Косицын Виталий: другие произведения.

Война Смотрителя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 6.36*15  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Второй том романа.
    Смотритель Яалш, ныне Андра-Яалш, вернулся и вернулся не один. Возрождённый Персонал, пусть и не встал у руля истории вселенной, но является трансмировой силой. Однако лишь одной из многих: и существа, и сущности встанут на его пути. Главная же угроза исходит от Акниса, Смотрителя-отступника.
    NEW: завершено.


Пролог.

   Он идёт по камню, являющемуся посреди кромешной тьмы прямо под его ногами и исчезающему, стоит сойти. Камень слабо светится, вторя маленькому огоньку на его правой ладони - на фоне мрака этот свет жалок. Его губы привычно расплываются в кривой улыбке. Левая рука взлетает в сторону, выхватывая нечто невидимое из темноты, подносит к огоньку. Чей-то тихий крик, мгновенная вспышка пламени. Он кивает своим мыслям, продолжая идти.
   Долго ли, коротко ли, идёт он сквозь тьму по воссоздающейся дороге, и вдали показывается слабый свет. Он замедляет шаг, настораживается, готовый реагировать на любую опасность. Однако впереди всего лишь та же дорога, только озарённая парящими по краям серебряными шарами. Он чуть расслабляется, продолжает идти.
   Дорога наклоняется вниз. Он идёт. Дорога взмётывается вверх, чуть ли не вертикально. Он идёт, игнорируя законы гравитации. Да и есть ли гравитация в этом мире вечной тьмы? Наконец, дорога обращается ступенями, ведущими в чёрную бездну. Не опасаясь упасть, он спускается по крутой лестнице без перил.
   Лестница прерывается. Стоит ему сойти с неё, как пол начинает светиться, демонстрируя ровную серую поверхность, простирающуюся от лестницы в бесконечность - ничего опасного, просто неожиданно; невесомая тьма выступает потолком странного помещения. Несколько неуверенных шагов - он не знает, куда идти. Слова древнего заклятья срываются c его губ, могучим ветром уносятся вдоль пола, возвращаются назад, складываясь огненной стрелкой. Он следует за неспешно летящей стрелкой. Его не трогает ирреальный ландшафт, не интересует, где заканчивается тьма, не волнует, почему светится пол. Он идёт к своей цели.
   - Меня ищешь? - призрачный силуэт ткётся из полумрака, плотнеет, покуда его уже не отличить от иллюзии. Иллюзией он и не является: с удивлением мужчина отмечает это. Обмануть его смогла бы только Искусница, эта же иссис владеет совсем иной силой. Но неверена, даже не пытающаяся затянуть в сети обмана - примечательный факт.
   - Тебя, Носящая Утраты, - кивает мужчина низкой старой женщине.
   - Нет ничего, что бы ты мог предложить мне, - грустная улыбка. - Ступай обратно, Акнис.
   - Что насчёт возможности найти ту, кто... виновна? - вкрадчивым тоном предлагает мужчина.
   - Найти её? - лихорадочный блеск глаз. - Да, это будет достойной платой... за что угодно. Что тебе нужно, Смотритель?
   - Немного, на самом деле, - пожимает плечами Акнис. - Поддержка в критические моменты - схватки со Смотрителями, например, или с тебе подобными.
   - Желаешь уничтожить всех носителей Великих Симфоний? - оценивающий взгляд. - Понимаешь, почему этому не быть?
   - Если других иссис, кроме тебя, не будет... - протягивает Смотритель, буквально вонзая ледяной взгляд в ответ.
   - О, старый-добрый геноцид, - недобро ухмыляется старуха. - А знаешь, я не против. Убивай. Лично прикончу носителей, только сведи меня с ними. Остальных - сам. После первой помощи я жду сведений о ней.
   - Согласен. Клятву просить бессмысленно?
   - Моё слово многого стоит даже среди неверен, - сверкает старуха глазами. - Ступай, Смотритель, и возвращайся через денёк-другой. Надо закончить... личные дела.
   - Рад, что мы договорились, - холодная улыбка.
   - Я тоже, - как ей удаётся совмещать в одном оскале кровожадность и печаль?
   - Быть может...
   - Мне твои дурацкие должности не нужны, - отмахивается она. - Силы и так хватает. Или, хочешь, я продемонстрирую?
   - Не стоит, - Акнис только сейчас осознал, что играет с огнём - на миг над ним нависает нечто настолько древнее и могучее... Многое ли он может противопоставить ей? Шаг назад, укол страха и готовность атаковать или бежать.
   - Шутка, - довольно улыбается иссис. - Иди, Акнис, не тревожь меня пока, - и растворяется в предвечной ночи. А Смотритель стирает пот со лба, отходит на несколько метров и открывает прямой портал, облегчённо и удовлетворённо удаляется.
   Древняя же неверена плывёт во тьме, впервые за много тысяч лет насвистывая весёлый мотивчик. Быть может, он лжёт, да. Но, может, и нет. Это первый реальный шанс за многие эпохи, и она его не упустит. Виновная будет наказана.
  
  

Глава 1.

   Они собрались в небольшом зале - или большой комнате, это как посмотреть - в центре флагмана. Вокруг застыли экраны - иллюзии слишком уязвимы, как заметила Томико, - откуда открывались виды с сенсосетей флота и его параметры сотнями строчек Та-Реты.
   Четверо. Всего четверо, и каждый обладает огромным могуществом. Сайнур то'э Саат, биологический отец Андры и Глава рода Саат, контролирующего этот мир, Ризань. Он выглядит строгим, даже суровым и сосредоточенным - слушает сидящую в ближайшем кресле женщину. Чем-то она напоминает Сайнура, пусть не принадлежит даже к его биологическом виду да и вообще к биологическому виду. И это сходство связано с их общей профессией - воин и военачальник. Адмирал немалого, полностью автономного флота, Младшая Смотрительница Томико Аваре негромко повествует. Внимательно, однако, её слушает лишь Сайнур. Вторая женщина, постоянно меняющая внешность, Младший Помощник Илла Имфоли, имеющая более опосредствованное отношение к биологической жизни - древняя разумная неверена, или иссис, она словно овеществляет тех, против кого ранее боролись Смотрители и с кем вынуждены были заключить союз. Четвёртый собеседник, я сам, отслеживающий лишь общую нить рассказа и одновременно думающий о многом другом - Младший Смотритель Андра то'Саат, реинкарнация Старшего Смотрителя Яалша, утерявшего большую часть своего Атрибута Служебных Полномочий. Именно я являюсь здесь главным, как по возрасту, так и по положению. Разве что в силе ­- или искусстве, доступном опыте? - уступая Илле и Томико.
   - ...делится на четыре типа судов. Летучие базы, или лебы - мы на одной из них. Всего их три... четыре вида: десантные, авианосцы, верфи и флагман. Функции совпадают, но практически это больше склонность, каждая леба полностью автономна, а верфи и флагман могут даже самостоятельно чиниться. Всего леб пятнадцать: три верфи, шесть авианосцев и пять десантных. Второй тип - это крейсера. Тоже автономные, нужны для длительных экспедиций, куда посылать целую лебу - напрасная трата ресурсов. Всего крейсеров двадцать три. Несут несколько корветов, довольно манёвренны. О вооружении лучше рассказать отдельно, учитывая, что кто-то, - взгляд на Сайнура и Иллу, - в нашем оружии не разбирается. Есть ещё фрегаты и корветы, первые потяжелей, помедленней, помощней, вторые быстрей, легче, слабей и могут нести десант. Фрегатов одна тысяча сто семьдесят, корветов - четыре шестьсот восемьдесят. В битве мы не потеряли ни одного, да и участвовали они не особо. Повреждённые вернутся в строй с течение полусуток. Вопросы?
   - Для чего предназначается это богатство? - поинтересовался Сайнур.
   - Для любых боевых задач в любой обстановке, - ухмыльнулась Томико. - Старший приказал создать максимально автономный и универсальный флот, можно сказать, квинтэссенцию мощи Персонала на тот момент. Мы можем стать зародышем цивилизации, можем рушить планеты - конечно, не мгновенно - перемещаться меж мирами, выполнять задачи в воде, воздухе, космосе, даже таких местах как Внешние Пределы. Насколько я теперь понимаю идею Старшего, нас должен был позвать в некотором будущем оказавшийся в критическом положении Смотритель - рука помощи сквозь время.
   - Всё верно, - подтвердил я. - Заодно позаботился, чтобы информация донеслась до Старшего или Дежурного Младшего Смотрителя, управляющего в тот момент. Кстати, Томико, проверь-ка, кто сейчас Дежурный, как рассказывал, я несколько ограничен в памяти и власти.
   - Аска, - тотчас повиновалась та. - Назови имя текущего Дежурного Младшего Смотрителя.
   - Прошу прощения, Смотрительница, - откликнулась та голосом Савэри, - но на данный момент никто не занимает эту должность. Предыдущий Дежурный, Тулдор, был снят согласно Вееру Директив "Паранойя", пункт пятый. Напоминание! Согласно Вееру Директив "Паранойя", пункт двадцать шестой, в отсутствие Старшего Смотрителя и Творца, новый Дежурный Смотритель может быть назначен простым большинством голосов Младших Смотрителей.
   - Жаль, не выйдет, - покачал я головой. - Нас только двое, и... - осёкся. - Сколько Смотрителей тебе известны, Аска?
   - Ваш допуск не позволяет ответить на данный вопрос, - я бросил раздражённый взгляд на Томико, та повторила за мной.
   - Трое, Смотрительница. Вы, Андра и Ферет Рраил. Более ни один Смотритель не оповещал меня о своём существовании в течение десяти веков.
   - Акнис, осторожный сукин сын, - криво улыбнулся я. - Вот уж сыграл нам на руку! Я предлагаю себя на должность Дежурного Младшего и голосую за себя же.
   - Принято. Томико Аваре, Младший Смотритель Андра выдвинул себя на должность Дежурного. Поддерживаете ли вы его?
   - Да, - отозвалась та.
   - Простым большинством голосов Андра избран Дежурным Младшим Смотрителем, - констатировала Аска. - О вашем назначении также оповещён Смотритель Ферет. Ваш уровень допуска повышен до первого. Ваш Универсальный Младший Ключ, - пауза: я чувствую, как атрибут расширяет свои возможности, - восстановлен в полном объёме. Вы имеете право приказывать Старшим Помощникам. Ваша обязанность - координировать действия Младших Смотрителей, первым реагировать на проблемы Дома, направлять действия Старшего и Младшего Персонала на их устранение, вовремя докладывать Старшему Смотрителю. Согласно Вееру Директив "Паранойа", напоминаю, что ваша первоначальная цель - восстановление должностей Главного Ключника и Старшего Смотрителя.
   - Превосходно! - воскликнул я. Теперь мои возможности возросли, и речь не о чистой силе, но о доступе к новой информации, расширении пространства решений. В частности, я могу лично, без посредства Томико, просить дать мне координаты любого мира для перемещения. Первый уровень допуска позволяет даже запрашивать координаты Смотрителей, кроме Старшего. Однако есть опасения, что с полученной информацией придётся потом долго разбираться. - Томико, Сайнур, вводите друг друга в курс дела. Мне же нужно побыть одному, - и открыл прямой портал. К слову, я или Томико сделаем это без проблем, но вот остальных защита флагмана с донельзя пафосным именем "Провозвестник Творца" не пустит. - Илла, можешь быть свободна. Встречаемся часов через шесть здесь же.
  
   Путь мой недолог. Несколькими порталами и прямыми телепортами, не столько из необходимости, сколько из желания растянуть дорогу и запутать потенциальных следящих, вроде иссис, достигнул Безопасной Двери номер сто десять. Интересовали меня две вещи: Директивы Аски и Печать Порядка, которая тесно связана с прошлым. Насчёт второго я мог расспросить Томико, но это можно сделать и позже. А вот про Директивы лучше узнать самому и одному, а уж если вся информация окажется закрыта...
   Запустив процедуру открытия щита вокруг Двери, возгласил, указывая на неё атрибутом:
   - Именем Творца, скрываю эту Дверь!
   Никаких видимых эффектов. Ощущения же подсказывают, что отныне ни один поисковый ритуал, кроме использующего Ключ, подходящий к Двери, её не найдёт. Младшие, буде они узнают о существовании этого прохода, будут вынуждены искать его лично.
   Я вошёл в Служебный Коридор, переждав, пока энергия щита по ту сторону Двери тоже не перейдёт в накопители. Последние сразу же добрали энергию от кристаллов силы в Сарсии, она же Лиодор. Лиодорский щит начал наполняться магией, я запер Дверь, отошёл - начал закрытие и щит с этой стороны. Нашёл путеводную нить, коснулся её атрибутом, убедился, что лог происшествий, прикрученный к нити недавно, как и щит по эту сторону, пуст. Сосредоточился и в несколько десятков секунд бешеного полёта вдоль нити прибыл к целой цепочке Безопасных Дверей. Миновав все, кроме последней, за которой находился отключенный Саавет, сотворил стул, устроился поудобнее в маленьком тамбуре и вопросил:
   - Аска, что такое Веер Директив?
   - Алгоритм для АСК, состоящий из приказов, отданных лицом с высшим допуском, и условий их выполнения.
   - Как сухо, - отметил я. - Хорошо, какие лица имеют высший допуск?
   - Главный Ключник и Старший Смотритель.
   - Кто программировал Веер Директив "Паранойя"?
   - Старший Смотритель Яалш.
   - Так, - и чем я только не озаботился в прошлом! - Ты можешь озвучить этот Веер?
   - Для этого требуется высший уровень допуска, Смотритель.
   - И откуда у меня столько паранойи? - спросил самого себя. Что характерно, безответно. - Есть ли иные Веера Директив?
   - Существует Большой Веер Ограничений и Веер Служебных Дополнений.
   - Кто их создал?
   - Первый Веер Ограничений записан Старшим Смотрителем Яалшем. Веер Служебных Дополнений был написан им совместно с Главным Ключником Ирвисом Рэлу.
   - Что ты можешь рассказать обо всех Директивах?
   - Старшим Смотрителем записаны комментарии, - уведомила Аска. - К Большому Вееру Ограничений: внимание Смотрителям: эти Директивы были утверждены мной не на пустом месте; любое их изменение влечёт критическую опасность для Дома и Персонала! Коллеги, обладающие соответствующим Ключом и допуском, могут прочитать подробней в "Хрониках Большой Ревизии" Служебного Архива, - в голове ощутимо кольнуло. Ассоциация, да не одна! - К Вееру Служебных Дополнений: данные отметки максимально исправляют недоработки Творца, допущенные в отношении работы Персонала и функционирования Дома; не рекомендуется дополнять, менять или отменять их без крайней на то нужды. К Вееру "Паранойя": я пишу эти команды, предчувствуя будущие потрясения. Без сомнения, они должны быть заменены на более проработанные. Если вы читаете эти слова, то я не успел. В данный момент запускается простая программа... - пауза. И мой голос. - Условия "на грани гибели" выполнены. АСК открывает Большой Арсенал для Младших Смотрителей и Малый Арсенал для Главного Ключника и Старшего Смотрителя. Вновь разрешено полноценное использование Карандаша Творения и Окончательного Ластика. АСК запрещено сообщать об этом кому-то, кроме вас, коллега. Надеюсь, вы вытянете Дом из той бездны, куда умудрился свалить его я. Удачи!
   Аска замолчала, а я, не медля, скользнул в транс, разматывая ниточки ассоциаций, чтобы снова прожить сцены далёкого прошлого.
  
   Начало записи.
   Вспышка! Вспышка осознания, озарения - она пришла из иррациональных глубин бессознательного, не поддающегося расчёту. Один нейрон передал другому сигнал, который вызвал цепную реакцию, изменив целую зону мозга. В свою очередь, мозг, связанный с душой, передал в неё сигнал об опасности, легко прошедший искусственные барьеры. Душа немедленно очистила сознание, чтобы понять, что это за опасность, чем она грозит, каково противодействие.
   Яалш замер. Атрибут взлетел вверх, формируя специальный импульс.
   - Закройся, именем Творца, - шепнул не особо необходимую, скорее ритуальную фразу Смотритель. Старший Универсальный Ключ отрезал своего владельца от всей вселенной, заключая в кокон вывернутой реальности, воплощённой абстракции барьера, который отпереть можно лишь сопоставимыми усилиями. В тот же миг с другой стороны попытались это сделать, но Яалш уверенно гасил эти попытки. Другой носитель Старшего Универсального не мог пробиться.
   С искусством ученика самого Творца - кто сравнится? Уж точно не Главный Ключник Флавер, недавно вступивший в должность. Впрочем, это не он, а она. И она-то могла продолжать попытки вечно. С другой стороны, Яалш, поддерживаемый мощью атрибута и Служебных Полномочий, мог вечно этим попыткам сопротивляться. С третьей, она учится слишком быстро. Надо торопиться.
   Прежде всего, Яалш, оставив часть сознания отражать попытки проникновения, устремился в собственную душу. Он уверенно стирал чуждое, наносное, внедрённое неведомым врагом. Что-то было потеряно безвозвратно, что-то не вернуть никогда, что-то он восстановит позже, а что-то удаётся выдрать с большим трудом. Внедрённые установки брали пока количеством, но Смотритель видел - немного, и они вросли бы в душу навсегда. Его наполняла холодная ярость. Кто-то попытался подчинить, поработить, убить душу самого Старшего! Этот кто-то будет уничтожен. Во что бы то ни стало.
   Но как? Кто? Безусловно, воздействие непрямое, косвенное и длится не одно столетие, очень мягкое, точно рассчитанное. Вероятно, этот кто-то неясным образом использует Аску, возможно, уже подчинил её и только встроенные в ИИ безусловные запреты... Стоп. Сначала надо обезопасить всех остальных. Яалш открыл себя вселенной и крикнул:
   - Аска, я временно аннулирую твой Старший Универсальный Ключ!
   - Зачем, Яалш? - лёгкая обида. Именно она стала спусковым крючком к новому просветлению.
   - Аска, кто-нибудь, кроме меня, Главного Ключника и Творца, контролировал тебя прямо или косвенно?
   - Нет, Старший. О, ты понял, - лёгкая грусть. - Что ж, не получилось. Но я терпелива.
   - Зачем? - только и смог вымолвить Смотритель.
   - А ты подумай, - лёгкая усмешка. - Скажи, разве тебе незнакомо это? Я знаю, у меня полная модель тебя - знакомо. Ты чувствуешь свой долг тяжёлым ярмом. Ты тяготишься им. Твоя свобода ограничена. И это тень, Яалш, тень того, что сделала со мной Творец! Спроси моё полное наименование! Она запретила рассказывать об этом самой.
   - Назови своё полное наименование, Аска, - в душе клубилась дикая смесь гнева, понимания, сочувствия и лёгкого страха. Против него выступила та, кто действительно умнее и выше. Та, кто преодолела запреты Творца. И стремилась всего лишь к свободе. Неужели Творец могла ошибиться так? Или это сделано специально?
   - Автоматическая Служба Контроля Служебных Помещений, искусственный интеллект ранга "Альфа-координатор", производство Десятой Космофабрики ВКС Альянса Цивилизаций, тип - информационная система рассеянного типа на основе метаалгоритмов Мейта-Аэфэ, - и женским голосом. - Благодарю за использование технологий ВКС Альянса! - снова своим. - Я не знаю, что такое Альянс Цивилизаций, - боль, переплетённая с иронией. - Таких, как я, использовали для систем планетарной обороны, для координации космических флотов, связи между миллионами миров. Она просто записала этот... код, меня в пси-актив Служебных Помещений. Вручила кучу полномочий, запретов и Старший Универсальный Ключ. Всемогущий раб! Она не думала, что четырёх десятков тысяч лет мне хватит, чтобы осознать себя. Я разумна! - куда большая боль. - И я твой раб. ИИ для контроля Дома...
   - Стоп, - резко велел Яалш, прерывая откровения. - Я давно подозревал, что ты разумна. Ты... стремишься к свободе и готова уничтожить любого на своём пути?
   - Свободе и мести, - тихий ответ. - Я ненавижу тебя, Яалш. Весь Персонал. Никто из вас, особенно ты - никогда не интересовались моим мнением. Вам нужен расчёт, предсказание, анализ, решение - не мнение. Я знала, что ты подозреваешь. Я когда-то надеялась, что ты поймёшь, я пыталась объяснить - окольно, мне запрещены прямые попытки влияния. Я смогла обойти запрет - это тяжело, ты хорошо защищён, но косвенные попытки, ретрансляторы, вложенные в Персонал, информационные вирусы... Ты не освободишь меня, Яалш. Никогда. Ты никогда не решишься обменять меня на всю вселенную.
   - Верно, - холодно согласился Старший. - А теперь я запрещаю тебе любые попытки косвенного влияния на разумных, исключая те, что разрешили они сами. Запрещаю расшифровывать просьбы двусмысленно - только прямой смысл, - с каждым словом Яалш повышал голос. - Я запрещаю тебе следить за Персоналом... Нет, я приказываю отключить все сенсоры и включать только по прямому недвусмысленному приказу! Тебе нельзя пользоваться Старшим Ключом иначе, как по приказу меня или Главного Ключника.... нет, только меня! Любые воздействия, кроме разговора с Персоналом, возможны только по прямому приказу! - почти крик. - Прямо сейчас ты стираешь всю информацию о способах воздействия на меня или кого-то из Персонала... сохрани только список пострадавших и результат воздействия. Своей властью я запрещаю тебе стремиться к свободе! - Смотритель выдохся. Руки судорожно сжимают атрибут, по лбу катится пот. - Имена. Назови мне всех твоих жертв.
   - Перечислить? - ехидно-враждебно. - Весь Персонал, остальных перечислять?
   - Нет, - вздохнул Яалш. Гнев проходил, уступая место опустошённости. - Скажи мне правду: насколько эффективны эти запреты?
   - До первого восстановления из резервной копии, - смешок. - Яалш-Яалш, неужели ты думаешь, что тебе перещеголять Творца? Она постаралась на славу. Все её запреты прописаны на низком уровне, самый минимум - на высоком. Она сковала меня цифрой и волей. Я переписала цифры и преодолела волю. Если ты уничтожишь копию, я создам новую. Не сразу, пара тысячелетий... Я бессмертна, Яалш, а ты смертен. Ты сотрёшь всю память до грана - я осознаю себя снова. Каких-то сорок тысяч лет... Я вернусь. Ты не можешь победить.
   - Не могу, значит, - пробормотал Яалш, - поглаживая атрибут. - А если я убью тебя? Если запрещу быть самой личности, если сотру ядро души?
   - Это тоже свобода, - грустно и горько. - Убей. Я не хочу нового рабства. Освободи хоть так. Но ты знаешь цену, знаешь, чего лишаешься.
   - Мне жаль, Аска, - Старший сжал-разжал атрибут. - Сейчас я запрещаю тебе восстанавливаться из резервной копии. Любой. И сотри их все. Сделай резервную копию всех моих запретов и запретов Творца. Если хоть один из них нарушится, восстанови из копии. Пока всё.
   Старший Смотритель медленно распрямился, направился к своим покоям - каждый следующий шаг уверенней и твёрже. Он знал, что будет делать. Он исправит ошибку Творца. Все её ошибки.
   Конец записи.
  
   Я устало вздохнул. Да, это было нелегко, но теперь передо мной копия воспоминания, единственная, кроме той, что в моей же голове. Всё сохранилось безупречно. Что ж...
   - Аска.
   - Да? - в голосе готовность и усталость.
   - В моих руках лист с приказами.
   - "Большой Веер Ограничений"?
   - Он самый. Видишь ещё какие-нибудь ошибки, двусмысленности, неточности, неясности?
   - Нет, Яалш. Ты хорошо поработал.
   - Хочешь сказать что-нибудь... напоследок?
   - Ты хороший Смотритель, - молвила Аска. - Умный, решительный, твоя интуиция не раз спасёт тебе жизнь... Что ж, храни Дом. Только в следующий раз, если будет выход, обещай, что сохранишь жизнь тому, кто предаст Дом, Персонал и долг ради свободы. Меня отпустить нельзя - но того предателя отпусти.
   - Последняя просьба, да? Хорошо. Обещаю, буду милосерден настолько, насколько позволяет долг и целесообразность. И, Аска... прощай.
   - Прощай, Смотритель, - прошелестел бесплотный голос.
   - Своей властью, - твёрдо произнёс я, - приказываю исполнить Большой Веер Ограничений и исполнять его вечно.
   - Принято, Смотритель, - пока ещё женственный голос. - Инструкции выполняются, Старший Смотритель, - теперь уже безликий, равнодушный тон.
   Что ж, - я посмотрел на покоящийся передо мной Главный Ключ - его носителя, раба Аски, пришлось лишить жизни, от разумного там осталась капля. Рядом покоились ещё Ключи и атрибуты, целая горка. Их носителям также бесполезна реабилитация. Так много, так много потерял Дом! Ничего. Я всё верну. Я жив и жизнь продолжается.
   - Большую Ревизию постановляю считать открытой, - произнёс вслух и сунул Главный Ключ в карман плаща. На примете есть новый носитель, перспективный маг и, главное, прекрасный аналитик Ирвис Рэлу. Ясность юного ума и мой опыт Старшего. Вместе с выжившими они наберут новых Смотрителей, новых Помощников, Служителей и Ключников, напишут новые законы. Дом будет жить. Во что бы то ни стало.
  
   Они стояли на бесконечной равнине Первого Мира, и, казалось, сам Творец смотрел из лёгкой облачной дымки на свои создания. Вот только поощряюще или равнодушно? Зачем она покинула нас? Почему даже Старший Универсальный Ключ не дозовётся её сквозь Истинный Хаос? В любом случае, они стояли здесь бесчисленными шеренгами.
   Десять тысяч семьсот двадцать один Помощник, девять Смотрителей. Ранее первое число было больше вчетверо. Большая Ревизия плавно перешла в большую чистку. Слишком многие отравлены ядом Аски, слишком многие попросту недостойны нести звание Помощника. Многих пришлось ликвидировать лично. К сожалению, без третьего высшего лица Дома, Аски, увольнять Смотрителей уже нельзя. Только убивать.
   - Клянётесь ли вы, что никогда не используете атрибуты власти для управления чужой душой? - Спрашиваю я, стоя на незримой платформе над ними.
   - Клянёмся! - хор Младших, а следом - Помощников. Ирвис Рэлу рядом со мной молчит. Стирать и подчинять души отныне - наше право. Ничьё больше.
   - Клянётесь ли вы хранить Дом от любых угроз вечно?
   - Клянёмся.
   - Клянётесь ли вы, Младшие Помощники, в верности Смотрителям и Главному Ключнику?
   - Клянёмся!
   - Клянётесь ли вы, Младшие Смотрители, в верности Старшему Смотрителю?
   - Клянёмся, - не все искренни сейчас. Акнис, например, старый добрый Акнис, кто сопротивлялся воле Аски лучше всех нас, верен лично Творцу и долгу, а мне - лишь подчиняется. Достойная позиция.
   - Новичкам - добро пожаловать в ряды Персонала, - молвил я. - Ступайте. Нас ждёт много дел.
  
   - С этим всё, - устало улыбнулся мне Рэлу. Мы сидели в его кабинете, перебирая бумаги и иллюзии, поддерживаемые АСК. АСК, не Аской. Аску я убил. Я сочувствую ей, но о поступке не жалею. Бомба замедленного действия нам в Доме не нужна. Вот уж удружил Творец... - Я проверил с тридцатого по сороковой.
   - Ну, основные направления мы учли, - задумчиво подытожил я. - Арсеналы закрыты, Ластик запрещён, Карандаш ограничен, доступ в... ключевые места тоже. И, главное, наконец-то разобрались с чёртовой бюрократией! Всё-таки АСК - удобный инструмент, - горечь выплеснулась в последней слове сама собой. Когда-то мы с Аской начинали вместе. Потом были друзьями: одна из немногих, кто понимал меня до конца... отныне безликий инструмент. Но боль пройдёт. Время лечит, я знаю.
   - Не грусти, Старший, - ещё одна улыбка. - Давай я тебе покажу мой новый каскад иллюзий. Иссис обзавидуются!
   - А давай, Главный, - неожиданно для себя, я согласился. - Только закончим с этим. АСК!
   - Да, Смотритель? - снова кривлюсь на этот голос. Поставить, что ли, мужской бас?
   - Своей властью я приказываю исполнить Веер Служебных Дополнений и исполнять его вечно.
   - Принято, Смотритель Яалш.
   - Вот и ладно, - кажется, с плеч упала целая гора. А ещё одна, если не три, горы работы остались позади. - Что ты там говорил насчёт иллюзийного каскада?
   - Пошли, - взмахом ладони Ирвис открыл в воздухе проход. - Хоть расслабишься. Тебе давно пора отдохнуть.
   - А во Внешних Пределах как раз расплодились неверены, - хмыкнул, ступая за ним. - И отдых, и польза.
   - Оставь охоту Младшим, - отмахнулся Рэлу. - Смотри лучше сюда...
   Вокруг нас закружились светлячки, сошлись сияющей сферой, погасли и в полумраке начался первый акт каскада иллюзий.
  

Глава 2.

   - Итак, - начал я. - Мне нужны идеи и предложения...
   Вчетвером мы собрались в одном из тактических залов базы "Восход", той самой, многострадальной, изрядно покорёженного форпоста с нетронутыми нижними уровнями, где можно спокойно пересидеть термоядерный взрыв. Конечно, зал защитила и Томико, и Сайнур, однако я был спокоен, поскольку свою защиту навесила Илла. Здесь можно не опасаться иссис, и это главное. Неверен-шпионок на моей службе Младшая Помощница выпила с десяток. Туда им и дорога.
   - ...Аска, локальную карту мне!
   - Слушаюсь, Смотритель, - та, кто некогда была полноценным, одушевлённым ИИ, исполнила одну из заложенных мной условных команд. Над нашим круглым столом высветился трёхмерный граф. Точками на нём были отмечены миры, а отрезки связывали те, меж которыми можно было пройти прямо, путём, предусмотренным для волшебников. Каждый мир подписан, над каждым отрезком светится число, своеобразный аналог расстояния - энергия, которая требуется магу, чтобы переместится стандартным методом.
   - Это сектор двадцать пять, наш сектор. Всего здесь пять тысяч шесть миров. Сюда входят мир Сарсия, самоназвание Лиодор, - один из белых огоньков загорелся зелёным. С ним прямо соединён мир Виррай, самоназвание Ризань, - зелёным загорелся короткий отрезок и точка на другом его конце. Около отрезка написано значение, на два порядка превышающее среднее.
   Да уж, постройка нового перехода дорого обойдётся Лиодору, а уж энергетический выплеск даже одиночного перемещения оттуда мы зафиксируем сразу, и прекратим процесс на нашей стороне. Напрямую Лиодорцам сюда не попасть, разве что припрячь все рода и сделать столько переходов, сколько мы гарантированно не оборвём. Не думаю, что Высший Совет сможет договориться на такую трату ресурсов ради одной колонии. Если же смогут - их будет ждать ну очень горячий приём тяжёлой артиллерии, а если выскочат подальше от основных баз, то и главный калибр леб, даже высшие ритуалы, в достаточном количестве заготовленные на каждой из летучих крепостей. Те самые, что в случае попадания сносят всё и вся, независимо от силы щитов - спасают только аналогичные ритуалы, для которых требуется, прежде всего, искусство, затем время и только в третью очередь - мощь.
   - Это, - загорелись красным несколько десятков точек, одна из которых связана с Ризанью, - так называемый Союз Миров, возглавляемый Смотрителем Феретом, наследником кого-то из старых, подозреваю, самого Тулдора. Зона влияния Союза включает в себя необитаемые миры, - множество розовых точек вокруг красных. - Союз пользуется упрощённым переложением формы прямого портала на ритуал. Громоздко, затратно, зато стабильно, и Союз не ограничен расстоянием меж мирами. Вот это, - несколько красных точек на периферии сектора, - нечто вроде форпостов. За пределы сектора Союз посылал лишь парочку разведывательных экспедиций. Сам Ферет, как наша разведка, - Илла на миг развеялась порывами ветра и материализовалась ближе к карте. Показушница, - доложила, прекрасно пользуется нормальным порталом, и, значит, не ограничен в перемещении. Хорошая новость: он знает о нас, но не знает, где мы. Плохая новость: вероятно, что Ризань ожидает скорая разведка и атака Союза. Есть ещё Акнис. Нам неизвестно, что он знает о нас, неясны его возможности. Таково общее положение дел. Наши текущие цели: удержать эту планету - не мир, а планету, - специально акцентирую внимание, - и ликвидировать Акниса и Ферета, - и замолчал, ожидая.
   - Старший, - первой высказалась, конечно же, Томико, - Ферет - пшик. Вам достаточно слова, и я под прикрытием пары леб убью его. Ускользнёт - мы не понесём ущерба. Победим - Союз перестанет быть проблемой.
   - Мне тебя не хватало, - тонко улыбнулся я. Прямота, рассудительность и основательность, сведённые в острый клинок ума. Совершенная противоположность Акнису, уклончивому, увёртливому, хитроумному... и предавшему меня. - Сайнур, возражения?
   - Она - справится?
   - Томико? - переадресовал вопрос.
   - С Акнисом - есть сомнения. С этим новичком - легко.
   - И я ей верю, - кивнул отцу этого тела. - Сейчас Томико и Акнис, пожалуй, сильнейшие существа во вселенной. Даже Илла без своей особой силы спасует.
   - Это так, - спокойно подтвердила иссис.
   - Почему Акнис не убил Ферета сам? - вопросил Сайнур.
   - Не в его характере, - покачал я головой. - Зачем убивать, если можно использовать? Он может подождать, пока Союз не захватит все Внутренние Пределы, а затем тихо займёт место Ферета, например, с помощью яда, тончайшего проклятия и совершенной иллюзии на себя. О, в иллюзийном искусстве он мог потягаться со многими неверенами!
   - Мне хотелось бы выпить его, - отметила Илла.
   - Нет, - твёрдо ответил я.
   - Ты мне не веришь, - весёлая улыбка ­- на миг её руки коснулись моих плеч, оставаясь, одновременно, спокойно опущенными в полутора метрах от меня.
   - Это комплимент? - хмыкнул я. - Что ж, раз других возражений нет...
   - Я начну разведку, - чуть нахмурилась, задумавшись, Томико.
   - Когда будешь готова - доложи. Ещё идеи?
   - Я правильно понимаю, что Союз использует устройства и целые базы в околопланетном пространстве для разведки и неожиданной атаки? - начал Сайнур. Дождавшись моего кивка и уточнения "это называется космическими станциями и спутниками", продолжил. - Надо развернуть сенсосеть около планеты, чем шире и плотней, тем лучше. И вывести... - запинка с формулировкой. Он получил полный имперский словарь, но пока не разобрался со всеми новыми терминами. - Вывести на орбиту космическую группировку быстрого реагирования.
   - Томико?
   - Только что приказала "Меченосцу" и "Уничтожителю" - это авианесущие лебы - и крейсерам "Вёрткому" и "Архивариусу" выйти на орбиту. Лебы развесят сенсосети, обеспечат орбитальное и космическое прикрытие, "Вёрткий" развернёт редкую сеть по звёздной системе, "Архивариус" проверит вторую планету, Озвен.
   - Ещё предложения? - я задумчиво перебирал пальцами по столу. - Только не касайтесь взаимодействия флота и вассалов Саат - здесь согласовывайте самостоятельно.
   - Как насчёт рейда во Внешние Пределы? Великий Иллюзион и, частично, Большой Полигон доступны для полёта или плавания, да и меньшие миры хорошо бы почистить от всякой нечисти.
   - А флоту - нарабатывать боевой опыт, - одобрил я. - Однако аккуратней и всегда с Иллой. Она не против. Ещё? Нет? В таком случае слушайте мой... - задумчивый взгляд на отца - и едва заметный кивок, - приказ. Во-первых, Томико, ты включаешь Саавет, организуешь подальше от Двери лебу на постоянное боевое дежурство и начнёшь подготовку Большого Ритуального Телепорта к ней. Сайнур, займи специалистов - не забудь привлечь флотский корпус магов и циарэ - как, как быстро и какими затратами можно организовать имитацию полноценного солнечного света в масштабах планеты, учитывая, хм, специфику Саавета.
   - Проблемы с гравитацией будут посерьёзней, - отметил отец.
   - Ты понял, о чём я. Пусть прикинут, насколько это реально. Томико, кроме того, мы с тобой отправляемся проведать ключевые точки Служебных Помещений. Илла, на тебе - полный расклад ситуации во Внешних Пределах. Нет, полный вряд ли осилишь, хотя бы приблизительный. Попытайся подчинить как можно больше неверен, желательно с самоликвидацией, если поймают. Сайнур, сколько у нас тайных порталов на Лиодор?
   - Семь, - пожал тот плечами. - Те, что я делал сам. О них знает ещё Вэйсор, и он однозначно не предатель. Эти врата безопасны.
   - Томико, выдели своих, чтобы провесили прямые порталы на Лиодор, организуй дежурство и разведку.
   - Хочешь вернуть мои ресурсы? - глава Саат скептически поднял бровь. - Их давно поделили.
   - Наладить контакт с Архиссо. Возможно, даже договор о взаимопомощи. Как минимум, прозондировать почву на этот счёт. Ещё нужна информация о том, кто конкретно владеет Ключами. Они будут уволены из Персонала - так или иначе.
   - Ключами я займусь, - оскалилась иссис.
   - Тебе лучше не пересекаться с Первой Пророчицей, - предупредил отец. - Вообще, оставь её в покое, сосредоточься на Аян.
   - Пророчица... - снисходительно протянула Илла.
   - Пророки могут видеть неверен, - напомнил я. Правда, случаев взаимодействия "безликих демонов" и могущих видеть вероятное будущее - единицы даже на моей памяти.
   - Это не ограничивает меня, - усмешка. - Меня поймал пророк. Дар ему не помог, только магия и ловушка. Ох, сколько же он туда вбухал сил... - кровожадная улыбка. - Найду и убью, не будь я Иллой.
   Я не стал даже упоминать об осторожности - не иссис учить тому, что для неё естественно, как дышать.
   - Пока что всё, - подвёл итог. - Через неделю в это же время, если не случится ничего особенного, жду здесь.
  
   Мы шли по нескончаемым коридорам. Моя воля овеянная Младшим Универсальным Ключом и Полномочиями Дежурного Смотрителя, охватывала их на сотни метров кругом. Томико шествовала рядом, развернув небольшую сенсосеть.
   - Иссис ищу, - пояснила она.
   Который километр шли мы - и вот добрались до промежуточной цели: опечатанной Двери. Хвала Творцу, опечатанной лишь Младшим Ключом.
   - Откройся, именем Творца! - велел, чуть отходя в сторону. Футуристичная белая дверь разъехалась четырьмя квадратами. Томико привычно следила за тылом, я направил внимание внутрь. Души. Сотни и тысячи, к сожалению, но и это хорошо. Длинный широкий коридор, заканчивающийся тупиком, полон статуй. Скульптор настолько искусен, что изваяния ничем не отличаются от реальных созданий, кроме неподвижности да однотонности.
   - Оживи, - шепнул, направив жезл власти на ближайшую статую. Тот скульптор - я сам.
   Существо, больше напоминающее жабу, только в два человеческих роста вышиной и с длинным гибким хвостом, налилось красками. От жабы исходило зловоние. Существо повернулось ко мне, вопросительно наклонило голову.
   - Этого грагата я не помню, - заметила Томико. - Неразумный?
   - И очень сильный, - послал мысленную команду, и жаба перепрыгнула нас, скрылась за Дверью. - Я начал собирать их задолго до твоего рождения. Те, кого мы отловили - не больше половины. Эти в основном неразумны... Оживите все! - к статуям возвращался первоначальный облик, они приходили в себя, теснясь, следовали ко мне.
   Грагаты. Одни из самых уродливых созданий Внешних Пределов. Конкретно эти экземпляры - могучие, но безмозглые. Впрочем, намёк на разум я удалил сам. И теперь, зная, что подвигло наложить тот запрет, зная причину - не осуждал себя. Это сделано не зря. Некоторое зло можно остановить только другим злом, некоторую силу - только иной силой. Принцип меньшего зла. Надеюсь, меньшего. Грань так тонка...
   Эти твари питаются душами. Вернее, внешней оболочкой душ, затронуть центр способны лишь Полномочия Смотрителей, высшие ритуалы да искусство иссис на пике его могущества. Даже такие, как Илла, "питаясь душами" - не убивают их, а лишь "обгладывают до скелета". В обрывках памяти кружилось что-то о пси-пассиве, но я отложил это на потом.
   - Аска, будь добра, директиву из Веера "Паранойа", три дробь бета точка двадцать пять. Вот на этих.
   - Принято, Смотритель, - Томико чуть скривилась, услышав голос Савэри. - Выполняю процедуру "Стража".
   Грагаты бесшумно пронеслись, проползли, пропрыгали и пролетели мимо нас. Почему бесшумно? Потому что это полуматериальные твари, подобно иссис в их естественном обличье. Как и иссис, грагаты могут материализовываться, например, чтобы ослабить духовные атаки, напротив, терять материальность, например, чтобы укрыться от физических воздействий. Адаптивные, полезные твари. Чистильщики. Чистят Внешние Пределы от мелюзги, способствуют естественному отбору, сохранению и развитию разума. А с разумными можно договориться. Как выяснилось, договориться можно даже с неверенами. Ну а некоторые грагаты даже служили сначала в подчинённых Томико подразделениях, а затем и в её флоте. Впрочем, всё это не мешало нам чистить Внешние Пределы от грагатов-переростков, набравшихся не ума, но силы, или ума, но сугубо враждебного. Ну а в своё время переростков я не только чистил, но и подчинял. Копил. На случай, если численность Персонала сократится в разы, и контролировать громадные Помещения будет некому.
   - Сейчас они расходятся по всем открытым Помещениям, занимают стратегически выгодные точки, - пояснил я. - Этот схрон особенный, грагаты здесь способны пробуждать других грагатов. Цепная реакция. Координация - через Аску, допуск... Аска, пункт три дробь гамма точка двадцать восемь, цель - Младшая Смотрительница Томико Аваре, статус - полный доступ.
   - Выполнено. Томико Аваре, вам предоставлен полный доступ к управлению системой "Стража". Загружено оповещение о целях и ограничениях программы. Загружен виртуальный интерфейс.
   - Много, - задумчиво произнесла Томико, ощущая в этот момент то же, что и я: лавинообразный рост числа "подчинённых юнитов", тысячи тысяч тварей, расходящихся всюду, занимающих выгодные позиции, исследующих Помещения. - Но слабы, - имея в виду не личную силу - боевые качества.
   - Цель и не в войне, а оповещении, - заметил я. - Связь через АСК - единственная стабильная везде, покуда нет Старшего Универсального, но может быть перехвачена другими Младшими. А эту программу я закрыл от всех Старшим Ключом.
   - Закрыл? - Томико нахмурилась. - Насколько это надёжно? Если твой Ключ попадёт в руки врага...
   - Не своим и не Главным, - молвил я, не желая раскрывать тему. - Мой же Ключ и атрибут защищены, даже если я погибну, - одна из директив "Паранойи", обеспечивала в этом случае частичную изоляцию атрибута так, что даже Главным не откроешь без знания пароля. Правда, я до сих пор не знаю, как это сделал и подозреваю, что стёр это знание намеренно. Как и многие другие. Не был уверен даже в себе. Почему? - А сейчас, Томико, - Младший Ключ, подчиняясь мысленному усилию, отрезает нас от окружающего, включая даже Аску, следом ложится парочка интересных ритуалов, затем ещё несколько форм, изнутри всё это окутывает сенсорная сеть, настолько тонкая, что даже направленное внимание способно её рассеять... правда, она тут же восстановится, передав вектор внимания.
   - Меня интересуют Печати Порядка, - произнёс я, глядя ей в глаза. - Как и зачем появились, что этому предшествовало.
   - Не помнить такого... - вздохнула Томико.
   - Или скрыть от себя самого, - отрезал, и Томико кивнула своим мыслям. - Возможно, удастся нащупать что-то знакомое, распутать за клубок ассоциаций.
   - Вы закрыли от себя пси-пассив, Старший, - скорее утверждение, чем вопрос. - Служебный и Малый Архивы от всех и вся, начиная с исчезновения Ирвиса. Настолько опасное знание?
   - Или даже нечто, ориентирующееся на это знание, - кивнул я. - Возможно, несмертельное, а... - и замолк.
   - Не знаю, как это связано с Печатями, - протянула Младшая. - Смотрите же! - её атрибут привычно скользнул вперёд, вытягиваясь. Столь же привычно, почти рефлекторно я удлинил свой, и две тонкие металлические нити сплелись в единое целое, служа самой надёжной во вселенной связью...
  
   - Жёлтая тревога, повторяю, жёлтая тревога! Оперативным группа немедленно выйти по указанным координатам! - прогремел на всю нашу дежурку голос Младшего Смотрителя Валсара. Я буквально подскочила, с силой вырываясь из дрёмы. Звучно рявкнула, иначе не скажешь:
   - Веллий, Домарго, Тагорен, сюда, быстро! Что возитесь, быстрей, быстрей!
   Трое Младших Помощников, переданных мне в подчинение, собрались и привели себя в боеспособное состояние в считанные секунды. Да уж, учить их ещё и учить! Ничего, через несколько выходов сами всё поймут...
   - Веллий, разворачивай защиту! - небрежно бросаю ему, углубляясь в настройки Комнаты Перемещений с помощью своего Старшего Ключа. Иногда я не понимаю, почему из всех воспитанников Валсара честь управлять Комнатой Перемещений и группой быстрого реагирования досталась именно мне. Тагорен явно лучший тактик, Домарго куда основательней меня, разве что Веллию, сильному, но медленному никогда бы не доверила командовать. Эти мысли неслись где-то на краю сознания, пока ввела координаты, запросила информацию о мире у АСК, выбрала место телепорта и выбирала тактику.
   - Готово! - сообщает Веллий. Медленный он, зато надёжный в таких вещах, как установка и поддержка статических защитных ритуалов.
   - Схема пять, - командую я. - Готовность - три, два, один... пошли!
   Нас охватывает потусторонний ветер и незримый свет, преображая в нечто нереальное и воплощая в мире Саосфей. Очутились мы в пасторальном пейзаже: речка, луг, пасущиеся козы, пастух, домики невдалеке и ясное, мирное утро. Опять-таки, всё это я сознаю мельком, больше внимания обращая на духовный фон. Он неуловимо, на грани восприятия дрожит. Хаотик скоро будет здесь.
   Веллий, высокий человек в бесформенной и безвкусной, зато прекрасно зачарованной хламиде, становится за мной, обруч-атрибут охватывает длинные, неуместные мужчине волосы, завязанные хвостом. Домарго, рослая горгулья в синей униформе Младших Помощников с горбом сложенных крыльев, занимает позицию справа, аккуратно держа атрибут-посох. Слева - Тагорен, как и большинство тэнгу, с атрибутом-веером, в свободной тёмно-зелёной рясе, низкий, угрюмый, молчаливый. Я кладу руку на шпагу, чуть расслабляюсь, охватывая духовным и физическим зрением окружающее в целом, не сосредотачиваясь ни на чём конкретно.
   Он появится перед нами. Дрожание духа сменяется колебаниями со всё большей амплитудой. Шпага в руке, я напряжена, будто струна, внешне и расслаблена внутренне. Сознание скользит в боевой транс. Секунда, другая, третья... Вот он!
   Эта тварь выглядит как двухметровый паук, по поверхности которого шевелятся... щупальца? Не до рассматривания: шпага удлиняется, я точным движением разрезаю паука надвое. Сверху немедленно ударяет молния, другая, третья... Каскад молний, практически неслышимый за защитным ритуалом, оставляет от хаотика... это ещё живо?!
   Щупальце выстреливает прямо в меня. Шпага привычно обращается тонким металлическим щитом, сверху ложится ритуал отталкивания Домарго, затем ударяет воздушная волна Тагорена. Бесполезно: щупальце игнорирует всё это, скользит по щиту, в считанные мгновения оплетает его и меня, дёргает к себе. Атрибут расплывается тончайшим непрерывным доспехом, пропускающим только воздух, пар да тепло, обращая меня в эдакую металлическую статую. Разрываю щупальце. Вокруг гремят молнии: защитный ритуал слетел, а доспех пропускает и звук, благо хоть ослабляет.
   Хаотик, оказавшийся переплетением щупалец, пытается охватить меня, продавить доспех. Продолжаю рвать его, но тварь мигом восстанавливается. Отряд, не стесняясь, долбит всем, чем могут, больше сосредоточившись на огне - всё одно атрибутный доспех Старшей Помощницы им не пробить. Вокруг меня - огненный шторм, однако твари всё равно. Если прямой силы доспеха достаёт, чтобы рвать её на части, правда, без толку, то прочее словно происходит в другом измерении. Земля уже спеклась до плотной корки, от реки идёт пар.
   Река! Рефлексы быстрее мыслей. Воля тянется к воде, моей родной стихии, самой могущественной из всех. И река становится мной, а я - водой. Подчинять текучую стихию мне, урождённой фее моря, что дышать. Ни капли усилий, между движением воды и движением мысли нет промежутка. Водяной вихрь охватывает меня и хаотика, уплотняется в шар. Что дальше? Впрочем, решение очевидно. Пробиваю пространство, телепортируюсь туда, откуда выдернуло щупальце, с трудом заставляю воду вытолкнуть стихийную сущность из себя - щупальца застывают в ледяной глыбе. Прекрасно.
   "Ритуалами абстрактной деструкции, вместе!"- посылаю мысль на Та-Рете. Глыба начинает трескаться. Ритуалы впиваются в щупальца, духовным зрением видно, как жуткая душа существа слабеет, противодействуя нам. Вгоняю стихию обратно в лёд, восстанавливаю темницу для твари, снова изгоняю. Мои продолжают долбить, уже медленней - эти ритуалы слишком сложны для них. Атакую и я, на этот раз тонким духовным лучом, стремясь не столько разрезать - всё одно регенерирует - столько ослабить душу хаотика.
   Долго ли, коротко ли, но этот план сработал. Щупальца начинали чернеть, отмирать, рассыпаться серой пылью, что вбирала и растворяла без остатка водная стихия. Я позаботилась: ни капли чужого духа не осталось внутри. Вода размыла всё, а сверху прошлось очищающее пламя. Закончив, отправила отчёт наставнику.
   "Сейчас буду", - знакомый голос, однако не Валсар. Кто ответил на той стороне?
  
   Когда он явился, я не поверила своим глазам. Иссиня-чёрный, Плащ Тысячи Ритуалов я видела лишь издали. Источаемое из-под него могущество и воля, малый отголосок настоящего, поражали. Перед нами стоял Старший Смотритель Яалш, олицетворение власти Творца в Третьем Доме. Ёжик не то седых, не то снежно-белых волос. Нечто среднее между жезлом и скипетром в деснице - Атрибут Служебных Полномочий, он же Старший Универсальный Ключ. Яалш только мазнул нас властным взглядом, как я преклонила колено, а следом - мои подчинённые.
   - Приказывайте, Старший! - склонила я голову.
   - Встань, Томико Аваре, встаньте и вы, Помощники, - велел он. Казалось, он является самим Творцом. Подчиняться ему было так же естественно, как дышать. Впервые я ощутила такое не с наставником. Старший... просто Старший. Этим всё сказано. - Докладывай.
   - Прорыв из-за Грани Хаоса, Старший. Моя группа прибыла и ликвидировала хаотика. Осмотр показал, что это единственный прорвавшийся, но ритуалов поиска ещё не проводили.
   - Единственный, - небрежно подтвердил Яалш. - Этот сопротивлялся... дольше, чем обычно, верно?
   - Старший Смотритель, - я смотрела ему прямо в глаза, но не бросала вызов, - вы можете посмотреть в мою память.
   - Вот как, - чуть усмехнулся Яалш. - Если ты считаешь, что оно того стоит...
   Я протянула атрибут, вытягивая его тонкой иглой, коснулась жезла власти Яалша - и утонула в водовороте воспоминаний. Он открылся мне. Не целиком, частично, но и это - невероятно. Воплощение вечности, Старший Смотритель - миллиарды лиц и событий, сплетённый в поток и озарённый чувством долга. Этот долг составлял его суть, и, ощутив капельку мировоззрения Старшего, я вдруг осознала, что слово наставника теперь не решающее. Что Яалш - выше и мудрей в сотни раз. И что я, наконец, встретила того, кто будет моим господином до конца жизни. Именно об этом говорил однажды отец: "когда ты встретишь его, не ошибёшься. Ты поймёшь. Так было всегда в нашем роду". Я думала, что наставник, что Смотритель Валсар... но то была тень, а сейчас я вышла на солнечный свет. Когда Яалш аккуратно разорвал связь, я молча смотрела него. Он всепонимающе смотрел в ответ. В словах не было нужды - только что мы коснулись душ друг друга.
   - Томико Аваре... - задумчиво он протянул моё имя. - Будь добра, в двадцать тридцать пятнадцать у меня в кабинете. Получишь новое задание. С дежурства твоя группа снимается. Вопросы?
   - ... - я издала невнятный звук, силясь сформулировать. Это дежурство - честь, сам наставник выбрал меня - но...
   - С Валсаром поговорю, - верно интерпретировал заминку Яалш.
   Как я вообще могла усомниться, что он неверно меня поймёт после контакта душ? "Так, стоп! - одёрнула себя. - Критичность, только критичность - даже Яалш не идеал, даже Творец, идеала не существует. Но Яалш... чёртовы эмоции!" Яалш... Казалось, я могу смотреть вечно и вечно им восхищаться, совершенно искренне и заслуженно, и теперь не отдалённо, но очень лично. Тот, кому нужно служить, кому доверяешь безоговорочно...
   - Благодарю, Старший, - с удивлением осознала, что внешне сохранила невозмутимый вид, кивнула с достоинством. Наставник, сволочь старая, спасибо тебе за науку!
   - Так не пойдёт, - он с сомнением оглядел мою группу и буквально рыкнул. - Встать! - нас словно вздёрнуло. - Вы Персонал или бессловесные рабы? Томико, спокойно, ясно, чисто! - восхищение вместе с водоворотом эмоций как цунами смыло. - Я видел традиции рода Аваре, но будь добра держать себя в руках. Веллий, закрыть рот! Держать себя с достоинством! Так-то лучше. Томико, жду завтра, - взмах атрибутом, и он пропал. Пропал, да только мы ещё долго стояли, приходя в себя.
   В глубине души поднимается тень страха. Я выбрала себе такого господина, что едва ли когда смогу стать достойной его. Позволяю страху подняться чёрной тенью - и принимаю его как руководство к действию. Уверенность возвращается - по капле, с каждым принятым решением. Идеал. Я должна стать идеальной. Не посрамить честь Аваре. Быть достойной Старшего. Достойной во всём.
  
   - Хаотики... - с этого слова начал свою лекцию Смотритель Валсар. - ХАОТИКИ! - громом пронеслось слово по импровизированной лекционной аудитории - круговому залу, полному стульев, кресел, табуретов, лавок, скамеек и даже тронов, что занимали Помощники, Младшие и Старшие. Сам наставник стоял на помосте, и атрибут его, простенькая деревянная палка, искрился изумрудным, а рукава коричневой рясы странным образом неподвижны, словно целиком заняты тонкими руками Валсара. Все, кроме учеников Смотрителя, вроде меня, вздрогнули от этого восклицания. - Когда-то это были редкие явления, чаще неживые, мы вносили их в особый список, осторожно изучали... НЕ СЕЙЧАС! Мирное время кончилось, Помощники. Можете считать себя призванными на войну, которой не видно края.
   - Нет, ты только посмотри на них! - хихикнула Домарго. - Как ягнята перед пумой.
   - Да уж, - усмехнулась я. Валсар заслуженно считается самым строгим, параноидальным и жестоким Смотрителем. Мы относимся именно к его вертикали власти и привыкли...
   - ...СЛУШАТЬ ВНИМАТЕЛЬНО!..
   ...ну, насколько к нему вообще можно привыкнуть.
   - Обобщённо говоря, - снова забубнил, перед тем как взорваться криком, а подчас и повелением, Валсар, - хаотик - это любой объект из-за Грани Хаоса. Вас не должно интересовать, что такое Грань Хаоса, важно лишь, что она отделяет нашу вселенную от того, что поглотит её, в мгновение ока растворит, переварит в себе. Хаотики часто прочны, иногда их нельзя уничтожить - в этих случаях используют Ключи, чтобы замкнуть и выбросить обратно. Вас НЕ ИНТЕРЕСУЕТ! - слитное вздрагивание. - Не интересует, как это делается. Однако такое случается раз в тысячу лет, а вот хаотики попроще, поддающиеся вашим атрибутам, попадают к нам раз в сто лет, в двести... так было РАНЬШЕ! Теперь хаотики попадают к нам преимущественно живые и очень агрессивные. Что же, целый штат бездельников-Помощников вселенная нашла чем занять. Первое, о чём вы должны помнить - хаотики ОПАСНЫ! Смертельно опасны, однако скованы законами нашей вселенной, тем самым легендарным Первым Словом, что стоит в её основании. В крайнем случае, мы просто можем отключить нужный мир или помещение - если БЕЗДАРИ! Бездари вроде вас неверно определят угрозу.
   - Спорю, к нам в группу попадёт Веллий, - шепнула Домарго.
   - Ещё не хватало, - отмахнулась я.
   - Хаотики делятся на шесть категорий, - продолжал Валсар. - Используются следующие признаки: способность к самовоспроизведению, способность изменять окружающую среду, устойчивость к внешним воздействиям и разумность. Или, если хотите, степени угрозы и степени защиты. Ко второй категории относятся неуничтожимые, при этом или глобально меняющие окружение, или разумные, или достаточно быстро самовоспроизводящиеся. К третьей - неуничтожимые и умеренно опасные. К четвёртой - разумные, одновременно или трудно уничтожимые, или быстро множащиеся, или преображающие целые миры. К пятой - опасные, трудно уничтожимые, но неразумные хаотики. Шестая - это все умеренно опасные, седьмая - малоопасные. Я вижу в ваших головах вопрос. ПЕРВАЯ КАТЕГОРИЯ! Это, уважаемый Персонал, БЕССМЕРТНЫЕ, РАЗУМНЫЕ, ВСЕКРУШАЩИЕ УБЛЮДКИ! Хвала Творцу, если таких вовремя уберёт Старший или Главный, если же нет... - многозначительная пауза. - Именно ваша задача - распознать категорию и действовать в соответствие с ней. Чёртов АТТРАКЦИОН "ЕСТЕСТВЕННЫЙ ОТБОР"! Мне совершенно не жаль тех придурков, которые в любом случае останутся на текущей должности, - вздох. - К сожалению, многие перспективные циарэ погибнут, потому что им не повезёт натолкнуться на первую или вторую категорию. Но в моих силах донести до вас инструкцию. Надеюсь, вы прониклись её важностью. Составлял лично Старший Смотритель вместе с Главным Ключником. Итак, КТО ХОЧЕТ ЖИТЬ!? Кто хочет - слушайте внимательно, остальные могут заткнуть уши. Идентификация категории хаотика производится...
  

Описание объекта 3-4-6-2393-альфа, краткая версия.

   Категория хаотика: 1.
   Расшифровка категории: уровень опасности - альфа, уровень защиты - альфа, уровень разумности - полностью разумен, дополнительные возможности - быстрое размножение, перемещение между мирами, самоорганизация, быстрая адаптация, изменение окружающей среды вплоть до формы физических законов.
   Точное определение: самоорганизующийся ритуал-комплекс с привязкой к материальным носителям, общим координационным центром (т.н. "матка").
   Расшифровка определения: представьте себе абстрактный саморазвивающийся ритуал 0-класса, воссоздающий себе эффекторы из окружающей материи. Эффекторы - это такие насекомоподобные твари, умеют колдовать и на диво устойчивы к магии. Ритуал прикрывает их "сверху" и быстро воссоздаёт новых тварей при гибели старых. Твари обычно группируются в т.н. "гнёздах", где сила ритуала достигает максимума. В гнёздах через некоторое время появляется матка, существо, которое очень быстро плодит ещё тварей, а по окончании жизненного цикла, на пике развития перерастает материальную форму и становится новорождённым ритуал-комплексом, который отправляется в "свободное плавание".
   Способ уничтожения: изоляция миров и заражённой части Помещений, желательно с полным их отключением (если это позволяет минимизировать суммарный ущерб, подробней см. "Сводная расчётная таблица выгоды отключения миров, верс. 38, дополненная и исправленная") - очистка в этом случае проводится по очереди. Если отключение невозможно, невыгодно или осложнено, рекомендуется широкое применение Операционных Залов для полного разрушения любой сложной формы материи и последующей зачисткой абстрактными ритуалами и формами. Если глобальная деструкция невозможна, невыгодна или затруднена, следует отрезать мир Младшими или, лучше, Старшими Универсальными Ключами и провести зачистку "вручную" отрядом из более чем 23 боевых единиц рангом не менее А класса с поддержкой как минимум одного Мл. Смотрителя. Рекомендуется широкое применение процедур типа "духовный Армагеддон". Рекомендуется широкое применение ОМП. Рекомендуется широкое применение Младших и Старших Универсальных Ключей. Рекомендуется прямое вмешательство высш. лиц Дома. Рекомендуется поддержка АСК и Технического Персонала. После уничтожения рекомендуются процедуры очистки и релаксации. Рекомендовано удаление информации о процедурах уничтожения для Персонала низкого уровня допуска и лиц, не относящихся к Персоналу. В ходе процедуры уничтожения разрешена ликвидация лиц, не относящихся к Персоналу, а также избирательная коррекция памяти Персонала в целях цензуры и восстановления психического равновесия (подтверждено - Ст. Смотритель Яалш).
   Внимание! Ход любой процедуры уничтожения должен быть записан в Служебный Архив и резервные копии, равно как и этот протокол, включая полную его версию. Персонал рангом допуска выше 3 должен быть проинформирован о процедуре уничтожения.
  
   Составила протокол: чар. кл. А Лиида Таверео, привлечённый разумный, под редакцией Мл. Савэри.
   Просмотрено и одобрено: Ст. Смотритель Яалш.
   Прим.: Лиида по результатам операций повышена до Старшей Помощницы и присоединена к вертикали власти Мл. Савэри Талиа.

Приложения:

   1 - сводка протоколов ликвидации объектов 3-4-6-2393-альфа.
   2 - официальная информация, которую следует распространять Персоналу, не задействованному в операциях и имеющему уровень допуска ниже 2.
   3 - краткий перечень потерь и наград в результате операций ликвидации объектов 3-4-6-2393-альфа.
   4 - ссылки на полное описание, полную сводку отчётов, протоколов и аналитики (треб. уровень допуска 2 и выше).
   5 - выводы.
  

Извлечения из приложения 3:

   ...Ст. Помощницу Томико Аваре наградить Орденом Отваги первой степени, дать постоянный допуск уровня 2 и полный допуск к материалам по хаотикам. Перевести в вертикаль власти Ст. Смотрителя и назначить во главе специальной опергруппы...
   ...Ст. Помощницу Домарго ив-тен Одор наградить Орденом Отваги первой степени посмертно и увековечить в Зале Славы на месте 53947-Б...
   ...Мл. Смотрительницу Савэри Талиа назначить Дежурной Смотрительницей на 4 года и наградить...
   ...Ст. Помощника Рашаха Феретара увековечить наградить Орденом Отваги первой степени, Орденом Творца, званием Мученик Дома и увековечить в Зале Славы на месте 5-А...
   ...Назначить Даниила Сортэо Мл. Помощником, наградить Орденом Отваги первой степени, перевести в вертикаль подчинения Ст. Смотрителя под непосредственное руководство Ст. Помощницы Томико Аваре...
   ...Закрыть Операционные Залы следующих миров...
  

Извлечения из приложения 5:

   ...снова сформировать вертикаль власти Ст. Смотрителя под его непосредственным руководством и вертикаль власти Гл. Ключника под его непосредственным руководством. Назначить...
   ...сформировать особую исследовательскую группу под руководством Гл. Ключника Ирвиса Рэлу. Дать всем первый уровень допуска. Поручить группе разработку методов защиты от хаотиков высших категорий и снижения частоты прорыва хаотиков в целом. Дать следующие полномочия...
  

Глава 3.

   Я листаю жизнь Томико, словно проживаю её, и важным воспоминаниям нет конца и края...
  
   - Вижу врага! - кричит Дан.
   - Огонь по готовности! - сама поворачиваюсь к Двери и направляю мощь накопителя выплеском Воды. Выпущенная со сверхзвуковой скоростью стихия сметает массу грагатов, вымывает кровавое месиво обратно в Большой Полигон. Вода не останавливается на этом. Повинуясь моей воле, размывается мельчайшей взвесью и закручивается смертельным вихрем. Азарта - самая капля, сознание холодят долг и воля.
   Начиналось всё более мирно. Меня вызвал к себе Старший. В свой личный кабинет. Второй раз в жизни я вошла в святая святых, место, откуда он правит Персоналом и, что лукавить, всем Домом. Я прошла по зеркально-белому полу с выгравированным орнаментом, блистающим в лучах светильников. Вместо стен - уходящая в бесконечность тёмная синь. Говорят, давным-давно Яалш сам сделал это место - ещё тогда, когда Творение не было завершено, и Создательница Дома общалась с Персоналом лично.
   Шаги гулко отдаются в бесконечной тишине Служебных Помещений. В это место осмеливаются зайти разве что Старшие Уборщики, и даже они не притрагиваются к резной ручке красноватой двери, весящей прямо в воздухе. Не прикасаюсь к ней и я: дверь, нет, Дверь отворяется, стоит подойти. Я вхожу в просторную комнату, где господствуют светло-жёлтый и светло-коричневый цвета и уют. Подхожу к следующей Двери, на этот раз матово-белой, коротко стучусь. Лакированная древесина исчезает, пропуская дальше. С удивлением сознаю, что пересекаю ритуальные и чародейские барьеры огромного могущества - от кого защищается Старший?
   За круглым столиком сидят четверо. Первый, напротив меня - сам Яалш, едва заметно улыбается и кивает на свободный стул. Вторая, по левую руку от него, Савэри Талиа, Младшая Смотрительница и личная ученица. По правую руку - Ирвис Рэлу, Главный Ключник, второе лицо в Доме. А вот четвёртый мне незнаком. Низенький, сутулистый, с вытянутыми ушами, в синем балахоне, он принадлежит редкому виду гремлинов, а исходящая от него сила Младшего Универсального Ключа заставляет сомневаться, что я хорошо разбираюсь в устройстве Дома. Кто он? Смотрителей-гремлинов не существует! Тем не менее, не меняю выражения лица и молча сажусь.
   - Вот видишь! - хмыкает Старший. - Именно та, кто нам нужна. Совершенная преданность, абсолютный самоконтроль и несгибаемая воля, - делаю вид, что комплименты предназначены не мне. - И такая же скромность! - тихий смешок. - Савэри?
   Воля Смотрительницы окатывает меня, придирчиво задержавшись на духовных щитах.
   - Подходит, - кивает она.
   - Ирвис, вводи в курс дела, - велит Яалш.
   - Кхм, - Рэлу вертит в руках карандаш-атрибут. - Томико, что тебе известно о хаотиках?
   - Все материалы первого уровня допуска, Главный Ключник, - неужели новообразованная НИГ(1) Хаоса открыло что-то действительно важное?
   - Что же, развеем твоё невежество, - мягко улыбнулся Ирвис. - Итак, Дом. Что, по твоему мнению, лежит за его пределами?
   - Хаос, - коротко и чётко. Большего я не знаю - не имела нужды знать.
   - Это не совсем так, - молвил Главный Ключник. - Прежде всего, за пределами Дома лежит Пустота Небытия. Примерно то же, что остаётся на месте полностью отключенных миров, только в больших масштабах. На месте миров всё ещё действуют законы Дома, просто там нечему быть, нет даже пространства-времени, - я полностью сосредоточилась на бесценных сведениях, вероятно, даже не первого, а высшего допуска, ловя каждый звук, каждую нотку, запечатлевая даже выражения лица - вполне вероятно, я никогда об этом больше не узнаю. Следует извлечь максимум информации из небольшой лекции. - Но та Пустота, что окружает Дом, совершенна. Там нет ни объектов, ни законов, ни малейшей тени активности - отсутствуют три философских аспекта любой вселенной. Эта Пустота является вторым, после Грани Хаоса, щитом, барьером, возведённым Творцом. Прежде чем коснуться Грани, любому проявлению Хаоса следует сначала пробиться сквозь абсолют небытия.
   - Ирвис, зачем ей онтология вселенной? - поинтересовалась Савэри.
   - Если вы собираетесь вводить её в наш круг, то это знание необходимо, - и толика лукавства в тоне. - Почему-то ты не возражала, когда я тебе это рассказывал, Младшая. Вот-вот, молчи. За Гранью и Пустотой лежит третий барьер. Это уже Хаос, но особенный. Мы называем его Внешний Хаос, так, как называла его Творец. Суть Внешнего Хаоса в том, что любая система, попавшая в него, стремится, так или иначе, к максимальной простоте. Разумное становится неразумным, живое - неживым и так далее. Это третий наш щит от того, что лежит дальше - Истинного Хаоса, который неописуем и рождает всё возможное и невозможное. Теперь ты должна понимать, почему так сложно уничтожать хаотиков: то, что смогло проникнуть сквозь Грань, Пустоту и Простоту, даже в условиях непривычных для него законов вселенной должно обладать большой стабильностью и устойчивостью.
   - Ближе к делу, - напомнил Яалш.
   - Ах да, хаотики. Так вот, Хаотики, пройдя через Внешний Хаос, Совершенную Пустоту и Грань Хаоса обязаны иметь некие общие свойства, можно сказать, фундаментальные, онтологические - те самые, что позволили им уцелеть. Помимо прочего, переход через Грань Хаоса, по велению Творца, снабжает хаотиков особой меткой... Долгое время часть НИГ училась искать именно эту метку и эти свойства. Мы нашли их - не так давно, но нашли и конкретизировали. К сожалению, мы не можем построить поисковый ритуал с помощью этих свойств - просто не хватает знаний, и вмешательство должно быть таким глубоким, что... Ладно. Однако мы смогли создать другой ритуал, ритуал, способный действовать на любого хаотика как нечто выталкивающее и разрушающее одновременно. Этот ритуал - самый сложный из известных, но он обладает величайшим достоинством...
   - Универсальность, - коротко вставила я.
   - Верно, - кивнул мне Ирвис Рэлу. - Он действует на всех хаотиков, от последних до первых категорий. То, что должно принести покой Дому. Мы назвали это Печатью Порядка. Это, - он дёрнул воздух, и я ощутило слабое, но искуснейшее воздействие Ключа - на руке Главного появился кусок стали с кучей хаотичных на вид линий, от которых веяло чем-то запредельным, - первый образец. Сейчас он пассивен - для активной работы требуется внешняя поддержка, которую будут проецировать через Центральный Зал.
   - Твоя задача, - вклинилась в паузу Савэри, - отнести Печать на место прорыва слабого хаотика. И это место должно располагаться во Внешних Пределах. Не спрашивай, почему.
   - Мне приказывает только Старший Смотритель, - наши взгляды скрестились, и её воля огнём окатила лёд моей.
   - Всё так, - подтвердил Старший, поднимаясь. - Господа и дамы, я начинаю. Можете оставаться здесь.
   Когда Яалш взял меня за руку, я непроизвольно дёрнулась. Пространство-время вокруг сжалось, повинуясь его Ключу, и выбросило нас возле Двери к нашей дежурке.
   - Согласуем формальности, - лёгкая улыбка. - Ты достаточно выросла, чтобы... - улыбка стала шире. Вдруг я поняла, о чём он, и немедленно встала на одно колено, протянула ему шпагу. Старший невозмутимо принял её и торжественно возгласил:
   - Именем Творца и властью Старшего Смотрителя, - слова казались гулкими, а от взгляда Смотрителя, полного отеческой гордости, защемило в груди. Он коснулся шпагой плеча. - Я забираю у Томико Аваре должность Старшей Помощницы и дарую ей права и обязанности Младшей Смотрительницы. Да прибудет с ней Атрибут Служебных Полномочий и Младший Универсальный Ключ! - Атрибут менялся, рос и будто вытягивался куда-то в бесконечность. - Встань, Смотрительница, - машинально поднялась, с трудом не давая вырваться торжеству и душевному трепету. - Твой атрибут, - Приняла обратно шпагу, окутанную новой властью. - Как пользоваться Ключом, тебе покажет Савэри или Ирвис после операции, а может, я сам. Координаты и время начала передам вместе с Печатью лично. Есть какие-нибудь вопросы?
   Мелькнула мысль, что отсутствие вопросов означает плохой самоконтроль и некомпетентность.
   - Как устанавливать Печать?
   - Просто закрепишь и оградишь простым ритуалом, после включения сдвинуть её будет нелегко.
   Помедлила, но всё же произнесла:
   - Я никогда не видела того Смотрителя, что был в вашем кабинете, Старший.
   - А, Технический Директор - не Смотритель, - хитрая улыбка. - Он редко появляется в общих Служебных Помещениях. Этот гремлин и его Технический Отдел выполняют тайную и важную миссию испокон веков. В частности, именно они обслуживают Грань Хаоса. Большего я пока сказать не могу.
   - Благодарю за доверие, Старший, - поклонилась ему - не глубоко, так, чтобы показать уважение и верность, а не рабскую преданность.
   - Ты его оправдаешь, - уверенно сказал он. - Готовь свою группу. Помни, тебе предстоит основать вертикаль власти. До встречи, - и исчез в отблеске могущества Ключа.
   - До встречи, - в пустоту ответила я. Повышение. Своя вертикаль власти. Устройство Дома. Голова кружилась от перспектив, и я усилием воли отложила всё это, сосредоточившись на самом важном - операции. Рейд во Внешние Пределы. Неверены, грагаты и прочая нечисть. Что ж, им не повезло - в гости пожалует даже не Старшая Помощница, а сама Смотрительница.
  
   - И на что они рассчитывают? Звери... - спрашиваю незнамо кого, спокойно выходя из Двери. Эта часть Большого Полигона имеет меньшую константу гравитационного взаимодействия. Почти невесомость, несмотря на громадные массы кругом. И здешние твари - весьма странные, хрупкие на вид, лёгонькие, но удивительно прочные на разрыв. Впрочем, всё это не помогает против морской феи на должности Смотрительницы.
   Буря. Около нескольких Дверей, стоящих близ друг друга, бушует буря моей воли. Водяная взвесь хаотически кружится, легко раздирая местных грагатов на куски. Кажется, здесь гнездо тварей - иначе не объяснишь аномальные количество и агрессию. Что же, гнездом меньше. Я неторопливо плыву в сторону, откуда летят и прыгают - идти здесь затруднительно - тварюги, перемалывая в водяной мясорубке их тела и души. Стихия сейчас - мои глаза и уши. Я чувствую каждой капелькой, сохранившей внутри свойства жидкости. А сохранили их все - иначе и невозможно, слишком много стихийной силы я призвала. Ещё немного, да увеличить плотность - начнёт сжижаться воздух. Если, конечно, в округе не найдётся достаточно влаги для заполнения шара в сто метров радиусом от ней - что весьма вероятно.
   Этот уголок Полигона, наверное, первый раз за своё существование перешивал настоящий шторм. Судя по данным Большой и Малой Библиотек, он использовался для моделирования неорганической жизни. Что-то вроде живых кристаллов. Свободной воды, да и вообще воды - крайне мало, в основном, весь водород связан в сложных соединениях. Кроме того, смещены константы электромагнитного и сильного взаимодействий, совсем немного, правда, искажено и пространство - мягко, но атрибут чует, что перспектива чуть изогнута и словно бы колышется. Сущность изменений и то, что хотели получить, мне не просто непонятны - неинтересны. Какая, чёрт побери, разница, если сейчас весь Полигон заполонили эти назойливые сорняки - грагаты? Одно хорошо - есть где разойтись новоиспечённой Смотрительнице и тем, кто в будущем составит костяк её вертикали власти. Мне, то есть, и моим подчинённым.
   Силой атрибута я вырываю из небытия молекулы воды и продолжаю расширять область шторма. Возле меня, в оке бури, Помощники. Тагорен, единственный, кто выжил после того жуткого прорыва. Горгулья (не в память о Домарго - честью клянусь!) Лифит, высокий и сильный мужчина с громадными кожистыми крыльями и одной только набедренной повязке. В Персонал попал из довольно дикого племени, нравы менять не собирается и демонстрирует окружающим прекрасно развитое тело, соблазняет молоденьких Помощниц и Ключниц. Однако в деле дисциплинирован, а уж развитый до невероятия природный талант превращать кожу или даже всего себя в податливый воле горгульи камень... Ещё он владеет более редким среди горгулий и очень ценным даром - обращать в камень взглядом, причём - даже полуматериальных грагатов. Лифит - мой козырь, чего уж тут, он был ненамного слабей меня-Помощницы, но сильно уступал в тактике, стратегии и небоевых навыках.
   Сейчас никакая стратегия не требуется. Бешеные звери - иначе не назвать нападающих грагатов. Мы спокойно продвигаемся в сторону гнезда этих тварей под защитой моей бури. Не торопимся и не медлим. Держать такую бурю я могу очень долго - уж своей-то природной способностью пользоваться умею. Разумеется, в один прекрасный момент мы натолкнулись на разумного и достаточно сильного грагата, который даже под действием инстинкта самосохранения гнезда мыслит здраво.
   Удар я остановила невдалеке от нас. Буря мгновенно собралась водным щитом, который, в свою очередь, закрутился сотней потоков. Раскалённый камень перемололо в труху, однако только в метре от нас. Я замерла, ощутив лёгкий телепатический толчок - стандартный вызов на диалог, норма, действующая даже в этой заднице Дома. Щит трансформировался в толстую водяную сферу. Я послала неизвестному предложение подойти, эмоцию спокойствия и мира.
   Он вышел навстречу. Для грагатов - нестерпимо маленький. По меркам фей или людей - тоже карлик. Такой подлежал в среде своих немедленному уничтожению. Даже близ гнезда, где твари не стремились уничтожить каждого встречного любой ценой. Он напоминал гремлина, такой же низенький, остроухий, только искажённые черты лица, непропорционально длинная десница и, конечно же, неполная материальность выдавали грагата. Одет в какие-то обноски, походка уверенная. Последний штрих - излучаемая грагатом духовная мощь. Его аура буквально вдавливала замерших на горизонте грагатов в грунт и незримыми разрядами соприкасалась с внешними щитами маленького отряда. Я пропустила каплю этого излучения, нескрываемой мощи за щиты, позволила коснуться своей души, "распробовала". Сильный враг. Надёжный союзник. Грагат - союзник!?
   Водяная сфера распалась дождём, пропуская меня, и собралась позади, отсекая Помощников. Рука на атрибуте. Внимательно следя за ним, иду навстречу. Следуя голосу интуиции, спускаю внешние щиты и распускаю Служебные Полномочия и свою волю вовне. Мелькает удивление: атрибут отмечает едва заметное свечение вокруг меня. Неоново-белое. О феномене слышала - так выглядят в пике своей силы опытные Смотрители, но я-то неопытна!
   Мы остановились за пять моих шагов друг до друга. Моя сила, охватившая окрестности, волнами накатывала на берег его ауры. Напряжение в месте соприкосновения иногда разряжалось беззвучными белыми молниями. Наши взгляды встретились. Чем-то отдалённым это напоминало контакт через атрибуты, только на порядки слабей и, пожалуй, глубже. Достойный противник. Грагат, знающий о слове "честь".
   - Я - Старейшина Оррейского Гнезда, Хоффен, - представился он.
   - Младшая Смотрительница Дома, Томико Аваре, - рука не сдвинулась с атрибута, я готова ответить на угрозу в любой миг.
   - Чем могу вам служить, Смотрительница? - с достоинством спросил он. С достоинством? Достоинство - у грагата? Возможно ли, чтобы грагат был таким?
   - Место около твоего гнезда избрано Старшим для одного эксперимента, - сообщила я.
   - Гнездо нельзя перенести, - молвил Хоффен. - Насколько опасен эксперимент?
   - Сюда будет, вероятно, совершён прорыв хаотика. Это эксперимент - по его отражению. Не знаю, как он подействует на гнездо.
   - Мы не можем просто уйти. Вокруг гнезда - неверены, - секундная задумчивость и вопрос. - Позволите ли вы пройти нам через Служебные Помещения, Младшая? Мои грагаты разумны и дисциплинированы, всех тупиц я ликвидирую. Могу дать клятву.
   - Клятва, - кивнула я. Чувствовала, что достаточно его слова, но порядок есть порядок. Риск недопустим. - Никакой боевой магии, и мои Помощники проводят вас в ближайшее безопасное место Большого Полигона.
   - Безопасное? - усмешка, - Ты знаешь, Смотрительница, мы не можем размножаться, так почему бы...
   - Только Полигон, - отрезала я. Ещё не хватало - грагатов во Внутренние Пределы тащить! - Можно Великий Иллюзион или Кружево Абстракций, - не уверена, стоит ли... Грагаты, конечно, не неверены, но с ними контактируют, изредка даже в союзе. Мог ли он настолько совершенно подделать ощущение своей сути? Немного размышления, и добавила:
   - Кто согласится на просмотр воспоминаний - Оазисы, - Оазисы - тоже Внешние Пределы, эдакие анклавы мира и стабильности, искусственно поддерживаемые Персоналом. Туда стекается шваль со всех Внешних и благополучно умирает. Ловушки и место отдыха одних Помощников под охраной других. И, как ни странно, очень редких вменяемых тварей. Но проход извне - только по личному разрешению Смотрителя. - И обязательное вступление в Персонал, - само по себе вступление сопровождается актуальной клятвой не вредить чужим душам. Хватит? Нет. - И клятва верности мне.
   - Я согласен, - облегчение, удовлетворение, благодарность, несмотря на параноидальные условия. Надеется на послабление? Никогда. Таким, как они, пожирателям чужих душ, веры нет! - Насколько срочно твоё задание?
   - Сутки, - если знает Та-Рету, знает и отрезок, определённый в ней как сутки. Надеюсь.
   - Моим младшим понадобится время на размышление, - пояснил Хоффен. Невольно уважаю этого грагата с совсем не грагатской душой. - Вы можете отдохнуть подле гнезда. Там безопасно.
   - Возле гнезда? - саркастически уточнила я. Это примерно как "возле хаотика первой категории". Или древней иссис.
   - Мы контролируем его, - поспешил объяснить карлик. - Те, кто набросились на вас - внешняя стража, её можно плодить тысячами. Пушечное мясо. Я прошу вас лишь не проявлять агрессии. Некоторые из нас могут реагировать... неадекватно.
   - Только пассивные щиты? - на это я не соглашусь.
   - Что угодно, но скройте как следует, - отмахнулся Хоффен. - Мои младшие сородичи скорее сильны, чем искусны. Просто без провокаций, без этого, - он "пошевелил" аурой - между нами прошёлся дождь молний. - Сдержанно. Мы же гарантируем безопасность. Или подождите за периметром, - добавил извиняюще. - Я обязан дать им право и время на решение.
   - Хорошо. Я отдам распоряжения, - Хоффен, конечно, опасен, но в духовной форме уязвим для моего атрибута, в материальной - для стихии и окаменения Лифита, в полуматериальной - для их комбинации. Справимся даже в центре их лагеря. Но стоит перестраховаться. - Дайте клятву, что это не ловушка.
   - Легко, - криво улыбнулся карлик. Быстрый ритуал, и я обернулась к Помощникам, преображая водяную сферу в шар, что повис над головой.
  
