Костин Константин Константинович: другие произведения.

Сказка о частном детективе

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Начало новой истории, не имеющей к Эриху никакого отношения. Провинциальный частный детектив, раздолбай и циник, сталкивается с тем, во что никогда не верил


  

СКАЗКА О ЧАСТНОМ ДЕТЕКТИВЕ

  
   Глава 1
   Меня зовут Виктор Корд. Я - частный детектив из Сенд-сити.
   Неплохое начало для детектива Реймонда Чандлера или Рекса Стаута, не правда ли? Действительность, к сожалению, далеко не так романтична. Нет, меня правда зовут Виктор Корд, а если уж быть совсем точным, Виктор Владимирович Корд (за фамилию спасибо предкам-белорусам). Да и обитаю я, как вы уже, наверное, поняли, не в Америке. Я, как и вы, живу в России, а Сенд-сити, как отдельные юмористы называют Песков, - мой родной город. Он же малая родина для еще полумиллиона жителей, то есть мне даже не повезло появиться на свет не то, что в Москве (где уж нам, лапотным!), то хотя бы в миллионнике. Увы. Песков - жуткое захолустье, как иногда говорят про такие городки: "Находится в самом сердце страны". Боюсь, расположен он в какой-то другой части тела...
   Вот про свою профессию я не соврал. Я действительно частный детектив, один на весь город, вот так уж мне повезло. Вернее, везение тут не совсем... впрочем, давайте я просто вкратце перескажу свою биографию, окей? А потом от счастливого прошлого перейдем к скорбному настоящему.
   Родился в славном городке Пескове во времена дедушки Брежнева, в семье инженеров, папа-инженер и мама-инженер, в точности как в старом анекдоте "Дети, не смейтесь, у мальчика такое горе". Впрочем, особого горя не было, денежки в нашей семье водились, из какой уж тумбочки их брал мой папа, я не знаю. Хотя я думаю, что в не очень правильной, иначе бы уже при Михал Сергеиче к нам не пришли с ордерком. Мы с мамой насушили было сухарей, но времена стояли уже не те, и из расхитителя социалистической собственности и спекулянта (хотя чего можно было расхитить и спекулировать на нашей чернильной фабрике для меня по сей день загадка) мой отец оказался зачинателем кооперативного движения, буквально в первый же день после выхода из сырого каземата открыв кооператив по пошиву джинсов. Предприятие было не самым богатым, однако доходец приносило, когда же появились первые ребятки спортивного вида с бритыми затылками (тогда еще без малиновых пиджаков), мой папа, всю жизнь обладавший нюхом старого лиса, уже успел перепродать его, устроиться на него же неким консультантом и спокойно пересидеть бурные девяностые не на самой денежной, зато на самой спокойной должности: и без работы не сидел и в машине не взрывался (в отличие от нового хозяина заведения, взлетевшего-таки к облакам).
   В детстве стать частным детективом я не мечтал, книжками о Шерлоке Холмсе не зачитывался, да и вообще чтением не увлекался, предпочитая походы в кинотеатр, а потом видики с компанией. Вел обычную для тогдашнего тинейджера жизнь: школа, пионерия, в комсомол, правда, не взяли по причине его упразднения, курево за углом школы, драки, танцы, портвешок, девчонки... Все как у всех.
   После выпускного вечера передо мной появились две дороги: на одной ждали форма и автомат, на втором - сессии и диплом в туманной перспективе. В моем случае - в очень туманной, в аттестате красовалась стая троек и одна-единственная пятерка. И та по физкультуре. Да и вообще, нисколько не хотелось мне протирать штаны за партой. Только что отмотал десять лет и опять, по доброй воле, подписываться еще на пять?! Да ни в жисть! Поэтому на медкомиссии в военкомате я первому же врачу заявил, что совершенно здоров и хочу служить. То, что этим врачом оказался психиатр, слегка притормозило прохождение комиссии, мы с ним имели долгую беседу на тему "Здоровые в армию не рвутся", однако, в конце концов, меня с сожалением признали годным без ограничений и направили дальше. В этом "дальше" мне повезло (хотя как посмотреть), и служил я два года в таком веселом заведении, что до сих пор не могу не то, что сказать, но даже намекнуть, что это было. Скажу только, что хлебнуть пришлось всякого...
