Кошкин Роман: другие произведения.

Ищущий да обрящет (рабочее название)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    События книги происходят в вымышленной Норвинской особой экономической зоне. В Таркове, одном из крупнейших городов региона, разразился коррупционный скандал, в эпицентре которого оказалась трансатлантическая корпорация. Шесть месяцев спустя, политическое противостояние вылилось в открытые вооруженные столкновения на улицах города между миротворцами ООН, внутренними войсками МВД и двумя частными военными компаниями. Границы области были заблокированы, отрезая от внешнего мира тех, кто попал в ловушку разгорающегося конфликта. В условиях всеобщего хаоса и начинающейся третьей мировой, ГГ ведет поиски сына, военнослужащего ВС РФ, пропавшего в ходе боестолкновений между миротворцами и ВС РФ. ******************************************************************************************************************************************** Проба пера. Текст задумывался как роман, по вселенной "Escape from Tarkov". Что получится, не знаю. Буду благодарен за ваши комментарии и оценки). Перекликается с ЛОРом игры. Внимание! Присутствует мат, описание оружия. кровь,кишки...ну вы поняли).

'Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете;

стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает,

и ищущий находит, и стучащему отворят'.

(Матф. 7:7,8).

'И Я скажу вам: просите, и дано будет вам;

ищите, и найдете; стучите, и отворят вам'.

(Луки 11:9,10)

Ищущий да обрящет

 

 

Глава 1

   Идиот, Господи Боже, какой идиот. Почему я решил, что они знают про Глеба. Информация имеет свойство быстро распространяться, а информации о трех тысячах долларов достаточно, чтобы развести очередного лоха и привалить, в случае если он будет брыкаться.  Время такое - все сорвались с цепи, а уж те, кто и раньше ходил по краю, полностью сняли маски добрых овечек.  До начала всей этой заварухи, убивали и за меньшие деньги, а сейчас им вообще раздолье. Твари! Больше всего ненавижу всю эту мразоту!  Повылазили изо всех щелей, сбились в стаи. Ну да что уж теперь.

   Я быстро глянул между штакетин на улицу впереди, перед забором росли какие-то густые кусты и я вряд ли был виден со стороны дома в конце улицы. Возле дома бегали несколько человек, постоянно ругаясь между собой, они о чем-то спорили. Я догадывался, о чем, хотя слов было и не разобрать на таком расстоянии. Но судя по активной жестикуляции спорили они, скорее всего, кто виноват и что делать.  Вечные вопросы. Впрочем, такие же вопросы сейчас крутились и у меня в голове.  Адреналин еще не схлынул, кровь бурлила  и внутри горела жажда действия, заставляя переминаться с ноги ногу. Со стороны, наверное, это выглядело достаточно забавно: здоровый мужик в зеленой куртке, черной футболке и рванных грязных, серых джинсах с ножом в одной руке, который пытается что-то разглядеть через кусты и деревянный забор в человеческий рост, вытанцовывая в полуприсяди.  А что делать? Меня до сих пор колотит, руки ходят ходуном, ведь чудом ушел, и даже запоздалый выстрел в спину прошел мимо, разнеся в щепки дверь сарая. Хорошо еще, что в этом поселке плотная застройка, много малоэтажных домов, куча каких-то сараек, наваленных поленниц дров и прочего строительного мусора. Все как в обычно дачном обществе, не хватает только хозяев, которые от сюда ушли некоторое время назад, сразу после начала громких событий.  Я бы ни за что не ушел в открытом поле, у них хоть и обычные охотничьи ружья, но на таком расстоянии картечь бы сделала из меня фарш. А так, ломанувшись вдоль нескольких домов, перепрыгивая наваленные доски и кусты, я смог скрыться. К тому же храбрость этих двоих, оставляла желать лучшего. Они долго не решались идти вслед за мной, видимо, посчитав меня более грозным противником, чем я был на самом деле. С одним ножом против двух «МРэрок» я точно ничего не сделаю. Это только в кино, про какого ни будь рембу, враги мрут десятками от одного взгляда.

   Да, надо что-то делать, долго я тут не просижу, ноги уже затекают, эти двое рано или поздно на меня выйдут.  Весь мой предыдущий план пошел псу под хвост, по глупости, моей глупости. Ведь понимал головой, что, скорее всего обман, и я очень рискую, но разум слеп, когда внутри загорелся огонь, угасшей надежды.  Начиналось все очень хорошо, по крайней мере, мне так казалось. Меня нашел Миша, по прозвищу Щуплый. Раньше это был просто Миша, я даже не знал его фамилии, просто он меня несколько раз возил в часть, где был Глеб. Миша раньше работал таксистом, так и познакомились. Худой, долговязый, несуразно сложенный парень лет 20-25.  Пытался строить из себя какого-то приблатненного. Тогда кроме улыбки это ничего не вызывало. И когда после начала шухера он появился вновь и сказал, что слышал о моих поисках и знает человека, у которого есть информация о Глебе, я сразу ему поверил. Идиот! А сейчас этот щуплый хорек со вторым уголовником пытался меня найти. Сомнений, что второй был уголовником, не осталось никаких, как только я увидел его рожу и синюю от наколок кожу рук, которые держали дробовик. Это меня тогда и спасло - чувство опасности, резанув внутри, заставило меня сбежать, даже не начав разговор. И запоздалый выстрел в спину был, скорее всего, от растерянности, но в тоже время много мне сказал о первоначальных намерениях этих двоих.

   По-прежнему в полусогнутом положении, развернувшись от забора, я начал перемещаться вправо, стараясь сильно не шуметь и не задеть наваленные вдоль забора доски. Мышцы спины ныли, не привычные к таким нагрузкам.  Ножом в руке я раздвинул кусты и осмотрелся. Вроде нет никого. Надо попытаться вернуться домой, что будет не просто, учитывая этих урок. Отойдя метров на двадцать, вдоль деревянного забора, я нашел одну выломанную доску. Этого проема было достаточно, чтобы протиснуться наружу. Выбравшись на узенькую улочку, я выпрямился и еще раз оглядевшись по сторонам, почти бегом, направился в видневшийся вдали сельский магазин с разбитыми окнами витрин. Оббежав магазин сзади, уже почти не таясь, осмотрел дорогу и быстро ее пересек, скрывшись за остовые автобусные остановки. Можно было немного расслабиться, преследователи остались позади. Я был почти уверен, что быстро догнать меня уже не получиться.  Думаю, что не сильно нашумел и не привлек их внимания.

   Впереди меня раскинулся небольшой лес, с редкими деревьями и кустами, идеальное место для беглеца. Стараясь не наступать на всюду валяющиеся сухие ветки, я двинулся вперед короткими перебежками.  Добежав до края неожиданно небольшого леска, выглянул из-за кустов. Почти соприкасаясь с небольшой рощей, в которой я сейчас находился, проходила линия электропередач, которая издавала низкий гул, ощущавшийся всем телом.  Под ЛЭП снова шли дома. Возможно, это начинался еще один небольшой поселок или продолжался тот, из которого я убежал. Вдоль леса шла грунтовая дорога, которая связывала обе части поселка, огибая небольшой лесок. Убедившись в том, что рядом никого нет, быстрым шагом пройдя вдоль границ заборов этой части поселка и завернув за угол, уперся в разрушенный старый дом из бревен. Потемневшие полусгнившие бревна не удержали ветхую крышу, которая когда-то провалилась внутрь дома, пустые проемы окон, слепо смотрели на мир вокруг. Сильно хотелось пить. Покатав во рту остатки слюны, я присел на валяющееся бревно разрушенного дома. Надо найти воду, и чем скорее, тем лучше.  Пойдя в этот поселок на встречу с Мишей Щуплым, я с собой не взял ничего. Даже бутылки воды не было, только складной нож остался в кармане брюк, пачка «баксов» да зажигалка. Летел сюда на всех парах, все вылетело из головы, а времени уже прошло изрядно, как Миша меня нашел. Хм, в таких поселках обязательно должны быть колонка, или еще какая-нибудь труба водоснабжения.

   Отдохнув, я двинулся дальше. Пройдя под линией ЛЭП, увидел впереди высокий деревянный забор, бывший некогда красного цвета, но выгоревший на солнце. За ним виднелся высокий двухэтажный дом, обшитый белым сайдингом. В доме были пластиковые окна, на крыше виднелась сложенная из красивого темного кирпича труба толи камина, толи печи. Дом, по местным меркам, выглядел весьма неплохо, хозяева явно не жалели на его постройку денег. Во всем поселке мне еще такой не встречался. Подойдя к углу забора, который выходил на грунтовую дорогу, оглядевшись по сторонам, я прислушался. Вроде бы тихо. Есть и пить хотелось невыносимо, особенно пить. Наверное, стоит зайти.

   Обычно в таких домах есть колонки или колодцы, а если хозяева и на водопровод денег не пожалели, то вообще отлично, если он еще работает, конечно.  Может быть даже что-то из съестного есть внутри.  Эта мысль придала мне сил и, выждав еще пару минут, я двинулся дальше. Миновал металлический гараж, рядом с которым была насыпана куча разнообразного бытового мусора, запах от которой шел по всей улице.  Осторожно открыв металлическую калитку в заборе, чтобы она не заскрипела, прошел вперед.  Внутри огороженного участка находились какие-то грядки и несколько высоких теплиц. Прямо за воротами стояла новенькая синяя спортивная машина. Да, хорошо жить не запретишь, здесь это первый богатый дом, да и такая тачка не каждому по карману. На крыльце дома стояло плетеное кресло, круглый столик и потрепанный от времени диван. На столе виднелась пепельница. Лежавшие под столом бутылки, говорили о предназначении этого места. На крыльцо выходила белая деревянная дверь, ведущая внутрь дома. Подойдя к ней, я на удачу, попробовал ее открыть, она оказалась не заперта. Чудесно! Осторожно, стараясь сильно не шуметь, прошел внутрь. Не думаю, что в доме кто-то есть, но береженного, как известно, Бог бережет. За дверью находилось какое-то помещение, выполнявшее роль толи склада, толи кладовки. Повсюду лежали разнокалиберные картонные коробки, рядом с ними стояла старая детская коляска, выцветшая от времени.  Скорее из любопытства, чем от желания найти что-то ценное, я разрезал бок одной из коробок и увидел множество каких-то цветных журналов. Для проверки попинав несколько других, убедился, что все они, скорее всего, были набиты макулатурой.

   Пол устилал толстый слой пыли, без малейших отпечатков ног на нем. Вторая дверь явно вела внутрь дома. Она оказалась тоже не заперта. Шагнув внутрь, я плотно прикрыл ее за собой. Да, не бедные люди здесь жили: домашний кинотеатр, хорошая мебель, неплохая техника.  Полупустая, не до конца обставленная огромная комната первого этажа производила впечатление некоторого запустения. Все какое-то не жилое, как будто кто-то начал обустраиваться, да не успел. Повсюду валились вещи, полу разорванные коробки. Кто-то здесь собирался в спешке. Такой же толстый слой пыли, как и в предыдущей комнате, говорил о том, что в доме точно никого нет. Уже смело пройдя по комнате и открывая закрытые двери, я нашел кухню, где стояла газовая плита и холодильник. Он стоял с открытой дверью совершенно пустой, провод висел на дверце. Быстро пробежавшись по кухонным полкам гарнитура, заглядывая во все возможные полочки, нашел только кучу приправ да пару упаковок кубиков Магги. Ничего съестного! Да и воды или крана не было, вот незадача!  Обследовав весь первый этаж, я не нашел ничего стоящего кроме связки ключей, висевшей на щитке у второй входной двери. Зачем-то  прихватив их и убрав в задний карман брюк, я уже собрался на выход, когда боковым зрением увидел лестницу, ведущую на второй этаж.

   Второй этаж был не до конца достроен и не отличался убранством - из мебели здесь был только грязный матрас да пара сломанных стульев. Так же как и на первом этаже была куча дверей, по всей видимости, ведущих в разные комнаты. Открыв первую из них, издав радостный выкрик, я кинулся к литровой бутылке минералки, лежавшей на кровати. Быстро свинтив крышку, я припал к горлышку и остановился только тогда, когда допил ее полностью. По телу прошла волна удовольствия. Я улыбнулся, вспомнив старый анекдот про то, что жизнь-то налаживается. Правда голодно заурчавший живот был со мной абсолютно не согласен. Окинув комнату взглядом и больше не найдя ничего стоящего, я перешел во вторую. Опачки! А жизнь то и правда налаживается! У окна стоял небольшой оружейный сейф. Сердце забилось чаще, предчувствуя что-то интересное. Подергав дверку сейфа, убедившись, что она закрыта, начал шарить по комнате взглядом в поисках какого-нибудь инструмента или железки. Сейф на вид был хлипким, явно для галочки у участкового, что оружие хранится «надежно», такой вскрыть дело нескольких минут. Не найдя ничего стоящего в комнате, я спустился на первый этаж, где забрал небольшой отрезок арматуры, который заприметил еще при входе в дом.  Напевая что-то веселое себе под нос, вернулся наверх и начал курочить сейф, поддев арматурой дверку сейфа. Почтовые замки сейфа сдались после нескольких сильных нажимов. И только когда дверца, с силой хлопнув о стену, открылась, я в очередной раз подумал, какой же я всё-таки идиот. Все это время у меня в кармане была связка ключей и, если я не ошибаюсь, несколько ключей были как раз от этого сейфа.

   Разочарованно цыкнув зубом, я опустился на корточки, чтобы более подробно рассмотреть содержимое. Внутри сейфа, кроме нескольких черных бумажных пачек, с яркими надписями «TulAmmo», не было ничего. Достав одну, я стал с интересом разглядывать надписи на пачке. Они гласили, что это пистолетные патроны 9 мм в цельнометаллической оболочке. Хм, интересный, однако дом. Подняв взгляд внутрь сейфа, я увидел еще одно небольшое отделение уже внутри самого сейфа, которое открыл ключом. И опять разочарование - там не оказалось ничего кроме нескольких длинных узких магазинов, явно от сайги-9 или «Витязя». Я рассчитывал на пистолет, в голове так и крутился удобный Glok, черного цвета, да с магазином на 30 патронов. Ога, держи карман шире! Ну не повезло, чего уж теперь. Интересно, чем меня одарит последняя необследованная комната на этом этаже.  Я направился внутрь нее.  Особо ничего не рассчитывал найти, так, больше для самоуспокоения. Но то, что я там увидел заставило меня пересмотреть свои мысли. Там стоял уже настоящий оружейный сейф, сделанный из нормальной стали, с хорошими замками, раза в четыре больше первого, с двумя распашными дверцами. Толщина стали была, наверное, миллиметра четыре! Доставая ключи, начиная по одному их пробовать на замках сейфа, я подумал, что вскрыть такой подручными вещами у меня бы уже не получилось.