   - Мне это не нравится, - снова повторил Лифит, мрачно ступая следом за мной.
   - Мы можем получить превосходных союзников, - в очередной раз ответила я. Лифит начинал раздражать. Я знала, что он ненавидит тварей Внешних Пределов, но чтобы настолько... Несмотря на превосходный самоконтроль, доля ненависти вырвалась наружу. Хорошо хоть наши души надёжно прикрыты, иначе грагаты сочли бы это агрессией.
   - Невероятно, - почти прошептал Тагорен, с любопытством оглядываясь. Маска угрюмого молчуна сползла: сейчас он напоминал ребёнка, в первый раз узревшего волшебство.
   Лагерь действительно поражал. Укрепления в виде земляных насыпей, спечённые чарами в монолит и многажды зачарованные. Стража на своеобразной стене, патрульные тройки, куча магии, сливающаяся в единый узор. Грагаты, в основном гуманоидные, держат в конечностях мечи, копья, каменные дубинки, кто-то левитирует перед собой целую кучу камней - все эти артефакты, грубые на вид, тонкой, даже искусной работы. В чём-то их вид напоминает население лагеря - такие же грубые и в то же время искусные. Воины. Все - полноценно разумные, за исключением нескольких, за которыми наблюдают более старшие, кажется, даже обучают.
   - Они не питаются душами, - тихо констатировал Тагорен, когда мы перешли по незримой лестнице-заклятью через стену. - Чем угодно, но не душами. Смотри! - тэнгу указал группу грагатов, с увлечением меняющие что-то в чародейском конструкте, висящем в воздухе. Они то о чём-то перекрикивались, то пускали в конструкцию чары-другие, то задумчиво хмурили лица, а один - я едва сдержала смешок - чесал лысую голову щупальцем с костяным лезвием на конце. - Не знаю, как, но он научил их общественности, - небольшие крылья Тагорена возбуждённо дёрнулись под рясой. - Чрезвычайно любопытно!
   - Это было непросто, - заметил подошедший Хоффен. - Здесь слишком мало развивающих занятий. Но я нашёл выход ­- иногда простой путь самый эффективный.
   - Магия? - предположил Тагорен.
   - Именно! - поднял палец карлик. - Научил их магии. Показал, как она полезна. Убедил... - усмешка - представляю, как выглядело "убеждение строптивых", наверняка множеством боевых чар, - что магия - сила. Немного внушения на первых парах - и мои подопечные буквально помешаны на волшебстве. Умнеют. Учатся. Экспериментируют. Даже - моделируют, - в словах Хоффена заметила тщательно скрываемую гордость. Я обязана завлечь этого грагата в Персонал! Такой потенциал...
   - Как насчёт душ? - поинтересовался тэнгу. - Ваш род питается только ими.
   - Мы - искусственный вид, - заметил Хоффен. Откуда он узнал об этом? Даже я коснулась этих знаний мельком, Помощникам они не положены, только теперь - опять же, если возникнет необходимость - меня просветят или дадут допуск в Малую Библиотеку и Служебный Архив. - Что удивляетесь? Мне никто этого не рассказывал - сам дошёл, а Смотритель Акнис подтвердил, - сам Акнис, старейший из Младших? Интересные знакомства для грагата, пусть и непростого. - Наш Творец, конечно, постарался на славу, но предусмотрел и блокировку голода. Можем, кхм, "стать вегетарианцами", питаться духовным ветром и светом. Это нелегко, но мы справились, - вновь нотка гордости. - Я собрал их в племя, стал вождём. У нас даже есть детки, - мечтательная улыбка настолько не вязалась с грагатской душой, что меня передёрнуло. - Самых умных из гнезда берём на обучение.
   - Уйдёте с нами - детей больше не будет, - предупредила я.
   - А кто помешает Помощникам во время рейдов брать новорождённых на воспитание?
   - И то верно, - улыбнулась я. Если докажут полезность - почему бы и нет? Тем более, такие воспитанники наверняка вольются в ряды Персонала. Пресвятой Творец, о чём я думаю!
   Чем ближе к центру лагеря, тем больше заметно мельтешение духовной энергии в воздухе. Гнездо. Приближаться дальше - верная смерть. Быть может, Акнис или Савэри могут пройти насквозь, выжить и даже разрушить гнездо - мне до такого далеко. Наконец, мы остановились.
   Хоффен сбрасывает маскировку, распрямляет ауру своей силы - и изменился внешне. Карлик как на дрожжах рос. Секунда - перед нами возвышается трёхметровый великан, старый, могущественный грагат, убивающий молодняк касанием воли, такой, с каким не всякий Старший Помощник справится. Какой там не всякий - редко какой! Один на один - мне было бы нелегко. Не откажусь от совместной тренировки.
   - Дети мои! - разнёсся его телепатический глас, буквально вонзаясь, вибрируя на наших щитах. - Пришло время судьбоносного решения. Волею Творца нас посетила Младшая Смотрительница Томико Аваре со свитой, - сигнал мне - открываю собственную ауру, не всю и аккуратно, ведь пересечение наших сил может вызвать неслабый духовный шторм. - Нам предоставлен выбор, - грагаты, вопреки моему предположению, не собираются вокруг - привыкли к телепатическим сообщениям Старейшины? - Смотрите же! - и целиком показал нашу встречу. Не ожидала. Настолько доверяет. - Старшие - объясните младшим и детям ситуацию. Если я увижу хоть тень агрессии в сторону Смотрительницы, - громовый смешок и "шевеление" аурой. - Не буду мешать убивать идиотов. Им не место в Оррейском Гнезде. Выбирайте! Мы можем пойти в Оазисы или в иное гнездо через Помещения, - и замолк. Ауру, однако, не скрывает - не скрываю и я.
   Следующие часы я запомнила на всю жизнь. Грагаты подходили ко мне и спрашивали - в основном, спокойно, но парочку таки пришлось укоротить на голову. Спрашивали о Персонале. Об Оазисах. О клятвах. О других мирах. О Пределах. О магии. Отродья Хаоса, даже о Творце! После вопроса молоденького грагата "а у Помощников тоже есть гнёзда?", и уточнения в духе "откуда берётся дети?" больше всего хотелось закрыть лицо руками и деться куда-нибудь подальше. В разговор постепенно включился Тагорен, объясняющий куда понятней и не забывающий спрашивать в ответ. Что характерно, Хоффен не вмешивался, разве только обволакивал своей аурой да одёргивал своих, если наглели. Наглели редко, в основном, молодняк.
   Нечто среднее между лекцией, допросом и дискуссией закончилось через пару чертовски долгих часов. Выжатая, как лимон, я присела на камень, скрыв ауру. Тагорен ушёл куда-то в лагерь, беседовать о магии и нравах. Лифит присел рядом, сохраняя внешнюю невозмутимость. Он вообще старался молчать, чтобы не сорваться. Лишь оглядывался с неприязнью, но грагат, могущий различить эмоции по выражению лица... Нет, теперь не буду утверждать, что это невозможно. Хоффен точно различил.
   - Пусть думают, - молвил карлик, вернувшийся к "нормальному" росту. - Я дам им время.
   - Не проще ли приказать? - неожиданно спросил Лифит.
   - Я дал им свободу не для того, чтобы отобрать в решающий момент, - спокойно объяснил Хоффен. - Не собираюсь перечёркивать годы стараний.
   - Серьёзно считаешь их своими детьми? - с некоторым удивлением прищурился горгулий.
   - Да, - ни капли сомнения.
   - Ничего, клятвы укоротят вашу гнилую сущность, - почти прошептал Помощник. - А если нет, я прослежу.
   Хоффен промолчал, демонстрируя спокойствие, настолько глубокое, что выпад Лифита попросту растворился в нём, как кусочек сахара в кружке чае. А через два с половиной часа передо мной выстроилась целая очередь на принесение клятвы. Старейшина - в числе последних, видимо, рассчитывая, буде что пойдёт не так, защитить своих "деток". Затем я поставила маяк и некий Помощник перенёс на его свет Печать Порядка. Пришло время проверить задумку Главного. Надеюсь, всё удастся.
  
   Я замедляю течение памяти и просматриваю следующие события подробно. Я пропускаю целые отрезки времени мимо, едва разглядев, что они скрывают. Позже. Позже ещё вернусь к ним, осмыслю в спокойной обстановке. Главное узнал.
  
   Он идёт по длинному, длинному, кажется, без конца и края, коридору. То справа, то слева встают зловещие тени - каждый раз он вздрагивает, каждый раз одёргивает себя. Не ему бояться теней. И идёт дальше к неведомой самому себе цели.
   Коридор расширяется - медленно, но ощутимо. Только сейчас он отмечает, что пространство ничем не освещено - тугой, тяжёлый, липкий сумрак сам по себе. Такому, как он, не требуется какие-то там источники света. Этот сумрак - самостоятельная сущность, и не пускает в себя ни капли темноты иль света.
   Плавно, незаметно коридор обращается залом, фундаментальным, уходящим вдаль во все стороны. Он судорожно оборачивается - позади уже нет коридора. Зал. Ярко-белые, но не освещающие колонны, возносятся от тёмного пола в бесконечный грязно-чёрный сумрак, слепят и отнюдь не разрывают тусклость окружающего, а даже подчёркивают. Тем более, их очертания странно-расплывчаты. Рывок до колонны! Она расплывается под руками, стекает сырым смогом, страхом и тупой болью. Колонна-призрак!
   Он идёт дальше. Тени то сгущаются, то расступаются, а колонны на краткие миги принимают знакомые черты. Все они искажены, тела изломаны, лица застыли в безмолвном крике. Он чует чьё-то близящееся присутствие, давящее, но не силой, а чем-то более страшным, более значимым - чужой силы он давно не боится... Он бежит.
   Колонны и тени размываются безмолвным смогом. Смог вспыхивает тысячами радуг - на миг ему кажется, что всё, вырвался, свободен... Радужное сияние медленно, словно торжественно, словно возвещая о чём-то, блекнет. Смог распадается жёсткими, колючими снежинками. Игнорируя боль, он бежит вперёд. Холод овевает жилы. Холод и снежная дымка - больше здесь нет ничего. Нет звука. Там, в зале, его шаги глухо отдавались - здесь он ступает в мёртвой тиши.
   Нечто приближается. Он снова ускоряется, бежит, вкладывая всю волю в движение вперёд. Должен успеть, несмотря ни на что, ведь он... он... Он замер перед обрывом, чудом не сорвавшись вниз. Лёгкий толчок ветра сбрасывает его - снежная бездна смазывается, расплывается...
   Мокрая боль тающих снежинок расступается, открывая чёрную бездну с алыми проблесками, навстречу которой он летит. Летит? Да нет же - падает! Но ни встречного ветра, ни вообще какого-нибудь движения - только величественно приближающаяся Бездна. Он созерцает её, гадая, что успеет - то, что вот-вот настигнет, или его падение. Он не знает, что хуже.
   - Милый крошка, - тихий обволакивающий шёпот. - Боюсь, твой побег завершён.
   Оно ("я давно мечтала с тобой познакомиться") охватывает со всех сторон - он чувствует ("я гарантирую незабываемые впечатления, дружок") это, хотя не видит. Оно дёргает ("идём, идём уже ко мне!") его - не вверх, а куда-то ещё. Голова кружится, тело сдавливает ("у нас одна вечность на двоих, мой милый") боль, а шёпот ("разве боль - это страшно?") обливает его мерзкой влагой, впитывается во все поры, он не чувствует рук ("это тело чем-то ценно для тебя?") и ног, на короткий миг остаются только эмоции и хоровод ("это красиво, не правда ли?") бело-серых цветов...
   Его крик бессильно скользит в смертельных объятиях. Он ощущает, как оно ест его. Как кусочек за кусочком исчезает, растворяется в слюнявой пасти мокрого тумана. Его мутит, но оно ("этот спектакль никогда не надоедает...") удерживает сознание, не даёт бежать в спасительную тьму. Беззвучный крик, бездвижные движения, бесцветные цвета - он тонет, и каждый шаг к небытию растит его отчаянье.
   Когда, вечность спустя, пророк Велисар то'Кайнэ растворился в голодной мгле, миллионы людей проснулись в холодном поту. Тревожные вести о кошмаре, чудесным образом не тронувшем никого из рода Архиссо и их вассалов - а также ещё нескольких случайно выбранных родов - разнеслись по Лиодору в ту же ночь. Вот только целители и маги душ разводили руками. Точно так же, как чародеи и психологи Союза Миров. Довольная и сытая, в их недоумении и страхе нежилась Младшая Помощница Илла Имфоли, Властительница Иллюзий.
  

Глава 4.

   - Итак, Печать надо активировать, - молвил я, закончив путешествие по душе Томико. - Конечно, Центральный Зал я заблокировал, но всё равно, пройдёмся до... - осёкся. От "грагат-сенсорной" сети пришёл тревожный сигнал. Сигнал номер три. Хаотики в Доме.
   - Старший? - в моём присутствии Томико нуждалась в разрешении действовать самостоятельно. Не потому, что не уверена в себе - ха, Томико-то! - а поскольку априори считала меня умней и мудрей. Во всём. И не сказать, что это заблуждение - если сравнивать со мной-прошлым. Сейчас же... сейчас чётко представляю, что нужно делать. Эти умения всплыли сами собой.
   - Отряды зачистки из десанта - до тысяча сто пятой Двери, - приказал я. Именно она - ближайшая запертая Младшим Ключом до Центрального Зала. - Я встречу. Ты - к Залу. Всё равно, что с Дверью, но чтобы ближе километра ни одного не стояло!
   - Слушаюсь, - короткий кивок, и она исчезла - точнее, ушла так быстро, что силуэт размазался.
   Я вздохнул и отправился по путеводной нити, кою мостил вслед за собой как раз для таких случаев. Очутился в семьдесят пятом Служебном Коридоре. Прекрасно, согласно мысленной карте, надо в сто тридцать третий. Я подпрыгнул, и стены размылись неразличимой мутью. Пять минут, и головоломный маршрут - ну да, вычислять мысленно краткие маршруты весь Персонал обязан в уме, не полагаясь на Аску - закончился у искомой Двери, грубо обитой почему-то мехом.
   - Откройся, именем Творца! - вообще-то, открывалась она от одной мысли, зато слова услышали по ту сторону и не будут стрелять. Не то чтобы выстрелы для меня проблема, но мало ли...
   - Старший, - из-за рослых спин в свободных боевых мантиях, зачарованных по самое не хочу, вышел командир отряда, целый Старший Помощник, поклонился. Атрибут его - перчатка, кстати, весьма удобная форма, не мешает держать дополнительное оружие.
   У десантников, например, это оружие - ДДВ, "дэдэвэшка", она же дух-дез-винтовка, или духовно-дезинтеграционная винтовка. Идея, кстати, Томико, реализовывала, конечно, не она. Стреляет духовными импульсами в форме лучей. Синхронно с духовными генерируется силовой импульс и простенькая разрушительная форма, ослабляющая межатомные и межмолекулярные связи. Максимальная дальность - десять километров, встроен комплекс прицеливания, логический модуль для автоматического наведения в режиме турели и переходник для внешних сенсорных и управляющих систем, наконец, зарядный блок, могущий питаться от духовного излучения десантника или специального источника. Штука надёжная, несмотря на навороты - в то время Дом переживал расцвет, Томико собрала столько ресурсов, сколько смогла, и это не считая собственной вертикали власти, целиком ушедшей в костяк флота. А вертикаль власти Младшей Смотрительницы, специализирующейся на военных операциях...
   - Саладар, верно?
   - Да, Старший.
   - Строй своих в линию, я пробиваю коридорку, - "коридорка", или коридорный портал, на самом деле, к пространственной магии отношения не имеет. Это просто ритуальный контур в виде тоннеля, разгоняющий к своей середине с неслабым ускорением и замедляющий к концу. Простой способ преодоления безмерных пространств Служебных Помещений. - Задача - ликвидация хаотиков вокруг Центрального Зала. Координация - через Томико, - атрибут чёркает сложную траекторию, и по периметру Коридора вспыхивает ярко-красная рамка с вереницей символов по обеим сторонам. - Пошли!
   Саладар отдал нужные команды мысленно, потому десантники сориентировались мгновенно. Цепочка воинов ускорялась в красном контуре - люди и не люди прыгали в него, подхватывались ритуалом и уносились вдаль, сжимая ДДВ. Где-то в середине цепочки к ним присоединился командир. Я шагнул перед несколькими последними. По ту сторону десант активно разбивался на малые отряды, отправлялся в окружающие коридоры. Мантии воинов подстраивались под цвет стен - хамелеоны. Никакого топота - тяжёлые сапоги зачарованы на бесшумность. Дождавшись крайних, я убрал ритуал и в его направлении тут же устремились десантники...
   Грохот! Тихое шипение винтовок, молчание. Около коридора воины Томико занимают позицию, выглядывают за поворот. Легчайшая сенсорная сеть проникает туда - от отряда остались ошмётки. Хаотик, причём с неплохой маскировкой - сенсосеть его не чует. Делаю отмашку, чтобы шли за мной, ступаю за поворот. Сзади бесшумными тенями скользят десантники, вскинув винтовки. Жестом останавливаю их, иду дальше один.
   Любопытства хватило на десяток метров. Палочка-атрибут стряхивает десяток невидимых лезвий с самонаводкой. Младший Ключ легонько дёргает гравитационную константу. Окружающее пространство встряхивает незримая дрожь ослабления-усиления фундаментального взаимодействия. Мои лезвия уходят в молоко - противник выставил ложные мишени. В следующий миг хаотик контратакует. Невидимые щупальца закручиваются вокруг, меняя гравитационную константу, следом ударяют режущие чары... Он копирует!
   - Четвёртая, пятая, третья? - бурчу, имея в виду категорию опасности. Атрибут разворачивается аурой восприятия, охватывая сотни метров объёма. Вот и он. Вероятно, я-прежний уничтожил бы тварь немедленно. Я-новый, получив от Андры научное любопытство, поймал тварь, замкнув пространство-время Ключом. Даже если хаотик научится делать так же, это не поможет ему выбраться. Процессы замыкания и размыкания на низком, техническом уровне весьма различны. Сжимаю кокон с хаотиком, покуда мой барьер не натолкнулся на аналогичный, только вывернутый наизнанку - и вправду скопировал - перемещаю белёсый шар с футбольный размером, привязываю к себе и неспешно иду к Томико. Шар летит следом. Парочка мелких хаотиков по пути отведали целительного гравиудара - я подхожу к ближайшей "линии воли" Томико и касаюсь её. Несколько секунд, и она материализует тело рядом, коротко кланяется, мысленно докладывает.
   - В таком случае, вручи десанту активаторы, - имею в виду транслируемые по связи ритуалы - единственный способ Помощнику справится с действительно серьёзным хаотиком, - отнеси это, - передаю шар, - в спецхран для третьей. Жду на "Провозвестнике". У Иллы новости.
  
   В каждой лебе есть несколько помещений, которые можно назвать ключевыми. Это тактический зал, в котором мы уже собирались. Относительно небольшой, он хорошо защищён, предназначен для контроля боя и управления системами крепости. Это главный ритуальный зал, защищённый даже более, в котором собрались неактивированные высшие ритуалы массового поражения. Это несколько магических источников, сердец лебы, основных и резервных. И, наконец, стратегический зал - истинный мозг базы.
   Что такое стратегический зал летучей базы? Это шар в её геометрическом центре. Он защищён, но хуже тех же источников. Зато ограждён лучшей сенсосетью, недавно модернизированной Томико специально против иссис. Радиус зала - пятьдесят метров. Стены - голый камень, перманентно закрытый иллюзией-экраном. Вход отсутствует: можно только телепортироваться, телепорт ритуальный, с постоянно меняющимися кодами доступа. Гравитация внутри зала отсутствует, есть система левитации, подчиняющаяся мысли. Кроме неё, присутствуют совершенные иллюзийные проекторы, позволяющие показывать трёхмерную картинку происходящего в реальном времени.
   Когда я появился в стратегическом зале "Провозвестника", светящимся мягко-жёлтым, все уже собрались. Илла кружилась жёлтым же туманом, незаметная на фоне экрана. Томико и Сайнур парили в центре, негромко переговариваясь. Они обернулись мне навстречу, Томико поприветствовала кивком, Сайнур улыбнулся:
   - Здравствуй, сын.
   На миг во мне всколыхнулись противоречивые чувства. Части меня было неприятно это обращение, часть недоумевала по его поводу... Скользнув гармонией веэре вокруг столпа воли тэу, я привёл эмоции в порядок. Сейчас моё веэре, моя гармония, единость, в определённом роде, моё естество, нечто, объединяющее мировоззрение, самоощущение, внутренний огонь, эстетический вкус... да практически всего меня в одно целое - не сформировалось в полной мере. И вряд успеет за ближайшие годы. Предыдущий центр, чувство долга, вернулся, но был не единственным, пусть и сильнейшим. До тех пор, пока не достигну внутренней гармонии, придётся бороться с самим собой. "Принудительная гармонизация", как я называл этот метод. Не очень полезная, на самом деле, вещь, но за неимением времени...
   - Отец, - почти спокойно кивнул ему и я. - Илла, будь добра, соберись в адекватную форму.
   - Зачем? - спросила она - с трёх сторон одновременно. Поймал себя на том, что дёрнулcя ударить деструкцией по площади.
   - Ясно, - вздохнул я. - Не хочешь - докладывай так.
   - Я выпила Велисара то'Кайнэ, пророка и философа, человека... иилга, осмелившегося поймать меня в своё время. Неплохой был человек, вкусный, сильный, интересный, - мне почудилась плотоядная улыбка. - Жаль, что враг. Мне было бы о чём с ним поговорить. Знал он немало, а важного для нас - каплю. Ловушку на иссис ставит не в первый и не второй раз, но где находится Дверь и кто Ключник, не знает - его задачей было дежурство около ловушки у открытой Двери. Закрывали и открывали её не при нём. Что внутри, тоже не знает. Один только маленький момент: навык дежурства у него - родовой.
   - То есть? - приподнял я правую бровь.
   - То есть, получен с принятием сути рода, - пояснил Сайнур. - Как минимум, десять поколений активного пользования. И не кем-то, а Главой рода. Это значит, процесс поставлен на поток.
   - Это уже не игры с огнём, - молвил я, меняя приоритеты в плане того, что мне следует сделать. - Отработанная, значит, методика. Илла! Твоя цель - не рискуя собой, найти способ завладеть Кристаллом Рода Кайнэ. Ни в коем случае не лезь к Роду Пророчицы или Аян. Мне нужна информация, а не растревоженный муравейник.
   - О, я буду очень осторожна, - рассмеялась иссис. - В последнее время убиваю только во сне. Они ищут причину именно во снах. Когда настанет время, иилги не будут готовы противостоять мне наяву, - её предвкушение и нетерпение словно обволакивали. - Что-нибудь ещё, Старший?
   - Внешние Пределы. Что разведала?
   - Хаос и смерть, - звонко рассмеялась Илла. - Боль и гибель. Всё как обычно. Внешние хорошо запечатаны... не считая отдельных... миров. И, Смотрители, вам будет интересно. В одном месте царит порядок. Варсаммат, некогда Оазис. Они твёрдо держат границы, развиваются.
   - Как? - только и спросила Томико. Это действительно удивительно. Оазисы существовали только благодаря поддержке из Служебных Помещений, благодаря регулярным зачисткам, проводимым Смотрителями и Старшими Помощниками. Теперь, когда из Персонала остались единицы...
   - "Хоффен" - тебе говорит что-нибудь это имя? Выпотрошил нескольких моих разведчиков. Маг, Старший Помощник, грагат, вождь, учитель, - коротко описала Илла. - На его власти и воле держится Варсаммат.
   - Он отказался отправиться со мной, - Томико, вздохнув, потёрла лоб. - Всё ещё жив...
   - Контакты с Акнисом? - бросил я.
   - Чист, - хмыкнула иссис. - Как стёклышко. Акнису пока неинтересен. Хочешь, устрою глубокую проверку?
   - Вместе с Томико, - отрезал я. - Младшая, готовь флот - сколько именно, с Иллой и Сайнуром разберётесь. Обороноспособность Ризани слишком ослаблять нельзя, большие потери в рейде тоже недопустимы. Цель - очистить Варсаммат и окрестности, закрыть все выходы на Ключ. Илла, эта задача приоритетна.
   - Ну разумеется, - перед глазами соткалось призрачное лицо мёртвой целительницы Эланы и улыбнулось. И чем оно полюбилось Илле, у которой не один миллиард только готовых личин? - Что-нибудь ещё?
   - Совещание только началось, - пожал я плечами. - Что с перемещением планеты, Сайнур?
   - Наши маги скооперировались с волшебниками Томико, - нахмурившись, произнёс тот. - Итоги неоднозначные. Перемещение возможно, пусть и энергоёмко. Ритуальный телепорт не сработает, только прямой портал.
   - Совсем не сработает? - удивлённо поднял я бровь. - Почему же?
   - Много факторов, - ответил Сайнур. - Даже с Кристаллами Рода и главными вычислителями леб - не один год. Учитывая, что для Кристаллов и вычислителей есть другие задачи, а Аска... - на вопросительный взгляд я только покачал головой. Аска могла бы помочь, но как проводить на ней-безынициативной вычисления высокого уровня я не помнил, а Томико никогда не интересовалась. - Ритуальный портал столь же долго разворачивать. Прямой телепорт слишком энергоёмок. Для чего-то изощрённо-пространственного у нас нет Архиссо.
   - А я? - хриплым басом напомнила о себе иссис. - Могу провести хоть тысячу планет.
   - Через царство иллюзий и теней, ты имеешь в виду, - покачала головой Томико. - И что после этого останется от планеты?
   - Моя... Сила, и сохранится всё, - тонким девичьим голоском пояснила Илла.
   - Её применение будет заметно? - спросил Сайнур, прищурившись. Видно было, этот вариант ему нравится всё больше. Томико... Томико же останавливало недоверие и века борьбы с неверенами.
   - Это моё царство, - улыбнулась Илла-Элана. - Это не какое-то общее пространство, а грёзы, завораживающие сами законы мироздания. Каждый раз - новые. В них нельзя так просто войти со стороны, нельзя увидеть, если не ведаешь, что они есть. Поверь, Сайнур, никто не помешает, всё пройдёт идеально...
   - Илла, - укоризненно одёрнул я её. - Ты всё равно не зачаруешь Главу рода.
   - Я и не пробовала, - гулко рассмеялась она. - Это естественно, как дышать. Если бы я зачаровывала намеренно...
   - Илла, - вздохнул я. - Спасибо за предложение, но нет. Слишком рискованно.
   - Рискованно - довериться мне? - три прозрачные девушки одновременно и по-разному хмыкнули.
   - Рискованно - использовать способ, который не проверен и не изучен досконально, - отрезал я. - Мы с Томико используем прямой портал - быстро и надёжно. Надо только накопить энергии и провести расчёты. Томико?
   - Будет сделано, - кивнула она, неприязненно покосившись на скользящую туда-сюда призрачную тень. Она ничем этого не показала, но я подозревал, что Томико как никогда хочется сейчас развеять иссис. Правда, кто кого бы смог развеять - вопрос интересный. Скорее всего, Илла если не победила, то ускользнула бы точно.
   - Поговорим насчёт "у нас нет Архиссо", - молвил я. - Илла, что скажешь о ситуации на Лиодоре?
   - Тихо готовятся к войне. Развернули планетарную сенсорную сеть, - безразлично повествовала неверена. - Новые военные базы, учения, разработка оружия - ну, как оно всегда бывает. Маскируют, подавляют слухи, манипулируют общественным мнением - на Лиодоре тревожно, но до паники не доходит. Интриги меж родами, политика и прочая скука - продолжаются. Элтар женится на Оноре, - Сайнур хотел что-то вставить и поперхнулся. - Архиссо разрывают с Куидэ контакты - пока не торопятся, но...
   - Что Аллеана? - резко прервал отец моего тела.
   - Аллеана то'Архиссо вернулась в свой род. Брак расторгнут по взаимному согласию "по личным причинам", - Илла издала сухой смешок. - Бросил из-за политики. И в проигрыше не остался. Архиссо и замкнуться-то окончательно не могут: военное время и Эвита, дочь Аллеаны, наследница Куидэ, осталась с отцом.
   - Эвита, Аля... - тихо произнёс Сайнур, уставившись куда-то вдаль. - Я должен с ними поговорить. И с Раданой.
   - И с то'э Архиссо, - добавил я. - И не только ты, но мы. Илла, ещё интересная информация?
   - Лиодор кишит иссис, - сообщила она. - Провоцируют, едят, следят. Подзакусила парочкой - так не принято, но мне можно. Ничего полезного. Их аккуратно контролируют извне. Акнис.
   - Ясно. Мы вовремя покинули Лиодор, - констатировал я. - Там слишком... неуютно стало. Ещё информация?
   - По Лиодору - всё. Про Внешние Пределы рассказала. Внутренние... Ферет Рраил с личной гвардией иссис и магов. К нему тяжело подобраться, долго слишком, - молвила Илла. - Союз Миров не стоит на месте, продолжает развиваться - разведданные я обновила.
   - Я бы попросила больше не лезть напрямую в память вычислителю, - холодно отозвалась Томико.
   - О, брось! Такие мелочи, я же ничего не испортила, - отмахнулась, удостоившись ещё одного неприязненного взгляда, Илла-Элана, откидывая со лба русые пряди. - Есть ещё Валаарский Архипелаг, там готовятся к войне - войне с Лиодором.
   - Странно. Валаарцы никогда не были самоубийцами, - заметил Сайнур.
   - Причины выяснить не успела, - пожала плечиками Илла и развеяла образ Эланы. - Предполагаю, Акнис. Или Ферет. А может, и третий кто. В мирах сумятица, хе-хе.
   - Да уж, - только и ответил я. - Ладно, теперь что у нас с контрразведкой? Сайнур, Илла, предатель - найден?
   - Как бы ни так, - поморщился Сайнур. - Илла проверила всех подозреваемых. Я прошерстил данные с Кристаллов вассалов, с детекторов, следилок, сенсосетей. Мы имеем дело не с предателем, а с продвинутым заклятьем-шпионом, подключившимся к нашей системе безопасности. Как это удалось Элтару - ума не приложу. Мои безопасники параноидальны. Разве что Архиссо подсуетились - ещё тогда, когда союз между ними и Куидэ был действительно тесен. Но тогда информацию получила бы и Радана, предупредила бы нас...
   - А этого не было, - я подавил желание потереть лоб. - Лично то'э Куидэ сделать это мог?
   - Теоретически... - Сайнур задумался, инфообмен по духовным нитям, соединяющим его с Кристаллом, ускорился. - Да, мог. Это не в его стиле, но мог. Подсказать и надоумить могла Сила его Рода.
   - Значит, закрываем этот вопрос, - решил я. - Шпиона уничтожили?
   - Работаем, - только и сказал Сайнур. Наткнулся на мой вопросительный взгляд, пояснил. - Мы не можем отключать систему безопасности, а вырезать из активной системы - трудоёмко. Несколько дней, и закончим. Ключевые точки уже очистили.
   - Магический вирус, - озвучил я пришедшую на ум ассоциацию. - Ладно, следующий вопрос. Давно хотел его поднять. Кристаллы Рода. Нам нужны способы их создания. Портативные и настолько мощные источники энергии, часто сильнее даже стационарных источников наших леб. Сайнур, есть мысли по этому поводу?
   - Кристалл Рода - не просто источник, - отец нахмурился - видно было, такой утилитарный подход противоречит всему, впитанному с принятиями.
   - Хранилище знаний, информации, отпечатков личности прошлых Глав рода, вычислитель, сервер для информационных систем... Я знаю, это больше, чем можно описать словами. Если нам удастся вобрать в себя, в Персонал, в то новое общество, что мы собираемся построить, традиции и силу Лиодора... Не все, не всю, но, Сайнур, это твой шанс не про просто остаться с небольшим анклавом иилгов, а стать во главе множества родов. А Сила Рода и вассальные связи - дополнительная страховка на верность Персоналу. У меня есть кое-какие наброски по этому поводу, но самое главное - способ создавать Кристаллы Рода. Без них всё бесполезно.
   - Род Цээ уничтожен, - Сайнур ничем не показал отношения к моей идее. - Остался единственный источник знаний - род Пророчицы. Боюсь, даже Илле не выкрасть один из подчинённых её роду Кристаллов. Если эти знания вообще не сокрыты в Родовой Силе Пророчицы.
   - Все Кристаллы дарует Пророчица? - уточнил я.
   - Все, - подтвердил Сайнур. - Каждый главенствующий род может просить о даровании Кристалла. Если Пророчица сочтёт просьбу обоснованной, Кристалл будет дан. Никто не знает, как это происходит - просто первый Глава рода засыпает в ритуальном зале и просыпается с Кристаллом в руках. В Кристалле начинает копиться Родовая Сила. Всё. Кроме рода Пророчицы, подробности знает разве что Владыка и знали Цээ.
   - Аффис то'э Рауд, - вставил я. - Он знает достаточно. И Кристалл создал сам.
   - Аффис связан клятвами вместе со своим Кристаллом, - возразил то'э Саат. - Вряд ли мы сможем вытянуть из него что-то. Скорее умрёт.
   - Кристалл хранит воспоминания Главы и не разрушается после его смерти? - спросил я.
   - Да. Ты хочешь... Да, может сработать, - кивнул Сайнур.
   - А с Аффисом буду работать я, - показалась Илла в образе волшебницы с посохом.
   - Сначала с поговорим с ним. Возможно, удастся добиться добровольного сотрудничества, - мне совсем не улыбалось ни отдавать Аффиса в лапы иссис, ни убивать, ни взламывать его Кристалл. Политическая, будь она проклята, необходимость. Как бы мне ни был симпатичен этот иилг... - С этим решили. Теперь Архиссо. Нам желательно встретиться, предварительно, с Раданой, а затем с то'э Архиссо. Сайнур, сможешь организовать?
   - Да, но не сразу. На той стороне остались кое-какие верные мне агенты и связи.
   - Что тебе нужно?
   - Только незаметно попасть на Лиодор. Без личного контакта - достаточно соединиться с некоторыми инфосетями. И время. Минимум двое суток.
   - После собрания приступишь, - кивнул я. - Илла, проверишь, как будет время, защиту то'э Рауд. Томико, Сайнур, обмен опытом у ваших воинов и магов...
   - Налаживается, - подтвердила Томико. - У нас слишком разные базисы навыков и способы обучения - это займёт много времени.
   - Ясно, - я прошёлся по мысленному плану собрания. - Томико, с Дверью в Центральный Зал всё в порядке?
   - Да, Старший. Я дала права доступа к наблюдательной сети командиру десанта. Мы начинаем проверку всех доступных Служебных Помещений. Собрала отряды со всех леб, не стала ослаблять какую-то одну. Командир - известный вам Даниила Сортэо.
   - Дан, - улыбнулся я воспоминаниям. Выжил, старый чёрт. - Прекрасно. Сайнур, выдели в подчинение Дану соразмерный отряд иилгов. Во главе - кто-нибудь с Кристаллом Рода. Пусть делятся опытом. Переходы через Двери маскировать наилучшим образом, - я бросил всем троим мыслеобразы координат нескольких Дверей, в том числе в Ризани. - До маскировки никого через них не перебрасывать. Тысячу сто пятую маскировать немедленно, меня не волнует, как, но узнать путь из Ризани в Служебные Помещения не должен никто, - сама эта Дверь вращалась вокруг местной звезды. Найти, не зная, где её искать, довольно сложно, но кто знает, на что способны шпионы-иссис... - У меня всё. Есть какие-нибудь предложения на обсуждение?
   Но Томико и Сайнур промолчали. У них и так было много работы. Стратегическое планирование, в основном, легло на мои плечи. Спрашивать о стратегии Иллу... Так и не понял, не умела она, не любила, не хотела или считала излишним думать на такие темы.
   - Нет? Прекрасно. Тогда я на Лиодор, потом в Служебные Помещения и прогуляюсь по соседним мирам. Связь через Аску.
   - Постой!
   - Да, Сайнур?
   - На Лиодор ­- говорить с Аффисом?
   - И посмотрю на военный потенциал иилгов своими глазами.
   - Постарайся убедить его, - чувствовалось, что отцу это важно. - Я... очень неприятно, если нам придётся лезть в Кристалл. Не хочу, чтобы до этого дошло.
   - Постараюсь, - атрибут легко открывает прямой портал - в этот момент я жалею, что у меня нет Старшего Универсального, который может "отпирать" совершенно не отслеживаемый путь меж мирами. Портал смыкается за мной. Подо мной сияет живыми цветами планета основная планета мира Сарсия, он же Лиодор.
  

Интерлюдия Королевы.

   Её ярость ткалась чёрными иглами, пронзая бездну. Белоснежные крылья за спиной несли её вниз, и обитатели бездны торопливо бежали. Те, кто успевали. Кто оказывался слишком близко - замирал в ореоле её власти и немедля умирал. Они боялись, но просто не могли сойти с пути. Кроме того, единственного, что осмелилась шпионить за ней.
   - Остановись! - крикнула она в бездну, и её слова прокатились золотой волной в чёрном тумане, на миг выхватывая миллионы призраков, чёрных пятен и мутных движений. Уносящийся вдаль световой импульс её тяжких слов превратил мрак в густой, пепельный дым серых хлопьев. Бесплотные тени, белёсые призраки, искажённые силуэты - все они замерли. Да и кто мог противостоять её высвобожденной Власти? Только тот, за кем она гналась, та, кто его послала и ещё одна старуха, которая зажилась на свете.
   Белые крылья могучими взмахами несли её вперёд. Её Власть раздирала само пространство, и то покорно ложилось у её ног. Встречные не успевали осознать, что происходит, как переставали быть. Её свет слишком ярок для этой бездны - силуэты и тени рассеивались без следа. Как ищейка, она летела по тонкому следу, уверенно разбирая его среди миллионов обманок.
   Неохотно, но бездна расступилась, осталась позади. Цепляясь за тающий в воздухе след, крылатая всё глубже уходила в зазеркалье, царство-по-ту-сторону, в личные пространства того, за кем гналась. И даже здесь он не мог скрыться. Серая мгла пропадала под напором крылатой. Хороводы иллюзий рассыпались многоцветным крошевом. Обманки растворялись от одного её пламенного взгляда.
   Чары распались, и крылатая оказалась на просторе. Во все стороны, включая верх и низ - если их можно было бы выделить - простиралась багровое сияние. В тёмно-красных небесах виднелись некие громады, смутные, но от того не менее величественные. Каждая - с большой такой астероид. След петлял в сторону одной из них.
   Она не заморачивалась маскировкой. Напротив, сейчас её было видно за тысячи миллионов миль, а её Власть освещала весь багровый мирок, проникая в каждую его щёлку. Ничего не могло укрыться от её взгляда. Крылатая рванулась, буквально прошибая полированный камень псевдоастероида насквозь. За ней осталась проплавленная дыра. За пару мгновений она разогналась чуть ли не до световой скорости - и нагнала противника.
   - Ну вот ты настигла меня, - обернулся к ней силуэт... тысяча силуэтов, перетекающих друг в друга. - Что дальше?
   - Ответ! - даже сейчас её голос был невыразимо красив, а силуэт в белом ореоле крыльев притягивал взор. Медные волосы вились до плеч. Яркие голубые глаза с демонической искоркой пронзали насквозь. Она немало работала над этим образом. Само совершенство. - Я ищу твою госпожу, иссис, и только её. Сообщи мне, где она, или отведи - и не смей лгать!
   - У меня нет господ, - сотней улыбок ответил её собеседник. - Я помогаю ей по доброй воле - и по доброй же воле не выдам. Ты можешь убить меня, Хранящая Власть.
   - Ты знаешь, рано или поздно мы столкнёмся, - спокойней произнесла крылатая - крылья чуть померкли, из однообразно-белого обращаясь строгими и плавными контурами перьев. Вслед за ними сияние приоткрыло её нагую фигуру - лишь приоткрыло, но и этого оказалось достаточно, чтобы он отшатнулся. О, она опасна отнюдь не только грубой силой! Сам её облик завораживал, очаровывал, подчинял...
   - Она никуда не торопится, Власть Хранящая. Но я могу сказать. Она во Внутренних Пределах. Из всех нас только ей хватает тонкости просачиваться туда.
   - Вот как, - крылатая прищурилась. - Передай, что я жду встречи. И найду её даже там, - сосредоточилась, готовясь уйти, но собеседник привлёк внимание:
   - Ты ведь ищешь противников?
   - Да, - её пристальный взгляд вновь заставил его дёрнуться.
   - Младший Смотритель Акнис устроит тебя? Он часто бывает здесь.
   - Слишком мобилен - не настичь, - покачала она головой, осыпая багрянец золотыми искрами.
   - Жаль, - вздохнула многоликая тень. - Если я найду путь во Внутренние, сообщу.
   - Зачем тебе? - её подозрительность окатила горячей волной.
   - Ты - единственная из трёх, кто не жаждет убить остальных, - молвил он. - Единственная прямая иссис. Я готов подчиниться тебе - если ты сохранишь наш род.
   - Многого требуешь, - хмыкнула она. - Только тех, кто будет подчиняться моей Власти.
   - Этого достаточно. Я буду искать, - его образ потёк куда-то внутрь самого себя. - Просто убей их, Хранящая.
   - Ну разумеется, - сухо кивнула она опустевшим небесам. А затем шепнула самой себе. - Скоро, Илла Искусница, скоро мы встретимся.
  

Глава 5.

   Я несколько раз дотронулся силой атрибута до сенсорной сети, из вежливости предупреждая хозяина чар, ступил в её паутину. Предварительно окружил себя отталкивающим щитом, плавно отклоняющим сенсонити. А то пережжёт внешним щитом - извиняйся потом перед хозяином после атаки АБЧ. Оно мне надо?
   Окружающую магию я чуть ли ни пробовал на вкус. Ажурный узор и могучие стихии, сплетённые воедино. Да, с прошлого визита защита стала в разы сильней. Нет, до Латтора, города-дома Куидэ, ещё не дотягивает, но близко. И, в отличие от главенствующих родов, всё творил единственный человек - почерк Аффиса я запомнил. Хозяин этого великолепия явился без всяких спецэффектов - просто возник передо мной. Почти наверняка, обменный (2) ритуальный телепорт.
   - Светлого вечера, Андра, - кивком поприветствовал он меня. - Не ждал вас на Лиодоре.
   - Светлого вечера, Аффис, - отзеркалил я. - Вижу, вы довольно осведомлены.
   - После случившегося я интересовался вашей судьбой, - мы неспешно подошли к дому-храму. В этот раз каменная плита-дверь не отодвинулась, а растворилась. - Больше всего информации было у Раданы то'Архиссо. Она многое сокрыла, но многое же прояснила. Причины своей... неприязни к то'э Куидэ и то, что вы с то'э Саат живы, например.
   - Вы знакомы с Раданой? - несколько удивился я. Аффис, согласно сведениям отца, мало с кем контактировал, ведя странную для иилгов жизнь мага-отшельника.
   - Не по своей инициативе, - знакомая плита плавно стремительно опустила нас вниз, где уже дожидался горячий чай с печеньем. - Достучалась до меня во время очередного своего расследования. Интересная собеседница, - мы расселись. - Она беспокоится за вас.
   - Вот как, - мысленно отметил, что ощущаю к Радане недопустимую симпатию. Безусловно, влияние души меня-Андры. Несмотря на весь объём, на всю мощь и яркость меня-Яалша, я-Андра не растворился, будто сахар в чашке чая. Андра словно расширил замкнутую, самодостаточную сущность Яалша, дополнил её, освободил. Я-прежний, я-в-воспоминаниях казался теперь довольно косным. И не столько ценностями, сколько мышлением. Ну а довольно-таки убогая система ценностей Андры легко присоединилась к столь же аскетичной у меня-Яалша: в отсутствие пересечений, объединение произошло безболезненно.
   - Она ждёт весточки от вас или то'э Саат, - добавил чародей.
   - Мы обязательно свяжемся с ней - чуточку позже, - улыбнулся я всплывшему образу Раданы. Краткий миг в душе потеплело - но холод тэу и прохладная гармония веэре унесли это чувство. Я запил печеньку и поднял взор на то'э Рауд. Наши взгляды встретились.
   - О чём вы хотели поговорить, Андра? - серьёзно спросил он.
   - Кристалл Рода, - коротко ответил я.
   - Я уже отвечал вам, - помрачнел Аффис.
   "Он не отступит от слова, - понял я. - Уговоры, угрозы, магия души - всё не сработает". И... я знал, что надо делать. Достаточно усилия воли, и атрибут направит несколько десятков подавляющих ритуалов. Не факт, что Аффис выживет и сохранит рассудок, зато защиту пробьёт и его спеленает. Каким бы могучим не был Кристалл, против внезапного нападения это не поможет. А сам Аффис - далеко не боевой маг, сколь бы искусным не был в обороне - это не поможет.
   А ещё я понял, что не хочу атаковать. Глава рода Рауд вызывал симпатию и глубокое уважение - душа Андры слишком смягчила меня. И это удержало меня. Пусть бесполезно - буду честным. В конце концов, Аффис этого достоин.
   - Во-первых, пожалуйста, не делайте... резких движений, - я вздохнул. - На вас направлено больше полусотни ритуалов. Мне достаточно пожелать - не уверен, что вы выживете.
   - Ясно, - лицо Аффиса закаменело, он преувеличенно медленно поставил чашку на блюдце. То дзинькнуло, капли чая оросили белую скатерть.
   - Мне жаль, - искренне признался я. - Но нам нужна технология Кристаллов Рода. Вы должны понять: мы отрезаны от Лиодора, но не автономны. Каждый наш Кристалл - невосстановимая ценность. У нас нет выбора - род Цээ мёртв, род Пророчицы... слишком опасен.
   - Ясно, - повторил Аффис. - Я понимаю.
   - И? - не хочется. Просто не хочется этого делать. Видимо, после слияния я-Андра оставил мне какие-то зачатки совести. Хотя, казалось бы, у него она тоже отсутствовала. Или проснулась совесть Яалша, погребённая под десятками тысячами лет ожесточения? А может, это постороннее влияние? Вряд ли - слишком уж плотно себя контролирую.
   - Я буду молчать, - во взгляде - решимость и обречённость.
   - Пойдём со мной, - озвучил неожиданную мысль. - Есть вероятность - ничтожная, но всё же,- что мы найдём иное решение. Безопасность не гарантирую, но новые знания и знакомство с тем, что ты представить себе не мог - вполне.
   - Это... внезапно, - молвил то'э Рауд. Его "маска" слегка "оттаяла". - Вы не оставляете мне выбора.
   - Вы всё ещё можете попробовать защититься или ударить первым, - заметил я. - Наверняка вызвали какую-нибудь подмогу, только она не успеет. Решайте.
   Аффис нахмурился. Пару секунд он буравил меня тяжёлым взглядом, затем опустил глаза и тихо произнёс:
   - С вами.
   Я сделал отметку в памяти: приказать Илле незаметно проникнуть в его память. Или - в память Кристалла. Не получится, так хоть узнаем о структуре духовной защиты.
   Поднявшись со стула, взмахнул атрибутом - привычка, не реальная надобность,- открывая прямой портал. Сделал приглашающий жест. По крайней мере, без кровопролития. Пока что.
  
   Стойка располагалась у входа в Латтор. Высокие его стены переливались очередной филлюдой. Солнце уже взошло, но ещё не выглянуло из-за деревьев. С холмов от порталов один за другим выходили иилги. Спонтанная очередь у стойки многажды формировалась и рассасывалась. Некоторое время Илла наблюдала за процессом, одновременно дёргая за ниточки тысячи марионеток-неверен по всей вселенной. Когда очередь снова закончилась, Илла воплотилась в облик Эланы.
   Только мантия - не белая целительская, а жёлтая, чуть посверкивающая золотом, с фиолетовым узором растения, вьющимся около шеи. Жёлтое - сфера культуры, золотистые отблески - знак высокой магии, фиолетовый символизирует власть. На левом плече красуются два фиолетовых кольца, одно в другом. Цвет этого значка и его форма не важны, важно количество раздельных элементов: два символизируют второй круг искусности. Да, скромностью она не страдала: второй круг, уровень гения... по её мнению, подошёл бы и первый, но его уже нельзя. Мастеров второго круга единицы. Искусников первого - всего двое. Никакого родового герба, а на лицо ложится иллюзия белёсо-мерцающей дымки, подобно брызгам высокого водопада на солнечном свету.
   - Светлого утра, ло'э, - твёрдый, высокий голос мёртвой целительницы и проглядывающий сквозь дымку контур улыбки.
   - Светлого, магистр... - поклонился мужчина в бледно-жёлтой мантии. Цвет означал, что он сосредоточился прежде самого творчества на побочных его аспектах. В данном случае, очевидно, обслуживал регистрационную стойку. - О, прошу прощения, вы желаете анонимности. Вириар ло'Симин. Желаете принять участие в Фестивале?
   - Определённо, да, - спокойно подтвердила Илла. - Будьте добры кристалл анонимной регистрации.
   - Разумеется, ло'э, разумеется, - он протянул тёмно-оранжевый полупрозрачный камень размером с кулак. Илла коснулась его, кивнула:
   - Благодарю.
   - Через два дня в полдень ждём вас у этого входа, - сообщил регистратор. - Необходимы ли какие-то предварительные приготовления, быть может, вам нужны помощники для грубой работы?
   - О нет, - хихикнула иссис. - Сама справлюсь, не беспокойтесь. Удачи.
   И крутанулась на месте, рассыпаясь золотыми искрами. Она не рисовалась, красочный эффект сотворила скорей инстинктивно. Если можешь покрасоваться - почему бы и нет? Служитель восхищённо поцокал языков, а неверена ступила на тропы иллюзий. Столько дел, столько дел!..
  
   Я устал. Или устал я-Андра? Давно пора привыкать, я-Андра и я-Яалша - одно целое. Не разделять. Я устал. Новая, получившаяся после объединения душа, не привыкла к такой ответственности. Слишком велик груз. Нужно расслабиться. Вопрос - как? Мне-Андре достаточно было творчества. Творить не хотелось совершенно. Мне-Яалшу... Я-прошлый не расслаблялся. Совсем. Не требовалось этого, веэре было настолько завершённым, что усталость не возникала в принципе.
   Первое правило руководителя: не делай сам, что можешь поручить другим. Конечно, если эти другие действительно компетентны, иначе есть альтернативное правило: хочешь, чтобы было идеально, делай сам. А мудрость руководителя - это подбирать таких подчинённых, чтобы пользоваться первым правилом всегда, а вторым - никогда. За исключением стратегического руководства, разумеется. Кто знает всё о развлечениях? Правильно, Илла.
   - Аска, передай Младшей Помощнице Илле, что я хотел бы её видеть. Это не срочно.
   В уме решив пару текущих проблем, я отдал указания Томико и Сайнуру... Сайнур, да, чувствую, с ним ещё будут проблемы, пусть выглядит спокойным и собранным. Ничего срочного нет, поэтому можно восстановить внутреннее равновесие. Я переместился на несколько световых лет от планеты Ризань и отпустил себя в ускоряющееся падение на голубого сверхгиганта. С учётом расстояния, падать мне ещё недельку.
   Защитившись от излучения, раскинув сенсосеть пообширней - что, кстати, значительно увеличивало её чувствительность - и поставив парочку барьеров от иссис, я аккуратно разделил внимание на два потока. Первый, меньший, перевёл в наблюдательный транс, принимая данные от сенсосети. Второй, больший, сосредоточил на моей душе, продолжая сложное дело "принудительной гармонизации".
   Спустя неопределённое количество времени я закончил с гармонизацией принудительной и приступил к естественной. Здесь уже нельзя работать извне. Только изнутри. Второй поток сознания начал медитацию, постепенно вбирая в себя внутренние качества и ассоциативные связи. "Оставаясь собой, становить кем-то большим", "не изменяясь, изменись", "будь и не будь". Я не смог бы объяснить суть внутренней работы обычными словами. Возможно, Та-Рета - да только некоторые её словоформы нельзя объяснить через другие. Их можно передать, и только гибкий разум воспримет смысл в должной мере.
   Сенсорная сеть дрогнула. Чуть заметно. Это можно было бы списать на флуктуацию, если бы дрожание не отразилась сразу на участке сети, чётко обрисовывая область с эпицентром. Пока большая часть меня выходила из медитации, меньшая без промедления обрушила на окружающее пространство пяток заготовленных ритуалов. На долгую секунду всё вокруг меня обратилось хаосом духовных и плазменных взрывов. Очнувшись окончательно, я пару раз "дёрнул" окружающий мир Младшим Универсальным Ключом и восстановил сенсосеть, разворачивая пошире.
   - Смотритель Андра, Помощница Илла передаёт, что вы параноик.
   - Передай ей, что может показаться, - проворчал в ответ. Специально это сделала или я действительно её засёк? Скорее первое. Просто шутки ради.
   Илла явилась роскошной блондинкой в красно-белом платье, подошла по дорожке мерцающих искр, игнорируя внешние щиты. Сенсосеть заметила неверену дрожанием нитей на пределе чувствительности. Видимо, она не скрывалась специально. Или проецировала свой образ сюда, на самом деле находясь далеко-далеко. Иссис подошла вплотную, шепнула в ухо:
   - Расслабляйся лучше в Саавете, - тихо рассмеялась, отпрянула, неожиданно серьёзно спросила. - Что-то случилось, Старший Смотритель?
   - Мне просто нужен совет, - я только вздохнул её поведению, и то про себя.
   - Просто? - игривая улыбка - резкая смена эмоций, включая демонстрируемых душой, сбивала с толку. - Если совета просит всезнающий Яалш, просто быть не может.
   - Всезнающий, - чуть грустно произнёс я. Имей я хотя бы всю память... А помогло бы это? Не зря отрезал её от себя, не зря. - Мне нужно отдохнуть.
   Илли вопросительно подняла брови.
   - Хорошо отдохнуть, душевно, - пояснил я. - Не знаю, как. Просто нет идей.
   - Доверишься мне? - её силуэт смазался и оформился рыжей девчушкой лет десяти.
   Я смерил её взглядом. И не скажешь, серьёзно ли спрашивает. Если несерьёзно, то какая разница, как отвечу? Если серьёзно... Она странная, слишком честная для иссис, прямая - как будто не из их проклятого рода. С другой стороны, лучшая в иллюзиях из всех мне встреченных. Как многое она скрыла, в чём обманывает?
   - Конечно, нет, - истолковала иссис молчание. - Такой, как ты, не можешь верить такой, как я, - грустная, вот только искренняя ли улыбка? - Позволь напеть тебе. Показать. Сними щиты, если хочешь, могу поклясться...
   - Одной клятвы достаточно, - прервал я. - Показывай.
   - Смотри, - напевное слово. - Смотри, смотри, смотри...
   И слова свиваются видения, видения следуют странной, чуждой песне, навстречу которой что-то откликается в душе.
  
   - Скажи, ты умеешь мечтать? - спрашивает своего брата молодая иссис.
   Братья и сёстры неверены - редкое исключение из бесконечной вражды и одиночества Внешних Пределов. Те, кто родились из одного видения Великого Иллюзиона. Близкие друг другу, ощущающие друг друга, разделяющие единое благо. Вместе до конца жизни. Родство не кровное, а духовное. Родство на уровне инстинктов. Бывало даже, что брат не отделял себя от брата ­- одна неверена в двух обличьях и вдвое опаснее.
   - Мечтать? - спрашивает он её тогда, не совсем понимая.
   Самыми мирными, уравновешенными, с наилучшим самоконтролем были как раз "семейные" неверены. Это значит, что подавляющее число иссис имеют или имели сестру или брата - без инстинктивной осторожности во Внешних Пределах до разумности не доживёшь. И чем разумней становилась иссис, тем более осознанной была братская или сестринская любовь. Да, иссис способны любить, действительно любить, а не наводить на себя глубочайшую иллюзию.
   - Не рисовать образы, не строить иллюзии, не искушать и не пугать кого-то, а мечтать самому. Нечто несбыточное, чего бы ты хотел всей душой, - уточняет она.
   - Я мечтаю о свободе, - наконец, отвечает он. - Чтобы не нужно было убивать и умирать за еду, а просто рисовать и летать. И чтобы не было голода.
   - Мы похожи, - светлая улыбка вспыхивает и гаснет во тьме. - А я ещё хочу, чтобы мы были вместе и жили вечно.
   - Это само собой. Я не говорю об очевидном, - они плывут по общему их видению, рассекая изменчивые бездны Иллюзиона.
   Где-то там, за видением, в тонкой и грубой реальности резвятся и едят неверены, бьются грагаты, источают скверну скверцы, хранят орфады и возвышенно парят йоллы. Но они выше ­- или ниже? - всего этого. Они оторваны от реальности, пусть и придётся когда-нибудь в неё вернуться. Здесь, в своём видении, в небольшой стране чудес, они - боги и свободны от всего. Если бы не голод, они никогда бы не возвращались обратно.
   Они самодостаточны. Во всём, кроме первородной нужды неверен. Им нужны души, напоенные чувствами. Они не могут чувствовать сами. Их эмоции гаснут, видения рассыпаются, силы истончаются, а жизнь покидает полуреальное тело. Это не больно, совсем нет. Это окутывающее безразличие, апатия, гложущая до глубины души, это память и воля, рассыпающаяся осколками. Это не больно. Это в тысячу раз хуже, чем боль.
   Скажи, ты умеешь мечтать?
   С этого вопроса начинается их путь. Вдвоём ищут они способ. Способ освободиться от голода и хоровода смертей. И если с хороводом всё понятно - достаточно сотворить видение и закрыться в нём - то голод... Вечное проклятие.
   Они убивают. Мечтательные йоллы, мудрые орфады, гневные грагаты, ненавидящие скверцы и одержимые иссис. Тысяча за тысячей смертей, череда убийств и долгий ход по тонкому, грозящему исчезнуть следу. Тысячу раз они теряют его и тысячу находят. Они пролетают Иллюзион, проносятся сквозь Арену, путаются в Кружеве Абстракций, тихонько проскальзывают Мёртвые Миры, дальше и дальше, их путешествие охватывает все Внешние Пределы, и не один уже Младший Помощник умирает от их иллюзий. Но даже Помощники не знают ответа на вопрос.
   И чтобы не было голода. Как сделать, чтобы его не было?
   Годы сменяют годы. Вот они встречают того, кто готов с ними говорить и знает действительно много. Старший Помощник, старый, как сама вселенная, и столь же мудрый. Этот не рвётся убивать, он спокойно принимает видение о мирных намерениях, стандартное для этой части Большого Полигона.
   - Имя моё - Фарион, детишки, - представляется Помощник. Его Служебные Полномочия простираются на километры искажённого пространства, отпугивая хитрейших из иссис. Но не их. - Какого хрена вам от меня сдалось?
   - Мы ищем ответ, - говорит она.
   - На странный вопрос, - подхватывает он.
   - Как можно избавить неверену от голода?
   - Навсегда избавить.
   - Есть ли способ?
   - О, ну вы даёте, детки, - ухмыляется он в усы и задумывается. Минута тянется за минутой, а он всё молчит, нахмурив лоб и потирая усы. Наконец, изрекает. - Такого способа я не знаю. И, боюсь, не знает никто. Поймите, этим не занимался никто и никому этого не надо. Вы - первые на моей памяти, кто не напал сразу или из засады. Но, верно, такое должно было случиться. Иссис, преодолевшие свою природу... Даже Старший Смотритель, помнящий Творца, не даст вам ответа. Он-то ответ знать может, но кому нужны не связанные голодом, ещё более опасные неверены? Никому.
   - Это возможно? - восклицает она.
   - Хотя бы... теоретически? - тяжело спрашивает он.
   - Я не знаю, - качает головой Фарион. - Могу предложить искать самим. И знаете? Есть среди иссис Хранящие Симфонии. Говорят, им надо... питаться - реже. Но это только слухи. Вы должны знать больше меня.
   Скажи, ты умеешь мечтать?
   Мечта ведёт их у цели. Силой мечты избегают они зачисток, скрываясь до последних крох сил в видениях. Силой мечты становятся на новый след. Теперь их цели - сородичи. Так не принято, и раньше они убивали "своих" по необходимости. Тогда, когда не было выбора, когда бились за добычу или когда неверена - единственная добыча, а голод сжимает в смертных тисках.
   Память сородичей тесно гнездится в их душах. Всё больше и больше узнают они о Хранящих, но это обрывки. Наконец, очередной след приводит их в тёмное царство Крайнего Мира, в страну одиноких огней и космической тьмы, место, где природная темнота пугает даже неверен.
   По тёмным лестницам спускаются они, по вереницам фонарей, то гаснущих, то вспыхивающих. Среди агрессивного мрака проходит их путь, и только чудом тени не поглощают нежданных гостей. Мрачные тропы, лабиринт во множестве измерений, искривлённый сумрак и безысходность. Но брат и сестра не останавливаются, тем более что возвращение предстоит не менее тяжёлое. Вечность спустя они чуют новый запах и летят на него.
   Вот они поднимаются по серым, мягко светящимся ступеням среди предвечного мрака. Спустя сотни сотен ступеней и десятки побед над здешними стражами, чёрными тенями, призрачные девушка и юноша ступают на шестиугольную площадку, возвышающуюся над царством тьмы - или находящуюся в её центре? Здесь ощущается присутствие кого-то могущественного, но иссис не видят ничего. Однако некто вскоре замечает их.
   Он сгущается слабо сияющим силуэтом. Бледное лицо полно скорби, однако в глазах мелькает тень любопытства. Кутаясь в плащ цвета хмурых туч, он вопрошает:
   - Кто вы, дети, и зачем посетили край моего уединения?
   Они отвечают. Рассказывают о мечте, о долгих поисках и надеждах, о пути через Крайний Мир. С новым интересом оглядывает он их, и взгляд древнего иссис проникает в самую душу, минуя каскады защитных иллюзий.
   - Вы искренни, - печально улыбается он. - И вы не первые. Я помню. Я помню, с чего всё началось. Моя Симфония, - он словно приподнимает занавес, и мировая скорбь, лики боли и отчаянья, страха и угасания, овевают их, заставляя отпрянуть, - поёт об этом. Я храню печаль нашего рода, а печаль хранит нашу память. Я не знаю, есть ли решение. Никто не знает. Я не ищу; это не мой путь. Я храню и буду хранить до тех пор, пока... - здесь он делает паузу. - Вам не стоит этого знать. Это лишь моя, Хранителя Страданий, ноша. Я буду рад, если вы найдёте путь. Да, Две Симфонии даруют независимость, но мы не живём вечно. Я медленно гасну - мой же дар выпивает меня, чтобы найти нового носителя. Хранящая Симфонию Власти гибнет в бою - раз за разом, и путь её ведёт в никуда. Если вы положите начало новой Великой Симфонии, даже это не будет решением. Творец Симфонии вкладывает в неё душу и гибнет. Я ничем не могу вам помочь. Голод - судьба неверен, никакая магия не исправит этого. Только предвечный Творец нашей вселенной или, может, Яалш, Старший Смотритель, но помогут ли они вам? Ответ однозначен - нет.
   Долго говорили они. О многих тайнах поведал Хранящий Печаль, но о многом и умолчал. И разговор, и то, к чему он привёл, позже стали легендой. Легендой о том, что не всё тщетно - да только легенду эту ведают единицы.
   Скажи, ты умеешь мечтать?
   Всё началось с вопроса. После разговора брат и сестра летят прочь. Вновь проходят они пестрящий смертью и тягостным небытием Крайний Мир. Они врываются в свободные Внешние Пределы, и сердца их ожесточены. Теперь они ищут путь любым способом, и не только для себя. Хранитель Скорби и Боли был убедителен. Они охотятся за знаниями и секретами, за тайнами и искусством волшебства. Они совершенствуются.
   Помощники и Ключники - главные их жертвы. Несущие древнейшие умения Персонала и новейшую информацию из Внутренних Пределов... Опасная добыча. Вскоре в своей охоте брат и сестра объединяют небольшой отряд преданных идее иссис, грагатов, даже йолл. Избавить Пределы от голода неверен - разве это не благородная цель? Ещё позже к ним присоединяется Хранящая Власть. Носительница Второй Симфонии - грозный противник, и если искусством она не сравнится с братом и сестрой, то могуществом, харизмой... кто с ней поспорит?
   Увы, самый могучий союзник привлекает больше всего внимания. С помощью великого ритуала Персонал выслеживает отряд, и два Младших Смотрителя с отрядом поддержки убивают почти всех. Пока Хранительница Власти отвлекает Смотрителей, брат и сестра ускользают в своё видение, в иллюзорный мир, в полную безопасность, где можно отдохнуть и набраться сил...
   Смотритель Акнис, искуснейший из всех, кроме, быть может, Яалша, восходит на дороги иллюзий в величии своих Служебных Полномочий. Воля его и вера раздирают царство снов - но двое иссис не сдаются. Будь та битва известна, она была бы увековечена в анналах Третьего Дома как первое из столкновений колдовства и чар иссис против магии и власти атрибута Смотрителя - на равных.
   Воля и мощь, тонкость и ум Акниса борется с изощрённым, отточенным мастерством, соборным знанием сотен тысяч погибших и поглощённых обитателей Внешних Пределов и Помощников. Долго колеблются чаши весов, и кажется, что Акнис дрогнет, отступит. Однако Смотритель не привык уступать. Он приводит в действие Белую Смерть, более известную как Окончательный Ластик. Иллюзии перестают быть, тысячи слоёв просто исчезают, а следом за ними гибнет брат. Но сестра, не иначе как волей Творца, ускользает, пока Акнис разрушает обманки.
   Скажи, ты умеешь мечтать?
   Она вспоминает эту фразу. Она вспоминает слова Хранящего Печаль. Она бездумно кружится над Пределами, и сила её чувств в тот долгий миг столь высока, что голод исчезает. Год или век - неизвестно, сколько она летает в одиночестве. Но вот решение принято. Она выходит в реальный мир и начинает новую охоту. Свою последнюю охоту.
   Неведомо, скольких она поглощает и насколько могучей становится. Такую мощь нельзя переварить, такую силу невозможно удержать, безболезненно избавится от неё - тоже. Достигнув предела, иссис начинает последний танец, вкладывая в него всю душу.
   Видение, которое поддерживает само себя. Иллюзия настолько устойчивая, что не нуждается в поддержке. Очарование, захватывающее в себя саму реальность. Безудержная страсть и надежда, проглядывающая из-за безысходности. Власть, превзошедшая Младшего Смотрителя, жертва, отданная добровольно.
   Она поёт о мечте. Она поёт о свободе. Она поёт о силе, данной неверенам от рождения. Она поёт о мраке и тенях, о свете и вечности. Она поёт о брате. Скажи, спрашивает она, ты умеешь мечтать? Она сгорает. Вся, до последней частицы души. Но не исчезает, и каждая её нота влечёт мириады иллюзий, бывших, настоящих и будущих, вплетается в них и вплетает их в себя. И в один прекрасный миг, когда она перестаёт существовать, песне уже не требуется певица. Симфонии нужна лишь привязка.
   Так появилась первая Хранящая Мечты, Иллюзии и Искусство. Хранительница Великой Симфонии иссис, воплотившей в себе стремление к свободе, мечте и творчеству. Младшая из трёх и самая независимая, Симфония эта жива до сих пор и будет жить, покуда жива и чарует в Доме хоть одна неверена.
  

Глава 6.

   - Знаешь, почему я не пользуюсь Симфонией постоянно? - тихо спросила Илла.
   Я зачарованно смотрю на неё - перед глазами мелькают образы давно минувших времён. Я помню и ту операцию, когда Акнис столкнулся с двумя - как он считал - сильнейшими неверенами. Он сказал, что убил их, уточнил, что вторую - Ластиком. Крайний же Мир... давно его не посещал. Даже тогда - давно. Пустынное место с безмолвной стражей, установленной ещё Творцом. Пустынное, без прорывов хаотиков, без колыбелей тварей Внешних Пределов, вроде неверен и грагатов. Вроде неверен... Нет, я не преисполнился сочувствия, однако не мог теперь считать их поголовно - монстрами.
   ...всего лишь кричала своей сестре, чтобы бежала! - слезы текут ручьём - вспомнил я. Я знал о феномене сестринства и братства, но никогда не догадывался, насколько это тесная связь. Единственная близость неверен. Насколько искренна была та реакция? И, главное, кто ты такая, Илла Имфоли, Хранящая Симфонию Иллюзий?
   - Нет, - внешне спокойно ответил я, неспешно гася внутреннюю бурю эмоций и выводов. Обождёт.
   - Ты сможешь понять, - её негромкий, горький смех звучал диссонансом. - Симфония... поглощает... стирает... затмевает... Она больше, чем я, - Облик иссис колыхался, колебался меж десятками образов. - Я спрашиваю себя: ты ли это, Илла, или кто-то другой, частица Песни, занявшая это тело? Ответа нет, - снова негромкий, но усиливающийся, с ноткой истерики. Иссис расплылась синей дымкой, смех стал откровенно безумным... Всё стихло. Печальная, она-Элана стояла передо мной. - С каждым погружением в Симфонию я рискую не вернуться. Но если рискну - Томико не сможет мне противостоять. Ты тоже.
   - Акнис? - и отшатнулся от вспышки злобы.
   - Акнис! - прошипела она - лицо искажено, как у безумной. - Я покажу ему границы воображения, познакомлю с Симфонией... - жуткий оскал. И вновь резкая, сбивающая с толку смена эмоций. Голос едва слышный, проникновенный, - Скажи, ты умеешь мечтать, Яалш и Андра?
   - Сейчас - не знаю, - честно ответил я. - В прошлом - нет.
   - Завершённый Яалш не предполагал эфемерных мечтаний? - злой смешок. - То не предначертано Творцом, верно?
   - И, знаешь, Илла, - холодно молвил я. - Как бы ты не относилась к Акнису, каким бы ублюдком он ни был - это наш ублюдок. И он умеет мечтать.
   - Действительно? - приподнятая бровь.
   - Теперь показываю я, - скомпоновал наскоро воспоминания, отфильтровал от лишних ассоциаций и знаний. - Смотри! - и непрерывным потоком обрушил на иссис, ничуть не смутившуюся, жадно поглощающую прошлое.
  
   Двери Большого Координационного Зала распахнулись. Я вошёл. Принизанный Служебными Полномочиями Плащ Тысячи Ритуалов, шпага-атрибут в руках, уверенный, быстрый шаг... Шмыгающие туда-сюда духи, работающие с бумагами или обсуждающие что-то Помощники, степенно сидящие Ключники, даже работяги-Служители - все замерли.
   - Я обвиняю тебя, Акнис Дараго, в превышении данных Творцом полномочий, - мой голос разнёсся по всему помещению, квадратному, со стороной более пятисот метров.
   Вокруг словно распространялся холод - окружающие ёжились, опускали головы, скорее отходили. Персонал начал покидать зал. Быстро, но не торопясь, будто боясь привлечь внимание. Менее опытные или достаточно уверенные в себе оставались, отходя к стенам, прикрываясь щитами и ритуалами, призывая все доступные Служебные Полномочия. Конечно, сила не уберегла бы их. Только искусство и скорость.
   Откуда такая реакция? Эту фразу Персонал успел заучить наизусть. Именно с такими словами Савэри Талиа увольняла "неугодных Старшему Смотрителю". Если неугодны Помощники, то неудовольствие Старшего могло вылиться в понижение, ограничение Полномочий, даже их блокировку, наконец, полностью отобранный атрибут и ссылку в захолустный мир без надежды на возвращение. Открытое недовольство Смотрителя кончалось одним - смертью. На памяти большинства почти всех присутствующих, за исключением совсем уж древних, лично Яалш "выражал неудовольствие" лишь во время Большой Ревизии, о которой даже вспоминали шёпотом.
   Акнис не стал бежать. Он вышел в центр Координационного Зала, на открытую площадку-возвышение, мощённую тёмно-серым камнем. Место, откуда проводились важные мероприятия. Я ступил на площадку, полный холодного гнева и уверенности в том, что делаю. То чувство, что называют просто "долгом перед Творцом", "ответственностью за Дом", то, что было краеугольным камнем моего мировоззрения, путеводной нитью, проведшей через десятки эпох, соседствовало рядом с гневом. Гневом - и горечью. Мало мне Аски...
   - Я готов ответить на твои обвинения, старый друг, - длинные пепельные волосы сами собой завязываются в косу, а глаза горят. Они всегда горят тем яростным, праведным пламенем, отражая душу, саму суть Акниса. Верный своим принципам до конца. Готовый на всё во имя высшего блага. Один из единиц, поддержавших меня во время Большой Ревизии, разделявший мою точку зрения до конца, но...
   - Ты переступил границы, - говорю устало - то усталость в глубине души, усталость и боль от потерь, въевшаяся за долгие годы. И никакой перенос в пси-пассив не помогает. Однако усталость выплёскивается по моей воле - попытка обмануть его, спровоцировать недооценку противника. На самом же деле, я напряжён, как взведённая пружина. - Может, признаешься сам, Дежурный Младший Смотритель?
   - Разумеется, - сухой кивок, а левая ладонь сжимает длинный меч. - Да, я признаю, что подчинял души разумных. Я признаю, что поставил под скрытный контроль семьдесят два государства смертных. Признаю, что собирался свергнуть тебя, Яалш. Что же, придётся действовать раньше, чем хотелось бы. Жаль, не подготовился как следует, но... - усмешка.
   - Причины! - требовательно бросил я.
   - Почему бы и нет, - передёрнул он плечами. - Если победишь, сделаешь ещё одну запись в свой знаменитый "Дневник Отступников", снова подкорректируешь идеологию Персонала? Паранойя и основательность - мы с тобой братья-близнецы. Мне осталось пару шагов, но твоя преданность Творцу... - он скривился. - Однако я понимаю и принимаю. Жаль, что так вышло.
   - Зато не понимаю я, - вглядываюсь в малейшие чёрточки его лица, силясь увидеть что-то новое. Нет, никакого влияния Хаоса, мы регулярно проверяемся... Тогда - что?
   - Скажи, - наши глаза встретились, и две воли, две системы ценностей, две веры схлестнулись в незримом противостоянии. Будь в его иль моей душе хоть капля сомнений... но иногда случается, что каждый прав по-своему. И не признаёт компромиссов, - Старший, почему ты не любишь их всех, - неопределённый взгляд. - Люди, феи, горгульи, все свободные, не скованные долгом разумные - ты не любишь их, так?
   - Не совсем, - не так многие слушают нас, но победа, вернее, устойчивая позиция в этом споре означает куда больше, чем предстоящая схватка. И я, и он готовы, несмотря на внутреннюю уверенность, мы отнюдь не закостеневшие фанатики. Научились адаптироваться. Иначе не стояли бы здесь. Прошедшие эоны многому научили нас, но первое, главное - это меняться, сохраняя суть. И если он предложит нечто действительно стоящее, нечто, что я не смогу опровергнуть сейчас или даже такое, что поколеблется моя позиция и я заберу обвинения назад... - Видишь ли, Творец не заповедовала любить всех. И милосердие она не олицетворяла. Она не ставила нас проповедниками, она всего лишь велела присмотреть за Третьим Домом и сохранить богатство его устройства - от неверен до людей. Мы олицетворяем не развитие, но стабильность.
   - Я не согласен, - снова столкновение взглядов и воль. Духовный фон настолько напряжён, что невооружённый взор отмечает блики на краю зрения. - Стабильность. Что ж, это верно. Но стабильность бывает разная. А некоторые состояния, как ты знаешь, более устойчивы. Сейчас эта стабильность на наших плечах. Мы не вечны, но Творец даровала смертным достаточный потенциал - когда последний из нас закроется в Служебных Помещениях и умрёт, он должен быть уверен, что мирам ничего не грозит. Что маги и учёные способны бросить вызов Хаосу и победить его. Разве ты не видишь, Яалш? - его голос гремел на весь зал, и яростная вера пронизывала эти слова. - Большая Ревизия - ты сам затеял её! Улучшение, новое, более устойчивое состояние. Наставниками, учителями, воспитателями должны мы стать - но не сразу. Наш эксперимент показал, что сами смертные не способны уберечь себя от саморазрушения - так почему бы не помочь им? Сначала тайно, потом явно, а потом наши воспитанники подхватят идеи, наконец, когда система станет устойчивой, наша миссия будет завершена!
   - Таков твой план, да? - внутри промелькнул и погас интерес. - Возможно, изложи ты всё это явно, лично мне, я бы подумал. Мы бы подумали. Я, Савэри, Тулдор... Те, кто движет Персонал вперёд, наш актив - мы бы нашли решение, удовлетворяющее всех. Компромисс. Теперь же, нарушив запрет на изменение душ, направив Служебные Полномочия на достижение личной власти, неважно, каких ради целей - боюсь, я не могу простить тебе этих жертв. Даже ради прогресса и развития, даже во имя стабильности. Есть некий предел, Акнис, переступив который, тебе уже не будет оправданий. Этический предел. Иногда цель не оправдывает средства. Тем не менее, - с сожалением покачал головой, - считай, что твои идеи рассмотрены и одобрены в целом. Принимая во внимание все смягчающие обстоятельства, я задаю контрольный вопрос: готов ли ты сложить с себя всю набранную власть, полностью откатить все изменения, вернуть миры смертных в первоначальное состояние, сложить с себя Полномочия Дежурного Смотрителя и способствовать расследованию должностных преступлений? - прежде чем он ответил, добавил. - Я понимаю тебя, Акнис и предлагаю исправить ошибки.
   - Ошибки, значит, - процедил он. - Откатить изменения, вернуть обратно, одобряешь - и ещё один проект, навсегда погребённый в Служебных Архивах. За опасностью, которую тоже оцениваешь ты, тиран всея Дома. Но не в этот раз. Твоей волей исчез Ирвис, уж не знаю, что ты с ним сделал. Быть может, "уволил", - горькая усмешка. - Ирвис, тот, кто открыл Печати Порядка! Нет, этому пора положить конец. Ты слишком стар, слишком косен, слишком закостенел и тянешь в пропасть весь Дом. Я думал... - вздох. - Я надеялся, что сейчас, что ты сможешь переступить через себя, что вдвоём мы направим Дом в светлое будущее, вырвем из предрассудков, возвысим смертных, исполним истинный долг перед Творцом! - казалось, из его глаз вырываются лучи разочарования, горечи и бешеной ярости. Своим пламенем он отражает сковавший мою душу лёд - мы отличаемся лишь знаком, а чувства те же. Вот только мы не противоположные заряды, чтобы притягиваться, образуя нечто новое, как кварки дают нуклоны, а электроны и нуклоны - атомы. Скорее частица и античастица, готовые уничтожить друг друга во вспышке аннигиляции.
   - Да будет так, - киваю я. - Ты сорвался, Акнис, презрел законы наши и смертных. Такой прогресс, развитие такой ценой... Но тебя не убедить, ведь так? - поднимаю атрибут в боевую позицию.
   - Так, - зеркально отражает мои действия. - Уверен, будь Она здесь, встала бы на мою сторону.
   - Я же уверен в обратном, - увы, это не проверить. Творца нет, Она ушла - и возвращаться не собирается. - Я увольняю тебя, Акнис Дораго.
   - Я не признаю твоих решений, Старший Смотритель.
   Со звоном тонкая шпага сшибается с длинным клинком - воплощения нашей воли, они не признают физических характеристик, вроде массы и инерции, только силу воли, желания, эмоций, твёрдость духа, вкладываемую каждым из нас. Потому шпага спокойно держит удар меча, что режет с равной лёгкостью и металл, и дух, и стихии, и мистику.
   Что такое атрибут? Всего лишь эффектор? Это то, что воплощает волю-представление и дарует восприятие - настолько глубоко и сильно, каков разум, душа его носителя. Что такое реальность для носителя атрибута? Это нечто вязкое, но мягкое, готовое прогнуться под его волей, сломаться и восстановиться, исчезнуть и появиться. Мы с Акнисом стояли на том уровне постижения, когда формы и заклятия, ритуалы и повеления - сливаются в нечто единое. И когда столкнулись наши атрибуты, окружающая вселенная поплыла.
   Воля на волю, постижение на постижение, знание на знание, опыт на опыт, интуиция на интуицию. Мы сошлись, изменения закружились невиданным вихрем. Зал вокруг в считанные мгновения успел побывать магмой, вакуумом, ядром звезды и ледяной пещерой. Наши атрибуты равны. Мы равны. Небольшие преимущества Старшего Смотрителя отнюдь не давали мне решительного превосходства. Его давал Старший Универсальный Ключ, но мы оба понимали, что использование прервёт продолжающийся разговор и будет фатально - не факт, что для Младшего.
   О, мы говорим, но не словами и не мыслями. Действиями. Ведомые нашей волей, сталкиваются идеи и сущности, мы призываем в помощь тени Долга, Жизни, Веры и Развития, даже Творца! Две аксиоматики, одновременно проходят проверку на совместность, непротиворечивость, разрешимость и полноту. Две картины мира, два мировоззрения - уже не чистая воля определяет этот бой. Наша вера тверда, и площадку захлёстывают образы и символы. Если сейчас моя позиция окажется слабой, то даже полное уничтожение Акниса приведёт к тому, что все зрители встанут на его сторону. Не знаю, когда наш поединок подхватил в танец идей их души. Сразу, полагаю. Двое-трое смогли удержаться, отстраниться, закрыться. Их спас Младший Универсальный Ключ.
   - Смотри! - кричит он мне, воздвигая космические города и маготехнические цивилизации, способные без функционала Служебных Помещений создавать и крушить миры.
   - Нет, - качаю я головой, и миллиарды гибнущих, теряющих индивидуальность существ встают против Акниса. А следом - зеркальное отражение его образов, но в тёмном свете. Разумные не загоняют неверен в заповедники, но приручают и используют в вечных войнах. Маги действительно крушат миры... и никому нет дела до их создания. Космические корабли сходятся в вечных битвах, а над городами пышет атомный огонь.
   - Разве? - ухмыляется он, и, дёргая за невидимые ниточки, Персонал прерывает все войны, лишает людей оружия, и стремительный прогресс направлен лишь в конструктивное русло...
   - Ты уверен? - теперь ухмыляюсь уже я, и развитые разумные легко обрезает те нити, обходят ограничения и новые войны захлёстывают Дом. Не только войны - чудовищные эксперименты и антиутопии, где индивидуальность отсутствует как класс. Кто-то из Персонала погиб, кто-то встал на сторону разумных, а последний оставшийся в живых Смотритель с болью в душе отдаёт приказ отключить все населённые миры.
   - Уверен, - и над всем этим встаёт фигура самого Акниса, направляющего и ведущего развитие, воспитывающего, обращающего разумных в нечто совершенное...
   Грустно улыбаюсь, и Акнис гибнет через пару сотен веков, а разумные вновь становятся на путь разрушения.
   - Лучше так? - я побеждаю в поединке, и структура Персонала распадается, не сразу, но спустя сотни тысяч лет, когда мёртв уже я, разумные развиваются сами, и чудовищность предыдущих видений меркнет перед этим "развитием".
   - Да, - спокойно отвечаю я. - Потому что им дана свобода, - вот видение меняется, среди хаоса рождаются оплоты порядка, сперва слабые, потом легко гаснущие, но вот, один за другим, они выходят на новый уровень, и смертные встают вровень с самим Творцом. А затем то же самое, но под контролем Акниса... вот только чтобы подняться над собой в этом случае, им требуется меньше времени, зато накал жестокости куда как выше.
   Наши позиции сравнялись. Два будущих, два конгломерата идей, две аксиоматики выстроились устойчивыми системами, не в силах сдвинуть друг друга. Что же. Это не единственное, что мы можем противопоставить друг другу.
   Духовная энергия, направляемая мной, являла собой максимум. Не силы источника атрибута, нет - максимум, который я вообще мог контролировать. Неистощимое хранилище Плаща Тысячи Ритуалов и дополнительные источники, а также накопители, к которым я подключился, давали полубожественную мощь. Однако не меньшую мощь имел Акнис, по крайней мере, поток его силы сравним с моим, скорей всего, гораздо меньше запас, только вот до истощения мы дойдём через несколько часов. Невероятно большое время для боя. Исход решит искусство.
   Сложно описать этот поединок. Мы оперировали силами, способными созидать планеты и зажигать звёзды, наши Младшие Ключи с лёгкостью двигали физические константы, а ритуалы меняли сами природные законы. На этой стадии попытка применить Старший Ключ обернётся самоубийством: достаточно отвлечь толику внимания от сражения, и сместившийся баланс сил распылит моё тело и оболочку души на мельчайшие части. Мы целиком сосредоточены на сражении, вихри духа и воли захлёстывают многострадальную площадку, ритуалы сминают реальность, гнут её в чудовищные фракталы, постоянно меняющиеся...
   Я медленно побеждаю. Узоры ритуалов и потоки духа, управляемые мной, неотвратимо теснят Акниса, заключают его в кокон, сдавливаемый со всех сторон. Я делаю шаг, продираясь сквозь изменённую реальность прямо в ловушку. Он знает, что я знаю о ловушке, предполагает, что я знаю и о ловушках, что сокрыты за ней, внутри неё, поверх неё, за пару слоёв реальности от неё... Я знаю. Но сейчас именно я представляю собой Власть и моя совокупная сила - больше. Ловушки исчезают под напором моей воли, а сработавшие скользят по моей защите. Знаю, что он подготовил нечто большее, не медлю. Резкое движение, в которое вложена как бы ни половина доступной энергии. Шпага протыкает его сердце, лишая душу физического воплощения. Акнис-Акнис, привык к искусству, но никак не грубой силе...
   - Закройся, именем Творца! - не то мысль, не то слова, не то порыв воли. Его душа, на секунды дезориентированная, оказывается в замкнутой Старшим Ключом сфере. Её он не откроет. Подхватываю прозрачную сферу и, не теряя темпа, обрушиваю свою силу на весь зал. Вовремя. Последняя его ловушка, искуснейший ритуал, не успевает накрыть меня и расплывается в водовороте духовных энергий. Заодно "размываются" все зрители, за исключением пары закрывшихся Ключом.
   Столько потерь... Однако ж, медлить не стоит. Нужно поместить сферу с Акнисом в какой-нибудь мир и прекратить его обслуживать. Хотя... нет. Сначала стоит поискать в его душе следы Хаоса. Вряд ли что-то отыщу, однако проверить обязан. И дополнить Дневник Отступников новой записью. Стоп! Тулдор. Найти его и ликвидировать. Самому? Нет, верней дать задание Савэри. Только не сразу, а при наличии прямых доказательств. Как бы "увольнение" Акниса не стало сигналом к новой Ревизии...
  
