Костина Юлия Викторовна: другие произведения.

Хранимая Духом. Глава 10

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
  • Аннотация:
    "...С появлением Чёрного мало что изменилось в моей жизни во Дворце. Я все так же загружала себя изучением нового мира и тосковала по Тэю, но теперь я хотя бы была не одна. Когда мне становилось совсем плохо, он в молчаливой поддержке ложился рядом или клал свою голову мне на колени, смотря настолько понимающим и влюбленным взглядом, что невольно просыпалась нежность к этому огромному косматому зверю. Стоило только обнять его, и мне отчего-то сразу становилось легче. Чёрный вообще почти не отходил от меня и как привязанный повсюду таскался хвостом..."
    Все комментарии и оценки прошу оставлять в общем файле. Спасибо.


Глава 10

Об охране и надзирателях

Одна цепь связывает стража и пленного.

Сенека

   Первое, что я увидела, когда проснулась -- изумрудные глаза с вертикальным зрачком почти перед самым носом.
   Сердце сделало кульбит, болезненно сжалось и пустилось вскачь, прыгая где-то в горле и не давая нормально дышать.
   Не может быть!
   Тэтэйус...?
   Как? Откуда? Почему?
   Недоверчиво моргнула, боясь поверить собственным глазам. Тоскливо вздохнула.
   Показалось. Опять всего-лишь показалось...
   На меня смотрели самые обычные, хоть и с такой знакомой зеленью глаза. Обычные для пса. Хотя нет, все таки для волка.
   Чёрный. Мой ночной четвероногий гость.
   Странно, но страха перед ним я больше не чувствовала, даже несмотря на то, что зверь едва ли не целиком лежал на мне, положив на плечи лапы, а поверх них устроив голову. Волк, не мигая, гипнотизировал меня взглядом, но в нем не чувствовалось угрозы, а наоборот, удивительное тепло и даже какая-то нежность. Неужели столь быстро привязался ко мне? Так не бывает. С другой стороны, это же Авалония, а здесь, как я успела убедиться, возможно все. Ну, почти.
   - Доброе утро, - поздоровалась чуть хрипловатым спросонок голосом.
   Он улыбнулся. Ей Богу, не вру! Чуть приподнял вверх уголки губ, не обнажая страшных зубов. Никогда раньше не подозревала, что у животных может быть столь богатая мимика.
   Я не удержалась и тоже улыбнулась. Впервые после расставания с Тэем.
   Шершавый язык лизнул меня в нос. Я вздрогнула. Не люблю, когда меня начинают слюнявить животные.
   - Фу, Чёрный! - возмутилась, отпихивая его голову в сторону. - Нельзя!
   Он фыркнул, как мне показалось, обиженно, но с нежностями больше не полез.
   Не без труда выбравшись из-под тяжелой туши, села, спустив ноги с кровати. Поежилась. Не то, чтобы было очень холодно, но, видимо, я слишком сильно пригрелась рядом с Чёрным. Встала, оглядываясь в поисках одежды. Обычно-то во Дворце меня одевали служанки, принося каждый день новые наряды, но сегодня они что-то запаздывали. Или это я проснулась раньше? Озираясь, наткнулась на внимательный взгляд волка, который все также не сводил с меня глаз. Стало не по себе.
   Всегда считала, что стесняться животных глупо. Дома у родителей при нашем коте Барсике могла спокойно переодеваться, совершенно не задумываясь над тем, что тот может на меня взглянуть. Что в этом такого? Это же всего-лишь животное. Да Барсик и не смотрел на меня никогда. По крайней мере так, как Чёрный. Под его неотрывным взглядом я почему-то смутилась. А ведь предназначенная для сна одежда на мне куда более закрытая, чем некоторые летние платья или тем более купальники, что мне доводилось носить! Только почему же тогда я чувствую себя столь неуютно?
   Звук открывающейся двери оповестил о том, что служанки вспомнили о своих обязанностях. Чёрный вторжения в спальню не оценил и, недовольно заворчав, оскалился. Вот теперь я вижу разницу между настоящим оскалом и его вчерашней радостной "улыбкой"! Секундное замешательство в дверях сменилось испуганным визгом и громким топотом удаляющихся шагов. Проводив быстро исчезающие девичьи спины, перевела удивленный взгляд на мгновенно успокоившегося Чёрного.
   - Надо же! - восхитилась. - Тебе одним своим присутствием удалось то, чего я не смогла за всю неделю жизни во Дворце.
   Волк недоуменно моргнул, на что я лишь отмахнулась с широкой ухмылкой. Кто бы знал, как меня достала прислуга!
   Аккуратно затворив распахнутую настежь перепуганными служанками дверь и подхватив с пола оброненное ими же платье, отправилась переодеваться в ванную комнату, находящуюся в смежном помещении. Чёрный сунулся было за мной, но я захлопнула дверь ванной прямо перед его любопытным носом. Ишь чего удумал! Подождет снаружи. Так мне будет спокойнее.
   Пока приводила себя в порядок, не раз помянула недобрым словом авалонских модельеров, придумавших здешнюю женскую одежду. Вот зачем на самое обычное платье прилеплять чертову уйму застежек, крючочков, завязок и пуговок?! Еле разобралась, куда, что и как, а уж времени потратила немерено! Зато искренне наслаждалась свободой и самостоятельностью. Одноразовой, угу.
   Уже застегивая последние крючки, услышала грохот двери и топот тяжелых сапог в комнате. Не к добру это! Вылетев из ванной, обнаружила неприятную картину: мои покои наводнила целая толпа стражников с мечами наголо, угрожающе выставленными в сторону забившегося в угол Чёрного. Он не скалился и не рычал, лишь настороженно поглядывал на нагло вломившихся солдат, однако живописно вздыбившаяся на загривке шерсть прекрасно свидетельствовала об отношении волка к демонстрации оружия, и я была с ним солидарна.
   В общем-то, в появлении стражи нет ничего удивительного. Перепуганные служанки, без сомнения, должны были доложить об утреннем инциденте начальству, которое никак не могло оставить без внимания появление в покоях императорской невесты страшного зверя. Это же практически покушение на мою жизнь, а я особа весьма ценная, чтобы пренебрегать моей безопасностью. Так что, можно сказать, я ждала визитеров. Вот только считала, что разбираться явится сам Люцерон -- в конце концов он же во Дворце главный, да и я ему не последний человек, -- а вместо него приперся придворный маг.
   - Что происходит? - возмутилась, вставая между Чёрным и Архиусом, внимательно вглядывающимся в волка. - По какому праву вы вламываетесь в мои покои?
   Маг отвлекся от пристального изучения зверя и с укором взглянул на меня.
   - Леди, мне доложили, что Вас буквально рвут на части. Прошу прощения, что спешил Вас спасти.
   Если своей иронией он хотел устыдить меня за резкость, то просчитался. Опасения за Чёрного усыпили совесть крепко и надолго, зато пробудили наглость.
   - Пока Вы "спешили", меня могли успеть съесть со всеми потрохами, но как видите, я в порядке, и никто на меня не нападает, так что благодарю за беспокойство, а теперь, пожалуйста, извольте выйти, я, видите ли, не совсем одета.
