Костина Елена Николаевна: другие произведения.

Цивилизация

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:


   Падение
Полная версия черновика на 30.05.19: Цивилизация_черновик

Не нужно жалеть о прожитой жизни.

Нужно жалеть о непрожитой.

   Я не жалею, что я умерла. Моя жизнь последние годы была полна боли. Физической. Да и моральной тоже. Мой рак лишал меня всякой человечности. Мой разум медленно таял, и я превращалась в скулящее существо в ужасе ожидающее приступа боли. Еще одного очередного приступа, который будет мучить меня пару часов. Я скрючусь на кровати, закрыв дверь в спальню. В одиночестве и не в одиночестве. Ни кто не зайдет ко мне, но все они с грустью будут ждать, когда меня отпустит.
   Боль физическая меня превратила в постоянно боящееся существо. Боль моральная ощущалась всей семьей. Кому из нас было больнее - я не знаю. Но я с облегчением почувствовала, что ухожу.
   Мне было страшно. Предательский инстинкт выживания помучил меня пару суток. Я затыкала его как могла. И вот мы с ним затихли одновременно.
   Я не стала духом, не увидела света в тоннеле, не наблюдала за родными с небес. Я не знаю, как они пережили мою смерть. Получили ли они облегчение? Я - да.
   Я летела. Или падала. Даже и не знаю как это назвать. Меня тащило куда-то вперед. Иногда мне казалось, что я - комета. Я лечу и лечу, в бесконечность. Туда, где звезды берут свое таинственное начало.
   Миг - и я дышу. Тяжело дышу, будто я вынырнула из воды. Легкие больно! Легкие? Я же мертва, какие легкие?! Или не мертва?
   Я открыла глаза, но тут же сморщилась. Соленая вода разъедала нос и глаза. Я закашлялась. Кто-то перевернул меня на бок, помогая выплюнуть воду. Что-то говорил. Что он говорит? Я не понимаю. Медленно приходя в себя я начала осознавать сказанное. Почему-то мозг неведомым образом стал переводить мне язык. Явно не русский.
   -Госпожа, как вы? Госпожа! Скажите хоть что-нибудь!
   Что тебе сказать? Я языка не знаю! Хотя как-то понимаю.. И почему я такая раздражительная? Столько эмоций.
   -Что-нибудь, - прохрипела я довольно высоким голосом. Не моим голосом.
   Рядом со мной был мужчина. Мокрый, в рубахе и штанах с кожаными нашивками. Мы сидели на песке, пытаясь отдышаться. Недалеко валялись какие-то железки. Мужчина встал, стянул с себя рубаху и прямо на голое тело одел кожаную жилетку. Поверх нее стал пристраивать железки, которые оказались доспехами!
   Доспехи?! Что за шутки? Это фестиваль какой? И вообще я где?
   Кажется, последний вопрос я задала вслух, магическим образом задав его на чужом языке.
   -Как где? В столице! Госпожа, вы в порядке?
   Взволнованный рыцарь помог мне встать и накинул на меня свой плащ. Я неожиданно осознала, что намного ниже его. Я карлица?
   Никаких вопросов я задавать не стала - голова моя кружилась, но почему-то мужчина казался смутно знакомым и я ему доверилась. Рыцарь, почувствовав мою слабость, поднял меня на руки и понес с пляжа. В двадцати шагах нашелся патруль, который согласился одолжить нам лошадь. Рыцарь посадил меня в седло перед собой и мы поехали к городу.
   Город был в паре километров, поднимаясь по холму черными крышами домов. Вокруг холма шла крепостная стена. Первая. На самой верхушке холма тянул к небу башни замок, который до середины закрывала так же крепостная стена. Вторая.
   Замок напоминал венгерские замки. Такой своеобразный средневековый особняк с парой смотровых башен и массивной основной частью. Только крыши были черные, а не красные.
   Крепостная стена же была выстроена по всем правилам: толстая в три ряда, где внешние линии были выше и имели смотровые зазубрины для лучников, по углам и по сторонам врат - круглые башни.
   Все здания были сделаны из серого камня, бойницы замка смотрели темными щелями на город внизу.
   По пути к замку мы с трудом протолкнулись к городским воротам. По всей дороге тянулись караванные ленты повозок. К караванам примыкали повозки крестьян, везущих товар на продажу. Я крутила головой, пока мой мозг медленно переваривал происходящее. Если патруль и первые телеги еще можно было принять за ярмарку средневековья, то караван в сотни человек сложно было назвать сборищем фриков. Столько фриков не бывает.
   Где я? Или... когда я?
   Я покосилась на рыцаря, который прижимал меня к железному нагруднику. От холодного металла я дрожала еще сильнее. Охрана на вратах лишь кивнула рыцарю, и мужчина уверенно повернул коня в сторону от центральной улицы, стоило нам пересечь городскую стену.
   Я ничего не спрашивала, просто дрожала, кутаясь в плащ, но мой спасатель решил сам что-то объяснить.
   -Я поехал не центральной дорогой. Думаю там сейчас все забито телегами. Ярмарка послезавтра, народу в городе - тьма.
   Я осторожно кивнула и снизу посмотрела на подбородок мужчины. Плохо выбритый вояка снизу казался массивным и устрашающим, как скала. В моей голове еще плавала каша. Все еще помнились чувства от падения после смерти, но почему-то всплывали воспоминания о воде. Вода была повсюду, заливала глаза, нос, рот, пузырилась. Я обернулась и на меня обрушилась волна. После этого вода окончательно победила, утаскивая меня ко дну.
   Это воспоминания тела, в котором я нахожусь? Или это мои воспоминания? А может это все сон, и я все еще жива и скоро меня скрутит очередной приступ?
   От воспоминания о прошлой жизни меня затошнило. Почувствовав мое брыкание в руках солдат остановился.
   -Я слезу, - нашла я слова. Рыцарь помог мне соскользнуть с лошади, и я, отбежав к какому-то дому, согнулась в рвотном спазме.
   -Ваше высочество, вам плохо?!
   Я обернулась, перепуганный рыцарь сам скатился с лошади и теперь переводил взгляд с меня на замок и обратно.
   Ваше высочество? Я кто? Благородных кровей? Еще и королевских? Может, перевела неправильно? Спросить бы, да вот только если спрошу - палево то еще.
   -Хочу в ванную.
   -Я отвезу, забирайтесь верхом.
   Мы продолжили свой путь. Вокруг были дома из серого камня. Кое-где встречались лавочки и трактиры. Я догадалась по нарисованным на досках картинкам: булка хлеба, кружка с пенным пивом, рыбина, гвоздь, платье. Выше были знаки, но я не знала их. Это потому что я не местная, или новая я просто не понимает написанного?
   Я покосилась на людей возле пекарни. Они расплачивались незнакомыми монетами. Женщины в платьях из грубой ткани, покрашенной природной блеклой краской носили немного квадратные тапки. Какие странные. В волосы у них были вплетены такие же ленты из грубой ткани. На руках некоторых что-то нарисовано. Я ничего не понимаю!
  
   Когда моя спина и шея уже начали отваливаться - мы доехали до замковых врат. Попав на ступени замка - я оказалась в груде тряпья. Увидев нас от ворот, мужчина в черном богатом камзоле исчез внутри здания. А когда мы подъехали - вышел на лестницу с несколькими женщинами, одетыми как взъерошенные курицы.
   -Господи! Боже ж ты мой! Вся холодная! Бледная!
   Осыпая меня причитаниями и вытирая мне волосы, тетки потащили меня внутрь. Отчаянно оглянувшись на моего спасителя, я заметила, как он виновато опустил голову перед этим человеком в черном камзоле. Тот, кажется, что-то ему говорил.
   Причитая и отчитывая тетки протащили меня по половине замка и привели в просторную спальню, украшенную кучей цветов. Почему кучей? Потому что в таком количестве они уже не кажутся красивыми.
   Цветы были всюду. И в вазах и в горшках. Розовые, белые, оранжевые. Мелкие и крупные. И все пахли. Вся комната пахла множеством цветочных ароматов.
   Меня снова затошнило. Использовав один из цветочных горшков не по назначению, я повернулась к шебутным теткам.
   -Вынесите их.
   -Кого, Ваше Высочество?
   -Цветы! Мне с них только хуже.
   Тетки забегали быстрее. В комнату привели пару служанок, которые стали выносить цветы.
   -Ничего-ничего, госпожа. Вода уже греется.
   Меня переодели, да так шустро что я опешила. Две минуты - и вот я уже в новой одежде. Кто-то скажет, что переодеваться со слугами неудобно - просто слуги, наверное, это делать не умеют. Мне как ребенку подняли руки и шустро стащили платье, потом поднимая одну за другой ноги - разули. Вытерли полотенцем, протирая с двух сторон и растирая меня, чтоб согрелась. Тут уже руководил какой-то дядька. Велел в ванную накапать капель, отдававших какой-то травкой.
   -Пить хочу. Теплого.
   Почувствовав некоторую власть в моих словах (оценила скорость, с которой комната опустела от цветов), я решила идти до конца. Раз уж они меня слушаются, и зовут Ее Высочеством, значит я тут не бедный родственник.
   Принесли сладкий теплый компот и булку. К булке тут же появилось масло, варенье и пара яблок. Не то чтобы королевский ужин, но тошнота уже откатилась и желудок стал просыпаться потихоньку. Поняв по моему оценивающему взгляду мое мнение о подношении, одна из служанок стала оправдываться.
   -Госпожа, Его Величество запретили давать Вам сладкое не за ужином. Если хотите, могу принести обед. Приготовят - что скажете.
   -Нет, все нормально. Когда там можно помыться?
   -Скоро, Ваше Высочество. Поешьте немного.
   Первый укус несчастного яблока с дыркой червяка оказался незабываемым! Откуда?! Откуда такой вкус? За яблоком последовала булка с вареньем и маслом. И снова - вкус пьянящий, волшебный, как вкус... детства? Какие странные чувства. И знакомые, и забытые, и новые в то же время.
   Я перекусила, искоса наблюдая, как тетки успели разогнать служанок с указаниями и теперь по одной уходили из комнаты. В конце концов осталась я, одна из теток и какая-то девушка из слуг видимо. Минут через пятнадцать вернулся дядька. Стал щупать мой лоб, осмотрел рот и глаза. В уши зачем-то заглянул, спросил слышу ли. Напоил какой-то травой и ушел, пообещав вернуться. Почему я не спрашивала и молча подчинялась? От шока наверное. Или смутно узнавала их всех и чувство доверия откуда-то из подсозднания.
   К вечеру, помывшись, я уже устала от пережитых событий. Валяясь в огромной кровати, впрочем не очень удобной, я медленно переваривала события.
   Наверное, я уснула, потому что в следующее мгновение, когда я открыла глаза - за окном уже было темно. В комнате стояла недавняя девушка с канделябром в руках и тормошила меня за плечо.
   -Ваше Высочество, пора ужинать.
   Служанка помогла мне встать и развернула ко мне здоровый прямоугольник, который оказался зеркалом. Кривоватым, но вполне передающим внешний облик. Я с некоторой оторопью поняла, что я - ребенок. Лет 9-10 не больше. Я конечно заметила размер моих рук и ног в сравнении с остальными людьми меня окружавшими, но обзор снизу не давал всей картины сравнения. Я маленький ребенок, даже не подросток.
   Так меня и переодевали, ошарашено смотрящую в зеркало с некоторым неверием. А до меня медленно доходило, почему все цвета и вкусы казались такими яркими, новыми. Хоть я и прожила всю жизнь, но развивающееся тело ребенка воспринимало мир куда сильнее.
   Через минут десять в комнату постучали. На пороге меня ждал явно кто-то вроде дворецкого местного замка. Он и возвестил о том, что Его Величество желают побеседовать с Ее Высочеством.
  
