Кот Елена Георгиевна: другие произведения.

Артефакт

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:


ОПАСНЫЙ АРТЕФАКТ

  
   Небо... Голубое. Яркое.
   Тьфу, пакость, какая. Да какое дело мне до неба, когда сидишь в башне и думаешь только о том, что снова день прожит впустую. Никто и никогда не позарится на девицу, сидящую в башне. Конечно, не по своей воле я здесь сижу и бью баклуши.
   Начнем по-другому. Башня. Одинокая, высокая, сложенная из добротного камня. Местами потемневшая от времени и постоянных осадков в виде снега, дождя, ветра. Огромные камни, из которых сложена, обросли мхом и лишайником. Длинной стрелой сужающаяся к верху, устремляясь в небо. У подножия даже с небольшой площадкой для удобства всадников, вмещает до трех скакунов за раз, если первые поленятся спешиваться. И узкая длинная тропа, сбегающая вниз с высокого холма и теряющаяся где-то в ближайшем лесочке. Я не сказала? Мою тюрьму построили на высоком холме и башня, одинокая, словно перст, высится над лесом и полем. А когда-то давно эти места считались обжитыми и плодородными. На моих глазах произошло опустение. А лет через тридцать все заросло сорняками и покрылось молодой лесной порослью. Сейчас ничто не указывает на то, что когда-то здесь играли дети, жили люди, и существовало довольно большое поселение с собственным замком и городком вокруг. Даже камней не осталось.
   Да, да. Моя тюрьма заколдована. На башню наложено столько заклятий и проклятий, что даже я, коренная жиличка, не знаю до конца, все ли их изучила. А времени у меня, к сожалению, хоть отбавляй. Целая вечность.
   И люди вокруг не шастают, даже по делам. А собственно кого ждать-то. Это я перестала делать еще на первом десятке лет. К тому же для того, чтобы до меня добраться, необходимо каким-то образом уничтожить саму башню и заклятие, держащее меня в ее стенах. Кому по здравому размышлению это нужно. А вдруг сказочная принцесса окажется дурой или того хуже, уродиной. Никто же не вникал в подоплеку самого заточения в башню. Может меня заточили именно не для будущего спасения, а наоборот, чтобы спасти остальных от моего присутствия рядом.
   Прошло так много времени, что даже мне порой приходиться брать в руки книгу и читать о временах, когда произошло сие событие. На полях этой старинной и необычной книги записаны разной степени сложности заклинания и магические формулы, помимо собственно описания моего заточения, которое занимает не так и много страниц. И вообще в башне сокрыто множество сокровищ, коих никто и никогда не видел, а лишь слышал мельком. Только и эти сокровища отчего-то не возбуждают интерес к башне всяческих любителей артефактов и сокровищ, если уж не к моей персоне.
   Здесь можно жить. Башня сохранилась чертовски отлично. Я же живу.
   Внутренние помещения башни во многие разы больше, чем это кажется снаружи. И внутри нет ощущения той высоты и одиночества. Добротные, просторные комнаты с деревянными перекрытиями, дубовыми полами, резными панелями на стенах, тяжелыми портьерами на окнах. Полы сплошь выстланы яркими экзотическими коврами чудной работы старинных мастеров, даже в коридорах лежат не потемневшие от времени паласы с гобеленовыми картинами эпических сражений. На стенах гобелены, не потемневшие от старости, наравне с деревянными резными и мраморными панелями, по-прежнему радуют глаз яркими красками и мифическими пейзажами. Высокие, правда, узкие, забранные железными сплошь в завитушках решетками, стрельчатые окна с цветными витражами. Тут тоже не обошлось без рыцарских турниров и побед над драконами, выложенными цветными стеклышками. Тяжелые деревянные двустворчатые двери, с вырезанными по дереву изображениями фантастических животных и растений, окованные железом и покрытые золотой эмалью. Полутемные длинные анфилады комнат, с вьющимися пылинками, когда в окна вдруг заглянет летнее солнце. Шикарные с вычурными подлокотниками и фигурными ножками, высокие стулья, табуреты, длинные лавки, диваны с набивным рисунком. Покрытые лаком и бархатом замковые троны, высокие неудобные кресла и множество подушек, словно их сделали только вчера, а не столетия назад. Мебель сплошь из редкого драгоценного во все времена красного дуба, покрытая орнаментами, золотом, резьбой, со столешницами из мрамора, хрусталя, сердолика, малахита, яшмы.
   И пустота. Тишина такая, иногда, кажется, аж звенит. Никто не ходит по комнатам, не спешит по делам, не снует туда-сюда, не смеется, ни томно вздыхает украдкой. Некому здесь жить. Кроме меня. А куда я денусь. Мне и тогда некого было ждать, а сейчас, спустя века и подавно.
   Я. Даже не знаю, как отрекомендоваться. Принцессой не являюсь. К высоко рожденным не отношусь. Конечно, служанкой тоже никогда не была, если только для самой себя. Магичкой, ну умею кое-что. Правда никогда специально не обучалась. Да и башня мне не позволит использовать магию. Я чувствую магические волны, разлитые в воздухе, но подпитаться ими не могу. Меня точно заключили в каменную оболочку, где я живу, не меняясь, столетие за столетием. Маринуюсь в собственном соку, так сказать.
   Сколько я себя помню, я жила в замке, от которого сейчас даже камней не осталось. Кем я была тогда? Наверное, никем. Очередная побочная дочь местного владетеля, прижитая им от случайно гостившей в ту пору красавицы. Своей матери я не знаю. Она уехала где-то за полгода до моего первого дня рождения, оставив дочурку на попечение охочего до женского пола, отца. Что удивительно, у владетеля насобиралось около дюжины бастардов и ни одного истинного наследника. Ни одна из официальных жен не смогла родить. А их было тоже много.
   Нас, бастардов, никто не любил. Даже собственный отец, женившийся раз за разом, не обращал на нас внимания и не думал принимать в качестве будущих наследников. Только дети имеют тенденцию расти. А потом разразился скандал. Подросший старший побочный отпрыск задумался над собственной будущностью. И соблазнил очередную женушку престарелого отца, которая годилась последнему во внучки или же в правнучки, а уж никак не в жены. У владетеля на короткий миг блеснула надежда, когда красавица женушка заявила о своей беременности. И погасла. Сообразительный отпрыск не стал таиться и во всеуслышание заявил, чей это ребенок. Тут же при свидетелях он припер владетеля к стенке и потребовал озвучить имя наследника. Незадачливый отец сопротивлялся до последнего и так и не выдал имени. Я, правда, подозреваю, что он просто не знал, как вообще зовут его побочных детей. До такого его интерес никогда не простирался. Юные бастарды решили все сами. Пятеро самых старших, самых желающих царствовать, самых властолюбивых, самых амбициозных, уничтожили даже само упоминание об отце. Они прошлись по стране такими войнами, что жить здесь стало не только невозможно, но и опасно. Владетелю просто не повезло. В свое время он любил водить шашни с магичками, а те наделили генами отпрысков.
   Я была одной из тех, кто восстал против отца. Нет, за власть я не боролась. Понимала, меня уничтожат, как только я заикнусь о престолонаследии. Я помогала одному из братьев, так как кое-что умела. До поры до времени это его устраивало. Пока брат не замахнулся на другие страны. А еще он женился. И жене пришло в голову, что я мечу на ее место. Да, отец у нас один, но кровосмесительный брак не столь опасен для магии, как кажется. Я могу очистить кровь, и наши общие дети возьмут только самое лучшее от обоих родителей. Они даже могут не иметь кровных уз.
   Это было подано так идеально, что брат едва не убил меня сразу на месте. А еще в купе с заговором против супруги, да еще ждущей первенца. Где уж тут устоять. Удивительно, меня не казнили тут же на плахе, где казнят преступников и где нашел последнее упокоение один из братьев, не угодивших новому владетелю. Нас и так осталось мало. Старший отпрыск оказался изощренным в своем стремлении к власти. Он шел напролом, не зная пощады, не ведая жалости, не желая делиться. Он и так уже остался практически один.
   Меня заточили в башню. Не просто заточили, а в буквальном смысле запечатали. Для этого нашли весьма и весьма компетентную ведьму. Только и ведьме не повезло. Ее убили практически после проведенного обряда. Брат всегда убирал свидетелей.
   Что удивительное, ведьмина душа в виде приведения, пришла к владетелю и предсказала тому ту же судьбу, что и у отца. Ребенок умер, его мать тоже. Никто так и не понял от чего. Зато к моему имени прибавилась очередная страшная легенда. Я, мол, виновна в смерти дитя и матери. Сумела дотянуть свои мстительные руки до бедняжки, спровадив ту на тот свет посредством магии. А никто никогда не задумался, что я этой магией пользоваться-то не могу. Иначе давно разрушила свой каземат до основания и убралась куда подальше.
   Владетель тут же убрался из этих мест, найдя приют в более удачном покоренном им государстве. Еще некоторое время рядом с башней селились люди, но и они стали уходить. Башня, высившаяся над их родиной, немым укором напоминала о произошедшем. Да и жить здесь стало тяжко после разорения. Люди не смогли бороться с наступающим стремительно лесом. И подозревая происки магии, просто бросали свои дома и уходили. Наличие меня уже породило множество сплетен и легенд, и не все из них оказались хорошие. Вернее практически все отрицательные, с темным подтекстом и налетом проклятий. Правда, эти легенды бродили среди людей совсем недолго.
   Со временем родилась легенда о деве, ждущей освобождения. Поначалу-то некоторые помнили настоящую подоплеку заточения, но и она забылась, оставив в людях лишь добрую сказку. Хотят люди верить в добро, даже изначальное зло, переврав и исказив, превращают в надежду на спасение и добро. Странно, что никто не стал слагать легенды про то, что вокруг творились необъяснимые вещи, о том, как башня выселяет их с насиженных мест, никто даже не заикнулся о запустении, море, гладе, окружившем башню. Люди хотели верить в добро. А легенды то на поверку и нет. Меня заточили сюда пожизненно. Наложили заклятие, только без всяких оговорок на будущее освобождение. Без права на надежду.
   Я, будучи пусть и самоучкой, все же знаю, что это такое. Наказание бессмертием. Навсегда. Несмотря на легенды случайно оказавшихся неподалеку романтически настроенных бардов и менестрелей, поющих о прекрасной деве, заточенной в башне, в ожидании принца. Которой никто и никогда не видел. Даже мой силуэт, поначалу мелькавший в окнах, когда под башней появлялись случайные путники, никто из них не мог нормально рассмотреть. Башня хорошо ограждала меня от случайных посетителей. Я могла видеть этих людей, даже подходила к выходу из башни, но не смела выйти, окликнуть, заговорить, позвать, намекнуть на свое местопребывание. Иначе могли пострадать эти ни в чем не повинные люди, а еще и я сама. Брат здорово расстарался. Ни одна ведьма не имеет возможности снять наложенное заклятие, иначе пострадают многие. А еще никто не имеет даже представления о формуле заклятия, без участия самой чаровницы. Умелица давным-давно истлела.
   Да я никогда не лелеяла подобных надежд. Заклятие, заковавшее меня в башню, я знала наизусть и в свое время испробовала все возможности. Башня услужливо подсказала все формулы, коими пользовалась моя противница. Конечно, я предполагала, что моих знаний недостаточно. Только башня хранит такие сокровища, что никому и не снилось. А в фолиантах по магии я такого начиталась, позавидует самый просвещенный маг и кудесник. И нигде даже намека на возможность положительного исхода. Все заклятия имелись в книгах, но, ни одно в том ракурсе, которое мне требовалось. Ни одно из наложенных заклятий не получалось совместить, собрать в кучу, как того добилась моя мучительница. Ведьма то была доморощенной, с извращенной фантазией.
   Канули в лета и брат, жаждущий власти и его преемники, затеявшие точно такой же кавардак, как и он сам. Та история давно забыта и развеяна в пыль. Прямых наследников не осталось. На месте империи выросли совершенно другие царства.
   А здесь тишь да гладь. В последний век все настолько заросло лесом, что даже из окон башни слабо виден горизонт. Даже климат сменился на более теплый и влажный. Деревья распустили кроны так широко, что кажутся сплошным ковром, под которым ничего не различить. Да я и не смотрю в окна. Надоело.
   Надоело. Опротивело. Опостылело. Осточертело. До зубовного скрежета. До бешенства. До отчаянности. За столько-то веков.
   Я ни на кого не налагала заклятий, не сыпала пророчествами, не рассказывала проклятий, не приходила в страшных сновидениях, не подсылала привидений. Я не смирилась с наказанием, но не чувствовала необходимости в мести. Я сама стала на сторону брата и знала его характер. Знала, рано или поздно он все равно сделает нечто подобное. Маг под боком опасное соседство, особенно когда так близко власть. Мы дети одного отца, выросшие с одной мыслью, стать равными с ним. С мечтами о признании, о любви, о равности, о гордости, о величии.
   В последние два века я практически не появляюсь на воздухе. Окон не раскрываю, не сижу на самом верху, под крышей и не сторожу случайного прохожего. Этим я не страдала даже в самом начале моего заточения, когда многие были в курсе моей истории.
   У меня нет слуг. Никто не решился уйти вместе со мной. И я их не виню. Лучше прожить короткую жизнь, чем видеть, как все рушится и превращается в прах. Да и не нужны мне слуги. Заклятие сработано так, что я никогда не знаю недостатка в горячей пище и холодной воде. Моя ванна всегда разогрета до комфортной мне температуры, в помещениях поддерживается определенная температура, и я не знаю, что такое зимние холода. Воздух всегда свеж и напоен ненавязчивыми ароматами, меняющимися в зависимости от моего настроения. На столе в кухне, а я питаюсь только там, не ленюсь спускаться на несколько пролетов вниз, всегда пышущая жаром и дразнящая ароматами, любимая еда. Иногда, когда надоедает, я просто, говорю в пространство, чего хочу, и оно вскоре оказывается на столе. Еда настоящая, не иллюзия. Я часто задерживаюсь в кухне. Только здесь я чувствую себя хоть как-то уютно рядом с огромным всегда жарко горящим очагом, освещающим полутемное помещение. Здесь у меня появляется ощущение, что я не одна. Пляшущие по стенам тени напоминают мне о суете поваров, посудомоек, печника, о гомоне поварят. Иногда мне кажется, что ведьма создала на кухне определенный микромир, способный поддерживать не только быт, но и целостность всей башни. Глядя на окружающее меня великолепие я в который раз поражаюсь силой, мощью, величием создавшей все это ведьмы. Ни в одной из прочитанных мною книг я так и не нашла ни одного упоминания о подобных магах.
   Что ни говори, а башня выполняет все мои прихоти и желания. Любая книга, любая музыка, даже время года - любое. Все что угодно, в пределах башни. А реальность, просто смотри в окно. Я даже могу раскрыть решетки, распахнуть настежь окна, даже входную дверь в самом низу башни. Только выйти не могу. Иллюзия свободы, будь она не ладна.
   Это ж надо так ненавидеть. Суметь построить шедевр ради одной девицы, не угодившей супруге властителя, даже не ей самой.
   За время существования в башне я пережила несколько жизней. Да, это странно, но время от времени я умираю и возрождаюсь иногда в том же самом теле, иногда в другом. Внешне мои тела с возрастом не меняются. Где-то 25-27 лет. Я могу болеть, но это никогда не бывает смертельно настолько, что заклятие спадет. Болею в основном из-за хандры, депрессии, а вот наложить на себя руки не могу, хотя башня наводнена колющим и режущим оружием всех видов и направлений, будь-то рыцарский меч или поварской тесак. Кстати, коллекция постоянно пополняется новыми экземплярами. За множество веков я изучила все оружие не единожды и разбираюсь в новых видах. Словно мне в насмешку.
   Могу поправиться на пару килограммов, могу свободно похудеть. Ем все, когда есть аппетит. Могу напиться до беспамятства, а на утро никакого похмелья.
   Я не мерзну в зимние холода, не трясусь от сквозняков, не пугаюсь мышиной возни под полами, не задыхаюсь от пыли, не путаюсь в грязной одежде, не нуждаюсь в еде и воде, излишне не страдаю от болезней, весь комфорт обеспечивает башня.
   Она не может мне предоставить только одно - жить своей жизнью. А еще я не могу взглянуть на себя со стороны. В башне нет ни единого зеркала. Конечно, я умею создавать иллюзорные зеркала, но это стоит мне потери огромного количества жизненной энергии. Башня не любит магии в любых ее проявлениях. Я могу посмотреть на себя и в водной глади, но такое отражение зыбко и не всегда правильное. Хотя на свою внешность я давно махнула рукой. Мое лицо никогда не обладало сногсшибательной красотой. А со временем моего заточения начинаясь над правой бровью и заканчиваясь у крыла носа, проявились странные узоры, даже больше вязь из хитро переплетенных плавных тонких линий. Это не шрамы, которые башня залечивала моментально, так просто они не проходили и на ощупь практически не осязались. Я просто знала о их существовании. Да еще мои ногти никогда не ломались. Длинные, всегда ухоженные, покрытые эмалью и узорами в тон платью, которое на мне в данный момент надето. Цвет и вид рисунка менялся автоматически, и я давно перестала удивляться следующему изменению покрытия, практически не замечая действия магии башни. Эдакая каменная дева. Но нет, каменного во мне не много, я проверяла. Кровь течет, как и у всех людей, только сворачивается достаточно быстро, и раны заживают самое большее через час. Свою внешность я не опишу. Она забылась, за такое количество веков.
   Около двух веков я практически не разговариваю даже с собой. Просто все делаю механически, не задумываясь. Встаю, когда наступает утро. Спускаюсь в кухню, завтракаю тем, что стоит на столе, (заказов давно уже не делаю). На несколько минут заглядываю в оружейную и совершенно без интереса отмечаю новое поступление оружия. Оживаю и то ненадолго, в библиотеке. Там тоже всегда есть новые, незнакомые мне книги. Читаю, долго размышляю над прочитанным, просто сижу с открытыми глазами. Над своей судьбой я уже давно не думаю. Могу подремать пару часов на кушетке в библиотеке. И никогда не приближаюсь к широким подоконникам, хотя в детстве любила прятаться с книгой в руках за тяжелыми портьерами. Снова спускаюсь в кухню, ужинаю, сижу долго, пытаясь вспомнить ту атмосферу, которая была присуща моей прошлой жизни. Пытаюсь поймать тени людей, которые никогда не ходили по моей кухне, зато в воображении их сколько угодно. Уже за полночь, часы всегда услужливо своим звоном напоминают о времени, по боковой лесенке, сделанной специально для прислуги, чтобы не путалась под ногами у господ, поднимаюсь на свой этаж. Долго стою перед дверью, точно жду, когда приготовят постель. Затем вхожу. После полуночи никогда не использую свечи. Под воздействием жизни в башне, обострилось не только мое восприятие, но и физические характеристики. Я как кошка, вижу в темноте, мгновенно улавливаю и различаю малейшие посторонние запахи, могу с закрытыми глазами пройти в любой закуток в башне, кончиками пальцев осязаю так, что обзавидуется любой слепец, слышу далеко за пределами башни, только слушать нечего кроме шелеста листьев или гомона птиц и зверей. Умею соблюдать неподвижность часами, молчать месяцами, не есть сутками, полностью отрешаться от всего окружающего меня мира. Ложусь в кровать только после холодной ванны. И лежу, лежу, лежу.
