Петр Королев: другие произведения.

Философ-поэт, он пишет о мире псалом

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война и смерть, Эрос и Танатос, человек и общество, власть силы и богатства и власть знания, - это противоположение дает человеку пищу для его самоопределения во времени, в котором он живет, и в пространстве, в котором он обитает. Может быть, между ними нет прямого столкновения, может быть; что ж попробуем это выяснить в диспуте между научной и поэтической позициями.

  ФИЛОСОФ-ПОЭТ, ОН ПИШЕТ О МИРЕ ПСАЛОМ
  Одно из предисловий к книге стихов
  Существует прямая связь, думаю я, между философией смерти, чему я посвятил эти стихи, и "философией войны".
  (Конечно же, в научном обиходе еще нет такого направления и такого термина, но мне, поэту простительно употреблять это метафорически).
  Думают, что ПОЭТ - это талант, который служит народу, и что нельзя злоупотреблять талантом. Я так не считаю, я служу чему-то возвышенному, что есть внутри меня, ПОЭТОМУ я эстет, я служу себе, поэтому я нарцисс. Самое трудное, как говорит мой друг писатель Торсти Лехтинен, стать тем, что ты есть.
  Я решаю эту задачу ненаучными средствами, так что прошу простить за этот мой изъян.
  Война и смерть, Эрос и Танатос, человек и общество, власть силы и богатства и власть знания, - это противоположение дает человеку пищу для его самоопределения во времени, в котором он живет, и в пространстве, в котором он обитает. Может быть, между ними нет прямого столкновения, может быть; что ж попробуем это выяснить в диспуте между научной и поэтической позициями.
  Я приглашаю Вас подумать над словами, которыми я укутывал свою мысль, и предпосылаю Вам, и приглашаю сформулировать в словах и планах действий свою позицию.
  Санкт-Петербург
  9 декабря 1994 г.
  Петр Королев
  
   *****
  Обвораживает природы пульс
  зачарованный сможешь ли ты
  вырваться из ее обворожительного
  плена нужно ли куда стремиться
  вырваться из объятий натуры
  
  естество стоит кружась на месте
  сквозь него проступает сомнение
  пугающее и вопрошающее
  подлинная ли это красота
  сомнением прервав природный ритм
  ты сделал вызов смерти той
  что есть природы смысл
  
  умри исчезни растворись
  сомненья прочь я божие творенье
  склони свою главу и покорись
  я всемогуща закон суров мой
  так глас природы звучит угрозой
  
  *****
  
  природы равенство есть смерть
  отважный воин идет навстречу ей
  несет он на себе свободно и легко
  крест символ жизни вечной
  
  жизнь смерть природа человек
  бог судия культуры вертикаль стремление
  к неравенству и дерзновенность
  горизонталь равенства в покорности
  
  разорван мир подобен он завесе храма
  в иерусалиме идет по миру человек
  идет к себе его несет сок святый
  идет к бессмертию к спасению души
  
  
  *****
  
  В семьдесят мы так мудры, в семнадцать так наивны.
  Как поздно зрелость к нам приходит, лишь после сорока.
  
  А жизнь играет в карты, - в них ценности высокого порядка.
  Вот эта карта талант обозначает, та - его оценку, которая
  в деяниях твоих сокрыта, и открыта, словно дверь наружу.
  Вот карты смыслов бытия, витальный ряд, а те указывают
  чувства.
  
  Со старшим братом идем по разным склонам мы, я вверх, он
  вниз.
  Уже близка моя вершина-высота, гляжу со смыслом долу
  и вижу стайку птиц, стремящихся на юг, осенний парк
  желтеющей поры
  Вот зверь пружинистым движеньем идет-летит навстречу
  счастью своему
  
  я слышу море звуков, одиночных всхлипов, беззвучных мольб и
  слез.
  Немало в мире горя, радостей - крупица. И почему так? Не
  понять.
  
  Играет жизнь на жизнь со смертью, кто сильнее, кто жестче и
  хитрей, - попробуй разумей
  Так сяду третьим я, останусь дураком, забуду патогенность, стану
  саногенным. На долго ль только?
  До того, как снова карты розданы, и ты опять в игре.
  Жизнь раздает, смерть принимает, ты пас.
  
