Кошляк Артем Валерьевич: другие произведения.

Темный эльф

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.33*247  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Добавил 22 главу.

  Пролог.
  Проклятый смертельный диагноз! Тягомотина, длившаяся более 15 лет, оказалась как нельзя ближе к своему завершению. Тромбофлебит (и все последующие ему последствия) переродился в рак крови. Причем той редкой формации, когда поражается не костный мозг, а сама кровь. Сосуды, сердце, печень, почки - все сплошь поражено метастазами. В общем, вместо одной хрени, к которой уже вроде бы и привык, даже научился ее немного контролировать - появилась другая. Осталось недолго...
  Семьи я так и не завел. Пока был молодым, то хотелось погулять подольше, а как меня тромбофлебит достал, так все подруги, на которые у меня имелись те или иные матримониальные планы, мигом от меня свалили. Неохота им, мол, свою жизнь с инвалидом связывать. Одна из них, потом, успела замуж три раза сбегать на годик-полтора и завести трех детей от трех разных мужиков! Так что еще неизвестно кто от кого бежать был должен...
  Правда, парочку внебрачных детей я все же завел. С первым случайно получилось, замужней коллеге по работе в ходе небольшой интрижки заделал, а второй - не так давно, осознанно и целенаправленно. Пусть от меня хоть какой-то след в этом мире останется.
  Чем я занимался? Да в банке работал, долги из злостных должников выбивал, причем в прямом смысле этого слова. А потом, как заболел, мало-помалу переквалифицировался в офисного хомяка-сисадмина. Правда, банк сменить пришлось. И кое-какие хвосты подчистить. Одно время угодил в текучку: дом-работа-дом-работа... Потом занялся доставшейся в наследство от бабки дачей. Заодно вспомнил некоторые навыки молодости: из-за систематической кражи имущества и выпестованного урожая на ближайшем пустыре, одна за другой, появились тайные могилы, где упокоились трое бомжей, парочка дачников и один цыган.
  Про таких, как я, иногда поговаривают - седина в бороду, бес в ребро. Правда, не уточняют куда именно стучится тот самый бес: то ли извне, подбивая на какие-либо приключения, то ли ломится изнутри, стремясь вырваться из хозяйского организма и сбежать от него как можно дальше.
  Так произошло и в этот раз. Казалось бы, до смерти тебе совсем ничего осталось, ну так ложись да и жди-поджидай доколе не окочуришься. Нечего окрестный люд по таким пустякам беспокоить...
  Но ведь нет! Годы мои не такие уж и большие, едва-едва сороковник разменял, помирать, не подергавшись как следует, неохота. Одно попробовал сделать, другое, третье... Вот как-то мне на глаза некий свиток и попался. Сестренка его в какой-то деревушке во время одной филологической экспедиции раздобыла. По приезду в родные пенаты замоталась, забегалась, да так про этот свиток и не вспоминала. Он на книжной полке более двух лет пылился. До тех пор, пока его не увидел я.
  Пергамент был по-настоящему древним. Однако на его внутренней части не было ни пыли, ни каких-либо пятен. Да и материал... Настоящая человеческая кожа! Это вам не какой-то там теленок.
  Разбирался я с его содержимым достаточно долго. Благо, большинство информации содержалось в довольно-таки схематичных рисунках, а присутствовавшие письмена вообще представляли собой какую-то непереводимую кабалистику. И все-таки я с ним разобрался. Причем большинство выводов сделал на, так называемом, подсознательном уровне. Словно какое-то чувство одолело - мол, нужно делать именно так и никоим образом нельзя иначе.
  Согласно описанию, нужно было старательно и, главное, самостоятельно вычертить большой круг, нарисовать ряд знаков - та еще кабалистика, а потом полить один из участков собственной кровью. И душа будет переброшена в какой-то потусторонний мир, где попадет в недавно высвободившееся вместилище. Звучит странно и даже несколько пугающе, но, похоже, особой альтернативы у меня нет.
  Некоторые могли бы сейчас поднять шум о моей безбожности и резко повышенным вариантам угодить в ад. Ну, я так думаю, мне и в прошедшей жизни рай не особо-то светил. Плюс веры, как таковой, у меня не было. Материалист до мозга костей.
  На ритуалистический круг я потратил более полутора месяцев. Ну не художник я, да и не график. Плюс еще болезнь начала усиливаться и в последнее время я стал опасаться, что могу не успеть закончить работу.
  Сегодня я закончил труд. С родней не прощаюсь, они поймут. То, что от меня останется, кремируют, а пепел развеют над рекой в тех местах, где прошло мое счастливое детство. Ох, как не хочется подыхать! А куда деваться... Решительным движением ножа вскрываю ладонь и лью текущую в моих жилах отраву на один из сегментов круга. В глазах темнеет..., надеюсь у меня получилось..., а если нет, то и пусть...
  
  ***
  
  В далеком-далеком мире. Город темных эльфов Хальдурганн.
  Севеш с самого рождения был существом крайне неправильным. Родился третьим сыном и быть ему принесенным в жертву во славу Ллос, но во время родов скончалась его мать, алхимик не очень сильного рода. Решив, что богиня взяла все, что ей причиталось мальчишку пощадили. Но, со временем, жрицы разуверились в своем первоначальном решении - Севеш оказался каким-то никудышным.
  С детства он рос крайне хлипким и болезненным, однако за жизнь цеплялся отчаянно. Даже четыре покушения со стороны старших братьев пережить ухитрился. Однако воин из него оказался негож, лазутчик тоже был плох, даже стезя алхимика ему не покорилась. И в один день жрицы решили исправить 'ошибку природы' принеся Севеша Ллос в жертву.
  Ритуал не был каким-то выдающимся и вот ритуальный кинжал пронзает сердце бесталанного существа. Решив, что их роль на сегодня исчерпана, мать рода Идирис кивнула пальцем в сторону братьев покойного:
  - Убрать тело!
  Но неожиданно произошло то, что не входило в планы жертвоприношения. Раздался протяжный стон и тело начало подниматься само по себе. Смертельная рана напротив сердца у всех на глазах быстро закрылась почти сразу же затянулась эбеновой кожей, а Севеш сполз с алтаря и медленно пополз к выходу. Но на полпути он схватился руками за голову и, издав еще один долгий и протяжный стон, смог кое-как сесть. Охая и растирая виски, он внезапно уставился на свои руки недоумевающим взглядом. Затем левая рука сделала несколько осторожных касаний ушной раковины. Из горла вырвался новый стон, быстро сменившийся нечленораздельным шипением. Движения Севеша становились все более осмысленными. Он внимательно осмотрел свои руки, зачем-то пощупал зубы, взъерошил и без того спутанные волосы. Еще раз поморщился и стал медленно подниматься на ноги.
  - Изыди! - старший брат Моргис ринулся на восставшего из мертвых брата с ножом в руке. Реакция Севеша была достойна похвалы: резко уйдя в сторону он перехватил руками вооруженную руку и резко швырнул Моргиса через бедро прямо на алтарь. А затем вывернул из руки брата нож и всадил его Моргису между ребер прямо в сердце. На коротко мгновение алтарь окутала темная дымка сообщавшая что богиня довольна жертвоприношением. Выпустив из рук умирающего брата Севеш отступил на два шага назад и окинул помещение мрачным взглядом.
  - Богиня приняла жертву? - спросил он глядя прямо на матрону Идирис.
  - Приняла, - ответила на уставившись немигающим взглядом на Севеша, позабыв даже выругать того за наглость.
  - Слава Ллос! - выдохнул Севеш и снова потер висок. Затем сделал несколько нетвердых шагов и негромко продолжил. - Голова-то как раскалывается! И память, похоже, отшибло начисто. Ничего не помню! Пауки какие-то вокруг крутились... И кто-то, кажется, сказал, что мне уходить пока рано... Куда уходить? Зачем?..
  С этими словами Севеш покачнулся и тяжело грохнулся ничком на пол.
  - Что с ним делать, мать Идирис?! - поинтересовалась у матроны ее старшая дочь Ларина.
  - Унесите туда, где он обычно спит. Ибо Великая ныне нам явила свою милость и показала свое могущество!
  Севеша унесли. Его долго ломало и корчило. Затем резко поднялась температура тела. Почти два месяца он лежал всеми позабытый и никому не нужный. Но все-таки выжил. Если бы его сейчас увидели жрицы, то у них наверняка бы поотшибало все речевые возможности - Севеш сильно изменился. Нет, у него ничего не выпало и ничего не выросло. Но он весьма вытянулся в росте и раздался в плечах превратившись в тощее ширококостное подобие недокормленного орка. Теперь очнувшийся дроу мог смотреть сверху вниз не только на соплеменников, но и на некоторые другие расы, включая человеческую. Сидя на скомканной постели он попытался что-то выговорить.
  - Меня зовут... - после продолжительной внутренней борьбы он наконец выдавил. - Меня зовут Севеш. Ну здравствуй, новая шкурка!
  
  Глава 1
  Когда я наконец пришел в себя и немного обжился на новом месте, то не единожды пожалел о том, что сдох чуть раньше. Темноэльфийское сообщество само по себе не подарок, а уж когда там оказывается непонятное существо да еще и мужского пола? От нападок матроны и ее разлюбезных дочурок (стервы и суки, причем я это еще ласково о них отзываюсь) я прятался в библиотеке или в лаборатории активно изучая все нюансы того сообщества, куда меня угораздило попасть.
  Хотя, судя по изученной литературе, попасть в тушку именно темного эльфа - неслыханное везение. Люди, гномы, орки и светлые эльфы, после такого демарша, сочли бы меня одержимым каким-либо зловредным духом или демоном после чего навалились бы всем миром дабы уничтожить как тушку, так и дух. Дроу этим не очень-то морочат себе голову, но им достаточно чтобы ты оказался иным. Как по телосложению, так и по характеру.
   Темные эльфы-дроу (последнее название - перевод из языка светлых эльфов, принят и в Империи) занимали обширные подземелья планеты Земля. Однако это явно не моя родина - шесть материков с весьма причудливыми очертаниями, планета крупнее Земли по меньшей мере раз эдак в пять. Причем ее добрая треть до сих пор толком не изучена. Материки называются Магир, Тамиос, Ллеррисс, Шинория, Татараха и Сикрон.
  Магир занимал самую большую территорию. Большинство его территории занимала Империя. Населяли ее люди, преимущественно белой расы. Южные территории вошли в состав Империи примерно 300 лет назад, населяли их прямоходящие ящерицы - аргониане и полулюди-полузвери - каджиты. Причем там, у себя дома, они часто жили не по имперским законам, а по своим собственным, в основном клановыми. Был и еще один нюанс - на них вели активную охоту работорговцы вывозя на Тамиос и в южные регионы Татараха. Еще часть Магира занимали Проклятые Пустоши, место крайне неблагополучное во всех отношения. И, что самое досадное, Хальдурганн находился в аккурат под ними!
  Тамиос имперцы делили с орками, гномами, троллями и светлыми эльфами. Резались они между собой крайне активно, но в последние лет 500 без особого изменения границ.
  Еще Империя занимала часть Шинории. Там существовала такая себе прослойка - Вольные Земли. Эти территории были в составе Империи чисто номинально, бушевала в них вовсю анархия. Почему Империя не желала в ней навести порядок - не было известно. Также тут проживали орки, гномы, эльфы, тролли, норды, гоблины и огры. Нордами именовался северный народ людей не признававший над собой никакого начальства и жившего в небольших, часто даже неукрепленных, деревнях. Об остальных, думаю, рассказывать пока не стоит.
  Татараха представляла собой некий конгломерат типа средневековой Европы. С одним существенным отличием - отсутствием белой расы. Зато хватало других - чернокожие редгарды, монголоидные желтокожие кираты, краснокожие вараки, европеоидные желтокожие бретоны... Вот далеко не полный список рас, а я указал самые распространенные. И попадать туда нелюдям было крайне небезопасно - не любили их там, причем это еще мягко сказано! Да и в остальном территория не очень-то была привлекательной - постоянные войны, часто с сильным религиозным подтекстом, работорговля, пиратство, разнообразные секты. Время от времени этот коктейль выплескивался к соседям и тогда начиналось особое веселье - нападение на прибрежные земли и на торговые караваны, ответные карательные набеги...
  Весело было и на Сикроне. Дело в том, что его населяли темные эльфы поклонявшиеся не Ллос, а Воргу - местному покровителю воров. Также тут обитали вампиры, оборотни, гномы, дварфы (разновидность гномов, отличаются более худощавым телом, кости состоят из кремния), свирфнеблины (разновидность темных гномов, крайне пакостливый народец), эльфы, минотавры, гноллы, некоторые места активно заселила нежить. Причем, пройдя по ряду подземных каверн, можно было пересечь сравнительно мелководное море Рун и попасть на Магир в районе, опять-таки, Хальдурганна. Который, в свою очередь, не был одинок и ему подобных городов в недрах Магира насчитывалось порядка двух десятков.
  Однако подземные путешествия между материками были крайне затруднены. И дело не было в системе сложных и весьма перепутанных ходов, щелей и каверн. Все было гораздо проще и, одновременно, сложнее. Там жили иллитиды. Эта раса не была столь уж многочисленной да и жила вся в одном городе. Но мощь их ментальной магии недаром считалась самой ужасающей в Подземелье. Попасть к иллитидам - означало стать покорным рабом, не помышляющим ни о побеге, ни о сопротивлении. Не единожды расы Подземелья устраивали войны чтобы уничтожить псиоников. Однако пока жил их Главный Мозг они оставались непобедимы. Войны проваливались. Надо сказать, что в основной массе все заканчивалось пограничными стычками, но один раз темные эльфы едва не прорвались. Тактика заваливания противника трупами едва не сработала - в последний момент эти самые рабы закончились. Но и иллитиды в те поры не помышляли об контрнаступлении ибо их полегло более половины. Эх, если бы тогда нападавшие узнали, что иллитиды уже почти выдохлись! Вот тогда бы... Но войска отступили, и раса иллитидов сумела постепенно восстановить свою численность.
  Самым неизученным материком по праву считался Ллеррисс. Населяли его, преимущественно, драконы и демоны. Первые делились на обычных и магических, а вторые представляли собой отдельную расу, категорически не желающую контактовать с другими разумными.
  Заинтересовала меня и Империя, точнее ее внутреннее обустройство. Правит император, сейчас это Эрик VIII. Земли делятся на коронные и те, что принадлежат великим герцогам. Титулы знати - Великий герцог; герцог (обычно младшие сыновья великих герцогов, иногда таким титулом император премирует кого-то из своих самых преданных сторонников, но титул не является наследственным); маркиз (управляющий имперской провинцией, титул наследный, но с рядом условий); граф (управляющий округом любого подчинения, обычно 3-5 городов, титул наследный и тоже есть ряд условий), виконт (сыновья маркизов и графов, часто выполняют обязанности градоначальника) барон (управляет районом, куда входит пара десятков деревень, титул наследный и тоже есть ряд условий); эсквайр (управляющий 1-3 деревнями, в зависимости от их размера, титул не наследный).
  Хотя для знати есть целый ряд нюансов. Все сыновья обязаны отслужить, как в армии, так и по гражданскому направлению. Правда, второй вариант максимум дает титул виконта и не выше. А с первым интереснее. Пойти на службу можно по протекции или в легион. Протекция - это стать оруженосцем у какого-то рыцаря, отличиться в бою, причем так, чтобы твой непосредственный начальник счел возможностью представить твою кандидатуру кому-то более высокому и ни в коем случае не родственнику. Потому как в рыцари имеет право посвящать только знать от графа и выше.
  Рыцари бывают безземельными и оседлыми. Первые - основная группа военного контингента, составляют конницу, ведущие должности в инженерных войсках, еще бывают снабженцы. Оседлым рыцарь может стать, если заслужил от Империи клочок земли (обычно в пограничье) или личный дом в каком-либо из городов. Также бывает что рыцарь может такой дом или землю приобрести за скопленные в ходе службы сбережения. Если рыцарь оставит службу, то, опять же, он может податься на службу к кому-то из великих герцогов. Так больше шансов стать эсквайром, а то и бароном. Правда последний титул именуется 'домашним' и потомками не наследуется.
  Легионы были изначально созданы, насколько я понял, по тому же принципу что и римские. Позже их значительно переформатировали. Численность легиона ныне составляет 12 тысяч тяжеловооруженных пехотинцев. Возглавляет его генерал (звание приравнивалось к титулу маркиза). Дальше шел подполковник (граф). Командовал полком в 1200 легионеров. За ними шел капитан (барон) - рота в 120 легионеров. Далее лейтенант (эсквайр) - взвод в 40 легионеров. Дальше сержант (оруженосец) - отделение в 10 легионеров. Общая численность легионов - 50. Также сюда входит тяжелая и легкая кавалерия, легкая пехота и инженерные войска, а также имперская гвардия и наемники.
  Однако были и иные чины. Так, старшина (эсквайр) выбирался из числа ветеранов, занимался обеспечением своего взвода, ведал казной и так далее. Майор (граф) руководил отборными гвардейскими соединениями, своего рода спецназом. Ему подчинялось три капитана гвардии и далее по списку. Между прочим, гвардейские соединения не входили в списочный состав легиона и являлись приписными группами. Ими руководил лично император. Полковники (маркиз) командовали имперскими фортами, которые расставлялись в пограничье или в пределах спорных территорий. Численность легионеров разнилась, но обычно составляла от 300 до 1500.
  Еще одним военным контингентом являлись наемники-нелюди. Их нанимали для самых разных целей - разведка, диверсии, охрана разнообразных объектов. Имперская система званий к ним не относилась: десятник, полусотник, сотник, полутысячник, тысячник. Начиная с сотника нелюдей могли сделать рыцарями Империи, после чего они могли попробовать сделать карьеру.
  Религия в Империи. Единобожия, как я ожидал, нет. Тут целый пантеон богов. Хотя храм бога по примеру христиан тоже есть. Даже именуется Единым. В Империи существует его две формы. Одна является ортодоксальной, ныне осталась в нескольких городках. Последователи ортодоксии отрицают право на существование нелюдей и других богов, занятие магией (кроме собственных последователей). Около полутора тысяч лет назад они взяли настолько сильную власть, что захватили императорский трон, а потом решили уничтожить еще и магическую академию. А в итоге вышла такая драка со взаимным применением самой мощной магии, что образовались Пустоши, поглотив 175 городов включая тогдашнюю столицу, а деревни и вовсе никто не считал. Погибло немало известных магов, но и орден Единого практически прекратил свое существование, расколовшись на две формации. Причем со взаимными анафемами и жестоким раздором, продолжающимся и поныне.
  Раскольники отличались более мягким характером, изрядной веротерпимостью, и сильно развитым подвижничеством. В смысле, они организовали ряд нищенствующих орденов и активно занимаются проповедями своей веры. Правда, в последнее время, эти ордена начала давить Империя, ибо нищими их мог назвать лишь слепоглухонемой. Обогатились, причем изрядно. Спасает от большой войны лишь одно - за время существования орденов они ухитрились еще и между собой перегрызться. Поэтому они больше занимаются взаимными интригами, а на Империю просто пока времени не хватает.
  Позже империя всячески пыталась вернуть себе потерянную территорию, но столкнулась с многочисленной нежитью, мутантами, демонами и еще какими-то невообразимыми тварями. В итоге их хватило на четвертую часть территории на фоне гибели 23 легионов из 70 существующих в ходе войны и еще 15 легионов при зачистке территории, после чего наступление прекратилось. Построили оборонительный вал и на том успокоились. Конечно, в пустошь ходят разнообразные поисковые группы, но у них потери - 2 из каждых трех участников. Да и выжившим на отличную добычу не всегда везет, а точнее в одном случае из 40 выходов. Вблизи-то все лакомое повыгребли, а в глубине пустоши вечно голодных тварей да нежити немеряно.
  Магия. Она тут есть, причем весьма и весьма развита. Делится на темную и светлую, а также на основные направления: Жизнь, Смерть, Хаос, Порядок, Природа, Ритуальная. Также имеются стихийные составляющие: Огонь, Земля, Воздух, Вода, Кровь, Разум. Причем для первых четырех есть еще и комбинативные: Лед (вода и земля), Электричество (воздух и огонь), Магма (огонь и земля), Шторм (вода и воздух). Ну и общие специализации конечно: боевая, стихийная, бытовая, рунная, целительская, некромантия, големостроение, магия духов, алхимия, артефакторика, ментальная магия.
  И на что из этого могу претендовать я? Честно, не знаю. Мой реципиент при жизни не обладал никакими магическими умениями. А без них подвластна лишь слабая алхимия. Сейчас я ощущал в себе более мощную магию, да и сил явно прибавилось, но для меня-Севеша в нынешнем сообществе поезд уже ушел. Заниматься со мной никто не станет. Более того, чует мое сердце, из Хальдурганна нужно убираться, причем как можно быстрее.
  Из-за низведения мужского населения до полурабского существования женщины темных эльфов телосложением были заметно крупнее и, что примечательно, на 10-15 сантиметров выше ростом. Впрочем самые высокие из них не превышали отметку в 185 сантиметров. Кардинальных изменений, ироды, категорически не приемлют. Особенно бабы. Они-то привыкли быть сильным полом! И тут кто-то, на кого нужно смотреть снизу вверх. Пока меня спасло только то, что вселение произошло непосредственно на алтаре Ллос и меня рассматривают как некий каприз этой взбалмошной богини.
  Каково же им стало, когда рядом нарисовалась мужская особь ростом чуть ли не под два метра?! Восхищаться не стала ни одна, зато шпынять по любому поводу, а, порой, и без него принялись все клановые бабенки. Приходилось тихариться от них как можно дальше и, желательно, глубже.
  Мышечная и мысленная память Севеша осталась неизменной, по крайней мере в определенных нюансах я действовал неосознанно, на 'автомате'. Главное, при этом помалкивать. А то ляпнешь что-то, а тебя за это в жертву принесут или вообще на месте прирежут. Это в лучшем случае. А о худшем варианте даже думать не хотелось.
  Вообще общество темных эльфов достаточно своеобразное. Например жертвоприношение третьего сына. Не знаю как в других мирах, но тут этот ритуал касается исключительно сыновей знати. Вот у них такое происходит сплошь и рядом. У так называемых простолюдинов, к которым угораздило попасть меня, подобное жертвоприношение не в чести. В смысле, случается, но значительно реже. Бывает и до семи-восьми сыновей у одной матери. В противном случае дроу уже бы все вымерли.
  Всем заправляет матриархат. Воля богини Ллос первостепенная, воля матриархов первоочередная, воля женщин первая. А все мужики скопом идут следом согласно положению своей нынешней любовницы. Время от времени кое-кому удается занять какую-то более-менее постоянную должность, что тоже в некоторой мере повышает статус.
  На тренировках я одной голой силой давлю середняка, а вкупе с наработанными этим телом кое-каким умениям то могу и с более сильным противником потягаться. Наверное. Уровень я примеряю по меркам клана, он-то, по городскому рейтингу, даже в тридцатку сильнейших не входит. Вот только сила - это далеко не все. Нужно еще и какое-никакое целенаправленное умение, а вот тут у меня существенные проблемы.
  Искусству боя я обучился постольку поскольку, благо тело сохранило наработанную мышечную память. Каким бы ни был Севеш никчемным существом, но кое-что у него все же осталось. Вдобавок, после замещения души, у моего вместилища явно добавилось агрессии, даже адреналиновой наркомании, а в заднице отчетливо зашевелилось доселе дрыхнувшее мертвым сном шило.
  Плюс ко всему стало ясно, что, с точки зрения рядового человека, поступки темных эльфов абсолютно лишены какой-либо логики, а состояние легкого сумасшествия - для них стандартное состояние души и, соответственно, ряда поступков. И этот компот на меня влияет. Да еще как!
  Заодно мне не было понятно как же именно я оказался именно в этой тушке. Кто постарался - Ллос или какое-то другое божество? Или все произошло случайным образом? А ряд интереснейших особенностей, резко выделяемых меня из среды темных эльфов - они-то откуда? К таковым я относил свое удивительное везение (возможно имеет место намертво 'впаявшаяся' в меня милость Ллос - к этому мнению жриц я склонен прислушиваться), полный иммунитет к любым видам известных моей тушке ядов, быстро затягивающиеся раны (причем без образования шрамов), а о скорости заживления синяков и ссадин и говорить нечего. Плюс ко всему у меня выносливости и силушки значительно поприбавилось. И внешний вид начал исправляться - тощая жердь стала понемногу превращаться в боевую, перевитую мышцами, палицу.
  Алхимик, надо признать, из меня и в новом теле получился паршивый. Теорию я худо-бедно выучил, но с практикой беда. Зелья не дотягивают даже для общемагического стандарта, получаясь либо ядовитыми, либо, в лучшем случае, простыми. Правда, и приборы у меня тоже не очень - первый ранг по общей классификации (пятый высший).
  Зелья, согласно имперской классификации, делятся на простые, средние и сложные. Основной принцип - сложность изготовления и количество исходных ингредиентов по общедоступной рецептуре.
  К простым относятся зелья изготавливаемые в течении суток из ингредиентов не требующих тяжелой обработки. По сути, проще говоря, бросил в котел и сварил.
  Средние зелья также изготовляются в течении суток, однако им, зачастую, предшествует достаточно долгий и трудоемкий подготовительный процесс. Некоторые зелья славятся тем, что варятся в течении часа, а ингредиенты для них готовятся в течении целого года. Иногда такие выводят в подраздел усложненных зелий.
  Сложные зелья и готовятся более суток, и, часто, ингредиенты нужны достаточно редкие или требующие особой обработки. Существовали такие зелья которые один алхимик не мог изготовить самостоятельно и ему требовался целый штат помощников.
  Также имела место градация тех зелий, которые выбивались из общей направленности. К ним относились зелья испорченные, алкогольные или наркотические. Испорченными назывались зелья полностью или частично изменившие свои изначальные свойства под воздействием магии, внешней среды или по истечении срока годности, а также появившиеся в из-за действий неопытных алхимиков. К наркотическим и алкогольным относились зелья, преимущественно, допинговые, позволяющие на определенный срок увеличить некоторые характеристики тела за счет снижения других. Отличие же состояло в том, что наркотические зелья более быстро вызывали зависимость от них. Из-за этого они почти повсеместно были под строжайшим запретом.
  Неопытные маги могли создавать зелья с пониженными свойствами. Хотя, в большинстве случаев, основной причиной их создания являлось недостаточно подходящее для алхимии оборудование. Из общего ряда выделялись зелья эксклюзивные, производимые исключительно в определенных лабораториях и только отдельными мастерами и магистрами. Основная проблема их создания заключалась в ингредиентах баснословной стоимости или вообще находящиеся под запретом. Как, например, вытяжка из органов не рожденного человеческого младенца. Ну или что-то подобное в этом же роде.
  Также зелья делились и по расовой принадлежности. Например, некоторые виды наркотиков для каджитов являются чуть ли не повседневной пищей не вызывающей у них привыкания. А сахар из болотного тростника нельзя добавлять в ряд зелий из той же болотной растительности - можно весьма серьезно отравиться. Исключение, опять-таки составляют некоторые племена аргонинан для которых эта смесь практически безвредна.
  Надо сказать, что у меня зелья не получались именно те, которые были необходимы. Пока стандартно выходили простые зелья восстановления сил и восстановления общего здоровья. Синяки свести, мелкие царапины, там... Мелочь, но именно из-за этой мелочи меня до поры, до времени в клане терпели. Испорченные зелья получались со значительно большим разнообразием с одним общим сходством - негативным компонентом был какой-либо яд. Причем яд очень мощный и убивающий жертву практически мгновенно. Спасались лишь те, кто заранее принял серьезное противоядие общего назначения. И то далеко не всегда. Кроме меня. Я, как выяснилось опытным путем, имел к ядам собственного изготовления иммунитет. Первыми подопытными кроликами стали рабы, потом я подсунул отраву своему старшему брату Ллорису. Тот умер мгновенно.
  К слову о физических величинах. Есть общеимперский стандарт, им пользуются почти все народы. Кстати они почти один к одному списаны с тех, которыми я пользовался в предыдущем теле. Ну и у каждого неимперского народа имеются величины собственные, для сличения которых издан ряд счетных таблиц.
  Еще одним новооткрытым талантом стало черчение. Оказалось, что я могу успешно составлять свитки, правда, качество их оставалось желать лучшего. Для создания свитков требовалось предельно точно знать рунное письмо и рунный алфавит (более 200 тыс. символов), иметь изрядную усидчивость и прилежание. А еще иметь бумагу, сделанную особым способом, хорошее перо и особые магические чернила. Ну и быть магом тоже, причем в обязательном порядке. Впрочем один эксклюзивный свиток у меня все же получился - 'Ядовитое облако'. Такие свитки иногда встречались в Империи, но чтобы такой сложный вариант вышел из-под моего пера - я не ожидал.
  Для активации свитка нужно было его развернуть и активировать слово-ключ, касанием или словесно. Далее начиналась реакция и магу оставалось лишь навести готовое заклинание на цель. Последнее - для атакующей магии.
  'Ядовитое облако' являлось одним из самых страшных боевых заклинаний. Оно накрывало большую территорию уничтожая все живое. С его помощью один маг мог взять штурмом небольшой замок, зачистить деревню или корабль. Когда зелено-желтое облако окутывало верхушку цели, то начинало сползать вниз. Все, кто был вынужден в этот момент дышать - погибал, причем довольно быстро. Причем яд убивал даже попадая на незащищенные участки кожи проникая сквозь ткань и доспехи. Достигнув земли, воды или иной статичной поверхности яд через некоторое время рассеивался и нападающим можно было заняться сбором трофеев.
  О чем я еще забыл упомянуть? Одежда и оружие. Лучшая одежда и обувь производились в Империи. Там же жили маги специализирующиеся на ее замагичивании. Лучшие брони и оружие считались гномьего производства. Темные эльфы славились хитиновыми изделиями, орки - костяными и кожаными. В Империи производились специальные доспехи для легионеров, доспехи и оружие из железа, стали и кости. Но встречались и эксклюзивы. Например, имперцы владели секретом изготовления сверхлегких доспехов из особого вулканического стекла. Свойства правильно обработанного материала - что-то с чем-то! Пятимиллиметровой толщины пластинка, случалось, выдерживала прямой удар рыцарского копья. Из него же изготовляли оружие. Ценность такого стекла была еще и в том, что на него отлично накладывались заклятья.
  Гномы отменно работали с эбонитом и адамантином. Норды делали хорошие меховые доспехи. Настоящей ценностью считались доспехи из драконьей чешуи, причем многие из них вообще были в единственном числе. Немало таких драгоценностей исчезло в недрах Пустоши. Другой ценностью были оружие и доспехи даэдрические, изготовленные с применением демонической крови. Секрет их изготовления был давным-давно утерян. Весили такие доспехи и оружие очень и очень много, но и стоили запредельно. Добывший всего один элемент доспеха мог безбедно прожить более пяти лет в любом городе Империи, а в деревне и того больше.
  К слову, эбонит не был высоко-вулканизированной каучуковой массой с солидной примесью серы, как на Земле. Нет, здешний эбонит представлял собой природное образование вулканического или, скорее, метаморфического происхождения. Учебника по геологии или, хотя бы, геологического справочника в обозримом пространстве, к сожалению, не наблюдалось, поэтому что это такое для меня оставалось загадкой.
  Аналогично можно сказать о мифриле и адамантине. О них информации вообще мало, говорилось лишь о том, что они обладают уникальными свойствами. Известные месторождения давным-давно иссякли, а новых до сих пор не обнаружено. Где и как их искать - тоже ничего не известно. Да и изготовленных из них вещей маловато, а соответствующим образом зачарованных так и того меньше.
  
  Глава 2.
  Планы побега на поверхность подальше от нынешнего сообщества я составлял немало. Но все они имели одно слабое место - чтобы достичь какой-никакой цивилизации мне требовалось пересечь Пустошь. А тамошние обитатели имели значительное пристрастие к любому мясу, причем мясо темных эльфов, возможно, даже имело некоторую пикантность. На себе любимом эту теорию мне проверять категорически не хотелось.
  Но Пустошь еще полбеды. Нужно же еще знать где имеется выход из подземелий в те самые пустоши. И имеется ли он вообще. Надо же учитывать, что в Подземелье и других тварей предостаточно.
  Помог случай. Хотя лично я не очень-то хотел бы чтобы такая 'помощь' мне сопутствовала в дальнейшем. В один не прекрасный день Ларина объявила что нам нужно напасть на караван свирфнеблинов, которые перевозят груз оружия и алхимического сырья. Мол, Ллос нам в том прекрасно поспособствует. Хотя по всем признакам Великая от нашего Дома почему-то отвернулась. Причем дело не во мне, это уже проверено. Ну и что я скажу этой вздорной суке, которая всех надоевших любовников всегда превращает в драуков? В условиях жесткого матриархата ей мне противиться - смерти подобно!
  Вышли из города и двинулись в путь. Причем, по моим прикидкам, идем, пусть и не все время, но стабильно вверх. Причем в сторону Пустоши. Ну и ладно, меня такой расклад устраивает. В последнее время я начал, выходя за пределы домена, все свои небогатые пожитки таскать в заплечной котомке. Весят они немного, не мешают. Зачем? Жить очень хочется! В городе на меня пару раз нападали какие-то темные личности, активно пытаясь зацепить ядовитым лезвием. Наивные... У меня, как оказалось, к любому яду иммунитет. В общем, немедленно я подыхать не спешил и одного нападавшего зарезал. А нечего в меня всякой фигней тыкать. Обыскал - ничего примечательного, такой же слабый дом. Известил матрону Идирис - та даже не почесалась. А ведь все признаки налицо - на наш Дом готовится атака. В общем, понял я что нужно из города валить, да побыстрее.
  Не нравится мне этот поход. Особенно в свете последних событий. Такое ощущение, что не мы в засаде на караван, а засада на нас под прикрытием каравана. Ведь почти все воины и большинство жриц моего Дома приняли участие в этом боевом выходе. Твари! Жрицы твари! Мне даже самых поганых доспехов не дали. Только ветхую одежку дабы худо-бедно срам прикрыть. Осматриваюсь по сторонам. Моя позиция в самом низу огромных нагромождений камней и сталактитов возле самой тропы. На всякий случай готовлю единственный свиток 'Ядовитого облака', мало ли что.
  Ага, кажется караван приближается. Причем свирфнеблинов, откровенно говоря, маловато. Может и вправду мои страхи оказались преждевременными? А имел место обычный предбоевой мандраж? Если бы! Вожак каравана, крепкий седобородый гном неожиданно поднял какую-то палку и... Что было потом я увидеть не успел, ибо все вокруг осветилось ярко-белым невыносимо ослепительным светом.
  Такого точно никто не ожидал. Большинство темных эльфов оказалось весьма сильно ослеплены, а те, кто находился к каравану ближе всех и вовсе навсегда ослепли. Меня от серьезных последствий спасло только то, что я сидел значительно ниже местоположения чародея да еще и в небольшой ямке. Это-то меня и спасло от неминуемой гибели. А темные гномы содрали с морд какие-то бесформенные тряпки и с радостным гиком бросились выживших добивать.
  Яростно выругавшись, я активировал свиток и метнул облако в потолок пещеры, чтобы заклинание накрыло как можно большую площадь. Свирфнеблины не сразу заметили 'Ядовитое облако' и осознали что что-то тут не так, когда двое свалились мертвыми рухнув из-под самого потолка. Яд оседал вниз убивая всех подряд. Гномы в ужасе заметались по пещере. Их чародей попытался сформировать вокруг своего тела воздушный фильтр, но у него это получилось довольно плохо и смертельная порция яда все же достигла своей цели. Двое гномов все же сообразили как именно они могут уйти от смерти и стремглав помчались вниз по тропе прямо ко мне.
  Гному, бежавшему первым, я аккуратно подставил ногу и он влетел лбом в камень. С вторым я поступил еще проще. Когда он выскочил на меня, я подставил напротив глазницы шлема свое единственное оружие - железное копье. С противным хрустом наконечник вошел в голову гнома и он свалился к моим ногам. И тут же меня облапил второй гном. Быстро же он очухался... Верно говорят - камень им подушку заменяет. Несомненно, гном мог в следующий миг переломать мне все кости, но я резко дернулся назад и мы свалились прямо в ту ямку, где я сидел в засаде. От падения хватка гнома чуть ослабла и я сумел вывернуться. Из объятий, потому что гном успел ухватить меня за волосы. В ответ я вцепился гному обеими руками в бороду. Дернули одновременно. Также дружно заорав в голос мы свалились на землю и еще какое-то время брыкались среди камней. А потом к нам спустился яд и гном мгновенно испустил дух.
  Я выполз из-под навалившейся на меня гномьей туши и с трудом поднялся на ноги. Похоже, из темных эльфов и гномов выжил я один. Пройдясь вверх по тропе я то и дело натыкался на скорченные тела. Примерно на полпути я увидел труп Ларины насаженный на острый каменный шип. Удовлетворенно хмыкнув, я побрел выше, туда где лежал труп гнома-чародея. А вот и он. Лежит на спине, задрав вверх изрядно поседевшую бороду. Рядом изукрашенный рунами посох. Подбираю. Судя по расположению рун, у меня в руках далеко не новодел, а серьезное оружие древних мастеров. Таким можно даже в бою сражаться. Причем заклинаний на нем два и их эффектность лишь подтверждает древность этого артефакта. Одни чары заложены на удар, при котором цель поражается заклинанием 'Паралич' продолжительностью в 15 секунд. Этого предостаточно для того, чтобы добить врага. А еще можно активизировать заклинание 'Очищающий свет' - смертельное оружие против любой нежити, да и в темных помещениях очень и очень действенно. И что интересно - сам атакующий при этом не испытывает никаких неудобств. Если не нежить, конечно.
  В темпе провожу обыск погибших воинов. Тут же выясняется одна неприятная вещь - из-за моих больших размеров практически невозможно подобрать себе толковую однотонную броню. После получаса лихорадочных примерок я становлюсь обладателем хитиновых сапог, наручей и наплечников, а с одного из гномов удалось содрать длиннополую кольчугу, скорее всего имперской работы. Шлем я снял с трупа Ларины - гномий. Заодно запасся едой, зельями и сменной одеждой, опять-таки половину содрав с гномов. В мешках свирфнеблинов я нашел некоторое количество стандартных зелий, а с трупа их вожака снял железный топор огненного укуса (наложено заклинание 'Удар огня', активизируется при касании противника, дополнительно наносит незначительный урон огнем). Но самым ценным трофеем стала карта выходов на поверхность. Один из таких располагался как раз в конце тропы, на которой мы устроили засаду на караван. Выходил он в недрах какой-то гробницы, а уж потом по ее переходах можно было выйти наружу. Ну что ж, идем к выходу?
  Путь занял чуть ли неделю. За это время я успел несколько раз заблудиться, вернуться назад на тропу, встретить одинокого иллитида и зарубить его, прежде чем он сумел атаковать. Последнее получилось, мягко говоря, случайно. Я решил передохнуть, а заодно и перекусить, засев на крохотной площадке над тропой. Размотал котомку и почему-то еще раз взглянул вниз - а там это чудище шествует. Видимо, охотник-одиночка, вышел на охоту за новыми рабами. Я в тот момент не придумал ничего лучше как прыгнуть на него с топором в руках. Иллитид успел меня только первой волной подчинения приголубить когда топор рассек ему череп. Проморгашись и основательно проблевашись я забрал вещи и покинул место своей маленькой победы.
  Гробницу гномы (а кто ж еще) почистили весьма основательно. Ничего ценного не оставили. Да меня, в тот момент, добыча особо не интересовала. Потому как я, в стремлении поскорее оказаться на поверхности, совершенно забыл о неприятии своим зрением дневного света. Ну и как теперь мне выкручиваться? Похоже, нужно постепенно привыкать. Вот только место я для этого выбрал не шибко приятное...
  Прошло два месяца. Понемногу привыкаю к свету. Вот скелетов тут и правда запредельное количество. Меня начали ловить чуть ли с первых шагов по улицам полуразрушенного города. Похоже все жители восстали из мертвых и начали охоту за живыми. Несколько раз я баррикадировался в домах, дабы пересидеть светлое время суток - солнце глаза слепит так, что я вокруг себя на три шага ничего не вижу. Да и сами глаза потом довольно долго болят. Но ведь находят и раскапывают. Разок решил применить посох света, чтобы избавиться от надоевших черепушек. Получилась настолько успешно, что я только недавно нашел себе нормальное укрытие - комнатку на верхушке башни. Лестница тут полуразвалившаяся, нормального подъема уже давно нет. Левитировать не могу, простых воинов у дроу магии целенаправленно не учат, а обо мне и говорить нечего. Пришлось карабкаться по стенам. Спускаюсь попроще - перепрыгнув на соседнюю крышу, а потом от башни быстрым бегом пока черепушки не обнаружили.
  О применении магии стоит сказать особо. На третью ночь, ближе к утру, меня скелеты зажали в каком-то глухом дворике. Зачарованный топор уже давно сломался и я его просто выбросил. Ну и применил магию света из трофейного посоха. Скелеты рассыпались в труху, а затем я обнаружил что заряд посоха обнулился. Оказывается его так можно использовать один раз, а потом либо перезаряжать своими силами (чего делать я не умею) либо выждать около восьми дней пока он зарядится самостоятельно. 'Паралича' тоже негусто - ударов на десять хватит, а дальше его, опять-таки, перезаряжать нужно.
  Выскакиваю из дворика в переулок, а там лич стоит, явно меня дожидается. Да как устроил за мной погоню вкупе с швырянием в мою строну самой разнообразной магической дряни. Я более трех часов как сумасшедший заяц по всему городу носился, уворачиваясь от всевозможных заклинаний. А заодно собирая на свою тушку новых и новых преследователей. Правда, лич их несколько проредил - перестарался и разошелся не на шутку, бывает. Погоня закончилась неподалеку от моего нынешнего укрытия, когда я сумел от лича несколько оторваться и устроить на него же засаду. Первым же ударом посоха я его обездвижил, после чего добил. Даже обыскать до рассвета успел, содрав с тушки ошейник из серебряной стали и подобрать обычный, незамагиченый стальной посох. После чего пошел искать себе очередное укрытие.
  Вот только эта погоня принесла еще один, совсем незапланированный эффект - в городе появились и другие личи. Откуда только повылезли?! С горя я их даже немного проклассифицировал. Оказалось, тот, что гонял меня по городу относится к группе середнячков. Такой себе одиночка - довольно сильный маг, слабый рукопашник и совсем никакой руководитель нежити. Низшие личи от предыдущего отличались лишь внешним видом, уповая на силовой удар. Скелетов они контролировали тоже крайне слабо.
  Иное дело лич-поводырь. Эти твари всегда перемещались с почетом из целого набора низших созданий числом до полусотни. Такая себе боевая группа. Низшими тварями выступали как обычные скелеты, так и более сильная разновидность - бретеры. Последние пользовались оружием, причем довольно умело. Особенно меня доставали бретеры-стрелки. Спрячется такой где-то в укромной нише, а потом начинает прицельный обстрел. Кстати, у одного такого я добыл весьма неплохой длинный костяной лук, скорее всего орочьего производства.
  Еще в свитах случались костяные гончие - скелетированые собаки, кошки, а раз встретились даже волки и медведи! Откуда их тот поводырь только набрал?
  Попадались мне и живые твари. Какими они зверушками они были до этого, сказать не берусь. Но упорные! Со скелетами в отношении повышенного внимания к своей тушке значительно проще - забежал в тупик, перемахнул через стену, а скелеты так и будут в эту стену долбиться. Тварь поумнее да и лазить некоторые более горазды - будет гнаться перелезая или оббегая препятствия до тех пор пока не сдохнет. Или не изловит добычу. Плюс ко сему некоторые способны обучаться по ходу погони. Так, вначале я их уводил к недостроенному помосту над крепостным рвом. Соскакиваю в ров, а прыгающей следом твари подставляю заранее заготовленный заточенный кол. Их запас я как-то нашел в одной из крепостных пристроек. А потом ходу оттуда, пока новые любители свежего мяска не набежали. Так вот некоторые либо вообще не спрыгивали, либо выжидали когда я отвлекусь.
  Ситуацию исправил лук. Видимо, это было единственное оружие которое покорилось моему реципиенту до моего вселения. Теперь я мог, потратив не более 5 стрел, убить любую тварь. Более того, я опытным путем выяснил, что если поразить тяжелой стрелой скелет в череп, так, чтобы он разлетелся вдребезги, то некр мгновенно погибнет. Так я развлекался целыми ночами ухитрившись укокошить заодно парочку низших личей и даже одного поводыря. Заодно пришлось перебить всю его свиту чтобы добраться до зачарованного посоха. Оружие изготовили из тяжелого дерева, дополнительно укрепили рунами предотвращающими гниение и зачаровали на кратковременное увеличение собственной скорости.
  Возникла проблема с едой. Вообще-то эльфы, как светлые, так и темные, голодать могут довольно долго, но при этом им нужно сидеть на месте, а не носиться туда-сюда электровеником. Кого я тут могу съесть? Можно охотиться на живых тварей. Но тут как повезет - даже существа внешне друг от друга неотличимые могут иметь абсолютно противоположный вкус. Пока не отведаешь - не узнаешь, повезло в этот раз тебе или нет. Можно еще нарубить бедренных костей у скелетов для добычи костного мозга, но и тут старая проблема - мозг можно отыскать у одного из семи скелетов, причем и там его далеко не всегда полно, а чаще мозг вообще отсутствует. Время от времени наведываюсь на огородики за одичавшей растительностью, но и тут загвоздка - я не все знаю и съедобную растительность от несъедобной или, того хуже, лекарственной могу и не отличить.
  Но вскоре я счел, что несколько засиделся на одном месте. Пора было идти дальше. Припрятав в башне все свои более-менее ценные трофеи и находки я двинулся по направлению к Стене до которой, по моим прикидкам, было около трех недель пути.
  