   Батюшка, статный бородатый мужчина с пирамидальной короной на голове, обсыпанной драгоценными камнями, расхаживал по залу широкими шагами. Его гулкий отчитывающий голос раскатывался по каменному полу, отражался от стен и возвращался в мои уши. Но долго там не задерживался, и продолжал путешествие.
   Я почти не слушала его, разглядывая зал. Облик рассерженного родителя меня не мог удивить, а вот скупое помещение тронного зала - могло. На каменных стенах украшениями были только тряпки расшитые разными знаками. Наверное - флаги знатных родов. Над троном тоже висела такая тряпка, только была она синей, а не серой, и на гербе был изображен то ли замок, то ли скала. Скорее это был замок, врубленный в скалу. А по центру его силуэта - тоже символ. Видимо основа многих гербов здесь - именно символы. Трон стоял на каменной мини-сцене с лесенкой во все стороны. Справа от трона из стены торчала каменная кладка камина - греть короля зимой. Слева - тянулись окна-бойницы, чьи ставни были сейчас распахнуты, впуская прохладный воздух и закатное солнце. Трон тоже был так себе. Большое кресло из красного дерева обитое мехом по центру. Дорогой стул с подлокотниками. Люстры только имели слабый намек на дорогой канделябр, как и ковер на полу. Не понятно только - это страна бедная, или до роскоши тут еще век не дошел и всякие фетиши феодальные еще не развернулись в полную ширь.
   -Тецилия! - Вскрикнул отец. Скорее от неожиданности я уставилась на отца той, которой сейчас стала. - Ты меня слушаешь?! Больше не пойдешь к океану, поняла?
   Я осторожно кивнула и поерзала на стуле для виду. Ноги болтались не доставая до пола. Все же какая я маленькая!
   Попыхтев еще с минуту, король оттаял.
   -Ладно, хватит на сегодня.
   Родительское сердце дрогнуло и он снял меня со стула, начав придирчиво меня осматривать со всех сторон. Я мысленно порадовалась, что меня отмыли и переодели.
   -Вроде бы все хорошо. Ни где не болит? - И дождавшись моего отрицательного кивка, продолжил деловитым тоном. - Ну, тогда, ваше высочество, проследуйте со мной в обеденную залу для трапезы.
   Это было довольно забавно. Король, как гора возвышался передо мной. Его густая кудрявая шевелюра и раздувающийся плащ только добавляли ему массивности. И я, девятилетка в платьице, топающая следом. Я крутила головой, осматривая не особо примечательные коридоры. Никаких вам доспехов, гобеленов и ковров. Под ногами - серый камень. Хотя, если вспомнить, то рыцари на страже были лишь по пояс одоспешены. Да и доспех так себе на вид. Хотя я в этом мало что понимаю.
   В обеденной зале впрочем было довольно уютно. Два камина, большой дубовый стол, тарелки серебряные и ложки тоже, с кривоватым украшением. А вот вилок нет. Неудобно. Если будет возможность - добуду себе вилку!
   Что еще? Тут была какая-никакая картина. Правда какого-то воина в кожаной куртке с уплотненными кожаными нашлепками. И канделябр был как в тронном зале, а то по замку - сплошные факелы.
   За "трапезой" отец стал рассказывать мне какую-то заунывную легенду. Почувствовав, что скоро буду клевать носом в тарелку, я решила сменить тему.
   -А почему у нас на гербе такой странный замок? Как скала. Ведь наш замок не такой, он толстенький и башенки маленькие.
   Король пожевал, смешно двигая бородой.
   -Понимаешь, раньше нашей столицей была Анрия. Там и был такой замок - в скалу врубленный. Но потом ее захватили Эрцы и мы основали столицу здесь.
   -А что было в Анрии? Зачем она эрцам?
   -Хм, какие ты вопросы задаешь... В Анрии добывают железо. Тогда рудник только там нашли. Позднее мы нашли рудники на севере - но там сложнее. Хоть и много их, да только местность каменистая, туда еду возить приходится. А само железо везут сюда - тоже дорого получается. И лошади нужны, и люди для перевозки. В Анрии все было хорошо - каменная гряда с железной жилой шла полукругом вокруг плодородной долины с речкой. Речка тоже огибает долину, но с другой стороны. В месте пересечения горного хребта и речки и стоял город Анрия.
   -Удобно.
   -Да, удобно было. Но что уж там. У эрцев воев столько, что могли нашу армию сапогами затоптать. Большая у них страна.
   Интересно. Хотелось бы знать еще как наша собственная страна называется. Но если я спрошу, то будет понятно, что со мной что-то не так.
   -Знаешь, я удивлен. Раньше ты никогда не интересовалась ни чем, что связано с нашей страной. Что случилось?
   Упс, облажалась.
   -Ну... сегодня, когда я тонула...
   Я заметила, что король нахмурился, но решила все же продолжить. Мое поведение все равно будет отличаться от действий маленькой девочки, как бы я ни старалась выглядеть невинно. Значит - надо заранее дать себе алиби.
   -...В общем, я очень испугалась. А когда меня спасли, я подумала...я такая слабая. Столько вещей, которые могут убить меня. Мне было страшно.
   -Не бойся, моя малышка, наша армия не даст тебя в обиду!
   -Я не об этом.
   -А о чем же?
   -Ну...если я буду больше знать, может я смогу сама что-то сделать? Защитить себя, спрятаться, или драться.
   Король хмурился, стараясь понять мои путанные объяснения. Честно говоря, я поражалась ему. Мой муж в прежней жизни попытался бы просто успокоить наших детей, если бы те что-то пытались ему объяснить. Как и я в общем-то. Детские страхи казались нам чем-то обыденным и незначительным. Но сейчас я с ужасом поняла свою черствость. Мои дети тоже начинали понимать понятие смерти, она их тоже пугала. В место того, чтобы выслушать их и помочь им справиться с этим страхом, переведя его в действие, я просто старалась успокоить их заверением, что мама их спасет.
   Но ведь сегодня я тонула. Тонула, и если бы там не было рыцаря, то была бы мертва. Так может я была не права в прежней жизни?
   Бородатый мужик, лицом больше похожий на питекантропа, был мудрее меня. Хоть я и была маленькой девочкой перед ним, он хмурился и слушал меня, пытаясь разговаривать как с взрослой.
   -Тецилия, драться? Тебе уже девять лет! Через пол года приедут твои учителя, графиня Латор будет твоей вэттур. А через два года мы назовем имена твоих алинсор...
   -Вэттур? Что такое вэттур?
   Король укоризненно посмотрел на меня через блюдо с индейкой.
   -Вэттур будет обучать тебя премудростям женщины и придворной дамы. Если ты забыла, то алинсор - твои будущие помощницы и придворные дамы.
   Алинсор, короче фрэйлины. А вэттур - что-то вроде гувернантки дворянского происхождения. Или дуэньи.
   Попыхтев немного в бороду, Его Величество продолжил воспитательную речь.
   -А наш начальник дворцовой стражи, Граф От, будет обучать тебя защите. Конечно, скорее всего тебе это никогда не пригодится, но без сомнения ты обязана владеть как минимум ножом и уметь ездить на лошади.
   Король строго смотрел на меня, ожидая возражений или детских воплей, но я лишь поболтала ногами под столом, поскольку не доставала до пола.
   -Что-то ты сегодня поразительно покладистая. Тебя так напугал океан?
   -Нет... и да. Папа...- Я мысленно уже пару раз пыталась произнести это, но давалось все равно с трудом. Однако сейчас нужно было обратиться к нему, как к отцу. Воспитательная беседа вроде как прошла и можно давить на родительскую жалось, - а можно меня кто-нибудь научит плавать?
   Король тяжко вздохнул и, подумав, кивнул.
   -Я поищу, кто тебя поучит. Но ты и вправду готова учиться у графини Латор женским премудростям? В прошлый раз ты вопила на весь зал! А сейчас молчишь.
   -Да. Хотя, я бы хотела учиться большему.
   -Большему?
   -Да. Вот например в тронном зале весят символы, но я не знаю - что это. А еще в городе над некоторыми зданиями были надписи. Там были картинки, так что я догадалась, что это таверны и лавки. Но я хочу понимать, что написано.
   О, какие глаза у бородача. Аж из зарослей бровей стали видны, как два меленьких озерца. Ну как же чадо просит учиться. Какой родитель не просияет.
   -Деве конечно это знать не обязательно, но я рад. Уметь читать и писать должен каждый дворянин - так я думаю. А ты - будешь прекрасным примером для подражания.
   -Примером?
   -Да, наши графы и герцоги неохотно учатся грамоте. А благородные леди и подавно все безграмотны. Меня это не устраивает. Думаю, если моя дочь будет образованна, то и другим будет неприлично оставаться неумехами. Выглядеть будут недостойно.
   И вправду король. Хоть в стране куча безграмотных обалдуев, судя по всему, его ум вполне себе живой. Даже в такой мелочи нашел выгоду для страны.
   -Будет тебе учитель.
   -А...когда?
   -Что? Ну, наверное вместе с графиней...
   -А сейчас? Я хочу сейчас!
   -Сейчас? Куда ты так спешишь, Тецилия?
   -Я...мне скучно.
   Король мягко улыбнулся своему неуемному чаду и сдался.
   -Ладно. Поищу достойного учителя. А пока ищем, мой секретарь научит тебя буквам.
   -И цифрам.
   -Цифрам?
   -Да.
   Король закатил глаза.
   -И цифрам.
   День 2
   Этот долгий день закончился моим переодеванием в два слоя ночнушек. Одна была тонкая и приятная, а вторая толстая, как халат. Почему их две и почему надо спать в обеих, я не поняла. Дождавшись, когда слуги уйдут, я стянула верхнюю и блаженно растянулась на большой кровати. Мое сознание быстро ухнуло в нервный сон.
   Сперва в нем я была маленькой девочкой. Я тайными ходами выбралась из замка, обойдя всю стражу. Забралась в чью-то телегу и выехала в ней из города. За городом спрыгнула в том месте, где дорога шла наиболее близко к океану. И пошла к океану, такому загадочному и непостоянному. Потом картинка сменилась. Я была взрослой женщиной, приехавшей на курорт вместе с семьей. Это была последняя наша поездка на море. Я смотрела на воду, где плескались мои дети и муж. Они играли и смеялись. Я тоже смеялась, глядя на них. А потом, я поняла что вовсе не смеюсь. А кричу. Кричу и не могу остановиться, потому что боль скрутила меня узлом, и мне хочется избавиться от своего тела, которое уже давно разодрало мою душу на мелкие части.
   Так с криком я и проснулась. Возле моей постели стояла напуганная служанка и трясла меня за плечо.
   -Госпожа, вам приснился плохой сон?
   -Да... океан...Я хочу встать.
   Мне принесли тазик с водой и полотенце. Кое-как умывшись и не почувствовав свежести без зубной пасты, я стала переодеваться. Камеристка (одна из тех тетушек-курочек, что хлопотали надо мной вчера) была в ужасе. Как это так, принцесса одета лишь в одну сорочку! В общем лишь мой высокомерный тон смог немного остудить разошедшуюся женщину. Хотя ее забавный вид немного отодвинул ноной кошмар. Или это все детское тело? Она в свою очередь с некоторой оторопью уставилась на меня. Видимо, раньше я такого не делала. Не знаю, соглашалась я с ней или топала ногами, как маленький ребенок, но сегодня я стала для нее явно другим человеком, незнакомым и немного более взрослым.
   Хотя, какая к черту разница, что она там думает? Конечно, именно слуги и создают в замке слухи, и эта тетка еще может доставить мне проблемы. Но если я не возьму ситуацию в свои руки, то мной будет помыкать каждая прачка. А для этого высокомерное поведение удобнее, чем какие-то там разговоры. Кто будет слушать маленькую соплячку? Ни кто. Кто будет слушать Ее Высочество? Все, если хотят жить. Так здесь все устроено, думаю.
   После переодевания в подабающие одежды меня выпустили из апартаментов. За мной сразу же пристроилась девушка- служанка. Нехорошо, я не знаю как ее зовут. В памяти тут и там мелькали мыслишки, вытягивая из дальних недр воспоминания. Вот только маленькая девочка считала неважными имена своих подданных, вельмож замка, и других людей. Зато я вспомнила имя ее куклы, имя ее пони. Точно знала, где ее любимая яблоня в дворцовом саду и где спрятан подарок с дня рождения. Вот последняя информация была важна, отец девочки подарил ей немного драгоценностей, чтобы она купила себе что-то на ярмарке. Ярмарка начиналась уже сегодня, завтра должна была вступить в полную силу.
   Не теряя времени, я отправилась в сад. Оставила девушку в беседке, попросив немного подождать. Сломала ее вялое сопротивление, успокоив, что со мной за две минуты ничего не случиться.
   Как и было в памяти, клад был зарыт совсем неглубоко. Подняв ладонью дерн, я достала небольшую коробку и принесла ее в беседку. Служанка обрадовано выдохнула. Помогла мне отряхнуть коробку от земли и с интересом теперь посматривала на меня. Нет уж дудки, я не покажу, что внутри.
   -Я хочу пойти на ярмарку.
   -Ваше Высочество, я не могу вас туда отвести. Нужна охрана.
   -Мм, а ты поможешь мне с охраной? Я согласна на охрану.
   Девушка поклонилась, принимая приказ, и попросила следовать за ней. Через несколько минут мы предстали пред недовольными очами графа Ота, которому досталось вчера на орехи за мою проделку. Услышав о пожелании покинуть замок, граф подозрительно меня оглядел. Поняв заминку, я решила сама все разрешить
   -Я сегодня сбегать не буду. Я хочу купить что-нибудь на ярмарке.
   -Госпожа, вы можете заказать что угодно - слуги купят это для вас. За растратами мои люди проследят.
   -Ну... я не знаю, что я хочу. Вот если увижу - наверное, пойму.
   Я постаралась сделать самое невинное выражение лица, на которое только была способна. Брови моей служанки поползли вверх, но благо - граф От этого не видел.
   Граф От, немолодой мужчина с короткой стрижкой и усами а-ля Д'Артаньян, пожевал свои усы и осторожно мне поклонился. Через двадцать минут я, и шесть моих бодигардов покидали замок в небольшом кортеже. На мой взгляд это было не очень разумно. На мою карету (которая пока не знала, то такое рессоры) осталось надпись привесить: "Похищать и убивать здесь". Но меня ни кто не спрашивал. В городе, впрочем, на большинстве улиц была стража. Все же это была столица, да еще и порт. Порт в принципе предполагал то, что в городе было полно чужаков. Не очень разумно. Фактически, до большинства столиц стран армию приходится гнать через половину ее земель, параллельно захватывая нужные крепости и города. А тут - высадился и захватил. И все. Можно причем захватить порт и из него начать захватывать город. Хотя... а где интересно порт? Снаружи стен, или внутри? Надо будет посмотреть на досуге.
   Ярмарка бурлила. Я никогда не была в Индии, но думаю именно так там и выглядят некоторые улочки. Толпы народа, говорящих на разных языках, я не понимала половины слов. Одежды пестрые и разные, товары закрывающие каждый сантиметр прилавков. Многие торговцы, не поместившись на столичной площади, разместились прямо на земле, растянувшись торговыми рядами вдоль улиц от площади к внешним городским воротам.
   Ярмарка и вправду была знатной. Ею был охвачен весь город!
   Я ходила по рядам, бодигарды первое время расталкивали толпу вокруг меня. Поняв, что они так больше мне проблем создают, я взяла одного за руку и попросила остальных идти следом. Рыцарей это не обрадовало, но то, что один из них теперь может охранять меня в непосредственной близости - немного успокоило.
   Мне нравилось много чего. И вовсе во мне не женская жилка проснулась. Все же искусные мастера уже существовали, и хотя бы грубые украшения продавались на ярмарке. Мне хотелось приобрести что-то для замка, чтобы как-то украсить этот холодный дворец, но я слабо представляла свои финансы.
   Я подошла к одному из прилавков. Вряд ли сами купцы торгуют товаром, скорее всего - нанятые люди. И скорее всего в центре площади - наши собственные торговцы, коль уж это их город.
   -Чего желает госпожа? Украшения, ткани. А может хотите вот эту замечательную куклу?!
   Я с сомнением посмотрела на тряпичную куклу и покачала головой. Все же та, что ждала меня в замке, была одна из лучших. За все время я не нашла на ярмарке ни одной куклы лучше. У нее уже было глиняное разрисованное лицо с приклеенными волосами. А тут какие-то куклы вуду кругом!
   -Госпожа желает говорить с твоим хозяином.
   -Хозяином? - нахмурился торговец.
   -Проводи нас к нему, - включился в разговор мой сопровождающий. Наверное, так даже лучше. Торговец быстро захлопнул рот при виде вооруженного стражника. Стражник наклонился к вихрастому парню и тихонько продолжил. - Ее Высочество Тецилия желает посмотреть его товары.
   Товары я смотреть не хотела, мне нужна была информация. Но встревать в разговор не стала - пусть лучше думают, что я и вправду хочу посмотреть товары.
   Торговец отправил с нами помощника - парнишку лет 13, который и провел нас к богатому дому в городе. Я думала, что придется ждать приглашения, но мальчишка шепнул вышедшему на порог слуге мое имя, и тот согнулся в поклоне. Нас сразу пригласили в гостиную. Слуги немного нервничали, но хорошо обученные, сразу стали накрывать на стол. Управляющий снова поклонился мне и сообщил, что хозяин дома гостей не ждал, а потому просит дать ему несколько минут, чтобы привести себя в надлежащий вид.
   Надлежащий вид? День на дворе, купец не будет терять столько драгоценного времени. Хотела бы я это сказать, но глядя на каменное лицо управляющего быстро поняла, что он врет. Видимо у господина важная встреча и вельможную пигалицу тут ни кто не ждал. Я немного растерянно обернулась на стражника, который вошел со мной и в дом.
   -Передай своему господину, что Ее Высочество подождет. Но не долго. - Коротко и жестко ответил он от моего имени. И судя по реакции окружающих - вполне себе ответ. Да уж, а я бы извинялась, что отрываю торговца от дел. А ведь все верно. Я принцесса. Принять меня в своем доме - типа честь для любого в этом городе, да и в стране. Отказ мне может привести к неприятностям. В то же время, если я поведу себя недостаточно нагло, то и отношение ко мне будет несерьезным. Неуверенную в себе принцессу раздавят быстрее, чем таракана.
   Торговец появился минут через восемь. Не слишком долго, но и не слишком быстро. Хитер бобер. Раскланявшись передо мной и представившись, он сел напротив меня.
   -Что же привело Ее Высочество в мой скромный дом. - Улыбчиво спросил упитанный торгаш. Ну да, маленькая обличенная властью девочка приперлась к нему в гости. Не спеши, хитрец, то ли еще будет.
   -Я хочу знаний.
   -Знаний, Ваше Высочество?
   -Да, знаний. Мой папа недавно подарил мне немного денег, но я не хочу потратить их зря.
   -Так Вас интересуют товары? - Торговец был предельно вежлив и мило улыбался. Наверное, его забавляло разговаривать со мной, как со взрослой.
   -Нет. Я хочу знать, какие бывают деньги, и что на них можно купить
   -Вот как. Хм, - задумался Аласто Мастис. Явно имя не местное, да и сам он имел немного темную кожу. Местные обладали более светлой кожей и холодным цветом глаз. - Пожалуй я тогда принесу разные монеты. Так будет проще.
   Я кивнула, и из комнаты выскользнул слуга. Пока того не было, Аласто, как радушный хозяин, подчевал меня разными вкусностями. Я уж было потянулась к отрезанному медовому торту, но мой кусочек отобрал солдат. Я хотела возмутиться такой наглости, а вот Мастис только поморщился, но смолчал.
   -Не отравлено, госпожа. Можете есть.
   Поняв, что чуть было не облажалась еще разок за сегодня, я молча покосилась на солдата. Вообще-то многие яды действуют медленно, и заметить реакцию можно только через время. Но, сейчас я не переживала из-за этого. Торговец не знал, что я приду к нему, вряд ли у него есть какой-то заказчик на мою смерть. А коли нет заказчика, то и выгоды убивать меня - никакой. Оправдание не самое сильное, но за восемь минут вряд ли заплетутся тайны мадридского двора.
   Я почти доела кусочек, когда вернулся слуга с небольшим кошелем.
   -Вот госпожа, смотрите. Это вестоны.
   Аласто Мастис стал выкладывать по очереди изумруд, сапфир, рубин, называя их номинал в 100, 50 и 10 единиц. Затем достал золотые монеты, которые ценились как 1 единица, за ними - серебряные и медные, как 0,5 и 0,01 соответственно. Я несколько раз в голове повторила их названия, стараясь не забыть. Жаль я еще не умею писать и читать. Записала бы на русском, но как бы отреагировали на это окружающие - вопрос.
   -А почему используются камни? Разве не удобнее использовать только золотые и серебряные монеты.
   -О, ну это просто, Госпожа. Видите ли, монеты в разных странах разные, они имеют разный вес и качество. Обменивать их не очень удобно. А вот камни, без огранки, конечно же, имеют вес. Их не чеканят и в них нельзя внести примеси.
   Будучи химиком, я бы поспорила, но сейчас я была маленькой девочкой в каменном веке. Так, что...
   -Т.е. камни удобнее для обмена.
   -Да.
   -А почему именно эти камни? Есть и другие же.
   Брови Мастиса поползли вверх. Кажется он не ожидал таких вопросов от шмакодявки.
   -Есть, но эти довольно распространены и не так дороги. Они удобны для оплаты больших грузов, или чего-то дорогого. В самих странах мы продаем товары за местные монеты, а потом меняем их на камни. Поскольку свой заработок в итоге мы все равно имеем в камнях, то не теряем на различиях монет.
   Удобно. По факту исчезает жульничество фальшивомонетчиков. Каждая страна разбирается со своими монетами сама, и на мировой рынок внутренние дрязги влияют меньше.
   Мастис тем временем показал мне монеты других стран, я покрутила их в руке. Некоторые были явно чище, чем наши, хотя и меньше в размерах. Одна была очень большой и золотой, но примеси были видны даже невооруженным глазом. Он так же показал еще несколько камней, которые ценились в некоторых странах востока, где изумруды и сапфиры сами были товаром.
   Спросила про алмазы, описав как прозрачные очень твердые камни.
   -Прозрачный и очень твердый? Были такие, госпожа, но они - редкость. Они скорее товар, чем деньги. Хотя всякий товар - деньги.
   У меня были еще вопросы. Например, в каких странах он бывал, чем там торгуют. Где и что производят и добывают. Какие страны самые богатые, какие - самые торговые. Но сейчас у меня не было никаких принадлежностей для записи. Да и так сразу я могла обескуражить торговца. Надо как-то заманить его, посадить его на крючок. Как же?
   Хотя, я же вельможная госпожа, так ведь?
   -Уважаемый Мастис, я сегодня увидела только небольшую часть товаров, и не думаю, что успею обойти всю ярмарку. Может быть вы мне поможете?
   -Готов сделать все, что угодно, Ваше Высочество.
   -Я хочу, чтобы вы нашли мне платья из разных стран. Желательно для разных людей - богатых и не очень.
   -Для разных людей, госпожа? - Брови Мастиса поползли на лоб. Кажется, его мнение о моем уме потихоньку менялось. Скоро начнет меня считать сумасшедшей. Но мне без разницы, исполнял бы мои желания.
   -Да. А еще мне нужен художник. У меня для него много работы. - Сказала я, слезая с удобного стула. Аудиенция подходила к концу и именно я должна была завершить ее.
   -Художник, госпожа? Хотите заказать ему портрет?
   Я остановилась и сердито осмотрела купца. Конечно, будь я постарше, такой взгляд напугал бы человека (сердитый высокородный - большая беда), но сейчас в теле девочки я лишь была похожа на ребенка, повторяющего за родителями их поведение. Поэтому купец просто захлопнул рот, поняв, что что-то сказал не так.
   -У меня есть мое лицо, зачем мне портрет еще? Но у меня есть для него работа, так что найдите мне его.
   Когда мы вышли из купеческого дома, я подасадовала. Все же плохо, что графиня приедет только через пол года. Поведение бы мне поставить не помешало уже сейчас. Черт его знает, правильно ли я все обыграла.
   Погуляв еще немного по ярмарке, я все же купила одно очень искусное украшение и застряла на лавке с письменными принадлежностями. Покусав от жадности губы, я решила, что попозже обзаведусь камешками не из королевского подарка, и выложила один на прилавок. Через пятнадцать минут телега с половиной прилавка поползла к замку - сгружать мои покупки. Мне хотелось еще побродить по ярмарке, но близился обед и желудок давал о себе знать. Я забралась в свой экипаж и, сопровождаемая конной охраной, довольно быстро обогнала ушедшую вперед повозку. На входе в замок меня ждал мужчина лет сорока, чисто выбритый, в черном сюртуке он напоминал продавца ритуальных услуг. Но после глубоких поклонов представился как секретарь Его Величества, уважаемый Олгюс.
   -Утром мне сказали, что Ваше Высочество отправились за покупками, и я решил найти Вас перед обедом.
   -Мм, Вы будете учить меня?
   -Да, по приказу Его Величества я буду учить Вас грамоте, пока не будет найден постоянный учитель.
   -Хорошо. Тогда может быть сразу договоримся, когда я буду учиться? Тогда я буду приходить в нужное время.
   -Конечно, Ваше Высочество. - Почему-то уже с первой фразы мне не нравилось, как он называет меня высочеством. Другие тоже титуловали, но это у них выходило как-то легко, вроде и уважили, но не акцентируя внимания на своем подобострастии. Этот же сморчок, вытянувшись в струнку и имея невероятно самодовольный вид, называл меня Вашим Величеством медленно, с придыханием. То ли считал это привилегией - говорить со мной, то ли сам надо мной издевался - я так и не поняла. Но мысленно порадовалась, что его кандидатура учителя лишь временная. - Когда Вам удобно?
   -Может после обеда? Всегда после обеда.
   -Как прикажете, Ваше Высочество.
   Олгюс поклонился. Я неуверенно переступила с ноги на ногу. А сейчас-то он зачем титуловал? Может, у него это что-то вроде слов-паразитов?
   -Есть ли у Вас еще для меня задания, Ваше Высочество?
   -Нет. Можешь идти.
   Олгюс поклонился еще раз и на каблуках повернулся от меня на 180 градусов. Когда его тощая спина, обтянутая в грубую ткань, слилась с тенями в дальнем коридоре, я робко покосилась на служанку, ждавшую меня на входе. Солдаты уже вернулись в караульную, их работа по охране меня до замка завершилась.
   -Он на меня злиться?
   -Нет, госпожа. - Улыбнулась девушка. - Он просто всегда гордился своей должностью секретаря Его Величества. Наверное то, что Его Величество решили снять с него часть обязанностей и отдать Вам в качестве учителя его немного оскорбило. Но Вы в этом не виноваты, конечно!
   Хорошая девушка. Я наблюдала как она, размахивая руками пыталась мне все объяснить. Зла не желает, не завидует и проблем кажется создавать особо не будет. Хотя, время покажет.
   Я потопталась на входе еще немного.
   -Прости, а я забыла как тебя зовут.
   -Ах, да я новенькая, забыть не трудно. - Улыбнулась служанка. - Я - Лори.
   -Лори. - Повторила я, пытаясь записать в коробочек памяти. - А я - принцесса, представляешь?
   Лори удивленно моргнула, но поняла, то я пытаюсь шутить и улыбнулась.
   Так, подшучивая, мы и потопали в трапезную. Короля в ней не было, он кушал в своем кабинете, занятый делами. Я попросила Лори составить мне компанию. Какой-то парнишка оторопело пялился, как я усаживаю Лори рядом за стол. Но проходивший лакей постарше дал ему легкий подзатыльник. Остальные не придали этому значения. Ну хочется принцессе слуг сажать за стол - на то ее воля.
   После обеда я отправилась в кабинет Олгюса. В мрачных тонах помещение с строгой мебелью своим удобством напоминавшее монастырскую, дополняло образ продавца ритуальных услуг как нельзя кстати. Честно говоря, мне стоило огромных усилий, чтобы не заснуть с первых же минут. Хотя я и понимала важность и нужность занятий, но Олгюс был просто ужасен. Я просыпалась лишь тогда, когда он начинал кипятиться и похлопывал рукой по столу, привлекая мое внимание. Наверное, будь я обычным учеником - он бы давно хлопал линейкой по рукам и стучал по столу кулаком. Но я была принцессой, и серый секретарь оставался в рамках дозволенного.
   Спустя два часа я думала только о том, как успеть доползти до кровати, чтобы вырубиться там, а не на полу в коридоре.
   Но спать было нельзя. Меня ждала еще небольшая работа. Настроив Лори на мою волну, я попросила отвести меня на кухню за солью. Обескураженная служанка как зомби показывала дорогу, освещая мой путь свечкой в подсвечнике. За окнами-бойницами только-только собирался закат, но в замке темно было даже днем. Узкие окна почти не пропускали света.
   В комнату я вернулась довольно быстро. Развела соляной раствор и замерла в комнате. Моя служанка оставалась ночевать в соседней смежной комнате с входом в мою спальню, чтобы помогать и быть рядом. Постучав в комнату я замерла. А собственно почему я стучу? Может я должна вломиться и требовать? Я представила себя высокомерной принцесской, которая вламываться в комнату к переодевающейся служанке, а та в страхе скукоживается, ожидая чего-то страшного. М-да-с, воображеньице разыгралось.
   -Госпожа? Что-то нужно? - Лори в общем-то не была удивлена. Я заметила, что вопреки книгам, прочитанным мною в прежней жизни, слугам здесь дела не было до господ. Выполнили необходимое - и стараются побыстрее заняться своей жизнью. Удивления всяким странным приказам тоже не особо выказывали. Отношение такое: чтобы господину в голову не втемяшилось - лишь бы слугам за это не перепало. Все остальное - норма. Разве что камеристка приходила в ужас, когда я без переодевания собиралась отправиться в трапезную или на занятия. Ужас какой-то, переодеваться каждый раз в разные наряды чтобы куда-то пойти. Что за дурацкие правила?!
   -Да. Слушай... а куда можно поставить баночку с водой?
   -Баночку с водой? - Лори недоуменно уставилась на глиняную банку в моей руке, которую мы принесли с кухни.
   -Ну да. Чтобы ее другие слуги не нашли, не разбили и не вылили, убираясь.
   -А.. эм... - Лори секунду помялась и протянула руку. - У вас слуги убираются везде, и мест таких спрятать нет. Я могу к себе поставить, в своей комнате убираюсь я сама.
   -Мм, ну ладно. Только ее доставать нужно будет, когда я скажу.
   -Хорошо... Ваше Высочество, а что это? - Не удержалась Лори. Пофигизм пофигизмом, но когда переходишь всякие границы странностей, даже у слуг возникает любопытство.
   Я заговорщицки подмигнула ей и поманила. Лори нагнулась поближе.
   -Это секрет. Хочу сделать красивую штуку.
   -Из воды?
   -Из соли и воды.
   Лори улыбнулась. Красивая девушка.
   -Поняла госпожа. Я ни кому не расскажу.
   Я кивнула и отправилась в постель. Время было наверное часов 5-6, но день порядком вымотал меня.
   Я валялась на одеялах и подушках и ворочалась. Мысли роились в голове, не давая уснуть.
   Я была точно уверена, что мое поведение резко изменилось. Ну, не мое, а принцессы Тецилии. Я как минимум должна была по-другому говорить! Но ни кто не заметил. Судя по редким встречам с королем в обеденной зале, и абсолютному равнодушию слуг, девочка по большей части была предоставлена сама себе. Но она ведь как-то развлекалась? Не могла же она сутками сидеть в комнате играя в куклы? Так и с ума сойти можно.
   Но вот как и кого расспросить? Чтобы такого придумать, чтобы вопросы о себе самой были естественными. Можно обернуть все как игру, но мой совершенно взрослый мозг никак не мог придумать нормальную детскую игру с такими вопросами.
  
