Коршунова Альбертина Дмитриевна: другие произведения.

Короли, капуста и чудо-оружие

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Новелла для конкурса "Нереальная новелла 2016"


   Короли, капуста и чудо-оружие
  
   Аниме-студия "Бедлам" представляет. Фильм Дайтэ Койти.
  
   - Сеньор Ольховский, когда же вы, наконец, пустите в ход ваше оружие возмездия? Мои клиенты уже вовсю делают на это ставки и заключают пари.
   По-моему, хозяин лавки, как и многие латиноамериканцы, излишне благосклонен к социалистам. Отсюда - весёлое настроение и насмешливый задор.
   - Не беспокойтесь, сеньор Гонзалес, уверяю, вы будете первым, кого я оповещу об этом. Но вы правы - нам стоит поторопиться.
   Но в нашем посольстве меня ожидали плохие новости.
   - Итак, господа, - скорбно, но, как всегда, торжественно обратился к нам герр Айхе - чрезвычайный и полномочный посол Германии в республике Вентурия, - у меня для вас очередное неприятное известие. Сегодня, двадцать восьмого марта тысяча девятьсот сорок пятого года Аргентина объявила нам войну. Таким образом, республика Вентурия теперь единственная нейтральная страна на всём американском континенте. Иными словами, мы в кольце врагов, господа.
   Да, и надо же чтобы они все так вместе. Сначала Эквадор, затем Чили, Уругвай и Парагвай. А вот теперь ещё и Аргентина. Как-то не задался для нас этот год.
   - Что же, - задумчиво произношу я, - это, безусловно, несколько отдалит нашу победу. Нет слов, печально видеть, как некогда столь дружески настроенные к нам государства как по команде переходят в стан наших врагов. Но, положа руку на сердце, разве мы в праве обвинять их, когда наши собственные союзники... - и я демонстративно замолкаю, бросая многозначительный взгляд на стенку камина, который на моей памяти, ни разу так и не был разожжён.
   - А здесь я вас поддержу, князь, - вступает в беседу наш военный атташе фон Лейтгольд, - возьмём тех же японцев. Никакой координации и сплошная самодеятельность. А самое главное - какой примитивный и недалёкий эгоизм. Мы в знак солидарности объявляем войну США сразу же после Пёрл-Харбора, и заметьте, в то самое время, когда русские начинают своё контрнаступление под Москвой. Естественно, мы ждём ответного благородного жеста, а что получаем в итоге? И спрашивается, на кой чёрт нам была нужна эта война с Америкой?
   - Мечты, мечты, - отвечаю я, - а как заманчиво звучала бы фраза: "Над Владивостоком развиваются японские флаги! В Находке видели императорских квартирьеров". Не судьба. Впрочем, по сравнению с итальянцами...
   - Об итальянцах говорить - даром время терять, - пренебрежительно машет рукой Айхе, - вся сомнительность и скользкость их позиции была ясна мне с самого начала. Итальянцы слишком возгордились своим, якобы, успехом в Эфиопии, а неудача в Греции их ничему не научила. Но об этом я ещё несколько лет назад докладывал нашему начальству в Берлин.
   - Тогда какого чёрта танки Роммеля два года месили песок в Ливийской пустыне! - взрывается фон Лейтгольд, - что они забыли в Африке, когда фон Манштейн по крупицам собирал силы для прорыва к гибнущей Шестой армии? Если бы наши африканские танковые дивизии оказались в его распоряжении, уверен, Шестая армия была бы спасена! Ну, ничего, будет им новое Капоретто!
   - Найдите утешение в том, что шутка фельдмаршала фон Мольтке оказалась чистой правдой - для полного разоружения всей итальянской армии нам понадобилось столько же сил, сколько мы посылали им на подмогу, - улыбаюсь я.
   - А если вы упомянули Шестую армию, - уже серьёзно продолжаю я, - давайте вспомним из-за кого она погибала дважды - сначала в Сталинграде, а затем в Бессарабии. Из-за румын. Согласен, они посылали войска нам на помощь, но лучше бы они этого не делали. В итоге же они оказались ничуть не лучше итальянцев - перебежали на сторону врага, как только война докатилась до их границы. Неудивительно, что из группы армий "Южная Украина" до Венгрии добрались немногие. Похоже, у романских народов нет никакого понятия о чести.
   - Здесь я лишь могу напомнить всем вам, господа, высказывание великого Бисмарка, - поддерживает меня Айхе, - румыны - не нация, это - профессия.
   - Признаем откровенно, Германия не умеет выбирать союзников, - подвожу я безрадостный итог, - единственный раз, когда ей повезло - это в тысяча восемьсот тринадцатом году.
