Костина Юлия: другие произведения.

Игры дроу

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
  • Аннотация:
    Он пришел из другого мира, и он - не человек. О таких говорят - сказочное существо. Хотя я бы назвала его чудовищем, своим личным кошмаром. Почему? Так ведь он - дроу. Думаете, расовой принадлежности не достаточно, чтобы считать кого-то монстром? Ошибаетесь! Вы просто не представляете, во что играют темные эльфы. Они играют в людей! В буквальном смысле этого слова.
    Черновик! Если найдете опечатки или "рояли", напишите мне об этом, пожалуйста. Буду благодарна за помощь в отлове "блох" :)
    PS Я все еще переживаю не самый простой период в жизни, поэтому пишу медленно и редко! Скорее всего проду не буду выкладывать до завершения книги. Но она уже близка к финалу, так что, надеюсь, вы дождетесь... С уважением и бесконечной признательностью, ваш автор.

    Читатели об "Играх дроу"


   Уважаемые читатели!
   Представленный ниже текст -- ЧЕРНОВИК.
   Буду благодарна за комментарии и помощь в отлове ошибок и особенно роялей.
   Приятного чтения!

  

ИГРЫ ДРОУ

Я лишь тень от ночных фонарей

Встречай эту ночь, я приду вместе с ней...

Чего стоит твоя жизнь?

Я разрушу ее движением руки!

Чего стоит твоя любовь?

Я выпью ее до дна!

Чего стоят слезы твои?

Ведь на утро глаза твои будут сухи.

Чего стоят сотни миров?

Если их придумал не я!

Артерия "Убийца"

   Я люблю гулять вечерами. Мне вообще нравится это время суток, когда сумерки окутывают громаду города, и повсюду зажигаются яркие неоновые огоньки. Так красиво! Днем мегаполис наводит уныние: серые улочки, торопливые злые прохожие, бездушные коробки домов. Но вечером все преображается, и город словно расцветает яркими красками ночных фонарей. Вот только жаль, что все освещение рассчитано на центральные улицы и проспекты. В глухих подворотнях и захолустных дворах хорошо, если работает хоть один осветительный столб, но чаще там царит кромешная темнота и всякие нехорошие личности.
   К сожалению, я живу как раз в одном из таких темных районов, который к тому же славится своей криминальностью. Моя девятиэтажка, соседствующая с еще одной такой же напротив, примостилась недалеко от сквера, где постоянно тусуются шумные пьяные компании бандитской наружности и другие элементы полицейской сводки. Что характерно, сама полиция предпочитает искать преступников в других местах, обходя наш рассадник криминала стороной.
   В общем, несмотря на то, что я симпатизирую вечерним прогулкам, осуществляю я их крайне редко. Жизнь мне еще дорога. Да и здоровье тоже. Поэтому возвращаться домой я всегда старалась до того, как стемнеет, чтобы не нарываться на неприятности. Но сегодня было исключение. Пятница как-то плавно перетекла в посиделки в кафе с подругами. Ну, как подругами... Так, давно знакомыми коллегами, обеспечивающими меня определенной дозой общения и новостями о ближайшем окружении. У меня вообще очень мало близких людей, которым я могла бы довериться, даже невзирая на достаточно большое число родственников и множество шапочных знакомств. Я слишком замкнутый человек и не терплю вторжения в личное пространство, а окружающие меня люди зачастую чересчур любопытны, потому мы с ними не сходимся характерами. Правда, в некоторых случаях я способна терпеть собеседников, если мне что-то интересно у них узнать. Вот и сегодня коллеги увлекли меня болтовней: вроде и не сильно содержательной, но отчего-то пришедшейся по душе.
   Одним словом, я не заметила, как за окном сгустились сумерки, и спохватилась слишком поздно, за что сейчас расплачивалась, трусливыми перебежками пробираясь от одного освещенного участка до другого. Поминутно оглядываясь и напряженно вслушиваясь в каждый шорох пустынной улочки, по одну сторону заставленной гаражами-ракушками, а по другую - заросшей разлапистыми кустарниками, я крепко сжимала в руке электрошокер, готовая в случае опасности пустить его в ход. Когда живешь в неблагополучном районе, без средств самообороны никуда, особенно если не в состоянии защитить себя другими способами. Увы, ни одним видом борьбы я не увлекалась, о чем с хронологическим постоянством жалела, но ленилась записаться в спортивную секцию.
   Пустынные улочки словно вымерли. Пока пробиралась к дому, не встретила ни одной живой души. Даже извечные компании дворовых алкашей куда-то подевались. Зато мне чудилось, будто за мной кто-то идет, причем след в след, куда бы я ни сворачивала. Отчетливые шаги за спиной заставляли сильнее стискивать шокер и убыстрять и без того торопливую походку. Тем не менее, до подъезда я добралась невредимой, если не считать легкого испуга. Приложила заранее выдернутый из кармана ключ к домофону и, не сбавляя бодрого темпа, скользнула через приветливо запищавшие двери. Темнота в подъезде испуг усилила. Кто-то опять разбил лампочки. Ууу, вредители, чтоб вам самим впотьмах об лестницу спотыкаться, убегая от маньяка! Не знаю, действительно ли меня кто-то преследовал, или просто разыгралось воображение, но поджилки все равно тряслись. Не став дожидаться лифта, влетела по ступенькам на свой этаж и попыталась воткнуть ключ в замочную скважину. Именно попыталась. Темнота точности не способствовала, дрожь в руках тоже не помогала, а сердце давно колотилось где-то не там, где ему положено, мешая прислушиваться к любым звукам, кроме его бешеной барабанной дроби. Тихо чертыхаясь себе под нос, достала мобильник и посветила на нужное место в двери. В тусклом мерцании телефонного экрана открыть замок удалось за считанные секунды. Захлопнув за спиной надежную железную дверь и прислонившись к ней же спиной, перевела дух, наконец-то почувствовав себя в безопасности. Мой дом - моя крепость. Больше ни в жизнь не буду допоздна засиживаться с девчонками! Мне оно надо - так нервничать?
   Грохот в кухне заставил испуганно подпрыгнуть на месте. Пальцы до побелевших костяшек стиснули шокер. Что происходит? Кто там? Успокоившееся было, сердце пустилось в галоп с новой силой. От испуга в голову закрались бредовые предположения о том самом преследователе, каким-то загадочным образом забравшемся в квартиру, но логика восторжествовала, подсказав, что он никак не мог этого сделать. Мою кухню, определенно, громил кто-то другой.
   Воры?
   Одно не лучше другого.
   Благоразумней было бы бежать к соседям и звонить в полицию, пока незваные гости не заметили, но я в лучших традициях американских фильмов отправилась на разведку. Ну, не дура ли? Дура. Это я поняла, когда, по-шпионски прокравшись по коридору, заглянула в кухню и увидела его. Да-да, вора. Только он был какой-то неправильный.
   Вор стоял ко мне спиной и настороженно озирался по сторонам, словно только что впервые узрел окружающее его пространство. Тут бы мне, наконец, послушаться голоса разума и, убедившись в наличии бандита, сматываться поскорее за помощью, пока не стало слишком поздно, но ноги будто приросли к полу. Не столько от страха, сколько от потрясения. Вор сверкал совершенно седой шевелюрой, да еще и заплетенной в толстую косу едва ли не по колено, а одежда - вообще верх неординарности: длинный черный плащ, похожий на сложенные крылья летучей мыши. Я, конечно, не специалист, но абсолютно уверена, что ТАК на дело не ходят.
   Пока переваривала мысль, что в квартиру забрался неадекватный старик, он повернулся, мы пересеклись взглядами, и вот тогда мне стало по-настоящему нехорошо. На меня смотрели кроваво-алые глаза из-под нахмуренных белоснежных бровей на абсолютно черном лице с изящной вязью татуировок с одной стороны.
   Что за черт?!
   Судорожно сглотнув, сделала попытку ретироваться, которою стоило предпринять давным-давно. Красноглазый рванул за мной, и я с отчаянием поняла, что сбежать не успею. О зажатом в руке шокере вспомнила лишь чудом и, когда вор оказался в шаге от меня, со всей силы ткнула в него устройством для самообороны, одновременно нажимая кнопку. Резкий треск электрического разряда на мгновение оглушил, а затем... Я не учла нечеловечески быстрой скорости напавшего. Он перехватил руку в замахе, круто вывернул ее так, что клеммы шокера оказались не в его боку, а в моем. Все произошло в доли секунды. Мой палец еще держал кнопку, когда электрический ток болью ворвался в сознание, выключая его.
   Очнулась, уже лежа на чем-то мягком. В медленно оживающих мыслях царил сумбур. Поскольку растекшийся по черепной коробке мозг не смог сформулировать однозначного ответа, где я нахожусь и почему, пришлось дать ему подсказку в виде визуального образа, открыв глаза. Надо мной раскинулся знакомый побеленный потолок. Значит, я у себя в комнате на собственной кровати. Но отчего-то не помню, как в ней оказалась. Напрягая память, попыталась восстановить события прошлого дня: посиделки с подругами, пробежка до дома, темный подъезд, квартира с вором... Стоп! С каким еще вором?! Если бы он был, я бы сейчас в лучшем случае валялась на полу посреди холла, а в худшем... Нет, даже думать о таком не хочу! Не мог же красноглазый вторженец быть настолько галантен, что перетащил меня на кровать? Выходит, мне все приснилось? Только... почему тогда я в уличной одежде лежу поверх не разобранной кровати?
   Отчаявшись найти логичный ответ и решив разобраться во всем позднее, медленно села... и тут же отпрянула в сторону, прижавшись к спинке кровати и испуганно зажимая рот ладонью. Из противоположного угла комнаты на меня внимательно взирали красные угольки глаз. И только справившись с первым потрясением, я смогла разглядеть еще и черный силуэт с седой шевелюрой.
   Не приснилось.
   Темнота гостю, казалось, нисколько не мешает. Он продолжал невозмутимо и холодно разглядывать меня, не обращая внимания на то, что я очнулась. Я же, как ни старалась, не могла рассмотреть его как следует. Пришлось отложить данное мероприятие до лучших времен, если они, конечно, наступят.
   Что же он, гад, молчит?
   Тишина ощутимо затягивалась, нервируя и напрягая. Не в силах выносить неизвестность и сглотнув непонятно откуда взявшийся в горле комок, задала самый важный на тот момент для меня вопрос:
   - Ч-что В-вам нужно?
   Голос больше походил на мышиный писк (такая своеобразная хриплая заикающаяся мышь, ага), но меня это волновало мало. Храбриться и пытаться строить из себя крутую я не видела смысла. Все равно один раз он уже доказал свою превосходящую силу. Вместо того чтобы выделываться, я послушаю, что он мне скажет, и уже на основании его слов буду решать, как поступать дальше.
   Он не спешил с ответом. Мне даже начало казаться, что он не понял или не услышал. Однако когда я набралась смелости для повторного вопроса и открыла рот, чтобы задать его, он заговорил сам.
   - Ты, - лаконично сообщил тихий вкрадчивый голос с каким-то звериным, шипяще-рычащим акцентом.
   По спине табуном промаршировали мурашки, сердце скакнуло в пятки, а в горле образовался новый комок, который сглотнуть удалось лишь с третьей попытки. Ничего себе заявочки! Я ему нужна! С какой такой стати, простите?!
   - Что? - переспросила в надежде, что ослышалась.
   - Ты, - спокойно повторил он, вдребезги развеивая мои сомнения.
   Нет, так дело не пойдет! Пусть я и боюсь его до чертиков, но мириться с произволом не намерена. Вот уж не думала, что нарвусь на маньяка в собственном доме! Что же делать? На ум как назло не приходило ничего путного. Придется тянуть время.
   - Можно зажечь свет?
   Несмотря на то, что ужасно хотелось знать, на кой я ему сдалась, спрашивать об этом в лоб пока не хватало духа, как и на другие более животрепещущие вопросы. Но я обязательно доберусь и до них. Чуть позже. Сначала надо продумать пути отступления.
   Он неопределенно взмахнул кистью, что-то вроде "как хочешь" или "отвяжись". Пока осмысливала, было ли это разрешением или отказом, он взял инициативу в свои руки, только не так, как того хотела я. Щелкнул пальцами, и в воздухе буквально из ниоткуда вспыхнул огонек, как от свечи, только размером с кулак и без собственно воскового приложения.
   Что за...? Как он это сделал?!
   Видимо, я слишком красноречиво вытаращилась на сотворенное им чудо, потому что чертов кудесник с насмешкой поинтересовался:
   - Шшто-то не так?
   Он еще спрашивает! Конечно, не так! Причем все! Начиная с него самого.
   Кстати, о нем. В тусклом свете его внешность стала более-менее различима, только облегчения мне это не принесло. Он выглядел еще более фантастически, чем показался с первого взгляда. Если раньше его необычную черноту я еще могла списать на нехватку освещения и расовую принадлежность (ну мало ли, может негр), то теперь стало понятно, что к афроамериканцам мой гость не имеет никакого отношения, потому что кожа его имела цвет мокрого асфальта -- темно-темно серый, почти черный. С правой стороны лица от кромки серебрящихся сталью волос по виску, скуле, щеке, шее и дальше под одежду спускалась, извиваясь экзотическими геометрическими узорами, антрацитово-черная роспись, прикрытая до подбородка парой тонких косичек, перевитых щегольскими рыжими ленточками. Остальная седая грива, выглядящая чрезмерно густой, даже будучи убрана в тугую косу, открывала неестественно заостренные, чуть удлиненные уши, украшенные металлическими каффами. Черты лица тоже казались заостренными, я бы даже сказала - резкими и какими-то хищными.
   Не человек.
   - Кто ты? - с трудом выдохнула, обретя дар речи только спустя несколько минут.
   - Эльффф, - просто ответил он и, помолчав секунду, уточнил: - Темный. Дррроу.
   Моргнула.
   Он издевается? Какой к черту эльф?! Это тот что ли, который маленький лесной дух с крылышками? Или они без крылышек? Хотя какая, блин, разница! Не разбираюсь я в фольклоре, да и вообще эльфов не существует! Они - миф. Сказка.
   "Угу, скажи это сидящему напротив существу. То-то оно обрадуется!" - мелькнула ехидная мысль, отодвигая подступающую истерику.
   Незваный гость галлюцинацией не являлся, тут не может быть никаких сомнений. Иначе как бы он вырубил меня моим же шокером, а потом перенес на кровать? Так что я пока повременю вызывать добрых дядечек в белых халатах, катающихся на красивой машине с мигалками и предлагающих бесплатное проживание с полным обеспечением в комнатах с мягкими стенами. За отсутствием необходимой информации и неимением другого рационального объяснения придется пока поверить красноглазому, что он эльф.
   Зажмурившись, безнадежно уронила лицо в ладони.
   Боже, во что я вляпалась? И главное, как от этого избавиться?
   - Што это ссза орррушие? Арртефакт? - спокойный голос гостя с нотками любопытства заставил оторваться на мгновение от ладоней и посмотреть на него.
   Изящные кисти с тонкими запястьями и длинными пальцами неспешно вертели из стороны в сторону мой шокер, а красные угли глаз пытливо вглядывались в электрическое устройство. Не видел что ли никогда?
   - Электрошокер.
   - Как оно ррработает? - невозмутимо продолжил расспросы красноглазый.
   Дался ему этот шокер! Ведь явно же не за ним в квартиру лез!
   - Не знаю, - абсолютно искренне пожала плечами. Никогда не интересовалась устройством шокера, даже в инструкцию ни разу не заглядывала. Мне при покупке объяснили, как тыкать им в обидчика и куда при этом нажимать, я и пользовалась, особо не задумываясь. Ну, и еще сказали, что его периодически надо заряжать, как и любое другое электрическое устройство, работающее не от сети и не от сменных батареек. На этом мои познания в использовании электрошокера исчерпывались. Работает и ладно, а сломается -- новый куплю, делов-то. Хотя дорогой, зараза! И теперь я уже сомневалась, что эффективный. Лучше бы газовый баллончик приобрела, ей Богу!
   Красные глаза чуть сощурились и пробуравили меня недовольным взглядом, заставив зябко поежиться. Вот же одарила природа внешностью! Где только такие монстры рождаются? Может он мутант какой чернобыльский, а вовсе не эльф? Радиация - она и не таких уродов сотворить может.
   - Непррраффильный ответ, - от тихого голоса дроу повеяло холодом. - Как оно ррработает?
   Вот только не надо меня запугивать! Мне итак страшно.
   - Там, сбоку. Кнопка. Нажать надо, - а что я еще могу ему сказать? Как там в сказке про Красную Шапочку? "Дерни, деточка, за веревочку, дверь и откроется"? Тоже не очень инструкция, но ведь действенная же.
   Ответ, судя по усилившемуся прищуру, гостя не особо удовлетворил, но повторять вопрос в третий раз он не стал. Вместо этого еще раз внимательно вгляделся в шокер, отыскал кнопку, зачем-то провел над ней раскрытой ладонью и только потом рискнул нажать. Между клемм бодро засверкал синеватый разряд тока, сопровождаемый угрожающим треском. Бровь седоволосого недоверчиво выгнулась.
   - Энеррргия молний? - едва различимое сквозь шум от работающего шокера удивленное бормотание. - Но я ссофсем не чуфссстфую магии.
   Он отпустил кнопку и некоторое время о чем-то напряженно размышлял. Я тоже усиленно думала. Не знаю, что творилось в мозгах у красноглазого, но меня занимал один единственный вопрос о том, как бы мне умудриться улизнуть по-тихому из квартиры, причем желательно целой и невредимой. Черт с ней, с частной собственностью и жилплощадью! Главное выбраться живой, а остальное - дело наживное. Только куда бежать? К соседям? Друзьям? Родным? Или сразу в полицию? Боюсь, они все сочтут меня сумасшедшей, даже не утруждая себя проверкой моих слов, а в психушку совершенно не хочется. Дилемма. Ладно, потом решу, куда бежать, сначала нужно совершить сам побег, и что-то подсказывает мне, что это будет ой как непросто.
   - И много ф тфоем миррре подобных устррройссстф? - не меняя задумчивого выражения лица, поинтересовался дроу.
   Поскольку я была занята высчитыванием вариантов побега, то просто кивнула, не придав особого значения сути вопроса.
   Лицо гостя неожиданно осветилось восторгом.
   - Пошшшалуй, я ссадеррршуссь ф тфоем мирре, - выдал он с широкой улыбкой, от которой по моему телу в который раз за сегодня забегали мурашки, а мысли испуганно разлетелись в стороны. Уж больно зловещий и предвкушающий вышел оскал! Не к добру явно. И вообще, что он имел в виду, говоря "в твоем мире"? Он что же... из параллельного?! Или это была аллегория? Ох, не нравится мне это в любом случае! Совсем-совсем не нравится.
   Ой, мамочки! И то, что он резко вскочил, а вернее буквально вытек из кресла, и ко мне кошачьей - читай хищнической - походкой направился тоже не внушает оптимизма! Спасите!!!
   Забилась в самый дальний угол кровати, с ужасом наблюдая за стремительно надвигающейся черной фигурой. Вроде бы не такой уж высокий, да и в плечах не слишком широк - вполне себе средненькое телосложение, а подавляет своим присутствием похлеще самого накачанного амбала. И еще этот его плавный подкрадывающийся шаг - чисто пантера на охоте.
   Когда он подошел на расстояние вытянутой руки, я не выдержала и на одних инстинктах со страху метнулась в сторону. Даже не к двери, а почему-то к окну. Однако совершить бессмысленное самоубийство мне не позволили, перехватили еще на полпути. Я задергалась в кольце чужих рук, оказавшихся неожиданно сильными, но добилась только того, что меня как следует встряхнули. Клацнули зубы, язык обожгло болью, и во рту появился неприятный соленый привкус. В мыслях не осталось ничего цензурного, только матерные восклицания, которые нестерпимо захотелось высказать вслух, и я бы непременно так и сделала, если бы не прикушенный язык.
   - Ссспокойно! - рявкнули мне в лицо, встряхнув еще раз. Видимо, чтобы мозги окончательно встали на место.
   Мои не встали, они вылетели напрочь. Еще бы, от такой-то центрифуги! Силы дроу на мое взбалтывание не пожалел. Зато нужного результата добился. Я затравленно замерла перед ним, как бандерлоги перед Каа. Мой подбородок тут же сцапали длинные пальцы и развернули к красноглазому, заставив смотреть на него. Хватка у него будь здоров, точно синяки останутся, но сопротивляться, как ни странно, ни сил, ни желания больше не было.
   Некоторое время он оценивающе изучал мое лицо, так, словно какой-то товар в магазине. Точно таким же взглядом обычно скользят по витринам, выбирая покупки. Хорошо хоть в зубы не заглянул, а то бы я окончательно почувствовала себя породистой лошадью на торгах.
   А глаза-то у него вовсе и не красные... Это просто отблески света в зрачках, как у кошки в темноте. На самом деле радужка янтарно-желтая с темно-оранжевой окантовкой. Красиво...
   На лице ни одной морщинки. Практически черная кожа выглядит до странности гладкой, но при этом удивительно естественной. Ни разводов краски, ни других следов искусственного получения столь необычного колера. Рисунок татуировки лишь чуть темнее, вьется изломанной непрерывной линией, образуя странные фигуры, а белоснежные брови и ресницы контрастом выделяются на темном лице, делая его выразительным и живым.
   - Ссойдешшшь, - наконец, вынес он вердикт, отпуская мой подбородок.
   Что-о-о?! Что значит сойду?
   - Для ч-чего? - тут же испуганно встрепенулась я.
   В ответ он лишь криво ухмыльнулся, показывая в улыбке чуть удлиненные клычки. Я отшатнулась, насколько позволяли крепко держащие меня руки. У него еще и с прикусом проблемы! Чудище хреново!
   - Как тебя сссофут? - явно не собираясь отвечать на мой вопрос, полюбопытствовал дроу.
   - Мирослава, - буркнула, не в силах оторвать настороженного взгляда от клыков.
   - Не бойсся, Миррроссслафа, не укушшу, - заметив мой взгляд, шипяще рассмеялся он и полушутливо добавил: - Ессли будешшшь хорррошшо себя фесссти.
   Если он хотел меня этим успокоить, то напугал еще больше. Хотя, сдается мне, именно такого результата и добивался.
   - Хорошо - это как? - подозрительно уточнила я. Мало ли! Почему-то мне кажется, что наши понятия хорошего сильно различаются.
   - Поссслушно, - поделился он своими соображениями и, вдруг резко сменив тон и посерьезнев, приказал: - Сссядь!
   Не дожидаясь, пока я исполню его распоряжение, сам же и усадил меня обратно на кровать, с силой надавив на плечи. Окинув придирчивым взглядом, убедился, что вскакивать и бежать в неизвестном направлении я больше не собираюсь, одобрительно кивнул, после чего вернулся к облюбованному ранее креслу и повелительно махнул рукой:
   - Рррассскасыфай!
   Я опешила.
   - О чем?
   - О ссфоем миррре, конешшшно! - сказал таким тоном, будто я сморозила глупость.
   - Сейчас?! - еще больше растерялась.
   - Пошшему нет? - удивился теперь уже он.
   Действительно, почему? Потому что я боюсь его до дрожи в коленках и мечтаю избавиться как можно скорее, а еще не верю ни одному слову про принадлежность к другому миру? Его это вряд ли впечатлит настолько, чтобы он отстал от меня с расспросами и отпустил по добру по здорову.
   В попытках придумать достойный ответ, рассеянно обвела взглядом комнату, наткнувшись на проем окна, за которым царили весенние сумерки.
   - Ночь на дворе, - неуверенно махнула в сторону темного стекла.
   Дроу проследил за мои жестом, внимательно вгляделся в давно уже не различимую панораму улицы, недовольно поморщился.
   - Хорррошшо, - чуть подумав, согласился он. - Начшшнем ссафтррра.
   Я моргнула. Что бы это значило? Он не собирается уходить? Решил у меня поселиться? Да с какой стати вообще?!
   - И прриготофь шшто-нибудь поесссть, я голоден - сссоздание порртала мешду мирррами отнимает много ссил, - с видом барина распорядился он, пока я пыталась переварить предыдущую новость.
   Приказной тон седоволосого добил окончательно. Кто дал ему право нагло вламываться в мою квартиру и распоряжаться в ней как хозяин? Пришел обворовать, так пусть забирает, что ему нужно, и катится прочь! Зачем выдумывать небылицы про эльфов и другие миры? А если ему не нужны сомнительные ценности моего жилища, то... Зачем он вообще ко мне лез? Что ему от меня надо? Пожрать пришел?! Бред!
   - Ну? Чефо сзассстыла?! - рявкнул гость. Хотя какой он гость? С такими-то требованиями...
   Нет, ну всему же должен быть предел! Почему я обязана перед ним пресмыкаться? С другой стороны, провоцировать его тоже не хотелось. Кто знает, на что способен этот псих? В одиночку мне с ним не справится, не стоит даже надеяться, поэтому лучше пока изобразить покорность. Придя к такому выводу, осторожно поднялась на подгибающиеся ноги и поплелась в кухню, размышляя, как использовать возможность удалиться в другую комнату себе на благо, то есть для побега. Пока выходило, что никак, потому что дроу поперся следом. Похоже, я удостоилась чести стать заложницей в собственном доме. Внутри все клокотало от возмущения, и поднималась далеко не тихая ненависть к незваному "гостю". А еще безумно хотелось театрально взвыть "почему я?!", патетично вскинув руки к небу. Ну, правда, почему он забрался именно ко мне? Что такого особенного в моей старенькой квартирке? Что такого особенного во мне, в конце концов?
   Щелкнув выключателем, заморгала от слишком яркого освещения для уже успевших привыкнуть к полумраку глаз, и тут же испуганно вздрогнула и обернулась, услышав за спиной грохот и шипение. Источником звука оказался дроу, шарахнувшийся от света обратно в темный коридор и налетевший там на тумбочку. Он кривился и тер глаза, отгораживаясь другой рукой от сияния люстры. Вот значит как. Интере-е-есно! Значит, яркое освещение он не выносит. А если посветить ему лампой прямо в глаза, он ослепнет? Может тогда мне удасться сбежать? Надо бы вспомнить, где хранится карманный фонарик и при случае его достать. Чувствую, этот осветительный прибор мне пригодится.
   - Похххасссси! - потребовал он, и мне с огромным трудом удалось разобрать слово-приказ сквозь жуткое шипение. Впрочем, можно было и так догадаться, чего он хочет.
   - Тогда я ничего не увижу! - нагло заявила, почувствовав себя более уверенно из-за наивного предположения, будто эльф не сможет меня тут достать.
   И почему так решила? Дура! В который раз за сегодня.
   Оскалившийся дроу уже через мгновение стоял рядом, а его пальцы сдавливали мое горло, поднимая над полом. Свет не помеха, если крепко зажмурить глаза, чем седоволосый и воспользовался. А ориентировался он, вероятно, на слух...
   - Кхх-х... Пусти! - задыхаясь, прохрипела. - Я.. кхх-х... выключу!
   Хватка не ослабла.
   - По-кхх-гашу, - попыталась снова, используя его же выражение.
   Пальцы разжались, и я, отчаянно кашляя и хватая ртом воздух, навалилась на стенку, цепляясь за нее, как за родную, и вслепую шаря по обоям в поисках выключателя.
   Щелк! - сработал найденный механизм, и кухню залила темнота.
   - Я прррредупррешшшдал, шштобы ты была поссслушшной, - недовольно прошипел дроу в окружающем нас мраке, придающем его и без того не шибко приятному голосу еще большей жути.
   Я не ответила, по-прежнему пытаясь отдышаться.
   Предупреждал. Но не могла же я не попытаться? Теперь буду действовать осторожнее, зная, какое наказание может последовать за непослушание.
   Вот же му... мужчина нехороший! Тварь! Су.. существо, неопознанное наукой! Цензурных слов на него нет! Я ему кто - раба? Дрессированная собачка? Выискался х... хозяин на мою голову!
   Щелчок пальцев эльфа, сотворивший, как и в спальне, шарик волшебного огня, отвлек от злобных мыслей, которые, впрочем, мгновенно вернулись при напоминании о еде. Как я при таком свете готовить буду?
   И вообще, чем его кормить? В холодильнике как всегда мышь повесилась, даже завалящего кусочка сыра не найдется. Хоть я и умела неплохо готовить, но часто жалела время и в своей вечной спешке привыкла питаться фаст-фудами, не заморачиваясь организацией сложных блюд и покупкой продуктов к ним. Однако интуиция подсказывала мне, что дроу вряд ли обойдется лапшой быстрого приготовления.
   Демонстративно полазив по пустым шкафам, обернулась к хмурому эльфу и озвучила очевидное:
   - У меня ничего нет.
   И тут же, осененая внезапной идеей, выдала:
   - Нужно сходить в магазин и купить.
   Если он, в самом деле, из другого мира, то ничего не знает о доставке на дом, как и о телефонах, по которым осуществляется заказ, а потому не должен заподозрить подвох.
   Дроу прищурился, явно не поверив моему чересчур жизнерадостному голосу, самолично проинспектировал кухонную утварь, брезгливо сморщившись при виде разворошенной пачки той самой лапши, и только после этого раздраженно фыркнул:
   - Так ссходи!
   Не поверив своим ушам, неуверенно переспросила:
   - Сходить?
   Дроу нетерпеливо кивнул.
   - Одной? - все еще отказывалась я верить неожиданной удаче.
   - А шшто? Темноты боишшьсся? - съехидничал седоволосый.
   Я подколку проигнорировала. Вместо этого предпочла на всякий случай последний раз уточнить:
   - Так я пойду?
   - Иди ушшше!
   Наконец, сообразив, что эльф вовсе не шутит, и обрадовавшись странному, нелогичному приказу, как маленькая девочка новогоднему подарку Деда Мороза, пулей вылетела в коридор, сорвала с вешалки ветровку - все же весенние ночи довольно прохладны, подхватила сумочку и юркнула за дверь, так и не остановленная сильной рукой дроу вопреки ожиданиям. Недоумевая, с чего вдруг он так легко отпустил меня, и на ходу натягивая куртку, опять забыв про лифт, бегом скатилась по темной лестнице подъезда, на радостях даже ни разу не споткнувшись. Постоянно оглядываясь, выскочила во двор и рванула наутек.
   Далеко убежать не удалось. Прямо из разросшихся у подъезда кустов сирени кинулась черная тень, обхватив поперек груди и зажав ладонью рот.
   - Попалась, куколка! - радостно гаркнул в ухо незнакомый голос.
   Не дроу.
   А кто тогда?!
   Попыталась лягнуть напавшего, но он ловко увернулся, а в следующую секунду я почувствовала у своего горла острый нож.
   - Не дергайся! - предупредил незнакомец и, как только я замерла, потащил в те самые кусты, из которых выпрыгнул.
   Мамочки! Маньяк! Значит, когда я возвращалась домой, преследователь мне не почудился, он действительно был. Или это уже другой? Хотя какая разница! Тот или не тот, легче мне от этого не станет. Что ж за день такой?! Я сегодня чертовски популярна у ненормальных!
   С каким-то отстраненным равнодушием вспомнила, что неделю назад в новостях вроде бы слышала о некоем неуравновешенном психе, нападающем на молодых девушек в нашем районе, но не придала особого значения, по обыкновению пропустив мимо ушей. В мире постоянно случается что-то криминальное: кто-то кого-то убивает, грабит, насилует, калечит. Проза жизни. Со временем перестаешь замечать чужое несчастье, привыкаешь философски относится к нему, как к чему-то обыденному, думаешь, что вот со мной-то такого точно никогда не случится, надеешься на авось, а потом... Потом не успеваешь и глазом моргнуть, как оказываешься в той самой ситуации, в которой надеялся никогда не оказаться.
   Прямо как я сейчас.
   Я не вырывалась. Бесполезно. Острое лезвие у горла в корне душило строптивость. Стоило сбегать от одного мучителя, чтобы попасть в лапы другого? Если бы можно было переиграть события снова, я бы предпочла дом и дроу улице и маньяку. Все же эльф если и кидался на меня, то только когда я сама провоцировала его, а не вот так, по прихоти неуравновешенной психики. Неадекватным дроу не казался. Пугающим, жутким, нереальным - да, жестким и жестоким - возможно, но точно не буйным и не кровожадным. В отличие от тащившего меня в заросли с довольным сопением мужика.
   - Только пикни - прирежу! - грозно пообещал маньяк, медленно убирая руку с моего лица лишь для того, чтобы опустить ее на грудь.
   Ясно, этот не грабить собрался. По крайней мере, не сразу, сначала решил порезвиться, урод! Расслабиться и получать удовольствие, как советуют циничные сатирики? Ага, их самих бы на мое место, посмотрела бы я, как они будут шутить! Нет, так просто я не дамся!
   Стало до того противно от шарящей по телу руки, что я вопреки угрозе закричала. Точнее, всего лишь попыталась позвать на помощь, потому что, как только открыла рот, нож вжался в шею с такой силой, что из горла вырвались лишь хрипы и жалобный скулеж. Надави он чуть сильнее, и можно было смело прощаться с жизнью.
   - Молчи, я сказал! - зло процедил мужик, усиливая нажим не только на нож, но и на ту часть тела, за которую хватался. Завтра из-за синяков буду смахивать на пятнистого леопарда. Если доживу...
   Странный тихий звук, похожий не то на утробный рык, не то на змеиное шипение, напугал нас обоих - слишком уж потусторонний. И если я еще могла предположить его источник, то для маньяка шум оказался полной неожиданностью. Одновременно вздрогнув, мы синхронно заозирались по сторонам, причем мой мучитель отвлекся от жертвы настолько, что ослабил хватку. Впрочем, я сама уже не торопилась вырываться, покрываясь мурашками страха. Если это тот, о ком я думаю, то бежать смысла нет, все равно догонит, потому что банально быстрее. А если не он, то тем более пока лучше замереть и не делать резких движений, предоставив их маньяку. Пусть он дергается первым, может, спровоцирует нападение неведомой твари, сосредоточив ее внимание на себе, и тогда я тихо смоюсь.
   Когда в окружающей темноте проявились красные огоньки глаз, я окончательно утвердилась в своих догадках, а маньяк потрясенно выругался ёмким матерным словом. Честно говоря, я была с ним солидарна. Даже несмотря на то, что раньше уже видела горящие во тьме очи дроу, все равно с трудом удержалась от позорного визга. К такому зрелищу невозможно привыкнуть - фильмы ужасов отдыхают, кошмар наяву!
   Темнота шевельнулась, обрисовав силуэт эльфа. В неярком свете луны блеснула седая шевелюра и холодный отсвет металла. И у этого нож! Точнее два кинжала сантиметров по двадцать длиной.
   - Кто ты, мать твою?! - заорал маньяк. Руки его заметно дрожали.
   - Тфоя сссмеррть, - зловеще оскалился дроу.
   Мужик шумно сглотнул и толкнул меня в седоволосого, видимо, решив таким образом откупиться.
   - Ее возьми! - выкрикнул он, подтверждая домыслы, и рванул прочь.
   Дроу ловко перехватил меня одной рукой, не дав сбить себя с ног, грубо отстранил и бросился за маньяком, оказавшись около него в мгновение ока. Одно стремительное движение, и скрещенные на манер ножниц кинжалы неправдоподобно легко срезали голову беглеца. Тело, секунду назад бывшее живым человеком, мешком осело на землю, кровавыми струями обильно орошая землю вокруг, а голова, словно мяч, с противным чавкающим звуком укатилась в кусты крапивы.
   От увиденного зрелища меня затошнило, и, не сдержавшись, я плюхнулась на колени, исторгая содержимое желудка. Как мерзко! И я еще думала, что дроу не кровожаден! Да он маньяк похлеще того, которого только что так безжалостно убил!
   - Фссстафай! - послышалось откуда-то сверху, когда я уже просто бессильно сидела на земле, стараясь не смотреть на лежащий неподалеку труп.
   Подняла к источнику звука опустошенный взгляд и зябко поежилась при виде эльфа, невозмутимо обтирающего с кинжалов кровь.
   - Зачем ты...? - не в силах сформулировать связный вопрос, сипло выдохнула, имея в виду причину, побудившую дроу убить на моих глазах человека, пусть и такого мерзавца.
   - Я не делюссь сфоими игрррушками, - сухо ответил седоволосый. - И накассыфаю тех, ххто покушшшаетсся на мою ссобстфенносссть.
   Что он сказал? Кто я? Собственность?! Игрушка?!
   Не дождется, сволочь!
   - Фссстафай! - требовательно повторил он, ухватывая меня за воротник куртки и вздергивая на ноги.
   Слишком резко.
   Ненадежная ткань угрожающе затрещала. Освободившийся желудок, еще не успевший после экстремального избавления от еды толком обосноваться на положенном ему месте, опять подскочил к горлу, но на этот раз оказался пуст, и ничего, кроме неприятных ощущений не принес. Закружилась голова, ноги отказались держать и подкосились - предательское тело сделало попытку вернуть меня обратно на землю. Дроу не позволил, снова вздернул, приводя в вертикальное положение, и даже встряхнул для верности. Однако куртка такой экзекуции уже не выдержала и с громким "крак" порвалась по шву, несимметрично увеличив вырез, бывший раньше под горло, а теперь экстравагантно оголяющий плечо.
   Зашибись!
   Чувствуя, как боль разливается по месту, которым приземлилась в жесткую траву, не сдержалась, выругалась вслух, помянув откровенно недобрым словом и саму куртку, сшитую абы как, и ее производителей, экономящих на качестве материала, и собственно виновника порчи имущества. За наезд на последнего получила ощутимую оплеуху, мгновенно отрезвившую и заставившую обиженно оборвать поток брани. Он мне за каждый синяк, за каждую царапинку ответит, гаденыш!
   Раздраженно рыкнув, эльф, памятуя о хрупкости одежды, подхватил меня под руку и потянул на себя, второй раз ставя на ноги. Надо признать, действовал он теперь медленнее - учел неудачный опыт, зато от усердия чуть не вывернул сустав. Слабости я больше не ощущала, но все равно пошатнулась. Из принципа. Дроу терпеливо придержал, хотя в желтых с красноватыми отблесками глазах плескалось недовольство. Убедился, что я крепко стою на ногах, отпустил, смерил презрительным взглядом.
   - Сслишшшком ххилая и фпечатлительная, - в голосе скользнуло отвращение. - Непрриемлимо. Будешшь тррренирофатьсся!
   Я думала, что разозлиться сильнее уже не смогу - просто некуда. Ан нет, ошиблась. Миновав стадию кипения, перешла в фазу нечленораздельного возмущенного булькания. В бешенстве оглядела самозваного хозяина, непримиримо фыркнула, но благоразумно промолчала во-избежании новых побоев.
   Что он о себе возомнил?! Тоже мне судья и господин! Если мне раньше не доводилось видеть в реальности кровопролитных сцен, и, впервые столкнувшись с подобным ужасом, я не смогла сдержать естественной для любого нормального человека реакции, это абсолютно не значит, что я слабая! И я докажу ему это! Не сейчас. Физически-то, понятно, превосходство на его стороне, но главная сила женщины в хитрости и коварстве, а это оружие замедленного действия. Посмотрим, кто кем в итоге будет управлять. Лишь бы хватило терпения на первое время, а за результатом дело не станет! За свою свободу и независимость я буду бороться любыми методами, даже грязными, если понадобится. Особенно с таким противником, как этот властный дроу.
   - Идем! - велел он, отвлекая меня от злобных планов.
   - Куда?
   - Ссса едой.
   - Куда?!
   Желтые глаза оглядели меня как идиотку. Эй, а где красные отблески? Сейчас в очах дроу не было ни намека на алый цвет. Странно. Меняются не только из-за освещения, но еще и в зависимости от настроения что ли?
   - Ты ше ссобиррралассь са едой, - напомнил дроу и, кивнув на труп, язвительно усмехнулся: - Или прредлагаешшшь ссъесть ефо?
   И ведь не поймешь, шутит или нет! Кто его знает, какие у него гастрономические интересы.
   Поежилась. Гадость какая!
   Оглянулась на безголовое тело маньяка. Мы его что, так и оставим? Надо же, наверное, куда-то спрятать? Подальше от глаз свидетелей и тем более полиции. Надеюсь, самого процесса убийства никто не видел, мне только разборок с органами правопорядка не хватало! Впрочем, если бы увидел, здесь сейчас не было бы так тихо. В одном эльф прав - уходить отсюда надо и побыстрее.
   Не знаю, что такого прочитал на моем лице дроу, но его собственное неприязненно скривилось.
   - Нет, не сссефодня. Мы найдем што-нибудь дррругое, - решительно заявил он, отворачиваясь и направляясь прочь.
   Я не сразу поняла, о чем он, а когда до меня дошло, в ужасе уставилась в его спину. Так дроу все-таки говорил всерьез?! Он решил, что я могу скормить ему человека? И, судя по его реплике, мой иномирный гость вполне может употреблять такое меню, хоть и не без брезгливости.
   Затошнило. Опять.
   Усилием воли подавила недостойные порывы не в меру разбушевавшегося желудка и поспешила за эльфом.
   - Эй, постой! - окликнула его, нагнав уже за пределами густого кустарника, и, схватив за рукав, развернула к себе. Вряд ли бы мне, конечно, это удалось, если бы он не поддался.
   - Шшто? - выдернув рукав из моих пальцев, хмуро воззрился он.
   - Его надо спрятать, - кивнула на заросли сирени.
   Дроу проследил за моим взглядом, нахмурился сильнее.
   - Ссзачем?
   - Чтобы не нашли, - глупо хлопнула ресницами.
   Послышался тихий угрожающий рык.
   Ладно, ладно, поняла, не время изображать дурочку. Ты голодный, а потому шибко нервный.
   - Ну, ты же не хочешь проблем с местной властью? У нас, знаешь ли, направо и налево не убивают, и трупами где попало не разбрасываются!
   Хмыкнул. Вижу, не убедила.
   - Слушай... - начала я, но меня бесцеремонно перебили.
   - Ррайххаррссс.
   - Э-э-э?
   - Мое имя. Не "эй", не "ссзнаешшшь ли" и не "сслушшай". Рррайхаррссс.
   Какой-то сплошной набор шипящих и рычащих.
   - Райхарс? - переспросила, чтобы убедиться, что правильно расслышала.
   - Да.
   Кивнула. Чего-то подобного стоило ожидать Заковыристое имечко, конечно. Ну, хоть не хозяином и не господином обращаться потребовал, и то - хлеб. Хотя сократить или переиначить на более привычный слуху манер все же надо будет. Я-то ладно, мне без разницы, как его окликать, пусть хоть булыжником обзовется, а вот как общественность отреагирует - другой вопрос. Впрочем, о чем это я? Какая общественность? Куда ему с такой рожей в люди? Но ведь все равно попрется и меня не спросит... И примут его за инопланетянина или нечисть какую, и начнется на него охота. А мне что с того? Быстрее избавлюсь - это, несомненно, плюс. Однако, есть подозрение, что меня тоже не оставят в покое, как первую вошедшую в контакт - это минус. Выходит, лучше не высовываться. По крайней мере, лично мне дроу пока казался меньшим злом, чем спецслужбы и ученые с их опытами, а значит, нужно посоветовать ему не отсвечивать. И начать следует с трупа.
   - Так вот, Райхарс, у нас труп с признаками насильственной смерти посреди двора - это повод для расследования. Тебе-то может плевать, а я там, - очередной кивок на кусты, - изрядно потопталась, а, возможно, и обронила чего. Найдут, заподозрят - придут разбираться, а тут ты такой весь необычный, каких люди отродясь не видывали. Как думаешь, что они сделают?
   - Ф тфоем миррре нет дррругих рассс? - спокойный уточняющий вопрос.
   Мотнула головой.
   - Только люди.
   - Уферрена?
   - Абсолютно.
   Дроу задумался. Дураком он явно не был, потому что быстро просчитал все варианты и понял, к чему я клоню. Ему тоже не улыбалось оказаться на столе ученых.
   - Перрешифаешшь са меня? - насмешливо подколол он.
   - Вот еще! Больно надо мне за тебя переживать! Я за себя беспокоюсь.
   Опять хмыкнул и скрылся в злосчастных зарослях сирени, бросив:
   - Иди!
   Уточнять, куда он меня послал и зачем нырнул в кусты, не стала. Не совсем же идиотка. В конце концов того и добивалась, чтобы он с трупом разобрался. Уверена, у него это выйдет лучше, чем у меня.
   Идти по темной улице в полном одиночестве, слушая собственные гулкие шаги, разносящиеся в тишине далеко вперед, было боязно. Особенно после встречи с маньяком. Не важно, что из нас двоих именно он не пережил этой встречи, зато нервы потрепал изрядно. Вообще удивляюсь, как до сих пор держусь после стольких стрессов за один вечер. Чувствую, когда, наконец, сорвусь, это будет настоящая катастрофа с криком, битьем посуды и членовредительством. Да, я буйная. Рыдать не стану, скорее что-нибудь расколочу.
   Холодно. Ветер задувает через дыру в куртке, свободно гуляя под подкладкой и вызывая мурашки.
   Зябко обхватила себя руками, пытаясь хоть как-то сохранить тепло, и стянула пальцами разорванный ворот.
   Теплее не стало.
   Поняла, что меня бьет дрожь вовсе не от холода, а от нервов. Сейчас бы валерьяночки... Вздохнула. Так не пойдет! Надо брать себя в руки!
   Шаги за спиной заставили подпрыгнуть. Я точно знала, что это не Райхарс - успела заметить, что передвигается он практически бесшумно. В панике оглянулась и облегченно выдохнула. Мимо меня торопливо прошагала пожилая женщина, наградив брезгливым взглядом. Ну да, догадываюсь, что не красавица: взъерошенная, в порванной и заляпанной грязью одежде. Должно быть, приняла меня за бродяжку. Плевать! Поспешила за ней, пристроившись на пару шагов позади. Хоть и порознь, а все равно вдвоем. Не очень надежная страховка, но на темной захолустной улочке так все равно чуть спокойнее. Я, конечно, подозревала, что дроу не оставит меня одну и скорее всего шкерится сейчас по кустам, но предположения о возможной защите (или, что точнее, надзоре) не одно и то же, что уверенность, подкрепленная зрительными образами, а эльфа в отличии от женщины впереди я не видела. Кто знает, может он еще возится с трупом...
   Наконец, мы вышли на освещенный проспект, и я позволила силуэту женщины затеряться в потоке прохожих. Несмотря на позднее время, здесь прогуливалось достаточно много людей. Центральные улицы мегаполиса не пустеют никогда, даже глубокой ночью.
   Прохожие исподтишка, а кто и в открытую, косились на меня, в глазах некоторых проскальзывала жалость, но большинство скрывали за масками равнодушия отвращение, за спиной слышались злые смешки и презрительное фырканье. Жители столицы, конечно, привычны к неординарным и экстравагантным личностям, да и ко всяким оборванцам тоже, но мой потрепанный внешний вид все рано привлекал внимание. Я же игнорировала всех, повесив на лицо маску невозмутимости, в народе именуемую "морда кирпичом", и целеустремленно двигалась в направлении ближайшего круглосуточного супермаркета. Надеюсь, меня туда пустят.
   Пустили. Правда, охрана поглядывала с подозрением, но остановить так и не попыталась, даже слова никто не сказал. Значит, не так уж безнадежен мой наряд, как казалось. Из любопытства бросила взгляд в стеклянную витрину, критически оглядела искаженное отражение с ног до головы. Джинсы в разводах грязи и зеленых пятнах от травы, которые при всем старании не оттирались и не отряхивались, оригинальная дыра вместо ворота куртки, придающая внешнему виду эксцентричности, торчащие из кудрявой шевелюры мелкие веточки, которые я тут же вытряхнула. Хмыкнула и решила не заморачиваться, дома приведу себя в порядок и не имеет значения, что думают обо мне окружающие, у меня есть проблемы поважнее и более насущные.
   Задумчиво бродя между полок с продуктами, размышляла, чем кормить Райхарса. Что эльфы вообще едят? Ну, кроме людей, конечно. Судя по гастрономическому интересу седоволосого к телу маньяка, дроу предпочитают мясо. В тележку полетели куски говядины, свинины, курица, котлеты и даже тушенка. Интересно, а как дроу относятся к гарниру? Даже если отрицательно, все равно наберу "вегетарианской радости", не одного же дроу кормить буду, самой тоже чем-то питаться надо, а если уж все равно придется готовить, то разумнее это делать сразу на двоих. Вот и один плюс от встречи с дроу нашелся: теперь я начну есть нормальную пищу, а не портить себе желудок перекусами и фаст-фудами.
   С тоской оглядела переполненную тележку. Я надорвусь все это домой одна тащить! Но что еще хуже: я разорюсь на содержании эльфа! Наверняка ведь кушает не как птичка...
   Уже стоя в очереди в кассу, вдруг осознала, что у меня при себе нет денег, потому что с плеча пропала сумочка, в которой они лежали. Причем, я догадывалась, где могла ее потерять. После нападения маньяка было как-то не до материальных ценностей... С трудом подавила стон. Проклятье! Мало того, что оставила столь красноречивую улику на месте преступления, так еще и расплатиться нечем. В карманах гремела только железная мелочь, а ее явно не хватит на все набранные продукты, максимум - на шоколадку. Вернуться? Представила прогулку по темной подворотне до злосчастной сирени, обратно в супермаркет и снова в родной двор. Поежилась. Нет уж, воспользуюсь другим вариантом, благо мобильник привыкла таскать поближе к телу, то есть в кармане, а не в сумочке. Ее подберу потом, на обратном пути.
   - Шанита, привет! - поздоровалась я, когда гудки на другом конце телефонной связи сменились жизнеутверждающим женским голосом. - Денег в долг дашь?
   Дипломатия - не мое. Никогда не умела тактично намекать и подводить собеседника к интересующей меня теме окольными путями, предпочитая говорить прямо.
   Шанита вздохнула, помолчала.
   - Сама заберешь или мне подъехать?
   Я улыбнулась. За что уважаю сводную сестру, так это за ее понятливость и рациональность. Никаких лишних вопросов и уточнений, все просто: может помочь - делает, нет - говорит сразу. Остальные родственники, к сожалению, подобным похвастать не могут, именно поэтому Шанита - единственная из огромного количества сводных сестер и братьев, с кем я поддерживаю более-менее сносные дружеские отношения. С маминими детьми, впрочем, я тоже контакты не обрываю - они в большинстве своем адекватные деловые люди, а вот папины отпрыски изрядно раздражают - слишком цыгане, а это не только национальность, но и образ жизни.
   Да, я - цыганка. Наполовину. Чему, собственно, и обязана необычным по современным меркам именем и типичной темноволосой и черноглазой внешностью. Лучше бы в маму пошла! Она у меня голубоглазая блондинка с истинно славянскими корнями, которые во мне ну абсолютно никак не проявились. Жаль.
   До сих пор удивляюсь, как мамочка могла польститься на цыгана. Хотя вкус у нее всегда был странный, достаточно посмотреть на ее мужей, которых она по ветрености характера меняет как перчатки. Про поклонников вообще молчу, все как на подбор - иностранцы.
   В общем, родня у меня своеобразная. И по-настоящему близких людей среди ее огромного числа я так и не нашла...
   Шанита появилась меньше, чем через полчаса после телефонного разговора. Еще одно ее положительное качество - ответственность. Если уж взялась помогать, делает все по высшему классу.
   Юная девушка, еще совсем подросток, оглядев покупателей пронзительным взором черных, как у нашего отца, глаз, безошибочно выцепила меня из общей массы, подошла, гремя несметным количеством бижутерии, откинула за спину длинную прямую прядь чернильно-черных волос. Всегда завидовала ее прическе! У меня в отличие от сестренки волосы светлее и вьются непокорными кудряшками, уложить которые ровно просто невозможно.
   Она оценивающе окинула меня чуть удивленным взглядом, но комментировать представшее глазам зрелище не стала. Ей доводилось видеть родственников и в более непрезентабельном виде, в том числе и меня. Зато заполненная продуктами тележка ее заинтересовала настолько, что она не удержалась от иронии:
   - Запасаешься на зиму, Мири? Так рано ж вроде, еще целое лето впереди.
   - Нет, Шани, - совершенно искренне вздохнула я. - Мужика накормить надо.
   И ведь не соврала ни словом, просто не уточнила, что мужик на самом деле не человек.
   Сестра удивленно вздернула брови, подростковое личико приобрело лукавое выражение.
   - А-а-а, - многозначительно протянула она.
   Догадываюсь, о чем сестренка подумала. Ну, и ладно! Не буду ее разубеждать, лучше пусть думает, что я обзавелась ухажером, чем узнает правду об иномирном "хозяине". Одно плохо: теперь вся цыганская родня будет жужжать растревоженным ульем, обсуждая слухи о моей личной жизни. Хотя... плевать! На сплетни мне глубоко фиолетово, лишь бы только с визитами лезть не начали.
   Получив от Шаниты деньги, спровадила ее домой. Еще не хватало, чтоб Райхарс заметил ее рядом со мной! Вдруг одной игрушки ему покажется мало? Не хочу подставлять сестру, она этого не заслужила.
   Шани - умница, не стала навязывать свое общество. Пожелала плодотворного вечера, с намеком подмигнув, и, гремя браслетами, удалилась прочь. Я хмыкнула - она думает, что мне предстоит романтическое свидание в интимной обстановке! - и внимательно проследила за юной цыганкой в длинной цветастой юбке и пестрой кофточке. Только убедившись, что она окончательно скрылась из вида, пристроилась в очередь к кассе. Расплатилась, в очередной раз вздохнув и посетовав на ужасающую сумму непредвиденных расходов, кряхтя подхватила тяжелые пакеты и направилась в сторону дома.
   Странное движение вверху привлекло внимание, но, задрав голову, я увидела только звездное небо и пустые крыши домов. Тряхнув волосами и пожав плечами, продолжила путь. Подходя к промежутку между двумя домами, снова зачем-то посмотрела наверх, как раз вовремя, чтобы заметить метнувшуюся с крыши на крышу тень. Догадаться, кто там скачет было не сложно.
   Дроу. Следит за мной. Впрочем, я и не сомневалась.
   Обратная дорога до дома не принесла особых неожиданностей. То ли потому что меня охранял Райхарс, то ли просто повезло ни на кого криминального не нарваться. Хотя во дворе тусовалась развязная компания подвыпивших подростков, среди которых я заметила несколько смутно знакомых лиц, уже не раз виденных мною в нашем районе. Эти малолетки в принципе безобидные... если их не провоцировать. Поэтому свист и недвусмысленные шуточки вслед привычно проигнорировала, но тем не менее спешно спряталась за домофонной дверью во-избежании неприятностей. Причем, опасалась я вовсе не за себя, а за нетрезвых детей, которые своими провокационными действиями могли схлопотать на свои неразумные головы огромную проблему в виде одного весьма агрессивного дроу. Чужих смертей я больше не хотела, но была уверена, что мой эльф использует любой повод для кровожадной расправы.
   Где были эти подростки, когда на меня нападал маньяк? Уверена, при свидетелях он бы не высунулся. Нет, мне его совсем не жаль - туда ему и дорога. Возможно, прозвучит жестоко, но я считаю, что с такими гадами, как он, только так и надо поступать. Как говорится, каждому по заслугам. Но все же я бы предпочла не участвовать в том, что произошло, не видеть крови и убийства, не испытывать ужаса от встречи с маньяком. Никому не пожелаю подобных переживаний. С другой стороны... Хорошо, что случилось именно так. Одной мразью в мире стало меньше.
   Жаль только, что не удалось поискать потерянную сумочку, но при компании малолеток навеселе я бы в кусты не полезла. Их бы такое поведение явно заинтересовало и, наверняка, деткам захотелось бы как минимум подразнить странную девицу, рыскающую в зарослях сирени посреди ночи, однако мне совершенно не хотелось выяснять, как воспринял бы в этом случае их поведение Райхарс.
   Придется заняться поисками пропавшего имущества утром. Надеюсь, за ночь с ним ничего страшного не произойдет.
   Темный подъезд по-прежнему пугал. Честно говоря, я рассчитывала обнаружить за дверью домофона поджидающего меня дроу, но его там не оказалось. Не оказалось его и в квартире. Меня встретил абсолютно пустой дом и тишина. Словно темного эльфа никогда и не было.
   - Райхарс? - неуверенно позвала с порога.
   Не отозвался.
   - Райхарс!
   Без ответа.
   Прислушалась. Из недр квартиры не доносилось ни одного постороннего звука, только старые часы громко тикали с полки в гостиной, и капала на кухне вода из плохо закрытого крана. Где же он? Еще не вернулся? Или оставил меня и нашел другую игрушку? Было бы славно!
   Сняв обувь и небрежно скинув рядом с ней прямо на пол безнадежно испорченную куртку, бросила пакеты с продуктами у порога и прошлась по комнатам, включив свет везде, где только можно. Никого и полная иллюминация - красота!
   Однако не успела я как следует порадоваться и насладиться облегчением от исчезнувшего из моей жизни иномирного гостя, как вдруг в тишине раздался стук в дверь. Балконную.
   Подпрыгнув от неожиданности, испуганно юркнула за шкаф. Вежливый стук по стеклу балконной двери повторился. Осторожно выглянула из своего ненадежного укрытия и подозрительно всмотрелась во тьму за окном. Бесполезное занятие, если учесть, что в комнате сияет люстра, а на улице давным-давно царствует ночная мгла. Да и кто, по сути, может пользоваться столь экстравагантным входом? Пока я знала только одного чел... существо, появляющееся в домах неожиданными путями. Ну, не воры-форточники же это такие вежливые, верно? Или птичка, страдающая бессонницей...
   Переведя дух, дотянулась до выключателя и погасила свет. Снова выглянула. Стало немногим лучше, но разглядеть все равно ничего не удалось. До тех пор, пока за окном не вспыхнули два алых уголька, и стук не повторился в третий раз, но уже более нетерпеливо и громче.
   На миг мелькнула шальная мысль не отзываться и не пускать Райхарса внутрь, но я быстро отмела ее. Дроу ничего не стоит войти самому, просто выломав дверь. Если до сих пор не вошел, значит, проверяет меня, а я слишком хорошо помню, какие у эльфа методы воспитания и что бывает за непослушание. Сволочь! Ненавижу его!
   Добралась до двери, открыла.
   В комнату ворвалось жужжание автомобилей с далекой дороги и гомон подростков, оккупировавших двор. Дохнуло ночной прохладой.
   Дроу переступил порог неспешно и даже как-то вальяжно, словно намеренно сдерживал себя. Окатил волной недовольства и раздражения из слабо мерцающих алым глаз, скривил губы то ли в оскале, то ли в презрительной ухмылке, но промолчал. Вот и понимай, как хочешь, чем ему не угодила! Хотя подозреваю, своей нерасторопностью. Ну, так сам виноват! Балкон шестого этажа - не то место, откуда я жду гостей.
   С трудом сдержалась, чтобы зеркально не отразить его красноречивую мимику, но он, похоже, заметил взаимное недовольство. Несколько минут пристально всматривался мне в глаза. Я отвечала тем же. Что бы он там себе не думал насчет своего надо мной превосходства, но отводить взгляд первой, изображая рабскую покорность, я не собиралась.
   Некстати вспомнилось, что прямой взгляд глаза в глаза у животных считается проявлением агрессии, а у разнополых еще и явным сексуальным интересом. Как женщину Райхарс меня не воспринимал, я в этом почему-то уверена, иначе бы он вел себя по-другому, так что здесь уместен скорее первый вариант интерпретации игры в гляделки. Получается, я сейчас бросала ему вызов?
   Интересно, как отреагирует?
   Поединок взглядов длился долго. Я даже точно не могу сказать, сколько именно. Время будто остановилось.
   - Упрррямая, - наконец, выдал эльф. И голос его был... довольным? Нет, скорее предвкушающим. Ой, не к добру...
   Нервно сглотнула. Сдается мне, я только что своим вызывающим поведением подписалась на что-то нехорошее. Очень нехорошее.
   Опомниться дроу не дал, кинув в руки что-то черное и прямоугольное. Еще со школы, когда однажды на физкультуре во время игры в волейбол одноклассник прицельно попал мячом мне в голову, не люблю летящие в меня неопознанные снаряды, стараясь от них по возможности увернуться или, в крайнем случае, чем-нибудь заслониться. На этот раз закрыться или отпрыгнуть не успела, рефлекторно схватив прямоугольный предмет, когда тот уже врезался в грудь. Благо вещь оказалась достаточно мягкой и не причинила никаких повреждений.
   Опустила взгляд на содержимое своих рук и ошарашенно округлила глаза.
   Моя сумочка. Та, что я потеряла во дворе.
   И как это понимать?
   Он не только запомнил, что сия вещь была при мне, когда я выходила на улицу, но еще и нашел и принес ее, хотя совершенно не обязан был. Поразительная забота!
   Настороженно покосилась на дроу. Что-то тут не так. Не вяжется с его хозяйскими замашками.
   - Тфоё, - невозмутимо прокомментировал он.
   А в желтых глазах плещется насмешка...
   Зачем-то кивнула, соглашаясь.
   - Спасибо, - неуверенно поблагодарила.
   Теперь насмешка проявилась еще и на его губах в виде кривой ухмылки.
   - Не сса што, - многозначительно и проникновенно протянул он.
   По спине пробежал холодок. Интонации в голосе дроу не предвещали ничего хорошего.
   Что значат его слова?
   Поведение седоволосого сбивало с толку. Хваленая женская интуиция вопила об опасности. Эльф определенно что-то задумал, и руку могу дать на отсечение, что это "что-то" мне не понравится.
   - Райхарс?
   - Што?
   - Почему... - запнулась, не зная, как облечь в вопрос обуревающие меня тревоги, и неопределенно встряхнула сумочкой.
   Дроу, как ни странно, понял. Чуть склонился ко мне, внимательно вглядываясь ярко-алыми глазами. Когда они опять успели разгореться до такого насыщенного оттенка?
   - Ссзапомни, Мирроссслафа, я ничшшего не делаю пррроссто так.
   Огорошив столь зловещим заявлением, эльф резко развернулся и направился в сторону коридора.
   Убиться веником! Вот же наградила судьба гостем!
   Что же мне с ним делать? Как вообще себя вести?
   Одно я знала точно, добра от дроу ждать не стоит, только подвохов.
   Ладно.
   Я тоже не лыком шита.
   Хочет играть? Поиграем! Только мы будем на равных, у меня свои козыри.
   Решительно выдохнув, поплелась за дроу. В коридоре было темно, из других комнат свет тоже не лился. Хмыкнула. А он быстро учится! Уже освоил электрические выключатели, хотя был свидетелем примера их использования только раз, во время инцидента с удушением на кухне.
   Вот только меня кромешная тьма не устраивала.
   - Райхарс?
   Тишина.
   Не отзывается? Ничего, я знаю, что он меня все равно слышит.
   - Райхарс, я ничего не вижу!
   - Так шшто шже? - насмешливо раздалось у самого уха.
   Чертов эльф, я с ним заикой стану!
   Признаться, не ожидала, что он окажется так близко, поэтому с испуга шарахнулась в сторону и больно налетела на тумбочку. Ту самую, об которую не так давно приложился он сам. Отомстил, зараза!
   - Напугал? - в притворном раскаянии прошелестела темнота.
   Еще и издевается, гад!
   - Нет, я просто так попрыгать решила! - огрызнулась, потирая ушибленное место на бедре. Еще один синяк в копилку.
   - Свет зажги.
   - Не ххочу.
   Точно издевается.
   - Ладно, я сама.
   Осторожно нашарила стену, пробралась по ней в сторону, где, как помнила, находился выключатель, потянулась к нему и чуть не взвыла от боли, когда кисть сдавили чьи-то сильные пальцы.
   - Ессли я не хочу, шштобы был ссфет, ефо не будет.
   Диктатор, мать его!
   - Ясссно? - не унимался дроу, сдавив руку еще сильнее.
   Псих! Что ж ты вцепился в мою конечность как в родную, больно же!
   Отчаянно закивала, стремясь избавиться от стальной хватки, хотя хотелось не изображать из себя китайского болванчика, а обложить садиста трехэтажным матом. Только если я так сделаю, он точно мне все кости сломает.
   Отпустил.
   Фух! Теперь можно и возмутиться.
   Хотя нет, пока не стоит, с этим темпераментным гадом следует быть поосторожнее. Но если он думает, что я прощу ему подобное ко мне отношение, то сильно заблуждается, я припомню ему каждую обиду. Память у меня хорошая, на отсутствие злобности тоже не жалуюсь.
   - Ты вроде голоден был? - как бы невзначай поинтересовалась, осторожно разминая побывавшую в тисках кисть пальцами другой руки.
   Молчание.
   Ну-ну.
   - Я не смогу готовить в темноте.
   Райхарс прошипел что-то нечленораздельное. Судя по интонации, какое-то ругательство. Я стойко проигнорировала, хотя догадывалась, что неразборчивое высказывание адресовалось мне.
   Щелчок пальцами - зажегся магический огонек. Так-то лучше! Правда, совсем слабый и тусклый...
   Дроу заслонил глаза ладонью и отвернулся, продолжая невнятно ругаться себе под нос. Так вот почему он так категорично настроен против включения электричества! Чувствительные глаза устали от света? Как-то слишком быстро, он не пробыл в чужом мире и нескольких часов, да к тому же в темное время суток. Что же днем будет? И вообще, у него там на родине с освещением совсем туго что ли, раз он столь негативно к нему относится? Впрочем, не важно, что было там, куда интереснее то, что происходит здесь.
   Почувствовала, как уголки губ расползаются в ехидной улыбке, и тоже поспешно отвернулась, чтобы скрыть ее. Все-таки приятно осознавать, что у нахального эльфа с барскими замашками есть недостатки. Одно его слабое место нашлось. Хорошо.
   Покосилась на витающий в воздухе огонек. Как бы мне его на кухню перетащить? Не до чего путного не додумавшись, вздохнула и поплелась за пакетами с продуктами, сиротливо валяющимися у порога, где я их и оставила. Огонек самостоятельно поплыл за мной. Даже так? Удобно!
   Через пять минут я уже так не считала. Мало того, что тусклого огонька не хватало на то, чтобы нормально осветить всю кухню, так он еще настырно лез к самым глазам, заставляя то и дело отмахиваться от него, как от назойливой мухи, или отклоняться под немыслимым углом, когда руки были заняты. Вообще, кухня сама по себе является достаточно опасным местом: газ, открытый огонь, раскаленная металлическая посуда, кипящее масло, острые предметы... В общем, есть, чем по неосторожности причинить вред своему здоровью, а уж при таком освещении, когда приходится то подслеповато щуриться, то едва ли не на ощупь шарить руками в темноте, не удивительно, что я несколько раз серьезно обожглась и порезалась, чуть не оттяпав себе пальцы.
   Все из-за проклятого дроу! Я же вижу, как ему неприятен свет: морщится, закрывается рукой, часто моргает и болезненно щурится. Ну, и ушел бы в другую комнату, отсиживаться в темноте, а я бы включила нормальное освещение! Так нет! Сидит здесь, мучая нас обоих, пристально следит за каждым моим движением из-под козырька ладони и тщательно проверяет каждый вынутый мной из принесенных пакетов продукт. Неужели думает, что отравлю? Не буду лукавить, у меня проскакивала мстительная мысль подсыпать в еду какое-нибудь слабительное за все его издевательства, но она показалась слишком по-детски глупой, да и нет у меня в аптечке подобных лекарственных средств по причине ненадобности.
   - Што это са трррафа?
   Сколько подозрительности и брезгливости в голосе!
   Скользнула взглядом по пучку зелени в своих руках, который только что достала из пакета. Так и знала, что придерется!
   - Укроп, - спокойно пояснила. - Используется как приправа.
   - Готоффь безс пррипраф! - категорично запретил дроу.
   Ну, точно решил, что я травануть его собираюсь! А мне теперь из-за его паранойи пресным все делать?
   - Послушай, Райхарс...
   Договорить не дал, зарычал так грозно, что я сочла за лучшее промолчать и отложить злосчастный укроп в сторону. Потом отдельно в свою порцию добавлю, в отличие от мнительного эльфа мне зелень нравится.
   Никогда не считала процесс приготовления пищи мучением, но в этот раз он стал сущим кошмаром. Поэтому, когда все было доведено до готовности, разложено по порциям и выставлено на стол, вздохнула с облегчением.
   Как оказалось, рано радовалась.
   - Фссё? - вежливо осведомился дроу, стоило мне взяться за вилку.
   - Что? - не поняла я.
   - Ты сзакончшшила?
   - С чем?
   - Ссс едой. Ее можшшно есссть?
   Удивилась вопросу. Неужели не видно?
   Кивнула.
   В тот же момент раздался щелчок пальцев, и магический огонек погас.
   Прелестно! Всю жизнь мечтала подавиться в темноте!
   - Райхарс! - возмутилась и тут же осеклась.
   Ответом мне было тихое предупреждающее шипение.
   Достал!
   Я понимала, что спорить с дроу бесполезно, поэтому просто поднялась из-за стола, подхватила свою тарелку и направилась в гостиную, где смогу поесть по-человечески при нормальном свете и без надоедливой компании ненавистного эльфа. Однако мне не позволили сделать и шага. Черные пальцы сомкнулись на моем запястье и грубо дернули вниз, вынуждая плюхнуться обратно на стул.
   - Сссидеть! - рявкнул Райхарс.
   Захотелось зарычать не хуже самого дроу. Совсем оборзел! Уже команды раздает, как какой-то комнатной собачонке!
   Злобно уставилась на наглеца, с трудом сдерживаясь, чтобы не высказать ему все, что о нем думаю. От импульсивного порыва уберегло только природное благоразумие и обоснованное опасение перед физическим наказанием. Эльф уже не раз показывал, что не собирается спускать просто так любую провинность, в том числе и оскорбления.
   Мой недобрый взгляд дроу проигнорировал с поистине царским равнодушием, занявшись пристальным изучением содержимого своей тарелки, будто и не он только что отдавал обидные приказы. А у меня резко пропал аппетит. Все бы отдала, чтобы сейчас оказаться как можно дальше отсюда. Где угодно, лишь бы не видеть противную татуированную рожу с красными глазами!
   Красными? Всмотрелась внимательнее. Нет, желто-алыми. Надо же, опять сменили цвет! Готова поклясться, еще секунду назад радужка была совершенно другого оттенка, а теперь полностью янтарная, по-звериному отражающая свет звезд, льющийся из окна.
   Странные у него глаза, пугающие. Впрочем, его вообще трудно назвать обычным. До сих пор не могу поверить в реальность происходящего. Как так произошло, что на моей кухне оказалось фантастическое существо из другого измерения? Серьезно задумавшись над этим, неожиданно озадачилась совсем другим вопросом. Если он принадлежит иному миру, то как понимает мою речь и сам свободно на ней говорит? Вряд ли там, откуда он родом, знают русский язык.
   Спросила.
   - Сссчитал изсс тфоего ссознания, пока ты была в обморрроке, - не заподозрив в вопросе подвоха и все так же настороженно рассматривая еду, отмахнулся дроу.
   - Как "считал"? - нахмурилась я.
   Эльф даже головы не поднял, коротко поясняя:
   - Магичессски.
   Что ж он такого интересного в тарелке углядел? Наверное, уже каждую крошку вдоль и поперек изучил, причем не один раз. При нем же готовила, он каждое мое движение контролировал! Так чего не нравится? А еще утверждал, что голодный... Похоже, в его случае подозрительность - уже диагноз.
   В моем - тоже, потому что первая пришедшая мысль по поводу "магического считывания" была неприятной:
   - Ты копался в моих мозгах?!
   Эльф, наконец, соизволил оторваться от своего увлекательного занятия, медленно перевел на меня высокомерный взгляд, словно на неразумное дитя, отрывающее взрослого от важных дел глупыми расспросами, устало вздохнул и... промолчал. Просто не посчитал нужным отвечать. Кажется, мой гость не слишком-то любит что-то пояснять.
   Скрестила руки на груди.
   - Что еще интересного ты узнал в моем сознании? - поинтересовалась, не особо надеясь на ответ, но Райхарс меня удивил.
   - Ничшшего.
   Вздернула брови. Это что, тонкий намек на отсутствие в моей голове полезных знаний? Или его ничего больше не интересовало? А как же расспросы про мой мир?
   - Почему?
   Эльф смерил меня насмешливым взглядом и все-таки расщедрился на разъяснения:
   - Магичессская манипуляцссия чужшшим сссознанием ссложшна и опасссна. Во-перррвых, на нее трратитссся много ссил, а я уше выложшшился на межмирррофой перреход, а во-фторрых...
   Дроу сделал намеренную паузу и неприятно ухмыльнулся, прежде чем продолжить:
   -... я не ххотел ломать игрррушшку сслишшком ррано.
   Ага. Вот как. Понятно.
   Из речи Райхарса я сделала два вывода. Первый: сил вытащить у меня из головы остальную нужную ему информацию у дроу не хватило. Второй: эльф может свободно залезать в чужие мысли, когда этих самых сил хватает, а, следовательно, рано или поздно он снова захочет покопаться в моей голове. Неприятно.
   Пока осмысливала сказанное Райхарсом, он вернул внимание тарелке.
   - Что-то не так? - не сдержалась.
   Дроу проигнорировал.
   Ну, и черт с ним! Решила махнуть рукой на его тараканов. Хочет пялиться на еду? Пусть! Может он так силу воли тренирует.
   Медитировать над блюдом эльф закончил только минут пять спустя. Провел над ним раскрытой ладонью, глубоко вдохнул, на миг прикрыв слабо мерцающие в темноте глаза, и, наконец, решился продегустировать. Видимо, он все-таки действительно был голоден или ему просто очень сильно понравилась моя стряпня, потому что она исчезла с тарелки в считанные мгновения. Причем, на одной порции Райхарс не остановился, бессовестно потянувшись за моей, так и оставшейся нетронутой. Я не препятствовала, с любопытством наблюдая, как дроу повторяет сеанс "зависания" над тарелкой второй раз. Сглотнула смешок. Настраивается он так что ли на процесс поглощения пищи? Или молитву читает? То же самое повторилось и с третьей, и с четвертой порцией. Тут уж мне стало не до веселья. Куда в него столько влезает? Права я была - точно разорюсь.
   - Ты всегда столько ешь?
   - Нет.
   Закатила глаза. На развернутый ответ, конечно, не стоило и рассчитывать. Немногословный мне попался экземпляр: либо приказывает, либо издевается. Шикарно! Может попробовать его разговорить?
   - Еще добавки?
   - Хффатит.
   - Точно?
   Проигнорировал. Снова.
   Все равно своего добьюсь!
   - Отчего зависит твой аппетит?
   Предупреждающе рыкнул, но промолчал. Будто от назойливого насекомого отмахнулся.
   Ну, нет, не отстану! Пока не страшно.
   - Вкусно?
   - Миррроссслаффа! - прорычал более грозно.
   - Что? - откликнулась со всей любезностью, изобразив полное внимание, и даже ресницами наивно похлопала. Издеваюсь, ага.
   Райхарс поднял на меня взгляд, и я ошарашенно замерла. Цвет глаз... новый. Уже не в желтых, а в бледно-оранжевых озерах медленно разгорались алые всполохи раздражения.
   Критически оглядел меня. Усмехнулся. Опасный оттенок сменился на безмятежный желтый.
   - Иди умойссся.
   Что?
   Несколько секунд потребовалось, чтобы осмыслить его неожиданное заявление, а потом я залилась краской, почувствовав себя ужасно униженной, несмотря на то, что дроу в общем-то прав. Я так и не привела себя в порядок после богатой на события прогулки, так что посетить ванну мне бы не повредило. Впервые мне добровольно захотелось подчиниться приказу Райхарса, но гордость не позволила так сразу броситься его выполнять. Пусть и не надеется таким образом сменить тему!
   - Не уходи от ответа!
   Честно говоря, немного опасалась, что эльф вспылит от подобной наглости, но после еды он стал гораздо менее раздражительным.
   - Я восссполнял сзапассс магичессских ссил. Пища - один изсс сспоссобоф. Не сссамый эфффективный, но дррругие пррямо ссейчассс недоссступны.
   - А самый эффективный какой? - поинтересовалась. Вдруг пригодится?
   - Черрезсс крррофь.
   Замолчала. Нет, не пригодится. Про другие способы тоже узнавать больше не хотелось. Почему-то подумалось, что они не намного безобидней.
   - Тфое любопытссстфо удовлетфорррено? - осклабился Райхарс, видя, что я не спешу продолжать расспросы.
   Кивнула.
   - Тогда шшто сссидишшь?
   Непонимающе нахмурилась. Я определенно не успеваю за мыслями дроу, резко перескакивающего с темы на тему.
   - Иди мойссся, - любезно разъяснил эльф.
   Тьфу ты! Тема-то, оказывается, и не менялась вовсе...
   Поскольку задерживаться далее причин не было, послушно отправилась в ванную, тем более, что и самой того хотелось.
   - Ссстой! - окликнул меня уже в дверях.
   Оглянулась.
   - Шшто это? - ткнул пальцем в висящую на стене плазму.
   - Телевизор.
   Поискала глазами пульт. Нашла его почему-то на холодильнике, кинула эльфу. Тот перехватил устройство прямо на лету и вопросительно уставился на меня.
   - Управляется кнопками. Изучай.
   И сбежала, пока не начался тщательный допрос. Надеюсь, он ничего не сломает.
   Теплые струи массирующего душа смывали грязь и усталость, расслабляя тело и натянутые нервы. Я почти успокоилась... когда в квартире упало что-то тяжелое.
   Выругалась.
   Он мне там мебель разносит?
   Вздохнула.
   Одни убытки от иномирного гада.
   Несколько раз громыхало еще что-то. Сил ругаться уже не было, а в голове крутилась только одна беспомощная мысль - разорюсь.
   Райхарс обнаружился там же, где я его и оставила - на кухне. Он методично ковырялся в разобранном на части тостере под размеренное бормотание телевизора. Вокруг аккуратной горкой, венчающейся пультом, лежали различные вещи, начиная от коробка спичек и заканчивая микроволновкой. Большинство из них были в совершенно непрезентабельном виде.
   Изучает, мда.
   Схватилась за голову. Кошмар! Тут же несколько моих зарплат!
   Дроу мельком глянул на меня и продолжил свое занятие как ни в чем не бывало. В глазах восторг исследователя и ярко-оранжевое пламя.
   Все. Конец. Поняла, что терпения больше нет. Эта выходка эльфа стала последней каплей. Сейчас будет буря.
   - Да ты охренел?! Ты что творишь, су...
   Истерика прекратилась, не успев начаться. Мне попросту заткнули рот.
   - Не крричшши. Я не глуххой, - сухо и спокойно предостерег Райхарс, нависнув надо мной угрожающей тучей. Почему-то раньше он казался мне ниже.
   Стала отчаянно вырываться, мысленно проклиная и обрушивая на его голову все известные ругательства. Я могу долго терпеть, но сорвавшись, уже не способна так легко успокоиться. Еще бы был толк от яростных телодвижений... И откуда в дроу столько силищи? Он без особых проблем удерживал извивающуюся меня одной рукой, другой - продолжая зажимать рот. Попытка укусить навязчивую ладонь провалилась с треском, чужие жесткие пальцы впились в щеки, до боли сдавив челюсть. Зародившийся в груди крик вырвался жалобным мычанием.
   - Уссспокойсся! - рявкнул эльф, попытавшись встряхнуть меня.
   Однажды ему удалось таким образом заставить меня затихнуть. На сей раз тактика не помогла.
   Видя тщетность своих усилий, дроу не сдался. Он придумал нечто новое.
   - Пожшшалуй, на ссефодня ты мне большшше не нужшшна, - задумчиво, словно что-то решая для себя, протянул Райхарс.
   А дальше мгновенная боль в шее и темнота в глазах...
  
