лишних глаз, он хотел вдоволь насмотреться на этот ад, чтобы на всю жизнь запомнить Землю именно такой. Он делал это лишь для того, чтобы больше никогда не тосковать по ней и вспоминать ее лишь, как грязный, мертвый мир, в котором невозможно прожить и дня.
  Вскоре его челнок достиг любимого сердцу места. Впереди виднелись руины города Енелэн. Все те величественные, высокие и однообразные башни, которые он видел каждый день, стояли, словно обломанные колья. Местами из них исходил дым, и весь город словно покрылся черным налетом. Чем больше Энджер разглядывал его остатки, пролетая над ним, тем все больше он вспоминал, как раньше летал над Енелэном и любовался его красотой, на первый взгляд однообразной, но лишь на первый взгляд. Он любил этот город, несмотря на отсутствие в нем деревьев и смог над шпилями зданий. Он любил каждую его часть и каждый небоскреб, роднее места во Вселенной, у него не существовало, ведь именно здесь Энджер провел свои пусть и не самые лучшие, но самые беззаботные годы в жизни. Именно в этом мегаполисе познакомились и устроили свою жизнь родители Энджера. Здесь все напоминало ему о детстве и несбывшихся мечтах.
  Его глаза пытались отыскать развалины своего небоскреба, он повторял каждый раз по новому заходу и проносился на огромной скорости над сотнями тысяч разрушенных зданий, пытаясь найти именно то, что было так мило его сердцу. Атмосы не развивали такую скорость, как космические челноки. Зато эти аппараты, в отличие от атмосов, летали быстро, и им не было равных, именно поэтому Энджер не дорожил в данный момент своим временем.
  Наконец на третьем заходе он узнал место, где стоял раньше его дом. Небоскреб остался цел лишь на половину и явно не до двухсотого этажа. Квартира Энджера не существовала, она была разрушена, что его очень расстроило. Где-то в глубине души он надеялся, что она осталась цела, и даже если бы здание рушилось на глазах, он рискнул бы в него войти, чтобы увидеть свое жилище в последний раз.
  Найдя место для посадки, он опустил свою машину и вышел. Едкий запах гари и странное, не с чем несравнимое ощущение удушья, сковало ему горло. Дыхательные пути не хотели принимать вдыхаемый воздух, и он, кашляя, пытался как можно скорее придти в себя. Голова начала кружиться, и так давно некровоточащий нос закровил. Он вытирал рукавами потоки красной жидкости, текущие по лицу и с трудом шагал вперед. Под ногами валялись обрывки бумаги, разломанные части мебели, осколки стекла. Посреди всего этого многообразия лежали и человеческие тела в различных позах и с разными выражениями лица. Многие из них были сильно обуглены. Среди них находилось огромное количество погибших детей, все еще держащих отцов и матерей за руки. Энджер подошел к одному из таких тел и внимательно рассмотрел его. Лицо девочки сильно обгорело, и на нем не было видно последней эмоции. Ее руки обнимали плюшевую игрушку, вернее все, что от нее осталось. Помимо этого Энджер видел многих погибших людей, которые умерли, судя по всему, обнимая друг друга.
  'Все что остается у человека, когда он теряет свой дом и вещи - это любимые люди. Именно их он желает видеть рядом с собой, если скоро ему предстоит умереть...' - подумал он про себя. На его глазах не навернулись слезы, хотя ему было очень больно смотреть на все это. Глаза словно высохли и не смогли выдавить из себя даже крохотной слезы.
  Перед ним возвышались развалины его небоскреба, в котором он когда-то жил. В небе местами, через рваные просветы в облаках и смоге, проглядывало Солнце, освещая безжизненную территорию города. Он медленно брел к главному входу в здание и вспоминал, как несколько сотен лет назад ходил здесь, тоскуя по Кэти. Энджер прокручивал в голове то, как она подходила к нему, как заводила беседу. Все это он отчетливо помнил, и на миг ему показалось, будто все что произошло за его жизнь - это лишь игра сознания. Все случившееся он лишь себе представил, и стоит ему открыть глаза, как он вновь увидит перед собой ее и обычный город.
  Сколько Энджер не пытался открывать и закрывать глаза, этого не случилось и все происходило наяву. Едкий воздух атмосферы постепенно уже не так сильно драл ему носоглотку, кровь практически перестала сочиться из ноздрей, а руки уже не тряслись от нервов. На какой-то момент ему стало спокойно, и страхи отпустили его сердце. Он недолго бродил по пепелищу и вскоре собрался улетать назад, но неожиданно для него самого по зданию открыли огонь. Тут же из развалин со всех сторон, словно муравьи, вылезающие из своих нор, стали выскакивать обезображенные люди похожие на дикарей. Одежда на них была совсем рваной, и их внешний вид оставлял желать лучшего.
