Костина Юлия Викторовна: другие произведения.

Хранимая Духом. Глава 7

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    "...из прохода с шипением выскочило что-то большое, чешуйчатое, шипасто-клыкастое и пугающее до нервного тика. Причем на этом монстре сидел всадник! А за ним еще один точно такой же монстр, совершенно неотличимый от первого..."
    Все комментарии и оценки прошу оставлять в общем файле. Спасибо.


Глава 7

Ловчий

Вылечив крыло подбитого коршуна,

становишься ответственным за его когти.

Гёте

   Я с минуту тупо пялилась в глаза моему персональному кошмару, чувствуя, как сердце остервенело скачет внутри, оказываясь почему-то то в пятках, то в горле. Что здесь делает Вальсирующая-с-мечами? Неужели это наемница все подстроила? Но как? Хоровод пугливых мыслей вертелся голове подобно урагану, вытесняя элементарную логику, да и вообще все эмоции, кроме банального страха. И только спустя бесконечно долгие мгновения, растянувшиеся для меня в невыносимо ужасные часы, я вдруг заметила, что нас с наемницей разделяет все та же решетка из костей, а сама она сидит в точно такой же клетке, что и я. Отчего-то сие осознание принесло облегчение, загнав страх в подсознательные глубины, где он последнее время прочно обосновался, и дав возможность более спокойно всмотреться в кошачьи глаза, переполненные насмешкой и снисходительным превосходством. Чему она радуется? Ведь тоже в западне! Как только она умудрилась попасться каким-то жалким гоблинам? Мне казалось, что она профессионал, раз даже эльфы не заметили ее в своей столице. Или... она это специально?
   Вальсирующая, скрестив ноги, сидела прямо на земляном полу и улыбалась. Откуда я узнала о ее улыбке? Так она была без маски. В первое мгновение я даже растерялась, увидев ее лицо. Красивое, с тонкими чертами, высокими скулами и пухленькими губами, чуть смугловатое и подозрительно довольное. Если бы не знакомые янтарные глаза и кошачьи уши вместо человеческих, я бы, наверное, ее даже не узнала. Без маски она выглядела не такой угрожающей, как там, в Астондэле. А быть может все дело в отсутствии у нее оружия? Сейчас она казалась такой... даже не знаю... Обычной? Домашней? Ручной? Пожалуй, именно так. Ласковая пушистая кошечка, не больше. Вот только я знала, что на самом деле это не так. Наемница была дикой и непредсказуемой пантерой, поэтому ее нынешнее очарование всего лишь обманчивая маска, которую, впрочем, разрушал еще один момент, не замеченный мной сразу. На коленях Вальсирующая-с-мечами держала ворона, ласково поглаживая его кончиками аккуратных остреньких коготков, будто бы играясь с птицей, как кошка с пойманной мышкой. Хотя почему "как"? Она и была кошкой, а ворон ее беспомощной жертвой. Так вот куда исчез Ноэль! Его утащила наемница. Но зачем он ей?
   - Удивлена? - усмехнулась Вальсирующая.
   - И это еще мягко сказано, - с трудом промямлила я, не в силах отвести взор от порхающей над черным оперением туда-сюда изящной женской руки.
   - Я тоже, - вдруг призналась она, окончательно вогнав меня в ступор.
   - В смысле?
   - Не ожидала, что так легко снова тебя найду. Думала, ворон заманил меня в ловушку, - она чуть сжала пальцы, вгоняя в Ноэля когти. Он даже не дернулся и вообще никак не отреагировал, бессмысленно уставившись в одну точку остекленевшими глазами. Как в трансе. Что эта стерва с ним сделала?
   - Но оказалось, у птички хорошая связь с хозяином, - продолжала Вальсирующая, отпуская ворона и с видимым наслаждением слизывая с пальцев покатившуюся по ним капельку его крови.
   - Поэтому ты забрала его? - полюбопытствовала я, с отвращением отворачиваясь и передергивая плечами от увиденного. Маньячка!
   - Да. Искать тебя нелегко, проклятый даймон хорошо позаботился о твоей защите от любой ментальной магии, включая поисковую. Так что проще было найти тебя через него самого. А кто лучше прочно связанного с ним слуги справится с этим? Из глупой преданной птички вышла прекрасная марионетка!
   Я вздохнула. Сколько планов, расчетов, мучений ради их воплощения. И зачем? Неужели я настолько ценный трофей? Смешно! Я все равно не умею дарить бессмертие, что бы там не пророчили глупые легенды. Да я даже и легенды-то до сих пор не знаю! Может все вообще заблуждаются, а я страдаю из-за чьих-то идиотских домыслов. Хотя почему может? Точно! Как же меня все это достало...
   - Послушай, - обреченно поинтересовалась я, - зачем я тебе?
   - Мне? - засмеялась собеседница. - Незачем!
   Я удивленно обернулась к ней.
   - То есть как? А зачем же ты тогда за мной охотишься?
   - Мне дали контракт на поимку и доставку заказчику Хранимой Духом. Я всего лишь пытаюсь его выполнить. Ничего личного, милая.
   - А с чего ты решила, что я -- Хранимая Духом? - в лоб спросила я. Может хоть она, наконец, приоткроет завесу тайны? А то надоело уже быть в неведении. Все всё про меня знают, одна я не в курсе! Да, у меня есть дух-хранитель, но это же еще не значит, что я та самая девушка из легенды. Однако следующая фраза наемницы убила во мне всякую надежду на конструктивные сведения.
   - Ты дура? - вопросила она с таким выражением, что впору было устыдиться за свои невеликие умственные способности.
   - Нет, - обиженно буркнула я.
   - Тогда и не задавай идиотских вопросов! Если бы ты не была ею, даймон не приволок бы тебя в Авалонию. К тому же за тобой всюду таскается неупокоенный дух, считающий своим долгом пришибить камнем любого, кто посягнет на тебя. Тебе мало доказательств? Тогда послушай умных людей и нелюдей, которые без твоих глупых сомнений знают, что ты -- это ты!
   - Но...
   - Заткнись, а? - грубо перебила она меня. - И просто прими как данность. Ты -- Хранимая Духом.
   Я опять вдохнула. Если и остальные также уверены в том, что я та, кем не являюсь, то мне придется туго. Не хочу я быть мечтой, за которой гоняется если не каждый первый, то каждый второй точно. Тем более, что их мечта не я сама, а то, чего я им дать не могу.
   - Ладно, заболталась я что-то с тобой! - внезапно спохватилась Вальсирующая, грубо скидывая со своих колен Ноэля, живописно шмякнувшегося на землю с распластанными крыльями и так и не пошевелившегося, успешно продолжая изображать из себя безжизненное чучело ворона. Дико было видеть его таким. Несчастное создание! А как будет переживать Тэтэйус...
   Тэй... Где же тебя носит? Ты ведь обещал защищать меня...
   Наемница тем временем плавно поднялась и с хрустом потянулась, одновременно натягивая на лицо маску.
   - Пора переходить к решительным действиям, а то мерзкие твари явно настроились на ужин, - заявила она, выпуская из пальцев кошачьи когти длиной сантиметров пять, не меньше. А я-то, наивная, считала, что она Ноэля когтями скребла! Оказывается, это были обычные ноготки по сравнению с появившимся набором иголок, которые иначе, чем кинжалами, не назовешь! Вот уж действительно кошка! От ушей до кончиков когтей.
   - Ужин? - заторможено переспросила я.
   - Угу, - непринужденно кивнула девушка, поигрывая в воздухе когтями. - С нами в качестве главного блюда. Не знаю, как ты, а я пока не хочу на костер.
   Я в ужасе оглянулась на позабытых за время дискуссии гоблинов. На месте возводимой ими в центре помещения конструкции весело полыхал оранжевыми язычками разгорающийся огонь, над которым красноречиво возвышались две рогатины с перекинутой через них палкой, подозрительно напоминая вертел, вокруг которых нетерпеливо бегали зеленокожие твари, изображая то ли активную деятельность по подготовке к трапезе, то ли ритуальные пляски. Я не ошиблась насчет костра. Но, черт побери, лучше бы они все таки думали о свадьбе, как эльфийский правитель, а не о чревоугодии! Прямо как в сказке: чем дальше, тем страшнее. По сравнению с предстоящей мне перспективой оказаться в желудках противных тварей, события в столице эльфов показались безобидными цветочками. Надо было принимать предложение старого козла -- ой, простите, мудрого правителя -- и выходить за него замуж. Глядишь, стала бы Лесной Королевой. А что меня ждет теперь? Роль участницы пищевой цепи, которую ожидает в итоге участь удобрения где-нибудь в удаленном уголке глубокой пещеры? Нет уж, увольте! Я была полностью солидарна с наемницей. Оказаться на вертеле меня не прельщало.