   Это я загнула, конечно. На мне всего-то несколько крючков не застегнуто, но для местных правил приличия даже столь малый непорядок в одежде девушки считается недопустимым в присутствии посторонних мужчин. Однако на Архиуса моя речь не произвела впечатления, и он просто пропустил ее мимо ушей.
   - В таком случае, что делает в ваших покоях это? - требовательно указал он на Чёрного.
   Я снова возмутилась.
   - "Это", - передразнила мага, - мой волк.
   Судя по скептическому взгляду, мне не поверили.
   - Ваш? - насмешливо переспросил маг.
   - Мой.
   - Откуда он взялся во Дворце? Не помню, чтобы с Вами приходил волк.
   Я замялась. Что тут ответишь? Архиус меня подловил.
   - Простите, леди, я должен его забрать, - так и не дождавшись ответа, вынес приговор Архиус. - Он угрожает вашей безопасности. Это недопустимо.
   - Нет! - почти выкрикнула я, загораживая собой волка. Сколько можно? У меня итак все отобрали: мой мир, свободу, любовь и даже духа-хранителя. А теперь хотят отнять еще и только обретенного Чёрного?! Хватит! Не позволю!
   - Отойдите, леди, - спокойно попросил маг.
   Я замотала головой, обнимая волка за шею.
   - Не заставляйте меня применять силу, - теперь уже пригрозил он, явно начиная терять терпение. - И отойдите от животного, пока он Вас не покусал.
   Я только сильнее вцепилась в Чёрного, упрямо поджимая губы. Не отдам!
   - Леди, не будьте ребенком. Отойдите.
   - Оставь, Архиус, - неожиданно раздался от дверей холодный баритон.
   Император. Я уже не рассчитывала, что он все же придет.
   Все одновременно повернулись к Люцерону. Его Величество, как всегда невозмутимый и снисходительный, скрестив на груди руки, стоял в дверях и равнодушно оглядывал присутствующих, словно прибыл на скучное и совершенно неинтересное ему представление.
   - Но, Ваше Величество... - начал было возбухать Архиус, однако Император прервал его властным взмахом руки.
   Подошел ко мне, окинул фирменным ледяным взглядом незастегнутые крючки, поморщился и, обернувшись, коротко приказал:
   - Все свободны.
   Стражники тут же ретировались.
   - Архиус, тебя это тоже касается.
   Разноцветные глаза мага недовольно прищурились, но возражать он не посмел и тоже вышел.
   - Драгоценная, - обратился ко мне Люцерон, как только мы остались одни, - появляясь перед посторонними мужчинами в таком виде, Вы позорите меня. Впредь прошу выходить к людям полностью одетой.
   Надо ли говорить, что я разозлилась? Это что же получается, даже в форс-мажорных обстоятельствах я прежде всего должна проверить все ли в порядке с одеждой, чтобы не дай Бог не опозорить Его Величество, а только потом спасаться или спасать?
   Кажется, я зарычала.
   А, нет, не я. Чёрный. Когда рука Императора резво пробежала по крючкам, ловко застегивая их.
   Ревнует? Даже просто к прикосновениям?
   - Вашему питомцу стоит быть более дружелюбным, - намекнул жених, пронзая взглядом волка. - Иначе я могу изменить свое решение.
   Я сжала пальцы на загривке зверя и, не особо рассчитывая на положительный результат, успокаивающе зашептала:
   - Тихо, Чёрный, тихо.
   Как ни странно, подействовало. Волк рычать перестал, хотя мышцы под моими пальцами остались все так же напряжены.
   - Вижу, он Вам послушен, - благосклонно кивнул Люцерон.
   Взял меня за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. В эти колодцы вечной стужи, куда заглядывать было до дрожи страшно.
   Чёрный дернулся, но стерпел. Все же насколько умный зверь!
   - Зачем Вам волк, драгоценная? - проникновенно спросил Император. - Вы чего-то боитесь в моем Дворце? Скажите, и я выделю Вам личных телохранителей.
   Такая перспектива меня только напугала. Чтобы один или даже несколько из тех, кто жаждет бессмертия, получили право постоянно находиться рядом и неотступно следить за мной? Не от этого ли я пряталась в покоях?
   - Не надо, Ваше Величество, - поспешила уверить. - Все в порядке.
   - Люцерон.
   - Простите?
   - Мое имя Люцерон. Зовите меня так.
   Попытка наладить контакт? Ну, в целом, я не против. Странно правда, что он вспомнил о том, что у него есть невеста и с ней неплохо хотя бы поговорить, лишь спустя неделю и то только после небольшой шумихи вокруг моей персоны.
   Задерживаться долго в покоях Император не стал. Еще раз поинтересовавшись, уверена ли я, что мне не нужны телохранители, и получив все тот же категоричный ответ, он ушел, напоследок поцеловав мне руку. Вроде бы вежливый жест, только почему-то вежливости в нем было маловато. Я слишком хорошо успела ознакомиться с местным этикетом, чтобы понять, что Люцерон непозволительно долго задержал мою кисть у своих губ. Впрочем, он же жених. Имеет право.
   Я вообще о многом узнала за время затворничества. Всего лишь неделя. Казалось бы, не так много времени, но когда абсолютно нечем заняться, сидя в одиночестве в четырех стенах, и хочется во что бы то ни стало отвлечься от грустных дум, ничего не остается, кроме как загрузить себя чем-нибудь полезным. В моем случае я выбрала изучение порядков Авалонии в целом и Империи Фатум в частности. Раз уж я теперь вынуждена жить в чужом мире, то хотя бы элементарные знания о нем мне необходимы. В библиотеку я, естественно, не ходила, но стоило попросить, и в комнату приносили любые книги, благо Люцерон не ограничивал мою тягу к чтению, а даже поощрял ее. Видимо, считал, что его жена должна быть образованной. Мудро с его стороны.
   Кстати, меня сильно удивило, что я была способна понимать не только устную речь авалонцев, но и их письменность. Само собой, что книги написаны были не русскими буквами, да и говорили здесь не на великом и могучем, но в чужой речи я изначально слышала понятные слова, а закорючки на бумаге виделись знакомыми настолько, что без труда переводились на родной язык. Я даже специально поинтересовалась у Архиуса на эту тему, на что он лишь пожал плечами и спокойно ответил, что в контракте Тэтэйуса было оговорено условие о магическом вливании в меня знаний авалонского языка. Ничего сложного для даймона, способного воплотить в жизнь практически любое желание. Наверное, наколдовал на меня что-то, пока я была без сознания еще там, в рощице у Врат Миров. Раньше я как-то не задумывалась, почему понимаю незнакомую речь. Оказывается, Тэй постарался. Какая-никакая, а все же забота, и плевать, что по контракту! Все равно приятно.
