Костин Константин Константинович: другие произведения.

Новая раса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 6.49*93  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало еще одного романа. В котором, в отличие от "Зябриков" упор будет сделан как раз на подвиги и приключения. Ну, чтобы посмотреть, что для читателей интереснее ;-) П.С. кто угадает источник вдохновения - тому респект :-)


Новая раса

Глава 1

Правило N 52: "Армия, которая у тебя есть - это никогда не та армия, которую ты хочешь"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
   На столе лежало человеческое тело. Мертвое.
   Архимаг Рогиэль сидел рядом, задумчиво опираясь подбородком о кулак правой руки. Настроение было... слегка паршивое. Нет, портил его не факт присутствия мертвеца рядом, в конце концов, за пять тысяч лет самый старый архимаг этого мира навидался мертвых людей. И эльфов и орков и гоблинов. И мертвых и, скажем так, не совсем мертвых. И даже совсем немертвых. Более того - он сам стал причиной такого количества смертей... Даже если не считать тех, кого он убил магией - а архимаг предпочитал именно этот способ - даже если учитывать, что практически единственным оружием, которое он за свою долгую жизнь держал в руках, был нож для жертвоприношений... Все равно - много.
   Проблема была в том, что данное конкретное тело не должно было быть мертвым. На нем Рогиэль опробовал одну из методик оживления с вселением души. То, что для других магов было отчаянно смелым прорывом - а то и проходило по разряду глупых сказок - для эльфийского архимага было скучным, давно отработанным до мельчайших подробностей ритуалом.
   Как известно - вам же известно, да? - нужно отличать оживление и воскрешение. При оживлении мертвого тела, вы, в лучшем случае, получите анимированный труп, мало отличающийся от марионетки и тупой, как пробка. Нет, можно, конечно, вселить в него кого-то из демонов, но и в этом случае, вы получите не свою любимую усопшую бабушку, а кровожадного упыря - если демон был мелким, и хитрого и опасного вампира - если вы сумели обуздать демона из высших. Чтобы человек вернулся из посмертия именно тем, кем вы его помните, нужно душа. А после смерти душа очень быстро попадает в лапы того из богов, кому поклонялся покойный. Выцарапать же ее из божественных объятий настолько сложно, что достоверные случаи воскрешения можно пересчитать по пальцам. Нет, Рогиэль не задумался бы, если б в его планы входило именно воскрешение. В конце концов, его силы уже лет с тысячу как сравнялись с силами многих божков, а то и превосходили их. Вот только зачем ломиться напролом, если можно схитрить? Просто поймать душу до того, как она отлетит, поместить ее в Хранилище душ - сложный, но не уникальный артефакт - а потом либо вернуть ее в прежнее, разумеется, полностью восстановленное, тело, либо и вовсе переселить в более подходящее вместилище. Именно это и называется "оживление с вселением души". И для Рогиэля не суметь его провести - все равно, что для шеф-повара императорской кухни - сжечь яичницу-глазунью.
   Немного успокаивало то, что проводимый ритуал не был обычным оживлением. Рогиэль нашел добровольца, воина, потерявшего в боях оба глаза, ноги и руку, и предложил поучаствовать в эксперименте. Честно предупредив, что результатом будет либо его переселение в новое тело, либо окончательная смерть. Калека был равно согласен на оба исхода. Все было продумано до мелочей, все шло как должно...
   И ничего не получилось.
   Как и в прошлый раз. И в позапрошлый. И в другие пять раз.
   Воин умер, отправившись в чертоги того, кому поклонялся - архимагу, честное слово, было недосуг разбираться в человеческих пантеонах - опыт провалился. Ритуал был самым обычным, тысячи раз проведенным, предположить, что он ошибся, Рогиэль не мог - ну не восемь же раз подряд! - душа была вполне обычной. Неужели все дело в теле? Неужели он, Рогиэль, несмотря на весь свой опыт, просто-напросто ошибся и то, что он задумал, невозможно?
   Невозможно. Какое гадкое слово. Как давно он его не употреблял. В отношении своих проектов, разумеется.
   Лежавшее на мраморном столе тело было выращено архимагом - который не специализировался в магии жизни, но разбирался в ней не хуже иных специалистов - и было обычным человеческим только на первый взгляд. На самом деле это был плод. Воплощенный плод появившейся недавно - ну, как недавно? Пару сотен лет назад - мысли. Мысли о том, что, в сущности, вся сила его, Рогиэля, да и не только его, любого мага, заключается в магии.
   Лиши мага магии - и он погиб.
   Нет, конечно, есть множество других способов прикончить мага, но, кроме того, что большая часть из них предполагает наличии более сильного мага, все они обладают одним существенным недостатком.
   Они уже известны.
   О, разумеется, не все, плох был бы архимаг, если бы у него в запасе не было пары-тройки... десятков трюков, позволяющих прикончить хоть самого лорд-демона. Вот только они предполагают непосредственное участие самого Рогиэля. А это не всегда возможно... и почти всегда - неудобно. Прикончить мешающего тебе мага лично - не вопрос, даже с архимагом - любым - Рогиэль бы справился. Но, если не заметать следы, можно перейти ту опасную грань, за которой ты перестанешь считаться "эксцентричным мудрецом, иногда позволяющим себе не совсем этичные эксперименты" и станешь "опасным маньяком, уничтожить которого дело чести каждого героя и вопрос выживания всего мира". Слава Темного властелина Рогиэля не прельщала. Пусть за пять тысяч лет он творил многое из того, что даже не приходило в голову всем этим Лордам Тьмы вместе взятым. Ну, так он не из жажды власти - из любви к науке...
   Для того чтобы уничтожить мага, нужно две вещи: пробить его щиты и не дать ему пробить твои щиты. Если вкратце. Для чего нужно или обладать силой, большей, чем сила уничтожаемого, или же обладать артефактами, зачарованными тем, кто сильнее жертвы. А накладываемые заклинания обладают рисунком, который изменяется в зависимости от личности мага. Проще говоря, если за расследование возьмется кто-то достаточно умный и пронырливый - он сможет выйти на Рогиэля. А архимаг не был склонен недооценивать противника, пусть даже пока глубоко потенциального. Итак, лично не отправишься, наемникам, чтобы они смогли выполнить требуемое, нужно обеспечить защиту и средства нападения, то есть практически вручить визитку с твоим именем, придумать какой-то хитрый обходной маневр, использующий слабые места... Хорошо, но за тысячелетия это стало всем известным образом действий самого Рогиэля, так что подозрения падут в первую очередь на него. Чего очень не хотелось бы.
   Можно, конечно, было бы отправить на охоту представителя расы, обладающей таким полезным качеством, как иммунитет к магии. Полный. В этом случае атакующие заклинания на него просто не подействуют, потому что с точки зрения магии такого просто не существует. Любую броню, любую крепостную стену можно пробить. Пустоту пробить нельзя. Также такой наемник пройдет сквозь любые охранные системы и пробьет любой щит. Идеальный убийца магов. Был бы. Если бы в мире Рогиэля была хоть одна раса с иммунитетом к магии.
   Не было - так будет!
   Сейчас в лаборатории Рогиэля хранилось два десятка созданных тел первых представителей новой расы (название он еще не успел придумать). Вернее, уже меньше. Часть тел были безнадежно испорчены предыдущими экспериментами по вселению душ.
   Что же не так?
   Тела - в порядке, ритуал - в порядке... Души?? Не подходят души? Архимаг задумался.
   А ведь верно. Как же он сразу не понял? Тело, абсолютно пустое в плане магии - и душа. Душа, рожденная в мире, той самой магией насквозь пропитанным. Несочетание. Естественно, душа не приживается! Все равно, что пересаживать дерево из почвы в... мм... скажем, в морскую воду. Загнется. Та-ак... Интересное сравнение. А чем оно интересно? Тем, что деревья в морской воде, конечно, не живут. Зато живут и прекрасно себя чувствуют водоросли. О чем это говорит? О том, что в созданные тела нужно сажать не души этого мира, а водоросли... тьфу ты... души, найденные в другом мире, души, привыкшие... не к отсутствию магии, конечно, не бывает миров совсем без магии. Зато можно поискать мир, в котором есть души, что смогут поселиться в новых телах. И пусть выражение "души из магического мира, привыкшие жить без магии" звучит так же странно как "сухая вода" - у Рогиэля в одной из кладовой хранился мешочек с забавным белым порошком. Абсолютно сухим. И при этом бывшим несомненной водою. Самое смешное - никакой магии, чистая алхимия.
   Итак, приступим к поискам.
  

***

  
   Миры, миры, миры... Вселенная безгранична и миров в ней великое множество. Однако большая их часть пуста и безжизненна. Это те миры, где нет магии. Нет магии - нет и жизни, это всем известно. Населенных не так уж и много. В первой сфере - всего-то два.
   Для поискового артефакта эльфийского архимага вселенная делилась на сферы. Первая - та, мир в которой можно посетить. Здесь ничего интересного. В смысле, интересного, может, и много, но для целей Рогиэля они не подходят. Нет здесь нужных магических-безмагических душ. Точно.
   Вторая сфера - миры, которые уже нельзя посещать. Слишком далеко. Но зато можно осмотреть их. Здесь живых миров - семнадцать. Было девятнадцать, но два из них теперь населены исключительно нежитью. Потому что не все маги так осторожны в своих экспериментах, как Рогиэль. Увы и здесь ничего.
   Третья сфера - сюда даже и не заглянешь. Увидеть что-то можно только в астрале. Впрочем, архимага это вполне устраивает: ему нужны только души, а они прекрасно видны в астральном плане. Вот в этом мире, например... Ого! Да он просто сияет! Сколько же там душ? Друг у друга на голове, что ли, сидят? Аа... Ровный голубовато-барабанный фон. Одни люди. А это раса такая - везде выживет, даже в северных снегах... хотя там вряд ли. Слишком холодно... нет, ты смотри! Живут! Нет, в самом деле - живут! Ишь ты! Похоже, искомые души нужно искать в этом мире, вон какие живучие. Лучше всего - среди северных. На морозе выжили - значит, шансов на успешное вселение больше.
   Так-так-так... Уходят после смерти быстро - похоже, здешние боги до душ сами не свои. Значит, надо подготовиться заранее, быстренько ухватить и тащить в свой мир, пока хозяева не опомнились.
   Итак, что нам нужно? С десяток душ. Человеческих, но с этим проще всего - других не наблюдается. Молодых - хотя у Рогиэля были сильные сомнения в обучаемости всей людской расы, но у молодых все-таки разум и психика должны быть погибче. Раз молодые - значит, погибшие, дохляки, всю жизнь страдавшие от неизлечимой болезни, архимагу не нужны. Наоборот, нужны стойкие, живучие, умеющие держать в руках оружие... Бойцы. Воины. И желательно погибшие одновременно. Во-первых, потому что времени будет немного: боги этого мира уже после первой похищенной души насторожатся и могут вычислить наглеца. Во-вторых - раз погибли одновременно, значит, были вместе. У сложившегося отряда больше шансов выжить и привыкнуть к новому положению, чем у группы незнакомцев. В-третьих же: при каких обстоятельства может погибнуть группа молодых людей? В бою, конечно. Накрыло огненным шаром - и все. То есть, одновременно выполняется требование по поиску воинов.
   Цели ясны, задачи определены, за работу, архимаг!
   Рогиэль подошел к стоявшему в кабинете шкафу. Раскрыл стеклянные створки и скользнул по-эльфийски тонкими пальцами по рядам разноцветных фиалов. Чего здесь только не было: эликсир любви, напиток вечной молодости, бальзам бессмертия... Не то, чтобы это было ему нужно, скорее, он собирал их как коллекцию редкостей. Не такое уж и необычное хобби, кстати. Вот это вот зелье безудержной отваги он выменял когда-то у архимага гномов, да... А вот и то, что ему нужно сейчас.
   В округлой бутылочке с узким тоненьким горлышком, казалось, безостановочно крутился серебристый смерчик.
   Рогиэль запрокинул голову и проглотил содержимое.
   Резко потемнело. Все окружающее замерло. Остановилось время.
   На самом деле, мир не изменился. Изменился сам архимаг. Выпитое зелье растянуло крохотную долю секунды объективного времени на пять минут субъективного. Он метнулся к поисковому артефакту, продавливаясь сквозь ставший упругим воздух.
   Вот он, этот мир... Сколько душ отлетает... Вот эта - явно старик, судя по ровным всполохам и гармоничной мелодии - умер в своей постели, в полном сознании, удовлетворенный прожитой жизнью. Вот этот - умер от отравления... И этот... И тот... Странно. Может, там водятся ядовитые твари в больших количествах? Вот сразу двое умерло... мм... нет, не подойдут. Мало, да и мелодия подозрительная, как будто одурманенными умирали... О!
   Тоже не десяток, всего восемь, но зато насколько гармоничные. Ровный свет, нотки боевого азарта, тона дружбы и влюбленности, чистота стойкости... Особенно вон та...
   Решено! Берем!
   Души начали было уходить, как вдруг протянувшийся из невообразимых далей луч подцепил их и утащил за собой.
  

***

  
   Огонь уже догорал, сбиваемый толстыми пенными струями из пожарных брандспойтов. Даже прохожие осмелели и подходили чуть ближе, взглянуть на черный обгорелый остов бензовоза, впечатавшего в бетонную стену пятиэтажку группу ролевиков, возвращавшихся с какого-то своего сборища. Кто их знает, этих странных людей, одевавшихся в старинные одежды и уходивших в леса, чтобы сражаться на мечах, чем они там занимаются? Ну, кроме мечей.
   Синие проблески мигалки "Скорой помощи" скорее символизировали беспокойство государства о своих гражданах, чем показывали, что врачи здесь реально что-то делают. К сожалению, ролевикам уже не нужна была помощь, ни скорая, никакая.
   Восемь ребят, юношей и девушек, погибли мгновенно.
   На асфальте, освещаемый язычками чадного пламени, лежал необычный для данной эпохи предмет.
   Обгорелый меч.
  