   Дежавю.
   Я уже просыпалась вот так: на застеленной кровати в собственной спальне с огромной дырой в памяти по поводу того, как здесь оказалась. Буквально вчера. И я точно знала, что не пила, но почему-то испытывала все муки похмелья.
   Голова трещала. Хотелось пить. В мыслях пустота. Да еще и все тело болело так, будто я всю ночь провалялась на камнях.
   Что вчера было?
   Что-то страшное... Кошмар наяву?
   Да, кошмар...
   Кошмар!
   Резко вскинулась на кровати и со стоном рухнула обратно.
   Дроу! Вот что, а вернее кто, вчера был. Мой личный кошмар.
   Где он, кстати?
   Огляделась. Никого. В спальне царила привычная атмосфера рабочего беспорядка, из-за неплотно задвинутых штор пробивались робкие лучи солнца. Хорошо хоть сегодня выходной, а то бы я точно схлопотала выговор за опоздание, потому что, судя по яркости дневного светила, время уже давно перевалило за полдень. Взглянула на часы, ютившиеся на прикроватной тумбочке. Так и есть - два часа дня. Ничего ж себе я продрыхла! Чужими стараниями - этот иномирный гад бессовестно вырубил меня!
   Недовольно ворча и поминая недобрым словом всех незваных пришельцев в целом и одного остроухого в частности, выползла из-под одеяла, зябко поежилась и, нашарив одежду, поспешно облачилась в костюм из облегающих трикотажных брюк и водолазки под горло. Домашний наряд у меня добротный, а главное из мягкого и теплого ворса. Специально такой покупала, чтобы не мерзнуть, выбираясь из нагретой постели на утренний сквознячок.
   Первым делом проверила квартиру на наличие несанкционированных гостей. Таковых не обнаружилось. Даже следов пребывания наглого иномирца на первый взгляд не осталось. Все вещи стояли на своих местах, включая и те, что, как я помнила, он изучал изнутри, разбирая и разбрасывая вокруг мелкие детали.
   Готовя завтрак, попутно проверяла электрические приборы. Они работали как новые, без малейших сбоев. С большой опаской включила тостер, последний раз виденный мной в руках Райхарса в абсолютно испорченном состоянии, но и он порадовал исправным функционированием.
   Ничего не понимаю.
   Как? Как такое может быть?!
   Неужели всё, что происходило прошлым вечером мне просто... приснилось?
   В коридор я выходила уже практически уверенная в чрезмерном буйстве своей фантазии, когда взгляд случайно наткнулся на неопрятный комок рядом с раскиданными на пороге кроссовками. Подцепив одним пальцем неопознанный предмет, внимательно изучила его. Это оказалась моя куртка. С порванным воротом и безнадежно перемазанная грязью.
   Выронив испорченный предмет гардероба из внезапно ослабевших рук, отчаянно взвыла. Так это был не сон!
   В порыве паники бросилась к большому, во весь рост, зеркалу в спальне. Скинула любимый домашний костюм, так надежно скрывающий тело от холода... и взгляда. В ужасе уставилась на отражение - так вот почему у меня все так болело! Глазам предстала жуткая картина типичной жертвы побоев. Не знаю, где я получила большую часть синяков и от кого - виноват маньяк, дроу или же моя собственная глупость, но по всей коже, начиная от тонких полосок на шее и заканчивая пятнами на руках и ногах, красовались желто-багровые разводы. Теперь придется долго носить закрытую одежду, не дай Бог кто увидит это безобразие.
   И все равно... Не хочу верить! Синяки еще не доказательство. У меня всегда была слишком чувствительная кожа, чуть надавишь, и уже остается фиолетовый отпечаток. Есть только один человек, который может развеять последние оставшиеся сомнения. Если и она подтвердит, то нет смысла отрицать очевидное дальше.
   Схватив телефон, набрала номер Шаниты.
   - Я занимала у тебя вчера деньги? - выпалила без приветствия, едва дождавшись, когда гудки сменятся женским голосом.
   На том конце трубки удивленно присвистнули.
   - Да ты, похоже, шикарно отдохнула вечером, сестренка!
   Поморщилась. Ну да, задай мне кто такой вопрос, я бы тоже подумала, что этот "кто-то" перепил настолько, что наутро не может вспомнить собственного поведения накануне.
   - Так занимала или нет?
   - Надеюсь, ты хоть познакомишь со своим кавалером? - вместо ответа совершенно нелогично поинтересовалась сестра.
   Меня перекосило.
   - Шанита! - прорычала. Получилось почти как у Райхарса.
   Телефон в моих руках разразился заливистым смехом.
   - Неужели сбежал? - давясь смешками, с трудом выдавила из себя девушка.
   - Шани! - рявкнула.
   Никогда раньше не повышала голос на сестру.
   - Ого! - поразилась она, тут же выдвинув очередную бредовую идею: - Да ты никак запала на него!
   Меня перекосило второй раз. Да не дай Бог!
   - Перестань нести чушь!
   - Так уж и чушь? - усмехнулась собеседница. - Не помню, когда ты последний раз вела себя так после вечера с мужчиной.
   - Как "так"? - не удержалась от вопроса.
   - Так эмоционально. У нашей снежной королевы проснулись чувства?
   Нахмурилась. Она права. Раньше я не позволяла себе излишней эмоциональности, за что еще в школе меня прозвали той самой бесчувственной сказочной героиней. Только сестренка ошибается в мотивах моего поведения.
   Глубоко вздохнув, попыталась успокоиться и взять себя в руки.
   - Ты, наконец, ответишь на мой вопрос? - предельно спокойно и вежливо поинтересовалась.
   Шанита хмыкнула.
   - Отвечу. После тебя.
   Ультиматум мне откровенно не понравился, но, тем не менее, спорить не стала. Знала, что ее не переупрямить. Это у нас семейное.
   - Ну? - поторопила нахалку.
   - Кто он? Я его знаю?
   Приплыли.
   - Нет, ты его не знаешь.
   - Так все-таки я была права! - возликовала Шани.
   Мда... И где логика в ее словах?
   - Твоя очередь, - напомнила.
   - А ты разве не догадалась еще? - очередной смешок. - Определенно, из-за него у тебя совсем мозги размякли.
   - Шанита!
   - Да?
   - Ответь уже на вопрос!
   Снова смех.
   - Занимала, - наконец, призналась она и опять захихикала.
   А у меня потемнело в глазах.
   Правда. Всё правда! Мне не приснилось... Я так надеялась!
   - Как его хоть зовут?
   - Вася, - зачем-то брякнула я, едва удержавшись от саркастичного добавления "Пупкин", и нажала на отбой.
   Черт. Черт, черт, черт!
   Хотя чего я так убиваюсь? Даже если дроу и был, то сейчас его нет. Возможно, сестра права, и он действительно "сбежал"? Он ведь, правда, мог уйти.
   В душе расцвела робкая надежда, а на лице сама собой расползлась улыбка. Чтобы исключить неприятные неожиданности, на всякий случай облазила все тайные уголки квартиры. Мало ли! Может ему взбрело в голову спрятаться от ярких солнечных лучей, например, в шкафу. Но ни в шкафу, ни под кроватью, ни в ванной, ни где-нибудь еще эльф не обнаружился.
   Настроение взлетело до заоблачных высот. Я снова свободна! Никто не приказывает каждую минуту что делать, куда идти и как говорить. От радости хотелось пуститься в пляс. Поскольку жажда деятельности на меня нападает крайне редко, решила использовать ее во благо. Громко врубила музыку и, засучив рукава, взялась за уборку и другие полезные домашние дела.
   День пролетел незаметно. За окном уже стемнело, когда я, наконец, закончила хлопоты по хозяйству и уютно устроилась на кухне перед телевизором с чашкой чая и большой пачкой печенья. Обожаю сладкое!
   Вот только насладиться отдыхом, как следует, не успела.
   Стук в балконную дверь буквально подбросил меня в воздух. Чай выплеснулся на пол, обрызгав любимые домашние брюки и растекшись на недавно вымытом полу неопрятной темной лужицей.
   Может, померещилось?
   Надежда умирает последней, ага.
   Убавила громкость телевизора и прислушалась, молясь, чтобы мне просто показалось.
   Увы, наивным чаяниям не суждено было сбыться. Стук повторился, прозвучав в тишине оглушительным громом.
   Вернулся.
   Нехотя поднялась со стула, позабыв и про упавшую чашку, и про промокшие брюки, и про перепачканный пол, прошлепала прямо по луже чая, плетясь в гостиную как на смертную казнь.
   Ну, зачем он снова врывается в мою жизнь?!
   Открыла.
   Райхарс расслабленно опирался на перила балкона и выглядел ужасно уставшим. Поднял на меня взгляд красных глаз, в которых медленно проступали желтые искры, тускло улыбнулся.
   - Шшждала?
   - Нет, - честно созналась.
   - Такхх и думал, - усмехнулся он, чуть показав клыки. Эдакий шуточно-предупреждающий полуоскал.
   - Впусстишшь?
   Издевается?
   - Тебе нужно разрешение?
   - Нет, - довольный оскал. Теперь уже во все зубы. Впечатляет.
   - Так и думала.
   Отступила, давая проход дроу, которым тот не замедлил воспользоваться. По-хозяйски прошел по тщательно вычищенному лишь час назад ковру, оставляя грязные следы, снял пропыленный плащ и небрежно кинул его на диван, после чего проследовал на кухню, попутно выключая свет по всей квартире.
   Рассеянно обведя взглядом устроенное Райхарсом безобразие, обреченно прикрыла веки. Почему-то вместо раздражения из-за пошедших насмарку трудов целого дня навалилась апатия. Злиться все равно бесполезно - эльфу мои возмущения как слону дробина: нужного результата не возымеет, лишь вызовет недовольство, а недовольный дроу - не самая приятная компания.
   Угрюмо вздохнула и отправилась вслед за гостем, старательно обходя оставленные им ошметки грязи. По какому болоту дроу шлялся, что даже в относительной темноте видны разводы от его следов? И на кой я делала уборку! Самое обидное, что ее придется повторить снова...
   Когда вошла в кухню, эльф уже с комфортом расположился за столом и с подозрением принюхивался к чашке с остатками чая, не успевшими перекочевать на пол вместе с основной массой. За спиной Райхарса тускло сиял в воздухе магический шарик. Надо же! Дроу без напоминаний расщедрился на освещение -- нонсенс!
   - Шшто са гадоссть! - скривился седоволосый, отставляя чашку в сторону. - Ты это пьешшь?
   Ну да, согласна, чайные пакетики - это не ароматный настой из отборных листьев, но, как по мне, тоже вполне приятно пахнет. Фруктовый, между прочим.
   С тоской перевела взгляд на темную лужицу посреди пола и поправила:
   - Пила.
   Эльф кивнул.
   - Большше не будешшь.
   Удивленно воззрилась на него. Что еще за заявления такие?
   - Никаких неопоссзнанных тррраф в ррацссионе, только ссс моего поссзволения.
   Параноик.
   Нет, я допускаю, что у него, возможно, есть адекватные причины с опаской относиться к незнакомой растительности, но в упор не понимаю, с какой стати я должна ее избегать, если мне-то она известна.
   - Почему?
   Ответом меня, как и следовало ожидать, не удостоили. Пора запомнить, что дроу не любит утомлять себя пояснениями, тем более разжевывать суть приказов. Сказал, значит так надо, а то, что меня не устраивает слепое следование чужой воле, его не волнует ни на грам.
   Подождав для верности еще некоторое время - вдруг в эльфе все же проснется красноречие? - поняла, что стоять тут могу хоть до посинения, но чуда не случится, и внезапная болтливость на дроу не снизойдет. Ну, и бес с ним! Лучше вот лужу вытру, пока она окончательно не высохла и не превратилась в липкое пятно - всяко полезнее, чем вести беседу с тем, кто общаться не желает.
   Райхарс наблюдал за моими действиями с любопытством. Пристально так. Как на цирковую зверюшку, выполняющую забавный трюк.
   Раздражает.
   Расселся как барин, а я значит рабыня у его ног. Сволочь!
   Покосилась на "барина". На его губах расползлась довольная улыбка, в желтых глазах то и дело пробегали рыжие искры.
   Развлекается гад! Как же он меня бесит!
   Медленно закипая, я со все возрастающим усилием терла тряпкой несчастный пол, на котором от усердия скоро рисковала появиться дыра, и упорно делала вид, что не замечаю раздражающего внимания седоволосого. Еще немного, и взорвусь. Умеет же он выводить из себя одним только присутствием!
   На мгновение замерла, поймав себя на странной мысли. Никогда ни на кого так не реагировала. Я же "снежная королева" как ни как, а детские прозвища без причины не прилипают.
   В памяти всплыл недавний разговор с сестрой и ее безумное предположение по поводу моего отношения к Райхарсу. Брезгливо скривилась. Нет, я не извращенка и стокгольмским синдромом не страдаю. Шанита не права, считая, что я питаю к дроу какие-то чувства. Разве что ненависть. Просто раньше никто не покушался на мою свободу, потому и не было повода в чрезмерной эмоциональности. Я могу смириться со многим, но слишком ценю личное пространство и не потерплю никого, кто пожелает его отобрать. Вот и эльфа я оттого терпеть не могу, что он возомнил себя моим хозяином.
   В мысли ворвалась трель телефона, заставив бросить тряпку и отправиться на поиски расшумевшегося мобильника. Номер на дисплее сообщил, что звонит Шанита.
   Поморщилась. Желания говорить со сводной сестрой не было абсолютно, тем более что любопытный дроу приперся следом и с интересом прищурился на верещащую трубку.
   Взвесив все "за" и "против", безжалостно сбросила звонок. Совесть, конечно, вякнула насчет того, что нехорошо так поступать с человеком, у которого занимала деньги, но я успокоила ее зароком перезвонить позже, когда остроухого субъекта не будет наблюдаться поблизости.
   На кухне меня ждала все та же тряпка и неожиданное уединение. Странно, что Райхарс не пошел следом насладиться зрелищем коленопреклоненной игрушки. Может, насмотрелся уже?
   Стоило взять в руки злосчастный клочок ткани, служивший сборщиком пролившегося чая, как телефон запиликал вновь. Упрямая девчонка! Вся в отца. Как и я, впрочем.
   Отвечать я не собиралась, поэтому не спеша закончила вытирать пол, промыла тряпку и повесила ее сушиться на батарею. Мобильник навязчиво играл классическую мелодию уже по третьему кругу, не затыкаясь ни на секунду. Когда же ей уже надоест, а?
   Звук резко оборвался, и не успела я вздохнуть с облегчением, как вдруг услышала голос дроу:
   - Нет, я не Мирроссслафа.
   Удивилась. Он что, сам с собой разговаривает? А почему... И тут до меня дошло!
   Мать моя - женщина! Иномирный гад каким-то образом додумался нажать зеленую кнопку и ответить моей сестре. Этого мне только не хватало!
   В панике опрометью бросилась к источнику тревоги, по пути сбив табуретку и даже не почувствовав боли.
   - О! - раздалось потрясенное восклицание Шаниты из динамиков.
   Гений. Он еще и громкую связь умудрился включить. На все кнопки подряд что ли тыкал? Лучше бы красную своим вниманием не обошел, тогда бы мне пришлось так нервничать.
   - Вася? - сделала попытку угадать девушка.
   В точку, сестренка!
   - Ххто? - нахмурился эльф.
   - Привет, Шани! - поспешила вмешаться, пока не произошло непоправимого.
   - Мири! - обрадовалась родственница.
   Дроу недовольно зашипел, но встревать не стал, уступив возможность общения мне. Однако телефон из рук не выпустил. Досадно.
   - Кажется, помехи на линии - постоянно какое-то шипение, - посетовала Шанита.
   Я хмыкнула, но на ее замечание промолчала. Знала бы она, что не со связью проблемы и помехи вовсе не на линии, а у меня дома.
   Сестра неожиданно спохватилась:
   - Так ты меня обманула, и он не сбе...
   - Шанита! - оборвала ее на полуслове, понимая, что девушка сейчас, как и в предыдущем разговоре, начнет нести бред, не предназначенный для эльфийских ушей. - Ты что-то хотела?
   Перебитая на середине своей речи родственница на секунду замешкалась, но быстро вспомнила о цели звонка.
   - Знаешь, Мирослава, я тут подумала...
   Да неужели? От одного этого заявления, да еще произнесенного зловещим тоном, мне уже стало не по себе. Что там могло придти в голову подростку?
   - Хочу познакомиться с твоим парнем!
   О как!
   Я сразу поняла, что она имеет в виду мифического "Васю". Только когда он мне парнем-то стать успел? Вот так и рождаются слухи.
   Ответ мой был однозначным и категоричным:
   - Нет.
   - Почему? - расстроилась Шанита. - Это, конечно, жуткий срам для всех нас - то, что ты имеешь связь с мужчиной вне брака, но с другой стороны, несмотря на нашу кровь, ты все-таки гаджо*, так что я не понимаю, почему ты стесняешься.
   Еще одно выгодно отличающее сестру среди прочей родни качество - "продвинутость". Согласно цыганской морали ей, как девушке незамужней, вообще еще не положено знать о половых отношениях, но она давно в курсе. А все мое тлетворное влияние: не пожалела времени и просветила девочку в вопросах современной русской нравственности, так сильно отличающейся от цыганской. Она, конечно, поначалу была в шоке, но бунтарский дух, которым, к слову, тоже я ее заразила, быстро взял верх, и вскоре сестренку уже невозможно было удивить или вогнать в краску словами "сожитель", "хахаль", "любовник" и прочими понятиями, касающимися внебрачных отношений.
   Покосилась на внимательно прислушивающегося к беседе Райхарса. Пожалуй, стоит осторожно выбирать слова.
   - У меня нет парня.
   - А как же Ва...
   - Шанита! - не дала договорить ей в очередной раз. - Я сказала - НЕТ!
   И вырвала трубку из пальцев дроу. Понятия не имею, как мне удалось: со злости, с перепугу или, быть может, сработал фактор внезапности. Не дожидаясь реакции эльфа, отключила телефон. Совсем. Только после этого напряженно подняла взгляд на седоволосого, предчувствуя возмездие за дерзость. Его не последовало. Райхарс насмешливо взирал на меня, иронично выгнув бровь.
   Весело ему, поганцу. А мне теперь придется ждать визитов "ненаглядных" родственничков, которых я когда-то не без помощи матери с трудом выдворила из своей жизни. После случившегося Шанита точно всем разболтает про "Васю", и они обязательно захотят с ним познакомиться. Помню, когда в университете встретила свою первую любовь, родные так переполошились, что напоминали растревоженный улей, и буквально не давали молодому человеку прохода. Бедняга продержался недолго и в итоге сбежал от меня и моей многочисленной родни. С тех пор стараюсь держать свою итак небогатую личную жизнь в секрете.
   Смотря в безмятежно-насмешливые желтые очи, задумалась о том, как сделать так, чтобы обладатель необычных глаз и любопытные визитеры не пересеклись. Потому что, если они встретятся, это будет катастрофа.
   - Объяссснишшь? - полюбопытствовал дроу, когда игра в гляделки начала ощутимо затягиваться.
   Отрицательно помотала головой.
   - Объяссснишшь, - повторил Райхарс, и теперь в его голосе слышались приказные нотки.
   Вздохнула. Вот что ему сказать?
   - Тебя это не касается.
   - Вррешшшь, - спокойно, как нечто само собой разумеющееся, констатировал дроу. Но глаза опасно полыхнули алым.
   Мне как-то разом стало не комфортно. Насколько я успела заметить, красными очи эльфа становились, когда он бывал сильно не в настроении. В сочетании с бесстрастным голосом пробирало до костей.
   - Ладно, - решилась.
   В конце концов, что толку скрывать? Пусть лучше сразу узнает, что его... нас ждет. Только как объяснить весь ужас ситуации, чтобы до него дошло?
   - Хотелось бы мне или нет, но в моем окружении много людей, и скоро они начнут приходить сюда.
   - Почшшему? - сухой интерес.
   - Потому что считают себя вправе лезть в мою жизнь. Переживают и...
   Замолчала, подбирая слова.
   - И? - нетерпеливо подтолкнул.
   Не подобрала.
   - ...и жаждут познакомиться с моим любовником! - выпалила, с вызовом уставившись на дроу. Грубо, конечно, но зато верно отражает суть желания Шаниты. Говорила же, что дипломатия - не мое.
   Молчит. Смотрит.
   Значит, не дошло.
   - С тобой, - уточнила.
   Белые брови взлетели вверх, алый оттенок глаз приобрел еще более насыщенный цвет. Дроу странно фыркнул и... расхохотался.
   Поежилась. Жуткий смех, нечеловеческий: сквозь рык и шипение.
   - Люди, - презрительно бросил, успокоившись. И столько в одном слове слышалось отвращения, что мне даже обидно стало за человечество. Расист. Нельзя же всех под одну гребенку!
   Райхарс поморщился.
   - В тфоем миррре нет дрроу.
   Сколько уверенности! Уже проверил? Или поверил на слово? Подозреваю, что первое.
   На всякий случай кивнула.
   - Мне нельзсся показссыфатьссся на глазсса дрругим людям. Пока ещщще.
   Ну, это мы, помнится, уже обсуждали. Хотя последнее добавление, конечно, настораживает.
   - Ты можешь уйти, - указала на столь любимую им балконную дверь. - Совсем.
   В то же мгновение оказалась прижата к стене и почти оглушена разъяренным рычанием. Эльф навис надо мной, больно впившись жесткими пальцами в плечи.
   ...И все-таки он выше меня почти на полголовы...
   - Не ссмей выгонять меня, игрррушшка! - оскалился дроу, приблизив свое лицо к моему, так что я утонула в жутких алых глазах. - Ты моя. Только мне рррешшать, когда ухходить! Ссзапомни, ты от меня не изссбавишшьссся так пррроссто!
   Я испугалась. По-настоящему, так что волосы встали дыбом и задрожали поджилки. Весь испытанный до этого момента страх показался детским лепетом. Судорожно сглотнула и в ужасе опустила взгляд на выпирающие в оскале чуть заостренные клыки. Чудовище зубастое! Только сейчас вдруг навалилось леденящее кровь осознание простой до трепета истины - у меня лишь два варианта будущего: либо умереть от рук дроу, либо смириться с его присутствием в моей жизни. Третьего не дано. Райхарс прав, мне не справиться с ним, не выгнать. Сил не хватит.
   Душу затопила бессильная злоба так, что в глазах потемнело. Ненавижу!
   Хватка на плечах разжалась, отпуская и одновременно лишая опоры. Внезапно ослабевшие ноги предательски подогнулись, и я сползла по стене на колени. Эльф презрительно зыркнул сверху и ушел в другую комнату, давая мне время осмыслить его заявление. Хотя чего тут осмысливать, все итак понятно.
   Даже у самых ненормальных людей в доме заводятся всего-лишь безобидные барабашки или в худшем случае полтергейст, а у меня... дроу.
   - Мирросслафа! - послышался окрик со стороны кухни. Еще одно облюбованное им место в квартире кроме балкона.
   - Иди ссюда.
   Ага, сейчас. Только шнурки поглажу.
   - Быссстррро!
   Рыка в голосе явно прибавилось. "Хозяин" изволит гневаться.
   Может, мне еще хвостиком повилять и тапочки принести?
   Но как бы я не бесилась, пришлось вставать и идти к дроу, потому что будет намного хуже, если он, устав ждать, явиться за мной сам и отволочет за шкирку туда, куда ему угодно. С него станется еще и наказать.
   Всего лишь игрушка. Вещь.
   Как бы не так!
   Он пожалеет, что появился в моем доме. Не успокоюсь, пока не отомщу за все унижение, что пришлось и еще придется вынести по его вине. Докажу проклятому эльфу, что люди не так слабы, как ему кажется, что с нами надо считаться, уважать. Хватило бы только терпения...
   Хотелось рычать и ругаться, но, стиснув зубы, спокойно взглянула в уже вновь пожелтевшие очи. Ну-с, чего желает "мой господин"?
   - Ужшшин, - ответил на немой вопрос Райхарс.
   Всего-то.
   Прожорливое отродье!
   - Могу я хотя бы переодеться?
   Скрыть ехидные нотки не удалось. Не удержалась. Пусть знает, что я не собираюсь бросаться выполнять каждый его приказ по первому же требованию. В конце концов, мои собственные потребности для меня более приоритетны, чем его прихоти, а вымокшие в чае брюки сейчас неприятно липли к телу и холодили кожу, что не прибавляло хорошего настроения.
   Дроу окинул меня задумчивым взглядом, демонстративно склонил голову набок как-то совершенно по-звериному и хищно сощурился. Кажется, понял, зараза, что я намеренно выеживаюсь.
   По губам эльфа зазмеилась неприятная ухмылка.
   - Нет.
   Признаться честно, я опешила. Не ожидала отказа.
   Ах, так, да? Ладно. Это я тебе тоже припомню. Когда-нибудь.
   Возражать и пытаться что-то доказать не стала, но злобу затаила.
   Готовка прошла по уже знакомому сценарию: темнота, разбавляемая лишь сиянием звезд за окном, назойливо лезущий в глаза шарик магического огня и пристальное внимание дроу, отбраковывающего подозрительные, по его мнению, продукты. То ли я начала привыкать к отсутствию нормального освещения, то ли второй раз совершать подобные действия оказалось легче, но травм, как то ожоги и порезы, заработала намного меньше. Впору собой гордиться, хотя приятного, конечно же, все равно мало.
   Райхарс опять умял четыре порции, предварительно помедитировав над каждой, а я вновь подивилась, куда в него столько еды умещается. И ведь вроде не крупный, а жрет как бык! Кто поймет эту загадочную штуку - магию? Нет, я, конечно, кое-чего знаю благодаря цыганским корням, но это совершенно не то же самое, что творит дроу. Ромы* владеют скорее не колдовством как таковым, а тайными знаниями. Ну, и вдобавок каждый из них сам по себе отличный психолог, так что развести суеверных гаджо для цыган не представляет сложности. Старые поверья, передающиеся из поколения в поколение, и невежество окружающих - вот и все волшебство. Хотя я всегда подозревала, что существует нечто большее, приходилось сталкиваться с мистикой и необъяснимыми событиями даже в повседневной жизни, но, не будучи очень уж религиозным человеком благодаря материнскому воспитанию, я привычно не обращала на них внимания или же старалась объяснить с точки зрения логики. Теперь вот с появлением эльфа, доказывающим прошлые подозрения, вспомнилось все до последней мелочи.
   Может, стоит поговорить с Богданой - шувани* табора моего отца? Вот уж кто в колдовстве точно разбирается. Правда, сомневаюсь, что она станет откровенничать, не сложились у нас как-то отношения. Нет у меня должного почтения к вредной старухе, а она из всей семьи единственная, кто всегда относился ко мне настороженно. Даром, что родная бабушка. Не по душе ей, видите ли, родинка на моей правой кисти. Точно такая же, как и у нее самой, между прочим. Говорит, это стигмат, означающий, будто у меня с рождения есть природные способности, и я должна была стать следующей шувани, но, увы, родня слишком поздно узнала о моем существовании, чтобы обучать будущую ведьму. Потому кстати и не выкрали в детстве, что попросту не подозревали о моем рождении, а когда правда открылась, я вступила в уже вполне сознательный возраст. Это не значит, что попыток не было, но я с самого начала яро противилась собственному похищению, да и мама не так проста - в силах защитить собственного ребенка.
   Богдана считает, что я принесу роду беду. Одна из причин, почему мне удалось отвоевать независимость. Стоит признать, родственники не так уж сильно противились, ведь если бы захотели по-настоящему, никуда бы я от них не делась. Пусть во мне и течет цыганская кровь, а ромалы* просто так не отпускают из семьи своих чавви*, но если шувани думает, будто меня благоразумнее держать на расстоянии, значит так и следует поступить. К тому же я даже не чистокровная цыганка, а так, всего лишь пошрат*.
   Была бы наивнее и суеверней, может и поверила бы в бред старухи. Я ведь не чувствую за собой никаких необычных способностей и никакого волшебства по моей воле никогда не случалось. Так каким образом я могу принести беду?
   Хотя...
   Оглянулась на дроу.
   Уж не его ли имела в виду шувани Богдана?
   В таком случае мне стоит вдвойне постараться, чтобы не допустить его встречи с родней.
   Закончив трапезу, Райхарс оставил меня в одиночестве, перебравшись в гостиную. На свой страх и риск включила на кухне свет, опасаясь, что разозленный самовольством эльф ворвется обратно с требованием "похасссить" ненавистное ему электричество, но дроу проявил чудеса пофигизма. Почаще его что ли кормить, авось тогда совсем подобреет?
   Пока убирала со стола и мыла посуду, напряженно прислушивалась к звукам из соседней комнаты, полагая, что гость вновь начнет громить интерьер, но было подозрительно тихо. Может, уснул? Недаром же уставший явился.
   Оказалось - нет.
   Поганец, похоже, готовил очередную гадость. По крайней мере, именно так я подумала, застав дроу склонившимся над моей сумочкой, которую сам же вчера и отыскал во дворе. Он не копался в ней как воришка, нет. Он зачем-то водил в воздухе руками.
   Догадаться не сложно - колдует. Только вот что именно?
   - Что ты делаешь?
   Райхарс ничем не показал, что заметил меня, ни на мгновение не отрываясь от своего увлекательного занятия.
   Подошла вплотную, пристально уставившись на творимый беспредел. Уверена, он слышал не только вопрос, но и мое приближение, вот только опять не желает растрачиваться на пояснения. Либо слишком увлекся, хотя сомневаюсь, что дроу может потерять контроль над окружением до такой степени - не в его характере.
   - Что. Ты. Делаешь? - повторила настойчиво, выделяя интонацией каждое слово.
   Игнор. Полный.
   Вздохнула.
   Вот как с ним быть?
   Проще, наверное, плюнуть на расспросы. Чувствую, потом все равно узнаю последствия его ворожбы. Хотя лучше, конечно, заранее - кто предупрежден, тот вооружен - но видно не судьба.
   Перевела задумчивый взгляд на сосредоточенного эльфа. Страшный он все-таки. Не из-за хищных черт лица, они-то, если приглядеться, вполне приемлемы для человека, хотя на мой вкус чересчур вытянуты и угловаты. Зато неестественно серая кожа навевала неприятные мысли о злобных пришельцах. Даже у самых темнокожих людей все равно присутствует коричневый оттенок, у Райхарса же на него не было ни намека. Одежда, кстати, тоже под стать - черно-серая в несимметричных разводах. Фасоном наряд напоминал нечто среднее между военной формой и маскировочным комбинезоном, только тона отличаются от наших, земных. Ну, и еще странные железки на ногах, предплечьях, поясе и плечах - похоже на разновидность легких доспехов, хотя я в них не очень-то разбираюсь, может просто какие декоративные фиговины. В любом случае, в подобном по улице спокойно не погуляешь. Ему бы переодеться не помешало... Ага, и маску на лицо заодно налепить, чтоб рожу не видно было!
   За местного он точно никогда не сойдет, во что бы не наряжался.
   - Не ссстой над душшшой! - вдруг прошипел дроу, и от неожиданности я даже вздрогнула, слишком увлекшись созерцанием.
   Подумаешь, какие мы нежные! Я тоже не люблю, когда за моей работой наблюдают, выглядывая из-за плеча, но это не мешало Райхарсу контролировать приготовление еды. Имею право отплатить той же монетой, так что и не подумала двигаться с места. Сначала пусть на вопрос ответит, тогда, быть может, оставлю его магичить в одиночестве.
   На меня обратились алые глаза с оранжевыми прожилками. Необычное сочетание. Что бы оно значило?
   - Уйди, Миррросслафа! - приказал эльф, нахмурившись. - Не мешшшай!
   - Уйду, - кивнула. - Когда ты объяснишь, зачем тебе понадобилась моя вещь.
   Рыжие искры исчезли, глаза полыхнули насыщенно-красным.
   - Брррысссь! - рявкнул дроу, угрожающе подавшись в мою сторону.
   Я тут же предусмотрительно отскочила на несколько шагов назад.
   Психованный придурок!
   - Это что, такая тайна? - возмутилась, настороженно следя за раздраженным эльфом.
   - Нет, - рыкнул Райхарс. - Ты мешшшаешшь.
   Фыркнула.
   Чем, интересно? Своим присутствием? Ну, так я его не держу. Надоела - пусть валит на все четыре стороны, я только порадуюсь. Однако предлагать ему подобное второй раз не рискнула, а поскольку уходить сам он не собирался, пришлось удаляться все-таки мне, а то, чувствую, еще немного и конфликт закончится дракой... явно не в мою пользу.
   Посетив душ и забросив перепачканные домашние брюки в корзину с грязным бельем, застала эльфа все там же и в той же позе. Только теперь он еще и глаза закрыл. Если б руки не порхали над сумочкой, решила бы, что он уснул стоя. А так, только головой покачала.
   Темень за окном и стрелки часов, приближающиеся к полуночи, определенно намекали на то, что пора задуматься о размещении на ночлег. Надеяться, что дроу, как и прошлой ночью, свалит в неизвестном направлении, было глупо, поэтому полезла в шкаф за дополнительным комплектом постельного белья. Хорошо, что живу в двухкомнатной квартире, а то ума не приложу, что бы делала, будь у меня всего одна кровать. Наверное, дезертировала бы на коврик, потому что даже сама мысль о том, чтобы делить постель с Райхарсом вызывала омерзение, а он вряд ли бы удовлетворился спальным местом на полу. Впрочем, кровать-то у меня и так одна - в спальне, но зато есть еще раскладной диван в гостиной. Вот там я и решила расположить эльфа. Не собственное же ложе уступать, правда?
   Прежде, чем застелить диван, аккуратно перевесила на спинку кресла брошенный плащ Райхарса. Он, кстати, оказался нереально легким, словно пушинка, хотя на взгляд, да и на ощупь, сшит из плотного теплого материала, к тому ж подбитого с внутренней стороны серым мехом, очень похожим на волчий. Несоответствие веса и внешнего вида в первое мгновение ошарашило, но, присмотревшись к вещи внимательнее, заметила странные блики, пробегающие по черной поверхности, и решила, что виной всему та самая загадочная магия, о которой я знаю непростительно мало. Поэтому пока решила не заморачиваться, и выкинула из головы вызывающие диссонанс мысли о волшебном плаще.
   Манипуляции с одеждой и мебелью дроу не заинтересовали, он наглухо прилип к сумочке, игнорируя мои передвижения по квартире. Что же он там такое захватывающее делает? Опять медитирует? Или... вдруг он фетишист?
   От собственной бредовой идеи стало смешно, и я поняла, что пора на боковую. А то всякие глупости уже в голову лезут! С усталости, не иначе.
   Засыпая, еще успела мельком словить в сознании очередную не совсем адекватную мысль о том, что стоило бы на всякий случай озаботиться хоть какими-нибудь мерами предосторожности от приставаний дроу. Например, фонарик положить под подушку. Конечно, маловероятно, что эльф полезет ко мне, но с другой стороны я совершенно не могу предугадать его действия. Это пока он не видит во мне женщину, но со временем... Мало ли что ударит в его буйную голову? В конце концов, он все-таки мужчина, пусть иномирный и другой расы, но, как и у всех представителей его пола, у него могут возникнуть вполне определенные физиологические потребности, а поскольку выбор под рукой у эльфа сейчас не богатый, да и он считает меня своей собственностью, то нельзя исключать любого варианта развития событий. Береженого Бог бережет, как говорится в известной пословице.
  
   Проснулась опять поздно, около полудня. Наверное, сказывалось действие стрессов последних дней.
   Никто не тревожил меня ночью, так что я напрасно волновалась перед сном. Но фонарик под подушку все же спрятала. Для собственного спокойствия.
   Дроу снова куда-то испарился. Предназначенная ему постель оказалась не смята.
   Интересно, куда он уходит? И спит ли вообще?
   Долго думать над вопросами поведения Райхарса не стала. Не самые приятные мысли с утра воскресенья. Да и вообще, эльфа в моей жизни более чем достаточно, чтобы предаваться размышлениям о нем еще и в его отсутствие. В том, что дроу вернется, сомнений не возникало, слишком ясно он дал понять вчера о своем намерении держать меня под боком, пока не наиграется в собственника.
   За завтраком по обыкновению врубила телевизор. Дурная, на самом деле, привычка держать его в кухне. Ученые в один голос утверждают, что данный вид техники не совместим с пищеварением. Хотя по мне, так наоборот бубнящий голос какого-нибудь телеведущего отлично стимулирует процесс поглощения пищи. Вот как услышишь жуть новостей, по сравнению с которыми любой фильм ужасов отдыхает, так и хочется заесть стресс чем-нибудь особо калорийным и вкусным! Вред очевиден, ага.
   -...утром вышел из дома и не вернулся... - вещала миловидная девушка с экрана.
   Меня угораздило попасть на криминальную сводку. Ладно, пусть болтает, все равно ничего интереснее не найду, да и не охота щелкать каналы, по которым в это время либо реалити-шоу о чей-нибудь личной жизни, либо новости. Лучше уж второе, от первого меня перманентно воротит.
   Не сильно прислушиваясь к речи ведущей, я изощрялась над созданием бутерброда, сооружая из продуктов невообразимую конструкцию, когда внимание привлекло знакомое название улицы, прозвучавшее из динамиков телевизора.
   Насторожилась.
   Девушка из новостей нейтральным голосом сообщала о найденном в подвале соседнего дома расчлененном трупе, личность которого возможно будет установить лишь посредством генетической экспертизы. Я так и села, едва не промахнувшись мимо табуретки, буквально прилипнув взглядом к экрану и стараясь отогнать зарождающиеся сомнения. Уж не моего ли маньяка таким способом припрятал Райхарс?
   - Полиция пока воздерживается от комментариев и не спешит связывать убийство с деятельностью маньяка, орудующего в данном районе. Слишком не похожий почерк. К тому же полицейские по-прежнему отрицают слухи о самом маньяке.
   Конечно, отрицают. Им же не нужна паника среди населения. Да и как же так, целая толпа людей в форме столько времени никак не может поймать одного-единственного душевнобольного человека. Непорядок! Вдруг народ разочаруется в наших доблестных правоохранительных органах? И никого из верхушки совсем не волнует, что маньяку их забота о собственной репутации только на руку. Была. Благо теперь его на самом деле нет. Вот только благодарить за это стоит совсем не полицию.
   - По данному происшествию возбуждено уголовное дело, ведется расследование, - продолжала тем временем телеведущая.
   Только этого мне не хватало! Надеюсь, следы не приведут ко мне в конечном итоге. Не хотелось бы, чтобы все усилия оказались напрасны. Чертов эльф! Без него не приходилось переживать ни о чем подобном, а теперь чувствую себя заправской уголовницей.
   Далее какой-то усатый дядька в форме давал интервью и красочно расписывал, что у них все под контролем, не стоит паниковать и вообще недремлющие правоохранительные органы практически уже прищучили того гада, что стоит за всеми убийствами. Ну-ну, ему, конечно же, все поверили. А то, что обнаруженные в подвале останки и есть тот самый маньяк, никому и в голову придти не могло. Бес с ними! Пусть ищут то, сами не знают что. Не думаю, что Райхарс настолько глуп, чтобы оставить следы или зацепки, которые позволили бы выйти на нас.
   Пока предавалась размышлениям, сюжет криминальной сводки свернул на пропавших без вести. Вот неужели родные до сих пор надеются отыскать потеряшек спустя годы? Понимаю еще беспокоиться о пропавших относительно недавно, но не несколько же лет назад?! Оптимисты.
   Вернулась к своим бутербродам и кофе. Отпила из чашки... закашлялась, отплевалась. Оказывается, пока пялилась в экран, напиток успел остыть, так что пришлось готовить новый. Попутно выяснилось, что стратегический запас кофе закончился, а значит, снова придется бежать в магазин. Или не придется. Наверное, стоит ввести режим строгой экономии и научиться в ближайшее время обходиться без продуктов первой необходимости, потому что я всерьез опасалась, что денег до следующей зарплаты мне может не хватить. Все-таки содержать дроу - дело затратное.
   Взяв в руки чашку, рассеянно мазнула взглядом по экрану телевизора, привлеченная смутно знакомым описанием очередного потеряшки, пропавшего всего около суток назад, и чуть не выплеснула ароматный напиток на пол, уставившись на фотографию улыбающегося мужчины. Это он! Тот маньяк! Его рожу я запомнила на всю оставшуюся жизнь и не могла ошибиться, потому что отрубленная голова с остекленевшими глазами и перекошенным в крике ртом до сих пор как на яву стоит перед мысленным взором.
   Судя по рассказу телеведущей, маньяк был примерным семьянином с двумя детьми и ответственный работник, о пропаже которого сокрушались как родственники, так и коллеги. Вот тебе и душевнобольной! Искренне надеюсь, его близкие никогда не узнают о тайной стороне жизни своего любимого мужа, отца и товарища, а также о том, что с ним стало. Они-то ни в чем не виноваты и не заслуживают страданий.
   Вздохнула. Что за жизнь! Что за люди! Вот чего ему не хватало? Ведь все у мужика для счастья было, а он по ночам девушек мучил, насиловал и убивал. Хотя вспомнить того же Чикатило, ведь на первый взгляд по внешности и поведению вполне обычный человек, а сколько людей на тот свет отправил. Жуть.
   Смотреть новости дальше не хотелось, присутствовало ощущение, что могу узнать еще что-то, что может вывести из равновесия. Мало ли что Райхарс в свое отсутствие делает, он ведь тоже тот еще садист... Хватит! Выключила телевизор, отложила пульт. Итак, вон руки уже трясутся.
   Последний оставшийся выходной решила потратить с пользой для потрепанных эльфом нервов и развеяться где-нибудь в городе. Наскоро оттерев с ковра гостиной успевшую высохнуть за ночь грязь, неприятно пахнувшую болотной тиной и нечистотами, собралась в рекордные сроки и отправилась прошвырнуться по магазинам или просто побродить по улице. Да что угодно, лишь бы не сидеть в квартире, ожидая возвращения блудного иномирца или толпу настырных цыган, которые начали терроризировать меня звонками, стоило только включить телефон. Понятное дело, разговаривать с родней я не жаждала, поэтому банально игнорировала мигающий в беззвучном режиме мобильник, забросив его во внутренний карман сумочки. Той самой, которая не давала покоя Райхарсу. Кстати, никаких аномалий я в ней не обнаружила, тщательно исследовав еще как только проснулась, так что тайна столь сильной притягательности дамского аксесуара для дроу осталась по-прежнему неразгаданной.
   Весна цвела и пахла. Молодые листочки на деревьях, не так давно вылупившиеся из почек, сейчас уже радовали буйной пышностью. Солнце ласково пригревало проснувшуюся от зимней спячки землю. Щебетали птички. Прохожие улыбались.
   Хорошо им всем. Радостно. Тьфу! Так и хочется кому-нибудь испоганить настроение, чтоб не одной страдать среди всех этих счастливых рож! У них романтическая пора настала, вон многие парочки за ручки держаться. И парни у девчонок настоящие, заботливые, любящие, а не какие-нибудь вымышленные Васи. Ну, почему другим женщинам везет с личной жизнью, а у меня... дроу на шею свалился? За какие такие грехи, хотелось бы знать?
   Ну, вот опять я о нем. Куда деваться? Даже мысли уже по-хозяйски оккупировал. Зла на него не хватает!
   Надо отвлечься.
   Зашла в первый попавшийся бутик. Я не шопоголик, но шмотки всегда могли хоть на время оттянуть на себя внимание. Пристрастие всех женщин, да. Ряды модных тряпок, пестрота нарядов и сомнительное удовольствие закопаться в недра трикотажной продукции. Шоппинг не всегда приносил удовлетворение, особенно в отсутствии финансов на непредвиденные расходы и обновление гардероба, но именно возможность поиска и выбора, представления себя в обновке и примерка приглянувшегося товара давала возможность забыться от проблем, жить здесь и сейчас, в этом сумасшедшем мире модниц и магнатов гламура. Бывало, походы по магазинам утомляли, иногда смешили абсурдностью и гротескностью ассортимента, порой захватывали и увлекали сродни охотничьему азарту, но во всех случаях - отвлекали. Самое то сейчас.
   Впрочем, надолго в магазине одежды не задержалась. Обойдя еще три подобных, поняла, что тряпки сегодня меня не прельщают. С обувью, книгами, бытовыми мелочами вышло то же самое. Зато в ювелирном застряла надолго. Блеск украшений, как всякую, в ком течет цыганская кровь, буквально завораживал меня. В таких местах я могла пропадать часами. Правда, потом столько же расстраивалась, потому что мои доходы не позволяли регулярно покупать цацки, так что завсегдатаем ювелирных я не являлась, стараясь заранее избегать негативных эмоций, и заходила в магазин дорогих украшений только тогда, когда могла приобрести обновку. Но сегодня особый случай.
   Придирчиво разглядывая приглянувшиеся золотые серьги с изумрудом, увлеклась настолько, что внезапно закрывшие глаза чужие ладони заставили вздрогнуть и испуганно пискнуть.
   - Угадай кто? - предсказуемо предложили из-за спины.
   Я узнала. И украдкой перевела дух. Чтобы в то же мгновение разозлиться. Терпеть не могу эти детские забавы! Особенно теперь, когда нервы итак не к черту!
   - Брат, - раздраженно констатировала, попытавшись отодрать руки от лица.
   Не тут-то было!
   - Какой? - не растерялся затейник.
   Ну да, у меня ведь их уйма.
   - Самый наглый! - выдала, все-таки отцепив чужие конечности.
   - В точку, черноглазка! - рассмеялся наглец.
   Развернулась к родственнику, окатила его укоризненным взглядом, который, впрочем, не произвел никакого впечатления ни на виновника забавы, ни на его спутника. Дмитрий Константинович Суворов - старший мамин сын, с которым мы вместе выросли - с детства имел иммунитет к моим возмущениям и с того же возраста обожал надо мной подшучивать, хотя, стоит заметить, шутки всегда являлись всего лишь безобидным баловством, и сводный брат еще ни разу не перешел разумную границу. Вообще, надо отдать ему должное, Дима не только не возненавидел меня (а ведь, по сути, мое появление на свет стало крахом для брака мамы и его отца, послужившее поводом их развода), но к тому же проявлял чудеса терпения и лояльности, при необходимости защищал и даже пытался опекать.
   - Какими судьбами здесь? - полюбопытствовала, широким жестом обведя пространство магазина.
   - Да вот, колечко подбираю, - небрежно бросил брат, разворачиваясь к витринам.
   Уставилась на него с интересом:
   - Неужто, наконец, невесту нашел?
   - Не дождетесь! - ухмыльнулся родственник.
   Я разочарованно поджала губы. Больная тема. Мы с мамой уже давно отчаялись увидеть Дмитрия окольцованным. Слишком свободолюбивый, слишком гордый, слишком самодостаточный. В нем всего было слишком, и это отчаянно мешало ему устроить личную жизнь. Он ни с одной девушкой не задерживался надолго, а официальной пары, на моей памяти, не имел никогда, крутя головокружительные, но краткосрочные романы, иногда вообще сразу с несколькими представительницами слабого пола. Нельзя сказать, чтобы он уродился таким уж красавчиком, скорее просто миловидный, хотя внешностью пошел в мать, а высокие голубоглазые блондины всегда были в моде. Достаток тоже не миллионный, лишь чуть выше среднего и то благодаря работе в фирме своего отца, куда тот пристроил Диму сразу после окончания института. Конечно, собственную жилплощадь, машину и средства на вполне безбедное существование брат имел, но и раскидываться деньгами по пустякам себе тоже не позволял. А уж характер и вовсе у Дмитрия был прескверный, по-крайней мере я с таким мужчиной, не будь он моим братом, точно бы в одной квартире не ужилась. Хотя - хмыкнула про себя - до Райхарса ему далеко. Просто таки небо и земля. Но все равно меня до безумия поражала тяга девиц всех мастей к Диме и их готовность бегать за ним табунами. Неужели наивным дурочкам невдомек, что внешний лоск - лишь показуха, умелое обхождение с дамами - качества ловеласа, а расточаемые направо и налево льстивые обещания - всего-навсего пустые слова? Прямо за весь женский род обидно. Или суть брата ясна мне как белый день только потому, что я так хорошо его знаю? Вполне возможно.
   Хотя...
   Скользнула взглядом по спутнику сводного братишки. Его друг - Князев Владислав по прозвищу Князь. Он мне никто, я не провела с ним детство, не общалась, не дружила, не встречалась, лишь пересекалась несколько раз, видя в обществе Димы, но с первого же знакомства раскусила паскудную натуру самоуверенного бабника. А ведь за Владом девчонки бегали не меньше, чем за Дмитрием. Аж противно на бабью дурость! Как мотыльки на огонь, ей богу. Потом еще и плачутся, что, дескать, кобель проклятый поматросил и бросил. Так и хочется сказать: "Куда ж ты сама смотрела, идиотка?" Ни за что не поверю, что не понимают, к кому в постель прыгают! А может, и правда, не понимают. Не у всех же перед глазами такой наглядный образец, как мой братец, с детства присутствует. Уж я его породу издалека научилась опознавать и остерегаюсь связываться. Насмотрелась на чужой пример - на свои грабли наступать не собираюсь.
   Впрочем, лирика все это. Мир не изменить, чужую глупость не вылечить. Да я и не рвусь, своих проблем хватает.
   - Кому тогда колечко?
   - Маме, - горестно вздохнул Дмитрий.
   Выгнула бровь:
   - Опять поругались?
   Не в первый раз братишка вымаливает у родительницы прощение, преподнося подарок. У них это уже стало своеобразной традицией, причем, чем сильнее обида, тем дороже презент. Видимо, сильно он ее расстроил, раз собрался расщедриться на дорогую безделушку.
   - Не то, чтобы поругались... - замялся. - Я у нее клиента увел.
   Попал брат. Одним кольцом точно не отделается. Мама на своей работе помешана. Она у нас вообще женщина суровая. Железная леди. На первом месте у нее всегда располагалась карьера, вторую ступень занимали мужчины, и лишь на третьей стояли мы - ее дети. Правда, за все три ценности родительница готова была порвать глотку, если потребуется. Почти в буквальном смысле. Как же иначе, никому не позволено отнимать у госпожи Неждановой то, что ее по праву! Мстительная она у нас. А еще волевая и умная. Вот только больно неласковая, даже к собственным отпрыскам. Особенно к ним.
   Стоит ли говорить, что при подобном распределении в приоритете матери, мы - дети - жутко ревновали, обижались, страдали, но, в конце концов, вынуждены были смириться, потому что не могли ровным счетом ничего поделать, как бы ни старались привлечь к себе внимание. Как итог, росли чрезмерно самостоятельными, с малолетства усвоив истину, что рассчитывать можно только на самих себя и точку опоры искать в себе же. Так что, повзрослев, не раз конкурировали с собственной родительницей. Практически во всем. Не знаю, может, пытались ей так доказать собственную значимость... Но все же в бизнес ее лезть опасались. Табу. Потому что он для нее важнее кровных уз. Зря Дима рискнул нарушить негласный запрет. Очень зря.
   - Солнце, ты от нее теперь только невестой откупишься, - доверительно поделилась сомнениями и, подумав еще секунду, поправилась: - Хотя нет. Женой.
   Дмитрий хмыкнул.
   - Обойдусь без твоих советов, черноглазка.
   Развернулся ко мне, хитро блеснул очами.
   - На тебя она, между прочим, тоже злится.
   - С чего бы это? - удивилась.
   - Когда ты последний раз у нее была? Или хотя бы звонила?
   Задумалась. Давненько, пожалуй. Но так и повода не было!
   - Ты на меня стрелки не переводи, - нахмурилась.
   Мне сейчас совсем не выгодно, чтобы брат переключал огонь родительского гнева на меня. Да я вообще не хочу попадать под недовольство матери! Ибо чревато.
   - Прости, дорогая, уже перевел, - развел руками в извиняющемся жесте Дмитрий. - Ты права, мама так просто не простит мне клиента. А жениться я еще не готов. Так что мне выгодно, чтобы она выпустила пар на ком-нибудь другом, тогда, глядишь, колечка будет довольно для восстановления мира в семье. Сама понимаешь, своя рубашка ближе к телу. Ничего личного.
   - Козел ты, братик! - скрипнула я зубами. - За тридцатник перевалило, а все в холостяках ходишь. Мог бы и жениться, а не трусливо спихивать ответственность за свои промахи на других! Думаешь мне охота мишенью маменькиного гнева становиться?!
   - А нечего было про дочерний долг забывать, - осадил Дима. - Сама виновата.
   Нет, я его сейчас покусаю! Мало мне папиной родни, так теперь еще и маму в гости ждать? А Райхарса я куда дену? Вот удружил, братец!
   - Позволь дать тебе совет, сестричка: лучше навести маму, и не дожидайся, пока она явится к тебе, - в тон мыслям порекомендовал Дмитрий, вновь возвращая внимание ювелирным украшениям. - Сделай хотя бы вид, что ты сама о ней вспомнила.
   - Обойдусь без твоих советов, - вернула ему его же фразу и развернулась к выходу.
   Нормально поговорили. По-семейному. Впрочем, почти как всегда.
   Даже прощаться не буду. Не заслужил.
   Однако я не сделала и шага, на пути неожиданно возник зеленоглазый шатен. Влад. В руках он держал приглянувшиеся мне серьги - успел пообщаться с продавцом, пока мы с братом устраивали семейные разборки. Задумчиво взвесив украшение в ладони, Князев приложил одну сережку к моему уху и оценивающе оглядел результат.
   - Тебе идет, - серьезно констатировал.
   - Спасибо, - сухо поблагодарила и попыталась обойти препятствие.
   Не получилось.
   Владислав обольстительно - хотя, на мой взгляд, скорее по-идиотски - улыбнулся и самоуверенно заявил:
   - Готов оплатить, если увижу их на тебе сегодня в восемь вечера в "Турандот".
   У меня даже дар речи пропал. Не хило парниша размахнулся: один из лучших ресторанов нашего города и золотые серьги! И было бы ради чего... Точнее, это как раз таки ясно. Причем Князь осознает, что я в курсе его несерьезных намерений, но при случае не упускает возможность склеить меня. На что надеется - не понятно, ведь и о моих принципах он осведомлен отлично, а ловеласов я избегаю как огня.
   Дима нахмурился и красноречиво погрозил другу кулаком. Он тоже знает, зачем я нужна Владиславу, и, понятное дело, брату это не по душе. Защитник.
   Князев театрально вздохнул:
   - Ты разбиваешь мне серце, друг.
   - Напротив, - спокойно возразил Дмитрий. - Я тебе его берегу.
   Ответом ему послужили два недоуменных взгляда.
   - Сердце у каждого человека одно, и разбивать его - слишком жестоко.
   Странные рассуждения для того, кто регулярно рушит мечты влюбленных в него девчонок.
   - А вот костей аж 206 штук - их не жалко. Так что если ты разобьешь единственное сердце моей сестре, я тебе что-нибудь сломаю.
   Повернулся к другу, строго посмотрел ему в глаза.
   - Понял?
   - Да понял, понял, - отстранился от меня Влад. - Я же шутил.
   Тоже мне клоун нашелся! Вовсе не смешно.
   Я, конечно, и сама вполне могла отшить наглеца, но раз Дмитрий взялся приструнить своего товарища, то так, пожалуй, даже лучше.
   Инцидент был исчерпан. Дима вернулся к своему нелегкому делу по подбору подарка маме, а я поспешила на улицу, но далеко опять не ушла. Стоило брату отвернуться, как Князь перехватил меня за руку и, склонившись к уху, быстро шепнул:
   - Я серьезно. Передумаешь - звони.
   И отпустил.
   Оставил-таки за собой последнее слово.
   Плевать! Все равно не позвоню.
   Заглядывать в магазины больше не тянуло. Возвращаться домой - тоже.
   Через пару часов бесцельной прогулки, когда ноги самовольно принесли в родной двор, я уже не считала идею звонка такой уж скверной. Одного взгляда на окна собственной квартиры хватило, чтобы мгновенно осознать - не хочу туда! Даже если дроу еще не вернулся, он все равно придет, а моим единственным желанием на данный момент было стремление оттянуть время встречи. Сбежать что ли? Куда-нибудь на край света, где Райхарс меня никогда не найдет. И отдать ему без боя собственную жилплощадь? Все вещи и ценности или - как говорил известный киногерой в советской комедии - все, что нажито непосильным трудом? Нет уж! Я еще не настолько отчаялась!
   А вот скоротать один вечерок где-нибудь подальше от дома - можно. Только сначала нужно найти подходящую компанию.
   Про так называемых подруг почему-то даже не подумала. Как-то так сложилось, что по воскресеньям мы друг друга не беспокоили, если, правда, не случалось никаких из ряда вон выходящих событий, да и объясняться с ними, порождая досужие сплетни, с чего вдруг я избегаю появляться дома - совсем не прельщало.
   Молодыми людьми, жаждущими скрасить мое одиночество, не обзавелась.
   Родственники - тоже не вариант. Папины раззадорены слухами о Васе, а попадать на допрос меня не тянуло. Дмитрия тревожить по выходным я зареклась давно, слишком занят он своими амурными похождениями, да и вообще всякими гламурными тусовками. Кир с Ником - братья-близнецы, младшие из маминых детей - ведут разгульную полуподростковую-полувзрослую жизнь, и им совершенно не до меня, да мы и никогда особо не были дружны. Мама... Позвонить ей что ли? Брат во многом прав. Мне следует первой явиться к ней с повинной, а не ждать, пока она сама вспомнит обо мне, потому что тогда поздно будет каяться, получу взбучку сполна, а конфликтовать с родительницей себе дороже. Признаться честно, она - единственный человек, перед которым я до сих пор робею.
   Присела на скамейку, повздыхала, набираясь храбрости, выбрала из списка контактов в мобильнике нужный и, решительно выдохнув, с замиранием сердца ткнула кнопку вызова. Автоответчик бездушно сообщил, что аппарат абонента выключен или находится вне зоны доступа сети.
   Вот так. Не судьба, значит, с матерью пообщаться.
   Не знаю, что в большей степени испытала: разочарование или облегчение. Неприятный разговор откладывался, но необходимость в нем по-прежнему не отпала, повиснув камнем на душе.
   Некоторое время просидела в прострации, тупо пялясь на опускающееся за многоэтажки солнце и обдумывая план дальнейших действий. Как-то так получалось, что и вечер-то провести мне особо не с кем. Чрезмерная замкнутость вышла боком.
   Так что же - возвращаться домой? К дроу?
   Не хочу...
   Вообще, есть еще вариант, последний, который я в расчет не брала, потому как он казался совершенно абсурдным. С другой стороны, что такого в одном свидании с Владом? Пусть он жаждет затащить меня в постель, но вряд ли сделает это вопреки моей воле. Главное, самой держать ситуацию под контролем, не позволять мужчине излишней вольности, и тогда ничего непоправимого не произойдет. В конце концов, общество кого из двоих - Райхарса или Князева - предпочтительнее?
   Неожиданно за спиной послышался низкий вибрирующий рык. Здравствуй, инфаркт! Сердце подскочило в груди, а я в мгновение оказалась на ногах, в панике оглядываясь на источник звука.
   Мимо со злобным лаем и яростным рычанием пронеслась дворовая собака, вспугнув притаившуюся в кустах кошку.
   Тьфу! Развелось живности!
   Плюхнулась обратно на скамейку, перевела дух.
   Произошедшее развеяло последние сомнения. Решено! Звоню Князю! Он хотя бы не рычит.
   - Я знал, что ты передумаешь! - без приветствия довольно ответил на звонок Владислав.
   Сколько самомнения... Знал бы ты мои причины, так бы не радовался!
   - Только никаких дорогих ресторанов, - сразу предупредила. - Пойдем в обычный суши-бар.
   Ничего не могу с собой поделать - обожаю роллы и считаю, что если уж идти в общепит, то только за ними.
   - Без проблем, - легко согласился мужчина. - Но в центре.
   В центре так в центре. Не принципиально.
   - И еще. Каждый платит сам за себя, - выдвинула следующее условие.
   На том конце трубки раздался короткий смешок.
   - Не хочешь быть обязанной? - догадался Влад.
   - Да.
   - Как пожелаешь, зая.
   Поморщилась. Не люблю привычку современных молодых людей сходу подбирать девушкам милые клички. Похоже на попытку заменить забывшееся имя. Понимаю, что Князев не поэтому обозвал меня, но все равно неприятно. Словно поставил в одну нишу со своими многочисленными подружками.
   - Заеду за тобой через час, будь готова.
   - Буду, - покладисто согласилась и перед тем, как отключиться, нагло потребовала: - И не забудь мои сережки!
   А что? Он сам предложил серьги в обмен на встречу, и с моей стороны будет глупостью упускать столь щедрый шанс заполучить украшение практически ни за что.
   Заходить домой, чтобы переодеться во что-нибудь поприличнее, не стала. Во-первых, там мог оказаться Райхарс, а во-вторых, я не видела смысла выпендриваться перед Владом. Оставшееся до встречи время так и провела на скамейке, наблюдая за закатом и периодически без особого успеха позванивая матери.
   Князев оказался пунктуальным. Его черный внедорожник въехал во двор ровно через оговоренное время. Машина остановилась около моего подъезда, мигнула фарами. Раз, другой. Похоже, водитель заметил меня.
   - Привет, красавица! - с улыбкой поприветствовал разодетый в светлый костюм Влад, как только я взгромоздилась на переднее сидение автомобиля. Критически оглядел с ног до головы и едва заметно приуныл.
   Не нравится одежда? Ожидал увидеть меня в вечернем платье под стать своему элегантному наряду? Бедняга, не оправдались твои надежды! Но мне почему-то совсем не жаль.
   - Поехали, - скомандовала, опасливо поглядывая на темные окна собственной квартиры. Не хотелось, чтобы Райхарс заметил. Кто знает, как дроу отреагирует на незнакомого мужчину в моем обществе, он же жуткий собственник.
   В целом, вечер в компании с Князевым прошел неплохо. Влад открылся с новой стороны, как приятный собеседник, наделенный чувством юмора и своеобразным обаянием. Если бы не его попытки приставать, сначала в виде намеков, а потом и вовсе перешедшие в открытую наглость, можно было бы сказать, что встреча удалась.
   Кстати, серьги он все-таки привез.
   - Вот, - протянул бархатную коробочку, когда мы уже уютно устроились в суши-баре и не спеша наслаждались роллами. - Как и обещал.
   Я приняла подарок, настороженно заглянула внутрь и расплылась в довольной улыбке. Те самые. Прелесть просто!
   - Спасибо.
   - "Спасибо" не потрогаешь, - многозначительно поиграл бровями шатен.
   Ну-ну.
   Достала из сумочки ручку и быстро написала на салфетке короткое слово благодарности, сложила импровизированную бумажку вчетверо и, молча, протянула заинтригованному мужчине.
   Он с любопытством развернул, прочитал, обиженно поджал губы.
   - Так не честно!
   - А говорил, не потрогаешь, - усмехнулась я.
   Его никто за язык не тянул, мог бы нормально попросить, что он там хотел в благодарность, и я, быть может, не отказала бы, а теперь, говоря молодежным сленгом, поздняк метаться.
   - Тебе звонят, - неожиданно сменил тему Влад, уставившись на мою сумку.
   Я в свою очередь ошарашенно уставилась на него. Что он несет? Как он мог услышать звонок мобильника, если тот до сих пор на беззвучном режиме?
   - Что? - переспросила.
   - У тебя сумочка шевелится, должно быть виброзвонок работает, - пожал он плечами.
   Степень моей ошарашенности увеличилась вдвое. Какой еще виброзвонок? Он давным-давно не работает. Сломался.
   Покосилась на якобы оживший аксессуар. Сумочка лежала вполне себе мирно на положенном ей месте, не предпринимая попыток движения.
   - Влад, по-моему, саке тебе на сегодня достаточно, - мягко заметила.
   - Я трезвый! - обиделся мужчина.
   Спорить не стала, покладисто вытащила мобильник. Несколько пропущенных от цыганской родни, последний зарегистрирован минут двадцать назад. Сейчас никто не звонил, что я и продемонстрировала Князю.
   - Но я же видел, - нахмурился Владислав.
   Что тут скажешь? Я промолчала. Однако нехорошие подозрения в душу закрались. Вспомнился так же и Райхарс, колдующий над этой самой сумкой. Сдается мне, неспроста у Князева глюки...
   Мы доели роллы, поговорили на отвлеченные темы и вроде даже забыли о странном происшествии. По крайней мере, я - точно. Как раз ждали счет, когда история повторилась.
   - Вот опять! - кивнул на сумочку Влад.
   Я сначала даже не сообразила, о чем он. Потом мы одновременно уставились на мобильник, который я намеренно оставила на столе. Перевели взгляды на предмет разговора. Ничего. Ни одного намека на шевеление.
   - Так! - только и сказал Князев.
   Что означало его восклицание, не поняла, а он ничего разъяснять не стал.
   Наконец, принесли счет. Владислав, не обращая внимания на мое возмущение, расплатился, и мы покинули заведение.
   - К тебе или ко мне? - непринужденно поинтересовался Князь, завернув за угол суши-бара к безлюдной стоянке, где припарковал свой автомобиль.
   Размечтался!
   - Не знаю, куда ты, а я к себе. Одна.
   - Не строй из себя невинную дурочку, тебе не идет. Ты же прекрасно понимала, зачем я пригласил тебя на свидание.
   Не дождавшись ответной реплики, мужчина весомо добавил:
   - И ты согласилась.
   Так-то оно так, только у меня изначально были другие планы на нашу встречу.
   - А ты не строй из себя наивного идиота, тебе прекрасно известно, что я не собиралась и не буду с тобой спать!
   Влад резко остановился, повернулся ко мне лицом и толкнул к стене, уперев руки по обе стороны и тем самым заключив в ловушку.
   - Так уверена? - зло спросил он и прижал к стене всем телом, потянувшись за поцелуем.
   Вот мрак! Так и знала, что этим закончится!
   Попыталась оттолкнуть мужчину от себя, но не преуспела. Только хотела обложить наглеца трехэтажным матом, объясняя, как он не прав и что так делать не следует, если не желает получить коленом по виновному в его поведении месту, как вдруг Князев вскрикнул и резко дернулся. Его глаза закатились, и мужчина безвольно сполз к моим ногам, а я в ужасе уставилась на кровавое пятно, быстро расплывающееся у него на спине по светлой ткани пиджака. Судорожно сглотнула и зажмурилась, ожидая, что следующий удар придется по мне. Кому бы не насолил Влад и за что бы его не зарезали, преступники обычно не любят оставлять свидетелей.
   Ничего не происходило.
   Рискнув приоткрыть один глаз, тут же распахнула второй, некультурно вытаращившись на убийцу. Он стоял всего в двух шагах, угрожающе обнажив окровавленный кинжал, и сверкал на меня жуткими алыми очами.
   Райхарс.
   Раньше не считала себя истеричкой, но когда на глазах лишают жизни хорошо знакомого человека, нервы невольно сдают.
   - Ты убил его! - подстреленной тигрицей взвыла я.
   - Нет, - бесстрастно опроверг дроу. - Ему повезссло.
   - Что? - осеклась, непонимающе хлопнув ресницами.
   - Я пррромахнулссся.
   - К-как? - от переизбытка эмоций даже заикаться начала. - Если т-так ты промахиваешься, то к-как тогда попадаешь?
   - Точшшным ударрром в ссерррдцссе, - по-прежнему не выказывая эмоций, предельно ясно ответил дроу. - А ему фссего лишшшь пофррредил плечшшо.
   Несколько мгновений пыталась переварить полученную информацию. Что-то упрямо ускользало от осознания.
   - Почему тогда он... - не договорила, указав на валяющееся на грязном асфальте тело.
   - Болевффой шшшок, веррроятно.
   Интересно, с чего бы эльф так разговорился? Раньше он не блистал словоохотливостью. Настораживает.
   - То есть Влад не... О, Господи!
   Кинулась на колени, поспешно зажимая руками кровоточащую рану. То, что никак не хотело укладываться в сознании, наконец, встало на место. Князев жив! Райхарс не убил его, только ранил.
   Нужно было что-то делать, как-то помочь несчастному, не дать ему умереть, но как назло, в форс-мажорных обстоятельствах у меня по обыкновению все полезные мысли напрочь вылетели из головы. Даже простое и логичное действие - позвонить в скорую помощь - показалось сейчас отчего-то невыполнимой задачей.
   - Фссстафай, - разнеслось сверху.
   Мне почудилось, что я ослышалась.
   - Я не могу оставить его в таком состоянии! Он же скончается от потери крови!
   - Фсстать! - зло рявкнул Райхарс.
   Ну, вот опять! Командует словно собакой.
   Подняла голову, чтобы закатить скандал, и подавилась словами.
   Такого выражения запредельного бешенства на лице дроу я еще не видела. Глаза горели насыщенно-красным буквально как фонари, излучая яркое сияние, зубы угрожающе обнажены в настоящем зверином оскале, черты лица будто сильнее заострились, став еще более хищными.
   Спорить с таким существом? Нет уж, я еще жить хочу!
   Нехотя встала, настороженно косясь на разъяренного дроу.
   Что на него нашло? Чем я опять провинилась?
   - Домой! - отрывистая, хлесткая команда.
   Точно как с животным обращается! Сволочь!
   Бросила последний обеспокоенный взгляд на друга брата и поплелась в указанном направлении. Ноги отчаянно не хотели идти, приходилось преодолевать себя, прикладывая немалые усилия. Как бы негативно я не относилась к Князеву, но за свое распутное поведение он вовсе не заслуживал смерти, и бросать его вот так вот не по-человечески, противоречит всем моим моральным принципам.
   Сделав несколько шагов, оглянулась.
   Тут же получила ощутимый тычок в спину с еще одним непререкаемым приказом:
   - Ффперрред!
   Мерзавец! Как же я ненавижу его!
   Спустя пять минут быстрой ходьбы не выдержала, снова оглянулась. Вокруг лишь пустынная улица и темные громады домов с редкими огнями окон. Эльфа рядом нет. Ну да, ему же светиться не следует. Опять что ли по крышам скачет?
   Бросаться назад к раненому неразумно, Райхарс наверняка сразу вернется за мной и что сделает тогда, даже представить страшно. Но не помочь Владу я не могла.
   Достала телефон, не обращая внимания на то, что руки измазаны чужой кровью. Набрала короткий номер.
   - Скорая помощь. Слушаю Вас.
   - Девушка, тут у мужчины ножевое ранение. Он без сознания и истекает кровью. Приезжайте быстрее!
   - Адрес?
   Я назвала. Мне тут же пообещали, что дежурная машина уже выехала и попросили успокоиться, хотя говорила я предельно сухо и лаконично. Потом девушка из скорой попыталась задать мне еще какие-то вопросы, но я сбросила звонок. Объясняться ни с кем не хотелось.
   Что ж, все, что могла, сделала. Остальное от меня не зависит. Надеюсь, медицинская помощь успеет к Владу вовремя, хотя с расторопностью наших отечественных врачей, я сильно переживала за жизнь Князева.
   Путь до дома лежал не близкий. Сейчас я в центре, а живу на окраине, так что пришлось ехать на метро. Терпеть не могу это душное подземелье!
   - Девушка, с Вами все в порядке? Вам помочь? - первый же встретившийся прохожий проявил чудеса милосердия, удивив до крайности.
   Неужели я так плохо выгляжу?
   И только спустя пару мгновений, до меня дошло, что я все еще в крови Владислава. Надо же, совсем из головы вылетело из-за всех переживаний, хотя буквально несколько минут назад сама же созерцала мобильник в собственных окровавленных руках! Шок, наверное.
   Как же это я в метро-то в таком виде сунусь? Еще, наверное, и перепачкалась вся, пока телефон из кармана выковыривала, а потом обратно засовывала. Да меня же первый попавшийся полицейский арестует! Странно, что прохожий не шарахнулся.
   Ёшкин кот! Прохожий! А если Райхарсу снова не понравится, что кто-то ошивается около его "собственности"?
   Я сама шуганулась от сердобольного незнакомца, как черт от ладана, быстро пробормотав:
   - Нет-нет, со мной все в порядке!
   Еще не хватало, чтобы по моей вине пострадал невинный человек.
   Чертов эльф! Из-за него я уже людей сторониться начала!
   Как добиралась домой - отдельная история.
   Для начала постаралась избавиться от компрометирующих свидетельств насилия, благо влажные салфетки всегда валялись в сумочке. Правда, пока их доставала, извозила сам аксессуар хлеще некуда, зато без труда оттерла, наконец, липкую жидкость с рук и лица, которое тоже каким-то образом успела перепачкать. С одеждой было сложнее. Здесь только стирка поможет, да и то не факт. Хорошо хоть пятен оказалось не так уж много: лишь отпечатки ладоней на джинсах в области карманов и на манжетах толстовки чуть-чуть. Понятно, что салфетками такое не утрешь, но подобные кровавые разводы легко спрятать. Закатала рукава, сняла толстовку и повязала ее на бедра, скрыв жуткие пятна. Сразу стало до дрожи холодно, руки мгновенно покрылись мурашками, и застучали зубы. Весенние ночи не для прогулок в одной футболке, но пусть лучше в глазах окружающих я буду выглядеть одетой не по сезону ненормальной, чем вызывать подозрение.
   Теперь очередь сумочки. Но едва взявшись за нее, тут же брезгливо отшвырнула, с трудом подавив трусливый визг. Она была чистая. Абсолютно. То есть совершенно, без единого пятнышка, словно бы все те кровавые отпечатки, что я оставила, доставая салфетки, впитались в кожу дамского аксессуара. Что проклятый дроу сотворил с моим любимым предметом гардероба?! То оживает на глазах целого кафе свидетелей, то всасывает кровь как губка...
   Зябко передернула плечами. Даже сам Райхарс уже не вызывал столь мистического страха. Эльф представлял собой хоть и необычную, но вполне реальную опасность - из плоти и крови, а от заколдованной сумочки не понятно, чего ожидать. Непознаное всегда пугает сильнее всего.
   Можно, конечно, выкинуть жуткую сумку к чертям, но в свое время я покупала ее за бешеные деньги. Бренд, натуральная змеиная кожа, дизайнерская модель... и на помойку? Ну, нет! Чего бы дроу там не нахимичил, просто так разбрасываться баснословно дорогими вещами я не могла себе позволить. В конце концов, вряд ли Райхарс стал бы создавать что-то, угрожающее моей безопасности. Свободе - почти наверняка, но жизни - точно нет, ведь если бы хотел, давно убил бы. Значит, зачем-то я ему все-таки нужна. Даже не знаю, радоваться или печалиться такому открытию.
   Кстати, не сумочка ли виновата в том, что эльф так быстро и точно отыскал меня в многомиллионном городе?
   Впрочем, не время предаваться дедуктивным размышлениям. Зубы уже ощутимо отбивали чечетку. Как говорила небезызвестная Скарлет О'Хара из "Унесенных ветром", я подумаю об этом завтра. Ну, или в моем случае, хотя бы дома.
   До ближайшей станции метро двигалась бодрой трусцой, чтобы окончательно не закоченеть. Попадающиеся навстречу прохожие косились с недоумением, но без особого интереса, что меня весьма устраивало. Пустынная по причине позднего часа станция выглядела удивительно безжизненно, а в электропоезде обнаружилось всего несколько сонных пассажиров, которые равнодушно глянули на вошедшую и погрузились в свои лишь им ведомые мысли. Прекрасно. Сейчас мне хотелось видеть как можно меньше людей - шок и опасение перед непредсказуемостью дроу все еще давали о себе знать, хотя я и понимала, что в поезде во время движения эльфу уж точно неоткуда взяться.
   Из неприятностей за время поездки приключилось только появление в стельку пьяного мужика. Он ввалился в вагон с радостным воплем "всем привет!", мутным взором оглядел полупустое помещение и безошибочно выцепил взглядом единственную присутствующую особу противоположного пола. Меня то бишь. Радостно оскалился, плюхнулся рядом и, обдав зловонием перегара, попытался завести знакомство. Я, естественно, знакомиться не пожелала. Тогда алкаш, поняв всю тщетность слов, итак дающихся ему с неимоверным трудом, перешел к активным действиям и полез обниматься. Райхарса на него нет! Понятно, что облапывания нетрезвым субъектом вынести я уже не смогла, заехала ему локтем в бок, вывернулась из загребущих рук и выскочила на станцию, едва распахнулись двери. Пробежала несколько вагонов вперед и шмыгнула в электропоезд, когда створки дверей начали смыкаться. Толстовка слетела и потерялась где-то по дороге. Обидно. Но хотя бы погоня не увязалась, и то плюс.
   Как ни странно, эпизод с жаждущим ласки забулдыгой привел в чувство и показал, что дроу не вездесущ. Он не станет являться карающим демоном каждый раз, когда кто-то будет оказываться в моем личном пространстве, чего я, признаться честно, уже небезосновательно начала опасаться. Подумать только, какие глупости порой рождаются в голове после сильных потрясений!
   Больше ничего необычного не случилось, и я благополучно прибыла домой. Даже темная дорога по подворотням родного района не принесла привычных страхов. Откуда-то взялась уверенность, что попади я в по-настоящему опасную для жизни ситуацию, Райхарс непременно явится спасать свою собственность. Так что бояться следовало бандитам. Или мне за них, тут уж вопрос совести.
   Квартира встретила стылой тьмой. В прямом смысле. Ну, отсутствие освещения вполне понятно, а вот гуляющие сквозняки насторожили. Точно помню, что открытых окон не оставляла.
   Источник пробирающего до костей холода обнаружился в гостиной в виде распахнутой настежь балконной двери с варварски вывернутой ручкой. Первая мысль: меня ограбили! Но прежде чем я кинулась проверять тайники на предмет сохранности скудных ценностей, на ум пришла вторая и более здравая догадка. О дроу, естественно. Последнее время только о нем и думаю. Не удивлюсь, если, не дождавшись, пока ему откроют, любящий шастать по балконам эльф просто выломал дверь, не позаботившись после устранить последствия своих разрушений. С него станется. Вероятно, тогда-то, убедившись в моем отсутствии, он и отправился на поиски. Забыв запереть сломанную дверь, ага. А мне теперь наслаждаться всеми прелестями холодных весенних ночей, которых я итак вкусила в избытке за последние пару часов, продрогнув до соплей! Даже в подъезде, на редкость отвратительно хранящем тепло, сейчас намного комфортнее.
   Подперев дверь стулом, чтобы она не распахивалась от порывов ветра, достала из шкафа первую попавшуюся теплую кофту и отправилась ставить на плиту чайник. Надо было срочно согреться. Машинально щелкнула выключателем. Свет на мгновение залил кухню, озаряя застывшую темным изваянием остроухую фигуру в углу у стола, и тут же потух, вырубленный моей дрогнувшей с перепугу рукой. Чертов эльф! Точно когда-нибудь до инфаркта доведет!
   Памятуя о вспыльчивости дроу и его болезненной реакции на яркий свет, испуганно зажмурилась в ожидании худшего. Немедленной кары не последовало. Более того, Райхарс не издал даже звука. Неужели он мне всего лишь почудился? Медленно выдохнула, успокаиваясь, и решительно распахнула глаза. Нет, не привиделся. Жаль.
   Эльф все так же неподвижно сидел у стола, за его плечом парил ставший привычным волшебный огонек - тусклый и дрожащий. Но сильнее всего в представшей картине мое внимание поразила необычная деталь: на носу дроу красовались огромные солнцезащитные очки с абсолютно черной до зеркального отражения поверхностью. Быстро адаптируется, однако. Уже до идеи защиты глаз от света дозрел. Где только достал, гений? Впрочем, не хочу знать. Явно не в магазине купил.
   Молчит. Ждет чего-то. Во всей позе так и сквозит еле сдерживаемое раздражение.
   Голодный, наверное.
   Любая женщина знает, что голодный мужчина становится вспыльчивым. С дроу, как я успела выяснить опытным путем, этот принцип работает в тройном размере, если не больше, так что придется пробиваться сквозь недовольство народным методом, то есть через желудок.
   Не проронив ни слова, направилась к плите. Райхарс не остановил, даже не шевельнулся. Наблюдал ли он, и что затаилось в меняющих цвет глазах - сказать было сложно, мешали очки. Как же не вовремя он их напялил! Тем не менее, одно я уловила в его настроении точно - дроу чудовищно злился. За что? Какова бы ни была причина, чувствовала я себя, как на минном поле: любое неверное движение могло стать роковым.
   Напряжение достигло апогея, когда я поставила перед Райхарсом тарелку с едой и услышала тихое рычание, различимое лишь вблизи. Резко отшатнулась, вызвав взрыв более громкого рыка. Эльф хищно подался в мою сторону, но со стула не сдвинулся, вцепившись пальцами в стол так, что жалобно хрустнуло дерево. Я замерла, боясь шелохнуться. Опасно вибрирующий звук, рвущийся из горла дроу, стал тише, рука расслабилась. Сглотнув, сделала шаг назад, породив волну нового рыка. Снова застыла. Да что с ним?! Будто нахожусь в клетке с тигром, который от любого шороха готов броситься и растерзать посмевшую вторгнуться к нему незадачливую жертву, а ведь буквально несколько мгновений назад он вел себя вполне разумно и не предпринимал попыток напасть, словно дикий зверь. Только вот казался неестественно неподвижным, будто подавлял в себе гнев. Получается, все это время он старался держать себя в руках, пока я не подошла слишком близко? Вот же идиотка! Могла и раньше догадаться.
   Что делать?
   Боясь лишний раз вдохнуть, дождалась, пока Райхарс немного успокоится, перестанет рычать и переключит внимание на еду, а потом медленно-медленно, плавно начала отступать в коридор. Только заперевшись в ванной, почувствовала себя в относительной безопасности. Обманчивое ощущение. Дроу ничего не стоит выломать хлипкую дверь вместе со щеколдой, вздумай он все-таки выместить на мне непонятную звериную злобу. Почему он разъярился? Да еще так! Не из-за Влада же, в самом деле? Уверена, в странном поведении эльфа замешано нечто большее, чем просто уязвленное чувство собственника.
   Отчаявшись найти логичное объяснение, залезла под горячий душ, наконец, согреваясь, расслабляясь и смывая все тревожные мысли. Нам с Райхарсом определенно есть, о чем поговорить. Мне - так уж точно.
   Прошло немало времени прежде, чем я осмелилась выбраться из ванной, и то только тогда, когда помещение начало напоминать душную парилку и находиться там стало физически невозможно. Хотелось бы верить, что дроу пришел в себя. По крайней мере, вломиться ко мне он не пытался ни разу, что давало повод надеяться на лучшее.
   Надежда, как известно, умирает последней. Вот и моя не пожелала сдаваться даже при виде не сдвинувшегося с места Райхарса. Все так же напряжен, безмолвен и опасен - точь-в-точь затаившийся хищник.
   Трусливо поежилась. Ну и аналогии на ум приходят! А я, стало быть, жертва. Ну-ну.
   Добровольно идти на заклание отчаянно не хотелось, но я понимала, что наладить контакт с эльфом необходимо. Мне с ним в одной квартире ночевать, в конце концов, а зарезанной во сне быть не хотелось еще сильнее.
   Наученая горьким опытом, подходить близко остереглась. Остановилась в дверях, готовая броситься наутек при первом же намеке на неадекватность дроу. Знаю, что в скорости мне с ним не тягаться, но даже малейшая иллюзия на спасение придает не меньше решимости, чем уверенность в собственной безопасности.
   - Райхарс? - настороженно позвала.
   - Шшто?
   Не передать словами, какое облегчение испытала, услышав его спокойный голос без ноток агрессивного рыка! Но приблизиться все еще не рискнула.
   - Что с тобой было?
   Губы дроу искривила горькая усмешка.
   - Нассследсстфо матеррри.
   Провалиться мне на месте, если я хоть что-то поняла.
   - Наследство? Матери? В чем?
   Эльф раздраженно фыркнул и щелчком пальцев погасил магический огонек. Я отпрянула назад, как раз вовремя, чтобы мимо бесшумно скользнула большая черная тень.
   Не хочет объясняться, кто б сомневался. Да я и не надеялась, в общем-то.
   - Райхарс! - кинулась следом, в темноте натыкаясь на стены.
   Не отпущу, не узнав всей правды. Интуиция подсказывала, что от понимания ситуации зависит ни много ни мало, а моя жизнь. Дроу не собирался в ближайшее время уходить навсегда, значит, мне нужно хотя бы примерно представлять, что привело его к невменяемому состоянию, чтобы в следующий раз не допустить ошибок, ведь он может когда-нибудь не сдержаться и таки растерзать меня в приступе звериной ярости.
   - Райхарс!
   Что-то тяжелое громыхнуло в гостиной, с треском врезаясь в стену, за которой я находилась. Яростно хлопнула балконная дверь. В квартиру ворвался сквозняк, жалящим холодом пробегаясь по влажным волосам и распаренной коже.
   Ушел.
   - Тварь ты, Райхарс! - крикнула в пустоту и добавила еще пару обидных словечек. Просто так, для облегчения души.
   Не помогло. На душе все равно остался скверный осадок.
   Снова дохнуло ночной прохладой, а я вдруг оказалась прижата за шею к той самой злополучной стене.
   - Оссскорррбляешшшь? - зло прошипели мне в лицо.
   Надо же! Не думала, что он услышит. И тем более вернется.
   - Констатирую факт, - прохрипела, хватаясь за сдавливающую горло руку.
   Не самый умный ответ, признаю, но он сорвался с языка прежде, чем я успела хорошенько подумать о последствиях. Тем удивительнее показалась реакция дроу. Он внезапно ослабил хватку, позволяя нормально вдохнуть, и искренне широко ухмыльнулся.
   - Деррссзишшь. Не боишшьссся?
   - Боюсь, - покладисто согласилась.
   К чему отрицать очевидное?
   - Плоххо боишшьссся. Мало.
   Куда уж больше-то? Итак, скоро поседею от его выходок.
   - Неужшшели не понимаешшь, шшто я убью тебя, есссли не прррекрратишшь деррсссить?
   Он не угрожал, скорее, предостерегал или даже давал совет.
   Не понимаю его. Совсем.
   - Знаю, - ответила на вопрос.
   - Но пррродолжшшаешшшь исспытыфать мое терррпение!
   Мне бы помолчать, но слова сами собой упрямо слетали с губ:
   - Да.
   Он неожиданно схватил меня за плечи и сильно тряхнул - так, что громко клацнули зубы. Хорошо хоть язык не прикусила. И почему поведение дроу все отчетливее напоминает истерику?
   - Дуррра! Не террпитссся попасссть ссза Грррань?
   Куда? На тот свет что ли?
   - А если и так? - вызывающе вздернула подбородок.
   Сейчас я уже намеренно его провоцировала. Вдруг в запале выскажет то, что меня интересовало?
   Ой, зря-а... Надо было учитывать его темперамент. Прав Райхарс, дура я. Самая натуральная.
   Дроу залепил пощечину, да такую, что из глаз искры посыпались. Силы не пожалел мерзавец!
   - И думать не сссмей! Я ещщще не наигррралсся!
   Вот оно - зерно истины. Он по каким-то неведомым причинам не хочет меня убивать, но, видимо, небезосновательно боится однажды потерять над собой контроль. Зачем же я ему нужна? Вопрос вопросов. И вряд ли он на него ответит. Впрочем, как говорят в народе, попытка не пытка.
   - Во что ты со мной играешь?
   Как и ожидала, ответа не последовало. Дроу круто развернулся и скрылся в гостиной. Я поплелась следом.
   Льющегося из окна света было мало, чтобы рассмотреть детали, но вполне хватало, чтобы заметить у смежной с кухней стены обломки стула, которым я подпирала балконную дверь, сейчас слегка приоткрытую. Сквозь щель задувал холодный ветер, и я поспешила захлопнуть ее, поставив подпоркой другой стул. От эльфа сплошное разорение!
   - Зачем ты выломал дверь?
   - Ххотел вффойти.
   Логично.
   - Неужели нельзя поаккуратнее?
   Он же маг. Уверена, в его арсенале помимо осветительного огонька и медитаций над едой и сумочкой есть другие фокусы.
   - Зсслилссся.
   Покачала головой. Мало того, что психованый, так еще и буйный. Его злость каждый раз обходится мне внеплановыми тратами. С этим надо что-то делать, иначе никаких денег не хватит. Может боксерскую грушу купить, чтоб он на ней ярость вымещал? Хотя с него станется в первый же день ее растерзать, с его-то силищей!
   - Злился бы ты поспокойнее, - пробурчала себе под нос. - Мерзнуть теперь из-за тебя всю ночь!
   Благо не зима, но приятного все равно мало.
   За спиной послышался шорох и натужно скрипнул старый диван.
   Оглянулась.
   Дроу, скинув плащ на спинку, нагло развалился поверх чистых простыней прямо в одежде. Никакого понятия аккуратности! Заложив руки за голову, он преспокойно закрыл глаза. Спать что ли собрался? Очки, кстати, уже куда-то пропали.
   Если он думает, что я позволю ему отдыхать, не разъяснив накопившуюся кучу вопросов, то глубоко заблуждается! Хотелось непременно выяснить отношения, причем желательно, как и положено, с криками и битьем посуды. Жаль, что подобное с дроу не прокатит.
   Начнем, пожалуй.
   - Райхарс?
   - Шшто? - не открывая глаз.
   - Что ты сделал с моей сумкой?
   - Сскоррро уссснаешшь.
   - Хочу сейчас!
   Дроу скривился.
   - Шшла бы ты ссспать, Миррросслафа.
   Удивительно, но он не приказывал. В усталом голосе сквозило скорее желание отделаться.
   Проигнорировала.
   - Почему она оживает и всасывает кровь, будто вампир какой?
   Райхарс приоткрыл спокойно-желтый глаз и глянул с любопытством.
   - Ужшше?
   Снова зажмурился и довольно улыбнулся:
   - Быссстрро рррассстет.
   - Кто? - округлила глаза.
   Молчание.
   Понятно, объяснений можно не ждать. Его неразговорчивость начинала ощутимо выводить из себя!
   Ладно, проехали.
   - Чем тебе не угодил Влад?
   Тишина.
   - Мужчина, с которым я была...
   - Я ужшше гофорррил, што не делюсссь ссфоими игрррушшками, - раздраженно перебил дроу.
   - Почему тогда не убил его, как того маньяка?
   Теперь эльф не только открыл оба глаза, но даже приподнялся на локте, уставившись на меня с нездоровым интересом.
   - Ты ххотела, шштобы я ефо убил?
   И интонация такая, словно он готов прямо сейчас вскочить и пойти доделать начатое.
   - Нет! - поспешно возразила, не на шутку перепугавшись, что дроу, в самом деле, бросится добивать беднягу Князева.
   Райхарс плюхнулся обратно на подушку, закрывая глаза и расслабляясь. Готова поклясться, что по лицу его скользнуло разочарование.
   - Так все же почему?
   - Пррромахнулсся.
   Ну да, это я уже слышала. Только отчего мне не верится?
   Взгляд случайно упал на часы. Три ночи. Прелестно! Завтра, точнее уже сегодня, на работу в семь вставать. Спать осталось всего ничего, а я тут время на пустые расспросы эльфа трачу. Все равно ничего путного не добьюсь, так не лучше ли плюнуть на безнадежное дело и последовать примеру самого дроу, благоразумно отправившись на боковую?
   Так и поступила.
   ...Вокруг горели десятки свечей. Беседка, в центре которой мы расположились, целиком утопала в цветущем вьюнке, распространяющем одуряюще-сладкий аромат. Лунный свет серебрил доски пола и седую шевелюру. Райхарс долго стоял передо мной на одном колене, протягивая трогательный букет полевых цветов явно собственного составления, прежде чем встать и подойти ближе. Я оскалилась и зарычала точно разъяренный дроу, попятившись от пугающего нереальностью романтического подношения, но уперлась спиной в ажурную стену. Дальше - хуже. Букет каким-то непостижимым образом оказался в моих дрожащих пальцах, а я сама - в ловушке рук эльфа. Он подался вперед, склоняясь все ближе...
   Тут-то моя нежная психика и не выдержала!
   Кажется, я кричала и от кого-то отбивалась...
   Пришла в себя, сидя на кровати в насквозь мокрой от пота пижаме и вцепившись зубами в одеяло. Кровать напоминала разворошенное гнездо.
   Ничего себе кошмары! За всю жизнь ничего более страшного не снилось!
   Сквозь приоткрытую дверь виднелся пустой диван со смятыми простынями. На прикроватной тумбочке гордо возлежала доставшая хуже горькой редьки сумочка, распространяя дурман сладкого запаха из сна. Будильник показывал без пяти шесть.
   Спать больше не хотелось. И это мне - сове со стажем, ненавидящей ранние пробуждения больше всего на свете! Но отвратительной казалась даже сама мысль о том, чтобы закрыть глаза и погрузиться в царство Морфея, посылающего столь жуткие картины сновидений.
   Говорят, сны - отражение нашего подсознания. Мда. Кому-то грезятся принцы на белом коне, ну или хотя бы олигархи на черном "мерине", а мне вот...
   В отвращении передернула плечами. Это просто стресс. Да, точно. Всему виной лишь мои злоключения! К дроу я питаю только неприязнь, замешанную на немалой доле страха, а измученный потрясениями организм еще и не такой бред во время отдыха может выдать.
   Поняла, что ищу оправдание вывертам собственного подсознания. Разозлилась.
   Между прочим, откуда на тумбочке сумочка? Точно помню, что оставляла ее в коридоре. Чертовщина какая-то! Или правильнее сказать дроувщина? И что за противный запах она источает? Будто целый флакон духов опорожнили, хотя ничего подобного я не делала - мне бы и в голову не пришло. К тому же терпеть не могу сладкие запахи, за исключением разве что некоторых кондитерских, а распространяющийся по спальне аромат имел явный оттенок цветочных ноток. Кстати, читала где-то, что обоняемые во время сна запахи способны повлиять на его содержание. Сдается мне, здесь и кроется разгадка сегодняшних кошмаров.
   Раздраженно подхватила осточертевший аксессуар и поспешно выдворила его на балкон. Пусть проветрится, как следует!
   Только поворачивая ручку двери, тем самым запирая ее, осознала, что сделала. Закрыла балкон, угу. Деталью, которая еще вчера была вывернута с корнем и держалась на одном честном слове и подпирающем стуле. Дроу починил? От удивления зависла перед несчастной дверью не хуже, чем Райхарс над тарелкой еды. Не ожидала от него.
   Поскольку до начала рабочего дня оставалась уйма времени, решила заморочиться приготовлением плотного завтрака. Обычно-то утром из-за спешки перебиваюсь бутербродами, но раз неожиданно образовался свободный час, почему бы и не побаловать желудок чем-нибудь вкусным? Заодно отвлекусь: когда руки заняты делом, о всякой ерунде думается меньше.
   Не изменяя привычкам, включила телевизор, попав на утренние новости. Пока готовила, они успели сменить жанр на криминальные. Краткий обзор событий заставил напрячься, потому что помимо левых убийств в нем снова упоминался наш местный маньяк. Которого давно нет в живых, ага. Сомнений в том, кто заменил серийного душегуба на его посту, у меня ни на мгновение не возникло. Закралась даже шальная мыслишка, что дроу прикончил его не из-за покушения на свою собственность, а лишь за тем, чтобы прикрыться чужой личиной. Конкуренция и мимикрия в действии, мда.
   В жутком нетерпении, закусывая его румяными блинчиками и почти не чувствуя от волнения их вкуса, с трудом дождалась соответствующего сюжета и тут же пожалела, что организовала сытный завтрак. То, о чем вещала ведущая, побуждало съеденное вернуться к еще нетронутой еде. Зажав рот ладонью, с усилием подавила тошноту. Семь жертв. Семь! Не считая самого маньяка. Всего за трое суток. Причем, если учитывать, что новости идут не в прямом эфире, то как минимум последний день, ушедший на подготовку программы, можно отбросить. Выходит, по четыре убийства в сутки. Это только те, о которых известно СМИ. Вот значит, где эльф бродит ночами... Что же он творит, сволочь иномирная?! Как можно быть таким жестоким? И где его здравый смысл, в конце концов? Мы же обсуждали, что ему нельзя привлекать внимание! Хотя бы об этом подумал, если чужую жизнь ни в грош не ставит. Впрочем, тут-то как раз его упрекнуть не в чем. Полиция лишь разводила руками, заявляя, что никаких следов и зацепок на местах преступления не обнаружено, словно бы орудовал не человек, а невидимка. Но, тем не менее, правоохранительные органы обещали во всем разобраться. Ну-ну. Интуиция подсказывала, что последнее заявление лишь отмазка, чтобы успокоить народонаселение. Тем более что две жертвы, обнаруженные в ранее пустом коллекторе спустя буквально несколько часов после его плановой проверки коммунальными службами, выглядели так, будто умерли не меньше месяца назад - гниющие и разлагающиеся. Следователи в один голос утверждали, что их принес туда маньяк, по каким-то причинам не выбросивший трупы раньше, хоть никаких указывающих на то улик не нашлось. Однако я-то прекрасно знала, что никакой маньяк старые тела подкинуть не мог, а вот убить каким-нибудь особо изощренным магическим способом так, чтобы свежий труп превратился в труху - почему бы и нет? Мало ли на что способен дроу.
   Зверство, с каким он разделался со своими жертвами, поражало даже больше, чем их количество. Помимо уже известного - расчленения и странного аномально ускоренного разложения - три жертвы изрезаны настолько, что почти полностью обескровлены, одна обожжена до скелета, последняя вообще распята на столе в собственной квартире и изувечена до неузнаваемости. Стоит признать, что, не зная о существовании дроу, можно подумать, будто все преступления совершены разными людьми. Даже полиция причисляет маньяку только две жертвы (те самые - сгнившие) из семи, списывая остальные на пьяную поножовщину, пожар и сектантскую шайку. Единственное, что объединяло убийства -- район преступления, отсутствие улик и "неуловимость" совершивших их лиц. Достаточно для того, чтобы понять, кто на самом деле палач. Для меня достаточно.
   Осознала, что, покачиваясь, сижу на стуле, безумно уставившись в одну точку, и, запустив пальцы в волосы, методично дергаю кудрявые пряди. Отняла руки от шевелюры и непонимающе уставилась на выдранный клок волос. Чертыхнулась. Такими темпами я себя в психушку загоню. Прав был Райхарс, слишком впечатлительная. Вот только обещанные им тренировки меня не прельщают: боюсь, я их не переживу.
   Встряхнулась. Что толку сходить с ума из-за случившегося и попусту накручивать себя? Все рано уже ничего с этим не сделаю.
   Нужно срочно избавляться от дроу. Тут уже не только моя личная вендетта, но реальная угроза жизням других людей. Вот только как отправить его восвояси? Миссия невыполнима, ага.
   Кусок в горло больше не лез, болтовня телевизора вводила в уныние. Плюнув на все, собралась в считанные минуты, не особо заботясь о стиле и макияже, и пораньше вышла из дома. На работу, как и следовало ожидать, прибыла задолго до начала трудового дня. Офис еще пустовал. Да что там офис, во всем здании родной торговой компании не было ни души, кроме дежуривших охранников, несказанно удивившихся моему столь раннему появлению. Еще бы! Какому нормальному человеку взбредет в голову заявляться на работу ни свет ни заря утром понедельника? Слухов теперь не оберешься. Пусть в охране одни мужики, но они почесать языками горазды не хуже баб.
   Включила компьютер, тут же забыв про него, высыпала на стол содержимое косметички и, уставившись в карманное зеркальце, принялась методично себя размалевывать. Успокаивает. И время убить помогает.
   - Что это Вы, Мирослава Алексеевна, так рано и уже на рабочем месте?
   Голос начальницы застал врасплох. Вздрогнула, угодив карандашом для глаз куда-то в область виска. Поморщилась.
   - Да вот, Галина Ивановна, сознательность во мне проснулась, - вяло отшутилась, оттирая ватным диском лишнюю линию.
   Женщина недоверчиво покачала головой, неодобрительно покосившись на разложеную на столе косметику, но допытываться не стала. За что уважаю ее, так за отсутствие тяги к пустой болтовне. Галина Ивановна никогда не лезет в чужую личную жизнь, не интересуется слухами, да и о себе распространяться не любит. Правда, иногда ее серьезность доходит до крайности. Она считает, что на работе можно только трудиться, а почесать языком можно и в свободное время, отчего в нашем офисе частенько царит полнейшая скука, нарушаемая лишь жужжанием компьютеров, да редкими сухими профессиональными фразами. Что еще можно ожидать от человека, который обращается ко всем исключительно на "Вы" и только по имени-отчеству.
   С другой стороны, грех жаловаться. С начальницей мне в принципе повезло. Не считая помешанности Галины Ивановны на жесткой дисциплине, в остальном она - настоящий клад. Работой не заваливает, большую часть старается брать на себя, не доверяя бедовым головам своих младших сотрудниц, в помощи никогда не отказывает, коли о таковой попросишь, но при этом премии выписывает регулярно. А уж бухгалтер она от Бога! Не то, что мы с Тонькой. Я так вообще, сказать стыдно, до сих пор иногда в цифрах путаюсь.
   - Мирослава Алексеевна, Вы б убрали лишнее, - снова неожиданно подала голос начальница.
   На этот раз мне не повезло с помадой, чуть смазавшейся от неосторожного движения. Все-таки нервная я стала. Раньше внезапно раздавшийся в тишине голос главного бухгалтера меня бы не то что дернуться, бровью повести не заставил, а тут вздрагиваю от каждой фразы, словно истеричка какая.
   Бросила взгляд на часы. Стрелки остановились на девяти минута в минуту. Рабочий день начался. Не удивительно, что Галина Ивановна косметику убрать попросила. Дисциплина, чтоб ее!
   Вздохнув, разобралась на столе и уткнулась в монитор. Что там сегодня сделать надо?
   Не прошло и пяти минут, как в офис ворвалась запыхавшаяся коллега.
   - Опаздываете, Антонина Игоревна, - недовольно заметила начальница, строго глянув из-под очков на провинившуюся.
   Тоня привычно пробормотала извинения, помахала мне рукой на приветственный кивок и заняла свое место.
   Ничего нового. События привычные до отвращения, разве что я иногда тоже задерживаюсь. И никаких дроу. Красота! Можно позволить себе расслабиться и, погрузившись в работу, забыть о тревогах связанных с иномирным гостем...
   ...Вот только мысли он покидать не хотел. В голове все время крутились утренние новости и жертвы Райхарса.
   Может все-таки стоило сдать его властям? Спасти чужие жизни, пожертвовав своей.
   Хмыкнула.
   Проще сразу в психушку сдаться. Все равно мне никто не поверит. А даже если доказательства я найду, дроу не простит предательства. Есть масса других более легких способов самоубийства. Так что не вариант. Да и стоит признаться хотя бы себе, что не настолько я смелая, чтобы жертвовать собой.
   - Славка, хватит в экран пялиться, пошли уже.
   - Что? - отвлеклась на голос Антонины.
   - На обед, говорю, пошли, грымза свалила уже, - доходчиво пояснила коллега, кивнув на пустое место начальницы.
   Скользнула взглядом по часам. Надо же, как время быстро пролетело! И правда, пора на перерыв.
   - Странная ты сегодня какая-то. Влюбилась что ли? - по дороге в столовую поинтересовалась Тоня.
   Я опешила. С чего она взяла?
   - Что? - непонимающе моргнула на подругу.
   - Ты все утро в облаках витаешь.
   - И что? - похоже, это станет вопросом дня.
   Тоня с намеком повела бровью, выразительно уставившись на меня. Мол, не прикидывайся дурочкой, я тебя раскусила.
   Ну, достали уже! Сначала Шанита со своим Васей, теперь вот Белова несуществующих женихов выдумывает.
   Отмахнувшись, прибавила шаг, не желая разъяснять заблуждения коллеги. За спиной послышался скептический хмык. Плевать.
   Столик, за которым мы с Тоней привыкли обедать, располагался в углу обширного столового помещения, больше похожего на кафе. Обычно к нам присоединялись еще Марго - секретарь-референт генерального директора и по совместительству давняя подруга Тони, и Лиза с Максом из транспортного отдела, с которыми я училась в одном университете. Сейчас они уже все собрались, неспешно поглощая еду и о чем-то мирно беседуя. Выбрав для себя салат и компот с пирожком, направилась к компании.
   - ...изрезал на куски, представляете?! - вдохновенно вещала Маргарита, скорчив устрашающую рожу.
   У меня чуть поднос из рук не выпал. В голове мгновенно всплыл обрывок утренней криминальной сводки с сюжетом про изуродованные до неузнаваемости тела.
   Неужели тем других нет?!
   - Мира, не делай такое лицо, она всего лишь рассказывает сюжет нового фильма, - улыбнулся Максим, заметив застывшую меня, и, любезно отодвинув стул, кивнул: - Присаживайся.
   - Да, - обращаясь ко мне, подхватила речь секретарша генерального, - вчера муж в кино повел. Нет бы, нормальный фильм выбрать, раз уж пригласил, так он вместо этого на ужастик билеты купил! Знает же, что я их не люблю! Пол сеанса с зарытыми глазами просидела.
   Следом подошла Антонина. По-видимому, последнюю фразу она услышала, потому что авторитетно заметила:
   - Я бы не пошла. В жизни ужасов хватает, на кой их еще в кино смотреть.
   Знала бы она, насколько права! У меня вон с выходных что ни день, то голливудский кошмар.
   Беседа свернула на достоинства и недостатки определенных жанров, потом на кинематограф в целом. Я принимала в ней посредственное участие, не в состоянии отвлечься на пространные темы, слишком занятая своими проблемами. Тонька, наверное, опять скажет, что я витаю в облаках. Лишь бы за столом не ляпнула. Слухи - они ведь со скоростью пожара распространяются, а чтобы выдумать новую историю для перемывания косточек особо много времени и ума не надо.
   Салат попался недосоленый. Оглядевшись, заметила солонку на противоположном краю стола. Рядом сидящие были слишком заняты оживленной дискуссией, плавно перерастающей в спор, поэтому я не стала их дергать, сама потянулся за интересующим меня предметом, перегнувшись через Марго, и услышала над собой судорожный вздох. Секретарша круглыми глазами смотрела на протянутую руку, на которой почти до локтя задрался рукав, скрывавший живописные синяки, оставшиеся еще со встречи с маньяком. Или от Райхарса, не суть важно. За два дня я успела подзабыть о свидетельстве буйного нрава эльфа. Гематомы почти не доставляли дискомфорта, если на них специально не давить. Зато смотрелись на редкость не эстетично и устрашающе. Жертва насилия, не иначе.
   Осознав, что за столиком воцарилась тишина, а жаркая беседа оборвалась на полуслове, украдкой огляделась. Судя по лицам, травмы впечатлили всех, хотя свою реакцию они выражали более сдержано, нежели референт гендиректора. Маргарита из нас всегда была самой эмоциональной и ранимой.
   Сделав вид, что не заметила пантомиму коллег и состроив морду кирпичом, невозмутимо дотянулась до солонки, приправила еду и, поставив сосуд обратно, отдернула рукав. Все это в полной тишине и под пристальными взглядами.
   - Ты уверена, что влюбилась в того, Слава? - задумчиво протянула Тоня, когда я, по-прежнему, не обращая ни на кого внимания, взялась за вилку.
   Подавившись недожеванным куском, уставилась на Белову:
   - Ты о чем?
   - О том, о ком ты мечтаешь весь день.
   Она что - всерьез? Я думала там, в коридоре, коллега просто иронизировала.
   - Ты ошибаешься, - отрезала. - Я ни о ком не мечтаю.
   - Мира, - тихо позвал Макс. - У тебя проблемы?
   Да, у меня проблемы. Огромные и непреодолимые.
   - Нет, все в порядке.
   - Сколько учились вместе, а я только сейчас узнала, что ты поклонница садо-мазо, - с ехидцей сделала неправильный вывод Лиза.
   Очередной кусок встал поперек горла. Разговор стал мне откровенно неприятен. Можно, конечно, попытаться сменить тему или перевести все в шутку, только... не хочется что-то оставаться в этой компании. Да и аппетит окончательно испортился.
   Оставив недоеденный салат, встала из-за стола. Уходя, услышала, как на Елизавету зашикали со всех сторон, обвиняя в том, что надо думать, о чем говоришь.
   Не важно. По сравнению с появлением в моей жизни дроу, злые подколки "подруги" - такая ерунда.
   В коридоре меня догнал Максим.
   - Мира!
   Он всегда звал меня только так, зная, что сокращение "Слава", которым предпочитают пользоваться большинство знакомых, я на дух не переношу, а от "Мири" его самого воротит с тех пор, как парень познакомился с моими родственничками.
   - Мира, - повторил, положив руку на плечо и разворачивая к себе. - Ты же ничего не съела.
   - Не хочу.
   - Потом захочешь, - непреклонно заявил он, впихивая мне в руки забытый в столовой пирожок. - Возьми. Проголодаешься - съешь.
   Заботливый. Он всегда был таким.
   - Спасибо.
   Его рука скользнула выше по запястью - туда, где под рукавом скрывались синяки.
   - Мира, кто это сделал?
   Покачала головой, отнимая свою руку.
   - Это не твое дело, Макс.
   - Я могу помочь.
   Теплая ладонь легла на мою щеку. Пришлось задирать голову, чтобы посмотреть в глаза молодому человеку. Высокий.
   Он вдруг нахмурился, его рука резко сползла на мою шею, оттянула высокий ворот водолазки.
   - Это еще что?!
   Что, что... Отпечатки пальцев. Райхарсовых.
   Не стоило поднимать голову, тогда, быть может, Максим не заметил бы следов воспитательных мер эльфа. Теперь, уверена, не отстанет.
   Оттолкнула чужую конечность, поправила водолазку. Надо было шарф надеть!
   - Все в порядке.
   - В порядке?! - вспылил мужчина. - Тебя избили и пытались задушить - это ты называешь "в порядке"?!
   - Гордеев, - ровным голосом позвала его по фамилии, зная, что такое обращение действует лучше всего, и, дождавшись внимания, продолжила совершенно спокойно: - Тебя больше не касается моя личная жизнь. Мы расстались. Ты сам меня бросил.
   Макс - мой университетский товарищ, теперь сотрудник той же фирмы, где работаю и я. Моя первая любовь. Тот самый, что не выдержал знакомства с цыганской веткой моей родни.
   - Дурак я был, Мира. И совершил ошибку.
   Так, приплыли. Вот о чувствах говорить хотелось в последнюю очередь.
   - Стоп, Макс, не надо. Не начинай. Что было, то прошло. Мы давно все решили. В одну реку нельзя войти дважды.
   - Ты не даешь мне даже шанса.
   Я отвернулась. Уже не первая его попытка завести подобный разговор. С тех пор, как от него ушла последняя пассия месяца два назад. На которую он меня когда-то променял.
   - Я не наступаю на одни и те же грабли. И тебе не советую.
   - Мира...
   - Оставь меня в покое, Макс! Я сама разберусь со своими проблемами.
   Это не гордость, нет. Я просто не хочу вмешивать Максима в неприятности с дроу. Чтобы я теперь не испытывала к Гордееву, смерти он не заслужил, а самый простой способ оградить его от агрессии дроу - держать бывшего парня на расстоянии.
   Остаток рабочего дня прошел в том же духе, что и первая его половина. Разве что Тоня теперь бросала на меня странные взгляды со своего рабочего места, но я игнорировала пристальное внимание, как могла, чему немало способствовало полное погружение в свои трудовые обязанности. Уход с головой в работу отлично помогал отвлечься от навалившихся проблем и нелицеприятных мыслей.
   Вечером, едва стрелки часов показали конец рабочего дня, сорвалась к выходу. Не хотела, чтобы Белова увязалась следом или, что еще хуже, Макс подстерег на проходной с намерением проводить.
   Уже в автобусе, мрачно размышляя над случившимся в столовой разговором, с удручением поняла, что от слухов, разлетевшихся по всем отделам, теперь не отвертеться. Лиза из вредности и непонятной для меня антипатии "по секрету" поведает знакомым, те в свою очередь своим знакомым, и так по цепочке. Марго тоже не останется безучастной к распространению слухов, причем совершенно без задней мысли и злого умысла, а просто из природной болтливости. Все, что знает наша легкомысленная секретарша - знает весь коллектив, и это давно проверенная истина. Так что в скором времени можно ожидать целого паломничества в бухгалтерию под разными предлогами и с одной единственной настоящей целью - приобрести пищу для новых сплетен. На меня давно особо ретивые искали компромат, уж слишком я замкнута и относительно успешна в своем деле, а люди таких не любят. Обособленность, отрыв от коллектива и регулярные премии в сочетании с довольно неплохой карьерой - самый верный способ настроить против себя коллег. В последнее время подкопаться к Неждановой-Жемчужной стало чуть ли не соревнованием среди первых сплетниц нашей компании. Поэтому можно с уверенностью сказать, что отныне любопытные коллеги буквально сядут на голову, пока не выяснят все до последней крохи. И не важно, что сведения в большинстве своем окажутся додуманными умозаключениями, а мои слова в любом случае перевернутся вверх тормашками - коллективу только дай повод посудачить и, распустив ядовитые языки, принизить успешного человека. Тем более что человек - существо социальное, а в социуме, увы, преобладают законы естественного отбора, где выживает лишь сильнейший, и любая слабость дает сигнал всей своре накинуться на неосторожного. Особенно в бабском коллективе. К сожалению, я не сдержалась и показала уязвимое место, куда отныне станут жалить в надежде сломить и подмять под себя. Конкуренция в самом натуральном и непрезентабельном виде.
   Ну что мне стоило пожать плечами и сказать полуправду, умолчав об основном действующем лице, или улыбнуться и ответить каким-нибудь остроумием, переведя в хохму, соврать в конце-концов! Так нет, поддалась эмоциям и показала характер! Почему-то умные мысли всегда приходят намного позже уже совершенного поступка, и сколько не переживай в воображении ситуацию заново, назад уже ничего не вернешь. А мне только проблем на работе не хватало...
   Из невеселых размышлений вырвал звонок телефона:
   - Здравствуй, дочь. Что у тебя случилось?
   В этом вся мама. Никаких рассусоливаний и отвлеченных тем о погоде и самочувствии, все коротко и по существу. Только деловой подход, сухой официальный тон и ясная постановка вопроса, требующая такого же четкого ответа. Бизнес-леди до кончиков ногтей, даже в общении с собственными детьми.
   - С чего ты решила, что у меня что-то случилось? - осторожно уточнила я.
   - За вчерашний день у меня около двух десятков оповещений о пропущенных звонках. О чем я еще могла подумать, узнав, что понадобилась тебе так срочно?!
   Да, опрометчиво получилось. Ох, уж эти услуги по типу "кто звонил"! Теперь намного труднее будет убедить родительницу, что я хотела просто поболтать. Мне не свойственна такая настойчивость в стремлении пообщаться с матерью без определенной цели. Так уж сложилось, что отпрыски предпочитают не тревожить ее без повода, обращаясь лишь в критической ситуации, и я - не исключение.
   - А почему ты отключила телефон? - перешла я в наступление.
   - Анри снова капризничал, а ты сама знаешь, что со включенной связью никакого выходного не получится, - вздохнула родительница.
   Вот за что уважаю отчима, так это за его умение найти подход к своей жене. Еще ни одному из мужей госпожи Неждановой не удавалось отвлечь ее от работы, а Анри Луи Лефевр - этот молоденький француз, привезенный однажды мамой из командировки и годящийся мне скорее в братья, чем в отцы - вытаскивал родительницу на отдых с завидной регулярностью. Вроде мышь мышью - тихий, неприметный, следующий за женой по пятам словно тень и на первый взгляд совершенно не имеющий собственного мнения, но, тем не менее, всегда добивается своего. Взять хотя бы его неожиданную женитьбу на маменьке, которая после трагической смерти последнего и трепетно любимого супруга вообще не собиралась больше связывать себя узами Гименея! Само собой, мы с братьями сначала восприняли молодого отчима в штыки, особенно избалованные отцовским вниманием младшие близнецы, еще толком не успевшие смириться с потерей обожаемого родителя и, естественно, не желающие впускать на его место в семью постороннего мужчину. Однако постепенно Анри удалось незаметно втереться в наше доверие и даже добиться некоторого уважения, хотя с Ником и Киром трения все еще случаются, но уже не такие острые как раньше. Вот уж хитрый серый кардинал! Впрочем, мама с ним вроде счастлива, а я не настолько эгоистична, чтобы вмешиваться в ее личную жизнь, в которую она нас никогда, в общем-то, и не допускала. Свои сферы жизни родительница всегда умела четко разграничить. Ума не приложу, как у нее это получается. Хотя учитывая количество детей от разных мужчин и число самих этих мужчин, включающих не только мужей, но и любовников, вряд ли стоит удивляться такой четкой дифференциации.
   - Так что все-таки у тебя случилось? - вернулась к изначальному вопросу родительница.
   - Ничего, - в который раз за сегодня открестилась я от собственных проблем. Ложь слетела с губ почти привычно.
   - Не ври мне! - строго рявкнули по ту сторону трубки.
   Мда. Может и привычно, но не значит, что убедительно. Никогда не умела обмануть мать. Она всегда была чертовски проницательна.
   - Ничего такого, с чем бы я не смогла справиться сама, - поправилась со вздохом и тут же снова перешла в наступление: - И вообще, я что - не имею права за столько времени просто соскучиться и захотеть поговорить с собственной матерью?!
   Что ни говори, а права пословица: лучшая защита - это нападение. Вот только народный метод не всегда срабатывает к сожалению.
   Госпожа Нежданова хмыкнула. Весьма язвительно, на мой взгляд.
   - А знаешь, дочь, ты права, - неожиданно мягко согласилась она. - Давно мы с тобой не общались просто и по-семейному.
   Я уже было перевела дух, когда мама вдруг непреклонно припечатала:
   - Так что я заеду тебя проведать в ближайшее время.
   У меня внутри все оборвалось. Моя железная маман и непредсказуемый дроу в одной квартире? Катастрофа!
   - На этой неделе, увы, не получится, второй выходной я никак не могу себе позволить, - тем временем задумчиво протянула родительница, размышляя вслух. - А вот на следующей, думаю, вполне. Надо посмотреть свой график и найти в нем возможность сделать окно...
   На несколько мгновений воцарилась тишина, так что я даже успела заподозрить обрыв соединения, однако на дисплее исправно светился активный вызов.
   - Да, решено! - оборвав минуту молчания, твердо провозгласила мама. - На следующее воскресенье ничего не планируй. Мы с Анри приедем к тебе в гости.
   - Но... - попыталась возразить.
   - Прости, дочь, у меня вторая линия, - торопливо свернула разговор родительница и тут же отключилась.
   Я хмуро уставилась на телефон. Замечательно! То, чего так старалась избежать, сама же и накликала на свою голову. Бес бы побрал братца с его советами! Не названивала бы - глядишь, и мама с ее вечной занятостью не вспомнила бы обо мне еще месяц-другой.
   Помянув Диму недобрым словом, вышла из автобуса. За телефонным разговором не заметила, как проехала нужную остановку, так что пришлось устроить себе незапланированную прогулку. Свежий воздух и легкий весенний ветерок помогли немного успокоиться и остудить голову. К подъезду подходила уже во вполне вменяемом состоянии, перестав костерить ненормативными выражениями дорого родственника, сподвигшего меня на глупый поступок. Ох, и горят же, наверное, уши у братишки! Впрочем, поделом. Я бы их ему вообще оборвала, попадись он под горячую руку.
   Итак, на решение проблемы с Райхарсом у меня осталось чуть меньше двух недель, ибо матери показывать его категорически нельзя. Даже если дроу во время визита куда-нибудь свалит, что маловероятно, она все равно заметит малейшие следы пребывания постороннего мужчины в моем жилище, уж у нее на подобные вещи глаз наметан. А с меня достаточно цыган и коллег по работе, чтобы впоследствии еще и от мамочки нотации выслушивать! Так что нужно срочно избавляться от причины всех моих несчастий. Осталось только придумать - как.
   Райхарс вопреки ожиданиям оказался дома. Полностью занавешенные плотными шторами окна, создающие кромешную тьму, еще с порога дали понять о его присутствии. Сам дроу обнаружился на диване в гостиной. Казалось, эльф крепко спит, но стоило шагнуть в комнату, как он резко распахнул веки, безошибочно устремив на меня пронзительно-колючий взгляд очень злых хищно-алых глаз.
   Инстинктивно сделала шаг назад и замерла.
   Опять не в духе?
   Дроу неестественно медленно сел, не прерывая зрительный контакт и излучая почти физически ощущаемые волны агрессии.
   - Хххде он?
   - Кто? - растерялась, округляя глаза.
   - Тфой сстррражшшш.
   Поняла, что теряю связь с реальностью.
   - Какой еще страж?!
   - Этот! - в меня полетела оставленная утром на балконе сумочка, взамен которой я брала сегодня с собой старую и порядком потрепанную.
   Поймала и непонимающе уставилась на ненавистный аксессуар. Перевела взгляд на вечно недовольного эльфа. Он бредит?
   - Это же просто сумка! - встряхнула обсуждаемый предмет.
   - Это не пррроссто ссумка! - еще больше взъярился Райхарс, резко вскочив и наступая на меня, загоняя тем самым в угол. - Я потррратил на ссозссдание сстррража уйму бесссценных ссил, которррые с таким трррудом ссобрррал в тфоем безссумном мире, а ты чшшуть не пуссстила фсе тррруды ящщщерру под хфоссст, оссстафиф ефо на цсселый день безссс подпитки аурррой!
   Вылупилась на дроу. Что он сейчас сказал? Он превратил мою дорогущую сумочку в какое-то сомнительное живое существо, которое нельзя оставлять без присмотра? Именно поэтому она вдруг оживала и непонятным образом чудила, впитывая кровь или неожиданно источая цветочные ароматы? Значит, ночью под бок мне эльф ее подкинул, чтобы страж не сдох. Интересно, какие последствия лично для меня имеет подпитка аурой? Но что важнее: чем именно является загадочный "страж"? Помимо маяка, следящую функцию которого мне вчера уже наглядно продемонстрировали при встрече с Владом.
   Внезапно посетила совсем другая мысль, словно озарение снизошло. Он обмолвился, что потратил на стража собранные в моем мире силы. Как он их собрал, гадать не стала. В памяти всплыл недавний разговор, в котором эльф сознался в получении силы через кровь, а следом в голове завертелись картинки утренней сводки новостей. Обескровленные, изуродованные жертвы...
   - Так, значит, их все-таки убил ты, - прошептала вмиг охрипшим голосом.
   Сделала очередной шаг назад в тщетной попытке убежать от неумолимо надвигающегося чудовища и спиной наткнулась на стену. Отступать дальше некуда.
   Дроу не стал уточнять, кого я имела в виду, тем самым только еще больше убедив в страшной догадке. Он понял сразу и презрительно усмехнулся.
   - Пррризсснатьссся, я удифлен, ссколько у вассс тут отмечшшенных крррофью.
   - Отмеченых кровью?
   - Тех, чьи ррруки иссспачканы ф чужшшой крррови.
   Выходит, он лишал жизни только убийц? Но... так много?! Быть того не может! Да и как он их распознавал? Тоже мне, санитар леса! Точнее города. Такими темпами изведет всю преступность на корню. Сам став главным гадом, ага.
   Слева от головы в стену резко врезалась ладонь, заставив испуганно зажмуриться.
   - Но это фссе ррравно не дает тебе прррава ррразссбрассыфатьссся моими дарррами! - угрожающе прошипел Райхарс практически в самое ухо.
   Дарами?! Да этот таинственный страж, если подумать - самый натуральный поводок для меня!
   Поежилась.
   - Я не просила подачек, - с трудом выдавила из себя.
   Ох, мои гордость и упрямство! Когда-нибудь они окончательно меня погубят. Даже сейчас, дрожа от страха, не могла не проявить характер. Храбрая моська. Или скорее глупая?
   Слева что-то заскрежетало. Приоткрыв глаза и скосив их в сторону шума, почувствовала, как холодеет в груди. По стене, снимая стружку с обоев и кроша в пыль бетон, оставляя борозды, скребли когти. Самые натуральные. Звериные.
   Откуда у дроу когти?! Не припоминаю, чтобы раньше у него было такое пугающее анатомическое дополнение. До сего момента руки Райхарса венчали самые обычные человеческие ногти, разве что темного цвета под стать природной окраске кожи. Это я хорошо запомнила еще с того времени, как он душил меня на кухне и отвешивал оплеухи.
   - Я не знала! - испуганно пискнула в свое оправдание. - Надо было сказать раньше!
   Я ведь спрашивала, вот только он предпочел разводить тайны. Так что сам виноват!
   Из груди дроу начал подниматься глухой вибрирующий рык. Насыщенно алые глаза подернулись пеленой безумия.
   Какого беса с ним вообще творится?! Каждый раз новые причуды, одна страшнее другой!
   - Я больше не буду, - захныкала совсем по-детски и, видя отсутствие положительной реакции, истерично выкрикнула: - Клянусь!
   Сама не поняла, в чем от страха поклялась и чего именно пообещала не делать, но, видимо, эльфа ответ, наконец, устроил. Он резко развернулся, больно стегнув меня длинной косой, и нечеловечески быстро исчез в кухне.
   Чертов психованный дроу! С ним при каждой встрече чувствую себя как на пороховой бочке. Любое неосторожное слово или действие грозит повлечь за собой настоящий взрыв. Смертельно опасный для меня. Причем, чем дольше знакома с Райхарсом, тем агрессивнее и неуправляемее он становится. А ведь при первой встрече показался почти адекватным... Что же ждет в будущем? Даже подумать страшно.
   Собравшись с духом, последовала за дроу на кухню. Сытый он более вменяем. К счастью, повторно набрасываться Райхарс не стал, так что ужин прошел в относительно спокойной обстановке. Я бы даже сказала, почти привычной.
   Накормив эльфа, предусмотрительно спряталась в спальне, чтобы находиться в его компании как можно меньше, благо дроу следом не увязался, проявив интерес к телевизору. К моему облегчению не исследовательский, а чисто визуальный. Там как раз показывали фантастический фильм с вампирами и оборотнями в главной роли. Судя по снисходительной ухмылке, Райхарс принял шедевр голливудских кошмаров за глупую комедию. Не удивлюсь, если он воочию видел эти две выдуманные расы.
   Сумочку от греха подальше забрала с собой в комнату, кинув на пол в изножье кровати. Несмотря на целый день, проведенный на балконе, она по-прежнему источала цветочный аромат. Принюхавшись, поняла, что пахнет сиренью. Как символично, ведь именно в сиреневых кустах я ее потеряла после нападения маньяка, что впоследствии стало началом ее магического видоизменения. Очередное тщательное обследование аксессуара не выявило ничего необычного. Сумка как сумка. Разве что отделка из змеиной кожи подозрительно теплая, но она вполне уже могла успеть нагреться в помещении. Воспринимать сумочку как непонятного стажа было сложно, поэтому решила малодушно отложить данную проблему до тех времен, пока она не проявит себя в полной мере.
   Уже готовилась ко сну, когда неожиданно ожил телефон, удивив до крайности личностью звонившего. Дима связывался со мной реже, чем я с матерью, и лишь в особо экстренных случаях.
   - Привет, черноглазка! Представляешь, Князь попал в больницу, - сходу выпалил брат.
   Напряглась. Еще как представляю! Только с чего бы Суворову сообщать о проблемах своего товарища мне? Подозрительно.
   На всякий случай решила состроить дурочку:
   - Правда? А что с ним?
   - Вчера вечером порезали в подворотне, - охотно поведал Дима. - До сих пор очнуться не может, слишком много крови потерял, еле до больницы успели довезти. Врачи говорят, из комы теперь не скоро выйдет.
   - Ужас, - сочувствующе поддакнула я и сдуру ляпнула: - Почему ты мне это рассказываешь?
   Тут же пожалела об опрометчивом вопросе, потому что брат не замедлил воспользоваться предоставленной ему благодатной темой:
   - Ты же понимаешь, что скорая обо всех случаях насилия обязана докладывать в соответствующие органы? Полиция начала разбирательство, а я, как узнал, немедленно подключил свои связи, чтобы быть в курсе расследования. Влад же мне не чужой.
   Ага, кроме того что друг, еще и партнер по бизнесу. То, что ненадежный, опустим, дорогому родственнику виднее, с кем связываться. Потому нападение на товарища - угроза общему делу. Не удивительно, что Дмитрий заинтересовался происшествием.
   - Свидетели утверждают, что последний раз его видели в обществе молодой девушки, по описанию похожей на тебя как две капли воды, - продолжал тем временем Суворов.
   У меня нехорошо засосало под ложечкой. Как бы из-за Райхарса вину за преступление не повесили!
   Брат помолчал, но, так и не дождавшись от меня реакции, добил вопросом:
   - Скажи, сестренка, ты правда была с ним в том кафе?
   Серьезности его обличительного тона позавидовал бы сам прокурор.
   И как прикажете выкручиваться?
   - Да, - тихо выдохнула в трубку. - Я встречалась с ним.
   Глупо отрицать очевидное, когда против моего слова целая толпа свидетелей. Рано или поздно все равно докажут, что той девушкой была я. Но как же быстро брат догадался! Надеюсь, полиция окажется не столь сообразительной.
   - Мы поужинали, а потом разошлись, - почти не солгала.
   - И это все, что ты можешь мне сказать? - подозрительно уточнил Дима.
   - Что ты хочешь услышать?! - возмутилась. - Что он приставал ко мне и навязывался на ночь? Ты же знаешь, как я отношусь к подобному поведению! Ну да, мы поругались, и я сбежала, а он не стал догонять. Доволен?
   Если уж врать, так с душой, чтоб собеседник точно поверил.
   - Значит, ты не видела, кто на него напал?
   - Нет, - получилось на удивление твердо, хотя опасалась, что голос дрогнет.
   - Ясно, - вздохнул Суворов.
   - Ты мне веришь? - уточнить было важно, а то мало ли что. Не понравился мне почудившийся скепсис в его голосе.
   - Конечно, милая, - успокоил брат. - Почему я должен не верить собственной сестре, которая еще ни разу меня не обманывала? Ты ведь меня не обманываешь?
   Стало стыдно, но я мужественно собрала волю в кулак и уверенно фыркнула:
   - Даже не думала!
   - Хорошо, - удовлетворенно отозвался Дима. - Спокойной ночи, черноглазка.
   - Спокойной ночи, - пожелала в ответ, отчетливо понимая, что для меня она отнюдь таковой не будет. После подобного-то разговора...
   Сонливость как корова языком слизнула. Перед братом-то я отмазалась, но с полицией этот фокус не пройдет. К тому же неизвестно, когда Влад очнется и что сообщит следователям. Его показания вряд ли будут в мою пользу, да и даже без них ясно как белый день, что я стану первой подозреваемой, а алиби у меня нет.
   Тоскливо посмотрев в темное окно, с ногами забралась на подоконник и устремила хмурый взгляд в небо. Мне всегда так лучше думалось бессонными ночами.
   По небосклону величаво плыла полная луна, озаряя призрачным светом окутанный сумраком город. Красиво и одновременно загадочно. Как в страшной сказке. Точно такой же, в какую превратилась моя жизнь.
   Говорят, фазы луны влияют на состояние человека. Особенно полнолуние. Подобно приливам в океане, кровь стремительней поднимается вверх, а приливая к голове, стимулирует активность мозга и вынуждает неуравновешенных людей на крайности. Именно поэтому по статистике в период полной луны число убийств возрастает. Не знаю, бред или нет, но лично мне в такие ночи становится не по себе. Интересно, к дроу это тоже относится?
  
