Коршунова Альбертина Дмитриевна: другие произведения.

Владыки мёртвых душ

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ на конкурс "Магические экзерсисы"


   Владыки мёртвых душ
  
   Аниме-студия "Бедлам" представляет. Фильм Дайти Акитаро. По мотивам романа Воиславы Ветловской " Охотница за душами".
  
   Мудрецы говорят, что самое трудное во всех делах - это начало. И по здравому размышлению, я прихожу к выводу, что мой рассказ тому совсем не исключение. В самом деле, с чего лучше начать эту историю? С описания Академии Чародейства и Волшебства, чьи изящные, стройные башни из светлого камня дерзновенно устремляются в небеса? Что же, я многое могу поведать о главной гордости Великой и Вечной Ремии - духовной столицы огромного континента Теариадес, чьи границы омывают воды пяти морей и двух океанов. О её просторных аудиториях и залах, залитых потоками солнечного света, что беспрепятственно проникают через разноцветные стёкла высоких окон. О гигантских стеллажах её знаменитой библиотеки, заставленных магическими томами и фолиантами, представляющих все до единого отрасли и направления славной науки чародейства и волшебства, написанных как в глубокой древности, так и в наше время. Об умудрённых опытом и убелённых сединами наставниках и прекрасных в своей зрелой красоте наставниц, надёжно защитивших свою ослепительную внешность от власти самой могущественной стихии - времени. О студенческом общежитии и его весёлых и беззаботных обитателях, о студенческой столовой и о тех, кто поддерживает порядок и уют в стенах Академии и прилегающих к ней садах и парках.
   А может, мне следует сперва рассказать о моей родине - небольшой деревушке, затерянной в густых лесах у самого подножия Лазоревых гор? О её нехитром быте и укладе, о её пусть и несколько наивных и простодушных, но открытых, честных и добрых жителях - моей семье, наших соседях, знакомых и друзьях. О том, как я стала первой из всех, кто когда-либо жил в деревне, у кого проявился магический дар - благословенный пропуск не просто в Большой Мир, а в его самое сердце. Как однажды прикоснувшись к стволу дерева, я вдруг услышала и поняла целый Лес, узнав, что все его деревья, травы и кусты соединены между собой единой чувственной сетью, благодаря которой, я увидела и узнала то, что происходило далеко за пределами моего взора. С того дня я сама стала частью этой удивительной сети. Через меня Лес знакомился с деревней, а я познавала его сокровенные тайны, скрытые в самых глухих и непролазных дебрях. Я без страха бродила по его узким, извилистым тропам - ведь теперь я точно знала, когда они безопасны. Я поняла дивный язык зверей и птиц, научилась общаться с лесными обитателями. С некоторыми из них меня связала настоящая дружба, другим я могла навязать мою волю. Конечно, были там и такие, от которых я благоразумно держалась подальше - я ведь не могучий друид, что укрощает свирепых волков, рысей и медведей. Лес просто помогал мне избежать встречи с ними. Так я познавала жизнь, с детской увлечённостью окунаясь с головой в неизведанное. Впрочем, те счастливые и беззаботные годы остались позади. А о природе моего колдовского дара я рассказываю лишь потому, чтобы вы поняли, почему в Академии Чародейства и Волшебства я поступила именно на факультет Магии жизни. Тогда это казалось мне единственным разумным выбором. Но прошло несколько лет и мне открылось кое-что иное...
   Мне открылось, с чего именно я должна начать эту историю. Прошу прощения за мою невоспитанность, я забыла представиться. Меня зовут Селифия, и сейчас я учусь на последнем курсе Академии Чародейства и Волшебства, что расположена в великом и вечном городе Ремии. Мне всего двадцать один год, а значит, впереди меня ждёт долгая, наполненная бурными приключениями и похождениями жизнь профессиональной чародейки и колдуньи. Подобно моим строгим и требовательным наставницам, я не узнаю, что такое старческая немощь и переживу на многие годы большинство моих сверстниц. Согласитесь, такую жизнь не хочется провести в жалкой бедности и забвении. А потому, уже сейчас надо определяться и суетиться. Скажите, я слишком преувеличиваю? Отнюдь. Не думайте, что волшебный дар - это абсолютная гарантия, что тебя введут в элиту. В магических профессиях, как и на самом захудалом рынке всё определяют спрос и предложение. К сожалению для меня, в последнее время второе стало слишком преобладать над первым. У себя дома я могла считать себя уникальной и неповторимой. В Академии же я быстро поняла, что мои таланты друида более чем скромны. Я ничем не выделялась среди моих однокурсниц, и хотя и сдавала все экзамены с первой попытки, никогда не давала наставницам повода для особой гордости. Остаться в Академии в качестве наставницы, помощницы или сотрудницы одной из кафедр моего факультета являлось для меня несбыточной мечтой. Но что ожидало меня за её стенами по окончанию учёбы? Что давал мне диплом специалиста по магии жизни кроме ощущения некоей собственной значимости? Я должна была откровенно признаться самой себе - ровным счётом ничего. Без связей, без протекций, без рекомендательных писем наставников и заслуженных магов, на худой конец, без солидного денежного взноса, я и думать не смела заполучить приличное место в заповедниках, парках и оранжереях сильных мира сего. И на что мне оставалось рассчитывать у себя дома? Будь я уроженкой крупного города, а не затерянной деревушки, у меня оставался бы шанс занять более-менее сносную должность или же открыть частную практику. Даже здесь у моих сокурсниц было явное преимущество. Кто доверится незнакомой юной и малоопытной приезжей, когда повсюду хватает местных волшебниц? И как я почувствую себя в моей затерянной деревне после бурной и зажигательной жизни в великой столице? Нет, меня посылали в Академию не для того, чтобы я с бесславием вернулась обратно и села на шею родителям. Ремия, я не расстанусь с тобой. И если ради этого мне придётся пойти на безумный шаг, я...