   Отперев последний замок и открыв правую дверку, я разочаровано хмыкнул. Внутри не было ничего, кроме нескольких рыжих бакелитовых магазинов, явно от автомата Калашникова. Наверное, хозяева, уходя, забрали аппарат с собой. Тихонько матюгнувшись про себя, отпер вторую дверцу - внутри стояла красивая саежка, девятка, в каком-то незнакомом обвесе. Вместо стандартного цевья, у нее была спортивная алюминиевая труба. А приклад был заменен на Magpul CTR. Ее хозяин - тот еще извращенец! На крышке красовался коллиматор, явно китайского производства, большой бочкообразный круглый корпус, сделанный несколько небрежно. Сам факт того, что я нашел довольно неплохое оружие, поднял мне настроение. Передернув затвор и сделав холостой спуск, убедился, что, на первый взгляд, оружие исправно. Надо будет потом проверить работоспособность и как пристрелян коллиматор.   

   Забрав магазины из соседней комнаты, высыпав из пачек патроны на кровать и бухнувшись на нее сверху, я начал снаряжать магазины. Маленькие патроны, с блестящей медью головками, ловко, один за одним заходили внутрь магазина. Отлично! Магазины были без ограничителя. Они хоть и явно не заводские, с надписью на английском языке «made in Russia», но вмещали 30 патронов, а это уже хлеб. Снарядив второй и последний магазин, я оставил все пока полежать на кровати и вернулся в комнату с большим сейфом. В поисках оружейного ремня. Сайга была без него и носить ее на руках, было бы проблемой. Заново обшарив сейф, переворошив рыжие магазины, я не нашёл больше ничего. Ну теперь точно все.  Оружейного ремня я не нашел, но увидел моток бельевой бечевки. Это может сгодиться. Отмотав нужную длину и обрезав ее, я вставил одним концом в переднюю антабку, второй край веревки обмотал вокруг трубы приклада Magpul. Остался длинный хвост, ну да не беда, можно обрезать. Поднял магазины с кровати и, сунув один в задний карман джинсов, второй вставил в оружие, не досылая патрон. Все, теперь можно и на выход.

   Спускаясь по лестнице на первый этаж, решил обрезать мешающий конец веревки, повесив сайгу себе на шею стволом вниз. Достав нож и зажав конец веревки зубами, начал на весу ее пилить. Почти допилив до конца, понял, что уже дошел до внутренней двери, ведущий на выход. Так бездумно и открыл ее свободной рукой. И нос к носу столкнулся с тем подонком, который стрелял мне в спину. Время внезапно стало густым как кисель, замедлив свой бег. И я увидел, как будто со стороны, как глаза этого человека широко распахнулись, рот начал открываться, чтобы что-то сказать, а срез его ствола, до этого смотревший в пол, начал двигаться на меня. На автомате моя свободная рука схватила его за плечо, а рука с ножом ткнулась куда-то в сторону его груди. В лицо плеснуло чем-то горячим и липким, на миг меня ослепив. И тут же время пришло в нормальное состояние. Моя рука еще только протирала лицо, когда я услышал хрип и бульканье, а у ног что-то упало. Оторопело уставившись на свою руку, я увидел кровь. Крови было очень много, я буквально был весь ею забрызган. Еще не осознав полностью того, что произошло, я уставился на тело перед собой, которое билось в агонии. В этот момент в дверной проем заглянул Миша, не веряще оглядев тело подельника, перевел взгляд на меня и стрелой выскочил наружу, на ходу что-то крича. Не до конца понимая, что делаю, бросился за ним. Если бы меня спросили в этот момент, зачем я побежал, я бы не ответил. Наверное, ошеломление, которое меня накрыло и желание, чтобы Миша замолчал. Выбежав за ограду, Миша побежал налево. Ружье, которое висело у него за спиной, стучало ему по заднице при каждом скачке. Быстро достигнув перекрестка, Миша опять свернул налево и еще быстрее припустил вперед. Добежав за ним до конца кого-то заброшенного котлована, огороженного синим металлическим забором, я понял, что сильно отстал. Миша был моложе меня и явно легче, да и шок, в котором я прибывал, не давал мне сосредоточиться на погоне. Остановившись на краю забора, возле каких-то куч мусора, я согнулся в приступе рвоты. Меня сгибали приступы, продолжая раз за разом опустошать и без того пустой желудок. Только когда пошла желчь, я остановился. Вытирая рукавом рот, посмотрел в ту сторону куда убежал Миша. Далеко, на самом краю видимости, его фигура скрылась за холмом, на вершине которого виднелось какое-то строение из желтого кирпича. Зачем-то я побрел за ним. Только по дороге я начал приходить в себя. В глазах еще стояло тело убитого мной человека, а к горлу опять подступила тошнота. Ноги плохо слушались, тело стало ватным. Не осознавая, что происходит вокруг меня и не понимая куда иду, еле переставлял ноги, автоматически шагал вперед. В сознании отпечатывались кадры каких-то камней, ржавой сетки забора, полосатого куска шлагбаума и остального пейзажа. Забираясь куда-то вверх, я поскользнулся и несильно подвернул правую ногу. Боль, прострелившая голень, окончательно привела меня в чувство и оглядевшись, я понял, что стою перед поваленной кованной решеткой ограды, которая окружает большое кирпичное здание. Слева от этого здания было какое-то техническое одноэтажное сооружение, явно связанное с электричеством, по крайней мере предупреждающие знаки что-то смутно будили в памяти. Справа в кирпичном здании виднелся черный от копоти пролом в стене и кусок ограды, который кто-то притащил и положил в роли пандуса, чтобы можно было легко попасть внутрь. Стена вокруг пролома была испещрена отметинами от пуль - кто-то здесь явно повоевал.

   Я подумал, что Миша, скорее всего, скрылся внутри, перелез через фундамент забора, и поднялся к пролому. Сняв непонятно как оказавшуюся за спиной сайгу, начал медленно продвигаться внутрь. Зайдя в пролом, я ощутил, как, по ушам ударила тишина, царящая в здании.  Остро запахло какими-то медикаментами и прочей химией. Сразу за проломом оказалась дверь, заглянув внутрь которой, я увидел освещенный прожекторами, огромный коридор, по бокам которого было множество дверей с номерами на них. Прожектора, которые освещали коридор, были переносными, кто-то специально их направил в разные стороны коридора. Часть из них светила прямо в лицо, так что большая часть коридора была не видна.  Я продвинулся дальше, полностью зайдя внутрь. Медленно переступая и стараясь двигаться тихо, я продвигался вперед. Слева от меня показались лестничные пролеты, которые вели вверх и вниз. Решив пока не идти туда, прошел дальше по коридору, ближе к прожекторам, минуя закрытые двери. Внезапно почувствовав движение воздуха за спиной, я начал оборачиваться и меня сотряс сильнейший удар по голове, сознание сжавшись в точку, в туже секунду погасло.

    Я пришел в себя моментально, как будто кто-то щелкнул кнопкой. Голова лежала на груди, шею и затылок покалывало от легких уколов боли. Похоже, я был связан - руки шли вверх и были привязаны к какой-то металлической хреновине над головой, ноги стягивал ремень, протянутый под сидушкой спортивного тренажёра.  При попытке посмотреть, что вокруг меня и где нахожусь, в голове стрельнуло, глазам стало больно. До полного комплекта, похоже, еще и сотрясение. Свет от нескольких прожекторов, установленных на треногах, бил прямо в глаза, ослепляя, заставляя морщиться и прикрывать веки. Все что я смог разглядеть вокруг себя - это какое-то большое пустое помещение бассейна или спортивного зала. Стены и пол были выложены светло-голубой плиткой, кое-где шли зеркала в полный рост. В помещении были расставлены несколько тренажёров, с потолка свисала огромная груша, местами протертая до дыр, на которые были наложены грубые заплатки.

   Внезапно за спиной раздался выкрик.

--Жолоб, Жолоб! Фраер очнулся, зови Карася!- говорившего я не видел, но интонации мне совершенно не понравились. Раздался топот ног нескольких человек. При попытке повернуть голову на звук, по лицу прилетел удар.

--Чё ты пыришь,свинья!

   Меня сильно замутило, голова закружилась, я обвис на руках, пытаясь не потерять сознание. - Ну падла! Подумал я, сплюнув на пол, кровь из разбитых губ.

 --Макар, сука!. Херли ты делаешь, дебил! Вырубишь его, опять ждать, пока очнётся!

--Карась, да я слегонца. А че этот чмошник жалом водит, как пропеллером? -судя по голосу и мерзким интонациям, голос принадлежал человеку, позвавшему остальных, когда я пришел в себя.

--Все хлебало на ноль, сдрисни нахер.

   В нескольких метрах передо мной появился человек, он заслонил собой свет от прожектора, лица его не было видно. Я скорее угадывал по очертаниям, чем видел, как он жестом указал себе за спину. Две фигуры, промелькнув, начали что-то делать с прожекторами. О чудо! Свет, слепивший меня, плавно отвернул в сторону. Проморгавшись, я смог нормально разглядеть, что происходит передо мной.

   В нескольких метрах впереди сидел человек на деревянном стуле, спинкой вперед, одетый в выцветший костюм «Горка». Накинутая сверху засаленная выцветшая жилетка выполняла, по всей видимости, роль разгрузки. Из карманов на груди торчали пятки нескольких рыжых магазинов. В руках у него был короткоствольный автомат, скорее всего «Ксюха». В автомат был вставлен длинный магазин, перетянутый синей изолентой, крепившей к нему второй, точно такой же. Лицо человека, на вид, которому было лет 50, излучало добродушие и какую-то простоватость. Короткий ежик седых волос и прозрачные очки на носу. Вылитый учитель! Абсолютно рядовое, ничем не примечательное лицо, если бы не глаза. Глаза жесткие, голубые, смотрели на меня со смешком и абсолютным превосходством.  Ну как бы да, мне пиздец, ситуация хуже не придумаешь. Я даже не представлял, кто это и что им надо. Но судя по всему просто так меня не отпустят. Место глухое, убьют, как пить дать.

 --Ну что, мил человек, кто ты такой я и так знаю- со мехом проговорил седой. По всей видимости, это и был тот самый «Карась».

 --А вот чего я не знаю, так это где все деньги, за тобой боольшой должок- протянул он.

 --Ты ведь, падла, привалил кореша моего. Рябой мне как брат был, 5 лет на одной хате чалились - Карась заржал в полный голос. Шутка, понятная только ему одному, всколыхнула во мне воспоминания о недавних событиях и человеке, который погиб от моих рук. Все хуже и хуже, отсюда меня уже не выпустят. Либо запытают до смерти, либо инвалидом оставят - пронеслись панические мысли. Только понять не могу, что за деньги, о которых, спрашивает меня «Карась». Надо что-то придумывать и срочно.

 --«Карась» - откашлявшись и сплюнув кровь, осторожно проговорил я. – откуда информация о каких-то деньгах и что за «Рябой»?

 --Ты под дурочку-то не коси, не у Кума на исповеди - «Карась» зло рассмеялся. - «Фаза» крикни «Щуплого»!

   Один из тех, кто возился со светом, прошел мимо меня, задев на ходу пластиковым прикладом короткоствольного помпового ружья. Задел специально, тварь! Приклад не сильно, но обидно стукнул меня по лицу.

   Через пару минут прибежал Миша «Щуплый», я узнал его голос. Еще с порога он подобострастно начал блеять:

 -- Здесь я «Карась», че надобно?

 --Мишаня, а вот и ты. – «Карась» ободряюще улыбнулся- А сколько бабосиков у фраерка ты «кричал»?

 --«Карась»- наклонившись перед седым, Миша начал быстро говорить.- Три тонны баксов он с собой нес и еще сказал даст, если к сыну приведу - Миша посмотрел на меня.

   Вот гребанный хорек, это все подстава с самого начала была! Что делать-то!? Не дав продолжить Мише, я быстро проговорил:

 --Карась, деньги есть, много. Только Миша мне должен, он мне кое-что обещал! - Мозги скрипели, в голове проносились десятки вариантов дальнейших действий.

 --Все отдам, скажи только где сын!?

 --Че те Миша обещал, с него и спросишь. А с тебя я спрошу! Ты моего кореша завалил, а он очень мне дорог был. – отрезал «Карась», посмотрел на меня с фальшивым укором. – Как брат!

 --И почем нынче родственники? – мои слова вырвались быстрее, чем успел подумать, чем это мне грозит.

   Нахмурившись, «Карась» посмотрел мне за спину, и кивнул:

--«Фаза!»

   Удар прикладом пришелся мне по ребрам, сбив дыхание. Зашипев, сквозь сжатые зубы, я проговорил:

 --Виноват. Исправлюсь.

 --Конечно, исправишься, ты теперь еще больше денег мне должен.-«Карась» довольно потирая руки встал изо стула, поправил на груди автомат  и подошел ко мне. Посмотрев мне в лицо, жестко сказал:

 --Смехуючки кончились, говори, где бабло, и свободен, как «фаннэра» на «Парыжем».

   Все, похоже времени не осталось совсем и я пошел ва-банк.

 --«Карась» я все отдам, только деньги не у меня на руках, они у человека. Он их отдаст только мне в руки. С ним специальный уговор есть, чтобы подержал пока у себя. – Затараторив, я молил про себя небо, чтобы выглядело как можно правдоподобнее.

 --Что за человек? -нахмурившись, спросил «Карась»

 --«Прапор».

 --Тот который из Поселка? - еще больше нахмурившись, седой, зло посмотрел мне в глаза.

 --Сдаётся мне, ты пиздишь!- «Карась» жестко взял меня за подбородок, посмотрев в глаза.

 --Прапор сколько в «Поселке»? Неделю!? И вдруг лучший твой корешь стал, что ты ему денег закинул на сохран? - Прапор откинул мою голову рукой, и вытер ее об мою же куртку.

 --Короче, блядь, я тебе сейчас коленки прострелю, и сам все расскажешь! - Зло выкрикнул он, наведя на меня срез ствола автомата.

 --«Карась», дураком не будь, так денег ты не получишь! Я же не дойду до «Поселка» на простреленных-то ногах или вобще загнусь. А твои гаврики меня точно не понесут. А «Прапор» никому денег без меня не отдаст! – я затараторил, стараясь успеть высказаться. – С «Прапором» я знаком уже не первый год, он мне и помог «крестника» в свою часть пристроить. А его охрану ты, наверное, видел, штурмом его не взять! Так что только один вариант, мне лично все забрать. Но у меня будет условие!

   Я старался не выдать себя, говорил как можно увереннее, действительно поверив, что у меня есть такие деньги, и готов их отдать.

 --Ну допустим….И деньги действительно у «Прапора». СКОЛЬКО!? - Седой, рывком наклонился ко мне.

 --Десять тысяч долларов у меня было. Три взял, семь «Прапору» оставил. - Как бы нехотя ответил я.

 --И что, блядь за условие? Ты не охуел, часом? Тебе молиться надо, чтобы я тебя не пришил или чего не отрезал. – «Карась» отошел от меня и начал ходить взад - вперед. - А ты МНЕ условия ставишь! – договорил он.

 --Я отдам тебе все деньги! Миша уверял, что знает человека, готового отвести меня к сыну. Помоги! Я все отдам!

