Костина Юлия Викторовна: другие произведения.

Хранимая Духом. Глава 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    "...Тэй лениво поднял взгляд, оценил степень решимости на моем лице, печально усмехнулся. В изумрудных глазах появилось совсем уж непривычное для даймона затравленное выражение. Стрельнув ими в сторону навострившего уши Леиренда, он хмыкнул и протянул мне руку..."
    Все комментарии и оценки прошу оставлять в общем файле. Спасибо.


Глава 8

Все точки.

Истинное мужество состоит в том, чтобы

любить жизнь, зная о ней всю правду.

Сергей Довлатов

   Пещера казалась бесконечной. Все эти переходы, коридоры, спуски и подъемы вызывали уже даже не страх, а отвращение. Я сидела на спине Широ -- благо потолок в пещере оказался для этого достаточно высоким -- и, рассеянно перебирая золотистую гриву единорога, задумчиво рассматривала массивное кольцо на среднем пальце правой руки. Серебряный змей хвостом оплетал целую фалангу, а телом обвивался вокруг крупного не ограненного изумруда, собственнически обхватив его лапками, и, раскинув в стороны крылья, сверкал вместо глаз драгоценными зелеными камушками по-меньше. Больший изумруд внутри сиял мягким зеленоватым заревом, совсем как глаза Тэя, когда он начинал колдовать. Как символично! Особенно, если учитывать, что это украшение я получила от даймона. Жаль, не с предложением руки и сердца.
   Вздохнула. Мечтать не вредно... Хотя кто сказал, что все потеряно? Я ведь еще даже не пыталась это выяснить. А стоило бы! Потому что я не могу потерять Тэя. И Крисейдро, попытавшись лишить даймона жизни, красноречиво мне на это указал. Значит, решено! Пора расставить все точки над "i". Осталось только улучить подходящий момент, когда вокруг не будет лишних свидетелей для столь личного разговора...
   Только, увы, шанса поговорить с Тэем с глазу на глаз пока не представлялось, а уверенности становилось все меньше. Впереди, восседая на своей жуткой верховой твари, изображал проводника Крис. Рядом, успокаивающе положив ладонь на могучую шею единорога, шествовал Леиренд, что-то мне рассказывающий, но я пропускала его слова мимо ушей, задумавшись о своем и изредка бросая через плечо взгляды на Тэтэйуса. Даймон замыкал процессию, держась в отдалении, чтобы не нервировать Широ, почему-то крайне негативно относящегося к его обществу. Хотя, казалось бы, Тэй на половину эльф, а единороги с ними прекрасно ладят, судя по мирному отношению Широ к Леи. Да и Крисейдро... По-началу, единорог воспринял ловчего агрессивно, напав на Криса сразу же, как только тот попытался выйти из своего жилища. Хорошо хоть у него реакция отменная -- успел вовремя увернуться от смертоносного рога, иначе блуждать бы нам сейчас по пещерам без проводника. Однако стоило Крисейдро коснуться морды Широ и пробормотать несколько слов, как единорог тут же успокоился и даже по-дружески уткнулся носом странному белому эльфу в плечо. А вот у Тэтэйуса такой фокус не прошел. Почему интересно?
   Изумруд в кольце мигнул яркой искоркой. Нахлынуло знакомое ощущение близости родного существа, почти частички себя.
   "У единорога инстинктивный страх перед драконьей половиной даймона", - прояснил мой интерес тихий голос Эрфелио и связь снова оборвалась, а камень потух, оставив только неяркое сияние в глубине. Единственное напоминание о существовании духа-хранителя, сейчас заключенного в украшении-артефакте. Мне не нравилось, что пришлось запихнуть его в эту клетку, но я вынуждена была признать, что подобные меры действительно пошли на пользу. Эрфелио уже гораздо чаще откликался на мой мысленный зов или просто мысли, и дольше мог держать ментальный контакт. Не то что до заключения в кольце. Хорошо, что меня все же уговорили так поступить...
  
   ...Мы уже покидали келью Крисейдро, когда я вдруг спохватилась:
   - А как же Эрфелио?
   Три пары глаз одновременно обратили на меня свой взор, а затем так же дружно метнулись на поблекшего духа.
   - Что с ним случилось? - полюбопытствовал Тэтэйус, похоже, только после моего вопроса заметив, что с хранителем что-то не так.
   - Не знаю, - растерянно ответила я, так же переводя взгляд на Эрфелио. - Он не отзывается с тех пор, как гоблины распылили на нас какой-то порошок.
   - Порошок, говоришь? - задумчиво протянул Крисейдро, внимательнее присматриваясь к полупрозрачной неподвижной фигуре. - Что за порошок?
   Ну, я и рассказала все, что смогла о нем вспомнить. Описание вышло не слишком подробным, но упоминания о гламурном цвете, сладковатом запахе и производимом эффекте Крису оказалось достаточно, чтобы признать в порошке "Розовую пыльцу". Да-да, именно так он и обозвал парализующую гадость. А потом и расщедрился на рассказ о ней.
   Оказалось, что порошок и есть самая настоящая пыльца редкого цветка под названием Пещерная греза, который растет лишь глубоко под землей и считается едва ли не вымирающим видом. Откуда у гоблинов взялось столько "Розовой пыльцы", оставалось только гадать. Эти существа никогда не обращали внимания на флору, а фауна их интересовала лишь в виде пищевых продуктов. Они вообще жили по принципу первобытных людей, поэтому использование парализующих порошков не входило в их обычный стиль жизни. Слишком сложно для примитивного разума.
   Действие же пыльцы заключалось в том, что она влияла на сознание, полностью изолируя его от тела, то есть, как я поняла, лишая возможности мозг передавать сигналы нервной системе, зато обостряя восприятие. Не самая приятная вещь на свете. Особенно, если учитывать, что ни иммунитета, ни противоядия к такому парализующему порошку не существовало. Единственный способ придти в себя после знакомства с "Розовой пыльцой" -- банально дождаться, пока она выветрится из организма. Но если у существ, обладающих плотью, это занимало от силы несколько часов, то с бесплотными все было сложнее. По сути, особенности воздействия пыльцы на духов не известны были никому, потому как она не должна вообще хоть как-то влиять на них. Так почему же подействовала на моего хранителя?
   - Возможно, потому что у вас с ним очень сильная ментальная связь, - пожав плечами, предположил Крис, отвечая на вопрос, который я, оказывается, задала вслух.
   - И что же теперь делать?
   Ловчий снова пожал плечами. Он итак уже потратил недельный запас слов. Сомневаюсь, что раньше этому отшельнику приходилось столько говорить. Не похож он на любителя поболтать. Да и в целом весь его вид выражал абсолютное равнодушие к моим проблемам с духом-хранителем. Не его это дело.
   - Смею предположить, - ответил вместо него внимательно слушавший лекцию Леиренд, - что подвергшийся воздействию пыльцы организм нейтрализует его действие с помощью резервов собственного тела. У духов же подобной энергии нет, поэтому Вашему хранителю, леди Никониэль, чтобы придти в себя, придется использовать лишь ментальные силы.
   - Но сейчас он тратит последние, чтобы поддерживать видимый облик в материальном измерении и не раствориться в пространстве, - заметил молчавший до сих пор Тэй, продолжая задумчиво изучать взглядом Эрфелио.
   - Откуда ты знаешь? - удивился Леи.
   - Ментальная магия -- моя сфера, - насмешливо бросил ему Тэтэйус.
   Я с интересом взглянула на мужчин. Удивительно, но они в первый раз говорили вполне мирно. Пусть их беседу и нельзя было назвать дружеской, но они хотя бы не ссорились. Видимо, правы те, кто утверждает, что общие проблемы объединяют.
   - Если ты такой хороший менталист, даймон, то почему бы тебе не поделиться силами с духом, чтобы помочь ему справиться с "Розовой пыльцой"? - запальчиво откликнулся эльф.
   Н-да, поспешила я с выводами. Этих двоих ничто не способно примирить. И чего они так взъелись друг на друга?
   - Не прикидывайся дурачком, остроухий. Ты прекрасно понимаешь, что ему это не поможет, я только зря растрачу резерв, - огрызнулся Тэй.
   Я вздохнула. Научная дискуссия на тему магии медленно начала превращаться в очередную перепалку. Надоели, честное слово! Мне Эрфелио спасать надо, а они собачатся. Нашли время! Вон и Крисейдро, судя по колкому блеску оранжевых глаз, начинает тихо звереть. Боюсь представить, что он выкинет, когда ему окончательно надоест шумное общество. В конце концов, он давал клятву только мне, а Леиренд с Тэтэйусом ему совершенно по боку. Может ведь и не сдержаться, а его силу и умения я уже успела оценить по дуэли с Тэем, которому даже силачка Вальсирующая уступала в схватке. Не хотела бы я повторять подвиг со спасением даймона, тем более, что во второй раз он может и не получится. Тогда Крис просто не ожидал от меня нападения, теперь же он будет к нему готов. И почему-то я была на сто процентов уверена, что ловчему не составит труда справиться сразу со всеми нами, а потом найти правдоподобную отмазку, что действовал он мне на благо.
   - Так что? Неужели Эрфелио никак нельзя помочь? - вмешалась я, пока не произошло непоправимого.
   - Ну, почему же нельзя, детка? - хмыкнул Крис со скучающим видом. - Спрячь его в какой-нибудь амулет, чтобы он не исчез. И всего делов-то!
   - Что?! - возмутилась я. - Что значит "спрячь"? Эрфелио не вещь!
   - Нет, shaili, ловчий прав, - вдруг встал на его сторону Тэй, рассеянно прокручивая на пальце одно из своих колец. - Если заточить духа в какой-нибудь материальный предмет, чтобы ему не пришлось тратить силы на поддержание обличая, он сможет скопить их для нейтрализации воздействия пыльцы.
   Я перевела возмущенный взгляд на Тэтэйуса. Да о чем они говорят?! Как можно спрятать живое существо в какую-то вещь? Заточить его в предмете? Нет, я не могу! Это же... не правильно. Даже подло! Как я могу так поступить со своим хранителем?!
   "Соглашайся", - прошелестело в голове.
   Но...
   "Соглашайся", - еще тише, но настойчивее.
   А как же... я? Что со мой станет без опеки моего хранителя? Сейчас дух хоть и в плачевном состоянии, но он здесь. А что будет, когда его "спрячут"? Если я не буду его видеть... слышать... ощущать его присутствие... Пусть это звучит эгоистично, но я не могу! Не хочу оставаться без него!
   "Я с тобой... соглашайся..." - почти совсем не различимо.
   Ладно. Если Эрфелио сам этого хочет, я не буду спорить. Не имею права. Только мне все равно не по себе от подобного решения.
   Получив мое согласие, мужчины принялись спорить, как и куда поместить Эрфелио. Я не вмешивалась, абсолютно не понимая их заумных магических терминов и обсуждаемых технологий. Так что яростно переругивались в основном, конечно, даймон с эльфом, а ловчий лишь фыркал и посмеивался над ними, а потом, когда ему надоело веселиться, заявил, что без проблем сможет заточить духа в магический предмет -- ему и не таких существ приходилось в силу профессии пленять, но у него в запасе нет заготовок под артефакты. Зато таковые нашлись у Тэтэйуса. Не зря он носил на руках и в ухе столько украшений. Все они были магическими амулетами и артефактами, предназначенными для разных целей, и среди них по счастливой случайности оказался один разряженный, но вполне годный для создания из него новой магической вещицы, способной стать временным прибежищем для обессиленного духа. В качестве ловушки для Эрфелио и выступило то самое серебряное кольцо в виде крылатого змея с изумрудом, которое сейчас красовалось на моем пальце.
   Кольцо Тэя...
  