   Я совершила его. И теперь я не только студентка последнего курса факультета Магии жизни Академии Чародейства и Волшебства. Четыре месяца назад меня зачислили младшей помощницей на небольшую кафедру совсем иного факультета. Не просто иного. Факультета с абсолютно противоположной специализацией. Факультета, от которого большинство слушателей и слушательниц Академии в страхе предпочитают держаться подальше. Факультета, чьи дисциплины строго-настрого запрещены во многих областях Теариадеса. Факультета, от немногочисленных преподавателей которого шарахаются как от чумы. Единственного факультета, который лишён права выпускать дипломированных специалистов. Факультета некромантии и магии смерти.
   Да, все эти четыре месяца во взглядах моих наставниц я отчётливо вижу укоризну, сожаление и порицание, а в глазах сокурсниц - недоумение и настороженность. Да, после нескольких откровенных бесед с Теодорой де Кивре - деканом нашего факультета и руководительницей моего дипломного проекта я испытывала жгучий стыд и раскаяние. Но жизнь - это суровая штука. Иногда, чтобы ощутить её вкус в полной мере, приходится совершать такой диковинный фортель - стать прислужницей смерти.
   Слишком велики оказались соблазны, чтобы слабая девичья душа могла противостоять им. Посудите сами - твёрдый оклад, законное место в преподавательском общежитии, социальные льготы. Это у городских есть выбор, а куда деваться нам - провинциалкам из деревни. Да, к месту к моей работы - кафедре мёртвых языков и боевой магии смерти, я пробираюсь, опустив голову и потупив взор, но... стыд не дым - глаза не выест.
   Как я уже упоминала, кафедра наша очень маленькая. Помимо меня на ней работают ещё две девушки. Петра - вторая младшая помощница - моя сверстница. На кафедру она пришла с факультета магии стихий. До сих пор не могу понять, как её ещё не исключили из Академии. Она обожает громогласно читать заклинания, но будь я проклята, если она хоть в малейшей степени понимает их смысл. Не удивительно, что толку от них в большинстве случаев чуть больше чем от козла молока. Но если не учитывать этого недостатка, то моя товарка - крепкая, довольно высокая золотоволосая, голубоглазая девица - вполне приятная собеседница, с которой всегда можно мило поболтать, дабы скоротать часок другой. Как и я, Петра любит скидывать сандалии и ходить по кафедре босиком - эта привычка объединяет всех деревенских девушек. И она же несказанно раздражает нашу начальницу - зав кафедрой мёртвых языков и боевой магии смерти Паолу Джоанну Чичиконне.
   Наша начальница не просто выглядит молодо - для наставницы-колдуньи она действительно юна. Вряд ли Паола старше нас с Петрой больше чем на шесть-семь лет.
   Поэтому ничего удивительного, что она старается выглядеть как можно солидней и значимей. Её платиновые волосы всегда уложены в аккуратную причёску, чуть раскосые изумрудного оттенка глаза смотрят холодно и строго. На красивом лице Паолы редко играет беззаботная, задорная улыбка, поэтому немногим удаётся оценить безупречную белизну её ровных зубов. Разумеется, и в одежде наша начальница не допускает ни малейшего намёка на ветреность и легкомыслие. Никаких открытых платьев, сарафанов и голых ног. Впрочем, её чёрные брючные костюмы, расшитые серебристыми и золотистыми нитями, удачно подчёркивают стройность её безупречной фигуры, придавая всему облику Паолы некую сдержанную изящность и элегантность. А вот туфли молодая зав кафедрой всегда носит или на бесшумной подошве, или на очень низком каблуке. Наверное, в такой обуви гораздо сподручней заниматься боевой некромантией, я сама не пробовала, не знаю.