   Удивительно, но депрессией не страдаю, переболела еще впервые 100-200 лет. Иногда посещает апатия, когда лень двигаться и что-то делать, но на удивление редко. А вот суицидальных подвигов не случалось ни разу. За все время моего заточения. Может оттого, что приняла и смирилась с пожизненным заключением, без права на обжалование. Одно всегда удивляло - отчего башня сохраняет мне жизнь, зачем. Мои тюремщики давно почили, даже их имена стерлись из памяти людей, камни раскрошились, став чем-то абстрактным. Та же ведьма, наложившая на башню заклятие, унесла свои секреты с собой в небытие, а я все живу. Вопреки всем временным потрясениям и переменам. Меня это удивляет и тревожит. Иногда становится даже неприятно от всех этих мыслей. Какова моя роль во всех этих катавасиях и подковерных интригах моего дорогого братца.
   Когда бывает не в моготу, выбираюсь из библиотеки и иду в тренажерный зал, пристроенный к оружейной и коллекционной. Я хорошо фехтую и владею многими видами оружия, не только колюще режущего. Все эти стойки, туше, финты, развороты, кульбиты и пируэты я освоила сама, иногда из книг набираясь опыта, иногда под началом башни. Когда я начинаю очередную тренировку, моим противником всегда становится башня, а больше-то некому. Прямо передо мной вдруг сгущается воздух, который может отражать мои атаки, может хорошенько приложить за ошибку в проведении того или иного приема, может даже показать кое-что новенькое. Только я никогда не вижу черт, просто размытый силуэт и сильный сгусток энергии, который я способна ощутить. Одно это показывает магическую подоплеку жизнедеятельности башни.
   В другое время я совершенно одна. За столько веков я даже научилась рисовать. Не писать картины, на такое я не способна, а вот рисовать с натуры или по памяти могу. У меня скопилось множество набросков всех мест, которые я когда-либо посещала, людей, коих хотя бы однажды видела, видений, которые вдруг снились. Иногда я пишу стихи, грешу подобным пристрастием к литературе, но никогда не читаю их вслух. После одного странного случая, когда пару строчек, произнесенных вслух, едва не стоили мне голоса. Башня не приняла мои словесные эскапады. Вернее, приняла настолько отрицательно, что я впервые понадеялась, вдруг по-настоящему смогу уйти за грань. Однако не случилось. А вот музыке я так и не обучилась. Не мое. Танцевать умею. Был такой период в моей жизни, и башня его поддерживала некоторое время, пока мне не надоело. Сейчас музыка звучит лишь в качестве легкого ненавязчивого фона. А так я всесторонне развита, для своего положения в обществе. Если брать во внимание моего отца, я дочь владетеля. Если вспомнить самого удачливого брата, то сестра властителя едва ли не половины мира.
   Я несколько оживаю в зимние периоды, когда вокруг башни сплошные белые снега, а деревья, скинув свои густые кроны, стоят голые. Я подымаюсь на самый верх башни и подолгу разглядываю окрестности. А еще слушаю. Только зимой я иногда могу расслышать далекие отзвуки человеческой жизни. Их голоса, звуки жизнедеятельности, даже редкие запахи. Все это возбуждает мое воображение. Единственное, я предпочла более близкое их расселение. Хотя башня может и права, когда изгнала людей из окрестностей. Близость людей, лишний повод для моей депрессии.
   Зато не люблю дождь, он вызывает нервную дрожь. Не люблю солнце, жизнь, кажется от этого еще горше и печальнее. Мирюсь с осенними ветрами и даже ураганами, они напоминают о бренности мира и когда-нибудь настанет и мой черед. Нейтральна к ночи, обычно я сплю в это время суток. Утро, день и вечер я стараюсь использовать с пользой, заботясь о своем самообразовании, непонятно, правда, с какой целью.
   Одно время я пыталась бороться с башней и с упорством маленькой ослицы пользовалась магией, при этом теряя все свои резервы. Мне казалось неправильным так быстро смириться и сложить руки, став покорной воле и судьбе. К тому же функционирование башни полностью построено на использовании магии и магических потоков. Меня ждало дикое разочарование. Я могу использовать магию себе только во вред, а вот восполнять истраченное оказалось крайне непросто. Башня не давала пользоваться магическими потоками, а естественным путем силы восстанавливались тяжело и мучительно долго.
   В очередной раз, израсходовав запасы, я ходила по коридорам подобно сомнамбуле и тихо ругалась собственной тупости и упрямству. Чувствовать выжатой словно лимон, когда все краски меркнут, а ощущения притупляются настолько, точно живешь в полутьме, не просто неприятно, а мучительно. И все равно, время от времени я по-прежнему ползаю дохлой мухой и мечтаю о забытьи, хотя бы временном.
   Жизнь в моем маленьком мирке никогда не меняется. А башня полностью поддерживает подобную неизменность. Когда хорошее настроение, я могу даже подтрунивать над своим положением, особенно когда разговариваю вслух. Подобные разговоры верх моего доверия к башне. Чаще я больше молчу, читаю, фехтую или слоняюсь по башне, в поисках новых ранее не виденных мною мест. Такие помещения или закоулки иногда появлялись на моем пути, особенно в дни моих скитаний и метаний. Башня хорошо чувствовала мое настроение и не допускала по возможности рецидивов с депрессией. Это хорошо, что я в основном достаточно спокойная, рассудительная, с устойчивой к психозам психикой девушка. У более порывистых людей давно бы снесло крышу напрочь, и гуляла бы здесь буйно помешанная дура, с горящими глазами, пеной у рта и нечесаной гривой спутанных волос. Я же приняла мое заточение со стоическим спокойствием и неизбежностью. Такова значит судьба. Пусть я такого и не желала.
   И все равно башня обо мне заботилась, подкидывая те или иные развлечения, в которых я могла принять участие и без привлечения посторонних людей. Иногда на моем прикроватном ночном столике вдруг появлялось загадочное послание, или подброшенный клинок из коллекции, или книга без страниц, или предмет обихода, или деталь одежды, или нити из гобеленов, или древесный лист. К последнему я относилась достаточно негативно. Точно башня вторгается в мое личное пространство, напоминая о неотвратимости моего вечного заточения. Однако я принимала условия моих развлечений и не роптала, даже если сердце и ныло от безысходности. Внешне я никогда не показывала свои истинные чувства, предпочитая оставаться холодной, надменной, бесчувственной, спокойной, выдержанной. Под сводами башни никогда не раздавался мой смех.
   Исподволь башня знакомила меня с изменениями во внешнем мире, подбрасывая для моего самообразования книги, альбомы, буклеты, брошюры, даже плакаты. Я и сама понимала, мир не стоит на месте, люди живут и развиваются. Находя подобную литературу, я с удовольствием погружалась в чтение, словно окунаясь в чужой мир, как в какую-то сказку, недоступную моей реальности. Особенно если мне приходилось книгу добывать, тем ценнее она становилась для меня и потом в течение нескольких дней я ходила почти счастливая и умиротворенная. Я никогда не нарушала единожды усвоенного мною распорядка дня и читала только днем в библиотеке, тем самым растягивая удовольствие. Нахождение оружия не давало столь феерических ощущений. Еще, правда, мне нравилось открывать новые комнатки, закоулки, чуланы, углы, которых буквально вчера еще не существовало. Для меня ни с чем несравнимое удовольствие, в моем-то положении. А если найти в этих необычных местах что-то стоящее...
   Вот и сейчас, спускаясь вниз, я чувствовала, что-то предстоит. Около ста лет я не подвергалась заботе со стороны башни, после последнего разгрома. Да, иногда я становлюсь буйной. Тогда разбивается все, что может разбиться, разрывается все, что плохо лежит, выбрасывается все, что не успели спрятать, разламывается все, до чего я могу дотянуться режущим оружием, выбрасывается все, что можно выбросить в ближайшее окно, крошится стекло, которое не успели защитить магически. Платья, подушки, посуда, мебель, окна, гобелены, ковры, деревянные панели - все идет в расход. Это происходит крайне редко, и было всего два или три раза за все века моего заточения, но было.
   Последний-то как произошел два века назад, после чего я и замкнулась в себе окончательно. Поэтому сейчас остро чувствовала перемены в настроении башни. Что-то назревало. И я как всегда поддалась обаянию моей тюремщицы башни.
   Мое утро началось вполне спокойно, без изменений. Одевшись в длинное узкое платье темного глубокого синего цвета, поверх которого накинула длиннополую отороченную мехом жилетку коричневого, затянув застежку фибулу с родовым знаком практически под горло, я убрала волосы в незамысловатую прическу. Единственная моя гордость, доставшаяся от матери. Длинные, от природы густые, слегка волнистые и темно-темно рыжие. Кое-где переходящие в каштановый. И спустилась в кухню. Позавтракав, я, минуя оружейную, тут же проследовала в библиотеку. Хотелось почитать, что в последнее время для меня перестало быть свойственно. Я больше упражнялась в фехтовании, чтобы уйти от мрачной действительности.
   С утра я всегда хожу по центральной лестнице, и сейчас не изменила собственному распорядку. Слегка приподняв подол платья, я спокойно шла вниз, совершенно не глядя по сторонам, когда мой взор зацепился за что-то непонятное. Нахмурившись, я остановилась и даже вернулась на несколько ступеней назад, подойдя к заинтересовавшей меня портьере, каковой раньше здесь не наблюдала. Тяжелая, из темного бархата бордового цвета, портьера небрежно скрывала дверь, часть которой оставалась на виду. Явно для меня. Что же, я не стала игнорировать хоть какое-то развлечение, снова выпавшее на мою долю после длительного затишья. Забыв на время о завтраке, я не стала тянуть и, отодвинув бархат в сторону, с усилием повернула ручку массивной двери. Для разнообразия без всяких завитушек или резьбы по дереву. Осторожно открыв дверь, я настороженно заглянула внутрь. Заметив две ступени, ведущие вниз, не стала пока входить полностью, остановившись на пороге. Комната на удивление, не отличалась большими размерами, какими были остальные помещения башни. Освещенная лишь одним канделябром с пятью свечами, она оказалась частично погруженной в полумрак. Как и все в башне, оформленная в темных тонах, с темным рисунком на стенных панелях, с большим ковром из кожи тонкорунного барана черного цвета, комната казалась пустой и нежилой. Имеющая вид ровного прямоугольника, комната не была перенасыщена мебелью и явно выполняла другую функцию. Справа от меня у стены разместился большой, изразцовый камин, выполненный из цельного куска малахита темного цвета, с догорающими углями в нем. Слева, у дальней стены, я заметила тяжелый дубовый стол, два массивных стула и что-то занавешенное тяжелой портьерной тканью. На столе лежало что-то похожее на мольберт. Вздернув в удивлении правую бровь, раньше мне башня не подкидывала картин, я наконец вошла внутрь помещения. Окон в комнате не наблюдалось. Окинув взглядом комнату еще раз, на предмет выявления еще каких-нибудь тайников, я направилась к портьере. Меня удивила величина картины. Ткань свисала, оказывается практически с потолка и тяжелыми складками собиралась на полу. Пыли не наблюдалось, башня за этим следила хорошо.
   Хмыкнув, мне захотелось покончить с тайной быстрее, я протянула руки и одним сильным рывком содрала ткань вниз. На удивление, портьера словно ждала моего прикосновения и сама осунулась к ногам, открыв моему взору... отнюдь не картину. От изумления у меня отвисла челюсть. Такого подвоха от башни я совершенно не ожидала. Когда-то я говорила о том, что никогда не видела своего отражения в зеркале. Так вот передо мной стояло зеркало. Самое настоящее. Большой высокий прямоугольник, выше моего роста, в серебряной раме.
   Несколько долгих минут я просто тупо пялилась в зеркало, пока до меня не дошло - в такой полутьме я никак не разгляжу свое отражение. На секунду испугавшись того, что за много веков потеряла свой истинный облик, я отступила назад и лихорадочно оглянувшись, метнулась к камину за свечами. Взяв канделябр, я вернулась к зеркалу и глубоко выдохнув, подняла подсвечник вверх, так чтобы видеть свое отражение.
   На меня смотрела встревоженная девушка, с лихорадочно горящими карими глазами, обрамленными длинными черными ресницами. Я совершенно не изменилась. Даже не постарела. Да, я забыла, как выгляжу, но и одного взгляда хватило, башня свое дело делает и отлично. Среднего роста, стройная, облегающее платье не скрывало фигуру; с длинными по-прежнему темными рыжими волосами. Овальное лицо и классически правильные черты. Длинная шея, с застегнутым наглухо воротом. Я по-прежнему скрываю длину шеи, считая это некрасивым. Огромные глаза с пронзительным взглядом, которого боялась супруга моего братца. Чуть приоткрытые узкие бледные губы и узор, который я видела в первый раз по-настоящему. Выполненный в одном цвете, он извивался, закручивался, сворачивался, скручивался, перемежаясь с точками, мазками, спиральками. Очень яркий и черный.
   Поставив канделябр на стол, я, не оглядываясь, вышла из комнаты и молча, отправилась в кухню. Что я делала в тот день? Не помню. Ходила, долго. Думала, лихорадочно. Делала, машинально.
   Вновь вернулась к комнате я только через три дня. Она оказалась на месте, не думая исчезать. Значит, башня что-то замыслила. Снова нерешительно потоптавшись перед дверью, я все же вошла. У меня мелькнула мысль о том, вдруг зеркало волшебное, и может указать на лазейку в моем заточении. От вспыхнувшей надежды заболело сердце, и я просто боялась пойти и проверить свои надежды. Слишком долго мне пришлось усмирять собственную гордыню в свое время. Даже когда в мир унеслись песни и легенды об одинокой башне, и заключенную в ней принцессу, я не лелеяла столь радужных надежд.
   Внутри все осталось без изменений. Зеркало стояло в углу, в пол оборота к входной двери. Портьера по-прежнему валялась на полу. А канделябр стоял на столе, освещая угол зеркала, и языки свечного пламени отражались в темном стекле. Отбросив нерешительность, я спокойно подошла к зеркалу. Вытянув вперед правую руку, я раздвинула пальцы и, едва не касаясь ладонью и кончиками пальцев поверхности зеркала, на несколько мучительных минут закрыла глаза, сосредоточившись на сканировании объекта. После применения магии у меня всегда болела голова, но это того стоило. По крайней мере, я буду знать, на что рассчитывать.
   Ощутив жесточайшее разочарование, я убрала руку, и устало осела на пол. Магии в зеркале не наблюдалось. Подтянув ноги к груди и уставившись в одну точку, я замерла, пытаясь переварить и разочарование, и злость, и отчаяние. Ведь знала, нельзя мечтать о не сбыточном, и все равно, за пятьсот веков не изжила этих надежд. Постепенно мои чувства приходили в подчинение мыслям, логике, разуму, хотя это давалось с трудом. Разочарование подточило мои резервы спокойствия и рациональности. Это зеркало убило во мне чувство к жизни. К продолжению моей никчемной жизни. Вдруг захотелось тихо скончаться, дабы не видеть, как в очередной раз братец подложил подлость, на которую я не могу ответить.
   Сколько я просидела, не знаю. Постепенно я очнулась. Поднявшись с пола, подтянула массивное кресло и поставила его прямо напротив зеркала. Затем убрала портьеру в угол, подальше. И не оглядываясь, ушла.
   Каждый раз, спускаясь в кухню, я видела дверь разочаровавшей меня комнаты. Она и не думала исчезать, буквально истязая мои нервы своим присутствием. Показать простое зеркало, поманив призрачной надеждой после стольких лет и так жестоко посмеяться. На восстановление равновесия ушло практически два месяца. Я полностью замкнулась в себе и стала даже постепенно погружаться в депрессию, чего не было за все время моего заточения. Полностью забросив фехтование и даже чтение, я целыми днями просиживала в библиотеке, бездумно глядя в потолок. В кухню спускалась лишь по необходимости, но отчего-то так и не сменила маршрут своего передвижения. Проходя мимо двери по первости, я пролетала пролеты, точно за мной гнались, потом уже стала притормаживать и проходить спокойным шагом. А уже в конце второго месяца я даже однажды остановилась, и некоторое время стояла в задумчивости перед дверью, не решаясь пройти мимо.
   Не зная, что предпринять, я все медлила. Потом вдруг шагнула вперед и толкнула дверь, которая, казалось, только этого и ждала, открывшись без особых усилий с моей стороны. В комнате все осталось без изменений, мне назло. Пройдя вперед, я достала из кармана небольшую книжицу, и демонстративно, усевшись в кресло с ногами, раскрыла ее, стараясь не обращать на свое зеркальное отражение. Неожиданно для себя я сумела погрузиться в чтение, забыв о собственном двояком положении. Преодолев постепенно разочарование, я стала приходить в комнату с зеркалом практически ежедневно и спокойно читала.
  

***

   Время шло как всегда медленно, и комната с зеркалом немного скрашивала мое существование. Сюда я приходила ближе к вечеру, так как не видела, как постепенно солнце опускается за горизонт, уступая место вечерней мгле. Так мне становилось спокойнее. Погружаясь в чтение, я даже стала подумывать, каким образом перетащить зеркало в мою комнату. Отрываясь от чтения, я с интересом разглядывала внутреннее убранство, подсчитывая параметры. Я вообще люблю смотреть и потому могу часами разглядывать один узор на стене или гобелене. За это свойство мне всегда доставалось от более шустрых братьев и сестер. А здесь в полумраке даже свечные тени казались интересными и захватывающими, ради разнообразия моего одиночного существования.
   В комнате даже стали появляться новые книги, по интересующей на данный момент тематике. Заходя в комнату, я первым делом направлялась к камину и, забирая очередную книгу, садилась в кресло. Для большего удобства я притащила из своей комнаты низенький мягкий пуфик для ног и иногда садилась прямо на него, положив голову на сиденье кресла. Едва тлеющий камин не давал треска и погружал комнату в тишину и безмятежность.
   Поджав ноги под себя, я как всегда сидела в кресле, положив книгу на подогнутые колени, укрытые пледом. Оторвавшись от чтения, я откинулась на спинку кресла и подняла глаза к потолку. Книга вдруг перестала нравиться, навалилось какое-то безразличие что ли. Вздохнув, я заложила книгу закладкой, на будущее и выпрямилась в кресле, ощутив, как заныла спина, от неудобного сидения, скрючившись. Потерев лоб, я подняла глаза, случайно взглянув в зеркало, стоящее напротив. И замерла...