   Удивительно, но в следующие несколько дней воцарилось странное затишье. Если, конечно, не считать пары неприятных встреч с представителями правопорядка и истерик дроу, сошедших уже буквально на третьи сутки почти на нет. Абсолютно адекватным Райхарс, к безмерному огорчению, не стал - вспышки агрессии по-прежнему случались, но когтями и безумством в глазах он больше не пугал, да и рычания в голосе уменьшилось. Действительно что ли луна была виновата?
   Неделя пролетела незаметно. Утром я просыпалась в пустой квартире после очередного кошмара, которые пугали постоянным присутствием в них дроу и сирени, смотрела новости и с тяжелым сердцем плелась на работу. Там стойко игнорировала вмиг разлетевшиеся сплетни и злые перешептывания коллег за спиной, терпела навязчивое внимание удвоившего усилия Максима, ироничные подколки Тони, жалостливое сочувствие Марго и ядовитую ухмылочку Лизы. Ее я совершенно не понимала. В институте мы считались едва ли не лучшими подругами, а с недавних пор она стала хуже врага, и - самое обидное - я не понимала с чего, а вызвать девушку на откровенный разговор не получалось, она все время переводила стрелки на болезненную для меня тему "нового сожителя", которую с таким удовольствием обсасывали главные сплетницы нашей торговой компании.
   После окончания трудового дня я спешила домой, упорно сбегая от любых набивающихся в попутчики коллег, а оказавшись в квартире, сразу же лезла в интернет, чтобы разыскать хоть какую-нибудь информацию по темным эльфам, пока причина этой любознательности не вернулась из своих таинственных шатаний по городу. В основном попадались художественные произведения, содержащие огромный разброс авторской фантазии. Как только не описывали эту темнокожую расу! От злобных подземных жителей, поклоняющихся жуткой и жестокой богине-паучихе, до безобидных красавчиков-принцев, обитающих в роскошных дворцах и крутящих романы с разными девицами. По сути, из беллетристики я не вынесла для себя ничего полезного, кроме твердого осознания, что фантастический жанр меня по-прежнему не прельщает. Мифы тоже не порадовали ценными сведениями. Неимоверное разнообразие в представлениях о всяческих эльфах в различных культурах, странах и временах запутало окончательно. Образы, названия и поведение этих загадочных существ менялись под влиянием эпох и народов, а в настоящее время вообще отданы на откуп свободной фантазии обывателей, что только еще сильнее усложнило мои изыскания. Основная цель поисков - найти безопасный способ избавления от иномирного подселенца - была все так же далека, как и в самом начале.
   С наступлением темноты возвращался Райхарс. Он неизменно приходил через балкон, напрочь игнорируя нормальную дверь, и дожидался, пока я открою на стук и приглашу в дом, находя в таком ритуале какое-то извращенное удовольствие. Не дроу, а прямо вампир какой-то! Те по легенде тоже лазают по крышам, бодрствуют в ночи и не могут войти без приглашения, а еще имеют красные глаза и ненормальные клыки, да к тому же к чужой крови не безразличны. Мда.
   Ужинали мы всегда вместе, причем готовилась еда непременно при дроу. Он не признавал ее съедобность без пристального наблюдения за кулинарным процессом. Однажды я попыталась соорудить ужин сразу после работы до возвращения Райхарса, но он на него и не взглянул, невозмутимо вытряхнув всю порцию в мусор и потребовав сделать то же самое блюдо, но уже под его непосредственным контролем. С тех пор я больше не выказывала инициативы - не настолько богата, чтобы запросто потворствовать паранойе эльфа. Самое неприятное в его заморочке состояло в том, что он следил не только за своим, но и за моим рационом, из которого исключились почти все травы и многие ингредиенты растительного происхождения, напрочь исчезли полуфабрикаты и продукты, содержащие современные пищевые добавки. Питались мы теперь исключительно всем натуральным и в основном мясным или рыбным с редким добавлением различных круп, что в целом не слишком благотворно сказывалось на моем кошельке и настроении. Скоро финансовые закрома истощатся настолько, что впору будет отправлять дроу на самую настоящую охоту. Хотя учитывая его подозрительные вкусовые пристрастия, если вспомнить гастрономический интерес к трупу маньяка, то скорее придется выходить на промысел самой.
   После ужина мы разбегались по разным комнатам. Я торопилась избавиться от неприятного общества дроу и запиралась в спальне, а он прилипал к экрану телевизора. В последнее время эльф проявлял все больше внимания к "ящику", правда, художественные фильмы и прочая бесполезная галиматья его уже не интересовали, зато новости и документальные телепрограммы увлекали полностью. Он изучал наш мир - тщательно, скрупулезно, до последней капли. Его интересовало абсолютно все, каждая мелочь. Такого поразительного исследовательского интереса я не встречала даже у самых зацикленных на своем деле ученых! Я уже серьезно начала задумываться о том, чтобы познакомить Райхарса с интернетом. Глядишь, тогда совсем забудет про мое существование, полностью погрузившись в виртуальный мир терабайтов информации.
   Криминальные сводки по-прежнему кишели новостями о зверских убийствах. Только теперь радиус обнаружения трупов вокруг района нашего с Райхарсом проживания увеличивался с каждым днем, словно дроу постепенно решался уходить от жилища все дальше и дальше. В виновности жертв я по-прежнему сомневалась, поскольку СМИ упорно молчали на этот счет. Если бы хоть какие-то сведения о преступных деяниях "отмеченных кровью" имелись у полиции, журналисты давно бы раздули слухи о неуловимом мстителе, однако ничего такого не происходило. Оставалось верить Райхарсу на слово... для успокоения собственной совести.
   Первая встреча со следователем состоялась у меня уже на следующий день после разговора с братом. Усатый мужчина в полицейской форме заявился прямо на работу, породив еще больше сплетен и шушуканья коллег.
   - Мирослава Алексеевна Нежданова-Жемчужная? - вопросил он с порога, оглядывая сотрудниц бухгалтерии.
   Стоит отметить, что двойная фамилия досталась мне от обоих родителей. Изначально я была лишь Неждановой - по матери, пока меня не нашла цыганская родня. Помню, только-только пошла в первый класс, когда меня впервые выкрали. Тогда я прожила в таборе почти месяц: на птичьих правах, вечно запертая и под неусыпным надзором. Дорогая родительница поставила на уши не только весь город, но и полстраны, однако цыгане умеют прятать детей. Я сбежала при первой же возможности, уже тогда терпеть не могла любые ограничения. Подозреваю, этим пошла как раз таки в папочку Лекса с его свободолюбивым цыганским духом. Потом история не раз повторялась: меня крали, мать рвала и метала, сходя с ума от беспокойства и бессилия, я снова и снова ускользала из загребущих родственных лап. Конец всему положила шувани Богдана. Умная женщина, если подумать, вот только больно вредная. Именно ей принадлежала идея моего свободного проживания под маминым крылом, но с непременной обязанностью хоть иногда навещать отца, взяв к тому же фамилию его рода - Жемчужная. Родительница поскрипела зубами, но, в конце концов, согласилась, чтобы прекратить фарс с похищениями. Так я стала Неждановой-Жемчужной. А редкие визиты в табор потом стали даже в радость, особенно учитывая возможность изучить необычную культуру цыган.
   - Это я, - поднялась навстречу следователю под любопытные взгляды Тони и Галины Ивановны.
   - У меня есть к Вам несколько вопросов. Давайте отойдем.
   Спасибо хоть не при коллегах стал устраивать допрос. К слову, вопросы его не отличались оригинальностью: где была такого-то числа с такое-то по такое время, кто может подтвердить. Я скормила ему ту же байку, что и Дмитрию, особо не импровизируя, чтобы не запутаться в собственной лжи. На вопрос, видела ли напавших на Князева, ответила категоричным "нет". Напоследок мужчина попросил не покидать пределы города, на том и распрощались. И ежу понятно, что отныне я под подозрением у следствия.
   Потом приходил частный детектив, нанятый заботливым братишкой. Расспросил о том же, что и полицейский, и ушел, пообещав позже еще раз связаться со мной. Вечером вновь звонил Дима разузнать о результатах беседы и поинтересоваться, не вспомнила ли я чего нового. Определенно, виртуозно давил на психику, но я пока держалась. Он теперь стал одним из самых активных абонентов в контактах моего телефона.
   Третьим посетителем стал весьма подозрительный следователь дубль два. Мужчина средних лет в стильных очках с доброй, всепонимающей улыбкой и острым неприятным взглядом темных до черноты глаз. На мое недоверие и заявление, что я уже общалась с органами правопорядка, крайне убедительно уверил, будто из другого отдела - что-то вроде прокуратуры или внутриведомственных проверяющих, и сунул в руки "корочку" со всеми полагающимися регалиями. Пришлось поверить и в очередной раз развлечь собеседника все той же придуманной историей. Все бы ничего, но вместо традиционной просьбы не выезжать из города мужчина огорошил совершенно неожиданным вопросом:
   - Вы в последнее время не замечали ничего странного?
   - О чем Вы? - удивилась вполне натурально.
   - Какие-нибудь мистические события, неподдающиеся логике явления?
   Да без конца с тех пор, как в моей жизни появился дроу!
   - Издеваетесь?! - обиженно смерила следователя взглядом. - Я не сошла с ума!
   - Я говорю предельно серьезно, - терпеливо заверил мужчина.
   - А Вы сами-то в своем уме, господин Северский? - с сомнением покосилась на него. - К чему такие вопросы?
   - Мирослава Алексеевна, не стоит переходить на личности. Я задал вполне конкретный вопрос и хочу услышать на него ответ. Пожалуйста, не заставляйте меня повторять десять раз. Или Вы отказываетесь сотрудничать со следствием?
   Хмыкнула.
   - Нет. Ничего необычного я не замечала.
   Снова бесстыжее вранье. Такими темпами скоро стану заправской лгуньей.
   Северский кивнул, но сдается мне, не слишком-то поверил. Когда он отворачивался, уходя, я успела заметить до дрожи колючий взгляд, пробежавшийся по моей фигуре с ног до головы. Было в нем нечто сродни райхарсовому, такой же хищный и пронзительный. Странный человек. Что-то в этом следователе, определенно, было не так. Однако долго философствовать над необычностью его поведения не позволил Райхарс, тем же вечером огорошив новой причудой и напрочь выбив посторонние мысли.
   Дроу взбрело в голову замаскироваться под местного. Для начала он приволок откуда-то - магазин что ли ограбил? - кучу тряпья и устроил грандиозную примерку, доведшую теперь уже меня до истерики. Понятия не имею, где дроу достал те образчики высокой моды, но каждый вариант его безуспешных потуг самостоятельно подобрать наряд заставлял меня давиться от изо всех сил сдерживаемого смеха. Последней каплей в море стал быдловатый вид Райхарса в трениках. Тогда-то я и не выдержала, захохотав уже в голос. Эльф потом еще долго шипел и сверкал глазами, в итоге возложив заботу о его гардеробе полностью на мои несчастные плечи. Проказливые мысли продолжить издеваться над сожителем он быстро отбил одной демонстрацией звериных когтей и садисткой ухмылочкой сквозь оскаленные клыки. Пришлось залезать в НЗ, отложенный на отпуск, который я планировала провести где-нибудь заграницей, и тратиться на подбор приличной мужской одежды. Брала все, что максимально может скрыть необычную раскраску эльфа. Размер подбирала на глаз, поскольку дроу с собой в магазин не потащишь, так что из всего разнообразия покупок больше половины пришлось сдавать обратно, благо заранее договорилась с продавцами. Из того, что осталось, Райхарсу подошли две водолазки, рубашка, джинсы и деловой костюм, составив вполне неплохой комплект на все случаи жизни. Без перчаток также не обошлось, они стали едва ли не основной частью гардероба. Цвет одежды исключительно черный, другой эльф сразу же отбраковал, разве что я с трудом уговорила его оставить единственную белую рубашку. От обуви вообще отмахнулся, не желая сменять свои армейского вида сапоги. Под деловой костюм смотрелось, конечно... кхм... не самым лучшим образом, но переупрямить Райхарса так и не удалось, несмотря ни на какие разумные доводы.
   От одной шалости я все же не удержалась, прикупив наряд рокерского стиля, состоящий из кожаных штанов в обтяжку и куртки со множеством карманов и цепочек. Очень уж хотелось взглянуть, как такое безобразие будет смотреться на дроу. Удивительно, но эта одежда понравилась эльфу больше всего, да и выглядел он в ней отнюдь не нелепо, как я изначально предполагала, а очень даже отпадно. Эдакая рок-звезда, сошедшая с плаката. Если б еще не зверская рожа ненатурального оттенка, вообще бы загляденье получилось, а так... одно расстройство. Наряжай, не наряжай - смысла никакого.
   Следующим бзиком Райхарса стал грим. В конце недели я задержалась на работе дольше обычного, доделывая отчеты, так что вернулась домой под самый закат, и эльф застал меня за косметическими процедурами, когда я смывала намалеванный на лице макияж. Он долго наблюдал за процессом, нервируя до крайности, потом подошел, мазнул по щеке, неоттертой до конца от тональника, задумчиво растер в пальцах оставшееся на них грязное пятно и заявил, что ему нужна такая же маскировка.
   - Смеешься?! - фыркнула. - Целого флакона не хватит, чтобы скрыть цвет твоей кожи!
   - Доссстань то, шшто сскрроет, - непререкаемо распорядился он, оставляя меня наедине с жидкостью для снятия макияжа.
   И что мне было делать? Разве что в клоуна раскрасить, вот уж что со стопроцентной гарантией его замаскирует. Ассоциативная цепочка, понесшаяся вскачь за столь кощунственной мыслью, неожиданно натолкнула на идею, и следующим днем я спустила остатки НЗ на профессиональный актерский грим. С тех пор каждый вечер мы с дроу тратили уйму времени на уроки визажа. Удивительно, но Райхарс ни разу не психанул, стойко перенося все мои неуклюжие попытки придать его лицу человеческий вид. Откуда только взялось столько терпения в неуравновешенном эльфе? Даже дерзкий совет поменьше улыбаться и открывать рот на публике, чтобы скрыть ненормально удлиненные клыки, Райхарс воспринял серьезно и без агрессии.
   Сложнее всего оказалось довести темно-серый цвет кожи на лице до нормального оттенка. Райхарс получался либо недостаточно светлым, напоминая инопланетянина из популярных страшилок, либо слишком бледным, как несвежий труп. Правда, с каждым разом выходило все лучше, так что я не теряла надежду однажды создать для дроу идеальную маску.
   Белесые волосы, сверкающие ненатуральным серебристо-стальным оттенком, красить эльф категорически отказался, устроив настоящий скандал от одного только невинного предложения. Видите ли, это страшное оскорбление для любого дроу. Ровно как и посягательство на их длину, так что стрижка тоже исключалась. Пришлось скалывать волосы, в распущенном состоянии достающие до пят, таким образом, чтобы можно было полностью убирать их под верхнюю одежду, потому как лишнее внимание привлекать ни к чему, а патлатые мужики, хоть и не невиданное зрелище, но взгляды на себя обращают. То, что выше воротника, прекрасно пряталось под головной убор либо капюшон, а заостренные уши срывались самими волосами.
   Глаза замаскировали карими линзами, но из-за меняющегося от алого к янтарному естественного колера их окраска даже за цветной пленкой получилась мутной и нестабильной. В принципе, если не вглядываться подолгу, а пронзительно-отталкивающий взор Райхарса прекрасно помогал этого избежать, то заподозрить неладное достаточно сложно, к тому же полюбившиеся эльфу темные очки окончательно исключили даже минимальный риск.
   Глядя на свои труды, я почти гордилась созданным образом. От вида иномирного гостя после преображения остались разве что незначительные детали, да хищные черты, которые в состоянии исправить лишь пластическая операция. В остальном же - еще немного практики, и дроу станет вполне человекообразным, чтобы затеряться в толпе.
   В выходные бессовестно отсыпалась, набирая недостающие часы сна, потраченные ночами на сбор информации по темным эльфам и обучение гриммировки одного конкретного их представителя. Кроме того выделила время на уборку. Скоро предстояло пережить визит матери, а Райхарс всего за неделю умудрился перевернуть вверх дном всю квартиру. Мужчина - он и в другом мире мужчина, будь то хоть человек, хоть дроу. Любопытно, что за ген у них отвечает за предрасположенность к беспорядку? Мне явно достался экземпляр с его повышенным содержанием, поскольку у Райхарса не было никакого понятия о поддержании в доме чистоты. Он мог заявиться перемазанный с ног до головы в грязи, или хуже того - крови, и без каких-либо колебаний взгромоздиться на диван, извозив все белье. Про то, что в обуви он шлялся по дому, словно в тапочках, вообще молчу, потому как это с первых дней вошло у дроу в привычку. Кроме того, подбор гардероба также не остался без последствий, и повсюду, куда падал взгляд, валялся тот или иной предмет одежды. Разгребая хаос, устроенный всего одним представителем мужеского полу, чувствовала себя последней служанкой и отчаянно клялась себе никогда не выходить замуж за неаккуратного человека, чтобы впредь больше не испытывать подобного ужаса. Пожалуй, отныне требование к чистоплотности будущего спутника жизни станет одним из основных.
   Начало следующей недели ознаменовалось очередным потрясением.
   Понедельник не задался еще с утра, когда я умудрилась проспать и опоздать на работу, получив нагоняй от Галины Ивановны. После обеда вновь заявился следователь, тот первый, с усами, и он весьма удивился, узнав от меня о втором своем коллеге. По словам полицейского в прокуратуру дело пока не передавали, поскольку расследование не закончено, так что никто оттуда явиться не мог, да и фамилия Северский совершенно ни о чем не сказала мужчине. Кто же тогда был тот подозрительный человек?
   Размышлениям о странной личности я предавалась ровно до конца рабочего дня, когда события опять заставили забыть посторонние переживания, полностью поглотив сознание и мысли. Продолжая традицию неудачного дня, я не успела по устоявшейся за неделю привычке ускользнуть пораньше, так что возвращалась в компании Антонины. Автобус как назло показал хвост, и мы с Беловой вынуждены были торчать на остановке в ожидании следующего рейса.
   - Есть закурить? У меня закончились.
   Вообще-то, я не курю, но иногда, чтобы поддержать компанию, вполне могу. На такой случай в сумке давно валяется начатая пачка тонких сигарет. Вот в ее поисках я и полезла в недра проклятого аксессуара, пытаясь нащупать сигареты вслепую. Что-то острое неожиданно кольнуло в пальцы, пронзив руку жгучей болью до самого локтя и заставив со вскриком выдернуть ее из сумки. По кисти стремительно потекли тоненькие струйки крови из двух маленьких круглых ранок.
   Тоня в ужасе вытаращилась на меня.
   - Ты что, с собой шило таскаешь?!
   В том то и дело, что никаких острых предметов в содержимом моей сумки никогда не значилось. Хотя с некоторых пор кровожадный предмет и сумкой-то назвать сложно. Как там говорил Райхарс? Страж?
   Сделав над собой усилие, отшутилась перед коллегой, мол, да, за неимением других средств самообороны использую подручные предметы, вроде как от бандитов отбиваться, а то райончик-то неблагополучный, и поспешно застегнула сумку, эдак небрежно бросив ее на лавку под козырьком остановки. На самом деле даже прикасаться к стражу было боязно, учитывая его тягу к всасыванию крови. Что дальше? Он начнет меня живьем жрать?
   Открыть сумку в следующий раз решилась только дома. Вытряхнула содержимое прямо на пол, опасливо заглянув внутрь, и... ничего. Никаких подозрительных и посторонних предметов, все только то, что я собственноручно в нее складывала. Разве что обнаружилась достаточно большая прореха в подкладке, куда каким-то образом угодил кошелек. Пришлось его доставать. Вот ничему меня жизнь не учит! Даже дети знают, что нельзя совать руки во всякие сомнительные дыры, а я второй раз подряд по дурости наступила на те же грабли. Как только кисть оказалась под подкладкой, ее тут же обвило что-то тонкое и живое, отвратительно напоминающее щупальце. Испуганно выдернула конечность из жуткого нутра стража и шокировано уставилась на маленькую черную змейку с алыми глазами и такого же цвета абстрактным узором на голове, деловито наворачивающую круги по моему предплечью от запястья до локтя и обратно.
   Женщинам свойственно бояться всяких гадов. Кто-то верещит при виде мышей, кого-то до икоты доводят насекомые, моя же фобия касалась исключительно ползучих и ядовитых. Именно змеи всегда вводили меня в ступор, заставляя покрываться холодным потом и передергиваться от отвращения. А тут... прямо по мне... живая... Я так и застыла с вытянутой рукой, вытаращенными глазами и раскрытым ртом, не в силах ни звука произнести, ни пошевелиться. Черная гадина - около дюжины сантиметров в длину и толщиной с обувной шнурок - повозилась еще немного и, наконец, выбрала удобное положение, обернувшись вокруг запястья и закусив собственный хвост, тем самым став до неприличия похожей на экзотический браслет.
   Райхарс, вернувшись с "прогулки", застал меня в той же позе, бледную и на грани обморока. Не дождавшись, пока открою на троекратно повторявшийся стук, ворвался разъяренной фурией, снова сломав ручку балконной двери, и злобно уставился на меня, готовый наброситься и растерзать на месте. Я зыркнула на него не менее ласково.
   - Что это?! - мгновенно отмерев, бесцеремонно ткнула дроу под нос чешуйчатое украшение.
   Из эльфа как пар выпустили, гнев ушел за доли мгновений, а глаза полыхнули ярко-оранжевым пламенем, сменив разъяренную алую окраску. На губах расплылась улыбка довольного чеширского кота. Ох, и не понравился мне этот его зловещий оскал! Осторожно коснувшись черных чешуек кончиками пальцев, Райхарс ласково провел вдоль змеиного тельца.
   - Наконецссс-то, - выдохнул он.
   Я опешила, во все глаза глядя на нетипично ведущего себя дроу. Чтобы он с такой нежностью к чему-то относился? Да я, должно быть, сплю или брежу!
   Змейка под пальцами Райхарса заерзала, но хвост из пасти не выпустила. Моргнула, с наслаждением прижмурившись, и неожиданно издала почти кошачье мурчание.
   - Что это? - не отличаясь оригинальностью, повторила я, переводя круглые глаза на странную живность.
   - Стражшшш пррробудилссся, - коротко пояснил пребывающий в хорошем настроении дроу и, оставив меня переваривать заявление, скрылся в кухне, на радостях даже позабыв распорядиться об ужине, как делал обычно. Впрочем, вспомнил уже через минуту, и пришлось идти кормить прожорливого нахлебника, боясь при этом сделать лишнее движение из-за обосновавшейся на руке змеи.
   Я давно уяснила, что расспрашивать о чем-либо голодного эльфа не имеет смысла, так что терпеливо дождалась окончания трапезы и, улучив подходящий момент, приступила к осторожному выпытыванию информации:
   - Страж теперь такой и останется?
   Райхарс, пришедший в еще более благодушное состояние, кривиться и отмалчиваться не стал:
   - Нет.
   Выдохнула с облегчением. Жить постоянно в тесном контакте со змеей - не для моих нервов. Хватит с меня и одного гада. Беловолосого.
   - Он будет рррасссти, - добил этот самый гад.
   Поперхнулась, представив трехметрового удава, обосновавшегося в квартире. Такого точно не переживу!
   - С-сильно? - даже заикаться начала от ошеломительной новости.
   Райхарс пожал плечами.
   Прелестно!
   Если даже сам дроу, сотворивший чешуйчатое безобразие, не знает всех последствий, то я боюсь представить, что меня ожидает.
   Задумчиво уставилась на змею. Неподвижная, с закрытыми глазами, она и в самом деле казалась скорее красиво слепленным украшением, чем живым существом. Если, конечно, не знать, откуда она вылезла и что в пасти у нее натуральные клыки. Кстати о них...
   - Она меня укусила. Почему?
   - Он, - поправил эльф. - Стррражшш сссоответстфует полу хххозссяина.
   Хмыкнула. Да я, в общем-то, и не обольщалась по поводу того, чья на самом деле зверюшка. В конце концов, именно Райхарс породил ее. Точнее его.
   - Так почему он меня укусил?
   - Пррривязсска кррровью, - коротко пояснил дроу.
   Что-то все магические ритуалы у них в том мире на крови завязаны! Небось, эта жизненно важная жидкость на вес золота ценится, не то что у нас - раздолье - бери, сколько влезет. Не удивительно, что Райхарс пожелал задержаться подольше. Как бы совсем на ПМЖ переехать не вздумал!
   - То есть, если бы вместо меня в сумку полез кто-то другой...
   - Нет, - не дал договорить эльф. - Ссстражшшш был нассстрррооен только на тфою ауррру.
   - Зачем же тогда привязка? - удивилась.
   Райхарс посмотрел на меня как на глупого ребенка. Начинает раздражаться. Плохо. Я еще столько вопросов задать не успела!
   - Посссле пррробуждения ссстражшшш должен идентифицсссирровать объект пррривязсски. Крррофь - сссамый эффективный и быссстрррый ссспособ.
   Теперь ясно. Более-менее.
   - Значит, больше кусаться не будет?
   Дроу устало вздохнул, прикрывая глаза, в которых насыщенный оранжевый цвет постепенно обогащался редкими красными вкраплениями.
   - Нет.
   - А он не...
   Договорить не успела.
   - Сстоп! Хватит вопррросссов.
   - Ладно, - покладисто согласилась. По опыту уже знала, что спорить бесполезно, он только сильнее злиться начинает. Лучше переждать какое-то время и позже вернуться к интересующей теме. Тем более, что главное я уже выяснила, а остальное не так срочно. Правда, возобновить расспросы в тот же день не удалось.
   Утро началось непотребно рано. Я даже не сразу поняла, что произошло, когда прямо из привычного кошмарного сна попала в неласковую реальность, встретившую жестким деревянным паркетом. Не дав, как следует проснуться, какая-то недюжинная сила подхватила за шкирку и грубо поставила на ноги. Напротив оказались серьезные глаза дроу мирного желтого цвета.
   - Какого...
   Возмущенную фразу Райхарс на полуслове оборвал коротким отрицательным кивком головы. И я замолчала, со все возрастающим опасением глядя на спокойного, собранного и решительного эльфа. Такой - он пугал сильнее, чем в разъяренно-взъерошенном виде с горящим взором.
   А дальше...
   Дальше начался кошмар уже наяву. До восхода, судя по мимолетному взгляду на будильник, оставалось около часа. За это время я десять раз прокляла тиранию дроу, свое хилое тело и давно забытые уроки физкультуры. Я уже не помню, когда последний раз делала зарядку по утрам, про другие физические нагрузки, далекие приличному офисному планктону, вообще молчу. Не удивительно, что их резкое возобновление, да еще под руководством Райхарса, превратились в настоящий ад. Дроу нещадно гонял по квартире, заставлял разминаться, стоять на голове, тянуться на пределе возможностей и завязываться узлом в причудливых позах по примеру йогов. Вспомнил-таки обещание устроить мне тренировки, данное еще в первый день знакомства! Я теперь тоже освежила память и ужаснулась перспективе искоренения во мне впечатлительности. Он ведь тогда не только силой, а точнее моим бессилием, оказался недоволен...
   Пытка прекратилась, едва за окном обозначился намек на далекий отблеск лучей восходящего солнца. Дроу, бросив меня в позе неудачно приземлившейся ласточки, ни слова не говоря, ушел на балкон и пропал. Только спустя пять минут я осмелилась развязать руки с ногами и, распрямившись с кряхтением древней старушки, выглянуть следом за ним. Улица пустовала, даже дворники еще не вышли на работу, но в редких окнах уже горел свет, знаменуя пробуждение трудового народа. Надеюсь, никому из них не посчастливилось случайно глянуть в окно, став свидетелем эпического выхода дроу. Даже думать не хочу, как это смотрелось со стороны и что за слухи могут родиться от увиденого.
   Вернувшись в комнату, устало плюхнулась на кровать и сразу же вырубилась, чтобы меньше чем через час вынырнуть из забытья под настойчивый писк будильника. Лучше бы не засыпала! С трудом оторвавшись от постели и кое-как разлепив веки, весь оставшийся день чувствовала себя совершенно разбитой. Мышцы противно подергивались и неприятно ныли. Сама не знаю, как заставила себя выйти на работу, причем совершенно напрасно. Невыспавшаяся, еле передвигающаяся и крайне раздраженная, я породила в компании волну новых слухов, касающихся моей личной жизни. Мелькнула мысль взять недельку отгулов за свой счет. Вот только кто бы мне ее дал... Да и малодушные побеги не в моем характере.
   - Красивый браслет, - встретившись в столовой, сразу обратила внимание на мою обновку в виде стража Марго - истинная ценительница украшений и гламура. - Где купила?
   - Подарили, - вздохнула я, опуская взгляд на закрывшего глаза и словно не живого змея, так и не сдвинувшегося с облюбованного запястья. За ночь я немного привыкла к ощущению холодного прикосновения черной гадины, даже осмелела настолько, что утром попыталась отцепить от себя магическую живность, но, сколько бы не тянула, страж не сдвинулся ни на сантиметр, будто его приклеили. В конце концов, обнаглела до такой степени, что примерилась к змеиному тельцу ножом, но оно вдруг издало предупреждающий вопль мартовского кота, тем самым перепугав и вынудив бросить бесплодные потуги избавиться от навязанного "украшения". За что змей, естественно, был со вкусом обложен матными выражениями, а в дополнение к неприличным ругательствам прозван еще и мерзким представителем усатой братии, и в итоге получил закономерную кошачью кличку Барсик.
   - Кто подарил? - тут же заинтересовалась Антонина, только сейчас обращая внимание на "браслет". - Тот твой садюга?
   Я промолчала. Белова теперь только так и называла порожденного коллективной фантазией бойфренда, приписанного мне слухами. На самом деле удивительно точное определение, если отбросить всю романтическую шелуху.
   - На настоящую похожа, - заметила Маргарита, присматриваясь к стражу внимательнее.
   - Ручная работа. Эксклюзив, - отмахнулась я, поспешно пряча предмет обсуждения подальше от любопытных глаз. Не хватало еще, чтобы они заметили что-нибудь не то! Страж ведь и пошевелиться внезапно может.
   - Когда ты нас уже с ним познакомишь? - фыркнула Лиза, в последнее время остро ревнующая любое проявленное ко мне внимание.
   Вскинувшись на голос Морозовой, неожиданно наткнулась на задумчиво прищуренный взгляд Максима, сидевшего за столиком по соседству с ней.
   - Да, познакомила бы, - процедил бывший. - Давно хочется с ним парой слов перемолвиться.
   - Это невозможно, - отрезала я, отвернувшись. Не понравился мне взгляд Макса. Так смотрят, когда замышляют против тебя что-то нехорошее.
   - Ну-ну, - недоверчиво хмыкнул Гордеев. Его тон не понравился мне еще больше. Как бы не полез, дурак, куда не следует... Райхарс же его, попадись он под руку, по стене размажет и не заметит!
   - Не смей, слышишь?! Не лезь в мою жизнь! - раздраженно уставилась в светло-карие глаза бывшего.
   - Так почему невозможно? - насмешливо вклинилась в наше противостояние взглядов Лиза.
   - Потому что его не существует.
   Уже не в первый раз повторяла эти слова, но коллеги упорно отказывались их признавать. Не знаю, с чего они так твердо уверились в существовании загадочного бойфренда, но, сколько бы не доказывала обратное, они только сильнее укреплялись в своем заблуждении. Слухи - страшная вещь.
   - Мы такие наивные, что прямо сразу поверили, - снисходительно улыбнулась Тоня, но тут же смягчилась: - Ладно, не хочешь показывать - не надо. Я бы на твоем месте также сделала.
   На том разговор и замяли. В очередной раз. Только Максим продолжал задумчиво коситься, все больше порождая плохое предчувствие.
   Вечером дроу, как ни в чем не бывало, заставил меня его кормить и гриммировать, игнорируя вопросы про утреннюю выходку, а на следующий день грубое пробуждение повторилось с удручающей точностью. Физические нагрузки по особому методу Райхарса с того злосчастного вторника прочно вписались в мой график. Каждое утро примерно за час до восхода солнца дроу нещадно вытряхивал меня из кровати и начинал отдавать команды подобно вояке на плацу. Неподчинение жестко наказывалось, так что я быстро усвоила простую истину - лучше перетерпеть всего час, чем щеголять новыми синяками. После столь своеобразной зарядки я больше не пыталась досыпать, храбро перебарывая усталость, а в свободное до работы время делала то, чем раньше занималась по вечерам, спрятавшись в комнате от эльфа - исследовала просторы всемирной сети в поисках полезной информации. В конце же дня, приготовив для дроу ужин и наскоро размалевав его гримом, без сил валилась на кровать уже далеко за полночь и тут же отключалась. Естественно, не высыпалась жутко. Организм вообще плохо переносил сильно сместившийся график бодрствования, так что чувствовала я себя отвратительнее некуда. И где польза от райхарсовых тренировок? Зато сны донимать перестали. Вообще. Возможно от усталости, а, может, все дело было в пробудившемся страже.
   В середине недели, возвращаясь в привычном одиночестве с работы, испытала неприятное чувство дежавю. Мне чудилась слежка. Как тогда - с маньяком. Только на сей раз преследовали не шаги, а чей-то навязчивый взгляд в спину. Сколько бы не вертела головой, ничего подозрительного так и не заметила, однако гадливое ощущение не покидало до самого дома. Интуиция еще никогда меня не подводила, поэтому приписывать себе внезапно возникшую паранойю не спешила. Могла бы подумать, что надзирает дроу (с него станется!), если бы не ярко светившее весеннее солнышко. Оставалось надеяться, что неведомый преследователь - не Максим, которому взбрело в голову своими глазами убедиться в наличии соперника. За него я все-таки по-человечески беспокоилась.
   Конец трудовой недели преподнес еще худший сюрприз, чем ее начало. Пятница снова задержала отчетами, так что возвращалась я уже затемно, прикидывая, как бы успеть наскоро убраться, подготавливая квартиру к визиту мамы. Выходило, что придется провести бессонную ночь, чтобы управиться вовремя, но лучше уж так, чем показывать заново разведенный Райхарсом беспорядок.
   Присутствие дома дроу не удивило. Я была готова к тому, что он придет раньше, все же задержалась дольше обычного, и на улице уже вовсю властвовало любимое время суток эльфа. Я готова была даже к неминуемому скандалу, памятуя последнюю райхарсову истерику, когда он единственный раз не застал меня дома по возвращению. Но я не была готова к тому, что еще там обнаружу.
   Уже с порога тусклое сияние из гостиной насторожило. Райхарс не любил свет и зажигал магический огонек исключительно для меня и то только во время готовки и процесса гримировки. Все остальное время эльф предпочитал проводить в кромешной темноте. Так что неяркие отблески сразу вызвали подозрение, однако отчетливо расслышанный голос дроу - его шипение ни с чем не перепутать - успокоил опасения, оставив после себя лишь любопытство, и я рискнула осторожно заглянуть в комнату.
   В гостиной сидели двое. Райхарс вальяжно развалился в кресле, лениво накручивая на когтистый палец одну из двух тонких косичек спускавшихся с виска, и кривился в раздосадованной гримасе. Диван полностью оккупировал незнакомец, чье лицо не позволял разглядеть пляшущий за спиной магический огонек непривычного и неестественного синего цвета. Закинув ногу за ногу и скрестив руки на груди, неизвестный темным пятном заполнял противоположный конец комнаты. С его плеч струился странный черный плащ, расстилаясь по всей поверхности дивана перьевым покрывалом. Что за нелепость - закутываться в перья? Но больше всего меня поразил гибкий львиный хвост, методично постукивающий пушистой кисточкой по подлокотнику.
   При моем появлении оба мужчины повернули головы, сверкнула необычайно насыщенная синева глаз незнакомца, и я провалилась в их затягивающую глубину. Никогда не думала, что бывает такой завораживающий синий-синий, словно бездонный омут, цвет глаз.
   Огонек вдруг метнулся ввысь, озарив всю комнату приглушенным, но достаточным для полного освещения заревом. Гость, чуть подавшись ко мне, что-то произнес на незнакомом языке с шипящим, как у Райхарса, акцентом, и вопросительно обернулся к дроу. Странный плащ при этом, противореча всем законам физики, всколыхнулся и сильнее расползся по поверхности дивана, полностью скрыв его под своей перьевой массой. Райхарс неопределенно отмахнулся и вяло кивнул, а незнакомец вновь вернул свое внимание ко мне, жадно пробежавшись взглядом по фигуре с ног до головы.
   - Я, кажется, не вовремя, - испуганно пискнула и попятилась назад, струхнув под откровенным разглядыванием, в котором отчетливо читался истинно мужской интерес.
   - Ссстоять! - тут же среагировал дроу.
   Застыла, непонимающе уставившись на эльфа. Почему он не дал мне уйти? Я ведь явно лишняя здесь.
   Незнакомец опять о чем-то поинтересовался у Райхарса, тот коротко пояснил, а на очередной вопрос все так же без энтузиазма кивнул. Довольно ухмыльнувшись, гость отвесил собеседнику благодарный шутовской полупоклон и плавно поднялся с ленивой грацией уверенного в себе хищника. Плащ резко взметнулся и брызнул в стороны, обретая очертания громадных крыльев, вмиг заполнивших пространство от стены до стены и скрыв собой полкомнаты. Наверное, так и выглядят настоящие ангелы. Падшие, разумеется. Не только из-за черной раскраски перьев, но и из-за порочности черт. С трепетом вглядываясь в лицо очередного внезапно появившегося в моей жизни сказочного создания, я отметила хищный разлет бровей, широкий слегка вытянутый к краям разрез глаз, тонкий шрам вдоль левой скулы, прямой аристократический нос и резкий подбородок. Густые смоляные волосы, были небрежно забраны в высокий хвост, а по бокам выбивались непокорные вихры, ужасно напоминая прижатые к голове звериные уши, хотя приглядевшись, я поняла, что настоящие органы слуха у незнакомца вполне человеческие и располагаются там, где им и положено быть.
   Пока пялилась на гостя, оказавшегося к тому же неожиданно высоким - едва ли не под два метра ростом, он медленно и как-то крадучись двинулся ко мне. Так пантеры обычно приближаются к своей жертве на охоте. Я, нарушая приказ дроу, отступила на шаг, другой... и внезапно оказалась совсем рядом с крылатым, почти вплотную к нему. Его чувственные губы приоткрылись в предвкушающей улыбке, явив на обозрение заостренные клычки, чуть менее выраженные, чем у Райхарса, но зато поражающие своим количеством - четыре сверху по паре с каждой стороны и два снизу. Такой жути я ни у одного зверя не видела!
   Судорожно сглотнула и совершила грандиозную ошибку, позволив себе заглянуть в синие омуты глаз, мгновенно утонув в их чарующей глубине - попала в плен, пропала и потеряла себя. Ни одной мысли не осталось в пустой голове, тело безвольно расслабилось...
   Так вот ты какой, гипноз!
   Что-то острое кольнуло запястье, уши заложил знакомый вопль недовольного кота, и сковывающие сознание путы мгновенно слетели бесполезной шелухой. Черный ангел отпрянул, удивленно глядя на поднявшего голову стража, угрожающе обнажившего клыки и продолжающего тихо подвывать. Обернулся к невозмутимому Райхарсу и укоризненно покачал головой. Дроу безразлично пожал плечами, не отрываясь от нервного поигрывания с косичкой. Казалось, собственные волосы занимали эльфа куда больше, чем то, что в данный момент его игрушку нагло подчинял своей воли другой мужчина. Ничего не понимаю! Куда делись его агрессивные собственнические замашки?!
   Освободившись от гипнотических чар и впервые мысленно поблагодарив дроу за его "подарок", хотела уже трусливо обратиться в бегство, осознав, что Райхарс не собирается приходить на помощь, но при первом же шаге была проворно ухвачена за свободную от Барсика руку, и в следующую же секунду оказалась поймана в жесткий капкан отнюдь не романтических объятий. Дернулась, однако руки незнакомца только сильнее сжались, до боли сдавив ребра. Мягкие крылья коконом укрыли нас обоих, ногу угрем обвил гибкий хвост. Из таких тисков при всем желании не вырваться.
   Страж возмущенно мявкнул, вытянулся в стремительном прыжке, но вдруг безжизненно обмяк и соскользнул с руки, шлепнувшись на пол. Крылатый бесцеремонно ухватил мой подбородок и задрал вверх. Не желая смотреть в гипнотические очи, чтобы снова не оказаться безвольной куклой, плотно зажмурилась, но почувствовав далеко не ласковое прикосновение к губам, ошеломленно распахнула веки и тут же угодила в плен синего взгляда.
   Поцелуй вряд ли можно было назвать таковым даже формально. Этот неправильный ангел, не прерывая зрительного контакта, будто вытягивал что-то из меня, какую-то эфемерную частичку, которую я, по идее, не должна была ощущать, но почему-то отчетливо чувствовала. Я цеплялась за нее изо всех сил, не желая отдавать что бы то ни было незнакомцу, но борьба оказалась не равной, и вскоре я устало сдалась, позволив невидимой субстанции течь через меня к победителю. Впрочем, продлилось вытягивание энергии не долго. Уже буквально через минуту в глазах потемнело, образ синих очей расплылся, а крылатый внезапно отпустил меня и отступил на шаг, галантно поддержав под локоть, когда я, не сохранив равновесия, покачнулась. Удивительно, но слабость прошла мгновенно. Вырвав руку из пальцев черного ангела, отошла от него подальше, с трудом подавляя неразумную жажду мщения. Хотелось отвесить наглецу пощечину или расцарапать ему морду, но природная рациональность удерживала от опрометчивого шага. В конце концов, Райхарс определенно благоволил гостю, раз позволил ему так со мной обращаться, а с двумя взрослыми мужиками, да еще обладающими неординарными способностями и сверхчеловеческой силищей, мне не тягаться. Если уж даже с одним-то до сих пор ничего сделать не смогла...
   - Ну? - требовательно вопросил дроу, устремляя на крылатого спокойно-желтый взгляд.
   Синеокий открыл рот и попытался что-то сказать, однако сначала у него получилось только невнятное шипение, потом мычание, и только с третьей попытки он выдал фразу на узнаваемом русском языке:
   - Необычшшшная речшшшь. Неприфычшшшно.
   Меня перекосило. Выходит, он так наш язык учил?! Экспресс-метод через поцелуй носителя, умереть не встать! Прямо вирус заразный, а не русская речь! Интересно, а Райхарс таким же образом в моих мозгах в первый день ковырялся?
   - Осссвоишьссся! - отмахнулся эльф. - Я о дррругом. Как тебе?
   Псевдоангел плотоядно облизнулся.
   - Восссхитительно! Чиссстый, почти нетронутый исссточник, - с каждым произнесенным словом речь крылатого очищалась, и произношение становилось четче. - Превосссходный якорь, тебе повезло. Теперь я понимаю, почему ты не возвращаешьссся.
   Я напряглась. Их непонятный разговор мне не то, чтобы не нравился, он откровенно настораживал и пугал.
   - Она всссего-лишь игрррушшка. Есссть и дррругие пррричины. - Райхарс широким жестом обвел пространство вокруг. - Этот миррр впечатляет.
   Правой ноги неожиданно коснулось что-то холодное и медленно обернулось кольцом вокруг лодыжки. Вздрогнула. Знакомое ощущение. Страж очухался.
   - Впечатляет? Тебя? - удивленно поднял брови синеглазый и, посмотрев в темное окно, задумчиво протянул: - Должно быть, дейссствительно что-то ссстоящее.
   Обернулся ко мне, в два шага преодолел разделяющее нас расстояние и вперился оценивающим взглядом. Хотелось провалиться сквозь землю или, в крайнем случае, убежать, но я осталась на месте, гордо задрав подбородок и стараясь скрыть охватившую дрожь. Положение усугубляло еще и то, что под одеждой странным образом взбирался вверх Барсик, стремясь занять прежнее место на руке. Учитывая мою фобию змей... Удерживалась от визга и обморока одним упрямством.
   - Игрушка, говоришшшь? - переспросил черный ангел. - Игрушек не клеймят ссстражами...
   Глянув через плечо на Райхарса, вдруг нагло поинтересовался:
   - Одолжишшшь на ночь?
   Эльф злобно зарычал, сверкнув яростью вмиг поалевших глаз. Умела бы, сама бы также сделала - настолько сильно меня охватил гнев, медленно закипавший в течение всей их беседы. Как только хватало сил сдерживаться от импульсивных действий, ума не приложу! Раньше бы - до встречи с дроу - давно послала обоих в дальние дали по неприличному адресу. Теперь же, чересчур близко познакомившись с методикой воспитания Райхарса, научилась вести себя осмотрительнее.
   - Да ладно, Зверь, успокойссся, я помню, что ты не любишь делитьссся собственноссстью.
   Зверь? Хмыкнула. Райхарсу, определенно, подходит.
   - А я помню, что ты всссегда любил мои игрррушшшки, - не унимался эльф, скаля клыки. - Тррронешшшь ее - пожалеешшшь!
   Незнакомец развеселился.
   - Неужели сссам с ней спишшшь?
   Дроу поморщился так, будто вляпался во что-то дурнопахнущее.
   - Я тебя пррредупррредил, Ворррон, не порррть мне игрррушшшку! - проигнорировав вопрос, прорычал Райхарс.
   Гость передернул плечами, всколыхнув крылья, и буркнул себе под нос:
   - Сссобака на ссене - ни сссебе, ни другим.
   Я расслышала его только потому, что стояла совсем рядом. Дроу, похоже, остался в неведении относительно нелестных слов, либо предпочел не комментировать.
   - Так ты Ворон? - устав чувствовать себя беспардонно обсуждаемой мебелью, рискнула подать голос, уточняя слова эльфа. Надо же мне знать, хотя бы как обращаться к новому иномирному пришельцу.
   - Что? - озадаченно воззрились на меня синие очи. - Ах, это! Всссего-лишь профессссиональная кличка, милая. Мое имя Михельрион. Михельрион дэс'Арая ди'Айри, есссли точнее.
   Преподнесено как благородный титул, даже с легким полупоклоном. Аристократ? Но тогда...
   - Профессиональная кличка? - тупо повторила.
   - Обычное дело для наемников, милая, - подмигнул крылатый.
   Вот как, оказывается вовсе не высокородный, а представитель скользкой профессии. Получается, и Райхарс тоже?.. А гость-то разговорчивее эльфа! По-крайней мере от вопросов не отбивается. Глупо было бы не воспользоваться случаем, однако дроу и тут нашел способ обломать мое любопытство, прогнав на кухню. Михельрион с интересом наблюдал, как Райхарс мной командует, но не вмешивался. Попутно развлекал его монологом, в который тот лишь изредка вставлял скупые реплики. Поскольку разговор большей частью велся на незнакомом языке, я мало что почерпнула из него. В основном только сделала вывод касательно дружеского взаимоотношения сказочной парочки. Они вели себя не просто как старые знакомые, а словно с детства знают и видят друг друга насквозь: жесты, мимика, слова - все подхватывалось и понималось с полувзгляда, движения и фразы одного становились продолжением действий и высказываний другого, кроме того, странные переглядывания навевали подозрения еще и об общей мысленной волне. Поразительная взаимная эмпатия.
   Ужин пришелся крылатому по вкусу, он даже соизволил расщедриться на похвалу и благодарность, чего никогда не делал Райхарс. Оказалось неожиданно приятно. Кстати, ел псевдоангел вдвое меньше дроу, хотя по пропорциям разительно его превосходил как в росте, так и в ширине плеч. На фоне подтянутого, атлетически сложенного, с огромным размахом крыльев Михельриона относительно невысокий жилистый дроу выглядел как юркий шакал в сравнении с вальяжным львом.
   На мое искреннее удивление относительно отказа от добавки, которую я уже привыкла подкладывать эльфу, Ворон со смешком пояснил, что его магия несколько отличается по своей природе от райхарсовой, так что ему нет необходимости столь варварским способом пополнять запас растраченной на межмировой переход энергии, и все, что нужно, он уже взял от меня. Получив такой жуткий ответ, отшатнулась подальше, вызвав еще один смешок крылатого.
   - Не бойссся, в ближайшшшее время мне не понадобитссся твоя энергия, - "успокоил" Михельрион.
   - То есть возможность не исключается? - напряглась, отодвигаясь еще дальше и припоминая неприятные до головокружения ощущения вытягиваемого из меня эфемерного нечто.
   - Есссли Зверь не будет возражать, - покосился на дроу крылатый. Я тоже затравленно зыркнула на Райхарса. Тот невозмутимо вгрызся в жареную курину ножку, по привычке игнорируя внимание к своей персоне.
   Замечательно! По милости остроухого гада, объедающего меня материально, я теперь рискую сама стать пищей для его наглого дружка, который вообще неизвестно насколько заявился в гости. И это накануне завтрашнего визита мамы!
   - Почему ты зовешь его Зверем?
   - Миррроссслафа! - подал, наконец, голос Райхарс, перебивая хотевшего что-то сказать Михельриона.
   Оглянулась и поежилась - алый взгляд не обещал мне ничего хорошего.
   - Брррысссь! - рявкнул эльф.
   Но во мне вдруг взыграл бунтарский дух, усиленно подавляемый последнее время в совместной жизни с истеричным дроу.
   - Не раньше, чем выясню все, что меня интересует! - зло прищурилась на Райхарса.
   Он прищурился в ответ еще злее и, стоит признать, куда эффектнее.
   - Какая прелесссть! - рассмеялся крылатый. - Так она еще даже не прирученная!
   Неожиданно он оказался за моей спиной - я совсем не уловила движения - и обвил руками талию, склоняясь к самому уху и нежно проводя вдоль него носом. На запястье недовольно заворчал страж.
   - Я бы с удовольссствием помог тебе в ее воссспитании, - промурлыкал Михельрион, скользя по моей ноге пушистой кисточкой хвоста.
   Дернулась, вырываясь из наглых лап, но тиски оказались прочными. Что позволяет себе этот лже-ангел?!
   - Оссставь ее, я пррредупрррежшшдал, - меланхолично заметил дроу, и неприятные объятья тут же исчезли. - Миррроссслафа, ты всссе еще здесссь?
   Меня как ветром сдуло. Противоречить на сей раз самоуправству эльфа желания не возникло. Уж лучше агрессивный дроу со своей тиранией, чем его озабоченный друг с замашками энергетического вампира! Интересно, что он вообще за существо такое?
   Пока мужчины секретничали на кухне, я все же занялась уборкой. На генеральную сил не хватило, но по верхам пробежалась. Маман у меня щепетильная в вопросах чистоты, так что я с детства страдаю комплексом предстать неряшливой перед ее строгим взором. Самое забавное в этом то, что самой ей никогда не хватало времени на наведение лоска в доме - за нее все делает наемная горничная, благо средства позволяют - однако от детей она неизменно требовала запредельной опрятности. Кстати, почему еще полюбились визиты в табор - там не надо было соблюдать столь ненавистный кодекс чистоплотности.
   Стрелки часов давно перевалили за полночь, усталость буквально валила с ног, но я могла поздравить себя, если не с идеальной чистотой, то хотя бы со сносным видом жилища, переставшего походить на варварское пристанище. Оставалось наскоро смахнуть пыль, и можно было отправляться на боковую, отложив решение остальных проблем на утро. Вот только эти самые "проблемы" про меня не забыли. Я как раз мысленно порадовалась, что дроу со своим загадочным товарищем, слишком занятые мирной беседой друг с другом, не стали мешать мне приводить квартиру в порядок, как вдруг на плечи легли тяжелые ладони, заставив вздрогнуть.
   - Попаласссь, - игриво шепнул на ухо хрипловатый баритон, и мужские пальцы медленно поползли вдоль низкого декольте. Страж недовольно заворчал.
   Да что ж за постоянные посягательства меня облапать?! Надо срочно пресекать поползновения, пока они не превратились в привычку! Мое итак не безграничное терпение достигло предела, к тому же первый шок от появления очередного иномирца прошел, оставив после себя лишь глухое раздражение.
   - Лапы убери! - процедила сквозь зубы, передергивая плечами в попытке сбросить нахальные конечности.
   Михельрион издал тихий смешок и дразняще прикусил мочку уха. Такой наглости я уже не стерпела. Поддавшись эмоциям, резко согнула руку и ударила локтем назад, однако вместо планируемой встречи с ребрами, сустав оказался надежно зафиксирован в жестком захвате пальцев. Вторую руку, мгновенно последовавшую вслед за неудачливой товаркой, постигла та же участь. Разозлившись сильнее, лягнулась, но и нога, не достигнув цели, угодила в плен, туго обернутая хвостом прямо на весу. В таком положении особо не подергаешься, но я все равно потрепыхалась, не желая легко сдаваться, пока он не прижал меня к себе еще и крыльями.
   - Дерзссская, - довольно хмыкнул. - Люблю таких... укрощать.
   - Зубы обломаешь! - рванулась изо всех сил на свободу. Конечно же, безуспешно.
   Куда запропастился дроу? Почему не приструнит свого дружка? Однако воззвать к его помощи не позволила гордость.
   Ворон издал еще один смешок, и теперь его губы опустились на шею, острые клыки чуть прикусили кожу. Что Райхарс, что его иномирный соотечественник - оба с каким-то вампирскими замашками: один тащится от крови, другой уже к горлу примеривается!
   Он отпустил внезапно, я даже не успела вновь возмутиться. Резко потеряв опору, еле удержалась на ногах, в последний момент погасив инерцию о стену. Стремительно развернулась во взметнувшемся облаке собственных волос, и замерла, невидяще вглядываясь в кромешную темноту, неожиданно воцарившуюся в комнате. В первое мгновение перепугалась, что ослепла, но глаза быстро привыкли к отсутствию освещения. На пороге обрисовался беловолосый силуэт эльфа, его сияющие потусторонней желтизной глаза пристально пробежались по моей фигуре и остановились на Михельрионе, вальяжно прислонившемся плечом к шкафу рядом со мной. Тот ответил невозмутимым синим взором, горящим таким же мистическим блеском. Игра в гляделки продлилась не долго, но очи дроу отчетливо сменили расцветку на раздраженный алый. Так и не сказав ни слова, Райхарс прошествовал к балкону и исчез за дверью. Крылатый последовал за ним.
   - Скатертью дорожка! - не сдержавшись, буркнула ему в спину.
   Он услышал, обернулся и искривил губы в саркастической усмешке.
   - Не волнуйссся, милая, я вернусссь, ты не уссспеешь зассскучать.
   - Думаешь, я тебя впущу? - скрестила руки на груди. Знаю, что нарываюсь, но границ терпения этого мужчины в отличие от райхарсовых я еще не выяснила.
   Бровь Ворона иронично приподнялась.
   - У тебя нет выбора, игрушшшка Зверя.
   - Я не игрушка! - мгновенно взъярилась. Похоже, самоконтроль все-таки полетел к черту, наконец, полностью обнажив бурлящие внутри эмоции.
   - Знаю, - вдруг совершенно искренне и по-доброму улыбнулся крылатый, сбросив маску насмешливого презрения.
   У меня, признаюсь, случился ступор, а Михельрион, окончательно сбивая с толку резкой сменой образа, заговорщически подмигнул и подбодрил:
   - Так докажи это Райхарсссу!
   Не дожидаясь вменяемой реакции, наемник шутливо поклонился и вышел на балкон. Я зачем-то бросилась следом, сама не осознав своего порыва, но успела увидеть только, как он легко вскочил на парапет, расправил огромные крылья и прыгнул. Один взмах, и похожая на ангела фигура темным силуэтом взмыла вверх, стремительно сливаясь с беззвездным небом. "Он улетел, но обещал вернуться". Карлсон недоделанный! Надеюсь, в доме напротив нет любителей подсматривать в чужие окна по ночам.
   Дроу, естественно, и подавно след простыл.
   Рассеянно огляделась. Пустынные улицы, темные провалы окон... Окраины все же совсем не похожи на неспящие центральные улицы, здесь жизнь глубокой ночью замирает.
   Вернулась в квартиру, на автомате доделала уборку и зарылась под одеяло. Думала, что усталость вырубит сразу, но сон не шел. Из головы не лезли слова Михельриона о том, чтобы доказать Райхарсу, что я - не игрушка. Как? Об этом только и мечтала с самой первой встречи! Но, похоже, мне банально не доставало мудрости и силы духа. Вот уже две недели, как мы жили вместе, а мой коварный план по изведению в доме вредителя все никак не сдвигался с мертвой точки даже на стадию зачатков. Более того, я с ужасом осознала, что начинаю подстраиваться под дроу, привыкать к его присутствию как к неизбежному злу. За такой-то короткий срок! А ведь всю жизнь считала себя бунтаркой, даже из-под железной маменькиной руки вырвалась за год до совершеннолетия; гордилась, что не поддалась давлению ни одного из властных родителей. Цыгане со своими паучьими сетями родственных уз - и те нипочем были! Но дроу удивительно легко прописал себя в моей жизни, а я - вот странность! - скриплю зубами, но ничего кардинального не предпринимаю. Вовремя все-таки появился крылатый, его визит, конечно, тоже та еще беда, но он хотя бы встряхнул меня, напомнил, что с неприятностями надо бороться. Возможно, стоило бы попытаться привлечь его в союзники? Михельрион близок Райхарсу - это видно по их поведению, но также я заметила и немалую искру соперничества. Не надо быть гением, чтобы понять, что именно она заставляет Ворона лезть ко мне, провоцируя и дразня эльфа. Хотя я вполне могла ошибаться.
   Помаявшись размышлениями, я все-таки забылась неглубоким тревожным сном, но совсем скоро сквозь дрему почувствовала, как прогнулся матрац, и кто-то нагло растянулся рядом, по-хозяйски обняв меня рукой и подтянув к себе под бок, словно мягкую игрушку. Райхарс хоть и считал себя хозяином, но столь вопиющим образом никогда не поступал, да и накрывшее сверху крыло яснее ясного сказало, кто дерзнул влезть в кровать. Сон слетел мгновенно.
   - Вон из моей постели! - рыкнула, резко брыкнувшись.
   Михельрион охнул, а я возликовала - достала-таки мерзавца! Правда, радовалась не долго, уже в следующее мгновение меня с силой вдавили в подушки, да так, что ни шелохнуться, ни вдохнуть. Страж отреагировал на удивление вяло, лишь коротко мявкнув для острастки.
   - Лежи сссмирно, иначе у меня может возникнуть желание доказать превосссходство мужчины над женщиной древним как мир ссспособом, - предупреждающе сверкнули надо мной синие очи.
   - Тронешь - пожалеешь! - задохнулась от ярости.
   - В уссстах Зверя эта фраза звучит убедительнее, - криво усмехнулся наемник. - В твоих - провоцирует доказать обратное.
   Осеклась, сообразив, что в гневе бросила слово в слово угрозу эльфа. Понятно, что после рычания Райхарса мое прозвучало для Ворона смехотворной пародией. Если уж крылатому даже дроу нипочем... По коже пробежали мурашки страха. В окончательно прояснившуюся от оков сонливости голову пришло четкое осознание того, что я беспомощна перед вторгшимся в постель неправильным ангелом. Если он захочет что-либо сделать со мной, я ничего не смогу ему противопоставить, даже если буду сопротивляться изо всех сил.
   - Пусти! - потребовала, злобно уставившись исподлобья.
   - Не волнуйссся, я не собираюсь тебя насссиловать, это не доставит мне никакого удовольссствия, - хмыкнул он и откатился в сторону, подложив руки под голову и закутавшись в крылья как в кокон. Закрыл глаза.
   - Ты собрался спать здесь? - села в кровати, недоверчиво покосившись на оккупировавшего вторую ее половину Михельриона.
   Синее око чуть приоткрылось и стрельнуло в меня насмешливым взглядом.
   - Есссть другие предложения?
   - Да! Выметайся!
   - Увы, - разочарованно вздохнул он, закрывая глаз обратно. - Мне надо где-то ссспать.
   - Так иди в соседнюю комнату! Там есть свободный диван.
   - Там Зверь, - спокойно возразил Ворон. - Выбирая, с кем делить поссстель, я предпочитаю общессство симпатичной девушки, а не названного брата.
   - Зато симпатичная девушка предпочитает одиночество, а не... - начала было огрызаться, но тут же споткнулась на полуслове, удивленно вскинувшись: - Ты сказал "брата"?
   - Ну да, - плечи под крыльями лениво дернулись в равнодушном пожатии. - Мы сссо Зверем побратимы.
   - Но ты же... не дроу.
   - Ссслава Эору, да! - фыркнул наемник. - Я - грифон.
   - Кто?! - вытаращилась на него.
   За последнее время я перечитала немало мифологии. Конечно, больше внимания уделяла темным эльфам, но помимо информации о них на глаза попадалось и многое другое. Так что о грифонах я имела некоторое представление и знала, что они ничем не походят на людей, а выглядят как крылатые звери с телом льва и головой орла. У Михелриона от мифического образа разве что оперенные крылья, да гибкий хвост с кисточкой.
   Он открыл мерцающие в темноте синие очи, внимательно изучил мое недоверчивое лицо и со вздохом вытащил из-под головы руку, протянув ее вверх. В следующее мгновение я округлившимися глазами наблюдала, как вполне человеческая кисть быстро превращается в орлиную лапу, увенчанную длинными острыми когтями.
   Повернув ко мне голову, он терпеливо повторил:
   - Я - грифон.
   И вдруг моргнул совершенно по-птичьи, нижним веком.
   Судорожно сглотнула, завороженно взирая на лежащее рядом чудовище. Оказаться ночью наедине с таким в одной постели - не для слабонервных. Это в фантастических фильмах интересно смотреть красивые спецэффекты с метаморфозами, а когда наблюдаешь подобное в жизни, становится не до зрелищности. Меня, конечно, неплохо закалил Райхарс, но я все равно оказалась не готова увидеть преображение Михельриона.
   Он тем временем сжал и разжал кисть, после чего вернул ее в нормальное состояние и вновь подложил под голову.
   - У вассс таких нет, как я понял. По крайней мере, Зверь сссказал, что здесссь живут только люди, - пустился в пояснения, хоть я и не просила. - Мы двуипостасны. Одна форма такая, какую ты видишь сейчассс, а другая звериная, но для нее нужно больше пространссства.
   Замолчав, он широко зевнул и повернулся на бок спиной ко мне, укрывшись крылом с головой.
   - Ссспокойной ночи, милая, - глухо послышалось из-под перьев.
   - Спокойной, - эхом отозвалась.
   Потерянно обвела взглядом стены и передернула плечами, представив того огромного монстра, которому в комнате будет тесно. Не хотела бы я его увидеть, даже из любопытства.
   - Что значит "спокойной ночи"?! - встрепенулась, опомнившись, когда взгляд упал на задремавшего наемника. - Я сказала: прочь из моей постели!
   Крыло, служившее ему одеялом, описало дугу в воздухе и припечатало меня к матрацу.
   - Какая же ты шумная, женщщщина, - недовольно проворчал наемник. - Я тебя не трогаю, так не мешай мне ссспать.
   - Найди себе другое место! - возмущенно отпихнула крыло наглеца в сторону. - Я не собираюсь делить с тобой свою кровать!
   - Тебе не нравитссся - ты и найди, - буркнул он и снова зарылся в собственные перья с головой.
   Раздраженно послала его по неприличному адресу, попытавшись столкнуть на пол, на что он снова лишь лениво отмахнулся крылом, чуть не не вышибив из кровати меня. Плюнув на бесплодные потуги избавиться от соседства нахального грифона, свернулась клубочком на своей половине. Лежать было неудобно, и я перевернулась на другую сторону, тут же уткнувшись носом в мягкие перья. Чихнула, ругнулась и отвернулась обратно. Не уютно. Поворочавшись с боку на бок, раздраженно села, злобно покосилась на дрыхнущую как ни в чем не бывало причину своего дискомфорта и спустила ноги с кровати. Какой уж тут теперь сон!
   Подкравшись к двери, заглянула в гостиную. Михельрион сказал, что там обосновался дроу, но я за все время ни разу не видела его спящим. Я вообще сомневалась, что он хоть когда-нибудь отдыхает, поскольку предоставленная в его распоряжение постель никогда не оказывалась смята. Разве что совсем чуть-чуть, словно на нее прилегли буквально минут на пять. Однако Райхарс, действительно, дрых на диване - вытянувшись в струнку на спине у самого края, как неживой. Нормальные люди так не спят... Хотя он ведь и не человек вовсе.
   Позади завозился Ворон, и я оглянулась, привлеченная шумом. Грифон нагло растянулся поперек постели, распластав крылья во всю ширь - так, что они свесились с кровати, укрыв кончиками пол по обе стороны. Замечательно! А мне куда теперь приткнуться?
   - Есссли ты уже пррроснуласссь, тогда начнем тррренировку, - раздалось над ухом.
   Подпрыгнув от неожиданности, развернулась на сто восемьдесят градусов и оказалась лицом к лицу с дроу. Он же спал только что в противоположном конце соседней комнаты!
   Разминка началась со стандартных упражнений. Они давались мне уже намного легче - сказывалась почти неделя ежедневных трудов. До идеала, конечно, еще как пешком до Китая, но хотя бы мышцы перестали болеть от непривычных нагрузок. Так что зря жаловалась, толк от тренировок, определенно, присутствовал, если уж даже спустя совсем небольшой период времени ощущался положительный результат. Мне бы только побольше здорового сна, и, возможно, через пару-тройку месяцев пришла бы в сносную физическую форму, а так от недосыпа все равно каждый день валилась с ног.
   Сегодня Райхарс решил не гонять меня в одиночку, а составить пару, на примере показав некоторые сложные элементы. Я даже втихаря позавидовала его гибкости и восхитилась изящностью движений. Ровно до тех пор, пока мне не прилетело по мозгам за рассеянность и абсолютно бездарное повторение продемонстрированных связок движений, после чего я могла только злобно коситься на "тренера" и молча скрежетать зубами, проклиная требовательность и нечеловеческую ловкость дроу.
   Вопреки обыкновению он не ушел с рассветом. Когда солнечные лучи слабым заревом подсветили линию горизонта, дроу просто плотно задернул шторы, нацепил полюбившиеся темные очки и продолжил отдавать команды.
   - Ты остаешься? - больше перепугалась, чем удивилась я. Ну, почему именно в тот день, когда мама обещала нанести визит?!
   Райхарс подошел к шкафу, где хранились гримерные принадлежности, достал одну из многочисленных баночек и кинул мне. Я поймала, попутно поразившись этому факту. До сих пор со времен ненавистного волейбола на школьных уроках физкультуры всегда шарахалась от летящих предметов.
   - Хочу сссегодня иссспытать массскиррровку, - невозмутимо пояснил эльф, пока я недоуменно разглядывала краску в своих руках.
   - Почему сегодня? - вздернула брови, переводя взгляд на Райхарса.
   - Теперррь меня есссть кому прррикрыть в ссслучае чего. Ворррон - сссильный менталиссст, сссможет отвессти глаза или стеррреть лишшшние мысссли и воссспоминания.
   Но это же практически массовый гипноз получается! Неужели способности Михелриона настолько могущественны? К тому же существуют ведь еще камеры видеонаблюдения, которые не заморочишь ментальным внушением.
   - Куда он с такими крыльями? Его же самого прикрывать надо!
   Дроу презрительно фыркнул.
   - Ему не обязсссательно находитьссся рррядом.
   Гипноз на расстоянии?
   - Но как?
   - Учисссь думать, Миррроссслафа, - раздраженно отмахнулся от расспросов эльф.
   Лимит слов на сегодня, похоже, исчерпан. Он только и делает, что своей неразговорчивостью заставляет меня обо всем гадать саму. Таким образом развивает во мне дедуктивные способности? Если подумать, то по всем его поступкам выходит, что дроу пытается вылепить из меня идеальную слугу - послушную, сильную, сообразительную. Вот только если с физическими параметрами из меня еще может получиться толк, то умнее, чем есть, все равно вряд ли стану. Да и прогибаться у меня совсем нет желания! То, что я из страха пока вынуждена потворствовать его прихотям - всего лишь ширма, за которой зреет бунт.
   Тренировка продлилась в два раза дольше обычного, вновь вымотав до дрожи в ослабевших мышцах. Последовавший за ней душ слегка взбодрил, а сытный завтрак вернул часть затраченных сил, хотя каждая горизонтальная поверхность по-прежнему так и манила прилечь на нее и сомкнуть глаза. Вот только задремать не позволял бдительный Райхарс.
   Над внешностью дроу пришлось изрядно потрудиться. Я уже приобрела некоторые навыки в его преображении, а недавно догадалась использовать в качестве основы под краску еще и силиконовые накладки вкупе с латексной маской, изображающей натуральную человеческую кожу, которыми затарилась в том же магазине с актерскими принадлежностями. Выходило вполне прилично... если, конечно, не приглядываться слишком пристально, все же я не профессиональный гримёр.
   Около десяти утра, когда я наносила финальные штрихи в гриме Райхарса, из спальни выполз Михельрион, зевающий во всю клыкастую пасть и сонно потирающий глаза. Увидев произошедшие с дроу метаморфозы, он изумленно выгнул брови и весело расхохотался. Заканчивать работу с внешним видом эльфа пришлось под колкие подначки Ворона. Естественно, моей задачи это не облегчало, потому что Райхарс то и дело раздраженно дергался и шипел под руку. Исподтишка наблюдая за обоими мужчинами и сравнивая их, я поразилась, насколько же они разные не только внешне, но и по характеру. Как небо и земля, совсем не похожи на братьев. Тем более на названных, ведь побратимами становятся не по крови, а по духу. Что могло так прочно связать двух кардинально отличных друг от друга существ? Загадка.
   Через три четверти часа полностью преображенный и переодетый в рокера дроу попытался сунуться на балкон, но я вовремя оттащила его от двери. Еще не хватало, чтобы он и средь бела дня с шестого этажа выпрыгивал! Райхарс благородный порыв не оценил, удостоив меня хлесткой пощечины, оставившей жгучий след на коже.
   - Думай, прррежде чем сссделать! - рявкнул он, грубо отодвинув меня в сторону, и таки вышел на балкон.
   Сзади за талию обняла рука грифона, притянув к нему, другая отвела мою, прижатую к полыхающей болью щеке.
   - След оссстался, - сочувственно вздохнул он и требовательно вопросил: - Зачем ты влезла?
   Вырвавшись из объятий, зло зыркнула на Михельриона. Он тоже не понимает?!
   - Если люди увидят...
   - Люди увидят человека, ссстоящего на террассссе, не более того, - перебил наемник. - Зверь просссто хотел проверить сссвою реакцию на яркий дневной сссвет.
   Резко выдохнула. Мне следовало догадаться. Дроу не настолько глуп, чтобы действовать необдуманно, он провел в моем мире достаточно времени, чтобы сообразить, насколько прогулка по крышам не соответствует принятому у нас способу перемещения по улицам. А вот мне, наверное, и правда, надо учиться шевелить мозгами.
   Райхарс вернулся через мгновение, яростно прошипел какое-то невнятное ругательство, сорвал с носа очки и раздраженно отбросил их в сторону. С силой потер слезящиеся глаза.
   - Ссслишком ярко? - деловито осведомился Ворон.
   - Демоново сссолнце! - рыкнул дроу. - Пойдем вечеррром.
   Михельрион равнодушно кивнул, а я еще подумала о том, что за две-то недели дроу мог озаботиться испытанием своих глаз и раньше - где-то же пропадал целыми днями! Но прежде, чем с языка сорвался вопрос, по квартире разнеслась трель дверного звонка.
   - Что это? - озадаченно оглянулся по сторонам наемник.
   Дроу, успевший познакомиться со многими прелестями нашей цивилизации, отреагировал иначе.
   - Ты кого-то ждешшшь? - сузились потемневшие до черноты под карими линзами глаза.
   - Маму, - промямлила, чувствуя неотвратимо надвигающуюся катастрофу.
   Я надеялась, что у меня будет больше времени, чтобы ненавязчиво выпроводить иномирцев за порог до ее визита. Да и на краткую заминку после домофонного звонка тоже рассчитывала, но родительница, очевидно, прошла в подъезд с кем-то из жильцов.
   Эльф и грифон переглянулись.
   - Фпуссскай, - милостиво позволил дроу.
   Отрицательно покачала головой. Нет, только не при нем! Не позволю им встретиться. Пусть лучше мама обидится и выскажет мне претензии за то, что не ждала ее как договорились, но я не дам дроу причинить ей вред, а он это сделает, потому что родительница слишком властная, чтобы не спровоцировать агрессию эльфа.
   Звонок повторился.
   - Фпуссскай! - разозлился Райхарс, и сам двинулся к входной двери.
   Перепугавшись, бросилась ему наперерез, загородив собой дорогу.
   - Не трогай ее!
   Дроу смерил меня недовольно-снисходительным взглядом.
   - Она мне не нужшшшна.
   - Значит, не тронешь? - испытующе заглянула во вновь посветлевшие глаза.
   - Зависссит от тебя, Миррроссслафа. Есссли будешшшь хорррошо себя весссти, твоя мать не поссстрррадает.
   - Хорошо - это послушно? - уточнила, припомнив наш первый разговор.
   - Без глупоссстей, - коснулся он моей зудящей щеки и на очередной настойчивый звонок в дверь повелительно кивнул: - Открррывай! Заодно и пррроверим массскиррровку.
   Оглянулась на наблюдающего за нами с усмешкой Михельриона.
   - А как же он?
   Дроу тоже оглянулся. Грифон, перехватив взгляд эльфа, хмыкнул, удивительно компактно сложил за спиной крылья, схватил валяющийся на диване безразмерный плащ Райхарса и плотно закутался в него. Лучше бы спрятался куда, а то все равно слишком уж странное одеяние! Но, увы, не мне диктовать условия, они оба итак пошли на небывалые уступки, чего я никак не ожидала.
   Набрав в грудь побольше воздуха, как перед прыжком в воду, пошла открывать. Как бы мне хотелось верить, что все обойдется!
   На пороге стоял вовсе не тот человек, которого я ожидала увидеть.
   - Господин Северский?
   Поздоровавшись, подозрительный следователь глянул поверх моего плеча, сверкнув стеклами узких очков.
   - Разве я ответила не на все Ваши вопросы? - нахмурилась.
   - Не совсем, - доброжелательно улыбнулся мужчина, но его хищный взгляд, так не вяжущийся с радушием, послал по спине волну холодной дрожи.
   - Извините, я занята и не могу сейчас уделить Вам внимание. Зайдите, пожалуйста, в другое время, - выпалила, попытавшись захлопнуть дверь у него перед носом, но Северский перехватил ее рукой, не позволив спрятаться в квартире.
   - Но тогда я, скорее всего, не встречусь с тем, кто мне действительно нужен, - нагло протиснулся внутрь следователь и перевел пристальный взгляд на Райхарса.
   - Пррропусссти его, - бросил дроу, так же настороженно разглядывая посетителя.
   Отступила в сторону, с радостью переложив на плечи эльфа ответственность за ситуацию, контроль и понимание которой стремительно ускользали от меня. Кстати, грифон неожиданным образом исчез за то время, пока мы со следователем обменивались любезностями на пороге.
   Северский, одарив очередной улыбкой, вновь не коснувшейся черных глаз, безбоязненно приблизился к дроу. Склонил голову к плечу и внимательно всмотрелся в напрягшегося и подобравшегося Райхарса.
   - Нашел, - довольно констатировал следователь, подводя итог осмотру. - От тебя несет чужой кровью, иной.
   Дроу совершенно по-звериному повел носом и скривился как от неприятного запаха.
   - А от тебя трррупным сссмрррадом.
   Мужчина только развел руками, мол, ну извините, такой вот уж я есть. И сходу перешел к цели своего внезапного визита:
   - У меня деловое предложение.
   - Не интеррресссует, - безапелляционно заявил эльф, сложив руки на груди.
   - Зря, - спокойно возразил Северский. - Сначала выслушай условия.
   - Не интеррресссует! - еще категоричнее отрезал дроу.
   Следователь смерил его неприязненным взором и резко развернулся ко мне. Захотелось спрятаться, очень уж неоднозначное впечатление произвел на меня их диалог.
   - Тогда деловое предложение у меня будет к Вам, Мирослава Алексеевна.
   Вот странность, ко мне мужчина обращался исключительно вежливо в то время, как Райхарсу небрежно "тыкал".
   - Какое? - облизала вмиг пересохшие от волнения губы.
   Дроу не вмешался, хотя я ожидала обратного, да и по темным глазам видела, что его не на шутку выводит из себя происходящие. Оставалось только поразиться неожиданной выдержке вечно импульсивного эльфа. Казалось, будто он остерегается странного человека. Уму непостижимо!
   - Видите ли, Мирослава Алексеевна, я - агент ССКА - секретной службы по контролю аномалий.
   Он сделал театральную паузу, дабы я прониклась его статусом. Что тут можно сказать, я оценила сполна! То, чего так боялась и из-за чего не рисковала сдать дроу властям, случилось. Секретные службы, да еще весьма необычного профиля, сами вышли на нас. Что теперь со мной будет?
   - Вы приютили более чем аномальное существо. Это не грех в общем-то. Но гость оказался не просто иным, он - убийца. Надеюсь, Вы понимаете, чем это может грозить?
   - Обвините меня в покрывании преступника или даже в соучастии? - скрестила руки под грудью по примеру дроу.
   - Мог бы, - серьезно кивнул агент. - Но у ССКА другое предложение.
   - Я слушаю.
   - Вас спасло то, что Ваш гость решил поиграть в народного мстителя и убивал только тех, кто сам замарался в крови. Поэтому мы предлагаем сотрудничество.
   - Хотите сказать, что одобряете его зверства? - округлила глаза.
   Бросила беглый взгляд на Райхарса, чтобы проверить реакцию эльфа на нашу беседу с обсуждением его в третьем лице. Дроу, несмотря на все его уверения в незаинтересованности, внимательно прислушивался, холодно сузив глаза.
   - Не мне судить, - пожал плечами Северский. - ССКА предлагает официальное прикрытие взамен на устранение неугодных. Ну, и несанкционированные убийства, естественно, придется прекратить.
   Наемничество, по сути. Причем покрываемое властями. Неплохо.
   Удивительно, как быстро работа по профилю находит профессиональных убийц даже в другом мире. А у нас вот многие простые люди годами безработицей мучаются...
   - Я так понимаю, ССКА нужно, чтобы Райхарс был исполнителем их воли? Но какое отношение это имеет ко мне?
   - Прямое. От Вас, Мирослава Алексеевна, требуется направлять иного.
   Контролировать Райхарса? Бред!
   - Вы шутите?! - искренне поразилась, вытаращившись на агента.
   - Нет, - отрицательно качнул головой тот. - В противном случае ССКА вынуждено будет устранить Вас, как слишком осведомленного свидетеля, и Вашего гостя, как потенциальную угрозу обществу. Так что скажете?
   Снова глянула на дроу. Его губы искривились в вызывающей усмешке. Гадать не надо, он размажет меня по стене, посмей я пойти против его воли. Мало мне было проблем с одним... уже с парой иномирных монстров, так теперь еще попала меж двух огней! Но и выбора-то, похоже, особо нет?
   - У меня есть время подумать?
   Северский снова отрицательно качнул головой.
   Логично. Никто не даст мне фору, чтобы успеть сбежать. Да и куда я денусь? От секретных служб не так просто избавиться.
   - У меня встррречное усссловие, - неожиданно подал голос Райхарс.
   Агент обернулся к нему, удивленно выгнув бровь.
   - Мне нужшшшна лаборрратория в личное рассспоррряжение.
   Теперь уже мои брови поползли вверх. Даже в самой смелой фантазии я не могла представить дроу в белом халате со всяческими колбами и ретортами в руках. Хотя что я знала о нем и его мире? Ничего, по сути.
   - Я передам начальству, - заверил Северский. - Не думаю, что с этим возникнут проблемы.
   Эльф сухо кивнул, а я растерянно хлопала ресницами и не могла никак понять - это они только что вот так походя, всего в паре скупых фраз заключили соглашение? И что самое печальное, я непроизвольно оказалась втянута в опасные игры спецслужб. Райхарс вновь распорядился моей судьбой по своему усмотрению, как бесправной вещью. Все-таки я его до смерти ненавижу! Но хуже всего то, что избавиться от него теперь, когда за каждым шагом станут следить секретные агенты, будет еще сложнее.
   - Я буду вашим связным, - развеял последние сомнения Северский. - И кстати... второй может не прятаться - слишком яркая аура, чтобы ее не заметить.
   Из тени в углу медленно соткалась фигура Михельриона. Где и как он там прятался?! Впрочем, давно пора привыкнуть к мистике и чудесам, которые с появлением дроу прочно прописались в моей жизни.
   - А вот про меня тебе помнить не ссследует, - поджал губы грифон, ловя столь же пристальный взгляд агента.
   Сверкнула синяя вспышка глаз и... Ворон с шипением отшатнулся, болезненно сжимая пальцами виски.
   Северский тряхнул головой, словно отгоняя наваждение. Снял очки и потер переносицу, неприязненно сморщившись.
   - Силен, - констатировал, водружая окуляры на место. - Пожалуй, в ССКА не останутся равнодушны к твоему таланту.
   - Провалисссь ты к тварям Той Стороны, приссслужник сссмерти! - процедил в ответ крылатый.
   "Куда-то в преисподнюю послал, не иначе", - нервно хмыкнула я. Судя по силе Северского, сумевшего без особого напряга противостоять гипнозу Михельриона, возможности которого я успела испытать на себе, там агенту самое место. Да и характеристики, которыми мужчину наградили по очереди дроу и грифон, тоже не внушали оптимизма. Вот уж не думала, что в нашем мире существуют такие люди! Уж на что Богдана - бабушка моя - цыганская ведьма, но я никогда не замечала за ней какие-то из ряда вон выходящие паранормальные способности. Так, ворожила по мелочи: всякие заговоры, ритуалы, гадания, но не более. Зато теперь понятна настороженность Райхарса по отношению к незваному визитеру.
   - Мирослава Алексеевна, - вспомнил про меня Северский, заставив тем самым испуганно вздрогнуть. Вот уж вмешиваться в распри наделенных мистической силой существ мне хотелось в последнюю очередь. - Придется Вам присмотреть и за вторым гостем.
   Нет, ну он точно издевается! Каким образом я смогу это сделать?
   - Вы справитесь, - словно прочитав мысли, уверенно заявил агент.
   Я не ответила, с трудом сдержавшись, чтоб не послать его по примеру Ворона, и только скептически хмыкнула. Справлюсь, как же! Куда мне - простой, не наделенной особыми талантами девушке - против двух одаренных магией и нечеловеческой силой мужчин? Глупость несусветная. Все, на что я могла надеяться - ухитриться спровадить их восвояси без вреда для собственного здоровья, ну или, в крайнем случае, каким-либо подлым и верным способом исподтишка отправить обоих на тот свет. Однако пытаться загнать под каблук тех, кто видит во мне бесправную вещь и по праву чувствует свое превосходство - верное самоубийство. Разве что попросить помощи у самого Северского и таинственной ССКА. Только интуиция подсказывала, что они предоставят не защиту, а станут использовать на полную, навесив обязанностей больше, чем я смогу вынести. Для таких организаций простые люди обычно лишь расходный материал.
   Когда Северский, выдав еще некоторые инструкции, откланялся и собрался уходить, я окликнула его. Почему бы и не понаглеть, если итак поставили в невыносимые условия? Хуже все равно не станет.
   - У меня тоже будет условие.
   Агент вопросительно оглянулся.
   - Любая работа должна быть оплачена. Финансово, - очень непрозрачно намекнула я.
   Мужчина усмехнулся.
   - А Вам недостаточно гарантии свободной жизни?
   - Свободной?! - фыркнула. - В моем доме обосновались два потусторонних существа, за которыми я по Вашим словам должна "присматривать". Это не свобода.
   - Сколько?
   Довольно улыбнулась, хотя и не ожидала столь быстрой капитуляции. Назвала сумму, намеренно завышенную, но агент на удивление не стал торговаться, только кивнул и пообещал поговорить с начальством.
   - А наша оплата? - тут же возник за спиной Михелрион, положив руки на мои плечи. Я даже не стала пытаться их сбросить, слишком заинтересованная поднятой темой, хотя вечное стремление наемника к тактильному контакту порядком раздражало. А еще мне вдруг вспомнилось, что в мифологии грифоны - стражи золота. То-то он так ухватился за разговор о финансах!
   Северский смерил Ворона недовольным взглядом, но растянул губы в своей неизменной вежливой улыбке.
   - Разумеется, каждый заказ будет оплачен соответствующим гонораром.
   Что-то он больно щедрый для того, кто вправе сам диктовать условия. Видимо, ССКА очень уж сильно заинтересовано в сотрудничестве с нами. Наталкивает на нехорошие подозрения...
   На прощание агент сообщил, что сам свяжется с нами, и настоятельно рекомендовал, не делать глупостей всем троим. Ну, я-то, положим, и не собиралась, а вот за дроу и его дружка ручаться не могла.
   Провожая Северского до порога, а в процессе беседы мы умудрились незаметно для меня переместиться аж в гостиную, чуть не споткнулась, когда над самым ухом затрезвонил домофон. На сей раз голос гостьи оказался ожидаем и принадлежал той, чей предполагаемый визит держал в напряжении уже не одни сутки. Мама всегда умела выбрать момент. Писк, возвещающий об открытии подъездной двери, прозвучал для меня похоронной мелодией. Тогда в каком-то отчаянном порыве я метнулась к не успевшему переступить порог агенту и, резко развернув его за руку, с мольбой прошептала в самое ухо так тихо, чтобы никто другой точно не смог услышать:
   - Уведите их сейчас. Пожалуйста!
   Непроницаемо черные глаза под тонкими стеклами очков смерили меня долгим колючим взглядом. Только огромным усилием воли я сдержалась от того, чтобы не поежиться. А еще говорят, что темные глаза - теплые! В бездонных антрацитовых очах Северского на это не было ни намека, только холодный расчет и цинизм. Даже будто бы приклеенная к губам добрейшая улыбка не смягчала жесткого взгляда, а наоборот придавала выражению его лица еще большей жути.
   - Будешь должна, - резко перешел на "ты" мужчина и, высвободившись из моей хватки, вернулся в гостиную.
   - Чуть не забыл, - раздался из комнаты его спокойный вежливый голос. - В качестве жеста доброй воли в надежде на плодотворное сотрудничество у меня для вас есть полезные вещицы, разработанные по последним технологиям нашего мира. Прошу вас следовать за мной, они остались в машине.
   - Так пррринеси их сссюда, - не оценил щедрости Райхарс.
   - Я не собираюсь бегать по лестницам точно ручная собачонка, - невозмутимо возразил агент. - То, что я вам предлагаю, выгодно в первую очередь для вас. Так что либо вы оба спускаетесь вместе со мной, либо наше сотрудничество изначально покажет себя как не оправданное.
   - Я не выйду на сссолнце! - с вызовом прошипел дроу.
   - Не мои проблемы, - жестко отрезал Северский. - Твое право принять или не принять мое предложение, но отказ будет воспринят буквально и повлечет за собой соответствующие последствия. Уверен, что хочешь враждовать с властями нашего мира?
   - Угрррожаешшшь, дерррзссский человечишшшка?! - начал выходить из себя Райхарс, сдабривая речь глухим рычанием. Долго же он продержался, я думала, темпераментный эльф сорвется раньше, все-таки он никак не походил на того, кто легко смиряется с давлением на себя.
   - Предупреждаю, иной, - в голосе агента тоже прорезались угрожающие нотки. Похоже, дроу, наконец, встретил человека, способного дать ему достойный отпор. Бальзам на мою душу! Жаль только, что я не могу пока назвать этого человека союзником, да и его должницей ощущать себя было не очень приятно.
   - Зверь, уссспокойся, - вмешался молчавший до сих пор Михельрион.
   Послышался утробный рык, какая-то возня и шелест крыльев. На несколько мгновений воцарилась тишина, за время которых я успела вспомнить дурную детскую привычку грызть ногти.
   - Отпусссти, Ворррон, я ссспокоен, - намного тише, чем в начале беседы, и уже без откровенно рычащих нот прозвучал голос Райхарса.
   Снова шелест крыльев, и спустя мгновение мимо стремительной тенью скользнул дроу. Тут же вернулся, прижал к стене, вынудив буквально размазаться по холодному бетону, и угрожающе оскалился у самого моего носа.
   - Шшто я говорррил прро глупосссти? - прошипел он.
   Испуганно сглотнула образовавшийся в горле комок страха. Неужели он слышал, как я просила Северского? Быть того не может!
   В этот момент в коридоре появился сам агент. Райхарс злобно зыркнул на него и исчез в подъезде. Мужчина невозмутимо последовал за ним, по-военному отсалютовав мне на прощание. Рядом прислонился к стене Михельрион и иронично оглядел с головы до ног.
   - Ты хотела ссснать, почему я зову его Зверем? - склонился ко мне грифон, даже не пытаясь понижать голос. - Потому что зверь и есссть, со всеми их рефлексами и ссспособностями.
   Он отлепился от стены и шагнул к выходу, добавив на ходу:
   - Слуха это тоже касаетссся.
   Обреченно закрыла глаза и устало откинула голову назад, упершись макушкой в бетон. Они оба слышали, иначе бы грифон не бросил эту фразу. Чувствую, вечер, когда иномирцы вернутся, ждет "веселый". Райхарс ни за что не простит мне, что я позволила себе манипулировать им, пусть и через другого человека.
   Мама в сопровождении отчима появилась спустя минуту после того, как за крылатым закрылась дверь. Наверняка, они столкнулись со всей троицей на лестничной площадке.
   - Похоже, ты не очень-то рада меня видеть, дочь, - хмыкнула родительница, застав меня все в той же позе.
   - Как ты можешь так говорить, мама! - возмутилась я, заставив себя натянуто улыбнуться. Обняла ее, поцеловала в щеку и сдержанно кивнула Анри, получив от него в ответ короткий приветственный взмах рукой.
   - Подозрительные компании у тебя в подъезде ошиваются, - неодобрительно заметила мать, проходя в комнату.
   Точно видела фантастическую троицу! Даже думать не хочу, что бы она сказала, застав их в моей квартире.
   - Здесь тебе не элитный район, - развела я руками, следуя за ней. - У нас всяких можно встретить.
   Даже в собственной квартире, ага.
   - Я предлагала тебе квартиру в нормальном районе, но ты же у меня гордая, маминых денег не берешь!
   Не очень-то помогла мне эта гордость. Фамильная, между прочим. Но зря я, видимо, отказалась тогда, пожелав устраивать свою жизнь сама. Жила бы сейчас где-нибудь в другом месте, может быть и не вляпалась в неприятности с дроу. Хотя что теперь попусту сожалеть? Все сложилось так, как сложилось, и надо уметь принимать любую действительность, а не мечтать о несбыточном. Всегда хорошо там, где нас нет.
   - Меня все устраивает, - вздохнула, выдавая привычную фразу, что и много раз в подобных разговорах.
   Мама подозрительно покосилась на меня, но ничего не сказала. Знала, что спорить со мной в данном вопросе бесполезно. Проходили уже.
   Первое, что бросилось в глаза, когда мы оказались в гостиной - кожаная куртка Райхарса. Я и не заметила, что он выскочил на улицу без нее. Мама тоже обратила внимание на неуместный в моем доме предмет гардероба, подобрала его и придирчиво повертела в руках.
   - Что это? - строго спросила она, прекрасно зная, что я с самого раннего детства предпочитала более женственные вещи.
   - Понимаешь... - начала придумывать на ходу причины неожиданной страсти к рокерскому стилю, но родительница, что-то смекнув, резко зашагала в спальню. Я осеклась и поспешила за ней, но замерла в дверях и прикусила губу, увидев разворошенную постель. Михельрион в отличие от дроу явно любил поворочиться, а заправить кровать ему, конечно, и в голову не пришло, я же совсем забыла про уборку спальни за всеми утренними переживаниями. Мама тем временем, лишь мельком скользнув неодобрительным взглядом по перевороченным простыням, распахнула платяной шкаф. Деловито перебрала пальцами райхарсовы обновки и развернулась ко мне.
   - Ты не рассказывала, что живешь с мужчиной.
   Уж ей ли меня упрекать? Она, между прочим, не самый добродетельный пример для подражания, а дети ведь всегда учатся у своих родителей.
   - Я уже взрослая, мам, - твердо встретила ее властный взгляд. - Имею право на личную жизнь.
   Она приподняла уголки губ и от ее глаз разбежались лапки морщинок. Я так редко видела ее улыбку за всю свою жизнь, что сейчас даже растерялась.
   - Я и не отказываю тебе в этом праве, - легкомысленно отмахнулась она, закрывая дверцу шкафа. - Честно говоря, я боялась, что после Максима ты не оттаешь, уже столько времени прошло с тех пор, как вы расстались. Так что я рада за тебя. Но неужели я не достойна того, чтобы ты представила мне своего молодого человека?
   Человека, безусловно, представлю сразу же. Но не дроу.
   - Как-нибудь потом, мам, ладно? - неуверенно промямлила, отводя взгляд.
   Родительница неопределенно повела плечом и вдруг едко усмехнулась.
   - А я ведь сначала не поверила Лексе!
   - Ты говорила с отцом?! - опешила я.
   Насколько мне было известно, мама всего дважды общалась с ним. В момент моего зачатия и когда воевала за мою независимость от табора.
   - Я говорил с твоим отцом, - напомнил о себе Анри.
   Уже больше похоже на правду. Родительница не стала бы встречаться с бывшим любовником, которого винит в разводе с первым мужем, из-за такой ерунды, как мой новый "ухажер", даже если бы Лекса пришел к ней домой. Не удивительно, что участь пообщаться с моим отцом выпала отчиму. Впрочем, вряд ли их беседа имела для кого-либо из двоих положительные результаты...
   - Весь табор на ушах стоит, - как бы между делом заметил Анри.
   Я только фыркнула. Если бы это было так, они бы уже разбили лагерь под моими окнами, а пока никто даже в гости не заявился.
   - Ты ведь их игнорируешь, - продолжал отчим.
   Ну да, я по прежнему не отвечаю на звонки, а родичи не оставляют попыток мне дозвониться, насилуя телефон ежедневными напоминаниями о себе. Только это все равно до сих пор не сподвигло их явиться собственными персонами, а значит все не так плохо, как говорит Анри.
   - К черту табор! - резко оборвала мама. - Лучше расскажи, дочь, о своем мужчине.
   Был бы он моим... Точнее, - оборвала сама себя, - был бы вообще у меня мужчина, а то только нахлебники объявляться повадились! Тем не менее, я стала рассказывать, безбожно привирая, смешивая в своем описании качества Райхарса, Михельриона и Максима, выдумывая ситуации и события, но ни слова не упоминая о реальном положении дел. Мама подозрительно щурилась, хмыкала и качала головой, но не останавливала меня. Подозреваю, она не поверила ни единому моему слову, однако выпытывать правду не стала. За что я была ей очень благодарна, потому как вмешивать родительницу в свои проблемы с дроу не хотела. Какой бы строгой и холодной мама не была, я любила ее и желала уберечь.
   Мы проболтали до вечера. Я и не подозревала, насколько по ней соскучилась... Все же мама - это мама. Она, конечно, не упустила момента отругать меня за беспорядок и дочернюю неблагодарность, позволившую так надолго забыть про собственную мать, но я впервые за несколько недель, вытрепавших нервы присутствием Райхарса, по-настоящему отдыхала душой, наслаждаясь ощущением вернувшегося детства. Так бывало только с мамой. А я ведь раньше никогда этого не замечала...
   - Чего ты так глупо лыбишься? - фыркнула родительница, подозрительно на меня покосившись.
   - Ничего, - легкомысленно мотнула головой. - Просто радостно.
   - А я давно говорила, что тебе парень нужен, вон как сияешь, - сделала неправильный вывод маман.
   Я кивнула. Зачем разрушать ее заблуждения? Пусть думает, как хочет.
   Они ушли еще до заката. Я конечно, изображая благовоспитанную дочь, предложила им заночевать у меня, хотя прекрасно знала, что оба откажутся. Вечно загруженная работой родительница как всегда запланировала кучу дел, так что просто не имела возможности долго гостить. На то, впрочем, я и рассчитывала. Итак, чем ближе солнце клонилось к горизонту, тем тревожнее мне становилось, ведь Райхарс мог заявиться в любую минуту, а учитывая, в каком настроении дроу покидал дом, страшно представить, что он может сделать, когда вернется. Так что, когда мама с отчимом засобирались уходить, я лишь в душе облегченно вздохнула. Правда, закрыв за их спинами дверь, чуть не разревелась. Хотелось вернуть пусть и не самое счастливое, но, по крайней мере, беззаботное детство, где не было никаких гостей из других миров.
   Ни Райхарс, ни Михельрион в этот день так и не пришли. Я напрасно тряслась оставшийся вечер, пугаясь каждого шороха в ожидании возмездия разъяренного эльфа, и изможденная нервами легла далеко за полночь, проворочавшись в постели едва ли не до утра. За окном уже забрезжила заря, когда меня, наконец, сморил нормальный сон. Впрочем, ненадолго. На одних рефлексах меня буквально снесло с кровати, стоило матрацу рядом прогнуться под весом чужого тела. Даже ощущение дежавю не помогло избавиться от страха в первые мгновения экстремального пробуждения. Подсознательно даже во сне я продолжала ждать и остерегаться мести дроу.
   С кровати на меня воззрились обалдевшие синие очи. Ворон. Облегченно перевела дух, но потом опасливо глянула на дверь гостиной.
   - А... Райхарс...?
   - Нет его, - фыркнул грифон, расслабленно растекаясь по постели. - Занят игрушкой поинтерессснее.
   По спине пробежал холодный озноб. Дроу предупреждал про глупости, он говорил, что если я буду хорошо себя вести, то мама не пострадает. Но я... Я виновата! Нет, только не мама!
   - Кем? - испуганно переспросила, уже готовясь рвать на себе волосы и бежать куда-нибудь в истерике.
   Михельрион издал сдавленный смешок и с кривой улыбкой поправил:
   - Не кем, а чем.
   Чем? Так значит, на сей раз игрушка не живой человек, а вещь. От сердца немного отлегло - наказание дроу откладывается.
   - Если его нет, тогда почему ты здесь?
   Ворон вяло повернул ко мне голову на подушке и озадаченно выгнул бровь.
   - Я не обязан таскатьссся за ним. К тому же я хочу ссспать.
   - Я не о том! Почему ты опять залез в мою кровать, если диван свободен?
   - Присссваивать то, что принадлежит Зверю? Я еще не сссошел с ума.
   И что бы это значило? Михельрион не станет занимать диван, даже если Райхарс отсутствует, только потому, что дроу там иногда спит? Но тогда получается, что и на меня грифон покушаться не будет, поскольку эльф считает меня своей игрушкой, а значит, я могу чувствовать себя в относительной безопасности от посягательств Ворона. Все равно не понимаю! Он же дразнил Райхарса, приставая ко мне на его глазах. Теперь говорит совершенно противоположное. Как же раздражают эти их игры! Что один, что второй - друг друга стоят!
   На мгновение мелькнула мысль самой переместиться на диван, но потом, представив внезапное возвращение дроу, сразу же передумала. А между тем, спать хотелось зверски. Не на полу же стелиться? Хотя как вариант...
   Пока размышляла, мою ногу неожиданно обвил гибкий хвост и дернул к кровати. Не удержав равновесия, повалилась поперек грифона. Он стремительно перевернул меня и прижал крылом к матрасу, вальяжно растянувшись позади.
   - Ссспи. Ничего я тебе не сделаю, - успокоил Михельрион прежде, чем я успела дернуться.
   Ну и ладно! Так, по крайней мере, Райхарс не застанет меня врасплох. Но крылатый не был бы собой, если бы все не испортил:
   - Но если захочешь... - многозначительно шепнул он, понижая голос до интимной хрипотцы, и я почувствовала на своей шее его дыхание.
   Бесит!
   Скрипнув зубами, со всей силы ткнула назад локтем, не особо надеясь на удачу. Конечно же, я не попала, чего и следовало ожидать. Уж не знаю, как он там увернулся.
   Наградой моего негодования послужил его фирменный раздражающий смешок. Издевается, сволочь!
   - Ты, кажется, спать хотел? Вот и спи! - беспомощно рыкнула, получив в ответ еще один смешок. Однако больше ничего провокационного Михельрион делать не стал, и вскоре до меня донеслось его мерное посапывание. Действительно уснул, надо же!
   Было ужасно не комфортно лежать в такой близости от почти незнакомого мужчины, да к тому же еще и не человека. Хоть я и осознавала все плюсы относительной "защищенности" от дроу в таком положении, но все же вскоре не выдержала и попыталась выбраться из-под крыла грифона, однако стало только хуже. Мало того, что крыло напряглось, не выпуская меня из своего плена, так еще и поверх талии опустилась тяжелая рука, а ноги силками опутал хвост. Ворон при этом даже не проснулся. Ну, приплыли! Самое обидное, что я ни пошевелиться, ни разбудить нахала не смогла. Он даже на крик ухом не повел. Или скорее сделал вид. В конце концов, пришлось смириться и закрыть глаза.
   Открыла я их уже во второй половине дня, наконец-то, всласть выспавшаяся. Дроу так и не появлялся, иначе бы он не дал мне столько дрыхнуть. Михельриона рядом не наблюдалось, однако когда я вошла в кухню, то обнаружила его увлеченно роющимся в холодильнике. На плите что-то скворчало и булькало, источая дурманяще-приятные ароматы, от которых рот мгновенно наполнился слюной.
   Застыла в дверях и озадаченно уставилась на сервировку стола, не веря собственным глазам. Грифон решил приготовить для нас завтрак?! Точнее уже обед, судя по стрелкам часов.
   Заметив меня, Ворон вынырнул из недр холодильника и задорно подмигнул.
   - Выссспалась?
   Тупо кивнула, продолжая пялиться на стол.
   - Не стой как ссстолб, садись уже, - усмехнулся крылатый, ловко закрывая дверцу хвостом.
   Послушно плюхнулась на табуретку, переведя ошалелый взгляд на грифона. Может, я все еще сплю?
   - Ты... Что ты делаешь?
   - А разве не видно? - весело сощурился Михельрион, приподнимая крышку сковородки и подцепляя в ней что-то ложкой. - Готовлю.
   - Зачем?
   - Потому что хочу есссть, - покосился он на меня как на идиотку.
   Логично, конечно, но... Я настолько привыкла готовить для Райхарса, что сейчас в пропасть летели все мои предубеждения относительно его друга. Все-таки они совершенно разные! К тому же...
   - Ты же готовишь на нас обоих? - кивнула я на сервированый на двух персон стол.
   - А что такого? - пожал плечами с плотно прижатыми к спине крыльями грифон. - Есссть возражения?
   - Нет, но... - замолчала, так и не найдя аргументов для спора. Почему я должна быть против? Просто как-то непривычно и странно. Кажется, такое называется разрывом шаблона? Вот у меня именно то сейчас в голове и происходило.
   Кулинарные способности Михельриона оказались на высоте, мне до его мастерства было далеко. Даже Барсик оценил, бессовестно своровав с моей тарелки кусок мяса и заглотив его подобно удаву, чем несказанно напугал.
   - Его нужно кормить? - вслух поразилась я, наблюдая, как сильно распухший змей безуспешно пытается завернуться обратно вокруг моей кисти.
   Крылатый задумчиво нахмурил брови, даже прекратив жевать, глубоко погрузившись в размышления.
   - Чессстно говоря, понятия не имею, - признался он спустя минуту. - Но одно могу сссказать точно - твой страж живой. Должно быть, Зверь угробил на него уйму сссил. Это странно...
   - Почему? - тут же уцепилась я за поднятую тему. Райхарса нет, его побратим вполне адекватен и не отказывается отвечать на вопросы - благодать! Нужно непременно извлечь максимум пользы из подвернувшегося случая.
   - Потому что Зверь не из тех, кто заботитссся о других.
   Ну, это я уже поняла и так. Только заботой, по-моему, тут и не пахнет, скорее контролем. О чем и поделилась сомнениями с грифоном. Тот только загадочно улыбнулся и ничего не ответил.
   - Расскажи мне о Райхарсе.
   - Я знал, что ты попроссссишь, - еще шире разулыбался Михельрион во все свои клыки.
   - И? - не выдержала я затянувшейся драматической паузы, воцарившейся после слов Ворона.
   Грифон поставил локти на стол, сцепил пальцы в замок и положил на них голову, эхом отозвавшись:
   - И?
   Я сначала растерялась, а потом поняла. Чертов интриган!
   Зеркально отразила жесты собеседника с упертыми в стол локтями и подбородком поверх сцепленных пальцев, деловито осведомившись:
   - Что же ты хочешь?
   - Ммм, - довольно протянул Михельрион, блаженно прикрывая веки, и стрельнул в меня из-под ресниц таким обжигающим взглядом, что я непроизвольно отшатнулась, покрываясь мурашками. Ну, нет! Такая цена меня не устраивает!
   Услышав смешок, разозлилась. Опять он надо мной смеется!
   - Давай так, - предложил Ворон, лукаво улыбаясь, - один вопроссс - одно желание.
   И почему мне не нравятся его условия?
   - Только если желания не будут нести в себе сексуальных домогательств и вред моему здоровью и жизни в целом.
   - Что же мне тогда загадывать? - обиженно надул губы грифон.
   - Знаешь, - резко встала из-за стола, - пожалуй, я вполне смогу обойтись без биографии Райхарса!
   Уже в дверях меня остановил тихий смех Михельриона.
   - Сссогласен, - выдавил он сквозь приступ веселья, - на твои условия.
   Вернулась на табуретку и вопросительно уставилась на наемника.
   - Тогда рассказывай.
   - Ссспрашивай, - мгновенно посерьезнел он.
   Вот тут я серьезно озадачилась, задумавшись. Не было бы этого глупого условия с желаниями, я бы давно засыпала Ворона вопросами, но, имея ограничения, приходилось тщательно выбирать, о чем спрашивать. К тому же вопрос следовало построить так, чтобы получить на него полный ответ. Сколько в нашем мире сказок про подобное? Стоит ляпнуть неправильные слова, и услышишь размытую фразу, а то и вовсе совсем не то, чего ожидал, при том, что отплатить все равно придется.
   С чего же начать?
   Пожалуй, с появления дроу в моей жизни.
   - Зачем Райхарс пришел в этот мир, и почему именно сюда, ко мне?
   - Это сразу два вопроссса, - иронично выгнул бровь грифон.
   - Это один вопрос, - упрямо поджала губы.
   Крылатый фыркнул и откинулся на спинку стула, смерив меня насмешливым взглядом. Синие очи блеснули вспышкой, как отраженный от поверхности воды солнечный луч.
   - Все равно я смогу ответить только на часть, - нагло ухмыльнулся он, - потому что даже сам Зверь вряд ли понимает, что творитссся у него в голове.
   - И что это значит? - озадачилась.
   - Это значит, что пока я понятия не имею, какого демона Зверь делает в твоем мире. Могу лишь предположить, что его ссснова потянуло по стопам опекуна. Ну, или просто дурной характер взыграл. По правде говоря, меня давно перессстали интересовать причины поведения этого психованного дроу. Потому что более непредсссказуемого и неадекватного существа я нигде и никогда не вссстречал.
   Ворон загадочно усмехнулся и резко подался вперед, оказавшись всего в нескольких сантиметрах от моего лица.
   - Зато я могу сссказать, почему ты.
   - Почему? - в тупом оцепенении повторила я, не в силах оторвать взгляд от пронизывающих очей грифона, буквально утонув в гипнотизирующей синеве.
   - На самом деле, ты и сама уже обо всем догадалась, только боишьссся поверить, не так ли? - от его вкрадчивого голоса кожа мгновенно покрылась мурашками.
   Догадалась... Поверить?
   Бездонная синева так близко, что затмевает собой все вокруг, мешая ясно мыслить.
   Новая вспышка ослепляет, и в то же мгновение в голове возникает калейдоскоп ярких образов.
   Мои воспоминания.
  