   Но, как гласит известная поговорка, по внешности и одёжке лишь встречают. А истинное суждение о человеке выносят совсем по иным критериям. Скажу сразу - характер и нрав нашей начальницы лучше всего описывают следующие три слова - хладнокровие, самообладание, выдержка. Да, у Паолы определённо есть чувство собственного достоинства. Не помню, чтобы хоть раз она унизилась до крика и шумных угроз. Все наши с Петрой грехи - даже самые тяжкие, Паола Джоанна осуждает своей коронной фразой, неизменно произносимой спокойным и ровным тоном: "Совершенно непростительно". Правда после неё от стыда хочется провалиться сквозь землю.
   Конечно, идеальных людей, во всяком случае, на этом свете, не бывает. У каждого есть свои недостатки, и Паола здесь исключения не составляет. Помимо тщательно скрываемого за внешней бесстрастностью неуёмного тщеславия и излишнего самомнения, этим грешат многие молодые таланты, у нашей начальницы есть ещё одна несомненная слабость. Фанатичная и ничем не подкреплённая вера в свои незаурядные литературные способности. Свои переводы с мёртвых, всеми забытых языков, Паола Джоанна считает верхом совершенства и настоящим образцом изящной словесности и писательского мастерства. Увы, истинное положение вещей очень сильно отличается от представлений нашей начальницы. Я читала её творения. Если вам интересно моё мнение - Паола допускает основную ошибку всех начинающих переводчиков - старается дословно следовать тексту оригинала. А ведь слова - это не только скрытый в них смысл. Это мелодия, ритм, гармония, звук, в конце концов. Но Паола без малейших колебаний приносит красоту в жертву точности и порядку. В результате изящное, мелодичное заклинание древних превращается в сухую и невыразительную инструкцию, ещё и составленную каким-то особо диким и несуразным способом. Сравните "Ты трижды прокричи зловещее "умри", и мёртвый свет луны в свидетели возьми" и "В фазу полнолуния необходимо громким тоном произнести три раза подряд фразу "уходить из жизни". Я, конечно, немного утрирую, но если древний маг ради благозвучия написал "уходить из жизни", то никакого "умри", или упаси боги "угасни" вы от Паолы вовек не дождётесь.
   И предупреждаю сразу, в этом деле наша начальница весьма мнительна и очень болезненно реагирует на любую критику или насмешку. Однажды, шутки ради, одна из наставниц факультета Магии слова перевела красивым поэтичным языком некий древний свиток, который до этого побывал на столе Паолы. А затем, как бы невзначай, оставила свой вариант перевода у нас на кафедре. Прочитав его, наша начальница обиженно засопела и, что немыслимо, трижды рассержено выпалила: "Совершенно непростительно!"
   В тот вечер несчастная поэтесса задержалась в Академии допоздна и уходила, когда свет в коридоре уже не горел (дурацкая экономия). Можете представить её реакцию, когда в зловещем полумраке она вдруг услышала за спиной протяжный стон, а обернувшись, увидела как к ней, не касаясь пола, медленно, но неотвратимо приближается фосфоресцирующее нечто со взором, горящим совершенно безумным огнём. Бедняжку долго снимали с карниза, потом заставили несколько дней отлежаться в нашем госпитале, а затем... а затем ректор Академии госпожа де Тансервилль пригласила Паолу Джоанну на очень продолжительную и весьма занимательную беседу. Ректор Академии славится исключительной корректностью, и особо осведомлённые утверждают, что госпожа де Тансервилль и на этот раз ни разу не повысила голос, но из её кабинета Паола вышла красная как рак и с заплаканными глазами. На следующий же день Паола Джоанна с огромной сумкой в руках поспешила на факультет Магии слова, вымаливать прощение у несчастной коллеги по колдовскому цеху. Я отдала бы что угодно за возможность лично лицезреть, как наша самонадеянная начальница подобно кающейся грешнице босиком падает на колени и умоляюще протягивает руки к более талантливой сопернице, но самосохранение - наш первейший долг. Поэтому я довольствуюсь лишь сплетнями, которые с невероятной скоростью, подобно степному пожару, разошлись по всей Академии, хи-хи-хи... хм, хм, да. Так восторжествовала добродетель, а порок был изобличён и сурово наказан.