   Тэй, где же тебя носит, мать твою... эльфийскую!
   И Эрфелио все так же безмолвен...
   Даже Фафнер, и тот потерялся!
   Про Леиренда с Широ вообще молчу. Эти двое себе на уме. Что эльф с непонятными до сих пор намерениями, что единорог со своими неожиданными буйствами.
   Ну, почему, почему я такая беспомощная трусиха?!
   Пока я мысленно истерила, события начали набирать оборот.
   Несколько гадких гоблинов оторвались от бессмысленных метаний вокруг костра и направились в нашу с наемницей сторону, непрерывно облизываясь.
   Сзади, из клетки Вальсирующей, послышался скрежет и треск ломающихся костяных прутьев. Сильная женщина!
   В ту же секунду из прохода с шипением выскочило что-то большое, чешуйчатое, шипасто-клыкастое и пугающее до нервного тика. Причем на этом монстре сидел всадник! В доспехах. С мечом в одной руке и... какой-то странной штукой, похожей на кнут, но со звенящей цепью вместо плети, в другой. А за ним еще один точно такой же монстр, совершенно неотличимый от первого. Только второй всадник вместо меча размахивал еще одним кнутом.
   Узрев новых гостей своей пещеры, гоблины с визгом бросились в рассыпную. Наемница выругалась, неожиданно быстро оказавшись за моей спиной, и, больно вцепившись когтями в плечо, вздернула вверх, ставя на ноги. Избитое тело запротестовало такому некорректному с ним обращению, но хватка Вальсирующей не позволила упасть. Напротив, женщина-кошка держала меня с такой силой, что мне приходилось едва ли не вставать на носочки, чтобы она не выдрала мне из плеча клок мяса. А ведь она даже ниже меня! Силачка, чтоб ее! На мне итак живого места нет, а она последнее портит.
   Снова раздался треск костей, едва ли не над самым ухом, на мгновение отвлекая от боли. Я скосила взгляд и шумно выдохнула. Держа меня одной рукой, другой Вальсирующая-с-мечами без видимых усилий дробила толстые прутья клетки. Ее когти проходили сквозь костяные перекрытия легко, разрезая их словно нож масло. Удивительно, что при такой сверхъестественной силе самой наемницы и остроте ее подручного оружия мое плечо до сих пор оставалось целым. Лишь только горячие липкие струйки крови неприятно щекотали полыхающую огнем боли кожу, стекая за шиворот и промачивая насквозь даже плотную ткань плаща. Сжав зубы, через которые все равно исторгались жалобные стоны, я терпела изо всех сил, не пытаясь вырваться, чтобы не навредить себе еще больше. Мгновения, пока Вальсирующая, проламывала нам путь на свободу, показалось часами.
   Я ужасно слабая. И не переношу боль. Так почему же, черт возьми, в последнее время я должна ее постоянно терпеть?!
   - Пусти, - то ли простонала, то ли просипела я, на что Вальсирующая только нервно дернула ухом и, проломив, наконец, решетку, резко толкнула меня вперед, заставив вскрикнуть и болезненно скривиться.
   Вокруг суетились и вопили гоблины, бестолково шныряя из угла в угол и путаясь под ногами. Где-то кто-то шипел, лязгали доспехи и звенела железная плеть. Перед глазами плавали цветные круги, а наемница, не обращая внимания на суматоху и мои отчаянные попытки не потерять сознание, сосредоточенно и уверенно тащила меня к одной из дальних стен, где беспорядочно валялась куча непонятного барахла, среди которого хищно поблескивало сталью самое разнообразное оружие. А вон те два одинаковых меча я вроде бы где-то уже видела. И вроде они принадлежали Вальсирующей. Подтверждая мою догадку женщина-кошка остановилась у кучи барахла и неожиданно отпустила меня, потянувшись к тем самым мечам. Едва только когти разжались на плече, как я мешком свалилась на пол пещеры. Ноги совершенно не держали.
   Естественно, приземление на твердую землю было не из приятных, а учитывая общую слабость организма и невозможность смягчить падение руками из-за сковывающих их пут, я еще и умудрилась приложиться лбом со всего маху. Опять шишка будет! Впрочем, одной больше, одной меньше -- роли особой не играет. Наверняка после транспортировки гоблинами "а ля затылком по камням" у меня их целый выводок. Господи, как же мне больно! Такое ощущение, будто бы я сплошняком состою из оголенных нервов. За что же мне это?! Чем я провинилась перед судьбой? А еще Ника. Победа. Куда уж там! Скорее постоянно проигрывающая...
   Кажется, я всхлипывала. Кажется, по щекам катились слезы. Кажется, у меня неожиданно приключился самый настоящий нервный срыв... Хотя, впрочем, он случился вполне закономерно. Я не железная. И уж тем более не привыкла в своей короткой жизни переживать столько ужасных и болезненных событий. Я самая обычная. И мне было невыносимо страшно и плохо.
   - Вставай! - рявкнули сверху, и чья-то сильная рука вновь вздернула на ноги.
   На этот раз наемница пощадила меня, ухватив всего лишь за шкирку. А в следующую секунду совсем рядом раздался свист рассекаемого воздуха и звон цепи. Вальсирующая издала странный, совсем по-кошачьему растерянно-жалобный мявк, и опора ее руки неожиданно снова исчезла. Я опять безвольно шмякнулась на землю, набивая очередную шишку. Но небольшая встряска странным образом прояснила сознание, а мяукающие интонации в голосе исчезнувшей наемницы -- любопытство. Быстро повернув голову, я со странной смесью удивления, жалости и мрачного торжества проследила, как мою пленительницу, обмотанную железной плетью, подтаскивал к себе всадник на монстре. Вальсирующая шипела и извивалась, но освободиться никак не могла, старательно пытаясь подцепить звенья плети мечами и когтями.
   Долго любоваться на противостояние наемницы и жуткого наездника я не стала. Глупо было бы не использовать такой шанс на спасение. Вот только тело ужасно болело, и ноги отказывались держать его вертикально. Разозлившись на упрямые конечности, я просто поползла вперед, к выходу. Не мытьем, так катаньем. Где наша не пропадала!
   Когда я уже преодолела половину пути, благо гоблинам было не до меня, они и сами стремились спасти свою шкуру, одновременно неосознанно отвлекая от меня еще и внимание всадников, в темном проходе вдруг мелькнул до боли знакомый серый комок, тут же рванувший наперерез. Не может быть! Фафнер? Не успела я обрадоваться, как пушистый зверек уже оказался у меня в ладонях, счастливо скалясь и урча похлеще трактора. А следом за гремлином в проходе появилась еще одна фигура...
   - Тэй! - истошно завопила я, не веря своим глазам.
   Он резко повернул голову в мою сторону. Наши взгляды встретились, и я утонула в мерцании ядовито-зеленых глаз, перечеркнутых узким змеиным зрачком. Накатило невероятное облегчение и совершенно бесшабашная эйфория. Он здесь! Он пришел за мной! Теперь все будет хорошо.
   ...Но обрадовалась я слишком рано. Видимо, судьба-злодейка посчитала, что недостаточно поиздевалась надо мной. Оглушительный свист и металлический звон, сливающиеся воедино и режущие слух, прозвучали подобно грому среди ясного неба. Что-то холодное и жесткое жалящей змеей обвилось вокруг талии и ребер, напрочь вышибая воздух из легких. Мягкий, почти невесомый Фафнер как-то совсем неожиданно исчез из рук, а зеленые глаза, в которые я неотрывно смотрела, полыхнули ослепительным малахитовым светом, и их обладатель в то же мгновение бросился ко мне. Меня же дернуло в противоположную сторону и, стремительно протащив по земле, рвануло вверх. Уже в воздухе чьи-то руки в железных перчатках грубо перехватили меня за талию и, толком не успев ничего понять или хоть как-то сориентироваться в пространстве, я оказалась в седле, бесцеремонно прижатая к твердым доспехам. Инстинктивно рванулась прочь из неприятной хватки, причиняющей боль израненному телу, но добилась прямо противоположного эффекта. Меня только крепче сжали в тисках, а на затылок опустилось что-то тяжелое, высекая перед глазами искры, постепенно меркнущие во тьме...
  