   "...Он продолжал невозмутимо и холодно разглядывать меня, не обращая внимания на то, что я очнулась. Я же, как ни старалась, не могла рассмотреть его как следует. Тишина ощутимо затягивалась, нервируя и напрягая. Не в силах выносить неизвестность и сглотнув непонятно откуда взявшийся в горле комок, задала самый важный на тот момент для меня вопрос:
   - Ч-что В-вам нужно?
   Он не спешил с ответом. Однако когда я набралась смелости для повторного вопроса и открыла рот, чтобы задать его, он заговорил сам.
   - Ты, - лаконично сообщил тихий вкрадчивый голос с каким-то звериным, едва заметным шипяще-рычащим акцентом.
   - Что? - переспросила в надежде, что ослышалась.
   - Ты, - спокойно повторил он...".
  
   "...Некоторое время он оценивающе изучал мое лицо, так, словно какой-то товар в магазине. Точно таким же взглядом обычно скользят по витринам, выбирая покупки. Хорошо хоть в зубы не заглянул, а то бы я окончательно почувствовала себя породистой лошадью на торгах.
   - Ссойдешшшь, - наконец, вынес он вердикт, отпуская мой подбородок.
   - Для ч-чего? - тут же испуганно встрепенулась я.
   В ответ он лишь криво ухмыльнулся, показывая в улыбке чуть удлиненные клыки...".
  
   "...Опомниться дроу мне не дал, кинув в руки что-то черное и прямоугольное. Моя сумочка.
   Настороженно покосилась на дроу.
   - Тфоё, - невозмутимо прокомментировал он.
   А в желтых глазах плещется насмешка...
   Зачем-то кивнула, соглашаясь.
   - Спасибо, - неуверенно поблагодарила.
   Теперь насмешка проявилась еще и на его губах в виде кривой ухмылки.
   - Не сса што, - многозначительно и проникновенно протянул он.
   - Почему... - запнулась, не зная, как облечь в вопрос обуревающие меня тревоги, и неопределенно встряхнула сумочкой.
   Дроу, как ни странно, понял. Чуть склонился ко мне, внимательно вглядываясь ярко-алыми глазами.
   - Ссзапомни, Мирроссслафа, я ничшшего не делаю пррроссто так..."
  
   "...Он ворвался разъяренной фурией, снова сломав ручку балконной двери, и злобно уставился на меня, готовый наброситься и растерзать на месте. Я зыркнула на него не менее ласково.
   - Что это?! - мгновенно отмерев, бесцеремонно ткнула дроу под нос чешуйчатое украшение.
   Из эльфа как пар выпустили, гнев ушел за доли мгновений, а глаза полыхнули ярко-оранжевым пламенем, сменив разъяренную алую окраску. На губах расплылась улыбка довольного чеширского кота. Осторожно коснувшись черных чешуек кончиками пальцев, Райхарс ласково провел вдоль змеиного тельца.
   - Наконецссс-то, - выдохнул он.
   Змейка под пальцами Райхарса заерзала, но хвост из пасти не выпустила. Моргнула, с наслаждением прижмурившись, и неожиданно издала почти кошачье мурчание.
   - Что это? - не отличаясь оригинальностью, повторила я, переводя круглые глаза на странную живность.
   - Стражшшш пррробудилссся, - коротко пояснил пребывающий в хорошем настроении дроу..."
  
   "...- Ну? - требовательно вопросил дроу, устремляя на крылатого спокойно-желтый взгляд.
   Тот плотоядно облизнулся.
   - Восссхитительно! Чиссстый, почти нетронутый исссточник. Превосссходный якорь, тебе повезло. Теперь я понимаю, почему ты не возвращаешьссся.
   - Она всссего-лишь игрррушшка. Есссть и дррругие пррричины.
   Синеглазый обернулся ко мне, в два шага преодолел разделяющее нас расстояние и вперился оценивающим взглядом.
   - Игрушка, говоришшшь? Игрушек не клеймят ссстражами...".
  