  Каждый кричал что-то невнятное и Энджер не на шутку перепугался. Они же выбежали из небоскреба и открыли огонь по нескольким боевым челнокам обстреливавших их здание. На него практически никто из них не обратил внимания, и именно этот факт заставил Энджера придти в ужас. Эти люди настолько потеряли человеческий облик, что при взгляде на них становилось страшно. Он как можно быстрее ринулся к выходу и в отчаянье начал бегать среди свистящих над головой пуль. Обстрелы продолжались, не прекращаясь ни на минуту. Рядом с ним постоянно что-то взрывалось. Люди падали и издавали пронзительные вопли, заставляющие стынуть кровь в жилах. Энджер бежал все дальше и дальше от места боевых действий, но вскоре понял, что заблудился.
  Когда, раньше гуляя по улицам, он уходил далеко от дома и терялся, даже это его сильно пугало, но в то время не было угрозы его жизни. Энджер всегда мог спросить, как добраться до нужного дома или улицы, а здесь ему никто не мог помочь, он остался один на один со своей судьбой.
  Сердце билось быстро и словно потяжелело. Открывшееся второе дыхание не помогало, и он упал, со всей силы разбив лицо об обломок железобетонной плиты. Энджер пришел в сознание лишь спустя час. Вокруг все снова стихло, и стояла мертвая тишина, лишь ветер время от времени свистел в ушах. Ощупав свое лицо, он понял, что кровь больше не течет и повреждения не сильные. Продолжив поиски, Энджер все же нашел челнок и в последний раз окинув взглядом руины города, залез в аппарат. Двигатели заревели, и уже через полчаса под ним проносились сотни километров земли. Постепенно челнок поднимался все выше и выше. Прошло совсем немного времени, прежде чем он достиг космического корабля. Последнее путешествие на Землю осталось позади, и Энджер ощутил неописуемое чувство душевного облегчения. В главном зале его встретили Ареон с Лареной.
  - Ты сумасшедший, старый кретин! Зачем же ты самовольно, без предупреждения решился на такое?! - закричал в бешенстве Ареон.
  - Послушай, тсс, не перерывай меня. Я желал побыть один и отпустить свои воспоминания... Остальное объясню потом... А сейчас я хочу побыть наедине сам с собой...
  - Энджи, мы практически завершили операцию по спасению важной информации и многочисленных шедевров искусства. К сожалению, многое было уничтожено и... - начала Ларена.
  - Стоп, - перебил ее Энджер, - Спасибо вам огромное, и всем это передай, но все потом. Сейчас я хочу побыть в одиночестве. Не нужно мне ничего объяснять и говорить, просто оставьте меня одного. Через час я буду вновь в курсе событий, а пока мне нужно время, чтобы поразмышлять.
  Оба ничего не ответили и молча удалились. Энджер зашел к себе в каюту и, умывшись, присел за стол. Его тело испытывало сильную усталость. Он взял лист бумаги и сделал запись.
  
  Сегодня я, Энджер Лирелф, в последний раз посетил великую и прекрасную планету Земля. К сожалению, человечество убило свой дом и разрушило его до основания. Оно истребило миллионы живых существ, животных растений, грибов. Нарушило экологическое равновесие и опустошило целую планету, а самое главное погубило себя. Остатки землян, оставшихся на Земле, долго не просуществуют. Человечество подобно маленькому ребенку осталось ни с чем и не смогло справиться с поставленной задачей природы. Оно не прошло экзамен на продолжение своего существования и погубило себя. Самое странное случилось со мной. До последнего момента я испытывал ненависть к человеческой цивилизации, но в какой-то промежуток времени во мне щелкнуло нечто необъяснимое, и я перестал ненавидеть людей. Мне стало, их искренне жаль, ведь они оказались глупы и не смогли обеспечить для себя достойную жизнь. Кого-то раздражают безумцы и недалекие люди, а кто-то испытывает к ним жалость. Человечество не виновато до конца в том, что оно оказалось настолько примитивным, неопытным и не смогло спасти природу. Это по истине печально, ведь оно играло с огнем и устроило пожар.
  С каждым днем планета будет становиться все хуже и хуже, но, в конце концов, она начнет восстанавливаться. Земля - это живое существо, которое не потерпело небрежного отношения к себе постепенно стряхнув с себя человечество. Она испытала его на прочность, погубив его своими же собственными руками. Умирая с каждым днем все больше и больше, она лишь все ближе подходила к перерождению. Каждая планета - это живое создание и у каждого имеется своя душа. У Голубой планеты этой душой оказалась природа. Именно в ней и была заключена ее сущность, а пороком планеты стало человечество, через которое она решила придти к совершенству. Я видел другие планеты и почувствовал их ауру. Все они как огня боялись нас, и я это понял с самых первых минут пребывания на них, но боялся в этом признаться себе. Каждая скрывала свою душу в чем-то своеобразном, будь то это океан, снежная пустыня или бескрайние потоки магмы. Любая из них была способна на все, чтобы всеми силами отбить от себя человеческий интерес. Возможно, именно поэтому мы потеряли в своей экспедиции такое количество людей. Таинственные исчезновения оказались лишь трюком, для вселения в наши души страха. Чем сильнее был наш интерес к планете, тем больше человеческих жизней отбирала она, именно этот факт я осознал совсем недавно. Лишь Луна и Марс не трогали людей, потому что видели - те пришли к ним с добрыми намерениями. Они подарили этот шанс людям по просьбе Земли, и те откликнулись на ее мольбу о помощи. Взяли на себя этот самый тяжелый груз во всей галактике, а именно человеческих существ! Другие миры остались к нам враждебно настроены, ведь именно только так они способны обеспечить себе спокойное существование. Земля же, словно рабыня, миллионы лет пыталась терпеть все то, что творила цивилизация и давала людям шанс, и даст еще раз, но он может оказаться последним!