***

   Гремлин вывел его к логову гоблинов. В самый разгар налета ловчих. Одного взгляда хватило, чтобы оценить обстановку. Двое. Матерые. Опытные. С ними могут быть проблемы, если шаили действительно здесь.
   Даже один ловчий -- уже сам по себе проблема, а справиться в одиночку сразу с двумя -- задача на грани невыполнимого. А даймон не сомневался, что ему придется с ними сражаться, потому как Хранимая Духом не может их не заинтересовать. Слишком уж лакомый кусочек для таких, как они.
   Краем глаза он успел заметить, что один из ловчих сражается с Вальсирующей-с-мечами. Мимолетное удивление ее присутствием быстро сменилось злорадством. Попытаться пленить известную на весь мир наемницу, чей послужной список внушал не просто уважение, а настоящий трепет -- не самое разумное решение со стороны самоуверенного ловчего. Что ж, одним противником меньше. Хотя стоило отдать ему должное, Вальсирующая выглядела несколько потрепанно, значит, силы их примерно равны.
   Все это он успел отметить за доли секунд, прежде, чем своды пещеры огласил радостный девичий вопль.
   Резко развернувшись к источнику звука, он наткнулся на знакомый испуганный взгляд серо-голубых глаз, и напряжение, преследовавшее его последние часы, наконец отпустило, сменившись невероятным облегчением.
   Нашел! Жива!
   А в следующую секунду объявился второй ловчий...
   ... и даймон сорвался, позволив драконьим инстинктам взять над собой верх, и молнией бросился к врагу, посмевшему покуситься на его сокровище...
   Дальнейшее запомнилось смутно.
   ...кровь на когтях...
   ...солоноватый привкус во рту...
   ...живительная и такая пьянящая энергия чужих душ...
   ...испуганные вопли и предсмертные хрипы...
   ...оглушительный драконий рев под сводами пещеры...
   ...черная тень стремительно удирающая прочь, встопорщив куцый обрубок кошачьего хвоста...
   ...двое ловчих настороженно наступающие с разных сторон, один из которых вызывает особенную ярость...
   ...и снова кровь... много крови!
   ...мелькает у выхода силуэт верховой твари основного врага -- того, что так неистово бесит...
   ...путь преграждает второй...
  
   Он очнулся только, когда в логове гоблинов не осталось ни одной живой души, способной утолить магический голод дракона. Сытый до отвращения, так что от переизбытка энергии даже мутило.
   Растерянно огляделся.
   Повсюду валялись изорванные на части и изуродованные тела. Алая жидкость заливала пол сплошным ковром, превращая землю под ногами в вязкое болото. В воздухе отчетливо повис смрад смерти. Инородным пятном посреди бойни выделялась громада мертвого монстра с безжизненно распластавшимся поверх всадником в искореженных доспехах. Так вот от чьей души его выворачивало наизнанку! Да уж, с таким объемом живительной силы он явно перестарался. Это ж надо было додуматься выпить ловчего! Бррр, отвратительно!
   Передернув плечами, еще раз цепко обвел взглядом пещеру и зло зарычал. Второго ловчего нигде не было. Как и Ники.
   Зато обнаружился дрожащий, как осиновый лист, гремлин. И Ноэль, погребенный под обломками костяной клетки, которого он бережно извлек из завалов и, не снимая гипнотического транса, вернул дух слуги в кольцо-привязку. С вороном еще предстоит разобраться позже. А сейчас он решительно направился к выходу, где и столкнулся с только появившимся остроухим, в священном ужасе взирающем на сотворенный даймоном разгром.
   - Ты чудовище, - ошарашенно выдохнул эльф, вцепляясь в гриву яростно раздувающего ноздри единорога, которого привел за собой.
   Даймон дернулся, словно его ударили, но ответ прозвучал спокойно и сухо:
   - Я всего лишь дракон, чью ценность посмели украсть.
   И скользнул в темный коридор за прошмыгнувшим под копытами Широ гремлином.
   Пожалуй, он сможет осилить душу еще одного ловчего...
  

***

   Я лечу...
   По крайней мере первое, о чем я подумала, было именно это. Меня мерно покачивало из стороны в сторону, и несколько мгновений я наслаждалась приятным ощущением невесомости, но эйфория полета как-то чересчур быстро схлынула, оставив щемящую тоску по легкости и кучу неприятных ощущений. В голове оглушающе шумело, в висках билась пульсирующая боль, отстукивая монотонный раздражающий ритм, а затылок нещадно ломило. Даже с закрытыми глазами все плыло и переворачивалось, будто сознание каталось в темноте на американских горках. Руки и ноги безвольно болтались в воздухе и только под животом ощущалось что-то ужасно жесткое и неудобное. Дышалось с трудом. Сырой затхлый воздух буквально бил по обонянию, отчего в горле першило и свербело в носу. Я поморщилась. И даже такое простое движение отдалось резкой болью, электрическим током пробежавшей по всему телу. Что ж, чувствительность есть, значит я по крайней мере цела. А вот насколько здорова -- это уже другой вопрос.
   Долго болтаться в неизвестности оказалось выше моих сил. Дух-хранитель по прежнему не откликался, так что пришлось прояснять ситуацию самой. Преодолевая слабость, приоткрыла глаза. К слову, сделать это оказалось ужасно тяжело, будто к веками привесили по гире, а любое малейшее напряжение вызывало волны боли. Но я все таки справилась, хотя видимого облегчения мне данный поступок не принес. Было темно. Я даже по-началу усомнилась, что действительно открыла глаза, а не просто поверила в то, чего на самом деле не сделала. Но спустя пару секунд смогла различить мерцание темных чешуек под щекой, а где-то далеко внизу сверкнул неотесанными гранями мягко светящийся камешек, очень похожий на драгоценный. Присмотревшись еще внимательнее, отметила проплывающую перед глазами неровную поверхность. Отчего-то накатила тошнота, а шум в голове усилился. Так бывает, когда долго висеть вниз головой. Случалось мне в детстве испытывать нечто подобное, когда, забравшись на дерево, я любила свеситься с высокой ветки, зацепившись за нее коленями и подолгу смотря на перевернутый вверх ногами мир. Сопоставив свое состояние с увиденным, пришла к выводу, что ощущение полета мне не показалось. Просто я не парила, а висела, причем то, на чем я лежала животом, уверенно двигалось куда-то, предположительно по все той же пещере. Вспомнив последние секунды перед обмороком (Кошмар! В Авалонии я гораздо чаще пребываю в бессознательном состоянии, чем бодрствую!), догадалась, что путешествую с тем самым зловещим всадником на его жуткой твари. Скорее всего болтаюсь поперек седла. Не очень-то вежливо с его стороны транспортировать меня подобным образом. Но в целом, мне приходилось испытывать и худшее отношение. Те же гоблины с перетаскиванием моего парализованного тела не особо церемонились. Так что всадник проявил, можно сказать, чудеса лояльности, если учитывать, что я не чувствовала стягивающих меня веревок. Значит, связывать меня он не стал. Это обнадеживало. Оставалось только понять, куда и зачем он меня тащит. Попытка прояснить этот вопрос логически не возымела результата. Мозг нагло отказывался работать. И я его понимала. Думать было физически больно. Поэтому, не мудрствуя лукаво, решила прояснить ситуацию у моего соседа по седлу. Ох, лучше бы я предпочла остаться в неведении! На мой невнятный стон -- а большего выдавить из себя сходу не получилось -- он отреагировал довольно грубо.
   - Еще рано, - недовольно пробурчал удивительно низкий, слегка хрипловатый, словно прокуренный мужской голос, и меня вновь отправили во тьму, где нет ни мыслей, ни ощущений. Интересно, а после второго удара по затылку я вообще очнусь?..
  
