Костина Юлия Викторовна: другие произведения.

Хранимая Духом. Глава 6

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    "...А могут ли демоны любить? Я вдруг осознала, что не просто не знаю ничего о демонах, но и даже не имею ни малейшего представления о том, как они живут, что чувствуют и чувствуют ли вообще хоть что-нибудь? Так что же из себя представляли эти создания на самом деле? Мне очень хотелось это знать..."
    Все комментарии и оценки прошу оставлять в общем файле. Спасибо.


Глава 6

История миров

  

Нет ничего опаснее для новой истины,

чем старое заблуждение.

Гёте

   Это была ужасно длинная ночь. Наверное, самая длинная в моей жизни. В первые минуты после демонстративного исчезновения Танаты в комнате повисла звенящая тишина, не нарушаемая ни единым посторонним звуком. Каждый из нас погрузился в свои собственные мысли, не желая выдавать их другим. Но как и затишье перед бурей, угрюмое и душное молчание начало постепенно давить накапливающимся в воздухе угнетающим напряжением, грозящим взорваться подобно раздувшемуся до пределов воздушному шару, и в конце концов шар безмолвия все таки лопнул, полоснув тишину яростной репликой так неожиданно, что все вздрогнули, включая и самого говорившего. Это был упрек. Эльф, просчитав все варианты выбора жертвы и придя к тому же выводу, что и я, не желал мириться с уготованной ему участью, обличив горечь в яростные нападки на Тэтэйуса. Демон попытался оправдаться, но это только сильнее разозлило Леиренда, и тогда Тэй перешел в наступление. Я не вмешивалась, слишком подавленная для участия в диспутах, тем более что речь зашла не о предстоящем выборе жертвы, а скорее о неприязне двух противоборствующих друг другу начал -- темного и светлого.
   Спор продолжался бесконечно долго, и не было видно ему конца и края. Вскоре я перестала вслушиваться в перебранку эльфа и демона, сначала упустив нить пререканий, а потом и вовсе устав слушать их бесконечные пустые нападки и обвинения. Постепенно меня начал утомлять даже звук их агрессивных голосов, кусающих друг друга оскорблениями. Сейчас было не самое удачное время для перепалок, ведь ночь не резиновая и срок ее совсем скоро подойдет к концу, рассыпавшись в прах и уступив место неотвратимой утренней заре, а нам надо было еще решить, как выкручиваться из смертельного приговора демоницы, но мои спутники, похоже, считали первоочередной задачей выяснение отношений. Что ж, пусть немного потешаться -- я не буду им мешать, потому что пока мне самой есть над чем поразмыслить. Однако оставаться в комнате гремящей взаимными упреками, я была не в силах. Я нуждалась в уединении.
   Таната говорила, что Широ находится на нижнем уровне, а это означало, что ее жилище не ограничено стенами одного помещения, но оглядевшись, я не обнаружила ни одной двери. Ни в стенах, ни в полу, ни в потолке не было ничего хоть отдаленно напоминающего выход. Окна, люки, арки и прочие проемы отсутствовали напрочь. Я безрезультатно обошла комнату три раза, тщательно изучив каждый миллиметр ее мрачного пространства, и уже было отчаялась, решив, что и между помещениями демоница передвигалась посредством телепортации, но совершенно случайно на глаза мне попалась крохотная трещина, наискось прорезающая каменные плиты пола в одном из углов комнаты, которых кстати сказать было пять на манер перевернутой пентаграммы. Трещина эта одним концом упиралась в стену, а другим пряталась под шикарным ворсистым ковром, вольготно раскинувшимся на всю комнату. Откинув угол ковра, я обнаружила, что трещина имеет странную квадратную форму, а в центре очерченной ею геометрической фигуры высечены крупные готические буквы, гласящие: "Постучись, и тебе откроют". Я постучалась.
   Результат превзошел все мои ожидания. Сначала по трещине, опоясав квадрат, пробежалась линия неяркого красноватого света, а потом образовавшаяся пластина сдвинулась и бесшумно ушла вниз, скатившись в неизвестность длинной пологой лестницей. В проеме было темно, и как далеко простиралась возникшая в полу лестница я разглядеть не могла. В душе шевельнулся страх перед неизведанным, но после недолгой борьбы верх взяло любопытство. Я была уверена, что мой единорог где-то там, в нижних коридорах, и была полна решимости проведать его. Да и что могло угрожать мне в жилище Танаты? Вряд ли я наткнусь на ловушки -- не разумно расставлять их в доме, куда за неимением входа не могут проникнуть нежеланные гости, а на любительницу домашних зверюшек она не похожа, так что монстры внизу меня поджидать не должны. Бояться нечего.
   Взяв со стола один из многочисленных антикварных подсвечников с горящими в нем пятью красными восковыми свечами и оглянувшись на активно спорящих демона с эльфом, которые, похоже, за взаимными упреками напрочь забыли о моем существовании и не заметили манипуляций с полом, я решила дать им время разобраться со своими претензиями друг к другу, чтобы потом они не мешали нам обсудить все в спокойной обстановке, и глубоко вдохнув, осторожно ступила на лестницу.
   "Ты с ума сошла?!" - взвился Эрфелио, осознав, что я собираюсь сделать, но я лишь отмахнулась, упрямо повторив, что бояться нечего. Возможно, нелогичное утверждение, а поступок и вовсе глупый, но пережитые мной за последние несколько дней кошмары несколько притупили чувство опасности, и страх перестал вырабатывать адреналин. Я устала бояться. Да и в конце концов, рядом Тэй и Леи, которых я всегда смогу позвать на помощь, если вдруг что-то случится. К тому же мне просто необходимо проведать Широ и убедиться, что с ним все в порядке. Я ведь теперь как никак его хозяйка, а значит ответственна за него. Да и спокойствие мне тоже необходимо, а в комнате, звенящей от оглушительного словесного поединка, тишины мне точно не найти. Так что единственный путь к уединению и единорогу это эта таинственная лестница во тьму.
   Она между тем оказалась короткой -- не больше пары десятков ступеней. А стоило мне спуститься с последней, как повсюду начали вспыхивать факелы, убегая гирляндой вперед и разгоняя темноту. Моим глазам предстал широкий длинный коридор, резко обрывающийся в конце квадратным тупиком с зияющей в нем полукруглой аркой двери. Коридор не был пуст, хотя я ожидала обнаружить что-то более брутальное, нежели музейный интерьер, встретивший меня тихим великолепием. Каменные стены украшали роскошные картины разных стилей и эпох, перемежающиеся с резными подставками для факелов, в которых те горели необычайно ярко, отбрасывая повсюду причудливый танец зловещих теней. Потолок, также как и в комнате, был сплошь утыкан сталактитами, вырисовывающими своеобразный объемный рисунок, а пол выложен ровными рядами плиток с какой-то несимметричной гравировкой, похожей на сияющую голограмму.
   Эхо моих шагов гулко прокатывалось по лабиринту сталактитов, застревая в нем и изменяясь до неузнаваемости, так что порой казалось, будто по коридору иду не я, а крадется неведомый зверь, шаркая по полу когтями. Странная акустика пугала, заставляя сердце колотиться чаще, но не уменьшала решимости дойти до таинственного провала арки в конце коридора, влекущего меня к себе как мотылька на огонь. Эрфелио вопреки традиции, молча, парил впереди, самолично проверяя, грозит ли мне здесь опасность, но пока все было тихо. И в буквальном и в переносном смысле. Если не считать загадочно преображающегося эха, то в коридоре царила гробовая тишина, отчего он казался еще более пугающим, чем на первый взгляд. Сюда не доносились даже голоса яростной перепалки -- скорее всего из-за все той же непостижимой акустики.