  Глава 3
  Путь занял гораздо больше, чем я изначально планировал. Во-первых развалины очень сильно разнились. Одни поселения были полностью уничтожены, другие, наоборот, отличались заманчивой целостностью. Вот только к таким подходить следовало очень и очень осторожно. Потому как из ворот мог навстречу выскочить архилич или что-то еще серьезнее, вроде костяного дракона или не-мертвого рыцаря. Примечательно, что серьезные некры ночью выходили из своего логова лишь по какой-то серьезной причине. Например, уничтожить нарушителя. Зато низшие ночами просто кишмя кишели, а днем предпочитали спрятаться. Если, конечно, отсутствовала в поле зрения потенциальная еда.
  И вот тут имелось то самое 'во-вторых'. Мне-то было проще передвигаться ночью. Пусть крадучись, пусть зигзагами... Зато спокойнее. К солнцу-то я не очень и привык. Восход и закат для меня были самым неудобным временем. В этот период суток солнечные лучи для моих темноэльфийских глаз наиболее чувствительные. Я решил для дальнейших путешествий разжиться какой-нибудь плотной накидкой и путешествовать в закутанном виде. Но это потом. Когда до цивилизации доберусь. А пока и так сойдет.
  С первыми живыми людьми я встретился именно ночью. Вот только обстоятельства нашей встречи были не очень-то подходящими для нормального диалога. Их как раз крошили в винегрет некры, составлявшие свиту архилича. А эта сволочь спокойно наблюдала за побоищем с донжона замка. Я в него чуть было стрелу не пустил, с трудом сдержался. Но замок запомнил.
  Хотя, если поразмыслить, эта группа поисковиков сама виновата в своей гибели. Пожадничали, слишком нагрузились и не нашли ничего лучшего чем заночевать рядом с замком. Хотя сам груз у меня вызвал лишь недоумение - дерево и какой-то железный лом. Неужели ничего получше не нашли? Или эта группа специально за подобным неликвидом ходила? Ладно, дойду до Стены, разузнаю обо все поподробнее.
  Но до Стены я так и не добрался. Оказывается литературная информация устарела лет эдак на 100. Поскольку нежить не делала налетов на территории прилегающие к Стене решено было выделить за ее периметром землю охочим людям. Причем львиная доля оказалась приверженцами ортодоксальной веры в Единого. Они отстроили несколько городов и потихоньку стали разрабатывать землю, попутно подрабатывая на разборе строений в глубине Пустоши. К примеру, в городе Силлер, к которому я вышел в конце своего путешествия, почти все здания были изготовлены из лома.
  Силлер находился на старой караванной тропе и именно сюда стекалась львиная часть рыскающих в округе поисковиков. Конкуренция тут оказалась просто-таки запредельная. Однако суммарный доход бригады поисковиков не превышал 1-2 золотых монет за одну ходку, при условии что в бригаде среднее количество участников достигало 4 десятков. Те есть на одного выходило даже меньше половины серебряной монеты.
  К слову о деньгах. В Империи ходят три монеты - золотая, серебряная и медная. Оцениваются как 1:10:1000. Большинство имперцев предпочитает расплачиваться по безналичному расчету выписывая векселя на предъявителя, благо банковское дело достаточно широко развито. Также наличествует оплата в виде артефактов, драгоценных камней и даже алхимических зелий. Последние варианты больше любят наемники.
  Силлер, на мой неискушенный взгляд, городом лишь называется, а по делу - это кое-как упорядоченные вокруг храма трущобы. Из местных достопримечательностей в нем храм Единого, несколько пивных заведений рынок-барахолка и лавка оружейника, причем, судя по эмблеме хозяин в ней дварф. Ну что ж, нужно навестить его, посмотрю, что у него за ассортимент.
  Лавка меня не впечатлила. Серые, мрачноватые стены, на одной сиротливо пристроился железный палаш. Дварф был в данный момент за прилавков. Как раз сейчас он с весьма хмурым выражением на лице отбивался от нападок двух потертых мужичков.
  Внимательно послушав их спор, не остро захотелось расхохотаться и сдержался я только солидным усилием воли. Эти две 'личности' сходили в удачный поход из которого притащили груду ржавого металлолома. При разделе добычи эти двое заграбастали себе ничем не примечательный кухонный нож полагая его боевым кинжалом имперской работы. Более того, они об этом объявили еще при разделе добычи и гордо отказались от всего остального. Теперь же они требовали у оружейника приобрести этот самый нож по соответствующей их представлениям цене. И категорически не хотели признать себя набитыми дурнями. Дварф даже предложил им провести испытание, на нагруднике из вареной кожи. Поисковики так старались, так старались, что нож сломался, а кожа практически не пострадала. Так эти два недоумка потребовали компенсацию за поломку 'имперского кинжала'. Ну тут и я решил вмешаться.
  - Брысь отсюда! - прошипел я хватая поисковиков за шиворот и толкая их по направлению к выходу.
  - Чего ты! Да вот мы! - дружно завопили мужички никак не ожидавшие такого обращения. И вдруг замерли поняв кто именно стоит перед ними. Сникли, умолкли и тихонько вышли вон.
  Я повернулся к дварфу и понял что тот тоже недалек от немедленного панического бегства. Борода его отчетливо затряслась, а руки несколько раз отчетливо скребнули по пустому поясу.
  - Небогатый у тебя выбор, дварф, - насмешливо проговорил я окидывая презрительным взглядом стены. - Никак род Клинобородых тебя выгнал за ненадобностью.
  За что я обожаю гномов, так это за их любовь к статусности. Один взгляд на гнома или на вывеску под которой тот работает и сразу знающий человек может прочесть кто такой, из какого рода, чем зарабатывает на жизнь и какое положение занимает в обществе.
  - Тебе тут чего понадобилось? - поежился дварф. - Какой город, такие и доходы, лучшего в округе все равно не найдешь.
  - А что, из Пустоши уже все вынесли, раз тебе одну ржавую дрянь таскают?
  - Все, не все, тебе-то какая разница, - дварф явно начал смелеть. - Деревни, где нежить еще не обосновалась, подчистую разобрали. А прочее то тут, то там дергают. Некоторые ищут пропавшие караваны поисковиков и подбирают то, что от них осталось. Тем и живут. А я, как видишь, с железом работаю, ржавчину чищу. Местные людишки в подземелья неохотно лезут, а основная добыча обычно находится именно там. Так что...
  - А если я тебе буду добычу таскать, по какой цене брать будешь?
  - Ого! Темный, похоже, изгой! - теперь насмешка прорезалась и в голосе дварфа. - Точно, изгой распоследний, раз до такого решил опуститься. Шел бы ты в наемники, вашего брата там с радостью берут.
  - То еще успеется, - ответил я. - Пока я бродил по пустоши, то нашел немало интересных вещей. Кое-что припрятал до лучших времен, кое-что принес с собой. Так вот сначала я съем жирную синицу, что сидит в руке, а лишь потом пойду выцеливать журавля высоко в небе.
  - Умеете, вы, эльфы ляпнуть о простых вещах так, что простому дварфу проще просто промолчать.
  - На себя посмотри, - огрызнулся я. - Сам тоже не прочь витиевато слово молвить, а еще возмущается! Убить тебя, что ли?
  - Так-так, - засуетился дварф. - Ты покуда отставь свою кровожадность в сторонку. Кому ж ты потом добычу сбывать станешь?
  - Найду кому, - ухмыльнулся я. - Например, местным легионерам из форта Тобия. Уж они-то найдут применение находкам, особенно артефактному оружию.
  - Погоди, погоди, - дварф нервно переступил с ноги на ногу. - Ты, кажется, о цене спрашивал? Так вот - всю ржавчину беру за четверть цены. Неиспорченные сталь и железо - за семь долей. Поврежденное недорогое артефактное оружие - за полцены, если ремонт не требуется - семь долей. Ну и за эксклюзив дам полную цену, если нужно посредничество при перепродаже кому-то заинтересованному - половина мне. Будем успешно сотрудничать - понижу наценку вдвое, а там и до реальной цены дойдет. Клянусь своей бородой!
  - Ага! - ухмыльнулся я во всю зубастую улыбку. - Правду говорили мне: хочешь убедить гнома - дави на его жадность! Ну тогда посмотрим, что ты на это скажешь.
  С этими словами я из сумки извлек мешочек с тремя необработанными изумрудами, найденные в одном из домов моего недавнего места обитания. Увидев камни, дварф аж задергался. Мигом подскочив к двери он запер дверь на засов и трясущейся рукой буквально выхватил у меня из рук камни. Достав весы дварф аккуратно взвесил добычу и, подняв голову, сказал:
  - Цена 10 золотых за карат. Тут три карата. Я даю семь долей - двадцать одну монету.
  - Идет, - кивнул я. - Но это еще не все. Гляди, что у меня еще есть.
  На прилавке, один за другим, оказались два стальных кинжала, хитиновый топор огненного укуса, артефактный деревянный и стальной посохи, хитиновый щит, железный вертел холода (что-то типа вышеуказанного топора, но с чарами на удар льдом), два коротких деревянных лука, сотня железных стрел.
  - Ох ты ж... - едва выдавил дварф. - Скажу честно, за минувшие четыре года, что я в здешних местах живу, скупил я оружия примерно на такую сумму, сколько ты мне принес за один раз. Это не просто много, это очень много. Для местных, конечно. Артефактное оружие тут не очень-то любят, но святоши всегда возьмут. Вот только они людям платить не желают, обходятся божьим благословением. А я на таких сделках сумму вполовину снижаю, чтобы отбить хоть право на здешнюю торговлю. Постой! Ты хоть себе что-то оставил?
  - А как же, - ответил я. - Вот длинный костяной лук, к нему полторы сотни железных да сотня хитиновых стрел. Доспехи из кожи, нашел как-то целый комплект. Хитиновый кинжал и стальная булава - больше мне ничего не нужно. Если ты мне их чуть подремонтируешь, более ничего мне и не нужно.
  - Ты ведь и большее сможешь добыть, - дварф тяжело вздохнул. - Не так ли? Позволь представиться - подмастерье Борин, сын Огилена, из рода Клинобородых.
  - Севеш, ответил я. - Просто Севеш.
  - Ну ладно, - нахмурился дварф. - Тогда..., тогда пусть так и будет. Но к меня к тебе есть еще одно дело. Пошла тут одна группа в Пустошь, совсем недавно. Ну и пропала там. А эти парни мне все время что-то таскали. Больше дрянь, но все-таки.
  - Найти их нужно?
  - И это тоже, хотя, боюсь, в живых их нет. Они хвалились, что груз нашли богатый, припасы какие-то. Прошлый раз где-то железные прутья нашли, те даже не проржавели насквозь. Кое-что от них и мне осталось.
  - Замок к северо-западу отсюда знаешь? - поинтересовался я.
  - Ну конечно же! Это замок графа Тобия, он когда-то владел здешними землями. Но туда не ходят - архилич завелся, чтоб ему пусто было!
  - Ну так вот - я видел как черепушки добивали отряд людей-поисковиков, которые неподалеку встали на ночлег. Было это на взгорке, почти у самого моста через высохший ручей. И груз у них не был маленький - но все железный ржавый лом и немного дерева. Ежели есть кого послать, то пускай идут. Скелеты не убирают места своего разбоя, бросают все как есть. Уж я-то, пока шел сюда из центра Пустоши, всякого навидался.
  - Ну что ж, - вздохнул Борин. - Вот и Гильса Жадного судьбы сыскала. А то место я, хоть и по чужим словам, но знаю. И кого послать тоже. Хочешь, будешь мне рассказывать о подобных местах, я посылать людей, а платить тебе - пятую часть от своей прибыли. Годится?
  - Если с прибыли, то треть. На меньшее я не согласен! И есть еще пара вопросов. Нужна карта Пустоши, с названиями городов и крупных поселений. Также мне нужно знать где были некрополи, большие кладбища, заброшенные рудники и значительные храмы. В общем, места, где можно разжиться не бросовыми вещами. И сразу же второе - есть в моем тайнике посох. Посох паралича и света, но изукрашен как боевой посох церковной знати. Артефакты на нем завязаны рунами, но одним из редких ныне алфавитов.
  - А завязка там на удар, или на магическое воздействие?
  - На оба действия, но отдельно друг от друга. Алфавит рун мне не знаком. Вот так, - я показал рисунок на каменной пластинке, - выглядит одна из них.
  - Немного ты мне рассказал, но вещь и вправду стара. Даже для Пустоши. Если я хоть что-то понимаю в рунах, то она из алфавита Красных гномов, ныне уже вымерших. Они растворились в нашем народе, оставив лишь память да некоторые изделия. Я постараюсь вызнать о похожих посохах. Как знать, может мы стоит на пороге славы и богатства. Ну или смерти. Она вместе с жизнью рядом ходит.
  
  Глава 4
  И вот я плыву на корабле куда-то на задворки Империи чтобы отслужить ближайшие два года наемником на одном из удаленных островов архипелага Таракас, который расположен длинной цепью вдоль юго-западного побережья Сикрона. Представительство Империи тут было чисто номинальным, они решили закрепиться на острове Холкс построив там форт Бровир.
  Как, спросите вы, я вновь попал в такую глухомань? Особенно после того, как я обосновался на границе Пустоши записавшись в поисковики? Все просто: совершил недооценку человеческой жадности и религиозного фанатизма.
  Целый месяц я бродил неподалеку от Силлера занимаясь поиском разнообразных ценностей, причем, по ходу дела, обшарил два сравнительно крупных склепа заодно подчистую истребив его обитателей. Конечно, добыча не впечатляла. Некоторое количество бронзовых и серебряных украшений, парочка мечей, несколько кинжалов и немного недорогого алхимического сырья. Заодно Борин организовал шесть поисковых групп для выноса партий железного лома согласно моим же наводкам. А потом я пошел в длинный рейд с целью разграбления родового склепа графа Тобия. Борин не зря изучал всевозможные свитки и книги чтобы поточнее определить его местонахождение.
  Путь в обе стороны занял полторы недели. Сам склеп располагался в устье неприметного ущелья и, к моей досаде, оказался заперт. Да еще и ловушек там оказалось немало. На их обезвреживание и грубый взлом замков я потратил около восьми дней. Внутри нашлось двенадцать отборных скелет-бретеров, с которыми мне пришлось изрядно повозиться. Выручил лук, из которого я расстреливал противника на расстоянии, а потом вблизи молотил булавой, круша черепа и дробя кости. Удивительно, но в пылу довольно тяжелого сражения я не получил ни царапины.
  Как я позже выяснил, мое вселение произошло на алтаре Ллос и вся ее выделенная милость в меня впаялась намертво. Причем это касалось почти всегда защиты моей тушки от негативных внешних воздействий. Иммунитет я заполучил не только к ядам, но и к разнообразным болезням, в том числе к моровым. Плюс снизился урон от разнообразных заклинаний. Особенную мощь имели мои действия направленные непосредственно во славу Ллос. Правда, это касалось чаще всего жертвоприношений.
  Добыча оказалась, по меркам моих прежних находок, просто великолепной. Скелетоны были вооружены серебряными мечами, а у троих оказались даже клейморы, изготовленные с изрядной примесью серебра. Такое оружие было весьма действенно против оборотней, не-мертвых вампиров и разнообразных духов. Также со скелета самого графа я снял полный костяной доспех работы орочьих кузнецов. По другим могилам я набрал немало артефактных колец, парочку аналогичных ожерелий и стеклянный посох. Нагрузившись добычей я отправился в то место, которое, мимовольно, стал именовать своим временным домом.
  Но на месте лавки моего партнера я увидел лишь пепелище. К тому же его успели основательно раскопать в поиске ухоронок. Но кто же решил ликвидировать Борина, умевшего отлично ладить с окружающими людьми? Или, может, все дело во мне?
  Покинул пепелище я в весьма противоречивых чувствах. С одной стороны, Борин мне был никем, ничтожным дварфом, который даже не имел твердой поддержки со стороны своего рода. Но с другой стороны он являлся моим полноправным партнером, который мало-помалу начал помогать мне адаптироваться в окружающем мире. Однако следовало прежде всего разыскать кого-то знающего о произошедшем и вдумчиво его расспросить о том, что тут случилось. Таковым я полагал одного из местных стражников.
  Расспросы я начал не сразу. Первым делом я ушел в Пустошь и спрятал свою добычу в одном из заранее подготовленных мест для подобных случаев. Такое располагалось в недрах древнего полуразрушенного склепа, куда на день любили спрятаться несколько скелетов. В этот раз там оказался сравнительно свежий зомби. Расколотив ему булавой голову я спрятал добычу, после чего вновь пошел к Силлеру.
  Изловить стражника в этих трущобах оказалось делом не то чтобы непростым, но довольно хлопотным. Ну не ходили они там, больше толклись по периметру площади около храма. Поэтому я сцапал одного из тех, что коротали свою ночную стражу на воротах. В принципе, это не было каким-то сверхсложным делом - подошел в темноте к воротам, коротким точным ударом оглушил единственного бодрствующего и уволок бессознательную тушку во тьму. А потом мне его даже пытать не пришлось, сам все выложил, лишь только мою клыкастую ухмылку разглядел. Еще и обгадился при этом, урод! Вынужденный нюхать это амбре вкупе с запахом немытого тела я под конец допроса настолько озверел, что сломал ему шею без каких-либо угрызений совести.
  Но рассказало это воняющее существо немало интересного. Оказывается, про мое существование никто и не знал. Те два придурка, которых я выставил из лавки в первых день своего появления в Силлере, никому об этом не рассказали. Зато на гнома заимели зуб местные святоши. Причем именно за то, что он являлся не человеком, молился своим богам и не хотел отдавать безвозмездно церкви половину своих доходов. Видимо, их последний пункт задевал больше всего. Глава местного храма преподобный Корнелиус в течении последних трех недель накручивал свою паству с особым тщанием. По словам стражника, он особое внимание привлек к тому, что нечестивый гном в последнее время неведомым путем разбогател. А значит достоин смерти на костре. Вот пять дней тому назад народ и пошел ловить дварфа. К чести Борина, тот живым не дался, секирой сумев зарубить трех стражников и шестерых 'уважаемых' горожан, а подручному самого Корнелиуса нанести две тяжелые раны от которых тот вчера помер. Дварфа пробили копьями и добили дубинами, а тело сожгли на площади при большом стечении народа. Лавку его разграбили и тоже сожгли.
  Вот тут-то меня и переклинило. Так захотелось пробраться на одну из проповедей этого 'преподобного' существа и активировать свиток 'Ядовитого облака', чтобы их издохло как можно больше. Но затем, поразмыслив, я решил что для меня это будет слишком мелко. Да и в дальнейшем это может мне весьма серьезно помешать. Нужно было действовать гораздо тоньше и хитрее. Тут же мне вспомнился один весьма занятный ритуал, который я нашел в большой библиотеке Хальдурганна. Там нужно было вычертить на алтаре один довольно сложный рисунок, а потом на нем принести в жертву того, кто являлся жрецом бога, которому посвящался алтарь. Причем эту жертву можно было посвятить собственному богу. Если тот являлся антагонистом богу-владетелю, то такой алтарь считался оскверненным.
  Так я сделал. Пробрался ночью в храм Единого и вычертил все символы на алтаре. Только закончил, как откуда-то и сам Корнелиус выполз. Когда он меня увидел, то настолько ошалел, что не смог ничего членораздельно вымолвить. Но и я не зевал. Влепив этому зловредному попу жесткий хук в челюсть и отправив его на пол в тяжелый нокдаун я схватил его за шиворот и поволок к алтарю. Достав заранее заготовленный нож, который я расписал соответствующими рунами превратив тот в заготовку для жертвенного клинка, перерезаю Корнелиусу горло от уха до уха.
  - Прими эту жертву, Великая! Прими и преумножь!! - и чуть тише добавил. - За тебя, Борин.
  В принципе, я ожидал всего, но не того, что произошло в следующий миг - хлынувшая на алтарь кровь не растеклась по его поверхности, а заструилась вдоль вычерченных линий. Часть рун неожиданно засветилась едва заметным красноватым сиянием. Не до конца осознав происходящую ситуацию я совершил то, чего никогда еще не делал - выпустил часть магической силы. Вспышка перед глазами приобрела мутно-красный оттенок и я мешком осел на пол. Похоже, я на собственной шкуре ощутил что такое магический откат. Но вот как я смог успешно магичить (знать бы еще что и как именно), если еще не прошел инициации.
  Все еще мутными глазами я воззрился на алтарь. Рисунок, как и почти вся пролитая кровь, исчез, а вместо этого сам алтарь чуть преобразился. Казалось, что-то такое я уже где-то видел? Ну конечно же! То, что находилось передо мной, было походным алтарем Ллос. Получается, я сумел не только провести ритуал осквернения, но и посвятить алтарь собственной богине? А как я это сделал? Ничего не понимаю...
  Значительно позже я узнал, что такой обряд подвластен только очень сильным магам крови. И что им инициация, в принципе, не требуется. Причем от слова 'совсем'! Первый успешный обряд и проводит ту самую инициацию, после чего некоторое время будущий маг терпит телесный дискомфорт, осваиваясь с новыми возможностями. Становится более легко оперировать голой силой, значительно облегчается работа с рунами, в том числе чертежными, и несложными артефактами.
  Через несколько лет я узнал о судьбе храма в Силлере. Пропажу Корнелиуса (его труп я скормил первой же попавшейся мне живой твари) обнаружили на следующий день, долго искали, но так и не нашли. Вместо него стал главным священником исполнительный, но недалекий и чуть туповатый монах Хобл. В течении года он не замечал, что хоть и молится усердно Единому, все коврижки достаются Ллос. Не заметил он и некоторого преображения самого храма, который вдруг облюбовали местные пауки. Вся эта идиллия закончилась с прибытием архиепископа Дорийского, инспектировавшего все храмы и монастыри в этом регионе. От увиденного тот, мягко говоря, ошалел и, сгоряча, чуть было не объявил крестовый поход против ортодоксов. Дело замяли в самых высших инстанциях, однако именно этот храм пришлось разрушить, а алтарь уничтожить. Думаю, что Ллос от всего этого испытывала глубочайшее моральное удовлетворение - так насолить оппоненту далеко не каждый сможет. И вообще местным жителям очень и очень сильно повезло, разгневанные святоши могли и город стереть с лица земли засыпав все вокруг солью.
  Я же, после того как замел за собой следы, отправился в форт Тобия чтобы подписать контракт на службу в пограничье, желательно, подальше отсюда. К его воротам я подошел уже ближе к обеду пересидев рассвет скорчившись в три погибели в первой попавшейся на глаза ямке. Ну не нравится мне рассвет солнца, категорически не нравится! Вот тут-то стражи несли службу исправно.
  - Стой! Кто таков?
  - Нелюдь, - спокойно ответил я. - Пришел поинтересоваться где тут можно записаться в наемники. Ну и продать кое-что.
  - А лучше ты личико-то приоткрой, для порядка.
  - Как хочешь, - криво усмехнулся я, откидывая капюшон. Со стены донеслось явное сглатывание.
  - Ох, йо! Дроу! Настоящий!
  - Подделок не держим, - я широко оскалился. - Или нас уже в наем брать перестали?
  - Что такое?! - послышался за воротами чей-то голос, в чьем тоне слышались повелительные нотки. - Что вы застыли будто овцы перед мясником?
  - Да тут вот какое дело, - послышалось чье-то блеяние. - Дроу у ворот.
  - Сколько их!?
  - Один. Говорит, наниматься пришел.
  За стеной замолчали. Затем раздался звук тяжелой оплеухи и чье-то тело с грохотом и лязгом металлических доспехов покатилось по ступеням.
  - Уроды! Маменькины сынки! Отворить ворота немедля!
  Как я позже узнал, нелюди в наем записывали не то чтобы неохотно, но даже там дроу почти не наблюдалось. А те, что уже были - подлежали строжайшему учету. И все из-за привычки дроу периодически устраивать разнообразные интриги и свары между наемниками. Особенно, когда мой народ не присутствовал в отряде в единственном числе. Да и подчиняться кому-либо, кроме других темных эльфов дроу не очень-то хотели. Но магами и разведчиками темные эльфы были отменными, данное слово всегда держали и выполняли контракт от и до.
  Плюс каждый комендант получал десятую часть от заключенного каждой нелюдью контракта. Причем сумма не вычиталась из общей суммы (чревато это было), а выписывалась в качестве премиальных. Поэтому понято, почему местный комендант настолько сильно разозлился. Кому же понравится, когда тебя законных денежек какой-то придурок едва не лишил. Особенно когда он твой подчиненный.
  Прохожу через ворота. Форт укреплен довольно серьезно, башни с толстенными стенами, но ворота, как мне показалось, укреплены так себе. Позже выяснилось, что ворота укрепляют магически и только в тех местах, где на штурм могут пойти серьезные противники, укрепления делают более серьезными. А вообще форты делаются по одному принципу и даже макет их планировки одинаков. Это предназначено для удобства акклиматизации легионеров, прибывающих на новое место службы. Комендант обычно обитает под крышей центрального донжона, в то время как целитель, разведка, арсенал и прочие службы - в подвале. Посередине расположены казармы и апартаменты имперских агентов, тут же живут и офицеры. Канцелярия расположена на первом этаже.
  Прохожу вслед за комендантом именно в канцелярию. Обстановка крайне скромная, стены практически голые. Стол и тот оказался колченогим, похоже, его кто-то сюда приволок из Пустоши.
  - Слушаю тебя! - обратился ко мне комендант.
  - Хочу заключить с Империей стандартный контракт. Деятельность - разведчик. Но не в здешних местах. Желательно подальше.
  - Подальше... - проворчал комендант. - За тобой идут охотники?
  - Пока, - я интонационно подчеркнул это слово, - пока нет. Но какое-то время мне полезно побыть от соплеменников подальше.
  - Ладно, - ответил комендант. - Прочти и подпиши. Затем скрепи договор собственной печатью, если таковая имеется. Нет? И так сойдет. А теперь иди за мной.
  Комендант провел меня в одно из полуподвальных помещений.
  - Жди здесь. Я пошлю запрос в имперскую канцелярию. Советую, пока ты обретаешься здесь, изучить форт. На месте потом будет полегче.
  
  Глава 5
  Остров. Это слово может обозначать буквально что угодно. В моем случае это обозначало, мягко говоря, тюрьму. Как там в книгах про попаданцев - куча приключений, обязательно красивые бабы, мгновенное овладение уникальными магическими умениями, королевский, а то и императорский, трон... Я же оказался всех этих ништяков лишен. Да еще и застрял в этой глухомани сроком в два года.
  Хотя... Наверное не стоит слишком уж гневить судьбу, а то она подкинет тебе настолько занятные приключения, что вопрос встанет не о личном развитии и об обязательном обогащении, а 'лишь' касаемо ответа на вопрос - суждено мне в этой переделке выжить или нет.
  Как по мне, остров был невелик, его по прямой можно было пересечь в трое суток. Мне пересечь, у людей это расстояние серьезно увеличивалось. Остров состоял наполовину из территории покрытой вулканическим пеплом и лавой, наполовину покрыт зелеными лугами. Форт поставили как раз на стыке этих территорий. На зеленых лугах раскинулись три небольшие фермы, где выращивали просо, горох, ячмень и кое-какие овощи предназначенные для пропитания гарнизона, благо, мягкий климат позволял снимать до двух урожаев в год. Правда, хватало урожая лишь на половину сезона да и то при условии строго распределения пайка.
  Почему не было развития фермерского хозяйства, благо, условия позволяли? Все было очень просто и, одновременно, очень сложно. На противоположном конце острова, у подножья застывшего вулкана, находился древний замок, в котором обитал не менее древний архилич граф Кайорн Дрангвор. Когда-то именно его род владел окрестными островами, но последний из некогда великого рода оказался некромантом. Он, по какой-то причине, тронулся умом и постепенно стал превращать живых подданных в не-мертвых прислужников, да еще и поднимать все окрестные кладбища. Жестоко подавив восстание выживших и утопив тех в собственной крови Кайорн укрылся со всеми прислужниками на этом острове.
  Со временем о нем позабыли и он остался лишь в легендах да в старых документах. Когда началось освоение Архипелага, то высадившиеся на Холкс легионеры никого не встретили. И лишь как только построили форт и стали осваивать остров встретились с первыми скелетами. Две попытки вычистить остров от нежити окончились провалом, а архилич не только понес определенные потери, но и пополнил свои силы новыми крепкими бойцами. Пока стоял паритет - архилич сидел безвылазно в замке рассылая по округе самые слабые свои создания, а легионеры боролись с ними, причем с весьма переменным успехом.
  Надо сказать, что и местный контингент 25-го Легиона меня не очень-то впечатлял. Сюда ссылали легионеров за тяжелые провинности и проступки, командовали ими проштрафившиеся офицеры, а сроки службы варьировались от пяти до десяти лет. Комендант, старый подполковник Сирулло Таярас руководил фортом Бровир в течении последних двенадцати лет (сам форт существовал около тридцати). Характер у него, надо сказать, оказался сложный, а образ поведения чуть ли не монашеский. Шлюх нет, алкоголь только по большим праздникам. Плюс его скаредность уже была в языцех - в форте не было ни целителя, ни алхимика, ни хоть какого-то мага. Почему? Так им же платить надо! Понятное дело, что легионеры волками выли от такой службы.
  Причем на фоне все этого комендант к непосредственной службе относился спустя рукава и дисциплина удерживалась лишь благодаря его бессменному заму капитану Торго Гронзу и оружейнику старшине Криду Соллиусу.
  Пообщавшись с оружейником я, к своему удивлению, выяснил, что комендант уже давно мечтает уничтожить архилича, чтобы потребовать остров себе в качестве графского удела. А капитан тогда станет полноправным комендантом. Но капитан Гронз с таким раскладом категорически не согласен и желает чтобы все закончилось ровно наоборот - он стал бароном Империи, а комендант остался на своем месте или ушел в отставку. Мол, он и так ни на что не влияет на острове, зачем ему тут, в итоге хозяином становиться.
  Оружейник, будучи довольно-таки общительной личностью, нашел в моем лице благодарного и, что немаловажно, молчаливого слушателя, а потому принялся меня буквально забалтывать вываливая на мою темноэльфийскую голову новые и новые потоки информации.
  Так, я выяснил что на этом богами забытом острове есть неплохие залежи строительного камня, железных, медных и свинцовых руд, золота и особого стекла из которого можно изготовлять доспехи. Нужно их только найти и обеспечить им безопасность от скелетов.
  Существовало на Холксе и несколько гробниц низшей знати подданных Кайорнов. Говорят, там можно было разжиться неплохой добычей, но их облюбовала под свои временные пристанища местная скелетированая нежить. А с ней сражаться было трудно. Да оно и понятно - погибает лишь при капитальном разрушении черепа, на легкие стрелы, дротики и кинжалы вообще не обращает внимания. Лучшее оружие против такого врага - дробящее. Плюс ко всему на такую нежить действует далеко не всякая магия - всякие там яды, паралич, заклинания направленные на повреждения физических показателей живых воинов (например, слабость или, там, усталость).
  Первые мои выходы не принесли слишком большого успеха - три уничтоженных скелета и ограбленная мной гробница. Добыча оказалась, на первый взгляд, довольно сомнительная - полный походный набор аппаратуры алхимика и рулон грубой ткани.
  Ткань пошла легионерам на одежду, а я занялся алхимией. Удалось, попутно угробив все сырье форта, изготовить сорок дешевых зелий снятия усталости и пятнадцать дешевых же зелий восстановления здоровья. Это из целого центнера-то... Но в том-то и дело, что у легионеров даже на такой исход не было большой надежды. А так - хоть что-то.
  После первого удачного выхода я расхрабрился и стал охотиться на нежить всерьез. Видимо, то, что я оставался, по сути, ночным существом, нежить осознала далеко не сразу и активные действия против моей ушастой персоны стала принимать лишь три месяца спустя. За это время я разграбил шесть гробниц и очистил от черепушек три рудные шахты. Более того, в одну отправили наиболее провинившихся легионеров долбить железную руду. А я получил звание десятника. Это уже радовало.
  Зато не радовало иное - нежить резко активизировала свои действия. Потому как поначалу мне попадались старые, полуразвалившиеся скелеты, то вскоре появились более свежие, вооруженные разнообразным железным и стальным оружием. Мало того, многие черепушки еще и пользоваться им умели. Покуда спасало то, что скелеты не очень-то жаловали солнечный свет и по наступлении дня старались забиться в какую-то темную нору. А там их ждал я и аккуратно уничтожал.
  Меня все время заботил один и тот же вопрос - сколько у архилича под рукой готовых скелетов и рабочего костного материала? Потому как я за срок моего пребывания на острове уничтожил около трех сотен скелетов, но к замку почти не приблизился. Одним словом, моей зачистке подпали бродяжьи группы, преимущественно одиночки.
  По словам легионеров, архилич умел поднимать и свежие трупы, но через какое-то время все равно проводил очистку плоти. Эстет, блин! Также в его войске имелись скелеты-воины, уповавшие не только на атаку, но и на неплохую защиту. Частично это были погибшие легионеры, частично - бывшие воины графа. Также в костяной рати имелось шесть костяных рыцарей и два младших лича. Это был, так сказать, стратегический резерв. Сам архилич на битву выходил крайне редко и лишь в самые пиковые ситуации.
  Однако теперь я стал понимать, почему легионерам не удалось расправиться с ним. Во-первых Кайорн Дрангвор и при жизни был неслабым магом Смерти, а уж теперь-то и вовсе непобедим. Хотя, насчет последней фразы, я чуток подзагнул - непобедимых не бывает. Если таковой вдруг объявится, то это либо у него самомнение зашкаливает, либо у него промоушен развитый, либо он очень серьезно о сохранности души и целостности собственной шкурки заботится или же он к божественному уровню в упор приблизился. Вот, в последнем случае, стандартные способы, часто, не годятся, а потому, для полного уничтожения подобного недруга, требуются какие-то особые методы и приспособления.
  Однако, это все была общеобразовательная лирика, а приключения начались самые разнообразные. Черепушки стали применять тактику засад с активным применением стрелкового и даже артефактного вооружения. Правда, довольно быстро определилась преинтересная особенность скелетированных недомагов - жажда немедленной мести обидчику, независимо от того на чьей стороне он находится. Причем выяснил я эту особенность случайно, оказавшись на линии огня между стрелками и магом. Одна из выпущенных стрел задела мага, тот ответил, в ответ получил еще одну стрелу, а потом такое межусобное побоище началось, что мне противников просто не хватило. В общем, сидел я на скале в удобной выемке спиной к востоку и наслаждался шоу с поправкой на местные условия. Разве что бокала вина или, на худой конец, пачки попкорна не хватало.
  А поглядеть, надо сказать, было на что. Маги затачивались, преимущественно, против живых существ, а потому в борьбе с себе подобными они быстро проигрывали. Однако ситуацию сумели так перепутать что скелеты, покончив с магами, начали драться между собой, причем вовлекая в битву новых и новых участников. А при равных силах это грозило затянуться надолго. Вмешаться мне? А, извините, зачем? Это, можно сказать, мое личное шоу, рассчитанное на одного зрителя. Кстати, нужно будет его рецепт запомнить на будущее, всяко пригодится.
  Тем временем в битву вмешалось еще одно существо - костяной рыцарь. Похоже, хозяин местных черепушек всерьез обеспокоился потерей большого количества своей армии, практически, без деятельного участия живых существ. Однако скелеты так разошлись, что и его достали пару раз мечом. В итоге он принялся крошить всех подряд, неизменно получая в ответ. Интересно, как он долго продержится, черепушек-то под сотню, правда, они еще и друг с другом умудрялись при этом рубиться.
  Стоп! А не засиделся ли я на одном месте? Надо же и по сторонам, время от времени, поглядывать. Тут-то у меня врагов предостаточно, а вот союзники относительно далековато. Лезу на вершину склона и имею неплохую возможность наблюдать спешащую подмогу в виде пару личей-поводырей, трех костяных рыцарей и восьми сотен вооруженных скелетов. Никак архилич решил что тут легионеры с его слугами потасовку устроили, а до замка не так уж и далеко. Вот и погнал часть своей рати на выручку.
  Так, так, надо бы их как-то отвлечь от основной битвы. На время, конечно же. Скелеты довольно тупые, их отвлечь или запутать несложно. А вот рыцари и личи - противники гораздо серьезнее! Пора заняться их отстрелом.
  Сорвав с плеча любимый костяной лук я выпустил стрелу с замагиченным на упокоение наконечником (других в форте практически не было, да оно, если подумать, и верно, готовились под самого массового противника). Первый выстрел был практически в полигонных условиях и вошла стрела одному из личей прямо в глаз. Неловко дернув лапками, лич рухнул навзничь. Похоже, готов. Остальные черепушки резко встали на месте и это позволило мне выпустить еще четыре стрелы. Упали второй лич и один рыцарь. Еще одна стрела укокошила невольно подвернувшего скелета. И одна отлетела от рыцарского щита. Но теперь все конкретное внимание орды обратилось на меня. Пришлось немедленно 'рвать когти'. И побыстрее.
  Убегал я не куда глаза глядят, а прямо через остатки первого отряда. Скелеты уже одолели костяного рыцаря и теперь добивали друг друга. Интересно, что будет, когда сюда вся остальная орда добежит. Может даже архилич припожалует. Ох, йо-о-о, солнце-то вот-вот над горизонтом покажется. Я за всеми гладиаторскими боями про него как-то и забыл. И придется мне бежать без оглядки в прямом смысле этого слова - восток как раз за спиной.
  Удрал я оттуда, как говорится, быстрее собственного визга. Одно радовало, бегущая следом костяная орда все-таки задержалась на поле битвы. И погони за мной не было. Отлежавшись в небольшой ямке (мне кажется, или такой способ ожидания рассвета у меня начинает входить в привычку), я рискнул вернуться на место недавнего сражения.
  Ну, что сказать... Скелетов в усобной схватке полегло за полторы сотни, плюс два лича и два костяных рыцаря. Звучит неплохо. Однако меня беспокоит то количество скелетов, которое шло на подмогу. Многовато их. Даже если к уничтожению привлечь всех легионеров. Все равно слишком много тварей. Хотя... может мне в замок заглянуть? Может и удастся выяснить точное количество черепушек. Точно! Вот ближайшей ночью этим и займусь. А пока стоит заняться мародеркой и собрать на месте гибели черепушек самые ценные экземпляры артефактов и вооружения.
  Сбор трофеев принес интересные выводы. Оказалось, за мной охотился отборный отряд, предназначенный для ликвидации слишком обнаглевших рейдеров. Оружие, преимущественно, посеребренное. У магов нашлись перстни-поглотители с вампирическим эффектом. Такой себе премилый артефактик, который высасывает здоровье и силы не только у противника, но и у своего хозяина. Создавались, очевидно, именно для скелет-магов, на них-то он практически не действует.
  У личей обнаружились странные ошейники, выполненные из стали со слабым налетом мифрила. А вот это уже весьма интересно. Ну вот скажите мне на милость - зачем двум рядовым личам носить несъемные шейные обручи-ограничители подобные тем, которые носили ученики некоторых старых магических академий? Нужно будет этот вопрос прояснить более подробно, а то у меня в этой области явно знаний не хватает. И причем тут мифрил, если его залежей в нынешнее время практически не существует. Гномы готовы уплатить горы золота тому, кто укажет им на новое месторождение, причем каждую новую сотню лет эта сумма значительно увеличивается. Но пока ничего нового никем не найдено.
  Все, что меня заинтересовало, я укрыл в одной из находящейся поблизости гробниц, а сам подался в сторону родового замка Дрангворов с целью посещения его покоев и изучения общей численности его обитателей.
  
  Глава 6
  Влезть по замковой стене делом оказалось несложным. Стена довольно продолжительное время не подвергалась какому-либо ремонту, даже самому, что ни на есть, косметическому. Поэтому в ней было предостаточно мелких трещин, выемок и выщерблин, тут и там попадались даже небольшие каверны. Одним словом, лезь - не хочу. Причем из-за обилия вышеописанных прелестей по этой стене мог вскарабкаться даже менее тренированный, чем я сам, лазутчик.
  В сторожевых башенках часовых не оказалось, что немало меня удивило. Как же, интересно, архиличу становилось известно от подходе крупной группы противника? Или он надеялся исключительно на отряды активной разведки подобно тому что я уничтожил накануне? Непонятно. Или имеет место некая, хитро расположенная сигнальная нить? Поскольку до этого я ничего не нашел. Проверил даже оборонные артефакты, которые вмуровывали в замковые стены. Тоже ничего, артефакты давным-давно иссякли и их никто не думал подпитывать. Ничего не понимаю...
  Хотя если бы тут располагалась какая-либо сигналка, то замок бы уже всполошился, но пока все тихо. Скелеты либо замерли в самых разнообразных позах посреди двора, либо бесцельно по нему слоняются. Навскидку их около трехсот.
  Я еще очень долго шнырял вокруг двора заглядывая то в сторожку, то в казармы, то в разнообразные подсобные помещения. И кругом располагались скелеты. Общее число черепушек, по моим прикидкам, составило примерно полторы тысячи особей из них около шести сотен - маги и бретеры. Солидно! Заинтересовало иное - скелеты находились в некотором стазисе, не пытаясь атаковать меня (я вконец обнаглел и расхаживал чуть ли в открытую) или проявить вообще какие-либо активные действия. И тут мне стало интересно - как отреагируют черепушки в ответ на открытое нападение, благо достаточно недавно имелся довольно-таки презабавный прецедент. Так я и сделал. Взял да и рубанул палашом мага. У того мигом в глазах вспыхнули огоньки, а его руки, сжимавшие зачарованный посох, метнулись к моей тушке. Вот только я аккуратно шагнул в сторону и мощнейший удар достался находящемуся рядом бретеру. Тот отшатнулся, поднял гигантскую клеймору и ринулся с ней мстить обидчику. Я же, в несколько быстрых прыжков, выскочил из казармы на улицу.
  Собственно, причина именно такого поведения скелетов мне уже была понятна. Архилич, во время проведения обряда поднятия, проводил дополнительное зачарование на повышенную агрессивность своих не-мертвых слуг и накладывал посыл на полное уничтожение агрессора. То есть, пока скелетов не трогали, не трогали никого и они. Однако фермерам и, особенно, легионерам этот постулат почему-то никто не удосужился объяснить, вот потому-то они и несли настолько большие потери ибо скелеты бились, как говорится, до последней черепушки.
  Однако имелся в данной схеме один серьезный изъян - скелеты, не находящиеся в момент атаки под контролем некроманта, могут посчитать агрессором и другие разновидности союзной нежити. Особенно тех, кто своей атакой от них кардинально отличается - магов, костяных рыцарей-чародеев, слабых личей, вампиров и им подобных.
  Бой развязывался все шире и шире, захватывая все новых и новых участников, когда на сцене появился собственной персоной сам хозяин замка Дрангвор - архилич граф Кайорн. Вынырнул он не из недр замка, а из боковой башенки. Навел порядок, на удивление, очень быстро. Львиная доля скелетов живо угомонилась и успокоилась, тех, что несмотря ни на что продолжали драку, он мгновенно упокоил. Итогом всей свары стала гибель трех десятков черепушек, правда, поголовно элитной формы.
  И вот тут-то архилич обнаружил присутствие моей, скажем так, живой персоны. Видимо, догадавшись кто именно ему в последнее время настолько серьезно подгадил, он отдал приказ своим 'поданным' меня срочно отыскать.
  Мне же резко стало не до развлечения. От полутора тысяч черепушек, даже простых, мне в схватке не отбиться. Массой задавят. А убегать довольно стремно - гнать будут до последнего. Оставался последний выход - дать бой архиличу прямо сейчас, тут и, желательно, не затягивать. Покуда помощь не набежала. Проблема в том, что мое магическое искусство оставляет желать лучшего, а те крохи, что собрал в качестве навыков мне сейчас не шибко-то помогут. Магия крови против не-мертвых существ неэффективна, яды тоже непригодны, а больше я ничего и не умею. В загашнике есть, правда, универсальный свиток Рассеивания, позволяющий нейтрализовать площадную магическую атаку мощностью не выше четвертого ранга. Но только один раз. Также имеется парочка зелий собственного производства для незначительного сопротивления магии (5-10 %). И еще имеется одно стандартное зелье восстановления здоровья (правда, при его использовании усталость заметно повышается). Но сначала попробуем архиличу загадать одну загадку из разряда 'Угадай кого?'
  Я вышел на открытое пространство и громко крикнул:
  - Спешите сюда! Я его вижу! На стене, напротив меня!
  Архилич ощутимо заволновался. Кричал-то я не на общем языке, а на родном, на иллиитири. Вот он и задергался, лихорадочно вычисляя сколько темных эльфов атакует замок и где именно они в данный момент находятся. Я же, в свою очередь, метнулся архиличу навстречу, одновременно готовя к активации свиток Рассеивания.
  И, как оказалось, не зря. Архилич, одной лапой (руками его верхние конечности назвать лично для меня было достаточно сложно) указав скелетам на место предполагаемой основной атаки, другой швырнул в меня облако серой хмари. Серьезно! Это 'Облако Праха', а у него ранги, насколько я помню, разнятся. Нынешнее, примерно, третьего. Отбиваю атаку при помощи свитка и бегу дальше, на ходу выпивая зелье Сопротивления Магии. Горькое, зараза! Тем временем архилич бомбардирует меня заклинаниями 'Копье Праха' выпуская их из посоха. Это будет похуже многозарядного револьвера, потому как зарядов может быть пять, а может и пятьдесят.
  Бегу зигзагами. Чем интересно 'Копье праха', это тем, что ему для активации нужно сильно удариться о цель, а при легком касании оно может и не сработать. К тому же это заклинание хоть и предназначено для поражения одиночных целей, но наиболее эффективно в условиях группы существ. Поэтому у меня есть кое-какие шансы на положительный итог. А архилич лупит и лупит... На подходе я все-таки поймал парочку в упор, но 'отделался' лишь полностью поржавевшим щитом.
  Наконец архилич, сообразив что ему не миновать тесного знакомства с моей булавой, решил нанести мне удар 'Облаком Праха', как говорится, в упор. Ну чтобы наверняка. Только я его на какой-то миг опередил и влепил булавой вражьему по колену. Нога подломилась и мой противник резко потерял равновесие. От такой неожиданности он взмахнул лапами и заклинание, уже готовое превратить меня в аккуратную кучку праха ушло куда-то в небеса. От моего сокрушительного удара булавой в голову архилич только тем и спасся, что резко упал навзничь. Я его все же зацепил по касательной своротив набок нижнюю челюсть.
  Архилич, явно предчувствуя близкую гибель, прохрипел что-то нечленораздельное. Видимо, готовит мне последнюю пакость в виде посмертного проклятия. Преотвратительная штука, надо признать. От него даже не всякая артефактная и магическая защита спасает. Но есть и спасение - а именно принесение проклинающего в жертву какому-либо божеству, лучше из темного пантеона. Им подобные проклятия до одного места. Впитают и не поморщатся. Так называемым светлым существам в этом отношении намного сложнее, у них жертвоприношение вообще не приветствуется. Я же со светлым существом могу соотнестись лишь в виде какого-то, особо изысканного, извращения.
  Одна проблема - у меня не было ни времени, ни подходящего материала, и нормальных знаний для изготовления мало-мальски стоящего жертвенного ножа. Зато очень похожий клинок я увидел за поясом у распластанного архилича. Естественно, я тут же потянул к нему свои загребущие ручонки. Конечно, не стоит наобум хватать понравившийся тебе предмет, особенно если он относится к какому-то типу артефактов. Но для нынешнего случая есть у меня в запасе один, достаточно простенький, выход.
  - А ну-ка, с твоего разрешения, я твой ножик возьму. Надо же тебя принести чем-то в жертву!
  В ответ архилич, коротко всхрапнув, лихорадочно начал от меня отползать прочь. Да не тут-то было! Я его настиг одним прыжком и, придавив коленями, всадил клинок жертвенного ножа архиличу в глазницу.
  - Прими эту жертву, Великая!!! - крикнул я, одновременно мысленно представляя образ Ллос. А потом резко вскочил на ноги и отпрянул в сторону. Архилича окутала темная, густая дымка, чуть взметнулась вверх и тут же опала назад аккуратно впитываясь в рукоятку ножа. Но полюбоваться на результат окончательного успешно выполненного ритуала мне не удалось ибо к месту недавней схватки подоспела разъяренная орда скелетов и я был вынужден спасаться бегством.
  Впрочем, путь отхода я спланировал заранее и совершил длинный прыжок с парапета крепостной стены на крышу небольшой пристройки вершину которой венчала маленькая башенка. Вот на ее вершину я и приземлился, про себя в который раз помянув отличные физические кондиции своего нынешнего тела. Ведь прыгал я головой вниз словно делая нырок в воду, потом распластался плашмя растянув полы плаща подобно крыльям белки-летяги, тем самым на короткий миг замедлив скорость падения. Но этого мне хватило чтобы спланировать именно в намеченную точку и тут же цепко укрепиться на ней. Высота прыжка составила около двадцати метров, а дальность порядка пятнадцати. Сомневаюсь чтобы у меня что-то подобное получилось в теле человеческом, путь и обладающим более улучшенными кондициями нежели изначальное вместилище моей души, а о мягком приземлении на достаточно обветшалую деревянную крышу и говорить не приходится.
  Но задерживаться на одном месте я все-таки не стал, а спрыгнул на землю и рванул подальше от замка на предельной скорости. И вовремя. Вслед градом полетели разнообразные заклятия в виде ядовитого газа, кислоты, молний, нескольких огненных шаров и парочка воздушных кулаков. Интересно, они швыряются этим всем добром используя собственные силы или, все-таки, имеет место наличия каких-то артефактов. Но это потом выясню. Если выживу.
  Нескольких черепушек в толчее все-таки столкнули вниз со стены, но на фоне их общего количества это капля воды в море. Вот-вот на меня полномасштабная охота начнется ибо гадский архилич, помимо посмертного проклятия, обозначил в последний момент черепушкам мою персону как цель особо приоритетную и, соответственно, подлежащую обязательному уничтожению. К форту я не пойду. По крайней мере в ближайшее время. Нужно вначале преследователей проредить. И только потом будем разбираться относительно моих дальнейших планов.
  