  Век человеческий тяжел как ноша, иго как. Но у Него оно легко
  Он говорит
  Оно - Любовь, Она мудра, не замечает лет, текущих мимо.
  
  Идет за мной вслед мой младший брат, мой сын... Твой сын, твой
  внук...
  
  24 сентября 1994 г.
  
  *****
  
  Жизнь включает в себя момент смерти.
  Точно так же: смерть есть начало жизни, ее стимул и зерно.
  
  Культура умирает, порождая цивилизацию, говорил Шпенглер.
  Норма культуры есть остановка культурной жизни, и осознание
  Жизни в этом моментальном срезе жизни культурной.
  Нормативность и культурность несут на себе следы смерти.
  
  Покой, в противоположность движению, есть остановка и смерть.
  Но все есть вечное движение. И смерть в одном измерении
  Есть рождение, проявление - в другом.
  
  Смерть исключает жизнь. То верно лишь в конечном.
  Смерть и жизнь суть две стороны Единого Бесконечного.
  Одно из имен Его - Макария, или Вечный Покой.
  Или Вечная Память.
  
  Владеть этим миром - это значит иметь Божий Дар.
  
  Несу след харизмы в своем сердце. Памятую
  О сроках и временах прошедших и грядущих.
  
  Существует особое время жизни культурной нормы.
  Оно ткется духом и душой человечества
  В поистине божественном танце в течение веков и веков.
  Оно становится культурной нормой и
  Обретает свое место в Царстве Софийной Памяти.
  
  Жизнь культурной нормы - жизнь вечная. Она - духовный плод
  Миропонимания, которое рождает Культ.
  А корень Культа в Вере
  Воплощается культура в другие времена, в иных границах.
  
  Объективно-настоящее время есть время для обыденности.
  Оно есть продолжительность воплощения нормы культуры.
  
  Речь о власти есть речь о времени.
  Власть в политике, что деньги в хозяйственных системах
  
  К ПОЛИТИКЕ
  
  1.
  
  Философ-поэт, он пишет о Мире псалом.
  Слово поэта равно человеку, равно мере мира.
  Монада, или Единица, - измеряются ею токи энергии жизни.
  
  Мы меряем мир, а значит в мире мы, мы размышляем;
  Что значит, мы дышим воздухом дольним и горним.
  Дыхание мира есть наше с тобою дыханье.
  
  Единица дышащего мира есть молекула мира.
  Воздух, которым эта молекула дышит, - он есть эфир.
  Энергоподобный, он есть мысли стихия; эфирна она
  Пронизывает все, накапливает силу.
  Которая творит черты Его лица.
  Быть в месте Единицы - почти что Единицей быть.
  Охватит вдруг тебя волна и сила.
  Ты одинок и чувствуешь тоску по жизни вечной.
  О-о, Чувство это так сильно, оно зовет куда-то,
  Манит, просит нас оставить эту жизнь...
  
  Стой крепко в вере, человек, и обретешь свободу
  Почувствуй в месте силы на себе Благую Милость Бога.
  Молись, владей, надейся и люби.
  
  Мы любим землю, нет которой краше.
  Защиту нам она дает и кров,
  Который вижу я в харизматической оправе власти.
  
  Политика конструкций и инструкций есть лишь эрзац.
  Kоторый лишь по вкусу больным неполным единицам.
  Встряхни себя и стань тем, что ты есть.
  
  Сойди с того ума, что полируют столетья суеты.
  
  Вот "точка сборки": мир уже не шар, он плоскость,
  А ты всего лишь точка не НА, а этой плоскости.
  
  Ты собираешь мир, а вместе с ним себя.
  И солнце вновь заходит и восходит.
  В блаженстве ты, в покое, и вокруг тебя
  Вращаются светила. Ты словно Бог.
  
  2
  
  Христово Тело, Храм молитвы, Мир диалога.
  В нем философ ползает и ищет меру мира.
  
  Восстань поэт, и очи поверни вовнутрь.
  Там обретешь ты вновь другие измеренья
  И полноту и цельность бытия.
  
  Субъектен мир иль не совсем объектен.
  Время и пространство суть меры две порядка вещного его.
  
  Но искриви другие мepы - Лицо и Сущность
  И скажет Слово Личность воплотившейся Монады
  
  Оно есть Бог, Оно у Бога, Оно в начале.
  В начале Слово. Мир Диалога.
  