   На меня из зеркала смотрели темные практически черные глаза, обрамленные темными длинными ресницами. Глаза принадлежали мужчине, это я потом сообразила, а поначалу я вообще от шока ничего не увидела. Только эти глаза, с таким же изумлением и озабоченностью, гладящие на меня. Забыв, что делать, я, застыв, смотрела в глаза, даже не пытаясь осмыслить, что же происходит. Сколько он вот так на меня пялится? Большие миндалевидные глаза прошлись по всей моей фигуре, потом снова вернулись к лицу:
   - Ты кто?
   От неожиданности сморгнув, я раскрыла рот, тут же его захлопнув. Этот голос, принадлежащий явно мужскому полу, вдруг поймал меня на мысли, что я даже не знаю, кому он относится. Слегка нахмурившись, я перенастроила зрение на общий обзор и вгляделась в отражение, смотрящее на меня из зеркала. Передо мной находился мужчина примерно моего возраста, худощавого телосложения и достаточно приятный на вид. Лицо с высокими скулами, нахмуренными крупными бровями черного тона, глубоко посаженными внимательными глазами, черного цвета, красиво очерченными узкими губами, со слегка более крупной нижней губой, небольшим, с легкой горбинкой носом, острым упрямым подбородком. Через левую скулу вниз в сторону уха шел неровный, но тонкий и едва видимый белый шрам, начинающийся прямо под глазом. Черные, короткие, в легком беспорядке волосы, красиво обрамляли овальной формы лицо. Одет мужчина был в короткий камзол из черной замшевой кожи, расстегнутый на груди и черные штаны, плотно обтягивающие стройные ноги, в ботфортах. Белоснежная рубашка, небрежно распахнутая на груди, не скрывала ни вьющихся волосков, ни белизны кожи. Холеные руки держали в длинных пальцах тонкую плетку. Слегка наклонив голову на правый бок, он внимательно смотрел на меня, прищурив глаза. До меня вдруг дошло, выражение изумления на его холеном лице уже сменилось глубокой задумчивостью и легкой озадаченностью.
   - Ты кто? - Повторил он свой вопрос. С легкой хрипотцой, голос, тем не менее, оказался музыкальным, вполне брутальным.
   - А ты? - Впервые за двести лет я открыла рот, исторгнув из груди хоть какие-то звуки и тем паче направленные не к себе самой.
   - Значит это не глюки... или глюки? - Мужчина провел ладонью перед своим лицом, точно прогоняя морок.
   Жест настолько характерный, что я приподняла бровь от удивления, не удержавшись от восклицания:
   - А разве эта защита сработает от зеркального морока? Обычно в подобных случаях используется более качественная магия.
   - Что? - Черные брови нахмурились еще больше.
   - Ты магию знаешь? - Решила внести ясность я в свой комментарий.
   - Представление имею, - мужчина не стал отрицать очевидное. - Ты не глюк, что ли? Не надо было столько пить. - Пробормотал он в сторону.
   - Хм, - я не сдержала легкой улыбки, - и часто ты пьешь?
   - Э, - черные миндалевидные глаза немного расширились, а до меня дошло, что молодой человек проверяет наличие магического воздействия. И это находясь под влиянием алкогольных паров.
   Магия сквозь зеркало не проникала, по крайней мере, с моей стороны, я уже проверила ее наличие. Мужчина же сильнее нахмурился, явно что-то уловив.
   - И что, нашел что-нибудь? - Я впервые за пятьсот лет наслаждалась обществом, пусть и с зеркальным отражением. Я уже поняла, с той стороны у парня вполне магическое зеркало, использующееся для обычных переговоров. Зеркало, подобного которому у меня никогда не было и не будет. А зачем меня настраивать на ложные надежды. Интересно, башня в курсе моего общения с человеком из внешнего мира и как долго это продолжится.
   - Фон есть, только не пойму какой. Ты там и вправду существуешь? - А его не свернешь, подумалось мне, несмотря на не вполне трезвый вид.
   - А как ты меня видишь? - Мне вдруг стало интересно, как же он меня воспринимает. Это для меня его появление необычно, а он практически ежедневно контактирует с оппонентами по зеркальному общению. Скорее всего он ненароком попал на мой открытый канал связи и недоумевает только по поводу присутствия не того собеседника, с которым собирался вести разговоры.
   - Вижу? - Белые крупные зубы закусили нижнюю губу, пронзив меня внимательным и вполне таким трезвым, заинтересованным взглядом. Отойдя на один несколько неверный шаг назад, мужчина сложил руки перед собой в замок, плетка улетела на пол с глухим стуком, снова наклонил голову вправо, слегка прищурив глаза и заодно притушив блеск своих глубоких черных глаз, спрятав их выражение за напускной задумчивостью. - Хм. Девушка, как девушка. Молодая, симпатичная, с необычного цвета волосами, редкий такой цвет темно-рыжий. И глаза необычные, словно много повидавшие. И боль, какая в них боль. - Парень на некоторое время замолчал, потом снова продолжил. - Одежда необычная, я даже не скажу, где подобную носят. И узоры, явная татуировка и весьма древняя, судя по наличию некоторых необычно расположенных завитков. Отличная работа, скажу я вам, сейчас такую никто не сделает, не знают смысла.
   - Татуировка? - Я недовольно скривилась, не ожидая подобного от человека, смотрящего на меня в зеркало с той стороны. - Это не тату, по крайней мере, я ее специально не наносила.
   - Да? - Мужчина прищурился сильнее, не став со мною спорить. - Может быть, не могу толком разглядеть, к какому периоду она относится, если это магия. Хотя куда уж без магии в нашем мире.
   - У тебя плохое зрение? - До меня дошли ужимки парня из зеркала.
   - Есть немного, - осторожно кивнул мужчина, - последствия травмы. - Он скосил глаза на поврежденную щеку. Потом снова уставился на меня немигающим взглядом. - Так кто ты такая? Я все пытаюсь осознать, с кем это я связался.
   - Связался? С похмелья. - Я фыркнула.
   - Не такое уж сильное у меня похмелье. - Отмахнулся парень, отчаявшись узнать, наконец, кто же перед ним. - Просто многодневное. Вообще-то я собирался устроить разборки, а потому помимо похмелья еще и был зол сверх всякой меры, может оттого сеанс пошел наперекосяк.
   - О-о-о, - протянула я многозначительно.
   - У тебя есть имя или это тоже не приветствуется? - Парень подошел с другой стороны, проигнорировав мои многозначительные звуки.
   - Варга, - не стала отпираться я, вдруг подумав, что может я, вижу его в первый и в последний раз. На душе стало муторно и тяжело, легкость и веселость куда-то исчезли.
   - И только? - Парень приподнял бровь в удивлении. В отличие от меня он совсем не был прочь продолжить знакомство. - Не ожидал такой краткости от симпатичной девушки. Принц Фадор Эран Гарбо II. - Мужчина церемонно склонил голову, очень галантно и вместе с тем настолько небрежно, что этот жест с головой выдавал его высокое происхождение. - Не наследный.
   - Хм, - я осторожно откинулась на спинку кресла, с интересом присматриваясь к собеседнику. А почему же нет, он не отключается, значит заинтересовался, а мне лишний повод поговорить с реальным человеком, впервые за пятьсот лет немого существования, - не могу похвастаться подобным величием или титулами. Варга Хромая, хотя никогда не хромала по-настоящему.
   - Кто?! - У мужчины от удивления округлились глаза, а красиво очерченный рот напомнил букву о.
   - В каком смысле? - Я на секунду замерла, не ожидала, что кто-то из неблагодарных потомков помнит обо мне. В отличие от парня я хорошо осознавала кем является этот человек именно для меня. И если перед принцем находится простая случайная собеседница, коих полно в его жизни, пусть и общение с помощью зеркал не так уж и распространенное явление, то для меня это экскурс в реальность пятисотлетней `старухи'.
   - Легенды о Варге хромой, о деве, заточенной в башню и погибшей от неразделенной любви. Деве, пострадавшей от рук коварной мачехи, оттого ставшей хромой на всю жизнь. - Мужчина цепким взглядом прошелся по моему лицу, фигуре, комнате. - Или тебя назвали в честь этой дамы?...
   - Какие легенды, какая мачеха, не было никакой любви! - От возмущения я даже задохнулась, привстав с места и не красиво перебив принца Фадора. - Только восстание и неприглядный скандал.
   - Скандал? - Принц озадаченно почесал шрам, по-прежнему находясь в глубоком шоке от услышанного и, по-видимому, увиденного. - Значит ты правда та дева из легенд? Но им же больше трехсот лет. Ты не насмехаешься?
   - Уже около пятисот, - отмахнулась я от его удивлений, настроение упорно не поднималось, - если есть хранилище в библиотеке, почитай энциклопедию старых веков, там есть упоминание о моем отце и брате.
   Я впервые осознала, что для кого-то вполне могу являться лишь красивым мифом, выдуманной легендой, сказкой, рассказанной темной ночью. А ведь оно так в принципе и было. Это для меня время не изменилось, не притупило воспоминания, не уничтожило следов боли, гнева, печали. За обрамлением зеркала другая жизнь, в которой давно истлели кости не только моих братьев, их подданных, но воспоминания обо мне кажутся далекими детскими сказками, а может для кого-то и страшилками.
   - Ты мне не привиделась? - Похмелье иногда прорывалось и принца слегка пошатывало, только может и не от похмелья.
   - Не знаю, - я пожала плечами, на меня напала апатия. Продолжения явно мне не светит, принц проспится и решит, что дева из зазеркалья ему только приснилась. - Может и привиделась. Проспишься, и все пройдет.
   - Погоди, не обижайся. - Фадор Эран Гарбо II просительно сложил руки перед собой, шагнув вперед. - Я...
   Не став дожидаться окончания разговора, я подалась всем корпусом и прикоснулась к зеркальной поверхности всей ладонью. Зеркало пошло рябью и словно выключилось, погасло, потускнело, поблекло. Дернувшись вперед, я едва не сверзилась с кресла, больно ударившись при этом лбом о боковую зеркальную окантовку. Только на меня уже смотрела я сама. С трудом спустившись на пол, я обреченно закрыла глаза. Мое маленькое приключение закончилось, так и не начавшись. Мне стало так плохо, что на этот раз я осталась ночевать здесь же, на полу. Где упало мое тельце, там и уснула моя душа, так и не отойдя от потрясения.
   Проснулась я рано, наверное, еще затемно. С трудом встав с пола, обреченно распустила прическу и заплела из нее косу. Обычно я следила за собственной внешностью и время от времени делала незамысловатые высокие прически. Осмотрев себя, я с опаской приблизилась к зеркалу, но там виднелось только мое отражение, никаких посторонних. Зажмурившись, я спрятала лицо в ладонях. Впервые за множество лет проведенных в заточении хотелось плакать. Я чувствовала себя измочаленной, оплеванной, раздавленной, изгаженной. Башня вместе со своей ведьмой наконец-то сумели сломить мое сопротивление, перебороли мою веру в собственную правильность и непогрешимость.
   Выйдя из комнаты, я поплелась в сторону кухни. В башне все казалось по-прежнему неизменным. Такая же тишина, спокойствие, безмятежность, одиночество. На столе, как и прежде, стоял пышущий паром, обед, видимо я пропустила время завтрака. Усевшись за стол, я задумалась о причине моей нестабильной психики. Может это у меня глюки, как говорил вчера принц. Напридумала себе собеседников в обычном зеркале и заодно расстроилась окончанию психоза. Подняв глаза от миски с овощным рагу, я отыскала стойку с вином и, встав с места, задумчиво приблизилась к ней. Не спеша, оглядела стойку, выбрала бутылку темного стекла, вытянула ее и, не обратив внимания на марку, подхватив со стола высокий кубок, отправилась назад, в комнату с зеркалом. Сейчас я не надеялась на повторение истории, что-то во мне окончательно перегорело, умерло, перестроилось, рухнуло. Поставив бутылку на пол рядом с креслом, я распустила волосы и, расчесав их гребенкой, уселась в кресло, поставив ноги на скамеечку. Сцепив руки в замок и поставив локти на подлокотники кресла, я задумчиво уставилась в свое отражение. Вытянув губы трубочкой, я расчетливо смотрела в зеркало. Во мне проснулось желание буйствовать, и я намеревалась это устроить, только пыталась придумать, каким образом разгромить зеркало, кажущееся весьма прочным и таким магическим на вид. Для лучшего исхода, намеревалась напиться, дабы выпустить свою злость наружу. Я желала разгромить всю башню, разнести ее по камешкам и пусть я сама, при этом погибну, зато мое мучение наконец-то закончится. Мой мир окончательно рухнул, канул в прошлое. Я только пережиток минувшего, странные легенды о том, чего никогда не существовало по-настоящему. Значит я впрямь стану этим пережитком. Новых легенд уже не придумают по причине отсутствия источника для воспевания.
   Взяв в руки бутылку, я сорвала сургуч и, вытянув пробку, наполнила кубок вином. Алкогольных напитков я не любила, однако пригубила вино. Закрыв глаза, я смаковала букет, пытаясь понять, что находят в нем мужчины, используя его вместо воды. Терпкая влага обжигала горло, но одновременно давала некую фруктовую сладость, какую-то непонятную кислинку, даже приятную горчинку, перекатывающуюся по языку и небу. Вино я выбрала не очень сильной крепости, а значит, придется постараться, прежде чем я сумею напиться до пригодного для буйствования состояния.
   - О, пьем без меня!
   Мужской голос заставил меня резко открыть глаза и поперхнуться вином, которое не успела проглотить. На меня из зеркала смотрели ехидные глаза давешнего собеседника.
   - Ты? - Я с трудом откашлялась, размазывая по щекам невольные слезы и пытаясь снова научиться дышать.
   - Я, - принц озабоченно кивнул, с тревогой наблюдая за моими потугами откашляться в самостоятельном режиме. - Вижу, не вовремя. Решила опробовать мой метод решения проблемы?
   - У тебя есть проблемы? - Наконец легкие очистились, и воздух стал проникать в них более чем беспрепятственно.
   - Конечно, я же живой человек. - Фадор пожал плечами. - Я нашел кое-какие упоминания о властителе СредиПолья, но там крайне мало написано о его детях, только несколько слов.
   - Как избирательна память людская, - я спокойно кивнула, - знаю, я читала то произведение. Даже имени не написали. Так вот нас было 12 и две из них девушки. Ни один не выжил.
   - А кто же тогда ты? - Осторожно поинтересовался принц. Я с удивлением отметила свои наблюдения, сделанные краем сознания, он тоже повторил меня и поставил перед зеркалом кресло.
   - Не пугайся, не призрак, хотя... - я отмахиваясь кубком, криво ухмыльнулась, потом немного помолчала. - Хотя недалеко от них ушла.
   - Я читал о башне, в которой замуровали одну из сестер, пошедших против брата. - Фадор Гарбо второй блеснул приобретенными познаниями. В отличие от меня принц оказался достаточно доверчивым человеком или же мечтателем, желающим выдавать виденное за действительное. По крайней мере он не стал отмахиваться от нашей первой встречи как от галлюцинаций в состоянии алкогольного опьянения, а всерьез пошарил в библиотеке, пытаясь найти ответ на свои вопросы по поводу моего существования.
   - Не замуровали, а заточили. - Мои губы предательски раздвинулись в легкой едва заметной улыбке, в душе поселилась некая легкость. Значит не все потеряно, если этот человек поверил моим словам, не превратил их в шутку или издевку. - Моя тюрьма комфортабельна, достаточно уютна, просторна, привлекательна, укомплектована, фешенебельна, практически без недостатков.
   - Ты так отзываешься о своем жилье, что мурашки ползут по спине, - брови принца поползли вверх, слушая, какими эпитетами я награждаю собственное жилище, - ты что-то собиралась сделать, когда я отозвался.
   - Собиралась, - кивнула я, отпив очередной глоток вина, - разгромить здесь все до основания.
   - Ого, - черные глаза с интересом оглядели меня, а потом обратились на комнату у меня за спиной, - с размахом.
   - Иначе не умею, - вздохнув, я опустила кубок с вином на пол, - а ты мне не мерещишься?
   - С чего это? - В черных глазах заплескалось умиление что ли.
   - Да башня любит со мной во всякие игры играть, дабы до упора уменьшить мое сопротивление. - Я даже расслабилась, наслаждаясь общением с парнем, а заодно пытаясь разъяснить подобные вопросы со своей стороны.
   - Башня, она живая? - Принц снова стал серьезным. Он полностью и всерьез принял мое существование, не подвергая это сомнению.
   - Не знаю, но все условия она выполняет беспрекословно, кроме одного - не желает отпускать восвояси. - Я прикрыла глаза, пытаясь справиться с нахлынувшими чувствами. Давненько я не вспоминала о них-то. Зачерствела душа за пятьсот лет. А может это вино наружу лезет. Вот не люблю алкогольных воспоминаний и переживаний.
   - Я на секунду, - принц вдруг сорвался с места, а через минуту вернулся с кубком, вызвав на моем лице улыбку. - Ну как же я тебя не поддержу.
   - Не стань пьяницей. - Фыркнула я, тоже поднимая кубок и салютуя им. - На меня-то не действует, башня даже похмелья не оставляет.
   - Варга...
   - Только без приставки Хромая. Я не была по-настоящему хромой, как меня описывают. Да, сломала ногу, перелом вправляли маги, а так как мне уже грозило заточение, как-то не старались. - Я ощущала легкую эйфорию от того, что хотя бы кто-то стал со мной общаться, поверил в мое пусть и странное существование.
   - Тебя описывают едва ли не монстром. - Принц внимательно рассматривал меня из-за стекла.
   - Да, загубила жену с ребенком, желала сама стать супругой брата, едва не скинула с трона этого братца, была ведьмой, чудовищем, темной тенью, забирающей людские жизни. Знаю, читала. - Мне как-то не особо нравился разговор, но я понимала, принцу до одури интересна моя история, раз уж он принял условия игры и поверил в мое существование.
   - Правда? - Черные брови взлетели вверх, а в глазах проявилась скептика.
   - Нет, сама придумала, - огрызнулась я.
   - Погоди, не злись, - пошел на попятную Фадор, - я верю. Только на тебя глядя, этого не скажешь. Я пока до конца не могу поверить в твое существование. Хотя плетения, оставшиеся в памяти зеркала весьма старинные.