   - И всё же ради справедливости я должен заявить, - важно произносит Айхе, - Венгрия с нами, господа!
   - И вас это радует? - удивляюсь я, - плохо же вы мадьяр знаете. А, кроме того, боюсь, что уже нет никакой Венгрии.
   - И всё-таки на её примере мы видим несгибаемую верность германской нации союзническому долгу, - возражает Айхе, - немецкие солдаты до конца защищали Будапешт, а у озера Балатон предприняли отважную попытку освободить венгерскую землю от кровавых большевистских орд. Уверен, Советы ещё раз сполна испытали, как бьёт стальной кулак нашей доблестной армии. Но, впрочем, хватит отвлечённых разговоров, господа. Я собрал вас вовсе не для этого. Я получил секретную депешу из Берлина. Столицу очень интересует, как ещё долго останется нейтральной Вентурия. Что вы посоветуете мне написать в ответ, господа?
   - Чертовски хороший вопрос господин посол, - соглашаюсь я, - меня это волнует не меньше чем Берлин. Пока Аргентина соблюдала нейтралитет, у нас оставалась возможность, пользуясь дипломатическим статусом, в случае чего махнуть в дружескую Испанию. А теперь мы отрезаны от всех портов. Не хотелось, чтобы после стольких лет полной свободы, моя семья провела месяцы в каком-нибудь паршивом лагере для интернированных лиц. И, тем не менее, пишите смело - до конца мая республика Вентурия не предпримет по отношению к Германии никаких враждебных действий. Я гарантирую это.
   - Откуда такая уверенность, а главное, точность? - интересуется фон Лейтгольд.
   - Особенности местной политики и немного криминала, - с улыбкой поясняю я, - именно в конце мая в Вентурии пройдут выборы в местный парламент, а на сегодняшний момент политический расклад в этой стране таков, что... позвольте я объясню. Так уж сложилось, что парламентские выборы здесь проходят ровно за год до президентских. На прошлых выборах победу одержала партия "Renovacio", которая представляет интересы единственной монополии местного розлива корпорации "Alguacil". Эта компания, в свою очередь, была очень тесно связана с тогдашним президентом Вентурии. Все были очень довольны результатом, целый год в политической жизни Вентурии наблюдалась идиллическая картина, как вдруг, на президентских всенародных выборах действующий президент терпит разгромное поражение. Видимо народ решил, что двадцать лет у власти - это слишком даже для Южной Америки. Надо сказать, что его преемник - тоже выходец из "Alguacil" и даже имел прямое отношение к многочисленным хитроумным схемам, по которым средства из не самого богатого бюджета страны перетекали на уютные счета корпорации. Но теперь, он - независимый игрок, а кто прошлое помянет - тому, как известно, глаз вон. Вскоре выяснилось, что новый президент и члены "Renovacio" в парламенте не во всём понимают друг друга. А когда в соратниках согласия нет, на лад их дело не пойдёт. Война подкосила и без того не слишком крепкую экономику Вентурии, что лишь накалило обстановку. Дело в том, что приблизительно год назад, когда экономический кризис в полной мере проявил свою нехорошую сущность, президент волевым решением сократил зарплаты бюджетников и пенсии ровно на тридцать процентов. Тогда в правящих кругах это никого особенно не взволновало, но вот когда началась предвыборная кампания, дело приняло совсем иной оборот. Президент во всеуслышание заявил, что главным виновником кризиса он считает именно "Alguacil", который за последний год бесстыдно снизил налоговые выплаты в бюджет республики. И только по этой причине граждане Вентурии не получают свои законные зарплаты и пенсии в полном объёме. Разумеется, компания не могла оставить такое наглое обвинение без ответа, а потому, буквально, на следующий день всем покупателям во всех магазинах компании (а у неё очень широкая торговая сеть по всей стране) вместе с товарами насильно вручали экстренно напечатанные листовки, в которых чёрным по белому ясно, доходчиво и понятно разъяснялось, что президент попутал сечку с гречкой, правое с левым и, вообще, перекладывает всё с больной головы на здоровую. Да, компания была вынуждена сократить выплаты в бюджет республики, но лишь потому, что сократился её доход, а причиной этому прискорбному событию послужило снижение покупательного спроса со стороны граждан Вентурии - главных клиентов компании. А кто у нас виновник снижения платежеспособности населения республики - правильно, господин президент со своими указами о сокращении зарплат и пенсий. В конце листовки руководство "Alguacil" выражало уверенность, что народ Вентурии не позволит водить себя за нос и на выборах сделает верный выбор.