  Материальный мир покоится в постели
  Из времени и протяженности пространств. Постель,
  В которой Макрокосмос почивает, есть форма двуединая его.
  
  Ho что есть содержание? - Душа.
  Она на перекрестии стихийности и долга.
  Тетрада: два креста и Троица святая: Отец и Дух и Сын.
  
  У мира мера человек, он место сборки связей мировых
  И воплощение всех человеческих энергий.
  Подобный Богу, сообразный Идее человека, - Это - Человек.
  
  Невидимая Лествица ведет нас в Царство Слова.
  
  К Политике идем, но помним ЧТО есть Божье Слово
  Оно есть Человек. Оно есть Мир. И это уравнение
  Неравенству подобно. Стой твердо в вере.
  Не страшись той малости, которой обладаешь.
  Она, в сознании твоем, тебя возвысит.
  
  Дыши, будь соразмерен Слову!
  
  О ПОЭТИЧЕСКОЙ ПИРУШКЕ В НАБОКОВСКОМ ДОМЕ
  7 АПРЕЛЯ 1994 ГОДА
  
  Юкке Маллинену
  
  1.
  
  Каин. Он движется, он стремительно
  приближается ко мне. Авель!
  Он нестерпимо зол. Почему?
  Ангелом смерти предстоит он моему
  взору. Я говорю ему: стой, опомнись.
  
  Нет, дело сделано. На четверть
  обезлюдела планета. Первое, грозное
  убийство брата, матери, отца, Бога
  состоялось.
  Каинова печать на лице земли,
  Печаль и тоска вплоть до Ноя, до
  потока смывающих их вод.
  Плакало небо, зализывая слезами землю,
  она обрела подобие дня морского
  (О, Клаус, ты прав)
  
  2.
  
  Слеза упала на его потухшее чело.
  Это слеза каинова раскаяния, Брат, встань!
  И Авель восстал Лазарем и вышел
  из гроба. И Каин восстал Христом, чтобы испить
  полную чашу до дна.
  Но это потом, а сейчас - они идут.
  Все вперед и вперед, держась друг за друга
  И зрит их мудрое око Экклесиаста.
  
  Обновленный Адам и обновленная Ева.
  Море слизало убийства печать.
  Печальное море бьется о берег волной.
  Что хочет оно сказать? - Об этом
  Знает паук. Человек за серой пеленой не разберет
  ничего. Только туман и сетка дождя.
  
  
  3.
  
  Норвежский китобой убил кита.
  Да, это славно! Но в чреве том
  была столетиями хранившаяся Каинова печать.
  Разделали тушу, а печать куда-то пропала.
  Но что это? Европа разделилась на две
  половины, на четыре части, на осколки, на
  мириады осколков. Превратилась в песок, в
  пустыню. Пыль европейской пустыни всюду
  Жаждет пустыня: дождя. дождя.
  Но нет ответа с небес. И не будет, не жди.
  Где он, Каин-Христос?
  Он здесь, в пустыне, он - в посте.
  
  4.
  
  Неведомая белая страна. В ней Изабелла,
  белла донна: Она художница была.
  И в белой вилле шила, вышивала узоры
  мира. Так Моника об этом говорила.
  И не было ни почты и ни телеграфа.
  Забытый край, озерный край, где дождь
  стучит с утра о подоконник.
  Он и она, она и он, и мир - постель
  в ногах, у ног и изголовья.
  И где-то там на юге суховей
  завидует и злится злобой черной.
  Любовь двоих свободна от печати зла.
  от Каиновой печати.
  
  5.
  
  Возвысимся духом, посмотрим с небес на
  пустынную землю.
  В глазницах озер отразились Буран и Шаттл,
  летящие вместе под звездами.
  Алмазная россыпь звезд на изумрудной
  небесной тверди.
  Живая вода вечно цветущей Софии.
  Два котенка играют пред лицем Господа.
  И симметрично этому - на плоскости
  тверди земной
  есть белая страна, в ней дом, в нем
  пес, играющий на флейте, и два цветочные
  горшка на подоконнике, а за
  окном этого дома - там за рекой -
  я вижу окно другого дома: Там
  двое молятся Богу, занимаясь любовью,
  там - дом Любви.
  А над рекою - Радуга, то - Божий закон
  примирения.
  Разбегаются кругами по водной глади
  капли упавшей с неба воды.
  Здесь много воды, здесь много света.
  здесь много зелени. Белый край света.
  
