Королёва Елена Владимировна: другие произведения.

Нереальная реальность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:


  
   Глава 1.
  
   - Проходим, проходим! - кричала контролерша, зазывая опаздывающих пассажиров, - сейчас автобус уже поедет! Давайте, давайте!
   Это была грузная женщина средних лет, где-то около сорока, а может пятидесяти, трудно было определить... Непонятного цвета волосы были туго стянуты в пучок на затылке, на носу красовались небольшие очки в металлической оправе, из под которых выглядывали большие карие глаза хозяйки. Голубовато-сероватая форма сотрудницы пассажирского транспортного предприятия уже несколько выцвела от времени и частых стирок, но все же смотрелась довольно опрятно и строго, давая понять, что контролерша эта уделяет достаточно внимания своему внешнему виду, ну насколько это у нее получается, конечно.
   - Рит, ну вы едете или нет?! - подскочила к ней другая контролерша из соседнего автобуса. - Давайте уже, счастливой дороги!
   - Сейчас, Том, уже едем, - ответила Рита, вытирая пот со лба маленьким платочком. - Сейчас, сейчас, только вот последние пассажиры соберутся. Еще два места не заняты, а билеты все продали... Наверное запаздывают немного... Ох, ждать тут всех!
   Надо сказать, лето в этом году стояло неимоверно жаркое, просто горячее. Температура практически не опускалась ниже тридцати градусов по Цельсию, ветра практически не было, так что казалось, что еще немного такой жары и все вокруг превратится в пустыню. А зелень действительно уже была на грани этого - от когда-то сочной травы не осталось и следа, все растущее приобрело цвет потухший и просящий влаги. Но дожди почему-то не хотели внимать мольбам о помощи и обходили этот замечательный край стороной. А он действительно был замечательный! Юг России, Адлер! Чудесное местечко - великолепная природа, море, пляжи... Направлялся же наш автобус в еще более замечательное место - в маленький городок Зер...к, расположенный в нескольких километрах от указанного города вдоль морского побережья. Там было еще чудесней - кроме природы и моря в нем еще и людей было мало, не то, что в Адлере. И можно было насладиться не только красотами окружающего мира, но еще и тишиной и практически полным отсутствием отдыхающих. Правда дорога туда была не очень близкой, да и не очень простой - ехать приходилось по узкому извилистому серпантину, все время петляющему из стороны в сторону и стремящемуся и вовсе убежать куда-нибудь в поднебесье. Но все это стоило того, чтобы наконец добраться до этого живописного уголка и вдоволь отдохнуть.
   За поворотом показались две фигуры, бежавшие к уже собиравшемуся уезжать автобусу. Это была молодая женщина с мальчиком лет шести, которые неслись к машине изо всех сил и зачем-то махали руками.
   - Ну, неужели! Ну, наконец-то! - заулыбалась контролерша Рита. - А мы то уж вас заждались, гражданочка! Проходите в автобус, присаживайтесь, вот как раз ваши два места остались! Ну, теперь и ехать можно, все в сборе, - весело выдохнула Рита и посмотрела на молодого вихрастого водителя Гришу, - поехали! В ту же минуту новенький икарус резво сдвинулся с места и стал набирать скорость, чтобы успеть до темноты доставить своих пассажиров к месту назначения.
   В автобусе царила веселая игривая атмосфера. То ли все осознавали, что тяжелые будни еще нескоро вновь ворвутся в их жизнь, то ли все предвкушали близость скорого отдыха на тихом морском побережье, то ли солнце светило слишком ярко ... Всего в автобус набралось человек сорок, да еще водитель и контролерша. У всех было хорошее настроение и все приветливо улыбались друг другу. Кто-то даже пытался заигрывать с сидящим по близости соседом, не находя более подходящего выхода своей бурлящей положительной энергии. Один мальчик был не очень доволен происходящим. Да, это он вместе с мамой чуть не опоздал на этот рейс, пытаясь уговорить маму купить ему огромного бумажного змея, который продавался на местном рынке. Это был большой и очень красивый змей, он гордо парил над прилавком и приглашал всех поиграть с ним. Но мама почему-то не хотела покупать его и поэтому малышу пришлось даже прибегнуть к маленькой хитрости - немножко всплакнуть и покапризничать. Змей в результате был куплен, но настроение было безвозвратно испорчено и поэтому мальчуган сидел, глядел в окно и грустно болтал ногами.
   А между тем икарус ехал все дальше и дальше вдоль побережья Черного моря, огибая извилистые холмы, то поднимаясь на горку, то спускаясь в овражек. Природа вокруг была спокойная и безмятежная, солнце припекало и настраивало на умиротворяющий лад. Как говорится, ничто не предвещало беды...
   Водитель Гриша даже не понял, что произошло... Дорога была совершенно свободной, впереди не просматривалось никаких препятствий, да и тишина...
   Не раздавалось никаких звуков, как будто все вдруг вымерло кругом или куда-то делось. Внезапно в полнейшем безмолвии на трассу стали откуда-то сверху сыпаться камни, осколки крупных валунов, куски земли и прочая грязь. Мгновенно от всего этого весь участок дороги, где происходило данное происшествие, погрузился в пыльный туман и стало совершенно невозможно увидеть хоть что-нибудь, что делалось вокруг. Самое странное же было в том, что Гриша не мог остановить икарус - тот как будто перестал слушаться хозяина, а ведь он был опытным водителем и уже без малого десять лет колесил по указанному маршруту безо всяких происшествий. Между тем в этот раз творилось что-то непонятное - автобус несся по дороге с бешеной скоростью, все прибавляя и прибавляя газу, хотя водитель усиленно давил на тормозную педаль! Из под колес вылетали куски камня и грязи, машину крутило и вертело из стороны в сторону, но она каким-то чудом ехала дальше и не переворачивалась.
   Что творилось в это время в салоне передать очень трудно, практически невозможно! Это был даже не накал эмоций, это было нечто необъяснимое! Пассажиры быстро поняли, что ситуация жуткая и что единственный выход из положения - это гибель. Они разобьются!!! И как нелепо - на совершенно свободной дороге, на трассе, где практически не бывает никаких завалов и происшествий! Ужас и испуг охватил всех присутствующих в этом злополучном икарусе - люди вжались в кресла и кричали изо всех сил, пытаясь хоть как-то выразить свой протест против происходящего! Но кругом была тишина... Да-да, тишина! Не было слышно ни одного звука ни в машине, ни вне ее пределов. Все как будто провалилось в гнетущую и звенящую пустоту. Люди открывали рты, кричали, ругались, звали водителя и силы небесные, но не было слышно ничего! Абсолютно ничего! Как будто кто-то сверху взял и выключил звук. Раз и все! От этого ужас нарастал еще больше - у каждого из пассажиров стало складываться впечатление, что это у него уши заложило от чрезмерных перегрузок или еще от чего то. Причем каждый из них даже не мог предположить, что то же самое чувствуют и другие, что они тоже вдруг онемели и перестали слышать все вокруг.
   Но что же водитель? Почему он ничего не делает, чтобы остановить автобус? Может быть, он заснул за рулем? А может ему стало плохо от такой жары? Что происходит? А бедный Гриша лишь усердно продолжал жать на педаль тормоза, да бешеными от страха глазами смотрел на происходящее вокруг сумасшествие.
   Неизвестно, сколько прошло времени, но вдруг автобус остановился, причем очень плавно и не спеша, словно так и было нужно по желанию водителя. Туман рассеялся, камни перестали лететь сверху на дорогу и все успокоилось, как будто ничего и не происходило минуту назад. Вдруг страшный крик разрезал пространство салона - к людям вернулся их голос и способность слышать и воспринимать окружающее! Их собственные голоса, звучащие посреди все такой же безмятежной природы и палящего солнца, вывели пассажиров из оцепенения и заставили хоть немного прийти в себя. Еще некоторое время все сидели молча и пытались понять, что же произошло. Наверное, все вокруг завалено камнями? Наверное, это небывалый камнепад случился именно на том участке дороги, где они ехали и все чудом остались живы? Как же теперь выбираться отсюда, ведь дорога завалена? Надо по мобильному вызвать спасателей! Кто-то взглянул в окно...
   - Но там ничего нет! Люди, граждане, там ничего нет!!! Ни камней, ни песка, ничего... Куда же все делось? Это что, все привидилось, что ли? - молодой мужчина недоуменно пялился на бескрайнюю зелень, простиравшуюся за пределами автобуса.
   - Что произошло? И вообще, что-то произошло или это все сошли с ума? Ведь...
   Все пассажиры салона тоже начали судорожно вглядываться в окна, пытаясь найти хоть какое-то доказательство того, что это действительно происходило с ними, а не мелькнуло в уставшем от такого зноя мозгу. Но вокруг на самом деле все было так, как и раньше. Так же ярко светило солнце, так же зеленели деревья и кустарники, так же по небу плыли голубые облака... И трасса была совершенно свободной, ни одного камешка на ней не было.
   Что же это было? Массовое помешательство? Следствие массового перегрева или духоты? Но каждый из присутствующих отчетливо помнил весь тот ужас, который происходил несколько минут назад! И это было реально! И то, что произошел обвал камней с ближайшей горы, и то, что все вдруг от ужаса потеряли голос!
   Вопросов было гораздо больше, чем ответов...
   Со своего места встал водитель и шатающейся походкой направился к пассажирам салона. Все внимательно смотрели на него и ждали, что же он скажет. Может быть, он сможет хоть как-то объяснить ситуацию.
   - Увввважаемые граждане пассажиры, - заплетающимися от всего пережитого губами пролепетал Гриша, - ввиду всего случившегося предлагаю не устраивать никакие разборки, а ехать дальше, а уже на месте во всем тщательно разобраться. Объяснить произошедшее я не в состоянии, мистика какая-то... Знаю одно, если мы сейчас здесь застрянем, то не успеем к вечеру добраться до Зер...ка.
   И он внимательно посмотрел на людей, сидящих в салоне его автобуса, ожидая увидеть их реакцию на сказанные слова и услышать ответ. Только теперь Гриша заметил, что из сорока пассажиров, севших в машину в Адлере, на своих местах сидит только человек десять, остальные же места просто пустуют... Где же оставшиеся тридцать человек?
   Не может быть!!! - подумал ошарашенный водитель. - Не могли же они испариться! Я же не открывал двери! Да и в форточку они не могли вылезти, а окна в этом автобусе не открываются! Где же люди?
   Тут уже и уцелевшие граждане, видя недоуменное и удивленное лицо водителя, стали осторожно озираться по сторонам. В салоне воцарилась напряженная атмосфера. Каждый из присутствующих искал хоть какое-то объяснение не только всему случившемуся, но еще и тому факту, что четверть пассажиров просто взяла и куда-то исчезла из автобуса. Но никакого более-менее достойного объяснения не находилось.
   Пока все безуспешно пытались вникнуть в суть сложившейся ситуации, давайте посмотрим, кто же все-таки остался в злополучном автобусе.
   Ну, во-первых, это был сам водитель Гриша. Молодой парень, который уже приличное количество лет возил людей по этому маршруту, ставшему для него родным. Высокий, рослый, хорошо сложенный. К тому же очень веселый по нраву и любящий посмеяться по поводу и без. Семьи у Гриши не было, вернее он был пока не женат, а жил вместе с мамкой в большом деревянном доме, что недалеко от моря. Особых привязанностей он не имел, поэтому работу свою любил и уделял ей практически все свое время.
   Гриша был очень жизнерадостным парнем и легко относился к жизни, был не особо умен и тактичен, что, впрочем, не особо мешало ему. Говорил обычно все и сразу, не задумываясь о последствиях, чем часто обижал окружающих и ставил их в неловкое положение. Однако злобой не отличался. Мечтая о будущем, он рисовал в своем воображении крепкий деревянный дом в полтора этажа (да-да, именно в полтора!), в котором будет жить его семья (жена и много детишек, обязательно много), машину "Жигули" девятой модели; ни о какой карьере Григорий даже не помышлял. Наряду с мечтами были у него и некоторые страхи, о которых нельзя не упомянуть. С одной стороны он боялся вполне банальных вещей - например, потерять водительские права или что сломается автобус, и он не сможет починить его. Но был и более глубокий страх - оказаться не на высоте, оказаться хуже своих коллег-водителей, быть не таким как все, выбиться из общей массы...
   А еще Гриша очень боялся конца света! Еще давно он прочитал в местной газете о надвигающейся угрозе крушения нашего мира в 2012 году, и так проникся этой идеей, что теперь с жадностью искал любые сообщения и заметки на эту тему.
   Осталась и наша контролерша Рита. Ее внешность вы наверное уже хоть как-то представляете. Работала в этой должности она сравнительно давно, лет двенадцать, а до этого трудилась в рыбпромхозе завскладом. Женщина это была аккуратная и требовательная, все стремилась делать, как положено и предписано, за что ее очень уважало и ценило начальство. Дома ее ждали муж, тракторист на местном комбинате, и трое сыновей - Митька, восемнадцати лет, Олег, четырнадцати, да Сережа, которому едва исполнилось восемь. Ей бы может и дома посидеть с таким большим семейством, да не такая была Рита по натуре, чтобы всю свою жизнь отдать кастрюлям и домашнему хозяйству. Да и тех денег, которые приносил муж, честно говоря, на нормальную обеспеченную жизнь не хватало.
   Женщиной она была строгой и въедливой, излишне педантичной, не любила ничего нового и непонятного. Она, по сравнению с Григорием, напротив очень серьезно относилась к жизни. Да и жизнь у нее была, собственно, другая, более серьезная! Все хозяйство и весь дом фактически держался на ней. Вот, наверное, откуда такая категоричная привычка командовать везде и всеми. Рита не терпела никаких возражений и знала все сама. Была ярой атеисткой. В общем-то, наша героиня была неплохим человеком, но помощи ближнему от нее было дождаться проблематично.
   Мечты у Риты были вполне прозрачными - она очень хотела видеть своих мальчишек моряками. Ей очень нравилась морская форма, да и вообще все служащие на флоте казались ей настоящей элитой нашего общества, поэтому именно на такую стезю настраивала она своих сыновей. Естественно, хотела она и большой добротный дом взамен тому покосившемуся, в котором они жили. Но в глубине души у нее таилась совсем другое заветное желание - Рита очень хотела стать директором собственного туристического агентства! Вот тогда бы она развернулась! Вот тогда бы она зажила в полную силу! Вот тогда бы она поставила всю семью на ноги!
   Но это были только мечты, всего лишь мечты ... В реальности она понимала, что впереди ее ждет все тот старый дом, дети - оболтусы, все больше выпивающий муж и все то же уже опостылевшее место контролерши на автотранспортном предприятии.
   Были у Риты и свои страхи - она очень боялась не соответствовать инструкции, что что-то пойдет не так и она не сможет справиться с этим, что окажется не на высоте и некомпетентной в каком-то вопросе... Боялась, что муж уйдет от нее, а дети не будут слушаться, бросят и забудут.
   Была у нашей героини и еще одна небольшая слабость - боязнь мух! Да-да, Рита очень, просто панически боялась мух! На работе она пыталась как-то справиться с этим страхом, но при виде насекомых ее внутри просто переворачивало! И она ничего не могла с собой поделать.
   Следующий пассажир, оставшийся в салоне автобуса, был мужчина средних лет, даже можно сказать молодой человек лет тридцати восьми-сорока, по имени Михаил. Он сидел в дальнем углу автомобиля и всем своим видом хотел показать, что ему совершенно не страшно и в принципе все равно, что происходит. Он был хорошо стильно одет, на ногах красовались очень дорогие летние ботинки, а на мускулистой руке блестел во все стороны под лучами палящего солнца большой золотой браслет. Михаил действительно жил очень обеспеченно, приехал сюда отдохнуть из Питера, где он держал небольшую, но довольно доходную фирмочку, занимавшуюся продажей автозапчастей. Уже более десяти лет Михаил был счастливо женат и растил двоих замечательных детишек - мальчика восьми лет и девочку трех с половиной. В общем-то, он и их хотел взять с собой на отдых, да потом решил, что жене с детьми гораздо полезнее будет поехать в гости к бабушке в Саратов. Там и климат помягче, и такой жары нет, да и мать жены давно звала дочку и внуков к себе. Так что на семейном совете было решено, что в этом году семья отпуск проведет порознь.
   Если более глубоко посмотреть на нашего героя, то человеком он был спесивым и надменным, считал себя выше других и, по его же мнению, был способен решить любую проблему. Поэтому людей с мягким характером он считал слабыми и не достойными внимания, а вот перед сильными мира сего стыдливо преклонялся. Вообще в Михаиле было очень много показного: и напускная щедрость, и внезапная доброта, и горячее желание помочь ближнему... Но в глубине его души сидело обыкновенное, ничем не прикрытое равнодушие к другим людям.
   Как и у любого бизнесмена, мечты нашего героя не отличались оригинальностью - шикарный особняк на берегу моря (он как раз и ехал на побережье, чтобы прицениться к местной недвижимости и выбрать для себя вариант получше), лимузин, современный самолет, комфортабельная яхта. Себя он, конечно же, видел директором какого-нибудь крупного собственного предприятия, например завода, имеющего денег не просто много, и даже не очень много, а практически несчетное количество. Ну а у такого начальника должно быть много красивых молодых любовниц! Они тоже прекрасно вписывались в его мечты. Хотя эти мысли с трудом можно было назвать мечтами, скорее это было реальное представление о ближайшем будущем. Да, он собирался все это иметь!
   Но внутри этого на первый взгляд бесстрашного человека жило опасение оказаться хуже других, несостоятельным в чем-то, прогореть в бизнесе и обеднеть, потерять все деньги и вернуться к тому непривлекательному уровню жизни, с которого он начинал когда-то. Михаил очень боялся, что его сосед Сашка откроет магазин и обойдет его в бизнесе. Эта мысль не давала покоя ему уже долгое время. Также оказалось, что он боится высоты и еще всего, что связано с загробным миром. Да-да, этот молодой здоровый мужчина очень боялся покойников и всего, что с ними связано. Вот так, в общем и целом, выглядел этот наш герой.
   Остались в автобусе и молодая женщина с мальчиком, которые нам уже знакомы по началу повествования. Мальчугана звали Иваном, а его мать - Оксаной. Они приехали отдыхать в эти места из далекого Омска, из заснеженной Сибири, где такой жары никогда и не бывало, поэтому сейчас наслаждались каждым лучиком греющего солнца. Отца у них не было, и дома их никто не ждал, кроме кошки Муськи, которую временно оставили на попечение соседки. То ли вследствие отсутствия отца, то ли из-за слишком мягкого характера матери, мальчик был очень капризным и вечно всем недовольным. Оксане приходилось все время как-то подлаживаться под его резко меняющееся настроение и выполнять все его непомерные капризы. Иначе с ним сладить и заставить что-то делать было совершенно невозможно. Вот и сейчас Иван смотрел на всех мокрыми от слез глазами и пинал Оксану в ногу, давая понять, как ему страшно. Но мать на это никак не реагировала, она сама была в полнейшей растерянности и недоумении.
   Оксана была очень доброй и сострадательной молодой женщиной, которая всегда готова была прийти на помощь и отдать последнее, если это нужно. Она была очень сентиментальна и часто плакала, страдала мнительностью и много чего пугалась в жизни. Впрочем, ее некоторая рассеянность и забывчивость позволяли ей не зацикливаться на плохом и вполне нормально существовать вместе с сыном. Хотя знакомые и друзья считали ее немного "не от мира сего". Оксана желала счастья всем и каждому, мечтала о "о рае" на земле, хотела, чтобы не было больных и бедных, чтобы все ее родные были живы и не умирали, вообще чтобы все жили вечно! А еще она очень хотела побывать в разных экзотических странах и насладиться всеми их красотами! Сделать это она пока не могла, но наша героиня искренне верила не только в возможность всего этого, но и в реальность исполнения.
   Будучи натурой трепетной и наивной, Оксана боялась темноты, глубины, воя и рева диких животных; очень боялась призраков. Все таинственное и неизвестное приводило ее в особое волнение. А еще она очень пугалась, когда ее ругали или обвиняли в чем-то. В эти моменты она, как маленькая девочка, уходила в себя и очень переживала.
   Ее сын Иван был полной противоположностью матери. Капризный, невоспитанный, он не любил и не уважал никого вокруг, считал, что все ему должны и обязаны. Мальчик был "себе на уме" и всегда жестко требовал свое. При своей жадности и вредности, Иван был достаточно умным и аккуратным, очень любил технику и хорошо в ней разбирался. В отличие от Оксаны, которая мыслила сугубо в идеалистическом направлении, ее сын был ярым материалистом и на все в этом мире имел свое собственное суждение. В физическом плане он был далек от спорта, имел довольно хилое телосложение, двигаться не любил и больше сидел и наблюдал за происходящим.
   В глубине его детского сердца скрывалась заветная мечта - собрать большого робота-трансформера и научить его говорить! Вот это было бы изобретение! Он бы прославился на весь мир! Именно на нем Иван собирался ехать искать своего отца и обязательно найти его! Да, мальчик никому не говорил об этом желании, даже матери, но очень скучал без папы и в тайне очень надеялся когда-нибудь найти его и подружиться.
   В своих мыслях он вообще был совершенно не таким, как на яву. Он командовал всеми, был заводилой, лидером и всегда во всем одерживал победу! Сильное мускулистое тело выдавало его активность и бесстрашие! Он никого не боялся, а сам всех устрашал! Эдакий Рэмбо!
   На самом же деле, мальчик трусил перед соседскими ребятишками, которые все время грозились побить его, боялся страшных монстров и мутантов из мультиков, боялся соседского ротвейлера Гошу...
   Была у Ивана и еще одна маленькая задумка - побрить наголо свою кошку Муську. Но это уже даже не желание, а небольшое хулиганство.
   На двух передних креслах сидели две молодые девушки лет двадцати - двадцати пяти, подружки. Обе они были светловолосые, хорошо сложенные и внешне очень похожие друг на друга. Звали их Маша и Таня. Обе девушки прилетели из Москвы и надеялись хорошо отдохнуть от всех усилий, затраченных на минувшую сессию в институте иностранных языков, где они и учились. Девушки были очень обеспеченные и уверенные в себе, и поэтому воспринимали происходящее как какое-то недоразумение, выбивающееся из их уже заранее продуманного сценария. Они надменно и несколько нагло смотрели на водителя, как будто это он был виноват в том, что с ними происходило что-то необычное. Именно он должен был дать им ответ за все то безобразие, которое творилось несколько минут назад. Да-да, именно он...
   Если не обращать внимания на внешность, то на самом деле эти подружки были очень разные.
   Маша была девушкой серьезной, карьеристкой по натуре. Умная, целеустремленная, она во всем стремилась быть первой и не терпела конкуренции. Однако была слишком самоуверенной и часто шла напролом в достижении своих целей. Совесть ее не особо обременяла и она чувствовала себя "хозяйкой" жизни, которая привыкла к обеспеченной жизни без особых проблем. Не добрая и не злая, Маша везде и всегда преследовала свои цели и была очень продуманной девушкой. Мужчин же она считала слабым полом, достойным быть лишь на вторых ролях. Она всего в жизни планировала добиться сама и, надо сказать, пока это у нее получалось.
   Маша мечтала стать большим начальником в иностранной фирме, иметь хороший особняк за городом и небольшую яхту. А еще грезила девушка о собственной конюшне. Она с детства любила лошадей, да и в седле держалась довольно неплохо. Также наша героиня планировала найти себе достойного мужа. Причем муж тоже должен был быть непременно иностранцем. Маша очень боялась быть неуспешной в жизни, не добиться чего-то, не стать кем-то... А причина была вполне банальной - девушке с малого возраста ставили в пример старшую сестру и она не хотела оказаться хуже. Эта уверенная и сильная девушка боялась пауков и вообще всяких насекомых, боялась замкнутого пространства, к тому же очень боялась огня (Маша когда-то стала свидетелем страшного пожара, ужас от которого остался в ее душе на всю жизнь).
   Татьяна была совершенно другая.
   Обыкновенная девушка, без особых талантов и способностей. Ее устраивала настоящая вполне обеспеченная жизнь и она ничего в общем-то и не хотела в ней менять. Таня была спокойная и не особенно эмоциональная. Карьера ее не интересовала, она планировала работать обычным служащим в иностранной фирме и это ее вполне устраивало.
   Наша героиня очень любила спорт. Занималась волейболом и ходила в бассейн на плавание (у нее был юношеский разряд). В целом была девушкой доброй, но дождаться от нее решительных действий было достаточно трудно. Все мечты Татьяны сводились к обыденной спокойной обеспеченной жизни с мужем и детьми, хотя, в общем-то, это были даже не мечты, а некие цели или ближайшие планы. Но мечта у нее все-таки была. Девушка очень хотела, чтобы ее любимая бабушка наконец-то выздоровела и начала ходить! Она уже давно болела какой-то редкой болезнью, которая в современной медицине считалась неизлечимой, не ходила и даже не вставала с постели. Для Тани бабушка была самым родным и близким человеком, настоящим другом, с которым она делилась всем самым сокровенным и была готова ей все отдать. Но в последнее время старушке становилось только хуже и надежды даже не на выздоровление, а на поддержание состояния на том же уровне практически не оставалось. Наша героиня очень боялась, что бабушка умрет и она потеряет самого близкого человека на земле. Еще Татьяна боялась крови, боялась врачей и вообще всех людей в белых халатах, но больше всего она боялась смерти. Это состояние пугало ее своей неизвестностью, неизбежностью, да и тем, что оттуда нельзя было вернуться.
   Вот такова была на первый взгляд наша героиня Татьяна.
   Еще одной пассажиркой автобуса оказалась пожилая бабулька, которую внук отправил отдыхать на морское побережье. Сама она была из приволжского городка Сызрани, и приехала на курорт наверное в первый раз за последние тридцать лет. На вид ей было лет семьдесят-семьдесят пять, не больше. Хотя она хорошо сохранилась - поджарое тело и густые волосы, подстриженные в аккуратное каре, выдавали ее привлекательность в молодости. Звали ее Пелагея Федоровна. В прошлом учительница географии, она живо интересовалась всем вокруг и только успевала удивляться той дивной природе, которая ее окружала. Случившееся же необычное происшествие она воспринимала скорее как какое-то приключение, чем как неприятность, чем-то грозящую ей самой и всем остальным пассажирам.
   Бабулька эта была очень дотошная и любопытная, везде совала свой нос и раздавала советы направо и налево. Была гурманом и любила вкусно и сытно поесть, из-за чего ела много и очень часто, но почему-то не толстела. Ей всегда казалось, что еды мало и может не хватить, поэтому она относилась к ней с особым трепетом. Пелагея Федоровна была очень активной женщиной, никогда не сидела на месте и постоянно двигалась, периодически занималась общественной деятельностью, да и вообще была известной активисткой. Себя считала очень доброй и отзывчивой, помогающей людям и творящей всеобщее добро, хотя на самом деле являлась жадной и эгоистичной. Ее не интересовали по большому счету не только посторонние люди, но даже собственные дети и внук, который и отправил ее сюда отдыхать и оплатил поездку. Она была бабушкой для него лишь формально и напоказ, хотя он уже давно помогал ей деньгами, да и вообще всячески заботился.
   Старушка была поклонницей известного певца Пурпурова, часто слушала его песни и мечтала когда-нибудь побывать на концерте. Но билеты были для нее слишком дорогими, чтобы эта мечта могла осуществиться в реальности. Но она надеялась! Она очень надеялась, что жизнь - переменчивая штука и как-то раз у нее обязательно появится возможность послушать Пурпурова вживую! Было у Пелагей Федоровны и еще одно жгучее желание - "утереть нос" своей соседке Клавке, с которой они вечно во всем соревновались и соперничали. Та тоже была одинокой любопытной старушкой, вечно во все лезла и не могла жить спокойно.
   Теперь давайте посмотрим, были ли у нашей героини какие-нибудь страхи? В таком возрасте уже нечего бояться, скажете вы. И будете неправы! У нее были страхи, и вполне реальные! Во-первых, эта бабуля очень боялась постареть, просто очень. Перспектива стать дряхлой и немощной, утратить былую активность и задор заставляла ее еще больше двигаться и заниматься собой. Во-вторых, страшило нашу героиню и осознание того факта, что ей уже много лет и скоро пора будет уходить, умирать, прощаться с этой жизнью... Это ее никак не устраивало и не входило в ее планы! Ну, и в третьих, она очень боялась лошадей и коров, а также огромных собак. Во всем остальном наша бабуля была очень смелой и решительной.
   Следующим гражданином, оставшимся в автомашине, оказался отставной военный, майор в отставке Владимир, которого все друзья и знакомые звали Вован. Он был средних лет, хотя седина уже местами пробралась в его черную залихватскую шевелюру. Вован давно уже работал в охранном предприятии, вел довольно спокойный образ жизни и поэтому и отдых предпочитал спокойный и без лишней суеты. Сам он был из Воронежа, да и материальный достаток у него был очень даже средний. В последнее время у него не все ладилось с женой, сын после окончания университета женился и уехал в другой город, а дочка заканчивала школу, что тоже добавляло своих забот. Вот от всего этого и решил временно сбежать бывший майор, чтобы побыть одному, хорошенько подумать и может что-нибудь для себя решить по поводу дальнейшей жизни.
   Вован в принципе был добрым и отзывчивым человеком, готовым всегда прийти на помощь в случае необходимости и отдать последнее, если это нужно. Честность и правдолюбие были его отличительными чертами. Но, надо сказать, служба в армии наложила свой негативный отпечаток на характер этого героя: отсутствие фантазии, полета души и хоть какой-то романтики выдавало его с головой. Привычка беспрекословно выполнять приказы и не отступать ни на шаг в сторону осталась в нем от былых времен на всю жизнь. Особых талантов он не имел, но очень любил что-то делать своими руками, что у него неплохо получалось.
   Где-то в глубине души Владимир был окончательно разочарован в жизни. Ему не нравилась работа, на которую он ходил изо дня в день, не нравилась квартира, в которой он жил, все больше допекала жена, да и дети не радовали... Ему вообще не нравилась та жизнь, которую он вел. Но изменить что-то не было ни денег, ни возможностей. Он даже мечтать перестал в последние годы. Хотя нет, кое-какие мечты у него остались! За всем этим пессимизмом все еще скрывался заветный образ огромного черного джипа, который ему так хотелось иметь и на котором бы он смог поехать на хорошую охоту! А еще он планировал когда-нибудь купить добротный дом для своей старенькой матери, которая жила в деревне в уже давно покосившейся и просевшей избе. Мечтал достойно встретить старость, выучить дочь... Но все это, как считал наш герой, так и должно было остаться мечтами.
   У майора была одна особенность, которая во многом определяла его жизнь. Он когда-то, еще во времена службы в Афганистане, был тяжело ранен, и болезнь на долгое время приковала его к постели. Упорная борьба за нормальное существование и здоровье сделала свое дело и он поправился. Но панический страх, что все вернется снова преследовал его вновь и вновь... Да, этот крепкий уверенный мужчина очень боялся физической боли и сама вероятность ее возникновения приводила его в ужас. Это, конечно, было не всегда, это были отголоски той страшной войны, которую он, наверное, так до конца и не пережил.
   Еще Вован очень переживал, что может в старости остаться один, никому не нужный и одинокий, что дети бросят его и не захотят общаться. Это, несомненно, было всего лишь следствием общего негативного настроя нашего героя, но такие мысли, между тем, роились в его голове все чаще и чаще.
   Последней пассажиркой, которая осталась в автобусе, оказалась привлекательная молодая женщина лет тридцати. Она была из далекого таежного городка Гж...ка, так что местное жаркое солнышко было ей только в радость. Звали ее Тамара, но от знакомых повелось ласковое прозвище Томочка. Она работала врачом-терапевтом, была очень грамотной и начитанной женщиной. Семьи Томочка не имела, жила с родителями и обожала свою родную племянницу Анюту, жившую неподалеку вместе с семьей сестры и ее мужа. На юг она не ездила давно, мизерная зарплата врача в местной поликлинике не позволяла такую роскошь, но теперь решила отложить все другие траты и устроить себе настоящий праздник вдали и от дома, и от работы, и от всех грустных мыслей. Благо что и родители немного помогли материально.
   Вообще Тамара была женщиной очень милой и трепетной, часто мечтала и давала волю своему бурному воображению. Сострадательность и любовь к окружающим были развиты в ней настолько глубоко, что она никому не могла отказать в помощи. Об обыденных материальных вещах она заботилась крайне мало, считая, что духовные принципы гораздо важнее. Именно с этих позиций она и выбирала себе жениха, вернее даже не выбирала, потому что выбирать было не из кого, а попросту ждала. Как в красивых сказках про Золушку, она мечтала, что принц на белом коне приедет за ней и у них все будет хорошо. Вообще Томочка хотела большую семью и непременно много детей. Была у нее и другая заветная мечта, которая никогда не могла осуществиться - она очень любила не так давно умершего деда, маминого отца, очень скучала по нему и всеми фибрами души молила вернуть ей его, но это было совершенно невозможно...
   Была у нашей героини и банальная, даже смешная мечта - она очень хотела завести собаку! Но родные были против, да и у нее самой не всегда хватало бы времени ухаживать за животным, но она безумно ее хотела и продумывала всяческие варианты, чтобы в доме появился новый друг.
   Чтобы был понятен характер героини, давайте немного остановимся на ее страхах и опасениях. Пугали Тому змеи и пауки, резкие звуки, пустое пространство... ей все время казалось, что кто-то стоит за ее спиной или пристально смотрит на нее. Поэтому потайных уголков и закоулков она не любила. Еще Тамара боялась не успеть на помощь ближнему, не оказать нужную поддержку, не прийти вовремя. Это, пожалуй, все моменты, которые омрачали ей жизнь.
   И вот, все приготовления позади и она уже здесь, по дороге из Адлера в маленький приморский городок Зер-к, где ее ждет море, солнце и ничего не деланье! Но в данный момент ей было совсем не до веселья... За все то время, пока творилось что-то невероятное на дороге и за ее пределами, Томочка уже успела представить себе все возможные последствия случившегося и они ее, надо сказать, не радовали, а очень даже удручали. Умирать в полном расцвете лет не хотелось, естественно, никому, тем более так нелепо. Но она была фаталисткой, слепо верила в судьбу и, видя, что происходящее уже никак не изменить и уж тем более не отменить, практически смирилась со своим незавидным положением. Она и теперь умиротворенно и как-то загадочно смотрела по сторонам, пытаясь понять, конец уже наступил или еще нет.
   Между тем, всеобщее оцепенение потихоньку проходило. Люди начали приходить в себя от небывалого происшествия и от осознания того, что теперь в автомашине их на три четверти меньше, чем раньше.
   Интересно, а по какому принципу были отобраны именно эти пассажиры? Или наоборот, отобрали тех, которые исчезли, а этих оставили? И кто это сделал? С какой целью?
   Догадок было высказано множество: и по поводу инопланетян, и про секретную лабораторию, которая берет людей на опыты, и про банальное бегство пропавших с места происшествия... Однако, ни одно из них нельзя было ни подтвердить, ни опровергнуть, никто ничего не знал.
   Растерянный Гриша все так же стоял перед оставшимися, в надежде наконец-то определить дальнейший план совместных действий.
   -Граждане, ну так я все-таки предлагаю ехать дальше и как можно быстрее, чтобы успеть до темноты. А то мало ли что еще может тут произойти, - взывал он к разуму пассажиров.
   - Давайте сначала позвоним на станцию! - деловито предложил Вован. - Надо узнать, был ли на самом деле этот ... ну как его... камнепад или нам всем это только привидилось. Если он действительно был, то его должны были заметить и зафиксировать, а, следовательно, и разбираться в случившемся и решать вопрос о дальнейшей поездке будем уже исходя из достоверного факта.
   - Да, да, это действительно правильно, - поддержали его остальные сидящие в салоне. - Давайте позвоним на станцию и все узнаем!
   Гриша, как главный командир и рулевой своего судна, вытащил сотовый телефон из кармана рубашки и хотел было набрать номер базы в Адлере, да только телефон почему-то предательски не отвечал ни на какие манипуляции. Он был попросту выключен и не хотел включаться. Как уж водитель не нажимал на клавиши, как ни стучал по корпусу, как ни ругался, аппарат не подавал никаких признаков жизни.
   - Товарищи, может кто-нибудь из вас позвонит! - обратился он к пассажирам. - У меня что-то телефон не работает!
   - Сейчас я позвоню! - откликнулся Вован. - Сейчас, сейчас!
   Он достал свой мобильный и с изумлением уставился на его монитор.
   - У меня тоже не работает... - пробормотал он в недоумении. - Странно. Я только перед дорогой заряжал его! Он не мог так быстро израсходовать всю зарядку! Да и в любом случае, он хотя бы включился! А тут нет! Он был у меня совершенно исправен!
   - Ребят, не волнуйтесь! Сейчас я позвоню везде где надо. У меня совершенно новый аппарат. Только перед отъездом приобрел! - вальяжно включился в разговор Михаил. - У меня все в полном по... - он не успел договорить. На его лице отразилась такая удивленная гримаса, что все сами невольно подняли брови от удивления. Его мобильный телефон тоже не включался! Не работали телефоны и у других, сидящих в автобусе...
   - Это мистика какая-то! - таинственно пробормотала старушка. - У всех внезапно поломалась вся электроника! Это не спроста! Точно не спроста!
   В салоне икаруса повисла гнетущая тишина. Никто не решался проронить ни слова, боясь, что случится что-то страшное и непредсказуемое. Все были словно околдованы происходящими событиями. Создавалось впечатление, что данный участок дороги просто попал в какое-то другое измерение, другую реальность, где происходит что-то непонятное и необъяснимое с точки зрения нашего измерения. Иначе как объяснить этот камнепад, вдруг начавшийся и так же вдруг прекратившийся, полное отсутствие его последствий, это таинственное исчезновение трети пассажиров в автобусе, это мистическое выключение всех мобильных телефонов... Оставалось только непонятным, для чего все это было сделано? Кто изменил одну реальность на другую? С какой целью? И как вернуться обратно в свое измерение?
   Каждый из присутствующих судорожно задавался подобными вопросами, но ответы никак не находились. Неожиданно звонкий голос Тани вывел всех из глубокого оцепенения:
   - А у меня к тому же часы встали...
   Все стали тревожно смотреть на свои часы, в надежде понять, что уж у них- то с этими приборами все нормально. Каково же было их удивление, когда оказалось, что наручные часы, да и все остальные тоже, поголовно у всех пассажиров икаруса тоже остановились! Это было даже не удивление! Это было состояние, близкое к панике и отчаянию! Надо было что-то делать, куда-то бежать, что-то выяснять, короче говоря, как-то выбираться из сложившейся ненормальной ситуации! Это просто какое-то временное помешательство... Причем у всех, решивших поехать в этом злополучном автобусе!
   Но бежать было некуда, да, в общем-то, и не зачем. А куда бежать? Они совершенно не знали ни который час, ни что, в сущности, произошло, не могли ни с кем связаться, да и ,собственно, можно ли вообще двигаться дальше. Когда первоначальное волнение хоть как-то улеглось и все поняли, что в одиночку решить сложившуюся проблему никак не получится, внимание присутствующих было опять обращено на водителя, который все еще стоял посреди прохода и пытался руководить происходящим. Видя, что от него снова ждут предложения о дальнейших действиях, Гриша произнес уже в который раз:
   - Граждане, я вижу единственный выход из ситуации - это немедленно ехать дальше! Вы сами понимаете, что тут происходит черт знает что и что случится дальше, вообще не понятно! А время идет, и у нас остается все меньше и меньше шансов добраться до Зер-ка вовремя, то есть до наступления темноты. Напомню тем, кто не знает, что ехать в темноте по этим дорогам очень опасно! И я совершенно не рискну этого делать! Так что решайте! Причем, как можно скорее!
   И он многозначительно замолчал, наблюдая за реакцией на сказанное.
   Но никто и не собирался тянуть с решением. Всем хотелось как можно быстрее покинуть это злополучное непонятное место, прибыть в пункт назначения и забыть все произошедшее, как страшный сон. Поэтому затараторили пассажиры практически одновременно:
   - Да. Да, поехали! Поехали скорее! Надо немедленно ехать!
   Гриша не стал дольше терять времени и поспешно сел за руль. Рита деловито стала рядом, как бессменный штурман на корабле. Перед тем, как прикоснуться к приборам, водитель с опаской перекрестился, тихонько потрогал ногой педаль тормоза, потом газа и, только убедившись, что они исправно работают, осторожно начал движение. Он еле-еле нажимал на необходимые приборы, не давая автобусу быстро убегать от странного места. В любой момент Гриша готов был остановиться, если педаль тормоза опять откажется слушаться. Но всё работало в стандартном режиме и не давало совершенно никаких поводов для беспокойства. Тогда он плюнул на все страхи и помчал свою машину с уже привычной для этой местности скоростью.
   Надо сказать, что после того, как автобус наконец-то двинулся с места, в салоне стало как-то легче. То огромное напряжение, которое царило в воздухе и буквально тяжелым камнем висело надо всеми, незаметно спало и рассеялось в окружающей действительности.
   Пассажиры тоже потихоньку стали входить в привычное настроение, хотя настороженность их все еще не покидала. Они внимательно смотрели по сторонам, боясь встретить подтверждение случившихся событий. А вдруг и здесь что-то не так?
   Так они проехали несколько километров, но, как ни странно, ничего необычного больше не происходило... Автобус легко бежал по запыленной дороге, за окном мелькали кроны бурно цветущих деревьев и кустарников, иссохшая от неимоверной жары трава просила дождя... Все вокруг на первый взгляд было совершенно обычным и привычным глазу. Да-да, именно на первый взгляд! На самом деле уже очень скоро сидящие в салоне люди стали замечать, что что-то не так... Что-то кардинально не так... Что-то неуловимое и неосязаемое...
   Первым это несоответствие заметил Иван.
   Посмотрите! - осторожно сказал он, - а ведь за окнами все не совсем обычно! Солнца-то нет, и кругом стало как-то серо и неуютно!
   Действительно, куда делось солнце? Еще совсем недавно оно нещадно светило и ослепляло всех своими лучами, теперь же его нигде не было видно. Совершенно нигде! Нет, на улице не собирался дождь и тяжелые тучи не закрыли небо, да и закатиться светило тоже не могло, еще было слишком рано. Солнца просто не было! При этом все также стояла неимоверная жара и воздух был накален до предела. Все вокруг покрылось какой-то серой дымкой, выглядело пасмурным и неприятным.
   Пассажиры вновь напряглись и стали всматриваться в природу за окном, пытаясь определить, что же все это значит, в конце концов. Может быть это просто случайность? Может это все закономерно? Может такое часто случается в здешних местах и в этом нет ничего необычного?
   Дальше Иван опять ввел присутствующих в некоторое недоумение:
   - А куда делась вся живность? Там же никого нет!?
   Да, никакой живности в округе теперь не было. Вся природа словно вымерла по какой-то непонятной причине. Не было ни птиц, которые всегда весело щебетали и резвились в зеленой кроне, не было ни мелких животных, которых всегда было в изобилии в местных лесах... не было даже ветра! Ни один листик не шелохнулся на деревьях, все стояло как мертвое! Даже автобус, поток воздуха от которого должен быть производить хоть какое-то движение рядом с собой, не сдвинул даже пылинки!
   Это было непонятное, какое-то окаменевшее состояние окружающей действительности!
   Чтобы хоть как-то разрядить гнетущую атмосферу в автомашине и сгладить сложившуюся непростую обстановку, каждый из присутствующих стал высказывать свои позитивные и все более чудесные догадки, оправдывающие и объясняющие происходящее.
   - Я думаю, что все это бред собачий! Ничего особенного не произошло! Мы сами себе чего-то тут напридумывали и сами же этого испугались! - начал Михаил. Он выглядел совершенно спокойно и даже умиротворенно, так что создавалось впечатление, что он действительно уверен в том, о чем говорит. На самом же деле, в глубине души, его все эти случившиеся недавно события очень волновали и настораживали, навевая нехорошие мысли и предположения.
   - А вдруг сейчас какие-нибудь бандиты нападут на их автобус и отберут его деньги? - переживал он. - А вдруг он потеряет в этой необычной обстановке все сбережения, которые везет с собой? А вдруг это все нечистая сила? А вдруг...
   Но все это были его настоящие скрытые мысли, которые, как вы сами понимаете, он никому не высказывал, чтобы не потерять лицо уверенного в себе добропорядочного бизнесмена.
   - Да-да, вы совершенно правы! Ничего неординарного не произошло! Все идет как надо! - поддержала его Маша. - Не надо панику нагонять!
   Она задорно крутила ремешок от фотоаппарата и улыбалась во весь рот, давая всем понять, что совершенно ничего не боится и крайне довольна происходящим.
   - Пожара ведь не произошло! Нас не похитили и никуда не заперли! Мы совершенно свободны и едем отдыхать! - радовала она окружающих. - Ничего страшного не случилось!
   - Да, только бы пожара не случилось, - думала она. - Только не пожар! И только бы нас не украли и не посадили под замок! Да и вообще, что скажет сестра, если с нами что-нибудь случится! Она только посмеется надо мной и порадуется, что поездка не удалась! Нет, этого нельзя допустить!
   Маша держалась молодцом, внешне было совершенно не понятно, что творилось в ее душе на самом деле, она была спокойна и весела. Эта девушка умела держать себя в руках и создавать о себе нужное впечатление. Эти способности могли помочь ей в профессиональной карьере, и она не торопилась показывать всем истинное положение дел.
   Ее подруга Татьяна выглядела не так уверенно и бодро. Тане было не по себе и очень тревожно, и, как она ни пыталась все это скрыть от окружающих, ей это не совсем удавалось. Поэтому она только тихонько произнесла, поддакивая подруге:
   - Да, наверное... Наверное, действительно все хорошо...
   На самом деле, внутри этой героини боролись смешанные чувства - с одной стороны, ей было страшно и жутковато от всего происходящего и от осознания того, что же могло произойти. С другой, ее душа радовалась! Ведь пока действительно ничего из ряда вон выходящего не случилось, автобус не разбился, жертв и покалеченных нет, главное - не дошло до крови... Ведь не дошло же! А тот факт, что люди пропали, так в нем еще надо разобраться! То есть видимых повреждений у пассажиров не было и это обстоятельство очень радовало Татьяну. Поскольку она еще и покойников боялась, то будь на дороге жертвы, ей пришлось совсем не просто. А поскольку их не было, то значит, еще все не совсем плохо.
   Пелагея Федоровна тоже в это время не сидела молча. Она пыталась оторвать присутствующих от грустных мыслей с помощью более достоверных и обоснованных доводов.
   - Граждане, я учитель географии и кое в чем разбираюсь, - начала она. - Поверьте мне, в окружающей обстановке нет ничего особенного! Подумаешь, нет солнца на небе! Подумаешь, серость кругом! В этом нет совершенно ничего страшного! - старушка многозначительно подняла указательный палец вверх. - В мире, а тем более в природе всякое бывает!
   Никакой мистики здесь нет и быть не может!
   Таковы были ободрительные речи Пелагеи Федоровны и, надо сказать, ей хотелось верить. Очень хотелось! В этот непростой для всех присутствующих момент такие слова знающего человека были просто необходимы, они как живительный воздух должны были хоть немного подпитать наших героев, хоть немного прояснить сложившуюся ситуацию, хоть немного придать уверенности. И, отметим, они сделали свое дело. Каждый из присутствующих с пониманием отнесся к ее словам и для себя решил, что этой женщине, наверное, можно и нужно верить, раз уж она разбирается в географии.
   Хотя, на самом деле, все происходящее вокруг очень даже волновало старушку и не давало ей покоя. Поскольку она видела во всем таинственность и мистицизм, то и в этой ситуации была полностью уверена, что все это неспроста! Насчет описанных природных явлений за окном Пелагея Федоровна была абсолютно уверена, что они являются аномальными! Даже не аномальными, такого в действительности просто не могло быть! Да, именно так, не могло быть и все! Солнце не могло в такой час никуда деться, серость не могла появиться кругом, да и живность не могла никуда исчезнуть! Это она знала точно!
   Но не говорить же об этом всем присутствующим. Нет, высказывать свои догадки было совершенно нельзя, это могло привести людей в панику, так что мудрая женщина решила молчать об истинном положении дел и ждать, что же случится дальше.
   Пелагея Федоровна была довольна собой. Ей нравилось, что она оказалась на высоте в сложившейся ситуации и выглядела сведущей во многих нужных вопросах. Что она всех в общем-то нагло обманывает, ее нисколько не смущал, а даже придавал какой-то приключенческий оттенок.
   Вован сидел хмуро и не вел никаких разговоров. Ему не хотелось ни с кем и ни о чем говорить. В его голове путались разные грустные мысли, которые занимали все его существо. Нет, он не особо испугался, только снова и снова находил подтверждение своим пессимистическим предположениям о неправильном и несправедливом устройстве этого мира, да и всей этой жизни.
   Да, - думал этот крепкий мужчина, - и здесь происходит не знай чего... Даже солнце ушло от такой жизни! Даже звери вымерли кругом! Не говоря уже о том, что больше половины пассажиров вот так просто взяли и исчезли из автобуса! Это уже не мистика, а беспредел какой-то! С этим надо что-то делать! Нельзя сидеть сложа руки, а то и с нами что-нибудь произойдет!
   Вот так и ехал наш герой, внешне не подавая никаких признаков бурной мыслительной деятельности, которую он вел на самом деле. Несмотря на некоторую отстраненность с виду, Вован и сейчас был готов незамедлительно прийти на помощь любому, если это понадобится. Он всегда, как человек военный, находился в состоянии полной боевой готовности и строгой самодисциплины.
   Ивану, между тем, становилось все страшнее и страшнее. Сначала это исчезновение людей, потом эта дурацкая электроника, которая у всех разом вышла из строя, теперь вот эта аномальная непонятная погода... О том камнепаде, который должен был унести все их жизни, можно и не говорить! Что мог думать и чувствовать маленький ребенок в такой ситуации! Да еще и его мать начала вести себя, как запуганная девочка. Ей бы, наоборот, поддержать сына, как-то подбодрить его, вселить в него какую-то надежду. Она же, между тем, только смотрела на всех огромными от страха глазами и без умолку повторяла:
   - Какой ужас! Это конец! Все, это конец! Мы умрем!
   По ее лицу текли слезы и она все время всхлипывала, пытаясь остановиться. Но привести себя в нормальное адекватное состояние не удавалось и она продолжала и продолжала эту истерику. Иван слезы не лил, но по его мокрым глазам было заметно, что он и сам готов был сейчас заплакать от страха. Но пока еще изо всех своих детских сил держался, чтобы не показаться всем маленьким и слабым. Ему было действительно страшно! В его бурном воображении тут же стали возникать всякие монстры и мерзкие мутанты, которые сейчас войдут в автобус и утащут его! Он уже буквально видел их среди замутненных серостью деревьев и кустарников. Эти чудища съели всю живность в округе!!! От этих мыслей Ивану становилось еще страшнее, но ни мать, никто другой и не думали его от них спасать. Мальчик смотрел на всхлипывающую Оксану и боялся еще больше.
   Видя, что у этой семейной парочки дела совсем плохи, контролерша Рита подошла к ним, чтобы хоть как-то утешить.
   Несмотря на всю необычность и таинственность происходящих событий, она все еще чувствовала себя на боевом посту и старалась хоть как-то контролировать обстановку. То обстоятельство, что окружающая действительность никак не вписывается в привычные для всех рамки и не укладывается в понятную схему, делал ее еще более сосредоточенной и внимательной ко всему, что было вокруг. Она и так всегда была начеку, строго следила за процессом своей работы и была этакой "мамкой" в автобусе. Если кому-нибудь из пассажиров было что-то надо или возникал какой-нибудь вопрос, именно она брала все заботы на себя.
   Вот и сейчас, видя, что ее пассажирам нужна помощь, Рита с покровительствующим лицом подошла к матери с мальчиком.
   - Ну что же ты плачешь, милая? - заботливо произнесла она, - вот и ребеночка своего совсем испугала, смотри, как трясется. Так нельзя, ты же мать, тебе никак нельзя плакать! Ты какой пример малышу подаешь? Да и других людей смущаешь!
   И контролерша принялась рассказывать Оксане, а заодно и смотрящему на нее во все глаза мальчугану, что на самом деле все не так уж и плохо, что происходящее вокруг всего лишь несколько необычно и даже совсем не страшно. Да, события вышли из-под контроля, потеряли свою объяснимость и понятность, но это ведь еще не конец света! Все пассажиры живы (ну не совсем все, но те, что остались в салоне, это уж точно!), а это самое главное!
   Она еще долго сидела возле Оксаны и Ивана, говорила с ними, пыталась смеяться и шутить. Этой строгой работнице непременно нужно было, чтобы ее подопечные успокоились и хоть как-то доехали до места, да и впечатление о поездке у них должно было сложиться благоприятное, хотя о каком впечатлении сейчас можно было говорить.
   На самом же деле настрой у Риты был совершенно не такой радужный, какой она демонстрировала окружающим. Стыдно признаться, но она впервые в жизни растерялась и не знала, что делать и как справиться со сложившейся ситуацией. А от этого ей становилось еще хуже! За все двенадцать лет работы на этом автотранспортом предприятии с ней не случалось ничего подобного и она так привыкла, по все идет как надо, что сейчас просто опустила руки. Нет, внешне она держалась стойко и достойно, сохраняя свое лицо и поддерживая вверенные ей полномочия, но внутри наша героиня была очень испугана и выведена из привычного равновесия.
   - Что же такое происходит? - думала она. - Это явно не поддается никакому логическому объяснению! Это какие-то паранормальные явления! Но этого не может быть! Их не бывает! Бога нет! Человек - хозяин природы и вершитель всего сущего! Чертовщина какая-то...
   Рита никак не решалась поверить в реальность окружающих событий. Ей казалось, что все это происходит не с ней и вообще является каким-то недоразумением.
   А помощь, между тем, нужна была не только Оксане и ее малышу. Оставалась еще и Тамара, которая тоже очень тяжело переживала происходящие события. Нет, она не плакала и не тряслась от страха, но была очень бледна и вообще стала резко чувствовать себя нехорошо. Поскольку наша героиня была женщиной трепетной и неимоверно мнительной, ее богатое воображение и, в общем-то, ложные стереотипы сыграли свою роль. Она напридумывала себе столько всего, что все описанные события в ее голове приняли ужасающие размеры и были облечены в такую форму, что пугали свою хозяйку все больше и больше. Ее организм быстро среагировал на подобные мысли и страхи и в результате вот: сидела Томочка бледная, с синюшными руками, ее мучала тошнота и головокружение. Но поскольку наша героиня была врачом, то прекрасно понимала, что все это - лишь реакция организма на полученный стресс и все должно скоро пройти. Поэтому она тихонечко сидела на своем кресле, закрыла глаза и ждала, когда же ей станет лучше.
   Видя, что Оксана и Иван более-менее успокоились, Рита встала, еще раз им приветливо улыбнулась и пошла к Тамаре, чтобы и ее взбодрить своими убедительными речами.
   - Девушка, вам плохо? - начала она. - Что-то вы выглядите не очень... Бледновато как-то...
   Тома молчала, ей не хотелось разговаривать и тем более отвечать на всякие вопросы. Но человеком она была деликатным и просто так не отреагировать посчитала недопустимым для себя, поэтому открыла глаза и еле-еле кивнула головой в ответ.
   Я знаю, вы просто расстроились! - продолжала Рита. - На нас на всех тут многое навалилось! Столько необычного! Но вы ведь девушка взрослая, должны понимать, что ничего катастрофического не произошло, ведь так?
   - Наверно... - прошептала Тамара.
   На самом деле она согласна, в общем-то, не была, но спорить не хотела, да и рассказывать кому-то про свои переживания тоже не собиралась. Поэтому наша героиня поспешила согласиться с контролершей.
   Надо сказать, что ей действительно стало немного легче от услышанных уверенных слов этой женщины. Нет, дело было не в том, что она поверила в сказанное или эти слова произвели на нее большое впечатление. Но сам факт, что кто-то проявляет к ней участие и интересуется ее состоянием, неимоверно грел душу и успокаивал.
   Томочка улыбнулась.
   - Спасибо вам, - сказала она. - теперь у меня все будет хорошо! Вы же будете рядом? Правда?
   - Конечно! - улыбнулась в ответ Рита. - Пока мы не закончим это рейс, я неусыпно буду рядом. Не волнуйтесь! И если вам что-нибудь будет надо, непременно обращайтесь, я всегда рада помочь вам!
   - Обязательно, - прошептала Тамара.
   После этого контролерша с довольным видом отошла от пассажирки и направилась на свое рабочее место - рядом с водителем. А что же Гриша? Да, он сосредоточенно вел свой автобус и не отвлекался ни на какие мелочи. В его голове тоже роились непонятные пугающие мысли, заставляющие его еще больше вжиматься в руль и судорожно давить на педаль газа. Гриша понимал, что тот факт, что вокруг происходит что-то не вполне обычное и объяснимое, это еще полбеды. Весь ужас в том, что именно он отвечает за людей, сидящих в салоне, да и за тех, кто там уже не находился. Как он объяснит по приезде, где остальные пассажиры? Сказать, что они вышли по дороге? Не поверят... Ведь им некуда выходить, Зер...к - это единственный пункт на этой дороге. Сказать, что не все сели при посадке в Адлере? Тоже не пойдет... Что же делать? Вот ребята будут смеяться, когда узнают, как весело он провел этот рейс. Вот будут торжествовать! Он ведь всегда славился тем, что очень хорошо выполнял свою работу и все пассажиры были очень довольны, а что теперь? Это было не просто падение авторитета, это была полная катастрофа! Хуже всего, что Григорий не знал, чем вообще закончится эта злополучная поездка. Он прекрасно осознавал, что может и не доехать до места назначения - судя по тому, как вела себя машина, от нее можно было ожидать чего угодно. И если раньше он был уверен, что устранит любую поломку в случае необходимости, то сейчас эта уверенность куда-то улетучилась и страх аварии овладевал им все больше и больше.
   Заметив, что к нему подошла Рита, Гриша оторвал глаза от дороги и посмотрел на нее. Они встретились глазами. Два работника автотранспортного предприятия ничего не говорили друг другу, но все было понятно и без слов. Весь ужас их положения, вся растерянность, все непонимание ситуации... Водитель отвел взгляд. До этого момента у него все еще жила хоть какая-то надежда, что, может быть, Рита знает, что происходит и что нужно делать. Но она не знала... В ее глазах он прочитал такой же страх и безысходность, какие, наверное, были у него самого. Надежды больше не было! Теперь оставалось просто тупо ехать и ждать, что же произойдет дальше! Если вообще что-то произойдет!
   Они проехали еще несколько километров. До Зер...ка оставалось уже совсем немного. Как ни странно, ничего больше не происходило! Да, за окном все так же не было солнца, серая пелена покрывала все вокруг, вымерла вся живность кругом... Мобильные телефоны ни у кого так и не заработали, часы не пошли, да и пропавшие пассажиры так и не вернулись на свои места... Но ничего нового не происходило! Автобус мирно ехал по пыльной дороге, так же не нарушая окружающего равновесия даже попутным ветерком.
   Так наши герои и доехали до заветного Зер...ка. Не помня себя от радости, что они наконец-то добрались до места, люди стали потихоньку проходить к выходу, чтобы, в конце концов, покинуть этот злополучный автобус.
   Первым вышел Михаил.
   - Господи, красота-то какая!!! - выдохнул он. - Я просто глазам своим не верю! Море, комфортабельный пляж, везде все чисто и аккуратно! А какой особняк прямо на берегу построен, загляденье! Ни фига себе, я как раз мечтал о таком! Как будто кто-то залез в мою голову и подсмотрел мои же собственные планы! Ух ты, и яхта стоит возле причала, в точности, как я и хотел... и шикарный белый лимузин у ворот дома... Мистика какая-то!
   Это все действительно было похоже на мистику. Все мечты и желания Михаила, которые он бережно лелеял в своей душе, неожиданно взяли и реализовались в действительности. На побережье Черного моря красовался великолепный особняк, архитектура которого не сказать, чтобы была особенно необычной, но с лихвой выдавала то огромное количество средств, которые были вложены в строительство. Дом был действительно шикарным! Три этажа из дорогого камня, обрамленные широкой мраморной лестницей, которая спускалась практически к самой воде, делали вид этого строения потрясающим! Во дворе тоже было полное великолепие: кругом росли огромные кусты белых и ярко бордовых роз, флоксы, бархотки и множество самых-самых разнообразных цветов, название которых наш герой и не знал. Вдоль ухоженных дорожек, выложенных коричневой плиткой, стояли очень уютные скамейки, которые так и предлагали посидеть на них и отдохнуть от привычных забот. Посреди двора возвышался старинный фонтан в виде стройной девушки, которая несла в руках кувшин с водой и щедро поливала из него все вокруг. Он был включен и прозрачные брызги горделиво разлетались в разные стороны. Еще на лужайке росли пальмы, еловые растения и какие-то уж совсем экзотические представители флоры, которые можно было встретить в здешних местах крайне редко.
   Невозможно было не обратить внимания и на яхту, которая спокойно стояла у причала, относящегося все к этому же особняку. Это была комфортабельная белая трехпалубная яхта, большая по размеру и способная вместить человек сто-сто пятьдесят, не меньше. На верхней палубе возвышался прекрасно сервированный стол с дорогими яствами и деликатесами. Здесь были и разнообразные фрукты, и красная и черная икра, и крабы вместе с омарами и многое другое, что, в общем-то, довольно редко бывает на столе обычного гражданина. Посреди стояло небольшое ведерко с бутылкой дорогущего шампанского. Это сразу было понятно по его виду, который выдавал качество и достаточную выдержку пенного напитка.
   - Дааа, наверно хозяева этого дома живут не просто богато, а очень богато, - подумал Михаил. - Такой дом, такая яхта, такой лимузин...
   Да, мы еще не остановились на лимузине. А на него тоже стоило обратить внимание. Недалеко от ворот величаво развалился длиннющий белый красавец Роллс Ройс. Он блестел как новенький, только что купленный таз, и не позволял отвести от него взгляд ни на минуту.
   Наш герой еще долго стоял у автобуса и приходил в себя от всего этого великолепия, пока другие пассажиры не стали возмущаться тем, что он загородил проход и не дает им выйти. Михаил поспешно взял свой чемодан и направился к этому шикарному особняку, чтобы лучше рассмотреть его, а, возможно, и напроситься пожить здесь какое-то время.
   Следующей вышла бабуля. Как ни странно, но увидела она совершенно иную картину...
   - Ничего себе, а здесь все точно также, как и у нас в Сызрани, - удивилась она. - Такие же пятиэтажки с небольшими квартирками, такие же маленькие дворы с множеством автомобилей, мешающих куда-то пройти, такие же деревья, которые растут у меня под окном... Неужели сейчас все города стали так похожи? Наверно...
   Пелагея Федоровна вышла из автобуса и направилась было к ближайшему дому, который уж очень походил на ее собственный в родном городе, как вдруг ее внимание привлекла большая красочная афиша, которая висела на информационном стенде недалеко от дорожки на пляж.
   - Великий и неповторимый певец Пурпуров приглашает всех жителей Зер...ка и гостей города на свой бесплатный концерт! - прочитала бабуся.
   - Глазам своим не верю! - заорала она. - Вы посмотрите, люди, Пурпуров бесплатный концерт дает! Да быть такого не может! Неужели! Вот счастье-то! Да вы только гляньте!
   - А откуда вы это узнали? - поинтересовалась Таня, которая тоже иногда слушала песни этого певца и была не прочь сходить на его концерт, тем более бесплатно.
   - Ну как же, милочка, неужели ты не видишь? Вот же на стенде висит афиша, прямо перед тобой! - уставилась на Татьяну Пелагея Федоровна. - Вот!
   И она направила свой указательный палец прямо на нужную картинку.
   Но теперь уже девушка недоуменно посмотрела на старушку:
   - Но там нет ни стенда, ни тем более никакой афиши!
   - Да ты что? Как это нет? Вот же они! Может ты видишь плохо?
   - Я вижу отлично! - возразила Таня. - Вот только если там этого нет, то и видеть мне нечего! А передо мной нет никакого стенда и афиши, передо мной только обычные коттеджи, да дорога к морскому побережью.
   И Татьяна стала смотреть в сторону, чтобы выискать еще кого-нибудь из пассажиров и заручиться поддержкой в своем убеждении, что никакой афиши нет. Внезапно на дорожке, недалеко от автобуса, показалась ее бабушка.
   - Бабуль, посмотри, там ведь нет никакой афиши?! - обратилась она.
   - Конечно, нет, а откуда ей здесь взяться? - лукаво улыбнулась ее бабушка. - К нам никакие артисты сто лет уж не приезжали!
   Только тут девушка начала понимать, что происходит нечто невообразимое! Она даже на секунду зажмурила глаза и снова открыла их, затем снова зажмурила и открыла... Результат был тот же самый - перед ней рядом с автобусом стояла и хитро щурилась ее родная бабушка! Да-да, именно стояла! И, по-видимому, чувствовала себя великолепно!
   - Ты что, выздоровела??? - смотрела на нее Таня округлившимися от удивления глазами. - Ты же уже много лет прикована к постели, не можешь ходить и даже не встаешь с кровати! И вообще, как ты здесь оказалась??? Это же Зер...к, это юг...
   - Внученька, да ты что! - обиделась бабушка. - Я уж давно с постели то встала, с тех самых пор, как твои уколы на меня подействовали... Ты, никак, забыла с дороги... Устала, бедненькая!
   Таня ничего не понимала. В ее голове не укладывалось, как такое может быть и что происходит. Она, несомненно, была очень рада, что ее любимый человек в полном здравии, но привыкнуть к этому неожиданному факту было сложно...
   - А ты давно здесь? - осторожно спросила девушка.
   - Я всегда была здесь, - ответила та.
   - Ха, все с тобой понятно! - вздохнула Татьяна. - Видно, ты немножко сошла с ума от своей болезни... раз такое говоришь... Еще день назад ты была вместе со мной в Москве, провожала меня в дорогу и все было как обычно! А ты говоришь, что всегда здесь была! Тебя здесь не было!
   Тане хоть и было непонятно, как ее бабушка оказалась в этом городке, но главное недоумение вызывал факт ее чудесного выздоровления.
   - И как она так быстро смогла выздороветь? Как у нее вообще это получилось??? Ей же не смогли помочь лучшие доктора??? - удивлялась про себя девушка.
   -Танюш, ты себя хорошо чувствуешь? - осторожно спросила ее бабуля. - Что-то ты такая странная... Про Москву какую-то говоришь, про здоровье мое какие-то небылицы придумала... Мы в Москве-то никогда и не жили, не то что вчера там быть! Видно, эта поездка в Адлер очень плохо на тебе отразилась...
   Услышав и увидев такое, сказать, что Таня удивилась, это ничего не сказать. Это просто ошеломило ее! Она никак не могла прийти в себя от всего происходящего и просто во все глаза смотрела на свою бабушку, пытаясь хоть что-то понять.
   Но логический разум никак не хотел мириться с внезапной реальностью и всячески старался найти хоть какое-то подтверждение того факта, что все произошедшее - это вымысел и неправда.
   Но никаких оправданий, говорящих об обратном, не находилось. Танина бабушка все также стояла рядом с автобусом и была вполне реальной и осязаемой. Татьяна даже тихонько подошла к ней и потрогала за руку, чтобы удостовериться, что это все не сон. Нет, это был совершенно не сон!
   - Танюш, пойдем домой, там уже Димка с ребятами наверное заждались, - пригласила бабушка. - Что мы здесь застряли то?
   - Какой Димка? Какие ребята? - не поняла девушка.
   - Как какие, внученька? Дима, муж твой и сыночки твои любимые - Игорь и Матвеюшка. Они уже давно ждут тебя, да вот встречать не пошли, готовят что-то вкусненькое. Вот меня и послали тебя встретить. Пойдем?
   - Ба, но у меня нет му... - не успела проговорить Таня, как бабуля подхватила ее под руку и и поспешила по извилистой дорожке куда-то влево, в сторону коттеджных домиков. Татьяна решила не сопротивляться и посмотреть, что же будет дальше. В конце концов, это ее бабушка и ничего дурного она ей никогда не сделает. А всему в этом мире можно найти логическое объяснение.
   -Вот видите, никакой афиши действительно нет! - прокричала она, оборачиваясь к Пелагее Федоровне. - А вы только зря спорили! Вам показалось! А сейчас вы меня извините, мы с моей бабушкой должны идти домой!
   - Ничего мне не показалось! - бросила ей вслед Пелагея. - И причем тут какая-то бабушка? Они, видите ли, должны идти... Кто они то? Чудеса...
   И она посмотрела вслед девушке, которая медленно уходила к морскому побережью. Шла она совершенно одна...
   Этот непонятный разговор окончательно вывел старую женщину из душевного равновесия и она решила тоже идти в городок и искать себе жилье. Спорить еще с кем-то о том, видят они афишу Пурпурова или не видят, ей не хотелось. Она же точно знала, что все наблюдала своими собственными глазами! Однако для пущей верности Пелагея Федоровна, прежде чем окончательно уйти от автобуса, осторожно подошла к тому самому информационному щиту и потрогала красочный плакат руками.
   - Конечно, вот эта афиша, и она совершенно реальна! - подумала про себя старушка, - Батюшки, а я-то уж начала было думать, что спятила на старости лет! Нет, я еще в здравом уме и твердой памяти!
   И она бодро зашагала по дороге к пятиэтажкам, так напоминающим дома в ее родной Сызрани.
   Между тем из автобуса показался Вован. Он легко нес свою большую дорожную сумку и тоже ненадолго остановился у выхода, чтобы хоть как-то осмотреться. Однако сосредоточиться он не успел. Недалеко от автобуса стояла его престарелая мать и приветливо махала ему руками.
   - Вовочка! Вовочка! Иди сюда, я тебя уже давно жду! Можем ехать домой! - кричала она. - Сынок, иди же, ну что ты стоишь?!
   Владимир же не мог сдвинуться с места. Выражение его лица означало не столько безумное удивление, сколько недоумение. Как человек военный, он не верил в какую-то там мистику, и поэтому сейчас стоял как вкопанный и судорожно соображал, как это его мать могла оказаться здесь. И что вообще происходит? Непонятно...
   Только сейчас Вован заметил, что стоит она возле огромного черного джипа, шикарного Лэнд Ровера, дверцы которого были открыты, а в замке зажигания торчал ключ, готовый при первой необходимости привести машину в движение. Это была именно та самая машина, о которой втайне так мечтал наш герой! Та же марка, тот же цвет, даже те же диски на колесах! Она как будто вышла из его заветной мечты и воплотилась в жизнь!
   Владимир медленно подошел к матери.
   - Мам, что происходит? Как ты здесь? И что это за автомобиль такой? - начал он.
   - Что значит, как я здесь? Я тоже здесь живу, также как и ты... А машина это твоя, не признал что ли? - и она нежно погладила его руку. - Садись за руль, да поехали домой, еда стынет. Ты, наверное, устал и изголодался уже!
   - Мам, ты же прекрасно знаешь, что мне на такую красавицу вовек не заработать! Ну, зачем такие шутки? - разозлился наш герой. - Откуда ты ее взяла? Она не твоя, естественно?
   - Ты прав, сын, - ответила мать, - она не моя, эта машина - твоя! А откуда она у тебя могла появиться, так это мне у тебя надо спросить! Так мы едем домой или так тут и останемся? Ты, по-моему, обещал дочку научить авто водить, которое подарил ей недавно, так она ждет не дождется!
   - Я ей авто подарил? Люське? Не может быть! - не поверил Вован. - Я что, ограбил кого-то? Или разбогател вдруг?
   - Разбогател, разбогател, давно разбогател! - улыбнулась мать. - Садись за руль!
   Ничего не понимая, Владимир все-таки сел за руль автомобиля, а его мама пристроилась на соседнем сиденье.
   - А ехать-то куда? - поинтересовался он.
   - Так вот же, совсем близко, за поворотом, - показала женщина на добротный двухэтажный дом, стоявший неподалеку. - Вот же наш дом! Еще раз тебе огромное спасибо, Вовочка, что ты взамен моей старой развалюхи поставил мне такой терем! До сих пор не нарадуюсь! Спасибо тебе!
   От вида указанного дома у Вована мурашки поползли по спине. Нет, этого не может быть! Такого просто не бывает! На берегу моря красовался хороший во всех отношениях, крепкий деревянный дом, переходящий в просторную веранду с резной мебелью. Во дворе был виден сарай, загон для скота, гараж для кое-какой сельхозтехники, уютный столик с лавочками. Трава на земле была аккуратно подстрижена, что превращало все вокруг в прекрасную лужайку. Но главное, что все это полностью соответствовало тому, что наш герой мечтал построить для своей матери в реальности! Все до мельчайших подробностей! Даже маленькая газонокосилка, которой он стриг бы траву, стояла около сарая и дожидалась хозяина.
   Вован во все глаза разглядывал свою мечту в реальности. Он уже и забыл, что в данный момент находился в другой своей мечте - огромном черном Лэнд Ровере. Из оцепенения его вывела мать, которая все еще уговаривала сына все-таки ехать домой. Джип сдвинулся с места и плавно поехал прочь от автобуса, увозя мирно сидевших в нем мужчину и женщину.
   - Еще один ушел, - проговорил Гриша, с интересом глядя вслед удаляющемуся Вовану. - Идет так быстро, целенаправленно, как будто находится в этих местах не первый раз в жизни, а так, в очередной раз прикатил из отпуска домой.
   - Да, - кивнула головой Рита. - С виду и не скажешь...
   От автобуса в сторону моря уверенно двигался крепкий человек с большой дорожной сумкой на плече. Шел он, опять же, совершенно один...
   - Пойдем, Вань, нам выходить пора! - уговаривала сына Оксана, пытаясь вытащить его к дверям автобуса. - Пойдем! Ты что, так здесь и останешься?
   - Не пойду я никуда! - сопротивлялся Иван. Он упрямо вцепился в ручку кресла и не хотел отходить от него ни на шаг. Оно, в общем-то, и понятно - мальчику и так было не по себе от такой поездки, а уж выходить из автобуса непонятно куда ему совсем не хотелось. Однако через какое-то время Оксане все-таки удалось оторвать сына от сиденья, и они оказались на дороге.
   - Ух ты! Ничего себе! - оторопел Иван. - А я и не знал, что в этом городке все такое! Смотри, мам, какие башни! Класс! А вот какой компьютерный центр! А вот какой технодром! А вот...
   Глаза мальчугана разбегались в разные стороны от того великолепия, которое предстало перед ними. Он уже и забыл, что еще несколько минут назад у него было ужасное настроение, все раздражало и совершенно ничего не хотелось. Иван стоял радом с мамой с открытым от удивления ртом и не мог поверить в реальность увиденного. А удивляться действительно было чему!
   На побережье Черного моря расположились совершенно небывалые архитектурные сооружения. Прямо у воды находился суперсовременный компьютерный центр, сделанный в виде огромной короны. Состоял он из бетона, затемненного стекла и еще какого-то материала, названия которому мальчик даже не знал. Смотрелся центр просто великолепно и притягивал взгляды всех проходящих мимо него людей. Еще более величественно выглядели две закругленные башни, которые тоже стояли на берегу и очень высоко возвышались над всеми другими строениями. Немного поодаль выделялось шарообразное здание современного технодрома. Оно было большим и очень необычно построенным, что, в общем-то, соответствовало той общей архитектуре, которая предстала перед глазами наших героев. Другие дома и постройки также выдавали тот необычный стиль хай-фай, в котором было построено все вокруг.
   Надо сказать, что на улицах оказалось полно людей, что было несколько странным для такого небольшого городка, как Зер...к. Да, Оксана с сыном ехала сюда, в этот тихий и безлюдный южный уголок, чтобы вдоволь отдохнуть в тишине на дикой природе, но увидела перед собой совершенно другую местность. По улицам постоянно сновали какие-то мальчишки и девчонки, взад и вперед ходили мужчины и женщины... И что самое интересное, все они широко и приветливо улыбались друг другу! Было видно, что все они безмерно счастливы! Но чему? Создавалось впечатление, что Оксана с Ваней попали на какой-то всеобщий праздник! Кругом царило веселье, радость, любовь!
   Завидев мать с сынишкой, какой-то мужчина на соседней улице помахал им рукой и громко закричал:
   - Добро пожаловать в Зер...к! Идемте сюда! Здесь так здорово!
   - Это он нам? - удивилась Оксана. - Откуда он нас знает?
   Между тем этот представитель местного населения подошел к нашим героям и ловко взял их рук женщины тяжелую сумку. Он все также приветливо улыбался и, казалось, был безмерно рад видеть и мальчика, и его маму.
   - Идемте, я провожу вас к вашему домику! - ласково проговорил он. - Для вас уже приготовили уютные апартаменты с видом на побережье, с садом и небольшим камином внутри. Я уверен, вам очень понравится!
   - Кто приготовил? Как это для нас? - не поняла Оксана. - Вы меня извините, но мы, наверное, не сможем позволить себе такое шикарное жилье... Нам бы что-нибудь попроще...
   - Ну что вы! - вновь приветливо улыбнулся незнакомец. - Для вас все это совершенно бесплатно! Впрочем, как и для всех, у нас здесь для всех все бесплатно!
   - Ничего себе! - подумала про себя Оксана. - Как люди живут! Вот как надо жить! А я и не знала, что на земле есть такое замечательное место, куда можно вот так вот приехать и совершенно бесплатно отдохнуть!
   - Кстати, у меня для тебя небольшой подарок, - обратился мужчина к Ивану. - Смотри!
   Он немного отошел в сторону и...
   Перед мальчиком стоял огромный, в человеческий рост, стальной робот-трансформер и протягивал ему руку.
   Внешне его фигура очень напоминала человека - две руки, две ноги, туловище, голова, которая, однако, была больше похожа на какую-то звериную, чем на человеческую. Стальное покрытие его оболочки красиво переливалось всеми цветами, создавая впечатление некоего подобия рыбьей чешуи. В общем, робот был прекрасен во всех отношениях!
   - Добро пожаловать в этот мир! - проговорил железным голосом агрегат. - Мы рады видеть тебя здесь, хозяин! Меня зовут Моник, я первый говорящий робот-трансформер из серии тугоплавких машин!
   - Вау! - выпучил глаза от удивления Иван. - Ты еще и разговариваешь!? А кнопка для изменения цвета у тебя есть? - хитро прищурился мальчуган. - Вот у моего трансформера спрятана такая кнопочка!
   - Конечно, есть! - просипел робот. - Я ведь и есть твой трансформер! И он повернулся боком, чтобы показать всем небольшой круглешок для преобразования своего собственного окраса.
   - А ну-ка, покажи, как она действует! - решил проверить робота мальчик. - Сможешь?
   - Без проблем! - ответил тот. - С радостью! И начал производить какие-то манипуляции с заветной кнопкой.
   В одно мгновение стальное серебристое обличье трансформера начало меняться и стало золотисто-лиловым, потом фиолетово-розовым, и, наконец, приобрело коричнево-медный оттенок.
   Иван был просто поражен! Да, конечно, он мечтал именно о таком роботе-трансформере, но чтобы встретить его вот так, вживую... Это было, как в сказке! Этот агрегат и выглядел, как сошедший из его собственных желаний, и разговаривал теми же словами, которыми наделил его Ваня в своем воображении, и ходил такой же тяжелой походкой... Просто немыслимо!
   Так они и стояли друг напротив друга - мальчик и робот, и с любопытством смотрели один на другого.
   Молчание прервал все тот же мужчина, который еще ждал с дорожной сумкой Оксаны и был готов сопровождать ее с сыном до приготовленного им дома.
   - Нам все-таки пора! - проговорил он, улыбаясь. - Я понимаю, что тебе не терпится поближе познакомиться с новым другом, но поверь мне, ты еще успеешь вдоволь с ним пообщаться. А сейчас я провожу вас с мамой к вашему жилищу.
   - А можно я возьму Моника с собой? - осторожно попросил Ваня.
   - Конечно, он же твой! - ответил мужчина и опять же улыбнулся.
   Лицо мальчика засияло от такой радости! Вот это подарок! И он запрыгал от внезапно нахлынувшего на него счастья вокруг Моника.
   Оксана тоже решила, что пора уже идти к дому и обустраиваться на новом месте. Вся компания вместе с роботом-трансформером направилась по большой асфальтированной дороге прямо к морскому побережью, где располагались комфортабельные необычные современные особняки.
   А водитель Гриша и контролерша Рита все так же провожали глазами еще двух уже бывших пассажиров - маленького мальчика с мамой, которые уходили от автобуса к песчаному берегу моря, держась за руки.
   Шли они совершенно одни...
   Из икаруса поспешно выбежала Маша, таща за собой небольшую, но достаточно вместительную сумку на колесиках. Она торопилась догнать свою подругу Таню, которая вышла немного раньше, чтобы вместе идти и искать, где бы снять пригодное жилье для отдыха. Но Татьяны уже не было, видимо, она ушла одна, не дождавшись своей спутницы.
   - Странно, - подумала Маша. - Вроде хотели с Танюшкой вдвоем здесь отдыхать, ехали вместе, а она... В последний момент передумала что ли? Придется идти ее искать!
   Нет, эту девушку не особо расстраивало отсутствие подруги, она вполне могла отдохнуть и без нее. Скорее ей было гораздо выгоднее жить здесь на пару с кем-то - и в материальном плане это было экономнее, да и веселее. Так что Маша начала оглядываться по сторонам, пытаясь глазами отыскать хоть какие-то признаки того, в каком направлении ушла Таня.
   Местность, представшая перед взором нашей героини, несколько удивила ее. Она никак не ожидала увидеть тут такое великолепие и богатство! На всем морском побережье располагались шикарные роскошные особняки в несколько этажей, с ухоженными террасами и балкончиками, с изысканными цветами и густой зеленью в уютных двориках. Вдоль дорожки, которая бежала среди домов, тут и там были установлены необычайной красоты висячие сады, которые создавали впечатление сказочности этого райского уголка природы. Среди всех этих произведений архитектуры Маша заметила один особняк, он понравился ей больше всего. Нет, он ей не просто понравился, она влюбилась в него!
   Необыкновенное сооружение цвета слоновой кости, с зеркальными балконами и старинными колоннами по бокам, полностью завладело ее вниманием.
   - Господи, я всегда мечтала именно о таком! - воскликнула девушка. - Неужели у кого-то могла возникнуть в голове точно такая же идея, как и у меня?! Все прям в точности...! Вот где мистика-то!
   Еще большее удивление испытала Маша, увидев белоснежную двухпалубную яхту у причала этого особняка. Она была просто великолепна!
   - И о яхте такой я тоже мечтала... - протянула девушка в некотором замешательстве. - Но такого не бывает! Не бывает, чтобы вкусы и пристрастия у людей так совпадали! Надо пойти и познакомиться с этим человеком, с которым мы, оказывается, так похожи!
   Еще один необычный факт привел Машу в совершенное изумление. За приглянувшимся особняком, скрываясь от людских глаз в тени деревьев, располагалась небольшая конюшня, рассчитанная на лошадей десять - пятнадцать. Только теперь наша героиня заметила, что по всему дворику этого великолепного дома гуляют поджарые холеные рысаки.
   Их было много, и все выглядели такими разными, что, казалось, все многообразие конских пород было собрано здесь. Вот большой белый скакун щиплет травку на лужайке, а вот рыжий конь нежно трогает листики на деревце, а вот черный красавец подошел к зарослям розовых кустов...
   В общем-то, само присутствие лошадей на южном побережье не представляло собой ничего необычного. Туристы часто развлекались подобным образом, катаясь на них и выезжая на конные прогулки. Но почему именно в этом доме? Неужели хозяин особняка точно также любит лошадей, как и Маша?
   - Не слишком ли много совпадений? - пронеслась в ее голове внезапная мысль. - Может быть, кто-то просто решил подшутить надо мной? Но кто? Кому это надо?
   Но ответов не было.
   И Маша собралась идти к тому красивому дому и, наконец-то, выяснить, что ж это за хозяин такой, который реализовал все ее мечты, Уходя, девушка еще раз обернулась к водителю, чтобы поблагодарить его за поездку (он все-таки старался и довез пассажиров, пусть и не всех):
   - Спасибо вам за все! - сказала она, - счастливо оставаться! А я пойду вот к тому особняку с лошадями, думаю устроиться там!
   - Да, - сказала Рита, обращаясь к Григорию. - Все пассажиры что ли с ума посходили? Или галлюцинации у них начались?
   - А что? - спросил Гриша. - С чего это ты взяла?
   - Какие лошади, Гриш? И какие особняки? Ты их где-нибудь видишь?
   Действительно, ни водитель, ни контролерша, ни кто либо другой из оставшихся в салоне людей не видели ни шикарных особняков, ни каких-то лошадей... Перед автобусом простиралось безлюдное морское побережье! И именно к нему уходила молодая девушка с сумкой на колесиках...
   Томочка тоже не спеша вышла из икаруса и остановилась осмотреться вокруг. Она все еще чувствовала себя неважно и поэтому старалась не делать резких движений, чтобы совсем не потерять равновесие. Опершись на дверь автобуса, женщина принялась внимательно разглядывать пейзаж, раскинувшийся вокруг. А в нем, по большому счету, и не было ничего особенного: совершенно обыкновенные деревянные домики местных жителей сгрудились у кромки воды, словно стая испуганных рыбешек, кое-где были видны люди, чем-то занимающиеся в своем хозяйстве, в некоторых двориках гулял домашний скот, нарушая яркими красками привычную от густых южных зарослей зеленую картину. Да, перед ней была совершенно обычная сельская местность, как и в любом другом уголке нашей необъятной родины.
   Тамара стояла и медленно раздумывала, куда бы ей пойти искать жилье. На этом побережье она была впервые и поэтому нисколько не представляла, в какую сторону ей лучше направиться.
   - Извините, пожалуйста, - обратилась наша героиня к контролерше, которая с унылым видом смотрела на свою последнюю пассажирку. - вы не подскажете мне, где здесь подешевле найти какой-нибудь домик? Или хотя бы комнатку? А то я тут в первый раз и ничего не знаю...
   - Вон там, по левую сторону, дома дороговатые, но они и получше будут, - деловито начала Рита, - а вон там, справа, можно найти жилье и подешевле. Они, конечно, далековато от моря, но зато по цене вполне приемлемые, для любого человека подойдут. Иди туда, милочка! Там и устроишься!
   Томочка посмотрела в указанную сторону. Скромные домики действительно располагались очень далеко от воды и от них пришлось бы идти до пляжа минут десять, а может и больше, но нашу героиню это нисколько не смущало.
   - Спасибо вам! - поблагодарила она контролершу и хотела уже идти в нужном направлении, как ее внимание привлек какой-то человек. Он стоял совсем в другой стороне и настойчиво звал ее. Кроме того, рядом с ним была огромная собака, немецкая овчарка черно-рыжего окраса, которая весело виляла хвостом и, казалось, была рада видеть Тамару не меньше своего хозяина.
   И вдруг в глазах Томочки потемнело, она пошатнулась и чуть было не упала в обморок... В том приветливом человеке она узнала своего родного деда! Да, да, это несомненно был ее дед, мамин отец, Виктор Михайлович! Но ведь он умер год назад...
   На глаза женщины навернулись слезы. Предательский комок застрял в горле, не давая ни вздохнуть, ни проронить ни слова.
   - Я и не думала, что мне настолько плохо... - подумала она. - Мне уже дедушка мерещется! Господи!
   Томочка закрыла глаза и попыталась хоть как-то успокоиться и прийти в себя от увиденного. Она облокотилась на автобус и стала глубоко и медленно дышать, захватывая как можно больше воздуха.
   От размеренного упражнения ее отвлекла та самая собака! Это она подбежала к ней и теперь лизала ей руку и доверчиво утыкалась мокрым носом прямо в ладошку.
   - Какой ты хорошенький! - улыбнулась Тамара. - Я как раз хочу себе такого!
   Наша героиня начала смело гладить собаку и чувствовала, что все больше и больше успокаивается и приобретает душевное равновесие. Рядом с этим ласковым животным женщина забывала обо всем на свете и становилась совершенно счастлива! Но надо было идти устраиваться на новом месте, а вновь приобретенного друга оставлять здесь. Тома взяла сумку и собиралась уходить, однако овчарка потянула ее за рукав платья совсем в противоположную сторону. Там, у самой кромки воды, все еще стоял ее любимый дед и звал куда-то!
   Женщина зажмурилась. Потом открыла глаза ... Неужели это правда? Неужели там действительно стоит ее дедушка? А может этот человек просто очень похож на него?
   У Тамары практически отнялись руки и ноги от избытка нахлынувших чувств! Ей пришлось собрать все свои силы, чтобы не закричать!
   -Так. Хватит паниковать! - приказала сама себе наша героиня. - Надо во всем сначала разобраться!
   И она вновь взглянула на таинственного незнакомца, который манил и звал ее к себе.
   - Пойдем! - позвала Тома собаку. - Отведешь меня к своему хозяину?
   И они медленно зашагали по запыленной дорожке в направлении дедушки.
   А Рита с Гришей все так же смотрели вслед последней девушке, покидающей автобус, которая уходила к морскому побережью. Шла она совершенно одна...
   - Ну что, я тоже пойду? - нарушила Рита затянувшееся молчание. - Все пассажиры уже вышли, вернее, все те, что остались... Что делать-то будем, Гриш? Что будем начальству говорить, а людям? Вдруг у кого родственники найдутся?
   - Не знаю! - проговорил водитель. У него куда-то вдруг делилось все былое веселье и залихватство, и только серьезность и мрачность на лице выдавали всю крайнюю сложность положения, в которое они попали. Ответов у Григория не было. Он действительно не знал, как будет отчитываться вышестоящему руководству о проделанном рейсе, что он скажет тем родным и близким пассажиров, которые так таинственно исчезли из салона.
   - Надо Димке позвонить, может он что подскажет, он у нас умный, - полез за сотовым телефоном молодой человек. Но мобильный все так же предательски не подавал признаков жизни.
   - Эх, он же не работает! - огорчился Гриша. - Я и забыл, что мы теперь остались без связи! А сколько времени? Может он еще не ушел в рейс?
   И водитель стал усердно вглядываться в большие круглые часы, висевшие у него на руке. Но часы тоже не работали! Они показывали без четверти двенадцатого утра - то время, когда автобус только отправлялся в путешествие.
   У Риты было то же самое...
   Они снова тревожно посмотрели друг на друга и решили определить по природным признакам, который же все-таки час. Но и этого сделать не представлялось никакой возможности! Как вы помните, вокруг была сплошная серая пелена, не было ни солнца, ни ветра... За весь тот период, пока они добирались до Зер...ка, обстановка за окном нисколько не изменилась!
   - Такого не может быть! - протянул Гриша, глядя на окружающее безобразие. - Уже должно было потемнеть! Мы сильно задержались в дороге, я подсчитывал, наверное, прошло уже много часов! Да и путь здесь не близкий!
   - Дааа... - засомневалась контролерша. - Уже должны были спуститься сумерки! Но их нет...
   Волнение, которое всю дорогу не покидало наших героев, вернулось вновь с еще большей силой. Они еще долго стояли у открытой дверцы автобуса и напряженно смотрели друг на друга.
   Через какое-то время Рита словно очнулась от какого-то оцепенения, охватившего ее, и обратилась к Григорию:
   - Я все-таки пойду! Что здесь сидеть-то? Да и ты иди в комнату отдыха, отдохни немного, может потом и мысль какая придет, что же нам делать!
   - Да, ты права, - отозвался молодой человек. - Мне надо прийти в себя от этой поездки и хорошенько все обдумать! А ты куда пойдешь?
   - Я загляну в гости к своей двоюродной сестре, она живет в Зер...ке, - ответила контролерша.
   Затем она прошла в конец автобуса, взяла кое-какие вещи, которые специально везла для родственницы, и поспешила покинуть икарус.
   Окружающую местность Рита знала, как свои пять пальцев. Она уже давно ездила в этот городок, и могла разобраться в нем даже с закрытыми глазами. Но в этот раз почему-то все выглядело не так, как обычно...
   Вроде бы те же дома, что и всегда, да какие-то не такие, вроде бы дорожка в поселок, да уж больно широкая, вроде бы те же деревья с кустарниками, да растут в других местах... Короче говоря, что-то нашу героиню насторожило! Не прошла она и десяти метров, как ей пришлось остановиться. Рита тревожно посмотрела по сторонам и стала усиленно сопоставлять факты - может быть все так и было, может быть она ошиблась? Нет... она не ошиблась! Все действительно было не так! И это еще раз доказывал большой красивый дом, возле которого она стояла. Его здесь раньше не было! Это Рита знала точно! Еще в прошлую поездку на этом месте не было ни этого дома, ни этого дворика, ни этой беседки. Но как они могли так быстро появиться? Контролерша недоумевала!
   - Здесь стоял небольшой старенький домик бабы Тони, - вспомнила про себя контролерша. - Кто же ей мог такой домище построить? Ведь у нее нет никого! Или это уже не ее дом?
   Рита не знала, что и думать. Уйти просто так она не могла, поэтому решила войти внутрь и все разузнать. Она осторожно подошла к резной калитке и постучала. Долго никто не отзывался, а потом...
   На пороге показался статный высокий моряк в синей бескозырке, в парадной форме с большой морской бляхой на ремне. Это был ее сын!!! Ее старший сын Митька! Он весело смотрел на мать и улыбался.
   Рита побледнела. Нет, она была не из робкого десятка, но увидеть здесь собственного ребенка, да еще и в таком виде - это для женщины было слишком! Она многое хотела спросить у него, но я зык никак не поворачивался... Наконец Рита вымолвила:
   - Сынок, как ты здесь оказался? И что это за дом? Где баба Тоня?
   Митя только собрался ей ответить, как на пороге появился его братишка, второй сын Риты - Олег. Он тоже был одет в парадную морскую форму и держал в руке свернутую карту.
   - Привет, мать! - заговорил он. - Ну, наконец-то! А то мы уж тебя заждались! Пойдем в дом! Обед готов, только тебя не хватает!
   Рита не шелохнулась. Удивление ее было так велико, что она стояла на месте как вкопанная и двигаться отказывалась. Да, она мечтала об этом, чтобы ее мальчишки стали моряками и верой и правдой служили на флоте, но как-то все получилось неожиданно...
   Видя, что мама так и стоит возле калитки дома и не собирается входить, Олег подошел к ней и осторожно взял из рук тяжелые сумки.
   - Пойдем, мам! Ну что, тебя волоком тащить, что ли? - и он легонько подтолкнул ее за спину.
   Рите ничего не оставалось, как подчиниться сыну и двинуться в направлении к великолепному дому, который ей так понравился. Они шли вместе по песчаной дорожке, убегающей от забора к самому строению, как будто в этом и не было ничего странного и необычного. Неожиданно из-за сарая выбежал ее восьмилетний Сережа и, радостно приплясывая, кинулся к матери. На нем тоже была морская военная форма, как и на братьях, только несколько другая, попроще. Он подбежал к нашей героине и стал неистово обнимать ее.
   - Сережка, и ты здесь?! - вскрикнула контролерша. - Ты тоже моряк? Ты же еще маленький! Как тебя взяли то?
   - Я теперь юнга на корабле! - гордо ответил мальчик. - Хожу в море вместе с Митей и Олегом! Мне очень нравится, честно!
   Надо сказать, несмотря на все то удивление, которое испытала Рита, она не могла отказать себе в удовольствии полюбоваться своими мальчиками. Какие же они были красивые! Как она желала видеть их именно такими! Очарованная статным видом морских офицеров, женщина и забыла, что находится в каком-то чужом непонятном доме, который ее сыновья называют своим и который полностью соответствует ее собственным пожеланиям, что они сами неизвестно как здесь оказались и вообще, интересно, когда ее мальчики успели податься в военный флот. Она наслаждалась своей внезапно сбывшейся мечтой и послушно шла вместе с сыновьями к заветному дому.
   - Странно... - думал Гриша, глядя вслед уходящей к морскому побережью напарнице. - Говорила, что пойдет к двоюродной сестре, а сама идет к морю, на пляж... там и нет никаких домов...
   Он еще долго смотрел на удаляющуюся фигуру контролерши, тяжело ступающую по песчаной дорожке пляжа. Шла она совершенно одна...
   Между тем, Григорию тоже надо было идти устраиваться на ночлег. Ехать обратно уже было слишком поздно, поэтому он сел за руль, отогнал автобус на боковую платформу автостоянки и, взяв матерчатую сумку с кое-какими вещичками, пошел на автобазу.
   Наш герой двигался быстро, не оглядываясь по сторонам, его мысли были заняты очень важными для него вопросами - как быть дальше, что сказать начальству, как объяснить таинственное исчезновение пассажиров из салона? И что все-таки произошло с мобильными телефонами? Как он теперь позвонит матери в Адлер? Она же будет волноваться...
   За всеми этими "почему" и "как" он и не обратил внимания, что окружающая привычная местность очень изменилась. Он так и шел по дорожке вплоть до того места, где всегда стояла будка, в которой обычно отдыхали водители, приехавшие с рейса. Однако на этот раз никакой будки и в помине не было...
   Прямо перед ним красовался большой деревянный дом в полтора этажа, именно тот, что так часто Гриша видел в своих мечтах! Тот же сруб, те же формы, та же веранда во дворе!
   - Ничего себе! - подумал Гриша. - Прям как я хочу! Надо же, такое точное совпадение! Интересно, а чей он? И где наша будка?
   Оглянувшись, молодой человек увидел невысокого старика, который мирно шел по той же дорожке и что-то бормотал себе под нос.
   - Эй, папаша, а ты не знаешь, чей это домина такой? - поинтересовался Григорий. - Здесь же раньше будка стояла для водителей! Снесли что ли?
   Старичок только хитро улыбнулся в ответ.
   - Это твой дом! - ответил он.
   Гриша еще раз посмотрел на красивое строение:
   - Хотел бы я такой! Это правда! Но, к сожалению...
   Он намеревался сказать прохожему еще что-то, обернулся ...но старика уже не было.
   - Как быстро ушел... - проговорил водитель. - А с виду такой старенький, прямо древний. Убежал, что ли... Он, наверное, меня с кем-то спутал, раз сказал, что этот дом принадлежит мне! Надо еще у кого-нибудь спросить!
   Но больше никого из людей рядом не было, и Григорий решил обойти постройку со свободной стороны и посмотреть еще прохожих. Он зашел за дом ...и обомлел: прямо у забора стояла его мечта - автомашина Лада девятой модели! Ярко-бордовая окраска так и сияла переливчатыми оттенками, внушительно выделяясь среди густой зелени. Стекла машины были слегка затонированы, а сбоку торчала длиннющая антенна.
   - Ух ты! Даже дециметровая антенна, как я хочу! - обалдел Гриша. - Просто мечта, а не автомобиль!
   Пока он стоял и пялился на заветную автомашину, мимо прошла миловидная барышня.
   - Девушка, девушка! - закричал наш герой ей вслед. - А вы мне не подскажете, чей это дом? И чья машина? А то я только сегодня приехал из рейса, я водитель, а тут все так изменилось...
   - Дурак, что ли! Это твой дом! И авто твое! - злобно ответила прохожая. - Совсем офонарели! Уже дом родной не признают!
   Григорий задумался. Уже второй человек говорил, что это жилище принадлежит ему! Да и девятка эта, оказывается, тоже его... Может быть он действительно сошел с ума? Может быть, перегрелся в дороге? Или эта злополучная поездка так подействовала на его голову? Ответа он не знал. Будки, где можно было отдохнуть, так и не было, поэтому Гриша не нашел ничего лучше, как попытаться войти в этот самый дом и договориться о ночлеге. А там будет ясно!
   Молодой человек несмело подошел к калитке и дернул ее. Она была заперта. Тут что-то заставило нашего героя полезть к себе в карман и... В нем вдруг оказались какие-то ключи! Каково же было его изумление, когда они подошли к замку и легко открыли калитку!
   С недоумением на лице Григорий вошел во дворик и пошел по выложенной мелким камнем дорожке, ведущей к самому сердцу строения. Впереди его ждало неизведанное...
  