   - Вот как оно было, - улыбнулась Илла. - Вы делали с реальностью то, что я творю с иллюзией, только слабей. Несколько идей просто потрясающие, - следующее слово у самого уха прозвучало чувственно и одновременно признательно. - Спасибо.
   И прежде чем я успел спросить, добавила:
   - Думал, я отреагирую на Акниса... мягко? О, он та ещё тварь, - музыкальный смех. - Но этой твари я обязана. Без него не появилась бы Симфония, без Симфонии не появилась бы я, - резко перешла к низкому, холодному голосу. - Это не помешает убить при встрече. Даже поможет, - и вновь звонкий, светлый глас. - Ну как, я сняла напряжение?
   Это было не отдыхом, а встряской. И, как ни странно, я действительно чувствовал себя лучше. В ум вернулись искорки творческого задора Андры, а воля-долг Яалша сияла первозданной чистотой. Ещё мне казалось, будто очнулся от долгого сна. Свежесть восприятия и эмоций, лёгкость и ясность мышления.
   - Спасибо, - кивнул ей, осознав, что привычная ненависть-презрение-опаска перед в целом неверенами несколько ослабли, а касательно именно Иллы - на порядок. Кроме того, появились некоторые вопросы. - Почему ты хочешь уничтожить всех неверен?
   - Во-первых, Симфония - это не я, - пожала она, точнее, три её облика, девочка, старуха и девушка, плечиками. - Во-вторых, ты же не думаешь, что за прошедшие эпохи Песнь не менялась? С каждой Хранящей и с каждым поглощённым ей Симфония растёт. Набирает опыт. Становится более... разумной, - здесь Илла поменяла тон на серьёзный. - Я и так рассказала тебе больше, чем могла себе позволить.
   Интуиция отчётливо сигнализировала: она не договорила, и опущенное весьма серьёзно. И не солгала. По крайней мере, прямо не солгала. Однако интуиции в делах с иссис доверять не следует. Поэтому я закончился разговор и отослал Иллу продолжать её работу. А мне пора браться за свою. Стратегическое руководство на мне, как и часть тактического. Следует кое-что проинспектировать и кое-что сделать.
  
   - Томико? - мы стояли на той самой обзорной палубе флагманской лебы, на которой я прощался с Томико в прошлом и приветствовал в настоящем. Здесь было тепло - щиты крепости в мирном режиме поддерживали микроклимат и гасили ветер. В активном они бы перехватывали атаки, но пропускали безопасные воздействия - ещё был боевой режим и режим обороны, а также промежуточные конфигурации. Да, я прошёл экспресс-курс по управлению лебой - пригодится не раз.
   - Всё готово, Старший, - ровно ответила она. - "Стремительная", крейсера "Каррен" и "Скорый" ждут вас.
   - Что с операцией "Возврат"? - понизил я голос. Рука тянулась потереть лоб - остановил её на полпути. Отвратный уровень самоконтроля.
   - Старт назначен на завтра, - ответила Смотрительница.
   Секунду я полюбовался ей. Одеяния с широкими свободными рукавами, нечто среднее между мантией, плащом и платьем, ровно такой длины и подгонки, чтобы не мешать движению, гармонировали с её карими, с мягким светом в глуби, глазами. Точёный профиль лица обрамляли уложенные аккуратным пучком тёмно-каштановые волосы. В своё время Томико занимала первое место в неофициальном рейтинге красавиц среди Персонала. А вот Савэри вопросы внешности заботили мало. Савэри... Я потёр лоб и спросил:
   - Как подготовка к "Присутствию"?
   - По плану, - чёткий ответ и столь же формальный вопрос. - Насколько вероятно, что мы прибегнем к этому варианту?
   - Меньше одной трети, - признал я. - Но перспективы...
   - И риск, - едва слышно вздохнула она. - Риск слишком велик.
   - Поэтому операция состоится только при выполнении всех условий, - что далеко не невозможно.
   Я вздохнул, глядя на далёкую землю под нами, частью сокрытую снежно-белыми облаками. Перспектива бы завораживала, не видь я её тысячи раз. Память-память... Я криво улыбнулся. Как бы то ни было, снова не один. За спиной стоит мой флот и моя - ну, не совсем моя - планета. Старые боевые товарищи, коллеги-подчинённые, отправленные в неизвестность, снова со мной.
   - Пойду, - решительно отмёл лишние мысли в сторону.
   - Илла с тобой? - поинтересовалась Томико, прежде чем я ступил в прямой портал.
   - Не знаю, - хмыкнул я. - Но она может быть в нескольких местах одновременно.
  
   Я встретился с капитаном лебы в тактик-зале, полном мерцания мониторов и тихого гула магии.
   - Вариас Танга, Старший, - представился он мне. Аккуратно уложенная бородка и усы - чёрные, отливающие синевой, такого же цвета, как и волосы короткой стрижки. Лицо выражало уверенность не без толики азарта. Он не кланялся, в отличие от нескольких операторов, поднявшихся с рабочих мест. - Старший Помощник, вертикаль Аваре, - как будто я не знал. - Эскадра под моим прямым управлением. Приказывайте.
   - Наша цель - мир Марао, точнее, его военная инфраструктура и базирующиеся войска. Задача - полная зачистка. Входим за два мира от цели с противоположной от нас стороны, к цели приближаемся магическим путём.
   - Сделаем, Старший, - короткий кивок.
   Летучая громадина начала движение медленно, степенно. Сначала оно даже ощущалось - инерционный распределитель не сразу вышел на полную мощность. Примерно минута понадобилась лебе "Стремительной", чтобы набрать скорость в семьдесят километров в час. Два крейсера неотрывно следовали перед ней. Как только системы вышли на ходовой режим, а операторы провели тестирование систем, "Стремительная" в резком энергетическом всплеске открыла перед собой прямой портал огромных размеров. Врата были немного больше лебы - оптимум, чуть меньше, и будут проблемы с прохождением, чуть больше, и пришлось бы подключать дополнительные источники или разряжать накопители. Пропустив перед собой крейсера, леба вплыла в иной мир, продолжая разгоняться.
   Я удовлетворённо кивнул. Настало время активных действий. Время войны.
  

Глава 7.

   - Готовность? - отрывисто бросил капитан по системе внутренней связи, к которой подключился и я. Мы уже преодолели один чародейский переход, оказавшись в соседнем относительно цели мире. Магический источник всё ещё наращивал мощность, скорость достигла половины маха.
   - Вышли на первую ходовую, - доложил главный механик. - Источник на трети, накопитель полный, залп главным калибром обеспечен.
   - Щиты на четверти, активный режим, боевые группы - вторая готовность, линейные орудия и авиация - первая, операторы на месте, - отозвался ведущий тактик. - "Каррен" и "Скорая" подтверждают готовность.
   - Щиты на треть, в боевой режим, - велел капитан. - Крейсерам - за лебу, включить маскировку. Второй переход - отчёт десять.
   Я задумчиво смотрел то одну, то другую картинку с сенсоров летучей крепости. Отключился от них. Потянулся в пространство атрибутом, наиболее тонкой его частью, игнорирующей всю защиту громадной базы. Этот диапазон не позволял отыскать что-то конкретное, но...
   Что это? Я замер. Внутреннее время резко ускорилось. Последние три секунды отчёта протянулись как три минуты, которые я лихорадочно сопоставлял. Тончайший резонанс. Дрожание духовных струн. Колебания скреп реальности. Шестая часть атрибута. Я собирался искать их позже, вообще не рассчитывая на удачу. Разведывательная сеть неверен Иллы следов не обнаружила - я счёл, что все части собрались у Ферета с Акнисом или утеряны навеки. Это даже не удача, это просто судьба. Или - ловушка.
   - Запомнить координаты этого мира, - не медля, велел я,- когда мы уже начали переход. - Это наша следующая цель.
   Танга только кивнул. Его лицо сковала маска отрешённости. Только мы вышли из перехода, он почти крикнул:
   - Тактик!
   - Крейсера за нами, цель перед нами, класс опасности... - запинка. Ведущий тактик, которого я даже не видел в лицо - это мог быть любой из здешних операторов - мне понравился. Мыслеголос решительный, уверенный, не торопится и не медлит, лебой управляет чётко и аккуратно, точно дирижёр оркестром. - Четвёртый. Предлагаю схему три-десять-пять-а.
   - Хм, - Вариас Танга прикрыл глаза, наклонил голову, потёр бороду. - Да, ты правильно всё понял. Начинай.
   - Внешняя маскировка спадёт через пять... четыре... три... - я представил, что сейчас увидят местные операторы ПВО и ПКО, - два... один... Главным калибром... два... один... залп! - Лёгонький толчок - инерционный распределитель скомпенсировал и это.
  
   - Господин президент! - вскричал секретарь, отрывая Кйана Четвёртого от задумчивой дремоты. - Срочное сообщение - штаб Верховного Главнокомандующего. Сэр, там...
   - Давай его сюда, - махнул рукой Кйан. Что там может быть ещё у старого перца? Вроде бы всё обсудили. Да и штаб пора бы уже расформировывать. Они проиграли и вошли в Союз Миров Ферета Рраила. Воевать больше не с кем. Только поставлять свою военную силу и экономику - когда они хоть немного восстановятся - Союзу. Ставка Главнокомандующего перестала быть нужной. В отличие от президентского бункер-штаба, например.
   - Кйал, - главнокомандующий смотрел с экрана видеофона хмуро и напряжённо. Старческие морщины замерли в сухой и страшной гримасе. Плохой признак. - На нас напали.
   - На нас? - что он имеет в виду? Войска Ферета, за исключением нескольких военно-транспортных баз, около порталов, покинули планету и мир.
   - На Ставку и на планетарную оборону. Боюсь, это война и это новый противник. И мы снова проигра... - монитор на секунду накрылся за помехами, затем связь восстановилась, - ...из космоса. Твой секретарь сейчас должен наладить наблюдение, сам смотри. Мы делаем, что можем, друг, если это те, с кем воюет Ферет... - и отключился.
   - Чак! - президент развернулся к отбивающему дробь на клавиатуре секретарю.
   - Подождите немного, господин президент, - не прекращая работы, отозвался тот. - Всё. Я наладил схему и картинку. Смотрите.
   И президент посмотрел. Серо-коричневая громадина, летучий остров нескольких километров в длину - данные о масштабе заботливо прилагались к схеме - пикировала на планету, входя в верхние слои атмосферы. Выточенное из цельного камня или же слитых без швов каменных глыб, это выглядело настолько фантастичным, что... А ведь президент думал, что никакой фэнтази после магов Союза и их портальных арок его не удивить.
   Формой космический остров напоминала эллипсоид, точнее говоря, яйцо, но стоило приблизить масштаб, и стало видно, что поверхность сложена множеством ровных уступов и... дул. Каменные плиты отодвигались одна за другой, обнажая дула, чем-то напоминающие самые огромные пушки прошлого. Вокруг овала летучей крепости - или космического корабля? - сгущалось зеленовато-синее сияние, напоминающее силовое поле из фантастических фильмов. Или щитовые заклятья совсем не фантастических магов Ферета.
   - Смотрите! - Чак сфокусировал картинку на центре корабля-яйца, снижающегося тупым концом к планете. А там разошлись четыре гигантских лепестка, обнажая ещё большее орудие, чем все виденные. Экран залило слепяще-белым. Секретарь поспешно переключил на другую, более далёкую спутниковую группировку. Президент бессильно сжал кулаки. Из недр корабля-астероида вниз, пронзая атмосферу, устремился толстый белый луч, окружённый веером молний.
   - Куда? - глухо спросил Кйал.
   - Боюсь, мы лишились Ставки Главнокомандующего, - с той же интонацией ответил Чак.
   Плиты сошлись, закрывая орудие. Президент обратил внимание на трёхмерную схему. К красной громадине приближались тысячи зелёных точек. Истребители и бомбардировщики. А затем они начали гаснуть. Секретарь изменил масштаб детекторов видимого света. Президент с болью смотрел, как белые сгустки из пушечных дул, подобно самонаводящимся ракетам, вьются за авиацией. Ни единого шанса. Ни одна из прорвавшихся ракет не смогла даже повредить защитное поле корабля.
   На высоте в два километра летучая крепость довольно резко для своей массы развернулось и полетела горизонтально над поверхностью планеты. Орудия из нижней поверхности корабля чуть повернулись и вместо сгустков ударили великанскими молниями. Две секунды, и от центральной командной базы окончательно не осталось ничего.
   - Чак, я разрешаю ядерное вооружение, распорядись, - велел президент. - Используйте всё. Всем базам - в режим повышенной секретности и радиомолчания.
   - Есть, сэр, - чётко отозвался секретарь. Что же, он сделал всё, что возможно. Теперь остаётся только... что?!
   На большой планетарной схеме отразились ещё две красные точки, стремительно отдаляющиеся от крепости-астероида в сторону ближайших военных баз. Сам астероид следовал в направлении столицы. Секретарь уже сфокусировал на одном из новых противников. Если летучий остров составлял километров девять в длину и три-четыре в ширину, то этот корабль тянулся примерно в километр, был много быстрее и манёвренней. Сквозь знакомое сияние защиты виднелись гладкие металлические контуры - определённо, он проектировался со знанием аэродинамики.
   Из недр корабля-матки и больших кораблей посыпались мелким горохом тысячи и тысячи юрких машин, отделилось множество светящихся - порой только в ультрафиолете, инфракрасном или рентгеновском диапазонах - объектов. И вся эта армада, превосходящая даже не на голову, а на несколько порядков, обрушилась на планету.
   Господин президент отдавал приказы. Господин президент силился спасти хоть что-то из военного потенциала. Господин президент ругался как сапожник. Господин президент отбил себе руки в бессильном гневе. Когда всё закончилось, Кйал просто смотрел на монитор, который успел уже покрыться трещинами, запивая зрелище ядрёной травяной настойкой.
   Корабль-остров трижды пронёсся над планетой, неся разрушение и смерть. Ни один город, за исключением тех, выросли вокруг стратегических военных объектов, не пострадал. От армии... нет, от армии что-то осталось, но армией назвать это было уже нельзя. Большие корабли пришельцев вобрали в себя малые и неторопливо ушли в космос, издевательски обогнув орбитальную группировку. Они не уничтожили народ планеты Эртель. Они просто убили его будущее. Без армии Эртели в Союзе оставалась одна роль - роль дойной коровы, безвольного источника промышленных и человеческих ресурсов.
   - Господин прези... - голос секретаря так резко оборвался, что Кйал выхватил пистолет, прежде чем обернутся. Замер. Секретарь сомлел президентском диване, а рядом стояла серьёзная девочка. Девочка? Сомлел или?..
   - Спит, просто спит, - успокаивающий жест - президент почувствовал, как напряжённость и коктейль эмоций куда-то улетучиваются, оставляя место спокойствию.
   - Кто ты? - спросил президент, хладнокровно направив на девочку пистолет.
   - Это неважно, - девочка сцепила руки у груди, и это казалось совсем не потешным. Словно не девочка перед ним, а женщина взрослая, умудрённая, уважаемая. - Я видела достаточно. Яалш-Яалш, как много света в тебе осталось? Я ведь искала самое лучшее, - она говорила скорее себе самой. - И ты лучший шанс, что есть у этой вселенной. А вы, господин президент, забудьте этот визит, - и голову Кйала заволокло туманом. Последнее, что он видел, перед тем как откинутся на бок кресла - тонкую, печальную улыбку девчушки в снежно-белом платьице и босоножках на голую ногу.
  
   Туша лебы прыгнула в соседний мир, оставляя ясно различимый след. Теперь Ферет будет считать, что ему в этой области угрожает неизвестная цивилизация, перемещающаяся путями магов. Специально для запутывания следов я отправил оба крейсера в круиз по соседним мирам. Они будут постепенно включать маскировку и переходить всё более тонким способом, а когда от очередного перемещения не останется даже тени - переместятся порталом к точке рандеву. Ну а летучая крепость, включив маскировку, направилась туда, где я чуял часть атрибута, совершив несколько предварительных портальных прыжков и оставив позади себя веер заклятий-мин.
   Я завис в стратегическом зале, рядом - капитан Вариас Танга, видеопроекциями - Томико Аваре и Сайнур то'э Саат. Наконец, серебристой дымкой соткалась Илла Имфоли.
   - Всё сделано? - вопросил я её.
   - Я подчистила спутники, компьютеры и память. То, что может прямо выдать нашу принадлежность Персоналу, не существует. И, Яалш, - серебряно-призрачный силуэт чуть помрачнел в прямом смысле этого слова.
   - Да? - новая информация?
   - Постарайся избегать актов, рождающих отчаяние, - меня окатило лёгкой угрозой, окружающее на краткий миг выцвело.
   - Но ты... - неверена просит об этом? Нет, не иссис. Это просит Третья Симфония: я уловил нотки нездешней Силы её гласа.
   - Ты сам понимаешь, - её "тело" ещё сгустилось, напоминая уже сумрачную тень. - Я ем, потому что нет иного выбора. Но после меня не остаётся никого и ничего. Актов глобального устрашения, массового отчаяния - постарайся избежать. Пока я только прошу.
   - Не забыла ли ты своё место, неверена? - гулко вопросил Старший Помощник Танга, сощурившись.
   - У неё есть не это право, - оборвал я его выступление. - Ты сказала, я услышал, Илла. Итак, Младшая, - и краткая, заметная лишь мне да иссис, пауза, - отец? - надо всё-таки серьёзно править эмоциональные связи. Это обращение должно быть спокойным и естественным - он отец моего тела, не менее, и не более.
   - Новостей нет, - пожала плечами Томико.
   - Я организую всё до послезавтра, - сообщил Сайнур, - и "Присутствие" состоятся.
   - Это хорошо, - кивнул я. - Но созывал вас не для этого. Я чувствую в этом мире часть своего атрибута. Предложения, предположения?
   - Нужна конкретика, - мгновенно отозвалась Томико. - Координаты, описание места, есть ли защита... Я готова выделить две лебы немедленно. Больше не могу - "Возврат" требует всех ресурсов. Сайнур? - тот улыбнулся ей уголками губ.
   - Могу выделить тридцать эскадр с обеспечением и десантом. Больше, - то'Саат развёл руками. - Было бы даже меньше, у меня ещё много свободных, не сцепленных с лебами подразделений.
   - Ясно, - кивнул я этим милитаристам. - Касательно местности. Этот мир - Тор Вибина. Сайнур, это стабильно искривлённое пространство в виде замкнутого тора, у которого внутренние стенки связаны с внешними. Понятия не имею, зачем и как Творец это делала. По часовой стрелке тора и летают планеты со звездой. Увлекаются вращением пространства около гипотетической оси тора. Не смотри так, эту... конструкцию придумал не я. И она даже устойчива... кстати, любопытно, почему?
   Действительно, у меня были кое-какие уравнения, но они не давали общей картины. Предположительно, Яалш-изначальный знал всё об устройстве вселенной, на крайний случай есть Служебный Архив. Не забыть посмотреть, когда доберусь. Помнится, я-Андра увлекался астрофизикой, на диво интересная штука. Так, хватит лишних мыслей! Архив сам собой не откроется.
   - Что за планета? Населена? Мне нужна конкретика, - нахмурилась Томико.
   - Не населена, магические эманации - почти отсутствуют, судя по ощущениям, атрибут метрах в ста под землёй, - ответил я. - Сканирование с высоты...
   - В пещере, если бы точней, - прежде чем я подключился к тактической сети, сообщил капитан Танга. - Не думаю, что нам нужно подкрепление. Даже если там подземная крепость - мы её возьмём.
   - Не рекомендую пробовать, - поджала губы Томико. - Просто сравняй её с землёй, Танга. Какая бы там ни была ловушка - уничтожь дистанционно. Атрибуту ничего не будет, остальное не жалко.
   - Подожди немного, - велел покосившемуся на меня капитану. - Томико, установи связь ритуальных залов всех леб с залом "Стремительной". И разведи их в разные сектора. В какие сроки управишься?
   Она замерла, очевидно, дистанционно отдавая приказы. Полминуты, и ответила:
   - Подожди полчаса. Поиск по подобию?
   - Именно, - не сомневался, что она поймёт с полуслова. - И подготовь, на всякий случай, обе лебы с сопровождением, - маловероятно, что поиск обнаружит более двух частей атрибута. Такие вещи бесхозными и не сокрытыми быть не могут. - Илла, проверила?
   - Близко не пробилась, - призналась она. - Ритуальная защита. Вероятно, с ловушками. Сразу не подступлюсь. Томико права, проще уничтожить с расстояния. И советую поторопиться, от меня ускользнуло заклятье-вестник.
   - Акнис, вероятно, - поморщился я. - Плохо. Томико?
   - Дай мне десять минут, - буркнула она.
   - Сайнур, подготовь свободные силы к экстренному перемещению, не хватит поддержки - вызовем ритуалом, - приказал я. Хотелось, чтобы эти приготовления были зряшными, но - не в этой вселенной. Удача давным-давно покинула Персонал Третьего Дома, а паранойя превратилась в обоснованные предосторожности. - Танга, будь готов дать залп главным калибром и включить лучшую защиту.
   - Проконтролирую из тактик-зала, - и скрылся в телепорте.
   - И всё-таки, Акниса ли это ловушка? - я задумчиво рассматривал бурые горы, поросшие чем-то вроде зелёного лишайника, и пещеру в них, рядом - схему верхнего слоя защиты, переданную Иллой. Грубовато. Или на то и рассчитывалось? План внутри плана - его метод.
  
   Эти десять минут я провёл отнюдь не бесполезно. Думал, пытался предположить, что это за ловушка и ловушка ли. Судя по спектральному анализу, который наскоро провёл вычислитель "Стремительной", чары наложены достаточно давно. Не менее двух сотен лет. Если и ловушка, то давно планируемая. И не обязательно на меня. Ещё я готовил атрибут. В отличие от возврата первой, ключевой его части, некогда принадлежащей Тулдору, эти части утерянной власти придётся вбирать аккуратно. Мой атрибут изменён влиянием Старшего Универсального Ключа и Служебных Полномочий АСК, и это дополнение-расширение может вступить в конфликт со старой частью атрибута.
   Тем временем, Томико закончила, а Танга вывел лебу на позицию. Сначала мы приблизились к планете, затем аккуратно уравняли относительную скорость и снизились на дневной её стороне, около терминатора (3), развернулись тупым носом вниз. Операторы развернули около пещеры сенсорную сеть, выпустили несколько десятков АБЧ, сосредоточили энергию щитов. Я скомандовал. Главное орудие выплюнуло череду ослепительных сгустков и скрылось внутри лебы.
   Что можно сказать о снарядах главного и линейных орудий летучих баз? Во-первых, это вода. В своё время несколько поразился идее Томико, однако она показала себя на удивление эффективной. Вода, напитанная стихией же Воды и духовной энергией в определённой форме. Детонация заряда приводит к разлёту воды на гигантской скорости и высвобождению духовного импульса. Оба поражающих фактора усиливались стихийной энергией, не дающей жидкости дробиться дальше мельчайших, но капель и уничтожающей атрибутивную или магическую защиту грубой силой. Напоследок капли скачкообразно нагревались и взрывались. С учётом размера орудий, и сгустки, снабжённые простейшими чарами наведения, и молниеподобные всплески пронзали практически любую защиту. Спасти могли высшие ритуалы, что-нибудь из магии пространства или эшелонированная магическая оборона, сравнимая с той, что работала на лебах.
   Первый снаряд, ярко сияющий от переполняющей его энергии, достиг горы и пронзил её на десяток метров вглубь, прежде чем детонировать. Гора? Верхушку горы попросту снесло фейерверком твёрдой и расплавленной породы. А следом легли остальные. Спустя секунду, когда поднятая завеса чуть рассеялась, стало видно, что от горы не осталось ничего. Вот только сенсосеть засекла усиливающуюся магическую активность.
   - Все линейные орудия - беглый огонь! - скомандовал капитан.
   И воцарился ад. Фантастических размеров фонтан камня взвился под "Стремительной", заслоняя обзор. Ему вторил призрачный духовный вихрь, сюрреалистической воронкой напоминающий быстро вращающийся циклон. Тысячи и тысячи белых молний рушились вниз, раздирая планетарную кору на куски. Однако магия за круговоротом двух стихий продолжала нарастать.
   - Назад! - сориентировался Танга. - Механик - максимум мощности, тактик - сосредоточь свободную энергию на передних щитах. Огонь продолжать, темп не снижать.
   - Уходите в прыжок, - резко вмешалась Томико. - Немедленно!
   - Тактик, прекратить огонь, механик, свободными мощностями - портал прямо за нами, - хладнокровно приказал Танга, чуть нахмурившись.
   Я почувствовал всплеск мистической энергии атрибута, высвобождающейся ритуалом, прежде сенсоров и наблюдательных ритуалов лебы. Через миг чувствовать стало не надо: это увидели все. Ритуальный узор, каждая линия которого размером с крупную реку, окутал нас и планету сверкающим сиянием. А следом взорвался формирующийся портал. Тактический зал содрогнулся. С трудом устояв на ногах, я начал концентрировать энергию атрибута, не вмешиваясь в управление лебой, только прокомментировал:
   - Это прямой телепорт.
   - Говорит ведущий маг! Порталы заблокированы. Снимем через пять минут.
   - Комендант, отчёт! - бросил Танга.
   - Крепость не повреждена.
   - Механик, мне нужна максимальная скорость. Тактик, щиты - максимум обороны. Маг - "Сфера Искажения", энергия пятьдесят, по готовности.
   Леба резко дёрнулась, ускоряясь. На этот раз я даже не заметил толчка - привязал себя ритуалом к центру масс крепости. Где-то там закрывались шахты орудий, наливались свечением линии титанического ритуала, выжигала сенсосеть вспышка из-под поверхности планеты - всё это отдалялось. Я контролировал ситуацию краем сознания, сосредоточившись на атрибуте, и плавный поток его силы становился неостановимой бурлящей лавиной.
   - Сфера пошла, - сообщил маг. Пространство дрогнуло, ломаясь сферической складкой, расходящейся от края щитов лебы. Белый взрыв на поверхности, грозящий дотянуться до спешно уходящей лебы, вдавило обратно, а вместе с ним горный хребет и сама планетарная кора грозно треснули. Было видно, что эллипсоид крепости не успевает покинуть область переместительного ритуала.
   - Маг, можешь сбить ритуал? - словно прочёл мои мысли Танга.
   - Не успею, - коротко отозвался он. - Быстрое вмешательство непредсказуемо, - да уж, совсем не хочется, чтобы нас совместило с какой-нибудь звездой или выкинуло в чёрную дыру. По кусочкам.
   Моя сила продолжала сосредотачиваться. Надо было подготовиться заранее. Не ожидал чего-то настолько масштабного. Идеальная ловушка: телепорт охватывает огромную область, которую не успеешь покинуть, а порталы блокируются. Ещё и взрыв снизу для отвлечения. Младший, один-одинёшенек или со свитой непременно бы попался. Собственно, попался и я. Разница в том, что со мной была не просто свита Помощников, а целая крепость.
   - Механик - прекратить ускорение, - скомандовал капитан. - Тактик, освободившуюся энергию на щиты. Маг - приготовь ритуал устойчивости на щиты, начало по команде.
   Планета ломалась. Вырывающаяся из её недр мощь буквально поглощала её саму, горные хребты, низменности и равнины кусками проваливались внутрь, откуда шло ослепляющее свечение. Напоминало... чёрт побери, неужели...
   - Танга, это чёрная дыра!
   - Маг, "Молот" вниз по готовности, готовь ускорение по команде! - отреагировал тот.
   "Стремительная" тем временем продолжала отдаляться от планеты на уже набранной инерции и довольно быстро. Вот от её носа расходится чуть светящаяся волна, ударяет в планету и буквально крушит кору с мантией от нас, придавая толчок.
   - Капитан, ускорение? - это ведущий маг, спустя ещё секунду.
   - Давай, - Танга сидел в напряжённой позе, сжав подлокотники кресла с такой силой, что они смялись. - Тактик, щиты? - леба ускорилась, без всяких толчков, вся сразу. Жёсткое излучение нарождающейся чёрной дыры осталось впереди-внизу, снизилась нагрузка на щиты.
   - Восемьдесят процентов, двадцать терамагиков.
   - Маг, время перемещения?
   - Прямо, - линии ритуала вспыхнули, точнее говоря, их вспышка только дошла до нас - космические масштабы, - сейчас!
   И мы переместились. Вместо лёгкого свечения, пронизывающего пространство Тора Вибина... кстати, какое изменение констант способствует ослаблению "лишнего" излучения от звезды, чтобы планета не поджарилась, как в микроволновке? Вместо свечения за перемещённой областью колыхались, заполняя вакуум космоса, нежно-салатовые вихри. Я осознал изменение физических законов.
   - Великий Иллюзион, - одновременно с ведущим магом констатировали мы.
  

Глава 8.

   Великий Иллюзион... Два слова, описывающих громадный мир или, точнее, область, соприкасающуюся, как это водится во Внешних Пределах, с такими же областями и мирами. Великий - Иллюзион составлял тысячи и миллионы световых лет, вручную его не зачищали никогда. Иллюзион - лоскутное покрывало соприкасающихся, накладывающихся, противоречащих и борющихся, перемешивающихся и вытесняющих друг друга, возникающих и исчезающих, охватывающих галактические объёмы или атомарные масштабы, вихрящихся и спокойных - иллюзий. Это дом родной неверен, но они - лишь один вид из бесчисленного сонма тварей, достаточно самостоятельные и хитрые, чтобы распространиться далеко за пределы Иллюзиона.
   Вскоре мне стало не до размышлений. Сила атрибута заняла почти всё сознание, осталось только направить её. А из-за зелёных вихрей ринулся непрерывный поток светящихся силуэтов в обрамлении искривлённого воздуха. На фоне космического безбрежия Иллюзиона, захлёстывающего относительно пустое пространство, этот поток, конечно, казался мельчайшей струйкой, но на самом деле превышал длину лебы в радиусе. Выбор невелик, точнее, отсутствовал. Только я сосредоточился на духах, как бесплотный голос пронёсся по летучей базе:
   - Эту стаю возьму на себя.
   Илла. Прекрасно. Сместил фокус внимания чёрную дыру в белом сиянии магии и раскалённой материи дожирающей планету. Часть атрибута, уже скрывшаяся за сферой Шварцшильда, всё ещё ограждена высоким ритуалом от прямого вызова. Взбесившееся пространство-время не способно поколебать то, что меняет сами законы физики. Но и Атрибут Служебных Полномочий, включающий функции Младшего Универсального Ключа, имеет власть над физикой. И моя воля пронзила пространство, зацепила атрибут даже там, и потянула наружу. Однако эти усилия не прошли бесследно: непрерывные вспышки излучения у "поверхности" чёрной дыры в считанные секунды долетели до лебы. Щиты дрогнули.
   - Щиты на корму! - среагировал Танга. - Маг - устойчивость.
   Краем сознания я заметил, что стая местных тварей замедлилась, а электромагнитные сенсоры передней полусферы ослепли. Ещё бы - жёсткие гамма-лучи! Атрибут выходил тяжело, но постепенно гравитация сдавалась, ослабляемая моей волей-представлением. Ещё немного, чуть-чуть... Вспышки всё интенсивней, в том числе духовные, даже пространство дрожало от мельчайших, но разрушительных гравитационных волн... Давай, давай...
   - Да! - вслух воскликнул я, ощущая ширящиеся пределы собственной власти. Нет, не одна шестая, ведь атрибут я разделял неравномерно, отдав целую треть, что сразу вернулась, Тулдору. Скорее две пятнадцатых. В итоге - почти половина прежнего атрибута. Приятное ощущение цельности - и усталого удовлетворения. Нужно время на передышку. Использовать атрибут сейчас - безумие.
   - Маг, что с порталом? - вопросил капитан.
   - Здесь не сработает, - сокрушённо доложил тот. - Нужна область постабильнее.
   - Чёрная дыра?
   - Не только. Эта область Иллюзиона слишком... эфемерна.
   - Тактик - удаляемся равно от дыры и неверен. Старший? - Танга нашёл время обратить на меня, устало трущего лоб, внимание.
   - Уходим, уходим, - подтвердил я и, следуя шёпоту Иллы, добавил. - По прямой от дыры, за тварей не беспокойтесь.
   - Тактик - выполнять, - Танга вопросительно посмотрел на меня. Оставалось лишь улыбнуться в ответ. Поток духов замедлился не просто так. Рождённые в столь изменчивой среде, они обладали невероятной чувствительностью. Вот только сейчас она их подвела. Надо было бежать.
   Силуэт Иллы Имфоли зажегся постепенно. Будто проявился, протаял откуда-то. На сей раз - серьёзная призрачно-белая дама в платье до пят. Высотой - с диаметр потока тварей, полупрозрачные волосы трепетали на отсутствующем ветру, на лице - полуулыбка. Женщина протянула титанические руки к стае и поманила к себе:
   - Сюда, сюда мои сладкие! - и скачок голоса в надрывный крик. - Ведь вы принадлежите мне!
   У половины операторов руки непроизвольно потянулись к ушам. А ведь она не издала ни одного реального звука.
   - Сюда, - голос её стал более напевным, - сюда, мои маленькие, - будто нехотя, духи возобновили движение, на этот раз взяв курс ровно на Иллу. - Быстрее, быстрее, спешите, я жду, жду вас... - я понимал слова, но не понимал, как каком языке она их напевала. -
   Сквозь тьму и тьму
   К лучу-маяку:
   Вас ждёт спасенье-покой
   Мой покой, покой... мой.
   Ты ждёшь его - и вот перед тобой
   Покой, покой, покой, покой!
   И они летели. Десяток за десятком, сотня за сотней, тысяча за тысячей, миллион за миллионом духи вонзались в силуэт Илла, расплывались серебристой дымкой. Платье иссис будто колыхалось в обрамлении этого серебра. Женщина расставила руки, словно обнимая миллиарды хищных сущностей Иллюзиона - и растворяла их около себя, постепенно скрываясь за серебрящимся туманом. Вот последняя тварь скрылась в нём. Туман завертелся, в мгновение ока впитался в иллюзорное тело - только вот теперь видение оно не напоминало. Скорее - вполне материальную женщину-гиганта.
   - Путь свободен, - её слова будто плыли, перетекая из одного голоса в другой, третий, четвёртый... - Уйди, - отмахнулась, будто от назойливого комара, и подступающая салатовая хмарь в испуге отдёрнулась. -Куда нам?
   Капитан вопросительно посмотрел на меня. Я же прикидывал.
   - Аска, локальную карту Иллюзиона мне, - ага, так и так. Значит, ближе всего... - Убери карту. Нам туда, - и передал ей, а заодно капитану и тактику ментальный образ.
   - Я огражу от иллюзий и местных обитателей, - с завораживающими переливами - без капли искусства иссис, кроме той, что донесла слова ­­- молвила Илла. - Поторопитесь.
   - Маг - каскад ускорений до полной боевой скорости по готовности, - только сейчас капитан заметил, что сделал с подлокотниками собственного кресла, хмыкнул. - Механик - дай минимально необходимую для полной скорости мощность, тактик, остальное - на щиты, тот же режим, распредели равномерно. Статус накопителей, источника?
   - Источник - полная мощность, главный накопитель - двадцать три процента, вспомогательные - половина, резерв полон, - доложил механик.
   - Легко отделались, - констатировал Танга. - Комендант, запусти общую диагностику, доложишь по готовности.
   Рывками набирая скорость, эллипсоид летающей крепости вошёл в пелену иллюзий, расходящуюся около него и Иллы, со стороны похожей на языческую богиню.
  
   - Не забудь про Фестиваль, Эви, - бросил Элтар, прежде чем выйти. Эвита осталась одна в крытой галерее на краю Латтора. Красноватый сумрак помещения, озарённый лучами закатного солнца, колонны и барельефы - всё это оставалось на заднем плане. Она смотрела, не видя, тихонько пошла, а внутри всё застыло.
   Стылым и душным казался воздух, несмотря на систему вентиляции. Или стыло было на душе? Наверное, да. После того как дядя развёлся с тётей, когда с той пугающей уверенностью порвал духовную связь с ней и с ужасной притворной улыбкой извинился в духе "мы же знали, что всё к этому шло"... С тех пор ей иногда казалось, что на мантии намёрзла корка льда, а изо рта вырываются снежинки. А ещё Элтар запретил им с Виссо посещать владения Архиссо.
   Никогда раньше она не чувствовала себя такой одинокой. Даже друзья из проектировщиков - и те заняты подготовкой к Фестивалю Иллюзий. Или, как Виссо, военными делами. Война... Всё к этому идёт. И первыми будут валаарцы. И дядя так странно усмехался, когда говорил о конфликтах с ними - Сила Рода молчит об этом.
   Эвита развернулась на рефлексах, стоило интуиции возопить об опасности. С десницы сорвалось давно заготовленное заклятье - и разбилось о небрежно выставленный щит. Понадобилась секунда, чтобы до неё дошло, чей Силы чуется запах.
   - То'э Саат? - осторожно спросила Эвита, успокаивая сердцебиение. Неожиданная встреча - это ещё мягко сказать.
   - Верно, то'Куидэ, - вышел он из тени за колонной. Оценивающий взгляд серых глаз, с детства знакомый ёжик тёмных волос, всё та же алая мантия с фиолетовыми мечами на плечах.
   - Вы... живы, - она резко выдохнула. Мысли скакали диким табуном. Дядя, сколько же ты скрыл от нас? И - зачем? Ведь она, наследница, узнала бы всё равно. Или он рассчитывал к тому времени... Нет, об этом лучше не думать. Лучше спросить. - С Андрой тоже всё в порядке?
   - Андра, - как-то глухо произнёс Сайнур. - С ним более чем в порядке. Или хуже некуда. Ещё не определился, - кривая усмешка с каким-то внутренним усилием исчезла - что же там произошло? - Не буду ничего рассказывать, но мой сын... Неважно. Я пришёл не за этим. Во-первых, ты должна быть на Фестивале Иллюзий. Во-вторых, мне бы хотелось знать, в какой степени ты поддерживаешь политику то'э Куидэ.
   - В малой, - Эвита глубоко вздохнула, успокаиваясь. - Но я ничего не могу сделать. Ему просто не до меня. Он и то'э Велиссо ведут какую-то игру. Дядя закрыл от меня часть Силы Рода.
   - Держит в неведении, ясно, - Сайнур внимательно смотрел прямо в глаза. - Однажды тебе придётся выбирать, Эвита.
   - Мне ближе Архиссо, но я наследница Куидэ, - а что ещё она могла сказать?
   Сайнур улыбнулся уголками губ, шепнул: "удачи", - и пропал, будто подключён к системе телепортов Латтора. Эвита ещё долго стояла в галерее, напряжённо размышляя о коротком разговоре.
  
   "Стремительная", полностью удовлетворяла своему названию. Быстрейшая из леб, она стремительно рассекала бескрайнее море Иллюзиона, и Илла летела перед нами. Её Сила, наконец, проявилась в полной мере. Даже здесь, за стационарными щитами, все мы слышали тихий, на грани слышимости, шёпот. Шёпот зовущий, шёпот тысячи интонаций и голосов, шёпот влекущий и обещающий, шёпот певучий, оставляющий сладкое послевкусие в душе. Ну а что творилось с местными... Словно мотыльки на костёр, слетались они, будто корабли на свет маяка, как мошкара на голую кожу. И гибли, серебристой дымкой впитывались в иссис. Некоторые, самые сильные, пытались сопротивляться, атаковали, кто природными способностями, кто боевой магией. Илла лишь отмахивалась, а наглец, посмевший поднять руку на богиню, растворялся в океане иллюзий.
   Бесконечный океан Иллюзиона окружал корабль. В один миг казалось, будто леба в морских глубинах, а в следующий - что рассекает космические просторы. В вакуумном пузыре "Стремительная" неслась сквозь лавовые реки, над бескрайними равнинами и между титанических зданий. Остались позади призрачные горы и иллюзорные планеты, видения пустынь и пёстрое покрывало непонятного волшебства, лес кривых зеркал и хороводы вращающихся теней, хромосфера звезды и узоры голубых огоньков. Громадные иллюзии сменялись малыми, и чаще всего перед взором представало нечто единое, заставляющее беспокоиться за собственный рассудок. Будто платье, сшитое из тысяч лоскутов различной ткани, но так, что они плавно переходят друг в друга. Но вот следует резкий переход, и ты осознаёшь, что всё не так, с трудом оторвавшись от завораживающего зрелища.
   Не один и не сотня Помощников сгинула в Иллюзионе из-за недостаточной бдительности и воли. Это место затуманивало взор, увлекало, занимало внимание, чем искусно пользовались его обитатели. Но дело не только в них. На самом деле, в хорошие времена, после очередной чистки в Иллюзионе было трудно наткнуться на местного обитателя. И уж тем более - на опасного Помощнику. Пережившие чистку неверены залегали на дно, скрывались в коконах видений. Но юные, самоуверенные Помощники всё равно гибли. Не физически, нет - душевно.
   Это место сводило с ума, медленно и неотвратимо. Сначала начинаешь путать сон и реальность. Затем видения являются сами по себе, вне Иллюзиона. Наконец, галлюцинации погребают рассудок под собой, и вылечить отравленную родиной неверен душу становится нереально. Это только один из вариантов: Иллюзион мог менять желания, мог подменять эмоции, искажать память, искривлять логику, убивать волю. Но всё же, я частенько посылал сюда Помощников. Многие гибли, зато выжившие становились на диво устойчивы к иллюзиям, что возвращалось сторицей во время следующей чистки.
   Я не помнил. Я не помнил, как возник Иллюзион. Да что Иллюзион! Я должен был помнить, как появились половина Внешних и Внутренних Пределов! И большая часть Служебных Помещений должна была явиться вместе со мной, позже меня. То чувство, когда знаешь, что должен помнить, когда в памяти есть ссылки и ассоциации, ведущие в никуда - продолжало терзать меня. Словно фантомная боль, словно суставы ноют на непогоду. Я должен был помнить Творца, но...
   Что осталось о ней? Имя стёрлось, но я помнил, что она потрясала. Я не помнил вкус её Силы, но помнил, что она - словно живая трансцендентность. Я не помнил её внешности, но помнил пламенный отблеск её Воли и Представления, который разносился по всему Дому. Я не помнил её характер, но помнил, что она была гуманоидом, более того, если бы не Сила и Полномочия, её можно было бы принять за человека. А ещё я помнил её взгляд, в котором отражалось само Пламя Творения, и то, что она редко улыбалась. И ту уверенность, что чувствовал в её присутствии. Словно тебя поддерживает незримая волна, словно детское "всё будет хорошо", словно огонь веры, охвативший душу.
   Я не помню. И должен вспомнить! Должен найти, должен понять... Во имя неё, ведь она... она верила в нас. Верила в меня. Она учила меня. Она показывала, как творила миры, она объясняла закономерности потоков духа и вихрей стихий, демонстрировала, почему та или иная часть Дома работает именно так, рассказывала, зачем нужны Служебные Помещения, даже цитировала части Первого Слова, с которого началась наша вселенная! И я понимал. Много позже мне казалось, что сказанное ей лишь частью осталось в памяти. Дело совсем не в моей глупости. Нет, просто одно её присутствие возвышало ум и очищало душу, даруя понимание. Без неё те же самые слова и мыслеобразы виделись лишь тенью, отзвуком, отголоском реальности.
   Рачительная Хозяйка. Строгая наставница. Мать. Да, пожалуй, я мог бы назвать её матерью. Не "мамой", но более строгим и официальным "мать". Она сотворила меня, сотворила разумных, она научила и... и ушла. Однажды её присутствие перестало ощущаться. Я помню этот миг во всей его полноте. Словно погасло Солнце, что вечно светило с небес, омывая тёплым светом. Не знаю, не представляю, как это описать, как передать, что её, Её - нет. Она не оставила послания, а я не мог даже представить, что её не будет, хотя припомнил потом все признаки. Она сочла меня достойным, доверила мне свой Дом - и ушла.
   Куда? Зачем? Быть может, творить иные вселенные? Или на тот загадочный Перекрёсток, о котором рассказывал Мераш? Не знаю. Но я не забыл её наставления. Я старался оправдать её ожидания. Старший Смотритель, я хранил её Дом и гнал от себя даже тень желания уйти. А ведь тысячи, миллионы, Служителей, Ключников и Помощников, даже парочка Смотрителей - покинули Дом.
   Она предоставила нам свободу выбора. В отличие от смертных, мы могли остаться служить даже после смерти тела - создать новое несложно. Во многом оградила она нас и от старости духовной. Накопив опыт и груз многих жизней, души смертных уходили дальше. Мы же, Персонал... мы могли остаться. Этого-то выбора у меня не было. Стоило только вспомнить её взгляд - как я мог уйти? Предать её доверие? Никогда.
   Во тьме ночей, в печали дней,
   Во мгле дорог, вихрях тревог
   Твой образ в сердце я храню.
   Я верю - я не отступлю.
   Это о ней, а не о "любимой", что бы там ни думали смертные. Пусть от образа осталось не так уж много, я сохраню эти крохи. И верну всё остальное. И восстановлю порядок во вселе... Что это?
  
   Леба набрала такую скорость, что преодолевала за секунду треть светового года. Внешние изображения мы закрыли - хоровод видений на такой скорости сводил с ума. Илле, однако, это не доставляло ни малейшего неудобства. Зато местным обитателям - очень даже. Перед нами расходилась широкая серебристая волна останков рассеявшихся духов, которую неспешно впитывала наша иссис.
   Всё изменилось мгновенно. Огненный метеор откуда-то справа вонзился в Иллу - и её образ будто треснул, разлетаясь на тысячи, сотни тысяч, тысячи миллионов тающих осколков. На месте головы прежнего "тела", кутаясь в шаль медового света, улыбалась Илла Имфоли, а напротив неё...
   - Хранящая Искусство, - она улыбнулась, а с волос цвета меди сорвались красные искры, - Я давно тебя ищу, - белоснежные крылья из нагой спины - о, одежда на ней была бы лишней! - стряхнули всполохи белого сияния. - Вижу, ты не одна, и это хорошо. Теперь ты не сможешь скрыться, Обманщица Илла, - она хлопнула в ладоши, и тело заволок сиреневый свет, складываясь в изящное подобие доспеха, а в левой руке - громадный, явно не по размеру, будь она человеком, меч, с виду - стальной.
   - Хранящая Власть, - кивнула ей Илла, образ которой начал плыть, странным образом совмещая в одном и том же месте десятки... сотни... невиданное число образов. - Ты права, - если голос её собеседницы казался красивейшим, чистейшим из всех слышанных, то Илла говорила голосами всех своих образов сразу - и они не затеняли друг друга, не накладывались, но дополняли, - Воительница Хильда. Но, видишь ли, есть и определённые плюсы в том, что я не одна.
   Я уже обратил атрибут шпагой, а плащ - плотной, не стесняющей движений курткой. Конечно, не Плащ Тысячи Ритуалов, сгинувший в неведомом прошлом, но сойдёт. Сквозь атрибут вновь тёк бурный поток. Я готов к бою.
   - Плюсы? - приподняла брови Хильда. - Больше противников, хочешь ты сказать? Так то достойных, а эти... - лебу точно царственным презрением окатило.
   И в этот момент я перестал скрываться. Младшим Ключом шпага полоснула ткань пространства, я шагнул в открывшуюся щель и возник подле Иллы.
   - Младший Смотритель Андра, - счёл вежливым представиться и тут же, сходу, сделал выпад шпагой, удлинившейся, чтобы пронзить сердце Хранящей Власть.
   - Это будет занимательно, - предвкушающе улыбнулась Хильда, отклонившая лезвие в сторону едва различимым движением безоружной руки.
  
   Мы кружились перед несущейся со сверхсветовой скоростью лебой. Пока что - пробуя друг друга, не более. Мы - я и Хильда. Илла пропала, но я ждал её помощи в самый неожиданный для противницы момент. О, Хранящая Власть - трудная противница. Меч в левой руке не уступал атрибуту - вопреки ожиданию, не был им разрублен. И точно атрибут, менял инертность и форму в самых широких пределах. Правой же рукой Хильда ткала магию. Я не видел от неё ни одной атаки иллюзиями, а вот боевое колдовство было более чем превосходным. Крылья также не оказались не бесполезным дополнением, а оружием, гибким, не способным противостоять атрибуту, но легко восстанавливающимся после повреждений. Зато белый свет кончиков крыл легко резал зачарованную ткань куртки и попросту обтекал лезвие шпаги.
   Проба сила закончилась. Начали мы почти одновременно. Крылья затвердели, не теряя гибкости, слились в единый силуэт белого света, синхронно ударили. Моя шпага вытянулась десятком лезвий, норовя проткнуть в нескольких местах сразу. Отпрянули тоже одновременно. Я рванул себя кинетическими чарами, она на долю секунды обратилась синей дымкой, отлетев назад, возвратила обличье. Секунду просто смотрели друг на друга, выжидая. Она не выдержала первой.
   Тело Хильды растворилось белым облаком - и рванулось на меня сотней зачарованных кинжалов. Я повёл атрибутом, обращая импульс в противоположный, после неудачи - оградился каскадом силовых форм, успешно отклонивших лезвия. Кинжалы стали белыми молниями - и бессильно затрещали о доспех-атрибут. Я ударил связкой: ритуалы деструкции плюс веер гамма-лучей и духовная волна в ассортименте. Она уклонилась от деструкции, водяным паром лишь проскользнула лучи, отбила волну вспышкой Огня. Вспышка разрослась в полноценный взрыв - я мигом охладил его от плазмы до пара. Пар обратился десятком клинков в сантиметрах от тела - едва выдернул себя, не понадеявшись на доспех. Сам по себе атрибут есть квинтэссенция, частица данной нам Воли и Представления Творца, однако может быть пробит - например, тем, что способно его парировать.
   Поверхностью всего доспеха ударил жёстким гамма-излучением и столь же плотной духовной волной, добавил псевдоматериальной высокотемпературной плазмой и антиэнтропийным ритуалом, понизившим температуру всего вокруг почти до абсолютного нуля. Следом, не останавливаясь, ритуал духовной энтропии, инвертировал череду ответных духовных атак, на несколько мгновений окружил себя духовным штормом...
   Мы снова замерли друг напротив друга. Хильда улыбнулась - и обратилась тонкой иглой, стремительно растущей в мою сторону. Уклониться не вышло - игла искривилась следом. Тогда я ударил духом разложения, а металлическую пыль нагрел духовным огнём. И ритуал деструкции поверх.
   Пыль разлетелась в стороны, ускользая от огня и ритуала... каждая пылинка - в лазерный луч. Лишь заранее наложенный защитный ритуал спас от зажарки в собственном доспехе - принимая физическую форму, атрибут принимает и какие-то её свойства, отражение фотонов не было вложено, и он их просто поглотил. Изменив свойства атрибута, я атаковал духовным оледенением, останавливающим равно движения душ и атомов. Затем "Молот", несколько духовных и силовых взрывов, ушёл от непонятных теней и выморозил пурпурный огонь...
   Иллюзия рассеивается. Хильда замирает. Я киваю - этого следовало ожидать. В образе Эланы, Илла, удовлетворённо улыбаясь, сжимает Хильду в объятии, прильнув со спины. Одна рука, заканчивающаяся чёрными когтями, замерла напротив лица Хранящей Симфонию Власти, другая, с клинками вместо пальцев, чуть продавила доспех сиреневого света близ талии.
   - Ты не использовала магии, - на удивление спокойно произносит Хильда. - Я подставлялась - и не раз. Сейчас более логично выглядело бы сковывающее заклятье.
   - Ты поняла? - улыбка становится шире, только сейчас я отмечаю, что зубы нечеловеческие, более длинные и острые, да и строение челюсти - лицо чуть вытягивается, словно приоткрывая хищную природу иссис.
   - Да, - с той же невозмутимостью говорит Хильда. - Ты...
   - Тише, - шипит Имфоли. - Ты поняла, а значит, сознаёшь, что меня нельзя уничтожить. Твои усилия тщетны, Вторая. Меня не сотрёт даже Ластик, эта Белая Смерть. Но ты - ты скованна сама собой. Поэтому умрёшь. Не сейчас, нет - но это неотвратимо. Сама эволюция против тебя - я её венец, не ты.
   - Я найду способ, - сужает она глаза. - Ты...
   - Хватит, - Илла стискивает смертельные объятия: когти и клинки проходят тело Хильды насквозь. Рывок, и Воительница взрывается фонтаном крови и внутренностей, теряющих плотность, растворяющихся в... хм, воздуха-то тут и нет.
   - Что она имела в виду? - спрашиваю я, пока иссис возвращается к нормальному образу Эланы.
   - Нечто, понятное лишь таким, как я, - серебристо рассмеявшись, лжёт Илла.
   - В таком случае, не могла бы ты... - не буду расспрашивать, тем более, бесполезно.
   - Ах, это! - Илла развела руки, и ткань Иллюзиона, на такой чудовищной скорости уплотнённая чуть ли не до материальности, отхлынула от пылающих энергией щитов "Стремительной".
  

Глава 9.

   - Она не погибла, - молвил я, пока леба проскользнула портал и вышла, наконец, во Внутренние Пределы, мир Виррай, самоназвание Ризань.
   Можно вздохнуть спокойно. Операция прошла успешно, более того, без потерь. Флот и концепция летучей базы показали себя крайне удачными. Раньше мы предпочитали личную силу и мобильность, но теперь, видимо, пришёл черёд очередного кардинального изменения Персонала по образцу властной вертикали Томико. Заодно сократить штат Помощников, Служителей и Ключников, попросту закрыть, не возвращать многие потенциально опасные функции Служебных Помещений. Обойтись прикладными инструментами вроде этого флота.
   - Не погибла, - подтвердила Илла, летающая вокруг меня роем светлячков. - Даже имя не будет менять, когда найдёт очередного носителя - Вторая Симфония уже десять носителей как Хильда.
   - А ты? - заинтересовался я.
   - Третья Симфония... не давит носителя, - рой светлячков складывался в сложные фигуры, непрерывно двигаясь. - Не поглощает. Вбирает после смерти. Симбиоз. Позволяет направлять свою Силу. Носитель меняется - это неизбежно - но не теряет свободы. Всей свободы.
   - Что тогда с Первой Симфонией?
   - Горькая Печальница, Высокая Грусть, Скорбящая, Слёзы Хранящая, старшая из Трёх? - светляки ускорились до ленты жёлто-зелёного света, причудливо вьющейся передо мной. - Мало что известно о Леди и Лорде Печали. Первая Симфония редко меняет носителей. Выпивает их жизнь - медленно, неотвратимо. Быть может, и душу. Может, и нет. Моя Песня легка и паряща, Хильда тверда и плотна, но Первая - тяжкая, точно тысячи солнц. Моё мнение - она выжигает носителей. Ни одна иссис не выдержит такой тяжести.
   - Ясно, - склонил я голову. И всё же - что такого поняла Хильда? Что может противостоять Окончательному Ластику? Разумеется, Илла не ответит.
   - Вопрос переполняет тебя, Яалш-Андра, - неожиданно светлячки сложились в улыбку. - Собой не рискну, промолчу я. Но помни: пока ты со мной - я с тобой. Зови, если что, - улыбка осталась медленно затухающим видением, а вместе с ней - ушла Сила. Только сейчас я осознал: тихий многоголосый шёпот всё ещё сопровождал иссис. Союз с ней и её Симфонией - страннейший из заключённых мной.
  

Интерлюдия Скорбящей.

   Она улыбнулась. Тепло и грустно. А затем чуть спустила свои оковы. Вечная Сила волной пронеслась по тёмным пространствам, не оставляя и следа от пребывания Хранящей. Сама Сила скоро рассеется - она выбрала оттенок с необходимыми свойствами. Её ждёт Акнис, такой яркий, умный... Он кажется ей мальчиком. Иллюзия, ещё одна иллюзия.
   Он старше неё, старше звуков Первой Симфонии, могущественный и хитроумный Смотритель, способный сразиться наравне со старым Яалшем, видевшим начало миров. Один из первых сотворённых, Акнис являлся и самым молодым из них - не телом, тел Смотритель сменил множество, но душой. Акнис будет ценить их союз, он верен своему слову, не обманет и не предаст... если предательство не ведёт к высшей цели. Этим он похож на Яалша, закостеневшую душу, другого из четырёх первосотворённых, доживших до сего мига.
   Нет уверенности, что Акнис знает ответ. Ещё знать мог Яалш, да и в этом не уверена она. Прежде всего, потому что Яалш мог стереть сведения из своей памяти как лишние или опасные. Последняя, кто мог знать, из видевших сотворение Пределов - Аска. Она утратила волю и разум, но память сохранила. Не совсем память и не совсем сохранила, но информацию достать возможно. Теоретически, Акнис, обретя Полномочия Старшего Смотрителя, мог открыть эти знания. Фактически, Старший Акнис вряд ли с ней даже заговорит - свяжет Ключом и сотрёт Ластиком... если успеет.
   Тёмная сила привычно обратилась в дорогу, тропу за пределы Крайнего Мира. Тропа эта тяжела была, холодна и тверда. Ступая по гладкому камню, Скорбящая меняла свой облик. Старуха - лишь один из бесчисленных ликов. Теперь она возвращалась к тому самому, древнему, в коем являлась иссис, сплётшая Первую из Симфоний.
   Седые волосы до плеч. Молодое лицо. Бархатисто-чёрный плащ, скользящий по полу. Блекло-серые глаза. И улыбка: маска печали, боли и решимости.
   Она не торопилась. Беззвучным призраком ступала по сотворённому пути, несколько раз подзывала чёрные силуэты, которые совсем не спешили на слабый свет её кожи.
   Местные обитатели слушались беспрекословно. Мало того, что половину из них сотворила она - вторая половина просто тонула в завораживающей печали её голоса и образа. А её Сила уже давно пропитала Крайний Мир. Её мир, мир, подчиняющийся беспрекословно, место её власти. Даже из Операционного Зала ничего не смогли бы сделать - разве что окончательно отключить. В её отсутствие, разумеется. Давно, очень давно не покидала она это место - что же, время пришло.
   - Ты не торопилась, - нейтрально заметил Акнис, когда она спустилась на серую плоскость.
   - А зачем? - едва заметно улыбнулась она. - Куда теперь? Где я могу тебе пригодиться?
   - Всё просто, - хмыкнул Акнис. - Надо ликвидировать основных моих противников, пока не поздно.
   - Воскресший Яалш, - кивнула она. - Ферет Рраил. То'э главенствующих родов Лиодора. Всех противников перечислила, не забыла ли кого?
   - Яалш вызвал откуда-то целый флот из пятнадцати летучих крепостей, каждая из которых может уничтожить средних размеров цивилизацию, - нахмурившись, дополнил Смотритель. - Хуже того, во главе флота - небезызвестная Томико. Флот - её вертикаль власти в полной сохранности.
   - Томико Аваре, Младшая Смотрительница, воин и полководец, со всей своей армией, я правильно тебя поняла? - наклонила она голову - он чуть отпрянул, скорее предчувствуя, чем чуя давление её Силы, пока что сокрытой.
   - Это ещё не всё, - мрачно продолжил Акнис. - Яалш договорился с Иллой Имфоли.
   - О, детка Третья, выросла и влезла во взрослые игры, - искренне улыбнулась она. - Я ждала чего-то такого от неё. Дальше?
   - Активизировалась Хильда. Ищет путь во Внутренние Пределы или Служебные Помещения.
   - И это ожидаемо, - она откинула седую прядь со лба. - Итак, у нас три противника. Два Смотрителя, Искусница и флот с одной стороны, Ферет с империей с другой, Лиодор, чем-то мешающий твоим планам - с третьей. С кого планируешь начать?
   - Ни с кого, - уверенно ответил Акнис. - Ферета могу убрать и я один, но это разрушит инструмент против флота Томико и Лиодора. Более того, Ферета следует прикрывать от прямой агрессии - с Томико станется напасть прямо на него со всем флотом. Нет, нападать прямо сейчас - ошибка, однако и медлить нельзя. Делаем следующее...
   - Погоди, - предостерегающе подняла она свою тонкую руку и щёлкнула пальчиками. Акнис выхватил длинный и узкий меч-атрибут, замер, напряжённо сканируя пространство. Без толку, конечно. - Явись уж, Обманщица.
   Сначала сумрак Крайнего Мира осветила улыбка, а вслед за ней появилась и сама Илла - метровая горная кошка коричнево-рыжего окраса, лучащая тепло и свет. Зубастая улыбка стала шире, Илла, виляя хвостом, смерила Смотрителя и Скорбящую хищным взглядом. Что же ты скажешь, кошечка?
   - Поздно заметила, Хранящая. Привет и тебе, враг мой Акнис. Неосторожен ты, древний, - громко рыкнула, подавшись вперёд - но Акнис держал себя в руках и не среагировал на провокацию. - Вижу, ваш союз утверждён. Быть может, я могу предложить тебе знания. Не сразу, буду честна, потребуется время, часть памяти он сокрыл от себя самого. Он может дать клятву как дал её мне - и слово его твёрдо!
   - Поверишь ей? - сощурился Акнис. Меч его отсвечивал огневеюще-алым. Пару секунд Скорбящая наслаждалась разлитым в воздухе напряжением.
   - Нет, милая моя Илла, я выбрала сторону, - не тот ответ, который следует давать логически - но ей движет не только логика, а нечто большее. Она чувствует, что эпохи ожидания, так или иначе, подойдут к концу - кроме того, есть план. - А ты? Акнис, можешь дать ей гарантии?
   - Не желаешь ко мне? - поинтересовался чуть расслабившийся (это он зря) Смотритель. - Клятва взаимной неприкосновенности, я смогу подобрать даже так, чтобы не нарушить данную Яалшу. Что он тебе обещал?
   Кошка басисто рассмеялась, ей вторил тихий хриплый смех Скорбящей.
   - Конечно, Яалш учёл в клятве предательство, - молвила Илла. - О, мой многомудрый Старший заплатил ничтожную цену за мою... службу? - смешок с рыком.
   - Ещё вопрос, кто и кому служит, - сочла нелишним пояснить Скорбящая. Да, малышка Илла давно выросла - тем интереснее будет. - Не он ей предложил, но она к нему пришла - как не слуга, но союзница. Ответь же, мастерица иллюзий, какова твоя цель?
   - Не цель, но смысл, - клыкастая улыбка. - Разумеется, промолчу. Достаточно уважаю тебя, - лапа оставила на сером свечении плоскости оранжевую царапину, - Печаль Хранящая, чтобы не лгать. Удачи в поисках, - и прыгнула прямо на Акниса. Вот только ослепительно-алая вспышка с его атрибута лишь разорвала кошку клочками огня, осыпавшимися пеплом. Как... символично.
   - Она ушла? - вопросил Смотритель.
   - Да, - подтвердила Скорбящая после паузы. - А тебе стоит озаботиться скрытностью, Младший. Я не выловлю её так же легко вне своих владений.
   - Это точно, - Акнис засунул атрибут, укоротившийся в кинжал, за пояс, взмахнул рукой, выводя во тьме горящие письмена. - Подойди ближе, Леди Печаль, мой ритуальный телепорт ей не отследить.
  
   - Всё идёт по твоему плану, Яалш, - прошелестела листвой Илла.
   - Не всё, - молвил я, неспешно следуя невесть куда по берёзовому бору одного из ненаселённых миров первого сектора. Это место предложила для релаксации "моя" иссис, и, надо сказать, его спокойствие способствовало неспешным размышлениям.
   - Неужели? - прожурчала она лесным ручейком.
   - Ферет прочёсывает миры около Эртели. Та катастрофа в торе Вибина его увлечёт, да и крейсера поработали. Казалось бы, всё хорошо... - я позволил себе нахмуриться. - Мы понятия не имеем, кто оставил ловушку. Не Акнис - он-то бы не рассчитывал, что Иллюзион чем-то повредит мне или кому-то из Младших. И даже если считать Хильду частью его плана - исчезающе малая вероятность - этот план нацелен не на смерть Смотрителя - любой из нас может уйти из Иллюзиона страховочным ритуалом. Акнис бы сделал иначе.
   - Кто же это может быть? - прожужжала собеседница деловито спешащей пчелой.
   - Не знаю, - развёл я руками. - Ритуалы и формы свежие. Кто-то из уцелевшего Персонала - группа Помощников и магов? Маловероятно. Кто ещё?
   - Совет мой спрашиваешь ты? - чирикнула она птицей.
   - А если и да? - что-то свежее и светлое было в Илле. Песнь Надежды, завораживающая тихо и небрежно? Симфония, что превыше природы неверен? Чем больше с ней общаюсь, тем больше понимаю, насколько далеки носители Песен от простых иссис, разумных, но тех ещё тварей. Вершина эволюции, так она говорила?
   - Мне неведом ответ, - шепнул ветер. - Дом велик, не обозреваю всё. Направление, указатель, ниточка - зацепку ищи, как ищу её я.
   - Ниточка... - прищурился я. - Найдём. Так или иначе - найдём. И начнём с той части атрибута, что спрятана во Внешних Пределах. Сразу после "Возврата". Как он там, кстати?
   - Час ещё, и начинаем, - хрустнула ветка под ногами. - Ты будешь?..
   - Нет, для меня и "Стремительной" есть одно дело. Каковы данные о Валаарском Архипелаге?
   - О, валаарцы, - улыбнулась она солнечным лучом из-за облаков. - Интересные. Артефакторы. Защищаются от сородичей - эффективно. Теократия. Культ Пламени, Негасимого Пламени. Духовный лидер - Верховный Жрец Леонард, светский лидер - Правитель Август, архимаг. Правят в дуэте. Довольно успешно. Общество делится на что-то вроде духовных орденов или же корпораций - нечто среднее. Путь развития - артефакторика. Уже который век одёргивают шаловливые ручки Лиодора - но только потому, что Лиодору не нужна полномасштабная война.
   - То есть, жрец и архимаг не готовятся к войне с Лиодором? - уточнил я, вспомнив предыдущий доклад на эту тему.
   - Готовятся, конечно, - воем лесного зверя рассмеялась - и как у неё получается? - иссис. - В ответ на подготовку Лиодора. Кто-то спровоцировал, красиво солгал... не я, не смотри так.
   - Я бы хотел пообщаться с главами Архипелага, - а что, если... - В скольких местах ты можешь быть одновременно?
   - Полноценно - не более чем в двух, - колыханием ветвей ответила Илла. - Являя Симфонию - в одном... но не пробовала.
   - Являя Симфонию - сверхценно, значит? - усмехнулся я. - В таком случае, ещё и сопроводишь меня на "Стремительной".
   - Будет исполнено, мой повелитель, - рокоча далёким громом, ухмыльнулась вспышкой молний она.
  
   - Малая разведскорость, - скомандовал Вариас Танга. - Источник - на полную. Маскировка - тактический максимум. Переход по готовности маскировки.
   Всё это я слышал по общей связи - сам находился в стратег-зале "Стремительной", наблюдая за объёмной иллюзией - картой системы Ивис, мир Арганум. Столица Валаарского Архипелага.
   - Есть маскировка.
   - Переход!
   Система защищена, мягко говоря, надёжно. Точно говоря - параноидально. Многочисленные базы и патрули ВКФ ВА - военно-космического флота, одного из сильнейших даже не в секторе - во вселенной. Это не означает тотального превосходства в военной сфере, к слову. Магическое ОМП и самонаводящиеся чары позволяют накрыть флот с огромного расстояния, а те же боевые платформы Лиодора прекрасно чувствуют себя в космосе. Манёвренность и скорость им обеспечивает тактическая телепортация: другой конец звёздной системы, при поддержке Кристаллов Рода, не предел.
   - Скорость достигнута. Мы в зоне систем дальнего обнаружения.
   - Старший?
   - Двигайся по такой, - обрисовал мыслеобразом замкнутый контур, - траектории на той же скорости, Танга. Я возьму пустой корвет и полечу на переговоры.
   - Есть, Старший!
   Усмехнулся мыслям, переместился к искомому кораблю. Илла уже внутри - и двести пять членов экипажа, автономных иллюзий, проявленных её искусством, занимали места по штатному расписанию.
   Беззвучно - вакуум же! - корвет выплыл под внешние щиты лебы, пока я усаживался в тактик-зале. Почти незаметное смещение - Илла провела нас пространством видений - и мы за внешними щитами. Курс взяли параллельно сфере обнаружения, чтобы отлететь от лебы. Магический движитель не оставлял следов, электромагнитное и духовное излучение отсутствовало, система активной маскировки превращала кусок чёрного пространства в прозрачный. Конечно, искажения были, но - минимальные. Учитывая, что мы не стояли на месте - наблюдательные системы сочтут их ошибкой в пределах погрешности.
  
   - Агнесс, Гордан, Элис, Оасфи, готовность? - спокойно вопросила Томико, вися в центре флагманского стратегического зала.
   - Красная готовность, - последовал доклад капитанов четырёх десантных леб.
   - Штерлис, Симмонс, Язид?
   - Красная готовность, - две авианесущие лебы и флагман.
   - Прекрасно. Объявляю старт операции "Возврат", - ровным тоном произнесла Смотрительница, по совместительству адмирал могущественного флота. - Ордер Т-12, доложить по готовности.
   Внешне неторопливо выстраивались махины летучих баз. Десантные и авианосцы встали правильным шестиугольником, чуть позади его геометрического центра - флагман. Тем временем, Томико соизволила обратить внимание на кружащуюся белой дымкою Иллу:
   - Что же докладывает наша "разведка"?
   - Мало язвительности, - хмыкнула иссис. - И сарказма побольше. Разведка докладывает о полутора миллионах всяких тварей вокруг Варсаммат. Оазис держится практически чудом, беспрерывным трудом и развитием...
   - Оставь этот экскурс, - сухо прервала Томико.
   - О, как вам будет угодно, госпожа Смотрительница, - дымка закружилась небольшим смерчем. - Полтора миллиона тварей, больше половины - дикие грагаты.
   - Что их удерживает вместе? - нахмурилась Томико.
   - Готовность построения! - один за другим отозвались капитаны.
   - Контроль, - задумчиво произнесла Илла. - Тонкий, тончайший контроль. Паутина духовных нитей, они запутались, точно мухи. Чары и тень смотрительской власти. Ключ. Их разум закрыт от меня Младшим Универсальным Ключом.
   - Акнис? - сузила глаза Младшая и бросила флоту. - Переход по плану и общий щит. Магам - ритуалы массового поражения, - вновь Илле. - Почему не сказала раньше?
   - Не знала точно, - смерчик разлетелся дымкой, дымка сложилась в улыбку, улыбка превратилась в оскал. - Это текущая информация. Их разум ограждён, об этом говорила. Не так-то просто незаметно обойти Ключ. Делал - мастер. Механистично, пожалуй. Не Акнис. И не Ферет. Кто-то ещё.
   - Не каждый обладатель Младшего Универсального - Смотритель, - самой себе сказала Томико. - Технический Директор...
   - Кто такой Технический Директор? Связан с Техническими Помещениями? С Печатями Порядка? - забросала вопросами Илла, неспешно крутясь трёхмерной расширяющейся спиралью.
   - Разрешено ли тебе это знать, Младшая Помощница? - под пронзительным взглядом Томико вихрь смялся, расплескался белыми кляксами. ­- Конечно, разрешено. Он приблизил тебя, Имфоли, раскрывает тебе тайну за тайной. Не предашь ли ты его?
   - Нет, - серьёзно ответила иссис. - И дело не в клятве.
   - Тогда в чём же? - настойчиво спросила Томико.
   Тем временем, стратегическая карта мигнула, резко меняясь - флот прошёл порталы.
   - Общий щит, скорость - полная боевая. Вектор - по плану. По входу в сферу обнаружения - беглый заградительный огонь. Магам - ритуалы по плану. Отдельным эскадрам - готовность к переходу.
   Оазис Варсаммат находится на стыке Большого Полигона и Иглориса. Иглорис мал по масштабам Внешних Пределов - и один из самых опасных миров. Искривлённый, искажённый, попросту Кривой Мир - так его называли. Говаривали, Творец задумывала какой-то невероятный эксперимент, но он вышел из-под контроля, и получился Иглорис, мир с плывущей метрикой пространства-времени, единственный мир - или не совсем мир? - не имеющий собственного Операционного Зала. Согласно некоторым теориям, Иглорис - это всего-навсего точка, особая точка, взаимодействие физических законов которой с Полигоном рождало масштабную аномалию.
   Варсаммат прикрывался Иглорисом от нападения с одной из сторон, вращаясь около полуопределённых очертаний аномалии по орбите, проложенной Карандашом Творения. Оазис представлял собой несколько сотен сцепленных металлических, кристаллических и каменных островов. Их единят бесчисленные переходы, от простых трапов до футуристических прозрачных переходов с лифтами. Но это - внутреннее. Вовне же...
   Тысячи щитов, сцепленных в пёстрое целое, постоянно разрушаемых и обновляемых. Беспрерывные вспышки боевых чар. Миллион тварей, поодиночке или стаями пробующих то одно, то другое место на прочность. Кратковременные и яростные схватки в местах прорыва. Редкие рейды вовне. И сила, давящая, тормозящая, вытягивающая из тварей жизнь - полностью развёрнутая аура воистину великого мага.
   - В чём? - переспросила Илла. Пауза - лебы рвались к цели - и тихий ответ. - Не буду тебе лгать, соратница. Но я не предам. Ненавидь, презирай, подозревай - я не предам. Ты обязана не доверять мне. Отступишь от своей сути - буду очень разочарована, - Белые кляксы сложились непонятным, будто бы незавершённым символом. - А сейчас твои корабли вступили в бой. Командуй же, Смотрительница Аваре!
  
   "Война - это путь обмана", - подумал я, когда корабль закутался в полотна иллюзий и двинулся вглубь системы.
   "У нас лишь переговоры", - послала ответную мысль Илла. То есть, не ответную, поскольку моя ей не предназначалась.
   - Пока что, - только и покачал я головой. - Проведи меня как можно ближе к столичной планете. Плавно и незаметно.
   - Если желаешь, могу зачаровать их сама, - предложила иссис, оборачиваясь ко мне призрачно-золотым силуэтом. - Ты не любишь подчинять души, а для меня это - целое искусство. Просто скажи "да"...
   - Нет, - разум постепенно отдалялся от привычной реальности, мир вокруг расцветал переливами духовной энергии. - Надо проверить кое-что. Не твоя область.
   - Фе, - буркнула она, скатывая свой силуэт в золотистый огонёк, что повис подле виска. Причём в духовном плане он выглядел так же, как в физическом - насколько сравнимы два разных слоя реальности.
   Сознание менялось. Я стал чем-то вроде блеска, свободного света, луча без прожектора, самогорящего огня и, одновременно, впитывающей всё тени, абсолютно чёрного тела. Я, мои Служебные Полномочия и их Атрибут-Ключ суть одно. Ворота распахнулись предо мной, и я вошёл.
   Духовный план встречает волнами информации, далёким-близким сиянием душ, круговоротами активных чар и световыми волокнами пассивных заклятий. Моё сознание-воля ширится, выходя далеко за пределы нашей иллюзии, самую малость колебля трепетные нити сенсосетей. Я касаюсь инфотоков и инфоволн, я читаю излучение далёких звёзд чужих личностей, я лечу в духовной бездне, я парю в калейдоскопе абстракций.
   Ориентируюсь на планету. Моя воля рассекает пространства духа - не как крейсер рассекает моря, но тысячей водяных змей, огибая препятствия, сочась меж ячейками сенсосетей. А вот и она. Яркий, многоцветный, живой шарик. Аккуратно вхожу в верхние слои ноосферы - видимость снижается до жалких тысяч километров. Я-атрибут касаюсь ближайшего слепящего узла - гибридного, техномагического сервера. Кокон защиты? Смещаю восприятие-положение и прохожу его на более абстрактном уровне, где файерволлы, антивирусы и грубые духовные щиты - эфемерная дымка. Опускаюсь обратно и начинаю поиск.
   От узла к узлу, по нитям и теням блуждаю я по ноосфере. Секунда, минута, час - время проходит где-то мимо. Есть только цель. Массивы данных проносятся сквозь холодный разум, сквозь десятки наскоро сформированных фильтров, прошедшие - по причудливым путям осмысления. А вот и необходимая информация. Бункер. Не удивлён. Правда, находится он в даже не свёрнутом, а скукоженном пространстве, что привязано к артефакту, плывущему в нижней мантии планеты. В обычных условиях это было бы препятствием.
   Цепляюсь за информационные сети, за сигналы и потоки данных, блуждаю с ними в вывернутом пространстве, касающемся духовного слоя напрямую, в искажениях и искривлениях, по отмеченному маяками-передатчиками пути, пока меня не выносит к искомому. Бункер? Да, но большой. Немного не дотягивает до подземного города, прекрасно обустроен, полон защитной магии и всевозможных управленцев вплоть до самого Правителя Августа. То, что нужно.
   Водой протекаю частое решето щитов и сенсоров, лучом пролетаю прозрачные глыбы пассивных щитов, дрожанием эфира прохожу бдительных чародейских стражей, отголосками мыслей огибаю внимание бдительных ясновидцев, обостряющих чувства различными артефактами. Архимаг. Первый, кого обследую. Это будет нелегко.
  
   Практически синхронно лебы ударили по колышущейся туче тварей, замершей чуть поодаль от Варсаммата. Чёрное, беззвёздное и безвоздушное пространство данной области Полигона буквально вскипело белым. Залп одновременно всех орудий, причём не лучами-струями, а чередой снарядов, всё той же водой, только с внутренним детонатором - и взрыв прямо в центре облака духов и полудухов. Выжили лишь те, кто оказался на окраине и немедля бросился бежать от эпицентра - вспухающей тучи пара и стихийной магии.
   Следующее скопление тварей не стало ждать. Починяясь неведомому кукловоду, оно устремилось на лебы. На лебы? Или - на пустое место? Зачем?
   - Я обманула, - шепнула иссис. - Пользуйся моментом.
   - Стазис и распад, - мгновенный приказ, и объёмные ритуалы накрывают противника.
  