   Почувствовав, что проигрывает этот раунд вчистую, президент пустил в ход тяжёлую артиллерию. Гражданам Вентурии торжественно объявили, что компания "Alguacil" - это огромный насос, который последние пятнадцать лет выкачивал деньги из республики и переводил их на различные секретные счета в разных иностранных банках. Называлась и сумма - миллиард. Долларов. США. "Alguacil" же, не отрицая напрямую этого обвинения, ибо порядочные люди, как известно, на подобное не обращают внимания, лишь позабыл о народной мудрости и напомнил народу Вентурии о недавнем прошлом господина президента, заодно намекнув, что те, кто поднимает такие тему лишь аккурат накануне выборов, доверия никоим образом не заслуживают. Честно говоря, эта перепалка даже несколько огорчила меня, ибо последние годы я, через дружеские нам газеты, упорно вдалбливал в головы граждан Вентурии одну-единственную мысль - во всех их бедах виноват исключительно американский Госдеп. А тут вдруг выяснилось, что причины лежат намного ближе. В общем, парламентарии из "Renovacio" ни за что не отдадут президенту такой предвыборный козырь, как объявление нам войны. Именно поэтому я вместе с ними объясняю народу, что под якобы военные расходы президент намерен списать весь долг по зарплатам и пенсиям. И народ - на нашей стороне. Кроме того, у нас есть ещё одно преимущество - жители Вентурии, как все южноамериканцы, - заядлые футбольные болельщики, а именно компании "Alguacil" принадлежит одноимённый футбольный клуб, который по силе не уступит сильнейшим клубам Бразилии и Аргентины. А какой у них прекрасный стадион.
   - Это весомый козырь, - кивает герр Айхе, - ну а англичане и американцы? Они могут повлиять на элиту Вентурии?
   - Их позиции сильны в Парагвае и Аргентине, но не здесь. Так повелось с 1870 года - с окончания Парагвайской войны, одним из итогов которой и стало появление Вентурии на мировой карте. Та война дорого стоило Парагваю - он потерял половину территории и четыре пятых населения. И республику Вентурию провозгласили сторонники убитого в бою парагвайского президента Лопеса - в пику пришедшим к власти в Асунсьоне коллаборационистам. Сторонники погибшего Лопеса смогли удержать под своим контролем узкую полоску земли на левом берегу реки Пилькомайо, которая стала новой границей Парагвая и Аргентины. Некоторые остряки называют Вентурию "маленькой Чили". Длительное время Вентурию вообще не считали независимым государством. Прошло немало лет, прежде чем её красно-зелёный флаг обрёл всемирное признание. С тех пор у Вентурии не самые лучшие отношения с соседями, а так как именно там наиболее сильны позиции американских и английских корпораций - с Англией и США.
   - А что вы подразумеваете под криминалом? - уточняет герр Айхе.
   - Всего лишь махинации с подрядами на строительство на самых лакомых участках возле столицы, - поясняю я, - есть сведения, что люди из окружения президента причастны к этим делишкам. Поэтому, господин посол, смело пишите те сроки, которые я вам назвал. Но почему Берлин так волнует нейтралитет Вентурии?
   - Это вам профессор Шварцаубер объяснит, - многозначительно произносит герр Айхе, - лично. Профессор приезжает сюда через три дня по швейцарскому паспорту.
   - Вот как? - задумчиво говорю я, - тогда дело, действительно, важное.
   ..................................................................................................................
   Для того чтобы состоялась наша встреча с профессором, на земле должно было произойти множество событий. Например, свадьба моего отца - князя Владимира Ольховского и мамы - представительницы древнего и славного рода остзейских баронов. По правде говоря, от немецкого у мамы оставалась, пожалуй, лишь фамилия. Началу этому положил мой самый знаменитый и легендарный предок по материнской линии. В нашей семье до сих пор живёт предание, как юный барон, будучи раненым в руку во время Аустерлицкого сражения, мужественно не покинул строй, а перевязав рану носовым платком и взяв шпагу в другую руку, остался на поле боя. А спустя некоторое время отважный барон соединился узами брака с русской графиней - сестрой своего приятеля - молодого офицера гусарского Павлоградского полка.