   «Карась» не успел мне ответить, его глаза расширились и устремились куда-то мне за спину. Оттуда послышались хлопки выстрелов, кто-то стрелял короткими очередями.  На груди седого внезапно появились дырки от пуль, сам он начал заваливаться набок, взмахнув рукой.  Сзади кто-то вскрикнул, послышались звуки падения чего-то тяжелого, стук от падения железки на пол. По залу пролетел рикошет с вибрирующим злым звуком, затем ударившись в стену. «Карась», который лежал в нескольких метрах от меня, пытался поднять руку, он начинал ее приподнимать раз за разом, как будто пытаясь что-то сделать или показать, но она безвольно опадала каждый раз, пока не успокоилась у него на животе. Его ноги, несколько раз чиркнув по бетону, затихли. Воцарилась гробовая тишина. Только за стеной раздавался монотонный звук падения капель на пол.

   Практически бесшумно мимо меня проскользнул человек, он был полностью в зеленом камуфляже. Голову скрывала черная Балаклава, поверх который виднелись тактические наушники с микрофоном. В руках у него был автомат с огромным глушителем. АС Вал был легко узнаваем. Удивительно! В живую его никогда не видел, а тут сразу опознал.

   Человек медленно прошел мимо меня, по очереди делая контрольные выстрелы в распростертые на полу трупы. Раздавались чавкающие звуки попаданий, взметались маленькие кровавые облачка. Следом за ним, в нескольких метрах, шел его брат близнец. Страхуя первого, он синхронно водил оружием по залу, проверяя темные углы. Отличался от первого он только оружием в руках. Короткий АК, не знакомой мне модели, с навернутой банкой глушителя и длинным ребристым магазином, черного цвета.

   Я боялся пошевелиться. Не дай Бог привлеку к себе внимание. Хотя, думаю, меня они точно видели, может быть не посчитали мишенью? Мне было до ужаса страшно. Смерть прошла мимо меня, обдав смертельным холодком. В который раз сегодня?

   Через несколько минут, когда все движения по залу прекратились и трупы вынесли наружу, меня освободили от пут.  Оказывается, у меня затекли руки. Медленно и осторожно я их разминал, не взирая на дикие болезненные прострелы. Внутри бегали стада бешеных мурашек. Пальцы по началу не слушались, но постепенно к ним возвращалась чувствительность. Вокруг кистей еще оставались следы от веревок, которыми меня привязывали.

   Люди в балаклавах молча вышли из зала, а на их место пришел молодой парень, на вид не старше лет 30. Он чему-то постоянно добродушно улыбался, периодически поглядывая на меня. Меня это совсем не злило. Удивительно!

  На его груди висел обычный 74 Калаш, притянутый широкий черным ремнем. Интересная штука! Руки у него свободны, а автомат, как будто сам прилип к человеку, практически не двигаясь, при движениях.  Парень в это время скинул рюкзак из-за плечей, достав оттуда блестящий термос, отвинтил крышку, достал стаканчик и ловко налил что-то горячее. По залу прошел просто одуряющий запах аппетитного кофе. Сглотнув слюну, я следил за его действиями.  Перевернув крышку, наполнил ее, после чего протянул мне. Молча, с благодарностью кивнув ему, я сначала вдохнул пар, который шел из кружки, а затем сделал осторожный глоток. Божественно! Как же мне не хватало таких простых радостей жизни! Внутри был, скорее всего, обычный растворимый кофе, но сейчас он весьма кстати. Сделав, еще глоток, я посмотрел ему в глаза, ожидая дальнейших действий.

   Парень, как будто этого ему и надо было, протянул мне руку, представился:

 -- Петр.

 -- Вадим. Отставив кофе в сторону, я крепко пожал протянутую руку.

   Петр, подняв лежащий на полу стул, уселся на него, точно так же как до этого сидел на нем «Карась». Ога, все-таки будет допрос, ну да по другому и быть не могло. Только кто это такие? На регулярную армию они не похожи, слишком неправильная форма и незнакомая мне нашивки на рукаве. Да и оружие у них слишком разное, я видел пятерых, у каждого оружие кастомизировано. Явно подгоняли под себя. Спецназ какой-нибудь? А что? Очень может быть. У них как раз вольности с табельным оружием допускаются, да и форму могут носить незнакомую. Мало ли кого сюда пригнали. Давно пора кстати!

 --Вадим, я не хочу быть неправильно понятым - так же с легкой улыбкой, проговорил он, осмотрев мою физиономию, залитую чужой запекшейся кровью.

 --Да кстати, держи, он протянул мне какую-то тряпку, которую достал из рюкзака. Опять кивнув ему, я начал вытираться. Тряпка оказалась обычным ХБешным полотенцем зеленного цвета.

 --Я хочу, чтобы ты рассказал, что здесь произошло, почему ты весь в крови и что делаешь на территории Санатория - сказал Петр, перестав улыбаться.

   Понимая, что, скорее всего еще ничего не закончилось, я начал свой рассказ с самого начала. Про то, как несколько недель назад приехал в гости к сыну, который проходил срочную службу в военной части г. Норвинска.  Вот уже полгода, как он здесь после распределения. Рассказал о том, что после свидания с сыном, собрался уже ехать в Москву на рейсовом автобусе, но ни автобус, ни остальной транспорт не выпускали из города. Что на дорогах появились военные машины миссии ООН, пешие патрули и беспилотники надо городом. Как за несколько дней появились блокпосты и кордоны. Про то, что крутили по телеку и радио, о панических статьях в газетах и интернете. Тревожные статьи были и раньше, народ чуял, что добром дело с Terra-group не кончиться, но развязка напугала всех до усрачки.  То, что потом произошло, для меня было еще и личной трагедией. Как-то ночью мне позвонил сын. Он звонил с незнакомого номера, быстро и сбивчиво рассказывая, что их часть подняли по тревоге и перебрасывают на помощь ВВшникам в район Таможни. Что сейчас там идут тяжелые бои с контингентом миротворцев. В какой-то момент сотовая связь оборвалась. Больше я сына не видел и не слышал. Как потом выяснилось, отрубили вообще всё: сотовую, простую телефонную связь, не работали ни телевизор, ни интернет, ни даже радио. Ночью над городом стала летать военная авиация, периодически по небу пролетали ракеты и в далеке непрестанно грохотали взрывы и велась стрельба из автоматического оружия. Так продолжалось до самого утра. А утром все изменилось, прежнего Таркова, больше не было. Исчезли все полицейские с улиц, скорая и пожарные больше не приезжали по вызовам. Работал только свет и бежала вода из-под крана. Народ пытался бежать, но куда? Все границы закрыты. А на улицах постепенно стали кучковаться мутные личности.

   Окончил рассказ я тем, как пытался найти след сына, все то, что удалось выяснить о его судьбе, как военные после боя, отошли к складам на территории Поселка. Ни среди раненых, ни среди убитых сына я не нашел. Он и еще несколько десятков человек, как будто испарились.

   Я оббежал всех, кого мог, сулил огромные деньги за любую информацию о нем. Но достоверных сведений так и не получил. Пока не встретился с Мишей, который сам меня нашел, пересказал часть информации, которую я и так знал.       Убедил меня, что знает человека, который отвел военных, среди которых был мой сын, в район берега. В тот момент я ему поверил. Мое состояние было на грани срыва. Возможно оно сыграло со мной злую шутку, я схватился за самый безумный вариант. 

Глава 2

 

  --Петя, а у тебя найдётся чего-нибудь пожрать? А то из последних сил уже сижу. - я встал с неудобного сидения, разминая ноги.

   Петр похоже вообще был немногословен. За весь наш разговор, который проходил уже больше часа, он всего лишь несколько раз останавливал меня, задавая уточняющие вопросы. Видимо, он предпочитал больше слушать. Очень интересный человек! Пока длилось мое повествование, мне удалось его разглядеть подробнее. Особенно меня заинтересовала нашивка на его плече в форме отпечатка медвежьей лапы с надписью B.E.A.R.. Задавать ему вопросы я не стал, мое положение было не ясным. Прекрасно понимая, что люди, которые на моих глазах убили полдесятка человек, а потом, как ни в чем не бывало устроивших задушевный разговор, как минимум опасны. И как бы безобидно не выглядел допрашивающий меня человек, в то, что это именно допрос, я не сомневался. Что будет дальше совершенно не понятно, кто я для них свидетель или..?

   Мой старший брат, которому довелось вернуться живым из Афганистана, иногда рассказывал, что свидетелей они не оставляли. Выживание подразделения на территории противника зачастую зависит от встреченных ими людей. И для них нет особой разницы между убитыми бандитами и человеком, которого освободили.  Военные - те еще параноики, и этим все сказано, опыт ошибок трудных знаете ли.

   Сейчас все зависит, как он себя поведет. Может быть даже накормят. Ничего не понятно…

--Вадь, разносолов нет, но не бедствуем. Недавно разжились неплохим сухпаем. Достав из второго отделения рюкзака два зеленных целлофановых пакета, один из них протянул мне.

 --О! Сухпай войска Польского, да еще гуляш! От души! - я хлопнул себя по карману в поисках своего ножа, но карман был пуст.

   Петр, устремил на меня странный взгляд, отложил свой пакет с едой, достал складень и протянул мне левой рукой. Правая рука, как бы незаметно, опустилась на тактическую пистолетную кобуру, замерев на клапане.

   Сделав вид, что ничего не заметил, я выщелкнул лезвие большим пальцем. Разрезав плотный зелёный целлофан, вернул нож к первоначальному состоянию и протянул Петру.

 --Петр, - не поднимая взгляд от процесса распаковки пакета, я старался сохранить безобидную интонацию - чтобы ты там себе не думал, я свой, русский, не шпион и не бандит. В свое время плотно занимался продажей многого, что связано с оружейной тематикой. Даже как-то раз попала на реализацию партия различных сухпайков, в том числе польских. Десяток оставил себе на всякий пожарный, бросив в машину. Очень удачная штука, на перекус и так далее. Ну а когда срок годности стал выходить, схомячил почти за неделю. Химия, конечно та еще, но всяко лучше политкорректного пиндосовского или китайского. Или упаси Бог всякого разного «дошика». Я искренне улыбнулся и посмотрел ему прямо в глаза.

   Легкая тень смущения всё-таки проскользнула по его лицу. Пытаясь скрыть ее, он в который раз достал из вместительного и похоже немного волшебного рюкзака, полторашку магазинной запечатанной воды. Залив ею пакет с разогревателем и сунув туда судочки с едой, я лег на скамейку тренажёра, прикрыв глаза.

 --Вадим, а откуда ты всё-таки знаешь «Прапора»? - Голос Петра прозвучал, как сквозь вату, похоже я умудрился задремать.

 --Петь, да не знаю я его. Вернее так: спрашивал его, когда они отошли в Поселок о сыне и что произошло, но он меня нахер послал. Охрана выкинула на улицу, кто я, и кто он? Насколько знаю, он теперь главный у остатка военных и ВВшников, закрепившихся на складах обеспечения. Много я тогда не узнал, у них кипишь по полной был. Солдатик знакомый, из части сына, мне тогда рассказал все, что знал.  А этим уродам, что меня пытали, я лечил, чтобы шкуру спасти свою. Все мои деньги - это три тысячи долларов, которые я брал собой, чтобы купить ствол по дороге домой, в Москве, на пересадке - финскую тикку-болтовик. Даже с продавцом в свое время договорился. Хотел подарок сыну на дембель, сделать. Он у меня до армии увлекся снайпингом, а из болтовиков дома только мелкашка.

   Приняв сидячее положение, я доставал контейнеры с едой, они уже полностью разогрелись. Похоже, всё-таки задремал. Положив первую ложку в рот и стараясь не обжечься, проговорил с набитым ртом:

  --Петр, я вообще в местных реалиях ничего не понимаю. Пришлый я. Что сейчас делать, не знаю. Та ниточка, что указывала на сына и то оказалось подставой. Я даже не знаю, кто вы такие и про судьбу свою, дальнейшую, не спрашиваю.

  --Вадим, для начала вам нужно поесть, а потом хорошо выспаться, на вас лица нет- прозвучавший за спиной голос, заставил меня подскочить, чуть не уровнив при этом один из пищевых контейнеров. Голос принадлежал мужчине лет сорока, крепкого телосложения, одетого в такую же, как у Петра, снарягу. На груди, закреплённый ремнем, у него висел бронешлем с прозрачным забралом. Под правой рукой висел АС Вал. Сам он стоял, опершись на дверной косяк. М-да, как бы мне жизнь-то свою не проспать, как он здесь появился совершенно не представляю.

 --Всю интересующую информацию Вам расскажут завтра. В определенных рамках конечно. Очень жаль, что вы не можете познакомить нас с Романенко Павлом Егоровичем. Нужен нам сейчас этот человек, сильно нужен… Но да это дело наживное.

   На мой недоуменный и растерянный взгляд, незнакомец, продолжил:

 --Да «прапор» ваш этот, – говорить, что этот «прапор» не мой, я не стал, хватило и прошлой реплики про родственников. При этих мыслях, я инстинктивно пощупал ребра. Наблюдая, с безразличным взглядом за моей рукой, человек стоявший в дверях, продолжил:

 --На счет того, кто мы такие? «Мы» - это частная военная компания B.E.A.R., на данной территории представляем интересы нашего заказчика. А теперь насчет Вас: «Шелест» проводит, вы переночуете. Вам вернут вещи, но завтра! Мне еще кое-что нужно будет, но…Да, наверное, это тоже завтра. А сейчас отдыхайте.

   Он развернулся, собираясь уходить, я успел вслед ему спросить.

 --Простите, а кто такой «Шелест» и где его найти?

   Обернувшись, он улыбнулся, и сделав жест в сторону Петра, сказал:

 --Я думаю, вы знакомы. И да, кстати, я Джек. Всего хорошего.

   Он ушел, а я с недоумением посмотрел на Петра, который вдруг оказался «Шелестом». «Шелест» разведя руками, сказал с улыбкой:

 --Это позывные, ты видимо, с таким не знаком? Ну да ты же не военный. Или военный!?    Он внимательно посмотрел мне в глаза.

--Товарищ «Шелест»- как можно миролюбивее сказал я. – Чем хочешь поклянусь, не военный я. С оружием умею обращаться, но и только. Да и вообще покушать мы покушали, давай веди уже в камеру, «начальник»!

   Я, рассмеявшись, протянул ему руки, изображая арестанта. Улыбнувшись уголком губ, «Шелест» сказал:

--Руки за спину, лицом к стене! Ноги на ширине плеч! С вещами на выход!

   Вытаращившись на него, я не мог понять, шутит он или нет. Он, довольный произведенный эффектом, заржал:

 --Ты первый начал! -Отсмеявшись, продолжил, - нам и правда пора.

    Показывая мне дорогу, Петр провел меня из подвала, в котором мы находились в номер 306. По дороге, поднимаясь по лестнице, он объяснил, что находимся мы в западном крыле Санатория «Берег».  За окном уже стояла темень, в коридорах очень тускло, горели лампы освещения, там, где они сохранились. На полу валялся разнообразный мусор, судя по всему он появился здесь недавно. Мародеры или еще кто постарался.

