Косарев Владимир Николаевич: другие произведения.

Ничто

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Весь полностью. В экстремальном стиле изложения и со странным сюжетом.

  Ничто ('Тодэш').
  1.
  Жара уже спадала. Да и, слава богу, ведь она держалась почти два месяца. И почти все время на землю в округе не упало ни капли дождя. Многие говорили о глобальном потеплении, другие просто надеялись каждый день, что вот-вот все изменится, но все оставалось по-прежнему.
  И теперь осточертевая жара спадала. Она резко сменилась ветрами, дувшими непонятно откуда. Почти везде еще были дожди, но не у нас. Нет, здесь за все это время не прошло ни одного и это было еще хуже, потому, что (как впоследствии оказалось) практически все деревья засохли. Да, после всего этого ни одно дерево не зацвело больше ни разу.
  Резкие ветра обеспокоили не только старожилов, но и многие из молодежи часто говорили о том, что 'все слишком уж неспокойно в эту осень'. Да, многие насторожились, но никто даже и не предполагал ничего подобного, кроме как, наверное, самых набожных стариков, которые уже в засуху начинали говорить о конце света, а когда начались ветра, снесшие в один день крыши нескольких ветхих лачуг и сломавшие с десяток деревьев, и вовсе заговорили о каре небесной во все горло.
  Илья сидел на крыльце дома одного из таких вот набожных стариков и смотрел на надвигающуюся тучу. Он был в очень дурном расположении духа из-за недавней выходки природы, которая осмелилась нанести его автомобилю непоправимый ущерб. Он был не то чтобы зол, но очень негодовал ввиду того, что это дерево, раздавившее всю переднюю часть его 'Volvo', могло упасть куда угодно и ничего не задеть, но попало именно на его машину. Будто метило туда специально.
  'Да, это опасное место' - думал он переводя рассеянный взгляд с машины на грозовой фронт, надвигающийся с севера. А тучи уже нависала над ним и домом его отца, на пороге которого он сидел.
  Из дома вышел пожилой мужчина лет семидесяти с довольно длинной, но опрятной седой бородой, и, в тоже время, почти лысый.
   - Что там? Неужели дождь будет? - в руке у него лежала слегка потрепанная книга и стакан чая во второй, от которого он отхлебнул с причмокиванием и поставил на столик, на крыльце. Илью передернуло то скрипа, который издал хлюпкий столик при этом.
  'Очень неприятный звук!'
  - Да, - кратко ответил Илья, вставая со ступенек. - Телефон еще не работает?
  - Куда там, думаю, теперь его сделают не раньше сентября, у нас всегда так, как что ломается - это надолго. Странно, что еще свет есть. Но, думаю, после этой грозы его не станет.
  - Да - еще угрюмее произнес мужчина. Он оказался намного ниже отца, который даже при своем возрасте казался могучим исполином. В отличие от сына он не сутулился, а стоял очень прямо. Он не шатался даже при сильных порывах ветра, он которых любой другой человек был, возможно, вынужден был бы переступить ногами, чтобы не упасть.
  - Зря я приехал... - Илья ушел в дом.
  2.
  Мир поменялся в одночасье. Что-то переключилось, и гроза налетела на то самое место, которое так тщательно обходило стороной целых два месяца. Она налетело с таким упорством, будто хотела отыграться за все время, что люди не получали хорошей взбучки.
  Первым пал центр города. Там сразу три палатки взлетели в воздух и, пролетев метров по пятьсот, попадали тоже почти одновременно, к счастью никого не убив. Потом - торговый центр, от которого ничего не осталось. Он разрушился, наделав много шума, разваливаясь медленно, со звоном бьющегося стекла, скрежетом металла, треском бетона.
  Темнота приближалась быстрее вечера, и казалось, что она сгущалась именно здесь и нигде более, но это ощущение на самом деле было обманчиво, ибо так было везде.
  А буря все хлестала город, отламывала его куски и, пронося их по воздуху, кидала на все, что еще не было ей оторвано. Она играла. Вот она подняла крышу одного из многочисленных складов на севере и понесла на завод, а через секунду этот обломок уже висел на крыше проходной, проломив ее в нескольких местах. Автомобили - они больше всего пострадали, на них постоянно что-то падало, их заливало и просто сносило потоками воды в низины, где они застревали надолго.
  И, пожалуй, единственным человеком, кто умудрился оказаться в это время на улице, был Николай Коронов. Он даже не обращал внимания на небо, пока не полилась вода, да с таким упорством, что за пару секунд замочила его всего. Вот тогда парень решил, что пора сматываться, но было уже поздно. Он мельком глянул на кусок неба, который не загораживал канал и две многоэтажки напротив и ужаснулся: именно в тот момент по этому куску неба пролетало нечто похожее на крышу небольшого домика. И буквально через секунду, сразу после того, как извивающиеся останки дерева и железа скрылись из виду, подул сильный ветер, который тут же сдул Николая в воду. Он упал в недавно образовавшуюся лужу, повинуясь рефлексу, приподнял голову и глубоко вдохнул, после чего вода его полностью поглотила, и только через полминуты он, снова и снова поскальзываясь, выбрался на скользкий берег. И тут же пустился бежать к дому.