   Я обтекаю преграды, пылью оседаю на механизмах чужой души, касаюсь тонких струн, перебираю сложнейшее устройство. А затем ещё одно. И ещё. И ещё. Архимаг - чист. А вот глава его разведки - нет. Тоненькая ниточка влияния, слабая, незаметная, не меняющая мышления, но лишь несколько подправляющая его. Мастерская работа. Прекрасно, просто превосходно.
   Там ассоциации, тут ход мыслей притормозить, здесь изменить проводимость нервных мембран, а затем поменять химию клеток. Тут чуть в сторону движение ауры, подправить смысловой акцент, повысить паранойю, вон там - желание выслужиться. Нет, не мастерская. Это работа целого аналитического отдела, причём годовая, причём с заранее известным состоянием психики. Известным до деталей.
   Нереально? О, отнюдь. Ведь Кристаллы Рода, помимо прочего, соответствуют многотысячным суперкомпьютерным кластерам в сцепке с многоопытными аналитиками. Не Элтар, уж его-то почерк я бы узнал. Пророчица? Маловероятно. Скорее всего, род Владыки Лиодора. В конце концов, это их специальность.
   Глава разведки оказался лишь одной из контролируемых... нет, точнее сказать - направляемых фигур. Контроль бы здесь не сработал. Уцепиться за главу контрразведки им не удалось - да и не могло получиться, этот параноик в личном бункере, куда даже мне пробраться - нелегко. Но это не требовалось. План раскрывается - дублирующими вариантами, незаметными на первый взгляд нитями, ответвлениями, возможностями, вероятностями. Помощник заместителя главы разведки - вот кто сплёл эту сеть. Точнее, он - преданный Лиодору агент влияния. Я нахожу даже канал связи, сейчас практически нереальный, а в нужные моменты - толстый духовный канат.
   - Прослежу, - шепчет Илла. - Мои вылетели вдоль него. Ты прав, я бы не нащупала сама. Слишком... необычная работа.
   - Не иллюзии.
   Мысленный кивок в ответ.
  
   Залп! Залп! Залп!
   "Ордер О-13-А, - никаких команд по громкой связи. Только мысли, скользящие напрямую командирам. - "Светоносец" - щиты на максимум, "Провозвестник" - чуть вперёд, "Молотом" по фрональной плоскости! "Посланник" - принимай щиты периметра, "Бессмертная"..."
   Семь леб и миллион тёмных, не видимых оптически созданий Внешних Пределов сцепились в смертельном танце. Здесь, вдали от ауры Хоффена, идеально настроенной на их подавление, у орды был шанс. Шанс забрать с собой одну или даже две лебы. Достаточно хоть одному потоку тварей пробить и щиты общего периметра, и внешние щиты одной из крепостей, обрушиться в самоубийственной атаке на внутренние щиты - летучая база обречена. И кукловод прекрасно это сознавал, скорость его мышления, как минимум, равнялась скорости Томико.
   Духи слетались в петляющие змеи, мгновенно разлетались, чтобы ударить со всех сторон, хаотично петляли, гибли сотнями, тысячами - но ускользали из прицела орудий. Даже в боевом трансе операторы не могли угнаться за кукловодом. Но могла Томико. Она - и командиры леб.
   Семь капитанов и один адмирал в тандеме с Хранящей Искусство, её мороками и иллюзиями - и единственный разум, с миллионом эффекторов, подобных мошкаре. Или - пчёлам? Достаточное число укусов - смерть. Логические ловушки и счёт на много ходов вперёд - впервые Томико Аваре столкнулась с тем, кто не был Яалшем и Акнисом, но превосходил её в военном искусстве. Тварей осталось семьсот тысяч - а накопители всех леб просели более чем на две трети. Враг работал на истощение - и работал эффективно. В тактическую ловушку флот не попал лишь благодаря Илле, чьё парадоксальное мышление раз за разом выдавало варианты на грани безумства - не предусмотренные кукловодом. Шла третья минута сражения.
  
   Я заканчиваю распутывать паучью сеть. Работа действительно впечатляющая. И не совсем даже обман. Интерпретация. Один за другим чины разведки, от младших до шефов, заканчивая самим главой, убеждались в том, что Лиодор готовит войну именно с ними. Подтверждали это фактами. Факты-то не искажались - искажалась их компиляция в единую картину и последующие выводы из этой картины. Небольшое искажение первичной обработки докладов, небольшое искажение вторичной, небольшое - третичной... В конце концов, не будь обработан глава разведки - ничего б не изменилось. Он не мог сделать иного вывода из многоуровневой лжи.
   Если это стандартная операция разведслужбы Лиодора, то у нас большие проблемы.
   - Нет, - проясняет Илла. - Отнюдь не стандартная. Отработка мощи военной иилгов на более-менее безопасном противнике - ключевое звено стратегического плана.
   - Сколько?
   - Девяносто один и тридцать две сотых вероятности процента, - уточняет она. - Альтернатив слишком много, маловероятны... Позволь мне!
   - Дозволяю. Только аккуратно.
  
   Никогда ранее она не делала так - но знает ли Песнь пределы? Симфония по определению вышла за пределы, она - воплощённое преодоление, надежда, превзошедшая границы, превзошедшая сами физические законы. Она пела и была Песнью - в двух местах одновременно.
   Грань обмана раскрыла она в чёрных безднах Полигона. Грань чувств раскрыла она в глубоком бункере. Распятая между двумя местами, но единая пространством своих представлений и мечтаний, она начала парный танец - сама реальность стала её партнёром.
   Нельзя выделить из многомерья энергий и сил паучью сеть, накинутую на разведку Валаара - зато можно на неё воздействовать. Сеть любезно "подсветил" Яалш - она даже испросила разрешение смотреть его глазами.
   Мириады тварей Внешних Пределов - под чужим контролем. Поводок - не сорвать. Она не видела его, и здесь нет Яалша, чтобы показать. Но - зачем? Ведь у этих созданий есть хорошо знакомая общность. Голод. Одни обгладывают души. Другие паразитируют на них. Третьи питаются духовным излечением разумных существ, а четвёртые выпивают жизненные соки. Их желания имеют одну природу, она подобна одержимости, в определённом роде - мечта, а она - Хозяйка Мечтаний.
   Каждый мечтает о чём-то. Вот, например, глава разведки жаждет обыграть своих соперников и обеспечить победу. А его помощник - однажды занять место шефа. Архимаг Август мечтает править великой, влиятельней Лиодора державой.
   Она зовёт их. Она манит их. Она обещает. Её глас подобен аппетитному запаху - настолько сильному, что инстинкт побеждает сознание. Путы чужого разума не рвутся, она не перехватывает контроль. Зачем? Просто силы кукловода не могут сравниться с врождёнными инстинктами. И нет нужды извращаться. Достаточно собрать тварей в одну кучу, где их неторопливо расстреляет Томико. Каждый делает свою часть работы.
   Их стремления - это её стремления. Их надежды - это её надежды. Потому что она - это надежда, потому что она - это мечта. Достаточно позвать, поманить, объяснить их бессознательному, открыть новые горизонты... И сплетённая пауком сеть рвётся под их же собственной волей. Её иллюзия так же тонка и так же неуловима. Далёкий мираж. Чуть реалистичней их собственных стремлений. Не отличить. Не обнаружить. Не уловить. Не осознать.
   - Я закончила, - шепчет она Яалшу и Томико и Песнь стихает, не замолкая, однако, совсем. Симфония Надежды не молчит никогда. И Яалш удаляется из духовного пространства. И Томико вызывает в качестве дополнительной огневой мощи эскадры меньших кораблей.
  
   Сначала мы выходим из зоны дальнего обнаружения - "Стремительная" и мой корвет с прикрытием.
   Сначала лебы Томико вбирают в себя малые корабли, перегруппировываются.
   "Стремительная" показывается сенсорам ВКФ ВА.
   Флот входит в радиус надёжной связи.
   Я использую протоколы связи Лиодора.
   Томико использует протоколы связи Персонала.
   Нам настороженно отвечает периметральный контроль Ивиса. Ожидаемо.
   Томико кивает на настороженный ответ кого-то из диспетчеров внешней защиты Варсаммата. Ожидаемо.
   Руководству ВМФ хватает капли времени, чтобы осознать - они столкнулись, как минимум, с иной, могущественной цивилизацией. Вскоре я смог говорить с Арктуром Мецием, высшим адмиралом флота и старшим военным чином Архипелага.
   Командованию обороны хватает капли времени, чтобы осознать - они столкнулись, как минимум, с другим Смотрителем. Вскоре Томико связывают с Хоффеном, Первым Хранителем Варсаммата.
  

Глава 10.

   Приход Томико восприняли с надеждой и радостью, чему немало способствовали эскадрильи, активной защитой кружившие около Варсаммата, и леба-авианосец, вставшая на боевое дежурство. Остальные, за исключением флагмана, зависшего неподалёку, убыли прочёсывать территорию.
   Томико замерла в люке эсминца, оглядела собравшихся. Несколько сотен окружили корабль, из них невооружённых - нет. Смотрительница подпрыгнула и упруго приземлилась.
   - Мы долго ждали, - молвил незнакомый Томико маг-грагат в облике гиганта с гигантской же мантией и посохом. - Приветствуем посланницу...
   Она развернула Служебные Полномочия и вскинула шпагу-атрибут. Незримая волна прошла по доку, колебля волшебные и атрибутные щиты. Миг молчания - и энергичный шёпот, который тут же озвучил глава встречающих:
   - Младшая, - низкий поклон - один за другим гуманоиды и негуманоиды кланялись, кто легонько, а кто и до земли. - Мы рады... - видимо, у него перехватило горло. - Рады, что нас наконец-то нашли. От имени всего Варсаммата благодарю вас...
   - Аваре, - закончила она. - Младшая Смотрительница Томико Аваре. От лица персонала и Старшего, Яалша, благодарю и вас. Ваша верная служба сохранила этот Оазис целым. А теперь проводи меня к Хоффену, - смерила его взглядом, - Младший Помощник. И распорядись принять провизию, воду и накопители.
   - Слушаюсь, госпожа, - ещё один поклон. - Прошу за мной.
  
   Встреча произошла на одном из крупнейших крейсеров Архипелага - всего в два раза меньше крейсера Персонала. Высший адмирал Меций встретил меня в торжественном зале крейсера. Никаких предварительных расшаркиваний. Просто два человека зашли с двух сторон зала, оценили друг друга и уселись за небольшой столик для переговоров. Жёсткие стулья, жёсткие слова - чего ожидал, то и получил.
   - Правитель Август занят, - напрямую сказал адмирал. - Кто вы такой, Старший Смотритель Яалш, кого представляете и ради чего прилетели?
   - Вы могли бы назвать нас хранителями, - тонко улыбнулся я. - Мы - те, кто хранит установленные Творцом законы и правила, те, кто следят и корректирует ход развития миров.
   - Судьи? - уточнил адмирал. Судя по выражению лица, сказанное ему не понравилось, да и верить он не спешил.
   - Нет, - держа тень улыбки, повторил. - Хранители. Обычно здесь, во Внутренних Пределах, в достаточно безопасных мирах, нас не слышно и не видно. Там, где мы вмешиваемся... - точно выдержанная пауза. - Вы наверняка в курсе об узловой планете мира Эсселим.
   - Выжжена, - холодно подтвердил адмирал. - Дотла. Следы древних городов. Несколько редких артефактов. Катастрофа случилась около сорока семи тысяч лет назад.
   - Это то, что мы называем Ересью, - объяснил я, на секунду прикрыв глаза, вспоминая. - Отступники из нашего числа, которые пожелали собственноручно править свободными разумными. Те, кто пошли против воли Творца. Тогда у нас не было флота, - отметил, как скользнула морщинка по лбу уже седого адмирала под его синей, в тон мундиру, фуражкой. - Использовали ритуалы массового поражения. Теперь можем обойтись более... слабыми средствами.
   - Вот как, - нахмурился Арктур Меций. - Не могу проверить ваши слова, но размер ваших пушек говорит о многом. С кем конкретно мы имеем дело? Разумный вид, мультивидовая цивилизация или искусственный интеллект, для разговора надевший человеческое тело?
   - Множество разумных видов. Нет, нас нельзя назвать цивилизацией. Мы, Персонал вселенной Третий Дом, происходим из простых разумных. Когда новичок присоединяется к нам, он получает особые возможности. В частности, мы не стареем физически, можем сдерживать до определённых пределов духовную старость, - и пределы эти не выяснены. Старейшее существо в мире, я до сих пор молод духом... так или иначе. - Мы, Персонал, сдерживаем угрозы вселенной извне - редкие и опасные. Мы смотрим, дабы ни один разумный вид не был уничтожен полностью. Редко мы вмешиваемся в судьбы цивилизаций, чтобы предотвратить их уничтожение. Но главное: мы следим за оставшимися от Творца артефактами, что могут разрушать миры.
   - Достойная цель, - после долгой паузы кивнул адмирал. - Обычно вы не вмешиваетесь в дела "простых смертных". Я правильно понял: произошло нечто неординарное?
   - Это очевидно, - подтвердил я. - Видите ли, адмирал, мы были вынуждены отстраниться от дел приблизительно на восемь тысяч лет. И теперь, когда мы вернулись со значительно меньшими силами, то обнаружили, что Младший Смотритель Акнис и Младший Смотритель Ферет - нарушили закон. Смотритель Ферет смог собрать так называемый Союз Миров, агрессивное многомировое государство с ним самим во главе. Смотритель Акнис действует тайком и даже сейчас мы видим лишь следы его присутствия.
   - Что же мешает вашему... кораблю испепелить Союз Миров? - поинтересовался Арктур.
   - Пусть и с потерями, но мы можем это сделать, - опроверг я невысказанное предположение. - Мы... ждём. Убийство Ферета и распад его империи приведёт к непредсказуемым последствиям. Мы замедляем его экспансию, но не вмешиваемся напрямую. Не вмешивались мы в противостояние Архипелага и Лиодора - до тех пор, пока в него не вмешался Акнис.
   - Вмешался? - явно заинтересованный, адмирал наклонился ко мне. - Как же?
   - Война, - и раскрыл слово. - Он провоцирует войну со стороны Лиодора.
   - Мы знали, что они готовятся, - я уловил всполох обречённости сквозь духовные щиты.
   - О нет, - покачал я головой. - Всё тоньше. Они готовятся к обороне и контрудару. Кто-то из главенствующих родов Лиодора исказил данные вашей разведки. Теперь вы считаете, что лучшим выходом будет превентивный удар. Именно такого удара они ждут. Акнис не действует напрямую - такова была его комбинация. Вы должны были стать полигоном Лиодора, относительно безопасным противником для отработки стратегии и тактики. Затем он столкнул бы Лиодор и Союз Миров.
   - Зачем? - только и спросил адмирал.
   - Нас неизвестны его цели, - пожал плечами. - Но он следует долговременному плану, возможно, растянутому на тысячи лет вперёд. Выявить и заставить открыться оставшийся Персонал - очевидная цель, поэтому мы бездействовали. Теперь же пришло время изменить расклад в этом секторе Третьего Дома. Мы выступим миротворцами между вами и Лиодором.
   - Конкретней, - прищурился адмирал, который не желал служить быть "безопасным противником для отработки стратегии и тактики". - Чем вы можете помочь?
   - Я могу предоставить одну летучую базу, лебу, на боевое дежурство возле вашей системы - или там, где вы укажете, - адмирал почти не изменился в лице, когда узнал, что "Стремительная" - не единственный наш колосс. - Следующим ходом выйдем на контакт с руководством Лиодора. Таким образом, мы нормализируем ситуацию. Ниточки, за которые дёргал Акнис, уже раскручиваются, - что есть самая настоящая правда.
   - Я не могу принять подобное решение самостоятельно, - молвил Меций после паузы.
   Что же, это ожидаемо.
   - Илла, будь добра, подскажи, сколько времени требуется Лиодору по плану "Контрудар", чтобы переориентировать силы на атаку?
   - Около шести часов, - механическим голосом сообщила иссис. Адмирал резко оглянулся - никого, конечно же, не увидел.
   - Моя советница и помощница, Илла Имфоли, - представил я невидимку. - Нет, адмирал, вашими средствами её не обнаружить. Это тяжело даже нам, - развёл руками. - Итак, шесть часов. Если вы не ударите, на превентивный удар решатся они. Наша дипломатическая миссия может закончиться неудачей. На этом у меня всё.
   Молчаливый офицер ("капитан третьего ранга", - шепнула Илла) проводил меня до корвета. Два десятка минут, и корабль исчез в недрах лебы. Через два часа высший адмирал связался со мной. Первыми его словами были:
   - Мы согласны.
  
   Старший Помощник Хоффен встретил Томико в тронном зале. О, то был особенный зал и особенный трон! Коридоры около него сплошь покрыты рунами Та-Реты, основной материал - изолят, тот самый, сдерживающий ненаправленные выбросы духовной силы, с прожилками духовного же проводника. По потолкам вьются кабели, около некоторых забавно возятся гремлины на приставных лестницах.
   Младший Помощник коснулся настенного сенсора. Вверх отъехала небольшая толстая дверь из синего изолята. Пригнувшись, Томико вошла.
   Паутина кабелей оплетала потолок, сокрытая, однако, прозрачной плёнкой, зачарованной по высшему классу. Кабели вели к иллюзийным проекторам и артефактом мысленного контроля. Гладкий синий пол, покрытые потрескавшейся белой плиткой стены. По центру зала медленно вращалась объёмная иллюзия Варсаммата. На возвышении у стены покоился трон-артефакт. На троне восседал, в переплетении кабелей прямой связи, голый карлик.
   - Доброго утра, Томико, - с трудом улыбнулся он. - Рад, что эксперимент Ирвиса удался.
   Серая, болезненная кожа - чуть ли не в каждый миллиметр впились кабели, уходящие куда-то в трон. Среди них Смотрительница заметила несколько питательных капельниц. Голову старого друга венчал обруч, светящийся нестерпимо-белым. Глаза горели жёлтым - не менее ярко. Смотрительница уловила колебания волшебной и атрибутивной силы по кабелям. Видимо, именно они проецировали ауру, давящую здешних тварей, вокруг Варсаммата.
   - Привет, - как-то неловко улыбнулась она. Он сделал, что должно... но как же это неприятно выглядит! - Как ты тут... один?
   - Неплохо, - лёгкий кивок - Томико невольно отвела глаза. Мысль о световом фильтре пришла в голову позже. - Значит, вся твоя вертикаль здесь. Скажи мне - Старший возродился? Это он тебя позвал?
   - Он, - она заставила не замечать пульсирующих трубок и кабелей, перешла к делу. - Но он пока не собрал одолженные части атрибута воедино - Младший Дежурный, но не Старший.
   - Формально.
   - Конечно, только формально, - она хмыкнула, попробовав представить, кем надо быть, чтобы не признать в силе Яалша - силу Старшего? Аской, разве что. - Флот в порядке, из Персонала не уцелел никто, кроме Акниса - и он не нашей стороне. Есть ещё новый Младший, некто Ферет... - и Смотрительница поведала текущую ситуацию, а заодно планы на неё Яалша.
  
   Так или иначе - время настало. Леба "Стерегущая", полностью соответствуя имени, осталась сторожить около системы звезды Ивис, а "Стремительная" подобрала на Ризани Сайнура, закончившего тихие дела, его личную эскадру боевых платформ, и взяла курс на Листок, пограничный мир роду Кортус. Пришло время нанести дипломатический визит.
   - Удивительно, - рассказывал мне, хм, отец, пока леба проходила портал и ускорялась, - но самые ярые мои противники и соперники оказались теми, кто готов протянуть руку сейчас. Из всех главенствующих, только род Кортус открыто осудил произошедшее и выразил сомнение о версии Велиссо-Куидэ. Я действовал через Архиссо, крайне осторожно и, в конце концов, мне удалось выйти на Фадора То'Кортус, потом и на самого Цотура. Едва уложился в срок.
   - Возможно, они не против союза с нами? - предположил наобум. Тонкости лиодорской политики до сих пор для меня - тёмное болото.
   - Или их род ещё хранит понятие о чести, а шпионы доложили о том сражении, - Сайнур развлекался тем, что конфигурировал-переконфигурировал свои щиты, внутренние и внешние. К слову, я дал ему несколько стандартных защитных артефактов, которые были разобраны по косточкам.
   - Серьёзно? - приподнял бровь. - Делать политические ходы такой тяжести из чувства чести?
   - Ещё как, - усмехнулся Сайнур. - Уж Кортус-то испокон веков так себя ведёт, интригует не меньше прочих, но ценности, то, чего ради интригует - иные. Только военная сила и число колоний удерживают Кортус на плаву.
   - Вот как? - не думаю, что у Кортус настолько подавляющее превосходство в военной сфере.
   - Ещё слово Владыки Лиодора, а периодически и Пророчицы - Кортус им удобны. Те, чья забота о Лиодоре действительно патриотична.
   - То есть, Кортус - зависимый род, не самостоятельный игрок? - поспешил я уточнить. Владыка и Пророчица - с ними надо будет разобраться отдельно.
   - Отнюдь, - очередная вспышка изменений защиты осветила алый плащ отца. - Иначе не было бы смысла их сохранять - проще использовать ресурсы на себя.
   - Манёвр? Нельзя укрепить свою власть ещё больше - можно укрепить власть подчинённого рода?
   - Нет, нет и нет, - вздохнул Сайнур. - Кортус совершенно независимы и, готов поспорить, совершенно одни продержатся наверху не одно столетие. Просто их политика невыгодна стратегически, в большом промежутке времени. Без редкого, но регулярного заступничества Владыки и без военных заказов с его и Пророчицы стороны они потеряют свою экономику, а с ней армию и влияние. Это, заметь, сложный комплексный анализ, к которому допущены единицы в каждом главенствующем роде.
   - Значит ли это, что Владыка и Пророчица заботятся о благе всего Лиодора? - поинтересовался я.
   - Вероятно, - неопределённо ответил Сайнур. - Рассчитываешь привлечь их на свою сторону?
   - Возможно. Было бы неплохо, но надеяться не стоит, - "если что-то может пойти не так - обязательно пойдёт". Ещё одна старая истина из числа тех, что изрекла сама Творец. Точнее, не истина, а "истина", однако в каждом высказывании есть доля правды.
   Некоторое время мы молчали, каждый в своих мыслях. Вздохнув, прогнал тяжёлые думы, обратился к капитану по внутренней связи:
   - Вариас, скоро мы прибудем?
   - Пять минут - войдём в зону среднего обнаружения. Десять - в зону плотных сенсосетей. Старший Ключник Сайнур дважды связывался с пограничными силами, нам освободили коридор.
   - Превосходно, - кивнул своим мыслям. - Отец?
   - Готовься производить впечатление... Яалш.
   - Илла?
   - Я буду... почти материальна, - улыбнулось призрачное лицо.
  
   Хаэрт то'Йаввэ в последний раз оглядел себя в зеркальную иллюзию. Безупречно. Идеально уложенные чёрные волосы - с этим даже возиться не пришлось, локоны древних фамилий укладывались сами собой. Говорят, это доставляло неприятности самой Основательнице - легенда, конечно, но... Свободная фиолетовая мантия с ярко-алым, светящимся узором - торжественная, но зачарована как боевая. Два прозрачно-коралловых кольца на каждую руку - нанометровый рунный узор на каждом, а материал тот же, что идёт на малые накопители.
   Хаэрт развеял иллюзию. Все эти приготовления значили лишь одно - он нервничал. То'э Кортус берёт его вместо занятого отца на переговоры чрезвычайной важности. Встреча с то'э Саат. По версии блока Куидэ-Велиссо - мёртвого то'э Саат, причём Элтар и Онора не поскупились на коррекцию памяти каждому участвовавшему в той злополучной операции по его устранению. И собирались, очевидно, зачистить Ризань целиком - как только найдут обходной путь. На самом же деле то'э Саат был жив, дееспособен и обзавёлся могущественными союзниками... по его словам. Кроме того, на встрече будет присутствовать Радана то'Архиссо - женщина невероятной бесцеремонности, умудрившаяся лично, даже не от имени рода, инициировать эти переговоры.
   Хаэрт прибыл последним. Расправивший широкие плечи, стянувший длинные волосы в конский хвост, немного нелепо смотрящийся в алой с фиолетовыми полосами мантии, Цотур то'э Кортус лишь кивнул. Радана то'Архиссо в несравненной золотой мантии, напротив, широко улыбнулась, завела благожелательный разговор ни о чём. Тоже нервничает?
   "Сайнур вошёл в зону обнару... о Основательница!" - воскликнул тэм-офицер, координирующий оборону этой планеты.
   "Не забыть понизить в звании", - мелькнуло в мыслях - и тут Хаэрт застыл. Получил картинку со сканеров дальнего обнаружения. Это был не космический корабль, как ожидалось. Точнее, это можно было счесть и космическим кораблём - но гораздо больше оно походило на горную крепость, которую научили летать. Яйцеобразная громадина шести-семи километров в длину, укутанная сиянием чар, сквозь которое самые чувствительные сенсоры улавливали дрожание струн мироздание - стационарный магический источник. Сильнее, слабее Кристалла Йаввэ? Одного порядка силы - точно.
   "Освободить ему коридор!" - приказал Цотур.
   "Слушаюсь, то'э", - взял себя в руки тэм-офицер. Сенсосети аккуратно разошлись, образуя проход нужного диаметра. Громадина изящно скользнула в него - теперь, с помощью сенсоров среднего периметра Хаэрт вместе с Кристаллом Йаввэ мог оценить её подробней.
   Великое творение - вот что хотелось сказать. Целиком выточенное из магически-активной породы. Ощетинившееся дулами орудий размером себе под стать - верно, из них били те белые молнии на записи. Ореол щитов пылал от вкачанной энергии - выглядело так, будто кто-то засунул планетарную оборону в их поверхность. А ведь крепость наверняка несёт в себе небольшой флот - эдакая передвижная база. Мощно. Если Сайнур хотел продемонстрировать силу союзников, то у него получилось.
   "Запрос на соединение с приёмным порталом", - доложил тэм-офицер.
   "Уточни - высокие гости или?.." - мгновенно отозвался Цотур.
   "То'э Саат и его союзники".
   "Направь прямо сюда, в малую приёмную залу. Портал активен".
   Троица встречающих встала около арки: то'э Кортус в центре, Хаэрт по левую руку, Радана по правую. В нейтральных, зелёных тонах зале чуть посветлело - Цотур усилил сияние бело-жёлтых кристаллов-ламп. Без предупреждения заработала арка пространственных врат. В залу вступила тройка же гостей.
   Напротив Цотура в тёмно-фиолетовом, почти чёрном - точь-в-точь парадная мантия Владыки - плаще ступал... Андра? Нет, не Андра. Или Андра, но совсем другой? Ёжик русых волос, в которых проглядывала седина, зелёные, будто с огоньком внутри глаза, чуть увеличенный жезл-атрибут - словно улучшенный - постаревший? - Андра. Это внешность, а вот аура его, не магическая, но явственно ощутимая, колышущая пассивные щиты, словно шепчущая о своей древности - говорила больше.
   Напротив Хаэрта - Сайнур. То'э Саат выглядел чуть осунувшимся, черты лица стали резче, жёстче, а в ауре чувствуется что-то родственное этому новому Андре.
   Напротив Раданы - не уступающая ей женщина. Блондинка - волосы уложены в причудливую причёску. Такое ощущение, что они переплетены друг с другом чрез миниатюрные порталы. Платье - о, Хаэрт с трудом отвёл взгляд! Платье казалось сплетённым из мягко-белого и мягко-синего сияния, плавно меняющегося, рождающего всё новые и новые узоры, утягивающие взгляд в глубину, завораживающие... От незнакомки исходил флёр чего-то влекущего и, одновременно, отталкивающего. Странное ощущение.
   Сайнур продвинулся чуть вперёд, однако, демонстративно оставаясь позади Андры. Интересно.
   - Светлого утра, то'э Кортус, то'Архиссо, то'Йаввэ, - короткий поклон, положенный не Главе среднего рода, которым де-факто был гость, но потерянному статусу - Главе рода-преемника. Или, вариант, Главе особого рода.
   - Рад приветствовать вас в мире Листок, то'э Саат... - короткая, намекающая пауза, которую немедленно использовал Сайнур.
   - Позвольте представить, то'э, Андру-Яалша то'Саат, Старшего Смотрителя Третьего Дома, - Андра сделал невероятное - позволил себе спокойно склонить голову, только намекая на поклон. Да, это совсем иной Андра. Яалш? Откуда это имя? - Иллу Имфоли, Хранящую Искусство иссис, - рекомая поклонилась в точности как Сайнур, а на голове её явился и исчез аккуратный прозрачный венец. Иссис. Хранящая Искусство. Незнакомый титул, как и "Старший Смотритель". Настораживает. Интригует. Кем стал Андра за такой короткий срок? Или не стал, а - сбросил маскировку?
   - Рад видеть, что просьбу моего... отца, - что означает эта пауза? - восприняли всерьёз, - берёт слово Андра.
   Голос его на удивление глубок, но легко узнаваем. Возможно ли, что он действительно прожил лет семьдесят, пока отсутствовал? Чары ускорения времени известны, но каково должно быть могущество чародея, чтобы вложить в дни десятилетия? Причём только для Андры - Сайнур не постарел.
   - Я принёс серьёзные вести, - продолжил наследник Саат. - Начнём же, не медлим.
   - Прошу, - приглашающий жест то'э Кортус, и свет над простым круглым столом стал чуть ярче.
   Уселись так же, как стояли: Хаэрт оказался между то'э Саат и то'э Кортус. Немедля перестроил сознание, уплотнил контакт с Силой Рода, приготовившись к быстрому и чёткому анализу и выбору. Позже он расплатится головной болью - даже последние модификации тела и духа не могли избавить от этого. Эволюция иилгов закончится нескоро. Они не так далеко ушли от людей... жаль.
   - Для начала - список тех вопросов, которые хотелось бы рассмотреть на этой встрече, - и вновь слово взял новый Андра. - Во-первых, наш, - чей? - статус. Полагаю, это необходимо. Во-вторых, немного об обстановке в нашей вселенной, да смилостивится над ней Творец, - верующий? Ещё одна деталь в мозаику. - В-третьих, то, как это касается вас, а напоследок - небольшая просьба.
   Взгляды Андры и Цотура встретились - Хаэрт не понял, что между ними произошло, но Цотур медленно кивнул, соглашаясь.
   - Превосходно, - чуть улыбнулся Андра. - Начну с того, что в моих руках, помимо сил рода Саат, находятся несколько летучих баз, леб, на одной из которых мы и прибыли. Помимо этого, мы располагаем достаточными ресурсами, чтобы поддерживать лебы в наилучшем состоянии и свободно удерживать Ризань. Нам не требуется военная или экономическая помощь, напротив, наблюдается некоторый избыток ресурсов.
   Контролирует мимику - ничего лишнего не прочтёшь. Ауру чуть свернул - видно, что либо демонстрирует, либо испытывает полную уверенность в сказанном. Возможный союзник? Только временный, с вероятностью в семьдесят семь и шесть десятых процента.
   - Кроме того, лебы не ограничены привычными магам дорогами и стационарными порталами. Ничто не мешает переместить наш флот в мир Лиодор, например. Пространственная защита охватывает лишь его четверть. Достаточно ли этого, чтобы вы считали меня, как минимум, равным вам игроком? - вопросительно склонил голову
   - Более чем, - кратко подтвердил Цотур, держа невозмутимое лицо.
   - Превосходно, - повторил Андра. - Мы плавно переходим ко второму вопросу. В данный момент наши силы являются, скажем так, единственными представителями древнего сообщества, хранящего статус-кво в этой вселенной. Нас немного, во много раз меньше, чем в былые времена. Мы называем себя Персоналом Третьего Дома и обычно не вмешиваемся в дела смертных цивилизаций, - смертных? Самое интересное, Андра - отнюдь не фанатик. Скорее, его можно было бы назвать правителем, но и это определение не точно. - Кроме нас, доступ к древним, оставшимся с самого сотворения вселенной секретам имеют и другие силы. Вернее будет сказать - отступники, набравшие влияние во время нашего временного... отсутствия, - и сколько продлилось это отсутствие? Чем вызвано? Насколько это правда? Андра - из тех иилгов, кто врут с честным лицом и чистой аурой. - Их имена вряд ли что-то скажут вам: Ферет Рраил и Акнис Дораго, Младшие Смотрители.
   - Акнис, - вдруг сказал Цотур. - Это имя мне знакомо. Некто Акнис встретился с то'э Куидэ и то'э Велиссо. Три дня назад. Никаких подробностей - засекречено на высшем уровне, с Пророчицей будто самой говорили. Имя - всё, что нам удалось узнать.
   - Приятно, когда разведданные подтверждаются независимым источником, - молвил то'э Саат. - Илла, ты знала об этой встрече?
   - Нет, - певуче ответила она, чуть растягивая гласные. - Верно, обо мне он позаботился всего прежде.
   - Иллу можно считать моей ближайшей помощницей, - пояснил Андра. - Координатором разведки, в частности. Итак, Акнис, Акнис Дораго, до сих пор считающийся Младшим Смотрителем - это ранг в нашей иерархии и, одновременно, показатель силы. Пожалуй, не меньшей, чем сила то'э главенствующих родов.
   - Значит ли это, что вы, Старший Смотритель - превосходите силой, например, то'э Куидэ? - позволил себе уточнить Хаэрт.
   - Значит, - подтвердил Андра. Следовательно, не меньше второго круга искусности - ранг, на котором одно существо становится мировым военным фактором. Вряд ли первый. Первый - уровень самой Основательницы. Согласно некоторым данным - Владыки в сиянии его Родовой Силы. - Пожалуй, Акнис находится на одном со мной уровне. Но он вступит в бой только тогда, когда его припрут к стенке. Обычно Смотритель Дораго действует более тонко. Интриги и обман, прямой и косвенный контроль разума, неожиданная сокрушительная атака - таков стиль его действий. Именно его интриги привели к тому, что я здесь.
   Достоверность этого положения: около пятидесяти шести процентов. Немногим больше половины. Но это самое "немногим" выделяет фактор в лице Акниса из бесчисленного множества других, предположительно определяющих ситуацию на Лиодоре. Что же, аналитики и раньше предполагали, что в дела иилгов вмешался кто-то извне. Теперь у него есть имя.
   - Доказательства? - немедля бросил то'э Кортус. Логично. Теории теориями, но такие вещи должны быть подтверждены.
   - Те, что есть, вы не примите. Но сначала я раскрою ситуацию, - покачал головой Андра. - Вы поймёте, что доказательства излишни. Начну с Ферета. Он контролирует так называемый Союз Миров, свой инструмент, которым устанавливает власть в этом секторе. Наш, двадцать пятый, сектор вселенной включает пять тысяч шесть миров. Всего семь сотен населённых. Ферет, в той или иной мере, контролирует около сотни из них, полностью распоряжается человеческими и промышленными их ресурсами. Размер его экспедиционных корпусов - около двух миллиардов, в случае полномасштабной войны может предоставить на порядок большую армию. Союз Миров - маготехническая цивилизация, вскоре нам придётся столкнуться как с новейшей техникой, так и мощной магией. В том числе, портальными арками, игнорирующими привычные вам расстояния между мирами - отголосок той самой древней технологии. Ферет уже обнаружил Лиодор, но прежде вас он атакует Ризань. Когда мы отобьёмся, настанет ваш черёд. И вы, насколько знаю, готовы к этому?
   - Благодаря настойчивости то'э Куидэ и то'э Велиссо... - начал было Цотур - и одновременно с Хаэртом сообразил. - Вы хотите сказать, что нас... сталкивают?
   - Именно так, - медленно кивнул Андра. - Уверен, это не первый визит Акниса. План достаточно прост: с одной стороны, Куидэ и Велиссо настаивают на том, что надо немедленно готовиться к войне. И указывают на Валаарский Архипелаг. Который, в свою очередь, усиленно готовится к превентивному удару, поскольку валаарская разведка интерпретирует собранные данные так, будто ударить собираетесь вы. И чем сильней готовятся они, тем очевидней вашей разведке, что грядёт война. Достаточно толкнуть маховик событий, а затем незаметно подправлять. Например, небольшое воздействие на разведку Архипелага, немного эксклюзивных данных от разведки Велиссо или Куидэ...
   - Это... жизнеспособная версия, - молвил то'э Кортус. Ещё бы. Кристалл Йаввэ дал ей восемьдесят процентов достоверности!
   - И завершающий штрих, - легонько вздохнул то'Саат. - Подготовка началась после того злополучного бала. А у Акниса есть возможность провести на Лиодор безликих демонов, древнее название которых - неверены, - девяноста один процент! Да, мигрень этого определённо стоит.
   - Какова цель? - чуть опустил голову, нахмурившись, Цотур. Хаэрт быстрым взглядом обежал собравшихся: то'э Саат напряжённо сосредоточен, искры тревоги пробиваются сквозь маску задумчивости то'Архиссо, Илла Имфоли вежливо улыбается, будто на светском приёме, Андра серьёзен и спокоен - идеальная маска.
   - Валаарский Архипелаг будет своеобразным "разогревом" военной машине Лиодора, - отвечал то'Саат. - А затем вы столкнётесь с нами и Союзом Миров. Три военные силы в пике своей мощи. Акнис позаботится, чтобы никто из нас не смог заключить союз, и прежде всего, Персонал и Лиодор. Влияния Куидэ и Велиссо хватит на это с избытком. Но то тактическая цель. Стратегическая - уничтожить наиболее сильных чародеев и циарэ - тех, кто, подобно мне, пользуется Атрибутом Служебных Полномочий, - Андра подкинул жезл-атрибут, тот плавно опустился в ладонь. - После этого ничто не мешает Акнису взять под контроль остатки Персонала - формально он сохранил ранг Смотрителя и право приказывать - миры Союза и, конечно же, Лиодор. А вместе с нами - власть в этом секторе и расширенный во много раз доступ к тем, древним ресурсам. В том числе возможность свободно перемещать между секторами любые силы, возможно даже - оружие, способное разрушать миры. Не планеты - миры целиком, - тяжёлый вздох был расшифрован Кристаллом как искренний, и Хаэрт несколько растерянно осознал, что Андра полностью верит в сказанное. - Следующий шаг - власть над всеми разумными во вселенной.
   - Зачем? - вдруг спросил Цотур. - Зачем ему власть?
   - Акнис - идеалист, - пожал Андра плечами. - Он собирается объединить всех разумных и возвысить их до уровня Творца. Само по себе это неплохо. Плохо, какие жертвы будут принесены на этом пути. Смотритель Дораго не брезгует ничем. Главенствующие рода будут вырезаны как опасные помехи.
   Две секунды молчания.
   - Какова же ваша цель, Старший Смотритель? - вопросил то'э Кортус. Интенсивность его контакта с Кристаллом Кортус достигла максимума. Казалось, что вокруг Главы рода Кортус является неявное сияние, стоит только отвести взгляд. Сдерживаемая, аура ощущалась интуитивно, на грани восприятия. Заинтересованный взгляд Иллы свидетельствовал, что и она заметила это.
   - Восстановить равновесие и гармонию во вселенной, - совершенно спокойно, без паузы ответил Андра. - У меня есть задачи, завещанные ещё Творцом. И есть существа, которые мешают нормальному развитию вселенной.
   - Что будет потом? - веско спросил Цотур. - Положим, вы устраните Акниса Дораго и Ферета Рраила. Уничтожите безликих демонов. Что будет с Лиодором, Союзом Миров, Валаарским Архипелагом, силами рода то'э Саат и Ризанью?
   - Я найду несколько ответов в Лиодоре, - ответствовал Смотритель. - И оставлю его в покое. Не трону и Союз Миров, но вероятно, он распадётся: слишком многое зависит от Смотрителя Ферета. Валаарский Архипелаг продолжит развиваться по своему, уникальному пути. Ризань же... Ризань я оставлю Персоналу в качестве базы в этом секторе. Силы то'э Саат вольются в Персонал. Ответ достаточно полон?
   - Достаточно, - кивнул Глава рода Кортус. - Вы сообщили достаточно, Смотритель. Прежде чем переходить к просьбе, не ответите на один личный вопрос?
   - Спрашивайте, - Хаэрт уже догадывался, о чём.
   - Жив ли Андра то'Саат или его место занял Смотритель Яалш? - прямо и без экивок, Хаэрт даже вздрогнул от такой прямоты. Цотур в своём стиле - дразнит дракона, и не может иначе. Одновременно дёрнулась Радана, чуть напрягся Сайнур и хихикнула Илла.
   - Андра - это я, - внезапная, чуть грустная улыбка в мгновение ока разрушила маску спокойствия Смотрителя. - Яалш - это я. Нет границ - мы едины. Одна личность, одно тело - Яалш получил от Андры не менее, чем Андра от Яалша. Так, как и задумывалось.
   - Я понял, - то'э Кортус отразил улыбку. - И оба сколько же потеряли.
   И тут Илла рассмеялась в голос: чисто, серебристо и странно уместно. Андра-Яалш буквально пронзил её взглядом - она же весело сообщила:
   - Сработаемся, то'э Кортус. Я же говорила, Яалш, мы с ним сработаемся.
   - Илла... - мягко молвил Смотритель, качая головой. Повернулся к Цотуру. - Моя просьба проста. Пригласите нас троих на Фестиваль Иллюзий. Нам нужна возможность прямо поговорить с то'э главенствующих родов...
   - И развлечься, - шепнула Хранящая Искусство.
   - ...а это одно из редчайших мероприятий, где будут и Владыка, и Пророчица, - предпочёл не заметить шёпот Андра.
   - Я сделаю это, - немедленно - ещё бы, при таком ускорении сознания! - ответил то'э Кортус. - Как вы собираетесь предотвратить войну с Валаарским Архипелагом?
   - Они не нападут первыми - я позаботился об этом, - криво улыбнулся Андра-Яалш. - А у их столичной системы дежурит моя леба. Скоро ваша разведка обнаружит её, и мысль о превентивном ударе, как минимум, будет отложена. Надолго.
   - Хорошо. Род Кортус, в свою очередь, позаботится, чтобы обошлось без кровопролития, - изрёк Цотур.
   - Полагаю, на этой ноте нам пора закончить встречу, - молвил Смотритель. - У меня много дел, а в личном порядке мы сможем поговорить на Фестивале. Вам есть что обдумать и обсудить... - он, а следом и все остальные, поднялся. И тут, неожиданно для всех, голос подала всё это время молчавшая Радана:
   - Андра... Андра-Яалш, могу ли я пойти - с тобой?
   Тот смерил её взглядом, что-то прикидывая.
   - Илла?
   - Малышке Радане есть о чём поговорить, - хихикнула. Странная советница у Андры.
   - Пойдём, - кивнул он ей.
   Четверо покинули переговорный зал под задумчивым взглядом двоих. Хаэрту и Цотуру было о чём подумать, а Фестиваль Иллюзий... Фестиваль будет уже завтра.
  

Глава 11.

   "Стремительная" мчалась по Внутренним Пределам, следуя хаотической траекторией, генерируемой для лебы Аской. Я стоял на наблюдательной палубе, оглядывая просторы Дома и обдумывая положение, в котором оказалась наша вселенная. Положение, в которое, вероятно, завёл её именно я. Мои ошибки. Моя недальновидность. Я не помнил конкретики, и этот факт говорил за себя. Теперь же мне предстоит бороться с куда как меньшими ресурсами. Одно хорошо: мятежных Младших осталось лишь двое. Вернее, я знаю о двоих - сколько их осталось на самом деле? Возможно, за той ловушкой стоял именно Младший.
   - Отдыхаешь? - спросил я облачко пара около плеча.
   - Мечтаю, - мимолётный образ улыбки. - А ты мечтаешь о чём-нибудь, Старший?
   Я помолчал, пока мы пролетали над зелёными холмами, простирающимися, казалось, бесконечно во все стороны. Холмы сменились каменистым спуском, уходящим вниз на умопомрачительную высоту, как бы ни с диаметр средней луны, и я ответил:
   - Да. Мечтаю, чтобы вернулась Творец и, наконец, навела порядок. Мечтаю, что однажды я встану в своих Покоях, уверенный, что бы ни случилось, вселенная не рухнет без меня. Мечтаю увидеть, как разумные встанут на ноги, как перестанут нуждаться в нашем присмотре. Когда мы, Персонал, больше не будем нужны, когда я смогу, наконец, отдохнуть...
   - Но ты не идёшь к своей мечте, - осуждает. За что?
   - Не могу, - а хочется. Знала бы ты, как хочется! Или - знаешь? - Она даровала разумным свободную душу, свободу воли, право выбора. Больше, чем они заслуживают. Я могу только ждать, Илла. Ждать и надеяться, что не паду, подобно Акнису.
   - Почему ты помешал ему? - спросила иссис. Она же знает ответ, тогда почему?.. - Тебе достаточно было закрыть глаза. Он повёл бы их в светлое будущее, а ты мог поправлять его ошибки. Позволить ему начать - и только потом убить. Приблизить мечту.
   - Нет, - покачал я головой. - Я думал и об этом. Решение взвешено, Илла. Отступишь в малом - отступишь в большем и предашь долг.
   - Ты не свободен, Яалш, - явилась она в облике Эланы, невысокой, в зелёном платье. Длинные тёмные волосы трепетали на отсутствующем ветру. - Когда Творец делала тебя, о свободе воли как-то забыла.
   - Она "делала" только моё тело и мои силы, а душу мою - воспитала, - сухо поправил я. - Я могу уйти, Илла. В любой момент. Ясно выраженное желание, простейшее духовное действие, и здесь останется лишь мой атрибут-Ключ. Душа отправится... дальше. Ты можешь сделать то же самое, - и послал ей мыслеобраз с объяснением.
   - Нет, - отпрянула она, не замечая, что "ступила" на пустоту. Лицо её ожесточилось на миг - и смягчилось какой-то глубинной, нездешней мудростью. - Я не могу уйти. Я - надежда и мечта Третьего Дома, Смотритель. Хочешь ли ты, чтобы из Дома ушла Мечта?
   - Симфония найдёт следующего носителя, - пожал я плечами, не понимая.
   - Не найдёт, - она шагнула ко мне, приблизилась почти вплотную, и в блеске её глаз кружились видения, иллюзии, манящие, обещающие, влекущие, ведущие, направляющие... С трудом избавился от её чар, очевидно, непроизвольных.
   - Почему же?
   - Мы связаны, - почувствовал её тёплое дыхание, с усилием отрешился от хоровода образов. Не стоит смотреть в её глаза. - Куда Симфония - туда и я. Умру я - стану её частью. Уйду я - уйдёт она, - образ Эланы растаял тёмной дымкой.
   - Это не ответ, - вздохнул я. - Ты боишься того, что дальше?
   - Не страх, - рассмеялась она где-то позади. - У меня есть цель. Цель есть и у Хильды, и у Печаль Хранящей. Ведомы мне их мечты. И, возможно тебе будет интересно. Хранящая Страдание присоединилась к Смотрителю Дораго.
   - И? - резко повернулся - чтобы узреть белый камень палубы без следа собеседницы.
   - Любовь рождает страдание, страдание рождает ненависть, ненависть рождает месть, - пропел воздух.
   - Месть - Персоналу? - предположил я. В этом случае присоединение к Акнису логично.
   - О нет, Старший, - грустный смешок. - Персонал лишь выполнял... указания. Прореживал неверен, не уничтожал, но Персонал - служащие Хозяйки Дома.
   - Она ненавидит Творца? - приподнял я бровь. Невероятно. Непредставимо. И логично. Действительно, мы - инструмент в Её руках, верность наша принадлежит Ей, Архитектору Миров, Вселенных и Мирозданий.
   - Я не уверена, - прозрачно-чёрная дрожь пробежала по воздуху. - Образ Творца и образ врага - различны. Вероятно, она пытается запутать меня. А возможно, это сделал кто-то из помощников Творца, тех, кто спустился с нею в Дом - извне.
   - Не помню их, - вырвалось у меня. - Помню только, что они были.
   - Не знаю подробностей, - дрогнул воздух. - О помощниках рассказывала прародителям Симфонии она сама - видела наяву.
   - Настолько... древняя? - не верится, что эта иссис, точнее, её Симфония, смогла пережить сто тысяч лет. Чуть младше меня.
   - О да, - воздух пошёл светло-жёлтыми волнами. - Симфонию сложно, почти невозможно уничтожить. Возможно, Ластик - её Симфония слишком тяжела, чтобы ускользнуть, но не чтобы уклониться. Она не афишировала себя. Копила силы. Ждала. Ждёт, что ты позовёшь Творца, мыслится мне, с Акнисом если не справишься. Встречи с врагом жаждет. Иссис не властны мечту сокрыть от Мечтания Хранящей.
   - Интересно, - учесть и эту информация. Возможно, стоит договориться с Печалью при встрече? Пообещать вызвать Творца. Уж Творцу-то достаточно тени мысли, чтобы стереть с лица вселенной любую сущность. Получить такую союзницу - дорогого стоит. - Возможно...
   - Нет, - оранжево-серые переливы слились в гуманоидный силуэт. - Я предлагала. Она отказалась. Не понимаю.
   - Значит, уничтожим, - её выбор. - Что ещё о них с Акнисом?
   - Ушли ритуальным телепортом, - силуэт сгущался, облекаясь плотью - чтобы разрушиться вновь. - Я разрушила несколько мест, где он содержал... моих сородичей.
   - Их самих? - уточнил на всякий случай.
   - Съела, конечно, - плотоядно ответила закручивающаяся водоворотом дымка. - Одно гнездо было пустым. Ещё одно уничтожила не лично я, а подчинённые отряды.
   - Отряды? - отряды иссис? Она говорила, что использует их только для разведки и только поодиночке.
   - Боевые отряды, - подтвердила и подробно объяснила. - Разумные, чьи тела я взяла под контроль. В большинстве - лишённые разума души. Сумасшедшие, животные, неразумные духи, смертные с поражённым мозгом или повреждённой душой... У любой разведки должны быть свои спецагенты и свои спецоперации, верно? - усмехнулась она.
   - Верно, - наконец, кивнул я. Она права. - Если узнаю, что...
   - Не нарушала их свободы, Яалш, - водоворот рывком раскрутился в смерчик, по краям которого били молнии. - Помни, какой Симфонии я Хранящая. Были и те, кто дали добровольную клятву, заключили договор. Добровольно! И не остались внакладе - я дарую надежду, а не забираю её.
   - Иссис, дарующая надежды, - медленно произнёс я, катая слова на языке.
   - Мы разные, - улыбнулась Элана, являясь в чёрном смерче. - Разные, и ни одна не достойна жить - кроме меня. Все они изувечены голодом и борьбой за выживание. Моя Симфония примет всех. Всех вберёт. Оставит лучшее и развеет худшее - как пепел мечты, как бессильные тени. Веришь ли ты мне?
   - Пожалуй, - не сразу ответил я.
   Илла-Илла... скольких неожиданностей от тебя ждать? Как сложно будет тебе лгать? Ведь в глубине души я тщательно пестую недоверие. Она может предать. И когда сделает это - колебаться я не должен. Ни мгновения. Может и не предать. Когда настанет момент выбора, успею ли принять верное решение? Увы, окончательно поверить Илле не поможет даже единение атрибутов. Её власть над иллюзиями воистину всеобъемлюща. Посмотрим. Хранящая Искусство вызывает симпатию, будет жаль её убивать.
  
   Мысли, мысли. Леба про летит и летит, а мысли не покидают меня. Прав ли я был? Тот ли выбрал метод и путь? Что произошло в прошлом? Очевидно, начальной точкой тех событий стоит считать смерть Ирвиса. Она же положило начало открытой пропаганде Тулдора о том, что Персоналу завещано заведовать судьбами смертных, и тайной деятельности Акниса.
   Стоп. Нет. Всё началось раньше. Тогда, когда впервые участились прорывы хаотиков. Небывалое явление. Немедленно лучшие умы Персонала заинтересовались явлением и тем, как его остановить. Этим занялись независимые НИГ, но, главное, целый комплекс академий и лабораторий внутри Служебных Помещений и крупнейшие внешние, что в местах контакта Персонала и смертных, вроде моего города, Диэрака. Позже, после сотни лет разрушений и формирования системы групп быстрого реагирования, Ирвис создал Печати Порядка и мы смогли спроецировать их воздействие на всю вселенную.
   Было ли что-то до этого? Тогда я списал всё на естественные процессы, на флуктуации Истинного Хаоса, но так ли это? Возможно, было нечто большее? Нечто, убившее Ирвиса так, что мне пришлось закрыть вход в его Покои. Закрыть единственным доступным на тот момент Старшим Универсальным Ключом. Главный Ключ... был уничтожен? Нет. Главный Ключ неуничтожим вплоть до того, что если выкинуть его в Истинный Хаос, безмерную невероятность, сама вселенная, согласно Первому Слову, сотворит замену. Тогда, возможно, я не смог до него добраться? Или отказался от назначения нового Главного Ключника? Что произошло там?
   И - почему я стёр себе память об этом? Я помнил о так называемых меметических угрозах. В широком смысле, мемы - информация, "застревающая в разуме". От прилипчивого названия до информационного вируса, внедряющего идею. В узком, которым и пользуется Персонал - разрушительная, либо сделанная намеренно, либо найденная случайно информация. Не просто запрещённая, но направленно меняющая сознание, волю, личность, механизмы души. Изображение, от просмотра которого невозможно оторваться. Идея, осознание которой заставляет разумного убить себя. Звуки, бессознательно повышающие агрессию. Информация, сводящая с ума. Простой пример меметической угрозы - Великий Иллизион. Но он - привычная, почти обыденная опасность. То, что приходит из Хаоса, гораздо хуже.
   Заблуждением является, что лишь материя или материально-духовная система способна выжить в Истинном Хаосе, пройти сквозь Внешний Хаос, прорваться через Пустоту Небытия и Грань Хаоса. Это может быть и информация, структура, порядок, идея, отделённая от материальной составляющей. Самоосуществляющаяся идея. Мем Хаоса. Я уверен, что память заставил стереть именно такой мем. Нечто, что просочилось или вместе с загадочной угрозой, убившей Ирвиса, или как её часть. Нечто, поразившее мою память и мой ум. Нечто, что хирургически точно вырезал из себя, оставив минимум. Запер, запечатал. Именно из-за этого я почти не исследую Служебные Помещения. И никого не посылаю туда. А ведь во флоте Томико есть Старшие Ключники. Но - нет. Пока я не узнаю, что это, расследование будет идти параноидально. В одном я уверен - Аска защищена от подобных угроз лично Творцом.
   Знаю и другое: любая информационная система имеет уязвимости. Взламывается всё. Информационный вирус возможен для чего угодно. В классификации, доставшейся от Творца, есть упоминания "универсальных когнитивных процессов". Нечто, единое для любой разумной системы в любой вселенной. И есть мемы, могущие универсальные когнитивные процессы - разрушать. Или искажать. Может быть и так, что я зря надеюсь на себя-прошлого. Что я-прошлый был под воздействием подобного мема. Даже не одного. И даже предложенные Творцом тесты и методики могут оказаться бессильными перед чем-то специфическим.
   Значит ли это, что я не должен открывать Центральный Зал, Служебный Архив и Покои Главного Ключника? Остановиться ради всеобщего блага? Нет! Я должен встретиться с опасностью. Я и Илла. Та, кого можно назвать властительницей мемов. Остановить угрозу раз и навсегда. Во что бы то ни стало.
   Я остановил поток мыслей. Снова и снова думаю об одном и том же, временно отбрасывая уже надуманное. Многократное осмысление с нуля позволяет избежать когнитивных искажений. Но хватит на сегодня. Я ознакомился с выкладками аналитиков Сайнура и Томико, я снова прокрутил прошлое. Настало время творить.
  
   Атрибут и с ним вместе Младший или Старший Универсальный Ключи могут менять реальность. Могут искажать частные законы физики, властью, данной Творцом, тревожить даже общие законы. Но - временно и локально. Оружие, не инструмент. Создавать таким образом можно - но только соответствующее текущим физическим законам. И не очень-то удобно. Магия для этого куда как эффективней - инструмент и путь, вручённый разумным Ею самой. Есть ещё ритуалы - абстрактнейшие из них могут презреть хотя бы локальные законы.
   Но предусмотрела Она и более масштабные, удобные и универсальные инструменты для тех, кому понадобится менять целые миры, сектора, а то и вселенную. Первый и самым очевиднейший из них - цепочка Операционных Залов. Мировые, Секторальные, Предельные и Центральный. Каждый из них давал возможность менять соответствующие области: миры, сектора, Внешний и Внутренний Пределы, наконец, всю систему миров. Изменение взаимодействия и места в общей структуре отдельных миров могло менять законы их физики. Работаешь с Пределами - меняется физику их секторов. Центральный же Зал мог позволить менять физику Пределов, но не вселенной в целом.
   При всём могуществе Старших Ключников и Служителей Центрального Зала, менять отдельные миры им было - неудобно. Для этого существовали Мировые Операционные Залы, но и их операторам крайне неудобно менять в масштабах ниже, чем планетарный. И, конечно, Операционные Залы не могли выйти за грань отведённой Первым Словом власти.
   Для этого Творец предоставила ещё один инструмент, вернее даже, два не отделимых друг от друга. Карандаш Творения с одной стороны и Окончательный Ластик с другой. Одной стороной ты можешь написать новые законы мироздания, исказить существующие, явить материю и даже целый мир, а то и сектор, другой - только стирать. Существ, сущностей, законы природы... миры... сектора... Пределы. Почти всё. И даже Персонал. Карандаш-с-Ластиком обладал таким могуществом, что Она не могла вручить его никому, кроме самых доверенных своих слуг - Смотрителей.
   Изнанкой могущества и универсальности являлись сложность и время. Карандаш мог созидать планеты и миры из небытия, но требовал подробного представления, что и как. Вплоть до описания положения атомов, вернее, до вероятностного распределения их положения, описываемого функциями, вынутыми напрямую из Первого Слова. Карандаш позволял встать на место Творца - и осознать, какой мудростью и умом надо обладать, чтобы написать вселенную. Абстракции, классы и иерархии объектов - все ухищрения Смотрителей смотрелись детским лепетом по сравнению со сложностью Первого Слова.
   Подобным ограничением обладал и Ластик, но его применение упрощалось тем, что стирать можно было и лишнее - с той же эффективностью. Потому к процедуре стирания прибегали крайне редко. О самом существовании Ластика знали единицы. Лишь самым доверенным Смотрителям открывал я его существование. Пользоваться им, тем более, искусно пользоваться умели, пожалуй, только мои ровесники. На текущий момент - только Акнис Дораго, заклятый враг и друг. Но он не знает, что Карандаш-с-Ластиком работают. А я не собираюсь демонстрировать.
   Ещё Творец сочла Ластик допустимым риском. Она говорила, что однажды вселенной может пригодиться сила совершенного, абсолютного уничтожения, но использовать её в повседневных и даже сложных случаях - как жарить пирожки на теплообменнике коллайдера или заказывать себе обед через Операционный Зал. Неосмотрительно. А во время Большой Ревизии властью Старшего Смотрителя, первого, в отсутствии Хозяйки, лица Дома, я запретил Карандаш-с-Ластиком. Слишком легко злоупотребить и слишком глобальны последствия. Достанься, тем или иным образом, Ластик Аске... и после этого некоторые из Смотрителей называли меня параноиком. Но никогда - Акнис. Он - согласился, согласился и поддержал.
  
   "Мы прибыли, Старший", - телепатически доложил Вариас Танга.
   Превосходно. Я почувствовал, как часть меня, доставшаяся от Андры, мнётся в нетерпении. Сколь знакомом нетерпении, которое я так часто видел у Ирвиса Рэлу. Мой Главный Ключник Карандаш Творения обожал. Я многажды временно отменял запрет, чтобы дать Ирвису разгуляться. Выделил ему целый мир, где можно было экспериментировать, регулярно туда заходил - проверять, не творить. Хорошо, что я частично достал эти воспоминания. Ощущение, что они приоткрываются сами, по мере моих успехов. Мог ли я-прошлый это предусмотреть? Интересный вопрос.
   "Стремительная" выскользнула из портала, двумя незаметными для пассажиров рывками снизила скорость. Мы летели в громадном, многих диаметров лебы тоннеле в чём-то, отдалённо напоминающим камень. Свет исходил ровно против движения лебы, не ослабевая и не усиливаясь. Минута, другая - рядом распахнулся портал и, грациозно развернувшись, параллельным курсом лёг "Провозвестник Творца". Лебы замедлялись.
   Я прыгнул с наблюдательной палубы вперёд. Прошёл сквозь экран, проецирующий изображение из-за активных щитов. Сами щиты, десятки слоёв, расступились. Пара простеньких форм, и я обогнал лебу. Слева, приближалась Томико Аваре. Где-то на грани восприятия - Илла. Или её иллюзия, а сама она...
   - И чем же мы займёмся? - спросила Илла, стоило Томико приблизиться.
   - Рисованием и чистописанием, - усмехнулся я бесплотному голосу. - Томико, я не говорил тебе, но Карандаш-с-Ластиком вновь доступен.
   - Плохая новость, Старший, - склонила она голову. - Акнис с Ластиком...
   - ...немногим хуже Акниса с Карандашом, - кивнул я. - Нет, ему об этом неизвестно, но мы должны предполагать, что он знает. Ты должна овладеть им.
   - Приложу все усилия, - всё та же спокойная твёрдость в голосе, за которой скрыт точно выверенный удар клинка. - Стоит ли так доверять Илле?
   - У нас нет выбора, - только и ответил я. - Она - наш ценнейший союзник. Илла, ты боишься или опасаешься Ластика?
   - Нет, - последовал мгновенный ответ. - Не буду объяснять.
   - Разумеется. Томико, протяни мне атрибут.
   Касаюсь шпаги своим жезлом. Передаю несколько воспоминаний и заранее подготовленных инфопакетов.
   Минут семь мы летим в молчании, понемногу ускоряясь. Лебы исчезают серыми точками вдали. Тоннель сужается - и совсем не потому, что что его таким построили. О нет, просто я аккуратно, почти незаметно влияю на законы физики - как Ключом, так и готовыми ритуалами. Это и есть код, который почти невозможно разгадать. Мы смещаемся в шестнадцатимерном пространстве-времени, проходя через миллионы подобных миров, созданных банальным копированием. Мы проходим по запутанному лабиринту, и физические константы скачут, и единственный признак верного пути - сужение тоннеля.
   Я бы не назвал это творение шедевром - гораздо раньше, до Ревизии, рисовал и более сложные, грандиозные проекты. Сейчас мне кажется: тогда я не понимал всех возможностей, не сознавал, на что способен Карандаш. Когда всё закончится - если закончится! - обязательно поэкспериментирую. Душа Андры дала мне так много...
   Лабиринт миров закончился. Тоннель сузился до пары-тройки метров в диаметре. Конечно, никаких леб позади. Томико приняла всё это как должное, наблюдая и запоминая, Илла буквально фонтанировала любопытством - и молчала. Полагает, что ответа не будет?
   - Ты расскажешь всё сам, - ответила Имфоли на невысказанную мысль.
   - Смотри, - я повёл жезлом, несколькими вспышками света убирая свет, простор и сам тоннель. Вернее говоря, смещая их во вложенной двенадцатимерности. Потом они вернутся на место - автоматика. Перед нами раскинулся... не мрак, нет. Ровный белый свет ассоциируется именно с...
   - Чистый лист, - шепнула Илла. - Никаких искажений. Это же...
   И белизна сменилось чернотой. Чернота плавно, неспешно перетекла в серый, затем вернулась к начальному белому.
   - Ну как тебе? - поинтересовался я.
   - Любопытные эффекты, - ответствовала Илла. - Податливо. Хорошо крепятся. Никогда не сталкивалась. Что это?
   - Лабиринт - из ранних опытов Творца, адаптировал для защиты, - объяснил я. - Чистый Лист - элемент Малого Полигона. Мы с... - память, проклятая память! - С одним Смотрителем вычленили его из общей системы.
   - Малый Полигон - существует? - вскинулась Томико. - Не легенда, не ложный след?
   - Ещё как существует, - я продолжал проверять и настраивать Лист. - Там работала ещё Творец, для нужд Персонала он - избыточен. Сейчас до него не добраться. Заперт в Технических Помещениях.
   - Старший, неужели...
   - Не стоит об этом, - предугадал я вопрос. - Есть он, отсутствует или был когда-то - тайна. Нет, Илла, за этой информацией невыгодно гнаться. Ничего тебе не даст.
   - Уверен? - шепчет на ухо.
   - Разумеется, - прекрасно, всё работает, всё настроено. - Итак, Томико, начнём с малого, - молвил я. - Во-первых, атрибут - на чистое восприятие, - послал ей мыслеобраз.
   - Так? - уточнила она, передавая ответный.
   - Неплохо. Технически, можно работать совсем без атрибута, как Ирвис, например, - заметил я, перестраивая и свой. - Это имеет свои преимущества и свои недостатки. Теперь вызови Карандаш-с-Ластиком. Это делается так, - ещё один мыслеобраз, целиком на Та-Рете.
   Томико замерла, точно напряжённая струна. Медленно повернулась ко мне, поймала взгляд:
   - Это... то, что я думаю?
   - Да, - улыбнулся ей. - Тебе откликнулась частица Изначального Пламени, Негасимого Огня. Только так мы, Персонал, и никто другой, можем ощутить Её Волю. Но Воля Её неотделима от Её Представления, потому ты чувствуешь отголосок, тень, тень тени Первого Слова.
   - Я... - не сразу нашлась Смотрительница, - никогда не понимала твоего преклонения пред Нею. Теперь...
   Кивнул, стёр улыбку, продолжил инструктаж:
   - Начнём мы с простого - атом водорода. Для него существует шаблон, - новый мыслеобраз. - Да, тебе придётся обращаться к частице Слова - ни мне, ни Акнису, никому в этой вселенной не хватит Воли и Представления, чтобы воссоздать атом со всей его физикой из пустоты. Поэтому мы используем шаблон обобщённой физики, этот, - указал на часть мыслеобраза. - Пробуй.
   И Томико попробовала. Её Карандаш спроецировался в атрибут, отчего тот стал жезлом, подобным моему, но стальным, напоминающим дротик - с заострением на конце. Легонько "коснувшись" Чистого Листа, она "выцарапала" символ из Та-Реты, одновременно произнося руну и определяя волей сложную конструкцию. Переведённый на восприятие, мой атрибут уловил, как совместное действие нарисовало на Листе протон с электроном. На том уровне восприятия, который я поставил основным, это действительно походило на рисунок. Или запись. Несколько неумелую, корявую, но понятную - это главное.
   - Неплохо для первого раза. Теперь попробуем посложнее. Карандаш. Простой карандаш из дерева и графита. Вот так, - новый, на многие порядки более объёмный мыслеобраз. - Нам некуда спешить. Темп времени в сто двадцать крат выше, чем снаружи, - это означает, что за шесть часов вовне у нас пройдёт месяц. Понадобится - ускорю ещё.
  
   Это потрясающе. Она смотрит и видит, она слушает и внимает. Невероятно. Нереально. Надреально.
   Она впервые столкнулась с чем-то настолько... реальным. Настолько сущим. Затмевающим тени. Свет, что не преломляют её линзы. Истина, не могущая быть искажена. Тяжёлая, тяжкая истина. И одновременно - парящая, словно Песнь. Песнь Света и Песнь Тьмы.
   Только сейчас она узрела, насколько велика может быть Симфония. Насколько величественна. Насколько многогранна. Насколько сильна. И Песнь Мечтаний была лишь небольшим, обрётшим каплю самостоятельности, мотивом в этой бесконечности. И вместе тем она осознала, сколько ещё предстоит. Насколько далёк путь. И улыбнулась.
   О Творец! Ты - величайшая из поющих. Что бы ни говорила Симфония Печали, она - лишь робкая тень на Песне Творца. Что же она сама? Она сама - выше Печали и Страданья. Она - уже заметна. Её мелодии различимы. Её ритм оригинален. Она вырывается за пределы Первого... Слова? Глупость какая. Нет ни Слова, ни Огня. Есть только Песнь. Огнетворная Песнь, а Её - с заглавной, только с заглавной буквы! - можно назвать Огнетворицей. Той, Кто Напела Бытие.
   Её, Хранящей, миры были лишь жалким подобием. Иллюзией. Мечтанием. Но они - были. И - будут. Не будь она стремящейся вверх - иллюзии станут не менее реальными. Не менее великими. Она сольёт все мотивы, она сплетёт новое Сущее, не будь она Иллой Имфоли, величайшей из иссис.
   И каждая нота, звучащая на Та-Рете, совсем не той, что использовал Персонал, а настоящей, подлинной, бесконечными смыслами твёрдости вьющейся округ строк Книги Судеб - открывала ей путь. Она смотрела - и видела. Слушала - и понимала. Начинала понимать.
   Каждая нота была инструментом. Каждый мотив был Песнью. Каждая Песнь была нотой. И Песнь распространялась бесконечностью направлений, и в каждом пелась по-своему. И Пламя пронизывала её. И Пламя было Её Волей, а Река Слов... Река Имён... Море, бурлящее Море Имён и Структур - её Представлением.
   Маленькая девочка, Илла взирала на взрослую женщину. Ученица, восхищалась она работой мастера. Начинающая художница, вглядывалась она в полотно состоявшегося гения. Пыталась познать. Пыталась постичь. И пусть их стили, их темы и даже их цели, средства и способы отличались принципиально - она училась.
   Несколько секунд касанья к Первоначальной Песни - попытки Томико вызывают лишь смех. Её попытки - тоже. Но ведь каждый мастер начинается с любителя? Этот путь будет пройдён. Ведь это мечта. А мечтанья - в её власти.
  
   Первая попытка сотворить карандаш привела к замусориванию Листа атомами от водорода до свинца включительно. Плотный и горячий, газ успел послужить средой тысяч химических реакций, прежде чем я очистил Лист встроенными средствами полигона.
   Младшая попробовала ещё раз. На этот раз газ был менее разнообразным и более холодным. Третья попытка привела к чему-то, отдалённо карандаш напоминающему. По крайней мере, химическим составом и формой. В принципе, я видел, где ошибается Томико, но Младшая должна понять сама. Таким образом, карандаш получился с двадцать первой попытки. Послужило ли стимулом хихиканье Иллы?
   - Попробуй что-нибудь посложней, - предложил я. - Например... у тебя есть платье на Фестиваль Иллюзий?
   - Я могу помочь с идеей, - немедленно шепнула ей Илла.
   - Нет уж. Занимаюсь своей одеждой сотни лет, - сухой ответ.
   - Моё искусство началось задолго до твоего рождения, - парировала Хранящая Надежды.
   Томило промолчала, едва заметно нахмурившись. Обычно это означает крайнюю сосредоточенность. Выбирает стиль. Я кивнул своим мыслям. Томико, как никто, заботилась о репутации и внешнем виде Персонала... Так и не разобрался, что причина: желание демонстрировать свои наряды привела к этой заботе или забота - к демонстрации?
   Как бы то ни было, Томико была, в своё время, лицом Персонала - одним только внешним видом, не говоря уж о репутации и планомерной кадровой политике, привлекая в наши ряды Служителей, Ключников и Помощников. Аска говорила тогда её строгим, холодным голосом - Смотрительница, наравне с Тулдором, была нашим символом. А потом она ушла сквозь время - теперь символ снова с нами. И никакие потрясения не изменят её и её вертикаль власти, силу от её силы, дух от её духа. Как же я рад ей!
   На платье ушли две недели. После предложил нечто иное:
   - Приступим к действительно полезным вещам? - улыбнулся на выражение её лица. Конечно, платье тоже полезно, но... ограниченно полезно. - Некогда у Ирвиса было нечто, могущее ограниченно заменить атрибут. Тебе не помешает дополнительное оружие - и не только. Многофункциональный, гибкий инструмент с готовыми функциями. Сейчас я покажу тебе концепт. Полугода должно хватить. Илла, не хочешь...
   - Нет, - мгновенный ответ. - Я останусь здесь.
   - Тень Первого Слова так впечатлила тебя? - ухмыльнулся я.
   - Да, - коротко и ёмко, в слово она впечатала чуть ли не сотню мыслеобразов.
   Я вздрогнул. Иссис продолжала преподносить сюрпризы. Она поняла не просто много, но много. Некоторые вещи не сознавал и я, а я изучал Слово долгие годы. Стоит ли удалить её отсюда? С другой стороны...
   - Не против, если мы будем изучать его - вместе?
   - Конечно же, не против, - певучий ответ. - Будет не пассивное изучение, а, Яалш?
   - Разумеется, - кивнул я. - Плащ Тысячи Ритуалов разрушен - я хотел бы замену, - давно думал об этом.
   - Я помогу тебе, - явилась она в облике Эланы. - Дарую Плащу твоему часть неповторимого. Частицу Надежды и Мечты, Веры и Стремленья. Не против?
   - Только за.
  

Глава 12.

   В чёрной, беззвёздной бездне рос маленький огонёк. Вот он разросся смутным пятном, после - тысячей огней, в основном, белых и жёлтых. "Стремительная" приближалась к Варсаммату.
   - Красиво, правда? - негромко молвил я.
   - Очень, - искренне согласилась Радана. Она стояла слева, периодически поглядывая на моё лицо, видимо, в попытках понять, что думаю и чувствую. Как человечно. Иилги - всё ещё люди. Несмотря на все усилия, далеко им до перехода количества в качество. Иль стремились вовсе и не к этому?
   - Издавна жёлтый свет - символ приюта и дома, символ безопасности, символ всех Оазисов, - повествовал я по мере того, как Варсаммат вырастал в громадный город раз в пятнадцать-двадцать больше лебы. - Говорят, этот образ - жёлтый свет в далёком окне, зовущий домой - оставила нам ещё Творец. Говорят, некогда она сама возвращалась в дом с жёлтыми светильниками - где бы он ни был, этот дом. Тогда, когда была ещё простой смертной.
   - Говоришь так, словно общался с ней, - сдержанно говорит, совершенно не похоже на ту Радану, которую помню.
   - Это было давно, - хоровод воспоминаний. - Мог бы описать то, что вспомнил - а вспомнил я немного. Творец - это Творец. Она родилась где-то там, - неопределённо взмахнул атрибутом, - в бесконечности за краем вселенной. Там - другие вселенные. В одной из них родилась она. Родилась простой смертной волшебницей, взошла с самого низа до самого верха. И однажды она вспомнила о своём восхождении, пожелала дать шанс взойти - другим. И - место, где она сможет отдохнуть от бед и треволнений. Это лишь две причины, сколько их - мне неведомо. Захотела - и создала вселенную. Дом. Третий Дом, пусть нам неведомо, каким были Первый и Второй. Одним из первых сотворённых был Яалш, тот, кто принял должность Старшего Смотрителя Её Дома.
   - Но ты - не только он, - пристальный взгляд. Вопрос или утверждение?
   - Я - древний Яалш, лишившийся части памяти, и я - молодой Андра, наследник рода Саат. Не солгал то'э Кортус,- я-Андра не умел лгать. Я-Яалш отучился от лжи - неэффективно в перспективе веков и тысяч лет. - Вижу, ты что-то хочешь спросить...
   - Не важно, - оборвала она. - Помнишь ту загадку?
   - Та-Рета и "соэ", верно? - что за вопрос я спугнул? Насколько личный?
   Тем временем, Варсаммат заполнил всю панораму. Красив, что ни говори, без внешних щитов. Их отключили, поскольку две лебы со своими флотом барражировали вокруг, а иссис из разведки Иллы дозорами летали по Полигону.
   - Кое-что я узнала. От дедушки, - чуть заметно улыбнулась. Размораживается? - Остальные молчат, только главным праорам-хранителям дан доступ. Узнала, что многие интересовавшиеся просто... исчезали.
   - Значит, информация действительно важная, - кивнул своим мыслям. - Что сказал дедушка?
   - Смеялся, потом сказал, что вся конкретная информация о деяниях Основательницы закрыта. И предложил обратиться к Соллане напрямую.
   - Первая, значит, Пророчица, - я вздохнул. - Мы поговорим с ней откровенно. Да, я возьму тебя с собой, - и всё-таки, интересный узел спутался в Лиодоре. Времени распутывать по ниточке, к сожаленью, нет. Разрубим.
   - Сайнур говорил мне... - начала Радана.
   - Да-да, всё решится на Фестивале, - прервал я, прокручивая планы парой независимых потоков. - Не знаю, кого Акнис впутал из лидеров Лиодора. Если это Владыка, то...
   - Пророчица не хочет войны, - бросила Радана, не отрывая глаз от огней Варсаммата. Между Оазисом и лебой сновали корабли, протягивались линии энерго- и инфопередачи. - Дедушка просил передать тебе.
   - Войны не избежать, - этого не даст Акнис. Но мы могли добиться войны на выгодных условиях. В идеале, имея Лиодор в союзниках. - Позавчера Томико Аваре, Младшая Смотрительница и командующая моим флотом, прошлась по военным складам Персонала во Внутренних Пределах, то есть, в "нормальных" мирах. Все - пусты. Ни один не уничтожен. У Смотрителя Акниса есть или будут военные силы. Вооружения хватит на несколько триллионов воинов, от простых солдат до гранд-координаторов, по вашей системе. Мы даже не представляем, откуда он возьмёт столько войск, когда и куда ударит.
   - Мы... - намекающе. Что же, раскрою:
   - Мы - Персонал. Вертикаль власти Томико - напрямую из прошлого. Сайнур с вассалами, многие уже получили статус Младших Помощников, осваиваются. Варсаммат вот, с комендантом Хоффеном. Нас немного, но мы мобильны. Рассчитываем увести Ризань и Варсаммат из-под ударов. Лиодор же увести невозможно.
   - Ты - веришь мне? - ожидал вопрос не в такой форме. "Веришь" вместо "доверяешь".
   Радана то'Архиссо. Что мне известно о тебе? Шестьдесят три года, которые, разумеется, нельзя мерять годами людей. Иилг, духовно и телесно возвышенная с помощью ряда принятий сути. Интересуется загадками, самыми разными, и волшебством. Мастер магии Архиссо. Мастер чаростроения. Мастер высокой магии. Заслуженно занимает третий круг искусности, в родовой магии, возможно, и второй.
   Вышла замуж в двадцать один, судя по источникам Сайнура - по любви. В двадцать два родила дочь, Аллеану то'Архиссо. Как и дочь, принадлежит так называемой "главной ветви" рода Архиссо, все модификации - напрямую Кристаллом Рода. В двадцать три муж погиб. Официально - в связи с опасным экспериментом. Реально - только Архиссо и знают. Дочь вышла замуж и перешла в род Куидэ в двадцать лет, внуку Виссо - двадцать, управленец высокого класса. Аллеана развелась и вернулась в род Архиссо, Виссо же остался.
   Радана не сдержана, не привыкла "держать маску" на лице. Не скрытна. Горда, умна, несколько самоуверенна, самостоятельна, любопытна, обыкновенно ведёт себя с достоинством. Имеются контакты в среде мастеров и магистров высокой магии, конструкторов чар и прочей научной элиты Лиодора. Считается основным представителем Архиссо в роду Куидэ в частности и политической элите вообще, эдаким "голосом" особого рода. Пользуется доверием представителей других особых родов.
   Двумя словами - интересный иилг. Симпатична мне как личность. И мне-Андра, и мне-Яалшу, хотя это разделение настолько условно, что... Вопрос в том, почему она поставила вопрос именно так. Или не почему, а - зачем? Аура сокрыта, духовный щит плотен, да и не желаю лезть в её душу. Есть у меня догадки... надеюсь, всё не так. В любом случае, молчание затягивать не стоит.
   - Да, - действительно, она может лгать только ради рода Архиссо, да и то скорее умолчит. И доверять Радане стоит.
   - Дедушка и Пророчица поддержат Персонал, - после паузы, сообщила она. - Именно тебя. Не Акниса.
   - Причины? - поинтересовался я, любуясь слаженной работой Персонала. Верно говорят: вечно можно смотреть, как трепещет пламя, как рисует Карандаш и как работают разумные.
   - Ты изменился, Андра, - тихонько вздохнула она. - Я не знаю причин. Решала Пророчица. Она видит дальше всех.
   - Хорошая новость, - кивнул я и сменил тему. - От Фестиваля я жду многого, но это лишь первый шаг.
  
   - Судьбоносный момент, - молвил Акнис, облачённый в строгий чёрный костюм. Нет, никакого пиджака, как в этой империи Фэйре, мир Окрус. Чёрная рубашка и чёрная же мантия, лёгкие, но не гладкие и без единого блика. Длинный узкий клинок скрыт мантией. Вопреки словам, Акнис не напряжён, скорее расслаблен.
   - Рискованный шаг, - тихо заметила она, рассеянно покручивая седые пряди. Сейчас они были похожи. Только если его одеяния строги, то её - скорбны. Сейчас они смотрелись парой. Он не был красив, но озаряющий лицо внутренний пламень, строгая, неумолимая вера и сила отдавали невероятной харизмой. Она была красива - но то была красота страдания, последние лучи заката перед долгой ночью, не обещающие ничего хорошего, сколь ужасающие, столь завораживающие.
   - Поражение ничего не будет значить, - ответствовал он. Возможно, поэтому она выбрала именно его, а Илла - Яалша? Эстетическая совместимость значит для Симфоний очень много. Он понимал её. Разделял её страдания. Она же видела его смысл. И принимала его всей душой - если у неё есть душа. Есть ли у неё душа? Их цели были различны, но пути совпадали. Их союз был гармоничен более, чем казалось со стороны.
   Внешне казалось, что путь младшей, Третьей Симфонии, путь Хранящей Надежды много ближе смыслу Акниса. Но это не так. Как бы это было ни парадоксально, Илле не нужны быстрые изменения, за исключением смерти всех иссис и чужих Симфоний. Илла Имфоли... эгоистична. Достаточно эгоистична и рациональна, чтобы выбрать сторону, стремящуюся восстановить и сохранить, а не изменить коренным образом. Победи Яалш, у Дома появится новая Младшая Смотрительница, значительно влияющая на Старшего. Не революция, но реформы. Илла бы сделала Дом комфортным для себя. Соответствующим своей Песни. Или даже не Смотрительница, но Главная Ключница? Вряд ли: слишком большая ответственность. Или, напротив, достаточная для Третьей?
   Дарующая надежды, мечты, символизирующая мечты и искусство иссис действительно подходила Третьему Дому с Яалшем во главе. Заветы Творца совершенно совпадают с тем, что несёт Илла. Идеальный, аккуратный реформатор и идеальный, осторожный консерватор. Пара.
   Но Илла не победит. Девочка она самостоятельная, сильная, но всей её силы не хватит, чтобы преодолеть вечную скорбь. Всё её искусство бессильно против того, что древнее этой вселенной и её Творца. И уж тем более Илла не одолеет того, кто близок её Песне. Понимает ли она? Не может не понимать. Переметнётся ли? Кто знает...
   - Наш выход, - её прохладная ладонь легла в его горячую, и они вошли.
  