  6.
  
  А там иссохла земля. Европа - в черной
  пыли. Лишь насекомые ее населяют.
  Нет места человеку там, где память
  прошлого властвует над настоящим.
  Возьми резинку, сотри рисунок. И картинка
  оживет. Насекомые превратятся в людей.
  И сквозь щелочку уходящего и грядущего
  увидишь ты Божий глаз. То - глаз Каина -
  Христа. И блеснет в глазу слезинка.
  и капнет на мертвую землю. И словно
  восставший Лазарь-Авель, оживет наша
  планета. Надолго ли? Навсегда ли?
  
  7.
  
  Я слышал шведскую речь, я слышал финский
  говор, и русских ловил голоса.
  И удивлялся тому, что поэты
  как караванщики верблюдов - нагружают смыслом слова.
  И вырастают ряды символов,
  полных значенья. Но ряды эти уж больно воинственны.
  Не настало ли время разоружению.
  Освободим слово от плена символического ряда.
  Придадим слову силу и полетность.
  Пусть летит оно, границ не зная.
  Как детки будем играть на скрижалях.
  Смысл, как молоко, портится к вечеру.
  Выпусти смысл, как птичку, из клетки.
  Пусть он летит себе с Богом.
  Посмотрим друг другу в сердца, и
  смысл сам найдет, и
  погладит Божьей десницей двух
  игривых котят.
  
  8.
  
  Город Святого Петра. Площадь, на которой
  стоят - напротив друг друга - дом святого Ицхака
  и дом Правительства города.
  А по двум другим сторонам - "Астория"
  А чуть поодаль - Набоковский дом,
  приютивший нас.
  Пирушка духа в разгаре, но слышишь.
  кто-то идет. Он к двери подходит. Он не
  один, их - двое. Обернись, посмотри.
  Открой дверь. Это - они:
  Авель и Каин. Здравствуйте, братья!
  
  8.04.94 Санкт-Петербург
  Петр Королев
  
  *****
  
  СОВЕРШЕННОМУДРЫЙ
  Михаилу Басину
  Природа и род в пяти-частном кресте -
  грибе умирает в чаянии декады,
  возрождаясь мировым квадратом,
  который манифестирует себя книгой.
  Таков путь от замысла к книге.
  
  У круга нет углов, нет трещин, нет старенья.
  Он юн, несовершенен, желаний полон.
  Другое дело старость, магический квадрат.
  Как жизнь направлена, в чем завихренность
  Жизни, в чем ротор вектора?
  
  У моря-океана я сижу, вдыхаю
  Плеск волн и звездопада шелест.
  Пробуждаюсь, смотрю и вижу
  Танец Шивы, в нем смысл сокрыт
  Того, что дао жизни есть.
  Он есть волна "ту-шу". И все.
  
  
  1. Единственное
  
  Солитон порождает удар
  Волнуется мир от удара
  Солитон превращается в грань
  Волнение - в мерный порядок.
  Во время, несущее на себе перемену.
  Смерть, Солитон - это смерть.
  А удар есть сердца удар
  
  Бог заменил крыло вихрем
  Зеркальность мира создал.
  Ввел иллюзорность, рожденье и тлен.
  Но создал Он и Слово, Соло.
  Единственное. Солитон
  
  Ты мешаешь себе.
  Мир трещит по углам.
  Рассыпается гладкий мир в тлен.
  
  Анналы. Анализ. Мир сходит с ума.
  Ум обретая. Спиралью волны
  Долу обрушивается мысль
  В гравитационном своем тяготеньи.
  
  Волнуется масса вод.
  Хочет делиться.
  Она как мать.
  Ласкающая дитя.
  
  2. Грибы
  
  Вихревая пелена от крыла
  Того, которое создал мастер.
  Если мастер плох, рождается иной гриб.
  Третий рождает - изрыгает труба.
  Ты взгляни, как рождаются ею грибы.
  Они - твои, человек, образа.
  