   День 3
   На утро моя голова казалась чугунной. Сон долго не шел, а потом превратился в нервное забытье. Во сне мне снился какой-то мужик в дорогой одежде. Он был вполне себе красив, но сальная улыбочка делала его просто отвратительным. Мне не хотелось его даже видеть, не то что подходить. Но этот мерзкий тип схватил мою руку и поцеловал. Возникло желание ее тут же отрезать. А потом я куда-то бежала между каких-то крытых торговых палаток, тряпок вдоль зловонной улицы и ужасно боялась, что меня догонят.
   Проснулась я резко. Совершенно не выспалась. Чугунная голова обещала веселый день.
   Умывание, переодевание, причитания по поводу одной ночнушки, причесывание, завтрак. Все слилось в один монотонный гул. Я вытолкала слуг после завтрака и отправила Лори поискать кого для игры.
   -Для игры?
   -Да, играть хочу.
   Лори не особо удивилась, но похоже Тецилия с дворцовыми жителями не играла. Запомним.
   Встав в центре комнаты, благо ее размеры позволяли в футбол играть, я стала разминаться. Кровь немного разбежалась по венам, стало жарко. В голове стало меньше пульсировать. Хорошо в детском теле - все болезни быстро проходят.
   Лори привела пару слуг чуть младше, чем она, и чуть старше чем я. Прислушавшись к внутреннему голосу, я не почувствовала каких-то воспоминаний. Хотя, может принцесса не считала их значительными?
   -Играть будем так. По очереди задаем вопрос о себе, а другие пытаются отвечать.
   Подростки переглянулись и потоптались у входа.
   -Ну чего вы, заходите, садитесь.
   Немного растормошив детей-слуг, не без помощи Лори, я все же сумела начать игру.
   -Итак, назовемся для начала. Я - Тецилия.
   Подростки опять переглянулись. Ну да, они и так это знают, но пример-то надо было показать?
   -Тол.
   -Тила.
   Какие короткие странные имена.
   -Лори. - Представилась служанка, не нарушая заведенного мной порядка. А хорошо здесь слуг учат. Или это она конкретно такая умная? Та же камеристка похожа была на кормилицу из Ромео и Джульетты. Большая тетка, охающая и ахающая и тараторящая без умолку.
   -Игра состоит вот в чем. Мы будем угадывать что-то друг о друге. Сперва человек задает вопрос, а остальные пытаются угадать ответ. А потом говорят, почему так считают. Ну или просто знают это и говорят откуда.
   -Ваше Высочество, но мы же слуги. Вы вряд ли о нас что-то знаете. - Заметил Тол.
   -Значит, буду угадывать. Начнем. Вот что я люблю есть?
   Подростки оживились. Они наверное на кухне работают, и должны знать, что любит принцесса.
   -Пирожные из взбитых сливок и печенья.
   Тила и Лори кивнули, подтверждая его мнение. Ну, кто бы сомневался, сладости.
   -Теперь ты Тол.
   -Ммм, что я люблю делать?
   -Спать. - Незамедлительно ответила Тила, покосившись на друга. Или на брата?
   Тол возмущенно воззрился на нее, а Лори со смехом подтвердила ответ.
   Так мы и продолжили. Сперва было не интересно. Вопросы были обыденные и простые. Про время года, про любимую песню и т.д. хотя они для меня были тоже важны. Ведь можно сильно облажаться просто поменяв у принцессы резко вкусы. Это слуги-подростки не заметят, а вот король может и вопросы начать задавать.
   Помучав слуг, я узнала, что Тецилия сладкоежка, не любит платья, часто носит старые платья и убегает в город. Камеристку это наверное с ума сводит...
   Еще она любит лето и не любит зиму. Куда Тецилия убегала в городе дети не знали. Еще она часто играла в дворцовом саду, путаясь под ногами у садовников, часто обрывала цветы с клумб. В общем, была обычным ребенком, который сходил с ума в огромном замке, наполненном занятыми взрослыми.
   Ее пытались посадить на пони, чтобы научить немного управляться с лошадью, но лошадей, как оказалось, девочка боится. А вот ее непонятную любовь к собакам отец не поддерживал. Девочка просила собрать ей костей, и когда убегала в город - отдавала их бродячим псам.
   Убегала она часто. И часто - без охраны, чем приводила в ужас как отца, так и стражу. И вот тут, после рассказов слуг, в дело вступила моя воскресающая память. Самая интересная хитрость была в том, что король знал тот путь, которым она выбиралась в город. Но слугам сказать опасался - это был тайный путь к отступлению, на случай предательства. Понятное дело, тайный ход был известен только членам семьи. Король наверное ругался с Тецилией лично, прося не пользоваться этой лазейкой, но тщетно.
   Наконец, перед обедом я отпустила ребят.
   Информации было мало, но судя по выкаблучиваниям Тецилии, мое поведение сошло за очередные ее выкрутасы. Вот только неизвестно как охрана отнеслась к моей поездке к торговцу.
   После обеда ко мне неожиданно подошел начальник замкового гарнизона - граф От. Поежившись под его строгим взглядом я поправила платье. Неожиданно он улыбнулся.
   -Я вижу, Вам совсем скучно, госпожа?
   Чего?
   -Уже со слугами играете. Вот что, хоть Его Величество и против этого, я готов отвезти Вас к ним. Но, только под моим присмотром.
   Ась?
   -К ним? - Осторожно спросила я.
   -Ну да, к тем уличным бродягам, с которыми Вы играете.
   Так вот куда Тецилия бегала. Значит, у нее есть друзья! Только не в замке, вот она и вылазила из него.
   -Да, хочу!
   -Ну, тогда я помогу Вам собрать еду. Подождите немного меня в саду.
   Я в шоке пялилась на удаляющуюся спину графа Ота. Вот так-так, а граф оказывается был на стороне принцессы. Или нет? А вдруг он так в доверие ее втерся и теперь может привезти меня в какую-нибудь западню? Что же делать?
   Я прислушалась к внутреннему голосу. Но то ли особых воспоминаний у Тецилии не было, то ли моя паника напрочь все стерла. Я неуверенно прошла чуть в сторону - к саду, села на скамейку и стала ждать.
   Что делать? Довериться? Но вряд ли он так легко предложил бы мне это, если бы принцесса ему не доверяла. И если он знал, куда я езжу - значит всегда имел возможность меня подставить.
  
   Граф От появился минут через 15, за ним семенила серенькая служанка, которая легко мне улыбнулась. Надо узнать как ее зовут. У нее не было этого равнодушного взгляда, подхалимной улыбочки с раздражением в глазах, как у многих слуг.
   Девушка протянула мне тряпицу, в которой обнаружился хлеб. Сам граф держал в руках корзину, явно тяжелую. В ней я углядела край кастрюли, накрытой полотенцем. Еда!
   -В повозке? - Легко спросил граф, а мое тело как-то по наитию кивнуло. Запоздало я поняла, то сделала правильно. Ведь я должна бояться лошадей. И королю в первый вечер должна была возражать на счет верховой езды. Вот ведь!
   Повозка была не каретой, а обычной некрытой телегой. Правда под сено граф положил пуховую подушку, а на плечи мне кинул серый старый плащ, скрывший мою одежду. На выезде за воротами нас ждал рыцарь, чей доспех был скрыт так же старым плащом, а лицо прикрывала затертая шляпа. Просто путник, неприметный всадник на немолодой уже лошади.
   Вот если граф сейчас предаст, то нас не найдут. И король не узнает - кто. Ну выехала какая-то телега со слугами и выехала. Граф на лицо тоже натянул шляпу, я удивленно покосилась на него, не удержавшись.
   Граф улыбнулся, словно проказничающий ребенок.
   -Надеюсь, Вы не сдадите меня, Ваше Высочество. А то это будет в последний раз.
   -Нет, а то я из этого замка не выберусь.
   Мы выкатили за городские ворота и покатились по каменистой дороге по кругу вдоль стены. Это был не тот путь, которым я въехала в город в прошлый раз, а противоположная дорога, ведущая дальше на север из города. Дорога подошла в плотную к морю, которое внизу лизало камни, а мы ехали вдоль обрыва. Граф стянул с себя плащ и накинул мне его вторым слоем.
   Я посмотрела на нашего спутника. Солдат оглядывался по сторонам, занятый возможной засадой. Немного пришпорив коня, он двинулся вперед. Через пару минут его фигура показалась из-за скалы и махнула рукой. Я напряглась. Это означает, что засады нет? Или что она успешно устроена? Или это все моя шизофрения? Ах память, где же ты?
   За поворотом за скалу нам открылся великолепный вид на бухту внизу. Мое сердце все не могло успокоиться, а телега покатила дальше по дороге. Солдат снова пристроился сзади, пока я осматривала местный порт. И как-то он меня разочаровал, если честно.
   Никаких тебе больших испанских кораблей с кучей мачт. Были длинные узкие, как большие лодки, кораблики с квадратными парусами и веслами по сторонам. Они плавали ближе к выходу из бухты. Внутри тоже были большие лодки, а не корабли. Попузатее, с более глубокой посадкой и гораздо короче.
   - А что это за корабли, - спросила я у графа. Но неожиданно ответил мне солдат.
   -Внутри - грузовые, снаружи - патруль наш.
   Граф кивнул и решил добавить.
   - Отец Ластора - рыбак. Он вырос возле порта и в кораблях понимает больше моего.
   - А вон те, что внутри, немного разные, да?
   -Да. Самые пузатые - это корабли Эрцев. У них хорошие мастера, придумали как такие бочки забивать до отказа и чтобы не тонули. А вон те, с яркими парусами - это из Фидонии. А самые узкие - наши, доминиканские.
   Доминиканские? Впервые я услышала намек на название страны. Вот ведь так и не узнала. Но как бы это узнать-то да без охраны.
   Корабли все равно не производили впеатления. Лодки поменьше и побольше. Я не сомневалась, что они могут и большую воду пересечь, но все же вряд ли их можно в океан пустить. Хотя армию все же перекинуть могут. Да и грузы перевозят.
   Но с этим я ничего не сделаю. Даже если бы я была инженером по судам - изменять здешний мир, продвигая технологию - совершенно неблагодарное занятие. На одни корабли можно убить всю жизнь, добиться кое-какого прогресса, но он сгинет вместе с тобой. Я ощущала это практически кожей.
   Люди жили в этом мире, по его правилам. И даже если я знала мир лучший, кто сказал, что он будет лучшим и для них? Вряд ли на этих лодках можно много народу перевезти, а значит и нападения будут не так страшны с моря. Да и стрелами их накрыть если честно - легче легкого, а уж луки у стражей на стенах я видела.
   Хотя, кто его знает? Не помню книг, где была бы серьезная атака с моря на таких вот "драккарах". Либо они приплывали к пустому берегу и просто высаживались без проблем, либо никак.
   За размышлениями мы подъехали к порту и покатили дальше. Я чуть было не обернулась удивленно на мое охранение. Мы не в порт?
   Мы не в порт. Проехав еще с пол километра от гавани, мы выкатили к речке. Немного в стороне от дороги на берегу стояло высокое здание без окон и дверей. Да и без стен, как я вижу. Столбы, крыша, и.. бревна! Это лесопилка! Чуть дальше стояло пара заброшенных домов. А вот леса рядом не наблюдалось - только пеньки. Может потому и заброшено все? Лес давно вырубили, а земля для пахоты тут не подходит - каменистая возле берега моря.
   Река в море не текла. Выше по дороге начинался подъем в горы, где и брала свое начало горная речка, наверху же и разделялась. Один ее поток несся в море, второй - в долину. Видимо по реке дерево и сплавляли в город.
   К нашей подъезжающей повозке из домов вышли подростки. Одежда рваная, но у главаря я увидела тесак мясника. Граф нахмурился, но делать ничего не стал.
   Когда мы подъехали из подсознания выскользнул радостный образ. Я узнала главаря.
   -Тим! Тим, привет!
   -Зачем приехала? - Грубовато ответил Тим. Пара ребят на расстоянии напряженно следила за графом и солдатом. - Я же говорил - приходи либо одна, либо не приходи. Зачем опять его с собой взяла?
   Вот на этом моменте обычно добрая Тецилия начинала извиняться и говорить, что граф хороший. Это я чувствовала, поскольку уже открыла рот, чтобы начать это делать. Но тут же закрыла. Тим был неплохим парнем. В памяти Тецилии было знакомство на почве воровства. Вот только своровал он у принцессы просто чтобы накормить бездомных детей. Тим был суров как к своим, так и к чужим. Но этому его научила жизнь - не доверять ни кому. Хотя сердце не зачерствело, заботился же он о детях.
   -Мы привезли еду. - Вместо извинений ответила я. Тим моргнул, но быстро справился с удивлением и насупился. - Где остальные.
   Почему-то я чувствовала, что если буду командовать, то он не будет сопротивляться. Тецилия Тима знала очень давно. По ее меркам - понятно. Но отношения были явно доверительными, Тим принимал принцессу и терпел ее охрану.
   -Пока не уйдут, к остальным не пущу.
   Я подошла к нему вплотную. Парень был намного выше меня и взрослее.
   -Если бы папа хотел навредить вам, то давно бы это сделал. Думаешь он не знает куда я езжу?
   Тим посуровел и кажется начал злиться. А я продолжила.
   -Скоро зима. Будем церемониться - не успеем подготовиться. И вы тут замерзнете.
   Тим продолжал пялиться на меня злобно сверкая глазами, но все же сдался и опустил голову. Он и сам понимал, то скоро зима. А дырявые дома лесопилки с прогнившей крышей - не лучшее укрытие.
   Нехотя глава попрошаек кивнул в сторону большого дома, что стоял подальше. Я махнула солдату, уже взявшему корзину с едой, и тот пошел за мной. Граф остался у телеги.
   В доме оказались младшие. Несколько были совсем еще малыши - года 3-4. Боже! Бедные дети. К горлу подступил комок. Нет. Зимы я ждать не буду.
   В дом зашел один из старших и стал разбирать большую корзину. Детей было не очень много, но еды нашей хватит только на раз поесть. Да уж, та еще помощь. А ведь на улице начинало холодать и еда, кроме одежды, была самым первым способом защититься от простуды.
   Пока детей кормили, я вышла наружу. Сейас смотреть на них - только мешать им есть и терзать свою душу. Пока я ничего больше не могу. Но надо думать.
   -Ну что? Что ты там говорила по поводу зимы?
   Тим по прежнему сурово сдвигал брови, но я все равно видела в его глазах надежду. Тецилия вряд ли бы что-то придумала. Маленькая девочка просила бы отца, или графа Ота о помощи. Но они вряд ли могли помочь. Одну зиму - да. Но не всегда. И сейчас в глазах графа Ота читалась грусть и сочувствие. Но он уже мысленно похоронил ребят.
   Вот уж дудки!
   -Я сниму дом. Поживете зимой там. Но не за просто так.
   Тим напрягся.
   -Богачи... - пробурчал мальчишка. - Чего ты хочешь?
   -Будете делать, что скажу. Не бойся, ничего тяжелого. Будете делать украшения на продажу и продавать.
   -Украшения? - Озадачился босоногий глава бездомных. Удивление было так сильно, что пацан забыл сурово сдвигать брови и пилить меня взглядом.
   -Да. Богатеи же любят украшения. Вот и будем их делать, чтобы они покупали.
   -Ярмарка уже прошла.
   -Да не страшно. Купца найду, у него быстрее получится. В общем ждите.
   Я развернулась и потопала к телеге.
   -Эй! Принцесса! - Окликнули сзади. Я обернулась. Тим стоял растерянным. Из-за помощи? Нет видимо. Мое обещание скорее породило в нем надежду. А сейачас что-то другое. Что же?
   И до меня дошло. Тецилия приезжала же играть с ними! Вот черт. За делами забыла, что я ребенок.
   Я покосилась на графа и солдата. Те сидели в телеге, явно не собираясь вставать. Вряд ли принцесса уходила так быстро.
   -Я сейчас.
   Я продолжила свой путь, думая что бы такого попросить мою охрану.
   -Граф От.
   -Да, Ваше Высочество. - Да уж. По сравнению с тиминым: "Эй, принцесса", граф контрастировал манерами высшего двора. В одной фразе он выразил дружелюбие, готовность помочь, услужливость и социальный статус. Его и мой. А еще улыбнулся уголками губ. Нет, граф все же мне не друг. Добивается целей. Хотя, кто сказал, что передо мной. Скорее - перед моим отцом. Доверие - хрупкая вещь. И наладить его через ребенка возможно было ему проще. Ну-ну, граф, мы будем пристально следить за вами. Наверное за мыслями я не следила за своим лицом, а на нем все было написано.
   -Все в порядке?
   -да... Позовите меня, чтобы мы успели к обеду в замок.
   -Вы собираетесь к обеду в замок? - Удивился придворный гвардеец.
   -Да. У меня потом урок письма будет.
   -Конечно, госпожа.
   Я развернулась и пошагала обратно. Нормально. Предупредить меня неплохо бы и вправду. А теперь надо исполнить роль принцессы. А то Тим и так косится на меня.
   В нам вышли поевшие мелкие. Ребята моего возраста и младше предложили играть в догонялки. Тим и другие подростки в игру включаться не стали. Большая часть незаметно ушла. Хотя оно и понятно - ярмарка еще не закончилась. А значит - кошельки еще ходят по рынку вместе с хозяевами.
   Когда набегавшиеся до хрипа в груди, мы повалились в домике прямо на пол (камердинерша будет в ужасе), Тим присел рядом со мной.
   -Что с тобой? - Тихонько спросил он.
   Я резко затихла. Это первый раз, когда меня так напрямую спросили. Понятно почему девочка любила тут играть. Ребятам было не все равно. Они были искренними, не преследовали своих целей. Да и Тим слабо верил в ее помощь, но был рад, что она привозила немного еды для мелких. Он был ее настоящим и единственным другом.
   Плохо. Сейчас я никак не сойду за девочку - принцессу.
   -А с чего ты решил что что-то не так?
   Тим повернулся ко мне и грустно посмотрел сверху. Я опустила голову.
   -Тебе даже не нравилось играть. Ты будто заставляла себя. Что с тобой?
   Я помолчала немного и потом посмотрела парню в глаза.
   -Я выросла.
   Впервые за эти несколько дней я не пыталась улыбаться, не поддавалась ярким детским эмоциям и говорила как та, что еще несколько дней назад была мертва.
   Тим вздрогнул и теперь смотрел на меня, как кролик на удава. Я отвернулась.
   -Не бойся. Вам ничего не угрожает. Я постараюсь помочь и наладить вашу дальнейшую жизнь. Надеюсь, это поможет и мне.
   Я встала, отряхнула платье, которое уже было безнадежно грязным после пары падений, и направилась к выходу. На выходе Тим догнал меня и пристроился рядом.
   -Что с тобой случилось? Ти, ты пугаешь меня!
   Я встала и подняла голову. Тим и правда был встревожен. Больше не было хмурого главаря бездомных. Просто мой друг, который искренне беспокоился за меня. Мне захотелось заплакать. Почему в прошлой жизни у меня такого не было?!
   -Я почти умерла... но все хорошо, я еще здесь. - Я улыбнулась. - И теперь я хочу изменить. Столько сколько смогу.
   Тим побуравил меня взглядом еще немного и кивнул, приняв ответ. Мы зашагали дальше.
   -Я буду ждать. Нам и правда нужно где-то укрыться зимой. Прошлой зимы не пережили трое.
   Я вздрогнула от того, на сколько просто он это сказал. Обыденная жизнь. Трое детей не пережили прошлую зиму. Не известно - сколько переживут эту.
   -Больше ни кто не умрет. - Тихо ответила я и подошла к телеге.
   На обратном пути граф пытался развеселить меня какими-то байками. Но быстро понял безнадежность этого и отстал.
   Не знаю, на сколько здесь хватит моей власти и знаний, но возможно я и вправду получила шанс что-то изменить. Изменить и больше не жалеть о прожитой жизни. Или скорее - о непрожитой, о том, что могла сделать и не сделала.
   В замок я вернулась решительной. Даже Олгюс немного опешил от моего напора на занятиях. После письменности, я заставила его рассказать про счет. Потом потормошила о самой стране: как пишется ее название, как пишется имя отца, попросила показать мне карту, которая была больше похожа на детскую картинку, нежели на карту.
  
   Вопреки множеству заблуждений, король Доминиканы Балтор Мудрый редко посещал тронный зал. Действительно важные для страны вопросы решались в небольшом кабинете, обставленном тяжелой мебелью, на которой лежали пуховые подушки. В кабинет приходили послы других стран, собственные посланцы, доверенные из дворянства, генерал Доминиканской армии, и прочие. Здесь решалось, куда будут потрачены деньги, и еще чаще - как добыть дополнительные. С последним правда у Доминиканы было трудно. Что и вызывало у короля ежедневное неудовольствие.
   Балтор не был глупцом. Он ужом извивался, чтобы заткнуть все дыры в растратах страны: накормить народ в неурожайный год, залатать дома после набегов кочевников на востоке, да много чего. Но самой большой проблемой были постоянная утечка денег. И хотя на бумагах к дворянским семьям было не подкопаться, Балтор нутром чуял хитрых воришек.
   Доминикана никогда не была крупной страной, так что герцогов было всего три. А большая часть земель королевских управлялась графами, служившими непосредственно королю. В отличие от той же Эрии, Доминиканские короли имели гораздо меньше влияния на своих герцогов. На своих землях герцоги были своеобразными королями, отделяя часть доходов в общую казну, следуя общим законам, но в целом большую часть законов на землях герцоги устанавливали сами.
   То же касалось и армий герцогов. Вассалы герцога служили именно ему, и королю не подчинялись. Вассал моего вассал не мой вассал - это правило работало для Доминиканы.
   В то же время король имел свои собственные земли, на которых так же был полноправным правителем, и делать мог то, что посчитает нужным. Вот только как-то так выходило у хитрых герцогов, что они быстро вспоминали о монархе и общей стране, стоило возникнуть проблемам на их землях. И догадывался Балтор, что просили герцоги куда больше, чем им требовалось в помощь. "Мы так преданы Вам, так благодарны Вашей Светлейшей Милости, никогда не забудем отеческую заботу Его Величества". Но стоило произойти неурожаю на землях королевских, как герцоги внезапно становились нищими, слабыми и немощными. Вот только законы тормозили, не давали развиваться ремеслу на своих землях и уж больно яро защищали соседние страны. "Вы прислушайтесь, Ваше Величество, нам нужны союзники. Что нам это золото, когда в будущем нас ждут большие блага. Союзы нужны Доминикане". И прочее, прочее...
   Союзы были нужны Доминикане. Страна не могла сейчас сражаться. У Эрцев появилась неплохая конница и какие-то странные повозки на двух келесах. Повозки тянули лошади, и в них стояли люди. Пока ни кто не видел это чудо в действии, но Балтору и не хотелось.
   Юговосточнее, в Радонии вовсю развивалось ремесло. И Эрия вряд ли станет нападать на них, подождет, когда страна станет богаче и будет что пограбить.
   Велир, что на востоке от Доминиканы и чуть южнее, чем земли кочевников, славился своими лекарями и удивительными людьми, творящими невообразимые вещи. Они глотали огонь и сталь, ходили по гвоздям и их было невозможно разрубить мечом. Хотя, возможно это были только слухи. Велир вообще довольно замкнутая и своеобразная страна, с которой стоило считаться, но нельзя было выйти на контакт.
   Доминикана была северной страной. Драгоценные камни из пещер были давно добыты и истрачены. А основной доход в стране шел от зерна. Конечно море давало еще немного рыбы и всяких морских товаров, как то акульи зубы и плавники, китовые усы и т.д. но этого было немного. Лодки не позволяли отходить далеко от берега, а крупные морские обитатели легко их топили.
   Основным экспортом был камень. В Эрию. Которая не так давно отвоевала небольшой горный хребет, и теперь камень резко подешевел, да и берут его меньше. Немного суровый климат севера не позволял стране разбивать сады и выращивать дорогие фрукты. А секреты пряностей южане хранили очень хорошо. Пряность привозилась в уже готовом виде и как ее добывали было неизвестно.
   Жемчуг, пряности, золото, камни, шелка и прочее-прочее - все везли с юга. Доминикане оставалось перебиваться с хлеба на воду и облизываться на жизнь своих южных "союзников".
   С такими невеселыми мыслями короля и застал секретарь Олгюс. Балтор поморщился при виде этой сухой ветки. Хороший слуга. Ему можно было поручить много ответственных дел. Из-за чего король и терпел его порой мерзкий характер.
   -Ваше Величество! Покорнейше прошу простить мне, недостойному, что смеет отрывать Вас от важных государственных дел, мою дерзость! Но я должен, нет обязан! доложить.
   -Докладывай, Олгюс, что у тебя.
   -Ваша дочь, Ваше Величество! Светлейшая Тецилия, достойнейшая из рода! Просит меня, покорного слугу Вашего, обучать ее делам, невместным принцессе!
   -Это каким же?
   -О политике просит говорить! О родах Доминиканских, да о картах царства нашего.
   -Да ну и что же? Дворяне должны знать роды, это даже хорошо.
   -Имена и флаги да, - на мгновение то ли от шока, то ли от возмущения Олгюс даже забыл о пафосности речи перед королем, и стал говорить нормально, - но не спрашивать же, кто из родов самый хитрый, жадный, глупый и злой?! Она требовала описать государственных вельмож в самом скверном виде. Меня! Королевского секретаря!
   Балтор нахмурился. Это и вправду было странно. Не сама просьба, она-то как раз была нормальна. Но вот то, кто ее задавал... девятилетний ребенок до этого просто не мог додуматься... или мог?
   -Я понял тебя, Олгюс. Твои мысли услышаны, и если Мы посчитаем нужным, то ответим.
   Для того, чтобы этот сморчок отстал, королю приходилось переходить на официальный тон, которым он обычно приказывал только в крайних случаях на королевских советах, или подтверждая международные договора. Зато это сразу прекращало словоизлияния секретаря.
   Олгюс удовлетворенно поджал губы и поклонился в пояс. Ему, похоже, доставляло удовольствие получать официальные приказы от короля.
   Когда дверь за Олгюсом закрылась, король дернул веревку, закрепленную к столу. Минуты через три в кабинет вошел замковый дворецкий.
   - Позови Тецилию.
   Вардо молча поклонился и вышел так же тихо, как вошел. Да, с этим слугой проблем не было. Не зря его обучали в Радонии. Тихий, четкий, беспроблемный.
   Тецилия выглядела удивленной. Король прищурился. Стоило ее вызвать, и в кабинет девочка входила осторожно, заранее опасаясь отцовского гнева. Смотрела, как нашкодивший котенок, ожидая развития событий. Сейчас же она была расслаблена, что было странным. Живой ребенок, носившийся сгустком энергии и попадавший в этот кабинет только для получения нагоняя, сейчас была смирной и уверенной в себе. Такими бывают только излишне высокомерные дети, но Тецилия такой не была. Или становится?
   Король откашлялся и кивнул на стул напротив стола. Девочка спокойно забралась на него.
   -Тецилия, я слышал, ты спрашивала Олгюса о наших подданных.
   -Да.
   -И спрашивала, кто из них глупый, жадный и злой.
   -Примерно.
   Примерно? Что за слово такое? Взрослое слово, не идущее ребенку.
   -Откуда у тебя возник этот вопрос?
   Тесси, как изредка мягко называл ее король, и когда-то при жизни называла ее мать, замерла. И вот тут Балтор увидел снова это выражение лица - как у нашкодившего котенка, которого поймали за шкирку. Мысленно он даже выдохнул. Дети не взрослеют так быстро. Просто у них появляется новый опыт. Ответа он ждал, но уже не так хотел его. Она уже ответила, это была его дочь, Тесси, которая взрослела. Просто взрослела, как и все дети однажды.
   -Просто я услышала сказку, где было несколько плохих вельмож у короля. И был среди них один жадина, один глупец, и один злодей. И из-за них было в королевстве много бед. Вот я и подумала, что может и у нас такие есть?
   Король усмехнулся в бороду и мягко ответил.
   -Может и есть. Но так сказать сразу кто из них какой я не смогу тебе, дитя мое. С каждым человеком бывает сложно. И есть трусливые в мире храбрецы, умные глупцы и добрые злодеи.
   -Это как? - Озадачилась девочка.
   -Ну вот смотри. Был на свете злодей, который колотил постояльцев одной дорогой таверны. Он злой?
   -Злой. - Бесхитростно ответила девочка.
   -Угу. А если я скажу тебе, что в ней останавливались только очень богатые вельможи, которые имели такое количество денег только из-за воровства, взяток и высоких налогов.
   Тецилия задумалась.
   -Он добрый злодей?
   -А если я скажу, что среди них были и хорошие люди, которые просто отложили немного денег, чтобы отметить какое-то событие?
   -Эээ...
   -Вот тут и оно. Сложно оценить поступок человека не понимая всех фактов.
   -И как решить?
   -А нужно начать с того, что нужно сперва узнать - а зачем он это делает. Может быть ему все равно кого бить? А может быть он болен? А может быть он действительно мстит.
   Уходя, озадаченное лицо девочки порадовало Балтора. Ребенок рос и стал задавать важные вопросы. Ей и вправду нужен учитель. Но не графиня Латор, не Олгюс. Кого же? Нужен кто-то сознательный, кто правильно ответит. Точнее даже не ответит, а наведет на нужные мысли и задаст нужные вопросы.
  