   - Хм, а ты решил, перед тобой хвастаюсь достижениями? - Я поморщилась. - Или считаешь, внешность обманчива, а все монстры похожи на растрепанных, дурно пахнущих и соответственно неряшливо одетых теток с безумным взглядом налитых кровью глаз, со стекающей с подбородка слюной? Вообще-то, кроме того, что помогала утвердиться на престоле брату, другого не делала. По большей части поклеп. Единственное правдивое утверждение - владею магией и то на среднем уровне. Башня же вообще не дает использовать магические навыки. Если ты в курсе, ни один маньяк не похож на маньяка.
   - Мне не кажется, что ты маньяк, - принц Фадор, отпил из стеклянного бокала, задумчиво рассматривая меня, - нет в тебе того запала.
   - А ты много маньяков видел? - Я склонила голову на бок, в свою очередь, рассматривая парня. - За все время, проведенное в башне, можно сойти с ума не единожды и я могу, и впрямь, оказаться сумасшедшей.
   - Не стану отрицать, - парень фыркнул, не став оспаривать мою точку зрения на столь очевидный факт, - только пока ты адекватно реагируешь на происходящее, большего мне и не надо. Я вообще с большим трудом поверил тогда в твое появление в моем зеркале. Решил сначала, допился до приведений.
   - И что же надо не наследному принцу Фадору Эрану Гарбо второму от недалекой девушки из зазеркалья? Разве магические зеркала большая редкость в вашем мире? Приведение так приведение, однако, ты решил вернуться? - Прищурив глаза, я расчетливо сложила губы трубочкой.
   - Недалекая? Вот уж не поверю. - Фадор покачав головой, приподнял бокал, вновь салютуя мне вином. - И приведений не существует. Меня удивила ты сама и загадка твоего появления на просторах магических связей меня захватила.
   - Так тебе скучно? - Уголки губ едва заметно изогнулись в подобие улыбки. А что можно ожидать от молодого и не наследного принца, о воспитании которого так строго не следят, как за престолонаследником. - Кстати, ради справки, в каком веке ты живешь?
   - Веке? - Черные глаза удивленно распахнулись. - Ты думаешь, что попала в не свой век? Или башня живет между временем?
   - Вряд ли, - я пожала плечами. - Пока сбоев не наблюдалось, и время здесь не отличается от заоконного. По крайней мере, я сполна ощутила его течение на своей шкуре. Башня четко следит за сменой дня и ночи и не дает мне расслабляться. Я отлично чувствую временные промежутки и всегда знаю, когда наступает тот или иной период суток. А еще меня не забывают просвещать на счет пролетевшего количества лет, пусть на внешности это и не нашло пагубного отражения.
   - Хорошо, давай начнем с малого. Что ты знаешь о происходящем за пределами твоего жилища? - Решил закинуть удочку Фадор, вместо простого ответа на поставленный мною вопрос.
   Пожав плечами, я встала с кресла, и осторожно пройдя к камину, взяла с полки книгу, которую читала в последнее время. Вернувшись назад, подняла книгу торчком и показала ее принцу.
   - О, всемирная история магистра Гордо! - Парень восхищенно присвистнул. - А твоя башня не опасается такого самообразования от подопечной?
   - Да нет, - я фыркнула, - за столько веков ни одно заклинание не смогло пробить защиту башни и тем более, каким-то образом повлиять на мою жизнь. Мне не запрещено учиться, даже теорию магии я знаю в весьма широких пределах, только ни одно из практических советов не смогу применить на практике. Башня полностью сводит на нет все мои попытки применения магических навыков.
   - Значит, башня боится твоего магического потенциала. - Уверенно заключил принц Фадор.
   - Это я тоже поняла довольно давно. Только скорее не боится, просто в нее заложена совершенно другая программа, не содержащая моего практического образования. Я же в заточении без права обжалования и пересмотра дела. Только не знаю для чего это было совершено. - Присев на краешек кресла, я отложила книгу в сторону, снова взяв в руки кубок. - Книга принадлежит твоему веку?
   - Да, конечно, - Фадор утвердительно кивнул, возвращаясь к началу нашего разговора, - я даже шапочно знаком с сим сочинителем. Неплохой, в общем-то, старик, а в истории подкован идеально. Устройство внешнего мира на данный момент знаешь? - Мы предавались разгадыванию ребуса под названием жизнь Варги Хромой в башне и что из этого настоящее. Может благодаря молодости, живости ума, неуемному любопытству, исследовательскому интересу, принц легко и спокойно принял мое существование, не ставя его под сомнение и не стараясь вывести меня на чистую воду. Вдруг над ним просто пошутили, а он вон как загорелся.
   - Конечно, - я улыбнулась.
   - Так вот, мой отец является государем страны Дарваш. - Начал свои объяснения принц.
   - Дарваш? Далековато. - Вспомнив карту теперешнего мира, я вздохнула. - Если я хорошо помню картографию, южное побережье моря Солерг. Граничит с такими странами как Фолер и Гроссио. Вглубь материка Загаженные земли, по большей части непроходимые. К моей в кавычках, стране выхода у вас нет.
   - Я читал о СредиПолье, - принц пожал плечом, - только не нашел такой страны в теперешнее время.
   - А ее не существует на данный момент. - Хмыкнула сердито. - Ведьма оказалась весьма одаренной и можно сказать стерла с лица земли любое о ней упоминание. Сейчас на месте моей страны бескрайний лес, настолько дремучий, что к башне вот уже 200-250 лет никто не приходит. Просто некому. А дураков, желающих сложить, буйны головы, не находится. Может, какие охотники и существуют, только за дичью они ходят с краю леса. Знаю только, магия, окружающая башню, спровадила всех людей подальше от моей особы. Давно все стало заброшенным, нелюдимым, диким. Самая близко расположенная страна к моему заточению - Фрхана.
   - Страна диких кочевников, знаю, - принц сильно прищурился, о чем-то напряженно думая. - Думаю, кое-что можно сделать.
   - Только не вздумай пытаться найти башню. - Я зло взглянула на парня. - Я не кисейная барышня и не особо жажду вызволения. Мне пока хватит простого общения. Кстати, как ты снова меня нашел? Твое мастерство меня впечатлило.
   - Магия, - Фадор горделиво улыбнулся, мгновенно становясь шаловливым мальчишкой, которому удаются все его шалости.
   - А подробнее? - Я приподняла бровь повыше, приглашая его к рассказу.
   - Мне еще в первый раз показалось, что от тебя не укрылась магическая составляющая моего зеркала. - Мужчина откинулся в кресле, положив руки на подлокотники и дождавшись моего кивка, продолжил. - Я, тоже немного сведущ в магии, особенно в технической стороне магической науки.
   - То есть? - Поощрила его начинания я.
   - Хм, существует несколько направлений в магической науке. Одно из них - техника магических предметов и структурные соединения заклинаний. Поэтому я кое-что понимаю именно во внутренностях магических предметов. Так как на этот раз магическое зеркало делал не я сам, а я это умею к слову, пришлось порядком повозиться со структурой чужого плетения. Зеркало вполне статичное, с простым набором заклинаний, вписанных в его структуру. Я пока не дома, вернее, в гостях у господаря Хрвазза...
   - Хм, - я с интересом скривила губы, перебивая парня, - Савайя. Далеко забрался. Если я правильно помню, у господаря одни лишь дочери. И какую из них тебе предложили?
   - Не столь пока важно, - принц поморщился как от зубной боли, не ожидая от меня столь большой осведомленности подобными вопросами. - Я продолжу?
   - Да, конечно. - Не стала я настаивать на разговоре о принцессах и невестах, всему свое время, и до этого момента в его жизни доберемся, главное продолжать наши разговоры и в дальнейшем.
   - Так вот, разобравшись с внутренностями зеркала, я сумел найти неучтенный канал, который не проходил ни под одним кодом доступа. Твое зеркало оставило след на обшивке временного пропуска связи. Знаешь твой поспешный уход тогда здорово меня подхлестнул. Обычно я стараюсь не афишировать свою специализацию. Тем более во время посольства. У меня в комнате стандартная модель, такие установлены у всех членов посольства, так что я помудрил и несколько ее подправил, поднастроил так сказать, на свой лад, пока никто не в курсе. Найти тебя оказалось трудно, сложно пробиться в схему вызова, она не стандартна и явно в единственном числе. Подобные плетения в наше время не существуют, что в конечном итоге мне и помогло. Мое зеркало не имеет возможности показать окружающее пространство дальше физического обзора, это не мои прототипы. Всего лишь обычная стандартная модель для ничего не значащего общения, с неимением в своем ресурсе закрытых и защищенных от прослушки, каналов. Настройку пришлось делать самому. - Фадор перевел дыхание, посмотрев на меня более внимательно. - Мне необходимо провести один эксперимент, если это тебя не затруднит и не испугает. Прости за эту проверку, но чтобы полностью отбросить все оставшиеся сомнения, хотя наличие древнейших цепочек связи уже говорит само за себя, мне необходимо твое согласие и понимание.
   - Эксперимент?! - Слушая подробный доклад принца, я с интересом присматривалась к мужчине. - В чем он состоит?
   - Не испугаешься? - В глазах принца зажегся огонек фанатического интереса прожженного ученого.
   - Я?! - Выгнула дугой бровь, никогда не могла промолчать на подобные подначки, особенно от мужчин. - Я понимаю твои сомнения на свой счет. Вдруг кто-то решил подшутить над наивным принцем.
   - Прости, - Фадор весело улыбнулся, - я так не думаю, и в конечном итоге склоняюсь к варианту с твоим историческим участием, но все же хочу сделать окончательные выводы самостоятельно.
   - Значит, будешь проверять? Будешь использовать магию, так? - Я моментально нахмурилась. Ох, не люблю я находиться под чужим контролем.
   - Буду, только если не получится, придется искать другие каналы для возобновления зрительного контакта. - Фадор не стал юлить и на том спасибо.
   - А тебе это столь важно? - Я настороженно подалась к зеркалу, пытаясь понять, чего ожидать от данного человека.
   - Важно, ты меня заинтересовала, даже заинтриговала. Всегда отличался интересом ко всему необъяснимому, загадочному, а твое появление странное и вместе с тем завораживающее. И что самое странное - я верю всему, что вижу и слышу. Верю полностью, без оглядки на сопутствующие странности, непонятности. - Обстоятельно ответил парень, глядя на меня черными серьезными глазами. - Пробовать?
   - Давай. - Кивнула, чувствуя охватывающее меня напряжение и ощущение какого-то неправильного в данном случае азарта. Надо расставить все точки на i, это в первую очередь необходимо для нашего дальнейшего общения без ожидания подвоха, сомнений и недомолвок.
   Принц Фадор аккуратно встал, и, глядя прямо мне в глаза, приблизился к зеркалу со своей стороны. Мужчина внимательно осмотрел зеркало и тихо поинтересовался:
   - Как с твоей стороны выглядит зеркало?
   - Хм, - я невольно скосила глаза на предмет нашего обоюдного интереса, оставшись сидеть. - Большое, от потолка до пола, в черненом серебре с пилястрами. Особой магии не чувствую, зеркало по-моему не магического происхождения, хотя в каких кладовых башня его прятала, не имею ни малейшего представления. Амальгама натуральная, очень чистая, без искажений, без волновых отображений, без временных наслоений, добротное такое зеркало. А вот работа старинная, даже для моего века, в котором родилась.
   - Ага, значит, старинное. Скорее всего, простой проводник. Раньше магию накладывали уже на готовое зеркало, не считая нужным творить магические фантомы, чересчур большой расход энергии и чаще нерентабельно. Подобные вещи обычно делались на один раз. - Принц задумчиво сделал еще шаг, приблизившись вплотную, так что я спокойно могла рассмотреть шрам на его щеке. Фадор оказался ненамного выше меня, хотя все-таки это зеркало и оно могло искажать истинное видение принца. - Пока старайся не двигаться. Думаю, пока ты спокойна, башня не станет принимать ответных действий.
   - Как скажешь. - Мне и самой стало интересно, что такое придумал падкий на авантюры принц.
   Фадор задумчиво почесал шею ладонью, потом прищурившись, решительно вытянул вперед правую руку, приблизив ту к амальгаме. На мгновение я ощутила слабенький магический фон, вернее его возмущение, затем резкую вспышку, больно резанувшую по глазам, меня откинуло назад и удачно вжало в кресло, заложило уши от ударной волны, пусть и не особо сильной. Ожидая чего угодно, я некоторое время сидела неподвижно, пока, наконец, не решилась открыть глазоньки.
   На меня по-прежнему смотрели слегка прищуренные черные глаза улыбающегося принца. Увидев его улыбку, невольно расплылась в ответной.
   - Как прошло?
   - Более или менее. - Мужчина покрутил рукой в разные стороны, точно проверяя ее дееспособность, и решил расслабиться. - Башня приняла мое плетение, встроив его в свой внешний контур.
   - Контур? Ты видишь плетения, из которых состоит башня? - Если честно, я не ожидала от парня столь обширных познаний в магических науках, кои и для меня не являлись пустым звуком.
   - Не совсем, - принц отрицательно качнул головой, - я уже говорил, расположения башни не вижу, экранка слишком мощная, а вот сами плетения видны, не до конца конечно. Для этого существует пространственно-временная магия, и я умею делать выводы. Пока я не принимаю активных действий по вызволению тебя из плена, башня будет нейтральна и индифферентна к моим попыткам пробиться сквозь ее нагромождения магических плетений.
   - Хорошо. - Я кивнула, удовлетворившись этой стороной ответа. - Что ты делал, раз так полыхнуло. - Мне было легко и интересно общаться с принцем. Я чувствовала себя с ним на равных.
   - Этот эффект проявился только с твоей стороны. Мое магическое зеркало откатов не дает. Зато сейчас я могу свободно прикоснуться к грани между зеркалами. - С этими словами принц снова протянул холеную руку вперед и коснулся прозрачной поверхности зеркала.
   Я невольно сжалась, но в этот раз ничего непоправимого не произошло. Рука, конечно, не прошла сквозь материю, но и возмущений магического толка не наблюдалось. Я видела сетку линий на мужской холеной ладони. А потом... я от неожиданности моргнула. Фадор осторожно напрягся и, вдруг амальгама прогнулась под пальцами, поплыла легкими сферическими кругами, прослойка исчезла, а с моей стороны оказались его подушечки. Осознав, происходит что-то невероятное, я широко раскрытыми глазами смотрела на развернувшееся передо мной действо. Сглотнув, я тихонько выругалась себе под нос.
   - А ты сумеешь назад вернуться, а то как-то мне не хочется становиться еще раз виновницей. - Мои глаза по-прежнему следили за фантастическим зрелищем, происходящем на моих глазах.
   - С-сложно идет, - Слегка задыхаясь от напряжения, прошептал принц, а затем его рука пропала. - На сегодня хватит. Не будем пока действовать напролом, башню надо подчинять осторожно, пока ее магические рецепторы дремлют и не мешают нам пользоваться ее дарами. Да, я понял кое-то. Можно встроиться в вязь магических плетений, с одним минусом. Башня не отдаст тебя. Подобные заклинания построены сугубо на крови.
   - Я это знаю. - Поморщилась досадливо.
   - Нет, ты не поняла. Здесь использована кровь давно канувшего в лету человека, не твоя. Я даже могу узнать, кому она принадлежит, эхо давнишнего колдовства до сих пор держится в плетениях. Если кровь брата - ты обречена, а вот если здесь постаралась ведьма, можно озаботиться поисками ее потомков. - Глаза принца просто полыхали азартом исследователя, добравшегося до вожделенного предмета.
   - Я давно подобное подозревала. - Ощутив укол разочарования, я прикусила ноготь большого пальца. - Все нормально.
   - Эй, Варга, я сделаю что смогу. Держись. - Принц сделал попытку меня подбодрить своим энтузиазмом.
   - Все отлично, - я широко улыбнулась, - я выносливая. В крайнем случае, снова переживу перерождение.
   - Какое перерождение? - Фадор резко подался вперед, мгновенно переключившись на образ дотошного врачевателя. - Об этом подробнее.
   - Я уже три раза умирала и возрождалась, причем, не всегда, в своем теле. - В отличие от принца, я не видела в этом ничего криминального.
   - А разум? - Допытывался парень, еще больше напоминая мне доктора, опрашивающего нерадивого пациента.
   - Нет, разум не менялся. - Я нахмурилась, разговор мне перестал нравиться. Если я по своему недомыслию не заостряла на случившемся особого внимания, т сейчас все виделось в совершенно ином свете.
   - Хм, я покопаюсь в архивах, но о подобном слышать не доводилось. Конечно, в практике магов имелись случаи перерождения, но в основном это контролируемая передача между телами. Хотя подобное проводилось редко и в основном с плачевным результатом. - Фадор провел ладонью по губам и с силой их потер, находясь в сильнейшей задумчивости.
   - Ты меня навел на кое-какие мысли, - я, нервно кусая нижнюю губу, усиленно думала, - я тоже пороюсь в книгах по магии, как-то не обращала внимания на это свойство башни.
   - Три раза, для пятисот лет не так уж и мало, хотя и недостаточно. В среднем, получается, по 166 лет. Для мага это немного, однако, башня не дает тебе магической энергии, пусть и поддерживает твои жизненные ресурсы. А вот для обычного человека многовато, с его короткой продолжительностью жизни. Надо бы связаться с одним человеком, только он пока вне зоны доступа. Ты как маг в чем специализировалась, если не секрет. - Вскинул Фадор голову в ожидании моего ответа на поставленный вопрос.
   - Я? - Оторвавшись от невеселых дум, пожала плечами. - Всего лишь стихийник. Стихия, подчинившаяся мне - воздух и то едва достигла второго уровня. В данный момент, конечно, подтянула теорию, но вот практики никакой.
   - Стихийник? И ведьма знала о твоих способностях. - Мужчина не спрашивал, просто констатировал факт. - Ты магию ветра чувствуешь?
   - Нет. - Я ответила коротко и спокойно. Эти факты я проверила так давно, что перестала переживать по поводу невозможности их вычленения из собственных жизненных ресурсов. - Ни единое дуновение не дается мне в руки. Об этом я давно забыла даже думать, не то, что мечтать. Даже забыла тактильные ощущения. Здесь не всегда ощущаются даже естественные проявления движения воздуха.
   - А каковы твои внутренние ощущения, как ты живешь без магии? - В черных глазах отразился страх от осознания моего существования.
   - Как слепая. Хотя башня расширяет и обостряет все чувства, не давая заблудиться во тьме человеческих ощущений. Через меня проходят энергетические потоки, да и каналы не запретны. Только это не совсем то. Раньше кругозор не в пример шире был, а сейчас точно лишили второго зрения. - Говорить об этом оказалось уже не сложно, все же времени прошло достаточно и, я со многим сумела смириться.
   - Для стихийника потеря широты ощущений весьма плачевна для развития всего магического потенциала и особенно поддержания его магических способностей на должном уровне. - Посочувствовал мне принц.