  Вокруг лилась вода, раскатисто клокотал гром и молнии часто били где-то над головой, не освещая путь, а ослепляя своей необузданной мощью. На улицах уже давно никого не было - все забились в самые укромные уголки своих домов и молились о том, чтобы их эта буря не задела. Николай бежал сквозь дождь, не видя ничего, что было дальше его вытянутой руки. Он знал свой район достаточно хорошо, чтобы добраться до своего подъезда на ощупь и делал это: Он старался все время не терять из виду стены домов и постоянно узнать их по виду и на ощупь. Несколько раз его сдувало с пути, и он падал на асфальт, который уже был изрядно покрыт водой. Рубаха от одного из таких падений разодралась и опала со спины, но он этого не заметил, и продолжил путь.
  Ветер носился над городом, внушая страх жителям своими порывами и завываниями в трубах вентиляции и на крышах. Все действительно боялись, ибо ничего подобного никогда раньше здесь, да и в любом другом месте не случалось. Это была буря бурь.
  Первыми пали те, кто жил на верхних этажах: многих убило молниями, некоторых выдуло из своих квартир ветром. Один дом обрушился полностью. Пострадали небольшие частные дома больше 'многоэтажек', большенство повалило, некоторым снесло крыши, которые, как та, что видел Николай, короткое время носились по небу, после чего падали где-нибудь в парке или на другие здания.
  Но на самом деле это началось раньше.
  3.
  Он шел по пустынной дороге на запад. И никто не обращал на него внимания, ибо, зачем обращать внимание на проходимца. Никто не спрашивал, куда он направляется, не предлагал его подвезти и вообще никогда с ним никто не заговаривал. И ни один не видел, что он когда-нибудь останавливался поесть, отдохнуть или облегчиться.
  Весна набирала обороты. Температура лишь недавно перевалила десять градусов ночью и двадцать - днем. И нигде еще не встречалось аномалий. Но судьба распорядилась таким образом, что мир за это лето сильно изменится и, увы, не в лучшую сторону.
  Андрей Малкин привалился к стене у входа в придорожный магазинчик и смотрел на лес вдалеке: С верхушек деревьев слетали вороны, и это ненадолго заинтересовало парня.
  Позже он заметил человека. Этот бродяга, на которого обратил внимание Андрей, не был каким-то особенным с виду: невысокого роста мужчина лет тридцати, с двух, а то и трехмесечной бородкой, длинными курчавыми и довольно грязными волосами, и весь в лохмотьях. Он шел медленно и как-то легко, будто вовсе не устал от долгого пути, или вовсе никогда не уставал.
  А парень все стоял и смотрел на незнакомца, который ни разу не глянул в его сторону.
  Все стало меняться в глазах подростка, время замедлилось, потом пошло быстрее и снова затормозилось. Он стал понимать сущность бытия, но еще не ведал этого.
  Но нечто случилось именно тогда. А потом он увидел глаза мужчины. Он не видел их своими глазами, но будто почувствовал. И их не было: на месте глаз у незнакомца горели ярчайшие сферы света, с которых лились капли на землю. Они тоже светились, а падая, впитывались почвой. Это ощущение длилось всего несколько секунд, но и их ему хватило, чтобы испугаться.
  Парень, молча, стоял у входа в придорожный магазин и смотрел неотрывно на незнакомца, который медленно шел мимо, а подойдя, ближе - остановился. Андрей тут же отвел взгляд, чтобы не выглядеть глупо. Он стал разглядывать проходящих мимо людей, тем не менее, изредка бросал взгляд на остановившегося перед ним проходимца. Тот в свою очередь смотрел в сторону леса.
  - Как дела? - робко заговорил парень в надежде, что человек не заметил его взгляда, а просто остановился, чтобы порадоваться отличной погоде.
  Пауза напрягала слух, и Андрей уже надеялся, что он не ответит.
  - Весна... Хорошее время года, правда? - заговорил незнакомец успокаивающе тихим голосом. Теперь паренек снова неотрывно глядел на мужчину.
  - Вы ходите по дорогам босиком?
  - Эти птицы, они ничего не понимают... - говорил бродяга, смотря теперь на тех ворон, что привлекали взгляд парня ранее. - Да, босиком, я сильно бросаюсь в глаза?
  - Нет, - испугался парень. - Я смотрел на вас не поэтому, просто, никогда не видел, чтобы кто-то шел по дороге. Да еще и так, будто ему это нравиться, то есть Вам...
  - Ну что ж, и вот я пришел туда куда хотел, и увидел то, что надо. Ты мне поможешь?
  - Ну, не знаю...
  - Не поверишь, но я искал тебя. Вечер наступит слишком быстро - следую вернуться поскорее домой. Тебе предстоит переродиться, - как бы невзначай заметил он. - Но не бойся - ты станешь чем-то большим, чем есть сейчас. Станешь искать меня завтра - иди вслед за воронами.
  Андрей ничего не понял, но поверил ему безоговорочно. Он поднял свой велосипед с асфальта и повел по дороге прочь. Спустя секунду его сознание возвратилось из дремы. Он обернулся, задав последний вопрос путнику.
  - А как вас зовут?
  - Меня-то? Да я и не знаю, давно хожу, но так и не понял этого. А ты надень завтра теплую куртку - снег выпадет.
  Парень снова побрел с велосипедом к дому. Вскоре он снова обернулся, желая задать очередной вопрос, но странник был уже далеко.
  4.
  Ночь наступила быстро, слишком быстро, и через час на самом деле пошел снег, он стал неожиданностью для всех в маленьком городке. Но большей неожиданностью для всех на Земле стало то, что сутки длились всего двадцать часов. Это явление всколыхнуло всех ученых на свете. Но в прессу ничего не просочилось.
