Костин Тимофей Витальевич: другие произведения.

Стальная тревога 5: Апокалипсис и анабазис

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Коварная ловушка захлопнулась за спиной митриловцев! Штурмовому отряду ТДД грозит полное уничтожение, и Тесса хватается за последнюю оставшуюся соломинку - бывшую пленницу Амальгам, оказавшуюся Посвященной.

  Апокалипсис и анабазис
  
  
  /Хребет Акаиси, район поселка Саварадзима/
  
  
  
  Барри действительно засмеялся, видя как беспомощно этот М9 пытался поразить его из жалких пулеметиков.
  Но смех был не радостный, смех был наполнен жаждой убийства. Он помнил этот БР. Тот БР, который обставил его в Ариаке. Тот БР, который заставил его руководство усомниться в его способностях как пилота, так и командира. Это из-за него сюда прислали надменного индуса! Этот митриловец унизил его!
  Барри дал мощную очередь по противнику.
  Белфанган продолжал стрелять по амальгамовцу из встроенных пулеметов. На этот раз тот даже не стал уворачиваться, а просто немного снизил плотность поля, что было заметно по упавшей интенсивности света.
  Издевается!
  В следующий миг противник открыл огонь по "Фальке".
  Крузо резко рванул БР вправо, уходя с линии огня, а затем влево....
  Барри уже привык к маневрам черного М9 и предполагал, что он снова начнет двигаться зигзагами. Поэтому, когда митриловская машина ушла вправо, он немного задержал руку с автопушкой и резко двинул ее влево вслед за противником.
  В последний момент Крузо изменил траекторию движения. Сделав пару шагов влево, он кинул БР вперед и прыгнул. Но несколько пуль все же достигли цели и ударили в левую руку и левую часть грудной брони. Снесло несколько броневых пластин.
  Мистер Грин был уверен, что на этот раз подловит этого черного, но М9 резко совершил прыжок, пытаясь приземлиться ему за спину.
  Ну, вот и твой конец!
  Он не стал делать никаких поспешных движений, давая понять противнику, что не разгадал его замысел.
  Из-за попаданий, прыжок не получился так, как хотелось бы, и Крузо понял, что у него не вышло обмануть своего оппонента, но он решил довести все до конца. Как только "Фальке" приземлился, то Белфанган попытался нанести удар резаком, который достал в полете. Но М9 сотрясся от мощнейшего удара в корпус. Капитан понял, что летит спиной вперед.
  Когда черный М9 уже был на пике своего сальто, "Веном" отбросил автопушку и начал разворот навстречу.
  Как только он приземлился и попытался нанести удар, Барри ударил его в грудь, сфокусировав в кулаке ЛД поле небольшой концентрации. Он не хотел убить митриловца быстро.
  Еще один удар - это "Фальке" со всего разлета врезался спиной в торчащий так не к стати здесь кусок скалы.
  Крузо вырвало из кресла и кинуло на панель приборов. От удара в глазах потемнело, левый глаз начал затекать кровью из разбитой головы, не спас даже защитный шлем. Основной экран тоже был забрызган кровью и весь в трещинах. Капитан ощутил соленый вкус во рту. Стало трудно дышать.
  Наверно легкое повредил.
  С трудом вернув себе зрение, Белфанган стер кровь с экрана. "Веном" стоял во весь рост, похоже, раздумывая, как бы его убить.
  Вся кабина озарилась цветными лампочками и сиренами, также М9 сообщал, что система катапульты вышла из строя.
  Сначала Барри хотел убить митриловца медленно, но потом передумал. Наверно осознание своей победы охладило его разгоряченный мозг.
  Он все же хороший пилот. Если б был на нашей стороне...
  "Веном" вынул резак и начал разбег.
  Крузо видел, как его палач начал отмерять последние шаги до его смерти.
  Ему почему-то вспомнился Гонконг, та операция, когда они впервые встретились с превосходящими силами противника, с "Веномами". Сейчас он не прокручивал в голове всю операцию, ища ошибки. Крузо вспомнил самое ее окончание, когда, захваченный в заложники на полуразбитом "Фальке", он наблюдал такой же разбег. За одним небольшим различием: тогда М9 с ЛД - ARX-7, разбегался для спасения его жизни. Сейчас же БР с ЛД хотел ее отнять.
  В глазах снова начало темнеть. Из последних сил Крузо связался с Курцем:
  - "Урц-1" к "Урц-6", уходи из района, к тебе движется несколько "Веномов"!
  Затем провел небольшие манипуляции с пультом управления.
  "Веном" был все ближе и ближе.
  Где-то в горах PRT и гражданские отступали к морю.
  На ТДД Тестаросса отдавала приказы, старший помощник, по обыкновению хмурый, приводил их в исполнение.
  Крузо смотрел на приближающийся "Веном".
  В голове проносилось множество мыслей.
  Роджер в порядке... Мелисса эвакуирована... Курц! Надеюсь, хоть в этот раз он выполнит приказ без пререканий... PRT... уверен... выберутся...
  В глазах сгущалась ночь, дышать становилось все труднее и труднее, капитан зашелся кашлем, выплюнув несколько кровавых сгустков.
  
  Теперь я с тобой разделаюсь!!!!!!!!!!
  "Веном" подлетел к "Фальке" и вонзил в него резак. Раздался вой разрезаемого металла.
  Казалось "Фальке" застонал как живой.
  Крузо нажал на пульте клавишу.
  В голове пульсировала одна мысль:
  Хотя бы одного, хотя бы одного, хотя бы ...
  Руки "Фальке" взвились в воздух с двумя последними противотанковыми ножами.
  Капитан предполагал, что последний бросок амальгамовец сделает без ЛД поля, ведь для удара нужно подойти вплотную.
  Одни вошел в поясничный отдел, второй чуть выше, у человека это было бы ребро.
  Для взвода, взрывчатке требовалось всего 2 секунды, после их истечения грянул взрыв, и от него сдетонировали оба БР. Пламя поднялось до небес, в разные стороны полетели части корпусов, броневые листы и много еще всякой мелочи, мощный взрыв также разнес половину скалы, к которой был привален "Фальке", взрывной волной покосило всю растительность в радиусе 15 метров.
  Такой фейерверк не заметить было трудно.
  
  * * * *
  
  
  В БИПе ТДД висела гробовая тишина.
  Нет, конечно, как обычно щелкали индикаторы глубины, крена и скорости, неразборчиво пищали комариные радиоголоса в наушниках связиста, что-то урчало и хрипело на пульте акустика - наверное, кашляли простуженные дельфины.
  Но все люди молчали. Свернув головы, даже вахтенные операторы забыли про свои приборы. Все смотрели на большой экран, куда выводилась нечеткая и дрожащая запись.
  Из темной воды рождались все новые и новые страшные противники.
  Мардукас нервно взялся за козырек своего кепи - но не повернул его. Сражение шло не в привычной ему морской стихии, а на далекой и непонятной суше. Он не мог быть уверен в своих решениях.
  - Мы допустили ошибку, мадам капитан, - проговорил он мертвым голосом. - Я должен буду понести всю ответственность. Мои предположения оказались ложными, противник сосредоточил силы, намного превосходящие наши, и умело заманил нас в ловушку. Нужно отдать должное нашим бойцам - несмотря на активное сопротивление врага, первая часть операции прошла по плану. Они смогли обездвижить и захватить "Веном", и атаковали лабораторию. Связист, не было ли докладов от группы, действующей внутри шахты? Запросите их еще раз - нам нужно как можно скорее узнать, увенчалась ли успехом их атака. И передайте Гейбо 1, чтобы немедленно снизился и забрал захваченный БР - пусть хотя бы наши жертвы будут не напрасными.
  Но теперь всем нашим подразделениям остается только немедленно отрываться от противника. Восемь "Веномов", которых мы видим на экране, вероятно с ЛД - это сила, которой нам практически нечего противопоставить.
  Приказываю барражирующим в зоне ожидания Райдо 3 и 4 немедленно атаковать противника управляемыми бомбами. Целеуказание обеспечит либо Урц 6, либо Перо. Оператор оружейных систем, будьте готовы немедленно запустить все десять боеготовых "Томагавков", как только получите целеуказание. Не надо отчаиваться.
  Он говорил быстро и складно, на за этими словами слышались боль и вина.
  Теса выпрямила и четко произнесла:
  - Взяв всю вину на себя, вы ровным счетом нечего не добьетесь. Разве что взыскания, но это не поможет тем, кто сейчас сражается, верно? Так что, давайте дадим залп из всех орудий и попробуем помочь оперативникам вернуться домой.
  - Так точно, мэм, - чуть бодрее ответил Мардукас и принялся отдавать команды.
  Шинохара оторвалась от связного пульта и закричала:
  - Говорит Урц -Х! Плохо слышно, и он докладывает сбивчиво, но я поняла, что заложница у них!
  - Прекрасно, - Мардукас даже немного выпрямился, - Передайте им, пусть немедленно отходят и грузятся на Гейбо 2 - лучше всего за хребет, чтобы вертолету не пришлось зависать в зоне прямого выстрела противника.
  Прошли несколько томительных минут. Потом Шинохара снова приняла сообщение, вывела его на экран, чтобы Мардукас мог прочесть.
  - Что? - наклонился к пульту Шинохары Мардукас, не замечая, что стиснул плечо связистки так, что она поморщилась. - Они блокированы в бункере? Проклятье! Передайте Крузо и Веберу, пусть немедленно попытаются оказать им помощь. Где группа капрала Янга? Они не успели попасть на борт Гейбо 1? Вызывайте их!
  - Постойте... наши летчики передают, что атакованы вражескими истребителями!
  Мардукас сжал кулак:
  - Теперь еще и истребители. Хотя этого следовало ожидать - мы весьма эффективно использовали штурмовики в прошлых операциях, и противник извлек урок. Но это значит, что нам придется немедленно отозвать вертолеты - у них нет ни единого шанса в бою с истребителями. Будем надеяться, они смогут скрыться на минимальной высоте, прячась за рельефом местности. Но Урц 1, Урц 6 и обе группы пехотинцев остались там. Противник плотно сил им на шею. БПЛА лейтенанта Лемминг лишь ненадолго отвлекут их внимание. Единственное ударное оружие, что у нас осталось - Томагавки. Но это не ПТУР, гарантировать попадание в такую подвижную цель, как "Веном", невозможно. Положение для них выглядит безнадежным. И это как раз в тот момент, когда Урц Х доложил, что вынул заложника в целости...
  - Не безнадежно! - раздался новый голос. По столу с разложенными картами грохнула обеими кулаками недавняя пленница, а ныне - консультант по лямбда драйверам - Татьяна. - В каком состоянии захваченный "Чодар"? Если вы посадите меня в кабину, я покажу пару фокусов, каких вы еще не видели. И я же не зря просилась перед началом операции, мистер Мардукас! Прекрасно вас понимаю, я - слишком большая ценность, чтобы мной рисковать. Но я - и не ваша собственность! Кончайте жмотничать, вообще, мне пофигу на ваши резоны! Ваших же людей там убивают, да и Аленка тоже там!.. - она еще раз шарахнула по столу так, что все операторы подпрыгнули. - Отправьте меня туда! Быстро, вашу мать!.. У вас же есть еще всякая летающая ерунда! Скажите ему, мадемуазель в погонах! Вы же меня понимаете!!! - обернулась она к Тессе.
  - Прекрасно понимаю но, увы, ничем не могу помочь, вы останетесь здесь и можете сколько угодно стучать кулаками, - голос Тессы был непреклонен, затем она встала и подошла с Татьяне, вплотную сказав на самое ухо. - Как мы будем смотреть в глаза вашей сестре, если вы погибнете?
  - Если я останусь, сестре вы в глаза посмотреть не сможете - их там зажали так, что еще немного - и всем крышка! И вам охота смотреть, как погибают ваши люди?! Я же предупреждала - нечего было соваться туда, не подумав, как следует! А раз уж влезли, раз ваши подчиненные там кладут свои жизни по вашему приказу, неужели вы не сделаете все, чтобы им помочь?! Чем вы рискуете, а?! Или вы считаете, что я дальше стану вам помогать, если вы меня не отпустите сейчас? Да я с такими сволочами и рядом не стану!!!
  - Прошу последний раз, ЗАТКНИТЕСЬ, юная леди! Я понимаю ваше рвение, но повторяю, нет, вы останетесь здесь, я не вижу смысла в столь бестолковом поступке как этот. И кстати у нас, просто нет транспорта, чтобы вас туда отправить, так что успокойтесь и дайте нам делать то, что мы умеем.
  Теса обернулась к Мардукасу:
  - Ричард-сан выбор у нас не велик, так что либо ми делаем ракетный залп и сидим, скрестив пальцы в надежде на прямое попадание, либо оставляем все как есть. Лично мне больше импонирует 1-ый вариант.
  - Шинохара, где сейчас гейбо 1?
  Тесса села на свое место
  Мардукас бросил быстрый взгляд через плечо оператора, управлявшего ракетной стрельбой:
  - "Томагавки" готовы, и снаряжены фугасными боевыми частям. Но у нас нет целеуказания, а без этого в точечную цель не попасть. Наши "Команчи" отступили, а тем, кто находится на земле, сейчас не до этого. Шинохара, запросите, может ли Урц 6 подсветить следующую цель.
  Кашлянув, Мардукас снова взялся за козырек кепи:
  - Но даже если мы и выпустим ракеты, никаких гарантий нет - процент попаданий в такой ситуации неизбежно будет низким.
  Повернувшись к Татьяне, он спросил:
  - Но что вы можете сделать, даже если мы и найдем способ вас отправить на поле боя? Разве вы прошли обучение и умеете пилотировать БР? Ведь даже для того, чтобы просто двигаться, нужно немалое мастерство, не говоря уже об активных боевых маневрах.
  Девушка дерзко ответила:
  - Воевать мне не приходилось, эта да! Но шагать я смогу. Мало того, я единственная среди всех вас, чрезмерно самоуверенные и упрямые господа, которая сидела в кабине "Чодара". И не только сидела, но и имею представление о его системах! Блин, я в нем, наверное, недели две в общей сложности проторчала, пока настраивала цепи и прогоняла тренировочные задания. Не могу сказать, что так уж ловка - бегать и прыгать как акробат не смогу, но что поделать: раз нет гербовой, пишем на простой! Неужели вы так жаждете лишиться ваших храбрецов, которые отважно поперли на обычных БР против лямбда-драйверов?! Этого вашего бровастого нелюдимого капитана, блондинистого настоящего арийца - странно, он оказался вовсе не таким уж повесой, как меня предупреждали, даже ни разу юбку не попытался задрать - и всех остальных?! Их же там прикончат, если уже не прикончили!!!
  - Леди вы меня достали, вам, что уши прочистить?! Если да, то это не проблема - я лично схожу за ершиком в туалет!!! Нет у нас транспорта, нету! Вам ясно? Ну и если вы так умны, то посчитайте, сколько времени потребуется на то, чтоб добраться до места! Не знаю, как вы, а я уже посчитала: вы туда доберетесь через 40 минут. Вы ведь знаете, что такое "Веном", и что 11 таких машин могут натворить за 40 мин, так что успокойтесь и не полоскайте мне мозг!
  Ричард-сан, что ж, вся надежда на Урц 6, если указателя не будет через 5 минут, стреляем без него
  Тут в разговор, точнее перепалку, вмешался Мардукас - его явно одолевало чувство вины и желание спасти так безрассудно посланных в бой людей. Ради этого он даже готов был наступить на собственную гордость:
  - Вы не совсем правы, мадам капитан. У нас есть две баллистические ракеты. Правда, нет БР, чтобы в них зарядить. Но такая ракета достигнет района Саварадзима через три минуты после старта.
  - Внимание, - вклинилась Шинохара, - Урц 6 передает, что готов подсвечивать цели!
  Мардукас быстро скомандовал:
  - Отлично! Оператор - даем пять залпов по две ракеты с промежутком в десять секунд - чтобы наводчик успел перенацелиться на следующего противника. Огонь!
  - Чего-чего?! Ричард сан вот этого я от вас не ожидала, вы мне таких уступок не делаете, а ей, пожалуйста?! Баллистическую ракету я вам не дам, но, помниться, Ричард сан вы поклялись одного сержанта на торпеде с лодки выпроводить!!! Что ж, тогда подготовьте самую скоростную из наших торпед и водолазное снаряжение, торпеду, естественно, разрядите. Надеюсь, такой вариант вас устроит, мисс Таннер?
  Тесса опустила взгляд на тактический монитор в подлокотнике.
  Мардукас кашлянул:
  - Осмелюсь напомнить, мадам капитан, что водохранилище находится приблизительно в ста двадцати километрах от берега моря, так что торпеда - неподходящее транспортное средство...
  Его прервала Татьяна:
  - И запросите лучше, в каком состоянии тот "Чодар", которого тащит ваш вертолет. Смогу я его запустить?
  Мардукас, лишь покачав головой в ответ на ее бесцеремонность, обернулся к Шинохаре:
  - Запросите Гейбо 1 о состоянии "Венома".
  - Не знаю, что вы там задумали, но на вас мне, э... как бы помягче, плевать. Наверно так пойдет, летите, куда хотите, ежели помрете в полете, то не обессудьте, сами просились. Мардукас, приготовьте ракету, пусть летит, но только на внешней обшивке внутрь не пущу - ракета секретная.
  Мардукас кивнул и отдал приказ о начале предстартовой подготовки баллистической ракеты. Жидкие компоненты топлива были ампулизированы и заправлять ее не требовалось, нужно было только загрузить полетное задание и прогнать тестовые программы.
  В это момент сержант Шинохара приняла рапорт с борта Гейбо 1.
  - "Веном" небоеспособен, - заключила она.
  - Черт! Ох уж этот бровастый дядечка, не мог поаккуратнее его вскрыть! - выругалась Татьяна. - Но там ведь и другой валяется, может быть, тот поцелее? Запросите ваших, быстрее!..
  
  Прошло 10 минут и ракета была готова к старту
  - Ну, что, леди Татьяна, вы просили карету - нате, и не говорите, что стесняетесь! Гудбай! - Тесса помахала на прощание рукой. Интересно сколько раз тебя вырвет за следующие 3 минуты?
  Та показала ей язык - совершенно непринужденно:
  - Да уж не постесняюсь! Только сначала нужно понять, куда именно целиться. Эй, мистер Мардукас, там же еще бегают ваши пехотинцы, далеко смыться они бы не успели - вы же можете с ними связаться? Попробуйте выяснить, что происходит на поле боя.
  - Вы бы не командовали моим старпомом, леди. Он очень терпелив, но и у его терпения предел есть. Не нарывайтесь, а где ПРТ, так вестимо, там, где нашли подорванный БР, к которому вы так рветесь. Если я правильно поняла, у него ноги нет.
  - Именно так, - добавил Мардукас, - Только что поступил доклад от капрала Янга. Они обнаружили обездвиженный "Веном" - очевидно, тот, по которому нанесли удар управляемыми бомбами штурмовики. И еще, мисс Таннер, прошу меня простить, но я хочу напомнить, что здесь капитанский мостик, святая святых корабля, и показывать языки друг другу здесь недопустимо. Согласно Корабельному уставу.
  Тесса состроила невинную физиономию
  - Так кого мы ждем, пусть летит к своиму БР!
  - Идите вы со своей санктуарией, - отозвалась Татьяна Мардукасу, и бросилась к выходу: - Все, я пошла! Если что - не поминайте лихом. Своим передайте, чтобы собрались кучкой возле "Чодара". Если смогут, конечно. И пусть ваш бровастый капитан или голубоглазый ариец попробуют туда добраться! Чао!
  По коридору стремительно простучали подошвы старых кроссовок, позаимствованных у какой-то из девушек технической команды.
  Мардукас покачал головой:
  - Куда катится мир. Молодые леди, которым нужно было бы сидеть за вышиванием или отвечать уроки у доски, отправляются в бой, а старые пни, вроде меня, могут только помахать им вслед, и пожелать удачи...
  Он тяжело вздохнул и обернулся к связистке:
  - Шинохара, вызывайте Урц 1, и УРц-6.
  - Не грустите, Ричард-сан, просто идет смена поколения. Как вы выразились, э-э-э-э, такие как вы, отходят на второй план, давая дорогу молодым. Зато вы можете гордиться, я вот у вас весь опыт командования переняла. Одно дело по учебнику и совсем другое здесь и сейчас.
  
  На входе в ракетный отсек Татьяну встретил лейтенант Сакс. Он отвечал за бронероботов и всевозможные транспортные средства, с ними связанные. По злой иронии судьбы, ему грозило надолго остаться безработным - неизвестно было, какое количество БР Митрила вернется с задания. Но пока ему было чем заняться и без того.
  - Вот противоперегрузочный костюм, - он протянул девушке черный обтягивающий комбинезон из мономолекулярной ткани. Стискивая нижнюю часть тела, он предотвращал отток крови от головы и потерю сознания - но все, конечно, зависело от величины перегрузки. Жидкостная баллистическая субстратосферная транспортная ракета - прямой потомок русских БРПЛ, стартовала не так резко, как твердотопливные ракеты типа "Трайдент", что в данном случае было весьма кстати. Жидкостный двигатель имел еще и то преимущество, что позволял в нужный момент прекратить подачу топлива в камеру сгорания, поскольку дистанция, на которую сейчас должна была отправиться ракета, была мизерной.
  - Трудновато было найти вам комбез на ваш размер, юная леди, так что оденете запасной лейтенанта Мао. Я подрегулировал натяжение волокон, так что внизу и в бедрах все будет в порядке, но вот бюст... увы, останется свободным. Тут вам до лейтенанта не дотянуть.
  - Не очень-то и хотелось, - пробурчала госпожа гражданский консультант, шурша одеждой. - И я еще расту, между прочим, так что нечего дразниться. Таращиться - тоже не надо!
  Лейтенант Сакс, слегка покраснев, поспешил отвернуться.
  Поднявшись наверх, они пробрались через узкий лаз, и оказались у круглого люка, через который пилот попадал непосредственно в ракету, находящуюся в шахте.
  Громадный цилиндрический отсек-капсула, размером с железнодорожную цистерну, способный вместить БР, сейчас был совершенно пуст. Если не считать кресла от БР с дополнительными амортизаторами, которое наскоро было зафиксировано на дне гулкой стальной бадьи.
  Сакс указал на веревочную лестницу:
  - Спускайтесь и надевайте парашют. Он раскроется автоматически. Потом пристегивайтесь, и не забудьте шлем с кислородным прибором. Перегрузка будет очень сильной, так что дыхательный баллон заряжен тонизирующей спецсмесью - чтобы прояснить мозги перед раскрытием капсулы. В блок управления введены последние координаты группы капрала Янга, свалитесь прямо им на голову. Удачи, юная леди. Хоть я и не понимаю, на что вы рассчитываете - удачи. Да хранит вас господь.
  
  - Урц-6 передает... - голос Шинохары прервался, - ...да, передает, что Урц-1 погиб, подорвавшись вместе с "Веномом".
  Мардукас тяжело оперся на стол и расстегнул пуговицу на воротник форменного кителя, словно ему не хватало воздуха. Обернувшись к Тессе, он проговорил:
  - Вы слышали, мэм?..
  Ответом ему стал только кивок головы
  Крузо... нет, сейчас не время лить слезы, нужно сражаться, как сражался он сам. До последнего.
  - Ракета к запуску готова, Ричард сан?
  - Так точно, мадам капитан. Мисс Татьяна только что передала, что готова к старту, - ответил Мардукас.
  - Тогда запускайте ракету, и пусть сохранит ее Бог!
  Полет на баллистической ракете без подготовки и надлежащего снаряжения - это сумасшествие.
  - Пусковая шахта номер двенадцать - начать наддув подмембранной полости. Открыть крышку люка! Зажигание, старт!
  - Ракета пошла! - доложил оператор.
  Все громадное тело ТДД содрогнулось, когда из ее чрева вырвался на поверхность в облаках пара невиданный огнедышащий змей. Баллистическая ракета, все ускоряясь, пошла в высоту и моментально превратилась в крупную звезду. А потом и вовсе исчезла в низких тучах.
  Интересно она выживет или нет?- вид при этих мыслях у Тессы был отрешенный.
  
  
  /Хребет Акаиси, район поселка Саварадзима/
  
  Капрал Янг и его бойцы, пригибаясь, миновали опушку ельника на склоне под площадкой у входа в шахту. Там, в дыму, валившем из ворот, мелькнули несколько фигур, но кто это был, разобрать было невозможно. Едва ли друзья.
  Поэтому пээртэшники нырнули в колючие заросли и побежали в западном направлении, оскальзываясь и падая по наклонному склону. В гору становилось двигаться все труднее, да и заросли сплетались все гуще.
  Внезапно перед ними появилось небольшое открытое пространство, окруженное буреломом из поваленных стволов. Едко пахло тротиловым дымом, горелым машинным маслом и еще какой-то незнакомой химией. Посреди полянки, в глубокой воронке, ничком лежал "Веном", протянув вперед манипуляторы, словно стараясь выбраться. Левый ступоход был оторван выше колена и сочился белесой жидкостью из оборванных амортизаторов, точно густой насекомьей кровью. Люк пилотского кокпита был открыт, и на его краю сидел, держась за голову, человек в противоперегрузочном комбинезоне.
  Группа PRT просто дивилась увиденному. Они нашли вражеский БР. Да, он был без ступохода, подумаешь, оторвало от колена. Но, рядом сидел его пилот, значит, оставалась возможность, выкачать из него всю информацию о местонахождении противника.
  Оперативники затаились.
  - Так, брать живьем. Ни в коем случае не убивать, только при крайней необходимости. Рикс и Кортес. Прострелите ему все конечности. Только используйте глушители. Мне не хочется, чтобы нас услышала вся округа, - Янг задумался, - хотя нет, я сам возьму его. Остальным смотреть в оба, у меня чувство, что мы здесь не одни, - прошептал капрал
  - Так точно, я возьму северное и восточное направление, - ответил Решко, - патронов у меня достаточно для пары отрядов, это точно.
  - Значит на нас запад и юг?
  - Именно, - подтвердил Янг, - и чтоб мышь не проскочила!
  - Есть, - ответили трое
  - Тогда, с богом!
  Капрал тенью направился к БР противника.
  Его остановил вызов по рации:
  - Урц-9, это "Цунами". Приказываю немедленно захватить поврежденный БР. Передайте ваши точные координаты и приготовьтесь встретить посылку.
  Приказ от "Цунами" не был неожиданностью для капрала. Он и сам намеревался захватить БР противника. Ведь один захваченный БР это хорошо, а два, как говорится, лучше.
  - Приказ понял, именно этим я сейчас и занимаюсь! - прошипел он в микрофон, - высылаю координаты. Кстати, я что-то не помню, что бы я заказывал посылку? - Янг сильно удивился. После короткого диалога, он выключил рацию. Было бы печально, если бы пилот заметил крадущегося оперативника из-за шипения передатчика.
  Ползком капрал добрался до БР. Янг находился за спиной у пилота и прекрасно его видел. Человек определенно находился в плохом состоянии, так как постоянно держался за голову, постанывал и шатался. Это свидетельствовало о сильном сотрясении, а может и контузии. Подобравшись почти вплотную, капрал замер. Его тело превратилось в пружину, готовую выстрелить в любой момент.
  Прыжок. Янг запрыгнул на спинную пластину БР. Металл оказался достаточно скользким, но капрал смог удержать равновесие. В этот момент пилот обернулся. Но все, что он сумел увидеть, это дуло у своего лба и нож у горла.
  - Не двигайся, даже не шевелись, - прошептала тень.
  Глаза вражеского пилота вытаращились, словно блюдца. Потом он странно икнул, согнулся, и его обильно стошнило прямо на ботинки капрала Янга.
  "Карамба!" - Янг был просто не в себе от такого. Пилот получил хорошего пинка за неприличное обращение.
  - Окружайте поплотнее и смотрите в оба, - капрал повернулся к пилоту и подтянул его к себе. - Так, ты, мерзость! - он приставил к его глазу нож. - Не дергайся.
  Пилот вяло мотнул головой, видимо, кивнул.
  В следующее мгновение в руке капрала оказался последний шприц сыворотки правды. Он тут же закончил свою жизнь в артерии пилота.
  Янг поднес к его лицу планшет и включил аудио запись:
  - Говори, как ты активируешь свой БР?
  - Блуууур-бурппппп!!! - ответил пилот, закатив глаза так, что остались видны одни подернутые красными прожилками белки.
  Выслушав непонятную болтовню, Янг понял, что пилот уже не жилец.
  - Ладно, - холодно ответил он и перерезал тому горло.
  Будем ориентироваться на местности.
  Капрал слез с брони и пошел к голове БР. Заглянув в кокпит, он просто улыбнулся. БР был уже активирован. Видимо пилот выбрался подышать свежим воздухом, или, скорее всего, свихнулся от передозировки. Она и явилась причиной такого неадекватного поведения.
  Капрал забрался в кокпит. Зафиксировав свое положение, он набрал несколько команд. Благо интерфейс был на английском языке.
  По наружности пилот был европейцем, точнее Янг сказать не мог.
  Ожил ИИ БР:
  - Состояние основных систем 80%. Поврежден ступоход. Боеспособность 75%
  - Отлично, значит, мы еще можем что-то сделать!
  Воспользовавшись правами бывшего пилота, Янг сменил все его данные под свои и теперь мог в полной мере управлять БР.
  
  Как только последняя пара крылатых ракет была наведена на цель, Курц сразу же бросился бежать - он понимал, что, несмотря на старания, всех БР он явно не положил. И он был прав.
  Из шестерки смертоносных "Веномов" трое полегли после ракетного удара, но ровно столько же сразу же начали преследование. Благо, расстояние было велико и у Вебера еще было время. Вот только что он мог сделать один против 3-х БР, оснащенных ЛД?
  Хреновая ситуация, ничего не скажешь...
  Ему больше ничего не оставалось, как бежать. Куда бежать? Неважно - пока он бежит, у него есть время, и тройка сидящих у него на хвосте вражеских бронероботов не настигнет его. А пока они его не настигнут, у него есть время - то ли придумать, что делать дальше, то ли вспомнить лучшие моменты своей жизни.
  Перемещаясь с бешеной скоростью, он пытался найти лучший выход из сложившейся ситуации. Иногда он бросал взгляд на поле боя Крузо с розовым "Веномом" - с точно таким же, с которым он сражался в Ариаке. В какой-то момент, Курц заметил лежащего у скалы "Фальке", а спустя какое-то время, не более нескольких минут, там произошел огромный взрыв. Связь с Крузо исчезла.
  Черт, что же он вытворил то, а?
  - "Урц-6" к "Урц-1", прием. Крузо что там у тебя?
  Тишина.
  - "Урц-6" к "Урц-1", повторяю: прием. Ты там жив вообще? Отзовись!
  И опять тишина.
  - "Урц-6" к "Урц-1", отзовись, черт тебя подери.
  Но Крузо не отвечал.
  Не прошло и нескольких минут как М9 Вебера выскочил на недавно образовавшуюся в результате взрыва поляну. Уже через секунду он помчался дальше. Но секунды ему было более чем достаточно, чтобы понять, что на самом деле произошло.
  Все мысли по поводу того, как бы получше уйти от преследователей, как бы их похитрее обставить и тому подобные, мгновенно вылетели у Курца из головы. Осталась лишь горечь, да постепенно закипающая ярость.
  Он уже не думал, как обхитрить противника, как от него уйти. Он больше не собирался бежать - он решил принять бой. И теперь все его мысли были заняты именно этим.
  Как раз поэтому он чуть было не пропустил передачу с ТДД мимо ушей. Секунду поразмыслив, он ответил:
  - "Урц-6" к "Цунами", прием. Докладываю: обстановка... хреновая. Троих "Веномов" мы положили "Томагавками", еще трое висят у меня на хвосте. "Урц-1" вместе со своим М9 "Фальке", прихватив одного "Венома", выбыл из игры и направился в Вальхаллу. - Вебер немного помолчал. - Выбора особого нету, так что я немного попляшу с этими тремя - негоже Кузю так дешево им отдавать.
  - Урц-6, это "Цунами". Отставить атаку Веномов, двигайтесь на соединение с "Урц-9". Постарайтесь обезопасить зону посадки.
  Что самое неприятное, расчеты Курца по пораженным "Веномам" оказались не совсем верными. На его глазах из клубов дыма, валивших с места попадания второй пары ракет, появился целый и невредимый "Веном". Яркий голубоватый ореол защитного поля, сумевший противостоять ударной волне разорвавшихся в тридцати метрах от него боеголовок, померк, и бронеробот с места в карьер устремился вслед за обидчиком.
  Еще один, отброшенный взрывом метров на сто, на середину реки, тоже поднялся, хотя двигаться так легко не мог - ему явно досталось, пусть и не фатально. Итого, залп "Томагавков" уничтожил всего один БР - первый, который не успел отреагировать и поставить поле. Жалкий результат - но вполне объяснимый. Крылатые ракеты не разрабатывались для борьбы с таким противником, и, кроме как прямым попаданием, уничтожить их не могли. А маневрировать на конечном участке траектории так же резко, как ПТУР, они не умели, откуда и следовали промахи.
  - Урц-6 к "Цунами", я сомневаюсь, что в этом есть смысл. У меня на хвосте компания "Веномов", которые явно не горят желанием оставить меня в покое, так что я считаю, что в таком случае единственное, чего мы добьемся - новые жертвы среди PRT. А так, я хоть поразвлекаюсь...
  
  
  Тем временем Рихард со своей группой отходил все дальше и дальше от места боя. Помочь БР они ничем не могли, зато вражеские боевые машины могли легко их передавить, просто случайно наступив. Стоило спасать захваченных научников и предположительную Посвященную. Стало очевидно, что эвакуация срывается. Теперь приходилось думать о том, куда идти дальше. Но сначала Рихард связался с Янгом по рации:
  - Урц-9, где вы? Мы ждем вас к западу от горного хребта
  В этот момент в наушниках сквозь хрии и визг помех прозвучало:
  - Урц-9, это "Цунами". Приказываю немедленно захватить поврежденный БР. Передайте ваши точные координаты и приготовьтесь встретить посылку.
  Рация продолжала хрипеть и дальше.
  - Урц-6, доложите обстановку, Урц-6 прием, отвечайте, Урц-6. Урц-Х, ваши координаты? Заложник при вас? Прием.
  Цепочка мощных взрывов, озаривших горы на километры вокруг оранжевыми сполохами, заставила группу Рихарда залечь. Хотя ближайший разрыв громыхнул метрах в четырехстах, с черного неба вместе с дождем посыпались ветки, оборванные корни, шматки грязи и обломки гранита.
  Результат удара "Томагавками" был не совсем ясен, но, судя по тому, что ракеты падали последовательно, едва ли "Веномы" дали себя так легко перебить - после первого же взрыва они взвились в небо, как апокалиптические кузнечики, сделав точное прицеливание невозможным.
  Этот печальный факт подтвердило резкое сотрясение почвы: метрах в ста от разведчиков на гребень заросшего ельником отрога приземлилась черная фигура. Раздробивший в щепки несколько елок "Веном", окрашенный в матово-черный цвет, выпрямился и повел вокруг граненой головой. Оценивая обстановку.
  Увидев неподалеку черный "Веном", Рихард отдал команду:
  - Всем рассредоточиться и залечь. Быстро!
  Повторять не пришлось - все кинулись врассыпную и, кто более, кто менее ловко попадали в естественные укрытия. Завернувшись в пончо, Рихард внимательно наблюдал за противником.
  Испуганно прижавшиеся к земле беглецы замерли, надеясь на свои термонакидки. Но, увы, они были не у всех. Ослепительный луч поисковой фары рассек темноту, словно клинок палача. Зажмурившись от режущего ксенонового света, они не успели даже дернуться, как "Веном" снова прыгнул. Точно злой кот на зазевавшийся выводок мышат.
  Двое пехотинцев, тащивших раненого товарища, в ужасе закричали: последним, что они увидели в своей полной приключений жизни, были две скрюченные когтистые лапы манипуляторов, летящие на них сверху.
  Размазав всех троих и вбив их останки глубоко в глинистую почву, "Веном" выпрямился и громогласно захохотал сквозь внешние динамики:
  - Попались, малышатки!
  Не выдержавшие этого ужаса пленные научники, потеряв голову, бросились бежать врассыпную. Это была ошибка. "Веном" не стал разбираться, кто есть кто и просто прочертил огненное кольцо из крупнокалиберных пулеметов, молниеносно уничтожив всех, и отрезав путь к отступлению для уцелевших.
  Рихард навалился на Мизуки, скрывая своим телом ее от тепловизора БР.
  - Тихо, тихо... - одними губами прошептал он.
  Если буду жив, найду и лично порежу на ремни этих пилотов.
  Бу-бум!!!
  Прямо перед его лицом громыхнул грязный ступоход. Сверху донесся издевательский голос:
  - Раз-два-три-четыре-пять, я иду искать! Кто не спрятался - я не виноват. Хо, кого это я тут вижу? Застукал!
  "Веном" наклонился и протянул чудовищную пятерню, измазанную свежей кровью.
  Но в этот миг позади него что-то громыхнуло. Совсем не сильно.
  - Е...ный самовар, а ну-ка сюда, твою мать!..
  Метрах в двадцати в полный рост стоял Сергей Молотов в развевающемся на ветру, хлопающем обтрепанной бахромой плаще. В руках его был верный "Абакан", а из куцего ствола ГП-25 курился дымок. Осколочная граната, конечно, не могла повредить стальному титану. Лишь привлечь его внимание.
  Разъяренный "Веном" молниеносно протянул манипулятор и сцапал храбреца. Поднеся его к лицевому щитку, он уперся в его лицо рубиновым змеиным взглядом и прошипел:
  - Я пришел, руссише швайне! Что скажешь?! - стальные пальцы слегка сжались, так, что затрещали ребра.
  Собрав последние силы, Серега прохрипел:
  - А теперь... пошел на х..й!.. - и плюнул прямо в цейссовскую прецизионную линзу кровавой слюной.
  Взревев, "Веном" широко размахнулся и, словно заядлый бейсболист, запустил наглеца высоко в воздух.
  - Низко пошел, должно быть, к дождю, - процедил он, проследив сенсорами двухсотметровую траекторию, закончившуюся за деревьями у реки.
  
  В момент, когда "Веном" отвернулся, Рихард вскочил, подхватив Мизуки на плечо, и ринулся в ближайшую чащу. Выбора особого не было - пехотинец не может противостоять БР. Пробежав метров сто, он заметил вполне подходящую яму для лежки. Все равно от БР не убежать. А здесь шанс есть. Черт, жаль Серегу... Рихард вновь залег, стараясь максимально закрыться под пончо. Надеюсь, новых способов определения моего месторасположения они не придумали.
  А "Веном" тем временем веселился от души. Высмотрев в луче прожектора еще одного вжавшегося в землю митриловца, он выхватил его, подбросил в воздух и наподдал стальным ботинком. Потом потряс в воздухе кулаками и торжествующе завыл - у него явно было что-то не в порядке с головой. Очевидно, передозировка лямбда-драйверного наркотика заставила его полностью раскрепостился.
  Оглядевшись, он обиженно закричал:
  - Нету!!! Только что были, и вдруг нету!.. Как же так?! Я зол, я страшно зол - лучше сами выходите!
  
  Сделав очередной размашистый прыжок, Вебер перескочил скалистую цепь, и, приземлившись среди леса, невдалеке перед собой увидел пляшущего на вытоптанной им же полянке "Венома".
  Взгляд через ВГ все прояснил: поле ЛД вокруг фигуры БР буйствовало вовсю - защита была настолько слаба, что ВГ фиксировали ее как фрагменты тонкого мыльного пузыря, которые, самое интересное, случайным образом появлялись и исчезали, а в остальном вокруг бронеробота хаотично носились сгустки поля ЛД, напоминающие капли.
  "Веном" пинком отправил какого-то бедолагу на тот свет, а затем начал прыгать и что-то орать.
  Вебер взглянул на тактическую карту - в нескольких десятках метров от этого сумасшедшего горела метка, обозначающая одного из разведчиков - Рихарда.
  Метнув в него две осколочные гранаты, так, что бы они взорвались на подлете к БР, Курц сам прыгнул на "Венома", попутно метнув в него, по наводке ВГ, противотанковый кинжал. Выхватив в полете мономолекулярный резак, Вебер набросился на врага, которому, стоит отметить, не повезло - осколочные гранаты пилот заметил, но создать с помощью ЛД поле необходимой для полной защиты плотности он не смог.
  Взрывом первой гранаты, которая летела в голову БР, роботу оторвало левый манипулятор вместе плечевым суставом - все таки, пилот успел сделать кое-какие движения перед взрывом, вторая же граната лишь немного покорежила броню туловища - ее-то как раз пилот почти сумел заблокировать. От обоих взрывов "Венома" бросило на землю, а пилот, ударившись головой об один из дисплеев, потерял сознание.
  Брошенный следом, с хитро просчитанной траекторией - практический по касательной, противотанковый кинжал снес поврежденную грудную броню, "обнажив" кокпит. Прилетевший в конце Курц, с мономолекулярным резаком на перевес, проткнул брюхо БРу, немного ниже и правее кабины пилота, и сделал резкое движение, как бы разрезая туловище БР. Вытащив резак из тела обезвреженного противника, Вебер сделал резкий прыжок, продолжая скрываться от преследователей. С того момента, как в "Венома" полетели гранаты не прошло и полминуты.
  Ух... Вот это мне повезло...
  Адреналина хоть отбавляй.
  Несмотря, что Вебер расправился с противником быстро, преследователи за это время успели его неплохо нагнать, и расстояние до них сократилось раза в два.
  - Урц-6 к "Цунами" направляюсь к Урц-9. Обезврежен "Веном", посягавший на наших разведчиков.
  Потом он обратился к Янгу:
  - "Урц-6" к "Урц-9", я уже у вас буду через пару минут. Нафига, сам не знаю - приказ с "Цунами". Еще у меня есть бонус в виде толпы разъяренных "Веномов", висящих у меня на хвосте. Примете меня дружелюбно? А, да, кстати, у вас там что-то интересное происходит, или "Цунами" посчитали, что вы мне поможете расправится с моими преследователями?
  
  Лежащий неподалеку Рихард с восторгом наблюдал ликвидацию БР и вскрытие кокпита БР. Мгновением позже мимо промчались бравые преследователи. Оставив Мизуки, потерявшую сознание от всего пережитого, в яме, он вскочил и быстро добежал до поверженного робота. Вытащив отключенного пилота, он дотащил его до ямы. Там привязал к дереву. Допрашивать его было бесполезно - пилот был под препаратом. Поэтому Рихард решил устроить небольшую акцию "в назидание" - заклеил пленному рот скотчем, написал на скотче - "нехорошо обижать слабых", а строчкой ниже - "Грин, я тебя найду", достал нож, дважды резанул пленного по глазам, затем нанес два укола в пах. Затем поднял Мизуки и быстро зашагал в сторону на запад.
  Через некоторое время Рихард оказался достаточно далеко от места боя. Голова, слегка ослабившая свою работу во время пряток, начала работать. Мысли пошли невеселые. Итак, информацию мы из лаборатории забрали. Хорошо, что переложил к себе. А то погибла бы. Весь личный состав погиб... зато Посвященная на месте... Посвященная? От тряски парик свалился с бесчувственной Мизуки, и стало очевидно, что она никак не похожа на описание Посвященной. Вот так вот... Похоже нас пытались на нее заманить... точнее, заманили. Ладно, даже если она обычный человек, ее надо довести до населенного пункта.
  Ладно, осмотримся. Стоит связаться с остальными. Но с кем? Пожалуй, лучше всего для этого подойдет Вебер. Он-то, надеюсь, хоть еще жив... Рихард остановился и включил рацию.
  -Урц-6, это Урц-Х, прием! Как обстановка?
  
  - Да вы меня вообще слушаете?! - кричала Мао на пилотов транспортного вертолета, как вдруг осеклась, услышав обрывистую передачу Курца.
  Мир замер. Мелисса непроизвольно отступила на шаг. Медленно, очень медленно до неё доходили слова Вебера. Урц-1 погиб... Бел... погиб...
  От очередного поворота вертолёт немного тряхнуло, и Мао очнулась от ступора. Первый шок постепенно отступал, уступая место подкатывающей клокочущей ярости и ужасу от осознания произошедшего.
  - Дайте мне БР! - заорала Мелисса, стукнув кулаком по подвернувшейся поверхности:
  - Чёрт возьми!!!
  Пилоты вжали головы в плечи. Им вовсе не хотелось иметь дело с разъяренной фурией, да к тому же с СОКОМом в кобуре. Поэтому первый пилот только кивнул:
  - Слушаюсь, лейтенант! Где вас высадить?
  - Прямо здесь! - крикнула Мелисса. Ей сейчас было не до подробностей. - Где хотите, только быстро!
  - Так точно, мэм! - гаркнул пилот, и вертолет резко пошел на снижение. Прямо на полотно дороги, петляющей по берегу реки, в верховьях которой разыгралось сражение.
  - Мы удалились примерно на двадцать километров. Но, вы уверены, лейтенант?..
  Судя по выражению лица Мао, вопрос об её уверенности был чисто риторическим.
  - Абсолютно, - пробормотала она сквозь зубы и отправилась к своему М-6.
  
  - ААААААААААААААААА...
  Кричал Молотов, когда прямым курсом отправился на Луну. Но до Луны не долетел, а приземлился на ветви деревьев у реки, которые смягчили удар.
  Перед глазами пробежала его жизнь и голоса, которые нашёптывали ему, что ещё не конец. Едва он попытался сделать хоть какое то движение, боль резко дала о себе знать.
  - ЭЭЭЭЭААААААААА!!!
  Найдя в кармане последнюю дозу наркотика, он принял её. Когда наркотик стал действовать, Сергей потихоньку стал опираться об дерево. К счастью свой пистолет он не потерял, но ему тоже досталось нехило.
  Господи если есть у тебя лишний АС, то пошли его мне, чтобы расквитаться с обидчиком.
  Спустя 10 минут.
  Сквозь ночной мрак среди деревьев и зарослей, с большой древесной тростью шёл Молотов. Максимально замаскировавшись в своём пончо и плача от боли, он пытался добраться к точке эвакуации. Хотя рация осталась у Ри, Сергей попробовал связаться через специальный мини-передатчик с сержантом.
  - ЭЭАААА..... ММММММММММ.....СУУУУ..... Меня... Слыша... ттт.!!!!!!!!!!!
  Сзади захрустели ветки, и Молотов почувствовал, как на спину навалилась огромная тяжесть.
  Двое подобравшихся амальгамовских пехотинцев - явно еще не побывавших в сражении, судя по чистенькой американской униформе - заприметили бредущего незнакомца и решили взять живьем.
  - Умри, падла! - вскликнули нападавшие.
  Они атаковали сразу, завязалась потасовка. Сражаясь из последних сил, Сергей ловил момент, чтобы вытащить свой пистолет. Хоть они ещё хорошенько потрепали Молотова, но тот сумел замочить их. Подбирая с них оружие, Сергей воскликнул, яростно богохульствуя:
  - Что ты от меня хочешь!!! Скока я буду страдать!!! Дай мне сил!!!
  Оторвавшись, он с максимальной маскировкой и с трофеем в виде М16А2 двинул дальше.
  По пути Молотов ещё раз попытался выйти на связь с Ри.
  - Вы где...
  После этих двух слов последовал отборный мат с перерывами на стоны от боли.
  Под ноги Молотову подвернулась странно ровная поверхность. Шатаясь в полубреду, он понял, что это дорога, та самая, что шла вдоль реки. Впереди метнулись фары приближающегося автомобиля.
  Быстро спрятавшись среди деревьев, он приготовился к бою, но автомобиль проследовал мимо него.
  Переведя дух, Сергей кряхтя двинул дальше, но уже был на взводе по самый не балуй. В любой момент, Молотов мог превратиться в безбашенного маньяка.
  Бродя в своеобразном трансе, Сергей попытался снова проделать то же самое, но его осенило.
  Если я не могу связаться с ним, то смогу связаться с группой Янга!!! Вот дубина, не смог догадаться. Такс.. Частота... Ага!!!
  - Приём! Приём! Вы меня слышите? Плохие новости от группы Рихарда!!! Только попробуйте не ответить, придурки!!!
  Но никто не хотел или не мог с ним связаться. Присев на землю, Сергей стал взвешивать все "да" и "нет".
  В принципе я им уже не должен! Чертежи отдал, робот якобы прикончил меня, их и так уже почти всех перебили. Остаётся добраться до безопасного города и там залечь в одну из больниц, а дальше к Владу.
  Встав, он двинулся дальше, выкинув из головы всё, что имело отношение к Митрилу. Напоследок обернулся и сказал.
  - Ну, что ж, ребята!!! Когда-нибудь я вас снова выслежу, но встреча будет не та, что раньше...
  Кряхтя, Молотов двинулся подальше из этого района, куда глаза глядели.
  Как ни странно, невидимый и неслышимый в темноте беглец беспрепятственно прохромал мимо плотины, обогнул крутой скальный отрог и, шатаясь и оставляя капли крови, почти ничего не видя перед собой, сумел пройти еще несколько километров. Пока силы не кончились.
  Тогда Сергей упал ничком и провалился в темное беспамятство.
  Он не слышал, как заурчал автомобильный двигатель, и перед ним остановилась старая Хонда "Цивик". Хлопнула дверь и по асфальту процокали каблучки.
  