   В номере было достаточно чисто, свет горел только в туалете, но и этого было достаточно, чтобы начать приводить себя в относительный порядок. Пока Петр не ушел, я расспросил его, кто такие ЧВК B.E.A.R., и какую роль они играют во всем происходящем.

   Петр нехотя, в полголоса и в двух словах объяснил, что они частное силовое подразделение, официально не входящее в структуру ВС РФ. Наниматель — правительство Норвинской области, и они выполняют различные задачи, в том числе по наведению порядка. Фактически мне это многое сказало! Обыграли наши пиндосов, обыграли!

   Когда пиндосы ввели миссию ООН, по легенде для сохранения порядка в свободной экономической зоне, а на деле преследуя свои интересы, и для защиты активов корпорации Terra-Group, наши должны были передать им все полномочия, фактически сдав всю территорию. Если бы они этого не сделали, НАТО грозило ввести войска, поставив ультиматум. Ситуация была патовой, но Россия выкрутились! Я надеялся, наши выкурят отсюда всю эту иностранную шушеру, которая внезапно возомнила себя хозяевами в моей стране!

   Распрощавшись с Петром, я напоследок услышал предупреждение, не под каким видом не покидать номер и не пытаться сбежать. Территорию охраняли «Бировцы», а стреляют они без предупреждения. Я завалился спать, не раздеваясь и не разуваясь, провалившись в сон мгновенно.

 

   Меня разбудили даже не звуки автоматных очередей, прозвучавших на улице и даже, наверное, не звук разрывов гранат, а вибрация здания после. Отчаянный вопль раненного и умирающего человека, проник в комнату, заставил пулей подскочить к двери. На ней был дверной глазок, через который ничего не было видно, во всем здании после взрыва гранаты погас свет. Это я узнал позже. Но сейчас ни в туалете, ни в коридоре не было видно, ровным счетом ничего. По коридору, за дверью, пробухал топот нескольких тяжело нагруженных людей. Пол мелко завибрировал.

   Новый разрыв гранаты, за ним еще один, эхо прокатилось по коридорам, ударившись в мою дверь. Звук шел откуда-то снизу, ему вторил другой чего-то очень скорострельного и громкого. Очередь звучала, наверное, секунд десять, захлебнувшись еще одним разрывом гранаты. На этот раз гораздо ближе.

   Да вы издеваетесь! Это еще что за хрень происходит, мать вашу!?

    Нас похоже штурмуют, только кто? Судя по звукам выстрелов и разрывов гранат - это серьезные ребята. Подергав дверь, я понял, что Петр ее закрыл, перед уходом. Надо отсюда выбираться, но опять же как? В коридор мне не выбраться, такую дверь снаружи выбить-то проблематично, а изнутри без инструмента вообще беда. Замки здесь стояли весьма неплохие. Откуда-то снизу шла такая канонада, что там, наверное, развернулся, настоящий ад. Крутнувшись на месте и дойдя до окна, я осмотрелся. Ба, да тут два балкона. Они уходили вправо и влево от сдвоенного оконного блока. Ну, настоящий мужчина должен неукоснительно следовать правилу идти налево! Прям «отличная шутка», Петросян хренов! Открыв балконную дверь, прислушался. Тишина ворвавшаяся с улицы, до этого блокированная хорошим стеклопакетом, на мгновение затмила остальное. Одуряющий запах растительности и озона наполнил номер. На улице стояла ночь и похоже, недавно прошел хороший дождь.  Снаружи было все освещено огромной желтоватой луной, сегодня полнолуние.

   Плотно закрыв дверь за собой, я перебрался в другой конец балкона. Так и знал! Он был рассчитан на два номера. Дверь в соседний, не поддалась, она была закрыта. Ну да не беда, у пластиковых окон есть серьезный недостаток, замки были достаточно хлипкими. Все-таки на вес взрослого мужчины, который с размаху наваливался несколько раз плечом на дверь, они не были рассчитаны. Дверь перекосило, сначала не выдержал верхний упор, приоткрыв щель сверху. После нескольких серьёзных толчков, не выдержали остальные, дверь распахнулась. Придержав ее рукой, чуть было не стукнувшую о дверной проем, я осторожно зашел внутрь. В номере жутко воняло, сырыми тряпками и плесенью. Похоже внутри никого. Подергав входную дверь, убедился, что и она закрыта. Да что такое! Вернувшись назад в первый номер, выматерился, на двери ведущей во второй балкон отсутствовала ручка, отжать ее не получится, открыть без инструмента тоже. Ничего подходящего, чтобы просунуть в место куда должна крепиться ручка, тоже нет. У меня даже ножа сейчас нет! С ножом все было гораздо проще! Да твою же мать! Выругавшись, я метнулся к балкону, осматривая что находиться ниже. Насколько помню номер, куда меня привели, находился на третьем этаже. Высоковато, чтобы прыгать…Так, а что если? Я ухватился за край парапета и, оперившись ногами в прутья ограждения, съехал ниже. О, отсюда вполне можно попасть в номер, на втором этаже. Раскачавшись, дождался пока тело окажется ближе к балкону и, отпустив руки, приземлился внутри. Закрытая дверь такого же сдвоенного балкона меня не напугала, пара минут и я уже в номере, судя по расположению это - 206ой. Если нумерация такая же, конечно.

 

    Внутри номера вдоль стены стояли, два каких-то огромных ящика, из серого пластика. Очень они походили на оружейные кейсы, но вот размер был поистине монструозным. Что там внутри, пушка? Вся мебель была перевёрнута и лежала в беспорядке. Обойдя, деревянный письменный стол, лежавший на боку, я направился к входной двери. Внезапно дверь распахнулась и на пороге возникла огромная фигура, облаченная в камуфляж, поверх которого был надет бронежилет и разгрузка с множеством карманов на резинках. Оружие, до этого смотревшее в пол, взметнулось. Ствол направился на меня. Я замер. За стеклом бронешлема угадывались знакомые черты. Но разобрать кто это, я не мог, отблесков света не хватало. Подняв руки, я панически закричал:

 --Спокойно, стоп, свои!!

   Фигура, оставалась в неподвижности какое-то время, только слышалось тяжелое дыхание за щитком шлема, да срез дула автомата гулял где-то в области моей груди.

   Наконец, послышался приглушенный голос, в нем звучали нотки сильнейшей усталости и злости:

 --Блядь, всё-таки ты дебил! Тебе же сказали сидеть на жопе ровно, хули ты вылез!?

   Джек, а судя по голосу это был именно он, устало опустил оружие дулом вниз. Развернулся и выйдя в коридор, тяжело проговорил:

 --Если умеешь держать оружие в руках, хватай, что есть в ящиках. Там все, что сняли с тех бомжей, которые тебя прессовали. У тебя 30 секунд. Хватай и пошли.

   Вначале, замерев на секунду, я не поверил своим ушам. Потом метнулся к ящикам, откидывая защелки, открыл тяжелую крышку и заглянул внутрь. В этот момент в спину, мне прозвучал голос Джека:

 --Я об этом еще пожалею, но если наведешь на моих ствол, тут же сдохнешь!

   Холодок, от услышанной фразы, проморозил затылок.

 --Джек, я не подведу. – А что еще оставалось говорить? Не думаю, что он мне поверил, но что-то сказать было надо.

    Ящик был забит различным оружием, в основном это были охотничьи двустволки, изредка попадались многозарядки, вроде 153 МРки или 133 помпы. Ничего особое ценного не было, но мне повезло, почти на самом дне, лежала та сайга, которую я нашел в «богатом» доме. Лезть в другой ящик времени уже не было. Рядом с «девяткой» лежали те самые два магазина, которые я снаряжал лично. Защелкнув один из них, второй по традиции сунул в задний карман брюк. Сняв с предохранителя и дослав патрон, вернул предохранитель на место. Мне с сайгой повезло, у нее был установлен дополнительный флажок под указательный палец. Так что начать стрелять было делом секунды. Указательный палец привычно лег, на этот флажок. При всей моей нелюбви к стоковой системе АК, когда она доводилась до ума, лучше ее не было. Эта «девятка», конечно же, не эталон привычек, но тоже не плохо. Повернувшись к «Джеку», я сказал что готов идти, куда скажут. Оружие привычно смотрело в левый угол, приклад находился чуть выше правового плеча, слегка его касаясь. Готовность по патрульному.

   Джек внимательно следил за моими манипуляциями, его брови, за стеклом шлема, поползли вверх. Ничего не сказав, он мотнул головой в сторону выхода.

   Оружие наполнило меня какой-то уверенностью, как будто часть меня вернулась на место.  Как же иногда не хватает этого ощущения! Я спросил стоявшего ко мне спиной Джека, который всматривался в длинный коридор справа:

 --Джек, где враг и что делать?

   Ничего не ответив на мой вопрос, он нажал тангетку вызова на рации:

 --Шелест, Джек в канале. Прием.

   Судя по его сосредоточенному лицу, ему что-то отвечали, я только сейчас заметил проводок от рации, который шел куда-то под шлем.

 --Тебя понял, «Шелест», я у 206-го, ты нужен тут. Приём.

   Удовлетворённо кивнув, Джек тяжело опустился на корточки, прямо посреди коридора и привалился к стене спиной, опустив голову на грудь. Внезапно, раздался его усталый голос, он явно обращался ко мне:

--Ну удиви меня еще раз, какой у тебя позывной?

 

   Не понимаю, за кого меня принимают, но кажется мне до сих не верят. В тоже время доверили оружие, опасным не считают, или какая-то другая причина? На эти вопросы у меня пока не было ответов, да и время не подходящее, чтобы их задавать. Я не успел ничего сказать «Джеку», меня отвлекло появление нескольких человек. С левого коридора, там, где была лестница, вышел «Шелест», полностью в боевой экипировке, с прежним 74 калашом и какой-то армейской каской без забрала. За спиной был огромный рюкзак защитного цвета. Сверху на нем был закреплён, цилиндр ручного гранатомета. Сразу за бойцом, понуро шел один из бандитов, который раньше участвовал в моем пленении. Это был «Фаза». Руки его были стянуты пластиковой стяжкой наручников. На лице цвели пятна от ударов, похоже ему досталось. Взгляд был устремлен в пол, человек явно был сломлен. Замыкал движение незнакомец в «стандартной форме бировцев». Лицо скрывала темная Балаклава, через левое плечо, на трехточечном ремне, как у «Шелеста», висел незнакомый пулемет. Он был очень похож на ПКМ, насколько могу судить по тем фото, что видел в интернете. Различия были в том, что он был короче и короб пулеметной ленты крепился под углом к стволу, приклад практически полностью отсутствовал, начинаясь сразу из ствольной коробки. У него был точно такой же рюкзак, как у «Шелеста», разве что несколько больше. Да ребята серьезно укомплектованы, они тут на войну собрались? Хотя, о чем это, тут и есть настоящая война, судя по тому, что слышал, когда проснулся.  Я только сейчас понял, что не слышу больше ни взрывов, ни выстрелов. Уже, наверное,  минут пять, как все было тихо.

   Вся процессия подошла к нам. «Шелест», устремив на меня удивленный взгляд, перевел его на «Джека».  «Джек», вставая, сделал не определенный жест, поправив снаряжение, он обратился ко мне:

 --Смотри. То, что я тебе скажу, очень важно! В ходе допроса, вот этого – он кивнул на «Фазу» и, брезгливо поморщившись, продолжил - появилась информация о людях, среди которых, возможно, я повторяю, возможно, есть твой сын. Какую-то группу военных держат в здании в районе Таможни. Сейчас этот район, под контролем бандитской группировки человека, по кличке «Решала». Зачем их захватили я не знаю. Мне нужен этот самый «Решала». По своим причинам, тебе он них знать не обязательно. Достаточно того, что мы пойдем в одно и тоже место. Может быть, получится освободить ребят, но это не главная цель. Если что разделяемся и будешь действовать один.

Выждав, он посмотрел мне в глаза.

 -- Нет возражений? По лицу вижу, что согласен.

   Джек обернулся к своим парням, раздавая указания:

 --«Шелест», идешь впереди, замыкающий «Добрый». Готовы? Ну, тогда попрыгали.

   Спускаясь по винтовой лестнице, идя следом за «Джеком», который раздавал указания по рации, я размышлял о тех вопросах, которые до этого возникали у меня. Только теперь понял, что мои слова явно подтвердились в ходе допроса «Фазы», отсюда и достаточно лояльное отношение. Информация насчет того, что возможно скоро смогу увидеть сына, заставляла радостно биться сердце. Последние дни, перед тем, как я пришел на встречу с Мишиным человеком, были полны отчаяния. Надежды почти не оставалось. Ну не верил я, что Глеб смог выбраться из той заварушки невредимым. Он хоть и был не дурак и умел стрелять не хуже, меня, но ситуация складывалась откровенно поганая. Сначала я гнал от себя плохие мысли, но нутро сжимал холод плохих предчувствий. Сын был единственным близким человеком на земле, и я не представлял себе ни на минуту, что могу бросить его одного и сбежать. Постепенно мысли перескочили на ночные события и, улучив момент, когда «Джек» освободился, задал вопрос о том, что это было и чего ожидать. Он мне рассказал о том, что ЧВК B.E.A.R был не единственной организацией, действующей на территории свободной экономической зоны Таркова. Оказывается, корпорация Terra-Group наняла для своей охраны ЧВК U.S.E.C. По сути являвшейся частной армией корпорации, выполнявшей различные темные делишки в ее интересах. Состав таких частных армий я себе представлял, примеров было множество, начиная от войны в Ираке и заканчивая Африкой. Что там творили такие отморозки, часто доходило до мировой общественности. Публикации в СМИ пестрили о массовых изнасилованиях, вымогательствах и убийствах.

   Здесь же пошло все гораздо хуже, фактически «юсеки» воевали против «бировцев». Что и подтвердил ночной штурм здания, в котором я находился. Юсеки, однако, не понесли серьезных потерь, получив отпор, быстро откатились. Возможно они не рассчитывали, что «бировцы» уже внутри или, что их достаточно для отражения атаки в таком неудобном для этого месте. Санаторий «Берег» был комплексом нескольких совмещенных между собой строений, занимающий огромную территорию, и защищать его, не имея достаточно сил, очень проблематично. Зайти внутрь можно почти с любой стороны, причем, как пояснил «Джек», если бы «бировцы» не подстраховались, нам бы всем пришел каюк. Что за «подстраховка» он не рассказал, а я и не спрашивал. Видимо ЧВК B.E.A.R. не зря едят свой хлеб, там работают настоящие спецы. Еще «Джек» сказал, что это проба пера и скорее всего последует новый штурм.  Бандиты же сделали большое одолжение бировцам, они все собрались на импровизированном допросе, со мной в главной роли. Это отвлекло все внимание. «Бировцы» зашли не замеченными, увидели интересную картину, и, оперативно сработав, бескровно взяли санаторий.

   Мы прошли длинными коридорами западного крыла Санатория.  По всюду были видны следы подготовки к следующему штурму и устранению последствий предыдущего. «ЧВКшники» перетаскивали, все что могло послужить для создания завалов и препятствий, чтобы следующий штурм не стал для них последним. Они создавали новые огневые точки, перегораживали целые этажи.