   За неделю до дембеля случилось несчастье. Никогда не пивший за рулем отец хлебнул на каком-то празднике лишнего и машина вместе с моими родителями влетела в стену. Хоронили без меня. После их смерти мне досталась двухкомнатная квартира, небольшой капиталец в американских рублях, припасенный запасливым папой в надежном месте, пустой гараж, домик в деревне, типа дачи и полное отсутствие перспектив на образование и работу. Работать на заводе за обещание заплатить показалось идиотизмом, идти ни в милицию, ни в бандиты не тянуло, для всего остального не хватало образования. Возвращаться в армию (а ведь звали, просили остаться, значит, не самым худшим я был ТАМ...) было стыдно. Перед уходом я, рассчитывая на знакомства отца, гордо заявил, что найду место в жизни сам. Не получилось...
   Честно говоря, я слегка сорвался. Две недели похода по всем городским кабакам, кафешкам, ресторанам и пивнухам подкосили мой бюджет и здоровье, однако, в конечном итоге, помогли мне найти свое место в жизни. Два события, внешне незначительных, дали мне цель и направление.
   Я лежал на диване, приходя в себя наутро после очередного вечера, с тоской глядя в телевизор, на котором нахально дымил трубкой Холмс. После вчерашнего не осталось ни одной сигареты, курить хотелось отчаянно и во мне проснулась черная зависть. Жил же человек, снимал квартиру у миссис Хадсон, курил трубку, пил кофе, стрелял из пистолета по стенам и зарабатывал деньги на весь этот разгул, раскрывая преступления... Хотя в фильме это не было показано, но ведь наверняка платили ему денежку, неужели же сэр Генри в благодарность за избавление от адской псины не подписал какой-нибудь чек с энной суммой. Вот бы мне так...
   Мысль промелькнула и улетучилась, и никогда бы не вернулась, если бы в тот же день в пивнухе, где я поправлял здоровье, не встретился мне замызганный человечек, который распинался, что отныне в России появилась возможность обратиться к частному детективу вместо того, чтобы связываться с милицией. Как я понял из полупьяных заявлений, у него то ли украли что-то, а милиция не смогла найти, то ли украли у кого-то, а милиция вместо настоящего вора нашла его, в общем, на милицию он был обижен чрезвычайно. В знак доказательства своих слов о российских шерлоках холмсах человечек размахивал мятым журналом. Когда он спекся и уснул на столе, я подобрал журнал и узнал о существовании закона о частных детективах. Утром, на свежую голову, я как следует обдумал вчерашнюю мысль. Действительно, а не стать ли мне частным детективом? Ловить собак Баскервилей или местных профессоров Мориарти (уже надевших малиновые пиджаки) я, трезво оценивая свои силы и возможности, не собирался, искать пропавших кошечек и собачек тоже. Если честно, я решил отслеживать неверных жен и мужей. В жизни появилась четкая цель и все силы, не убитые в борьбе с зеленым змием и пивным потопом, я бросил на ее достижение.
   Первой преградой на пути к цели оказался возраст, второй - отсутствие необходимого образования. Первая проблема прошла бы со временем, а вот вторая... Пришлось наступить на горло собственной гордости и позвонить командиру. Пусть и бывший, но командир, назвал меня психом, еще раз предложил вернуться, но в конечном итоге устроил меня в некую шарашку на годичные курсы частных сыскарей. Так я убил сразу двух зайцев: и образование получил, и возраст необходимый подошел. Через год командир звякнул в нашу милицию, и я очень быстро, и почти не потратив свой долларовый фонд (и без того похудевший до состояния дистрофии крайней стадии), стал счастливым обладателем лицензии, разрешения на газовый пистолет и крошечного офиса на восьмом этаже многоэтажки.
   Ревнивые мужья и жены, правда, не ломились в мою комнатушку гурьбой, но мне повезло и здесь. Вернее, как сказать "повезло"... Везет тому, кто не сидит на месте. Я успел развить бурную деятельность, и уже буквально на второй день, когда я мчался на рейсовом автобусе N 27 из типографии, где мне отпечатали пухлую пачку визитных карточек в редакцию газеты, где собирался договориться о размещении своей рекламы, мне снизошло озарение... Возле меня, висевшего на поручне и мотавшегося туда-сюда как белье на веревке (автобус N 27 в нашем городе медленно не ездит в принципе, в его водителе умер великий гонщик), сидела женщина, делившаяся с соседкой своей трагедией: доченька-кровиночка уехала поступать в институт в другой город, и маму очень беспокоило, как же бедная девочка там в общежитии будет обретаться, там же пьянки-гулянки-мальчики-наркотики, а дочка по телефону говорит, что все в порядке, но материнское сердце же чует... На фразе ее собеседницы: "А я свою доченьку в общежитие не отдам, там же одни шлюхи, я знаю, я сама пять лет в общаге прожила..." я понял, что мне делать...