  Глава 7
  Целую неделю я удирал от своих настырных преследователей. Бегал чуть ли не по всему острову. Устраивал на черепушек всевозможные ловушки и засады, организовал парочку небольших стычек (к сожалению, в них погибло не более полусотни скелетов) и даже устроил мини-заплыв в море. Заодно выяснил, что темные эльфы не умеют плавать. Причем от слова 'совсем'. Мое тело точно ничего такого не помнило. Хорошо хоть я умел плавать в своей прошлой жизни, а потому из тяжелого топора сумел кое-как переквалифицироваться в некое подобие подводной лодки. Но на берег я даже не вышел - выполз.
  Заодно выяснилось, что скелеты плавают точно также как и я в нынешней ипостаси, если даже не хуже, но зато отлично умеют идти по морскому дну. Это при условии что дно ровное. И глубины до 200 м, ниже их может попросту раздавить. Однако если на побережье имеется серьезный прибой, то быть черепушкам изувеченными и даже истребленными.
  Но самый серьезный и, главное, действенный способ уничтожения скелетов оказались обрывы. Мне-то с них спуститься особого труда не составляло, а вот черепушки, упав с высоты более десяти метров, серьезно калечились или даже гибли. Кроме того, во время преследования в первых рядах обычно двигались маги и бретеры, а остальные спешили им вслед по пятам. От иного типа и состава погони я их быстро отучил. Десяток-полтора мог на ровной площадке без особых усилий булавой замесить. Главное, чтобы у меня щит был. Все остальное, в плане силы выносливости ловкости и скорости у меня было в избытке. В последнее время меня преследовала вся орда скопом. Так у них был шанс на победу. В противном случае я начинал кружить вокруг да около откусывая от основной массы мелкие отряды.
  Это-то меня и натолкнуло на одну весьма интересную мысль - пора задействовать легионеров. Хватит им в форте отсиживаться. Побегав по острову, я вскоре нашел место вполне соответствующее моим планам. Это был узкий, вдающийся в море обрывистый полуостров у подножья которого тянулось около десяти метров каменного пляжа во время зимних штормов море вгрызалось в каменную стену, а летом ярость прибоя заметно снижалась и атаки на неуступчивый камень становились гораздо спокойнее. Одним словом - вылитое Черноморское побережье Кавказа. Располагалось это творение природы в дне моего неспешного бега от форта.
  В очередной раз сумев на короткое время скрыться с глаз преследователей я встретился с капитаном Гронзом на маленькой ферме, где занимались выращиванием кое-каких лекарственных растений. Я его к этому времени уже успел предупредить о том, что архилич убит и в моих дальнейших планах полное очищение острова от скелетированых обитателей. Но для этого мне нужна будет посильная помощь легионеров с конкретным вооружением - а именно ростовые щиты, булавы, арбалеты и боевые молоты. Капитан дал свое согласие и отправился собирать отряд.
  Легионеры прибыли к полуострову шесть дней спустя. Капитан привел с собой триста пятьдесят человек в полной броне и отлично вооруженных. Также он поделился со мной кое-какими новостями. Оказывается, совсем недавно в форт приходил корабль с континента. Комендант отправил с капитаном гневное послание в штаб легиона о сумасшедшем наемнике, который разрушил мир и порядок на вверенном ему острове. Причем до такой степени, что скелеты чуть ли не готовятся идти во главе с архиличем на прямой штурм стен форта. В виду предотвращения падения форта он просит прислать помощь в виде пары десятков боевых магов и отряда инквизиторов.
  Сам же капитан послал свое собственное донесение, где сообщалось что архилич Дрангвор убит десятником наемников Севешем и он, капитан Гронз, выходит с боевым отрядом для уничтожения обезглавленной орды. В форт он же просит прислать священника для заложения храма Единого, а заодно нескольких жрецов других божеств. На своего начальника он, в отличии от коменданта, не пожаловался ни единым словом, а лишь намекнул что остров вот-вот можно будет полномасштабно колонизировать и он, как опытный офицер отслуживший на острове Холкс почти десять лет, готов принять на свое бремя звание барона Империи. Если, конечно, его сочтут достойным столь знатной награды.
  Его проблемы! Мои же более материальны и приземлены. Главная цель - заманить черепушки на полуостров, благо он достаточно длинный. Изобразить раненную птичку, похромать чуток. Дойти до самого обрыва, откуда выпустить несколько стрел. А потом сверзиться вниз. Тем временем щитники ударят с тыла. Их основная задача - сдавить скелетов щитами и толкать к обрыву. Тем временем другой отряд легионеров расположится внизу и будет добивать упавших. А заодно забрасывать наверх при помощи арбалетов кошки и стаскивать черепушек вниз.
  Опасность составляли в этом случае лишь маги, но их планировалось выбивать в первую очередь. Конечно, в последнее время они порядков повыдохлись, да и численность их чуть ли не вдвое поубавилась. Моими стараниями, конечно, благо трудился я на сей ниве в поте лица.
  Сомнения меня дергали до самого начала боя, а потом я отложил тревоги в сторону. Да и, собственно, что я о людях печалюсь. Мне от их потерь, вообще-то, ни жарко, ни холодно. Главное - одержать победу.
  С хромотой я несколько перестарался и черепушки меня едва не настигли. Зато я из лука укокошил последнего костяного рыцаря и парочку скелет-магов, после чего рухнул вниз подбитой летучей мышью. И вот тут началось основное веселье. Арбалетчики мгновенно положили три десятка черепушек сходу, благо цель была как на ладони. А потом скелеты посыпались вниз горохом. Легионеры едва успевали их крошить. К тому же многие черепушки пытались в падении попасть не на камни, а на копошившихся внизу людей. И надо сказать, им это, время от времени, удавалось. Уже более десятка клубков каталось по камнях. Хорошо хоть легионеры вышли на бой в полной броне, да еще и выпив почти все эликсиры, который удалось найти в запасниках форта. Поэтому худо-бедно, но кое-как воины справлялись.
  Упал вниз последний скелет. Солдаты внизу добили последнего копошащегося мертвяка. Стали подсчитывать потери. Легионеры потеряли одиннадцать человек убитыми, да еще три с половиной десятка получили более-менее серьезные раны. Царапины и синяки были не в счет. Однако при этом уничтожили костяную рать численность более шестисот голов. Можно сказать, что последний крупный отряд армии архилича Дрангвора был окончательно истреблен.
  Собрав трофеи, подняв на носилки убитых и тяжелораненых мы побрели в форт. Нас там встречали с такими похоронными лицами, что мы едва сами в собственное поражение не поверили. Но вот вперед выходит капитан Гронз и радостно выкрикивает:
  - Победа!!! Враг разбит наголову и весь уничтожен!
  Ему ответил восторженный рев легионеров. На коменданта в этот момент было тяжело смотреть. Он разом поблек, осунулся и, казалась, постарел на добрые три десятка лет. Странно было видеть, как в этот, несомненно, светлый для населения форта Бровир день, его непосредственный начальник выглядит так, будто он узрел вверенный ему пост в виде дымящихся руин. Тяжело шаркая ногами комендант Таярас побрел в свои покои, располагавшиеся выше комнат офицеров в центральном донжоне.
  Веселье относительно празднования недавней победы только-только набирало обороты, когда вниз кубарем скатился комендантский вестовой. И сразу же бросился к оружейнику, который в этот момент обсуждал со мной один из эпизодов сражения.
  - Лор старшина! Там..., там...
  - Ну что там еще стряслось? - недовольно проворчал Крид.
  - Там это... комендант помер!
  - Как это - помер?! - опешил оружейник. - Лег в постель и окочурился?
  - Не. Он того - мечом закололся.
  - Вот старый идиот, - выругался Крид. - Говорил же я ему - не доведет до добра его воздержание. До чего дошло - форт в монашескую келью превратил! Да еще и подох не по-людски. Праздник какой испортил... Ну что стоишь, балбес? Живо бегом собирать всех офицеров форта. Нужно кончину освидетельствовать и надлежащие бумаги составить. Эх, Севеш, вот она, жизнь на имперских задворках!
  Примерно через полторы недели в форт прибыл один из старших офицеров легиона. Он собирался выяснить почему комендант с заместителем присылают столь разные письма и кто из них, в конце концов прав. В форте он пробыл пять дней. За это время он пообещал капитану Гронзу, что пошлет запрос в имперскую канцелярию доклад о том, что остров Холкс практически очищен от нежити и его можно колонизировать. Что нужно прислать пару бригад рудокопов, а из числа местных ветеранов выбрать охочих основать фермерское хозяйство. Также он поддержал вопрос о будущем строительстве храма, присылке в форт хорошего алхимика или целителя. Заодно предупредил, что в форте, скорее всего, поселится еще и имперский чиновник из канцелярии.
  Затем он поздравил парочку офицеров и наиболее отличившихся солдат с переводом на материк, а меня он своей властью повысил до полусотника, заявив, что к концу моей службы с такими темпами можно выслужить даже титул рыцаря. Потому как именно я в одиночку уничтожил могущественного архилича и его свиту, а также основательно проредил армию нежити. Мол, за меньшее возводили в графский титул! Так что лично он сильно доволен как мной так и тем комендантом, который подписал со мной контракт.
  Напоследок меня ждал еще один сюрприз. Когда я заглянул на склад, то нашел там небольшое зеркало. Взглянув в него я едва не шарахнулся в сторону - нет, рогов не наблюдалось. И нимба с хвостом тоже. Даже крылья не выросли. А вот налицо оказался факт того, что моя ранее довольно худощавая тушка обзавелась литыми мускулами, а пресс и вовсе прощупывался в виде аккуратных кубиков. Да и в плечах я существенно раздался. То-то у меня в последнее время устоялись ощущения, что мои доспехи мне немного жмут. И одежка несколько встопорщилась. Пришлось напрягать оружейника еще и по этому вопросу, потому как расхаживать в голом виде мне не очень-то хотелось.
  Размявшись во дворе с легионерами я обнаружил еще один интересный факт. Ну не соперники мне люди, вообще не соперники. Десяток могу положить безо всяких проблем. Скорость и сила у меня, после трехмесячного испытания скелетами, оказалась просто запредельной. Голыми руками я играючи одолевал три-пять легионеров в полном боевом облачении. И это при условии, что я не бью в полную силу нанося смертельные или калечащие удары. Одним словом, у меня постепенно стало появляться некоторое ощущение того, что жизнь вокруг стала успокаиваться и понемногу налаживаться на мирный лад. А мне как быть - наркоману-то, адреналиновому? Скучать придется...
  
  Глава 8
  То и дело накатывавшие приступы скуки я развеивал неспешными прогулками по острову. Капитан Гронз где-то в недрах покоев бывшего коменданта нашел схематичную карту местных достопримечательностей, в том числе местоположения шахт, штолен и нескольких гробниц. Мне вменялось обойти выработки и предварительно определить степень их запустения. Заодно, по возможности, внести в карту посильные изменения. Ну и зачистить остров от остатков нежити, если таковые имеются. В конце маршрута у меня стоял замок Дрангвор, который тоже подлежал тщательному осмотру. Причем капитан оговорил, что я могу взять себе любые артефакты и оружие, которое смогу отыскать. Это в уплату за истребление архилича.
  Ну я и пошел. Карту действительно пришлось править, добавив парочку перспективных штолен и четыре аналогичные обнажения. Конечно, тут требовался более осведомленный специалист, но покуда имеем то, что имеем. Нежить я не нашел, это меня сильно порадовало, но я все равно оставался начеку. Итогом поиска стали месторождения каменного угля, золота, железной, свинцовой и медной руд, оружейного стекла, серы, серого гранита, серо-белого мрамора и туфа красно-бурых оттенков. Как говорил один мультипликационный персонаж: 'Прелестно! Прелестно!!'
  А вот в замке пришлось немножко повозиться. Там-то скелеты обнаружились числом в три десятка, правда, почти все порядком покалеченные. Ликвидировать черепушек мне особого труда не составило. После этого я нашел и обыскал тушку архилича, сняв с него 'Посох смерти'. Артефакт, по тем каталогам, что мне попадались, относился к весьма распространенной группе боевых посохов высшей знати темных магов Империи. Этот же ценился, в основном, за свою древность. И за запас атакующих заклинаний, которых в данном экземпляре насчитывалось шестьдесят пять штук. Рыночная цена такого посоха около семи тысяч золотом. В руках обычного, неподготовленного человека этот посох был дорогой безделушкой, потому как для его активации требовался минимум владения магией тьмы.
  Я попробовал запулить куда-нибудь одно из 'Копий праха'. И, к моему немаленькому удивлению, у меня получилось. Выходит, магия тьмы мне, со временем, может быть подвластна? Интересно... Отложив в сторонку посох я стал обыскивать замок. В верхних помещениях я почти ничего не нашел. Так, несколько порядком проржавевших обломков железного и стального оружия. Но когда я спустился в нижние этажи, то невольно облизнулся. Оружия там были целые горы - дробящее, древковое, клинковое, секиры, одно- и двуручное. Доспехи и щиты, луки и арбалеты, всевозможные ножи и кинжалы. Основным материалом, конечно же, были железо и сталь, однако тут встречались как полные доспехи, так и отдельные их элементы из меха, кожи, хитина и кости. Еще попадались доспехи имперской работы, а в небольшом ящичке я нашел перчатки их оружейного стекла. Проходя из помещения в помещение я вновь и вновь отмечал те или иные находки разной ценности и разнообразной степени сохранности.
  Внезапно меня заинтересовала дверь в небольшой чуланчик. Она закрывалась порядком проржавевшим запором, но при попытке сдвинуть его в сторону металл мне и на малую пядь не подался. Да что там - даже не пошевелился. Изучал я эту дверку довольно долго. Открывалась она наружу, а вот завесы достаточно искусно укрыли изнутри. Такой себе сейф. Сначала я хотел ее сокрушить при помощи молота и копий. Но потом отказался от этой затеи. Хлипкость дверки оказалась показушной. Да и при попытке грубого взлома дверь можно было так деформировать, что не выйдет вскрыть даже при помощи родного механизма.
  Я плюнул на подвальные помещения, крутясь, подобно голодной пчеле у вскрытых сот, вокруг таинственной дверки. Что я там только не делал. И на камни давил, и замочные скважины искал, и дверь прощупывал, и светильники все передергал. Один даже сломал от чрезмерного усердия. Но все без какого-то видимого толку. Обошел прилегающие помещения - ничего не нашел. Интересно другое - помещение находилось в скале к которой примыкал замок.
  Плюнув на все, я взял трофейный посох и попробовал им выбить дверь. Но после первого же выстрела понял, что архилич, судя по всему, этим только и занимался. Однако поверхность металла, из которого была изготовлена дверь, лишь покрылась окалиной, а глубже она не шла. Однако что делать мне? А если попробовать разрушить не саму дверь, а стену рядом с ней. Интересно, получится ли?
  Начинаю лупить заклинаниями в стену. Крошится, правда, довольно медленно. Начинаю помогать себе клевцом. Стена оказалась трехслойной, сложенной облицовочным мрамором, огнеупорным кирпичом и гранитными блоками. Первую часть я пробил без особого труда и ободрал вокруг двери в радиусе трех метров. Безрезультатно. Никаких механизмов не нашлось.
  А вот сама дверь, похоже, работы гномов. Отлично придумали, черти бородатые. Против себе подобных защиту ставили. Причем без каких-либо активных или пассивных артефактов. С одной стороны это хорошо, потому как такие заклинания стараются закольцевать и поставить на внешнюю самоподпитку, то есть разрушить их довольно тяжело. А с другой стороны механизм при порче остается скрытым и при вскрытии любимого помещения (сокровищницы, например) нужно очень и очень сильно попотеть. Как я сейчас.
  Начинаю ломать кирпич. Работа адова. Цемент чуть ли не крепче самих кирпичей. Уже на последних зарядах посоха и двух сломанных клевцах, при помощи боевой мотыги я сумел выломать пару кирпичей. Начинаю расширять пролом.
  Остановило меня чувство возникшего голода. Конечно, как было сказано выше, существа моей расы могут довольно обходиться без еды, однако, если они, при этом не пашут как проклятые. Распотрошив мешок с провизией я слопал почти все холодное вареное мясо с сухарями и запил их флягой родниковой воды. Вот такой я прикольный зверек - то долго бегаю голодным, то съедаю очень много, как говорится, от пуза. Подремав на собственном плаще в одной из северных комнат, я вышел готовым к дальнейшей работе.
  Ломал я стену яростно, но за ним, напоровшись на гранитные блоки, основательно приуныл. Тут с кирпичом едва-едва разобрался, а с гранитом как прикажете воевать? И тут я обнаружил, что блоки, хоть и плотно подогнаны, но ничем не скреплены. Это, значит, раз. И сразу же за ним второй пункт - кое-где имелись крохотные щели. Я, впервые найдя такую, долго прислушивался и принюхивался. Но никаких подозрительных звуков или запахов не обнаружил. Зато прикинул, что стоит попробовать ее расширить и расшатать один из камней. Однако то была лишь перспективная видимость. Толку оказалось чуть.
  Основательно почесав у себя за ушами, я решил попробовать еще один способ грубого взлома - выбить один из блоков молотом. Наметив место для сокрушительного удара, я подобрал подходящее орудие и влепил туда с такой силой, что руки заныли. Блок с места не сдвинулся, нет. Но в нем зазмеилась явная трещина. Такое бывает, если в куске монолитного камня скрыты крохотные трещинки. Подобные деформации - самый страшный враг резчиков каменных статуй и памятников. А мой, в данном случае, счастливый билет. Нужно лупить дальше.
  Гранит разрушению сопротивлялся отчаянно, держался до последнего, но после очередного тяжелого удара блок вдруг подался и упал вовнутрь. Я же совершил отчаянный прыжок назад, потому как доселе нерушимая стена резко обвалилась, причем, в своем большинстве, наружу. С немалым трудом увернувшись от валящихся камней, я рыбкой вылетел в соседнюю комнату, подхватил стоявший там у стены посох и хотел уже, было, прыгать в окно, но вдруг понял что обвал уже прекратился и что замок рушится не торопится. Подождав, когда осядет пыль, я вновь вернулся к месту взлома.
  Ужом проскользнув в образовавшийся проем я мгновенно облизнулся. Еще бы! Первое, что мне попало на глаза, оказался рулон специальной бумаги для создания свитков. Осмотревшись, я нашел и чернила в чернильнице-непроливайке, и запас заготовленных перьев и кисточек. Далее у самой двери обнаружился иссохший до мумифицированного состояния труп пожилого мужчины, скорее всего, мага. На это указывала его полуистлевшая мантия, а также парочка чуть треснутых колб для магических зелий.
  Труп лежал ничком, подминая что-то в темном углу. Маг, до того как оказаться в этой комнатушке, получил достаточно серьезные ранения - отрубленная левая кисть, глубокие раны в живот и грудь. В правой руке зажато перо. Аккуратно отодвинув мумию в сторону, я обнаружил порядком залитую кровью тетрадь. Поднял ее и внимательно осмотрел. Названия было не разобрать. Осторожно перелистав несколько тетрадных страниц я понял что держу в руках чей-то дневник, скорее всего покойного. Сходу разобрать удалось далеко не все, все же кровь порядком залила листы и многие из них слиплись настолько плотно, что разделить их не представлялось возможным.
  Решив, что подробным изучением своего трофея я займусь на досуге, я решил осмотреть самые последние записи. И не прогадал. Теперь я точно знал что держу в руках дневник мага Великой Империи Тита Баярада. Тит описывал последние дни замка, где упоминал, что архиличем стал не граф Кайорн, а его бастард Ковий. Граф темной магией владел настолько плохо, что даже не учился в Академии. Ковий же пришел откуда-то из Татарахи, его матерью была освобожденная рабыня-киратка. Причем он не планировал становиться архиличем, просто что-то напутал в ритуальной магии и ухитрился принести себя в жертву... самому себе. Вот такой пируэт получился!
  Сам Тит владел довольно интересной магией - Кровь. Причем чаще всего ее он использовал в ритуалах и добился потрясающих успехов. К примеру, дверь в хранилище была заблокирована им самим 'Печатью Крови'. Открыть ее мог только тот, кто выполнял наложение. Но имелась и одна проблема, которую Тит так и не смог решить - как управлять токами крови других существ без их жертвоприношения. Своей же он управлял просто великолепно. Последняя запись было сделана уже тут, при условии смертельных ран. Но маг все же сумел выполнить запись.
  Я умираю... Глупо все произошло. Все видели как Ковий готовится к чему-то грандиозному, он всем подряд говорил что собирается свергнуть отца. Но никто не хотел ни видеть, ни слышать очевидное. Сам виноваты! Но об этом не суть... Важно иное - тот, кто владеет магией крови сможет покорить самое невообразимое сокровище, которое хоть раз попадало в мои руки - мифрильную шпагу и такой же арбалет. Они созданы истинным мастером! Шпага может как рубить, так и резать, как колоть, так и крушить. Лезвие меняет направление так, как это нужно ее владельцу. Она почти не тупится и пробивает все виды известных мне броней, вплоть до даэдрических доспехов.
  Арбалет чуть попроще, но и он хорош. Относится к типу многозарядных. Имеется артефактное усиление направленное на повышение стартовой скорости выпущенного болта, точности и настильности. Взводится автоматически. Все болты (даже не артефактные) получают усиление на поражение магических и полумагических противников. В смысле, я обычным болтом смогу нанести значительный урон привидению, оборотню и даже элементалю. Коробка рассчитана на десять болтов, ее можно снарядить заранее.
  Спрятаны эти артефакты в подвале. Темница, четвертая камера справа, левый дальний угол. Рычаг активизации отсутствует. Нужно капнуть кровью и прочитать заклинание 'Снятие печати'. Или использовать аналогичный свиток. Описание создания некоторых свитков лежит тут, в шкафчике. Чтобы привязать артефакты к себе, нужно наложить на них 'Печать Крови'. На этом все. Прощайте...
  Похоже, этот маг все-таки сумел оставить неслабое наследство. Не знаю как будет дело обстоять с артефактным оружием, но книжица о создании магических свитков для меня не менее ценна. Стоит ее отыскать и попробовать что-то сляпать, благо все материалы под рукой. Все нашлось именно там, где и было указано в дневнике. Свиток мне удался с первого раза. Также нашлись записи объясняющие некоторые нюансы взаимоотношений магов Крови с другими магами. Дело в том, что обычно маг Крови может управлять своей силой вовремя разнообразных кровавых жертвоприношений. Ну и собственной кровью управлять во время тех или иных ритуалов. Однако, по непроверенным данным, магистр Крови сможет без особых проблем ликвидировать разнообразные защитные элементы поставленные более слабым оппонентом. А чтобы атаковать при помощи такой магии противника не пролив его крови и вовсе считалось чем-то нереальным.
  Но существовали и исключения. Маги Хаоса. Вот они-то могли использовать кровь с более расширенными возможностями. Например, могли вынудить кровь своего противника свернуться и вызвать сильнейший инфаркт. Или, наоборот, мгновенно довести до гемофилии или белокровия. Вариантов хватало. Вот только подобная комбинация, если верить этой книжице, встречалось всего два или три раза. И общая сила магов не была значительной. А это важно. Чем выше сила, тем искуснее маг и тем более изощренными и сложными заклинаниями он может пользоваться.
  Для проверки собственных возможностей, я решил попробовать вскрыть входную дверь. Капнул своей кровью на поверхность и произнес заклинание. Сверкнула тусклая вспышка и дверь бесшумно отворилась. Прелестно! Значит, магия Крови мне подвластна. Причем довольно сильная, раз я сумел снять чужую печать.
  Прикинув, сколько времени я затратил на взлом тайника, я невольно удивился. Восемь дней! Тот-то жрать так охота, а все свои запасы я уже начисто подмел. Последние дни вообще на голом азарте трудился. Так, ближайшая ферма в двух днях пути от замка. Но там хоть накормят, и то хлеб. Бр-р-р... Так, не думаем о еде, не мыслим о голоде, не.... Да, вот это я оголодал... Но сначала к рукам артефакты приберу. Чтоб были при мне. Чует мое сердце, скоро, очень скоро они мне могут пригодиться. Кстати, служить мне по контракту осталось всего ничего - девять месяцев. Хотя если вспомнить все события за предыдущие пятнадцать, то...
  Артефакты я нашел именно там, где было указано в дневнике покойного. Запор я вскрыл воспользовавшись 'Печатью Крови'. Заклинание и в этот раз сработало безо всяких проблем. Дополнительно я провел обыск подвальных помещений, где нашел сокровищницу и винный погреб. Вина там не было. И давно. Нежить или еще кто-то поразбивал все бочки и бутылки. Зачем? А кто их знает. Сокровищница, по моему не особо искушенному взгляду была так себе. В основном медь. Если брать по весу, может быть на пару тысяч золотом там и было. Это чисто одной медью. Золота я вообще не нашел. Серебра же - очень мало. Правда, я и не проводил более вдумчивого обыска. Возможно где-то в тайнике скрыта основная казна Дрангворов. Пока же я решил идти в форт, составить подробный отчет, хорошенько отдохнуть и только потом вернуться, возможно в компании оружейника и взвода легионеров. Нужно же было прибрать к рукам и то, что валялось доселе бесполезным мертвым грузом. Особенно оружие. Что ж, пора в путь.
  
  Глава 9
  Появившись на ферме Ролла я, с удивлением, выяснил что в очередной раз пропустил появление корабля. На этот раз прибыли новый комендант, его заместитель, четыре десятка легионеров, целитель и даже священник. В общем, полный комплект. Заодно пришло утверждение капитана Гронза имперским бароном Холкс с дарованием поместья на одноименном острове. Вот он и отбыл в столицу для участия в большом приеме, где пройдет официальная часть его награждения.
  Фермер был не просто имперцем, а бывшим легионером. Вот он мне и выложил, что новый комендант не легионер, а сосланный за какую-то провинность виконт Тольский, второй сын маркиза Тольского. Причем целитель, а точнее целительница, является его любовницей и что она тоже поучаствовала в том столичном скандале из-за которого виконт загремел к нам. Подробности Ролла не знал, но по собранным недомолвкам и кое-каким слухам, которые бродили среди новичков, виконт и его пассия занимались компрометацией отдельных молодых дворян, а на дуэль вместо себя выставляли наемного бретера, вроде бы даже высшего вампира. Несколько человек было убито или серьезно покалечено, еще кое-кто удалился в провинцию. А потом оказался затронут сын одного из великих герцогов и его отец инициировал расследование. Дело маркизу удалось замять, сына с любовницей отправили в ссылку, а кого-то помельче вроде бы даже в темницу отправили. Темная история, в общем.
  Одновременно, я выяснил, что меня новый комендант и священник хотели бы срочно увидеть. Причем каждый из них даже оформил собственные пожелания относительно предстоящей встречи. Так, для нового коменданта я был чем-то вроде диковинной зверюшки, на которую стоило бы поглядеть чисто из праздного любопытства. Священник, в свою очередь, хотел разузнать об войне с черепушками, как говорится, из первых уст. Тем более, что это его, так сказать, долг - по мере своих сил бороться как с подобными созданиями, так и с их создателями.
  К форту я подошел днем, закутавшись в долгополый серый плащ. Вообще-то легионеры меня знали и к моему внешнему виду должны были уже привыкнуть. Но все равно несколько человек вытаращились как на нечто невообразимое. А, новички - все ясно!
  Священник встретил меня чуть ли у самых ворот. Это был высокий худощавый старец с удивительно ровным станом и длинными седыми волосами заплетенными в косу. В руке он сжимал крепкий посох из красного вяза. Одет он был в светло-серый балахон перепоясанный простой бечевой.
  - Здравствуй, полусотник Севеш, - негромко проговорил он. - Я священник Дродд. Прошу тебя пройти в мою скромную келью для обстоятельного разговора. Об отчете коменданту не беспокойся - он еще спит.
  - В келью идти обязательно? - подпустив максимум иронии ответил я.
  - Нет. Но именно там нас не будут беспокоить различные любопытствующие лица.
  - Есть другое место, - я едва заметно оскалился. - Арсенал. А в самом арсенале имеется неплохая задняя комнатка. Туда точно без лишнего основания никто из легионеров не сунется, а тот кто все же попробует такое сделать, то мгновенно об этом сильно пожалеет. Уж я-то Крида хорошо знаю. Там, между прочим, в замке свой собственный арсенал имеется, причем очень богатый. Его необходимо прибрать к рукам со всеми подотчетностями. К тому же в замок нужно тоже какой-то гарнизон поставить. Туда ведь со всего острова удобные тропы сходятся.
  - Я пойду, - ответил священник. - Нужно будет освятить то нечестивое место. За упокой усопших помолиться. Провести очистительные службы. А покуда нам необходимо обсудить кое-какие моменты. Арсенал, говоришь? Пусть будет арсенал.
  Я, мягко сказать, был несколько удивлен его напором. Промелькнуло в где-то в голове, что дело касается осквернения храма в Силлере. Но тогда меня уже вязать должны и, отнюдь, не эта серая худоба, а отряд боевых инквизиторов. Ладно, поглядим, чего он от меня хочет.
  Когда мы прошли в арсенал я поздоровался с Соллиусом.
  - Привет, Крид! Мне тут нужно поговорить тайно. Сделай так, чтобы всякие чрезмерно любопытствующие нас не беспокоили. Кроме коменданта, конечно.
  - Сделаю! - беспечно махнул тот рукой. - Вино и закуска на столе. Я как раз пообедать собирался. Вы ешьте, не стесняйтесь, я себе за добавкой кого-то на кухню пошлю.
  - Да, Крид, - вспомнил я еще кое-что. - Кто теперь зам коменданта?
  - Лейтенант Криг Шелассий. Мальчишка, конечно, но против черепушек себя молодцом показал да и с бумагами знаком не понаслышке. Так что его и назначили. Еще Гронз постарался. Он ведь один из немногих, кто сюда угодил не в ссылку за правонарушение, а по долгу службы. Так что пускай делает карьеру.
  - Ясно, - я удовлетворенно кивнул оружейнику и жестом пригласил все это время помалкивавшего священника. - Пройдем туда.
  Когда мы воздали должное небогатому но довольно сытному обеду священник, все это время задумчиво поглядывавшего на меня, вытащил откуда-то из-за пояса деревянные четки и стал их неторопливо перебирать.
  - Я вот о чем хотел поинтересоваться? Дело в том, что твоя раса очень тесно связана со своим главным божеством - Ллос. И вы постоянно норовите ее постоянно славить для чего сооружаете соответствующие алтари для принесение ей кровавых жертв...
  Священник резко осекся ибо в этот момент я громко рассмеялся ему прямо в лицо.
  - Ха-ха-ха!!! Ох, ну и насмешил ты, меня, святоша! Где вы только таких сведений поднабрались!? Запомни раз и навсегда - такого следовало бы ожидать от наших женщин. Это они настолько тесно связаны с Ллос, что утверждают эту связь в любом месте своей оседлости. Я, конечно, тоже не откажусь принести Ллос тут или иную жертву, но при этом помню главный закон жертвоприношений - одно жертвоприношение, совершенное в нужное время, в нужном месте и при помощи верно созданного жертвенного орудия способны заменить десятки тысяч жертв, принесенных без учета вышеописанных условий. Но для этого мне не нужен алтарь. Хватит и ножа, а его у меня, пока, нет. Его нужно создавать самолично, а я пока не нашел ни толкового описания процесса создания такого артефакта, ни подходящего для этого материала.
  - Э-э, - проблеял священник, - если я правильно понял, то ты еще никого в жертву не принес?
  - Напротив, - ухмыльнулся я. - Один раз такое было. Когда я лича убивал. Только его жертвоприношение Ллос смогло меня обезопасить от посмертного проклятия. Хорошо иметь подобное прикрытие!
  - Поразительно, - пробормотал священник. - Брат Мортимер чуть на пену не изошел, когда узнал о вас. А ведь то, что вы мне только что процитировали, нам неоднократно рассказывали. Только о половом признаке не упоминали. А это, как я понял, очень и очень важно. Особенно в отношении нелюдей.
  - Пользуясь случаем, - начал я, - я хотел бы поподробнее разузнать об иерархии церкви Единого. Как выбирают патриарха, как пополняют состав инквизиторов, какие ветви иерархов являются тупиковыми, если таковые вообще существуют. На всех ли распространен целибат и как жестко он соблюдается.
  - Хм... - удивленно протянул священник. - А, осмелюсь спросить, зачем?
  - Ну как это - 'зачем'? - хмыкнул я. - Я наемник, а наем и от церковных иерархов получать иной раз придется. Так что нужно же знать кто из них кто и чего ждать нужно. Особенно мне.
  - Ладно, ладно, уговорил, - махнул рукой отец Дродд. - Самый низший ранг Церкви - послушник. Это человек, который еще до конца не определился с собственным будущим. В миру он может быть кем угодно, вплоть до высшей знати. В монастыре же послушники все едины. Далее стоят монахи-затворники. Они живут в монастырях, творят молитву, совершенствуются каком-либо в искусстве - письмо, роспись, иконопись, бухгалтерия, финансы и так далее. Самый лучшие из них принимают чин монаха-мироблюстителя, подвижника, отшельника или дьякона.
  Первые становятся наставниками, возглавляют сельские церкви и так далее. Позже из них набирают инквизиторов. О них я расскажу чуть позже.
  Вторые, к которым отношусь и я сам, едут проповедовать Слово Божье в те места, где вера в Единого слаба, а то и вовсе отсутствует. Конечно, многие и многие из моих собратьев гибнут, причем большинство - весьма мучительной смертью. Но подвиг есть подвиг.
  Третьи - становятся отшельниками. Можно сказать, становятся святыми еще при жизни своей. Но за ними ведется присмотр в оба глаза, ибо они могут во множестве порождать бесчисленные ереси. Необходимо отделять отборные зерна от плевел да соборного сора.
  Четвертые возглавляют школы, преподают богословие в академиях и университетах. Главой таких учителей является архидьякон, которого избирают из числа наиболее уважаемых дьяконов. Для этого по воле патриарха собирается особый конклав. Дьяконы - единственные церковные чины, кому можно жениться. За моральным обликом прочих иерархов следят весьма пристально. Часто - их конкуренты за занятие той или иной высокой должности.
  Из братии избираются еще и монастырские чиновники. Занимают они монастырские должности вроде отца-эконома - заведующего пополнением припасов, сохранностью запасной утвари, одежды и прочее. Ему подчинены келарь, ключарь, ризник, отец-наставник, лекарь, трапезник, повар и привратник. У ортодоксов есть небольшое отличие - ключарь и отец-эконом это один и тот же человек. Отец-эконом и отец-игумен избираются из чина своих подчиненных. Разве что отличие в том, что второй может быть до своего избрания лишь келарем, ключарем или наставником. Второй же избирается, можно сказать, пожизненно и отставляется лишь по причине кончины или изрядной немощи. Он, как ты сказал, и есть тупиковая ветвь.
  Из отцов-игуменов избирается епископ. По сути, он приравнен к графу, но в отдаленных регионах по своему положению - к маркизу. Отдельные епископы удостоены за свой труд и благочестие чину архиепископа, но этот титул следующему правителю епархии не передается. Из епископов и архиепископов избирается на конклаве патриарх. Среди дворян он иногда именуется князем церкви. У ортодоксов аналогично, однако их старший именуется митрополитом. Он примерно равен нашему архиепископу.
  Теперь, как я и обещал, поговорим об инквизиции. Паладины набираются из среды наемников, легионеров и рыцарей. Из среды монахов-мироблюстителей выбирается старший отряда паладинов. Именуется он отцом-настоятелем. Старший инквизитор региона находится в непосредственном подчинении епископа и именуется отец-предстоятель. Верховный инквизитор избирается на конклаве вместе с патриархом, особенно если тот, кто был его предшественником, находится в преклонных годах. Обычно назначается своим предшественником, реже приходит извне. Инквизиторы борются с ведьмами и колдунами, истребляют опасных тварей, обычных вампиров и диких оборотней. Не со всеми, конечно, а только с теми которые нарушают магическое уложение. Порчу, там, возводят или жертвоприношениями занимаются. Каждое дело требует особо тщательного расследования и довольно часто заканчивается тем, что карают не ведьму, а злонамеренного доносчика.
  Маги-монахи запрещены по закону Империи. Маг-монах не может подняться выше келаря или отшельника, таково обязательное условие. А то на моей памяти была пара случаев, когда послушники на поверку оказывались боевыми малефиками, иначе магами, которые могут оперировать боевыми проклятиями. Если же у юного послушника обнаруживаются магические умения, то его немедленно отправляют к ближайшему наставнику. Тот обучает будущего мага необходимыми теоретическими знаниями при помощи которых тот может сдать экзамен в академию. Позже их могут отправлять в монастыри на практику. Боевых магов прикрепляют к отрядам инквизиции. Вот так-то. Вопросы есть?
  - А как же, - задумчиво ответил я. - Есть...
  Закончить фразу мне не удалось, ибо в арсенале раздался противный юношеский дискант.
  - И где этот гребаный святоша шляется!? Мне срочно нужно выпить!
  Отец Дродд лишь криво усмехнулся. А затем, наклонив пониже голову, тихонько произнес:
  - Знаешь, я ему запретил своей властью выдавать алкоголь. О том, что он, как комендант, стоит выше меня этот сопляк до сих не дошел. И не дойдет, я уж постараюсь. Девица, что с ним прибыла, как алхимик не стоит ничего. Ни о заготовке, ни об изготовлении алхимических снадобий она смыслит еще меньше чем ее предшественник. Видимо, придется мне тряхнуть стариной...
  - Прошлый алхимик, - я широко оскалился, - это я. Теория с практикой у меня довольно существенно разошлись. Самоучка я, что хотите. Но знания ваши я с большим удовольствием хочу перенять. И закрепить на практике.
  - Вот даже как? - священник несколько опешил. - Хорошо. Но... я-то не маг. Передать смогу, как наставник, не так уж много знаний.
  - Ничего, ничего, - протянул я. - То, что не требует магических умений, для меня не менее ценно.
  И именно в этот момент к нам в подсобку ввалился новый комендант. Ну что про него можно было сказать - мальчишка. Невысокого роста, кожа белая, ниспадающие на плечи соломенные волосы изрядно взъерошены, на вид лет двадцать - двадцать пять. Под глазами мешки, морда помятая, явственно слышен запах алкоголя. Похмельный синдром налицо. Одет в потертый шелковый камзол, из-под которого выглядывали тоненькие ножки в шелковых чулках. Обуто это чудо в сафьяновые туфли с позолоченными пряжками. Примечательно было другое - на тоненьком кожаном пояске не висело никакого оружия. Да и руки его явно ничего тяжелее кубка в руках не держали. Он-то и на своих ногах сейчас с превеликим трудом держался.
  Когда это похмельное существо увидело мою ухмыляющуюся рожу, то выпучило глаза. А потом из организма начал постепенно испаряться алкоголь, впрочем, мгновенно заменяясь диким ужасом. Нет, извините, а кого он хотел увидеть? Ну да, дроу, ростом чуть ли не под два метра, в плечах, как говорится, косая сажень. Однотонно черная кожа, рубиновые глаза, на которых почти не просматривается зрачок, распущенные белоснежные волосы до середины спины, аналогичного цвета дюймовые когти на пальцах рук. Ну и одет в кожаные доспехи черного цвета из под которых виднеется ворот черной льняной рубахи и аналогичные штаны аккуратно заправленные в костяные сапоги имперской работы. На широком поясе, украшенном серебряной нитью, висит длинная шпага. На тахте сложены замысловатой конструкции арбалет, щит, окованный сталью, и ребристая булава. Красавчик, правда?
  Однако комендант этого не оценил. Наверное, он даже не осознал ничего. С диким воплем ужаса парень выскочил из арсенала и опрометью метнулся в свои покои. Вслед его проводили понимающие ухмылки ветеранов.
  