   Дух скользнул в арку первым, разбавляя непроглядную тьму своим неярким мерцанием, в котором, впрочем, все равно абсолютно ничего не было видно. Я шагнула следом, подняв повыше подсвечник с уже немало оплавившимися свечами, чтобы лучше осветить место, где мы оказались. Оно представляло собой большое круглое помещение со сферично скругляющимся ровным потолком без единого выступа или трещины. В его совершенно пустом уединении сиротливо примостился к стене Широ, выглядящий по сравнению с царящей вокруг мглой до рези в глазах ярким, даже несмотря на то, что его белоснежная шерсть была сплошь заляпана бурыми пятнами засохшей крови, и кажущийся не в меру одиноким на фоне голой каменной стены. Увидев нас, единорог радостно всхрапнул и потрусил ко мне, а приблизившись, доверчиво уткнулся мордой в мое плечо. Я хотела было погладить его, но когда потянулась рукой к его шее, Широ неожиданно резко боднул меня, оттолкнув с такой силой, что отлетев в сторону, я упала на пол, и молниеносно бросился к арке, через которую я вошла, агрессивно вздыбившись перед ней и сделав выпад рогом в проход коридора, в котором мелькнуло что-то черное, отпрыгивая в сторону. Ничуть не успокоившись, единорог продолжил нападать на арку, стремясь прорваться к неизвестному врагу, но проход был слишком мал, чтобы агрессивный скакун смог протиснуться через него. Мне вдруг стало страшно. Зря, наверное, я не послушала Эрфелио и рискнула спуститься одна в подземные туннели жилища демоницы, но сожалеть об этом было уже несколько поздновато.
   - Похоже, твой новый питомец решил объявить мне войну, - раздался из коридора голос Тэтэйуса, мгновенно развеяв весь мой страх. Значит, пропажу мою все-таки заметили и довольно быстро, надо признать.
   - Он просто пытается меня защитить, - ответила я, поднимаясь с пола и потирая ушибленное место.
   - Не от того защищает, - хмыкнул Тэй. - Кстати, шаили, тебе никто не говорил, что спускаться одной в незнакомые катакомбы -- опасно?
   - Но я же не одна, со мной Эрфелио, - попыталась оправдаться я, понимая, что действительно совершила опрометчивый поступок, но не желая сознаваться в своей оплошности даже перед собой, и поэтому поспешила перевести разговор на другую тему: - Кстати, чем закончился ваш с Леирендом спор?
   - Ничем. Пришлось прервать его, как только мы поняли, что ты пропала, - недовольно отозвался Тэтэйус, на раздраженную интонацию которого тут же буйно отреагировал Широ, с новой силой напав на арку, за которой находился демон, но Тэй на этот раз проигнорировал поведение единорога, внезапно резко бросив мне: - Больше не смей никуда уходить, не предупредив меня!
   - А ты мне не указывай! - огрызнулась я.
   - Я не указываю, - неожиданно мягко возразил он. - Я просто забочусь о твоей безопасности. Пойми, мне будет легче охранять тебя, если я буду рядом.
   В сердце что-то неприятно кольнуло. Если бы он только знал, как бы я хотела, чтобы он всегда был рядом! Вот только цели у нас совершенно разные. Мне нужен был он сам, а ему -- всего лишь трофей в моем лице, который он должен целым и невредимым доставить к Императору, чтобы выполнить контракт. Ну, почему же это так больно?! Вот уж не думала, что со мной когда-нибудь может такое случиться. Не буду лукавить, что я совсем уж не мечтала о сказочной любви. Об этом мечтают, наверное, все девушки. Но никогда, даже в самом страшном кошмаре, я не могла представить, что на месте прекрасного принца в моем сердце поселится зловещее создание тьмы, считающее меня безвольной марионеткой, которой можно распоряжаться на свое усмотрение. Как же это получилось? Как могла я так глупо попасться в сети этого жестокого создания? Только в груди что-то давит так сильно, что становится трудно дышать. Ведь выбирает не разум, а сердцу приказать невозможно... Но не смотря ни на что гордость упрямо отказывается подчиниться пылающим внутри чувствам, а потому он никогда не узнает о моем отношении к нему. Поэтому я промолчала. И во внезапно наступившей напряженной тишине даже стал слышен откуда-то очень издалека едва различимый шум, словно капли воды, стекая с потолка, падали на пол и, разбиваясь о его твердую поверхность, гулко отстукивали монотонный ритм подобно тысячи молоточкам, врезающимся в каменные глыбы. Странно, по пути сюда я не слышала этого звука, хотя в коридоре тишина была намного гуще, чем в этой комнате.
   - Что-то не так? - осторожно поинтересовался Тэтэйус, настороженный моим молчанием, и, кажется, не обративший внимания на тревожный шум. Что ж, если его не замечает демон, то, пожалуй, и мне не стоит беспокоится.
   - С чего ты взял? Со мной все в порядке, - солгала я, отвечая на его вопрос и молясь, чтобы мой голос не дрожал.
   - Ты расстроена, - не поверил Тэй, пытаясь посмотреть на меня из-за арки, но единорог крепко держал оборону, не позволив демону приблизиться даже на шаг.
   - А разве это удивительно? Или ты забыл, чего потребовала от нас твоя подружка? Имей ввиду: Леиренда я тронуть не позволю! - выкрутилась я, удачно вспомнив еще одну "больную" на данный момент тему.
   - Во-первых, Таната мне не подружка... - начал Тэй.
   - Только она похоже так не считает, - ехидно перебила я.
   - ... во-вторых, - не обратив внимания на мою реплику, невозмутимо продолжил он, - почему ты решила, что я собираюсь откупится остроухим? И в-третьих...
   - Я еще на "во-вторых" не ответила, - вновь перебила я.
   - ... и в-третьих, - настойчиво повторил Тэй, - за какие такие заслуги ты его так самоотверженно защищаешь?!
   - Он спас меня от Вальсирующей-с-мечами, когда тебя не было рядом, - спокойно пояснила я, стараясь не замечать собственнических ноток в голосе Тэтэйуса. Тоже мне, хозяин нашелся!
   - Прошу прощения, в тот момент я был немного занят, вытаскивая из груди кинжал, предназначавшийся, между прочим, тебе!
   - Еще он помог мне сбежать из плена и подарил единорога, - перечисляла я, игнорируя сарказм демона.
   - Начнем с того, что единорога подарил тебе Лесной Король, - поправил меня Тэй и ехидно добавил: - И кстати сказать не без намека!
   - Намека? - озадаченно переспросила я, не сразу догадавшись, что может означать подарок единорога накануне свадьбы. Если вспомнить легендарную сущность этих благородных животных, то все известные мне сказания сводятся к тому, что единороги символизируют чистоту и невинность. В мифологии они -- стражи целомудрия и не подпускают к себе порочных существ. Многие поверья утверждают, что они неутомимы, когда их преследуют, но покорно ложатся на землю, если к ним приблизится девственница. Существовал даже способ поимки единорогов, основанный на приманивании их на невинных дев. Эти обстоятельства вместе с традиционным белым окрасом сделали единорогов символом девственности и душевной чистоты. Если это правда, а у меня нет оснований сомневаться в реальности подобных предположений, судя по тому, как быстро признал меня Широ, то... Неужели Лесной Король хотел проверить меня? Или этим подарком он пытался дать понять своим подданным, что им нечего бояться смешения кровей, ибо он не собирался прикасаться ко мне после свадьбы? В это не так уж трудно поверить, если вспомнить, как Лесной Король относился ко мне. Однако зачем в таком случае я вообще понадобилась ему в жены? Тогда, слишком ошарашенная происходящим, я не думала о такой пикантной стороне свадьбы, теперь же Тэтэйус любезно подсказал мне подумать и о ней. Я вспыхнула до корней волос, осознав всю правду поставленного вопроса и впервые порадовалась, что Широ закрывает меня от Тэя так, что тот не может видеть моего лица. Уж слишком смущающими были обстоятельства затронутой нами темы разговора, поэтому прежде чем демон успел что-либо сказать, я поспешила остановить его, сконфуженно пробормотав:
   - Можешь не отвечать! Я кажется догадалась...