  Наутро Андрей еще помнил о странной встрече на дороге. Он не был удивлен тому, что выпал снег. Ему казалось, что так и должно быть. Да, утро оказалось морозным, но к обеду температура поднялась до двадцати шести и вся белая пелена растаяла, не оставив никаких следов. Мир изменился.
  Он поехал искать незнакомца на своем велосипеде, но так никого и не встретил. К вечеру, он уже не верил в странную встречу, в то, что ему говорил незнакомец, и в снег, и в быстро наступившую ночь. Как не верил уже никто.
  Андрей вернулся домой и только тогда вспомнил ворон. Он вспомнил, как смотрел на, их склоки из-за прошлогодних гнезд, и то, что незнакомец сказал о них. Он решил поехать туда, и хотя уже темнело, вывел велик из гаража и пустился вниз по улице.
  Большинство людей не обращали на него никакого внимания, но некоторые все же оборачивались на несущейся по улицам велосипед и испуганного подростка, ведущего его. Темнота была гуще обычной из-за новолуния, но дорогу он еще мог увидеть. Он не знал, зачем туда едет, но чувствовал - это изменит все.
  Когда он доехал до того места, где встретил бродягу, он понял, куда ему надо. Вокруг не было ни души и, оставив велосипед у дороги, Андрей пошел по полю к лесной полосе. Было странно чувствовать тишину вокруг. Он понимал, что совершает глупость, но уже не мог остановиться и шел вперед. Позже ему подсказали снять обувь. Почему он не знал, но скинул свои спортивные кроссовки, которые так и остались лежать там пока их не нашли спустя пару месяцев.
  Вскоре он приблизился к первым рядам сосен и берез. Почувствовал - что-то странное твориться в этом месте. Позже он узнал, что именно.
  На самом деле это был не лес, а небольшой пролесок, который острым клином врезался в городок с севера на юго-запад, отрезая собой, две дороги друг от друга. Одна - по которой шел сюда незнакомец, вела на восток и позже поворачивала немного южнее, а вторая вела на север, но через несколько десятков километров и несколько городков и поселков, она поворачивала на запад.
  Андрей дошел до леса и нашел что искал. Он сам не знал, что ему было нужно, но находка, оказалось отправной точкой для дальнейших поисков и путешествий. Он увидел, а точнее почувствовал, на земле что-то мягкое. Это были птицы - мертвые глупые птицы, те которых ругал бродяга. Он поднял одну, посмотрел и откинул прочь с отвращением. Его от ее вида чуть не стошнило, но парень сдержался.
  Теперь, но понимал, что это все сделал один человек. Он видел его, говорил с ним.
  5.
  Мужчина бежал по улицам, прижимаясь к стенам домов, а дождь все хлестал его по шее, щекам и рукам, выставленным вперед. Впереди снова и снова завывал ветер. Буря бесилась и носила над Николаем много всяких вещей, но по счастливой случайности, ни одна из них не попала в него. Даже когда буря подняла в воздух машину прямо у него перед носом и пронесла над местом где он стоял секунду назад - он не увидел этого.
  До спасительного дома номер 4 по 'Московской' улице оставалось, по его расчетам, метров двести, но он должен был пересечь двор. Николай с трудом оторвался от стены и побрел в темноту. Потом появился этот странный человек. Тот, который остановил бурю - дал ему дойти до дома невредимым.
  Этот человек появился как будто бы неоткуда, но шел навстречу Николаю и остановился перед ним еще до того, как тот его заметил. И когда рука уперлась во что-то твердое, Николай поднял голову и увидел свет. Тот свет, что исходил из глаз незнакомца, был его глазами, тот свет, который, больше десяти лет назад, видел парень по имени Андрей.
  Николай остановился.
  И мир изменился вновь. В мгновение вся вода в округе опала неба и буря, клокотавшая, и раздиравшая город последние два часа прекратилась. Николаю на мгновение показалось, будто Он остановил ее.
  Перед Николаем стоял уже почтенного возраста старик с редкими, но все еще длинными и курчавыми волосами, который носил уже довольно длинную бороду и в лохмотьях, лишь немного похожих на одежду.
  - Что... - хотел, было заговорить он, но странный человек прервал его поднятой вперед рукой.
  Буря прекратилась настолько быстро и неестественно, что многие были обескуражены этим явлением. И, безусловно, все боялись того, что еще может произойти. Но то, что случилось, не мог предположить никто. Это были птицы, много разных, больших и малых, серых, коричневых и цветных птиц летело в центр города отовсюду. Они собирались в стайки, самые разные птицы летели вместе в одном направлении. Они собирались в крупные потоки, они махали крыльями так близко, что те могли цеплять друг друга.
  - Я давно искал тебя Коля... - заговорил старик.
  Птицы были еще далеко, и Николай не мог их видеть, да и смотрел только на незнакомца, преграждавшего ему путь.
  - К-кто вы? - запинаясь, выдавил из себя он.
  - Я... - старец был обескуражен не меньше, чем Николай, он опустил голову и посмотрел на свои руки.
  В одно мгновение все изменилось. Понимание истины не пришло, но приходило нечто иное, что он никогда не мог контролировать, то чего он всегда боялся и за что всегда себя ненавидел - страх. ОН никогда не знал себя и не помнил, зачем ОН здесь, он не мог сосредоточиться, а мысли постоянно ускользали куда-то в темноту. Они плыли сквозь сознание, мешая ему понять истину Себя.
  Старец молчал. Молчал и смотрел на свои руки, испещренные следами лет. Он медленно, но отрывисто сгибал и разгибал пальцы, пока к нему приходило осознание того, что он НИЧТО, что Они все - ничто в играх Великих.
