Косякова Наталья Анатольевна: другие произведения.

Жизнь взаймы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Зарисовка о жизни Нарциссы Малфой.

  Начало.
  
  
  "Я бы сшил тетрадь из кожи моего врага, и записал туда, что надо прощать врагам.
  Уметь прощать - целая наука. Я долго овладевал, но не стал профессором. Кому-то простил, кому-то не сумел".
  
  Сейчас, спустя столько лет, я могу сказать только одно: мы всегда находимся там, где нам предначертано, и не имеет значения, где мы были раньше.
  
  * * *
  
  Легкий снег кружился и падал, не успевая соприкоснутся с землей; зима подступала. Я пыталась спасти снежинки и, смеясь, ловила их ртом. День выдался еще теплым, и уходить внутрь школы совсем не хотелось.
  
  - Нарцисса! Нарцисса! - Снежок угодил мне прямо в спину и я, грозно нахмурившись, повернулась к своему обидчику, уже намереваясь объяснить, как не подобает вести себя с девушками.
  
  -Том? Вот не ожидала от тебя такого. - Мой голос хоть и звучал строго, но не мог произвести должного впечатления. Как ни старалась, а улыбку сдержать не получалось.
  
  - Я должен был вывести тебя из состояния прострации и вернуть в наш мир, - иронично ухмыляясь, он подошел совсем близко и, внезапно подхватив меня на руки, закружил.
  
  - Отпусти, кому говорю! Том, это неприлично, нас могут увидеть, и что мы на это скажем?
  
  - А что, игра в снежки с каких-то пор стала провокационной? - Хищно прищурившись, юноша не выпускал меня из рук. Его глаза так пристально смотрели на меня, казалось, они видят меня насквозь.
  
  Смутившись окончательно, я предприняла попытку вырваться, но это была неудачная идея. Его руки сомкнулись еще сильнее, и он продолжал наблюдать за моей реакцией. Ему это определенно нравилось.
  
  - Все, все, я сдаюсь, ну прошу тебя, прекрати! Еще утро, а ты уже успел смутить меня на весь день.
  
  - Я запомню, что нужно сделать, чтобы смутить тебя и лишить возможности сопротивляться.
  
  Так же внезапно Том отпустил меня, аккуратно вернув почву под ногами и, серьезно посмотрев мне в глаза, сообщил:
  
  - Мисс, соблаговолите пройти со мной на урок. Иначе наше совместное опоздание вызовет больше вопросов, чем мы готовы дать ответов.
  
  И, схватив за руку, не дав и секунды на раздумья, повел за собой, увлекая внутрь замка.
  
  Я смутно подозревала, что смогу идти за ним куда угодно и ничуть об этом не пожалею.
  
  Сидя на обеде в Большом зале, я витала в мечтах о выходных, представляла нашу совместную вылазку в Хогсмид и тайно надеялась, что смогу уговорить его посидеть в "Трех метлах". Погрузившись в свои мысли, я не сразу заметила белый конверт, лежащий передо мной на столе. Нахмурившись, я взяла его в руки, и внутреннее чувство услужливо подсказало, что моим планам не суждено было сбыться.
  
  - Мисс Блэк, - голос профессора Слизнорта прозвучал неожиданно, заставив меня вздрогнуть, - пройдите в кабинет директора, вас там ждут.
  
  Поймав на себе задумчивый взгляд Риддла, я с тяжелым сердцем направилась на восьмой этаж.
  
  - Нарцисса, прошу, присаживайся и не волнуйся, ничего страшно не произошло. - Директор, сидя за своим столом, внимательно смотрел на меня, и его улыбка вместо поддержки оказывала на меня настолько угнетающее воздействие, что мне стало не по себе. Нервно теребя край юбки, я старалась сохранить спокойное выражение лица.
  
  - Нарцисса, тебя ждут дома, меня попросили отпустить тебя на пару дней и я не вижу причин, чтобы этого не сделать. - Голос звучал мягко и приветливо, но меня затрясло, и дрожь в ногах не давала возможности подняться.
  
  - Можешь пойти к себе и собираться, твои родители приедут через два часа. Все в порядке? Нарцисса?
  
  Рука профессора опустилась мне на плечо и, заглянув мне в лицо, он задумчиво изучал меня. А я сцепила кисти рук, стараясь сдержать себя и не заплакать.
  
  - Нарцисса, все в наших руках, даже когда все говорят, что это невозможно.
  
