Коротков Сергей Александрович: другие произведения.

Тебя ищут

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  Тебя ищут...
  /повесть/
  
  "...Сумрак надо мной
  cо звёздами, и небом, и луной...
  тревожную и злую ночь я чую"
  
  Франческо Петрарка, XIV в.
  
  "Какой бы образ ни принял на себя дьявол, его всегда выдаст опытным и бывалым людям сиплый голос, очень громкий, с примесью устрашающих зловещих тонов...Очень мало на Божьем свете таких святых мест, в которые Они не дерзали бы проникать; даже такие священные места, как православные храмы...Эти злобные бесплотные существа, олицетворяющие собою само зло, исконные враги рода человеческого".
  "Сказание о чудесах"
  
  "...Оттого только страх всех смертных объемлет, что много видят явлений они на земле и на небе нередко, коих причины никак усмотреть и понять не умеют, и полагают, что все это божьим веленьем творится".
  Лукреций
  
  Пролог
  Западная Европа. 1320 г.
  
  ...Человек буквально вывалился из зарослей сухого камыша. И тут же на него с яростью обрушился стервятник. Он стрелой устремился из свинцовых туч на одинокую фигуру.
  Беглец остановился и поднял голову, почувствовав опасность. Сегодня все: люди, животные, природа - все были против него! Но он знал, что все они были одержимы. Только одно могло довести их до такой степени послушания, злобы и ненависти. Только ОН один!
  Хищник в ударе сбил человека с ног, повалив его в болотную грязь, и моментально содрал с лица бедняги кусок кожи. Словно большая капля, стёк по щеке мужчины глаз, а истерзанный рот раскрылся, издав крик боли и ужаса. С минуту борьба продолжалась: птица с переломанными крыльями, вцепившись в жертву, ещё держалась, а человек пытался содрать с себя ужасного пернатого и отчаянно молотил его кулаками. Но, будто, опомнившись, последний вдруг ловко схватил окровавленными руками стервятника за голову и свернул её набок. Раздался короткий хруст, и мёртвый хищник упал в грязь.
  Человек встал, но только для того, чтобы снова рухнуть в чёрную жижу. Так он и сидел, поджав под себя ноги и свесив на грудь изуродованную голову.
  Очень скоро стало смеркаться. Привычный для этих мест ветерок утих, треск и шелест веток, вой и пение немногочисленной живности резко прекратились. Мир вокруг, казалось, замер в ожидании чего-то необузданного и сверхъестественного.
  Вроде бы ничего ужасного и не могло быть. Просто на землю опустилась ночь. Тьма стремительно поглощала местность, и не было перед ней преград. Вездесущая чернь проникала в каждый уголок леса, в дупло и нору, заполняла ложбины и ямы, поторапливая сейчас же укрыться всю живность. А в завершение всего, угрюмые тучи ниспослали на землю мерзкий холод.
  Так начиналась эта памятная, роковая ночь.
  Когда ледяной ветер пару раз кольнул спину, человек застонал и завертел головой, пытаясь понять, где он и что с ним. Но из-за темноты ничего не было видно, да и единственным глазом, слезившимся от холода и боли, вряд ли, удалось бы что-то различить вокруг.
  "Иисусе!" - сказал он, поднимаясь на ноги и вспомнив причину своего бегства. Тьма, холод и невероятный страх давили на плечи, спина ныла и покрывалась россыпью крупных мурашек.
  Нехотя, фут за футом, ватные ноги стали передвигаться, не ощущая неровностей почвы. Некогда прекрасное лицо мужчины теперь представляло грубую маску из рваной кожи, обнаженного мяса и запекшейся крови, перемешанной с грязью. Точно такой же вид имели руки. Из-за старой, явно не своей одежды, изуродованного лица и торопливой, блуждающей походки нельзя было определить возраст и титул человека.
  Для истории он так и останется неизвестным...
  Где-то далеко оглушительно грохнуло и снова стало жутко и тихо. Зловещая темнота невидимыми толчками подгоняла беглеца, и тот старался ни на миг не задерживаться перед естественными природными преградами.
  Но вот, в этой, казалось бы, необжитой, вымершей местности за пологим, каменистым холмом появилась первая постройка - небольшая, серая и невзрачная на вид часовня. Расположенная возле старого, забытого всеми святыми кладбища, покрытая слоем листьев, помета и лишайника, она, казалось, была заброшена и мертва. Но это только на первый взгляд, а стоило присмотреться, как можно было заметить тусклый свет в верхнем окошке и тень, изредка мелькавшую в нём.
  Беглец, спускаясь с холма в ложбину, усыпанную гнилыми крестами, оступился и со стоном скатился вниз, сильно разбив локоть. Без тени боли на разодранном лице он пустился бежать дальше, к заветной цели.
  Когда до часовни оставалось ярдов тридцать, несчастный ко всем своим бедам наткнулся на маленький заборчик, ограждающий крайние могилы. Железный штырь легко проткнул бедро человека и вышел с другой стороны ноги. Мужчина вздрогнул и замычал. Тщетно он старался выдернуть прут, только расковырял рану и потерял много крови и времени.
  С трудом освободившись, бедняга опять ринулся вперед, не разбирая в темноте дороги.
  ***
  Священник только что закончил молитву и теперь стоял в глубокой задумчивости у алтаря. Одной рукой, изрезанной толстыми венами, он держался за позолоченный крест на груди, другой нервно теребил материю рясы. По его поведению можно было предположить, что он кого-то с нетерпением ждет. Священник часто бросал взгляд на дверь часовни, затем на перевёрнутые скамьи для прихожан, обшарпанные стены, обросший паутиной потолок и снова на массивную тисовую дверь. Казалось, она вот-вот откроется и войдет он. Затем радостно сообщит: "Всё обошлось, святой отец! Его нет! Господь наш, Иисус, больше не будет ведать опасности. Да хранят его силы всевышние!"
  Священник ждал вести.
  Сначала он почувствовал его и понял - это Бог разбудил в нём второй слух. А через минуту стали слышны и тихие шаги по мелкому гравию. Сомнений не было - вестник шел сюда с посланием к Господу.
  Дверь скрипуче отворилась, и в зал ввалился человек. Священник перекрестился, незаметно вздохнул, набрал в легкие воздуха и повернулся.
  При свете мужчина выглядел ещё более страшно и безобразно. Кровь сочилась отовсюду, ужасное лицо и израненные руки покрылись коркой засохшей грязи, всё тело вздрагивало.
  Священник на секунду закрыл глаза. Ему не было жаль этою мужчину - он вообще не надеялся увидеть его живым. "Ну, скажи, скажи, что ЕГО нет, нет!.." - гудело в седой голове священника, но его надеждам и мольбам не суждено было оправдаться...
  - Святой отец, - молвил изуродованный рот несчастною гонца, - я видел ЕГО!
  ***
  Вмиг обезумевший священник перестал причитать и трястись, на коленях подполз к беглецу и с нескрываемым отвращением посмотрел на его единственный глаз.
  - Говори! - сказал он и холодным взглядом уставился в пол.
  - Он разбудил небесную силу и, - мужчина закашлял, харкая кровавой слюной, - и с её помощью сделал это!
  - Говори! - повысил голос священник, когда тот умолк для передышки.
  - Я был на карнизе и видел, как большой голубой огонь побежал по железной цепи к нему в келью. Гром в небе сразу смолк, но тут же разразился внутри замка, прямо в келье барона Шаум...
  -...Дальше! - прервал его священник.
  - Отец Корнелиус, Господь поймет, он соберет силы неба и справится с Сатаной, он велик и...
  - Силы неба не помогут! Ты видел, на чьей они стороне!
  - Но мне кажется, что если ОН принял человеческий облик, то искать его смерть следует...
  - Человеческий облик? Проклятье! Вот они - происки Дьявола! Об этом сказано и в Завете. Судный день наступает. Сатана спустился на землю грешную. Говори... говори, рассказывай всё! Как Шаумбургу это удалось? Рассказывай, прошу тебя!
  - Дьявол появился возле стеклянною шара... я видел ЕГО буквально мгновенье, а затем он вселился в барона.
  - Шаумбурга? - воскликнул священник.
  - Да, святой отец, в барона Шаумбурга! - раненый поёрзал на полу и, закрыв единственный, немигающий глаз, продолжил. - Это был Демон, которого я не видел даже на ваших рисунках, святой отец! Вы говорили, будто, ОН являлся к вам в своем страшном великолепии во снах. Но этот УЖАСЕН! В его облике - всё зло, всё уродство и безобразие, какое известно на земле. Его глаза - что-то сверхотвратительное и ненавистное. И то же самое я увидел в глазах барона, когда...гм...когда он стал одержим!
  - Дальше.
  - Потом от этого взгляда я потерял опору и упал вниз. Было больно, но еще больше страшно за увиденное. Я не помню, как ноги понесли меня прочь, но всё мешало мне. Всё и все! Святой отец, они все против меня!
  - О, если бы только это! ОН против всех нас! ОН хочет искоренить Человечество, и мне больно оттого, что это ему почти удалось.
  Тишина.
  - Для Армагеддона нужен воин Господний! - продолжил старик. - И им должен быть ЧЕЛОВЕК! Как говорит предание, он, к тому же, должен быть безоружный и верующий в Христа и Спасение мира сего.
  Корнелиус внезапно затих, сморщив лоб и дотронувшись рукой до распятия на груди. Тяжелый комок застрял в горле, не давая вздохнуть, а сердце сжалось от предвкушения неизбежной войны Зла и Добра, Сатаны и Господа Иисуса Христа. И почему-то ответственным за ЭТО священник почувствовал себя. Может потому, что именно он больше всех знал об ЭТОМ.
  Снаружи истошно и пронзительно закричали. Жалкий, детский голосок просил о помощи, но Корнелиус жестом успокоил лежащего гонца и встал. Медленно и осторожно священник зашагал к закрытой двери. Казалось, ещё чуть-чуть и святой отец распахнет её и кинется спасать мнимого ребенка из лап зверя или негодяев, кем бы они не очутились. Но Корнелиус знал одно - на пять миль вокруг не могло быть ни души. В этом он мог поклясться на Библии. "...Всё мешало мне...Они все против меня!" - вспомнил он слова обреченного на смерть беглеца.
  Быстрым, резким движением Корнелиус закрыл засов и перекрестил дверь часовни. "Господи, не дай им найти дорогу в храм твой, не дай им Господи-и!"
  ***
  Всю ночь на кладбище и вокруг часовни, взвывая и постанывая, бродили черные силуэты. И хотя не видно было деталей их внешности, но по неровным, уродливым очертаниям их тел становилось ясно, какие безобразные существа собрались здесь.
  Гудел в кронах деревьев холодный ветер, клубились и моментально исчезали над землей тучи. Где-то поскрипывал надгрызанный могильный крест, и изредка из глубины чащи доносился жуткий возглас филина.
  Пахло навозом, боярышником и псиной, а из зарослей у часовни веяло холодом и смертью...
  Невероятно долго длилась эта страшная ночь.
  ***
  Франция, 1321 г.
  
  Бой барабанов внезапно умолк. Народ, собравшийся на площади, затих и прислушался. Только порывистый ветер дико трепал знамя парижского Верховного суда, установленное рядом с передвижной деревянной кафедрой.
  Все внимание публики, солдат и членов суда было приковано к щуплому, седовласому человечку, уже полчаса выносящему смертный приговор. Старичок в красно-зелёной мантии ежеминутно взмахивал рукой и топал ногой. Никакие украшения из золота и бриллиантов не могли скрыть его дряхлого, сгорбленного вида и сморщенного от старости лица. В каждом его слове, мимике, движении чувствовалась сила и власть могущественного тирана, владыки, способного уничтожить любого смертного. И, как видно, этот человек мог справиться даже с Дьяволом.
  Звали старичка Жан Луи де Каполлоне, и имя Главного судьи знал каждый житель Франции.
  - ...И это Исчадие Ада я уничтожу, испепелю, а прах его помещу в святой церкви, прямо под Господом Иисусом. И пусть Бог наш сам будет созерцать дело рук моих! Во всеуслышание! Да свершится кара божья!
  Снова ударили барабаны, и взоры собравшихся устремились на отряд могучих солдат, ведущих приговорённого к смерти.
  - Так вот он какой, этот Шаумбург! - воскликнул кто-то в толпе.
  - Убийца, убийца! Дьявол! Сатана...проклятый! - неслось со всех сторон.
  - Хорошо, что его поймали...
  - За души убиенных им!
  - Смерть! Смерть Ироду!
  Шаумбург, гордо запрокинув голову, с холодной ненавистью в маленьких глазках, спокойно шёл к месту казни. Всё тело его было опутано цепями, с костлявых плеч, оголённых стражниками, свисала полозка серой материи с надписью на латинском: "Будь проклят я". Из одежды на нём были только рваные гетры, прикрывающие тонкие кривоватые ноги. Кровь, чёрная и вязкая, обильно текла из глубокой раны в спине и, казалось, конца и края ей нет.
  Приговорённого подвели к железному столбу, со всех сторон заваленному связками хвороста и огромными поленьями.
  - Соблюдайте осторожность, дети мои! - раздался тоненький голосок Каполлоне, выдававший волнение и страх перед свершающимся обрядом.
  Но солдатам не нужно было напоминать об этом лишний раз - у всех ещё стояла перед глазами страшная картина буйства одержимого Шаумбурга и четверых растерзанных им тюремщиков. Сейчас они крепко привязали барона к столбу, и никакие силы не могли ли бы разорвать эти путы. Теперь дело стало за палачом-факельщиком.
  Стражники отбежали, а барабанная дробь усилилась. Факел, брошенный палачом, угодил под скрюченные ноги барона-дьявола, и хворост занялся багряным огнём.
  - Во имя справедливости, по указанию Христа - нашего Спасителя! За души погубленных ИМ, Сатаной, и дерзновения его! Казнить!!!
  - Казни-и-ть! - вторил Главному судье громовой клич толпы.
  Спокойный до этого Шаумбург вдруг завопил и дернулся, ощущая жар пламени. Изо рта его, перекошенного от злобы, боли и безвыходности, потекла пена, жёлтые немигающие глаза готовы были лопнуть, а растопыренные веером пальцы судорожно извивались, как волосы Горгоны. Страшным и разъярённым выглядел барон на краю гибели. Неудержимым потоком обрушилась его жгуче-ненавистная речь на головы людей:
  - Да, я убивал, я терзал, и смерть приносила мне удовольствие! Я изуродовал и сгноил первых вставших на моем пути - этих Корнелиуса и его сподвижников. Прошел год, но, клянусь, что это будет еще сто, двести, тысячу лет. Это будет всегда! Это Вечное Зло! Дело рук Сатаны бессмертно... Пусть за тех мерзких людишек, коих я уничтожил за этот грязный век, мне будет от вашего Идола кара, но я жив, и я буду жить и властвовать на земле, я буду... - приговоренный на секунду затих, молча перенося боль горящих конечностей, но вскоре, брызгая кровавой слюной, продолжил, - ...Да, я Зверь, я слуга Черни! И мне приятно от этой мысли... Но я приду, я буду являться в ваших снах, я...я сделаю так, что у вас не будет больше снов! О, да! Да-а! Я лишу вас спокойной жизни, и вы, люди, будете дохнуть не своей смертью...мучительно и долго! Я приду, когда-нибудь...я...
  - Господи, что он несет такое?! - прошептал Главный судья Каполлоне, поёживаясь от страха.
  - Демон! Исчезни с лица земли нашей и глаз наших. Умри, проклятый, ибо да поможет нам Бог! - послышалась молитва рядом стоящего магистра, Второго обвинителя Лессуса.
  - Ха-ха-ха! - залился бешеным хохотом Шаумбург, утопающий в гигантском костре. - Считайте, люди, считайте, начиная с моего рождения...мое число...когда я явлюсь вам в ночи!..
  - Что он...Лессус, что он говорит? - прохрипел Каполлоне, отступая вглубь кафедры.
  - По-видимому, ваше высочество, он вернется...гм, намекает возвратиться через...666 лет!
  Главный судья медленно выпрямился и опять взглянул на бушующее пламя. Теперь Шаумбурга не было видно - только всепожирающий огонь огромным облаком взвился ввысь, унося душу Дьявола.
  - Через 666 лет после рождения? Вы так думаете, Лессус?
  - Да, ваше высочество! Согласно Библии.
  - Ну что ж, это не так уж и плохо! Не скоро, не скоро...бедные потомки...Да сохранит их...
  Никто из присутствующих и не заметил нескольких фигур позади толпы зевак, которые в момент яркой вспышки пали на колени и сцепили на затылке руки.
  Так издревле поклонялись Дьяволу...
  
  Глава I. Вышедшие из темноты
  Огаста, штат Мэн, 1987г.
  