   С появлением Чёрного мало что изменилось в моей жизни во Дворце. Я все так же загружала себя изучением нового мира и тосковала по Тэю, но теперь я хотя бы была не одна. Когда мне становилось совсем плохо, он в молчаливой поддержке ложился рядом или клал свою голову мне на колени, смотря настолько понимающим и влюбленным взглядом, что невольно просыпалась нежность к этому огромному косматому зверю. Стоило только обнять его, и мне отчего-то сразу становилось легче. Чёрный вообще почти не отходил от меня и как привязанный повсюду таскался хвостом. Прислуга все также, как и в первый день, шарахалась от волка, что мне было только на руку, да и другие люди вели себя при звере более сдержанно. Ко мне больше не приставали в открытую в коридорах, опасаясь острых клыков Чёрного, которые он не стеснялся демонстрировать при любой возможности, но от неприятных взглядов не спасал даже он, поэтому я по-прежнему продолжала отсиживаться в покоях, хотя теперь иногда позволяла себе редкие прогулки. Даже несколько раз выбиралась в сад на заднем дворе императорского замка. Там бывало мало людей, в основном лишь садовники, но те после одного случая, когда Чёрный едва не покусал самого наглого из них, впечатлились и предпочитали больше не провоцировать моего ручного волка.
   Так прошло еще несколько дней. Император снова забыл о моем существовании и больше не навещал после знакомства с Чёрным. Архиус смирился с присутствием волка, но продолжал недобро посматривать на него и уговаривать меня отдать его на псарню, потому что животным якобы во дворце не место. Отношение ко мне придворного мага с каждым днем становилось все хуже. То ли потеряв терпение, то ли поняв, что на меня не действует его доброжелательная маска, он отказался от нее и превратился в ворчливого противного старика. Он придирался ко мне по любому поводу, критиковал, ругался, в общем показал, наконец, свое истинное лицо. Эрфелио, кстати, он мне так и не вернул, хотя я с упертостью барана спрашивала о духе-хранителе каждый день и по несколько раз. Фафнер продолжал пропадать где-то в закоулках Дворца. Единорога навестить я так и не решилась, потому что в конюшнях в отличии от сада как раз таки всегда толклось много народа: конюхи, солдаты, приходящие к своим боевым коням, и просто придворные, любящие верховую езду, а я старалась избегать людных мест. Ноэль мне больше не мерещился. Кошмары все еще снились, но уже реже. Чёрный отпугивал их своим присутствием, которое помогало мне с одной стороны понемногу приходить в себя, а с другой -- постоянно напоминало о Тэе. Слишком сильно походили цветом глаза волка на очи моего любимого демона, из-за чего я иногда ловила себя на бредовой мысли, что такая схожесть неспроста.
  

***

  
   Он провел во Дворце уже больше недели, изображая из себя верного пса Ники, и никто, даже один из сильнейших авалонских колдунов - Архиус, не заподозрил, кем на самом деле является ручной волк девушки. Хотя не удивительно. Энергии в иллюзию было вложено столько, что распознать ее или тем более снять под силу лишь такому даймону, как он, а во Дворце их нет. И все же по-началу он немного нервничал, пока не встретился в новом обличье с Императором и его придворным магом. Они приняли его за обычного зверя. Что ж, первая часть плана удалась. Осталось придумать, как теперь безопасно покинуть Дворец вместе с shaili.
   Девушку он старался не оставлять одну ни на минуту. Не нравились ему взгляды окружающих. Да и сама Ника выглядела подавленной и печальной. Как же ему хотелось поддержать, утешить ее, сказать, что любит и не позволит никому обидеть свое сокровище! Но что он мог в звериной шкуре? Только молча смотреть и всегда быть рядом. Он никогда больше не оставит ее. Не сможет. Одному небу известно, как тяжело ему было уходить в прошлый раз. Повторной ошибки он не совершит, даже если придется наблюдать, как она выходит замуж за другого... Нет, он не допустит этого! Он придумает, как сбежать до свадьбы. Снять бы только проклятое Клеймо, из-за которого раскрывать себя пока опасно. Пусть Архиус и не распознал в нем даймона, но всплеск магической активности при смене облика почувствует сразу, а с подчиняющими печатями даймон колдуну не соперник. Придется ждать.
   Каждое утро он просыпался в объятиях shaili и мечтал о том дне, когда сможет точно так же просыпаться с ней рядом в своем собственном обличье. Он верил, что такой день обязательно настанет. Он сделает для этого все. Он столько раз воплощал в жизнь чужие желания, пора бы уже исполниться и его собственным. И не важно, какая за это будет плата! Он готов отдать все, лишь бы быть вместе с ней -- со своей единственной мечтой.
   Помимо его самого и Императора на Хранимую Духом претендовали и другие. О придворных он не тревожился. Слишком они боялись своего правителя, чтобы пойти против него. А вот Вальсирующая-с-мечами беспокоила. Он видел ее несколько раз за оградой императорского замка, а однажды учуял в саду, где любила иногда бывать Ника. Похоже, наемница до сих пор не отказалась от своего задания. Упертая! Стоит быть настороже. От кошки-переростка могут быть проблемы. Как будто бы ему других мало...
  

***

  
   День выдался ясный и теплый, и я решила прогуляться в саду. Здесь было умопомрачительно красиво. Не пафосно, как в остальной части Дворца, а именно красиво. Экзотические деревья, ухоженные клумбы, чистые дорожки из странного сверкающего, как снег на солнце, камня. Тонкий, ни на что не похожий цветочный аромат и трели неизвестных птиц, порхание большекрылых разноцветных бабочек. А еще феи. Самые настоящие! Крохотные сказочные создания с прозрачными крылышками, прячущиеся в бутонах цветов. Их можно принять за бабочек, если не присматриваться. Я присматривалась, только видела их не часто. Эти создания ужасно скромные и не любят показываться на глаза. Стоит им заметить, что за ними наблюдают, как они тут же прячутся, причем так, что найти их потом невозможно.
   Я бродила по лужайке в глубине сада и высматривала фей. Чёрный дремал неподалеку под разлапистой веткой кустарника, почти полностью скрывающей его от ярких солнечных лучей, настороженно подергивал ушами и изредка лениво приоткрывал один глаз, зорко поглядывая по сторонам. В такие моменты, пока кому-нибудь из дворцовых обитателей не приходило в голову нарушить мое уединение, я забывала обо всем и просто наслаждалась великолепием природы, с удовольствием подставляя лицо ласкающим лучам трех светил и полной грудью вдыхая разливающийся по саду пьянящий аромат.
   Но сегодня мою прогулку прервали неожиданным образом.
   Я нагнулась, рассматривая махровый цветок, в котором мне почудилось мелькание прозрачных крылышек, но вместо ожидаемой феи там оказался всего-лишь шмель, а когда распрямилась, увидела ее. Вальсирующую-с-мечами. Она стояла в десяти шагах от меня, по-кошачьи склонив набок голову, и, расслабленно опустив руки вдоль тела, спокойно рассматривала безразличным янтарным взглядом. Вздрогнув от неожиданности, я сделала шаг назад. Наемница отрицательно покачала головой. Догадаться, что значил ее жест было не сложно. Мне не убежать. Я просто не успею.