Глава 2

Правило N 30: "Маленькое доверие зарабатывают большими усилиями. Чем меньше ты пользуешься доверием - тем дольше оно тебе прослужит"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
   Большое светлое помещение. Огромное окно во всю стену, за которым открывается роскошный вид на заснеженные верхушки гор. Белый снег, серый камень, ослепительно-голубое небо. И больше ничего. Красота. Которая, как известно - вам же известно, да? - заключается отнюдь не в нагромождении вычурностей и красивостей. Красота - она вот такая, строгая и прекрасная.
   Под стать природной красоте создана и комната. Белый пол, белый потолок, белы стены. Посредине - стол. Белый. На белом столе, накрытый белой скатертью, лежит...
   Черный человек.
   На самом деле первое впечатление обманчиво. Черным он кажется только на фоне окружающей его холодной белизны. Просто слегка загорелый. Длинные волосы черным ореолом рассыпаны вокруг головы, обрамляя застывшее лицо. Узкое, с острым подбородком и острым же носом. Глаза закрыты, но Рогиэль мог точно сказать, что они - светло-серого цвета.
   К тому же лежащий - и не человек вовсе.
   Первый представитель новосозданной архимагом расы. Или восьмая неудачная попытка. Пока неясно. Даже то, что тело несомненно живет - бьется сердце, поднимается и опускается грудная клетка - еще не говорит о том, что все прошло удачно. Ибо все жизненные процессы в организме сейчас поддерживаются Рогиэлем. Вот когда душа приживется... Стоп.
   Что такое?
   Тонкие, невидимые простому взгляду жгуты магии Рогиэля, оплетшие тело и буквально заставлявшие его жить, начали рваться.
   Донг!
   Отлетел тот жгут, что отвечал за работу сердца.
   Донг!
   Лопнул поддерживающий работу надпочечников.
   Донг!
   Прекратилась магическая стимуляция печени.
   Донг! Донг! Донг!
   Напрягшийся было Рогиэль расслабился. Все в порядке. Все более чем в порядке. Это не смерть организма в результате отторжения души - тем более, оно выглядело иначе - это начало работы организма.
   Волнительный момент рождения нового народа.
   "Вот и первый недостаток иммунитета к магии, - подумал архимаг - на... кхм, как же их теперь называть? А, ладно, сами придумают... - на новосозданных не действуют никакие направленные на них заклинания. В том числе - и заклинания лечения...".
   Вот уже никто не поддерживает жизнь "новорожденного" извне. А он - живет. Живет! А, значит, новой расе - быть!
   Рогиэль дал импульс в Хранилища, запуская оживление остальных тел. Три мужских и четыре женских. Да, во время похищения душ он не заметил, что по половому признаку они поделились ровно поровну. Будь у него чуть побольше этого самого времени - не полсекунды, а хотя бы полторы, он, разумеется, это определил бы. Хотя бы обратив внимание на нотки влюбленности. Впрочем, это ничего бы не изменило: уж больно удачным был выбор.
   Оживший шевельнулся. Открылись глаза - все верно, светло-серые - взгляд, поначалу мутный и расфокусированный, стал внимательным. Настороженным.
   Рука под простыней двинулась, приподняла простыню, которой было укрыто тело. Медленно сдвинула ее, обнажая грудь.
   Кто-то при виде произведения Рогиэля сказал, что получившиеся в результате эксперимента люди - нет, как-то их надо назвать... - выглядят... слишком тощими. Неширокие плечи, узкая талия, тонкие пальцы, стройные ноги - все это, вместе с относительно высоким ростом, выше среднечеловеческого, заставляло думать, что перед вами - хилый и чахлый слабак. И только внимательный взгляд увидел бы и жгуты мускулов, перекатывающиеся под кожей при каждом движении, и надежный щит пресса, и...
   Человек - да и ладно, пусть пока будут человеки - поднял руку, видимо, собираясь дотронуться до головы или лица, да так и замер. Неизвестно, как его рука выглядела при жизни, но уж точно не так, как сейчас.
   Сравнив обе руки и, видимо, придя к какому-то выводу, человек сел на столе. Убрал простыню и неторопливо оглядел уже все тело. Архимаг удовлетворенно улыбнулся. Все правильно. Человек понял, что находится в неизвестном ему месте, в другом теле, и при этом - никакой паники, спокойный хладнокровный анализ ситуации. Повезло с душой, этот парень не только сам не свихнется, но и удержит своих товарищей от сползания в безумие. Или хотя бы от истерики. Остальные души вытащенной сюда команды такой силой явно не обладают...
   Нет, но каков красавец! Нет, не в плане внешности. Хотя и внешность телам Рогиэль подбирал в соответствии со своими представлениями о красоте. Нравились ему стройные девушки. И такие же юноши, и чтобы волосы длинные. Не то, чтобы архимага привлекали мужчины в плане секса (хотя за пять тысяч лет бывало всякое), просто именно такая внешность доставляла ему чисто эстетическое удовольствие. Хотя глаза он предпочел бы чисто голубые, а лица - более округлые, но тут уже вмешалась генетика. Нет, конечно, он смог бы придать телам любую внешность, сохранив при этом требуемые качества, но зачем? Зачем тратить лишние силы только для того, чтобы потешить свой взгляд. А люди... Привыкнут.
   Первый из очнувшихся радовал Рогиэля не только и не столько внешностью, сколько своим поведением, вызывая чисто отцовские чувства. Так молодой папаша с умилением следит за первыми шагами своего чада. Архимаг вздохнул. У него было семь сыновей... Было.
   Было.
   Отвлекшись от грустных воспоминаний, он возобновил наблюдение. Человек уже встал со стола, завернулся в простыню и подошел к огромному зеркалу, висевшему в углу. Да, оно там было повешено не просто так.
   Оживший задумчиво разглядывал свое отражение. Спокойное, даже какое-то скучающее выражение лица, ровное дыхание. Прочитать его мысли - и даже считать эмоции - Рогиэль уже не мог, так что, будь он менее внимательным, мог бы заподозрить, что для человека подобные приключения - скучная рутина. Однако заклинание чуткого слуха ясно слышало бешеный стук сердца. Дыхание, выражение лица, движения - все, что мог, человек контролировал. Только сердце его выдавало.
   И все равно - молодец. Не каждый маг смог бы так спокойно...
   Маг! Рогиэль выругался. В спешке он забыл проверить ауры душ на предмет магических способностей. Если хоть один из восьмерки был магом - это все осложнит. Маг, лишенный способностей, явно не скажет Рогиэлю спасибо за их лишение. С другой стороны... Пусть скажет спасибо, что вообще жив. И в любом случае - ничего уже не исправишь. Привыкнут.
   Человек закончил осмотр самого себя и теперь оглядывал комнату. Поднял взгляд, осмотрел стык потолка и стен и, глядя почти в глаза архимагу, сказал:
   - Прошу прощения, уважаемый хозяин, не могли бы вы рассказать цель моего визита?
   Рогиэль дернулся, на какую-то долю мгновения решив, что крупно ошибся, и "гость", не потерявший способности к магии, уловил след наблюдательного заклинания. Потом хмыкнул и перенес точку обзора в противоположный угол помещения. Человек продолжал с вежливым интересом смотреть туда же, куда и в начале, ожидая ответа "хозяина".
   Вот так. Магии он не чувствует - как, собственно, и должно быть - но в уме ему не откажешь. Понял, что оставить его без присмотра не должны, и даже сумел вычислить наиболее удобную точку для наблюдения. Видимо, уже сталкивался с подобным. Похоже, магия в его родном мире достаточно развита.
   Однако пауза затягивается, грозя перерасти в невежливое молчание. Не дело.
   За спиной человека возникло кресло - уж что-что, а телепортацию предметов осваивают еще в академии - тоже белое, под цвет интерьера, достаточно мягкое, чтобы сидящему не пришлось ерзать на твердом, и достаточно жесткое, что не проваливаться внутрь. И то и другое равно некомфортно, а Рогиэлю не нужно ставить гостя в неудобное положение. Напротив - архимаг собирался установить с ожившими дружеские отношения с самого начала.
   Людьми, которые тебе доверяют, легче манипулировать.
   - Добрый день, - прозвучал в помещении голос Рогиэля.
   Взгляд человека, уже севшего в кресло, быстро метнулся туда-сюда, оживший явно пытался установить источник звука. Безуспешно. Плох был бы архимаг, если бы его удалось подловить на таком пустяке.
   - Я не знаю вашего имени...
   - Можете называть меня Джон Сильвер.
   Архимаг усмехнулся. Имя явно выдумано, однако сказано было правильно. Не "Мое имя - Джон Сильвер", не "Меня зовут Джон Сильвер" - это было бы явной ложью и легко определялось, а ложь - это не то, с чего стоит начинать знакомство. В то же самое время и называть свои истинное (а в некоторых случаях - и обыденное) имя неизвестно кому - тоже не самый умный поступок.
   Зная истинное имя, то есть имя, данное при рождении и посвященное богам, можно совершить с человеком много чего интересного. Околдовать, приворожить, проклясть... даже убить. Поэтому называя свое имя, говоря "Мое имя - ...", вы практически отдаете себя в руки этому человеку, позволяя сделать с вами все, что угодно. Не зря, совсем не зря все предпочитают представляться "Меня зовут...", называя свое обыденное, повседневное, всем известное имя. Немногие, правда, знают, что достаточно сильный маг (уровня архимага, да) может в случае нужды воспользоваться и обыденным именем. Правда, чтобы имя, так сказать, вросло в нити судьбы, человек должен им пользоваться как минимум десять лет. Поэтому пользуются таким способом в очень редких случаях, когда больше ничего другого не подходит. Рогиэль, например, никогда не наводил чары на обыденное имя. И вовсе не потому, что не умел, просто есть много других, более простых способов.
   Как говорит пословица, содрать шкуру с мантикоры можно разными способами.
   - В свою очередь, я - архимаг Петавиус.
   Понятное дело, что называть свое имя Рогиэль не стал. Ну, во-первых, он точно знал, что его гость не сможет определить ложь, даже если обладал такой способностью в прошлой жизни. Что вряд ли. Во-вторых, он не собирался давать хотя бы малейшую зацепку, позволившую бы предположить, что за появлением новой, иммунной к магии, расы стоит он, Рогиэль.
   Архимаг Петавиус действительно существовал, был одним из тридцати семи живущих на данный момент архимагов, и ключевым в этом определении являлось слово "был". Был. Существовал. На данный момент Петавиус был мертв, причем мертв так удачно, что вызвать его призрак для разговора не смог бы, пожалуй, и сам Рогиэль. Так что подставное лицо было выбрано надежно. Любой мог бы допросить оживших, вывернуть их наизнанку, прочитать их память, но остался бы в твердом убеждении, что с ними общался именно Петавиус.
   Сцена для формирования такого впечатления была тщательно продумана Рогиэлем. Сам эксперимент по созданию антимагической расы был вполне в духе Петавиуса, который бредил идеей улучшения человеческого рода. Заполонившая лабораторию белизна - одна из ярких примет Петавиуса, который, наверное, и умер-то от того, что увидел на своей белоснежной мантии черное пятно. Горный пейзаж за окном - следствие того, что лаборатории Петавиуса часто располагались в горах (там же снег! ОН же - БЕЛЫЙ!).
   - Какое обращение к вам будет правильным, уважаемый Петавиус?
   - Мэтр.
   - Можете ли вы, мэтр Петавиус, ответить на несколько вопросов?
   - Разумеется, могу. Но, прежде чем вы их зададите - может быть, оденетесь? Не все чувствуют себя комфортно обнаженными.
   В одной из стен открылись восемь скрытых до этого шкафчиков. На полках лежала легкая одежда. Разумеется, белая.
   "Джон" закинул хвост простыни на плечо:
   - Одежда подождет. Я вижу, мои товарищи тоже здесь?
   Как... а, ну да. Восемь человек в группе - восемь ячеек с одеждой. Элементарная логика.
   - Совершенно верно. Вы просто очнулись первым.
   - Тогда другие вопросы...
   - Уважаемый Джон...
   В лице человека что-то изменилось на секунду, то ли легкая улыбка, то ли секундное непонимание. Ну разумеется, имя вымышленное.
   - Я с удовольствием расскажу вам обо всем, что вас интересует, но предлагаю подождать, пока вы с вашими друзьями не соберетесь вместе. Иначе, боюсь, мне придется повторять свой рассказ несколько раз.
   - Согласен. И тем не менее я хотел бы получить ответ на один вопрос именно сейчас.
   Люди. Они вечно куда-то торопятся.
   - Задавайте.
   - В качестве кого я и мои друзья здесь находятся?
   Рогиэль был вынужден признать резонность вопроса.
   - Вы здесь находитесь в качестве гостей.
   - Понятие "гость" подразумевает, что мы можем уйти?
   - Верно. Вы не рабы, не пленники, не жертвы и не подопытные...
   Глаза "Джона" на мгновенье прищурились, но он промолчал.
   - ...и вольны покинуть меня в любой момент. Однако я хотел бы попросить вас остаться до получения ответов на все вопросы. Также позвольте мне предложить вам все необходимое, включая информацию, для нормальной жизни. Я бы не хотел отправлять своих гостей на верную гибель или даже просто в некомфортные условия.
   Человек задумчиво побарабанил пальцами по подлокотнику кресла.
   - Прошу прощения за некоторое недоверие. Я останусь здесь ожидать появления моих друзей, но не сверх необходимого.
   - Это не займет много времени, - заверил архимаг, - Угощайтесь. Кстати, это не просто напиток - он облегчит начало работы ваших желудков. В конце концов, ваши тела еще ни разу не принимали пищу.
   Рядом с креслом появился столик, заставленный стеклянными бокалами. Золотистый шипучий напиток искрился на свету, падающем из окна.
   - На этом позвольте откланяться. Ожидайте выхода ваших друзей.
   Рогиэль погасил заклинание, позволявшее разговаривать с помещением лаборатории, и откинулся в удобном кресле, продолжая наблюдать за своими лабораторными объектами.
  

Глава 3

  

Правило N 39: "Есть разница между запасными деталями и лишними деталями"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
  
   "Немного времени" до оживления остальных оказалось не таким уж и небольшим. "Джон" успел отпить глоток от предложенного напитка, прислушаться к ощущениям, после чего он принялся исследовать помещение и свое новое тело.
   Он основательно рассмотрел себя в зеркале, не пропустив ничего. Даже под мышки заглянул. Волос там, кстати, не было. Рогиэль при конструировании тела решил в вопросе волос на теле придерживаться эльфийских стандартов красоты. То есть - никаких волос кроме как на голове.
   Вот той части тела, к размерам которой обычно чувствительны мужчины, оживленный обратил до обидного мало внимания. Или в их культуре этому органу не придавали такого уж значения, или "Джона" просто устроило увиденное.
   Все доступные мышцы тела были ощупаны и помяты, человек рассмотрел в зеркале даже язык, ничем от нормального человеческого не отличавшийся. Также его чем-то привлекли глаза, он долго в них всматривался, о чем-то явно размышляя.
   Сейчас оживленный надел предложенную одежду и, закатав рукав, рассматривал левое плечо. То есть часть руки от собственно плеча до локтя. Обычные люди - и некоторые не утруждавшие себя классическим образованием эльфы - считают, что плечо - это часть тела от шеи до руки. А некоторые, особенно необразованные даже называют плечо - предплечьем. Люди, что с них взять... Предплечье, кстати, это часть руки от локтя до кисти.
   - Убежал котик... - непонятно произнес "Джон" и, неожиданно подпрыгнув, встал на руки. Сделал несколько шагов, подскочив, опять приземлился на ноги, после чего перешел к комплексу упражнений, Рогиэлю неизвестных, но явно имеющих отношение к боевым искусствам. Удары руками, удары ногами, блоки, уходы, уклонения... Движения все ускорялись и ускорялись, так что для глаза стороннего наблюдателя - не эльфа, конечно - оживленный превратился в вихрь.
   Резко остановившись, "Джон" сделал сальто назад, подпрыгнул упругим мячиком, взлетел над креслом и мягко опустился в него, скрестив ноги и подхватив стакан с желудочным напитком.
   Как только он замер, тут же открылась одна из дверей, за которыми ждали своего часа другие оживленные. Рогиэль с интересом подобрался. О "Джоне" он уже составил свое впечатление, и теперь ему было интересно, похожи ли остальные на своего командира. А то, что первый очнувшийся был командиром - архимаг не сомневался. Посмотрим на остальных бойцов...
   Кхе. Мда...
   Второй оживленный был похож на кого угодно, только не на бойца. Все созданные тела до вселения душ были абсолютно одинаковы - за исключением половых особенностей, конечно - потом, по мере врастания души, тело, сохраняя расовые признаки, менялось в примерном соответствии с тем, каким каждая душа ощущала свое тело. Так вот, больше всего второй походил на кузнечика. Несуразно длинные руки и ноги, какие-то дерганые движения, плавающий взгляд... Эльф уже решил было, что в данном случае эксперимент не удался и душа не прижилась. Или прижилась, осознала, что находится в чужом теле и сошла с ума.
   - Добрый... э... - быстрый взгляд в окно - день... уважаемый... Вы здесь главный?
   Рогиэль усмехнулся. В принципе, понятная ошибка. За кого еще можно принять человека, сидящего в вальяжной позе и с бокалом в руке, как не за хозяина помещения?
  -- Не могли бы вы... Зеркало...
   Оживший мгновенно забыл о своем же заданном вопросе и направился к зеркалу. Тщательно осмотрел себя, помял лицо - "Джон" все это время с легкой улыбкой наблюдал за своим товарищем - потом обернулся:
   - Как это возможно?
   В голосе не было ни удивления, ни паники, только чистое любопытство. Так человек, внезапно вернувшийся домой и обнаруживший воров, поинтересовался бы "Как вы смогли вскрыть мои замки?".
   Похоже, все-таки сошел с ума...
   "Сильвер" произнес только одно слово.
   - Док.
   Глаза второго чуть расширились, но тут же прищурились в узнавании:
   - Сардж?
   Рогиэль поменял свое мнение о втором результате эксперимента. Сумасшедший или нет - судя по спокойной реакции первого ожившего ("Джон", значит? Ну-ну...), для Дока это было нормальным поведением - а вот скорость мышления впечатляла. За несколько секунд понять, что незнакомый человек перед тобой - твой товарищ, да еще и правильно определить имя - на такое не каждый способен.
   Нет, все-таки архимагу очень повезло с душами.
   Значит, Сардж и Док... Имена скорее всего повседневные, если вообще не дружеские прозвища или клички, вроде тех, которыми пользуются солдаты.
   Упомянутый Док уже сидел в одном из кресел, разглядывая стакан.
   - Что это?
   - Напиток для улучшения работы желудка.
   - Клоны?
   - Нет, все гораздо прикольнее.
   Рогиэль отметил незнакомый термин - похоже, что-то похожее на выращивание новых тел в родном мире лабораторных образцов присутствовало - и с любопытством продолжил подслушивать чужой разговор.
   Этика для настоящего ученого - лишь тормоз.
   - Со мной уже связался хозяин лаборатории...
   - А это точно не Матрица?
   Сардж на секунду задумался, но потом махнул рукой:
   - Не думаю. Проверить нереально, сам понимаешь, но для Матрицы - слишком шизофренично. Хозяин представился архимагом...
   - Я смотрю, магия здесь широко распространена.
   Рогиэль даже растерялся, но потом, из чистого интереса, попытался восстановить цепочку размышлений Дока, которая привела его к этому выводу.
   Хозяин представился архимагом - это раз.
   Раз есть звание, значит, есть структура, которая эти звания присваивает - это два.
   Каждая структура, в которой существуют звания, имеет вид пирамиды - это три.
   Пирамида должна иметь широкое основание, то есть, большое количество низовых членов - это четыре.
   Раз наверху - архимаг, значит внизу - маги. Это пять.
   То есть, в этом мире большое число магов, из чего следует, что магия широко распространена.
   Примерно так.
   И на то, чтобы сделать такой вывод, у дока ушло меньше секунды. Сообразительный тип. Еще бы он не перепрыгивал с мысли на мысль, отчего речь звучала очень странно.
   Однако, что там в лаборатории?
   Тем временем, пока эльф отвлекался на построение логических цепочек, Док успел переодеться, выпить напиток и устроиться в кресле. Более того - в комнате уже появился третий.
   - Привет, народ. Ответьте-ка мне на один вопрос: где я, кто я, чего это я так выгляжу и почему вы в одежде, а я должен ходить в этом килте-альбиносе?
   Придумывать что-то оригинальное третий оживший не стал и точно так же, как и первые два обмотал простыню вокруг бедер.
   Сардж и Док посмотрели друг на друга и хором сказали:
   - Кен!
   - Откуда вы меня знаете? Вы кто такие?
   - Сардж, - поднял руку назвавшийся, - А это Док.
   - Сардж? Док?? Как-то вас жизнь потрепала за то время, что я валялся в отключке. Сардж отрастил знатную гриву, а Док и вовсе почернел волосами... да и не только. Какие-то вы смуглявые, резину что ли жгли?
   - Кен, - в голосе командира явно звякнули осколки льда, - я знаю, что трепать языком ты можешь безостановочно, но можешь хотя бы для разнообразия помолчать?
   - А вопрос можно?
   - Можно.
   - А два?
   - Кен!
   - Ладно. Где это мы? И почему выглядим как косплееры Бандераса?
   Сардж вздохнул:
   - Как я понимаю нашего хозяина...
   - Что за хозяин? Я в рабство не согласен! В особенности к хозяину! Если бы к хозяйке... Молодой. И красивой.
   Ну, согласился мысленно Рогиэль, если бы вдруг он, архимаг, оказался настолько глупым, чтобы вытаскивать души из другого мира, помещать их в новые тела и оживлять, и все это только для того, чтобы продать в рабство, так вот, если бы речь шла о рабстве, то Кен оказался бы первым кандидатом в ублажители молодой и красивой госпожи. Неизвестно, как он выглядел в своем мире, но здесь он стал настолько смазливым, что девушки в возрасте от пятнадцати до столько-не-живут бились бы за право заполучить такого красавчика. Хотя бы на один раз. Хотя, как боевая единица, он весьма сомнителен. Ни хладнокровия командира, ни интеллекта умника...
   - Стоп! - рыкнул Сардж, - Мы в другом мире, все восемь, нас перенесло магией и это все, что ты услышишь! Больше я пока и сам не знаю. Займись делом. Оденься и выпей.
   Первое, что сделал красавчик - лихо проглотил содержимое стакана, поморщился и недовольно завопил "А где алкоголь?!", забросил на плечо рубашку и штаны, после чего отправился к зеркалу. Где, вместо того, чтобы одеться, наоборот, скинул простыню и начал изображать статуи, принимая различные позы, а также размахивая руками, ногами и вообще всем, что поддавалось размахиванию.
   Серьезная до его появления атмосфера в лаборатории медленно превращалась в балаганную. Рогиэль уже понял, что никто из лабораторных образцов с ума не сошел, просто ему досталась такая вот... странная компания.
   Кен наконец прекратил крутиться у зеркала - и возмущаться "Где мои татухи?!" - оделся и запрыгнул в кресло, где уселся, поджав ноги под себя.
   Долго молчать он не стал:
   - А где остальные? Где девчонки?
   - Кен, молчать.
   Неожиданно для архимага болтун Кен замолчал, как будто ему завязали рот. Ну, раз так... если уж командира слушаются, то, наверное, все равно, насколько странными кажутся ему, Рогиэлю, эти парни. В конце концов, военного опыта у него нет, так что, может, такое поведение для солдат является типичным? К тому же, это может оказаться отряд новобранцев - что подтверждает поведение Кена - во главе с опытным инструктором.
   Не так уж и много приходилось убивать этим ребятам.
   Когда души перемещались в этот мир, архимаг просмотрел ауры на предмет отношения будущих оживленных к смерти. Из всей восьмерки темные пятна насильственных смертей выделялись только у троих. Гроздь наслаивавшихся азартно-боевых смертей, верный признак старого солдата. Черное расплывчатое пятно горечи и сожаления - такие чаще всего были у новобранцев, еще переживающих за каждого, кого проткнули мечом. И россыпь бледноватых спокойных пятен, какие встречаются у молодых наемных убийц, еще переживающих, но успокаивающих себя тем, что не они решали, кому умереть, а наниматель...
   Тут одним из уголков сознания эльф почувствовал, что только что отцепились магические жгуты от еще одного тела, а, значит, сейчас появится следующий оживленный. Даже интересно, каким будет этот?
   "Этот", в смысле - четвертый, вышел из дверей спокойно и молча. Судя по тому, насколько изменилось его тело, в той жизни он был настоящим гигантом. Ну или по крайней мере, ощущал себя таковым, в результате, душа и перестроила новое тело в соответствии со своими ощущениями. Так же как и Кен, возможно, не был настолько уж красивым, но считал себя таковым, вот и получилось то, что получилось.
   Безымянный еще четвертый - простыня предсказуемо обернута вокруг бедер - неторопливо обвел взглядом оживших ранее:
   - Здравствуйте.
   И замолчал. Похоже, он посчитал, что сказал все необходимое. И теперь ждал ответа.
   - Ну, тут и думать нечего, - хмыкнул Кен, это Смит.
   - Ну да. Других-то вариантов нет. Навряд ли это Харли или Банни, - усмехнулся Сардж.
   - Смит, - подтвердил здоровяк, - А вы?
   - Сардж, Док, Кен.
   Смит неторопливо оглядел всех троих.
   - Непохожи, - вынес он вердикт.
   Сардж развел руками:
   - Магия.
   Смит кивнул и зашагал к зеркалу, по дороге подхватив комплект одежды. Несмотря на то, что Рогиэль подобрал одежду возможно более свободную - отчего, к примеру на относительно невысоком и стройном Кене она смотрелась мешковато - на широкоплечего Смита наделась она с некоторым трудом.
   Закончив одеваться, здоровяк замер у зеркала. То ли пытался понять, нравится ему то, что он там видит или нет. То ли глубоко о чем-то задумался. То ли просто боялся шевельнуться, чтобы одежда не лопнула по швам.
   Нет, подумал Рогиэль, все-таки это не военный отряд. Ну никак в его голове, пусть и далекой от армии, не укладывалась возможность существования подразделения из НАСТОЛЬКО разношерстных людей. Спокойный Сардж, похоже, единственный, кто имеет хоть какое-то отношение к военным. Странный Док, больше похожий на рассеянного ученого, у Рогиэля даже было несколько похожих знакомых. Болтун и симпатяга Кен, который скорее актер... или мошенник. Ну и медлительный Смит, с равным успехом могущий оказаться и доктором и крестьянином и палачом. Нет, это точно не солдаты. Даже на разбойничью шайку не похожи - слишком дружеские отношения, для бандитов больше характерны взаимная подозрительность и скрываемая враждебность.
   Скорее, эти ребята походили на случайно собранную группу людей, вынужденных вместе противостоять какой-то внешней силе. Например, беженцы из города, захваченного врагом... хотя нет. Тогда бы насильственных смертей в том месте, откуда он вытащил души, было бы гораздо больше. Ну или компания давних знакомых, решивших не ждать приближения врага и уходящая лесными тропами из обреченного города... да, это больше похоже на правду. А, впрочем, разберемся.
   Рогиэль с азартом продолжал наблюдение. Ведь еще не пришли в себя девушки. Какими они-то будут?
  