  
  В черном небе над полянкой, где лежал захваченный Янгом "Веном", что-то прогудело, словно великанский шмель. Подняв головы, пээртэшники увидели белые сегменты капсулы, разделенной вдоль взрывами пироболтов. Хлопнул парашют, и почти в руки одному из оперативников опустилась миниатюрная фигурка. Довольно ловко приземлившись и не забыв соединить ноги, девушка попыталась отцепить стропы и запуталась.
  - Эй, выручайте скорей! Распутайте меня! - закричала она сердито. - Что тут у вас творится? Быстрей рассказывайте!
  Капрал Янг, пытаясь наступить на оторванный выше колена ступоход, больших успехов не достиг. "Веном" неуклюже завалился, ткнувшись носом в землю.
  В наушниках вдруг прорезался незнакомый девичий голос:
  - Эй, ты там! А ну-ка - вылазь! Все равно не умеешь! Быстрее, их сюда мчится целая толпа!!!
  Посылкой или, скорее, подарком оказалась миниатюрная девушка.
  "И чем думает командование?!" подумал Янг.
  Татьяна упала почти на сержанта Решко. Тот был достаточно ловким, чтобы поймать ее и отцепить захлестнувшиеся стропы парашюта.
  Вместо благодарности, девушка стала раздавать команды и вовсю хамить.
  - Мисс Татьяна, - заговорил капрал через внешние динамики
  Громкость была таковой, что голос облетел как минимум сотню квадратных метров. Капрал тут же исправил громкость и продолжил:
  - Что вы здесь делаете?
  Теперь "Веном" сидел и смотрел на девушку своим рубиновым видео-сенсором.
  - Выручать вас примчалась! Где остальные? Где Крузо и Вебер? А группа, что штурмовала шахту - она куда подевалась, вы видели? И вылезай, вылезай скорей, пусти меня!.. - нетерпеливо закричала девушка.
  Янг вздохнул.
  БР принял упор лежа и пилот вылез из кокпита.
  Спрыгнув на землю, капрал подошел к Татьяне:
  - И? - недоверчиво спросил он
  - Приехал цирк - любуйтесь! - она взмахнула кулаком и ловко прошмыгнула в кокпит. Крышка с шипением закрылась и "Веном" немедленно двинулся. Взрывая землю, он подобрал под себя ноги.
  Не успел "Веном" опереться на руки и поднять себя в сидячее положение, как слева затрещали елки. Ломая деревья, словно дикий кабан, на полянку вылетел разогнавшийся однотипный вражеский "Веном". Увидав своего, он резко затормозил, взрывая почву ступоходами, и оставляя метровой глубины борозды. Однако он почти сразу заметил стоящих в растерянности митриловских пехотинцев, распростертое у них под ногами тело в противоперегрузочном костюме и все понял. В его манипулятор из-за спины выпрыгнула двухствольная автоматическая пушка. Кошмарное шестидюймовое нижнее жерло глянуло на обомлевших пээртэшников, но они даже не успели зажмуриться, как вокруг них вздулся волшебно переливающийся световой пузырь. Волосы встали дыбом, будто они схватились за генератор Ван де Граафа, ноздри защекотал озон.
  Пушка "Венома" полыхнула дульным пламенем, но, вместо того, чтобы размазать их по всей поляне, снаряд бессильно лопнул на границе мыльного пузыря - внутрь не попало даже звука разрыва. Янг оглянулся - сидящий "Веном" поднял руку и выставил вперед раскрытую стальную ладонь. В следующий миг весь окружающим мир исказился. Пространство - со всеми черными елями, догорающими в кустах после взрыва угольками, низким дождливым небом - свернулось в спираль. Янг почувствовал себя так, будто его прокручивают сквозь громадную стеклянную мясорубку, наматывая на ледяной центральный винт. Потом полыхнуло - ослепительно сверкающий поток неизмеримой мощи выстрелил сквозь спираль, мгновенно растворив в себе маленький черный силуэт атакующего бронеробота. Янг почувствовал, как земля больно ударила его по ягодицам.
  Помотав головой, он протер глаза и не поверил.
  Впереди, там, где только что стоял вражеский БР, пролегала ровная просека. Упираясь в склон горы, она переходила в ров с гладкими остекленевшими стенками. Точно намазанными маслом. Ни следа противника не осталось. Ни единого болтика.
  - Ох, переборщила со страху, - произнес колченогий "Веном" бодрым девичьим голоском. - Вы там целы?
  Потом "Веном" поднял манипулятор, словно пытаясь подкрутить что-то в районе металлического виска:
  - Так, так, где эти чертовы каналы... Ага! Эй, мистер Вебер, ау!!! Если вы поблизости - будьте добры, подайте даме ручку! У меня каблук сломался.
  Не успела Татьяна договорить, как с неба на поляну обрушился М9 Вебера. В последний прыжок Курц вложил столько сил, что, пролетев огромную дистанцию и приземляясь, не смог устоять и начал падать. Оценив ситуацию, он резко выставил колено вперед, и вместо того, чтобы упасть, встал на одно колено перед захваченным "Веномом".
  Со стороны могло показаться, что БР Курца выскочил на поляну, а затем, сделав шаг, преклонил колено перед "Веномом", в котором сидела Татьяна, галантно протягивая руку.
  - Мисс Таннер, вы меня звали? - с галантной иронией произнес Курц через громкоговорители. - Я весь в вашем распоряжении. А также, у меня есть для вас сюрприз: с минуты на минуту здесь будет парочка разъяренных "Веномов", страстно желающих со мной расправится. Так что, если вот те спецэффекты, которые я здесь только что наблюдал, ваших рук дело, и они помогли вам отделаться от БР с ЛД, то сейчас будет самое время их повторить.
  Черный "Веном" изящно повел манипулятором - как ни странно было ожидать от железного чудовища столь женственных движений:
  - Ах, мистер Вебер, я сразу, как вас увидела, поняла, что вы галантный кавалер. И можно просто - Таня. Обнимите меня крепко-крепко и поднимите повыше - нужен хороший обзор. Но помните - свою девичью честь я еще подожду вам вручать. А вдруг вы коварным донжуаном окажетесь? И кстати, объясните, почему я не слышу ни черта?! Мне на ухо прицепили наушник, и сказали, что у вас тут под кустом припрятан спутниковый ретранслятор, и в радиусе пяти километров все митриловцы будут прекрасно друг друга слышать. Но на волне никого кроме вас и Янга. Куда все подевались? И где мистер Рихард, это он ведь штурмовал шахту? Хочу с ним поговорить. Так, нужно же и Янгу передать... - в громкоговорителе "Венома" щелкнуло - Таня переключилась на рацию:
  - Эй, Урц-9, прием! На связи... эээ... Блин! Позывного-то мне не дали! Ладно, пусть будет "Метелка-1". Так вот, я не могу обещать, что справлюсь со всеми "Чодарами", поэтому берите руки в ноги и уматывайте, куда глаза глядят. Здесь сейчас будет жарко.
  В этот момент на связь вышел Рихард. Таня с готовностью ответила:
  - Урц-Х, слышу вас, это Метелка 1! Урц-6 со мной, а где находитесь вы?
  - Или я брежу, что на фоне последних событий не удивительно, или мир сошел с ума... - ответил на митриловской волне чей-то знакомый голос. - Докладываю обстановку: разведгруппа уничтожена "Веномом". Погиб весь личный состав PRT, Молотов, а также все научники. Остались только я и пленница. Мы находимся в полутора километрах к западу от бункера.
  - Все погибли? И Сергей тоже? - ахнула Таня. Но уже через секунду заговорила быстро и решительно. - Держитесь, мы с Урц-6 постараемся добраться до вас, как только сможем. Хотя тут сейчас намечается разборка - но мы вас подберем, обязательно подберем! Так, по автокарте выходит, что вы уже на западном склоне хребта, параллельного реке... понятно. Ориентиры есть?
  - Мы сейчас в какой-то низине, четких ориентиров нет. Как соберетесь к нам в гости, поставлю дым. Сообщите, как там у вас. Как я понял, Урц-1 тоже мертв.
  - И Крузо тоже?! Да что же вы так полезли-то на рожон?! - отчаянно выкрикнула девушка. - Эх, да что теперь говорить. Рихард, у меня просьба - поберегите сестренку, хорошо? Хоть и из-за нее погибли ваши друзья, но она же не виновата?! - Ее голос прервался. В наушниках что-то пропищало и зашумело. - Стоп, у нас гости. Ну, до встречи!..
  
  Янг сидел, открыв рот, и ошарашено смотрел на происходящее. Он, конечно, понимал, что эта девушка обладает особыми способностями. Но, чтобы такими?.. Это просто не укладывалось в голове.
  "Как же так?"
  - Э... мисс Татьяна, вы бы покрутили бегунок, рядом с правой рукой. Это настройка радиочастот и усилителя. Должно помочь, - растерянно сказал капрал в микрофон
  Ответом была просьба убираться отсюда, так как скоро прибудут гости. Долго ждать не пришлось.
  У группы оперативников не было возможности убежать. Да они и не собирались.
  - Отходим назад, сейчас мы ни чем не сможем помочь, - крикнул Янг, - в тот овраг, - он показал рукой на глубокую выбоину, - там и заляжем!
  Оперативники не стали пререкаться и побежали в указанном направлении.
  Забравшись в овраг, Янг попытался выйти на связь со второй группой.
  - Рихард? Молотов, вы меня слышите?
  
  - Поднять повыше? Проще простого, мадемуазель, - Курц подошел к "Веному" сзади, приподнял его, держа под плечевые суставы и, немного кряхтя, усадил на шею своему М9. - Ну, как, Танечка, не высоковато? Блин, сколько БР пилотирую, никогда такого еще не вытворял...
  Внезапно тревожным писком о своем существовании напомнили ВГ:
  - Обнаружен противник. Интенсивность - высокая.
  А вот и они. Так я неплохо от них оторвался...
  - Значит так, Таня, слышала? На одиннадцать часов - два БР, дистанция - 700, активность ЛД высокая - они сметают полем все на своем пути. Хм, видимо, неплохо я их разозлил. На три часа еще один, дистанция 900, активность ЛД поменьше раза в полтора - его, видимо, все-таки пришибло. К сожалению, более подробной информации дать не могу - с ВГ сейчас что-то не то, глючат они немного. Помехи какие-то, черт те что..
  Курц поудобнее перехватил ноги "Венома", что бы удобнее держать.
  - Кстати, а, сколько тебе лет, а? - игриво поинтересовался он.
  
  
  Вертолет снова набрал высоту и включил ECS, растворившись в темном дождливом небе. Бронеробот Мао остался стоять на шоссе. Она осмотрелась вокруг. В этом месте узкая ранее долина реки стали шире, а сама река разлилась по широкой отмели несколькими рукавами. Вода тихо бормотала на перекатах. Дорога перешла с правого берега на левый и петляла вдоль крутых обрывов, то голых, то заросших елками, соснами и можжевельником. Справа уходило узкое ущелье, если судить по карте, то там находились развалины заброшенной деревни. На вершинах утесов торчали громадные мачты линии электропередач, той самой, идущей от ГЭС в верховьях.
  На дороге появились фары - с севера приближалась машина. Мао включила ECS и отступила назад. Однако это оказалась обычная легковушка. За рулем сидела женщина, и она куда-то явно торопилась, разгоняясь на прямых участках дороги километров до 80, что для этой узкой серпантинной шоссейки было фактически верхним пределом разумной скорости.
  Не успели задние габариты скрыться за поворотом ниже по течению - там, где река разлилась очередным водохранилищем - как Мао насторожилась. М6 "Бушнелл" был снабжен по ее требованию мощной и скоростной системой перехвата и дешифровки радиосообщений, собственноручно отлаженной самой Мелиссой. И теперь на ее экранчике появилась отметка: в трех километрах ниже по течению кто-то быстро вел переговоры по зашифрованному ультракоротковолновому каналу связи. Это не мог быть никто, кроме вражеских БР - судя по скорости, с которой двигались запеленгованные радиоабоненты. Их было не меньше двух. Что делать?
  Конечно, бросаться на М-6 против двух, а то и больше новейших БР, оборудованных ЛД, было бы самоубийством. Шансы на то, что куда более медлительный и менее манёвренный М-6 справится хотя бы с одним, фактически равнялись нулю.
  Судя по обрывкам передач, у остальных её товарищей дела обстояли плачевно. Мао ещё раз посмотрела на экран. Скорее всего, эти два БР - вражеский резерв...
  - Это Урц-2, - быстро заговорил Мелисса. - Обнаружены вражеские БР, как минимум, две штуки, движутся вниз по течению. Урц-9, Урц-6, доложите обстановку.
  Кажется, лучше держаться вместе. Это наш единственный шанс выжить... Мао стиснула зубы. Больше жертв не будет. И она сделает для этого всё возможное.
  - Черт, еще пара! Да когда же они кончатся?! - прокричал в наушниках голос Курца. - Стоп, сестренка, где ты?.. Я думал, что ты уже на пути домой!!!
  - Как видишь, ещё нет, - мрачно усмехнулась Мао:
  - Где вы находитесь? Что у вас там творится?!
  - Мы все там же, между шахтой и плотиной. Со всех сторон лезут "Веномы". Как тараканы! Едва успеваем отмахиваться. Черт, эти двое совершенно некстати. Если бы ты смогла их задержать, хоть ненадолго! У тебя не осталось мин? Кажется, на дно контейнера наши саперы положили по несколько связанных шнурами противотанковых мин, как раз на случай засады на дороге. Если они еще у тебя, то их можно просто положить по обеим сторонам дороги, так, чтобы шнур натянулся.
  - Поняла, - ответила Мао, решив, что, судя по координатам, "Веномы" должны были быть здесь с минуты на минуту.
  Не мешкая, Мао закрепила оставшиеся мины по обеим обочинам и отошла за ближайшую скалу, сняв предохранитель и приготовившись открыть огонь.
  
  
  Внутри "Гейбо-1" старшина Роджер Сандарапта резко прервал новую злостную тираду в адрес пилотов.
  Известие о смерти капитана повергло его в шок.
  Он уже хотел отработать пару ударов по шлему пилота, чтоб тот вернулся и высадил его на поле боя, но увидев в обзорное стекло очертания ПЛ, молча вернулся в грузовой отсек и сел на лавку и покачав головой.
  До самой "Даны" он не проронил ни слова.
  - "Гейбо-1" к "Цунами", заходим на посадку, принимайте.
  
  
  Мизуки очнулась. Первые несколько секунд ей казалось, что она просто спала, но потом она осознала, что перед глазами пляшут серые снежинки, а в ушах шумит. Вспомнив последние события, она резко села и уставилась в темноту. Когда рябь в глазах прошла окончательно, он увидела рядом с собой покрытого копотью мужчину в заскорузлом от спекшейся крови камуфляже. Он сидел на земле и смотрел на нее ничего не выражающим взглядом.
  - А... где я? - слабым голосом проговорила. - Кто вы?
  - Вы на небесах, а я апостол Петр. Что, не похож? Увы, пейсы пришлось для конспирации сбрить... Кто ж виноват, что САМ оказался антисемитом... Как говорится, я ангел во плоти, а рога, хвост и копыта - плохая экология. Ладно, шутить закончу. Находимся мы в лесу, тех весельчаков, что вас захватили в заложники, нет в живых, как и тех, кто вас освобождал. Я остался последним. Зовут меня Рихард, я занимаюсь спасением хороших людей и наказанием плохих. Задаю встречный вопрос - кто вы и что от вас было нужно этим уродам?
  Мизуки с полминуты взирала на него большими глазами, явно не поняв, что он там нес про рога и апостола Петра, потом, скорчив капризную гримаску, проговорила:
  - Мизуки Инаба. А вот чего им от меня нужно, я и сама не знаю. Вытащили среди ночи из постели, из родительского дома, сказали, мол, твоя судьба тебя ждет, а я и повелась... Вот. Привезли меня в какую-то гостиницу, по дороге обрили. Как я теперь в школе покажусь? - возмущенно воскликнула она. - Потом привезли сюда, и, в общем-то, все, засадили в этот чулан.
  - То есть вы из Японии? Не из России? А что за судьбу вам пообещали? Спрашивали ли они чего-нибудь? Проводили ли над вами медицинские опыты? Не беспокойтесь, в скором будущем мы доставим вас домой. Если живы будем....
  - Да, я из Токио. И не о чем меня не спрашивали. Господин Шакьямуни, этот, который у них за главного, всю дорогу, пока меня в гостиницу везли, сам такую чушь порол - про седые волосы... А из опытов - только вот это безобразие, - она с горестным вздохом потрепала себя по криво обкромсанной макушке.
  - Однако вы не рассказали про судьбу... Что же такого вам пообещали незнакомые люди, что вы с ними решились ехать черт знает куда?
  - А, ну, это... - Мизуки замялась, приняв смущенный вид. - Понимаете, есть человек, которого я люблю... Знаете, он такой смелый и мужественный, его зовут Цубаки Иссей. Но вот ко мне он был всегда, хм, слегка равнодушен... Так вот, этот, главарь их, когда они ко мне вломились, сказал, что Иссей назначил мне свидание. А я так обрадовалась, что любимый, наконец, решил проявить свои истинные чувства, что, не подумав, пошла за ними... Ох, говорила мне мама, не садись в машину к незнакомым дядькам... А главарь-то их мне всю дорогу мозги пудрил, говорил, у Иссея комплекс, ему только седые девушки нравятся, а когда я смекнула, что к чему, уж поздно стало... Что? Что вы на меня так смотрите?
  Господи, что за дела... Иссей может спать спокойно - ему не изменят... Но и не отстанут. Девушка, способная на подобный поступок, так просто не сдастся. Да и что ему не нравится? Интеллект это для женщины не столь обязательная часть... Надо будет с ним провести воспитательную работу... Вслух же Рихард сказал:
  - Все нормально. Просто если он учится в школе Дзиндай, то я с ним слегка знаком. Забавная штука жизнь...
  В этот момент послышался писк рации.
  - Это Урц-Х, ситуация неизменна.
  Жду указаний.
  - Вы знакомы с Иссеем? - удивленно спросила Мизуки. - Это он вам сказал, что я пропала? И вы пошли меня спасать? А что же он? Почему он не пошел с вами? Неужели я ему безразлична?.. - Мизуки буквально засыпала Рихарда беспорядочными и противоречивыми вопросами. - ...Но вы все-таки спасли меня... Ах, какой вы смелый!.. - воскликнула она и уставилась на Рихарда почти влюбленным взглядом.
  - Стоп-стоп-стоп... Начнем с того, что не я вас спас, а ныне погибшая спецгруппа. Да и как он бы узнал, что вы похищены?
  Мда, не умею я разговаривать со школьницами... Не тот характер... Да и не до того сейчас
  - Как бы он узнал?.. Ну, меня же не было в школе... Так он и не знал?..
  Ох, бедная я, бедная... Нет мне счастья в этой жизни... Погибну я во цвете лет, а никто и не всплакнет...
  - Как же вы меня нашли? Что вы тут тогда делали? И что тут вообще происходит?
  - Не думаю, что он так уж рьяно сейчас ходит в школу... Дела знаете ли. Так что вполне мог и не знать. А насчет того, что здесь происходит, могу сказать кратко - делят власть над миром и решают, каким ему быть, этому миру, если быть точным. Подробнее сказать не могу для вашей же безопасности. Сагару помните?
  - Сагару? - глаза девушки снова расширились от удивления. - Что вы, как такого можно забыть? Вот только он пропал... У нас тут пару недель назад в школе прям тоже война была, правда, не такая страшная, как здесь... И не умер никто... - вздохнула Мизуки, вспомнив каякеров и слова Рихарда о погибшей спецгруппе. - А вы его тоже знаете? И причем тут он? И причем тут я?!
  Не успела Мизуки договорить, как на гребне хребта мелькнули несколько фигур. Вооруженные люди осторожно двигались на север, внимательно посматривая направо и налево. Они были достаточно далеко - метрах в шестидесяти, и можно было рассчитывать, что они не заметят беглецов.
  Внезапно первый резко остановился, подняв руку. Остальные тоже замерли, но скоро подтянулись и собрались кучкой, глядя под ноги, и что-то обсуждая. Потом, как по команде, повернулись налево и стали пристально вглядываться в сторону где прятались беглецы.
  - Тихо. За мной.
  Рихард произнес это одними губами. Взяв Мизуки за руку, он аккуратно пополз за ближайшее скопление деревьев. Так, чтобы люди, идущие по их следам, прошли через место, где они только что находились. Там он оставил небольшое устройство, от которого тянулся за ним тонкий, темного цвета провод. По пути были установлены еще два подобных же устройства, но с радиоуправлением. Забравшись на дерево (метра на три), Рихард приготовил два пульта. Ну что ж, господа, пришло время платить... Передавайте привет PRT...
  Посмотрев вверх, на Ри, вскарабкавшегося на дерево с поистине беличьей ловкостью, и поняв, что сейчас в очередной раз случится фейерверк, Мизуки сочла за благо отползти еще на некоторое расстояние, потом схоронилась, сжавшись в клубок, за стволом другого дерева, искренне молясь, чтоб оно на нее не упало.
  Амальгамовские пехотинцы рассыпались редкой клинообразной цепью и двинулись вниз. Те двое, что шли в середине, внимательно смотрели под ноги, чтобы не потерять следы, которые остались на рыхлой хвойной подстилке.
  Четыре, пять...восемь. Остальных не видно, но это не значит, что их нет. Ну что ж, начнем... Рихард достал пистолет. С винтовками он откровенно не дружил, однако из пистолета уверенно работал на предельных для этого оружия дистанциях. Когда двое центральных добрались до места, где был Рихард, когда обнаружилось их присутствие, он нажал кнопку пульта номер 1. Одновременно он выпустил по пуле в головы двух ближайших к следопытам бойцов. Тела следопытов нашпиговало полуготовыми осколками сверху донизу, а двое других упали с простреленными головами. Остальные залегли. Похоже, Рихарда они не заметили...
  Однако противники оказались опытными бойцами и отреагировали без суеты и паники, даже потеряв половину личного состава. Они немедленно залегли, попрятавшись за еловыми стволами и камнями, и зашвырнули в темноту перед собой по паре ручных гранат. Наугад, конечно, но одна из гранат таки лопнула в пяти метрах от Рихарда, закидав его корой и палой хвоей.
  Осколки гранат принял в себя ствол, однако становилось весело. Красота... Начало положено... Рихард достал две осколочных гранаты и бросил их навесом так, чтобы они взорвались, задержавшись на мгновение в кронах деревьев, за которыми заняли свои позиции двое крайних бойцов. Судя по крикам, последовали как минимум серьезные ранения...
  Однако, если Рихард сумел разглядеть противников сквозь ветки, то и сам не мог быть абсолютно невидим: кто-то заметил взмах руки или качнувшиеся еловые лапы. Торопливая очередь с правого фланга окатила елку, на которой он сидел. Посыпались срезанные ветки, "туп-туп" - стукнуло в ствол.
  Спрыгнув с дерева, Рихард выпустил весь магазин в сторону, откуда виднелись вспышки выстрелов. Перекатился за соседнее дерево, вставляя в пистолет новый магазин, осмотрелся. Похоже, осталось всего двое - с правого и с левого флангов. Хорошо, что моих выстрелов не видно. Иначе уже бы огнем прижали... Дважды выстрелив в правофлангового, Рихард кинул гранату за укрытие оппонента. Увидев ее в полутора метрах от себя, тот попытался сменить позицию и подставился. Два выстрела - и амальгамовец завалился набок, уронив оружие. Рихард снова сменил дерево за которым укрывался и крикнул:
  - Сдавайся, придурок! Остальные уже в аду!
  На голос резанула длинная очередь: судя по всему, последний супостат был вооружен ручным пулеметом.
  Это было неприятно - Миними, хотя и не обладал пробивной способностью единых пулеметов, но был весьма скорострельным, и наполнил лес визгом пуль, беспорядочно кувыркающихся после скоротечного контакта с ветками и камнями. огонь был очень плотным, так что Рихарду пришлось припасть к земле. Замечательно! Судя по звуку у него пулемет под 5.56. Как раз кстати, а то я свой потерял... Рихард достал последнюю гранату с кислотой и прикинул по звуку, где находится стрелок. В это место и полетела граната. Интересно, и почему люди столь глупы? Согласился бы сдаться, умер бы относительно безболезненно...
  Яростный кашель и треск ломаемых веток подтвердили его правоту. Последний противник вскочил и, не разбирая дороги, как взбесившийся бык, ринулся через лес.
  Рихард вскинул пистолет и пять раз подряд выстрелил в корпус и голову бегущего. Привет Молотову! Думаю, ему бы понравилось... Так, а где освобожденная пленница? Было бы очень нехорошо, если бы она стала жертвой случайной пули...
  Мизуки, заткнув руками уши, чтобы хоть немного заглушить звуки пальбы и взрывов, почти что вросла в землю.
  "Мамочка, да сколько ж можно?!.. Чем я так провинилась? Только б Рихарда там не убили... Из-за меня и так слишком многие погибли... Если его убьют, я тоже умру... Мамочка, я не хочу умирать..."
  Спустя какое-то время все стихло. Мизуки отняла от ушей руки и осторожно подняла голову. Потом поняла, что ее лицо мокрое от слез. Руки дрожали.
  Подобрав пулемет убитого и запасные ленты к нему, Рихард вновь почувствовал себя вооруженным. Драться в одиночку с БР не тянуло, однако к тесным контактам с пехотой противника он был готов. Отключив и собрав две неиспользованные мины, Рихард обшарил тела двоих следопытов. Он прихватил четыре гранаты и рацию противника, причем последняя его наиболее порадовала. Немедленно включив ее, Рихард на ходу вовсю начал слушать переговоры бойцов Амальгам. Из-за этого он пару раз чуть не упал, в темноте, не обратив внимания на мелкие корни, однако без приключений добрался до места, где лежала Мизуки.
  - Все в порядке? Надеюсь, ты не ранена?
  Увидев Рихарда, Мизуки облегченно вздохнула.
  - Н-нет, вроде не ранена... - дрожащим голосом промямлила она и вытерла слезы тыльной стороной ладони, размазав грязь по лицу. - Рихард-сан... Вы их... Всех?
  - Всех, всех... Не беспокойся... Они больше не придут. У них сейчас дел полно - отвечать за содеянное перед самым строгим судьей... А плакать не надо. Все же в порядке. Теперь надо думать, что дальше. Скажи, как ты относишься к длительным походам по горам и лесу?
  Мизуки было задумалась над последним вопросом, но потом поняла, что он был риторическим, и особой альтернативы нет. Она еще раз вздохнула, собираясь с духом, потом протянула Рихарду руку.
  - Что ж... Помогите даме встать...
  - Пожалуйста.
  Рихард протянул руку. Странное это должно быть было зрелище - лесная глушь, темнота и галантный рыцарь в доспехах, с пулеметом, ПНВ на голове и окровавленными руками. Прежде всего, Рихард решил связаться с Янгом:
  - Урц-9, это Урц-Х, жду указаний, прием...
  
  
  На рукотворной поляне, с каждым залпом становившееся все больше, "Веном" немного поерзал и уселся поудобнее, сжав коленями шею М9.
  - Отлично. Меня папка так носил когда-то. Хотя я думала, что вы поромантичнее как-нибудь справитесь. На плече, как Менедем носил Таис. Ивана Антоновича Ефремова не читали? Почитайте, если живы останемся, вам было бы полезно. Романтика и рассудок в одном флаконе - такое часто не увидишь. И нечего поглаживать, мистер извращенец, это не моя попка, а "Чодара". Странные у вас вкусы. Я понимаю - семнадцатилетнюю девчонку потискать, но железного болвана?!
  Ее голос слегка дрожал, Таня явно бодрилась:
  - Так, а теперь тихо: факир концентрируется.
  "Веномов" можно было уже различить не только "Волшебными глазами", но и невооруженным взглядом. Два полупрозрачных светящихся пузыря возникли среди темных елей и стали приближаться неровными скачками. Настороженные амальгамовцы видимо, наблюдали красочное лазерное шоу, случившееся всего несколько минут назад и извлекли из него уроки, накачав оборонительные силовые поля на полную мощь. Они явно старались сблизиться на небольшую дистанцию, чтобы выяснить, что именно произошло и иметь возможность использовать свои ближние энергетические удары, но осторожность подсказывала им не торопиться.
  Татьяна же не стала ждать. "Веном", сидящий верхом на "Гернсбеке", опустил голову, как делает человек, прикрывая глаза, и сложил ладони манипуляторов перед лицевым щитком, соединив кончики стальных пальцев. Потом стремительно выбросил вперед руки с раскрытыми ладонями в сторону противника. Вокруг, словно круги по воде, метнулись концентрические световые кольца необычайно красивого изумрудного света, превратившие мокрый и уже изрядно поломанный и ободранный горный ельник в таинственный волшебный лес. Из совершенно пустого пространства между ладонями "Венома" вылупился сверкающий шар. Стремительно увеличившись в размерах, он почти сравнялся с бронероботом, наливаясь тяжестью и эенергией, а потом сорвался с места, и метнулся вперед, оставляя радужно переливающийся след.
  Шар поразил вражеский "Веном" метров с трехсот и момент соприкосновения с защитным полем выглядел как попадание стального шарика от подшипника в хрустальный бокал: во все стороны выстрелили звенящие ледяные осколки, расцветив темное небо белыми линиями. "Веном" исчез в ослепительной вспышке, словно растаяв в очищающем пламени, и оставил только новую овальную борозду на склоне.
  - Драгу Слейв!!! - ударил по ушам Курца радостный выкрик. - Получи, фашист, гранату!
  
  Ничто так не захватывает как созерцание чуда. Именно так Янг представлял себе волшебство. Только не техногенное, конечно.
  Оптические чудеса продолжались около тридцати секунд, но успели поразить своим великолепием.
  - Рихард! Ответь мне, какова ситуация, - позвал он и радиоабонент немедленно отозвался.
  
  Но долго радоваться второй победе и расслабляться не было времени: оставшийся "Веном" нанес контрудар. Вспышку выстрела из крупнокалиберного орудия сопроводили завившиеся спиралью двойные световые кольца - голубые и оранжевые. Инициированный ускорительным полем шестидюймовый снаряд был гораздо страшнее своего собрата, который недавно безвредно разбился о силовое поле Татьяны.
  - Ах, ты!.. - выдохнула она, и Курц почувствовал, как поплыл и свернулся окружающий мир: на полсекунды он потерял сознание. Режущий свет залил все экраны, так, что мониторы не выдержали и свернулись в черно-белые точки. Однако аварийная перезагрузка жидкокристаллических матриц в следующий момент снова прояснила зрение, и он понял, что удар был отбит. Прямо перед ногами М9 в две стороны метров на тридцать, словно широкая галочка, расходились узкие дымящиеся рвы, прорезавшие дерн и скальный грунт.
  - Едва успела... Ну, держись, зараза!!!
  Новый энергетический выброс Татьяны был еще мощнее и величественнее - с ее ладоней сорвалась настоящая комета. С вулканическим ревом, мгновенно перешедшим порог чувствительности микрофонов, огненная река смела бронеробот противника, бесследно размазав его об гранитный утес, возвышавшийся в полукилометре. Не веря своим глазам, Курц увидел, как вздрагивает и рушится монолитный скальный массив, в основании которого непонятно откуда появилась десятиметрового диаметра дыра с оплавленными краями. Под ногами судорожно затряслась земля, а рукотворный обвал выкосил лес на несколько сот метров вниз по склону, отдельные глыбы докатились аж до реки.
  Вебер потряс головой и тут почувствовал что-то странное - колени "Венома" больше не сжимали шею М9, и он едва успел перехватить своего седока, когда одноногий бронеробот начал бессильно валиться назад.
  - Таня, с тобой все в порядке? Ты там жива? - обратился к ней Курц, усаживая "Веном" на землю - удерживая ее от падения, он сам чуть не упал.
  - Система "Волшебные глаза" реактивирована и работает нормально.
  - Объект V17 уменьшил скорость и изменил траекторию. Активность ЛД - 40%
  Черт, чуть не забыл про третьего.
  Тем временем вражеский "Веном" двигался. Завидев произошедшее здесь, он сильно снизил скорость и теперь в медленно, но уверенно, приближался. Пилот явно был настороже, и сильно увеличил плотность защитного поля. Но, тем не менее, то ли его навыки пилота не позволяли ему этого сделать, то ли он еще не отошел от ракетного удара, но защитное поле никак не могло покрыть БР полностью - было видно, что пилот пытается его увеличить, но, тщетно.
  - Активность поля ЛД объекта V17 возросла на 15%.
  - Таня, ты как? Тут у нас еще один гость...
  "Веном" дернулся и поднял манипуляторы к голове:
  - А, что?.. Черт, я, кажется, поплыла. Это снова был перебор, - ее голос звучал глухо и невнятно, девушка тяжело дышала - ...Блин, я обсчитывала все эти лилипутские выбросы для строевых "Чодаров", но сама-то у них в лабораторной камере никогда не стреляла! А и кто б мне дал - тут же потопила бы нахрен тот чертов танкер! Нужно себя сдерживать: такими залпами только спутники на геостационарной орбите сбивать... Черт!!! Восемьдесят шесть процентов заряда конденсатора ушло!.. Маломощная жестянка, чтоб тебя разорвало!..
  - Ау, Таня, ты меня слышишь вообще? - Курц на секунду включил громкоговорители. - Что ты там бормочешь?
  "Что там с ней такое?"
  Бронеробот совершенно по-человечески помотал головой - метнулся туда-сюда сребристый хвост радиатора - и шарахнул стальными ладонями манипуляторов по лицевому щитку так, что полетели искры:
  - Хреново мне! - голос оставался слабым, но Таня явно снова включилась. - Энергии мало, нужно уворачиваться, пока конденсатор хоть немного не зарядится. Ходу!!! А, не успеем!..
  Вражеский БР выпустил очередь из автоматической пушки, но снаряды разбились о выставленный силовой щит - довольно вялый и прозрачный.
  - Сучий хвост! Попробовать, разве что, ускорить боеприпас? Но мою пушку оторвало где-то... Давай, арийский хентай-сан, жахни по нему на счет три из своей бандуры!
  - С каких это пор я стал хентай-сан? - возмущенно ответил Курц. - Только что был джентльменом, а тут уже хентай.. А ну-ка, Танечка, ускорь-ка это.
  В манипуляторе М9 Вебера появился противотанковый кинжал, который он метнул в противника. Манипулятор БР Курца продолжил движение и в следующее мгновение он уже держал в нем свою винтовку.
  Эх, помнится, я сделал точно так же, когда первый раз сражался с БР с ЛД.
  - Постарайся, каждый третий снаряд ускорять. Их тут всего немного... - Сказал Курц, открывая огонь по вражескому "Веному" из своей 57-миллиметровой пушки, перед каждым выстрелом смещая целеуказатель по подсказке "ВГ".
  
  - Направляйтесь скорее в точку встречи! - ответил Янг и передал Рихарду координаты.
  В этот момент показался третий БР противника. Конечно шоу, устроенное Татьяной было просто великолепным фейерверком, но оно отлично проинформировало противника о мощи ее БР. Теперь "Веном" медленно прошел мимо спрятавшихся пртэшников, он даже не заметил их. Или, скорее всего, не посчитал за помеху.
  Через несколько мгновений, противник открыл огонь из своей автопушки по М9 Курца и его спутнице. Снаряды расщепились на атомы при столкновении с щитом. Но уж больно он был вялым.
  Янг схватил гранатомет и прицелился. Лазерное наведение с такой дистанции было не нужно. До БР противника было всего два десятка метров.
  М9 Курца открыл огонь по противнику, но снаряды также разбивались о щит лямбда привода. Пилот сосредоточил поле спереди.
  Капрал выстрелил. Реактивная граната попала аккурат в задний плавник, служащий радиатором для лямбда привода. Тот, перестав получать охлаждение, отключился. Теперь "Веном" был беззащитен перед Курцем и Татьяной.
  
  Таня недовольно крикнула:
  - Как я буду разгонять вращающуюся штуковину, ты подумал?! Выдумали ерунду, тоже мне! Я имела дело только со снарядами, так что будь добр... И не промажь, на несколько выстрелов меня может не хватить!
  Первый выстрел пропал даром: инициирующее поле не успело достичь нужной плотности, и снаряд разбился об энергетический щит "Венома". Но уже второй снаряд немедленно по вылете из ствола 57-мм пушки облекся в сияющий и переливающийся кокон и прочертил прямую как стрела радужную полосу до недалекой цели. Реакции вражеского силового поля почему-то вообще не последовало, и подкалиберная болванка в виде оперенной стрелы из обедненного урана поразила бронеробот прямо в грудь. Обошлось без красочных эффектов, это было классическое попадание бронебойного снаряда - неяркая вспышка, красные брызги-искры осколков и аккуратная дырка в броневой плите. Снаряд прошел через кокпит, убив пилота, и "Веном" бессильно осел на колени, да так и остался.
  - Все... готов... - выдохнула Таня едва слышно. - Сколько их было?.. Последний?..
  - Ну, из первой компашки, которая за мною гналась, это был последний. А так их еще, хм, есть парочка, это точно - остальные пошли по окрестностям гулять. - Курц взглянул на карту местности. - Ты то там как? Все в порядке?
  Вебер просканировал окружающую местность сканерами:
  - Пока вокруг чисто, но, думаю это не на долго. Там, кстати, еще и у сестренки проблемы. Она, дура, блин, сцепилась в ближнем бою на М6 с "Веномом". Нет, Таня, ты себе представляешь? Я ей всегда говорил: "Мао, ты конечно хороший пилот, но не лезь же ты на рожон постоянно". Вон, когда в Америке операция была...
  Слова Курца прервала входящая передача от Янга.
  - "Урц" 9 к "Урц" 6, как там далее? Не намечается еще БР? Что-то у меня плохое предчувствие.
  Нечто тяжелое витало. И он это чувствовал, но объяснить не мог.
  Вебер, который уже было и забыл о прт-шниках сразу же ответил:
  - Пока все чисто, но это ничего не значит. Сейчас наша героиня оклемается, и, если она еще в состоянии, пойдем дальше.
  Вспомнив о Мелиссе, Вебер связался и с ней:
  - "Урц-6" к "Урц-2", сестренка, ты там как? Если можешь, то давай к нам, передаю координаты...
  Мао не ответила.
  Курц секунду помолчал, а затем обратился к девушке:
  - Слушай, Тань, а ты поле ЛД хорошо контролируешь, а? Я вот подумал, если у тебя с этим делом хорошо, то может, когда столкнемся со следующим "Чодаром", ты попытаешься просто прикончить пилота, а? Нам, чувствую, после этой ночи новые БР ох как нужны будут...
  Из наушников донесся слабый вздох:
  - Говорила мне мама... учись, дочка. Умной станешь - в зубные врачи пойдешь. Все лучше, чем в апокалиптические воительницы. Выложилась. будто марафон пробежала - пальцем не могу пошевелить. Посадите меня на землю, мистер Вебер. А то голова кружится, я даже сидеть без поддержки не смогу.
  На прогалине в поредевшем и потоптанном ельнике, от которой в разные стороны расходились жуткие просеки - следы выстрелов, наконец, воцарилась относительная тишина. Лишь вдали потрескивали какие-то выстрелы, но после ураганных потоков энергии, которые бушевали здесь только что, это все казалось нежной колыбельной.
  
  
  Сейсмический датчик, встроенный в ладонь манипулятора, который Мао прижала к скале, немедленно начал фиксировать отчетливые сдвоенные толчки - оба бронеробота, -"Веномы", скорее всего, - неслись во весь опор, стремительно приближаясь к засаде.
  Первый вылетел из-за скалы - он был раскрашен черно-белыми полосами, напоминая кошмарную прямоходящую зебру. Конечно же, пилот не смог разглядеть в предутренних сумерках тонкий шнурок, натянутый поперек дороги и с маху зацепил его ступоходом. Увесистые мины взлетели в воздух, словно ручки на конце скакалки и, совершив пару оборотов на обматывающемся вокруг ступохода шнуре, стукнулись о коленный сустав "Венома". Одновременный разрыв начисто оторвал ногу, и заставил полосатый "Веном" запахать носом, дробя асфальт и снося придорожные ограждения.
  Второй резко затормозил и остановился, поводя жерлом двухствольной автоматической пушки. Он не увидел Мао, скрытую полем ECS, но пилот был опытен и сам немедленно растворился в туманном воздухе.
  Не теряя времени, Мао открыла огонь по поверженному и временно обездвиженному БР, и тут же переместилась, уклоняясь от очередей второго, скрытого ECS. Местоположение его она определить не могла, но примерно рассчитать, когда до пилота дойдёт, где она находится, вполне было возможно.
  Пока Мелиссу сильно выручало мощное электромагнитное поле, наведенное ЛЭП, проходящей в двадцати метрах над головой БР. Экраны высокоточных и чувствительных поисковых сенсоров пестрили сообщениями о помехам и сбоях, и противникам, спрятанным занавесами ECS, приходилось действовать на ощупь. Подорвавшийся "Веном", получив очередь подкалиберных снарядов в спину, пока оглушенный взрывом пилот еще не мог поставить силовое поле для защиты, больше никакой угрозы не представлял. Все механизмы внутри корпуса были повреждены, и он бессильно распластался ничком.
  Но второй БР, даже по первому впечатлению, выглядел опасным противником. Он не стал суетиться и прыгать - естественно, резко двигающимся БР приходилось переключать практически всю энергию на искусственные мышцы, и прожорливой системе ECS ничего не оставалось. Он же спокойно включил камуфляж и исчез, ничем не выдавая своего присутствия. Это был совершенно иной тип поединка: вместо акробатики и силовых приемов - напряженное ожидание и звон натянутых нервов. Оба пилота выжидали, когда противник совершит ошибку и раскроется, подставившись под удар.
  Замечательно. Поиграем в прятки? - Мао ждала, наблюдая за окрестностями.
  Чёрт, даже со своими не могу связаться...Ну, уж, во всяком случае, немного времени у них есть. Пока этот со мной не разберётся, не отстанет.
  Невидимый противник тоже не двигался, демонстрируя завидное терпение. На речную долину наползал густой предутренний туман, но было еще темно. Низкие лохматые тучи ползли прямо по вершинам гор, проливаясь новыми дождевыми зарядами. Вот такой заряд добрался и до узкого ущельица, в котором замерли выслеживающие друг друга бронероботы. Капли забарабанили по броне, заискрились в голографических полях, почти одновременно проявив, точно на фотопленке, призрачные фигуры противников.
  - Чёрт! - выругалась Мао, скачками отступая назад, еле успевая уклоняться от очередей "Венома". Её спасали лишь скалы.
  - Это Урц-2, один "Веном" обезврежен, второй у меня на хвосте! Как у вас обстановка?!
  Ответил Вебер, он говорил торопливо и невнятно, на фоне беспорядочных шумов:
  - Как раз посреди эпической битвы. Видела бы ты эти краски!.. Не нарывайся, подруга, лямбда-дравер - страшная вещь, как я погляжу. Держи дистанцию побольше! А, черт... - голос его прервался, перекрытый помехами.
  Как будто я сама не знаю...
  - Курц, что у вас?! - крикнула Мелисса, но ответом ей были сплошные помехи.
  "Веном" не отставал, Мао едва-едва могла оторваться за счёт не слишком хорошей видимости и скалистой местности.
  Ущелье за спиной Мао все сужалось. Несколько выстрелов, которые она сделала по скале, в надежде, что отвалившиеся глыбы если не расплющат, то отвлекут внимание "Венома", не помогли. Он не выключал силовое поле, и камни бессильно скользили по нему, не причиняя вреда. Враг тоже дважды выстрелил, разгоняя снаряды силовым полем, но Мао каждый раз ловко пряталась за гранитными выступами.
  Сквозь помехи прорезался голос Вебера. Хоть что-то хорошее...
  - У меня тут небольшая загвоздка, - усмехнулась Мао сквозь зубы, скрываясь за выступом. - Боюсь, что я немного запоздаю...
  Если вообще выживу.
  Мао пыталась придумать, как бы незаметно установить между камней противотанковый кинжал боеголовкой вверх и подорвать его выстрелом из пушки в тот момент, когда противник подойдет - слабообоснованный план, вызванный отчаянием - когда точный выстрел запрыгнувшего на скалу противника снес ей правый манипулятор вместе с пушкой. М6 метнулся назад, но было поздно - до следующего выступа, за которым можно было бы спрятаться, было далеко.
  Следующий снаряд, тоже разогнанный полем, подсек ее под ноги. Ступоход отлетел и загромыхал по камням.
  Падая, Мао успела только разглядеть несколько черных отверстий в скале и щит рядом с ними - "Археологические раскопки, стоянка доисторического человека". Это были пещеры. Интересно, глубокие или нет?
  Чёрт... Вот тебе и повоевала... - она рванулась почти наугад в сторону, спасаясь от удара противника, прямо туда, где чернели дыры.
  Мао выпрыгнула из кокпита в последний момент, когда "Веном" уже навис над ней. Единственным путем для отступления оставалась ближайшая пещера - неровный лаз метра два на полтора. Проскользнув сбоку от перегораживающей вход металлической решетки, она стремглав бросилась внутрь. Светодиодный фонарик фирмы "Петцль", завалявшийся в подсумке на поясе, высветил расчерченный квадратами пол - здесь явно велись раскопки. По сторонам стояли лопатки кисточки, тачки. Оставив след своего ботинка рядом с окаменевшим следом пятки доисторического неандертальца, Мао проскочила в дальний конец пещеры.
  Увы, это был действительно конец. Тупик. Прижавшись спиной к ледяному камню и загнанно дыша, Мао пыталась придумать, что делать дальше. Конечно, враг мог бы уже давно забросить в пещеру фугасную гранату и покончить с ней, но этого почему-то не происходило. Может быть, он не заметил, куда она ушмыгнула?
  Ее скачущие мысли прервал странный шорох. Здесь, в коротком ответвлении пещеры, под тысячетонными известняковыми сводами было очень тихо, и она слышала, как громко колотится ее сердце. Но теперь спереди, со стороны центрального грота, где велись раскопки, донеслось странное шуршание. Фонарик она выключила, и теперь в чернильной, гробовой темноте сетчатка глаз обманывала, сплетая не существующие на самом деле светящиеся узоры. Нет, там действительно что-то светилось!
  Низко над полом прозмеилась странная голубоватая полоса. Потом еще одна, и еще. Не веря своим глазам, она присмотрелась и ахнула.
  К ней подползали, извиваясь и переплетаясь, скручиваясь и расплетаясь, словно щупальца гигантского кальмара, длинные люминесцирующие жгуты.
  Один из них вдруг приподнялся, сделав стойку, подобно настороженной кобре. Из его торца брызнул лучик синеватого мертвенного света. Потом... потом раздался голос.
  - Итак, мои ожидания не были обмануты. Рад познакомиться с вами, Мелисса Мао. Право, в натуре вы выглядите гораздо привлекательнее и, хм, рельефнее, чем на фотографии в досье. Едва началось это сражение, я сразу подумал, что у Митрила осталось так мало бронероботов, что каждый из них должен вести далеко не рядовой пилот. Признаться, меня утомляют грубые отмороженные солдафоны, считающие своим долгом, даже проиграв, утащить с собой победителя. Пообщаться с прекрасной амазонкой гораздо, гораздо приятнее. Хотя, боюсь, вы тоже станете стрелять и драться. Хотя это и совершенно бесполезно. Как видите, силовые поля можно облекать не только в форму всесокрушающих разрядов, но и в такую тонкую и изящную, чрезвычайно чувствительную и способную к ювелирной, хирургической работе. Можете не тянуться за пистолетом. Лучше скажите, цените ли вы жизнь? Она дается всего однажды и напрасно потратить ее - большой грех. Тем более в таком темном, унылом месте. И что здесь хорошего нашли наши доисторические предки?
  Что бы это не было... Я практически бессильна... - зло подумала Мелисса, щурясь от странного света.
  Впрочем, она себе льстила. В глубине души Мао чувствовала, что это тупик. Всё, конечная остановка. Дальше поезд не идёт, пассажирам просьба покинуть вагоны. Её кости найдут рядом с неандертальцами в противной сырой пещере. Если вообще найдут.
  - К чему философствования? Эти стены не очень-то настраивают на дружеские беседы, - съязвила она, скорее по привычке, пытаясь в темноте незаметно снять предохранитель со своего SOCOM`а.
  - Будучи реалистом, я и не надеялся на сотрудничество, если честно, - одно из щупалец вдруг стремительно метнулось вперед и вцепилось в ствол SOCOMа. Рывок, и чтобы не лишиться пальцев, Мао пришлось разжать руку. - Эта штука вам все равно не понадобится. Но и застрелиться не выйдет - предусмотрительность всегда была моей сильной стороной, и я вовсе не хочу, чтобы удовольствие закончилось так быстро.
  Новый броски щупалец - и, хотя Мао и попыталась увернуться и выхватить нож - скорость, с которой действовали тентакли, намного превосходила реакцию кобры. Два щупальца перехватили ее запястья, она попыталась брыкнуться, но это кончилось лишь тем, что ноги тоже оказались в плену. Хотя тентакли были толщиной всего сантиметра три, на ощупь они напоминали свинцовый кабель, облитый резиной: слабые человеческие мускулы не шли с ними ни в какое сравнение. Резко напружинившись, они без усилий приподняли ее в воздух, растянув руки крестом.
  - Так-так. Поначалу я собирался использовать вас как заложницу. Но, по здравом размышлении, отказался от этой мысли. Судя по сообщениям моих подчиненных, возле лаборатории разверзся сущий ад. Идти в атаку на рассвирепевшую Посвященную, даже прикрываясь заложником - не очень разумное занятие. Я предпочитаю выждать. И это время можно потратить с толком. Нет, я не стану выпытывать у вас секреты Митрила. По большому счету, они меня не интересуют. Обычного врага я бы немедленно казнил, но ваша сила и красота будят во мне художественную натуру. О, эта завораживающая правдивость страданий - язык тела уже не сможет солгать! Не судите меня строго, миледи. Но женщина, берущая в руки оружие, одним фактом своей женственности провоцирует мужчин на фрейдистские действия. За последние несколько дней, что я провел в Японии, я немного посмотрел телевизор ночью, и подковался в японском национальном развлечении с использованием щупальцев. Поразительно, насколько открыто ведут себя эти проклятые азиаты, обнажая все свои психосексуальные расстройства. В нашей, ничуть не менее древней культуре, несмотря на древние индийские эротические традиции, нет ничего подобного. Отчасти, возможно, это и плюс - подобные фильмы способствуют сбросу градуса сексуального напряжения, и даже, согласно статистике, несколько снижают уровень преступлений на этой почве. Правда, на выросших в пуританском менталитете людей, они производят шокирующее впечатление. Но это все теория, а она, как известно, без практики мертва. Перейдем же к практическим занятиям.
  Пятое щупальце, то самое, которое разглагольствовало и подсвечивало сцену, отрастило на торце тонкий крючок и чрезвычайно ловко зацепило им язычок молнии на груди пилотского комбинезона Мао. Затарахтели зубчики и...
  В этот момент снаружи, от входа в пещеру, донесся резкий грохот разрыва. По полу пещеры метнулось пылевое облачко.
  