  

Шевалье Ло Синд

   Вчерашний разговор с Олгюсом был продуктивным. Моим первым вопросом было - есть ли в замке место хранения всех бумаг. Олгюса это очень удивило. Мол бумаги - вещь важная и хранятся только в кабинете короля. А на вопрос "А как же всякие легенды, песни, история, сказания", мне было твердо заявлено, что бумага - вещь не дешевая и для всякой ерунды не используется.
   Бумага, которая, кстати, была сестрой папируса, делалась на юге. Ее секрет хранился в строжайшей тайне. И хотя секрет чернил был давно ввезен в Доминикану, то бумага все еще оставалась шедевром для местных. На ней записывали только королевские указы, подписывали договора с другими странами (которые впрочем часто нарушались), рисовали (очень редко) карты и картины. Вообще культура развивалась медленно. Ремесленники так же не вели никаких записей, от того одно и то же ремесло в разных частях даже города - имело кардинально разный уровень. Один мастер на всю страну делал тонкую глиняную посуду с инкрустацией, а основная масса шлепала глиняные поделки, которые не так долго жили, как хотелось бы. И ведь дело было вовсе не в мозгах людей. Знания не передавались, отсутствие бумаги и жадность при хранении тайн своего искусства тормозили прогресс.
   К счастью в других странах с этим было еще хуже. Даже если где-то прорывался единичный прогресс, дальше одной мастерской он так же не уходил. Это вселяло веру, что я смогу столкнуть страну с мертвой точки и чуть-чуть обогнать остальных. Впрочем, возможно это просто мои розовые мечты, и дело-то не только в бумаге. Как-то надо будет уговаривать каждого мастера своего дела делиться знаниями.
   Но первым и главным шагом будет - производство бумаги. На этом можно и денег заработать. Да и производство ее не хитрое и не сложное. Для нее не нужны хорошие печи, рудники, или того хуже - целые заводы. Бумагу можно просто ляпать из трухи. Плохую, конечно же. Но ее появление даже в таком виде поможет мне столкнуть чашу хотя бы в сторону письменности.
   Со всем остальным в Доминикане так же был швах. Впрочем, в других странах опять же - не лучше. Карта была больше похожа на картинку, нарисованную для схематичного обозначения замков и городов королевства. По ней даже было не понятно - на сколько далеко находятся замки друг от друга. Горы были нарисованы красиво, но схематично. Остальная часть была просто выкрашена в зеленый - пойди разбери холмы там, лес или пастбища.
   "Законницу", как назвал ее Олгюс, почитать мне не удалось. Она почему-то хранилась только у короля, и только он имел к ней доступ. На мой вопрос: "А как же дворяне узнают о законах?", мне было отвечено пожиманием плечами и "наверное передают от отца к сыну". Позднее выяснилось, что законов было с десяток - не больше, и запоминать-то особо и нечего.
   Книг со сказаниями, историей и культурой - понятное дело не было. Да и книг-то как таковых - тоже. В ходу были свитки. Появились уже бабины, на которые удобно закреплялась бумага и наматывалась, как материал.
   В общем идей этот разговор породил массу.
  
   А утром меня ждал сюрприз. Сюрпризом был высокий мужчина средних лет. Точнее мне сложно было определить его возраст. Возможно и рост его я определила в сравнении с дворецким, а на самом деле рост его - средний. Лицо без примет, одежда добротная, дворянская и неприметная. Абсолютно незаметный тип. Он подходил под определение дворянин в шляпе, но на этом его описание заканчивалось.
   -Этот господин - шевалье Ло Синд. С этих пор он - ваш веттрон.
   Я моргнула. Кто? Потом поняла, запоздало, что слово звучало иначе. "Вет-о-ли". Почему я услышала Веттрон? А, "о-ли" - это трон, престол, царское кресло. А "вет" - как "веттур". Что-то вроде учителя?
   -У Вас есть вопросы, госпожа?
   -Нет, нету.
   Олгюс был сама предусмотрительность. Но почему-то от его предусмотрительности мне казалось, будто он считает меня идиоткой. Ну да и бог с ним. Надеюсь этот Ло Синд не будет таким снобом.
   Олгюс поклонился и гордо удалился по коридору. Я некоторое время провожала его худощавую спину, а потом неуверенно переступила с ноги на ногу. Ло Синд мягко улыбнулся и чуть нагнулся ко мне.
   -Наверное, у Вас все же есть ко мне вопросы. Но здесь не очень удобно говорить. Как насчет беседки в саду?
   Я кивнула, и шевалье предложил мне идти первой. На выходе он попросил кого-то из слуг принести нам чаю. Лори, топтавшаяся рядом, была оставлена в замке.
   Сидя в беседке и отхлебнув чаю, Ло Синд откинулся на спинку резной скамейки и с наслаждением откусил от булки. Я вздохнула и принялась есть. Подкрепившись, шевалье отодвинул тарелки и повернулся ко мне. Я поболтала ногами под столом, не зная с чего начать.
   -Пожалуй начну я. Меня зовут Ло Синд, я ношу младший дворянский в Доминикане титул - шевалье. Его Величество попросил меня стать твоим веттрон, учителем, обучающим особу королевских кровей, тем, кто готовит ее к принятию короны, ведению государственных дел и решению проблем страны.
   Я медленно переварила сказанное и кивнула. Нехило так-то. Дяденька фактически лепил сейчас монарха. Наверное, эта мысль отпечаталась у меня на лице.
   -Но нет, будущего короля я не обучаю. Веттрон дает лишь задачи для размышления, обучает грамоте и истории, дает определенные знания и помогает будущему монарху в его начинаниях. От части я - твой учитель, от части - помощник.
   Я опять переварила и снова кивнула.
   -Что бы Вы хотели для начала? Обучение? Вопросы? Дело?
   Какой четкий дядя. Все у него по полочкам. А не хитрит ли он? Хотя, вряд ли король бы назначил на эту должность кого попало. Значит - доверяет ему.
   -У меня много вопросов и много всего. Вопрос первый: папа так вам доверяет, что доверил мое воспитание?
   -Признаться, я не ожидал такого предложения. Твой отец давал мне множество важных поручений, но за их рамки наше общение с ним никогда не выходило. Я был уверен, что он доверит Ваше воспитание кому-нибудь... кому-нибудь...
   -Повельможнее?
   Ло Синд усмехнулся моему словцу.
   -Ну да.
   -Второе, скорее не вопрос а предложение. Чтобы было проще обращаться к Вам, а Вам - ко мне, давайте как-то сократим обращение. Например, обращайтесь ко мне на ты и называйте по имени.
   -Это хорошее предложение. Я его принимаю. - Согласился шевалье. - Тогда, госпожа, зовите меня Шевалье, или просто Ло. Я же буду обращаться к вам "госпожа", если Вы не против.
   Я подумала и кивнула.
   -А почему нельзя по имени?
   -Госпожа, Вы - будущая королева. Возможно Вы еще не понимаете этого, но именно субординация будет являться постоянным напоминанием окружающем о Вашем статусе. И именно с него начинается подчинение их воли Вашей.
   -Это как?
   -Ну вот смотрите. Вы умеете дышать. Так?
   Я кивнула.
   -Но Вы вряд ли думаете об этом. Ведь это для Вас естественно. Для монарха важно и нужно, чтобы окружающие подчинялись ему, и чтобы это было для них просто и естественно - как дыхание. Для этого используются нехитрые приемы. Обращение - одно из них. Конечно, взрослые замковые слуги так воспитаны и привыкли сами держать субординацию. Но большинство дворянства будут постоянно проверять ее на прочность. И тут уже тренировка не для окружающих, а для Вас. Если Вы привыкли общаться без субординации, то когда вельможи будут переходить грань дозволенного - Вы сами будете внутренне не уверены в себе и не готовы бороться за свою власть.
   Я наморщила лоб. Так-то логично. Ощущение себя принцессой - вопрос привычки. И я не замечала какого-то особого подобострастия от слуг. А вот то, что мои желания им не нравились, а они с ними не спорили - замечала. Но то - слуги, а вот с дворянством будет сложнее. Гораздо сложнее! Им придется давить своим статусом всегда, поскольку они сами привыкли повелевать и иметь свой собственный статус.
   А Ло тем временем продолжил свою первую лекцию подозреваю - их будет много.
   -Как Вы думаете, что самое сложное в управлении другим человеком?
   -Не знаю. Что?
   -Есть право дать указание, есть право подчинения, есть право чинопочитания, и есть запрет. Что сложнее всего сделать, управляя человеком?
   -Запретить?
   -Да. Именно право запрета определяет - стоите ли Вы выше того, кем повелеваете, или нет. И первый запрет, который усваивают люди вокруг - запрет называть Вас без титула по имени. Он, конечно, кажется слабым и незначительным. Но это первый запрет, который человеку дается легко, но при этом закрепляет в нем ощущение Вашей власти.
   Я не заметила, как стала слушать его чуть не с открытым ртом. А я не знала! Так вот для чего эти обращения, это просто психологический трюк!
   -Вам стоит это запомнить. Поскольку это будет Вашей основной техникой работы с людьми.
   -Титулование?
   -Нет, запреты. Первый - обращение. Второй обычно тоже не значительный. Часто на собраниях вельмож рассаживают определенным образом, лишая их права выбора места в зале. Король садится на трон, и именно он управляет всем парадом. Место в зале - тоже запрет на выбор. Мелкий, но напоминающийся. При разговорах монархи часто в самом начале запрещают собеседнику что-либо: указывают, куда сесть, предлагают определенную еду, чтобы человеку было неудобно отказаться от "дара монарха" и т.д. Все это - хитрые трюки.
   -Хм. - Я предвкушающее ухмыльнулась, раздумывая как бы опробовать новые знания.
   -Не спешите. - Насмешливо улыбнулся Ло. - Дворяне тоже все знают об этом трюке. Хотя он на них тоже работает - со временем они привыкают подчиняться монархам, но все же с ними гораздо тяжелее. Они либо придумывают способы, чтобы не уступать в просьбе (например, ссылаются на плохое пищеварение за столом, или на давление, чтобы не сидеть в указанном месте на солнцепеке), либо просто воспринимают все с холодностью. Словно ему абсолютно все равно где сидеть и что есть.
   Ну вот. Только я подумала, что у меня есть простой инструмент, как мечты были разбиты.
   -Я постараюсь научить Вас этому. Как говорить с дворянами, как отдавать приказы, как находить общий язык с любым, кто окажется у Вас в подчинении.
   А батя хорошего учителя мне нашел. Я уж было боялась, что мне придется самой проходить это путь, учиться управлять людьми, и вообще говорить с ними. А тут дядя за 5 минут объяснил мне идеологию первого правила благородного. Запрещай все, что можешь запретить - и люди будут в твоем подчинении. Так вот чем занималось наше правительство в моей прошлой жизни!
   -В общем-то таких трюком не очень много. Точнее - я их не много знаю. Думаю - большему Вас научит Ваш отец, часть объяснит графиня Латор, а некоторые Вы придумаете и сами. Главное - начало.
   В такой манере и прошла наша беседа. Я отхлебывала чаек, ела булки, а шевалье рассказывал потихоньку про Доминикану и дворянство. Сперва рассказал о рядом расположенных странах, о товарах которые продаем им мы, и которые продают они - нам. Рассказал о замкнутой стране на востоке и воинственной - на юге. О диких землях, что не исследованы и расположены на севере.
   Мы поговорили о тайне бумаги, но он не особо понял мою идею поднять ремесленное дело с помощью бумаги. Наверное, я еще и сама не все понимала. Возможно идея эта - лишь мое заблуждение.
   В конце я попросила помощи в деле поиска дома. Шевалье очень удивился, похоже отец о моей дружбе с бездомными не предупредил.
   -Зачем? - Нахмурил лоб Ло Синд.
   -Мм, у меня есть пара идей. Для них мне нужен просторный дом с недорогой обстановкой. Желательно в черте города, но можно где-нибудь на краю - возле стен.
   -Госпожа, если я не пойму для чего он нужен - я не смогу подобрать нужный.
   Я задумалась. Рассказать или нет? Нет, кто его знает - может он все королю докладывает. Не страшно так-то, я ничего плохого не делаю. Но это быстро раскроет несоответствие моего возраста.
   -Папа Вам не говорил? Я дружу с бездомными детьми.
   -О...И?
   -И им нужно пожить где-то зимой.
   -О. так госпожа хочет заняться благотворительностью. Тогда логичнее снять самый дешевый дом за стенами. Можно сэкономить и купить для бедняг что-то еще.
   -Нет. Я хочу навещать их. А папа запрещает мне покидать город без наряда замковой стражи.
   -Ах вот как... - Ло Синд задумался. Морщинки причудливо сложились у него на лбу. Я поняла, что он не так уж и стар, как мне показалось. Чуть больше 35, мужчина в расцвете сил. С толку сбивала пробивающаяся седина в волосах и морщинки. Этот человек хлебнул сполна за свои 35.
   -А еще там должно быть одно помещение достаточно просторным, чтобы бегать и прыгать.
   -Я поищу. - Улыбнулся мой веттрон.
  
   Ло Синд сидел в своем кабинете и впервые в жизни жалел, что у него нет под рукой бумаги. Сегодняшний разговор с маленькой принцессой был очень странным. У него было смутное чувство, что говорит он со взрослой женщиной, которой минимум - лет 25. Хотя возможно все дело в ее благородности. Ее отец оперирует вполне себе заковыристыми смысловыми комбинациями при разговоре. Девочка просто нахваталась от него, вот и все. Это можно будет развить и сделать ее еще одним оружием в предстоящей борьбе за власть.
  
   Занятия с Ло Синдом договорились проводить с утра. Хотя, как занятия - шевалье предложил либо говорить, либо гулять, и во время прогулки он будет показывать и рассказывать обо всем, что меня заинтересует. Поэтому после завтрака я отправилась изучать город.
   Шевалье был неплохим рассказчиком. И хотя во мне нехватка знаний подогревалась живым растущим организмом ребенка - я просто его слушала. Сегодня я решила затаиться. Все же задающий правильные вопросы ученик - это одно, а задающий правильные вопросы тот, кто еще ничего не изучал - другое. Может быть мне еще удастся сойти за девятилетку?
   Прогулка была в открытой повозке с сидениями. Назвать ее каретой у меня не поворачивается язык, поскольку без рессор я чувствовала себя в ней, как картошка на телеге - меня мотало и болтало. Через полчаса мучений, мы все же сошли на мостовую и пошли пешком. Охрана плелась сзади, что привлекало к нашей процессии внимание. Люди пялились, мальчишки, подрабатывающие в лавках и тавернах - показывали пальцем. Я чувствовала себя клоуном на этом празднике жизни.
   Чтобы избавить меня от лишнего внимания, Ло повел меня на стену. Солдаты были куда сдержаннее горожан. Пялились, но не столь откровенно. Да и служба заставляла не отвлекаться от поста наблюдения, так что внимание перестало прожигать мне спину.
   Со стены город разглядеть было трудно. Было видно пирамиду местного храма (как выяснилось), я узнала, что пирамида-корона на голове отца - это символ, что он благословлен богом на этот пост. Так же со стены было видно замок, крыши многочисленных домов, которые резко редели в районе площади.
  
   Ло Синд продолжил обучать меня и после обеда. Но уже грамоте и произношению. Оказывается, я некоторые слова неправильно говорю. Все же мой русский акцент прокрался даже через все преграды памяти девочки. Он хотел рассказать мне побольше, но я попросила закончить на этом.
   Мне хотелось узнать больше, но я была уверена, что не запомню всего. А письмо пока давалось не так хорошо, чтобы успевать писать за учителем. Когда Ло Синд ушел, я принялась записывать все, что запомнила. Как ни странно - на дощечках. Оказалось, что для занятий и временных записей используются дощечки, с которых потом смывается краска простой водой. Дощечек было полно. В замке были и счетоводы и секретари, так что Лори натаскала их мне столько, что мы забили ими весь шкаф в учебной комнате.
   Надо поскорее сделать бумагу. Любую даже плохую - лишь бы перенести записи и не потерять информацию.
  
   Через два дня шевалье сообщил, что нашел подходящий дом. В тот же день мы отправились посмотреть его. У дома была просторная пристройка, которая хорошо отапливалась, как и дом.
   На аренду дома до лета ушла половина моих сбережений. На следующий день я отпустила Ло по делам, а сама поехала к Тиму.
   Тим был сама подозрительность. Кажется, он твердо решил, что я собралась продать их в рабство, или еще куда. А я стояла и думала, что точно знаю, что надо рассказать ему правду. Но вот с чего начать?
   -Тим, знаешь, я не собираюсь давать вам дом и еду просто так.
   Почему-то парень резко расслабился. Похоже он боялся, что я буду и дальше прикрываться благотворительностью.
   -Мне нужна ваша помощь. Правда.
   -И чего ты хочешь?
   Как с ним просто оказывается.
   -Хочу, чтобы вы в этом доме делали бумагу.
   Тим сперва не понял, а когда дошло, вытаращился на меня, как на диковинное животное.
   -Это вот те дорогие тонкие штуки? А ты знаешь, как их делать?
   -Знаю. И делать их не так уж и трудно, так что должно получиться и у детей.
   Попрошайка подозрительно меня оглядел, прикинул что-то в своей голове и махнул рукой остальным, чтобы подошли. Все. Лед треснул, можно греть.
   Дети слушали с недоверием. Кажется все еще ждали подвоха. Наконец, я не выдержала.
   -Ну и? Чего вы боитесь?
   -Госпожа, а Вам мы точно не нужны как рабы. Мы еще молоды, можем много стоить.
   -Вы-то? Ага, как же. С голодной бедной жизнью, больные и худосочные. Если бы Вас кто хотел взять в рабство - давно забрали бы. Ваше укрытие наверное половине города известно.
   Тим вздрогнул от этой отповеди. Дети ошарашено и напугано переглянулись. Почувствовав их некоторый шок, он взял меня за плечо и настойчиво потянул в сторону. Когда мы отошли, мальчишка заговорил.
   -Зачем же так резко. Могла бы и со мной сперва поговорить.
   -Надоело просто.
   -Но я тебе все равно не верю. Хочешь, чтобы мы тебе помогли - говори все, что недоговариваешь.
   А хорошо соображалка работает у него. Может оно и к лучшему. Мне такой человек пригодится.
   -Я принцесса, как ты знаешь.
   -Знаю. От того и опасаюсь.
   -Тим, мне нужны верные мне люди. Которые будут делать всякие нужные мне дела.
   Бездомный с ужасом вытаращился на меня.
   -Нет, не таки дела. Обычные, Тим, обычные! Вот бумагу сделать. Потом надо будет рисовать на этой бумаге и писать. А еще мне нужен кто-то, кто захочет изучать корабли. И наши и чужие. В общем много кто нужен.
   -Разве не проще найти кого из дворян? Мы-то ни писать, ни читать не умеем. Да и им ты просто приказать можешь, и дом снимать им не нужно.
   -Смешной ты Тим. Но нет, с ними хуже. С ними я вообще не договорюсь. Давай так. Я помогаю вам, вы - мне. Платой будет дом и еда. Ну и дрова. А еще я хочу, чтобы вы молчали. Идет?
   -А если кто не смолчит?
   Я отвернулась и посмотрела на море, которое здесь было видно лишь на самом горизонте.
   -Я ничего не сделаю Тим. Но вы меня очень подведете.
   Тим сел прямо на землю.
   -Все же с тобой что-то не так. Не могу понять с чего ты так изменилась. Дом предлагаешь, уговариваешь работать. Бумага эта зачем-то тебе нужна. Раньше ты просто играть приходила. И вообще, что за странные мысли? Ты же маленькая принцесса, откуда это все? Я не верю, что это все появилось просто так сразу.
   -Не сразу.
   Я потопталась и присела рядом на подсыхающую траву. Осень уже забирала свежесть летней зелени, и поля становились коричнево-желтыми.
   -Тим, ты можешь мне поверить? Просто поверить мне?
   Тим покосился на меня и вздохнул.
   -Я знаю тебя два года всего. Когда была еще меньше - была смешнее. Сейчас какая-то странная и пугающая стала. За два дня. Ушла - веселая принцесса, пришла - пугающая девочка, которая строит какие-то планы, будто она не девочка вовсе, а поменялась душой с королем-отцом. Я не понимаю.
   Я чуть вздрогнула. Но он вроде бы не заметил.
   -Я ведь уже говорила. Я хочу изменить что-то. Сделать что-нибудь, чтобы меня запомнили. Я не хочу просто исчезнуть.
   Тим опять вздохнул. Наверное, ему и правда было трудно смириться с изменениями в моем поведении.
   -Ладно. Не думаю что в тебя и вправду вселился король. Он бы не стал производить бумагу.
   Я улыбнулась.
   Когда Тим принял мое новое я, других ему удалось уговорить довольно быстро. Переезд начался сразу. Граф От по моей просьбе снял пару телег, на которых и довезли ребят. Я решила не мешать им обустраиваться, только дала немного денег Тиму, чтобы купили еду и дров на зиму.
  