   Глава 2.
  
   Михаил медленно подошел к великолепному забору дома, за которым открывался потрясающей красоты вид. Да, он мечтал именно о таком! Но почему-то здесь, на самом краю желаемого, нашим героем овладели смешанные чувства.
   - А может не стоит идти? - засомневался Михаил. - По всему видно, что тут живет или магнат или олигарх какой-то, не меньше! А такие люди на постой обычно не пускают, а если и разрешат кому-то пожить, то за очень большие деньги... Хотя... Ладно, я тоже не лыком шит, договоримся!
   И он уверенно нажал на кнопку звонка, ярко сияющую под небольшим козырьком. Однако никто не спешил открывать незваному гостю... Михаил еще немного постоял у входа и позвонил еще раз. Но хозяин не отзывался. Тогда наш герой тихонько толкнул калитку и она, как ни странно, легко отворилась и впустила путешественника на столь желанную территорию. Михаил решил направиться прямо к дому. Проходя вдоль благоухающих цветов и густой летней зелени, он невольно любовался окружающим пейзажем. Он уже мысленно представлял себя хозяином всего этого великолепия, когда заметил, что на той самой мраморной лестнице стоит швейцар и приветливо улыбается ему.
   - Михаил Николаевич, как я рад, что вы наконец-то приехали! - закричал служащий. - А то мы уж начали беспокоиться, не случилось ли чего-нибудь? И почему вы один? Где вся ваша охрана? Вы ее отпустили? И куда они смотрят!
   Михаил в недоумении смотрел на него. Откуда он знает его имя? Какая охрана?
   Не успев опомниться, наш герой был еще больше поражен следующими словами швейцара:
   - Михаил Николаевич, вам уже давно обзвонились с вашего завода, там какая-то неразбериха с документами, надо что-то подписать... В общем, я не вдавался в подробности, я в этом ничего не понимаю, там что-то с выпуском новой партии автомобилей... Короче говоря, вас очень просили перезвонить!
   Михаил просто не верил своим ушам! Этого не может быть! Он - хозяин завода?! Куда он попал? Может быть, все это ему только снится?
   Он больно ущипнул себя за руку... Нет, он не спал, был в абсолютно ясном сознании и, кроме того, прекрасно себя чувствовал. Расспрашивать и выведывать что-то у швейцара было как-то стыдно, поэтому наш герой решил делать вид, что ничего не произошло, что он действительно является тем, за кого его принимают и играть роль автомобильного магната - полноправного хозяина всего этого.
   - Да, дружище, охрану я отпустил, - как можно более уверенней проговорил новоиспеченный олигарх, - решил прогуляться самостоятельно! А скажи-ка мне, где у нас хозяйка дома?
   - Елена Ивановна вместе с детьми поехала вас встречать на вокзал, - ответил мужчина. - Они, к сожалению, еще не вернулись, вы, наверное, разминулись... Ну, ничего, вы не волнуйтесь, я сейчас позвоню ей и предупрежу, чтобы они возвращались домой!
   - Что, неужели сама за руль села? - вырвалось у Михаила. Он прекрасно знал, что его жена никогда не умела водить машину, да и не хотела этого делать, предпочитая комфортабельное место пассажира.
   - Ну что вы, хозяин! - заулыбался служащий. - Елена Ивановна никогда не ездит сама, их повез наш водитель, Артем! Не волнуйтесь!
   От сердца Михаила немного отлегло... Ну хоть это совпадает! И дети у него, оказывается, есть - это тоже радует! А то уж он начал было думать, что совсем спятил!
   - А дети как? - делая вид, что ему это практически безразлично, поинтересовался Михаил.
   - С детьми все хорошо! - ответил тот. - Павел на днях сам собрал велосипед, а Маришка научилась складывать из кубиков новое слово! У вас замечательные дети!
   - Так, значит и ребята здесь... - подумал Михаил. - А что, интересно получается: я живу в этом шикарном особняке вместе с женой и детьми, имею все, о чем только мечтал, владею автозаводом... Да, это, конечно, мистика какая-то, зато приятная! А ведь все началось еще в дороге, с того загадочного камнепада, который непонятно был на самом деле или его не было, потом отключились все мобильные телефоны, встали часы... да и треть пассажиров вдруг куда-то таинственно исчезла... Все это было неспроста! Надо было уже тогда обратить внимание, что что-то не так!
   Пока наш герой лихорадочно соображал, что происходит, швейцар все так же стоял на мраморной лестнице и услужливо смотрел на него, готовый по первому зову оказать хозяину необходимую услугу. Видя, что его босс немного не в себе и, мягко говоря, не совсем понимает ситуацию, он участливо спросил:
   - Михаил Николаевич! Где отдыхать будете? Вы, наверное, устали с дороги, да и жара сегодня страшная! Я, с вашего позволения, уже накрыл стол на вашей яхте. И шампанское в ведерко поставил, и морепродукты положил, как вы любите, и фрукты нарезал...
   - Да, я, пожалуй, отдохну... - согласился Михаил, обрадовавшись возможности побыть одному и серьезно разобраться в сложившейся ситуации. - Ты не лезь ко мне... да и другим скажи, чтобы не лезли, ну, не беспокоили меня, я хочу побыть один!
   - Конечно, Михаил Николаевич! Вас проводить? - спросил служащий.
   - Не надо, сам дойду! - ответил было олигарх, но вовремя передумал, вспомнив, что сам то и не знает, как лучше всего пройти к причалу. - А вообще-то, пойдем со мной! Так будет лучше!
   Швейцар взял из рук хозяина дорожный чемодан и они пошли по направлению к большому пляжу, раскинувшемуся на побережье все того же Черного моря.
   Михаил не уставал восхищаться окружающей обстановкой, так внезапно ворвавшейся в его жизнь. Неужели все это его? Неужели все это на самом деле? Он, честно говоря, был вполне земным реалистичным человеком, не особо верящим во всякие там совпадения, ну тут такой случай...! Невероятно!
   Двое мужчин дошли до причала и остановились. Дальше Михаил отпустил швейцара и легко забрался на яхту. Странно, но сделал он это так умело и непринужденно, словно взбирался на посудину каждый день! Пройдя на верхнюю палубу, наш герой развалился в большом плетеном кресле, стоявшем около того самого накрытого всякими яствами стола и стал наслаждаться волшебным видом, открывающимся за горизонтом.
   По правде сказать, что-то обдумывать и выяснять Михаилу совершенно не хотелось, он полностью погрузился в созерцание морского пейзажа и буквально позабыл обо всем на свете. Да, этого момента наш герой ждал всю жизнь! Только немного не хватало Ленки и детишек...
   Неожиданно торопливые шаги на палубе нарушили столь сладкое уединение богатого хозяина. Михаил нехотя отвел взгляд от горизонта и посмотрел вокруг. Перед ним стоял все тот же швейцар, который на этот раз держал в руке дорогущий спутниковый телефон.
   - Извините, Михаил Николаевич, вас спрашивает какая-то дама! - произнес тот. - Отвечать будете?
   Говорить ни с кем не хотелось, но любопытство взяло верх, и наш герой поспешно взял трубку:
   - Давай! А сам иди отсюда!
   Не успел Михаил произнести банальное "алло", как на том конце провода послышался томный женский голос:
   - Привет, Пусик! Ты уже приехал? А что не звонишь? Я так соскучилась!
   - Некогда было! - остолбенел от такого обращения мужчина. - И вообще, я занят сегодня! Я устал и хочу отдохнуть!
   - Так может отдохнем вместе? Я приеду? Ты жену отправил куда-нибудь?
   - Нет, лапочка, сегодня не получится, не обижайся, - подыграл ей Михаил. - Давай в другой раз!
   И нажал на кнопку выключения. Сомнений не оставалось, жизнь действительно начала развиваться по тому самому сценарию, который так хотел наш герой. Теперь его статус позволял ему иметь хорошенькую любовницу, причем, наверное, не одну.
   - Вам набрать номер офиса? - появился откуда-то из-за угла швейцар. - Ваш зам. очень настойчиво просил позвонить ему, как только вы вернетесь... Я и не знаю, как мне быть... ведь я обещал!
   - Раз обещал, тогда набирай! - рявкнул на него хозяин. - Как привяжется!
   Пока служащий пытался соединить его с заводом, Михаил усиленно прикидывал, о чем же он будет говорить со своим, так называемым, замом. Примерно он, конечно, представлял, о чем может идти речь на автомобилестроительном предприятии, но главное было - не показать реальное незнание этого дела, дилетантство и, если хотите, непрофессионализм.
   Между тем из трубки уже доносился гневный мужской голос:
   - Да, алло! Заместитель директора слушает! Кто это? Алло, черт возьми!
   - Ну, привет, заместитель директора! - пошутил Михаил. - И что случилось? Что звонил-то?
   - Миша! Ну, наконец-то! - внезапно сменил гнев на милость его сотрудник. - Уже приехал? Как отдохнул? Понравилось? Да ты не волнуйся, все в порядке! Просто финны не хотят без тебя договор подписывать, ты когда сможешь приехать?
   - А мое присутствие так уж обязательно? - промямлил Михаил. Ему не особенно хотелось куда-то ехать, да, к тому же, если это грозит ему возможностью выглядеть не в лучшем свете. - Может все без меня можно решить? Что, для нас так важна эта сделка?
   - Миш, ну ты даешь! - возмутился собеседник. - Ты сам окучивал этих финнов целый год! Да ты пылинки с них сдувал! Сам несколько раз в Финляндию ездил, чтобы разведать все на месте! Кроме того, такая большая партия автомобилей - это наш шанс! Я тебя не узнаю...
   Михаил понял, что слегка перегнул палку и ведет себя не совсем типично. Так, чего доброго, все поймут, что он на самом деле не тот, за кого себя выдает... вернее тот, но не совсем... Короче говоря, он поспешил успокоить сослуживца:
   - Да, да, ты прав! - как можно более серьезно произнес наш герой. - Я обязательно приеду и подпишу все нужные документы лично! Так и передай нашим финским коллегам! Завтра в десять утра, пойдет?
   - Все будет сделано! - обрадовался такому повороту событий заместитель. - Ну, тогда до завтра, Миш!
   Михаил отдал трубку швейцару, а сам незаметно вытер пот со лба, который так явно выдавал его нервное перенапряжение.
   - Все, теперь оставь меня в покое! - крикнул на служащего хозяин. - Никак не дадут побыть одному!
   Но остаться наедине с самим собой ему так и не удалось.
   В этот момент широко открылись ворота и во двор въехал шикарный черный мерседес. Из него, весело смеясь, появились Елена Ивановна и Паша с Мариной. Наш герой поспешил покинуть яхту и побежал своим родным навстречу. А они с визгами и криками кинулись к Михаилу, который был настолько рад их видеть, что совсем забыл про всю странность сложившегося положения.
   - Папа, папа! - радостно тараторили дети. - А ты нам что-нибудь привез? А где подарки? Мы так соскучились!
   Маришка висела у него на ноге, а Павел подпрыгивал высоко-высоко, пытаясь обнять папу за шею. Любимая Лена тоже трепетно обнимала мужа, давая понять, что его отсутствие крайне огорчает ее.
   - Как же здорово, что мы теперь все вместе! - не скрывал своего удовлетворения Михаил. - Я так скучал без вас! Детки, я, к сожалению, ничего не привез... не успел купить... Но ничего, мы завтра все пойдем в магазин и каждому купим то, что он больше всего хочет, договорились?
   - Да, да! - закричали Марина с Пашей. - Завтра едем в магазин! Завтра едем в магазин!
   И вся семья, так бурно радующаяся своему воссоединению, направилась на яхту пробовать все те деликатесы, которые уже ждали их на верхней палубе. Михаилу не терпелось наконец-то все выяснить, что же происходит на самом деле, поговорить с женой, может она хоть как-то прояснит обстановку. А вдруг она тоже заодно со всеми? Вдруг и для нее все как обычно и в происходящих событиях нет ничего странного? Этого он боялся больше всего! Отдалиться от своей семьи, оказаться в каком-то другом чужом мире, пусть и столь желанном, было бы страшной пыткой... Поэтому мужчина решил не портить этот чудесный вечер и отложить все разговоры на следующий день. Не зря говорят - утро вечера мудренее! Хотя, вечер ли это...?
   Михаил уже давно обратил внимание, что освещенность вокруг, природа, да и все остальное со времени его посадки в автобус совершенно не изменились! Кругом стояла все та же серая пелена, солнца так и не было видно на небосводе, ветер не колыхал ни одного стебелечка... Все движение будто замерло или затаилось! По подсчетам нашего героя, с момента прибытия пассажиров, а уж тем более с момента поездки, прошло уже очень много времени! Должна была давно наступить ночь, по крайней мере, сумерки! Но, как ни странно, было совершенно светло и ничто не предвещало прихода темноты!
   Михаил уже устал удивляться происходящему. Он решил не обращать ни на что внимания и спокойно сел есть вместе с семьей.
   Недолго посидев за столом и вдоволь наевшись, дети отпросились еще немного поиграть перед сном и быстренько убежали, оставив мать с отцом наслаждаться прекрасным настроением. Михаил умело откупорил охлажденное шампанское, разлил его в заранее приготовленные бокалы и торжественно произнес:
   - Ленуль, давай выпьем за нас, за наше богатство, за наше благосостояние, за наш дом, в конце концов, он такой красивый!
   Жена с покорным пониманием посмотрела на него...
   - Давай... - вздохнула она. - Когда-нибудь жизнь заставит тебя исправиться!
   Спорить и что-либо доказывать супругу было бесполезно, хотя видеть то, что он ставит превыше всего на свете, было очень больно...
   Они еще какое-то время молча посидели на уютной палубе яхты, думая каждый о своем, потом Елена встала и, сославшись на головную боль, пошла в дом отдохнуть и побыть в одиночестве. Михаил, в общем-то, и не возражал. Ему тоже хотелось остаться одному и хорошенько все обдумать.
   Он еще долго сидел на палубе, в широком плетеном кресле, потягивал шампанское и напряженно думал ... Думал о многом, о разном, о наболевшем, о таком непонятном и странном...
   - Надо проверить еще одну вещь! - вдруг мелькнула у Михаила шальная мысль. - Если происходящее здесь не обман, а реальность, то все должно сойтись!
   И он опрометью побежал с судна в особняк, в свой рабочий кабинет. Да-да, наш герой на самом деле ни разу не бывал в этом прекрасном доме, но понимал, что если это жилище его мечты, то и комнаты должны располагаться в нем согласно его же собственным представлениям. Так оно и оказалось! Поднявшись по широкой лестнице на второй этаж и повернув направо, он нашел свою рабочую комнату, точь в точь как и предполагал. И находилось все в ней именно в таком расположении и в таком порядке, как Михаил и хотел! Мистика!
   Мужчина закрыл за собой дверь, медленно подошел к висящей на стене картине Пикассо и осторожно снял ее. Да, там был сейф! Открыть его не составило никакого труда, ведь и код к нему в своих мечтах придумал сам Михаил. Он потихоньку отодвинул дверцу и... Весь сейф был до верху забит зеленой валютой! Долларов было так много, что сосчитать их было просто невозможно! Миллионы, наверное! Миша в изумлении сел на краешек стула и задумался. Все совпадало! Даже деньги, которые он мечтал хранить в железном ящике и которые снились ему во сне, лежали сейчас перед ним совершенно реально! Он богач! Он действительно богач!!!
   Дрожащими от счастья руками наш герой закрыл сейф, повесил картину обратно на место, чтобы никто ничего вдруг не заподозрил, и сел на большой черный кожаный диван, стоявший у стены. Он миллионер! Эта мысль кружила ему голову и не давала покоя, он просто боялся поверить в реальность случившегося!
   От приятных мыслей его оторвал все тот же швейцар:
   - Михаил Николаевич, вы меня извините, но к вам разговор есть... - замялся он, заглядывая к боссу. - Можно?
   - Заходи, заходи! - хозяин был в прекрасном расположении духа. - Чего хотел-то?
   - Михаил Николаевич, тут такое дело...- начал служащий. - У меня брат серьезно заболел, ему срочно нужна операция! Врачи требуют пять тысяч долларов! Иначе брат умрет... Таких денег у меня нет, да и не заработать мне их вовек... Вы не могли бы мне одолжить эту сумму? Я верну, я обязательно верну! Я все отработаю!
   - Ты что, с ума сошел?! - надменно смотрел на него Михаил. - Такие деньги! Я их что, рисую что ли? Да? Я их зарабатываю! Непосильным трудом! И кому попало дарить их не намерен! Нет, нет, и еще раз нет! И не проси даже!
   - Но я... - предпринял вторую попытку швейцар.
   - Я сказал нет, значит нет! - отрезал хозяин. - Пошел вон отсюда!
   Бедному служащему ничего не оставалось, как молча выйти из кабинета хозяина и идти восвояси. На душе у него было грустно и тоскливо... Нет, он никак не ожидал, что его босс, автомобильный магнат и олигарх, купающийся в деньгах, пожалеет для него такую в общем-то ничтожную сумму, тем более для такого дела... Денег не было, а брата нужно было спасать и как можно быстрее!
   Тем временем Михаил спокойно сидел у себя в рабочем кабинете и уже и думать забыл, что только что отказал в помощи своему работнику, который служил верой и правдой ему уже на протяжении многих лет, и который, между прочим, просил денег не на какое-нибудь развлечение или прихоть, а на спасение другого человека. Мысли нашего героя витали где-то в розовых облаках, он от души наслаждался так внезапно свалившимся на него богатством, о котором он так мечтал! И, казалось, уже ничто не способно отвлечь его от столь приятного занятия!
   Лишь одно обстоятельство омрачало его праздник души и тела. Михаил действительно очень устал и хотел бы поспать и отдохнуть, да уже и ночь должна была быть темной и глубокой... Но никакой ночи не было, за окном было светло и ярко, все та же серая пелена окутывала все вокруг, все так же не было солнца... В такой обстановке спать было невозможно! Михаил, конечно же, пробовал прикорнуть на мягком диване, уютно забравшись на него с ногами, закрывал глаза и пытался заснуть, но сон никак не шел к нему. То ли это сильное эмоциональное перенапряжение не давало ему покоя, то ли его биологические часы серьезно сбились от такого непонятного состояния природы... Результат был один - наш герой сидел на кожаном диване и тупо смотрел в окно, мучаясь от непомерной усталости и вместе с тем от невозможности как-то ее снять.
   Вот тут-то и началось невероятное! Вдруг диван, на котором сидел Михаил, взмыл высоко в небо, под самые небеса, вся окружающая обстановка куда-то исчезла... теперь он вместе с диваном находился на такой невообразимой высоте, что аж дух захватывало! От такого ужаса мужчина сжался в комок и крепко вцепился в обивку дивана, чтобы не ровен час не свалиться с этого только что образовавшегося пьедестала. Господи, ведь он так боится высоты! Даже дышать теперь приходилось осторожно, не то, что делать какие-то резкие движения! Сначала Михаил было подумал, что это все ему кажется от чрезмерной усталости и невозможности поспать. Он похлопал себя по щекам, закрыл глаза...открыл... все та же непомерная высота окутывала его, не давая никуда от нее деться. Тогда наш герой решил дернуть себя за волосы! Дернул... да так сильно, что в его руке остался небольшой клок волос, как доказательство полной реальности происходящего! Да, все окружающее выглядело вполне реально и пугало новоиспеченного олигарха тоже достаточно ощутимо!
   Но это еще было полбеды! Внезапно откуда ни возьмись показалась старая соседка, которая умерла на прошлой неделе, она вела за собой еще нескольких мертвецов, потом откуда-то появился гроб с лежащим в нем покойником, затем еще один... Все они тянули свои синюшные руки к Михаилу и что-то шептали своими загробными голосами.
   - Ааааааааа!!!!!!! - закричал наш герой. - Пошли вон!!! Вон отсюда!!! Сгинь, нечистая!!!
   И он стал истошно отмахиваться руками от всего этого ужаса, который, невзирая ни на что, надвигался на него все ближе и ближе.
   Трудно описать словами, в каком состоянии оказался молодой смелый мужчина, еще недавно чувствующий себя хозяином жизни и не находивший ни одного повода, по которому он мог бы бояться чего-то. Он не просто боялся, он умирал от ужаса, настигшего его! Невероятно, но наряду со всеми мечтами, которые давно жили в его голове, теперь на яву реализовались и страхи, таившиеся где-то глубоко-глубоко внутри! Только вот как теперь было избавиться от них?
   Михаил почувствовал, что если эта пытка продлится еще хоть немного, то он просто не вынесет этого! Собрав все силы и волю, наш герой резким движением вскочил ногами на диван и ... шагнул в пропасть!
   - Пусть лучше я разобьюсь, чем эти покойники утянут меня с собой! - думал Михаил. - Все кончено!
   Но, к своему безумному удивлению, он не разбился и не упал, а спокойно уперся в деревянный паркет на полу своего кабинета. Да-да, диван стоял все на том же месте, как и раньше, и ничего не напоминало о той высоте, которая только что опоясывала все вокруг! И самое главное, никакой нечисти рядом не было! Он все так же находился в кабинете совершенно один, только холодный пот струился со лба от сильнейшего испуга, да руки дрожали как у последнего пьянчужки.
   Михаил в изнеможении опустился на злополучный диван... Что это было? Галлюцинации? Плод изможденного воображения? Но он же проверял - все происходило вполне реально! Нет, ему не могло все это привидеться! Он не сошел с ума! Мужчина еще раз осторожно потрогал руками обивку мебели, подошел к столу, пощупал кресло... Нет, все совершенно реально! Он сейчас у себя дома, в шикарном особняке, там вот на причале стоит его яхта, во дворе лимузин, он владелец крупного автомобильного завода... А может и это все не на самом деле? Реальность ли это? Или собственный разум заключил его в какой-то непонятный мир?
   Оставаться здесь дольше сил не было. Михаил поспешно встал и шатающейся походкой вышел из своего кабинета.
   - Мне надо на завод, там документы не подписаны! - судорожно думал наш герой. - Я сказал своему заму, что приеду завтра заключать с финнами договор... Черт возьми, не знаю, когда здесь наступит это долгожданное завтра, и наступит ли вообще! На улице все точно так же, как и до этого! Время тут остановилось, что ли! Надо ехать!
   Приняв для себя такое решение, он немного успокоился и пошел к гаражу, в котором стояли его машины. Открыв ворота, он сел в первую попавшуюся иномарку и выехал со двора.
   Честно говоря, Михаил даже не задумывался, что не знает, куда, собственно, ехать и где находится его предприятие. Он уверенно катился по широкой асфальтированной дороге, лежащей прямо в самом центре городка Зер...ка, рассчитывая попасть на свой завод именно по ней.
   Через несколько километров впереди показалось большое строение автомобильного предприятия. Это была огромная благоустроенная территория, с множеством зданий и корпусов, с высокими трубами, с железнодорожными подъездными путями и широким автодромом. Во всем здесь виднелся размах и солидность производства. Наш герой невольно залюбовался величественным видом:
   - Неужели это все мое?! - восхищался олигарх. - Неужели все это принадлежит мне?!
   Сомнений не было, это действительно был его собственный автомобилестроительный завод по производству легковых машин! Это было единственное такое грандиозное сооружение в этом городке, и оно принадлежало именно нашему герою!
   Он медленно подъехал к красивым стальным воротам у проходной. Тут же из пропускной будки выбежал дежурный охранник и, приняв серьезное и сосредоточенное выражение лица, вытянулся по стойке смирно перед своим начальником. В ту же минуту ворота открылись и пропустили машину хозяина на территорию завода. Теперь Михаил окончательно убедился, что собственником этого предприятия является действительно он.
   Мужчина проехал вдоль сборочных цехов и строений и, оказавшись прямо у главного офиса, вышел из своего автомобиля. Остановившись на небольшом крыльце здания, он еще раз обводил взглядом свои владения и довольно улыбался, любуясь пейзажем.
   На пороге появился его заместитель, а по совместительству еще и давний друг Илья:
   - Мишаня, здорово! Как я рад, что ты приехал! А то уж мы заждались тебя с отдыха! Ну пойдем, финны уже приехали и сидят в конференцзале, ждут только тебя!
   - Здорово! - отозвался Михаил. - Пойдем, пойдем, посмотрим, что тут творится!
   Страх от недавних пугающих видений уже куда-то улетучился и наш герой опять почувствовал себя хозяином положения и полновластным владельцем всего здесь имеющегося.
   Они поднялись с Ильей на второй этаж и вошли в просторную комнату, где уже сидела за большим овальным столом финская делегация. Обе стороны поздоровались и сели за стол переговоров еще раз обсудить все условия. Секретарь раздала всем заранее подготовленные копии договора и предприниматели начали окончательно изучать предложенные документы.
   Михаил уже дочитывал последнюю страницу, где были указаны номера счетов и переводов, куда должны были пойти деньги за указанную сделку, когда заметил, что в графе "сумма" стоит число, в сто раз превышающее реальную стоимость их договора! Фантастика!!! Вместо нескольких миллионов долларов финны должны будут перевести на его счет сотни миллионов! Михаил поднял глаза и внимательно посмотрел на собравшихся. Нет, они не могли не заметить такой грубейшей ошибки! Сейчас они ее обнаружат и попросят переделать договор... Но оказалось, что никто ничего не замечает. Все сидели и сосредоточенно читали документы, лишь издавая одобрительные возгласы! И даже Илья, который был очень знающим и грамотным специалистом, спокойно отложил договор и предложил партнером:
   - Ну что, я думаю, договор можно подписывать? Все в порядке!
   Михаил не мог прийти в себя от изумления! Может быть, он сам спутал цифры? Может быть, за время его отсутствия что-то изменилось в условиях? Да нет, их завод и не может поставить никому партию автомобилей на такую астрономическую сумму! Но ведь и Илья никогда бы не пошел на такую аферу, на такой обман! Ведь именно он подготавливал все документы и делал все нужные расчеты. Значит... и отвечать за все это придется ему! Теперь уже возникшее было недоумение в голове нашего героя сменилось небывалым азартом и такой детской радостью, что он еле сдержался, чтобы не вскочить со стула. Еще бы, ведь с этой сделкой он становился богаче на целое состояние!!!
   Теперь оставалось только ждать, чтобы договор был как можно скорее подписан и никто не заметил, какие чудовищные условия в нем закреплены.
   Ждать пришлось недолго. Финны о чем-то пошептались друг с другом, одобрительно покивали головами и... зафиксировали свои подписи. Илья тоже без тени сомнения расписался на документах, очередь была только за хозяином предприятия... и Михаил, еле скрывая от всех свой неописуемый восторг, поставил свой росчерк внизу договора!
   Все, дело было сделано! Теперь он - не просто богатый человек, а очень богатый человек!!! И плевать, что эта случайная афера разорит стабильную финскую компанию! Плевать, что он подставил своего лучшего друга и партнера и что тому придется отвечать за это чудовищное недоразумение! Каждый, как говорится, за себя! Дело сделано, договор подписан и обратно дороги быть не может!
   И, не помня себя от радости, Михаил вышел из офиса, сел за руль своей
   иномарки и поехал по направлению к дому.
   Сладостное волнение не давало нашему герою вести машину, затуманивая глаза блеском быстрой наживы. Да, он теперь богач! И гори все синим пламенем! Михаил на секунду остановил автомобиль... дальше так ехать нельзя, надо успокоиться, а то так и до аварии недалеко! Он откинулся на спинку сиденья и блаженно посмотрел вокруг: вот оно - счастье!!!
   Внезапно зазвонил автомобильный телефон.
   - Кто это еще! - проворчал мужчина, нехотя возвращаясь из своих восторженных мыслей. Он снял трубку и услышал уже знакомый томный голосок:
   - Пусик, это опять я! - проворковала девушка. - Ты не представляешь, какую шубку я нашла! Просто прелесть! Она такая беленькая, мягенькая, пушистенькая! Пусик, и стоит все нечего - десять тысяч! Ты же мне ее купишь? Ты же сделаешь приятное своей зайке?
   Как ни печально, но Михаил был не в состоянии отказать молодой хорошенькой любовнице в такой мелочи, как какая-то шубка всего-то за десять тысяч долларов. Для него, в общем-то, это была сущая мелочь, тем более после такой удачной сделки с финнами. Поэтому, недолго думая, он ласково произнес:
   - Ну конечно, дорогая! Спроси у моего помощника, он даст тебе нужную сумму!
   - Ой, Пусик, ты такой хороший! И такой щедрый! - обрадовалась милая зайка. - Ты делаешь мне такие дорогие подарки! И шикарная машина, и дорогое бриллиантовое колье, и вот теперь шубка! Ты замечательный!
   - Ну ладно тебе... - довольно ответил Михаил.
   Девушка положила трубку телефона, а он еще какое-то время сидел за рулем, не решаясь двинуться дальше. Да, наш герой очень нравился сам себе! Еще бы, ведь он такой хороший, добрый и не жадный! Он дарит такие подарки! Он - герой! И, с хитрой ухмылкой, Михаил поехал к дому.
   На пороге родного особняка уже ждали его дети, которые очень обрадовались приезду папы.
   - Папа, папа, поехали в магазин! - кричали они. - Ты же обещал! Ты говорил, что купишь нам то, что мы хотим! Ты обещал нам сюрприз!
   Поездка за покупками сейчас никак не входила в его планы, но Пашка и Маринка были настолько неугомонны, что ему пришлось согласиться. Да и жена Лена смотрела на него так укоризненно...
   - Ладно, ладно, едем! - сказал отец семейства. - Только чур - много не просить! Я сам решу, что вам купить!
   - Да, да, хорошо, папочка! - весело и перебивая друг друга, затараторили сын и дочка. - Мы согласны! Ничего не будем просить!
   Вся семья села в машину, в которой уже ждал водитель, и тронулась в путь. Ехать пришлось совсем недолго. Странно, но, въезжая в Зер...к, Михаил не заметил этого огромного детского супермаркета, который возвышался над другими достаточно низкими строениями своими пятью высокими этажами. Закругленный купол здания был виден практически отовсюду, привлекая в магазин покупателей и просто желающих поглазеть на разнообразие товаров. Действительно, наш герой должен был по приезде сразу обратить на него внимание, но... То ли этого магазина на самом деле и не было, то ли еще была какая-то причина... Но дело, в общем-то, не в этом.
   Все, кроме водителя, вышли из машины и направились ко входу в "Детский мир". Здесь творилось что-то невообразимое! Такое количество игрушек никто просто не видел! Тут и там, на разных полках, сидели и стояли куклы, машинки, разнообразные зверюшки, солдатики, висели шары, какие-то звезды и много-много всего другого! В помещении играла красивая музыка, создавая волшебное и немного сказочное настроение. Кругом ходили довольные дети со своими родителями и крепко сжимали в руках купленные им, заветные подарки.
   Михаил вместе с женой и ребятами решил сначала пройти по магазину и осмотреться. Однако, чем дальше он продвигался по широким коридорам супермаркета, тем настроение его становилось все хуже и хуже.
   - Ничего себе, что за цены? - восклицал он гневно. - Где они такие взяли? Это немыслимо! Это слишком дорого! Это невозможно дорого! Нет, мы ничего здесь покупать не будем!
   - Но папа, ты же обещал! - заплакала Маришка. - Купи хоть что-нибудь!
   Наш герой прекрасно помнил, что он пообещал своим детям, да и денег у него было вполне достаточно, но... Надо было как-то выходить из положения. Он подошел к витрине, на которой висело большое разноцветное облако шаров и сказал дочке:
   - Доча, ну-ка выбирай себе любой шарик, который тебе понравится!
   Марина в недоумении посмотрела на отца. Неужели он это серьезно? Ведь он богатейший человек! Но Михаил нисколько не шутил и широко улыбался, довольный собой, как будто он одаривает дочку несметными богатствами. Марина выбрала красный шарик и грустно произнесла:
   - Спасибо, папочка...
   - Ну, Павел, теперь идем тебе купим что-нибудь! - торжественно произнес отец. - А, я знаю, куда мы сейчас пойдем, вон туда!
   И он двинулся к витрине с разными конфетами и сладостями. Выбрав обычный чупа-чупс на палочке, наш герой заплатил за него и протянул сыну:
   - На, держи. Смотри, какая прелесть! Он такой вкусный!
   - Спасибо... - промямлил мальчик. - Ты очень добрый, папа...
   Дети еще хотели походить по магазину, чтобы хотя бы посмотреть на красивые игрушки, но Михаил заторопился и все семейство пошло к машине. Перед нами вырисовывалась непонятная картина: двое маленьких детей, понуро выходящих из грандиозного детского супермаркета с конфетой на палочке и красным шариком, жена, которая вообще осталась без подарка, и непонятно чем довольный муж, идущий впереди всех и сияющий от своей якобы щедрости. Ведь он выполнил свое обещание! Он купил детям подарки!
   Они сели в автомобиль и поехали восвояси.
   Дорога домой была ничем не примечательной. Дети и Елена Ивановна уныло смотрели в окно на проплывающие мимо деревья, а отец семейства устало развалился на переднем сиденье, напевая какой-то мотив себе под нос. Несомненно, давало о себе знать то обстоятельство, что наш герой очень давно не спал, и силы его были на исходе. Но он еще держался, предвкушая, как наконец-то отдохнет на любимом диване.
   Подъехав к дому, Михаил первым выскочил из автомобиля и поспешил в дом. Там его ждало неожиданное...
   Едва он переступил порог особняка, как его окружила группа омоновцев в камуфляжной форме и с автоматами наготове. Из комнаты показался их главный начальник:
   - Михаил Николаевич?
   - Даааа... - опешил от такой неожиданности Михаил. - А что, собственно, происходит? В чем дело?
   - Вы арестованы по обвинению в незаконных финансовых махинациях! - отчетливо проговорил военный начальник. - Ваша афера с финской компанией раскрыта, у следствия имеется множество доказательств вашей вины. Так что по решению суда арестованы все ваши счета, подлежит конфискации все ваше имущество, в том числе и завод. Будьте добры, ваши руки!
   Михаил не мог прийти в себя от ошеломляющей новости! Как они могли так быстро узнать? И что за доказательства у них есть? И почему именно конфискация? Его посадят? Что теперь будет с заводом? Все эти тревожные мысли разрывали его голову на сотни мелких частей, не давая сосредоточиться.
   - Только без паники, только без паники! - твердил сам себе олигарх, подставляя запястья для наручников. - Во всем разберемся! Друзья мне обязательно помогут!
   Михаил огляделся вокруг. Возможно, он видит все это в последний раз! У двери тихонько стояла его любимая жена Лена и печально смотрела на него. Рядом притихли и его двое детишек - Паша и Марина. Они во все глаза наблюдали за происходящим и, казалось, не понимали, что происходит с их отцом и почему на него надели наручники.
   - Скажите, а что будет с моим заводом? И с моим заместителем Ильей Зайцевым? - осторожно спросил виновный.
   - Ваш завод уже куплен другим хозяином. Это Александр Авдеев! - бодро проговорил главный. - А ваш заместитель Илья Зайцев отпущен до выяснения всех обстоятельств дела. Его сначала было арестовали, как основного виновника преступления, но потом суд разобрался, что он всего лишь выполнял ваши приказы и сам лично был не уполномочен принимать такие решения. Так что с него практически сняты все обвинения!
   Такого поворота событий Михаил никак не ожидал! Это был удар ниже пояса! Мало того, что Илью отпустили, так еще и завод теперь принадлежит его злейшему врагу и вечному конкуренту Сашке Авдееву! Это конец! Это просто крах! Все остальные проблемы оказались просто ничем по сравнению с этой новостью! Это было полное фиаско!!!
   Михаил опустился на стул и закрыл лицо руками. Нет, он не плакал... Такие сантименты не были знакомы этому человеку. В его голове наступила пустота, полный вакуум, при совершенном отсутствии каких-либо мыслей. Он тупо смотрел в пол и уже не реагировал на окружающую действительность.
   Омоновцы помогли ему встать и повели к милицейскому уазику, вдруг оказавшемуся у ворот. Дверца за ним закрылась, и машина покатилась по все той же асфальтированной дороге навстречу совершенно новым событиям.
   Отчаяние начинало мало-помалу овладевать нашим героем. Потерять все свое состояние - это было выше его сил! Оставалась лишь одна надежда, надежда на то, что ему помогут высокопоставленные друзья и вызволят его из этой передряги. Лицо Михаила просветлело: да, это шанс! У него много друзей и знакомых, они его ценят и уважают, помощь обязательно будет! Они же настоящие мужики!
   Уже подъезжая к зданию следственного изолятора, Михаил придвинулся поближе к главному омоновцу и еле слышно попросил:
   - Начальник, дай друзьям позвонить! Я в долгу не останусь, отблагодарю! Мне обязательно помогут!
   - Да я не против, - ответил командир. - Но по закону у тебя есть право только на один звонок! Выбери кого-то одного, кого хочешь набрать и вперед!
   И он протянул ему трубку служебного телефона. Михаил схватил аппарат и стал судорожно соображать, к кому из знакомых обратиться за помощью.
   - Илья Зайцев отпадает, после этой злополучной сделки нашей дружбе явно пришел конец. Может Федору позвонить, он немаловажный пост в Думе занимает, он уж точно в состоянии помочь? А может Ивану Скобцеву? Он тоже видный человек в городе... Нет, все-таки надо обращаться к Федору! Мы с ним только на прошлой неделе пиво вместе пили, он не откажет! - перебирал в уме своих друзей наш герой. И, остановив свой выбор на ответственном работнике Думы, он набрал цифры его номера.
   На том конце провода, как ни странно, ответил не сам Федор, а молодой женский голос:
   - Да, я вас слушаю! Секретарь Федора Кричевского!
   - Ничего себе! - удивился Михаил. - У Феди уже и секретарь личный появился?! Еще неделю назад не было! Ну-ка, милочка, позови-ка мне своего хозяина!
   - Представьтесь, пожалуйста! - послышалось в ответ.
   - Еще чего! Не буду я представляться! Он меня и так хорошо знает. Я его друг! - рассердился Михаил. Но потом, вспомнив, что звонит не со своего мобильного, а с милицейского служебного телефона, благосклонно добавил:
   - Скажи ему, что Михаил звонит! Он поймет!
   - Хорошо! Подождите минуточку!
   В трубке наступило молчание. Наш герой уже был готов крикнуть в трубку "здорово, друг!", как опять послышался голос секретарши:
   - Федор Петрович не желает с вами разговаривать и просит больше ему не звонить! Всего доброго!
   - Как это не желает? Что значит всего доброго? - заорал в трубку теперь уже бывший олигарх. - Дай ему трубку!!! Я сказал, дай ему трубку!!!
   - Не ори! - спокойно ответил мужской голос на том конце провода. - Ну, я взял телефон, и что? Ты не звони мне больше! Теперь мы с тобой разные люди, понимаешь? Так что извини, "друг"!
   - А.. Я.... Да ты... - онемел от неожиданности Михаил. - Да я сейчас Петру позвоню! Он тебя так прижмет, к...л!
   - И Петя скажет тебе тоже самое... - так же спокойно ответил Федор. - Можешь и Ивану позвонить, и Диме, да вообще кому хочешь! Теперь тебя никто и на порог не пустит! Бывай, дружище!
   Наш герой опустил трубку и отдал омоновцу, сидящему напротив. Это был конец! Последняя надежда рухнула, как карточный домик! Да, когда он был богат, у него были и знакомые и друзья... А теперь... Вместе с деньгами ушла и дружба! Делать было нечего, оставалось только покорно смириться с предстоящей участью.
   Михаила посадили в одиночную камеру и оставили дожидаться окончательного вердикта суда. Только здесь наш герой опять почувствовал, как же он устал и хочет спать! Он повернулся к маленькому тюремному окошечку и посмотрел сквозь чугунную решетку. Мистика! На улице было все так же светло и ясно, как и много времени назад! Пока его везли из дома он и не обратил на это внимания, не до того было. Теперь же в его голове опять зародились тревожные подозрения...
   Как ни пытался Михаил, как ни укладывался на жесткую скамейку в камере, но уснуть он все так же не мог. Ну не шел к нему сон и все! И тут снова начались те же видения, что мучили и так пугали его дома в рабочем кабинете: скамейка взлетела высоко в небеса, кругом разверзлась огромная бесконечная пропасть, изо всех углов показались синюшные мертвецы и вампиры... Мужчина закрыл глаза, но и это не подействовало. Покойники уже не просто ходили рядом и тянулись к нему, а теперь трогали его своими костлявыми руками, дергали за одежду, касались волос! Один упырь так сильно вцепился ему в плечо и начал трясти, что Михаил открыл глаза от ужаса и уже хотел было начать читать "Отче наш"...
   - А, это ты! - выдохнул он. - А я уж подумал...
   Перед ним стоял все тот же главный омоновец, который провожал его в эту камеру. После этих пугающих видений наш герой был так рад видеть стража порядка, что даже обнял его.
   - Михаил Николаевич, я вас хочу поздравить! Все не так плохо, как вы ожидали! Суд решил ограничиться только конфискацией всего вашего имущества, но при этом выпустить вас на свободу! Так что вы свободны!
   - Да, спасибо... - пробормотал мужчина. - Я очень рад...
   На самом же деле Михаил не знал, радоваться ему этому известию или огорчаться. Он остался совершенно один! Теперь ему было не куда идти, да и не к кому... У него ничего не осталось - ни семьи, ни друзей, ни денег на существование...
   Он медленно вышел из здания следственного изолятора и побрел куда глаза глядят...
   Шел Михаил долго... Справа и слева от него проплывали красивые цветущие кусты и величественные деревья, приглашающие усталых путников отдохнуть в тени их густой зелени. Великолепные богатые коттеджи и особняки, располагающиеся по обеим сторонам дороги, дополняли прекрасный завораживающий пейзаж этого небольшого городка, под названием Зер...к. Да, еще совсем недавно у нашего героя был такой же большой дом, дружная семья, шикарный белый лимузин, трехпалубная яхта и куча денег... А теперь...
   Так незаметно он оказался на берегу моря, на песчаном заброшенном пляже, где иссиня черные волны целуют песчаный берег и шепчут ему свои замысловатые истории. Михаил в изнеможении опустился на бревно, лежащее у самой воды, и посмотрел вдаль... Господи, как же он устал! Все эти волнения и неприятности, свалившиеся на него в последнее время, все эти таинственные несуразности и несовпадения, происходящие вокруг, это непонятное и необъяснимое состояние природы так измотали его, что желание поспать и отдохнуть стало практически навязчивым. Наш герой уже попросту мечтал о хорошем безмятежном сне, но... после столь пугающих ужасных видений он стал бояться закрывать глаза. А вдруг они опять появятся, эти покойники? А вдруг вернется эта страшная высота?
   Так Михаил и сидел в полудремотном состоянии, глядя на горизонт и слушая негромкие крики чаек, изредка нарушающие тишину.
   Сколько времени наш герой сидел тут, он не знал... Ему казалось, что целую вечность. Хотелось есть, но ни еды, ни денег взять было неоткуда.
   - Надо что-то делать, - думал Михаил. - Нельзя опускать руки! Мне надо как-то жить и чем-то питаться, где-то ночевать.
   Но как именно все это сделать, он ума не мог приложить.
   Вдруг Михаил увидел невысокого мужчину, который шел по берегу и собирал валяющийся мусор. Одет он был в специальную рабочую форму и нес с собой большой ведро. Мужчина медленно подошел к нашему герою и озабоченно посмотрел на него:
   - Ты чего здесь сидишь? Это моя территория! Да еще и грустный такой! Случилось что ль чего?
   - Случилось... - промямлил Михаил. - Остался без всего, жить негде и есть нечего... А тебе-то что?
   - А хочешь со мной работать? - неожиданно предложил мужчина. - Нам как раз нужен еще один уборщик на пляж! И жить будешь со мной в одной кабинке! Деньги, конечно, не ахти какие, но на пропитание хватит! Пойдешь?
   - Пойду! - сам от себя не ожидая такого, ответил Михаил. Терять ему было нечего, а жить дальше как-то было надо...
   Так и началась совершенно другая жизнь нашего героя.
  
   Глава 3.
  