   Чёрный налетел на нее неожиданно, без рыка. Вальсирующая среагировала в последний момент, развернувшись лицом к взвившемуся в прыжке зверю, но выхватить мечи уже не успела. Сцепившись, они покатились по земле, послышалось шипение, рычание, визг. Через секунду клубок распался, и нэка с волком одновременно отпрыгнули друг от друга, воинственно скалясь. А клычочки-то у девушки тоже кошачьи, но против волчьих все же проигрывают. Зато когти будь здоров, Чёрному такие и не снились.
   С замиранием сердца я следила, как наемница и волк кружили друг против друга, напряженно наблюдая за действиями противника. Вальсирующая-с-мечами, отрастившая как когда-то в гоблинской пещере когти до размера маленьких кинжалов, поочередно с хищно пригнувшимся к земле Чёрным делали пробные выпады вперед, но достать друг друга пока не могли. Их схватка не имела ничего общего с похожей на танец дуэлью Тэя и Крисейдро, которую мне не так давно приходилось наблюдать. Бой нэки и волка походил на звериную стачку. Покружившись, они снова сошлись в рычаще-шипяще-повизгивающий клубок, а потом опять отпрыгнули в стороны. На обоих я заметила кровь.
   Когда Вальсирующая вытянула оружие из ножен, мне стало еще страшнее. Клыки против мечей? Самоубийство. Я должна помочь Чёрному! Но как?
   Оглядевшись вокруг, уперлась взглядом в камни, вмонтированные в дорожку. Воспользоваться любимым методом Эрфелио? Почему бы и нет? Упав на колени, судорожно вцепилась в самый большой камень, изо всех сил выковыривая его из земли и от спешки ломая в кровь ногти. Рык и поскуливание заставляли меня торопиться все больше, не обращая внимания на испорченный маникюр. Наконец, выкорчевав камень из дорожки, я взглянула на драку. Противники опять разошлись. Чёрный поджимал под себя переднюю лапу, а на одном из мечей наемницы темнело алое пятно. Сволочь! Она его зацепила!
   Не раздумывая, я метнула камень в Вальсирующую-с-мечами. Черт! Промазала! Наемница оглянулась и предупреждающе зашипела на меня. Чёрный, воспользовавшись тем, что его противница отвлеклась, прыгнул. Вновь рык, визг, вой.
   Я бросилась выковыривать следующий камень. Теперь, достав снаряд, я уже не спешила. Дождалась, пока воюющий клубок распадется, чтобы ненароком не задеть волка, прицелилась и бросила. Попала! Жаль по касательной. Нэка мявкнула и с шипением дернулась ко мне. Чёрный опять воспользовался ее невниманием, и на этот раз наемница не успела закрыться, волк вцепился ей в ключицу, а я кинулась за очередным камнем.
   Третий снаряд угодил точно в цель, ударив Вальсирующую по голове. Она на секунду замерла и, закатив глаза, рухнула в траву. Волк, не разжимая челюстей, тряхнул обмякшую нэку и осторожно отпустил, тяжело дыша и настороженно вглядываясь в поверженную противницу, а я во все глаза уставилась на него. Его зрачки... Узкие змеиные зрачки в изумрудной зелени глаз! Как у Тэя...
   Чёрный, словно почувствовав мой взгляд, оглянулся. Я смотрела в такие родные глаза и ничего не понимала, боясь поверить, даже предположить хоть на миг. Это не может быть он. Невозможно!
   Волк моргнул. Я растерялась. Змеиных зрачков не было. Самые обычные волчьи глаза. Мне снова привиделось? Как тогда утром... Я слишком много тоскую о Тэтэйусе, вот и мерещится всякая ерунда. Подумать только, видеть любимого в звере. Это и есть сумасшествие?
   Тряхнув головой, обратила внимание на Вальсирующую-с-мечами. Она как упала, так больше и не пошевелилась, а рядом на траве валялся окровавленный камень и медленно расплывалось страшное темно-алое пятно. В груди ёкнуло. Я ее что, убила?
   Опасливо приблизившись, ткнула наемницу носком туфли. Ну же, очнись! Не реагирует. Тогда я присела и попыталась нащупать пульс. От волнения никак не могла сообразить, есть он или нет. Или я просто неправильно ищу? Вот ведь незадача! Кем бы не была Вальсирующая-с-мечами, и чего бы ей от меня не нужно было, я не хочу становиться убийцей! Не хочу! На глаза навернулись слезы. Нет, нет, не время паниковать! Если не получается с пульсом, посмотрим, что там с дыханием. Стянула с нэки маску и подставила свою ладонь к самому ее носу. Вроде слабо обдувает. Прислушалась, но кроме судорожного стука собственного сердца ничего не услышала. Точно! Сердце! Приложила ухо к груди наемницы и сделала еще одну попытку прислушаться. Помимо уже знакомой барабанной дроби сумела различить спокойный ровный ритм. Фу-у-ух, жива... Просто без сознания. Надо бы отобрать у нее оружие, пока она не пришла в себя. Хотя она и без него вполне способна пошинковать нас на фарш, с такими-то когтями. Тем не менее мечи я все же конфисковала от греха подальше. Зачем-то спрятала их в кустах, наверное, чтоб Вальсирующая, если вдруг очнется, не смогла их найти. Стало чуть спокойнее. Самую малость. И только тут до меня дошло, что я вроде как во Дворце, а тут полно стражи, которую можно позвать на помощь. Вот же я идиотка! И почему сразу об этом не подумала?!
   - Стража! - заорала изо всех сил.
   Буквально через несколько минут передо мной уже стояло пятеро стражников. Они внимательно оглядели представшую их глазам сцену, один из них -- видимо, старший -- отдал какие-то распоряжения другому, и тот резво куда-то убежал. Вокруг началась непонятная суета, а я сидела прямо на земле, ничего не соображая от пережитого шока, последствия которого только сейчас проявили себя в полной мере, и, прижавшись к Чёрному, с удивлением наблюдала, как на его лапе стремительно затягивается глубокий порез. Все-таки не прост мой волк, очень не прост...
   Когда вернулся стражник, приведя с собой Императора, придворного мага и еще несколько незнакомых человек, о ране Чёрного уже ничего не напоминало. Архиус, едва появившись на лужайке, нахмурился и, словно к чему-то прислушиваясь, настороженно оглядел невозмутимо сидящего рядом со мной зверя, потом бросил взгляд на Вальсирующую-с-мечами, нервно дернул уголком губ и отвернулся к стражникам, что-то выясняя. Похоже, не догадался о странностях моего волка, списав нечто, что ему показалось, на присутствие наемницы.
   Ко мне подошел Люцерон в сопровождении сухопарого седобородого старичка.
   - Это Ландер. Лекарь, - представил Император. - Он осмотрит Вас, драгоценная.
   Надо же, беспокоится. Хотя правильно. Я же нужна ему живой и здоровой. Хранимая Духом как-никак. Ценная вещь. Надо следить, чтоб не дай Бог не испортилась.
   - Я в порядке, - попыталась возразить, но меня никто не послушал.
   Жених пропустил мою фразу мимо ушей, повелительно кивнул в мою сторону Ландеру, а сам отвернулся к стражникам, где еще один старичок, по-видимому тоже лекарь, пытался привести в себя наемницу.