   ...Тряхнув головой, выкинула из нее воспоминания, в который раз оглядываясь на даймона. Я должна поговорить с ним! Даже если мои чувства станут ему обузой, я хочу, чтобы он узнал о них прежде, чем мы окажемся во Дворце. Что бы меня там не ждало, я пойду к Императору только окончательно разобравшись в отношениях с Тэтэйусом.
   - Леди Никониэль, - окликнул меня Леиренд, и по нотам отчаянности в его голосе, я поняла, что зовут меня уже не в первый раз.
   - А? - встрепенулась я. - Прости, задумалась.
   - О мерзком даймоне конечно же? - с горечью даже не вопросил, а скорее констатировал эльф.
   - Что? Нет! Почему ты так решил?! - возмутилась я, но не слишком искренне, потому что Леи очень даже угадал.
   - Потому что Вы не сводите с него глаз, - еще горще ответил остроухий и внезапно остановил единорога, повернувшись ко мне.
   Упрямый вызов в теплых карих глазах заставил меня вздрогнуть. Только разборок с Леирендом мне сейчас не хватало! Я итак вся трясусь в преддверии откровенного разговора с Тэем, а эльф лишает меня последних остатков душевного равновесия.
   - Чем он заслужил Ваше внимание?! Я же лучше! - начал словесную атаку Леи. - Я красивее и достойнее его! Я чистокровный в конце концов, а он всего лишь жалкий полукровка, от которого все отказались! Так почему же Вы выбрали его, а не меня?! Вы должны были выбрать меня!
   Я отвела взгляд. Вот за что я не люблю самовлюбленных личностей, так это за их раздутое чувство превосходства. Они считают, что земля вращается вокруг них, как вокруг солнца, и все должны ими восхищаться. А когда не получают должного, по их мнению, отношения, то начинают беситься. Вот и у Леи, похоже, случилось обострение его нарциссизма. Однако с ним надо что-то делать. Мне, конечно, льстит внимание эльфа, тем более я не спорю, что он действительно красавчик, но ведь я же не питаю к нему ничего сильнее дружеских чувств. С другой стороны, я не хочу обидеть его категоричным отказом, чтобы вообще его не лишиться. Неужели дружбы между мужчиной и женщиной действительно не бывает? Как бы я хотела, чтобы это оказалось неправдой.
   Пока я медлила с ответом, опомнился Крисейдро.
   - Ну, что вы там застряли? - возмутился он, разворачивая свою зверюгу к нам и раздраженно кривясь. - Хотите познакомиться с местными хищниками? Давайте резче шевелите конечностями, я не собираюсь с вами вечно няньчиться!
   Как ни странно, Леиренд послушался и потянул единорога вперед, хотя хмурился он при этом так, будто придумывал немедленный план особо кровавой мести ловчему. Я вздохнула было с облегчением, но по мимолетом брошенному на меня взгляду эльфа поняла, что беседа еще не закончена и тоже нахмурилась. Как же все таки не вовремя Леи затеял этот разговор! И как не обидно намекнуть ему, чтобы он ни на что не надеялся, но в то же время остался рядом? Наверное, я слишком многого хочу. Эгоистка.
   Украдкой оглянулась на Тэтэйуса, чтобы проверить, слышал ли он наш разговор с остроухим и с сразу же поняла, что слышал. Даймон оказался ближе, чем я ожидала. Наверное, успел подойти, пока мы тут стояли. Я даже смогла различить его горящие в темноте глаза с узким зрачком. Злится что ли? Впрочем, эльф не отличался тактичностью в адрес даймона, так что не мудрено, что Тэй сейчас не в духе.
   Поймав мой взгляд, он подмигнул, и я сконфуженно отвернулась, словно бы меня уличили на подсматривании в замочную скважину. И тут же разозлилась на себя. Это ведь он подслушивал, а не я! Так почему я должна смущаться?! Вроде же и не говорила ничего такого, а чувствую себя, будто уже призналась ему во всем. Проклятый эльф! И приспичило же ему сейчас предъявлять мне претензии! Не мог подождать что ли, пока Тэя не окажется рядом? С другой стороны, что я жалуюсь? Все равно ведь собиралась поговорить с даймоном. Только чем больше я об этом думала, тем хуже мне становилось. Все таки я ужасная трусиха...
   "Отвлекись", - шепнул Эрфелио, сверкнув изумрудом кольца.
   Легко сказать... Хотя почему бы и не попробовать? Только на что?
   Скользнув взглядом по едва различимым в сумраке пещеры предметам, непроизвольно зацепилась за белоснежную фигуру Криса, удивительным образом не выделяющуюся в темноте, а даже как-то сливающуюся с ней, словно он был ее частью. А ведь я ничего не знаю о нем! В отличии от Леиренда, которому имя ловчего явно оказалось знакомо, иначе эльф бы так не побледнел, услышав его. Странная реакция. Выясним?
   - Леи? - тихо позвала я.
   Он лишь чуть склонил голову в мою сторону, показывая, что готов слушать, но не откликнулся. Обиделся?
   - Крисейдро ведь эльф? - задала я давно мучивший меня вопрос.
   - Да, - коротко и лаконично.
   Точно обиделся! И что мне теперь делать? Заверять в безграничной любви и преданности? Так это же не правда! То есть насчет преданности, конечно, все так, если иметь ввиду дружескую привязанность, но свою любовь я уже отдала другому существу. Извиняться вроде бы тоже не за что -- я совершенно не чувствовала себя виноватой, так что даже и пытаться не буду. Может попробовать просто поговорить с ним, пока он не накрутил себя до крайней степени? Надеюсь, поможет...
   - А почему он такой странный? - продолжаю расспросы, делая вид, что ничего не произошло.
   Леиренд помолчал с минуту, и все же ответил.
   - Он не странный. Он изменившийся.
   Сказано это было таким тоном, будто одно слово должно было все мгновенно прояснить. А я вот только больше запуталась.
   - Изменившийся? - переспрашиваю с самым заинтересованным видом.
   Эльф выдержал паузу еще в пару минут, но пояснил:
   - Иногда под воздействием определенных внешних условий разумные существа меняются.
   - Мутируют? - не поняла я.
   Леи брезгливо сморщился.
   - Не совсем. Чаще изменения стимулирует какое-либо выдающееся событие, сильно повлиявшее на внутреннюю суть изменившегося.
   А он делает успехи! Каждая фраза становится все более распространенной, значит, я не прогадала со способом примирения. Продолжим! Тем более, что выбранная тема и впрямь меня увлекла.
   - То есть они повреждаются рассудком? - удивляюсь. - И при чем здесь внешность?
   - Не рассудком, - терпеливо уточнил эльф. - Сутью. Внутренним миром. Душой, если угодно. И чем больше изменений внутри, тем сильнее они отражаются на внешности. Пожалуй, Крисейдро сейчас не узнал бы даже его отец.
   - Подожди, подожди! - оборвала я. - Так ты хочешь сказать, что знал его до того, как он стал таким?
   - Я не был знаком с ним лично. Но в Астондэле его знал каждый.
   - Почему?
   - Членов королевской семьи льи Эйриоль положено знать в лицо.
   Вот тебе раз! Округлив глаза, я в шоке уставилась на Леиренда. Это что же получается? Крисейдро родственник Лесного Короля?! Оказывается тесен не только мой родной мир, но и Авалония.
   - А п-почему он... ловчий? - кое-как выдавила я из себя спустя довольно длительный промежуток времени.
   Теперь уже Леи взял тайм-аут на размышления.
   - До настоящего момента никто из моих сородичей и не знал об этом. Кажется, я стал первым, - нехотя признался он. - Я и представить себе не мог, что когда-нибудь встречусь с живым кошмаром Великого Эльфийского Леса!
   - То есть? - обалдело переспросила я.
   Но эльф уже замолчал и, судя по всему, продолжать не собирался. Неужели такая страшная тайна?
   - Расскажешь? - тихо поинтересовалась я, и не получив ответа, с мольбой попросила: - Пожалуйста!