   Тем временем Пелагея Федоровна шла по дорожке к тому самому доме в городке, который был так похож на ее собственный в Сызрани. Позади остались другие аккуратненькие пятиэтажки Зер...ка и она вошла в подъезд столь знакомого строения. Наша героиня решила, что не будет лезть на верхние этажи и расположиться на нижнем, или хотя бы на втором. Долго искать не пришлось. Не успев подняться по небольшой лесенке на первый этаж дома, Пелагея Федоровна заметила, что дверь одной из квартир почему-то приоткрыта.
   - Подозрительно... - подумала старушка. Но, так как во всем видела проявление таинственных знаков, решила пойти именно в нее. Она постучала. В квартире никого не было и ей, естественно, никто не открыл. Пелагея постучала еще раз, немного сильнее. Но и после этого за дверью было все так же тихо и безмолвно. Тогда она потихоньку надавила на дверь и вошла в квартиру.
   Открывшаяся обстановка заставила ее остановиться прямо на пороге и еще какое-то время стоять на одном месте как вкопанной. А оцепенеть было от чего...
   Перед нашей героиней была ее собственная квартира! Да-да, именно! Все тот же небольшой коридор, те же комнаты, точно такая же обстановка! Даже шторы, которые она сменила перед отъездом на новые, висели на окне во всем великолепии!
   - Это просто поразительно! - вскрикнула старушка. - Надо же, как будто к себе домой пришла! Вот это совпадение! Все точно так же, как и у меня!
   От восторга наша героиня и забыла, что находится на самом деле в совершенно чужой квартире, в абсолютно чужом городе. Она с уверенностью хозяйки прошла в гостиную и плюхнулась на мягкий стул, стоявший около стены. Честно говоря, ее даже радовало такое совпадение с интерьером ее нового и собственного жилища. К незнакомой обстановке она привыкала очень плохо и долго, наверно сказывался уже внушительно немолодой возраст, так что сейчас она откровенно была довольна ситуацией.
   Пелагея Федоровна сидела и еще раз обводила взглядом "свои" владения, поэтому ... не сразу и заметила, что на журнальном столике, стоявшем рядом, лежит записка... Записка была адресована ей!!! Да, на письме было черным по белому написано - "Пелагее Федоровне!".
   От удивления она даже зажмурилась. Нет, так и есть... на записке значится ее имя! Старушка осторожно взяла бумажное послание и развернула его.
   "Уважаемая Пелагея Федоровна! - говорилось в письме. - Пожалуйста, располагайтесь и чувствуйте себя, как дома! Можете пользоваться всем, что Вам нужно". Никакой подписи не было видно, так что понять, кто же этот доброжелатель, который все это организовал, становилось невозможно.
   - Ну, это точно неспроста! - загадочно произнесла наша героиня. - Это точно мистика какая-то! Как интересно! Кто же это все написал и придумал? Неужели внучок постарался? Не может быть...
   Она начала перебирать в уме все возможные кандидатуры, которые, по ее мнению, могли так неожиданно организовать ее отдых и о ней позаботиться. Но ее родные, как она считала, не были способны на такой щедрый поступок, знакомые тоже не проявляли себя так дружелюбно... Так что для нашей героини так и осталось загадкой, кто же является ее благодетелем.
   - Раз уж в этом доме все приготовлено для меня, то буду пользоваться таким неожиданным подарком судьбы! - сказала сама себе старушка.
   Она встала и подошла к большому столу, который был до отказа заставлен таким количеством разнообразной еды, что хватило бы на целую роту солдат и еще их командира. Пелагея Федоровна заметила его сразу, как только вошла в квартиру, и уже давно вожделенно сглатывала слюну, то и дело бросая на него пронзительные взгляды. Конечно, она хотела есть! И теперь, коль ей разрешили абсолютно все в этом жилище, значит... !
   Эта худенькая старушка так набросилась на еду и стала есть с такой жадностью, что, казалось, во рту у нее не было маковой росинки уже длительное время. Сначала она принялась за салат, аппетитно лежавший в большом фарфоровом блюде, затем положила себе жареной картошки с хрустящей корочкой, потом взяла большой кусок запеченной курицы, потом... В общем, съела наша героиня так много, что сама была уже не рада своему обжорству. Она облокотилась на спинку стула и начала неистово ругать себя, что просто-напросто объелась! Но, надо сказать, такая склонность к несдержанности себя обнаруживалась у нее довольно часто, особенно если съестное доставалось ей абсолютно бесплатно. И каждый раз она себя за это ругала, но не могла удержаться!
   Пелагея Федоровна какое-то время еще посидела на стуле, ожидая, когда проглоченная ею еда хоть немного переварится. Она понимала, что находиться в одной комнате с таким завлекающим столом для нее просто опасно! А вдруг снова не удержится?!
   - Не пойти ли мне прогуляться? - проговорила наша героиня. - Ах да, сегодня же состоится концерт моего любимого Пурпурова! Я не могу его пропустить!
   Она вскочила с мягкого сиденья и подбежала к своей небольшой сумке, неряшливо брошенной в коридоре. Ей надо было срочно приодеться! Как же, не могла же она явиться на шоу своего любимца в дорожном потрепанном виде! Красивое ярко желтое платье, белые элегантные босоножки, янтарные бусы... Осталось только немного подправить уложенные волосы. Пелагея подошла к широкому вертикальному зеркалу, прикрепленному к стене...
   О, ужас!!! На нее смотрела сморщенная дряхлая старуха, в каком-то непонятном черном балахоне с большим капюшоном и с корявой клюкой в костлявой руке! Сначала наша героиня даже не поняла, кто это перед ней. Потом получше вгляделась...
   О Боже!!! Это было ее собственное отражение! Это была она сама! Сомнений никаких не было, зеркало отразило ее собственной персоной!!!
   Пелагея Федоровна потеряла дар речи... Она стояла перед злополучным отражением и только квадратными глазами пялилась на саму себя! Потом резко отпрыгнула от зеркала и... осторожно заглянула туда вновь... Сбоку на нее большими глазами все так же смотрела безобразная старуха! Нет, ей не показалось...
   Пожилая женщина отпрянула от ненавистного отражения... Как же она боялась этого! Как старалась всячески отсрочить наступление старости! Как следила за собой! Она не могла так быстро состариться! Как она успела так измениться всего лишь за время поездки?! И почему на ней отражается этот безобразный балахон, одевала-то она красивое платье?
   Пелагея посмотрела на себя - да, на ней было яркое желтое платье с янтарными бусами... взгляд в зеркало - и опять перед ней дряхлая старуха в черном балахоне... Взгляд на себя - и снова красивое платье... В зеркало...
   Это было выше ее сил! Старушка закрыла глаза и не открывала их, боясь вновь встретиться глазами с безобразной незнакомкой... И вдруг послышался негромкий страшный голос:
   - Пелагея, торопись, осталось совсем недолго! Уже скоро! Уже скоро!
   Наша героиня стала в ужасе озираться по сторонам, пытаясь определить, откуда говорят. Но месторасположение звука определить было невозможно, равно как и его происхождение, он исходил словно отовсюду одновременно и рассеивался в гнетущей пустоте. В комнате никого не было!
   Пелагея Федоровна выскочила на улицу и присела на лавочку около подъезда, чтобы перевести дух. Что бы это ни было - такая страшная реальность или ужасное видение, но испугало оно ее так серьезно, что она еле сидела на скамейке. Руки и ноги дрожали, из глаз выступили слезы, на всем теле проступили бегающие мурашки...
   - Наваждение какое-то! - думала старушка, еле приходя в себя от страха. - Ничего себе, приехала отдыхать!
   Тут Пелагея Федоровна заметила еще один плакат Пурпурова, который теперь уже висел на небольшом магазинчике около дома. Вспомнив, что она как раз и собиралась посетить этот концерт, наша героиня несказанно обрадовалась. Ей не нужно было возвращаться домой, к этому зловещему зеркалу, и она могла беспрепятственно осуществить свою давнюю заветную мечту. Женщина встала, поправила платье, пригладила растрепавшиеся волосы и пошла по направлению к клубу, в котором и должна была выступать знаменитость.
   Здание клуба было хорошо видно со всей округи, так что искать долго не пришлось. К тому же, вокруг него толпилось огромное количество народа, как будто весь городок пришел посмотреть на грандиозное шоу. Пускали внутрь действительно бесплатно! Это накаляло обстановку еще больше, все толкались и отпихивали друг друга, пытаясь быстрее пролезть и занять свободное место. Но наша героиня была не робкого десятка, да и не попасть на концерт было бы смертельно для нее, так что она тоже растолкала парочку ребят, стоявших в очереди и настойчиво стала протискиваться вперед. Наконец, этот рубеж был взят и она вошла в большой зал с, казалось, бесчисленными рядами удобных стульев. Она уже было решила устроиться на одном из задних сидений, когда вдруг обнаружила, что одно из мест в первом ряду свободно. Пелагея Федоровна рванула туда:
   - Здесь не занято? - запыхавшись, спросила она.
   - Нет, садитесь, пожалуйста! - ответила незнакомка.
   Такой удачи старушка не ожидала! Она плюхнулась на стул и стала с довольной улыбкой вглядываться в сцену. Попасть на концерт Пурпурова, бесплатно, да еще и сидеть в первом ряду! Вот так день сегодня!
   Через несколько минут начался концерт. Мы не будем подробно останавливаться на всех деталях и моментах этого действительно умопомрачительного шоу. Скажем только, что действо произвело на всех без исключения посетителей неизгладимое впечатление! Знаменитый певец и пел, и танцевал вместе с шоу-денс коллективом, и спускался в зал к зрителям... Он менял свои многочисленные наряды такое количество раз, что в глазах стало рябить от постоянной смены красок. Откуда-то сбоку сцены бил огненный фейерверк, сказочно дополняя это фейерическое действо!
   Пелагея Федоровна была в восторге! Этот концерт не просто оправдал ее ожидания, а намного превысил их! Она и так была преданной фанаткой Пурпурова, а теперь безоговорочно влюбилась в него! Старушка сидела и мокрыми от счастья глазами буквально впивалась в сцену, когда певец вдруг обратился к своим поклонникам:
   - Дорогие друзья! Я очень рад, что вы все пришли сегодня ко мне на праздник! Я делал его специально для вас! Спасибо вам большое! А сейчас я хочу выбрать из числа присутствующих самого преданного фаната! Его я приглашу бесплатно на мой следующий концерт!
   Зал замер в ожидании... Конечно, каждому хотелось получить приглашение от самого Пурпурова! А тот медленно обвел всех глазами, спустился со сцены и... вдруг подошел к нашей героине! Он трепетно взял ее за руку и повел к ярким софитам!
   - Дорогие друзья! Вот эта женщина сегодня мой самый преданный поклонник! - прокричала звезда. - И именно ее я приглашаю бесплатно на мой следующий концерт!
   Он присел перед старушкой на одно колено и торжественно поцеловал ей руку! ...Да! Пелагея Федоровна была просто вне себя от такого поворота событий! Она напряженно стояла посреди сцены и не помнила себя от счастья! Ноги ее подкашивались, а из глаз текли огромные слезы... Перед ней на коленях стоял сам Пурпуров! О таком она даже мечтать не могла!
   Проведя ритуал награждения, певец осторожно опять взял победительницу за руку и отвел на прежнее место в зал.
   - Я вас буду очень ждать на следующем концерте! - обратился он к женщине в заключении шоу. - Обязательно приходите!
   - Я приду... Непременно приду... - пролепетала Пелагея Федоровна, не веря такой удачи.
   Как она вышла из клуба, наша героиня уже не помнила. В ее голове молотком стучали слова Пурпурова, обращенные к ней! Неужели это правда?! Неужели все это произошло с ней?! Невероятно!!! Старушка не просто шла домой, она буквально летела на крыльях радости, которые ей подарил любимый певец и кумир! Такого счастья она не испытывала еще никогда!!!
   Радужные мысли внезапно нарушил странный звук, доносившийся откуда-то снизу... Она опустила глаза... Со всех сторон к ней приближались огромные черные собаки! Дикая стая оскалила клыки и злобно рычала, предупреждая о готовящемся нападении! Пелагея Федоровна остолбенела от охватившего ее ужаса! Мало того, что эта ситуация была опасна для ее здоровья и жизни, так старушка к тому же невероятно боялась собак, особенно больших! Но что же делать? Она оглянулась по сторонам - ни души, ни единого человека не было видно нигде, словно все внезапно провалились куда-то. Тогда наша героиня собрала все имеющиеся у нее силы и что есть мочи закричала! Ее тонкий голосок зазвучал пронзительно и скрипуче и, как ей показалось, очень громко. Однако на собак это не произвело никакого впечатления. Они как будто ничего и не слышали, также скалясь и продолжая надвигаться на свою жертву. Вдруг Пелагея Федоровна увидела здоровенного мужчину, который вышел из соседнего магазина и направился в сторону от нее. Вот ее спасение! Она стала истошно вопить и взывать его о помощи, но... Незнакомец даже не встрепенулся! Он просто не слышал ее! Старушка словно оказалась в зловещем вакууме, где были только она сама, да эти страшные зверюги! Ждать помощи было неоткуда, она осталась один на один с этими ужасными собаками, нападающими на нее! Делать было нечего... И Пелагея Федоровна побежала! Быстро, стремглав, не разбирая дороги... Так стремительно она еще никогда не бегала! Создавалось впечатление, что это молодая девушка несется по дороге, а не старая пожилая женщина. Старушка не оглядывалась, но даже кожей чувствовала, что эти твари не отставали от нее и могли вот-вот укусить ее за ногу. Однако очень скоро преклонный возраст дал о себе знать... Наша героиня совершенно выбилась из сил, запнулась за какую-то торчащую из земли корягу и очень больно упала... Подняться и бежать дальше не было никакой возможности, Пелагея вся сжалась в комок и закрыла голову руками, ожидая, что сейчас собаки разорвут ее на части! Так она и лежала на земле, в ужасе дожидаясь своей участи! Но... как ни странно, никто не трогал ее! Наша героиня еще немного полежала, а потом начала осторожно открывать глаза... Никаких собак вокруг не было! Рядом все так же зеленела трава, люди шли с концерта Пурпурова и не было ни следа той стаи страшных животных, которые ее так напугали. Пелагея Федоровна кое-как встала, отряхнула помятую и испачканную одежду и поплелась восвояси. Радостное настроение после такого великолепного концерта было безвозвратно испорчено, на душе скребли кошки и остатки ужаса медленно-медленно покидали ее сердце.
   Пелагея Федоровна вошла в квартиру и, не снимая обуви, прошла в гостиную и уселась на диван. Нервные потрясения этого длинного дня измотали ее, навалилась усталость, она чувствовала, что так хочет спать, что, казалось, глаза сами закрывались. Старушка прилегла, накрылась небольшим легким покрывалом и приготовилась наконец-то отдохнуть... Но уснуть никак не получалось! Вот она - бессонница! Да еще и природа за окном выглядела уж очень неестественно - несмотря на то, что с момента ее приезда прошло очень много времени, до сих пор обстановка вокруг никак не изменилась! Было все так же светло, серая дымка заволокла небо, солнце спряталось... А ведь давно уже должна была наступить ночь! Еще в автобусе пассажиры заметили такие странности природы, но никто, в том числе и Пелагея, не ожидали, что это так серьезно и продлится столько времени! Да она сама убеждала всех сидящих в салоне, что это ерунда и вполне естественно! А теперь этот сбой биологических часов не давал ей никакой возможности отдохнуть и хоть немного поспать!
   Наша героиня опять села на диван и стала просто сидеть с закрытыми глазами, создавая хоть какое-то подобие расслабления. Отсутствие сна мучило ее, разболелась голова, состояние было каким-то разбитым и вялым. Она уже в каком-то полузабытьи пребывала на своем ложе, не ощущая ни рук, ни ног, ни других частей тела...
   Вдруг ей почудилось что-то неладное... Она открыла глаза... Сидела старушка уже совсем не на диване и не в квартире, а на зеленом лугу, в широком поле, а рядом гуляли всякие-всякие домашние животные - лошади, коровы, овцы... Это было наваждение какое-то! Кругом стоял ужасный шум от неимоверного ржания, мычания, блеяния и всяких пронзительных звуков, издаваемых этим зверьем! В общем-то, все бы ничего, если не учитывать, что наша героиня с детства очень боялась весь этот домашний скот! Эти огромные лошади, вечно куда-то бегущие и норовящие лягнуть массивным копытом, вызывали у нее священный трепет; рогатые коровы, пытающиеся всех забодать или, хуже того, укусить, тоже не вызывали приятных впечатлений... Ей хотелось встать и бежать, бежать, бежать! Куда угодно, только подальше от этого злополучного луга! Только подальше от своего давнего застарелого страха! Но бежать было некуда... Везде, куда ни бросишь взгляд, простирался этот самый зеленый луг, на котором вольготно гуляли домашние животные. Пелагея Федоровна вскочила, стала дергаться из стороны в сторону, делать какие-то непонятные движения руками... Это было похоже скорее на панику, чем на действия здравого человека. Но наша героиня уже не контролировала себя! Страх настолько овладел всем ее существом и так глубоко проник в душу, что для нее теперь было неважно, каким способом выбраться отсюда и прекратить свои мучения!
   Одна из коров внезапно направилась прямо к ней, грозно выставив рога и норовя вот-вот боднуть старушку. Вне себя от ужаса, Пелагея закричала и стала изо всех сил лупить руками по большой голове животного, царапая ей морду и ударяя по массивному влажному носу! Смотреть на все это было выше ее сил и она зажмурила глаза, все так же продолжая защищаться! Когда же, через некоторое время, женщина их открыла, то... оказалось, что никакой коровы нет и в помине, и находится она совсем не на лугу, а все в той же квартире, на все том же диване, и усиленно колотит по нему руками.
   Пелагея Федоровна в изнеможении опустила руки и откинулась на спинку дивана. Что же это было? Видение?! Наваждение?! Или что-то еще?! Наверное, она сошла с ума! Да, да, скорее всего, ее мозг не выдержал такого перенапряжения и стольких странных событий! Что же теперь будет?
   Голова нашей героини разрывалась от подобных мыслей, сидеть на диване она больше не могла, поэтому поспешно встала и стала ходить по комнате, прокручивая в голове различные варианты объяснения происходящего.
   Проходя мимо зеркала, старушка мельком взглянула в него... Она не могла просто так пройти мимо и не посмотреть на свое отражение - ведь Пелагея Федоровна, как ни крути, оставалась женщиной даже в такой непростой ситуации. А зря! С обратной стороны стекла на нее смотрела все та же безобразная дряхлая старуха в черном страшном балахоне и с корявой клюкой в руке! Это невообразимо... но она улыбалась Пелагее!
   Наша героиня отскочила от зеркала и прижалась к стене, чтобы не видеть больше эту ужасную незнакомку... Хотя, какая же это незнакомка? Пугало старушку как раз то обстоятельство, что этой ведьмой была она сама, собственной персоной!!!
   Она стояла ни жива, ни мертва, боясь пошевелиться и ненароком вызвать еще какие-нибудь события... А тут еще опять зазвучал уже знакомый ей загробный голос:
   - Пелагея! Торопись! Недолго осталось! Уже скоро! Уже скоро!
   Старушка закрыла лицо руками... Из ее глаз катились горькие слезы...
   - Ну что же это такое? - плача, шептала она. - Ну, за что мне все это? Что за напасти такие? Чем я Бога-то прогневила? Чем?
   Внезапно раздался телефонный звонок...
   - Это еще кто? - испугалась Пелагея Федоровна. - Кому еще что надо?
   После недавних происшествий она уже боялась всего, поэтому на цыпочках подошла к аппарату и осторожно сняла трубку:
   - Алло! - несмело произнесла она. - Кто это?
   - Это я, Клава! - послышался в трубке знакомый голос. - Наконец-то я до тебя дозвонилась! Пелагея, мне очень нужна твоя помощь! У меня тут такое случилось...
   - Ничего не хочу слышать! - вдруг оборвала ее старушка. - Я приехала сюда отдыхать и не о каких проблемах знать не желаю! Ты знаешь, как давно я ждала эту поездку? Ты знаешь, как мы средства на нее собирали всей семьей? А ты знаешь, что здесь происходит сейчас?
   - Пелагея, я тебя прекрасно понимаю... - огорчилась подруга. - Ты, конечно, приехала отдыхать и не хочешь ни о чем думать, но здесь такой случай... Мой внук...
   - Я сказала - нет! - крикнула старушка. - И не надо меня посвящать в свои проблемы! Ничего не хочу знать! Лучше спроси, чем я тут занимаюсь!
   - Ну и чем ты занимаешься? - уже в отчаянии поинтересовалась Клава.
   - Я ходила на концерт Пурпурова! - торжественно произнесла Пелагея Федоровна. - Представляешь?! И не просто ходила, а познакомилась с ним лично! И он пригласил меня на свое следующее представление! Ты представляешь?! Нет, ты представляешь?!
   Нашей героине и в голову не приходило, что на том конце провода, у ее подруги, с которой они хоть и соперничали все время, но все же очень давно дружили, случилось что-то очень серьезное и неприятное, что ей нужна помощь... Но в глазах Пелагеи Федоровны все чужие проблемы и неприятности попросту меркли в сравнении с таким важнейшим событием, как концерт Пурпурова!
   Клавдия больше не стала слушать восторженные рассказы своей незабвенной подруги и положила трубку...
   А старушка еще долго в недоумении смотрела на телефон, не понимая, что это ее собеседница так быстро прервала разговор. Она даже не успела ее спросить, откуда та узнала ее здешний телефон... Но сейчас это было уже не важно, и наша героиня опять занялась своими волнующими мыслями.
   Однако долго предаваться размышлениям Пелагее не пришлось. Снова зазвонил телефон...
   - Неужели опять Клавка звонит? - разозлилась старушка. - Я же ей все объяснила!
   Она рванула трубку аппарата и со злостью проговорила:
   - Клава, ну сколько можно? Я же тебе сказала, что не хочу ничего слышать!
   - Бабуль, это я... - опешил на том конце провода ее внук. - Извини, что потревожил тебя, но тут такое дело...
   - Сереженька! - тут же сменила тон бабуля. - Как я рада! А у меня все хорошо! Ты не представляешь - я познакомилась с самим Пурпуровым! Да, да, с самим Пурпуровым! Здесь проходил его бесплатный концерт и он лично вызвал меня на сцену! Это чудо какое-то!
   - Я очень рад за тебя, бабуль! - проговорил внук. - Ты молодец, что так хорошо отдыхаешь! Только у меня к тебе просьба... Она тебе, наверное, не понравится...
   - Какая просьба? - вся сжалась Пелагея.
   - Да, понимаешь... - начал Сергей. - Наша фирма недавно с американцами контракт заключила, так вот теперь мне надо на полгода ехать работать в Америку. Отказаться я не могу! А Танюшка, сама знаешь, недавно дочурку родила, а чувствует себя плохо... Ну, не могу я ее одну с ребенком так надолго оставить! Ты бы вернулась, ба, да побыла с ней хоть немного, помогла бы, а?
   Воцарилось неловкое молчание... Пелагея Федоровна прекрасно понимала, какого ответа ждет от нее внук, но уезжать сейчас обратно домой, да еще и сидеть с его женой и ребенком, ей никак не хотелось! Она ведь так давно сюда собиралась! Как она мечтала об этой поездке! К тому же, и Пурпуров пригласил ее на концерт! Она же не может его пропустить!
   Наша героиня уже и забыла, какие страшные и неприятные события случились с ней совсем недавно... Забыла про это безобразное отражение в зеркале... Сейчас у нее была одна цель - остаться в Зер...ке и не пропустить шоу любимого певца.
   - Сереж, а может, вы наймете няню... - осторожно прервала молчание старушка. - Я то ведь уже все позабыла, что и как делается... Да и сил у меня уже маловато... А я бы уж потом приехала...
   - Ба, не получится... - грустным голосом ответил внук. - У нас, если честно, денег на это нет... Мы же все на твою поездку истратили...
   Видя, что ее аргументы не срабатывают, Пелагея Федоровна решила пойти на обман:
   - Сереж, я уж не хотела тебе говорить, расстраивать... - печально произнесла она. - Но у меня тут что-то с ногой случилось... разболелась, опухла, совсем на нее ступить не могу! Врачи запретили мне ходить вообще, так что я сижу дома и только вот соседка, добрая душа, приносит мне кое-какие продукты... Так что я не смогу приехать, ты уж извини, не обижайся, внучок! И извинись от меня перед Танюшкой!
   - Как жалко, бабуль! - ответил Сергей. - Ну, что ж теперь поделаешь, будем выкручиваться сами... Ты, главное, не болей и выздоравливай скорее! Мы все тебя очень любим!
   - Спасибо, внучок, спасибо! - запричитала старушка. - Вы уж там как-нибудь сами...
   Разговор был окончен... Как ни странно, но он не оставил в нашей героине ни малейшего тягостного осадка, ну если только совсем чуть-чуть...
   Пелагея Федоровна молча подошла к окну и стала с упоением рассматривать красивую сочную зелень в округе. Неприятные мысли ее не посещали, можно даже сказать, что она была вполне довольна произошедшим разговором... Ведь теперь ей можно спокойно идти на концерт любимого певца! И никто ее не остановит!
   Внезапно резкая боль в ноге заставила ее вскрикнуть и оторваться от лицезрения столь приятного пейзажа за окном. Правую ногу старушки буквально рвало на части, она горела, болела и словно ток пронзал ее настолько сильно, что у Пелагеи аж слезы покатились из глаз! Она посмотрела на источник своей невыносимой боли: ее нога вся покраснела и настолько распухла, что напоминала какой-то рыхлый шарообразный предмет! Женщина не верила своим глазам - все оказалось именно так, как она и сказала внуку, только теперь в настоящей реальности! Теперь все это происходило с ней на самом деле! Это было немыслимо - получается, она сама накликала на себя беду и несчастье!
   Корчась от неимоверных страданий наша героиня еле-еле доковыляла до дивана и с большим усилием уселась на него. От дикой боли даже зубы сводило, не говоря уже о том, чтобы хоть как-то обдумать ситуацию. Но что же произошло? Может быть, она повредила ногу в тот момент, когда бежала от стаи собак и упала? Пелагея Федоровна не могла дать себе четкий ответ на этот вопрос, но другого объяснения, похоже, не было... Странно, но почему тогда нога не заболела сразу? Почему проблемы начались только после того, как она в красках описала их внуку Сереже?
   - Чертовы собаки! - закричала старушка. - Что я теперь буду делать? Как я пойду на концерт Пурпурова?!
   В бешенстве она схватила трубку телефона, стоявшего на столике рядом с диваном, и стала судорожно рыться в телефонной книге, лежащей поодаль. Словно по заказу, прямо на первой странице большими буквами было написано: "Доктор Олейников, лечит боль и опухание ног!" и дальше его телефон. Вот оно, спасение! Пелагея Федоровна трясущимися пальцами набрала нужный номер и приготовилась пожаловаться:
   - У меня проблема: нога опухла и очень болит! Вы должны мне помочь! Немедленно выезжайте! Я не могу ходить! А мне нужно на концерт известного певца! - начала причитать наша героиня. - Срочно выезжайте мне на помощь! Вы слышите, срочно!!!
   - Во-первых, здравствуйте, - вяло проговорил голос на том конце провода. - Вас, что, не учили, что для начала надо здороваться? Это первое! И второе - никуда я к вам не поеду! Сейчас я очень занят, у меня много работы, так что вам придется подождать... где-нибудь денька два-три... Ничего с вами не случится, не помрете!
   - Да... Да как же так?! - не могла прийти в себя от негодования Пелагея Федоровна. - Какие два-три дня?! У меня концерт завтра!!! Вы обязаны ко мне приехать! Я отдыхающая и совсем недавно прие...
   - Меня не интересует, отдыхать вы приехали в наш город или нет! Меня вообще не волнует, кто вы такая! И я вам ничего не обязан! Я надеюсь, это понятно?! - теперь уже доктор истошно заорал в трубку.
   - Но... - пытаясь выдавить хоть каплю жалости из врача, плакала навзрыд старушка. - Что же мне теперь делать? Я же ходить не могу! Я умру здесь голодной смертью!
   - От голода вы точно не умрете! - засмеялся доктор Олейников. - У вас на столе в гостиной столько еды, что ей можно питаться еще два месяца и десять дней в придачу! Так что не надо мне заливать, уважаемая Пелагея Федоровна! И, я вас умоляю, не надо мне больше названивать! Я же сказал вам, что у меня много работы...
   И он положил трубку...
   Наша героиня удивленно уставилась на телефон... Да, она, конечно, была ошарашена таким хамским обращением, но вот... откуда этот злополучный доктор знал ее имя??? И как он догадался, что на столе в гостиной у нее лежит много еды??? Видит он ее, что ли? Она ничего не могла понять и только безуспешно пыталась скомпановать свои теперь уже совсем разбродившиеся мысли.
   Однако, надо было что-то решать и хоть как-то действовать... Телефона другого доктора в книжке не было, так что врачебной помощи ждать было неоткуда. Хотя... есть еще скорая помощь! Да-да, она о ней совершенно забыла! Набрав заветный номер "03", Пелагея Федоровна услышала в трубке голос автоответчика:
   - "Уважаемая Пелагея Федоровна! В настоящий момент мы не можем оказать вам никакой помощи, так как вы приехали в Зер...к из другого города! Всего доброго!"
   Слезы потекли из глаз старушки... Что же теперь делать? Сейчас это уже была не просто отговорка, чтобы не ехать помогать внуку, это была объективная реальность, в которой она не могла ходить и терпела адские мучения! И, что самое обидное - никто не хотел ей помочь!!!
   На медицинский персонал рассчитывать было нельзя, так что последней надеждой оставались соседи, которые могли хоть как-то услышать и внять мольбам старушки. Наша героиня кое-как встала с дивана и, усиленно держась за стену, проковыляла в подъезд. От такого напряжения нога заныла еще больше, не давая хозяйке нормально двигаться.
   На счастье Пелагеи Федоровны, из противоположной квартиры как раз выходил сосед. Это был молодой высокий мужчина, спортивного телосложения, так что он, при желании, смог бы не только помочь старушке, но и попросту донести ее на руках до больницы.
   - Молодой человек! Молодой человек! - как можно более мягким голосом произнесла наша героиня. - Я тут ногу подвернула, идти совсем не могу... Помоги бабушке доковылять до травмпункта!
   Но... ответной реакции не последовало... Сосед как будто и не слышал ее призывных возгласов, и не видел поднятых рук, тянущихся к нему в поисках поддержки... Он спокойно закрыл за собой дверь квартиры, сбросил ногой окурок, валявшийся на лестничной площадке, и... спустился вниз на улицу.
   А Пелагея Федоровна осталась стоять в одиночестве в подъезде.
   Нашей героине не оставалось ничего другого, как... позвонить в последнюю квартиру, находящуюся на этом этаже. Она в изнеможении нажала на кнопку звонка у двери и стала ждать.
   Какое-то время из соседней квартиры не доносилось никаких звуков, однако потом послышались легкие поспешные шаги и дверь открылась... На пороге стояла уже не первой молодости женщина, но очень ухоженная и достаточно хорошо выглядевшая. На ней был дорогой шелковый халат, едва прикрывающий красивые стройные ноги, и удобные тапочки с розовым пушком. В руках соседка держала какую-то книгу, так что, скорее всего, Пелагея Федоровна отвлекла ее от приятного чтения.
   Не успела старушка произнести свою трогательную речь и мольбы о помощи, как послышался негромкий голос вышедшей женщины:
   - Странно, никого нет... - проговорила она. - Опять, наверное, балуются...
   Она вышла из квартиры, обошла лестничную площадку, едва не задев Пелагею Федоровну, заглянула за входную дверь... и, негодуя, что ее просто так потревожили, скрылась в своем доме.
   Старушка открыла рот от удивления! Соседка ее не видела!!! Она стояла прямо напротив нашей героини, смотрела на нее в упор и... не видела!!!
   Да, Пелагея любила все таинственное и неизведанное, но не до такой же степени! Бабуля даже не успела проронить ни слова, позабыв и про больную ногу, и про то, зачем она вообще вышла в этот коридор...
   Она медленно прошла в свою квартиру и опять села на свой до боли знакомый диван... Все! Теперь помощи ждать было точно неоткуда! Она осталась один на один со своей бедой, со своей болезнью, со своими мучениями... И никого не было рядом! Совершенно никого...
   Грустные мысли роились в ее голове все больше и больше... Она и жалела себя, и чувствовала себя брошенной, бедной и несчастной, и переживала, что на старости лет оказалась никому ненужной. Слезы лились из ее глаз ручьем и наша героиня едва успевала вытирать их носовым платочком.
   Ей не только не у кого было попросить помощи, но даже просто поговорить было совершенно не с кем.
   - Господи, до чего же я дошла? - причитала Пелагея Федоровна. - До чего я дожила? У меня совсем никого нет и я умру бедной и никому ненужной! Господи, чем я такое заслужила? Что же здесь происходит?
   Она долго плакала, сидя на своем диване, слезы все никак не оставляли ее, пока, наконец, сил плакать уже не осталось... Она просто молча качалась из стороны в сторону, словно часовой маятник, который ровно и четко отсчитывал каждую минуту и никак не мог остановиться. Сил о чем-то думать тоже уже не было...
   Вдруг вновь раздался телефонный звонок. Пелагея Федоровна какое-то время не могла понять, где и что звонит, потом сообразила, что это телефон и взяла трубку. На том конце послышался взволнованный голос внука:
   - Ба, привет! Ну как ты? Мы так за тебя переживаем! Как твоя нога, прошла?
   - Сереженька... - опять заплакала старушка. - Да я... Да я совсем...
   Она не могла говорить, слезы душили ее и мешали хоть как-то выразить внуку ту радость и признательность, что он, несмотря ни на что, ей все-таки позвонил. Ведь она отказала ему в помощи в такой трудный для него момент! От этого ей вдруг стало неимоверно стыдно и противно и слезы из глаз полились еще сильнее...
   - Ведь я не помогла тебе, внучок! Не приехала... - ревела она. - И ты не обиделся после этого? Ты мне после этого звонишь узнать, как мое здоровье???
   - Ну что ты, ба, успокойся! - ласково произнес Сергей. - Мы тебя очень любим, даже если ты не смогла нам помочь! Ты у нас самая лучшая бабушка на свете! Выздоравливая скорее и отдыхай там вволю!
   Пелагея Федоровна прижала трубку к груди... Так отвратительно она себя еще никогда не ощущала... Нет, физически чувствовала наша героиня себя хорошо, если не считать боли в ноге, на которые она сейчас не обращала ни какого внимания. А вот душа... Ее душа просто сжалась в комок от того, что ее, несмотря на такое поведение, все же очень любят... Что она, придумывающая всякие отговорки и нелепые причины, чтобы не помогать родным людям, все же самая лучшая бабушка на свете! Эти слова Сергея буквально резали по живому ее загрубевшую совесть!
   Пелагее вдруг захотелось все рассказать внуку, во всем ему признаться, вымолить у него прощение и за этот ужасный поступок, и за все то остальное, что она позволила себе совершить за все эти годы. Как же ей хотелось попросить прощения у своего самого близкого и родного человека на свете! Как хотелось сказать, что ей очень жаль... Но... это оказалось сделать гораздо труднее, чем она ожидала... То ли старушка за долгие годы забыла как это делается, то ли вообще никогда не умела признавать себя виноватой и извиняться... Но она только тихонько произнесла:
   - Прости меня, Сереженька...
   - Ну что ты, ба, не переживай! - ободрил ее внук. - У нас все и так наладилось! Моя поездка неожиданно отложилась на несколько месяцев, так что теперь все в порядке!
   - Правда?! - искренне обрадовалась старушка. - Как же я рада за вас, внучок!!! Как же все хорошо получилось! Слава Богу!
   - Ба, мы по тебе уже так соскучились...- проговорил молодой человек. - Без тебя нам так плохо...
   Пелагея опять залилась слезами... Говорить дольше она уже была не в состоянии, так что спешно попрощалась с Сергеем и, пообещав выздороветь и успешно вернуться домой, положила трубку.
   Как же изменился этот человек за прошедшие несколько минут! Прошел всего лишь короткий промежуток времени, недолгий телефонный разговор, а перед нами уже сидела совершенно другая Пелагея Федоровна! Нет, внешне она выглядела точно так же, зато внутренне...! За эти считанные минуты она поняла столько, сколько, наверное, не понимала все эти годы! В ее голове четко выделилась главная мудрость всей человеческой жизни: в любой ситуации нужно думать не только о себе, но и о своих родных и близких людях! Что учитывать нужно не только свои интересы, но и потребности родных! Что думать следует о других, а не только о себе!
   Пелагея все дальше и дальше пересматривала свою жизнь и слезы все больше и больше катились по ее щекам. Она шаг за шагом вспоминала все те моменты, когда была неправа и вела себя неправильно. А таких моментов оказалось...эх, как много! Сердце старушки разрывалось от ужасной горькой мысли о том, что ей уже много лет и, наверное, осталось на самом деле совсем немного времени для того, чтобы хоть что-то исправить... Чтобы успеть сказать родным людям, как она их любит и как ценит, что они просто есть в ее жизни!
   Наша героиня еще долго плакала, сидя на своем диване, но с каждым мгновением мысли ее просветлялись, а на сердце становилось все легче и легче. Ее душа постепенно очищалась...
   Неожиданно Пелагея поймала себя на ощущении, что... нога уже не болит! Она несмело опустила глаза на ногу и застыла в крайнем изумлении - от былой опухоли и болезненной красноты не осталось никакого следа! Ее правая нога была совершенно здорова и ничего не напоминало о том, что еще совсем недавно она не могла наступить на нее от дикой боли! Это было чудо!
   Старушка улыбнулась: это любовь близких излечила ее от болезни! Да, она точно знала это!
   Пелагея Федоровна встала, чтобы пройти к окну, ей захотелось поглубже вдохнуть хоть глоток свежего морского воздуха. Проходя мимо все того же зеркала, висевшего на стене, она невольно взглянула на свое отражение. Оттуда на нее опять смотрела безобразная старуха в черном балахоне и с клюкой в костлявой руке... Но на этот раз наша героиня не испугалась! Нет, она наоборот подошла поближе к незнакомке и уверенно посмотрела на нее. Из недр старого зеркала на нее с интересом смотрели глубокие-глубокие огромные глаза...
   - Я больше не боюсь тебя... - бесстрашно сказала Пелагея. - Я знаю, что ты - это я, но ты - это лишь мои низшие злые проявления, ты - моя негативная сторона, ты - это мои страхи... Но знай, тебя больше нет! Я многое поняла и очень изменилась, и теперь тебе нет места в моей жизни!
   Она продолжала смотреть на свое отражение... и, о чудо, оно вдруг начало меняться! Постепенно на нашу героиню вновь стала смотреть ухоженная пожилая женщина в желтом платье и с янтарными бусами на шее... Пелагея улыбнулась своему новому отражению.
   - Вот так-то лучше! - радостно произнесла она. - Вот теперь я такая, какая я есть на самом деле!
   Старушка подошла к окну и стала с довольным выражением лица рассматривать пейзаж на улице. На душе у нее было легко и спокойно. Теперь она не одна в этом мире, у нее есть родные люди, которые ее любят и ценят, которые принимают ее именно такой, какая она есть. И старости она больше не боится! Ведь ее будут любить независимо от того, сколько ей лет и какое количество морщин на ее теле. Как же это здорово и как жаль, что поняла она это только сейчас...
   На Пелагею опять накатила волна усталости... Да, она уже так давно не могла уснуть и хоть немного восстановить свои силы. Старушка опять обратила внимание на странный парадокс природы - за окном была все та же погода, ясность летнего дня никак не сменялась ночной темнотой, на затуманенном небе все так же не было солнца... Все так же был полный штиль и даже дуновение ветерка не нарушало привычное течение событий. Пелагея Федоровна уже поняла, что сон при таком странном стечении обстоятельств сейчас для нее попросту невозможен, так что мучить себя и усиленно пытаться уйти в царство Морфея не имеет никакого смысла. Однако, такое вынужденное бодрствование становилось для нее все труднее и труднее, так что она оперлась руками о подоконник и просто прикрыла глаза, ловя еле уловимые нотки покоя и расслабления.
   Неожиданно она вновь оказалась на все том же лугу, где на зеленой траве паслись стада так нелюбимых ею домашних животных. Опять послышалось ржание, мычание, блеяние... Пелагея Федоровна так и не могла понять, было ли все это плодом ее усталого воображения, или окружающая реальность менялась так стремительно... Но факт оставался фактом - в данный момент ее действительно окружала совсем не приготовленная специально для нее квартира в маленьком городке Зер...ке, а совершенно обычная деревенская природа. Да, всю свою жизнь старушка очень боялась домашний скот, и, в общем-то, не скрывала этого. Но, несмотря на свой преклонный возраст, она была в состоянии понять, что оказывается в этом месте совсем не случайно и для того, чтобы выбраться отсюда, ей непременно нужно что-то изменить в себе или, по крайней мере, хотя бы попытаться это сделать.
   Переборов в себе остатки застарелого страха, наша героиня поднялась и направилась в самую гущу спокойно пасущегося стада. Кто бы знал, чего ей это стоило! Но она знала, что, не победив эту боязнь сейчас, она будет возвращаться к ней до конца своих дней все больше и больше! И именно в этот момент у нее есть возможность перебороть свой страх и выйти победительницей!
   Пелагея Федоровна вплотную подошла к красивой рыжей лошадке, жующей травку на лугу, и ласково погладила ее по пушистой гриве. Как ни странно, животному понравилось такое внимание, лошадь не только не лягнула нашу героиню, чего она так всю жизнь боялась, а повернулась к ней и осторожно стала тереться мордой о рукав старушки. Оказалось, что лошади совсем не такие страшные, как она себе представляла! Они даже очень милые и не хотят причинить человеку никакого вреда! Это было для Пелагеи совершенным открытием! Теперь она ходила по полю без всякой опаски и гладила все животных подряд, не только не боясь их, но получая от этого процесса небывалое удовольствие! Но даже больше самого факта единения с природой, ее радовала победа - победа над самой собой, над своими давними страхами, с которыми ей удалось справиться только сейчас!
   Но как только наша героиня вошла во вкус этого мероприятия, как только стала понимать, насколько она изменилась и сколь многое смогла преодолеть, вокруг опять появилась все та же знакомая квартира, в которую она пришла не так давно и которая стала ее родным домом в маленьком Зер...ке. Пелагее было очень жаль расставаться с этими видениями и такими добрыми животными, с которыми она успела подружиться и понять всю теплоту общения с ними, но она понимала, что они ушли навсегда и скорее всего, уже никогда к ней не вернутся, как и любые страхи, которые ты однажды в себе преодолел...
   Мучения от невыносимой бессонницы становились все сильнее, и наша героиня решила пойти к морю и хоть немного прогуляться по пляжу. Она накинула небольшой вязаный платок, запасливо припасенный в сумке, и поспешно вышла во двор. На крыльце подъезда сидел огромный черный ротвейлер, загораживая своим массивным телом выход на улицу...
   Старушка и собака внимательно посмотрели друг на друга...
   Да, еще совсем недавно наша героиня отпрянула бы назад и, испугавшись, оставила бы свою затею выйти из дома. Но только не сейчас! Теперь Пелагея Федоровна знала, что страхи мучают только того, кто им поддается! Она улыбнулась своему новому знакомому и тихо произнесла:
   - Ты знаешь, я собираюсь прогуляться по побережью! Я хотела сделать это в одиночестве...но я буду рада, если ты тоже составишь мне компанию!
   И она выжидательно посмотрела на пса. И тот... глядя на нее в упор большими круглыми глазами, встал со своего места и отодвинулся в сторону. Путь был свободен!
   И только редкие прохожие провожали взглядом необычную парочку, идущую близко-близко друг к другу по пыльной пляжной дорожке - худенькую маленькую старушку и громадного черного пса...
  
   Глава 4.
  
   Татьяна с бабушкой медленно шли по каменистой дорожке, которая словно змея извивалась между хорошенькими коттеджами и убегала куда-то вдаль. Девушка мало что соображала от удивления, которое никак не покидало ее, но, между тем, она не могла не заметить, как подозрительно похожи мелькавшие кругом дома на те, которые она себе представляла, мечтая о будущем. Да, именно такую обстановку рисовала в своем воображении Таня, когда думала о том, как она будет жить несколько лет спустя. Это было просто невероятно! Те же уютные двух-трех этажные домики, те же зеленые дворики, обрамляющие жилье, даже те же трубы на крышах, из которых кое-где шел сиреневатый дым из печки...
   Она словно попала в волшебную сказку, которую сама же и придумала!
   - Если верить тому, что я вижу, - думала наша героиня, - то тогда становится понятно, откуда у меня вдруг появился муж и двое детей... Может быть, я сплю? Или я действительно попала в мир своих собственных мечтаний?!
   Как жаль, что Татьяна даже не догадывалась, что наряду с заветными желаниями здесь оживает и все остальное, о чем думает человек...
   Но это было еще впереди! А пока они вместе с бабушкой подошли к своему коттеджу и постучали в дверь. Да-да, девушка сразу узнала свой дом - именно таким она его себе и представляла, точь в точь! Ей даже не пришлось спрашивать у бабушки, что и где находится, ведь это она сама все так расположила. На стук из дома вышел крепкий мужчина, а с ним двое маленьких детишек - два мальчика, лет пяти и трех...
   - Мама, мама приехала!!! - заорали наперебой дети. - Наконец-то! Мама! Мамочка!
   - Танюш, мы тебя уже заждались здесь! - ласково обнял ее мужчина. - А у нас для тебя сюрприз! Мы с ребятами кое-что вкусненькое для тебя приготовили! Тебе понравится! Пойдем в дом... Бабуль, пойдем!
   Татьяна с интересом посмотрела на молодого человека... Ничего себе, а ведь ее мужем стал совершенно не тот мужчина, на которого она возлагала все свои надежды... Перед ней стоял ее бывший одноклассник Димка, с которым она много лет сидела за одной партой и который время от времени нагло списывал у нее задания по математике! Хм, а она и представить себе не могла, что он, оказывается, испытывает к ней какие-то чувства... И по всему было видно, что его чувства не поверхностные, а очень глубокие и подлинные!
   Маленькие мальчики тем временем бросились к ней и как две обезьянки повисли на ее руках. Таня обняла их и крепко-крепко прижала к своей груди. Да, на самом деле она их видела первый раз, но... Какое-то невероятно теплое и нежное чувство возникло в ее сердце, такое, какое она то сих пор еще никогда не испытывала... Это были ее дети! Это были ее сыновья! Она не могла прийти в себя от этого нового ощущения, которое охватило все ее существо и не позволяло отпустить детей от себя ни на минуту. Ей хотелось обнимать их, целовать, ласкать, что-то говорить на ушко... Материнская любовь захватила ее полностью!
   - Игореша, Матвеюшка! - прервала радостные вопли детей бабушка. - Ну, будет, будет! Пойдемте в дом, покажете маме, что вы для нее приготовили! Мама-то устала, поди, с дороги, кушать хочет...
   Детям непременно хотелось как можно скорее раскрыть Татьяне тот секрет, который они для нее припасли и поэтому они слезли с ее рук и стремглав бросились в кухню, где на столе уже поджидал какой-то приготовленный шедевр. А Таня еще раз взглянула на мужа и вслед за своими детками вошла в большой просторный дом... свой дом!
   Посреди кухни, на широком обеденном столе, лежал огромный зажаристый пирог с капустой! Стыдно признать, но наша героиня хоть и любила вкусно поесть, но сама к этому делу особых усилий не прикладывала. Так что самой испечь пирог было для нее делом немыслимым! Татьяне сразу же вспомнилось ее далекое детство, когда ее бабуля, еще тогда совершенно здоровая, очень часто пекла и в их доме постоянно пахло вкусными пирогами. Больше всего ей нравились с капустой! Маленькая Танюшка выбирала себе самый большой кусок и прятала его у себя в комнате, чтобы потом, в укромном уголке, сначала угостить своих любимых кукол, а уж потом насладиться вкуснятиной самой. Она раньше часто представляла, что когда вырастет и станет взрослой, в ее доме тоже непременно будет пахнуть такими же пирогами, как и у ее бабушки.
   - Мам, этот пирог мы с папой спекли для тебя! - видя, как ей понравилось, заверещали мальчишки. - Попробуй кусочек, мам, попробуй! И мы тоже хотим покушать!
   - Ну конечно, ребята! - улыбнулась Татьяна. - Пойдемте все за стол! Вы у меня такие молодцы! Я бы так не смогла! Точно!
   Все семейство уселось вокруг стола и принялось уплетать только что приготовленный кулинарный шедевр.
   У Тани оставалось еще очень много вопросов и к мужу, и к бабушке... Она не до конца понимала, что происходит, в какую реальность она попала и вообще, реальность ли это? Девушка как-то читала, что некоторые люди вдруг начинают как бы спать на яву. И вот теперь смутные подозрения закрадывались в ее голову: а может это самое происходит сейчас и с ней? Может на самом деле она все так же едет в автобусе по дороге в Зер...к, а ее бабушка, муж и дети - это всего лишь бесплотные фантазии?
   Татьяна даже невольно подавилась от такой мысли... Нет, она действительно ест пирог с капустой, вот сейчас дотронется до руки Димы... Дотронулась...
   - Танюш, тебе нравится? - заботливо спросил молодой человек. - Мы очень старались!
   - Вы настоящие повара! - подтвердила девушка. - Я горжусь вами!
   Она одобрительно посмотрела на сыновей, которые за обе щеки уплетали спеченный пирог. Как же они были похожи не нее, эти маленькие Игореша и Матвеюшка!
   - Дим, я все хотела тебя спросить... - начала в полголоса Таня. - Объясни мне, что все-таки здесь происходит?
   - Для тебя, любимая, сюрпризы только начинаются! - торжественно ответил Дмитрий. - Но не спрашивай меня, ладно? Пусть это будет нашим с мальчишками маленьким секретом!
   -Дим... - не унималась Татьяна.
   - Танюш, все нормально... Ты просто устала с дороги! - успокоил ее муж.
   Она в недоумении посмотрела на Диму и уже было хотела вновь завалить его вопросами, но... Игорь с Матвеем дожевали пирог и так поспешно вскочили, что чуть не опрокинули стол со всем, что на нем лежало. Утолив голод, они принялись носиться по всему дому, не разбирая дороги и сбивая на своем пути все, что попадалось им под руку. В такой обстановке вести какие-либо разговоры было невозможно, даже самые важные. Поэтому, оставив эту живо трепещущую тему до лучших времен, наша героиня тоже встала из-за стола и пошла вслед за своими мальчишками, чтобы они ненароком не убились сами и не поломали все в доме.
   Сказать, что сыновья бегали по дому и истошно вопили, сбивая все, что находилось в радиусе их движения, это было бы очень мягко. Они не просто носились, задевая мебель и ломая все, что попалось на пути, это было сравнимо с мамаевым нашествием, после которого осталось только опустошение и обломки! Ребята играли то в войну, то в догонялки, то в какие-то стрелялки... И все это делалось с визгами, криками и улюлюканьем!
   Татьяна просто не успевала угнаться за проказниками, и по всему дому только слышались ее истошные вопли:
   - Игорь! Матвей! Не бегайте так быстро! Поставьте на место эту старинную вазу! Не закрывайтесь в ванной, вы же не откроетесь! Положите обратно зубную пасту! Ну что же это за дети такие...
   Да, на самом деле семейная жизнь и воспитание сыновей оказалось делом не таким простым, как это казалось девушке раньше. Таня часто себе представляла, как она будет сидеть в большом плетеном кресле на веранде и с удовольствием наблюдать, как ее мальчики, хорошо одетые и причесанные, играют в саду. Теперь же стало понятно, что это была очень идеалистическая картина...
   Ни о какой хорошей одежде и речи не было! Нет, вы не подумайте, что детей плохо одевали, совсем наоборот. На них были дорогие и красивые экземпляры, но вот именно - были! После залихватских игр, обливания друг друга красками и кидания пластилином любая, даже самая добротная одежда становилась такого вида, что вспомнить ее в первоначальном варианте становилось просто невозможно! Она напоминала скорее старое барахло и рванье, чем приличные штанишки и рубашечки. Да и насчет прически дело было не лучше... От постоянной беготни на их головах смотрелись уже не тщательно расчесанные волосы, а некое подобие птичьего гнезда, состряпанного из веток вкривь и вкось.
   Видно о хороших манерах и достойном поведении они никогда и не слышали. Но, в общем-то, Таня понимала, что это была, несомненно, ее вина.
   Мальчишки оказались просто неуправляемыми! Посидеть хоть какое-то время на месте и не пакостить было для них слишком сложно и невыносимо. Игорь и Матвей постоянно находились в движении, что-то брали, кидали, перекладывали или просто мешались под ногами. Но это было еще полбеды! Хуже всего было то, что ребята никого не слушались! Ни слово матери, ни запрет отца не действовали на них должным образом. К строгим мерам прибегать как-то не хотелось, поэтому мальчишки росли совершенно свободно, и не особо обращая внимание на родителей.
   В общем-то, это были обычные современные дети, которые живут в большинстве российских семей! Может быть, чуть более раскованные и безнаказанные, чем другие. Но, чтобы из них выросли нормальные достойные люди, необходимо было воспитание! А этого-то, к сожалению, Татьяна как раз и не умела!
   Время шло, и чем дольше наша героиня находилась в этой семье в роли матери и хозяйки, тем больше и больше в ее душе рос страх и неуверенность... Да, все вокруг вроде бы складывалось так, как она и мечтала - хороший дом, муж, детки, бабушка рядом... Но Татьяна все отчетливее и отчетливее осознавала, что находится "не в своей тарелке" и не на своем месте... А, может быть, не в свое время... Да, она так хотела всего этого, но... то ли была не совсем ко всему этому готова, то ли события изменились так быстро, то ли она, в своем настоящем состоянии, не вписывалась в рамки той жизни, в которую она попала...
   Нашей героине действительно пришлось нелегко. Кроме непослушных детей на нее еще свалилось множество домашних дел и обязанностей. Бегая по комнатам за мальчишками, она везде подмечала, что ей нужно сделать: здесь надо помыть полы, здесь - протереть пыль, а тут - снять и постирать шторы... Только когда ей все это делать? Где взять столько времени, ведь она не может оставить сыновей без присмотра? Надо сказать, что и раньше, в обычной жизни, именно на Тане лежали все домашние хлопоты, но, во-первых, в доме не было этих шаловливых проказников, да и делала все девушка тогда, когда на это было время, и когда она сама считала нужным. Сейчас же ситуация была совсем иная: появился муж, перед которым ей было стыдно содержать жилье в грязи и беспорядке. Он, конечно, никаких претензий жене не высказывал, но, естественно, не мог не замечать, что творится вокруг. Да и вообще, он относился к своей Танюше настолько трепетно и нежно, что не соответствовать его представлениям о хорошей супруге было бы верхом несправедливости.
   Еще с момента своего появления в этом доме, Таня не уставала удивляться, как хорошо он к ней относится! И не просто хорошо... Во всех его поступках, во взгляде, в голосе чувствовалась такая любовь и привязанность, что нашей героине иногда казалось, что таких отношений не бывает! О таких можно только мечтать, или прочитать о них в сказке! И, хотя она и ждала именно такой любви, но до конца все-таки не верила, что она может воплотиться в реальность. Такой муж предполагал и хорошую жену. Так что Татьяне ничего другого не оставалось, как соответствовать своему супругу и стараться изо всех сил быть образцовой матерью и хозяйкой.
   Но... была еще бабушка! Да, Таня совсем забыла, что здесь ее бабуля была совершенно здорова и тоже могла ей помочь. Девушка ненадолго оставила своих малышей и вошла в гостиную, где на широком диване сидела старушка и что-то вязала.
   - Бабуль, ты мне не поможешь? - попросила наша героиня. - Я совсем закрутилась, ничего не успеваю... Может быть ты посмотришь за Игорешей и Матвеюшкой? А я пока приберусь и еду приготовлю, а?
   - Конечно, внученька, - оторвалась от вязания старушка. - Конечно, посмотрю! Да ты бы лучше отдохнула, а то все в заботах вся... устала, наверное!
   Таня и правда очень устала. После длительной и очень странной поездки до Зер...ка она так ни минуты и не отдыхала, а ведь уже должна была быть глубокая ночь... Но сейчас наша героиня даже не обратила на это внимания, втянутая в круговорот таинственных событий, происходящих вокруг.
   - Нет, бабуль! - решительно ответила она. - Мне не до отдыха! В доме не убрано, еда не приготовлена, да и всяких дел еще полно. Только вот с мальчишками ни на что времени не остается. Так что, если тебе не трудно, и ты сможешь посмотреть за ними немножко, я займусь домашними делами.
   - Ну, как знаешь, Танюш... - согласилась бабушка. - Иди, конечно, делай, что тебе нужно. Я посмотрю за пострелятами.
   Таня, обрадованная подоспевшей помощью, побежала в детскую комнату, где недавно оставила своих непоседливых малышей.
   - Игореша, Матвеюшка! - закричала на бегу она. - Идемте в гостиную, там поиграете! С вами бабушка посидит немножко, будет весело!
   Странно, но обычно громкие детки на этот раз не издали ни звука... В детской комнате было подозрительно тихо и ни один звук не доносился из-за прикрытой двери... Наша героиня осторожно вошла...
   Нет, с мальчиками ничего не случилось, но вот что они делали... ! Все помещение превратилось в поле сражения, посреди которого маленькие бойцы играли в войну. Вся мебель, которую они могли сдвинуть с места, была сгруппирована в военные заслоны, шторы были сдернуты и пошли на обмундирование воюющих, в руках мальчишек блестели раритетные сабли, некогда висевшие на отцовском стенде в холле. А шалунишки тихонько притаились в укрытии, заслышав приближающиеся шаги из коридора. Короче говоря, теперь здесь надо было не только убираться, а еще и попросту приводить комнату в божеский вид.
   - Ну, вы даете... - только и смогла произнести мать. - Что ж вы наделали?! Вы всю детскую испоганили! Ну-ка марш в гостиную к бабушке! И чтоб вели себя хорошо! Да, и сабли положите на место, где взяли, вещи отца нельзя брать, понятно?
   Не знаю, понятно ли было что-то ее сыновьям, но они вскочили и, размахивая своим недетским оружием, стремглав вынеслись из комнаты и побежали туда, где их уже ждала старушка. Теперь уже Татьяна стала сомневаться, не зря ли она попросила бабушку о помощи и взвалила на нее такую неподъемную ношу? Справится ли старая женщина с этими двумя хулиганами? Вряд ли... Девушка направилась вслед за мальчишками, уже думая, как она сумеет совместить и домашние дела, и подглядывание одним глазом за Игорем и Матвеем, чтобы они ничего не натворили...
   Таня подошла к дверям и увидела странную картину: ее сыновья, капризные и непослушные хулиганы, сидели на диване рядом с бабушкой и открыв рот смотрели на нее... А та, в свою очередь, что-то им тихонько рассказывала. От непослушных непосед не осталось и следа! Перед ней находились милые аккуратные дети, внимающие каждому слову взрослого и с удовольствием включившиеся в какую-то, только им известную игру!
   Девушка с недоумением смотрела на неожиданную картину... Отчего они так изменились? Что такого говорит им старушка, что они сидят перед ней, как завороженные? И почему они ее слушаются? Получается, что так плохо они себя ведут только с ней, с матерью???
   Тане стало вдруг так обидно... Ничего себе, сыновья называются! Она не может сладить с ними, а старенькая бабушка так легко нашла с ребятами общий язык! Но, как наша героиня ни прислушивалась, она так и не смогла разобрать, что же такого говорили старушка детям. Однако, факт оставался фактом - бабушка честно исполняла данное ей поручение и Тане ничего не оставалось, как идти и заниматься домашними обязанностями.
   Она печально поплелась на второй этаж и вошла в кабинет, где собиралась убраться первым делом. Подойдя к окну, девушка окинула взглядом окружающий пейзаж. Как же вокруг было красиво! Пышная зелень переходила в яркие цветущие кусты, создающие атмосферу праздника и какого-то восторженного подъема, а на деревьях сидели такие необычные птицы, что Таня просто не могла заставиться себя оторвать от них взгляд!
   Только сейчас девушка обратила внимание, что состояние природы осталось ровно на том же уровне, на каком было во время ее поездки в Зер...к... За окном все так же было светло, сероватая пелена покрывала окружающие предметы, а на небе, как и раньше, не было солнца! Да, это обстоятельство еще в автобусе показалось всем странным и необычным, и даже спустя столько времени, сколько прошло с момента поездки, дневное светило так и не показалось на горизонте. Ветра не было, и природа все так же пребывала в каком-то непонятном застывшем состоянии, так непохожем на обыденное положение дел.
   Татьяна отвернулась от окна... Сейчас она в который раз явно почувствовала, как же она устала и как хочет спать! Уже столько времени на ногах...
   - Непонятно, ведь давно уже должна была наступить ночь... - лезли тревожные мысли в голову девушке. - Прошло столько часов! Я успела и доехать до Зер...ка, и прийти домой, и здесь уже нахожусь сколько времени... А на улице ничего не изменилось! Абсолютно ничего! Такого не может быть...
   Как здравый человек, Татьяна не могла не понимать, что происходящие события просто не могут быть на самом деле... Так уж устроено - все в природе течет и изменяется, а день постоянно сменяет ночь... И никуда от этого не деться! А здесь... будто все вокруг застыло в каком-то определенном моменте и не хочет двигаться дальше, по течению времени! Создавалось жуткое впечатление, что... время остановилось! Времени просто нет!
   - Брррр... - встряхнула головой Татьяна. - Какая-то несуразица в голове... Так не может быть! Такого просто не бывает!
   Вдруг какой-то непонятный стон заставил нашу героиню отвлечься от странных мыслей и повернуться на звук... На кожаном диване, в непонятной скрюченной позе, лежала ее бабушка...
   Татьяна открыла от удивления рот и вскрикнула:
   - Бабуль, ты что здесь делаешь? Ты же смотрела за мальчишками? Что-то случилось?
   Но никто не отвечал... Старушка все так же лежала на диване, сложив руки на груди и не подавая никаких признаков жизни.
   Ужас начал потихоньку закрадываться в сердце девушки...
   - Бабуль, ты меня слышишь??? - не унималась она. - Ты что, спишь что ли? Ну, скажи хоть что-нибудь! Бабуль!
   Нет, этого не могло быть! Этого просто не могло быть, чтобы оправдались самые худшие ожидания нашей героини! Она ведь этого так боялась! Вот уже много лет Таня просыпалась по ночам от ужасной мысли - "А вдруг бабушка умрет? А вдруг уже скоро, ведь она так больна?" Но ведь бабушка здорова... Как же это понять? Старушка встретила внучку на вокзале совершенно здоровым человеком, и чувствовала она себя хорошо...
   Таня медленными шагами подошла к дивану и наклонилась... Бабушка не дышала! Слезы покатились из глаз девушки, она принялась судорожно трясти старушку, пытаясь хоть как-то привести ее в чувство.
   - Бабуля! Бабуля! Ну, ты что?! - кричала наша героиня. - Ну, что же ты наделала?! Как же мы без тебя?! Как я без тебя буду?! Ты же мой самый близкий человек на всем свете!!!
   Но бабушка не отзывалась...
   Таня в изнеможении опустилась на пол и затихла... Все! Это был конец! Она, как могла, отталкивала от себя эти пугающие мысли о близкой смерти родного ей человека, но... видно, от судьбы не убежать. Это случилось...
   Девушка сидела около тела бабушки и невидящими от слез глазами смотрела вокруг. В ее душу закралась гнетущая пустота, мешающая ей дышать и разрывающая ее сердце на тысячи мелких осколков. Как странно, еще совсем недавно она строили планы на жизнь и мечтала о стольких вещах... А теперь ей стало абсолютно все равно, что будет дальше и вообще, будет ли что-то впереди... Жизнь не только утратила свои былые краски, а, казалось, совсем ушла от этой некогда счастливой девушки... У нашей героини даже не вызвал подозрений тот факт, что ее бабушка каким-то неведанным образом оказалась на втором этаже особняка, в кабинете, войдя сюда, никого не потревожив и не издав ни единого звука. И почему она не позвала внучку, если почувствовала себя плохо? Или не успела?
   Мысли девушки путались... Поэтому Таня не сразу заметила, что на деревянном полу, совсем недалеко от дивана... была кровь! Рядом с изголовьем старушки виднелась огромная лужа крови!
   Девушка в ужасе отпрянула от пугающей находки. Стоит напомнить, что наша героиня так боялась крови, что при ее виде теряла дар речи и часто падала в обморок. Откуда она здесь взялась? Может бабушка стукнулась головой, когда падала? Но тогда она бы лежала совсем в другой позе... А она была расположена так аккуратно, будто сама специально приноравливалась, прежде чем устроиться на диване. Тогда откуда взялась кровь? Может она принадлежит самой Татьяне? Девушка спешно осмотрела себя... Нет, на ней не было видно ничего подозрительного! Тогда Таня решила внимательно обследовать кабинет, чтобы установить причину такого недоразумения. Она подняла глаза... О, ужас!!! Кровь была везде!!! Со всех сторон в комнате виднелись пятна крови! Они были и на столе, и на стуле, и на потолке, и даже на распахнутом окне, в которое она только что смотрела! Девушка зажмурила глаза... Нет, это не может быть правдой! Она просто устала и теперь ей мерещиться всякая чушь! Откуда здесь взяться крови? Нет...
   Татьяна еще немного постояла с закрытыми от страха глазами и... стремглав выбежала из злополучной комнаты. Она сама не знала, куда бежит, то ли просто убегает от ожившего кошмара, то ли спешит к детям, которые остались совсем одни в такой череде странных событий...
   Таня вбежала в гостиную, в которой она совсем недавно оставила своих сыновей. Как ни странно, ее мальчики преспокойно играли в какую-то раскладную игру на мягком ковре, лежавшем на полу, никак не реагируя на тот факт, что бабушка их оставила одних и, вообще, с ней что-то случилось. Татьяна в исступлении бросилась к детям и начала неистово их обнимать и целовать, прижимая к груди и пытаясь сквозь слезы рассказать ребятам, как же все они теперь осиротели! Она ласково гладила их детские головки и даже не замечала, что... в углу гостиной, на кресле, спокойно сидит ее бабушка и только удивленно смотрит на внучку!
   Волосы зашевелились на голове у Тани... Бабушка же только что лежала бездыханная в кабинете и не подавала никаких признаков жизни! Как она могла ожить и так быстро спуститься в гостиную? Может быть, девушке все это привидилось от чрезмерной усталости?
   Наша героиня оставила мальчишек, подошла к старушке и осторожно прикоснулась к ее руке... Бабушка была абсолютно живая и осязаемая на ощупь!
   - Бабуль, ты не умерла??? - заплетающимися губами произнесла Татьяна.
   - Да ты что, Танюш! - испугалась старушка. - Что ты такое говоришь-то? Ты меня сама попросила вот с ребятами посидеть, так я и сижу... С чего это мне умирать-то? Я теперь здоровая совсем!
   - Ну, слава Богу! - выдохнула Таня. - Значит, мне все просто показалось! А я то уж переживала, столько слез пролила...
   Она присела на краешек кресла и обняла своего родного человека:
   - Бабуль, как я рада, что ты у меня есть! Как я рада, что с тобой все в порядке! Я, наверное, не переживу, если с тобой что-нибудь случится...
   И она снова заплакала. Слезы катились по ее щекам, капали на пол и она никак не могла остановить этот нескончаемый поток... В нем выплеснулась вся боль, удивление, усталость от всех этих непонятных и необъяснимых событий, которые навалились на нашу героиню за сегодняшний нескончаемый день. В нем отразился весь ужас от того, что ее давний страх, который пугал ее все предыдущие годы и мучил своей неизбежностью, вдруг воплотился в реальность и... неожиданно оказался всего лишь плодом ее усталого воображения.
   Посидев еще немного в обнимку с бабушкой, Татьяна встала и пошла продолжать заниматься своими домашними делами. Раз все в порядке, значит, нечего отлынивать от своих обязанностей. Идти надо было все в тот же кабинет...
   Девушка подошла к открытой настежь двери, которую она впопыхах распахнула что есть мочи, в ужасе выбегая отсюда несколько минут назад и осторожно заглянула внутрь. Да, теперь она знала, что с бабушкой все хорошо и все, что она здесь видела, не имело к реальности никакого отношения. Но... еще слишком свежи были ее воспоминания о том кошмаре, который ей пришлось пережить в этой злополучной комнате, еще не высохли те слезы, которые она пролила, оплакивая своего самого близкого и родного человека.
   В кабинете все было в полном порядке и ничего не напоминало о том, что еще совсем недавно здесь произошли страшные события. Возле стены стоял все тот же широкий диван, только теперь на нем никого не было, он был совершенно пуст. А полы, стены и мебель, недавно испачканные кровью, выглядели абсолютно чистыми. Татьяна вздохнула с облегчением.
   - Как хорошо, что весь тот ужас, что происходил в этой комнате, оказался всего лишь страшным видением! - подумала про себя девушка. - Надо выбросить из головы всякие дурные мысли и наконец-то начать убираться, а то как-то перед Димкой неудобно, скажет, что за жена такая...
   Она взяла тряпку, заранее приготовленную специально для вытирания пыли, и усердно принялась за дело. Таня тщательно протирала каждую полочку, каждую книжечку на подвесном шкафу, висящем на стене, каждую статуэтку, аккуратно поставленную сюда руками мужа. Это был его кабинет, так что наводить чистоту в нем для нашей героини было особенно приятным.
   Еще одна полка, еще один сувенир...
   Неожиданно за спиной девушки опять раздался какой-то приглушенный стон. Таня обернулась...
   На кожаном диване снова лежала ее бабушка! Только на этот раз она была жива и непрерывно стонала от дикой боли, не утихавшей ни на минуту. Девушка какое-то время просто молча стояла у шкафа и в полном недоумении смотрела на непонятную картину... Она ведь только что была в гостиной, разговаривала со старушкой и все было хорошо... Ей опять все это кажется??? Ну, это уже слишком!
   - Тааааааня! Тааааанечка! - вывели ее из тяжелых раздумий крики бабушки. - Помоги мне! Помоги, внученька!
   - Бабуля, ведь это не ты!!! - заплакала Татьяна, подходя к дивану и присаживаясь подле него на колени. - Я же знаю, что это не ты! Ты же сейчас сидишь с ребятами в гостиной и у тебя все хорошо! Ты же здорова, ты сама мне только что об этом сказала!
   Нервы девушки были на пределе, снова окунуться в этот кошмар было выше ее сил... Она сидела на полу возле дивана и ревела в три ручья, не в состоянии хоть что-то предпринять. Ну, почему это опять с ней происходит? Что творится вокруг?
   - Танюш, помоги мне, прошу тебя! - вновь запричитала бабушка. - Умоляю! Мне так плохо! Не могу больше! Я умираю! Внученька моя любимая!
   Сердце Татьяны разрывалось от горя...
   - А может, все это правда? Может быть, бабушке плохо на самом деле, а я ничего не делаю? - судорожно пыталась размышлять наша героиня. - Может быть, бабуле действительно нужна помощь? Надо срочно вызвать скорую!
   И, хотя Таня и не любила врачей и старалась к ним не обращаться ни по какому поводу, даже самому крайнему, сейчас делать было больше нечего... Выбора не оставалось - если не позвонить им сейчас, бабушка умрет!
   Татьяна вскочила на ноги и бросилась к телефону, лежащему на рабочем столе. Уже поднимая трубку, она с ужасом заметила, что повсюду в кабинете вновь появилась кровь... На полу, на стенах, на шторах... даже на ней самой виднелись густые кровавые пятна... Татьяна уже собиралась выскочить из страшной комнаты, но... перед ней в жутких муках умирала ее любимая бабушка, которую она не могла бросить...
   Дрожащими пальцами она все-таки набрала нужный номер и вызвала скорую помощь.
   - Быстрее! Пожалуйста, быстрее! - кричала в трубку девушка. - У меня бабушка умирает! Быстрее!!!
   - Не волнуйтесь, мы сейчас приедем, - спокойно ответил голос в трубке. - Успокойтесь, уже выезжаем.
   Теперь оставалось только ждать... Ждать, когда приедут столь ненавистные для нее врачи, ждать, когда спасут ее любимого человека, ждать... Еще никогда в жизни она так рьяно не желала видеть людей в белых халатах, как сейчас! Врачи, которые всегда вызывали в душе нашей героини неприятные чувства, теперь превратились в самых лучших и желанных друзей на земле.
   Татьяна подошла к дивану:
   - Бабуль, я вызвала тебе скорую помощь, сейчас они приедут и все будет хорошо! - вытирая слезы, проговорила она. - Не расстраивайся, родная моя! Мы тебе поможем!
   - Помоги мне, внученька! - продолжала умолять старушка, не в силах больше терпеть невыносимую боль. - Помоги, умираююююю.....
   Надо было что-то делать... Просто так сидеть и смотреть на страдания любимого человека было невыносимо.
   - Надо Димку позвать! - пронеслось в голове у девушки. - Он обязательно что-нибудь придумает, он поможет, пока не приедет скорая!
   Таня опрометью выбежала из кабинета и понеслась по коридору, во все горло зовя своего мужа.
   - Дима, Дима! - изо всех сил кричала она. - Дима, там бабушка умирает! Сделай что-нибудь! Дима!!!
   - Танюш, что случилось? Кто умирает? - выбежал на ее крики из комнаты муж. - Успокойся, объясни все по порядку!
   - Там, там... - не могла выговорить от напряжения девушка. - Там... бабушке плохо! Она умирает, Дим! Она умирает!!!
   Медлить было нельзя! Уже в следующую минуту Таня с Димой вбежали в кабинет и принялись судорожно пытаться хоть как-то помочь старушке. А бабушке становилось все хуже и хуже...
   Она все еще стонала от невыносимой боли, но сознание уже покидало ее и все больше росла вероятность, что приезда скорой помощи бабушка попросту не дождется...
   Дима активно принялся за дело. Непонятно откуда в его руках появилось все необходимое, чтобы помочь старушке до прихода помощи врачей: это были и перевязочные материалы, и вата, и какие-то таблетки, и шприцы... Тане только оставалось удивляться, как ловко ее муж орудует с этими медицинскими предметами, которых она никогда и в руках не держала, да и не собиралась держать. Наша героиня с детства не любила врачей и все, что было с ними связано. Никто уже и не помнил, откуда у девушки взялась эта неприязнь, но, сколько себя Татьяна помнила, люди в белых халатах всегда вызывали у нее страх и ужас. Вот и сейчас, как ни печально, но внучка не кинулась помогать своей бабушке, а только стояла поодаль от дивана и горько плакала... Плакала и от того, что ей было невыносимо жалко свою любимую бабулю, и от того, что она была не в состоянии хоть как-то облегчить ее страдания, и от того, что надо было все равно что-то делать, а она так устала от всего...
   Дима, между тем, пытался сделать старушке обезболивающий укол и все никак не мог перевернуть бабушку на бок.
   - Танюш, помоги мне, надо бабулю повернуть! - крикнул муж - Иди сюда, давай вместе!
   - Я не могу!!! - заплакала еще громче Татьяна. - Я боюююююсь!!!
   - Танюш, не бойся, мы же должны помочь бабушке! - спокойно и уверенно сказал Дмитрий. - Иди сюда быстрее, время не терпит!
   - Не могуууу!!! - ревела Таня. - Ну, не могу я!!!
   - Ты с ума сошла, что ли? - рассердился муж. - Твоя бабушка умирает, а ты даже подойти и помочь боишься?
   - Я... Я... - всхлипывала девушка.
   Тем временем Дима сам повернул бабулю на бок и сделал ей нужный укол. Старушка затихла и немного успокоилась, хотя, было не совсем понятно, то ли она заснула, то ли жизнь окончательно покинула ее. Оставалось только ждать! Ждать, когда приедет скорая помощь и разрешит ситуацию.
   Дима обернулся и внимательно посмотрел на жену. Он ничего не говорил ей, но сколько было в его взгляде... В нем было и удивление, и недоумение, и укор, и непонимание... Как многое, наверное, он хотел ей сказать сейчас! Как многое спросить... Он, конечно, знал, что его жена боится всего медицинского, но чтобы до такой степени! Как она могла поставить свои страхи выше жизни и здоровья родного человека? Как она могла не помочь?
   Таня прекратила реветь и тоже попыталась посмотреть в глаза мужу. Но... под его укоризненным взглядом это оказалось не так-то просто. Ее глаза стыдливо смотрели в пол и не могли подняться...
   Да, Татьяна все поняла... Она вдруг неожиданно увидела себя со стороны и ужаснулась увиденному! Как она могла? Что же она делает? Почему она даже не попыталась помочь своему родному человеку?
   В шоке от своего собственного поведения, девушка опустилась на пол и горько заплакала. Нет, теперь уже она не боялась, все страхи вдруг разом сгинули куда-то... Она плакала от бесконечного стыда - перед бабушкой, перед мужем, перед самой собой... Перед возможностью помочь родному человеку и спасти его жизнь! Только в самые трудные и опасные моменты жизни люди понимают, насколько часто их любовь оказывается для близких недостаточной или вообще иллюзорной. Насколько часто мы готовы только смотреть на страдания родных и выражать жалость, не прилагая при этом никаких усилий для того, чтобы действительно помочь им. И только, когда становится уже слишком поздно, приходит понимание всего этого...
   В дверь неожиданно постучали. На пороге кабинета стояла бригада скорой помощи, наконец-то приехавшей на вызов.
   - Ну что, где ваш больной? - озабоченно спросила женщина в белом халате, наверное, старшая.
   - Вот, вот! Проходите, пожалуйста! - быстро заговорил Дима. - Нашей бабушке плохо стало, я сделал ей обезболивающий укол, и она после этого немного успокоилась, а то стонала так сильно, бедненькая...
   - Сейчас посмотрим! - уверила все та же врач и отстранила Дмитрия от дивана. - Отойдите, отойдите, вы мне мешаете! Вы свое дело уже сделали, теперь дайте и нам поработать!
   Дима послушно отошел от дивана и встал рядом с Таней, которая во все глаза смотрела на прибывших медиков и, наверное, впервые в жизни была рада их приезду. Врачи долго копошились со старушкой, делали ей какие-то уколы, надевали кислородную маску, проводили еще какие-то процедуры...
   Через какое-то время доктор обернулась:
   - Все... - удрученно выдохнула она. - Мы сделали все, что смогли... Но... уже слишком поздно...
   - Что? - не поняла Таня. - Что значит "все"? Что значит "слишком поздно"???
   - Это значит... - произнесла врач, - это значит, что ваша бабушка умерла...
   - Как??? Не может быть!!! - заорала Татьяна. - Она же только что была жива! Что же вы стоите? Делайте же что-нибудь!!! Делайте!!!
   - Мы уже ничем не сможем ей помочь, - спокойно ответила доктор. - Вы уж меня простите, но если бы вы сами оказали ей помощь раньше, еще до нашего приезда, она сейчас была бы жива... Так что винить вам некого, кроме себя... А сейчас извините, нам нужно ехать дальше по вызовам, мы сообщим куда нужно... До свидания.
   Все поплыло перед глазами нашей героини. Потерять любимую бабушку, да еще и по своей вине... Ну, почему она не помогла ей раньше? Почему она поставила свои дурацкие страхи выше жизни родного человека?
   Все вокруг смешалось в единую массу, непонятной формы и непонятного цвета... Татьяна словно падала в какую-то глубокую пропасть, из которой не было выхода...
   Очнулась девушка на полу. Она сидела возле стены, вытянув ноги и прислонившись к спинке большого кресла. Неизвестно, сколько она вот так пробыла в забытьи, но в кабинете уже никого не было и, что самое странное, ничего даже не напоминало о том, что здесь недавно что-то случилось... Не было ни тела бабушки, ни врачей, ни мужа. Все вокруг было убрано и аккуратно сложено по своим местам.
   - Бабулю, наверное, забрала скорая... - судорожно стала соображать Таня. - Но почему Дима ушел? Почему он меня здесь оставил? Даже на диван не положил... Наверное, он пошел решать какие-то вопросы...
   Наша героиня встала и, не помня себя от свалившегося на нее горя, побрела в коридор искать своего мужа. В том, что все это произошло в реальности, теперь уже сомнений не оставалось, ведь она все это видела не одна, с ней был Дима. А видения и галлюцинации не могут быть у нескольких человек сразу, это неоспоримый факт. Как это ни печально, но в ее жизни произошло то, чего она боялась больше всего на свете...
   - Дима, Дима! - звала Татьяна. - Дим, ты где?
   Никто не отзывался... Девушка прошла по коридору, заглянула во все комнаты на втором этаже, но никого в них не нашла. Тогда она спустилась на первый этаж и направилась в гостиную. Только сейчас Таня начала вспоминать, что еще до всех этих печальных событий оставила здесь своих детей, которые мирно играли под присмотром бабушки.
   - Как же они там? Ребята были столько времени одни... - забеспокоилась Татьяна. - Господи, только бы с ними ничего не случилось! И Димка куда-то запропастился! Ну, вот где он?
   Таня стремглав бросилась в гостиную, где были брошены ее мальчишки. Как ни странно, в доме стояла спокойная тишина, и из комнаты не доносилось ни звука... Тревожные мысли закрались в голову матери:
   - Господи, у ж лучше бы они громко кричали и хулиганили, - просила девушка. - Так бы я хоть знала, что с ними все в порядке!
   Она вбежала в гостиную и... обомлела! На мягком пушистом ковре, застилающем практически весь пол, сидели Игорь и Матвей, а рядом с ними... ее бабушка! Да-да, абсолютно живая и невредимая! Они мирно собирали пазлы и только тихонько переговаривались между собой.
   Руки у Татьяны затряслись, ноги подкосились, и она медленно сползла на пол, не в силах лицезреть происходящее. Неужели она опять ошиблась? Неужели это опять было видение? Неужели...
   Бабушка и дети обернулись и побежали к ней:
   - Мама! Мама, что с тобой? - кричали ребята. - Тебе плохо? Мамочка! Что с тобой? Вставай, мамочка!
   - Танюш, что-то случилось? Тебе плохо? - вторила им старушка. - Чем тебе помочь, внученька? Давай я тебе помогу встать! Давай!
   Она подхватила девушку под руку и помогла ей подняться. Общими усилиями Татьяну усадили на диван и принялись хоть как-то приводить ее в чувство. Матвей и Игорь то гладили ее по голове, то дули на нее что есть мочи, то просто нежно обнимали, стараясь показать, как они любят и ценят свою маму. Бабуля налила внучке стакан горячего сладкого чая и теперь уговаривала ее немного попить и прийти в себя.
   А Таня... смотрела на всю эту канитель и...плакала... То ли от того, что ее нервная система уже попросту устала от такой резкой смены таинственных событий, то ли от небывалой радости, что смерть ее любимой бабушки оказалась всего лишь страшным видением, то ли по совсем другой причине... Горькие слезы катились по щекам девушки, капали на одежду, на пол. А она только смирно сидела на диване и не могла вымолвить ни слова - ни объяснить происходящее своим родным, ни сказать что-то вразумительное.
   Немного придя в себя, Таня выговорила:
   - Бабуль, а где у нас Дима? Мне надо его кое о чем спросить. Ты его не видела, а то я нигде не могу его найти...
   - Конечно, не можешь! - ответила старушка. - Он же как раз после твоего приезда на работу уехал, вызвали его. Уже давно очень. Скоро, наверное, вернуться должен... А Дима что, тебя не предупредил? Не успел, стало быть...
   - Как уехал? - не поняла Татьяна. - То есть ты хочешь сказать, что вот предыдущие несколько часов его дома не было?
   - Нет, Танюш, не было... - подтвердила бабушка. - А что, что-то не так?
   - Бабуль, скажи мне еще одну вещь, - не унималась наша героиня. - А с тобой... с тобой ничего странного не случалось за последнее время? Ну, плохо тебе не было?
   - Да Бог с тобой, Танюш! - ответила старушка. - С чего мне плохо-то станет? И не происходило со мной ничего необычного... Бог миловал! Мы тут с ребятами сидели да играли все это время... А что, что-то случилось? Почему ты спрашиваешь?
   Татьяна не знала, что и сказать... Она уже и сама не понимала, случилось с ней что-то или нет... То ли это судьба играла с ней злые шутки, то ли реальность перевернулась, то ли она совсем сошла с ума...
   На девушку опять навалилась невообразимая усталость. В бесконечной череде странных событий наша героиня и забыла, как же давно она не спала! Как давно не могла просто расслабиться и забыться! Но... то ли за окном было все так же светло, и покров ночи никак не застилал окружающую действительность, то ли нервы Татьяны были измучены от всего происходящего, но сон никак не шел к ней... Странно, но до этого наша героиня никогда и не знала, что такое бессонница - когда очень хочется спать, но не можешь... А вот теперь...
   На крыльце послышались шаги, и через несколько минут в гостиную вошел Дима. Он был одет в строгий деловой костюм, в руке держал кожаную папку и ключи от машины, так что не оставалось никаких сомнений, что он только что приехал с работы.
   - Всем привет! - бодро проговорил отец семейства. - Ну, как вы тут без меня? Чем занимались?
   - Папа! Папа! - бросились к нему мальчишки. - А мы тут с бабушкой играли! Мы такие пазлы собрали! Большие! Вот посмотри! Посмотри!
   И они потянули Диму к окну, возле которого на полу лежала красивая большая картина, совсем недавно собранная ребятами.
   - Ну, вы даете! Молодцы! - улыбнулся отец. - Вот какой шедевр соорудили! Я бы так не смог!
   Игорь и Матвей были так довольны, что папа их похвалил, что стали как два бесенка бегать вокруг него, скакать, крутиться. В гостиной стали слышны только их визг и крики, заглушающие все вокруг. Пытаясь хоть как-то спасти зятя от собственных детей, старушка взяла инициативу в свои руки:
   - Ребятки! Ребятки! - подошла к ним бабушка. - Пойдемте-ка на кухню! Будем папе с мамой обед готовить! Пойдемте!
   Мальчишек не пришлось долго звать, и они вместе со старушкой понеслись готовить еду. Хотя, бежали, конечно же, дети, а бабушка тихонько шла, еле поспевая за внучатами.
   В комнате остались только Дима и Таня. Муж подошел к дивану, на котором сидела Татьяна, и присел рядом с ней, нежно обняв ее за плечи.
   - Танюш, что-то ты притихла совсем... - начал он. - Чувствуешь себя нехорошо? Устала?
   Таня действительно очень устала, но рассказывать Диме про проблемы со сном ей никак не хотелось. Она и сама себе-то не могла объяснить суть происходящего, не то, что делиться с другим человеком. Так что эту тему наша героиня решила опустить. Гораздо больше ее интересовал вопрос, видел ли ее муж все то, что видела она некоторое время назад, действительно ли он вызывал скорую для бабушки и спасал ее от смерти...
   - Да, устала немного, - проговорила девушка. - Дим, я хотела тебя спросить... Дим, ты ведь видел, как бабуле было плохо?
   - А бабуле было плохо? Когда? - удивился Дмитрий. - По-моему, сейчас она себя хорошо чувствует, разве не так? Или я ошибаюсь?
   - Да нет, не ошибаешься... - не унималась Татьяна. - Значит, ты и скорую не вызывал, да?
   - Какую скорую, Танюш? Я только что с работы приехал! - еще больше удивился муж. - Вы что тут, скорую помощь вызывали? Что у вас здесь произошло?
   Неподдельное недоумение в глазах Дмитрия говорило о том, что дальше продолжать разговор было абсолютно бесполезно. Сомнений не оставалось - все, что Таня видела и в чем принимала непосредственное участие, оказалось всего лишь ужасающим видением и неправдой! Вывод был один - либо Татьяна сошла с ума, либо двинулись разумом ее родные муж и бабушка...
   Наша героиня ласково поцеловала мужа в щеку и, взяв за руку, потянула за собой на кухню, где уже готовили обед бабушка с внуками. За всеми этими заботами она здорово проголодалась и была бы рада любой еде, даже самой скудной.
   - Димуль, пойдем кушать! Ребята, наверное, какую-нибудь вкуснятину приготовили! - позвала Таня. - Да и какая в сущности разница, произошло здесь что-то или нет... Сейчас все нормально, а это главное, так?
   - Так! - подтвердил муж. - Пойдем на кухню!
   И они, обнявшись, вышли из гостиной.
   На кухне дым стоял коромыслом. На плите что-то скворчало и дымилось, бабушка на столе резала разнообразные овощи, а Игорь с Матвеем пытались натереть на большой зубастой терке твердый сыр. Все были в работе!
   - Сейчас, сейчас, уже все почти готово! - заволновалась старушка, видя, что Таня с мужем пришли на обед. - Мы уже почти все сделали, правда, ребята? Вы садитесь, садитесь! Помогать не надо, сегодня мы на кухне хозяйничаем!
   Уже через несколько минут стол был накрыт. Чего на нем только не было: и наваристые русские щи, и вареный картофель с натертым сыром и перцем, и селедочка, и жареная курочка, и овощи с фруктами... Зрелище царское!
   Бабушка была довольна, что обед удался, а уж как гордились своей работой мальчишки! Они от собственной значимости раздули щеки, и то и дело спрашивали у родителей:
   - Мам, ну как тебе? Пап, ну как тебе? Понравилось? Мы молодцы? Правда?
   - Ну, конечно, вы просто умнички ! - с улыбкой отвечали Татьяна и Дима. - Правда, правда!
   Когда с едой было покончено, бабушка тихонько нагнулась к зятю и произнесла:
   - Димочка, ты поиграешь немного с мальчиками? А то нам с Танюшей процедуру надо делать...
   - Не волнуйся, бабуль, я посижу с ними, - ответил Дмитрий. - Делай те свою процедуру.
   - А что это мы с тобой должны сделать? - не поняла Таня. - Бабуль?
   - Ну, как же, Танечка, ведь ты мне каждый день в это время делаешь укол... - удивилась старушка. - Ты что, забыла?
   - Но... А зачем тебе укол-то, бабуль? Ведь ты же здорова?
   - Как же, внученька, ведь я и выздоровела только благодаря этим уколам твоим! Спасибо тебе большое, ты просто спасла меня!
   Татьяна уже ничему не удивлялась. Она не стала никому объяснять, что никогда не делала бабушке уколы, и что одного их вида боялась до ужаса, не говоря уже о том, чтобы как-то к ним прикасаться и что-то делать. Наша героиня просто улыбнулась своей бабуле и сказала:
   - Конечно, дорогая. Сейчас все сделаем!
   Дима с мальчишками побежали в детскую играть, а Таня с бабушкой пошли в спальню делать свою ежедневную процедуру.
   Наверное, нашей героине было совсем не просто переступить через себя и через свои страхи, но... она сделала это для родного и любимого человека. Те ужасные видения, в которых она не успела помочь близкому и не смогла спасти столь драгоценную для нее жизнь, не прошли даром и оставили глубокий след в ее душе. Теперь ей было ничего не страшно! Теперь она была готова преодолеть все препятствия, стоящие между ней и здоровьем ее родительницы!
   Татьяна взяла приготовленный шприц и ... сделала необходимый укол.
   - Странно, оказывается, это не так уж и сложно... - подумала про себя девушка. - И чего я раньше так боялась!
   Она улыбнулась своей бабуле, и вышла из комнаты.
   Татьяна спустилась в гостиную. Там уже во всю прыть бегали ее малыши, хулиганя и шаля, а муж сидел на кресле и пытался их хоть как-то угомонить.
   Невероятная усталость вновь навалилась на нее. Как же ей хотелось отдохнуть! Мальчишки, завидя мать, весело бросились к ней и начали скакать рядом, не давая ей опомниться.
   - Мама! Мама, давай играть! - кричали они. - Идем с нами, мам! Будем играть! Идем!
   - Игорек, Матвеюшка, мама устала, - выдохнула Татьяна. - Идите с папой играйте, ладно?
   Видя, что жене действительно не мешало бы отдохнуть, Дмитрий встал с кресла и позвал сыновей:
   - Ребята, идите-ка сюда! Предлагаю... играть в прятки! Кто со мной?!
   - Я! Яяяяяя! И яяяяяя! - закричали дети. - Мы будем играть в прятки, ураааааа! Я первый прячусь! Нет, яяяяя!
   Но наша героиня уже не слышала их радостных возгласов. Она оставила своих деток вместе с отцом и вышла на крыльцо.
   Свежий воздух обнял ее со всех сторон... Как же здесь было хорошо! Все та же яркая зелень жаркого лета, все то же голубое небо до самого горизонта, но... все та же серая пелена кругом, все так же не видно солнца... А ведь прошло уже столько времени!
   Таня стояла на пороге своего дома и думала... Думала о том, как же это все-таки странно и необъяснимо - смотришь вокруг... и будто время остановилось, будто находишься не в естественном мире, а на какой-то застывшей картинке или фильме, в котором меняются только герои, а декорации остаются теми же... Этот муж, дети, здоровая бабушка... этот дом, скорая помощь и кровь в кабинете... Что это? ...где она?
   Татьяне вдруг невыносимо захотелось увидеть море... Просто дотронуться взглядом до синей глади, до шумных волн, до пенящегося прибоя... Просто прикоснуться к этой незыблемой стихии...
   Она закрыла дверь и медленно пошла к берегу, где ее уже ждали совершенно другие события...
  