   Выйдя на улицу, через тот же пролом, которым я попал в здание, встретили еще двоих бойцов. Они присоединились к нашей небольшой команде, передав мне небольшой потрепанный сидор, по-видимому принадлежавший раньше бандитам.  Как мне сказал «Шелест»:

  --Собрали тебе на дорожку самое необходимое.

   «Джек» оказался руководителем небольшого отряда, куда и входили все эти бойцы. Он раздал указания относительно маршрута движения. Пояснив, что встреча с врагом мало вероятна, разведка сообщила о том, что «юсеки» отступили в противоположном направлении, но ушки надо держать на макушке. По пути нашего движения, мы должны были соединиться еще с двумя бойцами отряда, которые ожидали на «Метеостанции», выполнявшей роль точки сбора. Эти двое, как он выразился «налаживали связь», которая недавно начала сбоить.

   По всей видимости, «Джек» имел огромный авторитет среди своих бойцов, все его распоряжения выполнялись мгновенно, без пререканий. Группа была слаженной, все роли давно распределены.

   Мы зашли в лес, растянувшейся колонной. В середине отряда шел я и «Фаза», нас охранял незнакомый мне боец с позывным «Алфавит». Впереди, на расстоянии около десяти метров друг от друга, шли «Шелест» и боец, который помогал конвоировать «Фазу» - «Добрый». Замыкали колону «Джек» и какой-то «Черномор». «Алфавит» был ближе всего к нам с  «Фазой», судя по настороженному взгляду, периодически кидаемому в нашу сторону, он не только сопровождал бандита, но и приглядывал за мной.

   Я был сосредоточен на движении по лесу, стараясь походить на «бировцев». Ходить по лесу умел, был в свое время на разных охотах, но до спецов, было очень далеко. У них другая дичь, смертельно опасная, и многие навыки «прокачаны» по максимуму. Не знаю из каких ведомств в прошлом были эти ребята, но считаю, лучшего сопровождения нельзя было и пожелать. Чувствовал себя в достаточной безопасности. Главное сейчас, самому не напортачить.

   Мы прошли уже несколько километров и решив, навести мосты с человеком, который шел ближе всех, я стал сбавлять шаг, пока не оказался на одном уровне с «Алфавитом». Не зная, как начать разговор, пошел по стандартному пути:

  --Привет, на сколько понял, «Алфавит»?  Могу так обращаться?

   «Алфавит», бросив на меня взгляд выцветших глаз, кивнул, продолжая осматривать лес вокруг, контролируя зону, направленную влево и вперед. Периодически он бесшумно догонял бандита, когда «Фаза» запинался или пытался остановиться передохнуть. Тогда он тычком поторапливал его или предупреждал, чтобы шумел потише.

  --«Алфавит», а зачем вам этот? - головой я указал на бандита, который все тяжелее переставлял заплетающиеся ноги. Рот ему заткнули еще на выходе, и мычать, выражая свои эмоции, он уже не пытался.

     «Бировец», скривив лицо, как будто съел лимон, продолжал разглядывать что-то среди деревьев. Молчание продолжалось, наверное, полминуты. Решив, что ответа не дождусь, я начал убыстрять шаги, стараясь вернуться на прежнее место в колоне. В спину мне раздалось, заставившие остановиться слова:

 --Мил человек, ты нашел время… Он знает местность и нужных людей. Наш «добровольный» проводник. - Наметив улыбку уголками губ, он замолчал. Через несколько минут продолжил:

 --А ты вообще, чем занимаешься по жизни? Чем-то ты глянулся «Джеку», раз с собой чужого взял.

   Помолчав, больше подражая, чем желая позлить «Алфавита» я ответил:

 --Да ничего примечательного, манагер, углем торгую в маленькой фирме, на большой земле.

   Мы еще помолчали несколько минут. Меня уже совсем не раздражала такая манера говорить у собеседника.

 --А с оружием, где так научился обращаться? - он указал головой на то, как я контролирую оружие, держа указательный палец вне спусковой скобы.

 --Стрельбой давно увлекаюсь. Практическая, «айдипиай».

 --Ясно – прошелестело в ответ. Отвернувшись в другую сторону, он дал мне понять, что разговор окончен. Я догнал уже совсем медленно идущего «Фазу» и еле успел его поймать, он стал заваливаться набок. Горлом у него шла кровь.

   «Фаза» лежал на земле в позе эмбриона, тело уже практически не двигалось.   Он не кашлял, кровь тонкой струйкой бежала изо рта и носа на землю. Конвульсии перестали бить тело, он умирал.

   Сначала никто не понял, что с ним. Некоторые пытались помочь, пока «Алфавит», присев у тела, не поднял край майки. Показывая белую повязку, наложенную на бок бандита, он объяснил, что похоже «перестарался во время допроса». Лицо «Джека» пошло серыми пятнами, он пытался что-то сказать, но, видимо, каждый раз себя одергивал, пока не произнес, глядя на «Алфавита», старательно контролирую интонацию:

  --Гена, ты понимаешь, что подставил нас?! Он один знал в лицо «Решалу»!  Молись, чтобы мы не облажались! -Развернувшись, Джек собрался уходить, но его остановил человек, которого раньше обозначили как «Черномор». Низкорослый, кряжистый мужик, с волосами и бородой черными, как гудрон. Лет под сорок, примерно одного возраста с «Джеком». В отряде он выполнял роль связиста. Пока происходили все эти события, он достал из рюкзака, небольшой блок полевой рации с множеством кнопок, соединил суставы разборной антенны, и попытался связаться с каким-то «Туманом», повторяя по кругу одну и туже фразу, нажимая разные клавиши.

 --«Туман», я двойка, прием. Это «Двойка», «Туман» прием.

   «Черномор» дождался, пока «Джек» повернётся в его сторону и подозвал жестом. Тихо о чем-то разговаривая между собой, было видно, что-то не так. Слов не было слышно, долетали только какие-то обрывки.

   «Черномор» изменил свою скороговорку, четко и ясно начал произносить другую:

 --«Бекас», это «Двойка, прием.  «Двойка», вызывает «Бекас», прием.

«Джек» несколько раз что-то пробормотал в рацию, нажав тангетку. Махнув рукой, подозвал всех бойцов отряда к себе.

 --Парни, у нас проблема. Связи с базой нет, с бойцами с «Чупа-Чупса» тоже. Нет вообще никакой связи, черт! Похоже, работают «глушилки». Проверьте рации!

   Бойцы по одному, подтвердили тишину в эфире и невозможность связаться друг с другом. Происходящее, озадачило «Джека». Все еще о чем-то думая, он раздал короткие приказы относительно трупа «Фазы». Нарубив свежих веток, его тело укрыли от посторонних глаз. «Черномор» все это время безуспешно взывал к невидимым «Туману» и «Бекасу».

   Больше всех суетился «Алфавит», видимо, он пытался исправить свой промах. Периодически покрикивая на меня, чтобы «быстрее тащил ветки» или упрекал «как ты складываешь!» Порядком меня этим раздражая.

   Наконец, когда все было закончено и мы продолжили движение, я переместился в начало колонны, поближе к «Шелесту». Тот как-то виновато на меня посмотрел, пожав плечами, мол не бери в голову. Остальные члены отряда абсолютно равнодушно все это восприняли. Я же был несколько подавлен. Разговаривать абсолютно не хотелось - смерть бандита на меня произвела тяжелое впечатление. Не то чтобы жалел его, но и равнодушно, как они, не мог отнестись.  Смерть, всегда смерть, а тем более, когда она происходит на твоих глазах.  

   Солнце только начало вставать, когда мы вышли на край леса. Наш отряд отмахал около десяти километров, но как ни странно, их я даже не заметил. Усталости не было, видимо нервы. Перед нами открывался потрясающий вид. Красивейшая долина тянулась на сколько хватало глаз. Она была испещрена холмами, с редкими проплешинами растительности, тянувшись до горизонта. Лучи восходящего солнца скользили по ней, создавая невероятную гамму цветов. Легкий ветерок приносил аромат цветущего луга и почему-то свежескошенного сена.

   Только вдалеке, на грани видимости, на высоким холме, окружённом скальными выступами, взмывал в небо красный шар метеостанции. Отсюда он был еще плохо виден, скрываясь в серой дымке, но его размеры потрясали. Огромный красный шар, пересеченный белыми полосами. Так вот почему «Чупа-Чупс». До него было еще километра три, как наш отряд разделился на две группы: «Джек» и пулеметчик – «Добрый» ушли левее, начав огибать небольшую рощицу, росшую посередине поля, я же с «Шелестом» и «Алфавитом» шли чуть правее, стремясь достигнуть начала скальной гряды, которая сформировала над дорогой к метеостанции каменную арку. Это арка природного происхождения была местным чудом. Я помню, даже встречал упоминание о ней, в путеводителе по Таркову. Высотой метров семь над дорогой и шириной метров пятнадцать, выглядела как огромный мост, венчавшей дорогу.

   «Шелест» дал мне знак остановиться, сам же с «Алфавитом» ушел вперед.  Желая занять место поудобнее и получше, я забрался на одну из половин арки. Здесь открывался хороший вид на «Чупа-Чупс». Стараясь быть незамеченным, я прилег почти на самом верху, прячась в естественном углублении. «Шелест» с «Алфавитом» в это время осторожно дошли до кустарника, обильно растущему на холме, и скрылись в нем. С другой стороны, куда ушли «Джек» и «Черномор», пока не было движения. Видимо, они еще обходили холм с другой стороны. Я перекинул сайгу из-за плечей, скинув с себя опостылевшую веревку, выполнявшую роль оружейного ремня. Положил ее перед собой, стал разглядывать окрестности метеостанции. Построек на холме было всего 2, это сама вышка метеостанции, высотой с 5 этажный дом, с примостившимся сбоку двухэтажным домиком из серого кирпича. Вглядываясь в окна, я не видел ни малейшего движения, только разбитая рама на втором этаже слегка раскачивалась от ветра. Странно, рама явно недавно была сломана, свежие сколы белели на сером фоне. Присмотревшись повнимательнее, я разглядел то, что раньше не заметил. Внутри, на стене напротив окна, виднелось какое-то темное пятно, круглые отметины были рассыпаны по светлой штукатурке. Емае да это же отметины от пуль. Эх, жалко нет оптики, «калик» больше мешал прицеливанию, чем помогал.  Для такого расстояния слишком «жирная точка», она перекрывала собой большую площадь. Жутко бесил «30 местный магазин». Упираясь в землю, он не давал удобно разместить оружие, приходилось держать оружие под наклоном. Калибр у сайги конечно пистолетный, но и расстояние до здания не более ста метров. А на такой дистанции пуля калибра 9 мм из длинного ствола сохраняла убойную силу. Не думаю, что действительно придётся стрелять, но прикрыть своих я был готов.

   На противоположной стороне холма, там, где начинался скалистый обрыв, появилась фигура, медленно продвигающаяся к двухэтажному зданию. Я смотрел на фигуру, пытаясь понять кто это, в любой момент готовясь снять с предохранителя оружие. Передвигаясь от укрытия к укрытию человек скрылся в здании. Я не стрелял, с моей стороны навстречу ему вышел «Алфавит». Вдвоем они замерли возле закрытой двери, ведущий внутрь. Как по команде, один из них открыл дверь, второй влетел внутрь. Вслед за вторым зашел и первый, скрылись из виду. Что происходило в здании не известно, но ситуация явно была не штатной: нас никто не встречал, отметины от пуль… Здесь что-то произошло. Сквозь разбитые окна на этажах я следил за тем, как люди перемещаются внутри здания. Они обследовали первый этаж, показавшись в окнах второго этажа. Через какое-то время на балкон вышел человек, несколько раз махнув рукой, он вернулся во внутрь. Полагая, что это знак всем собраться, я перебежал по арке и оказался почти у самого верха холма, там где начинались кусты. На встречу мне вышел «Шелест», поманил за собой и скрылся.

   Еще поднимаясь по внутренней лестнице на второй этаж, я почувствовал тяжелый  запах крови. Воздух отдавал металлическим привкусом, к нему примешивалось еще какие-то неприятные запахи. Практически все стены были испещрены отметинами от пуль. Стойки с аппаратурой для работы метеостанции были разбиты попаданиями. Повсюду валялись раскрошенные микросхемы и пустые гильзы. Кое-где на стенах и полу виднелась кровь. Заглянув в то место, на которое смотрел с улицы, я отпрянул назад, выйдя на балкон подышать свежим воздухом. На полу лежало человеческое тело. Череп и грудь были разворочаны множественными попаданиями. Не знаю из чего в него стреляли, но от головы почти ничего не осталось, на шее был только нижний кусок челюсти. На стене отпечатался кровавый ореол, испещрённый ямками от пуль. Подышав, я задрал голову вверх, стараясь успокоиться. Взгляд, мазнув по кругляшу метеостанции, за что-то зацепился. Еще не понимая в чем дело, я позвал:

  --Мужики, сюда!

    «Шелест», выскочивший первым, устремил на меня взгляд. Я наконец разглядел то, чего там быть недолжно - руку, свисающую из приоткрытой двери будки, на самом верху метеостанции.

 

 

Глава 3

 

    Мы похоронили ребят на холме возле арки, соорудив два креста из досок, что нашли на территории. На кресте было только две надписи. Имя с позывным и дата смерти, никто не стал писать их фамилий и дат рождения. Олег был откуда-то из Саратова, Дмитрий был аж с Владивостока.  Могилу выкопали не очень глубокую, одну на двоих. Чтобы потом, можно было похоронить по-человечески, а сейчас главное, чтобы не растащило зверье. «Джек» стоял с опущенной головой, приняв смерть ребят очень близко к сердцу. Да и остальные выглядели не лучше. Мы помолчали, отдавая дань уважения.

   Затем последовали команды «Готовсь! Пли!» и троекратный удар курка по ударнику, ознаменовал окончание их жизненного пути. «Тихий» салют в их честь, мы провели стоя над их могилой. Я тоже участвовал в нем, пусть при жизни и не знал этих людей.

   Вообще ситуация на метеостанции выглядела странной, кто убил парней, куда ушел после. Зачем забрал оружие, ничего не было понятно. После того как был обнаружен второй погибший, «Джек» рвал и метал. Он вместе с двумя бойцами бросился искать следы произошедшего здесь.  Следов было предостаточно, здесь произошел настоящий бой. Полностью картину конечно не смогли восстановить, но этого было, достаточно для выводов.

   Вероятнее всего, первым убили Олега. Это тот человек, которого я обнаружил наверху Метеовышки. Убит он был по-видимому снайпером, сразу в голову. Вокруг него не обнаружилось стрелянных гильз. А лопнувшее стекло, на уровне головы, как раз говорило о том, что выстрел был одиночный и очень точный. С Дмитрием, которого нашли внутри двухэтажного знания, ситуация обстояла другая. Его брали штурмом. Внутри было жарко», судя по кровавым пятнам, минимум двоим это стоило жизни или серьёзными ранениями. Было уж слишком много крови для одного, двух человек, если считать Диму.

