Коснырев Антон Владимирович: другие произведения.

Глава 1. Пробуждение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
 Ваша оценка:


   Пробуждение.
   Кап. Кап. Кап-Кап.
   Где-то слышна робкая капель. Я слышу её, я чувствую её.
Не ушами, всем телом, слух - все что я есть. Воспринимает каждая клетка тела. Пальцы рук слышат капли воды, стенки сосудов - слабое журчание крови едва текущей по мне, кожа слышит какой-то слабый шорох. Стоп, какой ток крови? Сердца то я не слышу. Не понимаю... и не помню, не помню вообще ничего, в голове только стук капель, они будто часть меня, они были всегда и всегда будут. Но так не может быть, ведь я точно знаю, что должно быть нечто большее чем звук капель. Я сам что-то большее. Я человек, у меня есть тело, есть руки и ноки, я родился и жил, что-то делал и к чему-то стремился, но что? Где я? Я не чувствую даже тепла своего тела, хотя и должен. Да, я должен чувствовать тепло, или холод. И должно быть, что-то еще, ведь я живой человек. А что еще? Надо вспомнить, что еще может человек. Хотя бы основное.
Видеть. Да, точно, человек может видеть, что бы это не значило. Ладно идем дальше, что еще?
Осязание, чувство прикосновений. Что это значит? Вспомнил, осязание -- это как слух только грубее. Как-то не так, должно быть не так, но по-другому я не сформулирую. Я слышу всем телом, каждой клеточной, а то давление, что я сейчас ощущаю почти всей поверхностью тела, это и есть осязание. Как-то не так, должно быть не так, но по-другому мне сейчас не сформулировать.
Я слышу всем телом, каждой его клеточной, а то давление, что я ощущаю на коже, это и есть осязание. Буду считать, что с этим разобрался, хоть это и не стыкуется с тем, что я человек, как-то не укладывается такое описание в голове.
Еще есть запах. Да есть, теперь я понимаю, что и обоняние мне не чуждо. Только опять не правильное. Совершенно уверен, что для того чтобы чувствовать запахи я должен хотя бы дышать, но опять-таки я уверен, что с момента как осознал себя, я не сделал ни единого вдоха. А запахи чувствую. Запахи чего? Чем чувствую? Кончиками пальцев я чувствую запах воды и какой-то плесени, а всей остальной кожей запах земли.
Слух есть, запах есть, зрение - разберусь позже, точно есть, но смотреть не на что, с осязанием вроде как в порядке, что еще? Человек должен двигаться, человеку свойственно двигаться, а я это могу? Даже не знаю, как это, слова в голове появляются, а за ними ничего нет. Даже не знаю, как это. Буду думать. Что насчет движения? Уверен, что раньше я это мог, только не могу вспомнить как. А что нужно для движения? Давай вспоминай! Двигаться, двигаться. Что нужно? Мышцы. Для того чтобы двигаться нужны мышцы. У меня мышцы есть и они мне как-то должны помочь. Вспоминай дальше! Для движения они должны сокращаться. Вернее, чтобы двигаться я должен их сокращать. Точно. А чтобы они работали нужна энергия. Удивительно, но вместе с этим знанием пришло и ощущение самих мышц, каждой из них, каждого мышечного волокна и связки, пришло понимание всего строения моего тела. Появилось умение всем этим управлять. А еще я понял, что не могу шевельнуть ничем вообще, ни единым мускулом, попробуй я сейчас моргнуть, не смог бы, энергия на нуле. Вообще. Нет ни капельки. Каждая клетка едва откликается. Надо набраться сил. Снова надо забыться, усыпить сознание и спать.
  
  -- Но Виктор Семенович, вы же обещали полную свободу в работе? - Возмущенным, срывающимся голосом сказал молодой парень в узких очках и белом халате. Этакий классический молодой аспирант. Трехдневная щетина на лице органично дополнялась на нем растрепанными волосами, явно давно не знавшими расчески и приглаживаемые изредка пятерней.