   Вы знаете, сколько в нашем городе девушек студенческого возраста? Почти двадцать пять тысяч. И многие учатся в других городах, и у многих беспокойные родители, которым легче заплатить элегантному и обаятельному детективу, который съездит и точно разузнает, ведет ли их скромница монашеский образ жизни или, вырвавшись на волю, уже перепробовала все радости жизни. Заработанного мне вполне хватает на кусок хлеба и на кусок масла и на ложку красной икры сверху. Вот так я и тружусь последние десять лет, за что заслужил вечное проклятье несчастных студенток (отследить поведение мальчиков почему-то обращаются очень редко). В межсезонье, которое наступает для меня в июле-августе (каникулы) я берусь и за другие задания, чаще всего просят проверить добросовестность продавца-покупателя, так что среди бизнесменов средней руки нашего городка (у крупных свои службы безопасности) я довольно-таки известен и уважаем. Они за такие задания платят гораздо больше, чем беспокойные мамочки, зато и риска там навалом. Если меня вычислят девчонки (один мой знакомый клялся, что среди абитуриенток распространяется моя фотография с надписью "Берегись! Подлый шпион!"), то максимум, что мне грозит - расцарапанное лицо или попытка натравить на меня своих ухажеров, что, с учетом моей армейской подготовки, несерьезно. Если меня вычислят недобросовестные партнеры, то... Последний раз, когда я узнал, что в городе, в котором по документам был прописан директор фирмы с милым названьицем ООО "Оладик", на улице Звездной в доме номер 37 в квартире 7 проживает алкаш, два года назад потерявший паспорт, за мной началась увлекательная охота. Подлый пьянчуга, как выяснилось, паспорт не потерял, а продал с обещанием позвонить покупателям, ежели документом кто-нибудь заинтересуется. Так что из города пришлось уходить с перестрелкой. Нет, стрелял я, понятное дело, не из газовика. На такие веселые дела я езжу с настоящим тэтэшником, разрешение на него у меня, конечно, нет, но, как говорят в таких случаях прагматичные ньюйоркцы: "Пусть лучше меня судят двенадцать, чем несут шестеро". Пока ни разу не попался...
   Так и живу. Квартиру продал (тоскливо жить там, где все напоминает об отце с матерью...), купил новую однокомнатную, улучшенной планировки, машинам после случая с родителями я как-то не доверяю, поэтому разъезжаю по нашему Сэнд-сити на мотоцикле, в еще папином тайничке завелась упитанная пачка зеленых денюшек, после каждого рискового дела пачечка полнеет... Девушки проходят по моей жизни нескончаемой чередой, ну как же, молодой, красивый, обеспеченный, да еще и частный детектив. Р-романтика! Правда, больше месяца ни одна не задержалась. Нет у меня желания, высокопарно выражаясь, связывать свою судьбу с какой-нибудь одной конкретной особью женского пола. Была в начале моей карьеры одна неприятная история, я был еще молод и неопытен... Короче, к женщинам с тех пор я испытываю стойкое недоверие. Детей я не люблю ни в каком смысле, так что, скорее всего, придется мне окончить свой жизненный путь старым холостяком. А пресловутый стакан воды мне подаст молоденькая медсестричка в коротеньком халатике за хороший гонорар...
   Теперь вы представляете, что за тип решил поведать вам свою историю. Ну а вот и она сама...
   Началось все это безобразие как раз в межсезонье, в июле. Только что закончилась горячая страда: родители все как один хотели проследить, чтобы их девочки сдавали сессии и не вылезали из библиотек. Только три дня назад я вернулся из последней служебной командировки: есть у меня постоянные клиенты, чья дочка уже на четвертом курсе и каждую сессию приходится контролировать ее успеваемость. Самое смешное, что девчонка действительно умница, учится старательно и каждый экзамен сдает на пятерки, но мама, видимо памятуя о собственной разгульной молодости, пасет ее неусыпно. Честно говоря, мне иногда хочется подкатить к несчастной девочке и покуролесить с ней, чтобы повидала хоть какие-то радости в жизни. С такой мамахеной ей будет тяжело...