   Пока Ландер осматривал вяло сопротивляющуюся меня, его коллеге удалось растормошить Вальсирующую. Тут же начался допрос. Я прислушалась.
   - Зачем ты напала на мою невесту? - требовательно вопросил Люцерон, едва нэка разлепила веки.
   Если бы меня спросили о чем-нибудь таким голосом, я бы, наверное, выложила все от и до, да еще и с подробностями. Никогда не слышала настолько властного тона, которому просто физически невозможно не подчиниться. Однако наемница лишь невнятно прошипела в ответ нечто явно нецензурное. Впрочем, Император не смутился и снова задал тот же вопрос, а потом еще раз и еще, потому что кроме шипения от Вальсирующей-с-мечами не доносилось ни звука, но Люцерон оставался на удивление невозмутим. Ни капли раздражения, только холод, деловой тон и приказные интонации в голосе. Интересно, он вообще способен на эмоции? Или правителям они не положены? Я тихо фыркнула. Не мужчина, а айсберг какой-то.
   - Да что Вы с ней мучаетесь, Ваше Величество?! - не выдержал придворный маг. - Ее вина очевидна!
   Правитель бросил на Архиуса косой взгляд, красноречиво говорящий о том, чтобы маг не лез не в свое дело, и продолжил допрос.
   Мда, душевная беседа. А главное, совершенно бесполезная. Наемница не скажет ни слова о своем задании -- это очевидно. Кажется, Люцерон тоже это понял, потому что не прошло и пары минут, как ему все-таки надоело слушать злобное кошачье шипение и недовольное ворчание мага, который постоянно вмешивался и требовал наказания для вражеской лазутчицы. Не понимаю, Архиус-то с чего на нее так взъелся?
   - Казнить, - в конце концов сухо вынес приговор наемнице Его Величество. - Немедленно.
   Я подавилась воздухом и закашлялась. В груди что-то перевернулось. Казнить? Вот так просто? Я понимаю, что она совершила на меня покушение, но... Убивать без суда и следствия по воле одного человека? Из-за меня? Нет, я не хочу быть причиной чужой смерти, хоть и косвенно! Если она виновна, то пусть ее посадят в тюрьму, или как это здесь называется, только не убивают! Я не смогу жить с таким грузом вины, не тот у меня характер.
   Не знаю, откуда взялись силы и решимость, но грубо оттолкнув Ландера, я бросилась к Императору, повиснув у него на руке.
   - Пожалуйста, Ваше Величество...
   - Я же просил называть меня по имени, - недовольно перебил жених, пронзая меня холодным взглядом.
   - Пожалуйста, Люцерон, - мгновенно исправилась я, поежившись от ледяного выражения его глаз. - Не убивайте ее!
   - Что? - опешил он. - Драгоценная, Вы понимаете, о чем просите?
   - Пожалуйста, - жалобно повторила я, изо всех сил стараясь не отвести взгляд от мерзлоты его глаз.
   - Леди, прекратите истерику! - вмешался Архиус. - Преступница не заслуживает Вашего заступничества. Она - убийца. Более того, она напала на Вас - на невесту Его Величества, а это уже преступление имперского масштаба. Ей место на плахе.
   Не слушая придворного мага, я продолжила уговоры, умоляюще смотря в ледяную бездну:
   - Люцерон, прошу Вас, ради меня!
   На что я надеюсь? Никто из них ничего не сделает ради меня. Они все здесь живут личной выгодой. И в первую очередь сам Император.
   - Леди, успокойтесь! - требовательнее заговорил маг и направился ко мне, чтобы отцепить от Его Величества.
   - Не вмешивайся, Архиус, - вдруг остановил его Люцерон.
   Маг покорно опустил голову и отступил, злобно косясь на меня. Ему явно не нравилось, что правитель вступается за невесту уже второй раз. Император же напротив выглядел задумчивым и спокойным. Он медленно, оценивающе рассматривал мое лицо, потом опустил взгляд на вцепившиеся в его рукав пальцы, накрыл их своей рукой.
   - Зачем Вам жизнь наемницы, драгоценная?
   Что у него за привычка называть меня драгоценной? Звучит-то как... Словно вещь какую из сокровищницы увидел. Золотая безделушка или нечто в этом роде. Нет бы милой звать или дорогой на крайний случай, а то драгоценная... Да знаю, что придираюсь! Просто нервы. Вот почему он все время задает такие правильные и каверзные вопросы? Что ему ответить? Правду? Не оценит ведь. Правители не умеют быть милосердными, так что ему вряд ли понравится мое глупое благородство. Мать Тереза, блин! Что ж я такая жалостливая-то, а? И врать как назло не умею. По крайней мере Императора, собаку съевшего на интригах, обмануть точно не сумею.
   - Я просто не хочу, чтобы ее убивали, - осторожно отвечаю.
   Люцерон чуть качнул головой. Понятно. Неправильный ответ.
   - Ваше Величество... - едва начала торопливо говорить, чтобы привести в свою пользу побольше убедительных аргументов, как тут же замолкла, наткнувшись на еще сильнее заледеневший взгляд. Черт! Почему мне так сложно обращаться к нему по имени? Постоянно сбиваюсь, а ведь не приучена к титулам. Но при одном взгляде на Императора сразу проникаешься его величием и царственностью, так что ничего другого, кроме "Ваше Величество" на язык не идет.
   - Люцерон, пожалуйста, сделайте мне подарок! - выпалила уже от отчаяния и с секундной задержкой добавила: - На нашу свадьбу.
   - Свадебный подарок? - переспросил он со странной интонацией, чуть подумал, медленно потирая подбородок, а затем неожиданно кивнул. - Хорошо. Но больше у меня ничего не просите.
   Я оторопело вскинула брови. Он согласился? Невероятно! Я смогла его уговорить! Стоп, а что значит ничего не просить? Когда я успела создать о себе впечатление попрошайки? Я же ни разу у него ничего не просила! Даже за Чёрного! Он сам разрешил мне его оставить. Я нахмурилась. Не нравится мне это. Определенно, за его словами стоит что-то еще. Ну, и ладно! Плевать! Все равно мне от него больше ничего не нужно.
   - Обещаю, - серьезно заверила я и тут же снова почувствовала, как брови ползут на лоб, потому что Император довольно и тепло мне улыбнулся. Тепло! С ума сойти! Теперь мне еще подозрительнее.
   Мягко высвободившись из моих пальцев, которые никак не хотели разжиматься, отчего я дико смутилась, Люцерон отдал короткий приказ увести наемницу и, поцеловав мне руку, как и в прошлый раз чуть дольше, чем положено, задержав ее у губ, хотел было уже уйти, когда я остановила его вопросом:
   - Куда ее уведут?
   - В темницу, - безразлично бросил он. - Не отпускать же ее совсем, верно?
   Верно. Другого я и не ожидала. Спасибо и на этом. Будем надеяться, Император сдерживает свои обещания.