  - Спасибо, профессор. Разрешите, я пойду? - Мой голос почти не повиновался мне, но я смогла посмотреть в глаза директору и, слегка кивнув, повернулась к дверям.
  
  - Нарцисса...
  
  Дальше я уже не слышала, лишь бежала и бежала всю дорогу до своей комнаты, пока не кинулась на кровать и, закрыв глаза руками, не зарыдала.
  
  "Вот и все, вот и все", - мысли вихрем кружились в голове. Слезы душили и не давали вдохнуть.
  
  Усилием воли я взяла себя в руки, успокоилась, поднялась и подошла к зеркалу, поправила волосы и подкрасила губы, ещё раз осмотрела себя и довольно улыбнулась.
  
  Теперь я готова.
  
  Встреча с родителями прошла приемлемо, все как обычно и ничего лишнего. Привыкнуть к этому можно, смириться сложно.
  
  - Нарцисса, дочь, мы всегда стремились к согласию, спокойствию и процветанию, - мать сидела напротив и спокойным будничным тоном вела разговор, словно говорила о погоде, - и теперь настал тот момент, когда ты сможешь внести свою лепту в стабильность нашей семьи. Для тебя это новость, что мы пришли к соглашению с семьей Малфоев. Хоть я и наблюдала от тебя попытки сопротивления, но считаю это недоразумением. Их сын - Люциус - будет прекрасной партией для тебя и спокойствием для нас, как родителей. Завтра утром они прибудут к нам, поэтому я уповаю на твое благоразумие и надеюсь, что мы будем только гордиться тобой. А все остальное, - внимательно взглянув на меня на этом слове, она продолжила, - ты выбросишь из головы, ну или помни, как тебе угодно, но только как прошлое, которое не будет мешать будущему.
  
  * * *
  
  "Сажусь. Достаю тетрадь. Нет, она не из кожи врага; мне не удалось снять с него кожу. Целый год готовилась, но не смогла".
  
  
  
  Встреча.
  
  
  "Ты должна приехать".
  
  Ни подписи, ни причины. В этом он весь, и я знаю, кто автор.
  
  Тяжело осев в кресло, хватаюсь за голову и отгоняю дурные мысли. Я всегда старалась держаться подальше, всегда. Тот день все расставил на свои места, и обратно ничего не вернется.
  Слова, все слова. Эти строчки всколыхнули то, что я все эти годы прятала глубоко в душе.
  
  - Я изменился?
  Змеиная усмешка застыла на подобии лица. Даже таким он не вызвал во мне ни трепета, ни страха.
  
  Качаю головой, судорожно проглатывая застрявший в горле ком. Медленно подхожу к нему, с трудом переставляя ноги, на мгновение замираю, затем упорно продолжаю надвигаться. Встаю на цыпочки и касаюсь губами его сжатых губ. Холод.
  Он вздрагивает и выглядит почти сбитым с толку, но не отталкивает меня.
  
  Глубоко вздыхаю и молча смотрю на него. Он резко отпускает меня, будто обжегшись, и отходит, не сказав ни слова, мимолетно поправляет свою мантию, будто с ней могло что-то случиться.
  
  Спустя мгновение поворачивается с издевательской усмешкой на губах:
  - Как муж?
  Ловлю ртом воздух, пытаясь подавить некстати навернувшиеся слезы.
  - Ты сам в этом виноват.
  Он глубоко вздыхает, сжав губы в тонкую полоску. Его лицо теперь ничего не выражает.
  Тишина вокруг нас становится осязаемой.
  Я не выдерживаю первой:
  - Том...
  - Молчи, - он резко прерывает меня и сверлит обжигающим взглядом.
  - Том...
  - Волдеморт! Надеюсь, ты не забыла, кто я теперь? Твой муж не объяснил тебе, как следует вести себя с Лордом?
  
  Опять эта усмешка. Я сдерживаюсь и проглатываю обиду.
  
  Злость в голосе или мне показалось? Отмахиваюсь, прогоняя последние остатки сомнения.
  
  Несмело улыбаюсь и делаю шаг навстречу. Мы вновь близко, наши тела едва не касаются. Беру его за руку и смотрю на него снизу вверх.
  
  Его взгляд блуждает по противоположной стене. Он обходит меня, становясь позади, но я чувствую его. Внутри все замирает и сковывается льдом. Закрываю глаза.
  