   Удивленно моргнула, возвращаясь из пугающе-живых мысленных образов, и опустила потрясенный взгляд на Барсика, все еще неуклюже ворочавшегося у меня на запястье.
   "Игрушек не клеймят стражами", а Райхарс по его же словам ничего не делает просто так. Но это не ответ на мой вопрос, вот только...
   - Источник... якорь... - задумчиво пробормотала, пытаясь вникнуть в смысл высказывания грифона, и вздрогнула от внезапного порыва Михельриона.
   - Именно! - воскликнул он и резко протянул руку к моей щеке, медленно проведя вдоль нее всего в нескольких миллиметрах от кожи, не касаясь, но вызывая дрожь в теле обманчивой нежностью жеста. - Знала бы ты, какое иссскушение представляешь из себя! Это пьянящее ощущение чистой сссилы на кончиках пальцев...
   Его рука тем временем сползла по моей шее и замерла напротив груди у бешено бьющегося сердца. Синие глаза подозрительно заблестели, между губ скользнул язык, а кадык нервно дернулся. Такое ощущение, что он сейчас слюну пустит!
   - Есссли бы ты не принадлежала Зверю...
   - Ну, хватит! - резко отстранилась, скрестив руки. - Во-первых, я не вещь, чтобы кому-то принадлежать, а во-вторых, прекрати нести бред!
   - Почему же бред? - усмехнулся крылатый, безвольно уронив тянущуюся ко мне руку на стол. - Ты действительно притягательный исссточник магической энергии. Силы, ни разу не иссспользовавшиеся с рождения, все равно что коллекционное вино, приобретающее с годами все более и более яркие вкусовые качессства.
   До боли прикусила губу. Неужели Богдана была права, и я унаследовала от нее какие-то странные силы?
   - К тому же, - продолжал Ворон, подперев голову другой рукой и смотря на меня странным мечтательным взглядом, - с такой чистой концентрацией силы ты сссияешь словно маяк. Тем более сссреди серости вашего мира, большая часть жителей которого банально лишены магической энергии.
   - Хочешь сказать, Райхарса привлекло это мое "сияние"? - недоверчиво покосилась на грифона.
   - Полагаю, что так, - кивнул он. - Более того, за твою ауру, наполненную такой энергией, легко цеплятьссся, чтобы не быть притянутым обратно в свой мир. Так что ты - наш якорь.
   Выходит, если бы шувани не отказалась меня учить, и я с детства тратила бы на цыганские ритуалы загадочную магическую энергию, о которой говорит Михельрион, то не "сияла" бы так ярко, и, следовательно, Райхарс мог заявиться не ко мне, а к кому-нибудь другому? Подумать только, абсолютно все могло бы сложиться иначе, будь Богдана ко мне благосклонней! С другой стороны, я ведь никогда не верила в магию, да и не чувствую в себе никаких паранормальных сил.
   Зато иномирцы, похоже, отлично чувствуют.
   Что ж, теперь, по крайней мере, стало понятно, зачем я нужна дроу. Только это совсем не успокаивало. Если подумать... Что случится, когда он захочет вернуться домой и перестанет нуждаться в якоре?
   С тревогой уставилась на Ворона. Вряд ли стоит ожидать от них милосердия. Мне, определенно, надо избавиться от них раньше, чем они захотят избавиться от меня. И, кажется, я придумала, как это сделать - надо просто растратить свою энергию, чтобы Райхарса и Михельриона "притянуло в их мир".
   Пожалуй, стоит нанести визит Богдане.
   - Скажи... - начала я и была тут же остановлена.
   - Нет-нет-нет, - запрещающе погрозил пальцем Михельрион. - Один вопроссс - одно желание, помнишь? Моя очередь.
   Уговор есть уговор.
   - Желай, - обреченно вздохнула.
   Грифон оценивающе пробежался по мне взглядом и задумчиво побарабанил пальцами по столу.
   - Массаж, - наконец, решительно выдал он.
   - Что?
   - Массаж, - услужливо повторил. - Хочу, чтобы ты размяла мне плечи.
   - И все? - вырвалось помимо воли. Я-то думала, он до извращений каких додумается, а тут... - Ладно.
   Встала позади Ворона и, положив ему руки на плечи - неплохие такие плечи, стоит признать! - честно стала разминать мышцы. Грифон блаженно прикрыл глаза и улыбнулся, явно наслаждаясь. Максим любил, когда я так делала, поэтому мне частенько приходилось делать ему массаж, так что теперь привычные действия не составляли особого труда. Хотя несколько затрудняли задачу крылья, начинающиеся где-то под лопатками. Руки так и тянулись сами собой их пощупать!
   - Ссспрашивай, - напомнил крылатый спустя какое-то время.
   Увлеклась, надо же!
   - Как получилось так, что вы с Райхарсом стали побратимами? Ты, должно быть, хорошо его знаешь.
   - С детства. Я сбежал из гнезда, когда мне было всссего девять. Моя родина - Грифония - находится на краю материка очень высоко в ссскалах, и желторотому птенцу, каким я был на тот момент, не выжить там одному... Но мне повезло. Более или менее. Спустя несколько дней ссскитаний я наткнулся на живущего в тех горах отшельника. Сссвоеобразная, надо сказать, личность. Шандрагал - так его зовут - стал моим нассставником, но за все прожитые с ним годы я так и не привык к его безумию. Этот старый вампир...
   - Вампир?! - ужаснулась я, перебив Михельриона.
   - Ну да, вампир, - непонимающе покосился из-за плеча Ворон, потом задумчиво прищурился, явно что-то смекнув. - В твоем мире представляют вампиров монссстрами?
   Кивнула. Тут же спохватилась, что грифон не может меня видеть, потому что я стою у него за спиной, и поспешила ответить вслух.
   - Ясссно, - понятливо протянул крылатый. - Не знаю, что навыдумывали здесь люди про вампиров, но у нассс они вполне обычная раса, одна из многих и не самая страшная, хотя и не без грехов, конечно. Но, тем не менее, те же дроу куда более жессстоки и непредсказуемы.
   Меня почему-то передернуло.
   - Так вот, - продолжал грифон, - Шандрагал не мыссслит жизни без исследований. Он изучает все, начиная от пыли под своими сапогами и заканчивая разумными существами.
   Меня снова передернуло, когда я представила себе типичного безумного ученого.
   - Мне повезло не ссстать его подопытным только потому, что тогда, да и сейчас тоже, Шандрагала занимал кое-кто поинтереснее.
   - Райхарс, - догадалась я.
   - Так я со Зверем и познакомился, - не стал отрицать мои выводы наемник. - Признаюсссь, найти с ним общий язык было сложно, но когда есть против кого дружить, поневоле сближаешьссся. К тому же вдалеке от мира, где жили только мы трое... Можно сссказать, мы были обречены стать друзьями. Не счесть случаев, когда я спасал Зверя от причуд Шандрагала, и наоборот. Мы вместе жили, взрослели и учились. Пусссть он мне брат не по крови, но я ценю его больше родных.
   На последнем слове голос Михельриона странно дрогнул, опустившись едва ли не до рыка. Чую, не зря мальцом он сбежал из дома, там, определенно, темная история с семейкой. Но сегодня меня больше интересовали скелеты в шкафу Райхарса.
   Наверное, я слишком сильно погрузилась в свои мысли, потому что очнулась только от ощущения мягких перьев под пальцами. Руки, неконтролируемые сознанием, дотянулись-таки до вожделенного предмета! Грифон дернулся, и по его крыльям прошла волна дрожи, встопорщив перья.
   - Прости! - тут же отдернула самовольничающие конечности.
   - Нет, все в порядке, продолжай, - слишком поспешно остановил Ворон.
   С подозрением покосилась на черноволосый затылок. Жаль, что невозможно увидеть выражение его лица, а то реакция уж больно странная.
   Ну и пес с ним!
   Искушение победило, и я вновь погрузила пальцы в густое оперение. На этот раз Михельрион воспринял прикосновение спокойно, но вот перьевой покров все же слегка приподнялся. Решив игнорировать непонятный рефлекс, и ведомая любопытством, провела пальцами по гладим перьям и зарылась в мягкий пух под ними. Гладить крылья грифона оказалось неожиданно приятно. Я опять увлеклась, потому что спустя какое-то время очнулась второй раз от тихого мурчания. Бросила удивленный взгляд на Барсика, но объевшийся змей мирно спал, не подавая признаков жизни, а вот тело Ворона слабо вибрировало под моими руками.
   Быть того не может!
   Хотя грифон по мифологии - это же наполовину лев...
   Мурчит, угу. Нравится, значит. Так крылья у него что-то вроде чувствительной зоны? Забавно.
   - Так ты говоришь, Шалд... Шанр... этот ваш наставник-вампир проводил исследования на Райхарсе с детства? И в чем же была его цель? Что он с ним сделал? - вернулась к нашему диалогу, перекладывая руки с крыльев обратно на плечи. Хорошего понемножку, тем более что любопытство я удовлетворила, а бесплатное удовольствие ему доставлять вовсе не собиралась.
   - Ммм... - расслабленно протянул наемник и возмущенно, как мне показалось, повел плечами. - А как же мое желание за предыдущий ответ?
   По губам скользнула коварная улыбка. Захотелось немного поозорничать, ведь ощущение власти над мужчиной так пьянит, а он от меня точно ничего такого не ожидает. Склонилась к Михельриону и томно шепнула ему в ухо, почти касаясь губами:
   - Какое?
   Грифон резко выдохнул.
   - Иссскушаешшшь?!
   Вообще-то издеваюсь.
   Спокойно отстранилась и, как ни в чем не бывало, невинно возразила:
   - И в мыслях не было. Так какое?
   - Сссказал бы я тебе, да ты не сссогласишься, - хмыкнул крылатый.
   Догадываюсь, чего ему там возжелалось, но у нас договор без домогательств, так что я могу не волноваться. Надеюсь, ему хватит чести держать слово, несмотря на мои неблагоразумные выходки.
   - Я жду, - поторопила.
   - Экскурсию хочу, - вздохнул он. - Проведи меня по городу, покажи, что здесссь и как.
   - Разве Райхарс не устроил тебе экскурсию? - удивилась. - Ты же ходил с ним куда-то ночами.
   Михелрион обернулся ко мне и загадочно ухмыльнулся.
   - Уссстроил.
   - Тогда чего ты хочешь от меня? - непонимающе нахмурилась.
   - Экскурсию, я же сссказал. Научи меня адаптироватьссся здесь.
   Что ж ему такого дроу показывал и куда водил, если грифон просит меня показать город и жизнь в нем? Хотя я до сих пор не знаю, где ошивается Райхарс. Он по-прежнему частенько возвращается под утро по уши перемазанный в вонючей грязи, будто бы вовсе не по городу бродит, а в болоте купается.
   - Твои крылья надо как-то спрятать, - взглянула на его желание с практической точки зрения.
   - Не вопроссс! - еще шире ухмыльнулся грифон и, легко поднявшись, направился прочь из кухни. Я, само собой, последовала за ним. В коридоре Ворон нагло нырнул в шкаф с верхней одеждой и извлек оттуда не виденную мною ранее большую черную сумку с эмблемой - белый глаз в белом же равностороннем треугольнике на фиолетовом фоне с подписью ССКА.
   - Один из подарков Северского, - бросил Михельрион, извлекая из сумки сверток и разворачивая его. Им оказалось черное длиннополое пальто с нашивкой на нагрудном кармане такой же эмблемы, что и на сумке.
   Компактно обернувшись крыльями, так что они странным образом расположились вокруг всего тела, не стесняя движений рук, словно бы состояли из гораздо большего числа сочлений, нежели у птиц, Ворон надел пальто и, плотно застегнувшись, стал похож на обычного человека, разве что слегка полноватого по сравнению со своим обычным видом. Встретила бы такого на улице, никогда бы и не подумала, что у него под одеждой могут быть громадные крылья.
   - Хорошо, - наконец согласилась, заинтриговано разглядывая грифона, - но не сегодня, у меня еще есть дела.
   Интересно, чем еще его снабдили в ССКА? Сомневаюсь, что только одеждой.
   - Как ссскажешь, - пожал плечами наемник.
   Райхарсу бы такую покладистость.
   - Так как насчет ответа? - напомнила.
   - Ответа? - переспросил наемник и тут же спохватился: - Ах, да! Исследования Шандрагала... хммм...
   Михельрион бросил на меня задумчивый взгляд, затем неспешно снял пальто и, также неторопливо прошествовав в гостиную, вальяжно развалился на диване. Я, естественно, побрела следом и терпеливо уселась рядом, с немым вопросом глядя на собирающегося с мыслями Ворона.
   - В нашем мире очень много рассс, - наконец начал он, когда я уже устала ждать, - не только люди, вампиры, дроу и грифоны. Большинство из них живут каждая в сссвоей стране, но есть и Империя Вольных Княжеств, где собрались почти все предссставители разных рас. Знаешь, почему население там до сих пор не перемешалосссь и сохранило чистоту крови?
   Я не совсем поняла, зачем он начал настолько издалека, но решила поддержать диалог и предположила первое, что пришло в голову:
   - Нет межрасовых браков?
   - Напротив, - усмехнулся грифон. - В Вольных Княжествах они вссстречаются очень часто, не говоря о простых интрижках и случайных связях. Мы все во многом похожи и прекрасно сссовместимы, за редким исключением.
   - Тогда почему нет полукровок? - невольно заинтересовалась.
   - Есссть, - опять опроверг Михельрион. - Но полукровки в нашем мире рождаются почему-то только в союзе с людьми. Только ваша кровь отчего-то порождает гибриды, да и те появляются на сссвет бесплодными, так что полукровок в нашем мире единицы. Кровь остальных рас никогда не сссмешивается, и в браке рождается ребенок с принадлежностью к расе одного из родителей, разве что отдельными внешними чертами он может походить на второго. Не знаю, почему так происссходит. Вероятно, такова воля богов.
   - И зачем ты мне это рассказываешь? - все же не выдержала я. День, в конце концов, не резиновый, да и Райхарс может в любое время вернуться, а он тут сказочки рассказывает вместо того, что меня действительно интересует.
   - А ты предссставь, какая плодотворная почва для исследования! - подался в мою сторону Ворон с фанатичным блеском глаз.
   Я в испуге отпрянула, вызвав тем самым смешок грифона. Вот же с... скоморох нашелся!
   - Шандрагала всегда больше всего интересссовали законы мироздания. Для него истинное удовольствие докопаться до сссути, выяснить, почему происходит так, а не иначе. Поэтому он не мог обойти стороной такую интересссную тему, как кровосмешение.
   - Ну а Райхарс-то тут причем?
   Михельрион сверкнул синевой глаз и спокойно припечатал:
   - При том, что его мать - оборотень.
   Моргнула. Второй раз. Третий.
   Так вот о каком наследстве матери он говорил, когда повел себя неадекватно в полнолуние!
   Никогда бы не подумала.
   - Зверь не любит рассспространяться о своем прошлом, так что я знаю о нем не так уж много. Он родился в Лугарре - в одном из Вольных Княжеств, где живут преимущественно оборотни. Видимо, мамаша погуляла с заезжим дроу, которые, кссстати, не так уж часто покидают свое изолированное от внешнего мира королевство, а потом, чтобы ссскрыть позор, подкинула новорожденного в сиротский приют. Оборотни жессстоки к изгоям, а принимать в стаю дроу никто бы никогда не стал - это выше их расссового мировоззрения. Так что детссство у Зверя было не самым радужным, и может, ему даже повезло, что однажды в поисссках подходящего объекта для исследований в тот приют наведался Шандрагал. Он стал опекуном Зверя - в приюте с радоссстью сбагрили ненужного дроу первому попавшемуся желающему, даже не поинтересовавшисссь судьбой ребенка. С тех пор вссся его жизнь была направлена на пробуждение крови оборотня. Шандрагал сссчитает, что в Звере она есть, так же как и в других детях разнорасовых родителей присутствует кровь обоих, просто она подавлена доминантной. Опекуну не дают покоя гибриды от людей. Он думает, что ваша - людссская - кровь подобна вирусу, видоизменяющему состав той, с которой входит в контакт, и он хочет выявить и сссделать из крови оборотня в Звере такой же вирус.
   Жуть какая. Точно сумасшедший ученый!
   - Не безуссспешно, надо признать, - заметил после некоторой паузы грифон. - Ты уже видела его когти?
   Поежилась. Один раз, но забыть уже не смогу.
   - Такое нехарактерно для дроу. И меняющийся цвет его глаз, и клыки, и рык тоже. Всссе это - результат исследований Шандрагала.
   Ничего удивительного, что после всего пережитого Райхарс вырос озлобленным и агрессивным. Теперь мне его даже немного жаль. Совсем чуть-чуть. Потому что никакое прошлое не дает ему право обращаться со мной как с вещью! Я не настолько благородна и милосердна, чтобы прощать подобное только из-за того, что моего обидчика тоже когда-то обижали.
   - Хммм... - задумалась, - а он случайно... ну... в зверюшку какую... не превращается?
   - Пока нет, - рассмеялся Михельрион и зловеще ухмыльнулся, придвинув меня крылом, - в отличие от меня.
   Я тут же вспомнила, с кем говорю, и как ошпаренная подскочила с дивана, вырвавшись из легко отпустивших меня объятий и породив новую волну хохота грифона. И почему ему так нравится меня дразнить? Нашел, понимаешь ли, клоуна!
   - Рада, что у тебя хорошее настроение! - раздраженно фыркнула и развернулась к выходу. Хватит с меня общения по душам с чудовищами о чудовищах.
   - Ты ничего не забыла? - остановил меня в дверях насмешливый голос Ворона.
   Вопросительно оглянулась и тут же вспомнила. Ну да, точно, договор.
   - И чего же ты хочешь? - кисло поинтересовалась.
   - Нууууу, - многозначительно протянул наемник, - поссскольку я рассказал тебе больше, чем ты спросила, то и желание будет серьезнее, чем договаривались.
   - Разбежался! - воинственно ощерилась. - С чего бы? Что еще за новые условия такие?!
   Михельрион склонил голову к плечу и по-птичьи моргнул.
   - Разве не сссправедливо?
   - Нет!
   - Упряааамая, - с какой-то странной нежностью протянул грифон и, поднявшись одним слитным движением с тихим шорохом крыльев, двинулся ко мне плавной по-звериному хищной походкой.
   - Немного, - согласно хмыкнула, пугливо отступая назад.
   Все-таки у них с Райхарсом есть похожие привычки. Тот тоже любитель загонять меня в угол.
   - А знаешшшь, что такое поведение провоцирует мужчин на завоевание? - вкрадчивый, на грани мурчания голос.
   - Буду знать, - напряглась, когда он приблизился на расстояние вытянутой руки.
   Я уже готова была отбиваться, но Ворон вдруг остановился с печальным вздохом.
   - Ладно, оссставлю пока желание за собой. Помни, что ты моя должница.
   И подмигнув, резко развернулся, возвращаясь обратно на диван.
   Подозрительно прищурилась ему в спину. Не нравятся мне такие долги, но они почему-то последнее время начинают расти в геометрической прогрессии. Да и неопределенность условий тоже не радовала, мы ведь так и не выяснили границ оставленного на потом желания, однако возвращаться к теме больше не хотелось. По правде, я опасалась реакции Михельриона на уточнение, так что подумаю об этом позже.
   Скосила взгляд на часы. Время идет, выходной убывает, а у меня еще на повестке дня деловой визит к Богдане.
   Во дворе в погожий, уже по-летнему теплый весенний вечер вовсю кипела жизнь. На лавочке гордо восседали бабульки, перемывая косточки мимопроходящих жильцов и героев мыльных опер, по детской площадке с криками носилась ребятня под зоркими взглядами родителей, а по дорожкам неспешно прогуливались мамаши с колясками. Все как обычно. Почти. Настораживал только подозрительный субъект, припарковавший черный спортивный мотоцикл напротив подъезда. Казалось бы, что в этом странного? Мотоциклисты давно, едва сошел снег, уже выгнали своих железных коней из гаражей на городские дороги. Да и в нашем дворе я знала как минимум двоих поклонников двухколесного транспорта, к которым частенько прикатывали товарищи-байкеры. Однако этот субъект буквально излучал враждебную ауру, заставляющую, в общем-то, немаленькое число обитателей двора держаться на почтительном расстоянии. К тому же я впервые видела его здесь и, судя по замкнутому и отчужденному настрою, он явно не в гости заскочил. Подогревал паранойю еще и тот факт, что, стоило мне выйти из подъезда, как мотоциклист тут же повернул голову в мою сторону, а потом долго провожал взглядом. Нет, сам взгляд я, конечно, не видела за зеркальной тонировкой антрацитово-черного шлема, но отчетливо уловила боковым зрением, как его голова поворачивается вслед. И зуд такой ощущался между лопаток, будто он буравил мне спину далеким от дружелюбия взглядом.
   Только заскочив в маршрутку, перевела дух и передернула плечами, сбрасывая настойчивое ощущение слежки. ССКА что ли наблюдение установили?
   Маршрутка довезла до окраин города и полупустая покатила дальше, а мне пришлось еще полчаса шлепать по заросшей проселочной дороге до табора. Впрочем, табором-то это место звалось только по привычке. На самом деле все цыганское семейство давно осело в небольшой деревушке и вело вполне обычную сельскохозяйственную жизнь. Единственное, что отличало цыганское поселение от обычного населенного пункта - жители. Ни одного постороннего на все пятнадцать дворов.
   Знакомый, даже в чем-то родной двор встретил свежевыкрашенной деревянной калиткой и небольшим ухоженным двориком за ней, посреди которого увлеченно ковырялась в грядках женщина. Заметив меня, она мгновенно распрямилась и подбоченилась, смерив грозным прищуренным взглядом.
   - Явилась, бесстыдница, - презрительно хмыкнула она.
   - Я тоже рада тебя видеть, Зара, - саркастично ответила на приветствие.
   Мачеха хоть и приняла меня в семью, потому как деваться некуда было, но всегда недолюбливала. Я для нее как красная тряпка для быка - вечное напоминание о любви ее мужа к другой женщине. Лекса не скрывал своего отношения к моей матери, а на Заре женился лишь по настоянию родни, так что семейного счастья в их союзе было мало. С чисто женской стороны я понимала мачеху и даже сочувствовала, но простить ее стервозное отношение не могу до сих пор.
   - И как только совести хватило на глаза-то показаться? - продолжала изливать желчь Зара. - То скрывалась и на звонки не отвечала, а тут, глядите-ка, пришла как ни в чем не бывало! И не стыдно?
   - За что? - состроила невозмутимую мину, проходя мимо.
   - За позор свой, - скривилась мачеха, отряхивая руки от земли и вышагивая за мной следом. Хорошо хоть совести хватило не загораживать дорогу. Впрочем, она всегда так: громко возмущается, но на деле не трогает.
   - Не понимаю, о чем ты.
   - О бесстыднике твоем, которого ты ночами в своей квартире привечаешь.
   Чуть не ляпнула "о котором?", но вовремя прикусила язык. Они ж не знают, что в моем доме теперь двое посторонних мужчин живут. Надеюсь, и не узнают.
   Развернулась к Заре и смерила ее холодным взглядом. Честно сказать, раньше я ее даже побаивалась. Теперь вот смотрю на эту пожилую черноволосую женщину со злым прищуром и презрительными складками у губ и не понимаю своих детских страхов. После общения с Райхарсом она кажется безобидной брехливой шавкой.
   - Богдана дома? - резко перевела тему, показывая, что о всякого рода бесстыдствах и позорах говорить не намерена.
   Мачеха не растерялась, криво усмехнулась и окатила еще большей волной презрения.
   - Значит, не отца навестить пришла, а к шувани прискакала? Что ж так? Или бесстыдник твой наградил чем? Болезнью там? Ребенком?
   Наградил, ага. Проблемами.
   Поморщилась. Вот что она за женщина такая, а? Нет бы, по-человечески встретить, а уж потом свое недовольство изливать.
   - Зара, нет у меня никакого бесстыдника, - четко, почти по слогам произнесла, уверенно глядя в глаза женщине. Может хоть так дойдет.
   - Неужели? А Шанита другое говорила.
   - Она неправильно поняла.
   Мачеха отступать явно не собиралась, но меня спасла та, что и была повинна в неприятном допросе. С громким радостным визгом на шее повисла Шани, щебеча что-то о том, что очень скучала. Как же, скучала! И дураку ясно, что сестренка просто разрывается от любопытства, а интересует ее все та же тема, что и ее мамочку. Разница лишь в том, что Зару от отвращения выворачивает, а Шаните подробности покоя не дают.
   - Отойди от нее, - приказала мачеха и плеснула ядом: - Испачкаешься.
   - Это чем же? - удивленно округлила глазки сестра.
   - Позором. Отойди, говорю!
   - Но мама!
   И они сцепились языками. Я же, благодарная сестренке за то, что перетянула огонь на себя, под шумок отступила к дому.
   Дом, к слову, представлял собой двухэтажную кирпичную постройку с маленьким крыльцом, которое украшали большие вазоны с еще нераспустившимися петуниями и большое кресло-качалка. Кресло стояло там сколько себя помню, и в нем часами любил просиживать дед. Пока жив был.
   Сам по себе домик был небольшим, строился усилиями семьи, и как следствие кладка кирпича выглядела неровно, что, впрочем, придавало постройке даже некоего уюта и оригинальности. Одну стену до самой крыши увивал дикий виноград, другая примыкала к длинному ряду сараев с домашней скотиной, включающей в себя кур, корову и несколько лошадей. Ну да, какие же уважающие себя цыгане без коней?
   Три скрипящих ступеньки на крыльцо отдались в груди нелепой ностальгией. Сколько их не меняли, они все равно быстро начинали поскрипывать - слишком часто и много ног топтало их за день. Однако на ступеньках приятные впечатления кончились, едва начавшись.
   Мало мне было встречи с мачехой, так еще в дверях дома угораздило столкнуться со второй сводной сестрой. Рада была старше Шаниты всего на год, но уже давно обзавелась собственной семьей, в которой подрастала очаровательная малышка - моя племянница Вита. Я обожала девчушку, но вот ее мамочка изрядно выбешивала, так что виделась с племяшкой редко. Рада и внешностью и по характеру пошла в Зару. Будто клонировали, честное слово. Единственное отличие - возраст, но подозреваю, что в молодости мачеха выглядела в точности, как ее дочь сейчас. В общем, отношения с Радой у меня тоже не складывались. Более того, она ревновала внимание отца ко мне даже больше, чем ее мамаша. В детстве, пока я "гостила" в таборе, мы с Радой даже дрались, причем похлеще мальчишек, после чего обе щеголяли царапинами и синяками.
   - Явилась, бесстыдница, - фыркнула сестра.
   Дежавю.
   - И тебе привет, - кисло отозвалась я.
   Если каждый из семейки будет встречать теми же словами, я сбегу раньше, чем дойду до Богданы.
   - А где же хахаль твой? - надменно вздернула брови Рада. Вся из себя такая осуждающая, добродетельная, и стоит так неудобно в дверях - не обойти.
   - В твоем воображении, - нелюбезно рявкнула я. - Пройти дай!
   Нет, я, конечно, понимала, что прием будет, мягко говоря, не ласковый, но злость и досада все равно взяли свое. Ну, почему бы мне не встретить дядю Цезара или его жену тетю Сабину, которые всегда поддерживали меня, вместо ненавидящих Зары и Рады? Хотя интуиция подсказывала, что и остальные члены семьи отнесутся холодно. Цыгане, несмотря на все предрассудки о них, весьма моральные люди и разврата не терпят. Даже думать не хочу, какие слухи обо мне расползлись по табору и кем меня теперь считают.
   К счастью в коридорах по пути в комнату Богданы больше ни с кем не пересеклась, что весьма удивительно, учитывая плотность населения на один слишком тесный для всего семейства дом. В обшарпанную дверь бабушкиного обиталища стучалась с замиранием сердца. Во-первых, молилась, чтобы она оказалась у себя, иначе бы мне пришлось возвращаться в нелюбезную компанию родственничков для выяснения местоположения шувани и выслушивать все то обвинительное мозгополоскание, которое каждый из них посчитал бы своим долгом на меня обрушить. Во-вторых, мерзкая старушка вызывала во мне лишь неприязнь с самых младых лет да и, что уж греха таить, опасения, только увеличившиеся с тех пор, как я узнала, что магия по-настоящему существует, а ведовские способности бабули, скорее всего, не шарлатанство.
   Услышав старческий голос, дозволяющий войти, облегченно выдохнула и подобралась, открывая дверь и переступая порог. Комната Богданы представляла собой натуральное логово ведьмы, каким его обычно рисуют сказки и средневековые романы: под потолком развешаны высушенные пучки трав, на стеллажах пылятся несколько фолиантов со странной символикой, хотя сама бабушка никогда не отличалась особой грамотностью, повсюду расставлены свечи и вся та эзотерическая атрибутика, какой принято впечатлять клиентов, а на столе, за которым шувани расположилась, раскидан замысловатый пасьянс из красочных потертых карт.
   - Я все думала, когда же ты придешь? - склонила голову к плечу Богдана, искоса наблюдая за моими нерешительными шагами.
   А я уже приготовилась к стандартному приветствию про явление и бесстыдниц! Прямо-таки удивила, старушка.
   - Что, даже мораль читать не будете? - притворно округлила глаза, приземляясь на стул напротив седой сморщенной женщины в традиционном цветастом наряде. К ней, в отличие от остальных родственников, я всегда обращалась исключительно на "Вы" и никак иначе, даже на словах выстраивая между нами холодную стену отчуждения.
   Она хмыкнула и легким движением костлявой руки под перезвон монистовых браслетов перетасовала карты на столе. Внимательно всмотрелась выцветшими от старости глазами в получившийся расклад и хмыкнула еще раз. Я тоже на всякий случай окинула взглядом беспорядочно разбросанные картинки, но, как и следовало ожидать, ничего не поняла. Я знала лишь самые простенькие расклады, и то в том не было заслуги шувани. Она никогда не хотела и не учила меня, я все познавала сама. А много ли освоишь в таком своеобразном и тонком искусстве без помощи знающего наставника?
   - Ты ведь пришла не за моими нравоучениями, - мудро рассудила бабушка.
   Всегда бы такой проницательной была! Хотя, может быть, проблема как раз в том, что она многое предвидела, поэтому и не захотела со мной сближаться? Теперь я уже ни в чем не уверена.
   - Вы правы, - не стала отпираться. - Мне нужны знания.
   - Вот как? - удивленно приподняла седые брови Богдана, не отрываясь от изучения расклада, но поджатые губы с головой выдали ее настороженность. - И какого рода знания тебя интересуют?
   Я нервно потерла родинку на правой кисти. Ту самую, что вроде как стигмат одаренности колдовскими силами. Наверное, стоило как-то подготовить бабушку, зайти издалека, но я не умею ходить вокруг да около, поэтому выпалила сразу:
   - Научите меня колдовству!
   Глаза шувани зло сверкнули, почти как у Райхарса, только алого блеска не хватает. Но вопреки ожиданиям взрыва не последовало. Богдана помолчала пару минут, пристально всматриваясь в меня, как в карточный расклад на столе несколько мгновений назад. Потом потребовала:
   - Дай руку!
   Не без колебаний протянула левую руку. То, что гадают именно по ней, знала и очень радовалась, что своим пристанищем Барсик выбрал правую, потому что показывать змея шувани совершенно не хотелось. Кисть мгновенно оказалась зажата в костлявых пальцах, после чего мою ладонь разжали и поднесли к подслеповатым выцветшим глазам почти вплотную. Не понимаю зачем. Ведь все равно ничего нового не увидит.
   Я ошиблась.
   Уже в следующую секунду Богдана отшатнулась как от чумной, мнительно вытерла руки о подол широкой цветастой юбки. В ее глазах плескался неподдельный ужас и самая настоящая паника.
   - Убирайся! - взвизгнула старушка. Откуда только сила в легких взялась? Чуть не оглушила.
   - Что? Почему? - растерялась.
   - Зачем ты привела его сюда?! - в панике тряслась шувани, отступая еще на шаг.
   - Кого? - спросила, а сама уже начала догадываться, о ком речь. Вот только как Богдана узнала? По ладони-то?
   - Убирайся! И не смей больше приходить! - бабушка указала крючковатым пальцем на дверь, за которой уже слышались взволнованные голоса. Должно быть, родственнички набежали, озадаченные криками шувани. Старушка ведь никогда не отличалась буйным нравом.
   - Почему Вы прогоняете меня? - разозлилась. - Я пришла за помощью!
   - Ты привела беду в семью, а теперь просишь помощи? - несмотря на страх, глаза бабули недобро сощурились. - Ты подвергаешь опасности всех нас!
   - Значит, не поможете? - тоже сощурилась я.
   - Прочь! Вон отсюда! - вместо ответа повторила Богдана.
   Досадливо поморщилась. На что я, собственно, рассчитывала, приходя сюда? Шувани заботится о таборе, а я, по сути, никогда не была его частью. По крайней мере, не для бабушки. Она изначально открестилась от меня. Так было проще избежать беды, которую я рано или поздно притянула бы своей магической энергией.
   Проклятье!
   Резко развернувшись на каблуках, исполнила жгучее желание бабушки, навсегда покидая этот дом. Ноги моей здесь больше не будет! В дверях столкнулась с обеспокоенной Зарой, попытавшейся было перехватить меня, но я лишь грубо оттолкнула мачеху, стремительно пролетая мимо. В памяти яркой вспышкой отпечаталось насмешливо-удовлетворенное лицо сводной сестры Рады и громкий истеричный выкрик Богданы: "Больше не пускайте ее на порог! И чтоб никто - слышите, никто! - не смел и близко к ней подходить!"
   Навестила родню, называется.
   Плевать!
   Пусть катятся ко всем чертям целым табором вместе со своей шувани!
   С Райхарсом я как-нибудь сама разберусь. Надеюсь.
   Ничего не различая от застилающей глаза злости и сломя голову пролетая по тропинке, ведущей от дома к калитке, со всего размаху налетела на кого-то и тут же оказалась в кольце чужих сильных рук.
   - Ты куда так торопишься? - удивился знакомый голос.
   Подняла взгляд от груди в темной рубашке, в которую так неосмотрительно врезалась, и встретилась с удивленными и чуточку обвиняющими черными глазами отца.
   - У Богданы спроси! - прорычала и попыталась вырваться, но не тут-то было. Папа у меня сильный, каким и положено быть человеку, ежедневно занимающемуся тяжелым сельским трудом.
   - Не истери, - невозмутимо упрекнул Лекса, смотря таким добрым, таким любящим взглядом, что я действительно успокоилась. Даже стыдно стало. Отец относился ко мне мягче и снисходительнее, чем к законным дочерям, прощал слишком много слабостей и капризов. Что, кстати, давало еще больше поводов Раде меня ненавидеть. Когда я спрашивала, почему он так ко мне относится, папа грустно улыбался и говорил, что меня родила любимая женщина. Вот так. А мама напрочь вычеркнула его из своей жизни и даже слышать о нем ничего не желала, запрещая любое упоминание отца в ее присутствии.
   - Так что случилось? - требовательно вопросил отец.
   - Шувани меня выгнала, - пожала плечами, отворачиваясь. - Навсегда.
   - Не впервой, - по-доброму усмехнулся Лекса. - Что ты теперь натворила?
   - Я?! - даже задохнулась от возмущения. Впрочем, сразу сникла. - На этот раз все серьезно. Тебе нельзя со мной видеться. Никому нельзя.
   Как бы больно не было, но бабушка права. Я лишь подвергаю их всех ненужной опасности, и сейчас, наслаждаясь теплом родительских объятий, поняла это как нельзя острее. Не хочу, чтобы Райхарс навредил отцу. Или Шаните. Да вообще кому бы то ни было!
   - Глупости какие! - не внял предостережению папа. - Я поговорю с Богданой, и она изменит свое решение. Не впервой.
   Вздохнула, утыкаясь лбом в отцовскую грудь. С трудом подавила предательски выступившую на глаза влагу. Как же отчаянно я нуждалась в сильном защитнике, за которым можно трусливо спрятаться от всех угроз и напастей! Не в надзирателе, как Райхарс. Не в потребителе, как Михелрион. Не в упрямом предателе, как Максим. А в сильном мужчине, который бы помог, укрыл, спрятал от невзгод. Жаль, что это невозможно.
   - Нет, папа. Не надо, - тихо, но уверенно возразила, заглядывая в родные черные очи. - Это не глупости. Она же шувани, она понимает.
   - Что бы там шувани не думала, ты - моя дочь! - сурово нахмурился Лекса. - Ты - часть табора, часть семьи! Мы обязаны тебя защищать. Рассказывай, что случилось!
   Я почти решилась. Почти. Вопреки разуму, всем страхам и здравому смыслу - вопреки всему. Но отец сам все испортил, вернув к реальности простым приземленным вопросом:
   - Это все из-за твоего Васи, да?
   Грустно кивнула. Незачем ему знать подробности, и мне не следует впутывать его в передрягу с иномирными существами. Он всего лишь обычный человек, которому не справиться с агрессивным и жестоким дроу. Настала моя очередь защищать родителя и ограждать его от неприятностей. Пора становиться сильной.
   Единственная, кто могла бы мне по-настоящему помочь, хотя бы советом, подсказкой, словом - Богадана, но она предпочла малодушно самоустраниться. Что ж, пусть это будет на ее совести.
   Я тоже трусливо не возьму на свою совесть ответственность за жизни родственников, поэтому поступлю так, как того хотела шувани. Покорно уйду и уведу за собой опасную беду - Райхарса.
   Лекса разжал объятия и погладил меня по голове, совсем как маленькую девочку.
   - Мне надо поговорить с шувани, никуда не уходи, - строго сказал он и уверенно, печатая шаг, направился в дом.
   Я проводила его печальным взглядом, стараясь запечатлеть в памяти каждую черточку, не уверенная, что мы скоро или вообще когда-нибудь увидимся. По крайней мере, до тех пор, пока не избавлюсь от иномирцев, сознательно буду избегать встречи с ним. Как и с остальными родственниками по возможности.
   Развернулась и быстро пошла к калитке, пока не столкнулась еще с кем-нибудь. Спокойная и уверенная.
   За калиткой меня ждал сюрприз, еще раз доказавший, что я их не люблю. Тем более такие.
   У забора пристроился тот самый черный спортивный мотоцикл, что я видела в своем дворе - неприметный, без каких-либо опознавательных знаков, кроме номеров, естественно, но и они настолько заляпаны грязью, что цифр под плотной коричневой коркой не разглядишь. Рядом, опершись на кожаное сидение бедром, возвышался мужчина в черном шлеме с непроницаемо-зеркальной тонировкой стекла и затянутый в защитный костюм в тон своему железному коню. Только маленькая нашивка на рукаве выделялась цветным пятном, да и то не ярким, а бледно-фиолетовым с какими-то белыми геометрическими фигурами. Приглядевшись, опознала в ней эмблему ССКА. Ну, точно слежка! Хоть бы в кустах каких ради приличия спрятался, а то аж тошно от такой демонстративности.
   Хотела уже безразлично пройти мимо, словно и не заметила наглого наблюдения, но...
   - Миррросслафа, - знакомый рычаще-шипящий голос из-под шлема заставил вздрогнуть и застыть на месте.
   Быть не может!
   Медленно, как перед опасной особо ядовитой змеей, развернулась, настороженно вглядываясь в собственное отражение в темном стекле шлема. Не может это быть Райхарс! Мне, наверное, показалось.
   - Иди сссюда, - спокойный приказ все тем же голосом. Голосом, который невозможно спутать ни с чьим другим. Но как?! Про мотоцикл и форму не говорю, тут ясно, что ССКА постаралась. Но как он мог всего за сутки освоить вождение?! Да так, чтобы спокойно кататься везде, где ему заблагорассудится, да еще средь бела дня! Он же от яркого света шарахается и руками прикрывается, а сейчас хоть и вечер, но солнцу до горизонта еще часа три как минимум опускаться.
   - Миррроссслафа! - угрожающе.
   Права оказалась Богдана, я привела к ним беду. Только как все-таки узнала? Даже я бы никогда не подумала, что он может заявиться вслед за мной в светлое время суток.
   Подходить не торопилась, памятуя последнюю нашу встречу. Он ведь должен быть зол на меня за то, что попросила Северского увести иномирцев вопреки их желанию.
   Рычание вместо членораздельных слов заставило вздрогнуть еще раз и покрыться мурашками страха. Наверное, все же не стоит провоцировать его еще больше. Тем более неподалеку от дома родственников.
   Поколебавшись еще мгновение, опасливо шагнула к мотоциклу. Рычание стихло, что немного приободрило. Следующие несколько шагов проделала уже более уверенно, остановившись рядом с дроу. Он ловко взгромоздился на железного коня и небрежно кивнул себе за спину.
   - Сссадиссь.
   Сердце мгновенно ушло в пятки, и я отчаянно замотала головой. Не могу! Ни за что!
   - Сссадисссь! - настолько грозно, что я даже отступила и затряслась, чем снова заработала угрожающий рык. - Миррроссслафа!
   Сглотнула. Ноги словно вросли в землю, от страха даже пошевелиться не могла. Чтобы я добровольно села на эту двухколесную опасную железяку с водителем, который знает о существовании подобного транспорта от силы несколько часов? Не говоря уже о том, что сам по себе эльф меня пугает настолько, что лишний раз к нему даже приближаться не хочется.
   Райхарс еще раз недовольно рыкнул, подскочил и метнулся ко мне так резко, что я даже заметить его движение не успела, не то, что среагировать. Схватив за шкирку, он с силой толкнул меня на мотоцикл, по которому я распласталась животом.
   - Сссядь! - раздалось уже где-то над ухом, вынудив испуганно шарахнуться и распрямиться. Затравленно уставилась в стекло шлема, зависшего в нескольких миллиметрах от моего лица. Даже сквозь непроницаемо черное стекло разглядела раздраженные красные отблески глаз. Эльф повелительно ткнул пальцем в сидение и повторил команду: - Сссядь!
   Сопротивляться, когда он настолько близко, резко расхотелось. Да и что я могла сделать? Убежать? Абсурд. С четким осознанием, что отказаться от пугающей поездки не смогу, осторожно влезла на то место, куда указывал дроу. Он удовлетворенно кивнул и сел передо мной.
   - Деррржиссь, - уже намного спокойнее, так что слово даже можно было принять не за приказ, а за совет.
   Поскольку сзади на спортивном мотоцикле не обнаружилось никаких ручек или выступов, за которые можно было бы держаться, пришлось не без колебаний очень осторожно обхватить руками Райхарса. Ощущения были специфические. Вы когда-нибудь обнимали дикого тигра? Я тоже нет. Но сейчас я бы с удовольствием променяла иномирного эльфа на того самого тигра, объятия с которым почему-то казались безопаснее.
   Зажмурившись, вспомнила все молитвы, которые когда-либо знала, хоть никогда не считала себя особо верующей. Мотоцикл взревел и сорвался с места так резко, что я вцепилась в дроу сильнее, разом позабыв все страхи кроме угрозы оказаться на земле.
   Из всей поездки запомнился только безумный страх упасть, оглушительный свист ветра в ушах под аккомпанемент бешеного стука собственного сердца и рева мотора, да жесткая ткань райхарсовой куртки, в которую я впилась клещом до боли в пальцах. Глаза так ни разу и не рискнула открыть, словно страус, пряча голову за спиной дроу, так что ни о скорости, ни о пути следования не имела ни малейшего представления. Могла чувствовать только повороты, когда Райхарс чуть склонялся вместе с мотоциклом. В эти моменты я пугалась еще сильнее, отчетливо представляя себе, как мы падаем на всей скорости на жесткий асфальт. А у меня даже шлема нет, и кофточка тонкая вместо защиты. В общем, в случае падения костей не соберу.
   Поездка закончилась внезапно. В один прекрасный момент мотоцикл резко сбавил скорость, куда-то повернул в последний раз и, проехав еще пару метров, остановился совсем, заглушив мотор. Это обстоятельство заставило меня осторожно приоткрыть один глаз и пугливо выглянуть из-за плеча эльфа. Вид родного двора, уже начавшего постепенно пустеть из-за позднего времени, вызвал облегченный вздох. Пункт прибытия, несомненно, радовал, поэтому я поспешила отцепиться от дроу как можно скорее, но... не получилось. Пальцы словно закаменели, отказываясь слушаться.
   - Миррроссслафа? - устав ждать, пока я соизволю пошевелиться, весьма спокойно позвал Райхарс.
   - Я... не могу, - пришлось через силу сознаться в постыдной слабости.
   Дроу хмыкнул и без особого усилия отодрал от себя мои пальцы, после чего невозмутимо слез с железного коня и выжидающе замер рядом. Я с тоской взглянула на собственные скрюченные пальцы, с опаской покосилась на застывшего иномирца и неуклюже сползла с сидения, не без кряхтения распрямившись и отступив на несколько шагов. Все тело затекло от напряженной позы, в которой я просидела все это время на мотоцикле, и теперь противно покалывало мелкими иголочками. Однако страх перед дроу пересиливал все неприятные ощущения. Я до сих пор не знала, как он поведет себя дальше после визита Северского. Конечно, пока он не проявлял агрессии, но с Райхарсом никогда ни в чем нельзя быть уверенной наверняка. Он может в одно мгновение из спокойного рассудительного существа превратиться в неуправляемого опасного монстра. И после рассказа Михельриона я прекрасно понимала причины. Недаром дроу с самого начала показался мне похожим на хищного зверя.
   Ждать его реакции не стала, со всех ног припустила к дому. Глупо, конечно. Хотел бы - догнал в любой момент, да и бежать мне особо некуда. Но оставаться рядом - выше моих сил. Дроу, на удивление, не стал преследовать и остался во дворе рядом со своим мотоциклом. Отчего-то вспомнились слова грифона о новой игрушке, и пришло осознание - так вот, о чем тогда шла речь!
   В квартире ждал Михельрион с любезно приготовленным им ужином. Надо признать, Ворон расстарался. Умопомрачительные ароматы вызывали повышенное слюноотделение, а один вид блюд дарил эстетическое наслаждение. Впрочем, даже несмотря на эти обстоятельства, голода я не испытывала. После общения с родней настроение было ужасным, что напрочь отбивало аппетит. Зато Барсик моего расположения не разделял, самовольно покинув пост, то есть мое запястье. Он весьма шустро прополз под одеждой, вызывая неприятные мурашки, и перебрался на стол, нагло оккупировав тарелку, явно предназначенную для меня. Возражать не стала, лишь отмахнулась, когда грифон попытался шугануть оборзевшего стража, а после предложил мне другую порцию.
   Вот что странно, змей больше не вызывал панического страха, хотя сама по себе фобия никуда не делась. Уверена, что увидев другого ползучего гада, снова буду бледнеть, трястись от ужаса и падать в обморок. Барсик же последнее время даже наоборот начал вызывать какие-то подозрительные теплые чувства. Даже не привычку, а некое подобие привязанности и малую долю симпатии. Прошло всего немного времени, а страж уже воспринимался неотъемлемой частью, и без него, как сейчас, когда он находился в нескольких метрах, а не касался кожи, стало вдруг неуютно и дико одиноко.
   Нахмурилась. Вот уж чего не хватало!
   Пригляделась к стражу внимательнее и нахмурилась еще сильнее. Он, определенно, подрос, а еще показалось... Даже подошла поближе, чтобы проверить, и провела пальцами по черным чешуйкам, получив в награду тихое мурчание. Нет, не показалось. В трех сантиметрах от головы по обе стороны от позвоночника образовались странные симметричные шишечки, довольно плотные на ощупь. Поинтересовалась у Михельриона, что бы это могло быть, но тот в ответ лишь пожал плечами и посоветовал обратиться за разъяснениями к Райхарсу, который как раз только что бесшумно скользнул в кухню. Ну да, так он мне и рассказал! Тем более что его внимание полностью переключилось на еду. И ведь не побрезговал от того, что она готовилась без его присутствия! А мои запасы стряпни, сделанные не под его присмотром, безжалостно вываливал в мусор. Вот она - степень доверия!
   Сославшись на усталость, дезертировала в спальню. И без того чувствовала себя выжатой как лимон, а уж терпеть общество навязанных сожителей и вовсе не было никаких моральных сил, да и перед трудовой неделей следовало бы выспаться. Благо никто задерживать не стал, иномирцы прекрасно обходились и без моего общества.
   Уходя, расслышала раздраженно брошенную Райхарсом фразу:
   - Сссними ссс меня этот демоновффф полог отвода глазссс. Фсе чешшшется.
   - Зсссато под ним тебя никто не замечает, - насмешливо отозвался Михелрион, но судя по вспыхнувшему на кухне голубоватому свету, грифон все-таки послушался просьбы друга и принялся колдовать.
   А я еще удивлялась, как такого беспредельщика на дорогах ни разу не тормознули и даже не посигналили вслед. Стоило сразу подумать, что тут замешан грифон, меня же предупреждали о его способностях.
   Уснула под приглушенные закрытой дверью отголоски оживленной болтовни иномирцев, перешедших на свой родной и непонятный мне язык. Интересно, что за секретные темы они там столь рьяно обсуждали?
   Где-то в середине ночи сквозь сон почувствовала, как кто-то устроился рядом на кровати, и его наглые руки притянули меня к себе, словно плюшевую игрушку. Ноги силками оплел гибкий хвост, а сверху укрыло пушистое крыло. Подумала было возмутиться, но что толку? Практика показывала, что выгонять грифона бесполезно. К тому же до того хотелось спать, что я просто плюнула на самовольство Ворона, решив не тратить чудесное время сна на бесплодные разборки с наглецом. Что-то подозрительно часто Михельрион повадился ночевать в моей постели, причем как-то слишком уж по-хозяйски в нее пробрался. Не к добру. Впрочем, сегодня он и не думал приставать, что несколько примирило меня с вынужденным соседством, да и под крылом стало так тепло и уютно, что я мгновенно пригрелась и расслабилась, отдаваясь во власть Морфея.
   Утро наступило до обидного рано. Райхарс вспомнил о тренировках, еще до рассвета за шкирку вытащив из-под крыла грифона, который даже не попытался вступиться за меня. Только приоткрыл синий глаз, недовольно пробормотал что-то и перевернулся на другой бок. Сволочь!
   Два часа экзекуций под грозным надзором дроу изрядно подпортили настроение и ужасно утомили. Эльф с чего-то решил, что мне пора увеличить нагрузку, и в итоге я снова ползала как старая развалюха, с трудом переставляя гудящие ноги и не в силах поднять налившиеся свинцом руки. Каждая мышца противно дергалась и ныла. Отомстил он мне что ли таким образом за случай с Северским? Тоже сволочь! Ненавижу его!
   Уходить, как поступал раньше, дроу не торопился, даже несмотря на то, что солнце резво карабкалось на небосвод. Закончив гонять меня по квартире, он распорядился о завтраке и по-царски расселся на кухне. Пришлось вместо того, чтобы залезть в душ и смыть с себя противный пот, ползти сначала на кухню и жарить яичницу. Барсик, за время сна успевший снова обосноваться на правом запястье, причем обмотав его уже двойным кольцом, бодро хватал самые лакомые кусочки прямо во время приготовления завтрака. Он, кстати, за ночь обзавелся еще двумя парами симметричных шишек, расположенных по бокам ближе к вытянутым брюшным чешуйкам. Одна пара прямо под той, что у позвоночника, а вторая - на несколько сантиметров дальше к хвосту. Такое ощущение, что у него конечности прорастают!
   Закончив с трапезой, проходившей в полном молчании, Райхарс напялил защитный костюм со шлемом и заглянул в спальню, откуда спустя пару мгновений послышался недовольный голос Ворона, сменившийся вспышкой голубоватого света. После чего, наконец, дроу ушел, все также не сказав мне ни слова. Но не так как всегда - через балкон, а по-нормальному - через дверь, ведущую на лестничную площадку. Признаться, я немало удивилась и долго еще глупо пялилась на мягко захлопнувшуюся за спиной эльфа дверь. Поверить не могу! Он внезапно научился пользоваться нормальным выходом? ССКА просто чудеса творит!
   Помывшись, неспешно собралась на работу, на всякий случай посмотрела новости, но ничего особо пугающего и подозрительного не увидела, только вполне рядовые происшествия, которые даже при сильной фантазии невозможно было связать с Райхарсом. Похоже, дроу после встречи с секретной службой и их ультиматума немного угомонился и перестал резать людей каждую ночь. Мне бы вздохнуть с облегчением, но вместо этого в душу закралось нехорошее подозрение и прочно укрепилось в мозгу навязчивой мыслишкой. Не верилось мне в покладистость Зверя.
   Перед уходом заглянула в спальню - проверить, как там грифон. Сама не понимаю зачем. Михельрион вальяжно растекся по постели и чему-то загадочно улыбался во сне, обнимая подушку. Такой безобидный и милый... пока клыки свои не показывает. С этими его пернатыми крыльями и доброй улыбкой на красивом аристократичном лице, он снова вдруг напомнил ангела. Как же сильно может вводить в заблуждение внешность!
   Спустившись во двор, досадливо скривилась. У подъезда поджидал Райхарс верхом на своем мотоцикле, лениво прокручивая на пальце ключи. Теперь мне стало понятно, почему он предпочел в качестве выхода подъезд. Ведь балкон расположен на другой стороне дома...
   Заметив меня, дроу завел мотор, окончательно убивая надежду на то, что он просто прохлаждался на улице, а не меня поджидал. Решительно поджав губы, хотела взбрыкнуть и независимо пройти мимо, но эльф перехватил руку и больно дернул назад, злобно прошипев:
   - Далеко собррраласссь?
   - На работу! - огрызнулась, отчаянно пытаясь высвободить кисть из стального захвата, но только причиняя себе тем самым больше боли.
   - Сссадись, довезу, - его слова не были предложением, в них отчетливо слышался приказ.
   Осознав, что деваться некуда, все равно заставит, как сделал то же самое вчера, с тяжелым обреченным вздохом вскарабкалась на сидение позади Райхарса. Едва успела уцепиться за дроу, как мотор взревел, и мотоцикл сорвался с места. Сердце подскочило к горлу, и я испуганно уткнулась носом между лопаток эльфа, отчаянно зажмурившись. Второй раз поездка далась легче, но страх все равно вынуждал льнуть к ненавистному Зверю и держаться за него изо всех сил. Интересоваться, знает ли он дорогу, даже не подумала. Отчего-то была уверена - знает. Причем давно.
   Оставалось удивляться, как он ориентируется на дорогах, ведь ни правил дорожного движения, ни расположения улиц так быстро выучить он не мог. Тут коренные жители иногда могут заблудиться, не то что дроу из другого мира. Тем не менее, он очень быстро довез до нужного места.
   Мотоцикл остановился, и Райхарс дернул плечом, вынуждая оторвать от его спины голову и взглянуть на мир. Глазам предстала унылая и надоевшая за годы трудового стажа картина: знакомая высотка торговой компании (не обманул, довез до нужного места!) и переминающийся на крыльце народ, торопящийся выкурить по последней сигарете перед долгим рабочим днем. Среди них я сразу заметила Максима и Лизу, которые в свою очередь тоже обратили внимание на мое появление. При этом Морозова неприятно усмехнулась, а Гордеев, наоборот, плотно сжал губы и недобро прищурился. В следующее мгновение он, уверенно отшвырнув недокуренную сигарету в урну, уже стремительно шагал в нашу с Райхарсом сторону, перепугав меня тем самым до смерти. Если бывший парень начнет агрессивно выяснять отношения, о чем красноречиво сообщала его мимика, то вполне может вывести Зверя из себя. Тогда, насколько я успела узнать эльфа, ему никакая публика нипочем будет, и он Макса просто размажет по асфальту.
   Торопливо соскочила с сидения, чудом забыв про сведенные напряжением пальцы, и резво потрусила наперерез Гордееву, на середине пути преградив ему дорогу. Он не дал и рта раскрыть, спросил с неожиданной и не свойственной ему злобой, буравя взглядом что-то за моей спиной:
   - Это он?
   Мне не надо было оборачиваться, чтобы понять, о ком он говорит, но я повернулась. Тянула время в надежде, что Райхарс соизволит уехать и избавит меня от необходимости останавливать Максима. Какой там! Дроу, чуть склонив голову набок, наблюдал за нами. Полагаю, с сильной заинтересованностью. Собственник чертов!
   Вернула внимание бывшему парню.
   - Точно не она, - доверительно поделилась с ним своим наблюдением.
   - Мира! - укоризненно одернул Макс, отвлекшись от уничтожения взглядом мотоциклиста, и повторил вопрос, но уже в более точной формулировке: - Это твой новый парень? Тот, что тебя бьет?
   Требовательности его голоса позавидовал бы сам прокурор. Будто он имеет право спрашивать таким тоном!
   Поморщилась. В том числе и от той самой формулировки. Ответила так холодно, насколько могла:
   - Гордеев, ты мне никто, помнишь?
   - Я - твой друг! - уверенно возразил он. - И хочу тебя защитить.
   - От чего?
   - От него! - кивок мне за спину.
   Как бы я хотела, чтобы кто-нибудь защитил меня от Зверя. Только сил у Максима не хватит. Его самого беречь от дроу надо.
   - Не стоит меня ни от кого защищать, - устало вздохнула. - Макс, мы на работу опоздаем.
   - Ты иди, - отмахнулся парень и снова перевел взгляд на Райхарса, поджав губы. - А я все-таки с ним побеседую. По-мужски.
   Еще чего не хватало!
   - Макс, не надо. Пожалуйста, не вмешивайся!
   Уцепившись за руку Гордеева, потянула его к проходной. Не без сопротивления, конечно, но он пошел. Да уж, Максим - не дроу, того бы я без его желания и с места не сдвинула. Бывший всегда был слишком податлив и мягок. Как послушный теленок - куда потянешь, туда и пойдет. Наверное, поэтому соперница так легко увела его у меня.
   - Мира... - растерялся Макс, даже оглянулся пару раз, но остановиться не попытался. Ничуть не изменился! - Почему?
   - Что "почему"? - на ходу переспросила, убыстряя шаг. Все-таки боялась реакции Райхарса на мое общение с Гордеевым.
   - Почему ты за него заступаешься?!
   - Я? - опешила. Даже остановилась от такого абсурдного заявления. - Заступаюсь? За него?!
   Если бы не ситуация, рассмеялась бы в голос, а так только истеричный смешок пропустила и дальше поспешила.
   - Да, заступаешься! - в голосе бывшего послышалась горечь, смешанная с упреком. - Ты мне даже подойти к нему не дала.
   Правду что ли ему сказать?
   - Тебе не приходило в голову, что я просто не хочу, чтобы ты лез в наши с ним отношения?
   - Так значит у тебя с ним все-таки отношения! - сделал не правильный вывод Макс.
   Закатила глаза. Похоже, сейчас он никаких разумных доводов просто не воспримет. Ревность - штука коварная, мозги разъедает на раз.
   Хорошо хоть, что мы уже до крыльца дошли. Скроемся за дверью, может и эльф, наконец, уберется по своим делам, перестанет Гордееву глаза мозолить.
   - Как тебе не стыдно, Славка, - едко укорила Лиза вместо приветствия и выразительно покосилась на мою руку, вцепившуюся в бывшего. - При своем парне с другим мужчиной под ручку прогуливаешься. Кажется, я понимаю, за что он тебе синяков наставил.
   От неожиданности и обиды вновь застыла на месте. Что она такое говорит? Тоже что ли от ревности мозги разъело? Или от зависти? У нее-то никого нет.
   - Когда кажется, креститься надо, - огрызнулась.
   - Лиза, как ты можешь так говорить? - вступился за меня Максим. - Мира не такая. Уж я-то знаю.
   Подруга зло зыркнула в ответ. Почему-то на меня. Вот тогда и закралось подозрение - а уж не влюбилась ли она в Макса? Потому-то и бесится последнее время, с тех пор, как Гордеев снова стал оказывать мне знаки внимания.
   - Люди меняются, - философски пожала плечами Морозова и стрельнула глазками в парня. - Откуда ты знаешь, какая она сейчас?
   Почувствовала себя оплеванной. Так называемая подруга даже моего присутствия не постеснялась, чтобы выразить сомнение в моей порядочности.
   - Ты тоже не знаешь, - оскорбленно бросила ей и, смерив оценивающим взглядом, вернула шпильку: - Да, люди меняются.
   В университете я ведь считала ее лучшей подругой. Сейчас могу назвать если не врагом, то, по крайней мере, недоброжелателем точно. Обидно.
   Как и ожидала, Райхарс уехал, когда мы все втроем скрылись в здании компании. Продолжать общение ни с Максом, ни тем более с Лизой совершенно не хотелось и, отговорившись опаской получить нагоняй за опоздание от Галины Ивановны, поспешила вперед, оставив коллег наедине. Гордеев, конечно, ломанулся было за мной, но Морозова окликнула его и о чем-то торопливо заговорила, удержав рядом.
   - Паршиво выглядишь, - встретили меня слова Тони, едва я вошла в отдел.
   Такое ощущение, что сегодня никто со мной нормально здороваться не собирается. Ни одного банального привета за все утро не услышала.
   - Ну, спасибо, - с сарказмом поблагодарила за "комплимент".
   - Я серьезно, - внимательно вгляделась в меня Белова. - Выходные только прошли, а ты уставшая, словно на тебе пахали.
   Промолчала.
   Не пахали, а тренировали. Да и морально всю душу вытрясли.
   - Что случилось?
   Вот любопытная!
   - Отца навещала, - отмахнулась, сообщив Антонине часть правды. Она в курсе моих непростых отношений с родней, так что выводы сама сделает, мне и объяснять ничего не придется. Фантазия у нее всегда хорошо работала.
   - Аааа, - понятливо протянула Тонька. - И как?
   - Плохо, - снова не стала врать.
   От дальнейших расспросов спасла своим появлением начальница и сразу загрузила работой по полной, чему, впрочем, я только обрадовалась, потому что не осталось времени на посторонние мысли.
   Начало обеда ознаменовалось странным телефонным звонком. Галина Ивановна уже ушла, я тоже собиралась покидать рабочее место и идти с Антониной в столовую, когда мобильный ожил, настойчиво требуя к себе внимания. Абонент не определился. Вообще. На экране высветилось, что номер скрыт, озадачив и насторожив одновременно.
   - Добрый день, - вежливо поздоровался по ту сторону трубки смутно знакомый мужской голос. Приятный, надо признать.
   Ну, надо же! Хоть кто-то за сегодняшний день удостоил меня приветствия.
   - Здравствуйте, - осторожно ответила я, безуспешно пытаясь вспомнить, где же могла слышать моего загадочного абонента раньше.
   - Мирослава Алексеевна Нежданова-Жемчужная, - уточнил голос. Хотя, скорее резюмировал, потому что вопросительных интонаций даже при самой богатой фантазии в нем невозможно было вообразить.
   - Да, - еще осторожнее подтвердила и, так и не добившись от памяти внятных результатов, поинтересовалась: - С кем я говорю?
   - Это Северский, - представился мужчина.
   Вот как! Не ожидала.
   Покосившись на коллегу, махнула ей, чтобы не ждала и шла на обед одна. Лишние уши, тем боле настолько жадные до чужой личной жизни, мне в разговоре с таким абонентом ни к чему. Тоня недовольно поморщилась, сверкнула любопытным взглядом, но оставила меня наедине с телефоном.
   - Чем обязана?
   Ведь явно звонит не для того, чтобы узнать, как у меня дела. Мысли, откуда у него мой номер, даже не возникло. Агент секретной службы, наверное, и целое досье на меня имеет вплоть до самых скрупулезных мелочей.
   - Спуститесь, пожалуйста, к проходной, - вместо ответа спокойно попросил Северский. Опять на "Вы", вот странность. А когда про долг говорил, уверенно "тыкал". Мутный тип, если подумать.
   - Сейчас?!
   - Да, я Вас жду.
   И отключился.
   Озадаченно уставилась на пищащий короткими гудками телефон в своей руке, пожала плечами и пошла встречать агента. По пустякам он бы меня не вызвал, не тот человек.
   Спустившись к означенному месту встречи, озадачилась еще больше. У турникетов скучал лишь охранник в гордом одиночестве и на вопрос об ожидающем меня мужчине, пожал плечами и сообщил, что никто не заходил. Растерянно повертев головой по сторонам, убедилась, что зрение меня не подводит, а охранник не пытается обмануть, и холл действительно пуст. Хотела уже звонить Северскому и требовать объяснений, но, открыв журнал вызовов, осознала, что телефона агента у меня нет, и связаться я с ним не смогу. Тут же мобильник в руке ожил, порадовав звонком со скрытого номера.
   - Где Вы? - раздражение в голосе даже не попыталась скрыть.
   - Поднимите голову, - прозвучала в ответ краткая инструкция, и вызов оборвался.
   Последовав совету, посмотрела перед собой. Взгляд уткнулся в панорамное окно, открывающее обзор на заполненную автомобилями стоянку, на краю которой под унылым деревом маячила знакомая фигура.
   Заметив, что я смотрю на него, Северский развернулся и зашагал прочь.
   Не поняла?!
   Пришлось поспешить, чтобы догнать агента. Впрочем, он не стремился скрыться, лишь зашел за угол соседнего дома и остановился, поджидая меня. Конспиратор чертов!
   На нем была все та же одежда, в какой он приходил раньше: черный строгий костюм поверх того же цвета рубашки и длиннополый плащ, точь-в-точь такой, какой выдали Михельриону. Униформа у них в ССКА что ли такая? Слишком приметная, на мой взгляд. Он выглядел точно так же, как и при последней нашей встрече, но в то же время что-то в нем неуловимо изменилось. Я не сразу поняла что, и, только хорошо приглядевшись, обратила внимание на посеребрившую виски седину, придавшую мужчине благородного шарма. Раньше седых волос у него не было. И взгляд... Взгляд поразил больше всего. Я слишком хорошо помнила тот хищный, опасный блеск холодной черноты за стеклами очков, и потому по-доброму мягкое сияние за все теми же линзами вызвало едва ли не шок. Не мог же Северский так быстро и кардинально изменить свое отношение ко мне? И кстати... Я ведь до сих пор не знала его имени. Возможно, он назывался при первой встрече, но в памяти отложилась только фамилия.
   - Простите, - потупила глаза, больше от страха из-за внезапных перемен в агенте, чем от смущения его забытым именем. - Как Вы говорили, Вас зовут?
   - Я не говорил.
   Ненавижу подобные ответы! Он же прекрасно понял, что я имела в виду.
   - Скажете?
   Кажется, Северский удивился.
   - Зачем Вам?
   Действительно. Ведь окликать человека "эй" или "извините, пожалуйста" куда удобнее.
   - Ну, Вы же - мой связной, я должна как-то к Вам обращаться. И контакты Ваши хотелось бы знать.
   - Северский - вполне подойдет, - серьезно заверил мужчина и почему-то усмехнулся. Усмехнулся странно, с каким-то скрытым смыслом и иронией. - Точно не ошибетесь.
   Фраза показалась подозрительной, но я не придала этому значения.
   - Это же фамилия!
   - Да.
   - А имя?
   Агент не спешил отвечать.
   - Неужели секретная информация? - теперь была моя очередь расточать ироничные улыбки.
   - В некотором роде, - к моему удивлению мужчина кивнул. Я же шутила!
   Однако, помедлив, он все же неуверенно добавил:
   - Пожалуй, можете называть меня Слава.
   Почти тезки, надо же.
   - Значит, Вы Вячеслав? - на всякий случай уточнила, а то мало ли.
   - Нет. Просто Слава.
   Сначала недоуменно нахмурилась, а потом догадалась. Он же сказал "можете называть". Так что, скорее всего, это даже не имя, а что-то вроде позывного. Уточнить не успела, агент протянул мне пухлый конверт из плотной коричневатой бумаги. Большой, размером с целый альбом, и без каких-либо опознавательных знаков.
   Вопросительно глянула на конверт, затем на Северского. Он молчал, а я не спешила принимать "подарок". Когда пауза начала ощутимо затягиваться, все-таки не сдержалась.
   - Что это?
   - Заказ.
   Лаконичности ответа позавидовал бы даже Райхарс.
   - Заказ? - осторожно переспросила. Любопытство все же взяло верх над предусмотрительностью, и я с опаской потянулась за конвертом.
   - Первое задание для Ваших... подопечных, - пояснил мужчина.
   Рука, так и не коснувшись бумаги, зависла в воздухе. По спине прошла волна холодной дрожи. Задание для Райхарса и Михельриона. Для наемных убийц.
   Заказ на чью-то жизнь.
   Теперь я смотрела на конверт по-другому - уже не с любопытством, а с ужасом.
   Я не могла его взять. Не могла пересилить себя и коснуться безобидной на первый взгляд бумажной обертки, которая скрывала безжалостный приговор. И пусть решение уже вынесено и все равно будет приведено в исполнение, я не могла и не хотела брать на себя ответственность за чужую судьбу. Ведь сейчас приговоренный еще жив. Я не знаю, кто и какой он, но он, определенно, дышит, чувствует, возможно, любит. Также как и другие люди. Также как и я. Принять конверт и покорно передать его исполнителям, значит стать, хоть и косвенно, причастной к будущему убийству. Убийству без суда и следствия, просто потому что кто-то стал неугоден секретной спецслужбе.
   Я не могла.
   Прав был Райхарс, слишком впечатлительная. Для меня достаточно уже одной мысли, что при моем содействии, какое бы ничтожное оно не было, погибнет человек. Достаточно для того, чтобы струсить.
   Сама того не заметив, отступила на шаг.
   - Мирослава, - голос агента, отбросившего официальный тон, донесся словно издалека.
   Еще шаг назад.
   - Мирослава! - окрик. Громкий, строгий. На некоторое время приводит в чувство, и я поднимаю взгляд, встречаясь с темными глазами Северского. Мужчина уже без очков, и темные омуты затягивают, полностью концентрируя на себе внимание. Как бездна, только не пугающая, а напротив, ласковая, успокаивающая. Его рука невесомо касается моего плеча, и по телу разливается теплая волна, приносящая странное, неестественное успокоение.
   В следующее мгновение раздался вопль недовольного кота, и страж стрелой взмыл с запястья, вцепляясь острыми зубами в руку агента. Мужчина коротко выругался сквозь зубы и отдернул руку. Барсик повис на нем словно пиявка, и не думая разжимать челюсти. А ко мне сразу вернулась былая тревожность. Только теперь она уже была направлена на змея.
   - Барсик, фу! - рявкнула с испуга, и ухватила стража обеими руками. Неприязненно передернулась от ощущения чешуи под пальцами, но извивающееся тельце не выпустила. - Да отцепись же ты!
   Змей, как ни странно, послушался. Разжал зубы и юркнул на место, обмотавшись вокруг запястья. Даже довольно муркнул, словно довольный собой котяра.
   Северский с досадой осмотрел порванный рукав и проступившую под ним кровь. Поморщился.
   - Нервный у Вас страж, Мирослава Алексеевна.
   Весь в хозяина.
   - Простите, - отвела глаза и даже руку с Барсиком за спину спрятала.
   И почему мне стыдно? Это ведь райхарсова зверюшка, а не моя. Значит, и вина не моя.
   - Я не хотел причинить Вам вред. Просто пытался успокоить.
   Зачем он оправдывается передо мной? Не я же Барсика натравила! Я вообще не поняла, что происходит. Сразу.
   - Вы - маг?
   Он криво улыбнулся, водрузил очки на место и провел раскрытой ладонью по месту укуса. Кровь течь перестала.
   - Вы - маг, - поправил он. - А я - генномодифицированный человек.
   - Я не... - осеклась и некультурно вытаращилась на Северского. - Вы - кто?!
   - Мои способности - результат науки, - пояснил агент, позабавившись моей реакцией. - В отличие от Вас, природа не одарила меня магической силой. Ею меня наделили ученые и врачи.
   - ССКА проводят подобные исследования?
   Никогда не думала, что в нашем мире изучается и, более того, практикуется нечто столь фантастическое.
   - И ССКА тоже, - отвел взгляд мужчина.
   - А кто еще?
   - Возьмите, - резко сменил тему Северский, впихивая мне в руки злосчастный конверт. Я даже не сразу сообразила, что это был именно тот самый пугающий меня бумажный пакет - настолько увлеклась вопросом о генной модификации людей. А когда осознала, поздно было шарахаться в сторону или брезгливо кидаться страшным свертком. Лишь поспешно сунула его за пазуху, стараясь не думать о содержимом.
   - Мне знать не положено, да?
   - Если продолжите сотрудничать с ССКА, то, возможно, узнаете со временем.
   Понятно. Информация о всякого рода исследованиях доступна только проверенным агентам, к коим я пока не отношусь. Да и не уверена, что хочу относиться. Лучше не лезть во всякие тайны, чтобы не поплатиться здоровьем за любопытство.
   - Вот еще, - спохватился Северский, доставая из внутреннего кармана пальто два паспорта. - Для Ваших подопечных готовы документы.
   Я тут же позабыла все свои рассуждения о вредности любопытства и, сгорая от этого недостойного чувства, сцапала паспорта.
   - Настоящие?
   - Конечно. Подделок государственные спецслужбы не делают, - снисходительно улыбнулся мужчина. - Все официально и по закону. И дроу, и грифон теперь граждане Российской Федерации.
   Очешуеть!
   Слов не находилось, а в душе поселилось не совсем здоровое веселье.
   Впору родиной начинать гордиться. У нас есть собственные дроу и грифон. Официально. Ну чем не достопримечательности?
   С интересом заглянула в первый паспорт. На меня с фотографии 3х4 смотрел синеглазый брюнет - Михельрион собственной персоной. Только там он именовался Михаилом Ивановичем Вороновым.
   Прелесть какая! Теперь только Мишкой звать и буду. Про себя, естественно, вслух ему такое сказать не рискну.
   А что у нас про эльфа пишут?
   Раскрыла второй паспорт и недоуменно нахмурилась, не сразу опознав в человеке на фото загримированного дроу. Только резкие черты лица и длинные белые волосы напоминали об истинном облике Зверя. И это при том, что грим был похож на тот, какой делала я. Только более профессиональный.
   В графе ФИО значилось: Василий Иванович Райхарс.
   Интересно, это совпадение такое, или имя специально выбрали то, каким я нечаянно назвала дроу в разговоре с сестрой? И кто вообще выбирал имя? С отчеством явно не заморачивались, поставили самое распространенное и обоим сразу. А вот фамилия, доставшаяся эльфу, свидетельствовала о том, что в выборе, определенно, участвовал он сам. Вряд ли нормальному человеку взбрело бы в голову оставить такую, слишком уж не по-русски звучит. Так неужели Васей обозваться надумал сам Райхарс? Выходит, мое мнение что-то да значит?
   - Остальные документы будут готовы позже, - прервал мое занятие Северский.
   Это какие же?
   Однако переспрашивать не стала, просто кивнула. Им там, в государственных конторах, виднее, каким перечнем бумажек должен обладать полноправный гражданин.
   - У меня и для Вас есть подарок, - неожиданно заявил агент и сдвинулся в сторону, позволяя увидеть стоящую позади скамейку. На ней сиротливо лежал мотоциклетный шлем. Симпатичненький такой, разукрашенный в красно-черные тона, явно женский.
   Он издевается?
   - Не стоит ездить на мотоцикле без защиты, - вопреки ожиданию, в голосе мужчины не было ни намека на иронию или сарказм. - Не безопасно.
   О да, а кататься на мотоцикле с таким водителем, как Райхарс - безопасно! Да и жить с ним прямо верх надежности и спокойствия!
   И куда я вообще шлем дену в разгар рабочего дня?
   Сделал из меня сапожника без сапог.
   - Спасибо, - что тут еще скажешь?
   - Мирослава Алексеевна, будьте осторожны, - на прощание посоветовал мужчина и оставил меня наедине со своим подарком.
   Не понимаю.
   Северский сам на себя не похож. Пусть я знаю его не так долго, да и видела раньше всего пару раз, но на заботливого и доброго он прежде никак не тянул. Сегодня он показался каким-то "теплым", а в прошлую нашу встречу один лишь взгляд пробирал холодом насквозь. Словно два совершенно разных человека.
   Шлем все-таки пришлось тащить на работу. Не оставлять же его на улице?
   На обед я уже безбожно опоздала, так что решила вовсе не идти в столовую. Ничего, разгрузочные дни иногда тоже полезны. Для фигуры.
   Максим моего мнения не разделял. Честно сказать, встреча с ним у дверей бухгалтерии стала неприятным сюрпризом, даже несмотря на то, что он со свойственной ему заботой принес пирожки, чтобы я не голодала.
   Что за день такой? Всем особям мужского пола почему-то взбрело в голову заботиться обо мне. Максим вот о желудке печется, Северский - о моей сохранности, Барсик - о безопасности. Райхарс, и тот до работы подвез. Хотя, подозреваю, что вот его-то мотивом был банальный контроль. Интересно, что Михельрион учудит?
   - Ты не пришла в столовую, и я подумал... - Макс протянул мне пакет со столовской кондитеркой.
   Что он там подумал, уточнять не стала. Сдается мне, не слишком-то лестное, иначе сказал бы.
   - Ты за шлемом ходила? - покосился парень на подарок агента спецслужбы.
   В некотором роде.
   - Да.
   - Он даже о такой мелочи подумать не мог? - раздраженно скривился Гордеев.
   Приступ ревности, похоже, за полдня ничуть не утих. Не замечала раньше за бывшим подобного. Люди, и правда, меняются.
   - Я уже сто раз говорила и повторю в сто первый. Это не твое дело, Максим.
   Парень шумно выдохнул и зло сощурился.
   - Мое. Очень даже мое, - возразил он, угрожающе нависнув надо мной. - Ты была моей и моею останешься! Я не отдам тебя какому-то байкеру, который не гнушается поднять руку на девушку. Он тебя не достоин, Мира!
   А то я не знаю.
   На запястье нехорошо завозился и тихо заворчал страж. От греха подальше накрыла его другой рукой и попыталась мысленно направить змею волну спокойствия. В конце концов, маг я или где? Должна же хоть что-то уметь, раз меня упорно убеждают в том, что способности есть.
   Барсик не реагировал.
   Вот и на что мне чертова магия, если я ею пользоваться не умею?! Только всяких нахлебников привлекать, вроде иномирных гостей!
   - А ты, стало быть, достоин? - иронично вздернула бровь.
   Когда он успел настолько перемениться? Откуда эта вспышка агрессии у моего нежного и покладистого Макса?
   Не моего, нет.
   Он давно уже не мой.
   Потому и бесится.
   Ну, так сам виноват!
   - Достоин, - кивнул Гордеев, склоняясь ниже.
   Пришлось надавить на Барсика сильнее, чтобы тот не вздумал броситься на Максима, как на Северского.
   - Вспомни, Мира, нам же было хорошо вместе, - принялся убеждать бывший.
   - Было, Макс, именно было, - сделала акцент на прошедшем времени. - Ты первый забыл, а я не хочу вспоминать. Давай закончим на этом. Забудь обо мне, оглянись вокруг и найди себе другую девушку, ты же это умеешь! Обрати, наконец, внимание на Лизу, она давно по тебе сохнет.
   - Не нужна мне никакая другая, и тем более Лиза! - отмахнулся Макс. - Мне ты нужна!
   Звон посуды заставил обернуться обоих. В нескольких шагах от нас стояла Елизавета, а у ее ног лежали две чудом уцелевшие чашки в луже разлитого чая. Девушка, вспомнив старую традицию тех времен, когда мы еще дружили, решила наведаться ко мне на посиделки за чашечкой ароматного напитка. Видимо, у нее назрел ко мне серьезный разговор. А тут такая сцена! Да еще и неосторожно брошенные Максимом слова...
   Морозова окатила меня ненавидящим взглядом, и, резко развернувшись на каблуках, сбежала.
   Я устало выдохнула и закрыла глаза. Санта-Барбара, блин.
   У меня дома живут самые настоящие убийцы, которые даже не люди, за каждым шагом следит секретная служба специфической направленности, а за пазухой лежит приговор об убийстве... Какого беса я должна еще и чужие проблемы с разбитыми чувствами решать?! Мои бы кто пожалел.
   Когда открыла глаза, Макс стоял все на том же месте и внимательно смотрел на меня.
   - Ну, что ты стоишь? - не сдержалась. - Иди и догони ее!
   - Зачем?
   Боже, как я могла раньше быть настолько слепа, чтобы влюбиться в такого идиота?
   - Поставь себя на ее место. Как бы ты отреагировал, если бы я на твоих глазах признавалась в любви другому, да еще и отмахивалась от тебя, как от назойливой мухи?
   - А разве ты не так поступаешь со мной? - набычился Гордеев.
   Ну, да. Неправильную тактику выбрала. Ладно, зайдем с другой стороны - надавим на жалость.
   - Ее успокоить надо, а то еще, не дай Бог, сделает с собой что-нибудь.
   Например, обозлится вконец и потом обоих нас со свету сживет.
   - Она сейчас только тебя послушает. Неужели ты не понимаешь?
   Судя по взгляду и упрямому выражению лица, не понимает.
   - Иди, Макс! - отчаявшись достучаться до парня, просто приказала. Раньше всегда действовало.
   Сейчас тоже подействовало. Недовольно поджал губы, но пошел.
   Слава Богу! Избавилась.
   Если уж ему так хочется повыяснять отношения, то пусть трепет нервы Лизе.
   Едва успела спрятать шлем в шкафу, как явилась Тоня и сразу подсела ко мне за столик, любопытно блестя глазами.
   Как же они мне все надоели!
   - На свиданку ходила? - сразу взяла быка за рога коллега.
   - На деловую встречу, - поправила ее.
   - Они теперь так называются? - усмехнулась Антонина.
   - Не понимаю, о чем ты, - неопределенно пожала плечами.
   - Да ладно, подруга, хватит уже, колись, кто он!
   Агент секретной службы по контролю аномалий Слава Северский. Не думаю, что Белова готова к таким откровениям.
   К счастью, вернулась Галина Ивановна, что избавило меня от необходимости отвечать Тоньке, а в конце рабочего дня я банально сбежала, отговорившись, что тороплюсь. Краем глаза заметила, какое неизгладимое впечатление произвел мотоциклетный шлем на Антонину и на начальницу. Завтра, определенно, стоит ждать новую волну слухов.
   Я почти даже не удивилась, обнаружив Райхарса у выхода. Сама же без вопросов и напоминаний взгромоздилась на мотоцикл за его спиной, предварительно натянув подаренный шлем, оказавшийся как раз впору. Мне было по-прежнему страшно, но я понимала, что спорить бесполезно - дроу со свойственным ему деспотизмом все равно усадит на железного коня, а устраивать сцены перед всей честной компанией спешащих домой коллег желания не имелось.
   Дома ждал Михельрион. И ужин. Эдак он меня совсем разбалует! Впрочем, я не против. Все лучше, чем готовить самой, там более под надзором Райхарса.
   Полученные от Северского документы и конверт решилась выложить только после ужина. Паспорта не произвели впечатления на иномирцев, они восприняли их как должное, даже не удивились стоявшим в них именам, что еще раз подтвердило мою теорию их участия в выборе русских псевдонимов. Зато конверт воодушевил, особенно после того, как я пояснила, что в нем "заказ".
   Райхарс нетерпеливо выхватил у меня из рук сверток, распотрошил его и вывалил содержимое на стол. Какие-то фотографии с пометками и без, листы бумаги, исписанные текстом и графиками...
   Отвернулась, не в силах смотреть на подробности жизни приговоренного. Не хочу ничего знать ни о нем, ни о его смерти!
   Моя реакция не осталась без внимания. И если грифон тактично притворился, что не заметил, то дроу, сверкнув злым алым взглядом, подошел и развернул меня лицом к вороху бумаг.
   - Ссморрри, - приказал он. - И запоминай!
   Зачем?
   - Ты идешшшь ссс нами, - ответил на невысказанный вопрос эльф.
   Что?!
   - Зверь, - укоризненно взглянул на него Ворон. - Ей еще рано.
   - Не вмешшшивайсся! - шикнул на него дроу.
   - Я не претендую на твои права, - примирительно поднял руки крылатый. - Но она не готова.
   Не знаю, что именно имел в виду Миша, но я была с ним согласна. Я не готова. Ни к чему, что связано с моими иномирцами и их темными делишками.
   - Она пойдет! - отрезал Райхарс и, подтолкнув меня к столу, повторил приказ: - Сссмотрри!
   Нет уж. У меня тоже, между прочим, мнение имеется!
   Развернулась и встретилась взглядом с алыми очами. На мгновение испугалась, но быстро взяла себя в руки. В конце концов, он постоянно чем-то раздражен, и эта краснота выглядит почти привычно.
   - Не пойду! - заявила со всей твердостью, на какую была способна, и даже руки на груди скрестила в знак того, что мое решение окончательное и обсуждению не подлежит.
   Кто бы сомневался, что Райхарса мое мнение не устроит?
   - Миррроссслафа! - угрожающе прорычал мне в лицо.
   - Не пойду! - упрямо повторила и гордо вздернула подбородок.
   Пусть хоть убивает, но на этот раз ему не подчинюсь! Слишком большая цена поставлена на карту, и я не готова ее заплатить. Коленки, конечно, дрожали, и сердце билось где-то в пятках, но отступать не собиралась. Дело принципа. Да и пора уже начинать отстаивать свои интересы, иначе произвол будет продолжаться бесконечно. Тем более что убивать он не станет. Теперь я знаю точно. Я нужна им.
   Удивительно, но вместо ожидаемого проявления насилия, дроу лишь зло усмехнулся и с еще большей уверенностью, чем у меня, пообещал:
   - Пойдешшшь.
   Ну-ну. Посмотрим.
   Обстановку разрядил Михельрион.
   - Мне кажется, я его где-то видел, - задумчиво сообщил грифон, внимательно разглядывая одну из фотографий.
   Ох, уж это любопытство, будь оно неладно!
   Ведь не хотела смотреть. Не хотела.
   Тем не менее, не сдержалась. Наугад взяла фото со стола, взглянула на него... и застыла.
   Правильно говорят, любопытство кошку сгубило. Меня - чуть не довело до сердечного удара.
   Лучше бы я не видела. Или ослепла. Недаром интуиция подсказывала держаться подальше от сведений о приговоренном.
   Предчувствие не обмануло.
   Но как же так?! Почему он? Чем он мог не угодить ССКА? Ведь это же абсурд!
   Ясные светло-карие глаза смотрят внимательно, но по-доброму. Коротко стриженные русые волосы зачесаны в модную прическу. Губы кривятся в ласковой улыбке, от которой на щеках появляются милые ямочки. Он стоит в пол-оборота, не замечая снимающего его объектива, и крутит в руках ключи от своего Форда. На нем любимые потертые джинсы и черная футболка с нарисованным смайликом... которую я подарила ему еще в то время, когда мы были счастливы вместе.
   Максим. Человек, которого я когда-то любила. Теперь я должна стать соучастницей его убийства.
   Фотография выскользнула из онемевших пальцев и медленно опустилась на стол. А я все смотрела на нее, не в силах оторвать обезумевший взгляд, и вспоминала слова Богданы о том, что принесу беду. Черт подери старую ведьму, она была дважды права! Моя магическая энергия, или как там это называется, привлекла иномирных убийц, и моя неосмотрительность, из-за которой пострадал Влад, обратила на нас внимание секретной службы. Я виновата в том, что стану соучастницей убийства близкого человека. Я принесла ему беду.
   На плечи опустились чьи-то руки и легонько сжали. Мне было все равно, шок не отпускал.
   - Видишшшь, она не готова, - как сквозь вату прозвучал голос грифона, хотя я прекрасно чувствовала, что он стоит очень близко за моей спиной и говорит едва ли не в самое ухо.
   Шипение-рык Райхарса тоже послышалось будто издалека, хотя вот он дроу - только руку протяни. Что он сказал, я не поняла, но вряд ли что-то хорошее.
   Ладони с плеч медленно, невероятно нежно поползли вверх, чужие пальцы очень бережно коснулись висков. На мгновение окутал синеватый свет, окатив приятной прохладой... и очертания на фотографии, которую продолжала буравить остановившимся взглядом, дрогнули. Образ молодого человека поплыл, его черты стекали словно маска, обнажая совершенно другое лицо. Незнакомое, неприятное. Но главное - не его, не Максима! Такие же светло-карие глаза, но злые с презрительным прищуром. Темные, почти синие круги под ними. Щеки впалые. Каштановые волосы всклокочены, беспорядочными прядями падают на высокий лоб, порезанный тонким шрамом, который беспрерывной линией вьется над густыми бровями. Я никогда раньше не встречала этого человека.
   Перевела совершенно обалдевший взгляд на внимательно всматривающегося в меня Райхарса. Выдохнула непонимающе:
   - Как?
   Но вместо дроу ответил Михельрион:
   - Иллюзия.
   Резко развернулась, уткнувшись носом в грудь грифона, при этом его руки соскользнули обратно на мои плечи и приобняли, привлекая ближе к нему. Я спустила ему эту вольность, слишком поглощённая смыслом услышаного. Подняла голову и удивленно заглянула в завораживающие синие глаза, недоверчиво возразила:
   - Но это же фотография!
   - И шшто? - насмешливо фыркнул за спиной Райхарс.
   Совсем растерялась. Как "что"? Иллюзия - это же что-то такое внушаемое, связанное с обманом зрения и чувств, как я понимаю. А как можно обмануть фотоаппарат?
   - Думаешь, иллюзию нельзя запечатлеть на сссторонних носителях? - догадался Ворон.
   - Ну, да, - кивнула убежденно. - На снимках отражаются только реальные вещи.
   Если только это не фотомонтаж. Но сейчас явно не тот случай. Как ни крути, технику фокусами не проведешь.
   - Так уверена? - насмешливо улыбнулся крылатый, а дроу снова фыркнул.
   И я вдруг поняла, что ничего не знаю о магии. О настоящей магии, которой пользуются мои иномирные гости, а не о той, о которой пишут в книжках.
   - Нет? - уставилась на грифона с подозрением.
   Михельрион глянул снисходительно, как на неразумного ребенка, и я уже решила, что он подобно Райхарсу посчитает себя выше того, чтобы что-то объяснять, но он ответил, причем медленно и внятно, отчего слова получились почти без акцента:
   - Любая магия - это сплетение особых энергетических нитей, манипулировать которыми может только маг. Маг ссспособен ощущать эти нити и прикасаться к ним, но кроме того он может сплетать из них узоры и, проявляя их в видимом мире, таким образом воздействовать на окружающую реальность. Иллюзия - тоже сплетение нитей, придуманная и проявленная магом оболочка. Так что она почти материальна в реальности и не просссто различима взглядом, но и вполне может быть запечатлена любыми отражающими видимый мир носителями информации. Это понятно?
   В общих чертах. Вот только, если они все утверждают, что я наделена магическими способностями, то... почему я не вижу никаких нитей?! И как Ворон заставил меня увидеть истинный образ на фотографии?
   Последний вопрос озвучила. И снова, не ожидая, получила ответ.
   - Магия - сложная и многогранная наука, в ней много разделов и направлений. Кто-то разбирается лучше в одной ее части, кто-то в другой - всссе знать невозможно. Я - менталист, мне легче манипулировать нитями в чужом сознании, нежели в окружающем мире.
   Это, безусловно, познавательно, но мой вопрос не прояснило. Пришлось повторить.
   Миша тяжело вздохнул и как-то осуждающе покосился на... Васю (ох, уж эти их русские псевдонимы!). С чего бы такие странные взгляды? Я тоже скосила глаза на дроу. Тот, потеряв интерес к нашей беседе, увлеченно перебирал стопку фотографий.
   - Раз больше некому объяснять тебе прописные иссстины... - протянул крылатый и бросил еще один укоризненный взгляд на соотечественника.
   Нет, я решительно не понимаю его намеков! Да и дроу, к которому они обращены, похоже, тоже.
   - Ссскажем так, - не дождавшись реакции товарища, продолжил разъяснения крылатый, - я не могу развеять плетение иллюзии - не моя область магии, зато ссспособен вплести узор "истинного зрения" в твою ауру, чтобы ты могла видеть сквозь иллюзорный образ.
   Как все сложно с этой их магией. Хотя одно я поняла точно: грифон специализируется на ковырянии в чужих мозгах. Радости открытие не добавило, и я попыталась отстраниться. Ворон понятливо усмехнулся и не стал удерживать.
   Взгляд снова упал на злополучное фото, и я вздрогнула. На нем теперь отражался почему-то Михельрион.
   - Узор "истинного зрения" был завязан на физический контакт, - снова проявил понимание Миша.
   - Значит, когда ты перестал меня касаться, узор распался? - догадалась я.
   Грифон, довольный усвоенными мной знаниями, кивнул. А я решила прояснить еще кое-что:
   - Почему образ изменился?
   - И кого ты видишшшь теперь? - полюбопытствовал Ворон.
   - Тебя, - не стала врать.
   На лице крылатого просияла радостная улыбка.
   - Я рад, что ты думаешь обо мне, - игриво подмигнул он, и прежде, чем я успела возмутиться, вновь стал серьезным. - Видишшшь ли, это не простая иллюзия. Каждый видит ее по-своему. Она отражает того, кто по какой-то причине занимает в сознании больше всего мыслей. В данный момент ты сосредоточена на разговоре со мной, поэтому иллюзия приняла мой образ.
   Почему же тогда сначала я увидела Максима? Неужели он занимает у меня так много мыслей? Наверное, это все из-за нашего последнего разговора.
   - Наговорррилисссь? - неожиданно зло прошипел позабытый на время Райхарс.
   Что опять за перепады в настроениях? Я уныло скривилась и без особого энтузиазма развернулась к дроу. Он впихнул мне в руки какие-то бумажки и в привычной манере отдавать приказы скомандовал:
   - Читай!
   Опустила взгляд в текст и... сунула бумажки, оказавшиеся досье на приговоренного, обратно эльфу. Не хочу я ничего о нем знать! Фотографии хватило с излишком.
   Райхарс оскалился, навис угрожающе, а меня за талию обвил хвост грифона и прижал спиной к могучей груди. Одна его рука опустилась на плечо то ли в успокаивающем, то ли в ограждающем жесте, а вторая выхватила листы у зарычавшего было дроу.
   - Угомонисссь уже, Зверь! - холодно осадил товарища крылатый и повторил в который раз: - Ты же сам видишь, что она не готова!
   - Она всссе ррравно пойдет! - рыкнул Райхарс и, резко развернувшись, пулей вылетел из комнаты.
   Вот кто бы мне объяснил, что это было?
   Михельрион вздохнул и выпустил из объятий. На бумажки глянул лишь мельком и почти брезгливо бросил их на стол.
   - Я сделал все, что мог, - сообщил он. Интонации его голоса натолкнули на крамольное подозрение, что он оправдывается. И только тут до меня дошло, что фраза Ворона про то, что человек на фотографии ему кажется знакомым, сказана была специально. Он знал об иллюзии и хотел проверить мою реакцию. Провокация, которая должна была доказать Райхарсу, что... Что? Что я "не готова"? Знать бы еще к чему.
   И почему, черт возьми, Михельрион вздумал за меня заступаться?! Они ведь с дроу - два сапога пара - не видят во мне ничего кроме игрушки. Или я заблуждаюсь, и Миша лучше, чем я о нем думаю?
  