   Как ни странно я все-таки очнулась. Не сказать, что ощущения, когда я пришла в себя во второй раз, были более мерзкие, чем во время путешествия в седле. Но и назвать их приятными я бы не рискнула. Все так же кружилась голова, ломило тело, а фокус всей боли, казалось, собрался где-то в затылке, посылая пульсирующие разряды по нервам. Шевелиться и открывать глаза отчаянно не хотелось. Но и уснуть сейчас я бы не смогла, хотя и очень хотелось забыться. Даже приятная мягкость под спиной не помогала отрешиться от боли и отправиться навстречу Морфею.
   В тишине слышалось мерное постукивание, как звенит, размешивая сахар, ложка, ударяющаяся о края фарфоровой чашки, мое неровное дыхание с тяжелыми, сиплыми вдохами и тихая капель где-то в отдалении. Больше ни один лишний шорох не касался слуха. После гомона в пещере гоблинов такая тишь навевала необоснованную жуть, но в тоже время и парадоксальное спокойствие и уверенность в своей безопасности. Сочетание не сочетаемого. М-да, хорошо же меня приложили по голове...
   Первым делом я попыталась дозваться Эрфелио. Тот, как и следовало ожидать, молчал. Неужели я потеряла его навсегда? Думать об этом не хотелось, потому что малейшие сомнения повергали в пучину отчаянья, а в душе разливалась глухая пустота. Чтобы отвлечься, решительно открыла глаза. Хватит трусливо прятаться от проблем! По-детски прячась за зажмуренными веками, я их не решу.
   Метрах в двух надо мной раскинулся неровный каменный потолок, ограниченный точно такими же неуютными стенами. Пещерой в прямом смысле слова помещение назвать было нельзя, но и на жилую комнату оно тянуло крайне смутно. Не гоблинское логово, но и не шикарные апартаменты Танаты. Скорее аскетичная келья, выдолбленная в скале. И при этом удивительно сухая и теплая, как хорошо протопленная печью комната. Только в дальнем углу с потолка медленно капала кристально чистая вода, скапливаясь в небольшом полукруглом углублении, навевая ассоциацию с деревенским умывальником. Из интерьера лишь скромный тюфяк, укрытый мягкой шкурой, на котором мне выпала честь очнуться, стойка с холодным оружием, пара ровно горящих факелов и грубо сколоченный стол, рядом с которым на неуклюжей табуретке устроился сам хозяин помещения, лениво расталкивая что-то в неглубокой пиале.
   Без сомнения это был тот самый всадник, только теперь вместо доспехов на нем красовалась легкая туника из небеленого льна и широкие шаровары того же материала, подпоясанные щегольским оранжевым лоскутом. Сам же он был... белым. То есть совершенно, абсолютно бесцветным! Как мел. Как свежевыпавший снег. И если бы не остроконечные уши, я бы приняла его за привидение. Но и на виденных мной эльфов он был не сильно похож. Вернее, и похож и не похож одновременно. Четко выделяющийся на фоне серой стены профиль с правильными эльфийскими чертами и, конечно, уши говорили о его родстве с народом Астондэла. А все остальное... Если это и был эльф, то очень странный. Или быть может какая-то другая разновидность. Не знаю. Я бы могла предположить, что он -- дроу, раз живет под землей (по крайней мере так утверждали писатели-фантасты в моем мире), но мне они отчего-то всегда представлялись с антрацитово-черной кожей. Мой же новый знакомый, а точнее еще незнакомец, блистал белоснежностью. Причем не только кожа, но и короткие -- почти радикально топорщащийся ежик -- волосы казались выцветшими, седыми.
   Видимо, почувствовав мой взгляд он обернулся, а я инстинктивно зажмурилась. Как ребенок, считающий, что, если не видишь ты, то и тебя тоже не видно. Глупо. Но перед зажмуренными веками, как углем, отпечаталась пугающая картина: тяжелый, давящий взгляд из-под бесцветных ресниц и насыщенно-яркие, оранжевые, словно спелый апельсин, радужки глаз с темной окантовкой. Это видение вызывало отчего-то иррациональный, мистический ужас. Даже равнодушные хрустальные глаза многовекового Лесного Короля, по-демонически пылающие очи со змеиным зрачком Тэтэйуса и бездонные огненные провалы Танаты не казались настолько нереальными.
   - Что, детка? Такой страшный? - насмешливо осведомился совсем рядом уже знакомый низкий и хриплый голос. Значит, все же белый неправильный эльф действительно тот самый всадник.
   Осторожно приоткрыв один глаз, я скосила его на склонившегося надо мной эльфа. Потом решительно открыла и второй. Оранжевый взгляд уже не пугал. То давящее, потустороннее нечто исчезло из него, оставив снисходительное превосходство. А может мне просто показалось? Глаза как глаза. Ну да, странного, непривычного цвета. Но у того же Тэя, когда он колдовал, оттенок глаз становился куда более впечатляющим.
   - Необычный, - осторожно призналась я, с трудом разжимая пересохшие губы. Голос мой оказался под стать собеседнику. Такой же хриплый и прокуренный. Но это последствия последних часов, проведенных в боли и обмороке. К тому же во рту ощущалась настоящая пустыня. Отчаянно хотелось пить.
   Словно прочитав мысли, эльф ткнул в мои руки ту самую пиалу, с которой возился, когда я только очнулась.
   - Пей! - непререкаемым тоном приказал он.
   С трудом преодолевая боль и мучительно кривясь, я кое-как приподнялась и заглянула в предоставленный в мое распоряжение сосуд. Там плескалась зеленая жидкость с плавающими на поверхности растолченными травинками и характерным пряным ароматом. Похоже на какой-то отвар. Не то, чтобы я была привередливой, да и жажда с непонятно откуда взявшейся апатией не способствовали природной подозрительности, но я все же сочла разумным вяло поинтересоваться:
   - Что это?
   - Укрепляющий настой, - сухо ответил эльф, пристально меня разглядывая. - На тебе живого места нет, а он поможет встать на ноги.
   Такой заботы от незнакомца я, признаться, не ожидала. Я настолько привыкла, что в Авалонии всем от меня что-то надо, а помогать, кроме Тэя и, пожалуй, Леи, никто не спешит, что совершенно растерялась, поэтому тихое "спасибо" сорвалось с моих губ непроизвольно и совершенно искренне.
   - О, не стоит! - язвительно откликнулся на мою благодарность тот, кому она предназначалась, чем поразил меня еще сильнее.
   На удивленно округленные глаза, он лишь фыркнул:
   - Поверь, не ради тебя стараюсь.
   - То есть?
   - Хватит болтать! - решительно оборвал эльф. - Пей давай, пока не остыл!
   Пришлось послушаться. Вот только осточертевшие веревки на запястьях снова мешались. Надоело!
   - Развяжешь? - протянув руки к эльфу, жалобно попросила я.
   Он отрицательно качнул головой.
   - Я пробовал. Слишком сильная магия наложена, мне не снять.
   - Жаль, - грустно вздохнула и, кое-как извернувшись, осторожно сделала глоток из пиалы.
   Настой оказался чуть горьковатый, но в целом довольно сносный на вкус, если цедить его потихоньку, что я и делала. Пока я пила, странный эльф продолжал буравить меня чересчур серьезным и несколько задумчивым взглядом, что сильно нервировало и смущало. Так и подавиться недолго! Что вообще ему от меня понадобилось? Впрочем, глупый вопрос. Что поголовно всем авалонцам, за исключением плотоядных гоблинов, нужно от Хранимой Духом? С другой стороны, Эрфелио сейчас несколько не в форме, чтобы выдать мой предполагаемый легендарный статус. Тогда какого черта всадник на монстре (интересно, куда он подевал свою зверюгу?) решил стащить меня из-под носа гоблинов и Вальсирующей-с-мечами? Что-то не верится в бескорыстных спасителей. Да и непонятно тогда, зачем было оттаскивать меня от Тэтэйуса? Хотя эльф вполне мог и даймона посчитать врагом, ведь он же не знал о том, что это далеко не так. Воспоминание о моем зеленоглазом демоне отдалось приятной теплотой в груди и одновременно горьким сожалением. Нельзя сейчас думать о нем, иначе я снова скачусь в истерику!
   Не зная, куда девать глаза от назойливого взгляда в упор, решила ответить взаимностью. Почему бы и мне не поглазеть на странного эльфа, если уж он позволяет себе рассматривать меня как диковинную зверушку?