   Перевела взгляд на Вальсирующую-с-мечами, которую еще не успели увести, и вздрогнула. Она, не мигая, внимательно смотрела на меня, и выражение ее янтарных кошачьих глаз было столь странным, что мне мгновенно стало не по себе. Она не рада, что я помогла сохранить ей жизнь?
   Когда нэку уводили, она не сопротивлялась, но так и не оторвала от меня своего странного взгляда, а я так и не смогла понять, что же за чувство плескалось в янтаре. Может я зря вступилась за нее? Раньше она на меня так не смотрела.
   Уже вечером в своих покоях, лежа в обнимку с Чёрным, я снова и снова вспоминала неотрывный взгляд наемницы, пытаясь разгадать его тайну, но тщетно. В конце концов решила узнать о нем у первоисточника. Надо наведаться в темницу, и пусть Вальсирующая сама выскажет мне все, если ей есть что сказать.
  
   Удивительно, но встряска, устроенная Вальсирующей-с-мечами, вывела меня из депрессии, так что утром я проснулась полная решимости действовать. Я непростительно много времени потеряла за эти недели, предаваясь страданиям и трусливо прячась за дверями покоев. Так нельзя! Нельзя сидеть сложа руки и ждать, что выкинет судьба в следующий миг. Надо творить ее самой. Кто сказал, что я обязана смириться с навязываемым будущим? Что меня в нем ждет? Золотая клетка с нелюбимым мужем, который вспоминает о собственной жене только, когда она выкидывает что-то из ряда вон выходящее или становится жертвой покушений? Я не согласна на подобное!
   До свадьбы у меня еще около десяти дней, и за них надо успеть очень многое. Для начала стоит наведаться к наемнице, как я и собиралась еще вчера. Затем навестить Широ. Мы в ответе за тех, кого приручили, и пусть единорога мне в большей степени навязали, я все равно несу за него ответственность хозяйки. Еще неплохо бы поискать Фафнера, но тут возможны варианты. Судя по всему, гремлину и без меня пока неплохо живется. Далее следует вернуть Эрфелио, где бы Архиус не прятал артефакт с духом-хранителем. Затем придумать, как избежать свадьбы с Люцероном, и разработать действенный план побега из Дворца. Ну, а самое сложное -- найти Тэтэйуса и завоевать его сердце. Подумаешь, отшил один раз. Мы, как говорится, не гордые, попробуем и второй, и третий, да сколько понадобится! Тем более, что я еще, по сути, ничего и не делала, чтобы его завоевать.
   Это основное.
   В идеале, конечно, хорошо бы еще вернуться домой, но данная мечта уже из разряда несбыточного. По крайней мере, в ближайшие пятьдесят лет.
   Что и говорить, наполеоновские планы. Очень надеюсь, что они мне по силам. Вот только, стоило наметить план действий, как появилась еще одна проблема...
   Телохранители.
   Из-за покушения наемницы Люцерон решил поступить по-своему и, невзирая на заверения в том, что мне не нужна личная охрана, все же приставил ко мне двоих людей. Вернее нелюдей. Вампира и оборотня. Жутко, правда? Вот и я не оценила, когда, едва проснувшись, обнаружила в покоях двоих странных незнакомцев. Надо признать, парочка выглядела колоритно.
   Они во всем представляли собой противоположности друг друга.
   Вампир -- небольшого роста, тонкокостный, бледный, изящный и совсем юный. Ему можно было дать от силы лет пятнадцать, но иногда создавалось ощущение, будто разговариваешь с мудрым старцем. Вечно недовольный, замкнутый, неразговорчивый, даже злой. Его лицо никогда не выражало никаких эмоций, словно восковая маска, на которой не дрогнет ни один мускул, что бы не происходило вокруг. Казалось, на омертвевшем лице живут одни лишь глаза: цепкие, внимательные, пронизывающие насквозь, насыщенно сиреневого цвета, алеющие в минуты ярости. За все время нашего знакомства вампир ни разу не улыбнулся, но я точно знала, что за тонкими бледными губами скрывается пара острых, как иглы, и опасных клыков. Он очень мало двигался, и каждое его движение было отрывистым и точным, но до обидного скупым. Издалека его можно было принять за статую, настолько неживым он казался, а мраморность кожи, подчеркнутая светлыми, невесомыми, словно пух, волосами, мягко устилающими плечи, делала его еще более непримечательным.
   И на его фоне оборотень -- здоровенный, накаченный, загорелый, лет двадцати пяти на вид, с торчащими во все стороны короткими каштановыми с чуть буроватым отливом жесткими волосами, жизнерадостной улыбкой, смеющимися ореховыми глазами и удивительно выразительной мимикой. Темпераментный, непоседливый, неуклюжий весельчак, порой ведущий себя как маленький ребенок, подкупающий своей искренностью и заразительным смехом. Рубаха-парень, как сказали бы у нас. Душа компании. С ним удивительно легко находить общий язык, но в то же время его чрезмерная навязчивость и детская непосредственность порой раздражала, а гнев по-настоящему пугал. Вспыльчивый, но отходчивый, в минуты ярости он себя не контролировал, превращаясь в зверя, как в переносном, так и прямом смысле. Его звериная ипостась представляла собой огромное темно-бурое лохматое чудище в человеческий рост, отдаленно напоминающее не то медведя с пушистым хвостом, не то волка-переростка с тупоносой мордой. Одним словом, зрелище не для слабонервных при всем при том, что чаще этот монстр, если, конечно, не был разозлен, вел себя как игривый, ласковый щенок.
   Не смотря на всю свою непохожесть, напарники прекрасно ладили, хотя и любили попререкаться друг с другом и поязвить. Вампир смотрел на оборотня несколько свысока и по-отечески снисходительно, мол, пусть играется глупая зверушка, а оборотень в свою очередь воспринимал его как любимую игрушку, над которой можно по-дружески посмеяться и подшутить, а то и повалять в грязи. Последнее, впрочем, ему на моей памяти ни разу не удалось, хотя попытки были.
   Но ничего этого я еще не знала, когда увидела их впервые, зато по праву оценила комичность внешнего вида контрастной пары. Они заявились с утра вместо ожидаемых служанок, чем вызвали крайнее недоумение у меня и угрожающий рык у Чёрного.
   - Вы кто? - округлила я глаза, рассматривая нагло ввалившихся ко мне незнакомцев и успокаивающе положив руку на холку оскалившегося волка.
   - Твои телохранители! - сходу переходя на "ты", что во Дворце вообще-то не принято, заявил темноволосый.
   Я напряглась и вытаращилась на них еще сильнее. Какие телохранители?! С чего вдруг?
   - Мне не нужна охрана.
   - Ничего не знаем, - развел руками тот же парень. - Приказ Императора.
   - Почему же тогда он не сообщил мне лично? - подозрительно нахмурилась я.
   Темноволосый рассмеялся. Второй безучастно скользил взглядом по комнате, будто разговор его вообще не касался.
   Что, кстати, больше всего удивило меня в этих двоих -- они не смотрели на меня, как на вожделенную Хранимую Духом. Не было в их глазах того неприятного выражения, что я привыкла видеть у придворных. Наверное, если было бы иначе, я сразу спустила на них Чёрного, не дожидаясь разъяснений, что они забыли в покоях императорской невесты.