  Торнадо не в меру разбушевался. Стихия уродовала лес и берега Кеннебека всего в двух милях от городка. Электрические разряды, раскалывая небо, сразу же исчезали в различных направлениях. Вихри необычайной силы, превращаясь в смерчи, крушили всё на своем пути. Как спички, ломало деревья, почва у корней и на краю обрывов трескалась, разрывалась и рассыпалась тут же на миллионы кусочков, лесной мусор с остервенением метало в стороны.
  Странно! Гроза уже смертоносным пепельным облаком зависла над Кеннебекской долиной, а дождя всё еще не было. Изредка падали отдельќные капли, но, в общем, стояла сушь - нечастое явление в предгорьях Аппалачей.
  Вот молния ударила куда-то в горы - кругом загрохотало, разнося эхо на мили вокруг. Треск повторился. Столб земли, листьев и веток вырвался из леса и двинулся к реке. Смерч будто выбрал себе цель - одинокую пышќную сосну на том берегу Кеннебека. Но его хватило лишь футов на сто. Фонтан воды высоко взметнулся вверх и тотчас пропал вместе с вихрем. Медленно улеглись на воду резные кленовые и осиновые листочки и, увлеќкаемые течением, понеслись к пригородному мосту. Успокоилась поверхность реки, мгновенно позабыв про недавние волны, на секунду стало тихо и темно.
  Но вскоре вновь загремело, заскрежетало в свинцовых тучах, рвануло бездну ночи и осветило потревоженную землю. Подул ветер, образовав на воде рябь и зашелестев кронами деревьев. Сосна в поле певуче скрипнула, ожидая удара...
  Стихия обошла городок Огаста, разрушив только фермерский capaй Беннета и линию электропередач. Торнадо устремился на Канаду, но это уже было не важно. Американцы теперь могли успокоиться. Казалось, все, кто нахоќдился поблизости, расслабились и облегченно вздохнули...
  ...Только крытый "джип" супругов Пауэлл некстати остановился на обоќчине бетонки, ведущей из Огасты к военному лагерю. Хозяин машины, мистер Пауэлл, решил переждать грозу здесь, у дороги. Он правильно поступил, выключив двигатель, но, тем не менее, "джип" опасно стоял под эпицентром торнадо. Миссис Пауэлл тяжело вздыхала, с ужасом ощущая над собой страшный рёв грозы. Её некрасивое, с большой бородавкой на щеке лицо искажалось при отблесках молний.
  Палаточный городок национальной гвардии штата Мэн располагался в пяти-семи милях от автомобиля. Учения на ночь были прерваны, поэтому ни одного военного не находилось поблизости от Пауэллов. Никого!
  Зловещее мертвенно-синее облако в чёрном бушующем небе наэлектризоваќлось до предела и низвергнуло вниз огромный столб голубого огня. Где-то в полумиле от земли сноп растроился. Главный разряд попал в реку, прямо в воду. Другая ветвь молнии угодила в автомобиль супругов Пауэлл, а третья разбилась об одинокую сосну в поле. Всё это произошло одновреќменно и было вполне объяснимо наукой.
  Дерево вспыхнуло, как магний, и затрещало, образуя большой костёр.
  "Джип" с двумя людьми дёрнулся, покрывшись оболочкой электричества. Металлическая обшивка автомобиля завибрировала, осветительные лампы лопнули, а из-под капота вылетели искры. Отчаянный крик людей умолк, а через некоторое время "джип" тряхнуло так, что посыпались разбитые стёкла. Автомобиль задымил, как сигнальная шашка.
  Электроразряд исчез, оставив страшный след своих деяний...
  Молния, ударившая в реку, взметнула брызги воды, подняла клубы пара и исчезла. Некоторое время в воздухе ещё щёлкало и тонко посвистывало - так тихо гудит комар. В разряженной атмосфере запахло горелой серой и озоном. Над рекой кто-то захлопал, словно, большая птица собралась взлетать...
  ...Круги волн на воде говорили о том, что здесь кто-то появился. Это кто-то или что-то было! И с помощью молнии оно проникло сюда, к нам, из другого параллельного измерения, чуждого и неизвестного...
  ОН явился! Явился во всей своей красе.
  Таинственные звуки завершились смачным шлепком на берегу. Будто тяќжёлую вещь бросили в прибрежную грязь Кеннебека. Уходящая гроза частыми вспышками чуть-чуть освещала местность, и стало кое-что видно. Неизвестное существо начало двигаться. Оно было живым? Кто это? Нужна молния, нужен свет, чтобы рассмотреть, кто стоит у воды. Пока видны только две красные точки на фоне чёрного берега, но они какие-то странные - багровые, тревожные...У кого могут быть такие глазища?
  Сверкнула долгожданная вспышка, и на миг стала заметна огромќная фигура - чудовище около семи футов ростом, с длинными корявыми лаќпами и худым грязным туловищем. Вытянутый череп с уродливой мордой лоснился от слизи, обильно покрывающей его. Поганый рот этой мерзости выцеживал сгусток желчи. Какие-то треугольные уши, складки зеленоватой кожи на всех открытых местах тела и, особенно, глаза пугали только в первый момент, а затем привлекали, приковывали, манили к себе. Взгляд Смерти, взгляд Сатаны звал...звал, чтобы убить!
  Тварь, могло показаться, улыбалась и, в тоже время, удивлялась всему увиденноќму. Монстр неестественно вывернул шею вбок и разглядывал местность, и это ещё больше ужасало. Лапы, увенчанные безобразными когтями, тянулись вперёд, в пространство, словно хотели схватить кого-то.
  Мало кто видел дьявола таким, какой он есть! Не поклонников Сатаны, не одержимых, а Дьявола в своём настоящем обличье. Это ужасно! Само Зло спустилось на Землю. Олицетворение всего безобразного, ненавистќного и жестокого. Сатана посетил человечество и уже не в первый раз. Не как-нибудь, а самым простым, случайным способом - молнией, большим зарядом энергии, разбившим стены неведомого и чуждого. Проложившим мост из того мира, из четвёртого измерения к нам, людям. К нам, живым, добрым, миролюбивым человечкам!'
  Но люди должны сплотиться, собраться с силами и, движимые Господом Иисусом, покончить с чудовищем, с Сатаной. Так было всегда, и так будет! Ибо скаќзано: "Vinсе in bono malum! Победи зло добром!"
  Дьявол во плоти! Посланник Тьмы! Сатана, жадными глазами, осматривающий землю. ОН явился!
  Ночь. Огаста, штат Мэн. Уходящая гроза...
  ***
  Мерсон медленно перевернулся на правый бок и аккуратно убрал руку из-под жены. Линда, кажется, успокоилась после грозы, ушедшей на северо-запад, к Канаде, и теперь по-прежнему тихо и мягко сопела. Мерсон глубоко вздохнул, вспоминая грохот недавней стихии и волнения Линды. Но сейчас можно было спать спокойно, ведь гроза миновала Огасту - город, где он провел уже два года жизни. С минуту Мерсон ещё боролся со сном, уставившись на окно, потом, сдавшись, забылся...
  Майклу Мерсону, полковнику 82-ой воздушно-десантной дивизии США было сорок два года. Обычный, распространённый тип мужчин этого возраста. Седые виски, серые глаза, европейский склад лица, среднее телосложение, чуть выпирающий вперёд животик, появившийся после заброшенных тренировок, уверенная твердая походка военного. Среднестатистический обыкновенный американец сорока двух лет. Разве что, в звании полковника. Но Мерсон его заслужил! Прошел Вьетнам. Награды, чины, успех и слава! После войны пошло само собою: работа в армии, подполковник морских пехотинцев, "зелёные береты", любовь, жена, сын. Офицер элитных войск США направляетќся в военные формирования на обучение солдат. Сплошные переезды. Аризона, Северная Каролина, Техас, Кентукки, Массачусетс, Мэн. В последнем обосновался как следует. Всё хорошо - любимая работа, любимая жена и сын!
  Каждый понедельник вертолёт военного гарнизона Огаста увозил Мерсона и ещё трёх офицеров в расположение 117 батальона 82-ой воздушно-десантной дивизии "AIRBORN". Лагерь батальона, где Майкл занимал должность Второго офицера, находился в ста милях к северу, среди озер, лесов и гор. В пятќницу, к вечеру, тот же вертолёт доставлял их обратно, в Огасту.
  Боевые навыки и командирская выправка в сочетании с общительным веселым характером и готовностью всегда помочь другим позволили Майклу собрать вокруг себя большой контингент друзей и товарищей. Даже двоюродный брат Арнольд любил его и уважал, хотя к военным относился отрицательно. Брат временно жил у Майкла со своей женой Клариссой, разместившись в огќромной комнате первого этажа, под лоджией. Арнольд увлекался культуризмом и старыми машинами, внушительно выглядел со своими бицепсами, но был неряшлив и вечно пах ржавчиной, керосином и маслом. Работать он устроился на седельном тягаче "Кенворт", перевозя продукты торговой компании, одежду или бензин частных фирм. Характер у него, как и рука был тяжелый, но суќровость, прямота и нервозность в делах вовсе не пугали его супругу. Кларисса, его сверстница, ничуть не отличалась от мужа. Такая же рослая как супруг, при этом некрасивая, несносная и твердолобая особа, из-за котоќрой в доме часто происходили ссоры и споры.
  В общем, после приезда Арнольда и Клариссы Мерсоны всё-таки ужились с ними, что было очень нелегко. Не любил их только Стивен - сын Мерсона. Семнадќцатилетний парень, симпатичный, воспитанный и культурный весь в своих родителей, старался никогда не оставаться вечером дома, со всеми. Он ни с кем не ссорился, но и не любезничал. Пропадал с дружками и девчонками на бейсбольном поле, в забегаловке китайца Ли Юн Хоя и у своей подруги Коры. Светловолосая, стройная девушка нравилась не только Стиву, но и нескольким другим "крутым" ребятам. Поэтому сын иногда приходил домой побитым и грязным...
  Мерсон стал похрапывать, а рука постепенно сползла с кровати и повисќла, словно, безжизненная. Было тихо-тихо - как никогда...
  Через три часа уже появится рассвет, давая радость и жизнь. Через три часа будет светло и привычно спокойно в тихом, крохотном городке Огаста. Майкл Мерсон ещё не знает, что предначертано его судьбе, какую божью миссию должен выполнить он - человек, выбранный всевышним. И какая ответственность ляжет на его плечи!..
  Уже суббота! Первый день Армагеддона. Сатана вступил в город. Дьявол вышел на след...
  ***
  Майкл увидел священника. Переведя взгляд от облупленных сырых стен, паутины и темнеющих углов церкви на старика в рясе, Мерсон долго и глубоко вздохнул.
  - Кто ты, отец?- спросил он, чувствуя, что говорит тихо и неуверенќно.
  - Отец! - вторил ему священник, скрестив на груди руки.
  - Мой отец? - хотел спросить Майкл, но понял, что так оно и есть.
  - Твой отец, Майкл. Корнелиусом меня зовут!
  - Не понимаю, святой отец!
  - Ты поймёшь это позже, не теперь...Сейчас важно другое, сын мой.
  - Я слушаю, ОТЕЦ! - Майкл неожиданно ощутил желание выслушать, что скажет ему его отец.
  - Ты знаешь, что тебя ищут?
  - Что? Кто меня...Зачем?
  - Тебя ищут, сын мой! Это Дьявол!
  Священник посмотрел по сторонам, затем вновь обратился к напряжённому окаменевшему Мерсону. Его слова действовали, как наркотик. Майкл стоял, легко воспринимая речь святого отца. И ему не казалось это ложью - то, о чём он говорил.
  - Ты спишь, но ты слышишь меня. Дьявол спустился на землю. Он разыскивает тебя, понимаешь, Мерсон, тебя...
  - ...Почему я? - прервал священника Майкл.
  - Ты воин Господний, тебе поручено изгнание Сатаны!
  - Кем?
  Мерсон проследил за взглядом Корнелиуса и уставился на огромное распятие Христа, у алтаря. Долго он смотрел на НЕГО, до тех пор, пока золото на кресте не стало переливаться.
  - Это правда? - спросил пустоту зала Майкл.
  - Правда! - ответил он сам.
  - Сатана ищет тебя, чтобы уничтожить. Но не то главное, что он пресќледует тебя. Ты бы уже давно был мёртв, если бы не тайна, которую знаешь только ты!
  - Тайна?
  - Ты знаешь, когда, где и как родится Спаситель!
  - Кто?
  - Истинный Спаситель Человечества! Тот, который принесёт людям Новое, сверхразумное, силу и мудрость. Тот, кто будет править весь счастливый период духовќного возрождения. Который объединит "светлое" человечество и создаст сверхлюдей Земли. Спаситель! Он откроет новую эру в Созќнании и всемирном Развитии.
  - Но, святой отец, я не знаю, когда, где и как...
  - ...Знаешь! Это случится...
  - Отец, не надо! Не говори мне этого...я не выдержу противостояния Дьяволу. Я сдамся!
  - Нет! Ты победишь, но только в том случае, если будешь знать и верить в НЕГО! Запомни! "5 февраля 2000 года, в России, в междуречье Волги и Дона, в месте контакта кометы".
  - Нет, я не запомню, - хотел было возразить Мерсон, но информация прочно засела в его голове, - я не справлюсь, отец!
  - Ступай и победи Дьявола, посланника Антихриста!
  - ...Что-о-о? - Майкла, будто, придавило этим известием.
  - Да, Майкл. На год раньше Спасителя появится лживый бог, Иуда, Антихрист. Его борьба будет беспощадной и жестокой, но ты в состоянии сократить его жизнь и власть.
  - Как?
  - Изгони Дьявола! Уничтожь его, Майкл.
  - Святой отец, а если...
  -...Действуй, Майкл Мерсон, и да поможет тебе Бог!
  - Отец! - Мерсон кинулся к священнику, но невидимая сила остановила его, разделяя два мира.
  - Моя миссия окончена, сын мой. Будь осторожен!
  - Благослови меня,- крикнул Майкл, заметив, что Корнелиус начал пропадать.
  - Benedico, fili mi! - шепнул священник и окончательно растворился в воздухе.
  Майкл быстро повернулся к распятию и перекрестился. Потом сжал кулаки и зашагал в молочную пелену тумана...
  - Майкл, любимый, вставай! - произнес мягкий нежный голос.
  Мерсен открыл глаза и увидел Линду, склонившуюся над ним:
  - Да, дорогая.
  - Давай, вставай, вставай, великомученик!
  - Что? - Майкл недоуменно взглянул на жену.
  - Креститься надо вот так, а когда просишь благословения, называй того, к кому обращаешься! Понял?
  - Да, дорогая.
  - Я не удивляюсь твоим снам, но так долго лежать в кровати - нехорошо! Полдевятого... и завтрак уже ждёт.
  Линда поцеловала мужа в бровь и вышла из комнаты. Майкл, широко раскрыв глаза, в полусидячем положении, удивленно смотрел на дверь спальни до тех пор, пока за окном не раздался голос Клариссы...
  ***
  В эту смену сегодня работал Дэвид, напарник Арнольда. Надо было отвезти из Портленда в Огасту партию товара. Теперь он возвращался. Скоро должны были показаться фермерские угодья Беннета. Рефрижератор набрал сумасшедшую скорость (благо на дороге - ни одной машины). Рёв двигателя будил всю живность здешних лесов. Грузовик миновал холм и оказался среди соснового бора. Ровная и гладкая полоса асфальта уходила вдаль и чуть вправо, теряясь в далеких зелёных горах. Светлело, но "Кенворт" ехал со включенными габаритами, а Дэвид спокойно покручивал огромный руль и иногда зевал. Несмотря на лёгкий холодок, день обещался быть отличным.
  Машина прогудела в низинке, выгоняя всех лесных тварей, потом очутиќлась на мокром шоссе - именно здесь недавно прошёл дождь с грозой. "Скоро и свёрток на ферму дядюшки Беннета!" - непроизвольно подумал Дэвид. Он, по-прежнему вжимая педаль акселератора, посмотрел в боковое окно на багрово-золотые мачты сосен и снова уставился вперёд. Раздался короткий мат, левая нога топнула в педаль тормоза, а руки крутанули баранку вправо. Рефрижератор тряхнуло и затрясло мелкой судорогой. Заскрипели колёса, и послышался удар в бампер машины. Груќзовик полностью остановился, а Дэвид выпрыгнул из кабины. "Чёрт, прокќлятье!" - мужчина заглянул под "Кенворт", забежал за прицеп, но никого не обнаружил. Только что он сбил кого-то, переходящего дорогу. Противотуманки высветили фигуру чёрно-зелёного урода. Tот неестественно плёлся наперерез грузовику и не успел сообразить, в чём дело. "Но где он? Это странный бродяга. Куда он подевался, чёрт побери!?" - Дэвид пошарился в редких кустах на обочине, пробежался вдоль обочины. Никого. Он вспомнил о бампере, которым ударил прохожего, и подумал, что должны бы остаться следы. Давида всего передёрнуло от мысли, что на машине сейчас обнаружатся кровь или мятина на железе. Он приблизился к передку рефрижератора и тщательно рассмотрел бампер, радиаќтор, капот. Что-то было. Дэвид зажёг спичку, хотя руки нервно тряслись. На решётке радиатора и воздухозаборника виднелись брызги и что-то типа кусочков то ли ткани, то ли плоти. Новая зажжённая спичка, не догорев, выпала из пальцев шофёра. Дэвид с ужасом отпрянул от машины. Слизь и рваная плоть на передке грузовика были зелёного и коричневого цвета. Желчь сиќневатого оттенка сгустком застряла в решётке радиатора. "Кого же я сбил? Что это было? Боже праведный!" - Дэвид мигом очутился на огромном крыле "Кенворта", щёлкнул замком и открыл капот, включив подсветку двигателя. Он уставился вниз и вздрогнул. Все детали мотора с трудом различались под слоем бледно-зелёной кисельной массы. Кое-где висели, плавали и дымили мясистые куски плоти. Чёрно-синие расщеплённые кости длиной дюймов пять-шесть торчали из двигателя во все стороны. А в дополнение всего, на искромсанной, обильно заполненной слизью черепной коробке лежал глаз. Желтоватый, с синеватыми отростками и безобразным веком. Дэвид приблизил своё потное, искаженное страдальческой гримасой ближе, пытаясь разглядеть кашу зловонной материи. Рука напряглась, с трудом удерживая тяжелую крышку капота. Глаз резко шевельнулся, веко открылось, обнажая красный зрачок и тёмный кружок вокруг него. Сердцевина кровавого диска уставилась на Дэвида, заглядывая прямо в душу человека.
  Дэвид вскрикнул, ударился головой о крышку капота и пошатнулся. Ботинком он наступил на капли слизи на крыле грузовика и посќкользнулся. Тело мужчины грузно повалилось вниз. Дэвид рухнул сначала на железную подножку кабины, головой ударившись о дверцу, а затем на асфальт. Он безжизненно распластался на дороге возле колеса машины, а из трещинки на затылке закапала алая кровь. Крышка капота не стукнула под своим весом, а медленно-медленно закрылась.
  Слабый пар от мокрого асфальта стал подниматься вверх. Слабое солнце потихоньку вылезало из-за неровного горизонта. Слабым и скорбным начинался день в городке.
  К обеду об этом знали в семье Мерсонов. Арнольд умчался на работу давать какие-то показания, его жена Кларисса осталась с Линдой дома. Майкл с сыном уехал по магазинам. К фермеру Беннету послали полицейского выяснить кое-какие детали доставки обещанного груза. Город пока особо и не всполошился, так как убийства и подобные несчастные случаи происходили и раньше. Но кое-кто уже расстроился и забеспокоился. Прежде всего это были Арнольд (убили его напарника), дядюшка Беннет (ему покойный вёз груз), родственники погибшего и полиция. Последняя прилагала все усилия для выяснения обстоятельств гибели шофёра, но безрезультатно. Дело затягивалось не на одни сутки, а к вечеру ещё и усложнилось: новая жертва, ещё один мертвец.
  На этот раз им оказался страховой агент частной фирмы. Его обнаружили буквально через пять-десять часов после убийства. Нагрянувшая в его дом следственная группа была сконфужена увиденным. То, что предстало их взору, вызвало стоны и отвращение новоприбывших.
  Мужчина тридцати лет с застывшей на бледном лице зверской улыбкой висел на стене коттеджа, пригвождённый к узорному металлическому светильнику. Обломанный прут лампы-свечи насквозь проткнул тело несчастного и торчал из груди. Весь пидќжак вместе с рубашкой агента покрылся коркой запёкшейся крови, глаза выражали испуг и боль. Руки и ноги висели, как плети, а на плитках внизу чернела лужа. Измерили высоту от пола до светильника с телом погибшего. Девять футов. Полицейские недоумевали, какая страшная сила отбросила беднягу и насадила на ажурные штыри лампы. Обнаружили следы непонятной обуви и всё! Приехали вызванные полицией хозяева, но они ничего не могли сказать.
  Так прошёл первый день властвования Зла!
  Сатана размялся и приготовился к новым действиям.
  Он просил крови!..
  ***
  В воскресенье Майкл проснулся с плохим предчувствием. Линде тоже снились кошмары, хотя ночью она лежала спокойно. О плохо проведённой ночи поведали и Арнольд с Клариссой. Только Стив был спокоен и привычен.
  Откуда им было знать, что этой ночью в их сарае томился один из монстров Тьмы...
  Стив позавтракал и уехал на своём "Виллисе" к друзьям, обещая вернуться домой ко второму ланчу. Тем более по привычке хотел побыть с отцом, который в понедельќник улетит на работу.
  Линда осталась убираться в доме и готовить еду, Арнольд ушёл по делам к приятелям-"водилам", a Майкл уселся в холле наконец-то почистить и освежить свои медали и значки на парадно-выходной форме. Кларисса, сопя и прихрамывая, пошла в сад. Она оценивающе осмотрела кусты хризантем и роз, декоративную травку на газонах возле лоджии, вздохнула и направилась к сараю с садовым и автомобильным инструментом. Ей нужны были секач и маленькая лопатка. Почесав поясницу и взглянув в последний раз на коттедж, она взялась за ручку двери. Последќний раз...по-человечески!
  ...Эвакуатор увез "Джип" на стоянку, а супругов Пауэлл, пострадавших от молнии, доставили в местную клинику. Диагноз - нарушение нервной системы электрошоком и ожоги 2-ой степени. Врачи сейчас же приступили к операции на коже, не переставая удивляться тому, как мистер и миссис Пауэлл выжили в такой ситуации. Сегодня, в воскресенье, супруги уже спали, перенеся сложную операцию. Здесь, в Сент-Джоне, они пробудут до субботы. Потом будет осложнение психики у миссис Пауэлл и загниќвание ран у мистера Пауэлла. Их на самолёте медицинской службы отвезут в район, в госпиталь Портленда, для хирургического вмеќшательства видных профессоров, а затем...затем их, кажется, вылечат и выпишут из госпиталя. Жить они останутся там же, в Портленде, на окраине города, в малонаселенном окраинном кварќтале. Подальше от посторонних глаз...
  ...Людей с нарушенной психикой иногда можно понять!..
  ...Стив остановился возле бейсбольного поля, оставил машину припаркованной у небольшого стадиона и зашагал в клуб. Проходя мимо кабинки с затемнёнными стёклами, где каждое воскќресенье дежурил старик Моуз - вахтёр и сторож спортклуба "Gold Union", парень по привычке и из уважения кивнул. Стив завернул по коридору направо, встретив товарища по команде, поздоровался и отомкнул ключами дверь помещения раздевалки. Очутившись в клубе, он еще не знал, что старик Моуз не мог видеть приветствующего жеста юноши, хотя и сидел с открытыми глазами. Он не подозревал, что его друг Орсон стоит в шкафу, в раздевалке, за стальной дверцей с надписью "club Gold Union, Stivi Marson". И, конечно, Стив не мог и предположить, что и Моуз и Орсон мертвы.