   Глава 5.
  
   Черный блестящий джип быстро катился по дороге. Вован и так очень хорошо умел водить машину, научился за время службы в армии, а тут еще такой комфортабельный автомобиль, в котором и усилий-то особых прикладывать не нужно, сиди да рули. Он удобно устроился в кресле и молча наслаждался поездкой, разглядывая пробегавшие мимо домики и многочисленные деревья, растущие вдоль дороги. Как бы там ни было, думал наш герой, паниковать рано, надо спокойно во всем разобраться! Что суетиться раньше времени? Надо сказать, майору понравилось такое необычайное стечение обстоятельств, в которое он попал - когда еще он мог бы себе позволить такую роскошь, как поездить на большущем Лэнд Ровере! Да, мечтать-то он мечтал, но чтобы вот так в действительности... Поэтому, как бы там не оказалось на самом деле, свою порцию удовольствия он уже получил!
   - Вовочка! Вовочка! Ты куда едешь-то? - отвлекла его от приятных мыслей мать. - Вот наш дом-то! Ты куда это мимо-то собрался? Останавливайся!
   Действительно, Вован даже не заметил в своих сладких мечтаниях, что проехал мимо дома, который на самом деле всегда мечтал назвать своим. Он осторожно приблизился к воротам и остановил машину. На звук подъехавшего автомобиля из дома вышли его жена Валентина и дочка Люся.
   - Ну вот, ничего странного, - сказал сам себе Вован. - И Валя, и Люська такие же, как и обычно... Значит, не все еще так плохо с моей головой!
   - Что? Что ты говоришь? Я не расслышала... - отозвалась мать.
   - Нет, мам, ничего... Это я так, про свое... - поспешил оправдаться майор. - Ну что, пойдем?
   - Пошли, пошли, сынок! - заторопила женщина. - Заждались уж поди тебя! Пошли!
   Они вылезли из машины и вошли в калитку, впустившую их в очень ухоженный просторный двор. Вован даже невольно остановился, в очередной раз не веря от удивления своим глазам: насколько все вокруг соответствовало тому, о чем он мечтал всю свою сознательную жизнь! Как будто он собственноручно строил этот дом, ставил этот сарай, вырезал эту мебель на веранде, даже зеленую лужайку подстригал в своей манере! Вот, даже газонокосилка стоит в углу...
   Он внимательно посмотрел на встречавших его...
   - Привет, Владимир! С приездом, - спокойно проговорила жена. - Как доехал? Все нормально?
   Да, чуда не произошло... К нашему герою никто не бросился навстречу, торопясь радостно обнять и сказать, как же по нему все соскучились... все было, в общем-то, как обычно, как и до этой злополучной поездки...
   - Ну вот, а я переживал, что что-то не так, - уныло подумал про себя наш герой. - Ничего, оказывается, не изменилось.
   Он неумело улыбнулся:
   - Все хорошо. Все как и обычно... Люсь, а ты почему не здороваешься?
   - Привет... - пробурчала себе под нос дочка.
   - Да, и это, как обычно... - вздохнул Вован. - Добро пожаловать в привычную жизнь!
   - Ну, что же мы тут стоим? - всполошилась мать. - Валюш, обед готов уже? Вовочка проголодался, наверное?
   - Конечно! Давно готов! Пойдемте! - открыла входную дверь Валентина. - Люся, ну-ка иди разогревай еду для отца!
   Дочка что-то недовольно прошептала и нехотя пошла в дом. Мать с женой поднялись на веранду и тоже скрылись в глубине комнат. И нашему герою ничего не оставалось, как взять свою дорожную сумку и тоже идти в дом.
   - Черт подери, неужели все опять вернулось? - судорожно размышлял майор, проходя на кухню. - Неужели это моя старая контузия опять дает о себе знать? Я же так долго лечился! Вроде бы, все прошло давно... Неужели опять эти провалы в памяти? Я же ничего этого не помню... Откуда у меня этот дом? У меня что, появились деньги? Откуда такая машина? Откуда все это???
   У Вована было столько вопросов к самому себе, что голова его просто разрывалась. Но где он мог найти ответы? Спрашивать об этом у кого-то из домочадцев ему не хотелось, тогда пришлось бы сознаваться в возвращении своего недуга. Но как тогда все это понять? Как разобраться в сложившейся ситуации?
   Наш герой шел по коридору.
   - Вот на стене висят картины... Наверное, их я сюда повесил... - думал Вован. - А вот - полочки, тоже моя работа, должно быть... Как же страшно, когда все вокруг не имеет ни конца и ни начала, ни причины и ни следствия... Как же страшно, когда все взялось неизвестно откуда, и всем, кроме тебя, это кажется абсолютно нормальным... Но должно же быть этому какое-то объяснение?
   Майор вошел на кухню. У плиты все еще возилась Люся, перекладывая в большое блюдо какое-то кушанье со сковородки. Валентина резала хлеб, а мать наливала в тарелки ароматный дымящийся борщ. Ну просто семейная идиллия!
   Видя замешательство мужа, застывшего на пороге, Валя подошла к столу и отодвинула для него стул:
   - Владимир, садись иди на свое место. Уже все готово, сейчас есть будем.
   - Ого, у меня и место свое есть! - пронеслось в голове у нашего героя. - Вот как интересно получается!
   Он подошел к предложенному ему стулу и присел на краешек.
   - Отец, ты что как сел-то? - бросила ему дочь. - Прям как не у себя дома! Может с тобой в дороге что сделали?
   - Ничего со мной не сделали... - не понял шутки Вован. - А что, что-то не так? Пришел, сел, куда сказали, сижу вот... Что не так-то?
   - Да все так, Вовочка, все так! - успокоила его мама. - Это Люсенька так шутит...
   Вован придвинул к себе тарелку с дымящимся варевом. Ммм, кажется, такой вкуснятины он еще никогда не ел! И хлеб не был таким мягким и свежим, и картошечка не была такой разваристой и масляной, и огурчики не были такими хрустящими! Вот он, настоящий семейный обед!
   Наш герой принялся есть с таким аппетитом, как будто его долго-долго морили голодом, как будто ему хотелось наесться впрок за все то долгое время, пока у него и не было настоящей семьи. Он жадно откусывал все новые и новые куски, пытаясь вволю насладиться этим давно забытым ощущением домашнего очага.
   Неожиданно на крыльце послышались шаги. Через минуту входная дверь распахнулась, и на пороге появился их сын Лешка с женой Натальей.
   - Здорово, батяня! - заорал молодой человек. - Привет мам! Люська здорово! Привет бабуль!
   Лешка бросился к отцу и крепко по-мужски обнял его. Потом нежно приласкал сестренку с матерью, бабушку.
   - Здравствуйте! - весело произнесла Наташа. - Вот и к семейному обеду успели! Примите?
   - О чем разговор! - вскочил Вован. - Мы всегда вам рады! Столько времени не видели - соскучились ужасно! Да проходите же, что как не родные!
   - Проходите, проходите, - засуетилась мать Владимира. - Лешенька, Наташенька, вот сюда садитесь, сейчас я вам стулья поставлю!
   - Да не хлопочи ты, бабуль! - остановил ее внук. - Я сам сейчас стулья возьму, не маленький уже! Не волнуйся!
   - Да, совсем уже взрослый стал... - вздохнула бабушка. - А когда-то...
   - Ну да ладно вам, - улыбнулась Валентина. - Садитесь! А я схожу из кладовки бутылочку принесу, выпьем за встречу, а?
   - А то!!! - восторженно встретили ее предложение мужчины. - За встречу надо выпить обязательно! Неси, мать!
   Вся семья теперь уже полным составом уселась за столом. Как же давно они не собирались вот так вот все вместе! Как давно просто не сидели рядом! Да, Вован был давно разочарован в семейной жизни, но даже ему вдруг показалось теперь, что вернулись старые добрые времена, когда в его семье царили мир и понимание, а сын с дочкой радостно встречали с работы усталого отца. Эх, если бы не знать, как все обстояло на самом деле, то происходящее на кухне можно было бы принять за совершенную семейную идиллию, достойную полотен какого-нибудь великого художника. Честно сказать, наш герой даже и не помнил, когда в последний раз он был так счастлив!
   - Леха, ну ты хоть расскажи, как вы там живете? - начал расспрашивать Вован сына после первого же выпитого бокала. - А то мы о тебе толком и не знаем ничего...
   - Не волнуйся, бать, у нас все нормально, - ответил Алексей, прихлебывая наваристый борщ. - Живем хорошо, я все там же работаю, мне нравится. Наташка вон тоже работу нашла, так что денег не только хватает, а еще и остается. Так что, спасибо, конечно, за помощь, которую ты предлагал, но мы уж как-нибудь сами. Правда, Натусь?
   - Да, папа, вы не обижайтесь, но у нас все есть, а все, что хотим, мы еще заработаем, - поддакнула жена.
   - Ну, ладно... - в задумчивости проговорил Вован. - Не хотите, как хотите...
   Стыдно признать, но он совершенно не знал, что и когда он предлагал своему сыну. Деньги? Но откуда они у него? Может быть, помощь в чем-то? В его голову опять стали закрадываться грустные мысли о том, что с ним что-то не в порядке, что опять стали проявляться последствия старой военной контузии. Надо было как-то перевести разговор на тему, в которой он бы смог не выдать своего настоящего состояния, не проговориться и не дать понять своим родным, как все окружающее для него ново и необычно:
   - А как вы доехали, не устали? - осторожно спросил отец.
   - Ну что ты, пап, уже замучил Лешку вопросами! - оборвала его Люся. - Лучше бы сходил, вторую бутылку принес, эту уже почти допили!
   - Да, да, сейчас, конечно! Сейчас при...
   Он не договорил. Острая боль пронзила его позвоночник так сильно, что ему пришлось сделать неимоверное усилие над собой, чтобы не закричать. Потом снова и снова... Вован скорчился от боли, пошатнулся, и чуть было не упал со стула, если бы его вовремя не подхватил сын:
   - Батя! Батя! Что с тобой? Что, опять? - орал Лешка. - Тебе плохо? Держись за меня, давай я тебе помогу!
   Все вскочили из-за стола и подбежали к отцу, пытаясь помочь ему подняться и добраться до дивана. Они всеобщими усилиями даже было поставили его на ноги, но... нижняя часть тела нашего героя стала словно деревянной, не поддаваясь никаким попыткам хоть как-то ею управлять. Ничего не оставалось делать, как оставить эти бесполезные приемы и усадить его обратно на стул.
   Вован не кричал и не плакал... Он только молча смотрел на всех огромными растерянными глазами и никак не мог заставить себя понять, что происходит. Его парализовало... Его парализовало!!! Не может быть! Этого просто не могло быть! Неужели к нему вернулась старая травма, которую он получил еще во время боевых действий? А ведь он этого так боялся! С того самого момента, как возможность нормально двигаться вернулась к нему, в его душе поселился ужасный страх, что его болезнь, страшные боли и почти полная обездвиженность вернуться! Что он вновь окажется прикованным к инвалидному креслу! Что ему придется снова пережить все те мучения, через которые ему пришлось пройти!
   Вот и сейчас наш герой сидел на стуле и просто не мог поверить в реальность происходящего.
   - Не может быть... Не может быть... - только тихо повторял он. - Этого не может быть...
   - Вовочка, тебе плохо? Опять спина болит? - плакала мать. - Вовочка, что же это? Сынок...
   - Вова, ну как тебе? - беспокоилась жена Валя. - Вов, скажи хотя бы что-нибудь!
   - Батя, болит, да? - переживал Лешка, вместе с Наташей суетясь около отца. - Может, тебе водички дать? Легче станет...
   Вован ничего не отвечал. Он глубоко ушел в свои мысли и сидел как заколдованный, боясь пошевелиться. А ведь еще совсем недавно ему казалось, что радость жизни опять нашла к нему дорогу, что в его дом снова вернулось счастье и покой! На самом же деле... вновь пришла беда!
   - Надо что-то делать, - произнес Алексей после того, как все немного успокоились. - Что, папа так и будет на стуле сидеть?
   - Да, придется вспоминать старые приспособления... - вздохнула Валентина. - Надо опять покупать инвалидную коляску.
   - Вовочка! - снова заплакала мать. - Вовочка, неужели опять в коляску?!
   От одного воспоминания об инвалидном кресле Вована аж передернуло. Господи, он же несколько лет провел в нем! С какой радостью он разломал его, когда самостоятельно смог встать на ноги! И вот опять...
   Тем временем Лешка уже выбежал из дома и куда-то помчался, не дожидаясь дополнительных указаний.
   То ли время сжалось, то ли наши герои потеряли счет событиям, но уже через несколько минут молодой человек показался на пороге дома со сложенной коляской в руке.
   - Вот, бать, будешь теперь везде ездить, - запыхавшись, проговорил он. - Давай, я тебе помогу сесть!
   Он развернул инвалидное кресло, задвинул защелку, и... устройство готово! Поскольку Вован был мужчиной крепкого телосложения, то Лешке одному оказалось не под силу помочь ему, пришлось прибегать к помощи всех присутствующих. И снова нашему герою пришлось вспоминать все те навыки, которые он с таким удовольствием забыл много лет назад.
   Семейный обед закончился, Валентина с Люсей убрали со стола и все разбрелись отдыхать по своим комнатам. Одному Вовану было не до отдыха. Он все так же сидел в коляске на кухне и не мог сдвинуться с места. Нет, передвижение в кресле ему не доставляло никаких проблем, он легко справлялся с ручным управлением и мог спокойно добраться до любого нужного ему места. Однако, его внутреннее состояние было в таком подавленном виде, что двигаться и что-то делать не было совершенно никакой возможности. Такого кошмара Владимир не испытывал даже на той войне в Афганистане, когда боли от попадания снаряда угрожали не только его здоровью, но и жизни. Может быть, тогда он еще не понимал весь ужас своего положения, может, просто был моложе и рассчитывал на быстрое выздоровление. Но сейчас, когда недуг вернулся вторично... Врачи, в общем-то, предупреждали его о возможном рецидиве, но человек ведь всегда надеется на лучшее и рассчитывает, что уж с ним-то плохое точно не произойдет.
   От тяжелых переживаний у Владимира пересохло во рту, и он направился к шкафу, чтобы налить себе воды из небольшого графинчика. Подъехав вплотную, наш герой еще только протянул руку к посудине, как ... сверху на него с треском свалилась керамическая ваза, стоявшая наверху, и звонко разбилась.
   - Черт подери! - выругался Вован. - Понаставили тут!
   Теперь, кроме позвоночника, у него болела и рука, по которой больно стукнула пролетающая ваза. Владимир стиснул зубы, и молча отъехал в сторону, пытаясь найти веник, чтобы убрать осколки. Звать на подмогу никого не хотелось, мужчина он, в конце концов, или нет!
   В дальнем углу кухни, почти у самого коридора, находился небольшой чулан, в котором стояли и лежали всякие предметы для уборки: швабры, веник, савок, какие-то тряпки... Вот туда-то и поехал наш герой, чтобы взять необходимые приспособления. Он открыл дверь и протиснулся внутрь, что оказалось делом совсем нелегким. Как же все выглядит просто и понятно, когда ты обычный здоровый человек, и у тебя действуют руки и ноги! И как же все становится трудно и невыполнимо, когда ты не такой, как все...
   Владимир еле-еле протолкнулся сквозь наставленные инструменты и потянулся за веником. В этот момент... его что-то сильно ударило по спине!
   - Ааааа! Что это еще? Кто это? - возмутился Вован. - Сейчас как дам!
   Он стремительно обернулся и уже был готов дать сдачи обидчику, но... оказалось, что это швабра, нечаянно задетая колесиком коляски, упала и больно стукнула по спине нашего героя.
   От обиды слезы выступили на глазах Вована. Мало того, что боли в позвоночнике и так не оставляли майора, так теперь они стали еще сильнее и нетерпимее! И к чувству подавленности и тоски от осознания своего несладкого существования прибавилась еще и невыносимая злость! Злость на эту дурацкую швабру, усугубившую проблемы со спиной, на эту инвалидную коляску, которая никак не проезжает в чулан, на самого себя, такого теперь беспомощного и надорванного... На все, на всех! На того, кто это все придумал и допустил!
   Спина ныла, рука болела, а по щекам текли горькие слезы обиды...
   Вован выехал из чулана и остановился у широкого кухонного окна, выходящего на их двор.
   - Та же улица, те же ворота, та же машина у забора, только я уже не тот... - печально думал Владимир. - Странно, и почему я не ценил ту, в общем-то, вполне нормальную жизнь, которую вел последние годы? Да, не все было гладко, не все получалось и не все устраивало, но я ведь был здоров... Я был здоров!!! Оказывается, это самое главное в жизни! И рядом со мной были мои родные, а теперь неизвестно, как они ко мне отнесутся...
   Неожиданно через открытое окно Вован увидел, что их собака, сидевшая на цепи, зацепилась лапой за железные звенья, и теперь мучается, намертво пригвожденная к своему домику. На животное жалко было смотреть: она и скулила, и кусала эту злополучную цепь, и дергалась в разные стороны, безрезультатно пытаясь освободиться. Сердце майора защемило. Да, он был прикован к инвалидной коляске, он сам, наверное, находился в очень похожем положении, но бросить свою собаку в такой ситуации он не мог.
   Превозмогая боль, Вован выехал из кухни, преодолел коридор и выкатился на крыльцо. Теперь оставалось самое трудное - как-то спуститься с лестницы. От земли его отделяли всего три ступеньки, но это только для здорового человека кажется мало, а вот для больного...
   Майор решил и этот раз никого не звать на помощь, не в его было характере постоянно прибегать к чьим-то услугам по самым незначительным поводам. Он осторожно подобрался к самому краю и стал спускаться вниз, держась сильными руками за боковую опору. До конца оставалась всего одна ступенька, когда... его инвалидная коляска за что-то задела и чуть было не перевернулась набок. Вован еле-еле удержался в ней, зацепившись за перила. Его правая рука, не выдержав такой неожиданной нагрузки, проскользила по деревянной опоре... и он с треском съехал на лужайку. Наконец-то препятствие было преодолено! Но почему-то рука сильно болела... Владимир опустил на нее глаза. Оказывается, спускаясь вниз он очень сильно разодрал себе руку, она была вся в ссадинах и из нее сочилась кровь.
   - Это уже ни в какие ворота не лезет, - опять разозлился наш герой. - Да что ж такое! Я теперь так и буду обо все калечиться?!
   Он уже и забыл было о том, для чего проходил через все эти мучения, когда собака, завидев хозяина, снова подала голос.
   - Ах, да, сейчас! - поехал он к ней. - Сейчас я тебя освобожу, подожди немножко!
   Вован приблизился к конуре, раскрутил звенья и освободил животное. Собака же, наконец почувствовав свободу, была так рада, что, взвизгнув, рванула к хозяину. Она напрыгивала на него, вилась рядом, поскуливая от удовольствия, скребла передними лапами. В результате, когда Вован освободился от ее счастливых объятий, он увидел, что теперь у него ободрана не только рука, но еще и нога. Верный пес разорвал длинными когтями штанину и серьезно расцарапал неподвижную ногу.
   - Кыш! Кыш! Пошла вон! - закричал майор. - Место! Я сказал, место!
   Но, то ли собака не особо понимала команды, то ли в порыве радости ничего не слышала, но она все так же носилась рядом, визжа и приветствуя своего хозяина. Вовану пришлось ретироваться. Он изо всех сил начал крутить колеса своего вездехода, оставляя питомца лишь провожать его грустным взглядом.
   Майор подъехал к крыльцу. Здесь уже можно было остановиться и прийти в себя. Честно говоря, выглядел наш герой сейчас далеко не лучшим образом. Разорванная штанина свисала с ноги грязными лохмотьями, из-под которых виднелась большая царапина, оставленная острыми когтями, вся рука была ободрана и покрылась кровавыми ссадинами, словно ее драли и резали. И это не считая того, что все, включая позвоночник, нестерпимо болело и ныло, доставляя Вовану невероятные мучения. Прямо сказать, похож он был в этот момент на воина, только что вернувшегося с какого-то тяжелого и затяжного сражения.
   Владимиру очень хотелось пожалеть себя! За все, что с ним приключилось в последнее время, за все те неприятности, что нависли над его головой, за всю ту боль, которую ему приходилось теперь терпеть... В своей жизни он мало чего боялся и мало что не любил, к большинству препятствий и лишений относясь стоически и по-военному, но одним из немногочисленных исключений все-таки оставались физические страдания, которые он переносил с большим трудом. Именно поэтому, глядя сейчас на свое израненное тело, на глаза нашего героя наворачивались слезы...
   На пороге появилась Валентина, неся в руках таз с постиранным бельем. Увидев мужа, она бросила таз, и стремглав побежала к нему:
   - Вова! Вова! Вовочка, что с тобой? Что случилось? Господи, на тебя напали?
   - Валь, не волнуйся, - оторвался от своих грустных мыслей наш герой. - Со мной все в порядке, только вот болит очень. Никто на меня не нападал, это я сам так ободрался.
   - Вова, ну ты как маленький, на минуту тебя оставить нельзя! - переживала жена. - Поедем, я тебе раны промою и завяжу! Давай, я помогу тебе!
   Она взялась за поручни коляски и помогла майору подняться на крыльцо. Они благополучно добрались до гостиной, где Валентина обработала его ссадины и перевязала руку и ногу. Теперь Вован точно был похож на бойца, вернувшегося с войны.
   - Валюш, а ведь я еще и вазу твою разбил, которая на кухне стояла... - грустно проговорит он.
   Валентина нежно обняла его за голову:
   - Да ну и ладно, другую купим. - улыбнулась она. - Разве какая-то ваза стоит твоего настроения? Главное, чтобы с тобой все было в порядке!
   Слезы опять выступили на глазах майора. Но теперь уже не от боли... Как трогательно было слышать, что о нем кто-то заботиться и любит, что кому-то не безразлично, что с ним происходит, что кого-то волнует его настроение! Как это было трогательно, и... так непривычно.
   - Вов, тебе надо отдохнуть, давай я помогу тебе доехать до твоей комнаты, - предложила жена. - Полежишь, поспишь, к тебе силы вернуться, а?
   - Да, наверное, ты права, - отозвался майор. - Мне надо прийти в себя и немного отдохнуть. Поехали!
   Они выехали из гостиной и направились в комнату Вована, где Валентина оставила его и пошла к себе, тоже отдыхать. А наш герой остался один - в своей комнате, в своем новом мире, в своей такой непонятной реальности...
   Да, наш герой действительно устал. За последнее время на него свалилось столько неожиданностей, столько всего необъяснимого и невероятного, что хотелось просто побыть одному, забыться сном и хоть как-то отгородиться от того необычного мира, в котором он теперь находился.
   Только сейчас, посмотрев за окно, майор обратил внимание, что окружающая действительность нисколько не поменялась с того времени, когда он еще ехал в автобусе в Зер...к. Все было точно так же! На улице все так же было светло и ясно, выгоревшая от чрезмерной жары зелень обрамляла местами высохшую землю, а все вокруг покрывала все так же серая пелена. И точно так же на небе не было солнца! Владимиру сразу же вспомнилась идентичная картина местности, которую он наблюдал вместе с другими пассажирами из окна икаруса, когда казалось, что природа неожиданно застыла и время вдруг остановилось. Глаза нашего героя округлились! Но такого не может быть! Как так могло получиться, что с течением такого количества времени ничего не изменилось?! Надо сказать, что майор еще со времен военной службы прекрасно ориентировался на местности и разбирался в явлениях природы, так что сейчас просто недоумевал... Почему не наступила темнота? Почему через столько часов не пришла ночь? Почему в окружающем облике не изменилось хоть что-то, хоть самая малость? Почему...
   Вопросов было гораздо больше, чем ответов. Вован и так не понимал, что происходит с того момента, как он сошел с автобуса, а теперь лишь в очередной раз убедился в этом.
   Он подъехал к дивану и с большими усилиями перевалился на него. Спина, рука и нога до сих пор болели, не давая забыть о себе не на минуту. Он лег и закрыл глаза, в надежде уснуть, но... как и с предыдущими нашими героями, то ли биологические часы бесповоротно сбились, то ли накопившийся груз от пережитых событий был слишком тяжел, то ли все болело, но сон никак не шел к Владимиру. Он только ворочался с боку на бок, и какая-то непонятная тревога не покидала его. Лежать дольше было невозможно. Вован открыл глаза и сел...
   Он осмотрелся вокруг. Да, это была его комната - большой диван, на котором он сейчас сидел, два кресла, стоящие около деревянного журнального столика, письменный стол с компьютером возле окна, крутящийся стул...
   - А ведь все именно так, как и должно быть, как и всегда... - задумчиво произнес наш герой. - Может, я действительно слегка того...
   Он сделал усилие, чтобы подняться на ноги, как раньше, но... чуть не упал на пол. Нет, его ноги так и не слушались, не желая двигаться. Вован обреченно посмотрел на них:
   - Странно, почему-то кругом все такое же, а вот ноги не ходят...
   Майор был человеком прямым и не особо верившим в какие-то там мистификации, поэтому строить умственные догадки и всевозможные объяснения происходящего было не в его стиле. Гораздо проще для него было спросить кого-то из домочадцев, что же творится на самом деле. Он уже пытался это сделать, еще только выходя из автобуса, когда увидел встречавшую его мать. Но вразумительного ответа от нее так и не получил. Так что теперь он придвинул к себе инвалидную коляску, перевалился в нее и направился к двери.
   - Валя должна мне все объяснить, - думал Вован. - Она точно все знает и все понимает. Надо у нее спросить! Уж она-то должна развеять все эти странности!
   Он потянул ручку двери, открыл ее и... прямо перед ним была точно такая же комната, в которой он сейчас находился! Его комната! Тот же большой диван посередине, те же два кресла с деревянным журнальным столиком, тот же стол с компьютером у окна, тот же крутящийся стул! Все было полностью идентично! Вован в исступлении встряхнул головой:
   - Это бред какой-то! Полный бред! Что-то мне совсем плохо с головой! У меня уже галлюцинации начались...
   Он въехал в новую комнату и закрыл глаза. Сейчас он их откроет, и вся эта чертовщина исчезнет в никуда! Сейчас все вернется на свои места! Он в коридоре, по-другому и быть не может! Майор открыл глаза... Перед ним была все та же комната, из которой он только что выехал!
   Судорожно оглядываясь вокруг, Вован увидел, что дверь, через которую он только что появился здесь - исчезла! Ее просто не было! На этом самом месте теперь было окно, в которое он еще совсем недавно наблюдал двор своего дома. Мужчина перекрестился...
   В его голове никак не укладывалось, как все это может происходить с ним. Ему хотелось бежать, как можно быстрее и как можно дальше отсюда!
   Владимир что есть мочи стал двигать колеса коляски, чтобы покинуть это злополучное помещение. Он подкатил к двери и открыл ее...
   На глазах нашего героя проступили слезы... Перед ним опять была все та же комната!
   В бешеной панике майор все подъезжал и подъезжал к двери, в очередной раз открывал ее... и снова и снова оказывался все в той комнате, что и раньше!
   После н- ной попытки он устало остановился:
   - Наверное, это конец... - вертелось в его голове. - Это конец!!!
   Он изо всех сил впился руками в подлокотники инвалидной коляски, пытаясь хоть как-то успокоиться и взять себя в руки. Майор не чувствовал ни боли, ни усталости... Он не чувствовал ничего! У него не было даже страха, только гиблое ощущение тупика и безысходности. Его жизнь сейчас и так была ограничена пределами инвалидного кресла, а теперь и вовсе заточила нашего героя в стенах собственной комнаты.
   Иногда у человека возникают в жизни ситуации, когда он теряет все - самообладание, веру в себя, последнюю надежду... Когда ему уже не на что рассчитывать и не откуда ждать помощи и поддержки. Когда у человека попросту опускаются руки, и нет надежды на спасение...
   За окном послышался какой-то шум. Вован подъехал поближе и... остолбенел: все его родные, и мать, и Валентина с Люськой, и Лешка с Наташей, с чемоданами выходили со двора. Они собирались уезжать!
   Сердце Владимира заколотилось быстро-быстро, пытаясь вот-вот выскочить из груди. Как же так? Неужели они оставят его совсем одного, беспомощного инвалида? Неужели они бросят отца без помощи в таком состоянии?
   - Валя, Валя! Мама! Лешка! Люся! - заорал Вован. - Куда же вы? Не бросайте меня! Не бросайте! Я без вас пропаду...!
   Слезы лились по его щекам... Душа сжималась в комок от одной мысли, что он останется совсем один!
   - Валенька! Люсенька! Леха! - плакал майор. Но... никто не слышал его. Они о чем-то весело переговаривались, все дальше и дальше уходя от дома, в котором оставили больного и несчастного Владимира. Ни один из них даже не оглянулся, удаляясь от некогда близкого и родного человека...
   Вован закрыл лицо руками и горько заплакал. Да, в своей комнате, сидя в инвалидной коляске, плакал крепкий сильный мужчина, военный майор, побывавший во многих передрягах и сражениях, перенесший много боли и лишений... Плакал не от физических страданий, а от жгучего горького чувства, что он просто никому не нужен...
   - Вовочка, ты плачешь? - послышался удивленный голос жены совсем рядом. - Вовочка, что случилось? Тебе плохо? Тебе больно? Вовочка!
   Майор открыл глаза. Около двери стояла Валентина, которая только что вошла в комнату и теперь круглыми глазами смотрела на него. В ее руках виднелось большое кухонное полотенце, убедительно опровергавшее увиденную картину всеобщего отъезда семьи.
   - Валь, а... вы разве не уехали? - вытер слезы Вован. - Вы же только что... Вы не уехали?
   - Да ты что, Володь! - еще больше удивилась жена. - Куда ж мы уедем! Ты вот заболел, да и Леша с Наташей только приехали, куда же нам ехать!
   Вован смотрел на Валентину непонимающим взглядом и пытался сообразить, о чем она говорит. Ведь он только что своими собственными глазами видел, как вся семья покидала двор с чемоданами в руках! Он не мог так ошибиться! Что же это получается, не верь своим глазам? Но... именно сейчас, в эту самую минуту, перед ним стояла его жена, вполне реальная и осязаемая, и никуда она не уехала...
   Наш герой облегченно выдохнул:
   - Ну, Слава Богу! Значит, это было просто видение... Просто страшное видение! Бедная моя голова...
   - Вов! Поехали, обед уже готов, все тебя только ждут! - ласково улыбнулась жена. - Еда не еда без нашего папочки!
   Безмерно обрадованный, что он не один и еще нужен своим родным, Владимир тоже улыбнулся и протянул руки жене:
   - Валюш, я тебе давно хотел сказать... - тихо проговорил он. - Давно хотел сказать... что я тебя очень люблю! Ты у меня самая лучшая и самая замечательная! Ты у меня...! Я тебе так много должен сказать!
   - Ну, что ты, Володь... - опустила глаза Валя. - Я знаю, что ты меня любишь и всегда любил...
   - Валюш, я только теперь понял, насколько вы все нужны мне! Насколько вы мне дороги! - признался наш герой. - Я за вас все готов отдать! Все, что у меня есть и даже больше...
   - Я знаю, Володь! - произнесла Валя. - И мы тебя тоже очень любим и ценим! И так было всегда, и теперь особенно!
   - Даже не смотря на мою инвалидность? Ведь я не могу ходить, и не знаю, смогу ли в будущем...
   - Ты вроде такой взрослый, а еще такой глупенький! - опять улыбнулась жена. - За столько лет ты так и не понял, что мы любим тебя любым, и больным и здоровым! И я хочу, чтобы ты знал это...
   Очень часто человеку для счастья надо совсем немного, не миллион долларов и не звезду с неба... Очень часто ему не хватает как раз вот таких вот теплых добрых слов, которые могут надолго поселить в его сердце любовь и надежду! Очень часто человеку важно просто услышать, что его кто-то любит и принимает любым...
   Вован смотрел на свою жену... Господи, только сейчас он заметил, какая же она у него красивая! Какие у нее добрые лучистые глаза... Какие у нее умелые руки, которые всегда и во всем ему помогали... Какие у нее чудесные волосы, которые он когда-то так любил гладить... И как он смел никогда не говорить ей об этом... Как он смел никогда этого не замечать!
   Чувства переполняли майора. Он так многое еще хотел сказать... Но в коридоре послышались шаги и в комнату вошел Алексей:
   - Мам! Пап! Ну, вы где там? Все уже ждут вас! Пойдемте! Вам помочь, пап?
   - Нет, не надо, Леш, - ответил Вован. - Мы с мамой сами сейчас приедем.
   Наш герой вместе с женой направился в кухню, где уже сидели другие члены их большой семьи. И его совершенно не смущало, что, по его подсчетам, они ели совсем недавно, и он даже не успел проголодаться. Ему уже было все равно, ведь его ждали родные люди!
   После вкусного и сытного обеда все вышли на веранду, чтобы подышать свежим воздухом и насладиться красотой летней природы.
   Неожиданно Лешка подмигнул матери, и хитро обратился к Владимиру:
   - Бать, по-моему, ты кое-что обещал мне...
   - Что? - не понял Вован. - Я что-то обещал? Когда?
   - Обещал, обещал! - рассмеялся молодой человек. - Кто мне говорил, что повезет меня на охоту, когда я приеду, а?
   Сердце майора сжалось... Как давно он мечтал, что они вместе с сыном поедут на их большом джипе поохотиться! Как представлял все в мельчайших подробностях! Но раньше у него не было ни машины, ни возможности для этого, а теперь... Теперь это было совершенно невозможно, ведь он был прикован к инвалидной коляске...
   Он обреченно посмотрел на Лешку:
   - Лех...
   - Нет, бать, ты не отвертишься! - не унимался сын, понимая причину печали в глазах отца. - Если ты об этом кресле, то не беда! Я ж тебя не прошу садиться за руль, поедешь на заднем сиденье! Я тебе помогу, не волнуйся! Мы обязательно должны съездить!
   - А правда... - появилась улыбка на лице майора. - Поможешь мне, сын?
   - Конечно, бать!
   Вован не верил своим ушам - после стольких потрясений исполнялось одно из главных заветных желаний всей его жизни! Да, будучи здоровым он не смог осуществить свою мечту и съездить на охоту, но зато он теперь сделает это, пусть и в инвалидном кресле!
   - Ну, Леха, иди, бери все необходимое и... поехали! - радостно закричал Владимир.
   - Есть! - отозвался молодой человек и скрылся из виду.
   Они уже закладывали остатки снаряжения в багажник, выполняя последние приготовления, когда к ним вдруг подошла Люся:
   - А меня возьмете? - несмело спросила она - Я тоже хочу... Пап, Леш!
   Вован просто остолбенел от изумления. Когда это было, чтобы дочка, уже давно отдалившаяся от отца и ни каким образом не принимавшая участия в его делах, захотела с ними поехать! Да она и разговаривала-то с большим усилием!
   - Конечно... - только и смог выдавить из себя от удивления майор.
   - Ух ты, Люсек, и ты поедешь! - обрадовался Алексей. - Давай, давай, веселее будет!
   Лешка с Люсей сели на передние сиденья, отца пристроили на заднее, и черный джип лениво покатился к густому лесу, видневшемуся у самого горизонта.
   Когда через какое-то время машина подкатила обратно к дому, из нее вышли совершенно другие люди. Нет, на первый взгляд это были все те же Вован с Лешкой и Люсей, но изменения были налицо: вся подростковая вражда, еще так недавно отдалявшая отца от дочери, куда-то исчезла. В это невозможно было поверить, но из авто они вылезли уже лучшими друзьями!
   Никакой добычи они с собой не привезли, но даже несмотря на это охоту нельзя было назвать неудачной. Неизвестно, что там происходило с нашими героями и что они там делали, но вернулись они абсолютно довольные и уставшие.
   Мать с бабушкой не могли насмотреться на счастливые глаза своих домочадцев. Все уселись на веранде и охотники начали наперебой рассказывать о только что произошедших с ними приключениях.
   Вован был счастлив! Еще совсем недавно он и представить себе не мог, каким счастливым можно быть, будучи в инвалидной коляске, и каким несчастным, оставаясь ходячим и здоровым человеком! Как это здорово, когда тебя просто любят и понимают, несмотря ни на какие преграды! Как это ценно, когда твои дети называют тебя "папа" и так хотят общаться!
   Еще совсем недавно у майора была вполне налаженная жизнь, стабильная работа, семья, дети... Еще совсем недавно он был совершенно здоров и ходил своими ногами... Но что-то было не так, что-то в жизни его как-то не устраивало, что-то тревожило и угнетало... И он не мог понять - что? Именно до настоящего момента он не мог найти причину своего недовольства существованием в этом мире! Но только до настоящего момента...
   На Вована вновь навалилась непонятная усталость. Ужасная бессонница, не дававшая никакой возможности поспать и отдохнуть, крепко пристала к нашему герою. Ведь он уже так долго не спал! Майор сидел в своем инвалидном кресле, и устало смотрел за ворота - на все ту же зелень, поникшую от изнурительной жары, на все то же небо, затянутое серой пеленой, на все тот же горизонт, на котором не было солнца...
   Вован уже ничему не удивлялся, даже этой застывшей природе и почему-то остановившемуся времени. Он просто наслаждался каждой минутой своего такого долгожданного счастья!
   Ему вдруг сильно захотелось оказаться на море, у самой кромки воды...
   Он посмотрел на родных:
   - Дорогие мои, я немного прогуляюсь, вы не против?
   - Вовочка, тебя проводить? - спросила Валентина.
   - Нет, я сам... - ответил майор. - Я хочу немного побыть один...
   Он выехал со двора своего дома и направился к пляжу, чтобы освежиться и еще раз порадоваться за самого себя, что у него теперь все так хорошо! Чтобы привести в порядок свои мысли и понять, что же, наконец, происходит...
   Впереди его ждали совершенно другие события...
  
   Глава 6.
  