  - Мы все - ничто... - медленно заговорил стариц.
  Николаю вдруг показалось, что незнакомца пронизывают иглы боли. Он весь стал ломаться, гнуться, и упал на землю, даже не подставив руки. Прилетели птицы. Они сначала стали садится на крыши домов вокруг и на дальние деревья, а потом начали приближаться - переставали бояться.
  А бродяга лежал на земле и корчился он боли. Но Николай не мог ничего с собой поделать, он боялся заговорить или двинуться с места и просто уставился на незнакомца упорным тупым взглядом.
  Вдруг они заговорили. Они говорили с тем старцем о мире, о предстоящем испытании и о том, что было, но, ни одна птица, ни разу не открыла рта. Все тайны были высказаны многими голосами.
  'ВЫ ЕСТЬ ТОДЭШ - НИЧТО. МИР ТЕМНОТЫ, КУДА ВСЕ ИСЧЕЗАЕТ. ХРАНИ ЕГО. ВЕДАЙ И ЧТИ БЫТИЕ'
  Николай посмотрел наверх. Напряжение все сильнее нарастало, и казалось, что время остановилось. И он чувствовал, что тысячи глаз уставились на него.
  И страх начал подниматься от пяток по ногам, медленно, вместе с кровью, забивая собой все вены в направлении сердца. И понял Он, что умрет здесь, если тут же не уйдет как можно дальше, но не способен был двинуться с места, ибо был прикован этим самым страхом, который сковал ноги болью, а сердце ужасом.
  - Не бойся... - заговорил старик.
  Больше Николай не слушал его, ужас немного отпустил, позволив ему сорваться с места. Николай побежал к своему дому так быстро, как только мог.
  6.
  Старик лежал на земле, корчась от боли, он страдал от изменений мира, но ничего не мог с этим поделать. Он мечтал о другом, но теперь этому не было суждено сбыться, ибо он не мог уже ничего исправить. И жалобный крик вырвался из его уст, этот крик подхватили птицы, сидящие повсюду, разом все они попадали замертво. Старик же начал светится ярким светом и обновлялся: он становился моложе, стройнее - старость проходила.
  - Ваш выбор должен оказаться не бесполезным, - заговорил старец, поднимаясь на ноги.
  Он глубоко вдохнул воздух и пошел прочь.
  Это был последний дождь в этом городе, последняя буря, которая обрушилась на него. Это был конец. И мир непоправимо испортился. Он испортился, как портится еда, если ее не съесть вовремя. Он пропал и утянул за собой всех хранителей.
  Но и это случилось давно. Он испортился давно и уже долго страдал от своей порчи, но он сам навел ее на себя и, наверное, хотел этого. Мир менялся не один год. Он никто этого не мог видеть, все это было скрыто от глаз, затенено. Словно покрыто пеленой ночи. ОН шел в ночи.
  Он шел в ночи, его вели, он не понимал - зачем. Он боялся, но не мог показать свой страх. Ведь однажды он уже терял мир, он отдавал его другим, и теперь надо было сделать то же самое. Да, он старел, и надо было сделать это, но теперь до конца, нужно не бояться, как он боялся тогда, и все получится.
  Старик направился прямиком к подъезду, где жил Николай. Он знал, что ему нужно сделать и понимал, как это сложно, но теперь не было другого выхода. Мир изменился. Он поднялся на восьмой этаж - туда, где жил Николай и подошел к двери его квартиры.
  ***
  В дверь постучали, и нервы снова натянулись струной в груди. Палец машинально скользнул к курку, но вовремя остановился. Руки вздернули оружие на плечо и направили его дуло на дверь. Квартирка была небольшая, и целился он из-за стола кухни.
  - Кто там? - прокричал испуганный человек на дверь, которая слегка приоткрылась.
  - Это твоя судьба, - заговорил человек за дверью, - ни ты, ни я, ни кто другой не может изменить этого.
  - Уходи - взревел мужчина с ружьем, - я ни кого не хочу видеть.
  - Ты должен увидеть его таким, какой он есть. Ты единственный, кто может остановить это сейчас, когда уже почти поздно. Ты должен получить мою силу и знания и не можешь отказаться, как не могу и я отказать тебе в этом.
  Старик распахнул дверь и вмиг оказался напротив Николая, смотрясь заметно выше. Его глаза теперь светились ярче. Он посмотрел вниз, и Мужчина почувствовал на себе его горячий взгляд. Николай тоже посмотрел ему в глаза. И мир снова стал меняться, но он оказался слишком слаб на этот раз.
  Старик сжал кулаки так сильно, что его довольно короткие ногти прорезали кожу ладоней. Кровь тонкими струйками потекла по рукам. Потом он разжал ладони и поднял их вверх, так медленно и грациозно, что приковал к ним взгляд Николая. Когда они оказались над головой старца его кровь начала светиться. Сначала внутри, в венах она приобрела белый цвет, а потом свет излился на его ладони потоками, освещая все действо в комнате.
  Только теперь Николай заметил, что на улице снова буря и молнии бьют за окном с таким грохотом, что уши чуть не разрываются, а свет он вспышек настолько яркий, что оставляет блики на глазах.
  - ЧТО? - завопил он.
  В ответ незнакомец стал опускать руки ему на голову. И кровь уже вовсю лилась и растекалась по все еще мокрым волосам. Они тоже начинали светиться. Ружье все еще было в руках Николая и все еще было направленно в старика, который теперь выглядел странным образом уже не таким старым и дряхлым, как при первой встрече.