  Парень бросил на скамейку спортивную сумку, снял ветровку и стал рыться в карманах в поисках ключа от своего шкафчика. Зашли в раздевалку двое товарищей Стива, уже переодетые в косќтюмы игроков бейсбола. Они обменялись несколькими фразами и ушли на поле. Один из них оставил свою биту возле Стива, позаќбыв о ней.
  Ключ нашёлся и через минуту звякнул замок шкафа. Дверца раскрылась сама, а на парня вывалился Орсон. Холодный и бледный, с кровавыми пустыми глазницами он рухнул на вскрикнувшего Стива и полуобнял его скрюченными руками. Взглянув на мёртвого друга, прямо в лицо, почувствовав холод его тела, Стив заорал, стряхнул с себя покойника и метнулся к выходу. Но только он стал разгибаться из такого положения, как дверь разќдевалки резко захлопнулась, ударив юношу в лоб. Стив медленно завертелся и упал рядом с трупом своего друга Орсона.
  Всe, кто пытался войти в клуб, не могли дойти даже до кабинки с убитым вахтёром, потому что внезапно начинали болеть голова, живот, сердце и затылок. Парни разворачивались и уходили, позаќбыв об игре, одежде, потеряв память и рассудок. Они возвращались домой и только в стенах родных убежищ приходили в себя. Какая-то неведомая сила, гипноз действовали на них. Злые чары регулировали их движения и мысли.
  Хлопнула закрытая дверь центрального входа, лопнули три-четыре лампы, и звякнул засов, ухнув во всех уголках клуба эхом. Треснул неоновый светильник, рассыпав светлячки искр, и заскриќпела дверца вахтенной кабинки. Из темени её показалась отвратиќтельная голова с омерзительным оскалом и горящими, как угли глаќзами. Уродливое тело вылезло в коридор и затряслось. Капельки слизи разлетались на стены и пол, шипение чудовища сливалось с потрескиванием последней мерцающей лампы. Монстр вывернул голоќву, и дьявольский взгляд упал на светящуюся лампочку. Изо рта твари брызнула липкая поганая слюна, глаза вспыхнули красными вспышками, и лампа взорвалась. Зазвенели стекляшки, и щёлкнул патрон. Стало темно и тихо. И два блуждающих во тьме багровых огонька. Темнота и Сатана!
  Кларисса, перебирая лопаты, вилы и гвоздодёры в поисках лоќпатки, ещё не привыкнув к черноте сарая, нащупала у пола что-то слизистое. Женщина отдёрнула руку и застонала - пальцы жгло и щипало, как от контакта с кислотой. Вверху кто-то долго и хрипло выдохнул. Кларисса, не осознавая ужаса своего положения, боязливо подняла голову. Только два кровавых пятна заметила она на темнеющем силуэте. А в слеќдующее мгновение раздалось короткое рычание, мерзкие конечности обхватили женщину за шею и притянули к себе. Но не сразу дьяволу удалось впиться в человека. Сильные руки Клариссы упёрлись прямо в тело монстра, а испуг и внезапность прибавили ей сил. Несколько секунд женщина боролась со Смертью. И это происходило наяву, а не во сне и страшных фантазиях. Пальцы её скользили по желеобразной поверхности твари, а женские мышцы дрожали под натиском сатанинской мощи. Дьяволу она нужна была целой и невредимой. Её плоть, её образ и нутро.
  Клариссу погубил крик. Женщина громко заорала. Лапы Дьявола согнулись, и две темные фигуры слились. Никто в доме, конечно же, не услышал несчастную!
  Через десять минут Кларисса, отряхиваясь, вышла из сарая. Её жёлтые, холодные зрачки не двигались, глаза невидяще смотќрели на дом Мерсонов. Кошка, крадучись по заборчику, уставилась на женщину. Их взгляды встретились. Животное подпрыгнуло, выпусќтив острые коготки и обнажая зубы. Шерсть вздыбилась, а спина выгнулась колесом.
  Коварно и зло усмехнувшись, Кларисса заскрежетала зубами и направилась к коттеджу. Только она взялась за ручку двери, как раздался голос мужа:
  - Милая, я уже пришёл!
  Женщина обернулась, заметив входящего в сад супруга, опустила руки и медленно стала сближаться с ним.
  - Уже? Это хорошо, это очень хорошо! - выразительно проговорила она.
  - Ты ждала меня, пупсик? - Арнольд обнял жену, чувствуя какую-то твердость в её теле. - Я с друзьями заболтался...да Дэвида вспоќминали...
  - ...Да? - жёлтые глаза женщины впились взглядом в зрачки мужа, от чего тому стало не по себе.
  - Что с тобой, дорогая, ты в порядке?
  - Вcё очень и очень хорошо. Хо-ро-шо!
  Рука Клариссы опустилась к штанам мужа, а ладонь легла ему на ширинку. Пальцы вдруг стали сжимать джинсовой бугорок, а Арнольд блаженно завздыхал:
  - О-о, дорогая, осторожней! Не так сильно, Кларисса, не так...О!
  Всё сильней и сильней женская рука сжимала кулак, но вот скрипнула дверь и послышался зов Линды:
  - Эй, парочка, быстро в дом, уже всё на столе! Остывает... давайте быстрей!
  - Идём! - Арнольд крепко обнял Клариссу, ослабившую захват, взял её под руку и зашагал к открытой двери. Когда супруги заходили внутрь, возбуждённый и отвлеченный, он заулыбался, не догадываќясь о намерениях жены-дьявола. Арнольд и не знал, что Линда случайно оттянула время его гибели.
  Обедали молча и сытно, за исключением её. Кларисса, точќнее, та, которая недавно ею была, натянуто и беспричинно улыбалась, ела медленно и долго. Желтизна её глаз и бледность кожи испугали Мерсонов. Они справились о её здоровье, настроении, но получили исчерпывающий ответ.
  После десерта Майкл хотел показать всем свою форму - выглаженную и блестящую. Вдруг в руке Арнольда лопнула чашка с кофе. Она буквально рассыпалась, а жидкость вылилась на джинсы. Арнольд, извиняясь и отряхиваясь, удивлялся, как чашка могла сломаться. Он услышал шутку брата: "Перекачался, братик, перекачался!" Виноќвато Арнольд посмотрел на свои выпирающие из под одежды мышцы, побќлагодарил Линду за обед и ушел чиститься.
  Никто не заметил дьявольского взгляда Сатаны. Взгляда злобы и ненависти к людям, упавшего минуту назад на чашку в руке Арнольда...
  На второй ланч Стив не явился, прошла еще пара часов, но его не было. Майкл начал уже сердиться, а Линда волноваться. Арнольд же не обращал на это внимания, так как знал, что парень любит приходить домой поздно. В каникулы, в свободное от учёбы в колледже время, Стив вообще не ночевал дома, а возвращался к утру. Нотации родиќтелей Стив не любил слушать, поэтому вёл себя, как хотел. Был самостоятельным, но вполне благоразумным. И всё же... Родители беспоќкоились за сына всегда.
  Когда пробило восемь вечера, а Майкл наспех поужинал, Линда не выдержала:
  - Майкл, надо что-то делать?! Стив обещал...он не мог просто взять и остаться с друзьями! Майкл!
  - Ну что ты, дорогая, не волнуйся...Не поеду же я искать его, балбеса, по городу!
  Резко и мелодично задребезжал телефон. Майкл подскочил к апќпарату раньше жены:
  - Да!.. Да, я. Да-да!.. Что?
  Линда побледнела, всматриваясь в лицо мужа.
  - Что, Майкл? Стив?
  - ...Как нету? А где...друзей спрашивали? Что?!
  Мерсон бросил трубку и, забыв, что перед ним не робот с железныќми нервами, а сама женственность и слабость, произнес:
  - Стив пропал! Звонила полиция - его нет в клубе. Машина стоит на стоянке, его сумка в раздевалке...и одежда там же, а Стива нету...но...там еще...
  - Что, Майкл, что? - Линда начала терять сознание.
  - Там...полиция обнаружила два трупа...Это вахтёр Моуз и...
  Майкл подхватил повалившуюся супругу и позвал на помощь. Кларисса вздрогнула, вскинула голову с растрепанными волосами и зашипела. Желтые зрачки сузились, затем расширились, став красќноватыми. Дьявольская энергия, видимо, попала в стену - с хрустом порвались обои, и посыпалась штукатурка. Женщина чмокнула языком, опустила с кровати голую ногу и посмотрела на бывшего мужа. Арнольд полуобнаженный и мертвый, испачканный в крови, остекленевшими глаќзами уставился в потолок. Супруга-сатана слезла с ног мужчины и оказалась у комнатной стенки. Она всматривалась то в одежду, то в сгущавшиеся сумерки вечера, зависшие за окном лоджии.
  Снова раздался вопль Мерсона, и дьявол в образе женщины посќпешил принять более человеческий и порядочный вид, напяливая сорочќку и халат.
  Майкл передал бессознательную Линду Клариссе, не заметив у той кровавых пятен на ступне. Он бросился в другую комнату, быстро пеќреоделся, взял ключи и хлопнул дверью. Но прежде, чем он исчез, на весь холл разнеслось громкое: "Кларисса, приведи её в чувство! Я еду за Стивом...Арнольд пусть...Всё!"
  Заурчал "Ягуар", громыхнул с бордюра на дорогу и утих на соќседней стрит. Женщина-сатана легко подняла Линду на руки, затем подошла к гостевому дивану. Очень хотелось кинуть тело человека в другой угол холла или отвернуть голову, но что-то хитрое и коќварное мелькнуло в уже коричневатых глазах Дьявола. Линда улегќлась на мягкое ложе, а Сатана тяжело затопала по лестнице на второй этаж.
  Майкл внезапно нажал на тормоз возле клуба, и "Ягуар" послушно встал на месте. На бегу к вахтенной кабинке Мерсон увидел полицейских, толпу зевак, санитаров с носилками и пустое бейсбольное поле. Его пропустили внутрь здания. Здесь топтались двое медбратьев, прикрывая белой тканью труп Орсона. Майкл очень хорошо знал этого парня. Теперь же добродушное, чистое лицо юноши выглядело ужасно. Мерсон заметил дыры вместо глаз и застывший страх на его синих губах. Он миќновал разбитую витрину с грамотами и призами, расщепленную биту для бейсбола в руках полицейского и темноту бара. И вообще, в клубе было относительно темно и страшновато. Дальше его не пустили.
  - Полковник, может вас заинтересует? - полицейский показал лучом фонарика на стену возле раздевалки.
  - Что там? - Майкл прошёлся по разбитым стеклам к двери.
  На стене коряво и мелко (видимо, писали в темноте) было начёрќкано чем-то острым: "Отец Здесь дьявол. Это чудовище убило Постараюсь убежать но боюсь Он возвра..."
  - Что это? Я вас спрашиваю! - закричал Мерсон на блюстителя праќвопорядка. - Это почерк моего сына. Где он, чёрт возьми?! Ищите же, офицер, его. Где мой сын?
  - Успокойтесь, полковник...Мерсон! Мы найдем его...их. Я не пойќму только, кто захватил парня и убил этих!
  - Не поймете! - Майкл сжал кулаки, но тут же подумал: "Что это я? Успокойся, расслабься! Полиция и этот офицер не виноваты. Где Стив? Надо его искать. Спокойно! Вспомни Вьетнам, ну же..."
  "Ягуар" развернуло на перекрестке и швырнуло по прямой и пустой авеню. "Вьетнам. Помнишь? Там ты мог держать себя в руках, там ты был мужчиной. А сейчас... Оружие. Тебе, дружище, надо всегда иметь оружие. Ты же военный, а где твой "кольт", где твоя боегоќтовность?! Спокойно! Сейчас ты возьмёшь пистолет, патроны, обязаќтельно свой нож...Поедешь к забегаловке Ли Юн Хоя! Китаец знает, китаец покажет тебе верный путь. Китайцы мудры! Стив там, у Ли! Спокойно!"
  Мысли кружились в голове Меерсона вихрем. Он знал, что ему делать сейчас и потом. Поэтому полковник так спешил домой...
  Линда очнулась сама, открыла глаза и потихоньку поднялась с дивана. Она еле слышно окликнула Майкла, потёрла локти, унимая мурашки, и поплелась в смежную комнату. "Душно...надо на воздух!" - подумала женщина и отворила створки летней веранды.
  На крыльце стало лучше - свежо и легко. Линда спустилась со ступеньки на плитки садовой дорожки. Теперь вечерний ветерок начинал знобить. Она повернулась идти в дом, но неожиданно раздался треск разбитых стекол. Линда подняла голову и обомлела. Выбив ставню и стекла окна второго этажа коттеджа, на цветочные кусты рухнул Арнольд. Окровавленный труп упал рядом с Линдой. Она закричала и увиќдела в оконном проёме искажённое в гневе лицо Клариссы. Луна, звёзды и фонари на авеню смутно освещали коттедж и голову Клариссы. Она была страшна в новом облике!
  Как только Линда различила на бледном, чужом лице сатаны красќные глаза, излучающие гипнозный свет, застонала и кинулась беќжать. Легко и быстро женщина преодолела сад и заборчик, мигом очуќтилась на участке соседей и оглянулась - в разбитом окне никого не было. Мысль о том, что дьявол спускается по лестнице за ней и догоняет, обожгла голову. И она понеслась прочь, дико вереща на всю округу.
  ...Китаец-повар испуганно отшатнулся к мойке, что-то зашепќтав на своем языке. Чудовище исчезло из кухни, но всё-таки его приќсутствие чувствовалось здесь. Тесак для шинкования капусты зашевелился на столике, а повар прищурил и без того узкие глаза. Пронзительно лезвие свистнуло в воздухе, и тесак впился в бедро китайца. Затем сразу несколько огромных ножей мелькнуло по направлению к нему, глубоко вонќзаясь в тело и заливая рабочий халат повара кровью. Несчастный, умирая, медленно сполз на пол. Стив услышал предсмертный вопль бедняги и сморщился. Он вспомнил спортивный клуб, кровавые дыры на лице Орсона, дьявола, не замечавшего ударов. Стив подумал, что если раскрошенная о голову твари бита не помогла ему, то какое чудо может спасти его.
  Полчаса назад он с трудом убежал от монстра, без сил добралќся до забегаловки Ли Юн Хоя в надежде, что мудрый китаец поможет ему. Но Сатана нашёл его и здесь.
  Судя по предсмертному крику и наступившей тишине повара уже не было в живых. "Но где же Ли? После того, как под дьявольским натиском стена ресторанчика развалилась, китаец куда-то исчез".
  Стив пробежал две комнаты и очутился перед служебным входом. Он без усилий убрал засов, распахнул дверь и вдохнул свежесть ночи. Луна отражала свой мертвенный свет на лице парня и полированных пристройках домов. Тем не менее, хотелось нырнуть в ночь, в заснувќший городок, нестись по улицам подальше от дьявола, от смерти.
  Стив уже сделал шаг вперёд, но задумался: "А вдруг этого монстра можно обхитрить?! Убежать всё равно не удастся, а ну-ка" Парень почувствовал озноб от мелькнувшей мысли, он поќвернулся, заметив кровать у дощатой стены. Потребовалась секунда, чтобы оказаться в убежище. Под кроватью пахло пылью и старым тряпьем. Стив зажал нос пальцами и подвигал бровями, ощущая боль от распухшей на лбу шишки. В соседней комнате что-то брякнуло и упало на пол. Затем звук приближающихся шагов, и скрип открываемой двери.
  Кровать стояла рядом с чёрным входом, поэтому Стив сразу увиќдел две ступни, застывшие на середине комнаты. Но что это были за ноги!? Чёрные, облезлые, с капающей слизью болотного цвета, вместо пальцев - ужасные отростки хрящей. Стив молил себя, чтобы его не выдали трясущиеся руки и стук сердца. Но больше всего не хотелось чихать, а причины для этого были - пыль вызывала в носоглотке дикие спазмы.
  В следующий момент тварь с грохотом шлепнулась на пол и стала всматриваться под кровать, прямо в парня. Их глаза, красные и карие, встретились взглядами, и Стив застонал от предчувствия смерти. Обхитрить дьявола не удалось!..
  Мерсон, бросив "Ягуар" у самой калитки, прямо на тротуаре, пулей влетел в дом. Естественно, здесь никого не было. Майкл, не мало удивившись, кинулся в кладовку, взломал дверцу огромного ящика и вынул дробовик 12-го калибра. Коробку патронов с картечью он впиќхал в карман пиджака, а нож укрепил под брючиной, на голени. Затем Мерсон рванул в свою комнату, наверх. Он не сразу обратил внимание на разбросанные вещи, мятую, окровавленную кровать и стены. Армейский "кольт" очутился за ремнём. Раздумывая о единственной обойме в пистолете, Майкл уставился на кровать. "Господи-и!" - слетело с его губ. Гримаса удивления и отвращения застыла на его бледном лице.
  Он подскочил к кровати, потрогал пальцем простыню и ощутил на коже липкую влагу. Майкл сморщился и повернулся к разќбитому окну. От оборванных штор на стенах до самого шкафа было что-то написано. Корявый, неровный почерк хорошо выделялся полуфутовыми буквами. Надпись с подтёками гласила:
  "Хватит вам жить
  Миром правим мы
  Ваш идол вам не поможет
  Дьявол сильней!"
  Майкл закрыл глаза и вздохнул, поняв, что написано пальцем и кровью.
  "Иисусе! Этого не может быть. Это..." - Мерсон приблизился к оконному проёму и посмотрел вниз. Брат Арнольд лежал в неестестќвенной позе, кровь на его мёртвом теле блестела под луной. Мерсону показалось, что весь сад залит ею. Листья вяза зашевелились от ветерка, Майкл вздрогнул. Где-то далеко на смежной стрит раздался вопль. Такой жуткий в этой ночи с одинокой луной.
  Майкл Мерсон побежал на крик, на соседнюю улицу. Он узнал в ужасном вопле голос своей жены!.. Перескочив пару заборчиков и выбив сетку ограждения, Майкл спрыгнул с пластиковой тумбы на асфальт. Он бежал по тротуару в стоќрону стрит, помахивая дробовиком, а другой рукой придерживая оттоќпыренный карман. Драгоценные патроны так и норовили выпасть, но полковник усердно прижимал их к телу и при этом успевал ещё и быстро мчаться мимо домов.
  Линда, теряя силы, метнулась к одинокой машине, припаркованќной у огромного, жёлтого коттеджа. На крыльце стоял хозяин дома и мусолил во рту кончик сигары. Теперь Линда ориентировалась на него! Хозяин участка чуть не поперхнулся, увидев женщину у калитки, её разгорячённое потное лицо и услышав просьбу о помощи. Толстоваќтый и неуклюжий, он подкатился к ней, как на колесах.
  - Помогите...прошу...Дьявол, за мной гонится дья... вон она! - Линда застонала и, шагнув в сторону, в изнеможении облокотилась на капот машины.
  - Да-да! Но в чём, собственно, дело?
  - Всё! - Линда сползла к колесу и заплакала.
  "Смерть, так Смерть! Больше я не могу. Эта женщина, этот Дьявол. Где Майкл, где Стив, где вы родные?!"
  Толстяк, недоумевая, вышел из-за калитки прямо перед подскочившей Клариссой. Он что-то сказал ей, но, заохав от гневного лица и жёлќтых глаз дьяволицы, умолк. Сильный удар сломал ему плечо и ключицу. Он заорал от боли и присел на корточки.
  Майкл повернул на крик. Его топот услышали все трое. Кларисса пихнула мужчину, чуть подбросив его. Толстяк громыхнулся на лобовое стекло своей машины и заругался.
  Женщина-дьявол легко выдернула из асфальта столбик с почтоќвым ящиком и замахнулась. Линда, уже поднявшись с колен, уклониќлась, и удар прошёл мимо. Голос мужа придал ей сил, и она отбежаќла за машину с охающим хозяином.
  Теперь Мерсон мог стрелять, не боясь попасть в Линду. Как гром раздался двойной выстрел, а картечь 12-го калибра разворотила Клариссе всю спину.
  Залаяли в округе собаки, засвистели, закричали, заскрипели дверями и ставнями. Весь квартал и, казалось, весь городок встал на ноги.
  Толстяк зажал уши, уткнувшись головой в колесо машины. Линда, изгибаясь, обхватила Майкла за поясницу.
  В доме напротив включили свет и дьявола во плоти стало видно всем. Одежда на женщине окропилась кровью до ступней ног, рёв боли вырвался вместе с хрипотой. Дьявол развернулся и пошатнулся. Мерсон глубоко задышал и стал перезаряжать дробовик, не веря своќим глазам и не обращая внимания на людей-зевак. Кларисса начала дёргатьќся в агонии, но всё-таки приближалась к Мерсонам. Дрожавшие руки не могли успокоиться, рядом ревела и причитала жена, а Майкл не суќмел даже смахнуть с ресниц капли пота. Он, чертыхнувшись, бросил ружьё и вынул "кольт". Семь выстрелов прозвучали глухими хлопками, где-то закричали, кто-то уже вызвал полицию.
  Кларисса раскрыла чёрный рот, жёлтые глаза заплыли синевой, и Сатана пала. Она всем изуродованным телом тяжело брякнула на асфальт, клацнув челюстью.
  - Всё, милый, успокойся! - обнимала и целовала мужа Линда, пыќтаясь унять его дрожь.
  - Нет, ещё не всё!..Стив!
  Майкл подскочил к толстяку, громко и сердито потребовал у него ключи от машины и поднял дробовик. Раненый стал рыться в кармане комбинезона, но Мерсон вырвал карман вместе с содержимым.
  - Линда, жди полицию и всё им расскажи. Не волнуйся! Я обязаќтельно вернусь, вернусь вместе с сыном!
  - Майкл!
  - Иисусе, помоги мне! - Мерсон повернул в зажигании ключ, и двигатель заурчал. - Помогите же им, чего вы стоите?!
  Автомобиль взревел и, газанув, рванул к перекќрестку. Люди, спохватившись, бросились к Линде и толстяку. Где-то за парком зазвучала сирена полицейской машины.
  ***
  Отлетела к противоположной стене массивная кровать, а над исќпуганным Стивом встал на ширине корявых плеч Дьявол. Одна щека его безобразной морды вздулась, как неразорвавшийся пузырь. Уродливая лапа, судорожно дёргаясь, потянулась к парню.
  Но вдруг дверь в соседнее помещение подсобки с гроќхотом отворилась, а в комнату с большим топором запрыгнул Ли Юн Хой. Хозяин забегаловки, одетый в национальный костюм, замахнулся и всаќдил его твари в спину. Дьявол, сверкнув красными глазищами, но не проронив ни звука, обернулся. Он шагнул к побледневшему китайцу и уже собирался разнести человека в куски, но с пола вскочил Стив. Парень схватил рукоятку топора, выдернул из плоти чудовища и тут же сильно и глубоко вогнал лезвие в шею монстра. Опять Дьявол замешќкался, искривляя в немой ярости и боли рот, стал поворачиваться, а Ли, пронзительно крикнув, в прыжке ногой ударил тварь в плечо.
  Урод зашипел, щека его снова опухла и лопнула, брызнув поќганой лимфой. Сокрушительный, убийственный удар повалил китайца, отбросив на стену. Заграждение развалилось, похоронив в обломках досок сбитого Ли Юн Хоя.
  Поздно понял своим злобным разумом Дьявол, что упустил шанс. Топор ещё раз с размаху застрял в его продолговатом черепе.
  Стив исчез за дверью, выскочив на улицу, а урод что-то пробурчал на своём тарабарском языке - тихо, утробно, будто, в пустую банку. Он отворил дверь, но вместо парня перед собой увидел мужчину с ружьём.
  Мерсон в упор, дважды, выстрелил в монстра. "Отец!" - услышал Майкл оклик сына сзади и, следуя инстинкту, шагнул вбок. Стив с разбегу, словно спортсмен с шестом, всадил какую-то ржавую трубу длиной фуќтов восемь в искромсанное тело Дьявола и отскочил.
  Сноп дроби разворотил чудовищу морќду. Красные глаза утонули в месиве желчи, а косяк двери забрызгало слизью.
  Пока подъезжала полиция, Мерсон еще раза четыре пальнул в Дьяќвола. Только после этого лежащее на полу тело перестало агонизировать и дышать.
  Кто знает, умер ли Сатана или на время усоп, но физически чеќловек его убил!
  Мерсон победил. Трудно будет разобраться с полицией, но не это важно! Мерсон победил!
  Словно, после великой битвы, человеку стало легко и спокойно. Уплыли далеко в ночь чёрные облака. Снова замигали звёзды, и ритмично засќтучало сердце. Мерсон обнял сына и с удовольствием отдал ружьё поќлицейскому.
  Ну и пусть луна по-прежнему печально улыбается Земле!
  