   И Леиренд сдался, пустившись в повествование:
   - Много веков назад один из наследников Мудрейшего решил, что наступило его время править. Никто точно не знает, почему ему пришла в голову такая идея, но поговаривают, что у него случилась какая-то личная трагедия, в которой якобы виноватым был Лесной Король. Именно после пережитой драмы наследник стал изменяться. Еще не внешне, но близкие знакомые стали отмечать перемены в характере и поведении. Спустя какое-то время он поднял мятеж, чтобы свергнуть Мудрейшего, но когда попытался лишить отца жизни, его предали свои же. Мой народ слишком любит своего правителя. У нас в крови инстинкт защищать его жизнь любой ценой.
   - Но как же тогда наследник нашел последователей, чтобы поднять мятеж? - озадачилась я.
   Безличное обращение "наследник" меня по-началу сбило с толка, и я не сразу поняла, что Леи так окрестил Крисейдро. Так значит Крис когда-то был наследным лесным принцем? Интересно! Что же с ним случилось?
   - Это как раз не проблема, - отмахнулся Леи. - Восстать, чтобы сменить власть, мы можем. Только не ценой жизни Мудрейшего.
   Странная какая-то логика у остроухих... С другой стороны, кто я такая, чтобы их судить? Они ведь не люди, так почему должны думать, как мы? Все верно: у нелюдей своя правда.
   - Наследника схватили, - продолжил рассказ Леиренд. - Потом был публичный суд, на котором Мудрейший отрекся от сына и сам же приговорил его к изгнанию без права возвращения. Опальный принц ушел без громких заявлений и клятв и тихо исчез на долгие годы. О нем уже и думать забыли, когда он вдруг снова напомнил о себе. Словно назло воле отца, он стал появляться в разных уголках Великого Эльфийского Леса и мстить своим собратьям. Он всегда объявлялся тайно и неожиданно, убивал кого-либо из тех, кто тогда его предал, и снова исчезал на несколько лет. И никто не мог его поймать... До сих пор.
   - Как же узнавали, что это был именно Крисейдро, если он так сильно изменился? - снова перебила я.
   - А его и не видели ни разу. На всех убитых он вырезал послания Мудрейшему с обещанием когда-нибудь добраться и до него.
   Я передернула плечами и по новому взглянула на Криса. Он оказывается маньяк! Причем мстительный и злопамятный. Хорошо, что мы с ним не враги!
   Мда, а Лесному Королю можно только посочувствовать. Не повезло старичку с детьми. Одна опозорила, спутавшись с драконом, после чего сбежала, а другой вообще предал и попытался убить. Впрочем, и у его детей судьба незавидная. Мать Тэя погибла во цвете лет. Крисейдро вынужден прозябать в пещерах, занимаясь самой отвратительной в Авалонии профессией.
   Насколько я успела узнать, ловчие -- абсолютно беспринципные разбойники, буквально живущие отловом рабов для невольничьего рынка. Паскудная работенка, но довольно прибыльная. И опасная. Как правило, ловчими становились не от хорошей жизни. Только изгнанники, которым уже нечего терять, или отъявленные головорезы, по уши погрязшие в криминале, осмеливались вступить на путь поставщиков живого товара. Простые авалонцы ненавидели и истребляли ловчих. Рабовладельцы -- боготворили. Сами же они постоянно прятались от всего мира, при этом исправно исполняя свои обязанности, со временем превратившись в олицетворение ночных кошмаров. "Не балуйся, иначе тебя ловчий заберет" - любимая присказка для запугивания непослушных авалонских детей.
   В целом, мне даже жаль Крисейдро. А еще безумно хочется знать, что за размолвка с отцом так сильно повлияла на него, из-за которой он стал изменившимся. Но, пожалуй, я никогда не рискну поинтересоваться об этом у самого Криса, а больше никто не сможет ответить на мой вопрос.
   За всеми этими размышлениями я даже не заметила, как оборвался наш с Леирендом разговор, а опомнилась лишь тогда, когда за очередным поворотом пещеры обнаружился выход. Радости моей не было предела! Я никогда не могла подумать, что вид бескрайнего неба над головой может доставить столько счастья. Наконец-то, бесконечные пещеры закончились!
   Мы выбрались на небольшую площадку, выступающую в скале на пару метров, от которой вниз вилась тонкая каменистая тропка. Позади монолитом высились непроходимые на первый взгляд горы с острыми пиками и снежными вершинами, а впереди, насколько хватало глаз, расстилалась зеленая долина, расцвеченная пестрыми луговыми цветами и закатным заревом последнего из трех солнц, лениво скатывающегося за край. Где-то на горизонте притулился редкий лесочек, не идущий ни в какое сравнение с вековым гигантом эльфов. Этот лес был намного проще и в некотором роде даже роднее. Совсем как дома, в моем родном мире. Рядом с лесом соседствовало небольшое поселение, сверкающее в вечерних сумерках огоньками окон и чадящее дымом из печных труб. Идиллия.
   - Добро пожаловать в Империю Фатум! - торжественно провозгласил Крисейдро, когда мы, щурясь от непривычного света, появились на площадке.
   - Фатум*? - недоуменно переспросила я, еле сдержавшись от глупого хихиканья.
   Надо же было додуматься назвать неотвратимой судьбой свои владения! У того, кто придумывал название, было либо слишком большое чувство юмора, либо наоборот -- полное его отсутствие. Других причин в столь неадекватном имени империи я не видела.
   - Ну, да, - пожал плечами ловчий. - Владения императорского рода фон Фатум.
   - Ааа, - глубокомысленно протянула я.
   Так значит это не у неведомого нарекателя не все в порядке с юмором, а просто мужику не повезло с фамилией. Стоп! Империя... Император?!
   Веселиться сразу расхотелось. Выходит, мы почти на месте? Император фон Фатум. Неотвратимая судьба. Моя? Ой, не нравится мне что-то такая игра слов!
   Последним из пещеры, как и следовало ожидать, появился Тэтэйус, застыв чуть поодаль, насколько позволяло скудное пространство площадки, чтобы у моего единорога не было причин нервничать, а то Широ в порыве мог бы случайно сбросить меня. Лететь тут высоко, так что я была благодарна даймону за его предусмотрительность.
   - Кстати, дракончик, - сразу же обратился к нему Крисейдро. - Зачем ты просил меня вывести вас именно сюда?
   - Не твое дело! - рявкнул Тэй.
   - Потому что мы идем к Императору, - одновременно с восклицанием даймона угрюмо произнесла я, отвечая на предназначавшийся вовсе не мне вопрос, но только потому что он удивительно совпал в этот момент с моими мрачными размышлениями. Прав был когда-то Тэтэйус, считая, что я могу разболтать важную информацию, если мне ее доверить. Похоже, этот момент настал. Но я нисколько не сожалела о вылетевших словах, слишком впечатленная внезапной догадкой. Я все терзалась, зачем же понадобилась неведомому Императору, а ведь разгадка была так близка. Стоило лишь вспомнить планы на меня Лесного Короля... Он ведь тоже правитель. У него есть все, что ему нужно. Как и у Императора, полагаю. Все, кроме бессмертия. А если легенда о Хранимой Духом (что ж это за легенда-то такая?!) обещает именно его, то не удивительно, что я вдруг всем понадобилась. Вот только в каком качестве? Не хочу быть игрушкой в чужих руках! Даже если игрушка Императору, как и эльфийскому правителю, понадобилась в жены.
   - О! - расхохотался ловчий. - Так вот в чем дело! А я все никак не мог взять в толк, чего ж ты, дракончик, такой дерганный. Тяжело, наверное, смириться с мыслью, что придется отдать подружку другому?
   Тэй предупреждающе зарычал.