  -- Обещал и не вмешивался, но больше не могу тебя прикрывать. Наша лаборатория переведена в ведомство военных. Я же говорил. -Уставшим голосом отвечал его собеседник. Немолодой мужчина с пробивающейся сединой. - Задачи теперь нам ставят сверху и финансирование также выделяют оттуда. А раз так, то придется играть по их правилам. Бюджет выделен на разработку имплантов нового поколения, над ними и работай.
  -- Виктор Семенович, вы не понимаете! - не успокаивался аспирант - Я уже закончил всю теоретическую базу и моделирование, расчеты позволяют перейти к выращиванию прототипов.
  -- Нет, нет и еще раз нет! У нас каждый миллиграмм редкоземов на строгом учете, не могу я выделить полный комплект для выращивания, даже малый не получится! - градус разговора начал повышаться. Разговор происходил уже не в первые и с каждым разом все больше раздражал руководителя.
  -- И что теперь делать? Пять лет исследований под стол? - понимая, что окончание разговора при таком настрое будет предсказуемым, поникшим голосом спросил аспирант.
Профессор сделал паузу и вздохнув продолжил спокойным голосом:
  -- Ну почему же под стол. Твои разработки действительно прорывные и укладывать их под сукно мне совесть не позволит. сказал же, выполняй заказ на импланты.
Молодой ученый, понимая, что слова профессора имеют скрытый смысл, но не понимая, замолчал и ожидал продолжения.
Видя такую реакцию профессор продолжил заговорщицким шопотом.
  -- Павел, военное руководство выкатило нам четкое тех.задание, в котором описаны все функциональные требования к новым имплантам - Аспирант продолжал хлопать глазами не понимая к чему ведет профессор
  -- И там ни слова не сказано о элементной базе и применяемых технологиях. Мне продолжать или сам догадаешься? - Профессор красноречиво взглянул на ученого.
  -- То есть я могу... - подхватился молодой человек, но был резко прерван старшим коллегой
  -- Можешь. Но чтобы ни слова в сопроводиловке не было о генетической репликации наноботами, нам только обвинений в евгенике не хватало.
  -- Так это же ничего общего... - попытался вставить возмущенный парень, однако поднятый вверх палец профессора заставил его вновь замолчать.
  -- Имеет или нет не важно, важно, что есть люди, для которых имеет. И еще. - профессор вновь погрозил подчиненному пальцем
  -- Свои автономные ИИ даже не думай использовать! Только стандартные с контуром внешней корректировки. У вояк, сам знаешь, пунктик по поводу контроля. - профессор опустил грозящий палец и положив другую руку на млечо младшему коллеге спросил:
  -- Ты все монял Паша?
  -- Все Виктор Семенович, будем работать. - ответил аспирант и по его личу стало видно, что мыслями он уже где то далеко.
   Кап. Кап. Кап-кап.
   Капли воды, я снова их слышу. И теперь я помню, это не в первый раз. Да, я спал, набираясь сил. Помню прошлое пробуждение. Не зря я спал. Теперь у меня появились силы, хотя и чертовски мало. Их хватит едва едва пошевелить пальцами. Кажется, чтобы собрать эти силы, спать пришлось довольно долго. Надо что-то предпринять, чтобы процесс пошел быстрее. Я должен запустить сердце, так силы будут возвращаться быстрее. Сейчас каждая клетка тела живет самостоятельно, накапливает энергию в одиночку, работающее сердце объединит их и процесс пойдет эффективнее.
Собрался, почувствовал сердце, вот оно - сплетение мышц в груди. Собираю все силы и направляю их в него. Опять энергия покидает остальное тело, ни одна клеточка не отзывается, а сердце начинает работать. Медленно, нехотя, но сживается, все сильнее и сильнее толкая кровь. Оно бьется всего раз в несколько минут, но толкает, гонит застоявшуюся кровь по телу, ускоряя обмен резервами в теле.
   Спать, снова спать. Теперь отдых будет короче.