   Оксана с Ванькой медленно шли по широкой асфальтированной дороге по направлению к дому, который был приготовлен специально для них. Мужчина, так неожиданно встретивший их возле автобуса, тоже шел рядом, и все время пути рассказывал им о необычайных сооружениях, располагавшихся вокруг. Такого великолепия и реального воплощения современной технической мысли наши герои еще не встречали, поэтому с раскрытыми ртами внимали каждому слову своего "экскурсовода". Ах, да, с ними, конечно же, шел и робот Моник, которого мальчику так любезно разрешили взять с собой. А поскольку он умел говорить, то тоже всячески пытался передать своим новым хозяевам свои впечатления от окружающего великолепия. Он был очень горд своим познаниями и болтал без умолку, то и дело перебивая мужчину.
   - Моник, ты не исправим! - улыбнулся провожающий. - Своей болтовней ты не даешь никому сосредоточиться и насладиться пейзажем! Не переусердствуй!
   - Прошу прощения! - железным голосом произнес робот. - Умолкаю!
   - Какой он воспитанный! - восторженно воскликнул Иван.
   - Да, он много чего хорошего знает и умеет, - рассмеялся мужчина. - Тебе еще многому предстоит удивиться, мой друг!
   Мимо проходили парень с девушкой:
   - Здравствуйте! Будьте счастливы!
   - Здравствуйте... - протянула Оксана. - А что, они нас знают?
   - Нет, - улыбнулся провожающий. - Здесь все друг друга приветствуют и желают всего хорошего, так что привыкайте!
   - Здравствуйте! Здравствуйте! Здоровья вам! Счастья! - слышалось со всех сторон.
   - Здравствуйте... - еле успевала отвечать наша героиня. - И вам тоже здоровья и счастья!
   Это было так необычно, что все проходящие мимо люди, молодые и старые, большие и маленькие, здороваются с тобой и выражают искренние пожелания добра и благополучия. Это было так странно, что на тебя прохожие не смотрят изподтишка и не провожают неодобрительным взглядом, а приветливо улыбаются и смеются! Это было так здорово!
   У Оксаны от такого положительного приема сразу же поднялось настроение и забылись все передряги, произошедшие с ними в пути. Иван тоже был в восторге от происходящего. Все его страхи прошли, он уверенной походкой шагал рядом с мамой и во все глаза смотрел на Моника, тяжелой походкой идущего рядом.
   Очень быстро наши герои подошли к дому, возле которого мужчина остановился и поставил сумку на землю:
   - Ну, вот, мы и пришли, - радостно проговорил он. - Это ваш дом! Можете располагаться! Моник, помоги нашим гостям! Оставляю тебя за старшего!
   Оксана с Ванькой с удивлением смотрели на произведение архитектурного искусства: по всем параметрам это было очень необычное сооружение, если не сказать большего... Во-первых, дом был круглым! Да, да, именно круглым! Хоть и говорят, что не бывает дома без углов, но здесь все было точно так, и не как иначе. Углов не было! Но таким выглядел только первый этаж. Второй же представлял собой какое-то невообразимое нагромождение треугольных выступов, странным образом соединенных между собой. В доме также было множество окон необычной причудливой формы. В целом же, весь этот особняк являл собой зрелище супер современное и таинственное, которое, в общем-то, ни коем образом не выбивалось из общего архитектурного стиля этого городка.
   - Ничего себе! - выдохнула девушка. - Что же это за дом-то такой?!
   Она обернулась было к провожатому, но... рядом никого уже не было, ни мужчины, проводившего их, ни робота.
   - А... А где же... - опешила Оксана. - А где тот приветливый мужчина, который нас провожал? А где Моник? Они же только что были здесь, стояли рядом... Куда они исчезли? Не могли же они так быстро уйти... А здесь и спрятаться негде... Вань!
   Иван тоже смотрел на мать круглыми от удивления глазами и не мог понять, куда все делись:
   - Мам, я не знаю... - промямлил сын. - Они только что были тут, я отвлекся только на минутку...
   На его лице показались слезы. Малышу было невообразимо обидно, что робот, о котором он так мечтал, вдруг куда-то бесследно исчез, причем так внезапно. Он оглядывался по сторонам, пытаясь отыскать глазами своего нового друга, и все звал его:
   - Моник! Моник! Ты где? Отзовись!
   - Я здесь, хозяин! - вдруг послышался железный голос робота откуда-то сверху. - Я здесь, поднимайтесь!
   Наши герои подняли глаза. На втором этаже дома, в одном из треугольных выступов, виднелась медно-коричневая голова Моника, который махал им руками и призывал войти в дом. Было совершенно непонятно, как он умудрился в одно мгновение оказаться в этом треугольнике, и куда на самом деле делся мужчина, но... факт оставался фактом, робот выглядывал со второго этажа и призывал Оксану с сыном последовать его примеру.
   Нашим героям ничего не оставалось делать, как оставить свои расспросы и сомнения на потом, и подниматься в этот необычный особняк.
   Не успели мать с сыном подойти к входной двери, как на пороге дома появилось какое-то непонятное бритое существо, очень маленького роста и весьма упитанное. Это была их кошка Муська! Она громко замурчала, завидев хозяев, и принялась тереться им об ноги.
   - Муська! - удивленно вскрикнул Иван. - Мусенька, ты как тут оказалась? Кто это тебя так побрил? Где вся твоя шерсть?
   - Странно... - удивилась в свою очередь Оксана. - А как она прошла? Ведь дверь-то закрыта, а раньше ее здесь не было... Будто просочилась...
   Наши герои изумленно посмотрели друг на друга. Никто из них не знал ответа, как их кошка сюда попала, да еще и в таком странном виде.
   - Вань, а помнишь, ведь это именно ты так хотел побрить Мусю! - рассмеялась Оксана. - Вот видишь, мистика какая-то! Твои желания исполняются!
   Действительно, мальчик еще очень давно вынашивал коварные планы про бритье кошки, но это была скорее шутка, чем намек на что-то реальное. Однако теперь перед ними стояла совершенно голая кошка, лишенная всякой шерсти, и громко мурлыкала.
   - Я же шутил... - насупился Иван. - Я же не по-настоящему...
   - Ладно теперь, - успокоила его Оксана. - Будешь думать, как шутить! Не переживай, ей, по-моему, очень идет! Давай лучше думать, как дверь открыть... Смотри, замка-то нет!
   Мать с сыном уставились на железную дверь. Замка действительно не было! На том самом месте, где обычно располагается замочная скважина, было такое же ровное покрытие, как и на остальном пространстве. В надежде, что ручка или затвор находятся где-то еще, они излазили всю дверь, но, увы...
   - Не знай, мам, наверное мы не попадем в дом, - расстроено проговорил Ваня. Он приложил руку к двери и оперся на железную поверхность. И... о чудо, дверь вдруг открылась!
   - Ничего себе! - в один голос закричали наши герои. - Дверь-то открывается от прикосновения ладони! Вот техника!
   - Если тут даже входная дверь такая, то что же там внутри! - произнесла ошарашенная Оксана.
   А внутри действительно было, на что посмотреть и чему удивиться.
   Вся внутренняя обстановка была выдержана в таком же хай-тек стиле, как и сам дом. Даже мебель и другие предметы интерьера отдаленно напоминали что-то неземное и космическое, не говоря уже про всякие неизвестные приборы и механизмы. Прямо за дверью, на полочке, лежало какое-то устройство, похожее на небольшой экран...
   - Мам, это же пульт управления "Умным" домом! - воскликнул Иван. - Класс!
   - Каким домом? - не поняла мать.
   - "Умным"! Есть такая система, называется "Умный дом", по ней с одного пульта можно управлять сразу всеми приборами в доме! Представляешь?
   - Что-то слабо... А как тут управлять-то, тут и кнопок-то нет...
   - Мам, ну этот пульт же сенсорный! Здесь не нужны кнопки, он реагирует на прикосновение пальцев!
   Оксана во все глаза смотрела на своего такого умного сынишку. А тот взял экран в руки и начал водить пальцем по поверхности:
   - Так, вот это квантовый свет включается, - бормотал он. - Вот это все видео-системы, вот это - зажигается электроплита на кухне... Все понятно! А что тут за сегмент?
   Он еще немного поводил пальцем по экрану...
   - Ничего себе, мам, представляешь, тут есть такие интересные новинки - вот сюда нажмешь, и в доме будет автоматически наведена уборка, вот сюда - и будут политы все растения на газоне, сюда - нальется ванна нужной тебе температуры, вот сюда - и можно настроить любую температуру и влажность воздуха... А еще...
   - Вань, мне хватит и того, что ты уже назвал, - пробормотала мать. - Для меня все эти новинки, как темный лес, ты же знаешь, я в них ничего не понимаю... Давай поищем, где тут кухня, может и еда какая есть. А то я ужасно проголодалась, а ты?
   - И я! - подтвердил Ванька. - Да, мам, в холодильнике полно еды, пойдем!
   - А ты откуда знаешь?
   - Как откуда, на экране вижу! - рассмеялся сын. - Пойдем, я тебе покажу, где тут кухня!
   Наши герои завернули куда-то за угол и оказались на просторной кухне, где, как ни странно, их уже ждал Моник.
   - Ввиду того, что вы очень проголодались, предлагаю отведать вот это блюдо, - проговорило железное создание и поставило на стол что-то, напоминающее кашу.
   - А с чего ты взял, что мы проголодались? - заинтересовалась Оксана. - И что это за кушанье такое?
   - Я знаю все ваши мысли, - озабоченно ответил робот. - А кушанье это - чистейший протеин, новейшая разработка современных диетологов! Питает и насыщает клетки всеми необходимыми организму веществами, при этом не оставляя отходов. Это самый полезный на сегодняшний день продукт!
   Серо-зеленое месиво смотрелось, честно говоря, не очень аппетитно. Ваня пренебрежительно посмотрел на него:
   - Полезно, это понятно... А как на вкус? Вкусно, Моник?
   - А что это такое? - не понял робот. - Что такое вкусно, хозяин?
   - Ну, это... Когда... не знаю, как тебе объяснить, вкусно, это вкусно, и все тут!
   - Вкусно, это когда получаешь удовольствие, когда ешь, - пояснила мать.
   - Как это? - опять не понимал робот. - А зачем еще и удовольствие получать, когда ты ешь?
   Видя, что железной машине очень трудно что-либо объяснить, Оксана ласково улыбнулась и отодвинула предложенную тарелку:
   - Моник, ты не обижайся, но мы поедим что-нибудь другое. В холодильнике есть еще что-нибудь?
   - Там много разной еды, но она не полезная! - прогремел робот.
   - Да ну и ладно! - поддержал маму мальчик. - Давайте уже есть!
   Нажав что-то на экране, Иван открыл дверцу холодильника и заглянул внутрь: чего там только не было! Причем на полках лежала вполне земная вкусная еда, которую мы все привыкли есть в нашей повседневной жизни. Наши герои достали себе кое-какие продукты и принялись утолять ими голод. Моник тоже начал есть протеин, недоверчиво глядя на своих хозяев.
   - Я хочу еще и мороженого! - стал канючить Иван, закончив трапезу.
   - Ванечка, но его нет... - попыталась успокоить сына Оксана, заглянув еще раз в холодильник.
   - А я хочу!!! - капризничал Иван. - Хочу!!! Иди купи!
   - Ванечка, но я не знаю, где здесь что можно купить! Давай попозже! Вот пойдем гулять и обязательно что-нибудь купим!
   - Нет!!! Я сейчас хочу!
   Да, хоть Иван и был мальчиком умным и рассудительным, но иногда сладить с его капризами было просто невозможно. Он слышал только себя и учитывал только свои желания, не обращая на мать никакого внимания. Вот и теперь, Ваня от обиды надулся как индюк и сидел насупившись, ни на кого не глядя.
   - Хозяин, что-то случилось? Что-то не так? - забеспокоился Моник, видя, как изменилось поведение мальчика.
   - Все нормально, не лезь... - пробурчал Иван.
   Да, настроение было испорчено... Еще совсем недавно и мать и сын не скрывали своих восхищенных взглядов от всего того великолепия, в которое они попали, а сейчас от прежней радости очень трудно было обнаружить какие-то следы. Как же быстро человек привыкает к хорошему, и как необдуманно и спешно он умеет это хорошее разрушить...
   Оксана не стала больше спорить с сыном, и собрала со стола посуду, чтобы помыть ее. Странно, но на кухне не было раковины! Она обвела глазами все помещение вдоль и поперек, но ничего даже отдаленно похожего на приспособление для мытья посуды просто напросто не предусматривалось.
   - Ничего себе, здесь что, всю посуду грязной бросают? Или сразу выкидывают? - только и подумала наша героиня, когда ее размышления прервал Моник:
   - Не волнуйтесь, хозяйка! - прогремел он. - Здесь чистят посуду, а не выкидывают. Сейчас я вам все покажу!
   Он взял из рук Оксаны тарелки и подошел к небольшой полочке над шкафом, затем положил все туда и, о чудо, в одно мгновение вся посуда оказалось вновь чистой, помытой и высушенной.
   - Это мистика какая-то... - еле выговорила девушка. - Когда же она успела помыться? Да и откуда ты узнал, что я думаю именно об этом?... Ах, да, ты же знаешь все наши мысли, я и забыла...
   Она намеревалась спросить робота еще о чем-то, но не успела. Открылась входная дверь и на пороге появилась многочисленная родня наших героев: мать с отцом, бабушка с дедушкой, тетя... Это, конечно, было крайне странно и удивительно, что члены семейства вдруг оказались в этом маленьком курортном городишке, но Оксана очень обрадовалась их появлению, и уже собралась было кинуться навстречу дорогим людям, когда... на пороге, вслед за ними, показались прабабушка и прадед, прапрабабушка и прапрадед и другие какие-то люди, на вид такого древнего возраста, что и представить себе было трудно! От увиденного волосы зашевелились на голове наших героев... Все эти родственники, последними вошедшие в дом, давно умерли! Оксана сама хоронила прабабку и прадеда, а их родителей узнала по давнишней фотографии, которую когда-то видела в бабушкином альбоме, а вот оставшихся старцев даже и не знала...
   В страшном испуге она отпрянула к окну, пытаясь закрыть собой подскочившего к ней Ваньку. Мальчик хотя и не помнил живьем своих прародителей, но почему-то тоже испугался, и теперь жался к ногам матери.
   Первым желанием Оксаны было вылезти вместе с сыном в окно, но это было невозможно - странной формы отверстия не открывались, и, кроме того, были сделаны из такого сверхпрочного стекла, которое разбить ей было просто не под силу. Выход на свободу был отрезан! Что же делать? Куда деться от этого ужаса???
   - Ааааа! - закричала Оксана. - Мама, мама, что происходит? Кто это? Откуда они? Они же умерли?
   Надо сказать, что наша героиня не отличалась крепкими нервами, поэтому, видя, как к ней приближаются покойники, была уже на грани обморока и нервного срыва. Услышав от матери, что в дом вошли мертвые люди, Иван тоже напугался до смерти и стал истошно орать, перекрикивая Оксану.
   Все вошедшие раскрыли рот от удивления.
   - Вот тебе на! - пробормотала прабабушка. - Оксаночка, да что ты говоришь такое?! Живу-живу с ними вот уже столько лет, а ты меня в покойники записала!
   - Ага... - согласился с ней прадед. - Стоило только на базар сходить... Мам, ты погляди! Оксанчик, может ты и прапрабабку свою не узнаешь?
   Девушка не могла прийти в себя. Она во все глаза смотрела на пришедших, понимая, что они действительно вроде бы живые и вроде бы стоят сейчас перед ней в полном здравии. Но ведь этого не может быть!
   - А это кто такие? - заплакала она, показывая на самых древних старцев, появившихся в доме.
   - Доча, да это же твои прапрапра... - засмеялся отец. - Ну, что с тобой? Мы живем все вместе уже много-много лет... и будем жить дальше... Что с тобой случилось? Вы после этой поездки какие-то странные... Вы чувствуете себя хорошо?
   - Да, пап, все хорошо... - немного успокоилась Оксана, когда услышала родной голос отца. - Наверное, я немного устала просто... Вань, не ори!
   Видя, что матери стало лучше, Иван тоже перестал плакать и теперь круглыми глазами смотрел на своих старых родственников.
   - Ну, все, хватит, Оксан, - улыбнулась мать. - Пошутила и ладно. Пойдемте лучше в гостиную чай пить, мы купили такие чудесные пирожные, чистейший протеин с добавками, как ты любишь! Ванек, давай руку, идем!
   Иван с опаской смотрел на свою бабушку и никак не мог решить, верит он ей или нет. В его детской голове многое не укладывалось и многое казалось странным и непонятным, но ведь это была его любимая бабуля... Совершенно обычная, которая каждый день отводила его в школу и с которой он так любил играть в морской бой! И дед... Рядом стоял его дед, один из немногих людей, которого он, наверное, любил и уважал.
   Поэтому, немного подумав, он все-таки оторвался от матери и осторожно подошел к бабушке:
   - Пойдем, ба...
   - Пойдемте, пойдемте! - опять заулыбалась мать Оксаны. - Моник, сделай нам чаю!
   И все семейство двинулось в гостиную, находившуюся совсем недалеко от кухни. Оксана, хоть и пребывала в недоумении, но тоже решила пойти вместе со всеми, не оставлять же сынишку одного в этой странной компании.
   В просторной комнате все расселись кругом на небольших сероватых креслах из непонятного материала, которые больше походили на кусок камня, чем на мягкую удобную мебель. Но, выбирать было не из чего. Через минуту вошел Моник и раздал всем тоже сероватого цвета бокалы, в которые был налит душистый чай, и торчали две какие-то странные спицы.
   Девушка первым же делом хотела спросить, что это за приспособление такое, но не стала, зная, что ее здесь принимают за не совсем нормальную. Она решила просто понаблюдать за присутствующими, чтобы понять, что и для чего нужно. Ждать пришлось недолго. Оказалось, что это всего лишь трубочки, через одну из которых надо пить чай, а через другую напиток определенным образом охлаждается. Ничего сверхъестественного! Оксана вообще решила побольше помалкивать, чтобы не вызывать никаких подозрений, и не расстраивать родных своими несуразными вопросами.
   - Представляешь, дочь, - начала разговор мама. - А мы сегодня как раз встретили на улице главного мэриуса Зер...ка. И он подтвердил наши опасения - действительно, хоть мы все и живем вечно и не болеем, но поколение деток возраста нашего Ванечки - последнее на Земле, иначе будет перенаселение!
   Оксана просто не верила своим ушам! Ведь именно об этом она мечтала все это время! Именно таким она хотела видеть мир вокруг, мир, в котором нет места смерти и болезням, в котором все живут вечно и не болеют! Но... она как-то не подумала, где смогут уместиться все те люди, которые, начиная со времен сотворения мира, будут жить на этой земле одновременно! И вообще, как они уживутся вместе? Это было невероятно, но, похоже, она попала именно в такой мир!
   - Как это? Что, детей вообще больше не будет на планете? - опять напряглась Оксана, собираясь заплакать. - Разве такое возможно?
   - Доченька, но мы сами видим, что маленьким деток, которые младше Вани, просто нет... - удрученно сказал отец. - Мэриус только подтвердил наши подозрения, и ничего больше...
   - А где же наши совсем древние предки? - попыталась разобраться девушка.
   - Да рядышком живут, в одном-то доме нам не поместиться, - засмеялась прапрабабушка. - Вот моя прапрабабка сегодня к нам в гости собралась, она мне уже на телемофон набирала, все хотела узнать, приехали вы уже или нет.
   - Она что, нас знает? - недовольно вступил в разговор Иван. - Такая старая, наверное еще мамонтов видела и динозавров! Зачем ей к нам приходить? Зачем на нас смотреть?
   - Конечно, она вас знает, - рассмеялся дед. - Мы все друг друга знаем, независимо от возраста. А мамонтов она не видела, внучок, они задолго до нее жили. А вот ее прапра- в двадцатом поколении - видела! Она как приходит в гости, так начинает рассказывать, как они мамонтов ловили, да как от динозавров спасались...
   - Что, правда, дед??? - раскрыл глаза от изумления мальчик. - Вот прям настоящие мамонты и динозавры? Не врешь?
   - А ты сам у нее спроси, - не стал спорить мужчина. - Вот придет к нам, ты ее и спроси! Она сама тебе все и расскажет! Ты еще спроси ее про Зюзю... Это ее домашний динозавр был, жил во дворе. Он был травоядный и добрый, она на нем дрова для печки возила.
   - А как же лошади? На лошадях же обычно возят?
   - Лошадей тогда еще не было, малыш! Они появились гораздо позже, когда уже динозавры вымерли...
   - А почему же люди не умирали? - осторожно спросила Оксана. - Ведь животные меняли друг друга - одни виды вымирали, другие - появлялись, а как же люди? Все так и оставались жить на Земле?
   - Конечно, Оксаночка, - отозвалась прабабушка. - Здесь никто из людей не умирает, но никто и не рождается больше, вот уже восемь лет... Господь так решил!
   - И я не умру?
   - И ты не умрешь, вот только Ванькино поколение - последнее...
   Все присутствующие сразу погрустнели. Было видно, что это обстоятельство очень их удручает и расстраивает. Но изменить что-либо было не в их силах, ведь как ни крути, они оставались всего лишь людьми, с человеческими способностями и возможностями...
   Оксане тоже стало грустно... Она как-то сразу представила себе, что на Земле вдруг исчезнут дети... Те, которые сейчас маленькие - вырастут, а дальше - все...? Не будет слышно детского смеха, детских голосов, никто не будет весело бегать по дорожкам и дергать друг друга за волосы...
   - Так ведь жизнь же остановится! Все люди просто деградируют! Мы все деградируем от такой жизни... - вдруг вскрикнула Оксана, и ее большие глаза вновь наполнились слезами. - Как же мы будем жить? Что же делать?
   - Жизнь не остановится... Мы все так и будем жить вечно, и ничего не сможем поделать... - печально отозвался ее отец. - Так что наслаждайся, пока твой сын еще маленький ребенок... Это очень скоро пройдет...
   Девушка заплакала. Да, она так мечтала, что все люди на Земле будут жить вечно и не будут умирать, что все будут здоровы и счастливы, но... она забыла, что все на планете должно иметь начало и конец, в том числе и жизнь человека, что когда умирает одно, появляется другое, и в этом и есть естественный и самый верный путь развития человечества! Без этого просто нельзя! Без этого вся жизнь на Земле превратится в тупое существование старых, уже отживших особей, не способных принести с собой ничего нового и продуктивного... Без этого остановится естественное развитие человечества...
   Ванька же, наоборот, услышав подобные слова в свой адрес, непомерно возгордился. Ведь он - один из последних! Значит, теперь ему все можно!
   Он с довольной ухмылкой сидел на кресле, и соображал, что бы такое ему потребовать у взрослых... Ведь отказать-то последнему ребенку в роду они точно не смогут!
   Вообще, надо сказать, Ивану уже надоело вот так вот сидеть среди престарелых родственников, и занудно распивать чай, который и на чай-то обычный вовсе не был похож, так, жидкое месиво какое-то. Хотя, одно особое свойство у него все-таки было. Мальчик сразу почувствовал, что уже после первого глотка этого напитка он словно как-то окреп, сил прибавилось настолько, что, казалось, сейчас и горы можно было бы свернуть! Вроде и усталость, подкрадывавшаяся все ближе и ближе еще со времен поездки на автобусе, куда-то делась...
   - Мам, я пойду с Моником позанимаюсь, - слез с кресла Ваня. - Не могу больше эти помои пить...
   - Иван, ну что ты говоришь... - опустила глаза девушка. - Нельзя же так! Это некультурно...
   - Пусти его, Оксаночка, - вдруг подала голос прапрапрабабка. - Пусть идет играть с роботом! По секрету, мне этот чай тоже не очень нравится!
   Все рассмеялись. Действительно, угодить вкусу такого количества людей было, наверное, совсем не просто.
   Мальчик ушел в соседнюю комнату вместе с Моником, а Оксана еще долго сидела в гостиной, и разговаривала со своими родными. Как же о многом ей хотелось у них спросить! Как многое не укладывалось в ее голове и как многое казалось таким странным и необъяснимым! И прежде всего тот факт, что сейчас, в эту самую минуту, на Земле жили все ее родственники! Абсолютно все! И они были живы и здоровы! И она могла не только увидеть каждого из них, но и поговорить и спросить о чем-то... Это было просто невероятно! Хотя, спросить обо всем, что ее интересовало и мучило, она, конечно, не могла. Оксана уже поняла, что ее родня видит этот мир и мыслит как-то совершенно по-особенному, по-другому, и ее вопросы покажутся им, мягко говоря, странными...
   - Ну, ладно, что-то я устала, - наконец проговорила она, сладко потягиваясь. - Нам бы с Ванькой отдохнуть немного...
   - Конечно, Оксан, идите в свои комнаты, - ответила мать. - Там, на девятом этаже, уже все готово для вас!
   - На каком девятом этаже? - не поняла наша героиня. - Здесь же всего два этажа?
   - Это только с улицы кажется, что два! - рассмеялась женщина. - А на самом деле их ровно столько, сколько позволит твое воображение! Так что ваши комнаты на девятом!
   - Вань, пойдем, нам отдохнуть пора! - крикнула Оксана, не в состоянии прийти в себя от такого положения вещей. - Вань! Вань! Ты представляешь...
   - Ну что, мам... - недовольно отозвался мальчик, показавшись в гостиной. - Не хочу я отдыхать! Мы с Моником занимаемся!
   - Ванька, ты представляешь, наши комнаты на девятом этаже!
   - Хватит врать! В этом доме только два этажа! Не смешно!
   - Это не шутка! - вступил в разговор робот. - Здесь столько этажей, сколько захочет каждый его хозяин. Это закон!
   - Что, правда? А может, я сто хочу?
   - Значит, будет сто, хозяин! - ответил Моник.
   - И как же мы туда залезем? - не унимался мальчуган. - Здесь даже лестницы-то нет!
   - А что это такое? Хозяин, твой сенсорный экран доставит вас на любой нужный вам этаж!
   - Классно! - аж присел Иван. - Мам, тогда пошли! А можно и Моника взять с собой?
   - Можно, можно, - разрешила бабушка. - Моник, проводи их!
   - Куда идти? - несмело проговорила Оксана.
   - Никуда! - прогремел робот.
   Он взял из рук мальчика пульт управления и только прикоснулся железным пальцем в экрану, как они втроем тут же оказались в совершенно другой обстановке: огромных размеров холл заканчивался несколькими комнатами, на дверях которых были красивыми буквами написаны имена их владельцев.
   По бокам располагались большие окна, тоже причудливой формы, из которых было видно, что этаж действительно девятый. Как ни странно, но никакой мебели здесь не было, только голые серые стены, покрытые каким-то непонятным материалом. На окнах не было видно ни одного цветочка, да и вообще ничего живого, что бы хоть как-то напоминало человеческое жилище. Честно говоря, вид этот холл производил унылый.
   - Иван, Оксана... - прочитал на дверях мальчик. - Здорово! Мам, это действительно наши комнаты! Пойдем, посмотрим?
   Он подошел к двери со своим именем и заглянул внутрь. Ничего особенного, комната была совершенно такая же, как и тот холл, в котором они стояли. Те же большие несуразные окна, те же голые сероватые стены, та же пустота и унылость...
   - Мам, я пойду с тобой в комнату... - жалобно проговорил Иван. - Я не хочу здесь оставаться один...
   Оксана не стала препятствовать сыну, тем более, что ей самой было не по себе в такой не совсем обычной обстановке. Она подошла к комнате со своим именем и тоже заглянула...
   - Здесь что, везде все одинаково? - удивленно спросила она. - Но ведь эта комната как две капли воды похожа на ту, с Ваниным именем! И на этот холл тоже...
   - Ха-ха-ха! - вдруг засмеялось железное создание. - Вы все шутите, хозяйка! Вы же сами совсем недавно все по-новому настроили, не так, как было раньше. Теперь здесь все по вашему проекту!
   - Я? Настроила?... Ах, да... Ну, конечно, я настроила...
   - Я вам еще нужен, хозяйка? - прогремел Моник. - А то у меня еще дела в саду.
   - Конечно, иди! - ответила девушка. - Мы тут с Ванькой сами как-нибудь...
   - Ну, если понадоблюсь, вы знаете, как меня позвать! - закончил робот, и моментально исчез, оставив наших героев в полнейшем недоумении.
   Мало того, что они понятия не имели, как вызвать Моника в случае необходимости, так он еще и оставил их совершенно одних в этом странном доме, на девятом этаже, где не было ни лестниц, ни других более-менее понятных приспособлений для передвижения по нему. Делать было нечего, не оставаться же в холле, и наши герои пошли в комнату Оксаны.
   - Ну что, Ванюш, выручай! - испуганно посмотрела на сына девушка. - Я здесь ничего не понимаю... Ты же у нас в технике разбираешься, может что и поймешь... Здесь даже мебели никакой нет, как здесь отдыхать-то? Сидеть даже не на чем...
   - Сейчас разберемся, - недовольно ответил мальчуган. - Подумаешь, делов-то!
   Он достал все тот же пульт управления и начал водить по нему пальцем. Не прошло и нескольких минут, как вдруг комната преобразилась: совершенно из неоткуда появились диван с креслами, какие-то шкафы и полки, на стене зажегся большой монитор...
   - Ух, ты! Вот теперь совсем другое дело! - запрыгала от восторга Оксана. - Теперь здесь и отдохнуть можно, и полежать, я так устала!
   - Угу... Я тоже устал, - пробурчал Иван. - Сама бы хоть в чем-то разбиралась...
   - Ванечка! Ну, как ты можешь...
   Оксана очень переживала, что сын так к ней относится. Да, она действительно мало что понимала во многих вещах, особенно технических, но ведь от этого не стала хуже, и любила своего сыночка нисколько не меньше. Как жаль, что мальчик этого пока не ценил...
   - Вань, давай располагайся на диване, а я прилягу на кресле, - предложила девушка. - Мы с тобой так давно на ногах, не спали, кажется, целую вечность! Согласен?
   - Согла... - не успел ответить Иван, как в комнате появился еще один небольшой диванчик, как раз под размер ребенка. - Вот это да! Вот это как раз для меня! Смотри!
   - Ага, здорово! - обрадовалась наша героиня. - Теперь нам с тобой можно комфортно отдохнуть! Устраивайся!
   Оксана помогла сыну улечься на маленьком диванчике, а сама подошла к окну. За необычной формы стеклом, с высоты птичьего полета, как на ладони виднелся весь городок Зер...к, с его суперсовременными архитектурными сооружениями и техническими новинками. Между зданиями все так же виднелась пожухлая от неистовой жары зелень, а вдоль дорожек кивали головами большие южные деревья. Странно, но на улице было все так же светло, лишь сероватая пелена заботливо покрывала все вокруг.
   - Хм, а солнце-то так и не появилось... - еле слышно проговорила девушка.
   - Что, мам? - не расслышал Иван. - Что ты говоришь?
   - Нет, нет, ничего. Это я так, - успокоила его мать. - Спи давай, Ванечка!
   Она прошла к большому дивану и удобно устроилась на нем. Теперь, вроде бы, все было более-менее в порядке, можно и отдохнуть. Оксана закрыла глаза, пытаясь уснуть, но, как и к нашим предыдущим героям, сон никак не шел к ней. То же самое творилось и с маленьким мальчиком, который ворочался с боку на бок на своем диване и никак не мог успокоиться.
   - Ну, все, хватит мучиться... - первой открыла глаза Оксана и привстала. - Не могу заснуть, хоть убейте! Вань, ты спишь?
   Но ответа дождаться ей не пришлось. Тут началось такое...
   Во-первых, ничего не было видно - вокруг стояла тьма кромешная! Да, да, совершенно непонятно, как за несколько мгновений все могло так измениться, но факт оставался фактом - наступила ночь, самая настоящая ночь! Причем настолько темная, что нигде не было видно никакого просвета, никакого лучика, даже луна не показывалась на небе, чтобы не освещать дорогу ночным путникам. Все словно погрузилось в какую-то мрачную пелену, у которой не было ни конца, ни края.
   Сердце нашей героини тревожно забилось... Она еще с детства очень боялась темноты, и до сих пор никак не могла побороть в себе этот страх. Выглядело это, наверное, странно - взрослая женщина, с ребенком, и такой глупый детский страх... Хотя, страхи не бывают глупыми, они многим людям и во взрослом возрасте доставляют немало неприятностей, хотя большинство из них как раз родом из детства. Так вот, Оксана была одной из тех, кого такие детские переживания мучили постоянно. Стоило только ночи покрыть землю, как ей в каждом углу начинали мерещиться какие-то непонятные призраки, потусторонние личности, слышались какие-то страшные голоса...
   Вот и теперь, она сидела на диване и испуганно озиралась вокруг, высматривая и выглядывая в темных углах что-то непонятное и таинственное. Девушка сначала пыталась позвать сына, чтобы рядом с ней был еще кто-то, еще человек, хоть и маленький, но... быстро оставила эти попытки. Ивана не было! Как не было и миниатюрного диванчика, на котором он только что лежал! В этой жуткой темноте она осталась совершено одна, посреди огромной комнаты, и от этого ей становилось еще страшнее.
   - Наверное, Ванька не захотел спать и пошел искать Моника, - пыталась успокоить себя Оксана. - С ним ничего не могло случиться, здесь же все живы и здоровы... Конечно, он поиграет с ним немного и придет!
   Но тревожные мысли и предчувствия все больше и больше проникали в ее голову, не давая покоя и теребя ее душу своими острыми пальцами. Она уже была готова заплакать, когда... вдруг послышался истошный рев какого-то животного... Он доносился откуда-то совсем рядом, вроде бы со стороны холла, и казалось, что вот-вот разорвет темноту на мелкие части. Сердце Оксаны сжалось... Она не верила своим ушам - на яву словно оживали ее давние переживания и страхи! Ей мерещилось, что сейчас откроется входная дверь и в комнату ворвется это непонятное чудовище, так пугающее ее своим грозным ревом. Девушка даже не могла точно определить, кому принадлежат эти звуки - то ли льву, то ли большой горилле, то ли еще кому-то... Да это было и не важно! От непомерного ужаса она все больше вжималась в диван, не в силах пошевелиться и убежать. Хотя, бежать было, в общем-то, некуда...
   Оксана уже хотела отпрянуть к окну, собрав в кулак все свои силы, как... прямо у самого стекла вдруг показалась какая-то непонятная тень... Она становилась все гуще и гуще, отчетливее и отчетливее, пока, наконец, не превратилась в ... призрака! У большого окна, в полный человеческий рост, стоял полупрозрачный призрак в широких белых одеждах! Под широким капюшоном не было видно ничего - ни лица, ни волос... Только пугающая пустота, да огромные сверкающие глаза, смотревшие на девушку внимательно и пронзительно! От этого неземного взгляда мурашки бежали по коже, и волосы шевелились на голове!
   От ужаса наша героиня не могла даже вскрикнуть. С непонятным мычанием она вскочила с дивана и отпрыгнула в дальний конец комнаты, по направлению к двери. Но... там все сильнее и сильнее нарастал дикий животный рев, который слышался все ближе и ближе! Нервы Оксаны были на пределе... Не помня себя от страха, она дрожала всем телом, а ее судорожный плач практически заглушал громкие звуки, доносившиеся из-за двери. Жизнь словно загнала ее в капкан, из которого ей не суждено было выбраться. Словно смеялась над ней, щелкая по носу и придумывая все новые и новые страшные испытания.
   Вдруг...кто-то сзади осторожно тронул ее за плечо... От неожиданности девушка даже прекратила рыдать, боясь обернуться... Она аккуратно повернула голову назад и... Глаза в глаза на нее буквально с расстояния нескольких сантиметров смотрел призрак!
   В глазах у нее потемнело. Она уже ничего не видела вокруг, кроме этого пронзительного, загробного взгляда, не дающего ей ни малейшей надежды на спасение! А глаза смотрели и смотрели на нее, будто гипнотизируя, и капля за каплей высасывая всю девичью душу...
   Уже, казалось, ничто не в силах было спасти нашу героиню, как вдруг она услышала на улице жалобные детские крики:
   - Мама! Мама! Помогите! Спасите! Мамочка!
   Даже в такой невообразимой ситуации детские мольбы не могли оставить девушку равнодушной. Собрав все свои силы, она резко развернулась и побежала к окну, оставив все свои страхи далеко за спиной. Там, на улице, прямо на асфальте лежал малыш, который истошно орал и просил помощи. Как ни странно, но на некогда оживленной улице сейчас не было ни одного человека, который мог бы хоть как-то помочь ему. Таким образом, Оксана оставалась единственной, кто мог что-то сделать для ребенка.
   Обладая от природы сострадательностью и вниманием к чужому горю, наша героиня не могла дольше оставаться в этой комнате, зная, что кто-то нуждается в ее помощи. Она стала метаться из угла в угол в поисках выхода из этого злополучного здания. Но ведь это был девятый этаж! И совершенно никаких лестниц и других приспособлений, дающих возможность выйти отсюда! Не найдя никакого способа решения проблемы, Оксана в отчаянии стукнула по стеклу:
   - Да что же это такое?! Неужели нельзя выйти отсюда?! Что же это?!
   В ту же минуту случилось, казалось бы, невероятное - стекло само собой растворилось, и образовалась широкая узкая лестница, как раз ведущая вниз, на улицу. Оксана не верила своим глазам! Все еще сомневаясь в происходящем, она осторожно коснулась рукой перил - все было вполне реально. Устойчивая упругая лестница из непонятного материала была намертво приделана к зданию, приглашая нашу героиню спуститься вниз.
   - Вот это чудо! - подумала Оксана. - Вот это техника!
   Жалостливый крик ребенка вновь привлек внимание девушки, напоминая о том, что надо спешить. Оксана несмело шагнула вперед и оказалась на самом краю лестницы. Сама мысль о том, что ей надо будет сходить вниз с высоты девятиэтажного дома, вызывала в ней не только трепет, но и самый настоящий ужас. Но отступать было некуда - впереди ее ждал неизвестный малыш, который мог рассчитывать только на нее.
   Оксана вытерла слезы и шагнула в неизвестность... И, о чудо, лестница вдруг стала сокращаться, сокращаться, пока не превратилась в короткую узкую полосочку. Совершенно непонятно, как такое могло получиться, но до земли теперь оставалось всего несколько метров! Обрадовавшись, что теперь ей не нужно спускаться с огромной высоты, Оксана улыбнулась и пошла вниз. Надо сказать, лестница вела себя очень необычно - как только девушка наступала на ступеньку, она будто проваливалась внутрь, грозя совсем засосать ногу нашей героини, но потом вдруг выпрямлялась и отпружинивала ее с такой силой, что Оксана почти взлетала над ней. Со стороны казалось, что девушка прыгает по лестнице, то углубляясь в нее, то взмывая в небо.
   Наконец, она очутилась на земле. Оксана едва успела шагнуть на асфальтированную дорожку, как лестница, по которой она только что шла, исчезла, и теперь рядом стоял все тот же двухэтажный дом круглой формы, в который совсем недавно заходили мать с сынишкой.
   - Мистика какая-то... - пронеслось в голове у девушки.
   Однако, времени на раздумья не было. Надо было спасать малыша.
   Когда Оксана подбежала к нему, перед ней предстала ужасная картина: на асфальте лежал маленький окровавленный ребенок, нестандартная поза которого давала право предположить, что ручки и ножки его были сломаны. Даже представить было сложно, что же могло с ним случиться в этом со всех сторон положительном и радостном городке! Малыш жалобно плакал и тянул к Оксане свои маленькие ручки...
   Скрепя сердце, девушка взяла его на руки и прижала к груди. Да. это был совершенно чужой ребенок, но в такие моменты детей не делят на своих и не своих, в такие моменты мать является всеобщей матерью, а дети - всеобщими детьми...
   - Что вы наделали?! - услышала она истошный вопль за спиной. - Вы погубили его! Убийца! Убийца! Это вы во всем виноваты...!
   Оксана в изумлении подняла глаза, полные слез:
   - Да вы что? Я же только хотела помочь... Я специально спустилась сюда, чтобы спасти этого ребеночка...
   - Убийца! Убийца! - кричала подошедшая женщина, заливаясь слезами. - Вы виноваты! Вы....!!!
   Девушка было хотела отдать малыша, чтобы все поверили в праведность ее намерений, чтобы поняли, как она хотела ему помочь и делала для этого все возможное. Она встала, и протянула женщине ребенка... На ее руках был мертвый младенец...
   Голова закружилась, комок подкатил к горлу и не давал сказать ни слова... Оксана чуть не упала в обморок, но вовремя удержалась.
   - Я не виновата... Не виновата... - только шептала она. - Не виновата...
   А между тем вокруг собирался народ. Все с горечью и сожалением смотрели на мертвого ребенка и показывали на девушку пальцами, приговаривая:
   - Это ты виновата! Ты! Ты!
   Оксана не успевала объяснять, что она только хотела помочь. Никто не хотел слушать ее причитания и оправдания, не давая ей сказать ни слова. Но как это могло произойти? Ведь здесь никто не умирает, все живут вечно и не болеют? Как такое может быть?
   Наша героиня и представить себе не могла, что виновницей всего происходящего действительно была она... Да, да, она! Ведь кроме наших мечтаний, в явь могут воплотиться и страхи, которые не менее живучи и реальны, чем положительные представления.
   Оксана уже была готова провалиться со стыда, когда вдруг услышала еще один детский тоненький голосок, который тоже молил о помощи. Все ужасные обвинения, которые бросал ей народ, тут же перестали для нее существовать. Теперь она слышала только этот плач, звавший ее на помощь.
   Оглянувшись по сторонам, девушка увидела маленькую девочку, повисшую на дереве, которая никак не могла слезть оттуда и теперь также жалобно плакала. Оксана рванула к ней, расталкивая людей и не видя ничего на своем пути. Еще немного, еще совсем немного...
   Но, не добежав до дерева нескольких метров, ветка обломилась, и девочка с ревом рухнула вниз. Не успела... Оксана опять не успела...
   Не в силах на это смотреть, она присела возле окровавленного тельца и закрыла лицо руками... До нее уже не доносились зловещие упреки и обвинения прохожих, не слышались жестокие "ты виновата!", она не видела и не слышала ничего... Вокруг нее вдруг из неоткуда образовалась глухая пустота, окутавшая все вокруг и не дававшая просочиться сквозь нее ни единому звуку... А Оксана сидела на земле, закрыв глаза руками и не сдерживая больше слез...
   Неизвестно, сколько она вот так вот просидела. Время шло, и надо было как-то жить дальше. Оксана открыла глаза...
   Народа уже не было. Не было рядом и девочки, так нелепо упавшей с дерева. Все кругом было тихо и спокойно, как будто ничего и не случилось.
   - Посмотрите, что ваш сын-то делает! - услышала она чей-то голос совсем рядом. - Безобразие какое!
   Оксана повернулась... Недалеко от нее, на небольшом футбольном поле, дрались мальчишки. Вернее, даже не дрались. Трое мальчиков остервенело били еще одного, не давая ему не то, что им ответить, но даже хоть как-то защититься от жестоких ударов. Самое же страшное было то, что главным заводилой и агрессором, был ее родной сынишка Иван... Да, да, тот самый худощавый и щупленький мальчонка, который всегда всех боялся и никогда не влезал ни в какие драки.
   Мать смотрела на все это невидящими от изумления глазами и просто не верила в происходящее... Да, она знала, что Иван - не самый послушный ребенок, что он капризный и избалованный, часто не ценящий никого и ничего. Но откуда в нем взялась такая непомерная жестокость? Откуда в маленьком мальчике такая злость и трусость? Да, именно трусость... Ведь только трус может издеваться над другим человеком, зная, что тот слабее и беззащитнее его... Только трусы, сбиваясь в группы, нападают на одного и мнят себя при этом победителями...
   Не веря своим глазам, Оксана снова и снова пыталась докричаться до сына, остановить его, хоть как-то вмешаться в происходящее. Она судорожно пыталась встать и своими руками прекратить эту ужасную драку, но... Какая-то неведомая сила словно сковала все ее тело. Наша героиня не только не могла подняться, но даже пошевелить хотя бы пальцем. Она вся будто онемела, так и застыв в сидячей неудобной позе...Кричать тоже не получалось... Слова словно застывали в горле, не в силах вырваться наружу и произвести какой-то звук. Живыми оставались только глаза... Только глаза видели весь ужас происходящего и не могли никак повлиять на остолбеневшее тело...
   Сколько раз наша героиня ругала себя, что всегда была с мальчиком слишком мягкой! Сколько раз она понимала, что сына надо воспитывать и не потакать каждой его прихоти, научить его уважать себя и других людей! Сколько раз не знала, что с ним делать и как остановить его! Сколько раз... И вот теперь, стоило им оказаться в незнакомой, неконтролируемой обстановке, как он уже зверски избивает человека! И самое страшное, что она ничего не может с этим поделать! ...Вот до чего довело ее воспитание...
   Не в силах дольше смотреть на эту ужасную сцену, девушка закрыла глаза. Она все так же сидела на земле, и только горькие слезы текли и текли по ее щекам, как единственное выражение того горя и той вины, которые она сейчас ощущала...
   Неожиданно под рукой Оксана почувствовала что-то мягкое... Какой-то маленький теплый комочек ласково прижимался к ней и терся об ее ладошку. Она открыла глаза... рядом с ней сидела и ласкалась их побритая кошка Муська! Девушка начала гладить свою любимицу, радуясь хоть какому-то родному существу в этой ужасной обстановке:
   -Муся! Мусенька!- шептала она, сама не веря, что слышит собственный голос. - Муся, что здесь происходит? Муся... Посмотри, что наш Ванька де...
   Она не договорила. Фраза оборвалась на самой середине, застыв от удивления и невозможности происходящего. Перед ней не было никакого Вани, никаких мальчишек, дерущихся невдалеке, никакой мертвой девочки... Перед ней не было ничего подобного! Вокруг была все та же большая комната с сероватыми стенами, в которую они с сыном недавно пришли отдыхать, а она все так же сидела на диване, а Муська заискивающе терлась об ее руку...
   Даже плакать Оксана была уже не в состоянии. Эмоциональное напряжение было настолько велико, что сердце, казалось, выпрыгнет из груди и разорвется на мелкие части. Руки тряслись, а голова кружилась и отказывалась хоть что-то соображать. Ничего не понимая, она встала с дивана...
   - Нет, все в порядке... - пыталась успокоить себя девушка. - Я в той же комнате, вот диван стоит, а вот Ванька спит на маленьком диванчике... Все точно также, как и было...
   Она осторожно подошла к окну - окно как окно, ничего особенного, девятый этаж, как и прежде, никакой лестницы вниз...
   - Неужели мне все это привидилось?- начали приходить тяжелые мысли. - Неужели всего этого не было на самом деле? Я схожу с ума? Да, наверное, я сошла с ума... Точно, я сошла с ума...
   Между тем, заснуть у Ивана так и не получалось. Он долго ворочался с боку на бок, пока, наконец, не бросил это бесполезное занятие и не поднялся, открыв глаза. Как ни странно, матери рядом не было, как не было и большого дивана, на котором она только что лежала. Он остался в сероватой комнате один, совершенно один! Слезы навернулись на глаза маленького мальчика, он уже хотел было заплакать, когда... вдруг услышал мужской голос... Это был голос его отца! Да, да, Иван точно знал это, хотя ни разу с ним не встречался! Он сам не понимал, откуда он это знает, просто знал и все... Это был голос его отца, по которому он так скучал и втайне мечтал хоть когда-нибудь с ним встретиться!
   Иван стал неистово крутить головой по сторонам, пытаясь определить, с какой стороны доноситься голос. Неужели он сейчас увидит своего отца!
   Он где-то рядом!
   Напрочь забыв про непонятную обстановку, в которой он оказался, мальчик ринулся к окну, со стороны которого раздавался звук. Он просто прилип к стеклу в надежде разглядеть, откуда зовет его папа. Однако, то ли этаж был слишком высок, то ли отец находился слишком далеко, но ничего толком Иван не разглядел.
   - Моник! Моник! - в отчаянии закричал сын. - Моник, меня отец зовет!
   Он еще даже не успел вспомнить, что никакого Моника рядом нет, что он ушел по своим делам и не может его услышать, как ... вдруг на пороге комнаты показался робот, всегда готовый прийти по первому зову своего хозяина. Каким образом железный помощник смог его услышать и появиться здесь, было совершенно непонятно и не поддавалось никакому логическому объяснению. Но, между тем, именно в этот момент на пороге стоял Моник и радостно приветствовал мальчика:
   - Ты звал меня, хозяин! - прогремел он. - Я слышу тебя!
   - Моник, меня папа зовет! - повторил ему Иван. - Ты представляешь? Мне надо найти его! Я так хочу с ним встретиться! Ты не знаешь, где он может быть? Я слышу голос, но почему-то не вижу его...
   - Ты не сможешь увидеть своего отца... - печально отозвался робот. - Тебе не добраться до него...
   - Почему это? Он же совсем рядом. Я слышу его голос! Он зовет меня!
   - Да, он зовет тебя, - проговорил Моник. - Твой отец знает, что ты приехал и очень хочет тебя увидеть, но... Вся беда в том, что он заточен в высокой башне, в которую нет хода, и его охраняют злобные монстры и мутанты! Они такие злобные и свирепые, что сжирают все и всех, кто пытается к ним проникнуть! Туда нельзя ходить, хозяин!
   При одном упоминании об этих ужасных существах в глазах у мальчика потемнело, а сердце сжалось в один трепещущий комок. Он не просто боялся мутантов и монстров, которые пугали его, приходя из современных мультиков и комиксов, он их безумно боялся! Еще дома, когда они с мамой садились смотреть телевизор или включали видеомагнитофон, Иван боязливо прятал голову под подушку или убегал в другую комнату, как только появлялись ОНИ! А потом всю ночь не мог уснуть, думая о том, что эти твари придут и съедят его. Детское воображение рисовало их так ярко и красочно, что они буквально оживали в его наивном сознании. Но даже в самом страшном кошмаре мальчик и представить себе не мог, что эти существа будут издеваться над его отцом и помешают осуществиться мечте всей его жизни!
   - Что же нам делать? - испуганно спросил Иван. - Я должен встретиться с папой...
   - Я не знаю ответа, - сказал Моник. - Ты должен это решить сам, хозяин.
   Мальчик задумался. В его голове крутились разные мысли - и о любимом отце, с которым он втайне от матери так мечтал встретиться, и о страшных монстрах, которых он так боялся, и вообще о жизни, которая так неожиданно предоставила ему долгожданную возможность... Он никак не мог перебороть свой страх и решиться, когда... снова послышался знакомый уже мужской голос, откуда-то издалека зовущий сынишку.
   - Ты слышишь, Моник? Это он! Это мой отец! Мы идем к нему!
   - А ты не испугаешься, хозяин? Возвращаться оттуда нельзя!
   - Я должен его увидеть, Моник... - жалобно проговорил мальчик. - Ты пойдешь со мной?
   - Конечно, - кивнул головой робот. - Я всегда с тобой, хозяин!
   Все было решено, и возврата назад уже не было. Как бы ни боялся Иван, как бы ни мучил его страх перед ужасными монстрами, он не мог ослушаться этого родного голоса, который все звал и звал его...
   Теперь перед мальчиком стояла другая задача - как же выйти отсюда, ведь ни лестниц, ни других приспособлений для спуска не было? Как быстрее покинуть это необычное здание и не потерять связь с этим путеводным голосом?
   - Моник, как же мы выйдем отсюда? - с надеждой смотрел на робота наш герой. - Ты же здесь все знаешь...
   - Очень просто! - прогремел железный друг. - Идем со мной!
   Он взял мальчугана за руку и пошел по направлению к окну, потом сделал какой-то непонятный жест рукой и... шагнул прямо в стену! Не успев сообразить, что дальше идти некуда, Ваня тоже сделал шаг вперед. Но, как ни странно, они не уперлись в сероватое покрытие, а оказались внизу, на асфальте около дома. Мальчик не мог прийти в себя от изумления:
   - Как мы так сделали? Мы же прошли сквозь стену? Мы же прошли сквозь высоту?
   - Не удивляйся, хозяин! Ты же сам знаешь, что здесь все возможно!
   Иван не стал больше расспрашивать робота, как могло произойти такое чудо, хотя в его умной голове до сих пор не укладывалась эта возможность. Но, чтобы не выдать себя, не показать всю нелепость своего пребывания здесь, все вопросы пришлось оставить при себе.
   Между тем они двинулись дальше, оставляя за спиной и странный дом, и всех родственников. Иван смело шел вперед, подгоняемый все время звучащим в его ушах голосом отца, который звал его. Моник тоже старался не отставать, хотя такое проворное движение, как у мальчика, давалось ему с заметными усилиями. Он тяжело семенил рядом с мальчуганом, и то и дело успевал давать ему какие-то советы и наставления. Но Иван не слушал его. В его голове призывным маршем слышался родной голос, не давая отвлечься ни на что другое. А зря...
   - Эй, ты, шмакодявка! Ну-ка иди сюда! - вдруг послышалось где-то совсем рядом.
   Иван повернулся на звук. Недалеко, у невысокого остроконечного дома, сделанного то ли из серебристого металла, то ли из другого похожего материала, стояли и нагло ухмылялись трое мальчишек, чуть постарше нашего героя. Это были соседи Оксаны и Ивана из Омска! Как они тут могли оказаться, было совершенно непонятно, но сейчас выяснять это не было никакой возможности.
   Ноги у Вани подкосились... Еще в родном городе эти подростки доставляли ему массу проблем, издеваясь над ним и все время норовя поколотить. Мальчик даже стал бояться один выходить на улицу, ожидая постоянного нападения и побоев. Они были старше и сильнее, и, хотя на самом деле его ни разу еще не побили, угроза была действительно реальной.
   Но и это было еще не все. Хуже всего было то, что рядом с одним из хулиганов, на длинном поводке, сидел огромный ротвейлер и злобно скалил свои клыки... Это был Гоша! Это был соседский пес, которого как огня боялся наш герой!
   Оторопев от страха, Ванька изо всех сил прижался к Монику и не знал, что делать. Бежать было бесполезно, ему еще ни разу не удалось спрятаться от этих преследователей, тем более что теперь с ними была собака. Но и драка с ними не оставляла нашему герою никаких шансов.
   - Эй, шмакодявка, сейчас мы тебе врежем! Сейчас ты у нас получишь!
   - Моник, что же делать? - испуганно дергал робота Иван. - Они побьют нас!
   - Я же пытался тебя предупредить... - удрученно ответил Моник. - Я говорил тебе, хозяин, но ты не хотел меня слушать...
   - Но я... Но я... - глотая слезы оправдывался мальчик. - Я не знал...
   В это время хулиганы не стали ждать, а смело ринулись на противника. Гоша тоже не отставал, чуть не вырывая ошейник из рук своего хозяина, и пытаясь как можно быстрее добраться до Ваньки и покусать его. Наш герой только и успел громко крикнуть "я не боюсь вас!", когда они подскочили к нему и повалили на землю...
   Напрасно мальчик надеялся, что робот спасет его от злобных хулиганов. В первую же минуту подростки настигли железное создание и с треском разломали его на мелкие-мелкие детали, не дав ему даже произнести ни слова. Вот так бесславно закончилось существование любимого металлического друга нашего героя.
   Ваня не мог поверить в происходящее... Мало того, что его, не стесняясь, били соседские мальчишки, так еще и любимого робота сломали прямо на его глазах! Ему так хотелось вскочить и разбросать их всех по разные стороны, доказать всем, что он может постоять и за себя и за своего друга, но... Силы были не равны, да и Ванька был слишком хилым и щуплым, чтобы сладить с такой оравой. Он жалобно барахтался на земле, получая жестокие удары руками и ногами, да слышал грозное рычание и лязганье зубами над самым ухом.
   - На тебе! На! Получи! Шмакадявка! - раздавались злобные возгласы хулиганов. - Ты еще у нас получишь! Мы тебе покажем!
   Сколько времени прошло Иван не знал... Оставив все попытки как-то побороть своих обидчиков, он только сжался в комок и закрыл голову руками, пытаясь защититься от жестоких ударов. А его все били и били, не давая ни минуты отдышаться.
   Вокруг было пусто, и не было видно ни одного человека, так что ждать помощи было совершенно неоткуда. Рядом валялись железные детали, которые еще совсем недавно были его самым любимым изобретением, его Моником. И казалось, что уже не осталось ничего, что могло бы как-то поправить ситуацию...
   Ванька понимал, что надежды на спасение нет... Как давно эти мальчишки обещали побить его и вот привели свою угрозу в исполнение. Да, Иван этого так боялся! Он уже приготовился к смерти, и теперь только стоически терпел все физические и моральные мучения, но... почему-то не умирал. Вообще-то, следуя здравому смыслу и разворачивающимся событиям, от полученных ударов наш герой должен был давно покинуть этот мир, но его все били и били, а он не умирал и не умирал, оставаясь в ясном уме и полном сознании.
   Со стороны даже могло показаться, что все происходит не на самом деле, что все это какой-то дикий розыгрыш или ужасная инсценировка, так неправдоподобно разворачивались эти события.
   Но нет, все было совершенно реально, и Ивану действительно было очень больно и обидно...
   - Ваня! Ваня! Сынок! - вновь услышал голос мальчик. - Я жду тебя! Сын!
   - Отец! Отец! - жалобно закричал Иван. - Я не смогу прийти к тебе... Я умираю... Прости меня...
   - Никого не бойся, сын! - снова послышался голос. - Ты сильный! Ты смелый! Ты сможешь! Я знаю, ты сможешь!
   - Но я не могу... - заплакал мальчик. - Я ничего не могу... Они сильнее меня...
   - Человек силен не своими мускулами, а своим сердцем! - ответил отец. - Победи себя, и твои враги оставят тебя!
   Голос пропал, а наш герой все так же лежал на земле, получая удары и корчась от боли. Но что-то в его душе изменилось... Что-то очень большое и светлое закралось глубоко-глубоко, наполняя его силой и надеждой. Он вдруг понял, что совершенно бесполезно кого-то бояться! Что сильным надо быть не снаружи, а внутри! Что тело человека - это лишь малая его часть, а душа и дух - гораздо больше и важнее! Что если сердце твое смело и бесстрашно, то никто не посмеет покуситься на тебя и взять над тобой верх!
   Неизвестно откуда у него вдруг взялись силы, Иван мгновенно поднялся и так дал сдачи своим обидчикам, что они разбежались в разные стороны и еще долго убегали прочь, не оборачиваясь. А Гоша, на полусогнутых лапах, тоже с жалобными визгами улепетывал куда подальше, забыв, что только что злобно огрызался на мальчика.
   Хулиганы были побеждены, но, как ни странно, Иван не чувствовал какого-то торжества и бахвальства... Как он мечтал вот так вот разобраться с соседскими мальчишками! Как он предвкушал эту победу! Но, то ли он серьезно повзрослел за это короткое время, то ли слова отца так подействовали на него, единственное, что он чувствовал - это справедливость и собственную внутреннюю силу, которая теперь всецело переполняла его. Наш герой знал, что больше никто и никогда не посмеет напасть на него с недобрыми намереньями. И вовсе не потому, что его тело стало могущественнее и сильнее, не потому, что он дал отпор своим обидчикам и разогнал их. Просто теперь из его сердца ушел страх, который долгое время притягивал в его жизнь многие неприятности!
   Иван огляделся вокруг... Поблизости валялись железные детали, из которых когда-то был собран его робот.
   - Я починю тебя! Не грусти! - сказал он Монику, подойдя к металлическим обломкам. - Я теперь все могу!
   И принялся за работу. Чинить пришлось долго. Сначала он бережно разложил на земле все детали, чтобы точно определить, что и с чем нужно соединить, что и куда прикрутить. Затем стал осторожно собирать руки, ноги, туловище, голову. Оставалось самое сложное - чтобы все это соединилось в единую, общую конструкцию, чтобы робот смог ходить, двигаться, говорить. И хотя Иван хорошо разбирался в технике, все равно очень волновался, получится у него или нет. Тем более, что всех необходимых инструментов под рукой не было, и приходилось довольствоваться помощью одной только маленькой отвертки, которую наш герой все время носил с собой на всякий случай.
   - Моник! Моник! Ты меня слышишь? - позвал мальчик, едва закончив необходимую сборку. - Скажи хоть что-нибудь! Ты можешь говорить?
   Сначала воцарилось молчание, потом послышался ужасный скрип и какой-то низкий, совершенно чужой голос робота:
   - Все в порядке, хозяин! Я цел и готов идти с тобой дальше куда угодно! Только мне надо настроить свои диапазоны...
   - Ну, здорово! - обрадовался Ванька. - А я-то переживал, что не смогу починить тебя, что они тебя совсем разломали! Все-таки нееет! Теперь мы с тобой сможем наконец-то идти к отцу, он, наверное, уже заждался!
   Моник встал, покрутил своеобразным образом кнопку на своем боку, и опять приобрел тот же вид и голос, что и раньше.
   - Все готово! Идем! - послышалось уже знакомое железное дребезжание.
   - Идем! - весело повторил Иван.
   Они взялись за руки, и смело пошли по асфальтированной дорожке, уводящей их прямо к высокой закругленной башне, в которой был заточен отец нашего героя. Так и виднелись на горизонте два силуэта - робота и мальчика, а вокруг было все так же светло и ясно, серая пелена все так же окутывала окружающие предметы, а на небосводе все так же не было солнца... Но Ванька уже не обращал внимания на эти странности природы. Его разум был занят совершенно другими вопросами. Ведь впереди его ждал отец! И, как ни печально, ужасные монстры и мутанты, которых он так боялся...
   Они еще не успели дойти до башни, когда вокруг почувствовалась какая-то тревога и неуютность. Она прямо висела в воздухе, предупреждая о том, что где-то очень близко творятся нехорошие события.
   Наши путники остановились. Все еще держа робота за руку, Иван принялся вглядываться в малюсенькие окошки этого необычного строения, пытаясь разглядеть ждущую их опасность. Башня была действительно впечатляющей! Мало того, что своим закругленным концом она уходила в самое небо, так еще и по форме напоминала свернутую спираль, разворачивающуюся все выше и выше. Никаких входов и выходов не было и в помине, и создавалось впечатление, что это здание просто необитаемо, так неприступно оно выглядело. Честно говоря, такое чудо строительства Ваня предполагал увидеть только в сказках, но никак не в реальности. Еще ни разу в жизни он не наблюдал ничего подобного!
   - Как то стало некомфортно... - тихо проговорил мальчик. - Вроде бы все так же, но чем ближе мы подходим в этой проклятой башне, тем все больше и больше мне становится как-то не по себе...
   - Тебе передаются мучения твоего отца и трепет всех горожан перед ужасными монстрами! - проговорил Моник.
   - Но здесь же никого нет! Мы с тобой совершенно одни, ни одного человека не видно...
   - Это ты их не видишь, хозяин! Они так боятся этих мутантов, что скрываются в своих жилищах, и запретили посторонним видеть их!
   - А отец их тоже не видит?
   - Конечно, нет, он же человек...
   - Моник, а папа знает, что мы идем к нему? Он смотрит на нас из башни?
   - Да, он чувствует тебя, твое присутствие. Он очень ждет тебя! Он надеется на тебя и верит, что ты обязательно победишь этих монстров!
   Иван задумался. Впервые в жизни его самая заветная мечта была так близко к осуществлению, и впервые в жизни, каким-то странным образом, непонятные существа из страшных мультиков мешали ему! И рядом не было матери, за которую можно было спрятаться и перестать бояться, и не было одеяла, под которое можно было залезть и ничего не видеть. Рядом не было никого, кто мог бы ему помочь в эту минуту! Только железный друг, который, в общем-то, не мог ничего сделать, и только покорно стоял рядом и ждал решения своего хозяина. Да, можно было просто-напросто развернуться и уйти, оставив все, как есть... Но Иван так не мог! Слишком долго он ждал этой встречи! Слишком долго мечтал, как обнимет отца и непременно скажет, как же он любит его! И слишком многому научила его та встреча с соседскими мальчишками, которые зверски побили его, но научили верить в себя и свои внутренние силы!
   Мальчик не знал, каким образом он будет драться с монстрами и мутантами. Он даже не знал, как он попадет в эту страшную башню и найдет там отца... Но он был абсолютно уверен, что обязательно освободит своего папу, чего бы это ему не стоило!
   - Идем! Веди меня внутрь! - смело проговорил он, обращаясь к своему роботу.
   - Я не могу... - удрученно проговорил Моник. - Мне нельзя идти с тобой в башню... Мне разрешено только показать тебе, где вход, а дальше ты должен идти сам, хозяин!
   - Ладно, показывай! - вздохнул Иван. - Я справлюсь! А ты жди меня здесь! Ну, где вход?
   Не успел он договорить, как вокруг все завертелось, закружилось, и он оказался на самом верху этого ужасного строения.
   Внутри башни сразу стало понятно, кто здесь обитает. Обстановка соответствовала - везде было серо и грязно, кругом висела липкая паутина и какие-то непонятные наросты, отовсюду слышались стоны и жалобные крики. Среди всего этого нагромождения разобрать, что и где находится, было совершенно невозможно. Иван стоял посреди огромного зала, в котором оказался, и боялся сдвинуться с места, озираясь по сторонам и пытаясь найти глазами источник опасности. После яркого дневного света на улице, все кругом выглядело темным, и не было видно практически ничего. Наверное, именно поэтому он не сразу и заметил, что в самом дальнем углу, под слоем паутины и других свисающих мерзостей, сидит его отец и смотрит на сына мокрыми от радости глазами.
   Да, в своей реальной жизни Иван видел папу только на фотографии, встретиться вживую им не довелось, но он сразу узнал любимого человека. Да и как было не узнать! Ведь мальчишка был просто копией этого рослого, красивого мужчины, маленьким подобием. Они, как в зеркало смотрели друг на друга, не отрывая глаз и до сих пор не веря, что наконец-то встретились!
   - Отец! - в конце концов проговорил Ванька. - Отец, я так долго искал тебя! Я так хотел тебя увидеть! Я так скучал...
   - Я знаю, сын... - улыбнулся мужчина. - Я тоже очень скучал по тебе! Я всегда знал, что ты обязательно найдешь меня! И вот ты нашел...
   Слезы потекли из глаз мальчика:
   - Мне все говорили, что ты умер, папа... Но я не верил, я знал, что ты жив, и мы непременно встретимся! Я знал!!!
   - Мы не могли не встретиться, сын! - проговорил отец. - Любовь творит чудеса! Знай это!
   Ответить Иван не успел. Неизвестно откуда вдруг послышался ужасный свист, лязганье и шелест огромных крыльев, и ... в зал ворвались монстры! Такого страха мальчик еще никогда не чувствовал! Эти существа были точно такие же, как и в мультиках, словно они сошли оттуда в настоящую реальность, только еще страшнее и злобнее. Небывалых размеров, с огромными когтями и широкими крыльями, с острым клювом вместо рта, грозное сочетание зверя и человека вызывало у нашего героя священный трепет. Он невольно отпрянул назад, и только во все глаза смотрел на свои вдруг ожившие кошмары!
   Один из монстров приблизился к отцу и стал терзать его, доставляя непомерные мучения. Мужчина старался держаться, но дикие страдания сковывали его могучее тело, заставляя корчиться от боли и стонать.
   Другой мутант направился в Ивану...
   Но не это пугало мальчика. Его сердце просто разрывалось от одного вида того, как страдает его отец... От одной мысли, что он не в состоянии один справиться с этими существами! Как ни странно, но в эти страшные минуты этот, казалось, капризный и самодовольный мальчуган думал не о себе, а о своем любимом родном человеке!
   - Папа! Папа, я очень люблю тебя! - вдруг закричал Ванька, пытаясь хоть как-то подбодрить своего отца. - Я всегда любил тебя, и буду любить тебя вечно!
   Ничего больше не произошло, кроме того, что в страшной башне прозвучали эти пронзительные слова ребенка, но... вдруг монстр, мучивший мужчину, как-то согнулся, скрючился, и упал на землю, издавая громкие вопли. Другое существо, тоже предчувствуя опасность, с удвоенным остервенением двинулось в сторону мальчика. Но Иван уже понял, в чем дело! Он опять посмотрел на отца и закричал:
   - Папа, ты самый лучший на свете! Я по тебе очень скучаю и жду, чтобы ты вернулся! Ты очень хороший! Папа, ты самый лучший и замечательный отец! Папа, я так люблю тебя, слышишь? Люблю! Люблю! Люблю...
   Это было невообразимо, но... чем дольше произносил эти слова Ванька, тем хуже и хуже становилось монстрам, тем все больше и больше они склонялись к земле, пока, наконец, не превратились в пыль...
   Мальчик стоял посреди зала и смотрел вокруг круглыми от изумления глазами... Злые монстры, уже долгое время мучившие его отца, были повержены! Причем не силой его мускулов и не жестокими ударами, не угрозами и не насилием, а... невиданной силой искренних слов о любви! Силой простых, и в то же время сокровенных фраз, которые, наверное, мечтает услышать каждый человек, и которые разрушают все оковы и побеждают всех монстров на своем пути! Иван стоял и думал, что еще никогда в жизни он никому не говорил, что... любит... Еще никому и никогда не посвящал он этих столь важных, долгожданных слов, которые от него так ждали! И как же вовремя он понял, что на свете есть такое несокрушимое, чудодейственное средство...
   Между тем, вместе с гибелью монстров пришел конец и их ужасающему жилищу. В мгновение ока эта зловещая башня рассыпалась, и Ванька с отцом оказались на земле, в прекрасном саду, где цвели яблони и вишни. От страшных стонов и криков не осталось и следа, кругом пели птички и перелетали с цветка на цветок разноцветные бабочки. Преобразился и сам отец - перед мальчиком стоял высокий статный красивый мужчина, с расправленными плечами и горящим взором. Он приветливо улыбался и во все глаза смотрел на своего освободителя. Честно говоря, Иван именно таким и представлял себе своего отца, и втайне очень гордился им, жалея, что его нет рядом. И вот наконец-то они обрели друг друга!
   - Отец! - радостно закричал Ванька, и обвил его могучую шею своим ручонками. - Отец, я так мечтал о встрече с тобой! Я так ждал!
   - Я знаю, сын! - улыбнулся мужчина. - Я всегда знал, что ты придешь и освободишь меня! Я верил!
   - Пап, но почему ты не приходил раньше? Мне было так плохо без тебя... Мне говорили, что ты уже никогда не вернешься...
   - Я всегда был с тобой, сын, - ответил отец, - просто ты меня не видел. Но я незримо всегда был в твоей жизни, даже если ты этого и не замечал. Помнишь, однажды на горке ты зацепился за что-то и чудом не упал - так это я поддержал тебя... А помнишь, начал тонуть на пруду - а я пригнал к тебе плот...
   - Так это был ты? - еле сдерживая слезы, спросил Иван. - Значит ты всегда помогал мне?
   - Конечно, Ванька!
   - Отец, пообещай мне, что мы теперь всегда будем вместе! Что мы никогда с тобой не расстанемся! Что бы ни случилось!
   - Обещаю! - ответил мужчина.
   Глаза мальчика заблестели. Он крепко обнимал отца и, наверное, впервые в жизни чувствовал, что такое поддержка и опора. Мужчина вытащил из кармана что-то блестящее и протянул Ваньке:
   - На вот, держи, сын! Это маленький талисман, который будет оберегать тебя всю жизнь, и напоминать обо мне!
   Мальчик взял подарок - на ладони лежал небольшой брелок в форме шара, который чем-то напоминал земной шар и переливался всеми цветами радуги. Раньше такого малыш не видел, чтобы каменный комок впитал в себя все краски, существующие на земле! На него невозможно было смотреть - он просто завораживал, затягивая куда-то внутрь и не давая сосредоточиться. Казалось, что ты то ли падаешь в глубокую пропасть, то ли взмываешь в самое небо...
   - Спасибо, пап... - проговорил изумленный Иван. - Я буду беречь его!
   - Вань, я хотел попросить тебя кое о чем... - несмело продолжил отец. - Это касается нашей мамы... Я бы очень хотел, чтобы ты стал защитой и опорой для нее! Ты уже взрослый, и должен о ней заботиться! Ты меня понимаешь?
   - Да, отец, я понял, - отозвался мальчуган. - Я знаю, я уже мужчина, и буду заботиться и о тебе, и о маме!
   - Ты у меня молодец! - улыбнулся мужчина. - Кстати, а где твой Моник? Эта хитрая железяка решила не идти с тобой?
   - Ты и про него знаешь? - засмеялся Иван. - Я оставил его у самой башни. Он должен был ждать меня...
   - Он тебя ждет! - ответил отец. - Пойдем?
   - Пойдем! - повторил сын, и они пошли вперед по широкой дорожке, крепко держась за руки. Теперь Ваньке было абсолютно все равно, что происходит вокруг, ведь он держал за руку родного отца, ощущая всю его силу и непомерную любовь. Он даже в какой-то момент зажмурил глаза, чтобы получше прочувствовать это незнакомое до сих пор тепло, идущее от отцовской руки... Оно было необычным - вроде бы рука как рука, но было в ней что-то такое, что невозможно было описать словами, что-то очень родное и ласковое, что-то из далекого детства и из смутных воспоминаний... Это ощущение окутало его, не давая никакой возможности отпустить отца и хоть как-то прийти в себя... Иван шел по дорожке с закрытыми глазами и наслаждался трепетным чувством спокойствия и доверия, ранее не знакомых ему...
   Мальчик открыл глаза. Ему вдруг показалось, что что-то не так, что-то изменилось... Вокруг была все та же сероватая комната, в которую они с мамой пришли совсем недавно, а он все так же сидел на своем маленьком диванчике, на котором безрезультатно пытался заснуть.
   Иван в недоумении протер глаза... Что это было? Сон? Или какое-то видение? Ему что, все привидилось? А как же отец? А как же ужасные монстры, которых он победил? Отец ведь обещал, что никогда не бросит его?
   Ванька ошарашено озирался по сторонам, пытаясь найти хоть какое-то подтверждение реальности случившегося, но ничего почему-то не находилось. В комнате было пусто, только рядом, на большом диване, мирно лежала Оксана.
   Мальчуган уже собирался заплакать от дикого разочарования, как вдруг увидел какой-то блестящий предмет у себя в кулачке. Это был брелок, подаренный отцом...
   - Мамочка, так это был не сон! - закричал Ванька. - Значит, отец действительно был! Значит, он на самом деле подарил мне эту штуку! Значит...
   - Вань, что-то случилось? - послышался голос Оксаны, которая теперь тоже открыла глаза и смотрела на сына. - Ты что кричишь?
   - Мам! Я так люблю тебя! - еще громче закричал наш герой и кинулся к матери. - И папа тебя очень любит!
   - Господи! Ванечка, как давно я мечтала услышать от тебя это... - заплакала Оксана. - Я тоже тебя очень люблю! И твой отец нас очень любил...
   - Почему это любил? - не унимался мальчик. - Он и сейчас нас любит, он мне сам сказал! И попросил о тебе заботиться! Он сказал, что я уже большой!
   По щекам Оксаны текли слезы. Она не стала расстраивать сына и убеждать его в том, что, к величайшему сожалению, их отец давно погиб, и им не суждено уже когда-либо встретиться. Она и раньше старалась не углубляться в эту грустную тему, отделываясь всяческими отговорками и уловками, что отец просто был вынужден уехать, и не может вернуться. Она и раньше понимала, что эта правда травмирует ребенка, и поэтому оставляла ее до лучших времен.
   - Мам, ты мне не веришь?! - обиделся мальчик. - Я не вру! И не придумываю! Я и правда с ним разговаривал! Я спал его от ужасных монстров, которые мучили его в башне!
   - Ах, ты мой фантазер... - плакала девушка.
   - Мам, я... Сейчас, я кое-что тебе покажу... Вот! Смотри! Этот брелок только что подарил мне отец! Смотри!
   И он протянул ей заветную блестящую штуковину. Она всеми цветами радуги переливалась в его руке и слепила глаза, словно искусно ограненный бриллиант.
   - Да, да, я верю тебе! Верю... - сквозь слезы улыбалась Оксана, глядя на ладонь своего сынишки, которая... была абсолютно пуста... На ней не было ни брелка, ни чего-то другого, напоминающего о некогда любимом муже и отце ее ребенка... Но какой это был чудесный обман!
   - Ты знаешь, Вань, у меня к тебе предложение, - наконец проговорила она. - Может быть, мы с тобой пойдем прогуляемся на пляж? Там так хорошо, так свежо... Отвлечемся немного...
   - Да, мам, пойдем, - согласился мальчик. - Нам действительно надо отвлечься...
   Оксана удивленно смотрела на своего сына. Как же он изменился за это короткое время! Как повзрослел! И говорит как-то совсем по-иному, по-взрослому...
   Им даже не пришлось искать, как спуститься вниз с девятого этажа и выйти из дома. Наверное, их обоюдное желание было очень велико, так как не успели наши герои оглянуться, как... оказались на широкой асфальтированной дороге, ведущей к побережью. Они медленно шли по ней, взявшись за руки, а вокруг все так же было светло и ясно, все так же пожухлая зелень изнывала от неимоверной жары, все так же на небе не было солнца... Все было так же, как и раньше, только мать с сынишкой были уже совершенно другими...
  
   Глава 7.
  