   - Вон уже и рога заранее выросли! - добил Крис, разразившись новой порцией неприличного ржания.
   Не знаю, как Тэтэйусу удалось сдержаться, я бы на его месте давно попыталась заткнуть бестактного юмориста, но, видимо, у даймона оказалось куда более сильное самообладание. Или он просто слишком хорошо помнил, чем закончилось их прошлое противостояние. Так или иначе Тэй ограничился лишь оглушительным рыком, грозившим обвалить на нас ближайшие скалы.
   Игнорируя раздражение даймона и продолжая веселиться, Крисейдро повернулся ко мне и, подтверждая мои смутные догадки, к вящему ужасу шутливо пожелал счастья в семейной жизни с Императором, после чего, подмигнув, намного искренне заявил:
   - Заглядывай как-нибудь в гости, детка!
   И рывком развернув свою верховую зверюгу, унесся обратно в пещеру.
   Вот и все прощание. Я даже сказать ничего не успела.
   Ошарашенно смотря вслед исчезнувшему ловчему, я никак не могла собраться с мыслями. Я-то, наивная, думала, что он теперь будет меня везде сопровождать. А он взял и ушел. Вот так просто. Но он же давал мне клятву! Почему же тогда он ушел?!
   "Клятва, данная ловчим, не обязывает его постоянно быть с тобой, - засияв драгоценным камнем кольца, напомнил о себе Эрфелио. - Она лишь обязывает его не причинять тебе вреда. Ваше расставание не несет в себе для тебя неприятностей, так что он имел полное право уйти. К тому же, прожив столько лет под землей и адаптировавшись к существованию в темноте, вряд ли он может теперь беспрепятственно находиться под лучами дневных светил".
   Я вздохнула. Дух, как всегда, прав. Но все равно жаль. Я уже начала привыкать к Крису. Он, конечно, та еще колючка и грубиян, но телохранитель из него вышел бы неплохой. Я буду по нему скучать и обязательно когда-нибудь воспользуюсь приглашением... если смогу отыскать его логово.
   Ну, а пока у меня есть проблемы поважнее, которые следует прояснить.
   - Так значит вот что ты от меня так упорно скрывал? - спустя достаточно долгую паузу, воцарившуюся после ухода ловчего, бесцветным тоном осведомилась я, переведя на Тэя тяжелый взгляд. - То, что по твоему контракту я должна буду стать женой Императора?
   - Ты не сказал ей?! - то ли удивился, то ли возмутился Леиренд, все это время пребывавший в ступоре от услышанного.
   - Я не мог сказать, - устало вздохнул Тэтэйус, закатывая рукава по локоть и протягивая вперед руки тыльной стороной вверх.
   На предплечьях, чуть выше запястий у даймона красовались симметричные татуировки. Два круга с заключенными внутри геометрическими узорами неопределенной формы и вязью незнакомых символов, смахивающих на сплетенные в слова буквы. Узоры и буквы медленно шевелились, перетекая из одного положения в другое, словно живые, и едва заметно мерцали синеватыми отблесками.
   - Клеймо Повиновения! - округлив глаза, присвистнул Леи. - Как тебя угораздило? Надо быть совсем идиотом, чтобы попасть магу в услужение!
   - Сам идиот! - огрызнулся Тэй. - Придворный маг Императора знает толк в ловушках. Думаешь мне приятно носить на себе эти оковы? Я же из-за них себе не принадлежу! И пока не выполню контракт, доставив во Дворец Хранимую Духом, не смогу избавиться от рабских уз!
   Он повернулся ко мне и покаянно склонил голову, прошептав:
   - Прости.
   Я не ответила, отвернувшись. Почему-то в душе зарождалось гадкое чувство, будто меня предали. Чушь! Он ведь с самого начала говорил, что у него контракт, и что он должен доставить меня Императору. Вот только он не упоминал, что в результате я потеряю свободу. Для того, чтобы ее обрел он. Неужели нет другого выхода?
   - Я не хочу замуж за Императора.
   - У тебя нет выбора, - безжалостно отрезал даймон. - Потому что его нет у меня.
   - А мое мнение не учитывается? - горько вопросила я. Чувство обманутости все возрастало.
   - Я же тебя не в рабство отдаю! - внезапно вспылил Тэй. - Ты станешь Императрицей! У тебя будут деньги, власть, драгоценности, слуги и все, чего ты пожелаешь. Так чего тебе не нравится? Чего тебе еще надо?!
   - Может любви? - с вызовом предположила я.
   - Тебе никто не запрещает любить Императора, - прорычал он.
   Мне показалось, или в его голосе действительно сквозила боль? Вряд ли. Скорее всего просто разыгравшееся воображение подкидывает сознанию образы того, что жажду услышать я сама. Я безразлична Тэтэйусу, и он только что красноречиво доказал это, напрямую заявив, что в любом случае доставит меня Императору. Даймону важнее свобода, чем я. И от этого ужасно больно, а на глаза наворачиваются предательские слезы. Нет, не буду плакать! Не при Тэе.
   - Я не хочу его любить. Не смогу, - в отчаянии прошептала я и мысленно добавила: "...потому что мое сердце уже занято".
   - Не мои проблемы, - жестко отозвался Тэй, пряча взгляд змеиных глаз, и тут же приказал: - Идемте! Надо добраться до селения, пока не стемнело.
   На это возразить было нечего. Вполне разумное заявление. Мне уже приходилось быть свидетельницей тому, как быстро темнеет в Авалонии и какие непроглядные здесь ночи. Так что обзавестись ночлегом, и по возможности комфортным, до темноты и правда не помешает.
   По дороге к поселку мы больше не разговаривали. Тэтэйус шел далеко впереди, я бессильно распласталась на спине Широ, поддавшись черной меланхолии, а Леиренд в кои-то веки шел рядом молча, не пытаясь меня утешить или заболтать, тоже погрузившись в свои, судя по всему, невеселые мысли. И только Фафнер беззаботно дрых, пригревшись на моем плече и умиротворенно пофыркивая во сне.
   Деревня встретила нас настороженными взглядами крестьян и громким лаем собак. Сам поселок оказался небольшим, всего на полсотни дворов, но и не задрипанным. Ухоженные домики с соломенной крышей, окруженные частоколом заборов выглядели иллюстрацией к учебнику истории средних веков. Достаточно мило, впрочем. Хотя и не сказать, чтобы очень уж вдохновляло. Больше всего радости мне принесло открытие, что поселение было человеческим. Простоватые и скудно одетые крестьяне стали первыми людьми, которых я встретила в Авалонии. Их несимметричные и заурядные лица принесли настоящее облегчение моей самооценке. Наконец-то нормальные люди в этом рассаднике красавчиков эльфов и даймонов!
   Еще приятным фактом оказалось наличие в деревне постоялого двора, где можно было снять комнаты на ночь. Не пришлось проситься на ночлег к кому-нибудь из сельчан, как я опасалась. Постоялый двор представлял собой двухэтажное покосившееся здание с прилегающим к нему длинным сараем, на проверку оказавшимся конюшней, где мы разместили Широ. Единорог выглядел не совсем довольным подобными условиями содержания, но благодаря усилиям Леи его удалось затолкать в обшарпанный денник. Конюх взирал на моего скакуна с благоговением, но подходить явно опасался. Что ж, по крайней мере не будет докучать благородному животному.
   Внутри постоялый двор тоже не внушал особого доверия, но за неимением лучшего можно было и потерпеть. К тому же за несколько дней путешествия по чужому миру я уже начала отвыкать от комфорта. На первом этаже располагался просторный холл, совмещенный со столовой. С интересом оглядев скудный интерьер (бывать в подобных заведениях мне еще не доводилось) отметила десяток деревянных столов с лавками по бокам, некоторые из которых были заняты другими посетителями, веселые занавесочки на окнах и длинную стойку в углу у входа, являющуюся по видимому и барной и чем-то вроде ресепшена. За стойкой скучал полнотелый мужчина в застиранном фартуке с блестящей лысиной на низко посаженной голове, а за его спиной сквозь приоткрытую дверь просматривался короткий коридор, ведущий в комнату с жарко пылающей печью и суетящейся около нее пожилой женщиной -- наверное, кухня.