  Глава 10
  После того, как я до полусмерти перепугал коменданта, мне пришлось уйти в замок на постоянное место проживания. Пришлось туда заодно уволочь собственную алхимическую лабораторию. Как я ее забирал стоит рассказать отдельно.
  Поскольку новоявленный алхимик в своих практических знания уступала даже мне - самоучке, то я решил унести приборы и остатки сырья в замок. Все-таки священник обещал поделиться кое-какими знаниями. Вот я и отправился из арсенала прямиком в лабораторию за своим добром.
  Войдя в дверь, я обнаружил что сырьевая кладовая открыта настежь и в ней кто-то активно шебаршит. Заинтересовавшись происхождением шороха я заглянул в проем и с удивлением увидел там довольно аппетитную девчонку которая копалась в сундучке с набором редких ингредиентов.
  К слову, вопрос о бабах уже не единожды возникал в моей голове. Точнее о том, что мне их, мягко говоря, банально не хочется. Правда, дома всласть пообщавшись с жрицами Ллос, я не только понял что рассчитывать не на что, так в меня этот пункт буквально вколотили. Причем вколотили до такой степени что я не мог на жриц даже глядеть как на предмет сексуального вожделения. И позже этот пункт проявлялся в виде полного безразличия. Кстати, в отношении мужиков та же история. Проблема...
  Но я не стал просто стоять и смотреть. Сделал проще - молча подошел и цапнул всей пятерней девчонку за ягодицу. Та взвизгнула от неожиданности, но неожиданно для меня самого начала задирать юбку. Ну тут у меня чувства благоразумия, недоверчивости и осторожности попросту отключились. А то, что было потом... Это не было ни любовью, которую описывают в многочисленных любовных романах, ни случайной встречей двух незнакомцев типа клиента с проституткой. Ничего подобного! От того, что произошло явственно веяло чем-то животным, сношением альфа-самца с одной из гамма-самок своего многочисленного стада. Ну я бы охарактеризовал это именно так.
  Первый раз 'таинства' состоялся прямо в кладовой, потом я за косу выволок оттуда девчонку и, буквально швырнув ее вниз лицом на стол, продолжил. По сути, это уже могло тянуть на изнасилование, да, вообще-то, это так и было. Однако, стало это ясно, эдак, после моего четвертого захода. После этого я наконец успокоился и отпрянул дабы оправить одежду.
  - Милый, - простонала прелестница, - ты сегодня меня просто поражаешь... Четыре раза! Ты превзошел... А-а-а!!!
  Ну вот, она в кои-то веки решила повернуться ко мне лицом. Ну и увидела что я никакой не комендант, а кто-то иной. Причем иной настолько, что от одного вида впору умереть от страха. Интересно, что мои соплеменники натворили в Империи, если их там настолько боятся. Надо будет у священника прояснить данный вопрос. А пока же мирно решить данный вопрос.
  Кстати, среди предков истошно орущей и уползающей в самый дальний от меня угол целительницы (а теперь я не сомневался, что это была именно она) явно присутствовали светлые эльфы. Об этом свидетельствовал крохотный характерный хрящик в верхней части ее ушей. Говорят, эта примета полукровок является характерной для потомков светляков вплоть до десятого колена. И это при том условии, что эльфы вообще полукровок за живых существ не признавали, стараясь их истреблять при каждом удобном случае.
  - Цыц! - рявкнул я, угрожающе взмахивая рукой. И, о чудо, терзавшие мой нежный слух вопли мгновенно утихли. - Только шевельнись, накажу!
  В ответ затравленный взгляд. На лице медленно проступает волна безграничного ужаса. Причем страх этот явно врожденный, привитый соответствующим воспитанием, а не появившийся вследствие какого-либо негативного случая. Боится-то девчонка не меня как дроу, а, скорее, как эльфа.
  Уже впоследствии я выяснил, что эта 'целительница' оказалась в свите одного из рыцарей светлых эльфов, который приезжал в Империю в составе посольства. На посольство устроили покушение, причем роли исполнителей выступила тройка дроу. Двоих, к слову, там и прикончили. Вот только они перебили чуть ли не половину посольства, причем эльфы полегли поголовно. Уж больно отборные воины оказались. Третья же, магичка и жрица Ллос, сумела скрыться. Вот часть слуг из числа короткоухих (людей, которые издревле служили светлякам и которые несли в своих жилах ту или иную часть эльфийской крови) оказалась, в буквальном смысле этого слова, на улице. Хозяева и старшие прислужники полегли, а кому нужны чужие рабы? Пришлось кидаться во все тяжкие. Вот и вся ее история.
  Вещи я собирал в полном молчании. Целительница по-прежнему тряслась в уголке. Я на нее даже не смотрел. Незачем. Себя, свою ориентацию, я оценил и принял что оказаться в рядах гомосеков, мне, слава Ллос, не судьба. А об своей недавней пассии я вообще не думал. Поскольку она оказалась не в моем вкусе, да и никаких чувств к ней у меня не проявилось. Так, подружка на одну ночь, не более того. О том, что она попробует заявить об изнасиловании я не страшился. Не посмеет. А коль осмелится, то проживет недолго. Она тут никто и звать никак. В отличии от меня. Об этом ей тоже известно. С самого детства. Вот с этим я и вышел из форта.
  Комендант оказался настолько глупым и мелочный человеком, что из форта начали понемногу сбегать под тем или иным предлогом ветераны. Первым его покинул оружейник отговорившись, мол, нужно трофейное оружие к рукам прибрать. Вслед за ним сбежал лейтенант Шелассий. Причем во главе полусотни ветеранов. Отговорился тем, что надо бы официально замок в оборонительную систему (говорят, от этой фразы у коменданта челюсть надолго отвисла) да гарнизон там до поры, до времени, посадить. Вот и ушел во главе самых недовольных. Следом появился отец Дродд. Он прямо заявил что с комендантом он вдрызг разругался и теперь хочет пожить от него подальше. За ними пришло еще несколько человек. Да и фермеры теперь предпочитали свою продукцию возить в замок. Заодно всем стало ясно, что самые удобные пути сходятся именно у замковых ворот, а форт окружают одни неудобья.
  Со священником я общался неоднократно. Он мне рассказывал о существах, которые водились в Империи и относились к полуразумным созданиям. Оказывается тут есть такие представители фауны как кикиморы, русалки, лешие, кентавры и так далее по списку. Например, русалки обитали в некоторых реках Магира, преимущественно на юге. Отличались крайне высокой плотоядностью и кровожадностью, иммунитетом к заклинаниям Магии Воды и Ментальной магии. Заодно я, к своему удивлению, выяснил о том, что в Империи обитают еще и оборотни. Причем трех видов: Беры (медведи), Вольфы (волки) и Басты (коты). Они, в свою очередь, делились на несколько родов, рода - на кланы. Так, например, у Беров был только один род, а кланов что-то порядка десяти. У Вольфов три рода и в каждом по семь кланов. У Бастов шесть родов в каждом от одного до трех кланов. Причем виды могли родниться между собой, правда, потомство наследовалось по одному из родителей, значительно реже оно было смешанным.
  Но это были, так называемые, 'оборотни цивилизованные'. А были еще и дикие. Это были, преимущественно, неудачники угодившие в пасть дикого оборотня и сумевшие после этого выжить. Причем оборотнем становился из трех-четырех укушенных один человек. Тут вмешивались различные факторы, начиная от фазы луны или солнца, когда был произведен укус, и заканчивая склонностями самого человека к оборотничеству. Нелюди подобному не подвергались, равно как и полукровки до третьего колена включительно. Дикие оборотни, особенно вкусившие человеческой крови, были одними из самых опасных противников, причем они частенько устраивали разбои на дорогах и в глухомани.
  Кикиморы были самыми прикольными существами. Обычно они являлись люду в виде крохотной сморщенной старушонки, которая с давних пор проживала среди болот. Обычно они ко всем относились подозрительно-нейтрально и слыли отличными ведуньями и алхимиками. Причем, иногда кикимора могла себе даже ученика (точнее, ученицу) взять. Какими принципами они управлялись во время выбора не знал никто. Бывало, брали контракты сделать зелье на заказ, но никогда - для убийства или тяжелого увечья. Могли выполнить заказ извратив его исполнение до неузнаваемости. Или жестоко подшутить над незадачливым заказчиком. Оплату брали, преимущественно, продуктами.
  На севере Магира обитал еще один народец - варги. Было у них что-то от бастов, но приобрело более человеческую форму. Ну так их создатель задумывал. А получилось что-то среднее. Внешность была достаточно привлекательной, преимущественно высокий рост, красивые фигуры, миндалевидный разрез глаз, но все портили выдающиеся из-под губ клыки. И весьма мерзкий стервозный характер. Плюс ко всему царивший в их среде матриархат очень живо напоминал взаимоотношения между женщинами и мужчинами темных эльфов. И это еще мягко сказано.
  Так же огромные проблемы варги имели с наследственностью и воспроизводством потомства. Внешность часто передавалась им по мужской линии, но родить они могли от каждого третьего. А неподходящим просто перекусывали глотку. Причем прямо во время секса. Самки богомола, да и только. Из-за этого мужики их десятой дорогой обходили из-за чего варгам приходилось идти на всевозможные ухищрения, вплоть до похищений понравившегося мужчины. Из-за этого их, одно время, хотели банально вырезать. Но потом одумались и решили их использовать в качестве охраны для богатых дам, преимущественно из императорской семьи.
  Кстати, выяснил почему имперцы темных эльфов настолько боятся. Ну и узнал о том, что с четверть века тому назад по империи прокатилась волна жестоких убийств. Исполнителями которых стали исключительно темные эльфы. Гибли люди ничем не связанные между собой. В течении месяца были зверски убиты более полутора сотен человек разного ранга, чина и положения. И выражение 'зверски', отнюдь не означало, что большинство убиенных прикончили в постели. Ничего подобного! Кому-то с головы живьем кожу содрали, набили соломой и поставили рядом с трупом, у кого-то на глазах семью до смерти запытали, кого-то живьем выпотрошили и оставили в таком виде умирать...
  За что их так - никто толком не знал. Одни поговаривали, что все они крупно с дроу не поладили. Но обычно темные эльфы стремились обидчика прикончить немедленно, а не откладывать это на потом. Другие говорили, что это был чей-то заказ. Но знать - это еще так-сяк, это еще как-то к подобной версии привязать можно. А кому потребовалось заказывать жестокую смерть жалкого нищего? Которого заживо скальпировали и подвесили за ноги в темном переулке. И висел он пока кровью не истек. Он-то даже в воровском сообществе высокого ранга не имел, это знали точно. Обычный попрошайка. А вот поди ж ты...
  Однако у меня появился третий вариант версий событий, свой собственный. Который, впрочем, я немедленно оглашать не стал. У всех убитых оказалась метка, такая себе клановая печать темных эльфов, которой маститые убийцы помечали свои жертвы. Предположим, что кто-то из дворян решил выдать свои злодеяния за дела дроу. А когда они об этом узнали, то восстановили справедливость безжалостно истребив всех, кто был так или иначе причастен к фальсификации. Вполне в духе эльфа, без разницы какого цвета его кожа.
  В замке я не только трепал языком в компании оружейника и священника, а еще гонял последнего относительно его алхимических знаний. Ну что сказать - пополнился я теоретическими выкладками изрядно, но с практикой продвижения почти не было. Оказывается, в моем распоряжении не было и трети ингредиентов, необходимых для успешного приготовления нужных зелий. И то, что я ухитрялся изготовлять что-то полезное было сродни какому-то чуду. Но спасибо и на том!
  Еще я занялся изготовлением свитков. Оказывается, в Империи подобные рукописи имеют хождение, причем достаточно неплохо ценятся. Однако большинство технологий их изготовления строжайше засекречены. Казалось бы, что тут такого - купил свиток да и занимайся копипастом? Ан нет! Во-первых используется более десяти видов чернил, секрет изготовления которых является одной из самых строжайших тайн. Потому как для начертания каждого вида рун требуется свой собственный вид. Конечно есть и унификации. Но с ними нужно работать крайне осторожно и неопытный чертежник легко может погибнуть от целого ряда причин.
  Одни руны чертят пером, другие - определенной толщины кисточкой, третьи и вовсе требуют использование специальной палочки.
  Потом руна-активатор. Обычно ее скрывают под одной из рун текста. Где именно - тайна. Расположишь неверно - свиток или не сработает, или, того хуже, сработает неправильно. Сами руны необходимо вычерчивать очень и очень тщательно. Чуть не довел какой-то хвостик или сделал его слишком длинным - все, это уже ошибка или даже совершенно другая руна. Вплоть до того, что она может быть из другого алфавита. И потом может произойти такое веселье, что только держись!
  Кроме всего вышеперечисленного нужно еще и магом быть весьма и весьма скрупулезным. Еще бы! Некоторые руны нужно запитывать по мере начертания (поэтому их чертят всегда в строго определенном порядке), другие насыщаются магией во время начертания других рун, третьи нельзя насыщать вообще, они являются, так называемыми, связующими. Они получат свой заряд во время активации. Причем многие слова-активаторы требуют не только правильного выговора со всеми соответствующими ударениями и интонациями, но и банального знания языка, при помощи которого работал их создатель. Это главное отличие свитков общих, от свитком именных.
  Поэтому я работал не столько над изготовлением свитков, сколько тренируясь в правильно начертании самих рун. Однако мне удалось помимо свитка 'Ядовитое облако', которым я уже ранее пользовался, я освоил еще парочку. Одно далось почти сразу же - 'Выжигатель'. Уже одно название говорило, что заклинание создано на основе магии огня. Предназначалось оно для уничтожения противников в узких проходах, небольших помещениях или в тоннелях. Причем, в последнем случае, живые существа, которые сумели укрыться в небольших выемках или кавернах, рискуют погибнуть от удушья, потому как кислород выжигается не менее активно. Тот же, что скастовал 'Выжигатель', рискует помереть от удушья лишь в том случае, когда стоит в тупике.
  Долгое время я работал над освоением еще одного свитка - 'Поцелуй огня'. Его использовали для сожжения крупных деревянных конструкций, скопления небольших, тесно сплоченных, групп врага или для атаки спящего лагеря.
  Ради получения необходимого эффекта я испортил более половины найденного в секретной комнатушке рулона специальной бумаги. Но когда мой труд подходил к своему успешному завершению его прервали самым бесцеремонным образом.
  - Беда! - на пороге моей комнатки возник легионер. - Нашествие гноллов!
  - Много? - поднял я глаза от пергамента на котором старательно выводил руну огня.
  - Не знаю, - удрученно прозвучал ответ. - Офицеры на совет собираются.
  - Сейчас буду. Вот только работу закончу.
  Свиток действительно нужно было завершить. Оставлять боевой свиток незаконченным не рекомендуется. Может сработать непроизвольно. Лучше уж его просто испортить. Но портить я не собирался. Да и зачем? В предстоящем сражении он еще как пригодится. Впрочем, осталось мне не так уж и много труда.
  
  Глава 11
  Закончив работу я прошел в малый зал, где обычно и собирался совет. Офицеры были встревожены и нахмурены. Даже всегда неунывающий отец Дродд и тот выглядел крайне подавленным.
  - Что это за нашествие? - поинтересовался я. - Чем это может грозить острову и какие меры приняты?
  - Это нашествие, - ответил священник, - знак того, что гноллы на континенте сильно расплодились. Им новые земли нужны. Видимо, мы прозевали несколько разведочных отрядов, которые высаживались тут ранее и разузнали ситуацию. Такое обилие высадившихся тварей означает что они признали Холкс собственной территорией и будут истреблять всех лишних обитателей. Уничтожив нас, они сюда привезут самок и перенесут родовые жертвенники. Тогда выбить их отсюда станет более сложным делом нежели одолеть архилича со всей его костяной свитой.
  - И что? - презрительно хмыкнул я. - Вы собрались сдаться на милость победителя или все же нужно драться до конца, до полной победы.
  - Гноллы не берут рабов, - ответил Дродд. - Пленники им нужны исключительно для жертвоприношений и пропитания.
  - Да и как драться, - проворчал один из офицеров, - когда гноллы нас отрезали от форта.
  - Ну теперь понятно почему вы с архиличом столько времени телились, - я постарался в эту фразу вложить максимум презрения. - Я чьим-то ужином становиться не собираюсь. Что ж, коль никто из вас не готов организовать сопротивление, буду этим вопросом заниматься я.
  Офицеры уставились на меня ошалелым взглядом. Да и понятно, почему они столь инертны. В гарнизоне инициативных людей раз, два и обчелся. А мысль о том, что, в последнее время, изрядно обленившаяся и обнаглевшая нелюдь захочет во что-то вмешаться им и в голову не пришла. Как назло, все, кто мог возглавить это, не побоюсь сказать прямо, стадо, оказались в форте. Даже оружейник туда отправился. Уж больно новый комендант несостоятельным руководителем оказался!
  - Я тебя поддерживаю! - первым высказался отец Дродд. - Приказывай!
  - Всем вооружиться и одеть полную броню! Раздать эликсиры. Выслать разведчиков.
  Отправить скороходов по фермам и шахтам, пусть все хватают всё, что смогут унести, и со всех ног бегут к замку. Особое внимание уделить продуктам, нам, возможно, придется в осаду садиться. Бегом!! Марш!
  Замок мигом стал похож на растревоженный улей. Я, в сопровождении священника, шагал по переходам отдавая приказы.
  - Удвоить количество часовых! Скороходов посылать группами по два-три человека! Достоверно выяснить места высадки гноллов! Выбрать места для засад!
  Конечно, я и сам усидеть не смог. Оставив руководство подготовки замка к обороне на священника я отправился в разведку самолично. Необходимо было увидеть ситуацию самому. Кроме того, отец Дродд буквально на ходу сообщил мне дополнительные сведения о подобных нашествиях. Оказывается, если удавалось истребить первую волну, то вторую старейшины не посылали. Если только кто-то не сумел воротиться за подмогой. Поэтому очень было важно уничтожить все плавсредства, лучше всего - сжечь. Тогда у нас оставался какой-то, пусть и мизерный, шанс на победу.
  Я же заготовил все свои свитки числом в восемь штук. Три 'Ядовитых облака', четыре 'Выжигателя' и один 'Поцелуй огня'. Это было все, что я сумел изготовить. К сожалению, не хватало знаний, а то бы я и что-то на основе Магии Крови сотворил. Также, конечно, шпага и арбалет.
  Вышел я вдоль побережья и за ночь прошел четвертую часть пути до форта. По дороге забежал в одну из шахт, где уведомил о нашествии рабочих. Они, конечно, изрядно переполошились, но тут же засобирались к выходу. Днем я прошел вдвое меньший отрезок, отдав время отдыху. Во вторую ночь я наткнулся на гноллов.
  Высокие, худощавые гиеноподобные существа неспешно трусили по узкому прибрежному ущелью. Их было около сотни. Вооружение и оснащение, конечно, так себе, но с успехом дополнялось зубами и когтями. Что ж, настало время практического применения свитка 'Выжигатель'.
  Аккуратно соскользнув вниз, я подпустил гноллов поближе и активировал свиток. Хлынувший огненный поток убил ближайших ко мне врагов настолько быстро, что они не успели даже пикнуть. Огненный вихрь пронесся по ущелью сжигая гноллов заживо или нанося им страшные увечья. Впрочем, выживших оказалось сравнительно немного и я быстро прекратил их мучения.
  Рассмотрев повнимательнее более-менее уцелевшие тушки я определил, что передо мной лежат останки большой группы зеленых юнцов. Им только хутора да фермы жечь и шахты вычищать. На что-то большее они не способны.
  Также мне удалось взять пленника и разговорить его. Один гнолл оказался в более-менее недожаренном состоянии. В общем, хреновая складывается ситуация. Форт уже пал и его защитники поголовно вырезаны. Правда, небольшая группа, вроде бы, как-то сумела вырваться. Сожжено большинство ферм, но, опять-таки, часть их обитателей сумела ускользнуть. Кто руководит походом - великий вождь Гнуупр Коса и старший шаман Бурбульгыга. Сколько гноллов - три тысячи особей. Оказывается, молодые самки участвуют в походе наравне с воинами, но их держат, до поры, до времени, в резерве. Где - частично уже в форте, частично на месте высадки. А где высадились - так совсем рядом, в бухте Таяс. К слову, черепушек мы истребили на северном мысе этой бухты. Какие потери во время штурма форта - неизвестно, но, вроде как, незначительные.
  Информация - хуже не надо. Хотя и требует серьезной проверки. Особое внимание заслуживают сведения о месте высадки. Если получится, нужно попробовать сжечь часть судов. Мне уже приходилось видеть местные суда, которые отдавали махровым средневековьем. До косых парусов тут только-только начали доходить, а среди крупнотоннажных кораблей первенство держат галеон и галеас. Вот, в принципе, и весь набор.
  То, что я увидел в бухте, именовалось не иначе как свалка. Гноллы прибыли сюда на больших весельных одномачтовых лодках. Чтобы их не разбило прибоем, гноллы вытащили свои лоханки на берег и сложили в кучу. Самое то, для удобного сожжения. Вот только надо куда-то убрать полтысячи гноллов, которые тут же встали лагерем. С другой стороны на дворе ночь. И 'Ядовитое облако' заметно не будет. Нужно попробовать...
  Я извлек нужный свиток и активировал его. Желто-зеленая пелена взмыла в воздух и начала растягиваться широким веером стараясь охватить как можно большее пространство. Или я чего-то не понимаю, или это заклинание способно само определять примерную площадь поражения? Ага, опускается! Скорость оседания изначально была довольно-таки приличной, но, приблизившись вплотную к самой высокой цели, резко снизилась и стала оседать уже более медленно и спокойно. Первыми свалились часовые. За ними послышались предсмертные хрипы из отдельных мест ночлега. Лагерь постепенно погружался в мертвую тишину. Наконец рассеялись последние сполохи яда и я сошел со скалы. Горы трупов громоздились передо мной. Гноллы даже не смогли понять что именно их убило, большинство умерли не успев проснуться. Лагерь вымер полностью. Да, я создал поистине смертоносное оружие!
  Трофеи меня не интересовали. Да и что тут можно было бы взять? Еду непонятного происхождения или дрянное оружие, большинство которого представляло собой окованные железом колья? Хоть бы шаман какой подвернулся... Но чего нет, того нет. Ладно же, сожжем и кучу деревянного мусора, которую тут гордо именуют судами для морского плавания.
  Для этого я использовал свиток 'Поцелуй огня'. В принципе, я мог бы им и лагерь выжечь, но тогда хоть кто-нибудь бы да уцелел. Гоняйся за ним потом по округе. А так 286 особей враз передохли. Активация - и лодки охватило ревущее пламя. Прелестно! Почти четыре сотни гноллов уже уничтожено. Идем далее.
  До форта я добежал в течении двух суток. Еще удалось подловить один отряд в семьдесят рыл отдыхающий в небольшой ложбине. 'Выжигатель' сработал безотказно. Плюс ко всему я умертвил двадцать шесть гноллов, которые отошли в сторонку от основных сил или, по каким-то причинам, от них отстали. Основная масса в полторы тысяч рыл отправилась в сторону замка, правда, двигаясь, при этом, с солидным крюком по всей территории острова несколькими колоннами. Видимо, решили зачистить все фермы и шахты. Ну-ну...
  Остальные пока сидели внутри форта и вокруг него. Численность их примерно равнялась восьми сотням особей. Видимо, легионеры тоже внесли свою посильную лепту в истребление захватчиков. Побродив вокруг форта я обнаружил подтверждение своим догадкам - в небольшой расселине навалом лежала куча мертвецов. Только гноллы. Людей видно не было. Их сюда сложили целенаправленно, потому как большинство уже были обобраны, никакого оружия и минимум одежды. Ориентировочно, тут лежало не менее полутора сотен. Явно погибли в бою, на телах видно рубленые и колотые раны, а запах пролитой крови просто-таки одуряющ.
  Я вновь вскарабкался на господствующую высотку, предварительно свернув шею обнаруженному тут же часовому. И запустил заклинание 'Ядовитое облако' прямо по форту. Интересно было, сможет ли яд вытравить все и вся. Или кто-нибудь сможет уцелеть? Посмотрим и проверим.
  Но на этом я не успокоился и запустил еще одно аналогичное заклинание по лагерю у стен форта. Но не успело оно как следует охватить периметр лагеря, как из недр форта раздался истошный вой. Вот чем ценны варварские племена, так это тем, что они готовы к немедленному бою едва лишь спросонку вскочив на ноги. Так и тут. Но гноллы, сходу, допустили одну серьезную ошибку. Они рванули к форту, что помочь тем, кто находился за стенами и, запершись там, отразить вражескую атаку. И тем самым заблокировали путь той группе, которая удирала из форта. Осознав, что от падающей отравы нигде нет спасения, гноллы заметались на пятачке перед воротами. Вскоре истошные вопли сменились предсмертным хрипом.
  Изо всей орды сумела спастись лишь небольшая группа в три десятка гноллов, которые сгрудились вокруг старого, выбеленного сединой, предводителя. Судя по его вычурному наряду, состоящему из целой кучи амулетов, оберегов, разноцветных тряпиц, костей и черепов, это был довольно серьезный шаман. По местным меркам так уж точно. По крайней мере, ему хватило сил растянуть на свою свиту защитный полог типа 'Воздушный фильтр'.
  Едва его группа отошла подальше от места поражения, как шаман вытащил откуда-то узловатый резной посох, что-то забормотал, пару раз истошно взвыл, посохом потряс. Ага, догадался я, вражеского мага ищет. Видимо, применяя что-то на основе магии духов. Уж больно похоже. Да и на подсознании ощущались едва заметные прикосновения. Шутишь, дедок! А я вот применю секретное оружие в виде заклинания Милости Ллос. Плевать, что применяется не чаще чем раз в месяц. Зато против бестелесных созданий самое то. Если дух слаб, то может и развоплотиться, а нет, так просто отпрянет в сторонку. Так, так.... Ага, шаман отчетливо забеспокоился. Похоже, он понял что его противник достаточно серьезен. А ну-ка я тебя, 'Выжигателем' приласкаю, не самого шамана угроблю, так его свиту попробую проредить. Вспышка!
  Шаман и тут отбился! На этот раз он применил какой-то магический щит, вбухав в него запредельное количество энергии. Но вот из его свиты выжило всего трое. Прочие погибли. Правда, и я обнаружил свое местонахождение. Гноллы тут же ринулись ко мне. А я стоял на месте и терпеливо их ждал. Лишь обнажил шпагу.
  Первому же противнику я вскрыл глотку с первого же выпада. Тело, пролетев мимо меня, скорчившись, упало на камни. Второй обрушил на меня лезвие двуручного меча. Шаг вправо, укол в подмышку. Ну да, левой рукой. А я, никак, не упоминал о том, что являюсь левшой? Нет? А потом перешел в обоерукую форму обучения? Ну теперь и вы это знаете. Просто, применяя щит, я больше люблю сражаться в классической стойке. А одноручное оружие использую той рукой, которой в нужный момент мне наиболее удобно.
  Третий гнолл сломя голову нападать не стал. Увидел кто перед ним, заопасался, затрясся. Мне-то какое дело к его страхам и сомнениям? Три быстрых шага вперед, колющий удар в живот и, возвратным движением, рубящий по горлу. Труп свалился наземь. Как говорится, ситуация без шансов.
  Шаман все это время оставался на месте. Вот только маска ярости на его лице мгновенно сменилась маской обреченности. Мало того, что полегла вся свита, мало того, что отражена атака прикормленных духов, так еще и противник не какой-нибудь человечишка, а настоящий темный эльф.
  Криво ухмыльнувшись, я поманил шамана к себе пальцем. Тот скривился, сжался в комок и вдруг, хрипло выкрикнув какую-то нечленораздельную фразу, выхватил кривой нож и со всего размаху всадил его себе между ребер. Если я что-то понимаю в языке этих тварей, то вопль звучал примерно так: 'Лучше смерть, чем рабство!' Так и я его в живых оставлять не планировал. Разве что основательно порасспросить относительно его магических ухваток.
  Впрочем, кое-что я выяснил буквально на месте. Большинство найденных амулетов служили привязкой для подчиненных шаману духов и для меня интереса не представляли. К тому же, как по мне, нерационально использовать такие амулеты россыпью, что тут сказать. Вон, многие шаманы гоблинов и орков для этого один-единственный бубен используют. И ничего, не жалуются. Хотя... у каждого собственные заморочки.
  Самым ценным трофеем оказался посох. Он был из так называемых изделий древней имперской работы. Изготовлен из кости. Два независимых заклинания. Одно существенно усиливало магию Воздуха, второе позволяло применить одноразовый щит против магии огня. Щит, конечно, не универсальный, с обеспечением защиты в 75%, однако шаману он, все-таки, помог. Также на теле шамана имелись три дополнительные одноразовые амулеты: 'Светоч', 'Попрыгунчик' и 'Малый антимаг'. Причем все слабенькие и полностью истощенные. Рассмотрим их по порядку.
  'Светоч' относится к типу амулетов школы Колдовства и используется для создания щитов противостоящим темной магии, прежде всего слабым проклятьям. Данный амулет обеспечивал защиту в 15 единиц на 8 секунд.
  'Попрыгунчик' относится к типу амулетов школы Мистицизма. Он способствует замедлению падения со сравнительно невысокого места. Например с пяти-семи метровой стены, но не выше. Видимо, использован был еще внутри форта.
  'Малый антимаг' относится к типу амулетов школы Мистицизма, способствуя повышению уровня общего магического сопротивления. Данный амулет обеспечивал защиту в 5 единиц на 3 секунды.
  Изучив и присвоив трофеи, я двинулся по разгромленному лагерю, внимательно осматривая его. То тут, то там мне попались разрубленные и полусъеденные человеческие останки. Меня не замутило, нет, наоборот, появился определенный гастрономический интерес - чувство в данном контексте для меня новое и еще не испытанное. Хм..., получается, я могу рассматривать человека в качестве потенциального источника пропитания? Неожиданно, как-то... Но, с другой стороны, я-то к человеческой расе никоим образом не отношусь, поэтому возможно все.
  Затянув поглубже в темные глубины собственного самосознания столь крамольные, с точки зрения моей второй сущности, мысли, я прошел в ворота форта. Похоже, форт застали врасплох. Ворота-то почти не поврежденные. Внутри погром. И это еще мягко сказано. В бывшей столовой нашлись останки тех, кому не повезло попасть в плен живым. Их практически освежевали. В том числе и 'целительницу'. С девчонки просто содрали кожу, причем делали это с явным знанием дела. Ее муки были долгими и тяжелыми. Бедолаге явно припомнили эльфийское происхождение.
  Хотя..., мне-дроу ее нисколечко не жаль. Да и труп я осматривал с точки зрения эстета-патологоанатома. Судя по тому, что целительницу еще не разделали для супового набора, пытки окончились не так уж и давно, возможно незадолго до ухода главного вождя.
  Что ж, теперь вождь - это моя новая цель. Поглядим, смогу ли я его внести в собственную коллекцию выдающихся побед? А заодно нужно выяснить судьбу прорвавшихся легионеров. Все-таки срок моего контракта еще не завершен.
  
  Глава 12
  Перед выходом к замку я отрубил голову шаману. Может удастся гноллов попугать немного. Завалить шамана в бою, мне кажется, дорогого стоит. Однако меня обломали, причем достаточно жестко. И сделал это оружейник Соллиус. Но стоит, видимо, рассказать обо всем по порядку.
  В замок я подался напрямик через весь остров. Он весь изрезан ущельями, по которым стекает лава. Но поскольку она очень бедна кремнеокислами, то по своей консистенции в застывшем виде напоминает вулканический пепел и его, сравнительно быстро, смывает водой. Как итог - глубокие узкие ущелья радиально разбегающиеся от замка. Впрочем, как было сказана выше, они не занимают более половины территории острова.
  Я же предпочел пересечь плоскогорье. Путь ущельями хоть и более удобен, но и более небезопасен в нынешних условиях. В засаду угодить проще простого. Кстати, надо будет этот момент дополнительно осмыслить.
  К слову, пока я иду к замку нужно будет объяснить что такое уровень защиты и уровень действия того или иного артефакта. Так, артефакты защиты создаются по одному и тому же принципу. В них закладывается срок действия и, собственно, мощь артефакта. То есть, например, пресловутая защита в 75% означает что артефакт позволит проигнорировать около семидесяти пяти процентов от мощи примененного против тебя заклинания. Причем при условии, что ты его активировал. Правда, такие артефакты, обычно, составляют часть полного артефактного доспеха или вооружения. Собрать который простому наемнику - вещь крайне сложная.
  Конечно, есть артефакты и постоянного воздействия. Но для их успешной работы ты должен быть вполне здоровым чело... э-э, существом. Причем этот нюанс важен именно на старте работы защиты. Не то его уровень может быть искусственно занижен. Соотносительно уровня твоего текущего здоровья.
  Амулеты относились к артефактам направленным на защиту от конкретных типов заклинаний. То есть они могут отразить заклинание определенной силы и мощи. При условии, что мощь заклинания и длительность его воздействия на ваш организм не превышает максимума показателей мощи самого артефакта. Далее он либо полностью разрядится, либо будет разрушен.
  Есть артефакты и одноразового воздействия. Но тут имеется ряд нюансов. Самые слабые - так называемые 'процентщики'. В смысле, могут тебе обеспечить защиту случайно, ну а возможность угодить под счастливый случай... В общем, вы поняли, что именно я имею в виду. Защитных артефактов подобного типа почти нет, преимущественно атакующие.
  Другие же обеспечивают защиту от первого негативного воздействия, сильного или слабого, физического или магического - неважно. Но только от первого. Популярны у стражников. Есть такие, что обеспечивают и более длительную защиту. Но это уже редкость. Магический раритет.
  Обдумывая все перипетии прошедших дней я добрался до замка. И на подходе к нему повстречал легионеров. Точнее то, что осталось от гарнизона форта. Они сюда, видимо, добирались более длительным путем. Да и раненных среди них хватало. Заметил их я издалека, но подошел не сразу. Утренний рассвет, чтоб его... Пришлось, как всегда, пересидеть в небольшой ямке.
  Когда я наконец спустился вниз к легионерами, то поразился их внешней обреченности. Они не готовились к выживанию, нет, они лишь хотели продать свои жизни как можно дороже. И только. Многие, очень многие были ранены. Сюда они дошли на последних усилиях воли.
  - Ох ты ж! - вскрикнул оружейник. - Севеш, ты!?
  Я в ответ лишь молча кивнул. Немного же легионеров добралось до замка. Ровно семьдесят человек. А ведь в форте было около трех с половиной сотни. Да еще девяносто в замке. Фермеров и шахтеров около полутора сотен. Если поначалу мной довлела эйфория от сравнительно легкой победы, то теперь я в этом не был слишком сильно уверен.
  - Как больно..! - простонал один из легионеров. - Замок хоть еще наш?
  - Наш, - я снова кивнул. - Слушай, Крид, расскажи как это вы ухитрились форт прохлопать.
  - Как... - оружейник в ответ скривился. - Не поверишь, сглупили. Хотя..., осады мы бы долгой не выдержали. С чего они вдруг решили напасть?
  - Я об этом уже думал, - вздохнул я. - Видимо, что-то в Империи произошло такое, что можно назвать чем-то из ряда вон выходящим. Массированный дворянский бунт, переворот или тяжелая война. В общем, в ближайшее время нам подкреплений не видать. А гноллы об этом проведали и решились напасть. Все, конечно, об этом не ведают, но их лидеры - вполне. Эх, жаль, шамана живым взять не удалось, может быть он смог как-то прояснить ситуацию.
  - Вряд ли, - оружейник обреченно махнул рукой. - Понимаешь, Севеш, не ходят сильные шаманы в такие походы. Либо ученики какого-то большого шамана, либо изгои. Он был какого возраста?
  - Да старый, - ответил я, доставая из мешка свой трофей. - У меня и его голова с собой.
  В ответ молчание. Легионеры ошарашено вытаращились на голову шамана, которую я удерживал держа за пук волос.
  - Ну а что тут такого? - в моем голосе прорезалось явное недоумение. - Пришлось на гноллов весь свой запас свитков потратить, но форт я отбил, лоханки их сжег, всех встречных гноллов истребил. Всего-то тринадцать сотен. Да и за вами сотни полторы-две числится.
  - Сколько? - прошептал Соллиус. - Сколько... Ты хоть понимаешь, ирод такой, что переплюнул чуть ли не всех нас вместе взятых. Это же титул рыцаря Империи. За меньшее давали. Гораздо меньшее. Хотя... Это ж только мясо ты истребил, да и то далеко не все...
  - Стой-стой, - я решительно прервал бессвязный лепет оружейника. - Расскажи все по порядку. По дороге в замок. Нужно нам за стенами укрыться, а то еще твари эти набегут.
  Уже в замке я подвел итоги и они оказались весьма неутешительными. То, что мы общими силами истребили полторы тысячи захватчиков для нас ровным счетом ничего не означало. Причем от слова 'совсем'. У гноллов имелся основной ударный кулак числом в семьсот отборных воинов-ветеранов. Прочие же были так называемым 'мясом', списанным материалом. Конечно, настолько большие потери нанесут репутации вождя достаточно серьезный урон. Но победителю все спишется.
  Возле форта гноллы действовали очень и очень умело. К стенам вышло именно 'мясо', причем не россыпью, а виде тесно сплоченного отряда числом в три сотни рыл. Комендант решил, что их истребить будет делом не таким уж и сложным. И заместитель едва ли не впервые его в этом поддержал. Ну не было тут никого из фронтира, так бы сумели разгадать вражескую хитрость. Ну и вышли чуть ли не всем гарнизоном.
  Гноллы минут двадцать посопротивлялись, но против сплоченного строя легионеров Империи они не тянули и вскоре стали отступать, причем это больше напоминало паническое бегство. Легионеры бросились в погоню. И, что наиболее, досадно, при этом сильно сломали строй. А тут с боков вышли основные силы врага. Часть легионеров, вместе с комендантом и его замом стала отходить к замку, а неполная сотня вместе Соллиусом ринулась вперед на прорыв. Били в стык между отрядами противника и сумели вырваться. К тому же основной целью гноллов был именно форт. Большинство легионеров полегли на полпути, а остальные... На их плечах гноллы и ворвались за стены превратив сражение в бойню.
  - Ну и здоровый у них вожак, - рассказывал мне оружейник. - Раза в полтора выше самого высокого гнолла и настолько же шире в плечах. Ребят своей боевой косой косил словно перед ним трава была. Оружие у него, видимо, еще и травленое или вообще артефактное с ядовитой начинкой. Одно касание и человек падает мертвым. За плечи телохранителей не прятался, наоборот, одним из первых в атаку шел. Лейтенант Шелассий до него своим палашом едва не дотянулся, но рухнул разрубленный от плеча до пояса. Коменданту еще до этого в спину дротиком попали. Видимо, тоже наповал.
  После этого легионеры побрели прямо к замку. Замок предупреждали сигналом магического передатчика, который обнаружился в замке в одном из запасников. Один передатчик и два приемника. Довольно уникальные вещи. Передатчик установили в форте, а приемники в замке и на ферме Хоррон. Передатчик испортился как только было передано сообщение о набеге. Вот Альбус Хоррон и решил - легионеры с налетчиками как-нибудь сами разберутся, а он отсидится за крепкими стенами. И нескольких соседей к себе пригласил, идиот. Гноллы его ферму взяли первым же навалом. А потом устроили кровавый пир. Если бы не этот прискорбный факт, Соллиуса сотоварищи вполне могли настичь. Так что даже непонятно кому и насколько серьезно повезло. Плюс в лапы к гноллам угодили те шахтеры и фермеры, которые находились между фермой Хоррон и фортом. Их просто предупредить не успели. Да и дюжина скороходов, впридачу, там же сгинула.
  Легионеров осталось в строю около двенадцати десятков. Да еще из мирного населения человек сорок, преимущественно шахтеры. Со жратвой вообще был швах. Пайки нужно было урезать немедленно. Да и того нам на три недели хватит, не больше.
  А еще я разрывался между обязанностями боевого мага и полководца. Нужно было изготовить несколько свитков, так превосходно себя зарекомендовавших. А с другой стороны нужно было попытаться хоть как-то ужалить гноллов пока они не прибыли под стены замка. С них и на штурм пойти станется. А мы многочисленной навалы можем и не удержать. Я чуть ли не впервые посожалел об отсутствии своих соплеменников в количестве хотя бы трех дополнительных штук. Уж мы бы тогда устроили гиеноподнобным тварям весьма и весьма сладкую жизнь. Но чего нет, того нет.
  И все-таки я решил вывести свое войско на вылазку. От фермы Хоррон к замку Дрангвор вели два ущелья непосредственно перед замком соединяясь в большой и широкий каньон. Вот тут-то мы и решили устроить засаду. На склонах я расставил арбалетчиков, дополнительно легионеры при активной помощи шахтеров натаскали камней, который в любой момент мы могли обрушить вниз.
  На совете решили, что нападать будем при условии что гноллы будут идти исключительно ущельем и будет их не более полутора-двух сотен. Если же часть двинется плоскогорьем или вблизи окажутся основные силы, то мы отступим в замок и я тут же приступлю к черчению.
  В ожидании мы провели ровно одну ночь. А рано утром сразу из двух ущелий начали выходить гноллы числом до полутора сотен в каждом из отрядов. Легионеры задергались, начали оглядываться в мою сторону. Крид, окинув хмурым взглядом меховых тварей, скептически пробормотал 'мясо, в основном...' Я в ответ лишь оскалился. Это я уже успел отследить. Основные силы отставали примерно на полдня. И там фланговое охранение присутствовало. Похоже, планировался аналогичный бой, подобно тому, который состоялся у стен форта. Значит... атакуем!
  Я быстро спустился на дно каньона и неспешно пошел навстречу гноллам. Нужно было их как-то разъярить, чтобы они ворвались в каньон всем скопом и, желательно, достаточно быстро. Значит, будем импровизировать. Самое главное чтобы они мою расу до поры до времени не опознали. А еще забоятся...
  Неспешно иду вперед. Навстречу мне выходит здоровяк с железным двуручным молотом наперевес. Ну-ка, ну-ка, что ж ты умеешь? Гнолл яростно взревел, резко прыгнул вперед и нанес мне страшный вертикальный удар. Я уже в момент удара аккуратно сместился влево и отвесил гноллу смачный пинок под зад, да так что тот едва носом землю не вспахал. Как он разозлился! Яростный горизонтальный удар я парировал резким взмахом полы плаща. Молот мигом запутался, а я одним ударом когтей вспорол своему противнику глотку. Гнолл рухнул как подкошенный, его тело сотрясалось в предсмертной агонии. Подхватив на лету оружие поверженного противника я вскинул молот себе на плечо, презрительно сплюнул в сторону орды и неспешным шагом направился обратно.
  Дикий рев прогремевший мне вслед пролился на мое эго ласковой и нежной музыкой. Лениво зыркнув через плечо я увидел что твари бросились мне вслед. Впереди громадными скачками и размахивая боевой палицей мчался гнолл, как две капли воды похожий на моего предыдущего противника. Подпустив того на расстоянии удара я привычным движением уклонился от сокрушительного удара, ударом ноги под колено гнолла я его швырнул на колени и резким рывком руки сломал шею.
  В следующий миг на меня налетели еще трое. Первого я просто пропустил вперед не позабыв отвесить смачного пинка, второму в мгновение ока размозжил череп ударом молота, а третьему, захлестнув морду плащом, тут же голыми руками сломал шею. Первый уже вскочил на ноги... и тут же снова скорчился получив смачный удар между ног. Ему я тут же перебил горло сапогом, после чего неспешно побежал прочь по дну каньона. Гноллы, явно решив задавить меня массой, ринулись следом.
  Едва последняя тварь вбежала в каньон, как сзади раздался грохот камней заваливающих выход из каньона. Такие же камни летели с боков убивая и калеча уродов. Град болтов и стрел обрушился вниз выкашивая гноллов. С самого начала они стали нести очень большие потери. Стрелкового оружия у гиеноподобных тварей почти не было, а легионеры били, преимущественно из укрытий. Пару раз гноллы пытались вскарабкаться по склонам чтобы перейти врукопашную, но специально заготовленные камни летели им навстречу сбрасывая на дно каньона, убивая и калеча. Горы трупов лежали между камней и реки крови бежали из горловины каньона в оба ущелья.
  В глубине каньона я вел свою смертоносную карусель. Каждый удар шпаги рассекал глотку разбрызгивая по камням потоки крови, каждый удар булавы разбивал череп разбрасывая вокруг его содержимое. Я невозмутимо шел вперед, а из моей груди рвалась песня.
  
  Ночь темна,
  Сегодня воины крепко спят, видят сны.
  Завтра в бой -
  Ты утром на заре разбуди меня!
  Пусть нас немного, но мы пройдём
  Этот путь до конца.
  Землю свою мы спасти должны
  Или умереть!
  
  Братья, в бой! Пробил час -
  Бог войны создал нас.
  Наша жизнь - путь побед стали и огня!
  Братья, в бой! Пробил час -
  Бог войны верит в нас.
  Будет пир воронью на исходе дня.
  
  Много лет
  За нами следом ходила Смерть по пятам.
  Много раз
  Она прошла мимо каждого из нас!
  Время настало, точит мечи -
  Пусть с небес грянет гром.
  Время настало седлать коней -
  Слава или Смерть!
  
  Братья, в бой! Пробил час -
  Бог войны создал нас.
  Будет пир воронью на исходе дня.
  Братья, в бой! Пробил час -
  Бог войны верит в нас.
  Наша жизнь - путь побед стали и огня!
  
  Я пел на языке темных эльфов - иллитиири. Именно эта песня ('Братья в бой' группы 'Харизма') как нельзя лучше подходила к сегодняшней битве, к моему пути. Она не нуждалась в переводе с русского, нет, она рождалась так, как рождаются те песни, которым пришло время родиться. Сегодня был мой день. И я почему-то верил, что ему последует не менее удачная ночь. О да, гноллы содрогнутся воочию узрев священную ярость темных эльфов! С
  опротивление закончилось. Легионеры спустились на дно каньона добить раненных. Многие неверяще оглядывались. На фоне огромных потерь сегодняшняя битва оказалась чем-то из ряда вон выходящим. Всего четверо получили легкие ранения, да и то на последнем этапе. Зато сотня солдат уничтожила втрое превосходящего противника. Пусть и 'мясо'. Все равно их боевой дух начал вновь расти.
  Я поднялся на скалы. Вот черт! Едва-едва не проморгали подход основных сил. Впереди ясно просматривалась тушка вождя. И взаправду немаленьких размеров. Его матушка, никак, с троллем согрешила, что ли? Ну да ладно, его очередь еще придет. Скоро. У стен замка. Я повернулся к легионерам.
  - Отходим в замок! Гноллы на подходе. Все только начинается!
  