   А ещё отец должен был отправить в ноябре 1918 года меня, маму и младшую сестру из Киева в Германию, уже проигравшую войну и познавшую все прелести революционной смуты, но всё ещё остававшейся местом куда более надёжным и безопасным, чем столица "незалежной" гетманской Украины. Мне как раз исполнилось тринадцать лет, и я хорошо запомнил сцену нашего прощания на киевском вокзале. Отец покинул Россию двумя годами позже - на одном из последних пароходов, увозивших из Крыма офицеров и солдат армии Врангеля. В отличие от многих сослуживцев отец не потерял смысла жизни, ибо прекрасно помнил ради кого он живёт на этом свете, а потому не стал предаваться в турецкой столице депрессии, дипсомании, ипохондрии и прочим излишествам и порокам. Вместо всего этого он, не тратя времени даром, совершил героическое путешествие, настоящий анабазис, достойный того, чтобы его увековечили в памяти современников и потомков. Пролегал он по следующему маршруту - Стамбул - София - Будапешт - Чешские Будейовицы - Прага- Берлин. В пути отец развлекал себя бравой солдатской песней "Я то думал, в самом деле, баловать с войной, дескать через три недели попаду домой. Только вышло вот, ребята, всё наоборот, и уже сижу в окопах я четвёртый год", а также задушевными беседами с разного рода попутчиками и просто встречными людьми. О некоторых из них не грех и упомянуть. Взять, к примеру, разговор отца с неким чешским жандармским вахмистром, который, узнав, что отец - кадровый офицер, подполковник русской армии, по большому секрету поведал ему историю своего знакомства с некой незаурядной личностью - русским разведчиком - старшим офицером, выпускником Академии Генерального Штаба, якобы чехом по национальности. Его нечеловеческое хладнокровие и самообладание, проявленное в минуту смертельной опасности, потрясло вахмистра до глубины души. Впрочем, ни одна из этих встреч не сравнится с той, ради которой и затевалось это великое путешествие.
   Вскоре после воссоединения нашей семьи отец предложил маме переехать в Париж - Берлин в те годы был не самым подходящим местом для жизни - зарплату тогда немцам выдавали два раза в день, чтобы они успели хоть что-то на неё купить. Однако мама ответила решительным отказом. "У моих детей должна быть хоть какая-то Родина, а не чёрт знает что. Франция! В Париже русский офицер может находиться лишь в одном качестве - как оккупант". Здесь отец дал немного волю нервам. "В моём доме, попрошу не выражаться!" Но потом быстро взял себя в руки (как-никак через три войны прошёл - Японскую, Германскую и Гражданскую) и согласился, что в словах мамы что-то такое, да есть.
   Вскоре школьные годы сменились учёбой на историческом факультете одного из старинных и уважаемых немецких университетов. Там я и познакомился с молодым преподавателем, специалистом по археологии и истории Древнего Мира - профессором Шварцаубером. Многие мои сокурсники, да и большинство коллег Шварцаубера считали профессора оригиналом и чудаком. Виной тому послужила одна занятная гипотеза, которую профессор защищал и продвигал всюду с романтическим пылом, достойным потомков Новалиса и Клейста. Если вкратце, то гласила она следующее. Задолго до появления на Земле человека разумного - то есть не менее полусотни тысяч лет назад - на нашей планете основывали колонии таинственные и могущественные внеземные цивилизации, пришедшие в наш мир то ли с далёких звёзд, то ли вовсе - из других измерений. И что самое любопытное - основой их силы и мощи профессор считал не чистую науку, а магию.
   Конечно, его учёные оппоненты решительно требовали от профессора весомых доказательств в подтверждение подобных идей. И их совершенно не устраивали доводы типа "Посмотрите на древнеегипетские пирамиды! Сработаны без единого гвоздя!" Так что заканчивались эти дискуссии любимой фразой профессора "Власти скрывают", тем более что руководителей Веймарской республики Шварцаубер ни во что ни ставил. Спасали научную репутацию Шварцаубера лишь свободное цитирование наизусть трудов Моммзена и фон Ранке, а также беглый перевод безо всякого словаря любых древнеегипетских текстов.
   На моё же отношение к профессору очень сильно повлиял один разговор с отцом. Профессор как-то обмолвился, что во время войны он служил под началом некоего Франца фон Гирсдорфа. Об этом эпизоде из биографии Шварцаубера я и упомянул вскользь во время нашей с отцом беседы.
   - Вот как? - задумчиво произнёс отец, - а ведь Гирсдорф во время войны возглавлял оккультный отдел "Ч" Генерального Штаба германской Императорской Армии. А там ерундой не занимались и не страдали. Но мой тебе совет - держись от всего этого оккультизма подальше.
   К счастью, я не последовал ему. Спросите почему? Я начну эту историю с моего разговора с профессором, который состоялся буквально через несколько дней после беседы с отцом.
   - Герр Ярослав, - доверительно обратился ко мне Шварцаубер, - вы, безусловно, обладаете незаурядным оккультным талантом. Понимаю, вы можете отнестись с недоверием к моим словам, и поэтому, прошу вас не отказать мне в одной просьбе. Полагаю, вам не составит особого труда встретиться с тем, кому вы поверите быстрее, чем мне.
   - И кто эта загадочная личность? - улыбнулся я.
   - Имперский барон майор рейхсвера Максимилиан унд цу фон Вейхс ан дер Глон.