   В тот день я откровенно умирал от скуки. Есть у меня свято соблюдаемые часы приема заказов - с десяти утра (Чтобы рано не вставать. Что я, дурак, приходить на работу ни свет, ни заря?) до часу. Так и на дверной табличке написано. Во время семестров особо скучать не приходиться - не каждому охота волочься на мою верхотуру, но зато телефон иногда просто разрывается. А вот на каникулах... Можно неделями сидеть и пухнуть. И не сидеть нельзя. Номер своего мобильного не даю никому, чтобы меня не тревожили среди ночи. А если не ходить на работу, можно упустить выгодный жирный заказец. Вот и приходится тосковать...
   К двенадцати часам стало совсем скучно. Я бродил кругами по офису, как волк зимой вокруг свинарника. Дверь, окно, стол, стеллаж, сейф, дверь, окно, стол, стеллаж, сейф, дверь, окно, стол, стеллаж, сейф... Телефон молчал как Герасим. Я поднял жалюзи и выглянул в окно. Ну и что ты там ожидал увидеть? Синее море и загорелых мулаток? За окном находился все тот же пейзаж, что и все последние десять лет: плоская, залитая гудроном крыша цеха той самой чернильной фабрики, на которой что-то ухитрялся расхищать мой предприимчивый папа. Мысль о родителях навеяла совершеннейшую грусть, и от отчаяния я решил убить время самым надежным способом - компьютерными игрушками. Решено - сделано, через пять секунд на мониторе подпрыгивала заснеженная Франция и тихо взрывались гранаты старого доброго Call of Duty.
   Раздался решительный стук в дверь, распахнувшуюся следом. Я только и успел клацнуть по клавиатуре, чтобы убрать безобразие. Клиент должен видеть во мне серьезного человека, а не раздолбая-игромана. А вот охарактеризовать самого клиента я бы не взялся, даже если бы мне приплатили... Внешности он был самой незаурядной: внушительный рост, короткая стрижка ежиком, из-за которой волосы напоминали стерню пшеничного поля, руки переплетены канатами стальных мышц, на руке - солидная золотая печатка, из-под ворота белой футболки виднеется золотая цепочка, на плече висит темно-красная сумка или скорее длинный чехол, вроде того, в котором носят теннисные ракетки или, при желании, бейсбольные биты, возраст - где-то между тридцатником и сороковником. Вначале, в первую, очень короткую секунду показалось, что до меня добрался кто-то из тех ребят, которым я наступил на хвост во время одной из своих летних командировок. Но потом я разглядел глаза... Ярко-синие, спокойные глаза человека, которому приходилось в своей жизни "уничтожать живую силу противника". Глаза солдата, глаза бойца... Глаза воина. У убийц такого взгляда нет, они смотрят на всех, как на потенциальных жертв. Солдаты (настоящие солдаты, а не люди, одетые в форму) взглядом всех делят на категории: свои, мирное население и та самая живая сила противника.
   Этот облик врезался мне в память еще и потому, что именно из-за него моя жизнь повернулась так круто, что будь она машиной, то врезалась бы в собственный задний бампер.
   - Здравствуй, - сел без приглашения на стул пока безымянный клиент, с которым мы вроде бы на брудершафт не пили, а, значит, и тыкать ему никто не позволял, - частный детектив Вэ Вэ Корд?
   - Виктор Владимирович, - уточнил я. Надо на табличке имя-отчество написать полностью...
   - Это ты? - клиент попался настырный.
   - Да, это я, Виктор Владимирович Корд, частный детектив...
   - Виктор, я хотел бы воспользоваться твоими услугами.
   - Я тебя слушаю, - решил я наплевать на лишнюю вежливость. Клиент и глазом не моргнул. Несмотря на свое тыканье, он мне понравился. Спокойный парень без лишнего гонора, с такими обычно сразу переходишь на дружеские тона, но в то же время и в друзья такие не лезут без мыла.
   - Меня зовут Игорь Олегович, - сцепил он пальцы. На ребре одной ладони мелькнула татуировка "За ВДВ". Понятно, почему такой взгляд... Правда, неясно, откуда. Для Чечни староват... Афган, Карабах... Да может и Чечня, если офицером или по контракту.