   «Алфавит», который в отряде выполнял роль доктора, сказал, что все произошло не менее трех часов назад, начинающееся трупное окоченение и запёкшаяся кровь, тому подтверждение. Нападающие забрали тела своих раненых или убитых, прихватив оружие «бировцев». Уж не знаю зачем оно им. Шелест так же заметил, что звуков выстрелов никто не слышал, а значит работали «глушенные» стволы.  Возможно они постарались сыграть на неожиданности, поэтому не пользовались гранатами. Кто знает, как было на самом деле.

   Проведя мини совещание, на котором я присутствовал в роли призрака, «бировцы» прокладывали маршрут, сверяясь с картой. Она явно была военного образца, в углу стояла дата 99 года. Старовата конечно, на ней наверняка отсутствовали современные постройки, в последние годы местность сильно перестраивалась.  

   Было принято решение идти вдоль основного шоссе, ведущему на Таможню. Остальные пути либо были длиннее, либо трудно проходимые.  Я уже привык к роли немого свидетеля в отряде, делал что скажут. Так бы и прошагал до места назначение, как на поводке. В какой-то момент, правда я стал свидетелем разговора между «Алфавитом» и «Джеком»:

  --Командир- как бы в шутку начал «Алфавит»– кивок на меня- А этот, нам на усиление?

   «Джек», наверное, ждал подобного разговора, потому что нисколько не удивился.

  --Гена, куда ты клонишь?  Ты говори, говори. Не стесняйся, здесь все свои.

 Как мне показалось «Алфавит» несколько замялся, потом решившись, выпалил:

  --«Джек» я не понимаю, зачем ты взял гражданского на задание.  Мы не на прогулке, он нам может помешать.

   «Джек» постоял несколько минут, видимо обдумывая ответ.

  --Если тебя, так волнует выполнении задачи, то… Я беру всю ответственность на себя. Если у тебя есть, какие-то другие причины, быть не довольным таким решением, то озвучь их? -Джек посмотрел в глаза Гене.

  «Алфавит» мотнул головой, в знак того что, выяснил все что хотел.

 --Ну если нет вопросов, тогда свободен.

 --Есть!

 --Вольно мы не в армии. -рассмеялся «Джек».

    Наблюдая за этой сценой, я наконец понял причину странной неразговорчивости «Алфавита». С этими мыслями, я полез в потрепанный сидор, который мне собрали в дорогу. Однако! Внутри на самом верху все это время лежала, замотанная в целлофан пачка долларов. Я не стал их пересчитывать, видимо мне вернули те деньги, которые забрали бандиты. Сунув ее в карман куртки, стал разбираться дальше. Там еще были пять уже знакомых сух пайков и три полторашки питьевой негазированной воды и какие-то лекарства, сложенные в подсумок с вышитым красным крестом. На самом дне лежал мой верный складень, с которым я проходил много лет. Очень полезная штука, почти во всех ситуациях.

   Напившись воды, я сунул его в правый карман, зацепив защелкой за край ткани. Есть не хотелось совершенно. Все это время я был в каком-то странном приподнятом настроение, отмахав столько километров, не чувствуя усталости. Сейчас же словил откат, идти не хотелось ни куда совершенно. Но надо! Такой шанс выпадает редко, да что там, никогда не выпадает! Собравшись с силами, скрипнул зубами от боли, прострелившей натруженные мышцы ног, поднялся. Попрыгал на месте, делая взмахи руками, давая сгустившейся крови, быстрее забегать по организму. Сайга при этом каждый раз долбила по боку, очень уж не удобный у меня «ремень». С этим надо тоже что-то придумывать и как можно быстрее. Ни снять с плеча ее быстро невозможно. Да и при переноске не очень. Временное решение оно и есть временное.

--Вот это правильно, так держать! - подбодрил меня «Шелест».

   Назад мы шли другим путем. Было принято идти вдоль кромки леса, не выходя за его пределы. Судя по карте, лес рос недалеко от прибрежной полосы. Обхватывая долину полукругом.

   Минут через двадцать, где-то впереди раздался тихий гул, обеспокоенно завертев головами ребята стали всматриваться в небо. Последовав их примеру, я заметил силуэт небольшого самолета, странной формы. Где-то я такой уже видел, что-то он мне напоминает.

   Как по команде бойцы спрятались в подлеске, последовав их примеру, я тоже запрыгнул в ближайший куст. Наконец в голове щелкнуло, и я вспомнил, где видел такой «самолетик».  Очень часто по ТВ и в интернете мелькало фото подобного аппарата, когда шла речь про очередную «героическую» операцию американских или натовских войск. Это была одна из модификаций «Предатора». Мой мозг сопоставив размер БПЛА с действительностью, подсказал, что тот находиться гораздо ближе. Низко летя над землей, БПЛА, снижал высоту. Провожая его взглядом, я видел, как он, сделав круг над метеостанцией, улетел в сторону моря. Интересные тут дела происходят, этим то, что тут надо?

   Выждав, для порядка еще минут десять, мы продолжили движение, забирая левее вдоль кромки леса, идущего по краю поля. На такой местности было не плохо ориентироваться, направлением нам служила проплешина вдалеке, она отделял два леса, друг от друга. Березняк, который рос, вдоль прибрежной полосы и смешанный лес, растущий в глубине, из которого мы когда-то вышли. Лес постепенно стал редеть, деревья расступались, увеличивая расстояние друг от друга.   

 

   Мы шли уже второй час, после встречи с БПЛА. Идти становилось все тяжелее и тяжелее, не привык я к таким длительным переходам. Стараясь не думать о усталости, с трудом переставлял ноги. Идущему рядом «Шелесту» было хоть бы хны. Как-то сам собой между нами завязался разговор. Он видимо тоже был не против, обстановка располагала, вокруг все было тихо.

 --«Шелест» долго нам еще топать? Когда привал будет? -сказал я нейтрально.

 -- Ну, еще минут десять и выйдем к «шоссе Космонавтов» оттуда прямая дорога, до общаг. Ну короче, до нужного места. Там еще часик и мы на месте. Думаю, если все пойдет как пойдет, то где-то здесь и устроим привал.

   Кивком поблагодарив его, я подумал о том, что неплохо бы проверить оружие, мало ли что и как обернётся. А оказаться с не стреляющим или «кривым» стволом, мне не улыбалось. Машинально я поправил оружие, перекидывая его на другое плечо. Движение не скрылось от «Шелеста», он спросил, глядя на мое оружие:

--Слушай дядька, а на хрен ты вообще ее взял? Там же вроде полно было другого оружия, даже «ксюха» валялась.

  По всей видимости «Джек» рассказал ему ту историю, с моим «побегом».

 -- Да ты знаешь мне особо времени то не предоставили. Чай не арсенал там у вас- я улыбнулся.

--Вокруг стрельба, взрывы. «Джек» еще с ошалевшим взглядом залетает. Думал грохнет меня тут же. Он же явно не ожидал меня увидеть там.

-- Да и «ксюха» эта- поморщившись, сказал я – даром что автоматическая. Абсолютно не мое оружие. Было дело мечтал о такой, огражданенной. А как попробовал на полигоне, нафиг нафиг. Стрелять не удобно, рамочный приклад…толком не вложиться, не стрельнуть. По скуле долбит, даже одиночными. Отдача неправильная какая-то.  А что у нее там с СТП на сотке. Ее же для экипажей бронемашин разрабатывали?

--Ну блин сайга то всяко лучше! - «Шелест» улыбнулся.

--Да, может быть и не лучше. Но во первых, импульс отдачи всяко меньше. Во-вторых она идет уже в «тюне». И ты знаешь, «тюн» неплохой, ухватистая. Опять же знакомый аппарат, дома с похожим тренировался. Что же до СТП и дальности, то «девятка» до сотки, ста пятидесяти метров очень даже неплоха. Коллиматор на ней стоит опять же. А у «Ксюхи» только стандартные прицельные приспособления. Я к ним вообще не привык[R1] .

--Ну не могу я с них стрелять нормально- пояснил я «Шелесту» в ответ на его вопросительный взгляд.

--Я понимаю оружие конечно, такое себе…Будет возможность сменю, на что-то серьезное. Но, воевать я не собираюсь, так что сойдет для самообороны.

--Да кто знает, дядька…Кто знает? Может и повоевать придётся, очень уж нехорошие тут дела творятся. Странные… - ответил мне Петр.

   Дальше разговор сам собой затих, мы шли еще какое-то время молча, пока вдалеке не показался просвет, между деревьев. «Черномор», который шел первым, предостерегающе поднял руку. «Бировцы», как по команде разбежались в разные стороны. Заняв оборону полукругом, по направление к просвету впереди. Мне же и осталось что присесть, крутанувшись на месте, посматривая назад по маршруту движения. Сняв сайгу с плеча, ожидая дальнейшего развития событий.

 

   А дела действительно происходили странные, мы сидели в засаде уже, наверное, второй час. Ожидая, когда рассосутся вооруженные люди на дороге.  Но никто никуда и не собирался уходить, видимо они здесь на долго. Их было человек десять, не меньше. Заняли самодельный блокпост, которого здесь быть ну никак не могло, контролируя ворота, ведущие на территорию таможни и погрузочных терминалов. Самый простой и быстрый путь туда, был как раз через эти ворота. Вокруг территории высился, высоченный забор, в два, а то и три человеческих роста, да еще и поверху обнесённый колючкой. Так что без спецсредств, на другую сторону, было попасть достаточно проблематично. Таможенники в свое время очень хорошо постарались, выстроив эту громадину, которая тянулась на многие километры с одной стороны, с другой же упираясь в реку, возле которой теперь находились эти люди.

   Ребята, очень интересные, явно гражданские. Ничем не отличающиеся от тех парней, которые захватили меня в санатории. Теже замашки и манеры поведения. Мне показалось, что я даже вижу у некоторых обилие татуировок, покрывающие руки. Но отсюда было плохо видно и это мог быть просто обман зрения. Ну ребята и ребята, но все были вооружены. И не просто вооружены, а автоматическим оружием! У многих в руках были свеженькие «семьдесят четверки», поблескивающие маслом и чистым свежим деревом прикладов. У двоих правда были и «мосинки» в руках и даже одна охотничья «многозарядка» была, скорее всего «турок».

   Еще более интересное, показал «Алфавит», указав на блоки из бетона, сложенные в полноценное укрытие и наваленные мешки с песком, выполнявшие роль бруствера.

   --«Джек» ты посмотри, посмотри, эти клоуны ряженные, не просто так ходят. Явно кто-то их сюда поставил. Понимающий! Исполнение так себе, конечно. Вон как кучкуються, одна очередь и троих-четверых точно бы снял. И ты посмотри на эти блоки, кто-то же технику сюда подогнал и собрал из них укрепления. Для кого стоим, как говориться?

  --Меня больше интересует, с кем они болтают, вон по той штуке. - Джек, указав на блок армейской рации, задумчиво перевернулся на спину, смотря на окружавших его людей.

    Мы лежали в кустах, не вдалеке от дороги, на расстоянии метров ста. Нас хорошо скрывала густая растительность, так что быть обнаруженными никто не боялся. Катая, сорванную соломинку в зубах, «Джек» продолжил:

  --Это ведь не «наш» блок, современная цифра.

  --Даже представить не могу, кто это такие. С первого взгляда подумал, что ополчение. Но нам никто не сообщал о формировании отрядов самообороны, это раз. Такие блок посты за пять минут не формируются, за время нашего отсутствия их ну никак не могли организовать. Это два. – он загибал пальцы на руке.

 --В третьих, очень меня смущают персонажи, которые там разгуливают.  Вы заметили на многих разгрузки висят. А вы заметили, что за разгрузки? Они натовские. А если совсем внимательно присмотреться, то и штаны и берцы у многих не наши. И что это нам дает? – Он вопросительно оглядел всех, вокруг.

 --То, что они грабанули оружейный магазин! Нет, три! Сразу! – схохмил, улыбаясь во все тридцать два «Шелест»

 --Тьфу на тебя! – не остался в долгу «Джек», улыбнувшись.

 --Если бы все так просто, но только с рацией навяжется. Даже если они ее где-то сперли. То вопрос, а для чего она им? По кому они так сильно скучают, что аж раз в час разговаривают. Кстати «Черномор», сходи-ка проверь связь? – «Джек» нажал тангетку, что-то в нее бормоча.

 --Командир, есть сигнал. -это «Шелест».

«Черномор» кряхтя, для вида, тяжело поднялся и ушел глубже в лес. Видимо, как раз проверять аппаратуру.

 -- в пятых – «Джек» сжал ладонь в кулак, показывая большим пальцем себе за спину.

 -- У них там стоит между прочим, настоящий пулемет «миними». Его они тоже в ор.маге сперли? -сказал он, усмехнувшись.

 --Командир, командир – к нам повернулся «Алфавит», все это время пристально рассматривающий дорогу.

 --Они возвращаться. Раз в полчаса ходят. – по всей видимости имея ввиду трех человек, которые шли вдоль дороги, со стороны берега.

 -- ну и что в итоге? – спросил «Джек», сам себе же и отвечая:

 -- а в итоге, полноценно вооруженное подразделение, со связью, с автоматическим стрелковым оружием и с дозорами. Нет, конечно можно и тут пройти, но нашумим! А я не знаю, кто на шум отзовётся. Поэтому предлагаю отойти вдоль забора и поискать другой проход, в крайнем случае, проделаем. Есть возражения?

   Все промолчали, только я с печалью оглядел свои ботинки, с налипшими на них небольшими кусками грязи и листвы. Думая, что похоже сегодня останусь и без обеда, и без ужина, да и ногам моим завтра писец. Жирный такой, особой арктической породы.

 

 

    На территорию Таможни мы попали полчаса спустя. Ребята перекинули складную кошку, она все это время лежала у «Алфавита» в рюкзаке, очень удобная штука, весит наверное полкилограмма- килограмм, а эффект просто потрясающий, раз и верёвка привязанная к ней, на той стороне. «Алфавит» тянет на себя, она удачно за что зацепившись, крепко держит. Накинув одну из курток, на колючку, мы по очереди, чередуя человек, рюкзак, оружие, оказываемся на той стороне. Выбрали мы место перехода не случайно. Когда-то здесь были проложены железнодорожные пути сообщения, уходящие под бетон ограждения. Явно проложенные еще в советское время, они поросли травой и поржавели, теряясь на общем пейзаже, но как ни странно, не плохо сохранились.  По ним доставляли грузы из порта, в город.

   Эти пути заметил «Шелест», он же предложил перебраться на ту сторону, прямо напротив них. Явно непросто так. Когда мы оказались на другой стороне, то увидели, что находимся в небольшом железнодорожном тупичке, железка шла дальше, постепенно забираясь в небольшую горку, по обе стороны которой сохранилась щебеночная насыпь. Тупичок отделялся небольшими железными распашными воротами. За горкой виднелись края вагонов, перевозящих сыпучие материалы. Видимо когда-то, сюда отгоняли, на отстой какие-то составы или отдельные вагоны. Так и забыв их на путях, кто знает.