   Проспал я все-таки довольно долго, но очнувшись уже осознал себя полностью. А также с твердой уверенностью в том, что мне не хватает воздуха, не хватает кислорода. Все это время моя кожа впитывала его из воздуха и окружающей земли, но этого количества хватало только пока я был в отключке, а сердце не работало. Теперь его катастрофически не хватает. Кожа все-таки не сильно приспособлена для дыхания, дышать надо легкими. Так кислорода будет больше. Только вот незадача, вокруг земля, а не воздух, я погребен под ней. Те крохи, что содержатся в ней, давно поглощены, а свежему взяться неоткуда. Придется сначала выбираться на поверхность.
Сейчас надо замедлить сердце для экономии энергии и снова отдыхать. Буду копить силы на один мощный рывок, больше и не потребуется.
   В этот раз я отдыхал почти месяц. Уверен. Это какой-то внутренний хронометр включился. Могу сказать сколько прошло времени с огромной точностью. А главное силы теперь есть. Собираюсь и единым движением рвусь наверх и в бок, поверхность должна быть там. Удалось! Последнее, что я успеваю, прежде чем потерять сознание, это сделать большой, обжигающий застоявшиеся легкие, вдох. Круги перед глазами, звон в ушах, все навалилось разом. Зрение, слух, судороги. Тело снова моё, я знаю, что оно может, знаю, как им управлять. Можно дышать, двигаться, видеть, хоть и смотреть не на что, вокруг непроглядная темень. Все свободное пространство, чуть больше метра, я ощупываю руками. Какие-то завалы, сверху огромная плита, меня не раздавило раньше только потому, что с другой стороны она опирается на здоровенный кусок такой же плиты, торчащей из земли возле меня. Чуть в стороне узкий лаз, из которого сочится тонкий ручеек, уходящий под камень спасший меня.
Надо выбираться, в этой могиле можно провести вечность и не известно сколько еще времени я здесь уже провел до того как очнулся. А что-то мне подсказывает, что это может быть очень и очень большой срок. И если ничего не делать, то и впереди у меня лежит почти вечность.
   Выбрался. Копать и протискиваться пришлось очень долго, целый лабиринт трещин и проходов открылся передо мной, когда я пролез сквозь лаз с ручейком. Долгие годы, наверное, вода промывала почву под завалами из бетонных плит и перекрученного металла. Судя по изъеденной ржавчиной арматуре, обрушилось все это десятилетия назад. Толстенные куски металла были изъедены ржавчиной до основания, некоторые ломались от малейшего усилия. Сколько же я провел в этом склепе? Боюсь даже представить.
В общем, после многих часов ползанья вслепую по этому лабиринту, я почти отчаялся найти выход, несколько раз я застревал и приходилось возвращаться. Ползал бы и дальше, если бы не пришедшее понимание, что для меня нет разницы между зрением, слухом и остальными чувствами, коих в моем арсенале куда больше чем у обычного человека. Даже у обычных людей, но лишенных, например, зрения, остальные чувства значительно усиливаются. А когда базовые значения восприятия задраны до запредельных для человека величин, подкреплены способностью к обработке информации на уровне суперкомпьютеров начала 21 века. Хотя прямая аналогия возможна только с большой натяжкой. При проектировании ИИ имплантов и наноинтерфейсов применяются уже совсем другие принципы обработки информации, находящиеся скорее в сфере квантовых вычислений. Вот тогда, получаешь возможность использовать поступающую от остальных органов чувств куда как шире.
   В один из периодов накопления сил, когда я замирал в полной неподвижности после преодоления очередного трудного участка, высосавшего последние крохи сил, я лежал и перебирал самые бредовые варианты своего спасения, только лишь для поддержания в порядке психики. Но одна из родившихся идей не только не показалась абсолютно фантастичной, но нежданно, после первичного анализа, обещала стать вполне реализуемой.