   Вечером сидя у камина я глядела на пляшущий в нем огонь и думала. Как долго мне удастся притворяться девочкой? Сколько еще людей догадается, что со мной что-то не так? И как, черт возьми, объяснить это?
   Ничего не придумав, я легла спать.
  
   Первая среди никого
   Мой сон был некрепким. Сильный ветер, завывавший вчера весь день, теперь гудел в щелях в окнах. Ставни дрожали под его натиском, а в середине ночи погас камин и я стала подмерзать. И без того неудобная перина, давно свалявшаяся в какие-то бугры, теперь казалась жесткой и неудобной как земля. Возможно на песчаном берегу спать было бы куда удобнее.
   Окончательно осознав, что выспаться мне не удастся, я села на кровати.
   Прошла уже неделя с момента переезда ребят в дом. Дети совместными усилиями его вычистили, под моим руководством туда было свезен почти тюк сена, которое раскидали по комнатам. Кровати, которых было всего 5, отдали самым маленьким. Малыши поместились даже по несколько человек на одной кровати, и вскоре на кровати перебралось пара девчонок постарше. Неплохо бы завести кровати, но денег пока у меня на них не было. А Тим был рад и тому, что они живут в отапливаемом доме.
   Сразу после обустройства я отправила Тима и нескольких ребят постарше искать подходящий материал для бумаги, но безрезультатно. Ребята толком не понимали что ищут. Сперва нужно было выяснить - какая древесина наиболее мягкая, не ломкая. В этом мне помог торговец Мастис, который как раз принес мне заказанные платья и наряды из разных стран. Странные, яркие, серые, черные - они были совершенно не похожи ни на что, что я видела дома, в России. Скорее их можно было принять за работы какого-то современного модельера. Про заказ, я признаться забыла. Пришлось отдать за него часть денег, в итоге мой расчет провалился - до лета детям не хватало на еду. Придется что-то придумать.
   Мастис же назвал мне породы дерева, которое хорошо гнется и не ломается, и которое часто закупают в Доминикане. Он же помог и найти мастеров по древесине и лесопилки, где можно выкупить опилки и стружку. Видел бы кто ошарашенные лица мастеров и рабочих, у которых впервые из благородных кто-то закупал опилки.
   Опилки использовались крестьянами в хозяйстве. А вот благородным до сырья не было дела. Если кто и покупал дерево - то целыми бревнами. Для мебели, дома, корабля дворяне предпочитали выбирать дерево сами. Что часто раздражало мастеров, которые с выбором были не согласны.
   Мне пришлось выслушать целую лекцию от мастера Волга, пока ребята грузили в телегу стружку.
   -Вот как, госпожа, мне с этой оглоблей работать? Она же ломается на любом срезе! Из нее же ничего не выйдет!
   Поскольку я вполне дружелюбно говорила с рабочими, то почувствовав благодатную почву мастер пролил на меня все свои невзгоды и возмущения. Я важно кивала и внимала, пока телега не наполнилась. После этого мастер звал заходить еще, и обещал угостить чем-нибудь "госпожу принцессу" вкусненьким.
   -Или коняжку могу Вам сделать, хотите? Она качаться будет! О, красивую коняжку!
   Я оставила мастера с его воодушевлением наедине. Кажется старик уже отходил не один десяток по этой земле. Хотя Мастис говорил о нем очень уважительно. Из чего я сделала вывод, старик и вправду мастер своего дела, упоенно работающий и поглощенный этим.
   Стружку кромсали и мололи пока вручную. В ход шло все. И каменная толкушка для зерен и трав, и ножи с топориками. Дети постарше работали усердно. Кажется боялись, что я выгоню их из дома. Дети помладше не могли долго относиться к этому серьезно. Пол часа, и они начинали носиться по первому этажу, разбрасывая опилки по всему полу. Тим напрягался и пытался призвать их к порядку. Поняв, что надо как-то расслабить обстановку, я стала бегать с младшими, кидаясь сырьем во все стороны. Помогло. Кажется все старшие бездомные потихоньку расслабились.
   Хотя бездомными их уже было сложно назвать - дом уже был. И хотя они этого еще не знали, то крыша над головой у них теперь будет всегда. Во всяком случае, я приложу для этого все усилия.
   Про то, что я делаю толком ни кто ничего не знал. Мастису и графу Оту я сказала, что хочу попробовать использовать опилки как матрацы, веттрон знал только про растраты на дом и еду. И извещать кого-то о своих планах я не намеревалась.
   Сегодня необходимое количество древесной трухи, которая уже должна была настояться в воде и клейстере, было готово. Можно было пробовать делать первые листы.
   Я разбудила заспанную Лори и попросила помочь одеться. Она хотела было позвать камердинершу, но я уговорила обойтись без нее. А то знаю я ее. Сейчас на 40 минут одевания растянет - будет наряды мне выбирать.
   Штанов к сожалению в моем гардеробе не было. Были только подштанники, но без платья их носить не разрешали. В последнее время мне полюбилось одно простое платье. Из толстой грубой ткани, оно единственное было однослойным. Юбка (ура!) не до пола, а до колен. К нему я раскопала в шкафу полусапожки. Надо бы еще куртку купить. Жаль - ярмарка уже прошла. А из того вороха странной зарубежной одежды я не смогла себе что-то выбрать. Да и большое оно мне все было.
   Художника Мастис тоже нашел. Правда не совсем художника. Парень рисовал углем на деревянных дощечках. Странный все-таки мир. Деревянная дощечка в несколько раз дешевле листа бумаги, обычная бумага - дороже хлеба и ночлега. Хотя конечно вру. Не бумага, папирус. Вполне прочный и судя по всему - будет неплохо храниться. Бумага, которую будем делать мы - будет обычной. Не плохой, но и не хорошей. Ее срок хранения был куда меньше, чем у папируса, да и неблагоприятные факторы она выдержит куда хуже. К тому же для нее нужны немного другие чернила.
   Это был еще один вопрос. Но я решила решать вопросы по мере поступления. Можно конечно после внесения записей и рисунков обмазать листы воском. Вот только он пачкается, что меня мало радовало. Надо будет подумать, чем можно защитить новые книги от влаги.
   Граф От, довольно занятой глава замковой стражи, теперь отправлял со мной пару солдат. В первый день вояки ходили со мной даже по дому. Дети жались в стены и шугались одоспешенной стражи. В конец разозленная я затолкала их на кухню, где страже пришлось смириться со стульями и легкой закуской. Пусть лучше едят и обсуждают что-нибудь, как на вахте. Не чего народ пугать.
   Вот и сейчас привычно зацепив на выходе из караульной пару стражников, я отправилась к Тиму и ребятам. Перебарывая нетерпение, я все же едва сдерживалась, чтобы не перейти на бег. Пару раз стражники с криками тормозили меня за плечо, чтобы я не влетела под ноги лошадям. Груженые повозки с товаром ехали, конечно, медленно, но совсем безопасными от этого не становились. Да и лошади пугались моего напористого движения.
   В общем добрались почти без приключений.
   Дома царил привычный гвалт. Дети, получив крышу над головой и еду, ожили и превратились в обычных непослушных малышей, творящих вокруг себя хаос. А Поскольку мелких в доме было целых семеро, но они устраивали настоящий погром. Старшие с криками ловили балбесов, снимали со шкафов, вытаскивали из печки и из других труднодоступных мест. В общем жизнь била ключом. Кого и каким - не будем уточнять.
   Вот и сейчас дети 9-10 лет носились по дому, отбирая у одного какие-то большие листья. Они были чем-то средним между кленовыми листами и лопухами - круглые, как лопухи, но гладкие и с прожилками - как у клена. Не особо разбираясь в сути игры, я в нее включилась. Инстинкт детского тела победил, и я понеслась за яркими листами, с хохотом уворачиваясь от соперников. Мы взлетели на второй этаж. Как не посшибали друг друга - загадка. Но по пути в другой конец дома я влетела в чью-то руку. Обернувшись, я увидела суровое лицо Тима, который другой рукой за шкирку держала Вата - мальчишку примерно моего возраста. Обернувшись, Тим гаркнул на остальных, и игра мгновенно остановилась.
   Тим заботился о детях. Иногда, расшалившиеся безобразники получали от него леща. Словно строгий отец, он следил за порядком, кормил и защищал их. Сейчас часть забот слезла с его плеч, но возникла другая. Малыши получили еду и тепло, а с ними в их тела вернулась энергия. Неуемная энергия, которую сложно заставить сидеть на месте.
   Но и тут авторитет Тима все же имел силу. Его боялись, но не до дрожи, а скорее как дети боятся отцовского гнева, прикрывая попу.
   Вот и тут игра замерла. Все дети, словно в игре "Замри" застыли в разных позах и с блестящими от восторга глазами стали оглядываться, ища Тима. Когда все их взгляды скрестились на нем, он медленно проговаривая слова вполне спокойным тоном сказал:
   -Мне абсолютно все равно, во что вы играете, но в этом доме ни один сопливый засранец не будет просто так лопать еду. Ват?
   -Да?
   -Что я тебе велел сделать?
   -Растереть дерево.
   -Айроль.
   -Да? - Пискнула Айроль с другой части коридора.
   -Что вы должны с девочками сделать?
   -Натаскать воды в чан.
   -Ну так где моя древесная труха и вода?
   Недовольный вид Тима присмирил детей. За пару минут глава бездомных детей расшугал их по разным делам, и в дома наступила тишина. Может, когда я снова вырасту - я буду ей радоваться, но мне стало сразу скучно.
   -Идем. - Коротко кинул мне Тим, и мы спустились вниз, в большой двухэтажный зал, где ребята уже приготовили смесь для бумаги, решетку - для листов, тряпки и толстые дубовые доски - для пресса.
   В зале нас уже ждали все старшие дети из их ватаги. Хотя какие дети, подростки уже. Солдаты привычно ушли на кухню, и даже уже не заходили в зал. Чудила их госпожа - ну и ладно. Их дело маленькое - о ее безопасности побеспокоиться и все на этом.
   Первый лист вышел комом. Почти буквально. Видимо осадок древесный распределился неровно, и одна сторона листа оказалась толще. Мы поставили небольшое корыто рядом с чаном, и теперь после зачерпывания ставили решетку на него. Вода стекала в корыто. Потом ее можно использовать еще раз, но пока - без древесного осадка - она только разбавила бы смесь, сделав ее менее густой.
   Последующие листы стали получаться лучше. Но все же дерево в составе без растительных волокон трав плохо укладывалось. Даже в мокром виде я видела, как начинают выпирать древесные волокна. Бумага будет шершавой. Нужно сменить тряпки, чтобы не давать волокнам дерева так выбиваться. И добавить траву.
   Мы развесили листы сушиться. Вешать я решила пока на веревку. Потом надо подумать о способе просушки, чтобы лист не высыхал сложенным пополам.
   После дела, старшие ребята пошли по делам - кто готовить, кто за продуктами, кто-то ушел стирать из набранной и подогретой в чане воды. Я и Тим ушли в небольшую гостиную, обставленную старенькой мебелью. Тим поставил передо мной корзинку в фруктами, тарелку с сыром и вареными яйцами. Угощал типо. Я кивнула - подкрепиться не мешало. Мой растущий организм требовал все больше и чаще питательных веществ. Расту, однако.
   -Что ты хочешь сделать с этой бумагой?
   -Пока она такая плохая - будем делать для меня. Мне нужно много бумаги.
   -А потом?
   -А потом... если сможем сделать ее лучше - такую можно и продавать будет.
   -Хочешь заработать денег?
   -Ну... если честно, то я тут забыла об одной трате, и у меня может не хватить денег, чтобы кормить вас до лета. Может только до весны.
   Тим опустил голову. Он не выглядел расстроенным или удивленным, равно как и обиженным. Он был благодарен за данный им шанс, но не рассчитывал, что все будет просто.
   -А что нужно чтобы сделать хорошую бумагу?
   -Растения. С прочными гибкими волокнами. - Увидев нахмуренное лицо друга, я принялась объяснять. -Ну понимаешь, дерево не очень хорошо держит разрыв. Да и древесина потом торчит, делает бумагу шершавой. Чтобы она была ровной, нужно использовать что-то еще. Например - луковую шелуху. А чтобы она не рвалась - нужны более гибкий материал. Например есть растения, у которых сложно порвать стебель - они тянутся, гнутся и не рвутся.
   -Ааа...Ну если нам нужна такая трава, то лучше заняться ее сбором сейчас, пока снег не лег.
   Я только сейчас поняла, что зимой здесь такую траву не найти. То ли это старческое, то ли - детское, сейчас уже не разберешь.
   -Да, ты прав. Тогда, наверное, пока лучше заняться сбором травы.
   Тим кивнул и более расслабленно откинулся на спинку лавки. Похоже ему не нравилась неопределенность, а сейчас - он знал что нужно делать. И это воспринималось им легче.
   -А ты знешь, кому предложить бумагу?
   -Есть у меня один торговец. Если получится с ним договориться, тоя бы хотела пока продавать бумагу здесь, в Доминикане.
   -Почему здесь? Продавать в другие страны было бы выгоднее.
   А мальчик осведомлен.
   -Выгоднее для добычи денег - да. Но это не моя цель.
   Парень отлепился от спинки лавки и поставил локти на стол, внимательно рассматривая меня.
   -А что твоя цель.
   Я поерзала на лавке, поболтала ногами. Какой ты любопытный.
   -А секретом нельзя оставить?
   -Нет. Я же доверился тебе, ты все еще можешь продать нас в рабство.
   -Я хочу...ну распространить бумагу здесь, в Доминикане.
   -Зачем?
   -Чтобы ее использовали!
   -Не понимаю.
   -Ну... как тебе сказать. Чтобы люди учились писать, читать, записывали что-то.
   -А в чем смысл? Ну намалевал человек что-то на бумаге.
   Я возмущенно встала и зашагала кругами по комнате. Как объяснить-то?
   -Понимаешь, мы вот живем с тобой и даже не знаем, как жили люди лет 200 назад.
   -А это важно?
   -Важно. Ведь те люди жили, что-то делали, возможно у них были хорошие идеи. Например - как сделать бумагу. Но они эти идеи не записали, и мы о них не узнали. А вот если бы записали - то мы бы прочитали их, и могли бы использовать. И возможно таких идей было много, но они были давно забыты.
   Обернувшись на собеседника я увидела на его лице мыслительный процесс и продолжила.
   -Кто знает, может быть мы сейчас бы тогда жили в процветающей стране, у нас у всех была бы хорошая одежда и еды вдоволь.
   -Прямо маслом намазываешь. - Скептически меня оглядел.
   Я фыркнула и опустила голову. Мысли роились не давая покоя. Это маленькое тело было одновременно и помощью и препятствием. У меня была целая жизнь! Я могла прожить ее спокойно, просто играя роль женщины двора. Но, а кому нужна такая жизнь? Угождать мужу, кто бы он ни был, ждать опасности - от слуг, подданных, от соседних королевств. Просто жить и ждать. Хочу ли я так? Может сбежать? Но куда? Вряд ли есть место безопаснее, чем во дворце за железными спинами солдат. В большом мире меня раздавит первая же карета, могут продать в рабство, изнасиловать, убить. Это не было сказкой, этот мир - не фэнтези. Хоть он и отличается от моего мира, но средневековье жестоко было всегда.
   -О чем задумалась?
   -Да так...надо мне найти человека.
   -Человека? Это сложно?
   -Да... Мне нужно, чтобы он был не глуп, образован, но при этом не было подданным короны и вообще не служил ни одному королю. И чтобы он был предан мне.
   -А я что? - Обиженно посмотрел на меня сверху вниз Тим.
   Я улыбнулась.
   -Ты - ребенок. И ты не образован. А мне нужно будет заключать сделки. Но не с таким телом.
   -А что с ним не так?
   -Оно детское.
  
   Я уходила от ребят в задумчивости. Так же в мыслях поднялась на стену, оглядывая город.
   Эта цивилизация только зарождалась. Феодализм еще только делал первые шаги. Крепости строились лишь в столицах, города были похожи на крупные деревни. Когда я спросила Ло Синда о том, крали ли раньше принцесс, он сделал квадратные глаза и спросил "Зачем?". С другой стороны, этот мир значительно отличался от нашего. Хотя здесь так же запрещались леди всякие занятия, однако основных правил еще не было. Можно ли передавать престол женщине? Такой вопрос еще даже не ставился. В предыдущий раз женщина сама вышла замуж повторно, престол был передан. Но могу ли я править? Ни кто не знал.
   Ни кто не крал принцесс, потому что козни дворцовых переворотов были топорными, многое решалось силой. Часто - количеством народу в войске. Войска только приобретали доспехи. Первые железные доспехи были только здесь - в столице. Ремесло распространялось очень медленно. С другой стороны - в других странах было то же самое. Что было мне вполне выгодно.
   Однако было одна вещь, которая меня тормозила. Мой возраст. Если я буду ходить по городу и заключать сделки, много людей начнут подозревать неладное. Мне нужно сделать дела чьими-то руками, не своими. А еще нужно, чтобы этот единственный человек был мне предан. И готов спустить мне абсолютно любое поведение. Где бы его взять? Понятно, что сама я его не найду. Город большой, а страна еще больше. Кинуть клич? Господа вельможные, кто среди вас самый преданный короне?
   Проблема была еще в том, что мне нужен был образованный человек. А образованные тут были только благородные. Ну возможно еще храмовники. Вряд ли я могу занять храмовника мирскими делами. А вельможные... Нет уж, так подставляться я не стану.
   Не придумав чего-то определенного, я пошла в замок. Меня ждал обед и очередной урок от Ло Синда.
  
  
   Дранг
   Я лежал на досках сарая, а эрский сержант тряс перед моим носом свитков. Хотя я знал язык, но возбужденный офицер так картавил, что я понимал с пятого на десятое. По заголовку газеты было понятно - война окончена. Эрия победила, мы - проиграли.
   Из шепелявящего монолога офицера я понял только, что король Эрии, Ритц III, не нуждался в рабах. Их он захватил достаточно, пока захватывал наши окраинные города. Поэтому он хочет продать всех военнопленных обратно Радонии.
   - И знаешь, что ответил твой король? - Продолжал ржать эрец. - Что он не желает выкупать тех, кто так легко сдался эрцам! Представляешь?!
   Он поднял мою голову за волосы. Хоть я и не был связан, сил пошевелиться не осталось. Я хотел бы плюнуть ему в морду, но я давно не пил - так что слюны тоже не было.
   -Ты просто мясо, радонец.
   Он добавил еще пару замысловатых фраз. Слова по отдельности я понял, но во фразы со смыслом они не сложились. Наверное, какие-то присказки. Эрец отпустил мою голову и вышел. Я кулем шваркнулся на пол. Наверное - было больно. Но, кажется, мой мозг отказывался что-то чувствовать.
  
   Поначалу, когда меня пытали, я держался. Кусал губы, не кричал, только хрипел и немного мычал. Мой палач досадовал - ему нравились извивающиеся от боли кричащие тушки моих товарищей. Они говорили, много чего. Но все было не то. Генерал эрцев был недоволен - ему нужна была информация, а вестовые Радонии трепали о всякой чуши.
   - Не может быть, что все до одного отряда вестовых - поддельные. Неужели пропустил?
   - Не могли, ваше сиятельство! Мы все междуречье обложили.
   - Черт. Ну да ладно. Если и правда все отряды, они все равно не смогут согласовать действия без этих красавцев.
   Правда была в том, что в этот раз наш командующий, генерал Ортин, поостерегся писать что-то. Ловить вестовых они научились, как пауки. Мой отряд был осведомителем. Все остальные тоже имели информацию - но она была ложной. Генерал Эрии тоже, видимо, это понял. Не дурак, понятное дело. Дураков в генералы Эрия не ставит. Ритц III отличался хитростью и незаурядным интеллектом. Правдами и неправдами, подставами и угрозами он половину двора поменял, а половину - прижал к ногтю. Страшный противник.
   Я был единственным вестовым, несущим информацию в голове. Она была опасна. И хуже было бы передать ее врагу, нежели не согласовать действия со своими частями.
   Генерал эрцев ничего не знал. Если бы знал, меня бы в фарш превратили, но вытянули нужное. Однако моего положения это не улучшило. Мое идиотское стоическое усердие только растратило мои же силы. Я быстро сдулся и ослаб. Уже на третий день я кричал. В последующие дни - стонал, потом - просил о смерти. Меня бросили подыхать в сарай, когда всякие мысли покинули голову.
   - Снимайте. Он уже не расколется. - Сплюнул на пол палач. - Никогда.
   - И как он определяет, что не расколется? Потому что орать перестал? - Спросил по пути стражник, тащивший меня.
   - Это когда у них глаза стеклянный становятся и они уже звуков не издают - то все. Овощи не разговаривают.
   Слова пролетели мимо сознания. Меня кинули на пол и захлопнули дверь. Я просто смотрел на солнечные полосы, пробивающиеся между досок стены. Все мое существо - было болью, которая не утихала, а только менялась. С резкой - на ноющую, с ноющей - на изматывающую, нарастающую с каждым часом. Время для моего сознания остановилось, был только свет через доски и боль. Я не спал. Не реагировал на стражу. Кажется, они мне что-то говорили, смеялись. Потом - отстали. Видимо, с трупами играть не интересно.
   Может быть я и продолжал дышать, крепкое тело солдата выдержало пытку. Но мне это было не на пользу. Я был уже мертв.
   Я не следил за временем. Вообще ни за чем не следил. В какой-то момент я почувствовал обжигающий жар, потом понял - это не жар, а холод. Меня обливали холодной водой, кто-то что-то говорил. Картинка перед глазами сменилась - теперь это был каменный пол, довольно чистый и ровный. Потом картинка еще раз сменилась - на потолок. Его загородил какой-то мужик с чисто выбритым подбородком, мне силой разжали челюсти и влили что-то. И я заснул.
  