Глава 4

  

Правило N 8: "Солдаты любят шутить над другими солдатами. Но не рядом с открытым авиалюком"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
  
   В длинном перечне вопросов, который в данный момент интересовали архимага - при чем не все они относились к группе лабораторных образцов - где-то так месте на двадцать третьем, было любопытство в отношении того, каким образом девушки используют простыни? Если мужчины в этом вопросе оказались предсказуемыми, обмотав их вокруг бедер - сам Рогиэль, впрочем, поступил бы так же - то женщины могут оказаться гораздо более изобретательными.
   Следом за этим любопытством шла легкая досада за свою недогадливость: можно было бы просто положить одежду рядом с телами. Впрочем, и так неплохо получилось.
   И тут появилась первая девушка...
   Хм.
   Ну, Рогиэль мог бы придумать где-то около десятка способов прикрыть себя простыней, но "сложить ее аккуратным прямоугольником и повесить на руку" шло бы одиннадцатым способом и пришло бы в голову далеко не в первую очередь.
   Судя по синхронно отвисшим челюстям парней для них такое поведение тоже было необычным.
   - Привет, мальчики, - безмятежно произнесла обнаженная красотка и, покачивая бедрами, двинулась к зеркалу. Задумчиво полюбовалась на себя, приподняла груди:
   - Прощай, моя пятерочка, здравствуй, троечка... Ой, лысенькая...
   Сардж сглотнул:
   - Теорию о том, что блондинка - не цвет волос, а состояние души, можно считать доказанным. Банни!
   - Банни? Наша детка стала бразильянкой? - ожил Кен.
   Девушка закончила любоваться собой и подытожила:
   - Ничего. А волосы и покрасить можно, - после чего повернулась к четверке на креслах - А вы кто такие?
   - Сардж, Док, Кен и Смит, - быстро представил присутствующих командир, которого, судя по всему, начало утомлять повторение одного и того же.
   - Сардж, Док, Кен и Смит... - Банни задумчиво обвела глазами мужчин, - Что с вами случилось? Вы на себя не похожи...
   - Магия, - побил рекорды краткости Сардж.
   - Понятно, - девушка хладнокровно прошла к ближайшему свободному креслу, села и наконец накинула на себя простыню.
   Мужчины дружно выдохнули.
   Рогиэль тоже. Не потому, что увидел голую женщину, в конце концов, за пять тысяч лет он насмотрелся на женщин любых рас в самых разных видах - и даже одну богиню, но это долгая история - и не только видел, так что ничего нового он для себя не обнаружил. Не говоря уж о том, что это самое тело он уже видел еще до оживления. Дело было в другом.
   Появление сексапильной красотки напрочь порушило теорию о военном отряде. Нет, шлюхи, конечно, с солдатами постоянно общаются, но дело в том, что поведением Банни на "жену отряда" не походила, те либо наглы, либо забиты. Скорее, она вела себя как дорогая куртизанка, которой с наемниками делать нечего...
   - Вот и еще одна, - задумчиво произнес предмет размышлений.
   Новоожившая, безыскусно замотавшаяся в простынь как в полотенце, замерла в дверях. Только взгляд перемещался от одного человека к другом, замирая на секунду на каждом, как будто оценивая степень опасности.
   - А у Багиры как была единичка, так и осталась, - Банни отпила глоток желудочного напитка. Все дружно обернулись к красотке, но та никак не объяснила свои слова.
   - Багира? Это ты?
   - Вы... Ты... Тоже превратились? Ты кто?
   - Сардж. Ты Багира? Или Ракша?
   - А почему не Харли? - несколько обиженно спросил Кен.
   - Потому что твоя сестренка влетела бы сюда с криком и воплями, размахивая шашкой.
   Багира смахнула в сторону падавшую на лицо прядь волос и, как и все остальные до нее, зашагала к зеркалу. Очень своеобразной походкой: как будто она ожидает подвоха и в любой момент готова отскочить в сторону.
   Хм. Походка воина. Уж не ошибся ли он, размещая души... хотя нет. Другие же опознали девушку, значит, она изначально была такой. Но женщины воинами бывают очень редко. Или в их родном мире другие традиции, или ему повезло вытащить такую редкость... Хотя, как вариант, похожее поведение демонстрируют люди, долго находившиеся во враждебном окружении, например, девочки из уличных банд... или долго путешествовавшие по охваченной войной стране.
   Кого он вытащил: солдат или беженцев?
   - Хайяяяя!
   Дверь в предпоследнюю занятую комнату распахнулась, как от удара ногой, и в помещение влетело взлохмаченное тощее существо, размахивая дубинкой, в которой архимаг опознал отломанную ножку от кровати, на которой лежало тело перед оживлением. Простыня была обкручена вокруг тела каким-то замысловатым образом, так что даже сразу и не поймешь, как держится.
   Обнаружив в комнате шесть человек, что видимо, несколько превышало ожидаемое количество, девушка - все-таки девушка - воинственно взмахнула импровизированной дубинкой и затормозила босыми пятками. Замерла в позе статуи "Воительница Лессавия, отрубающая голову дракону" - только дракона не была - и в этот момент узел на плече развязался и простыня упала вниз, обнажив ее по пояс.
   - И у Харли единичка, - довольно прокомментировала Банни.
   Пискнув, новопоименованная Харли - если красотка, конечно, не ошиблась - попыталась подхватить ткань, закрыла грудь, но тут простыня размоталась и вокруг бедер, оставив "воительницу Лессавию" полностью голой.
   - Харли, елки-палки, прекрати, - хлопнул себя ладонью по лбу Кен.
   - Откуда ты меня знаешь, урод?!
   - Чего это урод?!
   Девчонка замолчала и, наклонив голову, посмотрела на Кена:
   - Ладно, не урод. Симпотненький.
   - Эй, я вообще-то твой брат!
   - Чтооо?! Мой брат не такой урод!
   - Чего это урод?!
   - Молчать! - гаркнул Сардж.
   Повисла тишина.
   - Харли, - ткнул командир пальцем в суматошную девушку, - Сардж, Кен, Док, Смит, Банни, Багира. Вопросы?
   Тон как бы подразумевал, что вопросов быть не должно. К сожалению, не до всех это дошло.
   - Ребята, это вы? - Харли кое-как обмоталась простыней, которая все равно пыталась раскрутиться, - А что случилось? Чего это нас всех так расфигачило? И где Ракша?
   - Видимо, вон там, - махнул рукой Сардж.
   Все посмотрели на последнюю оставшуюся закрытой дверь. И обнаружили, что таковой нет.
   Открыты были все.
   - А где Ракша? - озвучил общее недоумение Кен.
   - Здесь, - сказал тихий голос.
   За спинами сидевших стояла еще одна девушка. Подошедшая к вопросу собственной одежды наиболее вдумчиво. Она разорвала простыню и одной частью обвязала грудь, а из второй скрутила набедренную повязку. И еще один лоскут пошел на то, чтобы подвязать волосы.
   "Служанка", - подумал Рогиэль, - "У них в привычке ходить тихо и незаметно и с одеждой они привыкли возиться".
   - Как ты подошла?
   - Пока вы отвлеклись на Харли, - пожала плечами Ракша.
   - Повезло, - вздохнула упомянутая.
   - Почему повезло? Я подслушивала.
   Судя по вытянувшимся лицам, такая простая идея пришла в голову только ей.
   "Точно. Служанка".
   Архимаг пришел к окончательному выводу, что достать отряд бойцов или наемников ему не повезло. Группа выглядела именно как группа: собрание разношерстных личностей, объединенных случайностью.
   Беженцы, например.
   Сардж - солдат, возможно бывший, или стражник.
   Док - книжник, тут ошибиться трудно, уж очень знакомая манера.
   Кен и его сестра Харли - дети из богатого дворянского рода, избалованные и привыкшие, что им все позволено и ничего за это не будет.
   Смит... Тут сложно. Может быть как тем же солдатом или стражником, так и охранником в особняке или городским палачом.
   Банни - дорогая куртизанка.
   Багира - обученная телохранительница. Возможно.
   Ну и Ракша - служанка.
   Хотя эта версия еще подлежит проверке. В отличие от многих других ученых - и тех, кто себя таковыми полагал - он не останавливался на той версии, которая пришла первой или нравилась больше.
   Косность - не та черта, которая должна присутствовать у ученого. Даже пятитысячелетнего.
   Эльф вынырнул из размышлений и обнаружил, что его лабораторные образцы успели коротко обсудить, что произошло, выдвинуть и отбросить несколько вариантов произошедшего и теперь дружно трясли потихоньку закипавшего Сарджа.
   - Все, что я знал - я рассказал! Хозяин обещал появиться, когда вы все очнетесь и рассказать подробности.
   Ах да. Простите, задумался.
   Новоожившие начали создавать проблемы архимагу еще до своего оживления. Как прикажете подсматривать и подслушивать за теми, кто невидим для магии? В магическом зрении комната, в которой находились восемь человек - бывших человек, в смысле - сейчас была пуста. Даже одежда через несколько мгновений после одевания как будто растворялась в воздухе. Впрочем, эта проблема была решена уже давным-давно: использовать обычное зрение другого существа, считывая с помощью магии сигналы слуховых нервов. Вот и сейчас по комнате перемещались, навострив уши - фигурально выражаясь, конечно - несколько белоснежных тараканов. Пришлось вывести отдельную породу, потому что обычные, в стерильном помещении в стиле Петавиуса, слишком уж бросались в глаза, а альбиносы плохо видели.
   Рогиэль хмыкнул, вспомнив как, с тысячу лет назад, ему понадобилось проследить за владычицей темных эльфов. Магическое зрение с поверхности дотягивалось только до верхних ярусов, шпионов Рогиэля дроу вылавливали, подключение к зрению животных глушила магия дворца владычицы. Пришлось выращивать особую мышь с колоссальной памятью, запускать ее в Андердарк и потом, когда мышь сумела таки проникнуть в интересующие архимага помещения дворца, ловить зверька, чтобы считать нужные сведения из ее мозга. Самым сложным было втолковать тупому созданию, что ползти надо в зал заклинаний, а не в кладовку. И то успешным оказался только третий вариант мыши, которому пришлось добавить ядовитые клыки, чтобы могла обороняться от расплодившихся пауков. В итоге Рогиэлю достались совершенно секретные детали ритуала призыва Ллос, а в качестве приятного бонуса - запечатленная памятью серого шпиона владычица в полностью обнаженном виде. Ритуал полагалось проводить без одежды. В силу наиболее секретных его особенностей.
   Итак, следить-то за оживленными он мог - иначе что это за эксперимент, если лабораторные образцы предоставлены сами себе? - однако в данный момент он должен был явиться им для общения. А как? Дело даже не в том, что Рогиэль в данный момент находился в сотнях миль от лаборатории - в конце концов, архимаг, не владеющий телепортацией это нонсенс - а в том, что явиться в своем настоящем облике он не мог. Потому что на Петавиуса не походил нисколько. Хотя бы потому, что борода у эльфов не росла. А магической маскировкой он воспользоваться не мог, ибо его детища просто не увидели бы ее! То есть увидели бы эльфа, что, хотя все эльфы для людей на одно лицо, дало бы в случае чего ненужную пищу для размышлений.
   Тела еще созревали в инкубаторах, а архимаг уже размышлял над возможностью передачи изображения на расстоянии, причем таким образом, чтобы итоговый образ формировался без непосредственного участия магии. Обычно такое изображение строится на основе магии иллюзий, то есть, опять-таки будет невидимым.
   Решение было найдено не сразу, поэтому страдало определенными недостатками. Так, формировалось множество крохотных линз, которые облепляли предмет, изображение которого необходимо передать, и телепортировали свет, отраженный от объекта на необходимое расстояние. В силу незначительных размеров телепорт от каждой линзочки много маны не требовал, но, так как было их достаточно много, то сил такая передача требовала много и утомляла порядочно.
   Ну и наконец, так как Рогиэль не хотел, чтобы образцы видели его в настоящем облике, то перед сеансом удаленной беседы пришлось изменить свой облик, благо трансформацией тела эльф владел давным-давно. И пусть в дракона превратиться он не мог, но стать похожим на Петавиуса - вполне.
   Недовольно поморщившись - как люди носят эти борожы? Жутко неудобно! - Рогиэль произнес:
   - Добрый день, уважаемые гости!
   "Уважаемые гости" дернулись и заоглядывались.
   - Я - архимаг Петавиус, который привел вас в это помещение. Я уже разговаривал с вашим руководителем...
   Все посмотрели на Сарджа. Ага, все-таки главный в группе - именно он.
   - ...и пообещал объяснить происходящее после того, как вы все придете в себя. Я уже вижу, что все в сборе, поэтому готов появиться и дать необходимые объяснения.
   После этих слов Рогиэль активизировал передачу изображения.
   Перед слегка - всего лишь слегка - вздрогнувшими гостями появился высокий человек. В белой мантии до пола, с длинными серебристыми волосами и бородой, спускавшейся куда ниже пояса.
   Жутко неудобная штука!
   Первым отреагировал Кен:
   - Ух ты! Гендальф!
   - Скорее, призрак Гендальфа, - задумчиво произнес Сардж.
   В силу небольшого недостатка разработанного способа изображение получалось полупрозрачным.
  