   Маша шла по широкой дороге по направлению к коттеджному поселку и не могла оторвать глаз от всего великолепия, царившего вокруг. Да, она конечно всегда мечтала жить в таком райском уголке, как этот, но вот увидеть его в реальности уж никак не ожидала. Весь городок просто утопал в жгучей летней зелени и красивых цветах, источающих такой несравненный аромат, что от него кружилась голова и приходили какие-то легкие романтические мысли. На ветвях деревьев тут и там сидели длиннохвостые птицы, во все горло распевающие приветственные южные песни. А где-то там, почти на самом горизонте, нежно ласкали песчаный берег морские волны.
   Маша катила за собой свою сумку на колесиках, и думала о том, как она сейчас будет знакомиться с хозяином или хозяйкой того самого особняка, который так был похож на дом ее мечты. Эти необычные старинные колонны по бокам здания, эти суперсовременные зеркальные балкончики так и притягивали ее взгляд, словно заманивая к себе на огонек. Такая небывалая схожесть этого сооружения с ее мечтами действительно настораживала, словно кто-то сделал слепок с ее мыслей и желаний, кто-то невидимый и неуловимый, кто-то, досконально знающий ее вкусы и пристрастия.
   Наша героиня совершенно не представляла, что она скажет хозяевам, и как будет объяснять, что ей бы очень хотелось пожить в их особняке. Она, наверное, сняла бы себе что-нибудь не такое шикарное и дорогое, но, честно говоря, оказалось, что в Зер...ке все дома были очень богатыми и обеспеченными, так что в этом плане выбирать не приходилось. Надо сказать, что Маше это как раз очень нравилось, ведь это был тот уровень жизни, который она считала своим и к которому всегда так стремилась.
   Она и сама была девушкой небедной, так что в такой обстановке чувствовала себя достаточно комфортно и уверенно, хотя и была сильно удивлена.
   Подойдя к решетчатому заборчику, девушка невольно остановилась. Она не могла не залюбоваться этим великолепным пейзажем, который вблизи выглядел еще лучше, еще шикарнее. Одна из лошадок, щипавших травку во дворе, неожиданно повернулась и медленным шагом подошла к Маше. Она уткнулась носом в самую решетку, давая нежданной гостье погладить себя по загривку и ласково потрепать за ухом. Девушка улыбнулась - она очень любила лошадей, и радовалась любой возможности с ними пообщаться. Затем подошла еще одна, и тоже уткнулась носом в забор, требуя погладить и ее. Затем еще одна, и еще...
   - Ну, все, хватит... - смеясь, проговорила Маша. - Вы мне все нравитесь, но вас слишком много, по-моему...
   - Узнали хозяйку... - раздался где-то совсем рядом мужской приятный голос с иностранным акцентом. - А мы уж тебя заждались, Машуль! Вот и питомцы твои по тебе соскучились!
   Маша обернулась. На пороге особняка стоял высокий симпатичный мужчина, акцент которого, да и внешний вид тоже, точно указывали на то, что он иностранец. Девушка не могла ошибиться, она давно мечтала о муже-иностранце, и поэтому изучила их от и до. Это был истинный нерусский, причем не какой бы там ни было, а скорее всего непростых кровей, так аристократично он держался. Его заявление привело ее в некоторое замешательство:
   - Что, простите...? - не поняла она.
   - Я говорю привет жена! - радостно закричал мужчина, и направился к девушке.- Соскучился по тебе, страсть!
   Маша недоуменно смотрела на незнакомца, и никак не могла понять, о чем он ей говорит. Откуда он ее знает? Что за жена? И почему он по ней соскучился? Отчего он называет этих лошадей ее питомцами? И что вообще происходит?
   Между тем, иностранец подбежал к забору, открыл калитку, затащил нашу героиню во двор и принялся неистово обнимать, не давая ей ни минуты, чтобы опомниться. Маша даже пикнуть не могла, зажатая в сильных мужских объятьях. Когда, наконец, он закончил свой обряд приветствия и разжал руки, она слегка отстранилась от него и осторожно произнесла:
   - И чего это ты так соскучился? Мы же...
   - Ну, ты даешь! Тебя же две недели не было, Мань! Конечно, мне без тебя было очень грустно! Ты сомневаешься, что ли?!
   - Нет, нет, не сомневаюсь... Что ты...
   Маша решила не спорить с этим человеком, который назвал себя ее мужем, и не доказывать ему, что она, на самом деле, видит его в первый раз в жизни. Его приветствия были настолько искренними и неподдельными, что скорее можно было подумать, что это Маша сошла с ума, чем незнакомец лжет.
   - Машуль, ты, наверное, очень устала с дороги, давай я тебе помогу, - не унимался мужчина. - Давай сумку, пойдем в дом!
   Такого странного поворота событий наша героиня никак не ожидала. Она была готова ко всему, когда собиралась познакомиться с людьми, живущими в этом особняке, но вот того, что она, оказывается, является женой этого иностранца, и по совместительству еще и хозяйкой всего этого, не могла себе даже представить. Она и сейчас стояла в задумчивости, и никак не могла решить, что ей делать - идти в дом или объяснить ему, что произошла какая-то ошибка.
   - Странно, а ведь этот человек и вправду мог бы быть моим мужем... - думала девушка. - Я ведь именно таким и представляла себе его - высокий, с русыми волосами, стройный, благородных кровей, да еще и иностранец!
   Как ни крути, но перед нашей героиней стоял точно такой мужчина, какого она представляла себе в качестве своего спутника жизни. Только вся загвоздка была в том, что она его совсем не знала и видела впервые! Даже имя его было ей неизвестно! Словно она случайно попала в мир собственных мыслей и желаний, сама того не прося и не предполагая!
   - Пойдем! Пойдем... - ласково обнял ее муж, видя замешательство нашей героини. - Ты устала, пойдем...
   Маше ничего не оставалось делать, как послушаться этого мужчину и идти в дом, который так гостеприимно принял ее в свои объятья. Она тихонько шла рядом с незнакомцем и судорожно соображала, куда это она попала и что ей теперь со всем этим делать.
   Как и предыдущие наши герои, Маша решила, что лучшим выходом из сложившейся ситуации будет не лезть на рожон со своими нелепыми расспросами и догадками, а осторожно наблюдать за происходящими событиями и входить в курс дела. Качать свои права сейчас было, по крайней мере, необдуманно, и девушка это прекрасно понимала. Если уж все складывается так, что этот иностранец на полном серьезе называет себя мужем, то уж лучше ему подыграть и не обострять ситуацию. А там будет видно...
   Между тем, Маша с мужчиной подошли к большой красивой двери, ведущей в дом, и вошли внутрь. Здесь дом выглядел еще привлекательнее и богаче, чем снаружи! Девушка даже невольно затаила дыхание, не веря, что все это теперь ее! Это, наверное, было совершенно мистическим совпадением, но внутри особняка все было сделано точно так, как она и мечтала... То же убранство, тот же тон интерьера, та же мебель, даже цветы были в точности такими, как представляла себе наша героиня, и стояли в четко определенных ею местах. Она бы никогда не подумала, что все ее заветные желания могут вот так вот запросто осуществиться! Это было просто потрясающе!
   Однако, Маша была не из тех романтиков, которые впадают в оцепенение от первого неожиданного стечения обстоятельств. Как особа серьезная, умная и продуманная, она отодвинула на второй план все эти эмоции и переживания, и начала снова и снова прокручивать в голове всех возможных лиц, кому она могла когда-либо проболтаться о своих заветных мечтах. Да, да, Маша вполне допускала вероятность того, что это кто-то из ее знакомых все подстроил и таким интересным образом подшутил над ней. Но кто? И как он мог все это устроить?
   Девушка уже вспомнила всех близких и друзей, но никому из них было не под силу провернуть такое. Может это незнакомец или тайный поклонник? Вряд ли, ведь об ее мечтах знали только самые близкие.
   Чем внимательнее Маша всматривалась в окружающую обстановку, тем неуютнее и жутче ей становилось. Никто не мог знать про ее заветные желания! Она никогда никому ничего подобного не говорила, тем более в таких подробностях! Этого никто не мог знать! Но, между тем, окружающая действительность досконально соответствовала ее тайным мыслям...
   - Шикарный особняк, как я и хотела, яхта, как я и хотела, муж-иностранец, как я и хотела... - недоуменно думала Маша. - Куда я попала, Господи?!
   Может быть, это все только сон? Я, наверное, сплю...
   Первым, кто мог бы подтвердить нереальность происходящего, был, естественно, иностранец. Он все так же стоял рядом с девушкой, и во все глаза смотрел на ее замешательство, не понимая его причины. Он никак не мог сообразить, что же происходит с его женой, и почему она так удивленно все воспринимает после поездки. Маша кинулась к нему на шею и начала обнимать:
   - Я так рада, что ты меня ждал... - произнесла она. - Я тоже соскучилась...
   - Ну, наконец-то! - обрадовался мужчина. - А я-то уж было подумал, не случилось ли с тобой чего? Ну, Слава Богу!
   Маша крепко обнимала своего мужа. Да, он был совершенно реальным! Кожа, кости, мышцы, как у всех... И она совершенно реально находится в этом особняке, который... ее!
   От такого прозрения у нее даже голова закружилась.
   - Надо придумать что-нибудь, чтобы остаться одной... - пронеслось в голове у нашей героини. - Надо хорошенько все обдумать...
   Внезапно из кухни вышла пожилая женщина в фартуке:
   - Ой, Петер, ты уже встретил Машеньку?! - улыбнулась она. - А я как раз обед приготовила, как вы любите! Извольте кушать!
   - Ага, значит, его зовут Петер! - обрадовалась Маша. - Уже что-то проясняется! А эта женщина, похоже, домработница...
   Тем временем работница подбежала к девушке, и тоже стала обнимать ее.
   - Марта, Марта! Машенька устала, приготовь ей лучше ванную! - засмеялся муж.
   - Конечно, конечно! Сейчас все будет сделано!
   Маша стояла в некоторой неопределенности - она никак не ожидала такого сверх теплого приема, поэтому немного растерялась. Но быстро взяла себя в руки и улыбнулась:
   - Да! - сказала она. - Сейчас ванная для меня - это самое то! Проводишь меня, Марта?
   - Да, Машенька!
   Маша лежала в необъятной шикарной ванне и неприкрыто наслаждалась действительностью.
   - А ведь все складывается совсем неплохо, просто замечательно, - объясняла сама себе она. - Куда бы я ни попала, но здесь пока все как нельзя лучше! Или это я сошла с ума, или все окружающие сошли с ума, но это здорово! Когда бы мне еще довелось реализовать все свои планы, а тут...
   За окном ванной комнаты открывался великолепный вид на бескрайние просторы и южные зеленые равнины. Горизонт убегал в самую даль и ласково манил дотронуться рукой до невесомых белых облаков, повисших на нем. Маша задумалась. Она смотрела на все тот же пейзаж, какой представал перед ней уже много времени назад - та же зелень, изнывающая от чрезмерной жары, тот же ясный светлый день, как и раньше, та же легкая сероватая дымка, покрывающая все вокруг. Девушка усилила внимание - нет, на небе все так же не было видно солнца...
   Еще совсем недавно она бы насторожилась, видя такое странное природное состояние. Так ведь не бывает, чтобы с течением времени окружающая обстановка нисколько не менялась! Словно застывшая кинопленка перестала отсчитывать кадры, превратив динамичный фильм в некое подобие фотографии. Словно и не было тех минут и часов, которые безвозвратно ушли и не могли не оставить во вселенной хоть какого-то следа... Она еще совсем недавно насторожилась бы, только не сейчас. Да, она, несомненно, обратила свое внимание на столь необычный факт, но не более того. Слишком много необъяснимого случилось в ее жизни помимо капризов природы, которые наша героиня никак не могла проигнорировать.
   Приятная теплая вода сделала свое дело - девушка расслабилась и почувствовала такую усталость, что готова была заснуть прямо в ванной и немедленно. Она прикрыла глаза и попыталась отдохнуть, ведь провела в дороге, учитывая сложившиеся обстоятельства, очень много времени. Но, как и у предыдущих наших героев, ни отдохнуть, ни хоть немного забыться целебным сном у нее не получалось. Путь в царство Морфея был наглухо закрыт, и биоритмы четко отсчитывали бодрствующий режим. Исходя из того, что любому человеку, в любой ситуации, даже самой критической, обязательно необходим отдых и сон, то можно представить, как трудно пришлось в такой обстановке нашей героине.
   Маша недовольно вылезла из ванны и, завернувшись в приготовленное специально для нее банное полотенце, уселась в глубокое кресло, подогнув под себя ноги. Впервые в жизни она понимала, что не является хозяйкой положения и не может полностью контролировать ситуацию, и это, надо сказать, ей очень не нравилось.
   Маша сидела в кресле и обдумывала то интересное положение, в которое она попала, когда в соседней комнате, вплотную примыкавшей к ванной, зазвонил телефон. Как ни странно, звонили ей, это было понятно, так как большая спальня, куда ее проводили, принадлежала, по словам Марты, именно Маше. Но кто мог ей звонить?
   Идти в комнату и, тем более, отвечать на чьи-то непонятные звонки, нашей героине совершенно не хотелось. Да и что она могла ответить? Что она могла кому-то объяснить, если сама пока была не в состоянии в чем-то разобраться?
   - Машенька, это тебя! - вдруг послышался приветливый голос Марты. - Это с твоей работы, с фирмы, Джеймс звонит, ну... партнер твой!
   Маша уже было собиралась сказать домработнице, что она не может подойти к телефону, но любопытство пересилило. Да и как было не узнать, что это за фирма такая, и какое место отведено в ней нашей героине?
   - Сейчас, я подойду, - ответила девушка.
   Она медленно встала с кресла и прошла в спальню, отправив Марту на кухню и сказав, что разберется сама. Не без внутреннего трепета Маша ответила.
   - Мария? - послышался в трубке мужской бас с опять же иностранным акцентом. - Мария, это Джеймс! Я сделал в Америке все, о чем мы договаривались! У вас буду завтра вечером, надо обсудить результаты сделки! Ты как съездила? Все нормально?
   - Да... Все нормально, по плану... - промямлила Маша. - Я не уверена, что смогу завтра быть на встрече...
   - У меня нет больше времени! - оборвал иностранный партнер. - Встреча состоится завтра вечером в офисе, и не днем позже! Я уже изложил свои условия! Всего доброго!
   - И тебе всего... - выдохнула девушка.
   Дело начинало приобретать интересный оборот. Что же это за Джеймс такой, что он позволяет себе диктовать ей условия и говорить с ней подобным образом? И что это за сделка, которую ей предстояло завтра заключить?
   - Неужели я здесь стала директором иностранной фирмы? - сама себе не поверила наша героиня. - Ничего себе! Если уж я должна заключать какой-то договор, значит, занимаю на этой фирме одно из ведущих мест! Да... Ну ладно, завтра разберемся, что к чему...
   Этот разговор несколько поднял ее настроение и сгладил ту неуютность, которая осталась после неудачной попытки поспать и отдохнуть. Маша разлеглась на широкой двуспальной кровати, стоявшей посреди комнаты, и стала наслаждаться. Как же здорово быть хозяйкой дома, в котором все устроено точно по твоим желаниям!
   От приятных мыслей ее отвлек вновь раздавшийся телефонный звонок.
   Не вставая со своего ложа, девушка сняла трубку и надменно ответила:
   - Алло! Я вас слушаю!
   - Мария Алексеевна! Это Вас беспокоит директор салона "Фешен групп", Станислав. Нам сегодня привезли новую коллекцию "Версаче", я Вам оставляю, как обычно?
   Маша сначала даже поперхнулась, не зная, что ответить на такое заманчивое предложение. Однако, присущее ей самообладание быстро привело ее в норму, и она уверенно произнесла:
   - Конечно, Станислав, все как обычно!
   - Я так и думал! Тогда завтра можете забрать!
   - Обязательно!
   - До свидания, уважаемая Мария Алексеевна! Всегда рад сотрудничеству с Вами!
   - До свидания, Станислав!
   Она положила трубку. Чувствовать себя богатой уважаемой дамой было так приятно! Особенно, когда директор новомодного салона звонит тебе домой и предлагает новую коллекцию!
   - А я здесь неплохо устроилась! - в который раз поймала себя на приятной мысли Маша. - Шикарный дом, яхта, собственная конюшня, главенство в иностранной фирме, да еще и новая коллекция "Версаче"! Это просто невероятно! Кстати, надо пойти посмотреть, что за скакуны там стоят в моей конюшне!
   Не успела наша героиня это подумать, как в комнате появилась Марта:
   - Машенька, Петер уже ждет тебя на конюшне! Лошадки готовы, можно ехать! Ты ведь не будешь нарушать вашу обычную прогулку из-за поездки?
   - Я сейчас оденусь и спущусь! - удивленно ответила девушка, пытаясь не показать, что это известие об обычной прогулке на лошадях является для нее полной неожиданностью.
   - Интересно... - думала Маша. - Оказывается, у нас имеется традиция ежедневного катания на лошадях! Вот, как чудесно совпало!
   Она переоделась в свою одежду, заботливо разложенную на стуле, мельком посмотрела в зеркало, убедившись, что выглядит довольно "ничего", даже несмотря на долгое утомительное путешествие, и вышла из спальни. Настроение у нее было великолепное! Телефонный разговор с партнером по работе не оставил в ее душе неприятного осадка, даже учитывая то, что тот человек показался ей ужасным хамом и зазнайкой. А уж звонок директора салона только приятно удивил. На данный момент все складывалось превосходно! Оставалось только радоваться жизнью и наслаждаться теми благами, которые были предоставлены в ее распоряжение! А их было множество! Вот, например, конюшня ...
   Быстро спустившись по витой красивой лестнице, Маша выбежала во двор, где ее уже ждал муж Петер. Он был аккуратно одет в жокейское обмундирование, и держал под узцы двух породистых рысаков, порывисто бьющих копытом от нетерпения и предвкушения прогулки.
   - Дорогая, а почему ты не переоделась? - послышался изумленный голос мужчины. - Ты же всегда надеваешь свой любимый зеленый костюм...
   Маша посмотрела на себя... Да, действительно, ее одеяние не совсем подходило для конной прогулки, но делать было нечего - те несколько вещей, которые лежали в ее сумке и которые она взяла с собой на юг, тоже совершенно не подходили для этого случая, не оставляя нашей героине никакого выбора.
   - Я сегодня решила сменить имидж! - весело засмеялась девушка. - Сегодня буду одета вот так! Тебе не нравится?
   - Ну, что ты! - отозвался Петер. - Одевай, что хочешь! Просто как-то непривычно... Ведь ты на протяжении трех лет ездила на прогулку в одном и том же зеленом костюме, а вот теперь... Ну, как хочешь, дело твое!
   - Ага, значит мы женаты как минимум уже три года... - вертелось в голове нашей героини. - Что же еще такого я не знаю...
   Маша уверенно запрыгнула на лошадь, и они вместе с мужем поехали в очередной раз покорять морское побережье, растянувшееся длинной-длинной косой до самого горизонта. Девушке оставалось только наслаждаться бешеной скоростью и упругим телом гнедого рысака, вздымающегося под ней. Ветер развевал волосы, а морские брызги мелкой россыпью оседали на ее лице, напоминая величественные фонтаны родной столицы. Маше даже не пришлось кого-то из себя изображать и что-то из себя строить во время поездки, так уютно и комфортно она чувствовала себя верхом. Она прекрасно сидела в седле и делала это красиво и уверенно, так что заподозрить ее в чем-то было попросту невозможно. Да и Петер был доволен - наконец-то перед ним была его прежняя жена, любящая лошадей и великолепно с ними управлявшаяся.
   Вдоволь накатавшись, наши герои вернулись к особняку, все еще окрыленные свежестью и воодушевлением прогулки. Усталость как рукой сняло, так что хотелось что-то делать и наслаждаться жизнью снова и снова. Маша уже понемногу вошла во вкус такой шикарной жизни, так что останавливаться на полпути ей совершенно не хотелось.
   - Петер, а давай покатаемся на яхте! - кокетливо предложила она. - Мне так хочется...
   Муж остановился и удивленно посмотрел в ее сторону:
   - Тебе же прошлый раз не понравилось! Ты же сама недавно мне сказала, что ноги твоей никогда больше не будет на яхте!?
   - Я передумала... - осеклась девушка, понимая, что надо быть осторожнее, чтобы не переиграть и не выдать истинное положение вещей. - Давай покатаемся...
   - Воля твоя... - ответил муж. - Сейчас, я все приготовлю!
   Мужчина, хоть и был предельно удивлен такой смене настроения жены, которая раньше ни в чем подобном замечена не была, все-таки пошел к причалу и стал готовить к прогулке великолепную двухпалубную белоснежную яхту, томившуюся неподалеку. Очень скоро Маша услышала крик Петера о том, что судно готово к отплытию, и поспешила к посудине.
   Как давно она ждала этого момента! Как долго мечтала вот так вот ступить на палубу шикарной дорогой яхты, своей яхты! Как подробно рисовала в своем воображении каждый шаг, каждое слово, каждый жест! И вот, наконец это случилось!
   Маша шла по широкой белой палубе и не могла поверить своим глазам! Такое бывает только в сказке! Шаг за шагом в ее сердце все громче и громче звучала радостная мелодия - мелодия счастья!
   Девушка даже не понимала, сколько на самом деле прошло времени - сколько минут или часов... Мгновенья летели незаметно, ведь это были мгновенья легкости и безумного счастья! И уже было совершенно не важно, в реальности это происходит или нет, настоящий муж рядом или придуманный, бодрствует она сейчас или спит чудесным волшебным сном... Все было абсолютно неважно... Ничто сейчас не имело значения, только яхта, море и необыкновенное чувство счастья и полета!
   Возвратились они с морской прогулки усталые, но бесконечно довольные и удовлетворенные. Петер до сих пор не мог понять, отчего это его жена так радуется возможности покататься на яхте, которую они приобрели уже давно, и, честно говоря, пользовались ей не очень-то часто. В любом случае, он был доволен, что Маша наконец-то нашла время побыть с ним наедине и хоть как-то отвлечься от своей любимой работы, которой она уделяла гораздо больше времени, чем мужу. Он предпочел закрыть глаза на ее капризы, списывая это на то, что и у таких карьеристок тоже бывают свои маленькие скрытые желания, ведь они, в конце концов, тоже женщины.
   Маша же устала неимоверно. Она и до этого чувствовала некоторую утомленность, когда не смогла уснуть сразу после приезда. А сейчас, получив такую массу впечатлений и эмоций, она просто валилась с ног.
   - Петер, я пойду в свою комнату, отдохну... - устало проговорила наша героиня. - Спасибо тебе большое! Мне так понравилось!
   Муж смотрел на свою жену и не мог понять, она ли это... Слов благодарности он не слышал от нее уже много лет, наверное, с момента их женитьбы! Не в ее характере было говорить кому-то такие речи! Маша была девушкой серьезной и деловой, знала себе цену, и расшаркиваться перед кем бы то ни было считала не достойным себя. Обычно она воспринимала все услуги как должное и только давала понять, понравилось ей или нет. А нравилось ей, надо сказать, не часто. Поэтому в эту минуту мужчина во все глаза глядел на свою Машеньку и не понимал, что же все-таки с ней произошло, что она произнесла слово "спасибо".
   - Машуля, с тобой все в порядке...? - только и смог выдавить из себя Петер.
   - Да, дорогой, все хорошо! Ну, я пойду...
   - Тебя проводить?
   - Нет, не надо, я сама, не волнуйся...
   После этого разговора наша героиня поцеловала мужа в щечку и пошла в свою спальню, оставив Петера в замешательстве стоять в гостиной. Видеть жену такой счастливой и благодарной было так приятно, но так непривычно...
   Маша еле добралась до комнаты, едва передвигая ноги от неимоверной усталости, и мечтала лишь об одном, чтобы упасть на кровать и расслабиться. Она закрыла за собой дверь, чтобы никто ее не беспокоил, скинула обувь, и плюхнулась на мягкие перины. Вот это был кайф! После длительной прогулки на лошадях все тело ныло и болело, а руки и ноги, казалось, стали тяжелыми и весили каждая килограмм по десять. Во время морской поездки это как-то не чувствовалось, а вот теперь, спустя время, дало знать о себе. Не хотелось даже шевелиться, окунувшись в сонное царство покоя и дремоты. Но настроение, между тем, было великолепным! Ничто, даже дикая усталость, внезапно захватившая нашу героиню, не могла испортить то ощущение счастья и воодушевления, которое прочно поселилось в ее сердце.
   Глаза закрывались, унося Машу куда-то очень далеко, в мир сбывшихся желаний и самых трепетных надежд. Казалось, что она уже почти заснула, но... Нет, сон так и не шел к нашей героине. Та же самая проблема, преследовавшая и предыдущих персонажей этой истории, неотвратимо мучила и эту девушку, призывая ее отдохнуть и в то же время не давая этого. Сбившиеся биологические ритмы никак не хотели понимать, что человек не может столько времени полноценно бодрствовать и не чувствовать усталости. И никакая молодость, никакое счастье не могли помочь сбыться этому маленькому желанию. А за окном, между тем, все так же стояла ясная светлая погода, застывшая зелень изнывала от неимоверной жары, и все так же не было солнца...
   Мучительное неудобство и какая-то тревожность начали окутывать нашу героиню, словно что-то мешало и кололо где-то с неизвестной стороны, не давая полностью ощутить покой и гармонию. Словно кто-то незримый поднимал ее с кровати и гнал куда-то, торопя и понукая. Сил так лежать больше не было...
   Как долгожданное спасение вдруг раздался телефонный звонок. Его резкие звуки гулко разнеслись по всему дому, утонувшему в тишине и безмолвии. Казалось, что он отозвался в каждом уголке, в каждом закоулке богатого строения. Маша открыла глаза и потянулась за трубкой:
   - Алло?
   - Мария Алексеевна? Здравствуйте! - послышался чей-то взволнованный женский голос. - Это Анна Павловна! Вы уж меня извините, что я Вам звоню домой... Я все понимаю, но у нас тут положение, требующее Вашего немедленного вмешательства! Тут на фирме такое происходит! Вы не могли бы приехать?
   Естественно, Маша не узнала эту женщину, просившую ее о помощи. Да и как она могла ее узнать, если никогда не работала на фирме, да и никакой фирме у нее в помине не было. Оставалось только подыгрывать ситуации, изображая из себя уверенного босса, контролирующего сложившуюся обстановку:
   - Неужели вы не в состоянии решить вопрос без меня? - сухо проговорила девушка, помня, что лучшая защита - это нападение. - Я недавно приехала, и совершенно не намерена срываться сейчас с места и лететь к вам, чтобы сделать работу, возложенную на вас! Вы для чего там сидите?
   Воцарилась неловкая пауза. Было заметно, что сотрудница не ожидала от своей начальницы такой реакции, и немного растерялась. Потом в трубке послышалось какое-то сопение, и почти плачущий голос произнес:
   - Мария Алексеевна, я и так сделала все, что могла! Но они больше не хотят работать с нашей фирмой! Уже почти все пассажиры сдали билеты! Они уже который день звонят...
   Маша поняла, что обстановка на ее фирме действительно оставляла желать лучшего. И никакие отговорки и перекладывание решения проблем на других не могло разрешить непростую ситуацию. Надо было ехать на работу и пытаться разобраться непосредственно на месте.
   - Хорошо, не плачьте, я приеду! Вышлите за мной машину!
   На самом деле Маша понятия не имела, есть ли автомобиль в ее фирме. Она даже не представляла, где эта фирма находится. Но делать было нечего - как-то надо было добираться, причем, не теряя времени, и присланная машина была как раз наилучшим решением этого вопроса.
   - Если уж здесь все устроено по моим правилам, - думала девушка, - значит, на моем предприятии есть авто, это точно! Директор я, в конце концов, или нет!
   Маша поспешно встала с кровати и посмотрела на себя в зеркало - да, вид у нее был совершенно не офисный. Мало того, появляться в таком виде на работе было как-то неудобно, нарушая все правила ее имиджа руководителя. Но что было делать? Никакой подходящей одежды она с собой в поездку не взяла, а искать сейчас магазин и покупать что-то попросту не было времени.
   Прикинув в уме, что уж если она здесь живет и периодически ходит на работу, значит, где-то должна быть и одежда для этого случая, Маша подошла к шкафу и открыла дверцы. Действительно, на широкой вешалке висело столько одежды, сколько наша героиня, будучи девушкой небедной и модной, никогда нигде не встречала, кроме магазина. Отдельным сектором выделялись и деловые наряды, чистые и отутюженные, уже абсолютно подготовленные к тому, чтобы их просто взять и надеть.
   Выбрав красивый бордовый брючный костюм, Маша быстро переоделась. Он настолько идеально сидел на ней, словно был специально сшит по ее точеной фигурке. Наша героиня одобрительно посмотрела на себя и улыбнулась - да, вот теперь она настоящий руководитель!
   Сигнал автомобильного гудка оторвал ее от лицезрения собственной неотразимости. Выглянув в окно, она увидела большой белый мерседес, аккуратно припаркованный у ворот ее особняка. Надо было ехать на работу, но... Маша никак не могла оторвать взгляд от этой красивой машины. Ведь она мечтала именно о такой! Это было просто поразительно! Словно кто-то с точностью до мельчайших подробностей угадывал ее мечты и желания, незамедлительно исполняя их!
   Водитель просигналил еще раз. Да, надо ехать! Девушка захватила сумочку и спустилась вниз, к своему удивлению, не заметив никого в доме, кроме нее самой. Куда делись ее Петер и Марта, она не знала.
   До работы добрались очень быстро. Как это ни было странно, но в этом маленьком южном городке был довольно приличный комфортабельный офисный район, состоявший из множества высотных зданий делового назначения. Причем эти сооружения были настолько современными, что эту местность вполне можно было принять за столичную, или, в крайнем случае, за центр какого-нибудь многомиллионника. Маша старалась не задавать вопросов, чтобы не выдать себя, хотя их было очень много. Она только удивленно смотрела из окна автомобиля, в очередной раз восхищаясь происходящим.
   Машина остановилась. Водитель вышел, и галантно открыл заднюю дверцу, помогая выйти своей начальнице. Маша облокотилась на поданную руку и встала... Это было просто невероятно! Прямо перед ней находился высоченный небоскреб, весь из затемненного стекла и с множеством маленьких прозрачных лифтов, суетливо снующих вверх и вниз. Это трудно представить, но он тоже был точно таким, каким она себе его нарисовала в своих мечтах о карьере! Точно-точно таким! Даже швейцар у дверей, который в ее мыслях здоровался с ней каждое утро, стоял на своем рабочем месте и приветливо улыбался.
   Едва придя в себя от увиденного, девушка уже хотела было подниматься в свой офис, когда вдруг поняла, что не знает, куда идти... Это и не мудрено, ведь на самом-то деле она ни разу и не была здесь, лишь мечтая о такой шикарной работе. Оставалась одна надежда - на водителя...
   - Послушай, проводи-ка меня до офиса! - обратилась она к нему.
   От такой неожиданной просьбы молодой мужчина даже остановился, хотя за минуту до этого уже собирался уезжать по другим обычным делам. Хотя, это была не просьба... Маша произнесла свою речь как обычно жестко, и не терпя никаких возражений, так что это был скорее приказ, не позволяющий ослушаться.
   - Конечно, Мария Алексеевна... - в замешательстве ответил водитель. - Пойдемте!
   - Иди, я за тобой!
   И они пошли к зданию.
   - Здравствуйте! Добро пожаловать! - послышалось обычное приветствие швейцара у самых дверей. - С приездом, Мария Алексеевна!
   - Спасибо... - пробурчала Маша, внутренне все больше и больше удивляясь творящемуся вокруг.
   Доставив наших героев до необходимого этажа, лифт распахнул свои дверцы, и ... девушка увидела огромными золотистыми буквами написанную вывеску - "Tropical Ways". Это было невероятно! Как долго она придумывала когда-то это звучное название для своей фирмы! Как долго сомневалась, стоит ли так называть предприятие! Как упорно отстаивала его перед своими зарубежными партнерами! И вот теперь она стоит перед дверями своей фирмы, которая существует в реальности! На самом деле!
   - Я Вам еще нужен? - послышался голос водителя, несколько приведя ее в чувства. - Я могу идти, Мария Алексеевна?
   - А... Да, идите...
   Мужчина зашел обратно в лифт и дверцы закрылись, оставив нашу героиню стоять посреди большого холла совершенно одну, любуясь плодами своего давнего труда.
   Вдруг заветная дверь распахнулась, и оттуда выбежала молоденькая девушка, худая, строго одетая и гладко причесанная. Она со всех ног бросилась к Маше:
   - Мария Алексеевна, ну что же Вы тут стоите! Идемте же! А я смотрю в камеру - Мария Алексеевна приехала и не заходит... Идемте, идемте, все Вас очень ждут! Тут такое... Мария Алексеевна!
   Маша не смогла устоять перед напором сотрудницы, и прошла на территорию фирмы, где ее уже ждали совершенно новые события.
   Как ни странно, но наша героиня не увидела в офисе никакого штата работников, мирно трудившихся над текущими делами. Многочисленные столы, рассеянные по помещению тут и там, уныло пустовали, лишь своим количеством напоминая, что некогда здесь было очень многолюдно. Сейчас же... никого просто не было.
   - А где все? - невольно вырвалось у Маши. - Ушли что ли куда-то? А почему все вместе? Что за безобразие?
   - Вот именно, безобразие... - вздохнула молодая сотрудница. - Вот так у нас уже несколько дней, все сбежали...
   - Что значит сбежали? Куда сбежали?
   - Мария Алексеевна, нас в фирме осталось всего несколько человек - я, Ваш заместитель Анна Павловна, да курьер Владик! Остальные все ушли... Дела очень плохо, Мария Алексеевна...
   -Да ты можешь мне хоть что-то вразумительно объяснить или нет? - рассердилась начальница. - Что ты мямлишь? Объясняй по-нормальному!
   - Мария Алексеевна, пойдемте в Ваш кабинет, я сама Вам все объясню! - вышла из соседней комнаты еще одна женщина. - Лидочка, сделай-ка нам чаю!
   - Да, Анна Павловна, конечно... - пробурчала девушка, едва сдерживая слезы. - Сейчас сделаю!
   - Ну вот, теперь более-менее понятно, кто есть кто, - подумала наша героиня. - Осталось разобраться, что же здесь все-таки творится!
   Вместе со своим заместителем Маша прошла в просторный кабинет, который, судя по всему, принадлежал именно ей. Она даже невольно улыбнулась - все здесь как будто ее рукой было положено! Вещи кругом лежали точно в таком порядке, как она любила, и на рабочем столе все было четко и аккуратно, даже стояла деревянная рамочка с совместной фотографией самой Маши и ее Петера.
   -Даааа.... Словно я с ума сошла... - пронеслась лихая мысль. - Может, со мной действительно не все в порядке? Может быть, я действительно не того...
   - Мария Алексеевна, все очень плохо... - прервала ее размышления женщина. - Можно сказать, что это - конец! Пока Вас не было, начали происходить какие-то странные вещи... Я даже не знаю, как Вам сказать... Короче говоря, мы потеряли всех иностранных партнеров и туроператоров, с которыми работали на протяжении всех этих лет. Они попросту односторонне расторгли все договора, и больше не хотят с нами работать! Но это еще полбеды! Мы потеряли практически всех своих клиентов! Они уже вторую неделю звонят нам и отказываются от туров! В общем, на настоящий момент мы в совершенном простое...
   - А чем все это объясняется? - уже серьезно начала беспокоиться Маша. - Что происходит? Что вы тут натворили, что люди бегут от нас, как крысы с корабля? Это вы виноваты! Да я уволю вас всех!
   Анна Павловна спокойно и даже с какой-то усмешкой посмотрела на свою начальницу:
   - Да увольнять-то уже некого... Сотрудники тоже все сбежали, вот, остались только я, Лида, да Владик... и то не знаю, надолго ли...
   - Что значит сбежали? - раздраженно выговаривала Маша. - Не могли же они все разом уйти в никуда? Им же надо на что-то жить? Они ушли явно к кому-то!
   - Конечно! - вздохнула женщина. - И мы все прекрасно знаем, к кому...
   - К кому же?
   - К Валерии Алексеевне, естественно... Их турфирма сейчас в такой цене, что просто позавидуешь! За последний год они увеличили свое присутствие на туристическом рынке почти вдвое, а про настоящее время я вообще не говорю! Не хотела Вас расстраивать, но... теперь фирма Вашей сестры работает со всеми нашими партнерами и клиентами...
   Да, такого поворота событий Маша никак не ожидала... Ведь все было так хорошо! Еще совсем недавно она не успевала восторгаться теми чудесами, что происходили вокруг! Еще совсем недавно она не верила своим глазам, утопая в так внезапно реализовавшихся мечтах! Еще совсем недавно...
   А теперь все разбилось, словно хрустальная ваза, разлетевшаяся на тысячи мелких осколков. Ее фирма, детище всей ее жизни и, пожалуй, главное, что она хотела видеть в своем будущем, фактически перешла в руки другого человека! И кого... ее старшей сестры Валерии!
   Да, этот дурацкий страх оказаться хуже Лерки неотступно преследовал нашу героиню практически всю ее сознательную жизнь. Еще с самого раннего детства она твердо знала, что Лера умница и красавица, что у нее все получается, за что бы та ни взялась, что Лера - эталон, на который надо равняться. А вот Маша... Эту жестокую фразу "Машенька, ну что же ты ? Посмотри, как Лерочка делает! " она запомнила на всю жизнь, то и дело вспоминая и сравнивая себя с сестрой. И понятно, в чью пользу было это сравнение...
   Вот и теперь девушка закрыла лицо руками, и просто сидела на стуле, в ужасе прокручивая в голове услышанное. Ее фирму разорили! И это сделала ее старшая сестра Валерия! Ее старшая сестра Валерия...
   Но ведь это несправедливо! Это нечестно, ведь Маша тоже человек, и тоже достойна своего места в жизни! Она тоже умная и красивая, и она тоже вполне способна многого добиться! Хотя, почему тоже...? Она просто - красивая и умная, и у нее есть все шансы исполнить все свои желания и намерения!
   Голова кружилась и отказывалась понимать происходящее... Лишь одна мысль стучала в висках снова и снова - Валерия победила! Ее Лерка снова победила! Как и когда-то в детстве...
   - Вам звонят! - неожиданно вбежала в кабинет Лидочка. - Я хотела сказать, что Вы не подойдете, что Вы заняты, Мария Алексеевна, но это из Америки... Руководство... Я переведу на Вас звонок?
   Маша в оцепенении смотрела на свою сотрудницу и впервые не знала, что ей ответить. Не брать трубку было нельзя, но, что ей сейчас скажут, она прекрасно догадывалась.
   - Переводи... - выдохнула она и взяла телефон.
   - Алло, Мария? - послышался жесткий мужской голос с американским акцентом. - Ну, здравствуйте, Мария! Что ж, у меня к Вам неприятный разговор... По решению высшего руководства нашей фирмы мы подняли вопрос об отстранении Вас с поста руководителя российским офисом! К сожалению, Вы не оправдали доверия, возложенного на Вас, и завалили весь российский бизнес! И, хоть Вы и являетесь совладельцем компании, мы будем решать вопрос о переуступке Вашей доли другому, более ответственному лицу! Да, да, подчеркиваю - более ответственному! Нам подлинно известно о состоянии дел в российском отделении! Это ужасно!
   - Но... Это все поправимо... - попыталась ответить Маша. - Все не так плачевно, как Вам кажется! Бизнес еще можно поправить!
   - Мария, как Вы могли? У Вас же такая сестра? Валерия оказалась гораздо профессиональнее и компетентнее Вас! Очень странно, вы ведь из одной семьи...
   - Так Вы Валерию рассматриваете в качестве кандидатуры на мой пост? - уже более жестко спросила девушка. - Так значит, ей Вы планируете предложить мой пакет акций? Или уже предложили?
   - Во-первых, этот пост уже не Ваш, уважаемая Мария! - ледяным тоном произнес иностранец. - А кому и что мы собираемся предложить - уже не Ваше дело! Я и так сказал Вам больше того, что собирался... Исключительно по старой памяти. Так что делайте выводы сами! В ближайшее время к Вам в Россию приедет наш юрист для урегулирования всех формальностей с Вашей отставкой! Всего доброго, больше мне сказать Вам нечего!
   Разговор был закончен.
   - Вот и все... - думала Маша. - Моя карьера закончилась, едва начавшись... и как нелепо! С чего? Что такого могло случиться, что все вдруг от меня отвернулись? Почему мне все твердят о Лерке?!
   Телефон зазвонил снова. Маша схватила трубку, и уже почти закричала американскому руководству, что она все поняла, что она знает, что хуже Валерии, что вполне согласна с их решением!
   - Алло! Машка, привет! - послышался на том конце провода совершенно другой мужской голос, уже без акцента. - Ну, что, Лерка утерла тебе нос? А я говорил! Я же предупреждал, что у тебя ничего не получится!
   - Знаешь что, ты! - разозлилась девушка. - Иди-ка ты в...! Понял? И не звони мне больше!
   - Не надо грубить, подруга! Если ты про...ла весь бизнес, это говорит только о твоей неумелости, и ни о чем другом! И никто здесь не виноват, кроме тебя! А ко мне ты еще приползешь, так и знай! Тебе не к кому больше будет пойти! Никто тебе руки не подаст!
   - Я все сказала! - отрезала наша героиня и бросила трубку.
   Маша абсолютно не узнала этого нахала, но, судя по всему, он знал о ней и о ее проблемах гораздо больше, чем ожидалось. И называл ее почему-то Машкой... Друг? А может, конкурент? Хотя, это теперь было совсем не важно. Итог был один - этот человек, как и все остальные, радовался ее неприятностям, суетливо потирал ручки и думал лишь о том, как урвать себе что-нибудь от ее бизнеса. И, исходя из ситуации, это был достаточно близкий ей человек!
   Понимать то, что ее предало ее же окружение, было невыносимо. И, хотя наша героиня и была особой серьезной и жесткой, умела держать удар, но в этот момент ей очень хотелось... просто заплакать. Еле сдерживая злые слезы, она сидела в своем кабинете, закрыв лицо руками, и не желала ни о чем думать.
   Ей еще много раз звонили, и она снова и снова поднимала трубку, и снова и снова выслушивала все те же обидные слова, что Валерия оказалась лучше и успешнее, что все это давно знали и что это было просто очевидно, а Маше не стоило и лезть куда-то. Она уже ничего не отвечала на эти назойливые откровения, и, в конце концов, просто перестала брать телефон.
   Сидеть в офисе дольше было просто невозможно, да и не за чем. Слезы душили Машу, выставляя напоказ все ее бессилие и невозможность справиться с этой ужасной ситуацией. Прямо на ее глазах рушилось все, к чему она так стремилась! На ее глазах разбивались заветные мечты, которые, казалось, осуществились в реальности! И она ничего не могла сделать! Ничего...
   - К нам должен приехать Джеймс из Америки... - в полузабытьи проговорила Маша. - Анна Павловна, Вы поговорите с ним, ладно? У меня уже совершенно нет сил на это... Он приедет для заключения какой-то сделки... Вы там посмотрите... В общем, разберитесь там, что к чему. Нам уже терять нечего...
   - Какой Джеймс? - удивленно посмотрела на нее сотрудница. - О каком Джеймсе Вы говорите? В нас в Америке нет никакого Джеймса, и в России тоже нет... И никто нам не предлагал никакой сделки, я отслеживаю все дела и предложения...
   Но Маша ее уже не слышала. Она медленно шла по широкому коридору шикарного офисного здания, которое совсем недавно было местом ее работы. Совсем недавно...
   Да, это всегда трудно - признавать свое поражение... Это очень нелегко, скрепя зубы и сжав кулаки суметь признать, что был неправ! Найти мужество и волю, чтобы сказать, что ты - слабее! Прежде всего - сказать самой себе... И как же больно все это осознавать...
   - Да, я никуда не гожусь... - мысленно говорила сама себе Маша. - Мне ведь с детства все объясняли, что Лера лучше и успешнее меня, и так будет всегда! И это оказалось правдой! Как ужасно, но это... правда! Я ничего не стою в этой жизни, и буду вечно идти по пятам за своей старшей сестрой, не имея возможности хоть когда-то догнать ее... Она лучше, лучше, лучше...
   Маша шла по коридору, а слезы капали и капали на мраморный пол. Не видя ничего перед собой, и не разбирая толком дороги, она просто покидала свою территорию под названием "успех"...
   - О, Машка! Ты куда это? - вдруг послышался до боли знакомый женский голос. - Уходишь что ли? А я к тебе... Да что с тобой? Ты плачешь? Ты что, с ума сошла? Ну-ка, идем!
   Маша невидящими глазами смотрела на нее... Это была Валерия... Это была ее сестра Лерка, собственной персоной!
   - Зачем она пришла сюда? - вертелись в голове нашей героини тревожные мысли. - Что ей еще надо? Добить меня? Позлорадствовать? Господи, когда же это все кончится?!
   Тем временем, видя, что Маша находятся не совсем в адекватном состоянии, Лера взяла сестру под руку, и они вернулись в ее кабинет. Машу пришлось практически волочить на себе, так она сопротивлялась и не хотела идти на место своего позора. Она нервно плакала и бормотала что-то себе под нос, но до Леры доносилась только фраза "ты лучше, ты лучше...". Еще совсем недавно невозможно было представить, что девушка дойдет до такой степени отчаяния, что действительно поверит, что она хуже сестры, что будет вот так вот плакать, не взирая на присутствие подчиненных...
   Лера втащила сестру в кабинет, и усадила в кресло, закрыв за собой дверь, и попросив секретаршу Лидочку не пускать к ним ни кого и ни с кем не соединять. Надо сказать, что сотрудники впервые видели свою начальницу в таком виде, но сейчас это было, наверное, вполне оправданно.
   - Машуль, ну что с тобой? - присела на корточки Лера и стала вытирать с ее лица горькие слезы, которые текли по щекам снова и снова. - Ты что, из-за фирмы так расстроилась? Дурочка... Еще не все потеряно! Мы с тобой еще все восстановим! Даже лучше станет, чем было, я тебе обещаю!
   Маша сквозь слезы смотрела на старшую сестру и не понимала, что происходит... Нет, она пришла не порадоваться ее унижению... Она пришла не убедиться еще раз, что лучше и успешнее... Она пришла помочь! Да, да, именно предложить свою помощь, когда уже все отвернулись, и нет никакой надежды на спасение!
   - Лер, у меня ничего не получится... - немного придя в себя, произнесла Маша. - Ты знаешь, мама с папой были правы, когда говорили мне, что ты лучше меня, что мне надо на тебя ровняться, что я всего лишь вторая... Они оказались правы... А ведь мне так не хотелось быть второй! Я тоже всегда мечтала всего добиться и стать человеком! Я всегда хотела быть не младшей сестрой Валерии, а Марией, самостоятельной женщиной Марией Алексеевной! ...да, я признаю, что оказалась хуже...
   - Какая же ты глупенькая! - засмеялась Лера. - И кто тебе сказал, что ты хуже! Ты нисколько не хуже меня, ты - просто другая! Да, мы с тобой сестры, но это совсем не значит, что мы одинаковые! Мы разные! У меня свои сильные стороны, а у тебя - свои! И то, что получилось у тебя, у меня может совсем не получиться! Ты совсем не вторая, Машуль, ты просто родилась немного позже меня! И все это знают!
   - Но все наши партнеры и клиенты ушли в твою фирму, Лер!
   - Да, это так! Но это еще не конец, это не катастрофа! Это всего лишь рабочий момент, пусть и не очень приятный. Вся твоя проблема в том, что не надо стремиться подражать кому-то, надо найти свой индивидуальный неповторимый путь, тогда все получится! Ты пойми, Маша, что ты - одна такая! Такой как ты больше нет! Поэтому не надо вечно за кем-то идти, у кого что-то получилось, это путь в никуда... Надо строить свое дело, ни на кого не оглядываясь!
   - Но мама с папой...
   - Мама с папой всегда тебе так говорили, потому что ты была маленькой. Им было необходимо, чтобы ты смотрела на меня, и не наделала ошибок. Но сейчас ты выросла, и у нас с тобой совершенно разные дороги!
   - Но я не знаю, что мне делать...
   - Не плачь, я помогу тебе! Мы вместе с тобой обязательно что-нибудь придумаем! Я тебе обещаю!
   Маша обняла сестру и крепко-крепко прижалась к ней. Господи, как ей нужны сейчас были эти слова! Как не хватало вот такой вот поддержки и опоры! И от кого - от сестры, которую она всегда считала главной соперницей!
   Слезы высохли, а две сестренки еще долго сидели, закрывшись в рабочем кабинете, и придумывали план по спасению Машиной фирмы.
   Неизвестно, сколько прошло времени, только вышли они оттуда совершенно довольные и счастливые. Явно, план был разработан! Оставалось только грамотно применить его и... ждать результатов!
   А они не заставили себя ждать...
   Это просто невероятно, но уже через несколько часов Маше позвонила взволнованная Анна Павловна и сообщила, что партнеры и клиенты начали возвращаться! Мало того, стали появляться новые фирмы, желающие работать именно с "Tropical Ways"! Сотрудница еле могла говорить, не веря сама себе от радости и восторга.
   Маше тоже с трудом верилось... Неужели все налаживается?! Неужели она тоже чего-то стоит?! Неужели!!!
   Она мчалась на машине обратно на работу, не успев с водителем даже доехать до дома. Это приятное известие застало ее еще в пути, так что она даже не смогла предупредить домашних, что, скорее всего, задержится. Но это было уже не важно! Все мысли нашей героини теперь вертелись только вокруг интересов фирмы, дела которой, вроде бы, начали потихоньку выправляться!
   Маша удобно сидела на заднем сиденье своего мерседеса, и удивленно размышляла о жизни. Как же все-таки все в жизни странно получается... В критической ситуации, когда рушились все планы и летели в пропасть все мечты и надежды, ей помог именно тот человек, которого она как раз и считала виновником всех своих бед и злоключений! Именно в тот момент, когда ей было больно и обидно, ее старшая сестра, ее Лерка, не стала выяснять, кто из них лучше и успешнее, а просто пришла помочь! И именно тогда, когда Маша уже готова была признать, что слабее...
   Как часто бывает, что мы слепо следуем за кем-то, раздуваясь от гордости, что стали похожими на другого человека. Как бережно копируем его манеры, повторяя каждый шаг и каждое движение, считая это модным и престижным. Как быстро забываем, что пришли в этот мир за своей целью! Ведь у каждого человека должен быть свой самобытный путь, не похожий на другие, и только тем он и силен, что он - индивидуален!
   Как часто мы забываем это, следуя ложным предубеждениям и стереотипам. Как часто становимся лишь тенью и бесплатным приложением тех, кого считаем сильнее и успешнее себя... не понимая, что вполне в силах стать лучше!
   Вот и сейчас Маша ехала в машине и радовалась тому, как правильно и верно они с Валерией выбрали новую тактику работы своей фирмы. Как точно определили, что "Tropical Ways" должен разработать именно свой неповторимый путь развития, который будет отличать его от всех остальных конкурентов. Как вовремя поняли, что нельзя гнаться за чьим-то успехом, а нужно добиваться своего!
   Настроение нашей героини было на высшей точке подъема. Она даже забыла об усталости, которая еще совсем недавно снова навалилась на нее. Действительно, ведь она не спала уже столько времени! Сначала эта утомительная и непонятная поездка, которая продолжалась гораздо дольше, чем ожидалось, потом все эти странные события, внезапно нахлынувшие и окутавшие все вокруг... За все это время ей так ни разу и не удалось отдохнуть! А ведь так хотелось...
   Маша посмотрела в окно мерседеса и улыбнулась - странно, но природа была все в том же состоянии, как много часов назад! Все та же южная зелень, изнывающая от неимоверной жары, все тот же ясный светлый день, хотя, исходя из законов природы, давно уже должна была наступить ночь, все то же отсутствие солнца на небе... Пейзаж за окном словно застыл, как красивая фотография в деревянной рамке.
   Однако, сейчас сил на удивление и объяснение превратностей природы у Маши совершенно не было. Вся ее молодая энергия бурлила и кипела, предвкушая начало совершенно нового плодотворного этапа в работе.
   Машина остановилась у входа во все то же современное офисное здание. Наша героиня даже не смогла подождать, когда водитель откроет перед ней дверцу, и сама выскочила из автомобиля. Времени на всякие там церемонии у нее не было, ведь впереди ждали великие дела!
   Еле разбирая дорогу, она влетела в лифт, и нажала кнопку нужного этажа. До офиса оставалось совсем чуть-чуть, но... то ли судьба решила посмеяться над нашей героиней, то ли обстоятельства сложились столь непонятным образом, но до своей фирмы она не доехала...
   Лифт поднялся всего на несколько этажей, когда вдруг неожиданно свет в нем погас, что-то заскрипело, заскрежетало, и... он остановился. Было даже непонятно, где именно произошла авария, и авария ли это была вообще. Ясно было одно - лифт застрял! Как это ни странно для огромного делового здания, тем более среди рабочего дня, но кроме Маши в кабинке никого не было. Тем страшнее и тревожнее оказалось ей сидеть сейчас где-то между этажами и судорожно думать, что же предпринять.
   Первым же делом она, конечно же, стала на ощупь искать кнопку экстренного вызова лифтера, нервно нажимая все возможные выпуклости на управляющем мониторе. Но, к ее великому сожалению, ничего не помогало - клавиатура совершенно не реагировала на прикосновения, наглухо отгораживая нашу героиню от всего остального мира. Маша стучала и стучала по кнопкам, пока не поняла, что это абсолютно бесполезно - никто не отзывался и не спешил к ней на помощь. Тогда она начала истошно кричать, но... Ее громкий голос словно тонул в стальной кабине лифта, не вынося ни единого звука за его пределы. Словно вязкий вакуум опутал все вокруг и не давал никому вмешаться в ситуацию.
   Испробовав все возможные способы привлечь к себе внимание, Маша в изнеможении опустилась на корточки и затихла. Сил кричать больше не было, и оставалось только отдаться на милость текущему моменту и ждать. Ждать, когда ее заметят и помогут.
   Да, ситуация сложилась неприятная. Но такое иногда случается, так что девушка начала уже мысленно продумывать дальнейшие способы развития своей фирмы, чтобы не терять времени даром. Все равно же ее скоро найдут и починят лифт. Она даже перестала беспокоиться и довольно спокойно устроилась на небольшом откидном сиденье сбоку кабины, предавшись насущным мыслям, когда...
   Двери лифта неожиданно распахнулись и на пороге показались две мужские фигуры плотного телосложения. Сквозь непроглядную темноту Маша только и успела заметить потертую камуфляжную форму, да какие-то непонятные черные маски на лицах, когда ее сильно чем-то ударили по голове и что-то надели сверху. Что-то, похожее на мешок или какую-то большую сумку... Она даже удивилась, как не похожи были эти люди на ремонтных работников, прежде чем потеряла сознание от удара.
   Непонятно, куда смотрела охрана здания, да и где были другие работники и посетители в тот момент, но похитители беспрепятственно вынесли тело начальницы туристической фирмы "Tropical Ways" на улицу и затолкали в небольшой микроавтобус, заранее припаркованный неподалеку. Но самое странное было не в этом, а в том, что никто и ничего не видел и не мог вспомнить про это время... Ни охранник, сидевший в тот момент на своем посту, ни сотрудники из соседнего офиса, выходившие в то время из здания, ни швейцар, прекрасно знавший нашу героиню и приветствовавший ее каждое утро...
   Маша не помнила, сколько времени она провела в забытьи, но очнулась она в машине, несущейся на полной скорости по каким-то колдобинам. Голова раскалывалась от жуткой боли, да еще мешал и тяжелый мешок, натянутый сверху. Видно не было абсолютно ничего, но по ощущениям было понятно, что в кабине она находится не одна. Скорее всего, рядом находились те двое мужчин, которые так бесцеремонно обошлись с нашей героиней и похитили ее прямо из лифта. Маша не знала, куда ее везут, но прекрасно осознавала, что город, скорее всего, судя по неровности дороги, уже давно кончился.
   Мужчины не разговаривали, но рядом ощущалось их зловещее дыхание, от которого становилось невыносимо страшно и неприятно.
   Маша судорожно пыталась хоть как-то оценить сложившуюся обстановку. С одетым на голову мешком это сделать было очень трудно, но выбора не оставалось. Собрав все свои силы в кулак, она уже было хотела открыто спросить своих похитителей, что же им нужно? Если им нужны деньги, то всегда ведь можно договориться! Всегда можно найти какой-то компромисс, который устроит обе стороны. Но... решила отказаться от этой идеи. Неизвестно, что на уме у этих "доброжелателей", и гораздо безопаснее будет пока не подавать никаких признаков жизни, пока хоть что-то не прояснится...
   Маша мирно лежала на грязном полу, а микроавтобус, между тем, остановился. Потом нашу героиню подхватили чьи-то сильные руки и куда-то понесли. Несли долго, и казалось, что все время вниз и вниз. Наконец, ее бросили на какую-то землистую поверхность и сняли ненавистный мешок. То, что она увидела, можно описать только одним словом - УЖАС!
   Это была яма, самая настоящая огромная яма, вырытая в земле, сверху которой лежали какие-то доски, полностью закрывавшие поверхность. Она была такой глубокой, что, казалось, уходила в самое небо, а о том, чтобы самостоятельно вылезти из нее, даже говорить не приходилось. Да и стены этой тюрьмы были гладкими, так что зацепиться было абсолютно не за что. Но это было еще не все... Вся яма, словно огромный террариум, кишела насекомыми! Пауки, тараканы, какие-то мокрицы, слизняки и всякая другая нечисть лазила и сновала тут и там, словно некое обособленное жужжащее сообщество, заполняя все пространство этого гиблого помещения! И это при том, что наша героиня до смерти боялась всего этого!
   Сначала Маша просто оцепенела от ужаса, не веря своим глазам и пытаясь хоть как-то разобраться в происходящем. А через несколько мгновений сдавленный душераздирающий крик разорвал тишину над этой адской рытвиной.
   То, что испытывала сейчас наша героиня, не поддается никакому описанию. Невозможно словами выразить то отвращение, тот страх, тот неимоверный ужас, от которого некуда было деться, который нельзя было ни чем устранить, который глядел на нее отовсюду. И не просто глядел... Насекомые залезали под одежду, сновали по рукам и ногам, застревали в волосах, проникали в уши... Еле помня себя, Маша не успевала их отшвыривать, и они снова и снова продолжали исследовать свою новую жертву. Это был ужас, самый настоящий ужас, который трудно себе представить и невозможно пожелать никому, даже врагу! А ведь Маша так этого боялась! С самого детства она терпеть не могла всех этих жучков и паучков, которых дети брали в руки и пытались что-то с ними сделать. Один вид этих мерзких "животных" вызывал у нее страх и священный трепет. Еще маленькой девочкой она закатывала дикие истерики, если какое-нибудь насекомое нечаянно вдруг садилось на нее. Но даже в самом страшном сне, в самом жутком кошмаре Маша не могла себе представить, что окажется вот в такой гниющей яме! Да еще и непонятно за что и с какой целью!
   Можно долго описывать это ужасное состояние нашей героини, которое человек способен почувствовать, лишь пройдя через подобное.
   Маша еще какое-то время кричала, звала на помощь, рвалась из этой ямы, как раненый зверь, не находя себе места, но... Все было абсолютно безрезультатно, никто не отзывался ни на ее призывы, ни на ее мольбы, ни даже на зловещие угрозы. Закрыв лицо руками, и прекратив все попытки хоть как-то исправить ситуацию, девушка в изнеможении опустилась на самое дно этой гнилой ямы и горько заплакала. Хотя, нет, она даже не плакала, не рыдала, судорожно содрогаясь в порыве истерики. Слезы сами текли по ее щекам, не в силах остановиться и прекратить эту безысходность, этот тупик, этот нескончаемый ужас... А в душе уже не было ничего, абсолютно ничего... Ни злобы, ни жажды мести, ни обиды на судьбу... Было только отчаяние, необъятное отчаяние...
   Да, бывают в жизни моменты, когда кажется, что это все, конец! Что терпеть и бороться уже больше невозможно, что наступил предел человеческих возможностей, что дальше - только небо! Но это небо почему-то отдаляется и отдаляется, а мучения остаются... И человек вынужден терпеть снова и снова, дальше и дальше, понимая, наконец, что такое бесконечность...
   В такие моменты уже нет ни обиды, ни гнева, ни раздражения ... Нет даже самого человека. Остается только вязкая бесконечность, которую ты не в силах изменить, но которая проникает в тебя все глубже и глубже...
   Трудно обозначить то состояние, в котором сидела на полу Маша. Это было некое полусознание, которое отгораживало ее от действительности, и не давало банально сойти с ума. Сил оставаться в реальном мире у нее уже не было...
   Через какое-то время где-то наверху послышались шаги, несколько досок подняли, и наша героиня увидела мужчину, опять же в камуфляжной форме и в черной маске, закрывающей лицо. Он внимательно посмотрел на пленницу и что-то произнес. Но... девушка ничего не слышала. Она не разобрала ни единого звука. Она только во все глаза смотрела на этого человека, не в силах как-то отреагировать. Где-то там, перед ней, был свет, свобода, жизнь... И ничего больше для нее не существовало!
   Видя, что пленница не реагирует, мужчина взял длинную палку и осторожно тронул Машу. Это несколько привело ее в чувства и дало ощущение реальности, так что она покачнулась и глухо произнесла:
   - Дайте воды! Пить!
   - Обойдешься! - грубо ответил мужчина. - Ни воды, ни еды не получишь, пока твои родные не заплатят за тебя! А если не захотят платить, то ты сгниешь здесь, в этой яме, или эти паучищи сожрут тебя заживо!
   Он злорадно засмеялся, обнажив свои желтые гнилые зубы. Казалось, что перед ней стоял даже не человек, а какое-то бездушное создание, автомат, запрограммированный вести какие-то речи и не способный на человеческие чувства. Но Машу сейчас это уже не волновало. Она несколько оживилась и начала говорить уже более громко и четко:
   - Они за меня обязательно заплатят! Обязательно! Я уверена в этом, вы им только позвоните! У нас есть деньги! У нас много денег! Только выпустите меня отсюда! Пожалуйста!
   - Твои родные отказались от тебя, глупая... - опять засмеялся мужчина. - Я прекрасно знаю, что ты богатая, и у вас есть, что продавать. Но твои родные решили, что сумма слишком большая и они не могут ее собрать, так что извини...
   - Не может быть! Этого не может быть! А кому вы звонили? Петеру? Так позвоните Валерии! Позвоните моей сестре Валерии! У нее свой бизнес, она обязательно поможет! Она даст любую сумму!
   - У твоей сестры нет таких денег! Да их и ни у кого нет... Ни один человек не обладает такой суммой, если он не Рокфеллер, конечно! Так что чтобы выполнить наши условия, нужно все отдать не только всей твоей родне, но и всему твоему американскому руководству! Вот так-то! А они не очень-то этого хотят!
   Это было уже хуже. Если в том, что ее родные готовы заплатить любую сумму за нее, вплоть до последней копейки, девушка была уверена, то на заграничное руководство повлиять было не так-то просто.
   - Наберите мне их номер, я сама поговорю с ними! - решительно отозвалась Маша. - Они вынуждены будут заплатить, им не отвертеться!
   Как ни странно, но мужчина не стал пререкаться, а проворно вытащил откуда-то из-за пазухи мобильный телефон и набрал нужный номер. Буквально через несколько секунд в трубке послышалось заветное "алло" с заметным американским акцентом. После этого он привязал телефон к палке и спустил в яму, где с нетерпением ждала наша героиня:
   - Алло! Кто это?! - заорала она в трубку. Ее голос, еще совсем недавно глухой и еле слышный, звучал громко и надрывно.
   - Да, я слушаю! Это Эдвард Броснан, США! Президент объединенной компании "Tropical Ways". А Вы кто?
   - Это Маша! Мария Алексеевна Шилова! Директор вашей компании в России!
   - Ах, да, Мария! Я Вас узнал!
   - Уважаемый Эдвард! У меня проблемы... Меня захватили в заложники и насильно удерживают в какой-то гнилой яме! Здесь везде полно насекомых! Они требуют выкуп за мое освобождение! Но... у моих родных нет таких денег... Здесь требуется помощь нашей компании!
   - Да, я знаю... - все тем же спокойным ледяным тоном произнес иностранец. - Меня уже информировали. Но, к сожалению, Мария, вынужден Вас огорчить. Руководство компании приняло решение отказать Вам в финансовой помощи! Обозначенная сумма превышает все нормы, рассчитанные на Вас! Так что ни чем не могу Вам помочь!
   - Но... - опешила Маша. - Но это же неординарный случай! Вы меня слышите?! Я не просто прошу денег на реализацию какого-то нового проекта! Я прошу денег... на мою жизнь! От Вашего решения зависит моя жизнь, Вы понимаете?
   Она уже не просто кричала в трубку. Она взывала к нему, ко всем струнам его американской души, не зная, на какой рычаг еще надавить, как еще сказать, что он - ее последняя единственная надежда... А иностранец, между тем, все так же отвечал спокойным непоколебимым тоном:
   - Я все понимаю, Мария! Мне очень жаль, но я ничего не могу поделать... Вы меня тоже поймите, здесь нет ничего личного, это интересы бизнеса, и не более того...
   - Но... Я же хороший работник! - использовала последние аргументы девушка. - Именно я смогла вывести фирму на новый уровень развития! Именно я сделала российский филиал лучшим среди всех остальных! Именно я...! И теперь Вы так легко отказываетесь от меня?!
   - Мне очень жаль, Мария! Но... мне нечего Вам больше сказать... И не звоните нам больше! Можете с нами связаться, только когда разберетесь со всеми Вашими проблемами! Всего доброго!
   В трубке послышались частые короткие гудки. Разговор был окончен. Последняя и единственная надежда на спасение исчезла...
   Маша сидела в оцепенении и не верила в произошедшее. Мужчина поднял палку с привязанным телефоном и теперь выжидающе смотрел на свою пленницу:
   - Ну, что?
   - Они... Они не помогут... Они не хотят платить... Это нерентабельно для фирмы... - шептала девушка, роняя слезы на грязную одежду. - Мне не откуда взять больше денег... Выпустите меня отсюда...
   - Меня это не волнует! - грубо оборвал ее мужчина. - Если не заплатите, значит, ты сгниешь здесь, в этой дыре! И никто тебе не поможет!
   Он злобно засмеялся, затем закрыл досками отверстие над ямой, и поспешно ушел, не слушая больше ни мольбы, ни призывы о помощи. А над Машей снова воцарилась кромешная темнота, разрезаемая шуршанием несметного количества назойливых насекомых...
   Последняя надежда рухнула, словно бумажный домик, не оставив после себя ничего, кроме горечи и пустоты... Шансов выбраться из этой ужасной ямы больше не было, ей негде было взять столько денег, и никто не хотел помочь. Рассчитывать же на то, что ее будут искать родные и скоро найдут, было просто смешно - эти поиски могут затянуться на долгие месяцы, а может быть и годы! Ведь никто не знает, где она, а искать в каждом деревенском доме - это все равно, что искать иголку в стоге сена. Да и без еды и воды она продержится совсем недолго...
   Маша спокойно сидела на земляном полу и безучастно наблюдала, как мерзкие насекомые делают свое дело. Нет, она не думала о побеге, убежать отсюда было попросту нереально без посторонней помощи, а помогать было некому. Она вообще ни о чем не думала, тупо глядя в сторону и роняя на себя редкие слезы. Даже плакать уже не хотелось, на душе было абсолютно пусто и уныло... И даже не от того, что ее ждала неминуемая гибель в таких страшных условиях, да еще и в столь молодом возрасте. А просто... оказалось, что всю свою жизнь она мечтала... совсем не о том... Вот они, карьера, работа, связи, деньги... и ничего они не стоят вот в такой вот нестандартной жизненной ситуации. Каким бы ты ни был замечательным работником, сколько бы сил ни вложил в развитие и процветание своей фирмы, это никогда не спасет тебя от преступников, и никогда не протянет руку помощи. Маша сидела и просто не могла понять, как это, в руководстве такой огромной всемирной организации, как "Tropical Ways", не нашлось ни одного человека, готового заступиться за нее, готового отдать сейчас деньги, вернувшиеся потом с прибылью, за жизнь человека! За ее жизнь! В голове не укладывалась такая жестокая схема... Вся карьера, к которой она так стремилась, которую всегда считала самым важным и главным в жизни, оказалось... не стоит и ломаного гроша...
   Неожиданно какой-то шорох наверху привлек ее внимание - к яме кто-то шел, причем этот кто-то был уже не тот мужчина, приходивший до этого, шаги были совершенно другие, более тихие и мягкие. Этот человек будто крался на цыпочках, еле ступая на пол и не издавая практически никаких звуков. Девушка вся превратилась в слух, не зная, что несет ей встреча с этим незнакомцем. Может, это ее спасение? А может, он пришел, чтобы убить ее? Ответа не было...
   Маша вся сжалась в комок, ожидая худшего, прислонилась к холодной земляной стене и просто ждала, что будет дальше. А, между тем, доски наверху ямы осторожно убрали, и показалась фигура человека. Это был невысокий сгорбленный старик, одетый в деревенскую старую одежду, с длинной бородой и каким-то самодельным посохом в руке. С виду он был такой старый, что казалось, что ему лет сто, не меньше. Однако, видно силы еще не до конца оставили его, так легко и ловко он отодвинул тяжелые доски над ямой. Старик лукавым добрым взглядом смотрел на девушку и улыбался своей беззубой улыбкой:
   - Ага, вот я тебя и нашел, девица... - тихонько пробормотал он. - А я-то думаю, кого это притащили в этот заброшенный дом... Да еще и с мешком на голове! Непорядок!
   - Дедушка, а вы кто? - несмело проговорила Маша. - Как вы сюда пробрались? Здесь же эти ходят везде...
   - Да не ходит здесь никто, ушли сейчас все! Когда придут - не знаю, так что я к тебе ненадолго. А зовут меня Макарыч, я тут живу недалеко, в домике своем. Почти один в этой деревне и остался, все остальные в основном в город уехали, на заработки. Тут работы-то нет. А мне что, я на пенсии давным-давно, мне работы и по дому хватает.
   - Иди лучше отсюда, дедушка... - печально вздохнула наша героиня. - А то вернутся эти изверги, да еще тебя покалечат. Иди, иди!
   - Сейчас пойду, милая, не волнуйся за меня! Я только вот тебе водички принес, да хлебушка с яичком. На вот, покушай! Проголодалась небось! Больше-то у меня и нет ничего, так что уж не обессуть. А звать-то тебя как, горемычная?
   - Маша...
   - Машенька! Хорошее имя! - дед снова улыбнулся. Он взял лежавшую неподалеку палку, привязал к ней узелок с едой и водой, и опустил в яму. - Ну, я пойду пока. А то, вдруг и вправду твои сторожа вернутся, они люди серьезные, видел я их...
   Маша уплетала за обе щеки простую бесхитростную еду. Еще ничего в жизни не казалось ей таким вкусным! Еще ничего она не ела с таким удовольствием! Старик также осторожно накрыл яму досками и пошел прочь, все так же еле слышно ступая по землистому полу.
   - Макарыч, спасибо! - прокричала вдогонку ему девушка.
   - Спасибо, спасибо... - только и послышалось в ответ ласковое ворчание старика, и глухое эхо старого разрушенного дома разнесло эти слова по всем уголкам и закоулкам.
   Да, Маша так и сидела в гнилой холодной яме, кишащей ужасными насекомыми. Все так же у нее не было ни единой надежды, что найдется эта баснословная сумма денег и ее выпустят на свободу. Все было точно так же... Только на душе у нашей героини теперь было не так темно и пусто, как несколько минут назад. Этот невзрачный старичок зажег в ее сердце маленький лучик, лучик простого человеческого тепла и участия. И пусть он не в силах был ей помочь выбраться из этого подземелья, пусть бессилен был перед жестокими бандитами, но один факт того, что кто-то ей сочувствует и кому-то не все равно, что с ней происходит, оказался для нашей героини дороже всех богатств на свете!
   Маша едва успела дожевать свой хлеб и спрятать узелок, когда наверху опять послышались шаги. На этот раз приближались несколько мужчин, шли они быстро и резко, тяжело ступая на землистый пол. Доски с ямы отодвинули, и над девушкой показались двое похитителей в масках:
   - Ну что, Мария Алексеевна, придумала, где достать деньги? Или тебе и так хорошо с жучками и паучками? Они тебя еще не заели? - с издевкой спросил один из них.
   - Ей, наверное, нравится сидеть в вонючей яме голодной! - засмеялся второй. - Пить не хочется, ваше величество?
   - У меня нет таких денег... - тихо проговорила Маша. - И у моих родных тоже нет, вы же знаете... Выпустите меня отсюда, я отдам вам все, что у меня есть!
   - Меня не волнует, что у тебя нет такой суммы! - вдруг грубо заорал похититель. - Это теперь твои проблемы, где ее достать! Хочешь жить - думай! Лучше думай!
   - Но... Но у меня нет таких денег... - плакала девушка. - За что вы так со мной? Что я вам сделала?
   - Я сказал, что это твои проблемы, девка! - орал мужчина. - А я буду каждый день приходить сюда и смотреть, как ты медленно и мучительно умираешь! Вот так! Ну, ты ничего не хочешь мне сказать?
   - Выпустите меня!!! - только и могла крикнуть Маша, рыдая и возделывая руки к тому маленькому отверстию над ямой, где был свет, где была жизнь...
   - Как знаешь... - отрезал похититель. Доски были возвращены на место, и тяжелые шаги стали удаляться все дальше и дальше, пока совсем не затихли.
   Маша опять осталась в темноте, снова и снова понимая всю безнадежность своего положения. Шансов на спасение не было, оставалось только ждать, ждать... мучительного конца.
   Сколько девушка вот так вот просидела, прижавшись к холодной стене, занятая своими тягостными думами, сосчитать трудно. Только в какой-то момент наверху опять послышались такие долгожданные легкие шаги. Доски отодвинулись:
   - Здравствуй, Машенька! Это снова я! - послышался старческий голос Макарыча. - Вот снова решил тебя навестить. Как ты тут? Проголодалась? Замерзла?
   - Макарыч! - еле улыбнулась девушка. - Я так рада, что ты пришел... Я так рада...
   От избытка чувств слезы сами потекли из глаз, ей вдруг так захотелось прижаться к его грубой деревенской рубахе и поплакать. Поплакать о том, как ей здесь трудно и страшно, как она боится насекомых, о том, как она устала... Еще совсем недавно невозможно было представить, что эта модная и уверенная в себе девушка, хозяйка жизни с далекоидущими планами, будет безумно рада видеть простое человеческое лицо, слышать простой человеческий голос, испытывать простое человеческое участие...
   - Ну, что ты... Ну, не плачь... - сам расстроился старик, видя слезы девушки. - Машенька, не горюй... Мы с тобой что-нибудь придумаем! Мы обязательно что-нибудь придумаем!
   - Да, конечно, Макарыч... Мы обязательно что-нибудь придумаем... - еще сильнее плакала Маша, разрывая себе душу от его сострадания. Ведь этот старик, совершенно для нее чужой, который видел ее всего несколько раз в жизни, не только рисковал, приходя к ней и принося еду и воду, но еще и собирался ей помочь! И пусть у него и не было на это сил, это было абсолютно не важно! Главное - он относился к ней по-человечески!
   - Доченька, а за что ты здесь оказалась-то, милая?
   - Эх, Макарыч, я и не знаю, за что меня сюда упрятали... Только требуют они такой огромный выкуп, что таких денег мне никогда не собрать! Вообще-то, мы достаточно богатые люди, но у моих родных такой суммы попросту нет! А руководство моей фирмы не хочет мне помогать...
   - Да, плохо твое дело... - вздохнул старик. - Ну, ничего, мы что-нибудь придумаем... Денег-то у меня нет, но мы что-нибудь придумаем... Жалко, что у меня и лестницы-то нет, а то бы я тебя вытащил...
   - А может попросить у кого? Может быть, у тебя телефон есть? - встрепенулась наша героиня. - Я свяжусь со своими родными, они меня найдут!
   - Что ты, дочка, откуда здесь телефон, у нас его отродясь не было. Да и в округе ничего такого нет. А просить-то... некого... В деревне я, да бабка-соседка остались...
   - Жалко... Макарыч, а ты-то сам как живешь? У тебя-то есть кто из родных, там дети, внуки? Семья, наверное, большая?
   - Нет у меня никого, Машенька, один я... Совсем один... А живу я нормально, домик у меня ладненький, огородик. Денег нам тут вообще не платят, да и не нужны они, так что питаюсь тем, что сам выращу, да испеку. Правда, силы уже не те... Трудновато бывает... А еще у меня есть моя кормилица!
   - Корова что ли?
   - Нет, какая корова, откуда у меня корова? Курица! Пеструшка моя! Она мне каждый день яички приносит, с голоду умереть не дает, когда неурожай бывает, или невмоготу совсем. Единственная она у меня...
   - Ой, дедушка, да разве это нормально? Это же плохо совсем!
   - Да ничего, живу...
   - А как же ты сюда ходить не боишься? Ведь если эти изверги тебя поймают, несдобровать тебе!
   - Да что уж мне бояться на старости лет-то, Машенька! Я и так слишком долго на свете живу, надо уже и другим помогать...
   Старик вдруг закопошился и стал поспешно задвигать доски обратно на яму:
   - Пойду я, доченька, идет там кто-то... Потом приду...
   Макарыч ушел, а буквально через несколько минут действительно послышались шаги и показались похитители.
   Маша еще долго сидела в гнилой яме, ожидая своего близкого и печального конца. К ней с завидной периодичностью, впрочем, как и обещали, приходили люди, которые ее украли. Они все так же требовали денег и только никак не могли понять, почему их пленница без еды и воды все никак не умирает. И каждый раз, нагло издеваясь, они неминуемо напоминали ей о жуткой мучительной кончине, которая очень скоро ожидает ее. В ответ Маша только молчала... Ей уже нечего было им сказать. Говорить, что у нее нет таких денег ей уже надоело, а умолять отпустить на волю было просто бесполезно... Ее никто не слушал, да и не хотел этого делать...
   От слишком долгого сидения в сырой яме, от отсутствия солнечного света и нормального свежего воздуха, девушка с каждым разом чувствовала себя все хуже и хуже. Силы понемногу оставляли ее, и она уже действительно верила в тот жуткий конец, который ей пророчили похитители. Ее ждала медленная мучительная смерть...
   Как-то, когда наша героиня уже почти впала в забытье, мысленно попрощавшись со всеми своими родными, наверху опять послышались шаги. На этот раз Маша не обратила на них никакого внимания, да и зачем, если приход этих людей нес ей только горечь и разочарование. Она отвернулась к стене и накрыла голову руками, чтобы не видеть и не слышать их ужасные речи. Между тем, доски раздвинули, и сверху послышался знакомый приветливый старческий голос:
   - Машенька! Машенька! Это я, Макарыч! Тебе что, совсем плохо, доченька? Машенька?!
   Девушка подняла голову, и устало улыбнулась:
   - А, Макарыч... Пришел... Я рада тебя видеть...
   - Машенька, я тебя сейчас отсюда вызволю! Я лестницу раздобыл!
   - Как лестницу? - приободрилась наша героиня. - Ты же говорил, что у тебя нет лестницы? Где ты ее взял?
   - Ее у меня и не было... Я ее выменял, Машенька... Выменял, чтобы тебя достать, доченька...
   - На что выменял, Макарыч? - не поняла Маша. - Ведь у тебя нет ничего... На что менять-то?
   Воцарилось неловкое молчание... А потом послышался негромкий грустный голос старика:
   - Пришлось свою Пеструшку отдать... Соседка согласилась дать мне свою старую стремянку, но только в обмен на курицу мою...
   Он замолчал. Было видно, как трудно ему сейчас вспоминать, что он лишился своей единственной кормилицы... Причем, добровольно лишился...
   Из глаз Маши потекли слезы:
   - Макарыч, миленький, ну зачем же ты Пеструшку свою отдал? Она ведь - единственное, что у тебя было? Как же ты теперь?
   - Ничего, как-нибудь... - вздохнул старик. - Главное, тебя спасти, а я уж как-нибудь проживу...
   Он осторожно спустил лестницу на самое дно ямы, огляделся и махнул рукой:
   - Давай, поднимайся! Пока никого нет! Поднимайся!
   Маша кое-как взгромоздилась на стремянку. От долгого сидения каждое движение давалось ей с таким трудом, что не только поднять ногу, но и просто пошевелить рукой было делом неимоверной сложности. Мышцы словно окаменели, не желая работать и двигаться. Превозмогая боль и головокружение, девушка все-таки стала медленно ползти по шатающейся лестнице. Шаг за шагом, ступенька за ступенькой, она пробиралась вверх, где была свобода, свет, ... жизнь!
   Добравшись до Макарыча, она резко зажмурилась. Яркий светлый день ослепил ей глаза, уже привыкшие видеть только темноту и сумрак. По впалым щекам катились крупные слезы... То ли от света, то ли от... невыразимого счастья, счастья свободы!
   Старик тем временем поднял стремянку, бережно взял Машу под руку и буквально потащил ее к выходу:
   - Идем, Машенька, пока твои похитители не вернулись, - подбадривал ее он. - Идем, милая! Если не успеем, не сдобровать нам с тобой!
   - Я иду, Макарыч, иду... Только ноги не слушаются... - плакала девушка. - Я стараюсь, дедушка...
   - Старайся, старайся, Машенька! - нашептывал старик. - Здесь недалеко, нам бы только выйти отсюда, а там уж недалеко останется...
   Кое-как они вышли из этого злополучного полуразвалившегося дома, в котором похитители удерживали нашу героиню, и направились в сторону старых покосившихся построек, расположившихся неподалеку. До дома Макарыча действительно было совсем близко, но в данный момент это незначительное расстояние показалось нашей героине нескончаемым. Ее тело совершенно обессилело, голова кружилась, а ноги отказывались куда-либо идти. Но Маша шла, невзирая ни на боль, ни на слабость, ни на другие препятствия. Попасть в этот кошмар снова она никак не могла...
   Наконец добравшись до ветхого домика, девушка устало опустилась на низенький диван в комнате, и горько заплакала... Слезы сами катились по ее щекам, примешивая к счастью неприятный привкус досады и опустошения. Да, Маша была на свободе, она сумела вырваться из плена! Но в ее израненной душе накопилось так много всего, что она уже не знала, радость ли это или что-то другое...
   Макарыч не стал терять времени даром. Он быстренько приготовил своей гостье постель, натаскал воды из колодца, поставил чайник. Потом на столе появилась кое-какая еда - немного хлеба, яички, огурцы с помидорами. Вроде бы ничего особенного, но девушка не могла отвести заплаканных глаз от этого заботливого проворного старика. Как же важно и дорого сейчас было для нее это незамысловатое, простое человеческое участие!
   Маша умылась, помыла руки и подошла к столу, за которым ее уже ждал Макарыч. Она уже знала, что нет ничего лучше и вкуснее горячего чая и простой русской еды, приготовленной добрыми неравнодушными руками.
   - Макарыч... - проговорила девушка, немного насытившись. - Спасибо тебе... Я не могу выразить словами, как же я тебе благодарна! Ты не просто спас меня, ты... ты перевернул всю мою жизнь! Я не знаю, что сказать...
   - Ну, и не говори ничего, Машенька... - вытер слезу старик. - Меня ведь никто не заставлял, не принуждал, да и ты ни о чем не просила. Я сам все сделал по доброй воле. Жалко мне тебя стало, девонька... Все ж мы люди, должны помогать тем, кто в беду попал...
   - Но ведь я тебе совсем чужая, Макарыч?!
   - А какая разница? - лукаво улыбнулся старик. - Все люди в помощи нуждаются, и родные и неродные тоже. Всегда надо помнить, что перед Богом нашим мы все равны, и каждый из нас перед Ним за свои дела ответит!
   - Макарыч, мне так Пеструшку твою жалко... Как же ты теперь без нее будешь?
   - Не знаю, Машенька... - опять загрустил дед. - Не знаю... Трудно, наверное, придется, но ничего, как-нибудь проживу...
   - Макарыч, миленький, ты не расстраивайся, я тебя отблагодарю за доброту твою! Я куплю тебе много куриц, и петуха куплю, и корову! Я тебе обещаю! Ты слышишь, обещаю! И дом хороший мы тебе построим, и водопровод проведем, и газовое отопление... Будешь хорошо жить, дедушка!
   - Спасибо тебе, Машенька... - обнял ее старик. - Я знаю, что ты очень добрая, знаю... Спасибо тебе, милая!
   Макарыч поднялся, вышел из-за стола и ушел из кухни. А через несколько минут появился вновь с какой-то сорочкой в руках:
   - Ну, Машенька, постель я тебе постелил, можешь идти отдыхать! - заботливо проговорил он. - Я вот тебе и сорочку приготовил, от жены осталась. Она хоть и старенькая, но вполне добротная, да другой и нет попросту...
   - Спасибо тебе, Макарыч, мне сейчас действительно не мешало бы отдохнуть...
   Она встала и пошла в комнату, где ее уже ждала уютная постель.
   Как долго Маша мечтала вот так вот полежать на мягкой чистой кровати! Как часто себе представляла, что протянет усталые ноги, потянется, развалится на своем ложе! Как желала всего этого, будучи заложницей в гнилой сырой яме с кишащими насекомыми! И вот, наконец, это осуществилось! И не важно, что кровать на самом деле была старой и скрипучей, что белье давным давно из белого превратилось в желтое и потрепанное, что обстановка вокруг была мягко говоря спартанской... Для нее сейчас это было абсолютно неважно, и все кругом ей казалось самым лучшим и просто восхитительным!
   Маша удобно устроилась на кровати, закрыла глаза и уже было собиралась заснуть, но... Да, да, как и все предыдущие наши герои, она никак не могла этого сделать. Биоритмы девушки, находящейся, как мы знаем, в странном непонятном измерении, сбились настолько, что мечтать о сне просто не приходилось. Да еще и состояние ее нервной системы, естественно, оставляло желать лучшего, что тоже не способствовало спокойному отдыху.
   Маша поворочалась еще какое-то время с боку на бок, но, ничего не добившись, открыла глаза. Только сейчас она заметила, что природа за окном нисколько не изменилась... На улице все так же было светло и ясно, южная зелень изнывала от неимоверной жары, сероватая пелена словно опоясывала все вокруг, а на небе все так же не было солнца...
   - Странно, - подумала девушка, - будто кто-то сфотографировал этот мир и так и оставил в таком состоянии... Поразительно, но ничего не изменилось, абсолютно ничего! А ведь с момента моей поездки уже прошло столько времени! Кстати, а сколько сейчас времени? И вообще, какой сейчас день? А месяц?
   Она поспешно поднялась с кровати и вышла из комнаты. В коридоре на стульчике уже висели ее постиранные и высушенные вещи. Когда Макарыч успел все это сделать, она себе не представляла, но, между тем, переоделась в чистое, и пошла искать деда. Как ни странно, но нигде в доме старика не было. Маша обшарила весь дом, заглянула в каждый уголок, но его, к сожалению, нигде не было. Тогда она вышла во двор и начала звать деда, но и здесь никто ей не ответил. Старик словно сквозь землю провалился!
   Наша героиня вернулась обратно, и немного посидела в комнате. Но Макарыч не возвращался.
   - Что ж я здесь сижу? Мои родные же, наверное, волнуются? - вдруг пронеслась в голове Маши пронзительная мысль. - Господи, они, наверное, места себе не находят! Мне надо идти! Мне срочно надо идти домой!
   Она поспешно вскочила, и выбежала из комнаты:
   - Надо Макарычу записку оставить! Ждать его уже некогда, а так он будет беспокоиться... Точно, надо оставить записку!
   Маша вбежала на кухню, где рядом с плитой лежали несколько засаленных бумажек и обгрызанный простой карандаш, взяла одну из них и уже хотела писать письмо, когда... увидела, что на кухонном столе, прямо на самой середине, лежит небольшой узелок. Странно, но раньше его здесь не было... Она осторожно развязала его - яичко, зелень, хлебушек...
   - Ах. Макарыч! - улыбнулась Маша. - Ты мне и еду на дорожку приготовил! А сам, наверное, по делам ушел... Ну, ничего, я сюда еще вернусь! Я обязательно вернусь, я тебе обещаю!
   Она взяла в руки узелок и поспешила из дома, который так гостеприимно приютил ее.
   Маша шла по узкой, еле протоптанной дорожке. По сторонам тут и там медленно проплывали полуразрушенные и заколоченные домики, своим грустным видом не вписываясь в обильную южную зелень этих мест. Действительно, в деревне было абсолютно пусто, ни единая душа не нарушала этой давно всеми забытой, нетронутой тишины. Маша шла, и тревожные мысли все глубже и глубже начинали закрадываться в ее разум. Дело в том, что она понятия не имела, куда ей идти! Судя по рассказам Макарыча, эта деревня находилась очень далеко от всякой цивилизации, так что рассчитывать на близкую дорогу не стоило. К тому же, наша героиня совершенно не помнила, в каком направлении ее везли, да и спросить, где находится ближайший город, было тоже не у кого. Дорожка же, по которой шла девушка, очень скоро заканчивалась, переходя в какую-то заброшенную растительность, так что нужно было решать, куда направиться дальше.
   - Да, мне только заблудиться не хватало... - рассуждала Маша. - Здесь в округе даже никаких построек не видно, ну и завезли же меня... Совершенно безлюдная местность!
   Она несколько минут постояла в нерешительности, дойдя до края деревни, оглянулась по сторонам, и, не найдя никаких напоминаний хоть о каком-нибудь соседнем селении, повернула обратно. Другого выхода не было, надо было вернуться и узнать у Макарыча, в какой же все-таки стороне ее дом. Но... каково же было ее удивление, когда перед собой она увидела... чистое поле! Да, да, все селение куда-то исчезло, а впереди простиралась яркая зеленая лужайка, уходившая к самому горизонту!
   - Что за чертовщина такая... - помотала головой Маша. - Здесь же только что были дома... Здесь же... Господи, что происходит?!
   Но ответа ей никто не давал, лишь звенящая тишина окутывала ее со всех сторон, вызывая жутковатые ощущения. Она оказалась совершенно одна посреди безлюдного пространства, в каких-то бескрайних полях и лесах, абсолютно не представляя себе, где она находится!
   Маша в недоумении глядела перед собой и никак не могла сообразить, что же ей дальше делать. Куда идти? Теперь уже было совершенно все равно, какую сторону выбрать - на все четыре стороны простиралась одинаковая пустынная местность.
   - Раз уж я отсюда пришла, значит надо идти все-таки в обратную сторону... - наконец решила девушка. - Так получится по крайней мере вперед...
   Она вновь обернулась, чтобы продолжить путь... перед ней, совсем недалеко, виднелись богатые особняки Зер...ка!
   Глаза Маши округлились... Она стояла как вкопанная и не могла пошевелиться... Ведь здесь только что ничего не было! Она пять минут назад смотрела в эту сторону и лицезрела только бескрайние поля и кустарники! А теперь здесь был город! Ее город!
   Не помня себя от изумления, наша героиня еще долго стояла посреди зеленых равнин и смотрела на это чудо, пока не вспомнила, что ей надо торопиться. Ее ждали родные и близкие люди, которые, наверное, ужасно волновались за нее. Надо было спешить! Маша еще сильнее прижала к себе узелок с едой, и побежала в сторону Зер...ка.
   Совершенно непонятно, откуда у нашей героин взялись силы, ведь еще совсем недавно она еле передвигала ноги после жуткого плена. Но сейчас она стремглав неслась по зеленой лужайке к родному городу. Она бежала и бежала, вот уже знакомая улица... Еще по дороге Маша мельком заметила, что впереди что-то горит:
   - У кого-то особняк горит... - поймала себя на мысли девушка. - Да как сильно горит!
   Она пробежала еще немного, замедлила шаг, остановилась... Это горел ее дом! Ее...
   От густого едкого дыма уже не было ничего видно, горячие языки пламени окутали практически всю площадь строения. Не уцелело ничего - ни сам дом, ни конюшня, ни яхта... Огромное черное пепелище теперь было там, где когда-то были ее хоромы...
   Маша остолбенело смотрела на пожарище...
   - Там же муж, там Марта, там лошади... - проносилась в голове страшная мысль. - Как же они? Господи...
   Но спасать было уже некого... Только догоравшие обломки потрескивали невдалеке, напоминая о некогда уютном богатом доме...
   Маша закрыла лицо руками. Такого жестокого удара судьбы она не ожидала. Нет, она не плакала, сил плакать уже попросту не было. Она внутренне умирала, не зная, куда деть эту боль и опустошение...
   Странно, как изменилась наша героиня за это время... Сейчас, стоя на обломках своего сгоревшего дома, она абсолютно о нем не жалела, как не жалела ни о машинах, яхте, или о чем-то другом. Единственное, о чем она сокрушалась, вернее о ком - были ее родные! Родные люди, которые остались в доме и могли погибнуть в огне...
   Маша так и стояла посреди дороги, пока не догорел последний уголек. Делать здесь было больше нечего.
   Она прижала к себе маленький узелок с едой, заботливо приготовленный Макарычем, и пошла в сторону моря. Ей уже не было ни обидно, ни грустно... На нее столько всего свалилось за последнее время, что на душе остались только пустота и бесконечность... Думать ни о чем не хотелось, и она просто шла на побережье, где шепот волн заглушает тоскливую песню собственного сердца...
  
  
  
  
   Глава 8.
  