Что такое эхолокация? Это по сути своей очень тонкий слух. Звук распространяется в любой среде, лишь бы эта среда была в наличии. Требуется лишь достаточно чувствительный датчик для приема отражения и достаточные вычислительные мощности совместно с соответствующими базами данных по исследуемой среде. Вычислительные мощности у меня в наличии, датчиков более чем достаточно, считай вся поверхность тела. С базами данных хуже, курс геологии, загруженный в импланты еще во времена учебы и попавший в туда как часть пакета автономного выживания, полагающегося к изучению всем новобранцам ВС Уральского кластера, был куц и поверхностен. Но мне же в конце концов не редкоземы искать. Базовые таблицы в наличии, формулы для расчетов есть, можно компенсировать, опять же, вычислительными мощностями.
Поделить всю поверхность тела на несколько сотен секторов, стук камнем по стене, и выделенные информационные потоки начали загружать расчетные блоки имплантов.
Сначала получилось довольно топорно, однако спустя пару часов тренировки прогресс был на лицо. Я не только стал "видеть", но и различать глубинные вибрации в объектах словно сонар. Мысленно я сформировал целую карту ближайших проходов, а спустя еще сутки простукивания стен и анализа вариантов, путь на свободу был у меня в голове. Длинный, извилистый, такой, что зайца пьяного и хромого запусти, он прямее пробежит, но это был мой путь на свободу. Преодолеть его я смог только спустя еще почти тридцать часов.
И вот теперь я лежу раскинув руки и ноги в разные стороны и греюсь в лучах утреннего солнца. Слабый ветерок слегка колышет траву вокруг, пучки которой, ту тут то там выбиваются из под камней и обломков. Почти идиллия. Совсем не так, как это место выглядит в моих воспоминаниях. Тогда тут был полнейший хаос. Дым, взрывы, пламя, ревущие двигатели и вспышки разрядов плазмы. Как же сейчас то тут хорошо, словно и не было ничего. Действительно, много же времени прошло, невдалеке виден лесок, с вполне высокими деревьями, такие сосны за пару лет не вырастают, да и учитывая то, что тут творилось, и трава не должна была начать расти, дай бог, еще через пару - тройку десятилетий. Впечатление, что я остался один на земле. События развивались так, что предположить такое было бы вполне реально.
А нет же, теперь я лежу голый посреди заросших развалин и греюсь на солнышке. Красота. Тепло растекается по телу и наполняет меня силами. Каждая клеточка словно кубка впитывает каждую крупицу тепла. Мое тело вообще способно усваивать энергию в самых разных формах, начиная с обычной еды и заканчивая жесткой радиацией. Однако выживание выживанием, а как же приятно просто греться на солнце, щурясь от его лучей и наслаждаясь шумом ветерка вкупе со стрекотом насекомых. Особенно после стылого и мокрого подземелья. Буду лежать так, пока конец света не наступит, спешить мне не куда, на таком солнце мне истощение не грозит точно. Воды я напился из ручейка неподалеку и теперь организм усиленно выводил всё лишнее из себя, начав процесс очищения. Стоило бы конечно поесть, но это не к спеху, реальной потребности в еде я сейчас не испытываю, до начала процесса обновления тканей организма еще примерно сутки. Он не начнется, пока не стабилизируется обмен жидкостей и накопится хоть маломальские запасы энергии. Так что мне остается только греться на солнышке и наслаждаться моментом.
Стоит полежать и подумать. Вспомнить, так сказать, все.
А последнее, что я помню, это грохот и взрывы, а я вместе с обломками высотки падаю вниз, где меня встречает страшным ударом мостовая, а упавшая сверху плита окончательно гасит сознание. Удачное видимо было приземление, а я оказался куда крепче, чем сам думал. Нет я конечно знал, что надо сильно постараться, чтобы меня угрохать, тут даже очередь из пулемета в грудь может не помочь. Утопить, задушить, отравить или даже сжечь также практически не возможно. Нано имплантация у меня глубокая. Насколько мне известно, практически никто не решался на столь глубокую молекулярную реконструкцию. Один или два органа, пара - тройка дополнительных периферических систем и нейронных бустеров, это делали многие, в той или иной мере. Если хочешь выжить в нашем городе, без таких вещей не обойтись. Но так как я, делали единицы. Внедрение системы полной клеточной поддержки, с глу
бокой интеграций на молекулярном уровне автономных нано комплексов совмещенных в боевыми и тактическими имплантатов. Черт, да во мне органики меньше чем высокотехнологичных микромашин. Даже если судить по весу, то при росте чуть меньше двух метров и вполне атлетичной комплекции, весить более четырехсот килограмм, это многовато.