   - Я в вашем городе недавно, ориентируюсь у вас плоховато. Друзей здесь нет. Сегодня поездом из Питера приедет ко мне человек, привезет один предмет. Его нужно встретить. Я не могу. Поэтому хочу нанять тебя.
   - А почему, Игорь, ты...
   - Игорь Олегович, - жестко поправил клиент.
   ...Ого, на "ты" он не обижается, но вот называйте его непременно по имени-отчеству. Ладно, были у меня знакомые и не с такими чудачествами...
   - Почему, Игорь Олегович, ты не можешь встретить с поезда своего человека?
   Что-то мне подсказывало, что не получиться смотаться на вокзал, забрать предмет и оттараканить его Игорю, блин, Олеговичу. Какая-то заморочка наверняка присутствует.
   - Я слишком заметный. Меня знают.
   Все понятно...
   - Слежка?
   - Да.
   - Кто будет тебя выслеживать?
   Хорошо бы, не товарищи с красными корочками...
   - Те, кто хочет, чтобы тот предмет достался им, а не нам.
   Многозначительная оговорочка "нам". Так вы, Игорь Олегович, не сами по себе... Как говорил папаша Мюллер: "Нет ничего хуже, чем попасть между двух жерновов". Как-то так он говаривал...ладно. В принципе, частные детективы доставкой и охраной грузов не занимаются, однако, как сказал один умный человек: "Что же это за закон, если его нельзя обойти?" Ситуация отработанная: в таких случаях мы с клиентом подписываем стандартный договор, в котором я обязуюсь проследить за доставкой груза по назначению. А как можно лучше проследить за доставкой, если не доставив самому? Если оплата будет достойной, я забуду о риске получить по шее с двух сторон.
   - Ну что ж, - деловым тоном заявил я, - частности обговорим позже, сейчас хотелось бы прояснить два вопроса. Первый: оплата...
   - У меня нет денег, - сразу поставил точку Игорь Олегович, - поэтому я хотел бы спросить, примите ли вы в качестве оплаты...
   Не договорив, он расстегнул боковой карман своего непонятного чехла (в начале разговора чехол был прислонен к столу, и я периодически косился, пытаясь понять, что в нем) и вынул толстый зеленый рулик.
   - Вот это примете?
   Хороший вопрос... Приму ли я в качестве оплаты несколько тысяч бакинских? И с такими денежками он шляется по городу. Не то, чтобы в Пескове грабили прямо посреди проспекта, но все-таки... А с другой стороны... Я посмотрел на его пальцы. Это не пальцы, это пассатижи, Игорь Олегович ими любому голову отвинтит.
   - А ты же сказал, что нет денег? - ляпнул я от растерянности.
   - Это не деньги, это доллары, - похоже мой клиент был из патриотов.
   ...В принципе, я не против патриотизма. Тогда, когда он не переходит в идиотизм. Очень уж многие испохабили это слово своими повадками, разговорами про Матушку-Русь, исконную-посконную, про нашу святую миссию, богоизбранность русского народа, благодаря которой мы рано или поздно порвем всех как Тузик тряпку, нужно только как следует полежать на печи и подождать, пока кто-нибудь все сделает за нас. Вернее, за них, им ведь патриотизм нужен только для оправдания собственного безделия, которое из-за таких вот считают чуть ли не национальной русской чертой. Только не считайте меня русофобом. Просто не люблю я тех, кто требует к себе особого отношения только потому, что им повезло родиться такими какие они есть. Я не люблю русских, которые считают себя лучше других только потому, что они - русские. Но я - не русофоб. И не люблю евреев, которые считают себя лучше других потому, что они - евреи. Но я - не антисемит. Не люблю негров, расистов, феминисток и тому подобную самопровозглашенную элиту. Сразу вспоминается "король Джулиан, самопровозглашенный властитель лемуров и ура" из "Мадагаскара". Те, кто действительно пашет день и ночь, реально делая нашу страну великой, те не кричат о патриотизме и своей любви к Родине. Хотя именно они и являются настоящими патриотами. Но все знают не их, а тех горлопанов, которые рвут косоворотки от Армани на груди и кричат с трибун, поэтому при слове "патриот" и возникает этакое неприятственное чувство...