  
  Наконец настойчивые запросы Янга увенчались успехом: Рихард вышел на связь.
  - Выходите на место встречи. Мы находимся примерно в полутора километрах от вашей позиции. У нас тишина. Потерь среди оставшихся нет, - проговорил Янг, - Рихард, давай пошевеливайся. Сдается мне, скоро опять в бой. А вместе намного веселее и безопаснее
  Капрал осмотрелся. Вокруг был настоящий лес после бомбардировки. Только атомной или обычной, Янг не мог решить. Уж больно все противоречиво выглядело.
  - Всем, рассыпаться по периметру и смотреть в оба. Мне не нужны здесь незваные гости. Тем более, что мисс Татьяна в плохом состоянии, - отчеканил Янг
  Группа оперативников мгновенно вскочила и разбежалась в разных направлениях.
  Янг же перезарядил свой гранатомет, и направился к месту "лежки" "Венома".
  Его предусмотрительность была практически сразу же вознаграждена: боец, убежавший на юг, вниз по оврагу, к вздувшемуся от дождя ручью, практически сразу передал, что у них гости.
  На другом берегу ручья мелькнули несколько теней. Его тоже заметили в ПНВ, и, чуть помедлив - видимо, пытаясь определить принадлежность - открыли огонь. Над овражком полетели трассирующие очереди. Боец отполз назад, за группу валунов, и запросил поддержку.
  - Капрал! - судя по голосу, это был Кортес, - у нас гости! Несколько человек... - в наушнике послышались выстрелы.
  Янг быстро взглянул на планшет.
  Кортес находился на берегу ручья. Дождь отлично маскировал бойца. Плюс он спрятался за несколькими валунами и начал отстреливаться.
  - Всем оставаться на месте. Я ему помогу, остальным стеречь периметр. Не хватало еще гостей, - спокойно скомандовал Янг и, пригнувшись, побежал к сержанту Кортесу.
  Обстановка действительно была не из простых. Конечно, тот факт, что солдаты противника находилась на другом берегу, значительно обезопасил их от внезапного вторжения. Но особо надеяться на это не стоило. Противник мог запросить подкрепления, и обойти с фланга, а этого допустить было нельзя.
  Через несколько мгновений капрал уже запрыгнул в укрытие и осмотрелся. Да, наблюдалось несколько солдат противника. Двое залегли за большим валуном, на другом берегу. С правой стороны укрытие закрывал мощный ствол дерева. Еще один спрятался за неким подобием бруствера или, точнее, лежащим деревом, которое было вырвано с корнем недавними плясками с фейерверком.
  Выпустив по противнику несколько коротких очередей, капрал снова спрятался за камнем. По валуну застучали пули.
  "Так, значит там и там" Янг отметил на планшете места "лежки" солдат противника.
  Выглянув из-за левой стороны валуна, капрал прицелился.
  Через мгновение раздался глухой хлопок подствольного гранатомета, осколочно-фугасная граната полетела к импровизированному брустверу. Но попала она не в сам ствол, а в рядом стоящий камень. Ливень отраженных осколков нашпиговал солдата противника отличным железом.
  Враги немного притихли: резкий отпор их на время ошеломил. Но через пару минут снова затарахтел пулемет и не менее шести автоматических винтовок, а потом раздался самый неприятный, кошмарный и отвратительный для любого бывалого пехотинца звук - пронзительный вой минометной мины.
  Первая подняла столб воды и грязи в русле ручья, вторая лопнула среди зарослей можжевельника метрах в двадцати от Янга.
  - Черт! В сторону! - Янг перекрикивал звук взрыва
  Мина взорвалась практически в двадцати метрах, осколки осыпали валуны, отбив от них куски.
  Насколько Янг сумел постичь артиллерийское дело. А точнее просто поговорить с наводчиками. То, каждый выстрел делал ближе момент смерти тем, кто оставался на месте.
  Два выстрела были сделаны. Осталось еще пара и все. Им уже не спастись.
  Янг и Кортес бросились в разные стороны из укрытия, ища новые со скоростью пули. Янг засел в небольшом овраге, Кортес спрятался за пнем.
  Выглянув из-за нового укрытия, капрал посмотрел на дальнюю сторону берега. Надо было определить позицию миномета.
  Послышался еще свист. Стреляли откуда-то издалека. Значит, надо было избавиться от наводчиков.
  - "Урц" 9 к "Урц" 6, активируйте РЭБ. Пока мисс Татьяна отдыхает, я думаю, это можно себе позволить. Или несись сюда и помогай нам отбиться от солдат противника. Или просто найди место и уничтожь этот чертов миномет, - запросил поддержки Янг. Стрелять он не стал, так как выдавать свою позицию сейчас было совсем невыгодно.
  Испытывая отвратительное чувство бессилия человека, которого безнаказанного расстреливают - типичное, увы, для многих сотен тысяч, если не миллионов солдат, участвовавших в войнах 20 века и побывавших под минометными обстрелами - Янг порадовался только одному: у него не было ни последнего рубежа, ни приказа стоять на нем насмерть.
  - Отступаем и как можно тише, - приказал капрал Кортесу
  - Неплохая идея, - так же тихо ответил сержант.
  Пригибаясь, они отступили.
  
  Оказавшись на земле, "Веном" бессильно откинулся, прислонившись к жутко расщепленному еловому пню, уже начавшему плакать прозрачной смолой. Словно человек, из которого выкачали все силы, бронеробот оперся затылком, прижав слегка подпаленный конский хвост радиаторных волокон. М9 стоял над ним, беспокойно вертя головой - Курц прислушивался к радиопереговорам пээртэшников и пытался поймать сообщение от Мао. Но пока ничего слышно не было.
  В тот самый момент, когда бойцы слегка расслабились, еще не празднуя победу, но уже чуть-чуть вырвавшись из пут бушующего в крови адреналина, на сцене появился еще один персонаж. На фоне чуть светлеющего над горными зубцами неба мелькнул резкий силуэт с развевающимся хвостом. Невесть откуда взявшийся "Веном" незаметно подобрался и спрыгнул с утеса, целясь в "Гернсбек", - очевидно, пилот точно оценил сложившуюся ситуацию. Он не воспользовался лямбда-драйвером, а сжал в обоих манипуляторах громадный мономолекулярный цвайхандер. Вид его был страшен, бронеробот словно вылез из огнедышащего горнила мартеновской печи: оплавленные сочленения, потеки спекшейся пластмассы от датчиков, обожженные, изъязвленные бронеплиты.
  Разящий удар в шею М9 не прошел просто чудом - Курц отшатнулся в последний момент. Сцепившись, бронированные титаны покатились по земле, врезавшись в сидящий "Веном", и снеся его вместе с елкой.
  Рукопашный бой никогда не был фаворитом в списке боевых навыков Курца - не зря же Мао его так легко побивала. И теперь ему приходилось туго, поскольку противник действовал напористо и умело. Нанеся несколько ошеломляющих ударов коленом в корпус "Гернсбека", "Веном" перебросил его через себя и снова оказался на ногах. Не успел Вебер сориентироваться, как враг набросился на него сзади и зажал его голову в стальной захват манипуляторов. Заскрипели искусственные мышцы и титановые пластины: "Веном" на полном серьезе откручивал ему голову. Еще немного и...
  Сражаясь, они оказались прямо над бессильно лежащим навзничь бронероботом Татьяны. Курц оказался лицом к лицу с граненым лицевым щитком "Венома". Пытаясь в отчаянии выкрутиться из стальных манипуляторов противника, он вдруг увидел, как манипулятор лежащего "Венома" неловко, едва-едва, приподнимается вверх. Пальцы сложились в кулак, а потом плавно, словно в замедленном кино, этот кулак, окутавшийся спиральной голубоватой дымкой, двинулся ему в лицо. Полыхнул ослепительный свет...
  
  Курц зажмурился, но через долгую-долгую секунду понял, что вовсе не умер, а даже совсем жив, и тяжесть повисшего на плечах "Венома" куда-то бесследно пропала. Оглянувшись, он увидел волшебную картину: с неба вразнобой сыпались болты, гайки, шестеренки, обрывки искусственных мускулов, фрагменты брони и обломки скелета. Удар с топологическим смещением точки приложения усилия, тот самый, что продемонстрировал Соске в Гонконге в ту памятную ночь. Как ни странно, тот удар Соске выглядел гораздо более мощным. Не значило ли это...
  Курц потряс за плечи неподвижно лежащий "Веном". Голова того вяло мотнулась туда-сюда. Никакой реакции. На вызовы Таня тоже не отвечала. Телеметрии с трофейного робота тоже быть в принципе не могло, так что Курц не мог понять, жива она или нет.
  В этот момент пришли два вызова одновременно: один от Рихарда, он спокойным голосом запрашивал указаний, второй был от Мао, сквозь треск и грохот донеслось:
  - ... Не могу перемещаться... оторван ступоход... покидаю БР...
  Зажатый в смертельный цейтнот, Курц принял решение моментально. Перед его внутренним взором пронесся тот давний разговор с Соске в кабине угнанного грузовичка.
  "Которую... которую ты бы выбрал?.."
  Он больше не колебался. Подхватив "Веном", он прыгнул с места, почти долетев до гребня хребта. Еще несколько прыжков по западному склону привели его в то место, откуда пришел недавний радиовызов. Рассмотрев среди елей две машущие руками маленькие фигурки. Он осторожно положил "Веном" на землю:
  - Оставляю на тебя. Я - к Мао.
  М9 снова прыгнул и моментально исчез.
  
  - Таня, прости, думаю, сама не пропадешь... - Именно с этими словами, услышав передачу Мао, Курц кинулся к ней.
  ИИ его БР мгновенно нашел кратчайший путь, и Вебер бросился бежать в сторону водохранилища, откуда последний раз пришел сигнал от Мао. Он добрался до цели быстро, очень быстро. Вскочив на очередную скалу он успел заметить поле ЛД, разгоняющее боеприпас, который в следующий момент превратил М6 Мао в груду бесполезного хлама.
  Вот и все... Опоздал, - но в следующий момент заметил, как в одну из пещер метнулась маленькая в сравнении с БР человеческая фигурка.
  Ха, болван я. Чего еще стоило ожидать от сестренки?
  Заметив ее, вражеский "Веном" припал к выходу из пещеры, в которую, судя по всему, убежала Мао, с видом человека, пытающегося изо всех сил разглядеть что-то в темноте.
  Как по-человечески выглядит...
  "Веном" не шевелился, все так же пристально вглядываясь в темноту пещеры.
  На что он надеется? Максимум, что он сможет - это обвалить пещеру.
  Внезапно, подал голос датчик ВГ, который все это время анализировал вражеский ЛД, подстраиваясь под него.
  - Скачок активности ЛД до 80%. Пилоту присвоен класс опасности А.
  Ха, еще придумали. Да любой БР с ЛД опаснее всяких там А и т.д. ...
  От вражеского БР начало исходить голубоватое свечение, а затем из него вылезла огромная кобра. С виду могло показаться, что это хитрая уловка, иллюзия, спецэффект, но Курц знал, что это не так, и эта змея реальна настолько же, насколько реален БР, в котором он находился. Змея причудливо изогнулась, а затем отправилась, левитируя, внутрь пещеры.
  - Чтоб тебя... - Курц не сдержался, удивленный ИИ его БРа услышал очень много разных слов, ранее не употреблявшихся его пилотом.
  Мда... Тане до него далеко, ой как далеко... Про Сагару вообще уже молчу.
  ВГ запищали от радости, сигнализируя, что, наконец, смогли подстроиться под вражеский ЛД, и теперь перед Курц мог видеть не только поля, созданные ЛД противника, но и более подробную информацию:
  Активность пилота: 80% по абсолютной шкале.
  Коэффициент взаимодействия пилота: 0,91.
  Температурный режим основного контура 63% от предела.
  Средний уровень градиента поля...
  Далее следовало огромное количество информации, причем довольно большая часть из нее для Курца являлась сущей загадкой.
  Проанализировав понятные ему данные, Вебер криво улыбнулся.
  Не знаю, гад, что ты там делаешь, но погоди... Держись сестренка.
  Вражеский пилот, судя по всему, был силен и опытен - и в пилотировании БР, и в использовании ЛД. ЛД вообще являлся оружием огромной силы, просто невообразимой. Но, как и пилот, так и ЛД, не были всесильны. Всему был предел. А особенно если учесть, что в данной ситуации ЛД полностью зависит от пилота, то тем более.
  Курц нервно облизнул губы.
  Давай, гаденыш... Рано или поздно наступит момент, когда тебе придется выбирать: или оставить сестренку в покое и вылезти оттуда, или дальше продолжить забавы и ослабить защитное поле. Не бойся, я этот момент не упущу.
  БР Курца стоял на вершине скалы, готовый сорваться с места в любое мгновение, и наблюдал за противником.
  Как и предполагал Курц, со временем защитное поле ЛД противника начало слабеть - он даже мог заметить потоки, которыми оно плавно перетекало в змею, сотканную из этого же поля и "уползшую" в пещеру.
  Мао, держись...
  - ИИ, что с конденсатором? ECS потянем?
  - Благодаря дополнительному конденсатору система ECS может быть запущена во всех диапазонах.
  Что бы я без них делал?
  Активировав ECS, Вебер снял со спины покоившуюся до этого момента там GEC-B, закрепив на ее месте свою снайперскую пушку.
  Как ни странно, но Курц все же отказался от постигнувшей его изначально идеи открыто наброситься на противника.
  Изнемогая от ожидания, он снова уставился на показания сенсоров. Взглянув на которые, он немедленно сорвался с места - он не мог больше ждать. Противник наконец-таки, судя по всему, либо забыл, что он на поле бой, либо слишком уверовал в свои силы и ослабил защиту - по показаниям ВГ пилот вражеского БР "весь был внутри пещеры".
  Вебер, скрытый ECS, метнул в голову, целясь в хвост-радиатор, противотанковый кинжал, который сдетонировав, должен был хорошо повредить цель, а под ноги "Веному" кинул осколочную противо-БР гранату. Его не подвели навыки, и детонация гранаты и кинжала произошла одновременно.
  Ну что же, я не верю, что ты сможешь от всего прикрыться. Выбирай, что тебе важнее: ступоходы или радиатор?
  Одновременно с этим Курц выпустил по врагу очередь из своей 40-миллиметровой пушки и отскочил в сторону.
  Скрытый ECS, он надеялся, что противнику будет сложно его обнаружить.
  Припавший к пещерке "Веном" дернулся, за спиной его скрутилась голубоватая пелена силового поля, но отразить все три атаки сразу он не успел. Мощный взрыв под ногами повредил ступоход, так что бронеробот, резко отпрыгнув вдоль скалы назад, чтобы увеличить дистанцию, не удержался на ногах и неловко оперся о скалу вместо того, чтобы вести ответный огонь.
  Как и ожидал Курц, пилот не смог отразить все его атаки, и, еще раз подтвердил ожидания Курца, подставив под удар ступоходы. Оторвать-то их не оторвало, но повреждения граната нанесла весьма серьезные - с такими уже не попляшешь, как захочется, а придется быть поаккуратнее. AML, конечно же, пилота подстрахует, но все равно мускульные волокна рано или поздно сдадут...
  Вебер взглянул на показания ВГ.
  Чего и следовало ожидать... Зол, но в бешенство не впадает.
  Курц, замаскированный ECS, наблюдал за противником - судя по его полю ЛД, которое говорило о нем лучше, чем любые другие датчики, атаковать его сейчас не было смысла.
  Ну же, давай, сволочь...
  Хромоногий "Веном", надо полагать, был оборудован системой отстройки от ЕСS, а, может быть, за время многочисленных схваток в эту ночь какие-то из лазерных голопроекторов "Гернсбека" оказались повреждены, но его пилот явно определил местоположение Курца. Он выхватил прикрепленную на спинном кронштейне двуствольную автоматическую пушку и открыл огонь: ускоренные полем тридцатисемимиллиметровые снаряды взвыли прямо над головой спрятавшегося за скалу Курца.
  Вот черт...
  Курц еле успел увернуться от выстрелов "Венома" за небольшой, но достаточного размера, чтобы за ней мог спрятаться БР, скалой, на которую тут же обрушился шквал снарядов. Но, как оказалось, укрытие надолго не хватило. Не прошло и десятка секунд, как от скалы начали отваливаться громадные куски - усиленные полем ЛД снаряды, медленно, но уверенно, разносили ее в пух и прах.
  К счастью для него ИИ смог четко определить местонахождение противника, активно использующего ЛД, благодаря сенсорам ВГ, несмотря на отсутствие визуального контакта. Припомнив по память местность, в частности то место, где остановился "Веном", Курц метнул еще одну разрывную гранату, одновременно выскочив из-за скалы и открыв огонь по противнику. Он понимал, что для противника защититься от взрыва не составит никакого труда, но надеялся, что взрывом хоть немного отвлечет его внимание и (или?) повредит скалистый выступ, который хромоногий "Веном" использовал в качестве опоры.
  Гранат мало осталось. Чтоб тебя...
  Выпрыгнув из-за скалы, Вебер открыл огонь по противнику, одновременно совершив несколько прыжков, пытаясь обойти противника со стороны.
  В этот раз "Веном" не дал захватить себя врасплох: ровная голубоватая полусфера силового поля возникла вокруг четной фигуры БР и граната соскользнула по нему вниз. Взметнулся фонтан разрыва, который, увы, вреда не причинил. Несколько 57-мм снарядов тоже бесполезно разбились об энергетическую защиту. Но когда противник попытался повернуться, чтобы отследить стремительные прыжки Курца и поразить его из автоматической пушки, его постигла неудача: поврежденный ступоход подвернулся, и "Веном" неловко упал на колено. Запоздалая очередь не попала в цель - М9 уже скрылся за очередным камнем.
  Приземляясь за очередным камнем, Курц заметил, что "Веном" пришел в движение, но это был явно не прыжок, или что-то в этом роде.
  Не останавливаясь, он, сразу же выпрыгнув из укрытия, увидел, как БР противника неловко оседает на колено. В противника сразу же отправилась очередная очередь 57-миллиметровых снарядов.
  Черт, сколько я так буду прыгать. Ему то с его полем пофигу все мои старания.. Чтоб его.
  К тому времени, когда вражеский БР, упав на колено, смог установить равновесие, дабы не распластаться на земле вовсе, Курц уже успел сделать несколько прыжков, не забывая вести по противнику огонь из своей ASG96-b, и обойти противника, оказавшись у него за спиной.
  В очередной раз приземлившись и окинув взглядом место, где он оказался, он выдумал, как ему показалось, гениальный план.
  А как насчет такого?..
  В мгновение ока его 57-миллиметровая пушка отправилась в кронштейн, на спине БР. Затем, поднатужившись и схватив огромный валун в несколько тонн весом, Вебер изо всех сил прыгнул, пытаясь набрать как можно большую высоту, и пролетая над головой вражеского БР, метнул свою ношу в противника.
  Однако противник был хотя и хромоног, но отнюдь не бессилен: валун замер на границе силового поля, облекся призрачной голубоватой бахромой, а потом стремительно выстрелил вдогонку Курцу.
  
  Мао несколько секунд отходила от пережитого, потом подошла к выходу, держась руками за мокрые стены.
  На кого он мог отвлечься? Только...
  - Курц! - ахнула Мелисса, высовываясь наружу, однако благоразумно не покидая этого "укрытия". Единственный боеспособный пилот, разумеется. это не мог быть никто кроме Вебера.
  Придурок! О чём он только думал?! М-9 против Лямбда-драйвера! Небось ПРТ бросил на произвол судьбы!
  Мао раздражённо стиснула ладонь в кулак, словно завороженная, наблюдая за битвой.
  Неужели...кажется, у него не слишком ладится...но сможет ли Курц...
  Вражеский БР выстрелил в сторону Вебера.
  Мелисса, потеряв всякую бдительность, выскочила наружу.
  К счастью, Курц ловко уклонился от вернувшегося валуна и на некоторое время скрылся, отпрыгнув за скальный выступ. Камень разбился на мелкие осколки. Он летел с такой энергией, что сотрясение докатилось даже до Мао. Каменная плита под ее ногами дрогнула. Потом дрогнула еще раз. В чем дело? Она бросила взгляд в другой конец ущелья, а когда обернулась, то ее глаза расширились - "Веном" заметил ее и, поджав поврежденный ступоход, прыгнул к ней. Громадное тело летело прямо на нее, заслонив светлеющее утреннее небо. Не успела Мао даже моргнуть, как тело до хруста стиснула стальная клешня. По ущелью раскатился злорадный хохот:
  - Позвольте пригласить вас на танец, мадемуазель! Прошу прощения, что испортил ваш вечерний наряд, но так вы выглядите еще восхитительнее.
  От зоркого глаза пилота-извращенца не укрылось плачевное состояние пилотского комбинезона Мао: спешно улетающее наружу из пещеры щупальце прихватило с собой и замок молнии на груди, зацепившись за него крючком. Так что теперь ее декольте заканчивалось на уровне талии, представляя собой действительно соблазнительную картину.
  Обернувшись, "Веном" поднял зажатую в манипуляторе добычу, и динамики его загремели на полную мощность:
  - Эй, ты, митриловский пилот! Отдаю должное твоему мастерству, но теперь ты проиграл. Еще один выстрел - и ваш отважный и прекрасный лейтенант превратится в кровавое месиво! Ей это не пойдет, ты так не думаешь?!
  
  
  Мизуки испытала новый шок, когда из-за хребта выпрыгнул БР и, с грохотом приземлившись недалеко от них и, положив на землю еще одного железного гиганта, так же молниеносно скрылся.
  - А-а-а... - только и протянула она. - ...Бронеробот? Э... Рихард-сан, мы на нем возвращаться будем?
  Ситуация осложняется... Для начала бы неплохо узнать, что там внутри...Рихард запрыгнул на кабину БР. Обернувшись, он сказал:
  - Это вряд ли... Его самого тащить надо будет если что... Так, посмотрим что внутри... Легко сказать... Ну, и как открыть эту консервную банку? А это что за рычаг? Сейчас посмотрим...
  Рихард подергал за рычаг и выяснил, что в одном направлении он двигается. Туда и потянул что было сил. Кабина открылась. Оттуда смотрело знакомое лицо. Чего и следовало ожидать... Прилетела-таки.
  - Мисс Таннер, как вы себя чувствуете? Помочь вам вылезти?
  Девушка, бессильно откинувшаяся в пилотском кресле, не ответила. Смертельно бледное лицо, покрытое крупными каплями пота, тяжелое, мучительное дыхание - она была без сознания.
  Замечательно... Теперь двоих придется эвакуировать. Ну что за жизнь такая? То никого, то сразу две... Ладно, хорош шутить, дело серьезное. Наклонившись к кабине, он вынул бесчувственное тело и закинул его на плечи. Судя по переговорам противника, путь на восток был отрезан. Оставался переход на юго-запад.
  Спрыгнув с "Венома", Рихард подошел к Мизуки.
  - Нам предстоит длинный переход, отягощенный дополнительным весом. Ты готова?
  Мизуки одернула одежду - незатейливые джинсы и полотняную куртку, оставшиеся ей в наследство от Амальгам - кивнула, и с интересом посмотрела на рихардову ношу.
  - Да. Пойдем. А это кто?
  - Жертва обстоятельств и собственного таланта. Твоих похитителей не любит по личным мотивам. Теперь предстоит доставить вас обеих в Токио и решать, что делать дальше. Увы, до Токио немало времени... Но оставаться на месте не стоит. Вперед.
  Маленькая группа направилась на юго-запад.
  Рихард с Мизуки уходили все дальше от места боя. Помочь своим было уже невозможно. Все, что оставалось - это как можно быстрее исчезнуть невредимыми. Через пятнадцать минут ходьбы Таня начала приходить в себя.
  Она слабо застонала, давая понять, что отпечатавшееся на ее щеке рифленое цевье Миними ей совершенно не нравится. Однако даже подвинуть голову у нее не было сил. Возникшие у нее вопросы по собственному местоположению и юридической принадлежности несколько рассеялись, когда Таня, скосив глаза, рассмотрела с близкого расстояния заросший щетиной и вымазанный черт знает чем чеканный профиль Рихарда. Удовлетворенно вздохнув, она прикрыла обведенные темными кругами глаза.
  Мда... Халявы не будет. А я уж надеялся, что тащить придется только пулемет и снаряжение... Однако что-то надо делать, далеко мы так не уйдем. Я же не муравей, тащить ношу тяжелее себя. Рихард слегка передвинул пулемет, чтобы грузу было удобнее. Еще пара-тройка километров и все. Сил не останется. Сколько я уже не ел и не спал? Даже уже не вспомнить.
  - Мадам Таня, как настроение? Решили предпринять прогулку по горам?
  - Солдат спит... а служба идет, - едва слышно прошептала она. Потом снова приоткрыла один глаз. - Где мы?.. Как я сюда попала?..
  - Попала сюда руками М9, на сломанном БР. Пришлось его вскрыть и вытащить тебя. Находимся мы в горах, покрытых лесом. Идем не знаю куда, лишь бы подальше - нас отрезали от основных сил.
  Таня попыталась было поднять руку, дотянуться до лица, но не смогла, тем более, что левая рука оказалась прихваченной мозолистой лапищей носильщика.
  - Ага... значит, хентай-сан... он жив еще?
  - Да вроде был жив, когда тебя притащил. Кстати, как ты себя чувствуешь? Сама идти сможешь? Просто долго я тебя так протащить не смогу - силы уже не те. А делать сейчас привал смерти подобно...
  А оружие пока выбрасывать рановато.
  - Чувствую... чувствую как марионетка... без веревочек. Неловко вас стеснять, герр Рихард... но сама и шагу... не смогу ступить. Разве что вниз по склону катиться. Кувырком. Если вам слишком тяжело станет - бросайте, у вас и так оружия полно, а без "Венома" я не котируюсь как боевая система, увы
  - Странный вы народ, русские... "брось, радист, все рано не донесешь... Да не меня, идиот! Рацию!!! " Упрямый я зануда, что поделаешь... Кстати, кто-то хотел попасть в посольство? Так что рано сдаваться...
  - Да... посольство, - пробормотала она, потом вдруг встрепенулась. - Эй, это ведь вы штурмовали шахту? И я слышала, что все прошло удачно, да? А где же Аленка? Не с вами?
  Посыпавшиеся как из ведра вопросы явно показывали, что Таня просто не заметила Мизуки, хромавшую в промокших насквозь кроссовках за спиной Рихарда. А если и заметила, то едва ли приняла узкоглазенькую японочку за свою.
  