   - Ваш сослуживец по отделу "Ч"? - небрежно уточнил я.
   - О, - понимающе прищурился профессор, - ваша осведомлённость делает вам честь. Но нет - барон не служил в нашем отделе. Гирсдорф заявил, что фон Вейхс использует сумрачный аспект Оккультной силы и не захотел приглашать его. Тем не менее, ход войны заставил фон Гирсдорфа изменить позицию. Поэтому в самые трудные годы мы привлекали барона, как главную ударную силу, ко всем нашим важным операциям. Естественно, неофициально. А сегодня барон - лучший специалист Германии в области оккультизма, спиритизма и мистики. Итак, вы выполните мою просьбу?
   Я согласился. Конечно, мне хватило такта не задавать профессору вопрос насчёт самой важной из операций, в которой участвовал мой будущий собеседник. Не надо было иметь семи пядей во лбу, чтобы понять - речь шла о выводе России из войны.
   Если честно, внешне барон больше походил на учёного чем на кадрового офицера. С интересом глядя сквозь круглые стёкла очков в тонкой металлической оправе, майор приветствовал меня следующей фразой:
   - Я очень рад, князь, что заверения моего коллеги насчёт ваших талантов не оказались пустыми словами. Впрочем, это неудивительно - ведь вы, как и я - Змея и Скорпион.
   - И поэтому сумрачный аспект? - спросил я.
   - Безусловно, - решительно, по-военному отрезал барон, - поверьте, упражнения по развитию оккультных способностей занимают не слишком много времени, а пользы от них между тем - целый вагон. Кстати, вам повезло, сегодня вы - не единственный мой гость. Позвольте познакомить вас с сильнейшим оккультистом и мистиком Чехословакии. Его оккультную силу вы, пока, оценить не сможете, но кулинарные таланты - вполне. Прошу, следуйте за мной.
   Итогом столь интересно проведенного вечера стало следующее:
   - я вступил в орден адептов сумрачного аспекта оккультной силы (по-моему, кроме меня в орден входил лишь сам фон Вейхс, но, возможно, мне что-то неизвестно).
   - навсегда запомнил фразу "форма есть небытие, а небытие есть форма".
   - остался на кафедре археологии как ассистент Шварцаубера.
   - и самое главное. Я познакомился с племянницей барона Маргаритой. И это знакомство завершилось именно тем, о чём так любит писать светская пресса всего цивилизованного мира.
   А затем весёлые мелодии эпохи джаза внезапно оборвались. Германию накрыл жестокий экономический кризис, и таких тихих гаваней, как наша кафедра, на всех не хватило. Чем всё это закончилось, вы сами прекрасно знаете. Сбылась мечта профессора - Германию возглавил тот, кто его теорию понял и оценил. Профессор возглавил целый профильный отдел оккультной организации с труднопроизносимым названием "Аненербе" и по старой дружбе предложил мне поучаствовать в её некоторых проектах. Вкратце сводились они к поиску неких магических артефактов, оставленных на Земле столь любимыми Шварцаубером загадочными цивилизациями. А так как разбросали их могущественные пришельцы где угодно, но только не в Германии, я счёл, что лучшего предлога покинуть страну не найти. Жить в Рейхе порядочному человеку стало решительно невозможно. Нет, новые лидеры оказались горячими приверженцами "норманнской теории" и были убеждены, что все русские аристократы - потомки дружинников легендарного Рюрика, то есть - чистокровные арийцы, как и казаки - потомки древних готов. Да и родство с бароном многого стоило. Но, разве поймёшь русскую душу? Мой отец на этот раз уговорил маму, что Лихтенштейн, с членами правящей династии которого он был на короткой ноге ещё по Баден-Бадену - тоже очень даже уютная родина. В Швейцарию перебралась и моя сестра.
   Конечно, за всё хорошее приходилось платить. Оказаться в поисках очередного артефакта где-нибудь на берегах реки Лимпопо, где на сотни миль вокруг из белых людей - только какой-нибудь чудаковатый ветеринар - стало для меня привычным делом. Мой собрат по ордену адептов сумеречного аспекта времени тоже не терял. Хорошо помню его письмо моей жене (мы в Германии почти не бывали), в котором он цитировал фрагмент своей речи перед офицерами первой в истории Вермахта танковой дивизии, в командование которой он вступил уже, конечно, не майором, а генерал-лейтенантом. "Господа, в современной войне танк - не роскошь, а основное средство разгрома и преследования врага. Железный конь пришёл на смену простой кавалерийской лошадке..." и прочее в том же духе. Судя по письму, слова барона попали на добрую почву.