   Томочка шла по широкой пыльной дороге в сторону побережья, где ее все так же ждал незнакомец, столь подозрительно похожий на деда. Теперь он уже не махал рукой, а просто приветливо улыбался, ожидая, когда же они приблизятся к нему. Да, да, именно они - рядом с девушкой все так же бежала та самая огромная овчарка, время от времени толкая ее мокрым носом и заставляя идти вперед.
   Честно говоря, наша героиня даже не замечала, что творится вокруг. Ни деревянные домики местных жителей, ни их хозяева, занятые чем-то на своих участках, ни домашний скот, разгуливавший тут и там в самых неподходящих местах, нисколько не привлекали ее внимания. Она медленно шла, ничего не видя и не слыша, сосредоточившись только на одном - впереди, всего в нескольких десятках метров от нее, был дед! Ее дед, Виктор Михайлович! Который умер год назад...
   Тома еще не совсем оправилась от своего необычного путешествия, поэтому чувствовала себя неуверенно и шатко, да еще и тут такое потрясение! Но ведь этого не может быть! Так не бывает! Она сама лично хоронила любимого дедушку, сама рыдала над его могилой, сама проклинала все на свете, оставшись в этом мире совершенно одна... Нет, у нее были родственники, были родители, но... именно дед занимал в ее жизни такое место, которое не мог занять никто, абсолютно никто. Да, как раз после его смерти она поняла, как одинок и бесприютен человек у этом мире, особенно когда уходят самые близкие... Тома знала, что его уже не вернуть, что он больше никогда ей лукаво не улыбнется и не протянет свою сильную руку в тот самый момент, когда ей больше всего нужна помощь и поддержка, но... Ее душа неистово разрывалась, всеми своими фибрами моля о его возвращении... Она знала, что это невозможно, но все ждала и ждала...
   И вот, сейчас, как это ни странно звучит, у самого побережья ее ждал он, ее любимый дед, совершенно живой и реальный!
   Едва она успела окинуть его взглядом, как все остальное просто потеряло для нее всякий смысл. Томочка не знала, что это... Что происходит на белом свете? Что творится с ее измученной душой? Как такое может быть? Единственное, что могло прийти на ум - это то, что она сошла с ума, двинулась рассудком после небывалой поездки, или ее попросту укачало в дороге и сейчас она ничего не соображает, преследуемая видениями. Да, все это могло бы прийти ей на ум, если бы... не собака. Это большое мохнатое создание ни на шаг не отставало от нее, подгоняя и не давая остановиться. А Тома ласково гладила его по лоснящейся шерсти, как бы проверяя, что все это не мираж и происходит с ней на самом деле.
   Не в силах прийти в себя от избытка нахлынувших чувств, девушка несколько раз замедляла шаг, останавливалась, превозмогая жгучее желание все бросить и развернуться обратно, убежать и оставить все, как есть, как было раньше... Но черно-рыжая овчарка преданно прижималась к ней, лизала руки, тянула за одежду, все снова и снова напоминая о том, что там, впереди, ее ждут...
   До побережья оставалось всего чуть-чуть, всего несколько метров. И чем ближе Томочка подходила к заветному месту, тем сильнее и сильнее слезы застилали ее глаза, мешая смотреть на самого близкого и родного человека. Тем чаще и чаще колотилось сердце, норовя вот-вот выскочить из груди. Тем тревожнее и тревожнее становилось на душе, не готовой пережить такого обмана...
   Практически в полузабытьи Тома приближалась к человеку, искренне улыбавшемуся ей, когда среди повседневных деревенских звуков услышала его голос:
   - А, Максик, привел, наконец-то, нашу хозяюшку! А то я тут машу, машу, а меня словно не видит никто! Заждался уже! Ну, что, отдыхающая, пойдем домой?
   Томочка только неподвижно стояла на дороге, и, глотая слезы, смотрела на своего деда... Господи, как давно она слышала этот родной, до боли знакомый голос! Как часто вспоминала его, пытаясь навсегда сохранить в памяти любимые нотки! Как ждала эту обаятельную лукавую улыбку, этот слегка прищуренный взгляд! Господи, как она ждала этого момента! Как она молила о нем! И вот, теперь... она не верила своим глазам - да, перед ней стоял ее дед! Ее умерший дед...
   Не в состоянии больше сдерживаться, она кинулась на грудь старику и заплакала. Горько заплакала, не скрывая рыданий, и не тая всего того, что накопилось в ее душе за этот непростой год:
   - Дед, как я по тебе скучала! - плакала она. - Ты не представляешь, как я по тебе скучала! Мне так не хватало тебя! Господи, я не верю, что опять могу вот так вот тебя обнять...
   - Томусь, ну ты что... - ласково обнимал ее дед, никак не понимая, что происходит с его внучкой. - Томусь, ты же уезжала всего на две недели... Я тоже соскучился, конечно... Ну, не плачь, не плачь...
   Девушка еще крепче прижималась к старику и все плакала и плакала:
   - Дед, какие две недели? Мы столько с тобой не виделись...
   Не в силах отпустить дедушку, наша героиня старалась как можно глубже насладиться тем незабываемым ощущением счастья, которое она чувствовала рядом с ним. Ей уже было все равно, реальность это или долгожданное видение. Она обнимала его, слышала его голос, и это было главное! Ужасное воспоминание того, что ее дед год назад умер, совершенно ушло из ее измученного разума, не пытаясь больше причинить ей боль. Ее вполне устраивал тот факт, что она, скорее всего, сошла с ума, лишь бы этот человек был жив и здоров.
   Собака тоже очень переживала трогательную встречу. Она крутилась у ног хозяев, ошалело виляла хвостом и то и дело подпрыгивала, становясь практически вровень с ростом человека.
   Наконец, дед немного отстранил от себя девушку и вытер слезы с ее лица:
   - Томусь, хватит плакать... Пошли лучше домой, я покушать приготовил! Ты, наверное, голодная с дороги?
   - Пойдем... - согласилась Тома.
   Старик обнял внучку, и они пошли вдоль по побережью, а черно-рыжая овчарка весело побежала вперед, указывая им дорогу. Тома понятия не имела, куда им надо идти и где находится их, так называемый, дом, но сейчас это ей было не важно, ведь она наконец-то обрела свое потерянное счастье.
   Совсем скоро впереди показался небольшой домик. Он, в общем-то, ничем и не отличался от остальных построек - тот же деревянный сруб, аккуратно вырезанные резные ставни, маленькое крылечко. Но только тянуло Томочку именно сюда... Именно в этот дом ей захотелось зайти и остаться.
   Заметив, что девушка повернула в нужную сторону, дед облегченно улыбнулся:
   - Ну, слава Богу! А то я уж начал беспокоиться, что ты родной дом забыла! Что-то ты какая-то странная из поездки вернулась...
   - Все в порядке, дедуль, что ты! - поспешила успокоить его Тома. - Не волнуйся, я все помню! Давай-ка лучше, веди меня в дом!
   Такое заявление старика несколько удивило, ведь внучка всегда предпочитала сама тут хозяйничать и никого близко не подпускала, а сейчас вела себя, будто пришла в гости. Но он не стал больше мучить ее расспросами, списав все это на усталость после долгой дороги. Дед отворил калитку, и впустил Томочку в отчий дом.
   Странно, наша героиня никогда здесь раньше не была, но обстановка почему-то показалась ей до боли знакомой. Словно и вправду она лишь на время уезжала, и сейчас вновь вернулась в родные стены. Она прошла сначала в большую комнату, затем в спальню, на кухню ... Это невозможно объяснить, но... это действительно был ее дом! Ее родной дом, где все лежало именно так, как она любила класть вещи, где стояла именно та недорогая мебель, которую она могла себе позволить, где даже ждал ее... новый детский велосипед, который она собиралась подарить на день Рождения своей племяннице Анютке! Тома просто не верила своим глазам, не находя себе места от удивления! Она точно сошла с ума, совершенно точно...
   Легче всего было поверить в то, что она попросту никуда и не уезжала, но... на кухне, гремя посудой, накрывал на стол ее умерший дед, да и черно-рыжая огромная овчарка буквально не отходила от нее ни на шаг, то утыкаясь в руку, то преданно прижимаясь к ее ноге. Так что никаких сомнений не оставалось...
   - Томусь, все готово, пошли кушать! - послышался голос старика. - И Макса с собой бери!
   - Какого Макса? - не поняла сначала девушка. - А! Значит, собаку зовут Макс, как раз как я хотела...
   Она присела на корточки и обняла большую шерстяную шею:
   - Макс, ты даже не представляешь себе, сколько я мечтала о такой собаке, как ты! Да, да, именно о такой, такого же цвета, таких же размеров, с такими же умными глазками! И назвать ее я хотела именно Максом, только Максом... Неужели Небо услышало меня? ...откуда ты здесь взялся?
   Макс не мог ей ответить и все объяснить. Он только внимательно смотрел на свою любимую хозяйку и лизал ее нос своим мокрым шершавым языком. А по щекам Томочки текли сладкие слезы, слезы давно забытого, детского счастья...
   В комнату зашел дед и невольно рассмеялся:
   - Ну вот, встретились! Ты не представляешь себе, Томусь, как он по тебе скучал! Места себе не находил, скулил постоянно, я прям и не знал, что с ним делать! Ну, хватит тут обниматься, пошли за стол! Макс, за мной!
   Собака не могла ослушаться старика, и, жалобно косясь на девушку, пошла к деду. Тома тоже встала, вытерла мокрый нос и поспешила на кухню.
   Как же вкусно было есть эти простые русские щи с квашеной капустой! Да, так их готовить умел только ее дед, сильный и работящий мужчина с золотыми руками. Чего он только ни умел - и дом срубить, и дров наколоть, и технику починить, и обед приготовить... Да много еще чего, легче даже было сказать, что он не умел.
   Тома зачерпывала расписной деревянной ложкой очередную порцию щей, и, не отрываясь, глядела на своего любимого дедушку. Где-то в глубине души, самым ее уголочком, она понимала, что все это не может быть правдой, что люди не воскресают, что ей очень ненадолго каким-то мистическим образом позволено сейчас пообщаться с близким человеком, и что всему этому... суждено быстро кончится... Она не знала, что это за состояние, в котором она находится, как врач Тома не могла подобрать ему никакого определения. Она не знала, почему вдруг ее мечты и самые заветные желания чудесным образом исполнились, да, честно говоря, и не хотела знать... Она просто наслаждалась теми неожиданными мгновеньями счастья, которые ей послала судьба...
   - Дедуль, а помнишь, как мы с тобой на рыбалку ездили? - вдруг спросила Томочка. - Червей сначала на огороде копали, перловку варили, надувную лодку готовили...
   - Да, здорово было! - засмеялся старик. - Только кто-то, я помню, червей очень боялся, не хотел их в руки брать! Не знаешь, кто?
   - Ну, дедуль, это не самое главное! - улыбнулась в ответ Томочка. - Зато я наловила столько рыбы, больше всех остальных!
   - Это правда! Ты молодец!
   - А помнишь, как ты делал сережки для моей куклы? Мне тогда так хотелось, чтобы моя Дуня была лучше всех, а в магазинах тогда ничего не было... Ты тогда сделал ей такие красивые сережки из бусинок!
   - Ты и это помнишь, Томусь? Да, представь себе, что я до того момента никогда ничего подобного и не делал! Так боялся, что пообещал тебе, а вдруг не получится? Ну, ничего, вроде хорошо вышло!
   - Что ты, дедуль, если уж ты за что-то берешься, то непременно хорошо делаешь! Не прибедняйся! ... а помнишь, как ты меня на велике учил кататься?
   - Ну, уж это сильно сказано - учил! Да ты сама и научилась! Села и поехала почти сразу. Я только немножко поддержал велосипед! Так что это ты молодчина у меня! А помнишь...
   Они еще долго сидели за столом и вспоминали те счастливые минуты, которыми была полна их жизнь еще совсем недавно, еще всего лишь несколько лет назад, когда был жив дед... Каким это все казалось обыденным и повседневным, как-то само собой разумеющимся, а оказалось... Оказалось, что это были самые дорогие моменты в жизни, которые теперь остались только в памяти!
   Томочка и сейчас глядела на деда и словно вновь окуналась в то счастливое детство, которое уже было очень далеко. Будто и не было сейчас ничего вокруг, только она и ее близкий человек, которого ей так не хватало...
   Глаза девушки слипались. Да, она действительно очень устала от долгого странного путешествия, от всей этой неразберихи, от таинственных потрясений, которые ждали ее здесь... Как бы ей сейчас хотелось лечь, отдохнуть, поспать! Но нет! Засыпать было нельзя! Ни в коем случае! Томочка даже думать об этом боялась, а вдруг все исчезнет? Вдруг ее дед куда-нибудь денется? Вдруг все, происходящее вокруг, окажется неправдой?
   Тома уже еле сидела на стуле, лишь усилием воли заставляя себя вникать в разговор. Натура человека требовала отдыха, не взирая ни на что, даже на безмерную важность момента.
   - Дедуль, я пойду, подышу воздухом немного... - устало поднялась со стула наша героиня. - Ты ведь никуда не уйдешь?
   - Иди, конечно, Томочка! - отозвался дед. - Куда же я уйду? Я тут буду, иди!
   Тома медленно вышла из кухни и направилась на крыльцо, чтобы хоть немного прийти в себя, а заодно и хорошенько подумать обо всем случившемся. После долгого разговора с дедушкой на душе у нее было спокойно и умиротворенно, словно кто-то забрал все тревоги и печали, копившиеся в ней долгое время. Казалось, что все теперь будет хорошо, и никакие жизненные бури ее больше никогда не коснутся.
   Девушка облокотилась на деревянные перила, и стала смотреть вдаль, на самую-самую кромку воды, почти у горизонта. Там, далеко-далеко, бескрайнее небо целовало морскую гладь, нежно касаясь ее своими пушистыми облаками. Странно, но с того времени, как Томочка наблюдала неестественное состояние природы еще из окна автобуса, ничего так и не изменилось... Все так же было ясно и светло, все так же южная густая зелень изнывала от неимоверной жары, все так же сероватая дымка покрывала все вокруг... И все так же на небе не было видно солнца!
   Какие-то тревожные предчувствия заполнили сердце нашей героини. На душе стало опять неспокойно, как и тогда в икарусе, видя столь странное и необъяснимое состояние природы. Человек слаб, и даже в двадцать первом веке, веке новейших технологий и изобретений, он теряется, встречаясь с чем-то пугающим и непонятным. Тем более, когда это непонятное заполняет все вокруг и никуда от него невозможно деться...
   Тома тревожно вглядывалась вдаль, пытаясь найти хоть что-то, привычное глазу, и напоминающее о нормальном ходе природных явлений.
   - Но ведь все-таки день должна сменять ночь... - спрашивала саму себя девушка. - Ведь так не бывает, что все время день и день... Уже столько времени прошло... Застыло все, что ли... Странно, словно время взяло и остановилось! Но ведь так не бывает...
   Неожиданно где-то рядом послышалось глухое рычание Макса. Он тихонько прошмыгнул на улицу вслед за своей хозяйкой, и теперь явно предупреждал ее о какой-то опасности. Томочка оторвалась от своих размышлений и повернулась в сторону, в которую смотрела собака - там, по самому краю дороги, к ней приближался какой-то молодой человек на красивом белом коне!
   - Как в сказке! - только и успела подумать девушка. - Искала, искала принца, а он сам пришел. Собственной персоной!
   Она невольно улыбнулась, видя, как уверенно он держится в седле, как прекрасно смотрится на своем скакуне, как он и в самом деле поразительно похож на настоящего принца...
   Между тем, незнакомец подъехал к самому дому и спешился:
   - Здравствуйте! - приветливо проговорил он. - Я Эдик! Вот решил прогуляться немного по побережью, красиво тут у вас!
   - Да... - немного растерялась Томочка. - Здравствуйте, Эдуард! Какое у Вас имя необычное, прям царственное! Да еще Вы на белом коне...
   Она весело рассмеялась, обнажив белые красивые зубы. В ответ незнакомец тоже засмеялся:
   - Вы намекаете, что я принц? ... если честно, то ... да! Я и есть принц на белом коне, брожу по белу свету и ищу повсюду свою принцессу! А Вы так на нее похожи!
   - Правда? Похожа? Ну что Вы...
   Сердце девушки бешено заколотилось. По правде говоря, этот молодой человек ей безумно понравился. Именно таким она представляла себе своего будущего мужа, и, как ни странно, именно о таком способе знакомства как раз и мечтала. Да, эта мечта была немного сказочной, чтобы прекрасный принц на белом коне приехал за ней и забрал с собой в свое далекое царство. Над ней из-за этого даже смеялись девчонки из соседнего двора. Да и она, в общем-то, и не думала, что все может сбыться так буквально!
   Вообще-то, Томочка была девушкой серьезной, так что, шутливо посмеявшись, она отбросила все свои розовые мечты, и внимательно посмотрела на незнакомца:
   - Эдуард, а Вы давно в этих краях? Отдыхать приехали?
   Молодой человек все так же обаятельно улыбался и во все глаза изучал девушку:
   - Да, я приехал сюда отдыхать, и, по-моему, останусь здесь очень надолго...
   Тома опустила глаза... В голове отбойным молоточком стучали навязчивые мысли. А вдруг это он? Вдруг это и есть ее суженый? Ведь он так на нее смотрит... Господи, неужели это он? Эдуард...
   Ей очень хотелось спросить у него что-нибудь еще, как-то дать понять, что он ей очень понравился! Очень... Но природная скромность и тактичность, да и настоящее девичье воспитание, не позволяли ей сделать этого. Ее язык словно окаменел, да и слова предательски не вязались в предложения.
   Положение спас сам Эдуард. Видя замешательство своей принцессы, он опять забрался на коня и уверенно произнес:
   - Мадам, я приглашаю Вас на прогулку сегодня вечером! Только звезды, стихи и шампанское! Отказ не принимается! Во сколько за Вами заехать?
   Тома немного растерялась от такого напора, хотя, несомненно, очень ждала приглашения куда-нибудь. Она мгновение помолчала для вида, боясь показать, как она на самом деле рада, и тихонько прошептала:
   - Я буду ждать Вас через два часа...
   - Я обязательно приеду! Кстати, я так и не узнал, как зовут мою принцессу?
   - Тамара! Тома...
   - Томочка! - его голос прозвучал как-то по-особенному нежно и ласково. - А какие цветы любит моя Томочка?
   - Цветы...?
   Девушка даже не знала, что ответить. Да, ей иногда дарили цветы, но это было очень редко, да, к тому же, никто никогда не спрашивал ее, какие из них она любит, просто дарили и все. Теперь же... Не желая обременять своего героя, Тома вспомнила первое попавшееся название самых простых и недорогих цветов, и выпалила:
   - Ландыши! Я больше всего люблю ландыши...
   Она понятия не имела, цветут ли они сейчас, и можно ли найти в середине лета на юге эти цветы, но переживать об этом было уже поздно. Слово не воробей, все сказано.
   - Договорились, с меня ландыши! - не моргнув глазом, ответил Эдик, наверное, тоже мало представлявший себе, где он их собирается искать. - Тогда до встречи?
   - До встречи...
   Молодой человек развернул коня и направился вдоль по побережью, удаляясь к самой линии горизонта. А Томочка еще долго-долго провожала взглядом его статный силуэт, еще до конца не веря в такое неожиданное счастье...
   Девушка еще какое-то время постояла на крыльце, мечтательно глядя на прибрежные волны. Только сейчас она опять почувствовала ту же сильнейшую усталость, которая и заставила ее выйти сюда на свежий воздух. Только сейчас она вновь ощутила, как давно не спала, и сколько всего на нее навалилось за последнее время. Ей опять безумно захотелось лечь в уютную кровать и хоть немного отдохнуть, но это никак не могло входить в ее планы. Ведь совсем скоро за ней приедет ее принц на белом коне, мечта всей ее жизни!
   Тома ласково потрепала голову Макса, все еще лежащего у ее ног и трепетно охранявшего свою хозяйку, и направилась в дом. Надо было подготовиться к предстоящей встрече.
   По дороге в комнату наша героиня заглянула на кухню, еще раз на всякий случай проверяя, что ее вроде бы умерший дед существует на самом деле, а не привиделся ей от чрезмерной жары и неважного самочувствия.
   - Дедуль, дедуль! - нарочно громко стала звать его она. - Дедуль, ты где?
   - Я тут, на кухне! В кладовку заглянул... - послышался в ответ глухой голос старика. - Подышала уже? Что-то ты быстро...
   Томочка несказанно обрадовалась, видя, что пока еще вроде бы не сошла с ума, по крайней мере, дед существовал на самом деле, а не был плодом ее больного воображения. Она подошла к нему и ласково обняла:
   - Дедуль, я хочу немного прогуляться, ты не против? Меня тут пригласили...
   - Не тот ли мужчина, который подъезжал недавно на белой лошади? - улыбнулся старик.
   - Все-то ты замечаешь!
   - Конечно! Я же должен знать, что происходит с моей внучкой! Иди, Томусь, тебе надо развеяться после дороги!
   - Дедуль, я все хотела тебя спросить... - внимательно посмотрела на него Тома. - А где у нас мама с папой? Где сестра с Анюткой?
   - Томусь, так они же еще не вернулись... - удивился ее вопросу дед. - Они же еще до тебя все вместе уехали отдыхать заграницу, мы ж с тобой их провожали... Если бы не твоя поездка, и ты бы с ними... а ты почему спрашиваешь, соскучилась что ли уже?
   - ...Ага... Есть немного... - поспешила перевести разговор девушка. - Ладно, я пойду, переоденусь!
   Она медленно шла в комнату, а сама все думала, как же странно устроена жизнь - она совершенно не помнит, как провожала родителей, год назад она хоронила любимого деда, ей никогда не позволяли иметь собаку, и она так мечтала о принце на белом коне...
   До заветной встречи оставалось совсем недолго, так что наша героиня поспешно открыла дорожную сумку и стала доставать оттуда подходящую одежду. Она взяла с собой в поездку не так много нарядов, да и, честно говоря, ей и брать-то было особо нечего. Одевалась она достаточно скромно, вполне соответствующе своему небольшому достатку, да и обращать на себя внимание яркими броскими обновками не считала достойным. Ей всегда казалось, что замечать в человеке должны не внешнюю оболочку, а глубокую добрую душу, и никак иначе.
   Разложив свою немногочисленную одежду на кровати, она внимательно обвела ее взглядом, присмотрелась, и решила, что больше всего для этого случая ей подойдет легкое розово-сиреневое платьице с оборками. Оно было довольно простого фасона, но красивые рюши и нежный цвет делали его очень милым и романтичным. Итак, наряд был выбран. Оставалось лишь подобрать какое-нибудь украшение, дополняющее общий ансамбль. Из нескольких бус, которые девушка захватила с собой, сюда больше всего подошла небольшая ниточка жемчуга тоже розоватого цвета, отлично сочетавшаяся с платьем.
   - А получилось совсем неплохо! - улыбнулась своему отражению в зеркале Томочка. - Простенько, но со вкусом!
   Оставшись довольной своим внешним видом, она прихватила с собой маленькую сумочку, которую специально для прогулок брала в дорогу, и вышла из комнаты.
   Ни деда, ни Макса, как ни странно, в доме не было. За то короткое время, что она переодевалась, они уже успели куда-то выйти, не оставив ей ни весточки, ни записки. Но сейчас Тома не очень-то обратила на это внимание, всеми мыслями занятая совершенно другим предстоящим делом.
   Она волновалась... Сама не понимая почему, Тома снова и снова теребила свои пальцы, тревожась, как перед первым свиданием. И все уговоры самой себя, что это всего лишь прогулка и ничего больше, нисколько не помогали. Ее часы все так же предательски стояли, не давая возможности узнать, сколько еще осталось ждать до прихода Эдика, так что девушке только и оставалось, что вглядываться в окно и коротать свободные минуты.
   На ее счастье, совсем скоро послышались шаги на крыльце и в дверь постучали.
   Ее сердце бешено заколотилось, так и норовя выпрыгнуть из груди. Едва сдерживая неистовое волнение, она подошла к двери и отворила ее.
   На пороге стоял высокий статный молодой человек, в великолепном костюме и ... с огромным букетом ландышей в руке! У Томочки аж дыхание остановилось... Где он сумел взять эти цветы в такое время года? Как он умудрился? Ведь она давно поняла, что сморозила глупость, попросив ландыши на юге в самой середине лета. А он их принес... Ее принц принес ей ландыши!
   - Здравствуйте, Томочка! - ласково произнес Эдик, протягивая ей букет - Это Вам! Надеюсь, Вам понравится, я очень старался!
   Тома широко открытыми глазами смотрела на молодого человека и не могла произнести ни слова. Она только несмело взяла букет и с такой любовью прижала его к себе, что Эдик невольно рассмеялся:
   - Я вижу, Вам понравилось...
   - Очень... - наконец вымолвила девушка. - Мне очень понравилось! Но... где же Вы достали ландыши в такое время? Как Вы смогли?
   - О! Позвольте, это останется моим маленьким секретом! Единственное, что могу сказать - не волнуйтесь, ничего сверхъестественного мне это не стоило!
   - Я очень рада! Пройдете в дом?
   - Нет, нет! Я приготовил для Вас небольшой сюрприз! Он уже давно ждет нас! Так что... я Вас приглашаю!
   Эдик взял свою спутницу за руку, они спустились с крыльца, обогнули дом, и... Томочка аж остановилась от неожиданности... Прямо перед ней, сияя и переливаясь золотистыми оттенками, стояла прекрасная карета, запряженная четырьмя белогривыми скакунами!
   Даже в своих наивных романтических мечтах наша героиня не могла представить себе такого! Это было просто чудо! Самое настоящее чудо!
   Влажными от нахлынувших слез глазами она посмотрела на своего принца:
   - Спасибо тебе...
   А он только улыбался ей своей обаятельной улыбкой.
   Они взошли в карету и понеслись вдоль побережья навстречу небу...
   В этот вечер все было просто волшебно - и незабываемый ужин в ресторане, и терпкое шампанское, играющее в хрустальных бокалах, и тихий шепот прибоя, напевающий свою романтичную мелодию только для них... И красивый молодой принц, как из сказки сошедший на эту грешную землю, чтобы принести с собой счастье и любовь...
   Томочка старалась насладиться каждой минутой, каждым мгновением этого неожиданного состояния. Она даже боялась задумываться о происходящем, чтобы ненароком не спугнуть его. Это было таким чудом - смотреть в его глаза, слушать его такой приятный голос, касаться его крепкой мужской руки! И понимать, что... это ее принц, ее молодой человек, ее сказка!
   - Томочка, я больше не смогу без тебя! - нежно проговорил Эдик, когда они вышли прогуляться по берегу моря. - Я не представляю, как я раньше без тебя жил! Как я мог без тебя... Мы теперь всегда будем вместе, правда? Скажи мне, правда?
   Тома смахнула слезу, покатившуюся по щеке от такого счастья:
   - Конечно, Эдик... Конечно, мы теперь всегда будем вместе! Я тебя никуда не отпущу! ... Как же долго я ждала тебя, именно тебя! Как мечтала...
   - Это я всю свою жизнь искал тебя, моя любимая! Именно тебя...
   Они еще долго гуляли по побережью, признаваясь друг другу в любви и говоря самые нежные на свете слова. И, как Ромео и Джульетта, не собирались расставаться никогда-никогда, и быть вместе до самой смерти.
   Так, гуляя, они дошли до дома Томочки, даже не заметив, сколько прошло времени. На улице все так же было светло, и шепот волн навевал приятное настроение. Девушка уже хотела было пригласить Эдика в дом и познакомить с дедом, когда вдруг неожиданно из-за поворота показался сосед:
   - Тома! Тома! - взволнованно кричал пожилой мужчина. - Тома, подождите!
   Он стремглав бежал к молодой влюбленной парочке, еле переводя дух и задыхаясь от одышки. Поравнявшись с ними, он остановился и, тяжело дыша, еле выговорил:
   - Томка, соседка, выручай! Там в лесу самолет разбился, людей полно! Ты же врач, кроме тебя никто и не поможет! Выручай!
   - Как?! - оторопела девушка. - Дядя Семен, ты толком объясни, что случилось? Какой самолет? Как разбился?
   - Деточка, некогда сейчас ничего объяснять, спасать людей надо! Врач ты или не врач, в конце концов???
   - Дядя Семен, ты не волнуйся! Я обязательно помогу, чем могу! Только у меня инструментов нет...
   - Все необходимое я тебе достану! Только поедем быстрее!
   Томочка виновато посмотрела на своего Эдика:
   - Эдик, миленький, не обижайся, но мне надо людям помочь... Я же врач! Я должна, понимаешь?
   - Не переживай, Томочка! Я все понимаю! - ответил молодой человек. - Иди и спасай людей! Не волнуйся!
   - Какой ты у меня умница! - улыбнулась Тома. - Я скоро! Ты меня дождись! Обязательно дождись...
   - Я дождусь... - расслышала она ответ, уже подбегая к старому уазику, стоявшему у ворот дома в полной готовности, машина заревела и скрылась в облаке пыли.
   Пока добирались до леса, Томочка потихоньку приходила в себя, еще только-только начиная по-настоящему понимать случившееся. Весь романтический настрой чудесного вечера, проведенного с Эдуардом, вмиг куда-то исчез, уступая место тревожным мыслям о разбившемся самолете. Честно говоря, наша героиня точно не знала, что она в лесу будет делать, как в таких случаях помогать, и вообще, что обычно предпринимают при таких авариях. Но Тома знала одно, она - врач и обязана помочь этим людям во что бы то ни стало! Ведь помощи сейчас ждут именно от нее! Именно она оказалась рядом от места крушения и теперь те считанные минуты, когда еще можно что-то сделать, принадлежат именно ей!
   Дядя Семен действительно приготовил ей все необходимое оборудование и перевязочный материал, так что с этим никаких проблем возникнуть было не должно. Единственное, что беспокоило девушку в этот момент - это то, что как врач перед лицом этой проблемы она была одна, и некому было помочь и хоть что-то подсказать.
   До леса оказалось совсем недалеко, машина с ревом влетела на небольшую поляну и остановилась. Не обращая ни на что внимания, Томочка со скоростью молнии схватила чемоданчик с медицинскими принадлежностями и бросилась вперед, в ту сторону, откуда доносились душераздирающие стоны раненых и покалеченных людей. Она бежала и бежала, не разбирая дороги, и забыв про всякую усталость, ведь от нее ждали помощи!
   Через какое-то время она остановилась - надо было спросить у дяди Семена, в ту ли сторону они бегут, и сколько еще осталось добираться до разбитого самолета. Она спешно обернулась... никого рядом не было... Странно, еще отбегая от машины, она краем глаза видела, что сосед тоже выпрыгнул из уазика и стремглав бросился вслед за ней. Они какое-то время бежали вместе, а потом... видимо, Томочка потеряла его из виду. Теперь спрашивать дорогу было не у кого, да и осталась она в непонятном сумрачном лесу совершенно одна.
   Тома решила перевести дух и немного оглядеться на местности. Она глубоко вздохнула и... какое-то жуткое ощущение вдруг заставило ее вновь обернуться. Ей показалось, что на нее сзади кто-то смотрит... Словно какие-то непонятные огромные глаза глядели на нее из кустов и вводили в неподвижный ступор... Она в испуге встряхнула головой:
   - Все! Хватит! Опять этот дурацкий страх, что на меня кто-то смотрит... Уже с ума сходить начинаю... Надо идти людей спасать!
   Девушка подняла ногу, и хотела уже было снова бежать в сторону жалобных стонов, когда... уперлась во что-то мягкое и подвижное. Она опустила глаза вниз и стала пытаться рассмотреть в лесных сумерках, что же все-таки такое у нее под ногами. И в следующую минуту в ужасе отпрыгнула - ... вся земля кишела змеями!
   Томочка истошно закричала! Господи, она больше всего на свете боялась змей!!! Еще с самого детства в своих самых страшных кошмарах она видела этих тварей! Между тем, гады были везде - казалось, что они наводнили весь лес, не давая никакой возможности хоть куда-то скрыться от них. Кругом, сколько видел глаз, были одни змеи, только змеи... Они ползали и извивались, мерзко переплетаясь друг с другом, угрожающе шипели и норовили вот-вот напасть и укусить за ногу.
   От сильнейшего испуга у Томочки даже речь отнялась. Она только огромными глазами озиралась вокруг, боясь пошевелиться и малейшим движением спровоцировать нападение.
   - Что же делать? Надо что-то делать! - вертелись в голове спонтанные мысли. - Господи, меня же раненые люди ждут! Меня же ждут...
   Очень часто в момент неимоверной опасности человек начинает вести себя совершенно не так, как от него ожидают, совершенно не так, как обычно, совершенно по-другому... И главным в такой момент бывает становится то, на что в обыденной жизни мы не обращаем никакого внимания, считая это обычным и само собой разумеющимся. Но реальная опасность все меняет...
   Вот и сейчас, как это ни покажется странным, наша героиня по большому счету думала как раз не о себе, а о тех пострадавших, которые сейчас как никогда нуждались в ее помощи. И никакой детский страх, преследовавший ее всю сознательную жизнь, не мог помешать ей в этом.
   - Тома, успокойся! - начала убеждать саму себя девушка. - Возьми себя в руки, ведь тебя ждут люди! Им сейчас гораздо хуже, чем тебе! Они нуждаются в тебе, ты же врач! Тома, соберись! Соберись и иди...
   Она все уговаривала и уговаривала себя, пытаясь достучаться до собственной совести и чести... а слезы все капали и капали, предательски обнажая весь ужас и страх, так глубоко закравшийся в душу...
   Наконец, голос врачебного долга пересилил. Она решительно встряхнулась и, сказав себе "будь что будет", смело шагнула вперед. Как ни странно, никто не укусил ее... Под ногами лишь раздавалось злобное шипение и звук отползающих гадов, но Тома не обращала на это внимания. Она старалась вообще не смотреть под ноги, ведь впереди ее ждала заветная цель, к которой надо было непременно дойти!
   Томочка шла и шла вперед, оставляя за собой двигающийся ковер кишащих змей. Она, наверное, и сама от себя не ожидала, что сумеет преодолеть весь этот ужас и расставить главные приоритеты. Что она, такая эмоциональная и сентиментальная, решится не бежать обратно, закрыв глаза и забыв о своем долге, а пойдет вперед, не зная на самом деле, что ее ждет впереди! Что она окажется сильной ...
   Между тем, глухие стоны раненых становились все ближе и ближе. И вот, совсем скоро, вдалеке показались разбросанные повсюду обломки самолета и... искалеченные тела людей.
   От ужасающей картины, представшей ее взору, Тома даже остановилась. Такого кошмара она еще никогда не видела! Даже у нее, врача, человека, достаточно трезво относящегося к людской боли и трагедии, мурашки поползли по спине от такого зрелища. И было от чего...
   Кругом, на расстоянии, куда хватало взгляда, были сломаны деревья, а искореженные обломки самолета разлетелись в радиусе многих десятков метров. Там, под этими обломками и отлетевшими тяжелыми ветками здесь и там лежали люди, которых наглухо придавило к земле этими махинами. Раненых было столько, что, казалось, упавший самолет взял на борт их несметное количество. Кто-то из них кричал, кто-то плакал, кто-то звал на помощь... А кто-то уже не мог издать ни звука... Некоторых людей при падении буквально разнесло в клочья, так что теперь от них остались только жалкие фрагменты, руки и ноги... Смотреть на это было невыносимо...
   Наша героиня так бы и стояла в оцепенении от ужасающего зрелища, не в силах ни пошевелиться, ни куда-либо двинуться, если бы не истошный вопль пострадавшего, заметившего ее приближение:
   - Доктор! Доктор! Помогите! Помогите, умоляю Вас!!!
   Мгновенно забыв все свои страхи и тревожные мысли, Томочка что есть мочи кинулась к раненому.
   - Сейчас, сейчас, не волнуйтесь, я обязательно помогу... Сейчас я вас перевяжу...
   Она старательно промывала раны, перевязывала перебитые конечности, забинтовывала поврежденные места. Этому человеку ей удалось помочь, но кругом были и другие пострадавшие. Видя, что подоспела врач, в них проявилось словно что-то звериное и неконтролируемое. Каждый из них, кто мог издавать хоть какие-то звуки, звал ее именно к себе. Они все кричали и умоляли помочь, совершенно забывая о том, что они не одни в этом сумрачном лесу, и что другим людям тоже нужна помощь, может быть, даже больше, чем им самим. Каждый боролся только за себя, за свою жизнь, за свое здоровье... А в лесу воцарился такой гвалт и шум, что невозможно было различить, с какой стороны к ней обращаются.
   Томочка не могла отказать никому. Она в смятении металась от одного раненого к другому, не зная, за что взяться и кому первому помогать. Не успевала она вытащить из-под обломков одного человека и перевязать его, как второй уже душераздирающе вопил, что ему гораздо больше нужна ее помощь. И тут начало происходить самое худшее...
   Оказав помощь очередному пострадавшему, она подбежала к следующему, только что звавшему ее на помощь, но он... уже умер... Тома в ужасе отпрянула от него и бросилась к другому человеку, который тоже ждал ее, но... и этого раненого уже не стало. Она не успела... Она не успела!
   Девушка в каком-то неистовом состоянии кидалась от одного пострадавшего к другому, кому-то ей удавалось оказать помощь, а кому-то, увы, нет. Так сильно Томочка не переживала еще никогда! Еще никогда от нее не зависело столько людских жизней, и еще никогда она так не боялась не успеть...
   Внезапно Тома обернулась. В ее душу снова закрался страх, что на нее кто-то смотрит... Да, да, и среди этой суматохи и неразберихи, откуда-то сзади на нее снова смотрели эти огромные нечеловеческие глаза, словно с того света наблюдая за ней и решая, достойно она ведет себя или нет. Тома в ужасе закрыла лицо руками. По ее лицу текли горькие слезы, слезы отчаяния, страха, неуверенности... Да, она не успевала... Она не смогла помочь всем пострадавшим... Из-за нее умерло столько невинных человек... Какой она после этого врач...
   Томочка стояла посреди разбросанных обломков и судорожно плакала. Она всегда очень боялась, что не сумеет вовремя прийти на помощь нуждающимся, что из-за нее погибнут люди, что она не успеет... И вот теперь все это случилось в действительности! Все произошло на самом деле...
   - Тома! Тома! Что с тобой? - дергал ее за плечо дядя Семен, найдя свою соседку в жутком состоянии. - Что случилось? Почему ты плачешь?
   - Дядя Семен... Ты откуда?
   - Прости, Том, что оставил тебя ненадолго! Надо было спасателям показать, куда идти! Но я смотрю, ты отлично справилась...
   От этих слов девушка зарыдала еще сильнее:
   - Они умерли! Я не смогла им помочь! Не смогла... Это я виновата... Я!!!
   - Да ты что, дурочка! После таких катастроф вообще не выживают, а ты стольким людям сумела помочь! Да ты просто молодец! Ты настоящий врач!
   - Но многие люди умерли... Они умирали у меня на руках, дядя Семен... Я не успела!
   - Девочка, невозможно все успеть... - проговорил мужчина. - Очень часто бывает, что гораздо важнее не суетиться, а просто честно выполнять свое дело... Ты старалась, от чистого сердца старалась, а остальное в руках Божьих!
   Он обнял Томочку, а она в ответ крепко прижалась к нему, как к нерушимой поддержке и опоре, как к человеку, который ее ценит и понимает... А на место трагедии прибывали и прибывали спасатели.
   - Вадим! Вадим! - крикнул он какому-то молодому человеку. - Проводи девушку до побережья! Она свое дело уже сделала...
   - Пойдем! - взял ее под руку парень. - Я провожу тебя! Пойдем! Держись за меня!
   - Но... Я еще не... Подождите... - пыталась сопротивляться Тома, но крепкие мужские руки уже уводили ее дальше и дальше от места трагедии.
   Не помня себя от всего пережитого, наша героиня дошла до берега моря, где и попрощалась с Вадимом, пообещав ему, что теперь доберется до дома сама, и отправив его на помощь пострадавшим. А сама медленно поплелась по побережью.
   Как ни странно, но в голове никаких мыслей совершенно не было. От недавних ужасных событий осталась только горечь и какая-то гнетущая пустота, которая все выше и выше поднималась ей в самую душу. Думать ни о чем не хотелось, и только последние слова дяди Семена резко врезались в память: "Не надо суетиться, надо просто честно делать свое дело!"
   Идти пришлось долго, хотя до этого на машине этот путь показался ей быстрым и коротким. Томочка все шла и шла, не различая ничего вокруг и полностью погрузившись в саму себя. Мимо проплывали рыбацкие лодки, мелькали деревенские дома, какие-то постройки, проходили незнакомые парочки... Жизнь у людей шла своим чередом, с их повседневными делами и заботами. Среди всей этой суеты наша героиня сначала даже не заметила, что впереди нее, совсем недалеко, идет... ее Эдуард. Нет, догнать его, обнять, расплакаться на его крепком плече даже мысли не возникло - он шел не один... Рядом с чудесным принцем шла какая-то молодая дама с двумя детишками, причем одного из них, маленького мальчика, Эдик нес на руках.
   Первое, что пришло в голову Томе, было все-таки подойти и познакомиться, а то как-то невежливо было вот так вот идти рядом со знакомым человеком и никак не проявить себя. Тем более, что это был не просто знакомый, а, можно сказать, жених, суженый, вторая половинка, уже почти муж. А то, что рядом с ним женщина и дети, так это ничего, это, скорее всего, его сестра или какая-то родственница, а может быть знакомая... Ведь Эдик говорил ей, что у него никого нет и он совершенно один...
   Решив так и поступить, Томочка прибавила шаг, и уже было поравнялась с ними, когда ненароком услышала его пылкую речь. Ее Эдуард, нисколько не стесняясь, признавался в любви своей спутнице...
   От неожиданности девушка даже не поверила, списав эту ошибку на недавно пережитое потрясение. Она напряглась и прислушалась еще раз... Сомнений не было - Эдик и думать забыл о своей недавней принцессе, и от всего сердца говорил новой даме о своих чувствах! У Томы аж руки опустились... Она шла рядом, и никак не могла вникнуть в смысл услышанного, никак не могла поверить, что ее так мастерски обвели вокруг пальца... Но зачем? С какой целью? За что...?
   В этот момент неожиданно обернулся Эдуард. Увидев свою принцессу, он... как ни странно, нисколько не смутился, и, остановившись, громко поздоровался:
   - Здравствуйте, Тамара!
   От такой неслыханной наглости девушка практически потеряла дар речи. Она только ошарашено смотрела на своего принца на белом коне и пыталась хоть что-то произнести.
   - Эдик, дорогой, кто это? Познакомь нас... - нарушила неловкое молчание его спутница. - В конце концов, твоя жена имеет право знать о твоих знакомствах, тем более с женщинами...
   - Жена... Жена! - застучало в голове у Томочки. - Это его жена! Он на самом деле женат! Господи, он женат!
   - Конечно, милая! - отозвался герой. - Познакомься! Это Тамара, моя знакомая, мы случайно встретились на побережье, у них с дедом здесь тоже домик. Так что мы практически соседи! ...Правильно я говорю?
   Он улыбнулся все той же обаятельной улыбкой и смело посмотрел на Тому.
   - Да... - еле выговорила наша героиня. - Это, в общем-то, правда...
   Больше ей нечего было сказать. Ведь это действительно была правда... Только о другой правде он умолчал - о той, когда обнимал Томочку и обещал ей самую трепетную любовь на свете! О том, что она - единственное счастье в его жизни, его судьба, его надежда! О том, что он для нее, а она - для него, и никак иначе...
   Внутри Томочки все сжалось в жесткий комок, голова закружилась, казалось, что почва уходит из-под ног, а небо, то самое романтическое волшебное небо, еще недавно подарившее ей любимого, теперь уныло наблюдало за происходящим... Девушке даже показалось, что она уже готова, как обычно, расплакаться от всех этих переживаний. Но, как ни странно, в этот раз слезы не показались. Наверное, Тома плакала где-то внутри, в самой глубине души, но своих обидчиков не удостоила возможности лицезреть свою слабость...
   - Тамара, Вы тоже познакомьтесь, это моя жена, Светочка! - между тем продолжал Эдик, обращаясь к нашей героине.
   - Очень приятно... - пробормотала в ответ девушка, не в силах ни что-то ответить этому нахалу, ни хоть как-то поставить его на место.
   Молчание снова затянулось. Все трое взрослых неподвижно стояли и только внимательно смотрели друг на друга - кто с интересом, кто нагло, а кто с жуткой горечью и болью... Напряженную тишину прервал ребенок. Маленький мальчик, все еще сидевший у Эдика на руках, вдруг неожиданно громко захныкал:
   - Пап, ну когда мы пойдем? Мам, пойдемте же! Я уже устал!
   - Я тоже устала! - подала голос девочка, идущая за руку с женой.
   Взрослые все так же неподвижно стояли. И лишь Томочка повторяла про себя снова и снова:
   - Это его дети... У него двое детей! Это его дети!
   - Тамара, Вы нас извините, но нам действительно пора! - нарушила молчание Светлана. - Дети устали!
   - Да, нам пора! Мы пойдем! - поддержал ее муж. - Всего Вам доброго, Тамара! Ну, что дети, пошли?
   - Да! Да! - весело затараторили малыши.
   И все семейство спокойно и не спеша пошло по побережью, оставляя за собой только мокрые следы на песке.
   А Томочка так и осталась стоять на том самом месте, где только что разбилась вдребезги ее самая заветная мечта...
   Она даже не помнила, как добралась до дома. Все вокруг словно заволокло густым туманом, оставив ее одну со своими бедами и переживаниями. Лишь в голове стучало:
   - Женат... Дети... Женат... Дети...
   Только придя домой, девушка устало села за стол и горько заплакала. Только сейчас она дала волю своим чувствам, таким горьким и печальным. Ее обманули... Ее предали... Ей вынули наизнанку всю душу! И кто... самый близкий человек, о котором она так мечтала, которого так долго ждала, с которым собиралась прожить всю свою жизнь... Ее любовь...
   Неожиданно она почувствовала, что кто-то ласково гладит ее за плечо. Это был дед. Он тихонько сел рядом, и теперь грустно и понимающе смотрел на свою внучку, не зная, как ей помочь. Старик еще даже не знал, что случилось, а Тома не могла ему ничего рассказать, только всхлипывая от душивших ее слез. Он знал лишь одно - его Томочке сейчас плохо, очень плохо, и он должен быть с ней ...
   Наша героиня еще долго плакала, содрогаясь от рыданий и не в силах остановиться, а дед так и сидел с ней рядом. Он ничего не говорил, да ему и нечего было ей сказать, он просто разделил с ней то горе, которое разрывало на части ее душу...
   Немного придя в себя, Томочка посмотрела на старика и тихонько прошептала:
   - Меня предали... меня обманули... Он обещал, что мы будем вместе, а оказалось, что... что у него семья...
   Она рассказала ему все, и про Эдуарда, и про крушение самолета, про все... и снова зарыдала. Слезы текли и текли по ее лицу, и казалось, нет никого, кто мог бы ее утешить в эту минуту.
   - Так бывает... - дед гладил внучку по волосам и пытался хоть как-то успокоить. - Томочка, так бывает! Просто, наверное, ты выбрала себе не того принца, не того человека!
   - Дедуль, но я так мечтала именно о нем! Я представляла его себе именно таким, он как будто сошел с моих грез, понимаешь? Это был он, я точно знаю, это был он!
   - Это был только его образ, внученька... - ответил дед. - Ведь ты его совсем не знала! Ты разве знаешь, какой он? Добрый? Справедливый? Честный? Он умеет любить?
   - Но... Он говорил...
   - Вот именно, он только говорил... Ты неправильно выбрала, Томочка! И все твои девичьи мечты были не о человеке, а о его внешней оболочке... Понимаешь?
   - Да, дедуль... Я ведь действительно очень мало знаю о нем. Как о человеке...
   Она замолчала. Было видно, как в ней борются слова любимого деда и признания любимого мужчины, некогда дюбимого...
   - Знаешь, дедуль, в лесу мне все время казалось, что сзади на меня смотрят чьи-то глаза... - через какое-то время произнесла девушка. - Мне было так жутко, так страшно от этого...
   - А ты не бойся! - улыбнулся старик. - Представь, то это я стою за твоей спиной и смотрю на тебя! Я так тебя защищаю, внученька!
   - Ну ладно... - улыбнулась в ответ Томочка. - Раз уж ты говоришь, что это ты, значит, бояться больше не буду! Правильно?
   - Правильно!
   Они крепко обнялись. Как здорово, что в такую сложную минуту рядом с Томой оказался ее дедушка, такой мудрый и понимающий, такой умеющий любить...
   - Дедуль, я пойду к морю... - неожиданно произнесла девушка. - Оно меня успокаивает как-то... Ты ведь никуда не уйдешь?
   - Иди, иди, Томочка, прогуляйся - ответил дед. - Иди...
   Тома вышла на крыльцо и пошла к побережью. Неимоверная усталость вновь навалилась на нее, как тяжкий груз от пережитых событий. Ей вдруг захотелось окунуться в эту прохладную воду, смыть с себя все переживания и эмоции, забыть обо всем на свете...
   Она медленно подошла к самой кромке воды, где бархатный прибой ласково гладил ее усталые ноги... А где-то там, у самого горизонта, уплывали вдаль ее когда-то заветные мечты...
  
  
   Глава 9.
  
  
   Рита несмелым шагом шла вместе с сыновьями к своему большому красивому дому, вернее, к дому, который ее мальчики так настойчиво называли своим. В ее голове до сих пор не укладывалась мысль о том, как это они могли оказаться в Зер...ке, да еще и в таком странном виде. Когда они ус пели стать моряками? И как это могло пройти мимо нее? А может, это необычная жара так подействовала на голову, что она теперь чего-то не помнит...?
   Между тем, входная дверь открылась, и на пороге появился ее муж, Анатолий. Честно говоря, таким она видела его нечасто - чистая выглаженная рубашка, причесанные волосы, гладко выбритое лицо. И что самое интересное - он был абсолютно трезвым! В таком замечательном виде Рита помнила своего благоверного еще в самом начале их совместной жизни, а потом, с годами, зеленый змий все больше и больше затягивал Анатолия в свои сети. Наша героиня уже, в общем-то, и не особо переживала по этому поводу. В их городке пили практически все, а уж тем более трактористы, так что все это стало для Риты в порядке вещей.
   Тем удивительней было ей сейчас видеть его в таком исключительно нормальном, человеческом виде. Она даже невольно остановилась:
   - Толик, а как же ты... ты такой... И ты тоже здесь?
   - А где ж мне быть-то? - удивленно засмеялся муж. - Я вроде никуда и не собирался! Да и какой такой? Я обычный...
   - Нет, необычный... - стала, как всегда, перечить Рита. - И почему ты не на работе? Почему с трактором не возишься? Что ты вообще в Зер...ке делаешь, а?
   Анатолий смотрел на жену изумленными глазами:
   - Да ты что, с ума сошла, что ли, Рит? Мы уже много лет живем здесь, вот дом добротный поставили, а ты меня спрашиваешь, что я здесь делаю? Да ты перегрелась небось в своей поездке! И вообще, что это на тебе? Во что ты одета?
   - Да, мать, ты какая-то странная... - подтвердил Митька. - И про бабу Тоню какую-то говоришь, что здесь ее дом был... Что-то ты не того...
   - Но... На этом месте же был дом бабы Тони... - не унималась контролерша. - Я же помню, здесь точно был ее дом... И что вам не нравится в моей одежде? Форма обычная...
   - Ладно, мам, носи, что хочешь, какая разница! Да и живем мы здесь уже лет сто, а то, что было тут раньше, уже не важно, правда?
   Рита замолчала, пытаясь в уме хоть как-то сопоставить факты. Это было очень странно, но все, сказанное ее родными, никак не соответствовало ее собственным мыслям и представлениям. Но... ведь Рита точно знала, что она права! Она всегда была права!
   Наша героиня еще раз посмотрела на своих домочадцев - замечательный трезвый муж, дети-моряки... Глядя в их круглые и непонимающие глаза, она отбросила все попытки спросить их что-то еще и уж тем более настаивать на чем-то своем.
   - Надо самой во всем разобраться! Надо все разложить по полочкам... - сама себе сказала Рита. - Должно же быть всему этому логическое объяснение! Странно все как-то... Сначала пассажиры наши все как с ума посходили, теперь вот у меня в семье творится не знай что...
   Но не успела она начать все обдумывать, как молчание прервал Олег:
   - Пап, мам, да что мы тут встали-то? Нас же давно за столом гости ждут? Пойдемте!
   - Какие гости? - не выдержала Рита.
   - Как какие, мать? Мы же с друзьями на побывку приехали! Я же тебе говорил! Да что с тобой, в конце концов?
   Женщина решила больше вообще ничего не говорить. Она вдруг действительно почувствовала, что с ней, скорее всего, что-то не так. Ей стало даже как-то не по себе - почему она ничего не помнит? Почему она ничего не знает? Что с ней происходит?
   Видя, что Рита находится в состоянии крайнего недоумения, Анатолий взял ее под руку и осторожно повел в дом. А она и не сопротивлялась. События начали принимать такой оборот, что наша героиня уже и сама не знала, что и где правильно и происходит на самом деле, а что - нет.
   Не успела за ними захлопнуться входная дверь, как Рита поняла, что в доме действительно полно гостей. Буквально отовсюду раздавались какие-то звуки, голоса, смех. Создавалось впечатление, что все пространство наполнено людьми, которые веселились и чувствовали себя вполне комфортно.
   Наверное, так не бывает, но Рита откуда-то знала, где что находится в этом "ее" доме. Она совершенно точно знала, где располагается кухня, где спальня, где зал, а где комнаты мальчишек. Она даже невольно поймала себя на мысли, что на самом деле чувствует себя хозяйкой, которая только что вернулась из какого-то путешествия. Надо сказать, что это нисколько не придало ей уверенности в себе. Наоборот, Рита в который уже раз ощутила в себе какие-то нелепые изменения...
   В следующую минуту к ним уже подскочила целая толпа молодых людей. Это были и парни, и девушки. Кто-то из девчонок был в фартуке, наверное, готовил что-то на кухне, кто-то держал нераскупоренную бутылку вина, кто-то еще что-то. Каждый их них был чем-то занят, видимо тщательно готовясь к приезду строгой мамы.
   Не теряя времени, Митя принялся всех знакомить:
   - Мать, познакомься, это Таня! Это Виктор! Это Лена! Это Юля! А это Антон! Ребят, познакомьтесь, это наша мама!
   - Очень приятно! Очень приятно! - наперебой отвечали молодые люди. - Очень рады с вами познакомиться!
   - Мне тоже... - строго произнесла Рита. - Много вас как! Я смотрю, вы уже начали что-то готовить к обеду... Ну-ка, давайте-ка все за стол, кушать будем!
   Все вроде бы остались довольны тем, как прошло знакомство. Митя с Олегом, честно говоря, немного волновались, зная характер матери, как все сложится. Но, к всеобщему удовольствию, все обошлось. Вся гурьба направилась на кухню, и, довершив последние приготовления, уселась к столу.
   Рита тоже, как полноправная хозяйка этого дома, активно участвовала в приготовлениях, что-то резала, чистила, подавала. А сама, между тем, только успевала удивляться - никогда еще на их столе не было такого изобилия! Все последнее время они с мужем работали на износ, еле сводя концы с концами, еле-еле наскребая денег на скудное существование. Немного выручал огород, но и этого не хватало, так как Рита все время была занята на работе, и ухаживать за растениями было попросту некому. К тому же Анатолий почти все время попивал, так что на обеденном столе хорошая еда появлялась очень нечасто. Сейчас же просто глаз радовался! И соленья, и варенья, и горячее, и мясное, и рыбное! К тому же, за время поездки Рита, по правде сказать, очень проголодалась, так что при виде таких деликатесов у нее просто слюнки текли!
   Наконец все было готово, и пиршество началось! Хоть народу и было очень много, но каждому досталось по кусочку всего того многообразия, что появилось на большом столе. Аппетит у всех был отменный, угощались весело, с шутками и прибаутками. Молодежь смеялась и подшучивала друг над другом, чувствуя себя как дома. И только Рита не совсем вписывалась в эту всеобщую радостную атмосферу. Нет, она была очень довольна, что рядом с ней сейчас оказались и на редкость трезвый муж, и любимые сыновья, так внезапно ставшие моряками. Но вот все эти приехавшие друзья... Наша героиня, в общем-то, понимала, что у ее мальчиков должны быть знакомые, что они уже взрослые, да и девушки должны появиться в скором времени, но эта молодежь никак не соответствовала тому строгому распорядку, который Рита поддерживала в доме.
   Наша героиня, как женщина во всем правильная и любящая во всем четкость, установила в своем доме своеобразный режим, которому ее домочадцам приходилось следовать. Мальчишки давно к этому привыкли, а муж особого права голоса и не имел, мирясь с требованиями жены и расслабляясь со стаканом в руке. Теперь же приехавшие в гости друзья разрушали сложившийся порядок в доме начисто!
   Они все делали не так - вилки клали не с той стороны, тарелки мыли неправильно, полотенца брали не те, руки мыли не тем мылом... Да еще к тому же, они все время шумели! Со всех сторон постоянно раздавалась то музыка, то смех, то какие-то другие посторонние звуки.
   Все это, наверное, можно было бы списать на усталость Риты с долгой дороги, а может быть, на то, что она еще не совсем пришла в себя от крайнего удивления, от всего происходящего, но эта суета в ее собственном доме начала ее раздражать.
   Рита сначала даже пыталась ничего не замечать, делая вид, что все в порядке и ее вполне устраивает. Но хватило ее ненадолго. Природная щепетильность и въедливость делали свое дело, и так получалось, что наша героиня снова и снова кого-то поучала, давала непременные советы, учила жить и всячески контролировала. Как женщина воспитанная, она не могла позволить себе выгнать гостей или как-то гневно проявить свое недовольство, ведь это было не по правилам хорошего тона. Но и терпеть такое дальше было выше ее сил.
   Рита улучила момент, когда ее старший сын Митька остался один, выйдя из комнаты за каким-то диском для магнитофона, и начала разговор:
   - Митя, мне надо с тобой поговорить... Я очень рада, что у тебя есть друзья! Они все очень хорошие, но... Ты знаешь, я не могу за вами всеми уследить! Вы такие молодые, шумные... Я начинаю бояться, что еще чуть-чуть, и от нашего дома ничего не останется!
   - Мать, ты что, нас выгоняешь?
   - Что ты, Митя, как ты мог такое подумать? Это ваш дом, вы всегда можете сюда приехать, в любую минуту! Но... может быть ваши друзья теперь поедут отдыхать к своим родным?
   - Мам, я что-то не пойму... - даже обиделся сын. - Чем они тебе помешали? Мы поели, теперь спокойно сидим в моей комнате и не беспокоим тебя... Потом гулять все пойдем... Что тебе не так?
   - Митя, ну как же ты не видишь! Твои девочки совершенно неправильно помыли посуду! А мне пришлось за вами всеми перемывать, понимаешь? И полотенца они все намочили! Нет. чтобы взять одно, аккуратно... Да что тут говорить! Одни заботы...
   Митя минуту молчал:
   - Ладно, мать, не переживай, придумаем что-нибудь! - улыбнулся он. - Все будет хорошо!
   Новоявленный моряк пошел в свою комнату, но Рита осталась недовольна разговором. Да, он обещал ей решить эту проблему и что-то придумать, но уж слишком легкомысленно, как ей показалось, он отнесся к ее словам. А ведь она нисколько не шутила! Она говорила на полном серьезе!
   Не теряя времени, наша героиня решила поговорить и со средним сыном - Олегом. Он был помладше, так что была надежда, что он воспримет слова и просьбы матери более серьезно.
   Но и этот разговор не принес ей ощутимого результата. Олег внимательно выслушал мать, а другого и нельзя было сделать, зная ее характер, так же весело улыбнулся и пообещал что-то решить. Честно говоря, он спешил к своим друзьям, которые уже ждали его с каким-то интересным занятием, так что особо вникать в надуманные проблемы своей матери ему не хотелось.
   Да он и не мог понять ее, как и старший сын Митька. Ведь ему было совершенно все равно, с какой стороны лежит вилка, как вымыта посуда, и какое полотенце они взяли.
   Рита ходила мрачнее тучи. Ей и сыновей обижать не хотелось, но и нарушенный порядок отравлял ее существование. Говорить что-то мальчишкам было бесполезно, они все равно отвечали ей той же обнадеживающей фразой "все будет хорошо, все решим", но молчать Рита не могла. Она, конечно, очень старалась не обострять обстановку, но получалось это у нее слабо. То и дело в доме доносились упреки, причитания, поучения, настойчивые советы... И постоянное раздражение, уже, в общем-то, ничем не прикрытое...
   Совершенно неизвестно, во что бы все это могло вылиться, если бы вдруг Рита не увидела всю молодую гурьбу, появившуюся на пороге дома с сумками в руках. Она с удивлением смотрела на них, не понимая в чем дело, когда к ней подошли ее сыновья, тоже куда-то собравшиеся.
   - Ребята, вы куда это собрались? Погулять, что ли? А почему с сумками? Или вы гостей провожаете?
   - Мать, ты не обижайся, но... мы решили уехать... - опустил голову Митька. - Мы догуляем наш отпуск у деда, в деревне...
   - Как в деревне? Да вы что, Мить? Там же не дом, а хибара какая-то! Да там и остановиться негде! Вы там просто не поместитесь!
   - Мам, дед сказал, что в любом случае будет нам очень рад! - подал голос Олег. - И нашим друзьям тоже! Он говорит, что в тесноте, да не в обиде!
   - Но... как же это? - стало вдруг так обидно Рите. - Вы нас с отцом бросаете, что ли? Мы вас теперь долго не увидим?
   Она бросилась к младшему сыну и обняла его. Ее сердце было готово разорваться на куски от осознания того, что это она, своими собственными руками, сделала все, чтобы ее мальчики очень надолго покинули отчий дом. Но ведь она все делала правильно! Она только старалась научить их, подсказать, как надо все делать! Она ведь хотела как лучше! Скупая слеза промелькнула на ее щеке...
   - Ну хватит, мать, нам пора... - послышался голос Митьки. - Ты не грусти, мы тебе обязательно напишем! Слышишь, все будет хорошо!
   - Да, мам, не грусти... - подхватил Олег.
   - Пока, мам! - попрощался Сережа. - Моряки не плачут!
   На пороге появился Анатолий. Он тоже оделся, собираясь проводить своих мальчиков вместе с гостями в долгую дорогу.
   Рита тоже было хотела пойти, но муж, может быть впервые в жизни, остановил ее:
   - Не надо, Рит, не ходи... Я сам их провожу, посажу в автобус! Не волнуйся! Ты устала с дороги! Полежи, отдохни! Не надо...
   И наша героиня, тоже, наверное, впервые, его послушалась...
   Наша героиня закрыла за ребятами дверь, и только проводила глазами их удалявшиеся силуэты. Затем она прошла в гостиную и села на диван.
   Странно, но именно сейчас, когда в доме стало тихо и спокойно, и наконец-то появилась возможность жить и чувствовать себя комфортно, Рите было совершенно не весело... Да, вокруг стояла полнейшая тишина, никто не шумел и не включал музыку, никто не брал ненужные полотенца и не мыл неправильно посуду, но на ее душе было как-то тревожно и скверно. Ведь вместе с гостями из дома ушли и ее собственные дети. Да, наша героиня все сделала по правилам, пытаясь научить молодежь чему-то и заставить гостей принять привычные здесь условия, но она забыла, что они тоже люди, а не подчиненные у начальника.
   Рита сидела на диване и вслушивалась в звенящую тишину. Оказалось, что вместе с шумными и такими неудобными ребятами из ее дома ушло что-то... Что-то очень важное и ценное, что-то такое, что невозможно описать словами и что не вписывается ни в какие правила...
   Неожиданно с улицы послышались голоса. Любопытная контролерша не могла не посмотреть, что происходит, и подошла к окну. Как раз напротив, у соседнего дома, разговаривали соседка и ее муж. Видимо, Анатолий уже успел проводить ребят до автобуса, и теперь возвращался домой, когда та его остановила. Картина на первый взгляд показалась нашей героине совсем нелицеприятной...
   Ее Анатолий облокотился на забор, и то ли обнимал соседку, то ли целовал... Вдобавок к тому, он еще и говорил ей, что зайдет вечером, непременно зайдет.
   Такого Рита уж точно никак не ожидала. Она даже разозлиться не успела. Как же так? Как такое могло произойти, да еще под окнами собственного дома? Как мог он, ее вечно пьяный Толик, которого она давным-давно и за мужика-то не считала, посмотреть на другую женщину? Да это было просто невозможно!
   Пока контролерша в недоумении пялилась в окно, Анатолий, между тем, вернулся домой. Он спокойно и как ни в чем не бывало открыл входную дверь, прошел в гостиную и уселся на диван, вроде как ничего не подозревая. И только увидев удивленные глаза жены, он понял, что что-то случилось:
   - Рит, случилось чего? Ты какая-то странная... Или за детей переживаешь? Да... и зачем они уехали, вроде и здесь неплохо было, весело так... Да ты не волнуйся, все нормально. Я проводил их всех на автобус, они поехали...Вот... Жалко, конечно...
   - Толик, причем тут дети? - строго заметила жена. - Ты мне зубы-то не заговаривай! Я все видела! Ты слышишь, я все видела! Как ты мог? Как ты мог?
   - Что видела-то? Что мог? - удивился теперь и Анатолий. - Я что-то не пойму тебя, Рит?
   - Ах, не поймешь! Кто обнимал нашу соседку Лидку, а? Кто ее целовал, а? Скажешь, не ты? Да еще прямо перед окнами! Изверг!
   - Да ты что, Рит! - рассмеялся Анатолий. - Тебе привидилось, что ли? Я просто помог ей забор немного подправить, вот и все! А больше ничего у меня и в мыслях не было!
   - А кто обещал ей вечером зайти?
   - Да, я обещал, что зайду вечером, чтобы забор получше посмотреть, а то устал сейчас, да и настроение не то... А ты что подумала?
   Рита осеклась. Она не знала, что ей думать. С одной стороны, все, что говорил муж, вполне могло быть правдой, тем более, что в подобных вещах он раньше замешан не был. Но с другой - уж больно подозрительную картинку она видела...
   - Ладно... - в конце концов согласилась Рита. - Забудь...
   Вроде бы инцидент был исчерпан, но только не для этой скурпулезной женщины. Не в ее характере было оставлять все просто так, ей обязательно надо было во всем разобраться.
   Не успел ее Толик включить телевизор и прилечь отдохнуть, как она снова напомнила ему о недавно увиденном, потом снова... Она опять и опять о чем-то спрашивала его, вдавалась в подробности, что-то выведывала и выпытывала... Наконец, Анатолий не выдержал:
   - Знаешь, Рит, я пожалуй тоже пойду!
   Он поспешно встал, пошел в свою комнату, а уже через минуту вышел оттуда с небольшой дорожной сумкой в руке.
   - Ты куда это собрался? - остановила его жена. - Ты что придумал?
   - Рит, с тобой стало просто невозможно... - спокойно ответил Анатолий. - Я же сказал, мне надо отдохнуть...
   - От меня???
   - ...от тебя...
   И он вышел вон из дома.
   Рита даже броситься за ним не смогла. Она пребывала в таком шоке от всего происходящего, что как стояла в гостиной, так и осталась стоять, не в силах пошевелиться. В ее разумной и правильной голове никак не могла уложиться мысль, что... ее только что бросил муж...
   Ее Анатолий, ее вечно выпивший Толик, ее...
   - Это чертовщина какая-то! Просто наваждение! - говорила сама себе контролерша. - Куда ж я попала-то... Сначала вроде и мечты все мои сбылись - и дом красивый откуда-то появился, и детей в моряки взяли, даже Сережку... А теперь стало происходить то, чего я опасалась больше всего на свете - и дети от меня ушли, и муж меня бросил... Что происходит? Черт побери, что происходит???
   Рита долго приходила в себя, в ужасе понимая, что сбылись самые страшные ее опасения. Еще очень давно, когда ее мальчишки были маленькими и только начинали проявлять свой характер, ей в голову порой стали приходить тревожные мысли о том, что когда-нибудь они ее бросят... Когда-нибудь ее оставят те, ради кого она и жила все эти годы... Да и муж, взглянув на какую-нибудь другую, захочет уйти, невзирая на все время, прожитое вместе... И тогда она останется одна, совершенно одна, никому не нужная и не интересная...
   В какой-то момент здравый смысл и ее непоколебимая способность рассуждать все-таки вернулись к нашей героине. И она твердо решила, что надо что-то делать. Возвращать детей было уже слишком поздно, а вот мужа... Ведь он ушел всего лишь в соседний дом, так что идти разбираться было совсем недалеко.
   Рита опрометью выбежала из дома, и бросилась к избе напротив.
   - Лидка! Лидка! - еще не добежав, закричала она. - Ну-ка иди сюда! Иди-ка сюда, зараза! Иди, поговорить надо!
   На крыльцо вышла удивленная женщина, видимо, не совсем понимая, что происходит и почему Рита так орет:
   - Ты чего разоралась-то? Что орешь, спрашиваю?
   - А ты не знаешь? Где мой муж, гадина? Где Анатолий?
   - Откуда я знаю, где твой муж! - еще больше удивилась Лида. - Это тебя надо спросить, где он! Мне-то откуда знать...
   - Не ври мне! Я видела, как вы с ним недавно обнимались! Я все видела! Это ты его к себе переманила! Где он?
   - Никого я не переманивала... И не обнимались мы! Ты чего, Рит! Привидилось тебе, что ли... Да и нет его у меня! Я действительно попросила Анатолия прийти и помочь мне забор поправить, только вот он не пришел...
   - Врешь! Я сейчас сама все проверю! Сама!
   - Проверяй...
   Рита заскочила в дом и начала обшаривать все комнаты, все уголочки... Но Толика на самом деле нигде не было. Она перерыла все, что попалось ей на пути, но безрезультатно. Ее муж не приходил сюда...
   Рита в изнеможении вышла на крыльцо, и устало опустилась на ступеньку. Анатолий ушел не к соседке, но тогда куда? Где его теперь искать? И найдет ли она его...
   - Да Толян к другу уехал! Вот только недавно на электричку сел! - послышался голос проходившего мима мужика. - Не ищи его здесь теперь, далеко он!
   - К какому другу? Когда уехал? Куда?- аж подскочила наша героиня.
   - Да откуда я знаю, Рит! Ты думаешь, он меня во все посвящает, что ли? Мы всего лишь вместе работаем! Встретил просто его на станции недавно, говорю, едешь что ль куда? Да к другу собрался, отвечает, поживу немного. Вот и все...
   Наша героиня опустила голову и уныло побрела к своему дому. Пытаться вернуть своего мужа теперь было тоже поздно... Да, ее ждал великолепный добротный красивый дом, о котором она так давно мечтала, который так хотела хоть когда-то построить... И который сейчас был абсолютно пустой, и в который совершенно не хотелось идти...
   Рита села у двери и стала всматриваться в небо, в печальное бесконечное небо. Впервые за много лет она вдруг поняла, что не все в жизни укладывается в систему и не все нужно делать правильно и по инструкции...
   Да, она хотела, как лучше... Да, она делала все, как надо... И что из этого вышло? Все родные бросили ее, и она осталась один на один со своими правилами и строгими предписаниями...
   Рита долго вглядывалась вдаль... Только теперь она заметила, как же все необычно вокруг! Вернее, даже наоборот, обычно, совершенно так же, как и было много времени назад, когда из окна автобуса пассажиры увидели все несоответствие природы. Точно так же, как и тогда, кругом была абсолютно застывшая обстановка - та же неимоверно уставшая от жары зелень, та же душная атмосфера без единого ветерка, та же сероватая пелена повсюду... И точно так же было ясно и светло, как и много часов назад! И точно так же не было солнца!
   Рита понимала, что такого не может быть в природе, что должно было пройти уже очень много времени и давно наступить темная ночь. Но на улице, как это ни странно, все было абсолютно так же... Словно кто-то сверху остановил пленку, и теперь мир застыл в каком-то нелепом фотокадре...
   Но контролерша уже не удивлялась ничему. Ее сердце было занято совсем другим, гораздо более важным для нее. Тем, от чего зависела теперь ее дальнейшая жизнь...
   Неожиданно нашу героиню кто-то окликнул, да так, как никто обычно ее и не называл. По широкой дороге, проходящей мимо домов, к ней бежала какая-то молодая женщина:
   - Маргарита Павловна! Маргарита Павловна! Ну, слава Богу, я нашла Вас! А то уж и не знала, что делать!
   Рита изумленно привстала. Она понятия не имела, кто эта женщина, что ей надо и откуда она знает не только ее имя, но и отчество. Да и вообще, почему она так называет ее? Контролерша уже и забыла, когда кто-то обращался к ней так официально. Однако, надо было как-то выходить из положения, и она решила ответить как-нибудь нейтрально:
   - Что-то случилось?
   - Да, Маргарита Павловна! - запыхаясь, остановилась та. - Там трое наших туристов попали в неприятную ситуацию, и теперь их не хотят выпускать из Бразилии! Они уже вторую неделю не могут вернуться домой! Местные власти сказали, что только директор турагентства может помочь! Вот мы и ищем Вас, только до этого найти не получалось. Вы то в отъезде были, а теперь у Вас почему-то телефон не отвечает...
   Рита круглыми глазами смотрела на незнакомку. Она даже не расслышала, что там говорилось про каких-то попавших в беду туристов, в ее голове настойчиво стучала одна мысль - она директор турагентства! Директор турагентства!!! Но как такое может быть? Как? Неужели ее заветные мечты опять начинают сбываться?
   - Подожди... Подожди... - остановила женщину Рита, пытаясь убедиться, что она не ослышалась. - Значит я, как директор турагентства, должна вмешаться в эту ситуацию?
   - Да, Маргарита Павловна, Вы совершенно правильно поняли! Это можете сделать только Вы! Так что нам нужно срочно ехать в офис! Срочно!
   - Хорошо! Поехали! - отозвалась наша героиня, взбодрившись и заметно повеселев от таких неожиданных новостей. - Я готова!
   - А... Вы поедете в таком виде? - немного осеклась незнакомка.
   Рита посмотрела на себя - на ней была все та же выцветшая форма сотрудника транспортного предприятия. Да, этот потертый вид не очень соответствовал ее теперешнему статусу главы фирмы. Но делать было нечего - в рейс она не взяла с собой никакой сменной одежды, не собираясь надолго задерживаться в Зер...ке, и не ее вина, что с того момента мир вокруг как будто перевернулся.
   - Да! - уверенно произнесла наша героиня. - А тебя что-то не устраивает?
   - Ну что Вы! Просто немного необычно... Так едем?
   - Да...
   Они прошли по дороге, завернули за угол и вышли к хорошей машине представительского класса, стоявшей неподалеку. В ней их уже поджидал водитель. Рита никогда не была тщеславной, да и к роскоши относилась достаточно равнодушно, считая ее ненужным излишеством, но здесь даже она испытала некую гордость. Да, судя по автомобилю, она добилась в жизни все-таки немалого...
   Женщины уселись на заднее сиденье, и машина покатилась по дороге. Контролерша не ведала, куда именно и в какую сторону они едут. Она знала одно - она едет в свою фирму, где она - директор!
   Подъехав к небольшому, видно офисному зданию, они вышли и поднялись на второй этаж, где и располагалось заветное туристическое агентство "Маргарита".
   Работа кипела. Наверное, эта фирма была достаточно успешной и имела много клиентов, поскольку наряду с огромным количеством персонала в офисе находилось практически столько же посетителей. Все они что-то выясняли, выбирали, листали красочные журналы и о чем-то оживленно переговаривались.
   Рита с удивлением остановилась. Как это ни было странно, но в помещении все было организовано именно так, как это себе и представляла наша героиня. Еще в другой, казалось бы, жизни, работая контролером на автотранспортном предприятии, Рита иногда, в редкие свободные вечера, задумывалась о том, как здорово бы было иметь свое турагентство, определенным образом его обустроить, поставить работу на широкую ногу...
   И вот сейчас, в эту самую минуту, она на яву видела предмет своих раздумий. Даже мебель в этом офисе располагалась именно так, как наша героиня и предполагала при случае ее поставить. Хотя, при каком случае? Контролерша никогда не считала эту свою мечту выполнимой, и предавалась ей только так, для удовольствия.
   - Интересно, а почему меня никто не приветствует? Почему не здороваются с начальником? - задала единственный вопрос наша героиня все еще стоявшей рядом с ней сотруднице. Она прекрасно видела, что ее приход заметили, но никто и глазом не повел, продолжая делать то, чем все были до этого заняты.
   - Маргарита Павловна, да Вы что! - выдохнула женщина. - Вы же сами дали приказ, чтобы при вашем появлении никто не обращал на Вас внимания и не прекращал свою работу! Вы сами нас учили, что клиент превыше всего...
   - Да... Это правильно! Действительно, правильно... Ну, проводи меня в мой кабинет!
   - Да, конечно! Пойдемте!
   Они прошли мимо работающих сотрудников в соседний большой кабинет.
   - Маргарита Павловна, я сейчас, только скажу Петру Егоровичу, что мы приехали, и сразу приду к Вам, хорошо?
   - Давай! - кивнула контролерша. Она понятия не имела, кто такой этот Петр Егорович, но раз ему надо было доложить о приезде, наверное, он не последний человек в этой конторе.
   Сотрудница вышла, а Рита стояла у двери и только успевала удивляться просто мистическим совпадениям. Нет, она не верила в мистику, но все это не получалось назвать никаким другим словом. Все в кабинете было буквально срисовано с ее заветных желаний! Именно таким она мечтала видеть свой рабочий уголок! У нее даже мурашки побежали по спине, так неправдоподобно все выглядело! Рита, конечно, сначала подумала, что ее кто-то разыгрывает, но... Такого просто не могло быть, ведь она никому, абсолютно никому не раскрывала своей тайны...
   - А вы ничего здесь у меня не трогали? Не переставляли? - первым делом строго спросила она, когда дверь снова отворилась и вошла та же сотрудница, но уже не одна, а с представительным мужчиной.
   - Ну что Вы, Маргарита Павловна! Мы никогда ничего у Вас не трогаем. Даже в кабинет не заходим! Сюда только уборщица приходит и все!
   - Ладно... Ладно... - успокоила их Рита, снова начиная чувствовать себя не в своей тарелке. - Давайте, что там у вас... А почему вы на меня так смотрите? - обратилась она к вошедшему мужчине, смотревшему сейчас на нее во все глаза.
   - Да нет, Маргарита Павловна... Просто... Вы сегодня так интересно одеты... Не обращайте внимания, это Ваше право, как Вам одеваться!
   - Я Вам примерно уже описала ситуацию... - начала сотрудница. - Теперь, когда Вы здесь, надо будет позвонить по оставленному телефону в отделение бразильской полиции и все урегулировать!
   Как это ни стыдно, но Рита совершенно не помнила, о чем таком ей говорила сотрудница. Она была так ошарашена известием о том, что является хозяйкой турагентства, что остальным ее словам не придала абсолютно никакого значения. Теперь же она только смутно припоминала, что речь шла о каких-то троих туристах.
   - Знаешь что, расскажи-ка мне все еще раз! - вывернулась контролерша. - Я хочу поподробнее вникнуть в детали!
   - Да, Ирин! - тоже вступил в разговор мужчина. - Напомни все по порядку!
   И давайте, может быть, присядем за стол?
   - Да, да, давайте! - поддержала его наша героиня.
   Все уселись за большой круглый стол посреди кабинета. Сотрудники готовились предоставить начальнице отчет о нестандартном случае в их фирме, а Рита удовлетворенно думала, что теперь хотя бы знает, как звать эту услужливую и преданную подчиненную.
   - Рассказывать особо и нечего, - начала Ирина. - Нас и не посвящали в подробности этого дела, сославшись на то, что у нас нет достаточной компетенции для этого. Сказали, что будут говорить только с директором. Когда же я ответила, что Вы в отъезде, они только сообщили, что трое клиентов нашего турагентства, отдыхавшие в Бразилии, отстали от своей группы, и их арестовала полиция, вроде бы как подозрительных личностей. Они, конечно, как могли,
   объяснили, кто они такие и где остальные туристы. Но, пока все это выясняли, основная группа уехала обратно в Россию! Теперь подтвердить их слова можете только Вы!
   - Мда... Интересная ситуация... - протянула Рита. Ей, несомненно, льстило, что только она может разрешить ситуацию, но, с другой стороны, она абсолютно не помнила этих туристов... - Короче говоря, мне нужно только подтвердить, что это наши клиенты, так? А они действительно наши, вы проверили?
   - Конечно, Маргарита Павловна! Мы давно сверили все списки - это точно наши клиенты! - заговорил Петр Егорович. - Даже не сомневайтесь!
   - Хорошо! Наберите мне их номер! - успокоилась контролерша, видя, что вроде бы все идет как надо, и ей не придется делать чего-то неординарного.
   На том конце провода долго не отвечали, потом послышался недовольный мужской голос, который спросил на английском языке, что надо.
   - Здравствуйте! Меня зовут Маргарита Павловна Исаева, я директор туристического агентства "Маргарита"! Вы хотели меня слышать! - произнесла в ответ наша героиня тоже на английском.
   А потом осеклась... Она говорила на английском языке... Она говорила на английском языке!!! И понимала его!
   Это было просто немыслимо! До этого момента Рита не то что не знала английский, но вообще была далека от всяких иностранных языков, на русском-то изъясняясь по-простецки. А сейчас... Наша героиня сама не знала, как это у нее получается, но ... совершенно безо всяких усилий стала понимать иностранную речь, как свою собственную.
   Между тем, пока Рита сидела в полнейшем изумлении и была не в состоянии произнести ни звука, на том конце провода опять заговорили:
   - Аааа! Очень рад Вас слышать, уважаемая миссис! Я начальник отделения бразильской полиции! У нас тут находятся ваши граждане, и только Вы можете облегчить их участь!
   - Да, мне сказали, что я должна подтвердить, что это действительно наши туристы, клиенты нашей фирмы... Так я подтверждаю! Это на самом деле клиенты моей фирмы! Только вот не пойму, почему это должна была делать именно я? Почему вы не спросили подтверждение у моих сотрудников или, в крайнем случае, в посольстве?
   - Не волнуйтесь, уважаемая Маргарита! Все действительно так, да не совсем... Все было бы хорошо и просто, если бы не одно "но"... Ваши туристы не просто отстали от группы, они еще и хамски вели себя, хулиганили, нарушали дисциплину! За что их, в общем-то, и арестовали! Так что теперь одного подтверждения их личностей мало, даже с Ваших слов... Я мог бы обратиться за помощью к вашему послу, но он в отъезде и будет сравнительно не скоро...
   Рита понимала, что дело принимает серьезный оборот. Одно дело только подтвердить, что эти люди являются клиентами ее фирмы, и совсем другое - разбираться с хулиганством. Она какое-то время молчала:
   - Что же теперь делать? - наконец произнесла она. - Что с ними будет?
   - Видите ли, в нашей стране очень суровые законы, так что их ждет большой штраф и тюремное заключение на приличный срок...
   - Как? Как такое может быть?
   - Ну... Я же не сказал, что ничего нельзя сделать... - после долгого молчания произнес бразилец.
   Рита насторожилась:
   - А что? Что-то можно сделать?
   - Мда... Вам нужно всего лишь лично поручиться за этих граждан! Подписать соответствующие документы... и я их отпущу!
   Контролерша опять задумалась. Впервые в жизни от нее так явно зависела судьба нескольких человек, и только она могла решить, будут они на свободе или сядут в тюрьму.
   Рита колебалась... Она была, в общем-то, достаточно добрым человеком, и вполне могла бы помочь своим клиентам, попавшим в непростую ситуацию, но... Это как-то не соответствовало ее строгим правилам и критериям! Ведь они нарушали дисциплину, они игнорировали законы той страны, они ведь достойны наказания... В нашей героине усиленно боролось желание помочь и все те строгие нормы, которые определяли всю ее жизнь на протяжении долгих лет. Решить что-то сама она не могла...
   Попросив бразильского полисмена подождать немного, она повернулась к Ирине с Петром Егоровичем:
   - По-моему, мне нужна ваша помощь...
   Рита описала сотрудникам ситуацию. Нет, она была не из тех людей, кто обращается к кому-либо за советом, сама все зная лучше всех, но в этот раз... Впервые в жизни Рита не знала...
   Наша героиня пристально смотрела на своих подчиненных. А те, как ни странно, очень обрадовались, что у их начальницы появилась возможность помочь туристам:
   - Маргарита Павловна! Как это здорово! Как хорошо, что нашелся выход из этой ситуации! А то она уже столько тянется! - улыбалась Ирина. - Только подписать бумаги и все!
   - Да, а мы и не подозревали, что с бразильской полицией можно договориться! - улыбался Петр Егорович. - Все оказалось гораздо проще, чем мы ожидали!
   Рита удивленно смотрела на сотрудников:
   - Я что-то не пойму, вы чему радуетесь?! Вы что, считаете, что я должна пойти на поводу у этого полицейского?! Но ведь это неправильно! Это не соответствует...
   - Чему не соответствует? - теперь уже подчиненные смотрели на Риту круглыми глазами. - Это же наши туристы, наши постоянные давние клиенты! Подумаешь, похулиганили немного, с кем не бывает! Что их теперь за это, в тюрьму сажать? Ведь наши соотечественники пострадают ни за что! А у Вас есть возможность их вызволить... Вам же это ничего не стоит!
   - Как это не стоит? Я что, должна изменить своим собственным принципам? Это неправильно, помогать преступникам!
   - Но они не преступники! Как Вы можете...
   Ирина и Петр Егорович еще долго убеждали упрямую начальницу, что надо все-таки помочь туристам, что это просто необходимо... Но она, казалось, их попросту не слышала. Да, их доводы имели свое основание, но установленные нормы и правила, слишком глубоко сидевшие в голове нашей героини, по всей видимости, пересиливали.
   Рита взяла телефонную трубку, где все еще ждал бразильский полисмен:
   - Я не буду этого делать, не могу... - несмело произнесла она.
   На том конце провода воцарилось молчание:
   - Хорошо... - наконец выдавил из себя бразилец. - Это Ваше дело! О последствиях я Вас предупредил...
   Послышались частые гудки, разговор был закончен...
   Рита откинулась на спинку кресла и задумалась. Да, она была уверена, что сделала все, как надо, совершенно правильно и точно, ведь туристы нарушили закон, а значит должны за это ответить. Но на душе почему-то было как-то неспокойно, некомфортно и тревожно... Как будто изнутри что-то грызло и глодало ее... Она вдруг вспомнила про своих сыновей, которые именно из-за ее правильности уехали из дома... Про мужа Анатолия, который тоже не смог ужиться с ней...
   - А может, я не права...? - вдруг тихо произнесла она.
   Ирина и Петр Егорович молчали, только печальными глазами глядя на свою начальницу. Уже не о чем было говорить, дело было сделано...
   - Наберите мне еще раз этот номер в Бразилии! - отдала приказ Рита.
   В трубке вновь послышался все тот же недовольный мужской голос.
   - Это Маргарита Павловна! Я сделаю все, что нужно...
   Странно, как меняются люди... Очень часто одни события влекут за собой совсем другие, непохожие и неподвластные нашему привычному пониманию. И сделав выводы один раз, мы начинаем смотреть на мир совершенно по-другому, совсем иначе, абсолютно не так, как смотрели на все вокруг всю свою жизнь...
   Рита вдруг почувствовала, что она очень устала. Мало того, что она не спала уже неизвестно сколько времени, так еще и нервное напряжение последних событий совсем выбило ее из колеи. Она медленно поднялась с кресла и пошла к выходу, оставляя за собой удивленных сотрудников. На улице ее уже ждала машина с водителем, готовая увезти свою хозяйку туда, куда она пожелает. Контролерша села на заднее сиденье и велела ехать домой.
   Рита затворила за собой дверь, и устало опустилась на диван. Странно, но этот великолепный большой дом ее совсем не радовал. В пустынных комнатах уже не слышался детский смех, а из гаража не доносилось ворчание мужа, но... как ей, оказывается, всего этого не хватало! Контролерша уже и рада была и пустить в дом многочисленных гостей, и не допекать подозрениями Анатолия, но было уже слишком поздно... Дети уехали, муж ушел...
   Рита задумчиво сидела на мягком диване и медленно пересматривала всю свою жизнь. Времени у нее было предостаточно, чтобы взвесить все "за" и "против", расставить все по своим местам, да и просто подумать о насущном. Для Риты это было необычное состояние. Всю свою сознательную жизнь она всегда была твердо уверена в том, что делает, и что делает это правильно. Она четко следовала выбранной жизненной дороге и никуда с нее не сворачивала. А теперь, вдруг, наша героиня начала понимать, что в жизни не все так однозначно и правильно, не все укладывается в какие-то определенные схемы, не все подчинено строгим законам... В ее голове все это умещалось с трудом, но обратной дороги уже не было.
   Рита долго так сидела, глядя в одну точку и осмысливая происходящее. В конец измучившись от тягостных размышлений, она решила немного поспать - ее голова раскалывалась, требуя немедленного отдыха. Рита прилегла на диване и закрыла глаза. Казалось бы, вот он - сон... Но не тут то было. Как и все наши предыдущие герои, контролерша уснуть так и не смогла. То ли серьезное перенапряжение недавних событий, то ли сбившиеся биологические ритмы ее организма давали о себе знать, только сон никак не шел к ней.
   Рита неподвижно лежала, ей совершенно не хотелось открывать глаза и тем более вставать. Ужасная усталость, навалившаяся на нее, так и не проходила, напоминая о том огромном количестве времени, которое уже прошло с момента последнего таинственного рейса.
   Неожиданно какой-то неприятный звук насторожил нашу героиню. Совсем рядом что-то жужжало, или кто-то... Рита мгновенно открыла глаза и начала искать источник опасности. Нет, эта женщина была не из трусливых, да она вообще практически ничего не боялась, за исключением...мух! Эти мелкие насекомые вызывали у нее не просто отвращение, а неподдельный животный ужас! Каждую весну, когда начиналось тепло, и мухи просыпались, начинались ее мучения и усердные тайные попытки борьбы с этими тварями. Именно тайные, потому что ей было очень стыдно признаться в своем странном страхе.
   Вот и сейчас, едва заслышав жужжание, контролершу аж передернуло. Этот звук она не могла спутать ни с чем - это действительно были мухи! Рита осторожно обернулась назад, на источник опасности... За ее спиной, со стороны кухни, на нее летело целое полчище этих насекомых!
   Такое трудно себе представить - там было не две-три мухи, которые обычно появляются в жилище человека, привлекаемые чем-то вкусным, их были сотни, тысячи! Да кроме того, они были просто огромные! Уже через секунду ужасные насекомые налетели на Риту тучей, облепили ее, жужжа и кусаясь.
   Наша героиня, как могла, отбивалась от них, но мухи налетали снова и снова, атакуя свою жертву. Не в силах больше с ними бороться, Рита вскочила с дивана и стала носиться по дому, в надежде увернуться от незваных гостей. Но это оказалось просто невозможно! Мухи преследовали ее везде и всюду! И никуда невозможно было от них деться...
   Рита в панике бегала из комнаты в комнату, не в силах понять, что происходит и откуда взялось такое количество этих огромных тварей!
   - Но такого не бывает! Они не могут быть такими большими! - только и повторяла наша героиня. - Это нереально!
   Все происходящее действительно казалось нереальным, словно она попала в фильм ужасов и теперь не может из него выбраться. А этот фильм никак не заканчивается...
   Рита в изнеможении остановилась и закрыла глаза. Дальше бежать уже было некуда... И вдруг мухи исчезли... Просто куда-то пропали и все! Ее уже никто не кусал, никто не жужжал над ухом, никто не садился на тело... Контролерша несмело открыла глаза и присмотрелась - действительно, в доме было абсолютно пусто, никаких насекомых не было и в помине. Рита тяжело вздохнула... А может ей все это привидилось? Или нет? Или все было на самом деле?
   Ей вдруг невыносимо захотелось увидеть море, прогуляться по пустынному пляжу, услышать плеск пенных волн...
   Она вышла из дома и пошла к побережью, чтобы успокоиться и насладиться видом природной стихии. Рита медленно брела по узенькой песчаной тропинке, а вокруг было все так же ясно и светло, мимо мелькала все та же изнуренная жарой зелень, и все покрывала непонятная сероватая пелена. Солнца на небе не было...
  