   Он лишь снисходительно хмыкнул и вернулся к прежней дискуссии, не пускаясь в отступления:
   - Побег же, смею напомнить, чуть было не стоил тебе жизни. Не подоспей мы вовремя, ты бы уже переваривалась в желудках воргов.
   - Заметь, Леи тоже спасал меня от этих тварей, - припомнила я.
   - Я бы справился и без него! - проворчал Тэй. - Он только мешался под ногами.
   - Но тем не менее он там был! - настаивала я.
   - Ну хорошо, пусть так, - сдался Тэтэйус. - Я в любом случае не собирался отдавать остроухого на растерзание Танате. Она вообще не заслужила в награду ничью душу.
   - И что же ты собираешься делать? - удивилась я. - По-моему, она ясно дала понять, что без оплаты не выпустит нас отсюда.
   - Я что-нибудь придумаю, - самоуверенно ответил он и тихо добавил: - Она у меня в долгу.
   - Насколько я помню, она не хочет ничего слышать о долге и считает его оплаченным, - указала я и тут же поинтересовалась, сгорая от любопытства, но изо всех сил стараясь придать себе непринужденный вид: - А что за долг?
   - Ничего особенного. Просто однажды я случайно спас ей жизнь, - безразлично отмахнулся Тэй, словно бы говорил о незначительном пустяке.
   - Ничего себе случайность, - изумилась я.
   - Можешь не верить, но это действительно чистое совпадение. Я выполнял контракт, по которому должен был уничтожить одного... неважно кого! В общем, я его уничтожил и сделал это как раз в тот момент, когда он напал на тогда еще незнакомую мне Танату. Она была совсем юной и практически бессильной перед нападавшим, а для меня ее присутствие являлось хорошим отвлекающим маневром. В тот день она должна была умереть, а я стал невольным ее спасителем, поэтому она и в долгу передо мной. Собственно говоря, так мы с ней и познакомились, и в тот же день Таната призналась мне в любви и с тех пор считает, что сполна расплатилась со мной за спасение жизни, подарив мне чувство, в котором я не нуждаюсь.
   Снова защемило в груди. В сознание словно острые щепки вонзились и застряли слова Тэя: "чувство, в котором я не нуждаюсь". И вроде бы я должна была бы обрадоваться, что Тэтэйусу не нужна любовь Танаты, но отчего-то в душу закралось страшное подозрение, что и мои чувства тоже могут оказаться ему не нужными, а от этого хотелось тихо завыть или хотя бы расплакаться. Хорошо, что из-за Широ, бдительно охраняющего вход, Тэй не мог увидеть навернувшиеся мне на глаза слезы, а иначе бы пришлось объяснять демону, почему его слова так подействовали на меня. Но пока я была не готова к такого рода откровениям. Еще не время.
   Когда-то я считала, что не выношу неизвестности... Теперь я была уверена, что предпочитаю томительное неведение категоричному отказу. Неужели он и правда не нуждается ни в чьей любви?! А могут ли демоны любить? Я вдруг осознала, что не просто не знаю ничего о демонах, но и даже не имею ни малейшего представления о том, как они живут, что чувствуют и чувствуют ли вообще хоть что-нибудь? Воспитанная на вере в Бога, я привыкла считать демонов злыми духами, принадлежащими языческим традициям и стремящимися очернить человеческую душу и утащить ее в ад, где она будет страдать и мучится до конца дней, ведь все, противостоящее всевышнему -- это ересь, нуждающаяся в наказании. Встретив демона, я узнала, что эти существа не просто охотились за душами, но и поглощали их в угоду своим магическим способностям. Однако сами демоны несмотря на это не считали себя злом. Впрочем, как и эльфы, которые хоть и ненавидели демонов, но совсем по другим причинам. Так что же из себя представляли эти создания на самом деле? Мне очень хотелось это знать. Мне хотелось знать все о Тэтэйусе!
   - Тэй? - неуверенно позвала я, припоминая, что за ответы Тэтэйус всегда требовал плату, но все же надеясь, что вопреки принципам хотя бы за информацию о своей расе он не станет ничего требовать взамен. Иначе мне придется расспрашивать об этом кого-то другого (того же Леиренда, например), но кто расскажет об особенностях расы лучше, чем ее представитель? Возможно Тэй все-таки не станет торговаться за такие простые вопросы?
   - Что такое, шаили? - отозвался Тэйэйус.
   - Расскажи мне о демонах, - попросила я, затаив дыхание в ожидании.
   - Что именно ты хочешь услышать? - озадаченно переспросил он, явно ошарашенный резкой сменой темы.
   - Ну... Расскажи о том, что вы за существа, - смущенно пояснила я, отчего-то чувствуя себя полной идиоткой, но не намеренная отступать.
   - Хм... - задумчиво промычал демон. - А что конкретно тебя интересует?
   - Все! - выпалила я. Если уж он захочет отвечать на мои вопросы бескорыстно, то почему бы не пойти вабанк? И пусть сам решает, что он может рассказать мне о себе и себе подобных.
   - Все... - эхом отозвался он, явно размышляя над тем, с чего бы начать.
   Поразительно, но он и не заикнулся о плате, и, похоже, даже не подумал ничего у меня просить. Почему же на другие вопросы он не хотел отвечать просто так?
   - Ты знаешь что-нибудь о возникновении миров? - неожиданно поинтересовался он.
   - Нет, - помотала я головой, не понимая, какое это имеет отношение к расспросам о демонах.
   - В таком случае мне придется просветить тебя сначала в этом, - пояснил Тэй. - Иначе ты ничего не поймешь.
   Я не стала возражать. В конце концов ему виднее, о чем мне рассказывать.
   - Авалония, которую твои сомирцы не без основания назвали бы магическим миром, - лекторским тоном начал он, - и твой мир, который у нас именуется технологичным -- не единственные во вселенной. Она пронизана даже не тысячами, а миллионами тысяч других миров. В нашу эпоху их несметное количество, но когда-то давно -- никто уже не сможет сказать когда точно -- все они были одним целым. И в этом Едином Мире жили Древние Боги, наделенные невообразимой магической силой, способной творить волшебство даже из ничего, и Первородные Люди, обладающие таким интеллектом, сила которого помогала им обуздывать и подчинять природу своим прихотям, изобретая механические орудия. И те и другие долгое время сосуществовали в мире и гармонии, дополняя и помогая друг другу. Они говорили на одном языке и подчинялись одним и тем же законам мироздания, пока однажды не случилась Великая Война. Неизвестно, кто и почему положил ей начало, но зато все знают, к чему это привело. В истории многих миров до сих пор хранятся предания о последствиях той войны, не всегда правдоподобные, конечно, но тем не менее прекрасно отражающие подлинную суть. В твоем мире тоже должно быть нечто подобное. Я не слишком хорошо разбираюсь в предубеждениях твоих сомирцев, поэтому вряд ли смогу привести подходящий пример, чтобы ты поняла, что я имею ввиду...
   Он замолчал, погрузившись в раздумья и заставляя меня нетерпеливо ерзать в ожидании продолжения. В моем мире много религий, а уж вытекающих из них преданий тем более несметное множество. Даже мне, рожденной там, не дано знать их все, так что неосведомленность Тэя неудивительна. Да и к тому же, мне бы хотелось узнать его версию истинной истории, а не углубляться в теологию родных краев. Когда пауза начала ощутимо затягиваться, я решила поторопить демона:
   - Так что произошло в той войне? Кто победил?