   Вблизи он выглядел еще необычней. Гладкая, слепящая белизной кожа казалась искусной маской, и только вертикальная морщина между бесцветных бровей говорила о реальности нахмуренного лица, одну половину которого занавешивала густая челка -- единственная длинная прядь, выбивающаяся из короткой стрижки. Когда эльф в задумчивости чуть склонил голову к плечу, и челка свесилась в сторону, стало понятно, зачем ему понадобилось закрывать лицо. Его неровной полосой пересекал уродливый старый шрам, начинаясь от кромки волос, рассекая ровно по середине бровь и потускневший от ранения глаз, спускаясь по щеке, изгибаясь на волевом подбородке и уползая по шее за ворот туники. Впрочем, шрам нисколько не портил внешность эльфа, а даже шел ему, придавая смазливым, истинно эльфийским чертам мужественности и даже брутальности. Того же добавляли ему жилистое телосложение, воинская выправка, угрюмо опущенные вниз уголки упрямо сжатых губ и разбегающиеся от подозрительно прищуренных глаз тонкие лучики-морщинки. К слову о морщинах. Все виденные в Астондэле эльфы выглядели моими ровесниками, очень редко встречались экземпляры, тянущие максимум лет на двадцать пять. Даже Лесной Король, которому, я уверена, стукнуло не одно столетие, а может и тысячелетие, внешне оставался молодым, без малейшего изъяна на лице. Моему же сегодняшнему знакомому навскидку можно было дать не меньше сорока. Возможно, конечно, лет ему добавляло хмурое выражение лица, но в любом случае по возрасту он казался старше своих лесных сородичей раза в два. Что только добавляло недоумения в копилку странностей подземного эльфа. Да и эльфа ли?
   - Кто ты? - не сдержалась я, достаточно налюбовавшись на необычного остроухого.
   - Какая тебе разница, детка? - вопросом на вопрос отозвался он, даже не пытаясь скрыть грубость.
   - Я -- Ника, - холодно поправила, начиная раздражаться его манерой обращения ко мне. Хотя надо признать, что среди всех полученных мною в Авалонии титулов и прозвищ, его оказалось самым оригинальным и по-плебейски простым.
   - Мне все равно, детка, - небрежно отмахнулся эльф.
   И почему я не удивлена? Такое ощущение, что в этом мире никому нет дела до моего имени. А может они и правы? Не так уж оно мне подходит, чтобы упорно бороться за право называться Никой.
   - Ладно, не важно, - вздохнула я. - Так кто же ты все-таки?
   - Ты же сама сказала не важно.
   - И все же? - проявила я упрямство. - Мне же надо к тебе как-то обращаться? Или звать тебя просто эльфом?
   Отвар потихоньку начал действовать. В голове прояснилось, шум стих и даже затылок больше не ломило. Уходила слабость, перестала ныть поясница и гореть содранная спина, рана на плече почти не ощущалась. Неплохая здесь народная медицина! Даже самые лучшие обезболивающие моего мира вряд ли помогли бы лучше. Взять что ли рецептик у странного остроухого? Уверена, подобный настой мне еще не раз пригодится.
   - Можно и просто эльфом, - хмыкнул он и, поразмыслив минуту, добавил: - Но если тебе так интересно, мое имя Крисейдро.
   Я кивнула. Движения больше не доставляли неудобств. Только потрепанный вид выдавал мое участие в не совсем удачной экскурсии по пещерам.
   Допив остатки отвара, передала пиалу терпеливо дожидающемуся эльфу. Забрав опустевший сосуд, он, наконец, соизволил оставить меня в покое и вернуться к столу. Зашуршали какие-то свертки, зазвенели склянки. Он опять принялся что-то толочь в пиале. Интересно, у него что -- это единственный предмет из посуды? Мысль позабавила, и я не удержалась от усмешки. Да уж, незавидный жених, особенно в сравнении с Лесным Королем. Боже, о чем я думаю?! Удары по голове, определенно, не прошли даром...
   Откинувшись на мягкую шкуру, попыталась расслабиться и привести мысли в порядок. Что мне делать дальше? Дожидаться Тэтэйуса или выбираться самой? Да и стоит ли вообще сбегать от Крисейдро? Пока я не видела оснований бояться его. Да, угрюмый и грубый, не гнушающийся применением физической силы. Но это и все, что я могла сказать о нем плохого. В остальном же эльф мне лишь помогал. Спасал, лечил, хоть и неохотно, но отвечал на вопросы. Так может еще поговорить с ним? Для начала не мешало бы выяснить, зачем он притащил меня в свое скромное жилище.
   - Крис? - решительно сев на тюфяке, позвала я.
   - Крисейдро, - обернувшись и недовольно сверкнув на меня оранжевыми глазами, резко поправил он, не отвлекаясь, впрочем, от размешивания в пиале очередного знахарского средства.
   - Хорошо-хорошо, Крисейдро, - поспешно согласилась я, поежившись под тяжелым взглядом, и не так уверенно продолжила: - Слушай... Что тебе от меня нужно?
   Он окинул меня раздраженным взглядом и отвернулся. Только спустя долгую паузу, когда я уже решила, что отвечать он не собирается, эльф неохотно пояснил:
   - Не от тебя. Ты всего лишь выгодный товар.
   От неожиданности я закашлялась. Такого заявления я точно не предполагала услышать. Нет, я, конечно, не питала напрасных иллюзий и понимала, что ко мне в Авалонии в лучшем случае относятся как к легендарной вещи, но товар...
   - Ч-что? - еле откашлявшись, шокировано выдохнула я.
   - Мне еще и слух тебе лечить, детка? - огрызнулся Крис. - Ты очень дорогой товар. На невольничьем рынке Хранимую Духом с руками оторвут!
   - Вот-вот, - мрачно заметила я, впадая от известия о рабском будущем в крайнюю степень тоски. - Не боишься, что оторвут отнюдь не в фигуральном смысле?
   Крисейдро мое предположение только рассмешило. И чего в нем веселого? Не понимаю. Зато теперь я точно уверена, что от белого эльфа надо бежать. Уж лучше с Тэем к Императору, чем с Крисом на торги. Осталось только придумать, как смыться по-тихому.
   - Не выйдет, - веско заметил эльф, оказываясь рядом совершенно неожиданно. Я даже не успела заметить, когда он начал двигаться. Вроде только что стоял у стола, а через мгновение уже нависал надо мной.
   - Что "не выйдет"? - испуганно дернулась я, вжимаясь в стену спиной.
   - Сбежать не выйдет, - вкрадчиво зашептал он, склоняясь ниже. - Ты же об этом думала?
   - С чего ты...
   Крисейдро властно вскинул руку, обрывая меня на полуслове, и продолжил с угрозой, почти касаясь губами моего уха:
   - Выкинь эти глупые мысли из головы, детка, и даже не пытайся доставить мне неприятности. От меня все равно не убежишь, так что не рискуй понапрасну. Учти, что за провинности и неповиновение я буду наказывать. Жестоко наказывать. Уяснила?
   Я шумно сглотнула. Не знаю, что меня больше впечатлило: его тон или сами слова, но по спине ощутимо пробежал холодок. Не хотела бы я схлопотать наказание. Однако вместо того, чтобы послушно кивнуть, что-то дернуло меня дерзко ляпнуть:
   - Что, изобьешь? Испортишь внешний вид товара? Боюсь, увечья не добавят мне цены!
   На шее тут же стальной хваткой сжались сильные пальцы, сдавливая до цветных кругов перед глазами.
   - Как испорчу, так и поправлю! - яростно зашипел эльф. - К тому же ты меня недооцениваешь, детка. Есть множество способов причинить боль, не оставляющую следов на теле. Показать?!
   Круги уже начали сменяться темнотой, в ушах противно зазвенело, а давление на шее только усиливалось. Я отчаянно брыкалась и пыталась сказать хоть что-то, но получались лишь невнятные всхлипы. Не знаю, сколько продолжалась эта пытка. Вряд ли очень уж долго, иначе он точно задушил бы меня, но даже это время показалось мне адом. Когда хватка, наконец, ослабла, позволяя живительному кислороду хлынуть в легкие, до меня, как сквозь вату, донесся уже более спокойный тон Криса:
   - Больше не совершай опрометчивых поступков, детка. Уяснила?
   И только после того, как я нашла в себе силы понятливо кивнуть, жесткие пальцы исчезли с моего горла окончательно. Кашляя и судорожно хватая ртом воздух, я безвольно упала на мягкую шкуру, не сразу приходя в себя.
   - А теперь раздевайся, - приказал Крисейдро. - Начнем придавать тебе товарный вид.
   - Что? - ужаснулась я, вздрагивая от своего собственного сиплого голоса.
   Эльф поморщился.
   - Да не бойся ты, дура! Я всего лишь обработаю твои раны заживляющей мазью.
   - Я сама! - попыталась возразить я. Но разве кого-то здесь интересовало мое мнение?
   Рядом опустилась уже знакомая пиала, только теперь в ней приютился не внушающий доверия коричневатый крем с резким травяным запахом.
   - Сама ты не сможешь, - отрезал эльф, и не дожидаясь дальнейших препирательств, бесцеремонно перевернул меня на живот и ловко расшнуровал корсет.
   Я даже взбрыкнуть не успела, когда шустрые пальцы, щедро зачерпнув мази, легли на израненную спину и резво пробежали вверх-вниз, заставив меня вздрогнуть.
   - Не дергайся, - нетерпеливо посоветовал Крис, и мои ноги тут же прижало чужое колено, а здоровое плечо придавала мозолистая ладонь, напрочь лишая возможности не то что сопротивляться, но и вообще шевелиться. Сволочь! Еще бы верхом сесть додумался!