   Предоставив Тэю право разбираться с услужливо заулыбавшимся при виде нас мужчиной за стойкой, я снова оглядела зал, уделив на этот раз больше внимания посетителям. Ими в основном оказались люди. Но были представители и других народов. В самой середине помещения расположилась шумная компания низкорослых бородатых крепышей, которых я определила как гномов. В нескольких столах от них в одиночестве скучал сухопарый мужчина в плаще с капюшоном, из-под которого торчали звериные уши, а приглядевшись, я заметила кончик пушистого хвоста, обвивающего его ноги. Должно быть соотечественник Вальсирующей-с-мечами. В самом темном углу затаилась странная молчаливая троица тощих, как жерди, существ с непропорционально длинными конечностями, тонкими лебедиными шеями, безволосыми головами и огромными глазищами. Прямо типичные инопланетяне! В противоположном от них углу развязно пировала компания боевых женщин, по внешности, манерам и одежде походящих на валькирий или амазонок из мифов. За дальним столиком ворковала парочка вообще не поддающаяся классификации. Серебристая рыбья чешуя на щеках и кистях рук с перепонками между пальцев, сине-зеленые волосы, убранные в причудливые прически, многослойная одежда с явной морской тематикой и глаза как переполненные бурлящей водой колодцы. Русалки? Водяные? Наяды?
   Единственными, кого я не смогла найти, это эльфы. Как ни старалась разглядеть, ни одного остроухого, кроме нашего Леиренда, в зале не было. Впрочем, откуда бы они взялись? Они ведь затворники, никогда не покидающие своего леса. Так что не удивительно, что на Леи косилось большинство гостей. Да и Тэтэйус с его неординарной внешностью тоже не остался без внимания. Мне же чужое излишнее любопытство не нравилось. Хотелось спрятаться подальше от косых взглядов, укрыться за непроницаемыми стенами и остаться, наконец, в одиночестве. Так что от предложенного ужина я отказалась, сославшись на усталость, и поскорее убежала в одну из снятых для нас комнат. Пустой желудок, который, казалось, уже ссохся от отсутствия в нем пищи (Сколько же я не ела? День? Два? Не помню...), бурно протестовал против моего произвола, но от одной мысли о еде меня начинало мутить -- так сильно я переживала из-за жестоких слов Тэя, сказанных им на том злосчастном выступе у выхода пещеры.
   Закрыв дверь номера и не глядя по сторонам, бросилась на кровать и разрыдалась, давая выход накопившимся эмоциям...
   Не знаю, сколько я так лежала, жалея себя, но внезапный стук в дверь стал для меня полной неожиданностью, заставив вздрогнуть и на время прекратить истерику.
   - Кто там? - неуверенно позвала я.
   - Можно войти? - голос Тэтэйуса удивил не меньше, чем ранее его стук.
   - Входи, - разрешила я, сильнее зарываясь носом в подушки, потому что не хотела, чтобы он видел мое заплаканное лицо.
   Щелкнул замок двери, прошелестели приближающиеся шаги, скрипнула кровать, продавливаясь под весом присевшего рядом даймона.
   - Shaili?
   Я не шелохнулась, затаив дыхание и ожидая его дальнейших слов. Зачем он пришел?
   - Я принес тебе поесть, - вздохнул Тэй, отвечая на мой не заданный вслух вопрос.
   Молчание. Не знаю, что говорить. Да и не хочу в общем-то. Зачем, если мы уже все друг другу сказали на скальном выступе? Ну, может и не совсем все, но после той сцены гордость не позволяла мне произнести заветных слов. Он все равно не оценит.
   - Оставлю тут, на столике у кровати -- может потом захочешь, - еще раз вздохнул он.
   Снова скрипнула кровать, что-то звякнуло над правым ухом и опять воцарилась неловкая тишина. Тэтэйус не спешил уходить. Что ему еще надо?
   - Злишься? - вопрос застал меня врасплох.
   Ему-то какое дело?!
   Тишина.
   Конечно, злюсь! А еще мне безумно больно и кошки на душе скребутся, но разве это что-то изменит?
   - Посмотри на меня, - попросил он.
   Я не отреагировала.
   - Посмотри на меня! - требовательно.
   - Нет! - отрезала я.
   - Shaili, пожалуйста, - тихий нежный голос, заставляющий болезненно сжиматься сердце.
   Я мотнула головой. Не поддамся!
   На макушку ласково опустилась чужая рука и мягко провела по волосам. Я вздрогнула, а Тэй аккуратно, но требовательно повернула мою голову к себе. Мои глаза встретились с его встревоженным изумрудным взглядом.
   - Ты плакала? - ужаснулся он.
   Поразительная догадливость! Нет, я тут просто так лицом в кровать уткнулась! От нечего делать, ага.
   "Сколько яда! - фыркнул Эрфелио. - Не замечал раньше в твоем характере ничего подобного".
   Я проигнорировала и духа-хранителя. Чего он на меня наезжает?
   - Прости, - покаялся даймон.
   Уже второй раз за день просит прощения. И второй раз меня не трогают его извинения. Куда катится этот мир?
   Я молчала. Тэтэйус тоже. Он долго вглядывался в мои глаза, рассеянно перебирая пальцами пряди моих волос. Я млела от легких прикосновений, не решаясь даже пошевелиться. Куда-то вдруг исчезла вся злость и обида. Осталась только безграничная тоска. Как я смогу жить без него? С другим...
   - Все так запуталось, - печально заговорил Тэй, так и не дождавшись от меня ответа. - Не хочу видеть слез в твоих глазах. Если бы я мог, я бы не отдал тебя Императору. Но ты не моя.
   Было видно, что признание далось ему нелегко. Только и оно ничего не меняло в сложившейся ситуации. Кроме того, что мне стало лишь больнее. Зачем он все это говорит? Зачем вселяет в сердце надежду, что я не безразлична ему, если все равно собирается поступить так, как велит контракт?
   - А что, если я хочу быть твоей? - против воли вырвалось у меня. Еще не признание в любви, но уже нечто близкое к нему.
   Тэтэйус растерялся. Его рука в моих волосах замерла и напряглась, а потом он и вовсе ее убрал.
   - Это невозможно, - после мучительно долгой паузы бесцветным голосом отозвался Тэй, отвернувшись.
   Я не стала уточнять почему. Не хотела еще раз слышать, что между мной и свободой он выберет второй вариант.
   Снова гнетущая тишина.
   Что же он не уходит? Так хочется побыть одной. Выплакаться вволю. Пожалеть себя. Пострадать. Уйди же, наконец! Мне итак тяжело, а ты травишь мне душу. Проклятый демон! Зачем я тебя полюбила?!
   Тихий всхлип все таки вырвался из моего горла, и я поспешно уткнулась обратно в подушку, все же успев заметить, как Тэй нервно обернулся ко мне.
   - Ты будешь счастлива, обещаю! - ни с того, ни с сего убежденно заявил даймон.
   Стремительно поднялся и, печатая шаг, быстро пересек комнату. В дверях задержался и совсем тихо, на грани слышимости зачем-то добавил:
   - Только не со мной.
   Щелкнула, закрывшись, дверь, и я разрыдалась с новой силой. Зачем? Зачем он сказал последние слова?! От них так жжется в груди...
   Что-то утешающее бормотал Эрфелио, но за давящими всхлипами я совершенно не слышала его. Да и не хотела слушать. Рыдания душили, я захлебывалась в собственных слезах, но никак не могла остановиться. Так я и уснула, обессиленная и совершенно раздавленная.
   _____________________________
   *Фатум (лат. fatum) -- неотвратимая судьба, рок, неизбежное.
  