   - В том то и дело, что никто, - встрепенулся Тэтэйус, возвращаясь к рассказу. - Древние Боги, которые, дабы положить войне конец, возжелали с помощью колдовства расколоть мир пополам так, чтобы в одной части остались лишь они сами, а в другой все Первородные Люди. Однако нельзя безнаказанно вмешиваться в материи, сотворенные самой природой, и вместо того, чтобы разделиться на две части, Единый Мир, подобно хрупкой хрустальной вазе, разбился на мириады мелких осколков, образовав неисчисляемое количество маленьких мирков, в которых смешались и поделились Боги, Люди и законы мироздания. Появившиеся миры не изолировались друг от друга полностью, но в тоже время и не соединялись свободно. Каждый осколок Единого Мира, словно тонкие нити, опутали и пронзили межпространственные переходы, открывающиеся только в определенных местах, где нить вонзается в материю мира, и в строго отведенный цикл, необходимый для периодического обновления временного пространства. Эти переходы называются Вратами Миров. Через одни из таких ты попала сюда.
   Я вспомнила, как очнулась в миловидной светлой роще неподалеку от каменных плит, образующих сквозную полукруглую арку, необычную, но ничем не похожую на пафосные фэнтезийные порталы, которые так любят описывать в книжках, хотя, по сути, именно таким порталом она и была. А еще я вспомнила жуткие черные кляксы, погнавшиеся за нами от Врат, и не удержалась от вопроса:
   - А почему Стражи охраняют Врата Миров? Что им с этого?
   Тэтэйус пожал плечами.
   - Никто не знает, кто они на самом деле и почему появляются там, где возникает проход между мирами. Существует теория, что они представляют собой энергию, накопившуюся в межпространственных переходах, которая вырываясь наружу при открытии Врат, затягивает в свою материю, как в черную дыру, все, что оказывается поблизости. Кто знает... Те, кто испытал на себе объятия Стражей Врат, уже никогда не поведают правды, потому что никто из них не вернулся. Но я думал, ты хотела узнать о даймонах?
   Я молча кивнула в ответ, чувствуя запоздалую благодарность Тэю за то, что он спас меня от Стражей. Хотя с другой стороны он сам же и поставил меня в опасное положение, притащив в Авалонию сквозь Врата, но похоже я больше не злилась на него за это. Я с удивлением обнаружила, что даже рада оказаться в этом мире. Ведь здесь был он, а обстоятельства, при которых я попала сюда, не так уж и важны. Верно?
   - Шаили? - позвал Тэй, и я сообразила, что он не мог видеть мой кивок, потому что Широ все еще закрывал меня собой.
   - Да, я хочу узнать о демонах, но ты сам начал говорить о другом, - спохватившись, ответила я.
   - Это была предыстория, - мягко заметил он и продолжил повествование: - Разделившись, мир не мог не измениться. Каждый его осколок обрел свои собственные законы мироздания: где-то всем управляла магия, где-то она занимала лишь малую часть, а где-то ее не было совсем. Оказавшиеся в таких условиях Боги и Люди вынуждены были приспосабливаться к ним и эволюционировать. В результате появились совершенно новые расы существ, уже ничем не похожие на своих прародителей. Так появились Современные Люди -- такие как ты, и Боги Новой Эпохи -- каких тебе никогда не приходилось встречать, а еще от них пошли полукровки -- полулюди-полубоги, не похожие ни на тех ни на других, но объединившие в себе качества обеих рас. Их стали называть даймоны, что в переводе с одного из древних языков значит "божество", то есть существо, занимающее промежуточное состояние между богами и людьми. В некоторых мирах, таких как твой, где уже не помнят истинную историю миров, слово даймон стало произноситься как демон и обросло глупыми до крайности небылицами.
   Я хмыкнула. Небылицы, как же! У нас, между прочим, некоторые в них свято верят. Да и я сама, если быть до конца честной, вряд ли смогу быстро избавиться от предрассудков. Уж слишком невероятным мне казался рассказ Тэя. И тем не менее, по этому самому рассказу выходило, что истории о демонах моего мира и даймоны Авалонии -- вовсе не одно и то же? Понимание такой простой истины принесло невероятное облегчение. Все же мне, даже несмотря на осознание собственных чувств к Тэтэйусу, было тяжело принять то, что я полюбила демо... даймона. Правильнее будет отныне даже в мыслях называть его даймоном.
   - По началу даймоны не разделялись на отдельные расы, - вещал тем временем Тэй. - К ним принадлежали все полукровки, но потом отдельные виды даймонов стали приобретать собственные названия, обособляясь от общей категории и приобретая свою собственную культуру, а иногда и забывая о своем истинном происхождении. Так например, эльфы предпочитают считать себя Великим Народом, от которого произошли остальные ничтожные расы, порочащие мир, хотя на самом деле сами эльфы никто иные как некогда обособившиеся даймоны. И подобных примеров еще много. Мало кто из основавших собственные расы даймонов признают свое происхождение, как и своих иновидных собратьев. Некоторые из таких рас просто-напросто утеряли летописи древних времен и, позабыв прошлое, уже и не знают, что существуют другие даймоны, потому что после разделения мира никогда с ними не встречались. В основном каждый отдельный осколок Единого Мира населен одним единственным видом даймонов, людей или богов. Редко где встречается такое разнообразие рас, как в Авалонии. Наверное, именно из-за разнообразия здесь и не утеряны истории о подлинном сотворении миров. Впрочем, даже в миры с единым населением иногда сквозь Врата Миров приходят другие даймоны, напоминая о своем существовании. Со временем из-за этого слово "даймон" стало синонимом слова "чужак". Так что ты в некотором роде тоже даймон для авалонцев, - иронично усмехнулся Тэтэйус.
   Шутить изволит. Ну-ну. А между прочим, о себе ничего конкретного он так и не сказал. О даймонах в целом, не спорю, рассказал довольно подробно, но как оказалось, это довольно большая категория существ, чтобы составить конкретное о них представление. И тем не менее на этом, судя по воцарившейся тишине, в которой отчетливее и громче зазвучал странный монотонный гул, он, похоже, решил закончить мое просвещение. Что ж, теперь мне точно будет о чем подумать. Переварить услышанное оказалось не так уж и просто. Информация, без сомнения, интересная, но плохо усваиваемая. Вот так с бухты барахты поверить в то, что жизнь зародилась не с Адама и Евы, о чем настойчиво твердила одна из религий моего мира, или не с микроорганизмов, как завещал нам великий ученый Дарвин, оказалось ужасно тяжело. Но в принципе возможно, если учитывать, что мое пребывание в Авалонии -- красноречивое подтверждение ошибочности всех теорий моего мира.
   - А ты? - поинтересовалась я, не желая оставлять пробелы в своем "образовании".
   - Что я? - не понял он.
   Я на мгновение задумалась, пытаясь точнее сформулировать терзающий меня вопрос.
   - Почему тебя называют даймоном? Ты тоже чужак?
   Он ответил не сразу. В тишине все так же что-то тихо постукивало, нервируя и настораживая.
   - В Авалонии не любят чужаков, - спустя некоторое время тихо и как-то неохотно заговорил Тэтэйус. - Они не приживаются здесь. И их потомки, как правило, тоже. Даже полукровки.
   Он снова замолчал, словно собираясь с силами для дальнейшего рассказа. Неужели задела что-то личное? Тогда почему он не отказался говорить об этом, как поступал всегда, когда не хотел давать ответы на мое излишнее любопытство? Или же у нас под запретом только одна тема, касающаяся моего туманного будущего и его контракта? Нет, тогда уж две. О моих чувствах к нему я тоже говорить не собираюсь. Не принесет это откровение ничего хорошего нам обоим. Его я лишь обременю своим признанием, а себе сделаю только больнее. Нет уж, пусть все остается как есть. Переживу! Надеюсь...