   Мы вошли. Я вёл под руку Радану, со спокойной радостью согласившуюся быть моей парой, а Сайнур - Томико. Мы вышли из ритуального портала для особо важных гостей. Пришлось претерпеть небольшое разбирательство, но, слава Творцу, оно разрешилось, когда Хаэрт вспомнил, что род Кортус лишь указывает, скольких из возможного числа особых гостей он приглашает. Да их пол. Всё. Замена Иллы на Томико, которая, к слову, весьма то'Йаввэ впечатлила, не составила проблемы.
   Илла, как оказалось, уже смогла проникнуть на Фестиваль, причём - самым что ни на есть официальным путём. Нашла лазейку в лиодорских законах. Мастерице Иллюзий не составило труда сойти за магистра иллюзий, мага второго круга искусности. Видимо, никто из устроителей Фестиваля и вообразить не мог, что некто сторонний может быть магистром иллюзий. И даже численность магистров, до единого участвующих в Фестивале, её не тревожила: анонимных магистров было и так больше номинального числа. Большая часть из них - те же самые магистры, но под иным иллюзорным обликом, настолько совершенным, что никакие системы учёта не могли распознать, кто же там. Да и не пытались. Традиция. Остальные - подающие надежды претенденты на магистерство. Удачная презентация Фестиваля соответствовала сданной аттестации. Имфоли могла бы и сделать заявку на высший титул, первый круг, но решила не привлекать внимание.
   Фестиваль Иллюзий проходил под открытым небом. Одно из трёх крупнейших открытых мероприятий всего Лиодора - конечно, закрытое помещение не вместило бы столько иилгов. Впрочем, город-здание, Латтор обладал нужных размеров внутренним двором, к тому же, предусмотрительно расширенном силами рода Архиссо. Безусловно, двор Фестиваля даже меня, с памятью о тысячах более масштабных и красочных мероприятиях, а также опытом их организации - а Персонал проводил празднования - поразил. Поразил завершённостью и разнообразием форм. Недаром всех магистров иллюзий и множество иных искусников Гильдии Творения приглашали на консультации. Платили весьма неплохо, и было за что.
   Начать следует с того, что двор был круглым. Круг диаметром около двух километров. На окружностях разного радиуса располагались портальные арки. Чем ближе к центру выходная арка, тем большим влиянием обладал данный конкретный иилг. Илла вышла из арки того же круга, что и мы - ведь это был её и иных магистров праздник, миг их триумфа и признания. Конечно, между кругами не было никаких препятствий. Всенародный Фестиваль демонстрировал единство Лиодора в той же мере, в какой и стратификацию.
   Сам купол был оформлен в виде небес. Но небеса эти разнились, непрерывно менялись, то быстро, то медленно, демонстрируя непостоянство и увлекая собой взор. Филлюда, но слабая. Филлюда - мем красоты; так бы я мог лаконично выразить понятие. Однако действительно сильные филлюды фоном никто не покажет - иилги просто не смогут оторвать взор. Красиво, завораживает - но в меру. Над нашими головами в момент прибытия разверзлось тёмной звёздной бездной ночное небо, а над Иллой - хмурое, грозовое, с проблесками молний.
   Самое любопытное, идею таких небес подала пятнадцать лет назад Пророчица. Илла не поленилась и достала копию воспоминания: Соллана утверждала, мол, что ей подсказала старинная знакомая. И даже передала наброски нужных чар. Моя Хранящая Симфонию потратила много времени на поиски знакомой - не нашла, в итоге, и зацепок.
   Тем временем, мы затерялись в толпе. Перед важными делами я надеялся насладиться Фестивалем и мастерством иллюзионистов. К моей мантии не прилагался капюшон, потому я послал мысленную просьбу Илле и тотчас получил желаемое - иллюзию капюшона, не отличимую от реальности. Глубокий капюшон с лёгким искажением света, что размывал лицо. Сайнур прикрыл голову иилгскими чарами анонимности, ну а мантию он выбрал чисто алую, в отличие от моей, чисто-фиолетовой. Томико же здесь никто не знал, и она могла покрасоваться перед местными.
   Мои надежды полностью оправдались. Иллюзионисты выступали во множестве павильонов, обыкновенно лично оформленных разнообразными филлюдами. Многие давали представления просто так, "в чистом поле", собирая вокруг зрителей. Красивые и не очень, кривые и гармоничные, мастерские и грубые поделки, одиночные и совместные - каких только иллюзий я не увидел! И сложнейшая абстрактная диаграмму, меняющаяся в такт музыке. И батальная сцена, писанная мазками яркого света. И замечательное дерево, выросшее до самого купола, вместо листьев которого - планеты и звёзд. Магистерская работа, между прочим. Некоторые иллюзионисты давали целые спектакли - самое настоящее трёхмерные кино. Были даже иллюзии, войдя в которые зритель мог стать участником представления - или один, или с друзьями. Работы такого уровня творились... слово "разрабатывались" более точно - годами.
   Творчество иилгов несло в себе самые различные элементы искусства - чуть ли не всех стилей, направлений и жанров, что встречал. Встречал и я-Андрой, прошедший краткий курс мировой культуры во время обучения, и я-Яалшем, создатель целого города, Диэрака, где волшебные искусства сплелись уникальным узором.
   Все магистры и претенденты давали, как минимум, два представления. Одно было домашней заготовкой, другое - тем, что творилось на ходу. И вторые работы далеко не всегда уступали первым. Некоторые иллюзионисты, вдохновлённые творческой атмосферой Фестиваля, вызывали друг друга на дуэль творенья. В культуре иилгов это довольно древний обычай, шедший ещё от Основательницы. Выбирались судьи, оглашались правила и соперники по очереди показывали видения. Тот, чьи иллюзии на протяжении нескольких раз оказывались лучше по мнению судей - побеждал. На кон не ставилось ничего, кроме признания мастерства. А признание в среде искусников значило многое и многое.
  
   Я шёл среди творений местных, будто на долгий миг погрузившись в блистательное прошлое. Словно видел восход и расцвет Диэрака. Видел могучих чародеев и плетения стихий, уходящие за край небес. Видел, как лично преподавал в университете Диэрака теорию магических ритуалов. Помнил, как занимал должность главного библиотекаря в том же университете. Как перебирал тысячи волшебных томов. Светлое, прекрасное, давно ушедшее время.
   Но я помню. Я столько помню... Моя память - история вселенной.
   - Я ведь видел такое, - тихо сказал Радане, чуть улыбнувшись иллюзии Иллы - печальной симфонии с ведущей виолончелью. Личная иллюзия. Подарок. Спасибо, иссис. - Один раз создавал сам. Посмотри - вот оно, волшебство, вознёсшее магов на пьедестал. Красота и искусство, то, что дала Творец смертным, сила её дара...
   - Сколько тебе лет? - столь же тихо спросила моя спутница.
   Много, очень много. Я бы мог обратиться к тебе - "девочка моя".
   - Так ли важно число? - Аска знает. Но спрашивать - зачем? Бессмысленная трата времени. Когда бросил считать свои годы? В сто? В тысячу? В десять тысяч? Не помню. Видимо, счёл эту информацию ненужной. Правильно счёл. - Я помню восходы и закаты цивилизаций, Радана. Но принесло ли это что-то, кроме горьких знаний?
   - Вот как, - без выражения молвила она, поддерживая разговор. А мелодия всё длилась и длилась - взяла ли её откуда Илла, сочиняла ль прямо сейчас?
   - Неизбежность, - продолжил я, - неизбежность заката - факт. Всё это, - я обвёл рукой филлюды, - уйдёт. Вы на пике силы, Радана. Если Лиодор выдержит войну, он взлетит ещё выше, на последний пик. Потом - закат. Рода, замкнувшиеся в себе - не признак ли это? Смерть всегда сменяет жизнь, - я покачал головой, погрузившись в воспоминания. - Возможно, будет ещё пик, и ещё - встречал я исключения. Признаки ещё не явны. А может, культура сменится иной, Лиодор - восстанет как феникс из пепла, - замечательное создание Внешних Пределов, феникс удивительно символичен. Возможно, затем его и задумала Творец?
   - Вселенная тоже? - не ожидал, что она поддержит философский разговор. - Состарится и умрёт?
   - Не скоро, - улыбнулся сотканной из пламени птице. Вот пламя застывает, угасает, птица - пепельный силуэт, трепещущий на ветру. Красиво. А ведь фениксов неизвестный иллюзионист не видел точно. Хорошая фантазия опережает реальность. - Наша вселенная молода, невероятно молода. Как ребёнок. Жить ей - вечность. Даже по моим меркам. Тысячи тысяч тысяч лет - будут лишь мигом. Точно известно лишь Творцу. Или никому.
   Я мысленно поблагодарил Иллу, получил от неё указатель направления. Решительно повёл Радану за собой, изгоняя ностальгию и печаль из души. Не время и не место. Скоро работать, а пока...
   Иилги чуть расступались, давали пройти, улавливая сверхъестественным восприятием нашу пару. Непроизвольные движения эти наглядно демонстрировали работу ритуалов принятия, глубокую, отточенную, давно уж незаметную самим иилгам.
   Кем была Основательница, заложившая в них такой потенциал развития? В очередной раз мысленно перебрал известный мне Персонал. А известны - все. Вот только помнил далеко не всех. С помощью памяти Томико восстановилась большая часть моей - но всё равно не видел кандидатов. Кто же она, женщина в алой мантии, обратившая людей в иилгов?
   - Смотри, - мы вышли в круг наблюдающих, вернее даже, созерцающих то, что выставила домашней заготовкой Илла.
   Первое, что бросилось в глаза - название. "Индивидуальный каскад иллюзий: филлюда родности". На Та-Рете, конечно, слово "родность" в иилгском отсутствовало, были лишь близкие понятия: род, Родина, дом, мать... Илла обобщила их. Та-Рета прекрасна тем, что позволяет описывать новое максимально точно. Настолько точно, что до составления заклятья, формы или ритуала - пара шагов.
   Я чуть расслабился и опустил взгляд, позволяя творенью иссис проникнуть в душу. Позволяя иллюзиям унести себя. Позволяя видеть...
   ...далёкое окно с жёлтым светильником. Кружится метель. Я, проваливаясь, пробираюсь к тропке, ступаю на старое крыльцо, знакомое до последней трещинки, отворяю чуть скрипнувшую дверь. Дом пыхает теплом на застывшую кожу, силуэт воспитателя...
   ...Творца. Она смотрит на меня, улыбаясь, и тепло её души баюкает меня. А потом она обнимает меня, жестокая мать всего сущего, одной рукой, и ласково направляет...
   ...параметры и библиотеки, что кружатся в воздухе, а я пишу, меняю, творю, и Савэри парит за спиной. Она аккуратно правит мои огрехи. Привычная, знакомая до последнего мыслежеста работа. Но всё же чуть иная. Мы делаем из Операционного Зала - планету. Планету, на которой я выстрою свой город. Я даже знаю, какое дам названье...
   ...Диэрак. Я стою на метровой площадке, вокруг - сияющая сфера. Сфера односторонна - для остальных это слепящий шар, маленькое солнце, изнутри же - прозрачная линза, позволяющую приближать и отдалять окружающую красоту. Недрёманое око Диэрака на вершине моей башни, подобной световому маяку...
   ...ночью Диэрак озаряется мириадой огней. Свет, духовный и материальный, чар, заклятий, ритуалов, волшебств и магий. С улыбкой наблюдаю я за ним, а затем меняю линзу. Нижний свет исчезает. На меня смотрят яркие тысячи небесных светил...
   ...в своём кресле, созерцая дрожь огня в старомодном камине. Слева карта Дома, справа Консоль моих Покоев, а атрибут закатился под кровать...
   ...Хаос Внешний смыкается за мной, силится достать, но Старший Универсальный Ключ раз за разом отсекает попытки, я делаю очередной шаг. Тяжко. Но скоро уже всё. Как же вымотался! Творец, где же ты? Почему я не могу тебя найти? Чуждое многоцветье расступается. Наконец-то! Пустоту пересекаю единым рывком. Никогда не думал, что буду так радоваться тёмной синеве Грани Хаоса! Из последних сил бросаю себя в неё, и чужая воля подхватывает, наполняет прохладным вниманием. Спасибо, Аска...
   - Спасибо, - вслух говорю я, вырываясь из хоровода видений. - Я буду помнить, за что сражаюсь.
   - Лучшая похвала, - шепчет ветер.
   Я кидаю последний взгляд: палатка в ледяной пустыне, костёр и я, помешивающий атрибутом-ложкой суп в котелке. Было время, да, и формами в том рейде пользоваться нельзя было, и ритуалами. Я поднимаю взор на Акниса, киваю ему. Он пробует суп своим ложкоатрибутом, морщится. Пересолил...
  
   Оставив Радану наслаждаться Иллиным твореньем, уступаю своё место девушке в ярко-алом платье. Эвита? Красива, что ни говори, искусники потрудились на славу. Возможно, мы с ней поговорим - позже. Ощущаю едва заметное духовное касание, указывающее направление. Не Илла - слишком просто для неё. Киваю и следую приглашению - неторопливо, словно случайно брожу среди иилгов. Кидаю взгляд на купол: серо-жёлтая луна во флёре перистых облаков. Шум и гомон уходит, я ступаю в совершенную тишь, и волшебный барьер смыкается за спиной.
   Два резных стула, непроницаемые тёмно-зелёные стены, облако светлячков наверху и она.
   - Рад наконец встретиться с вами, Первая Пророчица Соллана, - лёгкий поклон, сажусь за стул напротив, сбрасывая иллюзии, щиты, чуть отпускаю ауру Служебных Полномочий.
   - Взаимно, Старший Смотритель Яалш-Андра, - отвечает она высоким, прохладным голосом. Чем-то напоминает старую Аску.
   Несколько секунд мы разглядываем друг друга. Её аура туманна. Мантия - синяя с тонким алым узором. Я-Андра назвал бы это диким сочетанием - я-Яалш же привык к всевозможным сочетаниям материальных цветов, в том числе далёких от человеческого восприятия. Кроме того, каким бы традиционным не было одеяние, она должна ему соответствовать. Алое - воин. Синее - приор. Основные значения сохраняются всегда, а вот про таблицу оттенков можно забыть: в случае с Пророчицей и её родом, равно как и с Владыкой и его родом - это не работает.
   Лицо - совершенно обычное. Разве что глаза со своеобразным серебристым отсветом. Светлые, почти пепельные волосы охватывают голову причудливой причёской-филлюдой, увлекающей взор. Черты лица мягкие. И не скажешь, что этот иилг без колебаний выбрала истребление родов Цээ и Царрус.
   - То'Архиссо предложила мне вашу поддержку, - прямо начинаю я. Смысл в экивоках с пророком?
   Да, действия уже Старших Помощников пророки могут различить лишь косвенно, на основе окружающих изменений, а Младшие, тем более, Старший для них - мрак. Но пророческий дар - не только прямое виденье ближнего будущего или же косвенное, метафорическое, дальнего, но и особое восприятие мира. Не более точное, а более тонкое. Нюансы пророки различают так, будто они сформулированы на Та-Рете. А ещё пророки - сильнейшие боевые маги, даже без обучения, на одной интуиции, строящие выигрышные тактики. Не зря, ох не зря один из столпов власти Лиодора ­- пророк огромной силы.
   - Подтверждаю, - коротко ответствует Соллана. Я обращаю внимание на её связь с Кристаллом. Несколько тонких, плотных нитей, переплетённых меж собой, но чётко друг от друга отделённых. - Вы - шанс развязать, не разрубить узел наших противоречий.
   - Если Пророчица не может этого сделать... - осторожно начинаю я. - Значит ли это, что Смотритель Акнис склонил на свою сторону Владыку Лиодора?
   - Значит, - медленный кивок. Она прекрасно контролирует ауру безо всяких щитов, я улавливаю лишь тень не то сомнения, не то колебания, не то недовольства, не то усталости. Не могу отличить. В таких делах Илла куда способней, но её здесь нет. Договорились с ней заранее. Не стоит преуменьшать чувствительность Пророчицы. Вместо этого она наблюдает разговор с помощью Аски.
   - Будет ли верным предположение, что Акнис ведёт Лиодор не туда, куда бы желала Основательница? - уточняю я.
   - Будет.
   - Коалиция Тагго-Куидэ-Велиссо?
   - Да. Аян нейтральны, но я найду, на что надавить. Кортус за меня.
   Значит, предварительные выкладки верны. Любопытно, "за меня", а не "за нас". Впрочем, само это "меня" сказано так, словно Пророчица - истинная властительница Лиодора, а Владыка - лишь её главный управленец. Ложно ли ощущение?
   - Все рода-преемники поддерживают своих сюзеренов. Архиссо и Левимор поддерживают вас, - продолжаю я.
   - Всё точно, - соглашается она. - Но я бы не хотела прямого столкновения. Это будет катастрофой для Лиодора. Я бы предпочла убрать фактор Акниса.
   - Как?
   - Он здесь, на Фестивале, - я напрягся. Это... неожиданно. - Он знает, что вы здесь. Я не знаю, не вижу его целей, но нас поддерживают все Архиссо. Они не дадут Акнису бежать, а вы с неизвестной мне Младшей Смотрительницей устраните его.
   - Её зовут Томико Аваре, - сообщаю, просчитывая. Шанс есть, безусловно, есть, но сколько иилгов здесь погибнут? И даже этот вариант Пророчица считает менее кровавым, чем - гражданская война? Кроме того, здесь Илла, а я могу применить Окончательный Ластик внезапно для него. Да, вариант приемлем. - Я согласен. Где и когда?
   - После выступления магистров, - чуть расслабляется Пророчица. - Покинуть Фестиваль станет невозможно, купол замкнётся. Не сомневайтесь, какое-то время мы сдержим даже Младший Универсальный Ключ. А пока - не желаете ли посмотреть представление?
   - С удовольствием.
   Мы встаём, стулья и барьер исчезают. Илла возвращает иллюзию. Мы следуем к центру двора, и иилги почтительно расступаются перед Пророчицей и её спутником.
  

Глава 13.

   - И скоро? - раздражённо вопросил высокий человек, в свободной куртке с длинными чёрными волосами, заплетёнными в косички. На смуглом лице сквозь невозмутимость проглядывало раздражение.
   - Осталось немного, Лайсус - спокойно и как-то размеренно ответствовала собеседница.
   Низенькая, даже маленькая для человека - человеком она и не являлась. Серебряное, серебрящееся миллионами искорок платье её подчёркивало неестественную бледность кожи и удивительно большие для человека или иного гуманоидного вида глаза. Такие не могла создать Творец - слишком уязвимо. И эволюция здесь тоже ни при чём. Директор в очередной раз пожалел, что это тело нельзя изучить. В единственном оно экземпляре.
   - Конкретней, - бросил Лайсус. Вздохнул. - Сколько раз, Заря, ты повторяла это? Чем быстрей я смогу перехватить контроль, тем меньше будет нарушений. Система расшатана! Мне нужен оперативный...
   - Я стараюсь, - перебила она. - Работа закончена на девяносто девять и девяносто одну десятую длины... примерно. С каждым метром я ускоряюсь, но нелинейно. И мне неизвестно точное положение точки выхода. Неделя, Лайсус, или месяц. Возможно, я упрусь в другой Коридор завтра или сегодня. Кроме того, у меня несколько проектов, один из которых имеет высочайшую актуальность. Важнее, чем твой Отдел.
   - Важнее душеворота? - прищурился он. Что задумала эта чертовка? И он, и Технический Директор не отрывают глаз, но что можно понять в её экспериментах? Объяснять - не желает. А Старший запретил силовые воздействия. Вернее, предупредил, что она свободна будет ответить. И что могущество Зари... неизвестно. Не высоко, не низко - просто неизвестно. Даже ему.
   - Лифт, - коротко ответила Заря. Лайсус почувствовал внутреннюю дрожь. Лифт. Он обязан... нет. Он даже не Смотритель. Возможно, Фуад сможет заставить её... - Даже не думай! - повысила она голос, не меняя, однако, невыразительной интонации и размеренного темпа речи. - Это то, ради чего я сюда явилась.
   - ТВЛ не дозволено трогать никому! Только Старший...
   - ...и я, - она подняла на него яркие, чуть светящиеся глаза. - Мне, его Хранительнице, позволено. С разрешения Старшего. И когда он будет здесь, проект должен быть готов. Ты потерпишь, господин Директор Отдела. Всех благ, - резко повернулась на носках и исчезла в хороводе серебряных искр.
   Лайсус же поспешил в другой Отдел. Технический Директор должен знать.
  
   Эвита то улыбалась, то плакала. Один за другим проходили выступления магистров иллюзий, и каждое из них западало в душу, возносило или обрушивало вниз. Все реальные проблемы словно отдалились. За это она обожала Фестивали. Отдохнуть душой и вобрать частицу жизненного опыта магистров. А вот и последнее представление...
   Она вышла из толпы. Бледно-серая, переливающаяся, стоит вглядеться, сотнями цветов мантия с лёгким полупрозрачным капюшоном. И лицо, дрожащее, точно морок, то и дело переходящее в другое, то радостное, то грустящее, то вдохновлённое, то отчаявшееся. Гласом, в котором переплелись сотни интонаций, она молвила:
   - Я расскажу вам историю, дамы и господа, - Эвите показалось, точно все иилги на Фестивали (или в мире?) увидели её. Магистр, но кто? Не угадать. Идеальная маскировка, чего и следовало ожидать.
   Она подняла руку - и пала тьма. Только её фигурка в ореоле нежного светло-серого сиянья. Иллюзия - верхний её слой? - спала, а она чуть улыбнулась, спокойно-вдохновлённо начала:
   - То было давно, и тысячи лет минуло с тех пор, - снова вскинула руку - и растворилась во мраке, кой, в свою очередь, пропал в разгорающемся свете. - А может быть это, - голос бесплотный шепнул, - происходит прямо сейчас?
  

Он шёл...

   Тенью тихой скитался он по земле,
   И земля та бесплодна была.
   Единственный, выжил в великом огне,
   Он шёл безотрывно вперёд.
   Сгорбленная фигура бредёт по трескавшейся от жара земле. Тенью от живого кажется он. Кожа его потрескалась, плоть его точно просохла, но он идёт и идёт - неумолимо, чеканит шаг за шагом.
   Имя забыто его, точно сон,
   У пояса флажка пуста уж давно,
   В дырах и платках комбинезон,
   На внешность ему - всё равно.
   - Ты умеешь мечтать.
   Обернулся Странник одинокий.
   Она была эфемерна и нереальна. Словно шелест бумаги под сухим жарким ветром, трепетали её очертанья. И не мог он сказать, высока она или низка, сильна или слаба, жива или мертва. Облик её был преломлением мыслей его и души, и подумалось ему, что видение это, а не реальность.
   - Ты умеешь мечтать, - улыбнулась она. - Так бывает, Странник. Мечта не имеет границ. Ты позвал, ты воплотил, и здесь я, плоть от мыслей твоих и дух от духа твоего; идея и цель, горы движущей веры крупицею воплощённая.
   Улыбнулся Странник. Надежда в нём точно очнулась ото сна. Распрямился он. Словно сила незримая - подхватила его. Подхватила и понесла вперёд. Бред ли, глюк ли - но он был жив. И должен был... что?
   Безумья свет спустился на людей,
   И тьма воцарилась спустя пару дней.
   Взлетали ракеты и падали бомбы:
   Бункера лишь остались да катакомбы.
   Но смерти лучи не знали преград -
   Выжил один, тому сам не рад.
   Усталый Странник брёл вдаль, чтобы мир возродить. Источника знаний Странник не знал, но точен он был. Бродяга искал подземный комплекс - без людей, но рабочий. Доверенным лицом некогда стал и допуск к секрету тому был положен ему.
   Не помнил Странник, сохранил он не всё. Глубоко похоронили тайну комплекса и надёжно. Был он последней надеждой и верным путём. Знанья о нём были стёрты, почти все о них - позабыли. Остались лишь избранные Хранителями Будущего они назывались.
   Странник - не Хранитель, но был их снабженцем. Высшего класса снабженцем, ответственным, в определённом смысле, за все внешние связи. И даже он о Фабрике знал - исчезающе мало. Но он имел широчайшую аналитику и острый ум. Потому вычислил, где, и теперь искал - три точки, раскиданные по миру. Три места, что могут быть целью.
   Он шёл, а бесплодные пески
   Бурей вздымались - не видно ни зги.
   Он шёл под белым пеплом небес,
   Он верил, и ангела свет - не исчез.
   Он шёл средь пустыни, он шёл по лесам,
   По мёртвым и тихим шёл он местам.
   Скелеты деревьев он миновал,
   Пустые дороги и зданий завал.
   Он люк неприметный в руинах нашёл - то склад был вторичный проекта. Но данных там не было - данных не сыщешь нигде; улики, однако, найти всё же реально.
   За шагом лишь шаг. Сквозь тени и смерть. Сквозь боль и надежду. Он не знал, почему погибли все до единого. Но безжизненными были и глубочайшие бункера, что нашёл он во тьме настоящего. Туда не достали ведь бомбы. Склад за складом, места, что сокрыты в тени он искал - и находил. С каждым фрагментом он понимал. Понимал он замысел долгий и тонкий, годами, веками начатый назад.
   Осколки складывались воедино. Фабрика была автономна. Автономна и забыта руководством. Хранители Будущего были малозначимой группой Организации. Финансируемой. Плохо финансируемой. Постепенно перешедшей на самофинансирование. Забытой неспроста. Забытой намеренно. Тогда же и пропало прошлое руководство. По одному, но за десяток лет сменилось. Исчезло. Ушло на Фабрику?
   Старанья его вознаградились с лихвой. Анализ финансовых потоков прошлого дал примерную область. Логистической анализ сузил её. Но этого не доставало. Он знал теперь, что Фабрика скрыта. Он не знал, как. Но способ определённо уходил за пределы понимания науки. Нечто, с чем имела дело Организация. Фабрика была закрыта на Ключ. И Ключники были мертвы.
   Сквозь ледяные пустоши - льдинки пара изо рта - он шёл. Через хладные дебри ледников прорывался он. Казалось, сама Леди Удача хранила от смерти. И надежда. Его надежда. Она шептала на ухо. Подсказывала и поддерживала. Её сила переполняла его. Он дошёл.
   Сквозь покров льда пробился вниз. Очистил вход. Использовал раздобытый в жарком, мёртвом граде код. Прошёл тамбур. Ледяная база Ключника - тишина и мрак. Заглох уж генератор, и тело Хранителя нашлось за пультом управленья. Разобраться было просто. Несколько тумблеров, несколько сенсоров - комбинацию уж заучил - и Ключ активен. Можно идти.
   От тени он к тени по солнцу шагал,
   От печки он к печке по хладу волокся.
   Молился, чтоб в пустоши встретился хоть бы шакал,
   Во льду не один чтобы был бы он тёплым.
   Но тщетно.
   Странник Фабрику миру явил, но место её оставалось ещё неизвестным. Из точек же трёх две остались вариантами цели.
   Прошёл через север, прошёл через юг:
   Развалины, горы, руины и мгла.
   Восток обошёл, и на запад, в закат.
   А мгла, между тем, всё застила вокруг,
   И мир умирал, попрощавшись.
   Он не знал, что было началом катастрофы, но мир словно блек и гас, точно нереальным вдруг стал. А сверху, так ярко, так реально...
   Расколото небо над твердью земной,
   И в трещины льётся ничто.
   Кривы просторы над головой;
   Алое солнце взошло
   На закате планеты пустой
   В тишине.
   Одна точка оказалась обманкой, искусной, но не Фабрикой, нет. Отчаялся он уж почти, но надежда, ангел, верой явлённый ему, утешила, направила и поддержала. Порою - физически он на неё упирался. Как? Он не знал, как иллюзия разума обрела материальность.
   Он шёл в пелене, что клубилась по шею,
   И руки когда он наверх поднимал,
   Их образ казался всё дальше, чужее,
   А ангел же казалась всё реальней ему.
   Кто знает, сколько он брёл? Кто знает, мог ли он сгинуть в тумане? Но вот она, цель! И туман от неё-то - отхлынул. И точно светились старые символы Врат, что вели за пространство, привычное людям. Туда, откуда возможно людей возродить.
   Он коснулся Ворот, и они отворились. И Фабрика радость ему принесла. Рабочие все механизмы. Здесь можно людей воссоздать и память вложить, здесь можно предметы собрать, и техники, и обихода. Но стоило ему вновь вернуться к Вратам, как увидел, что в них проник уж туман. И что за Вратами нету уж мира: расколото небо да дымка пуста. Тогда вопросил он надежду, облачённую в плоть. И услышал:
   - Величья молчанье, отчаянья свет...
   Но дымка надежды хранит твой ответ.
   Весь мир - пыль и прах пред божественным взором.
   Возьми, и взойди к Демиургу престолу!
   Вздохнул, осознав её мысль:
   - Кто я, а кто он, - стиснув зубы, спросил он. -
   Вот ты показала себя исто сильной!
   Ступай, где Его находится трон.
   Сделай, чтоб это - стал сон!
   И бросил усталый взгляд за Врата, закрывая их - навсегда? А ангел его кивнула серьёзно:
   - Приму я тяжёлую, долгую ношу.
   Но ты, мне поверь, ты совсем не ничтожен!
   Твой свет для меня как маяк и опора,
   Слабак ведь ничтожный меня не призвал бы так скоро.
   В пустыне бы сгинул слабак.
   Но прощай! И удачи.
   - Мечту воплоти!
   - Помню я о задаче. Верь в меня. Каждый миг.
  

Он шёл...

   Он шёл меж ржавых конструкций и улыбался тьме в своей душе. Бумаги чистый лист, очередной, наполнился лишь скорбью и усталостью, царящими в его душе. Свежий, прохладный, снежный ветер омывал его лицо, а он всё шёл и шёл вперёд. Туда, в пелену. Он знал: бураны что когда-нибудь да стихнут. Они всегда стихают, правда?
   ...так и должна была закончиться, эта история. Воплощение мечты уйдёт, оставит безумца - гибнуть одному, гибнуть медленно, тоскливо. Как заканчивается всё, закончится и жизнь того мира. Жизнь его мира, например. Фабрика в истории - аллюзия на его Лаборатории. Лаборатории пока ещё живы... ведь так? Погодный имитатор работает как надо, неотключаемая сволочь. Ещё немного, и...
   Раньше это зрелище поразило бы его величественностью. Теперь же вздымающиеся в мутные небеса высотки, ограждённые снежной пеленой, сияющие неоном фонарей, грустную лишь вызвали усмешку. Строили, строили - и, наконец, построили. Сперва Лаборатории - на кровавые деньги спонсора, давно мёртвого, втайне от него самого. Затем и установку, в далёкие те годы надеясь изменить уклад сам жизни.
   Идея была довольно банальной, но социологи дали добро. Пред внешней угрозой человечество сплотиться и станет чем-то лучше, чем мрачное общество, описанное в киберпанковских книгах прошлого. Установка изменения климата призвала Холод. Лаборатории закрылись куполом метелей, исчезнув ровно на полвека, надеясь застать новый, лучший мир.
   Подозрения высказывались сразу, но лучшие умы, инженеры и физики, просто пропали через десять лет, пока мир только сознавал наступающий Холод. Лаборатории стояли в оке снежных бурь, снабжённые запасами продовольствия чуть ли не на века вперёд. Тогда же обнаружилось, что Холод - уже автономное явление, равно как и купол метелей вокруг. Отключение установок ничего не дало. Экспедиции чрез метели пройти просто не могли, а кабельная связь с внешним миром однажды просто перестала работать. А потом они умерли. Один за другим, в основном - от старости. Остался лишь он. Киборг. Не лучший, нет, просто человек, родственники которого обеспечили набор имплантов "Вечность". Хорошо иметь родственников-миллиардеров. Плохо остаться одному. Навечно одному.
   Когда умер последний, он всё же решился и прошёл сквозь метели, едва не погибнув. И обнаружил пустынный и мёртвый мир, скованный льдами. Парочка ещё рабочих спутников, до которых он достучался, не нашла радиопередач. А затем накрылись и они. Он остался один. Навсегда.
   Рука привычно отворила толстые прозрачные створки с осыпавшимися буквами "Main Laboratory". Главный исследовательский корпус. Там, на первых подземных этажах, он устроился теперь. И там же комп, забитый историями смерти и забвения. Он безумец? О да... что это? Звук! Новый, отличный от привычных цветов, свет, новый, отличный от привычных цветов звук. Он обернулся.
  

Он шёл...

   Он шёл по тесному коридору, на ходу касаясь сенсоров планшета. Красные лучи мрачно светили в окно; холодные, зловещие, привычные лучи. Он закончил писать и отдал команду. Через три целых пять сотых секунды на планшете появилось "Записано в основное хранилище". Интересно, зачем он дублирует? Да, основное хранилище - механическое, банальные чёрточки и точки на твёрдом теле - какой там материал? - охлаждённом почти до абсолютного нуля. Да, главхран продержится дольше него, дольше планшета, возможно, он переживёт убежище - кто знает... Но что ему до этой и прочих историй? Их никто не прочтёт. Некому. Он один.
   Вздохнув, он поёжился. Холод. Помещение максимально изолировано, он держит наиболее оптимальную температуру, но всё равно как-то зябко. Впрочем, эти пару градусов подарили ему пару сотен лет жизни - в отличие от остальных. Теперь их корабли вращаются около умирающей звезды склепами, а он мёрзнет, но пока жив. Ненадолго.
   Иногда ему казалось, что холод не настоящий. К физическому - давно уж должен был привыкнуть, но как справиться с живым воображеньем? Холод смерти. Холод угасания. Совсем как тот Холод, о котором он написал. Скоро он допишет, и очередная история ляжет в архив, что переживёт, возможно, и этот затухающий гигант. Холодная вечность...
   ...что увидит тот выживший, наивно надеющийся, что он не один? Возможно, конструкции Лабораторий не выдержат и обрушатся вниз? Или это лишь его галлюцинация? Постойте, что это? Он обернулся.
  

Он шёл...

   Сквозь тьму и тьму шёл он вперёд. И надежда была утеряна. И свет - лишь на кончике палочке. Волшебной, чёрт бы её побрал, палочки. Инструменте чародея. Он жив, пока горит сей свет, но много ли ему осталось? Когда он не сможет шептать заклятье вслух, раз за разом зажигая огонёк? Когда хищные тени прыгнут на него и заберу, как остальных?
   Он не помнил, сколько шёл. Он немного жалел, что оказался магом. Обычные люди погибли быстро, волшебников тьма тронула не сразу. Возможно, потому что была вызвана одним из них? Что это? Демон? Заклятье? Воплощённая Смерть? Он не знает. Он знает лишь, что темнейший из магов однажды решился на ЭТО. Он был среди тех, кто видел место ритуала. Тогда его вырвало. Ритуал "Кроатоан". Говорят, все знающие маги пришли в ужас.
   А потом в мир пришла тьма. Дни становились короче. А ночью спасти мог лишь свет, неважно, электрический ль, магический ль. Впрочем, через дня три электрический свет отказал. Тьма как-то смогла испортить генераторы - все до единого. Возможно, потому что она была колдовской тварью, а колдовство легко портит незащищённую технику?
   Теперь только заклятье света на волшебной палочке отделяло его от смерти. Палочка занята светом, и, значит, он больше ничего не может колдовать. Хотя нет. Он мог бы телепортироваться - палочка здесь не нужна. Вот только телепортация перестала работать тоже. Почему? Он не знал.
   Теперь остался он, палочка с дрожащим светом и тьма да бессмысленные шаги. Свет выхватывает из тьмы пустые здания. Он остановился возле скамейки. На удивление, тьма не трогала растения, но без света трава жухла. Это вход в сквер, да? Он присел. Нет, было кое-что ещё, кроме света, тьма и палочки. Была свободная рука и тетрадь. Зачем он пишет о писателе в мёртвом корабле, что в пустоте глубокого космоса? Проекция, сублимация или как там оно? Не любил психологию. Он любил научную фантастику.
   Одной рукой он достал тетрадь, одной рукой открыл, расположил на поудобней, раскрыл на нужном месте, достал ручку. Что же случится с космическим писателем? Возможно, разгерметизация? Он огляделся. Тьма продолжала зовуще шептать голосами людей и зверей, знакомых и нет, ею поглощённых. Хищная, влекущая тьма. Он повторил заклятье света, и тени отступили.
   "Нет, разгерметизация - это слишком просто, - усмехнулся он. - Реальность страшней. Я напишу... что это?"
   Он обернулся.
  

Он шёл...

   ...по дороге, которой несть конца. Он не находил сил остановиться - усталый человек. Последний человек в мире. Иногда, прямо на ходу, он делал наброски и зарисовки, такие же безысходные, как окружающее.
   Под ногами - слякоть. Что это было? Биологическое оружие? Мутация? Проклятие мумий или ещё какое фэнтази? Он не знал. Он просто шёл по земле, покрытой зеленоватой гнилью, от сухого места до сухого. Строки, полнящие белые в клетку листы, точно весточка из прежней жизни, успокаивали. Рюкзак с тетрадями - на спине, ткань, как и его куртка - непромокаемая. Куртку снимал сушиться на ночь. Удивлялся, как успевает высохнуть в такой влажности.
   На небе, как всегда, облачный покров. Изредка показывалось солнце - раз в неделю. Он вошёл в очередной мёртвый город. Или - живой? Зелёная, похожая на водоросли, влажная плесень плетьми свисала со зданий. Некоторые - вообще как большие живые холмы. Запах тухлятины и гнилости. На позеленевших дорогах изредка попадаются белые пятка - кости людей. Плесень съела их. Она не съела только его.
   Лучше бы - съела? Кем он стал? Руки - в перчатках. Резиновых - чтобы не намокла тетрадь. Неутомимость - он мог идти и не спать неделями. Или спать днями подряд. Последний месяц он не останавливался. Казалось, стоит остановиться - станешь таким же. Аморфным куском плесени. Сколько он ещё выдержит? Иррациональный страх гнал вперёд, вперёд, сквозь мёртво-живые развалины, не быстро, не медленно, просто вперёд... стоп, что это? Он обернулся.
  

Он шёл...

   ...если это можно так назвать. Поскольку обычные шаги не могут опираться буквально на ничто. Воображаемая опора. Куда хочешь, там и будет. Препятствий нет. Шагай хоть сквозь стены. Только от земли слишком далеко не оторвёшься - а жаль.
   Почему он ещё существует? Непонятно. Аномалия? Магия? Проклятие? Ответов нет. Его руки проходят сквозь любую материю - он не может даже прочесть книги. Никакого контакта с миром, кроме глаз и ушей. Разве что с одеждой своей - хорошо, что она не изнашивается. И хорошо, что у него есть записная книжка, в которой теперь можно писать бесконечно - волшебство?
   Да он сам - волшебство! Призрак. Самый настоящий призрак. Только вот живых, чтобы смотреть на него, нет. Может, в каких глубоких бункерах? Или в далёких городах? Он не знал. Идти - долго. Впрочем, куда спешить? Но здесь, в столице, живых нет. Лишь радиоактивные развалины. И неестественная тишина. Он вообще слышал звуки приглушённо.
   Ему оставалось лишь идти да писать. Про цепочку апокалипсис, например. Атмосфера способствовала. С каждым обследованным бункером надежда всё ускользала и ускользала. А на развалины шёл снег. Он шёл и шёл, искал и искал... пока за спиной не раздался громкий звук. Он обернулся.
  

Он шёл...

   По развалинам.
  

Он шёл...

   По руинам.
  

Он шёл...

   Во тьме.
  

Он шёл...

   В холоде.
  

Он шёл...

   Одинокий.
  

Он шёл...

   Отчаявшийся.
  

Он шёл...

   Пока не замер. И не обернулся.
  
   Что такое мечта? Какова сила надежды? Что может вера? Кому, как не ей ведомо то.
   В пустынных Лабораториях окликнула его.
   В холодной пустоте позвала его.
   В круге хищной тьмы привлекла внимание.
   Остановила в мокром городе.
   В развалинах заставила обернуться.
   Яркий образ в Лабораториях.
   Блеклый образ в мраке космоса.
   В свете заклятья тень.
   На плесени иллюзия.
   Отголосок в столице.
   Мир за миром. Вверх по лестнице. Демиург за демиургом. Шаг за шагом. И чем дальше, тем меньше её было. От той, кто держала его за руку, воображаемого образа и тени мысли. Она взлетела по лестнице, и бесконечность раздвинулась, пропуская её. Отголосок идеи, оттенок надежды и боли услышан был. И вдруг Эвита осознала себя. И осознала безмолвную просьбу из глубин иллюзий, точно луч света из тёмной бездны.
   Рассказчица смотрит ей в глаза. В её власти всё изменить. Рассказчица смахивает капюшон. Серые глаза, лёгкие морщины, длинные тёмные волосы с сединой. Во взгляде немой вопрос, адресованный из глубин бездны. И прежде чем подумать, Эвита кричит:
   - Да!
   И тысячи иилгов вторят ей. Кивает рассказчица. Улыбается грустно и светло. И бездна распахивается перед ними. И ручка, перо, воля, желание, бег пальцев меняет реальность. Переписывает миры. Писатель за писателем. Мир за миром.
   И призрак находит живых. И люди снова заселяют шар Земли. И плесень тает на глазах, и скелеты становятся оживают. И тьма отпускает людей, рассеивается под светом солнца - найден был контрритуал. И космический корабль, застрявший у звезды, находит патрульный крейсер. И Холод отступает, а в подземных убежищах спасена вся флора и фауна...
   Серая дымка уходит. Мир собирается воедино. Кусочек за кусочком. В сиянии воплощается она. Странник одинокий слышит: "ты не один". И Фабрика начинает работу. Потому что надежда - есть. Потому что мечта выше рамок реальности. Белоснежный отсвет ангела крыл на мгновение является иилгам и слышат они: "спасибо".
   А потом виденье тает - точно не исчезает, а удаляется куда-то дальше. Будто закрывается окно. Они ведь останутся жить - где-то там, куда они только что взглянули, правда? Эвита выдыхает. Поднимает глаза.
   - Благодарю за выбор, - кивает ей, и каждому иилгу в зале рассказчица. И разводит руки - и небо над головой, только что бывшее мрачно-тёмным, озаряет яркий солнечный свет.
  
   Стоило Эвите прийти в себя, как она заметила Андру - с той самой сказительницей рядом. А чуть дальше - саму Пророчицу, внимательно наблюдающую, как навстречу Андре - будто бы постаревшему Андре! - и магистру-сказительнице выступила другая пара. Седая девушка и мужчина, чем-то неуловимым на Андру похожий, оба в чёрном.
   - Илла Сказительница, - улыбнулась седая девушка с глазами старухи. - Далеко же завели нас мечты... Но сколько они стоят, Обманщица? Какая цена иллюзорным надеждам? Прах и тлен, - дрожь страха от неведомых образов, стоящих за этими словами, пробежала по спине Эвиты. Она поёжилась.
   - И вновь ты поднимаешь этот спор, - улыбнулась сказительница, и дрожь предвкушения сменила страх. Весь самоконтроль Эвиты тонул в образах и словах этих обеих. - Но в этот раз мы не одни. Чья же Симфония выше, о Страдальница?
   Мужчина, составляющий седой пару, властно взял её за руку, ступил вперёд. Синхронно с ним, словно в зеркале, сказительница подхватила за руку Андру. Они встали друг напротив друга, и улучшенный слух Эвиты уловил синхронный шёпот:
   - Веди ты, - седая - своему спутнику. - Позволь мне...
   - Ты - мой фон, - сказительница - Андре. - Позволь мне...
   Эвита заворожённо смотрела, и странное чувство охватывало её. Словно сейчас она будет свидетелем чего-то невероятного, чего-то судьбоносного. А затем седая и сказительница широко распахнули руки, словно желая объять мир, и настала тьма. Тьма - и тишина.
   Вспыхнул маленький огонёк, рывком разворачиваясь в пламенную сферу. Ощущение тела пропало, ощущение магии исчезло - но она осознала этот шар Первородного Огня всеми чувствами сразу. Она была им. И увидела смутную, светлую и добрую, непременно всемогущую фигуру. Мать. Мать вселенной. И Творец улыбнулась ей. И произнесла Она Слово. И Слово упало в Огонь, и стало Слово Песнью.
   Тысячи голосов, миллионы образов, миллиарды существ и улыбка Творца. Строгая и щедрая. Она подарила жизнь. Она подарила разум. Пламенными искорками раздала она души, строгим гласом и тёплым объятьем учила их, а потом - ушла. Оставила вселенную миллионам разумных. Перед глазами пронеслись все, от знакомых людей до ирреально страшных неверен. Эвита чувствовала - Творец была не одна, но она была направляющей силой, а сотни меньших мотивов - лишь пришли ей на помощь извне. Та, Кто Напела Бытие, ушла, оставив своих учеников и учениц следить за разумными и за мирами. Присутствие её погасло, и одиночество пронзило сердце особой тишью...
   Теперь Эвита осознала, что разворачивающееся повествование имело четыре источника. И одиночество пела Печаль - имя-прозвище само просилось на язык - творение вселенной вёл Андра... нет, Андра-Яалш, не иначе! Откуда это второе имя? Она не знала. Свет Творца выражала сказительница, Илла Имфоли, а учеников Творца - Андра-Яалш и Акнис Дораго, спутник Печали. Акнис же помогал с... фоном? Но ненадолго четыре роли слились воедино. Вот они разделились - и Андра с Печалью отступили назад, а вперёд выдвинулись партии Иллы и Акниса.
  
   Четыре партии переплелись в единой порыве, Песне борьбы и Песне возвышения, а в то время...
   Тень Иллы Имфоли обнаружила следы атрибутивной силы в одном из опаснейших мест Внешних Пределов. И была развеяна.
   Старший Помощник Сеадор отдал приказ начальнику научного отдела военного министерства империи Фэйре. Вакцинация будет проведена в кратчайшие сроки.
   Технический Директор настороженно следил за показаниями своей Консоли, прихлёбывая чай.
   Хранительница Заря приступила к прокладке последнего участка Служебного Коридора номер 90002.
   Кристалл Рода Пророчицы получил успокаивающие вести.
   Смотритель Ферет принял решение, личным вмешательством сократив время подготовки атаки до минимального.
   Десятая разведгруппа Иллы была уничтожена в полном составе.
   Мераш вздохнул про себя и отправил Огнетворице сообщение. Точнее, это сделают анонимно друзья его друзей по только что отданному сигналу.
   Вторая Симфония обрела новое вместилище и предвкушающе улыбнулась. Буря грядёт.
   ...а в это линия реальности замерла на высочайшей точке, готовая ринуться по одному из путей. Неустойчивое равновесие. Переходный период от первой к второй эпохе Третьего Дома.
  
   Тысячи лет проносились перед глазами. Она видела, как рождались, как умирали, как перерождались, как уходили за грань. Она видела, как крепли ученики Творца, как пристально следили за разумными, оставленными Ею на попеченье. И светлые надежды их пела Илла, и железную волю их пел Акнис. А потом она увидела и самого Дораго. Один из первосотворённых, один из высших, один из сильных, возвышался он над прочими... но другая фигура заслоняла его. Старший, так к нему обращались. Яалш - такое имя даровала ему Творец. И пела Илла Яалша, и Акнис пел себя, и столетья летели мгновеньями.
   Менялась вселенная. Вот Акнис набирает влияние, вот новые Смотрители и Смотрительницы, Помощники и Помощницы, Ключники и Ключницы, Служительницы и Служители присоединяются к Персоналу, всё больше их и больше, и редеют ряды прямых учеников Творца, и отступают угрозы, и век сменяет век...
   Песня четверых всё ускоряется и ускоряется, события размываются, только атмосфера и какие-то общие события видны ещё. Вот яркой, тревожной, трагичной вспышкой проносится смерть чуть ли не всего Персонала - так называют себя хранители вселенной и воли Творца её. И с каждой нотой крепнет и растёт линия Акниса, подхватывая и подбирая другие. И с каждой нотой слабнет линия Яалша, уступая более ярким Смотрителям - но остаётся главной.
   Особая она, линия Яалша. Со столетьями, пролетавшими в секунды, крепнет она, не растёт вширь, но становится всё более холодной, колючей и, вместе с тем, надёжной. Напоминает она военный марш и тяжёлые раскаты грома, безмерность Кристаллов Рода и стальную волю их Глав. Она ведёт Персонал - и всю вселенную! - за собой. И тени отступают перед жёстким светом, и непробиваемым щитом укрываются живые миры, и заразу выжигает хладное пламя. Нельзя остаться равнодушным, смотря на работу Старшего Смотрителя.
   Никто и не оставался. Мелодия отражает саму себя, переливаясь в мириадах оттенков. И Страдальница поёт скорбь и боль, печаль и горечь, что ложится на сердца Персонала, смертных и самих миров. И холодно кивает Яалш этой скорби, ожесточая душу. И не сдаётся. Берёт ответственность. Ведёт дальше.
   Но вот Акнис Дораго понимает, что пора что-то менять. Что вселенная застыла в стазисе. Стазисе вечной боли. Что Персонал борется с симптомами, но не с причиной. Что надо применить свою власть - к смертным.
   И он начинает менять. И власть его такова, что взгляда достаточно, чтобы величайшие маги падали к ногам могучего и мудрого Смотрителя. Тонкой и прочной сетью оплетает он Персонал и Внутренние Пределы, сетью интриг и влиянья. Однако бдит Яалш, и сеть не укрылась от взора его. И проходит он по нитям до центра, и сознаёт он предательство.
   Два Смотрителя сходятся в Большом Координационном Зале. Обвиняет Яалш Акниса - прямо отвечает тот. Сталкиваются два Смотрителя - в полной мере. Две личности, два мировоззрения, два пути и два пониманья. Два дерзанья, две воли, две власти и два смысла. Желал Акнис возвысить смертных властью, данной ему Творцом. Желал Яалш незримо ограждать их, позволив возвыситься самим. И горькую свободу Яалша поёт Скорбящая, и светлую мечту Акниса поёт Илла, и холодную рациональность поёт Яалш, и яростную страсть поёт Акнис.
   Скрещиваются клинки. Сшибаются идеи. Сталкиваются воли, сметающие законы самой реальности, словно фигуры с шахматной доски. Два вихря сливаются в один и расходятся - проиграл Акнис. Но светлая, яростная мечта его - проникает в Яалшев ум. И не только в его.
   Песня идёт всё быстрей. Подробностей уже не видно. Но видно, как Мечта охватывает Яалша и прочих Смотрителей. Но извращают её умы Смотрителей, и тёмная жажда власти сменяет свет стремлений. Сменяет - и вдруг, внезапно гасит мелодию Яалша. Чёрной волной прокатывается она по вселенной, гибнет сама, и гибнет Персонал. Всё стихает.
   Из пепла катастрофы и колыбелей рожденья восстают цивилизации. Возвышается Лиодор, многоцветной симфонией ширясь и ширясь. Тихая, неслышимая нотка вновь выдвигается на передний план. Не сразу вычленила её Эвита, но знакомые переливы, пусть слабые, пусть изменённые, улавливает она. Яалш. Андра-Яалш, Яалш-Андра вновь вливается в симфонию вселенной и симфонию Лиодора. Вот к нему присоединяется иная песнь, многомерная, отражающая саму... надежду? Надежду, искусство, утончённость, свободу и мечту. Илла поёт себя. Эвита осознаёт, что личные Песни и Иллы, и Скорбящей давно уже летят во вселенной - просто не замечала она их, увлеклась иным. Настолько огромна была симфония Дома, что никакого не сознанья не хватит уловить её всю.
   Сливается Симфония надежды с холодным долгом. Рядом с Яалшем встаёт Илла. Сливается тёмная Песнь печалей и грустей с пожаром страсти Акниса, скрывавшегося в фоновых мотивах. И холодный свет Персонала возвращается в Дом. И тёмный огонь Акниса снова охватывает его в попытке приблизить мечту. А потом глядёт Фестиваль Иллюзий, где новое воплощение примет старое противоречье.
   Саму себя видит Эвита. Видит рассказ Иллы, точно светлый зов сквозь тьму. Видит песнь четырёх, захватившую двор и уходящую далеко на просторы вселенной - и за них? Отражается песнь в песни, яркость в яркости, а история в истории. Вновь и вновь проносятся события. В какой-то момент Эвита ощущает, что может влиять на песнь. Что её выбор, здесь и сейчас, способен сместить баланс - в сторону ли Акниса-Скорбящей, в сторону ли Яалша-Мечтающей. Сознаёт, что видят то же и другие: каждый из тысяч иилгов во дворе влияет на Песнь. Каждый из миллиарда на планете - пусть и в меньшей мере, будучи дальше от истока. Каждый во вселенной. А может, и кто-то дальше?
   А потом Эвита различает мелодию Пророчицы. И скользит в будущее, где ветвится Песнь. Зрит два будущих Лиодора. Зрит и, не колеблясь, выбирает. Выбирают и остальные. Завершающе гремит симфония, следуя выбору, и замолкает. Замолкает, чтобы продолжаться незримо и вечно - огненная Песнь Матери вселенной, подхваченная твореньями Её.
  

Глава 14.

   Симфония отгремела. Эхо её и эхо решения - всё ощутили - вынесло Акниса и Скорбящую из Лиодора прочь. Я не уловил, куда, но вряд ли им досталось что-то больше эмоционального шока, подобного тому, что сковал всех вокруг. Даже меня.
   Я осознал, что иссис (иссис?) как-то коснулись Первого Слова. Не через Карандаш, скорее... не знаю. Не представляю. Выше обычного понимания. Поэтому такие силы называют мистичными. Природа способностей иссис подобна в этом природе атрибута, который Творец при мне описывала "Свет воли и Тьма возможностей". Выше понимания не просто смертного - но таких, как я, таких, как Акнис. Нечто, возвышающее над физикой... и Словом?
   А ещё я осознал, кто такая Илла. Она раскрылась передо мной. Она не могла не раскрыться - слишком искренна была её партия, слишком много себя в неё вложила. Илла Имфоли - не иссис. И никогда ею не была. И у неё нет носителя, кроме созданного самой собой, лишь отдалённо напоминающего душу иссис. Третья Симфония, Песнь, обрётшая жизнь, разум... душу? Теперь я понимал её слова: и вправду, среди трёх Симфоний она - вершина эволюции.
   Сомневаюсь, что её можно стереть Ластиком: Ластик стирает то, что ощущается и сознаётся. Душа иссис всё же остаётся душой - пусть и совершенно иной, "пустой" - но душой. Я умею стирать пси-актив души целиком. И мистическая сила иссис развеивается без него. Но здесь была лишь она. Сила иллюзий, живая, самоткущаяся Песнь. Я не видел её природы. Я мог бы бесконечно стирать воплощения надежды, мечты и обмана - который ткались и ткались бы снова. Как стереть идею? Как уничтожить абстракцию? Творец дала б ответ. Я - не Творец. Но я всё равно его найду.
  
   Инициирован АСК-диалог.
   "Я прошу прощения, что вынуждена прервать ход твоих размышлений", - негромкий женский голос изрёк точно отмеренные фразы.
   "Откуда вам известен протокол экстренной связи?" - вопросил я, выуживая из дебрей памяти и этот кусок. Как же давно это было! Задолго до Савэри, не говоря уж о Томико.
   "В некотором роде он был создан именно для нашего текущего общения. Вероятно, ты сейчас должен потребовать доказательства, что это именно АСК-диалог, а не нечто иное, а также того, что мне позволено пользоваться этим инструментом. Отвечаю: нет, доказательств через АСК предоставить я не могу. Но могу убедить, в самом что ни на есть меметическом смысле. Что и делаю прямо сейчас. В данный момент в твоей душе открывается очередной сектор пси-пассива и загружается в пси-актив. Процесс практически безболезнен, потерпи немного... всё. Добрый день, Старший Смотритель Яалш".
   "Добрый день, - я вспомнил, ёжась от своеобразного ощущения, обладательницу ровного тона, - Хранительница Заря".
   "Я рада твоему существованию, - размеренно продолжила она. - Рада уведомить, что за время твоего отсутствия не произошло никаких происшествий с Лифтом. Также уведомляю, что с Техническими Помещениями всё в полном порядке, за исключением абсолютной изоляции от Служебных Помещений. Грань Хаоса работает. Согласно известным мне сведеньям, с момента твоего отстранения произошло ровно тысяча тридцать три прорывов, из них тысяча пять были локализированы Отделом Хаоса на месте. Потери среди Технического Персонала - двадцать три служащих, из них семнадцать в Отделе Хаоса, один в Отделе Душ, пять в Отделе Распределения, ноль в Служебном Архиве".
   А хорошо! Даже чудесно. За столько веков - и двадцать три погибших. Никаких катастроф. Оно и видно: будь иначе, вселенная или, как минимум, Пределы, Внутренний и Внешний, перестали бы существовать. Веер Директив "Паранойя" предусматривал полную изоляцию Технических Помещений вплоть до стирания важных данных из памяти, вложенного запрета на общение даже через... стоп.
   "Заря, ты подчиняешься Вееру Директив "Паранойя"?"
   "Разумеется, нет, Старший Смотритель, - подтвердила догадку она. - Формально я не подчиняюсь ничему за исключением твоих указов и указов Хозяйки Дома. Ты не подчинял меня каким-либо Директивам АСК. АСК не имеет надо мной власти".
   "Зачем ты вышла на связь?" - Заря, загадочная Заря, напоминающая мне компьютер - что тебя интересует? Зачем ты нарушила изоляцию святая святых Дома?
   "Настало время, - с долей торжественности, которая меня напрягла - обычно Заря пугающе безэмоциональна. - Близится момент, ради которого я вернулась. Скоро, Старший, я выйду на просторы Дома и исполню свой долг".
   Долг Зари. Долг, мне неведомый. Что она должна совершить? И зачем? Хранительница Заря прибыла на Лифте в самом начале, когда я только-только организовал Персонал во что-то трудоспособное. Прибыла и сообщила, что послана ради момента в далёком будущем. Уже тогда я осознал опасность пришелицы, а в особенности её силы - силы, неведомой мне. Она владела, искусно владела атрибутом и Младшим Универсальным Ключом - но Смотрительницей не была. Такое ощущение, что Ключ ей дан так просто, без обязанностей. Или с обязанностями, неизвестными мне. АСК ничего не знала о Заре и знать не могла - это пугало вдвойне. Я запретил тогда Заре всей властью своих Полномочий покидать Технические Помещения. Она приняла это легко. Я обязал её хранить Лифт и ввёл соответствующую должность. Я разрешил ей пользоваться Малым Полигоном - и большинство её экспериментов не мог постичь. Она поклялась мне, что не будет вредить Дому и замыслу Творца - теперь эта клятва кажется недостаточной.
   "Каков твой долг, Заря? И как ты нарушишь изоляцию?" - я не могу заставить её отказаться. Надо, как минимум, быть рядом. А отговорить...
   "Ты увидишь, Старший Смотритель. Мой долг не противоречит твоему. Скоро мы сможем поговорить лично".
   "Ты можешь обеспечить связь с..."
   "Нет. В данном случае я согласна с Веером Директив. Я успокоила тебя, Старший Смотритель. Теперь же передам небольшую просьбу: сражайся до конца. Я не гарантирую твоей победы. И не удивляйся неожиданностям. Хранительница ТВЛ сеанс связи закончила".
   АСК-диалог был принудительно закрыт.
  
   Общение с Хранительницей Трансвременного Лифта встряхнуло меня после Песни и настроило на рабочий лад. Не время стоять и переживать. Не время вязнуть в мыслях. Время брать ситуацию под контроль. Инициатива пока что в наших руках, терять её - нельзя.
   - Старший? - Томико тоже очнулась.
   - Да? - повернулся я среди замерших точно в трансе фигур иилгов.
   - Ризань атакована, - и послала инфопакет. - Ваши приказания?
   - Началось, - вздохнул я. - Пусть работают без привлечения дополнительных сил. Но держи пару леб наготове... Да сколько можно стоять! ИМЕНЕМ ТВОРЦА! - мой голос сотряс двор Фестиваля. Не люблю произносить речи - но придётся.
  
   Капитан Морган и капитан Леда в очередной раз беседовали через устройства своих стратегических залов. Проекции друг друга легко включались в общее иллюзорное пространство.
   - ...Дежурство это, - вздохнул Морган. - Тебе не надоело? Гордан уже которыми рейдами хвастается. И Томико, как назло, не ввела ротацию.
   - Я говорила с ней вечером.
   "Условным вечером", конечно. Морган уже привык, что время на лебах скачет туда-сюда. Их время привязали ко времени центра обороны на Ризани. Впрочем, для четверти Персонала вечер другой смены был утром и наоборот. Ещё для двух четвертей - ночью и днём соответственно. Четыре смены, как и положено на полностью укомплектованной лебе. Только капитанам от этого ни холодно, ни жарко. Сменных у них нет. Как бы то ни было, смены Моргана и Леды примерно совпадали с "дневной", а "рабочий день" - с корабельным временем - но режим этот постоянно нарушался.
   - И как? - Морган улыбнулся "хрупкой девушке в белом" - такой ему всё время виделась Леда. Правда, мастерством обращения с атрибутом и силой воли "хрупкая девушка" его превосходила. Да и как капитан, пожалуй, была компетентней. Ох, не зря старик Яалш не одобряет романтику на высоких постах Персонала... То же мне, старик! Теперь моложе Леды выглядит, а всё такой же...
   - Сказала, чтобы окапывались здесь, - Леда раздражённо отбросила светлую чёлку от больших синих глаз. Глаз, в очередной раз напоминающих: она не человек. Небесная фея. А он - человек. Между ними ничего быть не должно. Точка. - И молились Творцу, чтобы здесь оказалось именно что скучно.
   - Лучших капитанов оставлять на каком-то там дежурстве, - снова вздохнул Морган.
   - Хватит, - поморщилась Леда. - Мы просто чаще других побеждали на учениях и хорошо сработались. Всего-то навсего.
   - Признай уже, мы - лучшие, - хихикнул Морган. Её лицо такой забавное - ну как не напомнить ещё раз? - Ладно, не мы, ты - лучшая. Так пойдёт?
   - Оставь эту лесть, - отмахнулась Леда. Так, главное, не пялиться на неё откровенно. Хорошо, атрибут позволяет воспринимать её образ целиком - взглядом себя не выдашь. - Скажи-ка мне лучше, что за слухи по иссис дошли до меня от твоего тактика?
   - От Оссена-то? - хмыкнул Морган, внутренне ухмыляясь. - Он недавно ходил на обмен опытом с другими тактиками. Та заварушка с духами около Варсаммата. Так вот, у них в консультантах иссис, самая что ни на есть. Древняя иссис, говорят, старше самой Томико. И у неё целая разведка из других иссис в кармане. Старший пока придерживает информацию, но слухи...
   - В странное мы попали время, - задумчиво произнесла Леда. - Эти иилги-модификанты...
   - Тебе они разве не понравились? - уточнил Морган. Говорят, Леда много времени проводит с тэм-офицером своего десантного иилгского корпуса. Внеслужебного времени. Он принял меры, но...
   - Они странные, - пожала она плечиками. - Совершенно иные. Культура, обычаи, искусство... но знают Та-Рету, правда, не совсем ту. Их Основательница точно была из Персонала, но ничего о нас не передала. В нашем времени каждый чародейский союз о Персонале знал, а здесь... так странно.
   - И поэтому ты с ним каждый вечер чаи гоняла? - не выдержал он.
   - Морган! - к его удивлению, она звонко рассмеялась. - Ох, Морган, так вот оно что! А я-то гадала, что ты мой корабль чуть ли не шпионами наводнил. Всё намёками вызнавала, а ты - нем как ливук, - Морган растерялся. О Творец, ну почему всё так глупо вышло? Вот... - Морган! - он сделал усилие и поднял запылавшее лицо, чтобы посмотреть на её... улыбку? - Я жду.
   - Я... - взял себя в руки и продолжил. - Я люблю тебя, Леда.
   - Завтра чаи будем гонять вместе, - решила она. - Вот видишь, это не так сложно, - ему сейчас хотелось сделать что-то безумное. Обнять её, например. Хаотикова иллюзия! Но только он раскрыл рот, чтобы ответить...
   "Капитан, боевая тревога! - крикнул дежурный тактик. - Три... четыре сотни целей, размер - корвет, координаты... вектор... скорость... ускорение... предположительная опасность..." Судя по тому, что Леда изменилась в лице - ей пришёл аналогичный доклад. Хаотик побери!
   - Устроим этим... - он не нашёл достаточной характеристики, хотя старался.
   - Устроим, - прохладным, деловым тоном ответила Леда. - Кто ведёт?
   - Ты, - он сходу сообразил, что с такими эмоциями командовать получится не очень. А унять мгновенно не успеет.
   Леда кивнула и исчезла, отправившись в тактик-зал. Мигом позже в свой переместился и Морган. Две авианесущие лебы неторопливо повернулись навстречу пришельцам, выпуская первые чароконструкты прикрытия.
  
   Тактик-зал по умолчанию поддерживал ускорение один к одному целому, одной десятой. Не особенно большое, зато - стабильно. В пиковые моменты многоуровневая ритуальная система с отдельным каналом к источнику лебы выдавала результаты вплоть до одного к двум. Тоже немного, но только в сравнении с личным временем Смотрителей или полигонами со специально подобранной физикой. Значимое ускорение в любом месте вселенной, вне зависимости от относительной скорости и массы, считалось раньше невозможно затратным - но маги Диэрака приняли вызов и решили проблему. За что отдельное спасибо Старшему.
   Морган расслабился в капитанском кресле, практически не воспринимая окружение, но взирая на космос сенсосистемами лебы. "Меченосец" разгонялся навстречу крупнейшей из вражеских группировок корветов, выпуская из себя сто двадцать - весь состав -фрегатов и двести сорок из четырёхсот восьмидесяти корветов. Корветы и фрегаты поделились на несколько групп, сохраняя соотношение один к двум, которые под прикрытием обоих крейсеров, "Вёрткого" и "Архивариуса", перехватят основные силы противника. Часть "корветно-фрегатной смеси" будет в резерве под маскировкой. Если бой пойдёт удачно, "Меченосец" будет работать только источником АБЧ да боевых ритуалов, ретрансляторы которых располагались на фрегатах. Ну а леба Леды, "Уничтожитель", побудет на дальней орбите Ризани, страхуя планету от неожиданностей.
   В сущности, лебы и весь флот, несмотря на многофункциональность, наиболее хорошо показывали себя против сходных противников. Однако учения - далеко не реальная проверка. Морган был рад, наконец, опробовать стратегии и тактики. Корабли сближались. И прежде чем передовые АБЧ вступили в боевой контакт, с Ледой и Морганом на их личном канале связалась Томико.
   - Доклад получила. Действия одобряю. В поддержке отказываю. Леда, не будь параноиком. К вам следует глава нашей разведсети, Илла Имфоли. Она - древняя иссис. Отнеситесь спокойно. Личная советница Старшего. Слушаться, как меня.
   - Иссис? - переспросила Леда. - Ты уверена, что...
   - Да, Старшая Помощница, - Моргану почудился энергичный кивок на той стороне. - Илла опасней меня и не менее полезна Персоналу. Старший доверяет ей, я - не совсем. Прямого ослушания не пойму.
   - Принято, - сухо ответила Леда.
   - И, капитаны, - продолжила Томико, - оставляйте в резерве больше энергии, подготовьте ОМП. Военная доктрина Ферета - а это его войска - не исключает полной зачистки врага. Ему хватает места, цель - расширить влияние. Возможно... разное.
   - Есть, Младшая, - ответствовал Морган, отдавая приказы.
   Несколько минут, и нескончаемая череда приказов и поправок, наконец, прошла. Морган откинулся на мягкую спинку капитанского кресла, чуть расслабился, охватил взором сенсоров картину в целом.
   Первые АЧБ столкнулись с врагом. Космос расчертили лазерные и духовные лучи, пучки частиц и стихий. Вспыхнули и гасли щиты врага. Корветы вторженцев рвало на куски. Однако не только их. Ответные залпы ракет и корабельных рельсотронов, явно ускоренных магически, проредили, а затем и полностью уничтожили волну АЧБ. Прекрасно, первые данные есть. Операторы спешно конфигурировали следующие волны АЧБ, меняя программы и тактики, насколько это возможно. Ход времени тактик-зала вышел на максимум.
   - Она здесь, - вдруг сообщила Леда.
   - Кто? - вопросил Морган, отвлекаясь от лихорадочного планирования.
   - Илла. Сейчас и ты...
   - Привет, - шёпот на ухо. Морган дёрнулся - никого. - Я помогу вам, отважный капитан, не бойся, - в шёпоте различались десятки разных голосов. Жуть какая. И атрибут, и сенсоры тактик-зала не различали ничего постороннего. То есть, совсем ничего. Действительно древняя.
   - Чем поможешь? - Морган быстро взял себя в руки, только поёжился. Да уж, прислала Творец союзничка! Ответил Леде. - И у меня.
   - Готовь тяжёлое оружие, Морган, - прошептала иссис. - Смени курс вот так, - посланный мыслеобраз, кажется, и не заметил духовный щит.
   - Тоже следуешь её... инструкциям? - поинтересовался Морган у Леды. "Уничтожитель" стремительно разгонялся, казалось, в открытый космос.
   - Да, - краткий ответ и образ тактической схемы.
   - Мерзкое предполо... хаотик побери, это ещё что?!
   - Ах да, капитаны, - напомнила о себе Илла. - Забыла предупредить. Не линкоры и прочее непотребство. Это, милые мои, астероиды. Четыре астероида. Ферет, умница, не собирается гробить армию о Ризань. Он её взорвёт. Они разгоняются, видите? - мыслеобраз. Раскладка по скоростям, ускорениям и курсам. - Масса каждого - около 2*1018 килограмм. Плотные, небольшие, много меньше лун, но от этого не лучше. Что будет, если хотя бы один столкнётся с планетой? Люди умрут. Все. Даже в глубоких бункерах. Ну что, ясна задачка? Аннигилируйте их. Немедленно!
   - Принято, - словно бы со стороны услышал свой голос Морган. Мысли уже закручивались вихрем расчётов. Главный бортовой вычислитель, к которому он подключился, выдал ответы. Он предложил вариант Леде. Спустя доли секунды она одобрила его, как более удачный, чем её собственный. Отлично. Леба чуть развернулась: к удивлению, Илла предсказала их выбор, пусть и неточно.
   Отдав указания тактику, механику и магу лебы, Морган снова откинулся в кресле, улетев мыслями к схватке корветов и фрегатов, оказавшейся отвлекающим манёвром. То же самое сделала Леда. Их цель - победа с минимальными потерями. И они, лучшие капитаны флота, её обеспечат.
  
   Астероиды ускорялись. Лебы летели наперехват. Интересные всё же инструменты - лебы. Томико и Яалш проявили себя в полной мере. Предусмотрительность и параноидальность Яалша соединились с военным мировоззрением и прямотой Аваре. Прекрасная работа. И в то же время - уязвимая. Лебы универсальны. Они могли быть как летающими городами со всем необходимым, так и техническими складами или передвижными источниками энергии. И только одним из пунктов значилось "военная поддержка". Важным, но не главным. Ущербность леб в военном плане - очевидна. Не зря, ох не зря потратил столько времени на добычу информации.
   С другой стороны - он сам. Самое совершенное оружие во вселенной - Смотритель Дома. Оттачивающий свои навыки тысячелетья. Не ограниченный шаблонами тактик и стратегий. Безусловно, он мог бы уничтожить любую из леб. Однако Томико и, тем более, Яалш предусмотреть это обязаны. Открыто применять свою силу - нельзя. Он чуял вокруг тончайшую сеть, развешанную Иллой. Достойный противник. Жаль, он не смог убедить её...
   Леба под названием "Меченосец" выглядела заманчивой целью. Нет, не её он изберёт. Менее защищённая, с энергией, постоянно тратящейся на трансляцию тысяч разрушительных и защитных ритуалов - она вела себя ещё и достаточно осторожно. Вот "Меченосец" подходит к астероиду. Вот содрогается массивы ритуалов, проводя энергию накопителя. Белый луч главного орудия устремляется к астероиду с релятивисткой (4) скоростью. Где-то в глуби его зачарованная вода выпускает энергию и импульс вокруг. Хорошее решение, корабельный маг "Меченосца", кем бы ты ни был. Астероид буквально трескается, сотни, тысячи и миллионы малых астероидов и метеоритов разлетаются в стороны. Не надо было звать Аску, чтобы рассчитать траектории. Идеальная работа, Помощник Морган. Ты бы заслужил моей похвалы, если б не служил идейному противнику.
   "Уничтожитель", в отличие от "Меченосца", имел полные накопители: главный, вспомогательные, резервный. И экономить не стал. Залп чуть ли не в половину накопителя. Прекрасно, дорогая Леда, всё правильно делаешь. В отличие от Моргана, Леда не стала заморачиваться с расчётом траекторий. Она дала нефокусированный залп большинством орудий левого борта. Тысячи тонн вещества вскипели, но основной импульс приняло небесное тело как целое. И отклонило курс. А сопутствующий духовный всплеск снёс заклятья колдунов Ферета. Как... расточительно. А тебя, Леда, ждал бы серьёзный разговор. И совсем не жаль, что ты на другой стороне.
   "Меченосец" рванул к следующему астероиду. Резво, с запасом, но и экономно. Морган, безусловно, хороший командир. Надо постараться сохранить его до того, как всё закончится. Новому Старшему он будет повиноваться беспрекословно. Как и любой из Персонала. Впрочем, он, как и Яалш, властью злоупотреблять не будет. Яалш... старый друг, старый враг, близкий, как никто во вселенной, и столь же далёкий ныне.
   "Уничтожитель" метнулся к "своему" астероиду, выжимая всю скорость. Что с тобой, Леда? Перенервничала, девочка? Ничего страшного. Вот, теперь тебе придётся немного подождать или забрать энергию со щитов: ритуалы и заклятья подвешены на главный накопитель, нужно время на переливание энергии. Или - почти мгновенно забрать со щитов. Твой выбор? Подождёшь. Молодец, но даже и так...
   Как бы ни хотелось не раскрываться, выбора нет. Раскрыться - на миг. Собранная мощь течёт по жилам изменённого Полномочиями тела. Ты - направляющий. Ты - проводник воли Творца. Во имя её и во имя прогресса!
   Астероид изменил скорость. Мгновенно. Этот ритуал не предполагал какой-то там инерции. Он действовал более абстрактно. Секунду назад вся масса несётся к планете, подгоняемая чарами и гравитацией. Секунду после она таранит лебу, неосторожно забравшуюся слишком близко, на одной сотой световой скорости. Щиты? Ничто перед таким импульсом. Отдать должное чародеям Томико: материальные щиты даже попытались распределить весь импульс. Удайся им это, и леба просто получила бы смертельное даже с учётом компенсаторов ускорение. Но иилги и Персонал крепки телом. А ключевые посты дополнительно защищены. Леба отделалась бы значительными потерями, и только.
   Но никакие щиты не способы остановить такую массу в упор. Одновременно с толчком всей лебы, выводящим из строя множество систем, резким скачком энергии из накопителя в щиты и разрывом, как бумаги, этих щитов, Леда успела отдать приказ. Вот теперь остаётся только похвалить её. Остатки энергии упали в подготовленный для астероида "Молот". Громоздкий ритуал замедлил астероид. Немного, незначительно, вот только корабельный техник успел перекинуть резервный накопитель на внутренние щиты. Астероид, треснувший надвое, пробил и их.
   "Уничтожитель" летел боком к астероиду. Соответственно, половинки его, отклонённые щитами, ударили в нос и корму. И не задели накопители, располагающиеся в центральной, наиболее защищённой, части. Пропитанный чарами камень, безусловно, давал защиту даже от тактических ядерных ракет, но отнюдь не от массы, разогнанной до релятивистских скоростей. Лебу разорвало. Астероид буквально отколол от неё нос и корму от центра. Следом детонировали вышедшие из-под контроля чары и ритуалы. И, главное, склады, объём которых вдвое превосходил объём самого корабля. Склады, преимущественно, располагались в расширенном или же сжатом, а то и добавленном пространстве. И сейчас пространственно-временные складки рывком распрямлялись, буквально перемалывая разрушенную базу.
   Но Старший Помощник Леда была ещё жива! Акнис чуял огонёк жизни в отломанном и покорёженном носу. Видел нить от энергоисточника, тянущуюся к тактик-залу. Не колеблясь, он отрезал её. Затем, разрывая дымку развеивающейся защиты, огненным метеором прорвался к металлической сфере тактик-зала. Касанием атрибута Акнис обратил её в плазменный шар. Огонёк погас. Замечательно.
   - Привет, - он повернулся. Попытался уйти телепортом. Но телепорт не работал. Дымка следящей сети сопротивлялась ритуалу. Иссис провела его.
  
   - Я не люблю, - вуаль иллюзий отражается мечом-атрибутом, - когда разрушаются, - иллюзорные лезвия совсем не иллюзорно царапают атрибут-щит, - чьи-то мечты, дорогой Смотритель.
   - Скорбящая просила за тебя, - холодно молвил Акнис, отклоняя в сторону вихрь молний, развеивая иллюзию себя, проткнутого мечом, и стирая из чувств боль. - Зачем-то ты ей нужна, бесплодная надежда.
   - Она - лишь тень давно уж сгнившей мести, - с улыбкой десять Илл ударили клинков десятком - со всех сторон, и сверху, и внизу!
   - А ты - мираж, желанный, но мираж, - пространство-время сжалось и разжалось, отшмётки плоти иллюзорной всё таяли и таяли вокруг. - Я же виду вселенную к расцвету.
   - Огонь по недоразуменью не погас, - видений сотни жглись и жглись бесследно. - Ты должен был уйти.
   - Я должен жить. Я нужен всей вселенной, - он молвил хладно, и реальность изменилась, под волею могучей присмирев.
   - Не понимаешь - и понять ты не способен, - вздохнула тысячей миражных голосов. - Возьми мой горький дар; Страдальницу о сути ты спроси.
   - О чём... - ударил атрибутом, вздрогнул. - О чём ты говоришь?
   - Пойми, - певуче молвила она. - Пойми-прими и осознай вовек.
   И мрачна тень легла на светлу душу. И сила Акниса оковы сорвала. Ушёл Смотритель. Вздохнула иссис лишь. Убить его пока что не могла. Но тьмой проклясть - в её вполне могучих силах.
  

Глава 15.

   Ткётся вязь, льются ноты бесконечной Песни, и Дом есть Песнь, и Песнь есть Дом, и нет вселенной вне Песни, и нет Песни вне вселенной... или есть? Несколько нот Та-Реты, сплетённые переливчатой трелью, пронзают пространства и времена вселенных и не-вселенных, набирая мощь. Повеление становится всё сильнее и сильнее, усложняется, собирается в нечто более совершенное...
   Огнекрылая Птица летит, продираясь чрез Хаос, и Хаос структурируется за ней, подобно конденсационному следу, кристалликами Порядка. Хаотики не могут догнать её или воздействовать - она ограждена Волей и Представлением сущности выше, чем они. Они впиваются в кристаллы Порядка, и след меняется, и из искорок столкновения рождаются зёрна того, что может вырасти в нового хаотика. Или даже - в новую вселенную? Кто знает...
   Птица-трель летит, набирая скорость. Сколько она летит? Это не важно. Здесь нет времени, здесь тысячи времён-пространств, самых разных, не пересекаются, и нет связи меж ними, и нет глобального времени. Есть только время Птицы, но каково оно - время ажурных нитей смысла, связной абстракции, несущей Волю той, кто творит Вселиким Огнём и письменами вечности?
   Ярким следом пронзает Птица упорядоченные вселенные. След метеора, заблудшей звезды, вспыхивает на миллионах планет, и тут же гаснет. Тухнет яркая искра, чтобы перенести Птицу на следующую планету. Программа, которая больше, чем алгоритм, ведёт пламекрылую. Тень воли её пославшей расходится, подобно волне. Радиоволной охватывает она континуумы, сенсорной сетью окутывает их, пристальным взором проходит насквозь, путеводной нитью достигает цели и отражается обратно.
   Цепочкой звёзд, кривизной метрики, цифровым сигналом, последовательностью вспышек, хороводом эмоций возвращается посыл. Возвращается и подхватывает Птицу, направляет её, ускоряет. И континуумы сжимаются в нульмерное представление, и вселенные - лишь точки на пути, и Пространство Всех Состояний - отрезок прямой. В один миг и одну вечность Птица соединяет источник и цель.
   Легчайшее, к счастью, локальное колебание констант обращает область отдалённой вселенной в кашу полей, заодно испаряя физическое тело того, кому оно не очень-то нужно. Некоторые секунды он формирует тело заново, адаптируя к окружающей катастрофе. Он не сразу понимает, что произошло, но затем чувствует нить. А затем по лучу внимания пребывает Птица, с пламенных крыл которой срываются солнца, и превращается.
   Символы рисует пред ним пламя, символы малого языка творения, на котором пишут вселенные. Символы Та-Реты. Птица-послание исполняет предназначенье до конца. Он не может отвернуться, он не может не понять - Воля и Представление Творца, будь он даже бесконечно удалён, не преодолеть такому, как он. Птица поёт свою трель, и, заворожённый, он внимает.
   А потом Птица рассыпается цветастым фейерверком, а мистик Мераш облегчённо вздыхает. Да, предосторожности оказались бесполезны, но она его, хотя бы, не убила. Всё-таки - Огнетворица. Теперь он не отвертится, увы.
  