Кроме меня, на такое пошли всего пятеро, и все пятеро входили в мою группу. Диверсионно-штурмовой отряд уральского кластера . Синтетические системы были в каждом из нас в разной мере, но все равно в таком количестве, что назвать любого из нас человеком можно было, наверное, с большой натяжкой. Скорее по праву рождения.
А сейчас, после всего пережитого, и прошедшего времени, я вообще начинаю сомневаться. Осталось ли во мне хоть что-то живое, или теперь я- это только кремний и нано комплексы. Правда это вопрос сейчас скорее риторический, так как ответить на него без спец аппаратуры не возможно, а от подобных мыслей хочется впасть в депрессию даже на такой замечательном солнышке как сейчас.
Но вернусь к своим воспоминаниям. Моя команда осуществляла прикрытие эвакуации и координировала артиллерийские и ракетные удары, пока остатки населения городка уходили в сторону центральных областей уральского кластера. Агломерации гигантских масштабов, раскинувшейся от старой Тюмени до самой Уфы, точнее до мест, где они когда-то находились, сами эти города были поглощены задолго до моего рождения. И вот мой отряд и прикрывал эвакуацию в город из внешнего заводского поселения, когда было решено уступить противнику территорию, после чего зачистить город вместе с супостатами одним тактическим орбитальным ударом. Технологическое превосходство штука хорошая. Правда когда на стороне врага глобальный численный перевес, приходится порой жертвовать чем-то. Мы навязали войскам Южного Содружества войну на истощение, постоянные точечные удары, отступления и атаки на линии снабжения. Более месяца мой отряд задерживал наступление войск, только по примерным подсчетам, нашими стараниями армия Содружества потеряла порядка пяти тысяч человек пехоты и не меньшее количество техники. Чем обратили, видимо, внимание на свой сектор пристальное внимание вражеского командования, двинувшего в нашу сторону серьезные силы. В итоге нас заблокировали в центре города в одном из высотных зданий. Три дня штурма обернулись для отрядов Содружества огромными потерями, и патовой ситуацией. Задавить нас возможности нет, слишком велик технологический разрыв, а партизанская тактика делает невозможным лобовой удар. А оставлять наш отряд в тылу, глупость, грозящая в перспективе провалом всего наступления. В общем окончилось все для меня внезапно и быстро. Невероятной случайностью, тяжелым фугасом, отклонившимся от траектории по велению неведомых сил или халатности расчета, и крайне удачно попавшим в основание небоскреба, в котором я уже несколько часов как наблюдал за перемещениями врага. Один удачный взрыв, и я лечу вниз наперегонки с кусками стен и прочих частей нашей "стратегической высоты", стремительно низвергающейся до уровня здоровенной горы обломков. Можно только фантазировать на тему, как мне удалось выжить. Рабочая версия, что наниты в моем организме оказались куда умнее и способнее, чем я предполагал. И нашли какие-то свои методы сохранения моей драгоценной жизни. Какие? Еще предстоит разобраться, но то что процесс этот был довольно длительным и кардинально меня изменил, сомневаться не приходится. Взять хотя бы то, что я пролежал в земле бездыханным, с остановившимся сердцем незнамо сколько времени. Есть над чем подумать. Такого я раньше не только не мог, но и не предполагал возможным, хотя и знал досконально все характеристики нано комплексов вживляемых в меня. Такие функции не заявлялись.