   - Не так давно, всего лишь два полных ликостояния назад, - вздохнув, снова пустился в повествование Тэй, - сквозь Врата пришли драконы. Изгнанники своего мира, отправленные в ссылку в наш. Чужаки для Авалонии. Даймоны. Сильные и красивые существа, владеющие магией почти наравне с Древними Богами. Огромные ящеры, покрытые разноцветной чешуей, с размашистыми перепончатыми крыльями, острыми клыками и громадными когтями, растущими не только на мощных лапах, но и вдоль хребта и хвоста, с ороговевшими наростами на головах, шипами, разбросанными по всему телу, яркими самоцветными глазами и интеллектом, не уступающим Первородным Людям. Драконы внушали ужас одним своим видом, а интеллект и магические способности превратили их в кошмар для местных жителей, поэтому на них объявили охоту в попытке истребить опасных даймонов. И только эльфы, тогда еще открытая и дружелюбная раса, согласились дать укрытие драконам в своих лесах. Откуда же им было знать, что их доброта обернется им боком, и что из-за своего благородного поступка они станут самой враждебной к чужакам расой?
   Опять пауза. Я не торопила его, боясь спугнуть лирический настрой. Когда еще мне выдастся шанс узнать что-то о Тэтэйусе? Опустившись на холодные камни пола, я, молча, ждала, пока он продолжит рассказ.
   - Так случилось, что один из драконов, Нэйгро эль Дрейко или Черный Дракон, воспылал страстью к эльфийской женщине, а она оказалась принцессой, обещанной другому. Нэйгро она ответила отказом, сказав, что любит своего нареченного, да и в любом случае не представляет себе отношений с чешуйчатым ящером. Но дракон не пожелал так просто мириться с ее отказом. С помощью магии он обернулся эльфом, приняв облик жениха возлюбленной, и явился в ее покои одной звездной ночью... Она даже не заметила подмены. Видно, не так уж сильно любила своего избранника, раз смогла обмануться иллюзией, - насмешливо заметил Тэй. - Но так или иначе спустя девять месяцев родился полукровка. Новый вид даймонов. Тогда-то обман и раскрылся. Узнав о позоре своей дочери, Лесной Король рассвирепел и приказал уничтожить всех драконов за их предательство, а вместе с ними и незаконного отпрыска. Драконов истребили, их пришло в Авалонию не так уж и много, а вот ребенка-полукровку найти не смогли. Эльфийская принцесса не смогла позволить убить своего сына, ведь кем бы он ни был -- он был ее собственным ребенком, выношенным с любовью и выстраданным в муках. Она сбежала из отчего дома, пожертвовав своей жизнью ради незаконнорожденного сына, - Тэтэйус затих на мгновение, словно бы вспоминая о чем-то ужасно печальном, а потом вдруг грустно вздохнул и неожиданно произнес: - Мама была замечательной женщиной... наверное...
   - Мама? - ахнула я. - Так значит ты тот ребенок-полукровка? Первый полуэльф-полудракон? Первый представитель своей расы, и это твоя история?!
   Из коридора раздался еще один печальный вздох.
   - Да, - ответил Тэй. - Это моя история. Но я не первый и не единственный в своем роде. Только спустя несколько лет после своего рождения я узнал, что в мире существуют еще подобные мне. Как оказалось, собратья моего отца задолго до смерти тоже успели наследить, но их случаи отцовства не получили такой огласки. А все потому, что им, в отличие от моего отца, хватило ума не трогать почти замужнюю наследницу короля эльфов и обойтись скромными незнатными одинокими эльфийками. Последуй отец их примеру, и драконы бы до сих пор жили в Авалонии, а новая раса даймонов не стала бы изгоями.
   Тэтэйус в очередной раз замолчал, а я крепко задумалась. Теперь мне стали понятны причины такой открытой ненависти со стороны эльфов, и почему они столь враждебно приняли нас, а Лесной Король, даже не взглянув на попавшего к нему в плен даймона, так легко отдал приказ о его уничтожении. Интересно, знал ли он, что перед ним стоял его внук? Должен был знать, ведь правитель эльфов был мудр, хотя теперь я основательно сомневалась в его мудрости. Не мог он не увидеть в Тэтэйусе знакомых черт, а я уверена, что он очень сильно похож на мать, за исключением, конечно, явных драконьих признаков вроде клыков, рогов и, наверное, удивительных самоцветных глаз с появляющимися иногда змеиными зрачками. Что еще было у Тэя от драконов, я пока сказать не могла, но отчего-то чувствовала, что стоит поискать у него хвост и крылья. Ведь он же как-то летал! Интересно, где он их прячет? А вот от эльфов в демоне было достаточно много. Эти его остроконечные уши, хоть и не столь длинные как у Леи, привлекательные до дрожи в коленках черты лица, столь же очаровательные как и у жителей Астондэла, ну, и конечно же человеческое, а не ящероподобное тело.
   Пауза затягивалась, настораживающий шум все усиливался и как будто приближался. Теперь даже стало казаться, что он доносится не откуда-то со стороны, а прямо из-под земли. Широ, несмотря на то, что Тэй уже давно не делал попыток пройти сюда, прочно обосновавшись в коридоре, нервничал все больше, тревожно всхрапывая и угрожающе помахивая рогом в сторону арки. Для профилактики что ли? Это пугало. В смысле, не действия единорога пугали, а... как бы поточнее выразиться?... атмосфера в помещении, что ли? Какая-то слишком напряженная. Хотя, казалось бы, с чего вдруг? Вроде вполне мирные посиделки с кратким экскурсом в историю.
   - Ты слышишь? - осторожно поинтересовалась я, сама не зная у кого: у даймона или Эрфелио. Так, на всякий случай. А то вдруг шум -- всего лишь мои галлюцинации?
   - Что именно? - уточнил Тэй несколько удивленным голосом. Неужели не слышит?
   - Будто стучит что-то, - попыталась я дать определение тревожащему меня звуку.
   Несколько мгновений все, за исключением, пожалуй, нервно скребущего копытом единорога, прислушивались.
   "Что-то приближается, - напряженно согласился со мной дух-хранитель. - Но я не могу понять что".
   - Ничего не слышу, - признался с той стороны арки Тэй.
   Да что у него со слухом? Все слышат, кроме него! Хотя... может все дело в странной акустике коридора? Там вообще все звуки преображались до неузнаваемости, так что и странный гул из-под земли мог измениться или вовсе заглушиться неестественной тишиной. Что-то мне все это не нравится. Надо бы выбираться отсюда.
   Подойдя к Широ, я ласково потрепала его по холке, что он воспринял вполне благосклонно, даже вроде слегка успокоившись, но когда я попыталась пройти мимо, он резко толкнул меня обратно, не позволив выйти к Тэтэйусу.
   - Ты чего? - возмутилась я, но все же поостереглась второй раз приближаться к разбушевавшемуся зверю. Что-то тревожило его, скорее всего тоже, что и нас -- странный шум, но не в силах определить, откуда исходит угроза, Широ защищал меня от единственного, на его взгляд, присутствующего здесь источника опасности -- от даймона.
   - Не нравится мне что-то поведение твоего единорога. Словно взбесился, - хмуро констатировал Тэй. - Позову-ка, пожалуй, остроухого, пусть его утихомирит.
   Я отчаянно не хотела, чтобы Тэй уходил. Но не посмела его остановить. Он прав: Широ надо успокоить. Иначе я рискую надолго застрять здесь. Мне не хотелось сидеть в пустой комнате и ждать, что принесет тревожащий стук из-под земли. Да и взбунтовавшийся единорог не добавлял оптимизма. Мало ли что еще может взбрести ему в голову? Такая махина в неадекватном состоянии ведь и покалечить может, даже не заметив этого. Если бы не успокаивающее присутствие Эрфелио, я бы точно впала в панику.
   Шагов Тэтэйуса я не услышала. Не удивительно. Если он не мог слышать посторонних звуков отсюда, то и мне не должны они были быть слышны из коридора. То, что Тэй ушел, я поняла по поведению Широ. Потеряв из вида потенциальную опасность, единорог принялся метаться по помещению, нарезая круги вокруг меня. На всякий случай я отошла подальше с траектории его бешеных скачек, чтобы не попасть под копыта, но и там не чувствовала себя в абсолютной безопасности.
   Мучительно долго текли минуты.
   Гул нарастал.