  Чувствую его руки, он обнимает меня и прижимает к себе.
  
  Его дыхание холодком проскальзывает по моей шее.
  
  Я прижимаюсь в ответ и не хочу открывать глаза. Здесь и сейчас будто и не было всех этих лет.
  - Никогда больше не говори об этом. - В его голосе звенит сталь. - Ты говоришь, что не понимаешь моих мотивов, но ведь ты считаешь, что знаешь меня. Так что постарайся сама понять это, и, если ты захочешь, у тебя получится.
  
  Глубоко вздыхаю, подавляя разочарование и закипающий во мне гнев. Мы молчим, но я больше не в силах это терпеть.
  
  Вырываюсь из объятий и наотмашь бью его по лицу.
  - Ты предал меня, Том Риддл, дважды, - почти кричу я.
  Его глаза наливаются яростью, лицо сводит судорога, и он со всей силы хватает меня за локоть. Боль разливается по всему телу, и я уже почти не чувствую его. В мире остаются только глаза Тома и его ярость, с которой он смотрит на меня.
  - Ради тебя я сделаю вид, что этого не было, но не вздумай забываться - в следующий раз ты почувствуешь все, на что я способен. - Сила, с которой он отталкивает меня, не дает мне шансов устоять на ногах, и я падаю на пол. Мир вспыхивает и на мгновение меркнет, затем несмело восстанавливается.
  
  В очередной раз проглатываю слезы, закусывая губы от ноющей боли, но подняться я пока не в силах. Если не сегодня, то уже никогда. Я должна продолжить этот разговор во что бы то ни стало. Даже зная или предполагая, к чему это приведет.
  - Когда-то все было иначе, - чуть слышным шепотом произношу я. - Ты не мог все забыть, часть тебя - того Тома - еще есть в тебе, - одними губами заканчиваю я и смотрю на него.
  - Молчи, - выкрикивает он в порыве; его голос эхом разносится по комнате. Но сейчас в нем промелькнула нотка горечи. Он закрывает глаза, его руки сжимаются в кулаки так, что на пальцах белеют костяшки. Ярость в его глазах сменяется задумчивостью; он пристально вглядывается в мое лицо, будто видит его впервые. Неожиданно опускается и садится рядом со мной, рассеяно вглядываясь куда-то вдаль поверх меня. Затем опирается на руки и его лицо оказывается так близко к моему.
  
  Тепло его руки выводит меня из ступора. Он гладит мое лицо, следя за движением своих пальцев, концентрирует на них все свое внимание, лишь бы не глядеть на меня.
  
  Замираю и боюсь пошевелиться, а воспоминания вновь овладевают мной. Тяжело дыша, остаюсь на месте.
  
  Его дыхание совсем рядом, оно жарко обдает мое лицо, и я нервно поправляю выбившуюся прядь волос.
  
  Он обхватывает мое лицо и с усилием поворачивает к себе, еще ближе. Приподнимает мой подбородок - и наши глаза встречаются.
  
  Тепло его губ разливается пьянящей волной по моему телу. Я судорожно вздыхаю и делаю попытку отстраниться, но он только крепче держит мое лицо.
  
  Платье, струясь, соскальзывает с плеч, оголив меня почти полностью, и я уже не контролирую ситуацию.
  
  "Я не доверяю красоте и гармонии. Я верю в уродливое. Уродливое всегда честнее. Превратить красивое в безобразное можно только одним способом: разрушив его. Применив насилие.
  Я его уважаю, насилие".
  
  
  
  Внутренний диалог
  
  
  
  Я редко сюда прихожу. Пронизывающий холод и ветер, треплющий подол мантии. Вот и все, что можно здесь почувствовать. Холод. И вину. Возможно, я всегда буду чувствовать себя виноватой в том, что он лежит здесь, укрытый под пологом белого мрамора.
  
  Нежно смахиваю прилипшие к надгробию листья.
  
  Мой сын - это самый большой подарок от тебя. И за это я буду благодарна всегда.
  
  Мыслить я могу только здесь. Люциус где-то рядом и я чувствую, что прощена.
  
  Мне пришлось готовиться несколько лет, чтобы наступил день, когда я решила - пора. Больше тянуть я не могла, меня настойчиво подводили к черте.
  