***

  
   Он сидел под дверью снятой для Ники комнаты и тихо себя ненавидел. За то, что девушка сейчас рыдала из-за него. За то, что второй раз за день причинил ей боль. За то, что вынужден был говорить, хотя с языка рвались совсем другие слова. За то, что еще скажет, если будет необходимо. За чувства, что посмел допустить в свое сердце вопреки здравому смыслу. Да, он уже давно осознал, почему все время вел себя с ней так глупо. Почему его постоянно тянуло ее оберегать. Почему он сходил с ума, когда с ней что-то случалось. Почему бесился, когда другие мужчины оказывали ей знаки внимания или заявляли на нее свои права. И вовсе не драконьи инстинкты по защите добычи, не обязательства контракта и не указка Клейма им руководили. Еще в логове гоблинов, дав волю второй сущности, он признал девушку своим сокровищем. Не добычей. Хотя и к сокровищам у драконов отношение двоякое. Есть просто безделушки: не интересные, но свои, и лишь поэтому нужные -- ведь драконы жуткие собственники. А есть настоящие ценности, за которые дракон способен отдать жизнь. И пусть он дракон всего-лишь на половину, их сущность и инстинкты не вытравить из его крови! И shaili теперь тоже... не вытравить... Но у него нет выбора! Ни тогда, когда отправлялся на ее поиски, ни теперь, когда она сама готова была отдать себя ему в руки. Он видел ее привязанность. Чувствовал. Не мог не заметить -- не слепой же в конце концов! Но не мог и принять. Не имел права. Пока. Хотя и хотел, даже жаждал. Безумно. А уж когда девушка заявила, что хочет принадлежать ему, он едва не сорвался. Только Клеймо и удержало.
   Даймон закатал рукава и печально уставился на выведенные магией символы. Клеймо вот уже несколько суток горело нестерпимым жаром -- еще бы, с такими-то мыслями! -- даже в ярком свете сияя синим магическим огнем. Но у него было время свыкнуться с болью. И все же избавиться от этих рабских печаток необходимо. Иначе ему никогда не исполнить задуманного. Поэтому он отведет shaili к Императору в любом случае, даже если снова придется говорить ей жестокие слова, чтобы ни у кого не возникло повода усомниться в достоверности выполненных условий ненавистного контракта. Пусть венценосный правитель немного потешит себя надеждой и чуть-чуть понаслаждается мечтой. Но не долго. Даймон не собирался сдаваться без боя. Завтра он приведет Хранимую Духом во Дворец. Но кто сказал, что он обязательно должен будет оттуда уйти?..
   Размышления прервал шорох крадущихся шагов. Ни дня без покушений! Он вздохнул и настороженно прислушался, внешне оставаясь абсолютно расслабленным. Кто же пожаловал на этот раз? Долго гадать не пришлось. Знакомый маневр тихого нападения со спины, что она использовала еще при первой встрече, развеял последние сомнения. Молниеносно уйдя из-под сдвоенного удара мечей и мгновенно материализовав в руках собственное оружие, он с головой окунулся в бой, позволив выплеснуться накопившимся эмоциям в яростных атаках. Противница не выстояла и пары минут, при намеке на поражение использовав свой второй излюбленный прием -- тактическое отступление. Все таки достаточно молодая наемница -- это не матерый ловчий, чей опыт сражений с самыми разными противниками насчитывал века практики. При воспоминании о наглом и ехидном изменившемся эльфе ярость всколыхнулась с новой силой. Жаль, что с ним не справиться! Слишком силен. Впрочем, повторения печального события, предшествовавшего клятве, даймон не желал, а потому запретил себе мысли о мести. Не его поля ягода. Пока, во всяком случае.
   Прогнав настырную Вальсирующую-с-мечами (вот ведь неугомонная женщина!), он прислушался к звукам из комнаты shaili и спустя несколько секунд удовлетворенно улыбнулся. Полная тишина за дверью, за исключением сонного пофыркивания гремлина, свидетельствовала о том, что шум короткой потасовки с наемницей не разбудил Нику. Почему-то это казалось очень важным. Ему хотелось, чтобы девушка хорошо отдохнула перед следующим трудным днем. Завтра им всем предстоят испытания. Ей -- встреча с будущим супругом, а ему... в общем-то тоже самое. С той лишь разницей, что для нее встреча станет просто неприятным событием, а даймону помимо этого придется еще и изображать безразличного сопровождающего, которому плевать на дальнейшую судьбу подопечной. По здравому размышлению он не чувствовал в себе уверенности в настолько хороших притворщечиских способностях. Только и выбора особенного не было. Ради сокровища можно и постараться...
  

***

  
   Посреди ночи меня разбудил невнятный шум за дверью. Казалось, кто-то громит коридор, роняя мебель и попеременно то сдавленно шипя, то угрожающе порыкивая. Хм, какое знакомое шипение. Да и проскальзывающие в нем мяукающие ноты вызывают определенные ассоциации. А уж утробный рык Тэя я теперь узнаю всегда. Неужели наемница объявилась?
   В ногах, недовольно фыркая, завозился гремлин. Пару раз шумно зевнул во всю пасть, показывая двойной ряд акульих зубов, и нехотя скатился на пол. Прошуршал коготками по деревянному настилу, ткнулся носом в щель под дверью и пару раз втянул носом воздух, громко отфыркиваясь. Что-то прокряхтел, пробурчал и неторопливо вернулся на нагретое место, свивая из моего одеяла гнездо.
   - Что там? - сонно поинтересовалась я.
   - ...ффф... фырк... большая кошка... фырк... что охотится... ффф... за Никой... ффф... фырк...
   Ну, точно Вальсирующая пожаловала!
   - А почему так шумно? - сквозь зевок уточнила я.
   - ...фырк... ффф... даймона фстретила... фырк...
   Тогда все в порядке. Раз Тэтэйус уже позаботился о моей безопасности, то и волноваться не о чем. Выяснив, что мне ничего не грозит, снова провалилась в сон, уже не обращая внимания на шум в коридоре. Без меня разберутся...
  