  В какой-то момент ружье выстрелило. Ни один первую секунду ничего не понимал, старик все опускал руки на голову Николаю, которая уже была обильно полита светящейся липкой жидкостью, но они через секунду упали на стол в бессилии. Старец медленно отшатнулся назад и посмотрел на свой всклокоченный дробью живот, туда же уставился и Николай, все еще державший в руках оружие.
  В миг все снова поменялось, поменялся мир и судьбы всех его хранителей и время застыло. Ни одни часы не остановились, но само время замерло на несколько минут, движение планеты замедлилось, а вращаться она и вовсе перестала.
  Птицы ожили вновь, все вместе поднялись с залитой водой площадки и понеслись прочь, заполнив округу разнородными криками.
  7.
  Илья давно не верил своим глазам, ибо воочию наблюдал за тем, как огромные тучи на небе мгновенно рассеялись и вся вода из них разом опала на землю, грозя всему затоплением. Но еще более он удивился тому, что через минуту на дороге показался человек. Он был абсолютно сух, хотя в полях вокруг нельзя было спрятаться от дождя, а на той стороне, откуда он пришел, не было построено ни единого дома.
  И этот странный прохожий не просто шел мимо, он шел так медленно, что можно было подумать, будто он совершенно никуда не спешит. Человек даже помедлил у поваленного дерева и искореженной, лежащей под ним машиной. Потом он продолжил путь, но, как только поравнялся, с Ильей - остановился. Старик был высоким и стройным, с длинными седыми волосами и бородой. И мало того, он казался Илье знакомым. Он смотрел на городок внизу, туда, откуда недавно пришла гроза, и он ни разу не обернулся на мужчину, сидящего на крыльце дома. Это ничуть не насторожило Илью, а наоборот заинтересовало.
  - Здравствуйте! - приветливо обратился он к пришельцу.
  - Ах, да - будто не замечал его раньше, ответит тот. - Здравствуй Илюша, не правда ли сегодня непростая погода?
  - Что? - недопонял поначалу Илья. - А, погода, да она довольно странная, и как вы умудрились не промокнуть, я бы, например, ни за что не вышел бы из дома под такой вот ливень.
  Незнакомец, наконец, оглянулся и посмотрел на него. Илья тут же выдавил из себя улыбку, хотя уже и был довольно сильно озабочен видом проходимца, стоящего перед ним, но улыбка мгновенно сошла с его лица, как только он увидел глаза, которые странным образом светились.
  - А... - открыл, рот Илья, но, не решив, что стоит говорить - закрыл его, смутившись.
  - Не беспокойтесь обо мне, я вскоре продолжу свой путь, - незнакомец улыбнулся и отвернулся, но через минуту снова заговорил. - А что вас так обеспокоило?
  - Нет, - сразу стал оправдываться Илья, - ничего, просто показалось.
  - Неужели, - заговорил незнакомец странно, будто сам с собой. - Я же не настолько ослаб, чтобы не заметить его?
  - Что? Кого? - позволил себе спросить совсем обескураженный Илья с явным видом беспокойства.
  - Неужто, я должен сделать это снова? - по-прежнему говорил неизвестный старик. - НЕТ, я не могу, больше не могу так рисковать.
  Старик пошел прочь, оставив Илью со своими новыми страхами наедине.
  8.
  Ночь наступила в этот день, как обычно. Не быстрее и не медленнее, так что все слухи о том, что земля изменила скорость вращения, прекратили свое существование на корню и более того - ни один прибор никаких изменений больше не замечал. И в итоге все было списано на ошибку в связи с небольшой солнечной бурей прошедшей накануне, что, вероятно, повлияло на работу оборудования.
  Андрей шел по лесу неизвестно куда, он не хотел возвращаться домой, пока не поймет всего. Того, что произошло с птицами и того, что говорил ему незнакомец. Он прошел уже больше километра по пролеску, но, по-прежнему, встречал тушки ворон на пути, зачастую, наступая на них.
  И вновь мир в один миг изменился. Все вдруг прекратило свое существование и снова появилось будто бы из ниоткуда, но уже измененное, другое.
  'Тодэш' - гласил голос в его голове, хотя прежде его он нигде не слышал.
  Позади послышались звуки, из которых он смог различить только шорох и звук хлопающих крыльев. Он вмиг обернулся и упал от страха на землю, прижав руки к голове. Перед ним, в опасной близости пронеслась стая ворон, тех ворон, что еще десять минут назад лежали абсолютно точно мертвыми повсюду.
  Только спустя минуту он осмелился поднять голову и посмотреть наверх. И тут же он снова упрятал лицо под руки, чтобы не видеть больше того, что успел заметить за это мгновение. А успел он заметить, что множество птиц окружали его со всех сторон и пристально смотрели, почти не моргая, на него. Они сидели долго, а Андрей боялся пошевелиться. Он думал, что если он не будет привлекать внимания, то они улетят. Но ошибся.
  'Мир погиб' - заговорил голос над ним.
  'Мир возродился вновь' - заговорил другой, более глухой и низкий.
  'Ты нам нужен' - снова заговорил первый, теперь громче.
  Все затихло. Еще минут десять он ждал, но не слышал звуков крыльев и подумал, что они никогда не улетят. Ему просто надоело лежать. Он приподнял голову и посмотрел на ближайшую птицу. Это была крупная ворона, которая неотрывно смотрела ему в глаза, она не моргала и поворачивала голову вслед за ним. Андрей поднялся и решил уйти. Он сначала медленно, а потом быстрее пошел к дороге, но, ни одна птица не осталась на своем месте, все они перелетали ближе к нему садясь перед ним на ветви, но не преграждая дорогу.