   В общем, вы уже поняли, что с Паолой Джоанной нам на нашей кафедре скучать не приходится. Наша начальница находит приключения буквально на ровном месте. Вот и эта история началась вроде бы с совершенно невинной просьбы Паолы принести на кафедру из академической библиотеки одно из первых изданий легендарного "Некрономикона". Ни о чём не подозревая, я, весело насвистывая, спустилась в библиотечное хранилище, где и застала госпожу де Тансервилль в компании с незнакомым мне мужчиной. Выглядел незнакомец чуть старше тридцати лет, впрочем, определяя возраст мага на глаз, вы рискуете сильно ошибиться в расчётах. Например, госпожа де Тансервилль кажется очень молодой женщиной, в то время как на самом деле ей уже... прошу прощения, но самосохранение - наш первейший долг. Возвращаясь к её спутнику - причёску мужчины можно было назвать скорее длинной, чем короткой, его тёмные волосы полностью скрывали уши. Незнакомец носил усы, не слишком пышные, но и не тонкие, подбородок же, был выбрит начисто. Прямой нос незнакомца был, пожалуй, несколько длинноват, и, наверное, поэтому сразу же бросался в глаза. Кстати о глазах. Взгляд мужчины произвёл на меня странное впечатление. Я ни в коем случае не хочу назвать его злым или неприятным, но отличался он какой-то необычайной пронзительностью, словно незнакомец стремился постичь суть всего, что окружает его. И одновременно с этим, взор этот позволял проникнуть в душу самого незнакомца, и виделось мне в ней что-то болезненно-нервное, готовое взорваться в любой момент. Одним словом, благоразумные люди от такого взора поспешно отводят глаза, дабы не попасть под его завораживающую силу.
   Что ещё поразило меня в облике незнакомца - так это его одеяние. На улице стояла поздняя весна, но поверх тёмного костюма мужчина носил ещё и пальто, то ли полувоенного, то ли полицейско-чиновничьего покроя. Сказать что-то более определённое, я не могу, так как ни разу до того дня ничего подобного не видела.
   В одной руке незнакомец держал щёгольскую трость из эбенового дерева с платиновым набалдашником в виде головы пуделя , а в другой... То самое редчайшее и древнейшее издание "Некрономикона", за которым меня и послала моя начальница.
   Не помня себя от волнения, я стремглав бросилась обратно.
   - Что случилось, Селифия? - холодно обратилась ко мне Паола, когда я, подобно ветру, ворвалась на кафедру и, тяжело дыша, с шумом захлопнула дверь, - и где "Некрономикон", за которым я тебя и посылала? Твоё поведение совершенно непростительно.
   - "Некрономикон" там... у мужчины... гость госпожи де Тансервилль, - выпалила я.
   - Что за мужчина? - невозмутимо поинтересовалась Паола.
   - Длинноносый, усатый, с пронзительным, нервным взором, в пальто, - поспешно доложила я.
   - Вот как, - негромко произнесла моя начальница. И тут же задумчиво добавила, - я знала, что этот день когда-нибудь наступит.
   Спорим, вы ни за что не угадаете, как затем поступила Паола Джоанна? Ладно, ладно, признаюсь, это будет не совсем честное пари, ведь кое-что я вам рассказать просто не успела. На стене нашей кафедры висят в ножнах два настоящих боевых меча. Наша начальница нам с Петрой к ним даже близко подходить не разрешает. Сама же с них пылинки сдувает. И вот Паола решительно сняла оба меча со стены и, закрепив их на кожаной перевязи за спиной, ровным и спокойным шагом направилась к выходу. Мы с Петрой, не сговариваясь, кинулись за ней. Да, да, я знаю, что самосохранение - наш первый долг, и скольких девиц погубило неуёмное любопытство, но... противостоять такому соблазну оказалось мне не под силу. Что уж говорить о Петре. Нас не остановил даже неприязненный взор нашей начальницы, которым она окинула нас, когда обнаружила, что мы следуем за ней. Мы просто отвернулись с самым невинным видом. Паола лишь укоризненно вздохнула, и мы все вместе продолжили наш путь.
   Успели вы вовремя. Госпожа де Тансервилль и незнакомец ещё не успели покинуть библиотеку.
   - Паола, что за нелепый воинственный вид? - удивлённо обратилась госпожа ректор к моей начальнице, - не позорь Академию перед гостем. Кстати, разреши представить, твой коллега из империи Рувинтер господин Николя Бэзил Яновски.
   - Мы знакомы, хоть и не близко, - бесстрастно ответила Паола.
   - Приятно встретить вдали от родного дома соотечественницу, - без тени улыбки произнёс Яновски.
   Мы с Паолой так и открыли рот. Паола Джоанна родом из империи Рувинтер? Зловещей огромной страны, лежащей на северо-востоке Теадеареса, которой правят жестокие и безжалостные некроманты. Да, да, если в остальных областях Теадеареса некромантия и магия смерти находятся чуть ли не вне закона, в холодном Рувинтере свирепые маги смерти надёжно удерживают власть в своих руках, держа фактически в полном рабстве простых жителей империи. И вот один из этих жестокосердных владык живьём стоял перед моими глазами. Вернее, целых двое владык. Так вот откуда у Паолы её диктаторские замашки!
   - Если не ошибаюсь, четыре тысячи душ? - холодно осведомилась Паола у Яновски.