  "Ну, ничего себе, - думала про себя Мизуки, изредка поглядывая на Рихарда, увешанного, словно новогодняя елка - игрушками, оружием и, в довесок, девушкой. - Как только не упал до сих пор, семижильный он, что ли?.. И еще девушка эта... Надо же, ведь не старше меня, а тоже оказалась пилотом... Совсем как Сагара... Нет, даже круче, потому что она девушка"...
  Мизуки только вздохнула, ощутив укол зависти. Ее так и подмывало засыпать этих двоих вопросами. Удерживало только одно: они пробирались по лесу, было темно, и приходилось внимательно смотреть под ноги, дабы невзначай не навернуться. Однако, одна мысль все же не давала ей покоя. Сагара...
  - Э-э... Рихард-сан... Помните, перед тем, как... ну... когда эти пришли... Вы что-то про Сагару начали говорить...
  - А что Сагара? Был такой... Где сейчас, неизвестно... - ответил Рихард. Потом обратился к Татьяне:
  - Твоя сестра? Ее здесь не было. Что и следовало ожидать... Похоже, ее сочли нужным продемонстрировать специально, чтобы ввести разведку в заблуждение. Возможно, пытались выманить тебя. Что и удалось. Однако благодаря тебе мы пока живы. Жаль, не все...
  - Не было?.. Но вы же видели девушку с седыми волосами? Где же они такую взяли? Может быть, вы просто ее не нашли?! - Таня чуть не плакала. - Вы хорошо смотрели?
  - Девушку с седыми волосами мы действительно нашли, вот она, рядом идет. Но при ближайшем рассмотрении оказалась местной. У нас даже общий знакомый нашелся... Так что - чистейшая дезинформация. Однако частично цели операции достигнуты - получено немало информации с компьютеров научников плюс лаборатория перестала существовать. Ну, и их наморщили немало...
  - Фу, ну и словечки у вас, - поморщилась девушка.
  - Слова как слова, - не смутился Рихард, - как говорится, кто бы говорил... Эх, сейчас бы куда-нибудь на юг, крокодилы, пальмы, баобабы... и жена французского посла... что смотрите? Шучу я, шучу... Если быть серьезным, останется только застрелиться...
   С трудом повернув голову, Татьяна взглянула на Мизуки:
  - Действительно, не похожа. Комбанва, нихонго но каваи одзёсан. Гэнки дес ка? О намаэ ва?
  Мизуки от неожиданности споткнулась, услышав чистейшую японскую речь, но все же быстро поймала равновесие и, немного помедлив, ответила:
  - Ано... Комбанва... Аригато, гэнки дес... Ватаси но намаэ ва Инаба Мизуки дес...
  - Откуда же ты тут появилась? Ведь ты - самая обычная девочка, верно? И что это за стрижка такая? У вас тут, в Японии, парикмахеры что, газонокосилкой орудуют?
   Ох, в сотый раз рассказывать одну и ту же историю... Это даже мне уже надоело... - пронеслось у нее в голове.
  - Да, я обычная старшеклассница, которую поганые бака-гайдзины хитростью и обманом выманили из дому среди ночи, сказав, что везут на романтическое свидание... А вместо этого я оказалась в каком-то пыльном чулане под землей, по пути пав жертвой хентай-парикмахера, ладно еще он действительно не газонокосилкой поработал, а всего лишь огромным ножом, хотя с него сталось бы... Да еще и парик этот дурацкий нацепил... Кто-нибудь объяснит мне, причем тут я???!!! - Мизуки, начавшая говорить вроде бы спокойно, не заметила, как в ее речи постепенно прибавилось децибелов, так что в конце тирады она сорвалась на крик.
  Слушавшая с интересом Таня попыталась показать ей большой палец, но рука лишь чуть шевельнулась:
  - Пять баллов, сеструха! Точно как я - тоже жертва разных подлых хентаев. Давай организуем союз несчастных беззащитных девиц. Кстати, ты промокла вся, смотри не простудись.
  - Это уж как получится, - отозвалась Мизуки, шмыгнув носом. - А вы, э-э-э... Таня-тян? - с Рихард-саном не родственники? Всё шутите... Союз несчастных беззащитных девушек... Он, наверное, будет всемирным. Надо же, когда ее из этой железяки вытащили, выглядела так, что краше в землю кладут, да и сейчас висит, как белье на веревке, откуда только силы разговаривать берет?
  - Чем рыдать, так уж лучше посмеяться, - бодро ответила та, но глаза ее были совсем невеселыми. Помолчав. Таня снова заговорила. - Выходит, тебя под мою сестру замаскировали. Для того, чтобы завлечь сюда митриловцев... и меня. Прости, Мизуки. Ты-то ни в чем не виновата. И прости за то, что я тебя прокляла самыми погаными словами, когда увидела... вместо Алёнки...
  На ее глазах со странной красноватой радужкой закипели слезы. Уткнувшись носом в наплечник бронежилета, и прикусив губу, она плакала, хлюпая носом и зажмурившись, точно от нестерпимой боли.
  Шмыгнув носом, Таня помолчала, а потом переключилась на Рихарда:
  - Герр Рихард, а куда, кстати, мы, то есть вы, топаете? Когда я взлетала, как Гагарин, конечно, не забыла крикнуть "Поехали!", но аплодировать все равно было некому - мне передали, что у вас тут все совсем плохо: "Чодары" со всех сторон и толпа амальгамовцев, а в воздухе - их истребители. Тут я никого, кроме того капрала и Курца не видела - куда же все подевались? Неужели все остальные погибли?
  - Как я уже сказал, идем мы куда угодно, но подальше от места боя. Помочь уже не можем, а хоронить я вас не желаю. Так что направляемся в какой-нибудь населенный пункт, а затем в Токио. Там уже буду искать, как связаться с командованием... А плакать не стоит... Большая часть PRT действительно погибла. И ничего не поделаешь, придется с этим жить.
  Таня попыталась вытереть слезы о камуфляжную ткань пончо, но она была совершенно мокрой от холодного дождя, который пусть уже и не лил, как из ведра, но прекращаться явно не собирался.
  - Правильно говорите, герр Рихард. Пока не помрем - будем жить. Да и стрельбы сзади уже не слышно - видимо, все, кто уцелел, дали деру. Вы, кстати, сильны в альпинизме, или как? А то мне припоминается, что на карте я видела с запада от Ооигавы - той самой реки - несколько горных массивов и даже с ледниками. Мы ведь туда направляемся?
  - Да как сказать... Участвовал, было дело... Я предполагаю попытаться пройти на юго-запад, там должно быть место, где хребет ниже. Там и попытаемся перейти. Вроде там должна быть дорога, ну а вдоль нее можно будет и до населенного пункта.
  - Стоп-стоп, насколько я помню, дороги здесь идут только вдоль рек - а значит, нам нужно сначала перелезть водораздел. И он тут высокий - сумеете вы туда забраться? Здесь же где-то недалеко вторая по высоте гора в Японии - Китадатакэ.
  - Мда... занесло нас... Выбора особенного нет, к дороге все равно проходить придется - по бездорожью далеко не уйдем. Значит, придется устраивать клоунаду с восхождением. А что, есть другие предложения? Тогда обсудим на привале. Его точно придется скоро сделать.
  - Какие могут быть предложения? Вдоль Ооигавы мы все равно не сможем выбраться - на нас наседали как раз с той стороны, и плотина, где ховались "Чодары", преграждает путь. Там, наверняка, амальгамовцев - как грязи. Послать за нами вертолет ваши сейчас не смогут - в воздухе супостатовские истребители. А со связью у вас как? БР-то, как я поняла, пользовались своими мощными передатчиками, а пехотинцы установили здесь спутниковый многоканальный ретранслятор, потому как напрямую маломощными рациями связаться не получалось из-за гор. Но когда я его пыталась в последний раз вызвать - не было даже несущей частоты. Похоже, я его ненароком снесла - гоменнасай. Вон там, в кармане - передатчик, попробуйте еще разок, но, боюсь, до ТДД без спутника не достанет. У вас-то такой же, да?
  - Ну, свяжемся, и что дальше? Хотя ладно, попробуем...
  Рихард остановился и уложил груз на землю. Затем с наслаждением лег на землю сам.
  - Это Урц-Х, прием! Всем, кто меня слышит.
  Ответом была тишина - в окошке режима защищенной связи было пусто - ни одной палки.
  Надеяться, что микрорация напрямую достанет до ТДД через сотню километров гористой местности, тоже не было смысла.
  - А в ответ тишина... Очевидно, рассчитывать придется исключительно на себя. Кто сколько сможет пройти по гористой местности? Черт, устал я что-то... Ел уже сутки назад, откуда же силам взяться? Кто в курсе, какая съедобная живность и растения здесь присутствуют?
  - Здесь национальный парк, и потому водятся даже карликовые косули. Но сюда они не забегут - зачем им удаляться далеко от кормушек? Так что, разве тануки можно поймать. Или птичек каких. По случаю зимы даже ящерицы попрятались. Насчет растений я не в курсе. Вот если бы по тайге пришлось прогуляться, сказала бы - да и там зимой жратвы негусто, увы, - мрачно ответила Таня.
  Выросшая в токийском мегаполисе с его совсем не мелкой сетью супермаркетов, а потому ни разу не сталкивавшаяся с проблемой отсутствия пропитания, Мизуки, слушая рассуждения по поводу их потенциального меню, вдруг почти с благодарностью вспомнила ту тарелку холодного риса, который она еле заставила себя съесть. И еще...
  - Я плохо лазаю по горам... Да и вы хороши! Тане, вон, даже лежать самостоятельно тяжело. Да и вы, Рихард, такими темпами скоро свалитесь где-нибудь. Я вас двоих не потащу.
  - Да уж, придется пулемет Мизуки отдать. Будет головной заставой. Авангардом, то есть. Красивое слово - "аван-гард", - задумчиво протянула Таня, глядя вверх по крутому склону, поросшему небольшими елками и можжевеловыми кустами. - Но долго валяться нам нельзя, нужно двигаться ночью и постараться перелезть хребет, потому, что днем, когда мы вылезем выше лесной зоны, нас будет легко заметить с воздуха. Да и замерзнем, если сейчас остановиться - чертов дождь!
  - Нет уж, увольте! Я, Таня, лучше тебя понесу, - ответила Мизуки, пытавшаяся, впрочем, безрезультатно, вычистить грязь из-под ногтей. - Хотя... - протянула она, задумавшись, - ...Ну, если найдется что-нибудь полегче пулемета...
  Рихард прервал их:
  - Мы тут посоветовались, и я решил. Зеленка почти не просматривается, так что еще на пару часов меня хватит. С привалами, естественно. А потом устраиваемся на ночлег. Днем отдыхаем, ночью идем дальше. Еще вопросы есть?
  - О, слышу речь не мальчика, но мужа! - заметила Таня. - Еще два часа меня тащить? Герр Рихард, поскольку вы мужского рода, я смело спрошу - сколько вы весите? И сколько весит бронежилет и пулемет, не считая мелочи? Пупок не развяжется - сейчас ведь в гору придется переть? Я же с гордостью признаюсь, что для своего роста я очень изящная и стройная особа. Но - 47 килограмм.
  - До недавнего времени весил 85... Сейчас уже больше... взрослею. А собственный вес человек способен тащить и дольше...
  Речь становилась бессвязной и отрывистой, из чего можно было сделать вывод, что свои способности Рихард малость переоценил.
  - Я все это к тому говорю, что нам нужно бы разгрузиться. Без ложной скромности скажу, что представляю собой гораздо большую ценность, чем бронежилет, и даже - чем пулемет. Хотя пулемет, конечно, жалко. Но ведь десять килограмм!
  - Любая ценность имеет смысл тогда, когда ее есть чем защищать... Черт знает, сколько мы еще пробудем в этих горах... И не придется ли охотиться на какую-нибудь живность... Двуногую, скажем... Черт, что-то я... не очень... голова как свинцом...
  На очередной попытке почти на четвереньках продвинуться верх по крутому склону, Рихард склонялся вперед все дальше, пока не сунулся носом в жухлую мокрую траву.
  Голос говорившего стих. Похоже, он был в обмороке. Сложно было ожидать иного от человека, не спавшего более суток при отсутствии питания и в горах...
  - О чем я и говорила, - еле слышно вздохнула Таня. - Мизуки, у меня в карманчике на поясе что-то лежит, погляди, а? Вдруг что полезное. Хотя, я немножко полюбовалась на прошлую владелицу этого костюмчика и зуб даю, что там пачка сигарет и открывашка!
  Первым делом на свет божий Мизуки действительно извлекла слегка помятую пачку сигарет, но потом достала небольшую, более твердую коробочку. Повозившись немного, она открыла ее и увидела несколько плотно уложенных в ряд ампул.
  - Похоже, ты к ней не совсем справедлива, - сказала Мизуки Татьяне, усаживаясь поудобнее. - Кое-что тут, действительно, есть. Вот только б еще знать что...
  Она осторожно подцепила одну ампулу и, насупившись, попыталась в свете предутренних сумерек рассмотреть хоть какую-нибудь надпись.
  - Бесполезно, - пробормотала она. - Ничего не вижу. Интересно, у Рихарда есть фонарик?
  Фонарик был встроен под ствол пистолета, однако Рихард рассказать этого не мог по объективным причинам.
  - Посмотри у Рихарда по карманам. Только аккуратно, а то, как вскинется, да как даст с перепугу!
  Таня посмотрела в сторону, где высился можжевеловый куст.
  - Кстати, если глаза меня не обманывают, то рядом наблюдается муравейник. В наших российских северных краях даже медведи и кабаны не гнушаются такую кучку раскопать. Что они ищут, интересно? Наверное - яйца. Привлекательная мысль, не находишь?
  В ответ Мизуки нервно захихикала, потом содрогнулась всем телом от отвращения и, пробормотав себе под нос что-то вроде "бюве...", закрыла коробочку, спрятала ее в свой карман и потихоньку поползла к Рихарду...
  Фонарика она не нашла. Вернее, нашла, когда ей в руки попался пистолет, но не догадалась, что он там есть.
  - Нету? Странно. Как же мы будем муравейник раскапывать? Так ни черта не видать. Погляди, может быть, ночные очки где-нибудь прицеплены? Ага, вон торчат из кармана на бронике. И смотри, вон - поваленная сосна, а под корой, как известно, прячутся разные жирненькие личинки. В наших северных краях они некрупные - ну, с полмизинца. Но чем южнее, тем больше. У вас тут жуки здоровенные, и личинки наверняка тоже - с большой палец. Давай, я буду осуществлять стратегическое руководство. Очки нашла? Надевай, потом вытащи ножик и поковыряйся.
  Поняв, что от употребления деликатесов ей не отвертеться, Мизуки обреченно вздохнула, напялила на себя ПНВ и некоторое время осматривалась, привыкая к картинке, потом неловко ковырнула ножом землю.
  Таня угадала - Мизуки действительно нашла несколько крупных свернувшихся колечком личинок.
  Пару секунд она молча смотрела на них, потом икнула, борясь с подступившей дурнотой, и жалобным голосом спросила:
  - А... Мы их прям так, сырыми будем есть?
  - Ты что - глупая, что ли? Я такую дрянь ни за какие коврижки и в рот не возьму. Но машина-то без бензина не поедет! Очнется наш голодный герой, все ему и скормим. Нужно только гарнир организовать. Ага, вот под елкой - кислица, совсем как у нас. Фига себе! Набери что ли и ее. И сама можешь пожевать - кисленькая, и плохо от нее не будет. А то тоже выдумала - насекомых жрать.
  Снова глубоко вздохнув, на этот раз от облегчения, Мизуки сняла порядком все же мешавшийся ПНВ и принялась сосредоточенно обрывать треугольные, похожие на маленькие сердечки, листики. Складывать их было некуда, поэтому, нашарив на земле сухой прошлогодний прутик, она принялась плотно нанизывать листья на него.
  - Может, все-таки попробовать его растормошить? - кивнув в сторону Ри, спросила Мизуки, вернувшись с добычей. И прикинула, с какой стороны к нему всего безопасней будет подойти, дабы действительно не попасть под раздачу.
  - Собаки бойся спереди, лошади сзади, а двуногих - со всех сторон. Даже и не знаю, что сказать. С одной стороны, нужно двигаться дальше. С другой, если двигатель хоть чуть-чуть не отдохнет - все равно никуда не уйдем. Но попробуй, вдруг чего выйдет.
  Мизуки вновь подобралась к Рихарду и в нерешительности замерла. Потом все же протянула руку и легонько потрепала за плечо.
  - Рихард-сан, - позвала она. - Очнитесь. Вы меня слышите?
  Ответа не последовало, и Мизуки слегка осмелела, тряхнув его сильней.
  - Рихард-сан, просыпайтесь, мы вам тут поесть приготовили!
  Безрезультатно.
  - Эх, а жалко червячков... Замерзнут же...
  Мизуки уселась радом с Татьяной, взяла прутик с кислицей, стянула один листик и начала меланхолично его жевать.
  Мизуки стащила еще один листик и предложила Тане. Та усмехнулась:
  - Не против покормить болящую "с ложечки"?
  Мизуки понимающе кивнула. Схрумкав "овощ", Таня покосилась в ту сторону, где мертвым сном спал Рихард, и задумчиво проговорила:
  - Значит, не удалось. Хе... Вспомнила один тупой анекдот. Объявление: "Бужу по утрам. Возможны варианты: Звонок по телефону, звонок в дверь, кирпич в окно, поцелуй в ухо, кирпич в ухо, поцелуй в окно..."
  - Поцелуй в ухо, говорите? - Мизуки хищно сощурилась, потом махнула рукой: точно зашибет...
  - Но будить-то надо, - подумав, добавила Таня, - А то скоро рассветет, а мы ушли совсем недалеко. Как бы нам хвост не прищемили. Но что же делать? Поливать водой бессмысленно и так все мокрые, поджигать пятки - знаешь, что такое "велосипед", кстати? - тоже. Сыро, потому что. Придется действовать гуманными методами. Для любого человека, хоть малость послужившего в армии, есть одно магическое слово. Знаешь, какое? Догадайся с трех раз.
  Мизуки долго смотрела на Таню, соображая, потом поднялась на ноги и, подойдя к Рихарду, крикнула:
  - Рота, подъем!..
  Вышло как-то неуверенно, к тому же сипло. Мизуки почувствовала, что все же заболела.
  Сознание было где-то далеко... В самой глубине памяти, в которую погружаться не хотелось.
  ...Зимнее солнце... чистое небо... Удивительно, насколько может природа отличаться от внутреннего состояния... Стоять у могилы отца и думать, как здорово было бы провести этот день с ним... Звериная тоска, от которой хочется покончить с собой, чтобы ничего не чувствовать, стать камнем, обрести покой...
  ...Удар ножом в податливое тело, кровь на руках и одежде, тошнота... Первый раз всегда тяжело, дальше будет легче...
  Открывающаяся дверь, выхваченный пистолет... Удар в печень, от которого темнеет в глазах... Руки в наручниках.
  - Ну и что собираешься делать дальше, мститель?
  - То, что начал, чего бы это не стоило...
  - А справишься? Многих хватает на полгода, потом они попадают в тюрьму и рыдают, жалея себя... Не думал о таком?
  - Я не сдамся.
  - Да ну? Ты сильный и смелый, для своего возраста конечно. Но там тебе это не поможет.
  - Увидим.
  Рука, поднимающая за подбородок. Глаза, в которых спокойная смерть.
  - Если ты продержишься на своем пути хотя бы год-два, станешь очень интересен. А пока слушай: никому не верь, будь осторожен. Не перенапрягайся, будь естественнее. Всегда стремись узнать что-то новое. Живи как нормальный человек, не афишируй своих увлечений. Не оставляй следов и свидетелей, избегай пафоса и позерства, будь проще. Безжалостность к себе и другим, если хочешь уцелеть. Тишина и аккуратность...
  - Почему вы мне помогаете?!
  - Не мешаю, скажем так... Многие из нас хотели бы того же что и ты. Не у всех хватает смелости. Делай что начал и убей их всех. Счастливо оставаться, герой...
  В этот момент что-то ворвалось в сознание. Что-то давнее, совсем почти забытое...
  - Рота, подъем!
  Резко открыв глаза, Рихард сел на месте.
  - Что случилось? Где я?
  - Ага, сработало! - порадовалась Таня. - Так я и знала. Хотя, Мизуки, тебе надо еще потренировать командный голос. Когда выйдешь замуж, таким слабеньким голоском ты мужа не запугаешь: "Куда дел получку, гад?!". Поупражняйся на досуге. Доброе утро, герр Рихард. Не хотелось вас будить, но ситуация так складывается...
  - Доброе... Сколько я провалялся? Черт, как голова болит... Так, лучше отсюда поскорее убраться. Таня, идти можешь? А то придется часть снаряжения бросать, что очень нехорошо... Не люблю этого. Вы чего-нибудь поели?
  - Сколько? Да всего-то с полчасика. Так что я как была марионеткой, так и осталась. Странное чувство - голова варит четко, а руки-ноги не двигаются. Было дело, раньше я тоже разок переутрудилась подобным образом, но тогда я провалялась в отключке полдня. Не знаю, что получится сейчас. А пока мы только и успели тут подножного корма набрать. Вкуснятинка! Угощайтесь, герр Рихард, мы только вас и ждали. Сами сидим, слюни роняем, но, по японскому обычаю - первым кушает мужчина.
  - Обычай, говорите? Ну ладно, будет вам обычай... - Рихард взял дождевого червяка за хвостик и как следует прополоскал в ладони. - Личинок есть не буду, они могут быть ядовитые, а вот червячков - милое дело... Смотрите и учитесь...
  Рихард положил червяка на ладонь.
  - Куда он поползет, там и голова. Сначала надо его как следует почистить... Выдавить из него грязь, которой он питается. Выдавливать надо от головы к хвосту... Вот так, хороший червячок... Вот теперь он чист. Ни грязи, ни камушков... Одно мясо... Да сиди ты тихо!
  С этими словами Рихард прижал червячка, чтобы тот не рыпался и отправил его в рот.
  - Ну вот, ничего страшного... Всем приятного аппетита.
  Мизуки, побледнела - ее чуть не стошнило, но Таня, с интересом следившая за экзекуцией, только подняла большой палец:
  - Пять баллов! Да, вы просто натуралист, герр Рихард. Завидую - мне доводилось попрошайничать и всякую дрянь с помойки жрать, но чтоб вот так, червяка, не дрогнув мужественным лицом... - она прыснула.
  - Червяк - это намного лучше, чем помойка, - глубокомысленно изрек Рихард - чистое мясо. Прочитал как-то в книге, что русские партизаны в трудные времена их ели. Решил попробовать, оказалось вполне съедобно. Есть лучших способ их приготовления, но тогда бы пришлось разводить костер... Так что потом.
  - Ну, пора наверное и двигать - надо бы убраться с этой стороны хребта. Если сможем, конечно, - Таня посмотрела вверх, где в сумерках громоздился заросший ельником склон, переходящий в альпийские луга. - Как лучше - прямо тут переть, или попытаться по ущелью, по руслу ручья подняться? Хотя там, наверное, все завалено буреломом.
  - Пройдем по ущелью. Не думаю, что подъем с грузом на спине на хребет будет способствовать быстрому передвижению. Жилет выбрасывать не будем, а вот от запасных лент придется избавиться... Желающие на переноску пулемета есть? Или назначить?
  - А карта-то у вас припасена? Я посмотрела на экране, но долго некогда было запоминать, да и память у меня на такие штуки плохая. Надо бы решить, куда именно нам стараться добраться. Когда хребет перевалим, попадем в соседнюю долину, и куда там?
  - Вот карта. Из соседней долины направимся к юго-западу. Насколько я помню, там должна быть дорога. Ну а затем на юг до ближайшего населенного пункта и далее транспортом до Токио.
  - Ага, деревенька с волшебным для русского уха названием Усиро. Хм, но до нее переть и переть. Вопрос еще в том, не станут ли нас там ловить? Впрочем, с этим пока ничего не поделаешь. Ту-тууууу! Поехали? А то, если сидеть, то замерзнем нафиг. У меня хоть и есть в комбезе какой-то теплоизолирующий слой, но промерзла уже до костей. И Мизуки вон вся синенькая. Даже пар изо рта уж не идет.
  - Поехали!
  Рихард закинул Таню на плечи, и маленькая группа беженцев направилась в путь. Впереди было много километров пути по крайне пересеченной местности, минимум воды и еда в виде подножного корма. В общем, основания для оптимизма были налицо.
  Подъем на крутой склон хребта Акаиси с набором высоты метров в триста превратился в затяжную агонию. Рыхлая земля, перемешанная с камнем, ползущая из-под ног, глинистые размывы, густые мокрые заросли низкорослых елок, скоро перешедшие в стланик - и все это под углом градусов в 30 уходящее прямо в низкое мрачное небо. Дыхание с хрипом рвалось из груди, натянутые мышцы ног онемели от напряжения, сердце прыгало под подбородком, еще чуть-чуть - и выскочит наружу. Каждые пятьдесят метров восходители падали лицами вниз, благо и при нормальном движении от лица до земли было сантиметров сорок, и пытались отдышаться. Таня со страдальческим и виноватым выражением лица молчала, не пытаясь балагурить и подбадривать - понимала, что не к месту и нельзя тратить последние остатки сил на болтовню. Мизуки, распаренная так, что от промокшей насквозь курточки курилось легкое облачко пара, постоянно спотыкалась и падала под тяжестью Миними. Но почему-то не жаловалась. Странно было ожидать от обычной школьницы такой стойкости, но то ли сыграл свою роль стоический японский менталитет, то ли она так впечатлилась перестрелками, в которых только что побывала, что уяснила себе непреходящую ценность огневой мощи. Для облечения она с разрешения Рихарда выкинула вторую коробку от 200-патронной ленты, а саму ленту обмотала через плечи и вокруг груди, как революционный матрос. Так вес распределялся удобнее.
  Наконец, когда у Рихарда вновь уже смыкалась перед глазами темная обморочная пелена - шутка ли, 47 килограмм живого веса, восемь кг бронежилет, плюс остального снаряжения и оружия килограмм на пять, под такой тяжестью зашатался бы даже закаленный горновьючный мул - он почувствовал, что протянутая вперед рука, пытающаяся уцепиться за очередной пучок сухой травы, ощутила изменение наклона. Упав на четвереньки, он с трудом поднял голову и, сморгнув катящийся ручьем пот, посмотрел вперед. Все на свете кончается, кончился и кошмарный подъем. Они выбрались на безлесный перегиб хребта и взорам открылись дали долины притоков Тенрюгавы.
  - Ну что ж, можно передохнуть, госпожи беженки... Конечно, погода отвратительная, но в хорошую отсюда должен открываться отличный вид. Немного отдохнем, и продолжим. Надеюсь, из-за погоды по нам будет сложно работать снайперам, если таковые здесь имеются.
  Мизуки, которая молча лежала лицом вниз, только еле-еле дернулась: одна мысль о том, что придется снова подняться на стертые ноги и идти, привела ее в ужас. Но сил на то, чтобы протестовать, тоже не осталось. Таня, которая лежала на спине стоящего на четвереньках Рихарда, пробормотала:
  - Вниз по склону будет ничуть не легче. Да и круто здесь, как бы не пришлось обходить. Может быть, передохнем пару часиков, хоть дождь перестанет? Вон, я вижу неплохое место.
  Действительно, метрах в двухстах налево по острию хребта, обрывающегося крутыми склонами в обе стороны, торчала группа скал-останцов. Две из них склонились друг к другу так, что между ними осталось узкое треугольное пространство, прикрытое от ветра и отчасти от дождя. Там даже сумели зацепиться корнями несколько низеньких стелющихся елок, присыпавших голый камень слоем хвои. Из-за останцов, к их немалому удивлению, появлялась узенькая, но вполне отчетливая тропинка, ведущая аккурат по гребню. Надо полагать, ее натоптали туристы-горники, в изобилии посещавшие этот горный национальный парк.
  Не успели окончательно выдохшиеся путники скорчиться под ненадежным прикрытием скалы, прижавшись другу к другу в попытке сохранить остатки тепла, которое вмиг начало улетучиваться из промокшей насквозь, остывающей одежды, за скалой послышались голоса.
  Что за черт? Погоня или случайные туристы? Выяснить придется и немедленно.
  - Сидите тихо. Сейчас посмотрим, что там.
  Рихард достал из кобуры пистолет, как самое малошумное из того, что осталось, и осторожно выглянул из-за скалы.
  Опасения не оправдались, и, если прислушаться внимательно, это можно было бы понять сразу. Злобные и суровые террористы не напевают по дороге песенок высокими пьяноватыми голосами и не издают таких радостных пронзительных визгов:
  - Кейтаро опять носом запахал! Кейтаро - бака, бака!!!
  Отозвался более рассудительный девичий голос:
  - Во-первых, мы слишком много ему наложили в рюкзак, а во-вторых, ты же наверняка подставила ему ножку, Каолла. Кончай уже хулиганить, ему и так тяжело!
  Донесся еще один голос, тоже принадлежащий молодой девушке, но низкий и сильный:
  - Нару-семпай, может быть, сделаем привал? Синобу натерла ногу, да и дождь становится все сильнее. Лучше переждать, а то, как бы нас ветром с гребня не сдуло там, подальше.
  - Странно слышать такое от неутомимой воительницы Мотоко, - оборвав песенку, крикнула еще одна девушка, несколько постарше. - Ты же говоришь, что ходила здесь еще пяти лет отроду?
  - Не смейтесь, Кицуне-сан, - обиженно ответила Мотоко. - Я смогу без устали дойти отсюда до Фудзи! Но Синобу-то у нас самая младшая!
  - Да, Нарусегава, давайте привалимся за той скалой, - вступил единственный мужской голос.
  Ух, отбой. Все это конечно, замечательно, но дальше-то что? Девушкам дальше идти пока не под силу, незаметно не уйти, стрелять и резать некого. Придется идти на контакт. Легенду придумаем позабавнее... Рихард спрятал пистолет в кобуру и вышел из-за камней.
  - Добрый день, господа отдыхающие! Нет ли у вас чего-нибудь поесть?
  И из-за покрытой лишайниками скалы появилась целая компания туристов. Первой энергичными шагами двигалась красивая девушка лет восемнадцати в круглых очках, с длинными волосами и забавно торчащими надо лбом упругими прядками, наподобие антенн, выбивающимися даже из-под капюшона штормовки. На ее спине сидел небольшой оранжевый рюкзак, а в руке была телескопическая палка. За ней, беспечно помахивая небольшой бутылочкой сакэ, шла девушка, выглядящая чуть постарше, курносая и с хитро прищуренными глазками. За ее спиной возвышалась самая рослая фигура в линии - высокая девушка с жестким и решительным лицом спортсменки и длинными прямыми черными волосами, выбивающимися из-под капюшона, с громадным пятнистым рюкзаком за плечами, который, казалось, совершенно ей не мешал. В руке ее виднелся длинный, почти метровый шест из полированного дерева с красной петлей. Рюкзак почти закрывал плетущуюся в кильватере и держащуюся за стропку худенькую девочку, которая едва плелась, прихрамывая на натертую ногу. Замыкала цепочку странная парочка: невысокий темноволосый парень в квадратных очках, сгорбившийся под рюкзаком самого крупного калибра в компании, и подталкивающую его сзади девочка лет тринадцати с веселым, но совершенно неяпонским лицом, напоминающим, скорее, об Индии.
  Туристы остановились, вздрогнув от неожиданности: возникшая перед ними фигура в изодранном и опаленном камуфляже с небритой, расцарапанной и вымазанной чем-то темным физиономией не внушала доверия. Тем более, здоровенный тесак на боку, пара прицепленных к нагрудному карману разгрузки осколочных гранат и торчащая из кармана ракетница.
  Высокая девушка, которую называли Мотоко, быстрым скользящим шагом перетекла вперед. В ее руке блеснула длинная катана, выскочившая из деревянных ножен. Она грозно спросила:
  - Ты кто такой? Браконьер?! Это вы ночью рыбу глушили у реки?
  - Во-первых, попрошу на "вы", милая девушка, - Рихард устало сел на землю - во-вторых, если бы я глушил рыбу, не просил бы чего-нибудь поесть. Увы, логика - не самая сильная часть женского мышления. Мы тут заблудились... Ехали на игру в айрсофт - знакомо вам такое недавнее изобретение? Проблемы с погодой, что возьмешь... А железку вы уберите. Не люблю, хоть и сам владею...
  Мотоко нахмурилась и меч не убрала:
  - Аирсофт? А почему от вас воняет порохом, тротилом и... - она принюхалась, - и кровью?
  Остальные сгрудились за ее спиной, опасливо посматривая на незнакомца.
  - Могу задать встречный вопрос - а откуда вы в этом разбираетесь? Кровь действительно есть, - Рихард показал следы рассечений, полученных при штурме и бое с "Аласторами".
  - Порох от имитационной пиротехники, а вот запах тротила где вы учуяли? Кстати, а разве катана не запрещена к обороту и ношению на территории Японии?
  Девушка нахмурилась еще сильнее:
  - Катана - душа воина. Ее нельзя отобрать. И не пытайтесь обмануть - вы убивали этой ночью. Оглянитесь, за вашим плечом летят неупокоенные души.
  - А уголовное право вы уважаете? Нет? Тогда вопрос по адресу. Если я действительно убийца, если все это оружие настоящее - почему вы не убили меня сразу? Это было бы безопаснее... А так я уже мог пару раз утащить вас с собой на тот свет, если уж не выжить самому. Хм, неупокоенные души - увы, сильно сомневаюсь в наличии у некоторых души...
  В это напряженный момент из-за спины Рихарда раздался слабый голос:
  - Э-э, простите за моего, хм, друга. Он немного того, контуженный, и слышит голоса, а летать за ним может целая эскадрилья призраков, это запросто. Да он и военный маньяк к тому же, очень вживается в роль. Не верите? Вот, смотрите, его пулемет. И лент целый моток. Вчера мы в Рембо II играли, да так заигрались, что заблудились. Я была русской вертолетчицей-кэгэбэшницей - видите, какой модный прикид? Он меня взял в плен и хотел было казнить, но защитникам демократии симпатичных кэгэбэшниц убивать не положено, а положено соблазнить и оттрахать. В целях перевоспитания. Но мы так устали, что до того не дошло. У нас и мирная жительница есть, он ее тоже спас. И потом тоже, наверняка, оттрахает - потому как тоже симпатичная, и азиатка, к тому же. Политкорректность, понимаете. Негритянка тоже была, но по дороге в темноте потерялась. Черненькая потому что. Так что давайте на нас не наезжайте, а лучше скажите, куда мы попали? И мы голодные - просто ужас, у вас ничего не найдется пожевать? Онегай?
  Рихард почувствовал, что краснеет. Мда, ну и шуточки у милой девушки Тани... Даже мне нехорошо стало... Рихард посмотрел на оппонентов:
  - А вы-то сами кто и чем занимаетесь?
  Обстановка моментально разрядилась.
  Подозрительно насупленные брови туристов разгладились, глаза повеселели. Нарусегава, та, что с антеннами и в очках, прыснула. Высокая Мотоко и школьница зарделись и потупились, а Кицуне - "лисица" по-японски - одобрительно кивнула:
  - Вот это мужчина из мужчин. Вот это я понимаю. Эй, Урасима Кейтаро - учись! Больше всех смутился как раз единственный парень.
  - Оставьте свои шуточки, Кицуне-сан! Я так не могу. К тому, же, я дал обещание...
  Теперь взвилась Нарусегава. Бац! Несчастный Кейтаро получил кулаком в ухо: не чрезмерно резко, но и не слишком слабо.
  - А если бы не обещание?! А?! - потом она обернулась и заговорила вполне доброжелательно:
  - Не сердитесь, Мотоко всегда такая подозрительная. Она же из рода Шинмейрю - знаменитых мастеров кендо, с давних времен служивших императору и защищавших столицу от врагов и злых духов. Эй, Кейтаро! - она махнула рукой. - Ставь палатку, давайте действительно сделаем дневку. Раз Синобу натерла пятку, да и погода мерзкая - удовольствия от такого треккинга маловато.
  Повернувшись к Рихарду, она сказала:
  - Мы живем в пригородах Токио, в Хинате. Я и Кейтаро собираемся поступать в ТоДай - Токийский университет - а все остальные наши друзья. Решили сходить в поход по горам, с погодой вот только не повезло. Зато видели сегодня ночью необычайные природные явления - вдоль Ооигавы что-то так сверкало и гремело, мы просто спать не могли.
  Маленькая Синобу тем временем вытащила из рюкзака Мотоко газовую горелку, прикрыла ее ветрозащитным кожухом и начала что-то засыпать в алюминиевые кастрюльки.
  Необычайные природные явления... Лучше так, чем "мы наблюдали за странными боевыми действиями на БР"...
  - Злых духов, говорите? Что ж, уважаю... Сам их не очень люблю... А куда вы направляетесь? Может, нам по пути?
  Мизуки, лежавшая на земле в обнимку с Миними, почти ничего не соображала от усталости. Ей было жарко, болело горло, и кружилась голова. Когда Татьяна начала говорить, Мизуки в изумлении широко распахнула левый глаз и в ужасе уставилась на девушку. Та подмигнула.
  Вот ведь складно врет... Даже я так не могу...
  Девушки и их единственный парень на удивление споро поставили лагерь под прикрытием скалы. Появилась шестигранная палатка "Джек Вольфскин" - чрезвычайно удобная для установки под дождем и на ветру. Туда полетели коврики и спальники, а рядом в мгновение ока возник небольшой навес на свинченных альпенштоках - под ним как раз поместилась импровизированная кухонька, где уже что-то аппетитно забулькало и запахло. Там же и присели на металлизированном коврике все туристы и беглецы. Заметив плачевное состояние Мизуки, заботливая Синобу вмиг отыскала аспирин, а когда выяснилось, что Мизуки и мокрая насквозь, то ей мигом нашлись теплый полартековый свитер и штаны.
  Присев у булькающей газовой горелки, заговорил Кейтаро:
  - Мы думали сделать треккинг по хребту, дойти до вершины - если выйдет - Акаиси и вернуться. Всего на пять дней. Но не знаю, выйдет ли - идем медленнее, чем собирались. А вы куда двигаетесь? И как же вы тут, в горах, и без снаряжения? Замерзнете же - ночи сейчас холодные.
  - Мы двигаемся на юго-запад к ближайшему населенному пункту. Насчет снаряжения - увы, не подготовились... Знаете, бывает так, когда не планируешь восхождений на всякие там холмы и горы. Насчет замерзнуть это верно, однако жить захотите - и не при таких условиях выживите... Кстати, не совету двигаться туда. Мало ли что... явления там природные или еще что опасное...
  - Что же тут может быть такого опасного? - удивилась Нарусегава. - Это же национальный парк. Зверей опасных тут нет, даже змеи зимой спят.
  - Здесь есть опасные люди. Вряд ли вы даже представляете, насколько опасные. Что поделаешь, сейчас я бы врагу не посоветовал здесь гулять, а уж вам тем более. Вы ешьте, ешьте не стесняйтесь... Есть силы, с которыми лучше не сталкиваться...
  Нарусегава удивленно подняла брови, а Мотоко угрюмо зыркнула на Рихарда:
  - Спасибо, мы свою лапшу и без вашего приглашения съедим!
  Но ее успокоила малютка-Синобу:
  - Мотоко-сан, как же так можно?! Неужели же не покормить голодных путников? Когда нам приходилось в путешествии туго, нам ведь тоже помогали. Да и на это Рождество - тоже. Сколько нам встретилось хороших людей!
  Мотоко фыркнула:
  - А пусть не дразнится. И на Рождество я в полицейскую кутузку угодила, когда сломала переносицу тому извращенцу, что меня в электричке по попе гладил. Так что всякие люди встречались.
  Нарусегава поинтересовалась:
  - Вы так уверенно говорите про опасных людей, э-э... простите, не знаю, как вас зовут. А я - Нарусегава Нару. Так что же это за люди? Браконьеры?
  - Меня зовут Рихард. А браконьеры - это далеко не самое худшее, что может оказаться поблизости. Так что ходить туда не рекомендую. Влезать между противоборствующими организациями в их разборки - для обычных граждан ни к чему.
  Нарусегава и Кейтаро переглянулись. Потом девушка снова спросила:
  - Никак не пойму, какие организации вы имеете в виду. Но это что-то из серии странных побоищ, что происходили в Токио некоторое время назад? Тогда это действительно опасно. Спасибо, что предупредили - мы вовсе не жаждем оказаться между молотом и наковальней.
  - Да уж, - подтвердил Кейтаро. - Не успели отстроить Выставочный центр, как там снова устроили сражение. Хорошо, хоть жертв не было. Но откуда вы это знаете?
  Хмуро заговорила Мотоко:
  - А еще не верили. Я же говорила, что этот человек - воин. И сражался этой ночью. Девушка тоже не из простых, но что в ней - понять не могу. Правда, злых намерений я не чувствую ни в нем, ни в ней.
  - Вы совершенно верно связали события. К сожалению, в эти разы полем боя стал город. Единственным оправданием служит то, что не мы выбираем место и цель сражения. Большего сказать не могу, вы уж извините. Так вам же легче будет... А вот насчет воина не надо - не люблю почему-то этого слова. Слишком многозначительное и пафосное, а также легко трактуемое в разные стороны...
  Наклонив голову, Мотоко спросила:
  - Так, получается, вы спасаетесь от врагов? Вас преследуют?
  - Насчет преследуют, не знаю, но в принципе, мы сейчас не планируем наступать. Так что можно сказать, что спасаемся. Увы, много взять с собой нереально, поэтому мы и оказались в таком месте без еды и нормального горного снаряжения.
  Кейтаро вытащил из кармана карту и покачал головой:
  - Отсюда не так-то легко выбраться. Если идти по хребту, как здесь ходят тургруппы, то назад дня два с половиной, не меньше. Но в принципе можно спуститься на запад в долину Тенрю. Отсюда до дороги километров пятнадцать, но не по простой местности - троп тут нет...
  Его слова прервал отдаленный рокот вертолетных турбин. Он приближался, становился все резче и громче, и вот метрах в пятистах от разбитой на гребне палатки из низко ползущей мутно-серой тучи выскочил зеленый боевой вертолет. Широко расставленные опоры колесных шасси напоминали растопыренные когти, готовые схватить добычу. Два двигателя в фас выглядели как вытаращенные немигающие глаза. Заложив вираж, вертолет снизил скорость и приблизился. За поблескивающим бронестеклом стал виден белый шлем пилота, и четко, во всех деталях можно было разглядеть лафет и тонкий ствол 30-мм пушки, расположенной под кабиной.
  Шустрая Каолла с разбегу, словно обезьянка, запрыгнула на шею Мотоко и отдала честь зависшему метрах в тридцати вертолету. Мощный воздушный поток рвал и трепал палатку и навес, срывал капюшоны с жмурящихся и пригибающихся туристов.
  Через тридцать секунд, показавшихся вечностью, "Апач" повернулся и, косо накренившись, ушел к югу, вдоль хребта.
  Побледневшая Кицуне поправила капюшон и сказала, повернувшись в сторону палатки:
  - Тут полно туристов. За нами еще три группы шли - наверное, тоже теперь стоят в паре-тройке километров. Эй, самурай-сан, саке будешь? А то меня никто не поддерживает - молодежь сплошная.
  - Однако... Я уж думал, пришла пора отправляться в края хорошей охоты... Однако теперь оставаться здесь нельзя - если начальство у них серьезное, они потребуют перепроверки. Только вас подставим... Так что еще несколько минут мы у вас в гостях побудем, а там... Придется выбираться самостоятельно.
  - Едва ли наша группа вызвала подозрение, - рассудительно сказал Кейтаро. - А потрошить всех туристов в округе они устанут - слишком их тут много. Наверняка они ищут именно пробирающихся под дождем пешеходов - но мы-то на них непохожи. Я бы предложил вам спрятаться здесь и отдохнуть до темноты. А то вы все равно далеко не уйдете.
  Он красноречиво повел глазами в сторону совершенно обессилевших девушек, забравшихся в спальники и мгновенно уснувших.
  - Наверное, вы правы, - Рихард устало провел рукой по лицу, - а то что-то я совсем от паранойи зашился... Уже всюду чудятся облавы, налеты и прочая ерунда... Черт, многовато я уже на ногах.
  С этими словами он лег на ближайший коврик и выключился, не забыв придвинуть к себе пулемет.
  
  
  
  /Хребет Акаиси, район поселка Саварадзима/
  
  Отступив довольно далеко и просмотрев возможные пути отступления, Янг решил идти к колонии в поселке Саварадзима. Там они смогут скрыться, и была возможность затеряться. Плюс они смогут отвлечь пехоту противника от БР Татьяны и неизвестно куда девшегося Рихарда.
  "Ух, я ему устрою! Эта его самодеятельность" - гневно подумал Янг.
  - Идем на север. Там колония для малолетних преступников. Наша разведка неплохо поработала, теперь мы достаточно знаем об это местности. Отвлечем на себя силы противника и затеряемся в городе. Они не станут там воевать. Во всяком случае, без минометов точно, - проговорил капрал, и группа двинулась на север
  Путь предстоял неблизкий, так что двигались они трусцой.
  Отступившие до вываленной и выжженной поляны пээртэшники успели только проводить взглядами скрывшуюся в темноте фигуру М9 с "Веномом" на плечах. На радио вызовы никто не ответил, да и эфир переполнился помехами - вероятно, закономерным результатом освобожденный в этом месте несчетных электромагнитных киловатт-часов. Со стороны ручья доносилась стрельба, хотя минометы на время притихли. Сверху раздался низкий, приглушенный гул, стремительно усилившийся - невысоко над горами прошел невидимый в облаках реактивный самолет. Едва ли митриловский. Капрал Янг раскрыл планшет и взглянул на карты, выбирая маршрут отступления. Вниз, вдоль дорог к морю, путь был отрезан амальгамовцами - мимо плотины, да еще и по мосту прорваться было невозможно. Оставались три пути, либо уходить на запад, переваливая хребет, за которым на карте теснились следующие, обросшие снежными шапками, либо за реку на восток - там горы были пониже. Либо же на север, куда уходила дорога в сторону поселка и колонии Саварадзима.
  Боец, стороживший правый фланг, передал, что видит продвигающиеся вдоль хребта группы вражеских пехотинцев - значит, и западный маршрут уже отрезан. Итак, на север, или на восток?
  Двигаясь среди зарослей кустарников, группа Янга не останавливалась ни на секунду. Они уже достаточно удалились от места нападения, но устраивать передышку было еще рано.
  - Не пойму одного, - тихо сказал Кортес, - откуда здесь такие силы противника? Ведь ожидалось как минимум втрое меньше БР. Откуда противник узнал о нашем нападении?
  - Понятия не имею, - отмахнулся Янг, - это еще предстоит выяснить
  Оперативники подошли к проселочной дороге. Она, как и все в Японии была гладкая и вычищенная. Ливень все шел и шел, так что видимость оставляла желать лучшего.
  Где-то вдалеке виднелись огни. Это определенно был какой-то поселок или большое сооружение.
  Взяв бинокль, Янг попытался рассмотреть этот объект.
  Объектом оказалось достаточно большое здание в несколько этажей. Дальнейшие очертания угадывались с трудом. Капрал бросил это занятие.
  - Вон и наш пункт назначения, - довольно сказал он, - осталось около двух-трех километров. За полчаса доберемся
  - Можно и быстрее, - подал голос Рикс
  - Можно, вот только незачем, - сержант удивлено посмотрел на капрала, - если мы будем мчаться к пункту назначения, то: во-первых, устанем, во-вторых, поднимем ненужный шум. А это неприемлемо. Двигаемся дальше.
  Оперативники, пожав плечами, побежали в сторону колонии.
  Когда отступающие бойцы ПРТ миновали несколько поворотов ухоженного шоссе, перед глазами капрала Янга и его товарищей предстала следующая картина: внизу на террасе над шумной горной рекой - гораздо более полноводной, чем та, над которой стояла ныне разрушенная заводская контора - располагались несколько зданий. Двух-трех этажные корпуса, огороженные высоким забором, и освещенные яркими фонарями, чуть в стороне - хозяйственные постройки. С шоссейки туда сворачивала узкая асфальтовая дорожка, в конце которой светилось окошко КПП.
  Группа PRT остановилась.
  - Вариантов у нас немного, - сказал Янг, оглядывая объект, - Через КПП нам, понятное дело, соваться нет смысла, даже за охотников не сойдем. Забор преодолеть, в принципе, нет проблем, только что нам с этого?
  - Ну, можно вырубить охранника и раздобыть средство связи, - предложил Решко
  - Можно то оно можно. Да и наши передатчики вырубила мисс Татьяна со своим волшебством. Связаться с ТДД-1 нам сейчас просто необходимо для получения хоть какой-то картины. Да и поиск тех, кто выжил сейчас - одна из приоритетных задач, - ответил капрал, - я уверен, что Рихард до сих пор жив. Этого пижона не убьет и ядерным взрывом. Лучше всего найти машину и рвануть в какой-нибудь поселок, там мы сможем связаться с нашими. Только бы одежду поменять. Нас вряд ли правильно поймут, если мы будем носиться по улицам в камуфляжах
  - На карте недалеко был небольшой поселок, - вмешался Кортес, - там мы сможем раздобыть связь, да и противника там наверняка нет. А вот с камуфляжами надо действительно что-то делать
  - Нет, - Янг осматривал объект в бинокль, - там, в тени стоят несколько небольших зданий, по виду вроде склады или что-то в этом роде. Нам надо добраться туда. Может, найдем нечто существенное, что поможет в дальнейшем
  - Отлично, пора действовать, - твердо сказал Решко, - а если на кого-нибудь наткнемся?
  - Никаких летальных приемов. Это гражданское население. Вырубить, связать и спрятать!
  - Нет проблем!
  Оперативники стали продвигаться в сторону хозяйственных построек, избегая светлых мест и прячась во всех возможных укрытиях.
  Группа уже начала движение, когда сержант Кортес заметил свет фар на шоссе. Машина определенно направлялась в их сторону. Но было еще, по крайней мере, три-четыре минуты до того, как она достигнет расположения группы.
  - Капрал!
  - Да вижу я, вижу, - тихо ответил Янг, - планы меняются. Захватим машину без шумихи, быстро и тихо, - он повернулся к Кортесу, - у тебя дротики с собой?
  - Так точно, - улыбнулся сержант, - я без них ни на одну операцию не выхожу!
  - Отлично, только не промахнись. Решко!
  - Да?
  - Будешь приманкой, ляжешь на дорогу и притворишься тяжелораненым, понял?
  - Понял. А, может, Рикс?
  - А что сразу я?! - возмутился тот, - я не подойду!
  - Решко!
  - Ладно, ладно, конечно, все будет в лучшем виде! - проворчал он.
  Оперативники расположились перед поворотом в сторону колонии.
  Сержант Кортес спрятался в кустарнике и взял наизготовку свой дротиковый пистолет. Янг и Рикс прикрывали по обеим сторонам, а сержант Решко разлегся на асфальте, предварительно разоружившись и поснимав все лишнее снаряжение. Янгу не очень-то хотелось, чтобы на дороге лежал оперативник в полном снаряжении. Это могло насторожить водителя больше, чем нужно.
  Световые конусы фар расширились, подсветили лежащее тело, и, протяжно пискнув тормозами, машина остановилась. Это оказался старый Мицубиси "Паджеро", с широкими покрышками с рифленым внедорожным протектором и даже с лебедкой на бампере. Из-за руля суетливо вылез толстенький человечек в фуражке - очевидно, работник службы исправительной колонии. Он подбежал к лежащему и наклонился.
  Дальнейший ход событий этот работник запомнил только как сон.
  Маленький дротик угодил аккурат в артерию. Транквилизатор попал в мощный кровоток и практически мгновенно дошел до мозга, вызвав сперва заторможенность, а затем и потерю сознания. Человек осел на асфальт, не проронив ни слова и ни звука. Что можно было сказать, чистая работа.
  Из кустов появился Кортес, с двух сторон также как по волшебству возникли Янг и Рикс.
  - Давай уже поднимайся, - проворчал Рикс, - спать будешь потом!
  - Идиот! Я тебя сейчас... - Решко мгновенно встал и навис над посмевшим подшучивать сержантом
  - Сержант! - резко оборвал его Янг, затем более спокойно добавил, - сейчас совсем не время!
  - Извините, капрал, - сдержано ответил тот и посмотрел на лежащего, - с ним что делать?
  - Связать и в багажник, - ответил капрал и повернулся к машине
  Его взгляду предстало достаточно печальное зрелище. Старенький Мицубиси "Паджеро", представитель еще настоящих внедорожников. Янг легко определил состояние джипа, так как имел очень тесное общение с машинами и их ремонтом в прошлом. На такой машине можно было спокойно отправиться на сафари или поездить по горам. Вместительность также была превосходной.
  - Обыскать машину, и в путь!
  - А куда? - спросил Кортес
  - Ну, может рвануть в какой-нибудь населенный пункт? - предложил Решко
  - Да, это будет правильно, - ответил капрал, забираясь в машину, - доберемся до Тасиро, это наиболее близкий поселок. Там и решим наши дальнейшие действия
  Оперативники погрузили "усыпленного" человека в багажник, предусмотрительно накрыв жестким брезентом, и погрузились в машину.
  Проурчав движком, джип развернулся и двинулся в сторону Тасиро.
  "И как там Рихард?" думал Янг, ведя джип по узкой проселочной дороге.
  От идеи добраться до Тасиро они быстро отказались. Сверившись с планшетом, капрал понял, что придется ехать по "местам былой славы". Да еще и через плотину. А там насколько он помнил, сосредоточились внушительные силы противника. Попадаться в руки разъяренного противника группе PRT не особо хотелось.
  После оценки состояния машины, Янг заключил, что полный бак бензина, плюс две двадцатилитровые канистры внушает сильный оптимизм. А покрышки были специально для езды по пересеченной местности. Плюс ко всему прилагалась лебедка. А это не могло не радовать.
  Джип поехал на север.
  Группа решила добраться до другого шоссе и затем проследовать по нему в Токио. Там насколько было известно, есть некоторые контакты с местным населением. Они могли помочь связаться с ТДД-1 и вызвать эвакуацию. Плюс, можно было провести разведку на местности, так как в городе сильно завертелись разведки различных стран. Можно было поймать агента и допросить. Получение информации сейчас было сродни воде в пустыне.
  Забравшись в трофейный, то есть, по-наглому угнанный "Паджеро", сержант Решко разложил на коленях карту - на всех ноутбуков не хватило, а русские изначально больше доверяют бумаге, нежели изменчивым электронным единичкам и ноликам.
  - Дорога уходит в верх по ущелью, и становится все поганее и поганее, пока совсем там не исчезает. Куда нам двигаться, капрал? Я так понимаю, вы хотите перевалить борт долины Ооигавы, и попасть за хребет направо - в соседнюю долину?
  - Верно мыслите, сержант. Там мы наверняка будем вне досягаемости противника, - ответил Янг
  Джип преодолевал ухаб за ухабом по узкой насыпи. Дождь превратил дорогу в жуткое сочетание грязи и щебня. Если бы не шины, то пришлось бы толкать машину каждые пять минут.
  Темно-зеленый автомобиль ехал без фар. С таким видом экстремальной езды помогали справляться ПНВ. Такой тип езды их вынудили принять проносящиеся над головой самолеты противника, которые патрулировали окрестности.
  Поездка продолжалась уже около часа. Джип перескакивал с ямы на ухаб. Дорога становилась все хуже и хуже. Как и сказал сержант Решко, в скором времени дорога станет совсем плохой.
  Янг сбавил скорость и посмотрел на планшет.
  - Так, останавливаемся через километр и сворачиваем на восток, двигаемся в том направлении еще несколько километров. В том месте мы попадем на 810 шоссе. Джип по таким местам должен проехать. Дальше по шоссе 810 до 52. А там на Токио. В городе мы сможем связаться со своими.
  Объяснив оперативникам ход своих мыслей, Янг увеличил скорость машины и стал пробираться до точки поворота.Джип остановился перед пригорком.
  Невысокий подъем был просто непригоден для езды, так что пришлось сворачивать и ехать в обход. Примерно через час оперативники достигли намеченной точки поворота. Свернув в восточном направлении, Янг направил машину через непроходимые, точнее, непроезжаемые джунгли.
  Кустарники и небольшие деревца преграждали путь машине. Но мощный бампер и четыре ведущих колеса пока справлялись с препятствиями.
  Где-то вдалеке еще были слышны звуки взрывов. Видимо кто-то продолжал сражаться.
  Мда...значит Курц еще жив! Это радует! Янга воодушевила эта мысль.
  - Ребята, смотрите в оба, не нравится мне эта тишина, - проворчал Кортес, - если где-то сражается наш боевой товарищ Курц, это еще не значит, что все силы противника стянуты туда!
  Как ответ на его слова, вдалеке послышались звуки лопастей. Видимо вертолет противника кружил и высматривал беглецов. Только летал этот вертолет слишком далеко от прыгающего по ухабам и бездорожью джипа.
  - А еще говорят, что в России две беды! - зло сказал Решко, - Посмотрели бы на свои!
  - Сержант, тут нет дороги, - спокойно ответил Янг, - мы, скажем так, сокращаем
  Так, перескакивая с одной разбитой колеи или тропинки на другую, "Паджеро" достиг въезда на 810 шоссе.
  Но не успел джип, наконец, выкатиться на ровную дорогу, гул лопастей усилился и надвинулся. Над поросшим зубчатым лесом гребнем ближнего хребта возник тонкий силуэт с разлапистым шасси.
  "Апач" перепрыгнул скалу и пошел точно на джип, выделявшийся на пустынном шоссе как бородавка на лбу.
  Намерения, у него, судя по всему, были самые серьезные.
  Скрыться от него было невозможно. "Апач" нагонял джип с огромной скоростью.
  - Надо избавиться от этого урода! - прокричал Решко
  Шум лопастей был все ближе и ближе.
  - Сержант! Сбейте его из гранатомета! Рикс, Кортес, ведите по нему огонь из окон!
  Из открывшихся окон вылезли Рикс и Кортес. В вертолет полетели трассирующие пули из ПКМ и автоматической винтовки Кольта.
  Из люка показался Решко. Раструб РПГ-29 уставился на вертолет своим темным дулом. Луч лазерного наведения уперся в корпус "Апача".
  Чутье Янга подсказывало, что сейчас пилот откроет огонь. Капрал резко свернул на встречную полосу, благо машин не было. То место, где находился джип несколько мгновений назад, поразила очередь из пушки.
  - Сержант! Сбейте его, второго шанса не будет!
  - Не виляй капрал, - прорычал тот
  Пилот "Апача" понял, что дальнейшее сближение не принесет ему пользы - стабилизированная 30-мм пушка была, конечно, дальнобойнее любого гранатомета. "Апач" замедлился, подняв нос, и на мгновение повис в воздухе почти неподвижно.
  Его маневр его и погубил. На несколько секунд "Апач" остановился.
  Этих секунд хватило для прицеливания и стрельбы.
  Реактивная граната выпорхнула из ствола подобно огненной птице и понеслась к вертолету на бешеной скорости. Лазерное наведение отбрасывало все попытки пилота уйти с линии огня или ослепить ракету ловушками.
  Реактивная граната попала аккурат в нижнюю часть "Апача". Кумулятивная боеголовка была способна пробивать до 600 мм брони, поэтому броня вертолета не представляла абсолютно никакой преграды.
  На темном, низком дождевом небе появился красивый тюльпан. Красно-оранжевый цветок, распустившись, осветил несущийся по шоссе джип и несколько десятков метров дороги вперед.
  Решко, довольно взревев, отправил в сторону падающих обломков несколько ругательств на своем родном языке и забрался в джип.
  - Куда двигать дальше, капрал? - обернулся он к Янгу. - В Токио? Но учтите, документов на машину-то у нас нет. А как тот пузанчик-хозяин очнется, нас тут же в розыск объявят.
  - Ну, во-первых, этот толстячок не видел наших лиц. Кортес выключил его еще около крыла. Оттуда твоего лица заметить было невозможно. Во-вторых, мы оставим машину на подъезде к ближайшему пригороду. Там затеряемся и сменим одежду. Далее на поезде в Токио.
  - Ее хозяин проспит еще как минимум шесть часов, - вклинился Кортес, - я ему полную дозу дал. Правда, нам повезло, что у этого водителя здоровое сердце. Мог просто не пережить.
  - Зря ты так, - зло ответил капрал, - не хватало нам еще гражданских убивать!
  - На войне всегда есть жертвы среди населения. Тем более, что этот транквилизатор распадается через тридцать минут после окончания воздействия. Всегда можно списать на "заснул за рулем"
  - Ох уж мне твои шуточки! - разозлился Рикс
  - Да ладно, сейчас не время для споров! - оборвал их Янг, - нам еще как минимум час езды до ближайшего населенного пункта
  Стапятидесятисильный дизель заревел, и, разбрасывая по чистенькому асфальту шматки грязи с рубчатых колес, "Паджеро" помчался вперед, вырвавшись на оперативный простор. Противнику не удалось прищемить хвост остаткам группы ПРТ, но медлить не следовало - хотя сейчас погони и не было видно, гарантировать, что амальгамовцы не появятся снова, было нельзя. Нужно было оставить как можно больше километров за кормой.
  Сержант Решко снова поворочался за рулем - ему было тесновато - и спросил:
  - А кстати, капрал, есть ли у вас деньги? Теперь-то нам не придется бесплатно кататься на вертолетах-самолетах. В товарно-сырьевые отношения нужно будет вступать. У меня вот ни копейки нет - кто ж знал, что такая ерунда выйдет, и на обратный поезд опоздаем.
  - Вот поэтому я молодой капрал, - усмехнулся Янг в ответ и достал из кармана золотую карточку "Visa", - тут около тридцати тысяч. Часть - моя плата, часть было перечислено на непредвиденные расходы в случае изменения плана операции. Я всегда планирую несколько вариантов развития событий. Есть у кого-нибудь еще? - он обвел глазами остальных
  - У меня около трех тысяч, - отозвался Кортес, - не смотрите на меня так, планирование не входит в мои особые способности, а деньги не должны долго ждать своей участи!
  - Мои скромные резервы составляют около четырех, - ответил Рикс и пожал плечами, - это все.
  - Значит у нас достаточно денег для арены машины и покупки одежды, - довольным голосом констатировал капрал, - тогда ищем ближайший населенный пункт и действуем по ранее изложенному плану
  Поездка была достаточно долгой и однообразной.
  Капрала сменил сержант Решко и стал управлять джипом. Получалось у него отлично, видимо сержант в прошлом ладил с УАЗиком или другими детищами военного автопрома СССР.
  Сверившись с планшетом, они выяснили, что следующим пунктом остановки, а вернее последим для джипа будет маленький поселок Хо. Немного жителей, а значит -много вопросов.
  Янг стал придумывать план по тихому проникновению в этот самый поселок, дабы избежать кучи вопросов. Вот только четыре спецназовца в полном снаряжении вызовут достаточно внимания, чем могут привлечь возможные силы противника. А этого уж очень не хотелось.
  Время шло.
  Примерно через полтора часа, джип достиг точки назначения в нескольких километрах от поселка и съехал на обочину. Хозяин мирно посапывал в багажнике, и не было конца его снам.
  Что ж, это облегчает нам жизнь. Не придется убивать гражданского, - с облегчением подумал Янг.
  С ним мог бы согласиться и любой другой оперативник. Лишне жертвы не красили и без того достаточно мрачную картину операции.
  Выгрузившись из машины и развязав пленника, группа трусцой направилась к поселку, отойдя подальше от дороги в лес, дабы не быть замеченными проезжающими машинами.Тенями двигаясь в свете расцвета, группа оперативников PRT добралась до логического начала поселка Хо.
  Небольшое поселение сейчас мирно видело седьмой сон, и просыпаться сейчас никто определенно не хотел. Но в этом то и заключалась проблема. Не могли же четыре человека в форме без знаков различия гулять по населенному пункту? Стоило найти круглосуточный магазин.
  Пробежав глазами по началу улицы, капрал заметил банкомат.
  "Хм. Вроде никого, стоит рискнуть".
  Янг быстрым, но спокойным шагом направился к банкомату, дабы добыть наличности для покупки одежды.
  
  
  Приземляясь за очередным камнем, Курц заметил, что "Веном" пришел в движение, но, это был явно не прыжок или что-то в этом роде.
  Не останавливаясь, он сразу же выпрыгнул из укрытия и увидел, как БР противника неловко оседает на колено. Сразу же в противника отправилась очередная очередь 57-миллиметровых снарядов.
  Черт, сколько я так буду прыгать. Ему-то с его полем пофигу все мои старания.. Чтоб его...
  К тому времени, когда вражеский БР, упав на колено, смог установить равновесие, дабы не распластаться на земле вовсе, Курц уже успел сделать несколько прыжков, не забывая вести по противнику огонь из своей ASG96-b, и обойти противника, оказавшись у него за спиной.
  В очередной раз приземлившись и окинув взглядом место, где он оказался, его посетила, как ему показалось, гениальная идея.
  А как насчет такого?..
  В мгновение ока его 57-миллиметровая пушка отправилась в кронштейн на спину БР. Затем, поднатужившись и схватив огромный валун, в несколько тонн весом, Вебер изо всех сил прыгнул, пытаясь набрать как можно большую высоту. Пролетая над головой вражеского БР, он метнул свою ношу в противника.
  Однако противник был хотя и хромоног, но отнюдь не бессилен: валун замер на границе силового поля, облекся призрачной голубоватой бахромой, а потом стремительно выстрелил вдогонку Курцу.
  Мао несколько секунд отходила от пережитого, потом подошла к выходу, держась руками за мокрые стены.
  На кого он мог отвлечься? Только...
  - Курц! - ахнула Мелисса, высовываясь наружу, однако благоразумно не покидая этого "укрытия". Единственный боеспособный пилот, разумеется, это не мог быть никто кроме Вебера.
  Придурок! О чём он только думал?! М-9 против Лямбда-драйвера! Небось ПРТ бросил на произвол судьбы!
  Мао раздражённо стиснула ладонь в кулак, словно завороженная, наблюдая за битвой.
  Неужели... кажется, у него не слишком ладится... но сможет ли Курц...
  Вражеский БР выстрелил в сторону Вебера.
  Мелисса, потеряв всякую бдительность, выскочила наружу.
  К счастью, Курц ловко уклонился от вернувшегося валуна и на некоторое время скрылся, отпрыгнув за скальный выступ. Камень разбился на мелкие осколки. Он летел с такой энергией, что сотрясение докатилось даже до Мао. Каменная плита под ее ногами дрогнула. Потом дрогнула еще раз. В чем дело? Она бросила взгляд в другой конец ущелья, а когда обернулась, то ее глаза расширились - "Веном" заметил ее и, поджав поврежденный ступоход, прыгнул к ней. Громадное тело летело прямо на нее, заслонив светлеющее утреннее небо. Не успела Мао даже моргнуть, как тело до хруста стиснула стальная клешня. По ущелью раскатился злорадный хохот:
  - Позвольте пригласить вас на танец, мадемуазель! Прошу прощения, что испортил ваш вечерний наряд, но так вы выглядите еще восхитительнее.
  От зоркого глаза пилота-извращенца не укрылось плачевное состояние пилотского комбинезона Мао: спешно улетающее наружу из пещеры щупальце прихватило с собой и замок молнии на груди, зацепившись за него крючком. Так что теперь ее декольте заканчивалось на уровне талии, представляя собой действительно соблазнительную картину.
  Обернувшись, "Веном" поднял зажатую в манипуляторе добычу, и динамики его загремели на полную мощность:
  - Эй, ты, митриловский пилот! Отдаю должное твоему мастерству, но теперь ты проиграл. Еще один выстрел и ваш отважный и прекрасный лейтенант превратится в кровавое месиво! Ей это не пойдет, ты так не думаешь?!
  Колченогий "Веном" поднял стиснутую в стальном манипуляторе Мао повыше и прокричал:
  - Госпожа младший лейтенант Мао, на вашем месте я бы велел пилоту этого М9 убраться как можно дальше и быстрее, чтобы не усугублять ситуацию! Что вы скажете на это?!
  Дурацкое положение. И всё по её неосторожности.
  Курц почему-то медлил.
  Чёрт, почему...
  - Стреляй, идиот! - заорала Мао, насколько это было возможно.
  Добей же его! Что ты стоишь?!
  "Веном" устало покачал граненой стальной головой:
  - Терпеть не могу иметь дело с защитниками справедливости. Хуже вас только русские - никогда не внемлют призывам сдаться. Ну ладно, в их менталитет навеки заколочено тысячелетней резней с кочевниками, что сдаваться бессмысленно - все равно вырежут, чтобы очистить под себя пастбища. Но вы-то, вы?! Помесь прагматичной американской крови и еще более деловитой китайской - вам же сам бог велел вступить в переговоры. В попытке выторговать приемлемые условия, подольститься и запутать противника. А если противник заведомо сильнее - то приспособиться к нему, за неимением лучшего. Но ведь нет! Ничего не понимаю!
  Заведомо сильнее? Если бы у тебя не было заложника, ты бы уже был трупом... Но, чёрт побери...
  Мелисса скрипнула зубами и мельком взглянула на всё ещё медлившего Вебера.
  - Чего вам надо? Чтобы мы тут же задрожали как листы и покорно сложили оружие? - прохрипела Мао, ухитряясь сохранять язвительный тон.
  - Хм, - видя, что М9 скрылся за скалой и находится вне досягаемости, пилот "Венома" удовлетворенно хмыкнул: - Как вы легко можете догадаться, мне нужно, как минимум, уцелеть в этой схватке, которая сложилась не совсем так, как я ожидал, а как максимум - уничтожить этот ваш последний БР, пожать лавры победителя и вернуться с богатыми трофеями. К сожалению, я не могу сказать, кто из ваших митриловских пилотов сидит в том БР, иначе мне было бы гораздо проще торговаться. Но подумайте еще разок, милый лейтенант Мао, так ли вы хотите умереть славной смертью? Какой вам будет толк, если вы помашете мне ручкой из ладьи Харона, когда я подойду через пять минут и встану в конец очереди? Не кажется ли вам более разумной линия поведения, которая позволит выжить и вам, и мне, и даже этому вашему меткому стрелку? Я готов вернуть вас ему, но, естественно, в обмен на должные гарантии моей безопасности. Как вы смотрите на это?
  Наконец, из-за скалы появился БР Курца и медленной походкой направился в сторону противника, держа в правом манипуляторе свою 57-миллиметровую пушку.
  Из громкоговорителей донесся голос пилота:
  - Каковы твои условия? Я, надеюсь, ты понимаешь, что смерть заложника будет означать и твою смерть?
  - Поразительный апломб! - прокомментировал "Веном", прицеливаясь из двухствольной пушки. - Не совсем понимаю, на что рассчитывает это наглец, но, похоже, торговаться больше незачем, я уже победил!
  Пилот нажал на спуск, и шестидюймовый снаряд, ускоренный силовым полем, стремительно вылетел из ствола.
  Увернуться от 6-и дюймового снаряда ускоренного полем ЛД невозможно. Особенно, если учесть, на сколь малом расстоянии находился противник во время выстрела, который наивно двигался навстречу своей смерти. Именно так думал пилот "Чодара", нажимая на спусковой крючок свой пушки. И он был прав - прав на все сто процентов. Это был его последний выстрел, последний противник в этой битве.
  Иначе и быть не могло, он был в себе уверен. Уверен настолько, что вложил в этот выстрел всю свою злобу на вражеского пилота, который доставил ему хлопот, повредив ступоход, да еще и оторвав от милой лейтенантши, которую считал своим сегодняшним трофеем. Он хорошо умел управляться с ЛД, и, поэтому, с помощью лямбда привода перенаправил все свои эмоции в атаку на своего противника, жалкого наивного идиота.
  Это его и погубило. Уверовав в свои силы и положившись на ЛД, он не обратил внимания на то, что противник сделал резкое движение, как будто бы уворачиваясь от выстрела, уходя в сторону, еще до того, как снаряд вылетел из его пушки.
  Вебер медленным шагом направлялся к вражескому "Веному", в одном из манипуляторов которого находилась Мао, не обращая ни на что внимание - его взгляд был прикован к показателям сенсора "Волшебные глаза", которые регистрировали малейшее колебания вражесского поля ЛД.
  Он, разумеется, не поверил словам противника. Точнее, он даже особо их не слушал - его противник, наглец осмелившийся угрожать ему смертью Мелиссы, должен был умереть.
  