   Тупичок, явно был заброшен, повсюду валялся мусор и бутылки. В углу лежали старые шпалы, пропитанные креозотом. Я принюхался, повеяло таким знакомым и любимым запахом, который часто можно почувствовать в метро.  Но таким ядовитым.

   Вот за этими шпалами мы и расположились, «Шелест» кривил нос от запаха. Он явно ему не нравился. Я же просто наслаждался. Особенная радость была в том, что наконец-то дал отдых натруженным ногам и как ни странно спине. Да старость не радость.

   Пока я и еще несколько человек отдыхали, остальные находилась в охранении, уйдя за распашные створки ворот. Открыв сухпай, и залив нагреватель водой, я ждал пока он согреет гречневую кашу с куриным мясом. Сам же прилег на шпалы. Господи, какой кайф! В этом сухпае есть две интересные вещи, первое что у него идут пакетики с сублимированными ягодами и отдельно, растворимый напиток. Мне попался мой любимый, малиновый. И второе, в этом сухпае была обычная трубочка, через которую, предварительно залив кипятком, можно было тянуть, прямо из пакетики витаминизированный напиток. Кайф! Мысли неторопливо ворочались в голове, приятно ныли ноги. Кайф!

   Не молодцы эти поляки, сделав очередной глоток через трубочку, думал я. Ведь, казалось бы, сделали пакетики на zip-закрывашках, такая штука есть у многих. Но они просто добавили эту простую копеечную трубочку. А сколько от нее пользы!

   Одна беда, сделав очередной глоток, я поморщился, задев трубочкой губы. Их я обветрил напрочь. Вот что значит в спешке собираться. У меня обычно в машине всегда валялся небольшой рюкзачок с самых необходим. В него я всегда клал гигиеническую помаду. Как же она меня всегда выручала на выездных соревнованиях. А, ну и хрен с ним, я сделал очередной глоток. А ведь у пшеков, насколько помню, мёд идет в сухпае. Можно им попробовать намазать. Вдруг че получиться?

   Я присел, вытряхивая остатки пакета себе на колени, о вот и мед. Ну что ты будешь делать, полностью засахарился. Мед у них единственное натуральное блюдо, все остальное с такой дозой химии, что с непривычки точно будет изжога. Так, а что кстати в аптечке, что собрали мне ребята. Достав и ее, я посмотрел содержимое. Так бинты. Много бинтов и вата в рулоне. Таблетки различные, в том числе болеутоляющие. О «Лоперамид» и сердечные таблетки. Какое-то болеутоляющее, тоже в таблетках, явно гражданское. О, а это что? Я достал желтый пакет, спрессованный вакуумом. Надписи на английском какие-то.

 --Дружище! Эт че такое? - я обращался к «Шелесту», который сидел со мной рядом в нескольких, метрах на одиноко торчащей шпале, подложив под нее пакетик, чтобы не испачкаться. Он уплетал за обе щеки, точно такую же гречку, как у меня, при этом как-то по-детски болтая ногами, скрестив их под собой. На лице играла умиротворённая беззаботная улыбка. В такт ногам, он покачивал головой. Может быть сейчас там играла какая-то веселая музыка, а может просто от «маленького» счастья на привале. Много ли надо человеку на самом деле?

   «Шелест» вообще мне нравился все больше и больше, чем-то напоминая сына. С одной стороны, такой же безобидный и веселый распиздяй, готовый всегда прийти на помощь. А с другой стороны настоящий профессионал.  Не знаю, как это в нем уживалось. Но я чувствовал нутром, что мог на него положиться.

-- Ооо, дядька! Прошамкал набитым ртом он.

--Эт великая вещь!  Нам их тоже «подарили» - он сделал странное ударение на последнее слово. Даже знать не хочу, кто им и как «подарил». У военных свои шуточки.

--Это перевязочный пакет, американский. Я до того, как здесь оказался, такие у «духов» находил. Кровь останавливает на раз, можешь одной рукой шину наложить или кровотечение убрать. Шина в комплекте, там же инструкция. Не бойся, этот без «подарков». Что за «подарки» он имеет ввиду я не знал, но переспрашивать не стал.

   Повертев перевязочный пакет в руках, я сунул его в куртку, на всякий пожарный. Тут я думаю он всяко ближе, тьфу , как бы не сглазить.

-- Ты как вообще, дядька – участливо спросил «Шелест», обращаясь ко мне.

--Смотрю сомлел чуть-чуть, ничего… Бывает! Даст бог, скоро сына увидишь. Не многим такой шанс выпадает. «Джек» взял тебя, хоть по уставу и не положено. Он мужик правильный с пониманием. Я с ним третий год. Суров, но справедлив! – рассмеявшись с последними словами, сказал он.

--Дай Бог. Тьфу Тьфу Тьфу, чтобы не сглазить. - Ответил я, сплюнув через левое плечо. Помолчав задал, давно интересующий меня вопрос:

--«Шелест» а вы вообще откуда? -спросил я, глядя как он ловко доскребает золотистую ванночку с гречкой.

--Дык, дядька. Мы же….-договорить он не успел, «не вовремя» к нам подошел «Джек», который до этого был в дозоре.

--Че, Петюнь. Военные тайны разбалтываешь? Смотри у меня! - он сделал наигранно суровое лицо.

--Виноват! Никак нет. Меня уже вообще здесь нет! – с этими словами, «Шелест» сложив остатки от трапезы, в целлофановую упаковку, затолкал ее под кусок дерна. Который сам же и выкопал незадолго до этого. После чего подхватив автомат, надев через левое плечо черный ремень с толстым погоном. Снова стал серьезным и быстрым шагом вышел за ограждение.

--Ладно я что хотел - сказав это, «Джек» расправил мою куртку, которая так и осталась лежать на шпалах, после того как я встал.

--Минут через тридцать, парни поедят, передохнут и мы пойдем к общагам, там по информации и держат твоего пацана, с остальными ребятами. Но в общагах, по оперативной информации, все серьезно. Поэтому с нами ты не пойдешь.

   Гладя на желваки, которые заходили у меня на лице, добавил:

-- Но и отсидеться тоже тебе не дам, ты с «Алфавитом», нам спину прикроешь. Будете смотреть чтобы кто к нам неожиданно не пришел. Это все позже, сейчас отдыхай!

Хлопнув легко меня по плечу, он ушел, оставив в одиночестве, доедать свой обед-ужин.

 

   Мы давно лежали в кустах, на небольшом пригорке, который выходил на пустырь между двух зданий из кирпича, облицованных когда-то бело-желтой штукатуркой. От времени часть штукатурки облупилась, оголив красный цвет кирпичной кладки.  Не знаю, для какой цели они были построены, но в последние годы по словам «Алфавита, жили в них, по большей части работники таможенного терминала, в вперемешку с рабочими, трудившимися на близлежащих складах. Во дворе между двух зданий стояло несколько машин, в основном они были отечественного производства. У многих торчали вверх поднятые капоты и открытые багажники.  У двух или трех машин не доставало колес и были выбиты стекла. Постарались толи мародеры, толи вандалы. Учитывая граффити на двух авто, я думаю, что всё-таки сначала повеселились вандалы и только потом пришли мародеры.

    Жители покинули этот район еще в первые дни заварушки. Тогда здесь было очень «жарко». Настоящие боевые действия под боком. Глядя на детскую площадку, лежащую между двух общежитий, я думал, чего стоило бежать отсюда семьям с детьми.

   Вдалеке за детской площадкой вырастали огромные трубы, толи ТЭЦ, толи еще чего-то промышленного. Где-то в той стороне, насколько я помню из своего предыдущего визита, были скелеты недостроенных зданий.  Они возводились по новым тенденциям, позволявшим в быстрые сроки возвести нужную конструкцию. На металлический каркас наслаивались железобетонные плиты и потом все это укрывалось облицовочным покрытием. Дешево и сердито. Очень много здесь всего строилось в последние годы.  А все благодаря тому, что власти отпустили вожжи. Поток товаров и денег увеличился многократно. Вместе с увеличением притока денег росла и коррупция. Это же похоже и сгубило область. Потому что корпорация Terra Group не просто так выбрала место своей дислокации. Я читал старые публикации в интернете. В них компанию обвинили в том, что она на корню скупила всю верхушку города. А через них, уже незаконно приобрела много промышленных и объектов двойного назначения, в том числе каким-то чудом в ее руках оказались ведомственные объекты - склады МЧС и армейские бункеры на огромной территории лесозаготовительного хозяйства. Это хозяйство компания тоже выкупила, начав стройку каких-то своих непонятных строений.  Фактически здесь ей принадлежало если не все, то очень многое.

   В этих общагах и был сейчас «Решала», у которого, в заложниках находились военные захваченные, после перестрелки с миротворческим контингентом. Толком не было известно, каким образом они попали в плен. Судя по информации от «Фазы», все были живы здоровы.

   Про самого «Решалу» тоже было мало информации. Все что было достоверно известно, это что в группировке у него состояло не меньше двадцати-тридцати человек. Из них шесть человек - особо приближенных и доверенных. Эти доверенные лица напрямую получали от него поручения, распределяя их по остальным бандитам. Как пояснил «Алфавит», «Фаза» не называл этих шестерых иначе как «суки», изредка добавляя эпитет «вербованные». Чувствовалась в словах бандита не прикрытая ненависть к ним, но еще больше чувствовался страх. Когда разговор заходил о «Решале» и его свите, «Фаза» панически понижал голос.

   Мы даже видели этого самого «Решалу». По крайней мере человека, который всеми командовал. Он вышел со своей свитой на детскую площадку. Снаряжением Босс сильно выделялся перед свитой. Весь в светлом «городском» камуфляже, поверх которого был тёмно-синий, почти черный, короткий бронежилет. Толи чего-то опасаясь, толи перед кем-то «понтуясь», «Решала» носил на голове интересный защитный шлем, забрало которого сейчас было опущено. Даже оружие таскал особенное, черный короткий калаш, в обвесе, да еще и с фонариком.

   Свита же, какая-то невзрачная, по сравнению со своим боссом.  Стандартные гладкоствольные ружья, серая спортивная одежда. От тех ребят, что мы видели на дороге у блокпоста, они отличались только оружием. И то не в лучшую сторону.

   Через некоторое время к ним, со стороны основной дороги, пришли еще два «пацанчика». Видимо для них то и «нарядился» «Решала». Наверное, они не входили в эту группировку, потому что при их появлении, все засуетились. Некоторые даже провожали стволами ружей, приближающихся людей. Пришельцы были одеты в старый застиранный зелёный камуфляж, который так любят охотники и рыболовы. За плечами одного висела охотничья двустволка.  У второго под мышкой висела вышарканная оперативная кобура, похоже там был ПМ.

   «Решала» оказался крайне неприятным и опасным субъектом. Когда двое новоприбывших, после короткого разговора, протянули ему какой-то сверток. Она даже не стал его брать в руки. Вскинул автомат и застрелил человека, протягивающего ему пакет. Второго тут же окружили бандиты «Решалы», забрав оружие.  Пленнику скрутили руки и уволокли в сторону «трешки». «Трешкой» «Джек» предложил называть трехэтажное здание общежития. Разделяя их для удобства, по количеству этажей. «Двойкой» было соответственно левое от нас, двухэтажное здание. 

   Вообще странный этот «Решала», замашки явно не бандитские. Чем-то он мне напомнил, парней из отряда, в котором я был. Очень резкий парнишка. Чего только стоила та скорость, с которой он убил человека. Никто из свиты даже не успел среагировать. И его действительно боялись. Даже из далека видно, как стелились перед ним остальные, услужливо выполняя все приказы. Бегом, натурально. Стоило тому только сказать, и человек тут же срывался.      

   Я сидел весь на нервах, по началу не понимая чего мы ждем. Время стало моим главным врагом. Секунды мучительно долго отсчитывались наручными часами. Они никуда не спешили, заставляя меня все сильнее нервничать. Учитывая, что у меня кончилась вода, а на улице стоял очень душный вечер, это изматывало еще сильнее. Если с жаждой еще как-то можно было примириться, то нервишки успокоить было настоящей проблемой.  Где-то там впереди мой сын, а я тут прохлаждаюсь и ничего не делаю. Я как мог успокаивал себя, но выходило плохо.

   Видя мои терзания, «Джек озвучил задуманное. По его плану, взять «Решалу» планировалось без лишнего шума, нужно было только дождаться его выхода за территорию общежитий. Лезть внутрь никто не хотел, это было слишком рискованно. За те несколько часов, что велось наблюдение, мы увидели, что бандиты постоянно приходили и уходили в неизвестном направление. Менялись только лица. По подсчетам внутри было от десяти до двенадцати человек, где остальные было неизвестно. Охраны как таковой не было видно, все предпочитали находиться внутри здания. В основном «третьей» общаги.

    Где держат пленников мы так и не узнали. «Джек» планировал, взять кого-то из местных в качестве языка, но пока такой возможно не представилось. Был только один случай, когда вокруг здания «трешки» прошли бандиты. Это больше походило на прогулку, чем патруль. Троица бандитов даже не отходя от стены, жались к ней. Боясь выйти за пределы дорожки. Они, сделав круг, вернулись внутрь.   

   А потом все изменилось. Вся неторопливость ожидания в засаде, рассыпалась. События понеслись в скач. Как мы потом узнали, на «Алфавита», который стоял в дозоре, вышли сразу двое. Где они прятались или откуда пришли, так и осталось загадкой. Просто внезапно раздались выстрелы, сначала небольшая тихая очередь, это по всей видимости стрелял «Алфавит», а затем басовито почти на весь магазин, другая, более громкая. Только потом я узнал, что «Алфавит» успев выстрелить первым, застрелил обоих бандитов. Но один из них уже падая и умирая и, нажал на спусковой крючок своего автомата, подняв тревогу.

     Все ребята встрепенулись, «Шелест» по команде «Джека» сорвался с места, на место перестрелки. Через пару минут они вернулись уже вдвоём, показывая знак, что уже все «ОК». Но «ОК» как раз то и не было, теперь о нашем присутствии знали все.

     «Джек», после секундного замешательства скомандовал штурм. И время понеслось скачками еще быстрее, а за ним помчались и мы. Если бы меня в этот момент спросили почему я побежал со всеми, я бы сказал все побежали, и я побежал. А ребята, наверное, просто про меня забыли.

     В итоге к боковым дверям, на первом этаже, ведущим в «тройку», мы прибежали почти одновременно. Ребята, оттерли меня назад, сами же выстроились вокруг двери. Начался отсчет.

    Джек, еще на ходу натянул свой громоздкий шлем и опустил забрало. У остальных ребят все уже было готово. Когда был подан сигнал, «Шелест», который стоял слева от двери, оттянув ручку толкнул ее внутрь, а «Черномор» со своим ПКМом, залетел внутрь. Внутри, вдоль коридора шли двери. Какие-то из них были закрыты, какие-то зияли пустотой. Заняв позицию в коридоре и присев, «Черномор» дал знак остальным, что все чисто и ребята по одному стали проникать внутрь. Я же со своей сайгой зашел последним. Как никогда сейчас ощущая, насколько лоханулся, не взяв автоматическую «ксюху». Девятка, по сравнению с оружием остальных парней, выглядела как игрушка.