Даже внешне я довольно сильно изменился. Не знаю, как дела обстоят с лицом, но на теле я не нашел не только никаких внешних имплантатов, но и следов от их внедрения, в местах где они раньше были. Кожа гладкая и без единого шрама. Зато теперь её покрывает мельчайший узор из тонких серебристых нитей, будто растущих внутри неё. Они едва видны, но под бледной кожей, почти прозрачной от отсутствия света, их прекрасно можно разглядеть. А внутренняя диагностика показала, что все моё тело буквально пронизано ими, словно еще одна нервная система, нити стали частью меня, и даже не воспринимаются организмом как нечто чужеродное. Эх, мне бы нормальный диагностический блок, с ним бы стало понятнее с чем я имею дело. Мои способности к самодиагностике довольно ограничены. Только стандартные возможности полевой диагностики, слегка расширенные техникой до уровня среднего размера медблока для гражданского персонала.
   Пролежал я так, копаясь в осколках памяти и рассуждая над сюрпризами, вываленными на меня судьбой, весь день, солнце близилось к закату. За день я успел прилично загореть и набраться сил. От одежды мало что осталось после времени проведенного в земле, а что сохранилось, было изорвано окончательно во время пути на поверхность. Так что пришлось начинать свой путь в чем мать родила, едва прикрывшись самодельной набедренной повязкой из обрывков сохранившейся ткани. Дикарь да и только.
   Краткий осмотр окрестностей показал, что развалины, оставшиеся от города уже довольно сильно заросли, я выбрался на поверхность в наиболее свободной от растительности части, а на всю ширь, покуда хватало глаз, простирался лес. Причем такой густой и высокий, что я еще глубже задумался, над временем проведенным под землей. Ничего, скоро настанет ночь, по звездам я быстро определю, сколько времени прошло. Хоть я и не нашел на себе никаких имплантатов, чувствую, что сами возможности не куда не делись, а словно стали частью меня. Рассчитать по положению звезд на небе точную дату, для моих нейронных бустеров, не составит труда, надо только дождаться, пока эти самые звезды на небе появятся.
Сейчас, же, я решил двигаться в сторону ближайшего городского комплекса, или того места, где он когда-то находился. В памяти есть множество карт, начиная с топографических и заканчивая магнитными и тепловыми. Даже если Города уже нет, что на мой взгляд маловероятно, на его месте несомненно можно обнаружить массу всего полезного. Город - это не просто скопление зданий, пусть и огромное. Он уходит в глубь земной коры на несколько километров, и не важно сколько времени прошло, что-то должно сохраниться. Под городом расположены хранилища резерва, заводы полного цикла, уловители вещества, выделяющие из верхних слоев расплавленный коры планеты все необходимые химические элементы. В них можно найти абсолютно все, начиная с еды, оружия и одежды, и заканчивая стазис-контейнерами со спящими нано комплексами самых последних моделей. Склады обычно опечатаны, имеют автономную энергетическую установку и способны выдержать даже многодневную ядерную бомбардировку. Не могу себе представить вариант, при котором к складу резерва сможет получить доступ тот, кому это не положено и не уничтожить его содержимой. Система склада просто уничтожит содержимое в случае несанкционированного проникновения. По крайней мере в большинстве хранилищ, слишком большим преимуществом для любого из кластеров может стать захват складов резерва другого. Да и о технологических наработках забывать не стоит. Ведь каждый склад должен быть способен обеспечить восстановление города, а то и всего кластера, после полного уничтожения.
По моим прикидкам, от окраин меня отделяет, что-то около пятисот километров. Не бог весть какое расстояние, но теперь мне придется преодолевать его пешком, причем по незнакомой территории. Которую лучше всего рассматривать как враждебную. Так что рассчитывать добраться за пару недель, было бы излишним оптимизмом.
Лес поражал своими размерами, деревья были не просто большими, таких гигантов я в жизни не видел. А уж на плоды генной инженерии я насмотрелся порядочно. Самое малое из них имело в диаметре не меньше семи метров, а в высоту достигало более полусотни. При таких размерах гиганты росли не сильно часто, хоть и сплетались кронами, образуя единый полог, через который свет проникал только отдельными пятнами и в лесу царил легкий полумрак. Лучи играли в ветвях, отражались от капель росы и тумана, от чего не создавалось ощущения темноты. Скорее лес воспринимался как светящийся изнутри.