   Конец августа 1939 застал нас с Маргаритой в Буэнос-Айресе. Маргарита была горячей поклонницей шахмат, а в аргентинской столице проходила очередная шахматная олимпиада. Её финал, в котором участвовали сильнейшие сборные, стартовал 1 сентября. Я хорошо запомнил те дни. Наше около шахматное общество только-только закончило обсуждать таинственное массовое убийство на Негритянском острове. Надо сказать, что двух из покойных я знал лично - как-то рассказывал Лоренсу Уоргрейву о бесчинствах капитана Ломбарда на берегах Амазонки. К чести судьи - его искреннее возмутили преступления соотечественника. А в тот сентябрь англичане сразу же покинули Буэнос-Айрес, французы во главе с Алехином и поляки требовали бойкота немецкой сборной. К счастью, аргентинцы тогда относились к нам намного лучше, чем сегодня. Помню, как после окончания Турнира наций мы поднялись в номер капитана немецкой сборной Альберта Беккера, где собрались все германские шахматисты, чтобы отпраздновать нашу победу. Мы выпили немного шампанского и после подробного обсуждения политической ситуации дружно решили не возвращаться в Европу. Лучше всего наше настроение характеризовало простое русское народное "На учёт стану, а воевать шиш". Ну, или если более возвышенно и благородно "Кого защищать желаете? Кого спрашиваю?"
   Повод не покидать Южную Америку у меня был превосходный - мне ещё предстояло отыскать на её просторах несколько артефактов, особо интересующих Шварцаубера. А для облегчения моей миссии я, с помощью связей профессора, обзавёлся дипломатическим статусом, возглавив отдел прессы и культуры в нашем посольстве в Вентурии. Сумрачный аспект оккультной силы подсказывал мне, что выбирать надо именно это посольство.
   В 1940 у нас с Маргаритой родилась Флорентина, а в 1943 - Альбертина. Я находил очередной артефакт где-то раз в год и по секретным каналам его переправляли Шварцауберу. Жизнь текла своим чередом. Конечно, мы старались не терять связей с нашими родственниками. Помню, как в июле 1941 я получил письмо от отца из Лихтенштейна.
   "Большевики доигрались. Думали перехитрить весь мир, а в итоге оставили русский народ один на один с самым грозным врагом за всю нашу историю. Некоторые глупцы полагают, что немцы освободят Россию от большевизма. Будь это так, они давно установили бы контакт с лидерами нашей эмиграции, сформировали новое правительство и хоть что-то напоминающее русскую армию. Ничего из этого я не заметил. Последние ночи сон совершенно не идёт, и что-то сердце побаливает. Возраст, наверное. И я несказанно рад, что ты безнадёжно застрял в Южной Америке. В конце концов, твой легендарный предок по материнской линии Москву защищал".
   Ответ мой был краток: "Нельзя просто так взять и уничтожить Россию. Конечно, если тем, кто защищает её сейчас, слова "русская земля" дороги так же, как и тебе".
   Мой же коллега по ордену адептов сумрачного аспекта оккультной силы вовсю наслаждался жизнью. В письме Маргарите летом 1942 барон, тогда уже генерал-полковник сообщал: " Фон Бок оправдал свою фамилию и принял на себя все грехи нашего командования. Теперь я стою на направлении главного удара. Моё разношерстное воинство, поддержанное сумрачным аспектом оккультной силы, неудержимо рвётся к Волге, своей прытью приводя в изумление всех непосвящённых. На берегах этой великой реки разыгрывается грандиозное сражение, равным которому история ещё не знала. Ежедневно мы уничтожает десятки тысяч врагов, и я как никогда близок к тому, чтобы во второй раз вывести Россию из войны. Честно говоря, оккультная сила Ярослава помогла бы мне больше чем все эти итальянцы, румыны и венгры вместе взятые, из-за которых группу армий "Б" остряки окрестили "Новым интернационалом". Но я читал биографию его отца и знаменитого предка по материнской линии и уважаю его выбор".
   И в марте 1943 фон Вейхс не терял присутствия духа: " Не хватило буквально самую малость. Честно говоря, к концу этой кампании боеспособность из всей группы армий "Б" сохранили лишь я и наша штабная мотоциклетка, так что мне пришлось применить самые сокровенные знания адептов сумрачного аспекта оккультной силы, чтобы предотвратить наихудшее. Разведка докладывает, что среди русских ходят ужасные слухи о высоком безликом воине в чёрном с огненным мечом, безмолвно появляющемуся из ночной зимней мглы. "Пули, пули не берут". Как бы там ни было, но мне удалось прикрыть фланг Манштейна, что позволило ему не только спасти нашу группировку на Кавказе, но и разбить русских под Харьковым. Непосвящённые, разумеется, в шоке от присвоения мне звания генерал - фельдмаршала, но вы ведь понимаете, что фельдмаршальский жезл я получил заслуженно". А ещё я понял, что никогда не пойму немецкого юмора.