   Проснулся я от голода. Желудок требовал пополнения запасов. Я открыл глаза и некоторое время пялился на муху на потолке. Постепенно, с отступлением сна, в тело возвращалась боль. Правда она была гораздо слабее, и какой-то новой. Похожей на ту, когда после тренировки болят мышцы. Болело все, и захотелось снова уснуть. Но урчащий желудок не позволил провалиться в забытье.
   - А, очнулся. - Сказал кто-то с ужасным акцентом. Голос был равнодушный, даже у палача мне нравился больше.
   Говоривший проскрипел кожаными сапогами до двери и открыл ее.
   -Забирайте. - Сказал он на этот раз по-эрски.
   Меня грубо выволокли на улицу. Пока несли я понял, что лежал в лекарском пристрое. Так меня лечили? Снаружи безжалостное солнце пыталось выжечь мне глаза. Я зажмурился и опустил голову, повиснув на руках стражников. Те молча волочили мою тушку. Оказалось - я перебинтован. Причем - полностью, словно мумия. Наверное, состояние мое и вправду было близко к смерти. Зачем же меня вытащили со смертного одра? Могли бы сразу кинуть в погребальную яму к трупам - трупный яд убил бы быстрее всего, и хлопот меньше.
   Но стража не делилась мнением. Я и вправду был мясом. Мясом, которое не нужно родному правителю. Если конечно тот офицер не врал, но зачем ему врать? Нет смысла. Значит, как военнопленного меня не выкупят, и я останусь у эрцев. Что они будут делать?
   Мысли текли вяло. А когда принесли какую-то дурно пахнущую баланду - вообще испарились. Я хотел есть. Нет, не так. Я хотел ЖРАТЬ.
   Тогда я не знал, что это все было только начало.
  
   Впервые я услышал этот голос там - в трюме рабского корабля. Торговый корабль Млонда - торговца с южных берегов - сейчас был пришвартован возле города - Льёнд, королевства Доминикана. Когда еще только велся набор в армию, соседский парень собирался сбежать в эту страну. говорят, жизнь здесь суровая, но простая. Богатств у здешних земель слишком мало, от чего благородное сословие не на столько алчное, как на его родине.
   Дранг болтался на корабле вот уже третий месяц. Когда он, вестовой Радонии, попал в засаду эрцев. В который раз ему уже снился этот день - день поражения. Хуже всего, что может происходить с человеком в трюме - в полной темноте он оставлен предаваться воспоминаниям. А мозг просто-напросто отказывался забыться сном и ни о чем не думать.
   В этих воспоминаниях меня и застал детский сердитый голос.
   -Да, мне нужен этот раб.
   -Но госпожа! Он грязный, тощий и бесполезен! У меня есть рабы-дети, они примерно вашего возраста! Будут Вам замечательными слугами!
   -Я хочу этого!
   Млонд продолжал ворчать, пока открывал люк. Я сидел на дне судна, и морозный ветерок пробрался в трюм снаружи. Чуть звякнули мои цепи, а потом торговец мощной рукой выдернул меня со дна.
   -Его ни кто не берет, госпожа! Прошу Вас, я не смогу оправдаться перед Вашими родителями, если позволю Вам купить ЭТО.
   Я стоял и дрожал на холоде. Похоже, в Доминикане и вправду очень холодно. На нас снизу вверх смотрело двое детей. Сердитая девочка в чистом платьице с дорогой шелковой вышевкой с позолотой и парень, которого я сразу записал в слуги. Ну или еще один ее раб. Одежда старая, хоть и теплая, но уже порядком залатанная. Девочка сурово посмотрела на торговца.
   -Сколько?
   Ее звонкий голосок никак не вязался с тоном. Маленькая и хрупкая, она в своей сердитости выглядела очень комично. И я невольно улыбнулся.
   Млонд тряс жирами и прикладывал к потеющей лысине платочек.
   -Два рубина госпожа.
   Девочка резко вскинула указательный палец, а Млонд вздрогнул, словно кролик перед дикой кошкой. Смех да и только, слоноподобного Млонда строит маленькая козявка. Жаль поведать не кому.
   -Ты запомнил?! - Прошимела мелкая. Млонд затряс своими подбородками, взял осторожно рубины и шустренько вытолкал меня в шлюпку.
   Парень на веслах быстро понес нас к берегу. Я сидел и молча разглядывал маленькую "госпожу". Вопреки детской логике о стеснении, девочка хмуро разглядывала меня в ответ. Приглядевшись к ее слуге, я понял, что уже видел его.
   Два дня назад, когда "добросердечный" Млонд пытался продать меня с двумя южными девушками какому-то богатею. Девушек купили сразу. А я им не понравился. Честно говоря, я уже и сам стал тревожиться. Так торговец меня и пристрелить может, чтобы харчи не жрал.
   Я сидел на берегу, а какой-то мальчишка расспрашивал моряков у причала. Моряки бранились и гнали его в шею с глупыми вопросами.
   Мальчишка их не боялся, даже если те разворачивались и замахивались кулаками, просто отходил и хмуро брел дальше. Уставший и недовольный, тот присел ко мне на бревно. Я ел заплесневелый хлеб и пялился на море, радуясь свежему воздуху.
   -Хочешь? - Протянул я горбушку парню.
   -Не, пасиба.
   -А че ты там расспрашиваешь? - Лениво спросил я, слизывая крошки с грязных лап своих. Доминиканский давался мне неохотно, но я на то и был вестовым, что все же учил языки окружающих Радонию стран. Мало ли как жизнь повернется и что на службе потребуется. Мой отец, рыцарь Лоуд, был одним из лучших клинков короля, но король его ценил вовсе не за владение мечом. Отец часто ездил в соседние страны. Я не знал для чего, но подозревал, что после него это дело станет и моим.
   А оно вон как вышло.
   -Да вот ищу человека. Чтоб образованный, но не благородный был.
   -Да? И зачем такой?
   -Да вот надо.
   -А почему не благородный?
   -Да они все предатели. - Бесхитростно изрек патсан, тоже разглядывая море.
   -Ну положим не все, но да. Почти все.
   -Знаешь такого? - Кажется, парень спросил просто так. Он уже намаялся с этими поисками, и задолбал вокруг не мало людей. Искать он, конечно, не может. Не умеет просто. На как судьба хитрит, а? Ох не нравится мне эти кульбиты видеть.
   -Ну положим, я такой.
   Патсан, явно из бедных, которого возможно отправил с этим приказом кто-то из самих благородных, медленно повернулся ко мне и не мигая с досадой воззрился на меня.
   -Вот знал же, что надо с северного берега начинать. Кто таков? Че умеешь?
   Отвечать мне сперва не хотелось, мало ли для чего там человек нужен, но потом выяснилось, что для поручений мирных, но сии мирные поручения могут быть кому-то не по нраву. Ну такое сплошь и рядом. Один граф другому письмо пришлет, потом тот ответит, а потом они вдвоем подложат что-то третьему и сдадут сеньору, а после сеньор одарит их частями земель этого третьего. Наивные идиоты. Впрочем, если порученец не дебил, он может денег со всех сеньоров насобирать, а потом оставить их разбираться друг с другом.
   Но Дрангу все эти пляски благородных не нравились, а потому он внезапно для собеседника замолк.
   -Да правда ничего плохого. Она просто сама не может это все делать, ей кто-то для солидности нужен.
   Она? Дама? Охохо...
   -Писать умею, читать. Знаю эрский, радонский, доминиканский и велирский. Ну и так по мелочам.
   Парень встал оглядел меня, а потом резко наклонился и схватил меня за ладони. Это было так неожиданно, что я отреагировал поздно.
   -И чем-то драться умеешь. - Утвердительно сообщил парень, а потом просто развернулся и потопал прочь.
   Я чувствовал себя неуютно, словно меня застали врасплох. Попался глупо, даже Млонду я не сказал столько. Тот, идиот, пытался продать меня как тяглового раба. Да уж. Не с моим сложением. Хотя, не скажу, что у меня не хватило бы сил работать в поле. Вот только внешне я на сильного раба не тянул никак.
   И вот оно аукнулось.
   Впрочем, если моя госпожа такая маленькая, вряд ли меня отправят подстрекать заговоры.
  
   До берега малышка не проронила ни слова. На берегу нас встретил мужчина с военной выправкой и в неплохих доспехах. Он с изумлением оглядел меня, но ничего говорить не стал. Помог своей госпоже забраться в крытую повозку, сам запрыгнул в седло. Я и парень пошли следом пешком. Так мы и пришли в Льёнд.
  
   Мне хотелось расспросить раба еще на корабле, но мое поведение выдало бы меня с головой. Впрочем. Если мы ошиблись - можно попробовать еще. А раб... ну, придумаем ему занятие. Не пропадать же покупке.
   В доме Тима я прогнала всех из небольшого кабинета на втором этаже, усадила на стул раба и попросила Тима всех отправить вниз. Мне не нужны были лишние уши. Сама села напротив раба и разглядывала его. Жаль я не Шерлок Холмс и не могу рассказать всю подноготную человека, просто посмотрев на него.
   Что у нас? Молодой мужчина, лет 25 - 28. В изорванных обносках виднеются шрамы. Неровные. Жуткие, если честно. Ноги не растоптаны как лопаты - носил обувь. Местные крестьяне обувь летом не носят, а зимой носят что-то вроде лаптей, от чего ноги растоптаны и выглядят неаккуратно. Но кто знает, может в его краях бедняки могут позволить себе обувь?
   Руки не видно, но честно скажу - грязные руки. Большие, мужские, сильные. И как по нима понять - что он может? Тим сказал, что он работал с оружием. Мозоли характерные? А чем отличаются от мозолей от лопаты и мотыги?
   Загорелый, некрупный. Я бы в работники такого точно не купила. В общем неказистый какой-то раб.
   И что с ним делать? Я встала и подошла к нему вплотную. Раб спокойно улыбался. Ну да, маленькая девочка, которая ведет себя как взрослая. Умора.
   Но глаза. Карие, умные глаза. Он не смотрел грустно, или устало, как смотрят слуги, не смотрел злобно, или отчаянно, как смотрят рабы. В глазах был ум. Этот мужчина и вправду не глуп. Но тогда что мне с ним делать? Как зацепить
   -Чего ты хочешь?
   Мгновение он продолжал смотреть на меня, а потом его брови чуть приподнялись. Потом он пудмал и сказал.
   -Свободы.
   Не зацеплю. Никогда. И такой умный слуга, но не преданный мне будет опасен. Хуже умных врагов.
   -Ты свободен.
   Я открыла дверь и села на стул. Если бы он стал перечислять - было бы проще. Я бы могла обещать ему это в обмен на службу. Но вот вопрос - был бы он мне предан? Вряд ли.
   -Справа от дома есть кузница, там ты можешь снять цепи. Скажи - госпожа приказала.
   Раб вышел, а я погрузилась в невеселые мысли. Покупать раба было не разумно. Любой бы хотел свободы. Преданным может быть только свободные человек, кто решил быть предан по собственной воле.
   Может быть открыть правду Ло Синду? Нет, он все же человек короля, а не мой. Наверняка он даже о моих уроках докладывает.
   Я занималась с Ло Синдом уже месяц. Шевалье был весьма умным человеком, и частенько с напряжением смотрел на меня, когда я задавала совсем не детские вопросы. Пока мне удавалось оставаться за маской "устами дитя истина глаголит". Хотя это хождение по краю начинало утомлять.
   Я достала несколько листов из шкафа и стала просматривать имена графов. Мой Веттрон давал мне некоторое описание семейств и их глав. Но все это не то. Моим доверенным человеком мог стать Тим, но когда он вырастет? Тогда уже и я вырасту. А время уйдет.
   Дверь в кабинет скрипнула. Я развернулась, чтобы прогнать нарушителя, но замерла. Раб, уже без цепей сел на стул, перекинув ногу на ногу и ни чуть не смущаясь обносков и просвечивающих в них кожи и шрамов.
   -И чего ты вернулся?
   -Решил задать тот же вопрос. А чего хотите Вы, госпожа?
   Я подошла к своему стулу и села. Поерзала, устраиваясь. Ноги снова не доставали, ну да ладно. Я уже привыкла. Раб напротив спокойно улыбался краешками губ. Странная какая-то беседа. С перерывами. Я вдохнула.
   -Изменить эту страну. Ну или хотя бы немного изменить жизнь ее жителей.
   -Не рановато ли?
   -Поздно! - Я возмущенно вскочила, поддавшись детскому порыву. Дети такие непосредственные. Никак от этого не избавлюсь. И куда делать строгая и рассудительная учительница?
   -Поздно?
   -Поздно. Анрия уже потеряна. А Эрия только больше с каждым годом наращивает мощь.
   Я стушевалась и села обратно.
   -Это все замечательно, но как Вы, госпожа, можете что-то изменить.
   Я сощурилась и побуравила раба взглядом. На что тот и глазом не моргнул. Черт. Не люблю быть маленькой!
   -Я - дочь короля Балтора Баста, Тецилия Баст. И сейчас у меня есть идеи, как помочь моей стране. Но одна я их не исполню.
   Раб попытался сдержаться, но все равно расплылся в улыбке. Маленькая принцесса, у которой есть идеи по изменению страны. Угум.
   -Я серьезно!
   -Не сомневаюсь. Ну а я - Дранг Ва Лой, бывший рыцарь Радонии, ныне Ваш раб.
   -Уже свободен.
   Дранг Ва Лой посмотрел на свои свободные от цепей руки.
   -Ну да. Так как же Вы хотите менять свою страну?
   -Производство.
   -Производство?
   -Да. Производство и торговля. Если мы будем что-то производить и продавать - то появятся деньги. Если у людей будет большей возможности заработать на хлеб, то и бандитов будет поменьше. Все, что они произведут - можно продать, а потом купить то, что нам необходимо.
   Дранг приложил усилия и сделал свое лицо внимательным и серьезным.
   -И что же нам необходимо?
   -Наука.
   -Наука?
   -Наука. Знания. Культура. Развитие. У нас же даже гончарные мастерские работают на разном уровне! Ну как так? Почему знания столь недоступны! Так не должно быть.
   -Почему? Мастера имеют право хранить свои секреты, чтобы на них заработать деньги.
   -Да, но это тормозит всех! Они же достигли только этого уровня и дальше него не уходят!
   Рыцарь в обносках нахмурился.
   -Что-то я не понимаю.
   -Они не придумывают большего. Но ведь кто-то мог бы, а он не знает просто. Представь, что ты ешь пирог из вкусного теста, но невкусной начинки. А в соседней булочной продаются пироги из плохого теста, но с очень вкусной начинкой.
   -Допустим.
   -А что если булочные поделятся секретом.
   -Будут вкусные пироги. Но булочным это будет не выгодно.
   -Выгодно! Пироги-то будут очень вкусными! У обеих булочных, и покупать их будут втрое чаще.
   Дранг замер. Над такой постановкой ситуации он не думал.
   -А если не будут?
   -Будут-будут!
   Я обнаружила, что уже бегаю по комнате, поправила платье и спокойно вернулась на стул. Ох уж это детское тело. Не уследишь. Даже сама не могу.
   Тут в дверь постучали. Тим сообщил, что внизу ждет солдат, чтобы проводить меня в замок. Я повернулась к Дрангу.
   -Я пока не прогоняю тебя, но если ты останешься, то тебе придется поклясться мне жизнью, что не выдашь моих секретов.
   -Секреты Ваших пирогов, госпожа, будут в целости и сохранности. - Кивнул Дранг. Я злобно хлопнула дверью, а вслед мне донесся звонкий хохот бывшего раба.
  
   Неожиданно, но на следующий день, когда я пришла в дом Тима, там все еще был Дранг. Как он объяснил - ему хотелось посмотреть, что за идеи я хочу воплотить, которые изменят мою страну. чувствуя насмешку, я все же отвела его к Тиму. Дала тому денег и сказала, чтобы они купили Дрангу дорогую хорошую одежду, но не для высших чинов Доминиканы, понятное дело.
   -Чтобы был статус, но не больше.
   Вряд ли Тим представлял, что это за одежда. А вот Дранг явно знал. Но давать деньги ему я пока побаивалась. Тиму я доверяла.
   -И для теста, я дам тебе задание, Дранг. Тебе нужно найти торговца, который торгует только в Доминикане и имеет здесь связи.
   -Хорошо, госпожа. А какого рода связи Вас интересуют?
   -Благородные, ремесленники, другие торговцы, священники. Да кто угодно. В общем, мне будут нужны разные люди.
   -Мм, постараюсь, госпожа. И что мне ему сказать?
   -Скажи, что у твоей госпожи, которая не хочется себя называть, будут товары, которые она хочет продавать. Товары будут нужны не всем, их мало кто купит, а вот ремесленники, лекари, церковники, благородные - возможно. Товары разные, какие - я потом тебе расскажу.
   Дранг поклонился, а я вышла. Вообще я чувствовала себя неуютно с бывшим рыцарем Радонии. Его насмешливый тон меня бесил, а злость женщины вперемешку со злостью ребенка делало меня еще более удобной целью.
  

 

 

Но все это было не важно. Бывшему рабу было не куда податься. Он, конечно, может стать разбойником, ведь раз он рыцарь - значит знаком с оружием не понаслышке. Но заработать на глупой принцессе может оказаться проще. Одна беда - я ему не верила. Не могла я доверить ему что-то, что объясняло бы мои действия. А ведь возможно тогда он сделал бы все лучше. Хотя, кто его знает. Может этот рыцарь вовсе безнадежен. Связи обычно умеют налаживать ранги от баронов, купцы. Простые солдаты заняты более близкими им вещами - как бы у интенданта сапоги взять получше, да топор покрепче. Хотя, откуда мне знать?

Все мои рассуждения сейчас были на столько умозрительными. Чем больше я узнавала что-то о своей стране и мире, тем больше понимала что мои попытки прогрессорства бессмысленны, бесполезны. А возможно даже и вредны.

Страна, в которой я жила была не самой успешной, но и не отсталой. По сути, ближайшие страны и были вестниками прогресса. Доминикана как могла - копировала идеи у соседей, что-то придумала сама. Ло Синд рассказал мне, что крытая телега, в которой меня периодически возят, была увидена королем у императора Велира, который приехал в разукрашенной крытой повозке. Круглые золотые деньги придумала сама Доминикана, точнее тут было удобно так расплачиваться. Чаще правда монеты были без символов и бесформенные, да и сделаны из дешевые металлов, но вельможи стали заказывать монеты из золота. Мой дед, Гал Баст, привел вельмож к порядку. Мол нехорошо, что нашим торговцам так трудно платить монетами - они все разные. Иногда на этой разнице теряют купцы, а иногда - и сами почтенные дворяне. Не то, чтобы за купцов кто-то переживал, но терять свое дворяне не хотели, а потому завели какой-то полустандарт монет. Примерный размер и форму. А уж кто там что на них чеканил - его фантазия.

Монеты вскоре появились и у соседей. Эрия, любитель строить величественные дворцы, заразила Доминикану каменными замками. Поскольку камня в Доминикане было завались (куда ни плюнь - горы или каменистые берега), то из камня делали и храмы и стали появляться каменные дома богачей.

С одной стороны - было плохо, что Анрию завоевали, с другой - в Льенде раньше был только зачаточный замок и деревня рядом с портом. Фолдо Баст, мой предок, расширил замок и заложил первые улицы города. Точнее наметил - где строить. Они были шире, чем в Анрии, а еще, поскольку город был на холме, по улочкам проложили желоба. По ним стекали нечистоты вниз - прочь из города. Крестьяне, застроившие дома вокруг, достроили желоба, чтобы грязь стекала дальше и не воняла у их домов. Как вяснилось, Льенд считался одним из самых 'не воняющих' городов!

Идея уже начала свое распространение, и король Радонии тоже проложил желоба. Но неудачно. Его город располагался частью в долине, в итоге нечистоты покидали богатые районы, а в бедных скапливались, что вызывало вспышки болезней и мор. Постепенно богатые районы тоже заражались, так что пришлось королю организовать вывоз нечистот. Но все равно помогало слабо.

В Велире, чья культура продвигалась ее знатью, зарождались дорогие убранства, одеяния и украшения. Доминикана, чьё культурное наследие велело женщинам и мужчинам покрывать себя молитвенными рисунками, стала дополнять это новым гардеробом и украшенями. Из Эрии украшения привозили из жемчуга. Южнее Эрии располагалось еще несколько стран, из которых поступали пряности, шелк, и различные диковинки.

Незаметно за размышлениями, я добралась обратно в замок. Меня ждал очередной урок от Ло Синда. А еще Граф От, наведавшийся вчера и сообщивший, что готов приступить к моему обучению. Время, которого у меня было мало в прошлой жизни, здесь тоже стремительно сокращалось.

Идеи роились в голове, мешали спать. Я хотела всего и сразу, но шестеренки реальности сдвигались по миллиметру в год, так что мои хотелки были недостижимы.

 

 

Вопреки моим опасениям - занятия с Графом Отом не сильно меня утомляли. Для занятий мне были сшиты (о да!) штаны. И куртка. Заодно я узнала, что в замке есть швея, которая штопает всю одежду. Слугам она, понятное дело, не шила, а максимум - зашивала. А вот мне и папе могла состряпать что-то. Хотя уровень ее шитья оставлял желать лучшего. Ну да впрочем не критично. Как сказал отец, если уж нужно что-то хорошее, то можно обратиться к мастерице города.

Ах да, в городе на каждое ремесло был свой главный мастер. Город на самом деле был не столь большой, однако из-за ярмарок сюда приезжали действительно мастера своего дела. Здесь им проще было продать свой товар - порт рядом, а на ярмарках так и вовсе поднять немного свое состояние.

Так вот, пока что я в штанах только бегала да прыгала. Граф обещал подготовить место для наших тренировок, где я бы не зашиблась на смерть. Сеновал что ли? В общем, пока этого места не было, я занималась своеобразной разминкой.

К верховой езде мы пока не приступали. Я чувствовала заминку у начальника гарнизона, поскольку в прошлый раз (когда была еще настоящая Тецилия) подаренный пони скорее напугал девочку, нежели порадовал. Подаренный пони собирался взять морковку с ладошки принцессы, но случайно затянул губами и саму ладошку. Перепуганная девочка думала, что он пытается ее съесть. В общем девочка побежала в одну сторону, пони, обескураженный криком - в другую. С тех пор тема верховой езды не поднималась.

Теперь солдат придумывал, как же так свести меня с злосчастным пони? На большой лошади учиться мне было рановато - управлять ею я бы смогла, но слушалась бы она меня? А если взбрыкнет? С пони лететь как бы поближе к земле, чем с лошади. Да и пони купили меланхоличного, как раз для такого дела.

Ло Синд рассказывал мне про страну и окружающих соседей. Про кочевников на востоке он знал только, что в бою они страшные противники. Только появление доспехов стало повышать шансы нашей армии на успехи, а раньше - было очень тяжело. Тем более, что чем дальше в глубь страны - тем реже строились здания из камня, ведь долго да и дорого. Проще же деревянный сруб поставить, который так хорошо горит.

Север же был вовсе не исследован. Да чего говорить? Даже на карте Доминиканы, той самой, которая как картинка, есть белые пятна. Ну не интересно им было - что там. Болота и болота. Мало ли? А ну как чудище какое водится.

Словом, чем больше я слушала шевалье, тем больше сознавала свою мечтательность и непочатый край работы. Одна беда - где взять людей и денег?

Но вернемся. Четыре дня назад я отправила Тима и Дранга за одеждой, а на моих уроках появилась бумага нашего производства. Плохая - понятно. Для такой тонкой бумаги требовались более густые чернила, иначе она легко их впитывала, сильно намокала и начинала разрушаться в местах письма. А после -  съеживалась, словно после потопа.

Сегодня я составила примерный план заготовления чернил, но мне нужно было что-то еще для основы.

Я постаралась набросать свои идеи на бумаге, и с листами двинулась в дому Тима и компании.