   До утра меня больше никто не побеспокоил. Зато само утро началось преступно рано. Едва рассвело в комнату постучал Тэтэйус, а когда я не отозвалась, в наглую вломился внутрь и вытряхнул меня из кровати. По его словам до Дворца остался всего день пути, и если мы хотим попасть туда затемно, то надо выходить сейчас. Я его энтузиазм не разделяла, тем более что во Дворец мне совсем не хотелось, и растянуть путешествие на денек-другой я бы не отказалась, но сопротивляться не посмела, покорно разлепив глаза уже вне мягкой постели. Ненавижу ранние пробуждения! Сова по натуре, я всегда предпочитала ночные посиделки, но зато потом позволяла себе слабость поваляться до полудня. В Авалонии же мои биологические часы упорно пытались перенастроить, что меня, конечно же, абсолютно не устраивало.
   Итак, я не выспалась и пребывала в ужаснейшем расположении духа после вчерашних откровений с даймоном, когда наш маленький отряд снова двинулся в путь. Мои спутники где-то нарыли конный транспорт, так что теперь скорость путешествия заметно увеличилась, что на мне в целом никак не отразилось. На спине Широ было вполне комфортно, так что я могла даже вздремнуть без риска свалиться со скакуна. Это я проверила еще в эльфийском лесу. Поэтому в итоге так и поступила, отчего дорога запомнилась крайне смутно. Совершенно не помню, как покидали деревню, выпала из памяти и первая половина дня. Потом были только сумасшедшие скачки и цветной калейдоскоп сменяющих друг друга фантастических пейзажей, слившийся в одну смазанную картину. Кажется, проезжали какие-то луга и лес, холмы и ущелья, даже один раз пересекли брод через неширокую реку. Ландшафт окружал сказочный и совершенно непохожий на родной мир, но от этого только более напоминающий красочные сны, которые, увы, не запоминаются.
   Мы не разговаривали и не делали привалов, будто Тэй вознамерился избавиться от меня как можно скорее. Впрочем, возможно так оно и было. Я не могла его осуждать. Хотела, но не могла. Он ведь жаждет вернуть себе свободу, и кто я такая, чтобы мешать ему в этом? С поселившейся в сердце болью я почти примирилась. Почти. Но где-то глубоко все еще теплилась наивная надежда, что мое признание сможет растопить его лед. По крайней мере, никто не запретит мне попытаться. Как только мы остановимся, я выскажу ему все, чтобы до расставания между нами не осталось недоговоренности. Больше я не буду сомневаться и медлить.
   Я боялась только одного. Что до Дворца остановок мы так и не сделаем. Но на этот раз удача для разнообразия решила мне улыбнуться. Мы не успели преодолеть весь путь до темноты. Смеркаться начало, когда мы подъехали к скалистому уступу, открывающему вид на холмистую долину чарующей красоты, посреди которой высился неприступный замок, достойный кисти художника. Последнее солнце почти закатилось за горизонт, и было понятно, что спуститься засветло в долину мы уже не успеем, а совершать альпинистские подвиги в кромешной темноте авалонских ночей не рискнул бы даже самый отъявленный псих. Соваться на скалистый спуск сейчас означало переломать себе все ноги, а то и шею, так что Тэй благоразумно скомандовал привал, и Леи в кои-то веки был с ним полностью согласен. Мне же отсрочка оказалась только на руку.
   Пока Тэтэйус возился с обустройством ночлега, Леиренд вызвался почистить лошадей. Первым в его списке значился, естественно, единорог, а потому эльф на вполне законных основаних попросил меня ему помочь. Пришлось снова откладывать разговор с даймоном и браться за щетку, хотя я и не особо представляла с какой стороны с этим предметом подходить к Широ. Впоследствии выяснилось, что остроухий способен справиться и без меня, а когда я было заикнулась возмутиться, меня огорошили заявлением:
   - Леди Никониэль, Вы так и не ответили на мой вопрос, - спокойно напомнил Леи, не дав мне и рта раскрыть. - Почему он, а не я?
   Ну вот, приплыли. Оказывается чистка единорога была лишь предлогом для выяснения отношений. Что ж, он сам напросился! У меня было больше суток, чтобы подумать над ответом остроухому, так что врасплох меня уже не застанешь. Мне и самой есть, что предъявить эльфу.
   - Я отвечу, - невозмутимо парировала я. - Но сначала и ты мне кое-что скажи.
   - Что именно? - повелся на провокацию эльф, считающий себя непогрешимым.
   - Зачем ты подарил мне плод Древа Поклонения? - припомнила я ему старый грешок, когда он пытался подчинить мою волю с помощью жалкого фрукта.
   Леиренд сразу сник. Он понуро опустил плечи и подавленно уставился куда-то справа от меня, рассеянно проводя щеткой по белоснежному крупу единорога. Кажется, этот раунд я выиграла. Впрочем, отступаться я не собиралась. Если раньше я намеревалась спросить про тот фрукт только ради того, чтобы Леи отстал от меня со своими претензиями, то теперь любопытство взыграло не на шутку.
   - Так что? - надавила я.
   Эльф кинул на меня неуверенный взгляд и снова его отвел, а потом глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду, и торопливо забормотал:
   - Понимаете, я с детства привык, что мною восхищаются. Я всегда был самым красивым ребенком, избалованным вниманием взрослых, которых потом заменили восторженные девицы. Мне никогда не приходилось прилагать усилия, чтобы обратить на себя внимание женского пола, скорее уж они сами вешались мне на шею. Я не знал отказа, и стоило мне пожелать чего-то... или кого-то... оно сразу становилось моим. А тут появляетесь Вы...
   Он замялся, перевел дыхание и вдруг с вызовом уставился мне в глаза.
   - Вы -- простая человеческая девчонка, не самая симпатичная из тех, кого мне доводилось встречать -- смотрели на меня, как на пустое место. Естественно, это задело меня, и я сам -- сам, впервые в жизни! -- попытался целенаправленно очаровать девушку. Но на мои ухаживания Вы лишь снисходительно улыбались, а сами не спускали глаз с мерзкого полукровки! С даймона, которого любая другая на Вашем месте обходила бы стороной! Тогда я окончательно вышел из себя и...
   Он не договорил, опять отвернувшись. Несколько секунд я в полной прострации осмысливала его неожиданное признание. Какая же я дура! Я-то думала, что действительно ему нравлюсь, а на самом деле... На самом деле у самовлюбленного красавчика просто ущемленное достоинство взыграло!
   - И? - подтолкнула я его к дальнейшему признанию. Пусть уж до конца договаривает! Если выяснять правду, то целиком.
   Но эльф вместо того, чтобы продолжить каяться, неожиданно решил прочитать мне лекцию по ботанике:
   - Знаете, Древо Поклонения ведь в Авалонии одно единственное. Оно растет только в личном саду Мудрейшего и только в одном экземпляре. Никто не знает, сколько ему лет. Наверное, оно живет с самого сотворения нашего мира -- с эпохи раскола Единого. Очень древнее растение, которое не дает потомства. Ни побегов, ни семян -- ничего. Только пустые плоды с сочной мякотью, которая способна подавить волю любого живого существа, кроме, как ни странно, эльфов, и привязать его к кому-либо на всю жизнь. Да и те очень редки. Плоды завязываются лишь раз в несколько десятков лет, поэтому ценятся на вес золота. Только они не продаются. Нигде и никогда. Мудрейший бережет их как зеницу ока и использует только в качестве почетной награды, позволяя сорвать с дерева одну штуку за особо выдающиеся заслуги. Мало кто удостаивался подобной чести. На моей памяти такое происходило всего три раза.
   - И ты, конечно же, удостоился! - фыркнула я.
   - Да, - кивнул Леи. - Как раз перед Вашим появлением я отличился в одной военной кампании... Впрочем, вряд ли Вам будет это интересно. Скажу только, что в итоге я был награжден плодом того самого Древа. Я не планировал его использовать вообще когда-либо, но, как я уже говорил, появились Вы. Я был ужасно зол и раздосадован, а плод просто попался под руку и пришелся как-то неожиданно кстати. Вот я и... подарил его.
   - Понятно, - невесело усмехнулась я и окинула эльфа злобным взглядом. - И после этого ты имел наглость спрашивать меня, почему я выбрала Тэя, а не тебя?
   Леиренд промолчал.
   - По-моему ответ очевиден! - раздраженно заключила я и оставила остроухого одного -- осмысливать собственное поведение.
   Я была ужасно зла и обижена на Леи. Как он мог?! Он врал мне с самого начала! Вот только... Зачем же он тогда помог мне сбежать от Лесного Короля? Ошарашенная этой мыслью, я даже остановилась и окликнула эльфа, озвучив вопрос теперь уже вслух.
   - Пусть Вы и Хранимая Духом, но Вы всего лишь человек. Чужачка, - было мне ответом. - Эльфы никогда не приняли бы Вас в качестве своей королевы, и покушение на помолвке стало красноречивым тому доказательством. Но Мудрейший не отказался бы от пророчимого бессмертия даже вопреки мнению собственного народа. Он бы все равно женился на Вас. И потерял доверие подданных. Вскоре поднялся бы мятеж, и среди моих сородичей наступила бы смута. Я не мог позволить этому произойти.