Глава 5

  
   Правило N 63: "Начальство знает, как это сделать, потому что знает, кто это будет делать"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
  
   - Или голограмма, - заметил Док.
   Рогиэль на всякий случай запомнил название незнакомой разновидности призраков. Или что там это слово означало.
   Не существует ненужной информации, никогда не знаешь, пригодится она тебе или нет.
   - Меня зовут архимаг Метавиус. Можете обращаться ко мне - мэтр Петавиус. А кто такой Гендальф?
   Не то, чтобы Рогиэлю это действительно было интересно, однако сейчас он - в образе Петавиуса, а тот не упустил бы случай узнать о незнакомом конкуренте.
   - Это один известный в нашем мире маг, - слегка подумав, ответил Сардж.
   - Сильный?
   - О, да.
   - Чем же я его напоминаю?
   - Бородой и мантией.
   Придурки одинаковы во всех мирах, подумал Рогиэль. Мантия удобна как лабораторная одежда - быстро надел поверх обычной, быстро скинул, если на нее попало что-то горящее или ядовитое. Но сделать мантия обязательной для ношения магами и требовать появления на всех официальных мероприятиях только в ней... Раньше он думал, что на такое способны только идиоты из Совета. Оказывается, нет.
   - Ну, сейчас не о нем. Итак, я представился. Как ваши имена?
   - Сардж, - с тихим рычанием начал командир, которого бесконечные представления явственно достали, - Док, Кен, Смит, Банни, Багира, Харли и Ракша.
   - А почему не настоящие имена? - встряла любопытная Харли.
   - Чтоб нас не смогли заколдовать на имя, - не оборачиваясь произнес Сардж.
   Кеелеэль сел в кресло, кстати возникшее у него за спиной:
   - Угощайтесь.
   "Гости" оглядели появившийся перед ними стол с напитками и закусками. Однако есть не стали, разве что Док отщипнул виноградину от большой грозди. Или не были голодны, или получить ответы на вопросы хотели больше, чем есть. Может быть, конечно, они просто никогда не сталкивались с телепортацией и напуганы... Хотя нет. В смысле, не напуганы точно.
   Пару тысяч лет назад, когда Рогиэль уже достаточно продвинулся в изучении магии жизни, однако опыта в создании тел у него еще не было - а опыта в переносе души в заранее подготовленное тело не было ни у кого, ибо методика была разработана самим Рогиэлем... В общем, во время одного из первых опытов молодой архимаг - молодой, потому что получил это звание не так давно - вселил душу погибшего воина в тело, которое планировал использовать как основу для создания своей личной стражи. Однако оживший воин увидел покрывающую его тело черно-зеленую бронированную чешую, выдвигающиеся костяные лезвие и четырехпалые когтистые лапы вместо ног - и сошел с ума. Итогом стала разгромленная лаборатория, погибшие помощники - самого Рогиэля спасло только то, что он уже умел телепортироваться - небольшие разрушения в городе, испуганные горожане, разгневанный Совет, солидный штраф, который пришлось выплачивать пару лет и запрет на создание новых рас. А также бесценный опыт. Так что, создавая тела этих образцов, архимаг слегка подправил работу надпочечников, чтобы исключить панику, страх и всяческие эксцессы. Поэтому они такие спокойные...
   - Кхе-кхе, - вежливое покашливание Сарджа вернуло Рогиэля в реальность. Надо же, он, оказывается отвык от простого общения.
   - Да, простите, знакомство с вами вернуло меня в прошлое. Итак, вопросы...
   - Скажите, в вашем мире есть магия?
   - Харли! - одернул бесцеремонную девчонку Сардж.
   - Разумеется, магия у нас есть.
   - Почему "разумеется"? - тут же заинтересовался "книжник".
   - Док, ну ты-то уж мог бы и не встревать.
   - "Разумеется", - все же ответил на вопрос архимаг, - потому что миры без магии не могут быть населены разумными существами. Первый закон Гвейнлинда.
   - А вдруг вы перенесли нас как раз из мира без магии? - пошутил Сардж.
   - Смешная шутка. По крайней мере, один архимаг у вас есть. Значит, есть и магия, и, если сохраняются те же пропорции обучения, что и в нашем мире - как минимум сорок тысяч магов. По одному на каждые полтысячи населения. Да и на адептов Разрушителя вы тоже не похожи...
   - Это еще кто такие? - насторожился командир. Да и остальные образцы напряглись.
   - Блуждающий бог, уничтожающий миры. Опасное создание, опасное своей коварностью. Разрушитель засылает в мир группу своих адептов, неотличимых от людей, которые начинают ему молиться. Это дает ему право войти в пантеон местных богов, затем он их уничтожает, оставаясь единственным богом мира. Следом Разрушитель высасывает из мира магию, его адепты размножаются и истребляют население, после чего вымирают. Их хозяин выбирает очередную группу адептов и засылает в следующий мир, где все начинается по новой.
   Судя по вытянувшимся лицам оживших, они ничего об этом не знали и сейчас мысленно представляли, что могло бы произойти с их ничего не ожидающим миром, появись в нем Разрушитель.
   - А вы откуда узнали про него? - медленно спросил Сардж.
   - Была попытка вторжения в наш мир. К счастью, мы вовремя поняли, что происходит что-то неладное, вычислили и допросили слуг Разрушителя, так что теперь его адепты уничтожаются, как только их опознают. Было еще два случая, когда к нам проникли предполагаемые адепты, но их быстро истребили.
   - Предполагаемые? - полуобморочно произнесла Харли.
   - Они пришли из другого мира, походили на адептов, так что рисковать мы не стали.
   - Понятно... - Сардж залпом проглотил вино из бокала, - Харли, молчать! Всем молчать! Разговор веду я! Прошу прощения, мэтр Петавиус, любые знания полезны, но, к сожалению, мы слишком далеко отошли от темы причин нашего появления в вашем мире. Кстати, ваше полупрозрачное состояние... Вы - призрак?
   - Настоящего мага даже смерть не сможет остановить! - пафосная фраза как раз в духе Петавиуса.
   - Для высокоорганизованного разума смерть - очередное приключение, - прошептала любопытная девушка.
   - Харли!
   - Это кто сказал? - заинтересовался Рогиэль любопытной концепцией.
   - Альбус Дамблдор, - сухо ответил Сардж. Остальные молчали, тихонько таская со стола закуски.
   - Тоже сильный маг?
   - Скорее, интриган.
   Ну, подумал Рогиэль, способность к интригам для того, чтобы стать сильным магом, нужна не менее чем способность к магии. Иначе прикончат.
   - Любопытно, но ваше появление здесь можно проиллюстрировать этой фразой. Вы умерли в своем мире, однако вместо того, чтобы отправиться в посмертие, вы оказались здесь. Ваши души перенес сюда я. И я же вселил их в эти тела.
   - Зачем?
   - Я - ученый. Я проводил эксперимент.
   - Простите, вы - некромант?
   Логичный вопрос. Кто-то в виде призрака говорит о том, что оживил мертвые тела. Что вы о нем подумаете?
   - Разумеется, нет!
   Разумеется, да. Глупо отказываться от магического умения только потому, что оно вызывает ужас у излишне брезгливых. Хотя в данном случае некромантия и ни при чем.
   - Я - маг жизни и я не поднимаю мертвых, а оживляю живых. Суть моего эксперимента была в создании новой расы разумных существ...
   - Сардж?
   - Да, Док?
   - Можно?
   - Уфф... Ладно, спрашивай.
   - Мэтр Петавиус, вы сказали - новой расы? Значит, существуют и иные?
   - Да, разумеется. Эльфы, орки, люди, гномы... Ученые насчитывают до двух десятков. Хотя и идут, например, споры насчет того, выделять ли горных орков в отдельную расу или считать их разновидностью орков степных...
   - Разве эльфы и гномы - разные РАСЫ? А не ВИДЫ?
   - Ну конечно, нет. Какие же это виды, если они могут свободно скрещиваться и давать потомство? Нет, и гномы, и орки, и люди - разные расы одного вида, Бронрен Индраврен, Существо Одушевленное.
   - А вот еще один вопрос... На каком это языке мы с вами общаемся?
   Судя по удивленном перешептываниям, Док был единственным, кто заметил, что общение с архимагом идет вовсе не на их родном языке.
   - Это всеобщий язык, на котором говорят практически все разумные существа. Я вложил его в мозг ваших тел еще до того, как души прижились...
   Потому что ПОСЛЕ приживления ничего бы не получилось.
   - ...также, на всякий случай, я добавил знание разговорного эльфийского, западнооркского и пары поверхностных диалектов гномского языка...
   А также получил знание вашего родного языка, называемого "русским". Но об этом вам знать необязательно.
   - Док, удовлетворился?
   - Но...
   - Спасибо за справку, мэтр. Продолжайте. В чем суть этой новой расы? Мы не очень отличаемся от людей.
   - Это потому что она создана на основе человеческого типа, как, в свое время, орков создавали на основе эльфийского типа...
   - Тоже?! - охнула все та же неудержимая Харли.
   - Харли!! - Сардж рыкнул.
   Ага, значит, мысль магов идет по одному пути. Любопытно...
   - ...однако в тип новой расы были внесены значительные изменения. Усилены мышцы, укреплены связки, повышена выносливость, а также сопротивляемость ядам, острота зрения и слуха, регенерация, термоустойчивость...
   - Мы теперь можем на снегу спать. Даже без повышенной лохматости... - пробормотал Сардж, - Это все?
   - Нет. Иначе получилась бы не новая раса, а разновидность человеческой. Основное отличие - иммунитет к магии.
   - Иммунитет?
   Рогиэль вкратце рассказал "образцам", в чем суть их новоприобретенной особенности.
   - Значит, нельзя подействовать с помощью магии... - протянул Сардж, - Если в нас влетит файербол?
   - Он просто скользнет мимо и не только не сожжет - даже не согреет. Если вы закроете глаза, то даже не сможете определить момент попадания.
   - Ага... Тут есть и свои недостатки...
   - К сожалению, да. Амулеты на вас работать не будут, исцеление магией - тоже...
   - Да и убить нас можно не только магией... Я так понимаю, клинок меча для нас все так же опасен? К тому же, даже я, чуть подумав, могу придумать с десяток способов убить нас магией дистанционно, не воздействуя непосредственно. Например, обрушить скалу... Это ведь убьет?
   - Увы, да.
   - Ага... Мы же можем только убить мага клинковым оружием, так как в таком случае не подействуют его щиты... Вкратце, ситуация ясна.
   - Что?! - возмущенно загудели остальные ожившие. Разве что Док, судя по взгляду, что-то просчитывал в уме, да Банни задумчиво объедала крупную вишню, - Ничего себе - ясно!
   - Я сказал - "вкратце"! Хорош бузить! Подробности - потом. Сейчас - главное. Ваши дальнейшие планы в отношении нас?
   - Никаких, - пожал полупрозрачными плечами архимаг, - Эксперимент закончен, результаты получены... Однако и просто так бросить разумных существ - не могу. В конце концов, я принял участие в вашей судьбе, значит, несу за вас ответственность перед богами...
   Чушь ты несешь, подумал Рогиэль, хорошо, что они этого не понимают.
   - ...поэтому я предлагаю, обратите внимание, не настаиваю, а предлагаю, следующее: у меня есть тайное жилище в уединенном и безопасном месте, где вы сможете адаптироваться к новым телам, получить знания о нашем мире, подобрать себе необходимую одежду и оружие, решить, как вы собираетесь жить дальше...
   Рогиэль осекся и потер левую руку, в которой запульсировала острая боль. Три слабых укола, один сильный, слабый, сильный, слабый, два сильных, слабый... Проклятье! В его башню явились гости, которых нельзя проигнорировать! Ну почему именно в такой момент?!
   Передача информации с помощью импульсов боли была придумана Рогиэлем уже давно. Очень удобно: сигнал не заслоняет поле зрения, что в некоторых ситуациях попросту критично, и никому не слышен. Еще проще, конечно же, была обычная телепатическая связь, но пускать в свой мозг кого попало архимаг не собирался.
   - Что-то случилось?
   - Ничего серьезного. Неожиданные гости.
   - Неприятности? Можем чем-то помочь?
   Удивленный архимаг оглядел оживленных и увидел у них на лицах спокойствие и реальное желание прийти на выручку. То есть, они не видят ничего страшного в том, чтобы отправиться на сражение неизвестно с кем, чтобы помочь эльфу... в смысле, человеку, которого видят первый раз в жизни.
   Что-то я с надпочечниками перегнул, подумал Рогиэль.
   - Нет. Ваш порыв, конечно, благороден...
   - В конце концов, если бы не вы, мы были бы мертвы. Как говорят у нас на родине, долг платежом красен.
   Надо запомнить...
   - В любом случае, пока вы мне ничем помочь не сможете... - задумчиво произнес архимаг, лихорадочно планируя ближайшие действия.
   "Та-ак... Открыть телепорт в... проклятье, туда нельзя, засекут, замучают вопросами... Так-так-так... ага, западный край Великой Равнины, там безлюдно и безопасно... Там нет книг, а сам он сможет появиться в тех краях неизвестно когда... Ладно, отдам им мозговика... Если сообразят - научатся, если нет - то зачем ему такие бестолочи... Открыть телепорт, отправить образцы, открыть телепорт, отправить мозговика, затереть следы, вернуть внешность, очистить кабинет от остаточных следов магии, вытереть пот, выдохнуть, встретить гостей..."
   - Добрый день, господа. Присаживайтесь. Вина? Чем обязан удовольствию лицезреть проверяющих от Совета?
  

Глава 6

  

Правило N 48: "Если это не сломано - значит, солдатам этого не дадут"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
  
   В центре комнаты находилось... находилась... находился...
   Предмет.
   Толстые, чуть изогнутые ножки, судя по цвету - из бронзы, держали на себе квадратную плиту, по виду тоже бронзовую. Размерами, по словам Дока, "метр на метр". Рогиэль не знал, сколько это "метр", заклинание доктора Эстела, позволявшее получить знание незнакомого языка, обладало своими недостатками: оно выбирало из мозга донора только те слова, у которых имелся аналог в родном языке рецепиента. А, так как мир новооживленных - да как же их называть-то?! - сильно отличался от Кандоса, родного мира архимага, то и многие понятия, проскальзывающие в разговоре, оставались для него непонятными. Что такое "голограмма", например? Хотя, это как раз понятно: либо название одной из тамошних разновидностей призрака, либо название магической иллюзии. Можно, конечно и просто спросить, при неожиданной скрытности лабораторных образцов, они не откажут в таком маленьком и безобидном кусочке знаний. Однако эльфийский архимаг предпочитал добывать знания, а не получать готовыми.
   Это же гораздо интереснее!
   Например, понять, что они скрывают. Сразу же после перехода Сардж громко приказал всем своим людям молчать "все поняли о чем!" и сослался на свою уверенность в наличии здесь "жучков". Из чего эльф сделал вывод, что магически подслушивающие насекомые существуют не только в этом мире. Хотя жучки - неудобно. Тараканы - лучше. Хотя им нужно зрение перенастраивать, потому что обычный таракан видит до крайности плохо, еле отличая свет от тьмы.
   После открытия арки пространственного прохода - Рогиэль поначалу попытался просто телепортировать их, однако вовремя вспомнил, что на образцы не действует магия - новооживленные прошли сквозь нее, практически не удивившись, разве что не в меру любопытная Харли попыталась дотронуться до пылающих холодным синим огнем границ портала. Прошли - и оказались в круглом помещении, с четырьмя дверями в разных направлениях. Убедившись, что вся восьмерка благополучно оказалась в Убежище N 13, Рогиэль вздохнул, закрыл проход и послал короткий импульс магии в сторону Латайских гор.
   Далеко-далеко от эльфийского леса, от Убежища и от башни архимага, высоко в горах, стронулся с места и понесся вниз, распугивая архаров и кекликов, каменный поток. Он сносил на своем пути все и надежно похоронил под надежным каменным завалом лабораторию, из которой в этот мир вышла новая раса. Еще одна.
   Да, лаборатория находилась именно в Латайских горах. Правда, если вдруг кто-то сумеет захватить в плен кого-то из новооживленных, допросить, а потом попытается отыскать лабораторию по характерным особенностям пейзажа, который можно было увидеть за окном, то искать лабораторию этот кто-то будет в горах Маркнейи, что в тысячах миль южнее. Окно на самом деле было не окном, а порталом, передающим изображение из Маркнейи в помещение лаборатории. Вроде той технологии, что использовал Рогиэль для передачи своего "призрачного" изображения из башни в лабораторию, только гораздо более примитивной. Для архимага, разумеется.
   После того, как две тысячи лет назад Совет вышел на Рогиэля, проводившего свои эксперименты в одном из людских королевств, архимаг постарался до предела развить свои способности пространственной магии и с недавних - для долгоживущего эльфа - пор старался экспериментировать, не покидая башни. Чем снискал себе репутацию чудаковатого затворника. Все лучше, чем обвинения выдвинутые в тот раз... Если бы не внезапная смерть одного из главных свидетелей, смерть, в которой так и не сумели обвинить Рогиэля, то, пожалуй, его могли бы обвинить в попытке захвата мира...
   Хотя он - всего лишь ученый. А смерти, даже массовые - лишь побочные результаты экспериментов. Архимаг чуть улыбнулся, вспомнив, как в свое время его учитель, слегка подзабытый в настоящее время Албертион, восхищенно произнес, глядя на вспышку нового заклинания "Какая великолепная магия!". Как же тогда это заклинание назвали?... "Огненный дождь", кажется. Или "Армагеддон"...
   Тем временем, образцы продолжали изучать предмет. На бронзовой плите находилась полусфера из толстого стекла, со стальной отвинчивающейся крышкой сверху. Внутри полусферы в прозрачной, чуть розоватой жидкости плавал огромный, покрытый многочисленными глубокими извилинами мозг, цвета красного дерева.
   - Ну и что это за фигня? - наконец озвучил общее недоумение Сардж.
   Это, образцы, не фигня, подумал Рогиэль. Это - мозговик, а если уж дотошничать и воспользоваться официальным названием - "Артефакт хранения, получения и преобразования информации". И вещью он был очень полезной, хотя и довольно редкой. Демоны почему-то очень редко соглашались добровольно отдать мозг для его создания.
   Если уж быть честным, тот мозговик, полученный восьмеркой новооживленных, был не самым мощным и многофункциональным. Он хранил информацию, в объеме примерно равном объеме королевской библиотеки - причем имелась в виду библиотека эльфийского короля, собираемая тысячелетиями, а не одного из королей Расколотой империи, у которого в замке только одна книга. И та висит на гвоздике. Мозговик также мог отвечать на заданный вопрос, в определенном объеме рассуждать и делать выводы. Мог создавать изображения, в том числе и объемные. Не очень большие. Мог управлять сознанием живых существ. Но недолго и не разумных. Мог внедрить в сознание установку на определенное поведение. Но, опять-таки с разумными существами он справиться не мог. Мог скопировать предмет, находящийся перед ним или хранящийся в памяти. Но не большой и при наличии ингредиентов. Мог изменить форму предмета, находящегося перед ним. Но тоже небольшого и без изменения его характеристик. Мог наложить чары на предмет, создав артефакт. Но слабый. Мог... А, пожалуй, все. Было еще несколько незначительных функций, вроде сканирования местности, но не очень значительных. Для обучения поселенцев из другого мира - вполне хватит.
   - Архимаг сказал, что эта хрень поможет нам в получении сведений о мире. Пока он будет занят.
   - Ну и как из него эти сведения извлечь? Окей, Гугл, где мы находимся?
   "Интересно, подумал Рогиэль, подобные артефакты в их мире так распространены, что Сардж имел к ним доступ, или он просто слышал о таких и воспользовался единственным известным ему именем доступа - Окейгугл? Странное имя..."
   Мозговик молчал.
   - А еще, - потер подбородок Док, - архимаг сказал, что его зовут Мозг.
   - Окей, Мозг, где мы находимся?
   - В Убежище номер тринадцать, - ответил мозговик.
   Сардж вспомнил о матери, то ли своей, то ли чьей-то еще. У мозговика ее, по понятным причинам, не было.
   - Ну и голос... Как будто по черепу скребут изнутри. Что ты такое?
   Мозг не ответил.
   - И чего ты молчишь?
   Мозг не ответил.
   - Ты забыл сказать вначале "Мозг", - предположил Док.
   - Понятно. Банни, это по твоей... Банни? Где...? А Багира где? А Харли?! Куда все девки исчезли?!
   - Я здесь, - произнесли из-за спины.
   - Ракша, прекрати подкрадываться!
   - Я не подкрадывалась, я здесь стояла. И, позвольте, значит, доложить, господин генерал, Кена тоже нет.
   "Генерал?" - подумал Рогиэль. Нет, навряд ли. Сарказм из голоса Ракши сочится так, что не скроешь. Но к армии он явно имеет отношение.
   - Кен тискает Банни в комнате с ванной, уговаривая ее искупаться, - в дверях появилась Багира, - Харли подсматривает за ними, надеясь напугать.
   - А ты? - рыкнул Сардж.
   - Произвожу обследование помещений. В нашем коридоре - четыре комнаты, одна из которых - вот эта, в остальные не входила. В следующем - десять комнат, предположительно жилые комнаты, не входила. Дверь напротив - предположительно выход наружу, не стала открывать до дальнейших распоряжений. Ну а в коридор с ванной и круглым столом мы уже заглядывали.
   - За полученную информацию - хвалю. А теперь ответь мне, девочка моя - Я РАЗРЕШАЛ ОТХОДИТЬ?!
   Глаза Багиры чуть не вывалились наружу:
   - Нет...
   - Тогда какого лешего?!
   При чем тут лесной дух? Тут и леса-то нет...
   - Бегом за этим героем-любовником и блондинкой! Я вас сейчас буду строить в две колонны в три ряда!
   Не получится. Один лишний останется.
   - Ведете себя как придурки из фильма ужасов! "Мы в незнакомом и опасном месте? Давайте разделимся! Отличная идея!".
   Сардж этого не понимает, однако виноват, скорее он, Рогиэль. Игры с гормонами привели к тому, что образцы просто не чувствуют страха и ведут себя так, как будто здесь им все знакомо и безопасно. Скоро пройдет. Наверное.
   - Вопросы?!
   - Один, - подал голос до сих пор молчавший здоровяк Смит, - Почему ты командуешь?
   - Потому что по квенте я - командир нашего отряда!
   - Квента осталась в прежнем мире...
   - Пока мы ничего не знаем об ЭТОМ мире - не время разводить демократию!
   Демократию? Похоже - какой-то синоним пререканий и беспорядка.
   - Ага! Явились!
   Багира втолкнула в комнату Банни и Кена, следом за руку завела Харли.
   - Итак... Банни!
   Девушка два раза хлопнула ресницами. Сардж осекся и вздохнул:
   - Банни, разберись с этим биокомпьютером. Голосовой ввод, кличут - Мозг. Остальные - строиться!
   - Старая добрая учебка... - пробормотал Кен. Раскаяния на лицах не было ни у кого. Однако построились все. Даже Смит нехотя шагнул вперед.
   - Итак, мои дорогие... Банни, ты куда встала?
   - Строиться.
   - Вернись к компу. Остальные - слушай мою команду! Выходим из комнаты. Перемещаемся вместе. Ищем хоть что-то похожее на оружие. При нахождении - вооружаемся и продолжаем исследование. В наружную дверь выходим в последнюю очередь. Задача ясна? Вперед!
   В комнате осталась только Банни.
   - Мозг, ответь.
   - Я слушаю.
   - Что ты такое?
   Молчани.
   - Мозг, что ты такое?
   - Я - артефакт, предназначенный для хранения, получения и преобразования информации.
   - Мозг, любой вопрос, заданный мною, воспринимать как обращенный к тебе. Ясно?
   - Да, ясно.
   - Кто твой хозяин?
   - Информация запрещена к разглашению.
   - В каких пределах ты слушаешься нас?
   - В пределах, не причиняющих вреда моему хозяину.
   - Понятно... Админку не дали... Продолжаем...
   Банни ловким щелчком сбила на пол пробежавшего по краю стола таракана. Тот улетел, и левый глаз Рогиэля, которым тот следил за происходящим, резко скосил в сторону. А правый при этом продолжал смотреть на проверяющих, с которыми архимаг вел беседу, отчего тех слегка перекосило.
   - Прошу прощения, - ласково улыбнулся им архимаг, - возраст. Сами понимаете... Вернемся к нашему разговору. Итак, что касается Академии...
  