   Когда под ногами угрожающе затрещало, я перепугалась окончательно. Не хватало еще оказаться под обвалом! Единорог рассвирепел не на шутку. Он вставал на дыбы, подскакивал в воздух, взбрыкивая задними ногами, и бил копытами в землю, высекая из нее мелкие камешки. Пол дрожал под его выкрутасами, но Широ не замечал подобных мелочей, воюя с невидимим врагом, а я... Я мысленно молила Тэя поскорее вернуться, пока спятивший зверь не затоптал меня или не проломил пол. Хотя здесь под полом вроде не должно было быть ничего, кроме камня. Но тогда откуда же этот шум?
   Эрфелио, как мог, защищал меня от мечущегося скакуна, что выходило у него не шибко продуктивно. Чем бесплотное существо способно помочь? Ни закрыть меня, ни оттолкнуть единорога или меня с его пути. Лишь швыряться мелкими камешками, которых Широ надробил достаточно, чтобы обеспечить духа снарядами. Только что единорогу щебень? Как слону дробина или крокодилу комариный укус. Не вредит, но раздражает. Вот Широ и продолжал бесноваться, игнорируя моего не в меру усердного хранителя. Зачем мне вообще хранитель, не способный защитить? С другой стороны хранить и защищать не обязательно должны быть синонимами. В моем случае дух-хранитель являлся скорее просто советчиком.
   Из заплечного мешка, настороженно фыркая и испуганно дрожа, выглянул Фафнер и, оценив обстановку, забрался мне на плечо, обхватив шею когтистыми лапками насколько хватило сил и зарывшись в волосы. Хорошо ему. Я бы тоже не отказалась заныкаться куда-нибудь подальше под чью-нибудь защиту. Желательно под защиту Тэтэйуса. Куда же запропастился даймон? Пожалуйста, Тэй поспеши! Мне совсем, совсем не нравится здесь!
   Зарождающееся землетрясение отдавалось дрожью в коленках. Расползающиеся по полу трещины заставляли трусливо от них отскакивать. Ставший отчетливым стук множества молотков, смешавшийся с истеричным ржанием единорога, вызывал непреодолимое желание зажать уши руками. От мельтешения Широ уже рябило в глазах, отчего хотелось позорно зажмуриться. И ведь не проскользнешь мимо мечущегося животного. Точно зашибет.
   Пол провалился неожиданно. Все, что я смогла почувствовать, как вдруг резко исчезла опора под ногами, и я полетела вниз под оглушающий грохот камней. Судорожно замахав руками, мне в последний момент все же удалось зацепиться за край образовавшегося провала, но пальцы почти мгновенно предательски соскользнули, и под аккомпанемент собственного визга я полетела вслед за камнями. Где-то сверху почти ревел Широ. А еще я отчетливо услышала полный тревоги голос Тэя, все же успевшего к закономерному финалу природного катаклизма. "Он впервые здесь назвал меня по имени", - промелькнула глупая и совершенно неуместная мысль, прежде чем спину пронзила острая боль.
   Я не потеряла сознание. Хотя должна была бы. От болевого шока. Я уже привыкла, что постоянно проваливаюсь в небытие (в Авалонии подобное происходило со мной до прискорбности часто), но этот раз отчего-то стал исключением. О Боги, как же больно! Лучше бы исключения не было! Я бы с радостью повалялась в отключке, лишь бы не чувствовать саднящей боли по всему телу. Перед глазами стояла темнота. Это от боли или здесь само по себе темно?
   "Здесь темно, - отозвался на мою мысль Эрфелио. - Сильно ушиблась?"
   "Чувствительно, - поморщилась я. - Где мы?"
   "В пещере, - немного рассеянный и напряженный ответ. - Здесь..."
   "В пещере?!" - ошарашенно выдохнула я, перебив духа.
   С трудом приподнявшись на локте, огляделась. Непроглядная темень вокруг, сквозь которую невозможно что-либо различить, жесткие каменные глыбы подо мной и яркое пятно провала в нескольких метрах над головой, в тусклом свете которого я и лежала. Сверху не доносилось не звука. Будто там все разом вымерли. Опять что ли неестественная акустика? Тогда звать кого-либо не имеет смысла, все равно не услышат. Остается только ждать, когда Тэй за мной спустится. Не может же он меня здесь оставить? Нет конечно, я нужна ему для выполнения контракта. В принципе, в случае чего можно и самой попробовать забраться по нагромождению камней, обвал получился довольно пологим, чтобы тут и лошадь без проблем вскарабкалась. Хм, лошадь? Широ? Что-то не видно моего боевого скакуна. А ведь как рьяно оберегал от Тэтэйуса! Тоже мне, защитничек! Уж лучше бы не возникал. Где теперь его опека? Наверное, опять воюет с даймоном. Ждать придется долго. Попробовала встать и тут же со стоном рухнула обратно, когда на самое простое шевеление поясница отдалась неприятной пульсирующей болью. Этого еще не хватало!
   "Тихо! - шикнул на меня хранитель. - Здесь..."
   "Где Фафнер?!" - вдруг испугалась я. С самого начала, как только я оказалась лежащей на камнях, мне чудилось, будто чего-то не хватает. Я только сейчас поняла чего! Вцепившегося в мою шею гремлина, вот чего! Странно, я даже не заметила, когда он исчез с моего плеча. Как и, главное, куда он мог деться?
   "Спрыгнул, - нетерпеливо отмахнулся от моих тревог Эрфелио и снова попытался что-то сказать: - Здесь..."
   Но я уже и без него знала, что именно "здесь", с ужасом наблюдая, как из темноты на свет, крадучись, выползает низкорослое двуногое существо. Иначе и не скажешь. Гуманоидное нечто с темной кожей какого-то зеленоватого оттенка, почти полностью сливающей его с окружающим мраком, и горящими, как фары автомобиля в ночи, блеклым лимонным заревом глазами на сморщенном лице, черты которого невозможно было разглядеть в темноте, медленными осторожными шажками, периодически похрюкивая, приближалось к нам, держа в крючковатых пальцах самую настоящую кирку.
   "...кто-то есть", - закончил все-таки свою фразу дух.
   Я завизжала, не в силах сдержаться от охватившего меня страха, и только спустя пару секунд поняла, что неведомое существо визжит вместе со мной. Эрфелио не растерялся и швырнул по обыкновению в потенциальную угрозу увесистый камень (что-то полюбились ему эти снаряды), которых нас тут окружало невиданное множество. Не попал. Но эффект оказался странным. Существо, выронив свое оружие, с воплями скрылось во тьме и, судя по отголоскам удаляющегося эха, не думало останавливаться. От удивления я замолкла, забыв закрыть рот. Что это было?
   "Гоблин, - хмуро констатировал дух, знакомый с населением Авалонии по своей прошлой жизни. - По одиночке трусливы, как зайцы, но если их соберется здесь все племя, то нам не поздоровится. Надо уходить. Сможешь?"
   Ответить я не успела. Со всех сторон после панического бегства гротескного существа стали раздаваться взволнованные похрюкивания, и уже буквально через пару секунд нас с Эрфелио окружила целая толпа нервничающих, кряхтящих, сопящих и что-то булькающих созданий, выглядящих абсолютными копиями сбежавшего субъекта. Они опасливо приближались ко мне, сверкая в темноте глазами-фарами и протягивая крючковатые пальцы. Очередной крик ужаса застрял в горле, и я попыталась отползти подальше в угол, превознемогая острую боль, отзывающуюся на каждое неловкое движение. Дух-хранитель не стал выяснять, что понадобилось от меня гоблинам. Он поднял в воздухе целую бурю из пыли и камней, отшвыривая слишком близко подобравшихся к мне существ. Они истошно вопили, убегали в темноту, но с завидным упорством возвращались снова и снова, волнами бросаясь на возведенный вокруг нас духом вихрь. Если бы гоблинов было меньше, то, возможно, Эрфелио и удалось бы разогнать настойчивых существ. Но их отчего-то, наоборот, все прибавлялось. Откуда же их столько набежало?