   Мы медленно продвигались по первому этажу. Чувствовалось что ребята профессионалы, ни на секунду не останавливаясь, они проверяли дверь за дверью. По очереди открывая то одну то другую, заходили внутрь, искали противника. Убедившись в его отсутствии шли к следующей и так до конца первого этажа. Только возле лестницы они разделились. «Шелест» и «Джек» прошли вперед. «Черномор» остался контролировать лестничный пролет. «Алфавит» остановился напротив него и глядя куда-то в право. Повернув голову ко мне, он махнул мне рукой, подзывая.

   Закрыв входную дверь за собой, я быстро подбежал к нему, кивком головы подтверждая готовность слушать. Сделав мне знак рукой, показал в сторону еще одного входа, находившегося посередине первого этажа.

--Так парень, смотри сейчас мы пойдем зачищать этажи, не путайся под ногами. Лучше всего останься здесь, прикроешь нам спину. Если кого увидишь, стреляй без раздумий. Все, кто придёт, враг! Если услышишь, что кто-то спускается сверху, не стреляй. Кроме нас там не может быть никого! Мы с «Шелестом», скорее всего будем контролировать лестницу. Как только зачистим все, спустимся к тебе. Твоя задача, не пустить к нам чужих. Если станет совсем худо, уходи! Только постарайся предупредить. Сейчас будет громко, так что не бойся орать! Ори со всей дури! – он засмеялся.

--Все понял? Тогда поехали! - С этими словами он повернулся к «Черномору» и похлопал того по плечу, подавая знак, что готов.

   «Не бойся орать» это он хорошо сказал, только вот не думаю, что у меня получиться. В горле почему-то пересохло. Страха не было, вот не знаю почему, но не было, от слова совсем. Ожидание, напряг да, но не страх.  Какое-то нереальное ощущение, эфемерности происходящего. Вроде вот же я, да только ощущалось все как будто не со мной Как в кино или компьютерной игрушке. И громко бухало сердце, перекачивая, наверное, раза в два больше крови, пульс зашкаливал.

  Я смотрел как «Шелест» и «Джек» открывали по очереди все оставшиеся двери на первом этаже общежития.  Дойдя до конца коридора, они уперлись в металлическую дверь, выходящую на улицу. «Джек» подергав ее и убедившись, что она закрыта на замок, на всякий случай накинул сверху засов, висящий на двери.

   Присев на углу, я старался быть как можно ближе к стене. Позиция у меня была так себе. Мне приходилось постоянно вертеть башкой, если впереди меня закрывал широкий выступ проходной, то справа я был вообще ничем не защищен. Мне приходилось надеяться на боковое зрение. Думаю, если откроется боковая дверь, это сразу станет видно из-за света снаружи. Внутри было достаточно темно.

   «Шелест» прошел мимо меня к лестнице. «Джек» который шел следом, слегка хлопнул меня по плечу. Мол молодец, парень. Так держать.

    А что я держусь, делов то. Только вот мышца на руке, дёргается, видимо от переизбытка адреналина и нервов.  Нет так дело не пойдет! Если сейчас кто-то появиться в дверном проеме, я даже не выстрелю сразу. Сначала буду бороться со своими одеревеневшими пальцами и только потом с пружиной спускового крючка. Надо расслабиться и правильно подышать.  Вдох-выдох, вдох-выдох. Спокойно, я на обычных соревнованиях. Первый раз «за мужем», что ли?

   Не знаю, что именно подействовало на меня расслабляюще. Равномерное дыхание или звуки коротких и злых автоматных очередей сверху. При звуках выстрелов, мое тело само расслабилось. Я представил, что нахожусь на стрельбище, а где-то рядом тренируются другие стрелки-спортсмены. И мне только и остаётся, что только ждать свои мишени. Поудобнее перехватив Сайгу, я смотрел за дверным проемом.

   А сверху внезапно забухал пулемет. Длинная и ужасно громкая очередь, идущая с верхнего этажа, оглушала. Заставила тряхнуть головой, в попытке избавиться от накатившей глухоты. Я старался как можно шире открыть рот, чтобы заложившее ухо, снова стало слышать. Это помогало мало, но зато не давало возможность, ни о чем другом не думать. Наверное, я бы так и просидел, в попытках вернуть слух. Если бы внезапно, практически одновременно в дверном проеме спереди не появилась фигура вооруженного человека. И с боку открылась створка металлической входной двери. Боковым зрением я увидел там какое-то мельтешение.

  Времени на раздумья больше не оставалось, тело само, на голых рефлексах, как на упражнении, выпрямилось, делая шаг вперед. Одновременно с этим, я увидел, как ствол моего оружия поднявшись на линию прицеливания, производит двойной выстрел. «Даблтап»!

   Время сжавшись, заставляло превозмогая себя, выносить оружие вбок, откуда появился освещенный проем двери. Корпус тела, с руками, ставшими внезапно такими тяжелыми, очень медленно поворачивались в сторону второго противника. Я чувствовал, что не успеваю, еще миг и все будет кончено. Но почему-то никто не стрелял. Очень удивившись этому факту, опять по инерции, не целясь, я нажал на спусковой крючок, как только точка в коллиматоре совпала с темной фигурой человека. «Дабалтап»!» «Даблтап»!

Произведя несколько быстрых нажатий, я вздрогнул от вспышки, осветивший коридор. За ней пришел грохот чужого оружия.  Я смотрел, как в замедленной сьемке, человек начинает заваливаться назад. Одновременно с этим оружие, которое он держал, выстрелило куда в бок коридора, не задев меня.

  Еще толком не понимая, что происходит перевел взгляд на проход перед собой. Там на животе, уткнувшись лицом в пол лежал человек, с автоматом в руке. Переводя ствол оружия с одной фигуры на другую, я услышал какой-то крик. Затем боковым зрением увидел на лестнице выглянувшую голову. Подняв палец со спусковой скобы на ствольную коробку, я довернул корпус в право, переведя оружие в ту сторону.

--Спокойно, твою мать!

--Живой!?- с лестницы выглядывал «Алфавит»

   Ошалевши я утвердительно закивал. Мол, все ок.

--Ога, вижу. Не ранен!?

--Что!?

--Цел говорю!?

   Ощупав себя руками и убедившись в отсутствие лишних вентиляционных отверстий, я опять утвердительно мотнул головой.

--Так, что тут у нас. – «Алфавит» прошел мимо меня, отвернул рукой мой ствол, по направлению к среднему выходу.

--Смотри за этим входом. Я сейчас.

   С этими словами, он прошел до бокового входа, выставив вперед ствол, в ожидании появления противника. Дойдя до двери, одной рукой он выдернул гранату из разгрузки, другой берясь за ручку. Бросив гранату в право, он тут же захлопнул дверь, сам же спрятался за бетонный угол. Через несколько секунд на улице раздался взрыв, за ним последовал истошный вопль, раненного или умирающего человека.

   Алфавит выдернул еще одну гранату из подсумка, быстро толкнул дверь, размахнувшись еще сильнее, кинул гранату за угол и опять отступил за угол.

--На посошок, а то не гостеприимно. -- Сказал, он мне, улыбнувшись.

На улице снова бахнуло, на этот раз, никто не кричал, только осколки выбили дробь по кирпичной кладке стены. «Алфавит» прикрыв дверь, вернулся ко мне.

--Парни почти закончили. Уходим отсюда. Ходу, ходу!

  И первым убежал по лестнице, куда-то на верх. Я же, периодически оглядываясь, пошел за ним. Мне было не по себе, еще два человека на моей совести. Наверное, из-за того, что я старался не смотреть на тела, они не воспринимались мной как люди. Какие-то две абстрактные тени и все. Память почти не сохранила подробностей. Так ладно, все потом, на верху все еще идет бой.

 

  Дойдя до лестничного пролета, на втором этаже, я прошел мимо «Шелеста». Все его лицо было измазано известкой и пороховой гарью.  Казалось, что глаза светятся в полумраке. Подмигнув, он указал мне пальцем за спину. Сам же направил ствол на нижний этаж, понятно, значит мне сюда.

  Проходить в коридор второго этажа я не стал, хватило и того что увидел немного  заглянув внутрь. По всюду в воздухе, стояла мелкая взвесь пыли. Противно трещали  разбитые люминесцентные лампы, нервно помаргивая. Слева у прохода, на животе, лежало тело человека. На его спине, мокрой от крови я увидел несколько рваных дыр от пуль. Под ним уже натекла большая лужа. Отвернувшись, я взял на прицел лестницей пролет, по примеру «Шелеста».

    Этажом выше периодически звучали короткие очереди, раздавался громкий мат. Кто с кем воюет было не понятно, но судя по выстрелам, остался единственный защитник. Звук коротких, огрызающихся автоматных очередей, шел с другого конца коридора. Больше походило на то, что человек, который там стрелял, экономит патроны и тянет время. И судя по всему, у него это выходило не плохо. Парни явно застряли, оставаясь на площадке лестничного пролета третьего этажа.

  Я тронул за рукав «Шелеста», тихонько спросив:

--Может быть тебе туда? А я тут прикрою?

--Спокуха. Сейчас сам все увидишь. -ответил он с улыбкой.

Через пару мгновений, его слова подтвердились. Резко замолчал пулемет надо мной. Раздался крик «Черномора»:

--Осколочная, пошла!

Звук падения, какого-то предмета, стукнувшегося об пол в дальнем конце коридора. Хлопок разрыва, раздавшийся чуть позже, был гораздо тише, чем тот который я слышал тогда на улице. Но в узких стенах закрытого помещения он больно ударил по ушам. Эх, мне бы сейчас активные наушники.

Последовавшие затем несколько приглушенных выстрелов из «Вала» «Джека» поставили точку в автоматной перестрелке. Наступившая тишина, еще минуту назад, казавшейся невозможной, продлилась недолго. Ее снова разорвали крики людей, на этот раз с гораздо более спокойна интонацией.

--Чисто! -голосом «Алфавита».

--Чисто! -голосом «Черномора».

Завершил «перекличку» «Джек», начавший раздавать приказания:

-- Тоже чисто! Парни, займите позиции, «Айболит» ко мне!

 

  Ожидание затянулось, все это время мы с «Шелестом» стояли на лестничном пролете второго этажа, напряженно вглядываясь и вслушиваясь.  Когда меня позвал, спустившийся к нам «Алфавит», я с облегчением выдохнул. Нервы казалось, были скручены в струну, грозившая не выдержать напряжение и лопнуть.

  Пригласили меня в комнату, где находилось двое чужих и охранявшие их «Джек» с «Черномором». Пленников, разместили с комфортом на кожаном диване, стоявшему в углу комнаты.  И казалось, что даже пластиковые наручники стягивающие руки и ноги, не вызывают у них особого дискомфорта.

 Одного из них я уже знал, это был тот самый «Решала». Он бессильно сидел в углу дивана, откинув голову назад, правая рука выше локтя и часть груди были перебинтованы. На бинтах выступила свежая кровь. Лицо было смертельно бледным, по лицу катились капельки пота. Я очень надеюсь, что он расскажет, где держат пленников и моего сына.

-- Скажи ему, что нам сказал? – Джек слегка пнул носок его ботинка.

Раненный человек все так же сидел без движения. Ни одни мускул на лице у него не дрогнул. Казалось он не слышал, обращения к себе. Затем, очевидно сделав над собой усилие, он оторвал спину от дивана. Медленно обвел присутствующих злым взглядом и бессильно опустил голову на грудь.

--«Грин» ты же понимаешь, мы сюда не в игрушки пришли играть. Что ты из себя целочку строишь? Начал говорить, так будь мужиком до конца. -Джек недовольно скрестил руки на груди.

   Раздавшийся тихий голос, я сначала принял за речь кого-то из ребят. Он зашевелил губами, слова еле слышно до летали до меня. При этом его глаза оставались закрыты.

--ЧТО!? Говори громче! -прикрикнул «Джек».

--Я говорю, увезли всех вояк.

--Куда увезли!?  Короче «Грин, ты задолбал. У тебя хоть немножко еще осталось офицерской чести? Своих продал, так теперь еще партизана на допросе из себя строишь!

--Увезли их в торговый центр, там у компании что-то вроде базы, только обустраиваться начали.
--Сколько было военных?

--двадцать шесть.

--Зачем увезли?

--Не знаю, компания, платит за каждого взрослого мужчину от 18 до 45 лет, неплохие деньги.

-- И ты падла, двадцать шесть душ продал! Своих братьев продал, сука!

--это, вы мне братья!? Вы, вояки ебанные? Че вы делали, когда сюда пиндосы пришли?

--ну и тварь же ты. – «Джек» отвернулся от допрашиваемого. На его лицо было страшно смотреть, красное от прилившей крови. И глаза, пылающие яростью. Казалось он сейчас начнет его бить.

   Внезапно «Джек» успокоился. Хлоп и ко мне обращается прежний, спокойный командир:

--Вадим, если есть к нему вопросы, спрашивай.

--Джек, я ничего не понимаю, Он не «Решала»? Кто это такой? И почему он продал вояк?

--Да, он из ментов, бывший «омоновец». С братом у «Решалы» работает. Шкура продажная.

Сделав паузу, он посмотрел мне в глаза:

--Продали они вояк, а тот ублюдок им помогал.

--«Джек», я не понимаю! – сердце начало сдавливать, стало трудно дышать.

-- Чего ты не понимаешь!? Людьми они торгуют! «Terra Group» давно их всех прикормила. Платят за каждого взрослого здорового мужика. Они этим втихушку еще до всего бардака, занимались.  

Джек успокоившись продолжил:

--Опиши этому недоноску, как твой сын выглядел.  Грин всех в лицо знает.

Описывая своего сына этому человеку, я про себя молился, чтобы он ответил отрицательно. Так хотя бы есть надежда. Если сына продали вместе с остальными, у меня практически нет шансов, одному мне его оттуда не выдернуть.

   Но эта тварь раз за разом утверждала, что видела моего сына, описывая те приметы, о которых я не говорил. Улыбаясь, он говорил, что мой сын жив и здоров и что я его никогда теперь не увижу.

   Очнулся я, оттого что меня оттащили от него, дав пощечину. «Джек», сочувственно на меня смотревший, внезапно развернулся, выдернул пистолет из кобуры и выстрелил в голову «Грину». Его голова мотнулась, на стене остался кровавый след, на пол что-то побежало. А я смотрел на тело человека, который только что издевался надо мной и не испытывал абсолютно ничего. Только сожаление, что не сделал это сам. Это тварь не была человеком, только похожа.


 [R1]Автор не разделяет данную точку зрения.


 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Майнер "Целитель 2" (Научная фантастика) | | Ю.Королёва "Эйдос непокорённый" (Научная фантастика) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер 2: Цель - превосходство" (Постапокалипсис) | | Д.Гримм "Формула правосудия" (Антиутопия) | | В.Лошкарёва "Жена Наследника" (Любовное фэнтези) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | А.Каменистый "Существование" (Боевая фантастика) | | В.Соколов "Прокачаться до сотки 2" (ЛитРПГ) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список