   - Император слишком занят, чтобы доносить приказы лично кому бы то ни было, - отсмеявшись, фыркнул темноволосый.
   Я разозлилась и обиделась одновременно. Я Императору не "кто бы то ни было"! Мы почти супруги. У нас скоро свадьба, а он не может найти время, чтобы лично поставить меня в известность о своих решениях.
   - Но я его невеста! - праведно возмутилась.
   - Вот именно, - ухмыльнулся разговорчивый брюнет. - Еще даже не жена. С какой стати он должен тебе докладываться?
   Ну, знаете ли! Это просто неуважение! Невеста получается никто? А жена? Что-нибудь вообще изменится после того, как я выйду за него замуж? Подозреваю, что нет, и мне это совершенно не нравится.
   - Хорошо, - вздохнула я. - Допустим, Его Величеству не до меня. А что насчет Архиуса?
   - А причем здесь придворный маг? - искренне удивился темноволосый.
   - Он мог бы сообщить о приказе Императора вместо него.
   Брюнет снова развеселился.
   - Ты смешная, - сквозь хохот выдавил он. - Магу-то с чего посыльным работать?
   Я окончательно обиделась. Я не смешная. Я подозрительная. Мало ли кто ходит по Дворцу и кем прикидывается. Может они никакие не телохранители вовсе, а пришли за Хранимой Духом. С другой стороны, если б было так, зачем бы они сейчас со мной разговаривали? Просто схватили бы, и никаких проблем. Уверена, этой парочке и Чёрный бы не смог помешать, если б они что-то против меня замышляли. Или может втираются в доверие?
   - Значит, телохранители? - больше для самой себя пробормотала я.
   - Телохранители, телохранители, - заверил весельчак и хитро прищурился. - Что, не веришь?
   - А куда я денусь? - проворчала невпопад.
   Некоторое время пытливо вглядывалась в их лица и в итоге вынуждена была констатировать, что мне теперь от них и правда никуда не деться. Это открытие не принесло радости. Охранники, предоставленные Императором, в большей степени будут являться для меня надзирателями. Как смогу я при них провернуть все то, что задумала? Это же самые настоящие шпионы, которые о каждом моем шаге будут докладывать правителю. Но делать нечего, придется смириться. Пока по крайней мере. В посещении конюшен и темницы они мне, конечно, не помешают, а вот с остальным могут возникнуть проблемы. Ладно, не будем впадать в отчаяние раньше времени. Мои планы не изменятся, просто в своих расчетах надо будет теперь учитывать еще и препятствие в виде личных телохранителей.
   - Давайте знакомиться что ли? - с обреченным вздохом предложила я.
   - Энтониос, - тут же отреагировал брюнет с дружелюбной улыбкой. - Можно Энтони или просто Тони.
   Его непосредственность мне в целом понравилась. Пожалуй, мы с ним даже подружимся, если он не станет мне мешать, а будет просто выполнять свою работу по моей защите.
   - Никониэль, - улыбнулась в ответ. - Можно просто Ника.
   Его напарник представляться не спешил. Я повернулась к нему и вопросительно вскинула брови, однако тот никак не прореагировал. Особое приглашение что ли надо? Хорошо, будет ему персональный вопрос.
   - Как тебя зовут?
   Светловолосый лениво перевел на меня сиреневые глаза, красноречиво говорящие о том, где он видел мои вопросы и куда я могу их засунуть. Так вот что называется "послать одним взглядом"!
   - Ренарт Эдмон Вальдемар Сильвиус, - все же соизволил он ответить. Тихий, шелестящий, безжизненный голос. Аж мурашки по телу!
   Хорошее имя, звучное. Только как мне к нему все-таки обращаться? Не полным же? Да я его даже не запомнила!
   Я вежливо выждала, пока светловолосый не сократит свое имя, как напарник, или хотя бы выберет одно из четырех, но так и не дождалась продолжения.
   - И каким из имен мне тебя называть? - намекнула я, потеряв терпение.
   Ответом меня не удостоили. Я вздохнула. Ну что за человек! Мне из него каждое слово клещами вытаскивать?
   - Зови его Рене, - вмешался Энтониос. - Его все так зовут.
   Сиреневый взгляд метнулся к напарнику и прожег его недовольством.
   - Но ему больше нравится имя Эдмон, - продолжал Тони, не замечая сверлящих его глаз.
   - Тогда я буду звать его Эдмон, - кивнула я, думая задобрить неразговорчивого блондина.
   Тот раздраженно прищурился, но смолчал и, кажется, даже немного успокоился, вернув взгляду относительную безмятежность, а меня дернуло ляпнуть:
   - Или может Эд?
   - Никаких сокращений! - внезапно рявкнул светловолосый, отчего я испуганно отшатнулась, с ужасом смотря в покрасневшую радужку его глаз. Кто он такой?! Явно не человек!
   Чёрный, до этого более-менее спокойно наблюдавший за беседой, снова зарычал. Каково же было мое удивление, когда ему точно таким же рыком ответил... Тони. Похоже, они оба не люди! Авалония, что тут еще скажешь.
   Шикнув на волка, поспешила успокоить и блондина:
   - Хорошо-хорошо, никаких сокращений. Буду называть только Эдмоном.
   - Нет! - почему-то прошипел он, хотя минутой раньше вроде не имел ничего против.
   Да что ж такое-то! Ему все не нравится. Нет, с ним в отличии от Тони мы точно не подружимся! Да и насчет брюнета я теперь тоже сомневалась.
   - Ладно, значит Рене,- покладисто согласилась я с версией Энтони.
   - Ренарт, - все еще раздраженно поправил блондин.
   - Ренарт, так Ренарт, - не стала я провоцировать конфликт.
   Светловолосый на этот раз ничего не ответил, но алый цвет стал постепенно исчезать из его глаз, сменяясь спокойным сиреневым, что я посчитала хорошим знаком.
   Разобравшись с именами, я узнала у них и расовую принадлежность. Сказать, что я была удивлена, значит не сказать ничего. Я была шокирована. Впрочем, не настолько, чтобы испугаться. Еще несколько недель назад, до того, как я узнала об Авалонии, я бы, наверное, умерла со страху, но теперь я достаточно изучила населяющие этот мир расы, чтобы знать, что здешние вампиры и оборотни не злобная нечисть, а вполне цивилизованные существа. Да, вампиры пьют кровь для поддержания собственной жизни. Да, оборотни превращаются в животных и любят сырое мясо. Но ни те, ни другие, за редким исключением, не убивают для удовлетворения своих потребностей. А маньяков и убийц и среди людей хватает. Шокировало же меня другое. Слишком редки вампиры и оборотни для Авалонии, едва ли не вымирающие виды, так что я не рассчитывала когда-нибудь встретиться с их представителями. К тому же они слишком гордые и независимые существа, чтобы кому-либо подчинятся, а тут сразу двое в подданстве у Императора и в моем полном распоряжении. Почти экзотика.
   - Ну что, телохранители, как сосуществовать будем? - еще раз окинув критическим взглядом личных охранников, полюбопытствовала я.