  Глава 13
  Едва мы преодолели половину пути, отделявших нас от замка, как сзади буквально содрогнулись горы от ужасного многоголосого воя. Видимо, гноллы добрались до места боя. Теперь они знают, что выжившие люди могут пребольно кусаться. И вообще, знает ли их вождь, что его отряд остался единственным отрядом из той орды гноллов, которые высадились полторы недели назад на Холкс? Трудно сказать. Может да, а может и нет. Впрочем, это не так уж и важно.
  Замок осадила тысячная орда. Если полезут на приступ, то имеющимися силами нам, пожалуй, и не отбиться. Максимум 1-2 навальных приступа отразить сумеем, потом защищаться будет просто некому.
  Попробовал изготовить парочку свитков. Получилось, но немного не то, что я изначально планировал. Один 'Выжигатель'. И одно 'Ядовитое облако'. И еще один свиток изготовил я при помощи священника - 'Очаровашка'. Им можно очаровать одного гуманоида, сделать его по отношении к тебе более дружелюбным. И это сроком на сорок секунд. Надо было видеть морду отца Дродда, когда он понял ЧТО вышло в итоге из-за его советов. Более он в процесс создания свитков не вмешивался посвятив себя алхимии.
  Зато я выяснил, почему свитки создаются настолько трудно. Оказывается, мало знать соответствующий алфавит и процедуру записи. Нужно еще иметь особые чернила и особые кисти, причем для каждого вида рун отдельные. Если же пользоваться общедоступными материалами, итог будет получаться очень и очень непредсказуемый. Это я в дневнике покойного мага прочел. Говорят, открыт этот закон был довольно давно, но, почему-то, его редко включали даже в специализированные учебники, а о других, более доступных широкой общественности материалах, и говорить нечего.
  Хотя, если поразмыслить, как раз ничего удивительного тут и нет. Гильдия Магов Империи давным-давно монополизировала такой прибыльный бизнес как создание магических свитков и совсем не желает делиться им с кем-либо извне. Тоже самое можно сказать и относительно изготовления высококачественных и эксклюзивных зелий. Самоучки, подобные мне, в Империи редкость. А это еще более минимизирует уход технологий 'на сторону'.
  Рано утром меня попросили легионеры подняться на стену. В течении полутора суток гноллы нас практически не беспокоили. А вот замок осмотрели со всех сторон. Казалось, самые низкие стены со сторону вулкана. Но там столько косых пластов вулканического стекла, что все разведчики убрались оттуда порядком изрезанными. А когда они попробовали рассмотреть ворота в них со стены запустили головой шамана. Надо было видеть их глаза! Видимо, вождь тоже сделал кое-какие выводы послав несколько десятков гноллов куда-то вглубь острова.
  Но сейчас они настроены достаточно решительно. Многие заготовили крючья и кошки, иные загадочно поводят в воздухе собственными когтями. Видать, на стену вот-вот полезут. Я на нее, в свое время, без особых проблем вскарабкался, значит, и эти смогут.
  Вождь вылез вперед, что-то проревел. Завыли, заплясали. Явно нам какое-то шоу готовят.
  - Что-то затевают, твари! - прохрипел подошедший ко мне отец Дродд. - Боюсь, как бы не пленников начали у нас на глазах пытать. Для подобного изуверства парочку могли и сохранить. Рассчитывают, что мы или на них из ворот выбежим, или же наш боевой дух донельзя опустится.
  - Да? - я поднял левую бровь. - Ничего. Мой арбалет дальше бьет, чем какие-либо такого же размера. Так что до вождя я и сейчас достану. А вот тогда, вполне возможно, они и на штурм пойдут. Не всей массой, поэтому отобьемся. Другое дело, что будет после. Найдется ли у вождя толковый преемник или таких будет несколько.
  - Хм... - священник призадумался. - Выбирая нового вождя они могут и перессориться. Вот только когда они это сделают - как расправятся с нами или сначала выберут вождя, а уж потом. Впрочем, об этом мы поговорим когда вождь падет мертвым, не раньше.
  Как оказалось, священник оказался целиком и полностью прав. Из толпы вытолкнули два обнаженных человеческих тела.
  - Уроды! - буквально прорычал стоявший рядом легионер. И, видя вопрошающий взгляд отца Дродда, пояснил. - Тот, что слева, один из скороходов, он к свинцово-цинковым копям пошел. Райко Шолвэк. А другой, точнее другая - Розина, младшая дочь фермера Долла.
  - Упокой их души, - прошептал священник одновременно с какой-то невысказанной надеждой поглядывавший в мою сторону. Он что, надеется что я пленников добью? А ведь надеется. И не только он. Многие в мою сторону уже поглядывают. Внимательно всматриваюсь за стену.
  На скороходе нет живого места. Все его тело покрыто бесчисленными мелкими ранами из которых сочится кровь пополам с сукровицей и гноем. Он уже слеп, без ушей и носа, безъязык, оскоплен и скальпирован. На руках и ногах отсутствуют пальцы. Кое-где с тела свисают клочья кожи. И несмотря на все вышеперечисленное он еще жив. Его палачи явно знали свою работу.
  С девушкой все проще и, одновременно, сложнее. Она-то почти не пострадала. Внешне. А вот ее разум явно подвергся более чем жестокому испытанию. Увидеть все то, что довелось увидеть в последнюю неделю ей, могло свести с ума и более крепкого человека. Волосы ведь даже не седые, а белые как снег. Она сейчас толком не понимает что будет, но ощущает - будет еще хуже. Хотя... в ее случае, скорее всего, последнее утверждение - вопрос весьма относительный.
  Но ведь смерть пленников ни для защитников замка, ни для самих гноллов ничегошеньки не изменит. А вот кое-что другое - наверняка. Оценив общую ситуацию и несколько раз самому себе кивнув, я повернулся в священнику.
  - Передай по цепочке - сейчас гноллы пойдут на штурм замка. Всем на стену!
  Затем развернул арбалет, прицелился и... один за другим выпустил вниз пять болтов. Четыре штуки получил сам вождь - два в глаза, один в разверстую пасть и один в горло. Поперхнувшись собственной кровью хлынувшей из двух последних ран в глотку, Гнуупр Коса запрокинул голову назад и тяжело рухнул навзничь. Гноллы прекратили выть и застыли.
  Пятый болт ударил в переносицу следопыта, разом оборвав его муки. А вот по девчонке я стрелять не стал. Ее от меня должны были прикрыть и я хотел знать кто именно. Так и есть, один из гноллов, дернув девушку за руку, отшвырнул ее тело за обломок скалы. Вот только он сам укрыться уже не успел. Два болта ударили его в спину, а третий вошел в затылок. Я удовлетворенно усмехнулся. Получилось именно так как я задумывал. В первой части общего плана так точно.
  Когда и его труп упал наземь, гноллы опомнились. Дико завывая, они ринулись на штурм стен замка. Тут уже болты и стрелы посыпались градом. Стиснув зубы легионеры били практически в упор. Затем пришла очередь песка, камней, кипятка и горячей смолы. Рев, визг, вопли... В двух местах гноллы сумели закрепиться на стене и туда стремглав ринулись группы подкреплений.
  В одном месте тварей сбросили вниз без особых проблем, зато в другом все было намного серьезнее. Тут гноллы начали активно расширять захваченный плацдарм. Сюда и направился я держа наперевес посох архилича. 'Копья праха' гноллам оказались не по нутру. Причем настолько что некоторые стали со стены просто спрыгивать. Естественно, ломая себе ноги. Напротив, другие стали в меня бросаться различными предметами, типа дротиков, копий и даже топоров. Причем пару раз едва не попали. Ну и правильно - на верхнем гребне замковой стены особо-то не поуворачиваешься. Я в этой атаке больше половины зарядов посоха расстрелял. Но и тут схватка закончилась нашей победой.
  Однако обеим сторонам этот бой обошелся достаточно дорого. У нас два десятка полегли да шестьдесят семь человек получили раны разной степени тяжести. Священник пообещал, что половину из них он восстановит зельями, если ему дадут хотя бы неделю спокойствия. А нет, то выздоровления пройдет чуть дольше. Десятка полтора оказались достаточно серьезно искалеченными и вопрос стоял не 'когда?', а 'когда вообще?'.
  Гноллы же только убитыми потеряли до полутора сотен, причем, в большинстве своем, это были ветераны. Своих серьезно раненых они безо всякой жалости прикончили на месте, а прочих отвели в тыл. Это увеличило количество потерь до двух сотен тварей. Неплохо. Если бы не одно 'НО' - их осталось порядка восьми сотен. Может чуть больше. Плюс еще больше полусотни разбрелись по острову. Их убиенный мной вождь отправил куда-то. Возможно разузнать о судьбе других отрядов. Нужен был 'язык', причем из числа ветеранов немаленького ранга.
  Ночью я отправился за стену. Впрочем, гноллы вылазку ждали. Не зря девчонку к скальному шпилю привязали. До нее добраться - надо лагерь обогнуть, а после еще и на гребень горного отрога вскарабкаться. А вот я этот самый лагерь ядовитым облачком-то как приласкаю! Сказано - сделано. Пух!!!
  Как там заорали! Ночь, как назло, лунная, облачко яда гноллы увидали сразу. Вот только основная масса почему-то решила будто их атакуют легионеры и стала сбивать плотный строй. Ну-ну. Для меня лично - очередное бесплатное шоу. За моим же авторским проектом.
  Сижу, любуюсь. Меня ночью еще углядеть нужно. Впрочем, по сторонам я все-таки поглядываю. На завтрак в качестве главного блюда мне, как-то, попасть не очень-то хочется. Ага, дошло до тварей, что это самое жу-жу неспроста. Осознали откуда опасность направлена. Да как рванут во все стороны!
  Кто на гребни полез - сдох чуть раньше. Кто задних во время повального бегства пас - чуть позже. Те, кто слишком близко к замку подбежал - стрел и болтов нахватались. Одного, тяжелого, грузного, с серебристым от проступившей седины мехом, я оглушил, аккуратно приложив обмотанной тряпкой булавой по темени. И уволок свой трофей в ночь.
  Тяжелехонький язык попался. Еле-еле я его до стены доволок. Там привязал к сброшенным вниз веревкам и тут же легионеры его потянули вверх. А я не спешил. Нужно было еще и с пленницей вопрос решить. А заодно посмотреть кто же там в засаде за гребнем сидит. Ведь во время переполоха ни одна тварь не выскочила. А ведь есть они там, точно есть. Нутром эльфийским чую... Сделав немаленький круг я подобрался к шпилю сзади. И сразу понял что тихо подкрадывался не зря. Сидят голубчики, сотни полторы, с оружием наготове. Разгром лагеря незамеченным для них, конечно, не прошел. Напряглись, ироды. Но сидят. Ждут. Ну-ну. Ждите. У меня как раз 'Выжигатель' для таких целей припасен. А ну-ка...
  На блеснувшую вспышку гноллы отреагировали мгновенно. Но именно так, как я и рассчитывал. К отражению атаки приготовились. А затем на них рванул огненный поток. Кто поумнее да попроворнее - те спаслись. Но более полусотни разом зажарились, а остальные заработали разнообразные ожоги да массу зайчиков в глазах. Я-то, по старой привычке, в заранее присмотренную ямку упал, потому и не превратился в полуослепшее создание.
  Пока гноллы в себя приходили, я в несколько прыжков добрался до девчонки, перерезал веревки, вскинул ее на плечо и... рванул к замку по кратчайшему пути, прямиком через разгромленный лагерь. Бегу, а у самого аж душа радуется. Как я сегодня, а?! Преследовать меня никто не стал. Может дошло до гноллов что я к человеческой расе не имею никакого отношения, а может просто им стремно стало. Не суть важно.
  В лагере, по моим предварительным прикидкам, до трехсот тел осталось. И от 'мяса' почти ничего в итоге. Все передохли. Да и ветеранам изрядно досталось. Плюс около полусотни зажаренных. Плюс такой себе плевок тварям в морду. Все, что запланировал, я сделал. Как бы и не с прибытком оказался. За двое суток осады тварей удалось переполовинить. Что ж, завтра продолжим в том же духе.
  - Как пленник? - поинтересовался я у священника, передавая ему бессознательную девчонку.
  - Больше молчит, - вздохнул тот. - Время от времени шипит что-то. К пыткам пока не приступали, да и, мне кажется, он морально к ним готов.
  - Ясно, - я на короткий миг призадумался. - Оставьте меня с ним наедине. Попробую надавить на его сознательность. И принесите мне туда ужин! Замотался, даже поесть забыл.
  Священник в ответ молча кивнул, но его несколько ошарашенный взгляд мне сказал о многом. Тут одно из двух: либо он меня подозревает в неслабых ментальных способностях, либо решил что я попросту умаялся. Как же - гноллу на сознательность давить! Говорят, троллю и то полегче на этот отсутствующий в его воспитании пунктик относительно других рас указать.
  Я молча спустился в камеру. Передо мной шел легионер неся в руках подогретый ужин. Скуден, но и за то спасибо. Гнолл висел на стене прикованный цепью. Причем он ничуть не смирился со своим пленением и как раз к моему появлению пытался раскачать один из вмурованных в стену штырей к которым крепились его путы. На меня он даже не посмотрел. Его проблемы.
  Отпустив легионера, я молча стянул с плеч плащ и небрежным движением швырнул его на один из табуретов. Не произнеся ни единого слова я взъерошил волосы, попутно отметив что давно не мыл как следует голову. Того и гляди, вши заведутся. Хотя вряд ли. Аура темного эльфа настолько сильно давит на окружающих существ, что мне и клопы не особо-то страшны. Правда, в дальнейшем по этой же причине придется передвигаться пешком. Ни один конь не вынесет на своей спине темного эльфа. Либо сбросит и тут же сбежит куда глаза глядят, либо издохнет на месте от разрыва сердца. Инфаркт на почве всеобъемлющего ужаса скотинке мигом обеспечен. Тут либо ментальное внушение поможет, либо, возможно, что-то на основе магии Крови.
  Ну да ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. А пока воздадим должное ужину. Да и гнолл притих. Похоже до него стало доходить к кому в лапы он угодил. И чем это чревато. А и пусть... Их на Холкс никто не звал!
  Закончив трапезу, я соизволил обратить внимание на гнолла. У того во взгляде презрение уже сменилось обреченностью. Знает мохнорылый кто такие дроу. И также знает под каким соусом его будут сегодня есть. Если даже не знает, то наверняка догадывается.
  - Ну-с, - я многозначительно пошевелил в воздухе когтями левой руки. - Пожалуй, приступим. Ты мне ничего поведать не хочешь? Молчишь? Ладно. У тебя выбор невелик - сдохнуть быстро или предварительно хорошенько помучиться. Мне-то более предпочтительнее второй вариант, однако я могу выслушать и другие предложения. Что тебе больше по душе.
  С этими словами я тягуче зевнул и аккуратно облизнулся. Затем молча стал рассматривать гнолла. Тот, в отчаянии, несколько раз дернулся в путах. Затем снова обвис. Вот же фаталист какой. А я уже губу раскатал надеясь на скорое признание. Дело худо, похоже, и вправду его пытать придется.
  Пришлось. Правда, продержался он не долго. Хватило и трех минут когда я проткнув когтями ему плечо скреб по кости. Боль еще та. Хотя больше гнолла, по моему скромному мнению, пугала, отнюдь, не сама боль, а мой ласковый многообещающий взгляд. Да и облизывался я при этом достаточно активно. А еще на глазах у гнолла провел небольшой эксперимент. Нацедил его крови в миску, окунул в нее кисть и изготовил свиток 'Пылающая кровь'.
  К слову, это заклинание позволяет управлять заемной кровью во время пыток. Когда на теле то в одном, то в другом месте начинают вспыхивать воспалительные процессы - это весьма неприятно. А когда из открытой раны тебе на ладонь кровь начинает стекать сплетаясь в причудливые узоры, а боль все не прекращается и не прекращается. Боле того, она постоянно усиливается. Тело словно в огне горит.
  Все он мне поведал. Все, что могло представлять хоть какой-то интерес. И о причинах нападения, и о событиях в Империи, и о том, как они захватывали остров, и о предположительных потерях.
  Оказывается у Империи серьезный конфликт с орками. В пограничье война не утихает. То одна сторона кусочек территории откусит, то другая сразу или через несколько лет потери возместит, часто и с процентами. Вот опять свара началась, да такая, что к месту боев перебросили сразу три легиона с дополнительным магическим подкреплением. Наш-то регион тихим считался, вот отсюда сразу два сдернули. А гноллы моментом решили воспользоваться.
  Огромные потери 'мяса' ветеранов не смущали. Ему-то все равно размножаться запрещено. Шаман оказался каким-то отшельником, выжившим из ума даже по меркам самих гноллов. Форт взяли строго по плану, а от пленников узнали что архилич не так давно погиб вместе со всей своей свитой. И это гноллов еще больше вдохновило. После форта в атаку ветераны больше не ходили, в бой гнали 'мясо'. И до поры, до времени оно с поставленными задачами справлялось. Пока не добрались до замка. Где в первом же штурме из семисот ветеранов полегло более двух сотен.
  В лагере наверняка погибли все раненные и добрая часть 'мяса'. Хорошо, если четыре сотни оттуда сумели убраться. Когда он узнал о разгроме засады, то лишь скривился. Там-то лучшие воины были. Еще около сотни воинов отправили в разведку. Одним словом, к нынешнему дню, хорошо, если пятьсот-пятьсот пятьдесят гноллов уцелело. Из них примерно сотни три ветеранов (ошибочка у меня в расчеты вкралась!).
  Нового вождя гноллы пока не выбрали, покуда их ратью управляют сотники. После вчерашнего боя их осталось пять из семи. Возможно еще кто-то погиб в ночном побоище. Наутро стоит опасаться штурма, гноллы осознали что отступать уже некуда. Или они, или их. Третьего не дано. Причем я, как маг и руководитель сопротивления, являюсь приоритетной целью. Правда, если бы они знали что тут в наемниках дроу, то старейшины могли и отказаться от нападения. Может быть.
  Ну да ладно. Теперь следующей задачей будет уничтожение остатков гноллов. И, по-прежнему, будем бороться за собственное выживание.
  
  Глава 14
  И вот наконец я могу насладиться долгожданным отдыхом. А заодно уже в какой раз переосмыслить сложившуюся ситуацию. Остров Холкс Империя вернула обратно. Как? Да очень просто - высадила дружину графа Пеллийского к которому в вассалы попросился новоиспеченный барон Гронз. Граф собрал войска, высадился у форта и прошел оттуда до замка, который отбивался от орды уже из последних сил.
  Гноллы после моей вылазки окончательно озверели и на следующий день пошли в решающий штурм. Мы, потеряв пятьдесят шесть человек только убитыми, откатились в главный замок, где и заперлись. Его штурмовать сил у гноллов просто не хватило. Их потери исчислялись в три с половиной сотни. У нас полегли все некомбатанты с оружейником впридачу. Мы с ним отход прикрывали, вот Соллиуса насквозь тремя копьями и прокололи. Отец Дродд в те поры уже лежал в лазарете с пробитым дротиком бедром. Изо всех только я не был ранен.
  Тут-то дружинники и ударили гноллам в спину. Расправились с ними без особого труда. А я получил целый поток нового, довольно-таки негативного, теоретического опыта. Во-первых мы были обязаны не доводить до бойни, а запереться в форте. То, что вину в разгроме все дружно свалили на коменданта, особенно ни на что не повлияло.
  Во-вторых выяснилось, что в Империи гноллы, как противники на поле боя, не особо котируются. И что по результатам сражений четыре легиона, базирующиеся в центре Империи будут самым серьезным образом переформированы. Потому как подготовка их солдат оставляет желать лучшего. Что ясно выплыло на основе умений гарнизона форта Бровир.
  В-третьих пограничье тоже ожидает переформатирование. Дело в том, что маг графа мастер-боевик Торделлин Сория очень сильно всполошился узнав о том КАК именно я прибил архилича. И сразу же заявил что мне противостоял кто угодно, но только не афишированное пограничниками существо.
  - Тебе противостоял не архилич, - заявил маг. - Судя по тому, что ты мне рассказали о вашем поединке, это был лич-поводырь, правда, достаточно продвинутый и не лишенный определенного эстетства. Чтобы поднялось существо в виде высшего лича также именуемое как архилич нужно чтобы маг-исходник был достаточно сильным магом смерти. Заметь, именно магом, а не каким-то ходячим генератором темной энергии. Лич же появляется, в принципе, из мага любой силы, правда, при условии что он получит сильнейшее воздействие магией смерти. В этом случае он становится рабом более сильного существа. Или его наследником.
  Я это более детально обдумал оставшись в одиночестве. В нашем случае имело место жертвоприношение, после которого маг поднялся в виде лича. Это подтверждает и то, что имел место подчиненный суповой набор костяшек. Архилич же, как мне рассказал, надо сказать, весьма словоохотливый маг, и чью-то душу призвать не постесняется, и дополнительных зверушек костяных наделать, и от зомби разных уровней тоже не откажется. А еще, кроме всего вышеперечисленного, он в прямой бой никогда не пойдет, да и артефакты использовать станет как второстепенный материал. Магического истощения архилич почти никогда не испытывает, лупить заклинаниями станет как из пулемета. Но чтобы архилич сознательно в рукопашную пошел - да ни в жизнь! Надо будет, вместо физического щита всю свою свиту выставит. Как опытный маг чаще всего и делает. Так что мне очень и очень сильно повезло.
  Воспользовавшись случаем я растряс мага на информацию об Имперской Академии Магии. Да, есть такая. Причем располагается не в самой столице, а в одном из основных коронных городов - Ангверте. Город заточен исключительно на обслуживание Академии. Причем является чем-то типа города закрытого типа, то есть кто угодно за стены попасть однозначно не сможет. Защита достаточно мощная. Филиалов, что интересно, не имеет. Зато есть, так называемые, частные школы предварительной подготовки. По сути, герцоги, маркизы, графы и даже некоторые бароны их организовывают в своих владениях. В качестве наставников нанимают выпускников Академии. Набирают туда всех зафиксированных магов в пределах собственных владений. Потом отдают в Академию. А уж оттуда их возвращают домой отрабатывать на благо благодетеля в интересах Империи. Неплохой расклад, если подумать. Правда, изгои, подобно мне, в такой распорядок вписываются с превеликим трудом.
  Обучение в Академии длится семь лет. Причем поступают ученики в три этапа. Первый этап - подготовительные курсы, предназначенные, прежде всего, для простонародья. В течении года обучают этике, геральдике, языку, письму, счету и так далее. Маг ведь приравнивается к знати, поэтому ученик обязан соответствовать. В конце года обязательный экзамен.
  Второй этап - первый курс. Тут преподают науки общего естествознания, историю, в том числе и магическую, географию, астрономию, каллиграфию... Ну и, заодно, обучают контролю за магическими потоками, а также учат контролировать непроизвольные магические выбросы.
  Третий этап - второй курс. Именно с него начинают обучение магическим дисциплинам. Но для поступления необходимо сдать экзамены за первый курс, а иногда и за подготовительный. Поступление зависит от того, каких в детстве тебе подобрали наставников и как ты сам внимал их наставлениям. Завалить экзамены за подготовительный курс - позор для любого представителя имперской знати. Разъяренный любящий отец может и голову отрубить на месте за такое поношение родовой чести, бывали случаи.
  Более чем 5/6 от общего числа поступивших учеников оказываются связанными с Империей крепкими путами контрактных обязательств. Некоторые кадры и до пятидесяти лет могут отхватить. Основная причина - дорогостоящее обучение. Так за подготовительный курс надо уплатить пять тысяч золотом или чем-то другим эквивалентным этой сумме. Или подпиши контракт, что обязуешься отработать на благо Империи пять лет. Причем в том месте, куда пошлют, и за ту плату, которую предложат. Это при условии что львиная доля крестьян способна прожить год на два-три золотых в расчете на одну семью. А семьи тут достаточно большие, бывает и до двух десятков детей одна баба рожает. Конечно, детская смертность тоже присутствует. Но далеко не всегда. Если эсквайр или барон окажутся не рохлями и заимеют хорошего целителя который помимо знати будет еще и их сервов навещать, то как знать, как знать... А уж благодарные сервы сторицей отдарятся.
  За последующие два года обучения вынь да положи пятьдесят тысяч. Или десятилетний контракт. Третий-пятый курс - сто тысяч, шестой-седьмой - двести тысяч. Или контракт на двадцать-тридцать лет. Причем, надо заметить, срок обучения в этот период может достаточно сильно варьироваться, в зависимости от разносторонности стартових навыков мага. У некоторых и до пяти лет на один курс уходит.
  Ученики, прибывающие извне Империи, либо заключают межгосударственный контракт, либо поступают на общих основаниях. Так что мне стоит выбирать между двумя вариантами: либо триста - триста пятьдесят пять тысяч золотом искать, либо тридцать-сорок лет пахать в Империи. Конечно, какие мои годы, однако человеческая составляющая моей души категорически против такого варианта. Ну никак не могу привыкнуть к тому, что в мои сорок восемь лет я выгляжу и ощущаю себя максимум на двадцать. А отдельные особи темных эльфов дотягивают до пятисот-семисот лет. Правда, в среднем, до двухсот. А дроу, умерший не насильственной смертью, и вовсе какой-то реликт. Такого кадра никто не помнит.
  Все выжившие легионеры получили прощение своих грехов и перевод в третий легион, стоявший в одной из западных приморских провинций. Место, в принципе, достаточно спокойное. Меня же подняли в чине до сотника и посвятили в рыцари. Причем без особой помпы. Граф лишь что-то пробубнил себе под нос да внес необходимую запись в мой послужной список. И только.
  Оказывается, служба в легионе наемников очень и очень разнится. Преобладает махровое землячество и расовая сословность. Например, орки или эльфы никогда не захотят подчиняться дроу. И друг другу тоже. Плюс на эльфов сильно влияют клановые дрязги. Режут они друг друга почище дроу. Только темные эльфы ведут разборки, преимущественно, в местах обитания, а светлые эльфы - вне их. Поэтому мой чин ровным счетом мне никаких преференций не дает. Разве что относительно оклада, но и там мне придется перезаключать имеющийся контракт. Хотя рост с рядового до сотника все равно впечатляет, тут с этим не поспоришь.
  Однако я предпочел получить расчет. Надоело. Захотелось побродить по территории Империи. Кем? Да хотя бы охотником на всевозможную нечисть. И мир повидаю, и боевого опыта поднаберусь, и, возможно даже, кое-какими знакомствами обзаведусь.
  Титул рыцаря, спросите вы? А что он мне дать может, если я пехотинец? Да ровным счетом ничего. Разве что кое-какие выгоды сопряженные с тем, что я теперь чуть менее зависим от прихотей дворянства нежели какой-то простолюдин. И только. Была бы большая война, тогда мне точно нашли какое-то применение, а так...
  Целью своей высадки я запланировал приморскую деревеньку Сорико. В таких местах, особенно вдоль пограничья, всегда можно отыскать какие-нибудь приключения но свою голову. Но вмешался иной вариант. Проще говоря, в первую же ночь после отплытия меня основательно скрутило. Пришлось уползти поглубже в трюм, где и залечь на долгие три недели.
  Замена душ, говорите? Как бы не так! Оказывается, душа темного эльфа никуда не делась, а лишь спряталась в глубине моего подсознания. Ее ритуал на алтаре Ллос тоже привел в изрядное замешательство. Она-то на подселение какого-то демона рассчитывала. А человек лишь привел ее в ярость. Вот и пришлось душе выдираться из глубин собственного подсознания с превеликими осторожностями. Нахрапом можно было меня истребить, безо всяких сомнений. Но и шанс на слияние был велик, очень велик. С душой крайне презираемого существа, на минуточку. А такой итог для 'правоверного' темного эльфа был куда похуже поглощения его души каким-нибудь демоном Хаоса.
  Пришлось этой, разнесчастной темноэльфийской душе, действовать крайне осторожно и влиять на окружающий мир и тушку в целом исключительно на гормональном уровне. И то лишь время от времени и исключительно не действуя с прямым вредом общему телу. Источник причины завышенного адреналина был наконец обнаружен. Безбашенность, опять же.
  Плюс человек в теле темного эльфа вел себя как человек. Всплески, конечно же, бывали. Но в том-то и дело что всплески. А повседневная жизнь сохранялась в человеческой форме. Однако некий симбиоз душ все же имел место быть, правда, Севеш обнаружил этот факт лишь совсем недавно. И, естественно, сразу же рванул на прорыв. В духе камикадзе.
  Ну и, как итог, слияние резко активизировалось. Теперь я окончательно стал превращаться в то, что изначально было запланировано некоей, явно божественной, сущностью. Знать бы еще кто она (он, оно?)... Ну и какие его планы относительно меня самого. Ведь не за 'так' меня сюда пихнули. Значит, когда-то придется отработать. Интересно, я один такой участник эксперимента или таких как я было много.
  Невольно вспомнилась мера величин. Почему я постоянно имперской пользуюсь? Так она самая удобная. И я-человек под удобоваримость использования постоянно подстраивался. Аналогично и общением с разумными существами. Темный эльф, после завершения процесса слияния душ, теперь давил не на кнопку самоликвидации, а занялся изучением действий преследующих ту или иную выгоду. Например я маг? Да. А развитие практически на нуле. Так, по верхам нахватал. Обычаи народов и рас плюс этикет - конь не валялся. Оружие - крутой заворот в силовой ранжир типа штурмовик. Понятие о целесообразности применения того или иного типа оружия у меня отсутствует как факт. Хреново, в общем.
  Теперь мне нужно, подобно герою большинства ролевых игр, заниматься постепенным самосовершенствованием начав с малого. А именно изучения письма-скорописи, основ Имперской политики и экономики (я планирую тут основательно подзадержаться), истории, в том числе и истории технологического развития.
  На палубу я вышел уже совершенно другим. Не стоит окружающих пугать резкими изменениями, размышлял я. Перво-наперво нужно зарегистрироваться в гильдии наемников. Это шанс через нее получать разнообразные контракты. Денежки будут поступать на счет в гномий банк. Счет у меня есть. Еще со времен моих похождений в Силлере. Взять в каком-нибудь городке контракт погрязнее. Выполнить с рядом извращений. И свалить в какую-нибудь сельскую глубинку. Отсидеться там несколько лет. За это время люди обо мне позабудут. А потом строить карьеру с нуля. Зачем? Уж больно привлек я к себе нежелательное внимание своей неправильностью. Эдак дроу и убийц по следу послать решат, чтобы я их темный образ не осквернял своими выходками.
  Первое же задание в городке Ликрон для меня стало и последним. После этого я вынужден был удирать. Уж больно многие захотели увидеть меня в мертвом состоянии. Но стоит рассказать обо всем по порядку.
  Ликрон расположен среди невысоких холмов в самой глубине одного из морских заливов восточного побережья Магира. Причем он достаточно древний, построен одним из первых в ядре будущей древней Империи. К слову, тут, сравнительно недалеко ('каких-то' 700 км к югу), присутствует весьма интересный нюанс - Великие Южные болота постепенно переходящие в Пустоши. Ага, в те самые. Причем переход незаметен даже для местного населения. По крайней мере обильные слухи говорят именно об этом. Мне-то, как-то, в это не особо верится. Ну да ладно.
  Гильдия наемников находилась не так далеко от пристани. И в одном здании с гильдией торговцев и магистратом. Вообще город - сплошной рынок. Торгуют практически всем подряд, но в то же время ничем. Ни артефактов толковых, ни оружия. Ценные ингредиенты тоже основательно поискать придется, причем приобретать придется из-под полы и втридорога. Рынок рабов и тот отсутствует. Одежду, правда, на месте шьют, и, надо признать, довольно неплохую. Зато, по тем же слухам, Ликрон является одной из основных перевалочных баз алкогольной и наркотической контрабанды на Татараху. То есть такой товар в Ликроне прикупить вполне можно.
  Городские здания, преимущественно, в один-два этажа. Преобладает грязно-серый цвет. Зато, я подозреваю, подвалы тут обширные, возможно даже между собой связанные. В водах залива достаточно много плавучего мусора. Говорят, рыбалка тут отличная.
  Задача была достаточно проста - очистить канализации Ликрона от обилия крыс. Плюс ко всему где-то там, внизу, завелась еще и гидра. Как она туда попала? Да, видимо, также как попадают в канализационные коллекторы мегаполисов Земли разнообразные экзотические тварюшки. Эта, пока была маленькой, питалась крысами, но когда подросла, то стала охотиться и на более крупных существ, в том числе на людей.
  Гидра болотная представляет собой такого себе полутонного (к сильно почтенному возрасту) ящера имеющего от пяти до двадцати голов. Толстое тело и лапы, короткий хвост, большая любовь к сырым и сумеречным местам. Охотится из засады, предпочитая молниеносный укус всеми имеющимися зубастыми пастями. Причем, что интересно, шеи могут мгновенно удлиняться от одного до трех метров, а головы сужаться чуть ли не вдвое. Укус гидры еще и ядовит. Яд сравнительно несильный, да и не в каждой голове ядовитые железы находятся. Однако его, зачастую, достаточно чтобы обездвижить жертву на короткий миг. А потом? А дальше начинается праздник живота.
  Жертва подтягивается вплотную и, часто еще живая и дергающаяся, раздирается на куски и быстро сжирается. Тут, в городе, некоторые жертвы были сожраны через решетку сточного отверстия. Стоило кому-то неосторожно подойти к одной такой или даже встать на нее, как сквозь щели выстреливали зубастые пасти и начинался кровавый пир. Стандартного телосложения человек молодой гидрой (не более 10 голов) обгладывается практически дочиста в течении 100 размеренных ударов сердца. Стайка оголодавших пираний нервно курит в сторонке.
  Гидру пытались неоднократно уничтожить. Но или не могли отыскать, так как она славится своей великолепной маскировкой, или охотники сами превращались в добычу. Погибшие исчислялись числом более полутора десятков. Впоследствии, я не раз задавался вопросом - что же именно меня подвигло пойти против противника в противостоянии с которым в непосредственном контакте у меня не было ни малейшего шанса не то что на победу, а даже на банальное выживание. Да и стоимость контракта составляла всего тридцать золотых монет за истребление крыс плюс двести пятьдесят в случае уничтожения гидры, плюс пятьдесят монет за каждую голову свыше трех штук.
  Дополнительно меня в мэрии снабдили четырьмя свитками 'Выжигатель Траяса' и одним 'Воздушный кокон'. Причем первое заклинание отличалось от моих поделок тем, что, будучи менее энергоемким, оно, одновременно, было чуть ли не в пять раз мощнее. Самое главное отличие заключалось в том, что в него закладывался еще и так называемый 'Огненный молот', позволявший создавать по краям волны повышенное давление и выжигать боковые каверны без существенных потерь мощности основной волны.
  У меня даже руки зачесались от возможности сотворить в личное пользование копию такого свитка. Значит, нужно было изыскать возможность выполнить работу таким образом, чтобы на руках хотя бы один свиток остался. Вот поэтому я не стал жечь первое встречное скопление крыс, а молча прошел через него. Нужна была дополнительная воздушная тяга могущая увеличить мощность напора огненной волны.
  После продолжительных поисков такое место было мной обнаружено. Такой себе перекресток, куда сходилось одновременно пять ходов. Позже я узнал, что такие участки называются 'колодцами'. Главное, что таких мест под городом хватало, а система замыкалась в кольцо. Вот оттуда-то я и запустил три волны в разных направлениях.
  Эффективно и эффектно? А то! А почему местные маги до этого не додумались? Кто их знает, наверное им очень жить хотелось. Потому что я вскоре с ужасом обнаружил что она из волн прет в мою сторону. Видимо, где-то поток закольцевался. Пришлось спешно воспользоваться 'коконом'. Лишь благодаря ему я не задохнулся. Кислород-то вокруг меня начисто выгорел. Да и мне досталось - одежда вся в прорехах, по всему телу ожоги, а волосы с головы (точнее то, что от них осталось), впоследствии, вообще пришлось сбрить под ноль.
  До ближайшей отдушины я едва добрался. Перед глазами от удушья уже звездочки вовсю плавали. Отсидевшись и несколько придя в себя я пошел через коллектор в районе базара. Говорят, гидру в последнее время видели в том районе.
  Иду, внимательно прислушиваясь ко всему окружающему пространству. И почти у самого рынка я обнаружил искомое существо. Гидра вначале основательно поджарилась, а потом попросту задохнулась. До спасительного отверстия ей не хватило каких-то двухсот метров. Отрубив ей все шесть голов и убрав трофей в мешок я одновременно пожалел, что позабыл выяснить о том какие именно органы гидры ценны как алхимическое сырье и как их нужно правильно извлекать.
  Когда я вышел непосредственно под рынок, то увидел такое отчего меня незамедлительно пробило на саркастическое хихиканье, впрочем, довольно быстро сменившееся понимаем того, что у одного темного эльфа возникли достаточно серьезные проблемы. Причина было проста. Постольку торговцы не очень-то желали платить налоги, плюс многие вполне обоснованно опасались серьезных штрафов за реализацию той или иной контрабанды, то они предпочитали хитрить пряча неучтенный товар непосредственно в канализационном коллекторе. Преимущественно, это касалось алкогольной и наркосодержащей продукции. Причем лаз часто оборудовали прямо под лавкой, где его не могли углядеть стражники. Наверняка последние тоже получали какую-то мзду, но факт остается фактом - гореть было чему.
  В то время как огонь шел по коллектору, то из сточных отверстий вылетали огненные протуберанцы высотой иногда до полуметра. Увидев их, некоторые торговцы, наплевав на собственную безопасность, бросились под землю спасать свое добро. Вот только они не учли, что огонь, вообще-то, магический. А еще включился факт дополнительной тяги. Так или иначе, но я по пути насчитал, эдак, с десяток сильно обгоревших трупов. Плюс ко всему огонь вылез сразу в нескольких местах на поверхность. Как я впоследствии узнал - выгорело более половины территории базара, причем при этом только от огня пострадало более полутора сотен человек. Плюс еще многие травмы получили во время паники и повального бегства.
  Поднялся на поверхность я как раз в районе основного пожарища. С моим-то внешним видом мало кто свяжет какую-либо причастность к этому бедствию. Первым делом я заскочил в одежную лавку, которая располагалась в едва ли не единственном не пострадавшем секторе. Ворча себе под нос о том, что честному темному эльфу нельзя даже по базару пройтись, чтобы его не попытались сжечь, а потом еще и затоптать, я, особо не торгуясь, купил двойную смену одежды. Затем в лавке напротив прикупил темный плащ-балахон. Чего не смог найти, так это хороших кожаных сапог. Лучшая в округе лавка сгорела!
  Закончив с покупками, я смотался в мэрию, где мне выплатили все причитающееся и предупредили что тайна о том, кто именно виноват в сожжении рынка и почти всех торговых рядов вкупе с уничтожением огромного количества контрабанды достаточно быстро перестанет таковой быть. А это означает, что мне придется куда-нибудь отсюда свалить.
  Впрочем, я не в обиде. Получилось даже лучше чем я рассчитывал. Благо, я из-за последних событий чуточку подправил собственный имидж и внешность. Отправлюсь на юг. Говорят, среди болот есть какой-то таинственных культ ведьм. Как знать, может там мне удастся пополнить свои знания какой-нибудь новой информацией. Ну и заодно попробую подыскать себе наставника относительно подготовительно курса магического обучения. Кроме того - кто знает, возможно и работа интересная по моему профилю подвернется?
  