  Глава II. Слуги черни
  Сент - Джон, штат Мэн, 1988 г.
  
  Мужчина лет тридцати, в костюме защитного цвета, с карабином за спиной с трудом пробирался сквозь заросли куманика. Сент-Джонские леса считались самыми густыми и труднодоступными во всём штате. Буково-кленовые чащи сменялись берёзовыми рощами, липа росла вперемешку с соснами и пихтами. Дальше на север, ближе к Канаде, шла зона тайги. А здесь, по берегам реки, в лесной флоре и фауне царил хаос. Профессиональному охотнику можно было подстрелить любую тварь - от летяги до медведя и от дятла до тетерева. Браконьеры предпочитали водную охоту - ловлю ломантинов.
  Холодный период прошёл и наступил сезон охот и рыбалки. Вся живность лесов зашевелилась после спячки, но зашевелились и любители пострелять.
  Охотник шёл напролом, треща ветками, хотя старался попадать большими резиновыми сапогами на чистые места дёрна. Он что-то напевал про себя и изредка улыбался. Спустившись в глубокий овраг, поросший ивами, охотник постоял с минуту и выбрал нужное направление. Теперь его путь пролегал вниз по течению небольшого ручья. Здесь было сумрачно, сыро и грязно. Лесной мусор будто свалили сюда со всего массива штата. Мужчина перепрыгнул с кочки сухой травы на пятачок песка, затем на скользкий камень и чуть не упал. Перед ним оказалась куча хлама из сучьев, листьев, камней и почвы.
  Иногда такие бугры оказываются лежбищем медведей. Охотник взял карабин наизготовку и полез в это нагромождение. Особо он не волновался, так как мог выстрелить в любую минуту.
  Ткнув стволом в пласт полусгнивших листьев и отбросив их в сторону, мужчина заметил конечность зеленоватого оттенка. Он поворошил карабином ещё и раскопал часть тела какого-то странного существа. Лапа наполовину оттаяла, обнажив мясистую плоть, но кое-где ещё была покрыта ледяной коркой.
  Охотник слегка испугался, прикинув, что это может быть труп человека, спрятанный в лесу. Но его мысли рассеялись, когда нога шевельнулась и мелко затряслась. Вместо мурашек на ней появились белые волдыри, а под синеватой кожей вдруг запульсировала зеленая жилка.
  Мужчина выпрямился и оглянулся. В это время куча лесного хлама вздрогнула и заёрзала, как проснувшийся вулкан. Охотник вскрикнул, увидев в листве бугра красный зрачок. Он вскинул к плечу карабин и прицелился. Из-под веток и слежавшейся травы вылетела длинная, как плеть, гибкая, чёрная конечность и обхватила мужчину за шею. Раздался выстрел, но пуля ушла вверх. Огромная, страшная сила дёрнула охотника и мгновенно увлекла в кучу. Он целиком исчез в нагромождении лесного хлама, которое сразу раздулось и затрещало. Сдавленный стон человека заглох, и бугор успокоился. Аппетит трёх тварей, перезимовавших в этом ужасном месте, тоже оказался зверским, как и их сущность.
  После выстрела, эхом прокатившегося по оврагу и редколесью, снова защебетали крылатые и запищали лесные мыши. Жизнь опять продолжилась в этом угрюмом, густом лесу...
  ***
  С тех пор, как Сент-Джон посетил сам Дьявол, прошло семь месяцев. Расследования, похороны, волнения - всё забылось за это время, хотя и осталось в памяти жителей городка чувство постоянного напряжения. Кто мог поручиться, что злых, уродливых убийц было только трое?!
  Майкл Мерсон ждал их, ждал каждый месяц, неделями, каждый день. Хоть и успокаивали его жена и сын, но предчувствие чего-то ожидаемого и ужасного тяготило душу полковника. Он чувствовал его, Сатану! Он предполагал его появление ровно через год после того случая. Но они, движимые жаждой беспричинной мести, зла и жестокости, дали знать о себе намного раньше! Через семь месяцев! Сент-Джон, штат Мэн, весна 1988 г.
  ...Три отвратительных, злобных существа, три монстра, решивших устрашить и Америку, и весь мир, родили чуждый и поганый в своём умысле и обличии организм. Причиной явилось рвение чудовищ на свет божий. Пищей послужил несчастный охотник. Человек случайно попался им. И поплатился за это!
  Из лесного убежища их выползло трое. Но глухие стуки внутри бугра говорили о присутствии там кого-то ещё. Новорожденный надолго затаился, чтобы когда-нибудь восстать против человечества и затмить Свет. ОН ждал!..
  Пожилой, глуховатый мужчина невнятно бормотал себе под нос речь президента США. Сегодня он по телевизору смотрел передачу из Белого дома. Глава страны говорил, как всегда, о политике и внутренних проблемах страны. Старик держал в руках удочку, а сам вглядывался в поплавок, мирно лежащий на воде. Лодка с рыбаком тихо плавала в одном из заливчиков реки Сент-Джон, а собака бегала по берегу и выискивала в норах бурундуков.
  Первый раз за эту весну стало припекать. Солнце стояло в зените. Юркнула в воду выдра, и порхнул в небо клёст. Большая рыжая псина кидала мимолётные взгляды на хозяина в лодке и снова бросалась к норе. Туда, в узкий чёрный проход, мелькнул бурундук, и теперь его во что бы то ни стало надо было вытащить. Живым или мёртвым.
  Собака в очередной раз уткнулась мордой в отверстие. Задние ноги врезались в песок, а передние от неудобства расползались. Вместо испуганных блестящих глаз бурундука в черноте норы появился и мигнул красный, продолговатый и леденящий нервы зрачок. Животное, как ошпаренное, отскочило назад и заскулило. Лаять совсем не хотелось. Даже не то что не хотелось, страшно было думать об этом. Собака жалобно завыла, но хозяин не слышал её. Кобель бросился к воде, чтобы предупредить старика об опасности и одновременно найти защиту, но волны реки, внезапно возникшие на водной глади, оттолкнули его. Бедное животное с тревогой и сочувствием всмотрелось в лодку и человека.
  Рыбак повертел головой, разглядывая поверхность реки, но всё было нормально. Ему показалось, что лодку качнуло. Он улыбнулся своей собаке, не обратив внимания на её необыкновенную настороженную стойку и взгляд. Старик почесал пальцами седую щетину и дёрнул удочку. Крючок будто зацепился. Старик опять потянул, но леска напряглась в струнку и грозила лопнуть. "А-а, чертовщина!" - рыбак встал в полный рост. Лодку тут же тряхнуло, и старик полетел в воду. Кто-то сильно и больно сжал его за колени. Он закричал, выплёвывая воду и подгребая к лодке. Его увлекло вглубь, а когда в горло уже попала вода, внезапно с силой выбросило вверх. Старик выскочил из реки, как пробка и рухнул в свою лодку. Мокрый, кашляющий и испуганный он почувствовал, как в дно лодки тычут твёрдым предметом. "Кусь, кусь его, Хук...кусь его!" - позвал старик собаку, но та лишь развернулась и боязливо и поспешно скрылась среди холмов обрыва.
  Человек в лодке заорал прокуренным хриплым голосом, в следующую секунду лодку перевернуло, и через минуту бурлящая вода успокоилась. Волны и слабое течение унесли вёсла, а в заливчике установилась тишь да гладь, отражая в зеркале воды кучевые, рваные облака.
  К обеду в городском банке Сент-Джона ждали машину с инкассаторами. Она задерживалась уже на двадцать минут. Стояла отличная мартовская погода. Сохли на улицах города последние лужи, трещали под крышами зданий насекомые, и улыбались друг другу люди. Всё было хорошо!
  Бронированный микроавтобус, постепенно снижая скорость, остановился у крыльца банка. Сразу же из учреждения к нему выбежали трое служащих, но каково было их удивление, когда они увидели, что в кабине машины никого нет.
  Открыли дверцу водителя, но за рулём его не оказалось. "Боже праведный, чертовщина какая-то!" - зашептал один из служащих банка. Тем не менее, автомобиль как-то подъехал и встал прямо напротив крыльца.
  На втором сиденье обнаружили ключи от сейфа-фургона. Не слабо удивившись, озабоченные служащие взяли связку ключей и поспешили отомкнуть замок. Когда стальные, толстые двери фургона раскрылись, взору присутствующих предстала ужасная картина: на мешках с нетронутыми купюрами лежали оба инкассатора. Они были мертвы. Кровь залила банкноты и пол сейфа, раскрытые глаза выражали испуг и боль, ужас и мольбу о пощаде. Тела их сковал паралич, а переломанные конечности уродливо торчали. Что явилось причиной их гибели, и кто был убийцей - стоило только гадать. А время шло! Время Зла!
  ***
  Линда осталась дома, Стив уехал к подруге, а Майкл сейчас прогуливался по парку. Его "Ягуар" стоял недалеко на парковке, возле входа, среди прочих дорогих машин. Жена послала Мерсона за продуктами, но он встретил своего давнего друга Франклина и разговорился, простояв до обеда.
  Франклин раньше служил с Майклом в одной дивизии, затем ушёл в запас. Сейчас работал взрывотехником в фирме по добыче руды. Жил он не так далеко отсюда - в небольшом городке в Канаде, в округе Нью-Брансуик, на берегу реки Сент-Джон, прямо у её устья.
  Друзьям было о чём поговорить и что вспомнить. Прошёл час, другой, пока Майкл не подскочил на месте.
  - Чёрт, меня же Линда в магазин отправила! Дружище, извини! Приезжай сегодня вечером ко мне, выпьем, подробно расскажешь мне о своих делах, а я тебе кое-что поведаю! А?
  - Хорошо, Майкл, до вечера! Я обязательно приеду!
  Они распрощались, и Мерсон рванул в Торговый район. Но до конца перерыва оставалось ещё минут пятнадцать. Поэтому Майкл решил скоротать время в парке. "Надо бы позвонить Линде, чтобы приготовила чего-нибудь к вечеру, да достала бы из своего запаса бутылочку шотландского!" - поразмыслил Мерсон и стал искать телефон. Возле ворот парка он нашёл автомат и предупредил Линду о дорогом госте.
  - Хорошо, милый! Буду готовиться! - ответила супруга.
  Мерсон отошёл от аппарата, с улыбкой поглядывая на молодую парочку на скамейке. Вдруг неожиданно зазвонил телефон-автомат. Майкл очень удивился. Он знал, что вот такие городские уличные аппараты имеют свои номера, но чтобы так...
  ...Звонок снова требовательно и мелодично залился, обращая на себя внимание не только Мерсона, но и молодых влюблённых. Майклу ничего не оставалось, как подойти и взять трубку.
  - Алло, да!
  На том конце провода кто-то глухо замычал, и грозный, стальной голос произнёс:
  - Мерсон! Ты не забыл про нас? Да-а, ты не забыл!
  Опять замычали, чем-то шоркнули и продолжили:
  - Мы пришли из ада! Мы ищем тебя! Жди нас! Жди-и нас, Мерсо-о-н!
  Послышались гудки, звук которых затмил весь мозг Майкла. Он бросил трубку и, словно, пьяный отошёл от автомата.
  - Папаша, с вами всё в порядке?
  Мерсон обернулся - перед ним стоял парень, только что целовавший девушку на скамейке.
  - Да-да!.. Всё о"кей. Спасибо.
  Забыв о продуктах, Майкл поспешил домой. К своему облегчению он застал Линду там живой и невредимой.
  А Дьявол, измазав телефонную трубку в слизи, жутко и криво засмеялся и поплёлся прочь. На стуле осталась сидеть только мёртвая телефонистка. Струйка крови бежала из уголка её рта и исчезала в отвороте костюма. Жизнь только что угасла в её холодных безразличных глазах!
  Майкл из дома позвонил девушке Стива, Коре. Сын оказался у неё. Мерсон не совсем учтиво и вежливо попросил его к телефону. Его можно было понять!
  Через десять минут Стив вернулся домой. Теперь все были вместе и более-менее спокойны. Мерсоны поели, а затем Майкл стал звонить по телефону. Сначала полиции, затем инспектору Бруту, который сейчас ушёл из следственного отдела в частные детективы по причине болезни и возраста. Брут вёл расследование по поводу появления дьяволов и череды убийств. Мерсону пришлось потрудиться, чтобы Брут тогда понял его невиновность, а затем и помог ему в суде. Поэтому Майкл предупредил инспектора о новоявленных. Ещё он позвонил в отель Франклину, чтобы тот приехал со своим снаряжением: понадобятся огнемёт, взрывчатка и опыт взрывотехника.
  Да, Мерсон боялся! Он ждал их уже семь месяцев, поэтому и всполошился. Когда смерть дышит в затылок и предупреждает о своём присутствии - становится не по себе. Можно сойти с ума! Но Мерсон держал себя в руках. Он боялся, но боялся не за себя, а за сына и жену. Так не хотелось огорчать их...
  "...Если я потеряю их, мне не будет жизни на этом свете!" Поэтому он так старательно и торопливо готовился к встрече с НИМИ.
  Приехала полиция, начались расспросы, но прибывший инспектор отослал их, дав кое-какие распоряжения. Брут, видимо, тоже волновался, притащив с собой всё имевшееся у него оружие. Ещё бы - сам Дьявол назначает свидание!
  За минуту до появления Франклина к дому Мерсонов подъехала Кора, девушка Стива. Оставшись у себя одна, она разволновалась за любимого и решила побыть с ним в трудную минуту. Когда Кора зашла в холл, все разинули рты - уж очень она была хорошенькая! Белые короткие волосы, стройная загорелая фигурка, весёлый и добродушный взгляд. Один лишь Майкл недовольно встретил её:
  - Зачем ты приехала? Тебе совсем не надо здесь быть! Не впутывайся в наши дела, Кора. Из этого ничего хорошего не получится!
  - Извините, но я...я не могла оставаться без Стива! - Кора стеснительно улыбнулась и прижалась к парню.
  Щёки Стива покрылись красными пятнами. Мерсон заметил, что сын смущён, но подумал: "Молодые! Неудержимые. Пусть тогда следят друг за другом. Предстоит что-то ужасное! И надо готовиться к встрече..."
  Прибыл Франклин, оставив свой "Додж" у калитки Мерсонов. Он доложил Майклу о том, что всё снаряжение в машине.
  Теперь вместе с Майклом в доме находилось шесть человек.
  - Опять шесть! Чёрт, как я неравнодушен к этой цифре! - Мерсон полез в сейф за оружием.
  - Майкл, дружище, успокойся! - послышалось сзади, Мерсон обернулся, увидев Франклина. - Хлопнем мы эту заразу!
  - Ну да, хотелось бы верить!
  - Ничего, мы же с тобой солдаты...Забыл?
  - Нет, Франк, не забыл!
  Мерсон уселся в кресло, задумавшись. Франклин стоял, держа руки в карманах брюк, и рассматривал картину на стене. Немая сцена продолжалась минуты три. На улице залаяла собака, и Майкл встрепенулся. Он размашистыми шагами подошёл к окну. Ночь чёрным покрывалом накрыла квартал. Но ещё горели фонари авеню, соседей и садового магазинчика.
  - Опять ночь!
  - Майкл, спокойно!
  - Франк, сходи за своим инструментом...нет, постой, - Мерсон нахмурил лоб, - пойдём вместе.
  В холле Майкл кратко проинструктировал присутствующих.
  - Линда и Кора, вы идёте наверх, в спальню, не закрывайтесь, никуда не высовывайтесь. Линда, вот тебе дробовик - он когда-то очень помог мне! Ты же умеешь с ним обращаться. Если что, кричи или стреляй! Кора, ты идёшь с ней...и ничего не бойтесь! Это...это, как фильм ужасов, страшная сказка про чудовищ! Стив, - Мерсон взял сына за плечо, - ты будь с мамой и Корой. Ты должен охранять и защищать их. Понял, сын?
  - Да, отец, я знаю, что делать!
  - Хорошо! Брут, дайте Стиву ствол, у вас их полно!
  После того, как инспектор передал парню пистолет, Майкл снова взглянул на Брута:
  - Мы с Франком сходим сейчас за кое-какой пиротехникой и сразу вернёмся. Наши позиции у коридора, в библиотеке и холле. И...Ах, да-а! Лоджия... Еще лоджия на нас, Франк!
  - О"кей, Майкл!
  - И всем внимание! - Мерсон окинул всех пятерых изучающим взглядом. - Кроме этого нигде не выключать свет...ни в коем случае! Следить за садом и соседними участками, посматривать на дорогу. И не дай бог, кто-то попытается выйти из дома! Это Смерть!
  - Майкл! Дорогой! - в один голос вскрикнули Линда и Франклин.
  - Да! Я сказал "Смерть"! И ещё... - Мерсон вздохнул и опять всмотрелся в лица соотечественников, - может произойти самое ужасное!
  - Что, Майкл?
  Буквально все побледнели, излучая тревогу и страх.
  - ...Любой из нас может стать ИМ!
  - Как это?
  - Так! Дьявол силён и всемогущ! Его перевоплощение - это игра с нами, с людьми. Сатана может оказаться в любом из нас! Его выдаст, наверное, голос или глаза...
  - ...Да, жёлтые или красные зрачки! - добавил Стив.
  - Стив и ты, Линда! Вы уже знакомы с Дьяволом, вы разберётесь, а вот...
  - ...Я тоже не слепой! - перебил Мерсона Брут, потряхивая автоматической винтовкой.
  Опять наступила гробовая тишина. Неожиданно закашлял Франклин, и все вздрогнули.
  - Извините.
  - Всё, по местам!
  Майкл потянул Франклина к двери и засунул "кольт" за ремень. Щелкнул замок, и Стив повёл женщин наверх. Брут пропал в коридоре, уходящем на кухню и веранду. В холле стало пусто и тихо.
  Друзья очутились на дорожке, ведущей к калитке и темнеющему фургону "Доджа". Майкл увидел у соседей на лужайке работающего садовника. Пожилой мужчина даже в сумерках продолжал возиться с ножницами-секатором в кустах карликовых пальм и кряхтел, согнувшись в три погибели. Мерсон подошёл к заборчику соседей и с минуту следил за работой садовника.
  - Не поздно ли, дружище? - спросил Майкл, рассматривая спину старичка в клетчатой рубашке.
  - А ты что, ждёшь меня? - садовник выпрямился, повернулся, и глаза его блеснули жёлтыми искрами.
  Мерсон буркнул что-то вроде "А-ах" и резко отскочил от забора, хватаясь за пистолет.
  - Что с вами, мистер? - старик тоже испугался и невольно присел перед дулом "кольта".
  Майкл уже хотел было нажать на курок, но передумал: на лицо садовника падал желтоватый свет от лампы под крышей коттеджа.
  - Вы с ума сошли! - Мерсон провёл рукой по волосами и потёр висок.
  - Извините, мистер, я не...А, это вы, мистер Мерсон? Я не признал вас!
  Старик сделал умоляющее лицо и склонил седую голову вбок. Желая побольше заработать, он тщательно ухаживал за садом супругов Хармсов, поэтому иногда допоздна задерживался.
  - Ладно, старик, продолжай! - Майкл отвернулся и пошел. За Мерсоном к автомобилю двинулся Франклин. Взглядами осторожных телохранителей осматривали они периметр участка.
  Садовник пожал плечами и пробормотал: "Не знаю я ещё людей в Сент-Джоне, не знаю!" Он повилял поясницей и тяжело присел к стеблю пальмы. Только старик приступил к срезанию гнилых и сухих листьев, как из черни кустов на него уставился красный глаз, излучающий холод и жуть...
  Майкл и Франклин, ежесекундно оглядываясь на авеню, сделали одну ходку от фургона в дом. Один отнёс ящик со строительной взрывчаткой, а другой - огнемёт и баллон к нему. Всё сложили в кладовке и снова вернулись к машине. Мерсон подхватил коробку, а Франклин стал доставать большую многозарядную ракетницу.
  Брут побродил по тёмной веранде дома, так и не найдя рубильник выключателя, и опёрся о подоконник. Он почесал прикладом винтовки под коленом и засмотрелся на садовника, лазающего в пальмах. Сумерки сгустились до максимума, но благодаря освещению коттеджа старика было видно до мельчайших подробностей.
  Садовник угловато двигался, сгибался, поворачивая голову чуть ли не на 180№. Вот он взялся рукой в перчатке за стебель куста и легко выдернул его из земли. "Так надо!" - подумал Брут, зевая. Садовник бросил секатор далеко в темноту сада, но инструмент прилетел обратно, прямо в руки старика. Это удивило Брута: "Ого, ну и старик!"
  В следующий момент садовник повернулся лицом к веранде и увидел инспектора. Несмотря на хорошую естественную маскировку, Брут понял, что старик смотрит на него, прямо в него, внутрь. Огненные глаза садовника испепеляли инспектора, затем старческая дьявольская рука метнула секатор, и тот, разбив стекло, застрял в груди Брута.
  Инспектор застонал, попятился, но пересилив боль, выдернул садовые ножницы из своей плоти. Кровь горячей струей хлынула на живот и в пах. Брут взглянул в окно - старик неторопливо перелез заборчик. Винтовка легла на раму, окровавленный приклад упёрся в плечо, а дрожавший палец прикоснулся к спусковому крючку. Ствол изрыгнул пламя и грохот, посылая очередь пуль в Сатану...
  ...Майкл, неся коробку, увидел на крыше дома фигуру с длинными уродливыми конечностями. Он крикнул Франку и поскакал по дорожке к крыльцу. За домом раздались выстрелы из винтовки Брута. Мерсон оглянулся - Франклин метился в урода на крыше, когда из-за фургона высунулась ещё одна отвратительная морда.
  - Франк! Сзади! - заорал полковник.
  - А-а, гады-ы! - Франклин сбил с крыши монстра и развернулся.
  Другое чудовище уже подошло к нему вплотную. Выскочила пустая гильза, а следующей не оказалось - барабан ракетницы был пуст. Франклин успел только разинуть рот.
  Мерсон заметил, как из спины друга вылезла рука твари. Она, как копьём, проткнуло его насквозь. Майкла стошнило тут же, на крыльце. Он бросил коробку и взвёл "кольт". Но Дьявол будто растворился. Никого.
  Стив сжал рукоятку автомата и передохнул. От звуков на улице у него пересохло в горле. Линда и Кора жалобно стонали. Стив обратил внимание на дробовик матери и решился:
  - Мама...я туда!
  - Нет, Стив! Нет!
  - Да, мам! Там мой отец, там люди гибнут...если что, стреляй! Прощайте!
  - Стив!..
  Парень бросился по лестнице вниз, миновал холл и позвал Брута. Вместо него из чёрного коридора вышел на свет незнакомец. Это был садовник соседей.
  - Вы? - недоумённо сморщился Стив.
  - Я! - старик дико и громоподобно захохотал, подняв голову.
  Стив с ужасом наблюдал за его мимикой и раненной шеей. Садовник резко перестал смеяться и, бросив гневный взгляд на парня, наклонился и потянулся рукой куда-то в темень коридора. Он вытащил в холл беднягу Брута, держа его за волосы. Инспектор был мёртв. Рука старика отпустила убитого, и тот грузно повалился на пол.
  Опять дьявол победоносно запрокинул голову. Стив, учащённо дыша и обильно потея, направил оружие на садовника. Сатана замолчал, свирепо уставившись на человека, и тут очередь из автомата снесла его с места в чернь коридора.
  Стив вставил новый магазин и вздрогнул. Дверь холла вылетела, и к его ногам упал отец. Мерсон застонал, корчась от боли в спине, и застонал. Стив расстрелял тварь, застывшую на входе, буквально выпотрошив ее внутренности. Мерзкое существо шлёпнулось на плитки крыльца и стало кататься по полу. Стив подбежал и в упор выпустил содержимое последней обоймы. Клочки тела твари разбросало вокруг крыльца. "Этот, кажется, сдох!" - парень помог отцу подняться.
  - Стив, спасибо, сын! А...где мама...Кора! Ты оставил их?!
  - Всё нормально, папа! Они наверху. Брут!
  - Что? Что "Брут"? - Мерсон уже стоял на ногах сам, потирая ушибленную лопатку.
  - Инспектор убит!
  - Проклятье! Где он? Брут! - позвал Мерсон лежащего инспектора.
  - Он мёртв! - повторил Стив.
  Майкл застонал, но тут же замолчал: в коридоре послышались возня и шорохи.
  - Это садовник! - проговорил Стив, отбрасывая пустой автомат и поднимая "кольт" отца.
  - Старик-садовник?! - удивился Мерсон и сделал шаг в сторону неясных звуков.
  - Стой!..Стой, отец, - Стив различил в темноте коридора два жёлтых глаза. Казалось, в голове у старика было пусто и очень светло, поэтому зарево злой души отображалось во взгляде дьявола.
  Парень выстрелил в зрачки раз, ещё пару и опустил пистолет.
  - Всё? - Майкл внимательно посмотрел на сына.
  - Всё!
  Сверху, из спальни, раздался крик Линды. Отец с сыном кинулись на второй этаж. В обойме пистолета, который держал Стив, был всего только один патрон.
  Они с криком влетели в комнату. На полу возле туалетного столика лежала Линда, ружьё валялось у кровати, а у открытого окна стояла Кора. Платье на её спине и ягодицах висело оборванным полотнищем. Она повернулась к мужчинам. Сам Дьявол заглянул в души обоих людей. Её белёсые зрачки с искрами ярости и вечной злобы уставились на Майкла.
  - Нет, Кора, нет...О-о, нет! - завопил Стив, протягивая руки к девушке. Только страшные глаза портили красоту и прелесть Коры.
  Она тоже протянула руку к парню и медленно стала приближаться, всё ещё вглядываясь в Майкла.
  Полковник взвыл, бросил горький, отчаянный взгляд на лежащую жену и выхватил у сына "кольт". Он мигом прицелился в голову девушки-сатаны.
  - Нет! - Стив попытался остановить отца, но старший Мерсон отпихнул сына и снова поймал на мушке прицела лоб Коры.
  Раздался выстрел, и некогда прекрасное лицо девушки преобразилось. Вздыбились бело-красные волосы, а из-под них фонтаном ударил фонтан слизи и крови. Пулей снесло часть головы дьявола.
  Тело продолжало стоять, затем прислонилось к стене. Холодные глаза, залитые желеобразной субстанцией, пожирали Ма йкла.
  Заохала Линда, и Мерсон метнулся к ней. На улице завыла сирена полицейской машины, и Стив по распоряжению отца побежал к ним, к представителям власти.
  Полицейский "Линкольн" затормозил возле "Доджа" и тела Франклина. Стив не успел ступить на плитки дорожки, обойдя изуродованный труп чудовища, как огромный, оглушительный столб огня взорвавшейся машины Франклина повалил его на газоны.
  Никто не пострадал, но взрывом разметало фургон "Доджа", обломки и огонь уничтожили близлежащие надстройки коттеджей и зелень садов. "Линкольн" с обоими полицейскими сдвинуло на полфута, стёкла лопнули, а капот загорелся.
  Линда чувствовала себя сносно, поэтому Майкл оставил её за спиной и стал разглядывать Кору. Девушка-дьявол с полуразбитым черепом шевельнулась.
  - Линда, беги вниз, там Стив и полиция! - через плечо приказал жене Мерсон, вздрогнув от грохота взрыва на улице.
  - Нет! - голос женщины как-то сердито прозвучал сзади. - Я не пойду!
  Кора попыталась дёрнуться в сторону Майкла, но ранение мешало ей. Мерсон ощутил озноб на спине и давление в затылке.
  - Линда, подай мне ружьё! Там...у кровати. Линда! - Майкл ждал, протянув руку в сторону.
  - Ты...ты ждал нас! Мы пришли! - невнятно и туго прошипела Кора, переставляя ноги по полу.
  - Линда! - Мерсон почувствовал опасность и затряс рукой. - Дай ружьё...быстро! Линда-а!
  С этими словами полковник оглянулся. И обомлел. Щека судорожно запульсировала, а из груди, постепенно вырастая, вырвался стон. Майкл полностью развернулся и схватился руками за голову.
  Линда, сверкая красными зрачками на мутных белках, ошарашено всматривалась в мужчину. Кожа её лица приняла желтоватый оттенок, поэтому казалось старой и дряхлой. Взгляд дьявола хотел испепелить человека.
  Мерсон осознал всю тяжесть и горе, обрушившееся на него, и мгновенно посветлел волосами. Жена, любимая, родная и единственная женщина обернулась против него!
  Лучше сильный удар, чем истерика и безумство!
  Взмахнув рукой, Линда откинула бывшего мужа в другой конец спальни. Хорошо ещё, что Майкл упал на мягкий край кровати, соскользнул и ударился щекой о приклад дробовика. Не замечая ужасной боли, ломающей всё тело, глухих кошмарных стуков в голове и ободранной щеки, Мерсон вскочил. В его руках щёлкнуло затвором ружьё, а два ствола чёрными дырами уставились в Линду.
  Жена-дьявол зверски оскалилась и пошла на Мерсона.
  Предстояло самое страшное!
  "Линда!" - заорал Майкл и нажал оба курка.
  Сначала Стив, вбежав с пистолетом в спальню, подумал, что отец сошёл с ума или в него вселился дьявол. Но хватило нескольких секунд, чтобы установилась ясность. Крупные слёзы покатились к губам парня от вида матери. Сатана и жизнь гасли в ней одновременно. Из развороченного живота упорно лезли наружу внутренности, кровь и жёлто-синяя масса забрызгала тело и пол.
  Обе женщины-сатаны приближались к мужчинам, чтобы разорвать их в злобе и ненависти.
  - Патроны! Чёрт...Стив, беги! Уходи! - Мерсон взвыл от безвыходности и приближающегося конца.
  - Я сейчас, отец! Держи... - Стив кинул отцу пистолет и, зовя на помощь полицию, исчез за дверью.
  Майкл поймал оружие и защёлкал бойком, направив ствол на бывшую жену. Пистолет не стрелял. "Господи!" - Мерсон рванул через кровать, пытаясь проскользнуть мимо двух женщин, несущих смерть. Но хитрый, ловкий и, в то же время, сильный удар отбросил его на столик с вазой. Мерсон загнулся, надув щёки и зажмурив глаза. Слуги дьявола развернулись и приближались к мужчине.
  Когда Кора поравнялась с открытым окном, раздался щелчок, и струя огня мощным напором снесла девушку. Её горящее тело пропало за шторами, упав где-то внизу, на клумбе с розами.
  Линда-сатана рявкнула, залившись безумным хохотом. Стив, брякая баллонами на плече и выставив трубку огнемёта, пропустил за себя отца и до отказа сдвинул рубильник аппарата. Огонь залил всю комнату. Пламя выгнало со второго этажа сына и отца, охватывая всё, что могло гореть...
  Мимо двух обнявшихся мужчин, сидящих на плитках садовой дорожки, в дом пронеслись полицейские.
  - Стойте! - задержал одно из них Мерсон. - Там...в кладовке, прямо по холлу и направо в коридоре...ящик с динамитом!
  - Иисусе! - полицейский бросился в коттедж.
  - Пошли, пап!
  Стив, помогая отцу, повёл его к калитке. Там они спокойно уселись на бордюр и опустили головы. Им было о чём задуматься. Теперь их никто, кажется, не преследовал!..
  
  Глава III. Протяжный ноющий
  Сент-Джон, штат Мэн, 1990 г.
  