   Пока хранитель отвлекал нападающих, я рискнула забраться по обвалу. Все тело болело, что-то ныло в пояснице, руки не слушались, связывающая их веревка отчаянно мешалась. Какая же я слабая! Нет, нельзя раскисать! И я с упорством барана ползла вперед, цепляясь за камни и кривясь от боли, но не позволяя себе сдаться. Если никто не собирается меня спасать, я сделаю это сама. Увы, мое продвижение было слишком медленным, а Эрфелио уже не справлялся с навалившейся толпой. Кто-то цепко ухватил меня за ногу и потянул вниз. Охнув, я сильнее вцепилась в нависающий надо мной булыжник и дернула ногой, чтобы избавиться от навязчивого балласта. Схватившее меня существо взвыло и расцепило пальцы. Очень надеюсь, что я хорошо его приложила! Не успела я порадоваться, как очередной гоблин вцепился мне в другую ногу, а спустя еще мгновение на мне повисла цела гроздь мелких тварей. Вместе им уже без труда удалось стащить меня вниз, где в меня вцепились еще пара десятков крючковатых рук. В панике я начала вопить не хуже гоблинов, отбиваясь и брыкаясь, зовя на помощь Эрфелио, слишком занятого другими нападающими, и Тэтэйуса, который все еще где-то пропадал. Ну, почему его всегда не оказывается рядом, когда он больше всего нужен? А ведь обещал защищать!
   Не знаю, сколько бы еще продолжалась наша неравная борьба, если бы какой-то умник не распылил мне в лицо странный розоватый порошок с приторным запахом. Непроизвольно вдохнув его, я закашлялась, как бывалый астматик, даже забыв на мгновение про оборону. Тут же со счастливыми визгами навалился с десяток гоблинов, скользя по телу противными скользкими пальцами и в пылу сражения царапая когтями. Мерзкие ощущения мгновенно отрезвили от приступа кашля, вызывая толпу мурашек, непроизвольные судороги и почему-то смертельную усталость. Я дернулась было из "страстных объятий", но тело вдруг стало ужасно непослушным, и все, что у меня получилось сделать, это вяло взбрыкнуть ногами, ничуть не мешая невнятными колыханиями восседающим на мне мелким тварям. Что со мной? Почему собственные конечности не слушаются меня? Что за парализующий порошок эти гады додумались на меня накрошить? Паника уже полностью завладела рассудком, а движения становились все более скованными, хотя я и прикладывала к ним все силы. Могла бы, билась бы сейчас в истерике. Но даже шевеление пальцами начинало становиться проблемой на радость навалившимся сверху созданиям. В какой-то момент я с ужасом поняла, что тело совсем не повинуется мне. Я больше вообще не могла пошевелиться. Только испуганно смотреть, как возликовавшие гоблины принялись сматывать мое тело веревками.
   "Эрфелио!!!" - отчаянно воззвала я, но он не откликнулся.
   Скосив глаза в сторону, где последний раз видела духа, горестно взвыла. Розовый порошок подействовал и на него. Мой хранитель странно сгорбившись и опустив к земле лучи-крылья, безвольно мерцал в воздухе, почти полностью растворившись в нем. Слабое-слабое, едва различимое сияние -- это все, что осталось от яркого бесплотного духа. Как такое возможно?! Как какой-то порошок мог так подействовать на существо, не имеющее даже плоти?! И почему же он больше не отвечает мне?
   "Эрфелио! - в панике звала я. - Эрфелио!"
   А в ответ лишь угнетающая тишина. Что же с ним?!
   Гоблины, обмотав меня веревками, словно мумию, бесцеремонно ухватили за ноги и потащили куда-то в темноту. Они не догадались подхватить меня еще и за плечи, предпочтя волочить по земле, поэтому я смогла "насладиться" всей "прелестью" каменного пола пещеры. Чувствительность к боли в отличие от чувствительности двигательной никуда не пропала. Ощущать, как медленно стирается кожа на спине от вот такого вот оригинального способа передвижения, было не просто неприятно, а чертовски мучительно! Да и голова то и дело билась о подворачивающиеся камни, высекая в глазах цветные искры.
   Страх, боль, отчаяние...
   Как же все глупо получилось.
   Тэй, помоги! Пожалуйста!
   Я была даже немного благодарна удачно попавшемуся на дороге острому булыжнику, о который неуклюжие гоблины неосторожно, но чересчур сильно приложили меня головой, заставив сознание резко отключиться. По крайней мере, во тьме обморока нет места боли и страху...
  

***

   Ее опять пытались забрать у него! И кто?! Какие-то подземные твари, сделавшие подкоп к жилищу Танаты! Он неистово метался по коридору, неосознанно круша хвостом стены и мебель, пока взволнованный эльф усердно старался утихомирить не на шутку разошедшегося единорога. Он не мог понять, почему остроухий копается так долго, ведь обычно лесным жителям не составляло труда контролировать любых животных, включая и их любимых рогатых скакунов? Рыча от нетерпения и подгоняя Леиренда, он не находил себе места. Что станет с шаили, пока они тут вынуждены препираться с каким-то полуразумным зверем?! Но самым неприятным было то, что из пролома не доносилось не звука. Проклятый магический щит! Проклятая эгоистичная даймона, к которой он сдуру обратился за помощью! Проклятая дыра в полу! Он проклинал всех и вся, едва ли не впервые в жизни чувствуя себя таким беспомощным. Какой из него защитник, если он не уследил за подопечной, когда она находилась у него на глазах? Клеймо неимоверно жгло, но он даже не замечал этого. Что ему физическая боль, когда внутри все разрывается от несвойственной ему тревоги, а разум затуманил почти первобытный драконий инстинкт, требующий вернуть законную добычу! Эта мысль слегка отрезвила. Она никогда не принадлежала ему. И никогда не будет. Она всего лишь средство достижения свободы от Клейма Повиновения. Он всегда выбирал свободу. И будет и дальше ее выбирать. Только почему-то мелкий червячок сомнения с тех самых пор, как он имел глупость станцевать с шаили один-единственный головокружительный танец, прочно засел глубоко внутри, подтачивая непоколебимую уверенность и настойчиво шепча, что в любой ситуации можно найти и другой путь, отличный от навязываемого извне. Что можно обрести свободу, не отдавая девушку в лапы Императора... Чушь! Не время сейчас сомневаться! Ее в любом случае нужно сначала найти. Живой и желательно невредимой. Хотя последнее скорее его собственная прихоть, нежели действительно насущная необходимость. Отчего-то мысли о том, что девчонка могла пострадать, доводили его до неконтролируемого бешенства.
   Совершенно неожиданной отвлекающей волной пришел отклик от Ноэля, с потерей которого он почти уже смирился. Слишком слабый зов, чтобы различить мысли и местонахождение слуги. Слишком неуверенный. Виноватый. Испуганный. Что же с случилось? Не важно! Не сейчас! Не до него! Ворон справится со всем сам. Слуга у него сильный и умный настолько, что в состоянии позаботиться о себе. Иначе бы не был бы он его слугой. Просто не выжил бы в той круговерти, что зовется жизнью даймона.
   Когда, наконец, воинственного единорога усмирили, он первым ринулся в пролом, предусмотрительно обезопасив себя магическими щитами, но эта предосторожность оказалась излишней. Ни Ники, ни кого-либо еще не было в пещере, куда он приземлился. Повсюду виднелись следы обвала, а вдаль убегал узкий коридор явно рукотворного характера. Кто же рискнул закопаться так глубоко в здешние горы, что добрался аж до логова Танаты? Впрочем, не важно. Кем бы они ни были, он найдет их, и они пожалеют, что покусились на то или вернее ту, что оберегает пусть и на половину, но все же дракон.