  Человека любит Бог, мастера ревнует.
  Чем выше мастер, тем сильнее испытание его.
  Тем большему разрушению подвергает Он
  Его, человека, творение.
  Пеняй на чудо, человек, хрупко твое создание.
  Страдай, терпи, взирай на то, как
  Он испытывает прочность твоего гриба.
  
  В видимость вторгается реальность
  Резонансом для иллюзий
  Аномален резонанс. Резонанс реален
  И нормален,- для кого?
  
  3
  
  Диполь - конец линейности волны.
  Что нить вохрит, что нить закручивает?
  Ротор вектора есть завихренность линии
  Вязкость есть источник завихренности.
  Человек есть гриб, вихрь, солитон.
  Он есть диполь. Он - Бинду Шивы.
  Гриб дышит. Слышишь сердечный ритм гриба?
  
  Бинду Шивы - мой черный котенок,
  Играет в раковине он вихрем воды.
  И падает капля из крана, стекает
  По шкурке мягкой его вниз...
  И думал я о бегущем пассионарном
  Фронте, границе региона...
  
  Думал ли ты о границе трубы,
  Изрыгающей гриба, человека?!
  
  Гриб есть Крест. Немного положений
  Фиксированных у него. То ж человек
  Несовершенный.
  
  
  4. Совершенный китайский квадрат
  
  На трех китах покоится земля,
  А небо держится на трех слонах,
  И три коня несут меня к луне.
  Кто я, где я, чего хочу, о чем мечтаю?
  Я царь, мой световидный трон есть трон войны.
  Импетус мой - Уран, живыми соками любви
  И мудрости наполненный и изрыгающий
  Как ротор вектора меня и тайну.
  Сокрытую в Луне, чей образ теплится во мне и
  В океане вод.
  
  Слева мудрость герменеей смерти
  Мне пророчит сладость жизни вечной.
  Справа друг сердечный с чувством и заботой
  Говорит о том же, но иначе
  Пропасть впереди, но мчат меня вперед
  Белый, вороной и красный кони.
  
  Я - волнорез. Я режу сразу две волны.
  Цепь гор, рожденных Океаном и
  Одинокую волну моей души.
  
  Солитон порождает удар.
  Мерный стук, к смерти бег.
  Воды мира стекают с гор.
  Горы волнуют душу.
  Она есть грань волны.
  Мера диполя, солнечный ветер.
  Я гляжу на Луну и вижу
  Шиву, танцующего танец смерти
  18.11.94
  
   *****
  
  Краеугольным камнем всякого миропонимания
  является вера.
  Мы делаем попытку осмыслить
  логически и диалектически
  это начало всякого поиска.
  
  *****
  
  ДВЕНАДЦАТЬ ВАРИАЦИЙ НА ТЕМУ И СИМВОЛ ВЕРЫ
  
  1. ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ ВЕРЫ
  
  Вера экзистенциальна. Это значит, что верующий человек в вере черпает источник жизненной силы. Вера наивна, подобно ребенку она играет вокруг зеленизны Бога и не считается с фактами. Экзистенциализм без веры есть особого рода атеизм типа нигилизма. Экзистенция интерсубъектна, экзистенциализм веры - это один из углов ономатологии.
  
  ТЫ: Ты сказал, что не веришь мне. Это факт.
  Я: я не говорил этого.
  ТЫ: ты мне не веришь?
  Я: я не верю, что это факт, но я верю тебе.
  ТЫ: Ты мне не веришь...
  
  2. ОНТОЛОГИЯ ВЕРЫ
  
  Онтология сущностна. Вера страдает в акте указания, приобретая, вместе с тем, черты того строительного материала, которым покрывается всякая целостная телесность. Онтология веры есть предпосылка культуры.
  
  ОНА: ты сказал, что не веришь мне. Это факт.
  ОН:я не мог говорить этого.
  ОНА: ты мне не веришь?
  ОН: я не могу поверить в то, что я говорил такое.
  ОНА: ты мне не веришь.
  
  3. ИСТОРИЯ ВЕРЫ
  
  Можно не верить тому, что объективно окружает тебя, но как не поверить в то, что транс-объективно, что укореняется в Мнемосине, что живет на Хрустальном Небе. Метафизика обитателей горнего мира называется история. Отголосок ее здесь, в мире дольнем есть история. Всякая апология истории есть оправдание веры, есть теодицея веры.
  