  Чуть снизив скорость, сержант дотянулся рукой до антенны и пошевелил её, затем покрутил ручку автомагнитолы. Опять кашляющий, шипящий звук диктора сообщал: "...июня сенатор Дж... выступит с...пользу...церн штата Луизиана..." Сержант пробурчал что-то типа: "Чёрт, дьявольщина какая-то, музыки не дождаться!", выключил радио и поёрзал на кресле. Патрульный "Линкольн" дежурил на объездной города, шоссе Бангор, и в районе деревни Пойнтхауз и фермы Беннета.
  Луивер, а именно так звали полицейского, сейчас мчался от моста через Сент-Джон к автозаправке. Бак опустел, поэтому он торопился.
  По обе стороны от асфальта шумели на ветру осины и буки, сильно изгибая стволы и качая кронами. Они шевелились, будто, живые, и это выглядело зрелищным и немного жутковатым. Ветер дул по ходу движения автомобиля, в открытое окно тянуло холодком, а по руке Луивера приятно бегали мурашки.
  На седьмой миле шоссе сержант левым ухом уловил чей-то голос. Монотонный, свистящий звук шёл со стороны леса. И как полицейский, Луивер не смог оставить это без внимания. "Линкольн" затормозил на обочине, ближней к осиннику. Теперь странный таинственный свист стал громче и отчётливей. Сержант вылез из машины и, с минуту постояв, спустился в канаву с сухой травой. Какой-то протяжный, чуть ноющий звук манил к себе. Луивер, окончательно сбитый с толку и решивший выяснить, в чём дело, зашагал в лес.
  Постепенно свист усиливался, но когда до его источника осталось футов сто, вдруг наступила тишина. Луивер запомнил место, откуда доносился звук, и перелез через кучу валунов и веток.
  В принципе, сержант никого не увидел, но пятым чувством различил невдалеке что-то живое и большое. Он пригляделся, рука невольно потянулась к кобуре с пистолетом. Полицейский пристально уставился на землю между двумя старыми осинами.
  Неизвестное явление потрясло его. Существо прозрачного цвета, величиной с половину осин, шевелилось и топталось на месте. Сержант убедился в том, что оно живое, заметив в этом мираже конечности и глазницы.
  Это был Дьявол! Сатана, рождённый два года назад чудовищами из чужого измерения! Монстрами, погибшими от рук двух людей, двух опаснейших противников Зла - отца и сына Мерсонов. Теперь в сознании последнего, самого сильного и жестокого орудия Зла, в невидимом Исчадии мглы таилась месть и клокотала злоба. Мерсоны не должны жить!..
  Может быть, Луивер допустил ошибку, выстрелив в существо. Тот рявкнул так, что эхо покатилось между валунов и деревьев вслед за эхом выстрелов. Затем призрачный монстр исчез в трещине сухой от жары земли. Вместо него к полицейскому приблизилась волна земли. Оставляя после себя рваный, разрытый след в виде борозды, движущийся бугор уже был в восьмидесяти футах от Луивера. Вспаханная почва с оголившимися корнями и камнями дымила. Повалилось дерево, стоящее на пути Зверя, другое, а треск сухой земли становился громче и громче.
  Луивер понял серьёзность своего положения и повернулся бежать. Страшная злая сила настигла его моментально. Раздался стон, и человека утянуло под слой дёрна. Полицейский будто утонул в земле. Неприятный хруст завершил ужасную картину.
  Минут через двадцать Луивер выполз из чёрной, свежевырытой воронки. Он постоял возле, а затем направился в сторону дороги. Отряхнулся, улыбнулся и даже споткнулся. Глаза были нормальные, чуточку грустные и только! Но что-то говорило о том, что Дьявол уже в нём. Сатана взял его плоть и разум. Облик человека! Это так поможет ему в грязных, коварных делах, вершащихся по чудовищным, жестоким правилам...
  ...Как ни в чём не бывало сержант сел в машину. "Линкольн" загудел и тихо тронулся. Вскоре он пропал за зелёным перелеском, за указателями с красивыми, крупными буквами: "Земля Беннета. Сент-Джон".
  ***
  Дядюшка Беннет встретил Луивера как обычно - приветливо и дружелюбно. Когда-то полицейский помог ему в защите от нападения двух браконьеров и, можно сказать, спас жизнь. Поэтому старик Беннет всегда был рад помочь Луиверу. Вот и теперь фермер - седой высокий старичок в синем комбинезоне, но сильный не по годам, отложил винтовку и открыл ворота своей усадьбы. Огромный, деревянный дом с многочисленными пристройками и каменным гаражом возвышался крепостью над холмом и полем подсолнухов. Владения Беннета далеко уходили к северу.
  Всё шло хорошо. Сначала выпили по чашечке молока, выкурили по сигаре, потом приступили к разговору, попутно обходя дом. Луивер расспрашивал о делах старика, о проблемах, нужде. Но неожиданно полицейский спросил у Беннета о Мерсонах:
  - Что-то давно не видно Мерсонов, чем они занимаются?! - заметил он.
  - Мерсоны? - старик, казалось, расслабился, устремив взор на горизонт, поросший лесом, но, по правде говоря, напрягся и задумался. - Что это с ним? Ему ли не знать о несчастных Мерсонах! Живёт в городе, а ещё не слышал?.. Да нет, Луивер, ты же знаешь!
  Беннет улыбнулся всегда серьёзному сержанту и положил ему на плечо руку, покрытую венами и мозолями.
  - Они же уехали! После того случая в городе...ну...с дьяволом каким-то! Похоронили Линду и девушку, и...Ты не знал?!
  - Уехали? - Луивер посмотрел старику-фермеру прямо в глаза.
  - Ну да, сразу же...после...тогда ещё, - Беннету показалось, что зрачки сержанта сверкнули красноватыми искрами.
  - Где они?
  Вот этого Беннет никак не ожидал. Удивительно сразу он понял, в чём дело. Старика даже пробил озноб.
  - Они...да я не знаю, сынок...гм...Луивер! Уехали и не сказали ничего! - Беннет сразу вспомнил, как Майкл Мерсон, уезжая, говорил, что тем, кто будет спрашивать о них со Стивом, не нужно доверять - они Нелюди.
  - Говори, старик!..Ой, извини, дядюшка Беннет! А, может, всё-таки знаешь? - Луивер глазами шарил вокруг фермера и натянуто, стеснительно улыбался.
  - Хочешь ещё молока...сигару? - спросил старик, думая теперь только о том, как схватить винтовку.
  Ему не верилось, что перед ним - сам Сатана.
  - Не хочу! Так, где же...
  - ...Пойдём в дом, сынок! - перебил Беннет Луивера.
  - Нет! Где Мерсон? - грозно и властно произнёс сержант.
  "Ещё не всё потеряно, дружище!" - старик отвернулся, а затем с разворота ударил Луивера в переносицу кулаком. Полицейский отшатнулся и схватился руками за лицо, а Беннет побежал в дом.
  Дьявол догнал его, сократив себе путь через стену. Он танком проломил деревянное перекрытие и очутился перед растерянным стариком.
  - Где Мерсон? - как гром пронеслось по гостиной.
  - Чёрт!..Дьявол! - Беннет с размаху ударил сержанта в губы, но тот не шевельнулся. Ноль эмоций.
  - Говори...человек! - лжеполицейский скомкал ворот рубахи фермера в кулаке и затряс.
  - Вот ты и прогово...
  Мощный удар в грудь старика сразу убил его. Судя по тому, как далеко он отлетел к камину, Дьявол был очень силён. Вся мощь Зла и Мрака, все чёрные силы собрались в нём, в этой плоти бывшего полицейского Луивера...
  ... Раздался треск стекла. Старик Беннет вышел из большой деревянной двери и сел в свой грузовой "Форд". Колёса зашуршали по почве, и машина запылила по дороге к шоссе. Сатана успел внедриться в умирающий мозг старика Беннета и узнал, где в настоящее время находится Мерсон.
  Огромный дом запылал гигантским костром. Огонь быстро пожирал дерево. Жар, треск и дым испугали лошадей и коров в сарае. Живность фермы заголосила на все лады, взывая о помощи и свободе.
  Вскоре зов превратился в стоны боли и ужаса, а к заходу солнца и вовсе затих. Дьявольщина!..
  ***
  Джексонвилл, штат Иллинойс, 1990 г.
  
  Дом под номером 16 ничем не отличался от остальных коттеджей в Цветном квартале города. И хотя цифра 6 не нравилась хозяину этого участка, но продолжала висеть рядом с единицей уже почти два года. А что мог сделать полковник Мерсон, потому что достался этот дом ему тяжело.
  Да, именно Мерсоны - Майкл и Стив, отец и сын жили здесь, в центре Цветного квартала, в белом, одноэтажном, пузатом коттедже.
  Думаю, не требуется пересказывать историю Мерсонов и причину их переезда сюда, в Джексонвилл, в штат Иллинойс! Любой на их месте, не приведи бог, сделал бы также. Да, Дьявол сыграл с ними злую шутку! Злую и непростительную. Но люди остановили Сатану, почти искоренив его. Не было прощения и Мерсонам, прощения и пощады Зла!..
  Майкл читал в кресле газету, а Стив, щурясь от жара и летящих искр, прутом ворошил в камине угли. Младший Мерсон за два года возмужал. Теперь его нельзя было назвать юношей. Это был настоящий мужчина - стройный, подтянутый и уравновешенный. Широкие плечи, воспитанные манеры и грустные, с тенью печали, глаза - чем не первый парень на районе!? Сначала от местных красавиц отбоя не было, но потом всё улеглось, когда прошёл слух об его горе. Люди недоумевали, соседи не решались начать разговор.
  Стив выпрямился и посмотрел на фотографию матери. Чтобы не дать волю набежавшим чувствам и воспоминаниям, он отошёл от камина, взглянул в окно и опёрся кулаками на стол. Лицо его преобразилось.
  - Что?..Отец! Там...слушай, там дядюшка Беннет приехал!
  - Беннет?! - полковник, очень постаревший за эти годы, бросился к окну.
  На стрит, недалеко от участка Мерсонов, стояли двое. Женщина показала рукой на дом Мерсонов и пошла по тротуару к магазину. Беннет, а это был он, старик-фермер, медленно шагая, сел в "Форд" и вскоре тихо-тихо подъехал к калитке Мерсонов.
  - Дьявол! - вскрикнул Майкл и повалился на пол, устремляя за собой сына. - Беннет! Это он! Чёрт, это наваждение какое-то, проклятье!
  - Отец, но...но как он...Подожди! Он убил старика фермера и нашёл нас?! Но может быть это не...
  - ...Это Дьявол! Стив, это он, ОН! О-о, чёрт!
  Через некоторое время оба снова взглянули в окно. На стрит никого не было. Ни машины, ни Беннета.
  - Отец, надо что-то делать?! Отец, не сиди! - запричитал Стив, пропадая в своей комнате.
  - Начинается! - тихо шепнул Майкл. - Всё начинается снова!
  ***
  В полицейском участке лейтенант только рассмеялся над двумя испуганными, обеспокоенными сумасшедшими.
  - Бросьте ваши идиотские шутки! Идите лучше проспитесь! - сказал он грубо Мерсонам.
  - Ублюдок чёртов! - обронил Стив и вышел из офиса вслед за отцом.
  - Что? Эй, вы! Что вы?.. - воскликнул лейтенант.
  Но его слова потонули в шуме переговорного устройства.
  Послезавтра Майкл должен лететь на базу, в район реки Иллинойс. "Вертушка", как и в Сент-Джоне доставляла его в военный лагерь на четыре дня. Вертолёт попутно с офицерами отвозил туда продукты, снаряжение и почту. После учений и окончания манёвров полковник собирался идти в отставку по причине болезней и выслуги лет. Теперь же ему было не до этого!
  Тщательно осмотрев дом, Мерсоны вошли в него. Майкл что-то искал, переворачивая вверх дном все шкафы и ящики. Стив выдернул из календаря листок прошедшего дня и обомлел: следующим числом значилось "6 августа 1990 года".
  - Нашёл! - полковник отряхнул на коленях штаны и показал сыну визитку. - Это адрес Теóдорта, бывшего военного, сейчас работающего на военном складе, в арсенале.
  - Ну и!
  - А то, - Майкл затряс карточкой, - что Теóдорт занимается подвозкой боеприпасов и обмундирования на Буллисланд!
  - Это взлётная полоса для воздушных сил Национальной гвардии?
  - Вот именно! Я хочу подстроить Дьяволу западню, заманить его в ловушку и уничтожить! А?
  - Но как...и почему именно в Буллисланде?
  - Там есть всё, что нужно! Оружие, фугас, учебные заряды для учений, всё! Завтра я после ланча еду к Теóдорту...надо тебе как-то подъехать к нему, напроситься в помощники.
  -...Мне? - удивился Стив.
  - Да, тебе! Устроишься рабочим на электрокаре, а там...
  - Отец, но завтра может быть поздно!
  - Может быть и поздно! - Майкл взглянул на календарь и цифру "6".
  Ночью они спали плохо. Страх больше не преследовал их. Ими овладевала тревога за возможную неудачу своих задуманных планов. Полковник так и не заснул толком. Он прислушивался к каждому звуку, к дыханию сына, всматривался в темень комнаты и окна. Рука постоянно лезла под подушку, а когда пальцы нащупывали рукоятку "кольта", морщины на измождённом лице Мерсона исчезали. С пистолетом было спокойнее. Но могла ли эта хлопушка что-нибудь сделать?!
  Этой ночью Дьявол забавлялся. Он в образе сержанта Луивера явился в дежурный участок, куда недавно приходили Меерсоны, и дождался прихода лейтенанта.
  Офицер очень удивился, увидев в дверях своего офиса большую дыру. Он хотел было позвать дежурного по участку, но вылезшая из отверстия в двери рука так сильно потянула его к себе, что лейтенант не успел вякнуть и, разломав вход своим телом, оказался внутри офиса.
  Когда он пришёл в сознание, тугой и протяжный голос спросил его о Мерсонах и причине их прихода в участок. Лейтенант что-то неразборчиво простонал, затыкая свой кровоточащий нос ладонью. Он услышал хриплое: "Спасибо!" и внезапно оказался в руках своего коллеги. Вытаращив глаза, лейтенант заметил сержантские погоны полицейского штата Мэн и закричал. Крик замолк, когда тело его вышибло окно и упало с четвёртого этажа на асфальт стоянки.
  Спустя пару часов, Луивер, сверкая кровавыми зрачками, уже владел десятком рабочих строительной фирмы по сбору контейнеров. Своим гипнозом Сатана привлёк к себе людей, ещё недавно мыслящих и жизнерадостных. Правда, с одним из них вышла неувязочка! Молодой парень в перчатках, разгружавший деревянные ящики с кара, пересилив ментал Сатаны, устремил свой электромобиль на полицейского. Громоздкая, мощная машина снесла Дьявола и вдавила его в кирпичную стену склада. Треск и хруст дьявольской плоти обратил парня в бегство. Его вырвало у ворот склада, а обезумевший Сатана разорвал несчастного на куски. Дьявол был взбешён! Теперь, оставаясь в облике фермера Беннета и наполовину растратив свою силу и энергию, Сатана повёл безумных слуг на Мерсонов.
  Часа в три грузовик строительной фирмы уже был в Цветном квартале. До дома Мерсонов было ярдов сто. Из фургона вылезло десять сумасшедших, которые толпой зашагали к участку под номером 16.
  Залаяла собака, но тотчас от пинка отлетела и шмякнулась об забор. Попробовал выяснить, в чём дело, мужчина, возвращающийся с ночной смены. Его труп через неделю обнаружат под водосточной решёткой, на стрит.
  Толпа убийц упорно шла к коттеджу полковника Мерсона...
  Майклу вдруг стало очень душно. Он часто задышал, а по виску потекла капелька пота. Мерсон встал, сунул ноги в тапочки и зашоркал на кухню. В холодильнике он обнаружил баночку пива и глотками стал уничтожать его. Так вдруг захотелось взглянуть в окно, на чернь ночи и власть тишины.
  Деревянный, белый заборчик его участка под напором нескольких тел был проломлен в разных местах. Вот хрустнул под ботинками куст цветов, смялся почтовый ящик, отлетел в сторону лопнувший футбольный мяч. На светлое пятно стен легли чёрные тени.
  Озлобленный Беннет легко выломал дверь, сорвал с петель ставни кухонного входа и уставился на мятую кровать. Он протяжно взвыл, указывая кривым пальцем на чёрный вход. Слуги дьявола бросились в этом направлении, наполнив тишину дома глухим стуком обуви.
  Майкл на бегу толкал сына в спину. Полы его халата развевались, а рот судорожно глотал воздух. Стив передал кобуру отцу, но запнулся и упал. Пистолет громко звякнул о трубу фонаря.
  - Чёрт! Вставай, - Майкл поднял "кольт" и помог сыну встать.
  - Вот они!
  Стив округлил глаза, а Майкл увидел толпу рабочих-строителей во главе с фермером. Стало дико страшно.
  - Туда! - крикнул Стив и кинулся к калитке дома Љ18. Полковник устремился туда же.
  За коттеджем Мерсон-старший метнулся за бочку с водой и спрятался за ней.
  - Беги, Стив...Задержу! - выдохнул он, кладя руку с пистолетом на колено.
  - Отец, но...
  - ...Прочь! - шикнул Майкл и проводил беспокойным взглядом скрывшегося в кустах сына.
  Хозяева дома спали, собаки у них отродясь не было. Стояла тишина, зловещие сумерки нависли над кварталом.
  Они показались. Первым бежал Беннет, широкими шагами меря тротуар. Как только появились остальные, Майкл выстрелил. Старика-дьявола откинуло к клумбе, следующий за ним рабочий дёрнулся, оскалился и от нового выстрела повалился в траву.
  Майкл прицелился ещё раз. Фермера Беннета, скрюченного вопросительным знаком, сбило четвёртой пулей. Пятый и шестой разряд попали в грудь строителя, а седьмой - снова в Беннета.
  Полковник вскочил и бросился к кустам. Приостановившись у заборчика с двумя яблонями, он не секунду обернулся. Вышедший из дома хозяин завопил, а злые, сильные тела сбили его и затоптали.
  Мерсон быстро побежал по дороге в сторону центра.
  Позади, в футах трёхстах, за ним неслись семь уродов.
  "Если они меня догонят, - думал на бегу вспотевший полковник, - убьют сразу! Эти слуги Зла не пощадят никого... Как тогда, в Сент-Джоне, при обороне от чудовищных демонов...Точно, они разорвут меня! Или, нет! Они превратят меня в Сатану! Господи! Стив, где Стив? Сын!.."
  Сначала от преследования, а затем в поисках сына Майкл не заметил, как сделал крюк в полмили. Теперь он находился в центре Джексонвилла, недалеко от дома Теóдорта.
  Не видел полковник, как постепенно догоняли его демоны, не думал о том, что находится один среди пустынных улиц и дьяволов в ночи. А параллельно ему слева скакал по участкам старик Беннет. Его ноющий гортанный вой леденил душу и терзал человеческое сердце. Мерсон, обречённый и уставший, слышал этот звук каждой клеткой кожи, но ноги сами начали замедлять шаг.
  Вскоре наступило утро: порозовела крыша самого высокого здания Джексонвилла, сумерки над лесом сменились легким туманом, свободно вздохнула вся живность округа.
  Мерсон безучастно и спокойно сидел на плитках пола, спиной прислонившись к стене. Дверь трещала под напором страшной силы Сатаны. Дальше бежать было некуда...да и незачем! Силы и воля оставили полковника. Оставалось ждать смерти!
  "Сейчас будет конец!" - мелькнуло в голове Майкла, и он крепче, до боли и крови, сжал в кулаке осколок стекла. Мерсон знал, где надо было резануть лучше, чтоб смерть наступила сразу. Но он ждал и жаждал взглянуть последний раз на Дьявола, в его бешенные, красные глаза...
  ...Вдруг снаружи раздался крик, затем ухнули выстрелы из винтовки. Напор в дверь ослабел, а удары прекратились. Меерсон, тяжело кряхтя, поднялся и прислушался. Очередь из автоматической винтовки испугала его, а стоны раненых демонов обрадовали. Полковник по звуку очередных выстрелов определил М-16А-1 и снял с косяка трубу. Голос сына и ругань постороннего человека побудили его открыть дверь.
  От новых оружейных выстрелов и винтовочных хлопков, залпом раздавшихся за стеной коридора, Мерсон пригнулся и резко рванул вперёд. Он перепрыгнул скрюченный труп строителя, второй, а об третьего демона запнулся. Подскочив, полковник лицом к лицу встретился с рабочим. Искажённая в злобе и бессилии физиономия дьявола, горящие огнём глаза уставились в Майкла. Мерсон мгновенно ткнул безумца стеклом в шею. Тот отшатнулся и согнулся. Полковник невысоко подпрыгнул и ударил его ногой в живот. Дьявол отлетел к перилам учреждения и исчез в лестничном пролете. Его тело глухо стукнуло внизу, на первом этаже.
  Ещё пару раз громыхнуло ружьё, и голос Стива позвал отца. Старший Мерсон бросился к коридору и повис на крепких широких плечах сына. Человек победил и сейчас!
  - Отец, это Теóдорт, Давид! - представил второго спасителя Стив.
  Майкл обнял мужчину с ружьём и, задыхаясь, залепетал:
  - Я вас знаю, Теóдорт! Вы работаете...на...Булл... Я к вам и бежал, - полковник смотрел то на Стива, то на Теóдорта, - они гнались за мной...я чуть было не сплоховал! Спасибо, друг! Спасибо, сын! Я очень...
  - Отец, пошли, посмотрим на Беннета! Он там, - Стив указал за угол коридора.
  - Беннет? Вы его убили?!
  - Да, отец. Идем.
  Все трое завернули за угол. На полу, рядом с изуродованным пулями одержимым строителем лежал старик-фермер. Его искромсанное картечью тело изогнулось и застыло в параличе.
  Мерсон сразу определил, что Дьявол жив. Просто в теле Беннета его уже не было. Теперь Сатана находился в своём образе, в своей частично невидимой плоти.
  Об его исчезновении говорила и дыра у пола размером три на три фута. Из квадратного отверстия струился дымок...
  Весь день Мерсоны провели у Теóдорта. Стив рассказал, что утром он сразу побежал к сторожу домой. Зрительная память у него была хорошая, поэтому он запомнил адрес Теóдорта на визитке.
  - Да какая там визитка?! Что я, миллионер что-ли?! - смутился Теóдорт. - Просто оставил адрес офицеру базы, а карточка оказалась у полков...у вас, полковник.
  - Стив, Теóдорт! Спасибо вам ещё раз! Честно говоря, я готовился к смерти, я уже чувствовал её присутствие...и тут вы, мои дорогие!
  Майкл потёр ладонью лоб и натянуто улыбнулся. Он всеми мыслями теперь находился там, снаружи квартиры, за дверью. Где-то там бродил Сатана.
  - Давид, мне нужны фугасы, пирозаряды, взрывпакеты и оружие! Вы меня понимаете, Теóдорт?
  - Да, полковник, я дам вам всё, что потребуете под нашу с вами ответственность! Я понимаю всё происходящее, поэтому полностью согласен с вами. Будь, что будет.
  - Но нам надо торопиться! Полиция вот-вот прибудет сюда и...
  - ...Как? Откуда они узнают? - перебил Стива отец.
  - Па, я знаю, как работает здешняя полиция, поэтому лучше смотаться! - Стив встал с кресла и посмотрел в окно. Опять густой вечер сплошной тьмой завис за стенами дома.
  - Хорошо, будем готовиться! Итак, Теóдорт, вы с нами? - спросил Мерсон, положив руку на плечо сторожа.
  - Так точно, сэр!
  Все напряжённо улыбнулись и принялись одеваться.
  Стояла та привычная городская тишина, которую можно увидеть сейчас в маленьких городках Америки именно по вечерам. Безмолвие и мгла запеленали Джексонвилл до утра. Редкие фонари и рекламные щиты бесполезно тратили электроэнергию: всё равно было страшновато и пустынно на тихих, безлюдных улочках. Изредка ветерок завывал в пустотах труб или карнизах, шуршал брошенными газетами и стучал плохо закреплёнными стёклами окон. Мелко, еле слышно, дрожала листва городских деревьев и кустов, да неумолимо трещал под крыльцом дома светлячок.
  Осторожно и медленно, чуть скрипуче, отварилась дверь одного коттеджа. Яркая полоса света пролегла через всю стрит, кто-то шикнул, и щёлкнул выключатель. Опять стало мрачно и жутко.
  Все трое: Майкл и Стив Мерсоны, Давид Теóдорт с брезентовой котомкой на плече - все неслышно очутились на тротуаре. Полковник жестом показал вправо, и шаги раздались в сторону большого магазина. Люди, ощущая опасность, заспешили к цели. Сразу за магазином Майкл почувствовал тяжесть в висках, в голове застучало и лоб сдавило, будто тисками.
  - Посмотрите кругом. Он где-то здесь! - шепнул Мерсон попутчикам, и сам украдкой взглянул вперёд.
  - Дьявол? Ты думаешь, отец, он где-то рядом?!
  - Да, сын.
  - Иисусе! - промямлил Теóдорт, сжимая в руках ружьё и поправляя за спиной мешок.
  Шесть глаз боязливо стали шарить взглядами по очертаниям зданий.
  - Бог мой! - проговорил Стив, заметив в черноте стены пару жёлтых глазищ. - Сатана!
  - Где? - Теóдорт вскинул ружьё и навёл ствол на горящие огнём зрачки уродливого существа футах в ста от себя.
  За магазином, на стрит, резко и громко завизжала сирена полицейской машины. Теóдорт на миг отвернулся и передумал стрелять. "По звуку выстрела нас обнаружит полиция, посадит в изолятор, а там Демон достанет нас без труда!" - подумал он и пригляделся к стене. Глаза, пылающие ненавистью и злом, исчезли. От этого стало ещё страшнее.
  - Уходим! - скомандовал Мерсон.
  Мужчины торопливо засеменили к авторемонтной. От неё до военного склада Буллисланд оставалось ярдов двести. Двести ярдов до цели!
  Пока Теóдорт бренчал замком ворот и отключал сигнализацию, Стив залез через сетку забора на крышу двухэтажного склада и громко застучал по ней тяжёлыми армейскими ботинками. Его задача заключалась в том, чтобы перерезать провода внутренней сигнализации, освободив взлётную площадку для вертолёта и подготовить технику для работы. Теóдорт должен был проникнуть внутрь склада, отвлечь тамошнего сторожа и включить радиостанцию на волну полицейских патрульных. Полковнику же поручалась охрана периметра.
  Забегая в ворота, Мерсон разглядел на тротуаре, напротив склада, человека. Тот шёл, шатаясь и распевая песенки, в сторону парка. Его светлый комбинезон чётко выделялся среди темнеющих кустов. Майкл тут же забыл о нём и кинулся вслед Давиду.
  Почти все приготовления были закончены. Своего коллегу-сторожа Теóдорт усыпил платком, смоченным в эфире, настроил радиопередатчик и показал Мерсону место в ангаре, где хранится оружие для учений. Стив доложил о готовности отцу, а в следующий момент запертые ворота склада разлетелись, в проёме появился человек и запел старую песенку про бушующее море.
  - Дьявол!
  - Проклятье!
  - Всем занять боевые позиции! - заорал Майкл, звеня лентами с длинными жёлтыми патронами.
  Полковник очень волновался. Он отдавал приказы по-военному чётко и громко и по-прежнему оставался офицером военно-воздушных сил США.
  Когда картечь из ружья Теóдорта пощекотала человека в воротах, а светлый комбинезон мелькнул за ящики с обмундированием, Мерсон вспомнил пьяного возле парка. Майкл чертыхнулся и юркнул за ПЗРК, прикрытый чехлом.
  Теóдорт что-то кричал Стиву и звал Мерсона. Грохот выстрелов был настолько частым и оглушающим, что закладывало уши.
  Полковник положил ствол пулемёта на коробку и стал ждать. Он знал, что Сатана сейчас появится у ящика со взрывпакетами, в углу ангара. Это было удобное место для обхода людей, а пули-трассеры крупнокалиберного пулемёта ждали свой черёд.
  Так и есть - он показался! "Но в кого они там стреляют, ненормальные?! Так...иди, мой уродец, иди...сюда. Так!"
  Полковник понял, что Дьявол оставил демона в виде пьяного мужика для отвлечения, а сам - бесплотный, прозрачный и огромный двигался вокруг горы ящиков. Майкл определил его только по переливающемуся воздуху.
  "Огонь!" - сказал сам себе Мерсон, и пулемёт залился дробью. Пламя из ствола на фут било вперёд, лента моментально таяла, а зверская улыбка Майкла зарождала сумасшедший хохот.
  Пули пробили невидимку, стенки склада и борт ящика. Внутренности комплекта взорвались и огнем вырвались наружу. Здоровенный пузырь пламени и искр ослепил всех, а грохот взрыва заглушил ужасный вопль Сатаны. Пулемёт продолжал и продолжал стучать.
  - Отец!
  Майкл обернулся и увидел сына. Стив, перепачканный в саже и смазке, радостно подпрыгнул.
  - Полковник, мы его убили! - подбежал сияющий Теóдорт.
  - Вы? Кого? Ах, да-а! И я...я убил Зверя!
  - Ха! Мы убили, и ты убил! Ты и мы, я и он! - заплясал Стив.
  Страшный, протяжный рёв буквально заставил пригнуться всех троих. Мужчины прижались к полу, и от их радости не осталось и следа. Все вдруг осознали, что конец ещё очень далеко.
  - По местам! - взвыл Мерсон и вскочил на ноги.
  - Господи-и! Боже праведный! - застонал Теóдорт и сморщился от страха.
  - Вперёд! - крикнул Стив и щёлкнул новым рожком винтовки.
  Ангар стал похож на поле боя, на развалины Бейрута. То в одном, то в другом углу склада взрывались гранаты, громыхали выстрелы из различного оружия, звякали пули и осколки, разлетались куски железа, дерева и горящего тряпья. Нагромождение коробок с обмундированием начало пылать. Дым всё больше и больше окутывал корпус склада.
  Теóдорт, расстреляв все патроны ружья в мнимого Дьявола, вынырнул из дыма к кабинке с рацией.
  В эфир полетели короткие фразы:
  - Теóдорт...склад у парка, на Буллисланде...ангар горит...Сатана здесь! Это...одорт... Дьявол, где полиция, где...А-а?
  - О-о-о-у-у!
  Рёв Демона, голос Тьмы и Зла, прервал речь сторожа. Теóдорт с ужасом и болью взглянул на Сатану. Обожжённый, полупрозрачный, огромнейший - он сдавил кабинку вместе с человеком и радиостанцией. Страшная сила Дьявола сплющила всё содержимое сторожки и бросила ее на стенку ангара.
  - Эй, ты!
  Тварь ещё не развернулась, а смертоносный заряд гранатомёта взрывом лопнул на её плоти.
  Рёв боли и ужаса, бессильной злобы стал утихать, как только Стив дал в монстра залп из "базуки". Он отбросил чудовище на пол, и выстрелы из "стингера" добили его.
  Взрывная волна повалила мужчин, забросав их клочьями тлеющего чехла. Огонь быстро стал распространяться на весь склад. Два человека, оглашая его территорию стонами, с трудом вынырнули из густого дыма и языков огня и повалились у вертолёта. Ангар пылал и трещал, доживая последние минуты.
  - Отец, ты что? - Стив, вытирая со лба пот с грязью, потряс холодного и застывшего отца.
  Майкл отвёл глаза от зарева гигантского костра и тупо уставился на сына. Ладонью он крепко зажал кровоточащую рану на боку. Сломанное ребро больно кололо изнутри плоть. Тихо, отрешённо, будто, не пытаясь услышать ответа, Мерсон спросил:
  - Как ты думаешь, Стив, мы убили его?!
  Стив начал уверять отца, что с Сатаной всё покончено, что наступила победа человека над Злом, но Мерсон, казалось, не понимал слов родного и близкого ему человека. Он по-прежнему смотрел на огонь и невнятно шептал:
  - Не-е, сын, он жив...Он ещё жив! И, кажется, предела этому нет. Я чую Дьявола! Он умирает - обожжённый, разбитый и уже безвластный, но...Он жив, я вижу его!
  И, словно, в подтверждение его фразы из разрушенного ангара, из сгустка всепожирающего огня раздался вой. Вой, стон неудержимой нечеловеческой ярости. Долгий, ноющий голос Зла.
  - Я же говорил!.. - Майкл разразился громоподобным, истеричным хохотом.
  Он встал на колени, затем до посинения напрягся и поднялся. Кровь перестала бежать. Зрачки полковника запылали гневом и местью. Он дёрнулся вперёд, снова нервно рассмеялся и пошёл к бушующему пламени.
  Стив попытался отвлечь отца, задержать, но отлетел от сильного толчка. Полуоткрытые сетчатые ворота разлетелись от удара полицейской машины. За ней второй и третий "линкольны", мигая сигнальными лампами и воя сиренами, вломились на территорию склада. Появились ещё какие-то люди. Все кричали и спешили на помощь.
  Майкл увидел горящую фигуру ростом футов двадцать, появившуюся из пламени склада. Дьявол извивался и припадал. Он пытался сбить огонь, но безуспешно.
  - Иди сюда, чёртов ублюдок! - крикнул полковник со всей силы. - Сюда, проклятый! Я жду тебя! Ты хотел меня, иди же и возьми!
  Огненный гигант рявкнул, а его пронзительный свист оглушил Мерсона. Но в то же время будто пробудил его. В подсознании человека вспыхнула искра разумного решения. Майкл повернулся и кинулся к вертолёту.
  Спустя минуты, загудели двигатели винтокрылой машины и тронулись лопасти, а Дьявол, освободившись от жгучего огня, направился к вертолёту.
  Теперь для полицейских и Стива он стал невидим, только лёгкий пар от его обгоревшей плоти тут же смешивался с дымом пожара.
  - Отец! - заорал Стив, но звук взревевшей машины сбил его голос.
  Полковник оторвал вертолёт от взлётной площадки и сразу стал спокоен. Дьявол был здесь, с ним. В любую минуту Сатана мог порвать его, как бумагу. Мерсон бросил последний взгляд на удалявшуюся землю. Люди вскоре превратились в маленьких, суетливых муравьёв, только пожар обозначился острой оранжевой каплей в ночи. Нет, уже не в ночи: далёкий горизонт еле-еле порозовел и разбухал яркими красками восхода. Мерсон вздохнул и мысленно попрощался с Линдой, затем Стивом, а потом с Жизнью.
  Вертолёт, набравший высоту, устремился в сторону, в направлении холмов и леса, за город.
  "Отец!" - Стив, опустошённый, окаменевший, упал на колени и сжал кулаки, провожая одинокую чёрную точку в тёмном небе. За спиной кричали, сигналили и стучали, что-то взрывалось в огне склада. Но теперь земля свободно дышала. Зло ушло прочь!
  ...Мерсон почувствовал движение за спиной и рассмеялся. Он взглянул в боковое стекло вниз - мрачные, пологие холмы уже были под ним. "Теперь можно. Вот и всё!" - сказал себе полковник и повернул голову назад.
  Руки крепче сжали рычаги управления, а всё тело вмиг напряглось, когда в темноте отсека Мерсон различил отвратительную морду, красные, злые глаза и бесформенные тело. Сама Смерть глядела на него.
  Полковник вспомнил о ящике динамита. Смертоносный груз лежал под креслом. Для взрыва нужен был огонь или хотя бы резкий удар. Майкл потянул рукоять и щёлкнул ручкой приборной доски.
  Вертолёт плавно изменил курс и дёрнулся. Звук отключенных моторов исчез, а лопасти сбились с ритма, и их кругообороты стали утихать. Винтокрылая машина с бортовым номером 77 камнем пошла вниз...
  ...Дьявол взревел и глубоко проткнул спинку кресла и тело человека. Это не помогло! Тогда ОН мощным ударом раскрошил приборы и пульт. Вертолёт продолжал падать...
  Не в силах обуздать ярость и злобу, Сатана разорвал человека в кресле и принялся потрошить его тело, кромсать, рвать на части. Его бешенному рёву суждено было прерваться...
  ...Земля вдруг стала бескрайним чёрным холстом. Гигантский взрыв. Грохот на мили вокруг. Огромный огненный шар разросся и лопнул, разметав деревья, камни и прочий хлам. Круглое горячее облако красного цвета на высоте восьмидесяти-ста ярдов превратилось в серое и овальное, а затем и вовсе растянулось.
  Через некоторое время только языки огня указывали место падения вертолёта, место гибели храбрейшего человека в мире - полковника Майкла Мерсона.
  "Живите, люди, не ведая Зла и Мрака!" - хочется сказать в завершение.
  А завершение ли?..
  Глава IV. Когда ночь убивает
  Монтгомери, штат Алабама, 1992 г.
  