  Паника все сильнее пронизывала его. Он действительно испугался, и, в конце концов, побежал, куда глаза глядят с криками.
  Но птицы не отставали, и всякий раз оказывались поблизости.
  Он несся вперед, почти не разбирая дороги.
  В один миг парень свалился в яму, которая уходила под землю на четыре метра.
  9.
  Николай смотрел неотрывно на опадающего старика в его кухни. Он все еще сжимал в руках ружье с дымящимся дулом не в силах отпустить. В глазах по-прежнему мелькали искры, а в ушах грохотал звук выстрела. Начались толчки, они все усиливались.
  Николай от неожиданности упал на пол и прикрыл голову руками, наконец, отпустив ружье, которое тоже упало рядом. Тряска все увеличивалась, но вскоре резко прекратилась, оставив после себя некоторое дрожание почвы.
  Через пять минут Николай осмелился встать, хотя и сильно боялся повторных толчков. Он медленно подошел к лежащему на полу человеку. Тот оказался весь в крови, которая больше не светилась. Мужчина нехотя присел возле него и попытался понять, мертв ли тот, по пульсу.
  Сердце билось, но слабо. Он тут же понял, что нужно, что-то сделать, нужно, как-то помочь умирающему, бросился к телефону, и только когда почти набрал номер ближайшей больницы, вспомнил, что это ОН нажал на курок ружья, дробь которого изрешетила живот старца.
  Николай снова взглянул на того сверху вниз и почти сразу решил, что надо делать: он сам отвезет незнакомца в больницу, а там, если его кто спросит, скажет, что нашел его на улице.
  На том и порешив, он сделал жгуты из простыней и обвязал ими старика, останавливая кровь, после чего аккуратно поднял того и вынес из квартиры. Ни в подъезде, ни на улице никого не оказалось. Николай донес незнакомца до гаража и положил на заднее сиденье своих 'Жигулей'. После чего отправился прямиком в поликлинику.
  Ехал он медленнее обычного. По дороге встречалось много поваленных деревьев, искореженных и перевернутых автомобилей и даже несколько рухнувших зданий. Все это было следствием бури и довольно странного землетрясения, случившегося сразу после ее не менее странного окончания.
  Но то что он видел сейчас показалось ему еще более странным, наверное, даже самым странным в его жизни: он только мельком взглянул на небо, но это явление надолго приковало его взгляд, что он чуть не врезался в перевернутый на дороге автомобиль. Солнце село и, там где небо было самым темным, висела луна полумесяцем, но она не висела, а двигалась. Именно двигалась и довольно быстро. Луна зигзагами пересекла небо и скрылась за горизонтом. Естественно Николай не поверил своим глазам. Но луна, будто подтверждая свое существование, вынырнула из-за горизонта и понеслась кривыми линиями по небосводу обратно вверх.
  Он уже остановил машину и пристально смотрел на луну, когда странным образом в небе появилось свечение - северное сияние. Он пытался, объяснить себе случившееся, но не мог. Его мысль упиралась все время в то, что северное сияние может быть только на севере. Но он все сидел за рулем старенькой пятерки и смотрел в небо, совершенно позабыв о том куда и зачем направлялся, пока незнакомец, лежавший на заднем сиденье его машины не заговорил.
  - Мир меняется, - отрешенным голосом поведал незнакомец, придя в себя и тоже увидев небо. - Я ничего не могу поделать, я оказался слишком слаб, я не смог.
  Николай чуть не выпрыгнул из машины, но, вспомнив случившееся, вновь направил ее к больнице, до которой оставалось чуть менее пятисот метров.
  - Не туда нам надо, - спокойно говорил незнакомец. - не меня надо спасать, а вас, я давно переродился, а мир еще нет, он не готов, я не смогу один сделать это.
  - Что ты мелишь, - не понимал Николай. - Это глупо. Я отвезу тебя в больницу, и они спасут твою жизнь.
  - Мою жизнь нельзя спасти. Я не умру пока Она мне не позволит.
  Они почти подъехали к больнице, когда незнакомец вскочил с сиденья и набросился на Николая, стараясь вывернуть руль в сторону. Машину повело влево, и она с жутким скрежетом облизала крылом заграждение, после чего остановилась. Незнакомец выскочил и, перевалившись через ограду, кубарем покатился с холма вниз. На какой-то миг Николай потерял его из виду, и тот исчез.
  10.
  Илья по-прежнему сидел на крыльце дома, он был в ужасном настроении, ибо не знал, что делать. Теперь, когда ему уже не куда было идти и не на чем ехать, он не знал совсем. В это лето он потерял все. И он боялся этого, боялся прошлого и будущего.
  Он прослезился, припоминая все случившееся. Но было глупо постоянно думать о прошлом.
  Мир менялся, менялись и люди, он никто этого не мог увидеть. Никто не понимал этого изменения. Только он знал все, но не мог ничего сделать. И он тоже страдал.
  Когда Илья медленно поднялся на ноги и побрел вниз, к реке, он все думал о судьбе и о том, что случилось с его женой и дочерью. Это было ужасное воспоминание, и он как мог, отгонял слезы, но это было сильнее.
  'Мир настолько жесток, насколько жестоким делаем его мы' - думал он.
  'Нет... почему тогда они погибли так...'