   Мне все-таки пришлось читать досье. Оказалось, что иномирцы не понимают нашу письменность. "Магический метод экстренного овладения местным языком через вмешательство в сознание его носителя", как выразился грифон, предполагал изучение лишь устной речи. Они, конечно, могли повторить сеанс с более углубленным вмешательством, который позволил бы им понимать и письменность, но я не хотела, чтобы они снова копались в моих мозгах, поэтому из двух зол выбрала второй вариант.
   Приговоренного звали Николаем Ряхиным. Он никогда не был женат, не имел детей. Воспитывался в детдоме. Подростком попал, как водится, под влияние дурной компании и с тех пор не раз был замечен в преступлении закона. Как итог, оказался в тюрьме. Бежал. Причем, спрятался так, что найти его органы правопорядка так и не смогли. Он исчез, словно такого человека никогда не существовало. Спустя долгие пять лет начались странные самоубийства. Все при весьма странных, каких-то мистических обстоятельствах. Полиция не связала их воедино, даже мысли не возникло, а вот в ССКА заинтересовались, начали собственное расследование, которое в итоге привело их к единственной нити, связывающей погибших - к Ряхину. Он мстил всем, кто когда-то тем или иным образом принес ему в жизни страдания: бросившая девушка, предавший подельник, свидетель, давший против него показания, строгая воспитательница детдома, даже незнакомец, имевший неосторожность сильно поругаться с Николаем на улице из-за ерунды.
   За пять лет своего "отсутствия" Ряхин сильно изменился внешне, его бы даже родная мама не узнала, если бы таковая существовала. Я, не без помощи Михельриона, сравнила фотографии, приложенные в досье, и поразилась перемене. Не пластическая операция, нет. Что-то куда глубже и неприятнее. Эдакий пухлик с подкупающей улыбкой, каким он когда-то был, превратился в обтянутый кожей скелет с настолько отталкивающим выражением лица, что от одного взгляда по спине бежали мурашки, и хотелось отшатнуться. Кроме того, у него появились паранормальные способности и по данным ССКА явно не природные. Мне сразу вспомнился Северский с его признанием о генной модификации. Но к случаю с Ряхиным секретная служба по контролю аномалий была не причастна. По крайней мере, по их собственным отчетам. Однако мне было страшно представить, что существует еще одна организация, проводящая над людьми эксперименты. Ведь она явно не государственная. По проскальзывающим в досье на Ряхина формулировкам становилось понятно, что ССКА знают, что это за организация, но то ли не имеют полномочий с ней разобраться, то ли не хватает силенок. Последнее куда страшней, потому что в таком случае неведомые экспериментаторы представляются практически безнаказанными, а судя по появившемуся в обновленном образе Николая уродливому шраму над бровями, словно тому вскрывали черепную коробку, методы у них не самые гуманные.
   Все-таки интуиция меня не обманывала, предостерегая от лишних знаний. Начитавшись сведений о приговоренном, теперь меня терзали куда более жуткие мысли, нежели муки совести о причастности к убийству. Меня не отпускало осознание того, что в нашем мире есть структуры, подобные той, что превратила Николая Ряхина из обычного уголовника в одержимого мстителя со сверхспособностями.
   Страшно. До колик страшно, во что они со временем могут превратить мир, создавая монстров. И чувство такое, будто вляпалась во что-то мерзкое. Сама идея таких опытов над людьми отвратительна. Странно, но когда об этом же говорил Северский, мне не было так неприятно и жутко. Агент казался нормальным. Почти нормальным. И оттого его рассказ не вызвал отторжения, только любопытство напополам с удивлением. А тут... Тут больше всего пугала безнаказанность. Поэтому мне уже не казалась крамольной мысль об убийстве Ряхина. Он заслужил свою участь. Как и те, кто его создал. Вот только на них заказа не поступало, а проявлять инициативу я не могла.
   Неделя прошла спокойно. Получив от меня расшифровку письменной части досье, Райхарс больше не приставал с приказами и не настаивал на моем участии. Казалось, он вообще обо мне забыл, погрузившись в подготовку к исполнению заказа ССКА. Только по утрам неизменно гонял на тренировке и отвозил на работу, а вечером забирал с нее. Я не обольщалась, понимая, что внезапная забота продиктована банальным контролем.
   Максим бесился, пытался подкараулить Райхарса и таки "поговорить по-мужски", но дроу не задерживался ни на мгновение, совершенно не замечал ни самого Гордеева, ни его слов и жестов, словно он пустое место. Такое поведение эльфа меня радовало, а вот бывший парень начал конкретно доставать, так что в мечтах я уже раз десять спустила на него Райхарса. Правда, в реальности никогда бы так не поступила. Лиза нас игнорировала, так что и мечты столкнуть лбами ее и Макса, чтобы бывший от меня отвязался, тоже провалились. Тонька привычно подкалывала и лезла в душу, потому в этой ситуации очередь кого-то избегать досталась уже мне. Марго - лучик света нашей разношерстной компании - ушла в отпуск, так что сплотить распавшийся "кружок по интересам" оказалось некому. Впервые на работе я оказалась полностью отрезана от коллектива, потому что с остальными, продолжающими активно перемывать косточки моей вымышленной личной жизни, я и раньше-то не сильно контактировала, а теперь иметь с ними дело и вовсе не хотелось. Впрочем, факт не расстраивал. Нынешний период жизни вообще как-то не располагал к общению - слишком много скелетов накопилось в моем шкафу, а люди настолько любопытны, что каждый норовит подглядеть в замочную скважину.
   Кроме времени утренних тренировок и коротких поездок на мотоцикле на работу и обратно, Райхарс всю неделю где-то таинственно пропадал. Вместе с Михельрионом. Правда, грифон появлялся хотя бы по ночам, уже привычно подкатываясь под бок. Возмущаться я давно перестала, в чем-то мягкая перьевая грелка мне даже начала нравиться - в окружении его крыльев казалось, что спишь на мягкой перине. Неоднозначное ощущение, но скорее приятное.
   Барсик продолжал с аппетитом регулярно поглощать пищу в немеряных количествах и расти как на дрожжах. Он уже не напоминал тонкий шнурок или экзотичный браслет, обмотав руку в три кольца. С шестью странными отростками, которые тоже увеличивались в размерах, превращая его из змея в сюрреалистичного мутанта. Два верхних обзавелись суставами, и страж теперь активно ими шевелил, сгибая и разгибая, когда не спал. Прятать его под одеждой стало гораздо труднее.
   ...А в конце недели Михельрион, вопреки обыкновению не умотав с товарищем в неизвестном направлении, неожиданно вспомнил о нашей сделке и потребовал исполнить обещание. Именно в этот субботний день ему загорелось устроить экскурсию по городу. Я не возражала. Особых планов на выходные не было, а сидеть дома - значит рисковать пересечься с Райхарсом, который мог заявиться в любую минуту. Время суток больше не имело для него значения, а солнце перестало мешать передвижению по улице.
   Несмотря на то, что по календарю лето уже сменило весну, теплая погода устанавливаться не спешила. Дул холодный северный ветер, нагоняя хмурые облака, угрожающие в скором времени пролиться затяжными дождями. Так что грифон в своем плаще от ССКА в такую погоду выглядел на улице вполне уместно. Даже я, закутанная в две кофты, смотрелась куда глупее, а больше надеть было нечего - новую куртку купить я так и не удосужилась. Но ни факт отсутствия у меня нормальной одежды, ни неприятная погода удовольствия от прогулки не портили. Даже настроение, вопреки всему, переползло с минусовой отметки, где пребывало последние дни, на вполне сносное.
   Последний раз я просто гуляла в обществе мужчины, наверное, еще когда встречалась с Максимом, и то не часто. Бывший предпочитал пешим прогулкам по городу цивилизованные места вроде кинотеатров и кафе. А я любила свежий воздух, поэтому не стеснялась гулять в одиночестве... и молча завидовала, провожая взглядом неспешно бредущие пары влюбленных.
   Сегодня завистливые взгляды бросали на меня. Спутник мне достался яркий и привлекательный, глупо это отрицать. Черты лица мужественные, аристократичные и по-своему красивые. Фигуру немного портили спрятанные под плащом крылья, но даже так нельзя не оценить его статность и силу. Движения вообще отдельный разговор - тут и хищная грация, и легкость танцора, и уверенность бойца, и даже какое-то неуловимое едва ли не королевское величие. Но больше всего привлекали внимание окружающих и сражали наповал женскую их половину глаза - ярко-синие, словно омут самого глубокого моря. Такие, раз увидев, никогда не забудешь. Вот только никто вокруг и представить не мог, какой монстр прятался за столь привлекательной внешностью. А я знала. Хоть и не все - звериную ипостась грифона, слава Богу, увидеть мне так и не довелось. Знала и не обманывалась красивым образом. И мысленно иронизировала над завистью окружающих. А еще, как бы глупо это ни казалось, наслаждалась вниманием.
   Раньше и подумать не могла, что экскурсия для Михельриона может принести столько удовольствия! Когда он только загадал ее, его желание легло мне на плечи обременительной обязанностью. Однако показывая Ворону город, постепенно расслабилась и начала искренне радоваться прогулке. Миша вдруг открылся мне с новой стороны. Он будто сбросил излюбленную маску нахальства, а может, наоборот, одел новую, но из раздражающего наглеца неожиданно превратился в галантного кавалера. Даже нарвал мне букет на одной из центральных клумб парка, заставив, конечно, тем самым немного понервничать из-за нарушения общественного порядка, но сам романтический жест настолько зацепил, что весь оставшийся день я не могла не относиться к мужчине благосклонно. И все его комплименты, которыми он с чего-то щедро меня одаривал, звучали не пошло и не навязчиво, а уместно и приятно. Ведь умеет же красиво говорить и прилично себя вести, когда хочет! Вот и понимай, как знаешь, его поведение. То ли до этого он демонстративно играл назло перед Райхарсом, то ли сейчас зачем-то выделывался передо мной. А может ни тогда, ни сейчас в нем не было искренности ни на грам. Не знаю. Но вежливое внимание крылатого чертовски приятно! Может оттого, что за мной давно никто не ухаживал, а может просто в сравнении с собой предыдущим нынешним он мне нравился больше. Тоже не знаю. Но даже если его новое поведение - лишь маска, лучше бы он ее больше не менял!
   Мы много говорили. В основном о моем мире, конечно. Михельриона живо интересовало все вокруг, для него каждая мелочь, привычная мне, была в новинку. Но он очень быстро адаптировался. Как и Райхарс. Меня с самой первой встречи поразило их умение сходу приспосабливаться под любые условия. Ворон пояснил, что за это им стоит быть благодарными Шандрагалу, их наставнику. Он обучил их многим полезным вещам, которые не раз спасали им жизнь. Даже привел пару примеров, из которых я поняла, что жизнь в их мире была не из легких, да и сам по себе тот мир опасен и агрессивен.
   О себе грифон рассказывал очень мало, умело съезжая на другие темы. О дроу и того меньше. А когда я пыталась настоять, вновь предлагал игру "ответ - желание". Меня пока не настолько сильно мучило любопытство, так что я неизменно отказывалась. Хватало и того, что я итак в его должницах. Тему второго желания ни он, ни я не поднимали, но рано или поздно он точно что-нибудь потребует, и мне оставалось лишь надеяться, что это случится не скоро.
   - И все-таки, как получилось так, что ты совсем не знаешь города, хотя каждый день уходишь куда-то вместе с Райхарсом?
   Я уже не раз задавала ему этот вопрос, когда Миша принимался удивляться совсем уж обыденным вещам. Сейчас мы стояли у рекламного плаката, анонсирующего премьеру фантастического фильма, и грифон вот уже минут десять недоуменно пялился на красочное изображение. То ли зрелище его настолько увлекло, то ли я уже достала его повторением одного и того же, но Ворон соизволил ответить:
   - Зверь предпочитает тайные ходы, а у вассс под городом весьма любопытные лабиринты.
   Это он о метро? Или... не только?
   Мне вдруг вспомнилось, в каком виде дроу заявлялся первое время после прогулок. Разводы грязи на ковре... и отвратительный запах нечистот. Канализация?!
   От пронзившей догадки передернулась и отшатнулась от Михельриона, вызвав у него снисходительную улыбку. Знала бы раньше, куда заносит этих дурных иномирцев и от какой гадости по их милости приходилось отмывать квартиру!
   - Не знаю, что ты подумала, - в голосе крылатого проскользнула ирония, однако тут же пропала, - но лично я предпочитаю чистые места, есссли есть возможность выбора.
   Не знает он, ага. Как же тогда догадался, о чем я думаю?
   - У тебя очень выразительная мимика, - пояснил грифон на мои удивленно вздернутые брови.
   Хмыкнула. Типа и без слов понятно, да? Ладно, сделаю вид, что поверила.
   - Райхарс, значит, брезгливостью не страдает?
   - С его-то воссспитанием? Какая уж тут брезгливость, - тоже хмыкнул Михельрион.
   Ну да, помню-помню: тяжелое детство в приюте и не менее тяжелое взросление при изверге-наставнике. Удивительно, что дроу вообще хоть какие-то элементарные социальные нормы знакомы.
   - А у тебя воспитание разве другое?
   Они же вроде одним сумасшедшим обучались.
   - Мое детство прошло в иных усссловиях, - туманно отозвался Миша, вновь погружаясь в созерцание плаката.
   - Каких?
   - Прямо противоположных, - отрезал он, четко давая понять интонацией, что расспрашивать дальше бесполезно. Хотя хотелось. Очень.
   Противоположные условия - это при любящих родителях и в богатой семье что ли? Тогда почему он сбежал? Раньше меня не сильно интересовала биография крылатого, а теперь вот стало жуть до чего любопытно! Правда, платить желаниями за ответы я все равно была еще не готова, поэтому решила отложить расспросы до лучших времен. Постепенно обязательно выведаю. Если раньше не избавлюсь от соседства обоих.
   - Черноглазка!
   Поморщилась. Его сейчас только не хватало! Обернувшись на привычный оклик знакомого голоса, наткнулась взглядом на приближающегося Диму, выгуливающего очередную даму. Марина, кажется. Или Ксюша. Не помню.
   - Привет! - сверкнул белозубой улыбкой братец и заинтересованно оглядел грифона, предположив: - Вася?
   Привязались же они все к этому имени! Будто других нет!
   - Михаил, - поправила его и представила в ответ грифону, нехотя оторвавшемуся от афиши: - Мой брат Дмитрий и его...
   - Девушка, - подсказал на мою заминку Дима.
   Ну да, кто ж еще. Они все его девушки, пока друг о друге не знают.
   -...и его девушка... - перевела взгляд на спутницу любвеобильного брата и поняла, что не смогу назвать ее имени, потому что боюсь ошибиться. Черт! Надо было вообще о ней не говорить, сама бы представилась, если б захотела.
   - Диана, - подсказала она. Понятливая, надо же.
   Вот только я напрочь не помню никаких Диан в числе поклонниц Дмитрия. Новенькая? Хотя лицо ее мне знакомо...
   - А как же Вася? - вырвал из размышлений братец. Ну, и где его чувство такта? С его стороны подло упоминать посторонние имена, когда я в обществе другого мужчины. Он как никто должен это понимать! А если бы у меня было реальное свидание?
   - Я за него, - не растерялся Михельрион, протягивая Димке руку. - Рад познакомиться.
   - Взаимно, - не самым доброжелательным голосом отозвался тот, пожимая предложенную ладонь, причем, судя по побелевшим костяшкам пальцев обоих, рукопожатие получилось довольно крепкое.
   С трудом удержалась от того, чтобы в очередной раз хмыкнуть. Опять он за свое! Братья всегда гоняли от меня ухажеров, а самых настойчивых немилосердно испытывали. Максима, кстати, они тоже недолюбливали, но хотя бы терпели.
   - Так с Васей-то что? - не унимался брат, украдкой разминая пальцы после долгого рукопожатия, и с интересом переводя взгляд на меня.
   - Я же сказал. Я. За. Него, - терпеливо и едва ли не по слогам повторил грифон.
   И ведь почти не соврал. Он, действительно, присматривает за мной в отсутствии Райхарса.
   - Так вы встречаетесь? - по-своему понял Дмитрий.
   Ответили мы одновременно, вот только во мнениях не сошлись:
   - Да.
   - Нет!
   Хмуро уставилась на Ворона. Он понимает, на что меня подписывает своим согласием? Родня от Васи все никак отойти не может, а тут второй нарисовался. Впрочем, Дима - не сплетник, так что, возможно, все еще обойдется.
   - Вот как, - ухмыльнулся брат. Смерил меня насмешливым взглядом и прищурился на Михельриона. - Обидишь мою сестру, я тебе глаза натяну не только на то место, на котором обычно сидят, а на самые пятки. Надеюсь, ты меня понял?
   Ворон иронично выгнул бровь, но смолчал. Я видела, с каким трудом он удерживается от насмешливой улыбки. Да уж, с его стороны подобные заявления Дмитрия выглядят не иначе, как нападками моськи. Надеюсь, брату не представится повода и возможности реализовать свои угрозы, он ведь даже вообразить себе не может, на кого наезжает. А Дима, удовлетворившись молчанием Миши, вновь развернулся ко мне и огорошил:
   - Влад очнулся.
   У меня от этой жизнеутверждающей новости дыханье сперло в прямом смысле слова.
   - Рада за него, - осторожно ответила. Кто бы знал, каких трудов мне стоило скрывать напряжение!
   - Я тоже, - кивнул Димка. - Не хочешь его навестить? Он о тебе спрашивал.
   - Обо мне? - голос не дрогнул, за что я собой гордилась, но подавлять панику становилось все труднее. Если Князев рассказал, чем закончилось наше свидание, то... А впрочем, чего я боюсь? Мне теперь ССКА покровительствует, так что ничего хуже со мной уже не случится. Ведь именно им-то я и опасалась попасться.
   - Переживал, все ли с тобой в порядке, - пояснил брат. - Сказал, последним помнит, что с тобой говорил, а потом как отрезало, и очнулся уже в больнице. Ты точно не знаешь, что произошло?
   Все еще подозревает, хоть наши с Князем показания и не сильно расходятся. Я боялась, что Влад поведает больше подробностей.
   - Я рассказала тебе все, что могла, - не соврала, намеренно избегая словосочетания "все, что знаю". Я действительно не могу рассказать больше.
   По глазам видела, что Дмитрий не поверил. Опять.
   - Знаешь, что самое странное? - с непонятной интонацией протянул он. - Частный детектив, которого я нанял, отказался от расследования. Ни с того ни с сего, не объясняя причин, даже деньги вернул без вопросов. И другие не хотят браться за него. Полиция тоже закрыла дело, а когда я попытался настоять, просто послали меня не в самой вежливой форме. Представляешь?
   И такой внимательный взгляд на меня, словно я в курсе всего происходящего. Нет, я, конечно, догадываюсь о причинах, вот только Диме их разъяснять не стану.
   - Беспредел, - резюмировала его слова, высказывая свое "недовольство" нашими правоохранительными органами.
   - Не то слово, - согласился брат, едва заметно поджимая губы. Все-таки он мне не верит. Правильно, в общем-то. Но, черт возьми, почему он не может последовать примеру разумных следователей и забить на происшествие с Владом?! Как же не хочется, чтобы он ввязывался в ту мистическую дрянь, в которой прочно завязла я!
   - Надеюсь, ты не собираешься начинать собственное расследование? - с тревогой покосилась на брата.
   Он лишь пожал плечами. Я знала, что может значить этот жест.
   - Дима, зачем? Даже полиция отказалась, значит, дело безнадежно!
   - Влад - мой деловой партнер, нападение на него - угроза нашему общему бизнесу. Кроме того, он - мой друг. Так что я не могу оставить случившееся без внимания. Это уже дело принципа!
   Я вздохнула и отвела взгляд. Его можно понять. Наверно, на месте Дмитрия я действовала бы также, и вряд ли кто-нибудь смог бы меня отговорить. Так что даже пробовать не буду, моя настойчивость может вызвать только лишние подозрения. Единственное, что я могу сделать для брата - попытаться вступиться за него перед ССКА и своими иномирцами. Почти невыполнимая задача, учитывая характер последних.
   Мы обменялись еще несколькими малозначащими фразами, в основном о родне, а после распрощались. Перед уходом Дима еще раз напомнил грифону, чтоб берег меня, как фарфоровую вазу, а мне ехидно пожелал личного счастья. Впрочем, я в долгу не осталась и вернула ему пожелание, украдкой покосившись на Диану, так и не проронившую ни слова за все время разговора. Пожалуй, она мне даже нравится. Терпеливая и вроде на дуру не похожа. Хотя может оказаться стервой, но это уже не мои проблемы.
   - Интересссная девушка, - внимательно смотря вслед удаляющейся паре, задумчиво протянул Михельрион.
   Взглянула на него с удивлением.
   - Приглянулась?
   Может хоть, наконец, отстанет, а то не нравится мне тенденция, складывающаяся в наших отношениях. Он словно приручает меня к себе. Медленно, но, должна к своему неудовольствию признать, вполне эффективно. Я уже не отношусь к нему с тем негативным предубеждением, как в начале нашего знакомства.
   - Она не человек, - неопределенно дернул плечом Миша, заставив меня второй раз за последние несколько минут разучиться дышать. - Вернее, не совсссем человек.
   - Ты хочешь сказать, у нее... есть магические способности?
   Ворон ответил не сразу, задумчиво хмурясь. Из-под полы плаща на мгновение выглянула пушистая кисточка хвоста, нервно хлестнула воздух и спряталась обратно.
   - Тут что-то другое, - наконец, покачал головой он. - Не ссспособности, не предрасположенность к магии... не знаю... У нее аура простого человека, но мысли... Она знает плетения. Ее сссловно учили магии, готовили принять дар. Вот только у нее нет магической энергии, ей никогда не стать полноценным магом.
   Склонив голову по-птичьи набок, грифон нахмурился сильнее и выдал резюме собственным размышлениям:
   - Ссстранно.
   А мне почему-то сразу вспомнился преступник Николай Ряхин с его внезапно открывшимися паранормальными способностями и таинственная организация, сделавшая из него монстра.
   Первым порывом было - бежать за братом и выдергивать его из лап странной девицы, но разум удержал от импульсивных действий. Все-таки наука Райхарса не прошла даром. Думай, прежде чем сделать, говорил он. И я подумала. Рано разводить панику. Диана пока еще человек и ее связь с неприятной организацией всего лишь мои предположения, которые могут не оправдаться. Да и вполне возможно, что она не продержится подле Димы долго, а что с ней станет потом - меня не касается.
   - Ты сказал про ее мысли, - пронзила меня совсем другая догадка. - Ты читаешь чужие мысли?!
   Он сделал вид, что не услышал, и вдруг заинтересовался очередным рекламным плакатом.
   - Мне любопытно побывать в ваших кинотеатрах. У нассс такого нет, - зачем-то поскреб он афишу вмиг отросшим когтем и глянул искоса, игриво бросив: - Сводишь меня?
   - Ты читаешь мысли! - уже утвердительно, с долей возмущения повторила, не отреагировав на смену темы и прилюдную демонстрацию когтей.
   Чертов менталист, он, что же, знает все, о чем я думаю?!
   Ворон поморщился.
   - Делать мне больше нечего - знать всссе твои мысли, - проворчал он, только подтверждая мои выводы. - Это, между прочим, весьма нелегкое и зачастую неприятное занятие. Знаешь, сколько хлама в чужих головах? И как быссстро мелькают в ней слова и образы? Я бы давно свихнулся, читая все. Да и, кроме того, залезть сходу в глубинные слои сознания без дополнительных плетений и физического контакта - невозможно. Так что можешь не переживать за сссвои сокровенные желания и тайны. Я вижу лишь поверхностные мысли, и то только тогда, когда специально смотрю.
   Вот ни капельки не успокоил! Все равно неприятно осознавать, что он в любой момент может предугадать сиюминутные порывы и стремления. Интересно, а мои планы на них с дроу, ему известны? Судя по мгновенно проявившейся на его лице кривой ухмылке, да. Вот же... досада!
   Они появились внезапно. Выскочили из-за высаженной вдоль широкой площадки живой изгороди и с громкими воплями бросились на меня. Конечно, я с моими начисто потрепанными нервами вполне искренне перепугалась и даже вскрикнула, инстинктивно метнувшись под защиту Михельриона. А они рассмеялись, весело и заразительно. Боже, ну какие же они еще дети! Хоть и вымахали уже под два метра ростом.
   Кирилл и Никита - мои младшие братья-близнецы по матери - всегда отличались шальным и шкодливым характером. Слишком многое им позволялось, как в детстве, так и теперь. Они росли любимцами, когда мы с Димой уже выпорхнули из родительского гнезда. И если бы не трагическая гибель в автокатастрофе их отца и второго мужа моей матери Александра Орлова, братья до сих пор были бы беззаботными баловнями, а так им очень быстро пришлось учиться самостоятельности. Конечно, несвоевременная потеря любимого отца не могла не отразиться на психике близнецов, для них трагедия стала настоящим ударом. Я очень рада, что мне не довелось жить с ними под одной крышей, потому что даже моя властная мамочка не всегда спокойно выдерживала выходки парней и, насколько мне известно, с огромным облегчением сплавила их в общежитие при институте, едва они поступили туда год назад.
   - Совсем ополоумели?! - праведно возмутилась, обнаружив себя... едва ли не висящей на шее грифона. Попыталась отстраниться, но этот крылатый гад меня не пустил, обвивая талию рукой словно стальными оковами. Смерила его гневным взглядом, но вырываться не стала, не желая позориться перед братьями.
   - Мирка, ну, чего кричать-то сразу? - совсем не раскаялся Кир.
   - Мы же просто пошутили! - поддержал его Ник.
   - От ваших шуток поседеть недолго или инфаркт заработать! - фыркнула я, но уже не зло. Юмор у них всегда был специфический, и это не первый раз, когда они меня вот так вот встречают, только реагировала я прежде совсем по-другому.
   - Ты раньше как-то спокойнее была, - вторя моим мыслям, прищурился Никита и подозрительно присмотрелся к Ворону, особо тщательное внимание уделив руке на моей талии.
   Кирилл повторил взгляд брата и задал вполне ожидаемый вопрос, кивнув на Михельриона:
   - Твой Вася?
   Вздохнула. Как же я ненавижу сплетни! Особенно семейные.
   - Миша, - коротко представила. Их имена называть не стала, грифон, наверняка, уже покопался в чужих мозгах, так что должен быть в курсе, кто перед ним.
   - Аааа, - многозначительно протянули близнецы и загадочно переглянулись.
   Даже думать не хочу, какая шальная мысль пришла в их дурные головы! Судя по смешку Ворона, ничего путного там не зародилось. Да и последующие слова Кирилла лишь подтвердили догадку:
   - Тоже твой?
   Вздохнула второй раз и совсем не удивилась, когда крылатый подтвердил:
   - Тоже.
   Он что, нарочно? Теперь сплетен, определенно, станет в два раза больше. Младшие - это не Дима, они точно проболтаются матери. Впрочем, они все равно сделали бы тот же самый вывод, даже промолчи мы оба. Отнекиваться - тем более лишь сильнее подтвердить их мнение.
   Снова попыталась ненавязчиво вывернуться из рук грифона. Бесполезно.
   - А вы почему гуляете? - перешла в наступление. - Вам к экзаменам готовиться разве не надо?
   Конец весны - начало лета - самый разгар сессии, насколько мне известно.
   - А у нас вчера был! - парировал Кир.
   - К следующему завтра готовиться начнем, - как водится, закончил его фразу Ник.
   Но надолго они все равно не задержались. Их кто-то окликнул, и братья, каждый наградив Михельриона еще по одному подозрительному взгляду, поспешили навстречу знакомому, забыв даже попрощаться.
   - Пусти! - прошипела Ворону, едва близнецы отошли на приличное расстояние.
   Однако вместо того, чтобы послушаться, он развернул и прижал меня к себе, обвивая талию уже обеими руками. Мгновение гипнотизировал синими очами, а потом стал медленно склоняться к моему лицу. Я отвернулась, и его губы скользнули лишь по щеке, что, впрочем, крылатого совсем не смутило.
   - Твои родственники мысленно уже уложили нас в одну поссстель, - зашептал он на ухо, - а через пару дней, когда узнают остальные, они нас еще и поженят.
   Дернулась. Снова безуспешно.
   - И что?! - продолжила возмущенно шипеть. - Они уже давно думают то же самое про нас с Райхарсом. Но мы же с ним не целуемся!
   Миша откинул голову назад и расхохотался, а когда отсмеялся, не без иронии признался:
   - Хотел бы я на это посссмотреть!
   - Зависть не замучает? - едко прокомментировала.
   - Ревновать к Зверю? - фыркнул он. - Глупость!
   Почему?
   - Потому что он не воссспринимает игрушки как объект сексуального влечения.
   Я - не игрушка! Я - личность!
   - Но ему ты этого еще не доказала.
   А хочу ли теперь доказывать, зная, что могу лишиться интимной неприкосновенности?
   Смешок Миши привлек внимание, и я сообразила... что давно не говорю вслух.
   - И не надо, - явно веселился крылатый. - Яркие эмоции буквально выталкивают мысссли на поверхность сознания.
   Кроме того, присутствует тот самый физический контакт, о котором он говорил ранее.
   - Ты, кажется, в кино хотел, - напомнила, пытаясь отвлечь мужчину от щекотливой темы.
   Он, как ни странно, смену темы охотно поддержал, без напоминаний разжал объятия и позволил увлечь себя в кинотеатр. Фильм посмотрели без происшествий, и грифону он вроде даже понравился. По крайней мере, увлеченный просмотром, он забыл про мое существование и больше не делал попыток приставать.
   На улицу мы вышли, когда над городом уже повисла ночная тьма, разбавленная прибывающей луной и редкими звездами. Через неделю наступит полнолуние... а уже дня через три-четыре у Райхарса начнет портиться настроение.
   Поежилась от неприятных воспоминаний, и тут же ощутила на своих плечах теплую ткань.
   - С ума сошел?! - в ужасе уставилась на невозмутимо расправившего крылья Михельриона, быстро скидывая щедро отданный плащ и пытаясь набросить его обратно на грифона. - Тут же полно народа!
   - У меня сссовсем затекли крылья, - пожаловался он, и, блаженно зажмурившись, с наслаждением их расправил, лишь чудом умудрившись никого не задеть в выходящей из кинотеатра толпе.
   Вопреки моим опасениям воплей ужаса не послышалось. Казалось, люди совсем не замечают, что у них под носом мелькают черные перья. На Ворона обращали внимания не больше, чем на остальных вокруг. Тот самый "отвод глаз", о котором когда-то рассуждал Райхарс?
   - Прекрати! - не сдалась я, продолжая безуспешные попытки по возвращению Михельриону приличного вида.
   В итоге плащ у меня отобрали и снова водворили его на мои плечи вместо хозяйских.
   - Расслабься, милая, - грифон еще и приобнял одной рукой поверх своей вещи для надежности, чтоб уж точно прекратила отбрыкиваться. - Никто не заметит. А ты замерзла.
   Люди, может, и не заметят, а камеры видеонаблюдения? В таких местах на них обычно не скупятся.
   - Мне не холодно, - возразила, поспешно увлекая Ворона в ближайший переулок, подальше от многолюдных и охраняемых мест.
   - Ты дрожишь, - не согласился он, послушно следуя за мной, но уже через несколько шагов ненавязчиво перехватывая инициативу ведущего.
   - Только не говори, будто не понял, что моя дрожь не от холода!
   Всему виной память о прошлом полнолунии и безумстве во взгляде Райхарса, запугивающего звериными когтями.
   Миша отвел взгляд. Понял, конечно, менталист проклятый!
   - Постарайссся меньше перечить ему в такие дни, - посоветовал он.
   "Такие дни"... Критические, ага. Совсем как у женщин, раз в месяц.
   Грифон поперхнулся воздухом, скосил на меня веселящийся взгляд и ехидно хмыкнул.
   - Только при нем так... даже не думай.
   Насторожилась.
   - Он что... тоже мысли читает?!
   - В некотором роде, - уклончиво ответил Михельрион.
   Воздуха вдруг стало не хватать. Мне на мгновение представилось, что Райхарс знал все... Все, что я думала и чувствовала. Все, что замысливала против него. Все мои планы, стремления и расчеты.
   - Не нассстолько, - оборвал разрастающуюся панику Ворон, внимательно за мной наблюдая. - Шандрагал, конечно, учил нас обоих, но у Зверя магическая энергия другого вида, и ментальные плетения даются ему крайне непросссто.
   И слава Богу!
   - Вас учил наставник. Он тоже...
   -... читает мысссли, - перебил крылатый, закончив за меня фразу. - Одна из причин, по которым он приютил меня и даже стал обучать - моя предрасположенность к ментальной магии. Шандрагалу нужен приемник его знаний и искусства.
   - Зачем ему тогда Райхарс?
   - Я рассказывал, - укоризненно глянул на меня Михельрион. - Зверь - его главный эксперимент.
   И только? Впору начинать жалеть дроу.
   - Не только, - нехотя признал Ворон. - Зверь гениально перенял другую часть магического искусства Шандрагала и, я уверен, ссскоро превзойдет учителя.
   - В чем же?
   Грифон смерил меня оценивающим взглядом, решая, стоит ли рассказывать. Я, хоть и разрывалась от любопытства, не торопила и не давила, прекрасно понимая, что не смогу заставить выдать информацию, если Миша сам не захочет. А обменивать на желания не стану.
   - В алхимии, - все-таки признался крылатый и вдруг остановился, констатировав: - Пришли.
   - Куда? - растерянно огляделась.
   Нас окружала темная подворотня. Самая глухая подворотня, какую мне доводилось видеть. Ни одного фонарного столба, заваленная мусором помойка неподалеку, глубокие выбоины на подъездной дороге и старое разлапистое дерево, угрожающее свалиться в любой момент. Но самое примечательное во всем "великолепии" - старая пятиэтажка с растрескавшейся краской на стенах. Дом печально взирал на окружающий его пейзаж пустыми глазницами окон, большинство из которых щерились разбитыми стеклами. При одном взгляде на ветхую громаду становилось понятно - она давно определена под снос, и ни одного живого человека внутри не найти, разве что группку бомжей. Не думала, что в нашем огромном городе, где не осталось места под строительство, можно обнаружить что-то подобное. Пофилософствовать о том, почему дом все еще стоит, не дал Михельрион, ответивший на мой вопрос:
   - На свидание.
   - Что? - ошарашенно уставилась на него.
   Издевается?!
   - С Николаем Ряхиным, - дополнил свой ответ Миша.
   Не понимаю.
   - Откуда ты знаешь, что он будет здесь? Сейчас?
   - Надо внимательнее относсситься к тому, что читаешь, - укорил грифон. - У него здесь тайное логово.
   Ах, да! Кажется, припоминаю. В документах, предоставленных ССКА, было что-то подобное... Но как Ворон нашел место? Утверждал же, что город не знает, лжец!
   - Мы со Зверем успели разведать... его тропами, разумеетссся, - стал оправдываться крылатый. - И пометили нужное место магическим маяком, ориентируясь на который можно выйти к нему любыми другими дорогами. Так что не обвиняй меня незаслуженно, я еще ни разу тебе не сссолгал!
   Откуда столько возмущения? Неужели ему так важно мое мнение?!
   Михельрион фыркнул. Я тоже. Ну, не верю я в его искренность! Не верю!
   - Ты же говорил, что я не готова, чтобы идти с вами. Зачем тогда притащил "на свидание" с Ряхиным?
   - Ты не готова. Я и сссейчас так думаю, но ты сама хотела поучаствовать.
   - Да неужели?! Ты ничего не перепутал?
   Насколько помню, отбрыкивалась от такой чести изо всех сил.
   - Посссле всего, что ты узнала об объекте? - в голосе грифона скользнула усмешка, и он уверенно заявил: - Ты хотела.
   Ненавижу менталистов! Даже больше, чем дроу.
   Положа руку на сердце, он ведь прав. Где-то в глубине души мне хотелось увидеть, как Ряхина постигнет заслуженная кара. Но увидеть - не значит участвовать самой! Да и что я могу?!
   - Просссто стой здесь и жди, - выдал инструкцию Ворон, от которой захотелось неприлично ругаться. Так вот, что за роль они определили мне в предстоящей охоте!
   Они решили использовать меня как приманку! Сволочи!
   - С чего ты взял, что Ряхин на меня клюнет? - еле сдерживая злость, едко полюбопытствовала. - Он же исключительно местью озабочен, а я ему не то, что дорогу не перебегала, в жизни ни разу не встречала!
   - Не только он умеет сссоздавать иллюзии, - криво улыбнулся Михельрион.
   Ну, прекрасно! Выходит, вместо меня тот сумасшедший увидит очередную жертву? Очень обнадеживает, ага.
   - Не бойссся, милая, - шепнул грифон, снимая с моих плеч свое пальто. - Я страхую.
   И резко взмахнув крыльями, взмыл вверх, в мгновение ока растворяясь на фоне темного неба.
   Вот совсем не упокоил, а только сильнее напугал! Страхует он, видите ли. Лучше бы сам приманкой поработал.
   Интересно, Райхарс тоже уже здесь, или на его помощь можно даже не рассчитывать?
   Говорить, что мне было страшно - не сказать ничего. За последнее время я пережила столько страха, что, казалось, давно должна была привыкнуть к нему. Однако на сей раз это был какой-то другой, новый оттенок. Сердце билось так, что за его стуком я даже собственных мыслей не слышала. Казалось, что вот-вот из этого ветхого домишки или из-за низко нависших веток старого дерева, или еще откуда-то выскочит тот жуткий мужик с фотографии и... Что "и", представлять не хотелось. Как и вообще здесь находиться. Но я не двигалась с места и ждала. Ждала и боялась.
   Не знаю, сколько прошло времени: пять минут, час, может больше... В конце концов, мне надоело, и я сделала решительный шаг прочь, наплевав на охотничьи планы иномирцев.
   Наивная. Кто бы дал мне уйти?
   Появление Райхарса, вынырнувшего из подъезда, не удивило, лишь заставило поморщиться. Следит гад ушастый, как я могла усомниться!
   Он неспешно приблизился с видом полноправного хозяина жизни. Как только засветиться не боится? А ну как заметит его Ряхин, и что тогда?
   Остановился подле меня, уставился изучающе. Я напряглась - не к добру его задумчивость, наверняка ведь гадость какую-то на меня мысленно прикидывает. А он вдруг руку протянул, ладонью вверх, приглашающе. Захотелось бежать от этой руки куда подальше - не в характере дроу так вот запросто галантными жестами раскидываться, да и ситуация как-то не располагает.
   - Идем, - доброжелательно улыбнулся эльф, и я чуть было рот от удивления не раскрыла. Я точно Райхарса перед собой вижу?
   Пригляделась внимательнее. И к руке, и к ее хозяину. Что-то было не так. Определенно.
   - Ну же? - подтолкнул к решению Зверь - удивительное дело - не приказывая, а скорее прося.
   В какой-то момент показалось, что я вижу странные бесцветные тонкие ленточки, тянущиеся от его ладоней. От него вообще... и, как ни странно, от меня тоже.
   Тряхнула головой, отгоняя галлюцинации. Нельзя так зрение напрягать! И нервничать.
   - Не бойся, - выдал дроу совсем уж странную фразу.
   Нет, это точно не Райхарс! Он бы никогда такого не сказал.
   Ленточки не исчезли, наоборот, стали приобретать четкость и сплетаться между собой, образуя дивные узоры. Даже зажмурившись и снова открыв глаза, я не избавилась от видения. Что это?
   - Идем, - все также мягко повторил эльф, а потом выдал то, чего я никогда в жизни даже в самой смелой фантазии не ожидала от него услышать: - Пожалуйста.
   Сознание мгновенно пронзила яркая вспышка озарения. Ну, конечно! Как же я сразу не догадалась? Ряхин. Я вижу перед собой всего лишь иллюзию Райхарса, а не самого дроу. Да ведь достаточно было сразу обратить внимание на речь, с первых слов! В его голосе, пусть и очень похожем по тембру, нет ни одной шипящей или рычащей интонации.
   Стало еще страшнее. Что если Михельрион, несмотря на обещание, не успеет? Он прячется где-то наверху, возможно, на крыше, а убийца всего в шаге... Ему, определенно, потребуется гораздо меньше времени, чем грифону.
   Протянула дрожащую руку монстру, скрывающемуся под личиной другого чудовища, осторожно вложила свои холодные пальцы в его ладонь, тут же цепко сжавшую их. Ощущение захлопнувшегося капкана невыносимо давило на натянутые нервы, но я послушно сделала шаг за Ряхиным. Надеюсь, иномирцы знают, что делают, и все просчитали. Хотя с моей стороны весьма глупо так слепо полагаться на них. Когда я стала настолько им доверять?!
   "Дроу" повел меня обратно к подъезду, из которого появился минуту назад. У самых дверей я бросила последний отчаянный взгляд на небо, но кроме насмешливо подмигивающих звезд и все той же прибывающей луны ничего больше не разглядела.
   Внутри царил абсолютный мрак, так что пришлось покрепче уцепится за Ряхина, чтобы не навернуться с лестницы и не свернуть себе шею раньше времени. Если, конечно, это не в планах моего предполагаемого убийцы. Но нет, он очень осторожно поддержал меня и помог не споткнуться. Пока в полной тишине поднимались по лестнице, я усиленно вспоминала настоящее лицо Николая Ряхина с фотографии, чтобы не видеть на его месте другого. Ну, или если и обманываться иллюзией, то хотя бы его собственной. Мы дошли до площадки третьего этажа, мой спутник, разглядеть ожидаемые изменения в котором пока не позволяла окутывающая нас темнота, услужливо распахнул одну из четырех дверей и жестом пригласил войти.
   Что-то неуютно мне от его молчания. Знать бы еще, кого он во мне видит и как себя вести, чтобы его не спугнуть.
   - Ты не удивлен моим появлением, - осторожно обронила, переступая через порог.
   - Я ждал тебя, - спокойно ответил он, проходя за мной и плотно затворяя дверь.
   Щелкнул замок, окончательно накрывая ощущением безвыходной западни, и одновременно в комнате вспыхнули несколько свечей, заставив вздрогнуть. Немного нервно оглядевшись, констатировала, что он действительно ждал, а Михельрион очень точно охарактеризовал эту встречу как свидание. Почти все пространство обшарпанной комнатки с отклеившимися в некоторых местах обоями занимал стол, укрытый нелепо праздничной кружевной скатертью, чуть колыхающейся от сквозняка, с изысканной сервировкой на две персоны. Бутылка вина и расставленные повсюду свечи недвусмысленно намекали на романтическую атмосферу, словно Ряхин не жертву в дом привел, а возлюбленную.
   Кого же все-таки грифон заставил его во мне увидеть?!
   - Располагайся, - галантно предложил Николай и отодвинул для меня стул.
   Сразу отчего-то вспомнилась известная фраза: "Я убью тебя нежно". Украдкой передернула плечами. Ну, и ассоциации лезут в голову!
   Между тем, моя рефлексия с воспоминаниями нужного лица помогла, хотя и не совсем так, как я рассчитывала. В колеблющемся свете свечей Ряхин уже не выглядел как дроу, его черты лица смазались и будто "плавали", перетекая из одной формы в другую. Смотрелось жутко, но хотя бы образ Райхарса растворился окончательно, что не могло не радовать. Все-таки видеть его, пусть и осознавая, что передо мной другой человек - напрягало без меры.
   Николай устроился напротив, разлил вино по бокалам и протянул один мне. Я взяла, не торопясь, повертела в пальцах, наблюдая, как красная жидкость скользит и стекает по хрустальным стенкам. Отпивать остереглась, мало ли какую отраву он туда сунул.
   В голове крутилась только одна паническая мысль - почему иномирцы медлят?! - и отчетливое осознание того, что надо тянуть время. Только как? Вдруг ляпну что-нибудь не то, и Ряхин заподозрит подставу? Но и молчать дальше смысла не было.
   Он тоже не спешил начать разговор, только смотрел, так внимательно, будто наглядеться не мог и хотел запомнить каждую черточку перед расставанием. Ну, вот точно зазнобу сердца своего во мне видит! Интересно, ее то за что убить хочет?
   Еще минута в напряженных размышлениях и я, наконец, решаюсь. Почему бы не использовать шанс, раз уж мне выдался случай? Когда еще удастся поговорить с монстром, созданным той загадочной организацией? Надеюсь, никогда. Поэтому тем более надо воспользоваться возможностью. Я, конечно, не актриса, но...
   - Где ты был все это время? - вопрос, на мой взгляд, достаточно безобидный и, как фундамент предстоящего разговора, вполне сойдет, тем более что дает возможность выяснить границы дозволенного любопытства моего образа.
   - Скучала? - криво и как-то очень неприятно улыбнулся собеседник.
   Не совсем тот ответ, который я ожидала.
   Продолжим.
   - Ты пропал.
   - Видишь ли... - протянул он. А взгляд у него все-таки жутко неприятный, от такого хочется забиться в самый дальний угол. Благо у меня уже иммунитет на пугающие гляделки благодаря Райхарсу, с дроу все равно никому не сравниться. - Там, где я "был все это время", не так просто поддерживать связь с внешним миром.
   Удивленно вздернула брови. Как интересно!
   - Ты же сбежал из тюрьмы.
   Хотя даже там позволяют свидания.
   Ряхин усмехнулся.
   - В нашем мире, оказывается, есть организации пострашнее тюрьмы.
   Да уж знаю! И не в нашем мире, кстати, тоже.
   - Вот как? - в голосе только вежливый интерес, он не должен догадаться, насколько мне любопытно. Ну же, расскажи мне!
   - Тебе понравится Орден, уверен, - его и без того кривая ухмылка стала совсем безобразной.
   Так вот оно что! Вовсе не убить он свою зазнобу хочет, а утащить к сумасшедшим экспериментаторам, чтобы они сделали из нее монстра под стать ему. Бедная девушка!
   - Орден?
   Неужели фанатики? Помешанные на религии ученые куда страшнее просто помешанных ученых.
   - Ты не пьешь вино, - вместо ответа заметил он, устремляя внимательный взгляд на бокал в моих пальцах, который я продолжала ненавязчиво раскачивать, играясь с плещущейся внутри красной жидкостью.
   Нехорошо, что он обратил внимание. Значит, в нем точно что-то подмешано.
   - Я не люблю вино, - осторожно отговорилась от напитка, поставив бокал на стол.
   - Попробуй, - пока еще вежливо попытался настоять Николай, но глаза его уже неприятно сузились, выдавая зарождающееся раздражение.
   Вот теперь я точно не стану его пить! Слишком явная угроза читалась во взгляде.
   - Не хочу, - и милая улыбка, чтобы смягчить отказ.
   Не прокатило.
   - Очень жаль, - хотя сожалением в его голосе и не пахло, - потому что тебе придется выпить.
   - Зачем? - главное, побольше недоумения и обиды в интонациях.
   Нет, не быть мне актрисой. Точно не быть.
   Ряхин резко подался вперед со зверским выражением лица, заставив испуганно отпрянуть и вжаться в спинку кресла, и жестко приказал:
   - Пей!
   Вот же упрямый психопат! Развелось командиров на мою голову!
   - Нет.
   - Не хочешь по-хорошему... - угрожающе процедил мужчина.
   Я отчетливо увидела, как пришли в движение окружающие его прозрачные ленточки - те самые, что примерещились мне на улице.
   - Пей! - повторный приказ, и ленточки устремляются ко мне.
   Когда к тебе тянут руки с нехорошими намерениями - это неприятно. Но когда к тебе с той же целью тянут бесплотное нечто, от которого даже отмахнуться нет возможности - это пугает не на шутку.
   Мгновенный выброс адреналина в крови, и я толком не успеваю понять, что произошло. Только ощущаю, причем как-то странно, по-новому. Резкая вспышка, скорее осязаемая, чем видимая, отбрасывает тянущуюся ко мне гадость, и внезапно накатывает непосильная усталость, буквально пригвоздив к креслу. А Ряхин смотрит с таким недоверием...
   - Как тебе удалось?! - потрясенно выдохнул он.
   Самой бы кто объяснил.
   Я даже ответить не могла, настолько обессиленной себя чувствовала. И дезориентированной полностью. Что, бес побери, произошло?!
   Николай отошел от потрясения первым.
   - Ты все равно выпьешь это чертово вино! - постановил он, и ко мне снова потянулись его жуткие бесплотные нити. - С остальным разберемся в Ордене.
   Вот теперь и меня шок оставил. На его место пришла паника. Не знаю, что это была за вспышка и откуда взялась, но чувствовала, что второй раз она не повторится.
   Когда ленты под аккомпанемент завывшего стража соприкоснулись с теми, что окружали меня, и к ужасу моему стали просачиваться сквозь них, от окна раздался укоризненный голос Михельриона:
   - Девушка же сссказала, что не хочет.
   Прозрачные ленты дернулись, как испуганные змеи, и отпрянули, втянувшись в Ряхина, в тот же момент, когда он развернулся на голос.
   Ворон вальяжно сидел на подоконнике с небрежно накинутым на плечи пальто, едва прикрывающим сложенные за спиной крылья.
   - Ты еще кто? - недружелюбно вопросил Николай.
   - Грифон в пальто, - серьезным тоном признался незваный гость, но уголки его губ дрогнули в еле сдерживаемой улыбке.
   Нашел время острить!
   Понятное дело, такой ответ совершенно не устроил Ряхина, и он окинул Михельриона более пристальным взглядом, заметил нашивку на упомянутом пальто и зло скривился.
   - Так вот в чем дело! ССКА все никак не уймется, - понятливо протянул он и бросил презрительный взгляд на меня: - Вот, значит, откуда у нее способности.
   Способности? Та вспышка - мои хваленые магические способности? А прозрачные ленточки, выходит, вовсе не галлюцинация, а энергетические нити, о которых рассказывал грифон?
   - Передай своему начальству, что Орден будет недоволен, - продолжал тем временем мужчина, обращаясь к Мише, и кивнул в мою сторону: - А ее я все равно заберу!
   В следующую секунду он, несмотря на тщедушность комплекции, легко перевернул в сторону разделяющий нас стол, и метнулся ко мне. Почему-то с ножом, предусмотрительно захваченным все с того же стола. Я только и успела беспомощно отгородиться руками в защитном жесте, а с моего запястья, где ютился Барсик, полыхнул короткий всполох огня прямо в лицо приближающемуся убийце. Ряхин взвыл, хватаясь свободной рукой за опаленную кожу, а я в обалдении уставилась на змея, из пасти которого вилась тоненькая струйка дыма. Нет, он - не змей. Он - самый настоящий дракон!
   - Ах, ты - тварь! - прошипел Николай. Совсем не похоже на акцент Райхарса или Михельриона, так - бледная пародия, и совсем не страшно. А вот то, что теперь он решил ножом своим воспользоваться прицельно - испугало. В очередной раз.
   Короткий замах, и убийца снова вскрикнул, роняя оружие, когда в его запястье вонзился знакомый кинжал.
   - Тебя не учшшили не ломать чужие игрррушшшки? - раздался от двери голос со столь привычным акцентом, но я итак уже догадалась, кто там стоит, по необычному двойному лезвию прилетевшего клинка, поэтому не обернулась, а с каким-то мстительным удовольствием рассматривала, как алые капли стекают по раненой руке и падают на старый отслаивающийся паркет.
   Ряхин бросил затравленный взгляд на вновь пришедшего, потом поочередно на все также сидящего на подоконнике Михельриона и на меня. Его лицо исказилось в совсем уж безумной злобе, и он, стиснув зубы, левой рукой проворно вытащил кинжал. Замахнулся. Но снова не успел. Второй клинок повторил подвиг близнеца, вынудив Николая повторно выронить оружие с новым криком боли. Однако и это не заставило его сдаться. Мужчина потянулся нитями к покалечившему его вторую руку кинжалу. Бесцветные ленты туго обмотали рукоять, выдернули клинок из раны и развернули в мою сторону, но кинжал в тот же миг просто растаял в воздухе вместе со своей парой, чтобы в следующий миг оказаться в руках хозяина. А Ряхин словно обезумел, зациклившись на моей персоне, и вот он уже кидается на меня без всякого оружия... но оказывается неумолимо сметен мощным черным крылом.
   - Баран упертый! - фыркнул Ворон и оглянулся на меня через плечо, окинул внимательным взглядом и, удостоверившись в отсутствии видимых повреждений, вернул внимание несостоявшемуся убийце, к горлу которого уже прижимал острие кинжала Райхарс.
   - Выбирррай, как ты хочешшь умеррреть, - предложил дроу, сверля Ряхина недобрым алым взглядом. - Повфесишьссся, утонешшшь, перррережешшшь вены?
   Мда, ССКА же требовала имитации ненасильственной смерти.
   - Ты сегодня щедрый, - усмехнулся грифон. - Может просссто остановка сердца?
   - Ссслишком пррросто, - не согласился эльф.
   - Вы же - не агенты, - вдруг вмешался в их спор Николай, смотря на иномирцев расширенными от ужаса глазами. Догадливый какой, смотрите-ка! - Вы же - наемники.
   - И шшшто?
   - Я заплачу за свою жизнь в два раза больше.
   Райхарс и Михельрион переглянулись. На миг стало страшно, что они согласятся, но слаженный смех тут же унес неуместные сомнения. Действительно, зачем им деньги? Они ведь не из-за них подрядились на ССКА работать.
   - Информация! Вам ведь нужна информация по Ордену? - принялся торговаться Ряхин. - Только не убивайте! Я расскажу всё!
   Иномирцы снова переглянулись и посмотрели на мужчину одинаково снисходительными взглядами.
   - Нет, - категорично ответил за обоих Райхарс. - Выбрррал сссмеррть? Или выбрррать мне?
   - Подожди, - остановила я.
   Все трое оглянулись: дроу раздраженно, грифон заинтересовано, а их жертва с надеждой.
   Знаю, что Николая Ряхина все равно придется убить, и после случившегося, в общем-то, не имею ничего против. Но если он готов говорить, то надо же дать человеку выговориться? Тем более что информация действительно интересная и в некотором роде даже полезная.
   Сглотнула. И с чего я взяла, что они меня послушают? Если с Вороном еще можно договориться, то со Зверем...
   - Подожди, - повторила уже не так уверенно. - Я хочу узнать про Орден.
   - Сссзачем? - лаконичное от Райхарса.
   Замялась. Простой каприз здесь не прокатит.
   - Да ладно тебе, Зверь! - неожиданно вступился за меня Михельрион. - Пусссть потешит любопытство. Согласисссь, сегодня она заслужила.
   Дроу фыркнул, но промолчал. Стало быть, не возражает.
   Вот и славно.
   - Рассказывай, Коля, - строго уставилась на их... хотя нет, пожалуй, уже нашу жертву.
   Коля рассказал. Рассказал такое, что у меня волосы на голове зашевелились, и ком к горлу подкатил.
   Орден - не просто название. Это сама суть организации. Закрытое оккультное общество со строгой иерархической системой, подчиняющейся возведенному чуть ли не в ранг бога магистру, которого никто никогда в глаза не видел. Общество со своим бесчеловечным сводом правил и устоев, со своим религиозным учением. Общество, живущее лишь одной целью - создание идеального по их извращенным меркам мира и сверхлюдей.
   История Ордена началась в средние века, в самый разгар охоты на ведьм. Но в отличие от инквизиторов, адепты не жгли обвиненных в колдовстве. Они их исследовали. Ряхин не вдавался в подробности, лишь упомянул, что в хрониках, по которым его учили, описание обрядов вызывало отвращение даже у него, и он искренне считал, что несчастным жертвам лучше было угодить на костер, чем в руки адептов. Если так считал даже безжалостный убийца, то что же тогда там творили с людьми? Страшно представить. Да и не хочется, в общем-то.
   С окончанием темных времен охоты на ведьм Ордену пришлось затаиться. Его адепты действовали уже не так открыто, но своих исследований не оставили. Без вести пропавшие люди случались всегда. Открытые и массовые исследования Ордена получили свое законное продолжение во времена Второй мировой войны. В концлагерях. Вот уж где адепты смогли разгуляться! Несметное число жертв, бесчеловечные опыты над пленными... Тогда исследователи уже не заморачивались связью изучаемых с колдовством или их одаренностью. Тогда вообще пленные не были людьми, а лишь расходным материалом. Жуткое время. Мне однажды доводилось читать, что творили ученые в концлагерях. До сих пор мутит и бросает в дрожь, до сих пор не могу понять, откуда в людях может браться такая жестокость. Особенно мне запомнились опыты над близнецами, проводимые в Освенциме. Наверное, потому что у самой есть братья-близнецы...
   Ряхин сильно не углублялся в исследования Ордена. Он вообще оказался на редкость непосвященным. Лишь неофит, а не адепт, как он выразился. А потому многих тайн Ордена еще не знал. Но он все равно успел рассказать достаточно, чтобы я поняла - ночью мне не удастся уснуть из-за кошмаров.
   Хуже всего, что в наше время Орден продолжал творить беспредел. Адепты научились создавать таких как Ряхин - наделенных сверхспособностями монстров. Но как они это делали! Николай охотно поделился своим личным опытом. Под конец красочных описаний того, что с ним и еще десятком коллег по несчастью, из которых выжили лишь двое, творили ученые Ордена, я почувствовала, что задыхаюсь. Мужчина все продолжал говорить, переключившись уже на те события, которым ему довелось стать свидетелем. В какой-то я момент перестала различать произносимые им слова. Нет, я отчетливо видела, как шевелятся его губы, слышала его голос, но суть слов просто ускользала, вся речь слилась в монотонный "белый шум". А потом... Потом я позорно разрыдалась, подобрав под себя колени и уткнувшись в них лицом.
   Тут же раздались приближающиеся шаги, сопровождаемые тихим шелестом. Рядом кто-то опустился и погладил по голове. Мне было все равно. Я захлебывалась слезами. Наверное, даже рычание Райхарса и его агрессивное недовольство моей впечатлительностью не смогло бы вывести меня из внезапной истерики.
   Тяжелый вздох над головой, и кто-то решительно поднял меня на руки. Куда-то понес.
   Мне по-прежнему все равно.
   Скрип открывающейся двери, резкий поток прохладного воздуха и шелест расправляемых крыльев. И обрывок диалога:
   - А вот теперррь поговорррим о твоей сссмеррти.
   - Но вы же обещали пощадить! - испуганный голос Николая.
   - Я? - натуральное удивление Райхарса. - Я ничшшего не обещал.
   А потом мы падаем...
   Не успеваю даже испугаться, когда слышится хлопок крыльев, и нас подбрасывает вверх, обдавая еще одним жгучим порывом ветра. Мы летим.
   Слезы моментально пересыхают, и я намертво вцепляюсь в одежду того, кто меня держит. Глаза открывать страшно.
   - Не бойссся, - раздается над ухом смешок грифона, - не уроню.
   Но я не успокаиваюсь.
   Полет длился недолго. Вскоре Михельрион замер, часто замахав крыльями, после чего опустился на твердую поверхность, и только тут я решилась открыть глаза.
   Мой балкон.
   Ворон, все так же держа меня на руках, сверкнул синей вспышкой глаз. Я отчетливо увидела, как прозрачные, подсвеченные чуть голубоватым сиянием нити протянулись от него к замку, и дверь беззвучно распахнулась.
   ...А Райхарс так не умеет, иначе не стал бы в тот раз ломать дверь или постоянно ждать, пока я ему открою...
   Мы прошли внутрь, и грифон, наконец, поставил меня на ноги. Но руки с моей талии не убрал, то ли придерживая, то ли просто пользуясь случаем.
   - Успокоиласссь? - поинтересовался, заглядывая в глаза.
   Шмыгнула носом и кивнула. Умыться бы. Но отстраняться почему-то не хотелось. Вместо этого шмыгнула еще раз и уткнулась в рубашку крылатого, снова разревевшись. А он опять погладил по голове.
   - Это ничего, - сказал удивительно ласково и успокаивающе, укрывая еще и своими крыльями. - Инициация выматывает. Ты еще неплохо держаласссь.
   Подняла голову и вопросительно уставилась на грифона. Что еще за инициация?
   Он криво улыбнулся и совсем не деликатно заметил:
   - У тебя нос красный.
   Тоже мне, открытие! Если столько рыдать, не только нос покраснеет. Я сейчас, наверное, вообще красавица!
   Михельрион хмыкнул.
   - Т-ты не от-тветил, - говорить сквозь слезы и всхлипы оказалось сложно.
   - А ты разве задала вопроссс?
   Издевается. У него же все мои мысли, как на ладони.
   - Ну, положим, не все, - протянул он.
   Я только фыркнула. А он все-таки ответил:
   - Инициация твоих ссспособностей. Ты, наконец-то, открыла их в себе. И теперь сможешь сссплетать нити.
   То есть использовать магию, о которой мне столь много говорили.
   Радости почему-то не было. Наверное, она придет позже?
   Сейчас я вообще чувствовала себя выжатой как лимон. И морально, и физически.
   - Вы это подст-троили, - я не спрашивала, утверждала. Мне сразу показалась странной моя роль приманки. Зачем приманивать Ряхина, если он итак безвылазно сидел в своем логове? Иномирцы и без меня прекрасно справились бы с заданием, достаточно было отрезать жертве пути отступления. От меня вообще не было никакого толка, разве что ненадолго отвлекла внимание, и то, как показали события, иномирцы не нуждались в обманном маневре - они изначально были сильнее. Да и их медлительность... Они ведь выжидали, пока что-то случится, и только потом пришли, хотя ничего не мешало прищучить Николая в первое же мгновение.
   Михельрион отрицать не стал.
   - Зверь не зря настаивал. Он оказалссся прав, ты была готова к инициации. Он подводил тебя к ней с сссамого начала, почти с первой встречи. Ты не замечала, потому что не умела видеть нити, которые он в твоей ауре направлял в нужную сссторону. Не хватало катализатора - эмоционального толчка, который бы ссспровоцировал спонтанный выброс сил, распечатавший твои способности.
   Вот, значит, о чем был тот их спор про "готова - не готова", когда Райхарс заявил, что я иду с ними на задание. Миша до последнего не верил, что я пройду инициацию. Но дроу все же не остановил, позволив ему подвергнуть меня риску.
   Даже не знаю теперь, ругаться или благодарить.
   И вообще, зачем Райхарсу моя инициация? Что за странную игру он со мной ведет?
   - Могли бы предупредить.
   - Тогда ничего бы не получилось, - пожал плечами Ворон, всколыхнув крыльями.
   Зато я бы имела выбор. Зачем мне эта магия? Может, я не хотела...
   - Хотела, - перебил мои пессимистичные мысли грифон.
   Ненавижу менталистов! Впрочем, кажется, я повторяюсь.
   Ноги подкосились как-то внезапно, меня шатнуло, и я упала на Михельриона, начав буквально сползать по нему. Впрочем, далеко уползти он не позволил, снова подхватил на руки и перенес в спальню, уложив на кровать. Снял с меня туфли, теплую верхнюю кофту и потянулся к пуговицам блузки.
   - Ты что творишь?! - не выдержала я наглых поползновений на лишение меня одежды. Возмущение придало сил сбросить его руки.
   - Помогаю тебе раздетьссся, - невозмутимо ответил грифон, попытавшись вернуться к прерванному занятию. Так просто уступать я не собиралась, даже несмотря на то, что каждое движение давалось с трудом. Но соперник попался упорный и на мое вялое сопротивление не обращал внимания. Оставалось лишь ругаться и беспомощно отбрыкиваться.
   - Иди к черту!
   - Мне и здесссь не плохо.
   - Зато мне плохо!
   - Знаю.
   - И пользуешься?!
   Он, кажется, обиделся. По крайней мере, резко отстранился, невзирая на то, что все пуговицы уже были расстегнуты и открывали ему соблазнительный вид на кружевное нижнее белье. Уставился мне в глаза с нехорошим прищуром.
   - Я еще доссстаточно себя уважаю, чтобы пользоваться бессспомощностью женщины.
   Наклонился ближе, все так же не отрывая пристального взгляда.
   - Куда интерессснеее женщину приручать, сссоблазнять, так, чтобы она сссама пришла ко мне, сссама попросила сделать ее своей.
   Нежно провел костяшками пальцев по щеке и снова отстранился.
   - Я всссего лишь хотел помочь снять лишнюю одежду, чтобы она не мешала тебе ссспать. Сама ты вряд ли сейчас сссправишься. Приятных снов.
   И решительно поднявшись с постели, на которую успел взгромоздиться, чтобы было удобнее меня раздевать, направился к выходу.
   - Стой!
   - Мне надо проконтролировать Зверя, - не оборачиваясь, бросил Миша, - а то он - натура увлекающаяся, еще иссспоганит задание.
   Вышел.
   И вот что это было? Он, правда, что ли обиделся?
   К тому же оказался прав. Даже вытряхнуть себя из уже расстегнутой блузки оказалось мне не по силам. В итоге так и уснула, кое-как укрывшись краем покрывала.
   Проснулась в темноте. Удивилась, что проспала так мало, думала, проваляюсь не меньше, чем до обеда. Глянула на часы и удивилась еще больше - они показывали ровно столько же, сколько на них было, когда вернулась домой с грифоном. Потом сообразила глянуть на дату. Воскресенье. Я продрыхла ровно сутки.
   По квартире плыл умопомрачительный аромат кофе.
   Опять, наверное, грифон хозяйничает.
   Прикармливает... Приручает.
   Размечтался!
   Сменив измявшуюся блузку и джинсы на удобный домашний костюм, не торопясь посетила ванную и только после этого вальяжно прошествовала на кухню... тут же споткнувшись и ошарашенно замерев на пороге.
   Ни Михельриона, ни даже Райхарса не было.
   Зато обнаружился Северский. Со вкусом смакующий кофе из моей любимой чашки и задумчиво смотрящий в окно.
   При моем появлении, он резко обернулся, отставил чашку и окинул внимательным пронизывающим взглядом, словно рентгеном.
   ...Из его волос снова пропала седина, а в черных омутах глаз не осталось ни капли тепла...
   Я не стала задаваться вопросом, откуда он взялся в моей квартире - все-таки не в простой конторе работает. Другой вопрос, зачем он пришел? Но озвучивать его тоже не стала, раз явился - сам скажет.
   - Поздравляю, - выдал Северский, завершив осмотр.
   С чем?
   -У Вас, Мирослава Алексеевна, теперь есть все шансы стать полноценным агентом.
   Боже упаси! Да и с чего бы?
   - Кто будет Вас учить?
   Чему?
   - Вижу, Вы еще не осознали.
   Да о чем он, черт возьми?!
   - Присядьте, - указал Северский на стул напротив себя, снова беря в руки чашку.
   Послушно села.
   - Кофе? - предложил, будто и не я здесь хозяйка.
   - Послушайте, Слава...
   - Кто?! - резко перебил он, весь как-то подобравшись.
   - Что? - не поняла его реакцию.
   - Как Вы меня назвали?
   - Слава.
   - Больше так не называйте!
   - Почему? - некультурно вытаращилась на него, совсем растерявшись. Он же сам в прошлую встречу разрешил! У него реально раздвоение личности? Или Северских все же больше одного человека? Близнецы? Клоны? Что еще я не знаю о ССКА?
   - Откуда Вы вообще взяли это имя?
   - Вы сказали.
   - Я? - удивленно приподнял брови, а потом будто что-то сообразил: - Ну, конечно! Да. Кто бы сомневался. - И тут же посуровел. - Забудьте.
   - Что?
   - Имя забудьте.
   - И как же мне Вас называть?
   - Северский - вполне подойдет. Точно не ошибетесь.
   Дежавю. Мы с ним уже говорили об этом. Почти слово в слово.
   - Но это фамилия.
   - Да.
   Чувство дежавю усилилось.
   - А имя?
   Он помолчал, также как в прошлый раз, словно в раздумьях. Выдал:
   - Никаких имен. Фамилии достаточно.
   Вот теперь я точно уверена, что говорю с другим человеком. Да и их неуловимое на первый взгляд различие во внешности и поведении...
   - Господин Северский, у Вас есть брат?
   Он нахмурился.
   - Это не имеет отношения к делу. Вы помните, что случилось вчера?
   Прогулка. Ряхин. Инициация. Такое захочешь - не забудешь! Вопрос в том, сколько известно агенту?
   Осторожно кивнула.
   Черные глаза некоторое время побуравили меня пристальным взглядом. Потом он сунул руку за пазуху и извлек пухлый конверт. Положил его на стол и подтолкнул ко мне. Сверток проскользил по столешнице и остановился на самом краю ровно там, где я сидела. Первым порывом было - отшатнуться. Перспектива получить новый заказ - пугала. Но я сдержалась. Перевела вопросительны взгляд на мужчину, не торопясь прикасаться к конверту.
   - Ваш гонорар за выполненный заказ, - пояснил Северский.
   Деньги - это хорошо. Содержание иномирцев влетает в копеечку. Я растратила уже все, что у меня было, и рисковала влезть в долги.
   В конверте оказалась внушительная сумма. Я столько за всю жизнь в руках не держала! Только радости снова не было. Грязные деньги за грязную работу. Но они мне действительно нужны, и я не могу себе позволить быть брезгливой и привередливой.
   Кроме того, беспокоило еще кое-что.
   - Где они?
   Мужчина сразу понял, о ком я.
   - Ваши подопечные наслаждаются законной наградой.
   - То есть?
   - Дроу просил лабораторию. Он ее получил. Точнее, возможность проводить свои исследования на базе ССКА.
   Вот как. Не сомневалась, что служба захочет проконтролировать изыскания Райхарса. Мне, в общем-то, тоже интересно, зачем ему лаборатория. Впрочем, не зря же он заявился в наш мир. Все его метания по городу, исследовательский интерес к каждой мелочи... Я давно заметила, он словно ищет что-то. Что?
   - А грифон?
   - Опекает своего товарища, - с кривой ухмылкой хмыкнул Северский.
   Интересное определение. И, если подумать, верное. Райхарс стремится к какой-то одному ему ведомой цели. Прет к ней напролом. Вспомнить хотя бы те жуткие убийства, что он совершал до ультиматума ССКА. Он ведь не задумывался о последствиях, просто делал так, как ему было нужно. То же и со мной. Я нужна, как посредник, якорь, привязка к миру, еще что-то - он использует, не считаясь с чьим-либо мнением. И будет также использовать все и всех, что и кто подвернется под руку. Грифон в этом смысле осторожнее и рассудительнее. Адекватнее. Он - стратег. Это ясно даже из его тактики покорения женщин, которую он мне высказал накануне. И он привязан к Райхарсу. Поэтому и таскается за ним везде. Приглядывает. Старается уберечь от неоправданного риска и непоправимых ошибок, которые его побратим может натворить сгоряча.
   - Давно они там?
   И знают ли, что агент наведался в гости?
   - Мне не доложили, - явный сарказм в голосе мужчины слегка покоробил.
   Значит, они не пересекались. И почему-то этот факт сильно нервирует.
   - Спасибо, что занесли гонорар.
   Северский кивнул, показывая, что принимает благодарность.
   Помолчали.
   Я встала, ожидая, что он последует моему примеру. Тщетно. Мужчина остался сидеть на месте, игнорируя намек на то, что пора бы попрощаться, и демонстративно отпил из чашки глоток уже явно остывшего кофе.
   - Что-то еще?
   У меня так темы для разговора точно закончились. Осталось одно жгучее желание - выпроводить его поскорее. Однако Северский уходить не торопился, как и отвечать на вопрос. Сделал еще один неспешный глоток. Даже не поморщился! И как ему не противно? Холодный же кофе совершенно не вкусный!
   - Присядьте.
   Ну, конечно. Глупо было надеяться, что так легко от него отделаюсь. Не ради гонорара он пришел, стоило бы догадаться.
   Села и выжидательно уставилась на мужчину. Чего он тянет?
   Еще один глоток... и мне изменяет выдержка:
   - Зачем Вы пришли?
   Он глянул поверх чашки. Темная бездна глаз обожгла холодом. Стало страшно. Вот так вдруг, ни с чего, иррационально страшно. А потом... я увидела... Нечто. Вокруг него, как жуткий цветок, раскрылось переплетение тысяч, миллионов нитей. Черные, прозрачные, противно извивающиеся. Они медленно потянулись ко мне, и я вскрикнула, загородившись руками и упав вместе со стулом. Вспышка, совсем как тогда - с Ряхиным, и мгновенное опустошение. Зато пугающие нити Северского осторожно отпрянули и перестали тянуться ко мне. Вместо них потянулся сам Северский. Подошел, поднял вместе со стулом, усадил обратно. Сил сопротивляться не было. Была слабость, совсем как вчера.
   Мужчина навис надо мной, и я сжалась, как могла, пытаясь отгородиться от страшных черных нитей, копошащихся вокруг.
   - Так и думал, - заявил он. - Никакого контроля. Они вообще хоть чему-нибудь Вас учили до инициации?
   Не знаю, какой реакции он от меня ждал... но я смогла только затравленно прошептать:
   - Уберите.
   Он отстранился.
   - Простите, не хотел Вас напугать.
   Хотел. Специально пугал. Проверял.
   Еще один гад на мою голову!
   Мгновение, и пугающие нити растворились, попросту втянувшись в Северского. Как не бывало. Только если сильно приглядеться, можно обнаружить тоненькую, на грани видимости полосочку черноватого сияния. Хотя раньше я ее не замечала.
   - Вы тоже так научитесь, - правильно понял мое недоумение агент. - Маскировка ауры - одно из базовых умений. Именно на его основе учат контролировать нити. Вы не знали?
   Откуда бы? Райхарс не страдает излишней болтливостью, у него вообще проблемы с коммуникабельностью, а Михельрион хоть и отвечает на вопросы, но лишь на те, которые я задаю - знать бы еще, о чем спрашивать.
   - Мирослава Алексеевна, - позвал агент.
   Опасливо покосилась на мужчину, не зная, чего еще от него ожидать.
   - Ваша аура сияет как солнце. Это нормально для только прошедшей инициацию. Но прежде, чем выходить на улицу, Вам надо научиться ее маскировать, иначе... - он не договорил фразу, помолчал, и только после красноречивой паузы продолжил: - Слишком яркое сияние не может не привлечь внимание видящих. Вы ведь уже знаете про Орден?
   Это не было похоже на вопрос - Северский скорее уточнял для себя, но я все равно кивнула.
   - И вряд ли захотите угодить к ним на эксперименты?
   Избави боже!
   - Почему сразу на эксперименты? - не смогла не спросить. Просто из любопытства. Того самого, что вечно меня губит, как ту кошку из пословицы.
   - Мирослава Алексеевна, - насмешливо искривил губы мужчина. - Вы думаете, неофиты и адепты подчиняются магистру по доброй воле? Да они, не более чем зомбированные слуги, готовые жизнь отдать за своего хозяина, которого никогда не видели.
   - Как же он ими управляет, если они его не видят?
   - С помощью мастеров - узкого круга приближенных лиц. И ритуалов, соответственно.
   - Ритуалов?
   - Красивое название для серии операций и психологического воздействия, полностью подавляющих и подчиняющих волю, ну и искусственно наделяющих магической силой.
   Меня передернуло. Сразу вспомнился рассказ Ряхина во всех подробностях.
   - Хотите сказать, Орден начнет за мной охоту?
   - Нет, если не попадетесь им на глаза, или будете защищены контрактом с ССКА.
   Не богатый выбор.
   - Почему Вы не говорили мне об этом раньше?
   - Вы не были инициированы.
   То есть банально не представляла никакой ценности ни как маг, ни как исследовательский материал. Обычный человек, коих вокруг миллионы.
   Странно, Михельрион говорил, что именно из-за того, что не использовала дремлющие во мне способности, я сияла подобно маяку, что их и привлекло. Северский заявляет совсем другое. Кому верить?
   - А если я научусь маскировать ауру?
   - Риск быть замеченной, конечно, станет меньше.
   Но останется.
   Секретная служба по контролю аномалий тоже не сможет гарантировать полную защиту, что бы ни говорил Северский. Разве что защиту от посвящения в Орден, но в таком случае я, скорее всего, попаду в их черный список, как Николай Ряхин в ССКА.
   Что-то мне уже не хочется избавляться от иномирцев. Райхарс хоть и самодур, но с ним я хотя бы могу не беспокоиться за свою жизнь - этот махровый собственник никому не позволит сломать свою игрушку... пока я ему нужна. Надолго ли?
   - Хотите, чтобы я подписала контракт?
   - Мне лично все равно. Подумайте, чего хотите сами.
   Он уже давно вернулся обратно за стол и вновь взялся за чашку с остывшим кофе, но не пил его - смотрел на меня. Испытующе, пристально. И вежливо улыбался, как в первую нашу встречу.
   - А чего хочет ССКА?
   Северский красноречиво выгнул бровь и не ответил.
   Ну, да, глупый вопрос. Если агент здесь и говорит мне про контракт, ненавязчиво, но расчетливо подталкивая к принятию определенного решения, то выводы касательно желаний его нанимателей напрашиваются сами собой. Только я не готова бросаться в омут с головой. ССКА может оказаться не лучше Ордена, я ведь про них совсем ничего не знаю. Одно ясно точно: меня теперь никогда не оставят в покое. Пока я могу прикрываться иномирцами, а дальше? Что меня ждет потом?
   - Я подумаю.
   - Думайте, - кивнул мужчина и, наконец, ушел. Сказал напоследок уже на пороге: - Вам срочно нужен учитель. Вы сейчас опасны для окружающих и для самой себя. Понадобится помощь, звоните. - И вручил мне телефон. Я таких никогда не видела - маленький, безликий, с эмблемой ССКА вместо марки производителя.
   Захлопнув за спиной агента дверь, заперлась на все замки и перевела дух. Как-то без него дышать сразу стало легче и свободнее. Хотя слабость по-прежнему валила с ног. Не став ей сопротивляться, легла спать - все равно уже поздний вечер. С Северским я была готова согласиться пока только в одном: мне нужен тот, кто научит контролировать эти странные выплески силы... иначе я рискую проспать всю жизнь.
  