  Небольшая грязная собачушка неопределённой породы, жалобно скуля, обнюхала дверь бакалейного магазинчика, что на окраине города и присела на задние лапы в ожидании чуда. Чудом мог оказаться добрый человек, который бы вышел из магазина и кинул ей что-нибудь пожевать.
  Животное не замечало припекающего солнца, резких, громких, скрипящих звуков за спиной, на дороге, ни ног прохожих, так и пытавшихся наступить на хвост. Шерсть собаки, если так можно назвать дурную, болезненную шкуру с масляными пятнами и вырванными клочками, висел и отливал на солнце жирным блеском. Очень донимали блохи, гудел пустой желудок и по-прежнему кололо в слабой, худой груди. Боль уже не проходила около двух лет, пока собака бродила по городам и штатам Америки. Ощущения были неприятными, более того, иногда ужасными.
  Но вот дверь бакалейной отворилась, и на тротуар вышел мужчина лет сорока, долговязый, в очках и с пакетом. Он с жалостью взглянул на собаку и вздохнул. Животное завиляло облезлым хвостом и заскулило, с готовностью вытянув голову. Мужчина заглянул в продуктовый пакет, но, видимо, не нашёл ничего подходящего. Потрепать ему собачку тоже не захотелось. Он что-то сказал утешительное, развернулся и пошел прочь.
  "Очень жаль! Попытаемся снова, иначе наступит голодная смерть. Нет. Стоп. Посмотри вслед этому человеку с пакетом!" - собака повернула голову в сторону долговязого мужчины, переходящего автодорогу. Её подсознанье ждало приказа кого-то сильного и властного, засевшего в голове и жившего в ней уже два года. "Иди за ним, догони его, останови!" - потребовал чужой голос...
  ...Собака моментально рванула с места, лавируя между ногами прохожих, столбами и припаркованными машинами. "Рви его, кусай, уничтожь!" - внял голос разума.
  Мужчина поправил очки, прижал пакет подмышкой и ступил на бордюр, отделяющий дорогу от тротуара. И в этот момент в лодыжку ему впились зубы. Он ойкнул, выругался и пнул животное другой ногой. Собака отлетела на дорогу, вырвав кусок кожи из голени мужчины. Внезапно душераздирающе заскрипели колёса, и бедную собачушку переехал автомобиль. Кровь из её лопнувшего тела брызнула на штанину и обувь долговязого, тут же смешавшись с его кровью на укушенном месте. Мужчина, бросив пакет и постанывая, опёрся на стекло витрины антикварного магазинчика и схватился за рану. Шофёр такси, сбивший собаку, громко матерился и размахивал руками на манер мексиканца. Боль в лодыжке стала невыносимой...
  ***
  Женщина, худая и бледная, в грязном переднике мыла в раковине посуду и что-то бормотала под нос. Толстые линзы делали глаза огромными и смешными. Судя по её виду, осанке и движениям, женщина страдала, как минимум, полудюжиной болезней.
  За перегородкой щёлкнула замком дверь и стало тихо.
  - Это ты, Эндрю? - окликнула мужа женщина.
  В ответ - тишина. Только ритмичное постукивание часов, да шум воды из-под крана. Женщина выключила плиту, ослабила напор воды, вытерла о махровое полотенце руки и вышла из кухни.
  - Эндрю?! Дорогой, ты уже пришёл?
  Она прошла в коридор и заглянула в салон прихожей. На полу, возле тапочек лежал пакет с продуктами.
  - Эндрю! Где ты спрятался, шалун?!
  Женщина, крадучись, направилась в спальню, но её привлёк шорох в соседней комнате. Она отворила дверь и увидела мужа. Он стоял к ней спиной и смотрел в окно.
  - Эндрю? Ты в порядке?
  Женщина приблизилась к долговязому мужчине, не обратив внимания на темноту помещения: люстра не горела, шторы задвинуты, быстро и плотно закрылась дверь комнаты. Муж резко повернулся к жене.
  - В конце концов...Эндрю? Что ты... - женщина вздрогнула и зажала рот ладонью. Глаза её теперь стали из-за линз страшными и удивлёнными. Из груди потихоньку вырвался наружу сдавленный крик, переросший в истерику. Мужчина стоял, обнажив кровавые дёсны, с широко открытым ртом и сверкая жёлтыми зрачками. Его тело было телом Дьявола. Он сжал снятые очки, раскрошив их в порошок. Другая рука мгновенно метнулась к шее женщины и сдавила ей горло. Никто из соседей не услышал хриплого, захлёбывающегося стона умирающей...
  В полчетвёртого утра долговязый мужчина открыл глаза. Сон вмиг исчез. Он поднялся с пола и уставился на синюю, холодную женщину, пролежавшую с ним всю ночь. Всю ночь мужчина спал с женой. Только один из них был мёртв душой, а другой - и душой и телом. Дьявол ехидно улыбнулся и зашагал к телевизору. Движения казались угловатыми и неестественными. Это были движения Сатаны!
  По телевизору шли только развлекательная программа и ночные новости 17-го канала. Передавали спорт, музыку и погоду в штате. Когда стали сообщать о предстоящем матче по бейсболу и в списке местной команды упомянули Стива Мерсона, глаза Демона чуть не выскочили. Мужчина взревел и затряс руками. Со страшной силой отлетел и разбился телевизор, а в наступившей тишине прозвучал сиплый и тугой, с оттенком стали голос Дьявола: "Мерсон! Человек, ты уже мёртв! Сила моя велика, и жизнь твоя коротка! Сме-е-е-рть!" Дьявол весь напрягся и задрожал. От кипящего в нём бешенства, зла и негодования в следующий момент произошло что-то ужасное и неописуемое. Мужчина на время преобразился: кожа его приняла свинцовый оттенок, щёки надулись, изо рта тонкой струйкой потекла по подбородку кровь и ещё что-то желтоватое. Казалось, из тела человека пытался выпрыгнуть на свет монстр, урод! "Сегодня, 13-го сентября, наступит долгожданная смерть!.."
  ...Через пять минут Сатана опять принял нормальный человеческий образ.
  ***
  Стояла чудесная погода. Лучшего и желать не приходилось. Жара спала, и свежесть реки достигала стадиона. Народ постепенно прибывал, оно и понятно - воскресный день, тепло, есть способ отвлечься от политики, дел и телевизоров. Предстоял матч по бейсболу между командой Алабамы и гостями из штата Техас. Это стоило посмотреть.
  По берегу Алабамы весело и свободно разгуливали люди. До игр оставалось полчаса, поэтому многие прохлаждались у воды и с мороженым. По тротуару, окружённому зелёными кустами и сочной травой, шагал мужчина. Никто не обращал внимания на его худое, длинное тело, взъерошенные волосы и безобразные ногти, тем более, на его отвратительные коричневато-жёлтые глаза с багровыми жилками.
  Навстречу ему шёл молодой мужчина в спортивном костюме и с большой красной сумкой. На вид ему было лет тридцать, если не больше, но по правде говоря, только двадцать пять. Иногда лицо его становилось весёлым и лукавым, когда он провожал взглядом местных девиц и школьниц-акселераток. Но глаза всегда оставались серьезными и грустными. Цвет золы отображался на его волосах, спрятанных за ушами. И, вообще, на нём лежал отпечаток печали и былого горя. Звали спортсмена Стив Мерсон.
  Зрачки Дьявола вонзились в молодое, крепкое тело Мерсона и пытались нащупать взглядом глаза Стива, но он всё время отворачивался и ускользал. В предчувствии ожидаемого и долгожданного кожа на пальцах Дьявола стала трескаться и мертветь, ногти принимали зловещий вид, медленно выдвигаясь из пальцев. Сатана уже победоносно вздохнул, представив, как будет рвать человека, потрошить тело своего злейшего врага. Омертвевший, синий язык, будто, домкрат упёрся в нёбо рта.
  Неожиданно Стива окликнули. Дьявол вздрогнул, ведь до человека оставалось футов десять. Мерсон резко обернулся, заметив своих друзей и подруг. Сатана отпрянул в сторону и быстро очутился возле ограждения реки со множеством лодок и рыбаков. Он украдкой взглянул на свою жертву - Мерсон отбежал ярдов двадцать и оказался среди своих товарищей. Они смеялись и хлопали друг друга по всем дозволенным и недозволенным местам. Девушки взвизгивали и вертелись вокруг мужчин. Им было весело и хорошо!
  Дьявол весь затрясся и натужился, брызнув поганой слюной. Предстояло дожидаться удобного момента.
  Так Стив сберёг свою жизнь в очередной раз...
  Матч начался с выступления команды болельщиц и комментариев мэра Монтгомери. После свистка завязался игровой бой между спортсменами-бейсболистами. Всё шло хорошо.
  Где-то в середине игры Стив, только ударив битой по мячу, остолбенел. Заднюю часть головы прямо раздирало от боли, от гипнотического взгляда Сатаны. Мерсон медленно повернулся и сразу заметил источник гипноза, давления и плохих мыслей. Среди тысячи болельщиков он увидел одного - долговязого, сгорбленного и неопрятного.
  Стив услышал свисток и крик товарищей. Решив, что нужно побольше двигаться, ускользая от негативной силы, он снова втянулся в игру и забыл про незнакомца. Матч окончился победой команды Алабамы.
  Радость выигрыша вылилась в большую вечеринку на вилле тренера - грузного, доброго, краснолицего толстячка Вайса. Около двадцати парней и десятка девушек собралось у него дома. Вайс жил за городом, в двухэтажном, комфортабельном коттедже, с женой Барбарой и сыном по имени Спрэг. Пацанчику было двенадцать лет, но этот озорник выглядел не по годам взрослее.
  Стив со своей девушкой устроился в самой гуще столов и людей. С Самантой он познакомился год назад в забегаловке у знакомого. С того дня и начались между ними тесные и нежные отношения. Пикник на лужайке около дома продолжался уже два часа, прежде чем слиняла первая парочка гуляк. Через три часа виллу покинули ещё пятнадцать человек, основательно подвыпивших и уставших. Все эти счастливчики преспокойно добрались до своих домов. Живыми и невредимыми!..
  К стенам коттеджа, лопавшегося от веселья и пьяной оргии, тяжело и незаметно подкралась темнота. Бесконечная, глухая ночь нависла над виллой. Лёгкий, непонятно откуда взявшийся дымок скрывал звёзды, деревья сада, крышу, тумбу и антенну. Мгла затянула всё кругом, словно, окунув дом Вайса в страшную сказку с чёрными героями. Беззвучно и быстро скользнула от спутниковой антенны тень.
  - Хватит выключать свет! Морган! - раздался в темноте гостиной голос девушки. - Перестань...страшно ведь! Слышишь?
  - Слышу! - сиплый, жутковатый ответ услышали все, кто находился в комнате. Будто голос Тьмы внял дальше. - Смерть уже у порога, хватит вам жить, люди-и! Я пришло-о!
  - Морган, жлоб ты толстый, кончай выделываться!
  - Кончать?! - неприятный хохот потряс стены гостиной. - Хорошо, люди, я кончу... Мне нужен Мерсон!
  Стив вздрогнул. Пил он мало, но весь хмель, как рукой сняло. Перед глазами всплыл образ Сатаны.
  - Морган, чёрт тебя побери! Закругляйся, идиот!
  - Толстяк, включи свет...
  - ...Как маленький, ей богу!
  Недовольные фразы разрастались, кто-то зашоркал к рубильнику, но, видимо, запнулся и рухнул на пол.
  - Что за чертовщина?! Хук? - сурово послышался голос тренера Вайса.
  - Кто следующий? Мерсон?! - спросила громко и внятно темнота.
  - Морган? Это не Морган, это...это Сатана! - воскликнул Стив, сжав руку Саманты. Ужас воспоминаний и осознания невероятного присутствия Дьявола исказил его лицо.
  - Ты догадался! Где ты, Мерсон? - гаркнула тьма.
  - Стив, кто это?
  - Мерсон, в чём дело? Морган!
  - Под стол, - шепнул Стив Саманте, - это Дьявол!
  - Ты что, милый...
  Неприятный хруст и звук раздираемой плоти вызвал у всех мурашки и бросил в пот.
  - Господи, сколько это может продолжаться?! Сьюзен, это ты? А...Хайрам, зажги свет.
  Опять осторожные шаги и треск сломанных костей.
  - Иисусе!
  - Твою мать, Морган!.. - встал из-за стола Уильям - друг Стива. Он звякнул бутылкой виски и, вслух угрожая толстяку, поплёлся к источнику недавнего голоса. Раздалось что-то навроде: "О-о-х!", и тело Уильяма отлетело на стулья, сломав их.
  - Морган! Хук!
  - Проклятье! Дьявол!
  - Боже мой, да что тут творится?!
  Опять железный голос произнёс:
  - Не взывайте к нему, своему идолу-у! Мерсон? Иди сюда!
  Тишина. Тяжелое дыхание и всхлипывание.
  - Сынок, иди ко мне! - миссис Вайс притянула к себе парнишку.
  - Стив, может, ты подойдёшь? - прохрипел кто-то.
  - Это Дьявол!
  - Мерсон...Стив, подойди к нему, а?!
  - Уходите...все уходите, прочь...Убегайте! Это Сатана! - заорал Мерсон, чувствуя дрожь в коленях и вздрагивания Саманты.
  Молчание. Невозможно было разглядеть в темноте фигуру "незнакомца", так как за окнами густой мрак облепил стёкла.
  Чиркнула зажжённая спичка и неожиданно высветила чёрную фигуру в дверях гостиной. Вайсу показалось, будто на полу лежит тело человека.
  - Билл? Хайрам! Хук!
  - А где Элеонора?
  - Чейз! Чейз?
  - Что, Сьюзен?
  - Рядом со мной сидел Чейз, а сейчас его нет!..
  - Чейз!
  - Вот что, ребята, - грозно и чётко подытожил Вайс, - хватит прятаться, вылазьте! Я понимаю, что вы напились, но всему есть предел...
  - ...Верно!
  - Я жду, Мерсон! - сурово сообщил Дьявол.
  - Стив, иди...
  - ...Замолчите вы, ненормальные! - закричал Стив, прижимая Саманту к своему плечу. - Последний раз говорю, уходите все-е!
  - Мерсон? Теперь я знаю, где ты! Я сам найду тебя...жди, человек, и молись своему идолу! - провозгласил Дьявол.
  - Под стол, Саманта, - Стив потянул девушку вниз, и вовремя.
  В черноте дверного проёма засветились две точки. Словно две фары далёкого поезда - жёлтые, убийственные, наводящие панику.
  - Господи! Это же Сатана!
  - Смотрите! - крикнул Спрэг и щёлкнул кремнем зажигалки. При свете газовой машинки все увидели Демона. Крики и вопли оглушили Стива и Саманту, сидящих под столом со свисающей до пола скатертью. По звуку и шлепкам Мерсон догадался, что Дьявол убивает всех на своём пути.
  - Ползи...туда, да туда, быстрей же, Саманта! - подтолкнул девушку Стив, и сам пополз за ней под столами, составленными в ряд. Сатана, казалось, достиг того места, где они сидели минуту назад.
  Под визг и стоны, шум и топот, заполонившие гостиную, Мерсон с любимой доползли до окна. Рядом стояло несколько стульев и стол. Стив схватил один из них и бросил в окно, пытаясь разбить его. Но мутное заколдованное стекло даже не потрескалось. Мерсон обернулся, одновременно пригибаясь и прикрывая Саманту. Чьё-то тело мелькнуло мимо него и, разбив стекло, исчезло на улице. Стив увидел перед собой жёлтые, горящие огнём глаза и нащупал рукой спинку табурета. Короткий взмах, и ножка стула застряла в черепе Дьявола, угодив прямо в рот. Сатана харкнул и отпрянул.
  Считанные секунды понадобились, чтобы выпрыгнуть из окна. За Стивом и Самантой умудрился выскочить и Спрэг. Мальчонка, как сумасшедший кинулся бежать вслед Мерсону и девушке.
  Дьявол в бешенстве раскидывал всё кругом. Он ломал и добивал людей, крошил мебель и выл. Конечности с превратившимися в когти пальцами рвали и кромсали от неудержимой ярости все на своем пути.
  В заваленную изуродованными телами гостиную вбежал Вайс с битой в руках. Шок от смерти Барбары сменился злобой и местью, и тренер, мыча и рыдая, набросился на Демона. Видимо, бита от четкого профессионального удара снесла полголовы Дьявола и раздробила заднюю часть черепа. Но тут же сильнейший удар проткнул Вайса и стряхнул его на пол.
  Спустя секунды, Сатана, воя и ревя, направился по следу убежавших людей...
  ...Все трое проломились сквозь заросли кустов, пересекли лужайку и зашлёпали по грязи.
  - Чёрт, тут болото!
  - Да, здесь начинаются болота и озёра!
  - Стив, я боюсь!..Я не могу... - запричитала Саманта.
  - Молчи и...и беги! - бросил Мерсон, перепрыгивая кочки из сгнившего камыша и лужи воды.
  Благо, вылезла из Тьмы луна и сейчас бледная освещала ужасную картину бойни и бегства.
  - Стой!
  Все встали и прислушались. Уши ловили каждый шорох и шелест. Мешали стук сердца и частые вздохи. Саманта взялась за живот и сморщилась.
  - Что?
  - Болит.
  - Перепила, подруга! Так, там что такое? - спросил Стив, указывая на далёкий в темноте длинный холм.
  - Где? А, это железная дорога. Через Алабаму идёт на город, а там мост и...
  - ...Дорога? - Стив задумался, поглядывая то на Саманту, то вдаль, на насыпь "железки".
  Вдруг Спрэг тронул Мерсона за рукав бейсболки. Стив понял, что надо прислушаться, что он и сделал.
  Сначала было тихо, но затем треснула в кустарнике ветка.
  - Проклятье!..К "железке", быстро! - шепнул Мерсон, и опять все пустились бежать.
  "Надо что-то делать, что-нибудь придумать, но добежать до насыпи, а там по ней...Куда? К поезду? К людям? - соображал на бегу Стив. - Что сделать? Как остановить Дьявола?"
  Минут через пять он решился:
  - Бегите дальше...вот тропа. Мы несёмся по ней уже добрых полчаса! Шуруйте до дороги, а там в сторону города...Вдруг, поезд пойдёт?! Цепляйтесь и...
  - ...Стив, а ты?
  - Я...я, как это в фильмах про ковбоев?! Задержу бандита...тварь эту!
  - Но, Стив?..
  - ...Дуйте сейчас же! Спрэг, ты за неё головой отвечаешь! Понял?
  - Ага!
  - Вперёд, мои хорошие! А я займусь этим "Чужим"!
  Когда паренёк с девушкой скрылись, а Мерсон залез в камыши и кусты верб, то услышал гудок поезда - далёкий, еле-еле внятный. Со спины, из темнеющих камышей, ему вторил протяжный вой с примесью автомобильного гудка. Стив рванул и вытащил корягу. Старая ветка, ещё толстая и мощная, облепленная мхом и тиной, напоминала рогатину, курительную трубку, только большую.
  Мерсон напрягся и вытянул корягу на тропинку, затем пододвинул в место, неосвещённое луной и развернул длинным и острым концом в сторону приближающегося Дьявола. Только он выпрямился и побежал к насыпям, как в восьмидесяти футах от него из зарослей появился Сатана. Дьявол почувствовал запах человека и с рёвом устремился по тропинке дальше.
  Дикий, нечеловеческий, леденящий душу вопль боли разлетелся над местностью и достиг даже двух людей, взбирающихся на железнодорожную насыпь. Это Демон наткнулся грудью на корягу и разорвал себе тело.
  - Стив! Это он! Стив! - заплакала Саманта, схватившись за виски. Её слипшиеся от грязи и пота волосы закрыли возбуждённое бегом лицо.
  - Туда...бежим! - паренёк потянул девушку за блузку и устало поплёлся вдоль рельсов.
  - Спрэг, миленький, это поезд?
  - Да, Саманта, поезд из города! Ура-а!
  - Тихо, бежим! Я уверена, Стив жив!
  Оба побежали по шпалам навстречу гудящему вдалеке локомотиву.
  Чуть позже на насыпь влез Стив и, передохнув, тут же понёсся вслед им. Он смутно видел две фигурки, но боялся крикнуть, так как был не уверен, что Дьявол мёртв.
  - Вон, смотри, это поезд! - воскликнул Спрэг, показывая пальцем на уже недалёкие огни локомотива.
  - Господи, помоги нам! - Саманта схватила парнишку за ворот рубахи и поплелась навстречу поезду.
  - Смотри, кто это там бежит за нами?
  Оба уставились на бегущего к ним Стива и приняли его за Дьявола.
  - Бежим, быстрей!
  Поезд уже был рядом. Всей громадой он вынырнул из мрака ночи, залил светом фар насыпь и пронзил гудком темень леса.
  Девушка с пареньком легко запрыгнули на подножку вагонов "товарняка" и вдохнули встречный ветер.
  - Выше, Спрэг! - крикнула Саманта и влезла вслед подростку ещё выше на ступень.
  Выглянув из-за вагона, она заметила Стива, пытающегося зацепиться за поручни вагонов. Но платформы шли одна за другой, а Мерсон всё ещё был на земле. До конца осталось уже шесть, а Стив упал возле рельсы и стучащих колёс. Пятая, четвёртая...Если он упустит момент, то останется один на один с Демоном. Нет! Третья, вторая...
  Стив вобрал в лёгкие воздуха и побежал рядом с двумя последними пустыми платформами, по ходу движения поезда. Первая и последняя...Прыжок и...
  Мерсон взвалил тело на станину платформы, ударившись коленом и поцарапав на щеке кожу. Он устало сел на ягодицы и повернулся лицом на удаляющиеся рельсы. "Всё хорошо, всё отлично!" - думал Стив, трогая пальцем ободранную щёку. Где-то впереди, со стороны электровоза раздался пронзительный крик. Стив было подумал, что это крик Саманты и Спрэга, но голос стал зловещий и громкий. Мерсон узнал голос Дьявола, голос Тьмы...
  ...Выползший, раненный полумертвец, полудемон облокотился животом на рельсу и замер. Силы покидали его вместе с желчью и кровавой слизью, обильно вытекающей из пасти, ран груди и головы. Справа раздался гудок, и яркий сноп огня прожекторных ламп осветил Дьявола. Урод повернул голову, точнее то, что от неё осталось, и взглянул в лицо своей смерти.
  Когда весь состав проехал по Демону, жизнь его оставила. Страшный монстр умер!
  Стив сжал кулаки. Морщины на его лице разгладились, а ноздри зашевелились. То, что стало с Дьяволом, осталось далеко позади!
  "Но можно ли расслабиться, поверить в конец всего происшедшего?!" - Стив задумался и сгрёб в кулак волосы. Он вспомнил отца, мать и всё то, что им пришлось пережить вместе, их гибель, мучения и груз долгого преследования.
  Но Стив Мерсон чувствовал себя героем. Героем, одержавшим победу в борьбе со Злом и Мраком. "Всё позади, всё хорошо и отлично!" - сказал себе Стив и закрыл глаза, наслаждаясь прохладой ночи.
  Ему так хотелось верить в победу и жизнь!
  