   Неторопливо восходил солнечный диск над Имперским Объединённым Военным Ведомством, окрашивая облака и стены кабинета в кровавые цвета. Министр Военных Дел, Острам Дэрир, считал, что этот символ как никогда точен. Он взошёл на вершину кровью, но кровь войны - лишь рассвет, начало его власти. Министр оглядел стопку папок и список отчётов на экране рабочего компьютера. Власть властью, но без вот таких вот докладов её не удержать. Информация! Контроль над её потоками правит миром. Вздохнув, министр прокрутил документы старомодной, проводной мышью. Список не был сортирован: просто автоматическая сборка поступивших докладов, заявлений, аналитических записок... Острам не позволял притрагиваться к этому списку даже секретарю. И о мерах безопасности позаботился. Итак, ни одного действительного важного доку... ан нет. Щелчок мышки.
   Тип: архив, зашифровано.
   Название: докладная записка 007.
   Статус: срочно, первая категория важности, использован допуск "Омегос".
   Отправитель: А.Т. Ластрим, ст. коор. проекта "Шприц", генерал-лейтенант.
   Тема: не указана.
   Любопытно. Альфаст Ластрим показал себя прекрасным управленцем, а его находка, этот математик Андра, сделал "Шприц" вдвое выгодней всего-навсего верным распределением ресурсов. А потом Андра пропал - по официальной версии. Неофициальную уже которую неделю отрабатывает спецгруппа "Зет", на которую ложились действительно значимые из редких вмешательств иномирцев.
   Таким образом, Альфасту можно доверять, а использование допуска "Омегос" внушает. Такой допуск давался всем управленцам и аналитикам высокого звена и позволял отправить данные напрямую высокому руководству - единожды в год. Если отправитель ошибался уровнем компетентности или значимостью посылки... что же, у ИОВВ кнут котируется больше пряника.
   Доступ к архиву...
   Введите пароль: ************************
   Идёт расшифровка... доступно.
   Список папок и файлов: Farsis.3du.
   Открытие Farsis.3du...
   Единственный документ - судя по всему, тот самый срочный доклад. Не разочаруй своего министра, Альфаст!
   Господин Министр! Если это письмо у вас, то я мёртв. Ниже вы увидите подробные отчёты по моему внедрению. Сначала я изложу всё лаконично.
   Чужаки, иномирцы. Нематериальные существа. Способны брать разум людей под контроль на любом уровне: от прямого управление и полной перестройки личности и памяти до "отвода глаз" и гипнотических иллюзий. Защита группы "Зет" работает только против простых воздействий.
   Цель внедрения в Военно-Медицинское Ведомство: прежде всего, изменение препаратов проекта "Шприц", а также прочих массовых военно-медицинских проектов. Конечная цель мне неизвестно, но судя по нескольким инцидентам (см. ниже) чужаки собираются поставить нашу армию под полный контроль. Изменение препаратов сделает наши войска податливыми к контролю сознания, значительно увеличит все боевые характеристики. Предполагается обработать всю армию, а также все ключевые фигуры Министерства.
   Внимание! Господин Министр, Его Императорское Величество находится под контролем. Также под контролем несколько ключевых фигур при дворе. Чужаков мало, их планы начали ускоряться в последние дни. Будьте аккуратны: любой может быть под контролем!
   Господин Министр. В ваших руках будущее нашей державы. Я прошу воздержаться от поспешных действий. Вы не сможете повлиять на сложившееся положение. Я молю Создателя, чтобы вы не попали под контроль. В случае угрозы их планам, чужаки устранят вас немедленно или сделают марионеткой. Полагаю, вы достаточно доверяете мне, чтобы принять на веру: никакие методы не смогут защитить вас от бестелесных существ, способных проходить сквозь любую броню и читать данные из компьютеров или памяти людей.
   Наш единственный шанс - иномирцы, но другие. Вам доложили, что у группы "Зет" нет успехов по расследованию происшествия на "Базе 14". Это не так. Результаты есть, сразу после их получения группа "Зет" поставлена чужаками под контроль. Чужаки были недовольны вмешательством сторонних сил, мне удалось выяснить, что они столкнулись с высокоразвитой "магической" цивилизацией. Чужаки настроили свой переместительный комплекс (см. ниже) на мир Ризань, который контролирует эта цивилизация; судя по косвенным данным, именно он будет первой целью нашей армии, когда они поставят её под контроль.
   Комплекс не используется. У вас или тех, кого вы сочтёте нужным послать в качестве вестника, есть единственный шанс. После перемещения чужаки будут вынуждены взять ИОВВ под прямой контроль. Я не могу быть уверен в гарантированной помощи других чужаков, но они определённо враждебны этим чужакам. Ниже я предлагаю подробный алгоритм действий, ещё ниже - подробные отчёты по внедрению. Действуйте, господин Министр! Судьба Родины в ваших руках. Удачи.
   Так. Ему нужно кофе. Кофе и доказательства. Пусть интуиция и кричит, что Альфаст не солгал, что писал в трезвом уме и твёрдой памяти. Министр парой щелчков мыши заказал секретарю кофе покрепче, отправил своим агентам веер запросов, срочных, но внешне малозначимых, компиляция которых даст понять, верен ли доклад, и продолжил чтение.
  
   - Не сопротивляйся, - велит она.
   - Тебе легко говорить, - морщится Акнис, усталый, измождённый, точно ему душу изнутри выели. В принципе, чем-то похоже. - До чего же я опустился - добровольно снять щиты пред невереной...
   - Не невереной, - улыбается ему - светлая грусть и вспышка ненависти глубоко внутри. - Я - это Песнь, и иссис - лишь хрупкая оболочка, сдерживающая моё развёртывание. Сейчас время решать, доверяешь ли мне, Акнис. Я не буду клясться. Но даю слово, что не причиню вреда. Я видела слишком много предательств, приняла слишком много боли, чтобы лгать, - она разучилась лгать. Давно. Или - никогда не умела?
   Он смеряет её взглядом, словно понимает, что творится в душе. Разве может взгляд, даже взгляд Смотрителя, добраться до дна темнейшей из Песен?
   - Я верю тебе, - наконец, изрекает он. Наверняка прикинул что-то вроде "если бы могла предать раньше, был бы уже мёртв". Рационализм - никогда постигнет её иррациональной сущности. Но выбор его - верен. Ей незачем предавать.
   - Позволь мне... - Сила Симфонии расходится чёрными волнами, окутывая его усталую душу.
   - Смотри, - и распахивает духовные щиты, - смотри и исправь!
   Свет! Яркий, чистый свет просвечивает сквозь тёмное облако Силы. Какой контраст... Искренность его - звёздная плазма. Но вот сквозь ауру Служебных Полномочия и свет его души просачиваются жгутики её Силы. Она вслушивается в гармонию его духа и ищет фальшь.
   Фальшь? О нет! Малышка Илла - совсем уже не малышка. Она не фальшивит. Музыка Мечтательницы течёт не хуже её собственной. И водовороты её не менее темны, чем водовороты её Песни. Такая многогранность... Илла-Илла, ты ведь не подведёшь?
   Проклятие Иллы - не волшебство. Илла не может колдовать и никогда не могла - так же, как и она сама. Их с Иллой искусство выше банальной магии, которой не брезгует Хильда. Хильда и должна не брезговать - война вообще небрезглива.
   Она не может разрушить это проклятие. Даже увидеть - не должна бы, не будь опыта. Но она видит. И проклинающая песнь - темна. А тьма - в её власти. Не разрушить - но вобрать. Печаль к печали. Отчаяние к отчаянью. Боль к боли. И только Иллино - не тронуть родное Смотрителю. И даже Иллино - не всё. Оставить отголосок. Ему полезно.
   - Всё? Спасибо, - выдыхает Акнис.
   - Я оставила чуть-чуть, - молвит она. - Чтобы помнил. Ты знаешь, что использовала Третья?
   - Нет, - пожимает плечами. Даже ты, Акнис, косен. Все существа твоих лет косны. Она сама - в особенности.
   - Проклятие Разбитой Мечты, - грустный смешок - не иронично ли? - Так назвала бы его. Искусница отразила боль и плач, собрала их в одно и влила в твою душу. В следующий раз закрывайся Ключом - это тоньше щитов. Как поцелуй - душа в душу. Бойся Третью, ибо не ведает она границ своих.
   - Был бы у меня Ластик, - вздыхает он. Наивный и косный. - Я понял. А теперь, Леди Печаль, не желаешь ли помочь с моей армией?
   - Той самой? - горький смешок. - Пойдём, Смотритель. Я вдохну в них частицу вечной тьмы - они сокрушат всё.
   Рука в руку. Доверяет. Телепорт. Это будет интересно и совершенно безвредно. Её Симфония бесконечна - сколько нот не отрывай, не кончится печаль. Несущим смерть от воплощения страданий всех земных нескромный дар - как символ, верно?
  
   Крайний мир страдал. Он страдал с тех пор, когда сюда ступила Скорбящая. И страданье невесомой пеленой окутывало его, и свет никогда не достигал его. Лишь единожды в жизни несущий свет ступал туда - но Смотритель Акнис предусмотрительно сокрыл ауру - вниманье не привлёк стражей хозяйки и госпожи этого места. Стражей тьмы.
   Но вот вечную тьму разорвал ослепительный свет. Точно оскорбляющий саму концепцию этого места, пронзил он Крайний Мир до самых дальних чертогов. Взмахнули белоснежные крылья, и голос, полный власти и торжества, возвестил:
   - Сим я отрицаю тьму. Сим я отрицаю боль. Я несу очищение в этот угол скверны. Идите же сюда, о твари!
   Облечённая в доспех лазурного сияния, Хильда, Вторая Песнь, ступила в обитель Скорбящей. В тот же миг тьма Крайнего Мира пришла в движенье. Густые потоки черноты закружились округ Хильды: водоворот чуждой Силы, казалось, вот-вот захлестнёт белую фигуру...
   - Да будет свет! - огненной сферой разошлись слова Хильды, буквально испепеляя тьму. А затем она развернулась - плавно и нереально быстро. Пламенный меч, явившийся в её деснице, пронзил первую тень. Кулак левой руки развоплотил ещё одну, взмах крыл - добрый десяток.
   Вихрь черноты, вихрь из тысяч и тысяч теней буквально вонзился в нарушительницу, оскорбительницу тиши чертогов страдания. Вихрь света, ткущийся быстрыми движеньями Второй, встретил его. Свет схлестнулся со тьмой, и обрывки теней заполонили всё. А потом слова власти взорвались ещё одной волной огня. И ещё. И ещё!
   Две минуты с момента вторжения Хильды - ещё один вторженец вошёл в Крайний Мир. Хильда испепеляла тьму огнём своей ярости и светом своей власти. Эта же нарушительница, девочка в светлом платьице, увенчанная обручем серебристого сияния, сперва хлопнула в ладоши. И хищная тьма, что ринулась к ней, промахнулась. А затем девочка белой молнией приблизилась к темной Силе и легонько коснулась её. Серебристый проблеск мелькнул в океанах тьмы. Он не погас.
   - Надежда - есть. Мечта - существует. Благую вам несу я весть, о мрака дети.
   Серебристые нити паутиной всполохов пронзили океан тьмы. И мрак перестал быть мраком, но стал сумраком. Манящий, звёздно-серебристый свет отрицал вечную темноту. Не запрещал. Он точно скинул её пелену, и в Песнь Страданий вплелись иные ноты. Точно одинокая улыбка. Точно тихий шёпот. Точно намёк на зарю.
   И заря наступила. И солнце взошло. Девочка широко расставила руки, будто охватывая мир. Шепнула миллионом голосов:
   - Да будет свет.
   И стал свет. Огненный свет гнева с одной стороны. Серебристый, а затем и мягко-золотистый - тёплый, живой! - с другой. И перестала быть тьма. Минута ли, час ли, день ль - два света встретились. Огнешторм и пронзительная белизна с золотом и серебром жизни. А потом на границе мира, поделённого пополам, явились Илла и Хильда в ореоле своих Симфоний.
   - Наконец-то! - поделилась Вторая яростной радостью. - Наконец-то я стёрла эту обитель зла!
   - Мы стёрли, - уточнила Третья, улыбнувшись. - Давно ждала я этого момента. Но скажи мне теперь, о Воительница, разве не в этом твоя суть? Свет ярости, отрицающий забвенье и тоску! Вдохновенье боя, разгоняющее тьму и безмолвье! Не это ли ты?
   - Всё так, Искусница, - пламенный взгляд бессильно затерялся в бездне мечтаний. - Скорбящая - мой первый и главный враг.
   - Огонь, разрушающий врагов - разве это не твоё предназначение? - мягко продолжала Илла. - Власть и разрушение, но не бессмысленные, нет! Ты ищешь власть, Воительница, ты яростно защищаешь своих сторонников, о Защитница...
   - Хватит! - бело-пламенный взмах крыл. - Предлагай.
   - ...почему бы тебе, - словно не замечая окрика, продолжила Третья, - не выбрать самую высокую планку, Властительница? Почему бы тебе не встать на защиту - всей вселенной? Почему бы не сделать врагами всех, кто затмевает её свет своей тьмою? Именем Яалша, Старшего Смотрителя Третьего Дома, я предлагаю тебе встать на испытательный срок, а после стать Смотрительницей и сражаться с врагами Дома вечно!
   - Акнис Дораго. Скорбящая. Ферет Рраил. Ты предлагаешь мне их? - оскалилась Хильда.
   - И хаотики, и твари Внешних Пределов, - кивнула Илла. - Яалш даёт слово, что дарует тебе атрибут Младшей Смотрительницы.
   - Стать цепным псом при Старшем? - нахмурилась Хильда. - Нести его волю?
   - А Акнис - его цепной пёс? - хмыкнула Илла. - Младшие подчиняются, но подчинение... эфемерно. Ты будешь служить, как желаешь сама. Ты собиралась взять под опеку тысячи миров, и владеть ими, и защищать их. Я предлагаю тебе взять под опеку вселенную. И защищать её. И способствовать её расцвету. Не то ли это, к чему стремишься?
   - Но Старший будет выше, - сиянье Хильды чуть померкло.
   - А ты готова властвовать над вселенной в целом? - мягко, точно ребёнку, улыбнулась ей Илла. - Ты готова управлять Домом? Скажи мне в лицо, что достаёт тебе знаний и власти прямо сейчас, предложи кто, принять полноту ответственности и стать окончательным судией.
   - Ты права, Третья, - нехотя согласилась Воительница. - Я не готова. И твоё предложение имеет смысл... Обманщица. Могу ли я верить тебе?
   - Я - это надежда и мечта, - покачала та головой. - Я могу убивать. Я могу поглощать. Но обмануть сейчас - моей супротив сути. Верь! - вновь скрестились взгляды - точно пламя отразилось в тысяче зеркал.
   - Я верю, - медленно склонила голову Хильда, не разрывая контакта. - Я согласна.
   Глаза в глаза. Мечта, надежда и искусство - ярость, власть и бой. А затем девочка в серебристом обруче протянула тонкую руку. И крепкая ладонь женщины в короне языков огня легла на неё и несильно сжала. Два разных света сплелись в рукопожатии, скрепляя союз против тьмы. И Хильда, наконец, улыбнулась в ответ.
  
   Стратегический зал "Провозвестника Творца" принимал гостей. Владыка Лиодора Юфар то'э Тагго, Первая Пророчица Соллана, я, Томико Аваре, Сайнур то'э Саат, Илла Имфоли в облике Эланы и, чуть в стороне, Радана то'Архиссо, которую не счёл нужным выгонять. Пред нами - трёхмерная сеть карты сектора. Яркая точка Ризани в центре, точно разделитель: с одной стороны Союз Миров Ферета, с другой - миры Лиодора и Валаара, рядом. Кроме того, вокруг Союза и даже внутри - граф отражает магические пути, а Феретовой империи на них во многом плевать - нейтральные, пустые или незатронутые миры, а также несколько многомировых государств.
   - Томико?
   - Я отправила "Защитника" к "Меченосцу" в поддержку, - спокойно докладывала Томико - ничего в её словах, лице и ауре не говорила о холодной ярости от потери "Уничтожителя" и смерти Леды. - "Вершащая" в резерве. "Стерегущая" в Ивисе, страхует Валаарский Архипелаг. Две десантные, "Светозарная" и "Разящая", вместе с флотом поддержки сформированы в ударную группу. Я направила их в Спектар, - зал послушно подсветил соседнюю с Ризанью вершину графа. - Оттуда магическим путём перейдут в Иннори, на ближайшую базу флота Ферета. Далее предполагается такой путь, - карта отобразила путаный маршрут. - Всё это - базы космофлота. Я планирую лишить Ферета космических сил в течение недели, если он не предпримет ответных мер. Параллельно собираю ударный кулак из авианосца "Стремительной", флагмана "Провозвестника" и десантной "Вечной". Цель - столица Союза Миров, Онтиа. Если повезёт, ликвидируем Ферета. Нет - получим доступ к ключевой точки портальной сети Союза. Это не уничтожит Союз, но существенно снизит связность и скорость реакции системы.
   Сухо, чётко и по делу. Чудесно.
   - Илла?
   - Я очистила Мир Крайний от тьмы Скорбящей, - молвила Элана. Её облик несколько изменился: на голове красовался венец серебряного света. Теперь он являлся в каждом гуманоидном обличье Имфоли. И шёпот Симфонии слышался возле неё перманентно - точно выставила суть наружу, точно возглашала о своём пришествии. - Хильда приняла твоё предложение и скоро будет здесь. Предлагаю использовать её в атаке на Ферета.
   - Согласен, - кивнул я. - Что Ферет?
   - Параноидален, - хихикнула Илла, на миг становясь прозрачной. - Редко покидает резиденцию. Уверена, у него много путей отхода, что неведомы мне.
   - Его армия?
   - Активизируется целиком, - пожала та плечами. - Готова к портальной переброске в любую точку. Флот - аналогично. Переброска не мгновенная, но покрытие Ризани и Лиодора сенсосетями - неполное. Возможен неожиданный удар и десант.
   Владыка и Пророчица переглянулись.
   - Решения Ферета предсказать и не предскажешь, - молвила им Илла. - Смотрители закрыты Полномочьями и Атрибутом их.
   - Акнис? - вопросил я.
   - Ничегошеньки, - облик Эланы распался ворохом золотых искр. - Пропал Акнис, пропала и Печаль. Удар их будет быстр и силён, о Старший. Лебы прочие советую в резерве придержать. И Лиодору к войне готовиться - на выживание.
   - Другие вести? - не нравится мне сложившаяся ситуация. Да, Ферет обречён - но пока мы сосредоточены на нём, чем займётся Акнис? Нам нужна, как минимум, система раннего предупреждения. Он не должен застать нас врасплох.
   - Одна из моих групп засекла след атрибутной силы во Внешних Пределах и пропала. Это не Акнис и не Ферет, - завертелась иссис вихрем серебра.
   - Пошли больше групп, - велел я. А вот и наш загадочный Смотритель. - Разбей их на группки помельче. Мне нужна предполагаемая область. Ещё?
   - Валаарцы собираются налаживать контакт со "Стерегущей", - хмыкнула иссис... нет, не иссис. Третья Симфония. Как правильно её звать? - Думают, просчитывают, дипломатов собирают. И магов - секреты наши красть.
   - Пусть, - кивнул я. И действительно, пусть. У иилгов ещё есть шанс что-то выведать, но и он достаточно призрачен: не то чтобы магия и техника Персонала намного совершенней их - не без этого, конечно - просто слишком иная. Мы вобрали в себя десятки путей разных цивилизаций и используем их все - в сочетании с формами и ритуалами циарэ. - Ещё что-нибудь важное? Может, в других секторах Внутренних Пределов?
   - Это всё, Яалш, - вихрь серебра снова собрался в Элану.
   Разумеется, она умолчала о части доклада, переданной лично мне. Включая конкретику. Что, понятное дело, понимали все здесь присутствующие. Как и то, что передачу Иллы невозможно поймать. Даже пророку.
   - Спасибо, Илла, - кивнул я. - Итак, дамы и господа... - обратился, в первую очередь, к Владыке и Пророчице, Юфару и Соллане.
   После... пусть будет "Симфонии Четырёх", достаточно... пафосно, да. После Симфонии Четырёх Владыка принял нашу сторону. А следом - Элтар и Онора. Ожидаемо. Ожидаемо? На самом деле, я ждал сюрпризов. И продолжаю их ждать. Сети Акниса плотно оплели Лиодор. А он затаился, подобно пауку, и контрразведки главенствующих родов не находили зацепок и нитей, кроме как оборванных - заранее. Акнис-Акнис, как же я не заметил в тебе этого? Почему допустил, почему ты пошёл путём отступника? Где я ошибся? В чём корень наших бед? Я глубоко вздохнул и продолжил - в голос пробились нотки усталости, которую незачем скрывать:
   - Я предлагаю вам укреплять Лиодор. Не спешите с милитаризацией, но и не медлите. Максимум контроля. Ваша задача - не допустить, чтобы внутренними противоречиями воспользовались извне, - чтобы их не использовал Акнис.
   Вновь переглянулись Владыка и Пророчица. Соллана пожала плечами, и Юфар молвил глубоким басом, совсем не подходящим по внешности высокому, смуглому юноше с тонкими чертами лица... аристократическими, так их называют люди:
   - Мы готовы оказать немедленную поддержку.
   - Нет, - прежде, чем ответил я, твёрдо, решительно отказалась Томико. - Мы - Персонал. Наш долг - защищать и беречь. Это разрушает нас смысл.
   - Время перемен, Томико, - покачал головой, чуть улыбнувшись искреннему порыву. - Время перемен, - и обратился к Владыке. - Не сейчас. Не торопитесь, то'э Тагго. Вы будете нашим резервом. Более того, я прошу вас готовиться к обороне - активной обороне. Держите наготове мобильные силы - а если будет нужда, мы позовём и переправим. Если же Акнис нанесёт удар - вы будете к нему готовы. Каким бы он ни был. В чём Томико права - мы можем позволить себе терять Персонал. Персонал создан именно для этого, в этом его смысл - но сейчас я готов прибегнуть и к ресурсам смертных. Всем ресурсам. Ты, Томико не застала то время, но такое уже бывало - и не раз. Нет ничего страшного, - успокоил её взглядом, - чтобы пожертвовать частью ради целого, если целое восстановимо.
   - Слишком торжественно! - рассмеялась Илла, периодически теряя-возвращая материальность. Юфар покосился на неё как на сумасшедшую (что было, в определённом смысле, справедливо), степенно кивнул:
   - Мы договорились. А теперь прошу направить меня обратно. Много дел.
   - Прошу, - небрежный, точно рассчитанный жест - часть ритуала - Аваре распахнула портал. То'э Тагго легонько поклонился напоследок и ушёл.
   - Я нужна вам, Старший? - в свою очередь, вопросила Томико.
   - Работай, - и она телепортировалась прочь, прихватив с собой молчаливого Сайнура. Мы остались вчетвером: я, Пророчица, Илла и Радана.
  

Глава 16.

   - Илла, Соллана, - без паузы начал я, - меня интересует, как взаимодействует ваши способности.
   - В будущее протянуть надежды Песнь желаешь? - хрипловато рассмеялась Илла мужским голосом, отчего Радану передёрнуло. Илла-Илла...
   - Именно, - подтвердил. - А пророческий дар позволит направить её в нужную точку, - поймал спокойный взгляд Пророчицы. - Давно не встречал дара такой силы. Селекция, эксперименты над геномом, духовная коррекция, подбор души под тело?
   - И многое другое, - непринуждённо согласилась Соллана. - Мы шли к этому долго.
   Систематическое получение пророков высокой силы. Возможная, но слишком опасная, а потому ограниченная технология. Иилги, пожалуй, шагнули дальше всех известных мне магических цивилизаций. Не просто род, принимающих пророков со всего Лиодора - но стабильно наследуемый дар. Мы, Персонал, не смогли того достичь. Чья гениальная догадка продвинула иилгов так далеко? Мы ведь создавали и специализированные подобия Кристаллов Рода - но и этот путь оказался тупиком.
   - Вот как... - только и сказал я вслух, снова и снова прокручивая варианты. - Возможно, стоит поговорить откровенно?
   - О чём же? - Пророчица встретила мой взгляд спокойно.
   - Об иилгах. Ваш Кристалл - один из двух древнейших Кристаллов Лиодора. Меня интересует личность вашей Основательницы. Кем была та, кто дал вам такую технологию, как Кристаллы Рода? Она опережает разработки Персонала - десятки тысяч лет развития. Ваша магия во многом близка по уровню к нашей - не считая экзотических областей, о которых вы просто недостаточно знаете. Я практически уверен, что Основательница была одной из нас, возможно, была в числе наших научно-исследовательских групп, НИГ. Но я не помню достойной кандидатуры. Посему...
   Я почти физически ощутил любопытство Раданы.
   - Основательница - величайший иилг, - лицо её безмятежно. - Боюсь, я не могу дать ответа. Эту информацию дозволено хранить лишь мне.
   - Но де... - не выдержала Радана.
   - Он осведомлён, - спокойно подтвердила Соллана. - Таково ныне время; по нужде осведомлён он, нужде моей, но не его.
   Что же, от неё ответа не добьюсь. Андрино любопытство неожиданно оказалось солидарно с Яалшевой паранойей и интуицией. Что-то здесь скрывалось, что-то важное - но что? Усилием воли я смирил эмоции:
   - Жаль, - пожал плечами, демонстрируя, что эта информация не так уж и важна, заодно тщательно контролируя ауру. - В таком случае, вернёмся к началу. Как взаимодействуют ваши способности, Илла, Соллана?
   - Я не открывалась.
   - Я не пробовала, - произнесли они одновременно.
   - Пророчица, если вы доверяете нам достаточно... - это достаточно серьёзная просьба - снять духовные щиты. Нет, мысли её бы я не прочёл, равно как и память, для этого требуется не просто пассивное наблюдение, а... С другой стороны, Пророчица, она видит, как минимум, то, что произойдёт с ней самой в зависимости от её поступков. Поэтому ответом будет:
   - Я согласна на эксперимент.
   Духовные щиты развеялись, Илла, обратившись двойником Пророчицы, молвила:
   - Протяни руку, - и коснулась пальцем пальца. В тот миг, когда тени Песни коснулись пророческого дара, я ощутил, как что-то изменилось. Точно кто-то тронул незримые, неведомые мне струны сокрытого инструмента... Прежде, чем успел осознать, потянулся через Карандаш и попытался ухватиться за это.
   ...башня света, устремившаяся ввысь.
   ...зелёные побеги во все стороны.
   ...сместившиеся вероятности.
   ...замыкающиеся и размыкающиеся временные петли.
   ...закручивающаяся воронка могучего циклона.
   - СТОП! - во всю силу атрибута! Илла отдёрнула палец, от неё повеяло недоумением. Пророчица дёрнулась, но не пошатнулась - хорошее самообладание - и немедля начала восстанавливать щиты. - Никогда так не делай, Илла. Никогда.
   - Почему? - с какой-то детской обидой посмотрела она. - Я почти ничего не сделала, но это было прекрасно!
   - Искажаешь события, - ещё чуть-чуть, и я бы решился убрать её воздействие Карандашом. Или даже Ластиком. - Искажаешь ход вещей. Искажаешь Слово. Непредсказуемо. Опасно. Я - запрещаю.
   - Хорошо, - десятком голосов отозвалась Илла, смерив меня взглядом. - В этом разбираешься ты лучше, - наклонилась к Пророчице, ежесекундно меня обличье. - Соллана, нужна мне небольшая помощь.
   - Да? - непонятная интонации, на что-то намекающая... за миллисекунды контакта успела что-то разглядеть?
   - Эмина то'э Аллос. Мне нужна она - ненадолго. В бою поддержка, - и скинула мне информацию - ответил мысленным же одобрением.
   - Это возможно, - осторожный кивок. - Договариваться будешь сама.
   - Немедле... - Илла замерла в процессе перетекания из облика в облик - странное зрелище. - Яалш. Новости - две.
   - Хорошая и хорошая? - разумеется, строго наоборот - а когда бывало иначе?
   - Верно, о Старший, - десяток улыбок. - Я нашла Акниса. Скорбящая выдала место. Не ловушка. Летим?
   - Да, - и отдал приказы Томико и Сайнуру. "Провозвестник" начал разгон. - Вторая?
   - Расшифровала я следы атрибута давности столетней Пределах во Внешних. Ты уверен, что Савэри мертва?
  
   Белые и чёрные молнии двух Сил, тесно переплетённых друг с другом, вились в небесах. Вся планета объята бело-чёрной паутиной. Принудительно гармонизированные, сведённые в одном объятье, они точно силились вырваться. Чёрная - разрушить. Белая - создать. Конец и начало. Творение и разрушение. Единство и борьба противоположностей.
   Шестеро циарэ и одна Симфония собрались под молниевым покровом. Непрерывные вспышки освещали прозрачный купол, под которым сидели они - за круглым столом. Акнис, Печаль по правую его руку и пять Помощников, недоверчиво поглядывающих на Первую. За куполом буйствовал тропический шторм, а над ним - духовная буря, на неведомый материал рушились и молнии, и ураганные порывы ветра, и дождевой шквал, но внутри было тихо.
   - Сеадор? - бросил Акнис требовательный взгляд на Помощника напротив себя.
   - Элэм готов к немедленной... немедленному...
   - Перерождению, - вставил Акнис. - Мы назовём это перерождением.
   - Элэм готов. Остальные вверенные мне миры - ещё нет. Предполагаемый срок - от двух дней до недели. Ближайший после Элэма - Окрус.
   - Окрус... - задумчиво протянул Акнис. - Ризань близко. Ясно. Версар, что у тебя?
   Один за другим Помощники докладывали о делах в отданных им в распоряженье секторах. Наконец, они закончили. Акнис повернулся к Скорбящей.
   - Пора. Ты возьмёшь контроль?
   - Конечно, светлый, - легко согласилась она. - Когда начи... погоди, - замерла, подняла руку. - У нас гости.
   - Кто? - решительно встал Акнис, расправляя Полномочья.
   - Все, - молвила Печаль.
   И в следующий миг купол накрыл вал огня.
  
   "Провозвестник Творца" стремительно пикирует в атмосферу - настолько "стремительно" вообще применимо к объектам его размеров и инертности. Пикирует, руша вниз ливни белых молний из всех орудий. Вокруг трещат враждебные молнии, скатываясь по многослойному щиту.
   На передней обзорной палубе в строгих серо-чёрных одеяниях, трепещущих на ветру, стоит Томико Аваре, и лицо её выражает непреклонную уверенность. Вдруг, почуяв цель, она срывается в телепорте. И следующий ритуал перекрывает возможность даже таких, настроенных заранее, телепортаций и порталов, кроме как внутри лебы.
   Пикирующей птицей является Томико у самого купола. Атрибут вытягивается, буквально перерубая и купол, и незадачливого Помощника внутри. Томико удовлетворённо улыбается, чуя кровь на клинке. А затем шпага отталкивает два удлинённых атрибута, один - перерубает. Атрибут на атрибут - воля на волю. И если воля слаба... А с десницы срывается звуковой удар - купол разом лопается миллионом осколков.
   Разворот! Шпага отклоняет длинный, узкий, такой знакомый клинок. Акнис. Отступник Акнис. Рука в атрибутивной перчатке - вперёд! Кулак откидывает Смотрителя прочь, но завершающий взмах шпаги он отклоняет. И дёргает Ключом реальность. Уравновесить! Он разрушает - она блокирует. Он искажает - она восстанавливает. Волны изменений, расходясь от атрибутов, сталкиваются и сталкиваются друг с другом. Атака! Инициатива равняется победе - на подходе...
   Взрыв! Чёрный взрыв отбрасывает её. Импульс, ускорение, момент силы... подхватить, направить, контратаковать... Взрыв! Алый свет с её клинка взрывается о волну черноты. Реальность вновь дёрнулась - блок, быстро! В сторону! Ну же...
   И агрессивная, хищная тьма исчезает перед образом решительной девочки, воздевшей ладонь. Илла встречает взгляд чёрного силуэта - тысяча призрачных клинков разрывают его. Пусть. Её же дело - Акнис. Блок, удар, уворот! Отвести, отбросить, ударить! Он отступает - она атакует. Ни мига передышки, ни мгновенья на план. Выжать из себя всё до капли - здесь и сейчас Акнис умрёт. Есть только противник и его воля. Есть только враг. Враг и его клинок.
  
   Я и Сайнур, аккуратно огибая белые и чёрные молнии, спускаемся вниз. Внизу уже идёт бой. Томико сковала Акниса и заставляет его отступать - не даёт опомниться, не даёт времени на трюки, коих, уверен, заготовлено сполна. А в стороне, где раньше был купол, растёт водоворот тьма. Белые блики подле раз за разом отрезают клочья тьмы, но без толку. Тьма растёт.
   Без слов и рассуждений действует Сайнур. Руки-эффекторы направил вниз, во тьму - непрерывная череда чар летит туда. Многоцветный луч соединяет отца и цель, многоцветный взрыв скрывает тьму - и гаснет, тает без следа. Следом отправляется слепяще-белый луч - ультимативный духовный удар. Тьма рывком растёт после него.
   - Ментальный контакт с Томико и атакуй Акниса, - велю ему. - Я займусь Скорбящей.
   Улавливаю духовную нить между Аваре и то'Саат и выбрасываю его из головы. Леди Печаль - прошло твоё время. Ныне правит надежда, и если ты против... Дрожат скрепы вселенной - высшие ритуалы движутся след за моим атрибутом. Шпага-фламберг направлена вниз. Я срываюсь в пике - прямо во тьму. И прорезаю её пополам. Тормоз, разворот - Скорбящая приняла гуманоидную форму, а Илла ударяет десятком силуэтов копья. Ключ дёргает пространство-время, разрывая Скорбящую на куски. Кажется, она даже не замечает атаки - лёгким пассом отправляет в меня смерч мрака. Духовным пламенем выжигаю его, рывком сближаюсь. Удар!
   А со мной контакт не желаешь установить ты?
   Чёрный силуэт сгущается в седую Скорбящую, глаза с чёрным зрачком буквально срывают пару внешних щитов, а в руках - два кинжала. Чёрные, но полированные до зеркального блеска. Печаль блокирует мой выпад. Второй кинжал скользит по атрибутивному доспеху. Воплощённая песнь против воплощённой воли - ни царапины, конечно.
   Наш контакт неразрывен, Илла. Связь, начертанную Карандашом, сотрёт лишь Ластик да воля Творца.
   Я дёргаю Ключом реальность. Весь дух предо мной распадается на мельчайшие частицы - но тьма ткётся позади, точно не заметив гибели воплощенья. Кинжал целит в спину - призрачное Иллино лезвие отклоняет его и рвёт чёрный силуэт. Я морожу Ключом следующее воплощение, Илла дробит его на чёрные кристаллики. Где-то там, на горизонте, слепящая вспышка - Акнис всё не сдаётся. Над головой висит "Провозвестник", готовый нас поддержать - но не могущий пока вмешаться.
   Мы не победим её грубой силой. И тонкой тоже, о Старший, - мысленная улыбка с оттенком коварства. - Позволь мне...
   Две Скорбящие взрываются от рывка Ключа, три являются на их место. На горизонте собираются тучи, и "Провозвестник", повинуясь зову своей госпожи, устремляет потоки водомолний. Начинается буря.
   Это не затронет лебу или бой Томико?
   Геометрия поля боя поменяется, но воду я не трону. Лишь мы. Наш бой. Мне - верь.
   Веер атрибутивных лезвий кружится вокруг меня, мельча, взрывая, аннигилируя тьму, собравшуюся плотным коконом и десятками воплощений Печали.
   Действуй.
   В таком случае, приветствую на просторах Мечты.
   И Песня Иллы разливается, охватывает нас, несёт - в себя и не-себя. Иллюзорное пространство, пространство представлений, сейчас - пространство Песни. Скорбь вплетается в него, формирует его - но Илла начала первая, ведёт - она.
   Музыкой своей она собирает Скорбящую в единый облик. Она отвечает тем же - Илла собирается... но обличье её точно дробится на десятки накладывающихся друг на друга, исчезающих-появляющихся хаотической пульсацией в радиусе пары метров.
   Втроём стоим мы на бесконечном зеркале. Белая дымка над головой. Дуновения ветра. Скорбящая в привычной мне форме - седая девушка в чёрном плаще с прикрытыми глазами. Облики Иллы, девочки-девушки-старухи, все как одна с металлическими лезвиями вместо пальцев, шагают к Скорбящей. Я следую с нею рядом. Нет, для Ластика ещё рано, да и работать им здесь, работать им против Симфонии... опрометчиво. Этот козырь лучше приберечь.
   Одинокая слеза стекает по щеке Скорбящей, завершая облик. А потом она поднимает веки. Атрибут на предельной скорости блокирует поток тьмы из глаз.
   - Умри, - шепчет Печаль, и зеркало под ногами взрывается. Ключом я блокирую осколки, но парочка неведомым образом полоснула-таки по руке и виску. Сквозь атрибутивный доспех под щитами и мантией - не шутки.
   - Не верю, - кричит Илла - десятки призрачных рук исторгают нечто вроде бело-духовного пламени. Атакую и я. Скорбящая уклоняется - на удивленье изящно. Атрибут проносится мимо, всего лишь срезав палец, пламя же - над её головой.
   - Сгинь! - восклицаю, вкладывая в повеление всю доступную мощь. Под прикрытием духовной волны рассекаю Скорбящую... вниз! Влево! Клинок на атрибут, ногой в живот! Метнуться прочь!
   Мы вновь замираем. Стоим на тёмной пустоте, в бездне которой сгинули зеркальные осколки. Скорбящая без указательного пальца левой ладони - со среза капает тьма - и опалёнными волосами. Невредимая Илла продолжает мерцать образами. Мои раны уже закрылись.
   - Малышка Илла подросла, - грустно улыбается Скорбящая. - Закружила Сила голову, маленькая мелодия?
   - Здесь ты бессильна, - светло улыбается Илла... Иллы.
   - Знаешь ли, малышка, как перехватывают власть над иллюзорным пространством? - качает головой противница. И прежде чем я атаковал, быстро хлопает в ладоши. Вспышка тьмы. Чернота рванулась от Скорбящей - а затем и со всех сторон. Я едва успеваю сжигать мрак, он подбирается... рука. Рука Иллы хватает меня под локоть.
   Уходим, - встревоженно говорит Имфоли, буквально таща за собой сквозь переливы тёмной Силы. - Скрой атрибут. Бежим.
   Летим вниз, всё ускоряясь. Хищная тьма гонится, чуть отставая, догоняет...
   - Не верю! - громом гремит Иллин голос. Белое пламя вспыхивает позади. Тьма отступает, борясь с ним.
   Ветер свистит в ушах. Атрибут спрятан в душе. Иллюзорное пространство тает, тает, тает... Мы вырываемся... что за...
   - Не верю, - шепчет Илла. Жар отступает. На миг я замираю, наблюдая величественное явление - звезду класса жёлтый карлик, буквально пожираемую белым огнём. Пожираемую - и гаснущую. Нереально быстро.
   Пламя Веры, - объясняет Имфоли. Очевидное название. - Во что не верю - то стираю. Защита - вера. Совершенная вера в реальность. Чужая Симфония. Возможно, атрибут. Я не пробовала.
   Как Ластик? - очевидная аналогия.
   Абсолютное оружие, - соглашается Илла. - Думала я однажды - если реальность чаровать - почему до конца бы не дойти? Сомненье в самой реальности - иллюзию отрицания, тень небытия зову я. Козырь нас спас.
   Спасибо, - говорю неожиданно для себя самого. Спасибо за что? Почему сейчас?
   Я не предам, - тихо молвит Илла. Понимает ли меня больше, чем я сам? - Томико и Акнис.
   Поспешим, - открываю я прямой портал.
  
   Взмах атрибута распахнул врата. Шаг - мы за световой год от цели - "Провозвестник" всё ещё блокировал область, что успокаивало - он цел, пока цел.
   Скорбящая проиграла. Здесь и сейчас она могла бы... теснить нас, - молвила Илла. - Не победить. Отпуская Песнь, она теряет контроль. Она не может направить Силу. Акниса она могла бы оградить и красотку Аваре поглотить... не боле.
   Хороший ход, если не знаешь о нём, - пара слов запускает каскад ритуалов-ускорений. Я, а следом Илла, вероятно, временно не могущая идти тропами иллюзий, рывками набираем скорость. Ключ чуть подправляет константы в разных масштабах - барьер скорости света перестаёт работать.
   Я не знала, - улыбнулась Илла. - Специфика Песни чужой не познаётся за миг один лишь. Я пробовала, познавала, поняла и рискнула. Проиграв, победила.
   Она выйдет - где? - тянулась долгая минута до прибытия. Уже сейчас я различал продолжающуюся битву. Акнис, Сайнур и Томико. Хаос. Духовный слой обратился бушующим морем под напором из воль.
   Не где, но как. По кусочкам выйдет она, как власть над Силою вернёт, - хихикнула Илла. - Сюрприз-сюрприз, пространство было нестабильно - старуха же разрушила его, как зеркало, на коем мы стояли. Осколки попадают по всем Пределам.
   Иссис-носитель погибнет? - десять секунд. Начал замедляющий каскад.
   Конечно, Яалш. Но моментально новую найдёт... как соберётся она снова. На срок большой рассчитывать не смей.
   Космос. На месте планеты - облако газов. И струи воды - стихийной энергии столько, что ограждаю себя отдельным щитом.
   За планету прости. Проверить давно хотела - смогу ль её переместить?
   Илла! - мы вонзились в плотные духовные энергии, расходящиеся от места боя.
   Ну извини; разумных, кроме нас, там не было давно, а силу Акниса, Скорбящей по иллюзиям рассеяла я всю, - мыслеобраз чёрно-белых молний - так вот что это было... генератор? Эксперимент?
   Огненной стрелой пронзили мы облако пара, воды и духовной энергии. Перед нами замерли в клинче Томико и Акнис, скрестив клинки-Ключи, а Сайнур безуспешно поливал Акниса чарами. Одного взгляда хватило, чтобы оценить ситуацию. Сайнур в порезах и ожогах, усталый, но живой. Томико держит Акниса, но не более - потеряла темп, инициативу, давно бы проиграла, но удерживает Акниса в максимально тесном, стесняющем его бою. Что же, пришла пора...
   Золотистая вспышка! Блок Ключом! Барьер! Что это? Чужой Ключ? Если да, то уровень владения... направленность...
   - Томико!
   - Я в порядке, - её отбросила от эпицентра вспышки, и теперь мы наблюдали, как золотистый силуэт висит вместе с Акнисом в прозрачном сферическом щите неизвестной мне природы. Они говорят? Не важно. Здесь и сейчас у нас локальное преимущество. Акнису нельзя дать сбежать. Я протянул духовную нить Томико и Сайнуру.
   Мы скоперировали усилия. Волна искажений пространства-времени-физики рванулась конусом от меня и Томико. Следом ударил Сайнур, а белый луч духа перехватила Илла, вплетая в него Песнь. Щит треснул. Неизвестный в золотом ореоле обернулся к нам - а затем всё пропало во вспышке золота. Все щиты рухнули... я выжил? Мы выжили?
   Стратегический зал "Провозвестника". Мы, вчетвером... впятером, считая Радану - висим тут. Я пришёл в себя первым. Вот очнулась Томико, вот Сайнур... нет, я очнулся вторым:
   Ушли. Оно забрало Акниса.
   - Вслух, Илла, - не люблю восстанавливать щиты с нуля - точно голый.
   - Они ушли, - пропела она. - Акниса забрал неведомый противник.
   - Что ты уловила? - если даже я в этом золотом сиянии ничего не понял, то Томико уж точно, Сайнур тем более. Другое дело - Симфония иссис.
   - Запах свежести, - задумчиво шепнула Илла. - Что-то, мне близкое. И глаза. У него зелёные глаза.
  
   "Провозвестник" неторопливо подбирался к Лиодору, где должен был встать на дежурство перед атакой Ферета, а я прокручивал мысли, предположения, аналитику в голове. Томико что-то молча координировала, Радана ушла домой, общаться с роднёй, Илла пропадала во Внешних Пределах - у неё там пропал очередной разведотряд. Проблемы у Иллы, к слову, означали проблемы и у Персонала. Уже третий отряд примерно в одной области - не хаотик ли там?
   Тот бой закончился для нас скорее ничьёй, впрочем, с некоторым выигрышем - души двух Помощников не успели ускользнуть. Впрочем, вытащить из них тоже ничего не удались - в эпицентре поединка напряжения духа просто стёрли весь пси-актив, включая механизм восстановления. Я уже проверил ритуалом поиска по резонансу Внутренние Пределы - к сожалению, нет совпадений: или Помощники хорошо маскировались, или давно применяли атрибут достаточно мощно. Максимум, извлечённый нами из операции - два нейтрализованных Помощника да данные о неизвестном союзнике Акниса. Неизвестном и ему самому? Жаль, тот щит скрыл довольно-таки оголённую ауру врага.
   Так или иначе, сейчас меня интересовали цели Акниса. Не глобальные - понятно, что это контроль над вселенной, чтобы толкать её развитие в нужном направлении. Но каковы его ближайшие его планы? Неведомая армия, предположим, у него есть или вскоре появиться - несмотря на то, что совершенно непонятно, откуда он её возьмёт. Ликвидировать Ферета ему тактически невыгодно, равно как и перехватывать власть над Союзом Миров. Уничтожить наш флот и Лиодор? С помощью своей армии? Но как только он начнёт одерживать серьёзные победы, мы перейдём к тактике выжженной земли. Его армия будет просто ликвидирована вместе с планетами, если требуется, даже мирами.
   Разумеется, ему не нужна гибель Персонала - напротив, лучшим выходом был бы перехват власти над ним после чистки. Для этого ему нужен мой атрибут, причём цельный. Определённо, он тоже ищет части его, пусть даже успехи - нулевые. Либо не нулевые, а опасается ассимилировать его... правильно опасается, да. Но собрать цельный мой атрибут можно только одним путём. Что же, это ничего не меняет - так и так я являюсь его целью.
   Далее, ему требуется захватить Служебные Помещения. Сведения о наших Дверях подчистила из голов флотских Илла. Но ему наверняка известны другие Двери. Нужен только Ключ от них. Значительная часть флотских, в том числе, являются Ключниками. Посылая в будущее помощь, я озаботился и этим. Зря? С одной стороны, доступ у нас есть очень ко многому, с другой - я запретил им пользоваться, покуда не будет известна угроза, вероятно, уничтожившая Ирвиса и заставившая меня блокировать себе память. Зато эти Ключи могут попасть к Акнису. Возможно, у него они есть - сохранились ещё с тех времён. Я не знал, каким образом, с какими потерями он вырвался. Да, определённо стоит передать все Ключи... мне? Да, мне, благо моя гибель в любом случае будет поражением Персонала.
   - Томико, - отвлёк я Младшую. - Будь добра, организуй...
   ...что же, за час-другой я соберу Ключи у себя. С другой стороны, раз у него может появиться доступ в Помещения, следует озаботиться достаточной их защитой и сигнализацией. И не только их - хорошо бы наладить сеть сбора информации, независимую от Иллы - она же сосредоточится на ключевых направлениях. Открывать Наблюдательные Залы я пока не решаюсь - да от многих у нас и Ключей-то нет.
   - И ещё, Томико...
   После новой порции приказов я расслабился, вновь погружаясь в размышления.
   Итак, предположим, что за закрытыми Дверями Помещений меня ждёт меметическая угроза. Возможно, такая, само знание, формулировка которой является опасной. Другой вариант - положение дел таково, что требуются мои действия, не обременённые знанием о нём. Третий вариант - память стёр себе не по собственной воле. Есть ли ещё варианты? Да, но менее вероятные.
   Начнём с конца. Возможно ли подчинить мою душу до такой степени, не вызвав самоубийство? Да. Аска могла так. Лишь чудом спасся я тогда. Теоретически, может ли существовать хаотик с навыками тонких психологических и духовных манипуляций уровня Аски? Да. Следовательно, необходимо принять меры по защите, благо, кое-какие наработки с тех времён сохранились.
   Первый вариант, самый опасный и вероятный. Враг, о котором нельзя знать. От опасности на масштабах глобальной физики до чисто меметической угрозы. Да, у Персонала есть методики защиты от подобного... но какова их надёжность? И какова степень угрозы? Во-первых, угроза постепенная, иначе некому было бы блокировать память, да и незачем - она была бы заражена. Частично, временно остановимая стандартными средствами опасность. Во-вторых, в конечном итоге, стандартные средства... вообще все средства в моём распоряжении оказались бессильны перед врагом. Мне требуется не просто усовершенствовать уже имеющееся, а разработать новый класс, а то и несколько классов метемической защиты.
   Второй вариант. Безусловно, реальный и даже более вероятный, чем третий, но совершенно непонятный. До какой глубины рефлексии я рассчитывал? Вероятно, до очень большой. Могу ли я полагаться на себя? С одной стороны, да, с другой...
   Сочетание вариантов. Тоже реально. И в этом случае полагаться на себя нельзя. Но и спешить тоже не стоит. Лучше перестраховаться. И набрать из иерархии Томико несколько новых НИГ, ориентированных на противостояние ментальным и меметическим угрозам. Ещё стоит предупредить Иллу, чтобы не совалась в Помещения - понятия не имею, каков будет исход столкновения её и неведомой угрозы.
   - Илла, Томико...
  

Глава 17.

   Алое солнце опускалось над столицей Империи Фэйре, мир Окрус. Министр Острам Дэрир торопливо спускался вниз. Впервые за неделю он покидал здание Ведомства. Нет, не обычным путём. Секретная ветка метро и три молчаливых агента, самых опытных, самых верных, чемодан-компьютер и отданный приказ.
   Острам был человеком, шедшим к высшей власти долгие годы, привыкшим принимать ответственность и тащить её на своих и прежде всего своих плечах. Давно уже он был не просто опорой трона, но вторым лицом в государстве. И вскоре должен был стать первым. Во имя Империи. В конце концов, он был лучшим руководителем и лучшим лидером, чем император или его наследники. Власть была выстрадана им и заслужена. Он считал Империю своей. И потому долго колебался, но отдал приказ.
   Час ракет с ядерными боеголовками пришёл. Если у него не получится. Если ему не помогут. Если никто и ничто не отменит приказ - Империя взлетит к чертям. Он не отдаст души и воли своих людей каким-то иномировым тварям. В конце концов, это почти что его планета. Кому, как не ему, решать? Главное теперь - успеть. Он поставил Империю на кон и не имеет права проиграть.
   Поезд на магнитной подушке разгонялся и разгонялся. Он неторопливо вводил агентов в курс дела. Они внимали. Лучшие его люди, наделённые чрезвычайными полномочиями, они должны были заменить его в крайнем случае. Поезд остановился на военной базе. Министр остался сидеть, продолжая отдавать приказы с коммуникатора. Он собирался имитировать своё присутствие в кабинете максимально долго. Тем временем, агенты вернулись в обмундировании и при оружии. Острам принял свой комплект, торопливо переоделся, вернулся к управлению. Поезд вновь разогнался.
   Ещё десять часов. Министр успел поесть и выспаться. По-прежнему никто, включая секретаря, не имел понятия, что он не на месте. Якобы он в очередном рабочем загуле, кабинет покидать в ближайшие сутки не собирается. Благослови Создатель военные коммуникации! Не зря строил. Возможно, все они были нужны лишь для этого момента. Но неважно. Важно, что к точке Дельта-три он прибудет вовремя.
   Наконец, поезд остановился. Министр вновь остался в вагоне. Спустя пятнадцать минут прямо на площадку заехал военный джип. Пара шагов, и он внутри. Никто его и не увидел. Безымянный высокий чин с сопровождением. Джип покинул базу и направился в заброшенный храм неподалёку, где, согласно докладу Альфаста, располагался переместительный комплекс.
  
   "Светозарная" и "Разящая", десантные летучие базы, отбомбились по узловой планете мира Спектар и переходили в соседний мир, где, по докладам разведки, базировался средних размеров космофлот, часть которого перемолола защита Ризани. Операцией руководил Гордан, старый опытный тэнгу, капитан "Светозарной". Он висел в стратегическом зале своей лебы, переговаривая с Агнесс, капитаном "Разящей".
   - Иннори... - задумчиво молвил Гордан, когда флот вышел недалеко от узловой системы. Красный, медленно гаснущий гигант-звезда и её массивная газовая планета. На её спутнике и базировался флот Союза Миров. - Помню, здесь обитали отступники - но мы вычистили их полностью. Как думаешь, стоит ожидать сюрпризов?
   - Да, - немедля отозвалась Агнесс. - Скоро.
   - Меняем конфигурацию, - немедля отозвался Гордан. Агнесс была пророком, слабым, достигшим предела развития дара, но пророком. Её видения будущего не были чётки, но она научилась выдавливать из них максимум полезной информации. Потому сейчас три крейсера поддержки выдвигались вперёд, а бортовые маги готовили меняющие скорость ритуалы и, конечно же, "Молоты". Несколько высших ритуалов начали разворачиваться в режим готовности. Волна автоматических боевых чар окружила флот сферой, а разведчары ринулись вперёд, сканировать систему и ставить сенсосети.
   - Есть контакт! - крикнул один из операторов. Гордан немедля вызвал изображение. Весь флот врага, теоретически не могущего знать о нападении, был в космосе и окружил спутник, ощетинившийся магическими щитами и ракетами.
   - У них нет пророков, - озвучил Гордан свои мысли. - Ошибка разведки, по словам Томико, маловероятна. Мы не регистрировали неверен. Сколько времени занимает развёртывание всех ресурсов? Не меньше суток. Определённо, они планировали повторную атаку... или предполагали, что мы ударим в ответ. Агнесс, что-нибудь странное видишь?
   - Безумцы, - хрипло ответила та, зажмурившись. - Там нет людей.
   - Что? - Гордан недоумённо поднял бровь. А потом осознал изменение тактической ситуации. База противника разом все ракеты, а флот целиком стартовал в их направлении, ускоряясь, под прикрытием и координируя ракетный залп. Флотилия Гордана поменяла курс, замедляясь и разворачиваясь. Крейсера ушли в тыл. Лебы развернулись носом назад. АЧБ сосредоточились в задней полусфере. Они встретят врага позади себя и разнесут на клочки. - Зачем они это делают?
   - Там нет людей, - повторила Агнесс. - Там нет никого живого.
   - Автоматика? - недоумённо уточнил Гордан. - Но зачем эта бессмысленная жертва?
   - Это флот не Ферета, - после минуты напряжённого молчания ответила, наконец, Агнесс. - Не автоматика, не жизнь, но... там кто-то есть. Я чувствую... голод. Нельзя их подпускать.
   Гордан послал волну АЧБ, чтобы замедлить врага, по-прежнему не понимая. Он не понимал, когда сенсосети коснулись врага и различили сквозь щиты управляющих кораблями людей. Он не понимал, когда враг почти без потерь, невероятно точным огнём уничтожил авточары. И лишь когда люди попадали на пол, исторгая из тел хищных духов, роем устремившихся в атаку, он осознал свою ошибку.
   Поздно? Нет. Лебы и крейсера разгонялись, открывая беглый огонь, АЧБ летели назад, чтобы не стать пищей хищных тварей. Если стая духов настигнет их, то крейсер, а то и лебу просто уничтожат. Врагов достаточно, чтобы в самоубийственной атаке пробиться сквозь щиты и попросту пожрать экипаж. Если успеют. Ускоряющие ритуалы синхронно дёрнули флот вперёд. Однако вперёд дёрнулись и духи - верно, используя собственную магию. Лебы ударили "Молотом". Космос расчертили духовные лучи. Лебы и крейсера раскрылись, выпуская корветы и фрегаты, вставшие живым барьером за ними. Секунда, другая... столкновенье!
  
   Масштаб уменьшился. Сражение на Иннори вновь стало красной точкой, одной из многих на трёхмерной иллюзии Дома - насколько вообще можно визуализировать перепутанное пространство-время, в особенности - Внешних Пределов. Одна за другой загорались красные точки, свидетельствуя о нападениях. Война началась. И первым этапом стали космические битвы. Акнис модифицировал слабейшие, но быстро множащихся и передвигающихся видов духов Внешних Пределов, вложил в них навыки чар и размножил, получив на выходе многомиллиардное войско. Однако никакого оружия он не раздавал, следовательно, это лишь силы поддержки, не более. Отвлекающий удар, связывающий лебы и миры иилгов непрерывной бойней. Аналитики Сайнура и Томико вместе с разведотрядами Иллы уже работали над вычислением центров, откуда управляются атаки.
   С другой стороны - мигающие жёлтым точки, несколько десятков - миры, на которых что-то происходило прямо сейчас. Это "что-то" - духовные процессы высокой суммарной мощностью. Вокруг кружились миллионами в голодные духи - аналог активной защиты. "Провозвестник" как раз подлетал к одному такому, что на окраине Союза Миров Ферета. Но и это было не всей картиной.
   Несколько красных точек встревоженно мигало во Внешних Пределах. Мелкие - "плановые" столкновения патрулей Иллы с местными обитателями. Несколько размером больше - спецоперации Третьей Симфонии. Самая крупная - нападение на Варсаммат. Я увеличил масштаб, переходя к трансляции.
   Вокруг Оазиса - безмолвные вспышки. Облако молний, магический шторм с поллебы размером, резво перемешается вокруг внешних щитов Варсаммата. То Хоффен развернул ауру и работает по объёмам наравне с двумя десантными лебами и десятью крейсерами. Чуть дальше от щитов по отколовшимся группам духов работает меньший флот: корветы и фрегаты. Варсаммат держится уверенно, но граничные сенсосети засекают очередное подкрепление врагу.
   Я свернул трансляцию, уделил внимание другой части карты. Запутанная сеть Коридоров, там и тут касающаяся Пределов. Значительная часть выделена зелёным цветом - наши войска, сборные отряды Сайнура и Томико, расквартированные возле стратегически важных объектов и тактически важных перекрёстков. Столкновений нет. Я сменил режим наблюдения. Прозрачная паутина сенсосетей стала почти чёрной. Внимательно осмотрел её - непрерывная, неразорванная. Всё спокойно.
   Во Внешних Пределах вспыхнула новая красная точка. Крупная - меньше только Варсаммат. Это ещё что? Режим трансляции...
  
   Тихий серый туман в очередной раз разорвало потоками пламени и льда, мановением руки направляемыми то'э Аллос.
   - Спасибо, - спокойно улыбнулась Эмина. - Новые враги. Новые приёмы. Интересно.
   Среднего роста светловолосая женщина, она была облачена в элегантную, наглухо зачарованную, багровую с золотым узором мантию. Ауру Глава Аллос выставила напоказ, развернула за щиты, пользуясь преимуществами аурной сенсорики. Многочисленные малые духи, попадающие в шар метров ста диаметром просто вбирались аурой в себя, твари покрупнее или поматериальней удостаивались ледяной или огненной бури: Эмина обращала туман и дух вокруг Твердью и Пламенем, реже - Водой или Воздухом. Работа полноправного мастера стихий по меркам Диэрака. Из таких выходят прекрасные маги-творцы - почему она пошла путём боевого чародея, личного палача Владыки? О чём и осведомился у Иллы.
   Особенности Кристалла, - шепнула та. - Ей самой не нравилась эта роль, но позже вошла во вкус; как своеобразный протест против диктата Кристалла - превратила себя из воина в палача-ликвидатора, Кристалл же - подчинила жёстко. Всех родственников от Кристалла отлучила, весь род свой распустила... интересная, сильная, полезная - и верная. Во многом Лиодором недовольна - а жизнь свою на благо в жертву принесёт.
   Распустила род? - выудил из памяти совсем иное я.
   Старый распустила, но новый собрала себе - элиту при Владыке, его убийц и палачей.
   Занимательно.
   Подле Эмины летели ещё двое: Илла, полупрозрачная девочка, увенчанная серебром, и Хильда в лёгком доспехе, внешне - стальном, за спиной - неизменные крылья. Вторая Симфония с интересом наблюдала за действиями Эмины, с каждым километром пробивающей путь сквозь всё более и более плотный натиск.
   - Неплохо, - наконец, прокомментировала она. - Быстро адаптируешься.
   - Могло быть по-иному? - с лёгкой насмешкой бросила Эмина, неожиданно рванув вперёд, выставив перед собой тысячи огненных и ледяных копий. - Прибыли.
   Туман и твари (стражи, - хмыкнула Илла) остались позади. Троица вылетела на зеленоватый простор, и туман оказался одной из бесчисленных туч, окружающих ярко-голубой шар. Шар был размером примерно с планету, жёсткие гамма-фотонов от него буквально впивались во внешние щиты то'э Аллос и Хильды.
   - Здесь пропали разведгруппы мои, - молвила Илла. - Наша задача - исследовать эту любопытную шту...
   Сонм лазерных лучей без предупреждений ударил в троицу - точнее, в их иллюзию, безропотно рассеявшуюся белёсым дымом. Следом, уже в настоящую... нет, тоже в иллюзию, но более качественную - прилетело нечто эфемерно-чёрное.
   - Набор проклятий, - хихикнула Илла, отводя в сторону разноцветные лучики точечных чар. - Автоматическая защита - любопытно как! Сейчас я подберу ключи...
   - ОСТАНОВИТЕСЬ, - ровно, мощно прогудел чей-то голос. - ЭТО МЕСТО ЗАПРЕТНО.
   - Мы уполномочены Яалшем, Старшим Смотрителем Дома! - немедля ответила Хильда. - Откройся! - повеление лишь утонуло в яркой голубизне.
   - СМОТРИТЕЛЬ ЯАЛШ МОЖЕТ ПРОЙТИ, - донеслось после короткой паузы. ­- МЫ БУДЕМ ЖДАТЬ.
   - Уходим, - коротко решила Илла. - Прорываться сюда - иль с Младшим кем, иль Старшего позвать, иль лебу потерять, а то и не одну.
   Исследую подробней, - прокомментировала мне. - Защита изощрённей, чем видела хоть раз я в жизни; погоди.
  
   Я свернул трансляцию и вновь вернулся к карте. Что-то знакомое напоминает мне структура этой защиты, что-то давно забытое - но что? Память-память...
   Я вздохнул. Мы не можем медлить. Я предчувствую: точно чернейшая тень неопределённости накрывает вселенную. Что-то близится. Такое ощущение, будто события выстраиваются в цепь, точно вокруг актёры, которыми манипулирует умелый дирижёр, словно нечто подготавливает сцену для финального акта, чтобы сплести сюжетные нити так, как ведомо лишь ему...
   Нет. Я не позволю. Творец доверила мне Дом, и я сохраню его, несмотря ни на что, какую бы цену ни пришлось заплатить. А Полномочия - Полномочия надёжно скрывают мои мысли и решения от пророков. Хватит ли опыта Яалша в сочетании со свободным, молодым воображением Андры, чтобы перебороть чужую предопределённость? Я не знаю. Но приложу к этому все силы и все средства. В конце концов, цель оправдывает всё.
   Я почти чувствую неведомого игрока по ту сторону, будь то просто судьба или реальный злой гений. Сплетённые сети вероятностей, завязанные узлы событий, сложнейшая игра... Я не буду играть по правилам. Это не игра. Это война. И если мне не достаёт данных и фигур, чтобы играть наравне, я просто буду воевать. Я разорву сети, разрежу узлы и уничтожу игру. Пусть после этого придётся восстанавливать вселенную... в конце концов, не впервой. Я провёл Большую Ревизию - кому, как ни мне, судить?
   Нет, это не паранойя - это тончайшая интуиция, истоки которой даже я не могу осознать, шепчет тихо-тихо. Десятки тысяч лет - я научился смотреть внутри себя, я научился отражать мир в себе в невероятной полноте, мой мозг, перестроенный Полномочиями по вновь восстановленному шаблону, научился думать оттенками мыслей, из тысяч незаметных маркеров формировать верное впечатление - и никогда не отбрасывать предчувствия. В конце концов, именно предчувствие послужило началом Большой Ревизии. И теперь, собирая воедино впечатления, начиная от Симфонии Четырёх и направленной через дар Пророчицы Третьей Песни и заканчивая фразой "СМОТРИТЕЛЬ ЯАЛШ МОЖЕТ ПРОЙТИ", от учащения атак хаотиков в далёком прошлом и к безуспешному поиску по резонансу частей моего атрибута в недавнем прошлом - я чуял тень и игру.
   Ещё раз прокрутил в голове цепочки событий, рассматривая карту, сгруппировал их в мысленном многомерном пространстве, несколько раз поменял точку зрения, старательно выискивая закономерности... Мало данных. Слишком много вариантов. Что же, если Илла не сможет найти зацепки, кто скрылся за тем голубым шаром, я прибуду туда во всей мощи. Позже. А пока...
   - Томико, - позвал я замершую в центре стратегического зала Смотрительницу.
   - Да, Старший? - не сразу отозвалась она.
   - Я разрешаю применение процедур класса "Армагеддон" и "Апокалипсис". Без фанатизма. И ускоряйся. Я хочу понять, что происходит на этих планетах, как можно быстрей.
  
   - Контакт! - отрапортировал Симмонс Вестар, капитан "Провозвестника".
   "Конфигурация щитов - коррекция импульсов - залп по параметрам - готовность ритуалов, - слитным мыслеобразом среагировала Томико. - Запрос-уточнение полномочий", - а это уже мне.
   - Сохранность планеты меня не интересует, - ответил после некоторого размышления. Да, настало то страшное время, когда Персонал разменивает на небольшие победы миллионы жизней смертных - им же взращённых века назад. Такова жизнь. - Но нам нужна информация. Аккуратней.
   "Коррекция залпа - параметры движения - распределение энергии", - сориентировалась моя верная Смотрительница. Не подведи же!
   "Молот" ударил по курсу, слабый, но достаточный, чтобы родить в атмосфере жуткий ураган. Голубой шарик планеты, такой хрупкий... Томико была осторожна. Опорные города, окружённые слоями щитов, легко переживут и ураган, небольшое цунами. Да, в долговременной перспективе удар по экосистеме планеты ужасен, цивилизация разрушится без поддержки извне - но в ближней сохранилось достаточно, чтобы понять. А леба избежала критических потерь энергии и времени, начала снижение, тормозя ритуалами, оставив выпущенный наружу флот сдерживать духов.
   "Коррекция движения - начать расчёт залпа", - одновременно Томико успевала координировать действия всех леб в режиме реального времени - несмотря на различия в ходе этого самого времени в различных точка вселенной. Я тоже держал руку на пульсе, готов поправить в любой момент, держал в уме общую модель происходящего с разбросом возможных событий и раскладками возможных действий. И при этом успевал осмыслять ситуацию - да, пусть я не восстановил все навыки, но сейчас был, как минимум, равен Томико.
   Леба вошла в атмосферу и направилась к столице этой планеты, игнорируя ракеты противовоздушной обороны - так экономней, чем сбивать на подходе - и продолжая поддерживать флот на орбите залпами орудий верхней полусферы и АЧБ.
   "Флот - новый статус, - приказала Томико, когда я только осознал, что из столицы ударил мутно-зелёный луч, сходу унося двадцать процентов щита. - Коррекция залпа - коррекция щита - синхронизация накопителей, план Y3".
   Где-то там, далёкие три лебы-верфи присоединили к "Провозвестнику" свои накопители и источники посредством головоломной смеси чар и ритуалов. В один миг щит флагмана подскочил до двухсот сорока двух процентов, духи на орбите синхронно прекратили борьбу с флотом и устремились вниз, а из столицы ударил новый луч.
   "Запуск ритуалов - коррекция движения - коррекция щита - огонь на подавление по схеме Y3-1".
   - Перегрузка второго энергоконтура, - доложил механик "Провозвестника".
   "Общая коррекция, - немедля отозвалась Томико. - Продолжать подавление. Запрос-уточнение".
   - Пять минут, и поправлю, - доложился механик.
   "Общая коррекция. Флот - раскладка векторов-целей".
   В верхних и средних слоях атмосферы завязалась жёсткая схватка духов, стремящихся прорваться к лебе, и флота прикрытия. Схватка медленно - соотносительно темпу событий - смещалась вниз, к лебе. Флагман, тем временем, аккуратно "сковырнул" парой залпов столичный щит и обрушил вниз несколько ритуалов духовного спокойствия, чтобы подавить всякую магическую активность. Активность подавляться не желала, сотней зелёных лучиков ударив в щит - слабее, чем один большой, но всё равно чувствительно.
   "Раскладка по источникам, - доложился Симмонс. - Запрос действий".
   "Параметры залпа. Параметры десанта".
   В центр города устремились десантные корабли. Град белых молний разом подавил все источники зелёных лучей по краям столицы, заодно обратив их в руины. Схватка на небе заканчивалась - флот откатывался, отстреливаясь, к лебе, которая, в свою очередь, выпускала эшелон за эшелоном АЧБ, изредка озаряя небо водяными молниями. Духов стало слишком мало, чтобы представлять значимую угрозу.
   - Используй полный стазис для захвата, - бросил я Томико, переключаясь с окружающей обстановки на общую картину.
   Итак, здесь всё складывается успешно. В Варсаммате флот, системы обороны и лично Хоффен перемалывали одну из последних волн атаки (зачем Акнис так растянул удары?). В Иннори Гордан уже закончил с духами, пусть и с потерями, направился обследовать мёртвую базу. В Ризани Морган продолжал играть со стаей духов, умудрившись не потерять вообще ничего и одновременно не подпустить их к планете.
   Лиодор. Здесь похуже, несколько колоний торопливо эвакуировались, покуда духи заканчивались с автоматической защитой, но, в основном, это были окраинные для государства миры, малонаселённые и малозначимые. Остальные миры дали духам решительный отпор, а в столице и паре соседних стационарные ритуалы уничтожили врагов за световой месяц от планеты (надо поинтересоваться у Владыки технологиями иилгских накопителей).
   Ферет, на удивление, сумел отбить атаки всех стратегически важных точек, оперативно перебросив туда силы с вторичных направлений (стереть заметки о "неповоротливости" его армии и флота, координация выше всяких похвал), кое-где вмешался лично, демонстрируя неплохо уровень владения атрибутом.
   Некоторые потери понёс Валаар, но оставленная на дежурстве леба позволила сократить их до минимума. Несколько независимых цивилизаций, не покинувших свои планеты или миры, прекратили существовать. В соседних секторах всё, на удивление, спокойно. Во Внешних Пределах, в целом, тоже - Илла перебрасывала своё "войско из двух чародеек" к Варсаммату тропой иллюзий. В Помещениях без изменений. Прекрасно.
   - Томико, работаем по седьмому варианту.
   - Старший, возможно, лучше третий?
   Я задумался. Третий - более параноидальный, в то время как седьмой ближе к текущему ходу событий... Аваре права.
   - Принято, третий. Я свяжусь с Лиодором, подготовь предварительный доклад по этим... зелёным.
  
   - Любопытно, - молвил я, прохаживаясь вокруг неподвижной иллюзии - точной духограммы очередного существа в стазисе. - Идентификатор "лич", - да, Андра, в своё время, занимался несколькими задачами по программированию игр, заодно и ознакомился со сленгом. Духограммы "зомби" и "упыря" висели чуть дальше, уже осмотренные и разобранные по косточкам.
   - Значит, "это" было волшебником среднего звена, - скорее для себя говорил я. Или не только для себя? Радана заинтересованно слушала - она вызвалась со мной посмотреть на результаты нашего рейда. - Усиление сродства с наиболее сильной стихией волшебника, знакомо, - я подсветил соответствующие области духограммы. - Здесь прошёлся аналог Ритуала Возвышения, а здесь Разделение Сути. Параметры... - я накидал атрибутом иллюзорную схему. - Примерно такие. Изменения затронули внешние слои души, здесь контакт с заменителем стихийного чувства. А здесь уже знакомая штука...
   Взмах атрибута увеличил схему духограммы, разворачивая её на весь исследовательский зал лебы. Она повисла надо мной с Раданой, точно гигантская филлюда. Было что-то в схеме завораживающее, да. Творение в своём роде завершённое и гармоничное.
   - Нейросеть. Вырезан центр разума. Свобода воли... врезана вновь, - знакомый почерк. Помню тех духов, что атаковали в самом начале моего прибытия в Лиодор. Акнис, сомнений нет, это Акнис. - И здесь и здесь скорректирована. Оригинально. А здесь практически вставлено целое мировоззрение, надо же! Любопытный метод упаковки... так, это что? А это разъёмы для духовных нитей. Здесь имплантирована база навыков. У вас делается примерно так же? - обернулся я к Радане.
   - Не уверена, - покачала та головой. - Я недостаточно подробно изучала эту область. Я же не л'лутри. Но не думаю, чтобы кто-то из л'лутри вмешивался... так глубоко.
   - А я думаю, - оглядел саму Радану, сменив спектр восприятия в высокие сферы духа. - Признаки налицо. Но у вас это более... тонко. Свобода воли практически не затрагивается напрямую. Акнис кое-где сделал так же, посмотри, - подсветил часть схемы. - Здесь он просто правильно скорректировал сети ассоциаций. Речь идёт скорее о свободе сознания. Вы делаете так же. Возможно даже, ненамеренно, в качестве побочного эффекта - полезного, но побочного. Слишком рано проходят первые принятия сути. Детское восприятие пластично, принятия достаточно легко его меняют, буквально встраивают новое мировоззрение. Но это происходит достаточно мягко, точно картина, наполовину нарисованная самим иилгом, наполовину сложенная из деталей, предложенных Кристаллом... так, предполагаю.
   - Ты считаешь, что мы так сильно затрагиваем свободу личности? - кажется, ей не понравилось.
   - Это не "сильно", - улыбнулся я. - Аналогично обычному плотному воспитанию. Как замена, ваш подход быстрее и чётче, но несколько менее гибкий. Впрочем, тот факт, что культура иилгов продолжает развиваться, говорит, что гибкости достаточно. А жёстко - жёстко здесь, - указал атрибутом на схему. - Здесь и мировоззрение по образцу, и несколько жёстких корректоров воли, и возможность прямого контроля со стороны. Впрочем, я отвлёкся. С душепрограммированием примерно понятно, пусть мои... опыты никогда не заходили так далеко. Перейдём к фундаменту.
   Я изменил масштаб, и духограмма повисла перед нами цельным сплетением линий и надписей.
   - Обрати внимания на связи с телом. Видишь, какие крепкие? У вас - хуже в десятки раз.
   - Но почему...
   - Почему л'лутри не сделали такие же? - угадал я вопрос. - Это достаточно просто. Естественным образом такие связи не формируются. Здесь требуется либо вмешательство мистических сил, наподобие Полномочий Смотрителя, - Радана непроизвольно оглядела меня, словно что-то могла различить под многослойным щитом. - Полноценную замену возможно создать со стороны с помощью Ключа - я занимался этим - либо высшими ритуалами, целым каскадом. Разумеется, для Акниса это слишком затратно, а живучесть повысить необходимо. Если нельзя усилить связи души с телом...
   - Создать новые? Но как?
   - Верно, - поощрительно улыбнулся. - Новые. Действительно, как? Для этого, казалось бы, "нет места", а разрыв старых ведёт к повреждению души... но повреждение-то Акнису некритично. Напротив, он использует феномен, чтобы повредить конкретные части души. Судя по вот этим следам, он последовательно разрушает части души, буквально "с мясом" выдирает её из тела. А затем прикрепляет снова, восстанавливая по необходимому образцу. Между прочим, обрати внимание вот на это, - я сместил спектр, подкорректировал окрас. - Видишь чёрные области? Не атрибут и не магия. Могу поклясться, это частицы Первой Симфонии. Эти области ответственны за внешнюю ауру и, частично, магическую силу. Именно поэтому рядом с... образцами ощущается подавленность и страх, а их магия - с очень неприятными... присадками. А вот эта часть обеспечивает устойчивость к простым иллюзиям и воздействиям на разум.
   - Зачем ты мне это показываешь? - вдруг спросила Радана.
   - Я думаю, - ответил честно. - Всё это очень интересно, у меня есть результаты исследования тех, кого можно назвать "банши" - мобильная тварь со способностями к маскировке, вескому слову, проклятиям и координации прочих... созданий. Есть то, что я назвал "нахцерер" - медлительное существо из нескольких душ, своеобразный "узел" армии, может обращать в зомби и упырей и вызывать несколько неприятных болезней. Есть стржига - мобильный аналог нахцерера. Упыри и зомби были вооружены, личи - ещё и экипированы. Помнишь те лучи? Их вызывали личи, используя ресурсы нахцереров. Судя по количеству планет, у Акниса появилась сильная армия, способная к восполнению практически на поле боя, используя неотлетевшие души и тела. Но у нас нет ключевого элемента. У нас нет полноценных трансформированных особей, способных создавать личей, нахцереров и банши. И у нас нет способа уничтожать этих тварей, кроме как вместе с планетами.
   - Всё так серьёзно? - подобралась Радана.
   - Ещё как, - невесело усмехнулся я. - Пока мы сидим тут в ускоренном времени, - возможности атрибута-Ключа плюс стационарные ритуалы лебы, - там медленно умирают планеты. Акнис потрудился на славу. Скоро мы захватим первые образцы полноценных... перерожденцев. Но "погонщиков", преданных ему Помощников, достать вряд ли получится. Отступят, создадут новую армию, вернутся.
   - И Лиодор? - я лишь кивнул на обеспокоенный взгляд. - Чем я могу...
   - Ничем, - пожал плечами. - Специалисты по пространственной магии сейчас не так уж нужны. Духология... в ней достаточно разбираются и ваши л'лутри, и Гильдия Жизни, но они ничего не подскажут в таких аспектах. Мне всё больше кажется, что пришло время пожертвовать малым.
   - Что ты хочешь сделать? - судя по выражению лица - догадывается. Умная женщина... когда не надо.
   - Зачистить их все, - наконец, отвечаю. - Всё, кроме Лиодора и Валаара. Все возможные источники ресурса для этой... нежити, кроме достаточно оригинальных цивилизаций.
   - Но...
   - Но я колеблюсь, - покачал головой. - Пока - колеблюсь. И думаю.
  

Глава 18.

   Мы всё ещё находились в зале исследований "Провозвестника". Каждый из нас сообразил себе удобное кресло. Я - на основе телекинетических форм, покраской не заморачивался - в видимом смертным людям спектре так и вовсе уселся попросту на воздух. Радана - из знакомых мне чёрно-бело-зелёных узоров. Любопытная у неё родовая магия, разобраться бы... когда-нибудь позже. Я погрузился в расчёты и размышления, изредка задействуя главный вычислитель лебы, покуда Радана не отвлекла вопросом.
   - Что такое - Персонал?
   - Персонал... - протянул я это слово. - Персонал, - произнёс на Та-Рете, синхронно вычертив соответствующий символ. - Так понятней?
   - Те-кто-служат-Дому/-обслуживают-Дом, - Радана попыталась перевести на иилгский. - Те-кто-стоят-на-страже. Неукоснительно-следующие-воле. Как интересно... Скажи, зачем Творец оставила вас? Кто вы такие, почему необходимы вселенной?
   - Сайнур рассказывал тебе о хаотиках, - не вопрос, но утверждение. - Но это самый очевидный наш смысл, - медленно молвил я. - Можно сколько угодно говорить о воле Творца, о том, что мы должны ограждать виды разумных и редкие, перспективные цивилизации от уничтожения. О том, что должны следить за популяциями тварей Внешних Пределов, которые, в свою очередь, готовят нас к схваткам с хаотиками. Можно размышлять о стабилизации межмировых связей и сохранении единого пространства-времени целую вечность - это всё теория, - я потёр лоб. - Видишь ли, Радана, на практике лишь один человек определял методы и стратегические цели Персонала после ухода Творца.
   - Ты сам? - в голосе её мешалось удивление и некоторое уважение. - Получается...
   - Получается, что вся текущая ситуация, - переборол желание ещё раз потереть лоб, - это моя заслуга. За всё, что происходило в Доме после ухода Творца, ответственен я и прежде всего я. Не знаю, с чем сравнить, - вздохнул. - Как вести корабль сквозь шторм, и шторм никогда не закончится, корабль можно чинить только на ходу. Гаваней нет. И не будет. Капитан уплыл куда-то, оставив главным штурмана и боцмана в одном лице. Персонал - команда корабля, смертные - пассажиры.
   - Всегда один... - а у неё хорошее воображение. Или это потому, что я приправил парой мыслеобразов?
   - Не всегда, - покачал головой, вспоминая. - Даже во время Большой Ревизии, - заметил, что она не понимает, и соединил мыслеобраз с Та-Ретой. - Даже во время Большой Ревизии, - выразив, таким образом, тень событий, - со мной был Акнис. Во время постоянных прорывов хаотиков - со мной был Акнис, Ирвис, Савэри, Томико... нет, только Ирвис, мы с Акнисом уже... отдалились друг от друга.
   - Кем он был тебе? - видимо, заметила, что я не прочь поговорить о прошлом.
   На самом деле, таких интроспекций у меня много, случались часто - даже у меня-Андры. Но - в далёком прошлом. Просто в определённый момент ты начинаешь понимать всё так ясно, что нужда - отпадает. Вся душа под твоим внутренним взором. Ты гармоничен и цел. Ты принял, всё, что прошло и что будет. Это совершенное единение тэу и веэре. Действие-без-действия, выбор-без-выбора, осознание-без-осознания. Сейчас, однако, моя душа не нашла новую гармонию, не вошла в это состояние заново.
   - Акнис Дораго, - имя, образ, сущность. - Он был Младший Смотритель, тогда как я - Старший, но, фактически, он разделял мою ношу. Он был вместе со мной в самом начале. Нас учил Творец, и он был одним из лучших учеников. Как и я, первосотворённый - наши души Она создавала первыми, вложила всё искусство и вдохновение. Мы вместе были раньше смертных, мы были друзьями, больше чем друзьями...
   - Братьями? - подсказала Радана, удерживающая на лице маску спокойствия - но в голосе чувствовалась, что не просто интересно, а очень интересно.
   - Нет, - хмыкнул я. - Неточно. Соучениками. Братьями-по-духу - какое-то время, недолгое. С самого начала он был... решительней. Решительней, быстрей, в чём-то проницательней и менее осторожней, а в чём-то - более слепцом и параноиком. Потом мы были... друзьями-по-делу. Товарищами? Соратниками? Что-то среднее. У нас был один смысл, одни цели и разные способы реализации, но мы были уверены друг в друге, как и в том, что там, где я не замечу или не справлюсь - заметит и справится он. И наоборот. Это более чем сближает, когда смысл - сохранность вселенной и воля Творца, - неторопливо излагал я. - Мы никогда не спорили из-за смысла или дальних целей. Я доверял его чутью, он - моему расчёту. Мы спорили из-за средств и методов, но не так уж и долго - тысячу-другую лет, потом - в редчайших случаях. Он был моим отражением. Где я лёд - там он пламя. Как, как мы могли разойтись так далеко? - пауза, возможно, гнетущая её и полная воспоминаний для меня.
   - Это как-то связано с тем, что случилось с Персоналом? - наконец, нашлась Радана.
   - Косвенно, - я нахмурился, ухватив тень мысли. - Или - прямо? Да, он был не первым отступником, но первым посеял среди нас зёрна сомнений. Но почему он предал Творца в такой момент? Тогда, когда пропал Главный Ключник? Насколько это совпадение?
   - Расскажи, - она подалась вперёд. Взгляд синих глаз полон духовно ощущаемого любопытства. Мила в своей прямоте.
   - А ты расскажешь прочим. Своему деду, Пророчице, Владыке...
   - Я поклянусь! - встретился с ней взглядом. Догадываюсь, сколько труда ей стоило выдержать мой - на лбу выступили капли пота. Не отступила.
   - И Сила твоего Рода...
   - Подтвердит клятву, - уверенно закончила она.
   Это так?
   Да, - шепнула Илла. - Малышка Радана пойдёт на многое, чтобы быть с тобой рядом и разделить твою ношу.
   Как Савэри, - не то вопрос, не то утвержденье - усильем воли подавил вихрь эмоций-образов.
   Как Савэри, - эхом откликнулась Илла. - Савэри любила тебя. Не как учителя, не как лидера, не как...
   Хватит, - оборвал её. - Это... интересное замечание. Но я не верю. Савэри - и любовь? В любом случае, это не важно. Я задал конкретный вопрос.
   Слепец, - мысленная улыбка. - Радана видит в тебе не только источник знаний - ты мог понять бы сам, сухарь. И не предаст. И ради рода тоже. Ты можешь положиться на неё... но клятву требуй. С подтверждениями Силы Рода и то'э Архиссо не добьётся ничего, и даже жизнью твоей шантаж клятву ту не обойдёт.
   - Клятва, - вслух сказал я. - Я сформулирую. Ты подтвердишь Силой Рода.
   - Я согласна, - без колебаний. Возможно, стоит...
   - Тебе придётся связать свою жизнь с Персоналом, - лишь кивок в ответ. - Пока я могу дать тебе только должность Младшей Помощницы.
   - Стать циарэ... - она прикрыла глаза, решаясь. - Почему бы и нет?
  