   - Уж мне чужих имений ли не знать? - беззлобно засмеялся некромант из Рувинтера.
   - Что вы забыли в Ремии? - внешне никак не отреагировала на странную остроту некроманта Паола.
   - Прекрасный климат, доброжелательные жители, отличная кухня, недорогие цены, что ещё нужно для плодотворной работы? - охотно пояснил Яновски.
   - Господин Яновски попросил Академию одолжить ему первое издание "Некрономикона", - объяснила госпожа де Тансервилль, - и я любезно...
   - Боюсь, Академия не может выполнить просьбу господина Яновски,- прервала госпожу ректора Паола.
   - Паола, милая, ты хорошо себя чувствуешь? - тоном, который исключает слово "милый" от определения "совсем", поинтересовалась госпожа де Тансервилль.
   - Превосходно, - воинственно скрестила руки на груди Паола Джоанна.
   - Понятно, - покачала головой госпожа ректор,- личное. Что же, я сама советовала моим ученицам - если спорят два некроманта - отойдите в сторону и как можно дальше. Не противоречить же мне самой себе. Ладно, разбирайтесь, как это у вас принято. Но учти, - строго обратилась она к Паоле, - после, тебя ждёт очень неприятный разговор.
   - Разговора может и не случится, - усмехнулся Яновски, когда за госпожой де Тансервилль закрылась дверь, - уверены?
   - Как никогда, - безмятежно ответила Паола.
   - Просторная у вас библиотека, - оглянулся по сторонам некромант,- как удобно, что в этом зале все стеллажи расположены только возле стен. Будет где развернуться. И всё же жаль, что слишком разные у нас пути.
   - Но я думаю, что мой путь лучше, - парировала Паола.
   - Думайте, что вам угодно, но я никому не позволю помешать мне, обрести власть над смертью.
   - Смерть приходит за каждым из нас, - мягко улыбнулась моя начальница.
   - К таким как вы - безусловно, - согласился Яновски, - ну а меня, она не достанет даже в гробу!
   - Добротная у вас шинель, - как бы невзначай заметила Паола.
   Шинель! Как я могла забыть это слов!
   - Спасибо, - поблагодарил Яновски, - вы, наверное, уже догадались, что это не простая шинель. Смею вас заверить, она сродни вашей преподавательской мантии. Именно она поможет мне воспитать и подготовить целую плеяду великих магов смерти - настоящих зодчих человеческих душ. Их мощь, их сила прославит в веках нашу империю, и я ничуть не сомневаюсь, что все они вслед за мной подчинят себе смерть! Вы ведь пожелаете им успеха, не так ли? - насмешливо прищурился некромант, - вы же не против такой славы нашей Родины?
   В ответ Паола Джоанна лишь досадливо закусила губу. Похоже, здесь ей крыть было нечем.
   - Не пора ли перейти к делу? - наконец сухо произнесла она.
   - Драться хотите? - уточнил Яновски.
   Паола лишь молча кивнула в ответ.
   - Ладно, - пожал плечами некромант, - но сперва, водки будете? - задал он на мой взгляд совершенно нелепый вопрос.
   - Я пью только с друзьями, - мрачно отрезала моя начальница.
   - А со старыми знакомыми? - заговорщицки подмигнул Яновски и достал из кармана шинели объёмную серебряную флягу, - хороша, чертовка, - с восторгом добавил он, с видимым наслаждением отхлебнув из неё солидный глоток, - ну как?
   - Ну, разве что один глоточек, - как-то неуверенно произнесла Паола, - давайте, - протянула она руку.
   - Всего один глоток, ещё один, ещё и ещё...ах! - довольно выдохнула Паола, возвращая Яновски пустую флягу.
   Я не верю моим глазам. Наставница Академии распивает в её стенах крепкие спиртные напитки! Совершенно непростительно!
   - Может, вы и собираетесь сражаться в этом наряде, - сказал Яновски, пряча флягу в карман, - но мне дорог мой костюм. Одну секунду.
   С этими словами некромант резко поднёс руку к лицу и через миг скрылся в клубах густого белого дыма. Спустя несколько мгновений он предстал перед нашими глазами совершенно в ином обличии. Пропал дорогой тёмный костюм, вслед за ним исчезла и таинственная шинель. Теперь на зловещем маге смерти красовались широченные алые шаровары и белая рубаха, расшитая аляповатым узором из красных нитей. Голову и лицо некроманта скрывала алая маска с капюшоном, оставляя открытым лишь его глаза, отчего их взор стал ещё более пронзительным и острым. Поверх капюшона виднелась широкая белая повязка, на которой была нарисована голова какого-то человека с пышными усами в форме подковы и смешной причёской, состоящей лишь из одной длинной пряди волос на тщательно обритом черепе. Голова эта разбивала на две равные части загадочную надпись на одном из мёртвых языков - BULBA.В руке вместо щегольской трости Яновски теперь сжимал тяжёлую саблю с крестообразным эфесом и длинным, слегка изогнутым клинком.