   Тихое фырканье привлекло его внимание и, повернув голову на звук, он обнаружил трусливо дрожащего за каменной глыбой гремлина. Вот уж сюрприз так сюрприз! Что делает здесь питомец шаили, когда должен быть неотступно рядом с ней? Никчемный вредитель! Даже будучи до смерти привязан к девушке, гремлин в первую очередь озаботился собственной жизнью. Хотя чего еще ожидать от трусливого существа, только вышедшего из детского возраста? Хм, никчемный? Нет, вовсе нет. От него может быть много пользы.
   - Фафнер? - позвал он.
   Зверек замер и настороженно поднял уши, вперив в него немигающий взгляд и обнажив ряд мелких острых, как кинжалы, зубов. Не доверяет.
   - Ищи ее. Ты же чувствуешь ее запах. Отведи меня к ней.
   Фафнер громко фыркнул и оскалился еще сильнее. Отказывается? Значит, не верит абсолютно.
   - Я хочу помочь.
   Снова недовольное фырканье. Вот упрямое создание!
   - Веди меня к ней! - не выдержав, он применил внушение. Использовать его на гремлине, какое кощунство! Но времени на уговоры не было, да и унижаться до препирательств с вредителем тоже не хотелось.
   Фыркнув в последний раз, теперь уже согласно, Фафнер несколько раз принюхался и резво рванул вперед по пещере. Он решительно последовал за ним, краем глаза заметив, как остроухий с единорогом спускаются вниз по завалу. Прекрасно! Не придется думать о том, как вытаскивать их из логова даймоны, в котором они оказались по его вине. В принципе, он был бы не прочь оставить их и там, но это расстроило бы шаили, а он не хотел ее расстраивать. Так что теперь ничто не будет отвлекать его от мести. Злить даймона нельзя, можно даже сказать, опасно для жизни. А сейчас он был не просто зол. Он был в ярости. Никому не позволено отбирать у даймона с примесью крови дракона то, что он бережно хранит.
  

***

   В сознание я пришла внезапно. Словно лампочку в голове включили. Вместе с сознанием включилась и боль. Как же паршиво! Первым делом я попробовала позвать Эрфелио. Дух не откликнулся, вгоняя меня в меланхолию. Что же мне делать? Без него я чувствовала себя совсем беспомощной. Тяжело вздохнув, попыталась оценить свое собственное состояние, не открывая глаз. Состояние оценивалось одним словом "отвратительно". Все, что могло болеть -- болело нещадно. В голове ощущался какой-то вакуум. Хранитель молчал. До ушей доносилось отрывистое хрюканье гоблинов. Спину холодили сырые камни. Единственное, что немного радовало -- отсутствие многочисленных веревок, кроме уже ставших привычными пут на руках, и отзывчивость конечностей, снова мне подчиняющихся. Большего с закрытыми глазами понять не удалось.
   Приподняв веки, решила осмотреться. Взгляд тут же наткнулся на выцветшего, неподвижного и несколько сгорбленного Эрфелио. Осознание, что он, пусть и в столь скверном состоянии, но со мной, принесло облегчение. Не знаю, смогла бы я пережить, если бы дух исчез из моей жизни насовсем. Я слишком сильно к нему привязалась. Он стал восприниматься мной уже не просто как хранитель, а как часть меня самой. И сейчас, когда он выглядел безжизненно и не откликался на зов, в душе поселилось странное и неприятное опустошение.
   "Вернись, Эрфелио, прошу!"
   Мольба не возымела результата. Дух-хранитель оставался все таким же безжизненным.
   Отрывистое всхрюкивание где-то совсем рядом, едва ли не над ухом, заставило меня испуганно скосить взгляд в сторону звука. Нарушитель спокойствия, не мигая, пялился на меня сквозь решетку лупоглазыми светящимися глазами на пол лица и глупо лыбился, обнажая острые, будто сточенные обо что-то твердое кривые зубы. В свете чадящих факелов, развешанных по стенам продолговатого широкого каменного помещения, низкорослое существо выглядело еще зловеще, чем в абсолютно темной пещере. Гоблин имел противную обвислую кожу натурального зелено-желтого цвета. Его сморщенное лицо с провалом вместо носа и лысым черепом, покрытым гадкими на вид бородавками, вызывали отвращение, а загнутые когти на концах узловатых пальцев ног и рук внушали невольную дрожь. Кроме набедренной повязки из чьей-то кожи (вычислять вид несчастного, пущенного в расход на портняжное дело, совершенно не хотелось, тем более что закрадывалось смутное подозрение в его принадлежности к разумным) и многочисленных украшений из костей (тоже не особо тянуло узнавать чьих), на противном создании больше ничего не было, открывая моим глазам худое тельце с торчащими ребрами. Зрелище мне предстало во всех смыслах отвратительное.
   За спиной гоблина суетилось еще несколько его собратьев, сооружая из непонятного хлама конструкцию, подозрительно напоминающую костер. Всюду валялись обглоданные до блеска кости от совсем мелких и до невероятно громадных, в беспорядке усеивающих пол. Вдалеке зиял совершенно черный провал, по-видимому, являющийся то ли входом, то ли выходом, за которым невозможно было ничего разглядеть. Потолок низко нависал неровным каменным сводом, сплошь поросшим кудрявым фиолетовым мхом с редкими проплешинами. Только над конструкцией из хлама не рос причудливый мох. Там сиротливо расположился закопченный круг, подтверждающий мои смутные догадки насчет костра.
   Мельком скользнув взглядом по открывшейся картине, я задержалась на окружающих меня прутьях. Из костей. Это что же? Я в клетке? Вообще, конечно, не удивительно. Но вот интерьерчик навевает подозрительные ассоциации. Уж не человеческие ли это кости? Нееет! Бред какой-то! Воображение разыгралось. А интересно, зачем меня притащили сюда гоблины? Тоже за Хранимой Духом охотятся? И что им от меня в таком случае нужно? Опять потащат к алтарю? Лишь бы не на жертвоприношение! Хотя вступать в брак вот с такой вот тварью, которая сейчас очень уж плотоядно на меня смотрела, тоже желания не возникало. Надеюсь, все таки я ошибаюсь, и только Лесной Король был на голову ушибленный, а эти "милашки" не захотят проводить со мной никаких ритуалов, польстившись на сомнительные легенды, о которых я до сих пор имею крайне смутные предположения. Ну, что за чушь вообще лезет мне в голову? Тэй, пожалуйста, забери меня отсюда!
   Гоблин тем временем продолжал гипнотизировать меня взглядом, что начало порядком раздражать. Что, нашел себе развлечение? Я тебе не зверюшка в зоопарке, чтобы так меня разглядывать. С трудом, преодолевая волны боли, я села и хмуро воззрилась на гоблина. Эта сволочь радостно хрюкнула и облизнулась. Словно я какое-то редкое лакомство! С нервным смешком, я отодвинулась подальше от решетки и испуганно сглотнула. Он ведь не есть меня собирается, правда?
   - Эй, - осторожно обратилась я к существу, то ли пытаясь наладить контакт, то ли просто желая услышать свой собственный голос. Голос, к слову, оказался до того хриплым, что я по началу его даже не узнала и вздрогнула, только через секунду догадавшись, что все-таки он принадлежал мне, потому как больше некому.
   Мой самозваный собеседник на такое фривольное обращение озадаченно моргнул и вновь облизнулся, даже протянув к решетке свою мерзкую лапищу. Это меня разозлило. Нервы в последнее время стали ни к черту.
   - А ну, брысь! - резко скомандовала я. Откуда только храбрость и силы взялись?
   Гоблин меня поразил. Не думала, что смогу так просто прогнать его. Взвизгнув, назойливый зритель убежал вон из помещения. Мне осталось только удивленно проводить его глазами. Впрочем, точно также поступили и остальные присутствующие здесь. Странные создания.
   - Браво, браво! - насмешливо протянул знакомый высокий голос за спиной, и, резко обернувшись, я встретилась со смеющимся взглядом янтарных кошачьих глаз. - Только он все равно скоро вернется. И кстати, рада нашей очередной встрече, Хранимая Духом!
  


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"