***

  
   - Это относится к "что-то, похожее на оружие?" - тихо спросил Кен.
   Остальные, замершие в дверях в оружейную комнату, молчали.
   Оружейка представляла собой длинный коридор, вдоль которого выстроились стойки с оружием. От кастетов городского отребья до полного набора лат паладинов. От охотничьих копий до двуручников-эспадонов. От гоблинских кукри до оркских топоров. От гномьих баллоков до эльфийских мечей-маголов. От булав Севера до ятаганов Юга.
   Нет, конечно же, здесь было представлено не все оружие мира. Но очень, очень приличная его часть.
   Весь следующий час новооживленные провели в оружейной комнате. Развели там беспорядок, хватая и бросая то один то другой приглянувшийся предмет. Потом, после рявка Сарджа, споткнувшегося о шлем горного орка, все более-менее привели в порядок. Зашла задумчивая Банни, пробормотала "Мне нужно", взяла первый попавшийся кинжал, и ушла.
   И все это время они продолжали ходить в легких штанах и рубахах, полученных в лаборатории. Хотя за следующей дверью был гардероб.
   Наконец, они угомонились и определились с выбором оружия. Большинство выбрали моголы - длинные эльфийские мечи, с односторонней заточкой и легким изгибом, обладающие длинной прямой рукоятью без навершия и маленькой овальной гардой. Хотя Сардж взял себе два коротких кинжала, а Смит вооружился боевым посохом. Да еще Ракша прихватила набор метательных ножей-звездочек.
   - Ну что, - осмотрел Сардж свое воинство, - Выглянем наружу или пойдем дальше по комнатам? Тут где-то должна быть одежда и еда.
   - Есть мы пока еще не хотим, - заметил Док, - А выбирать одежду, не зная климата снаружи - просто глупо.
   - Принято. Багира, где выход?
  

***

  
   Дверь бесшумно открылась. Новооживленные замерли в изумлении.
   Дверь Убежища находилась в скале, вернее, в скальном массиве, кольцом окружавшем небольшое озеро, с несколькими деревьями рядом. Проход наружу из этого тайного места выглядел как узкая щель в скале, через которую теплый ветер приносил ароматы степных цветов.
   Голубело чистейшее небо без единого облачка. Светило солнце. От озера тянуло запахом воды и легкой прохладой.
   Пели птицы.
   Орки удивленно смотрели на неизвестно откуда взявшихся людей.
  
  

Глава 7

  

Правило N 22: "Если ты видишь белки их глаз - значит, кто-то совершил ошибку"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
   - Это что, орки? - полуобморочно прошептал кто-то из девушек. Кажется, Харли. Она, по-видимому, просто не могла не комментировать все происходящее вокруг. По крайней мере, Рогиэль, не мог представить задумчивую Багиру или хладнокровную Ракшу испуганной настолько, чтобы не понять, кто перед ней.
   А Банни здесь не было, она продолжала играть с мозговиком.
   Разумеется, это орки. Типичные равнинные орки.
   Смуглая кожа с легким зеленовато-оливковым оттенком. Небольшие глаза, настолько небольшие, что выглядят черными провалами - белки почти не видны. Слегка заостренные уши, из-за чего некоторые полагают, что орки - родственники эльфов (а совсем немногие помнят, что это правда). Крючковатые носы с горбинкой, торчащие скулы с ритуальными шрамами, выступающие из-под верхней губы клыки, черные как смола волоса, заплетенные в сложную косичку. Мягкие сапоги, кожаные штаны, расшитая золотыми украшениями безрукавка, короткие мечи в руках.
   Орки. Пять штук.
   - Мы пришли с миром! - поднял руку Сардж, показывая, что в ней нет оружия.
   Это была ошибка. Фраза произнесена на всеобщем, а этого языка орки не знают. Вернее, знают, что те, кто говорит на этом языке - их злейшие враги.
   - Харра!! - и к замершим новоожившим рванули пять бойцов из племени Белой Совы. Насколько архимаг мог разобрать их шрамы, глядя глазами таракана, сидящего на притолоке входной двери вверх ногами.
   Ну-ка, ну-ка... Интересно, как образцы справятся с этой задачей? Орки возле Убежища оказались для Рогиэля неожиданностью, однако определить способности своих детищ в боевой обстановке было бы очень любопытно. В конце концов, если они не смогут справиться с какими-то жалкими орками - зачем ему такие образцы? Эксперимент можно будет посчитать неудачным и в следующий раз подойти к выбору душ более ответственно.
   Посмотрим.
   - В стороны! - скомандовал Сардж, выхватывая меч и бросаясь на орков. Один из нападавших степняков хрюкнул и кубарем покатился по земле, из глазницы торчала рукоять кинжала, одного из тех, что выбрал Сардж.
   Неплохо, неплохо.
   Орки достигли противника, и бойцы разделились на четыре сражающиеся пары. На девушек орки не обратили никакого внимания: для этой расы женщины находятся на уровне домашних животных и представить, что одна из амок ввяжется в бой, для них дико.
   Два самых крупных и, по-видимому, самых опытных орка напали на Сарджа и Смита, отбивавшегося от клинка посохом. Впрочем, Кен, тоже не оплошал, а вот Дока явно теснили.
   Харли отчаянно визжала, выставив вперед меч, Багира плавно заходила со спины к напавшему на Сарджа, Ракша, прищурившись, смотрела на Дока.
   Лязг! Трюк с брошенным кинжалом у командира второй раз не получился, оскалившийся орк отбил его мечом.
   Насколько мог понять Рогиэль, образцы владели мечами на достаточно неплохом уровне, хотя в их движениях и проглядывала какая-то неуверенность. Как будто весь их опыт ограничивался тренировками и дружескими поединками, и никогда не приходилось сходиться в бою с настоящим противников.
   Нужно признать, отметил эльф, что, если бы не модернизация тел, позволяющая оживленным двигаться с большей скоростью, наносить удары с большей силой и медленнее утомляться - они уже были бы мертвы. В конце концов, орки всю жизнь проводят в сражениях, и опыта у них гораздо больше. Более-менее прилично владел мечом разве что Сардж, да и то...
   А, хотя нет. Вполне достойно.
   Длинные клинки моголов держали орков на расстоянии, не позволяя им нанести удар - листовидные мечи орков гораздо короче и вообще больше схожи с длинными кинжалами - поэтому один из приемов орков в бою: сблизиться с противником настолько, чтобы длина его меча начала мешать. Тот из орков, что напал на Сарджа, попытался было провернуть этот трюк, но получил удар левой рукой в бок, на мгновение отвлекся... Взмах! И клыкастая голова покатилась по траве.
   Взревел противник Дока: в его скуле торчала металлическая звездочка. Ракша метнула еще три, две пролетели мимо, а третья врезалась в глаз орка. Тут ж заколотого.
   Почти сразу же упал, обливаясь кровью, третий орк. Багира увидела, что Сардж в помощи не нуждается и воткнула меч в спину орка, бившегося с Кеном.
   Оставшийся последним осознал, что его сейчас будут убивать вчетвером. Отпрыгнул от Смита, уклонился от пролетевшего над головой посоха, взмахнул мечом, развернулся...
   Путь к отступлению был перекрыт. К затравленно озиравшемуся орку медленно приближались одетые в странные белые одежды четверо...
   - Кто вы такие? - прохрипел он по-орочьи.
   Эльфы? Слишком смуглые. Люди? Слишком стройные. Орки? Слишком бледные.
   - Кто вы?
   - Мы твоя смерть! - выкрикнула из-за спины брата Харли.
   Рядом с мужчинами встала Багира. Хмуро глядящая, но меч в руке не дрожал.
   - Надо же... Равнинный орк, - задумчиво произнесли со стороны двери.
   - Банни, беги!
   Орк захохотал. Люди. Только они могут придавать столько внимания своим самкам. Если сейчас приставить клинок к горлу этой полуголой красотки, то они отпустят его. Может быть, даже поверят, что он отдаст девушки обратно...
   Быстрый прыжок...
   И орк падает на землю, хрипя и хватаясь руками за разрубленное горло.
   - Ну вот, испортила тряпочку... - Банни приподняла край простыни, замотанной в которую так и продолжала ходить. Густая кровь орка заляпала белизну ткани вишнево-красными пятнами.
   Видимо, решив, что где семь пятен, там и девять, девушка вытерла о подол клинки кривых ножей-керамбитов и спрятала их обратно.
   Архимаг даже не успел увидеть - куда.
   Стычка закончилась.
  

***

  
   - Эх, дубинушка, ухнем... Эх, зеленая...
   - Кен, заткнись.
   Могилы для орков копали мечами. Не эльфийскими моголами, разумеется: широкими кривыми клинками скимитаров. Если бы дроу увидели, как по-хамски относятся к их оружию, они бы, скорее всего, обиделись. А те, на кого обиделись дроу, живут недолго. И умирают... небыстро.
   Но лопат в Убежище не было.
   - Давай! - Кен подтащил последнего орка за ноги и пинком сбросил в яму. Смит и Багира начали забрасывать ее землей.
   - Никто не заметил ничего странного? - задумчиво произнес Сардж, глядя на постепенно скрываемое комьями тело.
   - Ты про то, что нас чуть было не зарубили гребаные орки? Или про Банни, вскрывшего одного из них? Кстати, Банни, где ты взяла эти ножички?
   - Потом покажу. Будет интере-есно...
   - Нет, - Сардж спихнул босой пяткой остатки земли, - Я о другом. Мы только что зарубили пять человек... ну, пусть, орков. Нас самих чуть не зарезали как свиней. Мы все в кровище, мы таскаем трупы... Какого ляда мы такие спокойные?
   Смит выпрямился, с хрустом воткнул скимитар в землю. Судя по звуку, орк был закопан все же неглубоко.
   - А что не так-то? - спросил здоровяк.
   - Я видел, как ведут себя люди в подобной ситуации. Те, кто никогда не сталкивался со смертью, какими бы крутыми они не были и как бы не храбрились до этого - свою первую смерть переносят гораздо более эмоционально. Вплоть до истерики и блевоты. А у нас? Даже девушки...
   - Меня чуть не стошнило! - вставила Харли.
   - Не ври. Даже девушки перенесли атаку так, как будто каждый день ходят в бой. А ведь из нас сталкивались со смертью, я имею в виду, насильственную... Сколько? Я, Ракша... Ну и все.
   - Я, - подняла руку Багира, - У нас был бунт, мне пришлось стрелять... Короче, - дернула она уголком рта - Сардж прав: с нами что-то не так.
   - Предлагаю, - вмешался Кен, - пойти в Убежище, одеться в нормальную одежду, помыться, поесть и потом обсуждать тайны человеческого мозга.
   Он выдернул меч из земли, поглядел на острие, пробормотал "В голову попал", и закинул его на плечо:
   - Пойдем.
   Рогиэль удовлетворенно улыбнулся. Он наконец-то спровадил проверяющих, явившихся с некой маловразумительной претензией по поводу слишком долгого отсутствия на заседаниях Совета, и теперь наслаждался наблюдением за своими занимательными образцами.
   Итак, первое боестолкновение показало неплохие результаты. Оживленные владеют оружием, хладнокровны, умеют работать сообща, обращать внимание на мелочи. Неплохо, неплохо.
   Если они сумеют сделать правильные выводы из произошедшего, то Рогиэль может быть спокоен: образцы выживут и дальше. А, значит, смогут послужить его целям.
   Ну и разумеется, постоянно подкидываемые ими загадки придавали дополнительную остроту ситуации, как листик чабера - жаркому.
   Сардж, по-видимому, не военный. Слишком слабое владение мечом. Скорее, все-таки стражник: характерное для них стремление командовать. Кстати, то, что он не очень хорошо обращается с оружием - для стражника характерно не менее.
   Док, напротив, сражается гораздо лучше, чем любой известный архимагу книжник. Если не брать в расчет эльфов, но их долгой жизни хватает на то, чтобы развить и тело, и интеллект. Если, конечно, у эльфа возникает такая потребность. Чаще - нет. Хм, хм, хм... Примем пока за версию, что Док - сын дворянина, сбежавший из семьи. Владение оружием - остатки детских тренировок, ну а ум - уже результат обучения после побега из дома. По крайней мере, Док сумел правильно догадаться, о причине насторожившего Сарджа спокойствия. Разумеется, иной гормональный фон. С причиной нападения орков он, правда, ошибся: в ходе короткой дискуссии, оживленные пришли к выводу, что орки напали из-за эльфийских мечей. Хотя равнинные орки слишком редко сталкиваются с эльфами, чтобы выработать настолько уж сильную ненависть. Людей они не любят гораздо больше.
   По Кену и Харли остается пока в силе версия с дворянскими детьми. Только более типичными, нежели Док.
   Смит - совершенно неясен. Выбор посоха в качестве оружия... Крестьянин? Клирик? Возможно, второе, из-за явной попытки перехватить лидерство у Сарджа.
   Багира - непонятно. Бунт? Стрелять? Владение луком нетипично для телохранительницы, да и в оружейной комнате никто даже не попытался отыскать луки или арбалеты. Тем более - их там не было. В качестве дистанционного оружия для Рогиэля было привычнее использовать магию. А образцам оно тем более без надобности: если атака мечом пробьет любые магические щиты - пока оживленный держит меч в руке - то, стоит ему выпустить стрелу, как она тут же станет для магии обычным предметом и будет остановлена или отбита самым простеньким заклинанием Щита.
   Банни, конечно, удивила, но из образа куртизанки не вышла. Хотя... Те предпочитают в качестве оружия что-то более эстетичное: яд, тонкий стилет, оставляющий крохотную дырочку... Уж никак не кривые лезвия, после удара которых будешь залита кровью по самое декольте. Да и обращение с мозговиком... Как будто ей каждый день приходилось с ним работать. Любовница мага? Возможно.
   Кто удивил, так это Ракша. Вот у кого, оказывается, были тени смертей на ауре. Наемная убийца, а вовсе не скромная служанка, вот она кто, оказывается.
   Хотя все это - всего лишь версии.
   Продолжим наблюдение.
  