   К счастью ничего такого эльфу в голову не пришло. Зафиксировав мое тело в неподвижном положении, он принялся щедро намазывать спину коричневым кремом. Мазь холодила зудящие раны и окончательно снимала боль. Рука Крисейдро с уверенностью профессионального массажиста порхала по обнаженной коже, втирая резко пахнущую субстанцию. В целом, ничего предосудительного в его действиях не было. Такое лечение не доставляло ни боли, ни какого-либо иного физического вреда, но мне все равно было неприятно. От самой ситуации. Я вообще крайне негативно относилась к касаниям посторонних людей, да и знакомым позволяла обнимать или гладить себя редко и с неохотой, а уж поход к врачу на осмотр превращался для меня в настоящую трагедию. А тут почти незнакомый мужчина, о котором я знала разве что имя, в наглую меня лапал! И пусть в его прикосновениях не было никакого подтекста, я чувствовала себя омерзительно и мечтала провалиться сквозь землю, но могла только яростно сжимать кулаки и, зажмурившись, покорно ждать окончания экзекуции.
   Совсем не к месту проскочила подлая мыслишка, что будь на месте Криса Тэтэйус, я бы не возражала и не злилась, а наслаждалась ситуацией. В воображении мгновенно возникла соответствующая картинка. Щеки опалило жаром, и я поспешила выкинуть из головы столь смущающие образы.
   Эльф тем временем закончил с обработкой спины и перешел к разорванному когтями наемницы плечу. Стянув с него рукав (я только скрипнула зубами и нервно дернулась), Крис повернул меня на бок и снова прижал, не давая вырваться. Его ладонь с полной пригоршней мази мягко накрыла рану.
   - Отойди от нее! - холодный голос, переполненный тихим бешенством, прозвучал как выстрел.
   Мы с Крисом одновременно замерли. И если я скорее растерянно, то эльф сосредоточенно. Я чувствовала, как напряглась его рука на моем плече, а сам он весь подобрался. Так замирает хищник перед прыжком.
   Широко распахнув глаза, уставилась на гостя. Он стоял у раскрытой двери, которую я раньше не заметила, и, воинственно обнажив меч, сверлил яростным взглядом нашу с Крисейдро живописную композицию. М-да, представляю, что за картина предстала его глазам: я, полураздетая и покрасневшая, валяюсь на чужой кровати, а на мне чуть ли не верхом разместился какой-то левый мужик, нагло залезающий рукой под корсет. Боюсь, дальше в глазах Тэтэйуса мне падать некуда.
   Краснея все больше, я готова была умерь от стыда, но не могла отвести взор от Тэя, сейчас как никогда похожего на демона из преисподней. Растрепавшиеся волосы, горящие неестественным малахитовым заревом глаза с узким зрачком, хищно оскаленные зубы (эээ, я думала у него меньше клыков!), судорожно сжимающие рукоять меча когти, и покрывающая его с ног до головы чужая кровь. Впору было завизжать от ужаса, но все о чем я могла думать -- это мучительное смущение. А еще радость. Нелепая, неуместная радость о того, что он снова нашел меня. От одного его присутствия.
   - О, - с нарочитой веселостью подал голос Крисейдро, и не думая выполнять требование даймона, более того, его рука нахально заскользила по моему обнаженному плечу, уже не врачуя (уж разницу я почувствовала), а вызывающе лаская, - великий и ужасный мачо пришел за своей подружкой.
   Помещение заполнилось тихим утробным рыком.
   Я в очередной раз попыталась вырваться, чтобы избежать неприятных прикосновений эльфа, но эта остроухая зараза все еще крепко держала меня, к тому же стоило только проявить строптивость, как пальцы резко сжались, надавливая на рану и заставляя морщиться от боли. А ведь он предупреждал, что за неповиновением последует наказание.
   Рык стал громче.
   - Я сказал: отпусти ее! - четко выговаривая каждое слово, повторил Тэтэйус.
   - А ты заставь, - провокационно заявил Крис и, прежде чем Тэй успел дернуться в нашу сторону, выхватил откуда-то кинжал, приставив его к моему горлу.
   Знакомое ощущение холодной стали на шее подействовало красноречивее всех слов и предыдущих действий белокожего мерзавца, вынудив затаить дыхание и не шевелиться. Когда-то точно такой же трюк с лезвием у горла попыталась проделать Вальсирующая-с-мечами. Нездоровый какой-то у них всех интерес к этой части моего тела. Помнится, тогда наемнице не удалось переиграть даймона. Но сдается мне, что в данном случае мало будет одного чарующего голоса, чтобы заставить эльфа отпустить меня. Впрочем, Тэтэйус им и не воспользовался. Наверное, все же у такого гипноза есть ограничения.
   - Прячешься за девушкой, трус? - презрительно бросил Тэй с явным неодобрением наблюдая за прижавшимся к моей шее острием клинка, но пока воздерживаясь от решительных действий.
   - Ну, что ты, - заверил его Крисейдро, выглядящий на удивление невозмутимо, - я лишь совершаю разумную предосторожность. Ты же не думаешь, что я добровольно брошусь под твой меч?
   - Отпусти ее, и я даю слово, что не трону тебя.
   Эльф насмешливо фыркнул.
   - Твоему слову сейчас не поверил бы даже слабоумный. От тебя же за версту разит драконами, даймон! А драконы так просто не прощают соперников, не так ли?
   Я растерянно моргнула.
   Что? О чем он говорит? При чем здесь соперничество?
   - Ты мне не соперник, ловчий!
   Ловчий? Почему он так странно называет Криса?
   "Потому что у твоего Криса профессия такая -- рабов ловить", - тихо, почти совсем неразличимо прошелестело в голове.
   "Эрфелио???!!!" - чуть вслух не завыла я.
   Бешено заколотилось сердце. Он жив! Мой дух-хранитель жив!!!
   "Эрфелио! Эрфелио!!!"
   Но он больше не отзывался.
   - Еще какой соперник, - тем временем говорил Крисейдро, расплываясь в язвительной ухмылке, и, кивнув на меня, пояснил: - Я ведь отнял ее у тебя. Не важно, зачем я это сделал: на продажу или для себя, но ты ведь все равно ее лишился. И я не собираюсь ее возвращать. Я посягнул на принадлежащее тебе, значит соперник. Так ответь мне, драконье отродье, сможешь ли ты после этого оставить мне жизнь?
   Воцарилась напряженная пауза. Опустив голову так, что волосы занавесили лицо, Тэтэйус, казалось, серьезно задумался над словами эльфа. Но я была уверена, что даже в такой скорбной позе даймон не выпускал из вида врага. Только зачем ему прятать лицо? Какие эмоции сейчас отражаются на нем? Неужели Тэй правда настолько дорожит мной, что готов за такой пустяк лишить человека -- ну, ладно-ладно, эльфа -- жизни? Хотя о чем это я? Конечно, дорога! Как контрактный трофей для Императора.
   Предаваться невеселым раздумьям долго не получилось. Меня отвлекло странное ощущение, будто кто-то карабкается по ноге. Скосив глаза вниз, снова чуть не взвизгнула, но вовремя закусила губу. По штанине моих джинсов резво перебирал лапками Фафнер, добавляя изодранной материи новых дыр. Заметив мой взгляд, серый зверек широко улыбнулся (Или все же зловеще оскалился? Никак не разберусь в его мимике!) и метнулся вперед, сходу вгрызаясь в держащее кинжал запястье эльфа. Тот зашипел, выронил оружие и вцепился в гремлина, с усилием отдирая его от своей руки вместе с куском собственно плоти (ну, ничего ж себе хватка у моего мелкого питомца!) и отшвыривая в сторону. Одновременно с диверсией Фафнера прозвучали вкрадчивые слова Тэя:
   - Ты прав, не смогу.
   Когда даймон поднял голову и, замахнувшись мечом, кинулся на Крисейдро, на его губах сияла пробирающая до озноба, кровожадная улыбка. Так вот что за эмоции он прятал! Должно быть видел подкрадывающегося гремлина и догадался о его намерениях. Что ж, самодовольная улыбка маньяка действительно могла насторожить осторожного ловчего.
   Удачно спланированный выпад Тэтэйса, без сомнения, был рассчитан на то, чтобы одним ударом оборвать жизнь соперника. Однако Крис, оправдывая название профессии, оказался не только хорошим ловцом рабов, но и достаточно ловким воином, чтобы вовремя откатиться в сторону, уходя из-под смертельного удара, и, в мгновение оказавшись у стойки с оружием, подхватить меч, чтобы в следующую секунду самому броситься в атаку.
   Теперь уже Тэй вынужден был уклоняться от нападения.
   И понеслось...
   Звон металла оглушал. От скрещивающихся клинков сыпались искры. А сами противники, то сходясь, то отпрыгивая друг от друга, метались по тесной келье, громя и без того скудный интерьер. Их сражение походило на танец. Оба гибкие и искусные воины -- они не просто скакали туда сюда, а извивались в причудливых па удивительно зрелищной дуэли. Захватывающе и пугающе одновременно.
   Мое сердце давно колотилось где-то в пятках, а связных мыслей не осталось вообще. Я даже мимолетно не подумала о том, что сидя вот так на тюфяке посреди боя, могу нечаянно попасть под чью-нибудь неосторожную атаку. Как завороженная, я наблюдала за пляской смертоносных бойцов, слишком быстрой, чтобы человеческий глаз смог различить, на чьей стороне превосходство. Пару раз неосознанно отмечала мелькающее в суматохе сражения нечто чешуйчатое с острыми шипами на конце. Хвост? Да ну, бред! Должно быть все же показалось.