Через несколько часов начало постепенно смеркаться, лес начал постепенно погружаться в вечерний сумрак, однако темнее не становилось, на стволах деревьев и в траве заиграли огоньками разные ночные насекомые. Одни горели ровным зеленоватым светом, другие мерцали и перелетали с травинки на травинку. Все вместе они создавали неповторимую атмосферу, по лесу стало идти еще легче, все приобрело дополнительный контраст. А я в качестве тренировки, да и из любопытства, периодически переключал спектры своего зрения, от инфракрасного до рентгеновского. Оказалось, что если в инфракрасном диапазоне картинка была ожидаемая, то в рентгеновском выяснилось, что стволы деревьев выглядят словно свинцовые, полная непрозрачность. Стоит это учесть, если потребуется вести бой в таких условиях. А на сладкое я попробовал цифровое восприятие жизненных форм и чуть не сошел с ума. Система не смогла выделить какие-либо конкретные живые объекты, всё окружающее распознавалось как единое живое существо, как будто меня проглотил диковинный зверь и теперь я болтаюсь у него в животе. В итоге оставил только видимый спектр лишь слегка расширив его в инфракрасный и ультрафиолетовый диапазоны. В новых условиях еще предстоит научиться правильно использовать свои возможности.
   Через четыре часа, когда на лес опустилась непроглядная темнота, и даже светлячки попрятались, насладившись вечерними полетами, я вышел на поляну, достаточно большую, чтобы кроны деревьев над ней не сходились вплотную, а образовывали небольшой просвет чистого неба. Отдельные тучки проползали по небосклону, но погоды они не делали и звезды в целом были видны. Я расположился по центру полянки и занялся изучением звезд.
   Картинка на небе была новая. На первый взгляд звезды как звезды, но попробовав найти знакомые созвездия, понял, что не могу найти ни одного. Часть звезд была на месте, но привычные созвездия из них никак не складывались. Полярная звезда была на месте, но Малая медведица никак не складывалась, не хватало звезды Кахаб, ковш не замыкался и выглядеть скорее, как детский совок или мастерок. У большой медведицы все звезды были на месте, но прибавилось еще штук пять или семь, от чего она получила еще несколько ног, и могла именоваться большим пауком. Цефей и Кассиопея были на первый взгляд с полном порядке, но сместились в сторону на место Жирафа, который в свою очередь вообще исчез.
В общем бардак наблюдался полнейший, словно нетрезвый художник решил заново перекроить свое произведение, будучи недовольным его композицией, или чем там еще могут быть недовольны художники. Передо мной таким образом встала проблема, как определить сколько прошло времени, если карта небосклона поменялась. Решил брать в расчет только те звезды, которые остались на своих местах, или по крайней мере похоже на это. После мысленных сравнений и разбора неба, остались только полярная звезда, Вега и Мицар. Но для моих расчетов их вполне достаточно. Вспоминать астрономию и делать расчеты пришлось около часа. В результате выходило, что с последнего моего взгляда на небо прошло от ста девяноста пяти до двухсот двадцати лет. Поразительны результат. Проверял и так и сяк, но получал цифру в пределах этого отрезка. Долго же я проспал. И судя по новинкам на небе, много пропустил. Попытки строить различные версии ни к чему не привели, я сам в итоге их рассеивал при малейшем анализе. Взять к примеру, первую. Времени прошло на несколько десятков порядков больше и на небе действительно появились новые звезды, а часть старых погасла. Тогда порядок цифр должен быть такой, что о существовании Земли, а за одно и меня, не может идти и речи. Если конечно не принимать допущение о возможность путешествия во времени. И мол меня такого измученного и израненного закинуло на миллиарды лет в будущее. Звучит уж совсем фантастично. Версия вторая. Я до сих пор лежу под бетонным завалом и медленно умираю, а все окружающее - бред, измученного нехваткой кислорода, сознания, угасающего со временем. Опять пальцем в небо, в неправильное, в мое тело, кроме прочего, были интегрированы программы молекулярного распада в случае смерти. Такая маленькая страховка от гибели на вражеской территории. Работают они мгновенно и шансов не оставляют, стоит ИИ имплантов прийти к мнению, что носителя, то есть меня, они спасти уже не могут, как следует быстрый и безболезненный распад организма на молекулы с выделением кучи энергии. Фактически, немалый взрыв, не только уничтожающий не только мои бренные останки, чем делая невозможным инженерный анализ технологий в нем примененных, но и превращающий в низкотемпературную плазму все в радиусе ста метров. Так что и этот вариант отпадает.