   - Дружно, - ухмыльнулся Тони.
   - Замечательно! - обрадовалась я в ответ. - Тогда ведите меня в темницу.
   Напарники переглянулись и уставились на меня как на умственно отсталую. Представляю, что они подумали! А я что? Мне действительно нужно в темницу. К Вальсирующей-с-мечами. И раз уж они повсюду теперь будут меня сопровождать, так пусть хоть пользу приносят и показывают дорогу, чтоб мне не тратить время на ее поиски.
   - Ну, что встали? Вперед! Ведите.
   И первой демонстративно вышла в коридор, ощущая позади два растерянных взгляда в спину.
   Темница располагалась в подземелье замка, что в общем-то не удивительно. Само подземелье состояло из трех этажей. На самом верхнем, насколько я поняла, разместилось нечто вроде тайной канцелярии или службы безопасности, занимающейся расследованиями, шпионажем и дознаниями. Здесь находились кабинеты служащих канцелярии, помещения для допроса и комнаты тюремщиков, а в коридоре царила тишина, напряженная атмосфера, и торопливо сновали молчаливые сосредоточенные люди. Охрана на входе спокойно пропустила нас внутрь по одному слову Энтониоса и сдержанному кивку Ренарта, да и дальше нас никто не задерживал, хотя я больше чем уверена, что сюда нельзя заходить посторонним. Только тогда я впервые подумала, что мои телохранители занимают далеко не последний пост среди подданных Императора. Знал Люцерон, кого подсовывать. Только я пока не определилась, как относиться к неожиданному открытию. Хорошо то, что с ними теперь я могла ходить, где вздумается, без ограничений, но плохо, что усложнялась возможность побега.
   На следующем этаже располагались непосредственно тюремные камеры с преступниками и пленными. Самый же нижний подземный уровень представлял собой всевозможные пыточные. Смотреть на них мне совсем не хотелось, и я искренне надеялась, что никогда туда не попаду. Достаточно и того, что я итак знала о средневековых пытках родного мира из курса истории. Подозреваю, они не сильно отличаются от авалонских, а я плохо переношу вид чужих страданий. Хорошо, что нам не нужно было спускаться дальше второго этажа... если, конечно, наемницу не перевели уровнем ниже.
   Темница представляла собой длинный полутемный коридор, освещенный лишь редкими факелами. В нем царил холод, затхлость и обреченность. Казалось, сюда не проникает не только солнце и воздух, но даже намек на надежду. Тоска и отчаяние ощущались настолько остро, что почти буквально давили на плечи. Дико хотело убежать со всех ног подальше от этого гиблого места, вырваться на свободу, подставить лицо ветру и теплым солнечным лучам, глотнуть свежего воздуха. Как заключенные выдерживают все это и не сходят с ума? Я не заперта в клетке, могу в любой момент уйти из удушливого подземелья, и все равно, чувствую себя ужасно некомфортно, мягко говоря. Что же в таком случае должны ощущать те, кто томиться под замком?
   Зябко передернув плечами, осмотрелась, не находя в себе сил шагнуть в полумрак коридора. Серые каменные стены, тусклые огоньки факелов на достаточно большом расстоянии друг от друга, тяжелые металлические двери с крохотным зарешеченным окошком на уровне глаз. За какой из этих дверей заперта Вальсирующая? Я не знала, и не у кого было спросить. Тюремщики предпочитали все свое время проводить наверху, где более приятная атмосфера, да я бы и не решилась спросить у них. Они обязательно передадут Императору, кого навещает его невеста, и вряд ли он будет этому рад. Не сомневаюсь, что Люцерон захочет выпроводить меня отсюда, едва узнает, где я нахожусь. Конечно, Рене и Тони тоже расскажут о моем визите к Вальсирующей-с-мечами своему сюзерену, но потом, когда мы выйдем отсюда, а пока они со мной, у меня будет время спокойно пообщаться с наемницей. Хотя бы один раз. Мне достаточно.
   Чёрный осторожно ткнулся мокрым носом в мою ладонь. Я вздрогнула от прикосновения, вспомнив, что не одна, и перевела взгляд на волка. Я благодарна ему, что он всегда со мной. От его поддержки мне становилось легче, что бы не происходило. Оглянулась через плечо. Вампир и оборотень терпеливо ждали, когда я соизволю сдвинуться с места. Теперь у меня есть еще и они. Что ж... Каковы бы не были их причины находиться рядом, сейчас я благодарна и им. Слишком жутко было бы одной шастать по темнице. Удручающая здесь атмосфера. Даже в пещере гоблинов мне не было столь страшно. Скорее всего так сделано специально, чтобы у преступников не возникало мыслей о побеге. Наверное, тюремщики не поленились даже каких-нибудь магических штучек навесить, лишь бы заключенные покорились своей судьбе.
   Усилием воли сбросив оцепенение, я медленно двинулась вперед, заглядывая в каждую камеру. Крохотные каменные мешки, иначе и не скажешь. Без окон, без мебели, вообще без ничего. Только голые стены и жесткая лежанка в углу. Да уж, условия содержания узников в замке просто отвратительные.
   Большинство камер пустовало. Либо в Империи Фатум очень низкая криминальная обстановка и подданные не рискуют нарушать закон, либо Император очень скор на расправу и предпочитает казнь заключению преступников под стражу. Судя по тому, как легко он отдал приказ о лишении жизни Вальсирующей-с-мечами, я склонна считать, что второй вариант более вероятен. Однако некоторые камеры все же были обитаемы, если можно так сказать. Уставшие, грязные, безразличные люди и нелюди не обращали на меня никакого внимания. Словно бы им было все равно, кто бродит за дверью: тюремщики, я или сама смерть. Хотя, вероятно, так оно и было. Меня поразила обреченность на лицах заключенных. Они как будто знали, что никогда не выдут отсюда и дни их уже сочтены, но, что самое страшное, они были к этому готовы и даже с нетерпением ждали своего конца.
   Один раз мне показалось, что я нашла наемницу. Миниатюрная женская фигура, свернувшись клубочком, тихо лежала в дальнем уголке, нервно подергивая кошачьим ухом. Определенно нэка. Но не успела я вздохнуть с облегчением от того, что мне больше не придется рыскать по неприятной темнице, как из-под "клубочка" лениво выполз пушистый хвост и накрыл свою хозяйку с головой. Не Вальсирующая. У нее не было такой шикарной пятой конечности, только всклокоченный куцый обрубок.
   Тяжело вздохнув, отправилась дальше. Была бы моя воля, я бы выпустила всех. С другой стороны, я же не знаю, за что их держат в темнице. Ничто не случается просто так. Если попали в заключение, значит заслужили кару находиться здесь. Лучше не думать об этом, выкинуть из головы и просто искать Вальсирующую-с-мечами. Я уже начинала жалеть о своем решении ее навестить. Не стоило мне видеть ужасов темницы, опять ведь будут сниться кошмары.
   Заглянув в очередную камеру, я сипло выдохнула и буквально приросла к полу от неожиданности.
   - Леиренд?


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"