  
   Глава 10.
  
  
   Гриша осторожно шел по мелким камням дорожки. Нашего героя нельзя назвать человеком впечатлительным, но здесь даже он не мог прийти в себя от удивления. Этот дом, этот двор, да все вокруг словно сошло с его самых сокровенных желаний! Гриша давно мечтал об этом, но чтобы встретить вот так, в реальности... К тому же, в его голове никак не укладывалось, как это могло так получиться, что кто-то скопировал все его мечты? Да еще с такой точностью! Все это просто не поддавалось никакому логическому объяснению...
   Он подошел к тенистой веранде и огляделся - да, все именно так, как он и хотел. Откуда-то взялись даже резные столбики, которые он собирался когда-нибудь вырезать к новоселью. Но ведь только собирался! А тут кто-то уже сделал это за него... Гриша стоял на ступеньках и водил руками по затейливым узорам - то ли он сошел с ума, то ли весь мир вокруг...
   Водитель поднял глаза вверх - да, этот дом был в полтора этажа, ни больше, ни меньше! Не один, ни два, ни три, как строят обычные люди, а именно полтора, как и хотел Григорий! Он даже сам не мог объяснить, почему обязательно полтора, но в его мечтах фигурировал только такой домик. Душистый виноград обвивал стены деревянного строения, свисая крупными темными гроздьями прямо на небольшой балкончик. Гриша давно мечтал, что в его новом доме будет именно такой, и они с женой будут сидеть на нем тихими долгими вечерами и смотреть, как их детишки гоняют в футбол или играют во что-то на лужайке... Ну уж такого хозяин этого жилища угадать не мог! Гриша резко обернулся... в углу дворика, на небольшом пятачке, красовалась футбольная площадка с сетчатыми воротами по бокам!
   Он даже ущипнул себя за руку, так неправдоподобно было все вокруг. Казалось, что это просто сон, волшебный сон, в котором все возможно и происходит так, как ты хочешь.
   Гриша так и стоял на веранде и удивленно крутил головой по сторонам, когда неожиданно дверь отворилась и на пороге дома появилась пожилая женщина. Его мать...
   - А, Гришуня! Приехал уже! А я тебя уж давно жду! Ну, пойдем в дом! Устал с дороги-то?
   Молодой человек попятился назад, не веря своим глазам:
   - Мама? Ты здесь? Что ты здесь делаешь? Ты почему не в Адлере?
   - Почему это я должна быть в Адлере? - в свою очередь удивилась женщина. Мы же с тобой на прошлой неделе туда ездили, мне там больше ничего не надо. Да и дом не на кого было оставить, все твои уехали к Клавдии Ивановне в гости, ты забыл, что ли?
   - К какой Клавдии Ивановне? Какие мои? ...И чей это дом вообще? Что ты здесь делаешь?
   - Да ты совсем сдурел, я погляжу! - запричитала мать. - Родной дом не узнает! Что я здесь делаю, что я здесь делаю... Живу я тут! И ты здесь живешь вместе с женой и детьми вашими, пятерыми...
   Гриша слушал ее и не понимал, что происходит. О чем таком она говорит? Какая жена? Какие дети? Откуда? И этот дом...
   На память сразу пришел тот старичок и девушка, которых он встретил по пути сюда. Да, да, они уже что-то там говорили, что все это принадлежит ему. А он то решил, что они ошиблись, спутали его с кем-то... Оказывается нет...
   Оставался один вопрос - когда он успел сойти с ума? Чувствовал наш герой себя великолепно, ничего вроде не болело, а голова, казалось, вполне нормально соображала. Но ведь так не бывает! Почему тогда он ощущал себя каким-то инопланетянином, прилетевшим сюда с далекой планеты и не понимающим сейчас, где он, зачем и кто? Почему не узнавал родные, вроде бы, места? Почему не помнил ничего из того, что только рассказала ему мать?
   Гриша пристально смотрел на маму - это был самый его близкий человек, и не верить ей у него не было никаких оснований... Значит, это он сошел с ума...
   - Так все уехали к Клавдии...?
   - Ивановне! Правильно, к теще твоей! Вспомнил? Она вас всех давно к себе звала, вот они и поехали... Без тебя пришлось, ты же работаешь... Да что мы на крыльце-то стоим, пошли в дом! Я уж давно на стол накрыла, все тебя поджидала! Пойдем, сынок!
   - Пойдем... - тихо пробормотал Гриша.
   Деваться было некуда, не оставаться же на улице, тем более, что это его родной дом... Хоть и такой неожиданный...
   Видя, что сын все еще сомневается, да и вообще, ведет себя как-то странно, мать взяла его под руку и потянула за собой:
   - Гришань, ну хватит шутить! Пошутил, и ладно! А то прям как не родной себя ведешь! Или тебе действительно голову напекло от такой жары?
   - Ой, не знаю, мамка! Ой, не знаю...
   Сразу за сенями оказалась просторная кухня. Гриша уже не удивлялся, а только снова и снова отмечал про себя, что все вокруг в точности соответствовало его мечтам и представлениям. Посередине стоял большой деревянный стол с белой ажурной скатертью, около него поместились массивные стулья с резными ножками, даже на стене висела репродукция знаменитой картины Шишкина "Рожь", которую он так любил...
   Страшно, наверное, ощущать себя ненормальным, когда ты долго строишь какие-то планы, мечтаешь о чем-то, а потом приезжаешь в незнакомое место, а там... все это уже есть на самом деле! Там уже реализованы все твои мечты и желания, и самое интересное, что все говорят, что осуществлял все это ты сам...
   Пока наш герой рассматривал свою же собственную кухню, мать подогрела еду, которая уже успела немного остыть, поставила на стол все необходимое и принялась заваривать травяной чай. Сын настороженно смотрел на нее:
   - А мамка все такая же... - проносилось в его голове. - И готовит так же, и травы те же кладет, что и обычно, и... даже меду добавляет, как я люблю... Что-то со мной не так... Может мне и про поездку все привидилось? Да нет, Ритка тоже все видела! Не может быть...
   Его взгляд упал на большую семейную фотографию, аккуратно стоявшую в красивой рамке на одной из полок. Гриша пригляделся - он сам, собственной персоной, какая-то красивая девушка с длинными волосами, какие-то дети... Он подошел к фотографии и стал пристально разглядывать ее.
   - А, по семье соскучился? - улыбнулась мать, заметив, как он встал. - Конечно, твоя Маринка - просто умница, да и детишки хорошие, нечего сказать... Ты - счастливый отец, а я - счастливая бабка!
   Она лукаво рассмеялась.
   - Так это... Так это и есть моя семья... - тихо прошептал Гриша. - Значит, жену звать Мариной... А детей-то как?
   Он стал судорожно припоминать, какие имена ему всегда нравились - Виктор, Алексей, Полина...
   - А Витька-то как? - громко спросил наш герой, косясь на мать, в надежде определить, в точку он попал или нет.
   - Ага, а говоришь, что не помнишь ничего! Вспомнил же, как старшего сына зовут, а? Хулиган! Звонила Маришка, говорил, что Витька твой выздоровел, все хорошо у них. Отдыхают, с бабушкой общаются. Недавно вот только Полинка с велосипеда свалилась, теперь ходит с разбитой коленкой. А так все нормально, не волнуйся...
   Странно, Гриша совершенно не помнил ни Витю, ни Полину, ни других "своих" детей, но в ответ на эти рассказы матери у него почему-то возникло странное чувство, что это действительно его настоящая жизнь, что ему очень интересно, что происходит с этими ребятами, да и вообще, они ему совершенно не чужие... К красивой девушке на фотографии, как оказалось, он тоже что-то испытывал...
   Наконец все было готово. Мать с сыном уселись за стол и принялись с аппетитом поглощать кушанья, приготовленные специально к долгожданному приезду. Только немного подкрепившись, Гриша почувствовал себя как-то увереннее - привычная еда, привычный вкус, знакомый ему с детства, сделали свое дело. Мать готовила так же вкусно, как и всегда! И как и всегда встречала его из рейса...
   Закончив обед, молодой человек поблагодарил искусную хозяйку и, как и обычно, привычным жестом дотронулся до внутреннего кармана рубашки, машинально проверяя, на месте ли его водительские права. И тут мурашки пробежали по его спине... прав не было!
   Гриша в ужасе полез в карман, выпотрошил его почти наизнанку, но там... было пусто! Все документы, которые он все время носил с собой, которые он так берег, исчезли! Не было ни водительских прав, ни техпаспорта на его автобус, ни сопроводительного документа на рейс. Пропало даже лаковое удостоверение, подтверждающее, что Гриша является водителем этого автотранспортного предприятия... А ведь он им так гордился!
   Не помня себя, молодой человек теребил свой карман снова и снова, но документов все равно не было. Тогда он обшарил все остальные карманы и на рубашке, и на брюках, и даже заглянул в свою авоську. У него еще теплилась надежда, что может быть он после того странного рейса в суматохе положил их куда-то еще, но... Все поиски были безрезультатны.
   Испуганная мать тоже, как могла, помогала сыну искать пропажу. Она тоже теребила его карманы и рылась в принесенной сумке, не уставая причитать:
   - Гришенька, да что же это? Ты же никогда ничего не терял, тем более такие важные документы! Да как же так! Гришенька! Как же ты теперь на работу-то пойдешь? Тебя теперь и в рейс не пустят? Да что же это!
   - Прекрати, мать! - вдруг отрезал Гриша. - Ну, может выронил по дороге, когда сюда шел... Жарища-то на улице какая! Да и рейс у меня был очень не простой, странный какой-то... Сейчас вот пойду по той же дорожке и найду пропажу!
   Он вскочил из-за стола и бросился вон из дома.
   - Гришунь, может тебе на машине поехать? - уже вдогонку кричала ему мать. - Так быстрее получится!
   - Нет, мамка, нет! На машине я ничего не увижу на земле-то! Мне надо там же пройти! Вернусь скоро, не волнуйся!
   Гриша выбежал со двора и быстро пошел по той же дороге, по которой совсем недавно шел к своему дому. Он внимательно разглядывал каждый куст, каждый участок земли, каждую травиночку, боясь ненароком пропустить оброненные документы. Он, как и мать, тоже с трудом представлял себе, как такое могло получиться, что он потерял такие важные бумаги. Ведь он всегда был таким аккуратным! Он так дорожил ими! Да и за все долгие годы его работы на этом предприятии такого не случалось...
   Наш герой шаг за шагом обследовал местность. Странно, но по дороге сюда, он даже не заметил, как необычно все кругом. Во-первых, на улице было так же светло и ясно, как и много часов назад, а ведь прошло уже столько времени! Уже давно должна была наступить глубокая ночь и спуститься темнота, но... Кроме того, все кругом опоясывала все та же сероватая дымка, точно такая же, которую заметили пассажиры еще из окон автобуса. И ко всему прочему на небе все так же не было видно солнца! Еще во время поездки все заметили это несоответствие - совершенно чистое небо, ни облачка, а солнца нигде нет...
   Да, только сейчас наш герой обратил внимание, что на улице все осталось точно так же, как и раньше. Будто и не было тех часов и событий, которые все-таки произошли, будто время остановилось и застыло на какой-то неопределенный странный период...
   Гриша все шел и шел той же дорогой, но документов так и не находилось. Вот уже впереди показалась знакомая автобаза. Оставалась одна надежда - что он обронил бумаги именно там, выходя из автобуса.
   На предприятии было шумно. В этот раз почему-то собрались все водители, находившиеся в данный момент не на выезде, и распределяли рейсы на ближайший месяц. Во главе толпы стоял начальник предприятия, который эмоционально выкрикивал что-то и активно махал руками. Гриша подошел:
   - Привет всем! Здравствуйте, Павел Сергеевич!
   - Здорово! - отозвались ребята.
   - А что здесь происходит? - тихонько поинтересовался он у Кольки, невысокого парня лет двадцати.
   - Да рейсы распределяют на месяц вперед... График поездок составляем!
   - Как? Так ведь совсем недавно все распределили? Только несколько дней назад... Павел Сергеевич, так мы же совсем недавно все рейсы на новый месяц утвердили?
   - Ничего мы не утверждали! Только вот сейчас все распределяем! Тебе что, приснилось что ли?
   - Как это приснилось? Я вам сейчас и бумагу покажу!
   Он полез было во внутренний карман, но там, как известно, было пусто. Гриша обреченно вздохнул:
   - Я ее потерял...
   - Ну и врать же ты горазд, Григорий! - ухмыльнулся начальник. - Может еще чего пропало? Голову-то не потерял?
   - Права еще потерял, техпаспорт, да все документы... - грустно ответил наивный молодой человек. - Все...
   - Что? Как? Да ты что? - заорал начальник. - Да как ты мог? И удостоверение посеял? Да это же твое лицо! А где документы на автобус? Где? Что мне теперь с тобой делать? А? Что?
   Гриша, честно говоря, и сам был очень расстроен, что такое произошло, поэтому только понуро стоял, виновато опустив голову, и не знал, что ответить.
   - Знаешь что, - наконец выпалил начальник, - ты уволен! Я давно уже хотел это сделать! Понятно? Можешь больше не приходить на работу! Все! Хватит! Отъездился!
   Гриша опешил. Да, он потерял документы, совершил оплошность, но не увольнять же за это! Он же хороший водитель, он уже столько лет здесь работает!
   - Как же так? - взмолился наш герой. - Ну, накажите меня, ну лишите премии, но зачем же увольнять? Я же хороший водитель! Павел Сергеевич, вы же меня знаете! Мы же столько лет уже вместе работаем!
   - Работали, дружок, работали! И если я все эти годы терпел тебя, то это еще ничего не значит! Все!
   - Что...? Что значит терпели? Ребята, ну хоть вы скажите, ведь я хорошо работал, и помогал вам всегда! У меня и взыскания-то ни одного и не было за все эти годы! Ну да, потерял документы, но их же можно восстановить! Ребята! Колян, скажи что-нибудь! Серега!
   Но все молчали, лишь опуская головы и виновато отворачиваясь, словно обращаются вовсе и не к ним. Гриша подбегал то к одному водителю, то к другому, но результат был одним и тем же - никто так и не вступился за него.
   - Ты извини, Гриш, но начальник всегда прав... - в конце концов проговорил его когда-то друг Серега. - Нам еще здесь работать...
   Собрание было закончено. Все рейсы распределили, и водители начали потихоньку расходиться кто куда - кто домой, а кто - на базу отдыхать. Только Гриша остолбенело продолжал стоять на том же месте и непонимающе смотрел вслед уходящим коллегам. Уже бывшим коллегам...
   Он даже не мог осознать, что только что, минуту назад, он потерял все! Абсолютно все, что имело для него первостепенное значение! И это была не просто работа, это была его жизнь... Да, у него вроде бы остались и жена, и дети, но он их совершенно не помнил и не знал, поэтому о их существовании в этот трагический момент он даже не вспомнил. Он просто привыкал к чудовищной для него мысли, что лишился всего, что у него было...
   На площадке автобазы никого не осталось. Все водители разошлись, оставив только стоявшие в ряд закрытые икарусы. Когда-то это было его жизнью... И ведь никто не поддержал его! Никто из ребят, с которыми он был знаком много лет, и не просто знаком, а дружил, не захотели подтвердить, что Гриша - первоклассный водитель! Что он действительно достоин этой работы! Такого наш герой никак не ожидал...
   Он медленно вышел с территории автобазы и поплелся домой. Оставаться на предприятии не имело никакого смысла - как оказалось, здесь у него не было ни одного союзника, ни одного человека, которому он бы мог доверять. Да и убеждать в чем-либо начальника было просто бесполезно.
   Гриша уныло шел по дороге к дому, полностью уйдя в свои грустные мысли и не замечая ничего вокруг. Такого с ним еще никогда не случалось...
   Неожиданно молодой человек чуть не налетел на газетный киоск, притаившийся у самой дорожки. Странно, но раньше его здесь не было. Гриша уже много лет приезжал в этот городок и ходил именно этим путем, по этого киоска почему-то никогда не видел. Он отрешенно поднял голову:
   - Хм, киоск поставили... Раньше-то его и не было... Это я точно помню! Хотя... у меня ж с памятью что-то... Могу и не помнить!
   Пока он удивленными глазами разглядывал новое строение, его взгляд упал на стеллаж с корреспонденцией. Все газеты и журналы, словно сговорившись, писали об одном и том же - о надвигающейся на мир катастрофе! Да не просто говорили, они кричали, всячески привлекая к себе внимание - все передние полосы пестрели немыслимыми заголовками, лозунгами, какими-то страшными предзнаменованиями и прогнозами.
   Грише стало жутковато. Он не просто боялся всего неизвестного и неотвратимо надвигающегося на нашу планету, но и свято верил, что это неизбежно произойдет, что конец света неминуем и дни человечества сочтены. И вот оно - яркое подтверждение!
   Наш герой уже очень давно интересовался всем подобным, предпочитая быть во всеоружии и иметь максимум информации о готовящемся печальном событии. Поэтому и сейчас, порывшись в карманах и вытащив кое-какие деньги, он протянул их продавщице:
   - Мне самые интересные номера, пожалуйста!
   Она протянула ему аж пять каких-то газет. Не в силах пребывать в неведении, он доплелся до небольшой лавочки, тоже как-то вдруг появившейся неподалеку, и уселся читать.
   Читал он долго, то сворачивая страницы, то вновь разворачивая их. Эмоциональное напряжение нашего героя тоже все время менялось - он то глубокомысленно вздыхал, то приподнимался на месте, то вообще вскакивал, и начинал ходить вдоль лавочки и размахивать руками, о чем-то думая и переживая. Наконец он отложил прессу.
   Вид у Гриши был встревоженный. Взъерошенные руками волосы неопрятно торчали во все стороны, рубашка выбилась из брюк, газеты валялись по всей лавочке. Было видно, что он очень испуган, очень!
   Все мысли нашего героя сейчас были заняты только этой чудовищной печальной новостью - на землю летит огромный астероид, и у нашей планеты нет никаких шансов выжить! И ужаснее всего, что времени до этого страшного момента осталось совсем немного...
   По сравнению с этим известием, его собственная личная трагедия, только что неимоверно тяготившая его, показалась вдруг какой-то мелкой и незначимой. Да и что значит трагедия человека по сравнению с надвигающейся трагедией всей Земли! Свои собственные переживания недавнего времени ему теперь казались совершенно пустыми и даже какими-то стыдными, ведь на кону стояла судьба всей планеты, и о своей собственной жизни печься теперь было как-то некрасиво. О том, что все это могло быть просто выдумкой журналистов и писак, он даже не помышлял, истинно веря каждому написанному слову.
   Сначала Гриша очень всполошился, намереваясь хоть что-то предпринять для избежания катастрофы. Но потом, немного поразмыслив, он сел и покорно опустил руки - его усилия, даже самые неистовые, не имели никакого значения перед лицом надвигающегося ужаса! И он ничего не мог сделать...
   Мысли молодого человека перемешались. С одной стороны, его планете грозит неминуемая гибель и всем людям, абсолютно всем, суждено скоро погибнуть, а с другой - как это ни малозначимо, но его только уволили с любимой работы, причем абсолютно неправильно и незаслуженно... Как-то сразу навалились эти неприятности, как-то сразу и совершенно вдруг придвинулись те страшные события, которых Григорий так боялся вот уже много лет... А он остался один, только один перед лицом этих странных совпадений...
   Гриша медленно пошел по дорожке, ведущей к дому. Честно говоря, идти туда не хотелось, да ему сейчас вообще уже ничего не хотелось, тем более рассказывать матери о своем недавнем увольнении и неимоверном позоре, который пришлось пережить. О грозящем бедствии говорить тоже было не с кем, ведь мать не верила во все это, только отмахиваясь от сына и говоря, что все это вранье и домыслы. Да ему и говорить-то не хотелось... Он просто грустно шел по знакомой дорожке, наверное, потому, что ему некуда было больше идти...
   Гриша не хотел заходить в дом... Он осторожно поднялся на крыльцо, стараясь не скрипнуть половицами, чтобы не слышала мать, и уселся на ступеньку. Как же он устал! Наверное еще никогда в жизни он не чувствовал себя настолько опустошенным и подавленным. Еще никогда ему не было так больно и обидно, так страшно и непонятно... И не только от того, что жизни всего живого на Земле угрожала неминуемая опасность, но и от того, что в его собственной жизни уже случилась чудовищная катастрофа, с которой он не смог справиться...
   Гриша снова и снова прокручивал в голове недавние события, и снова и снова задавал себе один и тот же вопрос - "что теперь делать, как дальше жить?" И не находил ответа... Несмотря на грозившие события, надо было как-то жить дальше, как-то существовать, как-то кормить свою большую семью и пятерых детей, которые, как оказалось, у него были. Да и вообще, надо было чем-то заниматься, только вот чем? Ни какой особой работы в маленьком курортном городке и не было, здесь не отмечалось ни заводов, ни фабрик, ни каких-то других мест, куда можно было бы обратиться. Да Гриша, честно говоря, ничего такого и не умел, кроме как хорошо крутить баранку.
   Всю свою сознательную жизнь он грезил автомобилями, и поэтому вопрос о том, чем ему заниматься даже не вставал - конечно, быть водителем! Он очень любил свою работу и всегда старался получше разобраться в своем железном агрегате. Гриша считал себя хорошим водителем и, надо признать, это вполне соответствовало действительности. Тем обиднее ему было сейчас, когда он остался не у дел и никому не нужный...
   Он сидел на крыльце и печально смотрел вдаль, от нечего делать изучая соседние избы. В них, в общем-то, не было ничего необычного - какие-то были получше, какие-то похуже. Где-то совсем рядом плескалось море, словно колыбельной успокаивая и убаюкивая его израненную душу. На улице было все так же светло и ясно, как и много часов назад, и так же не было видно солнца. Но теперь это не пугало и не смущало нашего героя, его сердце отказывалось чему-то восхищаться или чего-то страшиться, теперь ему было абсолютно все равно...
   Неожиданно какой-то глухой звук привлек его внимание. Гриша пригляделся - в ближайшем дворике маленькая сухая старушонка никак не могла наколоть себе дрова. Она изворачивалась и так и сяк, брала топорик то в одну руку, то в другую, но то ли сил у нее было маловато, то она вообще никогда этим не занималась, но ничего путного у нее не выходило. Топор лишь немного углублялся в полено, не собираясь дальше его раскалывать. Старушка же в ответ очень нервничала и переживала, кряхтя и ругая на чем свет стоит это непослушное приспособление, да вместе с ним и все и всех вокруг.
   Гриша сначала просто наблюдал, как старая соседка надрывается на своем участке. Никогда раньше у него не возникало желания кому-то помочь, тем более в таком домашнем деле. Да обычно он и не замечал, нужна кому-то помощь или нет, его по большей части и дома-то не было, все время в основном уходило на работу. Но сейчас, как это ни покажется странным, у него возникла непреодолимая тяга что-нибудь сделать для этой женщины. Да, да, не желание, а именно тяга, которую он был не в силах в себе побороть.
   Он слез с крыльца и тихонько пошел к соседнему дому. Войдя в калитку, наш герой поздоровался:
   - Здрасьте, баба Фрось! Все стараетесь? Дровишки заготавливаете?
   - Аааа! Гриня! А ты что это не на работе? Или отдыхаешь от рейса? Да, вот пытаюсь дров для бани нарубить, да вот что-то не выходит никак... А ты что пришел-то?
   - Да это... Уволили меня...
   - Батюшки! А я-то гляжу, что ты сам на себя не похож, невеселый какой-то... Думаю, уж не случилось ли чего... Вот, значит, как... За что же, сынок?
   - Да и не знай, баб Фрось... Наверное за то, что права потерял... Да это и не главное... Тут я в газетах прочитал, что скоро конец света будет! На нашу Землю летит огромный астероид, так что скоро нам всем наступит конец!
   Бабуська только улыбнулась своим беззубым ртом:
   - А нам никакой конец не страшен! Мне бы вот только дровишками запастись, и готово! А там пусть хоть что на нас летит, не страшно...
   - Ты все шутишь... - горько вздохнул молодой человек. - Ну да ладно, дело твое! Давай-ка лучше, я тебе помогу!
   - Чего-чего?! С чего это ты мне помогать-то вздумал?
   - Да старенькая ты уже, силенки уже не те, так ведь? Да и делать мне, в общем-то, и нечего... Только вот я сразу предупреждаю, что дрова никогда не колол, так что не знай, что получится... Ты уж лучше отойди подальше!
   - Отхожу, отхожу! На тебе топорик-то!
   Старушка отбежала в самый угол своего двора и принялась оттуда наблюдать, как ее сосед собирается ей помогать. А дело, надо сказать, в его руках начало спориться. Молодой человек оказался не только чрезвычайно сильным, но и умелым. Шаг за шагом он рубил одно полено за другим, ловко укладывал уже мелкие дровишки в небольшой покосившийся сарайчик, потом снова возвращался к топорику. Не прошло и нескольких десятков минут, как дело было сделано. Гриша довольно вытер пот со лба и посмотрел на соседку:
   - Готово, баб Фрось! Принимай работу!
   Старушка стояла в изумлении:
   - Ну, ты Гринь, даешь! Я бы тут и за день не управилась! Ну, спасибо тебе, сынок!
   От такой неожиданной подмоги старая женщина даже прослезилась. Жила она одна и ей уже давно, очень давно, никто не помогал. Наш же герой не собирался останавливаться на достигнутом. Он и сам не ожидал, что ему так понравится работать! Он колол дрова впервые в жизни, до этого такими делами занимались то отец, то мать, не обременяя его подобными вопросами. Поэтому, не имея особой надобности, он и не учился ничего этого делать. Теперь же, как оказалось, Гриша был вполне пригоден к такой ручной работе. Мало того, она доставляла ему огромное удовольствие!
   Колки дров ему показалось недостаточно. Оглядевшись вокруг, он вдруг заметил, что рядом с домом стоят пустые ведра, явно приготовленные для воды.
   - Баб Фрось, а ты что ведра-то поставила?
   - Так у меня ж колодец поломался, Гринь... Вот, надо идти на соседнюю улицу, водички в дом принести...
   - Сейчас я все починю! Не волнуйся! - разошелся Григорий. - Есть у тебя какие-нибудь инструменты?
   Бабушка принесла из сарая кое-какие приспособления и отдала молодому человеку. А он, никогда в жизни ничего не чиня, кроме автомобиля, пошел к колодцу. Оказалось, что не все так просто, как предполагалось на первый взгляд, но Гриша справился. Он быстро починил не только колодец, но и лестницу в дом, принес воды, обнаружил еще какие-то неполадки, которые тут же и устранил, и, в конце концов, уставший, но очень довольный уселся на крылечко.
   Гриша не понимал, что происходит. Он сам всегда считал, что умеет только крутить баранку автомобиля, и к другим занятиям не пригоден. Более того, он всю свою жизнь видел только в вождении, интересовался только им, и собирался и дальше заниматься только своей профессией. Оказалось же, что в жизни есть много чего еще...
   Гриша сидел на крыльце и как-то странно смотрел на все вокруг - он вдруг ощутил, что гнетущая пустота и безысходность, тяготившие его совсем недавно, куда-то исчезли, притупились... Все негативные мысли, заполнявшие его голову и не дающие нормально жить, словно превратились в ту самую работу, которую он только сделал. Да и на душе стало как-то легче...
   Странно, но за последние несколько минут он сделал в себе столько новых открытий... Оказалось, что он многое умеет! Да, Гриша - первоклассный водитель, но, кроме этого, он хорошо колет дрова, чинит, работает по дому. И, оказывается, его интересы ограничиваются не только автомобилем! И самое главное - без работы водителя тоже можно жить...
   Для нашего героя это было просто открытием! Еще совсем недавно он не представлял, как он будет дальше, что будет делать, как существовать? Еще совсем недавно вся его жизнь вертелась вокруг автотранспортного предприятия, вокруг автобусов, рейсов, поездок. И он не представлял своей жизни без этого! Но судьба странным образом заставила его пересмотреть свои взгляды...
   Старушка сидела на крыльце рядом с нашим героем и не могла прийти в себя от радости. Такой помощи, да еще и без всякой просьбы, ей никто не оказывал! Тем более этого она не ожидала от человека, которого только что уволили с любимой работы, и который, наверное, впервые в жизни, был грустным и не улыбался. Она боялась его спросить, что такое с ним произошло, что он решился так ей помочь, она просто сидела и тихонько умилялась, время от времени роняя на засаленное платье слезы радости.
   Грише, в свою очередь, тоже не хотелось ничего объяснять, он тоже просто сидел на крыльце и внутренне удивлялся своим собственным таинственным изменениям.
   Из дома вышла Гришина мать и, завидев своего сына, сидевшего вместе со старушкой на соседском крыльце, очень удивилась:
   - Гришань, ты чего это? Ты что там сидишь? Документы-то нашел? Все нормально?
   Молодой человек неохотно встал и, попрощавшись с соседкой, все еще не пришедшей в себя от радости, пошел к дому.
   - Ничего я не нашел... - вздохнул Гриша. - Уволили меня, мамка...
   Женщина аж присела:
   - Как? Как это... уволили? Да ты что? Как же это?
   - Да вот так... Сказали, что я плохой водитель...
   Грише не хотелось рассказывать о своем недавнем позоре. Он обнял мать и повел ее в дом, стараясь как-то сменить эту ужасную тему. А она только смотрела на сына мокрыми от слез глазами, не в силах выразить свои чувства словами... Впервые в жизни ее веселый и радостный Гриша был грустным и задумчивым...
   Они долго сидели на диване и просто молчали, каждый о своем. Мать пыталась как-то переварить ту новость, которую только что услышала, а Гриша все думал и думал о том, какая же все-таки интересная штука - жизнь... Наконец мать поднялась:
   - Ну, ладно! У меня еще дел полно! Надо вот цветы пойти посадить на дворе, давно собиралась! Пойду... А ты не грусти тут, не раскисай! Сходи на кухню, вот, поешь что-нибудь! Или отдохни немного...
   - Мам, а давай я посажу цветы... - вдруг как-то задумчиво проговорил наш герой. - Может, получится!
   - Но... Но ты же никогда ничего не сажал... Вообще к земле не подходил... Испортишь ведь...
   - Не испорчу, мамка, не испорчу, не боись! Дай попробовать!
   Он подошел к матери, взял у нее пакет с семенами, заранее приготовленными для посева, и вышел во двор. Мать с опаской наблюдала за сыном, не зная, радоваться ей произошедшим в нем изменениям или огорчаться.
   Между тем, Гриша принялся за дело. Он хоть сам никогда и не делал ничего подобного, но часто любил наблюдать, как мама копается в огороде, как сажает и окучивает, как поливает растения. Вот и сейчас, следуя ее примеру, он осторожно начал сажать. Мать только диву давалась, как споро и слаженно у него получается! Он и раскапывал ямки, и укладывал туда семена, и аккуратно поливал посаженное.
   Надо сказать, что Грише очень понравилось. Оказалось, что заниматься землей тоже очень интересно! И получается у него очень хорошо!
   Молодой человек попросил у обрадованной матери и другие семена, и тоже принялся их сажать. Странное дело, но работа оказалась самым лучшим средством от любых мыслей и от любых жизненных передряг! И даже предстоящий конец света теперь уже не выглядел таким ужасным и устрашающим. А зря...
   Гриша удовлетворенно уселся на крыльцо. Как, оказывается, в жизни много интересного, кроме вождения и автомобилей! Как много разного и захватывающего, чего он раньше не знал и о чем даже не догадывался! И как, оказывается, много всего, чем можно заниматься!
   Наш герой подпер голову руками и задумчиво разглядывал округу, когда вдруг что-то произошло...
   Он даже не успел понять, что случилось, просто вокруг началось страшное...
   В один миг кругом потемнело, откуда-то с неба полилась вода, словно все осадки мира вдруг решились пролиться одновременно. Землю стало качать и трясти, как будто кто-то огромным молотом стучал по ней не переставая. Все ходило ходуном и раскалывалось на части, дома рушились, деревья падали, почва разверзалась на огромные куски, в которые проваливалось все, оказавшееся неподалеку. Отовсюду слышались только крики людей, визг скотины и вопли всего живого. Наступил полный ужас!
   Гриша в панике вскочил с крыльца, мечась в разные стороны и пытаясь сообразить, что делать. Первой мыслью любого живого существа в такой ситуации была бы бежать куда-нибудь, бежать без оглядки, туда, где можно было бы укрыться от всего этого ужаса. Но... у нашего героя в доме осталась мать, да и другим людям и престарелым соседям требовалось помощь. Как ни странно, но в эти страшные минуты все мысли Григория были совсем не о себе...
   Только одна мысль крутилась в его голове - "Началось!" А ведь он знал! Он ведь предупреждал всех, что грозит конец света! Он же говорил! Только его никто не слушал и не хотел верить... И вот теперь, все это происходит наяву! Он бы, наверное, и сам не поверил, если бы не участвовал во всем этом сам!
   Гриша рванулся к своему шатающемуся дому, пытаясь спасти мать. Но не успел он подскочить к двери, как строение подбросило и оно сложилось словно карточный домик, погребя под собой все содержимое. Из груди нашего героя вырвался ужасный крик... Там только что была его мама...
   Молодой человек в ужасе и отчаянии бросился было к дому соседки бабы Фроси, из которого доносились приглушенные жалобные стоны. Но добежать удалось только до калитки - старая хибара раскололась надвое и исчезла с лица земли в глубоком разломе.
   Гриша метался от одного дома к другому, пытаясь хоть кому-то помочь, но спасать было уже некого... На земле творилось непонятно что, и казалось, что не будет этому ни конца, ни края...
   Наш герой уже не помнил, сколько прошло времени, как долго он боролся и пытался совладать со стихией. В изнеможении он опустился на землю и стал покорно ждать своей участи. Дальше предпринимать какие-либо усилия было просто глупо и бессмысленно... Природа оказалась сильнее...
   Неожиданно все прекратилось, причем также, как и началось. Вдруг земля перестала сотрясаться, вновь стало светло и ясно, и все вокруг опять заволокла непонятная сероватая пелена.
   Гриша озирался по сторонам. Если бы не разрушенные дома и поваленные деревья, то могло бы показаться, что ничего и не произошло. Все так же стояла жара, все так же было светло и спокойно, и все так же на небе не было солнца...
   Только вот теперь половины строений вообще не было, а половина напоминала руины, в которых трудно было узнать что-то прежнее. Поломанные и покореженные деревья валялись тут и там, не давая пройти и покрывая измученную землю, словно зеленый ковер. Но самое страшное было в другом - нигде не осталось ни одной живой души, кроме нашего Григория...
   Неимоверный ужас охватил нашего героя. Он бродил по когда-то знакомым местам, и не мог прийти в себя от того, что творилось вокруг. Это была действительно катастрофа! И, по видимости, на земле выжил только один человек...
   Схватившись за голову, молодой человек пытался найти хоть кого-то, хотя бы что-то, оставшееся от прежней нормальной жизни, но... ничего не находилось. Не осталось ничего - ни человека, ни животного, ни птицы, ни даже насекомых. Вся природа в одном мгновение словно стала мертвой и безжизненной, уничтожив все, что могло бы продолжить жизнь на планете. Не осталось и ни одного строения - ни домов, ни сараев, ни автобусной станции, ничего... Вид вокруг был просто ужасен - сплошные руины и разруха...
   Гриша долго ходил по развалинам, пытаясь хоть как-то прийти в себя и понять, что же все-таки происходит. Ясно было одно - он остался жив! Он один остался жив... Но эта мысль его почему-то не грела...
   Ему вдруг очень захотелось увидеть море. Эту бескрайнюю неистовую стихию, эту пенную гладь, это голубое раздолье... И услышать тихий плеск волн, как и раньше убаюкивающий и уносящий в далекий нереальный мир.
   У него больше ничего не осталось, кроме этого моря, кроме этих волн, кроме этого мира... Больше ничего...
  
  
   Глава 11.
  
   Михаил остался работать уборщиком на пляже. Да, после того, как он совсем недавно еще был крупным бизнесменом и автомобильным магнатом с несметным состоянием, купался в роскоши и владел шикарной яхтой и дорогими машинами, видеть его с метлой и мусорной урной в руке было, по крайней мере, странно.
   Но нашему герою было не до выбора. Нужно было как-то выживать в этом непростом и таком непонятном мире. Все, что только можно было, Михаил уже потерял - и работу, и дом, и все имущество. И самое главное, он совершенно не знал, где сейчас находятся его любимая жена Лена и дети. Да, только теперь, оказавшись в такой сложной ситуации, он стал понимать, что, а точнее, кто является главным в его жизни. Пока его арестовывали, пока держали в камере он даже и не думал, что происходит с его семьей, все мысли крутились около огромных денег и имущества, которые он боялся потерять. А оказалось, что вместе с ними он лишился гораздо более дорогого и ценного, что было в его жизни... Да, именно было... Еще будучи в тюрьме у нашего героя отобрали дом и выгнали всю семью на улицу, так что теперь он не знал, где они и что с ними...
   Как ни странно, Михаил оказался вполне хорошим работником. Он усердно мел дорожки пляжа, собирал накопившийся мусор, чистил скамейки и грибки для переодевания. Он и сам был несколько удивлен, что тяжелая грязная работа так спорится в его руках. А ведь он этого так боялся! Он так боялся, что когда-нибудь его бизнес прогорит, и ему придется вернуться к тому бедному и неприглядному существованию, которое он влачил когда-то. В принципе, ничего не предвещало такого исхода, и его фирма стабильно набирала обороты, но этот скрытый страх, что все пойдет не так и развалится, все время жил где-то у него внутри. И вот она, реальность! Именно такая, которую он так боялся!
   Михаил прилежно трудился на пляже, отрабатывая свое мизерное вознаграждение. Его действительно хватало только на пропитание, если таковым его можно назвать. О каких-то изысках или хотя бы приличной еде не шло и речи, весь рацион состоял теперь из хлеба и макарон, да иногда свежих мальков, которых им отдавали некоторые рыбаки. Честно говоря, раньше наш герой и не знал, что такую рыбешку можно употреблять в пищу.
   Больше ни на что денег не хватало. Устроиться же пришлось в небольшой кабинке на пляже, которую с ним делил тот дворник, который и позвал его на работу. Нищета, одним словом...
   Как ни трудно было Михаилу в таких условиях, но оказалось, что ... это еще не конец. Оказалось, что и такой жуткой обстановке вполне можно жить! Наверное, не жить, а выживать, но все-таки возможно... Он уже давно пожалел о том, что так опрометчиво погнался за нечестными деньгами и нарушил закон, вместо того, чтобы честно вести свой бизнес и наслаждаться жизнью. Но больше всего нашего героя тяготило другое - это мысли о семье... Где они сейчас? Что с ними стало? Как они? Да и вообще, живы ли... Ведь он их оставил без средств к существованию, без жилья, без всего... Это он даже не подумал о них, когда подписывал тот злосчастный договор! Какой он после этого муж и отец...
   Михаил очень скучал. Впервые в жизни он начал понимать, что же среди всего самое главное! Что в этой жизни можно купить и заработать, а что - бесценно...
   Наш герой не спал уже очень много времени. Нет, это было не от того, что он не устал. Он устал, и даже очень. Но закрывать глаза он теперь, честно говоря, просто боялся... Те ужасные видения, которые уже несколько раз преследовали его, так закрались в душу, что Михаил предпочитал гулять по пляжу в те моменты, когда его особо сильно тянуло ко сну. Не спать! Ему надо было только не спать!
   В один из таких моментов, когда молодой человек, еле волоча ноги от усталости, бродил по пляжу, среди отдыхающих вдруг показались знакомые фигуры. На небольшой скамейке, стоявшей у цветущих кустов магнолии, расположилась красивая женщина с двумя детьми.
   Михаил зажмурился. Может быть, это он так устал, что ему теперь видится не знай что? Может это от жары его измученное воображение рисует желаемые ситуэты?
   Он медленно открывал глаза. Прямо перед ним, на расстоянии всего нескольких метров, сидели его Леночка и Павел с Маришкой...
   Слезы выступили на глазах у этого сильного крепкого мужчины. Слезы радости, слезы стыда, слезы надежды... Как он ждал этой встречи! Как он жаждал увидеть их вновь, живыми и невредимыми! Как он был счастлив, что у них все хорошо! ...и как он теперь подойдет к ним? Как вновь объявится, лишив их всего...?
   Михаил стоял в стороне, не в силах подойти к своим самым близким и дорогим людям на земле, а слезы снова и снова текли по его небритым щекам, не давая дышать. Вдруг маленькая девочка, привлеченная каким-то звуком, неожиданно обернулась... В ту же минуту, не помня себя от радости, она вскочила со скамейки и бросилась к нему:
   - Папа! Папочка! Мама, Пашка, папа нашелся!
   На детские вопли обернулись и женщина с мальчиком, и тоже, сломя голову, бросились к нашему герою. Михаил даже не успел опомниться, как дети облепили его, а подбежавшая Лена бросилась на шею.
   Все обнимали, целовали совершенно неожиданно вернувшегося папу, а тот, роняя слезы, не мог проронить ни слова. Эмоции были настолько сильными, что, казалось, бедное сердце нашего героя вырвется наружу и разорвется.
   В конце концов, все семейство уселось на лавочку. Жене и детишкам не терпелось поскорее узнать, где их папа был все это время, что с ним происходило, как он? Михаила интересовало то же самое, но вот только спросить об этом людей, которых он бросил в трудной ситуации, не хватало смелости. Хотя, наверное, не смелости, а наглости...
   - Ну, как вы тут? - наконец выдавил из себя молодой человек. - Как живете?
   - У нас все хорошо, не волнуйся! - ответила Елена. - Сыты, обуты, одеты... Ты лучше расскажи, ты-то как? С тех пор, как тебя арестовали, мы о тебе ничего и не слышали...
   Михаил замялся. Стыдно было осознавать, что за все время нахождения в камере он ни разу не нашел момента, чтобы позвонить семье и как-то объявиться. Он печально посмотрел на жену:
   - Я-то ничего... Жив, здоров... Работаю теперь уборщиком на пляже, а жить приходится вот в той кабинке ... Мы там с напарником ютимся... Так что ничего, жить можно...
   Растроганная Лена стала гладить его по волосам, трогать небритые щеки... Никогда в жизни ей не было так жалко своего мужа, своего кормильца, свою защиту и опору. Сердце Михаила сжалось, он склонил голову на грудь жены и горько заплакал. Впервые в жизни...
   - Простите меня! Простите... Это я лишил вас всего! Это из-за меня вас выгнали из дома! Из-за меня... Это я во всем виноват! Но...я обязательно все исправлю! Я снова заработаю много денег! Я смогу! И мы опять купим дом, заживем нормальной жизнью! Только если вы меня простите...
   - Ну, конечно, успокойся... - глаза Лены покрылись слезной пеленой. - Мы тебя давно простили! Давно простили, любимый! Ну как ты мог подумать, что мы тебя можем бросить? Мы тебя любим любым - и богатым, и бедным... Ты слышишь? Любым...
   От подобных слов сердце Михаила разрывалось еще больше, еще сильнее. Лучше бы они его отругали! Лучше бы они высказали ему все свои претензии! Лучше бы сказали, какой он гад и мерзавец... Да, именно таким сейчас и ощущал себя наш герой, такой гордый и надменный еще совсем недавно...
   - Ленуль, а где вы сами-то живете? - наконец проговорил Михаил. - Я же оставил вас совсем без денег? Без всего...
   - Ой, у нас все сложилось совсем неплохо! Нас приютил у себя наш швейцар! Ну, ты его помнишь? Сергей... Когда нас выгнали из дома, и мы с детьми оказались на улице, он первым пригласил нас к себе! Вот, сейчас мы живем у него! И хотя у него большая семья - жена, двое детей, да еще и брат живет с нами - нам совсем не тесно!
   Михаил раскрыл рот от удивления. Человек, которому он отказал в деньгах, приютил у себя в доме его семью?! Уж от кого, но от швейцара он такого никак не ожидал... Так странно, оказалось, что в трудной ситуации, когда его лишили всего, и он остался один на один со своей бедой, его бросили все, кого он когда-то считал близкими и друзьями. И только бывший работник, которому он когда-то наплевал в душу, не отвернулся от него...
   - Пойдем с нами! - отвлекла его от грустных дум Елена. - Пойдем! Сережа будет очень рад тебя видеть! Он все это время пытался искать тебя, как-то помочь! Но не смог найти... Он обязательно тебе поможет! Мы теперь ни за что не расстанемся с тобой! И хватит жить в этой ужасной кабинке!
   - Да, пап, пойдем с нами! - подтвердил вдруг внезапно так повзрослевший Пашка. - Пойдем! Ты нам очень нужен!
   А маленькая Маришка, сидевшая все это время у него на коленях, только поцеловала его в небритую щеку в знак согласия.
   Михаил не знал, что ему делать. С одной стороны, он даже представить себе не мог, что расстанется с семьей, но с другой ... Как он придет в дом к человеку, которому когда-то, может быть, в самый трудный момент, отказал в помощи...
   - Он не примет меня... - наконец проговорил наш герой. - Я не очень хорошо с ним обращался... Он не простит...
   - Ты ошибаешься! - улыбнулась жена. - Сережа очень хороший человек! И о тебе он всегда хорошо отзывается! Пойдем, пойдем!
   Она встала с лавочки, а дети взяли своего папу за руки. Сопротивление было невозможно, и все семейство отправилось в дом щвейцара.
   Идти пришлось совсем недалеко. В глубине улицы, утопающей в раскидистой южной зелени, расположился небольшой одноэтажный домик, принадлежащий его бывшему работнику. Они подошли. На крыльце Михаил снова замялся... Как трудно оказалось переступить через себя и войти...
   Лена не торопила мужа. Она прекрасно понимала, что очень непросто прийти к человеку, которому когда-то сделал гадость...
   Они стояли на пороге, думая каждый о своем, когда неожиданно послышались шаги и дверь отворилась. На пороге стоял Сергей...
   - О, Михаил Николаевич! Ну, Слава Богу! Наконец-то вы нашлись! А то мы уже все с ног сбились! Проходите, проходите! Елена Ивановна, Паша, Мариночка, проходите!
   - Привет, Сереж... - промямлил наш герой. - А можно?
   - Ну конечно! О чем разговор!
   - Спасибо тебе...
   Все вошли в дом. На крохотной кухоньке уже копошилась жена Сергея, заканчивая приготовление какого-то кушанья. Завидев гостей, она позвала их к столу, а сама пошла за детьми в комнату.
   В коридоре стоял рукомойник. Наш герой вымыл руки, наскоро умылся и несмело прошел за стол. У него это не укладывалось в голове, но создавалось впечатление, что его в этом доме давно ждали... Все вокруг были очень рады, что он появился, и принимали его, как дорого и желанного гостя.
   Все собрались за столом. Пришел и брат Сергея, Стас, высокий молодой человек, загорелый и красивый. Даже невозможно было представить, что именно ему на операцию когда-то просил деньги брат. Сейчас он выглядел абсолютно здоровым и счастливым.
   Начался обед. Нельзя сказать, что он состоял из чего-то дорогого и деликатесного, это была обыкновенная дешевая еда. Но Михаил никогда в жизни не ел еще ничего более вкусного! С удовольствием поели и все остальные. Наш герой очень боялся, что за столом зайдет разговор о былой жизни, о прошлых обидах. Он не знал, что ему ответить и как просить прощения у этого великодушного человека. Но... как ни странно, подобных разговоров никто не заводил, никто ни о чем подобном не спрашивал и не поднимал эти темы. Все шутили, говорили о чем-то постороннем, дети весело подтрунивали друг над другом.
   Когда обед был закончен, и в кухне остались только взрослые, Михаил не выдержал сам:
   - Стас, как у тебя со здоровьем? Как ты себя чувствуешь?
   - Спасибо, теперь все нормально! - отозвался тот. - Спасибо Вам огромное, Михаил Николаевич! Мы с Вами хоть и не знакомы, но Вы спасли мне жизнь! Спасибо!
   - Я?! Я спас?! Ты что-то путаешь... - навернулись слезы на глаза Михаила.
   - Нет, нет, я все знаю! - улыбнулся Стас. - Когда мне на операцию были нужны деньги, их дала ваша жена, и сказала, что это от Вас! Так что спасибо большое вам обоим!
   Михаил удивленно смотрел на Лену. Как же он раньше не замечал, какой замечательный и искренний человек живет рядом с ним! Как мог не видеть самого главного и ценного!
   - Да, у меня замечательная жена! - обнял он Леночку. - Я всегда это знал, а сейчас только лишний раз убедился! Мне очень повезло, очень!
   Все засмеялись. А Михаил и не думал шутить, он, как никогда раньше, говорил истинную правду...
   Наш герой даже не предполагал, что все закончится так хорошо и просто. Да, он потерял все, что имел, но приобрел он гораздо более ценное и важное!
   Ему вдруг невообразимо захотелось увидеть море. Послушать тишину, слиться с пенной стихией и бесконечной водной гладью. Побыть наедине с собой... Ему еще очень многое надо было сказать, сказать самому себе, своему сердцу, своей душе, своей совести...
   Он вышел на крыльцо. Там стоял Сергей, склонившись над велосипедом своего младшего сына. Михаил пристально посмотрел на него:
   - Сергей, прости меня... Прости, если сможешь... Ведь это не я приказал дать деньги... Это...
   - Я знаю... - отозвался бывший швейцар. - Я знаю, Михаил Николаевич... Но ведь мы все люди, и каждый из нас бывает не прав! И это не значит, что мы должны бросать друг друга в беде, правда?
   - Правда... - грустно отозвался Михаил.
   Он медленно шел на побережье. На душе у него было как-то непонятно... Да, все закончилось хорошо, и никто не держал на него обиды, но сам он не мог простить себе многого. Очень многого...
   Морские волны нежно приливали к берегу, целуя пляжный песок и кружась в каком-то своем непонятном танце. Прилив, отлив... Так же неспокойно и тревожно было и на душе нашего героя. Все то же море, все та же вода, все то же побережье ... вот только что-то изменилось, что-то стало другим...
   Михаил сел на большое бревно, прибитое к берегу течением. Теплые волны окатывали его ноги, а далекий горизонт манил в свою бесконечную даль. На побережье никого не было, и только тишина верной подругой растворялась в безмятежном спокойствии вместе с нашим героем.
   Вдруг краем глаза Михаил увидел, что к нему приближается какой-то человек. Потом еще один, и еще... Он пригляделся. Так это же пассажиры, которые ехали с ним в одном автобусе! Да, это именно они!
   Михаил привстал, удивленно теребя карманы на своих брюках. За последнее время с ним произошло столько всего, что казалось, эти люди были из какой-то другой, прошлой жизни. Неужели он приехал в этот городок еще совсем недавно? Неужели все это было с ним на самом деле? Неужели...
   А это кто? Такого пассажира в автобусе вроде бы не было... На морской берег, с усилием двигая тяжелые колеса, на инвалидной коляске ехал какой-то мужчина... Это был Вован. Пришли и остальные.
   Уже через несколько минут на побережье собрались все десять человек, которые еще совсем недавно выходили из икаруса, чтобы отдохнуть в этом маленьком южном городке. Которые еще совсем недавно даже не представляли себе, что их ждет впереди. И которых сейчас было просто невозможно узнать...
   Нет, внешне они нисколько не изменились. Вот только взгляды стали как-то печальнее, задумчивее, мудрее... Только тот задорный настрой, с которым они ступали на эту землю, исчез в неизвестном направлении...
   С каждым из наших героев за это короткое время произошла масса событий. Но никто из них не хотел никого пускать в свои переживания, в свои мысли, в свою душу. У каждого из них теперь был свой мир, своя реальность, своя жизнь... Маленький Ванька пытался всем рассказать, какие необыкновенные события произошли с ним - у него появился суперсовременный робот Моник, он наконец-то встретился с отцом, да и вообще, все в этом городке такое необычное и странное! Но никто не слушал его, занятый каждый своими собственными мыслями. И даже Пелагея Федоровна, пришедшая на побережье с неизвестно откуда взявшейся огромной черной собакой, не вызывала никаких вопросов и подозрений. Единственный, кто приковывал к себе повышенное внимание, был Вован, да и то скорее не он сам, а его инвалидная коляска. Ведь он еще совсем недавно прекрасно ходил? Зачем она ему? Все недоуменно смотрели на него, мысленно задаваясь каждый одним и тем же вопросом. Но спросить об этом вслух никто не решался. А сам Вован... Сам Вован улыбался! Он широко улыбался...
   Все бывшие пассажиры расселись на большом бревне, и задумчиво наблюдали за медленным движением волн у берега. Никто из них не знал, что будет дальше, что их ожидает, и ожидает ли вообще... Никто не мог понять, что с ними случилось и где на самом деле та грань, которая отделяет реальность от вымысла... Никто не помнил, приехали они в этот городок на самом деле или это плод их больного воображения...
   На море начало творится что-то невероятное. Начинался шторм. И не просто шторм, какие обычно бывают в этих широтах, а ужасный, чудовищный шторм. Вода вдруг стала темной и страшной, поднялся шквалистый ветер, а волны, еще недавно тихие и спокойные, вдруг выросли до размеров двадцатиэтажного дома. Такой стихии наши герои не видели даже в кино!
   Но хуже всего было то, что все это с невиданной скоростью шло к берегу.
   Как ни странно, но пассажиры, наверное, слишком много пережившие за это короткое время, нисколько не испугались. У каждого из них возникла совершенно другая мысль - надо спасать человека на коляске.
   Необычно было наблюдать, как люди, которые когда-то и пальцем бы не пошевелили, чтобы помочь ближнему, усердно хлопочут возле инвалида. Как тот же Михаил, еще совсем недавно презирающий всех, кто слабее, теперь изо всех сил старался сдвинуть коляску с места. Но... не тут-то было...
   Инвалидное кресло намертво зацепилось за что-то на песке и застряло. Михаил с Гришей пытались как-то сдвинуть его с места. Потом к ним присоединились и Рита, и Татьяна, и все остальные. Но, по какому-то мистическому провидению, кресло не двигалось... Его давно могли бы поднять, самого Вована могли бы давно вытащить из коляски, но, по странному стечению обстоятельств, ничего не получалось. А гигантские волны все приближались...
   Стихия уже подошла к самому берегу, грозя смести все на своем пути - и людей, и коляску, и все, что было на побережье. Времени не оставалось, надо было спасаться! Кто как может! ... Но никто не бросил человека, не имеющего возможности убежать от водного плена... Все старались до последнего...
   Огромные волны накрыли весь морской берег, не оставив на нем ничего... Абсолютно ничего... А наших героев закрутила водная воронка, унося их в морскую пучину. Это был конец! Казалось, конец...
   - А что это мы остановились? - послышался возмущенный голос одного из сорока пассажиров, ехавших в икарусе по направлению в Зер...к. - Здесь вроде нет остановки! Что посреди дороги-то встали?
   Гриша осторожно осмотрелся. Да, он действительно находился за рулем своего автобуса... Автобус действительно стоял...Он встал и дрожащей походкой вышел в проход - икарус был полон людьми! На своих местах сидели все сорок человек, которые в Адлере пришли на посадку! И только те десять бывших пассажиров, которые только что вроде бы были на побережье, смотрели на него круглыми от крайнего удивления глазами... Инвалидной коляски и в помине не было! Это было невероятно!
   Что это было? Что случилось? Что происходит?
   Никто из десяти наших героев не знал ответа...
   В автобусе послышался звон мобильного телефона, потом еще одного... Кто-то из присутствующих смотрел на часы и сообщал кому-то другому время...
   Все шло своим чередом... И только наши герои не знали, привидилось им все это или было на самом деле...
   Вдруг за окнами послышался какой-то звук. Это пошел дождь... Обычный летний дождь, который так часто случается на южном побережье.
   - Ну, так мы едем в Зер...к? - снова раздался тот же взволнованный голос. - Или стоять тут будем?
   Гриша молча сел за руль и повел автобус по нужному направлению. Рита, как и полагается контролерше, снова встала около водителя. Никто ни о чем друг друга не спрашивал...
   На улице стоял все тот же летний день, по дороге ехал все тот же автобус... Только вот некоторые пассажиры были уже совершенно другими...
  
   P. S.
  
   Все мы приходим в этот мир, чтобы что-то понять. И нередко жизнь заставляет нас сделать это не совсем обычным способом. Ведь для того, чтобы измениться и стать хоть чуточку лучше, вовсе не обязательно попадать в субъективную реальность своих мыслей, где оживают не только заветные мечты, но и самые ужасные страхи.
   Когда ты мечтаешь о чем-то, спроси себя - а не будет ли это кому-то во вред? Не за счет ли кого-то я собираюсь улучшить свою жизнь? Не помешаю ли...
   У каждого из нас есть свои страхи, которым мы очень часто поддаемся и которыми руководствуемся. Но только когда ты научишься смело и мужественно смотреть им в лицо, они отступят и больше не будут иметь власти над тобой!
   Не стоит бояться и трусливо прятаться, надо смело идти навстречу своим страхам! Ведь именно они дают возможность каждому из нас стать другим и смотреть на мир глазами победителя!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   209
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Крымова "Скандальная невеста, или Попаданка не подарок"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) P.Ino "Война с разумом"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) А.Кристалл "Покорение небесного пламени"(Боевое фэнтези) А.Нагорный "Наследник с земли. Становление псиона"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 2, инферно"(ЛитРПГ) О.Гринберга "Проклятый Отбор"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис) Д.Максим "Рисс – эльф крови"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"