  Готовилась, разумеется, морально. Не точила ножа, не готовила зелий, по ночам не выискивала темно-магические ритуалы - просто внутренне, мысленно, тайно ото всех привыкала к статусу убийцы. Несколько лет привыкала. А взмахнуть палочкой - всего мгновение.
  
  Могу сказать, что события того дня оказались вполне заурядными и совершенно бесцветными. Не было ни ссор, ни откровенных разговоров, просто мне сказали - "должна", и я выполнила приказ. Именно в тот день, солнечным апрельским утром, я совершила первое в своей жизни убийство и до сих пор не нахожу себе места от переполняющих меня чувств.
  
  Чуть позже, когда я восстанавливала в памяти события того дня, меня всякий раз поражала одна мысль: как же просто все оказалось. В жизни никогда бы никому не поверила, если бы мне кто сказал об этом раньше, - однако так оно и есть. Дело как дело, не труднее любого другого. Как и везде, самое главное здесь - соответствующим образом настроиться, а потом, потом жизнь пойдет своим чередом.
  
  Теперь я тайно жду, когда Гарри Поттер найдет все хокрусы и уничтожит их, а у меня появится шанс. Шанс отомстить тому, кто стал моим душевным "палачом", кто одним взмахом руки сделал из меня убийцу. Ночью не помню уже кого именно года, я решила его убить и снять с него кожу, это единственное что у него можно отнять. Гарри Поттер обрел еще одного покровителя, сам того не подозревая.
  
  Легко сказать: "Укрепитесь". Меня обманули. Обесчестили, выпотрошили, ограбили. Если угодно - растлили. Можно ли растлить тридцатилетнюю женщину? Конечно. Это просто. Надо всего лишь отобрать у нее все. В том числе последние остатки веры в человека.
  
  Я не могу лечь и принимать помощь, иначе я не встану. Нужно держать себя в руках. Нельзя жаловаться и жалеть себя - это я точно знаю. Один раз пожалеешь - понравится. Это состояние очень быстро расслабляет.
  
  Я привыкла к боли. К ней привыкаешь - мучительно медленно, она цепляется своими коготками, но учишься с ней жить, учишься с ней, как с человеком, договариваться. Я с ней разговариваю, как с подругой, которой у меня никогда не было. Бессмысленный, безумный диалог. Я прошу ее отпустить меня на мгновение, на пять минут. Обещаю не двигаться. "Перестань", - требую я. Она, боль, меня слушается. Не всегда, через раз, но слушается. А потом приходит вновь.
  
  Я не задаю вопросов, не интересуюсь. Всегда считала, что личные размышления и мечты нужно держать при себе. Мне всегда были противны откровения и душевные излияния. Наверное, поэтому и подруг у меня не было.
  
  Люциус был моим мужем и этим все сказано, в нашем кругу это автоматически говорило о движении в одну сторону, все для достижения блага семьи.
  
  Я оказалась вне правил, вероломной предательницей и лгуньей. Он умел быть со мной разным, а главное, я знала, что была ему нужна.
  
  "...Я примерила платье, подобрала украшения, тщательно уложила волосы. И все это время меня ни на секунду не покидала тревожная мысль.
  
  - Они уже должны прийти, иначе мы не сможем уйти.
  
  - Придут, - с нажимом в голосе проговорил Люциус. - Это не кто-нибудь, а настоящие профессионалы. Такие не подведут.
  
  - Не понимаю, почему мы должны нанимать кого-то, чтобы они присмотрели за сыном? Родители не могли посидеть или эльфы?
  
  - Могли, если бы услуги этих нянь не были нам предложены без возможности отказаться. Ты прекрасно знаешь, наше присутствие обязательно, - заметил мой муж. Лежа на спине на широченной кровати, он разглядывал документы, вид которых был от меня скрыт.
  
  Я повернулась к нему, хотя и так прекрасно видела его отражение в зеркале перед собой.
  
  - А ты одеваться не собираешься? Хочешь поразить их своим видом?
  
  - Прекрати переживать, Нарцисса. Мне нужна только мантия - и я готов к встрече любого гостя.
  
  - Мне категорически не нравится твой настрой!
  
  - Дорогая, главное в человеке - это его харизма.
  
  - Насколько я понимаю, все показать и объяснить им придется опять-таки мне?
  
  - Мне было сказано, что они сотни раз занимались подобными вещами. Уверен, что они все носом чуют.
  
  - Именно этого-то я и побаиваюсь - их носов. Я сама покажу им, куда надо будет их совать.
  