***

  
   Пищевой артефакт на столе выглядел как толстый круглый поднос. Или большое плоское блюдо из белого фарфора, расписанного фруктами. Работал он очень просто: произносишь название блюда - и оно оказывается на подносе, горячее, как будто только из печи. Ну или холодное, разумеется, если блюдо должно быть холодным. Навряд ли кого порадует разогретое мороженое.
   Попадали на стол они, конечно, не из печи, а из локального стазис-пространства и из рук повара могли выйти и сто лет назад. В стазисе время не двигалось. Архимаг почти все нужные вещи хранил в таких локальных "карманах" - очень удобно, все всегда под рукой. В одном из "карманов" уже лет триста находился случайно влезший в башню удачливый вор. В смысле, удачливый до того, как его поймал Рогиэль. Эльф запихнул его в один из "карманов", чтобы разобраться потом. И забыл.
   Слегка утомленные схваткой и похоронами, образцы вернулись в Убежище, чтобы умыться и поесть. Архимаг согласился: он тоже считал, что смерть сильного противника приводит к чувству легкого голода. Хотя своих врагов почти никогда не убивал. По крайней мере, лично.
   Изначально они собирались постирать одежду, которую носили еще с лаборатории, однако потом наткнулись на гардеробную и прием пищи отложился еще на час. И стоило так перебирать, если в итоге все оказались одеты почти одинаково? Тонкие брюки из эльфийского шелка и легкие рубашки из него же. Разве что разных цветов.
   Обед - а, вернее, почти ужин, оживленные уже закончили, умяв столько, что обычному человеку хватило бы на два дня - обратная сторона ускоренной регенерации и сниженной утомляемости - и теперь развлекались, заказывая всякую ерунду, вроде "супа из ласточкиных гнезд" - кто вообще станет есть суп из глины с соломой? - или непонятного "навского шуркя". Артефакт чаще игнорировал неизвестное пожелание, если же заказ проходил и блюдо с подноса не забирали в течение десяти секунд - оно возвращалось обратно в стазис.
   После обеда, образцы поплавали в ванне. Мальчики отдельно, девочки - отдельно. Хотя размеры позволяли поместиться в ней всем восьмерым и еще осталось бы место. Потом, сытые, мытые и довольные, они разместились по комнатам. На предложение Дока поразмыслить, почему их восемь, а комнат - десять, отмахнулся даже Сардж, предложив все вопросы отложить на потом.
   То есть - на утро.
   Ненадолго все затихло. Свет в коридоре потух до легкого полумрака: образцы с легкостью разобрались в принципе действия светящих артефактов.
   После чего начались некоторые перемещения из комнаты в комнату. С хихиканьем и последующими стонами и вздохами.
   Нет, подумал Рогиэль, что-то я там с гормонами напутал. В следующей партии сексуальность надо снизить...
   Тихонько открылась дверь в комнату командира.
   - Сардж? Ты спишь?
   - Багира? А ты-то чего не спишь? - он отложил на прикроватный столик взятый в библиотеке томик "Разумные расы нашего мира".
   Багира, не ответив, расстегнула пуговицу на рубашке. Потом вторую. Потом - третью.
   А потом пуговицы кончились, и рубашка упала на пол.
   А больше на Багире ничего не было.
  
  

Глава 8

  

Правило N 59: "Две ошибки - не всегда достаточно"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
   Таракан притаился в углу под потолком комнаты N 8. Его глаза, слишком крупные и необычные для простого насекомого, пристально наблюдали за лежащей в постели парочкой.
   Архимагу - который сейчас смотрел глазами таракана - не было интересно слияние тел. Если бы его это интересовало, то он сосредоточился бы на наблюдении за комнатой N 5, где все было гораздо более... разнообразнее. Гораздо любопытнее было то, что происходило ПОСЛЕ.
   - А мне почему-то казалось, - погладил Сардж по голому плечу прильнувшую к нему Багиру, - что ты лесбиянка.
   - Может, я би? - ухмыльнулась та.
   - Может. Только это никак не объясняет твой приход сюда.
   - Я так захотела. Почему, если мужчина приходит к женщине - никому не приходит в голову спросить, зачем он это сделал?
   - Мне бы пришло.
   - Ты мне понравился и закончим на этом.
   Они помолчали.
   - Сардж... - нарушила тишину Багира, - Можно с тобой поговорить?
   - Можно, - хмыкнул тот, - Почему женщины после секса всегда хотят поговорить?
   - Я после секса хочу только пожрать. Разговор никакого отношения к этому не имеет. Сардж...
   - Чего?
   - Ты не задумывался о том, что мы будем делать дальше?
   - Задумывался.
   - И?
   - Будем жить.
   - Жить... Бомжи под мостом тоже "живут". КАК мы будем жить?
   - Я думаю - хорошо.
   - Почему? - Багира села на кровати, нимало не смущаясь того, что простыня уже ничего не скрывает.
   - Почему хорошо? Потому что плохо жить я не хочу.
   - Нет, почему ты вообще решил, что нам удастся устроить более-менее приличную жизнь? Что мы вообще выживем?
   - Потому что мы - команда.
   - Сардж... Блин, как сигареты не хватает! Сардж, мы - НЕ команда. Мы - сборище совершенно разных людей, ни один из которых не заточен под выживанием в другом мире, где орки собираются разрубить тебе голову просто потому, что у нас мечи не того фасона! Какая команда?! Лунатик, клоун, тормоз, шлюха, истеричка и психованная яндере!
   - Нас восемь.
   - В смысле? - потеряла нить Багира.
   - Нас восемь. Ты раскритиковала только шестерых. Продолжай.
   - Хорошо. Солдафон и тупая лесбиянка. Доволен?
   - Нет. Пессимизм в команде не приветствуется.
   - Тогда...
   - Тогда слушай меня, Багира.
   Рука Сарджа провела по столику, как будто пытаясь нащупать что-то привычное.
   - Сигарет действительно не хватает... Итак. Ты не права. Мы на самом деле не команда, но и то, что мы случайное собрание - неправда. С Доком и Кеном мы знакомы еще со школы. Док - умный тип, просто его мысли всегда забегают вперед, отчего с непривычки его сложно понимать. А Кен просто ведет себя раздолбайски, но, если нужно - он не потеряется. Смит присоединился к нам только в этот раз, но на тормоза он не тянет. Просто спокойный человек.
   - А то, что он пытается тебя подсидеть, ты заметил?
   - Человек привык руководить, сложно ожидать чего-то другого. Но вменяемый руководитель еще и понимает, когда командовать должен только один, а когда можно устроит диспут с симпозиумом.
   - Кстати, Сардж. А почему - ты?
   Командир потер нос.
   - Про квенту упоминать?
   - Не надо. Квента осталась на Земле.
   - Да, сам понимаю, что довод идиотский. Просто... Мне даже не пришло в голову обосновать - почему я? Почему доктор бросается делать искусственное дыхание потерявшему сознание, а не стоит в сторонке? Почему мастер спорта по плаванию прыгает в воду, чтобы спасти тонущего, вместо того, чтобы идти по своим делам? Потому что их знания и умения могут спасти людей. Они это умеют. Я тоже - умею.
   - Самоуверенно.
   - Я не привык отказываться от ответственности.
   - Пафосно.
   - Зато правда.
   - А ты уверен, что остальные согласятся с твоим лидерством?
   - Док и Кен - да. Банни - тоже. Остальных спросим.
   - О, ну конечно. Банни, - язвительно выделила голосом Багира.
   - Что ты к ней прицепилась? Банни - хорошая девочка.
   - Да-да. И сейчас эта "хорошая девочка" прыгает верхом на Кене. Вам, мужикам, нравится такой типаж безотказной глупышки.
   - Ошибка. Банни - не безотказна и ляжет в постель только с тем, с кем захочет. Не говоря уж о том, что далеко не глупышка.
   - Конечно-конечно. "Каким оружием я владею? Пилочкой для ногтей" - просюсюкала медленно закипающая Багира.
   - Ты просто не видела, что Банни сделала пилочкой для ногтей с тем типом, который тоже решил, что она - безотказна. Так что в нашей недокоманде есть ядро: мы с Кеном и Доком. Плюс Банни. Плюс Харли, двоюродная сестренка Кена.
   - Еще одна дура.
   - Просто слегка легкомысленная. Это пройдет. Как мне кажется - мир здесь суровый и легкомысленные долго не проживут. Она изменится.
   - Остались я, Смит и Ракша.
   - Ты... Хм... Ты...
   - Ах да, я и забыла: проведенная вместе ночь - еще не повод для знакомства.
   - Неужели ты прыгнула ко мне в койку только для того, чтобы остаться в команде?
   Тресь! Зазвенела громкая пощечина.
   - И только потому, что тебе нужно сохранять авторитет командира, я не сломала тебе нос.
   - Думаешь, у тебя бы получилось?
   - Вот только не надо хвалиться своей службой в супер-дупер спецназе!
   - Ну какой спецназ... В штабе, писарем отсиделся.
   - Не один я, - усмехнулся Сардж, - Кто-то тоже не сразу признался, где работает.
   - Нечем хвастаться. Стоять на вышке - много ума не надо...
   - Это там ты первый фраг взяла?
   - Лучше бы не брала... Не хочу говорить. Потом, ладно?
   - Как скажешь, крошка....
   - Чуешь, чем пахнет?
   - Какой убедительный кулачок. И пахнет... Переломом носа?
   - Угадал. Значит, команда состоит из лидера, двух его приятелей, подружки, родственницы, любовницы и двух приблудных личностей?
   - Нет. Команда состоит из меня и моих людей. Точка. Делить ее на тех, кто мне дорог и тех, кем можно пожертвовать - я не стану.
   - И куда же собирается вести нас наш вождь?
   - Завтра. Все расскажу за завтраком. Меня и так задрало повторять все по новой каждому очнувшемуся. Давай спать.
   - А я спать не хочу... - промурлыкала Багира.
   - А чего хочешь?
   - Не чего... мррр... Кого...
   Интересно, интересно, отвлекся от наблюдения архимаг. На долготе Убежища уже наступила глубокая ночь, а там, где находился Рогиэль - только-только садилось солнце, впрочем, спать он в любом случае не собирался. Еще в молодости он пришел к выводу, что тратить время жизни - пусть и безразмерной эльфийской - на то, чтобы лежать неподвижно и видеть странные картинки - просто глупо. Если ему захочется провести время в неподвижности - он займется медитацией. А картины, которые можно увидеть после употребления определенных растений или веществ - гораздо разнообразнее банальных снов. Так что будущий архимаг углубился в магию Жизни, что, после применения некоторых практик, позволило ему стать Эльфом-который-не-спит. О чем не пожалел еще ни разу. Даже удивительно, отчего другие маги не последовали его примеру. Инерция мышления - губительна для настоящего ученого.
   Вернемся к подопытным образцам. Из своего богатого опыта Рогиэль знал, что после секса люди мог рассказать такое, что никогда не сорвалось бы с их языка. Эльфы, впрочем, тоже. Правда, молодые, с возрастом они учатся контролировать себя в любой ситуации. А суровый гномий секс и вовсе не предполагал никаких разговоров и вообще других действий, не связанных с зачатием.
   Итак, что можно понять из подслушанного? Сардж - армейский писарь, что объясняет слабое владение оружием. Багира, похоже, дежурила на какой-то сторожевой вышке, возможно, на границе с дикими племенами. Странный мир - женщина выполняет мужскую работу. Они же не предназначены для этого. И, главное - это не случайно собравшиеся вместе люди, вроде беженцев. Это - команда, которая ставила перед собой некую цель. Какую - пока неясно...
   Продолжим наблюдение.
   А также продолжим сборы в столицу. Архимаг давненько уже не выбирался в свет, нужно напомнить о себе. А тут как раз приехали с приглашением прибыть на Совет.
  

***

  
  
   Утром, за завтраком, когда все уже расселись и заказали артефакту что поесть, Сардж встал и постучал вилкой по стакану. Потом еще постучал. Потом рявкнул.
   Все затихли и несколько недоуменно повернулись в его сторону.
   - Господа, - начал командир, - Я собрал вас здесь, чтобы сообщить пренеприятное известие...
   - Как ревизор?! - сделал круглые глаза Кен.
   - Нет, не ревизор. Я хотел бы описать нашу нынешнюю ситуацию.
   - Мы в анусе?
   - Не совсем. Мы, если брать анатомические сравнения - на левой ягодице. Как вчера смогла выпытать у нашего бортового компьютера Банни - мы находимся почти посредине попы мира, именуемой Великая равнина. Отсюда до более-менее цивилизованных мест - как до русско-японской границы от Калининграда. Причем цивилизованными эти места будут с большой натяжкой. Что-то вроде фронтира, поселенцы которого отгоняют орков. Кстати, об орках - Равнина населена приятелями наших вчерашних гостей и поодиночке они перемещаются крайне редко. Правда и в большие орды а-ля монголы - тоже не собираются. Не доросли еще до своего Чингисхана. Посему возникает вопрос: к каким выводам можно прийти после нашей вчерашней стычки?
   - Э... Здесь живут орки? - подняла руку Харли.
   - Ну или, как минимум, жили орки, - хмыкнул Док.
   - Как минимум - жили орки, - добавила Банни, - И как минимум - пять штук.
   - Нет, к сожалению, мы вчера перебили не последних, - продолжил Сардж, - Потому что за такой подвиг нам бы воздвигли статую из чистого золота.
   Даже из чистого алмаза, подумал Рогиэль, параллельно размышляя, что взять с собой в столицу. Из того, что нельзя переправить телепортом. Однако бороться с орками - все равно что с крысами. Поодиночке - неопасны, но поодиночке их видят крайне редко. К тому же одинокий орк умеет удивительно быстро передвигаться. Туда, где будет уже не таким одиноким.
   - Вчерашний опыт говорит о том, что, когда мы соберемся сваливать из этого гостеприимного места - нам придется столкнуться с орками. А нам и вчера-то больше повезло. С пятью мы справились, с десятком - придется повозится. Двадцать орков нас размажут тонким слоем, как паштет по булке. И, чтобы этого не случилось - нам нужно оружие. В чем я надеюсь на Дока...
   - Ничего не получится, - отреагировал тот.
   - Поясни.
   - Ты же имел в виду огнестрел?
   Огнестрел? - тут же заинтересовался Рогиэль. Интуиция подсказывает, что речь не об огненных стрелах, а о каком-то более мощном оружии. Похоже, в мире "Земля" имелось некое неизвестное здесь оружие, стреляющее огнем. Интересно, что-то вроде файербола или молниевого жезла?
   - Совершенно верно.
   - Так вот. Ты надеешься, что я смогу создать порох. Да, смогу. Если мы сможем найти целлюлозу, азотную и серную кислоты, парафин и лабораторию.
   - Напрасно ви нэ вэрытэ в силу нашэй наукы, - с неожиданным акцентом произнес Сардж, - У нас есть волшебный Мозг, который...
   - А вот фиг, - сказала Банни, - Мозг не сделает вам азотную кислоту, потому что это будет химическая реакция, а он ограничен механическим воздействием.
   Нимало не разочаровавшийся Сардж подмигнул раскрывшей рот Багире и продолжил:
   - Все равно, я верю в способности Дока...
   - И вот тут, - добавил последний - возникает проблема номер два. Если напрячься и потратить порядочное количество времени - я, пожалуй, соображу какой-никакой кордит. Однако, куды вы его будете сувать, таварыщ?Я химик, а не оружейник и синтезировать автомат Калашникова в колбе не смогу. И Мозг не сможет. Я так понимаю, он сможет превратить кусочек стали в кусочек стали другой формы, вон, как Банни из кинжала сделала себе два керамбита, но что такое "керамбит" - он знает. А что такое "АК47" - нет. Даже если мы попытаемся заказывать Мозгу детали по очереди - никто из нас не помнит устройство автомата вплоть до точных размеров и марки стали. Так что даже с порохом в лучшем случае у нас получится мушкет или фузея. А к таким карамультукам мы се не привыкли еще больше, чем к мечам. И в стычке с орками нам они никак не помогут.
   - Ладно. У нас еще вагон времени, успеем что-то придумать.
   - Вагон времени до ЧЕГО? - проговорил молчавший Смит.
   - До того, как мы свалим отсюда. Потому что лично я не собираюсь доживать остаток второй жизни, заплывая здесь жиром.
   - Почему ты решаешь, что МЫ будем делать? - вопрос здоровяка был вполне мирным.
   - Давай спросим. Кто и по каким причинам слушается меня?
   - Я командовать не люблю, - подал плечами Док, - Пусть Сардж командует.
   - А я люблю, - усмехнулся Кен, - Но не хочу. У Сарджа лучше получается. Еще в школьных конкурсах его команда всегда выигрывала.
   - Я с Кенчиком, - хлопнула в ладошки Харли.
   - И я... с Кенчиком... - прищурилась Банни.
   - Я с Сарджем, - хмуро произнесла Багира.
   - Кто-то должен быть главным, почему бы и не Сардж, - пожала плечами Ракша.
   - Значит, я - как все, - поднял руки Смит, - Командуй.
   - Итак, чтобы убраться отсюда нам нужно решить кучку проблем, - Сарджу надоело стоять, и он сел. Обнаружив, что все успели поесть, а его завтрак безнадежно остыл, - Проблем... А именно: все-таки что-то придумать с оружием - раз. Тренироваться с холодняком - два. Изучать окружающий мир, чтобы эльфа с гоблином не путать и короля по плечу не хлопать - три. Расписание уроков составим позже и займется этим Харли.
   - Почему я?!
   - По специальности. Оружие - на Доке, тренировки - на Кене, обучение - на Банни. Она с Мозгом лучше обращается. Всем остальным - учиться, учиться и думать над следующим...
   - Где брать деньги во внешнем мире?
   - Посольство брать будем! Над финансовым вопросом тоже подумать. В третью очередь. А в первую и вторую - придумать нам легенду, отвечающую на вопрос, откуда мы взялись. Для чего нам, в первую очередь, нужно придумать название нашей расы. Так как мы уже не люди и, если будем называться людьми - кто-то может решить, что мы врем или скрываем свою истинную расу. А это чревато. Потом - продумать, во что мы будем одеваться. Потому что в здешней одежде смотреться будем откровенно ряжеными, потому что не сможем вести себя соответственно. Будем путешественниками из далекой страны, а, значит, одеваться должны как-то однотипно и так, чтобы не вызывать ненужных ассоциаций. А то вдруг длинные волосы здесь носят исключительно мужчины нетрадиционной ориентации, а сапоги - только крестьяне. Таак... Вроде все. Вопросы?
   - Мы прямо сейчас будем шить одежду и придумывать легенды? - поинтересовалась неугомонная Харли.
   - Нет, прямо сейчас я поем наконец! А потом мы выйдем наружу и обследуем окрестности.
   - А вдруг там опять орки? - не успокаивалась Харли.
   - А мы возьмем оружие и выглянем очень осторожно!
   - Есть другой вариант, - вмешалась Банни, - Мозг может просканировать окрестности примерно так на пару сотен метров в радиусе и сказать, какие живые существа есть вокруг.
   - Отлично. Тащим его сюда...
   - Не получится. Он, конечно, передвижной, но весит под сотню кэгэ.
   - Ладно. Двигаем к нему. Двигаем - это я и Банни. Остальные вооружаются. Задача ясна? Выполнять!
   - Мы тоже хотим с Мозгом поиграться! - тут же заканючила Харли.
   Сардж с шипением выдохнул.
   - Сначала оружие. Потом - смотреть на Мозг. Кто захочет.
   На выходе
   Из столовой Багира чуть замешкалась и неожиданно почувствовала, как сзади к ней подошла Ракша:
   - Багирочка... Лапки от Сарджа убери...
   - А то что? - не оборачиваясь спросила она.
   - А то то.
   - Посмотрим.
   - Посмотри. Пока есть чем.
  