   Вот Игорь Олегович, видимо, не из крикунов. Он из тех, что спокойно делает свое дело... Вот только пока не знаю, что же это за дело? Что такое нужно привезти с вокзала, за что платят тысячами долларов?
   - Игорь Олегович, а что за предмет я должен забрать? - осторожно спросил я у ставшего загадочным и непонятным клиента.
   Только бы не наркота, только бы не наркота... Толстенький рулончик так мне приглянулся, но если там наркотики, то с болью в сердце придется от него отказаться. За решеткой мне не понравится...
   - Там меч.
   - Что там? - я решил, что не расслышал. Меч? Какой меч?
   - Меч, - терпеливо повторил Игорь Олегович.
   - Какой меч? - ступил я. Не слушал я о людях, раскатывающих в поездах с мечами. О нормальных людях, понятно. Мой клиент не производил впечатления человека, который будет участвовать во всяких там боевках, исторических реконструкциях и прочих толкиенутых сборищах. Может, "меч" - это название чего-нибудь? Неужели все-таки наркотик?
   - Обычный меч, - Игорь Олегович спокойно пожал плечами, - с рукояткой, лезвием и ножнами.
   - Старинный, - дошло наконец до меня, как будто мечи бывают современные.
   Игорь Олегович кивнул. Все понятно...
   - Антиквариат, - протянул я.
   - Еще какой.
   - Какого века? - машинально поинтересовался я.
   - Очень старого, - не стал удовлетворять мое любопытство Игорь Олегович. Значит очень старый меч. Вещь старинная, цены немалой...Тогда понятно и почему он разбрасывается деньгами, и конспирация вокруг прибытия товара и зачем нанимать меня... Все понятно.
   Тогда я еще не знал, что это будет чуть ли не последняя понятная вещь в моей жизни... Поэтому был спокоен, как валун на дороге. Инструкции, полученные от клиента, были понятны и ясны. Прибыть к московскому поезду, забрать от курьера чехол с мечом, вечером привезти его на адрес. То, что полдня меч будет болтаться по городу со мной, Игоря Олеговича не настораживало. Так как люди его типа лишней доверчивостью обычно не страдают, можно предположить, что, попытайся я скрыться с товаром и загнать его на сторону, жить я буду тяжело и недолго... Вызывала некоторое недоумение разве что личность курьера.
   "Невысокая стройная девушка, рыжеволосая, в джинсах и белой майке с надписью ROYAL FLASH"... Наверное, не простая девчушка, какая-нибудь Никита, которая может порвать всех нападающих зубами на лоскуты и отбить все пули туфелькой. Остается надеяться, что на поезде не прибудет делегация фанаток покера, в которой несчастная курьерша затеряется как мышь в мешке с зерном.
   За Игорем Олеговичем закрылась дверь, я сел на телефон и вызвонил такси, чтобы не слишком выделяться в толпе встречающих-провожающих. К делу я собирался подойти со всей серьезностью. Конечно, я не слышал о людях, убитых при перевозке антиквариата конкурирующей фирмой, но во-первых, это не значит, что такого не бывает, а во-вторых даже если такого ранее и не случалось, то, что я оказался первым, будет слишком слабым утешением...
  
   Глава 2.
   ...Ну и где? Где этот флеш, блин, рояль? Где это пианино мотается?
   Психовал я глубоко внутри, а снаружи это выглядело как естественное нетерпение молодого дурачка перед встречей со своей единственной и неповторимой любовью. Да и честно говоря, повода для переживаний не было и девчонка ни в чем не виновата. До прихода поезда было еще пять минут, это я приехал пораньше аж на целых полчаса. С целью разведать обстановку. И теперь торчу тут посредине перрона весь в белом и с небольшим букетом хризантем (а может быть и гладиолусов, я в цветах разбираюсь хуже, чем в моделях стрелкового оружия), изображая из себя того самого нетерпеливого влюбленного. По здравому размышлению я решил, что такой образ привлечет меньше всего внимания у возможных конкурентов. Кстати, ради них я и прибыл пораньше...
   Кроме меня поезд встречало не так уж и много народу, однако не так уж и мало. Высмотреть тех, кто ждет моего курьера, было сложновато. Радовало только то, что и меня им тоже, надеюсь, сложно определить.