  - Зафиксирована вспышка активности ЛД противника.
  Вот оно! - поле противника пришло в движение, а палец вражеского БР потянулся к спусковому крючку. Курц знал, что означает такое движение поля лямбда привода - еще тогда, когда они с Татьяной отбивались от толпы "Веномов", он обратил внимание на движение ее поля ЛД, когда она ускоряла его снаряды. Вот и сейчас он видел перед собой то же самое, и, более того, он знал куда именно нацелен выстрел - эмоции противника, а соответственно, и связь с ЛД, были настолько сильны, что "Волшебные глаза" читали их как открытую книгу.
  
  Именно в тот самый момент, когда противник потянулся к спусковому крючку, Курц сделал резкое движение вправо, попутно отбрасывая свою 57-миллиметровую пушку, и выхватывая левым манипулятором мономолекулярный резак, а затем резкий и стремительный прыжок вперед, на противника. Спустя мгновение, которое, казалось, длилось вечно, когда вражеский БР надавил на спусковой крючок, колени М9 Вебера соприкоснулись с туловищем БР противника, опрокидывая того на землю. Одновременно с этим, "совершая приземление", Курц схватился за левый манипулятор врага, в ладони которого была зажата Мао, и дернул изо всех сил, предварительно немного перенастроив систему энергоснабжения мускульных пакетов в манипуляторах своего БР, временно "увеличивая их силу", как будто пытаясь оторвать манипулятор от туловища. Следующим движением он заломил уже поврежденный манипулятор, и нанес удар мономолекулярным резаком по ослабевшему локтевому сочленению, одним движением отрезая напрочь часть манипулятора, в котором находилась Мао, а затем, перехватив трофейный кусок манипулятора с Мелиссой, левой "рукой" своего БР вогнал все тот же мономолекулярный резак "Веному" под шею. Протыкая кокпит вместе с пилотом насквозь сверху вниз.
  Вражеский БР дернулся и замер
  
  М9 Курца поднялся и сделал несколько шагов назад. Аккуратно положив на землю Мелиссу с куском оторванного манипулятора, он тяжело уселся рядом. Раздалось шипение громкоговорителя, а затем донеслось сопение пилота. Отдышавшись несколько секунд, Курц обратился к Мао:
  - Сестренка... Мелисса, ты как?
  Бой продолжался несколько секунд, но Мелиссе казалось, что прошла вечность.
  Мао с замиранием сердца неотрывно смотрела на М9.
  От рывков и быстрых перемещений небо и земля на несколько мгновений смешались воедино. Когда, наконец, Мелисса вновь обрела возможность нормально оценивать ситуацию, она обнаружила, что лежит на твёрдой земле, и всё вроде осталось позади...
  Похоже было, что события не прошли для неё бесследно. Дышать было немного тяжеловато, и Мао подозревала, что пара рёбер у неё как минимум сломана...
  Впрочем, это был ещё счастливый исход.
  Кто-то окликнул её.
  Курц...
  Придурок, безнадёжно рисковавший шкурой и оборудованием в энную сумму... ради неё?
  Впрочем, она была рада слышать его голос.
  И рада, что всё так закончилось.
  Никаких сил ругаться, орать и выражать своё неудовольствие (несмотря ни на что без этого она никогда не обходилась - попинать Вебера всегда было для неё традиционной зарядкой.) у Мелиссы не было.
  И, в, конце-концов, он вытащил её из этой передряги...
  Хотя он никогда не узнает, от чего он её избавил...
  И к лучшему.
  Немного ещё отдышавшись, она, наконец, прохрипела:
  - Всё в порядке...
  - Ёкатта... - донесся из громкоговорителя М9 голос Вебера, который явно пытался подражать кавайным японским школьницам. Затем с характерным звуком открылся кокпит и наружу с измученным видом вылез Курц. Покряхтев, он вылез из кабины и уселся на БР: - Ты, однако, заставила меня поволноваться. Чувствую себя как выжатая мочалка - будто не БР управлял, а вагон кирпичей разгружал.
  Припомнив одно из выражений Молотова, он глубоко вздохнул, и вновь посмотрели на Мао. Только тут он в полной мере оценил ее внешний вид:
  - Ого, ну у тебя и нарядец. Интересненько, однако... - Взгляд Вебера пробежался по Мелиссе сверху вниз, а затем обратно - плотно облегающий тело антиперегрузочный костюм, еще и изрядно подертый в клочья, который был на ней одет, открывал взору большую часть тела Мао.
  Курц нервно облизнул губы, а затем продолжил:
  - Слушай, этот хентай к тебе не приставал с какими-нибудь щупальцами или еще чем-то подобным? Выглядишь ты просто замечательно.
  Тут только Мелисса вспомнила то, о чём забыла во всей этой кутерьме. Она опустила взгляд на комбинезон и пришла в ужас.
  Секунду поразмыслив, Мао пришла к выводу, что орать на Вебера уже незачем, и остаётся только забыть этот постыдный эпизод и смириться. Этот вариант не сильно её устраивал, однако делать было нечего.
  - Нет, - поспешно буркнула Мелисса (даже слишком поспешно) и, встав на ноги, что было непросто, учитывая всё ещё болтающийся тут же манипулятор, попыталась одёрнуть остатки ткани. Увы, это не принесло особых плодов, и Мао, раздражённо ругнувшись про себя, скрестила руки на груди, выпрямилась, в упор глядя на Курца, и изо всех сил стараясь не рухнуть на месте.
  В этот момент из-за хребта брызнули ослепительно яркие солнечные лучи. Наискосок пробив ватную облачную пелену, посланцы Авроры очертили силуэт Мао сияющим радужным ореолом так, что Курцу стало больно смотреть на нее - настолько живой и прекрасной она показалась.
  Утро пришло, смыв все ужасы этой бесконечной ночи прозрачным и очищающим светом.
  Они остались живы. Пусть избитые и истощенные тела жаловались каждым мускулом и просили отдыха, пусть саднили синяки, порезы и царапины.
  Они жили.
  
  Под ослепительным сиянием рассвета Вебер спрыгнул со своего М9 и подошел к Мао, которая гордо пыталась стоять ровно, преодолевая усталость.
  Подойдя к ней, Курц с невинным видом приобнял Мелиссу, делая вид, что просто придерживает ее, и проговорил ей на ухо:
  - А как насчет благодарственного поцелуя прекрасному принцу на белом М9, спасшему красавицу лейтенанта от злобного хентая помешанного на тентаклях? Он ведь приставал к тебе с тентаклями?
  Сегодня удача определенно на моей стороне...
  Мао хотела было отстраниться, но из опасности свалиться при попытке резких движений, не стала, лишь инстинктивно дёрнувшись.
  - Обойдёшься, - устало ответила она, не оборачиваясь:
  - День ещё не кончился. Или ты собираешься стоять здесь, пока нас не прикончит очередная партия?
  Из огня да в полымя...
  - Э-э... Че? - Курц с искренним удивлением на лице взглянул на Мелиссу. - Ну, ты же не можешь мне вот так отказать! Я тут старался, спасал тебя из лап похотливого психа, а ты мне так вот, как говорил товарищ майор, "от ворот поворот"...
  Договорив, он молча уставился на Мао. Не успела она и слова сказать, как Вебер снова оживился и с огнем в глазах быстро заговорил:
  - А-а-а... Я понял, сестренка - извини, что я не подумал с самого начала о том, что ты сейчас очень устала и не в лучшем состоянии... - Курц сделал короткую паузу, а его глаза "полыхнули адским пламенем" - ... зато, когда мы вернемся на Дану, ты меня поблагодаришь по-особому, от всей души. Я ведь прав, сестренка?
  Его ничто не способно унять! За что мне это только...
  Однако кое в чём она всё-таки была не права. Он действительно много для неё сделал, и не поблагодарить Вебера было просто...
  Если бы только не его вечные замашки...
  - Спасибо, - наконец произнесла Мао, стараясь словно незаметно спрятать лицо.
  Она сама удивилась этим вроде бы совершенно непримечательным словам. Что уж говорить о Курце.
  - Этого тебе хватит? - поинтересовалась Мелисса в своей обычной манере, слегка оглядываясь на него.
  - Э? Что? - опешил Курц от услышанного. - И это все?
  Он протяжно вздохнул, уселся на землю и глянул поднимающееся из-за горизонта солнце.
  - Нет, она точно безнадежна. Сил уже больше нету терпеть такую наглость... - пробормотал он себе под нос.
  Немного помолчав, он поднялся:
  - Ладно, так и быть, договорились: когда вернемся на Дану, зайдешь как-нибудь ко мне в гости, обсудим твою благодарность, - сказал Курц и подмигнул Мелиссе.
  Мао неопределённо хмыкнула.
  Ладно, может ещё забудет... нам ещё добраться туда надо...
  - Итак, ты хочешь дождаться, пока остатки Амальгам придут сюда, чтобы нас прикончить, или мы всё-таки двинемся с места?
  Что дальше делать только - ума не приложу...
  - О-о... Мисс гениальность! Разумеется, нужно смываться отсюдова, пока можем. Я так понял, что все уже либо дали деру отсюда, либо померли где-то здесь. Разделять участь последних мне не особо охота, так что давай приложим все усилия, дабы последовать примеру первых. - Курц немного помолчал. - Вот только что делать-то, а? Насколько я помню, связи с подлодкой нет. По-крайней мере, не было. Надо бы проверить.
  Вебер направился в сторону своего М9:
  - Я сейчас проверю связь с ТДД, а ты пока подумай, что нам делать в случае ее отсутствия.
  Подумай, что нам делать... Каков наглец! Вслух, однако, Мелисса не стала высказываться, вступать в споры с Курцем сейчас было бесполезно и, попросту, глупо.
  Но что делать? Попробовать добраться до ближайшего населённого пункта? Через горы и кордоны врагов?
  Курц вскарабкался на свой М9 и начал залезать в кабину. Затем, остановился и глянул на Мао:
  - Сестренка, ты еще учти, что у нас с собой БР, в работоспособности невидимого режима ECS которого я несколько сомневаюсь (хотя, может и работает), да я еще и подумываю этому красавцу - Вебер кивком указал на поверженный "Веном" - отрезать лишние конечности да с собой захватить. Я его вроде бы аккуратно, того. Авось, не особо много оборудования повредил, а может, даже, и ЛД остался в целостности - мы сегодня понесли большие потери, и, к примеру, даже тебе нужно же будет что-то пилотировать.
  Он еще какое-то время молча посмотрел на "Веном":
  - У нас, конечно, на ТДД не особо много лишних конечностей, но без ступоходов и манипуляторов его будет определенно легче транспортировать. Я даже и не надеюсь, что за нами вышлют транспорт.
  Затем, она залез в кокпит и проверил систему связи.
  Отлично, связь со спутником, вроде бы, есть.
  - "Урц-6" к "Цунами-1", прием, прием! Вы меня слышите? Повторяю, "Урц-6" к "Цунами-1". Запрашиваю указаний относительно эвакуации.
  Курц напряженно вслушался в эфир.
  Ну же, ну же!..
  - "Цунами-1", слышу вас, "Урц-6". В данный момент ведем бой против превосходящих сил противника, эвакуация невозможна. Оторвитесь от преследования и проявите инициативу -некоторое время вам придется действовать самостоятельно. Свяжемся с вами позже. Слушайте нас на этой волне каждые шесть часов, поняли меня? Связь кончаю.
  - Обрадовали, блин... "Урц-6" к "Цунами-1", вас понял. Н-да... и пользы-то от вас.
  И что его делать?
  Курц выбрался из кокпита:
  - Сестренка, в общем, нас пока оставили одних, - Вебер улыбнулся, еще раз оценив наряд Мао, а затем все же вернулся к более серьезному тону. - Они там сейчас с кем-то воюют, так что нам придется подождать.
  Вебер опять спустился со своего БР и подошел к Мао:
  - Что ты думаешь, куда нам лучше направится? И, будем ли брать с собой этого красавца - он кивком указал на поверженного "Венома".
  Чёрт, не повезло. Хотя другого сложно было ожидать.
  - С одной стороны - лишние запчасти никогда не будут лишними... - Мелисса задумчиво взглянула на поверженный БР:
  - Но тащить это всё... ладно, одно ясно - стоять на месте просто небезопасно, так что бери этот металлолом и вперёд. В случае чего выбросим. Если выбираться, то надо бы к местам, более населённым...
  Она поспешно вызвала в памяти карту местности. Судя по всему, они сейчас находились не так далеко от места её встречи с "Веномами"... Но возвращаться на шоссе - не лучший выход. Открытое место и с неработающей системой ECS - довольно гиблый вариант.
  - Думаю, нам лучше перемещаться южнее, - наконец, после некоторых раздумий ответила Мао:
  - У тебя есть идеи?
  Порывшись в карманах, Курц извлек на свет помятую до невозможности карту Японии и развернул ее. Немного покрутив ее перед собой, он наконец-то нашел интересовавшую его область и показал ее Мао:
  - Смотри, сейчас мы находимся здесь. Если пойдем на юг, как ты говоришь, то нам придется обогнуть находящийся неподалеку Тасиро, возле которого, я так понимаю, нам лучше вообще не появляться. Если возьмем восточнее, пройдем между Тасиро и Синденом и окажемся не некотором расстоянии отсюда. Вот только такой вопрос: хватит ли этого расстояния для безопасного ожидания эвакуатора? Если же пройдем дальше, то выйдем к воде, вот только пользы от этого... - он пальцем по карте указал возможный путь следования. - Если пойти просто на юг - на придется пройти около нескольких населенных пунктов, да и есть ли смысл идти просто на юг?
  Он снова провел пальцем по карте, показывая другой возможный вариант следования.
  - Я же предлагаю пойти на юго-восток: таким образом, отойдя километров на 40-50, мы сможем дождаться наших спасителей где-нибудь в районе Нодзи и Онивы - учитывая ландшафт, нам даже с нашим грузом будет несложно спрятаться. - Курц опять тыкнул пальцем в карту, указывая на местность, о которой он говорил. - Учитывая, что режим невидимости ECS еще хоть как-то работает, а сейчас еще только начинает светать, то с возможностями М9, если мы не будем мешкать, даже с нашим грузом мы весьма быстро сможем туда добраться. А там уже будем выжидать. В случае чего, с наступлением темноты сможем продолжить движение.
  А он прав...
  - Да, наверное, это лучший вариант, - признала Мао:
  - Хотя с таким ECS... - она поморщилась:
  - На груз он не распространяется, да и я, между прочим, им не снабжена, если ты не заметил. Но, в данных условиях ничего лучше у нас всё равно нет. Всё, хватит болтать, а то до вечера простоять можно! - прикрикнула на Вебера Мелисса, впрочем, скорее по привычке.
  - Иду, иду... раскомандовалась тут, - продолжая ворчать, Курц направился к М9 и стал взбираться на него. - Сестренка, ты на плече удержишься? Свободные манипуляторы мне могут пригодиться.
  Забравшись в кабину, Вебер закрыл крышку и активировал двигательную систему БР.
  Поднявшись, М9 подошел к поверженному "Веному". Достав торчащий из его груди мономолекулярный резак, Курц аккуратно, используя его же, расширил отверстие в кокпите поверженного БР. Затем, схватил его за туловище и, перевернув, немного потряс - пока в ближайшие кусты не вывалилось изувеченное тело пилота.
  Блин, первый раз таким занимаюсь. Какое-то странное чувство. Но, таскать этого с собой... Еще завоняется.
  Закончив сию процедуру, Курц обратно уложил "Веном" на землю и уселся рядом. Из громкоговорителя донесся голос Вебера:
  - Мда, не особо приятная процедура... Ладно, сестренка, усаживайся, сейчас нам предстоит получасовая пробежка.
  Как будто у меня есть выбор, - Мелисса молча наблюдала за манипуляциями Вебер с поверженным "Веномом".
  Будем надеяться, что нам хотя бы никто по пути не встретится, иначе с этим грузом ускользнуть будет весьма проблематично.
  - Умный нашёлся! - проворчала Мао в ответ на его реплику, довольно неуклюже, сказывалось общее состояние, вскарабкиваясь на М9.
  Как-никак, а хотя бы не самой тащиться, - подумала она, устраиваясь поудобнее.
  Дождавшись, пока Мелисса взберется на плечо М9 и усядется, Курц поднял лежащий рядом БР и, обхватив его правым манипулятором за туловищу, прижал к туловищу своего БР.
  Хе, как бревно под подмышкой. Надеюсь, от него ничего по дороге не отпадет.
  Удостоверившись, что трофей держится нормально, он заговорил с Мао:
  - Ну что, сестренка, побежали? Я сначала медленно, а потом ускорюсь - привыкай помаленьку.
  Договорив, он начал двигаться. Начав с легкого бега, он направился в сторону дороги.
  Сейчас дорога с рекой, а потом уже нормальная местность - будет побезопасней.
  Сделав небольшой прыжок, М9 выскочил на дорогу и остановился.
  - Мда, я вижу ты, все-таки, успела пошалить.. - обратился Курц к Мелиссе, завидев валяющегося на дороге "Венома". - Эх, ну не могу же я его здесь просто так бросить. Так, сестренка, держись покрепче.
  Положив на землю "Веном", которого Вебер нес с собой он направился к другому, валяющемуся на дороге. Быстро, но очень аккуратно, повторив операцию извлечения пилота из кокпита, не забывая про то, что Мао сидит на одном из плечей его БР, Курц уложил новый трофей рядом с одноруким "Веномом", которого перед этим положил у дороги.
  Посмотрев на них, Вебер довольно улыбнулся:
  - Ну, разве не красавцы?
  Повысив выходную мощность реактора и усилив опорно-двигательную систему своего М9, Курц поднял обеих роботов и зажал их под подмышками своего БР.
  Благо, БР устать не может. Двух людей, к примеру, тащить так - ну его нафиг. Искренне надеюсь, что ничего важного от них по дороге не поотпадает.
  Выпрямившись во весь рост, он посмотрел на запад, в том направлении, куда им сейчас надлежало двигаться.
  - Ну что, Мелисса, держись покрепче: мы прилично отстаем от графика, а вес у нас теперь в 3 раза больше. Эх, понеслась...
  Разогнавшись, М9 сделал длинный прыжок через реку и понесся в одному ему известном направлении по холмам с максимально возможной скоростью. Мускульным пакетам БР Курца явно приходилось не сладко.
  Забыв про неисправно работающую ECS и отключив ее, Курц бросил всю мощность БР на опорно-двигательную систему. В принципе, такой вес для М9 не проблема, но если учесть, как и с какой скоростью двигался БР, то это как раз и становилось проблемой. Все показатели сигнализировали о том, что скелетная система на пределе, но Вебер продолжал гнать свой БР вперед.
  Интересно, там сестренку не сдуло еще?
  Приземление, пробежка, прыжок, секунда спокойствия и все по новой. Все внимание Курца было сконцентрировано на лежащей перед ним местности - стоило ему раз оступиться, и они, вместе со всем их багажом, кубарем покатятся по горе.
  Ну же, сколько там еще.
  Пробежка, прыжок, и опять секунда расслабления в полете. Быстрый взгляд на дисплей, на котором ИИ отслеживал их перемещения относительно заданного по карте маршрута.
  Отлично, уже две трети пути пройдено.
  Приземление, пробежка...
  Веберу казалось, что они полностью слился с БР - каждое движение, каждый удар он воспринимал как свои собственные. Иначе, он просто не смог бы двигаться на такой скорости по такой местности.
  - Внимание! Рабочая температура реактора достигла 75% от максимальной. Рекомендуется понизить выходную мощность и принять меры для охлаждения..
  - И без тебя знаю, железка тупая! Не вздумай опускать мощность, поддерживай уровень. Еще немного.
  - Есть, поддерживать мощность. Старшина Вебер, мне непонятна директива "железка тупая" - прошу разъяснений. Относится ли она как-то к отданному приказу?
  - Хе-хе, считай, что это словосочетание, наиболее точно тебя описывающее.
  - Спасибо за разъяснения. "Железка тупая" занесено в словарь как псевдоним искусственного интеллекта М9 старшины Курца Вебера.
  От услышанного Курц аж споткнулся и еле удержал равновесие.
  - Чтоб тебя...
  Макрейн-недоучка! Интересно, он вообще помнит, что я тут сижу?!
  Долетевшие до неё обрывки фраз Мелисса, ещё не отошедшая от прыжков, не расслышала. Но что бы именно они ни значили, они оповестили её о том, что всё-таки ещё помнит, кого везет.
  Наконец, БР остановился. Мао перевела дух.
  Вебер, вылезший из кабины пилота, окликнул её.
  Засёк он... Шумахер недоделанный...
  - В следующий раз сам будешь трястись на спине у этой железки! - проворчала Мелисса, неуклюже слезая со своего "насеста".
  - Хе-хе, я же тебя предупреждал: нечего с незнакомыми хентаями водиться. Вот ты меня не послушала и угодила под юркие тентакли того негодяя. Ведь были тентакли, не так ведь? Будь я на его месте, тентакли точно были бы... - Курц о чем-то, одному ему известно о чем, задумался, и на его лица расплылась довольная ухмылка. - Так о чем это я? Ах, да, утро ранее. До связи с ТДД времени немерено.
  Вебер, выбравшись из кокпита, спустился на землю и подошел к Мао, которая медленно прохаживалась, разминая ноги.
  - Слушай, сестренка, а может, оставим ИИ на страже, а сами пока, гхм, отдохнем? Мы одни, среди дикой природы... - на лице Курца расползлась довольная, явно что-то предвкушающая, улыбка.
  Вот хмырь! Нет, он придуривается или действительно знает?
  - Не все такие извращенцы, как ты, знаешь ли, - буркнула Мелисса.
  Завидев приближающегося Курца, она почти тут же приостановилась. Когда рядом Вебер, лучше стоять на двух ногах.
  Мао мрачно уставилась на него.
  Так бы и врезала по его наглой физиономии...
  Подавив желание всё-таки привести свои мысли в действие, Мелисса огляделась.
  - Если ты такой любитель природы, можешь полюбоваться на рассвет, но я тебе советую не приближаться ко мне ближе, чем на десять метров, - посоветовала она ему, присаживаясь у какого-то дерева.
  Курц взглянул на Мао и его улыбка стала еще шире.
  Хе-хе, классный у нее костюмчик. Надо отдать должное, мой последний противник был явно не промах. Может, стоило чуть больше подождать перед нападением?
  Вебер, напрягая все свое актерское мастерство, театрально взглянул на рассвет, а затем вновь перевел взгляд на Мао.
  Если немного дернуть там и вон там, то верхняя часть ее костюма наверняка придет в негодность.
  Курц медленной походкой направился по направлению к Мао:
  - Мелисса, я ведь не раз уже говорил тебе, что рассвет, в сравнении с тобой, чепуха. Разве он может сравниться с такой красивой и очаровательной... Эй, Мелисса, чего это ты на меня так странно смотришь?..
  Черт, неужели она разгадала мой замысел?
  Усевшись рядом с Мао, Вебер закончил начатую фразу:
  - ...Что-то не так? Неужели, мои комплименты не затронули ни одной струны в твоем сердце?
  Хе-хе, еще чуть-чуть.
  Мелисса подозрительно уставилась на него. Что-то подсказывало ей, что всё это не просто так.
  Вебер, вконец обнаглев, уселся рядом.
  Что ж, я его предупреждала...
  - Десять метров, Курц, - спокойно заметила она, пронзительно взглянув на него:
  - Считаю до пяти, уже четыре...
  - Эй, эй... Сестренка, ты чего? - Быстро заговорил Курц, вскакивая и примирительно поднимая руки перед грудью. - Чего это у тебя такое злобное выражение лица?
  Хе-хе... Малейшее резкое движение с ее стороны и ее костюм развалится на части. Главное, не выдать себя.
  Заметив, что как только он встал, Мао немного расслабилась, он сделал резкий шаг в ее сторону.
  Вот и все, попалась однако, - пронеслось в голове у Курца.
  Идиот, однозначно. Нисколько в нем не сомневалась, - в то же время подумала Мелисса.
  Заметив быстрое движение Курца в ее сторону, Мелисса мгновенно среагировала: резко вскочив, она без размаха ударила Вебера в скулу, вложив в короткий удар всю инерцию от подъема с земли.
  Попался, хентай.
  В последний момент, заметив быстрое движение Мелиссы ему навстречу, Курц резко остановился и инстинктивно сделал небольшое движение в сторону, тем самым неосознанно уворачиваясь от удара Мао. Опешившая от такого проворства Курца, Мелисса, не успев ничего предпринять, по инерции налетела на не успевшего опомнится Вебера, и повалила его на землю.
  - Оу... - только и смог сказать Курц, ударившись копчиком то ли об какой то корень, то ли об какой-то камень. Упавшая на него, всего мгновение спустя, Мелисса выдавила из его легких очередной, особо не отличающийся звук. - Ух...
  Пытаясь восстановить дыхание после падения, Вебер взглянул на лежащую на нем Мао.
  Хех, какой поворот событий. Вот блин, копчик болит.
  Мелисса, забыв о весьма и весьма плачевном состоянии своего противоперегрузочного комбинезона и сделав резкий выпад, пытаясь усмирить Курца, порвала последние лоскутки ткани, не дававшие верхней части ее комбинезона распасться на куски до сего момента.
  Теперь же, Курц, лежа на земле, любовался Мелиссой, разлегшейся на нем топлесс.
  Наконец, восстановив дыхание, он обратился к Мао:
  - Хех, Мелисса, я всегда знал, что ты неравнодушна ко мне. - Курц широко улыбнулся. - Я вижу, тебе больше нравится быть сверху?
  Мао, сориентировавшись, наконец, после падения, метнула не слишком доброжелательный взгляд на виновника происшествия.
  Что-то мне это напоминает...
  Память услужливо подкинула ей нужный отрывочек.
  Хотя сейчас моё положение несказанно лучше...
  Мелисса подозрительно замерла, переваривая реплику Курца.
  Что-то подсказывало ей, что всё было не так просто, как могло показаться на первый взгляд.
  Проследив взгляд разлегшегося под ней Вебера, Мао опустила взгляд.
  На то, чтобы оценить ситуацию у неё ушло ровно пять секунд.
  Сразу же после, Мелисса в бешенстве схватила Курца за горло, с явным намерением придушить наглеца. Единственным, что пока спасало его от этой печальной участи, было то важное обстоятельство, что вся обстановка была не слишком подходящей для разборок.
  К сожалению, Мао, в порыве гнева, не учла, что осталась без опоры, и вторично рухнула на землю, хотя для неё это было не столь болезненно, как для ниженаходящегося Вебера.
  - Экгх... - только и смог издать Вебер, под натиском пытавшейся придушить его Мао.
  Еле избавившись от, ставшей угрожающе сильной, хватки Мелиссы на своем горле, Курц стащил ее с себя, и, откатившись в сторону, вскочил на ноги.
  - Кхе-кхе... Эгх, сехстренка, ты чегхо делаешь? - покашливая, Курц растирал ужасно болящее горло. - Ты чтхо, смерти моей хочешь? Что с тобой такое творится?
  Мао уселась на землю, восстанавливая дыхание.
  Кажется, я немного перегнула палку...
  - Ты сам нарвался, - сухо возразила она: - Ещё легко отделался!
  И, чертыхнувшись про себя, отвернулась.
  Поняв, что Мао наконец-то успокоилась, Вебер расслабился.
  Мда, давно я ее такой не видел.
  Взглянув на голую спину Мелиссы, Курц немного подумал и полез в свой М9. Спустя какое-то время он выбрался оттуда со своей курткой наперевес и, подойдя к Мао, накинул ей куртку на плечи.
  - Одень, а то еще всякая живность тебя погрызет.
  Взглянув на уже успевшее встать солнце, он вновь направился к БР:
  - Не знаю как ты, а я успел порядком устать за последние сутки. Так что, я сейчас есть и спать.
  С этими словами Курц снова полез в М9.
  Она не ответила и даже не шевельнулась.
  Однако когда Вебер скрылся в кокпите, Мао натянула куртку поглубже.
  Через несколько минут полнейшей тишины и покоя усталость взяла своё, и Мелисса погрузилась в глубокий сон.
  Выбравшись из М9 с сухпайком в руках, Курц заметил, что Мелисса как сидела, так и уснула, толком не одев данную им куртку. Немного помучавшись, он все-таки смог нормально натянуть куртку на спящую Мао, а затем поднял ее и перенес в другое место, уложив между ногами сидящего М9.
  Наконец, довольный своей работой, Вебер уселся на землю и принялся за еду. Наевшись досыта, Курц отдал распоряжения ИИ следить за окружающей местностью и каждые шесть часов запрашивать у ТДД эвакуацию, а сам устроился радом с Мелиссой. Как только он поудобнее устроился и прикрыл глаза, сразу же провалился в глубокий сон.
  
  Проснулся Вебер глубокой ночью от тревожного зуммера. Вскочив на ноги он взглянул на все так же безмятежно спавшую Мелиссу - устала небось так, что еще сутки проспит - и, наконец сообразив что к чему, обратился к ИИ М9:
  - Что такое? Приближается враг? ТДД дали добро на эвакуацию?
  - Никак нет, старшина Вебер.
  - Тогда какого черта ты меня раз...
  - Получено сообщение на внутренней частоте. Позывной "Урц-Х".
  - Что?! Они все еще здесь? Не может быть!
  С этими словами Вебер, сонливость которого как рукой сняло, полез в кокпит. Прослушав запись сообщения, Курц вышел в эфир:
  - "Урц-6" к "Урц-Х", получил ваше сообщение. Прием.
  
  Мао, практически мгновенно проснувшись от того, что ее несильно стукнуло чем-то шуршащим и не слишком мягким, недовольно и глухо прошипела что-то бессвязное и, нащупав попавший в неё пакет, швырнула его в направлении отправителя, однако спросонья промахнулась.
  Мелисса, слегка потянувшись, встала и подошла к столь бесцеремонно вырвавшему её из сладостного забытья Курцу.
  
  
  
  Спавшая мертвым сном Мизуки сначала не поняла, что ее разбудило, а когда поняла - тихо застонала про себя: как бы ни силен был "зов природы", перспектива вылезать из нагретого спальника, прямо сказать, не радовала. Он открыла глаза, и обнаружила, что вокруг темно.
  Интересно, это еще не рассвело или уже стемнело?
  Собравшись с духом, она таки заставила себя покинуть "убежище".
  В палатке было тихо. Осторожно, стараясь не наступить ни на кого в этом сонном царстве, Мизуки начала пробираться к выходу из палатки. Взгляд ее упал на спящего рядом с пулеметом Рихарда.
  Повинуясь какому-то внезапному порыву, она подкралась к нему и, воровато оглянувшись, протянула руку и осторожно погладила его по голове. Коротко стриженый ежик приятно защекотал ладонь. Мизуки быстро отдернула руку и быстренько вылезла из палатки. Дождь почти не капал.
  По пути обратно к палатке Мизуки поняла, что аспирин, заботливо предложенный Синобу, не очень помог - ей было тепло, но голова продолжала кружиться. Это, в итоге, привело к тому, когда она заползла в палатку, ее постигла та участь, которой она счастливо избежала по пути из нее: она споткнулось о спящее тело, которое, на беду, оказалось Рихардом.
  Тело отреагировало молниеносно - одна рука прихватила за каблук и дернула на себя задевшую его ногу, вторая нижней третью предплечья резко толкнула в голень. Если бы Мизуки уже не находилась в неустойчивом равновесии, колено было бы как минимум растянуто. А так все ограничилось падением, захватом левой за горло и приставленным к горлу ножом. В следующую секунду в глазах Рихарда появилось осмысленное выражение, и нож нырнул обратно в ножны.
  - Добрый вечер и приятного пробуждения.
  Несколько секунд Мизуки молчала и только раскрывала и закрывала рот, как вытащенная на берег рыбешка, а ее японские раскосые глаза от шока стали совсем круглыми.
  - Спа-па-па-сиба... - выговорила, наконец, она. - И отпустите меня уже, мне все-таки больно! Бедная моя ножка, на ней теперь будет еще один синяк... Рихард-сан, разве можно так с девушкой?..
  Причитания Мизуки разбудили остальных.
  - Что случилось? - послышался из глубины палатки сонный девичий голос.
  - Ничего, - проворчала Мизуки, садясь и растирая шею, - просто у некоторых слишком хорошие рефлексы
  - Просто некоторые не слишком аккуратно ходят. Чем доставляют проблемы себе и другим. Мне такой хороший сон снился... Впрочем, возможно это и к лучшему. Я полон сил, а время самое что ни на есть подходящее - поздний вечер. Сейчас поедим и пора в путь.
  - Рихард-сан, вы маньяк! Проявите хоть капельку снисхождения с бедной больной девушке! И даже не ведь не извинился! И что у меня за судьба такая - один из окошка выкинул, другой чуть не прирезал... Что ж, будите Таню, а то, боюсь, я еще на кого-нибудь наступлю, - Мизуки недовольно шмыгнула носом и закашлялась.
  Мда... Похоже, милая девушка вполне оправилась от пережитых потрясений Что ж, это к лучшему... Рихард окончательно вылез из спального мешка и потянулся. Силы почти восстановились. Вот только поесть бы сейчас...
  - Всем доброе утро!
  Последние слова были сказаны в полный голос.
  - Ничего себе утро - темнеет уже, - раздался мрачный голос из соседнего спальника. Спальник был не очень толстым и теплым - Мотоко, его владелица, была, видимо, холодоустойчивой. Поэтому Таня забралась туда с головой и свернулась калачиком. Этого ей показалось мало, и она прижалась спиной к теплым соседям - рядом в двух соединенных между собой мешках угнездились трое уморившихся туристок - Синобу, Каолла и Кицуне. Они наигрались в карты до посинения и тоже решили поспать, пользуясь незапланированной дневкой. Нарусегава и Кейтаро, одевшись потеплее, сидели под навесом с другой стороны палатки, уткнувшись носами в свои неизменные учебники и тетрадки - на редкость мирно, на этот раз. Рядом с ними стояла укутанная пуховкой кастрюлька с рисом и карри - надо сказать, далеко не все горные туристы питались так изысканно. Лопали в основном быстрорастворимые каши и супчики из пакетиков. Так ведь и не у всех был в составе группы такой замечательный повар, как Синобу. Другим оставалось только завидовать.
  Капюшон спальника Мотоко приподнялся, и оттуда высунулась заспанная физиономия, помятая и недовольная, но уже не такая смертельно бледная, как ночью. Таня покрутила носом и принюхалась:
  - Ага, пахнет чем-то вкусным. Вот свезло, так свезло! - девушка, не выползая целиком из спальника, целеустремленно и решительно поползла к выходу из палатки. С отпотевшего тента посыпались крупные капли.
  - Брр, вечерний душ я не заказывала! Вечер добрый, герр Ри... - она прервалась, осторожно осмотрелась, а потом махнула рукой. - Э-э, Ричард, конечно же. Ричард Третий. И тебе того же, Мизуки. Смотрю, ты вся цветешь - цвет лица отличный. Нос только красный, но это ничего.
  Рихард счел возможным поддержать веселый тон беседы:
  - Неистребимое чувство юмора - это хорошо. Как говорите вы, русские, "нам песня строить и жить помогает". Всем приятного аппетита. Копите силы, скоро они нам понадобятся - нам еще преодолевать немало километров горных троп... А почему это у всех кислые лица? Ничего нет лучше прогулки на природе!
  - Едой пахнет, говорите? - Мизуки попыталась втянуть воздух своим покрасневшим заложенным носом и разочарованно пробормотала: - Ничего не чувствую... Да и есть-то не хочется...
  - Какой уж тут, блин, юмор, - проворчала Таня, выглядывая из под козырька палатки. Темные тучи поднялись немного повыше и перестали моросить непрерывным дождем, но резкий и холодный ветер, гнавший их на восток, не вызывал оптимизма. - Погода хреновая, руки-ноги болят, еще ведь и переться придется по мокрому лесу. Брррр! Хорошо, хоть под горку. Одно славно, мир не без добрых людей. Спасибо вам, ребята, накормили, обогрели, а то бы нам вообще пришли кранты. Как у нас говорят - дорого яичко ко Христову дню!
  Нарусегава подняла брови:
  - Я христианка, но такой поговорки не слышала? Где это - у вас?
  - Да в Лапландии. Запряжем, бывало, северных оленей, клюквы нагрузим, и на рынок. Ладно, не бери в голову. Но благодарности моей нет конца, - с этими словами Таня приняла протянутую миску с карри, вооружилась ложкой и принялась за дело. - О, объеденье! Синобу-тян - респект. Мизуки, ты тоже не стесняйся, мисок мало, так можешь из моей. Это еще ничего, вот я припоминаю, как мне наши туристы рассказывали: ходили в суровые походы, перли черт знает сколько груза, и, чтобы лишнего веса не тащить, брали только котелки. А каждый боец нес только кружку, ложку и кусочек полиэтилена. Перед раздачей еды выкапывался ряд ямок, которые застилались пленочкой и дежурный туда шлепал половничком варево. Натурально, все туристы становились раком и принимались за дело... - глядя, как покатились со смеху Кейтаро и Нарусегава, Таня покачала головой и добавила. - Не верите? А зря.
  Странные какие-то туристы из рассказа... И почему она их бойцами называет?
  - Интересная история, вполне верю... Ну, да ничего, возможно, еще придется обратиться к их опыту выживания на природе. Так что информация принята к сведению. Ну, как, все поели? Пора в дорогу...
  Таня с сожалением выползла из спальника, поежилась на холодном ветру. Сегодня, похоже, силы к ней вполне вернулись - двигалась она хотя и несколько скованно, но вполне самостоятельно. Она выпрямилась, а потом низко поклонилась, причем совсем не по-японски - в их короткие и быстрые поклоны не входил плавный взмах рукой до земли.
  - Спасибо вам еще раз. Не поминайте лихом, если что. Буду еще в ваших краях - непременно зайду в Хинату. Страсть как хочется попробовать настоящий онсен. А пока - прощайте!
  Нарусегава и Кейтаро помахали вдогонку путникам, которые почти сразу же растворились в наступающих сумерках.
  