***

  
   - Мозг, какие живые существа есть в радиусе ста метров от выхода из Убежища?
   - Вопрос неясен, уточните единицу измерения.
   - Какие живые существа есть в радиусе ста шагов от выхода из Убежища.
   - Цикады, трипсы, тли, ящерица, черви, мышь...
   - Стоп-стоп-стоп. Насекомых не учитывать!
   - Ящерица равнинная - одна штука. Мышь полевая - сто тринадцать штук. Окунь зубастый - триста семь... триста пять... триста три...
   - Стоп. Кто находится рядом с выходом? В радиусе десяти шагов?
   - Ящерица равнинная - одна штука. Мышь полевая - семь штук.
   - Это все?
   - Все.
   - Отлично, - Сардж осмотрел свое воинство, все-таки вооружившееся мечами, - Пойдем, посмотрим повнимательнее, куда нас занесло.
   Они гурьбой прошли по коридору к выходу и открыли дверь.
   - Нет, - нарушил гробовую тишину Кен, - это становится традицией.
   У входа находилась только ящерица. Одна. Которая смотрела на выглянувших из дверей.
   Сверху вниз.
  

Глава 9

  

Правило N 50: "Если что-то работает так, как пообещал производитель - значит, оно неисправно"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
   Сардж аккуратно и тихо прикрыл дверь.
   - Меня настораживает тенденция, - задумчиво произнес он, - Такими темпами в следующий раз нас встретит стая плотоядной саранчи.
   "А здесь есть такая?" - удивился архимаг, не очень помнящий всех обитателей Равнины.
   - А здесь есть такая? - переспросил Док.
   - Не знаю. Но, подозревая, она может вывестись специально для того, чтобы порадовать нас. Ящерица... Это целый ящер!
   Сардж тихо приоткрыл дверь. Посмотрел на любопытный желтый глаз, заглядывающий в щелку и закрыл обратно.
   - Похоже, тварь хочет жрать, - мрачно заметил Кен.
   - Не хочет, - произнесла из-за спины Банни, - Я сходила к Мозку узнать, кто такие степные ящерицы.
   - Ну? И?
   - Степная ящерица - обитатель Великой Равнины. Стадное травоядное пресмыкающееся...
   - Травоядное?! - взвыл Кен, - Я чуть не открыл производство кирпичей, а эта зверюга жрет траву? Дайте мне палку, я ей тресну!
   - Кен, кабаны и зубры тоже травоядные, однако отгонять их палками - плохая идея.
   - Степная ящерица, - менторским тоном продолжила Банни, - является мирным и дружелюбным животным. Молодым самцам присуще любопытство...
   Ну да, подумал Рогиэль. Вход в Убежище закрыт иллюзией сплошной каменной стены, и ящеру стало интересно, как это: глаза видят камень, а осязание говорит, что никакого камня нет.
   - Чего они боятся? - деловито поинтересовался Сардж.
   - Огня, - тут же ответила Банни, - И громких звуков.
   Надо же... Казалось бы, глупая девица. Однако догадалась заранее уточнить слабое место противника.
   - Огня, значит... А, ну-ка - факел со стены.
   Магические светильники, в которых огонь поддерживался с помощью зачарованных камней, не предназначались для снятия, однако Кена это не остановило. С молчаливой помощью Смита, он оторвал факел и протянул Сарджу.
   Через минуту ящер отдернул голову от двери, фыркнул и отбежал в сторону, размахивая головой на длинной шее и цепляясь когтями за камни. Выглядел он достаточно симпатично - если помнить, что он травоядный - тело величиной с лошадиное, кривые мощные лапы, короткий толстый хвост, поднимающаяся над землей выше человеческого роста небольшая голова, с длинной мордой, вывернутыми ноздрями и маленькими глазками. Все это покрыто шершавой желто-бурой шкурой.
   - Давай, давай! Вали!
   - За хвост его хватай! - заливисто засвистел вслед удирающей зверюге Кен.
   - На кой?
   - Ящерицы же хвост отбрасывают от страха? Вот и он отбросит. А мы его пожарим с луком.
   - Всю жизнь мечтал сожрать ящеричный хвост, - сарказм из голоса Сарджа прямо сочился, - Тем более - с луком. Обследуем местность! А то в прошлый раз мы обследовали только почву. Когда дохлых орков хоронили. Оружие не забываем!
  

***

  
   Убежище находилось внутри скалы. Скала, в свою очередь, отвесно поднималась на высоту в пару десятков человеческих ростов и охватывала кольцом уютную маленькую долинку. В которой находилось круглое озерцо, десяток деревьев и пять холмиков с пожухлой травой.
   - Ну, по крайней мере, в нашем Убежище нет проблем с водой, - Харли кинула в озеро камень. Над водой подпрыгнул крайне недовольный таким подарком в голову окунь, - если мы так и не придумаем, как перебраться через степь, битком набитую орками, можно будет разбить здесь огород.
   Энтузиазма по поводу такой перспективы в ее голосе не было ни капли.
   Сидевший на вершине скалы орел чуть повернул голову. Слух у него был плохой, но читать по губам Рогиэль еще не разучился.
  

***

  
   Любой - достаточно сильный - маг мог связаться с коллегой на сколь угодно далеком расстоянии. Телепатия, зеркала, гонцы, телепортация, в конце концов. Но такие способы общения считались подходящими только для срочных сообщений и коротких деловых посланий. Обсуждать по-настоящему важные вопросы маги предпочитали лично. Тем более, архимаги, лучше всех знающие, как легко перехватить гонца, подслушать зеркальный разговор и взломать ментальную защиту.
   - Вы слышали? Совет возмущен недостойным поведением архимага Лалфиона.
   Сегодня Рогиэль заглянул в гости к своему коллеге, архимагу Эриниэлю. Хотя на самом деле никто из ныне живущих не был ровней самому старому эльфийскому архимагу, прожившему уже пять тысяч лет. А ведь следующему по возрасту эльфу всего две тысячи. И он не архимаг, а король. Вот и этому Эриниэлю лишь чуть больше тысячи. И он наверняка не знает, что окончание "-иэль" в имени на Сером наречии, давным-давно забытом языке предков, означает "дочь". И мода на такие имена пошла от самого Рогиэля, чьи родители просто хотели девочку. Как только его не дразнили в детстве... Дети, они ведь злые. А Рогиэль - еще и памятливый. С хорошей фантазией.
   - И что же натворил этот выскочка?
   - Вы не слышали? - вежливо поинтересовался Эриниэль, хотя в голосе явственно ощущалось "Что вы там вообще слышите в своем затворничестве?" - Он был уличен в организации компании, торгующей магическими артефактами.
   - Что вы говорите? - искренне возмутился архимаг, являющийся теневым совладельцем не одного десятка компаний, ростовщических гильдий, шахт, рудников и мастерских.
   Взаимоотношение магов и денег являлось очень деликатным вопросом. Как-то традиционно повелось считать, что магам деньги не нужны. Как будто им не нужно есть и пить, а редкие ингредиенты, вроде перьев канопуса или желчи пещерных гноллов, им приносят бесплатно, из одного уважения. Это уж не говоря о более простом, например, алмазах, изумрудах и жемчуге. За все надо платить, и маги - не исключение. Однако в эльфийском обществе для мага связаться с финансовыми отношениями считалось чем-то неприличным, вроде инцеста или гомосексуализма.
   - Да-да, даже рассматривается вопрос о лишении его звания. А ведь его последнее исследование о природе призраков...
   Магов давно интересовало, являются ли призраки созданиями, состоящими из чистой магии или же они просто фонят магией. Маги в этом вопросе разделились на две части, до сих пор, вот уже пару тысяч лет не пришедшие к общему мнению.
   - Очень интересное исследование. Новые данные... - продолжил разговор Рогиэль одновременно пробуя вино - "Фюинаранель", тридцатилетней давности, купаж дома Лоссен - и наблюдая за своими подопечными. В том числе и за теми, что жили в Убежище номер тринадцать.
   Вот уже несколько дней они жили по установленному Сарджем расписанию, которое Кен назвал "старой доброй учебкой": подъем, завтрак, зарядка, похожая на гимнастику, тренировка с оружием, обед, изучение окружающего мира, с помощью книг и Мозга, потом ужин, "личное время" и сон. Который начинался обычно не сразу: Кен и Банни практически поселились друг с другом, при этом продолжая скрываться от товарищей, Харли пыталась соблазнить Дока - и пару раз получилось - Багира и Ракша ревниво следили друг за другом, не подпуская соперницу к Сарджу. Один Смит не обращал особого внимания на женский пол, увлекшись какими-то конструкциями, детали для которых изготавливал с помощью Мозга.
   Вот сейчас восьмерка собралась в "классе", как с легкой руки Харли стали называть помещение с Мозгом, и азартно спорили, выбирая себе общий стиль одежды, в котором они выйдут в большой мир. Каждый заранее объяснил Мозгу, как должен выглядеть человек в загаданной одежде, и теперь артефакт поочередно высвечивал в воздухе над собой трехмерное изображение, одновременно сообщая, какие ассоциации человек в этой одежде вызовет у окружающих.
   Мешковатая зеленая одежда, в неравномерных пятнах и с многочисленными карманами.
   - Человек, пытающийся притвориться эльфийским разведчиком, - монотонно прокомментировал Мозг.
   - Кен, нахрена?
   - Ну а что? Камуфляж.
   - В котором нормальные люди ходят по лесу, а не по городу. Дальше.
   Голубые доспехи с просто огромными наплечниками.
   - Гном-старьевщик.
   - Кен.
   - Это не я!
   - Харли.
   - А почему я?
   - Только вы двое могли догадаться выбрать образ спейсмарина. Нет, с цепным мечом и болтером мы будем смотреться эпично, но, во-первых, у нас нет ни того ни другого, во-вторых - у нас немного не хватает роста до типового десантника. Дальше.
   Человек в зеленой одежде, с красными полосами на груди и остроконечном головном уборе.
   - Ну и чье это? - озадачился даже Сардж.
   Кен опустил глаза и молча поднял руку.
   - Актер, изображающий рыцаря из Альтармана, - ожил Мозг.
   - Только большевиков нам не хватало. Дальше.
   Черная одежда, серебряное шитье, узор из сдвоенных молний на воротнике.
   - Кен, ты что, издеваешься?!
   - Ну... Я...
   - Народ, нам нужна простая практичная одежда, однотипная, в которой будем выглядеть серьезно, как минимум - хотя бы! - не похожими на клоунов! А что решат люди, глядя на этого Штирлица?!
   - Практикующий некромант, - Мозг решил, что вопрос обращен к нему.
   Ну, вообще-то да, подумал архимаг. Черный цвет означает достаточно серьезного человека, потому что черный краситель для ткани - действительно черный, а не просто темно-серый - очень дорог, плюс означает скрытность и нежелание афишировать свои родовые, клановые или гильдейские цвета. А в сочетании с серебром действительно вызывает однозначную ассоциацию с некромантией. Вот только одеваться так не рекомендуется: в большинстве известных архимагу государств некроманта просто сожгут на костре. А в меньшинстве - подойдут к вопросу с большей фантазией.
   - Короче, - подытожил Сардж, - Все плохо, все не пойдет. Думаем, думаем...
  

***

  
  
   - Ну и что это за хреновина?
   Док сидел в столовой, глядя на Кена, который вертел в руках непонятный артефакт. Поэтому вопрос вошедшего Сарджа был вполне резонен.
   Артефакт выглядел как длинный, длиннее человеческой руки серебряный стержень, толщиной в два пальца (на самом деле - трубка, а то слишком тяжело выходило), покрытый резьбой и крошечными драгоценными камушками. На одном конце - распустившая лепестке серебряная роза.
   - Это, - вздохнул Док, - Жезл Громового Удара. При активации выпускает электрический разряд на расстояние в пять сотен шагов, пробивающий рыцарские доспехи, вместе с рыцарем, конем и кирпичной стеной за ними. При полной зарядке - хватит на пару сотен выстрелов.
  

Глава 10

Правило N 13: "Поступай с другими"

"70 правил высокоэффективного наемника"

  
   Глаза Сарджа на мгновение вспыхнули:
   - Интересная штуковина... Немного неудобная, но, за неимением огнестрела... Как активируется?
   - Словами "Бруиру". Ударение на последнюю "у".
   - Примерно вот так... - Кен махнул жезлом и рявкнул "Бруиру!"
   Сардж поднялся с пола.
   - Ну и почему она не выстрелила?
   - Можно подумать, тебя это сильно расстроило.
   - Отсутствие в моем животе дырки от молнии меня, несомненно, радует. И, тем не менее - какого ляда эта дура не стреляет?
   - Потому что, - снова вздохнул Док, - жезл реагирует не на слова, а на изменение внутренней маны владельца при произнесении кодового слова. Ну, чтобы не получилось так, что жезл не расслышал хозяина в грохоте битвы или не понял, что ему сказали, потому что владелец попил холодного пива и охрип.
   - Ясно, - Сардж сел в кресло, покрутил поблескивающий артефакт в руках и бросил на стол, - Как оружие эта хрень бесполезна.
   - Ну почему, - тут же встрял Кен, - Это все-таки металлический штырь. Если им как следует шарахнуть по голове...
   - Я имел в виду - как дистанционное оружие.
   - Можно кинуть в голову, - с готовностью предложил Кен.
   - Вот я сейчас кому-то ее и кину. В голову. Док, а в недрах нашего борткомпьютера есть оружие, не использующее эти колебания маны?
   - Практически нет, - развел тот руками.
   Разумеется, подумал Рогиэль. Это же самый надежный и действенный способ. Никто же не предполагал, что здесь появятся существа, абсолютно не имеющие маны. Так что думайте, образцы, думайте...
   - Практически нет, - тут же уцепился за оговорку Сардж, - означает, что кое-что все же есть. Так?
   - Есть, - не стал отпираться Док, - есть, например, Флейта Ункана. Выбрасывает стрелу, активируется прикосновением кристалла-накопителя к стволу.
   - Уже интереснее. Правда, название какое-то настораживающее.
   - Потому что это - флейта. Двухметровая медная трубка с дырочками по всей длине.
   - Мама дорогая... Такую жердь даже бросать не надо - и так дотянешься. Что-нибудь менее психоделическое?
   - Плевок дракона.
   - Огнемет?
   Архимага, продолжавшего беззастенчиво подслушивать своих подопечных, заинтересовало не столько незнакомое название, сколько безразличный тон, которым Сардж его произнес. Для подавляющего большинства населения артефакт, метающий огонь, проходил по разряду очень сильной магии, о которой нужно упоминать с уважительной опаской. Потому что, скорее всего, противопоставить такому "огнемету" ты не сможешь ничего. Если, конечно, не окажешься более сильным магом.
   В мире Рогиэля каждый разумный индивид обладал внутренним запасом маны и, теоретически, мог научиться колдовать и стать магом. Даже архимагом. Вот только мало кто к этому стремился. Ведь магия, как и любое другое занятие, требует упорства, усидчивости и огромного труда. Многих лет труда.
   Поэтому собственно магов было не так уж и много. Таак... Если прикинуть...
   Всего в мире существовало тридцать шесть архимагов, то есть тех, кто мог все. В теории. На практике же... Иногда и на практике.
   На ступеньку ниже стояли придворные маги. Двести двенадцать штук. Вовсе не по числу государств: где-то король и вовсе не мог содержать мага, а у кого-то количество придворных магов достигало целых пяти человек. Были и придворные маги - два, если быть точным - которые вообще ни к одному двору не относились и жили отшельниками. Дело в том, что "придворный маг" это не должность, а звание. И означает оно, во-первых, что его носитель может претендовать на место при дворе, а во-вторых, что его сил и умений хватит на то, чтобы управлять целым государством. Вернее, быть верным помощником короля, конечно-конечно.
   Далее шли мастера-маги, чьего точного количества эльфийский архимаг не знал - вернее, знал, но поленился вспоминать - что-то около полутора тысяч. Мастер-маг в совершенстве владел магией, но только одного направления. Максимум - двух. Магия разума, огня, демонология, трансформация, некромантия...
   За мастерами находились маги-подмастерья, чье название тоже давно потеряло прямое значение и означало всего лишь, что экзамен, подтверждающий полное владение магией выбранного направления, данный маг не сдал. Не смог, а то и не захотел. Может, ему хватает тех знаний, что он успел получить. В отличие от мастеров, подмастерья были менее сильны, зато более универсальны, потому что владели приемами трех-пяти направлений и еще прятали в рукаве с десяток неожиданных трюков. Подмастерий точно никто не пересчитывал, кажется, их было приблизительно пятьдесят тысяч.
   Ну низшей ступенью магических рангов были маги-ученики. Владеющие только азами, изучившие несколько приемов, зато, при должном старании, отточившие их применение до совершенства. Этих расплодилось почти два миллиона.
   И своеобразной прослойкой между магами и простолюдинами шли знахари. Никогда не обучавшиеся по-настоящему, владеющие одним-двумя заклинаниями, полученными в наследство от деда-прадеда, они крайне редко афишировали свои возможно, предпочитая пользоваться ими тайком.
   Если сравнить магов с лекарями, то получится следующая картина: архимаг мог вылечить все. Любую болезнь. Даже ту, что еще и не существовало в природе. Фактически, если бы ему это понадобилось, он мог создать болезнь специально для того, чтобы ее вылечить. Придворный маг вылечит любую известную болезнь. Известную. Мастер-маг может, скажем, вылечить любую болезнь легкого. Или печени. Но, скорее всего, и с той и с другой он справиться не сможет. Подмастерье возьмется за любую хворь, но с серьезным случаем не совладает. Ученик справится с чахоткой или переломом, но не более. Ну а знахарь сможет заговорить чирьи. Или вывести глистов у лошади.
   Поэтому более-менее работающие артефакты мало распространены, в основном у магов, а также достаточно богатых людей. Практически у каждого правителя рано или поздно появлялась гениальная идея: "А не создать и мне войско, вооруженное магическим оружием? Вот я тогда всем задам!". Идея появлялась... И исчезала. Чтобы зачарованное оружие работало - нужно либо иметь под рукой мага, который будет его постоянно заряжать (а тогда уж проще использовать как оружие самого мага, потому что он быстро выдохнется), либо иметь очень, очень сильного мага. Уровня архимага, как минимум. А ни один архимаг не согласится работать заряжалкой для солдат. Так что магическое оружие массовым не является. А вот тут обычный стражник мимоходом упоминает, как можно понять из названия, метатель огня, причем, судя по голосу и интонациям, он ему хорошо знаком и даже считается каким-то суррогатом НАСТОЯЩЕГО оружия. Или Сардж - стражник ОЧЕНЬ непростой... Ну или он, Рогиэль, все-таки разучился правильно читать интонации и не распознает сарказм и шутку. Когда несколько тысяч лет пользуешься своими возможностями в чтении аур, когда не нужно угадывать, а достаточно просто взглянуть - перестаешь понимать такие примитивные вещи. Нет, познания в физиогномике и прочтении вазомоторных реакций никуда не исчезло, но оказалось узко заточено на общение с архимагической верхушкой, склонной прятать и маскировать движения ауры. Да и то - последние лет пятьсот ни одному архимагу скрыть свою ауру от Рогиэля не удавалось.
   Однако вернемся к подопытным.
   Разговор за время его раздумий уже закончился и люди вышли из комнаты, но что за беда - архимаг чуть отлистал назад память таракана-наблюдателя.
   - ...Плевок дракона.
   - Огнемет?
   - Да нет. Не совсем. Выбрасывает такой узкий пучок огня, в форме веретена, длиной с метр и толщиной сантиметров десять, который пробивает и разносит все, до чего долетит. А летит он несколько километров. Активируется нажатием на кнопку, но при этом весит двадцать килограмм, делает только один выстрел, после чего перезаряжается двое суток.
   - А уменьшить его нельзя?
   - Нет. Особенность используемого заклинания. Это как попытаться уменьшить атомную бомбу, уменьшив заряд. Просто не сработает.
   - Ладно. Ищи, Док, ищи. Без нагана в деревне тяжело. И, это... Попробуй все-таки выдумать порох. Может, смогу что-то придумать...
   Ну что ж. В целом, любопытно и дает пищу для размышлений. Предположений и догадок, но и только.
   Тут архимага отвлекли события в другом конце материка, и он отключил наблюдение за Убежищем номер тринадцать. Ну как - отключил... Тараканы, разумеется, остались, продолжающие подсматривать, подслушивать и быть готовыми в любой момент сообщить Рогиэлю о том, что случилось что-то интересное. Например, было произнесено одно из ключевых слов. Или случилось нападение. Или образцы наконец-то собрались уходить в большой мир.
   Та-ак... Ну а теперь - что там в Андердарке?
   Отряд, исследовавший по заданию Рогиэля один из недавно обнаруженных входов в подземный мир, наткнулся на необычную разновидность ящериц. Белесые, с выпуклыми черными глазами, судя по отсутствию реакции на факелы - слепые, но при этом подвижные, агрессивные и ядовитые. Они уже истребили часть отряда и теперь бросались на оставшихся в живых. Двух эльфов и человека.
   Интересно... Новый вид. Смогут ли наемники с ними справиться, и если нет - то сколько продержатся...?
  