   - Надеюсь, добрая будет сеча, - голос Яновски из-под маски звучит несколько приглушённо,- впрочем, кое-кто ещё должен доказать, что в праве скрестить со мной клинок.
   Тут некромант стремительно выбросил перед собой руку, и между ним и Паолой, словно из под земли, возникла жуткая приземистая тварь с короткими мощными ногами и длинными мускулистыми руками, которые оканчивались скрюченными узловатыми пальцами с острыми как бритва когтями. Но самым ужасным в этом чудовище было нечто иное. Веки. Неестественно длинные веки, плотно закрывающие глаза монстра. Не знаю почему, но именно они придавали всему облику твари особую омерзительность. Чудовище неподвижно стояло на месте, лишь настороженно прислушиваясь и шаря рукой в воздухе впереди себя. Рука Паолы легла на рукоять одного из мечей за её спиной. Послышался тихий свист извлекаемого из ножен клинка, серебристое лезвие безупречной чистоты и блеска предстало перед нашим с Петрой взором. Серебристое? Серебряный меч?
   - Поднимаю веки!! - громогласно взревела тварь.
   Только что Паола стояла в нескольких шагах от чудовища, и вот она уже стремительным перекатом уходит в сторону, а затем молниеносно бросается вперёд. А там, где она находилась, бушует настоящая энергетическая буря. Она невидима и беззвучна, но от этого не менее смертоносна. Смерть, чистая смерть царит внутри её. Я с ужасом ощущаю её дыхание, и по моей спине бежит неприятный холодок. Но убийственная буря сколь угодно может бушевать в пустоте. Жизнь успешно ускользнула из её цепких объятий. И серебряный меч уже занесён для единственного разящего удара. Молниеносное движение, которое я толком и рассмотреть не сумела, и голова жуткой твари, отделённая от тела, шлёпается на пол. Гаснет и тускнеет ужасный взгляд, и через миг и голова, и туловище монстра бесшумно рассыпаются в прах.
   - Серебряный меч, - негромко произнёс Яновски, - оружие знаменитых охотников на нежить из крепости Крак де Модли. А я полагал, что мы с моими товарищами уничтожили их всех. Да, - мечтательно протянул он, - в тот день мы буквально залили кровью защитников и высокие стены твердыни, и коридоры и залы её грозных башен. Я собрал неплохую коллекцию их медальонов. Выходит, кто-то из охотников всё-таки уцелел. Какой-нибудь Анджей. Впрочем, кем бы он ни был, до меня ему как отсюда до Луны. А вы, очевидно, принадлежите к тем моим соотечественникам, которые сочувствовали отважным защитникам Крак де Модли, а вовсе не бесстрашным магам смерти Рувинтера. Так вот почему наши пути столь круто разошлись, - засмеялся некромант.
   - Скажите только одно, - тихо сказала Паола, - это вы автор того пасквиля?
   - Вы не представляете, сколько хлопот доставил он мне, - покачал головой Яновски, - от первого издания я пришёл в ужас. Я лично объехал все книжные лавки, скупил весь тираж и сжёг его на костре. Да, охотники из Крак де Модли досадили мне гораздо сильней, чем любому из моих приятелей.
   - К чему такие заботы? - с насмешкой спросила Паола, - вы же писали эту омерзительную клевету под псевдонимом.
   - А писательская совесть? - торжественно ответил некромант, - а ответственность перед читателями?
   - Вы впредь поосторожней с огнём, - ядовито посоветовала некроманту моя начальница, - а то сожжёте ещё что-нибудь не то. Потомки вам не простят.
   - Я сжигаю лишь то, что считаю нужным, - отрезал Яновски, - ну что, скрестим клинки? Со мной вы тоже будете сражаться мечом против чудовищ? - с неприкрытым сарказмом добавил некромант.
   Несколько мгновений Паола Джоанна неподвижно стояла на месте, направив серебряный клинок остриём к некроманту. Затем очень медленно вложила его в ножны и столь же неторопливым, плавным движением извлекла из ножен второй меч. Идеальной полировки лезвие, словно зеркало, отразило окружающий мир.
   - Сталь против стали, - с лёгкой улыбкой произнесла она.