   - Слушай, а в какой мере ты сам немного сведущ в магической науке? - Я ехидно ухмыльнулась, с вызовом глядя на мужчину, решив свернуть неприятный разговор обо мне и моих способностях.
   - Ну как тебе сказать. - Принц хитровато усмехнулся, принимая навязанные мной условия игры. - Не знаю, были ли в твое время магические школы, но я считаюсь выпускником самой престижной школы на всем побережье.
   - И явно, не последний ученик, - кивнула, с интересом рассматривая довольного похвалой принца.
   - Не без этого...
   Стук в дверь, оборвал наш весьма продуктивный разговор. Посмотрев на меня, парень недоумевающе пожал плечами:
   - Я гостей не жду.
   - Ты отпирать будешь? - Я качнула головой в сторону невидимой для меня двери, а стук в это время повторился.
   - Видимо придется. - Фадор нехотя встал, потом шагнул к зеркалу вплотную, тихо проговорив. - Я сам сниму активацию с зеркала.
   - Боишься, не найти? - Ехидно поинтересовалась, не сумев сдержать язвительную ухмылку, а в душе ощутила облегчение от того, что принц желает продолжения нашего знакомства, пусть и ради исследовательского интереса.
   - Боюсь, - просто ответил принц, поднося ладонь к поверхности.
  

***

   Я снова смотрела на собственное отражение, оставшись в одиночестве. Однако не в моих правилах предаваться грусти или само копанию. В свое время я слыла весьма устойчивой к мужскому вниманию особой, так что принца не стала воспринимать как мужчину в полном смысле этого слова. Да и какой он для меня мужчина, простое отражение в зеркале, да и все дела. Определенно неплохой собеседник, но не более того.
   Первым делом я отправилась наверх башни, так как вдруг сообразила, я не знаю какое сейчас время суток, как-то выбилась из графика, а еще похвалялась перед принцем безошибочным ощущением времени суток. На верхней площадке как всегда было тихо. Несмотря на ветра, дующие вокруг, сюда даже легкий ветерок не долетал. Оказалось, я разговаривала с принцем всю ночь. Где-то на краю густого леса, где он постепенно переходил в небо, уже загоралась утренняя заря. Вдохнув свежесть утреннего воздуха, я едва заметно поморщилась. Как же давно в душе не поднималось желание выбраться на свободу, погулять по зеленой травке, потрогать землю, поговорить с людьми. Разбередил душу принц Фадор своим общением. Пусть оно и достаточно продуктивное. Мне понадобилось пятьсот веков, дабы запихнуть свои желания куда подальше, а вот принцу на уничтожение всей моей выдержки потребовалось едва ли не две ночи. Постаравшись максимально привести свои чувства в относительно стабильное состояние, все равно не в силах Фадора дать мне настоящую реальную свободу, я спустилась вниз. Решив не менять режим, нечего башню лишний раз нервировать, я прошла в кухню, съела стандартный завтрак, а потом отправилась в библиотеку. Необходимо перерыть все фолианты по магии, что-то я все время упускаю из виду нечто важное, лежащее на поверхности.
   Закопавшись в книгохранилище по уши, я совершенно позабыла про принца, вполне могущего активировать канал связи и без моего присутствия. Однако для меня на данный момент это было не так актуально. Я вообще не замечала времени суток, меняющихся за окнами башни, спускаясь вниз только для быстрого перекуса. А литература то была, воспользуйся я раньше, не выглядела дурой перед дипломированным магом. В отличие от меня принц знал, что искать. Вспомнив про наличие собеседника где-то дня через два, я, сграбастав несколько книг, направилась на этот раз прямиком в переговорную, как я окрестила комнату с зеркалом. Сколько раз, пробегая мимо, я подспудно ждала ее исчезновения, каждый раз холодея при одной мысли об этом. Однако мои опасения пока оставались беспочвенны. Комната находилась на своем месте, задрапированная слегка сдвинутой в сторону портьерой. Видимо башня пока давала мне надежду на развлечение, пусть и довольно сомнительного толка.
   Толкнув дверь, я ввалилась внутрь, слегка всколыхнув пламя свечей. Как и всегда канделябр стоял на камине, рядом с дверью. Положив книги на стол, я вернулась за свечами и, поставив канделябр рядом с книгами, повернулась к зеркалу. Зеркало отсвечивало темнотой, и я не сразу сообразила, что оно активировано. Только спустя несколько минут до меня дошло - а моего-то отражения и нет. Настороженно подойдя вплотную к зеркалу, вгляделась в его темнеющую глубь. Зрение меня не подвело. Некоторое время я всматривалась в отражение, пока мои глаза адаптировались к магическому экрану. Обычно, пока нет собеседника, приспособиться к магии не очень просто, амальгама настраивается так, чтобы экранировать внутреннее пространство от чужого воздействия. Однако канал со стороны принца не был закодирован, и спустя некоторое время поверхность посветлела, и я стала видеть внутренность комнаты. Время суток у нас совпадало, и различия не выходили за пределы 2-х часов.
   В комнате оказалось достаточно светло, и я спокойно могла лицезреть убранство комнаты, попадающее в обзор моего зеркала. Знала, принц живет в гостях. Видимое мне помещение отличалось чрезмерной пышностью отделки стен, добротной мебелью, тяжелыми портьерами на окнах, обычно присущей именно гостевым покоям. Я видела только часть комнаты с окном и спрятанной в алькове кроватью. С тяжелым полу откинутым балдахином цвета темной вишни из драгоценной редкой во все времена ткани, сделанной из шерсти, горного тонкорунного козла. Прямо напротив зеркала размещалось большое добротное кресло с кожаным покрытием сидения и резными тяжелыми ножками и подлокотниками в форме оскаленных морд темно-коричневого цвета. Для удобства на сиденье кинули бархатную подушку. Я хорошо видела небольшой круглый дубовый стол с единственной вычурной ножкой, сплошь увитой резьбой из виноградных лоз. Стоящий кувшин из лепной глины явно предназначался для вина. Край окна, с портьерой темно-винного бархата, позволял увидеть дневной свет, проникающий в комнату.
   Принца не наблюдалось. Я даже не стала звать мужчину. Понимая, мне необходимо его личное возвращение, я, взяв книгу со стола, уселась в свое кресло, решив обязательно дождаться Фадора. До меня дошло упущение, нам необходимо выработать систему наших встреч, дабы нам не приходилось бесцельно поджидать друг друга, ежели возникнет потребность в общении. Постепенно увлекшись, пытаясь разобраться в хитросплетениях магических заклинаний и формул, я забыла, где нахожусь. В такие моменты полного погружения в магические реалии, я остро жалела о полной недоступности к источнику силы, от которой меня целенаправленно отрезали. Магическая наука всегда меня потрясала своими невероятными возможностями, красотой построения формул, конфигураций, заклинаний, плетений, заговоров и вязи. Я, конечно, не большая мастерица, так и не успела толком познать азы мастерства, но все магические эманации меня живо трогали и погружали в горькое сожаление по поводу недоступности для моих загребущих ручек. Магия, я многое отдала за одну возможность совершенствовать свои практические навыки, так как теорию я последние пятьсот лет вызубрила наизусть. Иногда читая очередной фолиант, башня подкидывала их в достатке, я делала случайные пассы и бессильно опускала руки, ощущая полную беспомощность. Тяжело, муторно, вредно для души и тела.
   Продираться сквозь дебри науки оказалось достаточно сложно. Над формулами и значениями приходилось долго сидеть, всматриваясь в чертежи, пентаграммы, схемы, узоры, отображения и рисунки, встречающиеся в достаточном количестве. Прямого ответа на свой вопрос я пока не обнаружила, только кое-какие намеки. По моим выкладкам выходило, башня напрямую не влияет на мои перерождения, скорее только подталкивает, когда в этом назревает необходимость. По-крайней мере напрямую подобное заклинание в основное плетение башни не включено, я проверила по мере своих слабых сил. Видеть плетения, из которых состояло функционирование моей башни, я видела без труда, даже могла повторить их на бумаге и только. В некотором смысле в структуру башни была заложена способность к трансформации, трансфигурации и приспособлению к своему подопечному. Башня полностью адаптировалась под меня и мой характер. Она поддерживала не только физические и духовные силы, но и магическую энергию содержала в полном порядке. Читая книги, я сообразила, мои магические способности просто встроились в рисунок башни, оттого не происходило отторжения магии моим организмом, практически навечно отрезанной от эманаций силы. Подспудно я пользовалась магией, только физически не ощущала ее, не могла взять в руки силовые нити, ощутить мощь плетений, почувствовать легкий податливый ветерок магии, развивать свои способности, верить в собственные силы. Мне оставалось лишь одно: я вижу чужую магию, умею разбирать плетения, вязь, формулы, схемы, наброски, вижу подноготную магических проявлений, могу наблюдать за магическими силами и их изменением практически у каждого человека, даже подсказать или указать на неточности могу. Только видеть. Я словно призрак, способный видеть людей, но не быть при этом реальным существом, из плоти и крови. А вот разрушить причинно-следственные связи не получалось. Из этой ситуации я пока выхода не видела. Засадили меня увы надолго, если не навсегда.
   Услышав какой-то посторонний звук, я непонимающе подняла голову, оторвавшись от особенно сложной пентаграммы, и оглянулась в сторону двери. Точно ко мне могут войти. Уже спустя минуту, я осознала свою оплошность и обернулась к зеркалу. Однако за гранью никого не наблюдалось. Недоуменно поморщившись, я снова сделала попытку вернуться к книге. Не тут-то было. Звук повторился.
   Черт, это же дверь. Только отчего принц входит к себе тайком. Единым движением, оказавшись на ногах, живо подскочила к зеркалу, вглядевшись с нетерпеливым ожиданием в его магическую глубину. Я никогда не жаловалась на остроту слуха. Потому и сейчас сообразила, что-то не так. По комнате ходили. Слышны были осторожные шаги, сопровождаемые шорохами отодвигаемых предметов, полок, что-то вдруг упало.
   - Осторожнее. - По ушам ударил злобный шепот, больше похожий на задушенное звериное рычание.
   - Никого же нет. - В ответ прошипели высоким, явно женским голосом.
   Приподняв правую бровь в удивлении подобным пришествием непрошеных гостей, я, стараясь соблюдать крайнюю осторожность, отступила назад и в сторону, оказавшись за зеркалом. Меня совершенно не порадовало подобное вторжение, однако раскрывать собственные карты я не собиралась.
   - Нашел? - Женщина, очевидно, не страдала присутствием терпения.
   - Нет, ничего у него нет.
   - Он принц!!! - Женский голос поднялся до визгливых ноток.
   - Тише ты. - Мужчина недовольно шикнул на подругу. - Да ладно, может он не в курсе?
   - Ой, ли. - Не поверила та своему напарнику, но силу децибел укоротила.
   На секунду мимо зеркала мелькнула чья-то тень, метнувшаяся по направлению к окну, но я не сумела провести идентификацию. Нельзя, чтобы посторонние заметили не экранированное магическое зеркало и проверили его настройки и последние призывы. Приходилось идти на жертвы. Интересно, во что это вляпался принц Фадор? А что он не пройдет мимо интересного и таинственного, я уже успела убедиться на собственном примере.
   - Смываемся, - мужской голос несколько повысился, и я порадовалась, теперь даже во сне узнаю этот голос, с моим-то идеальным слухом.
   Снова шуршание, мимо промелькнула тень, на мгновение, остановившись у зеркала.
   - Нет времени. - Поторопили мужчину.
   - Жаль, модель не компактная и малогабаритная, - я успела заметить мужской костюм, сильную руку, потянувшуюся к амальгаме, чтобы считать информацию.
   - Быстро к окну, он рядом.
   - Погоди, зеркало открыто...
   Не став дожидаться раскрытия нашего канала связи, я, закрыв глаза, сосредоточилась на иллюзии. Знаю, магия мне практически не дается, особенно стихийная, но на маленькую иллюзию мастерства и силы должно хватить. Ощутив, кончики пальцев покрылись инеем, я одним движением руки коснулась пальцами края зеркальной поверхности, отсекая любые возможности идентификации. Принцу тоже придется немного поработать головой, дабы распутать мои плетения, если есть желание вернуть канал. Только другого способа я пока не видела. Даже секундного движения чужого человека мне хватило, чтобы ощутить наличие в нем силы, дошедшей до меня даже сквозь зеркало. И еще неизвестно, помогло бы мое заклинание, если бы у него было больше времени на проработку заркала.
   - Гадство, - пальцы свело судорогой так, что временно стало не до магии и колдовства.
   Я терпимо отношусь ко всем периодам, будь-то лето или зима. Но холод, скрутивший уже всю руку, постепенно подбирался к сердцу, я часто пользуюсь именно левой рукой, хотя и не левша, и мне стало не до проблем, постигших принца. Со своими бы разобраться. За любое использование магии приходилось платить. Иногда плата не стоила итогов, после использования магических сил, на которые наложено достаточно тяжелое вето. Чувствуя, как воздух перестал проникать в легкие, я судорожно тряхнула онемевшей конечностью, и пусть пострадавшая лапка послушно вздернулась и опала, но единства всего тела не наблюдалось. Как и чувствительности.
   Отойдя от зеркала, я, забыв обо всем на свете, немного шатаясь, выползла из комнаты, отправив свои стопы в собственную комнату. Магия холода давалась мне с особым трудом, хотя именно плетения для запоминания оставались самыми легкими и наиболее податливыми в купе со стихией воздуха. С трудом преодолев пролеты такой ставшей огромной лестницы, стараясь не упасть по дороге в спасительный обморок, я, наконец, оказалась у себя. В голове уже практически не отложились последующие действия. Запомнила только рвотный позыв и окончательно отключилась.
   Пришла в себя на кровати, лицом вниз. Первым делом, проверила самочувствие. Мозг не отключился, и я помнила, отчего лежу в подобном не свойственном мне положении. Ощущала я себя уже неплохо. Онемение прошло, лед так и не дошел к сердцу, скорее всего башня постаралась. Ко всему прочему перерождения тоже не наблюдалось. Что к лучшему. Не хватало еще оказаться в чужом теле. Открыла глаза и медленно, стараясь, лишний раз, не совершать резких движений, села на кровати. Так и думала, сил раздеваться, тогда не осталось. Мое забытье перешло в сон настолько незаметно для моего организма, что я осталась, в чем была до того как мне поплохело.
   Посидев еще немного, вдруг плохое самочувствие вернется, встала и отправилась первым делом в ванную. Приводить себя болезную, в порядок. Холодная вода и затем для контраста теплая ванна сделали свое живительное дело. Я, наконец, пришла в себя. Окончательно. Вернувшись в комнату и открыв дверцы гардероба, я прислушалась к внешним ощущениям, одновременно пытаясь выбрать подходящий случаю наряд. Кажется все в порядке, башня спокойна, как и всегда, тиха и благодушна. А вот по времени прошло около суток, понадобившихся мне на окончательную реинкарнацию после столь поспешных решений использовать и без того излишне ограниченные магические силы.
   Не став мудрить ни с одеждой, ни с прической, я живо оделась и, заплетя косу, спустилась в кухню. Нет, все же башня приложила руку или что там у нее есть, к моему выздоровлению. На столе исходила паром похлебка с протертыми овощами, травяной настой явно из успокоительных трав дразнил пряными ароматами. Ни мяса, ни сыра, ни хлеба. Заботится, чтоб ее.
   Похолодев от одной мысли о моей заветной комнате, я с трудом проглотила похлебку и выпила настой, еда уже не лезла в горло, однако надо соблюдать спокойствие и отрешенность, которые всегда наступают после вот таких показательных проявлений непослушания. Я нашла в себе силы не только встать из-за стола, но даже пройти в библиотеку и словно тут только вспомнить о книгах, которые читала перед таким недальновидным выбриком, с чувством выполненного долга, вернуться в зеркальную комнату. К счастью комната оказалась на своем месте и как всегда, вычищенная до блеска: ни пустых бутылок из-под выпитого вина, ни валяющихся кубков. Чувствуя, как отлегло от сердца, я на ватных ногах доползла до кресла и свалилась в него кулем. Силы покинули мое тощенькое тельце. Облегченно выдохнув, я закрыла лицо руками, пытаясь собраться воедино. Каждый раз я ждала подлости от башни, боялась очередного разочарования.
   И тут же услышала какой-то стон, что ли. Округлив глаза от подступившего к горлу ужаса, я поспешно подняла голову и воззрилась в стоящее напротив зеркало. Оно снова оказалось активированным. В очередной раз я покрылась липким противным холодным потом с ног до головы. Неужели тому магу удалось восстановить разрушенные мной плетения? И знает ли об этом принц Фадор? И где он сам? Не став на этот раз особо таиться, я потянулась к поверхности, но с расчетом привлечь внимание, а не снова убрать активацию. Едва моя рука оказалась в миллиметре от зеркальной глади, раздался тихий мелодичный звон. Так и не сумев восстановить на лице выражение легкого любопытства, оно явно было ошарашенным донельзя, я, приоткрыв рот, смотрела на ... можно сказать привидение, вставшее с огромным трудом с кровати, хорошо не на четвереньки. На принца, тело, а по-другому и не скажешь, походило мало. Может немного одеждой, хотя он явно в ней спал и не одни сутки. Симпатичное мужское лицо превратилось в опухшую, помятую маску, волосы всклокочены, торчат во все стороны, одежда в беспорядке и расхристана на груди, рубашка непонятного цвета и пятнами, помятые штаны и полное отсутствие сапог. Без дрожи не взглянешь. Да, что делает с людьми бесконтрольное употребление спиртных напитков разной крепости. Подобным образом частенько выглядел и мой братец, но тогда я оправдывала его невоздержание чересчур большими трудностями на тропе правления. Однако в первое свое появление мне на глаза принц выглядел вполне презентабельно. Видимо нужда в разговоре подхлестнула его выглядеть приличнее теперешнего вида. Так вот как смотрится настоящее похмелье в исполнении Фадора. Однако.
   - Ты сколько дней пил? - В моей душе проснулась гневная мамаша. Смотреть на принца было страшно. - Голова не болит? Может добить из сострадания?
   - Варга?! - Низкий, охрипший голос принца плохо ему повиновался. С трудом сглотнув комок, Фадор провел языком по растрескавшимся губам и недоуменно прищурился, стараясь сфокусироваться на зеркале.
   - Я изменилась? - Вздернула бровь. Видеть принца в подобном состоянии оказалось неприятно и противно. Совсем расклеился. Надеюсь не из-за меня? Хотя с чего это? Мы знакомы всего ничего, да и раньше он как-то производил впечатление человека рассудительного и здравомыслящего, по моим ощущениям, которые только что подверглись настоящему сомнению. - Я, кажется, говорила, пьянство не доводит до добра. Мне пройти к тебе и накостылять?
   - А ты сможешь? - В заплетающемся голосе послышалось удивление.