  - Ну что же, мужчина, вожак стаи - веди! - проговорила Татьяна, становясь в кильватер Рихарду. - Я в темноте плохо вижу. Хотя альбиноской и не родилась - но вот, так получилось...
  - Ну, уж и вожак, - покачал головой Рихард, - "веди нас, Сусанин, веди нас, герой..."
  Он поднял с земли пулемет и закинул ремень на шею.
  - Прощайте, путники и спасибо вам. Надеюсь, никогда вы не окажетесь в местах нашей войны. Ну, а нам пора.
  Пройдя несколько сот метров, он заметил:
  - Ну, что ж, теперь можно двигаться нормально. Готовы повысить скорость?
  - Куда еще повышать?! Буераки, кусты, япона их мама, а ведь и обрывы могут быть - на карте, помню, вертикали были густо натыканы. Не навернуться бы, - жалобно пробормотала Таня. Мизуки тоже не пылала энтузиазмом. Хотя доброжелательные туристы пожертвовали ей теплый полартековый свитер и штормовку, она ежилась и кашляла, сопя простуженным носом.
  - Неплохо бы отойти подальше отсюда как можно быстрее. Возможно, я параноик, но предпочитаю быть живым параноиком. Да и вас не хотел бы терять... А что-то мне подсказывает, что погоня еще возможна. Так что это не мне, это нам надо. Кстати, а что это были за туристы из рассказа?
  - Да я и не спорю... ой! - Таня поскользнулась и с трудом удержалась, чтобы не покатиться кубарем в темноту. - Конечно, нужно уматывать. Амальгамовцы уже, наверное, сообразили, что поле боя все же за ними осталось, и теперь оборзеют до невозможности. А туристы были самые обычные. Мой друг в МАИ учился и в тамошнем турклубе зажигал, вот и похвалялся всякими ужасами. Да и меня брал раз несколько в походы - в горы, и на воду ходили. Наломались до жути, но вспомнить приятно. На катамаране, правда, гораздо лучше сидеть, чем пешкодралом.
  - А на мотоцикле или велосипеде еще лучше... Увы, нету, и не предвидится. Так что придется по старинке - на своих двоих. Как там говорят ваши солдаты - "от земли до неба два суворовских перехода". Надеюсь, мы уложимся в меньший переход. А то на небо меня как-то не тянет...
  - Фига себе, вы, герр Рихард, русскую историю-то знаете! Ладно, я - мне достаточно пролистнуть разок книжку, чтобы все в памяти отпечаталось - но ведь вам же нужно было читать и запоминать. Неужели в гэдээровских школах так мощно учили малышню? Ведь теперь какого немца ни спроси, кто такой Суворов, ответят - который "Ледокол" написал!
  - Русскую историю и культуру я изучал особо тщательно. Понимаешь, всегда мне было интересно, как народ, способный опрокинуть любую военную державу, позволяет себя держать в рабстве всяким ничтожествам и подлецам. И как при этом вырастают из него такие люди, как ваша мафия, пустившая корни и у нас. Надо сказать, пару корней мне удалось выполоть... Но сопротивлялись они до последнего, чем и заслужили мое уважение.
  - Тут нет ничего удивительного - ведь мы тысячу лет жили под постоянной угрозой из Степи, да и с других сторон тоже. И в нас навсегда вколочено, что защитить нас может лишь сильное, централизованное государство. Но за все надо платить - и этой готовностью подчинять свои частные интересы общим - а ведь иначе не выжить! - всегда были готовы воспользоваться нерадивые правители. И пользовались, пока кредит доверия не исчерпывался. А потом... потом начиналось такое, что другим и не снилось. Русский бунт, блин. И так, пока не находился новый сильный человек, готовый вести вперед. Не идеальная система, чего там говорить. Но мы выжили в таких горнилах, где другие народы плавились и сгорали без остатка. И теперь, осознав, кто мы, и что мы, задумались - "Камо грядеши"? И пытаемся нащупать новый путь. Эх, нам бы хоть двадцать лет без войны!
  Танин голос прервался, она замолчала надолго. Потом пробормотала едва слышно:
  - Да вот ни фига. Не было, как говорится, печали...
  - Насчет горнил не надо! Другие народы заплатили куда большую цену за свое счастье. У вас было иго, но не было ни Столетней войны, как у Франции, ни эпидемий чумы, от которой население Европы сокращалось в десятки раз, ни Реформации и гражданской войны, как в Германии, от которой населения стало в четыре раза меньше, чем до нее. Не было у вас ни сгона людей с земли, как в Англии, где за бродяжничество вешали без суда и следствия. Я уж молчу про инквизицию... Три раза вы действительно страдали - татары, Смутное время и всю первую половину двадцатого века. Все остальное - результат ваших захватнических имперских войн. А за новый путь уважаю. Старым путем вам все равно не светит, так что надеюсь на лучшее.
  - А вот не надо путать европейские войны с нашими. За исключением религиозных войн, вроде гугенотских и гуситских, спор велся за власть над землей. И инквизиция ваша - ерунда, по количеству погибших. Вот на психологический портрет она повлияла, это верно.
  Поэтому в ваших европейских войнах население, которое должно было перейти в подчинение новому сеньору, никогда специально не уничтожалось. Кочевники же в силу своего экономического уклада, когда на человека требовалось в десятки и сотни раз больше территории, считали своим долгом вырезать всех, до кого руки дотянулись. Кроме того, у них был еще и мощный психологический стимул к истреблению соседей - они ведь летом кочуют рассеянными семьями и практически беззащитны перед набегом противников. Поэтому, встречаясь в степи с неизвестными лицами, они стремятся их упредить, и напасть первыми - иначе племени не выжить. Условия изменяются быстрее, чем менталитет, поэтому война с кочевниками - на уничтожение.
  Причем массовые нашествия типа Батыева погрома - лишь верхушка айсберга. Наши границы грызли постоянно, каждодневно - недаром обширные плодородные земли в центре нынешней России - к югу от Оки, например, - начали заселяться земледельцами лишь тогда, когда государство окрепло настолько, чтобы отметелить кочевников и отогнать подальше. До конца семнадцатого века там лежала Дикая Степь. И вы правы, герр Рихард, до той поры нам на серьезные междуусобицы не хватало ни времени, ни сил.
  А как только мы ликвидировали угрозу в Востока, на нас поперли с Запада. Вам спасибо, сумрачным тевтонским гениям. Опять война на уничтожение, только на новом научном уровне. Ничего удивительного, что в русском народе очнулись оборонительные инстинкты, которые уже начали забываться за двести лет спокойной жизни, когда войны велись на чужой территории. Отчаянное, невиданное упорство в сорок первом - когда вся армия и почти все накопленные для войны запасы были потеряны, промышленность парализована эвакуацией - а ведь мои прадеды все равно цеплялись за каждую пядь земли, дрались зубами и ногтями, потому что оружия не было, кидались под ваши тевтонские танки с жалкими бутылками с бензином. А в тылу в голоде и холоде, дети, женщины и старики клепали оружие, не жалуясь и не скуля, в таких условиях, в которых и выжить-то было почти невозможно! И почему? Ни одна армия, ни один другой народ не смогли бы такого сделать. А именно потому, что проснулось старое знание - сдаваться нельзя, все равно вырежут. Нужно биться до последнего.
  Как в песне: "а значит нам нужна одна победа, одна на всех, мы за ценой не постоим"... Все так точно, что хочется плакать.
  - В сорок пятом немецкие войска дрались не менее отчаянно, чем ваши в сорок первом. Причем намного профессиональнее. Хотя, возможно, в больших потерях вашей армии сыграли роль жестокость и стремление к результату здесь и сейчас вашего командования, когда гнали пехоту на неподавленные пулеметы и минные поля. Но даже несмотря на это - равными силами немцы били всех в ту войну. А доделай Рейх ядерное оружие - кто знает, чем бы это кончилось... Кстати, мы забыли про Восток. Там войны ВСЕГДА велись с тотальным вырезанием побежденных. И ничего, не перемерли.
  - Это и называется - воевать профессионально, а не отчаянно. И в сорок пятом немцев держала дисциплина в первую очередь. Дух уже был надломлен, многие начали понимать, что действия фюрера были ошибочными - вспомните хоть заговор - и чем все закончится, поэтому сопротивление можно было называть каким угодно: умелым, злым - но не отчаянным.
  Что до потерь - то больше половины наших потерь - сорок первый год, когда вы, умело уничтожив застигнутую врасплох у границы армию, далее спокойно перемалывали наспех сформированные необученные, почти не вооруженные и отвратительно управляемые части, которые последовательно появлялись перед вами. Когда мы научились воевать - с сорок третьего, потери были вполне сравнимыми. Учитывая еще, что нам приходилось пройти все оставленное, прежде чем добраться до логова фашистского зверя.
  И разговор Жукова с Монтгомери до вас дошел, как водится, в искаженной форме. Жуков говорил, что иногда ситуация складывается так, что разумнее атаковать, не задерживаясь перед минными полями, поскольку они собственно и направлены на то, чтобы задержать противника и расстрелять артиллерией. Немедленная атака приносит успех в виде прорыва обороны и потери оказываются, как ни странно, существенно меньшими, чем в случае, если остановиться и ждать, пока снимут мины - и пока противник приготовится и подтянет резервы. Ползучие, как удав по битому стеклу, наступательные операции англичан и американцев, а также стремительные прорывы немцев и русских исправно это подтверждают. Такие дела.
  А так - конечно, немцы обожают войну. Выдумывать разные убойные штуки, щелкать каблуками и маршировать, сочинять блистательные стратегические маневры - вы душу в это вкладываете, возводя войну на уровень искусства - как и японцы, кстати. Тут нам с вами не сравниться - мы воевать не любим, хотя и приходится.
  Хотя, надо признать известную умозрительность ваших вдохновенных построений - потому вы и проиграли. Вы воевали, чтобы захватить чужое, а мы - чтобы выжить. Вот вам и разница.
  И на Востоке, кстати, было все то же самое. Нормальные государства между собой воевали, как в Европе: те же мусульмане, арабский Халифат - задача была захватить, а не истребить. А вот тем, кто имел дело с кочевниками, типа китайцев или среднеазиатских государств, приходилось так же хреново. Хотя они справлялись с ситуацией по-своему. Уступали, по большей части, жертвовали частью населения и ассимилировали захватчиков через поколение.
  Боюсь загадывать, но как бы на наших с вами глазах, герр Рихард, не пришлось в недалеком будущем проверить тезисы сего волшебного диспута на практике. Не с вами, конечно, нынешние немцы - тихие и смирные. И, чувствую, опять придется русским за всех отдуваться. А потом за это еще и плюнут - к бабке не ходи!
  Мизуки поначалу прислушивалась к разговору, пытаясь вникнуть в суть вопроса, но вскоре, само собой, махнула рукой на это, осознав тщетность подобных попыток. Вместо этого она все больше внимания сосредотачивала на дороге.
  Бедная я, бедная, - простонала она про себя. - Бедные мои ручки-ножки... Ну почему я всегда отлынивала и филонила на уроках Когуры-сенсея, когда он гонял на до Неримы и обратно?! Он, конечно, маньяк и самодур, но, видят боги, мне б сейчас было легче... Мамочка, как все болит...
  Между тем Рихард с удовольствием продолжал дискуссию:
  - Позволю себе не согласиться. У нас, немцев, война - не искусство, а наука. Анализ, синтез. Минимум интуиции и максимум выработки рациональных решений. Поэтому мы и побеждали равным числом. А что касается Жукова и компании - не будем же мы отрицать, что иной раз и города брали к датам, и танки без радиосвязи гнали на неподавленную артиллерию... Да и солдат вы своих похоронить до сих пор не можете.
  - А ваши генералы прямо так уж не грешили такими штучками. Кто же тогда в Сталинграде бросил целую армию, а?! Западло было отступить, видите ли. Вот и вымерзли нафиг! - запальчиво отбрила Таня. - Вспомните лучше, что Бисмарк говорил. Ай!
  С этими словами она споткнулась, взмахнула руками, пытаясь удержаться, и с размаху уселась на попу. Хорошо, что хоть не вперед - тогда лететь бы пришлось далеко.
  - Черт, и как вы видите что-то?! Темно, как у негра в ж...желудке.
  - Паулюс - единичный случай. А что касается Бисмарка - он был почти прав. Видно, конечно, плоховато, но я хорошо вижу в темноте плюс обостренная чувствительность, которая специально тренирована... - Рихард поставил Таню на ноги, - полезный навык, которого часто не хватает европейцам на войне.
  - Мы же не могикане-чингачгуки какие-нибудь, - обиделась она. - Для чего тогда приборы ночного видения выдуманы?
  Быстрый и довольно хаотичный спуск, сопровождавшийся полетами и скольжением на пятых точках, привел их в русло шумного ручья, который прыгал по камням и брызгался. Время от времени дорогу преграждали завалы поломанных стволов, через которые было трудно перелезать, но все же это было лучше, чем сплошная чаща по берегам, где елки уже начали уступать место густому широколиственному лесу. Через пару километров они справа пришел крупный приток, а параллельно ему обнаружилась тропинка, ведущая вниз. Усталые ноги отчетливо просигнализировали, что не желают более никакого бездорожья. Долина расширилась и впереди, еще метров на двести ниже и километрах в трех дальше, слабо заморгали огоньки какого-то селения.
  Очень интересно. Похоже, наконец-то выбрались к какому-то прибежищу цивилизации. Видимо, снова начало везти, что в наше сложное время не может не радовать... Однако лучше устроить привал, а уже затем двигаться к населенному пункту - кто знает, что нас там ждет...
  - Привал, госпожи пленные и посвященные! Итак, сейчас мы приближаемся к населенному пункту. Соответственно надлежит утроить осторожность, а также быть готовыми к нежелательным контактам. Сейчас перекусим, благо кое-что нам дали в дорогу добрые туристы, а то потом может быть некогда. Затем я медленно выдвигаюсь в сторону поселка, а вы следуете за мной метрах в ста. Если можно идти, дам сигнал - Рихард произвел горлом своеобразное мяуканье - тогда можно идти. Если сигнала нет - замрите и сидите тихо. Начинается стрельба - уходите, я догоню. Или попытаюсь выиграть для вас время. Как приблизимся вплотную к поселку, соберемся вместе. Вопросы и пожелания есть?
  - Какие уж пожелания... - вяло пробормотала Мизуки, плюхаясь на землю прямо там, где стояла. - Домой бы добраться, желательно живыми... Рихард-сан, а во что посвященные? - Спросила она, зацепившись за самое странное из сказанных Рейнхельтом слов.
  Татьяна, повалившаяся рядом с ней, мрачно пробормотала:
  - Меньше знаешь - дольше живешь. Хотя, поздно предупреждать, ты уже по уши в этих поганых делах. Раз тебя сцапали и выдавали за мою сестру, значит следующий этап -в расход. Поэтому, прости, но мечтать о возвращении домой тебе не стоит. Если амальгамовцы узнают, что ты вернулась после Курской дуги, которую мы устроили, целенькая и невредимая, то тебе светит уже не быстрая смерть, а допрос с пристрастием: кто тебя вытащил, зачем, куда пошел потом и все такое. А потом - все равно, пулю в затылок. Не хочу тебя огорчать, но так оно и есть. Единственная у тебя возможность выжить - исчезнуть. Тогда они решат, что тебя просто разнесло на кусочки во время катаклизмов и забудут о тебе. Если у тебя нет собственных вариантов - а я думаю, что нет, едва ли у школьницы есть навыки ложиться на дно - держись пока с нами. Хотя нас и гонят, в одиночку ты сразу пропадешь.
  Такие дела, подруга по несчастью Мизуки. Есть еще вопросы?
  В ответ она опять только захлопала глазами. Потом грустно проговорила:
  - Родителей моих наверняка уже удар хватил, с тех пор, как меня нет... Если бы им сказать, что я жива и частично здорова... Но, раз все так страшно, как ты говоришь, наверное, не стоит?..
  - Так и запишем, настроение у вытаскиваемый пессимистическое, или хорошо информированное оптимистическое. Что в общем, одно и то же... Таня все верно сказала. Но сейчас меня интересует, есть ли какие-нибудь идеи насчет тихо проникнуть в поселок?
  - Ну, Рихард-сан, это же вы специалист, какие, к примеру, у меня могут быть идеи, если уж у меня и в палатку тихо проникнуть не получилось? - развела руками Мизуки. - Таня если что предложит...
  - Да упаси бог, я же городское дитя. Это деревенские ловко пробираются в огороды, картошку тырить. Полностью полагаюсь на нашего могучего тевтонца. Вопрос только в том, что нам там нужно? А то, как я слышу, собачки брешут, хозяйское добро стерегут.
  - Ну, уж и тевтонец... А нужны нам следующие вещи: одежда - в нашей незаметно в город не пройти, любой вменяемый полицейский задержит, средство связи типа сотовый телефон - мой геройски погиб, и главное - транспортное средство либо возможность воспользоваться местным муниципальным транспортом - пешком слишком долго добираться, особенно по бездорожью.
  - Мда, - пробормотала Таня, - уезжать автобусом отсюда будет слишком заметно. Наверняка все друг друга знают. Если выше по реке ездят туристы - можно было бы попробовать голоснуть, хотя едва ли нас возьмут - рожи побитые, и пулемет, опять же... Наверное, все же придется стырить машину. Некрасиво, но жить-то хочется. И нужно действовать быстро, потому что, когда об угоне сообщать в полицию, нашим ворогам тоже станет все ясно. За это время нужно уехать как можно дальше, в населенные места, где прятаться будет проще. Так?
  - Интересно, если я посижу в кустах, а вы вдвоем выйдете тормозить машины - остановятся ли? Если да, можно прострелить одно колесо, чтобы сразу не уехал, почуяв неладное. Затем заменить его по возможности быстро, и вперед. Тогда даже в поселок можно будет не заходить....
  - Хм. - Таня приложила ладошку ко лбу, всматриваясь вдаль. - Ни хрена не вижу. Но ежу понятно, что здесь какой-то глухой тупик, конец цивилизации, вон, кажется, за деревней видны несколько фонарей, значит, отсюда дорога идет только в одну сторону. И мимоезжих машин тут нет. Если мы двинем по тому проселку, то рано или поздно выберемся и на большое шоссе, но это может быть и десять и двадцать километров. Особенно учитывая вон те крутые склоны долины, там, похоже, наблюдается офигенный серпантин. Как-то меня не радует мысль одолевать пространство пешим порядком. Ножки подкашиваются, дальше не идут. Может, стырить какое-нибудь авто-мото средство? А, герр Рихард? Как вы на это смотрите? Потому как своим неимоверным шармом я, безусловно, смогу остановить любую попутку, но вот костюмчик подкачал, - она ущипнула глянцево-черный рукав комбинезона. - Не поймут-с.
  - Хорошо. Пожалуй, так и сделаем. Пулемет я оставляю вам, если что - стреляйте. Мне и пистолета с ножом хватит, если что. Я постараюсь тихо пробраться в поселок, прихватить что-нибудь повместительнее, и выбраться на дорогу. Ваша задача - потихоньку дойти до обочины дороги где-нибудь на выходе из деревни. Там и встретимся...
  - Вакатта , майн фюрер! - Таня четко приложила ладошку к отсутствующему козырьку. - Похромали, Мизуки. Дорога неблизкая, километра два, не меньше. Зато потом, будем надеяться, покатают на авто. Не журысь!
  Через пару часов довольно потрепанный грузовичок неторопливо и без особого шума выехал за пределы поселка. Отъехав на несколько сотен метров, грузовик остановился, и из кабины высунулось уже знакомое лицо Рихарда, несколько изменившееся от рассеченной брови - бывший владелец машины, сейчас лежащий в связанном виде на соседнем сидении, оказался отнюдь не промах, несмотря на явно преклонный возраст.
  - Пассажиры, прошу занимать места!
  При этих словах Рихард выплюнул на землю слюну с кровью. Вот шустрый попался старичок...
  Из зарослей невысоких магнолий сначала высунулся пулеметный ствол, потом появились две маленькие фигурки. Девушки явно замерзли, и двигались с трудом.
  - Ага, совершили злодейство, герр Рихард, - постукивая зубами, но пытаясь бодриться, проговорила Таня. - Ну, ничего, надо будет потом прислать письмо с компенсацией и извинениями. По почте.
  Ого, это дедушка вам по зубам засадил? Не иначе, как отшельник-каратист.
  - Не поверишь, но, похоже, ты права. Будь я чуть более усталым - сидел бы сейчас у него в подвале, ожидая полицию или еще кого похуже. Грузовик выбрал потому, что именно загоном его в гараж после помывки и занимался этот старичок. Дом у него на отшибе, а к его бессоннице и возне с машиной все привыкли. По крайней мере, мне так кажется. Однако вредный же тип попался... Как сказали бы вы, русские, явно одержим мелкобуржуазным собственническим инстинктом. Хорошо хоть стрелять не пришлось. Ну а теперь - к цивилизации!
  При этих словах Рихард посмотрел на старичка, явно пытающегося что-то сказать, несмотря на кляп:
  - А вам, почтенный, слово по регламенту не положено. Надеюсь, вы не против громкой музыки в салоне во время езды? Вижу, что не против, так что кляп вынимать не буду. Граждане, грузимся и сваливаем отсюда...
  Девушки забрались в кузов и пристроились там на каких-то ящиках, злостно нарушая ПДД. Окошко в задней стенке кабины приоткрылось, и Таня просунулась внутрь:
  - А куда поедем-то? Соображения есть?
  - Едем на юг. Насколько я помню, именно там были в большом количестве населенные пункты... А других соображений пока нет. Как там устроились, места хватает. Рекомендую на всякий случай устроить из ящиков укрытие... Мало ли пригодится в случае погони.
  Грузовичок покатил по неосвещенной узкой дороге. Одолев первый подъем, он миновал спящую деревеньку и запетлял по серпантину, взбирающемуся на почти отвесную скалу резкими петлями. За ним снова показался более ровный участок. Впереди замаячил перекресток - слева подходила узкая дорога, ведущая, как гласила надпись на щите, к горячим источникам. От придорожных кустов отделились несколько фигур. В тусклом свете фонаря было хорошо различимо оружие. Один вышел на дорогу и властно поднял руку.
  Ну, вот и все! Приплыли... А так хорошо начиналось. Я уж думал, доберемся тихо. Явно не полиция, это хорошо. Нет ежа на дороге. Итак, прием номер один. Рихард перевел ближний свет фар на дальний и резко вдавил газ. Одновременно он вытащил пистолет и вытянул руку с ним в окно. Как и следовало ожидать, перевод света на мгновение ошеломил противника, так что отпрыгнуть в сторону он не успел. Несколько выстрелов в сторону фигур еще прибавили сумятицы. Теперь требовалась скорость. Рихард включил радио погромче - какая погоня без хорошей музыки?
  - Эх, тачанка-ростовчанка!.. - едва слышно донеслось сзади. Не нужно было даже оглядываться, чтобы понять: кое-кто дорвался до пулемета и собирается оттянуться на полную катушку. - Ох, всю жизнь мечтала!!! Думали голыми руками взять?! Мизуки, подставь ящик повыше!
  Судорожно вцепившаяся в бортик кузова, когда грузовик резко набрал скорость, Мизуки кивнула и кинулась помогать.
  - Умирать - так с музыкой, - мрачно прокомментировала она долетавшие из кабины звуки. - Давай, Танка-пулеметчица... Музыка музыкой, но жить-то хочется больше, - она спряталась рядом за ящик и начала деловито расправлять запасную ленту.
  Внезапно музыка прервалась, и раздался голос диктора:
  - Трансляция прерывается из-за внеочередного выпуска новостей. В настоящий момент Силы Самообороны проводят операцию по спасению заложников, захваченных в здании банка JR Хигаси Нихон Мото в районе Синдзюку. Также поступили сведения о расстреле неизвестными группы туристов-экстремалов в районе Саварадзимы. Количество жертв уточняется, официальные источники пока хранят молчание.
  Рихард вынул изо рта старика кляп:
  - Вот так-то, дедушка! Ездят по твоей стране разные уроды с оружием и злостью в сердце, людей убивают. А ты мне грузовика пожалел...
  - А ты сильно спрашивал. И что же тебе, такому честному и порядочному, было нужно в моей стране? Порядочные люди втихую по чужим гаражам не крадутся. Может ты сам из этих, с оружием и злостью?
  - С оружием, это верно. А вот злости нету. Кончилась вся давно. Сам-то как думаешь, почтенный, стал бы я тебя в живых оставлять, будь я из них? Или считаешь себя особо ценным заложником? Должен разочаровать. На вас вашему же правительству наплевать. Как, впрочем, и любому правительству на любой народ. И одним группам этого самого народа на другие... Но я отвлекся. Я про другое хотел сказать. Видишь ли, две девушки - бывшие заложницы этих самых веселых ребят в американской форме и с оружием. Если я погибну, помоги им добраться до цивилизации. Договорились?
  - Руки развяжи, если умный такой.
  - Пожалуйста, - Рихард перерезал ножом ремень на руках старика. - Надеюсь, глупостей не будет?
  - Не будет.
  Позади мелькнули фары, подсветив нависшие над дорогой деревья. Горная шоссейка петляла, словно пыталась сбежать от самой себя, и преследователи никак не могли приблизиться: не успевала машина перейти на четвертую передачу, как приходилось врубать вторую и изо всех сил тормозить перед очередным слепым поворотом.
  Девушки удерживались на месте в кузове только расперевшись руками и ногами, но Таня вдруг оставила пулемет и нашарила прицепленный на стенке кабины баллонный ключ. Потом решительно перегнулась через задний бортик:
  - Мизуки, придержи меня за ноги!!!
  Наклонившись вниз и не обращая внимания на мотающийся из стороны в сторону кузов, она быстро и точно разбила задние габариты и стоп сигналы.
  Резко дернувшись назад, она чуть переборщила и вместе с держащей ее за пояс Мизуки шлепнулась на грязное дно кузова. Но лихорадочной бодрости отнюдь не утратила:
  - Ништяк! Молодец, что помогла! Смотри, там канистра прицеплена, видишь? Сними ее и приготовь - поиграем в "Кавказскую пленницу". Не знаешь?! Я тебе потом расскажу! А если повезет - то и покажу!!!
  - Покажешь, покажешь обязательно... Йа-а!.. - вскрикнула Мизуки, чуть снова не свалившись на очередном повороте, но все же добравшись и стащив канистру. - Давай, командуй, что с ней делать!
  - Погоди пока, это на крайняк!!! - Таня пыталась перекричать рев двигателя и свист ветра в ушах, ее пепельные волосы развевались, словно у необычно коротко постриженной валькирии.
  Фары сзади вспыхнули, и, не пропадая больше, стали приближаться - дорога в этом месте стала более-менее прямой и ровной. К несчастью, потому что грузовичок явно не предназначался для гонок с преследованием и значительно уступал в мощности догоняющим... да, это были "Хаммеры".
  Тоже не гоночные автомобили, но их вдвое более мощные моторы и дубовая подвеска позволяли гнать, не стесняясь. Теперь они быстро приближаясь, ослепляя фарами скорчившихся в кузове беглецов. Когда расстояние сократилось метров до семидесяти, Таня высунулась из-за ящика и грохнула по нему металлическим цевьем пулемета. Сошек у "Миними" не осталось, что и хорошо, стрелять с упора они бы только мешали.
  Пулемет громыхнул короткой очередью и прервался: не рассчитав усилия против отдачи, Таня не удержала оружие, и пули ушли в молоко. Яростно чертыхаясь, она прижала "Миними" второй рукой сверху к ящику, и, жмурясь, навела ствол в самую середину ослепительного светового пятна от вражеских фар. "Миними" залился длиннейшей очередью, забилась, замельтешила крыльями огненная бабочка на пламегасителе, бесконечный звенящий поток горячих латунных гильз окатил скорчившуюся справа Мизуки. Одна из них даже запрыгнула ей за шиворот, ужалив, точно оса.
  - Кажется, началось... Теперь, почтенный, прием номер два при отрыве от погони. Наслаждайтесь!
  Рихард чуть-чуть высунулся из окна. Прикинув расстояние и время, за которое преследователи должны оказаться на их месте, он высунул пистолет из окна и выпустил остатки магазина в сторону преследователей. Одновременно он выдернул зубами кольцо из предпоследней гранаты и, подождав пару секунд, выбросил ее из окна.
  - Если просто выбросить гранату, ее могут заметить и изменить скорость. Требуется отвлечение в виде стрельбы, вспышек и свистящих над головой пуль. Помогает... Похоже, одному из преследователей нехорошо...
  Первый "Хаммер" начал вилять и сбавил скорость.
  А когда перед капотом рванула осколочная граната, побитый и продырявленный пулеметными очередями "Хаммер" резко взял в сторону, взлетел на откос справа от дороги, перевернулся, и грохнулся обратно на дорогу, бороздя асфальт железом и рассыпая ослепительно яркие в ночи искры. Второй едва успел затормозить, чтобы не наподдать ему сзади и отстал, скрывшись за поворотом дороги. Шоссе, все так же петляя по скальной полке, резко пошло вниз, впереди открылась заполненная легким туманом долина Тенрюгавы.
  Позади снова запрыгали фары - второй "Хаммер" наверстывал упущенное. Преследователи почему-то не стали стрелять издали, норовя сблизиться на минимально возможную дистанцию, и зигзагообразный профиль дороги им в этом помогал: широкая морда "Хаммера" выскочила из за поворота метрах в пятидесяти.
  Не успела Таня прицелиться, как на крыше джипа засверкали вспышки выстрелов - но пули прошли низом, направленные, видимо, по колесам. "Миними" снова затарахтел, но очередной резкий поворот сделал стрельбу бесполезной.
  Скальная стенка справа вдруг оборвалась, вонзившись острым клином в пустоту, точно корабельный нос, и дорога, казалось совсем оборвалась - впереди было лишь пустое пространство. Завизжав тормозами и завиляв, грузовичок развернулся на сто восемьдесят градусов и ломанулся вниз.
  - Кидай канистру!!! - заорала Таня, больно ткнув локтем под ребра Мизуки. - И повыше подними, чтоб лопнула! Давай!!!
  Охнув и скривившись от болезненного тычка, она размахнулась, насколько смогла, и швырнула канистру под колеса "Хаммера".
  - Подавитесь, гады! - крикнула она вслед улетевшей на дорогу емкости. Им повезло: канистра лопнула, разлив вокруг себя блестящую в свете фар жидкость.
  - Похоже, милые девушки своим умом дошли до моего приема номер три. Неплохо, именно ради этого я и стащил из вашего гаража канистру с маслом, почтенный...
  - А откуда эти убийцы? Из американских спецслужб? Или... из Амальгам?
  - ЧТО?!
  От неожиданности Рихард чуть не нажал на тормоз.
  - Откуда вы это знаете, почтенный?
  - Не твое дело. Следи за дорогой.
  Черт, похоже, я схожу с ума... Откуда он знает даже название?
  "Хаммер", вылетевший из-за поворота на гораздо большей, чем беглецы, скорости - неудивительно, ведь амальгамовцы уже ездили по этой дороге и имели представление о крутизне поворотов - угодил передними колесами в лужу масла в самый неподходящий момент - во время бокового скольжения в управляемо заносе. Его швырнуло на хлипкое ограждение и четыре тонны американского железа снесли его, почти не заметив. Взревев двигателем, джип завис на мгновение над пустотой и - канул вниз. Двухсотметровый отвес не оставил преследователям никаких шансов.
  - Ага! Супер! Мизуки, я тебя люблю!!! - победно подняв кулак, завопила Таня, а потом, бросив пулемет, сжала ее в совсем не слабых объятиях и с чувством чмокнула в ухо. - Умница! Заслужила шоколадную медаль и повышение в чине!
  - Да чего уж там... Ох... - ответила Мизуки, потирая безбожно звенящее ухо. - Если бы не ты... Про канистру бы я не догадалась, да и с пулеметом вряд ли бы справилась...
  - Да ладно, не скромничай! - опьяненная победой Таня радостно подпрыгнула, совершив нечто вроде фуэте на одной ножке, и шлепнулась на ящик. Улыбаясь до ушей, похлопала ладошкой рядом с собой. - Давай сюда, нечего на мокром железе сидеть. Нет, ты все же молодец, Мизуки! Я думала, станешь визжать и падать в обморок, а ты вон как зажгла! Слушай, забей на этих самцов - "жывотные" они, все эти мужики - и выходи лучше за меня замуж! А что - уедем в Швецию, зарегистрируем брак. Ты будешь мамой, а я - папой. Закажем в генетической лаборатории художественный микст из наших хромосом, имплантируем... тебе - ты же мама, верно? Родишь мне красавицу дочку, глазки у нее будут красненькие, как у меня, а волосики черненькие, как у тебя, до того, как ты покрасилась. Интересно, круглые будут глаза, или раскосенькие? Ну, что, согласна?
  - Хахахаха!!!.. - залилась Мизуки истерическим хохотом, потом вытерла выступившие слезы, размазав грязь по лицу, и шлепнула Татьяну по коленке. - Э, подружка, что с тобой? Вроде, я тебе канистрой по голове не задела, когда в этих мерзавцев ее швыряла?..
  Они обнялись, уткнувшись лбами друг в дружку, и смеялись, и плакали, и никак не могли успокоиться. Так, что если бы сидевшие в кабине оглянулись, то начали бы не на шутку переживать за рассудок перенервничавших девчонок.
  Тем временем "Дайхатсу" шустро скатился по скальной полке вдоль отвесной стены вниз, к бурлящей и пенящейся на перекатах Тенрюгаве. По обоим берегам помаргивали огоньки жилых домов, а с одного берега на другой переходило широкое асфальтированное шоссе, аж на четыре полосы. Прямо под скалой оно ныряло в тоннель, и узкая горная дорожка проходила над ним, а потом спускалась к развязке, освещенной фонарями, и перед беглецами вставал выбор, куда сворачивать: направо, на юг, или на север. Глубокая долина была ограничена с запада и востока зубчатыми и крутыми хребтами, так что нечего было и думать выбраться еще куда-нибудь без альпинистского снаряжения.
  Но сидевшим в кабине было не до них. Когда погоня осталась позади, Рихард повернулся к старику:
  - Ну, а теперь поговорим предметнее. Откуда вам знакомо название организации?
  - А тебе зачем? Любопытство часто оказывается пагубным...
  - Я не шучу. Если вам есть что скрывать относительно связей с этими людьми, вы мой враг. А таких я не щажу.
  Старик засмеялся. Выглядело это довольно жутковато - сморщенный смеющийся старичок и Рихард с нацеленным на него пистолетом.
  - Что, убьешь меня? Ну, давай, убей. Но помни, когда ты отвлекся на погоню, я тебя не тронул. Хотя мог.
  - А не страшно умирать?
  - Я старый человек. Мне стыдно бояться убийц.
  Пауза затянулась. Похоже, что старик действительно не боялся. Да и был черезчур шустрым для обычного человека.
  - Вообще-то я не убийца. Убийцами были те, которые нас преследовали...
  - Да ну? А ты здесь занимаешься разведением голубей мира? Тебя-то кто сюда звал?
  - Не ваше дело.
  - Нет, мое. Это моя страна и ты здесь в гостях.
  - Предлагаю по-честному. Вы рассказываете, кто вы, а я взаимно откровенен. И кстати, куда ехать дальше? В тоннель или направо?
  - Идет. Я бы поехал направо. В тоннеле слишком легко устроить засаду.
  - Ладно.
  Сзади в кабину просунулась голова. Таня быстро спросила:
  - Эй, куда мы едем? Вниз по течению или вверх? Учтите, если поглядеть на вашу же карту, наверху, на севере, долина сужается и дорога заканчивается. Оттуда есть выход только на запад, через тоннели, проходящие под хребтом. Причем, тоннели километра по два или даже четыре длиной.
  - Ты хочешь сказать, что лучше ехать через тоннель на юг? Уверена? А по-моему, круговая дорога огибает тоннель с северо-запада.
  Рихард был рад этой невольной паузе в непростом разговоре.
  - Кругом по деревне-то? Можно, конечно, и так, но большой разницы нет - этот туннельчик все равно короткий - тут всего метров двести. Вот что там за ним - это вопрос. Но нам нужно решаться - те козлы из "Хаммеров" наверняка радировали своим, и сейчас они сюда слетятся, как мухи на... компот.
  - Слетятся, - подал голос старик, - у них поблизости и вертолеты припасены. Так что не стоит затягивать. Но если вы так хотите в тоннель - можете ехать. Хотя он может быть внутри заблокирован. Я сделал бы именно так... когда еще был при делах.
  Таня наклонила голову к нему и соблазнительно улыбнулась:
  - Э-э, дедушка? Простите, не знаю, как вас звать-величать, но вы, похоже, местный. Может быть, подскажете сиротинкам, куда лучше сделать ноги? Онегай, нэ?
  - Местный? Можно сказать, что и местный. А зачем мне вам помогать? Вы все мир делите, не надоело? А если бы я уходил, я ушел бы пешком. Найти с воздуха малореально, а прочесывание им не организовать. Силенок маловато... У них здесь лаборатория, а не военная база. Но если хотите на колесах, не советую въезжать в тоннели. Это идеальная ловушка... Хотя может, у меня клаустрофобия от старости. Так что думайте сами. Вы молодые вам еще не надоело убивать и бороться. А я уже старик.
  - Да, что и говорить, - голос девушки прозвучал уже не так весело. - Война - дело для молодых, лекарство против морщин... - она помолчала, потом снова прошуршала картой: - Но ведь без тоннелей отсюда не выбраться, а тот, что вниз по течению - самый короткий. Это же не четыре километра под горой пилить. Предлагаю туда...
  В этот момент из тоннеля, о котором шла речь, брызнули неяркие пока еще лучи света. Оттуда быстро приближалась какая-то машина. А то и не одна.
  Времени решать не оставалось. Рихард повернул руль направо, и грузовик помчался по окружной дороге.
  - Вот и все в порядке. Бремя выбора благополучно снято. Теперь осталось отъехать подальше. Ну давайте, рассказывайте о себе, мистер.
  - Имя мое тебе ни к чему. Скажу только, что я в тайной полиции служил, еще когда только подписывали акт о капитуляции в 1945. Еще несовершеннолетним и нелегально. Помогал выслеживать и ловить спекулянтов, так что места здесь знаю неплохо. И не так уж давно ушел на пенсию в довольно высоком звании. Потому и в курсе некоторых дел здесь, хоть их и пытаются скрывать. Мы, сыщики, всегда все знаем. Только иногда молчим из-за различных обстоятельств.
  - И как это вас касается?
  - Подумай, может поймешь. А пока следи за дорогой. Не хватало мне на старость еще в автокатастрофе погибнуть. И стоило для этого столько лет бороться со смертью, постоянно выходя победителем....
  Рихард улыбнулся. Старик начинал ему нравиться, несмотря на напряженные отношения:
  - И что думаете об Амальгам?
  - Наверное, не очень хорошо думаю, раз помог вам, хоть и не совсем добровольно, - старик покосился на физиономию Рихарда, - но понимаю, что иначе у тебя не получилось. Не подходить же в таком виде к неизвестному старичку с просьбой помочь в борьбе с мировым злом... Но это ерунда. Знаешь, я даже рад, что напоследок вспомню молодость.
  - Напоследок?
  - А что ты думаешь? Я уже стар, мне осталось недолго. Так что уж лучше сразу и в бою. Знаешь, именно так воспитывали людей раньше...
  - Если лучше умереть в бою, что же вы еще живы? Если вы знали. что это за люди и какие дела они творят - что же вы ушли в отставку без борьбы? - не без ехидства заметил Рихард. - А теперь приходится нам за вас доделывать ваше дело, а вы сидите в своем садике, цветы поливаете да с машиной возитесь...
  - Что ты понимаешь?! Чуть-чуть видел на свете и считаешь себя самым умным? Посмотрим, на что ты будешь годен в мои годы... Эх, если бы ты знал, как приятно на склоне лет просто жить в мире и покое, наслаждаясь вечной красотой природы. Не тратя сил на людскую ненависть, и не влезая ни во что. Просто созерцать проходящие мимо действия...
  Рихард с тоской взглянул в кузов:
  - Черт! Неужели и я, если доживу до таких преклонных лет, начну говорить подобную ерунду? Надеюсь, не доживу...
  
  Наконец, прибыв на место Курц, остановил БР и оценил обстановку. Все было отлично, но, почему-то, эта местность не внушала ему доверия - близость населенных пунктов вызывала некоторые опасения. Вызвав на дисплей карту, и оценив ландшафт местности, он принял решение перейти на другой, менее населенный, берег лежащей неподалеку реки.
  - Держись сестренка, еще немного, - донеслось из громкоговорителей и БР опять тронулся с места.
  Путь до выбранного им места не занял много времени, и уже через несколько минут стальной гигант вновь замер. Постояв некоторое время, и оценив окружающую местность, Курц довольно улыбнулся.
  - Отлично, то, что надо.
  Выбрав наиболее удобное для маскировки место, Курц опустил свой БР на колени и положил двух трофейных "Веномов" рядом, тщательно следя за тем, что бы как можно лучше скрыть их от посторонних глаз, что, в принципе, не составило никакой проблемы - голова его М9 в сидячем положении была на несколько метров ниже макушек деревьев.
  Наконец, он открыл крышку кокпита и выбрался наружу.
  - Эй, сестренка, ты как там, живая? А мы, однако, молодцы - вся дорога заняла 27 минут и 43 секунды. Хе-хе, специально засек. Вон, рассвет еще не закончился. - Курц самодовольно улыбнулся. - Эй, Мелисса? С тобой все в порядке?
  
  
  Какое-то время они ехали молча. Затем старик заметил:
  - Если уж такие правильные, могли бы и оружие выдать. Все-таки противник где-то рядом...
  - Почтенный, могли бы тогда быть и повежливее... Да и нет у меня лишнего оружия. Пистолет с ножом да одна граната... Ну и пулемет в кузове.
  - А вы смелее или глупее, чем я думал. Скорее, последнее. Вырождается молодежь...
  - Поспал бы лучше, старый хрыч! - впервые не сдержался Рихард, - стоило тебя добить еще дома, чтобы не слушать весь этот бред!
  - Сам помолчи, за умного сойдешь... Где у нас карта? Вот она... значит так, через полчаса езды с той же скоростью, в пяти минутах ходьбы от дороги есть у меня небольшой... скажем так, тайник с оружием и иными полезными вещами...
  - А не врешь?
  Грузовичок мерно потряхивало на стыках. Лихорадочное состояние, вызванное успешным отрывом от погони, начало проходить. Организм вдруг вспомнил, что он не совсем здоров: снова обнаружился насморк и головокружение, им вызванное. Таня о чем-то толковала с Рихардом и старичком - хозяином транспортного средства, потом и она замолчала, и Мизуки потихоньку провалилась в дремоту.
  Полчаса пролетели незаметно. Пристроив машину как можно ближе к краю дороги, Рихард разбудил спящих в кузове, и дружная компания, ведомая непонятным старичком, углубилась в лес. Идти пришлось действительно недолго. Через какой-нибудь десяток минут они оказались в небольшой рощице с необычно плотно растущими деревцами и кустарником.
  - А вот теперь последний шаг.
  Старичок подошел к кажущемуся крепким замшелому пню и слегка надавил Тот неожиданно легко отделился от почвы и сдвинулся в сторону. Внизу оказались обернутые полиэтиленом прямоугольные ящики защитного цвета и какие-то тюки.
  - На отделение хватит. Разбирайте!
  - Неплохой арсенал, - заметил Рихард, разглядывая содержимое вскрытого ящика - и откуда только в Японии, где пять штук дробовиков на всю страну, и те централизованно хранятся в сейфах? Что-то непонятно. Ладно, дорога ложка к обеду. А тут и мой любимый аппарат есть... Даже не буду спрашивать, откуда. А вы, почтенный, изрядно помолодели, когда вновь надели камуфляж...
  Последние слова относились к их проводнику, который уже избавился от штатского костюма и облачился в камуфляж, удивительно подходящий к местности. Явно индивидуальный заказ - Рихард никогда не видел подобного на вооружении ни одной армии мира.
  - Видимо, никому не уйти от судьбы. А тот, кто встал на путь войны, пребудет на нем до смерти...
  Рихард вздохнул:
  "Мне сказали они про охоту,
  Над угольями тушу вертя :
  "Стосковались мы, видно, по фронту, -
  По атакам, да и по смертям.
  
  Это вроде мы снова в пехоте,
  Это вроде мы снова - в штыки,
  Это душу отводят в охоте
  Уцелевшие фронтовики..."
  Знаете автора? Русский певец Высоцкий.
  - Никогда не слышал. Но сказано удивительно точно. Что-то мы заболтались. Может, и милые девушки выберут себе что-нибудь?
  Таня, красные глаза которой сверкнули прямо-таки демоническим огнем, с немереным энтузиазмом и знанием дела полезла в ящики, но вот Мизуки смотрела на их содержимое в явном недоумении.
  - Э-э-э... Даже не знаю... - растерянно почесала она в затылке. - От такого богатства просто глаза разбегаются. Может, вы что посоветуете, Рихард-сан. А заодно объясните, как этим пользоваться.
  Она мило улыбнулась и лихо шмыгнула носом.
  Мда, черт бы побрал этого невменяемого дедушку... Мало мне было проблем, теперь и вооруженные девушки появятся... Хотя это может быть и неплохая идея.
  - Ну, например, вот это, - Рихард вынул из одного из ящиков пистолет. Это был ТТ северокитайского производства.
  - Восемь патронов в магазине, компактный, пробивает легкие бронежилеты и преграды. Прост в обращении. Рекомендую.
  В этот момент вмешался старик:
  - Что ж, неплохо. Смотри, вот магазин. Вставляется так, извлекается так. Вообще этот пистолет не имеет неавтоматического предохранителя, но китайцы сделали для пущей безопасности. Ставится в безопасное положение вот так, снимается обратным движением. Перед стрельбой передергивается затвор, и патрон досылается в патронник. Внимание, затвор достаточно тугой. Целишься, удерживая оружие двумя руками, и стреляешь в грудь. Это вернее, чем в голову.
  
  Ночная тишина, что до этого стояла среди холмов между поселками Оно и Тасиро наполнилась ровным гудением. Как невидимые призраки, вертолеты с десантными группами на борту взмыли в небо, растворяясь среди звезд. Единственное, что выдавало их присутствие, был шум. Они, как истинные хищники, должны были кружить в небе, пока жертва не выдаст себя. Вслед за стальными птицами по дорогам в направлении поселка умчались десятки машин - огромная область радиусов в 20 км, которую необходимо было взять под контроль, была изрядно покрыта дорогами и автомобильными туннелями, которые необходимо было взять под контроль.
  Это было не проще, чем найти иголку в стоге сена, но у них не было выбора - они должны были найти наглых беглецов. Тем более, если наконец-то стало известно их более-менее четкое местонахождение.
  Если бы кто-то обладал нечеловеческой зоркостью, то, возможно, смог бы разглядеть и еще кое-что, что было кульминацией этой картины. В радиусе 20 км от поселка Оно в небе то тут, то там мелькали черные красноглазые тени, медленно опускающиеся на землю. По всей 20 км зоне были десантированы мини-БР "Аластор", настроенные на поиск беглецов.
  
  Внезапно, появился какой-то едва слышимый шум, который весьма резко превратился в довольно громкий гул. Мизуки оторвалась от разглядывания врученного ей пистолета и поглядела в небо:
  - Неужели, опять вертолеты? Да я за всю свою жизнь не видела столько техники, как за последние пару дней...
  Остальные, включая Татьяну, застыли и напряженно вслушивались в, уже затихающий, гул. Мизуки недоуменно начала вертеть головой, пытаясь отыскать источник звука, но никак не в силах его заметить. Вдруг, появившись из ниоткуда, в ночном небе мелькнула черная тень, несколько смахивающая на человека. Она и не заметила б ее, если бы не две красные точки, светящиеся в ночном сумраке как пара дьявольских глаз.
  - Рихард-сан, что это?! - испуганно спросила Мизуки, одной рукой дернув Рихарда за рукав, а второй указывая на то место, где она увидела подозрительную тень. Спустя секунду, тень исчезла из виду - немногим более, чем в полукилометре от них приземлился мини-БР "Аластор".
  
  Ну, вот и все... Кажется, тут наши приключения и закончатся. Черт, и как же неохота умирать в компании таких девушек... Хотя, похоже, что выбора нет. Сбивать вертолеты нам нечем, отбиться от массы пехоты и мини-БР не хватит патронов. Ладно, будем прорываться. Рихард обратился к старику:
  - Что делать предлагаешь, старый лис? Тут у нас гость - малогабаритный боевой робот Амальгам... Ну, и вертолеты...
  Вместо ответа старик спрыгнул в яму. Через несколько секунд появился край особенно длинного ящика.
  - Русский ПЗРК "Игла-1". Слышал о таком? Тут их два ящика, всего восемь штук. Должно хватить...
  - Почтенный, а атомной бомбы у тебя нет? Пригодилась бы...
  - Жирно будет... Займите пока оборону, а я приготовлю маленький сюрприз.
  Повторять не пришлось. Девушки уже спрятались за дерево, выставив наружу ствол пулемета. Рихард, надвинув ПНВ на голову, встал на одно колено возле ямы, стараясь засечь "Аластор" как можно раньше. Ну, допустим, собьем мы пару-тройку вертолетов, с ПЗРК это не проблема. Наводятся они по тепловой головке, оптика им не шибко важна, тем более ночью... Но что дальше? Даже если здесь куча оружия, долго мы не продержимся... Помощи ждать неоткуда... Стоп. А почему неоткуда? Я же не знаю, что стало с остатками нашей ударной группы! Последний раз, когда я с ними связывался, пришло сообщение, что эвакуировать нас они не могут. Стало быть, они могут быть где-то рядом. Если у них еще остались БР, мы спасены. Вот только рации моей конец настал...
  Еще в полете, до приземления, тепловизор "Аластора" зафиксировал несколько человек находящихся на расстоянии около полукилометра от него. Приземлившись, "Аластор" сверил свое местонахождение относительно обнаруженных целей.
  Перед искусственным интеллектом встал вопрос: передавать в центр сигнал об обнаружении искомых целей, или нет? Учтя всевозможные погрешности, ИИ пришел к выводу о необходимости более тщательной проверки и направился в сторону обнаруженных объектов.
  Несмотря на все достоинства ИИ, передвигаться бесшумно по лесу мини-БР не умел. Определив обнаруженные цели как людей, "Аластор" напролом сквозь заросли направился к цели для сверки с фотороботом.
  Рихард повернулся к старику, приводящему "Иглы" в боевую готовность:
  - Слушайте, а радиостанции у вас поблизости нет? Желательно с диапазоном пошире...
  - Найдется. А тебе зачем?
  - Много будете знать - скоро состаритесь и помрете.
  - Не дерзи. Молод еще... вот она. Возьмешь, когда будем возвращаться к грузовику.
  В этот момент Рихард заметил то, что искал - призрачный силуэт "Аластора". А вот и гость. Что ж, придется его угостить...
  На ствол FA-MAS, любезно предоставленного старичком, была надета наствольная кумулятивная граната. А вот и гостинец. Приятного аппетита!
  Попав в грудную часть мини-БР, граната проделала в его броне вполне приличную дыру. Реактор взорвался и "Аластор" был ликвидирован, не успев подать сигнала. Это сэкономило несколько минут.
  - А вот и "щит небес"! Берем на плечи и двигаемся к грузовику!
  - Вот вы и двигайтесь. Я остаюсь.
  - В смысле?
  - В том и смысле. Постараюсь выиграть вам немного времени и отвлечь их внимание.
  - Это самоубийство. Не жаль умирать ни за что?
  - Я старый человек. Мне стыдно бояться убийц. Даже если у них господство в воздухе, и они всех купили или запугали. Прощайте.
  Взрыв реактора озарил ночное небо яркой вспышкой, а ударной волной повалило наземь окружающие деревья, которые к моменту падения уже добротно горели. Такое световое представление было как вспышка маяка в кромешной тьме для патрулирующих местность вертолетов.
  - Замечен взрыв в 1-й секции 6-го сектора. Потерян сигнал от мини-БР-11.
  - Направить три вертолета в 6-ю зону, все близлежащие мини-БР сконцентрировать на этой секции. Дорожные патрули - туда же. Остальные - ожидайте дальнейших указаний.
  Как только стих шум от взрыва мини-БР ночное небо наполнилось все возрастающим гулом вертолетных лопастей. Внезапно, как черт из табакерки, в небе появился вертолет и направился в сторону укрытия беглецов, освещая землю ослепляюще ярким прожектором.
  Как раз к этому моменту шустрый старичок пристыковал блок питания к ПЗРК, повернул рычаг накола блока питания и навел ПЗРК на цель. Выжал спуск наполовину, и выждав 10 секунд, нажал полностью. Ракета пошла. Стрелок тут же отбросил трубу и начал пристыковывать новую. Делал он это, одновременно меняя позицию.
  - Ё-моё, не было печали - так купила баба порося! - завопила Таня, запрыгивая в кузов грузовичка, и принимая охапку труб зенитных ракет. - Когда же они отцепятся, ироды?! Деру, деру надо давать!!!
  Неожиданно, на дорогу, метрах в трехстах перед грузовичком, выпрыгнул еще один "Аластор". Замерев на секунду, он оценил обстановку и в следующий миг бросился быстрым бегом в сторону грузовика, попутно виляя, на случай обстрела.
  Первый вертолет, слишком поздно заметивший ПЗРК у беглецов, полетел на землю горящими обломками. В это же время, 2-й из вертолетов, так и не вышедший из режима невидимости ECS, и подлетевший к стрелявшему с другой стороны, начал высаживать десант.
  Услышав звук рубящих воздух лопастей, старик обернулся. Подходите, господа, подходите... Вы еще всего не видели. Второй ПЗРК был выпущен на звук. Тепловое излучение никуда не делось, а на небольшом расстоянии можно было навести Иглу достаточно точно, чтобы головка взяла цель.
  - Вон, он, гад!!! - завопила Таня, указывая пальцем на приближающегося со скоростью и напором нападающего быка "Аластора". - Тупой железный чайник! Куда ж ты прешь с голыми пятками на шашку?!
  В ее руках появилась труба существенно поменьше "Иглы", зато куда как проще в обращении - одноразовый РПГ-22.
  - На-ка! Получи! - раздвинуть трубу и поднять прицел было нетрудно даже малообученному стрелку, а вот назад она посмотреть, как и полагается новичку, забыла. Благо, что Мизуки, уже наученная всеми этими напастями, все быстро сообразила и, зажав уши ладошками, шлепнулась на пол кузова.
  Оглушительно громыхнуло, и огненная комета умчалась навстречу красноглазому роботу. Попала она или нет, сразу было не совсем понятно, но вспышка разрыва поглотила противника, и он то ли разлетелся на куски, то ли передумал атаковать в лоб. В любом случае, беглецы получили еще одну драгоценную минуту.
  Рискнувший снизится поближе к земле под прикрытием режиме невидимости ECS пилот второго вертолета совершил роковую ошибку. Не ожидая ни такого сопротивления, ни такого количества боеприпасов пилот завис над верхушками деревьев, высаживая десант. Наведенная на звук и направленная по тепловому следу ракета не оставила никаких шансов стальной птице, как и последнему, восьмому, десантнику, который в этот момент выпрыгивал из вертолета.
  Зафиксировав лобовую ракетную атаку, "Аластор" успел среагировать, но, несколько поздно - сделав в последний момент прыжок в сторону, уходя от ракеты он ушел от попадания. В следующее мгновение его толкнуло взрывной волной, и он улетел на обочину, врезавшись в выступающий из холма каменный выступ и разнеся его на куски. На восстановление системы после столь сильного удара и проверку системы, которая выявила незначительные повреждения левого манипулятора в локтевом суставе, потребовалось менее минуты. После этого "Аластор" поднялся на ноги и одним громадным, по человеческим меркам, прыжком выскочил обратно на дорогу.
  - Отстал?! - крикнула Мизуки, поднимаясь со дна кузова и вглядываясь в темноту. - Ксо, похоже, нет... Давай-ка, из нас двоих ты самая военно-обученная, командуй, что делать! Я не собираюсь сидеть тут заместо мебели!
  
  Второй вертолет благополучно приказал долго жить. Однако десант рассыпался в цепь и двинулся в сторону тайника с оружием. А также в сторону старика, уже выбросившего использованную трубу и торопливо вставляющего ленту в пулемет ФН МАГ. Не сидится вам, господа американцы, у себя дома. Ну и хорошо. Длинная очередь скосила как минимум двоих из наступавших. Остальные залегли и открыли огонь на подавление. Старик отполз к яме с остатками вооружения.
  
  Грузовик несся по ночной дороге. Увы, поучаствовать в умножении на ноль очередного "Аластора" Рихарду не пришлось. Он был слишком занят, одновременно пытаясь связаться с кем-нибудь из оставшихся в районе оперативников и ведя грузовичок по не вполне ровной дороге.
  - Прием! Урц-Х на связи! Если кто-нибудь из уцелевших меня слышит, отзовитесь! Прием!
  К тому времени, когда Аластор вновь оказался на дороге, грузовик с беглецами уже успел тронуться и начал набирать скорость. Из предплечий мини-БР вылетели два гарпуна, за которыми тянулись стальные тросы, выходящие оттуда же. Быстро нагнав еще не успевшую разогнаться машину, снаряды глубоко врезались в кузов машины и прочно там засели. В следующее мгновение в предплечьях "Аластора" взвыли моторы, сворачивающие тросы, и мини-БР устремился вдогонку за грузовиком.
  