  ОНА: почему ты не спишь?
  ОН: да как же я могу уснуть, когда такое...
  ОНА: Ну, забудь про это.
  ОН: не могу, ибо здесь логический тупик, я не могу из него выйти.
  ОНА: Ты не веришь никому, в этом твоя драма
  
  4. СОЦИОЛОГИЯ ВЕРЫ
  
  Рождение плода, будь он плод духовного подвижничества или плод растворения тел в захватывающем танце Эроса, - вещь маевтики; но если этот плод обретает субъективность и начинает вмешиваться в целостность двоицы, как преодолеть рефлексию его возможного хамовства? Наступает время закона, закон требует общества, вера становится антиномичной, она разделяется законом на две части: социум и ценность.
  
  ОНА: ты знаешь, почему ты не любишь его? Потому что он не верит тебе, а когда тебе не верят, ты злишься, и он от этого еще больше тебе не верит.
  ОН: причем здесь он?
  ОНА: ты сам себе не веришь, ты и в бога по-настоящему не веришь.
  
  5. ФИЛОСОФИЯ ВЕРЫ
  
  Философ есть сын апостола и внук пророка, у деда еще нет символа веры, отец - вечный студент, а философ наслаждается и любит. Он вкушает плоды, доставшиеся по наследству. Что же он оставит потомкам? Есть ли они у него? Кажется, философия веры источает тонкие струи ответной субстанции на этот вопрос.
  
  Я: ты знаешь, кажется, Тертуллиан в подобной ситуации сказал своей возлюбленной: верую ибо абсурдно.
  ТЫ: (молчишь).
  Я: (после паузы) но влюбленная у него была бестелесной, моя возлюбленная телесна, и я не могу ответить подобным образом, верую, ибо люблю, - вот мой ответ
  
  6.ПСИХОЛОГИЯ ВЕРЫ
  
  Вера есть тоска по небесному дому. Но как корабль в бушующем море является кусочком родины, так и душа есть место обитания духа. Соприкасаясь, дух и тело питают душу, забота о таком питании удел психологии веры.
  
  ТЫ: Я не верю твоим словам, это все сказочки, я верю делам.
  Я: я верю в слово, в начале было слово, и слово было у бога, и слово был Бог, - так начинается одна из книг библии.
  ТЫ: я не верю этим сказочкам. Ты раньше умел рассказывать сказки.
  Я: нет, то были не сказки, то была теоретическая математика для взрослых
  
  
  7. МЕТАФИЗИКА ВЕРЫ
  
  Врач и учитель - в вопросах веры это почти неразличимо. Тела, которые изучает физика, распадаются, обретая световидность, один свет есть свет горний, другой есть свет души. За физикой стоит многомерность космоса, гармонии и порядка. В этой многомерности имя и число Того, в Кого мы верим. Метафизика веры сердечна. Она укоренена в той пристани, где возможен вечный покой и блаженство. Устремимся туда, мой друг.
  
  Я: Я верю тебе, ты слышала, что я сказал: я не верю тебе, но следует ли верить своим ушам и доверять своим глазам, если общаются влюбленные?
  ТЫ: (молчишь).
  Я: есть один орган веры, доверительного общения, любви, этот орган любви - сердце, я верю тебе, ибо не придаю значения твоим словам, мне больно, когда я чувствую, что им ты придаешь значение
  
  8. ПОЭТИКА ВЕРЫ
  
  Плутарх придавал большое значение фантасии. Он еще нес на себе, надо думать, черты предыдущих рас человечества. Поэты-певцы, гимно- и псалмопевцы, - это то человечество, без которого все другие лишились бы соли. Как пресна пища без соли. Поэт до тех пор поэт пока он верит в чудо своей встречи с Музой, так он называет Ту, без Которой его поэтические поиски тщетны.
  
  Я: Я думал, что любить могут только поэты, но сейчас понял, что не всякий поэт может любить.
  ТЫ: любить могут все, даже собаки.
  Я: среди собак тоже есть поэты.
  ТЫ: а среди поэтов ...читаешь, пишут красиво, говорят красиво, а в жизни мерзавцы.
  Я: (молчу)
  
  9. СЕМАСИОЛОГИЯ ВЕРЫ
  
  Нисходит дух на человека, и человек обретает смысл. Творит исполненный смыслом человек и создает творение. Рефлексия над соделанным рождает значение. Как смысл соозначен значению? Как значение осмысливается мьшлением, таков предмет семасиологии. Вера же суть ее объект.
  