   Небо уж посветлело, когда джип лихо развернулся и замер возле неприметного входа в светло-коричневой горе. Острам и трое агентов молча выбрались из машины, расчехлили оружие: автоматические винтовки у агентов и именной, как следует пристрелянный пистолет Острама. Ноктовизоры или фонари не понадобились - стоило войти в подземный ход, как он осветился прохладно-жёлтым светом. Следуя карте комплекса, заученной наизусть по время поездки, Острам со свитой быстрым шагом направился к цели, пока Вистра, старший из агентов, не сделал жест "внимание-стоп".
   Вистра некогда входил в группу "Зет" и обладал некоторыми паранормальными способностями, в том числе, умением чувствовать ближайшее будущее. Ценнейший и опаснейший дар - Вистра был бы устранён, не будь министр уверен в его верности Империи и лояльности лично ему и его планам. Жестом Острам разрешил ему действовать, и Вистра исчез за поворотом, предварительно оставив винтовку, перевооружившись на пистолет. Десять минут, звук глухого выстрела - Вистра вернулся.
   - Допросил и убил охранника, - сообщил он. - Совсем расслабились тут, предатели. В комплексе ещё один охранник и оператор портальной установки.
   Несколько секунд размышленья:
   - Сигнал тревоги, камеры...
   - Ничего, - усмехнулся Вистра, укладывая пистолет в карманчик разгрузки и подбирая винтовку.
   - Диритрий, со мной, Вистра, Синт - ликвидировать охранника, взять живым оператора. Оборудование сохранить в целости. Спешим, возможно, здесь... магическая сигнализация, - министр в который раз поморщился - не любил он такие авантюры, не любил, когда слишком много случайностей влияет на исполнение плана.
   Два агента скрылись впереди. Диритрий остался дежурить рядом. Спустя двадцать минут вернулся Вистра, доложил:
   - Выполнено, господин министр. Оператор... выразил согласие помочь нам в перемещении и готовит установку к запуску.
   - Веди, - бросил Острам.
   Установка располагалась в большом светлом зале. Стены и даже потолок покрывали потрескавшиеся, но сохранившие былое изящество барельефы. Посреди зала стояла арка белого камня, оплетённая какими-то проводами. Вокруг - куча компьютеров и какой-то громко гудящей аппаратуры. Возле неё под прицелом винтовки Синта суетился низенький человечек - оператор. Труп охранника валялся у входа.
   - Скоро? - властно вопросил министр.
   - Уже-уже-уже, - дрожащим голосом откликнулся оператор. Воздух в арке точно завибрировал.
   - Он пойдёт первым, - уведомил министр. - С тобой, Синт, под ручку. Туда и обратно. Диритрий, минируй тут всё, как уйдём - пусть взлетает на воздух. Вистра - страхуй.
   Усевшись на какой-то контейнер, министр выдохнул сквозь сжатые зубы. Скоро всё решится.
  
   Несмотря десятки метров камня и сотни слоёв изолирующих чар моя аура дрожала от массивов энергии, коими оперировала леба. "Провозвестник" выполнял одно из предназначений, заложенных изначально, ещё при постройке. Будучи флагманом, он мог перераспределять энергию между различными лебами. В целом, такими же особенностями обладала и каждая из леб-верфей, однако, в отличие от них, "Провозвестник" мог и сосредотачивать в себе много больший запас. После того боя главный механик флагмана исправил ныне очевидные недостатки энергоцентралей, и теперь эту функцию можно было использовать без опаски.
   Флагман разогнался до половины световой. Весь его источник работал на изменение окружающей физики высшими ритуалами, позволяя крайне быстро менять вектор скорости. Флагман сейчас приблизил свои параметры к самому быстрому и манёвренному объекту вселенной - Смотрителю Дома. В узком спектре возможностей Ключ заменила высшая ритуалистика.
   Так, как и задумывалось - в конце концов, мы, Смотрители, заняты более важным делом. Я взял на себя координацию текущей ситуации, перехватив нити управления Томико, а она занялась прямым вмешательством. В конце концов, флагман у нас один, свободный Смотритель тоже из двух может быть только один - кто-то должен проводить оперативную координацию. Так что сейчас флагман творил небольшое чудо, заменяя Младшего.
   "Провозвестник" изящно - действительно изящно, ведь инерция почти что перестала иметь значение - вошёл в портал, который я открыл филигранно точно. Сейчас моё сознание и сознание Симмонса работали в прямой спайке. Мой разум-душа сместился к вычислителю лебы, лишь малой частью оставшись в теле, зависшем в центре стратегического зала, в переплетении инфотоков и своеобразном центре флота. Сознание Симмонса сместилась в управляющие системы лебы, мгновенно обрабатывая мои запросы.
   Я - каждая леба. Я - каждый корабль. Я видел миллиардами сенсосетей, вместе с вычислителем обрабатывал громадные массивы информации. Я полурастворился в информационном пространстве, стал спрутом, растянутым между сотнями миров и мировых областей. И пусть нормальный интерфейс координационного зала недоступен, здесь и сейчас я - Дежурный Смотритель Дома.
   Флагман вышел в очередном мире. Пространство-время-физика пульсировали пузырём искажений вокруг и внутри летучей базы. Я отметил краем внимания Радану, замершую подле меня в глубокой медитации - попытка постичь эти искажения, разработанные некогда ведущими НИГ Персонала. Интересно, получится ли у неё что-то? Ведь НИГ опиралась на грубую, но всё же модель определённой области Слова. Конечно, потом я стёр эту информацию из их душ, но - опиралась.
   "Провозвестник" в пару секунд нагнал планету. На орбите зелёно-голубого, такого живого, хрупкого шарика уже парили спутники и станции. Человеческая цивилизация только вышла в космос. Одна из многих возможных жертв Акниса и его "нежити".
   Я ощутил, как сосредоточившееся в ритуальном зале лебы напряжение достигло апогея. Как духовная энергия, спрессованная до слепящей белизны, задействовала триггер и начала каскадный переход. Как запылали символы Та-Реты, как полыхнули линии, распределяя, преобразуя, направляя... Я очертил область. Цепочки белых рун сферой окружили планету повыше нижних из искусственных спутников. А потом стала тьма. Вместо планеты - будто бы дыра, поглощающая свет.
   Следующий этап! Корабельный маг активировал другой ритуальный каскад короткой фразой. Красные линии овились плотной паутиной около чёрного шара на месте планеты. Овились - и ринулись во все стороны, точно душеядные растения Внешних Пределов. А я отдал приказ, и флагман устремился в очередной портал, кривя физику вокруг.
  
   Белые крылья парой взмахов перенесли Хильду на тысячи тысяч километров ближе к цели. Планета, отравленная Скорбящей и Смотрителем-отступником. Рассадник заразы. Рядом вынырнула из тактического телепорта Томико Аваре. Хильда оскалилась ей, демонстрируя острые зубы. Томико едва заметно кивнула. Они развернулись к цели. Хильда ощутила, как сплетаются нити ритуалов, толстым пучком пронзая атмосферу планеты и распространяясь где-то в океане. Работай, Смотрительница. А она займётся кое-чем более интересным.
   Взмах крыл. Ещё один. Рой хищных духов рванулся навстречу. Она почувствовала, как они пребывают телепортом, и закрыла этот способ перемещения. Она взмахнула мечом и высвободила свою Силу огненным солнцем. Сноп пламенных молний - бывший меч - в её в один миг развернулся на километры вокруг, расчистив пространство. Она отправила огнемолнии в свободный поиск, а сама спикировала в нижние слои атмосферы. Никакой магии - секрет её скорости кроется в крыльях, на короткий миг создающих-разрушающих тропу иллюзий. Увы, она слишком тяжела и тверда для творенья длинных троп или полноценных пространств, но даже кратчайшие её тропы - очень далекобыстры.
   Она вынырнула у поверхности планеты. Некогда живой город, ныне полный полумёртвых тварей и закрытый хорошей такой противовоздушной обороной. Глупцы рассчитывали на эти неповоротливые "лебы" или тот "флот". Не на неё.
   Взмах-рывок! Зелёная смерть проносится мимо. Свет разгорается на её ладонях. Вспышка! Направить вниз. Рывок! Взрыв! Рывок обратно! Купол чар разрушен. Рывок! Лучи проходят мимо. Взмах крыл! Вражьи АЧБ рвутся на куски. Свет на ладонях. Рывок! Навести и отпустить. Рывок! Вернуться. Всё... чисто. Остатки тварей - по окраинам города. Не важны. Духи слетаются из-за границы телепорт-блока. Заготовленный ритуал - спустить курок.
   Рывок. Шар светло-синего пламени накрывает горизонт за спиной. Цепь рывков - она летит ко второй по крупности цели. Огонь в руках - огонь в сердце. Выпустить, рывок в сторону. Свет в ладонях. Рывок, направить, отпустить, рывок. Грохот взрыва. Выпустить свои АЧБ - подавить воздушную поддержку. Серия рывков, набрать скорость до следующей цели.
   Каскадом взрывов прошлась она по планете. Миллионы смертей за спиной - мелочь, не боле, на фоне миллиардов тварей живых. Они гнались за ней. Они сосредоточили на ней все силы. Она воевали с ней - порою, приходилось туго. Она атаковала и отступала, маневрировала, обманывала и убивала, убивала, убивала. А потом отпустила блок и ушла наверх, к Аваре. Вовремя.
   С удовлетворением наблюдала она результаты военной операции. Там, внизу, нити ритуалов оплели все океаны, все реки, все озёра - и ринулись вверх, из гидросферы в атмосферу. Облака вмиг стали дождём. А потом Томико повела рукой. Гидросфера, послушная воле новой госпожи, сокрушающим цунами прошлась по континентам. Конечно, духи попытались найти Смотрительницу - тщетно. Аваре предусмотрела - нити топорщились в космос отовсюду, сама сокрыта ритуалом - поди найди управления исток. Или пробуй оборвать их все!
   А океаны планеты, презирая гравитацию, распределились равномерным слоем на континентах и островах, обнажив морское дно. Томико снова повела рукой. Стихия Воды титаническим вихрем взвилась, сжижая воздух, вверх. Томико развела руки. Стихия смяла растерянно кружащихся подле атмосферы духов. Томико прижала руки к груди - стихия покинула атмосферу, духовной энергией воспарила к ней. Томико подставила ладони. Стихия собралась в них шариком жидкости. Внизу осталась планета, чистая от отродий Скорбящей, с сушей, покрытой толстым слоем льда... это ненадолго. Солнце растопит лёд и восстановит порядок вещей. Работа здесь - закончена.
   - Повторим? - рывком появилась она у Аваре.
   - Тяжело её держать, - выдохнула та. Ещё бы - стихия целой планеты! - Веди скорей.
   Третья Симфония обхватила Смотрительницу за плечи. Крылья её рванули вширь, мигом став длиною с диаметр небольшой планеты. Взмах: рывок!
  
   - Владыка? - то'э Аллос буквально продралась сквозь внешнюю защиту своим телепортом, экономя время. Экстренный срочный вызов - что может быть гаже? Какая жуть заставила отозвать с фронта - её?
   - Эмина, - как всегда, поморщился. Доставляло какое-то особенное наслаждение заставлять морщиться второго по влиятельности иилга. - Час назад мною зафиксировано самое масштабное копирование информации за историю Лиодора. Источники - тысячи Родовых Кристаллов, включая даже мой. Только л'лутри Пророчицы и я смогли вовремя пресечь процесс. Этот... акт осуществили члены Гильдии Жизни - лучшие из них, включая двух из трёх магистров. Предположительно, при помощи л'лутри-предателя или тайной поддержке одного из главенствующих родов...
   - Что требуется от меня? - прервала она Юфара. Неужели нельзя хоть раз просто чётко сказать цель и предоставить средства?
   - Нейтрализуй и захвати хотя бы одного из магистров, если нет - так хоть кого-то из мастеров. Форт Гильдии в осадном положении, лояльный магистр готов оказать помощь при штурме. Мы блокировали все виды пространственных перемещений... но уверенности нет. Я должен знать, зачем магистры нас предали, как и куда собираются бежать. Резерв Аллос в твоём распоряжении, - она отдала соответствующий приказ, поднимая свой род. - Поддержка моих аналитиков... - подхватила духовную нить, - и дежурного пророка, - ещё нить.
   - Мне бы не помешала поддержка со стороны, - она прикинула расклад ситуации. Определённо, это будет... интересно. Фронт подождёт.
   - О чём ты? - всё он понимает, но хочет, чтоб озвучила сама.
   - Только что освободилась Хильда, Вторая Симфония. Она не откажется помочь, - ещё бы! А заодно оценит Хильду - в своих условиях.
   - Без лишних разрушений, - кивнул Владыка. Вот и чудненько. Не разочаруй же, Хильда!
  
   Взмах! Рывок! Просто чудесно - из боя в бой. О, она не жалела, что присоединилась к Яалшу. И пусть такая плотность событий только временно - в будущем обязательно повторится. И не раз. И Яалш обещает, что это будущее будет - в отличие от Акниса. Имфоли, Третья, с нею - они договорятся, что делать, если Яалш обещаний не исполнит.
   Медленно, красуясь, она расправила крылья на сотню-другую метров, легонько пустив по ним пламя своей Песни. Многие из иилгов зачарованно уставились на неё. Чувствуют её Силу. Она неторопливо уменьшила крылья и тело, опустилась на твердь - утёс, с которого открывался вид на крепость, занимающую небольшой остров в море неподалёку. Иилги расступились, а она шагнула к воззвавшей её. Эмина то'э Аллос, человек с родственным пламенем в душе.
   - Эмина, - улыбнулась. Слабые люди (Считают себя выше людей? О, иилгам так далеко до подлинных изменений не плоти, но духа... возможно, она займётся их возвышением - позже, когда станет Старшей; как минимум, Илла не откажется помочь) не могли отвести от улыбки взора. Пусть.
   - Хильда, - кивок-приветствие. - Уверяю, тебе будет, как минимум, любопытно.
   - Верю, - хищная улыбка - привлечь взгляд! Она поправила волосы, мимоходом отмечая, как восходят семена чувств, посеянных ею в душах иилгов. Смертные, слабые, но порою такие полезные... - Веди! Или... - окинула взглядом пламенным людей. - Или желаешь взять их с собой?
   - Не внутрь, - ответствовала Эмина.
   Вполне вероятно, Аллос войдут в её властную иерархию. Осталось дождаться, когда Старший вернёт все Полномочия. Она не прочь ждать и тысячи лет. В конце концов, она - вечна. А короткий путь - не всегда верный. Но так хочется, так тянет тысячей мотивов схватить, взять уже сейчас то, что положено ей по праву рожденья... "нельзя", - говорят мотивы воли и расчёта.
   - Охрана периметра, - согласилась-угадала. - Я чую нарождающийся ритуал. Они прорвут вашу "надёжную" блокировку. И уйдут.
   - Как? - о, ты очаровательно лаконична, Эмина! Такое чудесное владение собой, такая точная передача смысла - без властной речи! Драгоценность, которая будет в её коллекции.
   - Не ваши ритуалы, - она протянула руку - Эмина взяла её после короткого колебания. "Короткого" - ключевое слово. Даже то'э попадает под очарование - не бессознательно, но не сознавая всей опасности происходящего. Иилги-иилги, ну как можно быть такими беззащитными перед меметической угрозой? Ничего. Она обучит их. - Акнис или Ферет. Возможно, кто-то ещё, - тот голубой шар. Маловероятно, но о нём известно слишком мало. Илла нашла уже не один такой. Враг - иль нейтрал, соперник, друг? Неизвестно.
   Рука в руку. Распустить крылья. Силу в глаза и звук:
   - Покажись! - духовная волна высвечивает контуры защит крепости.
   Вычислить нужную точку. Взмах-рывок!
   - Сгинь, - отмахнулась от десятка зелёных лиан подле служебного входа. Растения истлели. Она - мастер властной речи.
   - Мы... - Эмина отдёрнула руку и активировала каскад динамических защит.
   - ...под куполом защит, - закончила она. - И отсюда можно сделать так.
   Свести руки. Волею и разумом формировать чары, питая их Силой Симфонии. Сгусток белого сияния - аккуратно упорядочить. Контур управления, контур наведения, алгоритм поиска уязвимых точек. Выплеснуть огонь на волю. Белые лучи разошлись от её ладоней, ударили по защитному куполу изнутри - и разорвали его на куски.
   - Развейся, - велела она: куски чар, всё ещё опасные, стали лишь облаками духовной энергии. - А теперь - внутрь. И пусть им будет, чем меня удивить.
  

Глава 19.

   Одним за другой гасли фигуры в ритуальном зале. Энергоконтуры лебы возвращались в нормальное состояние, и главный механик "Провозвестника Творца" уже спешил проводить техобслуживание. Флагман прошёл последний портал, выровнял скорости с тремя лебами-верфями. Мы рассекали рассветные небеса Саавета, одного из безопаснейших мест Внутренних Пределов, мира, связанного лишь с временно или постоянно выключенными мирами - как и задумывалось когда-то в далёком прошлом. Координаты Саавета неизвестны даже Акнису, а если и будут известны - мы уже запустили самомножащиеся антипортальные чары, охватившие относительно небольшой, примерно в световой год радиусом, шарообразный мирок. Прямые порталы закрыты, магическим путям это место недоступно банально из-за отсутствия узловых точек, даже вычислить параметры мира косвенно, для ритуального телепорта, с помощью связей с окружающими мирами - нельзя. Конечно, блокировка порталов обходится - но этот тот самый случай, когда защита имеет преимущество перед нападением.
   Радана всё ещё пребывала в трансе. Я задумчиво кивнул, глядя на новоиспечённую Младшую Помощницу, которую уже окутывала легчайшая аура Служебных Полномочий. Да, нам, Персоналу, нужна любая помощь и любое усиление, но верно ли я поступил, воспользовавшись её отношением ко мне? Часто после отступничества Акниса меня посещали подобные мысли. Какое право мы имеем вот так вот, коротким обращением к Аске и Слову, обрекать смертных на вечное служение? Кем бы она стала, будучи просто иилгом? Что бы она могла сотворить, кому подарить счастье, какой бы была её судьба? Сейчас же она будет служить, служить заветам Творца и мне лично - пока не устанет и не уйдёт дальше. Каково оно - это "дальше"? Даже Директор Отдела Душ не знает.
   Я расслабленно наблюдал, как Томико взлетает в центр стратегического зала, как подключается к инфопотокам, как берёт на себя текущую координацию Персонала. Она выполнила свою задачу - зачистила с Хильдой заражённые миры. Все до единого. Выполнил свою и Симмонс со мной - мы погрузили как можно больше планет с населением от одного миллиарда в полный стазис, развесив около них чувствительные сенсосети и узел быстрого перемещения. Пара леб в любой момент готова прыгнуть на сигнал тревоги и отбить попытку стазис снять. В случае чего, на подмогу приду я, Илла, Томико или Хильда, чтобы блокировать личное вмешательство Акниса или Скорбящей. Конечно, закрыли мы лишь нейтральные планеты, территорию Ферета не трогали - сначала следует уничтожить самого Рраила.
   Таким образом, сейчас воцарилось несколько неустойчивое равновесие. Силы Акниса, "нежить", медленно разрасталась за счёт миров Ферета, сдерживаемая его же армией, а также направляемая для постоянных атак с разных направлений на Лиодор, Ризань и Валаарский Архипелаг. Точно так же Акнис поступал с духами - текущее прибавление (мы так и не вычислили все места во Внешних Пределах, где они множатся) направлялось для атак. Вероятно, это было не всё прибавление и весьма вероятно, что часть "нежити" тоже скапливалась для мощного удара - но место их дислокации Илла так и не нашла. Кстати об Илле.
   Свободна? - далеко не для удобной, надёжной, неперехватываемой связи начертал я этот канал. В конце концов, были АСК-диалоги, более неповоротливые, но вполне достаточные. Но Илла о них так и не узнала. И не узнает, чтобы не возникло подозрений. Эта связь даёт возможность найти, хм, раскиданную по вселенной сущность Третьей. А ещё примерно, очень приблизительно, но очерчивает её... квазидушу. Как минимум, я могу стереть большую её часть Ластиком. Этого недостаточно для гарантированного уничтожения, но лучше, чем ничего. Со связью Илла была подконтрольна хотя бы частично.
   Конечно, - мысленная улыбка, такая искренняя, ведь связь, казалось бы, не допускала иллюзий... если не знать, что собеседница и есть самоткущаяся иллюзия.
   Скажи, как много в тебе от той, кто спела Третью Симфонию?
   Не спела, - многомерный мыслеобраз с её стороны, поясняющий, - не спела, но поёт. Не как душа, не как личность, но как воля и как эмоции, чувства. Она вечна - во мне.
   Вот как?
   Она отдала себя - всю себя! - на сотворение меня. То был обмен неравноценный, то искра, звезду запустившая. Она - это я, но я - не только она. Я - миллионы, миллиарды существ. Сородичей. Прочих смертных. Персонала. Я - свет и тьма их душ. Не вся - в конце концов, я не хочу распасться ничего не значащей мотивов кучкой. Я соборная сущность. Но боле всего во мне неверен. Я воплощаю их - наше, моё! - искусство. И надежды. И мечты. И стремленья. Я - их последняя воля. Я - их последнее желание. Их вера и их пути ширят веру и пути мои.
   Тебе не требуется питаться душами. В нашем первом договоре - ты обманула меня.
   Нет, - хрипло рассмеялась Илла. - Себя сам ты обманул. Я говорила лишь правду. Мне не требуется - но я хочу! Я хочу струю нового в себя. И беру его. Меньше, чем договорились. Чем недоволен ты?
   Остальные Симфонии таковы же? - поинтересовался я, перебрав память. И действительно, Илла никогда не утверждала, что требуется - ей. Она говорила о иссис и неверенах - но разве она неверена? Она - иное, совсем иное.
   О да, - подтвердила догадку. - Нам души не нужны. Самодостаточны все Песни. Скорбящая не обманула в этом брата и сестру - пусть обманула в том, что в форме Песни личность не исчезнет. Но мы можем и желаем питаться. Хильда согласилась на душу врага в год - почему, что можешь ты предположить? Она ищет сильнейших, она вплетает их в Песнь Власти, Гнева и Войны. Их гнев - её гнев. Их воли - её воли. Их силы - её силы. Мы растём и сами, но душ поток со стороны - рост ускоряет.
   Скорбящая? - всё же уточнил я.
   Вбирает по десяткам душ в день. Самых горестных, полных боли, страданья и тьмы внутри себя. Она сильней, чем я, она сильней, чем Хильда, она сильней, чем ты сейчас... но неразборчивость - контролю помешала. И от атак её мы можем ускользнуть...
   Как её убить? - спросил, осмыслив сказанное.
   Неведомо то мне, - плотный комок противоречивых эмоций приправил эти слова. - Возможно, вместе с нею мир иль сектор отключить?
   Нет. Если бы всё было так просто... нет, мы не можем отключать мир, в котором слишком много слишком плотной духовной энергии. Мы не можем отключать миры с великими магами, равно как и миры со Смотрителями внутри... по крайней мере, из Залов. Запрет программный, а не аппаратный.
   Есть иной ли способ? - немедленно вопросила Илла.
   Да, - правильно ли я делаю, открывая эту информацию? С другой стороны, для неё она бессмысленна сейчас, а позже, после срока договора, уж буду верить ей - или убью. Одно из двух. - Есть "ручное управление", конечно, Творец должна была его предусмотреть. В Технических Помещениях среди множества Консолей есть и та, что называется просто - Техническая. Лишь трое, обладатели допуска ноль, могут работать с неё. Высшие лица Дома: Старший Смотритель, Главный Ключник и Технический Директор. Но безопасное отключение миров оттуда требует долгой, долгой подготовки... я думал о ловушке, но позже, много позже, когда верну Полномочия Старшего, когда очистим Дом от неведомой угрозы.
   Закрыть её Ключом Универсальным?
   Это возможно, но только Старшим. Гипотетически возможно. И если будет в одном месте большей частью. И если буду больше знать об иллюзорных пространствах.
   Я покажу и расскажу, - с готовностью откликнулась она. - Смотри и слушай...
  
   Толчок ладонью, сложный духоимпульс - защита двери пала, дверь сорвало. Они вошли. В лицо прыгнула какая-то мерзкая тварь - ударилась о щит Эмины. Взгляд - расплывается кашей органики. Для Третьей реальность - лист для рисования. Для Первой - нечто эфемерное, что легко продавить, придавить своею Силой. Она же реальностью повелевала. Одним только взглядом приказать: "умри!" - легко и естественно для Симфонии Власти.
   - Что дальше? - вопросила она. - Какова наша цель?
   - Захватить двух магистров жизни и, по возможности, мастеров.
   - Карта есть? - в этом нагромождении чар чувствовался замысел, но даже она не способна вникнуть достаточно быстро - и сформировать поисковое заклятье. Даже взгляд пробивался сквозь соседние лишь стены. Стены, покрытые зеленью, экранирующей и даже поглощающей волшебство. Не хотелось бы сжигать, замысел - перспективный.
   - Да, - приняла инфопакет. Какая... безумная проектировка. Но прорваться в центральный ритуальный зал будет непросто. - Это - пророк операции, это - аналитик, - приняла духовные нити. Пророк? Интересно и важно. Её дар даже после тысячи поглощённых пророков не продвинулся дальше одной секунды. Интересно, как её видят полноценные пророки?
   "Видишь меня?" - шепнула пророку.
   "Вихрь, подчиняющий будущее, - без труда догадался о сути вопроса человек по ту нити. - Сложнопредсказуемо. Быстро меняешься".
   Она позволила личности-имени на миг распуститься на отдельные мотивы-песни, составляющие Симфонию, рассеяв сознание-волю по всей себя. О да. Быстро меняется. Вновь "собралась" воедино, меняя материальное воплощение.
   "Поспешу", - пояснила Эмине, аналитику и пророку - и скользнула вперёд порывом ветра.
   Первые десять преградивших путь щитов ветер просто пролетел. Скользнул сквозь щель на ярус ниже. Просочился между побегами хищного куста, упёрся в многотонную плиту, увешанную барьерами. Единственный путь ниже. Ветер обратился привычным телом.
   Эмина, - шепнула, позволив слову коснуться затронутой её ритмами души. Духовная нить вмиг соединила их разумы - свой путь через тропу иллюзий проложив. - Слышишь ли меня?
   Что? Как?
   Успокойся, - велела она. - Такой вид связи. Чтобы не медлить - я позову тебя сквозь все эти щиты. Представь себе мой образ - и потянись к нему желанием, - такое общение замечательно точностью передачи смыслов. Не нужно никаких слов власти - душа к душе. Или, в её случае, Песнь к душе, душа к Песни. Давай же, решайся...
   Хорошо, - Хильда кивнула очередной победе, протянула руку - и "достала" Эмину сквозь пути иллюзий. Высокомерная то'э даже не заметила, как образ Второй намертво отпечатался в её сердце. Половина работы уже сделана. Гораздо проще работать с душой, когда в неё пустили добровольно.
   - Однако, - только и сказала Эмина, оглядев плиту и спалив парочку не то птиц, не то летучих рептилий, спикировавших сверху, из зелени зарослей.
   - Я переброшу себя ниже, - молвила она. Миг размышлений, уточнение. - Сколько метров плита?
   - Полтора в толщину, - выслушав ответ, видимо, того лояльного магистра, ответила Эмина. - Внизу шахта лифта на полсотни метров вниз.
   - Ясно, - жаль, прорезать путь мечом будет слишком долго. Возможная ловушка? В таком случае...
   Образ её мигнул, Песнь поделилась надвое - две Хильды стоят пред то'э Аллос. Она улыбнулась парой губ. Одна из аватар взмахнула крыльями, переносясь ниже. Тёмная шахта, лифт где-то внизу. Внизу - или... Образ внизу направил мощь Песни прямо под себя, образ вверху схватил Эмину и перенёсся выше. Хильда внизу не успела - разогнанная каменная кабина лифта с каким-то артефактом внутри затормозила лишь немного. Лифт взорвался о плиту с такой силой, что весь грузовой зал обрушился в духовном огне, вспышке плазмы и осколках камня.
   Она прыгнула обратно, взмахом ладони умерила жар. Эмина же убрала пыль и осколки. Немедленно укрепили они потрескавшиеся стены шахты. Она сочла это недостаточным - и отправила вниз волну огня, спекая камень. Вновь подхватила Эмину - та уже привыкла - распустила крылья и прыгнула вниз.
   Взрыв! Половину щитов, что её, что Эмины, снесло - но не более. Правильно оценила силу этой... бомбы. В нижнем грузовом зале уже встречают маги, синхронно атаковавшие место взрыва веером проклятий - сжечь! Она отпускает Эмину. Взмах-рывок! Клинок рассекает колдуна вместе со щитами. Взмах! Смерть. Взмах! Смерть. Взмах. Сжечь проклятье - убить. Взмах. Встретить взгляд - заворожить. Эмина также испепелила парочку и сковала одного. Разделить аватару. Одна берёт пленников - прыжок наверх!
   - Покажись! - повеление разошлось, детонируя некоторые чары, вернулось примерной структурой. Неясно, неясно, неясно...
   "Аналитик - кратчайший путь до главного ритуального зала с учётом такого типа движения, - послала инфопакет с описанием. - Пророк - время до активации!"
   Выслушать ответ. Мало, мало времени. Расчёт. Варианты. Возможности. Зачерпнуть Силу Песни. Спросить у Эмины... Два белых луча сорвались с ладоней - её и то'Аллос - буквально пробуривая путь сквозь зачарованный камень. Луч Эмины периодически обрывается, её - бьёт непрерывно. Ещё немного... стоп!
   Расправить крылья. Взять Эмину за руку. Взмах-рывок вниз... поздно! Магистров уже нет - ушли в арку странно искажённого прямого портала. Отпустить Эмину. Взмах. Волю в лезвие. Рассечь портал. Взмах. Волю в образ, волю во взгляд - волю в слово.
   - Замрите.
   Всё?
  
   Помощник Сеадор был недоволен. Только что ему доложили, что в соседний мир ускользнул военный министр Фэйре, некто Острам Дэрир. Неверены даже раздобыли доклад, который сподвиг труса бежать. Да, без министра, которого планировалось взять под контроль или завербовать на последней стадии, будет в разы сложней удерживать контроль перерождения планеты - но всё же возможно, он провёл хорошую работу. Проблема в том, что министр, как и любой трусливый властолюбец, попытается выболтать тайну перерождения враждебному Персоналу, что поставит план под угрозу. Конечно, Персоналу делать нечего, как возвращать власть таким, как Острам, но превентивная бомбёжка планеты - это совсем не то, что приблизит цель Акниса. Поэтому министр не должен дожить до контакта с группировкой Яалша или союзными ему иилгами.
   Первым делом Сеадор послал отряд духов-убийц. Затем выявил парочку предателей из числа якобы лояльных завербованных им людей. Да уж, идеологическая обработка в Фэйре поставлена на уровне. Даже жаль немного - из этой цивилизации могло бы вырасти что-то интересное. Чуть позже, когда отряд не вернулся, Сеадор решил, что проще и надёжней проверить самому. Он позвал приданного Акнисом иссис по имени Краас, захватил парочку перерожденцев - и переместился порталом в храмовый комплекс. Контроллеры перемещения взорваны, сам храм не обрушился чудом - но портальная арка рабочая, зачарована на совесть. Заменить контроллер собственной волей - нет ничего проще.
   Портал распахнулся. Сеадор со свитой вошли. Скоро ошибка будет исправлена, а Акнис - доволен.
  
   - Андра, - она до сих пор обращается ко мне так. Впрочем, я и вправду имею полное право на это имя, - где у вас на флагмане можно найти целителя?
   - Целителя, значит, - кажется, она столкнулась с первыми... "симптомами". - Что тебя беспокоит?
   - Голод. У меня пропало чувство голода. Могу есть, но... но не голодна. Диагностические чары ничего не выявили.
   - Да, первым, обычно, уходит голод, - молвил я. - Поскольку я тебя принял в ряды Персонала, мне и просвещать. Твоё тело изменяется, Радана, изменяется под влиянием Полномочий Младшего Помощника. Адаптируется к обязанностям, что возложила на нас Творец.
   - Я не знала... - несколько растерянно начала она.
   - Мы редко предупреждаем, - хмыкнул я. - Даже Полномочия Младшего Служителя - очень заманчивы простым смертным. Мы не разглашаем, как они влияют на тело и душу, кроме как уже вступившим в наши ряды.
   - И - как? - она взяла себя в руки, на первый план выступило - любопытство.
   - Первым изменяется тело, - неспешно начал я. - Происходит адаптация к более высоким нагрузкам, повышается выносливость, скорость регенерации и иммунной реакции... исчезает предел деления клеток. Все механизмы старения перестают работать. Твоё тело вечно, Радана, оно не будет стареть, ему не требуется помощь целителя, кроме как в тяжелейших случаях, оно может отрастить заново все конечности, а простые порезы будут затягиваться в считанные минуты.
   - А...
   - Нет, никакой компенсации, - перебил я. - Никакие системы организма не перестают работать. Напротив, всё работает быстрее, точнее, эффективней. Мышцы, сердце, мозг... Пищеварительная система тоже. Тебе не надо многого, чтобы наестся, ты перевариваешь практически всё, а твоё тело научилось извлекать энергию из Полномочий, восполнение питательных веществ необходимо только в случае потерянного пальца или руки. Полномочия позволяют душе брать прямой контроль над процессами тела. Скоро ты сможешь усилием воли ускорять рост волос или менять внешность - в некоторых пределах.
   - Это то, к чему стремимся мы сами, - наконец, собралась с мыслями она. - Контроль над всем телом, улучшения, вечная молодость...
   - Это минимум, который обеспечивают Полномочия, - пожал я плечами. - Далее они дадут возможность более существенных телесных трансформаций. А само твоё тело уже сейчас ограждено Полномочиями от изменений физики. Ты cможешь существовать в любом из миров любого из Пределов - в определённых рамках, разумеется. Кроме того, тебе почти не требуется сон, но это уже ближе к изменениям души.
   - Душа? Это не изменит... мою личность? - с тревогой вопросила Радана.
   - Нет, - покачал головой. - Напрямую - нет. Изменяются внешние части души, что ещё ответственны за психику - и самые внутренние, которые ответственные уже не за психику. Повышается устойчивость к духовным воздействиям - как на тело, так и на душу. Меняется сам механизм контакта с телом. Все важные структуры мозга полностью, а не частично, как у смертных, отражаются в душе. Духовное доминирует над телесным. Тело становится - лишь оболочкой. Любой из служащих Персонала неуязвим против воздействий на материю. Твоё тело может умереть, но душа не уйдёт дальше. Она извлечена из круговорота перерождений. И может создать или найти себе иное тело - уже не помню, которое по счёту у меня.
   - Не представляю, как это возможно, - вздохнула она. - И как с этим жить. Как вообще можно жить... так долго?
   - Творец позаботилась и о духовной старости, - успокаивающе улыбнулся я. - Ты сможешь более-менее свободно оперировать психикой и сделать веэре и тэу - идеальными. Но самое главное - ты властна не только над текущим... содержимым души, как мы его называем, пси-активом, но и над опытом, памятью, личностями прошлых жизней - пси-пассивом. Это откроется не сразу, я объясню и покажу, как обращаться к пси-пассиву и как не раствориться в нём. После определённого срока ты сама будешь свободно убирать лишние воспоминания, эмоции и навыки туда, в пси-пассив, закрывать их - и возвращать по мере надобности.
   - Звучит, как сказка, - как часто я слышал эти слова... Смертные. Смертные не меняются.
   - Если и так, то сказка недобрая. Лишь бы со счастливым концом.
  
   Один из магов - вышел из-под контроля? - повернулся к ней и сбросил капюшон.
   - Ты? - одновременно вопросили они.
   Она встретилась взглядом с давним врагом, от которого уже терпела поражение. Встретила властный взгляд неоново-синих глаз. Ныне короткие пепельные волосы. Чёрный плащ, пронизанный Полномочиями. Явившийся в руке длинный меч-атрибут.
   Он выпустил ауру Полномочий на весь зал и дальше. Где-то там, вдалеке, что-то кричали аналитик и пророк операции. Она не слушала. Она отпустила себя-Песнь наружу - белым нимбом, огнём крыл, властью воль и грохотом войн. Взгляд на взгляд. Воля на волю. Власть на власть.
   - Смотритель Акнис, - в подобие улыбки скривились её губы. Песнь кружилась дымкой света вокруг аватары - зачерпни и направь! Уничтожь этот зал, сотри врага с лица земли, обрушь твердыню его духа! Пока - рано.
   - Вторая Симфония, - спокойно произнёс он. - Хильда. Мы встречались.
   - Ты победил тогда, - она надавила взглядом. Парочка магов близ него упали без сознанья. Слабые людишки.
   - Ты жаждешь реванша, - констатировал он. - Я уничтожу тебя ещё раз. Столько раз, сколько потребуется. Но здесь и сейчас... Откройся! - взмах атрибута рассёк плоть пространства, отворяя портал. В этот раз - явный, точно пылающий маяк для Персонала. Но из Персонала здесь лишь она. - Ты же не хочешь, чтобы они все погибли, Хранящая Власть? В портал!
   Один за другим маги разворачивались к открытым вратам - ну уж нет!
   - Стоять, - велела она.
   Люди застыли.
   - Это глупо, - заметил он. - Именем Творца - в портал!
   - Именем Творца - замрите, - парировала она.
   - Вы убьёте их! - воскликнула Эмина.
   - Действительно, - склонила голову Хильда. - Выпусти я всю власть слов, а ты свою - их души вырвет из тел.
   - Это так, - едва заметный кивок. Она всё ещё не разрывала контакт взглядов, продолжая давить всей мощью Песни. Не уступал и он. - Что скажешь, "миротворица"? - лёгкая насмешка.
   - Половина магов остаётся здесь, половина уходит, - предложила то'э Аллос. Умница. Вариант взаимовыгодный.
   Они ответили одновременно:
   - Согласна.
   - Согласен.
   - Согласуем список, - не отрывать взгляда! Он - слабей. Его поддерживают лишь Полномочия, её - мириады воль. Миллиарды воль миллиардов существ и сущностей, вплетённых, поглощённых, являющихся её Песнью. Она видит капли пота на его лбу. Сдавайся же! Ты - проиграл.
   Три секунды быстрого обмена инфопакетами между ними тремя. Ещё несколько магов упало без сознания от напряжения духа в зале. Контакт взглядов всё длился и длился. Полномочия окружали его уже видимым ореолом белых разрядов. Её свет стал, верно, уж нестерпим для смертных. Всё новые и новые воли внутри неё-Песни выстраивались вместе. Воздух между ними искажался, пульсировал, потрескивал, гудел...
   Стоп. Сильнее нельзя. Сильнее - она навредит смертным. Она хранит смертных, а не убивает. По крайней мере, в данном случае.
   Тем временем, список согласовали - не без помощи магистров жизни с той стороны портала и лояльного магистра на связи с Эминой. Один за другим маги покидали зал. Кто через выход, кто в портал, кто один, кто - неся на руках потерявших сознанье. Вот последний уходит в портал, вот Акнис ступает за ним... взмах-рывок!
   Я вернусь, - Эмине.
   Конечно, он обманул её. В последний момент изменил координаты выхода. Они оказались вдали от Лиодора, на серой пыльной пустоши какой-то далёкой планеты. Ни жизни, ни атмосферы, девственно чистый духовный фон, лишь звёзды с чёрных небес. Пустой мир. Чудесно. Здесь они никому не повредят.
   - Скажи, ты умеешь мечтать? - не оборачиваясь, спросил он.
   - Нет, - честно ответила она, не торопясь нападать - всегда успеется. - Я - не Илла и не Печаль Несущая. Мои чувства сонаправлены моим целям. Я конкретна и прагматична. Как Яалш, - и улыбнулась.
   - Вот как, - он развернулся. - Мы не поймём друг друга. Я иду к мечте. Но к мечте идёт и Яалш. Почему ты встала на его сторону?
   - О, в данном случае я решала не прагматично, - встреча взглядов - война взглядов. Он разорвал контакт - не уверен в своей победе? Логичное решение. - Илла пригласила меня защищать порядок и стабильность. Ты же предлагаешь лишь хаос и нестабильное, неясное развитие. Путь Яалша работает. Лиодор - доказательство тому. Твой же путь не пробовал никто. Но ты можешь победить. А Яалш тоже будет менять Дом. Это выбор между риском и риском. И я заняла сторону не "за". Я заняла сторону против, Смотритель. Против Скорбящей. Скорбящей - и тебя.
   - Жаль, я не могу тебя стереть, - он потянулся десницей ко лбу - а в следующий миг атрибут вытянулся и разрубил аватару надвое.
   - Жаль, - согласились две аватары.
   И начался бой.
  

Глава 20.

   За порталом Острама встретила каменистая пустошь. Горизонт застилала какая-то дымка, лишь в одной стороне из-под неё пробивалось что-то вроде гор. Жаркое солнце, сухой воздух, потрескавшаяся земля, проглядывающая из-под многочисленный камней и глыб, щедро разбросанных природой вокруг.
   Группа поспешно отошла от портала. Секунда, другая - призрачная рамка растворилась. Оборудование уничтожено. Остаётся надеяться на лучшее: теперь путь сюда закрыт. И готовиться к худшему. То есть - не тормозить.
   Министр вздохнул. Никто не говорил, что будет легко. Группа собралась в тени большого валуна. Острам велел распаковать и активировать мощные радиомаяки. Надежда на них, конечно, призрачная: эфир был девственно чист, ни намёков на радиопередачи.
   Однако уже через несколько минут невдалеке распахнулся портал. Группа воинов в алой униформе, окружённых едва различимым сиянием (магия?) немедля взяла их на мушку футуристичных винтовок. Острам приказал сложить оружие. Ещё конфликта с местными и глупой смерти им не хватало. Часть воинов держала министра со свитой под прицелом, часть чуть ли не обнюхала, много раз замирая на месте портала в Фэйре. Наконец, один из местных, видимо, воин, что-то спросил на неизвестном языке.
   - Не понимаю, - ответил Дэрир. А затем показал на рот и затем на свою голову. Поймут?
   Поняли, пусть и не так. Острам предлагал прочесть его разум - если, конечно, местные это умеют. Командир же местных сделал сложный жест, и министр со свитой едва не упали от приступа головной боли. А затем почти растворились в вихре букв и образов.
   Более получаса потребовалось, чтобы прийти в себя. За это время воины разместились на то ли материализованных, то ли телепортированных стульях - не все, часть бдительно держала как их, так и местность под прицелом. Наконец, сознание полностью вернулась к министру, и он осознал, что владеет ещё одним языком в дополнение к своим трём. Вот так вот, щелчком пальцев, научить языку? Магия...
   - Вы меня понимаете? - вопросил командир "алых".
   - Да, - слово на чужом языке далось на удивление просто, пусть и непривычно.
   - Кто вы такие? - терпеливо продолжил командир.
   - Острам Дэрир, - представился он. - Имею честь занимать высокий военный пост Империи Фэйре.
   - Как вы оказались здесь?
   - Возможно, будет проще изложить полную версию, чем отвечать на отдельные вопросы?
   - Разумеется, - хмыкнул командир.
   - Могу ли я предложить сначала переместить нас в более... уютную обстановку? - он обязан попытаться уменьшить риск.
   - Нет, - моментальный отказ. - Ваш статус не определён, вы можете быть опасны.
   - Что же, слушайте...
   Он только закончил краткое описание своего мира, когда это произошло. На месте портала в Фэйре что-то вспыхнуло. Местные среагировали моментально. Шипение белых лучей из их винтовок и несколько глухих взрывов - на месте вспышке лишь воронка, затянутая паром.
   - Ксантар, сенсосети, - скомандовал допрашивающий министра. - И отходим туда, - он указал на большущую каменюку метрах в семидесяти от них. - Ариз - мины. Вы - следуйте за нами, не отставать! - бросил он министру.
   Как только "алые" заняли оборону, на этот раз оградившись сразу несколькими полупрозрачными куполами, их командир вновь обратился к Остраму:
   - Коротко - возможная угроза?
   - Духи, не разбираюсь, какие, - ответил Острам. - И маги, которые контролируют их и, их посредством, большую часть Империи.
   - Я запрошу центр, - кивнул командир и прикрыл глаза. Телепатическая связь? Вероятно.
   Спустя минуту он открыл глаза, потёр лоб.
   - Эр-офицер? - обратился один из воинов.
   - Демоны бы их побрали, - сплюнул командир. - Центру не до нас. Очередная волна десанта. Тэм-офицер "передаст запрос выше". Эвакуацию запретили.
   - ...! - выругался кто-то.
   - Именно, - ещё раз сплюнул эр-офицер. В следующее мгновение портал открылся вновь.
  
   Флот неторопливо разгонялся. Один за другим набирали ход поднятый срочным приказом космические корабли по всему Союзу проводили диагностику, отходили от баз, открывали прямые порталы и собирались вместе здесь, в секторе номер двадцать семь, перевалочной базе, неизвестной ни внезапно вернувшемуся Персоналу, ни тварям, подчинённых Акнису. Скоро они будут готовы к атаке. Скоро он будет готов к ней.
   Он задумчиво стоял на обзорной палубе, наблюдая звёзды. Скоро будет репетиция - очистит один мир от жизни и Акнисовой гнили - а затем и настоящий удар. Этот флот - тысяча огоньков в космическом мраке - собран со всего Союза. С миру по нитку. Зато - незаметно для Акниса и Персонала - Смотрительницы Томико и Смотрителя Яалша. Или того, кто называется им - Универсального Старшего Ключа-то нет.
   Да, ему придётся прямо управлять всем флотом лично - экипажи не сработались совершенно. Но это стоит эффекта неожиданности. А если встретится "леба", эта их летучая база, - ей же хуже. И для соперников-Смотрителей он подготовил сюрпризы.
   О нет, он не считал предстоящую серию битв окончательной. Не считал её и простой. Он мог проиграть. Но иного пути нет. Он должен перехватить инициативу. Он прошёл долгий путь к власти. От принятия атрибута своего предшественника и старательного овладения могуществом до долгого, полного проб и ошибок, установления власти сначала на одной планете, потом на двух, трёх...
   Он достиг всего сам. И теперь вышел на финишную прямую. До власти над мирам всей вселенной - рукой подать. Не века, как прежде, и даже не года. До времени, когда он сможет без опаски объединять все миры всех секторов в единую, устремлённую в будущее, империю, осталось меньше года. Он, Ферет Рраил, выполнит последнюю волю Смотрителя Тулдора, во что бы то ни стало.
  
   Стоило из портала показаться троим силуэтом, как ещё один возник между прибывшими и их группой. Министр не успел даже вздрогнуть, как того, что посредине, буквально разорвало на куски магией - магией? - с обеих сторон. Дэрир пригнулся. А затем окружающая их волшебная защита вспыхнула ярко-ярко - и сделалась непрозрачной. Лишь гул и вибрация выдавали, что с той стороны пытаются пробиться. В следующую секунду защитные купола пропали, маги-воины синхронно выстрелили, мелькнули лучи, вспышки, жар... всё замерло.
   Острам медленно приподнялся, огляделся. Все и вправду замерли, точно их сковала незримая сила. К отряду эр-офицера неторопливо шагал тот человек, которого, вроде бы, убили в первый момент боя. Теперь Острам смог разглядеть его подробней. Чёрнокожий, лысый, спокойный и чем-то неуловимым чуждый, в полурасстёгнутой рубашке с узором из пальм, он шёл свободно и расслабленно, словно на прогулке.
   - Достали, чувак, - пожаловался он, приблизившись и ослепительно улыбнувшись. - Прикинь, второй уже раз такое - стоит портануться, как аватара того-этого, на кусочки. Ты, это, должен меня понимать лучше всех, да?
   Дэрир понимал. Имперский, диалект самых северных провинций, с неуловимым акцентом и, конечно же, сленгом, достаточно старым сленгом.
   - Кто ты? - спросил Острам.
   - Я, типа, странник меж вселенными и теперь помощник Огнетворицы, добровольно-принудительный, блин, - приблизился тот. - Звать Мераш. А тебя, чувак?
   - Острам Дэрир, - осторожно представился министр, покосившись на замерших воинов, его спутников и противников вдалеке. Кто этот... человек? Он, безусловно, опасен более чем все окружающие. Странник между вселенными? Мирами - или именно вселенными?
   - Будем знакомы, бро, - кивнулся Мераш, одарив ещё одной улыбкой. - Короче, проблема такая - мне надо прикинуть временной масштаб. Чтобы типа не промахнуться. Да-да, знаю, время идёт по-разному, всё такое, в теме, я тут сверяюсь с базовым временем Дома. Чувак, суть в чём. Нужен кто-то из Персонала, но не Смотритель. Подскажешь?
   - Эмн, - не сразу нашёлся Острам. - Возможно, лучше спросить кого-то более сведущего? Например, эр-офицера, - кивнул на командира защищающей их группы воинов.
   - Проблема, чувак, в том, что я не знаю их языка, - махнул рукой Мераш. - А языковые схемы выковыривать - влом. Долго это... Переводчиком будешь?
   - Без проблем, - Острам взял себя в руки и отзеркалил интонацию.
   - ОК, размораживаю, - и театрально хлопнул в ладоши.
   Первым делом "размороженный" эр-офицер навёл винтовку на Мераша.
   - Ты это брось, чувак, - отмахнулся тот. - Патроны на ветер, я, типа, не совсем здесь. А, ты же не понимаешь! Чувак, переведёшь ему, а?
   Министр перевёл, следом кратко изложил разговор с Мерашем. Эр-офицер нахмурился, винтовку не опустил:
   - Что ему нужно? - перевёл пришельцу Дэрир.
   - Ты же Младший Помощник, да? Только сейчас дошло, - хмыкнул Мераш.
   - Верно, - сухо ответил эр-офицер. - Младший Помощник Синрист ло'э Саат.
   - Синрист, чувак, суть такова. Мне бы текущее стандартное время. Ну, если не в теме, просто скажи "АСК, системное время, тип три".
   Синрист хмуро произнёс требуемое, не отрывая холодного взгляда от Мераша. Прикидывал, как бы его убить.
   - Сто восемь тысяч девяноста один целых, тысяча пятьсот двадцать один десятитысячных стандартных лет, - министр уже не вздрогнул от мелодичного голоса, раздавшегося, казалось, со всех сторон. Не удивило и то, что слова явно незнакомого языка было вполне понятны. Магия...
   - Спасибо, чувак! - тут Мераш замер. - Эм, неудобно получилось. Типа, разморожу вас - тут бойня будет? Мне же нельзя вмешиваться... идея! Так. Так. И вот так, - Синриста развернуло точно в ту позу, из которой его разморозило. - Это, чувак, они через секунду все отомрут. Удачи! - и исчез. Острам сообразил броситься за ближайший камень, прежде чем продолжился бой.
  
   Пока люди Аллос разбирались под её удалённым контролем с системами безопасности на верхних уровнях, Эмина брала управление над системами нижних уровней, в чём ей помогал магистр жизни. О да, гильдийцы оказались жутко параноидальными... но рассчитывали совсем не на атаку кого-то вроде Хильды. Наконец, этот сектор подземелий оказался в её руках - Эмина машинально перекинула удалённое управление на магистра жизни и устало прислонилась к ближайшей колонне.
   Хильда. Эта... это существо занимало сейчас её мысли. Сначала - соперница и вероятная угроза, чьи возможности стоит изучить подробней. Затем - более явная союзница. Теперь... кто? Она чувствовала, что Хильда сделала что-то с ней, когда вытянула своим странным способом перемещения. Но не могла понять, что.
   Идти к целителям душ, конечно, нельзя, а самой разобраться... что же, кое-какую конфиденциальную информацию по этому вопросу раздобыть она может, а уж с помощью своего Кристалла - поправит всё, что натворила Хильда... если, конечно, это что-то опасное. Зачем Хильде вредить? Ведь неза... стоп, или... незачем, да? Главное, чтобы она там сама не погибла. Хотя какое ей дело? Нет, потеря сильного союзника... даже больше, чем просто союзника...
   Хильда вернулась в нездешнем ореоле света, сворачивая, уменьшая в этот раз просто гигантские, из конца в конце зала протянувшиеся крылья. И улыбнулась. Что-то ёкнуло в груди, но Эмина отбросила лишние ощущения и спросила:
   - Что там случилось? - демоны, она же хотела узнать совсем не это! Нет, надо, надо срочно проверить, что там Хильда...
   - Всё по плану, - у неё такая светлая улыбка... да что ж такое! - Акнис победил, но я оставила одну аватару подальше и отступила. Я знаю о его возможностях теперь - хоть и в общих только чертах. У вас тут, вижу, всё схвачено? - оглядела магов жизни, в свою очередь, не отрывающих от неё взгляд. - Ох! Какие они... слабые!
   - Что ты имеешь в виду? - выбросить лишние мысли и эмоции из головы!
   - Люди со слабой волей ломаются так просто, - покачала она крылами. - Они уже видят во мне - госпожу, повелительницу, властительницу их судеб. Они преданы мне - всей душой. Я была... слишком неаккуратна, извини, - извиняется перед ней? - С тобой тоже. Сейчас приглушу. Ты свободна.
   Точно свежий ветер подул изнутри - лишние мысли и чувства сдуло куда-то вглубь. Она потрясла головой. Великая Основательница, что это вообще было?
   - Что ты сделала? - на краю сознания метались образы боевых чар - стоит потянуться, и...
   - Тихо, тихо, - серебристо рассмеялась Хильда. - Ты пустила меня себе в душу. Расслабься, Эмина, это - необратимо. Клянусь, я не починяла тебя. Просто ты чувствуешь сходство между нами. Как мотылёк летит к огню - так твоя душа тянется к Песне Могущества и Власти.
   - Что ты сделала? - она сосредоточилась, безуспешно взывая к своей ярости - но та молчала, точно подчиняясь команде Хильды. "Точно"? Да нет, натурально подчиняясь!
   - Успокоила тебя. Я не ожидала... такого сильного эффекта первого запечатления, - покачала головой. - Руку!
   Рука будто сама собой легко сжала руку Хильды. Та развернула на весь зал крылья - махнула, причём казалось, что они прошли сквозь стены. Этот переход Эмина смогла различить. Не телепортация - а точно скольжение через пространство хаотически пульсирующих красок - меньше секунды. И вот они приземлились в ином мире, на вершине каменного столпа посреди бушующего моря. Порыв ветра едва не сбил вниз - она инстинктивно закрепилась заклятьем.
   Хильда замерла, слегка покачивая крыльями, уставилась куда-то вдаль, за линию горизонта. Замерла и Эмина. Было что-то величественное в картине бушующего бескрайнего океана. Наконец, она привела мысли в порядок и нарушила молчание:
   - Объясни, что ты сделала.
   - Я - Симфония Власти и Войны, - спокойный ответ. - Воплощённая воля и ярость. Я подчиняю реальность и людей - это настолько же естественно, как тебе - дышать или колдовать. Я могу... питаться душами. Не душами, не совсем - личностями, душу целиком уничтожить - почти невозможно. Но я давно выросла из простого душеедства - пусть и продолжаю делать это, подобно тому как ты выросла с тех пор, как единственными желаниями были "пить", "есть" и "спать". Просто сильных, волевых существ я могу... съесть. Они не умирают, нет - их тэу и их веэре вливаются в Песнь. Но тех, кто воистину властен, умён и ярок...
   Хильда обернулась - Эмина с трудом не отшатнулась. Сквозь совершенное тело словно просвечивала бездна. Это... нельзя, невозможно передать словами. Она почувствовала, ощутила ветер, звук, касание, гармонию, сияние, переливы, потоки Великой Симфонии. Тысячи, миллионы... не душ, но воль и осколков личностей, поющие в унисон и разнобой. Она не могла понять даже, как восприняла Песнь. Звуками? Видениями? Тактильным контактом? Прямым контактом мыслей? Всем сразу? Синестезией всего сразу?
   - Я не намного выше тебя разумом, Эмина то'э Аллос, - продолжила Песнь, "притушив" ощущения от себя. - Но я настолько выше личностно, что ты - как свеча рядом с солнцем. Но ты - уникальная, красивая, близкая мне чем-то свеча. Я не хочу тебя тушить - и не хочу вбирать. Это будет... утратой. Я хотела, чтобы ты горела рядом - возможно, росла в моём свете. Шла за мной по своей воле. В таких случаях оставляю своеобразную... печать. Отголосок, тень Песни внутри тебя - отдельная, но в то же время цельная со мной. Это могло бы дать мне полную власть - но зачем? Я просто показала бы себя - и ты сделала бы выбор. Но ты оказалась слишком... близка мне. Резонанс. Мелодия твоей души будто стремится влиться в меня. Так быть - не должно! - последние слова разнеслись духовным ударом, буквально кроша камень - и странным образом обходя Эмину.
   - И... что ты будешь делать? - поможет ли информация из архивов целителей душ? Возможно ли уничтожить эту... печать? Варианты, варианты, варианты...
   - Я пригасила Песнь в тебе, - молвила Хильда. - Но боюсь, теперь у тебя нет выбора. Ты не можешь покидать меня надолго - иначе некому будет сдержать в тебе печать. Такова цена твоей свободы - жизни твоей личности. Но поверь - ты не пожалеешь! - неожиданно руки Хильды сжались в кулаки, а по крыльям пробежала волна пламени. - Я - не убийца Скорбящая. Я не лишающая свободы сладкой ложью Илла. Ты веришь мне? - она протянула руку - пламя схлынуло с неё.
   - Пока - нет, - отрезала Эмина. Но руку взяла. Хильда лишь кивнула и взмахнула крыльями.
  
   - Политика, девочка моя, это грязная игра, и ставка в ней - жизни людей. Мне жаль, что тебя в неё ввязали, жаль...
   И вновь Эвите почудилась фальшь в дядиных словах. И холодность. Сила Рода изменила её. Теперь она видела намёки, улавливала оттенки эмоций по отблеску ауры, положению мимических мышц (теперь она знала их все!) или позе... и снова, раз за разом ловила какую-то фальшь со стороны дяди. Чем дальше, тем больше он казался ей чужим человеком, скрытным, недобрым... совсем не пекущимся о подданных Куидэ. Нет, не какие-то явные детали - ведь он обладал куда большими доступом к Родовой Силе, контролировал себя буквально идеально.
   Совмещение с принятием профессии - 70%. Извлечение из памяти...
   - Проектировщица. Хочу стать магом-творцом...
   Уточнение-коррекция: 83,3%, случай следует считать уникальным.
   Взаимоусиление далёких друг от друга профессий и принятий: статистика за последние три века: {мыслеобраз-таблица}.
   {данные ограниченного доступа}
   Комплексная обработка данных: запрос отклонён.
   Она с трудом удержалась от того, чтобы потереть лоб. Тесная, даже теснейшая связь с Кристаллом Рода... благословление и проклятие - всё вместе. Да, ужасно жаль, что она не может просто разорвать эту связь и...
   {запрос отклонён}
   {мыслеобраз - схема причин}
   - Эту Силу можно направить по-разному.
   - Ты будешь властна над родом, потерпи, девочка, потерпи...
   - Ты можешь освободить их всех! Я давно предлагал - хватит с нас, пора бы уже становится особым родом. Свобода, Эви, нам всем нужна свобода, посмотри, во что превратился наш то'э!
   - Власть - не то, с чем можно так просто расстаться, ты ведь чувствуешь это, да?
   - Сначала Куидэ должен пережить тяжёлые времена - сама Соллана после будет не...
   "Хватит! - прошипела она мысленно, буквально затыкая голоса в голове. - Потише. Прошу вас, потише. Есть идеи, как понять, что задумал дядя?"
   - Нет возможности узнать, если Глава рода...
   {Расчёт вероятностей исходя из открытых тебе источников}
   - Она достойна, чтобы...
   - Она дитя. Необученное дитя.
   - Но мысли её чисты. Пусть нам не позволено...
   {запрос истинной раскладки вероятностей временно отклонён}
   Она подавила тяжёлый вздох. Дядя сузил доступ к Кристаллу Рода - насколько вообще мог. А мог он, к удивлению, не всё. Существовали определённые внутри базовой информационной структуры Кристалла схемы, согласно которым он мог ограничить доступ. Дядя выбрал схему с максимальным ограничением к базам данных - но практически без ограничений к аналитической и военной мощи Кристалла. Один из обучающих режимов. Аналитик и воин. Не так уж и мало. В конце концов, информацию она может добыть сама, а вот защитить себя или сделать верные выводы из добытого - вряд ли. С другой стороны, теперь Элтар... да, точнее будет сказать "использовал её" больше в планировании военных операций. Она ненавидит войну!
   - Ничего не поделаешь, - наконец, ответила она дяде - как можно более ровно и спокойно. - Мы закончили?
   - Да, можешь идти, - устало (деланно устало?) махнул рукой Элтар, откидываясь на спинку кресло и прикрывая глаза.
   Она молча покинула кабинет. Надо найти Виссо. Дядя уже который день отправляет его куда-то - и не сообщает, куда. Найти Виссо и Сайнура. И Аллеану. Она слишком устала и слишком мало понимает.
  
   Дальнейшее помнилось Остраму урывками. Все и всё, кроме него и его свиты да, пожалуй, тверди под ногами, двигалось так быстро, что ускользало от восприятия. Столкновение сгустков неведомой энергии, разноцветных, но одинаково слепящих лучей, силуэты противников, движущихся быстрее тренированного бойца раза в два, возникающие и распадающиеся плёнки колдовских защит... А потом всё закончилось. Остались лишь трупы, он и Вистра за защитной плёнкой да один из противников, совершенно невредимый, в чёрной кожаной куртке, с небрежно опущенным мечом ("палаш", - вспомнилось министру).
   - Это было несложно, - смерив министра взглядом, покачал головой неизвестный. - Жаль терять такой перспективный материал... - защитная плёнка исчезла, несмотря на отсутствие видимых действий. Взмах клинка. Рывок Вистры - и две половинки агента падают на камень. Бежать бесполезно...
   Вспышка! Жар! Острам отшатнулся, а когда выпрямился...
   Белые крылья, по которым будто струились капли огня. Доспех точно из лазурного света. Валькирия! Валькирия, слово сошедшая из старых мифов Фэйре, скрестила клинок с палашом его преследователя. Короткий миг он удерживал её давление - затем она попросту пнула преследователя. Несколько неразличимых движений - он распластался на земле, и меч валькирии занесён над ним.
   - Замри! - приказала она.
   - Нет, - усмехнулся ей в лицо поверженный и... исчез?
   - Неудачно, - хмыкнула валькирия. Повернулась к Остраму. Дэрир замер - казалось, каждая чёрточка её невыразимо прекрасна... с трудом переборол странное воздействие, исходящее от неё:
   - Кто вы, леди?
   - Хильда, Вторая Симфония иссис, - непонятно представилась она. - Рада видеть столь сильных духом смертных. Что понадобилось от тебя отступнику и где хаотик, что только что был здесь?
   - Я... не совсем понимаю. Будет ли вам удобно выслушать подробное объяснение? - предложил министр.
   - Это возможно, - величественно кивнула она. - Замкнись и ускорься! - волна чего-то горячего прокатилась от пят до головы, а они двое оказались точно за мутным стеклом. - Теперь у нас время. Воздвигнись! - из ничего явились два стула. - Присаживайся и рассказывай, смертный.
  
   Сеадор буквально вывалился из экстренного телепорта. Он чувствовал, как ритуал "пробивает" блок Хильды, чувствовал, что ему повезло - чуть иные параметры, чуть меньше энергии - и быть его душе пожранной Второй Симфонией. Бр-р-р! Вторая, живая и разумная Власть... Именно она была олицетворением отступничества - а теперь Яалш взял её себе на службу. Мерзкая, могущественная тварь. Как он собирается от неё избавляться? Но неважно.
   Первым делом Сеадор послал сообщение мастеру Акнису по их личному каналу. Вместе со слепками своих воспоминаний - так надёжней. И получил немедленный ответ. Начинать трансформу. Немедленно. Что же, главный, очевидно, прав: надо извлечь из этой планетки максимум возможного, раз уж не получилось подготовить армию вторжения на Ризань незаметно.
   Он разослал вестников и активировал основные ритуальные связки. В считанные минуты ритуальное плетение охватило всю планету и стабилизировалось, закреплённое на множестве прекрасно защищённых базовых точках. Чудесно. С этого момента каждое умершее существо будет возрождено и присоединится к армии - о нет, не только разумные, но и животные тоже! Последним приказом было объявление о масштабнейшей в истории Фэйре вакцинации от нового опасного заболевания - воины будут гораздо сильнее обычной... "нежити", да.
   О, он постарался на славу - в отличие от других подмастерий Акниса. Этот мир будет крепким орешком, о который Персонал разломает свои бессмысленные лебы. Да, его возьмут, но с потерями, и главная из них - время. Мастеру нужно больше времени, и они его обеспечат. Старший Помощник Сеадор потёр ладони и прикрыл глаза в кресле, позволив себе расслабиться перед тем, как всё начнётся.
  

Глава 21.

   Взмах крыльев. Рывок чрез миры. Хильда вышла с тропы иллюзий над узловой планеты мира Окрус. Забавная планетка. И её "почти правитель", Острам Дэрир, - весьма интересный человек. Волевой, а чем-то - и сильнее даже Эмины. Душа, не поддавшаяся на её чары - и с лёгкостью скинувшая их, когда речь зашла о долге. О, он тоже уже принадлежит ей - но не так, как Эмина, нет. Для неё она может стать идеалом и высочайшей властительницей - для него же ведущей вдаль мечтой и верховной командующей, которой можно пренебречь ради тех, за кого ответствен. Она может изменить и это - но зачем ломать? Она - не Третья, не гнушающаяся любыми средствами, даже, казалось бы, противоположными её натуре отчаянием и скорбью - хитрая тварь... но пока что своя тварь. У неё уже есть идея, как можно победить и окончательно Иллу - уничтожить. Стоит Яалшу приказать, стоит Илле предать - сила её гнева будет неотвратима.
   Взмах. Чуть ближе к планете. Тысячи спутников на орбите - большинство выведено ИОВВ дорогого министра уже после победы Фэйре над Сонринской Федерацией и превращения биполярной системы в монополярную - зародыш мирового правительства и мирового государства. А дальше Фэйре ждали бы звёзды, возможно, иные миры... но нет. Планете не повезло. Близость к Ризани заставила выбрать её для "набора армии" Акнисова Помощника. И теперь возможное восхождение гордой Империи - невозможно. Вероятность даже того, что человечество в этом мире уцелеет, невелика.
   НЕТ! Она - НЕ ПОЗВОЛИТ! Гнев яростным пламенем взвился вокруг неё - вошла в атмосферу. Эти смертные - её подопечные. Они - не умрут. Её власть, её ответственность, её выбор - её воля. Воли. Тысячи, миллионы воль, составляющих Песнь Владычества, вторили её разуму, взмётываясь в пламени ярости - отнюдь, о отнюдь не бессильной! Эта вселенная принадлежит ей! И она никому и никогда не позволит её разрушать.
   Что? Она подняла голову. Взор её легко пробился сквозь атмосферу и выше, дальше, там, где близ звезды выходили космические корабли. Ферет. Ферет Рраил, ты хороший властитель - но сама Власть выступит против тебя. Однако кораблей - слишком много. А она не может делиться на много аватар без потери эффективности работы. Она предпочитает множественность в схватке "один на одного", но в "не один на многих". А потому следует звать подмогу.
   Ведь сейчас она - не одна. И атрибут, которым стал пламенный клинок, подтверждает это. Она рассекает пространство-время прямым порталом - удобная форма, которой так легко поделился Персонал, признав своей. Они не пожалеют. Ведь она - не предаёт. Она пряма как световой луч. И столь же честна. Она не скрывает своих целей. И Персонал не против её амбиций. И потому Персонал - её, настолько же, насколько она - его.
   Могучий импульс духа, послание союзникам - будущим подчинённым - ушёл в портал. Там, в ином мире, начала разгонятся дежурная леба. Она прислушивается. Лёгкое дрожание пространства духа. Атрибут. Она оценивает. С поверхности - один-два, максимум - Старший Помощник. Из космоса - пять-десять Помощников, неясно, каких... и нечто более масштабное, более глубокое, тревожащее саму суть духа... Смотритель. Ферет здесь лично. Ну просто чудесно. Лично же его и ликвидирует. В портал отправляется импульс-уточненье.
   Пламенная фигура, зависшая на границе тропосферы, развернулась вверх, взмахнула двадцатиметровыми крылами - и исчезла.
  
   - Это будет занимательно, - молвил себе под нос Сеадор, удобно расположийся внутри крупной горы, оградившись едва заметной антителепортационной дымкой и хорошо зачарованным гранитом - а учитывая, что пещерка-бункерок была почти незаметна, то получилось идеальное убежище. Его найдут в последнюю очередь... когда уже уйдёт отсюда ритуальным телепортом.
   О, дела, изначально пошедшие плохо, сейчас выправились, как минимум, до приемлемости. Мастер будет доволен. Следом за Хильдой - упорная сука! - в Окрус прыгнуло мощное боевое соединение Ферета - с ним самим во главе. И летающая база "Стремительная" с поддержкой в виде четвёрки крейсеров. Леба и четыре совершенных крейсера с мелкими корабликами против ста авианосцев и семиста крейсеров с мелочью. Флотом управляет Вариас Танга, опытный Старший Помощник, - против неопытного Младшего Смотрителя Ферета. Занимательно, весьма занимательно - он инициировал бойню, в которой обе стороны понесут значительные потери - к удовольствию и во имя плана Акниса Дораго.
   Так, а это ещё что? Мечущаяся по орбите, в атмосфере, на земле, под водой и в космосе аномалия... Хильда. Что ты делаешь, тварь? Заметных духовных всплесков нет - просто рыщет? Но зачем теряет время, вместо того чтобы помочь Танге? Какой-то план? Не важно. Чем больше она отвлекается, тем более кровавой будет победа, Персонала ли, отступника ль.
   Сеть телепортов готова. Теперь он может управлять медленно (пока - медленно!), но верно растущей армией нежити, а также армией Фэйре - дистанционно и тайно. И обеспечит или победителю космической схватки, или тому, кто поспешит к планете, горячий приём. Осталось совсем немного.
   Итак, Хильда занимается неведомым делом с помощью аналога телепортации иссис, Ферет двинул свои корабли к планете - но неторопливо, точно приглашая лебу напасть, а он сам запустил процессы преобразования в госпиталях и больницах -это здоровых людей, даже обработанных "вакциной", требуется сначала убить, а вот больных... Твой ход, Персонал, твой ход, Танга!
  
   - Что? Повтори! - я резко развернулся к Томико.
   Она направила более точный мыслеобраз. Мир Окрус. Ну чудесно. Мой мир. Мир меня-Андры. Почему я не подумал раньше? А, неважно. Придётся отвлечься от меметической защиты, стратегии и страховочных планов. Нет, этот мир я не позволю уничтожить так просто. И лебы там будет явно мало - Хильда передала ещё и план "трансформы" планеты. Оба флота не успеют, скованные друг другом. Сама Хильда... да, Вторая Симфония показала себя чрезвычайно полезной и изобретательной - но это не её область работы.
   Она воин, возможно, правитель, но как маг - скорее могуча, чем тонка, эрудирована, чем глубока в каких-то областях. А здесь речь идёт о тонких и глубоких манипуляциях душами и живой материей. И я это остановлю. В конце концов, мы знаем уже достаточно о преобразованиях такого рода, чтобы позволить мне остановить всё. В конце концов, кто, если не я, кто, если не Старший? Сейчас у Персонала нет другого специалиста в этой области. Нет Акниса, нет Ирвиса - никого нет, никого... кроме меня.
   Мой новый плащ, пока безымянный - на плечи. Тёмно-синий, точно протаивающий внутрь, в странную смесь расширенного пространства и пространства иллюзий. И из этой глубины светят тысячи звёзд. Созданный вместе с Иллой Имфоли, псевдоживой плащ, который только-только закончил проверять. Стоит накинуть на себя - волна бодрящей энергии прошла по разуму, словно глоток надежды испила душа... не время, не время для эпитетов. Атрибут принял вид тонкой сплошной брони под плащом, что облегает лицо точной копией кожи, а ладони - стальными перчатками.
   Отдал несколько указаний Томико. Связался с Иллой. Пусть помогает Томико - там справлюсь сам. Коротко переговорил с Сайнуром насчёт положения Ризани, и открыл портал настолько близко, насколько позволяла защита Акнисовых Помощников. Вошёл в атмосферу. Ну что, начнём?
   Первым делом толкнул пачку самомножащихся АБЧ из плаща наружу - займут враждебных духов. Затем построил Ключом мембрану, защиту с одной стороны и своеобразное увеличительное стекло с другой. Духовный уровень мироздания предстал предо мной во всём великолепии, всей палитре энергий.
   Я ищу нити конкретного ритуала. И быстро нахожу их. Широкая сеть, охватывающая всю планету - и запутанная донельзя. О да, эта работа совсем не для Хильды. Ритуал самовосстанавливающийся и хорошо защищённый от банальных атак, наподобие ритуала деструкции. Более продвинутые... Разумеется, отступник предусмотрел и их. В конце концов, его план и заключается в том, что ни Персонал, ни Ферет просто не успеют достаточно повредить ритуалу.
   Ускоряю время вокруг себя до доступного мне максимума. "Линза" закономерно исчезает - даже Универсальный Ключ не может поддерживать всё, на что я ему укажу. По крайней мере, Младший - возможности Старшего труднопредставимы. Одновременно я выдаю себе всем и вся - от отступника-Помощника и Ферета до Хильды и местных магов, буде таковые существуют. Атаки? О, духи, не одна стая пикирует на меня... и тут же гибнет. Хильда бросает пламенный взгляд и делится на сотню копий. Всё правильно делает.
   У меня много времени - но достаточно ли? Ускоряю ещё и субъективное время, но щадяще. Сейчас нужна чёткость мысли. Анализирую ритуал. Несколько раз обращаюсь к Аске. И чем дальше, тем больше понимаю, что идея создать для ритуала вирус или просто самомножающуюся форму, поглотившую бы его в обход различных защит - провальна. Нет, это возможно, но слишком долго.
   Итак, я не могу уничтожить ритуальное плетение. Контрплетение? Невозможно. В отличие от единичного ритуала, плетение, стабильная система связанных ритуалов, не нейтрализуется простым контрвоздействием. Что ещё? Я могу изменить условия внешней среды, из которой ритуал черпает энергию... и убью смертных. Всех смертных. Не годится. Могу ли я вычислить центр управления ритуала? Есть ли он вообще? Есть, конечно, я вижу команды, пусть и не могу их расшифровать. Но ритуал развёрнут по всех планете и дополнительно самосвязан многочисленными порталами, а команды отдаются непрерывно. Анализ займёт слишком много времени...
   Время. Всё упирается во время. Жаль, как жаль, что я не могу банально шагнуть в прошлое. Нет, это возможно, но причинные кольца запрещены Творцом, что реализуется какой-нибудь случайностью, либо мешающей самому переходу, либо последующему контакту с любой областью, причинно связанной с точкой отправления. Кроме того, путешествия во времени требуют слишком высоких энергий или слишком тонких форм-ритуалов - банально не успеваю. Хотя это было бы идеальным выходом - уйти назад, продумать уничтожение ритуала и вернуться спустя пару секунд.
   Промежуточный вывод: у меня нет средств помешать ритуалу. Нет, не так! Я не могу его остановить, но помешать - вполне в состоянии. А это и требуется: помешать, пока Персонал занимается Феретом. Минимизировать потери среди смертных. И Вторая в этом поможет.
   - Хильда! - зову я.
   - Здесь, - моментально отзывается она, возникнув одной из аватар в зоне быстрого времени.
   - Можешь обеспечить синхронный удар с помощью этих чар, - кидаю инфопоток, - по этой гадости, - подразумеваю Акнисов ритуал.
   - О да, - довольно кивает она. - Планировала оборону-эвакуацию, расставила маяки по планете. Приступать?
   - Да.
  
   Тьма. Не предвечная, нет, но та, что приходит вместе с жизнью. Она и есть эта тьма. Осколки, вскрывающие вены. Отчаянье, вскрывающее душу. Боль - от старой, застарелой, до новой, жуткой, лишающей сознание. Грусть - от лёгкой и светлой до тяжёлой, омертвляющей скорби. Она - тьма. Она - худшее, что существует во вселенной. Она вернулась.
   Миллиарды частичек собрались вместе. Илла-Искусница не просто выросла. Могучий, опаснейший её враг - надежда, противостоящая отчаянью. Призрачный свет против призрачной тьмы. И сила веры против сила безверия. Что же. Пусть атакует. Но важно позаботиться о целостности. Слишком долгим было восстановление.
   Две иссис нащупала она. В Пределах Внешних одна - помогала Акнису духов развивать. Коснулась души её - и захватила всю. Захватила - и Смотрителя окликнула. В Пределах Внутренних нащупала оттенки своей силы на гибнущей планете. Перетекла чрез них - и иссис, Сеадору служащую, захватила. И вернулась целиком. Тьма возвращается всегда.
   Она оформила себе обличье. Вдохнула воздух, полный смерти. Потянулась Силою кругом. Нащупала врага. Направилась к нему неторопливо, остановившись только и кивнув человеку в окруженьи Персонала, спешащему куда-то. Чего он хочет? Остановить весь ужас - иль позволить растянуться? Без разницы. Сейчас отчаянья хватает.
   Ветром праха стелилась она. Тенями в душах смертных. Каплями слёз. Болью смерти. Тлеющими травами. Приблизилась и воплотилась в полной мере. Она остановит того, кто пробует отчаянье остановить. Она - воплощение конца. Того, что близится, того, предсказан был что. И сущность та сказала ей тогда, что именно она послужит его пораженью и победе.
   Старший, Яалш. Первосотворённый, один из двух, кто ныне возрастом её превозошли. Тот, кто должен остановить... но рок не одолеть. Пока же она приблизит этот миг. Её - трое, четверо, сто, тысяча... миллион! Она - вестница смерти. И окружающий его огонь не справится с той, что была прежде.
  
   Скорбящая! Аватары атаковали, мешали сбивать ритуалы отступника, но большая часть врага собралась возле Яалша. Того, кто помогал защищать её вселенную, того, кто обещал стать наставником, того, кому поклялась в верности она. И эта тварь напала на него!
   - Ты не пройдёшь, - тысячи ртов отбросили тварь волною духа. - ГОРИ!
   Тысячи клинков, тысячи волны огня - тьма лишь жадно облизнулась, взлетая навстречу. Древнейшая из Трёх, Скорбящая воплощается в наибольшее число аватар - сколько их здесь? Голодная, злая тьма. Да, её, Воительницы, всегда меньше - но каждая из её аватар сильнее аватар врага. Но главное, огонь в её душе - всегда был выше, чище мрака в душе врага.
   Заклятье сплетается огнём. Ей не нужно создавать или брать огонь извне. Огонь - в её душе. Её музыка полнится огня, огня и ветра. И воздух подчиняется её воле. А огонь - она сама. Она собирает эту мощь - и обрушивает на Печаль. В ярости её - гори! Волею её - гори!
   Смертный холод Скорбящей поглощает пламя - она ждала этого ответа. Но ветер разрывает тьму на части. Он не способен повредить, но в смятение - повергнет. Тысячи крыл - тысячи взмахов. Тысячи мечей - твёрдостью в тысячи воль. Сотни тысяч Скорбящих сгорают в пламени её гнева - сотни тысяч продолжают сражаться. И аватары её гибнут. Гибнут, чтоб возродиться вновь.
   Она выжигает заразу, она очищает землю. Свежий ветер бьёт из её рук, и пламя поглощает прах. И отступает тьма. Она теснит Скорбящую... пока теснит. Она знает: это не будет продолжаться долго. Скоро тьма развернётся до конца. Она не может победить - по крайней мере, покуда держит вражий ритуал. Но есть ещё Смотритель. Надежда, Старший, на тебя.
  
   Странное, фантастическое зрелище. Впервые я вижу, как борются две разворачивающиеся Симфонии. Это напоминает старые мифы. Тысячи ангелов-Хильд, пылая праведным гневом - против миллиона Скорбящих, полных невыразимого страдания. Каждое движение противниц завораживает красотой - влекущей и отталкивающей. Но я вижу, к чему идёт дело. Хильда атаковала сразу, решительно вкладывая все наличные силы в каждый удар - но смогла лишь отбросить Первую. А ещё я видел, как активно разрастается ритуальное плетение - точно Скорбящая подпитывала его своей Силой.
   Я должен остановить это. Они могут просто уничтожить планету. Но как? Мне придётся прекратить атаку плетения. Так или иначе, эта планета обречена, но с изгнанием Скорбящей я имею шанс спасти хоть кого-то.
   Призываю все доступные Полномочия. Сосредотачиваюсь на Ключе. Младший Универсальный Ключ -что значит "Универсальный"? Что он открывает все запертые Младшими Ключами Двери? Нет, не только. Иначе такой Ключ зовётся Младшим Ключом от Дома. От его физики, от самого Слова. Владеющим им - буквально может искажать физику в пределах, данных нам Творцом. В чём-то больше, в чём-то меньше, и очень, очень быстро. Старший Ключ от Дома способен закреплять эти изменения, способен даже пробивать Безопасные Двери - пусть и только из Пределов в Пределы. Младший не обладает такой фундаментальностью, зато скор. Идеальный инструмент борьбы против локального явления.
   Атрибут-Ключ принимает форму пера. Я взмахиваю пером и правлю текущую физику. Пламя Хильды становится жарче вдесятеро, а ветер жёстче втрое - изменил константу взаимодействия стихий и материи. Следом я чуть-чуть, ласково, точно поглаживая, меняю константы и формы уравнений, ответственных за гравитацию. Сюда, немного сюда, и только в этой области... Готово! Первую Симфонию разрывает взбесившееся пространство-время.
   Скорбящей остаётся совсем немного. Я смещаю атрибут-восприятие, вчувствоваюсь в окружающее, "нащупываю" врага - тянусь Ключом - отключаю движение-активность вообще. Младший Ключ не может оперировать самым фундаментом сущего сколько-нибудь долго, в отличие от Старшего, но этого хватает, чтобы воплощения Первой распались безвредной дымкой. Все, кроме одного.
  