   - Ради такого постараюсь. Приведением пройду. - Сухо, стараясь скрыть эмоции, произнесла я, в упор глядя на принца.
   - Дырку не просверли, - Фадор видимо начал приходить в себя, раз проявил раздражение. Страдальчески поморщившись, он со стоном рухнул в кресло, стоящее у него за спиной.
   - Даже не промахнулся? - Съязвила я, наблюдая за принцем.
   - Тяжелый у тебя взгляд. - Пожаловался мужчина, прикрывая ладонью слезящиеся от многодневного перепоя глаза.
   - Не только взгляд. - Я сурово свела брови, уже полностью придя в себя и отойдя от жуткого вида собеседника, видимо привычка сказалась. - Будь моя воля, я уже давно бы собственными руками отправила тебя в ванную и хорошенько прополоскала в ледяной воде. И не единожды. В моем отряде всегда была строгая дисциплина.
   - Правда? А тебя не боялись? - В глазах принца проявилось слабое подобие интереса, хотя языком он ворочал по-прежнему тяжело.
   - Кто желал рьяно служить под моим началом, обожали, а остальным там было делать нечего. - Жестко припечатала я, смерив мужчину с головы до ног презрительным гадливым взглядом. Раз не удивляется экскурсам в историю моей жизни и службы, значит уже проявил интерес и кое-что прочел о моем существовании при дворе любимого братца.
   - Жестоко. Я наверняка, не продержался и дня? - На мой взгляд он даже внимания должного не обратил, зато проявил любопытство.
   - А тебя я даже и не взяла бы. - Презрительно скривив губы, я невольно поморщилась. Не люблю пьяниц и выпивох.
   - Не кривись. - Мужчина тяжко простонал, закатывая страдальчески глаза к потолку, - я редко пью, а к тебе и сам не пошел бы.
   - Ага, какой же принц будет служить под началом бабы? - Я язвительно приподняла уголки губ, наблюдая за сменой эмоций на подвижном в этот раз лице принца. - а вот алкогольные пары я вижу уже вторично.
   - Не только, мы бы не ужились. И если до открытого поединка не дошло, я тебя уже заказал бы какому-нибудь киллеру. Не терплю рядом с собой умных женщин. А у кого под началом находиться, не столь важно. - Не остался в долгу принц.
   - О! - Только и произнесла я, уже не скрывая улыбки. - Так хороша?
   - Не то слово, - Фадор тоже через силу улыбнулся. Хотя по лицу видно, сдерживается с превеликим трудом. Пьянство до добра не доводит. Похмелье у него явно жуткое.
   - Зачем же оставил открытым канал, если так плохо? - Сменила я гнев на милость. Я ему не мать все-таки.
   - Разговор есть. - Принц попытался выпрямиться в кресле, но тут же со стоном откинулся назад.
   - Ладно, он может погодить? - Увидев легкий кивок, принца видимо мутило, я продолжила. - Тогда приводи себя в порядок, я подожду. У меня тоже кое-что есть припасенное.
   - Хорошо, только не убирай активацию, тебя сложно найти, а мои магические способности сейчас не в том виде, чтобы снова налаживать сорванный контакт. Я и так с трудом мозгами ворочаю. А после твоей эскапады с ледяным заклятием чуть не свихнулся, пытаясь его снять. Хорошо еще канал не уплыл. Для зеркала использование плетений холода достаточно опасная штука, может запросто разбить все построенное ранее и восстанавливать будет практически нечего.
   - Как пожелаешь. В следующий раз воспользуюсь другой стихией. - Я покладисто пожала плечами. - Закрой зеркало чем-нибудь. Я все же девушка скромная, мне как-то не пристало видеть мужское слабости. Столько легенд про выносливых, без упрека рыцарей и нате, какое разочарование в итоге.
   - Да ладно, хоть принц, - мужчина через силу иронично хмыкнул, однако сумел собрать свои силы, потраченные в неравной борьбе с алкоголем, и накинул на поверхность зеркала затемняющий магический полог.
   Я могла при этом все слышать, не будучи замеченной посторонними, пусть и сама не видя собеседника. Покачав головой, у принца явно хорошие проблемы или наоборот он относится к тем личностям, которые способны только на прожигание жизни, если он топит их в вине, я снова уселась в кресло и взялась за книгу. Не меньше часов трех прошло, пока, наконец, принц окончательно пришел в себя. Слыша горестные вздохи прислуги, пытающейся реанимировать перепившего хозяина, я невольно усмехалась. Угораздило же Фадора с кем-то пьянствовать так, что даже прислуга жалеет господина. Хорошо еще пьянствовали где-то в другом месте, и у принца достало сил вернуться в свои покои без нагрузки в виде такой же пьяной девицы для утех. Не знаю, какие могут быть утехи в подобном виде, но в мужчинах я как раз и не сильна. Никогда не обращала внимания на противоположный пол в таком ракурсе. В свое время меня интересовали другие аспекты жизни, а в первую очередь выживание под непростым давлением и неослабевающим контролем честолюбивого братца.
   Мне довелось в свое время командовать небольшим отрядом, состоящим сплошь из мужчин, ведущим зачистки в неспокойных районах и помогать насаждать власть братца. Женщинам я не доверяла, понимая их нестабильность и излишнюю эмоциональность. Моих людей боялись. Особенно если хотя бы единожды попались в черный список. Зачистка в моем лице работала отлично. Помогала магия и знание людей. Поэтому когда мне донесли о супруге братца, я просто не успела предпринять соответствующих мер о собственной безопасности. Она оказалась фатально быстрее и что главное, намного подготовленнее.
   Алафейра. Милая, нежная, хитрая, честолюбивая, яркая и стервозная красотка, с душой продажной шлюхи. Она, в большей степени и приложила руку к моему теперешнему положению. Лучше бы сама здесь поселилась. Все живая осталась бы. А братец тоже хорош. Ради будущего наследника не пожалел родню.
   Передернув плечами, сплюнула через плечо. Столько времени не вспоминала эту стервозу. Разбередил мои раны принц, ох, разбередил. Читать давно расхотелось и я, откинувшись в кресле, нагло слушала стоны принца и жалобное оханье молодого женского голосочка...
   Голосочка? Я подалась вперед, вся обратившись вслух. Давешних "уборщиков" я запомнила хорошо. Мой слух в свое время неплохо мне служил, запоминая и идентифицируя малейший шум. А уж голоса я могу отличать изумительно. Полностью отдавшись подслушиванию и уже через несколько минут разложив голос на составляющие, и мысленно наложив его на тот, ранее слышанный, я уверенно кивнула. Если убрать подобострастное звучание с легким придыханием и вплести в тембр голоса недовольные злые нотки, узнать героиню несостоявшегося взлома не составит большого труда. Особенно когда та не в курсе свидетелей ее махинаций. Паршивая овца в собственном стаде? Или приставленная прислуга? И куда ж ты влез, принц? Одни вопросы, без ответов.
   Подтянув ноги в кресле и усевшись удобнее, приготовилась к терпеливому ожиданию. По звукам, доносившимся с той стороны, выходило, что служанка не торопилась убираться прочь, даже не смотря на характерные рвотные звуки, издаваемые принцем. Понимаю, у нее такая работа, но даже мне стало неуютно. Не брезгливая видать девица. Что же они искали в покоях принца? И вообще, чего от него хотят? Убить? Так это же дипломатический скандал и попахивает войной. Дискредитировать? В чьих глазах? Если я правильно помню, принц отмахивался от наличия невесты, но чем черт не шутит. Хрвазз первый правитель, пришедший на трон в ходе переворота, явно искал надежного наследника, способного принять на свои плечи весь груз ответственности за достаточно, отрицательно настроенную в его плане страну. Не факт, что о наличии принца и видов на него в посольстве знают непосвященные люди. К счастью у Хрвазза четыре дочери на выданье. Есть выбор. А по их закону кто выйдет замуж первой и родит наследника мужеска пола, та и наследница богатой, пусть и строптивой страны и не важно, в какой последовательности угораздило родиться. Если дело все в женитьбе, у принца могут быть очень большие неприятности. Думаю, многие молодые люди из приближенных к трону семей, рвутся обрюхатить всех красавиц невест на выданье и разговор о настоящем официальном бракосочетании практически не идет. Покачав головой, я понимающе хмыкнула. Есть от чего держать тело в полу трезвом состоянии. Пьяному выдать секреты конечно легче. Хотя кто знает способности принца, может, в пьяном виде он неадекватен, вот и пользуется своим положением. Однако в покоях Фадора что-то искали, не наличие же юной принцесски.
   Лечение Фадора затягивалось. Становилось откровенно скучно и досадно. Я, девушка с пятисотлетним возрастом, терпеливо дожидаюсь какого-то перепившего сопляка. Пусть и обремененного титулами.
   И тут раздался требовательный стук в дверь, заставив меня обреченно ухмыльнуться и приподнять брови в ожидании ответа со стороны принца. Ответные действия не заставили себя долго ждать. Принц больным голосом приказал служанке открыть дверь и отправляться к себе. Услышав в голосе нахалки недовольные нотки протеста, мол, вы еще не пришли в себя, принц только соизволил громко гневаться. Не став долго испытывать терпение своего господина, служанка, что-то ворча себе под нос, прошла мимо зеркала (если я правильно помню расположение мебели, ей пришлось пройти в обход, чтобы быть ближе к моему источнику восприятия), поторопившись открыть входную дверь.
   - Фадор, ты дома? - В комнату точно вихрь ворвался. Юный женский голосок оказался полон тревоги, заботы и нежности.
   Открыв рот, дабы вполголоса выругаться, я подумала о том, что наш разговор явно, откладывается в долгий ящик.
   - Мне уходить? - Голос служанки просто истекал ядом.
   - Ноя, будь добра, оставь нас. - Фадор зло рявкнул на строптивую служанку, заставив меня понимающе хмыкнуть. Даже не встал с кровати, паршивец. Надеюсь, они не станут предаваться плотским утехам, иначе я просто уйду. Подслушиванием я занималась только в угоду братца. Сейчас же меня это никоим образом не касалось. - Проходи Малиэна. - Дождавшись звучного злого хлопка двери, он участливо продолжил. - А ты не скомпрометируешь себя?
   - Если твоя прислуга будет молчать, то нет. - Малиэна, судя по донесшимся до моего тонкого слуха, звукам, прошуршала длинным подолом через всю комнату и опустилась на кровать. Какие у них простые отношения однако, восхищенно присвистнула я про себя.
   Малиэна? Принцессы с таким именем в моем справочнике не значилось. Кто ж это за...
   - Что-то произошло? - В голосе принца тоже обозначилась неподдельная тревога, перебившая мне весь мыслительный процесс.
   - Нет, нет, - девушка вздохнула, снова раздался шелест юбок, надеюсь она там не раздевается, - Марджика ни о чем не догадывается, я тихонько улизнула, пока она на прогулке развлекается.
   - Тебя никто не хватится? - А это уже томный полушепот принца.
   - Кому я там нужна, - еще раз вздохнула Малиэна, ее голос переместился, и я услышала звук поцелуя, - я встревожилась, когда не обнаружила тебя за официальным завтраком. Кронпринц присутствовал, а ты...
   - Меня затащили на вечеринку кузена Марджики. - Принц говорил жалостливым голосом, явно с надеждой на сочувствие. Не видела его эта девица, иначе вряд ли согласилась так легко целоваться.
   - К тану Фон Брову? - Они снова прервались на поцелуй. Фуууу. Сколько ж можно держать девушку, то есть меня, в ожидании. - Не ходи больше. В питье на таких пирушках всегда что-нибудь подмешивают, а потом выпытывают секреты. Ему не выгодна ни одна свадьба принцесс.
   - Желает, чтобы все дочери красавицы правителя остались старыми девами, а он будет править? - Понимающе хмыкнул принц. До моего уха донеслось шуршание.
   - Это вряд ли. - Малиэна после небольшой паузы на поцелуй, фыркнула в ответ, явно представив подобную картину. - Для этого он чересчур ленив.
   - Тан Фон Бров достаточно умен и понимает, не повезти может только Фароте, и то из-за ее короткой ноги. - Голос Фадора стал хриплым, приглушенным, томным, бархатистым.
   - Ну, это - не показатель для молодой принцессы. - Малиэна попробовала заступиться за девичью честь, в то же время отдавая свою всецело в умелые мужские руки.
   - Ты права. На безрыбье и рак рыба. Да и в возможности дето производства это совершенно не помеха. - Фадор не стал сбрасывать со счетов ни одну из невест, что говорило о его кровном интересе в этом вопросе.
   - Наверное, но я не за этим пришла, - спохватилась юная шпионка, в перерывах между поцелуями, если не чем-то более откровенным, - будь осторожнее в обществе володаря Аргодая. Он точит на тебя зуб. - Снова звук поцелуя и сожалеющий вздох. - Мне уже пора, дорогой. Будь осторожен.
   - Постараюсь, - в очередной раз в голосе Фадора появились нотки нежности. На некоторое время в эфире остались лишь затяжные поцелуи, перешептывания и звук приглушенной возни.
   Слушать нежности, которыми обменивалась парочка, стало как-то неприятно. Конечно, у принца есть своя личная жизнь, только зачем ее выставлять напоказ. Или он забыл о сидящей даме по ту сторону зеркала в ожидании возобновления контакта. Мне, девушке целомудренной, это неприятно. К Фадору я, конечно, не испытывала никаких чувств. Как можно что-то испытывать к отражению, пусть оно и внятно говорит и даже думает, однако всегда есть но. За пятьсот лет я соскучилась именно по общению, по собеседникам. У меня не случилось хороших друзей, как-то не привили дружеских чувств. В жизни, прошлой, это помогало, не оказалось слабых мест в обороне. Однако делить внимание принца с другими мне не понравилось.
   Не решившись скинуть контакт, все же принц умолял не терять связи с ним, я встала со своего насиженного места и убралась подальше от открытого эфира, поближе к камину. Наступила пора перебрать имеющиеся книги и выбрать очередную для продолжения досуга, пока Фадору есть чем заняться.
   Наконец полог соскользнул с зеркальной поверхности, показав мне слегка растрепанного прощанием принца, но уже в достаточно подобающем для общения виде. По крайней мере, его одежда оказалась свежей, хорошо подобранной, как раз в духе времени. Лицо несколько посвежело, и спала нездоровая одутловатость. Надо отдать должное прислуге, та хорошо постаралась убирая следы многодневного запоя и последствий принятия еще каких веселящих средств.
   - Оу! Совсем другой человек, - восхищенно всплеснула руками, даже не стараясь показать, что увлеченно что-то читала. Я тут же бросила свое занятие и подошла к зеркалу. - Хмель прошел?! - Не сумев сдержать свои эмоции, за маской спокойствия, моя язвительность в очередной раз показала зубки. Принца я воспринимала как настоящего друга, тем более повредить он мне не способен, а потому достоин доверия с моей стороны. В некотором смысле я воспринимала принца как младшего непутевого родственника.
   - Варга! - Фадор нахмурился, но выглядеть смущенным не пожелал.
   - Да мне все равно, - я пожала плечами, собираясь с мыслями, хотя подразнивать оказалось весело. - Какова обстановка в доме вашего хозяина?
   - Зачем тебе это? - Черные глаза настороженно блеснули, пока мужчина на этот раз осторожно садился в кресло.
   - Любопытство, - я скрестила руки на груди, уютнее устраиваясь в своем кресле, - чем же мне еще заняться, находясь в зазеркалье. Я же не имею возможности участвовать в реальных интригах, так хотя бы словом помогу. Итак, у Хрвазза четыре дочери и все на выданье. Сколько посольств еще мурыжат в надежде спровадить красавиц под венец?
   - Их не так просто и спровадить под этот самый венец. Все девицы должны остаться в своей стране пока не родится наследник, неважно у которой из барышень, потом остальные вольны перебираться к мужьям. - Попытался отмахнуться от моего назойливого любопытства принц.
   - Вот поэтому среди претендентов нет настоящих наследных принцев, - закончила я, присматриваясь к лицу Фадора.
   - Для наследников здесь ловить нечего. - Принц недовольно сморщился. Он уже окончательно пришел в себя и избавился от одурманивающего и мешающего правильно думать хмеля. Да и возня с девицей поспособствовала прояснению ума, и отдохновению тела.
   - Ты не ответил на вопрос. - Я с интересом разглядывала принца.
   - Мне казалось, мы будем заниматься твоими проблемами. - Не остался в долгу принц, с вызовом глядя мне в глаза.
   - О, у меня вся вечность впереди, - покровительственно взмахнув рукой, я слегка приподняла подбородок в ожидании продолжения разговора.
   - Язва, - пробормотал мужчина, смерив меня оценивающим взглядом.
   - Прохиндей, - фыркнула я, не умея оставаться в стороне от препирательств, в свое время я привыкла к тому, что мое слово последнее и решающее, - и не думай, я все равно узнаю, тем более, кое-кто весьма живо заинтересован в твоих личных переговорах и предпочтениях в связи с устройством под сводами дворца Хрвазза. У тебя проблемы, дорогой.
   - Дорогой?! - Фадор удивленно нахмурился, уловив из моей реплики только последнее слово.
   - Это риторически, - я с весельем смотрела на мужчину в зеркале, - надо же как-то тебя называть. А после сегодняшних девиц ничего другого на ум не приходит.
   - Особенно умного, - рука мужчины непроизвольно потянулась к кувшину, стоящему на столе. На холеном лице наконец проявилась запоздавшая досада за свое не слишком целомудренное поведение перед моей особой. Да я без претензий.
   - Только без вина, - моментально напряглась я, - лицезреть твое превращение в очередное тело у меня не хватит терпения. Теперь я точно буду бороться за трезвый образ жизни, по крайней мере, если хочешь по-прежнему беседовать с моим отображением в зеркале.
   Поставив кувшин назад, принц, склонив голову набок, несколько минут разглядывал меня, потом с тяжелым вздохом, окончательно убрал руку.
   - А если мне стыдно? - Черные глаза виновато блеснули.
   - Без претензий. - Я покладисто подняла руки ладонями к нему. - Только в следующий раз я дожидаться не стану. Вдруг затянется.
   - Извини. - Покаялся принц. - А если в лечебных целях?
   - Есть у меня одно средство, моментально выветривающее подобную дурь из любой головы, - охотно поделилась я своими познаниями в целицельстве, - а заодно прочищающее мозги от всяких побочных ядов и снадобий, и наркотических средств заглушки совести. Поделиться?
   - Поделись. - Охотно кивнул мужчина, облегченно выдохнув. Видимо не ждал от меня такой покладистости в игнорировании моей особы. А потом, задумчиво опершись подбородком на сложенные ладони, проговорил, пытливо глядя на меня. - Ты не против очередного эксперимента? - Его черные глаза задумчиво прищурились.
   - Смотря, что предложишь, - пикировка явно закончилась.