  Глава 15.
  Баронство Толлер располагалось вдоль болот. В его состав входил один поселок городского типа, с уклоном в местную специализацию, конечно, и около тридцати небольших деревень разбросанных среди обширных болот. Как такового, замка у барона не было. Обитал он в доме выглядевшего на фоне прочих зданий чем-то типа бунгало белого человека в окружении негритянских хижин.
  С деревнями было еще забавнее. Дело в том, что многие из них стояли на сваях. Все из-за местных болот, которые вели себя достаточно непредсказуемо. То засуха длится едва ли не три года кряду. Потом наступает потоп, когда вода из-под домов не исчезает в течении года. Бывает, что меняются очертания и площади крупных водоемов, причем далеко не всегда из-за погодных возмущений. Основной причиной местные называют изменение выходов глубинных родников, которые и подпитывают многие болота.
  Промысел местного населения - охота и собирательство. Птицу и мелкого пушного зверя промышляют, лекарственное сырье заготавливают. А еще рубят лес. Правда, это достаточно обособленное занятие. Дело в том, что тут произрастает местная разновидность эбенового дерева. Вот только древесина настолько крепкая, что прорубить или распилить ее можно далеко не первой попавшейся пилой. Поэтому промышлять ее могут далеко не все селяне. Некоторые, взяв подходящий инструмент в долг, рассчитываются за него в течении десяти-пятнадцати лет. Земные банковские кредиты напоминает, м-да...
  Я же, по пути к баронству, анализировал свои недавние приключения. И пришел к выводу что эффекты от слияния двух, совершенно разных по умению, воспитанию и восприятию окружающего мира существ еще впереди. Пока же меня преследуют одни негативы. Севеш был неправильным, наверное, только с точки зрения матриархального сообщества темных эльфов. Просто у него оказался некий сдвиг относительно собственной морали. Правда, что это был за сдвиг я пока так и не понял. Этот момент, почему-то, в памяти, после слияния, не сохранился.
  Плюс ко всему вылез тот момент, что я нахожусь в теле достаточно молодого существа. Так, семнадцать-двадцать лет. Которое сначала что-то делает, а лишь потом думает как с наименьшими потерями выбраться из той задницы, куда ты отправился на фоне собственных чрезмерных стараний. Одна попытка собственного аутодафе в коллекторах Ликрона чего стоит. Причем из-за личного хомячизма.
  Что же касаемо окружающих, то тут дело обстояло, прямо скажем, преинтересно. Более того, в самом начале обнажилась ситуация означающая то, что я нахожусь в мире где всевозможные божественные сущности вторгаются в мир своих адептов и управляют их судьбами более рьяно, нежели это было на Земле. В связи с этим нарисовалось несколько предполагаемых конфликтов.
  Места, через которые я следовал, скажем так, достаточно древние. А поселения тут небогатые и потому достаточно сонные. И народ точно такой же. А потому, как ни странно, основные конфликты происходят между приезжими. Не знаю как кто, но для многих дворян нет горше ссылки в такую провинцию. Тут ведь все на год вперед предопределено. И на новичков обращают внимание исключительно в виде ленивого взгляда: 'Понаехали тут!' В общем, так или иначе, но новички, особенно облеченные какой-никакой властью или сбегают отсюда, или пускаются во все тяжкие, чаще всего банально спиваются.
  Я же, следуя своим путем, лишь отмечал местные источники дохода. Но и они не впечатляли. Преобладали легкая и пищевая промышленность, причем очень часто на уровне кустарей. Правда в небольшой деревушке я все-таки нашел достаточно хорошего сапожника и купил у него пару отличных кожаных полуботинок на достаточно толстой подошве. Плюс разжился и такими же сапогами. Тут же сыскались попутчики, следующие по моему же маршруту - парочка крестьян на телеге. Капюшон я не снимал, поэтому расу определить было сложно, да и от шипящего выговора, который присущ многим темным эльфам, я достаточно давно избавился. А подобным образом ходили некоторые паломники, монахи, иногда даже маги. Нарываться на неприятности - себе дороже. Крестьяне и не нарывались. Сидит некто на задке телеги, молчит, ну и ладно.
  Но без приключений не обошлось. Банально и просто: напали разбойники. Три оборванца вооруженных ржавым копьем и двумя увесистыми дубинами. Оказалось, оголодали сердешные. Никто тут не ездит, а в ином месте можно так нарваться, что и костей не соберешь. Хотя и эти нарвались. Я молча достал из-под полы арбалет и без лишних слов оборвышей перестрелял. Слез, извлек болты, запрыгнул обратно на телегу и негромко проворчал:
  - Ну что встали? Никак, мертвых разбойников никогда не видели? Поехали уж!
  Телега тронулась. Крестьяне сжались как мышата рядом с большой кошкой и окончательно притихли. Однако та, видимо, оказалась сытой и на всякую там мелюзгу не обращала никакого внимания. Рядом с префектурой я молча спрыгнул с телеги и изучил доску объявлений. Такие вывешивались специально для проезжающих наемников. Пусто. Ну и ладно. Крестьяне уже испарились, вместе кобылой и телегой. Их дело. Уточнив у подвернувшегося стражника где тут находится кабачок с приличной стряпней я отправился по указанному адресу. мКабачок внешне мне не понравился. Уж больно ободран. А внутри ничего, достаточно чистенько. И еда вкусная. Сегодня подавали тушеную курятину с луковым соусом. Я еще и с собой жратвы прихватил. Парочку буханок ржаного хлеба, да трех зажаренных на вертеле кур. Ну и соли еще взял. Для питья нашелся травяной сбор. Чай из него пьют холодным, тогда он приобретает приятный кисловатый вкус. Посудой, заодно, разжился.
  Только я вышел на улицу, как столкнулся с франтоватым мальчишкой. На вид не старше пятнадцати лет. Выряжен в ярко-лиловый камзол, небесно-голубые штаны и алые сапоги.
  - С дороги, смерд! - пискнуло это нечто.
  Тут-то я и слетел с катушек. Этот попугай меня смеет оскорблять! Выпустив из груди приглушенный свистящий шип, я схватил его рукой и швырнул куда-то в сторону. Грохот разваливающейся кучи ящиков показал что мой противник оказался чуть полегче чем я рассчитывал и угодил в грандиозную пирамиду перелетев через обширную лужу в которой похрюкивала достаточно упитанная свинья. Да и я, надо признать, чуточку промахнулся.
  Напротив двери располагался какой-то старинный деревянный рыдван. Пара лакея на запятках, кучер на козлах. И одеты тоже достаточно ярко - одни лимонно-желтые ливреи чего стоят. Сзади парочка охранников на несколько отощалых лошадях. Похоже мне под руку попал местный мальчик-мажор, который слишком много уделяет личному виду и совершенно не уделяет внимания виду общему. Тем временем охранники стали действовать. Выхватив мечи, в которых я с удивлением опознал короткие пехотные, предназначенные для сражения в тесном строю, они понеслись ко мне. Верхом. На лошадях предназначенных скорее таскать телеги, чем ходить под седлом в бой. С ума сошли, что ли? Нет, я видел достаточно много причуд, но таких...
  Расстояние не было слишком большим, но мощь конной атаки часто зиждется в серьезном разбеге, а не в движении трусцой. Они что, надеются на мое позорное бегство? Так фиг вам! От кого тут мне бежать? Взмахнув полой плаща, я резко сместился вправо и рванул ногу ближайшего ко мне всадника вверх. Тот, потеряв равновесие, неловко дернул руками и кубарем скатился с коня. В свою очередь животина, ощутив присутствие в непосредственной близости от ее тушки наличие темного эльфа (я успел ей дунуть в нос), в непритворном ужасе шарахнулась в сторону и добавила незадачливому наезднику дополнительных увечий копытами. А еще при этом она начисто перекрыла путь в мою сторону компаньону своего всадника. Чем один дроу мгновенно воспользовался. Ухватив лошадку за гриву я лихо подпрыгнул и влепил второму охраннику такого смачного пинка сапогом в голову, что он ласточкой вылетел из родного седла и тяжело шлепнулся на землю.
  Стычка заняла значительно меньше времени, чем я об этом рассказываю. Тем временем из рыдвана полез еще кто-то. В цветастой мантии-балахоне и с посохом в руке. Маг!? Мне только его для полного комплекта не хватало! Одним прыжком оказавшись у двери, я схватил своего нового противника за шиворот и вышвырнул наземь. Старик, причем достаточно ветхий. От дальнейшей расправы его уберегло лишь то, что я осознал, что в посохе нет ни капли магии. Похоже он ее использует не для боя, а по прямому предназначению. В смысле, чтобы опираться. Лакеи и кучер сидели как давешние крестьяне - тише воды, ниже травы.
  И тут на поле боя, с поправкой на местные условия, появился главный виновник торжества. Грязный, мокрый и даже, местами, порванный. Видимо, возвращался по кратчайшему пути. То есть через лужу. Свинья уже давно ретировалась, причем настолько шустро и тихо, что у меня возникли мысли о ее недюжинных способностях в телепортации. Надо сказать, именно она, в данном случае, поступила наиболее разумно. В отличии от франта, который ринулся на меня с кулаками. Хоть бы висевшую у пояса шпажонку достал. Для приличия. А так я его перехватил за шиворот, и держа чуть ли не вытянутой руке мгновенно и аккуратно ощупал карманы. После чего швырнул обратно. На этот раз он упал прямо центр свиного места релаксации. Всплеск получился просто замечательный.
  А вот мои трофеи, по праву мародера, оказались у меня. Увесистый кошель, шпага с изукрашенным эфесом, серебряный медальон и несколько аналогичных колец. Неплохо. Последующему обыску подверглись и остальные участники драки. Пара кошелей, кольцо с драгоценным камнем и мечи охранников стали моими трофеями. В рыдване нашелся небольшой сундучок с довольно-таки приличной кучкой бумажек внутри. И лишь потом я срочно сделал ноги.
  Отличный итог драки! А что, золото и серебро, которое я вытряхнул из кошелей, это вам не какие-то бумажки. С номерами, водяными знаками и прочими атрибутами защиты. Они такими свойствами не обладают. Разве что какой-то маг над ними может потрудиться, да и то вряд ли. Такие монетки - это уже артефакты и их возят с подобной охраной крайне редко. Вот именной вексель подобным образом защитить - другое дело.
  А другие трофеи меня несколько ошеломили. Как вы думаете, куда именно ехала эта честная компания? Да в имперскую Академию Магии. И искупавшийся в луже мальчишка это как раз кандидат на поступление. Разбирая трофейные бумаги я нашел упоминание об этом. Седрик Кссоликк. Сирота. Сын одного из провинциальных баронов. С трех лет воспитывался родной теткой. Тоже мне, Гарри Поттер, блин. Также там оказалась пара векселей с пометкой 'до востребования'. То есть обналичить их мог кто угодно и когда угодно. Впрочем сумма там невелика, примерно сорок золотых в каждом. Кошели и сундучок отправились в костер, на котором я заваривал себе чай. Туда же отправились и большинство бумаг. Медальон я выпотрошил и расплавил в огне. Для продажи серебро и так сгодится. Кольца сохранил, ничего приметного на них не было. А вот перстень оказался именным знаком барона. Его я просто бросил посреди дороги. Кто сыщет да присвоит, тот, впоследствии, за него люлей и отхватит. Как говорится, я - не я и вообще не при делах.
  А вот в следующей деревеньке у меня состоялась знаковая встреча. Как ни странно, священник. Только не закосневший в догматике и церковной непогрешимости старик вроде отца Дродда, а молодой парень лет двадцати-двадцати пяти. Невысокий худощавый шатен. Уже успевший увидеть жизнь как в ее великолепии, так и в низменности, но при этом не лишенный чувства романтики и испытывающий громадное чувство ответственности о порученном ему делу.
  Правда, этой встрече предшествовал... сон. Ага, вы не ослышались. Из тех, которые, впоследствии, многие называют вещими. В смысле, когда они сбываются и никогда не раньше. Мне - темному эльфу, сны снились крайне редко. Причем все поголовно паршивые. Причем, преимущественно, были из когорты тех, когда за тобой всю ночь гоняются разноразмерные пауки и в конце-концов с аппетитом съедают. А ты находишься в человеческой ипостаси и убежать от них ну никак не можешь.
  Ну и этот начался похожим образом - ночь, тьма, а во тьме явно кто-то есть. Причем проявляет к тебе какой-то непонятный интерес. Стою, жду пока на меня не выпрыгнут. И вдруг приходит осознание, что этот вот самый неизвестный женщина и как бы не богиня. Как я это понял? А фиг его знает... Не Ллос, точно. Но чем-то на нее похожа. Может ее какая-то светлая ипостась или, по крайней мере, прикидывающаяся таковой. Оглядела меня ну очень внимательно. Мне аж не по себе стало. А затем я... проснулся. В холодном поту и с осознанием того что очень-очень скоро меня ожидает какая-то знаковая встреча. Причем со мной должны заговорить и просить помощи. А я обязан помочь. По мере собственных сил. И еще один нюанс я припомнил - во сне я впервые оказался темным эльфом.
  Повстречались мы на околице. Причем он там сидел под деревом на колоде, а как меня углядел, так сразу вскочил и живенько навстречу. Я тут же приготовился к нападению. Внутренне, конечно. Внешне на моем движении это никоим образом не отразилось. Мало ли что. Тараканы, знаете ли у всех самые неожиданные могут быть, у меня, например, та-а-кие зверушки, что только держись!
  - Простите меня, но у меня к вам есть дело, - заговорил этот парнишка в рясе. - Мне кажется, что вы можете меня сопроводить к южным топям.
  - Это кто ж тебе подсказал такое, - хмуро поинтересовался я.
  - Э-э-э, как бы вам сказать..., - мой собеседник отчетливо смешался. Затем судорожно сглотнул и выдохнул. - Иштар! Богиня судьбы.
  - Что, так и сказала? - во мне проснулся изрядный скептицизм.
  - Позвольте объяснить, - быстро залопотал мальчишка. - Дело в том, что я получил назначение в приход в южных провинциях. Ну и отправился своим ходом. Где подвозили, где пешком шел. Это закон и правило для всех будущих приходских священников - вот так добираться до своего прихода. А в этой деревушке я встал на ночлег и ночью во сне меня навестила богиня. Она велела мне выйти на окраину и просить помощи в пути и в приходе того, кто первым пойдет по этой дороге. Причем еще и уточнила - именно 'пойдет'.
  - Хм, - я несколько призадумался. - Собственно как ты со мной расплачиваться будешь, поп? - поинтересовался я. - Не думал еще об этом?
  - Э-э, - промямлил тот. - А что конкретно вас интересует? С деньгами у меня трудно. Да и работу какую-то давать не знаю. Я о своем приходе ведаю лишь то, что о нем говорилось в книгах. А на месте придется, видимо, более подробно разбираться.
  - Хм, - я вновь окинул своего собеседника задумчивым взглядом. - А ты писать-считать умеешь?
  - Конечно умею, - тот, похоже, даже немного оскорбился. - Я даже школу для детей открыть хочу. Многие крестьяне радостно отдадут туда наследников. Особенно те, кто побогаче. Грамотному и умному сыну больше шансов повысить свой статус. Случается, патриарх взрослых сыновей в науку пинками гонит да и сам рядышком садится. И, порой, постигает науку гораздо справнее.
  - Ясно, - кивнул я. - А помимо того?
  - Еще каллиграфию знаю, могу кое-что из торговых дел пояснить. Все-таки я сын купеческий. Просто отец как-то обет дал что коль ему Боги дадут более трех сыновей, то второй пойдет в монахи. А когда я получил приход, то получил и отеческое благословение. Более того, наверняка он ко мне в гости наведается. Оборотист он весьма.
  - А как ты к дроу относишься? - насмешливо поинтересовался я.
  В ответ я получил несколько затравленный взгляд. Парнишка ощутимо занервничал.
  - Ну..., как бы это сказать... Никак. С ними я еще не встречался.
  - Считай что уже встретил, - я снял с головы капюшон. - У тебя остался небольшой шанс убежать, человек!
  - Ой!
  - Что? - я начал над ним откровенно издеваться. - Никогда не видел!? Ну да ничего, за несколько грядущих лет сполна насмотришься. Я как раз в твоем приходе чуть передохнуть желаю. Не против? Ну так я и думал.
  - О, Единый!
  - Ладно уж, будет лясы точить. Пойдем, страдалец. По дороге и обсудим как именно ты со мной рассчитываться будешь...
  Вот так мы и пошли на юг. Дошли сравнительно успешно, представились местному барону. Тот в родимых землях бывал исключительно короткими наездами. Так, раз в два-три года. Поэтому нам очень повезло его застать на месте.
  Выяснилось, что нам обоим работы будет предостаточно. В округе завелись оборотни. И довольно много. Это, значит, раз. Попа в местных землях не было достаточно давно (предыдущего как раз оборотень схомячил), а поэтому накопилось дел всевозможных с горой. Хоть бы года за четыре разгрести. Это два. С культом болотных ведьм какое-то решение вынести, а то в местных землях от этих самых ведьм, по словам барона, не протолкнуться. Это три. Плюс некоторые деревни пострадали от происков разнообразной мелкой нечисти. Это четыре.
  На скором совете я и мой спутник, отец Сергиус, решили разбираться с третьим пунктом сообща. Но не ранее чем все местные деревни обойдем. Потом я займусь истреблением нечисти и буду разбираться с оборотнями, а поп будет трудиться по своему основному профилю.
  
  Глава 16.
  Что ж. На болотах мне пришлось прожить целых десять лет. Пусть для стандартного человека это безумно много, то для эльфа это несколько ударов сердца. Да и те в ходе разнообразных медитаций.
  Медитации - наше все. Есть целый комплекс специальных упражнений для будущих магов который позволяет им удерживать собственную магическую энергию в узде. Даже в стрессовых ситуациях. Причем, по местной статистике, чем сильнее маг, тем времени он должен потратить больше. Но в течении одного года практически все справляются. Я же потратил на весь процесс целых шесть лет.
  Но дело, по-видимому, состоит отнюдь не в моей чрезмерной тупости или в каких-либо сверхспособностях, а в том, что я представитель нечеловеческой расы. Впрочем, никого из окружающих этот факт не удивил. Говорят, шаманы троллей могут в пещерах и до пятидесяти лет проводить в медитациях. Правда, никто не уточняет в каких конкретно. Равно как и возраст тех самых шаманов.
  Правда, на конкретный курс медитирования я потратил всего-навсего десять месяцев. И то в течении двух лет. А все остальное время, можно сказать, дурью маялся.
  Первый год я вообще ходил за попом вместо его собственной тени. Так и смотрелся: тень отца Сергиуса. Позже, когда священник освоился и местный люд к нему понемногу привык я начал проводить и самостоятельные рейды. В ходе которых раззнакомился как с окрестным людом, так и с нелюдями.
  Заодно удалось разобраться с местным культом болотных ведьм. Надо сказать, что изначально это оказалась некая обособленная раса, впрочем, на сегодняшний мордально ничем не отличающаяся от большинства местных обитателей. Дело в том, что ведьмы были поголовно женщинами. А потомство воспроизводили при помощи местных мужиков. Причем если ведьма рожала сына, то его отдавала в семью папаши. Тот отказываться никогда не думал, более того для местных этот момент считался неким поощрительным фактором. Что-то вроде неожиданного божьего благословения налагаемое на данное семейство. Потому как ведьма могла родить далеко не от каждого мужика.
  Местный люд с болотными ведьмами жил в мире и спокойствии. Отца Сергиуса относительно их сущности просветили почти сразу же и он в ответ заявил - что поскольку на ведьм у крестьян жалоб нет, то и ему их трогать будет невместно. Других дел невпроворот. Крестьян поименно переписать да перезнакомиться со всеми, приобщить к Единому некрещеных детей, освятить постройки, благословить свадьбы, прочитать разнообразные упокоительные молитвы, наконец организовать школу. А еще проповеди готовить чуть ли не на каждый праздник.
  Кто и вправду требовал моего внимания, так это оборотни. Нет, несколько особей, живших в отдельных деревнях у местных нареканий не вызывали. Вреда от тех никакого не было, наоборот, помогали односельчанам при каждом удобном случае. Живут мирно? Ну и пусть себе живут. Но вот одна деревня, мягко говоря, отличилась. Оборотнями стало все население, поголовно. Убили нескольких соседей, растерзали священника (ему Сергиуса на смену и прислали), уничтожили небольшой отряд баронской стражи во главе со сборщиком налогов. И запугали всю округу.
  Вот туда я и сунулся. И мгновенно узнал почем фунт лиха. Хотя лихо там измерялось явно пудами. Это оказался самый худший кошмар, который мог кому-либо встретиться. Имя ему - ликаны.
  Ликаны представляли собой разновидность волчьих оборотней, но изменившихся не во время укуса другого оборотня или не родившиеся от них же, а из-за довольно-таки специфической болезни-проклятия. В отличии от стандартного оборотня, разум которого в звероформе оставался человеческим достаточно долгое время, то ликан в звероформе обладал звериным же и разумом. Причем заточенным, преимущественно, на уничтожение. Очень быстрое, сильное существо с плотными мышцами и дубленой шкурой к тому же обладающее достаточно высокими способностями к регенерации, ликан представлял собой даже поодиночке достаточно опасного противника. А уж когда их было более полусотни, то начинались существенные проблемы у всей округи. Спасало то, что проклятие это встречалось не так уж часто и за его использование предполагалась незамедлительная казнь. А еще то, что ликаны оставались уязвимыми для большинства заклинаний.
  Эти-то, в последнее время, хоть из своей деревни не выходили. Жили по-человечьи, но если кто переступал границы их владений, то... Я вот взял да и переступил. Шпага да арбалет с тремя запасными обоймами. Думал этого мне будет достаточно. Щас!
  Нет, поначалу все шло как по маслу. Первую парочку я расстрелял недалеко от границы их владений на гати. Правда всадить в них пришлось по четыре болта на брата.
  Только-только перезарядился, как из лесу еще трое выскочили. Пришлось и на них внимание обратить. Первого свалил прицельно - болт в сердце, с остальными по вышеизложенному сценарию. Как оказалось, это была их застава. Пока болты извлек, пока их почистил, заодно опознал класс противостоящих мне тварюшек. И понял что возвращаться мне уже нельзя. Эти твари в отместку за соплеменников меня до самого края земли гнать будут неся на своем пути смерть и разрушения. Нет, не потому что я так уж сильно волновался за жизни крестьян. Все гораздо прозаичнее - контракт. Я заключил контракт и обязан его сдержать - таково мое правило. К тому же сама мысль о бегстве от заведомо низших существ вызывала во мне темный вихрь ярости берсерка.
  С прибывшей сменой пришлось повозиться. Трех я расстрелял, одному подбил передние лапы, а последнего насадил на любимую шпагу. Готов. Вот только последняя тварь неожиданно завыла. Прежде чем я ее успел прикончить. И там, впереди, такой многоголосый вой раздался, что у меня, помимо воли, волосы зашевелились. Ой, ой, кажись придется хорошенько побегать...
  Пришлось. Да еще как! Пометавшись по лесу я понял, что пришла пора из подземного эльфа переквалифицироваться в древесного. Ликаны местные, тропки да гати гораздо лучше меня знают. А лезть в холодную воду, где средние глубины превышают отметку в два метра да еще и с вечно голодными обитателями впридачу - крайне сомнительное удовольствие. Например коронды. Эта пародия на симбионт земного крокодила и сома (голова и туловище первого, плавники и хвост второго) на моих глазах вмиг разорвала на истекающие кровью куски двух упавших в воду взрослых ликанов. Так что одно спасение остается - на дереве.
  Залез. И что? Ликаны, оказывается, лазают по деревьям не хуже иных белок. И не особо боятся скакать по веткам подобно вышеупомянутым грызунам. А мне куда прикажете деваться? Приходится тоже из себя невесть что изображать.
  Погоня продолжилась. Сделав по деревьям основательный забег я оказался на ветвях огромного лесного патриарха. Толщина - в десять-двенадцать моих обхватов. Одно хорошо, он растет посреди широкой поляны и подобраться ко мне ликаны смогут лишь с двух диаметрально противоположных направлений при условии что смогут перемахнуть на одну из трех веток. Ситуацию осложняет группа из двух дюжин крупных корондов, поглядывавших на нашу компанию с видом оголодавшего гурмана увидевшего в непосредственной близости любимый деликатес. Напротив меня между ветвей засело примерно со два десятка ликанов. Еще столько же двинулось по лесу в обход. Похоже, меня ждет очередная вариация уже неоднократно истоптанного вопроса - победа или смерть!
  Наконец ликаны, сидевшие напротив меня, решились на активные действия и стали перепрыгивать на мое дерево. Зря. Им бы дождаться когда подойдет второй отряд и атаковать сразу с двух направлений, а так... А так им нужно угодить на одну-единственную доступную ветку, на которой в этот момент стою я. А поскольку в мои планы не входило желание оказаться на обеде ликанов в качестве главного блюда, то я начал отбиваться всеми доступными мне силами и возможностями.
  Сражение состояло практически из одинакового набора элементов. Ликан ко мне - скок! Я шпагой - вших! Тушка в воду - бульк! Коронды ее - хрум-хрум-хрум! Иной ликан и взвизгнуть не успевал, как его разрывали в клочья. Надо сказать, мне совершенно не требовалось наносить твари смертельную рану. Хватало и небольшой царапины, лишь бы ликан немножко поменял траекторию полета и промазал по дереву. Или, на худой конец, не сумел за него хоть как-то зацепиться.
  Наконец ликаны осознали, что нужно атаковать меня сразу с двух направлений. И запрыгали вереницей. А я... побежал. По воздуху, отталкиваясь от спин прыгающих тварей. Ей-ей, подобное я на Земле лишь в кино и видел. А тут сам, безо всякой страховки и опыта подобных тренировок, исполнил.
  Снова у меня с ликанами паритет. Я на одном дереве сижу, они все на другом. И коронды в воде под нами. Правда, последние при этом явно подкормились и гастрономический блеск в их глазках значительно поугас. Но окончательно не исчез. Похоже, сегодняшняя кормежка им понравилась. Главное, чтобы в привычку не вошла. Где ж я столько ликанов за один раз найду...
  Зато теперь я смог определить точное число живых ликанов - двадцать три особи. Может еще несколько по лесу мотается. Многовато. Судя по бестиарию один убитый ликан оценивается в пятьдесят монет серебром. А уничтожение подобной стаи - до пяти тысяч. Золотом. Но тут передо мной встает иная проблема - доказательства. Большинство ликанов съедено корондами да и собирать их в кучу нужно было тягая со всего леса. Дилемма. Хотя..., а чего я, собственно, голову себе ломаю? Сдеру две-три шкуры с особей покрупнее да отцу Сергиусу и преподнесу. А дальнейшее выбивание оплаты будет уже за ним. Благо, у нас договор на такой случай имеется.
  Ну а теперь займемся целенаправленным истреблением. Поднимаем арбалет и... клац-щелк-клац! Ликаны падали в воду, которая мигом взбурлила окрашиваясь красным. Я сумел сбить семерых, еще двое упали в воду по собственной неосторожности. Остальные твари сумели отступить на противоположную сторону поляны.
  Охота на темного эльфа возобновилась. Да еще какая! Выжили ведь, в большинстве своем, самые крупные и опасные твари. Меня стали загонять, как я вскоре понял, к деревне, где когда-то жили крестьяне превратившиеся в ликанов. Однако я спускаться на землю не стал. Тут, среди ветвей, у меня шансов на выживание всяко побольше будет. Удалось положить еще шесть особей. И поджечь деревню при помощи захомяченного свитка 'Выжигатель Траяса'. Деревня запылала - любо-дорого смотреть!
  Я сидел на ветвях огромного дерева злорадно ухмыляясь. Вот когда отлились кошке мышиные слезки! Весь мой беличий забег стоил этой картины. Внизу раздались стоны и проклятия. Это ликаны, при виде горящего жилья, вернули себе свой человеческий образ. Подобного подарка мне можно было лишь представить. Вниз я даже не спустился - слетел темным ангелом мести. Двенадцать полуголых крестьян умерли прежде чем успели опомниться. И вдруг я ощутил присутствие еще кое-кого.
  Из тьмы лесной опушки вышел еще один ликан. Огромный, значительно крупнее, нежели те особи с которыми я встречался до этого. В его налитых кровью глазках застыло выражение злобы на весь окружающий мир и жажды мести. Но при виде криво ухмыляющегося меня тварь невольно попятилась. У меня же начал рождаться преинтересный кровавый план который должен был ознаменовать успешное окончание сегодняшней эпопеи.
  - Ну-ка иди ко мне, песик! Кис-кис-кис... Иди сюда, тварь, я тебя обдеру живьем!
  Ликан мгновенно рванул с места. Только не ко мне, как я рассчитывал, а от меня. Впрочем, это тоже мне не особо помешало. Прыгнув вслед, я секущем ударом шпаги рассек ликану крестец и он тяжело рухнул на землю заходясь жутким ревом.
  Обездвижив ликана несколькими дополнительными секущими ранами я занялся делом. Регенерация у этих тварей, конечно, отменная, но и шпага моя не из болотного железа скована. Заодно я стал утолять свой интерес относительно вопроса - сможет ли это существо регенерировать во время сдирания собственной кожи. Естественно, живьем. И если да, то насколько успешно. Подвесим на дерево и приступим...
  Хорошо хоть я ему предварительно язык подрезал, а то бы он нанес достаточное серьезное увечье моему нежному слуху своими истошными воплями. Продержался ликан на удивление долго и испустил дух лишь когда работа подходила к своему естественному концу. В человека он обращаться не стал. И хорошо, а то бы такой трофей испортил, зараза! Сложив шкурку в заплечный рюкзак я пошел через лес в поиск новых аналогичных трофеев. Нашел еще три трупа. Ободрал и их. И только потом зашагал к пепелищу.
  Чтобы целая деревня превратилась в ликанов, нужно было какому-то особо зловредному колдуну основательно потрудиться. Либо же жители нарушили какой-то закон местного мирозданья и их хворь явилась тому причиной. Так или иначе, но я должен был этот момент основательно прояснить. А заодно удовлетворить и собственное любопытство.
  Рыться в еще теплой золе я посчитал ниже собственного достоинства, а потому решил провести ритуал поиска активных артефактов. Этот ритуал основывался на магии крови и был достаточно подробно описан в трофейном дневнике. Разметив площадку, я при помощи собственных когтей начертил все соответствующие линии и знаки, а потом полил их заготовленной кровью ликанов. Вспышка! Все - теперь я знаю, где именно мне нужно искать.
  Дом, надо сказать, не находящийся в центре деревни, но и не на отшибе. Судя по всему, тут когда-то проживала среднестатическая, по местным меркам, семья. Я, было, заопасался, что мне лезть в подпол придется. В пепел и грязь. Но нет. Искомый артефакт оказался упрятанным под полусгоревшей половицей. Это был черный камень с едва заметными красно-бурыми прожилками. И фонило от него такой дрянью...
  Впрочем, камешек этот я узнал. Сталкивался уже с подобными в Пустоши. Этот артефакт называется 'Оберегатель' и предназначен для защиты гробниц и склепов от неподготовленных грабителей. В такой камень запитывается какое-нибудь проклятие, призванное поражать забравшегося в охраняемое место воришку. Причем тип проклятия зависит, прежде всего, от фантазии мага. Ну или заказчика. Правда, каждый раз необходимо учитывать расу предполагаемого вора. Например, для меня проклятие ликантропии безвредно, а вот человеку или орку (последнему, правда, гораздо слабее и не всегда со стопроцентным эффектом) грозит необратимыми последствиями.
  Именно поэтому я не стал забирать камень, а собрал по пепелищу несколько капканов и расставил их вокруг обнаруженного тайника. А ну-ка кто-нибудь придет сюда чтобы перенести артефакт еще куда-то. Он и сюда попал, явно, отнюдь не по воле хозяев жилища. Хотя... уровень жадности отдельных представителей той или иной расы может просто зашкаливать. Значит нужно выяснить нет ли поблизости каких-либо захоронений. Это раз. И разобраться кому было выгодно создание эдакого гнойника. Это два. На болотных ведьм я не грешил. Не их профиль. Вот создать многочисленный приворот на отдельного человечка, а потом тихо посмеиваться наблюдая как он отбивается от домоганий доброй половины соседей (или соседок, хе-хе) - это как раз в стиле местной ведьмы.
  Обо всем увиденном я доложил отцу Сергиусу, а он немедля известил сельских старост и баронского управляющего. Именно последний меня уверил в том, что захоронений тут и вправду немного, а вот через ту деревню некогда проходил контрабандный путь по которому из пустоши в Империю ввозили награбленное. Причем это была не какая-то мелочь, а дорогостоящие алхимические ингредиенты, хорошее оружие и, иногда, артефакты. Потом местный сборщик налогов распорядился перекрыть этот путь, а через пару месяцев погиб в деревне, как потом выяснилось, населенной ликанами.
  Прощальный подарок от 'благодарных' контрабандистов? Да, такое вполне могло быть. Я махнул на все эти проблемы рукой и перешел к более прозаическим вещам - а именно к собственному самосовершенствованию. С чем и отправился в самостоятельную прогулку по жилищам вышеупомянутых ведьм.
  'Гулял' я более трех лет. Достаточно быстро решился вопрос как с наставницами, так и с сексом. В этом был один интересный нюанс. Дело было в том, что ведьма в тридцать лет и в сто пятьдесят выглядела одинаково молодо. А потом быстро состаривалась и умирала. Если же тебе встретилась ведьма-старуха, то так и знай, что ей осталось жить не более года, а, часто, намного меньше. Так что иногда был шанс с вечера прилечь с молодкой, а утром проснуться со древней бабкой под боком.
  Но, как бы то ни было, а я выяснил для себя лично несколько вещей. Во-первых алхимик-зельевар из меня не получится. Отсутствует предрасполагающая к данной отрасли магического искусства способность. Так, кое-что по мелочи, конечно, приготовлю. Или более сложное зелье, но при обязательном условии наличия очень точного и подробного рецепта. И только. Зато в заготовке ингредиентов тех самым зельям у меня оказался достаточно высокий класс. При условии, что у меня во время заготовки напрочь отрубало брезгливость, зато росла жажда заработка, то закрома местных ведьм и заготовителей стали пополняться достаточно редкими ингредиентами.
  Во-вторых обнаружились предпосылки к овладению стихии огня и земли. Это уже радовало. Ведь огонь - первый признак боевого мага. С водой и воздухом было гораздо сложнее.
  В-третьих меня стали обучать искусству, другого слова не подобрать, контроля за собственными силами, умению как контролировать выход силового потока с сторону конкретной цели, так и ускорять восстановление запаса магических сил.
  Вот только на медитации я, как говорилось выше, тратил не так уж много времени предпочитая прыгать по постелям ведьмочек, а заодно промышлять среди болот охотой на местных экзотических зверушек. Особенно от меня доставалось корондам. И вытяжки из их внутренностей достаточно дорогие, и мясо, особенно сушеное, очень питательное и вкусное.
  Попутно мне удалось подговорить старосту одной из самых крупных деревень попробовать приручить холорока. Это местное существо по виду один к одному земной бобер. Только крупнее раз в пять. Кстати, дерево в шесть обхватов этот зверек валит в течении суток. Причем грызет как на суше, так и под водой. Древесину почти не ест, объедает кору и молодые побеги. Они-то, как раз, лесорубам почти ни к чему. А древесину заготовлять в местных условиях будет значительно легче. Нет, можно сказать, что плот, там, подогнать можно, заякориться и рубить в свое удовольствие. А через заросли молодняка, который стальной топор с трудом рубит, как прикажете лезть? Поэтому стоило озаботиться о приручении холорока. Он, как позже выяснилось, свалит все, что нужно, лишь бы его от корондов обезопасили.
  
  Глава 17.
  Четыре года в неге и спокойствии. Казалось, можно даже детей завести. Ну да, разбежались! Я этот процесс контролирую и дети у меня появятся лишь тогда, когда я этого захочу. А пока мне не до них. Куда интереснее вопрос встал - в свои земли их милость барон Толлер собственной персоной воротились. Четыре года отсутствовал и столько же его бы тут никто не увидел кабы не одно обстоятельство. И имя ему, как ни престранно - ликаны.
  Нет, это отнюдь не означает тот факт, что он только что озаботился теми тварями, которые, было, завелись на его подведомственной территории. Тот вопрос был давным-давно оплачен золотом, помещенный на именной счет одного темного эльфа в гномьем банке, и забыт как страшный сон. Оказывается, аналогичные случаи произошли еще в двух соседних баронствах. Там хозяева зашевелились более вдумчиво и пригласили отряд инквизиторов в составе мага-священника с шестью учениками и отрядом в полсотни мечников. Одно баронство было зачищено без особых проблем, а вот потом произошел какой-то форс-мажор. Какой именно - не упоминалось. Известно было только то, что к одной из деревенек вышло двое учеников и семь мечников. Прочие погибли среди болот.
  Сообщение ушло в центр маркизата Тарой и оттуда прислали пятерку боевых магов. Они ушли в болота и тоже пропали. Тут уж и сам маркиз засуетился. Собрал баронов на совет. Вот наш-то и похвастался, мол, обретается в его краях наемник один, который в одиночку проблему ликанов решил. Маркиз чуть в нирвану от услышанного не впал, но вовремя одумался и погнал барона ко мне чуть ли не в шею - договариваться. Только предупредил, зараза такая, что с деньгами испытывает определенные трудности, но может темному эльфу понадобятся какие-то услуги?
  Я поначалу хотел маркиза послать по известному пешему маршруту, но потом одумался. Услуги, говоришь? Пускай он мне на три года выделит наставников по оружию, тактике войск, магической подготовки и подготовке для выхода в свет местного дворянства. Ну и все трофеи с похода - мои. При посредстве Сергиуса и барона Толлер мы с представителем маркиза ударили по рукам. Как только решу вопрос со сложившейся проблемой - милости просим в городок Мальгрон. Там кое-кто из будущих наставников обитает. А кое-кто, впоследствии, подъедет.
  Прибыв на место происшествия я, при посильной помощи и посредстве отца Сергиуса, начал опрос выживших. И кое-что стало вырисовываться. Инквизитор с самого начала предположил что распространение ликантропии имеет искусственный характер. Тем более что были найдены такие же артефакты, как и тот, что я, в свое время, нашел сам. Положение о чье-либо мести, после долгих раздумий, было отставлено на второй план, а на первый поднялось предположение, что это эксперименты какого-то сумасшедшего мага.
  История получила свое развитие и в ходе спецоперации по поимке злостного правонарушителя выяснилось что за всем стоит какая-то нелюдь. И, вполне возможно, не в единственном числе. В том числе пособники и агенты среди местного населения. С местными разобрались без особых проблем, а потом сунулись в глубь болот, напоролись на огромную стаю ликанов и почти весь отряд там сгинул. Правда, и тварей всех положили.
  В общем, предположений у меня оказалось предостаточно, а вопросов, на которые я не получил вразумительных ответов, так и того больше. Впрочем, самых главных было всего два: что за нелюдь тут напроказничала и зачем ей это было нужно?
  Пошел в болота самолично. Недели три протаскался, нашел кучу следов, собрал останки отряда инквизиторов, выловил парочку недобитых ликанов, сжег два зараженных хутора, но следов нелюди так и не обнаружил. Равно как и магов. Но как-то, ближе к ночи, идя через отдаленный участок болот, непосредственно примыкавший к Пустоши, я обнаружил его. След.
  Неизвестный опережал меня примерно на трое суток и наследил лишь тут, оступившись на прогнившей гати. Обут в легкий полусапог. Шел целенаправленно, никуда не скрываясь. Но вскоре начал путать след. Мастерски, надо признать. Кабы не моя темноэльфийская сущность, у него были бы все шансы оставить меня ни с чем. А так... Распутывать я не стал. Вместо этого сделал круг и нашел выходной след.
  По нему я прошел около трех километров. Нашел еще пару петель. Ничего не понимаю. Либо надо мной банально издеваются, либо я чего-то не понимаю. Район ведь достаточно пустынный, а, в связи с последними событиями, еще и безлюдный. И только когда я выбрался к месту недавней гари мне все стало ясно - я остался в дураках.
  Этот неизвестный убегал не от кого-то неизвестного, а от меня. Молва о том, что для расследования вспышек ликанотропии вызван всамделишный дроу, уже давно кочевала по болотам. И тот, кто оставил тот след, пошел на редкостную хитрость. Как уж он сотворил такое, но либо передвигался спиной вперед, либо как-то развернул задом наперед собственную обувь. Просто неподалеку я наткнулся на нормальные следы и понял что же именно меня все это время периодически смущало - неестественность движений того, кого я пытался преследовать. Впрочем, на запутывание следов он потратил гораздо больше времени чем я по нему шел, а потому еще оставался какой-то шанс его догнать.
  Я и пошел. Пошел в то место, где впервые нашел след. Там наткнулся на еще одну петлю, а потом существо двинулось привычным ходом. Напрямик к Пустоши. Впереди, примерно в сорока километрах от границы болот располагались развалины небольшого городка, где, по слухам, иногда останавливались караваны поисковиков.
  Местность тут была ровной как стол, с редкими холмиками, правда, больно уж каменистой. Поднявшись на один из холмов я впереди увидел едва заметный огонек. Да не уж то? Неужели я настолько близок к свой цели? Наобум все равно не пошел, решил подкрасться и присмотреться. И не прогадал. На холме было что-то типа заставы к которой вела одна-единственная тропинка. И на ней стоял хитро замаскированный самострел.
  Его поставили между камней в шести шагах слева от тропинки, причем так, чтобы нарушителя стрела поразила не только сбоку, но и сзади. А вместо сторожка использовали едва заметный луч-активатор прикрепленный к спусковому механизму, представлявшего собой одноразовый артефакт. Стрела, которая лежала но ложе, была отравлена достаточно специфическим ядом-парализатором. Такой мог использовать исключительно эльф. Светлый эльф.
  Про схожесть и различия темных и светлых эльфов сломано во все века немало копий. Лично мое мнение таково: различия состоят в вещах крупных, а сходство касаемо разнообразных мелочей. Как, например, эта ловушка. Такие я видел в подземельях Хальдурганна не единожды. Построена на общем принципе. И даже яд используется наиболее доступный. Только у светлых он растительного происхождения, а у нас его добывают на основе отвара из кое-каких грибов и мхов. На этом-то шпионы и ловятся. Это там, дома, такой яд один из самых распространенных и дешевых, а в Империи за него алхимики готовы щедро платить серебром, а то и золотом. Тут, на болотах, использовали яд-парализатор какой-нибудь змеи, типа уржака, или даже гидры.
  Подправить прицел мне не составило особого труда. Теперь линия поражения располагалась на четыре шага поближе к входу на заставу. Утром поглядим на результат.
  Однако теперь мне стоит поближе подойти к лагерю. Надо же полюбопытствовать что за контингент там обретается. А то, чует мое сердце, до утра не дотерплю. Полез прямо по камнях. Темный эльф по камням передвигается также скрытно и эффективно, как его антипод в лесной глуши.
  Лезу, но без спешки, потихоньку. У эльфов слух о-го-го какой, по себе, любимом, знаю. Костер отслеживаю, тени примечаю и двигаюсь дальше. Наконец подобрался к краю лагеря, да так и замер - прямо передо мной, на расстоянии вытянутой руки, маячила макушка часового который смотрел за тропинкой. Я застыл неподвижным изваянием. Затем осторожно повернул голову и увидел весь лагерь.
  Еще один часовой сидел у костра. А вокруг него сидели и лежали люди в кожаных костюмах поисковиков. Фигуры некоторых из них плотно скрывали широкополые плащи. По предварительному взгляду их тут было не менее четырех десятков. Отдельно, у небольшого навеса сидела и стояла группа состоящая из пяти человек. Только людей ли? Двое - точно люди. Рослые блондины затянутые меховыми накидками, вооружены тяжелыми секирами. Скорее всего норды. Один - невысокий, плотно сбитый коротышка, похожий на ребенка. Хоббит или карлик. Четвертый - он как раз стоял, время от времени переминаясь с ноги на ногу, нависал надо всеми как скала - куда более представительный мужик, чем первые трое вместе взятые.
  Огромный рост, широкие, покатые плечи, грузная, тяжелая поступь... Лицо новоявленного персонажа скрывалось под широким капюшоном серой плащ-накидки, но я и так понял, что передо мной стоит весьма уникальный персонаж даже по местным меркам - огр. Не орк и не тролль, именно огр. Отличия между этими расами именно в фигуре. Только ограм присущ внешний человекоподобный вид с трудом отличный от здоровенного мужика от самых глаз заросшего густой черной бородой и обладающего повышенной растительностью по всем частям тела.
  Ну и наконец светлый эльф. Невысокий, коротко стриженный, в ушах золотые кольца, на руке серебряный браслет, фигура какая-то... странная. Баба, никак? Это что-то новенькое... Одна, среди кучи поисковиков. Нет, показалось. Фигура-то уж больно мальчишеская. Может, какой-то полукровка. А подберусь-ка я к сей честной компании поближе, авось и узнаю что-то интересное.
  В принципе, что тут такого. Ну эльф, ну огр, ну еще людей парочка, куда ж без них, но иные группы наемников и поисковиков могут быть и более разнообразнее. Но огр мне не очень-то понравился. Правда, не сколько сам огр, столько его посох. Явно артефакт или изготовлен из какого-то редкого материала. Поскольку я за время своих странствий подобных вещей еще не видел. Посох был гладким, чисто отполированным, но производил впечатление пористого натечного минерала, который извлекли из земных недр, как следует не потрудившись сгладить все неровности на его поверхности отполировали, а сразу пустили в обиход. На вид - достаточно тяжелый. Цвет красно-черный с частыми прожилками фиолетового окраса и редкими оранжево-коричневыми пятнами.
  Ну как я полз? Скорей уж перешевелился поближе, уж больно свое присутствие, до поры, до времени, выдавать не хотелось. Однако подобрался почти вплотную. Прислушался.
  - На кой ляд вообще мы тут торчим, - подал голос карлик. Камни еще эти... Вместо того, чтобы воздвигнуть барьер привлекли к себе лишнее внимание.
  - Кто тебя по тем деревням видел, Слип, - проворчал огр, - тот уже никому ничего не расскажет. Ликантропия не даст. А что касаемо привлеченного интереса, так ни бароны, ни уж тем более инквизиторы и ведьмы из болот не высунутся пока не удостоверятся что все спокойно. Говорят, какого-то наемника наняли? За какие, интересно, шиши. У местной знати голова об одном болеть должна - большой Императорский бал на подходе. Там-то все их думы да интересы сейчас вертятся. Потому мы сможет преспокойно обчистить гробницу архимага Корца Ганийского.
  - Архимаг? - хмыкнул один из нордов. - Знать, добыча изрядной будет.
  - Э, нет, - протараторил карлик, - не скажи, Хрис, не скажи. Иной свою гробницу набьет золотом, иной оружием, а кое-кто одни свои кости оставит, да еще и пару ловушек впридачу, чтобы грабителей уязвить побольнее.
  - На этот раз информация верная, - ответило эльфоподобное существо. - Архимаг прослыл любителем редких доспехов. Плюс ко всему, поговаривают, где-то тут и его алхимическая лаборатория располагалась.
  И тут меня словно стукнуло. Ну конечно! Этот посох в лапах огра - настоящее даэдрическое оружие. Крайне редкое и очень дорогое. Такой посох потянет примерно на 10-15 тысяч. Золотом. Хочу!!! А раз так, то нужно будет как-то поохотиться на этого огра.
  - Все равно меня этот наемник беспокоит, проворчал до сих пор молчавший норд. - Говорят, это темный эльф, а на болотах как раз такой и живет. Три года назад в одиночку деревню ликанов зачистил. Если он выследил Слипа и Зару, то может заинтересоваться и нами. Что ему наша цель? А вот открытый контракт для их брата - вещь серьезная. Не то что некоторые, - закончил он со смехом, - которые маркизу легенду о группе боевых магов подсунули.
  Однако! Так это те самые 'пропавшие' маги, оказывается. Говорят, они даже денежки за свой контракт наперед стребовали. Примерно 10 тысяч золотом. Что-то мне, в последнее время, начал призрак удачи мерещиться. Вопрос в ином - в лагере, примерно, четыре десятка воинов. Насколько они серьезны, судить не возьмусь. В бою-то я их не видел. А уничтожить стоит. Меня с такой соблазнительной ведьмочки, в буквальном смысле этого слова, сняли. Такое я никому прощать не намерен. Да и пора заявить о себе не только как о чистильщике, но и как о потенциальном киллере. Это сулит более щедрые контракты. Этой же ночью и приступим...
  Лагерь медленно отходил ко сну. Поисковики дрыхли не вповалку по всему лагерю, а группами по четыре-пять человек. Разумно. В случае потенциальной тревоги им будет легче вскакивать на ноги и, соответственно, готовиться к обороне. Глупо в одном - число в группах неодинаково и, если в лагерь проникнет какой-то лазутчик-убийца, то вычислить его часовым будет можно лишь в том случае если они запоминают число спящих в ближайших к ним группах.
  Я змеей соскользнул вниз по каменной стене. В ближайшей группе я тихо прикончил троих сонь и пополз дальше. Резал не всех подряд. Не трогал храпунов и тех, кто что-то бормотал во сне. Умертвив двадцать шесть человек я вернулся назад на скалу, поднял свой арбалет и принялся расстреливать часовых. Кто-то свалился беззвучно, но один заорал и лагерь переполошился. Я молотил как заведенный. Расстреляв две обоймы, удрал.
  Класс! Выжило всего пять или шесть врагов, а может и того меньше. Карлик точно мертв, в него я всадил аж пять стрел. Этот недомерок оказался боевым магом и начал готовить к броску что-то типа огненного шара. Так что я перестраховался. Сколько людей погибло, я не знал. Вроде бы, одного норда тоже достать удалось.
  Рассвет я просидел между камней. Потом снова пригляделся. Карлик мертв. Оба норда тоже. Один получил стрелку в горло, второй в висок. Выжило четверо, среди них эльф и огр. Я присмотрелся к лагерю и... снова начал стрелять.
  Градом посыпавшиеся стрелы честную компанию врасплох на этот раз не застали. Почти. Так, огр закрылся кинетическим щитом воздушной стихии банально замедлив летящую к нему смерть. Эльф спрятался между камней. А вот люди среагировать не успели и мгновенно погибли.
  Огр резко дернул посохом и в меня по кривой навесной дуге полетела молния. Ого! Так посох еще и артефактный. Ничего себе! Наступила моя пора скакать между камней бешеным зайцем. Правда, я и отстреливаться не забывал. Огр страшно взвыл от боли, когда одна стрелка пробила ему левое бедро и тут же вторая распорола щеку.
  А потом почти одновременно произошли сразу два знаковых события. Вначале огр все-таки попал в меня молнией. Убить не убил, но меня оглушило и я стал заваливаться спиной назад в расщелину. Тут бы он меня и добил. Однако именно в этот момент эльф выскочил откуда-то сбоку с натянутым луком и... сам получил причитающуюся мне молнию с приглушенным воплем рухнув туда, откуда только что появился. Правда, выстрелить успел. Стрела попала мне в середину груди, хорошо хоть под достаточно острым углом, а потому застряла в моей кожаной броне.
  Трясущимися руками я вытащил из поясной перевязи антишоковое зелье, выпил, переждал миг отвратного послевкусия, после чего рыбкой вылетел из расщелины. Теперь ситуация перешла под контроль к огру и он молотил по мне молниями словно стрелял из помповика. Я же катался между камней и по траве стараясь перезарядить арбалет. Когда же мне это удалось я стал подбираться к своему противнику поближе. Именно в этот момент огр перешел на одиночные выстрелы, правда, по ощущениям, более мощные.
  Но теперь и я снова смог отвечать. Даже попал в огра еще два раза. Безрезультатно. Я, конечно, слышал о том, что у огров достаточно высокий жизненный и болевой порог, но не ожидал, что этот самый порог настолько высок. Рычит от боли и по мне молниями лупит.
  Наконец я вышел к огру почти вплотную. Хотел застрелить его практически в упор, но вдруг краем глаза сбоку заметил какое-то движение. Эльф! Эта тварь уже успела очухаться, встать и выпустить мне в спину несколько стрел залпом. Я же лишь в последний момент пригнулся и развернулся к новому противнику стреляя по нему. В итоге именно я, находясь в наименее удобном положении, оказался в наибольшем выигрыше. Две стрелы запутались в моем, уже и так порядочно изгвазданном и порванном, плаще, две попали в огра, причем одна вошла прямехонько в глаз. Великан повалился на спину резко запрокинув назад бородатую голову. И еще одна стрела задела по касательной мою же шею. На полпальца в сторону и моя жизненная эпопея на том бы и окончилась. А так лишь небольшая царапина.
  Эльф же, в свою очередь, получил две стрелы в живот и плечо, что вынудило его выронить лук и, скорчившись, осесть на землю. В несколько прыжков я оказался рядом с ним и, оттянув голову за волосы, перерезал горло жертвенным ножом от уха до уха.
  - Прими же эту жертву, Великая!!! - выкрикнул я глядя в высь небесной синевы. И в этот самый миг на меня обрушился настолько страшный удар молнии, что мир мигом померк перед моими глазами и я свалился наземь мягко соскальзывая в беспросветную мглу.
  