  Глава V. Супруги Ада
  "...И вот завеса в храме
  раздралась надвое, сверху донизу,
  и земля потряслась; и камни
  расселись; и гробы отверзлись;
  и многие тела усопших...воскресли"
  
  Библейские повествования
  Евангелие от Матфея 27
  Портленд, штат Мэн, 1993 г.
  
  Помощник главного прокурора штата Дональд Гласс вёл свой "BMW" по объездной дороге. Рядом с ним, на соседнем сиденье, расположилась красавица - белокурая, длинноногая манекенщица из Филадельфии по имени Аманда. Гласс подцепил её на вечеринке у мэра Портленда и сразу влюбился в эту крошку. Ну, а как известно, никакой чин не устоит перед королевами моды. Поэтому про существование жены Гласс сразу же забыл.
  Сейчас он ехал за город, на окраину Зелёного квартала, чтобы посетить старое, полузаброшенное кладбище. Там с 40-х годов покоился прах его родителей, в семейной могиле, в самом центре букового массива. Дональд Гласс гордился своими предками, поэтому всегда при удобном случае рассказывал о них своим новым знакомым, иногда возил их туда, чтобы показать старые, но ещё целые могилы.
  Вообще Гласс отличался в муниципалитете умом и сдержанностью, но, говорят, в семье не без урода - помощник прокурора был странным и непредсказуемым. Иногда на него находили сумасшедшие, безумные идеи. В такие минуты он казался ребёнком - маленьким, наивным и примитивным.
  Автомобиль, покинув Портленд, вскоре очутился в малонаселенной местности. Сумерки вечера (часы показывали полдевятого) неохотно сгущались, напоминая о предстоящем появлении обычных атрибутов ночи: темноты, звёзд, луны и прохлады.
  Дональду не было скучно - он разговаривал с прелестной спутницей о последних новостях из жизни звёзд Голливуда, смеялся, нежно обнимал Аманду, боясь повредить её чувствительную кожу. Он знал, что после кладбища его машина на час превратится в прекрасную спальню, поэтому сдерживал свои чувства. Но Аманда была изумительна и божественна.
  "Чёрт побери, где она раньше была?!" - подумал Дональд, сворачивая на широкую, почти ровную бетонку.
  Дорога вывела к нескольким домикам Зелёного квартала и сразу ушла вбок, к лесному массиву, темнеющему в двухстах ярдах от крайних коттеджей.
  - Скоро приедем, милашка! - бросил Гласс, всматриваясь в освещённые фарами предметы.
  Автомобиль миновал старое обгорелое дерево, близко стоящее у дороги и объехал огромную лужу. Через сто футов показалась тёмная сторожка размерами с большой гараж.
  - Это что, Дональд? - спросила девушка, чуть прищурив глаза и рассматривая кособокое деревянное сооружение.
  - А, это дом супругов...как их...Па...Пауэлл! - Гласс повернул руль, и машина осторожно, чтоб не замарать крылья и дверцы, проехала грязный участок дороги.
  - А почему они живут здесь, на отшибе, да ещё так далеко от людей? Они присматривают за кладбищем? - Аманда посмотрела на Гласса и поправила чёлку волос.
  - О, это старая и страшная история! Всё ещё неразгаданная и канувшая в прошлое.
  - Расскажи, милый! Пожалуйста! Я очень люблю ужасные истории и рассказы, расскажи! - умоляла девушка Дональда, положив свою руку ему на колено.
  - Ну...хорошо, красавица, хорошо!
  Автомобиль оставил сарай позади себя и завилял по ухабам лесной дороги. Гласс старался вести машину плавно и аккуратно, а сам начал рассказ:
  - Это было лет пять назад, недалеко отсюда, в городке Сент-Джон. Я тогда работал в Портленде, в федеральном суде, когда мне пришлось заниматься этим делом...гм...Свидетели утверждали, что всё произошло по вине какого-то монстра, чудовища. Говорили, что их даже было несколько...
  Аманда улыбнулась.
  - ...Да-да, моя симпатяшка, и это, кажется, было правдой! И Дьявол, и трупы и перестрелки. Нашли останки одной из твари...Сейчас их уже, наверное, нет. А тогда их увезли на экспертизу. И вот, пока этих Демонов не уничтожили...
  - ...Извини, Дон, а кто с ними справился? - прервала Гласса девушка.
  - А-а, им оказался...гм...полковник Мерсон. Майкл, кажется, его звали!
  - Ну и!
  - Если ты хочешь подробней, то я пожалуй остановлю машину. Хорошо? Итак, - продолжил Дональд историю о Сатане, - они явились во время грозы, страшные и безобразные. В молнию на дороге попали супруги Пауэлл, но их не убило. Стариков отправили в больницу, а теперь они живут здесь, в том деревянном сарае у бетонки. Так вот, Дьявол, появившись таким образом...ну, из грозы...начал убивать. А полковник Мерсон в это время...
  Гласс продолжил рассказывать известную историю, а девушка только охала и удивлялась. Окончив недолгий страшный рассказ, Гласс осмотрелся. Кругом ни звука, ни души, темно и жутковато. Буковый лес с кладбищем покрылся какой-то зеленоватой дымкой, хижины супругов Пауэлл вообще нельзя было различить во мгле. Лёгкий холодок закрался в машину и в одежду людей.
  - Идём, милая! - Дональд вышел из автомобиля, поёжился и закрыл дверцу на ключ.
  - Дон, мы недолго? Мне брать шубку? - спросила Аманда, выскальзывая из кресла.
  - Возьми.
  Гласс обнял девушку за талию и повёл в сторону от дороги, к неясным силуэтам кустарника. Когда они уже очутились возле леса, то услышали далёкий протяжный свист.
  - Дон, а ты не боишься? - Аманда повернулась лицом у Глассу, испуганный и тревожный взгляд которого был направлен на чернь кустов и деревьев.
  - Пожалуй, я возьму кое-что! Постой, красотуля, здесь, а я сбегаю к машине...Я быстро! - Дональд прижал девушку к себе и поцеловал в бровь. - Я сейчас.
  Пока они переглядывались, разговаривали, пока Гласс шёл к автомобилю, в другом месте, около домика супругов Пауэлл кое-что происходило...
  ...В центре маленькой захламлённой комнатушки с низким потолком и плохим освещением стоял огромный сосуд с жидкостью бурого цвета. В глубоком тазу плавали какие-то лоскутки материи, потроха курицы и глаз, видимо, принадлежавший человеку.
  Из клубов пара или дыма появилась фигура женщины. Но что это была за женщина! Сутулая, старая и плешивая, с большой бородавкой на щеке и мутными зрачками. Она выглядела страшной ведьмой из фильма ужасов. Сплошные морщины и складки жёлтой кожи на лице и теле придавали ей вид потрескавшейся статуи, а немодная, потёртая одежда и осанка делали её похожей на пугало в саду.
  Миссис Пауэлл вздохнула и взяла с полки глиняную пластинку серого цвета. Пар в комнате стал таким густым, что высунувшаяся из него рука не выдавала формы тела того, кто спрятался в нём. Сухие, волосатые пальцы протянули женщине кусок угля, и рука снова исчезла в клубах пара.
  Миссис Пауэлл тихо и невнятно прошептала древнеязыческое заклинание и начертила на глине три цифры - три шестёрки. Она аккуратно положила табличку с надписью в таз и туда же бросила уголёк.
  - Сеймур! - громко и резко позвала она мужа.
  - Мы разбудили их! - раздалось из пара, и к сосуду вышел горбатый, уродливый мужчина с кошачьими глазами.
  Мистер Пауэлл развёл руками и тоже сказал какое-то заклинание.
  Супруги посмотрели друг на друга, их ладони встретились и сжались в кулаки. Через минуту оба грозно и сипло проговорили фразу:
  - Сегодня, в ночь Дьявола, в ночь Чёрного Вальпургия, в ночь власти Ада и Черни, Тьмы и Зла призываем тебя, Сатана! Подыми их, слуг своих, детей своих, и властвуй Землёй! Встань Сатана, подыми их, встань!..
  Некоторое время длилось молчание.
  В комнате было тихо, как в гробу. Пауэлл стояли смирно и неподвижно. Казалось, они окаменели. И это продолжалось бы, наверное, долго, пока не забурила в сосуде волшебная настойка.
  Разорвался большой пузырь, и дрогнул под ногами пол.
  - Они встают? Сеймур, они встают? - шёпотом спросила миссис Пауэлл.
  - Ещё нет, но уже близко! - ответил мужчина, закрывая глаза. - Идём дальше.
  Тишину пронзил визг женщины, схватившейся за живот. Мистер Пауэлл, в свою очередь, застонал и взялся руками за голову. Снова зазвучало странное взывание к Дьяволу, иногда прерываемое лопавшимися пузырями сатанинского зелья:
  - Вставай Зло, поднимайся Чернь, надвигайся Тьма! Властвуй Вальпургиева ночь, дай жизнь Демонам земли, подними их! Встань, Сатана, иди к нам, иди и прими свою плоть! Вставай и действуй...Зло...тебя ждут!
  Затем комнату огласила грубая, бранная речь, но можно было понять, что это какая-то клятва, зов Сатаны и его слуг.
  Теперь к старой, одинокой хижине супругов Пауэлл стали стекаться чёрные силы. В основном, они появлялись из леса, хранящего кладбище. Какие-то тени, порывы ветра, шорохи и шаги наполнили местность. Из темнеющих кустов, обильно покрывших могилы и надгробья, вылетали объемные и туманные, как дым субстанции и с дикой скоростью неслись к домику Пауэлл.
  Они были похожи на головастиков, на капли воды, вытекающей из крана: продолговато-вытянутые, с заметным хвостиком и круглой головкой. Можно было различить лица этих призрачных существ - страшные, искажённые, будто, нарисованные для комиксов. Видимо, это просыпались души умерших! Стремительные и злобные, они, как стаи злых акул атаковали хижину и проникали вовнутрь через всевозможные щели и отверстия.
  Домик на окраине кладбища наполнялся тварями и нечистыми силами. Это было сборище Зла, приют Ада!..
  ...Аманда вздрагивала от холода и неясных, глухих звуков из глубины кладбищенского леса. Лёгкая, дорогая шубка, не прикрывающая даже бёдра, грела только руки и тело, а ноги под тонкими колготками и голова начинали мёрзнуть. О чём думала девушка - было трудно понять, но на её красивом личике застыла маска испуга и недовольства. Она услышала, как хлопнула дверца машины и облегчённо вздохнула - Гласс шёл обратно. Стало страшновато от ночного леса и близости кладбища, да ещё эта история про Дьявола и Мерсонов...
  Неожиданно Аманда ощутила за спиной чьё-то присутствие и хруст ветки. Она обернулась, по-прежнему плотно сжимая кулачками полы шубы, но заметила только метнувшуюся к ней руку. Холодные пальцы грубо и сильно сдавили девушке губы, а к затылку приставили дуло ружья...
  ...Гласс, обогнув яму с густой травой, прошёл сквозь чёрные, пышные кусты и застыл в изумлении. Аманды не было! Не мало испугавшись, он окликнул девушку, но в ответ - темнота и молчание. Помощник прокурора позвал ещё, сделал несколько шагов, чтобы убедиться, что он попал туда, где оставил Аманду. И тут Гласс увидел на траве кожаную сумочку спутницы. Дональд чертыхнулся, не зная, что и думать, стал пристально всматриваться в темень ночи. Большой палец нащупал предохранитель и сдвинул его.
  - Аманда! Крошка, чёрт тебя побери! Аманда, где ты... - последние слова Гласс произнёс шёпотом, заслышав громкий, протяжный вой из леса. "Точно также стонут мертвецы в фильмах!" - мелькнуло в голове Дональда. Он с трудом унял дрожь в коленях, вытащил из кармана пистолет и направил его в безызвестную, молчаливую темноту.
  - Дональд... Гласс! - раздался тихий шёпот из-за кустов.
  - Аманда? Ты? - Гласс поднял сумочку и осторожно зашагал в пологую ложбинку.
  Он раздвинул ветки кустов и увидел Аманду. Девушка уставилась на него белым лицом и манила пальцем Гласса к себе. Дональд сунул в карман пистолет и хотел подойти к ней, но на плечо ему легла тяжёлая рука. В один миг виски помощника прокурора сдавило от страха и волнения, он боязливо повернул голову назад. Возле него стоял мужчина лет тридцати, спортивного телосложения, в военном маскхалате. Полностью в темноте его невозможно было разглядеть, но чувствовалось, что этот человек крепкий, уверенный и небезоружный. В одной руке он держал ружьё, какие носят полицейские, а за спиной торчал ствол винтовки.
  Гласс вздрогнул, услышав голос незнакомца:
  - Привет, Гласс! Это я, Стив Мерсон...Ты помнишь меня? - сказал мужчина с ружьём.
  - Э-э...да, кажется...Мерсон...Ты сын полковника?
  - Да!
  - Но...что ты делаешь здесь... Как ты...Господи!.. - Дональд завертелся на месте, ничего не понимая и поглядывая то на Аманду, то на новоявленного Мерсона.
  - Я всё объясню! Но теперь вам надо уехать отсюда, немедленно!
  Гласс облегчённо вздохнул: всё-таки Мерсон явился сюда с добрыми намерениями.
  - ...Но зачем такая экипировка? В чём дело? - спросил Дональд.
  - Идёмте к машине...быстро!
  Все трое, не замечая кустов, ям и бугров, заспешили к дороге.
  Совсем недалеко, буквально, футах в ста от людей, кто-то громко надрывно заревел, затем закашлял, и опять наступила гнетущая тишина.
  - Кто это? Мерсон, это ваши приятели? - шепнул Гласс, оглядываясь на бледный лес.
  - Ага, приятели! Идём, милашка, - нежно подтолкнул девушку Стив Мерсон.
  Но, несмотря на такой ответ, лицо его было тревожно и серьёзно.
  - Так, леди и джентльмены! - обратился Стив к Аманде и Дональду. - Прошу только не отчаиваться и не сходить с ума! Дело это неотложное и необычное. Займусь им я, так как я более-менее знаком с этим...
  - ...С чем, Мерсон? - перебил Стива Гласс, обнявший девушку и внимательно слушавший его.
  - Я отвечу на все ваши вопросы. Я знаю, что вы хотите меня спросить, поэтому слушайте и запоминайте! - Стив взял рукой за локоть Аманду, будто заранее успокаивал её. - Мой отец погиб от рук Дьявола! Это было в Иллинойсе, в 1990 году. Да-да, от рук Дьявола! После Сент-Джона они преследовали нас...но мы...я...мы с отцом уничтожили их всех. Тогда я вспомнил про супругов Пауэлл, пострадавших от молнии! Я приехал сюда, чтобы искоренить Зло до конца...И не смотрите на меня так, Гласс! Да, Дьявол ещё жив...он сидит в супругах Пауэлл, а сегодня, в праздник Вальпургиевой ночи, Сатана восстаёт из Ада! Я должен предотвратить это. Верите ли вы мне, или нет, но это так! Это последний Демон...
  - Но к чему всё это?! - спросил Гласс, когда Стив закончил.
  - Господи, Гласс! Вы что, спятили что-ли?! Это же Зло, это Дьявол, Смерть!
  - Вот что, мужчины, - Аманда взяла обоих за руки, - мне тоже всё это не кажется баловством! Да, Дональд, не тебе здесь решать, что нам делать, а что нет! Мерсон...Стив отвечает за всё, и если что...короче, мы будем слушаться только его.
  - Хорошо! - Гласс согласно взглянул на Стива, а затем метнул растерянный взгляд на машину, около которой они стояли. - Что же нам делать?
  - Уезжайте!
  - А дальше?
  - И всё! Оставайтесь в городе и забудьте о кладбище...
  Аманда с Дональдом переглянулись, но Мерсон тряхнул ружьём и сделал шаг в сторону. На фоне молочного, зловещего тумана фигура его казалась огромной, одинокой и жалкой. Он тихо стал удаляться.
  - Прощайте! - донеслось до Гласса и девушки из темноты.
  - Да-да! - хмыкнул сочувственно Дональд и полез в машину...
  ...Стив проверил оружие, присел за крайними кустами леса и услышал шум мотора. Так он и сидел, пока звук двигателя отъезжавшей машины Гласса не утих, затем на корточках пополз между густых веток. Сразу же за первым рубежом зарослей Мерсон наткнулся на могилу. Аккуратная, ухоженная и отделанная мрамором она возвышалась ровным, твёрдым холмом. Стив припал ухом к бортику надгробия, будто пытался что-то услышать. Конечно же, со стороны это могло показаться безумием!
  Сначала лицо Мерсона было напряжённое и окаменелое. Так длилось две-три минуты. Но вот внезапно на лбу, между чёлкой и бровями, появилась и тут же пропала глубокая, длинная морщина. Потом поднялись и выгнулись дугами густые брови, а глаза стали большими и изумлёнными.
  Стив отпрянул от могилы, словно от заразного больного. "Господи, не может быть!" - прошептал он и гуськом засеменил дальше, вглубь кладбища...
  ...Гласс уверенно и не спеша вёл автомобиль по грунтовке. "Скоро он будет далеко от страшной, невероятной легенды! Хоть Аманда напугана не меньше его, но ведёт себя спокойно". Вот-вот покажется домик супругов Пауэлл. "Поскорей бы уж!" - подумал Дональд и сильно газанул на глинистом бугре.
  Этот звук услышали в хижине.
  - Кто там? Сеймур!
  - О, Сатана! Это люди!
  - Люди?!
  Гул, стоявший в комнате, постепенно возрастал и превращался в рёв, вой волчицы. Из-за плотных, обильных паров из демонического сосуда ничего нельзя было разобрать. Только мельтешение тел в гнилой оборванной одежде, надрывный гул и ужасные вздохи.
  - Иди, Сатана, взгляни, кто там бродит! - приказала миссис Пауэлл.
  Автомобиль помощника прокурора уже проезжал тропинку с ветхим заборчиком и сломанной калиткой, когда дверь хижины Пауэллов скрипнула и отворилась, окутавшись дымом и вырвавшимся паром.
  - О-о, мистер Пауэлл, - Гласс посмотрел на мужчину, вышедшего из домика, - что у них там творится? Пожар?
  - Он идёт сюда, Дональд! Что это у него на лице? - начала беспокоиться Аманда.
  - Что? Я не вижу...Что у него? - Гласс тщетно пытался рассмотреть физиономию Дьявола.
  - Иисусе! - девушка открыла рот, и, мгновенно схватив виски ладонями, закричала. - Дональд...это урод! Дон...он страшен! Заводи...Господи-и!
  Мистер Пауэлл, как бы ужасен и отвратителен он не был сейчас, всё-таки не сильно испугал Дональда. Его больше испугала неработающая машина. Гласс усердно, но торопливо вертел ключ в зажигании, но автомобиль не ехал и вообще не заводился. А Пауэлл, уродливый до безобразия, с горящими глазами и вытянутыми вперёд руками быстро приближался к людям.
  - Чёрт! - Гласс сломал в замке ключ и смахнул с бровей пот. - Бежим, Аманда!
  Он схватил визжавшую девушку за руку и потянул на себя. Сейчас она казалась тяжёлой и неуклюжей. Гласс вытащил её из машины через свою дверцу, и вовремя - с другой стороны к автомобилю подошёл Дьявол. Он пробил кулаком лобовое стекло и, шевеля грязными корявыми пальцами, потянулся к людям. Дональд вздрогнул и застонал, увидев, как далеко и неестественно протягивается рука Пауэлла - футов на пять. Эта обнажённая, сухая конечность хотела было вцепиться в шубку Аманды, но Гласс оттолкнул девушку дальше, а сам сильно захлопнул дверцу, защемив и сломав кость руки Демона. Пауэлл завыл, заглушив визг Аманды, и стал корчиться у машины, замазав её слизью.
  Дональд взял девушку за кисть, моментально выбрал нужное направление и рванул туда. Сзади громко и яростно ревел Сатана.
  - Куда мы...мы бежим? - кинула на ходу задыхающаяся Аманда.
  - Здесь недалеко...церковь у кладбища! Туда.
  Девушка, как и мужчина уже не замечала ни веток, хлеставших по телу и лицу, ни препятствий, об которые они запинались, ни воя, дико оглашающего лес.