   Иномирцы вернулись под утро. Шумно хлопнула балконная дверь, выдернув из глубокой дремы, послышались голоса - сразу не разобрать довольные или злые, но беседа звучала оживленно. Говорили, на удивление, не на их иномирской тарабарщине, а на понятном русском... и голосов, кажется, было три: отрывистый рычащий Райхарса, мягкий шипящий Михельриона и нормальный человеческий баритон.
   Кого еще они притащили?!
   Прислушалась.
   - Бесссполезно! Вссе ваше барррахло бесссполезно! - рычал дроу. Похоже, уже не в первый раз.
   - Не слишком ли рано делать выводы? - мягко возразил голос. Удивительно знакомый, между прочим.
   - Дейссствительно, Зверь, - поддакнул грифон. - Мы же только начали.
   Короткий раздраженный рык вместо ответа, и на некоторое время воцаряется тишина, нарушаемая только монотонным шорохом торопливых шагов.
   - Мне нужен матеррриал, - немного спокойнее заявил эльф.
   - Мы пока не можем его предоставить.
   Откуда же я знаю этот голос? Как будто даже совсем недавно его слышала.
   - Мне не нужно ррразрешшшение! Сссам доссстану!
   - Это нарушение договора.
   Снова рык. И решительное:
   - Миррроссслафа тоже подойдет.
   Ох, как-то мне резко поплохело от его слов!
   - Это тоже нарушение договора.
   - Она - моя! - еще грознее зарычал Райхарс. - Вы не можете запррретить мне иссспользовать ее так, как я ссзахочу!
   - Полегче, Зверь, - вступился Михельрион. - Мирослава - не исследовательский материал, ты сссам же потом пожалеешь.
   - Я не могу шшждать!
   - Шандрагал не придет так скоро, - снова возразил Ворон. - У нас еще есть время.
   Дроу фыркнул.
   - Я поговорю с начальством, - третий голос. - Мы найдем для вас материал, в Ордене его много.
   - Поторрропитесссь. Миррроссслафа еще нужна, не хотелосссь бы пускать ее в рррасход.
   От сердца немного отлегло, но глубоко в душе затаилась тревога. Куда ни плюнь, всюду маньяки! На выбор, так сказать. Зря я надеялась на защиту Райхарса, от него же первого надо бежать. Осталось решить куда - в Орден или ССКА. Почему-то я равно не доверяла обеим организациям.
   Опять воцарилась молчаливая пауза, а я...
   Любопытство не доводит до добра, я знала по опыту. Но, в конце концов, не выдержала и осторожно выглянула через слегка приоткрытую дверь. Не давал мне покоя этот третий гость. Грифон, растекшись по дивану и распластав крылья, откровенно зевал. Райхарс нервно расхаживал из угла в угол как недовольно мечущийся по клетке зверь. А у дальней стены стоял... Северский. Одного взгляда на него хватило, чтобы понять - это не тот человек, с которым я говорила чуть ранее. В волосах опять появилась седина, взгляд чуть мягче, но главное - аура. Если знать, куда смотреть, то ее видно сразу. Все та же едва заметная полоска, но цвет... Я даже не сразу подобрала название. Он казался таким теплым, таким... солнечным. Да, исключительно солнечным и никак иначе.
   - Я бы не советовал Вам причинять вред Мирославе в любом случае, - вновь заговорил агент. И только теперь я поняла, почему не узнала его сразу. Тот же тембр голоса, но не те интонации - более мягкие, добрые, светлые, как он сам, не то, что у его холодного насквозь двойника с жуткой темной аурой.
   - Зверь так шутит, - успокоил Северского грифон, и вдруг скосил красноречивый взгляд на дверь, за которой я пряталась. Заметил. Впрочем, чего ожидать от менталиста? Он, наверное, давно в курсе, что я подслушиваю и что по этому поводу думаю. Только меня своими словами он все равно ничуть не убедил. Нет у Райхарса чувства юмора! Никакого, даже черного. Тем более, я прекрасно видела решимость дроу, и понимала, что говорил он о моем использовании на полном серьезе.
   Медленно отступила на шаг вглубь комнаты. Еще на один. Забралась под одеяло, стараясь не шуметь, чтобы не выдать себя еще и дроу. Снова прислушалась.
   - Она спит? - неожиданный вопрос Северского заставил вздрогнуть.
   - Ссспит, - после короткой паузы уверенно ответил Михельрион, и была в его голосе не то угроза, не то рекомендация, которая - не сомневаюсь - адресовалась мне.
   Мне не сложно притвориться. Знать бы еще - зачем?
   - Я должен быть уверен, что она не проснется.
   Как-то не очень доброжелательно прозвучало. Теплый и солнечный, как же!
   - Она спит, - повторил грифон. Категорично так.
   Не люблю я такие игры. Особенно, когда не уверена, кому выгоднее подыграть.
   Раздался тихий шорох приближающихся шагов, и дверь бесшумно распахнулась. Спустя мгновение явственно почувствовала, как надо мной кто-то склонился. На лоб легла теплая ладонь.
   - Удивительно, - прошептал... наверное, Северский - по шепоту сложно понять. - Вы знали, что так будет?
   - Конечшшно, - самоуверенное шипение дроу, который и не подумал понижать голос.
   - Мы сделали всссе, чтобы было именно так, - расшифровал ответ побратима Ворон, тоже не утруждая себя убавлением громкости.
   Неприятно не понимать, о чем говорят, когда знаешь, что говорят о тебе.
   - Она нестабильна. Не справится, - Северский.
   - Спррравитссся, - Райхарс.
   - Мы проконтролируем и обучим, - Михельрион.
   - Делай, шшто должен и уходи, - снова эльф. Раздраженно и нетерпеливо. - Хфатит медлить!
   - Не торопи меня.
   Рык.
   - И не мешай.
   Снова рык.
   Тяжелый вздох и укоризненное от грифона:
   - Зверь!
   Рычание стало чуть приглушенней, но не стихло совсем.
   Ладонь на лбу пошевелилась и сползла на глаза. Еще через минуту накрыла губы. Потом легла на шею. Ключицу. И то место, где билось сердце. Стала нагреваться. Тепло быстрыми ручейками поползло от руки Северского, пока полностью не окутало все тело. Уютный такой кокон, что и сопротивляться ему не хочется. Но не зря, думаю, Михельрион пожелал, чтобы я осталась в сознании, поэтому вместо того, чтобы наслаждаться ласковым теплом, внимательно прислушивалась к ощущениям. Если бы не это, я бы скорее всего не почувствовала, как слегка кольнуло над сердцем, когда теплая волна начала сползать, возвращаясь к Северскому.
   - Все, - прокомментировал агент, убирая руку. - Вы ее совсем не бережете. Вся в гематомах.
   - Не тфое дело, - огрызнулся Райхарс.
   Спорить мужчина не стал. Раздались удаляющиеся шаги, звук захлопнувшейся двери.
   Открывать глаза я не спешила. Прислушалась.
   Матрац прогнулся под чьим-то весом, заставив вздрогнуть от неожиданности. Я думала, они все вышли.
   - Можешь перессстать притворяться, - голос Михельриона, и ласковое прикосновение к волосам. - Я знаю, что ты не спишь.
   Кто бы сомневался.
   Ворон улыбался. Не сказала бы, что довольно, скорее одобрительно. Рад, что доверилась ему?
   - Очень, - подтвердил он.
   Ну, так выбор-то не богатый. Не на Северского же полагаться?
   - Почему нет? Он тебя защищал перед Зверем.
   Это крылатый о том разговоре, что я подслушала? Так не по доброте душевной защищал, а по долгу службы, тут и ежу понятно. Цели же ССКА пока слишком туманны, чтобы сходу принимать их сторону и сомнительное покровительство.
   - Зачем ему надо было, чтобы я не проснулась, пока он... Кстати, что он сделал?
   Вместо ответа Михельрион нагло стянул с моего плеча одежду. Возмущение застряло в горле, когда взгляд упал на обнаженную кожу. Точно помню, что там багровел отвратительный синяк, сейчас же его не было. Отпихнув руку Ворона, заглянула в вырез футболки, в которой спала вместо ночной сорочки. Сбросила одеяло и внимательно изучила руки, затем ноги и вообще все, что могла осмотреть, сильно не обнажаясь перед грифоном, с интересом наблюдающим за моими торопливыми действиями. Ни-че-го. Ни однойго малюсенького синяка, ни одной царапинки, даже не очень старые шрамы исчезли. Вместо них ровная белая кожа. Чудеса!
   - Он меня... ммм... исцелил? - с трудом подобрала правильное слово.
   Миша кивнул. Заправил упавшую мне на лицо прядь за ухо и проскользил пальцами по всей длине волос, не торопясь их отпускать. В другой ситуации я бы отстранилась, но сейчас слишком мучило любопытство, чтобы обращать внимание на мелочи.
   - Зачем?
   - Полагаю, по личной инициативе.
   Не поняла.
   - Что же тогда он должен был сделать? - нахмурилась.
   - Провести полную диагностику твоих ссспособностей, физического и психического состояния. Для отчета в ССКА.
   Все равно не понимаю. Почему этого не мог сделать тот, другой Северский? И почему необходимо было, чтобы я непременно при этом спала?
   - Другой Северский? - насторожился Михельрион, дернув прядь волос, которую все еще перебирал в пальцах.
   Физический контакт для лучшего чтения мыслей, как я могла забыть!
   Отобрала у него свои волосы и поморщилась, когда крылатый сцапал вместо них мою руку. Попыталась высвободить - не отпустил.
   - Не сопротивляйся, - предостерег, крепче стискивая кисть в плену своей ладони.
   - А не пойти бы тебе... - договорить не успела, перебил:
   - Пойду. Когда узнаю всссе, что мне нужно.
   Вздохнула.
   - Северский приходил, пока вас не было. Не тот, что был с вами. Другой. У него нити черные.
   Грифон покривился, кажется, весьма недовольный несанкционированным визитом агента. Презрительно рыкнул:
   - Приссслужник сссмерти!
   Не слишком-то лестная характеристика. А, между тем, он его так уже называл. При первой встрече.
   - Кто?
   - Некромант.
   Поежилась. Знаю, читала о таких. Ох, и неприятная же профессия!
   - А... этот?
   - Целитель, - с какой-то странной иронией ответил Ворон, сразу поняв, что спрашивала о втором Северском.
   Значит, мне не примерещилось, их действительно двое. Не меньше двух, - тут же поправила себя. Мало ли скольких Северских я еще не видела?
   - Так почему я должна была спать?
   - Чтобы не вссстретиться с ним, - охотно пояснил грифон. - По официальной версии.
   Почему-то сразу закрались нехорошие подозрения, и я на всякий случай уточнила:
   - А по неофициальной?
   - А вот это ты мне и скажи! - огорошил крылатый.
   Приплыли.
   - Что именно?
   - Для начала, что ты чувссстовала?
   Тепло. Уют. Почти эйфория.
   - А кроме?
   Ничего. Хотя... Вспомнился едва различимый укол, словно что-то царапнуло внутри.
   - Где? - сразу подобрался Михельрион, сверкнув синей вспышкой глаз.
   Ну, я и показала, приложив руку к груди. Совершенно без задней мысли.
   - Будем убирать, - решительно заявил Ворон и...
   Ощущение от его ладони на моей груди было... специфичным. Учитывая, что он не просто ее туда положил, а еще и погладить в процессе умудрился. И вовсе не целомудренно и по-деловому, а очень даже интимно. Не то, чтобы прикосновение показалось противным или неприятным, скорее разозлила наглость.
   - Уберрри! - прорычала, подражая Райхарсу. Получилось не столь убедительно, как у него, конечно, но смысл уловить грифон должен.
   - Так надо, - невозмутимо возразил он, совсем не проникнувшись моим недовольством. - Закрой глаза.
   - Я сказала, руку убери!
   - Ты хочешь ссснять метку или нет?
   - Метку? - недовольство мигом сменилось на настороженность, отвлекая от наглой конечности. - Какую еще метку?!
   - Магическую. Ту, что позволит ССКА отссслеживать твои перемешения и повреждения, а при определенного рода воздействии влиять на эмоции и решения.
   Вот же с... спецслужба! Следить и контролировать втихаря надумали? Нет уж, я еще ни на что не подписывалась, мне пока и райхарсового стража за глаза хватает!
   - Лапать-то меня зачем? - недовольно глянула на руку Михельриона, не желающую лежать спокойно там, где указали. Решил что ли совместить приятное с полезным? Знала бы, не так опрометчиво определяла место.
   Ответом мне стал лукавый прищур и дрогнувшие в улыбке губы. Издевается. Определенно.
   - Глаза закрой, - повторил он.
   Не люблю я, когда комануют! Но послушалась.
   - Загляни в сссебя. Найди метку. Она должна ощущаться чем-то чужеродным, - выдал инструкцию крылатый.
   Прислушалась к себе, не совсем понимая, как и что в действительности должна искать. Пятка вот чешется. Неприятно, но терпимо. С ощущениями от руки грифона сложнее. Но тоже пережить можно. Еще, кажется, есть хочу. Немного. В остальном вроде все в порядке.
   - Внимательнее ищи, - посоветовал Михельрион, почесав пятку именно там, где больше всего ощущался дискомфорт. Угу. Следит, значит.
   - Не отвлекайссся, - еще одно наставление.
   Пятка чесаться перестала, зато прикосновение Ворона покоя не давало. Убрал бы, а?
   - Сосредоточься на нем, - подсказывает.
   Да итак вроде. Даже черезчур. И... черт возьми, приятно несмотря ни на что! Это хотел узнать, мозголом проклятый?!
   Ласковый фырк на ухо, подозрительно похожий на смешок, раздражает еще сильнее. Ненавижу менталистов! Слышишь, сволочь пернатая?! Ты меня бесишь!
   - Я рад, что ты ко мне не безразлична, - довольный шепот все в то же ухо. - Не отвлекайссся.
   Нет, он меня реально бесит! Как никогда прежде.
   Его ладонь сдвигается в нежном поглаживании, вынуждая сосредоточиться на прикосновении. Пользуется моментом, мерзавец! Впрочем... что-то не так. Царапает. Не грифон, нет. Внутри. Как застрявшая колючка. И чем сильнее я сосредотачиваюсь на том месте, где касания Михельриона тревожат эту колючку, тем явственнее она ощущается.
   - Где? - выдохнул грифон. - Точнее.
   Показала. На сей раз мысленно.
   Тут же почувствовала, как в том месте вонзается десяток иголок. Зашипев от внезапной боли, распахнула глаза и увидела, как от пальцев Ворона, расположившихся на груди, в мое тело уходят тонкие голубоватые нити. Они вынырнули уже через мгновение вместе с запутавшимся в них крохотным солнечным осколком, унося с собой все неприятные ощущения. Так вот ты какая - магическая метка! Выглядит, конечно, красиво, но как представлю, что это было во мне...
   Передернула плечами.
   - И что теперь? - вопросительно глянула на Михельриона, задумчиво изучающего продукт чужого колдовства, висящего в капкане его нитей.
   - Устроим ССКА сюрприз, - каверзно ухмыльнулся он и вдруг повернул голову к двери, которая буквально через пару секунд распахнулась, впуская Райхарса. До крайности раздраженного и сверкающего горящими алыми очами.
   Одарив нас невменяемым взглядом, дроу по-звериному плавно перетек к кровати, с которой сразу же захотелось убраться подальше. Когда эльф настолько не в духе, от него лучше держаться на расстоянии. Хотя от него в принципе лучше держаться на расстоянии.
   Инстинктивно спряталась за крылом грифона, а он вытянул вперед руку, пошевелил пальцами, демонстрируя солнечный осколок в извивающихся нитях, и, радостно скалясь, сообщил:
   - Нашел вот.
   Райхарс в отличие от побратима оскалился по-настоящему и утробно зарычал.
   - Наглые людишшшки.
   - Предусссмотрительные, - не согласился с ним Михельрион. - Покажем им, что они не правы?
   - Пожшшалуй, - кивнул дроу, и недовольство на его лице сменилось недобрым превкушением.
   Я же тем временем не могла отвести взгляда от ауры Райхарса. Он не давал себе труда прятать ее, по-крайней мере сейчас. И то, что я видела... пугало. В отличие от Ворона и агентов, сплетающиеся вокруг эльфа нити не были призрачными и полупрозрачными. Они казались почти материальными и... еще более жуткими, чем у Северского-некроманта. Потому что до отвращения напоминали кровавые струи, бесконечно текущие и пульсирующие, обвивающие Зверя вокруг живой сетью, но какой-то неполной, будто порваной в нескольких местах.
   Райхарс протянул раскрытую ладонь к руке Михельриона, остановив ее в нескольких сантиметрах от опутанного солнечного осколка. От жуткой ауры дроу отделилась одна из кровавых струй и, раздробившись на несколько более мелких, медленно стекла по его пальцам, проходя сквозь грифоновы нити и обволакивая метку Северского непроницаемой пленкой, полностью погасившей теплое сияние. Спустя мгновение пленка впиталась в осколок, изменив его цвет на темно-алый, распространяющий вокруг себя тусклый свет того же оттенка. Райхарс мотнул рукой, словно стряхивая невидимые капли, и расслабленно ее опустил, с удовлетворенной улыбкой взирая на сотвореное. А я отметила, что та струя не вернулась на место, оставив в ауре эльфа небольшую, будто молью выеденную, прореху. Подумать о том, что бы это могло значить - не успела, Ворон ловко выудил меня из-за своего крыла свободной рукой и поднес измененный осколок к тому месту, откуда извлекал.
   - Нет! - воскликнула в панике, вырвавшись и скатившись с кровати, оставив дроу и грифона по другую ее сторону.
   - Верррнисссь на месссто! - раздраженно рявкнул Райхарс.
   Ага, аж два раза! Во что бы он ни превратил эту гадость, я не имела ни малейшего желания становиться ее носителем.
   - Милая, так надо, - попытался мягко настоять Михельрион.
   - Нет!
   Зверь зарычал, но, удивительное дело, не произвел этим никакого впечатления. Перспектива получить внутрь странную магическую фиговину с неопределенными свойствами страшила больше агрессии неуравновешенного дроу.
   - Миррроссслафа.
   Никогда бы не подумала, что имя может звучать как приказ.
   - Нет!
   Знаю, что у меня нет ни единого шанса против двух иномирцев, но... На всякий случай отползла подальше.
   - Чего ты так переполошиласссь? - мягкий голос грифона. - Никто не причинит тебе вреда.
   Ну конечно, я прямо всей душой верю!
   Особенно после требования разозленного Райхарса:
   - Иди сссюда! Быссстррро!
   Не сдержалась:
   - Засуньте эту мерзость себе в... Себе, в общем!
   Дроу и грифон переглянулись.
   Понять не могу, почему они медлят. Терпение - не в характере Зверя, и раньше он особо со мной не церемонился и время на уговоры не тратил: не послушалась с первого раза - применял силу.
   - Будет лучше, если ты подойдешь добровольно, - предупредил Ворон.
   Лучше не будет в любом случае. Поэтому я не пошевелилась.
   Райхарс снова рыкнул. Михельрион вздохнул, потом вдруг лукаво улыбнулся и пригрозил:
   - Подойду сссам - поцелую.
   Теперь дроу фыркнул, но смолчал, а я посмотрела на него и возразила:
   - Не посмеешь.
   Потому что была уверена - Райхарс не позволит. Он с самого начала четко обозначил свою позицию относительство домогательств побратима к своей игрушке.
   - Проверим? - провокационно протянул крылатый и перевел взгляд синих глаз на эльфа, тот зыркнул в ответ не слишком любезно. Несколько мгновений продолжалась борьба взглядов, сопровождающая, как я подозревала, мысленный диалог, после чего Михельрион ухмыльнулся и...
   Я не успела понять, что произошло, как оказалась в капкане крыльев и хвоста. Конечно же, испугалась, и, как следствие, сверкнула уже знакомая вспышка, в очередной раз оставив без сил. Самое обидное, что Ворону совсем ничего не сделалось, он, как стоял, спеленав меня ненормально лишними конечностями, так и остался возвышаться надо мной, поддерживая свободной рукой, чтобы окончательно не распласталась на полу.
   - Я предупреждал, - с широкой ухмылкой напомнил он, и его губы накрыли мои.
   Все-таки он обманул. Я бы не назвала его действия поцелуем, очень уж сильно они напоминали то, что случилось при нашем знакомстве. Только теперь нечто эфемерное не из меня вытягивалось, а наоборот насильно впихивалось внутрь. Восстанавливая ушедшие со вспышкой силы. В какой-то момент ладонь Михельриона накрыла грудь, и знакомое ощущение десятка впившихся в кожу иголок принесло четкое осознание, что сволочь крылатая все-таки вернула на место измененную метку. Болезненно дернулась и укусила настойчивые губы, добившись этим только соленого привкуса во рту. Дернулась снова и, уперев руки в грудь Ворона, попыталась его оттолкнуть. Меня прижали крепче, и вот теперь начали целовать по-настоящему, прекратив приток живительной энергии.
   - Доссстаточшшно! - прошипел Райхарс.
   Грифон отстранился сразу, выпустил из капкана рук, крыльев и хвоста, даже отступил на шаг. Демонстративно медленно слизал с прокушенной губы размазанную кровь и совсем уж неожиданно озорно подмигнул.
   "Столько страсти, милая, я восхищен!" - внезапно прозвучал его насмешливый голос, хотя я точно видела, что губы его не шевелились, значит, вслух он ничего не произносил.
   Менталист проклятый! Мало ему того, что шлялся в моих мыслях, как у себя дома, так теперь я еще должна слышать его голос в голове?! Да чтоб он провалился...
   "...к тварям Той Стороны", - дополнила нехватающий адрес чужая мысль.
   От неожиданности и возмущения все собственные мысли пропали.
   "У нас так говорят, когда хотят кого-то послать", - пояснил в голове голос Михельриона, причем ментально он звучал совсем без акцента.
   Ну, вообще замечательно! Ему теперь и физического контакта не надо, чтобы знать все, о чем я думаю?
   "Магия крови творит чудеса, - веселый смешок, а после совершенно серьезное: - Не стоило меня кусать".
   Да если б я знала!
   Захотелось немедленно отплеваться, а то и желудок прочистить.
   От импульсивных действий отвлекло повторное шипение позабытого Райхарса. Оглянулась на него и поежилась. Красные глаза недовольно сужены, губы поджаты, ноздри яростно раздуваются, и злобным взглядом он буравил нас с грифоном, молча уставившихся друг на друга.
   Если столь неприятно наблюдать произошедшую сцену, почему допустил?
   "Для пользы дела".
   Брысь из моей головы!
   - Что ты сделал с меткой? - вопрос адресовала исключительно дроу.
   Тот, естественно, промолчал в свойственной ему манере.
   - Михельрион? - оглянулась на крылатого.
   Грифон покосился на побратима и... тоже промолчал. А эльф пресек дальнейшие расспросы, погнав на тренировку. Нас обоих. Миша поворчал, но больше для вида, потому как вскоре самозабвенно отдался физическим упражнениям, причем выполнял их, явно красуясь. Что могу сказать? Несмотря на всю неприязнь к крылатому после случившегося, я оценила и хищную грацию движений, и рельеф развитой мускулатуры. Правда, долго получать эстетическое удовольствие не позволил Райхарс, наградив болезненным тычком и "настоятельно порекоммендовав" не отвлекаться. После этого я не то, что по сторонам глазеть - за собой следить не успевала и сполна оценила, насколько дроу пребывал не в духе. Он поистине зверствовал, видимо, позабыв мой уровень подготовки, и хотя я занималась с ним тренировками уже не первый день, сегодня учитель превзошел сам себя. Заработав новый рисунок из синяков на недавно исцеленной коже, я уже спустя пятнадцать минут готова была ползать от усталости и молить о снисхождении, которого мой личный тренер предоставлять не собирался.
   Спустя полчаса, оказавшись распластанной на полу, наверное, уже раз в сотый, поняла, что больше не смогу подняться.
   - Вссстать!
   - Не могу.
   - Шшшто? - тихое такое, яростное, и через мгновение я лицезрею над собой весьма недовольное лицо дроу.
   - Не могу, - покорно повторила и закрыла глаза, ожидая закономерной кары.
   Секунда. Другая. Ничего не происходило.
   Удивленно открыла глаза и увидела все то же темнокожее лицо с выражением крайнего неодобрения. Только теперь к нему добавилось еще и точно такое же лицо грифона.
   - Что? - поразилась еще сильнее.
   Когда я упала в прошлый раз и попыталась саботировать продолжение тренировки, то получала немилосердные пинки до тех пор, пока не встала на подкашивающиеся ноги, а Михельрион, наблюдавший за всем безобразием, и не думал вмешиваться.
   - Хххилая. Всссе еще, - раздосадованно констатировал Райхарс.
   С начала тренировок меньше месяца прошло. Он думал что ли, что я за столь короткий срок терминатором стану?
   - Она - человек, - напомнил товарищу Михельрион. - Они крепнут дольше.
   Темный эльф скривился. Глаза его, кстати, уже сменили окрас на спокойный желтый, что не могло не радовать.
   - Поэтому я и не люблю людей, - заявил он, отворачиваясь и исчезая из поля моего зрения. - Ссслишком хрррупкий и недолговечный матеррриал.
   Передернула плечами, вспомнив его недавние слова про использование, тихо буркнула под нос:
   - Я - не материал.
   Услышал, снова склонился надо мной.
   - Ты - игрррушшшка. Моя игрррушшка.
   И именно эта фраза, как ни странно, впервые не разозлила, а успокоила. Я, действительно, для него игрушка, а не исследовательский материал, поэтому он не будет использовать меня, как грозился, поддавшись плохому настроению.
   - Да, - улыбнулась, - игрушка.
   - Моя, - прищурился дроу.
   Собственник чертов! Обойдешься.
   - Иди ты... к тварям Той Стороны!
   Райхарс зарычал и замахнулся.
   Сверкнули черные когти.
   Я даже зажмуриться в страхе не успела, первым отреагировал Михельрион, перехватив руку, угрожающую изуродовать мое лицо.
   - Люди хрупкие, - многозначительно намекнул он побратиму.
   Зверь рыкнул еще раз, вырвал страшную когтистую руку из захвата и стремительно исчез из поля зрения.
   Хлопнула дверь.
   - Дурочка, - в синих глазах сияло осуждение. - А есссли бы меня не было рядом?
   Пожала плечами. Несдержанного Райхарса не следует провоцировать, особенно в предверии полнолуния, я знала, но почему-то не смогла промолчать. Шрамы девушек не украшают - тоже прописная истина, но ведь теперь есть Северский-целитель, а убивать бы дроу меня не стал. Так что не сильно-то я и рисковала, в общем. Разве что боль пришлось бы потерпеть. Ну, так не впервой.
   - Мазохистка, - фыркнул крылатый.
   Зато непокоренная.
   Он снова фыркнул и осторожно подхватил на руки, поднимаясь вместе со мной. Донес до кровати, аккуратно опустил на нее, лег рядом, по-хозяйски положив руку на талию, опоясав ноги хвостом и укрыв крылом как одеялом.
   - Не хочу спать, - спокойно возразила, по опыту зная, что ругаться и вырываться бесполезно. Да и сил не было даже на то, чтобы просто пошевелиться.
   - А я хочу.
   - Спи, - великодушно разрешила. - Я-то здесь причем?
   - Не при чем, - согласился он, уткнулся носом мне в шею и, кажется, мгновенно провалился в сон.
   Шикарно! Я ему вместо мягкого медвежонка что ли?
   Часы уныло мигали восьмеркой на циферблате, сообщая, что в первый трудовой день рабочей недели я безбожно опаздала. Вздохнув, высвободила руку из-под перьевого одеяла и, пошарив по прикроватной тумбочке, с трудом отыскала телефон, чтобы последовать совету Северского и сообщить на работу о том, что некоторое время буду на больничном. Где я его потом возьму - дело десятое, а вот рисковать своей жизнью совсем не хотелось. Начальница сообщению, конечно, не обрадовалась, но посочувствовала и выразила надежду на мое скорейшее выздоровление. Разочаровывать ее не стала, хотя прекрасно понимала, что обуздать открывшийся дар будет непросто, а значит, на улицу, как и на работу, я выйду еще не скоро.
   Вздохнув повторно, положила телефон обратно и стала думать. Тем более было о чем.
   Орден. Оккультная организация с безумными учеными, сумасбродными идеями и толпой зомбированных адептов. Вот уж куда бы я никогда не пожелала угодить, а потому следует избегать любого внимания Ордена как огня. Загвоздка лишь в том, что без чужой помощи сделать это будет практически невозможно. По крайней мере, пока я не научусь совладать со своей магией.
   ССКА. Секретная служба по контролю аномалий. Государственная спецслужба, занимающаяся той стороной жизни, о которой обычные обыватели даже не подозревают. Но они ведь занимаются не только устранением неугодных магически одаренных людей... и не людей. Кто-то же модифицирует агентов. Впрочем, пока их научная деятельность меня не сильно интересует. Куда важнее другое: они знают о "иных", как они их называют, потому что ни дроу, ни грифон не вызвали у них удивления и желания утащить на опыты. Значит, прецеденты появления иномирцев встречались и раньше. Следовательно, они знают о других мирах и способах путешествия между ними. И если я соглашусь работать на них, есть шанс, что смогу избавиться от моих иномирных гостей. Вот только есть одно "но". Та самая метка, вживленная Северским. Судя по всему, ССКА не нужен свободномыслящий агент, они хотят послушную марионетку. Слишком высокая цена за покровительство!
   Северские. Агенты ССКА. Некромант и целитель. Очень похожие внешне, но слишком разные внутри. Я так и не поняла, братья ли они на самом деле, или это искусная маска всех сотрудников секретной службы. Одно ясно точно - не стоит доверять ни одному из них, догадываясь о политике ССКА касательно послушания сотрудников. Если все, что я знаю о метке - правда, то оба Северских слишком преданы своей работе, чтобы полагаться на них в разрешении моих проблем.
   Михельрион. Грифон с раздражающей способностью без разрешения влезать в голову. Наемник с таинственным прошлым и жестоким наставником. Мужчина, способный вызывать одновременно ненависть и симпатию. Наглый и настойчивый в своих притязаниях, но, несмотря на все заявления и недавние действия, ни разу серьезно не покусившийся на мою честь. И отчего-то я сомневалась, что все дело в запрете Райхарса. Скорее всего Ворон замыслил свою игру, и о его плнах я могу лишь догадываться. Впрочем, догадок-то как раз нет, что и пугает.
   Райхарс. Дроу, рожденный от оборотня и воспитанный безумным вампиром. Гремучая смесь. Его порванная кровавая аура, тающая от применения магии, наталкивает на мысли о серьезном дефекте. Что же такого натворил в нем опекун? И не от последствий ли экспериментов над собой Зверь ищет лечение в нашем мире? А если найдет, то вернется ли обратно? Может мне стоит не бежать от него, а помочь в поисках, чтобы быстрее избавиться? Слишком много вопросов, ответы на которые я, скорее всего, не получу. Тем более от самого дроу, с его-то ко мне отношением...
   И, наконец, метка. Солнечный осколок, превращенный руками дроу в сгусток крови. Чем стало то, что было призвано помогать ССКА меня контролировать? Вряд ли метка сохранила свои свойства. Для слежки есть Барсик, а подавлять мое сопротивление у иномирцев по-прежнему выходит лишь силой. Значит, влиять через нее они не могут. Что тогда? Что-то против ССКА, определенно. Эдакий бунт и самоутверждение. Жаль, что посредником между двумя силами опять стала я.
   - Ты ссслишком громко думаешь, - сонно пробормотал Михельрион.
   Почему-то даже не разозлилась, что он подслушивал. Могла бы и догадаться!
   - Я предупреждала, что не хочу спать. Что мне, по-твоему, еще делать?
   Теплый фырк в шею, и опутывающие меня конечности расслабились, отпуская.
   Не воспользоваться возможностью было бы глупо, и я соскользнула с кровати. На пол. Посидела немного, собираясь с силами, после чего с трудом встала, болезненно постанывая от боли в мышцах, и поплелась в ванну, самой себе напоминая древнюю старушку. Отмокала в горячей воде не меньше часа, и снова думала. Ничего умного в голову так и не пришло.
   Следующим пунктом назначения стала кухня. Там обнаружился Райхарс, и вид он имел такой печальный-печальный, я аж споткнулась на пороге от столь необычного зрелища. Дроу повернул голову, увидел меня и печалиться резко перестал. Вместо грусти на его лице проявилось выражение крайней задумчивости. Нехорошей такой задумчивости, оценивающей. Снова споткнулась, ощущая внезапное желание срочно вернуться под надежное крыло грифона.
   - Сссядь, - тихо попросил эльф, указав на стул напротив себя.
   Сглотнула, но из-за того факта, что он не приказал, а именно попросил, противиться не стала. Все-таки любопытство - главный из моих пороков.
   Райхарс несколько долгих минут пристально смотрел на меня, нервно барабаня пальцами по столу, а потом огоришил вопросом:
   - Как ты относишьссся к Ворррону?
   Округлила глаза. Он мне что - собрался сцену ревности устроить?
   - Нормально, - осторожно ответила. Откровенничать не хотелось.
   Дроу наклонил голову набок, отчего две короткие косички у виска скользнули ему на плечо, привлекая внимание. Пожалуй, самое яркое пятно во всей его внешности, не считая переменчивых очей - вот эти самые косички, перевитые рыжими лентами. Странный элемент имиджа, совсем не сочетающийся с характером Зверя.
   - Лучшшше, чем ко мне? - задал следующий неудобный вопрос эльф.
   Что-то мне совсем не нравится тема разговора. Скользкая слишком.
   - Одинаково.
   Райхарс тихо рассмеялся. Жутко. Не по-человечески. С рыком и шипением.
   - Врррешшшь!
   Вру. Но не признаюсь.
   - Молчишшшь, - протянул он задумчиво.
   Молчу. Смотрю исключительно на рыжий бантик, потому что в глаза дроу взглянуть страшно, и никак не могу понять, что на него нашло.
   Он тоже замолчал, и только отрывистое постукивание пальцев по столу нарушало воцарившуюся тишину.
   Не выдержав напряжения, встала и потопала к холодильнику. Может, если его накормить, он снова станет собой? Раньше помогало.
   Райхарс не препятствовал, и даже нервирующий перестук прекратился. Оглянувшись на дроу, поспешно отвернулась обратно. Не нравился мне его задумчивый взгляд - так смотрят на лягушку, которую собираются препарировать.
   Он молчал, пока я готовила. Молчал, пока накрывала на стол. Даже когда села рядом, все равно молчал. Только смотрел все также страшно.
   Да лучше бы злился, как обычно, я бы тогда меньше боялась!
   - Приятного аппетита! - пожелала, лишь бы переключить, наконец, его внимание на еду, и сама же взялась за вилку.
   Только после моих слов дроу оторвал-таки взгляд от меня и перевел его на стоящую перед ним тарелку. Замер. И теперь уже я смотрела не него во все глаза.
   Меня всегда интересовало, зачем он медитирует над едой.
   Раньше я просто не видела того, что могу видеть сейчас.
   Его аура как-то разом оживилась, кровавые струи пришли в движение, и две из них мучительно медленно стекли по расслабленным рукам Зверя, разделяясь у запястья на много маленьких ручейков, которые столь же неторопливо сползли по пальцам, замерев на ногтях. Райхарс провел раскрытыми ладонями над блюдом, и несколько кровавых капель сорвались вниз. Мгновенно растеклись, впитались, и тут же еда вспыхнула алым сиянием. Дроу взял вилку, подцепил кусочек и отправил в рот. И вот пока он ел, из него самого начало проступать то самое сияние, которое волнами поднималось к бурлящим струям и все до капли поглащалось кровавой аурой, одновременно набухающей, перестраивающейся и залатывающей мелкие прорехи в рваной сети. Но энергии было столь мало, что дыры восстанавливались крайне медленно, буквально по миллиметру, так что еды, в конце концов, едва хватило на то, чтобы залатать то место, что растратилось на изменение метки.
   Без слов пододвинула ему свою нетронутую порцию и завороженно уставилась на повторяющееся действо. Аппетит от столь жуткого зрелища все равно пропал.
   Покончив с едой, Райхарс воззрился на меня. Все тем же пугающим взглядом.
   Решила приготовить еще пару порций, памятуя об аппетите дроу, но едва поднялась со стула, его тебовательный голос заставил опуститься обратно.
   - Сссядь!
   Кажется, ему уже лучше. Приказывать вот начал.
   И снова смотрю исключительно на рыжий бантик, не в силах выносить препарирующий взгляд.
   - Ты не ответила на вопррроссс.
   ...а бантик - ничего так, миленький...
   - Какой? - хмуро уточняю.
   - Твое отношшшение к Ворррону?
   ...и с серебристым отливом белых волос рыжий цвет хорошо гармонирует...
   - Ответила, - напоминаю. Не думает же он, что я начну изливать ему душу?
   Тишина. И нервная дробь пальцев по столу.
   ...второй бантик на соседней косичке похуже - кривовато завязан...
   - Тот человек, шшшто вссстрречает тебя каждое утррро на ррработе, - после короткой паузы вновь заговорил Райхарс, и я вздрогнула, оторвавшись от изучения парикмахерского искусства, но, наткнувшись на прищуреный взгляд красных глаз, вовсе опустила голову.
   Максим! Зачем ему вдруг понадобился Максим?!
   - Шшшто тебя ссс ним сссвязывает?
   Да что за странный интерес к моим чувствам?! С каких пор они его заботят?
   - Ничего.
   - Врррешшшь!
   ...отрезать ему что ли эту пару косичек с лентами? Ведь явно что-то значат, иначе бы не стал он носить столь несвойственные ему вещи.
   - Уже ничего, - поправилась, угрюмо поджимая губы и всерьез раздумывая над последней мыслью.
   Снова перестук пальцев, еще одна напряженная пауза, и неожиданное заявление черезчур спокойным голосом:
   - Увижу рррядом ссс тобой дрругого мужчину - он умрррет.
   Вдохнуть сумела не сразу. А выдох и вовсе получился сиплым.
   Да какого черта?!
   - Даже Михельриона? - едко поинтресовалась, зыркнув на дроу исподлобья и уже не отводя раздраженного взгляда от его столь же недовольных очей.
   - Дррругого, крроме Воррона, - невозмутимо поправился Райхарс.
   Вот как. Любопытно.
   - Агенты ССКА?
   - Пока не рррассспускают рруки.
   Еще любопытнее.
   - Мои родственники?
   - Аналогичшшно.
   И я не сдержалась:
   - Какая тебе вообще разница?! Я же не интересую тебя, как женщина!
   Он криво улыбнулся, открывая свои ненормально выступающие клыки, и просто-таки раздавил ответом:
   - Теперррь интерресуешшшь.
   Я отшатнулась и, кажется, побледнела. Этого мне только не хватало!
   За спиной раздалось яростное шипение Михельриона:
   - Ты сссовсссем сссдурел?!
   Дроу глянул поверх моего плеча, и его глаза стремительно пожелтели, а потом обзавелись оранжевой каймой. Не часто он щеголял столь редкой расцветкой! Только когда был в чем-то сильно заинтересован или очень доволен. Примерно с тем же видом эльф разбирал тостер, с рвением маньяка исследуя его внутренности.
   Грифон разъярился сильнее.
   - Ты можешшшь играть, во что угодно и ссс кем угодно, но меня иссспользовать не сссмей!
   Я тоже перевела взгляд на Ворона. Зря, наверное. В гневе он страшен. Глаза горят почти в буквальном смысле синим пламенем, источая клубящуюся голубоватую дымку. Клыки, коих стало намного больше их итак немалого числа, оскалены. Хвост истерично мечется из стороны в сторону и яростно хлещет воздух. На руках - когти, невпример больше райхарсовых.
   - Ты вррроде ссспал, - проигнорировав угрозу, спокойно произнес Зверь.
   - Мешшшаете! - прищурился крылатый. - Думаете громко. Оба.
   Дроу прищурился в ответ, а глаза так же стремительно вернули красный цвет.
   - Ссс каких поррр ты без спрроссса лезешшшь в мое сссознание?!
   Кажется, назревает скандал.
   - Ссс тех же, что ты начал решшшать за меня!
   Я здесь, определенно, лишняя. Куда бы заныкаться, пока оба не вспомнили, кем в их ссоре является камень преткновения?
   -Тебя шшше влечет к ней! - кивок в мою сторону и обвинительный тон.
   Ну, вот. Вспомнили. Под стол что ли спрятаться? Жаль, нельзя как в детстве - закрыл глаза, и окружающего мира не существует.
   Михельрион мазнул по мне взглядом... и резко перешел на иномирную речь.
   Опомнился, видимо. Посчитал, что мои уши здесь лишние.
   Не сказать, чтобы я сильно расстроилась. Знать, конечно, хотелось, и проклятое любопытство неприятно подтачивало, но все же гораздо больше жаждалось - не становиться свидетелем и, тем более, причиной их конфликта.
   В голосе грифона скользнули едкие саркастичные ноты. Дроу неопределенно пожал плечами и ответил серьезно. Тоже на родном языке. Михелрион зашипел и начал что-то резко выговаривать побратиму. Тот выслушал внимательно, потом закрыл глаза, явно стараясь взять себя в руки, глубоко вздохнул и в упор уставился на Ворона, выдвинув, похоже, какой-то ультиматум в особо категоричной форме.
   Мгновение тишины. Напряженной. Болезненной.
   Крылатый вновь скользнул по мне взглядом, а после резко развернулся и вышел.
   Зашелестели, расправляясь, крылья - я уже нуачилсь различать этот звук.
   Порыв сквозняка обжег ноги. Хлопнула дверь.
   С опаской покосилась на дроу. Он мрачно взирал в пустоту коридора, казалось, совершенно про меня позабыв.
   - Фсссе ррравно будет по-моему, - тихо сказал.
   Помолчал и вдруг наградил тяжелым взглядом. Только тогда поняла, что фраза предназначалась мне - для себя он бы говорил на родном.
   - Сссзапомни, Миррроссслафа, ты - моя, и будешшшь делать то, шшто ссзахочу я.
   Захотелось хлопнуть дверью вслед за Михельрионом.
   Сдержалась. С трудом, но все-таки сдержалась.
   А вот слова против воли вырвались:
   - Иди лесом, Вася! Ты мне не хозяин!
   Бешеный рык и противный скрежет. Лишь сейчас, увидев древесную стружку под когтистой рукой, обратила внимание, с какой силой он цеплялся за уже изрядно расцарапанную столешницу. Тоже, значит, сдерживался.
   - Прррочь!
   Дважды повторять не пришлось. Я вылетела вон так, словно за мной черти гнались. Впрочем, Райхарс куда страшнее любых чертей.
   В кухне что-то разбилось. Потом еще. И снова.
   Вредитель!
   Я заперлась в спальне, со страхом и негодованием прислушиваясь к тому, как дроу громит мой дом.
   Будет повод сделать ремонт. Денег теперь хватает.
   Зверь угомонился достаточно скоро, последовав примеру грифона. Хлопнула дверь. Входная, а не балконная для разнообразия.
   На кухне царил разгром: перевернутая мебель, разбитая посуда, борозды от когтей, и, довершая композицию, разбросанные по полу детали от многострадального тостера. И что он к нему привязался?
   Первая половина дня ушла на уборку последствий срыва дроу, вторая - на нервы и самоедство. Голову занимали тяжелые мысли: одна страшнее другой. Больше всего тревожило поведение Райхарса. Очень хотелось верить, что его корежит близость полнолуния, но отчего-то терзали сомнения - дроу озарила идея, грозящая мне очередными неприятностями. Пугало еще и то, что он задумал использоваь меня как женщину. Я не верила в его внезапную страсть или нежные чувства, но и внятного объяснения неожиданным странностям придумать не получалось.
   Так и терзала себя бесплодными догадками, пока не наткнулась взглядом на кошку за окном. Серая, грязная, облезлая и болезненно худая. Только огромные глазищи полыхают яркой зеленью и не сводят с меня пристального взгляда. Я бы, может, и не обратила внимания - ну, подумаешь, кошка бродячая, таких на улице тысячи, - если бы не тот факт, что живу на шестом этаже. Как она сюда забралась? И зачем?!
   Нехорошие предчувствия, а может перенятая у дроу паранойя, заставили тщательно проверить, плотно ли закрыты все окна и балкон, а потом задернуть шторы. И только я это сделала, как раздался звонок в дверь, едва не доведя до инфаркта. Нервы ни к черту!
   Поскольку гостей не ждала, к двери пробиралась крадучись, а в глазок выглядывала вовсе с опаской.
   На лестничной площадке обнаружился Максим. С цветами и тортиком.
   Принесла же нелегкая!
   Сначала решила притвориться, что меня нет, и не открывать. Потом вспомнила, что с Гордеева станется торчать под дверью, упрямо ожидая, когда я появлюсь, а учитывая недванее заявление Райхарса... Надо выпроводить Макса, пока дроу не вернулся!
   - Зачем ты пришел? - первое, что спросила, едва распахнула дверь.
   Он даже растерялся от столь неласкового приема. А у него под ногами в квартиру шустро прошмыгнула еще одна кошка - точная копия той, что я видела за окном, разве что расцветки черной.
   - Ты... заболела, - не заметив маневр животного, неуверенно произнес Гордеев и, подозрительно вглядываясь в меня, протянул торт с цветами. - Я пришел навестить.
   - Уходи!
   Дверь захлопнула у него перед самым носом, грубо проигнорировав подарки. Поискала настороженным взглядом наглую гостью, но та уже где-то спряталась. По спине пробежал холодок - слишком уж подозрительна внезапная тяга ко мне бродячих кошек.
   Я рассчитывала, что Максим обидится и уйдет, но вместо этого он вновь надавил на кнопку дверного звонка.
   - Мира? - встревоженно позвал. - Мира, объясни, что случилось!
   За твою жизнь я боюсь - вот, что случилось!
   - Уходи, Макс, - попросила, не открывая дверь. - Пожалуйста, оставь меня в покое!
   - Мира? - голос Гордеева стал еще обеспокоенней. - Он с тобой что-то сделал? Мира, открой!
   Ну, что за идиот?!
   - Ничего он со мной не делал.
   Делал, конечно, но не вижу смысла рассказывать.
   - Уходи!
   - Не ври, я все видел! Ты... изменилась. Это он виноват, да? - не унимался за дверью Гордеев.
   Вот же... слов нет! Еще один со сценой ревности на мою голову! Тоже что ли луна действует?
   - Я давно изменилась, Макс. Вот как ты меня бросил, так сразу и изменилась.
   Сколько можно повторять одно и то же? Когда он, наконец, поймет?
   - Нет, - тихий уверенный голос, и почти обвинение: - Еще три дня назад ты была нормальной.
   Опа! Когда мы виделись в последний раз, я была не инициирована. Он заметил? Нет, он не мог, он же обычный человек!
   - Максим...
   В душу закрались тревожные подозрения. Я развернулась к двери и прильнула к глазку, внимательно наблюдая за реакцией парня.
   - Максим, ты... - почему-то высказать сомнения вслух оказалось ужасно тяжело, и я малодушно зашла издалека: - Ты заметил во мне... что-то странное?
   Он опустил голову, разглядывая букет, так, что выражение его лица оказалось скрыто. Ответил не сразу.
   - Все будет хорошо, Мирослава, - и тон мне его совсем не понравился. - Я помогу тебе принять изменения. Вместе мы справимся.
   Он заметил. Не знаю как, но он заметил!
   Внезапная догадка, подтверждающая прежние опасения, морозом прошлась по коже.
   - Максим, пожалуйста, скажи, что ты не имеешь никакого отношения к... Ордену, - последнее слово удалось произнести с трудом. Я еще никогда в жизни так не мечтала ошибиться в предположениях, как сейчас!
   По ту сторону двери снова воцарилась тишина. И лица его все так же не разглядеть.
   - Что еще за Орден, любимая? - а голос такой ласковый, аж до приторности.
   Внутри все оборвалось. Я слишком хорошо знала Гордеева, чтобы расшифровать прозвучавшую интонацию. Ноги внезапно ослабели, вынуждая медленно сползти по двери на пол. Поверить не могу!
   Максим. Мой добрый, милый Максим. Самый человечный из всех людей, которых мне доводилось встречать. Как может он быть связан с этим жутким Орденом? Как?!
   - Мира? - позвал бывший.
   Давно ли он принадлежит Ордену? И так ли, на самом деле, хорошо я его знала?
   Бред какой-то! Может, я сплю, и мне снится кошмар? Все это время...
   - Уходи, - сипло прошептала. Горло сдавил спазм, и пришлось откашляться, чтобы повторить снова, уже громче: - Уходи!
   - Я не уйду, пока мы нормально не поговорим. Открой дверь!
   Вдруг это вовсе не Максим, а какой-нибудь адепт Ордена, прячущийся под иллюзией, как Ряхин? Только как они обо мне узнали так скоро? Да и... Нет, это Максим, я уверена - вокруг него нет нитей иллюзии, я хорошо запомнила урок грифона. Вокруг него вообще никаких нитей нет. Тоже странность - почему я не увидела его ауру, как у иномирцев и Северских?
   На руке зашевелился Барсик, привлекая внимание. Сонно моргнул, зевнул зубастой, совсем не змеиной пастью и расправил верхние отростки, которые уже когда-то успели обзавестись перепонками, обретя сходство с крыльями. Точно дракон! Еще недоразвитый, но уже вполне узнаваемый.
   Страж поднял голову и повел носом из стороны в сторону, то ли принюхиваясь, то ли оглядываясь. Уставился куда-то под тумбочку и недовольно заворчал. Проследив за его взглядом, вздрогнула, встретившись с немигающими, горящими зеленью глазищами спрятавшейся в самом углу кошки. Почему-то первым делом вспомнился ужастик, который я так и не досмотрела до конца - "Кладбище домашних животных" назывался.
   - Мира, открой! Слышишь? - снова подал голос Максим.
   Когда же он уйдет, а?
   - Не открою. Уходи, - устало повторила уже в который раз.
   Даже если он, действительно, намерен просто поговорить, я не собиралась впускать его в квартиру. Во-первых, не хочу иметь ничего общего с Орденом, а во-вторых... по-прежнему, не желаю его смерти. Пусть я до сих пор зла и обижена, и никогда не прощу предательства, но ведь когда-то я его любила, и мы даже были счастливы вместе некоторое время.
   Кошка эта еще... Шипеть начала. На Барсика.
   Страж сполз с руки на пол, ощерился на нее и заворчал громче.
   - Мира, открой, иначе я выломаю дверь! - перешел к угрозам Макс.
   - Если ты не уйдешь, я вызову полицию, - не осталась в долгу.
   Удивительно, что соседи до сих пор этого не сделали, они, наверное, давно развлекались представлением.
   - Не нужно, - неожиданно встрял новый голос, позволивший вздохнуть с облегчением. - Нарушаете порядок, молодой человек?
   Кошка внезапно шипеть перестала и замерла. Барсик - нет.
   - Выясняю отношения со своей девушкой, - возразил Гордеев.
   Он серьезно?
   - Угрожая выломать дверь? - скептически хмыкнули в ответ. - Это, знаете ли, почти дебош.
   - Ты вообще кто такой?
   - Северский. Следователь прокуратуры.
   Помню-помню, мне он тоже так в первую встречу представлялся. Даже ксиву вполне натуральную под нос сунул.
   - У Мирославы проблемы? - насторожился Гордеев.
   - Проблемы будут у Вас, если Вы не прекратите дебоширить. Девушка же попросила Вас уйти, так почему Вы все еще здесь? Желания любимой надо выполнять.
   - Вам какое дело? Если мимо шли, так и идите дальше, не лезте в чужую личную жизнь.
   - Не хамите представителю правопорядка, - предостерег Северский и вдруг обратился ко мне: - Мирослава Алексеевна, мне спустить Вашего гостя с лестницы?
   О, как! Не ожидала от него такого.
   - Будьте так любезны, - согласилась с неожиданной помощью.
   На некоторое время на лестничной площадке воцарилась тишина. Потом под самой дверью раздался тихий голос Максима:
   - Зря ты так, Мира. Я помочь тебе хотел.
   Знаю, и уже не раз отказывалась от твоей помощи. Теперь и подавно ее не приму.
   - Все равно тебе помогу, - не дождавшись ответа, все также тихо и почти зло заявил он. - Не прощаюсь.
   Послышались шаги.
   Он все же изменился. Как я могла не заметить? Раньше в нем не было подобной одержимости.
   Снова шаги и отрывистый стук в дверь.
   - Меня-то, надеюсь, впустите? - насмешливый голос Северского.
   Будто у меня есть выбор.
   Не без опаски поглядывая на присмиревшую кошку, поднялась с пола, на котором так и сидела все это время, и распахнула дверь.
   - Входите.
   Мужчина по-хозяйски шагнул внутрь, с интересом глянул на возмущенного Барсика, подошел к тумбочке и, нагнувшись, легко вытащил за шкирку несопротивляющуюся кошку. Усадил ее себе на плечо, ласково почесал за порванным ухом, и непринужденно двинулся дальше по коридору.
   - Так она Ваша? - догадалась, последовав за агентом.
   Страж, продолжающий тихо ворчать, посеменил за нами, забавно перебирая короткими лапками, в которые превратились нижние отростки, обзаведясь четырьмя пальцами с заостренными коготками.
   - Моя, - не стал отрицать мужчина. - Люблю кошек. Весьма полезные создания.
   Я как раз вглядывалась в его ауру, чтобы определить который из Северских ко мне пожаловал, и вздрогнула от внезапной догадки. Кошка некроманта...
   - Она что... дохлая?! - ужаснулась, застывая как вкопаная.
   Агент поморщился и поправил:
   - Немертвая.
   Мне поплохело. Вот не зря ужастик вспоминался!
   - Вы не могли бы держать подальше от меня своих питомцев? - скрыть отвращение даже не пыталась.
   - Не мог бы, - холодно отрезал Северский, отдергивая занавеску и распахивая окно, через которое тут же шмыгнула вторая кошка - та, серая. - Уж простите, Мирослава Алексеевна, но Вам опасно оставаться без присмотра. Тем более теперь.
   Да лучше магический осколок в груди, чем мертвые животные под боком!
   Кстати, об осколках. Почему он говорит "без присмотра"? ССКА уже известно о неисправности метки?
   - Что же изменилось с нашей последней встречи? - уточнила, с неодобрением и брезгливостью наблюдая, как серая нагло забирается на диван. Безумно хотелось вышвырнуть эту мерзость обратно за окно, даже невзирая на присутствие ее хозяина, но... к ней страшно и противно не то что прикасаться, а даже подходить.
   - Вы только что засветились перед Орденом и еще спрашиваете? - хмыкнул мужчина, сажая вторую питомицу на кресло, и сам опускаясь в соседнее.
   Я садиться не торопилась, держась на расстоянии от пугающего зверинца некроманта, лишь оперлась плечом о косяк двери, сложив руки под грудью.
   - Так Максим, правда, из Ордена?
   Понимаю, что наивно надеяться, но я все еще не хотела верить в страшное предположение, Гордеев ведь напрямую не озвучил мои опасения.
   Северский снял очки, в задумчивости протер линзы и лишь после того, как водрузил их обратно, с сомнением кивнул.
   Искорка надежды разгорелась ярче.
   - Вы не уверены?
   - Он не прошел ритуал посвящения, - пожал плечами агент.
   Еще не ложился под скальпель ученых, перевела я для себя и только обрадовалась, как Северский обрубил крылья надежде уверенными словами:
   - Но он очень хочет, и не сегодня-завтра получит желаемое.
   Закрыла глаза. Стало так горько.
   - С чего Вы взяли? - глухо отозвалась.
   - На нем метка Ордена.
   И что? По собственному опыту знаю, что метки не всегда получают добровольно.
   - Мы с таким уже сталкивались, - продолжил Северский. - Таких, как Ваш парень, называют кандидатами, и их у Ордена довольно много.
   - Он не мой парень, - машинально возразила. - Уже давно.
   - Орден проводит отбор, - не обратив внимания на мою реплику, рассказывал дальше агент, - потом группу прошедших тестирование людей обучают запретным знаниям.
   - Запретным? - недоуменно переспросила.
   - О магии. То, о чем обычному обывателю знать не положено.
   В памяти почему-то всплыла Диана - девушка, в обществе которой я последний раз видела старшего брата, и слова Михельриона о ее необычности.
   - Их готовят к получению магических способностей, - догадалась, отчаянно захотев сию же секунду позвонить Диме и уговорить его немедленно бросить Диану, если он этого еще не сделал.
   - К генной модификации, - невозмутимо поправил Северский. - Кандидатов, как я уже говорил, много, но не все из них станут неофитами. Большая часть пойдет в расход, не пережив так называемого посвящения.
   Меня передернуло. Неужели Макс добровольно хочет пойти на такой риск? Или ему уже конкретно мозги прополоскали?
   Поглощенная горькими размышлениями, не сразу заметила, когда страж, вцепившись в брюки, ловко полез по штанине вверх. Ткань жалобно затрещала под маленькими, но уже очень острыми коготками. Чтобы Барсик окончательно не испортил одежду, подставила ему свою ладонь, куда он не замедлил вскарабкаться. Попытался привычно обвиться вокруг запястья, но с первого раза у него не получилось. Быстро же он вымахал, такого под рукавом прятать уже проблемно! Пересадила недодракона на плечо по недавнему примеру Северского. Страж потоптался, покружился и нырнул запазуху, только голову из-под одежды высунул, напряженно переводя красные глаза со зрачками-щелочками с одной кошки на другую и непрерывно ворча.
   Покосившись на пристанище Барсика, скривилась. Определенно, там ему тоже не место. Хотя с другой стороны, может, тогда один наглый грифон перестанет тянуть шаловливые ручки к моей груди, если там пригреется райхарсов змей? У которого, кстати, как я разглядела вблизи, прорезались рожки на голове. Любопытно, что еще у него вырастет со временем?
   Вернув внимание замолчавшему агенту, смутилась. Тот наблюдал за перемещениями стража с видимым интересом и насмешкой.
   - Что? - воинственно вскинулась.
   Северский неопределенно качнул головой, и профессионально холодная улыбка, которая, казалось, никогда не сходила с его губ, чуть дрогнула, искривляясь в ехидную ухмылку.
   - Что будете делать с ним, когда вырастет?
   Уставилась на мужчину почти в ужасе.
   - Сильно вырастет?
   - Мне-то откуда знать? - иронично выгнул брови он.
   Действительно. Надо у Райхарса при случае полюбопытствовать. Правда, сомневаюсь, что ответит.
   Звонок мобильника почему-то всполошил переглядывающихся с Барсиком кошек, и они синхронно воззрились на меня. Вместе со своим хозяином.
   С чего бы такой интерес?
   Ушла в другую комнату - не люблю личные разговоры при посторонних.
   Звонила мама. Казалось бы, что такого? Но еще до того, как ответила на вызов, почувствовала - что-то не так.
   - Привет, мам.
   - Кирилл с Никитой у тебя? - не здороваясь, вопросила родительница. Очень устало и как-то нервно.
   - Нет, - растерялась я.
   Мы с близнецами, конечно, ладили, но общались совсем уж редко. В основном случайными встречами, как накануне во время экскурсии с Михельрионом. Так что вопрос матери не на шутку насторожил. Как и ее тон.
   - Что-то случилось?
   Она вздохнула, протяжно, тоскливо. Ответила, словно отмахнулась:
   - Не забивай себе голову. Я сама разберусь.
   И отключилась, даже не попрощавшись.
   Да что с ней?!
   Набрала номер Димы. Он, похоже, ждал моего звонка, потому что удивление изобразил крайне ненатурально:
   - Мирослава?
   Не черноглазка? Совсем плохо!
   - Дим, что случилось? - требовательно осведомилась я.
   - Мама звонила?
   - Не помню, чтобы она когда-либо была такой... - эпитет подобрала не сразу, - растерянной.
   Властная, самоуверенная, успешная, она никогда ни в чем не сомневалась и все держала под контролем. Тем неожиданнее оказался ее звонок.
   - Зато я помню, - ответил брат. - Она была такой, когда тебя первый раз похитили.
   Мама ни разу не рассказывала, что пережила при моем исчезновении. Из табора она забирала меня в железном спокойствии и, как всегда, полная уверенности в своих силах и правоте. Так что те эмоции, с какими она ставила на уши всех и вся для поисков дочери, остались для меня как бы за кадром. Димка же видел своими глазами, так что я сразу ему поверила.
   Вот только на этот раз она искала...
   - Кир и Ник пропали?
   - Уже вторые сутки пошли, - мрачно подтвердил предположение брат. - Последий раз я видел их в субботу почти сразу после встречи с тобой. Телефоны недоступны, друзья ничего не знают - близнецы ушли и не вернулись, никому ничего не сказав.
   - Да, я тоже их в тот день видела. Но может, они вовсе не пропали, а... - в сомнении замолчала, не закончив фразу.
   Молодые же совсем ребята, живут в общаге без родительского контроля, прожигают жизнь и тусуются на всяких вечеринках. Может, просто загуляли? Такое в их возрасте случается, я тоже в свое время чудила.
   Дмитрий направление моих мыслей уловил сразу и напрочь отмел подозрения:
   - Они должны были в воскресенье приехать к маме. Сама знаешь, ни один из нас не посмел бы проигнорировать встречу с ней.
   Да уж, знаю. Детям Дарьи Николаевны Неждановой и в голову не придет ослушаться ее или устроить демонстративный протест. Близнецы, несмотря на свой отвязный характер, намного сильнее нас с Димой боятся навлечь гнев родительницы, и даже обстоятельства непреодолимой силы никогда не могли остановить их на пути в отчий дом. Что бы ни случилось в их собственной жизни, они по первому зову матери летели к ней.
   Вот теперь я обеспокоилась исчезновением братьев всерьез. Даже руки нервно задрожали.
   - Совсем никаких следов?
   - Ищем, - коротко отозвался Дима.
   Значит, результатов пока нет и утешить нечем.
   - А полиция?
   - Трех дней еще не прошло, они не принимают заявление.
   Никогда не могла этого понять! Если человек уверен, что кто-то из его близких пропал не случайно, то зачем ждать трое суток, чтобы убедиться? За это время с пропавшим может столько всего случиться!
   - Мы ищем по своим каналам. Ты же знаешь, у мамы хорошие связи, да и я кое-что могу.
   Ну да, они у меня крутые, одна я... полукровка цыганская без блатных знакомств и финансовых возможностей. Бесполезная. Потому маман старшему сразу сообщила, ибо помочь может, а мне сказала, чтобы не забивала себе голову. Она и позвонила-то от отчаяния, ведь явно не рассчитывала, что близнецы у меня обретаются.
   Раньше я бы последовала совету матери, без возражений переложив на нее ответственность и в тревоге ожидая новостей. Теперь я тоже кое-что могу и кое-какие связи имею! Я не буду сидеть сложа руки! Не смогу.
   - Держи меня в курсе, - попросила брата.
   - Не вопрос, - покладисто согласился он.
   - Как у тебя с Дианой?
   - Что? - такого вопроса Дмитрий, похоже, не ожидал.
   Ну, а что? Я не могла проигнорировать эту тему. Не хватало, чтобы и еще с одним братом что-то случилось!
   - Как у тебя с Дианой? - терпеливо повторила.
   В трубке повисла тишина.
   Надо было, наверное, как-то поделикатнее спросить... но не умею.
   - О чем ты думаешь, Мира?! У нас братья пропали, а ты... Ты о ерунде какой-то спрашиваешь!
   Эк она его зацепила!
   - Дима, твоя жизнь для меня - не ерунда. Диана... она... не лучший выбор. Она не такая, как ты думаешь. Она... Держись от нее подальше, пожалуйста.
   Определенно, надо такие темы деликатнее обсуждать и советовать как-то мягче. Но с дипломатией у меня всегда были проблемы.
   - Откуда тебе знать, какая она?! - фыркнул брат.
   Защищает? От меня?! Как все плохо-то!
   - Ты... Дима, только не говори, что ты серьезно на нее запал! - с замиранием сердца произнесла вслух страшную догадку.
   Прежде, чем ответить, он снова помолчал. Потом тоскливо вздохнул.
   - Не знаю, черноглазка. Со мной такого раньше не было.
   О, нет!
   - Диана необыкновенная, - еще один вздох, на сей раз мечтательный. - Я таких никогда не встречал. Она очень милая, умная...
   - Дима! - невежливо перебила поток восхваления, не желая выслушивать дифирамбы последовательнице Ордена. - Она не та, за кого себя выдает.
   - Вот как? - едкий скепсис. - И кто же она, по-твоему?
   Одержимая псевдорелигией оккультной организации, ставящей опыты над людьми "во имя благих целей".
   - Сектантка, - в некотором роде почти синоним.
   - У тебя паранойя, - отрубил брат.
   Все может быть, с моим нынешним окружением еще и похлеще отклонения заработать можно. Но это не значит, что я не права.
   - Она говорила, чем занимается? - попыталась зайти с другой стороны.
   - Диана - адвокат.
   Зуб даю, из нее такой же адвокат, как из Северского следователь!
   - Чем она увлекается?
   - Боевыми искусствами.
   Ничего себе "милая" девушка!
   - Куда ходит вечерами?
   - Со мной на свидания! - рявкнул Дмитрий. - Что за допрос, черноглазка?! Тебе не кажется, что ты перегибаешь палку?
   Есть немного. Но я не знаю, как доказать ему, что она опасна!
   - Дима...
   - Знаешь, Мирка, я тоже не в восторге от твоего Миши, но ведь не требую бросить его немедленно. Так что и ты не лезь в мою личную жизнь!
   Вот... гадство!
   - Прости.
   Хитрее надо быть, хитрее... Только как-то не получается.
   - Ладно, - помолчав, бросил он. - Сообщу, если что-то узнаю о близнецах. До связи.
   - Береги себя, - только и успела сказать прежде, чем он нажал отбой.
   Стиснула телефон до побелевших костяшек пальцев и упрямо поджала губы. Все равно не позволю орденской сволочи искалечить жизнь моему брату! В крайнем случае, спущу на Диану иномирцев - не Райхарса, так Михельриона. Они ведь наемники, значит, и я смогу их нанять - вопрос лишь в цене, но, уверена, мне найдется, что им предложить.
   Приняв для себя решение, обернулась и, вздрогнув, замерла. Северский стоял в дверях, опираясь плечом о косяк, и пристально смотрел на меня. О его ноги усердно терлась черная кошка, ее серая товарка нагло точила когти о тот же косяк двери. Обе не сводили с меня одинаково зеленых глаз, подобно своему хозяину.
   Я не слышала, как он вошел. Да и его питомицы, готова поклясться, зашевелились, лишь когда обратила на них внимание.
   - Ну, и зачем Вы усложняете работу нашему агенту? - насмешливо поинтересовался мужчина.
   - Кому? - не поняла я.
   - Диане.
   - Так она служит ССКА? - шок. - Не Ордену?!
   - Теперь да.
   - То есть? - насторожилась.
   - Она была кандидаткой, но вовремя осознала, что ССКА - лучше.
   Угасшая не так давно надежда вспыхнула с новой силой. Может, Максима удастся так же переманить на другую сторону?
   - Вдруг она - шпионка?
   - Исключено.
   Ну да, в ССКА, наверняка, не дураки служат. Только я все равно Диане не доверяю.
   - Зачем она следит за моим братом?
   Не сомневаюсь, что Дима встретил ее не случайно.
   - Вы, Мирослава Алексеевна, похоже, сами не понимаете, насколько ценны, - покачал головой агент.
   Я? Ценна?!
   - Природных магов - тех, кому способности достались от рождения - в нашем мире очень мало, - начал пояснять Северский. - В отличие от модифицированных, направленность магии у природных - шире, а сам дар - сильнее. Их магия почти универсальна. Но самая большая ценность в другом: их способности передаются по наследству.
   Так я не просто ценный кадр, а еще и полезная племенная кобыла? Ну, уж нет!
   - Ваш же случай, Мирослава Алексеевна, вовсе уникальный, - продолжал агент. - Мало того, что Вы наследница цыганской шувани, а их за всю историю существования как ССКА, так и Ордена весьма редко удавалось завербовать...
   - Почему? - заинтересованно перебила я.
   Не похоже, чтобы Богдана тоже работала на кого-то из них. Сомневаюсь, что она вообще слышала о подобных организациях.
   - Цыгане - обособленный народ, а магия их шувани зачастую действенна только среди своих. Такая вот аномалия.
   - А как же я?
   - Вас не приняли.
   - Но...
   Меня признали! Я хоть и полукровка, но уже давно - часть табора!
   - Вы живете с отцом? Вас обучает шувани? - провокационные вопросы невозмутимым голосом.
   Он прав. Я - часть табора лишь на словах, а Богдана меня не то, что учить, даже видеть не желает.
   - Все равно не понимаю, - мотнула головой. - Если так рассуждать, то мои способности вообще никак не должны были проявиться.
   - Они бы и не проявились, - охотно согласился мужчина. - Если бы Вашу инициацию не спровоцировали иномирцы. Уж не знаю, что они намудрили в Вашей ауре, но... Тут и кроется вторая Ваша особенность - Вы универсал и при должном обучении способны овладеть практически любым видом магии.
   Сказать, что я была потрясена - не сказать ничего. Ноги отказали держать, и я медленно села - благо рядом стояла кровать, на которую и опустилась. Шокированно вытаращилась на Северского. Пожалуй, я действительно ценна. Только как теперь с этим смириться?
   Не хочу! От меня же теперь не отвяжутся!
   Устало закрыла глаза и уронила лицо в ладони. Я не из тех людей, кто мечтает о приключениях и сверхспособностях. Для меня всегда было важнее спокойствие и уверенность в будущем. Я представляла свою жизнь размеренной и в чем-то даже стандартной: надежная работа с постоянным зароботком, любящий муж и двое детей - непременно сын и дочка. Я бы избавилсь от иномирцев и построила будущее так, как всегда планировала. Теперь же меня ждут только постоянные преследования Ордена и ССКА. Ни нормальной семьи, ни уверенности в завтрашнем дне.
   - Все это, конечно, интересно, - глухо произнесла, не отрывая ладоней от лица, - но причем здесь Диана и мой брат?
   - Вы же любите своего брата?
   Что за странный вопрос? Конечно!
   - Хотите защитить его от Ордена?
   А от ССКА кто защитит?
   - Мирослава.
   Он впервые назвал меня по имени.
   - Посмотрите на меня.
   Нехотя подняла голову и выполнила просьбу. В его глазах царил все тот же черный холод, но хотя бы фальшивой улыбкой он больше не сверкал. Смотрел серьезно и твердо.
   - Орден не гнушается грязными методами. Мы - не Орден. ССКА создано для того, чтобы защищать людей. Мы защищаем твою семью.
   Лишь потому, что я нужна вам.
   - Кирилла и Никиту не защитили, - горько упрекнула и сама вздрогнула, осознав: - Вы знаете, где они и что с ними!
   Северский отвел взгляд.
   Нет! Господи, нет!
   - Их забрал Орден? - прошептала мертвеющими губами.
   Агент не ответил, все так же продолжая смотреть в сторону.
   Внезапно затопила слепая ярость, и я, резко подскочив, бросилась к Северскому. Даже про страх перед его немертвой живностью забыла, едва не оттоптав по пути хвост серой кошке. Вцепилась пальцами в лацканы плаща агента и притянула мужчину к себе, пытаясь поймать его взгляд.
   - Ответьте мне! Что с ними?!
   Северский перестал отводить глаза и угрюмо посмотрел в мои, даже не пытаясь отцепить от себя руки.
   - Их забрал Орден.
   А как же его слова про защиту?
   - Почему Ваше хваленое ССКА позволило?! - попыталась встряхнуть мужчину, но сил не хватило, лишь сама беспомощно дернулась.
   Агент пожал губы и сделался еще мрачнее.
   - Нас не тысячи, как Вы, возможно, для себя решили, - холодно отчеканил он. - Агентов, которые способны оказать сопротивление адептам, можно по пальцам пересчитать. Та же Диана всего лишь присматривает, чтобы вовремя подать сигнал. К сожалению, у ССКА, помимо охраны Вашей бесчисленной родни, есть и другие не менее серьезные дела. Мы просто не успели.
   - Не успели уберечь, так спасите теперь! - снова безуспешно попыталась его тряхнуть.
   - Мирослава Алексеевна! - вечно холодный и невозмутимый некромант позволил себе на тон повысить голос и, отбросив мои пальцы одним ловким движением, встряхнуть за плечи уже меня. - Прекратите истерику!
   Подействовало.
   Вместо ярости также резко накатила всепоглащающая усталость и, обмякнув в руках Северского, безвольно уткнулась носом ему в грудь.
   - Спасите их. Пожалуйста.
   Мужчина тяжело вздохнул.
   - Это не так просто.
   Догадываюсь.
   - Пожалуйста.
   Он вздохнул второй раз и, помолчав, деловито поинтересовался:
   - Вы согласны подписать договор с ССКА?
   - Что?! - отпрянула от агента.
   Что он несет?! Вздумал шантажировать? Чем тогда ССКА лучше Ордена?
   Попыталась вырваться, но меня не пустили. Я и не заметила, когда он успел так крепко меня обнять, чтобы даже дернуться не могла.
   - Успокойтесь! - очередной окрик и снова холодный тон: - Я не принимаю решения в ССКА, я - лишь исполнитель. Поверьте, я бы хотел Вам помочь, но не имею права. Пока Вы - гражданское лицо, спасение Ваших родственников не является приоритетной задачей. Более того, руководство не позволит соваться в орденское гнездо - слишком велик риск и несоизмерима цена. Но если Вы примите присягу ССКА, то и я, и другие агенты будем вынуждены спасти Ваших братьев, потому что они - рычаги давления на Вас, а давление на агентов - прямой путь в сердце ССКА.
   Я даже думать не стала. Зачем? Давно пора было приянть решение. Моя свобода - не такая уж большая цена за жизни братьев, тем более что я давно уже себе не принадлежу, как бы не хотелось верить в обратное.
   - Хорошо. Я согласна служить ССКА.
   Потом была клятва. Северский заставил приложить ладонь к тому месту, где пряталась метка, и повторять за ним слова. Слов было много, громких и пафосных, но я даже не пыталась их запомнить или хотя бы понять суть. Мысленно я была уже там, в Ордене, спасала братьев, а то, что происходило сейчас, проходило мимо сознания, ни на мгновение не задерживаясь в нем.
   - Клянусь! - финальная фраза, и я вопросительно смотрю на агента, который почему-то не торопится больше ничего делать.
   Где же контракт, под которым надо будет поставить свою подпись, или хитроумные магические ритуалы?
   - Добро пожаловать в ССКА! - ответил он на мой взгляд, абсолютно не меняясь в лице - все та же дежурная улыбка и холодный взгляд.
   - И это все? - удивилась.
   - А Вы чего хотели? - иронично осведомился агент. - Грома и молний?
   Я вообще-то не то имела в виду, но с другой стороны визуальное подтверждение тоже не помешало бы.
   - Что если я не буду верна клятве?
   Мужчина резко развернулся и поднес руку к метке, не коснувшись меня.
   - Будешь! - уверенно возразил и отстранился прежде, чем блюдущий мою охрану Барсик взвыл и плюнул струйкой огня.
   Так вот зачем метка на самом деле! Подозреваю, что она программируется клятвой на защиту серетной службы не только от предательства агентов, но и вообще от раскрытия и утечки информации. Это как бомба замедленного действия, реагирующая на определенную команду или обстоятельства. Хорошо, что мои иномирцы ее сломали, иначе я боюсь даже представить последствия клятвы, слова которой я даже не запомнила!
   Пока осознавала масштабы своего необдуманного эмоционального поступка, Северский достал мобильник, точно такой же, какой совсем недавно вручил мне - маленький и невзрачный, с эмблемой ССКА - и сказал в трубку всего три слова:
   - Ты мне нужен.
   После чего приказал следовать за ним и решительно двинулся прочь из квартиры, сопровождаемый своими кошками, которые до этого уже некоторое время не подавли никаких признаков жизни и вдруг обнаружили небывалую активность.
   Повторять дважды ему не пришлось, я с радостью кинулась следом. Как бы там ни было, а сидеть и ждать в сложившихся обстоятельствах выше моих сил, да и, в конце концов, я теперь тоже агент, пусть и совсем не обученный.
   Уже на улице застал врасплох звонок собственого телефона. Точнее того самого, что дал Северский. Поглядела на экран - вызывал "Абонент #3". С недоумением покосилась на идущего рядом агента, также косящегося на меня. Перехватив взгляд, мужчина махнул рукой, мол, отвечай, чего ждешь.
   - Слушаю, - настороженно ответила в трубку и тут же об этом пожалела.
   - Быссстрро домой! - рявкнул из динамика яростный рык Райхарса.
   От неожиданности выронила мобильник. Он глухо стукнулся об асфальт, но к огромному удивлению даже не поцарапался. С ужасом уставилась на средство связи, не торопясь его подбирать. Вместо меня это сделал некромант, мельком скользнул взглядом по экрану и взял переговоры с дроу в свои руки:
   - Она занята, - сказал и нажал отбой.
   У меня волосы на затылке зашевелились. Что он натворил?! Райхарс подобного просто так не спустит! Причем мне!
   Звонок повторился.
   Северский вздохнул и ответил:
   - Угомонись! Мирослава Алексеевна теперь агент ССКА, и отвечает за нее ССКА.
   Мужчина снова нажал отбой сразу же после своих слов, не дожидаясь ответа Зверя, пощелкал пальцами по сенсорной панели и вернул мобильник, пояснив:
   - Некоторое время для "Абонента #3" Вы будете недоступны. Не забудьте потом убрать его из черного списка... если, конечно, захотите.
   Я лишь послушно кивнула, полностью онемев от страха и потрясения. Разве можно было так говорить с собственником, подобным Райхарсу? Да он же меня живьем съест, когда поймает!
   На мгновение мной овладел трусливый порыв подчиниться эльфу, но...
   - Идемте, - не обратил внимания на мое состояние Северский, подхватив под локоть и практически запихнув в припаркованную у дома машину. На первый взгляд, самый обычный черный седан, мимо какого пройдешь и даже не заметишь, но, оказавшись в салоне, я поняла, насколько машина необычна. Нет, я подозревала, что техника у спецслужб должна быть продвинутая, но оснащение данного автомобиля превзошло все мои ожидания. Все эти кнопочки, панельки и огоньки загадочного предназначения, странная отделка и обтекаемость форм навевали мысли о далеком будущем, ну или, в крайнем случае, о фантастических космических кораблях.
   Добирались не долго, учитывая сумасшедшую скорость и сумасбродную манеру вождения Северского, бесстрашно выезжающего на встречную полосу через две сплошные и петляющего в потоке машин похлеще юркого зайца. Даже езда с Райхарсом теперь казалась более безопасной.
   Остановились мы у обычного многоэтажного офисного здания. Не самое новое, но и не обшарпанное, строение стояло в окружении десятка похожих и абсолютно ничем не выделялось. Вывеска у входа, столь же неприметная, как и округа, гласила: "Сообщество современной культурологии и антропологии".
   Ну, и куда меня притащили?
   Перечитала название организации второй раз и хмыкнула. Если сократить его до аббревиатуры, то получится ССКА.
   Неужели? Здесь, вот в этом сарае со столь банальной шифровкой? Никогда бы не подумала! Мне штаб секретной службы представлялся эдакой особо охраняемой военной базой за бетонным забором с колючей проволокой и кодовыми замками на всех мыслимых и немыслимых поверхностях.
   - Почему не в Орден? - обернулась к Северскому.
   Любое промедление воспринималось едва ли не смертельным для братьев.
   - Я, по-вашему, идиот? - недобро зыркнул некромант. - Впрочем, даже идиот не сунется в одиночку и без соответствующей экипировки в орденское гнездо.
   Досадливо прикусила губу. Возразить было нечего.
   Агент помог выбраться из машины, галантно открыв дверь и подав руку.
   Вновь обратив взор на вход здания, споткнулась. Одно дело - знать, что Северских двое, и совсем другое - видеть их вместе воочию. Северский-целитель стоял у вывески и приветливо улыбался. Такой похожий, как отражение в зеркале, и в то же время совершенно иной, он словно светился изнутри, в то время как рядом с его двойником странным образом ощущался могильный холод.
   - И зачем же я тебе понадобился? - осведомился целитель.
   - Как всегда, - ответил ему некромант, - чтобы совершить невозможое.
   На лицах обоих промелькнули одинаковые понимающие ухмылки, окончательно утверждая внешнее сходство.
   Я растерянно смотрела на обоих и думала о том, что не научись я видеть ауры, сейчас бы мучилась вопросом об их отличительных чертах. Чтобы отделять одного от другого пришлось бы седину в волосах высматривать, да в глаза вглядываться, пытаясь прочитать их выражение.
   - Как же мне теперь к вам обращаться? - не могла не поинтересоваться, задумавшись о различиях.
   Агенты переглянулись. Некромант пожал плечами и как-то неопределенно отмахнулся. Его двойник фыркнул и повернулся ко мне, протянув руку.
   - Я уже представлялся, - сказал он, мягко, но уверенно пожимая мою ладонь. - Слава.
   Теперь второй Северский фыркнул.
   - Мирослав, - тут же поправился первый.
   Надо же, тезка!
   - Добро пожаловать в ССКА! - добавил он, отпуская мою руку.
   Любопытно, как узнал? При мне эту тему с двойником (или все же близнецом?) он не обсуждал. Тоже телепат, как Михельрион? Или видит метку?
   С интересом перевела взгляд на некроманта. Тот нехотя представился:
   - Мстислав.
   О, так он тоже Слава! Забавно.
   Ну, вот и познакомились, наконец.
   Все же отчасти штаб ССКА оправдал мои ожидания. Хотя сперва, оказавшись в холле, представлявшем собой типичный ресепшен захолустной конторы, я уже было совсем разочаровалась. Однако пройдя мимо кивнувшей Северским девушки-администратора, к слову, являвшейся обычным человеком без магической ауры, и погрузившись в лифт, я резко переменила свое мнение. Сам лифт ничем особым не выделялся - обычная коробка с хромированной поверхностью, но панель с кнопками этажей в нем оказалась двойной. Внешняя панель отодвигалась хитроумным способом, открывая навороченный кодовый замок с распознаванием отпечатков пальцев, сетчатки глаз и, что самое удивительное, магических нитей. Уж не знаю, как сканер считывал магическую энергию, но я видела, как оба Северских по очереди коснулись каждый своей нитью экрана, на котором мгновено вспыхивало подтверждение доступа. Мне тоже пришлось сканироваться и, понятное дело, в доступе было отказано, но, получив мои данные, система на некоторое время загрузилась, а после выдала гостевой пропуск под поручительство Северских.
   Поехали мы не вверх, как можно было предположить, а вниз, причем не на один этаж. Точно не уверена, но насчитала не менее трех. И вот когда двери лифта раскрылись на подземном этаже, я в полной мере осознала, что нахожусь в штабе секретной спецслужбы. Взгляду предстала широкая площадка, расходящаяся узкими коридорами в две стороны. На полу во всю ширину площадки красовалась эмблема ССКА - белые линии на фиолетовом фоне, глаз в равностороннем треугольнике. Напротив лифта располагался вмонтированный в стену огромный монитор, который, едва мы переступили порог, включился, транслируя незнакомое женское лицо, слишком идеальное, чтобы быть настоящим.
   - Цель визита? - бесстрастно осведомился механический голос из динамиков. Если бы собственными глазами не видела, что девушка на экране открывала рот, никогда бы не предположила, что голос принадлежал ей.
   - Арскаториель, - выдал непонятную фразу Мстислав.
   - В пятой лаборатории, - отозвалась девушка с голосом робота, и Северские увлекли меня в правый коридор.
   Стремительно преодолев несколько поворотов, мы вошли в одну из неприметных дверей, каких миновали не меньше десятка. За дверью оказался просторный зал с множеством столов, компьютеров и странных установок, у которых неторопливо занимались своими делами люди в белых халатах. Повсюду располагались колбы, реторты и всякие другие склянки, заполненные разноцветными жидкостями. Противоположную стену занимало окно, открывающее обзор на еще один зал, в котором находилось всего двое людей, облаченных в изолирующие костюмы.
   На нас никто не обратил внимания, словно тут без конца шляются посторонние.
   - Арскаториель! - снова повторил странную фразу Мстислав вместо приветствия.
   Один из "белых халатов" обернулся.
   - Северские? - не удивление, не вопрос, а скорее простая констатация факта.
   Отставив в сторону колбу, изучаемую до того, как его потревожили, мужчина подошел ближе, и я вдруг осознала, почему ССКА интересовалась иномирцами в качестве лишь наемных убийц, а не подопытных кроликов.
   На меня смотрел эльф. Не дроу, а самый обыкновенный, если так вообще можно сказать о мифическом существе. Таких часто изображают в фантастических фильмах и описывают в книгах. Высокий, стройный, едва ли не тощий стан, огромные глаза цвета летней зелени на почти женственном лице и остроконечные уши, проглядывающие сквозь светлые отливающие золотом волосы. Облик портили только очки с тонкими стеклами, почти съехавшие с острого орлиного носа, и растрепанная прическа, представляющая собой небрежно собранный низкий хвост с выбивающимися во все стороны прядями. Да и длина волос, едва прикрывающая плечи, казалась странной, если вспомнить отношение к собственной шевелюре Райхарса.
   Эльф разглядывал меня столь же внимательно, как и я его, а, завершив осмотр, выдал:
   - Где вы подобрали сие чудо?
   - На себя посмотри...те! - огрызнулась.
   Остроухий широко улыбнулся. И зубы у него были вполне нормальными в отличие от моих клыкастых иномирцев.
   - Простите, леди, но Вы, действительно, чудесное создание. У Вас весьма необычное плетение нитей в ауре.
   "Кто бы говорил", - подумалось мне. Его аура, если присмотреться внимательней, выглядела как ажурное кружево тончайшей прозрачно-зеленой, под цвет глаз, паутинки.
   Эльф протянул руку и, когда я подала свою, вместо рукопожатия галантно поцеловал пальцы - жест настолько непривычный в нашем современном мире, что я совсем растерялась и смутилась.
   - Мое имя Арскаториель, - представился остроухий, выпуская мою руку, - но здесь чаще зовут Арсений или просто Сеня.
   Не удивительно. Райхарса вообще официально Васей обозвали.
   - Мирослава, - назвалась в ответ.
   Арскаториель удивленно вздернул тонкие золотые брови и глянул поочереди на обоих Северских, остановившись на целителе.
   - Замечательная получится пара, - на полном серьезе выдал эльф.
   Я закашлялась.
   Мирослав невозмутимо ответил:
   - Иди ты со своей селекцией в седьмую лабараторию, чокнутый друид!
   - Только что оттуда. Интересных экземпляров не осталось, - скорбно вздохнул остроухий и тут же встрепенулся: - Когда вы достанете мне генный материал тех новых иномирцев? Особенно дроу! Очень любопытный экземпляр, очень. Такая наследственность, такие гены! А какое получится потомство!
   Еще один повернутый ученый! Почему мне на них так везет? Точнее, не везет.
   - Арскаториель! - окликнул Мстислав не на шутку воодушивившегося эльфа, но тот будто не услышал, продолжая восторгаться генетическими возможностями, как понимаю, Райхарса.
   - Арсений! - поддержал двойника целитель, но тоже безуспешно.
   - Сеня, мать твою! - не сдержавшись, рявкнул некромант, на мгновение полыхнув жуткой аурой.
   - Не надо трогать мою мать, у меня великолепная наследственность, - мгновенно остыл Арскаториель и поежился, добавив: - И свои мертвые нити, пожалуйста, держи при себе, мне неприятно.
   - А ты держи при себе свои друидские замашки, - парировал Мстислав.
   Эльф поправил совсем съехавшие очки, хотя смотрел по-прежнему не через них, а скорее поверх, словно бы и не нуждался в линзах, и искренне покаялся:
   - Простите. Я давно не выезжал из города и не медитировал в компании Матушки Природы, неиспользованная сила давит на меня. Так зачем вы пришли?
   - Орден забрал ее братьев, - кивнул на меня некромант и, выдержав короткую паузу, многозначительно добавил: - Близнецов.
   Арскаториель переменился в лице и отвернулся.
   - Сочувствую. От меня-то вы чего хотите?
   - Мы идем за ними, - просветил некромант.
   Мирослав удивленно глянул на двойника, но промолчал.
   Эльф резко обернулся обратно.
   - Втроем с нестабильной новоинициированной? Вы - психи, Северские!
   Уличенные в психическом нездоровье невозмутимо взирали на остроухого и молча ждали.
   - Вы всегда были ненормальными, - покачал головой Арскаториель. - Она хоть обученная?
   Мстислав отрицательно качнул головой. Я зачем-то тоже.
   - О, Эор! - воскликнул эльф, вцепляясь пальцами в волосы и еще больше ероша и без того небрежную прическу. - Вы хоть соображаете, что Орден вцепится в близнецов, как собака в кость?! Да кому я рассказываю! - Арскаториель отпустил шевелюру и всплеснул руками. - Вы-то как раз хорошо понимаете.
   Снова отвернувшись, эмоциональный эльф громко позвал:
   - Варя!
   Одна из девушек в белых халатах вздрогнула и выронила из рук реторту. Стекло разлетелось со звоном, растекшаяся по полу лужица зашипела и забурлила. Виновница испуганно отступила и затравленно уставилась на Арскаториеля. Тот небрежно отмахнулся:
   - Оставь, потом уберешь. Подойди сюда.
   Варя медленно приблизилась и остановилась на достаточно большом расстоянии, смотря исключительно в пол. Рядом с Арскаториелем она казалась удивительно на него похожей: миниатюрность, почти хрупкость, фигуры и тот же насыщенно-золотой оттенок волос. Зелень глаз, правда, вот чуть бледнее, магической ауры не видно, да и ростом не вышла, и уши не топорщились острыми концами, а имели вполне человеческие очертания.
   - Варенька, возьми Мирославу и выдай ей экипировку стажера.
   Девушка послушно кивнула и спешно направилась к выходу из лабаратории. Растерянно поглядев ей вслед, обернулась к Северским.
   - Идите, Мирослава Алексеевна, - поторопил Мстислав. - Встретимся у ресепшена.
   Мне ничего не оставалось, кроме как поспешить за Варей.
   Она повела меня в другое крыло здания и по дороге не произнесла ни слова, ни разу не взгляднула и держаться старалась подальше, словно бы опасалась.
   - Варя.
   Девушка вздрогунла. Что за странная реакция на свое имя?
   - Ты что - меня боишься? - сама не поверила в то, что спросила.
   Варя затравленно глянула и промолчала.
   Ничего не понимаю!
   - Почему?
   Ответа опять не последовало.
   Мда. Все равно, что с Райхарсом разговаривать - такой же уровень общительности.
   Ну, и бес с ней!
   Мы прошли еще несколько шагов прежде, чем Варя вдруг произнесла:
   - Северские.
   А голос такой тихий-тихий, что едва его расслышала.
   - Что Северские? - не поняла я.
   - Пугают, - призналась девушка.
   - Да ладно?
   Нет, ну я согласна, что некромант несколько неприятен своей "специализацией", но в целом адекватный мужик. Особенно, когда кошек своих дохлых под нос не сует. Целитель так и вовсе весь из себя такой солнечный, что бояться его как-то глупо. А уж по сравнению с Райхарсом они оба - божии одуванчики!
   И вообще, причем здесь я?
   Варя глянула на меня, как... Наверное, также я смотрю на дроу.
   Как, однако, все запущено!
   - Чем же они тебя пугают?
   - А Вы их совсем не боитесь? - задала встречный вопрос девушка.
   - "Ты", - поправила ее.
   Почему в ССКА все такие вежливые? Аж тошнит уже!
   - Ты, - с трудом выдавила Варя.
   Она ведь совсем юная, я только сейчас замтила. Сколько ей? Пятнадцать?
   - Сколько тебе лет?
   - Скоро будет семнадцать, - с заминкой и чуть краснея, призналась она.
   Ушам не верю!
   - Как ты попала в ССКА?
   - Арскаториель - мой опекун.
   О как!
   - Опекун? - переспросила с подозрением.
   Сдается мне, ушастый намудрил что-то со своей повернутостью на селекции, и в девочке присутствуют его гены. Впрочем, я могу ошибаться.
   - Мои родители были его друзьями, а когда погибли на задании, Арскаториель взял к себе, - Варя помолчала и зачем-то добавила: - Мне было шесть, когда их не стало.
   Вот совершенно нет желания выслушивать слезливую историю чужой жизни!
   К счастью, продолжения не последовало. Мы как раз дошли до нужной двери и разговор оборвался сам собой. Комната, куда привела Варя, представляла собой склад. По большей части оружейный.
   Никогда не держала в руках настоящее оружие. Я имею в виду огнестрельное. Впрочем, его мне предлагать не стали. Зато снабдили бронежилетом (тяжелый, зараза!) и выдали армейский нож (не пораниться бы самой!). Далее последовали неопознанные технические приборы - секретные разработки ССКА. Варя осторожно обвешивала меня всевозможными устройствами, попутно объясняя их свойства и принцип действия. Как я поняла, большая часть была направлена на то, чтобы удержать мои собственные нити в узде и не дать выплеснуться энергии сразу. Был и такой прибор, который, впитывая энергию магических нитей, накапливал ее, а потом при нажатии определенной кнопки преобразовавал в ударную волну. Полезные вещицы, одним словом!
   Покидая склад, чувствовала себя Джеймсом Бондом, не меньше.
   Уверенности в своих силах существенно прибавилось. По крайней мере, я не буду чувствовать себя обузой. Теперь я кое-что могу!
   - Ты, правда, не боишься Северских? - спросила Варя, провожая к лифту.
   Несмотря на то, что мы провели с ней вместе не меньше часа и, в общем, остались довольны друг другом, она по-прежнему держалась отчужденно и настороженно.
   - Правда, - пожала я плечами.
   Девушка глянула со страхом и затаенным восхищением.
   Как же они запугали бедняжку! Неужели я выгляжу так же жалко рядом с Райхарсом?
   - Но они же модифицированные, - поежилась она.
   - И что?
   - Орденом.
   Вот это новость!
   - Они служили Ордену?!
   - Они модифицированны Орденом, - поправила Варя. - Это... страшно.
   У нее все страшно. Такое ощущение, что девочка боится всего.
   Хотя вспоминая рассказ Николая Ряхина...
   - Почему? - все же уточнила.
   Вдруг расскажет что-то новое?
   - Орден не спрашивает согласия. Нужных людей они либо зомбируют, либо, если сопротивляемость внушению сильна, похищают. Как твоих братьев. Как Северских. В любом случае на стол ученых люди попадают насильно, а сами операции по модификации бесчеловечны. Они полностью изменяют генную структуру. Обычно модификация сопровождается адскими мучениями и долгим периодом восстановления всех функций организма, я уж молчу про принятие изменений и овладение новыми способностями. Процент выживаемости чрезвычайно низок, а психическая травма модифицированных, даже при специальной подготовке до операции, обеспечена почти стопроцентно.
   Действительно, страшно. И похоже на то, о чем поведал Ряхин.
   - Откуда тебе все известно?
   - Меня учит Арскаториель. Он - один из основателей концепции генной модификации.
   Резко развернувшись, чуть не сбила Варю и в ужасе уставилась на нее. Девушка перепугалась моей реакции и резво отскочила в сторону, буквально влипнув в стену.
   Кажется, начинаю понимать, почему она всего боится. С таким-то опекуном!
   Я, конечно, заметила, что Арскаториель помешан на генах и селекции, но никогда бы не подумала, что он основал столь масштабное и жуткое направление исследований. Да и сколько ему веков получается?! Если Орден ведет свое существование со времен охоты на ведьм, а ССКА, как сила противодействия, полагаю, возникла не намного позже, то Арскаториель только в нашем мире живет уже не менее пяти веков! Столько не живут!
   В голове никак не укладывалась сумасшедшая цифра. И все знания об Ордене и их опытах, подтвержденные Варей. Если генная модификация в их исполнении столь чудовищна, то Кирилл с Никитой... О, Боже!
   Шагнула почти вплотную к девушке, отчего та вся сжалась, и потребовала ответа на последний интересующий меня вопрос:
   - Чем близнецы так ценны?
   - Отойди, пожалуйста, - полузадушенно пискнула Варя.
   - Зачем?
   - Ты пугаешь.
   - Я?!
   - Твои нити... - она сглотнула и замолчала.
   - Что? - совсем растерялась.
   - Ты их не контролируешь.
   Ну да, знаю. Неужели, это выглядит так страшно?
   - Твои нити извиваются как клубок змей, а аура полыхает подобно солнечным протуберанцам, - еле слышно пояснили мне, кажется, боясь даже вдохнуть.
   Ого!
   Удивленно отступила, пытаясь представить себя со стороны. Не получалось.
   Вспомнила о приборах, выданных Варей на складе, нашла нужный и нажала кнопку, как показывали.
   Воспитанница эльфа облегченно перевела дух.
   - Лучше? - спросила у нее.
   Она кивнула.
   - Так что там с близнецами? - напомнила я свой вопрос.
   - Очень ценный генетический материал. Идентичность и одновременно двойственность, усиливающая модификационные качества и выживаемость, идеальна для экспериментов. - Варя отвела взгляд. - Так Арскаториель говорит.
   - И что это значит?
   Девушка вздохнула, не поднимая глаз.
   - Вот, например, Северские. Целитель и некромант - две противоположности одного целого, использующие одинаковую энергию, но направляющие ее на разный результат. У них одна аура на двоих. Ты когда-нибудь видела, как они работают в паре?
   Отрицательно покачала головой.
   - Они вдвоем стоят маленькой армии. Оба с легкостью способны играть жизнями: отбирая и даря жизненную энергию.
   Вот и причина, по которой юная Варя так сильно боится Северских.
   Как по мне, так игры дроу куда страшнее. Он не просто жизненной энергией балуется, а ломает чужую судьбу под свои интересы так, как вздумается, без каких-либо угрызений совести или моральных принципов. Северские хотя бы клятвой ССКА ограничены.
   - Будь Северский один, - продолжила ученица эльфа, осторожно отлипая от стенки и возобновляя путь к лифту, - он, во-первых, не смог бы пользоваться одновременно двумя направлениями одной силы, а во-вторых, скорее всего вообще не принял бы эту двойственную энергию, то есть, проще говоря, не пережил изменения.
   Начинаю догадываться, почему, по выражению Арскаториеля, Северские - психи, а Орден вцепится в близнецов, как собака в кость.
   Уже около лифта, оглянулась на Варю и с интересом полюбопытствовала:
   - Ты всегда такая?
   - Какая? - подозрительно насупилась девушка.
   Пугливая. Без меры.
   Несмотря на свою прямолинейность и не дипломатичность, озвучивать мысль не стала. Но она, кажется, итак догадалась, потому что тут же ответила, обиженно скривив губы:
   - У тебя нити какие-то... ненормальные. И тебя привели Северские.
   О! Похоже, меня идентифицировали с этими братцами, которых девушка боится до нелогичной фобии, и перенесли подсознательный страх на меня.
   - А еще... - Варя странно замялась, но после короткой паузы все же нехотя выдавила из себя продолжение фразы: - Ты несешь угрозу. Лично мне.
   Я??? Угрозу ей?!
   Да я в жизни детей не обижала!
   Должно быть, глаза у меня вытаращились достаточно комично, потому что воспитанница эльфа нервно рассмеялась и не менее нервно пояснила:
   - Я чувствую! У меня... интуиция хорошая.
   Ну, да! Чувствует она!
   Я фыркнула и отвернулась. Просто девочка, еще совсем юная и самая обычная, не владеющая магическими способностями, так запугана своим одаренным сумасшедшим окружением, что в каждом встречном готова видеть угрозу.
   Створки лифта открылись, и я шагнула в хромированную коробку. Перед тем как двери сомкнулись, успела заметить необычайно пронзительный вгляд Вари, чьи глаза вдруг напомнили Арскаториеля, когда тот рассуждал о селекции, и ее тихий голос напоследок сообщил:
   - У тебя сильная защита - видимо, тобой очень дорожат. Но эта защита опасна для окружающих.
   Ответить не успела, створки закрылись, и лифт стремительно поехал вверх.
   Что она имела в виду под защитой? Уж точно не выданный ею же арсенал! Мои иномирцы постарались? Тогда... может, девочка, действительно, что-то чувствует?
   Северские уже ждали, и они тоже успели принарядиться. Черные облегающие комбинезоны с множеством карманов, кобурой для огнестрельного оружия и ножнами для парных мечей делали их похожими на настоящих ниндзя. Не хватало только масок, скрывающих лица, но это обстоятельство ничуть не портило общего впечатления. Сейчас они выглядели как никогда похоже, и даже нити их, переплетаясь вместе, казались однородным полотном, укрывающим обоих так, что невозможно было различить где чьи. Не зря Варя говорила, что у них одна аура на двоих! Лишь тощий черный кот, вольготно расположившийся на плечах одного из братьев, красноречиво обозначал хозяина-некроманта.
   - Готова? - серьезно спросил Мирослав.
   Кивнула.
   - Идем, - тем же тоном скомандовал Мситслав.
   Мы загрузились в машину, и отправились в Орден.
   Сказать честно, было до дрожи страшно. Сама себе я напоминала Варю, вздрагивающую от каждого шороха, но упрямо сжимала губы в тонкую линию, а пальцы в кулаки, и внушала себе, что я не беспомощная жертва, какой была раньше. Я - инициированная наследница шувани, со мной опытные и сильные агенты ССКА и страж-дракон, пусть и совсем маленький, а за плечами защита дроу и грифона. Мысль о последних двоих пугала больше всего, даже сильнее, чем предстоящий визит в обитель чокнутых мучителей, похитивших моих братьев. Я боялась, что иномирцы вот-вот появятся и, насильно отбив меня у Северских, запретят соваться в Орден.
   Но они все не появлялись.
   Интересно, где их носит?
   И почему, в отличие от Райхарса, попытавшегося хотя бы по телефону утвердить свою власть, Михельрион не дает о себе знать? Ему все равно?
   Отчего-то именно молчание грифона нервировало и задевало больше всего.
  