  Он вскоре шел уже по тропинке, ведущей вниз по склону, к реке, в которой он купался, когда был еще ребенком. Впереди торчали одинокие сосны и березы. Он вспоминал, что в детстве представлял будто сосны - войны тьмы, исполинские войны, которые окружают воинов света - берез, которых было все же меньше.
  Но теперь многие деревья погибли, остальные были повалены и только некоторые стойко высились на фоне поверженных друзей и врагов. Он спустился к реке и сел на траву. Утро било в глаза светом. Именно здесь он ее впервые встретил двадцать лет назад.
  Позади послышались шаги, Илья обернулся и тут же увидел его, того незнакомца, которого видел недавно у дома своего отца. Старик подошел ближе и заговорил.
  - Ты нужен мне. Помоги мне вернуть все на свои места.
  - Разве это возможно? Вернуть все?
  - Вернуть все нельзя, прошлое уже случилось, и изменить его невозможно, но можно изменить будущее. Вижу, ты грустишь, это горько, но надо пережить это. Не пытайся вернуть ее - ее больше нет, но есть другие, ты нужен им.
  - Что ты знаешь об этом? - вскрикнул Илья и бросился прочь, но незнакомец остановил его одной фразой.
  - Я знаю все, Я это сделал.
  - Что? - теперь он уже плакал.
  - Все то, что происходит с миром сейчас - это моя вина, я оказался слишком слаб, не переродился вместе с Землей и не смог совладать с ее мощью, я оказался слаб, но это они меня выбрали. А теперь мне нужен ты.
  - Что? Кто тебя выбрал? я совсем ничего не понимаю.
  - Я переродился, но не совсем. Первое, что я помнил - это то, что я лежал в какой-то яме, там было много железных обломков, щепок и воды. Именно тогда ко мне пришли Они... Я умирал, да именно умирал, но они спасли меня от этого. Ко мне прилетел ворон. Крупный ворон черного цвета с красными глазами. Но это был не обычный ворон, нет, он был особенным...
  Он боялся прерывать незнакомца, который по-прежнему смотрел в сторону, так, что Илья не мог видеть его глаза.
  - Он, не отрываясь, смотрел на меня и потому вдруг заговорил. 'Ты нужен нам' сказал он, но я не мог уже ничего ответить, я был слаб, тогда он продолжил 'Тебе нужно переродиться, чтобы понять и тебе нужно ничего не видеть, чтобы увидеть то, что скрыто от всех'. Я не помнил ничего, совсем ничего и согласился, считая, что это все мой предсмертный бред, ведь ворон сам не говорил, я лишь слышал его голос. И тогда он бросился на меня, да, именно бросился, но я не мог ничего, он выклевал мне глаз, но боли я не чувствовал, нет, я уже не чувствовал ее. Тогда он выклевал мне второй глаз, но я не перестал видеть, я видел его и все вокруг, но как-то по-другому, не так, как прежде - глубже. Я увидел странные ауры вокруг всего: стальных обломков, дымку, исходящую из колодца, от ворона, даже просто в воздухе. Я получил силу, которая связала меня с Землей навсегда.
  Илья приподнялся и подошел к нему, повернувшись так, чтобы видеть его глаза, они больше не светились, но и глаз там не было - пустота.
  НИЧТО
  'Тодэш'
  11.
  Николай выскочил на обочину, за ограждение, к которому прильнул его автомобиль. До самого низа обрыва землю покрывала лишь редкая сухая трава, рассеченная полосами ручьев. Глубокие, наполнившиеся мутной водой следы в грязи обрывались на середине склона, нигде более не начинаясь. Коя осмотрел весь склон с обеих сторон, но, ни единого доказательства присутствия там человека не заметил.
  'ТЫ ДОЛЖЕН ПЕРЕРОДИТЬСЯ!' - кричал в голове голос, которого он раньше не замечал.
  Барабаны в груди усилились. Луна почти на горизонте остановилась так резко, что он ощутил толчок, который вывел его из равновесия. Николай полетел кубарем вниз по склону.
  Несколько мгновений он отчетливо осознавал, где находится, потом погрузился во тьму.
  Его тело докатилось до края склона и погрузилось там в мутную жижу. Вода по-прежнему прибывала сверху упорными потоками, и вскоре скрыла человека в канаве от кого бы то ни было.
  Второй мужчина поднялся с заднего сиденья, вздыхая и корчась при каждом движении. Его живот ниже ребер был всклокочен дробью. Кровавое месиво из ошметков мяса, кишок и их содержимого, других внутренних органов, вывернутое наружу опадало ниже, ничем не удерживаемое.
  Старик вылез из 'Жигулей' помогая себе обеими руками. Он перелез через ограждение и начал спускаться вслед за Николаем, который теперь лежал под слоем густой, насыщенной грязью воды, не подавая признаков жизни.
  Примерно на середине склона, там, где заканчивались его ложные следы, теперь окрашенный кровью, а ранее незаметный, торчал из земли ржавый стальной уголок. Об него пришелся удар. Старик сполз до него. Кровь Николая уже начинала светиться.
  Когда старик сполз до самого низу, Николай под водой пошевелился, приведя гладь в движение.
  Птицы налетели отовсюду, не издавая ни каких звуков, кроме шелеста и хлопков крыльев.
  Николай сел, не осознавая, где находится. Его глаза были открыты.
  - Ты должен переродиться, - заговорил старик, приближаясь.
  Птицы неотрывно смотрели на обоих. Самый здоровенный ворон подлетел ближе остальных и повторил слова старика ментальным всплеском внедрения в сознание людей:
  'ТЫ ДОЛЖЕН ПЕРЕРОДИТЬСЯ!' - взревел голос в голове обоих, вызывая ужасную боль у старца и вовсе не волнуя другого мужчину.