Дома как всегда был шум и гам. Тим пытался привести детей к порядку - но куда там! Даже я с трудом поборола желание присоединиться к шалости. Все же мой детский организм требовал больше движения.

Дранга я нашла в одной из комнат второго этажа. К моему удавлению в небольшом зале прямо на полу сидели все старшие ребята и выводили буквы на дощечках. Дранг обернулся, поклонился сидя на стуле и махнул детям - мол продолжайте.

-Что это ты делаешь? - Спросила я, когда мы вышли.

-Да вот скучно было. А Тим сказал, что Вам нужны те, кто умеет писать и читать. Боится, что прогоните его и ребят. Вот и попросил меня научить старших.

Я молча толкнула дверь небольшой комнаты, которую назвала своим кабинетом и запретила в нее входить без меня, вошла и села на стул, который так и стоял с прошлого раза. Дранг сел напротив.

-Знаешь, выгонять я их не буду. Но я и сама хотела попросить тебя об этом.

-Да?

-Да. Я бы хотела, чтобы ты научил их не только писать и читать. Лучше будет, если они и языки будут учить. Хотя всеми языками забивать им головы не стоит.

Дранг сидел, чуть улыбаясь. Он всегда так делал. Или мне так казалось? Словно он знает нечто такое, что недоступно другим и он доволен этим своим высшим знанием. Впечатление создавало, наверное. Но меня такое раздражало.

На этот раз уже бывший раб был одет в простую одежду из неплохой ткани, легкую куртку и дешевые сапоги. Во всяком случае мои собственные были сделаны хотя бы по ноге, а его больше напоминали стянутый мешочек.

-Так что нужно?

-Учи их. Писать, читать. Одного научи велирскому, другого - радонскому, третьего - эрскому.

-Разным языкам?

-Да. Все языки если знать - голова опухнет, а им надо будет еще учиться.

У Дранга поползли брови на лоб, но спрашивать он ничего не стал, а сменил тему.

-Я нашел торговца. Торговец Траст торгует только в Доминикане, да и вообще радеет за свою страну. Его родной город - Сора, что на востоке страны. Знаком со многими церковниками, знает некоторых лекарей и дворян. Поставляет им товары. Поскольку он с ними в доверительных отношениях, то они делают ему различные заказы более дорогих товаров. Не за бесплатно, понятное дело. Когда я сказал, что моя госпожа радеет за страну и хочет торговать в ней товарами, чтобы помочь ей развиваться, он меня не понял. Но сказал, что если это и вправду поможет стране - он готов поспособствовать этому делу.

-А почему он так сам за страну ратует? Он же торговец, а те обычно принимают только сторону денег?

-Не правда, госпожа. Торговцы часто ценят один невероятно дорогой товар - доверие. Именно им Траст и торгует по все Доминикане. Он добился славы торговца, который торгует только здесь и которому может доверять любой доминиканец.

-Хм...А почему он не хочет торговать в других странах?

Бывший рыцарь радонии покосился на шкаф и пожал плечами. Я вздохнула. Конечно, Дранг не был торговцем. Возможно для моих дел торговец был бы сподручнее. Уж те договора заключать умеют, да и в людях разбираются. Дранг, конечно, не идиот, но он наверняка большую часть рассказал представил со слов самого Траста. Других поспрашивал, конечно, но только чтобы подтвердить рассказ.

-Надо бы побольше узнать об этом Трасте. Но пока пусть будет он. Когда Тим подготовит немного новой бумаги с добавлением растений - можно будет дать Трасту. Не для продажи - пусть познакомит церковь и благородных с новой бумагой и найдет тех, кто готов будет платить за нее.

Дранг кивнул и встал со стула. Замер, видимо поняв, что я не говорила об окончании аудиенции.

-Да иди уже. И позови Тима.

С Тимом мы обсудили бумагу и то, сколько растений они собрали. Сырья было не очень много. Я попросила сделать первые листы - штук 10 не больше, а остальные силы положить на сборы сырья. Можно конечно и купить что-то, но деньги утекали как вода.

После посещения дома (надо уже как-то назвать дом Тима и ребят), я направилась в дому Мастиса. Торговец этот хитрый вполне располагал. А у меня наконец-то появилась бумага и множество вопросов.

Сегодня меня ждали. Я отправляла вчера Мастису весточку через Тима. На пороге меня ждали слуги, которые сразу провели в гостиную - к своему господину.

Мастис, плотный и довольный чем-то, сидел за столом и прихлебывал горячий напиток. Сопровождавший меня солдат гарнизона снова проверил еду на яд и смогла присоединиться к торговцу.

За чаем мы обсудили, как сложно торговцам нынче торговать - к грабителям на дорогах добавились грабители на воде!

-Представляете госпожа?! В проливе 'Гронда' мой караван был окружен. Конечно, большая часть кораблей ушла, но самый последний - его окружили так, что он чуть не потоп!

Вряд ли конечно. Эти небольшие суденышки затопить было трудно. А вот перевернуть - да. Хорошо, что кораблестроение тормозило в этом мире, и у других стран тоже не было испанских флотилий. Впрочем, мне вообще было трудно провести параллель с известным мне миром по временной линии. Что-то здесь явно опережало, что-то чудовищно отставало. Миры были просто разными.

-Это ужасно, Мастис! Хотя бы на море можно было спокойно перевозить товары, а теперь выходит и там не безопасно.

-А я о чем?!.. Ох, простите, госпожа. Вы ко мне по делу? Что-то хотите еще заказать?

-Нет, скорее спросить. Я тут хотела кое-что доставить в другой конец страны, и думаю - где бы взять торговца понадежнее? Что бы вы сказали о Трасте?

-О!.. - Мастис замер и опустил глаза. Мне его реакция не понравилась. Очень не понравилась! - Ну, если по части доставки - то не волнуйтесь, он чтит свои договора. Он Вас не обманет, только не выторговывайте его молчание за дешево - он этого не любит и может потом отомстить.

-Да? А вы, Мастис, могли бы доставить мою посылку?

-Я? Что Вы, госпожа! У меня корабли для доставки. Если нужно отправить что в другой порт - я с радостью. Но по суше я товар не переправляю.

-Жаль.

Мастис пожевал губами. Вообще торгаш он был не глупый, а за мой заказ с одеждой выручил наверняка  не малую сумму - такого клиента он терять не хотел, а значит теперь уже он был заинтересован держать со мной контакт.

-Знаете, тут в Льёнд приехал один торговец. Он еще не особо известен, торгует он по Доминикане и в другие страны заезжает. Но вообще Ваша страна ему вполне нравится. Торговец он не с караванами, а так - повозку свою сам возит и продает. Но он очень неплохой парень! Привез мне такие замечательные шкурки!

-А почему Вы решили что он хороший? Из-за шкурок?

-Да нет. Просто он торгует не только в странах. Он ездит дальше на север, где стран нет, и договаривается с племенами. Другие торговцы с ними не смогли договориться, а он - смог. Очень открытый человек и простой. Ну, в меру торговли, конечно. Я бы его рекомендовал для Вас.

-Так, где мне его найти?

-Ах да. Таверна на краю города, там он останавливается. Зовут Роланд.

-Замечательно. Я воспользуюсь вашим советом. Мастис, а видел ли ты, пока торговал...

Дальше я стала спрашивать о товарах. Меня интересовали растения с клейким соком, жирные зерна и орехи, то что могло мне помочь с изготовлением бумаги и чернил. Чернила из воды и сажи к новой бумаге не подходили, и с этим пора было что-то делать.

Договорилась о поставке небольшого количества на пробу, а еще попросила привезти росток с пряным сортом. По запаху он был похож на чеснок. Не знаю, растят ли его здесь, но Мастис описал его, как коренье, которое очищают и сушат. В общем, хитрость моя была проста. Корень выращивался в Радонии, в северной части, а значит у нас скорее всего тоже будет расти. Хотелось сократить стоимость некоторых товаров и сделать их более доступными в стране. Может это и не изменит чашу весов, но такие мелочи постепенно делают свое дело.

Так же я заказала Мастису новые цветные чернила, что придумали в Прон-и-тар, что южнее Эрии. Книги, пришло время делать книги, которые, надеюсь, будут более востребованы, чем бумага.

Под конец нашего общения, я достала из мешочка, захваченного из замка, небольшой прозрачный камушек на шелковой ниточке, погруженной в сам камень, и положила свое маленькое творение перед торговцем.

Торговец аж рот приоткрыл и осторожно взял находку.

-Что это? Хах... и как же так эту нитку туда продели? Невероятно!

Я улыбнулась. Значит, такими вещами пока не баловались. Эх, еще бы смолу найти. Желательно прозрачную, а точнее - дерево подходящее. Но с моими ограниченными передвижениями я мало что могла.

-Я могу сделать еще.

-Сделать?!

-Ага. Этот камень сделан, поэтому и нитка внутри. Но я надеюсь - этот факт останется между нами? Иначе я найду другого торговца.

Торговец улыбнулся. Ехидненько так.

-Госпожа, нитка в камне, конечно, интересно, но не более. Камней полно и обычных и драгоценных - всяких.

-Конечно. Но украшения из них делают из металла - сперва оправу, в которой и держится камень. А теперь представьте себе - сияющие в лучах камни без оправы - на тонких стальных цепочках. Красиво?

Мастис прищурился.

-Это интересно, госпожа. Но пока я этого не увижу - я не смогу сказать ничего более.

Я чуть улыбнулась. Камешек на нитке - был первой пробой. За которой последовала вторая... Я достала из мешочка еще один камушек,  который был выращен вокруг стального колечка. Через колечко была пропущена лента. Торговец сделал губы буквой 'О' и взял в руки украшение. Мое соляное творение имело множество шипов, и походило на маленькую звезду.

-Это украшение не крепко. Это ведь не изумруд и не сапфир, так что покупателя надо будет предупредить.

-Я знаю, кому можно это предложить. - Довольно ухмыльнулся торгаш. Его мысли были уже не здесь, но просчитав варианты он вновь обратил внимание на меня. - Так у Вас больше нет таких?

-Нет. Но если будет спрос - появится и предложение.

-Появится, госпожа. Можете передать мастеру - пусть делает, а покупателей я найду.

Камушек я оставила торговцу. Пусть приценится, а там посмотрим - сколько я смогу из него вытащить.

 

Пришлось возвращаться снова в дом - я велела Дрангу найти торговца Роланда и познакомиться с ним.

-А что с Трастом?

-Поспрашивай о нем побольше. Что-то не нравятся мне разговоры о нем.

Дранг вскинул бровь, выражая свое недоверие к этим разговорам, но поклонился, принимая приказ. Бывший раб вообще легко перенес перемены в жизни. То ли жизнь была сложная, то ли считал меня удобной госпожой - и деньги будут, и задачи не страшные. Подумаешь - торговца найти.

-Только Дранг...Если будешь болтать о том кому ты служишь и что делаешь... - Я не стала продолжать. Просто внимательно посмотрела на нового помощника и прикрыла глаза сверху вниз ладонью - этот жест у местных означал смерть.

Однако угроза не произвела на него впечатления. Принцесса, или кто, я была шмакодявкой, которую слушались только слуги, да и то только тогда, когда мое пожелание не перечило отцовскому. Власти моей было - разве что занавески в спальне поменять.

Дранг лишь улыбнулся и слегка поклонился. Хорошо хоть не спорил. Интересно почему? Но вопросы такие я пока не могла задавать - у нас не было доверительных взаимоотношений. Заслужить ему мое доверие, а мне - его, могло помочь лишь время. Которого было так мало.

Я вновь покинула дом, предварительно сделав несколько заготовок для украшений и дав инструкции Лиэнде - молодой девушке в когорте Тима. Бумага бумагой, а деньги были ой как нужны. Мой ход с бумагой окупится еще не известно когда, да и окупится ли?

На всякий случай я попросила Тима поискать еще какие-нибудь деревья, выделяющие много смолы. Я пока не знала, что и для чего мне может понадобиться. Может быть, во мне рвался юношеский максимализм, но мне казалось, что нужно сделать все и сразу. Хотя разумом я понимала, что на все потребуется время. Главное - потихоньку запускать шестеренки машины, а потом она уже будет делать все сама, набирая обороты.

 

В замке было непривычно тихо. Я нахмурилась и выжидательно повернулась к Лори, стоявшей на крыльце. Она уже примерно знала, когда я возвращаюсь с утренних прогулок, и теперь встречала меня перед обедом для сопровождения. Лори махнула рукой, чтобы провести меня. Но пошли мы не в мою комнату, где перед обедом я переодевалась, а сразу в трапезную.

В трапезной царило столпотворение. Слуги, словно солдаты, вытянулись в несколько шеренг, а перед ними ходил король и давал указания.

-...Имейте в виду, у каждого благородного будут свои слуги. И раз вы - слуги королевского двора, то должны уметь не просто наводить порядок в замке, но и договариваться о работе с чужими слугами, распределять обязанности и делать это без криков и вмешательства самих вельмож. Понятно?!

Слуги робко кивали на громогласный голос короля. Его массивная фигура не вызывала желания спорить.

Слуги вельмож? Что-то намечается?

-А, Тецилия. Хорошо, что ты подошла раньше.

-Что-то случилось?

-Мы готовимся к ежегодному собранию. Все подати собраны и подсчитаны, герцоги и графы соберутся в замке для совета. А для тебя тоже будет работа.

-Работа? - Я осторожно присела на стул поближе к месту дислокации короля. Слева от меня оказалась шеренга слуг, а спереди - пространство для путешествий Балтора Баста. Лори тихо юркнула за спины других слуг.

-Да, моя хорошая. Я очень рад, что ты так взялась за учебу, но поручить это кому-то другому я не могу. Скоро будет официальный прием твоих фрейлин, а потому тебе нужно будет составить список всех девочек от 8 до 12 лет, которые являются дочерьми присутствующих вельмож. Поскольку это считается очень важным событием для двора и объединяющим фактором тебя и ведущих семей королевства, то тебе придется оказать им радушие и лично спросить об их отпрысках. Эээ - Тут король запнулся, видимо сообразив, что завернул чересчур заковыристую для ребенка фразу. Ничего, папочка. Я и так поняла.

-Т.е. мне надо самой их спросить, чтобы все было правильно?

-Да.

-Хорошо.

-Я попрошу Олгюса походить с тобой, чтобы записал всех девочек.

-Не нужно, папа. Я запомнила как писать слоги доминиканского. Я попрошу шевалье Ло Синда и Лори сопровождать меня.

У Балтора Баста вытянулось бородатое лицо. Он моргнул, пытаясь переварить. А я поерзала на стуле, что ж я сделала не так? Перечила отцу? Или шевалье и Лори не подходящая партия для такого мероприятия?

-Ммм пожалуй ты права. Шевалье будет более представительной кандидатурой в данном случае.

Я мельком заметила как лицо Олгюса скукожилось, но в следующее мгновение он справился с эмоциями. Я не понимала этого человека. Многие слуги радовались, стоило им избежать очередной работы, но этот господин прямо из кожи вон лез. И все-то у него скальпельно-правильно должно было быть.

Король отпустил слуг, кто не прислуживал на обеде, и пригласил меня к столу. Я пересела к нему поближе.

-Знаешь, а я ведь не подумал. Надо было и вправду отправить кого-то для солидности, а то секретарь при принцессе - свита так себе. Ты молодец.

Я улыбнулась во все 32 зуба. Не то чтобы я была так уж рада похвале, но Тесси точно должна была быть рада. Не смотря на шалости, девочка, судя по рассказам, уважала и любила отца. Похвала и вправду была бы ей приятна.

-Кушай, радость моя. Да, я слышу каждую неделю хвалебные речи Ло Синда в твою честь. Говорит, ты быстро учишься и проглатываешь знания, словно воду.

Немного не поняла сравнения, но да ладно. Наверное, стоит гордиться? Раз я глотаю все как воду...

-Папа, а эти фрейлины... мы из них сами будем выбирать, или нам придется их всех взять?

-Хо, какие сложные вопросы. Не знаю, в разные времена было по-разному. Иногда девочек было слишком мало, и брали всех, иногда - лишь некоторых, чтобы подчеркнуть влияние некоторых домов при дворе. В любом случае, их появление здесь даст повод их родителям чаще бывать во дворце, так что надо будет решать этот вопрос с умом. Ну и так, чтобы ни кому обидно не было.

Ясно, т.е. прямо каких-то правил на этот счет еще не было. Все крутилось колесом политики, и видимо присутствие фрейлин и вправду имело вес. Не сами девочки, конечно, а значение имел их род.

Возможно, будь в моем теле сейчас Тецилия - она бы расстроилась такой холодной расчетливостью. Но мне это было понятно и вполне очевидно. Фрейлины всегда имели определенный политический аспект даже в моем мире.

-А если кто-то из девочек не захочет быть фрейлиной?

-Хохо, кто не захочет? Да это же великая часть - стать придворной дамой. Когда была жива твоя мама, дворец был куда оживленнее. Да...

Король задумался, вспоминая былые времена. Однако все же вельмож я тут почти не видела. Видимо оживленность при дворе тут была слабенькая, что было очень даже хорошо. И плохо одновременно.

Хорошо - для меня сейчас. Пока я не ориентируюсь в здешнем мире, политике и т.п. - я буду легкой мишенью для любого. Но в то же время это не позволяет мне изучать взаимоотношения дворян в моей стране. Позднее это может мне аукнуться.

Вряд ли восьми и двенадцатилетние девочки помогут мне наладить контакт с их семьями. Да и сложно это представить - налаживание контакта со стороны девятилетней принцессы. Да-с, задачка. Впрочем, для таких вопросов мне и дали шевалье Ло Синда. Будем трясти его.

Ло Синд и сам поднял вопрос с фрейлинами. И с ними все оказалось куда интереснее, чем я думала.

-Разумеется, то, что во дворце будут их дочери, для дворян - огромный плюс. Во-первых они смогут достойно выйти замуж, во-вторых они могут шпионить за действиями короля и его подчиненных, в-третьих сами вельможи получают возможность чаще находиться при дворе, дабы навестить своих дочерей. Конечно, будь у короля сын - то многие получили бы гораздо большее влияние, отправив сюда своих сыновей служить королю и наводить мосты - с будущим. Но не только дворяне получают хорошее с этого.

-Мы тоже?

-И мы - тоже. Во-первых: в случае предательства дворянина, его и его семью по закону будут судить и казнят. Если дворянин предает страну и ее интересы, то его дочь во дворце становится заложницей.

-Жестоко!

-Ни чуть. Из-за бунтарей всегда гибнет множество хороших людей. Если дочь в заложниках усмирит пыл дурака - тем лучше. Во-вторых: шпионы из девушек часто, прямо скажем, не очень, и с их же помощью монарх получает возможность передавать правильные сведения дворянству. В-третьих, при правильном общении с девушками, Вы, принцесса, можете настроить их семьи друг против друга, пошатнув начинающиеся коалиции.

-Серьезно? - Я была малость шокирована важностью фрейлин при дворе. Неужели какие-то девчонки могут повлиять на семьи? Хотя, если они будут передавать мои слова, которые могут быть построены вполне хитро, то можно перессорить верховодящие дворянские семьи. Ну а рассоренное дворянство подчиняется королю на советах лучше, чем объединенное общими целями. Когда они воспринимают в качестве проблемы друг друга, а король отходит на второй план - страна получает возможность куда-то двигаться.

-И в четвертых: поскольку раньше большей частью земель управляли младшие отпрыски королевской семьи, то теперь в этом возникает сложность. Вы - единственный ребенок, а значит Вы, или Ваш отец можете назначить на управление землями кого-то из дворянских семей. Передать по наследству земли они не смогут, но прожить безбедную и достойную жизнь для их младших сыновей - вполне себе достойный предлог для дележа влияния при дворе.

-А свадьба?

-Какая свадьба?

-Моя свадьба.

-Ах да. Удивлен, что Вы об этом задумались. - Шевалье улыбнулся, поджав губы, словно извинялся. - Я, право, не знаю. Единственная наследница женского пола выбрала в супруги радонского принца, дабы поддержать мир между королевствами и поставить во главе Доминиканы сильного правителя. Как сложиться с Вашим браком - ведают лишь боги.

-А другие? Которые не наследницы.

-По поводу других: им было разрешено выбирать самим. Так что тут тоже не определить.

Ясно. В общем подведем итог. Фрейлины при дворе - это не хухры-мухры, а настоящий гадюшник, который я могу использовать для своей пользы. Моя свадьба - дело не писаное, и можно побороться за право наследования. Тем более, что шевалье уже говорил, мол ни где не написано, что наследником обязан быть мужчина. Предыдущая королева просто выбрала наиболее подходящий путь. Для нее. Но подойдет ли он для меня?

Я не наивная дура. Удержать власть при дворе, будучи женщиной - та еще задачка. Сложно будет добиться даже того, чтобы со мной считались. А уж чтобы моя воля исполнялась - огого. Много хочу.

С другой стороны, мне было сложно представить, чтобы я подчинялась кому-то...ну, не очень умному. Вот если бы найти неглупого принца, именно принца, чтобы он был обучен соответствующе, тогда было бы проще. Который бы действительно правил страной, держал вассалов в узде, вел внешнюю политику. Да еще бы который, пусть не прислушивался, но позволял мне продолжать влиять на страну - да, это было бы хорошо. Где б его взять?

Шевалье подождал, когда я неуверенной рукой запишу его мысли на доску. Я пока опасалась рассказывать ему о новой бумаге, и переписывала с дощечек на нее уже после занятий. Мне было трудно. Я с грустью вспоминала, как сердилась на своих детей, когда те криво выводили буковки на прописи. А ведь это так трудно! Моторика детских рук была еще неточной, щепка для письма норовила выкатится из моей маленькой руки, скользила по гладкой коже. Писать получалось очень медленно и коряво. А доминиканский давался не очень хорошо. Слогов в нем было не так много, это не китайский все-таки, но все же - их было больше, чем букв в русском языке. Благо - письмо отставало от речи. Многие созвучные звуки писались одинаково. Но, думаю, придет время и для грамоты. Может - самой начать?

-Я не могу сказать Вам, кого лучше выбрать во фрейлины.

Почему-то я знала, что он это мне ответит.

-Думаю, этот вопрос Вам стоит задать своему отцу. В любом случае, именно ему Вы будете помогать. Но не сейчас, не пугайтесь, госпожа. Маленьких девочек ни кто не заставит делать взрослые дела.

Я бы поспорила. Но не стану. А самой надо запомнить, что даже дети могут вполне себе испортить взрослые дела. Я тому пример.

Ло Синд слегка рассказал мне о дворянских семьях. Не о всех, понятное дело, и не подробно. Назвал по чуть-чуть особенностей характера и все. Думаю, девятилетке он побоялся рассказывать скверную подноготную. Я так и выставить могу всех в скверном свете. Ляпнуть чего-нибудь, например. Ну не я, а Тецилия. Я-то не стану, понятное дело.

 На ужин с отцом я пришла в задумчивости. Он - тоже. Мы так и просидели, переваривая пищу вместе с мыслями. Под конец вечера отец объявил о том, что желает иметь со мной беседу завтра с утра, а потому свои занятия мне стоит отложить. Не то, чтобы я слуга, но приказ был вполне четкий. Все в этом замке подчинялись этой воле.

В своей комнате я еще задумалась о том, смогу ли я набраться такой же воли? Смогу ли быть такой, как он? Повелевать людьми, армией, страной. После его слов была уверенность, что иначе - нельзя. Вот как он сказал -так и должно быть. Мне тоже нужна эта сила. Сила личности, голоса, стати. Не знаю чего.