  - Не очень-то я и обученная. Так, нахваталась там и тут - о чем очень теперь жалею! В наши интересные времена каждая девушка должна уметь отстаивать свою невинность: что в огневом бою, что врукопашную. Иначе худо будет!!! Ладно, что там нам дедушка еще презентовал? Ага, винтовку какую-то. Давай быстрее сюда, а сама снаряди магазины - вон они, пустые, в сумке, а вон картонные коробки с патронами. Запихивай по двадцать штук! Не помню, что это за ружье, американская какая-то штука, но патрончики помощнее... Ах, ты, урод! - завопила Таня, отшатнувшись, когда задний борт пробили острые стальные гарпуны. Скользя по дороге и оставляя на асфальте клочья ботинок, "Аластор" начал подтягиваться поближе, мотаясь из стороны в сторону.
  
  Машину ощутимо тряхнуло. Рихард на секунду выглянул назад и был неприятно удивлен. Однако... Погоня в лучших традициях "Терминатора-2" Но надо с этим что-то делать. А вот что и сделаем. Рихард натянул петлю из оружейного ремня автомата и, удерживая его левой рукой и натянутом виде, высунул ствол назад и выпустил весь магазин в сторону приближающегося врага.
  Со стороны кабины прогрохотала автоматная очередь, потом выпрыгнул шарик гранаты. Сзади громыхнуло, но не очень близко от робота, и но, хотя и получил пару попаданий, продолжал подползать, сверкая алыми огненными сенсорами.
  - Блин, добрый дедушка, что вам стоило магазины заранее снарядить?! - отчаянно выкрикнула Таня, трясущимися пальцами запихивая патроны в куцый магазин от М14. Пружина была тугая, - для того, видимо, владелец и не хранил магазины снаряженными - скользкие патроны выскакивали из рук и прыгали под ногами. Наконец, она засунула штук пятнадцать, и, вставив магазин в приемник, принялась судорожно шарить рукой по винтовке.
  - Блин, да где же у нее кнопка?! Куда они засунули предохранитель, козлы?! Ага, вот это, что ли...
  Взведя затвор, она обернулась к преследователю и инстинктивно отшатнулась, так, что чуть не уселась на голову Мизуки. Девушки неловко повалились на кучу гранатометов и коробок с патронами.
  "Аластор" времени даром не терял: по заднему борту громыхнуло, из на его краю появилась громадная пятерня.
  - Зараза, на, получи!!! - завизжала Таня, и с расстояния не больше метра выстрелила роботу в лоб. Раздался металлический звук, точно по ведру ударили стальной трубой, брызнули искры. Винтовка стояла на одиночном огне, поэтому, пока Таня догадалась, что нужно еще раз нажать на курок, прошла секунда. В лобовой щиток врезались еще несколько пуль, проделав в нем аккуратные дырки. Голова "Аластора" откинулась назад, из решетчатых отверстий по бокам потянулись струйки дыма и мелькнули электрические искры. Бессильно разжав руку, робот грохнулся на асфальт, подпрыгнул несколько раз, волочась за разгоняющейся машиной на постепенно разматывающихся тросах. Вот его тушка соскочила с асфальта, зацепилась за ограждение. Рывок - и гарпуны вылетели.
  Таня показала ему фак и утерла вспотевший лоб.
  - Напугал, терминатор чертов...
  - Убери-ка ногу, - Мизуки легонько похлопала Таню по лодыжке и зашарила по полу кузова рукой. - Тут еще пара патронов должна валяться, ага вот один... О, даже еще два! - обрадовалась она и почти профессионально запихнула их в магазин (как только сообразила, какой стороной их совать?!), сложила его к остальным в кучку, прислонилась к бортику и, досадливо поморщившись, откусила сломанный ноготь. Ее колотила дрожь. Потом вынула из кармана чудом не выпавший оттуда ТТ.
  - Где, говорите, у него кнопка?
  - Эту пукалку пока спрячь. Когда тут такие вороги бегают, из нее разве что застрелиться. Давай лучше сразу взведем все "Мухи", какие есть. Вот как с этими зенитными ракетами обращаться, я не знаю. Хотя... хотя тут для дурачков все написано по-русски! - проговорила Таня, наклонившись поближе к "Игле". - Эй, Рихард! Что нам с ракетами делать? Если увидим кого летающего, куда лучше целиться?
  В ночной темноте, прямо по курсу следования беглецов, прорезался свет фар двух автомобилей. Заметив движущийся в их сторону грузовик, одна из них остановилась поперек дороги, а вторая продолжила движение навстречу Рихарду и компании.
  - Ух, в этих гадов я уж не промахнусь! - свирепо процедила Таня, улегшись животом на крышу кабины и целясь из РПГ-22. - Едва ли это мирные японцы, нэ?!
  В крыше, как оказалось, "Хаммера" открылся люк и из него появилось туловище человека с чем-то весьма объемным в руках. Немного повозившись, видимо, закрепляя некое устройство, человек спрятался обратно. В следующее мгновение на крыше "Хаммера" вспыхнул невероятно яркий прожектор, скрытый за толстенным слоем стекла, должно быть предназначенный для "ослепления" едущих навстречу.
  В кабине захрипела рация. Рихард быстро заговорил в ответ:
  - Прием! Это Урц-Х! У нас тут веселая ситуация. Едем по дороге, нас преследуют. Вертолеты, мини-БР, пехота на автомобилях. Нам требуется прикрытие! Прием!..
  В этот момент зажегся прожектор на передней машине. Он засветил ПНВ Рихарда. Поскольку этот прибор был явно не первого и не второго поколения, он не вышел из строя и глаза не пострадали. Однако на некоторое время резко уменьшилась видимость. Рихард резко затормозил. Выбив ногой лобовое стекло, он быстро прикрепил к стволу FA-MAS новую гранату.
  - Огонь!
  Над его головой шарахнул гранатомет. Граната улетела точно в центр ослепительного диска. Там раздался взрыв и наступившая темнота показалась чернильной, хотя посреди ее и разгоралось тусклое красноватое свечение: получивший гранату в лоб "Хаммер" загорелся.
  - Ха, чем думали надуть! Это зенитчикам солнце мешает, целятся-то они в самолеты, а не в него. А когда нужно просто погасить лампочку - плевое дело! - довольно прокричала Таня, протирая слезящиеся глаза. - Мизуки! Давай следующий!
  Тут же последовал второй выстрел из кабины. У наствольной гранаты есть некоторый плюс перед реактивным гранатометом - ее можно выпустиить из малого помещения. Граната полетела уже в дальнюю машину. Целился Рихард в область бензобака.
  Надкалиберная граната тоже попала в цель, из распахнувшихся дверей второго джипа вышибло облако огня и дыма.
  Грузовичок, резко вильнув, объехал первый "Хаммер" с выбитыми стеклами, вскрытым капотом и пробитой кабиной, истекающий горящим топливом. Сзади, на темном склоне, мелькнуло несколько вспышек и над кабиной просвистело.
  - Блин, надо быстро удирать! - закричала Таня, просунув голову в кабину через заднюю форточку. - Не на юг, так на север! Дедушка говорил, там есть два тоннеля, которые ведут из долины Тенрюгавы на запад. Если сможем проскочить, то там начинаются плотно населенные места, там заховаемся! Если же нет, можно попробовать ломануться напрямик по ущелью, на север - там прямой дороги нет, но по левому борту долины идет горный проселок. Он говорил - хреновая дорога, но с полным приводом можно!..
  - Ладно! Попробуем проехать через туннели. Не знаю, к чему это приведет, но в любом случае будет весело! Вперед!
  Грузовик направился в указанную сторону со всей скоростью, на какую был способен.
  - Прием! Это Урц-Х! Направляемся в сторону тоннелей.
  Позади снова метнулся свет мощных фар: снизу по долине подходили все новые патрули Амальгам. Где-то наверху, над невидимыми в темноте вершинами гор, урчали и ухали вертолетные лопасти.
  Грузовичок помчался на север, взвизгивая на поворотах покрышками. Дорога переходила с правого берега Тенрюгавы на левый, мимо мелькали разнокалиберные домишки, освещенные редкими фонарями. Мирные жители спокойно спали, принимая во сне отдаленный грохот за бормотание грома. И в самом деле, на долину наползали новые дождевые тучи, готовые пролиться холодным дождем.
  Замечательная обстановка... Мирная жизнь, изредка прерываемая взрывами, выстрелами и сражениями на БР. Идиллия! Интересно, как к подобному относятся жители окрестных домов? За последнее время могли бы привыкнуть... Хорошо еще, что не понаехало сил Самообороны. Тогда было бы совсем невесело... Это не малочисленные силы Амальгам. Но ерунда все это. Пора разбираться с преследователями - совсем обнаглели и лезут вперед. Прием номер два!
  Были израсходованы еще один магазин и граната. Энтузиазма у оппонентов явно поубавилось, но упорства было не занимать.
  Долина реки немного расширилась и выпрямилась, справа пошел высокий гранитный откос. Мелькнула небольшая часовенка, почти скрывшаяся в зарослях древних можжевеловых деревьев и щит с надписью "Сирои Яма...".
  Выщербленные и замшелые статуи божков-лисиц проводили взглядами побитый и грязный японский грузовичок с настоящим интернационалом на борту: с немцем за рулем, русской девчонкой с гранатометом в руках, пристроившейся за кабиной, и японской школьницей, стоящей на коленках и торопливо снаряжающей магазины. На острых мордочках даже отразилось некоторое удивление.
  Мелькнули несколько жилых домиков и сараев, и дорога резко повернула направо, обходя гранитный взлобок. На уши беглецов сразу надавил густой гул.
  Над поймой слева зависли два вертолета "Блэк Хок", с них еще свисали десантные тросы. А поперек дороги лежали несколько бревен. С десяток бойцов в американской форме торопливо подтаскивали новые коряги. Увидев грузовик, вылетевший с визгом покрышек из-за поворота, они быстро попрятались за ограждение, ожидая, когда машина притормозит. Стрелять издалека они не стали: что было вполне логично. Очевидно начальство разобралось, что к чему и отдало строгие приказы. Любого меткого стрелка, который подстрелил бы бесценную Посвященную, ждали вечные муки и пожизненный расстрел.
  - Черт, завалили дорогу! - завопила Таня, вглядываясь вперед. Почти сразу она стукнула кулаком по кабине. - Гляди, там слева спуск к реке!
  И действительно: с левой полосы вниз вели накатанные колеи, а бурная река на повороте разлилась широкой неглубокой шиверой среди пологих берегов, усыпанных галькой. Широкий пляж на этом берегу пересекала неглубокая старица, на за ней виднелось ровное пространство, мелкое основное русло с обнажившимися галечными островками и пологий противоположный берег по которому тоже шла узкая дорога, уходившая наверх на крутой склон.
  - Попробуем вброд?!
  - Попробуем! Тем более что выбора все равно нет... На нашей колымаге таранить баррикаду несподручно...
  Рихард резко повернул налево. В любом случае, погибать - так с музыкой!
  "Дайхатсу" с ревом перепрыгнул кювет и приземлился, долбанув по амортизаторам так, что у всех лязгнули зубы. Выбрасывая из под колес гальку, он прочертил колеи по сухой отмели и влетел в старицу, подняв столбы брызг. Девушки в кузове, отчаянно цеплявшиеся за борта, взвизгнули, когда их окатило с ног до головы. Выбравшись из неглубокой старицы, грузовичок перескочил последнюю отмель и встретился с более серьезным препятствием: стремительным течением Тенрюгавы. Издали было трудно определить глубину шиверы, которая бурлила и клокотала впереди, и беглецам оставалось только надеяться на проходимость творения японского автопрома. Грузовичок вновь нырнул, вода взлетела выше крыши кабины, потоками стекая по лобовому стеклу. Машина дернулась, когда Рихард подключил передний мост и врубил пониженную передачу, а потом упрямо поползла, раздвигая течение тупым капотом. Водяной вал поднялся выше нижней границы лобового стекла, но колеса еще держали дно, и грузовичок полз и полз вперед. С берега несколько раз свистнуло, и впереди поднялись высокие всплески: видимо, амальгамовцы не решались стрелять по машине и пытались напугать водителя. Из кузова в ответ затарахтел "Миними". Проглотив остаток ленты, он замолк, но потом почти сразу оглушительно ударил гранатомет. Граната, оставляя дымный хвост, мелькнула рядом с зависшим "Блек Хоком", и тот резко подпрыгнул вверх, подальше от огрызающейся мишени. Несколько раз резко ударила М14 - в этот раз стреляла Мизуки. Неизвестно, попали ли куда девчонки, но стрельба с левого берега прекратилась, пехотинцы сочли за благо попрятаться.
  Грузовичок, переваливаясь на подводных камнях, продолжал пробираться вперед, хотя в кабине было уже по колено холодной воды, и по дну кузова текли ручьи.
  Один раз колеса потеряли дно, и сильное течение подхватило грузовичок, развернув его градусов на сорок пять, но, к счастью, метрах в пяти ниже снова оказалось неглубоко и он снова зацепился колесами и рывком преодолел оставшееся до берега расстояние. Выскочив по крутому откосу, "Дайхатсу" оказался на асфальтированное дороге, уходившей влево, в сторону очередного поселка, помаргивавшего огоньками на склоне горы.
  - Что, съели?! - Таня из кузова показала фигу оставшимся с носом амальгамовцам. - Вперед, понеслись!!!
  
  Как раз в это время заканчивался последний акт трагедии возле схрона с вооружением. Потеряв еще одного человека, бойцы Амальгам вполне резонно потеряли желание переть в лобовую атаку. Как раз к тому времени подтянулось и несколько "Аласторов". Поэтому именно их и послали вперед.
  Как раз в это время у старика закончились патроны в ленте пулемета, и он сменил оружие на автомат АКМ китайского производства. Руки вспомнили ощущение железа , и в разум хлынули воспоминания. Многие годы он занимался тяжелым и неблагодарным делом. Защита законности и порядка, гарантия законопослушным гражданам стабильности и возможности нормально жить требует немало крови и грязи. И делать это приходится не простым служакам, а тем, кто действительно верит в то, что делает. И главное, ради какой цели. Выйдя в отставку, первым его желанием было забыть все, что он видел и знал, однако знал и видел он слишком много, чтобы это так просто могло отпустить. И когда его вновь втянули в погоню со стрельбой и взрывами, было даже немного приятно. Словно вновь вернулась молодость. Отчасти поэтому он и помог беглецам. А отчасти потому, что в своем оппоненте он со свойственной преклонному возрасту прозорливостью увидел подобного себе и полного сил, еще не настолько отягощенного содеянным.
  Внезапно огонь прекратился. Старик приподнял голову и увидел вблизи светящиеся глаза "Аластора". Вскинул автомат, но короткая очередь ушла вверх - манипулятор снизу хлестнул по стволу. В следующий момент толчок в грудь отбросил старика в яму. Оба мини-БР спыгнули следом, добить жертву. А зря.
  Ну а вот вам напоследок!
  Старик выпустил очередь не в них, а в ящик прессованного тола, находившегося рядом. Прессованный тол не слишком отличается от литого. Но есть и некоторые нюансы. Например, он детонирует от прострела...
  
  
  Рихард нажал на газ. Вода быстро покидала кабину, что не могло не радовать. Не подхватить бы простуды от таких приключений... На пару с простатитом от ползания по земле. Эх, жил бы сейчас где-нибудь на юге и работал исключительно по праздникам за соответствующую оплату. Благо было подходящее предложение... Не стоило рождаться с гипертрофированным понятием о добре и зле. Определенно, совесть и мораль - отжившие и крайне бесполезные атрибуты ушедшего в небытие общества. Интересно, как там Ветер? Наверное, либо играет роль дона Жуана в очередной интриге, либо выполняет очередной заказ. Вечная профессия... Ладно, пора выходить на связь. Но сначала стоит выяснить, куда мы собственно едем... Рихард извлек карту и начал прикидывать местонахождение. Прикидывалось плохо, а через минуту он понял, что держит ее вверх ногами. Похоже, сказывалось напряжение. Чтобы не мучаться понапрасну, он высунул карту в кузов через окно.
  - Милые девушки, вопрос на выход в полуфинал нашей викторины - где мы находимся и куда едем?
  - Сейчас будет какая-то деревушка, оттуда идет узкая дорожка - вон, между домиков - вверх в горы, но черт знает, сможем ли мы по ней потом спуститься, как бы не кончилась тупиком у чьих-то ворот. А можно - по берегу, и там за поворотом - снова выскочить на то же шоссе, с которого мы спрыгнули. Авось там ворогов еще нет! Потом прямо вперед, мимо того места, где мы скатились на шоссе в первый раз, пока не докатимся до большой развилки - шоссе там кончается и уходит влево - в длинный тоннель под хребтом. Если проскочим, то окажемся в соседней долине, там большой город - Иида, где несложно оторваться и спрятаться. Если они успеют перекрыть вход в тоннель - то направо пойдет узкая грунтовка, серпантином на гору. По ней можно пробраться вверх по долине, там в пяти километрах снова начинается нормальная асфальтированная дорога, которая ведет на север. И там километров через тридцать можно опять выскочить в цивилизацию, там густонаселенная долина с железной дорогой и автострадой, уходящей на восток, в сторону Токио.
  - Ну что ж, поехали берегом. Как вы там, кстати? Надеюсь, никто не ранен? Много убили? С таким количеством оружия было бы странно, если бы все нападавшие уцелели...
  Рихард изобразил кровожадную ухмылку. Получилось вполне правдоподобно.
  Танин голос звучал вполне бодро:
  - Мы-то целы. Видать, у них была команда не стрелять, а то изрешетили бы в дуршлаг, пока мы ползли через речку. А уж куда мы попали - черт знает. Война для непрофессионалов - высунул ствол над подоконником и поливаешь. Куда-то туда. Попал, не попал, не разберешь. Напугали слегка, и то хорошо. Вон как "Блек Хок" шарахнулся! Если бы было время потренироваться, я и "Иглой" бы его угостила, конечно. А так пришлось по-простому, по-негритянски.
  - Обязательно дам пару уроков по обращению с этим вундерваффе. Просто как апельсин, а какой эффект...
  - Нужда - лучший учитель, я как раз читаю, что тут накарябано. Заряд батарей... пъезоэлементы, блин, сложновато. "Навести в цель, и нажать на рычаг" - вот это по мне!
  - А насчет их приказов - это верно. Я на это только и надеялся. Если бы не вы, грузовик бы уже догорал вместе с моим трупом. Кстати, Таня, а какие у тебя планы на будущее?
  -Если хочешь знать, первым делом - найти чистую и светлую любовь! А то мне жутко завидно - сестренка-Аленка, бледная немочь, такого парня отхватила! Красавец, умница - МАИ за год окончил, но не ботаник, а в "Вымпеле", между прочим, сейчас служит. Я так рыдала, когда меня отвергли - жуть! Никто меня, бедную, не любит. Мизуки вот, кстати, тоже ответа пока не дала, жмется что-то.
  - Да люблю я тебя, тебя ж разве не полюбишь, как же, - в тон ей ответили Мизуки. - Но, раз уж я по стечению обстоятельств оказалась тут в качестве твоей "сестры"... На большее, чем любовь сестринская, не рассчитывай. Тем более, есть у меня... - Мизуки покосилась в сторону кабины и тут же отвернулась, - ...любимый человек, - закончила она со вздохом.
  - Так это же отлично! - Таня легко хлопнула ее по плечу. - Совет да любовь. Что же еще нужно? Ну, конечно, хотелось бы построения коммунизма в масштабах всей планеты... нет, стоп, чего это я? - в масштабах всей Солнечной системы, прекращения эксплуатации и войн, а также вселенской братской любви. Надеюсь так и будет... когда-нибудь. Хотелось бы верить. Если человечеству не придут кранты в ближайшие несколько лет. Нет, не переживайте, я, конечно, постараюсь, чтоб такой неприятности не случилось. На свадьбу позови, слышишь Мизуки?
  - У Мизуки с этим все в порядке... Болтать действительно не стоит, но приятель у нее вполне приличный. На меня в юности похож, только не настолько отмороженный. Может, не все еще испытал... Надеюсь, и не испытает. Кстати, а что за негодяй тебя отверг? Вот ведь идиот...
  - Не то слово, Рихард-сан, - подхватила Мизуки. - Ох, как же я тебя понимаю, Таня, меня саму как-то бросили... Это ужасно, когда у тебя нет парня! Хотя, когда твой парень почти не обращает на тебя внимания - еще хуже. А вы, Рихард-сан, кстати, сами-то клювом-то не щелкайте! А то вдруг я на Танино предложение соглашусь, - хихикнула она.
  - Было бы чем щелкать... Да и зачем я, такой веселый, буду нужен? Оплакивать меня, случись чего? Или так, пообщаться на раз? Честно говоря, не вижу смысла.
  Сказав это, Рихард повернулся и уперся взглядом в лобовое стекло.
  - Приличный парень - это хорошо, она заслужила. Интересно было бы узнать, каким ты был в юности, чтоб сравнить. Сострой еще гримасу: "Эх, где вы, деньки золотые?!" Но все равно за старикашку не сойдешь. Насчет негодяев - не надо. Он отличный парень, и за Аленку я очень рада... буду, если мы сможем ее выцарапать из-под Южного Креста. Хорошо бы... - Таня тяжело вздохнула. Помолчала, подставив лицо ветру. - Грешным делом, надеялась я увидеть кого-то из наших, а то даже и Максимку. Мой фейерверк наверняка и из космоса был хорошо виден. Но, видно, то ли не поняли в чем дело, то ли не успели раскачаться. Не видать Красной Армии.
  - Может, это и к лучшему. А то черт его знает, как могло бы обернуться дело. Ведь не забывай, я ведь формально служу Митрилу. Что, если бы мне дали инструкцию не допустить твоего возвращения в СССР до переговоров? Не забывай, ТДД-1 нужно топливо. А вести переговоры о нем можно, лишь имея, чем торговаться...
  Таня фыркнула:
  - Если б они примчались, то не ты бы их пугал, а наоборот. Что ж они, дурачки с голыми пятками на шашку лезть? И когда меня сюда запускали ваши с подлодки, наверное, тоже понимали, чем эта эскапада может кончиться. Взяла бы я, да и смылась. Ищи ветра в поле! Может быть, еще и смоюсь - плечо вот до сих пор побаливает, между прочим. И ваше топливо мне по барабану.
  - А то меня так легко напугать... Если бы я действительно имел намерение во что бы то ни стало не допустить твоего возвращения к русским, вашему хваленому спецподразделению достались бы только наши трупы. А твой запуск с подлодки был просто отчаянной попыткой спасти хоть кого-нибудь. Ну, а если, по сути, без моих юношеских понтов - что ж не смылась? Ведь все было вполне реально? Можно было, конечно, попасть в руки Амальгам, но это неизбежный риск. Так почему же ты с нами?
  - Эй, эй, вы чего это? Какие еще торги? Куда ты, действительно, тут смываться захотела? С ума сошла? Я вот попробовала, так еще хуже стало, - Мизуки вновь вздрогнула, вспомнив расправу над туристами.
  По губам Тани неожиданно скользнула улыбка. И эта улыбка была не злой и не ехидной, скорее, немного печальной.
  - Охотно верю, Ри. Западный немец вряд ли упирался бы рогом, но, раз ты из ГДР, и даже про Мальчиша-кибальчиша читал... верю. Огорчает только то, что ты бы так и не узнал, какую огромную глупость совершил. Потомки, если они все же будут, тебя бы не похвалили за такое. Я сейчас не могу умирать - мне нужно сделать еще что-то очень-очень важное. А насчет бегства - да ты шутишь, наверное? Как я могла сбежать, когда думала, что сестра здесь. Не оставлять же ее на вас, лопухов, - она хихикнула. - И вы тоже, хоть и сами дуриком сунули голову в ловушку - я же предупреждала! - но, все же жалко было и вас. Как ни странно, среди людей, с которыми я встречалась, вы оказались далеко не самыми худшими. Так что не переживай, Мизуки, пока я удирать не собираюсь - Амальгам мне попадаться сейчас нельзя ни в коем случае. Дальше поглядим, конечно. Если Митрил мной попытается воспользоваться, ясен перец, я тоже паинькой не буду. Но пока нам по пути. И вы мне нравитесь, Поэтому приглашаю в гости. Будете у нас на Колыме... - она снова хихикнула. Потом оглянулась на правый берег реки, где за мостом притихли одураченные амальгамовцы, и сказала серьезно:
  - Надеюсь, все же наши нежданные друзья из Хинаты остались живы - они не производили впечатления людей, которых легко отправить на тот свет - что-то в них чувствовалось такое... стойкое.
  - Восточные немцы всегда жили беднее западных. Может, поэтому мы и немного более агрессивные. Кстати, когда я отправлялся на задание, был совершенно уверен, что там ловушка. Шел, в общем-то, умирать. Надеясь в то же время, что искомое оборудование там найдется. И почти прав оказался. Пехоты почти не осталось. Уцелели мы с Мизуки, да и то случайно. Если говорить про веру в собственное предназначение - это хорошо. С ней жить легче и веселее. А насчет глупости - и не совершил бы. Веришь или нет, если бы у меня возникло бы подозрение касательно истинных мотивов руководства Митрила, лично довез бы тебя до посольства СССР, - Рихард неожиданно посмотрел на Таню. - А что, домой хочешь? Прямо сейчас, сразу, только до Токио добраться и все? Лично мне ведь от тебя ничего не надо...
  Таня опустилась на колени, просунула голову в окошко и подперла щеку ладошкой. Вопросительно наклонила голову:
  - Так ты ставишь какие-то там дурацкие аппараты выше собственной жизни? Я это могу понять, но... если уж помирать, то не лучше ли вцепиться в горло самому толстому и гнусному вражьему боссу? Я так считаю. И это не совсем вера, скорее уж научное знание, так будет правильнее сказать.
  Она вздохнула.
  - Домой я, конечно, хочу. Хотя ты ведь несерьезно, верно? Насчет прямо сейчас? Что-то не очень верится, что ты так вдруг кинешь своих новых товарищей - на тебя не очень похоже. Но даже если и не шутишь, не все так просто. Стоит мне войти в посольство, как оно или под землю провалится, или, наоборот, взлетит в небеса. В Амальгам тоже не дураки сидят. Добраться бы до берега, лодку, что ли найти...
  - Стоило пройти тот же путь, что и я, чтобы понять - иногда имеет смысл погибнуть или рискнуть за внешне мелкой целью, чтобы другие смогли победить в общей войне. Я с Митрилом не потому, что они такие все из себя святые. Но потому, что сейчас они воюют против тех, кого я готов уничтожить даже ценой собственной жизни. И у них есть шанс довести дело до конца. А лично я вцеплюсь главному боссу в глотку или не лично - это не столь уж и важно... Кстати, на лодке нас завалить будет в разы проще.
  - Вот как. - Таня покачала головой. - И снова ты меня удивляешь, суровый тевтонец. Не против, кстати, если я - на "ты"? Пуд соли мы еще не съели, но я уже и верхом покаталась, как-то неловко стало "выкать". О чем это я? А. И ведь такое самоотречение, готовность безвестно сгинуть, задержав захватчика в безвестном болоте на малую минутку - это скорее из восточного менталитета. В западном же - скорее готовность погибнуть, но под фанфары, на просторном ристалище, на глазах восхищенной публики и благодарного сюзерена. Да ты немец ли вообще? - она опять хихикнула. И снова посерьезнела, глядя на темную дорогу, несущуюся навстречу: - В кои веки, но в этом вопросе я сейчас на стороне западников. И дело не только в гордости - хотя я гордая, да! - а в осознании того, с кем сражаешься. Спокон веков люди дрались друг с дружкой, и правда у каждого народа была своя. Трудно было взвесить на весах совести - праведная война или нет. Всегда оставались сомнения, которыми питались трусы и изменники: а за то ли дело умираем? Все кричали : "С нами Бог!", "Наше дело правое", но и сами не всегда были уверены до конца. Так было всегда. Всегда, но не сейчас. Сейчас мы точно знаем, за что воюем. Когда понимаешь, что в самом деле существует зло абсолютное, сатанистское - это страшно. Но потом понимаешь, что это - счастье. Ведь еще церковники кричали, что стоит доказать существование Дьявола, и вот вам, пожалуйста, от противного - значит Бог тоже есть!
  - Конечно, можно на "ты". Напомню, не такой я еще старый... А западный менталитет - он немного иной. Европеец рискует жизнью ради богатства, славы и власти. Если погиб - сам виноват, бизнес на крови штука опасная. Победил - весь куш его. Знаю я одного испанца по кличке Ветер. Кличку, кстати, я ему придумал. Очень милый парень, подготовлен не хуже меня, а кое в чем и получше. Обязательно тебя с ним познакомлю... Так вот, этот приятный человек вполне анархичен по личным убеждениям, и именно европеец с точки зрения выбора целей. Никаких дурацких идей, почти полностью рационален. А я не деловой человек. Просто эта война стала частью моей жизни, которую я себе сам устроил... А трусы и изменники - это те, кто не уверен в деле, за которое воюет. Потому, прежде всего, что не сами его выбрали. Знаешь, почему в 19 веке многие войны были с относительно гуманным отношением к пленным? Потому, прежде всего, что бывшие крестьяне с одной стороны, не имели зла на крестьян с другой. А когда пошел разговор о том, каким народам жить и господствовать, а каким в газовую камеру и лагерь - вот тут гуманизм сделался неуместен, как раввин в кирхе.
  - Так крестьяне и в двадцатом веке махались. Но, видимо, им мозги промыли куда как капитальнее, с помощью передовой науки, блин, - Таня фыркнула. - А вот мне интересно, вдруг случится так, что паскудной Амальгам и их вдохновителям придет заслуженный конец. Как говаривали: "кишкой последнего попа последнего царя удавим". Сурово так. Что ты тогда будешь делать? Чисто теоретически?
  - Именно мозги и именно промыли. Но остались те, на ком программа дала сбой. А последний вопрос весьма интересен. Знаешь, как-то разговаривал я с одним... скажем так, придурком-философом. И он мне сказал следующее: "то, что ты делаешь, бессмысленно. Стоит убить наркоторговца, как его место занимает новый. Так ничего не изменить." Я ничего ему не ответил, поскольку он и не хотел ничего слышать - ему нужно было оправдание собственной трусости и пассивности. А тебе скажу. Ни один нормальный человек не будет торговать зельем! Поэтому, если он начал им торговать - он негодяй и его надо убить. Наркоденьги - это всего лишь мед для мух, а не альфа и омега зла. Истинное зло - злые люди. Вот их и можно таким образом выявить и уничтожить. Они никогда не кончатся, как микробы вокруг нас. Но из этого же не следует, что иммунная система неправа, тщательно их уничтожая. Вот это я и называю битвой между добром и злом - борьбу за соотношение плохих и хороших людей. Она вечна.
  - Насчет борьбы за соотношение я согласна. И длиться она будет еще долго-долго, это верно. Но вот способы вызывают сомнения. В человеке всего намешано, хорошего и плохого, и как мерить, чего там больше? Нужно этого человека уже того... состригать, или еще погодить? Ведь у садовника не только ножницы в руках, верно? У него еще подкормка, удобрения, инсектициды - чтобы от вредного влияния извне ограждать. Стричь, конечно, нужно, но в долговременной перспективе не полезнее ли растить, удобрять и направлять к добру? В нашей стране сейчас именно это и пытаются сделать: новые школы, институт Учителей, Советы Совести. Не без огрехов, как всегда, но хоть пытаются. Особенно Учителя. Из профессии сделать служение, не только тупо вкладывать цифры и буквы, а там - хоть трава не расти - а вести воспитанников своим примером, учить различать добро и зло, понимать радость труда,. Потом и отвечать за воспитанников до конца жизни... Я ими восхищаюсь. Но, увы, сейчас я тоже, это - с ножницами. Радует только то, что моя цель сомнений и моральных дилемм не вызывает. И кстати, ты так и не ответил. Или ответил? Кончится Амальгам, пойдешь на следующих ворогов. Но по какому принципу будешь отбирать?
  - Хорошие вы люди, русские, но слишком уж масштабно мыслите. Если осчастливить, то сразу всех. Если добро, то всем и системно. Строить систему - так идеальную. Вот только в жизни все чуть-чуть иначе. Многие сложные системы при ближайшем рассмотрении оказываются совокупностью конкретных людей. Отдельный охотник за уродами легче может разобраться, кто урод, а кто - нет, чем сложная правоохранительная система. Что до меня - знаешь, что очень часто происходит с спецслужбистами в отставке? Сердце отказывает, спиваются, оказываются в психбольницах. Привыкли к иному образу жизни... А для выхода из него нужна специальная терапия. К чему пока совсем не тянет.
  - Ох, опять вы свои заумные разговоры завели... - горестно вздохнула Мизуки, почувствовав, что снова теряет нить разговора. - Нельзя ж так, я себя сразу фикусом в уголке чувствую...
  - Дело обязывает, увы... - Рихард подмигнул ей и добавил - не все же о парнях вам беседовать... Кстати о парнях. Когда вернемся в Токио, встретишь своего Иссея. Он, наверное, очень рад будет тебя видеть...
  
  
  Справившись с внезапно нахлынувшими помехами - черт, неужели я передатчик повредил? работал же вроде... - Курц, наконец, смог восстановить связь.
  - Урц-6 к Цунами, прием, что вас... Ответьте! Урц-6 к Цунами, ответьте! Запрашиваю транспорт для эвакуации!
  Выглянув из кокпита, Вебер увидел все так же мирно дремлющую Мелиссу. Не долго думаю, он запустил в нее пачкой сухарей, оказавшейся под рукой, и залез обратно.
  "Вернусь на ТДД - первым делом подам жалобу на пайки. Сами пусть сухарями питаются."
  - Урц-6 к Урц-Х, прием. Урц-Х, блин, что б тебя... Ты меня слышишь?
  Из передатчика, лежащего на соседнем с Рихардом сидении, донесся треск а затем прорвался голос Вебера:
  - Урц-6 к Урц-Х, прием. Урц-Х, блин, что б тебя... Ты меня слышишь?
  В это же время из ночной тьмы позади фургончика вынырнуло несколько мотоциклистов, которые стремительно догоняли машину. Отключенные фары и специально разработанный глушитель сделали невозможным заметить преследователей заранее. Самим же мотоциклистам, одетым в ПНВ, ночная тьма была нипочем. Приблизившись на расстояние выстрела, они открыли огонь по фургону. Судя по снопам искр, разлетающихся от заднего бампера, преследователи целились по колесам.
  Маневренные и быстрые мотоциклисты не отставали от фургона, а двое из них даже начали сближение, обходя машину с боков, в то время как еще двое продолжали вести огонь, целясь по колесам.
  Ответить Мизуки не успела. Татьяна среагировала, как всегда, мгновенно - вынырнула из задней форточки кабины, чувствительно при этом тюкнувшись затылком, и повалилась на пол кузова, увлекая ее за собой.
  - Твою мать, - сквозь зубы прорычала она. - Да когда ж они отцепятся?! Черт, черт... И винтовка одна, и из гранатомета по ним не жахнешь, слишком близко подобрались, сволочи, только себя подорвешь...
  Пули ж, однако, несмотря на их обилие, над головами не свистели, и Мизуки, не то осмелев, не то от отчаяния подхватила с пола M14 и, высунувшись над бортиком и отчаянно вереща, запустила в темноту очередь, мотая винтовкой, словно лейкой. Одному из мотоциклистов, зашедшему с борта, не повезло, его вынесло с сиденья, но Мизуки этого уже не увидела - Таня резко дернула ее за рукав, и она, всхлипнув, опять упала на пол.
  События разворачивались стремительно. Рихард засунул руку в окно и втянул Таню, прижавшуюся к задней стенке кабины, внутрь.
  - Извини, что некомфортно. Задание - управлять машиной, причем не свалиться никуда, и держать связь с Вебером. Ну а я на передовую, в кузов...
  Рихард открыл дверь с той стороны, с которой находился злосчастный мотоциклист, чтобы сразу не попасть под обстрел с близкого расстояния. Высунувшись из кабины, он выпустил полный магазин - все 25 патронов в сторону приближающегося противника. Тот, чтобы не нахвататься пуль, вынужден был вильнуть под прикрытие кузова. Что и требовалось Рихарду. Взявшись правой рукой за край кузова, он туда же закинул левую ногу. Полсекунды на то, чтобы втянуть тушку в кузов, и можно было уже начинать игру.
  - Я только Ниву училась водить! - закричала Таня, крепко вцепившись в руль - Черт его знает, где тут какие кнопки! А-а, пропади все пропадом!!! Погоняем!
  Чуть не свалившись за борт во время влезания в кузов (Все благодаря таланту вождения одной девушки...), Рихард залег за борт и осторожно оттуда выглянул, выставив объектив ПНВ. В это время возобновилась стрельба по колесам, пока безрезультатная. Вам что, пойти помочь? Полные же импотенты... Даже колеса прострелить не могут. Наверное, стоило соглашаться на предложение Грина... Среди таких косых и одноглазый будет королем. Эх, не могу я без шуток... Ну ладно, пора что-то делать. Ход номер один! Рихард выкинул из грузовика очередную гранату. Так, чтобы она взорвалась позади мотоциклистов. Те мгновенно увеличили скорость - оказаться поблизости от взрыва не улыбалось никому. Но на близкой дистанции они автоматически попадали под огонь из кузова. Причем огонь более точный, нежели собственный в силу большей устойчивости транспорта противника. Такой вариант их тоже не устраивал. Поэтому все трое приняли единственно верное решение: они резко сблизились с грузовиком. Только успел грохнуть взрыв, как они уже были рядом. В этот момент раздались выстрелы у края кузова. Рихард успел скосить очередью одного, однако двое других успели подъехать вплотную к кузову. И ухватиться руками за край. Ближайший к Рихарду мертвой хваткой вцепился в скобу автомата, почти повиснув на нем. Чтобы не выпасть, стрелок был вынужден бросить оружие. А в это же время в кузов уже лезли оба амальгамовца.
  Один почти свалился на Мизуки, и сразу попытался схватить ее за руку, чтобы заломить назад. Второй выхватил длинный обоюдоострый нож, и сделал резкий выпад, целясь острием в горло Рихарда.
  Уклоняться или рвать дистанцию не было ни места, ни времени. Единственное, что осталось, так это защита. На скоростях работы ножом никаких сложных техник не провести, остаются самые простые и быстрые. Рихард вскинул локоть левой руки, закрывая горло от укола. Нож наткнулся на кость предплечья, покрытую одеждой, и скользнул в сторону, распарывая по пути куртку, свитер и кожу на предплечье вплоть до кисти, заведенной за шею. Глубже лезвие пройти не смогло, все же удар пришелся вскользь. А второго удара не последовало. Рихард резко сблизился с оппонентом, так что на возвращение ножа тому потребовалась пара секунд. Прихватив левой за плечо правой противника, а основанием ладони правой ударив в подбородок, Рихард провел борцовский прием под названием "зацеп снаружи". Оба рухнули, причем Рихард добавил в падение свой вес, продолжая отжимать правой голову врага назад. Так, чтобы тот ударился затылком при падении. Такой удар, как минимум, имеет следствием тяжелый нокаут. А нередко приводит и к смертельному исходу. Так разбивают себе головы об пол те, кто получают неожиданный нокаутирующий удар в стойке.
  Но тут вышло даже лучше. Основанием черепа амальгамовец ударился как раз в край борта кузова. Шейные позвонки не выдержали усилия и хрустнули. Что имело следствием паралич с последующим смертельным исходом. Сам Рихард прошел лбом впритирку к борту. После треска шеи он откатился в сторону и обратил свое внимание на врага номер два. Тот уже почти скрутил бедную Мизуки, и так увлекся процессом что потерял контроль окружающей обстановки. Ну и зря...
  Тяжелый удар ботинком в голову пришел будто из неоткуда. Амальгамовец молча свалился набок.
  - Как самочувствие?
  Мизуки отчаянную пыталась отползти, но это оказалось не так просто, к тому же амальгамовец был явно гораздо ловчей и вскоре совершил задуманное, причем со всей старательностью - от боли у Мизуки потемнело в глазах, но хватка спустя несколько мгновений ослабла. Рихард не подвел.
  - Нормально... - пробормотала она, схватившись за пострадавшую руку.
  - Эй, Татьяна, у нас одноруких прибыло. И что это за напасть такая... Что ни кавалер, так норовит руки ломать... Ну ничего, этот вроде жив пока. Сейчас мы его спеленаем. Вот и новый язык нарисовался... А что там слышно от Курца? Надеюсь, он спешит к нам на помощь?
  Из кабины донеслось:
  - Молчит как партизан. Ну что за повороты здесь такие... Ай!
  Грузовичок занесло на очередном повороте, он задергался как в припадке. Но удержался на дороге и снова помчался в ночь.
  - Молчит? Ну и ладно... И без него найдется с кем поговорить.
  Рихард вынул из аптечки нашатырь и начал приводить пленного в чувство, не забыв его обыскать и изъять все режущее и стреляющее. А заодно связать руки и ноги.
  - Как самочувствие? Нет желания пообщаться на отвлеченные темы?
  Тот чихнул и замотал головой. С трудом сфокусировав мутные глаза, он осмотрелся и дернулся, пытаясь отскочить. Но не тут то было. Осознав свое печальное положение, пленник мрачно пробормотал:
  - Чё те надо?
  - Жажду побеседовать о жизни. Причем именно с тобой. А чтобы ты не забывал, что вопросы здесь задаю я... - Рихард аккуратно прихватил пленного за затылок и треснул носом о заднюю стенку кабины - как память? Не жалуешься? Хорошенько подумай, прежде чем ответить. Без памяти ты мне не нужен...
  Зарычав от боли, пленник перекосился, но намного вежливее не стал. Видимо, не из интеллигентов происходил:
  - Какая нах жизнь, мазафака...
  - Ну и вопросы для начала: Как зовут? Какое звание? Кто командир? Советую отвечать искренне, а то очень я не люблю лживых и двуличных людей... Хоть и не садист. Но для тебя это не лучше. Выбивать информацию буду бездушно, как робот. Лучше сам расскажи все, что может представлять для меня интерес...
  - Чё те, нах, расскажи... - пленник злобно шмыгнул разбитым носом. - Ауробунд Патрикашвили, рядовой первого класса, второй взвод, первая рота, первый батальон "Айрон бригад". Хрен тя знает, чё те еще интересно.
  Многообещающее начало, - подумала Мизуки, глядя на эту картину, и резко отвернулась.
  Конечно, это не прибавило амальгамовцу симпатичности в ее глазах, но методы Рихарда тоже не вызывали эстетического и морального удовольствия. Мизуки почувствовала, что ее начинает мутить. Она отползла подальше, зажмурилась и заткнула уши - для верности.
  - Так и запишем: клиент хамил, не ценя деликатного и душевного к себе отношения. Рекомендации - изменить режим лечения, назначить процедуры шоковой терапии. Ну что ж, сам выбрал. Свобода у нас превыше всего... - Рихард достал нож. Этот был прихвачен из хранилища. Сам нож был не очень, но на обухе был весьма неплохой крупнозернистый напильник. - Для зубов сойдет. Кстати, все предыдущие клиенты уверяли, что это очень действенная процедура по обучению вежливости. Проверим?
  В кабине грузовика из динамика рации раздался голос Вебера:
  - Что? Какая Нива? Вы о чем? Мы ж не в Амстердаме, нефиг всякие грибы жевать. Меня вообще кто-нибудь слышит?
  В этот момент раздался громкий хлопок, и машина резко завиляла. Не ожидая такого исхода, Рихард не удержал равновесие и повалился на спину на дно кузова.
  Видимо, шальной осколок гранаты, застрявший в покрышке, наконец добрался до камеры, которая, с характерным звуком, от высокой нагрузки лопнула. Несмотря на полноприводную трансмиссию, под управлением неумелого водителя машина начала вилять по дороге, быстро теряя скорость.
  
  - Что у вас там за дискотека? Прием, это Урц-6. Урц-Х, ответь! - Курц все так же усердно пытался восстановить связь.
  Оторвавшись на секунд от сего, на данный момент, бессмысленного занятия, Вебер ответил Мао:
  - О, сестренка, ты уже проснулась? Оказывается, мы не одни застряли в этой ж.....
  