  Я наблюдала, как он одним движением выскользнул из постели и подошел ко мне, чмокнул в плечо и нежно потянул к себе, поцеловал шею и верхнюю, выпуклую часть груди. Потом сунул кончик носа в ложбинку над крохотным бантиком, соединяющим чашечки бюстгальтера. Я улыбнулась и ласково погладила его затылок.
  
  - Дорогой, мне нужно приготовиться.
  
  Он изменил позу, прижался щекой к моей щеке и посмотрел на наше отражение в зеркале.
  
  - У меня пудра на кончике носа, - проговорил он. - Как ты считаешь, эти гости догадаются, откуда она взялась?
  
  Послышался шум в гостиной, к нам уже пришли, и мой муж пошел вниз.
  
  До меня донесся голос Люциуса, приветствовавшего вошедших. О Мерлин, что за ужасные вещи он им говорит - впрочем, он всегда был из тех, кому сходит с рук такое, что в устах любого другого показались бы чудовищными. Похоже, он проводил их в гостиную и оставил дверь открытой, поскольку я слышала обрывки их разговора, доносящиеся из глубины холла.
  
  - ... Не хотите ли выпить перед началом вечера? Нет? Вы не боитесь отказывать в просьбе хозяину дома? На тот случай, если вы все же решитесь, я сделаю отметины на бутылках, правда, карандашом, так что, если захотите, можете стереть их и прочертить новые. Легко отыскали наш дом? Да, я порой сам с трудом нахожу его, особенно после встречи с ..., а впрочем, неважно. Если проголодаетесь, пожалуйста, начните с овощей, хорошо? Вас же дома кормят, вот и придерживайтесь этого правила - есть дома. И та баранья нога в кладовой - это наш воскресный обед. Домовые эльфы все будут стеречь, так что просто предупреждаю. Вы люди взрослые, вдруг возникнет желание заняться любовью перед камином, я бы порекомендовал об этом забыть... Да и Драко маленький еще для таких сцен. Уверен, мы друг друга поняли.
  
  Их ответы мне слышны не были, и я продолжала отчаянно сражаться с застежками платья.
  
  Появился Люциус, он, скрестив руки на груди, прислонился к дверному проему и довольно ухмылялся.
  
  - Очень приличные люди, - проговорил он. - Можно сказать, непоколебимо симпатичные.
  
  - Да, дорогой, - я улыбнулась, - придется тебе застегнуть платье. Село оно, что ли?
  
  Я повернулась к нему спиной, и он продолжил борьбу с застежками.
  
  - Что ты там делаешь? - спросила я, пытаясь заглянуть себе через плечо.
  
  - Кажется, я нашел тайное логово Пикси, - отозвался он, - и прекрати смеяться, а то они сейчас выскочат.
  
  - Не будь ребенком и помоги мне влезть в это платье. Я тоже хочу поговорить с гостями. Нельзя же заставлять их столько ждать.
  
  - Можно, - прошептал он. - Никогда еще не встречал таких невозмутимых нянь.
  
  - Прекрати меня убеждать. Я знаю: они очень умелые и надежные, и я только зря беспокоюсь. Но все равно я волнуюсь.
  
  Он повертел меня, оглядывая со всех сторон. - Чуть-чуть поправь вырез, - прозвучал его комментарий.
  
  Я поправила платье, и беспомощным тоном произнесла:
  
  - Просто меня стало слишком много. После рождения Драко я не узнаю себя.
  
  -Тебя никогда не бывает слишком много. Ты выглядишь просто прекрасно!
  
  - Так не хочется никуда уходить!
  
  - Все будет в порядке.
  
  -Люциус, ты правда всегда будешь рядом?
  
  - Изведай меня! Переступи вот эту черту, тогда сама узнаешь.
  
  -Ты просто невыносим! Хорошо, у нас нет другого выбора, надо идти..."
  
  Ноги невыносимо затекли. Но у меня не было желания вставать и возвращаться обратно.
  
  -Мама! - голос сына отразился эхом от мраморных плит и я вздрогнула. - Пойдем.
  
  Драко нежно, но настойчиво взял меня за руку. На долю секунды замер, когда его взгляд остановился на могиле, затем, будто сбрасывая с себя оцепенение, помотал головой, еще крепче сжал мою ладонь, и, подняв меня, повел к воротам.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Маре "Менталистка. Отступница"(Боевое фэнтези) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"