   В какой-то момент дикий танец смерти резко оборвался. Еще секунду назад они яростно сражались, и вдруг Тэтэйус оказался на полу без оружия, угрожающе прижатый острым мечем Крисейдро. О схватке теперь напоминала лишь кровь, обильно сочащаяся из полученных во время боя ран. И если на белоснежной коже эльфа она выделялась, резко контрастируя багровыми полосами, которых я насчитала не так уж и много, то насколько серьезно пострадал даймон, сказать было сложно, потому как на измазанном в чужой крови темном костюме невозможно было различить его собственную. Сердце ухнуло в пустоту и испуганно замерло. Неужели Тэй проиграл? Что же теперь будет? Крис его убьет?! Нееееет!
   Крисейдро осклабился:
   - Плохо старался, дракончик! Но второго шанса я тебе не дам.
   И эльф коротко замахнулся, чтобы обезглавить противника.
   Нет! Нет!! Нет!!!
   Я не могу на это смотреть!
   Не могу позволить Тэю умереть!
   Решение созрело мгновенно. Я даже не думала, просто действовала на одних инстинктах. Тело само выбирало, как и куда ему двигаться, без участия мозга. Никаких мыслей, никакой логики -- сознание затуманилось и временно взяло отпуск. Одни лишь голые эмоции. Вроде, по-научному это состояние называется аффектом?
   Не помню, откуда в моих руках взялся кинжал. Наверное, тот самый, что ловчий выронил у моей лежанки, когда Фафнер напал на него. Не помню, как отчаянно бросалась в атаку. Все-таки укрепляющий настой оказался штукой весьма действенной, раз у меня взялись откуда-то силы на столь сумасбродный поступок. Не знаю, каким образом мне удалось оказаться на спине Крисейдро с перекинутыми через его голову связанными руками с зажатым в них обратным хватом кинжалом, кончик лезвия которого упирался прямо в незащищенную ямку над ключицами эльфа. Сознание вернулось только, когда результат уже был достигнут.
   Со стороны картина, должно быть, выглядела весьма занятно. Распростертый на полу окровавленный даймон с совершенно растерянными и круглыми глазами, навалившийся на него с мечом ловчий, не успевший завершить смертельный удар всего на какие-то доли мгновений, и я, ошалело хлопающая ресницами, во главе всей конструкции.
   - А ты прыткая, детка, - подал через некоторое время голос замерший Крисейдро, и было не понятно, насмехается он надо мной или так неизящно делает комплимент.
   - Когда припрет, и не такому научишься! - огрызнулась я, все еще пребывая под воздействием стресса.
   Эльф глубокомысленно хмыкнул.
   - Ну, а дальше-то что?
   И вот теперь я по-настоящему растерялась. Из того положения, в котором мы оказались, самостоятельно распутаться у нас бы не получилось. Пошевелюсь я, и кинжал вонзится в шею Криса, потому что весь упор в моем шатком положении пришелся именно на руки. А если я задену ловчего, то его меч мгновенно оборвет жизнь Тэя. Тоже самое произойдет, если начнет шевелиться кто-нибудь подо мной, только в обратном порядке. Вот ведь ситуация! И что же делать?
   - Самое время принести клятву верности, - прозвенел мелодичный голос от входа.
   - Леи? - удивленно выдохнула я, вздрагивая от неожиданности и поворачивая голову на звук. А я и забыла уже о нем! Вовремя же он пришел. Я и не думала, что когда-нибудь буду так рада его видеть.
   - К Вашим услугам, леди Никониэль, - тепло улыбнулся мне эльф, невозмутимо стоящий в дверях, словно перед его глазами нет ничего из ряда вон выходящего. Неплохая, однако, выдержка! Не замечала за ним раньше подобного.
   - Осторожнее! - прошипел Крисейдро, на шее которого от моего неловкого движения кинжал оставил алую полосу. Впрочем, не смертельную, так что извиняться я не стала. А что? Ему можно бить меня по затылку, душить и безнаказанно лапать, а я должна соблюдать осторожность? Вот еще!
   - Ничего, потерпишь! - мстительно фыркнула я, удостоившись очередного глубокомысленного хмыка от своего заложника.
   - Еще один твой дружок? - поинтересовался он со смесью насмешки и любопытства, и недовольно пробурчал под нос: - Только эльфа мне здесь и не хватало.
   - Что ты имеешь против эльфов? - удивилась. - Ты же сам эльф.
   - Вот это-то мне и не нравится, - туманно пояснил Крис.
   Пока мы с ним тихо переговаривались, в помещении разгорелась другая, более эмоциональная перепалка.
   - Не очень-то ты спешил, остроухий! - презрительно упрекнул Леиренда Тэй, хотя его положение отнюдь не располагало к подобному тону. Впрочем, я вполне могла его понять.
   - А чья вина в том, что некто с плохой наследственностью сломя голову бросился в логово ловчего, оставив на мое попечение единорога и не удосужившись придумать разумный план спасения? - ядовито откликнулся Леи и, саркастично выгнув точеную бровь, осведомился: - И кто кого в итоге спасает?
   Кажется, Тэтэйус смутился. Обалдеть! Этот вечно самоуверенный демон с опущенными ресницами и слегка порозовевшими щеками сейчас выглядел настолько по-человечески мило, что я даже залюбовалась им. Правда, лицезрение такого чуда вышло недолгим, Тэй быстро взял себя в руки.
   - Я по крайней мере хоть что-то делал, пока ты прохлаждался в стороне! - не остался он в долгу.
   - О, да! - продолжал глумиться эльф. - Ты своим примером вдохновлял леди Никониэль на сумасбродные поступки.
   - Кхе-кхе, - с непередаваемой интонацией ехидства вмешался в словесную баталию Крисейдро, прежде чем Тэй успел произнести ответную реплику. - Мы вам не мешаем?
   Даймон с эльфом осеклись, прожгли напоследок друг друга гневными взглядами и вернулись к решению нашей проблемы.
   - Клятва, ловчий! - напомнил Леиренд.
   Крис отчего-то замялся. Я же долго ждать не собиралась (нервы итак на пределе) и, не совсем понимая целесообразность какой-то там непонятной клятвы, попыталась поторопить его с принятием верного решения, слегка надавив на кинжал.
   - Хорошо, хорошо! Не хулигань, детка! - как-то слишком поспешно, чтобы не заподозрить неладное, согласился Крисейдро. - Клянусь, что отпущу вас всех целыми и невредимыми в обмен на свою жизнь.
   Я вновь повернулась к Леиренду, ожидая, что тот подойдет нас распутать, удовлетворившись обещанием ловчего, но эльф освобождать нас не спешил. Видно, не поверил. Я в общем-то тоже не склонна была доверять словам Криса, не подтвержденным никакой логикой или чем-то большим, чем простое обещание. Но разве был иной выбор?
   - Издеваешься? - будничным тоном уточнил Леи. - Или за идиотов нас держишь? Ты же прекрасно понял, о какой клятве я говорил.
   - Это ты издеваешься, остроухий! - внезапно вспылил Крисейдро.
   - Сам такой! - рявкнул Леиренд, всегда чересчур чувствительно относившийся к этому прозвищу.
   - Я в курсе, - ничуть не обиделся ловчий. - Но я не собираюсь лезть в магию крови и давать вам такую власть надо мной.
   - Не нам, - поправил эльф и указал на меня. - Ей.
   - Не имеет значения!
   Мы с Тэем не вмешивались в диалог двух эльфов. Однако, если я ни черта не понимала в споре и просто тупо ждала результата, то в глазах даймона, давно принявших человеческую форму, притаилось задумчивое торжество. Кажется, в благополучном для нас разрешении ситуации он не сомневался.
   - В таком случае ты умрешь, - спокойно вынес приговор Леиренд.
   - Вместе с ним, - тут же среагировал Крис, по-видимому, имея ввиду Тэтэйуса с приставленным к его горлу мечом.
   Я напряглась, сильнее вдавливая острое лезвие в податливую плоть. Ловчий и бровью не повел, абсолютно не реагируя на мой красноречивый намек.
   - Думаешь, мне есть до него дело? - флегматично отозвался эльф.
   - Леи! - возмутилась я, но мой крик был нагло проигнорирован. Даже даймоном, совершенно равнодушным к угрозе собственной смерти. И вот как это понимать?!
   Несколько минут ничего не происходило. Воцарившаяся напряженная тишина почти физически давила на уши, а мерная капель оглушала слух подобно ударам гонга.
   - Ладно, - наконец, решился Крисейдро, и теперь его согласие звучало куда искренней.
   Леиренд удовлетворенно кивнул, поискал глазами что-то в перевернутой вверх дном комнате, потом уверенно вытащил из завалов небезызвестную пиалу, которая скоро начнет мне сниться в кошмарах, смыл остатки мази и вернулся к нам. Каким-то неведомым образом осторожно высвободил одну руку Крисейдро из нашей кучи малы и с нажимом провел кинжалом ловчему по ладони. В тонком порезе сразу начала скапливаться алая кровь. Я поморщилась. Вместо Криса, который, казалось, даже внимания не обратил на еще одну рану.
   - Я, Крисейдро льи Эйриоль... - начал он произносить слова клятвы, сжимая руку в кулак к сцеживая капли крови в услужливо подставленную пиалу. Странно было слышать грубый и вечно насмешливый голос Криса таким торжественным и до мрачности серьезным.
   Краем глаза отметила, что услышав полное имя ловчего, Леиренд подозрительно побледнел. Чего это с ним?