   - Напиши свой рецепт на бумаге или пергаменте и попробуй передать мне через зеркало. Я же со своей стороны постараюсь приоткрыть завесу. - У Фадора вновь появилось выражение крайней фанатичности.
   - Не давай мне ложных надежд, - чувствуя, как спина покрылась испариной от накатившей волны слабости, я постаралась выглядеть по-прежнему спокойной и уравновешенной.
   - На твое перемещение я пока не замахиваюсь. Даже возможностей подобного эксперимента не нашел. Пока пытаюсь разобраться в общих заклинаниях, наложенных на башню. Боюсь, если на данном этапе я попробую забрать тебя из твоей привычной среды, башня не только взбесится, она просто развеет тебя на атомы. А мне это не нужно. - Принц явно пришел в себя, раз в нем проснулся азарт экспериментатора.
   - Любопытство мага, - я осталась спокойна, даже флегматична, - похвальное качество.
   - Не только любопытство, - Фадор покачал головой, наблюдая за сменой моего настроения, - хотя загадка стоит подобного любопытства. Мне интересно помочь.
   - Только не жалей, не люблю. - Я скривилась, резко вскинувшись.
   Недовольная всплеском чувств, казалось бы, давно похороненных под грузом времени, я порывисто встала и, ни слова не сказав, вышла из комнаты. Письменных принадлежностей я здесь как-то не держала, не додумалась принести. Остановившись на лестнице, прислонилась в стене, пытаясь совладать с собственными чувствами. Как давно мне не приходилось вспоминать о прошлом и обидах, нанесенных кровным родственником. Выдержка в пятьсот лет делала свое дело. И срыв оказался тяжелым. Сейчас главное - не растревожить улей под названием башня, дабы не закончилась моя эпопея с принцем, так и не начавшись.
   Осознав, как постепенно проходит ощущение безысходности, я отлипла от стены и отправилась в библиотеку. Когда-то давно я пыталась вести дневник, а заодно расчеты по магическим предметам, именуемым магическое построение. Надолго меня не хватило, однако с тех пор шкатулка со всем необходимым всегда стояла на столике у окна. Я не стала спешить, принц сумеет подождать, пока я напишу рецепт. Мне же пришлось его дожидаться. Заодно узнаю, насколько хорошо помню целительство, о котором мечтала с детства. Да, пока у меня не обнаружились задатки стихийника, я училась распознавать травы и составлять из них приемлемые и действующие рецепты. Даже что-то получалось. Вот и рецепт от похмелья остался у меня еще со времен условно беззаботной ранней юности, когда приходилось отпаивать братьев после их незамысловатых, но крайне возлиятельных пирушек. Была только одна побочная деталь у моего зелья - реципиент становился нечувствительным к некоторым наркотикам, и изобразить неадекватность приходилось сугубо по наитию.
   Окончательно упрятав лишние мысли в глубине сознания, я довольно усмехнулась. Если башня не сыграла со мной очередную пакость, я сыграю свою в отношении принца Фадора. Скрутив пергамент в трубочку (кусок выделанной шкуры надежнее клочка бумаги, не так быстро испепелится при передаче), я отправилась назад. Отчего-то я верила принцу и его магическим способностям. Удивительно, но доверяла.
   Фадор ждал. Он вскинул голову, когда я приблизилась к зеркалу и в свою очередь, встав, хорошенько потер ладони, разогревая их, даже подул на них.
   - Как ожидание? Красавицы не посещали? - Я не скрывала отличного настроения.
   - В чем подвох? - Черные глаза прищурились, и мужчина взглянул на меня искоса, повернув голову слегка набок, стороной со шрамом ко мне.
   - Да ни в чем, - я безразлично пожала плечами, совершенно не собираясь облегчать ему жизнь, - рецепт у меня. - Взмахнула рукой, показывая искомый предмет.
   - Хорошо, начнем процедуру передачи, - мужчина на секунду сжал кулаки, а потом приблизил ладони к зеркальной поверхности, словно нагревая ее. Закусив губу от напряжения, я ждала развязки - или ничего не выйдет, или башня даст поблажку.
   "- Дай, дай мне хотя бы некоторое послабление, - про себя взмолилась я, - я не уйду, клянусь. Это не мой мир, но я хочу не просто существовать, немного жизни мне не помешает. Если я перейду, границы дозволенного, ты знаешь, что делать. Прошу, мне надо это общение. Он безобиден. До определенной степени, но безобиден. Он просто мужчина и этим все сказано".
   Я впервые, пусть и молча, что-то попросила у башни. Я и раньше понимала, башня практически разумна, она не просто выполняет заложенные в нее программы по обеспечению моей жизни, но и подстраивается под мои желания, а также умеет с успехом учиться и не повторяет своих ошибок в отношении моего заточения. Понятно - тот, кто построил подобное, рассчитывал на многовековое заключение, если не на постоянное, а потому работал на совесть.
   В это время Фадор перевернул ладони кверху, раскрывая их. Его глаза смотрели внимательно и напряженно. Находясь рядом, на мгновение ощутила отдачу его магии, стало жарко и захотелось ощутить под руками силу, мощь стихии, но тут, же сжала зубы, подавляя все лишние желания. Нет, до магии мне далеко. Только бы получилось.
   Заметив легкий кивок, я, поднесла трубочку пергамента к амальгаме. На мгновение по зеркалу пошла волна, откат, как от маленького камешка на воде, когда край пергамента коснулся поверхности. А потом я с расширившимися глазами увидела мужские пальцы, прошедшие сквозь зеркало и подхватившие трубочку практически у моей ладони. Запоздало отдернув руку, я резко отступила на шаг назад. Однако прикосновение уже произошло, я его ощутила в полной мере. Я понимала, чем это может грозить принцу.
   - Идиот! Ты что творишь! Это ты так приручаешь башню к своему копанию в ее плетениях? - Слова сами сорвались с языка. Мне хотелось взвыть от подобной глупости со стороны взрослого мужчины.
   Помочь я не могла. Мне стало нехорошо, когда зеркало мягко спружинило, словно ртутное мягкое текучее стекло и одним движением отбросило не только пальцы, но и самого самонадеянного принца, решившего стать первопроходцем на мою территорию. Как в замедленной съемке я наблюдала за падением Фадора. Его тело, откинутое мощной волной, опрокинуло тяжелое кресло и, пролетев по инерции, упало, уйдя из поля моего зрения, куда-то под стол. Я терпеливо, пусть и с диким ужасом ждала развязки. Сердце ушло в пятки. Оно как принца шарахнуло не только до потери сознания, но и жизни в целом. Надеюсь, этот малолетний идиот, поставил щиты, прежде чем взялся за столь самонадеянную операцию по укрощению моей темницы.
   - Если живой, убью. - Пригрозила я, кусая губы. Говорила я тихо, в стрессовых ситуациях всегда пропадал голос. Подчиненные в подобных случаях прятались по углам, опасаясь моего хриплого, тихого тембра, не предвещающего ничего хорошего. Знали, могу шарахнуть сгустком воздуха. Вроде не смертельно, но катастрофично для уважения окружающих.
   В комнате воцарилась зловещая тишина, прерываемая только моим тяжелым дыханием. Такой откат явно не останется без внимания. Конечно, если Фадор не дурак, то поставил заглушку на комнату, однако подобная магия изрядно фонит, очень фонит. А в свите Хрвазза всяко есть хороший маг. Не успела я толком о чем-то подобном подумать, как в дверь с силой забарабанили.
   - Придурок, - в сердцах прошипела я, кусая губы. Пока не зная, что предпринять в данной ситуации. Проверить состояние экспериментатора у меня возможностей не наблюдалось.
   - Я жив, жив, - тихо ответили мне откуда-то из-под стола, - я осознал, не паникуй.
   - Кто паникует? - Стараясь не показать, какое облегчение я испытала, услышав его голос, взглянула в сторону невидимой двери, в которую по-прежнему колотили, - Ответь, останешься без двери.
   - Все нормально! - Фадор сумел с трудом сесть и, повысив максимально голос, дал знать о своей целостности.
   - Тан Фадор, мне войти? - Даже искаженный препятствием в виде двери, я узнала голос горничной принца.
   - Не стоит. Я просто экспериментирую. - Фадор потряс головой, видимо в поисках остатков ума.
   - С больной головой? - Удивились из-за двери.
   - Ноя!!! - От силы голоса принца даже я вздрогнула.
   - Что мне сказать тану Готну? - Горничная, однако, оказалась не робкого десятка.
   - А он спрашивал? - Фадор закатил глаза, уже не чая как избавиться от столь настойчивой прислуги. Видно с трудом сдерживается, чтобы не отругать чересчур уж заботливую малышку, так пекущуюся о его здоровье.
   - Да, он стоит рядом. - Сколько же яду в этом нежном женском голосочке, подивилась я прислушиваясь.
   - Убирайтесь. Оба. А с ним я поговорю потом. - Снова рявкнул принц, раздельно и четко выговаривая слова. При этом он, наконец, решил встать с пола. - В конце концов, я маг или нет? Лицензию у меня никто не отнимал.
   За дверью пошипели, поскрипели, повозились, но войти не посмели. Потом возня стихла. Принца на какое-то время оставили в покое осознавать последствия своего поступка и готовиться к детальным исчерпывающим объяснениям.
   С трудом перевернув кресло в нормальное положение, принц со стоном рухнул в него и вытянул ноги. Откинув голову на спинку, мужчина встретился со мной взглядом:
   - Не начинай.
   - Экспериментатор чертов, - я тоже решила присесть, ноги стали ватными от облегчения и осознания того, что с моим собеседником внешне ничего непоправимого не произошло, своеобразный откат после пережитого, - Я и не знала, что в прислугу набирают магически одаренных.
   - Да нет, - Фадор поморщился, - Ноя только ощущает магические колебания.
   - Ага, - не стала возражать я.
   - Что не так-то, - принц быстро кинул на меня взгляд и тут же отвел глаза, не выдержав моего осуждения.
   - Да нет, ничего, если не возвращаться к теме передачи рецепта. Лучше бы ты просто слепок взял. - Сердце постепенно приходило в нормальный ритм, а хрипота в голосе наконец стала пропадать. - Идиотская самонадеянность и вера в собственную непогрешимость.
   - Я должен был проверить...
   - Башня не прощает глупцов, - грубо оборвала я принца, не в силах больше слышать оправдания. - Ты же дипломированный маг. Ты понимаешь, что крайне рано взялся за столь катастрофичные по последствиям исследования.
   - В первую очередь я экспериментатор, ученый. - Принц упорствовал в своей правоте.
   - Так, засунь свои идеи далеко и надолго. Или тебя не учили проводить дополнительные исследования, после которых только идут масштабные проверки. - Мне надоела бесцельная пикировка. - Иначе я разорву все контакты и разрушу зеркало.
   - Подожди, - Фадор вдруг вскинулся, с азартом скосив на меня глаза. - Я кое-что придумал.
   - Не надо, - я отрицательно покачала головой, с ужасом представив, что он может придумать эдакого.
   - Ты не хочешь маленькое зеркальце? Ручное такое, с которым сможешь передвигаться по всем помещениям. - Закинул удочку незадачливый экспериментатор, заискивающе улыбнувшись.
   - Рецепт хоть взял, не сгорел, - я проигнорировала подачку принца, оставаясь совершенно спокойной, угрожающе спокойной. А вообще мне хотелось метнуть в него чем-нибудь тяжелым и желательно причиняющим телесные повреждения. Знать, что башня пропустит мой снаряд, пульнула не задумываясь.
   - Эгоистка, - Фадор устало прикрыл глаза, разочарованный моей реакцией на его предложение. - Я едва зрения не лишился, а она.
   - Кто ж тебя заставлял, дорогой мой. - Я сцепила пальцы в замок, гордо выпрямляясь в кресле. Губы от негодования сжались в тонкую линию. Знаю за собой этот грех, не умею вовремя смолчать. - Рецептик от зрения передать? Прецедент есть, вторичная передача пойдет легче.
   - Не ерничай. - Мужчина, наконец, сдался. - Мне удалось встроить свою линию в проекцию твоего зеркала, так что я на коне. Теперь наше общение не будет зависеть от случая. Эта линия постоянна.
   - Ага, и замешана на крови. Ты малолетний дурак, - наконец озвучила я крутящееся в голове ругательство. - Конечно, ты же великий маг. Без пафоса то никак. Апломб девать некуда. Надеюсь, ты в курсе, что еще больше связал меня в стенах башни?
   - В курсе, - принц покаянно кивнул, стараясь не замечать моего язвительного тона, - только со временем с помощью моей крови я смогу ослабить бдительность башни и расширить свои возможности, заместив чужую кровь своей.
   - Что, желаете перейти на мою сторону? - Я вполне понимала, к чему ведет свои разговоры принц. - Зато я к этому не готова.
   - Варга...
   - Не надо, - я отмахнулась, - где рецепт?
   - Вот он, - принц только покачал головой и положил пергамент на стол. Для разнообразия не став настаивать на развитии неприятного для меня сюжета.
   Я внимательно осмотрела со своего места как могла, пальцы принца. Они к счастью оказались целы, даже без копоти. Значит, башня и впрямь не воспользовалась своими возможностями по отваживанию остолопов. Принцу просто необычайно крупно везло.
   - Хорошо, прочти. - Я требовательно кивнула в сторону пергамента, сиротливо лежащего на столешнице.
   - Ты не веришь? - Встрепенулся мужчина.
   - Верю, но не поленюсь проверить. - Я не собиралась сдаваться. - Ради этого клочка ты едва не пустил все коту под хвост.
   - Варга. - Тон принца стал укоряющим.
   - Я уже пятьсот лет Варга, Хромой еще обзови. - Меня не так и легко сбить с намеченного пути, особенно если в этом присутствует кровный интерес.
   - Я нашел упоминание о твоей ведьме. - Подал голос принц, сделав попытку зацепить меня с этой животрепещущей для меня стороны.
   - Сначала рецепт, - я иногда бываю до жути упряма, даже когда все складывается и не в мою пользу.
   - У-у-у, - раздосадованный принц откровенно подивился моей упертости, закатив свои выразительные темные глаза к потолку, - ладно, я покажу тебе, этот чертов пергамент. Прости, но прочесть не смогу, пока нарушены зрительные нервы, я слеп как крот.
   - Поэтому так упорствуешь, - я прикусила губу, ощутив досаду и тревогу, сдавившую мое сердце, - насколько нарушено зрение?
   - Тебя я вижу, а вот прочесть пока ничего не могу, - принц недовольно сморщился, при этом став еще моложе. - Периферическое зрение еще не очень. На полное восстановление уйдет пара-тройка дней, так что я свободен и могу конструктивно подковать тебя в исторических вопросах, а также в магии.
   - Позер, - хмыкнула я, ощущая некоторое облегчение, - а ты мне расскажешь, что происходит.
   - А что происходит? - Удивился принц, облокотившись на подлокотник и удобнее расположившись в кресле.
   - Принц, я не слепая и кое-что замечаю. Ты вокруг оглядываешься? - Я сложила руки на груди, с осуждением смерив его с ног до головы.
   - Не доходит. Ты о чем? - Покачал головой Фадор, как и прежде оставаясь удивленно спокойным.
   - О чем тебя предупреждала Малиэна, помнишь? - Я сцепила руки на груди, в упор, глядя на собеседника.
   - Убавь огонь во взгляде, даже сквозь зеркало жар просачивается, - проворчал мужчина, став недовольным.
   - Не увиливай от разговора. - Я осталась глуха к воззваниям Фадора. - Ты сам станешь очередным претендентом или кто-то есть помимо тебя?
   - Есть и стану. - Наконец Фадор сдался под моим свирепым взглядом и пошел на конструктивный разговор. - Зачем тебе это?
   - Всему свое время. - Я задумчиво покусала нижнюю губу, несколько смягчив свирепость своего взгляда. - В твоей комнате проводили досмотр, пока ты прохлаждался в непонятном обществе, подозреваю - Малиэны. Не боишься ревности со стороны будущей невесты?
   - Не понял. - Мужчина нахмурился выцепив из всех слов на этот раз ради разнообразия, главное. - Кто и когда?
   - О, а они профессионалы, раз ты не заметил. Хотя скорее обратное, ты дилетант. Комнату необходимо защищать от проникновения не только простыми заклинаниями запора. Замки весьма просто обойти и система уже не сработает в аварийном режиме. Думай, что могли искать. Ты что-то держишь в комнате, необходимое не просто чужакам, а именно своим. - Я вещала спокойно и размеренно, без особого апломба.
   - Своим? - На холеном лице проступило искреннее недоумение.
   - А то, как же, - я тяжело вздохнула. - Ты вот удивляешься чрезмерной заботе служанки Нои, а это она копалась на твоих полках. Да еще мужчину с собой привела для подстраховки.
   - Ноя?! - Глаза принца округлились и стали похожи на блюдца.
   - Я слышала голоса и смогла сличить их. Обе девицы говорили одним голосом, даже интонации те же. Слух у меня магический, вот возможности развить не нашлось.
   - Я знаю, читал о тебе в летописях.
   - Даже так? - Я приподняла брови, представив эти летописи со слов моего братца.
   - Да, потом расскажу. Оказывается, о тебе писали в свое время и достаточно много всего,- отмахнулся принц.
   - Ну, хотя бы о слухе не солгали и то хорошо. - Фыркнула я. Оказывается помимо официальных исторических хроник, существуют и совершенно не известные мне летописи.
   - Когда она приходила? - Фадор стал предельно собранным и внимательным.
   - Дай подумать, - я постучала по губам пальцами, - время в башне идет не совсем так, как во внешнем мире. Где-то, сутки назад, не больше. А теперь думай сам. Сопоставляй. Сколько дней ты пьешь?
   - Если с этой стороны, - принц опасливо взглянул в мою сторону, - в четверг Марджика давала бал, на котором мне пришлось присутствовать. Ушли мы с него уже в компании тана Фон Брова. Гм. С четверга на пятницу я, кажется, к себе не возвращался, а вот вечером следующего дня приползал, было дело.
   - И ты открыл канал, будучи в невменяемом состоянии? - В душе поднялось негодование подобной безалаберностью.
   - Скорее всего. - Фадор не выглядел виноватым и явно таковым себя не ощущал. - Твои художества кого угодно вгонят в ступор. На зеркале мои плетения и оно настроено только на меня. Сменить кодировки не так просто, они индивидуальны и реагируют только на меня.
   - Считать их можно?
   - Только магу, кое-что смыслящему в техномагии. И то, повторить или сменить настройки он не сумеет. Это сугубо личное. Даже опознать не сможет. - Фадор явно не бахвалился, хотя от этого не легче.
   - Ага, хакеров не существует. - Раздражение росло просто в геометрической прогрессии. - Все вокруг белые и пушистые. Плетения нечитаемые.