  От слёз и пота, от грязи и частых вытираний лицо манекенщицы преобразилось: косметика текла, волосы растрепались, на щеках появились красные царапины.
  Тропинка, по которой они неслись, вела вглубь леса, в сердце кладбища. От этого становилось ещё более жутко. Около огромной надгробной плиты Гласс решил отдохнуть, тем более, Аманда уже умирала от усталости. Дональд долго всматривался в кресты, монументы и деревья, пока не убедился, что погони нет.
  Оба тяжело дышали, присев на толстую цепь ограждения могилы, и не могли вымолвить ни слова.
  Поэтому они резко и сильно вздрогнули, когда ярдах в ста, в темноте раздался выстрел...
  ...Стив приник ухом ещё к одному холмику, вскочил и передёрнул затвор помпового ружья. Что-то должно было произойти! И это что-то не заставило себя ждать...
  Мраморная плита одного из надгробий треснула и разлетелась на кусочки. Тяжело сглотнув, Мерсон наблюдал ужасную картину. На месте отлетевшей плитки вырос фонтан земли и тряпья. Вся могила затряслась, вздулась и развалилась. Тонкий свист вырвался из ямы. Несколько секунд ничего не было, но затем страшный, душераздирающий вой огласил лес на многие ярды вокруг. Из образовавшейся воронки показалась уродливая рука в истлевшей одежде. Полуобъеденные, крючковатые пальцы шевелились, будто разминали суставы. Потом появилась культя. Она упёрлась в край могилы, поднимая всё тело, и задрожала от усилий. Из гроба возник сухой, безобразный в своей внешности, полусгнивший мертвец. Он полностью поднялся на ветхие, кривые ноги и вертел черепом, всматриваясь в местность. Стало невыносимо страшно и тошно от мысли, что живой труп сейчас увидит Мерсона. И он увидел! Взгляды человека и покойника встретились - Стив застонал, а ствол ружья изрыгнул пламя.
  Мертвец дёрнулся и скривился, спокойно перенеся потерю оторванной руки. Он взвыл тяжело и дико, этими децибелами заполонив весь мозг человека. Мерсон непроизвольно вспомнил, что эхо этого воя так похоже на звук из трубы, в которую Стив когда-то в детстве ухал, пугая прохожих. Он обернулся на треск оживающей могилы с большим крестом, вмиг забыв про раненный, но всё ещё живой труп.
  Мертвец не успел дотронуться до Стива. Мерсон отскочил в сторону и развернулся. Раздался выстрел, и картечь снесла покойника с места. Ещё пара патронов ушла на то, чтобы добить зомби. Только после этого разбросанные кости и тряпки успокоили человека. С этим было покончено!
  Но сейчас же после эха выстрелов кладбище взорвалось протяжными ноющими стонами оживших трупов. Один за другим лопались гробы, разваливались могилы, а из Ада вылезали мертвецы.
  Уничтожив ещё двух зомби, Мерсон услышал крик Гласса и визг его спутницы. Он стремительно бросился на помощь, недоумевая, как эта парочка могла оказаться здесь, в центре смертельного леса. По пути Стив прикладом ружья снёс покойника, вставшего перед ним.
  - В чём дело, Гласс?! - заорал Мерсон, перескочив заборчик вокруг разрытой могилы со скелетом без черепа, и наткнувшись на недавних знакомых.
  - Чёрт! Дьявол! Мерсон, это проклятье Сатаны! - вопил Дональд, прижимая к левому плечу Аманду, а в правой руке держа пистолет.
  - О"кей, охотники за Демонами, подробности позже! - воскликнул Мерсон, выстрелив в маленького, дряхлого старика, приближающегося к парочке со спины. - Вам надо уходить отсюда. Они хотят нас...
  Снова выстрел, рёв пары глоток в кустах.
  Стив нервно хохотнул, взглянув на ошарашенную девушку, и подошёл ближе к Гласу:
  - Короче, вы не смогли уехать, так как не успели...
  - ...Да, Стив, это супруги Пауэлл! - перебил Мерсона Дональд. - Теперь, о, Боже, нам лучше бежать к церкви!
  - Какой ещё церкви? - удивился Стив, приседая от гула зомби по всему лесу.
  - Ну...на той стороне, - Гласс ткнул пистолетом в сумерки и вопли кладбища, но тут же заметил мертвеца, - Господи, Мерсон!
  Стив разнёс покойника двумя выстрелами, а девушка согнулась, зажимая уши руками.
  - Хорошо! Сейчас мы пойдём к церкви...если это поможет...а там решим, что предпринять дальше. Надо уничтожить Дьявола!
  - Кого?
  - Супругов Пауэлл! Мертвецы, все эти зомби ничто...
  - ...Как ты сказал?
  - Я сказал "зомби"! Да-да, зомби, и не смотрите на меня так, будто я президент штатов! Да, как в кино, в страшном, игровом кино! - крикнул Стив и выстрелил в темноту. - Идёмте.
  Гласс грубо и грязно выругался, а Аманда извивалась от рыданий:
  - Зачем, зачем я поехала с вами, Гласс? Зачем я встретила вас...тебя, старый пердун?! О-о, Боже!
  Девушка начала колотить Дональда по плечу, но вдруг сильный рывок и пощёчина вернули её в нормальное состояние. Рука Мерсона провела по её гладким волосам и остановилась на плече.
  - Всё?
  - Д...Да.
  - Пошли.
  Снова все трое лёгким бегом устремились по кладбищу, среди живых мертвецов, зловещего леса и свежевырытых могил.
  Пока Мерсон перезаряжал ружьё, Гласс из его винтовки сдерживал натиск зомби, а девушка крепко прижимала пистолет Дональда к груди.
  Опять они бежали, опять останавливались, выбирая нужное направление, и снова во тьме.
  - Как у вас, Гласс, с патронами? - спросил Стив, прижавшись к мрачному, гладкому дереву.
  - Пока есть.
  - Отлично! Скоро, видимо, будет церковь и...
  - ...Мерсон, я вижу её! - подпрыгнула Аманда, всматриваясь в густой призрачный туман.
  - Идём!
  Но тут перед ними, как страшная, неприступная стена возникла дюжина покойников. Разного роста, свежести и одеяния, они медленно наступали на людей, вытянув перед собой руки и неестественно передвигая ноги.
  Первым из состояния оцепенения вышел Стив. Он поднял ружьё, направив ствол в гущу трупов, и открыл огонь, как заправский ковбой - от пояса быстро, метко и хладнокровно.
  - Гласс...помоги же мне!
  Помощник прокурора тоже начал стрельбу, встав на колено и прицеливаясь.
  От злобных, атакующих мертвецов не осталось ни одного в вертикальном положении. Их тела и кости, невыносимо воняя, лежали в чёрной траве.
  - Дальше! - бросил Стив, и все ринулись к видневшейся в тумане и ивовых кустах церквушке.
  Калитку забора беглецы открыли свободно, а вот дверь в церковь пришлось выламывать.
  - Что мы сделали?! Это же грех! - забеспокоилась Аманда.
  - И дверь обратно уже не вставить, - добавил Гласс.
  - Ничего, это всё-таки лучше, чем оставаться снаружи! - убедил их Мерсон и первым вошёл в зал.
  Церковь была обычная, характерная для католических, религиозных храмов, только небольшая, даже очень маленькая. Зал католических обрядов, служивший и помещением для молитв, церковного пения и религиозных, ритуальных посвящений, казался крохотным и тесным от настенных гобеленов, крестов и лавочек для прихожан. Здесь стояла тишина, восковые свечи тускло освещали пол и предметы, отбрасывая огромные тени на стены и потолок. Где-то вверху, вероятно, была келья и часовой механизм.
  Стив не успел рассмотреть всё, как есть и наспех попрощался с Глассом и Амандой, одинаково уделив им внимание при расставании.
  - Будьте здесь до тех пор, пока не услышите, что кладбище успокоилось! Или...Может быть приду я, в крайнем случае, ждите до утра. Дверь...то есть, вход, забаррикадируйте, никуда не высовывайтесь и не выдавайте себя. Гласс, вам я оставляю винтовку... Ну всё, пока!
  - Возвращайся, Стив! - девушка нежно обняла Мерсона и поцеловала.
  - Ну, если так, то я обязательно вернусь!
  Стив исчез в темноте дверного проёма, и только мягкий топот его ног ещё какое-то время доносился снаружи. Затем стало тихо и одиноко.
  Чтобы как-то отвлечься от ужасных мыслей и чувства одиночества, Дональд зевнул и принялся подтаскивать к открытому входу скамейки. Кое-как завалив проход и вспотев, он с минуту постоял, огляделся и с винтовкой наперевес зашагал к лестнице, ведущей наверх.
  - Дорогуша, если ты боишься оставаться здесь, пошли со мной. Я хочу обследовать верхние помещения церкви. Ну...
  - Нет, Дональд, - Аманда отрешённо присела на край выступа перед алтарём, - я лучше здесь!
  - Ну, как знаешь!
  Гласс, тряхнув винтовкой, стал подниматься по ветхим, скрипучим ступенькам, и вскоре его шаги уже раздались по полу кельи, являющимся потолком главного зала, где задумчиво и беспристрастно сидела Аманда. Она уставилась на баррикаду из скамеек и нежно потирала ладонью чёрную сталь пистолета.
  Пробираясь по травянистым холмикам и ложбинкам, Мерсон заметил, что после их выстрелов у церкви вой и голоса мертвецов больше не раздавались. На кладбище и в лесу снова установилась убийственно-холодная тишина. Это сейчас очень волновало Стива. Приходилось удвоить бдительность и осторожность.
  Так, в неведении, без происшествий, он пересёк весь лесной массив.
  Тяжело и неохотно вырвалась из тьмы бледная луна. Её немерцающий, круглый диск, словно прожектор вселенной, осветил опушку и дряхлые стены домика. При таком освещении хижина супругов-дьяволов казалась ещё более зловещей и отталкивающей. Но только не для Стива Мерсона.
  "А-а, пусть луна, пусть меня видно всем чертям! Вперёд!" - сказал про себя Стив и подумал, что он ни чуть не боится ни Пауэллов, ни зомби, ни ночи. Уверенно и открыто шагнул он к дому Сатаны.
  Сначала Мерсон пристроился возле "BMW" Гласса и тщательно продумал план дальнейших действий. Он открыл крышку топливного бака машины - в нос ударило струёй газовых выделений бензина. Пару гранат, прихваченных с собой для этой ночной операции, и тюбик самодельного стержня из нитроглицерина Стив незаметно расположил в салоне автомобиля, потом повозился ещё с чем-то и, потирая руки, вылез из машины помощника прокурора.
  "Теперь останется хорошо сыграть свою роль! Что ж, Мерсон, пробуй!" - Стив потихоньку, с ружьём наготове, пристально всматриваясь в бледные силуэты деревянной постройки, стал приближаться к намеченной цели.
  Он совсем не удивился, услышав шорох и дьявольский голос Сатаны-женщины:
  - Сюда, Мерсон, иди, мой хороший, мой славный...
  Стив с трудом сдержал себя - он чуть не выстрелил на звук.
  - Нет, дружище, так напрягаться нельзя! Возьми себя в руки, - подумал Мерсон, глядя на кривую, деревянную дверь домика.
  - Здесь...Мерсон! Сюда-а... - опять раздалось из хижины.
  Стив ещё раз посмотрел на автомобиль Гласса, что-то прошептал и пнул ногой ветхую дверцу...
  Как только распались доски и щепки двери, в пустоту дома грянул выстрел. Мерсон быстро дослал в ствол патрон и нырнул в бездну черни и пыли.
  Внутри воняло едким дымом, и ничего не было видно.
  - Плохо, очень плохо! - отметил вслух Стив, переступая через опрокинутую табуретку.
  Зрение и слух выполняли своё, но этого, кажется, было недостаточно. Вскоре глаза постепенно привыкли к темноте, но в носу по-прежнему кололо от запаха дыма.
  Смутно Стив различил вход в комнату, он внимательно осмотрел пройденный коридор, и, затаив дыхание, вошёл в помещение, окутанное белёсым туманом.
  Когда из дальнего угла кто-то начал говорить, Мерсон мгновенно выстрелил туда и удивился, что смог попасть. Доказательством явились стон и возня, а затем проклятия, посыпавшиеся в адрес Стива. Он ещё раз пальнул из ружья и отступил назад.
  Невероятно долго тянулось время, палец, лежавший на спусковом крючке, онемел, сердце готово было вырваться наружу. Поёжившись от холодного озноба, раздиравшего спину, Мерсон повернул голову вбок и случайно заметил два жёлтых зрачка. Это были глаза - глаза Сатаны. Этот взгляд буквально испепелял человека.
  Мерсон еле-еле, ощущая тяжесть в руках и голове, непреодолимое желание бросить оружие, навёл дробовик на глаза. Ему почему-то совсем расхотелось стрелять - только страх и усталость давили на виски, лоб и плечи. И только в тот момент, когда в голове на секунду мелькнула мысль об отце, о людях, погибших под этим взглядом, палец нажал курок.
  Звук выстрела перерос в рёв зверя. Пылающие зрачки исчезли, как и сам Дьявол.
  Картечь снесла Демону голову, а при этом ещё и стекло в окне.
  Стив почувствовал всеми клетками кожи, что сейчас умрёт. Прежде, чем он выскочил из тёмной комнаты, а затем из проклятого дома, на пол грузно и глухо повалилось тело обезглавленного Сатаны.
  Как пробку из бутылки, Мерсона вынесло на воздух. Тут же он очутился возле машины помощника прокурора. Теперь Стив ждал второго Демона - так называемого мистера Пауэлла. И Дьявол не заставил себя ждать!
  Со стонами бессилия и злобы вырвался мистер Пауэлл из тьмы своего дома. Руки тряслись, а тело выгнулось, будто перед прыжком.
  Стив прицелился и выстрелил два раза. От первого сгустка свинца Дьявол ловко увернулся, но второй снёс его на два метра. Тело Пауэлла, согнутое пополам, исчезло в чёрном проёме хижины.
  По опыту борьбы с Сатаной Мерсон знал, что это ещё не всё. Поэтому он опять стал ждать, сжав ружьё и не сводя глаз с домика. И его надежды оправдались!
  Гласс ещё возился наверху, когда баррикада из скамеек вздрогнула и зашевелилась.
  Аманда, замерев, чуть приоткрыла рот и сжала рукоятку пистолета. Она не сводила глаз с нагромождения в дверном проёме, наблюдая ужасное зрелище.
  Вот одна, затем другая, а потом третья скамья исчезли из состава баррикады. Остальная заградительная часть задрожала и потихоньку стала сдвигаться вовнутрь зала. Из-под кучи навороченной мебели показалась голова: белая, с синеватыми волосами, без бровей, с чёрной дырой рта. Но что больше всего ужаснуло девушку, так это - глаза. Сначала Аманда подумала, что их у мертвеца вообще нет, но потом она их разглядела. Ужас! Это были глаза Люцифера! Они сливались с лицом, так как тоже были белого цвета.
  Аманда закричала, вскочив на ноги, и два раза выстрелила в зомби, но, конечно, промахнулась. Как шар для сбивания кеглей, сверху по лестнице покатился помощник прокурора. Пока он выяснял, в чём дело и целился, мертвец полностью выдавил баррикаду и пошёл в атаку.
  Очередь из винтовки прошила его насквозь и опрокинула. Гласс что-то закричал, но не сразу испуганная девушка поняла, что лучше бежать на второй этаж. Она так и сделала. Гласс попятился, выпустив пару коротких очередей, и тоже запрыгал по ступенькам. Зомби цепочкой вытянулись по залу. Их не пугали ни святое место, ни развешенные кресты и молитвенники.
  Гласс пристроился рядом с лестничными перилами.
  - Господи, помоги нам! Не дай умереть таким изуверским способом...
  Он выпустил длинную ураганную очередь из винтовки, но это только на секунды остановило покойников. Они шли и шли, упорно приближаясь к людям.
  Стонавшая позади Гласса Аманда металась и била Дональда по спине своими женскими кулачками.
  - Это всё ты, ты, Гласс...Боже мой! Вот так - глупо и ужасно...Здесь, в этом священном месте, в церкви, среди живых трупов, кладбища и зловещего леса.
  - Замолчи!
  Помощник прокурора сам нервничал, раздумывая о том, что напоследок, перед смертью, что-то сделает из ряда вон немыслимое.
  В следующий момент две новости поразили их и добили окончательно.
  Гласс повернул к девушке своё каменное лицо, облизнул сухие, потрескавшиеся губы и удивлённым голосом произнёс:
  - У нас кончились патроны!
  И сразу же, словно, услышав это, по церкви и поляне вокруг неё разнёсся тугой, холодный вой - вой десятка мертвецов.
  Всё кладбище вторило ему страшным рёвом - таким, какой только бывает из глоток зомби...
  Уже минут пять Мерсон бегал вокруг "BMW". За ним, злобно взвизгивая, в разорванной одежде и плоти следовал Пауэлл. Заряды ружья и пистолета кончились, поэтому оставалась только ловушка Стива - начинённая взрывчаткой машина. Но Дьявол упорно не лез в неё. Тогда-то Мерсон решился на сумасшедший поступок.
  Он открыл одну дверцу и залез в автомобиль. Демон поднял руки к ночному небу и свирепо захохотал.
  Тело Мерсона теперь походило на кусок железа, на комок сжатых нервов. "Теперь или никогда!"
  Дьявол взревел и бросился на лобовое стекло машины. Вмиг оно покрылось густой паутиной трещин. От второго удара Демон оказался внутри ловушки. Стив выпал из салона "BMW", захлопнул дверцу перед носом Дьявола, прыгнул в придорожную траву и поскользнулся. Скатившись в ложбину, он почувствовал, что его нога запуталась в проволоке. До максимума сократив время действий, Мерсон дёрнул ногу и далеко отвёл её в сторону.
  Оглушительный взрыв вдавил его в сырую, холодную почву. Огненное облако, разметав куски железа и тряпья, взвилось в чернь ночи.
  А затем всё успокоилось: не было Дьявола, огонь тихо пожирал изуродованный автомобиль, а в лесу внезапно смолкли голоса зомби.
  Мерсон метнул горящую резину на крышу хижины и побежал к опушке леса.
  Когда он достиг первых деревьев, домик Пауэллов уже покрылся языками пламени. Это был конец приюту Сатаны. Это был конец всему Злу!
  Пока Гласс забрасывал зомби мебелью, Аманда пронзительно кричала в открытое окно и звала Мерсона. Когда помощник прокурора уже отступил в центр кельи и отмахивался от уродливых конечностей мертвецов куском перил, она обречённо повернулась к ним бледным лицом и тихо всхлипывала.
  Им оставались секунды. Ни Гласс, ни Аманда никогда не были так близки к смерти. И вот после того, как Гласс выбился из сил и отпрянул к девушке, смерть дыхнула им в лицо...
  ...Неожиданно мертвецы дрогнули, и их всех швырнуло к стене. Они, жалобно воя, ринулись к выходу, и вскоре вся церковь опустела, за исключением двух людей.
  В полуобморочном состоянии Гласс и Аманда вышли из кельи, спустились по скрипучей лестнице и поплелись через зал к выходу. Они удивлённо переглянулись, а на лице девушки даже мелькнула улыбка.
  - Гласс, что...что это?
  Помощник прокурора пожал плечами и прислонился к косяку входа. Он долго смотрел на безмолвие и сумерки леса и глубоко дышал.
  - Это победа, Аманда, это жизнь! - произнёс он счастливым, бодрым голосом. - Это Мерсон!
  Громко затрещали кусты, и на поляну выскочил Стив. Он сделал несколько шагов к церкви и людям, стоящим в немом оцепенении у входа, развёл руками и устало улыбнулся.
  - Вот и всё! - сказал Стив и облегчённо повалился на колени. - Теперь точно всё!
  Так он и сидел на мокрой траве, а подбежавшие к нему Гласс и Аманда чуть не задушили его в своих объятиях. Они уселись рядом с ним и громко засмеялись, снимая напряжение и страх.
  Всё было позади. Всё это точно прошло!..
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"