  
  После нелегкого тормозного пути, изрядно напоминающего синусоиду, грузовик въехал в кусты. Аварии не произошло, местные растения ценой своей жизни поглотили остаток энергии. Кажется, все тихо... Надеюсь, никто не пострадал. Рихард спросил:
  - Все живы?
  Получив утвердительный ответ, повернулся к пленному:
  - Продолжим нашу беседу?
  Выплевывая листья, которые набились в рот, пока грузовичок тормозил о кусты, пленный промычал:
  - Хуа-ху-тфу, фефеду на фф...й.
  Было не совсем понятно, что бы это должно было означать. Тем не менее, из форточки над его головой высунулся любопытный нос Тани:
  - Патрикашвили? Грузин, что ли? Как там ваши солнечные виноградники и мандаринники поживают? Какого хрена ты, дядя, в стране Восходящего Солнца позабыл? - спросила она на языке родных осин.
  Непонятноназванный горбоносый воин скорчил недовольную гримасу:
  - Маму твою ипал, папу твою ипал, тебя тоже и...
  - Мне кажется, я понял достаточно четко. Больной согласен на процедуры.
  Не тратя более слов, Рихард вынул из разгрузки мультитул, в который входили и пассатижи, открыл пленному ножом рот и выломал один из передних зубов. Ну и мерзость... Увы, мера вынужденная и оправданная.
  Тот взвыл и заплевался кровью, мотая головой и заливаясь слезами.
  Таня передернула плечами, выразительно глянув в холодные глаза Рихарда, но слова, которые вертелись у нее на языке, так и вылетели. Что ни говори, она была девушка неглупая, и не собиралась плевать в колодец. Вместо этого, она вылезла из кабины, хлопнув дверцей, и оперлась на бортик, оказавшись лицом к лицу с мечущимся пленником.
  - Грубить нехорошо. И глупо, в твоем-то положении. Лучше скажи, что ты тут делаешь?
  Пленник жалобно прошепелявил:
  - Офкуда фы фут взялась, руффкая фучка?! Нифуда оф ваф не детфа!!!
  - Ага, вот в чем дело, - понимающе покачала головой Таня. - Не иначе, ты, дядя, из славного зарубежного Легиона Свободы Шеварнадзе. Понятненько.
  Обернувшись к Рихарду, она объяснила:
  - Когда в девяносто четвертом приключилась исламская революция в Турции и турки начали напирать на Грузию, которая к тому времени махалась с Абхазией и Осетией, Шеварнадзе они все-таки скинули и попросились обратно, за грань дружеских штыков. Так что независимости опять пришел кирдык, а он дернул к туркам, и его сторонники - за ним. Только им опять не подфартило, не успели они там организовать фронт освобождения Грузии от русских захватчиков, как захватчики пожаловали в гости сами - тогда, в 95 году, когда турки поперли на сербов, наши, чтоб им помочь, высадили десанты в Босфоре и Дарданеллах и вынесли всех, кто попался под руку. Беглецы-грузины прыснули по всему миру и теперь где только их не встретишь.
  - В общем, несчастная жертва кровавого СССР и его прислужников. Прямо хоть медаль вешай на все седалище... А вот потеря одного зуба тебя, борец за свободу, ничему не научила. Продолжаешь хамить. Придется повторить процедуру...
  - Подожди. - Таня подмигнула. - Давай лучше я.
  Повернувшись к бывшему борцу, она злобно оскалилась
  - У нас, русских сучек, принято играть в пинг-понг яйцами грузинских инсургентов, да ты, наверняка, и сам слышал. Где мои маникюрные ножнички? Эй, Мизуки, посмотри в ридикюльчике. Кстати, японки обожают глазные белки высасывать, говорят, кожа молодеет и морщинки пропадают. Особенно ценятся горские мужчинки - сочные, потому как.
  Пленник вытаращил глаза и заскреб ногами по грязному полу кузова, засыпанному стреляными гильзами.
  Таня скорчила еще более страшную рожу, потом отвернулась и высунула язык. Потом прошептала Рихарду:
  - Хе-хе, сейчас в штаны наложит. Давай, я буду злым следователем, а ты добрым?
  - Ладно. Хотя я всю жизнь успешно совмещаю роли, пусть будет так... Вот нож, действуй...
  Рихард со зверской ухмылкой взглянул на пленного:
  - Не повезло тебе, парень... Пока ты еще парень. Я-то как мужчина сочувствую тебе...
  Стоило Тане протянуть руку к ширинке пленника, как тот тоненько взвыл, и чуть было не запрыгнул на руки Рихарду, ища спасения от кошмарного чудовища в женском облике.
  - С-с-фасите!!! Ф-фсе скажу!
  Таня хмыкнула и принялась вычищать острием грязь из под коротких обкусанных ногтей.
  - Клиент готов.
  Наблюдавшая из своего угла за этой драматично-садистской сценой и - слава богам - ни слова не понявшая Мизуки вздохнула с облегчением, перевалилась через бортик и спрыгнула на землю. Снова заморосил дождь.
  Подобралась компания... Бедная я, бедная... - горько подумала она.
  - Вот с этого и надо было начинать - заметил Рихард - только искреннее желание сотрудничать и полное раскаяние могут помочь. Ладно, рассказывай. Из какого подразделения и где базируетесь?
  Из несчастного грузина потоком хлынула секретная информация:
  Из шепелявого хлюпанья становилось ясно, что выгрузившееся неделю назад мотострелковое подразделение Амальгам, ранее дислоцировавшееся на Филлипинах, под видом американского отряда было переброшено в национальный парк Акаиси. Они окопались в районе плотины на Ооигаве, и прошлой ночью вступили в довольно суматошный и беспорядочный бой. Все с самого начала пошло не так - планировалось, что спрятавшиеся на глубине "Чодары" порвут противника на куски, но митриловцы успешно атаковали тоннель, сдерживая БР Амальгам снаружи. Даже когда, казалось, не имеющим ЛД "Гернсбекам" и "Бушнеллам" уже пришел конец, им пришла на выручку сначала авиация, а потом началось вообще что-то невообразимое: Ауробунд, со своим отделением преследовавший разрозненных удирающих пехотинцев, наткнулся на пару бронероботов, которые устроили чудовищный погром, так что земля тряслась, и по воде шли круги за километр. Вовремя смывшись тогда, Патрикашвили не очень-то жаждал продолжения, но приказ есть приказ, с три десятка бойцов с мотоциклами и "Хаммерами" еще с вечера перебросили в соседнюю долину с задачей патрулировать вдоль Тенрюгавы. Когда беглецы были обнаружены и началась погоня, он радовался, что не встретил БР, но... ему и так не повезло.
  Тем временем Мизуки, печально сидевшая на обочине поодаль, услышала позади шорох. Из кустов появилась Таня, а в руке у нее была... длинная бутылка темного стекла и бумажный пакет, из которого свешивались селедочные хвосты.
  - Саке будешь? Там метрах в ста - городок строителей. Бульдозеры всякие, самосвалы - дорогу, наверное, строят. Вот, замок открыла гвоздиком и пошарила в бытовке. Угощайся.
  - То, что доктор прописал... - попыталась сыронизировать Мизуки. - Шутишь? Вообще-то, я ничего крепче кока-колы не пила...
  Таня пожала плечами, села рядом и принялась откупоривать бутылку. Мизуки покосилась на нее удивленно:
  - Ты что, серьезно? - недоверчиво спросила она.
  - А чего же тут может быть несерьезного? - удивилась Таня, кося глазом назад, к грузовику. - У нас дома пиво и то крепче вашего саке. Не водку же предлагаю - та, известное дело, несчастных японцев без расщепительных ферментов в организме валит с ног в момент. Впрочем, не хочешь и правильно. Мне еще в беспризорном детстве приходилось пробовать всякую гадость, но ничего хорошего в этом нет. Так, погоди...
  Таня вскочила и вернулась к грузовику. Там пленник булькал и фонтанировал последними крохами ценной информации.
  По всей видимости, он больше ничего полезного не знает. Ну что ж, пора в расход. Рихард грустно взглянул на пленника:
  - Кто вас нанимал? Может, ты знаешь что-либо о других подразделениях Амальгам? Места дислокации, численность, вооружение?
  Выяснилось, что нанимался он через агентство в Мадрасе, о других подразделениях и структуре Амальгам не в курсе. Даже численности своей бригады он не знал - явно был не из интеллектуалов. Рассказал только, что по радио слышал, как подкрепления срочно перебрасываются в южную часть долины Тенрюгавы.
  - Остается удирать на север, - прошептала Таня и многозначительно повертела на пальце колечком с ключами. - Не хочешь на двадцатитонном четырехосном самосвале погонять? Ха, я так и думала, мужчины все в душе мальчишки. И попрошу обойтись без смертоубийств. Свяжи его, пасть заткни и кинь в кусты - до завтра проваляется, а там все так или сяк уже решится.
  - Зачем? - искренне удивился Рихард - все, что знал, он уже рассказал, больше он не нужен. А Оставлять его в живых глупо - это нарушает основополагающие правила работы. Он сможет рассказать о нашей численности и предполагаемом направлении движения, исходя из слитой информации.
  Рихард вытащил Глок21.
  - Мучаться он не будет. Одна пуля калибра 0,45 - и голова разлетится.
  - Что он может рассказать такого? Нас разглядывали уже человек тридцать, включая экипажи вертолетов с мощными ПНВ и тепловизорами - да они, наверное, разведали, какого цвета на мне трусики! И куда мы отсюда тронемся, тоже не секрет - дорога только на север. Вот где свернем - другое дело. Даже на войне у тебя ведь не стоит задача непременно уничтожить противника начисто - его нужно победить, то есть заставить изменить свою точку зрения. Если логически развить - то убийство вообще неполезно, мертвеца уже не заставишь понять, что он был неправ, так? И, вообще, отнимать жизнь, не имея возможности ее дарить - это как-то нечестно, не находишь?! Недаром ведь во всех древних культах воздаянием ведали богини-мстительницы и богини-убийцы - женщины! А не мужики, которые не чувствуют настоящего веса жизни, даже если положить ее на ладонь. В бою, когда на тебя прут с оружием - понятно, здесь никаких вопросов нет. Но так... так нельзя!
  - Вы, русские, на диво иррациональный народ. Какие человек тридцать? Большинство не смогло бы уверенно сказать, сколько нас в кабине. А этот знает, что нас всего трое. Кстати, победи он в кузове, что бы с тобой было? Думаешь, он стал бы вас жалеть? А насчет отнимания жизни - никогда этим не заморачивался. И насчет понимания противника, что он неправ - да нужна мне его позиция, как раввин в женской душевой. Хотя этот действительно простой наемник, а не идейный урод. Но все равно, незачем с ним возиться. Если ты за богинь-мстительниц, можешь пристрелить его сама.
  - Да брось ты, в тепловизор или ПНВ прекрасно все видно, тем более со ста метров, как сейчас в излучине. Но хватит ругаться - лучше держи ключи. Хватай Мизуки и дуйте к самосвалу, он там за поворотом. Пора удирать, нэ? А с этим я разберусь, договорились?
  Таня взяла из кузова грязную тряпку и засунула в рот пленнику. Потом ухватила его за шиворот и оттащила к бетонированному водостоку, прятавшемуся в кустах метрах в десяти. Спихнув его в канаву, она проволокла его по скользкому дну еще немного и отправила головой вперед в сточный тоннель под полотном дороги. Вылезла и отряхнула руки.
  - Всего делов.
  - А он не утонет? - Рихард с сомнением взглянул на полную воды от недавних дождей со снегом канаву - гуманнее было пристрелить. Но ладно, к самосвалу так к самосвалу. Рацию только не забыть и оружие... А то остаться с одним автоматом как-то неинтересно.
  - Не должен. И что ты волнуешься, ты же только что пристрелить его хотел? - Таня фыркнула. Потом подскочила к грузовичку, схватила пару Мух и Беретту, доставшуюся в качестве трофея. - Бежим?
  За поворотом действительно оказался небольшой бытовой лагерь строителей-дорожников. Внимание сразу привлекал громадный самосвал "Комацу", в коробчатом кузове которого могли бы поместиться сразу две грузовичка, подобных тому, который они бросили. Кабина с толстыми стеклами, чтобы щебенка не повредила, находилась так высоко, что туда нужно было карабкаться по лестнице.
  - Мастодонт! - с восхищением пробормотала Таня, нетерпеливо подпихивая Мизуки.
  Беглецы побросали оружие в кабину и залезли сами, мощный дизель завелся с громовым гулом, но никто не проснулся - видимо, на ночь все строители разъезжались по домам.
  - Черт! - Рихард стукнул себя по лбу - про ПЗРК забыли! Там, в кузове, один еще должен был оставаться... Пойду принесу.
  Он выпрыгнул из кабины и направился к грузовичку. А заодно и к трубе с пленником...
  Но едва он вышел на поворот, в глубине долины засверкали яркие точки фар. Пока было видно три пары, но на этом дело могло не кончиться. Времени оставалось мало и приходилось выбирать - бежать ли к застрявшему в кустах грузовику, рискуя не успеть обратно, или немедленно возвращаться.
  Черт! Похоже, прикончить языка не удастся - рисковать оставить их без присмотра я не могу. Черт бы побрал этот женский гуманизм. Этак и без головы можно остаться... С этими мыслями Рихард бегом направился обратно. Запрыгнув в кабину, он ехидно заметил:
  - А вот и наши гости. Через десяток минут они наткнутся на пленного, и узнают о нашей численности. Так что - вперед!
  - Да ни хрена они не найдут. Думаешь, станут отвлекаться? Погонят, небось, за нами, - ответила Таня. - Лучше скажи, как нам дальше воевать. В крыше я вижу удобный люк, так-с... - брякнула крышка, и по кабине засвистел холодный ветер. - Чем бы им лучше засветить?
  - Поскольку гранатометов у нас немного, будем работать из автомата наствольными гранатами. Вы уже постреляли, теперь дайте и мне поразвлечься - Рихард прицепил к стволу гранату и встал - Посмотрим, как вам это понравится, господа амальгамовцы...
  Забавно, я уже сбился со счета сколько я убил... Мое сотрудничество с Митрилом оказалось более продуктивным, чем я думал...
  - Опять мне рулить? А я не против! Хо-хо, берегитесь, столбы и светофоры!!! - на губах Тани появилась чрезвычайно опасная улыбочка. Изящная ножка нажала на широкую педаль газа, и "Комацу", взревев, как раненый носорог, завращал на месте всеми восемью колесами, подняв облако дыма, а потом устремился вперед с атакующей мощью и напором. - Эх, залетные!!! Мизуки, вытащи карты из бардачка и командуй, как добраться до тоннеля!
  - Чего?!! - вытаращила глаза Мизуки. - А где тут у него бардачок вообще? Тут, что ли? - она надавила на панель и заглянула в открывшуюся нишу. - Ой, блин, тут и правда бардак... Тааак, что тут у нас... Это не карты, это тоже не они... Так... Это карты, но явно не те, - она отодвинула в сторону замусоленную колоду. - Ага... Вот это, вроде, похоже...
  Она вытащила сложенную вчетверо мятую карту, развернула и разложила на коленях.
  - Ничего не понимаю... - беспомощно пробормотала она. - Мы хоть где?
  Таня, не глядя, ткнула пальцем в карту:
  Там должны уходить налево, под хребет, не то один, не то два тоннеля. Нам туда, потому, что прямо по долине не проехать - там узкое ущелье, где нет дороги.
  - Так... Нам... Туда, да? Ага, это, вроде дорога... А тоннели это где дорога прерывается? Угу... Тут ближайших два: один прямо и налево тоже один, нам туда?
  Таня кивнула, и Мизкуки замолчала, закусив губу и напряженно вглядываясь в карту. С полминуты она водила по ней пальцем, что-то подсчитывая и бормоча под нос ругательства.
  - До поворота налево должно быть около десяти двенадцати километров, потом еще где-то четыре до самого тоннеля... И еще. Если мы уедем не туда - сами виноваты! Так... А вот это что - тоже дорога? - она ткнула в сильно извилистую, более светлую и тонкую линию, уходящую влево от основной.
  - Ага. Это старый тоннель, как я понимаю, к нему ведет довольно-таки противный серпантин. В принципе, лучше было бы добраться до второго тоннеля, к нему ведет прямое шоссе - боюсь, по серпантину я не смогу проехать. Блин, да я, наверное, всего раз в десятый за рулем сижу, а тут еще такая дура!
  Ее слова немедленно подтвердились. Разогнавшийся километров до девяноста пустой грузовик с мотором мощностью в шестьсот лошадей вильнул на повороте. Таня пискнула и вывернула руль в обратную сторону, что принесло еще более пугающие плоды: "Комацу" зацепил задним концом кузова автобусную остановку и снес ее начисто. По всей дороге полетело битое стекло и поломанные швеллеры.
  - Эй, поосторожнее! - Рихард укоризненно посмотрел сверху вниз на новоиспеченного водителя - не дрова везешь! Мне ведь целиться надо, а не равновесие держать! Эх, Ветра нет, он бы показал, что такое управлять тяжелой техникой...
  - Ииииии, - заголосила Мизуки, роняя карту и заваливаясь на бок. - Да езжай уже куда-нибудь, только нас не угробь!!!
  - А-а-а-а-а-а!!! Берегись!!! - вторила ей Таня. - Да не умею я, что теперь делать?!
  Грузовик пролетел мостик через бурную маленькую речку, прыгающую вниз по камням, и влетел в поселок. По сторонам замелькали дома, справа пролетел круглосуточный универмаг; куривший у дверей продавец с удивлением проводил взглядом ревущий самосвал. Когда же в след за ним с визгом покрышек влетели четыре "Хаммера", сигарета выпала у него изо рта.
  Погоня настигла х уже в самом поселке - впереди замаячил поворот направо, река плавно изгибалась и по берегу протянулась ограда школьного комплекса. Потом появился узкий мост на ту сторону реки, там густо выстроились небольшие домики.
  - Куда?! - завопила Таня, изо всех сил нажимая на тормоз перед поворотом. "Хаммеры" воспользовались этим и приблизились вплотную. Оттуда захлопали выстрелы по колесам.
  Стрельба поднялась знатная, но толку особого не было - пули пистолетных патронов на высокой скорости и направленные в протектор покрышек тяжелых грузовиков, как правило, не могут их пробить. Рихард аккуратно прицелился и нажал на спуск. Граната угодила в двигатель ближайшего джипа. Оттуда повалил дым, и он резко начал терять скорость. Водитель второй машины, видимо не ожидавший подобного, врезался в первую. Автоматная очередь в область кабины завершила дело.
  - Прямо! - завопила Мизуки, согнувшись над картой, - по шоссе!!!
  Грузовик вильнул, снеся осветительный столб, и вывернул все же на шоссе. здесь дорога была широкой и "Комацу" снова начал разгоняться.
  Таня приоткрыла окно и высунулась наружу: даже сквозь рев мотора над долиной гулко ухали вертолетные лопасти и урчали турбины.
  - Блин, этих еще не хватало!
  Шоссе плавно повернуло влево, следуя течению реки, и впереди появился ярко освещенный перекресток. Оттуда налево уходил широкий мост через реку, в тот поселок. который они миновали, только с другой стороны. А посреди перекрестка стояла полицейская будка. Оттуда выскочил дорожный патрульный и еще издалека замахал светящейся палочкой.
  - Выпишут нам штраф, ох выпишут... - прорычала Таня, топча педаль газа. - Брысь с дороги дурень!!!
  В этот момент на мосту сверкнули фары: противники, не будь дураки, срезали по улице поселка, где дорога была короче и вылетели на перекресток как раз перед капотом "Комацу". Не совсем понятно, на что они рассчитывали, но "Хаммер" резко остановился и оттуда затарахтели очереди - низом, над самым асфальтом.
  - За Родину, за Сталина!!! - с чувство выкрикнула Таня, прячась за приборной доской и еще прибавляя газу.
  "Комацу", как взбесившийся мастодонт, снес квадратный "Хаммер", запустив его в воздух направо. Изувеченный джип влете точно в широкое стеклянное окно полицейской будки и там застрял. Полицейский так и остался остолбенело стоять посреди перекрестка, глядя вслед удаляющимся красным стоп-сигналам.
  Рихард едва успел нырнуть в кабину, как там, где была его голова, пролетел сноп осколков от полицейской будки.
  Замечательно! Прямо роман в стихах. Похоже, ущерба многострадальной Японии мы нанесли не меньше, чем пресловутый удар по Хиросиме... Интересно, что они о нас теперь думают? Впрочем, и так понятно что. Ничего хорошего... Да и нам уже невесело. Оружие кончается, вертолеты на хвосте. Надо, надо было прихватить Иглы и заодно завалить этого придурка. только бы добраться до тоннеля, а там уж как-нибудь справимся...
  Последний, четвертый "Хаммер" сначала немного приотстал, но потом начал снова сокращать дистанцию: видимо, начальство ругалось по радио матом и требовало активных действий. Над крышей появился силуэт человека с длинной винтовкой, не иначе, как с Барретом. Блеснула яркая вспышка, потом вторая и третья. Покрышка заднего правого колеса лопнула и затарахтела, расшвыривая дымящиеся куски резины. Самосвал вильнул, едва удержавшись на дороге.
  - Вот урод! Достал...
  Рихард вновь высунулся из окна, предварительно раздвинув трубу Мухи и откинув прицел. Поэтому выстрел прогремел почти сразу. Из-за нестабильного курса граната пролетела мимо. Пришлось потратить еще две винтовочные. С "Хаммером" было покончено, с тяжелым вооружением тоже...
  Ну а вот теперь конец. Как в том анекдоте про ковбоя...
  Гул лопастей приблизился и в низком мрачном небе проступил силуэт "Блек Хока". Он шел над рекой, параллельно дороге, и быстро нагонял грузовик, тем более, что тому приходилось притормаживать на поворотах.
  В середине темного силуэта блеснула и забилась ярчайшая вспышка. Сноп трассирующих пуль из шестиствольного пулемета прошелся поперек дороги огненной чертой прямо перед тупым и уже изрядно помятым капотом "Комацу". Рикошеты брызнули во все стороны праздничным фейерверком.
  - Пугает, сука! - закричала Таня, дергая рулем из стороны в сторону. Грузовик вильнул, перекосился, встав на колеса с одной стороны, и едва удержался на полотне дороги.
  - Мизуки! Знаю, что очень многого прошу, но вылези в кузов, к задней стенке и покажи ему оттуда фак! Иначе нам отстрелят задние колеса и все - кранты!!! Если тебя увидят, то стрелять не станут!
  - Однако! - Хоть Рихард и устал удивляться, но очередной закидон заставил его вновь отреагировать - Ну и кто у нас после этого гуманист? А кто мирными людьми прикрывается?
  Он торопливо менял магазин в автомате.
  Бледная как смерть Мизуки кивнула и молча полезла на крышу. Сильные руки Рихарда подхватили ее и аккуратно спустили в гулкую и глубокую стальную коробку кузова. Мизуки пробежала по грязному дну и, высунувшись над задним бортом - ей пришлось залезть на какую-то перекладину - и с чувством выполнила поручение.
  Таня крикнула:
  - Подержи руль! - и, когда Рихард плюхнулся рядом на сиденье и нашарил ногами педали, извернулась, переползла через его колени и, раскрыв на полную стекло пассажирской дверцы, показала ту же фигуру.
  - Пусть решают, козлы, которая из нас!!!
  Вертолетчики, очевидно, прекрасно все видели, но, как и ожидалось, оказались в затруднении - какая из двух худеньких девушек с короткими волосами та, за которую всех обещали расстрелять перед строем, а потом изнасиловать каленым ломом. Неудивительно, что шестиствольный Миниган со скорострельностью сто выстрелов в секунду замолчал.
  Впрочем, они быстро приняли решение: догадавшись, что, раз противник не стреляет, с патронами у беглецов туго, "Блек Хок" резко взял вправо и стал быстро снижаться, уравняв скорости. Не успели беглецы и глазом моргнуть, как черное брюхо зависло прямо над головой, а в кузов спрыгнули трое бойцов в черных комбинезонах, касках и бронежилетах. Мизуки поняла, что сейчас будет, и в последний момент шустро проскочила к кабине, но забраться на высокий гладкий борт сразу не смогла.
  - Айяяй, вытащите меня отсюда, вояки чертовы!!! - истерически заверещала она и заколошматила кулачками в стенку. - Таня! Ну, я тебе устрою!..
  В очередной раз пересадив Таню на место водителя, только услышав приближение вертолета, Рихард высунулся из люка одновременно с гулким звуком, извещающем о том, что в кузове прибавилось безбилетных пассажиров.
  Трое. У вас нет билетов, господа. Вам придется сойти.
  Игнорируя протянутые руки Мизуки, Рихард выпрыгнул из люка и оказался между ней и тремя бойцами противника. Теперь они не могли стрелять, не рискуя задеть возможный объект охоты. Антитеррористической подготовки к избирательной стрельбе у них не было, да и лицензии на убийство заложника тоже. А вот Рихарду ничто не мешало. Длинная очередь сбила с ног двоих противников. Но на этом везение кончилось, полусвободный затвор заклинило. Выпустив из рук автомат, Рихард выхватил пистолет. Однако оставшийся противник не дремал - за то время, пока его оппонент менял оружие, он оказался рядом. Удар прикладом по руке вышиб Глок куда-то в угол кузова. Второй удар пришелся в пустоту - в последнюю секунду Рихард нырнул под удар. Из нырка он вышел уже с мини-смэтчетом в руках. Амальгамовец попытался навести ствол на Рихарда, чтобы наверняка не промахнуться. Слишком поздно - хлопнув левой ладонью по стволу автомата, правой немец всадил нож сбоку в шею. Широкий обоюдоострый клинок вышел с другой стороны, пронзив обе сонные артерии и трахею. Рывком на себя Рихард окончательно рассек все вышеперечисленное. Оттолкнув левой уже валящегося на дно кузова противника, он бросился к двум другим. Похоже, у врага были тяжелые штурмовые бронежилеты - очередь обычных пуль калибра 5,56 сильных травм им не причинила. Впрочем, из-за тряски большинство пуль все равно прошло мимо. Однако прикончить их быстро не вышло - оба успели встать. Один из них полез за ножом, но потерял драгоценные секунды. Резким фехтовальным выпадом покрыв разделяющее их расстояние, Рихард нанес прямой укол в пах. Паховой секции на бронежилете не было. Тот согнулся, и серия уколов пришлась в открытые места бронежилета в районе ключицы. Судя по количеству крови, были задеты крупные кровеносные сосуды. Прихватив голову левой, правой Рихард напоследок порезал шею в районе сонной артерии. Со вторым оппонентом было покончено.
  Оставался еще третий. Поскольку время у него было, он успел вытащить нож и приготовиться к бою. Нож он держал в правой руке, но стойку выбрал левостороннюю. Та же школа, что и на пирсе. Только этот не считает себя более подготовленным и готов пожертвовать левой, чтобы уцелеть и убить меня. Что ж, посмотрим... Перешагнув через лежащий бревном труп второго противника, Рихард сделал ложный выпад. Его враг почти не среагировал, только наклонил лоб вперед, чтобы не лишиться глаза, и закрыл левой шею. Понятно. Готов жертвовать. Примем... Второй ложный выпад, ложный же восходящий удар ногой в пах. Враг среагировал на ногу, но только на финальном участке траектории. Будь удар настоящим, нога была бы порезана. Свою роль в неразбериху включала и движущаяся площадка, и ветер от вертолета. Ну, а теперь пора! Короткий подскок, хлесткий back cut самым кончиком лезвия и моментальный выход из рабочей дистанции. Из рассеченного носа полилась кровь. Что особенно важно, она мешала дышать. Оппонент шагнул вперед, но укол в область глаза заставил отпрянуть. Чуть-чуть и глаза не стало бы. Похоже, амальгамовец начал терять самообладание. Он наклонил голову, подставляя лоб под возможные уколы, прикрыл шею левой и ринулся вперед, выбрасывая одновременно руку с ножом в направлении ненавистного лица. Однако лицо тоже не дремало. Последовал резкий прыжок в сторону и вперед с одновременным скручиванием. Подобно тому, как тореадор оказывается сбоку от атакующего быка. Это элемент, существующий и в испанской школе боя ножом, и в танце фламенко. Бить в бронежилет было бесполезно, пришлось нанести несколько уколов в бедро. Противник рухнул на колени. Увлекшись попыткой добраться до шеи, Рихард упустил из вида неприятный факт - нож пока оставался у противника...
  Что и подвело. Противник резко развернулся и неожиданно сильно схватился за руку Рихарда с ножом. Завязалась борьба, которой раненый владел неожиданно хорошо. Неизвестно, чем бы все это кончилось, не будь у амальгамовца серьезно затруднено дыхание. Оказавшись сверху, он отчаянно пытался вырвать захваченную руку и одновременно не отпустить прижатую к дну руку Рихарда с ножом. За двумя зайцами погонишься... Не удалось ни то, ни это. Закинув ноги на классический дзюдоистский рычаг локтя, Рихард сломал в суставе правую руку врага. Тот взвыл, выронил нож и отпустил кисть. Это и было последней ошибкой. Перевернув врага на живот, Рихард прихватил голову за глазные впадины, запрокинул ее и перерезал горло. Ну, наконец-то...
  "Блэк Хок" немного уменьшил скорость и сдвинулся назад так, что стекла кабины оказались над задним обрезом кузова. Пилоты хотели видеть, что происходит у них под ногами. Из раскрытой боковой двери, рядом с торчащим блоком стволов Минигана, высунулся еще один противник с автоматом в руках. Он готовился стрелять, как только станет ясно, что к чему.
  Увидев, что Рихард расправился с последним десантником, он уже прицелился, но с проклятьем опустил оружие: Мизуки, раскинув руки крестом, шагнула вперед и закрыла Рихарда своим телом. Бешеный поток воздуха от несущего винта яростно трепал и рвал ее волосы, выжимал из глаз слезы. Грохочущее железное чудовище нависло так низко над головой, что, казалось, в следующую секунду изрубит девушку в кровавый фарш. Но она, зажмурившись и до крови прикусив губу, стояла, выпрямившись в струнку, и не собиралась прятаться.
  Сквозь грохот винтов прорвался новый звук: яростно гудел клаксон. Рихард вскочил, и, обняв Мизуки и прижав ее к себе, выглянул поверх борта - благо его рост позволял. Таня высунулась из кабины и отчаянно, но неслышно что-то кричала. Потом, видя, что он не слышит, поманила его к себе: "лезь быстрее"!
  - ... Кабину!!! ... В кабину... живо!!!
  Рихард кивнул и, наступив на труп одного из противников, прыгнул на переднюю стенку кузова. Пихнув вперед Мизуки и увидев, как она рыбкой нырнула в люк на крыше кабины, он уцепился руками за горячую выхлопную трубу, торчащую между кузовом и кабиной. Неожиданно он услышал пронзительный визг тормозов и почувствовал, как кузов уходит из под ног. Точнее, выпрыгивает вверх, практически перевернув его вверх тормашками.
  "Комацу" резко затормозил, клюнув носом, а его громадная коробка кузова внезапно откинулась назад, встав торчком и подняв верхний край на несколько метров... как раз перед блистером "Бэк Хока". Вертолет, естественно, затормозить не успел и со всего размаха врезался в стальную раму. От удара кузов захлопнулся, едва не убив прижавшегося к трубе Рихарда, а вертолет с размозженным носом и лобовой частью кабины клюнул носом и завалился набок. Лопасти винта рубанули по асфальту, округлая десятитонная туша "Блэк Хока" рухнула на обочину и перекатилась несколько раз, подняв в воздух тучу грязи и разлетающихся камней.
  Самосвал победно взревел дизелем и снова устремился вперед, трубя гудком, как мамонт, празднующей победу над саблезубым тигром.
  Перехожу в водители. Уж очень веселая у них профессия... Подтянувшись на руках, Рихард оказался на крыше кабины. Залезть внутрь было делом десятка секунд. Выглядел он странно:
  - Поздравляю! Мы избавились от вертолета, а заодно и от всех автоматов и моего пистолета. Единственное бесшумное оружие, можно сказать, именное...
  - А, снявши голову, по волосам не плачут! - беспечно махнула рукой раскрасневшаяся Таня. - Мизуки - ну, ты и молодец! Если б тебя не было в кузове, они бы нас изрешетили и заставили остановиться! Прости за акробатику, но выхода другого не было. Я волновалась, что Ри прихлопнет, он ведь не похож на человека, который первым полезет в кабину, прикрываясь девушкой. Но как только он тебя закинул, то остался беззащитным: пришлось, хочешь - не хочешь хлопать мышеловкой!
  За ствол извини, Ри, но вон валяется грузинская Беретта - больше у меня ничего нет, разве что магазин от М14 остался в кармане.
  - А за меня ты не волновалась?! - сквозь слезы выкрикнула Мизуки. - Я там чуть не умерла!!! - она взмахнула руками, чуть не засветив при этом Рихарду по лицу, и, вцепившись в Танину руку, принялась ее тормошить, что не замедлило сказаться на качестве вождения.
  - С ума сошла?! - воскликнула Таня, отталкивая Мизуки и судорожно выравнивая руль.
  Та отняла руки и съежилась, спрятав лицо в ладошках. Потом всхлипнула и привалилась к Рихардову боку.
  Таня сочувственно потрепала ее по плечу:
  - Тише, девочка, не плачь! - и, пробормотала себе под нос, потише. - Я куплю тебе калач. Волновалась, а то, как же. Но в тебя они стрелять боялись. Наверное, у них есть информация, кто ты такая, но отличить нас с гарантией трудно, пока не подойдешь вплотную. Прости еще разок, но нужно этим пользоваться, пока мы в цейтноте. Или, как у вас говорят - "пинчи"!
  Ладно, мы еще не закончили. До тоннеля не так уж далеко, но, блин, чует моя... сердце, что так просто нас туда могут не пустить. Или не выпустить. Но по горному серпантину я на этой штуке не проеду. Есть какие-нибудь соображения?
  - Могу сесть за руль я, - сказал Рихард. - А можно спешиться, предварительно направив этого мамонта под откос. Но тогда придется снова бродить по горам, и велик шанс наткнуться на поисковые группы преследователей. Так что надо придумать что-то другое... Есть ли тут дорога в объезд?
  - Садись, - сразу согласилась Таня. - А то у меня что-то руки устали. Попробуй, поворочай такую хреновину, пусть и с гидроусилителем.
  Когда Рихард перелез за руль, она вытащила карту из-под пребывающей в прострации Мизуки и деловито принялась изучать.
  - Так, дорог отсюда всего две - не считая пути назад. Или вперед и налево через тоннель в соседнюю долину, там здоровенный город - Иида. Или направо по узкой горной дорожке, она петляет по хребту, обходит узкое непроходимое ущелье и ведет дальше на север. Километров через тридцать пять там следующий выход на равнину к железной дороге и большому шоссе. Но вот не знаю, проедет ли этот зверь по такой дорожке - она тут обозначена как аварийно-опасная. Наверное, попробуем все же в тоннель. Если проскочим, то спрятаться в густой населенке будет нетрудно.
  - Хорошо. В тоннель так в тоннель. Хоть и не нравится мне этот вариант, но особого выбора нет. Ту дорогу тоже легко блокировать минами. Колеса вышибут, и все дела. ПЗРК больше нет, с воздуха нас легко будет найти. Эх, как же умирать неохота...
  - Все там будем. В разное время, конечно, - бодро прочирикала Таня. Она явно была довольна собой и склонна в этот момент смотреть на вещи с оптимизмом. - И вообще, удивительное дело, ты же говорил, что шел на эту операцию как камикадзе? Что изменилось? Я заразила тебя бодростью, оптимизмом и жизнелюбием? Ха-ха, мне это как два пальца об асфальт! Да, Мизуки? Чего ты, не куксись!
  - Невозможно быть постоянно готовым к смерти. Это обусловлено чисто физиологически. Гормоны и прочая биохимия, вырабатываемая организмом как реакция на угрозу жизни. Хотя, возможно, дело и не только в этом... Но сейчас это неважно. Надеюсь, мы выберемся отсюда живыми. Даже если для этого мне придется отдать свою жизнь.
  - Да, решиться пойти почти на верную гибель нелегко, еще труднее потом вернуться. Вот народ и начинает потом бухать, курить, колоться или задирать юбки - чтобы снять стресс. Впрочем, нам о снятии стрессов еще рано беспокоиться, нужно сперва как следует измотать противника бегом.
  Рихард почему-то покраснел. Хорошо, что освещение в кабине плохое и у меня на морде ПНВ. Пусть и поднят вверх, но вид загораживает...
  - Угу, - тоскливо откликнулась Мизуки, вздохнула, улыбнулась через силу и взъерошила обеими руками остатки волос. - Я точно скоро тоже поседею. Нет, правда, Таня, ты погляди, у меня на макушке еще нет седых волос? Эх... Вот увидит меня такую мой Иссей... Нет, вы представьте, идет он, а навстречу ему я - с эдакой модной прической и с автоматом наперевес... Ну, просто Сагара в юбке! А ведь он за Сагарой все бегал, все хотел выяснить, кто из них круче, может, и за мной тогда будет?..
  - Все может быть - Рихард улыбнулся (уж больно забавной ему показалась подобная мысль) - Но только не надо забывать, что соперничество между мужчинами это несколько особая стихия. Тут по аналогии не понять, как оно будет... Ну, а бегать - это тоже неплохо. Не век же в зале драться... Пусть только попробует воротить нос от такой девушки - уши оторву.
  Таня вздохнула и повернулась к Мизуки.
  - Седина? В темноте не разглядеть. Но даже если и побелела пара волосков - что с того? Я вон вся седая в семнадцать лет, и ничего, не жужжу. С парнями же вообще никогда не поймешь - чего им надо. То есть, конечно, все мужики - сволочи, только об одном и думают, но вот когда речь заходит про чувства... тут общих рецептов нет. Но лучший способ привлечь их внимание - узнать, что им интересно, и примкнуть. Но тоже без гарантий. Блин, я ради одного такого целую зиму ходила в бассейн тренироваться, научилась совершать эскимосский переворот на каяке пятью способами, потом пошла с ним в поход, кувыркалась, как придурочная, в холодной речке, двадцать раз чуть не утопла - и все без толку. Дружить - пожалуйста, и все на этом.
  - Какие твои годы, - философски-назидательным тоном сказала Мизуки и добавила с улыбкой: - Будет у тебя еще парень, и любить тебя будет без памяти, и в обиду никому не даст, потому что иначе нельзя, неправильно это.
  Она снова захлюпала носом, потом оглушительно чихнула и хихикнула:
  - Ох, один плюс от всего этого - постоянно забываю, что... ап... ап... АПЧХИ!... болею.
  - Не всем можно понравиться, делая то же, что и они. Некоторых это отталкивает
  - Оно и понятно, - проницательно заметила Таня, но углубляться в эту тему не стала. - Кстати, скоро будут поселки, а за ними тоннель. Что будем делать, если там гады нас подстерегают? Таранить?
  Склоны долины становились все круче, переходя в скальные стенки и сдвигаясь все ближе. Справа мелькнула небольшая плотина, потом дорога несколько раз перешла с одного берега реки на другой по высоким мостам, потом впереди засверкали огни крупного поселка.
  "Комацу" влетел на пустынную главную улицу, подняв вихрь пыли, промчался мимо закрытого торгового центра. Потом шоссе раздвоилось, левая дорога нырнула под основное полотно и ушла в сторону сужающегося ущелья, а впереди в крутом горном склоне замаячил ярко освещенный портал тоннеля.
  Справа от него виднелось небольшое здание - очевидно, служба, занимающаяся поддержанием тоннеля в хорошем состоянии. Но все окна были темны, и никого видно не было - ни единого человека. Только бродячая собака стремительно перебежала дорогу перед капотом самосвала.
  - Что делать? Да сам не знаю... Не все можно таранить безнаказанно. может, свяжешься с Вебером? А то что-то нехорошо получается - раз вышли на связь, запросили помощи и затихли. И что ему делать?
  Рихард вытащил из-под ног свалившуюся туда рацию.
  - Действуй. Мне за дорогой следить надо...
  Таня подобрала рацию, и внимательно осмотрелась:
  - Как-то у нас вдруг стало плохо с оружием. Что, эта грузинская Беретта - все, что осталось? Ну, вы там и повоевали! От души, как говорится. Что же теперь делать, если нас опять встретят? Так, быстрее, быстрее - Урц-6, отвечай! Отвечай, Урц-6, на связи Урц-Х!!! А-а-а, черт, закончилась радиосвязь! - разочарованно сказала она, когда грузовик влетел в тоннель, и многометровая толща известняка отрезала радиоволны.
  Двухполосный тоннель с параболическим сводом был ярко освещен ртутными лампионами, по стенкам тянулись кабели, а метров через двести виднелись отдушины вентиляционных шахт с уходящими вверх скобами и коробами моторов вентиляторов, засасывающих воздух. Тяжелое гудение донеслось даже сквозь рев дизеля - к обмену воздуха в многокилометровом тоннеле, пронизывающем горных хребет, проектировщики отнеслись со всем возможным вниманием. По сторонам дорожного полотна виднелись зарешеченные отверстия для стока просачивающейся воды. Мера эта была явно не лишней: несмотря на серьезную гидроизоляцию, кое-где в стенах виднелись трещины, из которых капало - горный массив был весь рассечен трещинами и карстовыми полостями - вода легко точила мягкий известняк. Кое-где в водостоках журчали целые ручьи. Пару раз в стенах мелькали низкие дверцы, за которыми виднелись железные ступеньки - аварийные лестницы, выходы на поверхность.
  - Такое ощущение, сейчас раздастся голос: "Осторожно, двери закрываются. Следующая станция - ВДНХ", - пробормотала Таня. Потом тоскливо добавила. - Главное, чтобы в конце не было написано: "ВЫХОДА НЕТ! Кровью, как в метрополитене..."
  Она мрачнела на глаза, словно ее одолевало тягостное предчувствие.
  - Что-то мне не по себе. Хотя клаустрофобией и не страдаю... - в этот момент в свете ламп на своде тоннеля впереди появились какие-то силуэты. Рихард немного притормозил, вглядываясь, потом решительно нажал на тормоз.
  Засада. Тоннель преграждали огромный колесный скрепер и совсем уж невообразимого размера бульдозер, со щитом в десяток квадратных метров. Остановившись рядом, строительные машины полностью перекрыли проезд. В кабинах и промежутках между ними виднелись несколько фигур с оружием.
  - Ага. Вот в чем дело, - в голосе Тани послышалась бесконечная усталость. - И сюда успели, ироды. Наверняка перепрыгнули хребет на вертолетах, и пошли по нашим стопам. Эти хреновины потяжелее нашей хреновины, их с места не сдвинуть. Блин. Нужно назад...
  Не успела она закончить, как их глаза уколом острый луч света из зеркала заднего вида. Сзади тоже приближались какие-то машины. И, судя по размерам, явно не легкие "Хаммеры".
  Таня быстро выглянула из окошка назад и обернулась, глаза ее снова вспыхнули боевым огнем:
  - Метрах в пятидесяти позади - аварийная лестница!!!
  - Ух, и нервная же у нас получается поездочка... - Рихард прибрал к рукам пистолет. - Опять на прорыв... Даже надоедать начинает.
  Он дал задний ход. Машина приблизилась к аварийной лестнице и почти полностью прижалась к ней корпусом.
  - Вперед!!!
  Беглецы выскочили из кабины. Корпус машины закрывал преследователям проход к лестнице и сильно ограничивал их сектор обстрела. Обе девушки уже нырнули в низенькую дверку, к лестнице, а Рихард слегка задержался. Усложним вам работу, ребята.
  Он прицелился и выпустил несколько пуль в нижнюю часть бака. Затем возле натекающей лужи было распатронировано несколько патронов калибра 5,56 и подожжено выстрелом. Пламя начало распространяться вокруг бака, приближаясь к нему и колесам. Вот вам и баррикада. Попробуйте преодолеть. Теперь превратившийся в факел грузовик мешал преследователям приблизиться к основанию лестницы.
  - Ай! - пискнула Таня, прикрывая лицо от волны раскаленного воздуха, обжегшей щеки и поставившей дыбом волосы. Хотя противопожарное оборудование у нее имелось: в руке был маленький огнетушитель, который она сдернула с кронштейна в кабине в последний момент, Таня им не воспользовалась, а шустро побежала вверх по узкой - на одного человека - лестнице с металлическими маршами.
  - Не отставать! - крикнула она. - Если нарвемся, держитесь прямо за спиной, чтобы гадам не вздумалось стрелять. Мизуки, учти, при свете ты за меня не сойдешь - у меня глаза круглые!
  Но не успела она договорить, взбежав на третий по счету лестничный марш, как из незаметной боковой дверцы, ведшей на лестничную площадку, прогремел оглушительный в замкнутом пространстве выстрел. Пуля попала Тане прямо в грудь, швырнув ее на стену. Девушка ударилась спиной и рухнула на металлический пол, словно сломанная кукла.
  Из двери стремительно выскочил солдат в американской форме, бронежилете и каске. За ним теснились еще трое. Первый держал в руках Ремингтон 870 двенадцатого калибра. Страшно подумать, что могла сотворить его пятидесятиграммовая свинцовая пуля или заряд картечи, каждая размером с пистолетную пулю.
  Второй солдат держал наготове М4, целясь вниз по лестнице из-за спины напарника. Еще двое быстро наклонились, подхватили бессильно обмякшее тело Тани, и поволокли вверх по лестнице.
  Мизуки истошно закричала, отшатнувшись на шаг назад, потом, словно обезумев, рванулась вверх:
  - Таня!!! Нет!!! ТАНЯ!!!
  - НАЗАД! - Рихард оттолкнул ее в сторону, сам падая в противоположном направлении. Пистолет в его руках ожил, выпуская остатки магазина в область тазобедренного сустава передового бойца. Попадание туда даже пистолетной пули при отсутствии защиты приводит к неспособности продолжать бой. Когда враг начал заваливаться на землю, огонь был перенесен на остальных.
  Мизуки охнула - упав, она почувствовала, как что-то довольно чувствительно ткнулась в бок. Засунула руку в карман и достала оттуда ТТ.
  Надо же! Дедушкин подарок... А я его даже поблагодарить не успела...
  - Рихард-сан! - позвала она. - Ловите!
  Все равно я из него никуда не попаду...
  Кстати! Каски пробивает.
  К этому моменту патроны в Беретте кончились, и новый магазин вставлять было некогда. Первый же выстрел пришелся в голову бойцу с М4. Тот выронил оружие и рухнул на землю. Винтовка с лязгом проехалась по лестнице и оказалась на площадке, прямо рядом с Рихардом и Мизуки...
  Сверху по лестничной клетке доносился грохот кованых ботинок - двое оставшихся противников почему-то не демонстрировали желания вступить в бой. Даже не вернулись посмотреть, что случилось с их товарищами. Лишь что-то железно продребезжало и громыхнуло - похоже, это была граната, прикрывающая отступление.
  Похоже, мы им не нужны. Ну что ж, используем это.
  Рихард подхватил М4 и рванул наверх. Вытряхнув тело убитого стрелка из разгрузки, он надел ее на себя. Убрав пистолеты в подсумки, один из которых как раз и был специальной кобурой, он вновь почувствовал себя вооруженным. Теперь можно было и двигаться за убегающими.
  - За мной! Быстро!
  Тремя пролетами чисто выметенной лестницы выше на площадке были разбросаны разорванные и перекрученные осколки ручной гранаты и ее запала, и больше ничего. Пусто.
  Топотание ботинок наверху не умолкало - бежали противники быстро, хоть и с грузом. Лестница все не кончалась и казалась поистине бесконечной.
  Снизу тоже донеслось несколько выстрелов. Кто и зачем стрелял - было не совсем понятно.
  Что за черт? Кто это там внизу стреляет и зачем? Может, подкрепление подоспело? Поздновато они... Или "дружественный огонь"? Вероятнее, но не стоит останавливаться. Надо догнать похитителей. Рихард поднял темп. Звуки шагов приближались.
  Сверху снова донеслось железное бряканье - новая граната.
  Хорошо, что по такой узкой лестнице железное яйцо, начиненное тротилом, не могло упрыгать дальше трех-четырех маршей. Но резкий разрыв за поворотом, больно вдавивший барабанные перепонки, и визг рикошетящих осколков не вызывали желания приближаться.
  Вот твари! Рихард с трудом подавил желание выпустить вдоль стены очередь из карабина. Отлично рикошетирующие малокалиберные пули вполне могли бы задеть преследуемых. Увы, они могли задеть и их ношу... Оставалось только продолжать преследование и быть готовым в случае чего отбросить гранату от себя. Порежу на ремни.
  Звуки, доносившиеся сверху, немного изменились - сдвоенный топот и пыхтение прекратились, заскрипела и громыхнула металлическая дверь. Видимо, бесконечная лестница все же закончилась выходом на поверхность.
  Поднажмем... Но аккуратнее, можно ожидать мины или еще какого-нибудь сюрприза... Поднявшись еще дальше, Рихард поудобнее вскинул М4 и приготовился к "небольшой стрелковой операции по освобождению заложника". На секунду оглянулся назад:
  - Мизуки! Ты не отстала?
  Мизуки, хватая воздух ртом и придерживая подвывихнутую руку, показалась двумя маршами ниже. Маленькая японочка, хоть и не совсем нетренированная - играла в баскетбол - конечно, не могла угнаться за длинноногим лосем.
  Впереди показалась лестничная площадка. Это был выход наружу - там виднелась металлическая дверь с неярким зеленоватым фонарем над ней. Дверь была приоткрыта, и никого не было видно. Оттуда доносился неясный, но мощный гул.
  Похоже, эти господа вознамерились бежать. Причем на вертолете... Надеюсь, здесь нет "Аласторов"... Рихард добежал до двери и занял позицию для стрельбы лежа. Сущий пустяк... единственная уязвимая зона, которую можно наверняка поразить из этой игрушки - крепление винта. Попробуем... Патронов хватает, можно не жалеть.
  Не успел он подползти к двери, как по металлу хлестко врезала очередь - стреляли справа. Снаружи можно было разглядеть узкий уступ, огороженный хлипкими металлическими перильцами. За ними склон уходил вниз, а метрах в двадцати виднелась скальная стенка - противоположный склон узкого ущелья. Судя по шуму, внизу мчался довольно полноводный поток - очевидно, один из правых притоков Тенрюгавы- именно его он и принял поначалу за гул вертолета. Дорожка от оголовка аварийного выхода вела по обрыву и куда-то вправо, слева же быстро кончалась среди густых кустов, впившихся корнями в потрескавшиеся скалы.
  Противники, похоже, отступали именно направо, намереваясь выйти к своим, поскольку вертолет приземлиться на узкий карниз никак не мог.
  Рихард вовремя убрал голову - о металлический косяк звонко щелкнула следующая пуля.
  По-хорошему, значит, не хотим... Ладно.
  Рихард остановился. Переть на вероятную засаду было неразумно, стоило придумать что-то новенькое. Осмотрев трофейную разгрузку, Рихард нашел весьма полезную в данном случае вещь - пару дымовых гранат. Вот и славно...
  Первая граната полетела в дверной проем. Через полминуты ничего видно не было, и Рихард ползком выбрался на поверхность. Заняв позицию за ближайшим камнем, он стал ждать пока дым рассеется. Одновременно он держал под прострелом вероятный путь отступления.
  Над головой раздался рокот вертолета. Из-за гребня медленно выполз "Блек Хок" и завис над карнизом. Сдвинулась дверца, и вниз полетел, разворачиваясь на лету, моток толстой веревки. Его конец упал на тропу метрах в пятидесяти от Рихарда, туда, где ее скрывал выступ скалы.
  Из дверцы высунулся бортмеханик и наклонился, что-то рассматривая внизу. Рядом с ним поводил блоком стволов Минигана стрелок, выискивая цель. К счастью, он не успел пока разглядеть в дыму, что там внизу творится.
  Такой случай упускать было нельзя. Подбежав к канату, Рихард начал взбираться наверх. Сейчас я в непростреливаемой зоне, а от угрозы с земли меня закрывает дым... Если повезет, можно будет навести в вертолете порядок. Много народу там быть не может...
  Борттехник, разглядев, что на конце троса появился человек в бронежилете и с оружием, торопливо включил лебедку на подъем - нельзя же заставлять усталых бойцов взбираться на восьмиметровую высоту самостоятельно.
  Вот и замечательно... Теперь дело за малым - захватить эту летучую игрушку, вернуть украденное и вернуться. План веселый, так что должен удастся. Понеслась... Как раз в этот момент Рихард оказался на борту вертолета. В следующую секунду борттехник получил мощный удар лбом в переносицу, а затем локтем в челюсть. Стрелок от неожиданности забыл опустить ручки "Минигана", и даже, кажется, попытался навести его возникшего в метре от него противника. Но в руке того блеснул нож, и пара резких уколов в горло отбросила его на скамейку и на пол кабины. Следующим взмахом Рихард перерезал горло оглушенному бортмеханику.
  Больше вокруг никого не было. Оттолкнув тело в сторону, Рихард навел карабин на пилотов:
  - Господа, вы идейные люди, или работаете за деньги? Я покупаю вашу колымагу. Или забираю ее без вас. За оружием лезть не советую - пристрелю, а кое-как управлять и сам смогу...
  Потянувшийся было к кобуре второй пилот замер и ни секунды не подумав, заложил руки за голову, судорожно сморгнув плеснувшую ему в лицо кровь бортстрелка. Пилот даже не обернулся, только изобразил спиной молчаливую покорность.
  "Блек Хок" висел, слегка покачиваясь, метрах в восьми над тропинкой. Ситуация складывалась весьма интересная.
  Знать бы, что думала в этот момент Мизуки, чье запрокинутое бледное личико высунулось из-за камня внизу.
  - Вот и хорошо - Рихард убрал нож в ножны - однако, сколько крови в этих двоих... Хватило бы на десяток переливаний. Ваше оружие, господа. И из бардачка тоже, не стоит считать меня идиотом... Вот и хорошо...
  Откинувшись назад, к двери, Рихард выпустил из пулемета длинную очередь в заведомо пустой камень, подальше от Мизуки.
  - А теперь сообщите по рации людям снизу: "поднимайтесь на борт. Груз направить первым. "
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"