  Части человеческой цивилизации все же удалось выжить и осознать свои ошибки, именно у них появилось будущее, которое возможно не будет омрачено повторением ошибок своих же сородичей. Им поможет сильная и мудрая инопланетная цивилизация, после чего планета вновь засияет в черном космическом пространстве и станет новым домом для всех спасшихся животных, растений и самое главное - для новых людей сумевших осознать бренность своего существования и хрупкость природы. Почувствовавших эту тонкую грань между жизнью и смертью. Вся надежда оказалась возложенной на них, и им выпал шанс начать все с белого листа. Кто знает, ведь такой шанс может оказаться последним и больше никогда не появиться. Пока существуют такие люди, как бывшие обитатели колоний поселения на Луне и Марсе, в жизни и истории человеческой цивилизации не будет поставлена точка.
  Все чего не хватало людям - это отказаться от своего эгоизма и задуматься не только о своем будущем, а о будущем собственных потомков. Если бы они хоть на миг представили, каким тяжелым окажется их существование, возможно, не совершали бы фатальных ошибок и пытались поменять свои взгляды на мир!
  
  Именно индивидуальность каждого из нас мешает нам, объективно воспринимать реальность... (Энджер Лирелф)
  
  Энджер закончил запись и отложил листок в ящик стола. Земля в иллюминаторе становилась все меньше и меньше. Несколько десятков кораблей осталось на ее орбите и постепенно, против воли землян, принялось разрушать оставшиеся города. Они день и ночь выжигали и разрушали все построенное человеческой цивилизаций за тысячелетия. На тот момент на планете осталось небольшое крохотное количество человек. Никто уже не открывал по жителям Эфлеррии огонь, так как практически вся техника была разрушена. Последние остатки военно-космического флота и остатки человечества ударили по врагу около Луны, это была самая крупная и самая последняя схватка с инопланетной цивилизацией.
  Прошло полторы недели и их спасательные корабли достигли Эфлеррии. Этот новый дом стал для Энджера по истине прекрасным. Он желал сюда вернуться, и теперь ничто ему не мешало дожить свой остаток жизни в окружении прекрасных городов и лесов, а самое главное в окружении любимых им людей, таких дорогих и близких его сердцу.
  - Как твое самочувствие, Энджер? - спросил подошедший к нему Ареон.
  - Да уже легче. Я счастлив, что мы вернулись домой.
  - Домой? Но ведь по сути - это не наш дом, - усмехнулся Ареон.
  - Дом - это там где тебе хорошо и где тебя любят, ждут. Запомни это, Ареон, Земля уже давно перестала быть для нас таким местом, а здесь я чувствую себя гораздо лучше. Я нужен своей жене, своим внукам, своей дочери. Для меня это стало самым главным в жизни, и я понял, что большего мне уже не нужно. Космос хоть и увлекает меня все еще до сих пор, но я уже не в том возрасте, чтобы участвовать в таких экспедициях, рано или поздно приходится со всем прощаться. Для меня хватит и рассматривания ночного неба в телескоп. Простите меня, но я ухожу раз и навсегда из вашей организации. Такие игры больше не для меня, пусть уже этим займутся молодые. Именно они проложат по нашим следам дороги к другим мирам.
  - Как всегда, много слов и мало дела, эх, Энджи, до чего же мы тебя обожаем. Скучать то не будешь по таким экспедициям?
  - Буду, но всему есть разумные пределы. Желания уже не те, что прежде, да и возможности, - улыбнулся Энджер.
  - Спасибо тебе, Энджи, у нас теперь много работы, и жаль, что ты не останешься с нами, хотя бы иногда заглядывай к нам, - уронив слезу, произнесла Ларена.
  - Да, заглядывай к нам, всегда будем рады тебе, - добавил Ареон.
  Энджер подмигнул им и крепко обняв каждого, отправился домой. Через несколько часов он уже стоял на пороге своего дома и слушал, как ветер тихо шелестел листвой деревьев. В дверях его встретила Люфениана и все его большое семейство. Они радостно приветствовали его и крепко обнимали. Энджер чувствовал себя самым счастливым человеком в мире. Он раз и навсегда распрощался с прошлым, оставшись наедине с самым дорогим его сердцу творением природы - своей семьей.
  
  _____________________________________________________________________________
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"