  Глава 18
  Очнулся я на том же месте. Даже оружие валялось рядом. Неободранный труп эльфа скорчился рядом в луже крови. Встать на ноги я сумел далеко не с первого раза. Голова болела словно с жуткого похмелья, а во рту ощущался явственный солоноватый привкус крови. Похоже в меня все-таки попали еще один раз. Кто? Мог и огр. Я-то не потрудился ему контрольный выстрел обеспечить, а он, имея даже смертельные раны, мог суметь выдать последнее, предсмертное движение.
  Застонав еще раз, я мысленно пожалел себя любимого, затем сумел выпрямиться на ногах и осмотреться по сторонам. Похоже, за то время пока я валялся в бессознательном состоянии никто в гости не соизволил пожаловать. Как за добычей, так и за едой. Впрочем, огорчаться я не спешил. Конкуренты - это тоже проблема. Нужно было приниматься за дело.
  Осмотр поля боя в точности мне поведал от кого и, самое главное, как именно я схлопотал молнией. Влепил ее в мою разнесчастную тушку именно огр. Причем, внимание! - эта тварь ухитрилась меня достать при помощи полностью разряженного посоха и находясь в завершающей стадии предсмертной агонии. Как, спросите вы? Очень просто. Посох оказался далеко не простым молниебросателем, который при разрядке используется в качестве дробяще-колющего оружия. Нет, оказывается в него заложили и функцию подпитки заемной жизненной силой. Проще говоря, когда до огра дошло, что шансы на выживание в противостоянии с темным эльфом у него весьма и весьма минимальны, то он воткнул острым концом посох себе в ногу и молотил по мне молниями напитывая оружие собственной жизненной энергией.
  Вообще-то я о подобных вещах был наслышан. Только тот вариант, что исполнил огр, встречается крайне редко. Значительно чаще используется какая-нибудь жертва. Плюс ко всему чтобы эффективно этим посохом пользоваться боевику необходимы длительные тренировки. Опытный воин-маг достал бы меня со второй-третьей попытки, а очень опытный противник поразил бы сразу несколькими молниями. Ну и союзник при этом точно бы не пострадал. Так что с этой стороны мне неслыханно повезло.
  Посох, разумеется, я присвоил. И пластинчатый панцирь одного из нордов тоже. Вообще-то он напомнил мне часть большого комплекта сборной брони. Интересно бы разыскать что-то похожее. И еще одно меня заинтересовало - то, во что одеты были наемники. Бронезащита выполнена из кожи или выделанных шкур, у некоторых встречаются элементы брони из хитина. Та еще хрень, надо сказать. Колюще-режущие удары еще держит, но рубяще-дробящие приводят хитин в полную негодность и ремонту он, практически, не подлежит. Темные эльфы, правда, как-то и с такой задачей могут справиться, но я-то не кузнец и не оружейник, поэтому подобные операции для меня - лес светлый.
  Короче говоря, одеты они были достаточно бедно и не отличались ничем от слабоорганизованной разбойничьей шайки.
  Но тут мне вспомнилась еще одна существенная дилемма. А именно то, что я не только уничтожил отряд наемников, но, пусть и невольно, стал косвенным свидетелем позора маркиза Тарой. Он-то меня в живых точно не оставит, даже если хоть самую малость заподозрит в том, что я знаю как его обманули.
  Одним словом, нужно по-быстрому реализовать часть нынешней добычи. Например барону Толлер загнать. Думаю, он все оптом безо всяких вопросов скупит. Кое-что крестьяне приберут. Золото и серебро по оплате в гномий банк на мое имя положат, тут, думаю, на отца Сергиуса можно будет положиться. А мне нужно валить отсель и подальше.
  Но для начала я решил все же попробовать ковырнуть гробницу. Чисто на Авось. Пошел. Ковырнул. Авось не прокатил. Запечатана гробница оказалась весьма и весьма крепко, причем на сложносоставную печать. А я не владею ремеслом магического взлома, особенно настолько сложного. Ясно, что учиться еще и такому ремеслу придется. Интересно, на что вообще та банда рассчитывала? Плюнул меж камней и покинул лакомое место. Отправился решать более насущные и доступные задачи.
  Как, впоследствии, выяснилось, я оказался более чем прав относительно того, что за тараканы шевелятся в черепушке маркиза. Правда, он и сам в распространении слухов о собственном позоре виноват - уж больно тщательно меня в тех краях искали. Тут слово молвил, там два, здесь кто-то из подручных лишнее ляпнул или по пьяни что-то выболтал - та-а-кая волна слухов поднялась, что только держись! Ну и я сам кое-кому немножко намекнул перед своим уходом. Так что точно, ни морально, ни уж тем более материально, я внакладе не остался.
  Посох продавать не стал, а оставил себе. Предыдущий посох, что остался мне от лича, я сбыл в первой же встречной гильдии магов получив за это пять тысяч золотом. А заодно и именную карту гномьего банка 'О'Бр'анкхгорстт'. Название означает наименование клана, который владеет банком, а приставка 'О' - что банк является крупным клановым предприятием интересы которого защищает гномья корона. Последнее, естественно, в рамках межгосударственного соглашения. Само же название - транскрипция с гномьего языка.
  А затем я отправился гулять по всей Империи. Что тут только не встречал, чего только не видел... А уж какие контракты мне выполнять тут пришлось! О некоторых, думаю, стоит поведать отдельно.
  Буквально в соседнем маркизате я взял контракт на зачистку глухолесья от неожиданно расплодившихся там вурдалаков. Что такое вурдалак? Это разновидность какой-то живности подвергнувшейся определенным магическим воздействиям. Мир компьютерной игры S.T.A.L.K.E.R., иначе не скажешь. Какой-то маг поразвлекается, а результаты своих опытов выпускает в среду их природного обитания. Вот только местные жители от этого в восторг отнюдь не пришли. Более того, они стали привлекать разнообразных наемников для истребления тех самых зверушек. Да оно, если хорошенько подумать, не так уж и непонятно - зверьки-то, поголовно, оказались плотоядными. Даже те, которые изначально были вегетарианцами.
  Ну тут уж я всласть развлекся, заодно прояснив лично для себя вопрос относительно деталей охоты на местную фауну. Оказывается, наемнику выдают специальный артефакт на который нужно капнуть кровью убиенного вурдалака. Ну или окунуть его в кровь убиенной зверушки. Подделать количество и разновидность зверьков невозможно. Как и выдать их за чужие. Наверняка были попытки. Артефакт потом вставляют в проем счетной машины и получают не только количество зафиксированных побед, но и конечную сумму выплаты.
  Стандартно, группа из пяти наемников за неделю валит три-четыре десятка тварей и получает за них около десятка золотых монет. А один, больной на всю голову, темный эльф ухитрился за тот же срок завалить тварей на полторы тысячи. Золотом. Это вам не с ликанами сражаться. Тут-то меня активно слопать всем животным миром не стремились. Наоборот, стремились заныкаться подальше и, желательно, поглубже.
  А почему больной и почему на всю голову? А как одну темноэльфийскую сущность еще называть, когда после моего посещения местного леса наемники числом около сотни в течении месяца нашли всего одного вурдалака, да и того весьма зашуганного. Я же, к тому времени, успел получить расчет и тихонько свалить.
  Прошел месяц, я перешел небольшой горный хребет и спустился в долину небольшой речушки. А там я ввязался в спор двух баронов. Один старый, другой молодой. У одного дочь на выданье, а другой типа жених. Вот только между собой бароны не так давно весьма и весьма серьезно перегрызлись. Поэтому о сватовстве речь даже и не шла.
  Молодой меня нанял чтобы я ему баронессу своровал. А после свершения сексуального насилия относительно девы непорочной тогда уже можно и о какой-никакой свадебке говорить. Баронские дружины - мелочь неприглядная, воевать нет никакого смысла. Мне-то что? Контракт заключили и ладушки. Только я заявился к отцу предполагаемой жертвы и намекнул ему о предполагаемом похищении, естественно, не упоминая о собственном участии. Тот предложил контракт согласно которому я должен буду эту самую деву спасти. И этот контракт я заключил.
  Мерзко хихикая я заглянул в дом к баронессе, отыскал ее на сеновале в тесной компании молодого конюха, без лишних сомнений свернул парню шею, благо процесс 'лубви' у них не успел стартовать, девчонку вскинул на плечо и отправился в соседнее баронство. Благо от одной усадьбы до другой тут рукой подать. За ночь все дело и обтяпал.
  На месте забрал награду в виде мешочка драгоценных камней и покинул усадьбу. Через полчаса вернулся, оглушил незадачливого 'жениха', взвалил ошалевшую от такого бесцеремонного обращения баронессу на плечо и отправился в ее родные пенаты. Как она ругалась! Я даже услышал один новый оборот ее речи. Одним словом, культура благовоспитанной речи и результат благородного воспитания перли ну прямо-таки отовсюду. Да оно и понятно. Девица-краса мало того, что в течении суток аж два раза обломалась относительно благоустройства личной жизни, так еще один наглый наемник ее туда-сюда на плече таскает тем самым не проявляя ни капли уважения. Ну я ее, в отместку, отцу не только передал, но и историю ее похождений на сеновале слил. Тут и старый барон взъярился. Велел вожжи готовить. Еле-еле я у него зарплату вытряс, так он родное дитятко уму-разуму поучать засобирался. Ну и снова свалил. Теперь пошел на север желая посетить один из самых крупных городов в Империи - Галзай.
  Ну и как же вы думаете - дошел ли я? Нет, конечно. В небольшой деревушке мне повстречался сумасшедший. Ну это до меня потом дошло. А изначально он выглядел как желчный, злой и изрядно взъерошенный старикашка. Оказывается, его выгнали из самой Академии Магии, где он работал преподавателем. И этот кадр сразу же, как только меня углядел, сразу же предложил пойти к нему в ученики. Вот на улице ко мне с аналогичным предложением ни той, ни в этой жизни не подходили. И тут такое дело... А я взял да и согласился.
  Пять лет я на этого кадра угробил. Нет, теорию магии он знал превосходно. А также историю, географию, политологию... Вот из-за чрезмерного увлечения политикой его из Академии и выперли. Уж больно сильно он духом критиканства власть предержащих проникся. Мало того, требовал того же и от студентов. А тех, кто имел наглость или неосторожность высказать мнение отличное от преподавательского, то сдать экзамен несчастные шансов уже не имели. Ни единого. Нет, их не валили. Банально преподаватель отказывался у них принимать зачет или экзамен. Когда же его вызывали 'на ковер' к декану или даже к ректору, то сей седовласый господин... начинал врать. Каждый раз высказывая новые и новые, порой наиболее безрассудные версии. Вот его и уволили, предварительно обвинив в старческом маразме.
  Вот и я с ним повозился. Порой, приходилось его даже по морде оплеухами охаживать, чтобы мой наставник заново переходил к подаче исключительно лекционного материала. Склероз, видите ли, его замучил. И старику каждый раз казалось что он отлучил меня от обучения по той или иной причине не сойдясь в политических взглядах. И так постоянно, чуть ли не каждую неделю повторялось. Особенно это стало заметно в последние два года. До поры, до времени меня на месте удерживала лишь довольно богатая библиотека. Но когда я закончил изучение большинства заинтересовавших меня талмудов, то покинул старика. Убивать его я не стал. Незачем. С его-то прогрессирующим склерозом он достаточно быстро забудет не только о моем ученичестве, но и о существовании.
  Затем еще один контрактик нарисовался. Неподалеку от Галзая я заглянул в небольшую пивную. Так, чисто оценить вкус местного пивка. А то оно в Империи очень и очень разное. Скажем, в дорогой гостинице могут такую кошачью мочу поднести, что плеваться начнешь от одного аромата. А в затхлой деревушке наткнешься на истинный шедевр пивоварения. И наоборот. Причем, что довольно досадно, раз на раз не приходится.
  Но речь пойдет отнюдь не о пиве. Захожу я в дверь и понимаю что заявился чуть ли не похороны. Тут, оказывается, парочка молодых вампиров поразвлечься решила. Нет, никого они не убили и даже не укусили. Они над народом морально решили поиздеваться. Так, попугать. Возможно, даже с применением кое-какой темной магии.
  - О! - раздался мне навстречу радостный вопль. - Новый уродец явился! Но я нынче милостив, потому ползи сюда на брюхе, червяк!
  Гнусно ухмыльнувшись под тенью капюшона, я шагнул вперед и резко ускорился. Мощный удар по печени вынудил вампира скорчиться от боли, а в следующий миг я впечатал голову противника в край столешницы. Итог вышел просто великолепный - верхние клыки кровососа глубоко вонзились в дубовую доску да там и застряли. А сам вампир раскорячился в весьма нелепой позе.
  Правда, за этот короткий миг его напарник бросился ко мне с обнаженным оружием. Интересное оно у кровососа оказалось - тонкое стальное копье-прут. Только я навстречу свой трофейный посох выставил. И вампир накололся на него пузом как бабочка на иголку. Да и повис трупом. Я-то, не так далеко отсюда, потренировался немножко, да так, что молниями выломал, повыворотил и даже сжег несколько кубометров разнообразных дров и сопутствующего хвороста. Короче говоря, после тренировок на опушке леса оставил настоящий разор. Так что в этот момент посох был почти полностью разряжен. И молодой вампир оказался отличной подпиткой.
  Вы думаете на этом все и закончилось? Как же! В таверне нарисовался еще один вампир и эта тварь оказалась уже более серьезным противником. Вот только... он меня оценил, видимо как человека. Ну почему во мне никто не может сходу определить эльфа? Ну пусть и темного? Не знаю. Но активно этим пользуюсь. У него два кинжала-даги, у меня шпага... Эх, понеслась душа в рай!
  Я впервые дрался с равным мне противником, который ничуть не уступал мне ни в скорости, ни в ловкости. Распоротая одежда в счет не шла, тут-то вел кровосос. Хорошо хоть я успел плащ сбросить, при этом оставив на голове съемный капюшон от телогреи. Но и он в какой-то момент с меня слетел. Тут-то вампиру и поплохело. Морально. Ну да, не каждый раз тебе такой пушной зверек на пути встречается, сиречь лиса полярная, достаточно упитанная и наглая. Отпрянул вампир от меня, шипеть что-то начал.
  Я сразу не понял о чем он. А вот когда понял, то обрушился на кровососа всей боевой мощью. Оказывается он у своего божества ниспослать ему боевой силы просил.
  - А вот хрен тебе в глотку, - прошипел я. - Сейчас-то я кое-кого в жертву приносить стану!
  Тут вампир как сиганет в окно, только его и видели. Правда, я успел шпагой зацепить кровососущего, основательно располосовав ему лодыжку. Да и морда наверняка немножко от стекла пострадала. Но ушел.
  Ну и пусть. Кровь его зато осталась, а значит я могу провести испытание отложенного проклятья. Так и сделал. Черпнул чуток кровушки, которая на оконных остатках виднелась, и прошептал короткую формулу проклятья 'Живой кристалл' отправив вампиру вдогонку то, что могло превратить его собственную кровь в сухой порошок. Истошный вой, донесшийся из предрассветной мглы показал мне, что еще один эксперимент увенчался успехом. Долго он не проживет. От такого проклятья даже заклинание 'Стазис' помочь не в силах. По крайней мере, мне о таких случаях известно не было.
  Но ведь у меня остался еще один вампир. С зубами в столешнице. Его-то я в жертву Ллос и принес. По всем правилам, включавшие в себя обязательное сдирание кожи и медленное расчленение. От увиденного все посетители кабака разбежались кто куда, включая и самого кабатчика.
  Покуда я милость от Ллос обновлял окрестный народ чуточку опамятовал, в себя приходить стал. Но палить таверну не стали. Не ровен час я магом окажусь и пламя обращу против соседних зданий. А если я еще и маг огненный, то вообще от городка одна таверна останется. Бывали прецеденты. Правда, больше по пьяни. Народ рванул за местным отцом-инквизитором и магами из соответствующей гильдии.
  Появился лишь инквизитор. Терпеливо выслушал всех, кто пожелал высказаться и зашел в таверну. Как раз на финал жертвоприношения угодил. Мешать мне не стал, лишь тихонько похмыкал. Потом вышел, молча взял кабатчика за ухо и поволок внутрь.
  - Принеси нам ужин, несчастный, - негромко сказал он. - Надеюсь, уважаемый илитиири согласится разделить со мной скромную трапезу.
  - Хм... - окинул я его внимательным взглядом. Крови с вампира натекло немало, но я в ней не запачкался. Опыт, что тут сказать.
  - У церкви есть работа для опытного мага, - тихо промолвил инквизитор.
  - Какая? - нагло ухмыльнувшись, я подсел к нему за стол.
  - Ты в Пустоши бывал? Ну так вот там осталось немало разнообразных сокровищ. И одна из таких - Божественные Сказания Святого Валка. Пять тысяч свитков с проповедями, молитвами и жизнеописаниями собранные этим человеком. Мы знаем местонахождение, но не в силах добраться к ним. Уж очень далеко.
  - Их нужно доставить сюда? - в моем голосе появился некоторый скепсис. Слышал я об этой библиотеке. Там свитки накручены на огромные барабаны, а в размотанном виде, некоторые, весят до полутоны. Фиг такую дуру дотянешь!
  - Нет-нет, - покачал головой инквизитор. - Нам нужно иное. Надо отнести к входу в библиотеку маяк портала. Тогда мы перебросим отряд гвардии с архивариусами и вынесем свитки самостоятельно. Через портал. Главное добраться до места.
  - Маяки ранее носили?
  - Четыре раза. И, как ты уже понял, безрезультатно. Один раз нас обманули, два раза маяк не пронесли и четвертой части пути, а еще один раз маяк был уничтожен.
  - Хм..., - я призадумался. - А вампиры, никак, должны были нести очередной маяк? В ответ я получил некое подобие горькой улыбки.
  - Что наиболее удивительно, - вздохнул инквизитор, - то... нет! О тебе слава уже впереди тебя самого начинает следовать. И в этом городке я ожидал именно тебя. Ты берешься за наиболее сложные и, что немаловажно, обязательно высокооплачиваемые контракты. А это означает, что ты явно преследуешь какую-то цель. И это точно не самообогащение. Я же за работу хочу предложить двадцать тысяч золотом, причем четвертую часть готов уплатить сразу.
  - Это интересно, - ответил я ему. - Это очень интересно. Что касаемо моей цели - это обучение в Академии Магии. И оплата за полный срок.
  - Три тысячи тебе выплатит магистрат за убиенную троицу кровососов. Эти бандиты держали всю округу в страхе особо выделяясь свой чрезмерной наглостью и беспринципностью. Так старшее поколение некоторых вампирских кланов иногда натаскивает собственный молодняк, но иногда они явно переходят все допустимые границы. И, упреждая вопрос о наличии солдат, то вопрос о присылке легионеров и опытных боевых магов из местной гильдии только-только решался в магистрате. Те же, что имеются в наличии, против вампиров не более чем мясо или источник подкормки, а то и пропитания.
  - Как начет права мародера?
  - Тут все просто. Все что ты отыщешь, смело тащи в Храмовый Город. Жрецы разнообразных божеств щедро отвалят немалую сумму за добытые раритеты или подскажут куда их лучше всего отнести. Знать с удовольствием скупит любые артефакты. Немало смогут предложить и сами маги. Ну и, конечно же, слуги Единого приобретут любые храмовые сокровища.
  - А могут ли заинтересованные лица сделать намек или даже дать наводку на определенную вещь?
  - Могут, конечно. Но Пустошь образовалась далеко не вчера и самые легкодоступные места уже были обобраны. Так что... сам понимаешь. Но я смогу дать бесплатную оценку примерной рыночной стоимости добытого артефакта. Ну а далее - твое дело. Впрочем, если ты сумеешь раздобыть какой-либо неплохой панцирь или оружие, то его с радостью приобретут и храмовые воины. Многие давно откладывают золото для приобретения отличного снаряжения.
  - Откуда пойдем? - поинтересовался я. - Я бы, например, заходил со стороны Силлера, тамошние места мне немного знакомы. Приходилось выполнять в тех краях один интересный контракт.
  - Силлер? - мой собеседник призадумался. - Мы с той стороны заходили дважды и, как ты уже понял, дело закончилось нашей неудачей. Но тебе виднее. Если Силлер, то пусть будет Силлер.
  
  Глава 19
  В Силлер из Галзая мы прибыли посредством стационарного портала. Правда, не в сам Силлер, а в столицу округа город Сегинет. Оттуда до Силлера 120 километров, которые я преодолел в фургоне вместе с небольшим эскортом.
  Моя задача такова - отнести переносной маяк поближе к месту хранения свитков и активировать его. Тем временем маги-операторы в Сегинете настроятся на маяк и откроют портал перехода по которому на место прибудет основной эскорт во главе с инквизитором и парочкой архивариусов. Этим же порталом свитки и меня маги переправят в Сегинет, на чем моя миссия и окончится.
  Поход я начал с того, что отыскал свои старые ухоронки и продал свите моего нового работодателя. Они товар даже не скупили - смели. Потом я стал разрабатывать свой маршрут. Оказалось, свитки спрятали в самом центре огромнейшего могильника. То-то никто туда подобраться не мог. Тут, как минимум, некромант нужен. И не самый рядовой. А в нашем случае сгодится и наемник-нелюдь. Отморозок и одиночка.
  Силком ломиться - смысла нет. Куча разнообразных охранных заклинаний от воров и грабителей могильников заложенные еще в те седые времена, когда существовала еще древняя Империя. Различные стражи начиная от стандартных скелетов и заканчивая разнообразными элементалями, духами и демонами. Теперь же к ним прибавилось изрядное количество всевозможных некросуществ. И кое-какая мутировавшая животинка.
  Но и красться тоже будет сложно. Тебя будут стремиться все истребить не считаясь с потерями. Просто чтобы ты им жить/существовать не мешал. Так что и магичить тут тоже не очень-то рекомендуется. Плюс неизвестно как дело обстоит с рельефом. Видал я уже проваленные склепы, в которых копошится разнообразная нежить.
  В общем, меня ожидает веселое путешествие. Мои предшественники сгинули на самых границах этого могильника. Один, вроде бы, был сожран мертвяками в склепе, где решился переночевать. Другой напоролся на костяного дракона. Третий заплутал, куда-то не туда залез и в итоге пошел на обед какому-то демону. Информация минимальная? Ну так что купил, тем и торгую.
  Что ж. Отправляемся в путь. Иду ночью, так хоть и опаснее, но меньше шансов напороться на по-настоящему опасную тварь. Самое главное при переходе через подобные места - никакого отдыха или ночлега. Постоянно в движении. Тогда даже если какая тварь и возьмет твой след, то всегда есть шанс, что у нее может появиться конкурент. Плюс ареал личных территорий тут тоже присутствует, особенно это ярко выражено в среде высших некросущностей.
  Например костяные драконы. Удивительно, но даже пребывая в столь жалком виде они яростно защищают свою территорию от себе подобных. Исключения составляют разве что те места, где зрели под них заготовки. Но 'вылупившись' и освоив территорию костяки поступают аналогично своим живым собратьям - начинают оспаривать друг у друга места обитании и охоты. Побежденному не будет пощады.
  Архиличи - это ярые собственники. Но противостоят они, чаще всего, равным по магической силе. Перед сильнейшим склоняются, слабейшего стремятся поработить или уничтожить. Активно защищают место своего возрождения.
  Наиболее запутаны взаимоотношения между высшими химерами. Почему они за один клок земли могут драться насмерть, а за другой, внешне ничем не отличимый, нет? Более того, они там будут сидеть бок о бок не пытаясь немедленно напасть на соседа.
  Я же только успеваю оглядывать нагромождения плит и надгробий вытесанных из серого гранита и черного мориона. Кое-где виднеются плиты из мрамора. Вокруг меня бурлит местная жизнь.
  Вон скелет привалился к изрядно выщербленному надгробию и, словно пребывая в некоей фазе задумчивости, медленно царапает когтями поверхность камня. Чуть дальше из мрачного зева древнего склепа время от времени высовывается собакоголовая морда какого-то ящера. Еще далее по дорожке шествует, едва слышно шурша изрядно обветшалой мантией, лич-поводырь со своей свитой. А высоко в небе, если присмотреться, можно увидеть гордо реющего костяного дракона. Идиллия... С явным кладбищенским колоритом.
  И вдруг - новое препятствие! Причем весьма серьезное. Огромнейший провал глубиной около трехсот метров и длиной, эдак, в километра два. В стороны же тянется настолько, насколько может хватить обзора. А на дне... какая-то непонятная серая масса. Причем, как мне кажется, еще и шевелящаяся.
  Я молча сплюнул, поднял увесистый камень и бросил его в пропасть. Глухой удар сопровождаемый каким-то странным хрустом, а потом... А потом я понял что там внизу. Кости. Много костей. А между ними передвигаются так называемые костяные мясорубки - огромнейшие демоны у которых изо всех суставов и сочленений торчат острейшие, часто еще и зазубренные, костяные лезвия и пики. Во время движения их обладателя все эти 'выступы' находятся в непрерывном хаотичном движении и во время сражений такой демон оставляет за собой целую просеку состоящую из остатков своих противников. Но то один. А внизу я заметил не менее трех. И это только подо мной. А поодаль, наверняка, есть и другие.
  И тут я понял что это за провал. Когда-то это был огромнейший полуподземный храм-амфитеатр который кольцом опоясывал многочисленные жилища похоронных служителей и многочисленных сокровищниц. Скорее всего крыша давным-давно обветшала и провалилась, а вот храмовые стражи-демоны каким-то образом сумели дожить до наших дней.
  Ну и как прикажете преодолевать мне это препятствие? Вниз спускаться нельзя, против костяной мясорубки я не выстою, а если и выстою, то лишь один-на-один. Но их там слишком много. Перелететь? А как? Крыльев у меня нет, а если бы и были, то перепорхнуть мне бы не позволил гордо реющий в небесах костяной дракон. Он опасен лишь в трех моментах.
  Во-первых на земле при столкновении нос к носу, что чаще всего бывает когда кто-то заходит в то место, где созревала заготовка под этого самого дракона или в место его нынешнего обитания. Во-вторых если ты сталкиваешься с ним в воздухе. Тут он нападет при первом же удобном случае. Каждый летун этой некросущностью воспринимается как конкурент. В-третьих при использовании магии. Костяной дракон к мясу равнодушен, но вот к магии и магическим источникам он имеет непреодолимую слабость и не откажется польститься на них при первом же удобном случае.
  Но преодолеть провал мне все равно надо. Нужно поразмыслить и хорошенько осмотреться. Был бы он поуже, можно было бы при помощи арбалета перекинуть 'кошку' и переползти по веревке. Но 2 километра - это чересчур много даже для хорошей баллисты. И вдруг я обратил внимание, что где-то вдалеке, по правую сторону от моего местоположения, провал пересекает какая-то линия. Неужели это мост!? Надо посмотреть.
  Пошел. Дорога значительно осложнилась, увеличилось количество провалов. Много таких мест, куда нельзя наступать. Кое-где я обнаружил какие-то непонятные сооружения вроде примитивных ловушек. И неожиданно я встретил демона.
  Это был рослый худощавый трехглавый гуманоид обладавший целым набором вивисектора в трех пастях, короткими трехпалыми руками на пальцах которого отчетливо выделялись длинные серповидные когти. По багровой шкуре с ярко-зеленым отливом то и дело пробегали синеватые всполохи. В его блеклых красно-зеленых глазах виднелся явный гастрономический интерес остро проявляемый в отношении к моей персоне. И это мне очень не понравилось.
  Но наша стычка оказалась до банальности быстрой и скоротечной. Первый же мой выпад шпагой был точен и гуманоид рухнул пластом с пронзенной грудью. Чтобы отбросить какие-либо сомнения я ему нанес еще несколько ударов. Гуманоид не шевелился. Из ран текла зелено-желтая жидкость. Не желая оставлять за спиной непонятную тварь, я за ноги отволок его к пропасти и сбросил вниз. Им тут же заинтересовались две костяные мясорубки.
  Судя по весу, то эта тварь ничем не отличалась от человека аналогичного телосложения, вид был весьма угрожающим, а вот реакция значительно подкачала. Медлителен, даже принимая к вниманию в качестве образца среднестатистическую человеческую особь.
  Позже я выяснил что мне встретился корх. Этот гуманоид являлся коренным обитателем планеты и уже довольно давно считался полностью вымершим. Однако кое-где, особенно в последние годы, их стали встречать на территории Пустоши. Корх питается преимущественно падалью и он действительно весьма неповоротлив. Когти использует для рытья земли часто промышляя содержимым свеженасыпанных могил. Зато является одним из немногих существ имеющих полный иммунитет к любому магическому воздействию. Его шкура и внутренности практической ценности не имеют, так как начинают открыто разлагаться менее чем через час после умерщвления животинки.
  А я снова продолжил путь. Чем действительно примечательны пустоши, так это тишиной. И эта тишина взаправду мертвая. Тут почти никогда не идет дождь, хотя небо частенько затягивают облака, нет засухи, как нет рек и озер. Впрочем, кое-где, особенно у границ болот, Пустошь уже начинает понемногу зарастать зелеными травами и мелким кустарником.
  И вот я достиг своей цели. Да так и застыл на месте. Передо мной действительно ранее невиданная картина - три ряда довольно тонких колонн от края до края провала. Колонны напоминают собой копья с двенадцатигранным древком и четырехгранным наконечником. Расстояния между ними порядка трех метров, а толщина 'древка' около полутора метров.
  По этим 'пенькам' шибко резво не попрыгаешь, враз наколешься. И грани их тоже острые, а кое-где еще и с отчетливыми зазубринами. Другое дело, что 'наконечники' этих 'копий' достаточно короткие и сильно скошенные. То есть на них, в принципе, можно опереться ногой. Вот только руками хвататься будет негде. И тут я увидел еще один вариант. Правда, можно сказать, на грани фола. Но, похоже, это будет единственный путь сравнительно безопасного форсирования этого провала. Ведь, судя по всему, альтернативных вариантов точно не предвидится.
  Проверил экипировку. Затянул ремешки и шнуровку полусапог, нанес на подошвы шершавый налет, проверил целостность креплений рюкзака и оружия, основательно подкрепился и справил нужду. Потом потратил десять минут на медитацию, вознес молитву Ллос и решительно двинулся вперед. Прыг-скок, понеслись... И вновь из моей груди стала рваться песня на родном языке илитиири:
  
  Долгими ночами время кажется пустым,
  Долгими ночами превращаю время в дым.
  Ты живешь мечтами, но печальны глаза.
  Я должен сделать шаг, мне больше ждать нельзя.
  Больше ждать уже нельзя...
  
  Полетела душа через край напролет,
  Говорят, хороша царевна живет.
  Над землей не спеша мимо туч, мимо бед
  Полетела душа за нею на свет.
  
  Ты меня не бойся, я не буря, я - прибой.
  Ты меня не бойся, я приехал за тобой.
  В каждом моем вдохе - твое имя живет.
  Я знаю, кто ты есть, я знаю, что нас ждет.
  Точно знаю, что нас ждет...
  
  Полетела душа через край напролет,
  Говорят, хороша царевна живет.
  Над землей не спеша мимо туч, мимо бед
  Полетела душа за нею на свет.
  
  Полетела душа через край напролет,
  Говорят, хороша царевна живет.
  Над землей не спеша мимо туч, мимо бед
  Полетела душа за нею на свет.
  
  Полетела душа через край напролет,
  Говорят, хороша царевна живет.
  Над землей не спеша мимо туч, мимо бед
  Полетела душа за нею на свет.
  
  Я прыгал во весь дух от одной колонны к другой отталкиваясь от плоскостей 'наконечника' одновременно бубня под нос песню-медитацию. Наверное, именно эта композиция в исполнении Д. Колдуна 'Полетела душа' наиболее подходила мне в данной ситуации. Немного мешало то, что колонны не имели симметричного расположения граней, которые, порой, стояли как попало. Главное было не ошибиться и не спорхнуть в свободный полет на радость всем местным тварям. Говорите легко? А ну попробуйте проскакать так два километра без права на ошибку. Да еще и с первой попытки заодно составляя маршрут на несколько десятков метров вперед. Представили? То-то же.
  До края я добрался с пребольшим трудом. Из-за той самой распроклятой асимметрии мой путь увеличился раза в полтора, не меньше. Пришлось парочку кругов намотать прямо посреди провала. А у самого финиша новая преграда - из-за оползня обвалился довольно большой кусок обрыва и последний прыжок пришлось делать чуть ли не с надрывом всего мышечного пояса. И то едва долетел. Впечатался я в стену со всего размаха, но успел зацепиться пальцами за верхнюю кромку обрыва. На миг замер, а потом, гонимый всплеском последнего, уже выжатого, адреналина, все-таки перевалился через верхний край и откатился подальше.
  Ну я и вымотался! Сколько живу в этом мире, так сильно еще ни разу не уставал. Руки-ноги трясутся ровно у эпилептика, перед глазами кровавые круги плывут, а по телу как будто стадо слонов пару раз промчалось. Плюнул на все опасности и залег отдыхать там, где упал. Все равно я сейчас и бешеного хомячка не одолею. Только из последних сил к восходящему солнцу спиной повернулся, чтобы еще и глазам дополнительного урона не досталось.
  Отлеживался до самой ночи. С трудом встал на ноги. Оглядел себя - ну и видок! Грязный, пропыленный, взъерошенный, одежда местами порвана, из-под ногтей сочится кровь... Зато практически на месте своего следования. Достал карту-схему и сверился еще раз. Да, я уже совсем рядом с древней библиотекой. Осталось пройти каких-то двадцать километров.
  Следуя намеченным маршрутом я добрался до высоченного шпиля центральной башни местного дворцового комплекса. Осмотревшись по сторонам, я решил попробовать взойти на смотровую площадку и осмотреть территорию оттуда. Мало ли, может зря по тем колоннам пробирался, может тут где-то и нормальный мост имеется.
  Пошел. Не знаю как тут ходили хозяева этой постройки, но подниматься по крутой винтовой лестнице - то еще удовольствие. Я, правда, дискомфорта не испытывал. Благо было с чем сравнивать. Башня, как и многие местные высокие строения, сравнительно узкая и очень высокая. Причем ее не выкладывали кирпичами или камнем, а отливали из какого-то камнеподобного материала, возможно расплавленного и при помощи магии. И те же копья-колонны, видимо, изготовили аналогичным способом.
  Выйдя на площадку я мгновенно сообразил что конкретно влип. Именно эту площадку приспособил под свое жилище вышеупомянутый костяной дракон. И теперь эта тварь не успокоится, пока не уничтожит святотатца. Вниз по лестнице я едва кубарем не покатился. И не зря. Эта костяная тварь обладала не только внушительной зубастой пастью, но и каким-то призрачным, едва заметным, но меж тем активно выдыхаемым огнем. Как я понял, это именовалось 'Пламя праха' и использовалось драконами-призраками - одна из более высоких степеней развития костяного дракона. Мне на голову посыпались полуистлевшие обломки верхних перекрытий, а железные части лестницы и вовсе ссыпались в виде ржавчины.
  Влип я конкретно. Шансов одолеть эту тварь практически ноль. Ему и костяные мясорубки не помеха, мгновенно в прах обратит. Шанс вывернуться крайне маловероятен. Тем более любые драконы - уж больно твари мстительные.
  Бегу вниз. Периодически контролирую местоположение дракона бросая взгляд в небольшие оконца чтобы не выскочить ему непосредственно в пасть. Выпрыгнув на небольшую площадку, я залепил в дракона молнией из посоха. Пробовать сбить его бессмысленно, но чуть повредить ему крыло и тем самым хоть малость лишить дракона маневренности - кое-чего да стоит. Сдаваться без сопротивления я не был намерен.
  Вжих!!! Эх, промазал... Дракон банально увернулся. Но молния не ушла в никуда, а хлестнула по небольшому балкончику куда именно в этот момент вышел... ЛИЧ!!?? Да еще, похоже, не простой, а архилич-король - реинкарнация усопшего архимага. Сдуреть можно. Как будто мне одного дракона-призрака мало, так теперь и эта тварь во враги записалась.
  Архилич мне ответил выбросом голой силы, но настолько мощным и точным, что я сумел спастись лишь потому, что перемахнул через перила и сиганул вниз метя на другой балкончик, располагавшийся чуть в стороне от того, где был я. Увы, я промахнулся. Причем сознательно. Дело в том, что дракон, явно предвидевший мой прыжок, сделал выдох как раз в сторону того самого балкончика мигом превратив его в облако трухи. Я же свалился между камней истошно взвыв от боли - открытый перелом обеих ног.
  Казалось, мне осталось жить считанные мгновения, но именно в этот миг произошло то, на что я даже не мог и надеяться - архилич, метя по мне каким-то проклятием, ухитрился попасть им в снизившегося дракона. Тот, не стерпев обиды, переключился на нового, более серьезного противника. И мне теперь лишь оставалось наблюдать за битвой гигантов мира некромагии.
  Соперники стоили друг друга. Ни дракон, ни архилич-король не хотели оставлять поле боя своему сопернику и жаждали лишь одного - уничтожить своего врага. Особенно интересно было наблюдать за тем, как сражался не-мертвый архимаг. Высочайшего класса и качества магические щиты, сдерживающие даже губительный поток 'Пламени праха'. Безукоризненные контратаки, в процессе которых дракону серьезно доставалось от двух тонких черных кинжалов. Наконец противники сцепились прямо на стене в смертельном клинче - архилич вогнал кинжалы в глазницы драконьего черепа, но и сам, в тот же миг, лишился головы буквально срубленной взмахом хвоста. Еще на протяжении пары мгновений они оставались на месте, а затем на крышах всех четырех башен этого дворцового комплекса прогремели мощные взрывы. Часть обломков превратилась в прах, часть обрушилась на землю увлекая за собой останки дракона и архилича.
  Тем временем я, пользуясь временной передышкой, наложил на свои раны 'Большую печать тела и крови' и, как мог, сомкнул края обломанных костей. А потом дико закричал. Когда все ресурсы твоего организма поставлены на одну-единственную цель - срастить сосуды, мышцы и кости, причем без нарушений природной структуры - это очень, очень больно. И самое главное, что эту боль терпеть ни в коем случае нельзя. Кричать? Кричать можно, даже нужно. Крик помогает насыщать легкие кислородом и активно перегружать сердце. Им необходимо трудиться в усиленном режиме. Это состояние можно лишь пережить.
  Все происходило не за считанные мгновения, нет, на подобное исцеление у меня ушло целых четыре часа. Острая боль ушла часа за полтора, а по истечении резко активизировавшегося зуда я, наконец, сумел встать на ноги. Ощущения были... странные. Меня резко покачивало из стороны в сторону, а чувство голода и жажда были ну просто зверскими. Пришлось срочно вскрывать рюкзак и поглощать заранее заготовленный высококалорийный НЗ, который я припас как раз для подобного случая.
  Не думайте, что подобным образом можно исцелить любого, кому вы возжелаете помочь. Так лечится лишь сильный маг Крови. Прочие маги и существа погибнут от истощения, от перегрузки нервной системы или от наступления белокровия. Как я узнал из одного древнего учебника, такие маги могли не только лечиться подобным образом, но и модернизировать весь свой организм. Правда, для этого нужно было выполнить целый ряд обязательных условий, заготовив достаточно много специфичных зелий и сложных ритуалов. А то бы уже давно свое зрение подправил, чтобы можно было солнечным днем видеть также хорошо, как я вижу в полной темноте.
  Но даже после полного исцеления я еще значительное время буду разрабатывать ноги, чтобы вернуть мышцам необходимый тонус. Начну с волчьего хода, а закончу полноценными беговыми сутками в догонялки с парочкой десятков каких-нибудь мертвяков или иных тварей. На все про все у меня уйдет около трех месяцев.
  А пока осмотрим поле боя. Все же интересно почему вдруг взорвались верхушки башен. Должно же быть какое-то объяснение этому происшествию. Впрочем, далеко не факт, что оно будет поддаваться какому-то логичному объяснению. В этом мире такое тоже случается.
  Обыск обломков практически ничего не дал. Кость дракона-призрака к практическому использованию почти не пригодна и имеет интерес разве что у некоторых зельеваров. Поэтому ее я взял совсем немного. Драконий череп, равно как и останки архилича, обнаружены не были.
  Сперва я полез на ту башню, где обнаружился не-мертвый маг. Сначала прошел на самый верх обнаружив там лишь голову архилича в каком-то серебряном шлеме. Трофей я снял и вскоре понял, что же именно я держу в руках. Это была так называемая защитная маска верховного жреца бога семейного счастья и достатка Гаргимеда - для жрецов этого культа вещь поистине бесценная. Потому что, судя по всему, у меня в руках подлинник. Этот культ до сих существует и, ко всему прочему, достаточно богат чтобы выкупить у меня это сокровище.
  Осмотрев помещения я понял, что архилич и был тем самым верховным жрецом, а потому маску носил по праву. Его покои отличались изрядной аскетичностью, но все же я вскрыл несколько тайников содержащие обработанные драгоценные камни, слитки серебряной стали, эбонита и адамантина, а также полный комплект зачарованных доспехов из стекла.
  Доспехи мне наиболее приглянулись. Отдельно каждый элемент не нес в себе чар, но, собранный воедино, он позволял иметь неплохую защиту от магии (игнорирование любого магического воздействия до 30 условных единиц, игнорирование половины наносимого урона от кислоты, яда, воды и огня), скорость и легкость передвижений увеличивалась на треть, можно было тащить груз превышающий вес самой брони раз, эдак, в семь. То есть около 2 центнеров. Плюс возможность осуществить кровную привязку доспехов к хозяину. Не проведешь ритуал разрыва привязки - сдохнешь от тяжелых ран, потому как доспехи, при одевании их чужаком мгновенно становились похожими на ежа с иголками вовнутрь.
  Осмотр других башен принес ответ на причину взрыва. Там находились накопительные элементы завязанные на сигнализации о наступившей смерти верховного жреца, а поскольку он восстал до того как у него появился преемник, то сигнальные элементы банально сошли с ума. Энергия в них накапливалась все это время, а после упокоения резко высвободилась уничтожив окрестные сооружения. Также я выяснил, что путь, которым я пришел на этот остров оказался самым удобным. Никакого моста и в помине не было. Лишь сплошной провал.
  Найдя вход в хранилище я осмотрел окрестности на предмет механических и магических ловушек, а также убедился в отсутствии нежити. Затем активировал маяк и стал ждать.
  