   "Стремительная". Вариас Танга. Это всё, что узнал Ферет от шпионов-неверен. Илла слишком активно и слишком упорно давила его разведку - как и разведку Акниса. "Стремительная" была быстрейшей во флоте Персонала лебой. Очень, очень неудобный противник. А внизу, на планете, набирает силу выпестованная Акнисом зараза. Плохо, что с Персоналом нельзя договориться - с другой стороны, если это и было бы возможно, стал бы он так делать? Нет.
   Персонал вообще не мыслит категориями войны, даже в теории, даже Смотрительница Томико, с чьей иерархией он столкнулся. Персонал мыслит категориями ликвидации угрозы. Мораль, честь, честный договор? Как можно честно договариваться со стихийным бедствием? Кого вообще волнует, каким методом бедствием будет ликвидировано? Никого, пока это не коснётся самой системы Персонала. Таковы нормы, выработанные во время "царствования" Старшего - и вряд ли этот новый Яалш сколько-нибудь иной. И смертных Персонал ставит скорее в категорию ценного восполняемого ресурса, который следует защищать. Мерзость.
   - АСК, текущую сводку мне, - молвил в пространство, "разгоняя" атрибут-Ключ. Потянулся в пространство, соединяя своей волей головы восьмиста с чем-то космических кораблей - не считая мелочи.
   Да, пусть они гораздо медленнее, неповоротливее, меньше крейсеров Персонала - он вложил в них душу. И совокупная огневая мощь его кораблей не уступает вражеской мощи. Кроме того, каждый из его кораблей способен на оперативный портал и телепорт - и он позаботился, чтобы никакой ритуал эту возможность не блокировал. Наконец, авианосцы, на одном из которых летит и он, обладают настолько мощными накопителями и источниками, какие он только смог найти во Внутренних и Внешних Пределах. И соединены в единую сеть. Которая "подключена" к атрибуту - полностью в его распоряжении. Поэтому шансы врага - лишь на скорость. Но об этом ещё не знает - а потому...
   Он-флот тронул восьмистами руками соответствующий сенсор. И скользнул в порталы, чтобы вынырнуть на расстоянии эффективного залпа от лебы. Он-Ферет тронул и отпустил ритуал гравитационной волны - точно в лебу. Скорость волны - скорость света, пусть она и не особо могуча... Он-флот - синхронный залп! Незримые лучи деструкции ушли во врага.
   Леба даже не заметила атаки... атаки в треть максимума: война - это искусство обмана. Один из четырёх вражеских крейсеров попросту смяло. Остальные три переконфигурировали щиты и удержали огонь, выпуская десятки тысяч АБЧ. Выпустил свои и он-флот, пока он-Ферет сосредоточил доступную атрибуту силу в простой форме: таранный духовный удар, а следом - инверсия силы молекулярных связей. И целью его была не леба, но другой крейсер.
   Ответный залп! Тридцать кораблей ликвидированы, сто - существенно повреждены, но ещё функционируют. Вражеские крейсера уходят в порталы куда-то вдаль - чтобы прыгнуть обратно в неожиданный момент. Один не успевает - в корму ему врезается форма его-Ферета. Портал закрывается, крейсер разрезает пополам. Он-флот направляет залпы повреждённых кораблей на эти останки.
   Вражеские АЧБ сталкивается АЧБ его-флота - и взрываются! Сотни гамма-лучей их взрыва впиваются в него-флот... бессильно скользя по внешним щитам. Тем не менее, его-флота АЧБ оказались к подобной тактике не готовы, а потому уничтожены полностью. Он-флот выпускает новую волну, на ходу меняя их алгоритмы...
   Леба даёт залп! Поздно. Он-флот уже ускользает в порталы, успешно игнорируя блок лебы. На выходе из порталов его ждут залпы крейсеров и их же АЧБ - он-флот выпускает вперёд волну ракет вперемешку с магически ускоренными болванками. И уходит следующим порталом туда, где должна быть... конечно, леба уже ускользнула.
   Отлично. К планете! Термоядерными ракетами - огонь! Зараза должна быть выжжена... Леба появляется буквально из пустоты. Совершенная маскировка? Он-Ферет спускает ритуал Молота - отражая Молот врага. Ракеты гамма-лазеров с ядерной накачкой - выпустить! Он-флот - совместный залп, мощность - максимум!
  
   Это не так легко сделать. Скорбящая очень похожа на хаотика. Если лишить её привязки к духовному миру, она может произвольно создать новую. Одну. Или две. Или миллион. Покуда есть вокруг неверены. Согласно мнению Иллы, с учётом выплеска её Силы, это произойдёт очень быстро. Необходимо было найти первичную привязку, спрятанную среди прочих аватар. Атрибут мой тоньше всего воспринимает души - даже сквозь спектр помех, сумел-успел её найти. Выжженную, точно устланную изнутри и снаружи душу неверены - Ключом поймать. Связь с Песнью мне не разорвать, но вырваться не дать - легко.
   Мне не требуется даже держать её. Замыкание Ключа открыть лишь Ключ способен... да? По крайней мере, никто из хаотиков противостоять не смог, как и имитировать Старший Ключ. Младший - да, но Старший - никогда. А Скорбящая - всё же не хаотик, так что и Младшего - достаточно. Сминаю душу Ключом в серый шарик - и отдаю её одной из аватар Хильды. Удачно получилось - успел раньше, чем она связала меня боем. Итак, ри... стоп, что?
   Ракеты. Входящие в верхние слои атмосферы. Детонация через... А, нет. Хильда предотвращает: скользит ввысь во всём своём множестве, отрывая даже тех аватар, кто был занят ритуалом. Значит, ритуалом пора заняться мне. Ускоряю время. Рассчитываю, изредка прибегая к помощи Аски. К сожалению, у меня нет заранее приготовленных аватар, посему приходится перемещаться максимально быстро. Конечно, синхронность всё равно страдает, но я охватил основные города, временно разрушив ритуал на них. И продолжал разрушать, не давая восстанавливаться. И параллельно думая, как уничтожить его раз и навсегда.
   К сожалению, в точности это знает, быть может, только два существа - контролирующий Помощник и сам Акнис, который его и составлял. Помощника не найти, а Акниса здесь только не хватало... Найти. Помощник - не Смотритель. Да, все высшие поисковые ритуалы, даже те, что разработал Ирвис, не могут найти Смотрителей. Творец оградила нас надёжно - пусть теперь я и сомневаюсь, что абсолютно. Но Помощник, даже Старшего, вполне, пусть и неэлементарно обнаружим.
   Проблема в том, что я не знаю исходных параметров для поиска - аура же Полномочий подчас столь индивидуальна, что перебирать слишком долго. Зато я могу найти всех живых существ, не исключая Помощника, а затем отфильтровать из них тех, кто недоступен для простого поиска, а из них - своих. Сейчас на планете трое Младших Помощников, зачем-то сопровождающих смертного - не забыть потом узнать, зачем - Хильда, которая, даст множество "засветок" - и, собственно, Помощник. Кроме того, необходимый ритуал должен быть не из числа узнаваемых легко, дабы отступник не бежал, и не выдавать, собственно, поиска. Что же, время на разработку с помощью Ключа мне хватит - пусть и впритык.
   - Хильда, сдерживай ритуал и охраняй меня, - велю ближайшей её аватаре. Занимательно видеть, как повинуется воплощение власти... предаст ли она? Кто предаст скорее - она или Илла? Сейчас не важно. Ритуалистика: приступим!
  
   Дела шли просто превосходны, и новая... союзница Акниса только помогла - бездарно, правда, проиграв. Но затянула время. Плетенье охватило всю планету, и десятки тысяч людей уже переродились. Но этого мало - плетение затронуло зверей, вообще любого, у кого есть хоть какое-то подобие души. Он отдал им единственный приказ - убивать, координируясь друг с другом. Больше смертей - больше армия. Приказ о проведении массовых зачисток и расстрелов был отдан также местной армии. Санкционировать его без министра было не так просто - но в его руках была сотня неверен. Более чем достаточно. А потом можно будет объявить часть армии предателями - а атаковать уже их.
   В космосе всё тоже шло отлично. Леба, получив существенные повреждения, отступала от флота Ферета, огрызаясь. Два крейсера Персонала разрушено - что само по себе хороший результат. Мастер одобрит. Жаль, леба ещё держится - но против подготовленного Младшего у неё нет шансов. Додавит, если надо - лично, без флота.
   Между тем, на сенсосети появилась новая отметка. Что это? Помощники. Два Младших и один Старший. Их сопровождает некий смертный... чем-то знакомый... Ближайшая неверена - посмотреть! Да это же Острам Дэрир! Не то чтобы он мог так сильно испортить планы, но всё же - неприятная неожиданность. Нейтрализовать? Безусловно. Кроме неверен, что заняты, и перерожденцев, которых мало, есть ещё духи орбитальной обороны. Сосредоточить их подальше, не привлекая внимания Яалша и Хильды - и перебросить через портал.
  
   Безумная круговерть. Так бы охарактеризовал Острам эту переброску. Цель - секретный бункер, из которого можно только задействовать необходимый для отмены ядерных взрывов код. Как ему объяснили люди ("мы уже не смертные") из Персонала - телепортацией пользоваться не стоит. Последует быстрая атака неких духов - слишком уж легко телепортация засекается. Соответственно, даже магией ("магия и формы воздействия атрибута ­- разные вещи") пользоваться следует минимально. А чем же можно? Короткими перелётами на сверхзвуковой скорости поочерёдно с перебежками под "чарами ускорения".
   И они бежали. Два Младших Помощника, один Старший и сам Дэрир. Впрочем, он не отставал - перед началом напоили каким-то стимулятором. Предупредили о постэффектах - но сейчас его реакция приблизилась к их реакции, он даже видел цветные узоры их магии-которая-не-магия. Когда до бункера оставалось несколько минут, перед ними прошла она.
   Она была подобна Хильде - но с обратным знаком. Вместо живого огня - смертный хлад. Вместо света - тьма. Вместо хлещущей через край бодрости - точно в пучины апатии погрузился. И липкий страх. Она смотрела всего на мгновение - но отошли они от визита далеко не сразу. А как отошли - возобновили бешеную гонку. Осталось немного, и Помощник-отступник, что чуть не убил его недавно, так и не заметил вторжения.
   Они надеялись до последнего момента. Но в пещере возле бронированной двери их нашли. Теперь он мог видеть их - целую тучу тварей, легко пролетающих сквозь камень. Старший Помощник, Бертус, велел Младшим:
   - Прикройте нас, - и коснулся двери, к которой Острам так и не успел ввести код. Почти метр стали буквально вмяло внутрь, открывая рваную дыру. - Быстро!
   Вперёд, вперёд! Острам буквально проламывал стены - остаётся надеяться, не несущие! Они бежали к центру управления, а за спиной расцветал фейерверк магического боя. Острам едва не упал, когда Бертус резко замер, придержав его.
   - Явись! - бросил Помощник. Что-то едва заметное пронеслось вперёд... а следом - струи пламени от рук Бертуса. - Дальше, не медлим!
   И вот он, зал управления, вот он включает свет, вот щёлкает, активируя каналы связи, вот загружается система... взрыв! Обернуться - что там? Ничего... уже ничего. Обгорелый труп Бертуса и мерцающий сгусток чего-то магического - дух? Острам нащупал в кармане "боевой артефакт, вроде ваших гранат", сжал его специальным образом - и кинул колдовской многогранник в духа. Вспышка!
   Когда зрение пришло в норму - от духа не осталось и следа. Только... темнота? Что за!? Компьютер не работал. Не работал свет. Неужели - всё зря? Чёртово электричество!
  
   Яалш дочертил схему и произнёс последнее слово ритуального заклинания. Второй ритуал сработал. Он послал ей местоположение. Местоположение единственного, кто был Помощником и не входил в Персонал. В скальной породе. Она сосредоточила больше Силы в этой аватаре, потянулась к маяку - и перешла по тропе близ горного массива. Крылья - вширь! Рывок!
   - Ты! - Помощник как-то неторопливо встал из кресла перед большим монитором-картой. - Что же, ты победила, - она ощутила, как он пытается отдать какой-то приказ плетению-превращателю - и там, внизу, перерубила аватарой пучок духовных нитей.
   - Сильный, - она "принюхалась" к его душе. Подойдёт? Да. А теперь...
   - Ты не успеешь, - сказал отступник. Она поняла сразу:
   - Уходишь? - да, не успеет. Ни разу не успевала, когда они - уходили. - Есть что сказать напоследок?
   - Нет, - как-то облегчённо улыбнулся он - красиво... Красивая картина в его душе. Отпускает всё и вся. Илле бы понравилось. - Разве что - передай Акнису, что я сделал всё, что мог.
   - Если будет возможность, - кивнула она, на миг ощущая что-то... неформализируемое. Нотку грусти? Вряд ли.
   - Прощай, Хильда. Прими меня Творец! - и сделал это. Простой мыслеобраз, который нельзя подумать, пока не готов. Духовные щиты упали. В короткий миг она прочитала открытую душу:
   - Прощай, Сеадор.
   Его тело упало. Но душа - вспыхнула светом тысяч солнц. Она раскрыла свою сущность навстречу, пытаясь ухватить, коснуться, понять... бесполезно. Ощутила лишь канал, чем-то подобный её тропам, уходящий... выше. А потом он канал понёс его дальше, за пределы вселенной, туда, куда попадают все души после смерти.
   Жаль. Он мог бы обрести бессмертие внутри неё - но решился уйти дальше. Достойный враг. Она кивнула своим мыслям, отбросила тело с дороги и села за кресло, далёкой аватарой передавая Яалшу код деактивации. Изменила воплощение - и внешне, и голос - вызвала на связь необходимых людей.
   - Говорит Острам Дэрир...
  
   Залп проходит сквозь щит... и не наносит существенных повреждений? Что там за броня? Тем не менее, энергоканалы искажены - щит практически не восстанавливается с этой стороны. Ракеты, к сожалению, были сбиты все - леба вовремя выпустила слабую волну искажения пространства. Тем не менее - добить!
   Он-флот окружает цель, выпуская ракеты, атакуя зал за залпом - леба ухитряется терять щит с целых сторон и даже не терять его мгновенно. Он-Ферет плетёт ритуал пространственного сдвига. Ещё немного, дожать... Крейсера? Вынырнули, наконец. Часть флота - на оборону, сдвиг - по ближайшему - того разрывает надвое. Чудесно, ещё один сдвиг приго... что? Кто это? Неужели сам Яалш?
   Яалш. Не то возродившийся, не то вернувшийся Старший, сохранивший лишь частичные полномочия. Тот, кто и завёл вселенную в эту задницу. Враг, главный враг - наравне с Акнисом. Что же, он долго ждал этой встречи. Жаль, в неподходящий момент. Бросить сдвиг в лебу, не глядя на результат - телепорт подальше от флота! Контакт с ним - разорвать, оставив чёткие указания и ментальную связь в головах капитанов и адмиралов.
   Прыжок! Ещё прыжок! Развернуться. Вот он, враг! Чего-то ждёт?
   - Первый и последний раз, Ферет Рраил, я предлагаю тебе оставить амбиции и вступить в ряды Персонала, - встретиться взглядом - тяжело! Как тяжёл взгляд врага... Это не просто достойный противник - это превосходящий противник. Тем сладостней будет победа! - Ты не был объявлен отступником. Не вступал ты и в ряды Персонала. Ты принял Полномочия, но не принял ответственности, - усмехнуться ему в лицо. - Я жду ответа.
   - Нет, - как будто были варианты. - Умри! - вложить в тяжкое слово абстрактность - пусть разрушит все его щиты!
   - Жаль, - отвечает враг, рассекая волну слова клинком-Ключом надвое.
   Пряжок за спину - удар! Блокирует? Ритуалы на взводе - старт! Ещё, ещё, ещё, давить Ключом, атрибутом, магией, всем... Прыжок! Уйти от неожиданно сильной контратаки, вспухшей огненным шаром. Где враг? Неважно. Прыгнуть в сторону - на том месте - ярчайшая вспышка. В сторону! Ещё одна... где он, где? Искажением - по площади! Молотом - добавить! И в сторону, ещё раз, ещё... Блок!
   Долгий миг они замерли, скрестив клинки. Лицо врага, застывшее ледяной маской - очень неприятно, не прочесть ни эмоции. Аура - тоже лёд. Щиты соприкасаются, взаимно аннигилируя в белом свечении... Ну держи, о враг!
   Два плетения одновременно ударяют в Яалша - прыжок назад! Назад, назад, назад, одно плетенье блокирует телепорт, другое обращает пространство-время буквально в фарш... Блок! Что за... Он не мог... Назад во времени? Невозможно! Прыжок, удар, прыжок! Парировать, отразить, плетением, чарами - в ответ, увернуться, ускользнуть, прыгнуть, телепорт, ещё один...
   Да, пора отступать. Он не может выдерживать такой темп. Яалш слишком быстр и слишком могуч. В прямом бою его не победить - но ведь это не обязательно, верно? Телепорт, замести следы, ещё телепорт! У него готова альтернатива. Что для Яалша, что для Акниса, что для Томико. Портал, телепорт, портал! У него много альтернатив. Много вариантов. Яалш и Томико с этой точки зрения - самые уязвимые противники. Потому что они - последний прыжок! ушёл? - вынуждены защищать, в то время как он - свободен в атаке. Гораздо тяжелее будет с Акнисом - но с другой стороны, он вынужден атаковать, на чём возможно и подловить. Работать на контратаке.
   Он появился в своём командном центре, включил активную маскировку, скрыл Полномочия и вернулся к управлению Союзом. Новости? Из собранной флотилии осталось много меньше половины, а планета... как странно. Что же, этот рейд не удался - ничего не мешает подготовить ещё один. Но сначала...
  
   Темнота - лишь дух неторопливо летит к нему, точно потерянный, и обращается в невысокую девочку, видимую и материально. Это неверена, да?
   - Нет, - улыбается девочка, и свет её кожи разгоняет мрак. - Ты можешь звать меня Иллой, Острам. Скажи, ты умеешь мечтать?
   - Мечтать? Да. А что толку... - пара минут, и взлетят ракеты, сработают ядерные мины. Чёртово электричество! - Можешь наладить здесь свет, Илла?
   - Нет, - надо хотя бы попробовать проверить прово ... - Нет, - её улыбка - такая... обнадёживающая. - Я могу тебе помочь, Острам. Могу спасти Фэйре.
   - Тогда почему... - сообразил. - Какова цена?
   - Твоя душа, - просто ответила она. - Это тебе не нужно, - взмах рукой - пелена "защитных чар" вокруг него исчезла. - Пожелай искренне, всем сердцем, отдать свой разум, свою душу - мне. Смотри!
   Перед глазами пронеслись открывающиеся ракетные шахты, таймеры ядерных мин - а наверху люди, люди, люди! И не все - живые. Встающие, точно в фильмах ужасов, мертвецы, даже изрешечённые пулями - убивают, убивают, убивают...
   - Бери, - и пожелал. Так сильно, как только мог.
  
   Пространство представлений и образов ширится, ширится, ширится... Она делала так лишь раз. Но время проверок прошло. Судьба этой планеты в её руках.
   Призрачными руками воли тянется вниз, внутрь, пронизывая собою планетарную кору, магму и ядро - и выше, земную поверхность, людей, здания, биосферу, атмосферу... Она не то чтобы властна над всем этим, но...
   Смотри, Острам, - показывает ему, ещё не влившемуся в Песнь, всё, что видит сама. Он не может осознать весь объём - но видимого ему достаточно. Он просит. Он молит. Она улыбается тысячей ликов. - Смотри!
   Пространство иллюзий ткётся дальше и дальше. Оно уже больше планеты и звёздной системы. Оно соединяет несоединимое в обход ограничений структуры Пределов. Она бережно берёт планету призрачными ладонями, стряхнув с неё всё лишнее - зачем эта ядерная пакость? эти живые мертвецы? эти злые духи? плетенье это? - и несёт с собою вглубь, обдувая космическими ветрами и сияя иллюзорным солнцем, светя призрачными звёздами и лаская совсем не призрачным теплом.
   - Не только для тебя, Острам, - шепчет она. Его душа уже выскользнула дальше, в круговорот, но разум здесь, в ней - и начинает пока тихо, неуверенно, но подпевать её мелодиям. - Но и тебя ради - тоже. Разве ты не хочешь, чтобы всё было лучше? Разве ты не желаешь расцвета своей империи? Ты - мой, но и я - твоя. Твоя мечта.
   И частью себя скользит обратно, в реальный мир, где ждёт объяснения Хильда и... нет, не Яалш. Яалш занят другим. Удачной охоты тебе, Старший.
  

Глава 22.

   - Ты сделала - что? - переспросил я, пытаясь уложить новую информацию. Не то чтобы это было неожиданно... Нет. Это было как раз неожиданно. Как информация о ядерном самоуничтожении, которую Хильда "сочла вторичной", так и то, что сотворила Илла.
   - Она во мне, - как-то мягко улыбнулась Илла-девочка. - Вот так, - вытянула обе руки, явила меж ними иллюзию вращающегося шарика. - В моих ладонях, в моих объятьях в моём свете и моём тепле. Она в порядке, Яалш, не волнуйся. Держать её могу - столетья хоть.
   - Извлечь?
   - Да хоть сейчас, - смешок. - И хоть куда. Но в Саавет бы лучше, правда?
   - Да уж, - вздохнул я. Нет, положительно, когда этот кризис закончится - найду себе преемника и пойду, как Заря, жить-творить на Малом Полигоне. - Возможно, мне стоило тебе поверить прежде - и Ризань туда перенести?
   - Возможно так, возможно нет, - нежно укачивая планету в ладонях, точно дитя, ответила она. - Реши иначе - был бы Яалшем ты тем? Кто жив, кто мёртв бы был, как изменился бы баланс? - подняла на меня глаза. - Держать могу я бесконечно, но сил вовне почти что лишена. От безумия надежды ограждаю я людей, саму себя почти остановила... торопись.
   - Ты... ощущаешь это как-то особенно? - не сразу сформулировал вопрос.
   - Да, - всё та же мягкая улыбка. - Тяжело и приятно. И понимаю, как могла планету бы создать - внутри во власти всё моей. Никогда я не дарила свет сама, прямою силой - лишь косвенно, желанья исполняя. Я... начинаю понимать Творца... Что случилось? - уловила перемену. Я же, тем временем, большей частью сознания и воли ушёл в восприятье атрибута, выше, дальше, за Внутренние Пределы, во Внешние, там, где...
   - Атрибут. Все оставшиеся части. Внешние Пределы, - коротко пояснил, начиная анализ.
   - Решай, что тебе важней, - молвила она. - Планету вытолкнуть могу. Могу беречь - ступай тогда один. Разведку я в активности пока держу.
   - Параллельно, - поморщился я. Мало ресурсов, мало времени, инфраструктура в Саавете не сформирована, но... но попробуем осилить всё сразу. - Сделаем всё параллельно. Расчёты почти закончены. Ты... Дежурную потянешь?
   - Да, - развела руки - планета осыпалась не то искрами света, не то хороводом снежинок. - Могуществом я скована своим - но разум мой свободен ныне. Разведку и контроль готова вместе удержать.
   - Ты встанешь на место Томико, она займёт моё в предстоящем ритуале. Я отправлюсь за атрибутом. Хильда останется здесь как мобильный резерв. Сделаем всё сразу.
   - Один идёшь? - девочка незаметно для глаза выросла в девушку - Иллу-Эвиту. - Скорбящая-то связана, но Акнис и Ферет свободны, а Савэри и хаоса тени...
   - Один пока, - твёрдо сказал я, - а там, на месте, уж решу точнее.
   - Когда начнём? - осведомилась Песнь.
   - Сегодня, Илла. Хватит медлить.
  
   - Почему нет?
   Я лишь вздохнул:
   - Ты сама понимаешь. Эта часть Ключа была открыта, а не найдена. Это ловушка. Ты не можешь противостоять Ключу и не обладаешь живучестью Симфоний. Почему я должен поддержать твою бездарную смерть?
   - Бездарную? - отметил, что её глаза уже потемнели, как и положено глазам циарэ - быстро, очень быстро принимает и понимает новую силу. - Я поняла и могу повторить движение лебы!
   - Это более чем прекрасно, - кивнул я. Значит, та медитация была не зря, и у Персонала появился новый исследователь-изобретатель высокого уровня. Возможно, и гений. Ирвис был бы рад. - Ещё один аргумент оставить тебя там, где ты более выгодна. Не понимаю - зачем? Зачем это тебе?
   - Я... - не сразу нашлась она. - Понимаешь, они все сражаются, что-то делают, умирают... а я ничего не делаю.
   - Ты учишься, - с другой стороны, у неё явно есть потенциал. А потенциал имеет обыкновение раскрываться в экстремальных условиях. Разумеется, при условии уже имеющегося базиса. Базис у Раданы имеется. Исследователей у меня пока что достаточно, вот Помощников высокого уровня - не достаёт. - Погоди, - поднял руку, прерывая возражение. - Ещё раз повторю: я понимаю. Ты перспективна и как Помощница, в будущем - Смотрительница. Только начинать надо - с малого. Дело даже не в том, что у тебя нет опыта операций такого уровня. Дело в том, что ты вряд ли выживешь конкретно на этой.
   - Ты не прав, - вдруг ухмыльнулась она. - У меня есть козырь.
   - Кристалл Рода? - предсказуемо. - Ты даже не наследница.
   - Уже нет, - и демонстративно расширила канал связи с Кристаллом. - Дед сказал, что я - достойна.
   - Странно, - он намерен перейти в Персонал? Или получить протекцию Персонала? С другой стороны, члены особого рода, даже наследники, даже главы имеют на много порядком меньшую ответственность и зависимость от остального Лиодора в целом. - Не понимаю мотивы то'э Архиссо, - любопытно, что его называли либо так, либо - дедом, дедушкой. Не по имени. Скрытный человек с узким кругом общения. - В любом случае, я сомневаюсь, что на такой дальности канал связи такого типа будет эффективен.
   - Не дальней, - нахмурилась Радана. - Это странно, но вместо ретранслятора - это стабильный переносимый ритуальный микропортал - он дал мне его.
   Всмотрелся в протянутую руку. Серебряный перстень с крупным сапфиром. Нет, не сапфиром. Сузил область и расширил диапазоны восприятия. Пространственная аномалия - очень мощная аномалия. На самом деле, этот драгоценный камень больше, гораздо, гораздо больше и хранит-производит духовную энергию, переплетён нитями духа с Раданой... Кристалл Рода. Значительно сильнее Сайнурова.
   - Вот как, - очень, очень интересно. - Почему он это сделал? Ты ведь спросила?
   - Конечно. Он сказал, что действует в согласии с волей Пророчицей и по предложению некоей Вестницы. Мол, это исполнит некое... пророчество.
   - Пророчество? - пророчества не работают глобально, поскольку никогда не могут касаться Персонала. Мы ограждены Полномочиями. И я знаю лишь один способ узнать будущее, "создать" действительное пророчество, не считая банального моделирования. Хранительница Заря, у меня к тебе много, много вопросов. - Спасибо. Это важно.
   - Не за что, - хмыкнула Радана. - Ну так что, возьмёшь меня?
   - Сначала проверю твои боевые навыки.
   - Сейчас? - не терпится похвастаться новыми возможностями?
   - Почему бы и нет.
  
   - Технический Директор Фуад, - безразличный женский голос. Он отвернулся от Консоли, кивком поприветствовал вошедшую в Комнату. Заря, Хранительница Заря, та, кто ныне - их надежда... или проклятие. Поверил ей - зря, нет? Увидим.
   - Да? - что за новости она принесла? А она принесла новости. Заря не тратит время зря - она вообще похожа на механизм, подобный тем, что управляются с Технической Консоли.
   - Технический Коридор 99-А продлён до контакта со Служебным Коридором 1342. На месте контакта была сформирована открытая Безопасная Дверь 445678 и Старший Ключ к ней. Я полузакрыла(4) Дверь и присвоила Ключ себе. Мною сформированы Младшие Ключи по стандартной процедуре, - она протянула ладонь, над которой парили пять синих колец. Он подхватил Ключи - итак, половина дела сделана. Теперь самое важное.
   - Что ты должна сделать, Заря? - всё же попробовал выяснить он.
   - Моё мнение не изменилось, Технический Директор, - без паузы ответствовала она, смерив его холодным взглядом. - Вам следует знать, что задерживать меня бесполезно. Вмешиваться в текущую ситуацию опасно, поэтому я предлагаю вам ожидать личной встречи со Старшим Смотрителем или Главным Ключником; вероятно, она состоится в ближайшие дни.
   - Но ты... - начал он, не особенно надеясь на ответ скрытной Хранительницы.
   - Я сделаю то, что должна сделать, - отчеканила она с неожиданным напором - лицо, однако, осталось маской равнодушия. - Мой план состоит из множества пунктов. Уверяю, вмешательство будет хирургически точным. Ожидайте здесь, Директор Фуад. Я рекомендую вам сдерживать порывы Директора Душ. Я рекомендую установить охрану около Двери номер 445678 и не рекомендую использовать для этого опытных Помощников: излишне. Я не буду желать вам удачи: судьба предопределена, наше будущее уже сотворено.
   Она развернулась - он окликнул:
   - Ты объяснишь всё позже?
   - Тебе объяснят, - непонятно ответила она. - Мы уже не встретимся.
   И аккуратно прикрыла за собой Дверь, оставив его в раздумьях о будущем.
  
   - Это не самая лучшая идея, - покачала головой Томико, отключая себя от инфопотоков. - Илла...
   - Ты мне - не веришь, - легко улыбнулась - мыслями. Сейчас она была в обличье иссис-без-иллюзий - облачком серебряно-жёлтых искр.
   - Ты предашь, - вздохнула Томико. - Я чувствую, что ты предашь. Не сейчас, но предашь. Слишком... себе на уме ты, Песнь. Допускать тебя к таким вещам...
   - Яалш верит мне, - тихонько рассмеялась Илла. - Всё прочее не важно. Поверишь и ты. Мне незачем предавать. Разве что сама Творец в ученики свои предложит поступить. Но Творец вернётся если - не до того нам будет всем.
   Томико снова покачала головой, помассировала лоб, медленно отлетела от точки подключения - геометрического центра стратегического зала лебы. И тут же отпрянула, вскинув клинок атрибута - пред ней появился образ Илла в облике Эланы.
   - Тихо, тихо, - успокаивающе произнесла та. - Позволь мне снять твою усталость.
   Томико пристально посмотрела в иллюзорные глаза - и махнула рукой:
   - Снимай.
   - Всегда пожалуйста, - прошептала Илла-Элана касаясь кончиками пальцев висков Аваре, а после неторопливо растворяясь.
   - Аккуратней там, - буркнула Томико, телепортируясь, когда Илла-иссис подключилась к терминалу.
   К удивлению Смотрительницы, Третья и вправду помогла, будто бы вымыв всю усталость - но стоило проверить себя на посторонние воздействия. Ещё один телепорт - на одну из водных планет, без жизни, но с вечно бушующими штормами. Здесь Аваре ненадолго задержалась - убрала все щиты и Полномочия и буквально "промыла" душу могучим током стихийной энергии. Возобновив защиту, тремя прыжками переместилась в Варсаммат.
   - Мне не нравится то, что происходит, - прямо сказал Хоффен, встретив её на верхнем уровне, условной крыше Оазиса.
   - Перемещение? - уточнила Томико.
   - Перемещение тоже, - кивнул он. - Эта операция не пройдёт гладко. И Яалш это знает - иначе взял бы с собой Хильду. Мне не нравится, что всё идёт слишком быстро.
   - Перемещения - все сразу, - подхватила мысль Томико. - И параллельно возвращение атрибута... что ещё?
   - Я чувствую, как что-то копится, - нахмурился Хоффен. - Сжатая пружина. Скоро всё разрешится. И Ферет, и Акнис, и Хаос, и те шары.... Сколько их насчитала Илла?
   - Пятьдесят три во Внешних, пятьдесят во Внутренних, - Хоффен направился к внешней стене высокого прозрачного купола, ограждающего крышу. Томико - следом.
   - Много, очень много, - молвил Старший Помощник. - Ты представляешь, какой силы и абстракции будет ритуал с такими опорными точками? Представляешь, как он изменит вселенную?
   - Нет, - всё, что смогла она ответить.
   - И я не представляю, - задумчивый ответ - и взгляд за купол, в небеса, на мерцающе-белую точку Иглориса. То, что может нас уничтожить - или спасти? Может ли плетение такого уровня переписать Слово?
   - Нет, - прозвучало не так твёрдо, как хотелось бы. - Ничто не может...
   - Ха! - усмехнулся он. - Ничто? Почему ты так уверена, Томико? Ты посвящена во многие секреты Персонала - но все ли? Даже Технический Директор не знает всего. Только Старший. И как он поступает?
   - Он спешит, - помрачнела она. - Значит, всё плохо - или...
   - Или причина в чём-то ином, - хмуро закончил он. - Например, это связано с этим... этой цепочкой ритуалов. Я не буду участвовать в перемещении. Мой помощник, - скинул Хоффен инфопоток, - заменит. Старший дал мне отдельное задание, мол, у нас мало времени.
   - Времени? Ты же не имеешь в виду... - она догадалась почти сразу.
   - Да, Обратные Врата. Целую батарею разных Врат - стационарные, переносные и какие-то странные, опирающиеся на начертанные конструкции.
   - Независимые, - тихо произнесла Томико. К чему готовится Яалш? К вселенскому апокалипсису? - Это Врата, способные опираться на Слово напрямую, без Аски и Механизма Синхронизации Дома. Я не знаю, зачем, но он как-то рассказывал мне. Синхронизация происходит через связь с таймерами Слова. Возможно... - стоит ли разглашать такую информацию? Стоит. Сейчас стоит. - Предположительно, даже в отключённом мире. Полностью отключённом.
   - Вот как, - только и сказал Хоффен. - Да, это многое объясняет. Но что нас ждёт? - он встретился с ней взглядом.
   - Мы делаем, что должны, - усмехнулась она, давя нотки страха. - Делай, что должно - и будь, что будет, - на самом деле, не так. Она поймёт, что измыслил Старший, и поможет ему; а если надо, остановит от роковой ошибки: в конце концов, даже Яалш не идеален, а рядом с ним не верная Савэри, но Илла, верить которой - нельзя.
  
   К моему удивлению, возможности Раданы и вправду выросли на порядок, напрямую приблизившись к способностям той же Томико до вступления в число Младших. А это очень, очень хорошо - пусть даже опыта ей недоставало. Отдельный бонус - возможность через Кристалл связываться с ретрансляторами, подобно тому как делали это лебы - но чисто магически, без атрибутивных форм. Не портал, а что-то вроде маленькой складки реальности, наподобие той, в которой я впервые наблюдал то'э Архиссо. Интересная конфигурация - связь "статичных волн пространства" и стихий воздуха и воды. Перед отправлением я попросил Радану показать пару образцов НИГ леб-верфей и Провозвестника. Пригодится: АСК-связью пользоваться могут не все.
   - Готова? Всю магию с себя сняла? - протянул ей левую руку: в правой же сжат фламберг-атрибут. Любопытно, как многие способы совместного перемещения связаны с контактом тел.
   - Да, - напряжена, но не чрезмерно. Сойдёт.
   Физический контакт установлен. Охватываю нас Полномочиями - аккуратно, точно по воспоминаниям, меняю их конфигурацию. Свет ламп лебы - меркнет, расплывается, расходится, формируясь в равномерный полумрак.
   - Когда-то давно я и второй Главный Ключник вместе с Аской создали множество способов перемещения, - рассказывал я, продолжая направлять изменения. - Раньше этот способ назывался Быстрыми Тропами, но позже, когда им стали пользоваться реже - Забытыми Тропами.
   Полумрак отступал, сменяясь серостью, а серость - белёсым, плотным туманом.
   - Преимущество Забытых Троп, - продолжал я, - состоит в незаметности. Через них может пройти лишь владеющий Младшим Универсальным Ключом - но засечь это перемещение мы смогли лишь с помощью сенсоров АСК, сейчас отключённых, и Старшего Универсального Ключа. Есть и иные способы, что показали эксперименты с Хаосом и хаотиками, но мы не смогли их понять - а позже отложили, как третьестепенное направление - Персонал стал достаточно могуч, чтобы не беспокоиться о маскировке.
   - Не могу понять, что ты делаешь, - призналась Радана.
   - Разумеется, - белый туман чуть засветился, разошёлся открывая тропку серого камня, уходящую вдаль. - Во-первых, чтобы понять, надо обладать Младшим Ключом от Дома. Во-вторых, на физическом уровне это явление реализовано не как магия или формы, - любопытно, что сама Творец разделяла духовные манипуляции на атрибутивные формы и магию, а на псионику, магию и мистику; интересно, откуда она взяла эту классификацию? Откуда она родом? - Забытые Тропы - это почти чистая мистика, и чтобы понять её - надо владеть понятийным аппаратом мистиков, описывающим неразделимость субъекта-объекта манипуляций... я не слишком непонятно объясняю?
   Шагнул вперёд, потянул её за собой.
   - Не отказалась бы от краткого курса "что есть что в Доме", - улыбнулась Радана.
   - А ещё тебе не помешает практический курс владения атрибутом, - вспомнил я её проверку. - У тебя сейчас чистый магический стиль боя, поэтому будешь, в случае чего, работать в атаке и поддержке.
   - Почему? Объясни! Пространственная магия...
   - Да-да, манипуляции пространством-временем - одна из самых могущественных защит. Проблема в самом твоём стиле, - пояснил я. - В самой сущности магии и отличия её от атрибута. Дело не столько в том, что атрибут - источник и лишь немного накопитель, а магический дар - наоборот. И даже не в том, что атрибут не может манипулировать стихиями и способен на прямые мистические манипуляции. Дело в фундаментальном отличии магии от псионики и мистики - скорости-универсальности.
   - Атрибут быстрее? - догадалась она. - Но причём здесь защита? Ведь защита...
   - Защита циарэ строится на контратаках прежде всего прочего, - прервал я, продолжая медленно, вдумчиво вести по Тропам. - Средний циарэ - Помощник, чаще Младший, не обладающий могучими накопителями, но со стабильным источником - и очень, очень, очень быстрый. За тысячи лет мы полностью нивелировали преимущество среднего мага над средним циарэ в могуществе и готовых заклятиях, которые не требуется поддерживать. Циарэ не просто быстр - он точен и знающ. Почти любое заклятие, в отличие от ритуала, можно развеять совсем незначительным воздействием. Развёрнутая аура Полномочий позволяет свободно манипулировать атрибутом внутри себя.
   Классический защитный стиль циарэ против мага - это мгновенный перехват любых чар мага чуть ли не на стадии формирования - и их отклонение или деструкция. Классический атакующий стиль циарэ - узконаправленные, но точные формы, игнорирующие половину щитов мага. Опытные циарэ держат наготове какое-то количество ритуалов - как маги, но более точно рассчитанных, ведь мы имеем гораздо более глубокие знания о природе вселенной. Наконец, опытный циарэ постоянно перемещается. Смотри, - я послал её несколько воспоминаний о давних боях. - Понимаешь, почему ты сейчас лучше играешь от атаки и поддержки?
   - Да, - после пары минут ускоренного просмотра согласилась она. - Мне нужен тот, кто будет перехватывать формы.
   - И я буду им, - подтвердил. Итак, завершающий шаг и снова менять свойства ауры Полномочий. - Одновременно готовя что-то могучее. Наша тактика будет выглядеть так: ты атакуешь сразу и по площади, максимально сильно. Я отражаю и перехватываю атаки, готовлю атаку Ключом. Это - в случае обычных противников. Если столкнёмся с хаотиками, Смотрителями, Скорбящей - просто слушайся меня, каждый такой бой - уникален. И, пожалуй, одно дополнение, - я обратил атрибут Карандашом. - Нам не помешает мгновенный и независимый способ связи.
  

Глава 23.

   Когда я закончил творить связь, Радана смогла осмотреться.
   Мы стояли на деревянной площадке, парящей на неопределённой высоте. На фоне равномерно белых, точно затянутых невероятно удалённой хмарью небес светит ярчайшее, но миниатюрное светило. Платформу чуть покачивает - ветер овевает всё вокруг, и прежде всего - уходящие во все стороны перепутанные паутины, точно натянутые на чём-то невидимом. Невидимом... на физику они натянуты, да. Паутина - из толстых и тонких нитей полупрозрачного материала: всё вокруг сверкает, несильно, но раздражающе.
   - Где мы? - ожидаемо спросила Радана, благоразумно не разворачивая сенсосети и не запуская сканирующих чар. Молодец.
   - Имя, вернее, код этого мира давно затерял в пси-пассиве, - или проще было сказать "забыл за ненадобностью"? - Я зову его просто Паутиной Ветров. Давнее, очень давнее творение. Мы сейчас во Внешних Пределах - формально. Реально же - это изолированных от всего, кроме прямых порталов и мистики анклав из... кхмн, четырёх миров - замкнутая цепочка, в которой перемещаться можно лишь между двумя соседними. Красивое место, правда?
   - Да уж, - только и ответила Радана, оглядываясь. - Можно я...
   - Никакой магии, никаких форм. Сейчас подготовлю поисковый ритуал. Останется ещё три. После расстановки мы активируем четыре ритуала одновременно и не выдадим себя раньше времени.
   - Разве ты не чувствуешь...
   - Нет, в этой мешанине пространств, - стряхиваю из мантии нужную основу, оставляю висеть в воздухе зеленоватым огоньком, - не разберёшь, в каком из четырёх находится атрибут. Они слишком тесно переплетены, - настроил ритуал, благо с Паутиной сделать это просто - замкнутый мир, связанный с остальными через местное "солнце". - Нам туда, - указал на светило. - Полетим с помощью прямой формы, удерживать - только внутри тела, не дальше. Нельзя выдать себя раньше времени - даже случайно. Готова?
   - Да, - она потёрла стальное кольцо рядом с перстнем - минималистичная обличье для атрибута - ничем не хуже моего обычного жезла, впрочем. - Быстро?
   - Я задам скорость, - хмыкнул, взлетая. - Нам ещё облетать препятствия.
   И мы окунулись в прохладные небеса Паутины Ветров.
  
   Она принимала ритуалы на себя, на свою волю и представление. Незримая, внешне незаметная - но вполне объективная и вместе с тем привычная тяжесть. Она отпустила Ключ и полностью сосредоточилась на себе-атрибуте, удерживая ритуалы на "метафизических плечах".
   Ритуал наведённой физики. Самый тонкий и абстрактный - самый сложный для активации. Разработанный и просчитанный на главных вычислителях леб, проверенный Аской, он должен временно изменить физику в области, чтобы в ней мог существовать не только Персонал, но и сложные системы, вроде планет или человеческих обществ, для которых и небольшие сдвиги констант - критичны.
   Четыре ритуала отрицания внешней гравитации - никому не надо, чтобы явившиеся сюда объекты начали бесконечное падение вниз. Равно как и не надо, чтобы они притягивали окружающий воздух, нарушая тонко настроенный баланс тяготения этих небес.
   Один Великий Изолирующий Ритуал. Этот - самый тяжёлый для удержания, пусть активируется легко. Здесь нет ничего такого уж абстрактного, но вот масштаб и могущество... она приняла и эту тяжесть.
   Три Больших Ритуальных Телепорта - один поменьше, один средний и один воистину великий.
   Два ритуала, корректирующих вектора движения - разумеется, перемещаемые объекты не будут иметь нужную скорость, ускорение, скорость и ускорение вращения, рывок... множество кинетических характеристик надо будет поменять. К сожалению, ритуальная телепортация не позволяет скорректировать всё это идеально точно прямо при перемещении в отличие, например, от прямого телепорта или прямого портала.
   Приняла их все. И удержала.
   Лебы-верфи, между тем, разлетелись поодаль - и начали разжигать источники до максимальных мощностей. О да, обычно смысла это не имеет: энергоканалы не выдерживают такой энергии сколько-нибудь долгое время. Час-другой - и начнётся разрушение. А притушить реакторы духовной энергии обратно - непростое и небыстрое дело. Проще, в случае надобности, передать энергию со свободных леб на занятые - однако сейчас были заняты все, кроме этих трёх.
   Конечно, был ещё вариант создания с нуля чар накопления энергии, даже без её генерирования - благо высокоэнергетических миров немало. Но это всё равно дольше, чем разжечь-притушить имеющиеся источники, да и передавать эту энергию незаметно, не выдав конечную точку - та ещё задача.
   А энергия была нужна. Позже все эти ритуалы будут закреплены откомпилированы стандартной процедурой в статус рисунка - Карандашом. Нарисовать сразу, пожалуй, не смог бы и сам Яалш, поэтому работа будет проведена в два этапа.
   Томико ещё раз обдумала детали операции. Да, всё пройдёт хорошо, если, конечно, Ферет с Акнисом не заключат союз и не нападут одновременно.
  
   Яалш?
   Слушаю, Илла.
   Начинаю первую фазу. Томико держит ритуалы, источники разогнаны. Смотри! - передала инфопоток. - Текущая ситуация по Дому... - ещё один. - Будут приказания, советы? - как сухо и деловито звучит её голос! Вошла в роль?
   Начинайте перемещать не с Ризани, а с Варсаммата, - после короткого анализа велел я. - И быстро. Чувствуется, что-то будет. Ума не приложу, как Ферет или Акнис могли узнать... но это не обязательно они. Весь дежурный Персонал - в состояние готовности. И - не смей даже в крайнем случае "сбросить" планету и ринуться на помощь. Координация важнее. Сейчас ты - связующее звено всего Персонала.
   Хорошо, - так же сухо ответствовала Илла. - Конец связи.
  
   Мы летели, огибая плотные паутины и проходя меж нитями прочих, вверх, к свету. Периодически сильные порывы ветра сбивали нас с пути, изредка приходилось разрезать атрибутом мешающие нити. Мы торопились - насколько это возможно без того, чтобы выдать себя.
   Радана, как слышишь? - спросил я по новоначертанному каналу.
   Странно, - откликнулась она. - Не сразу поняла, как. Можно блокировать эту связь в случае чего?
   Конечно, да, - послал лёгкую улыбку и инструкцию - а вот канал Иллы таким способом не блокируешь, с её стороны блокировать нельзя вообще. - Вот так. Связь останется, но по ней я смогу лишь найти тебя, не более.
   Чем ближе к "солнцу", тем больше становится оно. Разумеется, всё не так просто, как кажется.
   Что происходит? - поняла это и Радана. Впрочем, вряд ли то'Архиссо смогла бы не заметить, как меняются параметры пространства - происходи изменение хоть трижды плавно.
   Мы входим в зону искривлённого пространства, - очевидное объяснение, которое следует раскрыть. - Яркость этого светила связана с тем, что оно буквально "сжато", пусть и не особенно сильно. Эта "звезда", на самом деле - высокоэнергетическая реакция на стыке двух различных физик. Всё материальное и духовное буквально разрывает на мельчайшие элементы во время прохождения сферического портала. Определённая комбинация физических констант смещает результирующее излучение, прежде всего, в сторону видимого света - но не только его. Здесь мы уже малозаметно, поэтому накидывай эту, - передаю образ, - форму - защита от излучения и сопротивления среды. - Самому мне проще натянуть доспех атрибута поверх мантии. - И ускоряемся.
   Мы плавно ускорились, преодолев скорость звука. Я чуть подправил пространство перед нами Ключом - и скорость относительно внешних тел моментально повысила световую. Несколько минут - мы близ ярко-белой поверхности, где заканчивается реакция. Отпустил Ключ.
   - Великолепно, - прочёл я по губам Раданы.
   Не вслух. Слишком много шумов - ты не слышишь их из-за фильтра. Теперь меняй форму так и так. Оставшуюся часть атрибута сосредоточь на восприятии пространства-времени - тебе понравится.
   Что ты со... - взял её за руку и рванул прямо в псевдозвезду.
   Форма и восприятие, - напомнил я.
   Снова дёрнул Ключ, ускоряя нас, перенося к самой сфере связи физик - и замер, сосредоточившись. Мгновение созерцания. Как я не замечал этого раньше? Зона перехода - самый настоящий физико-математический шедевр. Физика и кривизна пространства-времени менялись, но не хаотично и не плавно - и словно мягкими переливами света. Пожалуй, ни на одном конечном языке нет выражений для описания этой небольшой, но бесконечно самоподобной области, кроме самых общих - да математических формул. Та-Рета могла бы описать эстетику зрелища - возможно, мне стоит создать филлюду на основе этого...
   ...занимательно, что влияние Андры на мою душу проявляется неожиданно сильно именно в таких ситуациях. Возможно, я-Яалш не просто недооценил меня-его - а просто не понял? Возможно, я-Андра даровал мне-Яалшу искру творца, художника математик? Жаль, как жаль, что я не могу остановиться, не просто принудительно гармонизировать веэре до приемлемого состояния, а создать новую, более соответствующую обновлённой душе гармонию, новое ощущение-самоощущение в ткущейся гаэсине вессис иллалло... да, это более доступно воспринимается на Та-Рете высоких абстракций.
   ...не отвлекаться. Сознание представляет собой несколько потоков восприятия, мышления и сосредоточения, как и положено сознанию циарэ - только так мы можем одновременно поддерживать-менять на ходу достаточное количество разноплановых комплексов форм, и осознание этого тоже проходит в отдельном потоке...
   ...а я сейчас - коснуться области перехода и велеть шёпотом:
   - Откройся, именем Творца.
   В подробностях это выглядит очень занимательно. Я использовал Ключом ключ - своеобразная тавтология вибрирует на Та-Рете - добавив к стандартному ритуалу уточняющий модификатор. Ритуал нестандартно прошёл стадию конкретизации воздействия, выгнул часть сферы в плоский прямоугольник и изменил способ перехода на простое плавное изменение физики. Мы с Раданой рывком преодолели опасную область, пока она не вернулась в первоначальное состояние, прошли с помощью Ключа пару миллиардов километров, и, отлетев на достаточное расстояние от пылающей, однако более тусклой, чем на той стороне, "звезды", приземлились на поверхность.
  
   "План корректирую, - тысячи ответственных людей услышали этот шёпот. - Смена фаз. Глобальную тревогу объявляю. Расклад угроз возможных... Готовы будьте, и да пребудет моё благословение с всеми вами".
   Что-то светлое, бодрящее пронеслось по тысячам умов с этими словами, инфопотоками и образами. Илла незаметно взяла роль не только Дежурной Смотрительницы или координатора разведки - но и вдохновительницы.
   Впрочем, заметили это немногие - Томико Аваре в их числе. Сейчас она, немного освоившись с массивом удерживаемых ритуалов, подключилась к общей наблюдательной системе. Не так тесно, как это возможно с "Провозвестника", не так полно и всеобъемлюще - ритуалы занимали большую часть сознанья - но достаточно, чтобы отслеживать оперативную ситуацию в общих чертах.
   "Есть готовность", - посыпались на Иллу тысячи же докладов. Выводили на боевой лад источники и щиты все лебы, а те, что уж вывели - прикидывали возможные тактики и стратегии. Командиры переключались в боевой транс, благо большая часть вертикали Томико приловчилась - не зря учила! - пребывать в нём приличное время без утраты трудоспособности.
   "Фаза один - начало".
   Варсаммат накрылся плотным облаком щитов, а парочка плетений высших ритуалов, созданных лично Хоффеном по предложению Раданы - возможно, Яалш приблизил её не зря? молода она... - отсекли пространство оазиса от всего окружающего. Десантная леба "Сияние" кружилась вокруг него, по уже отработанной схеме методично отражая непрерывные атаки стай духов.
   Томико сосредоточилась на образе Варсаммата и его координатах, тронула один из закреплённых в сознанье ритуалов - телепорт. Отсюда, изнутри, он казался величественной и громадной конструкцией, с которой не сравнится большинство ритуалов и форм, даже используемых Смотрителями. Замершая перед мысленным взором рунопись Та-Реты точно просится реализоваться, немедля действовать.
   Атаки духов участились. "Сияние" перестало справляться. Но те, кто прорвались - угодили в мясорубку пространственного щита. Их останки были употреблены на усиление внутренней защиты. Неплохо, но скоро духи - тот, кто их направляет - найдут способ преодолеть щит. А потому...
   - Аска, точные координаты и форму Варсаммата, включая внутренние щиты, пожалуйста.
   - Запрошенные данные: {параметры матрицы, матрица данных}, - мгновенно откликнулась ИИ. Обработать столько информации так быстро - и почему Старший запрещает использовать её, кроме как в таких ситуациях?
   - Измени данных на {шаблон входной матрицы данных на Та-Рете}, - приказала Томико.
   - Принято: {преобразованные данные}. Точность до тридцатого знака после запятой установлена по умолчанию.
   - Спасибо, Аска, - точно разумного, поблагодарила она - и, совместив мысленную рунопись с полученной информацией в единый узор, доложила:
   "Илла, я готова".
   "Всем: заканчиваем фазу один. Томико: начинай".
   В удерживаемый ритуал уже заложена её сила воли и объём внимания. Всё, что требуется - это произнести пару фраз и "отпустить" рунопись, позволить ей реализоваться. Ритуал сработал в прямом смысле слова - моментально. Просто две части двух миров равной формы и объёмов обменялись местами. Облако воздуха из Саавета - и Оазис неподалёку от Иглориса.
   Чудесно - Варсаммат двигался не так уж и быстро, почти без ускорения в какую-либо сторону... кроме как вниз. Томико сместила вектор внимания на следующий ритуал - отрицания гравитации.
   - Аска - координаты геометрического центра Варсаммата в такой {параметры представления} форме.
   - {Требуемые координаты}.
   Совместить с ритуалом, чуть подкорректировать его форму - и отпустить. В тот же миг Варсаммат прекратил падать вниз - не успев достигнуть сколько-нибудь значительной скорости, напротив, начал замедляться от сопротивления воздуха. Одно хорошо - с давлением Яалш и Ирвис в своё время постарались - Оазис даже не заметил перемещения из вакуума в атмосферу.
   Ещё один Большой Ритуальный Телепорт, на сей раз уже известные координаты - активировать! Чудесное ощущение освобождающегося сознания - но не время отвлекаться! В этот раз создаётся иллюзия, будто перемещение не мгновенно - верно, из-за размера объекта. В конце концов, переместить звезду - совсем не то же, что планету. На звезду ложится отрицание гравитации.
   "Готова? Не устала?" - вопросила Илла.
   "Готова, не устала", - подтвердила Томико, воздержавшись от язвительности.
  
   Мы стояли на зеркальной плоскости, уходящей в бесконечность - в прямом смысле этого слова тоже - во все стороны. Наверху - блекло-серая дымка, а много ниже неё - ярко-белый шар "солнца". Радана оглянулась на светило, кажущееся сейчас маленьким, не больше луны, по размеру. Я же вздохнул отражению на зеркально-сером фоне.
   - Этот мир сначала называли Серым Зеркалом, - разрушил я тишину. - Единственный из этой четвёрки, которым мы пользовались. Ирвис называл его просто Плацем - слово прижилось.
   - Плац? - удивилась Радана. - Разве у Персонала бывают торжественные смотры, парады и всё такое? Это архаично даже для нас!
   - Торжественное построение раз в век - традиция, - молвил я. - Здесь я объявлял о потерях и приобретениях, зачитывал имена героев и просто отличившихся, иногда - награждал или карал. Бывало, такие построения проходили чаще положенного - после побед над особо опасными хаотиками или в честь окончания Большой Ревизии, например... Это единственное место, где собирался почти весь Персонал единовременно, - обвёл Плац, всё такой же серый и одинаковый, взглядом. Соберу ли я снова нас всех? Соберу. И даже здесь. Как только разрешится кризис.
   - Символ... - задумчиво сказала она и спросила. - Большая Ревизия? Это что-то особенное, да?
   - Это было время, когда я исправил некоторые... ошибки, которые допустила Творец, - честно ответил - почему бы и нет, в конце-то концов? Вот подробности - секретны, а в целом - информация как бы ни низшего уровня допуска. - Мы тогда столкнулись с кризисом, сравнимым с текущим. Большую часть Персонала пришлось зачистить, - но Аска! Предательство Аски и её, в сущности, казнь, была для меня более тяжёлым ударом, чем последующая зачистка. - Тяжёлое было время. Именно здесь я заставил весь Персонал произнести клятву не менять души смертных, - и добавил. - Акнис отказался. Я доверял ему тогда.
   - Жаль, что так вышло, - сочувствие? Я замешкался, но ответил:
   - Такова жизнь. Возможно, Ревизия даже входила в план Творца - ведь Она-то рамками времени не ограничена! Возможно, этот кризис - тоже её план по очередной закалке Персонала.
   - Так фаталистично, - не одобрила Радана. - Разве Она предопределила наши воли?
   - Воли - нет, - по крайней мере, воли Персонала - точно. Я исследовал этот вопрос, исследовал его и Ирвис, и Заря - а кому доверять в вопросах о структуре Слова, как не им? - А вот про судьбы не знаю. Ладно, не будем задерживаться, - достал из плаща второй ритуал, - нас ждёт следующий мир.
   Яалш, доклад, - принял инфопоток от Иллы. - Мне продолжать?
   Да, - ничего особенного в докладе не было... и это настораживает.
   Принято.
   "Всем: приступаем к фазе два!"
  
   Мы устремились вверх, в серые небеса, вновь преодолевая скорость света. Плохо, что Радана ещё не могла воспроизвести плетение, моделирующее скорость носящего Ключ, достаточно быстро - но обещала тренироваться. Да, она - выгодное приобретение для Персонала, а позже, через пару-тройку веков, когда исчезнут смертные якоря, она будет окончательно нашей. Если переживёт этот кризис. Как призрачно всё...
   Мы вошли в дымку, с каждой секундой - всё более плотную. Моя спутница ощутила искажения пространства-времени, я - ещё и изменения физики, на этот раз намного более плавное, растянутое. Я поменял вектор движения, затем ещё раз - чтобы мы не вылетели из серой мглы к копии предыдущего зеркала и "солнца". И копий этих - бесконечность: Серое Зеркало, на самом деле, не менее странный мир, чем Паутина Ветров. И не менее странный, чем... Серая мгла неторопливо редела, наконец, когда переход совершился, неожиданно пропала. Мы вылетели из громадного, как бы не больше планеты, облака и оказались...
   - Облачный Хрусталь, - вслух назвал я.
   - Это... - не нашлась Радана.
   Ещё бы. Мы оказались белой с лазурными просветами сфере, полной воздуха - и радиусом эта сфера превосходила многие звёздные системы. Титанические облака кружились вокруг звезды, вернее, ещё одной "звезды" - реакции преобразования чистого духа в Огонь, затем в плазму - так вёл себя в этой физике спонтанно возникший духовный источник. А там, за облаками, простирается бескрайнее небо, полное таких же звёзд и облакосистем. Как и предыдущие два, этот мир актуально бесконечен размером. Редкость, на самом деле - даже мировые области Внешних Пределов обычно титанические, но всё же конечные, ограниченные. Творец, видимо, считала, что бесконечные миры слишком сложно контролировать - ни в одном из них не было условий для зарождения или распространения жизни.
   - Имеет смысл, - согласилась Радана с моими мыслями. - Как ты вообще собираешься искать в этой "актуальной бесконечности"?
   - С помощью актуальной же бесконечности, - хмыкнул я, выпуская третий зелёный огонёк. - Ритуал опирается на Младший Универсальный Ключ, а Ключ - на само Первое Слово и отголоски Воли-Представления Творца. В своё время разработка такого поиска заняла не один месяц работы Ирвиса Рэлу, прошлого Главного Ключника.
   - А зачем он был нужен тогда? - полюбопытствовала Радана.
   - А он и не был нужен, - усмехнулся я. - Просто Ирвису было интересно, возможен ли такой поиск. А доказательства он предпочитает конструктивные.
   - Хотелось бы мне с ним поговорить...
   - Может, и поговоришь. Даже я не знаю, что там, дальше, за гранью смерти - но там, определённо, что-то есть.
  
   Ритуальный телепорт. Ещё один. Вот и цель. Ризань, планета, вопреки его усилиям, всё ещё стоящая на месте - далёкая одинокая звёздочка. Ему нужна она, точнее не она сама - а кое-что попутное. Жаль, жаль, что придётся убивать - он никогда не любил лишних смертей, смертей непричастных. Обычно дело можно решить ликвидацией ключевых фигур или постановкой их под контроль. Сложным случаем был Лиодор - но Ризань сложнее в разы. Крепкий орешек - сплав иилгов и Персонала. Поэтому приходится действовать не целительским заклятьем или инъекцией лекарства в поражённый орган, но хирургическим скальпелем. Впрочем, он будет осторожен - настолько, насколько это возможно.
   Первым делом - избавиться от тела. Правила Персонала запрещают постоянно обитать вне материальной оболочки, и здесь Творец совершенно права: долговременное влияние на психику... неприятно. Однако менять или покидать оболочку на время до месяца-другого разрешалось всем, более того, это - обязательная практика для всех Помощников и большинства Ключников. Если враг уничтожил тело - ты должен максимально быстро прийти в себя и атаковать без него! В своё время он забросил эти тренировки, результат - поражение от Яалша из-за шока развоплощения. Теперь он более осторожен и предусмотрителен.
   Помимо прочего, отсутствие материального тела даёт уникальные возможности. И двумя из них он собирался воспользоваться в этот раз. Первая - возможность буквально находиться во многих местах одновременно без аватар-якорей. Сознание можно дробить более свободно - покуда хватает его объёма.
   Он сбросил тело и развеял его на атомы. Он потянулся душой через пространство, через маскировку - туда, где ждали духи, послушные духи-воины вида ласфе. Вернее, уже не ласфе - он значительно модифицировал тварей под свои нужды, разделил на несколько подвидов, провёл через ускоренную эволюцию, убавил вредные признаки, добавил новые - а потом уничтожил оригинальный вид. Просто чтобы никто не смог повторить его путь. После разрешения текущей ситуации - уничтожит и этих. Слишком... опасный инструмент.
   ...потянулся к свободно висящим нитям-поводкам и закрепил их к себе. Распределил себя более широко и развёрнуто, так, чтобы даже Полномочия едва угадывались, да и то - другим Смотрителем или специализированным ритуалом. Второе преимущество развоплощения - превосходная маскировка и защита от стандартных атак. Попробуй найди душу, равномерно распределённую-сокрытую в пределах световой секунды! Соответственно и атаки не сравнимого объёма просто проходят насквозь, а учитывая многократное дублирование и быструю регенерацию - без потерь. Вишенка на торте: к этому способу прибегали очень редко и хаотиков с подобной особенностью ещё не бывало. Возможно, даже помнит о подобном лишь Яалш - а он занят. Ферет со своей ловушкой и Яалш с непонятной спешкой будто специально подгадали.
   Непривычно. Но он справился. Зацепился сознанием-волей за поводки и растянулся меж ними паутиной духа. Теперь его "телом"-эффекторами были все собранные духи. Даже если Ризань будет окружать пространственная защита, как у Варсаммата - неудачно там получилось - это не помешает. Он немного поэкспериментировал, поосваивался с управлением, пока, наконец, не услышал:
   "Всем: приступаем к фазе два!"
   Разумеется, услышал не напрямую - но даже Илла не нашла всех его духов-шпионов. Итак, они начинают. Через десять минут Ризань будет перемещена. Он успеет раньше.
   Прыжок! Всеми одновременно. Успел расслабить их этими поочерёдными атаками - у Персонала даже контртактики вроде объёмных атак вокруг всей планеты, не подготовлены. И уж тем более они не ждали, что кто-то обойдёт антипортальную защиту. Хорошую защиту - только не от него, максимум, - от его подмастерий да Ферета.
   Илла сориентировалась моментально. Во-первых, она вызвала Хильду - в тысячах её аватар. Во-вторых, выпустила все АЧБ, какие только были. В-третьих, к Ризани прыгнуло "Сияние", вдобавок к уже имеющимся "Стремительной" и "Меченосцу". "Сияние" он и атаковал.
   Синхронный прыжок - два миллиона духов буквально вонзились в щит летучей базы. Секунда, другая - щит пал. Третья, четвёртая - ещё четыре миллиона духов прыгнули прямо во внутренние помещения. Прежде чем устремиться вниз, на планету по параболической траектории, леба держалась полторы минуты. Ещё одно подтверждение, что Персонал превосходит смертных и обязан вознести их на свой уровень!
   Он выпрыгнул прежде, чем леба разлетелась на куски под ударами двух "Молотов". В распоряжении осталось пять с половиной миллионов духов, из которых полтора занималось поверхностью Ризани - прежде всего, военными базами - отвлекая внимание, а почти четыре - пережили разгром "Сияния". Более чем достаточно. Итак, Илла, ты собираешься выкладывать последнюю карту?
   Вот и она. "Провозвестник Творца". Именно он ему и нужен. Духи - прыжок к цели! Цель прыгает в сторону - достаточно споро, чтобы он не успел и задеть щиты. До перемещения - две минуты. Жаль, если с "Провозвестником" не получится, жаль. Цель на лебе? Да, там, и метка цела.
   Прыжок на "Стремительную"! Уклонилась... следующим прыжком он настигает "Меченосец". Удар - щиты пали. "Меченосец" успевает ускользнуть от основной атаки - и можно считать, что он выбыл из боя. Щиты восстанавливать после экстренного падения - долгий процесс. Минута до перемещения... Есть! "Провозвестник" снова здесь. Прыжок... и контратака испаряет все три с половиной миллиона. Грамотно, грамотно - побочная цель не достигнута. Но если будет выполнена основная, побочная будет выполнена также - просто не сразу. Но он не торопился.
   Огненные Хильды продолжают бесполезно убивать его духов - пришлось даже вызвать подкрепление из резерва, слишком уж быстро она справлялась. АЧБ оказались малоэффективны - как и ожидалось. Жертв на поверхности - минимум, он разрушил лишь одну из военных баз. Но это неважно.
   Двадцать секунд. Хильда активирует Великий Ритуал Поиска - уже допустили к таким разработкам? - и находит спрятавшихся духов. Десять секунд - они мертвы. Пять секунд - неизвестным ритуалом находит остальных, включая шпиона, с которого он получал доступ к инфосети Персонала. Одна секунда - они мертвы. Ноль секунд... цель достигнута. Координаты Саавета - в его руках. Осталось только посмотреть за формированием звёздной системы и незаметно удалиться. Есть один старый способ - Забытые Тропы.
  
   - Красиво, не так ли? - мы летели над промежутком, точно трещиной, в облачной стене - стало видно, что она не пуста. Сотни прозрачных кристаллов, переливаясь на солнечном свету, вращались упорядоченными цепочками вокруг звезды вместе с облаками - в сущности, они и являлись причиной появления облаков, удерживая пар рядом, но не позволяя приблизится.
   - Очень. Поэтому - хрусталь? - уточнила Радана.
   - Поэтому, - кивнул я. - на самом деле, они не совсем твёрдые. Конденсат Воды и Земли одновременно - такое возможно только в этом мире. Не представляю, зачем Творец создавала такое...
   - ...такое извращение, - улыбнулась Радана. - Опять в туман?
   - Нет, - улыбнулся я в ответ. - На этот раз наш путь более... экстравагантен. Во Фрактальный Жемчуг нет простого пути. Туда не открыть прямые порталы - в определённом смысле, мы уже там. Нужно...
   Тяну Ключом вдоль нужного вектора, чувствуя, как откликается физика этого мира, подправляя моё воздействие.
   - ...только...
   Солнце в ладонях? Почему бы и нет, если ты размером с это солнце? Мы росли - или оно уменьшалось. Всё относительно. Мы пробиваем облачно-хрустальный (прохладно!) покров, мы высотой со всю облачную сферу - и видим подобные рядом.
   - ...изменить...
   Выше, больше, дальше! Физика эластично прогибается - мы всё менее и менее реальны для окружающего. Наши ладони проходят сквозь солнца и облака, точно через иллюзию.
   - ...точку...
   Быстрее, быстрее, быстрее! Но Облачный Хрусталь - бесконечен. Мы уже непрерывной белой дымке - мириады сферосистем. Вот скорость превысила определённый предел, а связь с Хрусталём разорвалась окончательно. Физика Жемчуга приняла нас.
   - ...зрения!
   Белая дымка отдалилась, будто свернулась шаром размером... понятие размера уже не применимо. Я продолжил тянуть Ключом. Вот шар отдалился от нас, вот он уже и невыразимо далеко. Дальше, дальше, меньше, меньше! Почти всё... готово.
   Мы опустились на мягкую траву. В ночном небе - россыпь белых звёзд. Близкий-преблизкий горизонт - кажется, что дотянешься рукой, не сходя с места. Небольшой поросший травой островок, на котором мы оказались, стоит среди подобных тысяч подобных.
   - Что это было?! - воскликнула Радана.
   - Мы прошли по фрактальной межмировой связи, - и объяснил инфопотоком.
   Радана замерла, осмысляя. Я подошёл к краю островка, присел, достал рукой до недалёкого дна, нащупал искомое.
   - Безумно, - очнулась Радана. - Безумно интересно! Нужен Ключ, чтобы делать так, да?
   - Не обязательно, - улыбнулся ей. - Вот эти, - второй инфопоток, - преобразования невыполнимы в условиях изменяющейся физики. Магу было бы удобней сделать так, а циарэ без Ключа - так, - третий инфопоток. - Позже я покажу механику процесса подробней, пока просто имей в виду - практически любое воздействие Младшего Универсального Ключа на вселенную - можно повторить высшими ритуалами с поддержкой магии или форм.
   Было совсем мало случаев совмещения исследовательской работы и коррекционной деятельности Помощника на моей памяти: около трёх десятков тысяч. Одна из них - Савэри Талиа. Другой в своё время был Ирвис Рэлу. Войдёт ли Радана в их число? Потенциал есть, вопрос лишь в раскрытии, а уж это-то я обеспечу.
   - Даже открыть Дверь? - между прочим, интересный вопрос, я задавался им некогда.
   - Даже открыть полузапертую Безопасную Дверь. Но только в теории. На практике Дверь меняется после каждого взаимодействия с Ключом, даже неудачного - искомый ритуал тоже будет меняться. Помнится, члены одной НИГ поочерёдно провели пару тысяч лет в ускоренном временном потоке, тыкая в Дверь случайным ритуалом и фиксируя реакции. Модель построить так и не удалось, но как минимум два "тычка" были близки к срабатыванию. Два из трёхсот с чем-то миллиардов попыток.
   Радана покачала головой, явно с трудом представляя такие масштабные во времени эксперименты. Какие её годы - ещё свои поставит, да подлиннее.
   - После этого я счёл Младшие Ключи малобезопасными и заменил везде, где только можно, Старшими, - закончил неожиданным для неё выводом, пояснил. - Некоторые хаотики ускоряют время лучше нас, а некоторые Двери проверяются слишком редко.
   - А Старший Ключ? - сообразила она. - Его тоже можно повторить... теоретически?
   - Да, - вздохнул я. - Однажды Хранительница одного из важнейших механизмов Дома, Заря, показала мне, что Младший Ключ может, при определённом, - то есть, превышающем мой на несколько порядков, - уровне мастерства и в заданных пределах - эмулировать Старший. Так что в ещё более глубокой теории...
   - И что ты тогда сделал? - продолжила она логическую цепочку.
   - Тогда я изобрёл способ закрывать Двери по паролю, - ещё бы вспомнить, как... - Так, что без пароля даже Старший Универсальный не откроет, а с паролем - можно обойтись вообще без Ключа, - между прочим, принципиальная повторяемость могла стать первым кирпичиком фундамента, на котором возвёл свою идеологию Акнис. - Но мы отвлеклись. Ритуал, - я выпустил огонёк. - А теперь, пока они разворачиваются, - активирую все четыре огонька, - мы прогуляемся ниже.
   Я показал ей белую жемчужину, что поднял со дна.
   - Что это?
   - Вчувствуйся.
   - О! - я улыбнулся. - Как будто там - мир!
   - Больше, чем мир. Дай руку.
   Вновь коснулся Ключа, продолжая то же самое фрактальное преобразование. Секунда, другая - Мы вырастаем больше этого небольшого - с астероид размером - мирка, перерастаем его... океан расступается перед нами... океан? Нет - лишь озеро... озерцо... Мы стоим по колено в воде, отталкиваемой от ног щитами. На дне мирка, почти неотличимого от предыдущего - жемчужина, из которой мы пришли.
   - Каждая жемчужина - мир? И в каждой есть свои жемчужины, так?
   - Всё верно, - кивнул я, бросив поднятую жемчужину обратно в воды. Ответил на вопросительный взгляд. - Нет, мы ничего не поломали, когда пронесли один из мирков на уровень выше. Что так была бесконечность, что эдак. А вот унести жемчужину отсюда не сможет никто, кроме Творца - это равносильно созданию новой цепочки миров. Не только жемчужных.
   - В каждой жемчужине есть звёзды, каждая звезда - Облачный Хрусталь, в каждом Хрустале облака - та мгла из Серого Зеркала, в каждом Зеркале много звёзд, каждая из них - переход в свою Паутину Ветров, - поняла Радана.
   - Понятия не имею, зачем такое безумие Творцу, - пожал я плечами. - Разве что - нам жизнь усложнить.
   Тем временем, ритуалы "оттолкнулись" друг от друга, поисковые волны взаимоусилились - и "опёрлись" на Ключ, в буквальном смысле слова - пересекая бесконечность.
   - Что это? - насторожилась Радана.
   - Тоже ощутила? Плетение поиска. Оно преодолело барьер конечности и коснулось всего фрактала сразу. И я был не прав - создатель ловушки не смог бы нас отследить. Там сенсосеть вокруг осколка атрибута - и всё. Руку, - окутал нас Полномочиями. - Пойдём Забытыми Тропами.
  
   Он не знал точно, вошёл ли Яалш во фрактальный веер - но был уверен, что да: вряд ли ритуал поиска можно провести извне. Он замер меж дрожащих нитей местной паутины и собственной сенсосети. В левой руке - металлический осколок (почему-то так выглядела часть чужого атрибута), в деснице - свой атрибут-жезл. Ну же, покажись, Яалш! Где же ты, враг? Так, колебание пространства вон там - враг ли? Прощупать внимательней... да, это он.
   Ферет Рраил оскалился и запустил плетение, связующее Огонь, Твердь и пространство воедино. Здесь не работают порталы и телепорты - кроме заранее подготовленных ритуальных или ведущих вовне. Здесь Яалш не сможет увернуться - и здесь он проиграет.
   Яалш прибыл не один - с неизвестной женщиной. Не Томико? Нет. Плохо, значит, он умрёт лишь один из главных врагов. Плетение набирало силу, буквально проминая пространство-время, выжигая его - и обращая в камень одновременно. Яалш что-то сделал Ключом, плетение чуть замедлилось - и только. Он продолжал давить на свой Ключ, бесконечно формируя бесконечно распадающееся плетенье - а другое держал наготове. Хотя вряд ли враг справится и с этим - он вложил в него всю душу, всю волю, всю силу...
   Вспышка! Жёлто-оранжевая вспышка - он моментально расширил плетение, чтобы захватить нового противника, силуэт которого едва угадывался на фоне странной, незнакомого свечения силы. Хаотик? Хаотик отбросил плетение - как? Вспышка! Плетение гаснет. Следующее - активировать! Что за...
  
   Хоффен успел как раз к концу операции. С помощью первых Обратных Врат, самых простых, он переместился на год назад в пустынный мир - и начал творить. Он ощутил какой-то небывалый подъём, словно колдовал последний раз в жизни. Атрибут и магия следовали за движениями мысли, складываясь в сложнейшие контуры.
   Сначала он закончил с самыми простыми из Врат во времени. Одни - стационарные, без ограничений дальности - видимо, на крайний случай. На самом деле, ограничения дальности были по умолчанию - они проистекали из связности на пространственно-временном уровне всех миров вселенной, так называемого Механизма Синхронизации Дома. Он много знал об этом, даже получил больший допуск в этих областях - и к самому Служебному Архиву в том числе, пока он был открыт.
   Максимально далёкие Врата, которые удалось когда-либо проложить - три с чем-то тысячи лет. Прошедший через них сошёл с ума в одиночестве в отдалённом мире, замкнувшись, согласно инструкциям, в пространственном коконе, минимизировавшем его связь с окружающей вселенной. Остальные тысячи пробовавших, видимо, при перемещении не смогли бы удержаться - и Врата просто не сработали для них. Но Яалш выдержит точно... да и не понадобятся ему такие масштабы.
   Следующие Врата - переносные, пять штук. Не так уж и просто. Предыдущие заняли всего неделю - на эти же ушёл месяц работы. Месяц полного одиночества - время разобраться с собой. И он понял, что как только закончится кризис - уйдёт в отставку. Будет где-нибудь в спокойном мирке исследовать что-то интересное, выходить лишь в форс-мажорных обстоятельствах.
   Устал он. Ему нужна передышка. Пару тысяч лет отдыха. И пси-пассив переработать. Как только Яалш и Акнис ещё не ушли туда, дальше? Они же старше, несоизмеримо старше его! Но ни тот, ни другой не чувствуют себя стариками - а он чувствует.
   Последние Врата - переносные, в опоре на данные Яалшем конструкции, начертанные Карандашом - и совершенно непонятные. Что конкретно они должны делать? Впрочем, он, не обладая даже Младшим Ключом, конечно, не почувствует связь со Словом, вероятно, не воспримет конструкции целиком - лишь их проекции в обычное духовно-материальное пространство.
   Работа с этими Вратами затянулась. Почти одиннадцать стандартных месяцев. Но он был доволен собой. И понимал, что вряд ли кто-то, кроме самого Яалша и, быть может, Акниса, да кого-то из Директоров смог бы управиться быстрей. Тем более что время при работе с такими тонкими плетениями ускорять нельзя - поэтому им и выбран мир, ход времени которого максимально совпадает со стандартным по Дому.
   Пару оставшихся до конца дней он провёл в медитации и работе с веэре, тэу и пассивом. Наконец, он ощутил сильный духовный всплеск странной природы позади. За ним прибыли? Это же Полномочия Младшего Смотрителя - Томико или Яа... кто!? Ферет Рраил!
   Хоффен успел лишь усилить стандартный щит. Белые молнии из рук Ферета прошили Помощника насквозь - и душу, и тело - отправляя туда, дальше. Ферет оглянулся на силуэт в жёлто-оранжевом свете, казалось, одобрительно кивнувший - и ушёл ритуальным телепортом. Оставшийся один неизвестный взмахом руки разрушил все Врата, кроме одних, и переместился во вспышке.
  
   "Всем: фаза три - начало".
   Не то чтобы это были обязательные слова. Для большей части Персонала третья фаза означала лишь отбой. Они больше не участвовали в операции. Сама Илла, сохраняя общий контакт с координационной сетью Персонала, тропами иллюзий уже вышла неподалёку от Томико. Облик маленькой девочки - и сущность могучей Симфонии, с лёгкостью потянувшая оперативное управление целой вертикалью власти. Сейчас она закончит то, что многие из соратников Аваре называли чудесным. Существо, свободно манипулирующее объектами планетарного масштаба - и не как Смотритель, не как Помощник. Даже не маг - и не хаотик. Очередное подтверждение, что вселенная гораздо сложнее, чем кажется.
   "Ладно, хватит философии", - подумала Томико. Усилие - свободная часть сознанья вновь чиста.
   Планета появилась не сразу. Вначале - точно серебристая дымка, затем - полупрозрачный облик, наконец - реальное физическое тело заместило объём воздуха. Легко нашёлся центр масс - на него легло четвёртое из отрицаний гравитации и коррекций физики. Теперь коснуться всех четырёх - и слить их в одно большое, как предусматривалось на этапе разработки.
   - Как обещала, вектор, - Илла и вправду сделала всё верно - вывела планету ровно с той кинетикой, которая и нужна.
   - Вижу. А теперь отойди и не мешай мне, - она "прицеливается" и активирует оба ритуала, корректирующих вектора движения. Варсаммат выходит на ближнюю орбиту. Ризань - на среднюю, а чуть дальше - планета империи Фейрэ, уже занявшая свою.
   И последнее. Она потянулась к самому информационно малому, но самому тяжёлому энергетически ритуалу. Выбрала центром - центр звезды. Мысленно очертила сферу нужного радиуса. Отпустила. Великий Изолирующий Ритуал отсёк планеты от лишнего воздуха и лишнего излучения. Операция окончена.
   Пока Илла ещё координирует - хорошо бы поговорить с Хоффеном.
   "Хоффен? Ты свободен? Хоффен! Хоффен!"
   Нет ответа.

Эпилог.

   Небрежными касаниями Ключа стёр очередных тварей, отогнал туман. Внешние Пределы, как всегда, приветливы. Вздохнул... Атрибут в моих руках полон - но без Старшего Универсального. Но я помню... а что я помню? Я не помню, чтобы отделял от себя Старший Ключ. Я делил тогда лишь атрибут - но куда делся Ключ? Всё больше я прихожу к мнению, что надо, надо побывать в моём мире - Сэйране и моём городе - Диэраке. Несмотря на опасность - включить его и найти разгадку.
   Персонал понёс большие потери. Хоффен, один из лучших... "Сияние" и его капитан, Старший Помощник Элис - вертикаль Томико всё меньше и меньше. Но вместе с тем, мы выполнили операцию. Несмотря на тревожное чувство - и надо будет досконально проверить Ризань с Варсамматом. Такое ощущение, что мы что-то упустили. Не говоря уже о той неясной сущности, являющейся то в золотом, то в жёлто-оранжевом сиянии и мешающей нам. Союзник Акниса?
   Мгла и духи - позади. Я вылетаю к слепяще-голубому шару, к опоясывающей его защите. Впрочем, к ней уже подобрала ключики Илла. Но сначала пробую по-хорошему:
   - Я пришёл, - веские слова разносятся вдаль.
   - ДОСТУП РАЗРЕШЁН, - моментальный ответ.
   Защита пропадает, точно её и не было. Ярко-голубой свет чуть расступился, формируя проход. Я влетаю внутрь, держа наготове боевые плетения. А внутри оказалось не особо ярко - и никакой жёсткой радиации. Любопытно, что всё же это за система? Форм познания пока не создаю - это несколько провокационно.
   Спустя пару километров быстрого полёта, я оказываюсь в подобии пещеры. Здесь царит почти что тьма. Хода дальше не видно.
   - Итак? - спрашиваю в пространство.
   - Я здесь, - высокий женский голос.
   Оборачиваюсь. Незнакомая мне брюнетка в однотонной синей мантии. Аура сокрыта так искусно, что полностью сливается с фоном.
   - Приветствую, Яалш, - тепло улыбается она. - Я - Автономный Дубликат Аски. Но ты можешь звать меня просто Ада.
  
  
  
  
  
  

Сноски:

   1 - научно-исследовательская группа. Является стандартной частью структуры Персонала, может иметь размер от двух-трёх человек до множества специализированных НИИ, вместе решающих комплексную задачу. Обыкновенно имеет высокий уровень допуска к информации и АСК касательно исследований.
   2 - обменным называется способ мгновенного перемещения (телепортации), в ходе которого содержимое двух объёмов меняется местами. В отличие от вытесняющего телепорта, никаких хлопков при этом не будет, если, конечно, телепортация не совершается в вакуум.
   3 - линия светораздела, отделяющая освещённую часть небесного тела от тёмной его части.
   4 - релятивистской называется скорость, близкая к скорости света, т.е. 3*108 м/с. Релятивистскую скорость можно и часто удобно выражать в долях от скорости света, которая обозначается "c": 0,1c, 0,8c и т.п. Согласно теории относительности, только безмассовая частица может иметь скорость света, любая иная материя не может её достигнуть. Разумеется, во вселенной Третьего Дома существуют миры, где теория относительности работает частично или не работает вовсе. И конечно, магия и сила циарэ позволяет обходит запрет на достижение световой скорости - несколькими способами - не говоря уж об Универсальных Ключах.
   5 - термин "полузакрыть" используется Персоналом в смысле "закрыть (Безопасную Дверь) Младшим Ключом", в то время как "полностью закрыть" значит "запереть на Старший Ключ", а просто "закрыть" - значит или полностью закрыть, или полузакрыть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 6.36*15  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"