   Резиденция Ордена расположилась за городом и, в отличие от штаба ССКА, впечатлила сразу. Фанатики оккупировали не какое-то там офисное здание, а целый монастырь.
   Тоже мне, тамплиеры недоделанные!
   Монастырь представлял собой целый комплекс зданий, окруженных монолитной кирпичной стеной с башнями-бойницами по углам. За стенами нагло высились увенчанные крестами купола местного храма, хотя я прекрасно знала, что Орден исповедует свою собственную оккультную веру, не имеющую никакого отношения к христианству. По всему периметру кирпичной ограды через равные промежутки зорко следили за окружающим пространством камеры видеонаблюдения, а ворота, высокие, окованные железом, были наглухо закрыты, недвусмысленно давая понять, что посетителям здесь не рады.
   - Как мы туда проберемся? - хмуро спросила, выглядывая из-за разлапистого кустарника, раскинувшего свои ветви в нескольких метрах от одной из башен. Дальше перед кустом начиналось открытое пространство, заросшее лишь репейником и лопухами, пересечь которое незамеченными казалось невозможным.
   Машину мы оставили с другой стороны лесополосы, густыми зарослями примыкающей к восточной стене монастыря, и вот уже минут десять чего-то ждали в подлеске.
   Северские, расположившиеся по обе стороны от меня, хмыкнули. Одновременно. Эта их манера начала уже порядком раздражать. Всю дорогу сюда агенты оправдывали стереотипы о близнецах, то разговаривая и жестикулируя синхронно, то заканчивая друг за другом фразы. Переносить их по одному было гораздо легче!
   - Чего мы ждем? - никак не могла взять в толк, спрашивая уже, наверное, раз в сотый.
   На меня с обеих сторон шикнули. Опять.
   Спустя еще пятнадцать минут, когда я уже готова была взвыть от нетерпения, не понимая, какого беса мы тут торчим, вернулся немертвый кот, отпущенный некромантом сразу, как только мы высадились из машины. Мстислав пару мгновений внимательно смотрел своему питомцу в неестественную зелень глаз, потом оглянулся на меня и вежливо попросил не шуметь и делать все в точности как он, ступая след в след, после чего лег и пополз в заросли репейника, поминутно замирая. Кот крался впереди хозяина, и именно на него некромант ориентировался.
   Недоуменно покосилась на Мирослава, но он лишь повторил инструкцию брата и жестом указал следовать за Мстиславом. Пришлось распластаться по земле и ползти следом. За мной пристроился целитель.
   Таким оригинальным способом мы добрались до башни, некромант осторожно ощупал стену, и один из камней поддался, утонув в кирпичной кладке. Тут же с громким шорохом, осыпая мелкие камни и пыль, отъехала в сторону часть стены, открыв потайной ход. Ну, прямо как в кино!
   Все-таки плюсы в том, что Северские лично "знакомы" с Орденом, определенно, есть. Иначе вряд ли бы они знали о тайных лазейках монастыря.
   Кот скользнул внутрь первым, его хозяин не отставал. Мне зазеваться не дал Мирослав, подтолкнув сзади.
   Внутри оказалось темно, затхло и сыро. Стены щеголяли разводами плесени и клочьями паутины. Не самое приятное местечко!
   Потайную дверь закрыли практически сразу - Мстислав вновь нажал на нужный кирпич в стене, и она задвинулась обратно.
   Потом мы все в той же последовательности долго шли по узким коридорам, освещая себе путь фонариками. Несколько раз на пути попадались развилки, решетчатые двери и странные комнаты, в которые мы не заходили. Иногда сворачивали в боковые коридоры, поднимались и спускались по лестницам. Разговаривать Северские не разрешали, а мне в молчании становилось все более жутко. Я странным образом начала ощущать себя участницей малобюджетного ужастика и, постоянно озираясь, подсознательно ожидала, что вот-вот откуда-нибудь выскочит зубастый монстр или, на худой конец, безумный адепт с автоматом наперевес.
   Когда мы выбрались в освещенные помещения, я вздохнула с облегчением, а агенты наоборот стали еще более напряженными и сосредоточенными. Идти стали осторожнее, вызывая теперь стойкие ощущения с детективным жанром кинематографа и шпионскими историями. Впереди постоянно находился кот, который у нас замещал разведчика. Он первым входил в новую комнату, заворачивал за углы и даже выглядывал в окна, а некромант только после его возвращения разрешал нам красться дальше или приказывал затаиться.
   Но даже столь своеобразные меры предосторожности не уберегли от неожиданностей.
   Адепт, как черт из табакерки, все-таки выскочил. Не с автоматом, конечно, но очень удивленный нашим присутствием. Сориентировался мужчина в серой хламиде быстро, и удивление его мигом сменилось злостью и... огнем. Его ладони зажглись самым настоящим пламенем, мгновенно сформировавшимся из рыжих нитей, костром окружающих мужчину. Я успела лишь испуганно вскрикнуть, и в следующую секунду в нас полыхнуло как из огнемета. Вот и первое отличие от фильмов! Там злодей обязательно задал бы глупый вопрос или, в крайнем случае, поинтересовался, кто мы такие и что здесь делаем. В реальности же обитатель Ордена оказался не столь общительным.
   Стоит отдать должное Северским, они сориентировались не менее быстро, прыснув в разные стороны. Мирослав так еще и меня прихватить успел. Так что огненные струи ушли, что называется, "в молоко". Правда, я все равно умудрилась пострадать, оцарапав ладони при падении.
   Дальше события развивались стремительно, и я не всегда успевала понять, что вокруг происходит.
   - Вторжение! - завопил адепт и встряхнул ладонями, сплетая нити своей ауры в новую порцию огня.
   Агенты одновременно чертыхнулись, но, пока целитель укрывал меня собой, его близнец успел выхватить пистолет с глушителем и не дрогнувшей рукой нажать на курок. Огнеопасный враг покачнулся, пламя в его руках распалось на бесформенные нити, а сам он почти сразу завалился на бок. Мстислав стремительно подскочил к поверженному мужчине, страшная аура некроманта раскрылась как черный цветок, и его жуткие нити впились в распластанное на полу тело. Я видела, как он через них буквально выпивал жизнь, впитывая рыжую ауру адепта. На губах некроманта играла улыбка - не та отстранено-вежливая, какой он постоянно щеголял, а блаженно-счастливая, будто у наслаждающегося страданиями жертвы маньяка.
   Меня передернуло, и я отвернулась, чтобы тут же заметить еще двоих человек, вбегающих в комнату. Их подстрелил Мирослав.
   - Месть, хватит! - крикнул целитель, вскакивая на ноги и помогая подняться мне.
   - Прости, Мир, не удержался, - с шальной ухмылкой отозвался его близнец, вздергивая теперь уже без сомнения мертвого адепта на своих нитях как марионетку.
   К двум другим тоже протянулись его нити, и уже через секунду в комнате стояло трое мертвецов, послушных воле некроманта. Не знаю, куда делась моя впечатлительность, возможно, сгинула под напором адреналина, но вместо того, чтобы истерить и терять сознание от вида трех зомби, я с любопытством наблюдала, как нити Северского постепенно отлеплялись от "марионеток", пока не осталось по одной, тянущейся к каждому мертвецу. Последние нити, вместо того, чтобы последовать примеру товарок, отделились не от жертв, а от самого некроманта, и черным туманом впитались в восставших мужчин. После чего зомби открыли невидящие глаза и стали двигаться самостоятельно.
   В этот момент неожиданно зазвонили колокола.
   - Тревогу подняли, - печально вздохнул Мирослав, мимоходом коснувшись своими теплыми нитями моих ладоней, на которых вмиг затянулись свежие царапины. - Рано мы засветились.
   - Прорвемся! - не разделял уныния брата Мстислав, продолжая скалиться как заправский маньяк. Похоже, ситуация его изрядно веселила. Точно псих!
   Надолго задерживаться в комнате мы не стали и, бросив медлительных зомби бродить самих по себе, поспешили дальше. Если раньше наше продвижение ассоциировалось с осторожностью сапера, то теперь мы неслись по коридорам с целеустремленностью спринтера. Попадающихся на пути неофитов Северские устраняли с пугающей легкостью, адепты задерживали чуть дольше. Поразительным был и тот факт, что встречались обитатели Ордена редко и, кажется, наше появление по-прежнему заставало их врасплох, хотя колокола продолжали отчетливо бить тревогу. Потом, правда, фанатики исправились и уже не бездумно выскакивали навстречу, а поджидали вооруженными группами, но даже подготовленность не спасала их от печальной участи. Я в вооруженном конфликте совсем не участвовала, даже наоборот, скорее тормозила близнецов, но они ни слова не сказали о моей нерасторопности и неловкости. Уверена, будь на их месте Райхарс, он бы не пожалел эпитетов на мою криворукость!
   Варя не зря говорила, что Северские в паре стоят маленькой армии. Они, как сметающий все на своем пути смертельный ураган, поистине вселяли трепет своей мощью и неуязвимостью. Вот только если Варя трепетала от неконтролируемого страха, то у меня агенты вызывали благоговейное восхищение. Мстислав действовал как ударная сила, одинаково хорошо очищая путь как оружием, сочетая пистолет и меч, так и смертоносными нитями, одновременно поднимая трупы и забирая энергию живых. Чем больше он убивал, тем шире разворачивался вокруг него страшный черный цветок ауры. Мирослав же был подобен щиту, ограждающему нас от шальных пуль и магических атак. Его солнечная аура переплеталась нитями с братом и, напрямую подпитываясь от них, образовывала неиссякаемый купол, теплом и светом окружавший нас троих. Мир на ходу исцелял раны близнеца, а они были, не могли не быть, когда он прокладывал дорогу словно таран. Их дуэт поистине впечатлял!
   Я думала, ничто не сможет их остановить.
   Но ошиблась.
   Он возник внезапно и словно из ниоткуда. В одно мгновение коридор был пуст, а в другое - в нем уже стоял человек в серой хламиде. Я успела заметить его лишь мельком, хотя больше даже не его самого, а призрачную ауру вокруг, наполненную нитями-молниями.
   Потом случилась катастрофа.
   Все произошло за какие-то доли секунды. Вдруг полыхнуло нестерпимо ярко, на моей талии тут же сомкнулись руки шедшего позади Мирослава, и он проворно затащил меня за угол под защиту стен, прижав всем телом к холодному бетону, прежде чем оглушительно прогремел взрыв, щедро осыпав нас каменной крошкой. Из-за плеча целителя я видела, как в облаке поднявшейся пыльной взвеси некроманта отбросило в сторону, словно вздернутую на нитях одну из его безвольных немертвых "марионеток", и с размаху приложило о кирпичную кладку. Одновременно с Мстиславом на землю как подкошенные рухнули парочка зомби, еще не успевшие от нас отстать, и тот самый кот, что сопровождал всю дорогу. Над ухом раздался болезненный стон Мирослава, а пальцы его так больно стиснули талию, что я даже вскрикнула.
   - Братья Северские! - воскликнул радостный голос орденца, оставшегося за пределами видимости. - Какая встреча!
   - Мастер Марк! - резко выдохнул Мир и вцепился в меня еще сильнее.
   Пришлось напомнить о себе:
   - Мне больно.
   Мужчина тут же опомнился, отпустил и даже отстранился. Он был бледен и напряжен как струна. В глазах его застыла боль, и хотя видимых повреждений я не заметила, но аура красноречивее слов показывала его состояние. Солнечные нити судорожно метались в тщетных попытках раз за разом дотянуться и зацепиться за безвольно распластанный по земле черный цветок ауры потерявшего сознание Мстислава, чтобы вдохнуть в него жизненную энергию. Но, увы, некромант лежал слишком далеко, и нити его не отзывались на целительный зов брата.
   - Давненько вы не заглядывали! - продолжал иронично вещать мастер Марк. - Решили навестить?
   Вспомнился недавний рассказ Северского об иерархии Ордена. Балом правит магистр - почти бог в умах фанатиков, но носа он на глаза подданных не кажет. За него всем распоряжается узкий круг приближенных лиц - мастера. И вот один из таких мастеров сейчас встал на нашем пути, и, похоже, с Северскими он знаком лично.
   Мирослав сжал кулаки и до крови прикусил губу, с невыразимой тоской глядя на близнеца. Черные нити, так пугавшие раньше неестественно живым шевелением, похожим на клубок озлобленных змей, казались сейчас высохшими лианами, беспорядочно разбросанными вокруг.
   - Что с ним? - испуганно прошептала я.
   - Жив, - скупо отозвался целитель, но по голосу было понятно, что это может продлиться недолго, если не предпринять решительных мер.
   Зачем они взяли меня с собой? Ведь если бы Северские были только вдвоем, Мир оттащил бы брата с пути странного ослепительно яркого взрыва, а так ему пришлось спасать меня.
   - Молчишь? - укорил голос мастера Марка, неведомым образом оказавшегося позади нас.
   Мы обернулись одновременно.
   Представитель элиты Ордена стоял всего в нескольких шагах, полностью закутанный в балахон, даже лицо скрывалось капюшоном. Впрочем, не прячься он под серой хламидой, все равно вряд ли бы я разглядела его. Все внимание привлекали магические нити, столь стремительно сверкавшие вокруг мастера, что казалось, словно он окружен электрическими разрядами.
   - А я ждал, - вкрадчиво проговорил Марк, делая настолько стремительный шаг навстречу, что движение его было практически неуловимым. Он вообще двигался чересчур резко и порывисто, что невозможно было уследить, поэтому казалось, что он просто исчезает с одного места и тут же появляется в другом.
   Мирослав напрягся сильнее и скользнул немного в сторону, ненавязчиво становясь между мною и орденцем. Что лишь привлекло его внимание.
   - Кто там у тебя? - удивительно медленно для его координации склонил голову на бок мастер Марк, пытаясь высмотреть меня из-за спины агента и сквозь его нити, переставшие бесполезно тянуться к Мстиславу и образовавшие купол, скрывающий мою ауру.
   Северский не поддержал тему, предложив свой вопрос:
   - Явился исправить оплошность?
   Из-под капюшона просияла поистине голливудская улыбка, обнажившая ровный ряд белых зубов. Словно мгновенно маску сменил - так неожиданно она появилась.
   - Вы могли бы стать моими лучшими созданиями, а оказались бракованным материалом, - посетовал мастер. - Брак подлежит ликвидации.
   - Один раз мы почти отправили тебя За Грань, второго шанса я не упущу! - дерзко заявил целитель, и почти мгновенно прогремело несколько выстрелов. То ли я такая медлительная и невнимательная, то ли все вокруг сверхъестественно ловкие, но я не успела отследить, когда в руках Мира появился пистолет.
   Однако мастер Марк оказался быстрее.
   - Эх, Слава-Слава! - укоризненно вздохнул он, снова стоя позади нас, как ни в чем не бывало - пули лишь изрешетили стену и ничуть не повредили орденцу. - Один - ты ничто, пора бы запомнить.
   Он опять широко улыбнулся и заявил:
   - Моя очередь.
   В следующий миг повторно ослепила яркая вспышка, и оглушил гром, а Мирослава, также как недавно его брата, подбросило вверх и швырнуло об стену, оставив в ней приличную вмятину. Солнце ауры целителя мигнуло и потускнело.
   Теперь оба агента лежали без сознания.
   - Мои маленькие медлительные котята, - почти умиленно произнес мастер, внезапно оказываясь совсем рядом, - все еще пытаются показывать коготки, которые я сам же им заточил.
   Короткая пауза и резкая смена тона на разъяренный:
   - Надо было их вырвать, еще когда котята лежали на моем столе!
   - Ты... Вы... - запуталась в выборе обращения и в итоге остановилась на втором, отстранено-вежливом варианте: - Их модифицировали Вы?
   Не знаю, зачем подала голос, наверное, чтобы не чувствовать себя столь жалко рядом с этим... нет, человеком я его не назову... монстром, пожалуй, сказать будет точнее. Я-то думала, что Северские неимоверно круты, а он раскидал их, действительно, как котят!
   Марк кивнул и в следующую секунду стоял ко мне лицом к лицу. На голове его уже не было капюшона, и я могла в полной мере оценить внешность орденца. Такую принято называть арийской. Худощавое вытянутое лицо с ярковыраженными носогубными складками и лапками морщинок, разбегающимися от уголков глаз, короткие светло-русые волосы и внимательные голубые глаза, в которых пробегали искорки молний, похожие на те, что и в его магической ауре.
   Пока я изучала мужчину, он занимался тем же, причем с живейшим любопытством, и именно он первым прервал взаимное разглядывание, резюмировав:
   - Мило.
   - Не могу сказать того же о Вас, - огрызнулась.
   Ну, что стоило промолчать, ведь Райхарс давно этому научил?! Таких, как мастер Марк, обладающих заведомо большей силой, лучше не злить понапрасну - знаю по собственному прискорбному опыту.
   Мужчина рассмеялся - так внезапно, что я отшатнулась. Быстрая смена эмоций вообще пугала, делая его лицо хоть и живым, но слишком неестественным.
   Миг, и орденец уже стоит в шаге от меня с совершенно серьезной миной.
   - Котята притащили себе замену, очень любезно с их стороны.
   Вот уж нет! Хватит с меня экспериментаторов! Сначала Райхарс с его туманными планами, потом селекционер Арскаториель, а теперь еще и этот?!
   - Отправляйся к тварям Той Стороны, чокнутый фанатик!
   Хорошее все-таки ругательство, хоть и иномирное. Мне нравится.
   Пусть по силе мне не тягаться не то что с мастером Ордена, но даже с каждым из Северских по отдельности, коих Марк уложил не напрягаясь, сдаваться без боя я не собиралась! Варя не зря обвесила меня снаряжением.
   Пальцы легко нащупали нужный прибор и без колебаний нажали кнопку. Нити поддались устройству ССКА словно ручные, сплетясь в какой-то сложный узор, тут же рванувший в сторону орденца. Барсик, решивший отчего-то поддержать подопечную, высунулся из-за пазухи и добавил вслед огня, от которого плетение вспыхнуло, превращаясь в поистине разрушительный пылающий сгусток магии. Опалив жаром, он унесся вперед по коридору и, растекшись по дальней стене, громыхнул взрывом. Взрывная волна бумерангом вернулась обратно, снеся по пути все, что плохо стояло. В том числе и меня.
   Охре... Ох, речь меня покинула! ЭТО сотворила я?!
   Лежа на холодном каменном полу и в шоке обозревая масштабные разрушения, четко осознала, что мне просто жизненно необходим учитель, иначе с новообретенной магией я точно когда-нибудь убъюсь!
   - Потенциал неплох, - одобрительно заметил мастер Марк, находящийся, судя по голосу, уже в совершенно противоположной от взрыва стороне.
   Резво подскочив, обернулась к нему. Мужчина выглядел до отвращения невредимым: ни одной подпалины или царапины, даже прическа лежала ровно - волосок к волоску.
   Как он умудряется так быстро двигаться, что ни выстрелы, ни магия его не берут?!
   - Будешь сопротивляться? - с любезным интересом уточнил орденец.
   Вместо ответа снова нажала кнопку, но уже другого устройства. Варя подробно объясняла мне действия всех, но, далекая от магических терминов, я не слишком хорошо ее поняла, усвоив лишь главное: какие атакуют, а какие защищают. Второй прибор выдал новое плетение, а страж повторно поддержал струйкой пламени. Получилось у нас не менее эффектно и разрушительно, только вместо большого сгустка по помещениям пронеслись маленькие огненные смерчи, подпалив все, что оказалось в зоне их досягаемости.
   - Напрасно, - огорчился мастер Марк, вновь подавая голос откуда-то сзади.
   Вот же верткая скотина!
   Пришлось в очередной раз резко разворачиваться, чтобы узреть по-прежнему невредимого орденца.
   - Посмотри, что ты наделала! - продолжил сокрушаться мужчина. - Вредительница!
   Были бы силы, я бы с радостью снесла с лица земли все ваше гнездо безумных фанатиков!
   - Не хочешь по-хорошему, придется по-плохому, - вздохнул он.
   Знакомо вспыхнул яркий свет, но излучение его было не столь ослепительным, как предыдущие два раза. Я даже смогла рассмотреть, как сияние собирается убыстряющимся мельканием нитей-молний вокруг закутанной в серый балахон фигуры.
   Сомнений в том, кому предназначался очередной удар, не возникло, как и в том, что мне не уклониться. Малодушно зажмурившись, приготовилась к боли и потере сознания.
   Грянул раскат грома.
   Я вздрогнула и... поняла, что ничего не случилось.
   Озадаченно распахнув глаза, первое, во что уткнулась взглядом - черные перья перед самым носом.
   Какого беса? Меня все же приложило о стену, и я галлюцинирую в беспамятстве?
   Перья странно топорщились и выглядели до крайности непрезентабельно: запыленные, тусклые, выщипанные клоками в некоторых местах, но удивительно знакомые и почти родные.
   - Михельрион?
   Моя личная галлюцинация обернулась, и я встретилась с обеспокоенными синими очами.
   - Цела? - взволнованным голосом вопросил грифон.
   Прислушавшись к ощущениям, кивнула, в растерянности разглядывая Ворона.
   Бровь и губа его были рассечены. На скуле, где раньше тянулся тонкий шрам, расплывался багровый синяк. Волосы растрепались и мокрыми от крови прядями облепили лицо грифона, только странные вихры, так напоминавшие мне всегда звериные уши, бодро топорщились по бокам. Все тело под располосованными лохмотьями одежды покрывали глубокие царапины, из которых сочилась кровь. Плечо вообще все было изодрано, словно Михельриона грыз дикий зверь.
   Красавец! Это его так в Ордене потрепали?
   - Уссспел, - облегченно выдохнул Ворон, расплываясь в счастливой улыбке.
   Из уголка его рассеченной губы вытекла струйка крови и резво пробежала по подбородку. Именно она-то и вывела меня из оцепенения.
   Господи, да он же меня спас! Закрыл собой!
   - Ты ранен?! - переполошилась, потянувшись к грифону, но замерев в нерешительности.
   Зато он робостью никогда не страдал, уверенно притянул меня к себе и обнял.
   Барсик возмущенно мявкнул и из-за пазухи перебрался на плечо, а оттуда вообще на голову.
   Мне же впервые не захотелось сопротивляться рукам Ворона и вырываться, даже несмотря на то, что он был весь перепачканный и мокрый от крови. Меня никогда раньше так самоотверженно не защищали, и это было чертовски приятно!
   Только... по-моему, сейчас не лучшее время обниматься.
   - А по-моему, сссамое то, - не согласился Михельрион, утыкаясь носом мне в шею и начиная мурчать. Чего это он?
   И вообще, какие обнимашки, там же мастер Марк!
   Грифон вздохнул и немного отстранился, позволяя выглянуть из-за своего плеча.
   Орденец застыл в глупой позе, словно его поймали в движении и заморозили. Взгляд голубых глаз затуманено смотрел вдаль, не замечая ничего вокруг.
   - Пусссть подумает над своим поведением, - хмыкнул Миша, вновь притягивая меня к себе и опять утыкаясь в шею.
   - Что ты с ним сделал? - удивилась, с неодобрением косясь на черноволосую макушку. Далась ему моя шея! Опять какие-то вампирские замашки... Не даром наставник у них - вампир!
   - Он в трансе. Надо же мне было притормозить этого вертлявого громовержца, - пояснил Михельрион, глубоко втягивая носом воздух и медленно принюхиваясь.
   - Ты чего? - не выдержала его странного поведения, ежась от щекотного дыхания.
   Грифон не ответил.
   Барсик молча топтался на голове, приятных ощущений не добавляя и почему-то не реагируя на домогательства Михельриона.
   - Кто тебя так? - спросила, проводя пальцем по одной из царапин, до которой смогла дотянуться, чтобы хоть как-то отвлечь Ворона от его непонятного занятия.
   Прикосновение вызвало дрожь в теле мужчины и резкий выдох мне в шею.
   - Беспокоишьссся, милая? - промурлыкал он. - Приятно.
   Конечно, беспокоюсь! Потому что подозреваю, что травмы получены из-за меня. Так ведь?
   - Так, - не стал отрицать менталист, касаясь кисточкой хвоста щиколотки и проводя ею выше по ноге.
   Меня начинает напрягать его настроение!
   - Это Райхарс сделал? - специально надавила на царапину, надеясь, что боль вернет Михельриону здравость ума.
   Он вздрогнул, поморщившись, и промолчал, не подтверждая и не отрицая мою догадку. Значит, Райхарс.
   - Почему?
   - Интересссы не поделили, - признался Ворон, возобновляя движение хвоста.
   Так вот, чем они занимались, пока я с Северскими готовилась штурмовать Орден - интересы делили! Меня то бишь?
   Черт! Северские!
   Отпихнув Михельриона, что получилось чрезвычайно легко, потому как невольно снова попала ему по ранам, бросилась к ближайшему близнецу.
   Мирослав пребывал без сознания, но пульс прощупывался отчетливо. Я, конечно, не врач и о первой помощи имею достаточно смутные представления, но осторожно ощупав агента на предмет переломов, не обнаружила явных повреждений.
   - Ну, и что ты делаешшшь? - недовольно осведомился грифон.
   - Помог бы лучше, - раздраженно рявкнула, совершенно не представляя, что дальше делать с целителем и как привести его в чувство.
   - Вот еще! - возмутился Ворон. - Собственноручно свернул бы шею обоим за то, что потащили тебя в ссстоль опасное место!
   - Это я их потащила.
   - Не имеет значения! Тоже мне защитнички!
   - Да уж получше некоторых! - фыркнула и тут же осеклась, осознав, что перегнула палку. Уж не того, кто закрыл меня собой, мне упрекать. Хотя, вообще-то, я имела в виду Райхарса.
   Михельрион озадаченно моргнул, склонил по-птичьи голову на бок и нехорошо прищурился.
   - Защищаешшшь их? - прошипел он. - Приглянулисссь?
   Теперь озадаченно моргнула я.
   Он ревнует что ли?
   - Они мне нужны, - предельно спокойно разъяснила. - Они знают, где мои братья.
   Михельрион несколько минут раздраженно сверлил меня взглядом. Я прекрасно понимала, что вздумай грифон забрать игрушку побратима из "опасного места" или добить агентов, ничего не смогу противопоставить его силе. Но, тем не менее, твердо встретила его взгляд, уверенная лишь в одном: если он поступит против моей воли, то навсегда потеряет даже возможность на хорошее отношение.
   Наконец, грифон раздраженно рыкнул, подошел и грубо отстранил меня от Мирослава, сам опустившись на колени рядом с ним. Приложил пальцы к вискам агента. Прозрачные голубые нити протянулись вслед за руками Ворона, сначала невинно коснувшись кожи целителя, а потом резко проникнув сквозь нее прямо в голову.
   Все-таки добить решил?
   - Ты что делаешь?! - только и успела возмутиться.
   Глаза Ворона сверкнули яркой голубой вспышкой, сияние стремительно прокатилось по нитям к голове Мира и в ней же исчезло, просочившись из-под прикрытых век. Аура целителя полыхнула ослепительным солнцем, а сам он выгнулся дугой, резко с хрипом вдохнул и распахнул глаза, в которых быстро затухало голубоватое свечение.
   На несколько мгновений взгляды грифона и Северского встретились, а потом Михельрион скривился и резко отпустил агента из капкана своих нитей, брезгливо отряхивая руки. Упав обратно на пол, Мирослав со свистом выдохнул и закашлялся, а Ворона ощутимо передернуло.
   - Ну, и мерзость же у тебя в голове творится, целитель! - с отвращением констатировал он. - Излечишься сссам, тут я не помощник. И брата своего сам в сознание приводи, у меня нет желания лезть в мозги прислужника смерти!
   - А я тебя в свою голову и не звал, - прохрипел Мир, болезненно морщась и потирая виски. - Чертов мозголом, мог бы и поаккуратнее!
   - Не кисейная барышня - не развалишься, - едко отозвался грифон.
   Все-таки он замечательный! Почему я так плохо думала о нем раньше?
   - Спасибо! - шепнула, придвинувшись вплотную к Михельриону, и от переполнявшей меня благодарности чмокнула его в щеку.
   Отстраниться не успела, гибкий хвост оказался проворнее, обвив талию и прижав к своему израненному хозяину.
   - Тебе повезло, что Зверь задержался, он бы не был ссстоль щедр, - проворчал грифон, добавляя к хвосту на талии еще и руку.
   - Кстати, где он? - спохватилась, оглядываясь по сторонам.
   Там, где Михельрион, там обычно и его побратим. Если, конечно, дележ интересов не положил конец их названному братству...
   - Трупы расчленяет, наверное, - беспечно пожал плечами Миша. - Мы за тобой шли, когда какие-то идиоты в сссерых бесформенных тряпках преградили дорогу. Все бы ничего, но они решили поймать нас на опыты, и этим сссмертникам хватило ума высказать мысль вслух. Зверь вышел из себя - у него аллергия на подобные слова, Шандрагал поспособствовал. Честно сказать, я бы с превеликим удовольствием ему помог, но твоя метка просигналила об опасности, еле уссспел.
   Так они магическую метку ССКА не сломали, а просто на себя настроили, чтобы она информацию обо мне передавала им, а не секретной службе?
   - Метка? - ухватился за последнюю фразу целитель, успевший подползти к Мстиславу.
   - Ага, - нагло улыбнулся грифон, глянув на Мирослава с долей превосходства. - Тебе-то какое дело?
   - Никакого, - отвел взгляд агент, сосредотачивая внимание на брате.
   Ну, да, не станет же он признаваться в том, что украдкой собственноручно прилепил на меня метку ССКА. Хотя почему нет? Я же дала клятву, мог бы уже и просветить меня. Раздражают их шпионские тайны!
   Кстати, о тайнах. Иномирцы же старались не показываться лишний раз на публике, так почему...
   - Почему в Ордене вас с Райхарсом заметили? - недоуменно уставилась на Ворона и нахмурилась, когда он бесцеремонно перетянул меня к себе на колени, снова утыкаясь носом в шею и начиная мурчать. Да что с ним?!
   Я, конечно, благодарна ему за спасение, но это не значит, что меня теперь можно тискать и обнюхивать точно кот валериану!
   Умышленно повернулась так, чтобы надавить на поврежденное плечо, потому что знала - просить отпустить бесполезно, он поступит по-своему, как в случае с ночевкой в моей кровати. Михельрион поморщился, но стойко вытерпел, не разжимая объятий рук и хвоста, а в голове прозвучали его слова: "Все равно не отпущу, так что не дергайся".
   А не обнаглел ли ты, пернатый?!
   "Просто посиди так со мной. Тебе сложно?"
   Сложно.
   "Пожалуйста".
   По-моему, он первый раз меня о чем-то попросил. Раньше моим мнением оба иномирца особо не интересовались, поступая так, как им хотелось.
   Забавно, как иной раз может подействовать простое вежливое слово...
   Бес с тобой, синеглазая зараза! Только руки распускать не смей!
   "Хорошо, руки не буду", - со смешком согласился мурчащий грифон, легонько погладив бедро кисточкой хвоста.
   Дернулась.
   Ах, ты, котяра нахальный!
   "Прости, - тут же посерьезнел он, невинно укладывая расшалившийся хвост кольцом вокруг талии. - Не удержался. Больше не буду".
   Что-то не сильно верится.
   - Так почему вы с Райхарсом нарвались на орденцев? - напомнила вопрос, который грифон проигнорировал. - Ты же говорил, что можешь устроить массовый гипноз. То есть этот... как его? Отвод глаз?
   Михельрион ответил не сразу, а голос прозвучал недовольно:
   - У них тут у всссех ментальные блоки. Причем не только внутренние, но и внешние.
   И в чем разница?
   - Внутренний блок - полностью в объекте. Любому более-менее сведущему менталисту не составит труда увидеть такой, а при должной сссноровке - распутать или перекроить плетение. С внешним сложнее. При таком виде блока к объекту извне, от управляющего менталиста, тянутся одна или несколько соединяющих нитей. Сссхожий принцип у некромантов с их системой контроля мертвяков. По сути, и те и другие - кукловоды, с той разницей, что одни играют живыми, а другие мертвыми марионетками. Само контролирующее плетение сссоздается в ауре кукловода, и, если он находится вне зоны видимости, с его марионеткой практически ничего невозможно сделать, в том числе и обойти ментальный блок.
   Так вот каким образом Орден подчиняет себе людей! Значит, здесь все обладают чем-то вроде иммунитета к другому внушению и перекодировать зомбированных адептов нельзя?
   - Чем дальше кукловод, тем больше расходуется энергии на поддержание контакта ссс марионеткой, - продолжил объяснять грифон, - так что обычно они обретаются где-то поблизости. Но здесссь... Я не смог дотянуться по соединяющим нитям до контролирующего менталиста.
   То есть?
   - Его нет в монастыре.
   Ого! Какую же силищу надо иметь, чтобы удерживать под контролем столько народа, да еще на таком расстоянии? Это у них магистр настолько крутой?!
   - Я никогда не встречал такую силу, - вторя моим мыслям, с уважением протянул Михельрион. - Тот, кто сссоздал Орден, поистине могущественен!
   Что-то мне уже хочется поскорее отсюда убраться, даже несмотря на то, что главного кукловода нет поблизости.
   Все-таки Северские - натуральные психи, раз добровольно сунулись в подобное место, зная, с каким противником могут столкнуться. Резиденция Ордена, как я поняла, - даже не логово фанатиков, а самое настоящее улье с королевой-маткой, способной одной мыслью управлять всей ордой подданных. Да для штурма этого монастыря не пара агентов с недоучкой нужны, а целая армия магов!
   Покосилась на близнецов. Зачем бы им так рисковать ради меня? Или у них своя цель в Ордене?
   Мирослав, поджав под себя ноги, неподвижно сидел на полу и держал голову брата на коленях, прижавшись своим лбом к его. Солнечная аура коконом опутывал бесчувственного Мстислава и каждую его нить. В таком положении Северские больше походили на сюрреалистическую скульптурную композицию, а не на живых людей.
   Не похоже на обычное исцеление, каким Мир пользовался ранее.
   Что он делает?
   - Зовет, - неожиданно ответил на безмолвный вопрос Ворон, хотя я и не к нему обращалась. - Некромант на пути За Грань, а целитель пытается его вернуть.
   На пути куда?
   - За Гранью - астральный уровень реальности, где обитают души мертвых.
   Мстислав умирает?! Просто из-за одного удара мастера Марка? Что за бред? Я видела на нем раны посерьезней, пока он расчищал нам дорогу от адептов, и Мирослав без видимых усилий заживлял их, даже не сбиваясь с шага!
   Инстинктивно рванулась к Северским, но Михельрион удержал, шикнув:
   - Не мешай им! Сссмотри и запоминай, может пригодиться.
   Зачем?
   - Я же не целитель.
   - Нет, - согласился он, устраивая подбородок на моем плече и крепче прижимая к себе. - Ты лучше.
   Серьезно?
   - Понятия не имею, как Зверю удалось - он поиссстине достойный ученик Шандрагала, - в голосе Ворона прозвучала гордость за побратима. Удивительное чувство для того, кто некоторое время назад с ним вовсе не на словах "делил интересы".
   Напряглась.
   Удалось что?
   - Очистить твою ауру.
   В каком смысле?
   - Ты - универсал, - почти промурлыкал грифон, потершись щекой о мои распущенные волосы. - Редкий дар, позволяющий использовать любой вид магии, ссстоит только научиться.
   Знаю, Северский уже просветил. Только что-то не хочется благодарить Райхарса за неординарность. Любая диковинка - по своей сути белая ворона среди окружающих ее обыденных вещей, а я никогда не желала выделяться, потому что привилегированное положение обычно сулит одни лишь неприятности.
   Михельрион неопределенно хмыкнул, но комментировать не стал.
   Северские по-прежнему не шевелились, напоминая монумент, и я не понимала, что именно должна в них разглядывать, но, тем не менее, смотрела. Смотрела внимательно, как советовал грифон, и старалась не упустить ни одной детали. Вдруг, и правда, пригодится?
   Мирослав сидел, зажмурившись. Его ладони плотно охватывали голову брата, а нити уже полностью скрыли собой некромантскую черноту.
   - Вернись, Месть, - проникновенно выдохнул целитель. - Ты мне нужен!
   Он повторял эту фразу несколько раз, вкладывая в нее столько чувств, что, к своему удивлению, спустя некоторое время я обнаружила соленую влагу, застилающую глаза. Не замечала раньше за собой сентиментальности!
   - Эмпатия, - с улыбкой шепнул Михельрион, обжигая ухо щекотным дыханием. - Помогаю тебе прочувствовать все грани зова.
   Получается, я через менталиста, как через проводник, ощущаю эмоции Мирослава? Вот это да! Вот это я понимаю - полное погружение! А неплохой из Миши учитель...
   "Ты - эксперимент Райхарса. Он - твой учитель", - фыркнул грифон. Как показалось, недовольно.
   Что?! Кто я?!
   Отвлекшись на шокирующее заявление, пропустила момент "возвращения" Мстислава. Только услышала шумный глубокий вдох, а когда вернула внимание Северским, некромант уже лежал с открытыми глазами и морщился от яркого освещения электрических ламп. Черные нити, взметнувшись змеями, переплелись с солнечными, восстанавливая баланс "одной ауры на двоих".
   - Сбежать удумал? - укорил целитель.
   - Я верил, что ты не дашь мне этого сделать, - криво улыбнулся его брат. - Я помню, За Грань только вместе.
   Сарказм вместо благодарности? Высокие отношения.
   Из дальних помещений внезапно послышался грохот, напомнив, что мы в логове врага, и передышка чересчур затянулась. Приглушенный стенами и расстоянием шум очень медленно, но верно приближался, и если прислушаться, то постепенно становились различимы крики, дробь выстрелов и прочий гвалт, сопровождающий оживленную битву.
   Райхарс что ли резвится?
   Привлеченная надвигающейся угрозой оглянулась и застыла. Там, где буквально минуту назад стоял орденец, красовалось пустое место. Он исчез.
   - Где мастер Марк? - озадаченно осмотрелась по сторонам, но так и не увидела пропажу.
   Грифон, не торопящийся подниматься с пола и разжимать объятия, тоже оглянулся. Не обнаружив, как и я, служителя Ордена, тихо выругался сквозь зубы на своем иномирском.
   - Сбежал?
   Михельрион поджал губы, не ответив. Похоже, ему не понравилось, что его уличили в некомпетентности. А как еще назвать то, что жертва незаметно освободилась из-под ментальных чар?
   "Дело не в моем неумении, как ты подумала! - еще больше насупился Ворон. - Мои силы вообще-то не бесконечны".
   Ох, точно! Он же выяснял отношения с Райхарсом, потом открыто ломился в Орден, сражаясь с адептами, а в итоге вовсе на ходу взламывал внешний блок мастера, погружая его в транс, наверняка даже не уверенный в успехе! Я как-то не подумала, что на все усилия требовалась растрата магической энергии, и ее может оказаться недостаточно для удержания мага, контролируемого извне.
   Почему сразу не сказал?
   "Зачем? Ты бы все равно не стала делиться своей", - резонно возразил Миша.
   Если бы объяснил, что от этого зависят наши жизни, поделилась бы! Марк же запросто мог нас убить, пока мы были увлечены возвращением Мстислава!
   "Поделилась бы? Неужели?"
   Устыдилась.
   Ну, да, я бы ему не поверила и восприняла, как очередное домогательство, учитывая, каким образом он восполнял энергию за мой счет при первом знакомстве. Определенно, пора менять о нем мнение в лучшую сторону.
   - Ты упустил мастера Марка, пернатый? - презрительно скривился Мстислав. Кислая мина Мирослава показывала, что целитель солидарен с мнением брата относительно бестолковости менталиста.
   Оба агента уже твердо стояли на ногах, полностью исцеленные и готовые к новым свершениям.
   - А сами-то?! - огрызнулась, вступаясь за Михельриона, и сама себе поразилась. С чего бы мне его защищать?
   "Может, ты не так безразлична ко мне, как думаешь?" - мысленно проурчал довольный грифон, а вслух насмешливым тоном сказал другое:
   - Сами они бессильны перед сссвоим создателем.
   Еще больше скривившиеся лица агентов и отсутствие возражений с их стороны показали, что Ворон угадал.
   - Почему? - мое извечное любопытство пересилило возмущение мысленной инсинуацией крылатого, и я не стала доказывать его неправоту относительно моих чувств. Но решила, что хватит баловать нахала благосклонностью, тем более что пора бы двигаться дальше на спасение Кира с Ником, и попыталась встать с его колен. Ага, так меня и пустили!
   - Потому что с генной модификацией не все так просто, - вздохнул Мирослав. - В гены, помимо способности к магии, закладывают и другие нужные параметры.
   - В том числе, неспособность причинить вред создателю, - закончил фразу за брата Мстислав.
   Недоуменно воззрилась на близнецов. В свете открывшихся обстоятельств добровольный визит в Орден выглядел вовсе полнейшей глупостью, а бравада Мирослава перед мастером Марком вообще за гранью разумного.
   - Не ожидал его здесь встретить, - немного рассеянно признался целитель, удивленно качнув головой.
   - Не ожидал, что он до сих пор не сдох! - был не столь этичным в высказываниях некромант.
   Северские переглянулись и на их лицах одновременно отразились одинаковые выражения... ну, вот совсем как у Райхарса, когда он убивал того маньяка, что имел глупость встретиться мне в день знакомства с дроу.
   Куда только подевалась вечно холодная маска с отстранено-вежливой улыбкой некроманта и добрая всепонимающая кротость целителя? С тех пор, как мы ступили в монастырь, агенты разительно переменились, полностью растеряв невозмутимость и спокойствие. Кроме того, я заметила, что выражение их лиц имело свойство резко меняться на кровожадное предвкушение, когда они собирались кого-то убить.
   - Без нас! - категорично отрезал Михельрион, недобро вглядываясь в близнецов и укутывая меня крыльями в непроизвольном защитном жесте.
   Похоже, их намерение расправиться с Марком я разгадала верно. Вот же сумасшедшие!
   - Мы братьев моих спасать собираемся или нет?! - возмутилась, в край растеряв терпение.
   Один тут со своими объятьями лезет, другие с суицидальными намерениями, а у меня родня в опасности - некогда с чужими заморочками разбираться!
   - Пусти! - прошипела, пихнув Ворона локтем в бок.
   Должно быть, он очень хорошо чувствовал настроение и все же имел уважение к моему мнению, потому что на сей раз ни удерживать, ни просить не стал. Нехотя разжал руки, убрал хвост и крылья, и даже помог подняться.
   Шум сражения гремел уже совсем близко, и мне совсем не хотелось в нем участвовать, да и пересекаться с разгневанным Райхарсом тоже. Не думаю, что он спустит мне с рук выходку с Орденом, а Северским - с моей вербовкой в ССКА. Впрочем, последние с его претензиями справятся, а я... не уверена.
   К счастью, агенты тоже не горели желанием встречаться с дроу. Только грифон, кажется, не одобрил решения поспешно продолжить сумасбродное вторжение в недра Ордена, однако препятствовать не стал. Более того, отправился с нами, "прилипнув" ко мне и не отходя ни на шаг. В данном случае я не возражала против чрезмерной опеки и дополнительного телохранителя, считая, что лишняя защита не помешает. Даже позволила в буквальном смысле взять себя под крыло. Ну, и в руки заодно, которые нагло устроились на моей талии, не то поддерживая, не то обнимая. Попутно поразилась накрывшему с головой ощущению странной защищенности, которую никак не ожидала испытать в логове сумасшедших фанатиков посреди крови и смертей, да еще и в не столько оберегающей, сколько собственнической хватке нахального иномирца, чьего общества до этого дня старалась избегать по мере возможностей. Чувство было настолько неожиданным и иррациональным, что вызывало в душе настоящий хаос и заставляло думать совсем не о том, о чем следовало бы. Так, вместо того, чтобы замечать происходящее вокруг, беспокоиться о судьбе братьев или тревожиться за собственную, все мысли непроизвольно концентрировались на чужих ладонях и теплом боку, к которому меня бессовестно прижимали. Раздрая и смятения в переживания добавлял тот факт, что я прекрасно осознавала - Ворон в курсе моих терзаний, и они изрядно повышают ему настроение, судя по шальной ухмылке.
   Шли все в том же порядке: Мстислав - грубая пробивная сила, его близнец - общий щит и мгновенная первая помощь, и я балластом между ними. Михельрион тоже не торопился вмешиваться в стычки с встречающимися на пути обитателями монастыря, предпочитая довольствоваться ролью балласта наравне со мной. Он лишь изображал роль моего охранника и совсем не помогал Северским. Даже не делал попытки ломать ментальные блоки или проявлять силу иначе. Впрочем, его аура подсвечивалась настолько тускло, что я вообще не была уверена, способен ли он на какие-либо магические действия в ближайшее время. И удивлялась, почему он не проявлял стремления "подпитаться энергией" от меня. Но и сама предлагать не спешила.
   Райхарс шумел неподалеку, притягивая, похоже, большую часть орденских сил, потому что грохот и выстрелы ни на секунду не стихали, а нашу процессию встречали редко и подозрительно слабые противники. Удивительно, но на лице и во взгляде грифона я замечала немалое беспокойство, когда при очередном взрыве он поглядывал в сторону незримого боя своего побратима. Похоже, дележ интересов их все-таки не рассорил.
   Уверенность, что для нас затевается очередная ловушка, крепла с каждым шагом. Ну, не могли нас так показательно не замечать, даже при условии буйства дроу! Тем более что мастера Марка упустили.
   Однако вопреки опасениям до нужной комнаты добрались почти без происшествий. Остановились у неприметной двери, и я даже не сразу поняла, что мы, наконец, на месте. Только, когда створка после хитрых манипуляций Северских с какой-то кодовой панелью отъехала в сторону, и я увидела их... Даже толком не осознав, рванулась внутрь.
   Они, не подавая признаков жизни, лежали на рядом стоящих операционных столах, крепко привязанные ремнями. Вокруг множество хирургических инструментов, холодная атмосфера операционной и резкий запах медикаментов. А еще кровь... Много! Безумно много!
   Их кровь?
   Голова закружилась, и грязный кафельный пол как-то резко стал приближаться. Одновременно в уши ворвался неприятный шорох защелкивающегося механизма и тревожный вскрик, адресованный отчего-то Мирославу.
   Уже безвольно проваливаясь во тьму, почувствовала, как подхватывают сильные руки...
  
   Должно быть, обморок длился совсем немного, потому что, открыв глаза, не заметила сильных изменений в окружающей обстановке. Все то же жуткое помещение, кровь, и прикованные к столам братья. Разве что теперь меня держал на руках Михельрион, а Мстислав, крайне бледный и порядком раздраженный, сосредоточенно пытался вскрыть запертую дверь. Мирослава поблизости не наблюдалось, зато отчетливо доносились из коридора звуки борьбы. Недолго. Буквально через минуту по ту сторону двери воцарилась тишина, а некромант побледнел еще больше и принялся ломиться в нее с удвоенной силой.
   Недолго думая, рванулась из рук грифона к Кириллу с Никитой, но меня не пустили. В общем-то, правильно, потому что стоило взгляду случайно скользнуть по кровавым разводам на кафеле, и перед глазами снова все поплыло.
   - Тишшше, девочка моя, тише, - успокаивающий шепот на ухо.
   Возмутиться наглостью обращения не успела, Ворон продолжил фразу:
   - Это не их кровь.
   - Правда? - получилось как-то слишком по-детски жалобно, но нервы банально сдавали. Кажется, боевой запал кончился, и на его место вновь вернулась прежняя впечатлительность.
   Видеть раны и смерти чужих людей, в некоторой степени врагов - совсем не то же самое, что родных. Даже самая мелкая царапина близкого - по-настоящему близкого - человека отдается болью сильнее, чем своя собственная. А тут целое море крови...
   - Правда, радость моя.
   По щеке нежно скользнула кисточка хвоста, и я, наконец, отвлеклась от тревожного рассматривания Кира и Ника, заглянув в глаза грифона. Что-то такое странное было в его взгляде... С точно таким же выражением, он смотрел в сторону сражения дроу там, в коридоре. Можно подумать, что я не безразлична ему почти так же, как Райхарс. Только это не может быть правдой! К побратиму Михельрион привязан всей душой, а я... просто игрушка. Для обоих. Но несмотря ни на что, в данный момент я была благодарна ему за поддержку. Хотя от возражения все же не удержалась:
   - Не твоя.
   Ожидала препирательств, но Ворон промолчал. Ведь, действительно же, не его. Райхарсова. По их извращенным иномирским представлениям.
   - Дурочка, - ласково сообщили мне.
   Справедливо. Даже спорить не буду. Была б умная, не оказалась бы здесь.
   - Что с ними? - вернула внимание братьям.
   Миша снова промолчал, а я напряглась. Если бы с ними было все хорошо, он бы так и сказал. Верно?
   - Что с ними?!
   - У Грани они, - вместо грифона ответил Мстислав, заработав злобный зырк от крылатого и испуганный от меня. Ни того, ни другого некромант не заметил, упрямо взламывая дверь.
   - Что значит... у Грани?
   Нет, я прекрасно поняла, что имел в виду Северский. Но верить услышанному не хотела.
   - То и значит, - любезно пояснили мне. Вот только голос принадлежал не Мстиславу и даже не Михельриону. Искаженный динамиками, он, казалось, разнесся отовсюду.
   Я вздрогнула, Ворон крепче прижал к себе, укрыв от неведомой опасности крылом, и только Северский разом успокоился, оставив надежно заклинившую дверь в покое. Он резко развернулся вправо, где едва ли не во всю стену красовалось огромное зеркало, уперся в него проницательным взглядом.
   Зеркало, словно испугавшись некроманта, стыдливо растворилось, обнажив обычное прозрачное стекло, за которым обнаружилось еще одно помещение с находящимися в нем людьми. Мастер Марк стоял у большого, размером в целый стол, пульта управления и сверлил взглядом бывшего воспитанника. Мстислав же создателя не замечал вовсе, его живо интересовал только второй орденец. Михельрион тоже обратил внимание именно на незнакомца и стиснул зубы, а его хвост нервно заметался из стороны в сторону. Странная реакция!
   "Менталиссст", - прежде, чем я успела задаться вопросом, пришла раздраженная мысль от Ворона, хотя раньше его телепатическая речь отличалась полным отсутствием присущего ему шипящего акцента.
   Ясно, с мыслями в присутствии незнакомого орденца стоит быть поаккуратнее. Но ведь Михельрион сам говорил, что в монастыре нет менталиста!
   "Я говорил, что нет контролирующего. Этот не кукловод".
   Занимательно. Что он здесь делает? Кто он?
   Выглядывая из-под крыла грифона, за которым оказалось неожиданно уютно прятаться, тоже стала рассматривать орденского мозголома. Статный мужчина пожилого возраста с выцветшими от времени волосами и глубокими морщинами на бесстрастном лице обретался в самом углу комнаты за стеклом. В отличие от остальных собратьев, он носил не бесформенную мантию, а элегантный костюм-тройку белого цвета. Выглядел мужчина настоящим хозяином жизни, и сходу вообразить, что именно он здесь самый главный, не составило труда. Однако переговоры в свои руки взял почему-то не "хозяин жизни", а мастер Марк.
   - За этими близнецами, значит, пришли? - кивнул он на моих бессознательных братьев. - Вовремя.
   Фраза насторожила, и промолчать я не смогла:
   - Что вы с ними сделали?
   - Пока ничего. К сожалению, - сокрушенно вздохнул Марк, мазнув взглядом по Кириллу и Никите. - Слабые парнишки оказались, уже на первой ступени ритуала к Грани сбежали.
   Меня затрясло. Поганые фанатики начали над моими братьями свою чертову генетическую модификацию! Чуть на тот свет не отправили! Убью, мерзавцев!
   "Тише!" - шикнул Михельрион.
   Что?
   "Думай тише!" - раздраженно пояснил он, закутывая вторым крылом. Но я, опомнившись, успела словить заинтересованный взгляд орденского менталиста прежде, чем черные перья окончательно закрыли обзор.
   Ой.
   Короткая пауза, и довольный возглас мастера Марка:
   - Вот как?
   Чуть-чуть сдвинув край крыла, выглянула в просвет. Теперь уже оба орденца смотрели в нашу с грифоном сторону.
   - Чрезвычайно вовремя! - радостно разулыбался Марк.
   Ворон рыкнул, а мне стало не по себе от пристального внимания.
   Однако развить тему мастер не успел. Дверь за спинами мужчин отъехала в сторону, и к ним в комнату втолкнули скованного наручниками Мирослава, следом за которым шагнул еще один орденец, полностью закутанный в балахон. Его нити, такого же как у Михельриона лазурного оттенка, сложными узлами опутывали ауру целителя, затеняя ее солнечное сияние.
   Еще один менталист?
   Грифон что-то пробормотал на иномирском. Явно ругательное.
   Мстислав шумно выдохнул. Его нити рванулись к близнецу, но наткнувшись на преграду стекла, беспомощно растеклись по ней, не в силах проникнуть внутрь. Зачарованное?
   Мир, сонной сомнамбулой, прошагал до своего создателя и мутным взглядом уставился в никуда. Мастер Марк потрепал загипнотизированного воспитанника по волосам, словно котенка, и с превосходством глянул на второго Северского:
   - Я тут подумал... Зачем мне уничтожать такие прекрасные творения? Лучше вас доработать. А мастер Артур, - уважительный кивок новопришедшему, а затем такой же "хозяину жизни", - и мастер Ричард мне помогут.
   - Сразу трое мастеров в одной обители Ордена? - удивленно вздернул брови Мстислав, проигнорировав заявление о "доработке". - Затевается что-то грандиозное?
   - Четверо, - поправил Марк. - Мастера Лидию крайне заинтересовал ваш агрессивный соратник-иной. Она любит экзотических зверюшек.
   - Четверо, - повторил некромант. - Новые поспешные модификации, - кивнул он на моих младших. - Перевербовка агентов, - явный намек на себя с братом, - которая, как мы все знаем, не будет иметь долгосрочного эффекта...
   Месть криво ухмыльнулся и презрительно фыркнул:
   - Собираете армию камикадзе. В который раз.
   Скривился.
   - Очередная блажь магистра в попытках уничтожить ССКА!
   - О, так ССКА стало известно о наших планах? - расстроился мастер Марк. - Опять пора проводить чистку адептов... Так вот почему вы с братцем решили нанести столь неожиданный визит вежливости? Проверка?
   Месть развел руками, мол, так получилось, вы сами облажались.
   - Значит, если не вернетесь, то тем самым подтвердите подозрения и лишите Орден эффекта внезапности... Печально, - еще сильнее расстроился орднец. Двое других никак не выражали свои эмоции, казалось, им абсолютно все равно, о чем беседует их товарищ.
   Я же почувствовала себя обманутой. Почему Северские сразу не сказали о настоящей цели своего самоубийственного мероприятия? Зачем было прикрываться спасением моих братьев и тем более тащить меня сюда? Секретная миссия? А если так, то какого беса он сейчас выбалтывает все орденцам? Или я чего-то не понимаю?
   - Ладно, - вдруг посерьезнел мастер Марк, отбрасывая показное гримасничанье, - поболтали, и хватит. Пора делом заняться.
   В своей манере резко обернулся к менталисту в костюме, которого ранее нам представил как мастера Ричарда, вопросил нетерпеливо:
   - Где там твой перспективный протеже?
   Короткий обмен взглядами.
   - Уже здесь, говоришь? - переспросил явно мысленно сказанную фразу мастер Марк и столь же внезапно повернулся к двери. К той, что находилась по нашу сторону стекла.
   Она как по заказу отворилась, пропуская очередного орденца в стандартной мантии, и тут же закрылась за его спиной, так что рванувшийся к ней Мстислав не успел ничего сделать. Не зря его внимание отвлекли Мирославом.
   Между тем вошедший не проявлял агрессии, он даже не смотрел по сторонам. Опустился на одно колено и склонил голову перед мастерами.
   - Это? - презрительно переспросил Марк, возвращая недовольный взор Ричарду. - Не адепт и даже не неофит. Ты хочешь поручить всю работу не модифицированному кандидату?
   Тот вместо ответа бесстрастно поглядел на коллегу.
   Опять молчаливый диалог! Я, кажется, уже говорила, что ненавижу менталистов?
   "Да неужели?" - ехидно хмыкнул Михельрион, отвлекая на себя мое настороженное внимание к новому действующему лицу.
   Ну, хорошо, - вынуждена была согласиться, - не всех. К самому грифону я давно переменила отношение, и он прекрасно осведомлен об этом.
   "Не так прекрасно, как хотелось бы", - посетовал он.
   Да неужели? - спопугайничала.
   "Я же объяснял, все сокровенное остается при тебе".
   Надо же, какой тактичный! Ведь мог бы, я уверена.
   "Мог бы, - не стал отрицать он. - Но не буду. Сама расскажешь, когда захочешь".
   Было бы о чем.
   И вообще, лучше бы у орденцев в мозгах шарился, а не в моей постоянно ошивался!
   "Я и их слышу", - огорошил пернатый.
   Да? Еще и талантливый, похоже.
   "Сомневалась?" - самодовольно.
   Ничуть.
   Михельрион мысленно фыркнул - не поверил. И, не дожидаясь больше вопросов, выдал справку о происходящем на ментальном уровне:
   "Те двое мастеров обсуждают перспективность нашего гостя для завершения ритуала над твоими братьями. Ричард почему-то делает упор на легкую подконтрольность своего протеже, через которого он сможет завершить процесс модификации. Сам протеже - действительно чересчур управляемый, прямо клад для менталиста - думает, как бы не провалить задание мастера-кумира, на которого мечтает стать похожим. Третий мастер активно взламывает защиту ССКА на целителе, а целитель в свою очередь только притворяется, что покорился контролю менталиста, и ведет по особому мысленному каналу занимательный диалог с некромантом, разыгрывающим тревогу за братца. Кстати, не у всех близнецов бывает настолько сильная связка, чтобы такой способ общения появился. И я думаю, у мастера Артура ничего не получится, слишком топорно и неуклюже действует. Кто их тут нити плести учил? Дилетанты".
   Ого! Да здесь оказывается не так спокойно, как кажется на первый взгляд! То-то я думаю, чего все молчат и бездействуют? Думают, оказывается. Коллективно.
   "Хочешь послушать?" - искушающе так, вкрадчиво предлагает Ворон, что у меня аж мурашки по спине побежали от нахлынувшей волны азарта.
   Еще бы мне, любопытной, не хотелось! Только как?
   "Ты же - универсал, сможешь научиться. Следи за моими нитями, я буду тебя направлять".
   Разве могла я отказаться?
   Но если бы только знала, на что соглашалась!
   Сначала задача вообще показалась непосильной. Потому что я банально не могла разглядеть тех нитей, о которых говорил Михельрион. Казалось бы, инициация позади, и я должна видеть! Но реальность магии оказалась несколько сложнее. У каждого направления своя специфика. У ментального вот - сложность в "зрительном" восприятии. Способные проникать в чужое сознание нити нужно еще научиться распознавать в пространстве, слишком уж они прозрачны и тонки - максимум с волосок. Мне потребовалось немало времени, чтобы опознать хоть одну, и то без подсказок грифона вряд ли бы я что рассмотрела. По его словам со временем и достаточной практикой я научусь не видеть, а чувствовать их именно ментально или, по крайней мере, интуитивно. Но увидеть нити - еще полбеды. Управлять ими - вот настоящая сложность! Вы когда-нибудь пробовали плести кружево из волос? Учитывая, что при любой попытке зацепиться за нить она выскальзывала между пальцев и вовсе не хотела принимать тот вид, который я пыталась ей придать под руководством грифона. А уж переплести его нити со своими, не в пример более толстыми, которые еще приходилось истончать... Хорошо, Ворон помогал не только словами, без него я бы точно не справилась.
   К тому моменту, когда у меня получилось нечто сносное, я уже готова была плюнуть на все и остаться в неведении относительно чужих разговоров.
   Да только и это оказалось не все.
   Едва мои нити сплелись с грифоновыми, я словно провалилась. Гул голосов ударил оглушающий волной, а в вихре эмоция я буквально потерялась - слишком уж много ощущений сразу, причем совершенно разных, иногда совсем не сочетающихся. И почти сразу следом, как покрывалом, опустилось удивительное умиротворение, отрезая от гвалта и вихря чужих эмоций, а голос-эмоция Михельриона успокаивающе прозвучала, казалось, сразу со всех сторон и в то же где-то в голове:
   "Тише, сокровище мое, тише. Не так быстро. Я помогу, только доверься".
   Разве у меня был выбор? Я уже давно ему доверяю, даже сама не заметила, когда начала.
   Попыталась расслабиться и полностью сосредоточиться на успокаивающем ощущении Ворона рядом с собой. Не сразу, но получилось.
   "Умница".
   Сквозь покрывало умиротворения постепенно начали просачиваться другие чувства, и я с удивлением поняла, что они принадлежат крылатому. Напряжение готового сорваться в атаку хищника, тревога, раздражение, желание защитить, странная нежность и...
   "Любопытная!" - укоризненно, и Михельрион закрывается, мягко направляя в другую сторону.
   До меня, наконец, долетают обрывки мысленных разговоров:
   -...если он не справится, потеряем всех...
   -...я стану адептом!..
   -...некромант удержит... шантажировать братом... будет сотрудничать...
   -... мы умерли, Кир?..
   -...Мир, не смей...
   -...стану адептом, и она примет...
   -...завершить ритуал... любой ценой... нет права на ошибку, Ричард!..
   -...а как бы ты на моем месте поступил, Месть?..
   -...не хочу умирать, Ник...
   -...она тоже примет веру Ордена!.. вернется ко мне...
   -...справлюсь, Марк!.. недоверие оскорбляет...
   -...знаешь, что будет, Мир... не делай...
   -...начинай...
   -...я должен...
   -...вернется...
   -...не умрем...
   -...ррразвлекаешшшься?..
   Вздрогнув, порвала нить и широко распахнула глаза, пугливо отстраняясь от чужих мыслей и возвращаясь в реальность.
   Последняя мысль явно принадлежала Райхарсу. Я узнала его нечеловеческий голос, такого больше ни у кого нет.
   Ошалело посмотрела на Михельриона. Он лишь пожал плечами:
   "Зверь рядом".
   Ни тени беспокойства. Даже, наоборот, какое-то нездоровое предвкушение.
   А мне вот страшно...
   Между тем, пока грифон поводил со мной мастер-класс по ментальной магии, оставшийся на удивление незаметным для других, они не только мысленными диалогами занимались. Я настолько погрузилась в мир нематериальный, что совсем перестала следить за реальным, и не заметила, как изменилась ситуация. Возможно, присутствующие даже что-то обсуждали вслух, только я все пропустила.
   Новопришедший орденец уже не стоял, преклонив колено, он обретался в изголовье операционных столов с моими братьями, рядом с Мстиславом, раскинувшим сеть извивающихся черных нитей над Киром с Ником. В кои-то веки меня совсем не напугала и не заинтересовала некромантская аура... потому что все внимание сосредоточилось на орденце, изволившем снять капюшон и явить свой лик.
   Лучше бы не являл, честное слово!
   Я столько сил приложила, чтобы оградить его от мистической стороны жизни. От Райхарса. От себя. Даже когда узнала, что он сам рвется в Орден, все равно искала выход, чтобы не пустить, уберечь!
   Ну, зачем, Макс, зачем ты лезешь все глубже в этот отстойник с упорством барана?!
   "Дурак потому что, - иронично прокомментировал Ворон, - одержимый".
   Да, я уже догадалась, кому адресовалась та заезженная пластинка из обрывков мыслей с надеждой на возвращение некоей загадочной особы, ради которой орденский кандидат жаждал стать адептом. Поверить не могу, что Максим действительно верил в то, о чем думал! Как ему только в голову забрела идея, что я приму его модифицированным фанатиком?! Хотя в Ордене, как мне говорили, умеют промывать мозги. Гордеев всегда легко поддавался чужому влиянию. Клад для менталиста - так, кажется, охарактеризовал его Михельрион.
   Макс не замечал меня, надежно скрытую под крыльями Ворона. Бывший только чуть диковато косился на самого грифона, но изо всех сил старался сдерживать удивление необычностью хвостато-крылатого существа и сосредоточиться на важном деле. Он положил раскрытые ладони на головы Никиты и Кирилла и выжидательно посмотрел в сторону мастеров. Его взгляд с готовностью перехватил Ричард, и оба одновременно закатили глаза. Я - подозреваю не без помощи грифона - отчетливо увидела, как молнией сверкнула тонкая ниточка, натягиваясь между ними. Мастер Ричард пошевелил пальцами, подобно заправскому пианисту, и Максим синхронно повторил его движение, зарываясь в русую шевелюру близнецов. Совсем как живая марионетка.
   Я не смогла сдержать отвращения. Даже зомби Северского, и те больше свободы движений имели!
   "Неплохо, - снова вставил свой комментарий крылатый. - Но грубовато. Так и мозг парнишке сжечь мог, если бы у того порог сопротивляемости хоть чуточку выше был".
   Ч-что?
   "Двух... нет, даже трех зайцев одним махом хотят убить. Перелить силы через сторонний носитель, чтобы вытянуть твоих братьев, тем самым подтолкнув к изменению ауры сразу всех задействованных лиц. А некромант не пустит неготовые к губительному воздействию души За Грань. Масштабно работают, хоть и грубо. Шандрагалу бы пришелся по нарву такой эксперимент".
   Что ты несешь, иномирец ощипанный! Какой к чертям собачьим эксперимент?! Там же мои братья и... и...
   "...и любимый человек?" - неожиданно зло закончил мысль Михельрион, когда я запнулась, подбирая характеристику Максиму.
   Опять ревность?
   "Имею право!" - столь же резко прокомментировал грифон, окончательно выбивая из колеи.
   Какое еще право?!
   Нет, не важно! Не сейчас! Надо же что-то делать, как-то спасать братьев и Макса!
   На сей раз пернатый не ответил. Бережно поставил на пол, придержал за талию, когда я покачнулась от слабости, отстранился и...
   Не знаю, чем бы все закончилось, но именно в этот момент открылась дверь в комнате по ту сторону стекла. Она чудесным образом приковала к себе внимание всех присутствовавших.
   На пороге появилась женщина. Я не успела толком ее рассмотреть, но по удивленному возгласу мастера Марка, окликнувшего Лидию, поняла, что нежданная гостья - та самоубийца, рискнувшая устроить охоту на Райхарса. Не издав ни звука, она буквально ввалилась в помещение, впечатавшись лицом в пол. Из спины Лидии живописно торчала рукоять кинжала, по которому фантастическим образом стекались вверх из раны ручейки крови и, собираясь на конце, фонтаном брызгали в темноту коридора.
   Не дав опомниться, на то место, где только что стояла женщина, шагнул Райхарс.
   Выглядел дроу поистине феерично.
   В первую очередь в глаза бросалась его жуткая аура, разросшаяся до неимоверных размеров. В ней почти не осталось рваных проплешин, а та кровь, что вытекала из мастера Лидии, быстро заполняла оставшиеся. Но нити Райхарса надолго не задержали мое внимание. Куда удивительней смотрелся он сам.
   Если раны Михельриона, несмотря на спортивное сложение и нечеловеческие атрибуты вроде крыльев, еще как-то вписывались в общую куртину мира в моем сознании из-за его нормальности в плане проявления чувств, отчего грифон казался живым, настоящим, то состояние Зверя полностью рушило стереотипы. За время нашего не самого приятного знакомства его образ в моем представлении успел сформироваться в нечто почти всесильное, неуязвимое. Такое, что способно противостоять всему на свете, не моргнув глазом. Ну, вроде робота. Или монстра из кошмаров.
   Сейчас я видела живое существо. Пусть ужасное. Пусть фантастическое. Но уязвимое.
   Он был весь в крови, словно купался в ней. Волосы, некогда сияющие белее снега, покрывала бурая корка. Они растрепались, слиплись гроздьями, и от благородной косы остались одни лишь воспоминания. Одежда, как и у Михельриона, в лохмотьях. В нескольких местах рваные раны похлеще, чем у Ворона. Глаз странно прищурен и будто припух. На темной коже не видно, но подозреваю, что дроу наградили неслабым таким фингалом. Одним словом, красавчик под стать побратиму!
   Все это я разглядела за доли секунды.
   Дальше произошло одновременно несколько событий, слившихся воедино.
   Райхарс не стал рассыпаться в красивых фразах или произносить громкие слова, приличествовавшие случаю. Он сходу метнул второй кинжал в того, кто был ближе всего. Им на свою беду оказался мастер Артур, слишком поглощённый подчинением Мирослава, чтобы успеть отразить атаку. Лезвие вошло точно в глазницу, опрокидывая менталиста на спину. Пожалуй, ему даже повезло - он умер быстро.
   Его смерть стала своеобразным сигналом к действию для остальных.
   Тело Артура еще не коснулось пола, когда целитель метнулся к мастеру Марку, и на сей раз феноменальная скорость не спасла орденца.
   - Мир, нет! - отчаянный выкрик некроманта, но его близнеца он не остановил.
   Они упали вместе. Марк, Мирослав и Мстислав.
   Я так и не поняла, что с ними произошло, потому что в следующее мгновение стало не до них.
   Поскольку мои нити все еще были переплетены с михельрионовыми, я отчетливо различила, как он одним уверенным взмахом разорвал ментальную связь Максима и Ричарда, буквально вышибая последнего из сознания своей марионетки. Гордеев, не приходя в сознание, кулем повалился прямо на Мстислава, а пока мастер, схватившись руками за голову, осознавал себя заново, Ворон прыгнул. Удивительная метаморфоза произошла с ним прямо в полете. Никаких подробностей трансформации, треска перестраивающихся костей и прочих голливудских спецэффектов. Разве что яркая вспышка - кратковременный всплеск магической энергии, не видимый обычным взглядом. Когда мужчина отрывался от пола, вокруг него плотным коконом свернулись усиливающие свечение нити, а стоило им снова раскрыться через мгновение, как в воздухе уже обнаружилась огромная крылатая зверюга. Которая со всего маху влетела в стекло.
   На одних рефлексах успела нырнуть под стол, когда раздался звон, и во все стороны брызнуло крошево осколков. А мне-то казалось, что стекло здесь должно быть, по меньшей мере, бронированным!
   Когда рискнула выглянуть из-под стола, то обнаружила, что грифон занял собой почти всю соседнюю комнату. Под его передней лапой распластался мастер Ричард. Райхарс, уже снова вооруженный обоими кинжалами, стоял напротив, у самой стенки, и скалился на зверюгу. Крылатый невозмутимо смотрел сверху вниз на дроу и хлестал хвостом воздух. Остальные просто лежали, и понять, кто из них еще жив, сходу не представлялось возможным.
   Полный абзац!
   Потерянно огляделась, не представляя, как реагировать на случившееся. То ли биться в истерике, то ли терять сознание. Последнее в свете сложившихся обстоятельств казалось предпочтительнее - по крайней мере, не буду выделяться на общем фоне. Встретившись взглядом с алыми очами, только утвердилась в своем мнении и тихо сползла обратно под стол. Сознания, к сожалению, не лишилась, но малодушно понадеялась на хлипкую защиту мебели. Напрасно. Сначала что-то тяжелое с грохотом приземлилось сверху на стол, заставив ненадежное укрытие покачнуться. Следом в мой эфемерный "домик" пожаловали... когти. Черные, острые и по-звериному загнутые. Они так резко высунулись из-за столешницы и впились в деревянную поверхность, пропахав внушительные борозды, что я не удержалась от вскрика и судорожно отползла подальше, пока не уперлась спиной в стену. Следом заглянула голова, одарив клыкастым оскалом и полоснув злым алым взглядом, отчего отчаянно захотелось провалиться сквозь землю, лишь бы оказаться подальше от разъяренного дроу.
   - Попаласссь, - констатировал Райхарс.
   Инстинктивно сжалась в комочек и закрыла голову руками, предчувствуя, что сейчас будет очень больно.
   Меня сцапали за шкирку, царапнув когтями кожу, и выдернули из укрытия. Я всхлипнула и сжалась сильнее.
   Внезапно ухо обжег раздраженный шепот-шипение:
   - Не трррясиссь!
   Вздрогнув, шарахнулась в сторону, болезненно налетела плечом на ножку стола и в испуге уставилась на дроу, не понимая, чего он медлит. Обычно Зверь на расправу скор.
   - Ты меня ррразочаровываешшшь, - рыкнул он, буравя красным взглядом.
   Сглотнула. Разочарование Райхарса всегда было чревато рукоприкладством.
   - Сбежала ссзачем?! - рявкнул так, что я снова вздрогнула. - Ну?!
   И до меня, наконец, дошло.
   Дроу не наказывать меня явился. И уж тем более не вытаскивать игрушку из передряги, пока ее кто-нибудь не сломал. Эльф пришел проверить, на что я способна: готова ли к серьезным испытаниям, справлюсь ли своими силами, смогу ли самостоятельно нести ответственность за свою жизнь в бою с серьезными противниками. Экзаменатор чертов! Он ведь не просто так пробудил во мне способности и столько тренировал. Он не лепил из меня слугу и не забавлялся игрой, он меня именно обучал, хоть и весьма специфично! Теперь же пришло время проверки, на которую я сама нарвалась своей выходкой с "побегом" в Орден, и вместо того, чтобы с блеском завершить испытание, с треском проваливаю его, трясясь, как в первый день знакомства с дроу.
   Стряхнув оцепенение, резко выпрямилась и с вызовом взглянула в алые очи. Сколько можно его бояться?! Я - инициированный природный маг-универсал и агент ССКА!
   - Спасти братьев! - уверенно ответила на вопрос Райхарса.
   По его губам скользнула одобрительная улыбка, но тут же пропала, заставив усомниться, действительно ли я ее видела.
   - Ссспасла? - все такой же раздраженный голос, но в нем почудились нотки насмешки.
   Растерянно моргнула.
   Ведь действительно... Пока предаюсь собственным страхам, Кирилл и Никита, возможно, уже перешагивают Грань, из-за которой даже Северские вряд ли их вытащат! Тем более что я не уверена, живы ли еще сами целитель и некромант.
   Под подошвами ботинок противно скрипнули осколки стекла, когда я, опомнившись, бросилась к братьям. И растерянно замерла у операционных столов. А что, собственно, я могу сделать?
   "Ты знаешь", - уверенный голос Ворона в голове.
   И больше никаких мыслей.
   В экстренных ситуациях у меня всегда напрочь отшибало память.
   Оглянувшись на грифона в поисках подсказки, встретилась взглядом с нечеловеческими синими глазами. Вздрогнула. Воспринимать огромную зверюгу как Михельриона было сложно. Полуорел-полулев в буквальном смысле: орлиная голова с острым загнутым клювом, черные перья, стоящие торчком треугольные звериные уши, передние лапы с четырьмя орлиными пальцами, оканчивающиеся острыми когтями, задние - мощные как у льва, покрытые черной шерстью, и, конечно, столь знакомые мне крылья с хвостом. Жуть та еще! Но жуть удивительно величественная и прекрасная, благородная и статная, сочетающая в себе царственность обоих звериных половин. Завораживающее зрелище!
   "Таким я нравлюсь тебе больше?"
   Не знаю почему, но я смутилась. А потом разозлилась на себя. К черту грифона! Как мне помочь Нику и Киру?
   "Ты видела".
   Вот заладил! Неужели нельзя прямо сказать?
   "Теперь я понимаю недовольство Зверя, - усмехнулся Михельрион. - Ты - непутевая ученица. Вспомни Северских".
   Перед внутренним взором мелькнули картинки воспоминаний - как Мирослав звал брата, когда тот лежал в отключке после первой встречи с мастером Марком. Не думала, что те знания пригодятся так быстро! И как мне их использовать? Я же совершенно не умею обращаться со своими нитями!
   "Умеешь, - вздохнул Ворон. - Я же только что тебя учил".
   Но ведь то была ментальная магия.
   "Разницы в управлении нитями нет. Принцип всегда тот же".
   Не до конца уверенная в своих силах, положила ладони на головы братьев, чтобы осязать их присутствие рядом, и сосредоточилась на том ощущении, что помог мне прочувствовать грифон, когда учил обращаться с нитями и во время зова Мирослава. Закрыла глаза, чтобы легче было сконцентрироваться, и представила Кирилла и Никиту. Они на удивление возникли перед внутренним взором сразу же, как живые. Только очень-очень далеко и как-то размыто, словно сквозь толщу воды. Я позвала. Потом еще раз и еще. Они не откликались.
   "Так не пойдет,- недовольный голос Михельриона. - Ты должна действительно верить в зов".
   Я верю!
   "Недостаточно".
   Куда уж больше?
   Кир! Ник! Не смейте уходить!
   "Там папа", - слабый отклик в ответ, так что даже не понять, кому из братьев он принадлежит, и на самом ли деле я его слышала.
   Вам еще рано к отцу, братишки! Вы нужны здесь. Мне, маме, Димке, да даже отчиму!
   "Анри рад будет от нас избавиться, мы все ему как кость в горле", - а вот это точно голос Кирилла, он всегда бунтарем и лидером в их паре был.
   Плевать на Анри! Не первый и, возможно, не последний отчим. Маму бросать не смейте! Она в вас души не чает. Она не переживет, если вы уйдете.
   Водная гладь поколебалась, и фигуры Ника и Кира стали чуть ближе, вселив уверенность, и я стала звать с удвоенной силой, вкладывая в свои слова максимум чувств и веры.
   Возвращайтесь!
   В конце концов, уговоры подействовали. Близнецы подались навстречу, прошли сквозь разделяющую нас водную пленку, и когда их "ментальные образы", как я окрестила то, что видела внутренним зрением, достигли той точки, где в этом незримом пространстве находилась я сама, меня как молнией ударило, вышвыривая обратно в реальность. Проморгавшись, увидела щурящихся от яркого освещения братьев уже настоящим зрением и с радостным визгом бросилась обниматься с каждым по очереди.
   - Мирка? - озадаченный Никита.
   - Так это был не сон? - не менее растерянный Кирилл.
   - Вы живы! Живы! - счастливо всхлипывала, ласково ероша им волосы, и с облегчением осознавая, что с ними все в полном порядке. Мои нити коконом оплетали обоих, "сообщая", что братья - самые обычные нормальные люди, без каких-либо модифицированных способностей или изменений в ауре. Новое чувство магического "чутья" поначалу немного дезориентировало, добавляя непривычных ощущений, но быстро привело в эйфорию. Настолько, что я буквально потерялась в вихре своих и чужих, как потом выяснилось, эмоций, полностью утрачивая контроль над своими переживаниями и поведением.
   - Момент, безусссловно, трррогательный, - издевательски прошипел Райхарс, - но сссмотрреть пррротивно.
   Впервые его недовольное рычание не привело в чувство.
   Да я готова была на радостях даже дроу расцеловать!
   "Лучше бы меня, - с шутовской печалью посетовал Михельрион, а после совершенно серьезным голосом предупредил: - Сейчас будет чуточку неприятно, малышка, потерпи. Надо оборвать связь зова, ты утратила над ней контроль".
   Сначала нитей коснулись чужие, осторожно, ласково, но все равно вызывая отторжение и неприятие. Захотелось сопротивляться и скинуть их, но они не позволили, стремительно опутали и... дернули. Болезненно вскрикнув, дернулась сама и застыла, на мгновение почувствовала себя ослепшей и оглохшей.
   "Тише, девочка моя, тише. Все хорошо, сейчас все снова станет хорошо", - успокаивающе шептал ставший привычным голос грифона в голове.
   Какой-то он подозрительно заботливый в последнее время.
   Придя в себя, в первую очередь обнаружила, что больше не ощущаю магическим чутьем братьев. Потом заметила их испуганно вытаращенные глаза. И только после ощутила, что спиной опираюсь на что-то мягкое и горячее. Оно издало нечто среднее между курлыканием и мурчанием, фыркнуло мне в макушку, всколыхнув кудряшки. Обмирая от предчувствия того, что увижу, задрала голову вверх. Надо мной ожидаемо склонилась грифонова голова с широким черным клювом. Синие очи по-птичьи моргнули нижним веком.
   Умом понимала, что чудище за моей спиной - Михельрион, и бояться его, по меньшей мере, неразумно. Но оказалась не готова вот так сразу увидеть его настолько близко, и страх вопреки логике парализовал напрочь. До тех пор, пока близнецы не надумали меня спасать. Я даже предупредить их не успела.
   Они осторожно, но весьма шустро сползли со столов и, опасливо взирая на грифона, попытались задвинуть меня себе за спину, героически преградив монстру путь. Только ничего у них не вышло, потому что, когда они потянули меня к себе, позади них уже стоял Райхарс. Дроу всего лишь опустил ладони им на плечи, вынудив оглянуться. Далее последовал рефлекторный сдвоенный замах кулаком в лицо неведомой жуткой твари, от чего эльф, конечно, с легкостью увернулся и демонстративно зло оскалился, как умел только он. Тут уж психика мальчишек, и без того сегодня изрядно потрепанная, не выдержала, и они тихо лишились чувств. Ворон едва успел подставить крылья под падающие тела, чтобы они не приложились о кафель головами.
   - Зачем вы их напугали? - возмутилась.
   "Им лучше все забыть", - пояснил Михельрион, касаясь нитями висков Кира и Ника.
   Я не могла не согласиться. Слишком опасна магическая сторона жизни, пусть лучше живут обычной.
   Тем временем Райхарс, по обыкновению проигнорировав меня, вдруг заинтересовался бессознательными Северскими. Присел около Мстислава, брезгливо принюхался и зачем-то неприязненно ткнул в агента когтистым пальцем, словно любопытный мальчишка в привлекшую внимание неведомую штуковину. Тот не реагировал, прочно пребывая по ту сторону яви, а я испугалась. Ведь в таком состоянии некромант, понятное дело, не сможет постоять за себя, а у дроу на него имеется немаленький такой зуб, и вряд ли он упустит шанс поквитаться с посмевшим бросить ему вызов человеком. Мне же судьба агентов ССКА с некоторых пор стала совсем небезразлична, кроме того, они самоотверженно помогали вытащить Кирилла и Никиту из Ордена, так что было бы кощунством бросить сейчас близнецов Северских на растерзание Зверю.
   Мигом забыв все уроки покорности, вцепилась в окровавленный рукав Райхарса.
   - Не трогай его, - хотелось сказать фразу твердо, но получилось умоляюще.
   Дроу ожег злобным взглядом, но я не дрогнула. Вообще стала замечать, что чувствую себя увереннее и готова безрассудно рисковать, когда от меня зависят близкие люди, а не только собственная жизнь.
   - Ты - моя! - в ответ нелогично напомнил Райхарс, угрожающе прищурившись.
   Тогда-то мне впервые пришла мысль, что вовсе и не собственническая натура говорит в дроу, а комплексы. Комплексы недолюбленного ребенка, который боится, что у него отнимут понравившуюся игрушку.
   - Твоя, - впервые не стала спорить, лишь бы успокоить эльфа и отвести угрозу от Мести, который рискнул заявить ему по телефону, что я принадлежу отныне ССКА, а вовсе не Райхарсу.
   Зверь поджал губы, высвободил рукав, однако тянуть к Северскому когти перестал.
   - А Ворррон? - продолжил щуриться он, но теперь уже с вызовом.
   В вопросе почудился подвох. Оглянулась на грифона. Тот уже успел сгрузить близнецов обратно на столы и взирал на меня с любопытством, явно не собираясь вмешиваться в диалог.
   - Он же тоже твой, - ответила, осторожно подбирая слова.
   Райхарс хмыкнул и, кажется, чуть-чуть подобрел - по крайней мере, красного блеска в глазах заметно убавилось. Хотя когда он вернул внимание Мстиславу, то опять нахмурился.
   - А он? - снова брезгливо ткнул когтем в некроманта.
   Теперь я была полностью уверена в ответе, прекрасно понимая, что хочет услышать Зверь.
   - Не наш, - констатировала.
   Дроу довольно кивнул и мгновенно потерял интерес к агенту, а я окончательно уверилась в своем внезапном озарении. Больше всего Райхарса, отверженного с рождения, не имеющего даже подобия семьи, вынужденного долгое время выживать в одиночку, волнует вопрос принадлежности. Все его ревностные заявления "моя" и жесткое ограничение свободы продиктованы не чем иным, как желанием быть кому-то нужным и подсознательным страхом быть отверженным своим объектом привязанности. Ему банально нужна семья, в которую он по каким-то причинам кроме побратима решил включить еще и меня, причем ему совершенно не важно, в каком именно качестве, лишь бы была достойна. Потому и обучал - в семье Зверя не место слабакам.
   Райхарс резко поднялся, бросив в пространство:
   - Поррра домой.
   Грифон с готовностью поддержал побратима, издав курлыкающе-рычащий возглас, и выжидающе воззрился на дроу. Эльф внимательно оглядел стены и указал Михельриону на одну из них.
   "Укройся где-нибудь", - посоветовал Ворон и, дождавшись, пока я стащу братьев под опрокинутый стол рядом с лежащими на полу Мстиславом и Максом, со всего маху сиганул в стену. Раздался оглушающий грохот, в воздух взметнулась пыль, а наше укрытие содрогнулось от многочисленных ударов мелких предметов. Когда все стихло, я осмелилась высунуться из-за стола и, закашлявшись, в обалдении уставилась сквозь облако пыли на дыру в стене, за которой просматривался монастырский двор и спокойно отряхивающийся грифон. Да он бронированный что ли?!
   От благоговейного созерцания Михельриона отвлек слабый стон, раздавшийся совсем близко. Посмотрела на его источник и тут же опустилась рядом с пришедшим в себя Мстиславом. Некромант открыл глаза, затуманенные болью, моргнул и снова издал стон, в котором мне послышалось имя его брата. Рефлекторно оглянулась в ту сторону, где в соседней комнате лежал Мирослав, и с удивлением обнаружила, что пропал один из мастеров - тот, который казался самым опасным и влиятельным - Ричард. Я-то думала, что грифон с ним расправился...
   - Ты все-таки сделал это, Мир, - надтреснутым голосом с горечью прошептал Мстислав, не замечая моего присутствия. - Никогда не прощу тебя!
   Впрочем, страдал Северский недолго и, едва опомнившись, поковылял к близнецу, абсолютно не обращая внимания на разруху вокруг. Тяжело опустился рядом, положил его голову себе на колени и уткнулся лбом в макушку, сосредоточенно опутывая своими нитями в кокон обоих.
   Смотреть дальше я не стала. Процесс зова для меня уже не секрет, а наблюдать за ним - все равно, что подглядывать в замочную скважину. Тем более что рядом очнулся очередной обморочный товарищ, напугав до полусмерти, когда внезапно ухватил за ногу.
   - Мира? - ошеломленный взгляд светло-карих глаз на меня, а потом на хаос вокруг. - Что случилось? Где мы?
   Недоверчиво уставилась на Максима, помогая ему принять сидячее положение. Он ничего не помнит?
   "Последствия принудительного разрыва контролирующей ментальной связи. У него теперь не только с памятью проблемы могут быть", - жизнерадостно пояснил Михельрион.
   Только не говори, что он повредился умом!
   "Он и раньше им не блистал".
   За что ты его так не любишь?
   "Разве не очевидно?"
   - Мира? - вернул в реальность растерянный голос Макса.
   - В монастыре, - коротко ответила на его предыдущий вопрос.
   - Где?! - еще более поразился Гордеев. - Что мы здесь...
   Тут он заметил наблюдающих за нами иномирцев и сделал попытку повторно отбыть в спасительный обморок, но я не позволила ему, с силой тряхнув за грудки и рявкнув в самое ухо:
   - Макс! Возьми себя в руки!
   Он взял. Только почему-то меня. Да так крепко, что я едва не задохнулась. Сдвоенный рык, последовавший сразу за маневром Гордеева, и вовсе почти стал причиной наступления у меня асфиксии - Максим явно не рассчитал сил. В следующее мгновение парня буквально оторвало от меня.
   - Ррруки оторрву, - честно предупредил Райхарс, отшвыривая Максима в сторону.
   Зная дроу, угроза напугала, так что я поспешила повиснуть на его собственной руке, пока ее острые когти не привели приговор в исполнение. Злобный алый взгляд обжег недовольством, губа медленно поползла вверх, обнажая клыки в предостерегающем оскале. Только и успела подумать, что эльф теперь точно перенаправит агрессию в мою сторону, когда огромное черное крыло стремительно, но бережно сгребло в сторону, закутывая в плотный кокон и прижимая к мощной пернатой груди.
   - Уссспеете ещщще попррррерррекатьссся, - звук, вырывающийся из пасти грифона, мало походил на человеческую речь, но разобрать слова, тем не менее, получилось.
   В шею осторожно ткнулся острый клюв, обдав теплым дыханием. Похоже, привычки ему не изменяют даже в зверином обличье. И точно - Ворон с наслаждением втянул в себя воздух, принюхиваясь. Грудь, к которой меня трепетно прижимали, завибрировала в такт тихому урчанию.
   "Не пора ли домой, сокровище?" - промурлыкал Михельрион.
   - Пора, - поспешно согласилась.
  
   Возвращение домой вышло не менее захватывающим, чем путь в Орден. Потому что мне довелось полетать на грифоне. Как я на него взбиралась - отдельная история. Поначалу вообще решила, что Ворон шутит, потом, убедившись в серьезности предложения оседлать крылатую зверюгу, упорно отказывалась и буквально шарахалась от него. Не то, чтобы мне совсем не хотелось - перспектива полета манила несмотря ни на что, но мысль о том, чтобы взобраться на величественного монстра, вызывала отторжение и казалась не правильной, даже кощунственной.
   "Тебе можно", - увещевал Михельрион, будто я какое-то исключение из правил, и нетерпеливо подставлял свою спину. Мне же все никак не удавалось пересилить то неприятное чувство, когда "и хочется и колется", а поддаться желаниям страшно.
   Первому, как и следовало ожидать, мое упрямство надоело Райхарсу. Поглощенная тактическим отступлением от надвигающегося грифона, не заметила, как уперлась спиной во внезапно выросшее позади препятствие. На талии капканом сомкнулись черные когтистые пальцы и, не успела я взвизгнуть, одним рывком усадили на вовремя подсуетившегося Ворона, который тоже не дал мне опомниться и тут же сорвался с места. Перед тем, как выпорхнуть из пролома в стене, он еще успел подхватить передними лапами Кира с Ником, но это я осознала уже потом, в полете, когда перестала глохнуть от собственного визга и немного пришла в себя.
   "Ослабь, пожалуйста, хватку, а то последние перья выдерешь", - спокойно попросил Михельрион, стоило мне замолчать, и только тогда я осознала, с какой силой цепляюсь ему за загривок. Вот только разжимать пальцы совсем не хотелось, потому что земля стремительно отдалялась, и падать с такой высоты не прельщало.
   "Я тебя держу".
   Да?
   Присмотрелась.
   Голубые полупрозрачные нити плотной сетью окутывали меня, как пойманную в силки дичь.
   Попробовала дернуться. Не вышло.
   И правда, держит.
   Только тогда рискнула разжать пальцы и оглядеться внимательнее. Первое получилось не сразу - страх не хотел отступать так просто, а от второго захватило дух. Громада Ордена уже еле виднелась вдали плохо различимой в сгущающихся сумерках кляксой, далеко под нами расстилались умопомрачительные и несколько зловещие пейзажи, а с обеих сторон от меня мерно поднимались и опускались крылья, ловя потоки воздуха.
   А как же остальные? - осенило меня.
   "Агенты вернутся в свое логово так же, как и приехали, и, скорее всего, захватят с собой твоего неудачливого поклонника, а вот Зверь еще погуляет по лабиринтам фанатиков - уж больно интересные у них исследования для его изысканий".
   Так все-таки Райхарс появился в этом мире за знаниями?
   "Он часто сбегает за ними от Шандрагала".
   Что он ищет? Хочет избавиться от крови оборотня, которую пробудил в нем наставник?
   "Скорее обуздать ее, подчинить себе звериные инстинкты. Ему, знаешь ли, тоже не очень нравится, что он не в состоянии контролировать себя".
   Вот как. А я чуть было не возомнила себя главной причиной! Стоило догадаться.
   "Конечно, ты - не причина", - мысленно усмехнулся грифон.
   Конечно.
   "Но ты - более чем удачная находка", - продолжил он.
   Почему?
   "Хороший потенциал. Зверь давно искал помощника, до которого бы не мог дотянуться Шандрагал. Обучив тебя, он получил неплохое подспорье в своих поисках. Не так ли?"
   О такой стороне вопроса я не думала. Но если поразмыслить... Прошло не так уж много времени с момента нашего с Райхарсом знакомства, а он мало того, что раскрыл во мне магические способности, которым, если верить рассказам, могли бы позавидовать многие, но и под его тонким манипуляторством вступила в секретную службу по контролю аномалий, где проводят исследования как раз по интересующей его теме. Кроме того, он и сам получил доступ к лабораториям ССКА, а сегодня еще и к орденским.
   "Зверь умный", - и столько восхищения в интонациях!
   Не спорю. Ничего так аферу затеял.
   Удивительно, но узнав правду, я почти перестала на него злиться. Кусочки головоломки, над которой я билась с его появления в моей жизни, начали складываться. Не до конца, конечно. Вопросов оставалось еще много...
   "Хватит думать. Смотри!"
   Последовала вдохновенному совету грифона и... утонула в ощущениях.
   Пока меня занимали философские размышления, сумерки окончательно превратились в густую тьму, а мы почти достигли города, приветствующего нас издалека тысячью переливающихся огней. Зрелище захватило настолько, что мысли разлетелись мгновенно, оставив после себя лишь легкий осадок чего-то важного, но в данный момент совершенно неуместного.
   ...Восхитительное зарево города под нами, подмигивающее множеством неоновых огоньков. Наверху глубокий омут неба, купающийся в легкой дымке редких облаков, с мириадами звезд - как отражение неспящего мегаполиса. Манящая луна кажется так близко, что только протяни руку, и она упадет в ладонь янтарной бусиной. И неожиданно теплый ветер, развевающий мои волосы за спиной и перебирающий своими потоками мягкие перья под пальцами...
   Я не удержалась и раскинула руки в стороны, каждой клеточкой тела вбирая изумительные ощущения полета в этот волшебный миг. Мне вдруг стало так легко, как никогда не было прежде! И я засмеялась! Не то облегчено, не то истерически. Отпуская все накопившееся напряжение. Успокаиваясь. Расслабляясь.
   ...Птичий крик, сливаясь с эмоционально насыщенным ментальным откликом грифона, присоединяется к моему сумасбродству, крепко вплетаясь в мелодию восхитительного мгновения...
   Из потаенных глубин души - моей или Михельриона, а может сразу обеих - поднимается всепоглащающая эйфория.
   Мне хорошо.
   Просто хорошо.
  
   Назойливый лучик солнца в очередной раз скользнул по лицу, настойчиво намекая на то, что пора просыпаться, и сколько бы я ни морщилась, он оставался неумолим, проникая под закрытые веки ослепляющим светом. Просыпаться совершенно не хотелось, потому что там, по ту сторону яви, мне снова придется становиться игрушкой Райхарса, агентом ССКА, магом-неумехой, изгоем среди огромной родни. А здесь мне было хорошо. Все еще.
   Перевернулась на другой бок и сладко потянулась, ощущая, как оплетающий ноги хвост туже стягивается вокруг бедер, не желая выпускать из объятий, а чужая рука в сонной ласке скользит по животу и замирает на груди.
   Михельрион.
   Прошлой ночью все получилось само собой. Настолько естественно, словно бы именно так и надо было. У меня в тот момент даже мысли не возникло, что могло быть как-то по-другому. Когда мы долетели до квартиры, и Ворон трансформировался из грифона обратно в свою человеческую форму, я просто почувствовала, что мне нужны его прикосновения, его объятия, его ласка. Не знаю, что повлияло - эйфория полета, ментальное единение эмоций, или же я, наконец, осознала, что меня несмотря ни на что влечет к нахальному иномирцу, но я ни о чем не жалела. Ни в тот момент, ни сейчас. Более того, я теперь не понимала, почему все время гнала его, лишая себя таких восхитительных ощущений! Мне никогда не дарили столько нежности. Словно бы я на самом деле являлась самым дорогим сокровищем на свете.
   - Сокровище мое! - эхом откликаясь на мысли, довольно промурлыкал сонный Михельрион, утыкаясь носом в шею и с жадностью вдыхая.
   Зачем постоянно меня нюхать?
   - Не твое, - игриво возразила, обнимая Ворона за шею и зарываясь пальцами в густые черные волосы.
   Удивительно, но под топорщащимися локонами, напоминающими звериные уши, у грифона на самом деле прячется вторая пара ушей. Точнее их задатки, как еще одно напоминание о второй, звериной ипостаси.
   - Мое! - заупрямился он, обнимая еще и крылом так сильно, что на миг показалось - раздавит.
   Развелось собственников на мою голову!
   - Ты это Райхарсу скажи.
   Михельрион почему-то фыркнул и промолчал. Правда, спустя короткую паузу все же пояснил свою реакцию:
   "Поверь, Зверь будет не против", - с затаенной горечью.
   - Почему? - удивилась.
   "У нас получатся на редкость удачные полукровки".
   Что?! Вот на это я точно не подписывалась!
   Уже хотела начать сопротивляться и брыкаться, как раньше, но грифон осадил:
   "Успокойся, сокровище! Я еще не сошел с ума, чтобы снабжать Зверя собственными детьми в качестве исследовательского материала".
   Его здравомыслие радует. В отличие от изуверских планов Райхарса.
   Интересно, не из-за них ли они накануне повздорили, изодрав друг друга, как дикие звери?
   Впрочем... О каких детях вообще может идти речь?!
   Мы просто хорошо провели вместе ночь. Ну, может, проведем еще несколько.
   Не более того.
   Ворон мои размышления комментировать не стал. Вместо этого, он мягко коснулся губами шеи и, прокладывая дорожку из поцелуев, добрался до губ, напрочь лишая других мыслей, кроме одной - хорошо проводить вместе можно не только ночь, для этого сгодится любое время суток.
   Вот только закончить нам не дали.
   В дверь спальни деликатно постучались, и, не дождавшись ответа, отнюдь не вежливый голос Кирилла потребовал:
   - Заканчивай брачную ночь, Мирка! Мы еще за тебя выкуп не получили и на свадьбе не погуляли.
   - И есть хотим, - добавил более тактичный голос Никиты.
   Очнулись.
   По губам сама собой расползлась счастливая улыбка.
   Вчера по возвращению из Ордена близнецы так и не пришли в себя, поэтому их было решено размесить в гостиной на райхарсовом диване, благо грифон уверил, что Зверя можно не ждать как минимум сутки - слишком много любопытного в логове фанатиков. Нездоровый сон братьев не пришелся мне по душе, но сделать я ничего не могла, оставалось ждать их естественного пробуждения. Так что услышав бодрые голоса Кира и Ника с присущими им шкодливыми нотками, почувствовала, как в душе расползается теплый комок радости. Не терпелось их увидеть и удостовериться, что мне не показалось в Ордене, и пережитое никак не отразилось на здоровье ребят.
   - Может погрузить их в сон еще ненадолго? - недовольно проворчал Михельрион, не желая выпускать меня из объятий.
   Чуть не вызверилась на него.
   Он хоть думает, о чем говорит? Хватит с меня переживаний за физическое и моральное состояние младших!
   "Ничего бы им не сделалось", - кажется, обиделся грифон.
   Больше не обращая внимания на Ворона, выкарабкалась из его цепких рук, сбросила настойчиво льнущий к бедрам хвост, и, накинув халат, резко распахнула дверь, чтобы обнаружить занимательную скульптурную композицию. Оба брата в попытке подслушать прильнули ушами к двери и, не успев отпрянуть, когда я открыла, повалились внутрь спальни к моим ногам.
   - Приятно, конечно, укладывать мужчин штабелями у ног, но я бы предпочла лицезреть на вашем месте не родственников, а ухажеров.
   - Вот и укладывай своих Васей и Мишей! - возмутился Кирилл.
   - Мишу она уже уложила, - преувеличенно громко шепнул ему Никита, кивнув на кровать.
   Оглянулась вместе с Киром и неодобрительно нахмурилась. Михельрион с видом довольного жизнью котяры развалился на постели, художественно закутав крылья в одеяло, из-за чего на укрытие срама остался лишь самый край, но грифон ничуть не смущался своей наготы в отличие от покрасневших братьев.
   - Ну-ка брысь на кухню, вуайеристы малолетние! - шикнула на близнецов, отчего те покраснели еще больше и мигом ретировались на кухню.
   Но не оставить за собой последние слово они не могли, хором буркнув:
   - Сама такая!
   - А ты, эксгибиционист недоделанный, тут это, - строго глянула на грифона и, не подобрав слов, выдала, - не того!
   После чего захлопнула дверь, устремившись вслед за братьями и слыша в голове громкий смех Ворона.
   Накормив младших, настойчиво выпроводила их домой. Да они и сами не горели желанием задерживаться, узнав, что мама разыскивает их всеми доступными средствами. Мне же не терпелось поскорее покончить с этой "семейной" историей, особенно после того, как я, внимательно вглядевшись в близнецов, убедилась, что все для них закончилось благополучно. Кирилл и Никита, действительно, остались прежними, нормальными ребятами, без копошащихся вокруг магических нитей и генномодифицированных способностей. Единственное, что они приобрели - тончайшую голубоватую ниточку ментальной связи, соединяющую их головы. Последствие совместного путешествия За Грань и воздействия Зова, как объяснил грифон. То, что с ними произошло на самом деле, ни один из близнецов не помнил, в их памяти остались только подсунутые Михельрионом ложные картинки совместного злоупотребления психоактивными веществами на студенческой попойке, безумного куража на улице и последующей случайной встречи со мной. Во время завтрака братья с энтузиазмом рассказывали о своих галлюцинациях, подозрительно похожих на события в Ордене, и ржали над ними как сумасшедшие. Однако в головах обоих созрело единодушное решение больше никогда не пробовать наркотики - слишком уж неприятные и реалистичные, по их мнению, видения.
   Видения, как же. Вот бы и мне забыть все как страшный сон и вернуться к нормальной жизни! Только, увы, подобное невозможно - ни Райхарс, вложивший в меня столько усилий, ни ССКА, чьим рядам я теперь принадлежу, не позволят. Да и Михельрион, услышав подобные мысли, раздражено заявил, что тоже не даст себя забыть.
   Весь день мы провели с Вороном наедине и это были удивительно счастливые часы. Никогда не думала, что он может оказаться таким невообразимо заботливым и милым. Почти как во время той памятной экскурсии по городу, только намного-намного лучше. Или, может, просто мое собственное отношение к нему радикально поменялось, и я стала воспринимать его по-другому?
   Он терпеливо учил меня обращаться с нитями, и в отличие от Райхарса его наставничество казалось намного более продуктивным. По крайней мере, к концу дня я уже достаточно сносно самостоятельно нащупывала нити, могла удерживать их в руках и даже пыталась что-то плести. Михельрион показал несколько простейших бытовых и ментальных плетений, но пока они получались у меня кособокими и распадались, едва я выпускала их из рук. Ворон успокаивал, обещая заниматься со мной столько, сколько потребуется для выработки хороших навыков, а потом целовал - долго и так нежно, что мне становилось плевать на всякие там магические плетения и умения.
   Вечером вернулся Райхарс. Довольный как никогда. Его переменчивые глаза так и лучились оранжевой радостью.
   А на плечах дроу восседал не менее жизнерадостный Барсик.
   За одну ночь страж изменился до такой степени, что в нем уже совершенно невозможно было признать того змея, каким я впервые вытащила его на свет из зачарованной сумки. Теперь он словно бы возмужал и окончательно превратился в небольшого дракончика - с длинными когтями, витыми рогами, острым хребтом и шипами на всех мыслимых и немыслимых поверхностях тела, начиная от головы и крыльев и заканчивая хвостом и всеми сочлениями.
   Только увидев его, вспомнила, что давно не ощущала присутствия стража. Когда и где именно он пропал я не могла сказать с уверенностью - во время первой встречи с Мастером Марком Барсик еще был и посильно помогал в сражении, а вот в злополучной комнате, где завершилось наше "приключение", он, кажется, уже не присутствовал.
   Думала, Райхарс опять начнет ругаться, что потеряла стража, но Зверь даже и не глянул в мою сторону. Смахнув дракона с плеч, словно назойливое насекомое, дроу подлетел к Михельриону и, вцепившись ему в плечи, фанатично заглянул в глаза.
   - Я почшшшти нашшшел, Ворррон! - от волнения шипя больше обычного, едва не захлебнулся восклицанием Райхарс. - Почшшшти! Понимаешшшь?!
   - Нашел? - неверяще переспросил грифон, нервно хлестнув воздух хвостом.
   - Они сссзнают! Нет, не так... Понимают, шшто делать! Они на пррравфильном пути!
   - То есть ты можешшь...
   - Нет! - мотнул головой Зверь, растрепав последние остатки некогда шикарной косы и даже не заметив этого. - Но есссли предоссставить им ещщще лет десссять...
   Он не договорил, однако по счастливому виду итак было понятно, что со временем орденцы смогут дать ему то, что он так долго искал в разных мирах, то, зачем он появился здесь.
   Что же получается? Для того чтобы Райхарс добился своего и исчез из моей жизни, нужно несколько лет и безумные фанатики? Но как же так? Это же десятки, а то и сотни невинных жизней - таких, как Кирилл и Никита. Но что еще хуже - присутствие Зверя рядом на протяжении стольких лет! Я не вынесу! Ни за что!
   - Я не прочь задержаться, - фанатичный блеск глаз передался и Михельриону, только в отличие от побратима, смотрел грифон на меня.
   Я тоже с некоторых пор не против его присутствия, скорее даже "за". Но категорически возражаю против Райхарса.
   - Думаешшшь Шандрагал... - с сомнением и надеждой протянул дроу.
   - ... не придет так ссскоро, - закончил за него фразу грифон. - Я уже говорил.
   - Но...
   - Старик давно перестал считать года! Что для него лишний десяток? - чересчур оптимистично заверил крылатый. - Не думай о нем сссейчас, Зверь! Ты нашел! Наконец-то нашел!
   - А... - заикнулась было узнать под шумок, что же такого интересного обнаружил Райхарс.
   "Не надо. Не сейчас", - остановил на полуслове мысленный голос Миши.
   Ну, и ладно. Вопреки природному любопытству впервые взыграла осторожность. Меньше знаешь - крепче нервы.
  
  
  
  
  

...продолжение следует...

.

   Примечания:
  
   * Гаджо или гауджо - в цыганской философии обозначение человека, не имеющего романипэ ("цыганский дух", "цыганская культура"). Таким может быть даже этнический цыган, воспитанный вне рамок цыганской культуры, не имеющий цыганских качеств и не стремящийся принадлежать к цыганскому сообществу. Но всё-таки обычно "гаджо" практически означает "нецыган".
  
   * Ромы - самоназвание народа цыган.
  
   * Шувани - цыганское слово для обозначения ведьмы, буквальное его значение "ведающая сокровенным знанием". Шувани выполняют важную функцию в цыганском обществе, так как способны благословлять и проклинать, исцелять и насылать болезни, их уважают как за мудрость, так и за знание колдовских верований и ритуалов. Она же хранит сведения обо всех общественных правилах, о магических ритуалах.
  
   *Ромалы - цыгане.
  
   * Чавви - цыганские дети.
  
   * Пошрат - цыган-полукровка.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  


Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) Л.Миленина "Ректор на выданье"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) В.Пылаев "Видящий"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"