  Глава 20
  Активация портала произошла далеко не сразу. Внезапно раздался резкий хлопок и над якорем поднялся столбик состоящий из неяркого голубо-зеленого цвета. Поднявшись на трехметровую высоту он стал раздвигаться в стороны образуя портальную рамку. К этому времени я уже укрывался за ближайшим нагромождением обломочного материала. Все было согласно оговоренным условиям.
  Дело было в том, что на той стороне, после ряда неудач, небезосновательно всякий раз предполагали наихудший вариант развития событий, а потому первым делом наружу выбросили артефакт служащий показателем возможной активности нежити. Чуть погодя следом выскочили двое воинов из числа инквизиторской охраны. Замерли.
  - Севеш!? - негромко воскликнул один из них. - Ты тут? Голос подай!
  - Тут, - ответил я и неспешно вышел из-за своего укрытия. - Вход в хранилище прямо перед вами.
  - О, Единый! - прозвучало в ответ, после чего оба воина синхронно осенили себя знаком напоминающих Андреевский крест (правой щепотью от левого плеча к правому бедру и от правого плеча к левому бедру). - Фирст, зови остальных!
  Из портала потекла река солдат числом не менее сотни голов. Следом вышли четверо инквизиторов одетых в торжественные одеяния (белая мантия с ярко-красным крестом) трое служек-послушников и два десятка магов.
  Первым делом маги обследовали портальный якорь. Затем о чем-то тихонько доложились старшему инквизитору. После этого он направился прямо ко мне.
  - Мы останемся на месте и пробудем пару недель. Все зависит от того, как быстро маги смогут вскрыть вход в хранилище. Портал временно выключим. Останешься с нами или покинешь это место?
  - Пожалуй, останусь, - ответил я. - Тут еще остались места, где я бы хотел как следует покопаться. Правда, зверушки тут не самые ласковые. Хотя мне уже удалось архилича и дракона-призрака между собой стравить и в результате они друг друга упокоили. Но во рву-провале полно костяных мясорубок. Откуда их собралось столько?
  - Костяные мясорубки - это, отнюдь, не демоны, как их называют в Империи, - ответил мой собеседник. - А разновидность боевой химеры, процесс создания которой, к сожалению, давно утрачен. Эти твари не имеют пола и возраста. Живут до полутора тысячелетий. Состоят из живой плоти, но обшиты плотной пластинчатой костяной броней. Обычная форма - гуманоидная, но встречаются и иные разновидности. Убить можно используя взрывные болты, да и то лишь при попадании в сочленения пластин. Правда, у достаточно древних существ костяная пластина довольно изношена и их можно пробить навылет. У костяной мясорубки нет видимых органов чувств, почти отсутствует шея, а руки заканчиваются рубящим элементом. Она вблизи похожа на огромного ежа, но шипы устроены так, что во время движения не касаются друг друга. Более того, часть шипов, бывает, могут произвольно менять свою длину. Передвигается достаточно быстро, крайне опасна в узких помещениях. Умеет и любит работать в группе. Способы питания неизвестны.
  - А почему они собрались именно в этих местах и в большом количестве? - поинтересовался я.
  - Это же очевидно. Костяных мясорубок использовали в качестве охраны на многих комплексных объектах. Видимо, управляющий контур уже сдох, а вот поставленная задача осталась. Это серьезная проблема. Наверняка они имеют возможность пройти во внутренние помещения, а может их там еще больше, чем можно где-либо увидеть. Надо пробовать найти вход вовнутрь.
  С тем и порешили. Разбив лагерь и переночевав поисковики стали спускаться в недра основного хранилища. Шли по тридцать воинов в группе, плюс десять магов да по одному архивариусу и инквизитору. Основное командование осталось в тылу у портала.
  Я пошел с одной из групп. Естественно, запасся взрывными болтами. Достаточно дорогое оружие, такое можно найти далеко не везде и то, что оно оказалось у святош - достаточно удачный поворот событий. Впрочем, они и сами прекрасно понимали куда идут и что именно могут там повстречать.
  В самом начале нам попалось несколько механических ловушек, которые успешно разрядили маги. Я не вмешивался, но наблюдал очень внимательно. Такие ловушки обычно были чисто механические (в основном, нажимные), полумеханические (частично или даже полностью замкнутые на рунной основе, считались самыми подлыми и сложными для разрядки) и магические (использовался магический конструкт или какой-то артефакт).
  Тут был именно первый вариант, причем довольно простой. Однако именно эта простота магам и не понравилась, потому как разрядка ловушек могла служить звуковой сигнализацией для активации более сложных составляющих общей защиты. Но больше ничего не встретилось. Точнее почти ничего. Попалось несколько рун-активаторов, но и с ними взломщики успешно справились.
  Наконец наш отряд выбрался к высоким дверям выполненных из литой стали. Тут-то все и впали в ступор - дверей-то три. Попробуй пойми какая именно ведет в хранилище свитков. Архивариус и маги завертелись вокруг створок, а воины отошли чуть назад и приготовились ждать. Ждать пришлось довольно долго. Вокруг достаточно темно, факелами многого не осветишь, а вот теней вокруг нас прыгало предостаточно. Плюс какая-то проблема появилась у взломщиков, это явственно ощущалось по их вытянутым физиономиям. И вдруг я услышал шорох.
  Конечно наш отряд не вел себя тихо. Архивариус какими-то свитками и книгам шуршит, взломщики что-то скребут и, похоже, пробуют просверлить одну из дверей, но дело идет весьма туго. Воины броней по каменным стенам и полу позвякивают. А шорох доносится из бокового перехода, причем откуда-то снизу. Это-то меня и напрягло. Мало ли кто там в нашу сторону шевелится. Тут, куда ни плюнь, все существа весьма стремные и подозрительные.
  Я все-таки решил проверить источник шума и прошел по этому переходу. Шорох внезапно утих, но и я удвоил усилия относительно осторожности собственных шагов. Резко возросло напряжение. Шаг, еще один и я у подножия лестницы увидел их. Две костяные мясорубки.
  Это были крепко сбитые существа в виде ящеро-демонов стоящих на задних лапах и... ждавшие. Они явно знали о моем присутствии, но, по-видимому, как и большинство моих противников, не учитывали расовую принадлежность. Хотя им-то, как раз, о последнем пункте не нужно было серьезно задумываться. Тем временем я, воспользовавшись паузой, вовсю их рассматривал. И увиденное меня не очень-то порадовало.
  Костяные мясорубки больше всего напоминали химероидную форму игрушки-трансформера. Их лапы могли нести своих обладателей не только на задних конечностях, но и на всех четырех. Как раз одна начала трансформацию. Забавно было наблюдать как разъезжаются большие верхние щитки, на короткий миг мелькает красно-бурая плоть, а потом ее закрывают нижние щитки, более мелкие по размерам. Иглы росли исключительно по краям верхних щитков, но постоянно хаотически вращались, будто на шарнирах, да еще и все время меняли длину от двадцати до двух сантиметров. На особо длинных иглах явственно проявлялась режущая кромка.
  - Кто же был тот кудесник, что создал такое истинное произведение искусства? -пробормотал я себе под нос. - Это ж надо додуматься до такого мастерства. Интересно, смогу ли я сам когда-нибудь создать что-то подобное. А пока..., пока надо на опережение бить, пока эта тварь не стала демонстрировать что-то типа быстрого бега или длинных прыжков.
  С этими словами я поднял арбалет и разрядил весь магазин в химер. Двуногая даже не успела сдвинуться с места, сразу два болта проломили пластину на груди, а последующие вывернули содержимое костяной мясорубки наизнанку. Труп свалился наземь. Вторая же увернулась мощным прыжком куда-то за угол. Второй магазин я разряжал практически в упор. Мясорубка выметнулась ко мне в три прыжка.
  Быть бы мне убитым на месте (ну не ожидал я, что эта тварь может прыгать с одинаковым успехом как по полу, так и по стенам), но я успел перешибить ей переднюю лапу и она попыталась вспахать каменный пол при посредстве собственного рыла на расстоянии в полтора метра от моих ступней. Поэтому последние три болта попали практически в одно и то же место. Обычно первое попадание повреждало пластину, второе ее взламывало, третье дробило плоть. К слову, последняя оказалась, на удивление, достаточно податливой и ее легко крушили даже обычные болты.
  Только на этом мое противостояние с химерами отнюдь не закончилось. Внизу нарисовались еще три особи. Пришлось предпринять стратегическое отступление, впрочем, почти сразу же перешедшее в 'драп стремглавный'. Уж больно жить хотелось. Мясорубки так и рванули за мной вдогонку!
  Бегу и ору воинам чтобы те готовились встречать гостей. Те и изготовились. Я, правда, заранее ожидал что как воины, так и маги будут лупить во всех подряд, кто к ним выскочит из тьмы. И верно. Как только мелькнул мой силуэт, так по мне и пульнули, как говорится, 'из всех стволов'. Я едва-едва успел прыгнуть на стену и пропустить все смертоносные заряды себе за спину. Ближайшая ко мне костяная мясорубка кубарем покатилась по полу, об нее споткнулась другая и тоже притормозила. А вот третья все-таки вознамерилась до моей тушки добраться и едва не преуспела выполнив просто-таки головокружительный прыжок. Вот только вместо меня ей достался мой плащ мгновенно превратившийся в неопрятную кучку лохмотьев.
  Я же, подобно огромной лягушке, рухнул на четвереньки на пол и мой противник пролетел выше и дальше вылетев прямиком на стену щитов. Воины ее отбросили назад и мгновенно расстреляли взрывными болтами. Маги, одновременно, использовав взрывные и кислотные заклинания сумели уничтожить еще одну химеру и серьезно повредить другую. Скрыться ей не позволил я сам, хоть и добивать пришлось аж на лестнице.
  После такого события всем продолжать взлом закрытых помещений как-то расхотелось. А уж когда я заикнулся о том, что надо бы разведать нижние помещения, откуда к нам припожаловали костяные мясорубки, народ рванул наверх чуть ли не бегом.
  Ну и ладно. Сам схожу. Интересно же что там можно отыскать. Кроме химер, естественно. Так я и сделал. Выбрав себе подходящий плащ, а точнее банально отобрав его у потерявшего дар членораздельной речи архивариуса (ну не готов был этот рослый говорливый старик к таким перипетиям) и пополнив запас взрывных болтов спустился в подземелья. Шатался я там достаточно долго и даже пару раз выходил на дно рва. К слову, далеко не все, что лежало на дне было именно костями.
  Оказывается, эту территорию в древности накрыли легким навесом с упором на такие же колонны. И материал для них использовали самый разнообразный. Большинство колонн, а точнее почти все, давно обрушились. Сохранилась лишь алея Архимага, где колонны были изготовлены из высококремнистой лавы. Причем с обязательным условием отсутствия кислорода. В итоге получился великолепный магический черный базальт.
  Откуда я об этом узнал? Все просто - прочитал. Нет, не в книге и даже не в свитке. А на огромном барельефе в одном из нижних залов. Там же я с немалым удивлением обнаружил что-то типа плана эвакуации при пожаре. И обнаружил вход в хранилище библиотеки. Оказывается, мы ломились не в ту дверь. Более того, это был так называемый вход-обманка - вмонтированный в глухую стену дверной косяк со скрытыми петлями. То есть взломщик ломится сквозь такую дверь, с пребольшим трудом выламывает ее и... натыкается на стену. Возможно даже с какой-то издевательской надписью на ней.
  А настоящий вход располагался примерно там, куда пошла вторая группа. Интересно, повезло ли им ее отыскать? Впрочем, я решил пройти нижними галереями и поглядеть на подходы к той самой заветной двери.
  Поход ничем особенным мне не запомнился. Несколько барельефов с разнообразной информацией, одинокая костяная мясорубка, которую я прибил потратив на нее чуть ли не половину всего боезапаса. Именно эта тварь обладала чересчур мощной броней и ее проломить оказалось неожиданно сложно. Хорошо, хоть она оказалась менее шустрой чем ее товарки, а потому я сяк-так от ее выпадов, но уворачивался. Но все-таки и ее спроворил к праотцам.
  Но вот когда я подошел к предполагаемому входу в библиотечное хранилище, то обнаружил залитый относительно свежей кровью пол. Также я обнаружил несколько ошметков рубленой плоти. За углом обнаружились останки двух костяных мясорубок. Причем одна из них - прототип той химеры, которую я встретил на нижней галереи. Похоже на них 'повезло' напороться второму отряду. И судя по количеству крови встреча у них прошла ну очень тесная встреча закончившаяся неслабой свалкой.
  Я прошел через несколько переходов и, наконец, вылез на поверхность. Наверху уже порядком стемнело. Ну и прекрасно, не придется зрение перестраивать. Вот интересно, свет от костра или от факела на меня практически не действует, а вот отблеск солнечного луча, и я мигом слепну. Особенно это ярко проявлялось в первые дни моей жизни на поверхности, но и до сих пор кое-какие проблемы остались.
  К костру я подошел тихо и осторожно неслышно проскользнув мимо часового. И застал окончание прелюбопытнейшего разговора между инквизиторами.
  - ... я считаю, что этого наглеца нужно обязательно прикончить.
  - Поздно уже. Еще сутки назад против этого никто бы не заикнулся, но сегодня... Подумай сам, восемнадцать человек погибли, в том числе архивариус и четверо магов. Да еще двенадцать человек получили весьма серьезные ранения. Из их группы уцелевших вообще нет. И это стало результатом нападения двух химер. Ты понимаешь - ДВУХ!!! А второй отряд при участии того же 'наглеца' пять штук положил. Так что когда выбирать будут кого из вас двоих надо резать, то не далеко факт, что именно ты окажешься в фаворе.
  - Ты имеешь в виду воинов? Так они же наши!
  - А маги - нет! И вот они, как раз, будут категорически против. Они завалили химер только пожертвовав тремя своими. Ведь в упор били.
  Инквизитор в ответ лишь злобно пошевелил усами, но промолчал. Ладно же, дядя, я тебя запомню... И как только представится удобный случай - отомщу. Однако же стоит с магами более подробно кое о чем потолковать.
  Маги сели чуть в стороне. Мне это как раз наиболее подходило. Когда я возник из темноты и шагнул к костру мне молча уступили место.
  - Ты не первый раз воюешь с нежитью, - пробасил седобородый крепыш.
  - Приходилось и похуже, - негромко ответил я. - Однако же меня интересует как бы мне добыть подходящего магического коня.
  - Единорога, что ли? - удивился один из самых младших.
  - Ну нет, - я криво усмехнулся. - На единорогах пусть светляки разъезжают. И ящеры, на которых мчатся во тьме пещер мои собратья, к поверхности не очень-то подходят. Солнце глаза слепит. А обычный конь темного эльфа не сможет вынести на своей спине, лишь помрет от страха.
  - Обратись к жрецам Иштар, - ответил седобородый. - Есть у них несколько интересных тварей. Может слышал о них - дергары!
  - О них, дядька Игнас, даже я не слышал, - несколько обиженным голосом проговорил самый младший из магов. И, баюкая на перевязи поврежденную руку, попросил, - расскажи о них.
  - Рассказать? - хмыкнул Игнас. - Ну слушайте. Привозят их откуда-то из орочьих степей. Но сами орки их не разводят, нет. А то бы пограничье наверняка умом бы тронулось. Может они там дикими стадами бродят, может их разводят какие-то неведомые народы, но так или иначе время от времени их выставляют у храма. Понемногу продают, причем за очень большие деньги. В основном, чтобы с различными тварями на игрищах стравливать. Однако, говорят, что если кто сумеет эту тварь самостоятельно взнуздать, то отдадут даром.
  - А что, они настолько опасны? - поинтересовался кто-то из магов.
  - Опасны? - нахмурился Игнас. - Еще как! Представьте себе тварь ростом с рыцарского боевого жеребца, обладающую драконьими зубами и длинными лапами пантеры, а когтями он распарывает стальную кирасу словно лист бумаги. Равно жрет как парное, так и гнилое мясо, пущенный вскачь легко догонит эльфийского скакуна. Шкура имеет высокое сопротивление магическому воздействию. Пусти такого в загон с тремя лошадьми, до утра оставит от них обглоданные кости. Говорят, оголодав, может сожрать своего наездника.
  - А как же их орки доставляют?
  - Тут врать не буду ибо не знаю. Но, поговаривают, что не своим ходом. Везут в огромнейших деревянных коробах и, скорее всего, в обездвиженном состоянии. К каждому коробу прикреплен шаман. Вот как узрите в Храмовом Городе десяток орочьих стариков с бубнами в руках - так и знайте, что обоз с дергарами прибыл. То же, что я вам нынче поведал, смело напополам делите ибо пересказал слухи и кое-какие собственные догадки. Ладно уж. Время позднее, пора уж и на покой.
  
  Глава 21
  Результат моего похода по нижним коридорам руин этого амфитеатра стала подробная карта входов в разнообразные хранилища, в том числе и в библиотечное. И все равно дверь вскрывали чуть ли не трое суток.
  Что же мы увидели внутри? А ничего интересного. Для меня так точно. Только огромнейшие рулоны свитков натянутых на шпули-барабаны. Я покопался в них, но вскоре мой интерес к ним пропал - жизнеописания жития разнообразных святых да разнообразных персонажей церковной братии обильно приправленные цитатами из более ранних аналогичных источников.
  Поэтому я вскоре покинул пыхтящих и отдувающихся от натуги спутников отправившись побродить в поиске других помещений. Неожиданно за мной увязался и архивариус.
  - Вы, я так понимаю, хотите отыскать тут что-то ценное?
  - Не откажусь, - откликнулся я в ответ. - А что, есть какое-то конкретное предложение?
  - Вообще-то есть, - чуть помедлив, отозвался архивариус. - На том плане, который вы нам любезно предоставили имеется так называемая комната управления. Там можно найти не только духовные, но и, зачастую, материальные ценности. Особенно информационные кристаллы. В гробницах их отыскать практически невозможно, незачем усопшим передавать на тот свет какую-либо информацию.
  - Такой кристалл сложен в изготовлении? - поинтересовался я.
  - Очень сложен. Тем более что годится только кристалл взращенный искусственно. Точная технология мне неизвестна, но современные кристаллы, случается, даже защищают каким-либо паролем, чего на древних изделиях ни разу не наблюдалось. Они овальные, с одним острым и одним тупым углом, небольшие по размеру - не больше моей ладони. Похожи на куски ограненного стекла и также, как и обычное стекло, хрупки.
  - Взлом помещения сложен?
  - Наоборот, - хихикнул архивариус. - Напротив, до удивления прост. Необходимо лишь вытянуть из стены рычаг и вычертить на нет руну. Причем руну с четко определенной заведомой ошибкой. Тогда дверь и вскроется. Такой способ защиты попортил кровь многим взломщикам. Хранилище, между прочим, было защищено аналогичным способом, однако тогда этого никто не знал и догадались лишь по окончании грубого взлома.
  - Ясно, - ответил я. - А как можно определить ценность информации?
  - С первого взгляда, - вздохнул мой собеседник. - Никак. Для этого нужно просмотреть информацию при помощи специального проектора. Все кристаллы и все проекторы изготовляются одинаково, в этом деле индивидуальность встречается лишь при выполнении редких частных заказов. Стоимость чистого кристалла - пять тысяч золотом, рабочего проектора - сорок тысяч. Ну а информация, как вы понимаете, бесценна. Но на черном рынке стоимость полностью заполненного кристалла колеблется в пределах от десяти тысяч до миллиона золотом. Чистый кристалл стекольно-прозрачен, но, по мере заполнения, он постепенно краснеет и превращается в некое подобие рубина. Причем, что немаловажно, заполнение цветом идет не по всей поверхности одновременно, а постепенно снизу вверх, от острого края к тупому.
  - А где можно промыслить такие кристаллы?
  - Как ни странно, но в Пустоши они чрезвычайно редки. В каких-то гробницах можно встретить, но, обычно, это шанс один на миллион. В некоторых городах можно сыскать, еще в подобных хранилищах. Вообще-то такие кристаллы - не имперское изобретение. Его придумали степные вараки когда-то обитавшие в городах-пирамидах и вымершие во время эпидемии какой-то магической хвори косившей исключительно этих вараков и никого более. Сейчас пирамиды расположены в глубине орочьей степи и остаются практически не разграбленными по двум причинам. Во-первых на них великолепная защита магии Крови. Пройти в защищенные схроны практически невозможно. А во-вторых уже более полутора столетий у Империи с орками крайне сложные взаимоотношения и наши поисковые отряды предпочитают ходить в пустошь. Тут хоть просто убьют, а там, чаще всего, принесут в жертву или продадут в рабство.
  Увлекшись разговором мы не заметили как подошли к небольшой неприметной дверке. Архивариус аккуратно осмотрел стену после чего потянул за держатель для факела. Тот выдвинулся вперед. Нарисовал на нем руну из алфавита красных гномов но с небольшими изменениями которые он старательно отслеживал все время сверяясь со своими записями. Потом вдвинул держатель обратно и жестом предложил мне отступить за угол.
  Дверь резко распахнулась вовнутрь и тишину прорезали щелчки самострелов. Болты снопом вылетели из проема и застучали по стенам.
  - Видали? - обратился ко мне архивариус. - Это называется 'Последнее приветствие'. Финишная ловушка многих законсервированных объектов. Самострелы нацелены на дверной проем, причем под разными углами. Немало очень опытных взломщиков и воров погибли расслабившись после вскрытия сложного запирающего механизма.
  Выждав еще немного, мы, соблюдая максимум осторожности, аккуратно прошли внутрь помещения. Там валялись кучи разнообразного бумажного мусора, лежали, стояли и висели разряженные самострелы и даже луки. Вот ими-то мы и занялись. Архивариус макулатурой, я оружием. Кое-что я отбросил в сторону ибо практической ценности оно не представляло, прочее частично разбирал, маркировал и складывал в специально заготовленный мешок. Архивариус перелопачивал бумаги отбирая все то, где имелись надписи или какие-то изображения. Время от времени он испытывал отдельные листы каким-то химическим составом. Видимо проверял на наличие скрытого текста.
  Внезапно мое внимание привлекла резная металлическая шкатулка сиротливо прикорнувшая в углу помещения на изрядно запыленной подставке. Осторожно пододвинув под ее днище ножи я попробовал приподнять шкатулку. Та сдвинулась с места, но явно отличалась изрядной тяжестью.
  - Ого, - обратил на нее внимание архивариус. - Изделие красных гномов. Никакое оружие или огонь ее не возьмет. Нужно знать как ее открывать. Замок, скорее всего, механический, возможно, имеется какая-то дополнительная защита. В таких шкатулках обычно возили самые дорогие украшения и символы власти. Предупреждаю сразу - механизм вскрытия мне не известен. Я же не всеведущ!
  Прикусив губу, я внимательно вгляделся в шкатулку. Что-то она мне напоминала... Стоп! Ну конечно же... Если кто внимательно читал 'Час дракона' Роберта Говарда, то может вспомнить о фигурировавшей там шкатулке. Как и о механизме ее вскрытия. К чему я об этом вспомнил? Да потому что шкатулка один к одному напоминала ту самую. А ну-ка и я попробую провернуть тот же финт, но нажимать буду не пальцем, а черенком сломанной стрелы.
  Семь змеиных голов на боковой стенке шкатулки, голова дракона на крышке и кубок в кольцах драконьего тела. Щелк! Крышка медленно открылась и нашим глазам предстала какая-то странная перчатка.
  Материал - вроде бы как чья-то кожа. Но отблески по ней словно от металла идут. И явно какие-то чары наложены. Перчатка для левой руки, это было заметно. Руками ее мне трогать как-то не хотелось, да и архивариус явно не спешит к ней прикасаться.
  - Что это такое? - поинтересовался я.
  - Хм... - архивариус явно призадумался. - Что-то такое вертится в голове, но вспомнить никак не могу. Хотя... Вспомнил! Это элемент знаменитого одеяния верховного жреца бога Гаргимеда. Состоял из перчаток, маски, туники, поножей и башмаков. Пока известно лишь о том, что храм сохранил тунику. Без маски не могут верховного жреца выбрать, без перчаток проводить ряд определенных ритуалов, какие-то помещения нельзя посещать без башмаков и поножей. Там много условий.
  - Хм, - пробормотал я. - Как навар с нее делить станем?
  - Никак, - криво усмехнулся архивариус. - Я на приз претендовать не стану. Мне, как коренному жителю Империи, невместно просить награду. Поскольку вернуть реликвию в храм - моя законная обязанность и мне за нее не предложат ничего выше устной благодарности. А вот вам, уважаемый, вполне будет истребовать какую-то награду. Подскажу сразу - не требуйте ничего определенного, особенно золота, оставьте этот вопрос в решении жречества. Так они вполне могут предложить что-то особо эксклюзивное.
  - Почему вы мне помогаете? - хмуро поинтересовался я.
  - Потому что без вашей помощи вряд ли кто из нашей экспедиции домой воротился живым. Эти вот бумаги я бы тоже без вашей помощи бы не добыл. А это именно архивные записи последних стражей данного хранилища. Они весьма ценны. Особенно тем, что тут указаны имена ряда дворян и их судьба в последние дни существования местного гарнизона. Их семьи за сведения о далеких предках возместят мне за труды.
  - Как быстрее добраться до города Ста Храмов? - спросил я у архивариуса. - Там ведь, насколько я помню, нет стационарного портала.
  - Из Силлера порталом в Ханукан. Это маленький древний городишко неподалеку от южного побережья залива Пур. Там пройдешь к побережью и в одной из рыбацких деревушек за несколько золотых монет наймешь фелюгу. Рыбаки на них иногда возят улов в город Ста Храмов. От залива до порта через Тагорсское море примерно три-четыре дня, в зависимости от благоприятного ветра. Штиля не бойся, фелюги ходят как под парусом, так и на веслах.
  - Ладно уж, - я едва заметно улыбнулся. - Пойдем в лагерь, поглядим что там да как. Или желаете еще какие-то интересные места посетить?
  - Нет-нет, - негромко засмеялся архивариус. - Наша добыча более чем существенна. Пойдемте.
  В течении следующей недели я маялся от безделья. Да, спустился несколько раз на нижние уровни и поохотился на костяные мясорубки. Прибил несколько штук, разделал на запчасти - больно уж было интересно как эти существа устроены изнутри. Ну что сказать? Кузнечик, он кузнечик и есть. Интересно, они сохранили способность стрекотать или нет? Шутка. За основу явно взято какое-то насекомое, а вот подробности уже неизвестны. Мои спутники высказали предположение, что этих химер мог создать магистр големостроения, а костяная мясорубка может быть разновидностью голема плоти.
  Заодно я сумел отомстить инквизитору. Все лишь напитанная кровью руна на полу возле одной из отдаленных полок, затем равнодушное высказывание относительно 'древнего мусора' и подбежавший ко мне мой недруг воя от боли катается по полу держась за размозженную ступню. Окружающие в происшествии не видели ничего странного - стандартная мина-ловушка с чарами на рунной основе. Неосторожно наступил человек, не повезло. Тем более, что пострадавшего давно предупреждали о том, что нужно постоянно поглядывать себе под ноги и носить специальную обувь на утолщенной подошве. Сам виноват!
  Меня же никто не заподозрил. По крайней мере, вслух этого не озвучивали. Рисовал я руну в тот момент, когда никого не было в помещении, а чтобы еще больше отвести от себя подозрения, я накануне показал аналогичную ловушку в соседнем помещении двум магам и архивариусу. Так что вся наша компания чуть ли не обнюхивала каждый участок пола, перед тем как поставить туда ногу. Особенно в пыльных местах.
  И вот наша экспедиция окончена и я неспешных шагом выхожу из ворот Ханукана. Следующая моя цель - деревушка Пур-3, которая находится в трех сутках неспешной ходьбы от городка. Если, конечно, идти напрямик, через горы. Я так и пошел. Красота! Птички щебечут, кое-где ящерицы бегают, волколак пузо греет... Кто?!
  Ну да, волк-оборотень. Его-то я в любой форме смогу различить. Видел их уже ранее. На юге. Этот, похоже, мирный. Волчью форму принимает в любое удобное для него время. Видать, городской, а тут решил обратиться и отдохнуть в звероформе. Но лично мне он не интересен, пока нам делить нечего.
  Впрочем, я его все-таки прикончил. Чисто из спортивного интереса. Расстрелял из арбалета. Нечего перед народом валяться в волчьей ипостаси! Тушку я обыскал и, не найдя ничего интересного кроме маленького ключика, двинулся дальше своей дорогой. Ключик я, все-таки, к рукам прибрал. Так, на всякий случай.
  Эта еще шкатулка спину давит. Тяжелая, зараза, и довольно неудобная. Особенно для переноски в заплечном рюкзаке. Но ничего. Я ее, голубушку, первому же заинтересовавшемуся жрецу сбуду. Может, как оплату за информацию, а может и в качестве пожертвования. Мало ли от какого нейтрального божества мне стоит в будущем ожидать милости. Ну не верится мне, что там оказаться храм Ллос. С обязательными жрицами, пауками и алтарями для кровавых жертвоприношений.
  Я еще больше стал походить на странствующего монаха. Длинный серый плащ, кожаные сапоги и посох. Некоторые встречные, особенно те, кто поумнее и поблагороднее при виде посоха аж в стороны шарахались. Ну конечно - странствующий монах разом превращался в бродячего наемника, а то и боевого мага. А с этими персонажами обычно шутки плохи. Особенно в исполнении различных незнакомцев.
  Однако дальнейший путь обошелся без особых приключений. Спустившись в деревеньку я сразу же осведомился где именно проживает староста. Обычно всей окрестной жизнью любой деревушки заведовал именно он. Старостой оказался кряжистый седобородый старик, к тому же однорукий. Видимо, он, лишившись руки, перенес свою энергию на общественную жизнь и, судя по внешнему виду жителей, немало в том преуспел.
  Обычно такие приморские деревушки живут исключительно морем, но именно в этой имелось немаленькое стадо коз, а поодаль, в небольшой ложбинке, я заметил что-то типа огородов. Да и верно. Случись что на море, селяне, оставшись без основных кормильцев, с голоду не передохнут.
  - Чего ваша милость изволит? - обратился ко мне староста.
  - Меня интересует есть ли работа для охотника за чудовищами, а еще наиболее удобный способ добраться к городу Ста Храмов.
  - Чудовищ в округе, слава богам, не наблюдалось. Разве что отшельник в пещере кое-какие опасения внушает. А что касаемо переправы, так это можно в течении трех дней спроворить. Вот только просьба имеется обождать два-три дня, чтобы мы могли улов по округе собрать. Нынче промысел скуден, на пришло время для массового лова. А подать рыбой в город Ста Храмов наша община возит. Как нагрузим фелюгу имеющимся, так просим вашу милость на борт. Три дня, не больше. Поутру четвертого дня выйдем в путь, а к вечеру восьмого дня фелюга подойдет к заградительным цепям. Далее как стража повелит, но путника, коль будет такое пожелание, могут они сами свезти на берег. Так принято.
  Я на миг призадумался. Открытых контрактов у меня нет, спешить мне, по сути, некуда. Подожду. Может, попробую нарисовать пару свитков, а то что-то я подзабросил было это дело. Да и с отшельником потолковать стоит, так, для собственного душевного спокойствия.
  - И что же за отшельник такой?
  - Отшельник-то? А непонятно. Появился он в наших краях пару лет назад. В деревни практически не ходит, все в пещере сидит. Чем кормится - тоже неизвестно. Только вот, в последнее время, начала в округе скотина пропадать. Наши парни прошлись по горам - ничего. А вчера опять козы одной недосчитались. Может зверь какой завелся, но нам-то от этого не легче. Вот и просим дабы вы поискали вора. А за оплату не беспокойтесь. Может мы и бедны, но стража в храмовом городе нашим промыслом кормится, вот она и оплатит труды ваши.
  - И к отшельнику не заходили? - поинтересовался я.
  - Было пару раз, - кивнул староста. - Но пещера пустовала. Впрочем, парни глубоко не проходили. Без хозяина по дому бродить - не по-людски да и не по-соседски это.
  Я ничего в ответ не сказал. Вполне возможно, что убиенный мной волколак и таинственный отшельник - одно и то же лицо. Особенно, если оборотень не был деревенским парнем. Там, если не прибили немедленно, то оборотень сможет зажить достаточно неплохо. Некоторые, случается, и опомниться не успевают, как их к алтарю тащат.
  А местный люд слишком прямолинеен и честен. Чем различные проходимцы с успехом пользуются.
  К пещере отшельника я пробежался в течении одной ночи. И ничего неожиданного не обнаружил. Кроме шкатулки с резным замочком, к которому так отлично подошел трофейный ключик. Кости от съеденных коз оборотень-отшельник скорее всего сбрасывал с отвесной скалы в бушующий прибой. Поскольку в округе пляжей не было, а деревня от пещеры отстояла в семи километрах, то шансов найти козьи кости у рыбаков практически не было. В шкатулке же нашлось несколько серебряных и медных монет да тетрадка-дневник.
  Из записей я выяснил, что мои предположения полностью подтвердились. Получилось, что я выполнил контракт ранее, чем вообще узнал о его существовании. Смешно!
  Впрочем, я решил вернуться в деревню, отчитаться перед старостой, поподробнее разузнать о способах местной рыбалки и поработать с боевыми свитками. Надо создать несколько новых свитков различной направленности. К слову, это тоже неплохой источник для пожертвований и продажи. Ну что же, в путь!
  
  Глава 22
  Торжественное отплытие фелюги 'Рыбачка' состоялось на рассвете четвертого дня моего пребывания в деревеньке. Погрузив груз в виде вяленой, сушеной, копченой и соленой рыбы судно двинулось к намеченной цели.
  Рыбной промысел в заливе Пур обычно сезонный. В конце осени сюда на нерест заходит обилие сайры, которая очень похожа на сайру земную. Промысел ведется около трех месяцев. В остальное время тут ставят ловушки на крабов и промышляют донками преимущественно мараха, клыкача и сибурсту. Это хищные рыбы, достигающие трех-пяти метров в длину и до полутора центнера весом. Особенно они вкусны в копченом виде. Также в залив часто заходят стаи флотты - аналог земной камбалы. Ведется сбор съедобных моллюсков типа устриц и морской капусты.
  Я тоже не провел время зря создав целых двенадцать свитков. Три 'ядовитых облака', четыре 'огненных шара', четыре 'восстановителя' и одну 'торпеду'. О первых не единожды говорилось выше, вторые, в принципе, в особом представлении не нуждаются, а третьи - это свитки с магией восстановления сил, снятии усталости и заживлении мелких ранок, царапин, ссадин, синяков и тому подобных травм.
  Отдельно стоит выделить 'торпеду'. Это мое личное изобретение. Основано на магии воды. Запускается в воду, где движется в верхнем слое подобно земной торпеде. При столкновении с препятствием взрывается нанося точечный удар 'водяным молотом'. Испытал я этот снаряд на болотах, где с равным эффектом топил лодки, разрушал плоты и ломал толстые бревна. Так что имелась потаенная надежда испытать мое новое оружие на каком-то, не слишком приметном, кораблике.
  Как говорится, бойтесь заветных желаний, а то еще сбудутся. Правда, далеко не так как вы того хотели, но это уже ваши собственные проблемы.
  На третий день пути я впервые увидел местных пиратов. Эти бравые ребята нацелились на грузопассажирское судно шедшее нам навстречу. Пираты вышли на двух трехмачтовых судах чем-то мне напомнившие земные шхуны и еще одном кораблике чем-то напоминавшем земной же драккар. Все бы ничего, но одна шхуна явно нацелилась на рыбаков. Видимо, с целью подчистить свидетелей.
  Рыбаки заволновались. Перспектива пойти на корм рыбам или угодить в рабство их почему-то не прельщала. Но шансов вывернуться практически не было - парусники шли навстречу. Косой парус тут, оказывается, уже используется. Драккар вывернул откуда-то сзади. Но до него было дальше, чем до шхун да и не были мы его основной целью.
  - Эй, старик! - обратился я главе артели. - Кто это такие и чего нам от них ожидать стоит?
  - Шебеки бретонские, - ответил он. Судя по флагу - из Аркаима. То у них самый крупный город. Но вот что с ними делает киратский когг - не ведаю. Сюда они ходят редко, чаще за рабами. Бретоны нас, рыбаков, почти не трогают. А вот кираты всех подчистую гребут, деревни жгут, бывает, и в глубь материка на несколько дней пути уходят. Нас - может быть пощадят. А вашу милость - наверняка жизни лишат.
  Худо. Придется как-то защищаться. На рыбаков надежды нет, разве что суденышком своим смогут чуть-чуть поуворачиваться. И до берега довольно далеко. Могу и не доплыть. Однако мы еще повоюем!
  - Готовьтесь уклоняться вправо, - скомандовал я. - Сейчас мы посмотрим кто кого...
  - Слыхали его милость?! - заорал старик. - Илас, Корн, Джуд, Солм - на весла. Весло вправо! Грести по моей команде!
  Я извлек из внутреннего кармана своей куртки заготовленный свиток и после фразы-активатора 'ядовитое облако' взмыло в воздух. Миг, и зелено-желтый ком магической субстанции запутался в парусах ближайшей шебеки. Как там заорали! Было видно, как по кормовой настройке мечется фигура в голубом балахоне. Ого, похоже это нарисовался корабельный маг. Видать, он прозевал мою атаку, а теперь старается минимизировать последствия. Ну-ну. А теперь стоит атаковать и вторую шебеку. Вших!!! Ах ты ж...
  На втором судне оказался маг более опытный и аккуратно отклонил ядовитый снаряд в море. Это хуже. Маг-воздушник на море - противник более чем серьезный. А что скажешь по поводу огненных шаров? Пух!!!
  Проклятье, он отклонил оба! Правда, третий шарик попал в цель смачно влипая в борт под бушпритом уже пострадавшей шебеки. И вспыхнувший пожар стал стремительно расширяться. Если бы корабельный маг не противостоял первой угрозе, то может быть он справился с огнем. А так он оказался на распутье. Причем огонь-то магический, справиться с ним без особых проблем может только опытный маг.
  Это осознала и команда. Было видно, как пираты прыгают в море. Приятного им купания! А вот на другой шебеке их компаньоны явно разозлились и стали нас преследовать всерьез. Правда, для этого им пришлось огибать своего более неудачливого товарища. Мимо свистнуло несколько стрел, но безрезультатно.
  - Сейчас они нам в спину зайдут, - прохрипел один из гребцов. - Вмиг ветра лишат.
  И тут я решил попробовать 'торпеду', для чего быстренько перебежал на корму. Нужно было подгадать момент, когда шебека встанет нам четко в кильватер. Ага, вот сейчас... Бульк!
  К сожалению или к счастью эта атака не оставляла четкого следа на воде. Поэтому ее след я видеть не мог. Но, с другой стороны, подобного удовольствия был лишен и наш противник. Оставалось лишь надеяться на успех. Бумм!!
  Эффект от попадания оказался более чем великолепен. У шебеки явно вырвало изрядный кусок подводной части в носу. При условии, что она уже успела хорошенько разогнаться, то поток воды просто-таки впрессовало в корабельные потроха. Шебека резко клюнула носом и начала быстро погружаться.
  Фелюга сбавила ход и сейчас рыбаки ошалело пучили глаза на картину нашей победы. Еще бы! Одна шебека потоплена, другая горит. И вокруг них плавают пираты. Кое-кто из них на наших глазах тонет. Кажись, как бы и не сам маг тоже утоп. Когг, правда, купца все-таки пленил. Но тот, как я успел заметить, спустил паруса и сам сдался, без сопротивления. Их проблемы. Кираты им быстро разъяснят всю глубину и степень их ошибки. Похоже, нынешний день местные воды надолго запомнят!
  - Ваша милость! - рыбаки взвыли чуть ли не один голос. - Да..., да как же это? Всех, всех, одним махом...
  - Ну, положим, - хмыкнул я в ответ, - одолел я не всех. Вон, кираты купца потрошат.
  - Струсили, ироды! - глава артели смачно сплюнул в воду. - Уж от когга они вполне могли бы оторваться. А так пираты на них же свою злобу нынче сгонят.
  - Уходим? - поинтересовался я. - На борт никого брать не станем?
  - Нет, - хмыкнул кормчий. - Не станем. У нас с бретонцами негласный уговор - купцов хватайте сколько душа пожелает. Но рыбаков - ни-ни. Так бы мы прошли мимо, они нас не тронули, мы о них никому добровольно не поведали. Жить-то всем надобно. А так - и мы отбились, и о пиратах обязательно сообщим. Глядишь, еще и когг перехватить успеют.
  К городу Ста Храмов мы подошли ближе к ночи. К удивлению рыбаков порт был ярко освещен, с сторожевых башен то и дело выплевывались длинные широкие лучи ослепительно-белого цвета. Вход перекрывался тяжелой цепью. По внешней части рейда взад-вперед крейсировали две боевые галеры.
  - Охтиньки, - пискнул кто-то из артельных. - Никак, война!
  - Спокойно, - ответил кормчий. - Поступим так, как нам начальник стражи велит. А покуда примкнем к краю цепи и подождем патруль.
  Нас уже заметили. Осветили лучом и внимательно рассматривали. Я отступил в тень к мачте, сел на связку канатов и превратился в неподвижное изваяние. Можно было и уйти на берег пробежав по цепи, а потом скрыться в городе, но если город находится на осадном положении... В общем, мне проблемы не нужны. Да и чего мне бояться, грешков перед Империей, в последнее время, на мне не числится, даже наоборот. Плюс звание рыцаря Империи, к которому я относился довольно-таки наплевательски, нынче уже два раза мне оказало существенную помощь. Так что будем ждать.
  Ожидание было недолгим. К нам подошла одна из галер, направила на наш борт весла и по ним спустился офицер в полном боевом снаряжении.
  - Кто такие?
  - Рыбаки мы, - ответил глава артели подобострастно кланяясь, - рыбаки. Идем из деревушки Пур-3. Фелюга 'Волна'. Везем груз рыбы и господина рыцаря в город Ста Храмов.
  - Рыцарь? - насторожился офицер. - Где он?
  - Я здесь! - негромко прозвучал мой голос. - Мое имя Севеш. Сюда я иду из Силлера через Ханукан. Имею дело к верховным жрецам Гаргимеда.
  - Дроу?! - вскинулся офицер. - Где же ты стал рыцарем?
  - Холкс, - ответил я. - Разгром мертвячьей орды и успешная оборона острова от гноллов.
  - Известное дело. Дошло на самый верх. Я Эвиниус Краддли, в прошлом служил на острове Холкс после тех событий. Позвольте в город. Сейчас приспустят цепь и фелюга войдет в порт, где ее встретят чиновники.
  Галера отвалила, оставив пожилого лоцмана. С мачты подали световой сигнал на одну из башен и почти сразу же цепь начала постепенно оседать. Лоцман контролировал ее глубину относительно осадки фелюги при помощи длинного деревянного шеста. Едва наше суденышко проскользнуло на рейд, как цепь снова поползла вверх занимая свое первоначальное положение.
  - Что тут стряслось? - вполголоса поинтересовался я у лоцмана.
  - Война! - выдохнул тот. - Кираты и бретоны сцепились с манукарами и лютогами за залив Пунай.
  - Да? - я недоверчиво оскалился. - А Империя тут причем?
  Оказывается, пока я путешествовал среди болот, имперцы столковались с чернокожими манукарами и построили на острове Силун форт. Этот, пусть и небольшой остров, располагался в аккурат посреди залива Пунай. В общем, его хозяин мог наложить лапу на всю крупную торговлю в окрестностях залива. Кираты форт несколько раз осаждали, но все закончилось ничем. Теперь они столковались с бретонцами. Форт три дня назад пал, а потом запылали рыбачьи деревушки вдоль нашего материка, уже захвачено несколько купцов. Теперь со дня на день ожидают боевые суда из Траяноса чтобы провести карательную экспедицию и отбить форт, а потом, если получится, разграбить Аркаим. Дополнительно нанимают нелюдей в качестве десанта, преимущественно орков. Дело ожидается весьма кровавое и жаркое.
  Аркаим имперцы осаждали неоднократно, но захватить ни разу так и не сумели. Уж больно он хорошо защищен. Однако можно сжечь богатые предместья, разрушить верфи, заставить горожан основательно поголодать... А дальше либо имперцы сами свернут осаду, либо Аркаим откупится. Народ там очень богатый и восстановить порушенное они смогут довольно быстро. Тут об этом знают. Знают, но все же на что-то надеются.
  В порту я практически не задержался. Сверкнул рыцарской печаткой, получил пропуск и подорожную, после чего направился к искомому храму. Вообще, этот город должен посещаться не только паломниками, но и туристами. Тут каждый храм - произведение искусства. У многих перед входом стоит статуя бога-покровителя. И далеко не у всех статуй доброе выражение, многие выглядят весьма сурово, а некоторые и злобно. Даже несколько статуй бого-демонов мне на глаза попалось.
  Храм Гаргимеда мне встретился у центральной площади. Не мудрено - божество одно из самых почитаемых в местном пантеоне. Убранство у него богатейшее. Ну это и понятно - нужно соответствовать надеждам почитателей. На пороге застыл жрец в красно-зеленых парчовых одеяниях.
  - Уважаемый, - обратился я к нему. - В своих странствиях я добыл то, что, как мне сказали, принадлежит вашему храму.
  - Ты его желаешь пожертвовать? - спросил меня жрец тихим монотонным голосом.
  - Нет, - ответил я. - Скорее сменять на кое-какие ценности. А в качестве пожертвования я принес то, что создал своими руками.
  - И что же это?
  - Несколько магических свитков.
  - Тогда пройдем вовнутрь. Я должен осмотреть то, что ты принес.
  Внутри, чуть в сторонке от центрального входа располагался небольшой столик на который я и установил трофейный ящик-шкатулку.
  - О-о! - протянул жрец. - Это очень ценная вещь. В таких хранили храмовые реликвии. Ты что, знаешь как ее открыть?
  - Конечно знаю, - кивнул я. - И готов ее оставить храму, но не в дар, а сменять на боевого дергара.
  - Дергар немало стоит, - проворчал жрец уставившись цепким взором на мои манипуляции с крышкой. - Я так понимаю, голой рукой отпирать запор может быть опасно?
  - Верно, - ответил я. - Насколько мне известно, зуб змея может быть смазан опаснейшим ядом. Каким именно - неизвестно. Яд наносил не я.
  Когда открылась крышка жрец уставился на ее содержимое невидящим взором.
  - Это..., это же..., этого не может быть, нет..., это просто немыслимо... - лепетал он. - Этим реликвиям цены нет!
  - Цена есть всему, - хмыкнул я. - Просто для каждого она своя собственная.
  - Что ты за них хочешь!? - жрец ощутимо напрягся.
  - Что ни дашь, все мое! - я негромко засмеялся. - Что мне твой храм за собственные реликвии воздаст, тем я и удовольствуюсь.
  - Дергар точно твой, - жрец удовлетворенно кивнул. - Но выбирать будешь самостоятельно. Эта зверюга к себе абы кого не подпустит. Впрочем, могу дать бесплатный совет - перед загоном порежь руку и плесни кровь в воздух. Который к тебе первым подойдет, тот и твой. В идеале будет, если дергар добровольно слижет твою кровь с ладони. Это знак безропотного признания тебя своим хозяином. А коли нет, так ездить на нем придется с большой оглядкой. Ведь дергары - весьма своевольные твари. Чуть что, сожрет давшего слабину хозяина и пойдет на вольные хлеба. Попробуй, одолей такого.
  - Еще какие-то заказы будут, - поинтересовался я.
  - Хе-хе, - хохотнул изрядно повеселевший жрец. - Конечно же будут. Надо весь комплект доспеха собрать. Туника у нас. Маску и левую перчатку ты добыл. Капюшон у герцога Алайского. Идут переговоры о его возвращении, которые, скорее всего, закончатся успешно. Остались поножи, туфли, оплечья, левая перчатка и алтарь. О первых двух нам ничего не известно, оплечья находятся в заброшенном храме на острове Мургулин, что у устья Алайской реки, вторая перчатка, по слухам, оказалась в Аркаиме во владении семьи Брустгордов, а алтарь вывезли куда-то на юг.
  - Как же это доспех-то распорошило? - поинтересовался я. - Чуть ли не по всей Империи его элементы разбросало.
  - Тут-то все просто, - вздохнул жрец. - За каждый элемент доспеха в старинном храме отвечал свой собственный жрец. Во время глада и мора жрецы либо бежали кто куда, либо погибли при тех или иных обстоятельствах и их имущество разделили убийцы. А как только началось все успокаиваться, то стали за головы хвататься - разнесла судьба-злодейка реликвии по таким местам, где им и применение сыскать тяжело. А на то, чтобы просто разузнать об их местонахождении уходили целые десятилетия. Сколько ложных следов было, сколько ошибочных и откровенно лживых сведений получено - не счесть! Вон, об этой перчатке мы до сих пор ничегошеньки не знали и вдруг - бац - ты приходишь с ней. О маске, надо сказать, нам было известно, но как подступиться к ее обладателю практически никто не ведал. А капюшон и вовсе из рук в руки кочевал, в среднем, едва ли не каждое десятилетие сменяя владельца.
  - А на Мургулин почему не высадятся? Наверняка авантюристов хватает.
  - Ха! Пытались уже. И не один раз. Да вот засада - дроу где-то под тем храмом алтарь Ллос воздвигли и чуть что, чужаков на него тащат. Говорят, будто это самый близкий ее алтарь к земной поверхности. А добрую треть алайского герцогства около двадцати лет тому назад в пух и прах разнесли вовремя орочьего набега. Давненько зеленошкурые настолько лихо и, главное, успешно на Империю не нападали. Считай, треть владений пустили с дымом, разбили в нескольких сражениях армию герцога и самого правящего герцога в смертельную ловушку завлекли, где он бесславно и сгинул. Какая уж тут высадка?! Разве что, может, у тебя получится. Наверное. Но я не настаиваю, как сможешь, так тому и быть.
  На этой мажорной ноте мы и распрощались. Лихо жрец меня подгрузил информацией. Тоже мне, бедный и несчастный. Только всмотрись в его жирную холеную рожу... А вот упоминание об алтаре Ллос - это намек судьбы относительно того, что я своей покровительнице что-то давненько жертв не приносил, а надо бы. Осталось лишить главный вопрос - кого. Хотя, если хорошенько подумать... Да, точно, стоит мне с открытым лицом где-то прогуляться, как кандидаты быстро сыщутся. Нужно будет лишь озаботиться о их торжественном оформлении...
Оценка: 5.33*247  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Видина "Чёрный рейдер"(Постапокалипсис) М.Топоров "Однажды в Вавилоне"(Киберпанк) У.Соболева "Пока смерть не обручит нас"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика)
Хиты на ProdaMan.ru Невеста двух господ. Дарья ВеснаЗолушка для миллиардера. Вероника ДесмондПроклятье княжества Райохан, или Чужая невеста. ИрунаВерь только мне. Елена РейнОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОтдам мужа, приданое гарантирую. K A AПоймать ведьму. Каплуненко Наталия��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаКнига 2. Берегитесь, адептка Тайлэ! Темная КатеринаОфисные записки. Кьяза
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"