   Я ожидала, что Паола и Яновски сразу же бросятся друг на друга, но ошиблась. Сказалась моя полная неопытность в сабельных поединках. Вместо стремительной атаки, наподобие той, что провела Паола в недавней схватке с жутким монстром, и моя начальница, и некромант одновременно начали какое-то замысловатое перемещение по кругу, причём если в движениях Паолы чувствовалась полная сосредоточенность и предельная концентрация, то в шагах Яновски наоборот - абсолютная лёгкость и расслабленность. Даже свою саблю он держал в опущённой руке остриём вниз, в то время как клинок Паолы Джоанны всё время был нацелен ему в грудь. Сей вычурный манёвр закончился тем, что Яновски очутился на прежнем месте Паолы, а моя начальница - на прежнем месте некроманта. В тот же миг, маг смерти изящным движением вскинул руку и небрежным движением ладони подозвал к себе свою противницу. В жесте этом читалась откровенная насмешка и пренебрежение. Неудивительно, что Паола отреагировала на него мгновенно. Я не успела и глазом моргнуть, как она очутилась рядом с Яновски, и сталь, наконец, встретилась со сталью.
   Дальнейшее мне описать трудно. Прошу прощения, но в фехтовальных поединках я полный профан. Скажу лишь одно - очутись я на месте неважно кого из противников - любой из нанесённых ударов стал бы для меня последним. Я даже толком не могла рассмотреть движений фехтующих. Единственное что мне оставалось - молча восхищаться их грацией и пластикой. Столкновение клинков переросло для меня в один непрерывный звон. Впрочем нет - иногда он всё-таки прерывался резким звуком рассекаемого воздуха, когда Паола или Яновски не парировали вражеский выпад или удар, а просто уклонялись от него. Иногда моя начальница и некромант сходились почти вплотную, и тогда в неистовом противостоянии скрещивались не только их клинки, но и сами взгляды. Как любят выражаться в таких случаях халтурщики-менестрели, в частности, небезызвестный фон Леттенхоф - "никто не хотел уступать". Но пока защита обоих бойцов оставалась безупречной и во всём превосходила атаку.
   Да, отмечу одну деталь. Периодически, движения фехтовальщиков изменялись разительным образом. То они обменивались мощными одиночными рубящими ударами, словно стремились грубым натиском и силой продавить оборону противника. То наоборот, обрушивали на врага целый град стремительных выпадов и лёгких ударов, наносимых одной лишь кистью. В определённые мгновения клинки Паолы и некроманта вспыхивали яркими всполохами, и тогда фехтовальщики выполняли особо эффектную атакующую комбинацию.
   Подметила я ещё кое-что любопытное. Хотя боевые стили Яновски и Паолы были во многом схожи, по крайней мере, на мой неопытный взгляд, всё-таки некоторое различие в их манере боя я узрела. Если некромант всё время старался держаться на ногах, то моя начальница частенько норовила перекатом по земле, эдаким колобком, очутиться за спиной Яновски ил же уйти от его атаки.
   Наконец очередной нырок Паолы завершился широким размашистым ударом, которым она пыталась подсечь ноги некроманта, и от которого Яновски ушёл высоким прыжком в идеально выполненном поперечном шпагате.
   - Вам не надоело? - послышался вежливый голос госпожи де Тансервилль. Ректор стояла в дверном проходе, скрестив руки на груди, и с интересом рассматривала обоих рубак.
   - Вот и я говорю,- приспустив маску, поддержал госпожу де Тансервилль Яновски, - не дело это бабу саблей рубить! Как-то это не по-нашему, не по-рувинтеровски. Встретились на далёкой чужбине, и туда же - сразу в драку! Что о нас жители Ремии подумают? Что от нас железной стеной неплохо бы отгородится?
   А недурная, между прочим, идея.
   - Вы же сами говорили о спорящих некромантах, - недовольно прищурившись, обратилась к ректору Паола Джоанна.
   - Верно, - согласилась госпожа де Тансервилль, - только я тут никакой некромантии в упор не замечаю. Зато вижу двух моих учениц. О них, ты, разумеется, успешно забыла?
   - Приму самое строгое наказание, - виновато опустила голову Паола, - а за драку...
   - За пьяную драку, - мягко поправила Паолу госпожа де Тансервилль, - думаешь, я ничего не чувствую?
   - С понедельника начинаю новую жизнь, - не поднимая взора, ответила моя начальница.
   - С понедельника? Ну, всё, вот теперь я спокойна, - улыбнулась госпожа ректор.
   - Прошу прощения, что перебиваю, - вновь вмешался в беседу Яновски, - но мне очень нужен "Некрономикон". И дабы охладить гнев моей горячей соотечественницы - готов на равноценный для неё обмен.
   - Я слушаю, - жестом велев Паоле помолчать, сказала госпожа де Тансервилль.
   - Первое, - извлёк из кармана шаровар небольшой, но толстый томик некромант, - мой последний научный труд "Как правильно переводить с мёртвых языков".
   - Да вас нам прямо Боги прислали! - засмеялась госпожа де Тансервилль, - у нас, знаете ли, после одного происшествия, охотниц переводить с мёртвых языков значительно поубавилось. Вот только на вашу соотечественницу и надежда,- иронично посмотрела госпожа ректор на насупившуюся Паолу, - ей ваша монография ой как пригодится. Ну, а что второе?