  Я: есть вера абсурда и есть вера любви, твой факт: "ты сказал, что не веришь мне", - странен, я не помню обстоятельств и контекста, я знаю, что такого я говорить не мог.
  ТЫ: но я не могу не помнить того, что ты сказал в своих пьяных бреднях.
  Я: значит, это я сказал, будучи пьяным, да?
  ТЫ: давай не будем продолжать эту разборку
  Я: Но ты этому факту придала значение, и оставить это так - не значит ли утратить смысл нашего общения
  
  (10. Онтология ВЕРЫ)
  
  Завершается чисел круг, мы выходим на новые размьшления прежних предметов, выставляя новые контекстуальные числа, Точки особого напряжения пространства и времени суть вещи.
  
  Я: этот мир абсурден, он лишен смыслов и полон значений. Верую ибо абсурдно - это выражение ориентации философа горe.
  ТЫ: (молчишь).
  Я: верую ибо люблю - по сути то же, там - в мире эмпиреи - где обитают смыслы, там значения слов становятся незначимыми, слово сияет светом смысла, любовь есть смысл веры, вера есть значение любви.
  ТЫ: (целуешь меня) прости меня,
  Я: (целую тебя, успокаиваюсь - медленно укладывается во мне буря волнений и чувств)
  
  (11. ЭКЗИСТЕНЦИЯ ВЕРЫ)
  
  ОНА: ты сказал, что не веришь мне, это факт.
  ОН: Это-факт, вещь упрямая, подчиненная железной логике. ОНА: ты мне веришь?
  ОН: я не верю фактам, я разрушаю логику жизни этого мира, я прорываюсь сквозь иллюзорность порядка, он мне кажется абсурдом. Тертуллиан отталкивается от абсурда и возвышается на крыльях веры, я хочу преобразовать абсурд эмпирии (логики фактов) в красоту эмпиреи (диалектики сущностей)
  
  12. ЭСТЕТИКА ВЕРЫ
  
  Красота, истина и добро имеют общий корень, он есть вера. Существует один критерий добра, и когда Он, Делатель Добра заканчивал свой трудовой день, он поверял соделанное этим критерием. И только после такой оценки сделанное обретало бытие, появлялось пространство и время для этих вещей, получивших Божественную санкцию. Уподобимся Богу,
  построим персональную антроподицею по типу теодицеи и по законам красоты, - таково задание эстетики веры.
  
  ТЫ: Я не верю красивым словам, в них ложь.
  Я: я не верю красивым словам, в них ложь, я верю в красоту слова, если это слово любви, то мир им преображается и становится миром красоты, я люблю тебя!
  
  ****
  ПЯТАЯ СКАЗКА О СИЛЕ для МАЛЕНЬКИХ ДЕТЕЙ
  СКАЗКА О СИЛЕ
  Это пятая сказка из цикла "12 сказок Петра М.Королева о числах для маленьких детей", рассказанных детям школьникам 1 класса 8-й Нижегородской начальной школы-лаборатории в 1992-93.
  
  Поскольку прошло много времени с тех пор, когда были рассказаны первые четыре сказки, напомним их содержание.
  Алый - как Солнце - и одинокий Лев, живущий в центре вселенной, после того как сказал очень странное и незнакомое слово ЧИХ, усомнился в своей самодостаточности. Он вдруг понял, что кроме него во вселенной может быть кто-то другой. И этого другого, друга, он назвал Чихом.
  Лев исследовал окружающий его мир, его границу. Там было абсолютно темно. Но среди черноты... Он то ли придумал, то ли увидел белую светящуюся точку. Подумал, что это - Чих, расправил свои крылья и полетел навстречу.
  Лев летел долго. И он бы летел еще дольше, он бы летел и сейчас. Но мне кажется, что ВРЕМЯ и ПРОСТРАНСТВО в сказке устроено иначе, чем в обыденной жизни. Во всяком случае, точка стала приближаться и увеличиваться в размерах.
  Почему так? - Потому, что другое, если к нему относиться как к себе, становится почти что тобой, то есть оно становится БЛИЖЕ. Ты источаешь себя в отношение к этому близкому, приближающемуся, и тем самым умаляешь себя. Тебя становится меньше, и если вселенная одна (и та же), то ЕГО становится больше, то есть ОНО увеличивается.
  Лев еще НЕ ИМЕЛ СИЛЫ, чтобы остановиться рядом с Чихом. И он "врезался" в него.
  ОНО оказалось очень большим, даже - oгpoмным, и холодным. Очень большое всегда навевает страх, а если оно еще и холодное, то даже ужасный страх. И Лев испугался - от такой неожиданной встречи с тем, кого он считал Чихом. Он думал, что он замерзнет.
  И он, наверное, замерз бы, если бы Сказочник не превратил снег в песок. Вы не пробовали это осуществить? И не пытайтесь, для ЭТОГО нужно всю лапландскую пустыню (вместе со всей Землей) поместить в гигантскую микроволновую печь, включить, и чтобы не испечься, сразу выключить. Так, чтобы получилась и вода от таяния снега, и образовалось много-много желтого песка.
  