   - ...кровью своей клянусь перед свидетелями в верности ценою жизни леди...
   - Никониэль, - быстро подсказал Леиренд.
   Я скривилась. Вообще-то мое полное имя звучало несколько по-другому, но вмешиваться и поправлять эльфа не стала. В конце концов в Авалонии среди остроухих, похоже, с некоторых пор мое официальное имя приобрело именно это значение.
   -...леди Никониэль, - послушно повторил Крисейдро и провел порезанной ладонью над пиалой, уже чуть ли не до краев заполненной его кровью.
   Алая жидкость засияла ровным багровым светом.
   - Да будет так! - завершающие слова, и кровь в пиале вспыхнула нестерпимо режущим заревом, но почти сразу погасла.
   Леиренд подхватил пиалу и повернулся ко мне:
   - Скажи, что принимаешь клятву.
   Я сказала. И мне тут же под нос пихнули сосуд с кровью, приказав выпить эту гадость. Да ни за что! За кого они меня принимают?! Но мое сопротивление не возымело результата, тем более, что с занятыми руками и невозможностью двигаться без опасности проткнуть горло некому эльфу подо мной, не особо то и отобьешься. В итоге Леи насильно напоил меня заколдованной кровью Криса. Ну, и гадость! Не стошнило меня только чудом, а привкус железа во рту вызывал настойчивое желание отплеваться.
   Распутать наше живописное трио Леиренду удалось не сразу. Сложнее всего оказалось высвободить кинжал из моих онемевших пальцев. Они не желали слушаться меня и поддаваться попыткам эльфа их разогнуть. Определенно, нервы надо лечить. Слишком сильно я переволновалась, сжимая рукоять оружия, так что теперь Леи пришлось делать мне внеплановый массаж кистей. В итоге ему таки удалось отобрать железку из моих скрюченных судорогой конечностей, попутно расцарапав шею ловчему еще сильней. Крисейдро неприязненно морщился, но к моему удивлению, молча, терпел. Дальше пошло легче. Меня аккуратно стащили со спины Криса и поставили на ноги, заботливо придержав за талию, пока я не перестала пошатываться. От пережитого стресса кружилась голова, но слабости я не испытывала. Все таки надо будет попросить у Крисейдро рецепт укрепляющего настоя!
   Единственным моим желанием, когда я оказалась "на свободе", было избавиться от привкуса крови, поэтому не обращая ни на кого внимания, я поплелась к воде в углу помещения. Только как следует прополоскав рот, оглянулась проверить, что происходит за моей спиной, привлеченная слишком подозрительной тишиной. И застыла, лишь сейчас осознав, что расшнурованный Крисом корсет до сих пор держится на мне на одном честном слове. Все трое мужчин смотрели на меня. Две пары глаз, зеленые и карие, отражали такую бурю эмоций, что я мгновенно залилась краской до самых корней волос. Только оранжевый взгляд из под картинно вздернутых белых бровей отчетливо выражал одну лишь насмешку и ничего более. Спохватившись, быстро закуталась в бархат бывшего эльфийского платья, неуклюже затягивая шнуровку.
   - Шаили, позволь я тебе помогу, - мои запутавшиеся в завязках руки накрыли чужие ладони. Я вздрогнула, но препятствовать Тэю не стала.
   Он осторожно распутал неудачные узлы, что я успела навязать в спешке, расправил ткань корсета и аккуратно затянул шнуровку. Все это время я боялась даже пошевелиться. Сердце колотилось в груди как сумасшедшее. Он так близко... Нестерпимо хотелось развернуться и обнять его, но я не решалась. Тэтэйус сам развернул меня, закончив разбираться с завязками. Его пальцы коснулись моей щеки. Я затаила дыхание. В изумрудных глазах сияло светло-зеленое пламя и странное выражение, больше всего похожее на нежность, от которой что-то сладко защемило в груди. Да что же это такое? Ему достаточно одного теплого взгляда и легкого прикосновения, чтобы я начала растекаться воском у его ног. Глупая! Не смей поддаваться его обаянию!
   От руки Тэя повеяло теплом. Мягким. Ласкающим. Сияние в глазах разгорелось ярче. Как тогда, в эльфийском лесу после сражения с волкоподобными монстрами. Решил закончить лечение, которое не успел довести до конца Крисейдро? Что ж, методы Тэтэйуса мне нравились гораздо больше. Тепло скользнуло по виску, ладонь даймона погладила лоб -- должно быть, и на лице остались ссадины, затем зарылась в волосы и замерла на некоторое время на затылке, изгоняя последние следы головокружения и тяжести в голове.
   Горящие всеми оттенками зеленого глаза завораживали, мечтательная полуулыбка на губах Тэя манила, близость его самого искушала. Безумно тянуло дотронуться до идеальных черт лица, попробовать на вкус эту улыбку, прижаться к теплому телу, впитывая окружающий его приятный аромат ночного леса, разбавленного запахом костра. Даже его запачканность кровью вдруг перестала иметь значение и совсем не унимала будоражащих желаний. Тем временем рука даймона медленно спустилась на шею, ласково стирая синяки, оставленные жесткими пальцами Криса. Врал ловчий, что может причинять боль, не оставляя следов. А может и не врал, конечно, но в этот раз ему явно не удалось проявить свой навык. В отличие от грубых прикосновений Крисейдро, ласковое тепло Тэтэйуса не вызывало навязчивой идеи отстраниться. Наоборот, хотелось продлить приятные ощущения подольше, насладиться каждым мгновением. Видимо, верно говорят, что прикосновения любимого -- одно из самых приятных ощущений. Сейчас я была согласна с данным утверждением на все сто.
   Кайф наглым образом обломали, когда целительная магия Тэя затягивала рану на моем плече. Хм, когда ладонь даймона успела оказаться под тканью корсета?
   - Эй, вы там не слишком увлеклись? А то может нам с остроухим выйти? - хохотнул ловчий.
   Я кинула быстрый взгляд в его сторону и смутилась, обнаружив рядом с откровенно веселящимся белокожим гадом совершенно разъяренного Леиренда, в обычно теплых глазах которого сейчас притаилось холодное бешенство. Он что же, ревнует? Пффф! Было бы из-за чего!
   Тэтэйуса подколка Криса ни капли не тронула. Не торопясь закончив лечение, даймон нарочито медленно убрал с моего плеча руку и только тогда обернулся к эльфам. Усмехнулся своей фирменной самоуверенной улыбкой, бросил на Леи полный превосходства взгляд и, иронично приподняв бровь, коротко поинтересовался:
   - Завидуете?
   Кажется, у Леиренда нервно дернулся глаз. Однако сказать что-либо он не успел.
   - Знаешь, дракончик, по-моему, завидовать стоит тебе, - развеселился еще сильнее ловчий и, как бы невзначай разминая пальцы, весомо заметил: - Мои-то руки не только у нее на плече побывали.
   Тэй ощутимо помрачнел, зло сузив обзаведшиеся змеиным зрачком глаза. У Леиренда дернулось второе веко.
   - Кхм, Крис... - поспешила вмешаться, пока дело не дошло до рукоприкладства. Что-то уж слишком разошелся угрюмый ранее эльф. Нехорошее у него какое-то веселье. Злое.
   Брошенный на меня оранжевый взгляд потяжелел.
   - Крисейдро, - торопливо исправилась я, и угрожающий блеск из глаз ловчего исчез. - А ты теперь после этой странной клятвы... ммм... служить мне будешь?
   - Закатай губу обратно, детка! - рассмеялся Крис. - Эта клятва всего лишь означает, что я не стану тебя убивать и использовать в корыстных целях.
   - Угу, - подтверждающе кивнул все еще мрачный Тэй. - Просто физически не сможет причинить заведомый вред. И будет защищать тебя даже ценой собственной жизни.
   - И нас с даймоном не тронет, пока мы нужны Вам, леди Никониэль, потому что это тоже в некотором роде принесет Вам вред, - добавил свои пять копеек по-прежнему раздраженный Леи.
   - Ну да, это тоже, - не стал отпираться Крисейдро. - Но это не значит, что я буду выполнять твои приказы, детка! Никакая магия крови не заставит меня служить кому бы то ни было. Уяснила?
   - Уяснила, - несколько ошарашенно отозвалась я, потрясенная свалившейся информацией о новом защитнике. Напор самого ловчего тоже поразил. Будто я его в рабство сдаться потребовала, право слово! Нужен он мне, как собаке пятая нога.
   - Ладно, хватит пустой болтовни, - вернулся к своему угрюмому тону Крис. - Пора бы вам, голубчики, выметаться из моего жилища. Загостились уже, не находите?
   Возражающих не нашлось. Более того, демонстрируя удивительное единодушие, каждый и нас поспешил согласиться с негостеприимным ловчим. Пора было продолжать путь, прерванный еще в эльфийском лесу. И хоть мне не импонировал сомнительный конечный пункт, к которому настойчиво тащил меня Тэй, я была готова пойти хоть на край света, лишь бы оставить позади враждебных остроухих и опасные пещеры со всеми их обитателями. Надеюсь, остаток путешествия будет не столь богат на приключения? Что-то они мне уже поперек горла стоят. И где моя прежняя скучная жизнь? Домой хочу!


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"