***

  
   Солдат. Явный солдат. Круглый шлем, с толстым подшлемником, закрывающий уши и затылок. Выглядит как часть сферы. Надо лбом - изображение черепа с крыльями. Наплечники с белыми цифрами, нагрудная броня, мешковатая одежда, тяжелые сапоги. Все это темно-зеленого цвета.
   - Имперский Гвардеец, - скептически произнес Сардж, рассматривая иллюзию.
   Образцы жили в Убежище уже два месяца, тренируясь во владении оружием, заочно изучая мир. И общаясь.
   Док плотно закопался в бумагах, пытаясь придумать оружие, которое устроило бы привередливого Сарджа.
   Смит почти ни с кем не общался, пропадая в пустующей комнате, которую он превратил в подобие мастерской.
   Багира и Ракша ревниво следили друг за другом, не подпуская вторую к командиру, причем если для Багиры это было больше развлечением и поводом подразнить соперницу, то Ракша воспринимала все как-то слишком серьезно, упорно тренировалась во владении оружием, и стала интересоваться ядами.
   Банни приросла к Мозгу - тьфу ты, и к архимагу прицепилось это словцо! - так что теперь она наверняка была в этой группе лучшим знатоком мира. Периодически, для поднятия настроения, она явственно дразнила Багиру, показываясь перед ней в соблазнительном виде, бросая томные взгляды и невзначай прижимаясь. Последнюю это бесило. Что еще больше веселило Банни.
   Харли впала в депрессию и часто плакала. Причем особо не стараясь скрывать это от остальных, отчего ей регулярно прилетало от бесчувственного Сарджа. Теперь она бродила от одного члена группы к другому в поисках утешения. И пару раз находила его в объятиях Дока, и один раз - вместе со Смитом. Пыталась подкатить к Сарджу, но сразу поняла всю бесперспективность этого.
   Сардж загружал своих бойцов учебой, тренировкой и заданиями, иногда придуманными откровенно по принципу "чтоб дурью не маялись". А также он наконец-то обнаружил что стал объектов охоты, выругал обеих "охотниц" и теперь Багира и Ракша следили друг за другом, одновременно прячась от командира.
   Неунывающий Кен честно старался утешить сестренку, но ему это быстро надоело, они разругались и теперь не разговаривали. Единственный, кто продолжал придумывать "образ на выход", создавая иллюзии с помощью Мозга и показывая их командиру. В качестве самоназвания их нынешней расы, он предложил странное словцо "шефанго". Сардж обещал подумать.
   И вот теперь Кену пришла в голову очередная идея "образа"...
   - А что? Да, гвардеец. Но чем он плох? Мозг, на кого похож?
   - Мозг похож на емкость с...
   - Мозг, картинка на кого похожа?
   - Королевский гвардеец.
   - Почему? - даже заинтересовался Сардж.
   - Мозг, почему изображение похоже на гвардейца?
   - Броня означает, что перед нами боец. Одинаковый цвет одежды и брони характерен для личных войск правителя, на что также указывают нанесенные символы...
   - Хорошо, - подытожил Сардж, - Но нет.
   - Да почему?!
   - Служил я... В Имперской гвардии. Мне не понравилось.
   - Сардж, да ладно. Вот здесь можно написать: "В любом месте..."
   - Нет! Я сказал, что больше форму не одену - значит, нет!
   В Имперской гвардии, значит... Вот оно что... И, похоже, их правитель МОГ быть достаточно силен, чтобы хотя бы свою личную гвардию вооружить магическим оружием. Все понятно, все понятно...
   - Сардж, слушай... Я никогда не спрашивал, но... Что ты с Темнейшим-то не поделил? Почему ушел?
   Их правитель ОЧЕНЬ силен. Только очень уверенный в себе человек станет называться Темнейшим, не боясь обвинений.
   - Да не ушел я. Медкомиссию не прошел.
   - А...
   - Психиатр. Доволен?
   - Ладно, - выставил вперед ладони Кен, - Виноват. Больше не повторится.
   - Поэтому я форму НЕ ОДЕНУ.
   - Лады. Я понял. Ты как?
   - Я в порядке. Я в порядке.
   Бормоча эту фразу, Сардж вышел из комнаты с Мозгом, хлопнул дверью и зашагал к себе.
   - Я в порядке... Я в порядке... Я в порядке...
   Он резко открыл дверь, шагнул внутрь и холодные руки схватили его за шею.
  

Глава 11

   Правило N 24: "Любая достаточно продвинутая технология неотличима от большой пушки"
   "70 правил высокоэффективного наемника"
  
   В следующее мгновение в воздухе мелькнули голые пятки и Ракша, пролетев по воздуху, с грохотом обрушилась на кровать.
   - Где ты ходишь? - тут же возмущенно подскочила она, - Я замерзла!
   - Неудивительно.
   В самом деле - из одежды на девушке были только сережки. И те совсем маленькие.
   - Что ты здесь делаешь?
   - Сардж, ты же взрослый мальчик. Если девочка пришла к тебе голенькой - то, наверное, не для того, чтобы осудить философию Шопенгауэра.
   - Где твоя одежда?
   - В моей комнате, - хихикнула Ракша, - Выгонишь меня прямо ТАК?
   Она встала и прикрывшись руками, изогнулась в соблазнительной позе, как это умеют только женщины - вроде бы все спрятано, но при этом она выглядит даже более соблазнительно, чем если бы оставила все на виду
   - Как ты умудрилась просочиться сюда без одежды?
   - Ассасин я или кто?
   Сардж буркнул, изменив это слово так, чтобы оно намекало на необычные пристрастия Ракши в сексе.
   - Как захочешь, милый...
   - Ракша, исчезни.
   - Сардж, ну пожалуйста! - голос Ракши дрогнула, глаза налились слезами, - Я люблю тебя, дурачок!
   - Ты знаешь меня всего месяц.
   - Мне хватило! Сардж! - девушка прильнула к командиру.
   - Кстати, а где Багира?
   Неуклюжая попытка перевода темы, мысленно отметил Рогиэль. Произнести в такой ситуации имя соперницы, тем более - счастливой соперницы... Большая ошибка.
   - Багиррра? - прорычала Ракша... И рассмеялась.
   - Ну да. Думаешь, я не заметил, как вы следите друг за дружкой, чтобы косточка не досталась другой... Э... Другой.
   Ракша загадочно улыбнулась и Сардж схватил ее за плечи:
   - Где Багира?
   - Поцелуй - скажу!
   - Скажи мне, что ты не убила ее.
   - Нет, конечно! Я же не яндере, в конце концов... Хотя...
   - Ракша.
   - Ладно, ладно! - девушка оторвалась от Сарджа и села на кровать, закинув ногу на ногу, - Она следит за мной.
   В этом месте Ракша не выдержала и все-таки хихикнула.
   - В смысле? - командир оглянулся, - Подглядывает за нами?
   - Неет...
   - Отшлепаю.
   - Животиком?
   - Ракша!!!
   - Да что сразу "Ракша"? Я всего лишь украла комплект одежды из гардероба...
   - Вор у нас Кен.
   - Ассасин - близкий класс. В общем, спрятала ее за пазуху, потом вышла наружу, влезла на скалу и тихонько переоделась. А из своей одежды и травы сделала чучело. Которое сейчас сидит на верхушке той самой скалы и смотрит вдаль. А Багира следит, чтобы оно не слезло.
   Ракша снова захихикала.
   - А я тем временем слезла по другой тропинке и прокралась к тебе.
   Сардж вздохнул:
   - Девки, вам делать больше нечего.
   - Нечего! Тренировки уже поперек горла, от уроков по географии просто тошнит! Сардж, когда мы уже уберемся из этой дыры?
   - Скоро, Ракша, скоро...
   Командир оторвал от себя девицу, воспользовавшуюся его задумчивостью и снова прилипшую к нему. Причем он даже не успел заметить, когда она поднялась с кровати.
   Так-так-так... Значит, Ракша - убийца, а Кен - вор. И если первое - вполне логично, то Кен - неожиданно. Нет в нем ни воровской наглости, ни этакой лихости... Хотя последнее все же есть: никакой серьезности, ни капли.
   В дверь резко замолотили и распахнули ее. Попытались: дверь налетела на стоявшего рядом с ней Сарджа, ударилась о его ботинок, отскочила и врезалась в попытавшего ворваться в комнату.
   - Кто там?!
   - Сардж!
   Багира.
   - Что?
   - С Ракшей что-то случилось?
   Взгляд командира прыгнул в сторону обнаженной девушки, успевшей притаиться за дверью.
   - В смысле?
   - Она уже два часа сидит на скале и не шевелится!
   Еще один взгляд. Ракша развела руками:
   - Тебя долго не было.
   - И что?
   - Сард, дай войти! Надо с ней что-то делать!
   Багира опять попыталась надавить на дверь, и снова ничего не получилось: Сардж автоматически придержал створку. На пару секунд ему это удалось, но тут к девушке пришла подмога.
   - Сардж, со Смитом что-то случилось!
   Подлетевшая Харли толкнула дверь, Багира навалилась, и они вдвоем вбили командира в комнату. Дверь с силой ударилась о стену и медленно закрылась. Демонстрируя, что за ней никого нет.
   - Стоп! С Ракшей все ясно, а со Смитом что?
   - Он взял камень, веревку и пошел к озеру.
   - Так может, он просто порыбачить решил?
   - Камнями?!
   - Ладно. Пойдем, посмотрим, что там с нашим громилой.
   - А Ракша?
   - Я уверен, - повысил голос Сардж, - что она в самом скором времени прекратит валять дурака и подойдет к нам.
   Дверь закрылась. Шаги стихли.
   Из-под кровати бесшумно выскользнула стройная фигура и скрылась в коридоре.
  

***

  
   Когда Сардж, в сопровождении двух девушек, подошел к озеру, Смит, одетый в широкую шляпу, и высокие сапоги, насвистывая, раскручивал над головой камень, привязанный к веревке. Отпустил и булыжник, описав высокую дугу, шлепнулся почти в середину озера. Веревка хлестнула по воде.
   - Смит... Что это ты делаешь?
   Тот недоуменно обернулся:
   - Рыбу ловлю.
   - Зачем?
   - В смысле?
   - У нас же есть этот столик-самобранка.
   - В нем нет копченостей. А мне окушков захотелось. Они здесь водятся, Мозг сказал.
   В этом он был прав: эльфы не любили запах дыма, поэтому мясо - и рыбу - не коптили. Поправка: они не любили запах древесного дыма, наверное, он вызывал ассоциации с горящими лесами. А вот запах горящих ТРАВ - очень даже любили. Потому что, если горит лес - значит, напали на тебя, а если горит трава в степи - значит, напал уже ты.
   Поэтому курительные запасы у архимага были. Что и продемонстрировал Смит, достав из кармана плоский футляр с сигарами и щелкнувший огнивом.
   - Так, стоп. Командир, значит, без курева страдает, а бойцы смолят почем зря. Где взял?
   - Сигары столик выдает. А портсигар и зажигалку - Мозг сделал. Он толковый, если ему объяснить.
   - Дай закурить.
   Рыбак охотно протянул футляр. Сардж взял себе сигару, Багира - две, одну протянула Харли, та отказалась, тогда Багира предложила ее Ракше...
   - Ракша?!! Ты откуда взялась?
   Та молча пожала плечами. Но от сигары так же отказалась. Мол, не хочет пахнуть дымом.
   Смит, воспользовавшись паузой, воткнул в песок у кромки воды палку и привязал к ней тонкую леску, уходящую в воду. На леску повесил колокольчик.
   - Смит, - подошла сзади Харли, - Я думала, ты утопиться хочешь... А что это?
   - Донка. Вот, смотри...
   Сардж удовлетворенно вздохнул, повернулся и увидел двух соперниц, прожигающих друг друга взглядами.
   - Твою мать... Девки! Ребята! Вы с ума сходите, что ли?
   - Сходим, - буркнул Смит не поворачиваясь.
   Командир плюнул и зашагал к Убежищу.
  

***

  
   Прошла неделя. Напряжение среди "шефанго" - словцо неожиданно понравилось архимагу и теперь он называл подопытных именно так - потихоньку росло, пока что выливаясь в мелкие ссоры из-за пустяков. Сардж тихо бесился, но наотрез отказывался выступать в поход без "серьезного оружия".
   Которого не было.
   До этого дня.
   Вечерело. Сардж, только что разнявший Ракшу и Багиру, сидел на камне у выхода из расщелины и смотрел на степь.
   Безветренно. Трава слегка колышется. Стрекочут кузнечики. Красный диск солнца медленно опускается к горизонту.
   Командир отхлебнул из бутылки, зажатой в руке. Возможно, ситуация взорвалась бы еще несколько дней назад, но нашлось временно спасение. Смит с помощью Мозга соорудил в своей мастерской перегонный аппарат и недавно представил результат своего творчества - крепкий алкогольный напиток из кукурузной крупы. В закромах, к которым имел доступ столик-самобранка никакого другого зерна не было. Его наличие на какое-то время примирило образцов с действительностью. Хотя сильно опьянеть у них не получилось бы - не для того, Рогиэль создавал новую расу, чтобы она банально спилась. Так что, легкая корректировка метаболизма - и максимум, что им грозит, это легкое расслабление.
   Еще один глоток.
   Хотя, конечно, при должном старании...
   - Сардж... - сзади осторожно подошел Док, последнее время где-то пропадавший.
   - Чего?
   - Ты как?
   - Я в порядке.
   - А вискарь?
   - Еще есть. Будешь?
   - Ты им не слишком увлекся?
   - Да нет. Я почти и не пью. Так, пара глотков... Что у нас еще плохого?
   Док хмыкнул:
   - Плохого - ничего.
   - Неужели что-то хорошее?
   - Ну да. Ты же просил оружие?
   Сардж повернул голову. Его взгляд оторвался от линии горизонта и уставился на предмет в руках Дока.
   Рогиэль на время приостановил воспроизведение памяти орла, чьи глаза наблюдали эту сцену, и приблизил изображение, чтобы рассмотреть "оружие" повнимательнее.
   Ха! Да это же модификация флейты Ункана! Гораздо короче, ладоней в восемь-девять, намного тоньше - в центральное отверстие разве что мизинец пролезет, но это явно она - медная трубка, с толстыми стенками и маленькими дырочка вдоль нее. Только Док приделал к флейте деревянное ложе, вроде арбалетного, но с более плоским и широким прикладом. Спусковой крючок расположен необычно - поперек ложа, и окружен металлической скобой. За первой скобой - еще одна, но без крючка. Внутри - явно какой-то механизм.
   Сардж медленно протянул руку, провел пальцами по медной флейте, по темному дереву ложа, приклада... Неверяще прошептал:
   - Винчестер... Откуда?
   Выхватил его из рук Дока, приложил к плечу, быстро, умело. Прицелился, повел стволом туда-сюда.
   - Заряжен? - жадно спросил он.
   - Да. Жми на курок.
   "Винчестер" сухо щелкнул, как огромный кнут. Рогиэль ожидал появления стрелы, но ничего не увидел. Только разлетелся в стороны, как будто взорвался, песчаный холмик над норкой сурка.
   Сардж дернул втору скобу вниз, внутри "винчестера" щелкнуло и тут же хлонул сам винчестер". Брызнули осколки камня, что-то с жужжанием взлетело вверх.
   - Дальность? Емкость? Пробивная сила? Где ты вообще его взял?
   - Помнишь, я про флейту Ункана говорил? - Док сел на освободившийся камень, пока Сардж любовался новой игрушкой.
   - Помню. Слишком длинная.
   - Воот. А слишком длинная она была - потому что энергия, передаваемая снаряду, зависела от длины и внутреннего диаметра. Чем больше длина и чем меньше диаметр - тем меньше энергия...
   - Понятно. Как в гаусс-гане.
   - Примерно. Скорость же полета снаряда зависит еще и от его массы. То есть - чем массивнее снаряд - тем больше надо энергии и тем длиннее должен быть ствол. Потому что уменьшить диаметр - не могли. Стрела не помещалась. Да еще и стрелы брали арбалетные, которые грамм двести на наши деньги весят, потому что деревянные - в щепки разлетались еще в момент выстрела. А я просто взял вместо стрел - пули, стальные шарики. Калибр - в сантиметр, масса - грамма четыре-пять. Поэтому можно стало уменьшить и калибр, и длину.
   - А местные что, не догадались пули взять?
   - Видимо, нет. Может, инерция мышления, не знаю. Внутри помещается двадцать пуль, эффективная дальность, по моим расчетам - метров двести.
   - Совсем неплохо.
   Сардж опять вскинул оружие и тут же опустил. Задумчиво посмотрел на приклад.
   - Док... А как вы его сделали?
   - Ну, частично Смит помог, частично - Мозг...
   - Док. Это сухое дерево. Ни Смит ни Мозг его за неделю не высушили бы. Где вы его взяли и не связано ли это с таинственным исчезновением двери в столовую?
   - Ну на кой нам там дверь?
   - Понятно...
   Сардж, прищурясь, взглянул на "винчестер", на закатное солнце, на степь...
   - Есть образ! Мы - ганфайтеры!
  

Оценка: 6.49*93  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"