   Я кивнула, принимая объяснение, и, более не задерживаясь, молча ушла прочь.
   Обида переполняла. Конечно, я понимала, что Леирендом двигали благородные мотивы. Он хотел спасти свой народ и короля. Поразительный патриотизм! Но все равно было неприятно, что я снова оказалась пешкой в чужих руках. Просто игрушка, которой все распоряжаются по своему усмотрению. Одному приспичило раздобыть легендарный трофей, другой возжелал жениться на старости лет, даже Леи, и тот преследовал собственную выгоду. С другой стороны, можно хотя бы больше не терзаться чувством вины, что эльф лишился всего из-за меня. По сути, он сам виноват в том, что произошло. Ведь это он потащил меня в Астондэл вместо того, чтобы просто отпустить нас с Тэем по добру по здорову. И это он сам решил помочь мне сбежать. Я не просила его об услугах. Тем более, что услугу, как оказалось, он делал не мне, а своим сородичам. Ну и ладно, его проблемы...
   Дольше откладывать выяснение отношений с Тэтэйусом я не намеревалась. Так что от Леиренда направилась прямиком к даймону. Он колдовал, в прямом смысле этого слова, над костром и делал вид, что ничего вокруг не замечает. Ни нашего с эльфом эмоционального разговора, ни моего приближения.
   - Нам надо поговорить! - сходу уверенно выпалила я.
   Тэй лениво поднял взгляд, оценил степень решимости на моем лице, печально усмехнулся. В изумрудных глазах появилось совсем уж непривычное для даймона затравленное выражение. Стрельнув ими в сторону навострившего уши Леиренда, он хмыкнул и протянул мне руку.
   - Пойдем.
   Я вложила свою ладонь в его, и Тэй уверенно потянул меня в сторону от места, где мы обосновались на ночлег. Хочет поговорить наедине, без лишних свидетелей? Что ж, так даже лучше.
   Мы обогнули заросли кустарника, прошли сквозь ажурную рощицу и оказались у обрыва, открывающего шикарный вид на долину с замком. С этого ракурса сказочное строение смотрелось еще эффектнее. Я даже на мгновение залюбовалась причудливой архитектурой дворцовой громады и солнечными бликами на ее белых стенах, поэтому не сразу заметила, что Тэй отпустил мою руку, а сам прошел чуть дальше.
   Он остановился в нескольких шагах спиной ко мне, словно каменное изваяние. Напряженный и молчаливый. На несколько минут повисла тишина.
   - Тэй, я... - начала давно заготовленную речь и поперхнулась словами.
   Даймон, по-прежнему не говоря ни слова, стянул с себя плащ и небрежно бросил его на землю.
   - Что ты делаешь? - изумилась я, а сама, затаив дыхание, уставилась на него во все глаза. Точнее на то, что раньше всегда скрывала безразмерная ткань плаща. На хвост. Длинный, гибкий, истерично мечущийся из стороны в сторону, покрытый черной змеиной чешуей, глянцево блестящей в закатном свете, и с тремя острыми костяными шипами на конце.
   Пока я шокировано изучала неожиданную конечность Тэтэйуса, он, все так же молча, избавился от рубашки, полетевшей вслед за плащом. Пульс сбился с ритма, когда мой взгляд скользнул выше по рельефным мышцам его обнаженной спины и широких плеч. Вдоль всего позвоночника, начинаясь под гривой волос на затылке, спускалась вниз провокационная дорожка точно таких же как и на хвосте черных чешуек, расширяясь между лопаток и почти сходя на нет там, где она уползала под пояс брюк к пятой конечности.
   Внезапно Тэй согнулся пополам, и с резким неприятным хрустом взметнулись вверх огромные кожистые крылья, появившиеся из его спины прямо на моих глазах. Распрямившись, он распахнул их во всю ширину, сразу как-то увеличившись в размерах и закрыв тенью полнеба. Медленно обернулся. Хвост нервно хлестал воздух, крылья трепетали за спиной, пальцы с вмиг отросшими когтями едва заметно подрагивали, а лицо выглядело абсолютно бесстрастной маской, и только ядовито-яркие зеленые глаза с вертикальным зрачком взирали на меня с обреченной тоской.
   Совсем не к месту пришло осознание, отчего Таната выглядела так по-демонически в отличии от Тэя. Вторая ипостась, боевая трансформация -- не знаю, как назвать этот их измененный вид, но ясно одно: они способны менять внешность от более человеческой к... драконьей. Только... Уверена, Тэтэйус не для того устроил мне наглядную демонстрацию. И мне совсем не нравился его настрой.
   - Видишь? - тихо спросил он, а я отвела взгляд, пряча подступающие к глазам слезы. Почему я плачу? Вероятно, потому что догадалась, к чему он клонит...
   - Смотри! - яростно рявкнул Тэй. - Смотри на меня! Такой я на самом деле! Я -- монстр! Чудовище! - его голос сорвался, переходя на шепот. - Какую жизнь я могу предложить тебе в будущем?
   Я перевела взгляд обратно на него, смаргивая соленую влагу. Он хотел, чтобы я посмотрела на него, и я смотрела. Но не видела перед собой чудовища. Для меня он не был монстром. Он -- самое прекрасное существо в мире. Во всех мирах. Да, у него были рога, крылья и хвост. Но разве это важно?!
   - Нет, - голос отчего-то не слушался, став хриплым и тихим. - Нет!
   Моя реакция удивила Тэя. Он рассматривал меня с недоверием и... надеждой? А может в его глазах и не было никакой надежды. Может я видела только то, что хотела видеть.
   - Мы слишком разные, - покачав головой, твердо произнес он, словно подыскивая все новые и новые аргументы, лишь бы отвязаться от меня.
   - Не говори так! - взмолилась я.
   Я теперь уже точно была уверена, что он собирался навсегда оставить меня, но не хотела его отпускать, ведь я же еще не сказала ему самого главного. Только похоже, что он не намерен слушать.
   - Но это так, - спокойно возразил Тэй, шагнув ко мне.
   Его рука протянулась к моему лицу, но так и не достигла цели.
   - Я никогда не был человеком и никогда им не стану. А твое место среди людей.
   Он взглянул в сторону Дворца и хмуро добавил:
   - Какими бы они не были.
   - Не оставляй меня, пожалуйста, - отчаянно попросила я, хватая его застывшую в воздухе руку и прижимая ее к своей щеке.
   Он на мгновение растерянно замер... а потом резко выдохнул, решительно заявив:
   - Я должен!
   Его рука соскользнула с моей щеки, и он отступил на шаг, а я окончательно пала духом. Так значит это все? Он завтра проводит меня во Дворец и навсегда исчезнет из моей жизни? Не хочу его терять! Он нужен мне. Даже больше, чем Эрфелио. В этом чужом для меня мире, в холодном, неуютном замке незнакомого Императора я не мыслила себя без него -- моего демона, моего защитника.
   - Тэй, ты нужен мне! - использовала я последний аргумент. - Я...
   - Не надо, - остановил он, не дав мне сделать признание. - Я знаю, что ты хочешь сказать. Не надо. Не говори.
   - Почему? - голос совсем сел.
   Тэтэйус зажмурился, словно боялся чего-то или мучился от нестерпимой боли. Помолчал, собираясь с силами, а потом резко распахнул равнодушные глаза и жестко припечатал:
   - Мы слишком разные. Нам не быть вместе. Смирись. И забудь меня.
   Несколько сильных взмахов крыльями, поднимающих холодные потоки ветра, и он стремительно взмыл ввысь, оставив меня потерянно смотреть ему вслед.
   Не в силах отвести взгляд от быстро удаляющегося силуэта, удивительно похожего на очертания большой черной птицы, обессиленно осела на колени и обреченно прошептала в пространство:
   - Забыть? Глупый. Как я смогу забыть? Я ведь люблю тебя...
   Вряд ли он услышал. Слишком тихо и далеко. Да я уже и не надеялась, что мои слова что-то изменят...
   Вот и выяснила отношения! Вот и расставила все точки!
   Лучше бы не было этого разговора. Лучше бы я молчала. Лучше бы... лучше бы... лучше бы...
   У прошлого нет сослагательного наклонения. Да и неизвестно, было бы мне лучше от недоговоренности? Смогла бы я пойти под венец с другим, терзаясь напрасными сомнениями? Сейчас, по крайней мере, все решено, и ничего уже не изменишь.
   А так, у меня могла бы остаться надежда. Пусть наивная и бессмысленная... Пусть! Но она хотя бы была.
   Теперь же...
   С трудом оторвав тоскливый взгляд от уже опустевшего неба, перевела его на россыпь холмов у подножья скалы. Там, среди зелени и взгорий, рвались ввысь неприступные крепостные стены из белого кирпича. За ними кокетливо сверкали позолотой куполообразные крыши, и высокие башни разрывали острыми шпилями пушистые облака. Высился над просторами Авалонии величественный и сказочный замок. Дворец.
   Завтра я увижу его изнутри. Увижу Императора. Моего будущего супруга.
   И на этот раз никто не поможет мне сбежать от постылой свадьбы, как в случае с Лесным Королем.
   Да я и не решилась бы. Не смогла бы подставить Тэя. Даже после того, что только что здесь произошло.
   Иногда любовь бывает безответной. Но от этого она не становится менее жертвенной. Даже ради не любящего, но любимого можно пойти на все.
   И я пойду.
   Во Дворец. Добровольно. К новой жизни.
   Только будет ли это жизнью?
   Без него...
  
  
  
  

КОНЕЦ ПЕРВОЙ ЧАСТИ



Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"