  'ТОДЭШ!'
  Мир начал меняться, как было и прежде. Некоторые его очертания исказились. На гладких плоскостях начали появляться отражения других миров. Сразу вокруг появилось множество вещей, которых ни один не видел ранее. Неподалеку от склона, где стояли редкие сухие деревья. Появился густой лес. На старика нахлынула прорва воспоминаний.
  'Он бежит по пролеску еще парнем. Босиком. А вокруг тучи ворон.
  'Глупые вороны' - думает он'
  Еще он вспоминает реку. Старик говорит с ним, однако, он сам этот старик теперь. Тогда его еще звали Илья. У него было имя. Теперь ни одного из его множества имен нет.
  12.
  Пока Илья смотрел ему в пустые глаза. Руки старика медленно поднимались. Сначала они обхватили Илью за поясницу, потом за плечи и, наконец - за лицо. Большие пальцы легли на щеки.
  Птицы налетели отовсюду, и один ворон уселся на голову старца.
  Последним взором Илья окинул округу, подмечая самые незначительные детали. Старик, молча, надавил ему на глаза большими пальцами, но в сознании Ильи вспыхнуло слово:
  'НИЧТО'
  Он пытался вырваться первое мгновение, но потом пальцы глубоко опустились в глазницы, выдавив наружу водянистое желе - все, что осталось от глаз Ильи. Звон Колокольцев наполнил его сознание. На миг он увидел темную опустошенную местность вокруг. Опустевший мир. НИЧТО.
  Но позже темнота стала пронзительной. Он начал валиться назад, потеряв ориентацию в пространстве, а спустя пару мгновений, почувствовал всепоглощающую влагу вокруг.
  Оба упали в реку. Старик все еще вдавливал Илье пальцы в глаза. Свет заполнил их обоих.
  Сквозь время и пространство, на другом конце нити старик взялся за лицо Николая, придавив большими пальцами глаза мужчины.
  На каком-то уровне эти события происходили одновременно, параллельно. Еще когда он сам тонул, Илья видел, как собственными руками выдавливает глаза Николая, а вокруг них образуется свет.
  Все они окунулись во тьму с головой, оставшись там навсегда. Их четверо и они - ничто, тодэш, мир, куда все исчезает.
  Они все держаться за руки. Среди них только один старик, которого видели все остальные, но и они внутри него. Андрей - первый, Илья - следующий, Николай - последний. Старец собрал свой тет. И все они держаться за руки.
  Вокруг - арктическая пустыня, а их от ветра укрывает палатка. Все четверо парят над ледовой коркой. В середине не разожжен костер, но лежит тело мертвого ворона. Стены палатки не мешают никому видеть окружающий мир - холодный, безжизненный, темный.
  Старик говорит, хотя его губы не двигаются.
  - Это ничто - таким его видим мы - хранители. Чтобы существование не исчезло, нам должно охранять его от 'тодэша'. Мир слишком велик, и даже мы не способны разглядеть его от одного края до другого. Наша малая часть его - 'ничто'
  Старик не замечал, но остальные видели, что живот того по-прежнему всклокочен дробью. Он уходил, не осознавая этого.
  Старик тяжело вздохнул, опустил руки на живот, погрузив их в кровавое месиво, и только тогда понял свой промах. Его измученные мольбой глаза поднялись наверх, а губы зашептали слова так быстро, что никто не смог их понять.
  Их тет распался и в лица всем, дуновением ветра, ударил страх. Они разомкнули руки и начали отступать. Старик упал на колени, по-прежнему взывая к небу.
  Вся округа пришла в движение. И это место начало меняться. Каждый начал ощущать себя сразу в нескольких местах одновременно. И на эти секунды, они лишь на мгновения появлялись в одних мирах, и проживали целые жизни - в других.
  Паутина существования дрогнула.
  Солнце начало свое движение на востоке, пересекло небосвод за мгновения, или годы (никто уже не понимал время), зашло на западе и появилось вновь на востоке. Оно проходило свой путь множество раз, и только Андрей смог насчитать, сколько - девятнадцать.
  13.
  Они все были вне Ка.
  Ка - маленький паучок внутри своего творения - громадной паутины, встрепенулась, услышав зов. Она помнила его из будущего, но ничего не могла поделать. Самка паука с красным пятном на спине в виде песочных часов, развернулась на своих восьми лапках.
  Ее наполнили сильнейшие эмоции. Паук пришел в движение, быстро задвигав лапками. Она неслась по паутине, не замечая, куда ступает.
  'ЭТА НИТЬ - ГЛАВНАЯ. СПАСТИ ЕЕ - ЗНАЧИТ СПАСТИ ВСЕ СУЩЕЕ'
  Ка не замечала ни каких страданий, что принесла нитям, своим забегом.
  Одна из лапок, опустившись на нить Эдди Дина, погубила его. Чуть дальше другая, оборвав нить, образовала большую брешь в паутине - пала Последняя Империя. Он все это было совершенно не важно, ибо умереть могло все, но только не мальчик.
  Но ей было никак не успеть. Нить Старца оборвалась, разрывая сотни других вокруг себя. Паук замер, осознавая чуждый доселе страх.
  В одном из миров одиннадцатилетний мальчик потерял сознание, получив инсульт. Катерина и Вольф переглянулись и бросились помогать ему.
  Так все началось. Ничто ('Тодэш') - место куда все исчезает, но где ничего нет, кроме страха...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"