Хорошо, что мне девять. Может, я еще пойму как это все обрести.

 

Утро прошло вяло. Мне пришлось ждать, пока проснется отец. Мы вместе позавтракали, в молчании. Только слуги шуршали одеждой и переглядывались. Ну хоть кому-то интересно жить в этом каменном мешке.

Вообще замок меня раздражал страшно. Холодный, темный, пустой. Повсюду - грязь, ветер задувает в щели между бойницами и ставнями. Грубая одежда, отсутствие банальных средств гигиены 21-го века только добавляли мне хмурости для настроения.

Пожевав пережаренное яйцо, король так же задумчиво поднял на меня глаза.

-Поговорить я с тобой хотел о многом, Тесси. Скоро твоя жизнь изменится. Тебе придется о многом думать и многое делать. Я не знаю, на сколько будет хорошо графиня Латор, но я надеюсь, что она поможет тебе.

Я молчала. Видимо Балтор подготовил эту речь заранее и долго думал, что мне сказать.

-Я подготовил список тех дворян, чьих отпрысков я бы хотел принять в замок. Разумеется, если у них нет дочерей нужного возраста - ты никого не приглашаешь. Но по приезду дворян - тебе придется обойти их всех, чтобы показать, что ты на самом деле спрашиваешь всех.

А заодно и познакомлюсь с этими лизоблюдами.

-После этого ты составишь список девочек, исходя из моего собственного и на праздненстве после совета будут зачитаны их имена.

Я слегка поклонилась, принимая отцовский приказ.

 

Позднее я все же задала Ло Синду вопрос.

-А почему в замке сейчас так мало дворян?

-В смысле мало?

-Ну, я редко вижу незнакомых людей в дорогой одежде или при оружии. В основном слуги.

-Ах вот оно что. Ну так они и не посещают Его Величество так явно.

-В смысле? - Озадачилась я.

-Ну если Его Величество так часто официально будет принимать этих вельмож - другие дворяне будут роптать, что мол король говорит с одними, но не желает принимать других. В общем-то присутствие их дочерей - упростит их приход в замок.

Так они все это время ходят к отцу, но просто этого ни кто не видит? Эгеге... А я тут всех за идиотов считала, думала - вот хорошо, они еще и в интригах не искушенные. Ага. Куда мне.

-А папа только их в список включил?

Ло Синд кинул взгляд на свиток, который мы не так давно прочитали.

-Нет конечно. Это было бы слишком явно. Да и глупо. В списке большая часть верхушки дворянства. По факту - от каждой семьи, имеющей влияние на страну и хоть какую-то силу и деньги - по одному человеку вписано. От некоторых - вписано сразу по двое. Хотя вряд ли у всех есть маленькие дочери.

Логично. Я вспомнила из истории, что та же королева Виктория выбирала фрейлин из оппозиций совета. Хотя, я бы не сказала, что она там чем-то реально правила, однако политические весы это тоже склоняло.

Вообще этот день для меня прошел как-то вяло. Слуги были заняты подготовкой. Меня она тоже ожидала, но я решила начать ее завтра. Ло Синд рассказал сегодняшнюю порцию информации, граф От был занят подготовкой к приезду. Дранг и ребята - тоже не скоро разберутся с делами.

Как-то неожиданно у меня появилось свободное время. Я побродила по оживленному замку. Скучно. Ужасно скучно здесь. Понятно, почему женщины в замках вышивали, пели и устраивали частые балы и посиделки дворян - скука. Мне, избалованной развлечениями 21 века, телевизором, интернетом, здесь - без всего этого было совсем не по себе. Первые дни хотелось все 'загуглить'. Вроде: 'Как же там эти корабли назывались? Надо загуглить'. Не было интернета. Хуже того - не было книг. Приходилось все спрашивать лично, потом долго выводить буковки.

Вспомнив про буковки, я завернула обратно к своим апартаментам. Надо тренировать в письме. Хоть займу себя чем-то.

 

 

37 вельмож Доминиканы.

Моя подготовка к совету началась прямо с утра. Его Величество Балтор Баст выделил мне целый рубин для покупок, после чего Ее Высочество Тецилия Баст оказала честь местной швее, дав ей заказ на наряд для важного события. Выйдя от швеи и дав ей указания сшить традиционное платье доминиканки, я села в повозку, мечтая обучиться верховой езде. Спустя 20 минут и несколько матюков от возничего, я добралась до храма.

Один из охранников снял с себя оружие и вошел в храм вместе со мной. Остальные при оружии остались снаружи. Ясно, с оружием в храм не ходят.

В храме, как ни странно, не было росписей, ликов святых, или еще чего-то мне привычного. В огромной пирамиде внутри был постамент, на который вела лесенка с широкими ступенями. На постаменте сидел человек в куче лоскутов, который заменяли ему одежду. Он был похож на тряпичную куклу, всю в лохмушках. Сидел человек по-турецки, положив руки себе на колени. Почему-то меня это так поразило. Я замерла на входе и просто стояла и пялилась на монаха. На ступенях сидели люди с закрытыми глазами. Молча. В абсолютной тишине в огромной пустой пирамиде сидело человек 30 и просто молчало. Это было так странно, но при этом почему-то я прониклась этой их молчаливой молитвой. По спине пробежал табун мурашек и я поднялась на пару ступеней и присела. Не в силах сдержать детское любопытство я стала крутить головой. В пирамиду вело 4 входа. Ее верхний свод поддерживали редкие колонны, но в остальном в ней больше ничего не было.

Я заметила как некоторые люди тихонько встают и уходят, две женщины осторожно поднялись по ступеням и тоже сели. Все тихо, никаких шумов. Еле слышно шелестит одежда, да ветер продувает пирамиду, когда открываются двери.

Мое любопытство не осталось незамеченным. А я уж не знала - как подступиться к монаху. Он на этом постаменте сидел, словно статуя. Хотелось даже проверить - живой ли. Монах открыл глаза, понаблюдал за мной и улыбнулся. Спокойно и тепло. Где-то внутри меня все успокоилось. Детский инстинкт подсказал - все хорошо, это хороший человек.

Монах осторожно встал и спустился до моей ступени, поманил рукой и мы вышли из пирамиды.

-Я вижу, дитя, ты в храме впервые?

-Да.

-Как тебя зовут?

-Тецилия.

-О, какое красивое имя. А я - Ину. Ты, наверное, хочешь что-нибудь спросить, Тецилия?

-Да. У тех женщин, что приходили в храм, расписаны лоб и руки.

-А, да. Это символы-слова. Так они показывают богам природы, что чтят их и желают жить с ними в мире.

-А есть что-нибудь, где я могу прочитать про эти символы.

-Прочитать? - Монах удивленно хлопнул глазами. - Да нет, в свитки такое не записывают.

Я в свою очередь тоже удивилась. Обычно же с церкви письмо и начинается? Или нет?

-Мы передаем эти символы как традиции, от отца к сыну, от матери к дочери. - Пояснил монах.

-А моя мама умерла. - Я состроила грустное лицо, на что монах сконфуженно поджал губы.

-Извини. Знаешь, как женщине, моя жена может рассказать тебе о символах.

-Как женщине?

-Да. У женщин и мужчин разные боги. Но я сейчас веду службу в храме и не могу покинуть его. Лучше пусть моя жена тебе расскажет. Мы живем на окраине города.

Монах рассказал мне, как найти его дом. Это было немного странно для меня. Женатый монах, женские и мужские боги природы, символы почтения, храм - пирамида. Пока я добиралась до дома монаха, я задавалась вопросом - а как бы восприняла все это я прежняя? Так же ярко и пораженно?

Смешанные чувства восторга от нового - ребенка, переплетались с критичными и оценивающими чувствами - взрослого. Но ничего не перевешивало. Я просто доехала до обычного простого дома и вошла в него вместе с солдатом. На входе сидела какая-то бабка.

-Ты што, окаянный, грязными сапожищами чистый пол топчешь. - Накинулась старая на солдата. Меня она то ли не заметила, то ли решила, что я - дочь солдата. В общем бабка вытолкала ошарашенного солдата на крыльцо. То растерянно оглянулся на меня, ему вроде как надо меня охранять. От остальной моей кавалькады отделился нахмуренный начальник моей охраны.

-Разуйся. - Решила я разрулить ситуацию.

Солдат поморщился, но снял сапоги. От чего старуха вся скривилась, ну да ноги у солдата не розами благоухают. Я боялась, что она и до этого докопается, но старая видимо уже выдохлась за утро на всех орать. На полу я заметила еще несколько грязных следов.

-Комнату хотите?

-Нет, уважаемая. Мы ищем семью монаха Ину.

-А, Лота, Ину и дети. Только Ину в храме сейчас.

-Мы знаем, мне нужна его жена.

-Ну ладно. Только мечом махать у меня дома нельзя. Чего сломаете - платите.

Бабка сурово наступала на солдата, а тот мялся у входа, поглядывая на меня. Да уж, такое себе...

За первой дверью по коридору оказалась небольшая комната. Довольной спортанская обстановка: две больших кровати - сундука. Точнее, это были два огромных сундука, на которые кинули матрасы из серой мешковины. Внутри наверняка - солома, та еще мягкость. Большой стол и две длинных лавки вдоль него. И выход печки.

У окна сидела женщина и чистила мотон. Поясню - мотон, это тоже картошка, только более сладкая. И если в прошлой жизни картошку я обожала, то здесь она по вкусу напоминала картошку замерзшую, которая становится сладкой. Блюда из мотона для меня были противны на вкус, но в Доминикане этот продукт рос очень хорошо и был самым дешевым.

Мы с солдатом ввалились в квартиру, запоздало я подумала о том, что надо было постучать. На самом деле я не ожидала, что будет открыто. С другой стороны - а что тут воровать? Сундуки из дерева? Солому из мешков?

Женщина подняла голову и удивленно стала нас рассматривать, а мы - ее. Ее руки и лицо были разрисованы символами. Не из доминиканского, а какие-то черточки и точки. В основном - синие, но кое-где я заметила и красные символы. Голова - замотана синими тряпицами, одежда была серой и невзрачной. Но эти символы вышиты были и на ней, только нитки уже потеряли свой цвет.

-Здравствуйте. - Поздоровалась я вежливо. Солдат поздоровался следом.

-Здравствуйте. - Ответила женщина и отложила клубень мотона.

-Ваш муж, Ину, посоветовал прийти к вам.

-Ину?

-Да. Дело в том, что я хотела узнать - какие символы должна наносить на себя женщина.

-А, символы природы. Хорошо, я могу рассказать. Но это будет вам стоить 40 медяков.

О как. Значит, все же церковь здесь тоже берет деньги.

-Вы уж простите, госпожа. Но моя семья голодает, так что... - Замялась женщина. - Обычно я денег не беру...

Берешь. Ой как берешь. Но, учитывая ваши 'хоромы', могу тебя понять. Жить на что-то надо.

Я отсыпала Лоте, как она представилась, 40 монет, и она стала рассказывать мне про символы. Достала доску и углем нарисовала все символы на ней. Я этим же углем написала расшифровку на доминиканском прямо на дощечке.

Лота рассказала мне немного о традициях местных. Например - о том, что синий цвет символизирует жизнь, чистоту, небо. Что поэтому символы синие. Красные символы - кровь. В общем-то кровью их и писали. Если синий цвет получался из сока местного бобового, то красный получить доминиканцы не придумали как, и использовали кровь куриц и других животных, что употребляли в пищу.

Множество длинных кусочков в элементах одежды - своеобразные ленты. Ленты - символы длины жизни. Люди носили много лент, чтобы жизнь была такой же долгой. Этого я вообще переварить не смогла. Решила принять как данность - ну ленты и ленты. Хорошо, что одежду здесь все-таки шьют, а не просто в кусок материала заворачиваются.

В остальном культура пока тоже развивалась и особо не блистала.

Под конец я выкупила исписанную доску и удовлетворенная отправилась домой.

Меня озадачила бедная жизнь монахов. Или это конкретно эта семья такая? С другой стороны - это ведь столица, здесь должны жить люди побогаче, разве нет? Или так жить - норма?

Хотя моя собственная жизнь немногим отличалась от их. Я бы не сказала, что мои апартаменты были класса люкс 21-века. Даже без звезды. И все же я не могла понять - почему? Ремесла все же уже развились, чеканка была, гончары были, кузнецы тоже вполне себе продвинулись. В чем же дело? Бумага - это лишь распространение информации. Но даже с той информацией, что была у мастеров - они не изготавливали таких товаров.

Этот вопрос я и задала Ло Синду.

Шевалье озадачился.

-Ого. Вот это вопрос!

Я прикусила язык. Это я поспешила с такими вопросами...

-Верно подмечено, госпожа. Мастера не производят дорогих товаров. Но и зачем? Во-первых: покупателей на них почти нет, ведь есть такие же товары - но дешевые. К тому же изготавливать их долго. Вот взять даже тарелку. Тарелку любому крестьянину дешевле сделать самому из дерева - взял доску и выточил. Любой подходящий чурбак, пара-тройка вечеров за делом - и готово. А чтобы купить даже медную тарелку - ему придется заработать денег, потом пойти к кузнецу и отдать заработанное - лишь за тарелку. А ведь можно и овощей каких купить, или одежду.

Нет спроса. У людей нет денег, чтобы покупать такие товары, товары не производятся - ремесла не развиваются. Да-с, и что мне с этим делать? Я же не политик, не экономист, не финансист... да я обычная учительница!

Уф...

-Хорошо. А как крестьяне зарабатывают?

Ло Синд аж просиял.

-Хороший вопрос, госпожа. В Доминикане живут в основном земледельцы. Основная площадь полей для посадки - на востоке. Но там случаются засушливые года, и урожай выгорает. На севере - много охотников, они обеспечивают себя мясом, а страну - мехами. Но мехов все равно мало, так что людям приходится валять себе не только обувь но и одежду. Чаще всего люди покупают или делают зимнюю одежду - одну на всю семью. Зимой особо на улице делать не чего.

Ну да. Скотину накормил, дров натаскал, воды. На этом все. Те же дети сидят наверное безвылазно.

-Хорошо снежное время недолгое - полтора месяца, а потом начинает таять.

-Вот ты говоришь, что на востоке бывает часто лето засушливое. А как же система орошения?

-Чего?

-Ну...всякие водные каналы.

-Река что ли? Ну возле реки - понятное дело не сохнет.

Понятно. Система орошения - нет не слышал. В общем-то я и сама не знаю, была ли в России в древности система орошения? Вот на юге появлялись. Да даже эти сады Семирамиды, которые я помню с уроков истории, уже имели хитрые способы полива растений на крыше здания. Конечно, современные системы орошения реализовать не получится. Но что-то придумать все же можно.

Мы еще немного поговорили о разных землях Доминиканы. И хотя я зарисовала себе их примерное их расположение, это мне ни о чем не говорило. Сколько там гектар? Сколько людей? Какой климат? Кому принадлежит земля?

-Шевалье. Я давно хотела спросить. А есть в нашем королевстве те, кому на месте не сидится?

-На месте не сидится?

-Ну да. Хотят путешествовать, подвиги совершать, но долг их держит в замке, или в городе каком. И нужно им сюзерену служить да землями следить.

-Сложно так сказать. А зачем вам такие?

-Да вот хочу узнать о мире вокруг. Но папа меня из Льёнда ни за что не выпустит, так что сама я не могу.

-Хм, так чего же толку от того, если кто-то поедет в место Вас? - Сразу догадался Ло Синд.

-Ну, я бы попросила его все записывать. А еще взять с собой художника, который бы еще и зарисовывал.

Шевалье улыбнулся мои фантазии и желания ему были понятны. Думаю, когда-то он тоже мечтал о путешествиях и приключениях и жалел о своей привязанности к дому и сюзерену.

-Боюсь, такое будет сложно исполнить, Ваше Высочество. Даже если найти такого человека, наше королевство не имеет денег, чтобы снарядить его в путешествие. Да и не одного его стоит отправлять, ведь одному человеку в путешествии будет очень опасно.

Мои мечты вновь бежали впереди паровоза. Хотя какие к черту паровозы, телеги крытые - максимум.

 

Через 4 дня я забрала готовое платье. Платья на самом деле еще шить толком не умели. Шили какой-то цилиндр, шили пояс, перетягивали талию поясом - вот тебе и платье. Верхние части сшивали немного, чтобы голова пролезала.

В общем-то и без всяких технических прогрессов заняться мне есть чем. Однако, все, что я могла сейчас придумать - мало помогало стране. Стране был нужен крепкий правитель. И хотя Балтор Баст не казался мне слабым, почему-то страна как-то не очень развивалась. Может быть мне так казалось из-за времени, из которого я попала сюда? Это можно было понять, только пожив в других странах, чего я сделать не могла.

Мое платье, как и многие прочие наряды, было серым. Можно было покрасить его в синий - синяя краска тут была популярна. Красный был чем-то из воли богов, а белый был дорогим. Странно это звучит для меня, ну цвет и цвет. Почему у цветов цена разная?

Белый изготавливали только в Велире и секрет его, как выяснилось у швеи, до сих пор не раскрыт. Может я конечно плохо помню, но вроде бы для белого цвета можно использовать известь? Зеленый цвет получался из сока некоторых растений, который быстро смывался, черный - из сажи, красный - считался цветом крови. Цвет получить почему-то не пытались, и присутствовал он только в качестве росписи кровью в праздничный день.

 Платье мое было серым, вместе с ним мне дали глиняную баночку с краской синей. Однако в замке я заняла Лори задачей: покрасить платье в синий и раздобыть мне сока 'ратуни' - так назвала швея растение, сок которого варили, чтобы выпарить воду, а потом красили вещи.

Сама же отправилась за покупками. Мне требовался материал и, как ни странно - мастер по дереву. Не долго думая, я навестила старичка, у которого покупала стружку. Оставив его ошарашенного с моим заказом - я вернулась в замок.

Вечером, вооружившись лучиной и баночкой с вареным соком ратуни - я начала рисовать на своем платье. Совет приближался.

 

В день прибытия совета, точнее - начала прибытия, все носились как угорелые. Если было что-то не сделано на неделе - это всплывало и все нервно пытались это исправить. Слуги ходили раздраженные, старшие слуги - постоянно покрикивали и раздавали указания. А я и Лори - завершали мой наряд.

Это было на самом деле мало важно, но я не знала как еще могу помочь королю. Разве что поддерживать статус - и только.

К обеду появились первые всадники, за ними - телеги с их вещами и подарками королю. Я с удивлением увидела пару крытых повозок, из которых на вынесенную лавочку спускались женщины. Э? А вот про приезд жен мне ни кто не сказал. Наверное, это было естественным для местных, а для меня - новость. Зачем они тут?

Не в силах пересилить детское любопытство, я пялилась на толпящихся внизу людей. Моя комната располагалась наверху, где в место бойниц уже шли окна пошире. Я жалела, что не одела куртку сразу, и теперь меня продувал холодный уличный ветер. Но оторваться и пропустить события мне не хотелось. Тем более, что последние дни событий было все меньше и меньше.

Неплохо одетые люди (меховые шубы и куртки) покрикивали на слуг - своих и замковых, руководя этим столпотворением. Дамы, которых сверху я отличала от мужчин только по менее крупным фигурам, так же форсили в шубах и топтались в стороне, ожидая продолжения. Они оглядывались по сторонам, рассматривая замок. Хотя, чего тут смотреть? Зима уже вступала в свои права, снег еще не пошел, но было уже близко к нулю по ощущениям. Поэтому сад, что занимал площадь справа от замка до замковых стен, был таким же серо-коричневым, как и земля. Серый камень замка и стен сливался в общую мешанину и добавлял унылости окружающему миру. Не люблю эту серость.

Разглядывая людей в шубах, я заметила несколько более хрупких и подвижных. Под шапками и шляпами было не видно лиц. Подростки? Впрочем, чего гадать - надо подождать и можно будет всех их увидеть.

Вельможи ругались со слугами еще часа два, но вот гомон внизу утих и переместился в замок, равномерно распределившись по 2му этажу.

Солнце добавило алых тонов и оттенило двор возле замка. Скоро ужин и прием гостей. Праздником это не считалось, но это все равно не был обычный ужин. Замку нужно было держать марку и не ударить в грязь лицом.

В назначенное время я оделась, Лори и камердинерша сделали мне традиционную Доминиканскую прическу, вплетя в волосы синие ленты, помогли расписать мне руки, шею и лоб, и я отправилась поддерживать статус семьи Баст.

 

Балтор ходил по кабинету из стороны в сторону. Признаться, в кабинете у него было куда уютнее, чем в спальне. Но оно и понятно. Когда Риза Баст покинула этот мир, спальня перестала быть теплым семейным уголком для короля. За делами он забывал про потеря, но вновь вспоминал об ушедшей в иной мир королеве, и грусть нападала с прежней силой.

Они женились не по любви, но уважение, сформировавшееся за долгие годы совместной жизни, подкрепляло семейную пару. Риза смотрела за замком, налаживала контакт с дворянскими семьями, устраивала праздники, поддерживая статус семьи Баст. Она была хорошей поддержкой Балтору, Доминикана тоже потеряла королеву, не только король.

Сейчас, когда Тесси перестала шалить, а близость смерти остудила ее пыл, она стала так похожа на мать. Собранная, серьезная, с умным и спокойным взглядом. Балтор лишь вздыхал, и радуясь и расстраиваясь этому. Слишком рано. Слишком рано она взрослела.

Ничего так и не решив, король покинул кабинет и спустился в зал. В трапезной было уже человек 20. Вассалы герцога Ринд, их жены и с некоторыми приехали и старшие сыновья. Да, самое время представить новое поколение.

Зычный голос Вардо возвестил о приходе короля, и присутствующие гости склонились в поклоне. Слуги так же склонились, не выпуская подносов.

Балтор прошел к трону и, усевшись, тем самым позволил все разогнуться. Дальше пошла череда поклонов и бессмысленных разговоров.  Гости выказывали свое почтение, представляли подрастающее поколение, дамы кланялись, а Балтору приходилось придумывать им комплименты.

Вся эта игра завершилась, когда Вардо возвестил о приходе Тецилии. Гости так же склонились, но уже не в пояс.

А брови коронованного отца поползли к волосам, но мгновение спустя он уже довольно улыбался. Гости же кто равнодушно, а кто немного удивленно косились на девочку.

Девочка тем временем важно протопала между рядами гостей и села подле отца на подготовленную лавку. В синем подпоясанном платье, с нарисованным желтым контуром герба семьи Баст, вокруг которого стройно текли символы клятв королевской семьи. Синие слова традиционных женский молитв природе тянулись по рукам, шее и переходили на лоб. Волосы, заплетенные в множество кос с вплетенными лентами, воткнутыми цветами собирались в небольшой пучок. По его краям шли бусинки, образовывая контуры пирамиды. Истинная принцесса Доминиканы, и придраться нельзя. На ее фоне жены вассалов, одетые в купленные платья Эрии и Радонии казались предателями родины. В прочем это разумеется ничего не значило, однако королю была приятна поддержка дочери. Он почувствовал, что он не один в этом океане политики и жизни.

Полная версия черновика на 30.05.19 (+ прода): Цивилизация_черновик Скачать можно без регистрации.

Оценка: 1.00*2  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"