   Подозрительных личностей в темных очках и плащах с поднятыми воротниками я пока не увидел. На лавке под сиренью сидел, развалившись, высокий и ужасающе тощий парень в серо-зеленом спортивном костюме, грязных белых кроссовках и прямо-таки непробиваемой черноты очках. Однако он, сразу видно, страдал после вчерашнего, а очками, скорее всего, прикрывал свежие фингалы. Все остальное население перрона подозрений вызывало еще меньше. Оп-па...
   Рыкнув, на стоянку около перрона подкатил мотоцикл. Вот его седок сразу подпадал под категорию "очень подозрительный". Весь в черном, черная, наглухо застегнутая косуха, черный лакированный шлем с тонированным забралом, перчатки, берцы... Особенно настораживал шлем, не только своей чернотой, а самим фактом своего присутствия на башке подозрительного. Я сам мотоциклист и могу заверить: первое, что делаешь, остановившись - это скидываешь эту проклятую штуковину, чтобы освободить голову из плена. Сидеть в шлеме нормальный человек будет только в двух случаях: если ему надо быть готовым сорваться в любой момент (что уже настораживает) или если он не хочет, чтобы его лицо увидели (что настораживает тем более)...Ладно, хватить думать, а то девчонка, стоящая передо мной, уже красная, как комсомолка. Размышлял над загадкой мотоциклиста я, естественно, не глядя на него, просто, когда мой мозг работает, глаза движутся автоматически, поэтому взглядом я уже ощупал каждый сантиметр тела несчастной девушки.
   Вот и долгожданный поезд. Опоздал на десять минут, что в Пескове, в общем-то, в порядке вещей. С шипением остановились вагоны, залязгали, опускаясь, подножки, счастливая толпа повалила на свободу. Изобразив безумную радость типа "сейчас я увижу мою ненаглядную", я рванул к краю платформы, мельком зацепив взглядом и мотоциклиста. Тот не шелохнулся, как будто поезд его не интересовал в принципе. Может, я и ошибся... А может у него просто хорошая выдержка.
   Толпа валила мимо меня: бабки с котомками, студенты с сумками, пьяные дембеля с гитарами... Где же моя возлюбленная? Не дай бог, она уже прошла мимо, возможные наблюдатели (мотоциклист?) могут обратить внимание на странных влюбленных, не узнавших друг друга. Я уже было начал мысленно репетировать сценку "дорогая, как ты изменилась, тебя просто не узнать". Тут в вагонных дверях забелела маечка с ожидаемой надписью.
   Девчонка оказалась умной. Я, попутно с высматриванием соглядатаев от таинственных конкурентов не менее таинственного Игоря Олеговича, размышлял над вопросом: как можно незаметно привезти меч? Помянутые соглядатаи наверняка будут высматривать людей с длинными предметами в руках: свертками, чехлами, наподобие того, что был у Игоря Олеговича (может, он тоже там меч таскает, хе-хе...). Я бы замаскировал его в связке граблей, вил и прочего сельскохозяйственного инвентаря, чрезвычайно слабо ассоциирующегося с мечами и прочей рыцарской романтикой. Девчонка же тащила на спине огромный розовый рюкзак, в котором можно было бы неприметно протащить не только меч, но и переносной зенитно-ракетный комплекс. А насчет внешности... Невысокая, худенькая, со спины так и вовсе семиклассница, рыжие как беличий хвост волосы стянуты в пучок, узкое личико, острый носик, серые глаза, большие и какие-то прозрачные, веснушки кое-где по лицу, джинсы и приснопамятная маечка... Симпатичная, но более того. Не в моем вкусе: фигурка слишком детская, а я педофилией никогда не увлекался. Мой идеал, если вам интересно - Наташа Королева. Однако, хватит рассуждать, пора действовать, девчонка уже бегает глазами по народу, разыскивая встречающего, еще немного и ее метания могут стать заметными...
   Раздвигая толпу, я подошел к девчонке и обнял ее со словами: "Оленька, привет, как доехала!". Она было попыталась шарахнуться, но я вовремя шепнул "Я от Игоря Олеговича". Реакция "Оленьки" меня поразила. Нимало не засомневавшись в моих словах, она повисла у меня на шее с радостным визгом и мгновенно зацеловала до полусмерти. Галантно сняв рюкзак, я подхватил ее под локоток и повел к тосковавшему таксисту. Девчонка радостно щебетала что-то невразумительное, делясь непонятными для меня новостями и сообщая о том, как она соскучилась.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   8
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"