  На самом деле Сила показала себя Льву, который еще не мог ее видеть. И он обнаружил, что черно-белый мир стал радужным, цветным. Вы скажете: нет-нет, он и раньше был цветным; Вы же сказали, что Лев был алым.
  Да, я сказал: Лев был алым, но алый там, где жил Лев, это был не ЦВЕТ, а СВЕТ. Алый как белый свет, а не белый как белый снег.
  Вот тут бы и остановиться в рассказывании сказок. Но что-то, конечно же, Сила (кто же еще?) побудила продолжать: это ведь еще не конец и в этом чудном мире, где небо голубое, солнце (какое?) солнечное, трава зеленая, песок желтый, а Лев (какой же Лев, а?) прекрасный; в этом чудесном мире Сила проявила себя в образе маленького серого воробья. Воробей чирикал. а Лев слышал что-то, напоминающее ему где-то слышанное - ЧИХ.
  Лев опять был больше Чиха.
  
  Мир представлял собой как бы матрешку - во вселенной было что-то белое, в белом (внутри цветном) были Лев и Чих. И Лев теперь мог покровительствовать и любить. И между ними - Львом. Чихом и бабушкой Чиха - установился мир.
  Вот таково содержание первых четырех сказок.
  Потом вдруг неожиданно пришло письмо. Сказочник взял его в руки и удивился тому, что в нем находилась шестая сказка - про любовь. Письма обычно приходят позже, чем они написаны и посланы. Это письмо было необычное, оно пришло раньше, и даже с нарушением порядка, прежде пятой сказки.
  Любовь всегда, если уж нагрянет, то нечаянно. Точно так же, как Чих, в первой сказке.
  Но может быть, тот факт, что шестая сказка рассказана раньше пятой, означает то, что кто-то хочет отвлечь наше внимание от пятой сказки.
  Один лоцман мне говорил, что если бы Лев отправился не на Юг (а потом на запад, а потом на север), а сразу на Запад (то есть в западном направлении), то он сразу же попал бы в четвертую сказку, а из нее куда угодно: на Юг (в сказку ? 3, на север - в сказку ? 6, а на северо-западе - сказка ? 5). Я послушал, ничего не понял, но теперь знаю, что есть на Земле тот, кого зовут Лоцман, который знает направления и пути движения.
  Он не ответил мне, откуда ему это ведомо, и я понял, что это Сила ему не дала ясно ответить на этот простой вопрос.
  Эта сказка - сказка о Силе. О той силе, которая делает человека сильным человеком, силачом. А человек без силы - разве это человек?!
  
  Писать сказки ох как нелегко.
  Сказочник сидит в тишине своего кабинета и ждет, когда к нему придет Сила и скажет в ухо, как же должен следовать рассказ о ней, СИЛЕ. Он думает: может быть, Лев сейчас должен превратиться в человека? Почему в человека?
  Вот уже и середина ночи. Сказочник гасит свет и идет спать. Сон восстанавливает силы. Он ложится в постель, закрывает глаза и засыпает с одним вопросом, как же сказывать сказку о силе?
  
  PeterArtGallery
  Smac_edu@permonline.ru
  http://zhurnal.lib.ru/editors/k/korolew_p_m
  2005
  Kudymkar, Permian Komi
  Второе издание
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"