   - Рад вас видеть профессор. Надеюсь, добрались без осложнений?
   ..................................................................................................................
   - Профессор, это правда, что Дрезден сожгли дотла?
   - Дотла. Сколько при этом погибло - неизвестно до сих пор. Одни утверждают, что двадцать пять тысяч, другие - сорок, третьи - все восемьдесят. Да что Дрезден. А огненный смерч в Гамбурге, в котором заживо сгорело сорок пять тысяч человек. В Германии сейчас не осталось ни одного не разрушенного крупного города.
   - Геринг - осёл.
   - Человек без чести. Обещал, что на немецкую землю не упадёт ни одна бомба, обещал снабжение Шестой армии, заверял, что сядет на диету и начнёт бегать по утрам. Больше не хочу о нём говорить. Как у вас дела?
   - А у меня всё хорошо. Флорентина уже вовсю читает, а Альбертина говорит.
   - Ничуть не удивлён, что такой превосходный спортсмен стал отличным семьянином. При вашем-то характере. Последний артефакт у вас? Трудностей не возникло?
   - А когда без них обходилось, профессор? - улыбаюсь я, - то чудовища-защитники, то племена, поклоняющиеся артефактам, как дарам богов, то обыкновенные бандиты, а то и прямые конкуренты. Мне постоянно приходилось чистить мой верный "парабеллум".
   - И кто был на этот раз? - с любопытством прищуривается Шварцаубер.
   - Схлестнулся с одним бешеным американцем. Представляете, он наш коллега и тоже профессор. А по виду и не скажешь. Вылитый разбойник. Кожаная куртка, ковбойская шляпа, хлыст. Впрочем, какая нация, такие и профессора. Право слово, так и хотелось выпалить ему в лицо: "Вы не профессор. Вы убийца и шпион! Документы!" Хотя последнее - явно лишнее, бил я по физиономии, а не по паспорту.
   - Начистить физиономию янки - дело святое и правое, - одобрительно кивает Шварцаубер.
   - Откровенно говоря, я стал несколько староват для таких приключений. Хорошо, что всё позади. Надеюсь, польза от всего этого хоть какая-то будет?
   - Конечно. Именно поэтому я и здесь. Приходите с коллегами сегодня вечером в главный зал. Вас ждёт удивительное зрелище.
   .....................................................................................................................
   Приглашение профессора заинтриговало даже меня, что уж говорить о моих непосвящённых коллегах. Конечно, в зале собрались лишь самые надёжные из них - помимо меня, Айхе и фон Лейтгольда присутствовали наш телефонист и старший писарь. Впрочем, никаких изменений в зале я не заметил, если не считать портьеры, закрывающей пространство у дальней стены.
   - Господа, - торжественно обратился к нам Шварцаубер, - сегодня, вы станете свидетелями величайшего события в истории человечества. Впервые за многие десятки тысяч лет на нашей планете творится настоящее волшебство - магия нуль пространственного перехода. Наследие могущественных пришельцев открылось самым достойным из людей. Истинное чудо - не ловкий фокус, ему не нужны дешёвые эффекты и вычурные жесты. А потому я замолкаю. Дальше с вами будет говорить...
   С этими словами профессор раздвинул портьеру и в зал вошёл...
   Мужик, а я тебя знаю.
   ....................................................................................................................
   - Господа, я рад, что в эти трудные времена вы все сохранили верность долгу и Отечеству.
   Особенно это относится к вам, князь. Ведь только благодаря вашему мужеству, самоотверженности и отваге стал возможен сегодняшний триумф. Совсем недавно я наградил барона фон Вейхса Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту. А сейчас я вручаю Рыцарский крест вам.
   - Прошу прощения, но я не принимал участия в боевых действиях.
   - Думаю, ваш "парабеллум" с вами бы не согласился. Не скромничайте. Лишь благодаря вам мы спасём наш неприкосновенный золотой запас, коллекцию артефактов профессора и самые ценные наработки его отдела, и главное - людей. Теперь, когда мы имеем это оружие возмездия замедленного действия, я с чистой совестью могу сказать моим бесстрашным воинам: "Поезжайте, господа офицеры, в Вентурию и формируйте ваши части. Когда же настанет момент, я лично стану во главе армии и поведу её... в сердце России - в Москву!"
   .................................................................................................................
   И ведь найдутся те, кто скажут, что я подложил свинью всему прогрессивному человечеству. Впрочем, а чего они ещё ожидали от адепта сумрачного аспекта оккультной силы?
   ....................................................................................................................