   - О, - хищно оскалился Яновский, - это я приготовил специально для моей соотечественницы. Уверен, она по достоинству оценит мой подарок.
   И в руках некроманта очутилась скорее даже не книга, а толстая тетрадь в чёрном кожаном переплёте. С лица Паолы сошла краска.
   - Согласна, - внезапно изменившемся голосом глухо произнесла она, - давайте её сюда.
   - Я знал, что вы не откажетесь, - засмеялся некромант, передавая ей тетрадь, - так что ваша бравада с мечами и в самом деле была сущей нелепицей. Всегда можно договориться полюбовно. Что же, раз всё благополучно улажено, не смею вас больше обременять моим присутствием. Обещаю, что верну "Некрономикон", как только закончу работу.
   С этими словами Яновски лихо выполнил обратное сальто-мортале и растаял в воздухе.
   - И что в этой тетради? - требовательно обратилась к Паоле госпожа де Тансервилль.
   - Списки мёртвых, - слабо ответила та, - списки тех несчастных, чьи души и после их смерти остались во власти некроманта-повелителя.
   - Не может быть! - ахнула я, - душа должна быть свободной! Рабство в загробном мире запрещёно по всему Теадеаресу!
   - Но только не в Рувинтере, - горько улыбнулась госпожа де Тансервилль, - у них это называют духовными скрепами, на которых зиждется всё благополучие империи. И в самом деле, мало ли что со свободной душой в загробном мире произойти может. А так она под надёжной опекой рачительного хозяина, верно?
   - А у вас, - вдруг вскинулась Паола, - а у вас с неграми однополые браки заключают, вот! Простите меня, - опустилась она на пол, - я ненавижу за это нашу магию смерти. Наверное, это низко - презирать некромантию и в то же время жить за её счёт.
   - Прекрати, - положила руку на плечо Паолы госпожа де Тансервилль, - слышишь. Вот натолкают вашим некромантам по бестолковке в самое ближайшее время, глядишь, и возьмутся они за ум.
   - Никто нам не натолкает! - взвилась Паола, - наши славные маги смерти...
   - Которые разрушили Крак де Модли? - уточнила госпожа де Тансервилль.
   В ответ Паола лишь испустила мучительный стон.
   - Кстати, - ехидно продолжила госпожа ректор,- это правда, что они магическое оружие кирпичом чистят?
   На этот раз Паола Джоанна демонстративно повернулась к ректору спиной и упрямо задрала голову.
   - Ладно, ладно, прости, пожалуйста, - села рядом с ней госпожа де Тансервилль, - как ты поступишь с тетрадью Яновски?
   - Проведу обряд освобождения и сожгу на костре, - ответила Паола, - ведь Селифия абсолютно права. Душа обязана быть свободной.
   - И много их?
   - Сами посмотрите. Полагаю несколько сот.
   - А что дальше?
   - Учебный год подходит к концу. Так что самый подходящий момент навестить Родину. Отправляемся всей кафедрой. Вот Петра и Селифия экзамены сдадут и...
   - Мы поедим в Рувинтер? Мы же там замёрзнем! - в ужасе запричитала Петра.
   - Летом у нас жарче, чем здесь, - поморщившись, успокоила её Паола.
   - До Рувинтера путь неблизкий, - заметила я, - да и ваша Родина просторна и обширна.
   - Справедливое замечание, - согласилась моя начальница,- Селифия, как будущий друид и маг жизни ты можешь управляться с единорогами?
   - С единорогами? - не веря ушам, переспросила я.
   - Да с единорогами. Точнее с тремя единорогами. Полагаю путешествовать в бричке, запряжённой этими красавцами, будет и комфортней и значительно быстрей. Ну, так как, справишься?
   - Конечно! - закричала я, боясь упустить такой счастье. Единороги. Легендарные единороги. Любой маг жизни мечтает заполучить такого питомца. У нас на курсе их доверяли только круглым отличникам. И у меня будет единорог, нет целых три единорога. Да с ними, хоть на край света!
   - Вот и отлично, - подытожила Паола Джоанна, - Некрополис, жди, я приеду на днях!
   Но это была уже совсем иная история.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  П.Коршунов "Жестокая игра (книга 3) Смерть" (ЛитРПГ) | | А.Енодина "От судьбы не уйдёшь?" (Короткий любовный роман) | | Д.Сойфер "На грани серьезного" (Женский роман) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | М.Рейки "Прозерпина в страсти" (Современный любовный роман) | | В.Колесникова "Влюбилась в демона? Беги! Книга вторая" (Любовное фэнтези) | | Е.Флат "Замуж на три дня" (Любовное фэнтези) | | Я.Зыров "Темный принц и блондинка-репортерша" (Попаданцы в другие миры) | | А.Минаева "Академия Галэйн. В погоне за драконом" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"