Были и еще фантазии на тему, но еще более фантастичные и отбрасываемые при малейшем размышлении. Чтобы не погружаться в дебри астрофизики и прочей научной мудрости, вперемешку с бредом прожжённого наркомана, решил установиться на том, что мои расчеты верны, все равно других у меня нет, а за прошедшее время произошли некие события, познать которые мне пока не дано. Ключевое слово - пока. Со временем, смешно не правда ли, надо будет разузнать, у кого смогу, что и как тут происходило. Если конечно я не один человек на земле и впереди у меня несколько столетий одиночества и медленного сумасшествия от этого самого одиночества.
Ночлег себе я решил организовать на дереве, мало ли какая живность в этом лесу водится, иная может и закусить спящим будет не прочь. Вообще то такой способ не самый лучший, так как чреват серьезными травмами, но когда деревья диаметром готовы поспорить с трубой сталелитейного завода, а ветви на них толщиной в пяток обхватов, такими рисками и пренебречь можно. Вот я и устроился в основании ветви огромного дерева, которая была настолько большой, что его основание, соединяющееся со стволом, образовывало площадку совсем небольшой кривизны. Правда для безопасности и комфорта мне пришлось выломать и поднять наверх пару больших жердей, примотав которые с двух сторон моего импровизированного ложа веревками, сплетенными из подходящей волокнистой травы, после чего накидать между ними несколько слоев мха. Получив таким образом вполне комфортное ложе, с которого не так то просто упасть посередь сна и переломать себе половину костей, если вообще ни убиться. В общем вполне приемлемо устроился. А как улегся, собрав из мха импровизированную подушку, так провалился в сон, моментально, убаюканный усталостью, мягкой подстилкой и запахами леса вокруг.
Этот сон посреди незнакомого леса, первый сон в этом новом времени, для меня то оно новое, которому я отдался с удовольствием. До этого сон для меня был лишь средством дать организму набраться сил физических, сон без сновидений и приятной дремы, такой сон, будто меня веслом вырубили, или как наркоза надышался. А сейчас это был нормальный, здоровый сон, в который я погружался хоть и быстро, но все ж таки постепенно, незаметно растворяясь в хороводе мыслей и образов, все больше захватывающие и уносящие в царство Морфея.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Авдеев "Город в Глубинах"(Боевая фантастика) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера."(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Игра Кота-7"(ЛитРПГ) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 3."(Научная фантастика) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) Н.Жарова "Выжить в Антарктиде"(Научная фантастика) А.Лоев "Игра на Земле. Книга 2."(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 7. Мир обмана"(ЛитРПГ) Л.Ситникова "Книга третья. 1: Соглядатай - Демиург"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Королева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЧудовище Карнохельма. Суржевская Марина \ Эфф ИрПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаВЫ не правы, Пётр Александрович. ПаризьенаСлепой Страж (книга 3). Нидейла НэльтеТитул не помеха. Сезон 2. Возвращение домой. Olie-Золушка для миллиардера. Вероника ДесмондТайны уездного города Крачск. Сезон 1. Нефелим (Антонова Лидия)Сколько ты стоишь? Эви ЭросНевеста двух господ. Дарья Весна
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"