   Время идёт. Вентурии так и не пришлось объявлять Германии войну, и все мы вздохнули свободно. Да, теперь над нашим посольством развивается австрийский флаг - после аншлюса 1938 года германские дипломаты поспешили перебраться из Вентурии в Буэнос-Айрес и Асунсьон, предоставив честь представлять Третий Рейх в Вентурии австрийским коллегам. Так ловким движением рук герр Айхе и фон Лейтгольд стали первыми жертвами нацистской агрессии. Впрочем, этот хитроумный ход одобрили все немцы, что сейчас находятся в Вентурии. Благодаря нашей нуль-пространственной магической телепортации их количество увеличивается с каждым днём. Такой мощный наплыв, по началу, весьма сильно смутил местные власти и население, так что мне пришлось через дружественные газеты запустить следующий лозунг: "Где немцы - там порядок и уют". И действительно, новые колонисты серьёзно укрепили местную экономику - за шесть военных лет люди чертовски соскучились по мирному труду. В Вентурию уже зачастили эмиссары из Аргентины и Парагвая с заманчивыми предложениями основать новые поселения на их землях. Так что наша поддержка на американском континенте только растёт и ширится. Ну а мне пришла пора покинуть этот солнечный и гостеприимный край. Сигналом к этому послужили два письма. Первое - от отца. В нём он напрямую без обиняков спрашивал, когда же, наконец, увидит внучек, а также писал: "Эта Победа, несомненно, переживёт большевистский режим. Когда русский народ освободится от коммунистической идеологии, она, надеюсь, станет тем маяком, чей свет поможет новой России придти к величию и процветанию". Поэтому Флорентина срочно учит пушкинские строки "Мороз и солнце; день чудесный! Еще ты дремлешь, друг прелестный", а Альбертина "Октябрь уж наступил -- уж роща отряхает Последние листы с нагих своих ветвей".
   И второе, как вы уже, наверное, догадались, от моего собрата по ордену адептов сумрачного аспекта оккультной силы. В нём барон, между прочим, сообщал:
   " Да, я позволил привлечь себя к судебному процессу "Дело командования группы "Юго-Восток". Я с лета 1943 по 1945 возглавлял группы армий "Ф" и "Е" на Балканах, и таки загнал подлеца Тито на остров Вис, а его бойцов - высоко в горы. Ирония судьбы - процесс проходил в Нюрнберге, где располагался штаб тринадцатого военного округа, которым я командовал до войны. В общем, все моим "подельникам" - Листу, Рендуличу и остальным, союзное правосудие предоставило шанс в среднем лет через двадцать выйти на свободу другими людьми. Но лично мне председатель суда сурово заявил: "Законное наказание даёт преступнику возможность обдумать своё поведение и исправиться. Но ваша моральная система координат, барон, искривлена настолько, что я сильно сомневаюсь, что вы сумеете найти выход из зала суда". "А я всё-таки попытаюсь" - с обезоруживающей улыбкой ответил я. И, как вы понимаете, у меня это с лёгкостью получилось. Полное оправдание. Так что никакая вульгарная уголовщина не запятнает чести славного рода фон Вейхсов, а я свободен, как ветер, и волен идти куда захочу. Формально, этот шокирующий всех непосвящённых итог объясняют состоянием моего здоровья (хотя на физиономии главного врача явственно читалось желание сказать мне - "А я считаю, что вы - злостный симулянт"), но что-то ведь надо было заявить общественности. Я, правда, воспользовался этим поводом, чтобы немного подлечиться в американском военном госпитале - обходительный персонал, превосходное питание, современное оборудование - что ещё нужно старому солдату. Но теперь я нахожусь в нашем родовом замке Рёсберг и жду вас в гости. Нашему ордену пора присоединиться к тем, кто восстанавливает Германию. Помочь им - наш первейший долг. А то злые языки утверждают, что в своём нынешнем состоянии, Германия не способна выиграть даже чемпионат мира по футболу. Но вот я полагаю, что этот успех стал бы добрым знаком для всех честных немцев. Пора показать итальянцам, кто на самом деле настоящие мастера кожаного мяча".
   - Союзное правосудие! Руки у них коротки, чтобы достать сильнейшего в Германии оккультиста и спирита. Так что, уезжаете, Ярослав?
   - Да, профессор. Девочки должны увидеть Родину.
   - Это правильно. Человеку без Родины в этом мире нельзя. Удачи вам.
   - Удачи и вам, профессор. Удачи всем, кто благодаря мне, познакомился с могущественной магией иноземных титанических цивилизаций. Удачи всем слушателям этой удивительной и запутанной истории.
   И да прибудет с вами сумрачный аспект оккультной силы.
  
  
  
  


  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"