   - Мои именно нечитаемые. - Фадор взвился, ужаленный моим недоверием к его способностям. - Варга, я не настолько глуп или самонадеян. Может кому-то понадобились мои последние разработки. Только я не работаю над магическими предметами.
   - Так, с этого подробнее. Ты можешь создавать предметы и наделять их магией? - Я цепко ухватилась за его научные разглагольствования.
   - Нет, я делаю именно магические предметы, а не амулеты, кольца, ювелирные украшения с магически настроенными плетениями и тому подобную чушь.
   - Ладно, давай дальше. Бренное тело решило скоротать вечерок в моем присутствии. Меня не оказалось. Дальше что было?
   - Помню плохо. Скорее всего, меня выловили, и мы все вернулись на вечеринку к Фон Брову. Да, точно. Ко мне заходил Вархаш. - Принц уверенно кивнул, видимо еще не был так пьян и находился во вменяемом состоянии.
   - Кто он?
   - Мой брат.
   - И вы вместе пили? - Заключила я.
   - Не только, - Фадор поморщился, предвидя мое мнение на счет их посиделок, но храбро продолжил. - У Фон Брова неплохая травка.
   - А головка не бо-бо, - слушая рассказ, я просто бледнела от ярости. Он, что, зеленый мальчик?
   - У меня иммунитет против наркотиков и неадекватная реакция на них. Правда Фон Бров об этом не знает, а я не афиширую свои способности. - Пошел на попятную принц, стушевавшись под моим тяжелым взглядом.
   - Однако ты поддерживаешь кузена принцесс в его пагубных наклонностях. - Не осталась в долгу я, исходя ядом.
   - Вернулся я сегодня. - Фадор проигнорировал мой язвительный тон. - Значит, на вечеринку ушло два дня и один вечер. Ты попала как раз в промежуток. Днем я был явно невменяем и валялся в покоях тана. - Мужчина взглянул на меня, точно ища подтверждения своим выкладкам.
   - Скорее всего. Шторы были раздвинуты, и я видела край окна. - Засунув все реплики по ведению правильного образа жизни куда подальше, я тоже подключилась к пространным рассуждениям. - На ночь это не походило. Где-то ближе к полудню.
   - Значит, Ноя осматривала покои. Хм. Зачем это ей понадобилось. Она здесь прибирается и знает где что лежит лучше меня.
   - Может тебе что-нибудь передали вовремя твоей пирушки?
   - Кто знает, - Фадор пожал плечами. - Будем думать. Она была не одна, так?
   - Не одна, но мужчин в твоей комнате я не видела и не могу идентифицировать. А передавать тональность сквозь зеркало не стану. После сегодняшних экспериментов за тобой станут следить еще больше, а мне бы не хотелось, остаться в одиночестве. Я как-то уже свыклась с твоим присутствием. Даже втянулась. Когда еще мне удастся так развлечься.
   - Я поставил отличную защиту на зеркало и все манипуляции с ним могу проводить без привлечения ненужного мне внимания.
   - Ага, и поэтому, твоя Ноя мгновенно примчалась на выручку. Едва ощутила так хорошо законспирированный выброс энергии? - Не поверила я своему оппоненту.
   - Для них это только неудачная проверка моих магических разработок. Ноя в курсе моих работ. Не думаю, что она в курсе изменений, произошедших с зеркалом. - Отмахнулся от моих подозрений мужчина.
   - К зеркалу подходил мужчина, и он вполне понял, что канал не закрыт. Его это заинтересовало, учти. - Я была серьезна как никогда.
   - Может, им нужны были мои последние связи с отцом или другими царедворцами, - задумался принц.
   - Ааа, так ты еще успеваешь интриговать и дома? - Фыркнула я.
   - Нет, но мои разработки, особенно последние, являются военными и вряд ли ненужными конкурирующим фирмам, - принц развел руками, показывая свое превосходство.
   - И поэтому тебя отправили подальше из страны и мечтают женить. Ладно, это все разговоры, хотя именно твое хобби может оказаться основным критерием происков твоих врагов. - Постучав по подлокотнику кресла ладонью, я задумчиво окинула взглядом комнату, виднеющуюся у принца за спиной. - Тогда твоя задача первому обнаружить, кому это нужно. В противном случае может появиться бездыханный труп, а мне придется разговаривать с совершенно другими людьми, чего мне совершенно не хочется. Постарайся затянуть к себе своих приятелей и не забудь про Фон Брова. А теперь вернемся к непосредственной проблеме. Расскажи про невест и порядок их сватанья.
   - Решила участвовать в фарсе?
   - Угу. Не только обо мне в книгах читать. К твоим шпионам мы еще вернемся, когда придет время. - Я уже жалела, что не принесла в комнату подушки, спина затекла, хотелось походить что ли. О, точно. Не обращая внимания на удивленный взгляд принца, я вытянула ноги, разминая их, и встала в полный рост. Походив по комнате, одновременно стараясь не выходить за рамки обзора принца, я по ходу движения размышляла. За неимением хотя бы минимальной информации, приходилось довольствоваться не столь существенной проблемой, как шпионаж за принцем. - Если я правильно помню, у Хрвазза четыре дочери и ни одного сына. Сколько жен при дворе?
   - Две - Кайяра и Малиэна.
   - О, - я торжествующе подняла вверх указательный палец. - А я думала, где я слышала это имя, не принадлежащее ни одной принцессе. Она последняя супруга, не так ли? И по совместительству твоя любовница! - Я скорее утверждала, чем спрашивала, подбавив в голос осуждение.
   - Ну, - протянул Фадор, явно смутившись.
   - Да ладно, мне то что. Главное под тяжелую руку правителя не попадись, не спасет и посольская неприкосновенность. Хорошо, если просто выселят, без объявления войны за оскорбление достоинства правителя. А могут обвинить в попытке переворота. И вместе с наличием специфических разработок, казематов тебе точно не избежать. Неужели твоему отцу все равно, что произойдет с таким ценным отпрыском или ты занимаешься своими изысканиями тайно даже для них? - Я нехорошо прищурилась, в который раз подумав о том, какие все-таки мужчины безмозглые дети, не понимающие элементарных вещей. Захотелось удавить этого осла недальновидного собственными руками, дабы не достался никому и тем более, не попал в ненадежные руки. - Не хочу снова произносить ругательства, но если не опровергнешь мои слова, то удавлю. Не пожалею своих слабых сил.
   - О моих изысканиях покамест никто не в курсе. - Фадор сник под моим пронзительным взглядом. - Я пока не добился стабильности импульса, так что моим заказчикам не с руки уничтожать и меня и мое детище.
   - Зато ты поперся в другую страну, решив, что дешевые приключения развлекут твою ищущую натуру. - В моем голосе появились угрожающие нотки. - Как только все закончится... Ч-черт. - Я зарычала. - Уноси отсюда ноги, пока цел. Я не удивлюсь, что твоя молоденькая пассия только за этим и прыгнула в твою кровать. Она не такая уж и бестолковая, раз знает, кем именно является не наследный принц страны и явно имеет на тебя далеко идущие планы. Это явно попахивает переворотом. Она ведь еще не рожала?
   - Нет, - Фадор внимательно слушал, даже не делая попыток спорить со мной и моими выводами.
   - Ты мальчик умный, должен отговорить красавицу от неправильных поступков. - Я передернула плечами, стараясь не рисовать, чем грозит принцу далеко идущие планы хваткой красотки. - Малиэна должна твердо утвердиться в мысли о твоей всего лишь мужской привлекательности. А вот магические разработки не ее ума дело. Ты всего лишь молодой, любящий прихвастнуть принц, которого сослали именно из-за слабости перед женским полом. Ясно?
   - Варга. За кого ты меня принимаешь.
   - За мужчину, которому никогда не отказывали. Разве не так? - Я озорно блеснула белозубой улыбкой. - Так и работай на свой основной имидж в этой стране.
   - Хм, проницательная...
   - Это возрастное. - Я не дала мужчине возможности нахамить. - Итак. Помимо двух жен, четыре дочери. Расскажи мне о них. Какие они, что из себя представляют. Каковы их шансы на замужество и возможность стать матерью наследника.
   Прищурив свои черные глаза, принц некоторое время смотрел на меня не мигая, потом, словно что-то решив для себя, кивнул. Задумчиво хмыкнув, он наполнил бокал красным вином и, не обращая внимания на мой недовольный вид, залпом выпил содержимое бокала. Только после совершения этого акта вандализма, он заговорил вполне обычным, светским голосом, точно я не рисовала перед ним в красках его будущность:
   - Старшая Аманка, красивая и целеустремленная стерва. Берет от жизни все. Уверена в себе настолько, что не скрывает своих похождений. Правда отец озаботился ее приструнить, по крайней мере, детей она родит только после узаконения отношений.
   - Магия?
   - Да, - принц утвердительно кивнул. - За нею идет Марджика. По-настоящему коварная и злая особа. Чопорна, резка, строптива, но весьма недурна собой. Каюсь, при первой встрече был ошеломлен ее красотой. Замуж не желает, но править мечтает всеми фибрами души. Третья - Фарота. Внешний вид оставляет желать лучшего, но при дворе гуляют слухи - правитель взял в дом степнячку, маленькую, кривоватую, нагловатую. Что в ней нашел Хрвазз, не знаю. Получилась Фарота - хромая, неуклюжая, маленькая, себе на уме, но видать умная. Не перечит отцу, покорно ждет замужества. Пойдет за того, кто не побрезгует ею.
   - Умная, как и ее мать. А еще настоящая магичка. Проверь ее потенциал при случае, только не с помощью своих приспособлений, они не помогут. Технаря в таком вопросе обмануть раз плюнуть. - Я выразительно взглянула на мужчину.
   - Значит тоже магия.
   - И кстати самоучка-самородок. Домашнее воспитание, потенциал неизвестен, учитель тоже. - Продолжая разминать ноги, я, тем не менее, наблюдала за собеседником краем глаза.
   - А ты откуда так осведомлена? Ощущение словно варилась в том котле. - Принц немного расслабился после моего внушения и стал походить на себя прежнего.
   - Умею читать сквозь строчки. А вообще в свое время столкнулась с подобным племенем, кое-чему научили. Особенно изощренным способам убийства. - Я широко усмехнулась.
   - То есть? - Принц вздернул бровь, опасливо смерив меня взглядом.
   - Когда-нибудь покажу способы владения совершенным оружием - мозгом. - Пожала я плечами.
   - Ментальные атаки?
   - Что-то в этом роде. - Я кивнула. - Последняя невеста.
   - Сурка. Еще маленькая. Только вышла из детского возраста. Красивая, но еще ребенок. В будущем может и станет равной своим сестрам, а пока просто наслаждается жизнью. У нее больше всего шансов найти достойного супруга. Да и Хрвазз ее любит, заботится.
   - Неизбалованных любят больше. Хорошо с этим разобрались. - Я скрестила руки на груди, с деловым видом уставившись на принца. - Сколько свадебных посольств ошивается при дворе и каковы предпочтения самого Хрвазза на их счет? О девушках не спрашиваю, их забота завлекать и развлекать.
   - Так уж и ошиваются. - Фадор поморщился. Мои слова не пришлись ему по вкусу. Так как и он числился в числе этих посольств. - При дворе шесть посольств, но претендентов немного больше. Например, в нашем, два принца детородного возраста. Помимо нас - представители Гаона, здесь просят руки для их правителя и брак, если состоится, по совместительству. Как они будут выполнять детородную функцию, не в курсе. Все остальные присутствуют сами: Виал, третий сын господаря княжества Дидор; князь Старвии Малик; принц Небесного края, Лохан; тан Дюрек, из местных вассалов; владетельный тан Тортен из Ньюбэка, карманного государства; Изор, бастард правителя Намори.
   - Намори? - Я вздрогнула, мгновенно переключившись с проблем принца на свои воспоминания. - Мне казалось, страны с таким названием не существует.
   - Ее и впрямь нет, - мужчина заметил мою реакцию. - Я проверил по всем имеющимся у меня каналам, той страны не существует. Видел описания страны в текстах о тебе. Это просто кантон, в котором проживает около 4000 жителей. Правда, он независим, но меньше по размерам, чем карманное государство Ньюбэк. Намори просто обычное название местности.
   - Ясно, - услышанное наводило на определенные размышления, но я пока не стала зацикливаться на них. - Дальше.
   - Дальше, - принц покривил красиво очерченными губами. На его лице проступило задумчивое выражение. - Твоя ведьма родом из Намори, вернее ее потомок. Я сумел найти кое-что. В отличие от тогдашнего правителя, имя ведьмы записали для будущих поколений. К тому же мне еще в прошлый раз удалось снять слепок с карты крови, зашифрованной в плетениях башни. У ведьмы осталась дочь и та жила очень долго. Даже родила ребенка, но мальчика. По этому поводу даже разбирательство в суде сохранилось. Девица обвинила своего супружника в том, что тот не соблюдал ритуала, а потому ребенок не может быть ее отпрыском. Мальчика в итоге отдали в приют. С тех пор ни в одном из последующих поколений магических способностей больше не встречалось.
   - Тогда ее кровь нам ничем не поможет. Нет магического зерна. - Я поморщилась как от зубной боли.
   - Я решу этот вопрос. - Фадор весь подобрался, глядя на меня без тени притворства, точно он верит в успех нашей утопии.
   - Ничего, я и без этого проживу. - Деланно легко отмахнулась я.- Мне не привыкать, а вот ложные надежды лучше не давать. Давай лучше вернемся к твоим баранам, то бишь, претендентам на руку и сердце четырех красавиц. У кого из них наиболее реальные шансы. Может кто-то определился с выбором, и обхаживает определенную малышку?
   - Громко сказано - малышки. Там только Сурка тянет на это звание. Все остальные уже великовозрастные дамочки ближе к тридцати. - Принцу не нравился разговор о невестах, однако он терпел.
   - А вам подавай несорванный бутон, привереды. - Я скривилась. - Фарота, к слову, еще долго будет оставаться свеженькой и пусть не красавицей, но потом внешним видом перещеголяет своих сестриц-соперниц. Ты сам, каким образом попался в зятья к Хрваззу? - Решила проявить интерес, и я к судьбе принца.
   - Согрешил.
   - То есть?
   - Отец всегда мечтал пристроить меня к чему-то дельному. - Фадор невесело усмехнулся своим мыслям.
   - Ага и не нашел лучше женитьбы на дочке Хрвазза. Оригинально. Лучше бы внимательнее относился к достижениям на магическом поприще. - Проворчала я, не сумев сдержать эмоции. - Тогда зачем еще один братец?
   - Изначально был один принц. - Фадор тяжело вздохнул. - Вархаш. Мне не повезло засветиться перед отцом в некрасивом скандале.
   - Девицы участвуют?
   - А то, как же. Иначе отец плюнул бы на все это. Женить на местной дворяночке отцу претит, вот он и пристроил меня в оппозицию к брату. Вдруг у меня окажется больше шансов стать правителем вместо Хрвазза.
   - Поздравляю с попадаловым. - Я не уставала восхищаться в кавычках, безалаберности как принца, так и его отца. - Неужели кроме твоих любовных похождений, отцу ничего не интересно?
   - Ему никогда не нравились мои настоящие таланты.
   - Надеюсь, на родине отпрыск не остался?
   - Нет, ты что, в подобном случае меня отправили бы в бессрочную ссылку поближе к рудникам и без права возвращения.
   - Суровый отец, здесь уважаю. - Вздохнула. - Я бы сразу же отправила на рудники, не задумываясь.
   - Варга, ты опасная женщина. С тобой свяжешься, потом и не поймешь когда лишишься чего важного, а в особенности, отчего это заслужил.
   - Я справедливая, в меру возможности. - Подняв глаза к потолку, немного подумала над словами принца. - Приближенные братца меня, конечно, опасались.
   - Не то слово. Нашел некоторые высказывания одного из подследственных, душераздирающее чтение. Многие перестали бояться палачей после твоего заточения в башню.
   - Значит, сохранились подобные эпистолы? - Я недобро прищурилась. - Однако. И кто же этот коллекционер, сохранивший подобную макулатуру?
   - Один из историков, твоих современников. Ему удалось бежать из-под следствия, когда того в свою очередь стали подозревать в пособничестве заговорщикам. В то время он самолично вел записи на допросах.
   - О! Знающий историк. - Восхитилась я пронырливостью типа.
   - В то время он числился простым писцом. Не знаю уж, чем ты ему приглянулась, однако он весьма подробно и пространно описал момент твоего заточения. - Поделился со мной принц, видимо долго времени проведший за изучением этого эпистолярного жанра.
   - И много написал? - Моя заинтересованность вовсе не была наигранной, мгновенно проявились многовековые привычки все анализировать и ставить под сомнение.
   - Много, - кивнул принц, приподняв бровь и с любопытством оглядев меня. - Весь день описан практически поминутно.
   - Внешних магических эффектов много?
   - Много.
   - Значит, приврал первостатейно.
   - Я тоже так решил, когда читал. - Согласился с моими выводами принц. - Хотя допросы написаны весьма лаконично и четко.
   - Ну, в допросах воды не нальешь. Здесь главное уловить зерно истины и достать его наружу. - Я думала о том, знает ли башня о подобных эпистолах.
   - Сама участвовала? - Фадор заинтересованно наблюдал за мной.
   - Приходилось. - Коротко взглянула на принца. - Самолично допросы не вела, а вот в компании братьев приходилось. - Я не стыдилась своего прошлого. Не дали нам в свое время изумительного утонченного образования, а вот лицемерить, изворачиваться, лебезить, лгать, выкручивать руки противникам, убивать научили. Не поскупились. Не погнушались привить подобные привычки. Я и сейчас еще не потеряла былой квалификации шпиона. Не зря же восстала против родного отца. - А мои допросные листы не сохранились?
   - Нет, этот историк очень сокрушался, что в свое время не сумел пробиться в писцы к вам. Опасно было, могли неправильно понять намерения и записать в аутсайдеры. Многих тогда твоих из отряда уничтожили. - Фадор наблюдал за моим лицом, пытаясь, наверное, заметить следы грусти, что ли.
   - Я знаю, - кивнула, оставаясь совершенно спокойной, время все лечит, - моя команда зачистки мало кому поперек горла не стояла. А про жену брата он что-нибудь пишет? - Закинула я пробный шар кровного интереса. До сих пор эта женщина не давала мне покоя и во снах, ни наяву.
   - Немного. Алафейра осталась чистой, пусть и не прожила долго. = Фадор не стал заострять внимание на моей невестке, видимо доподлинно зная, каковы были наши отношения в ту пору.
   - Даже имя запомнил. - Приторно улыбнулась я. Оно по-прежнему вызывало зубовный скрежет и желание сплюнуть, а еще сделать охранный знак от сглаза. - Слушай, может тебе в историки переквалифицироваться. Все-таки намного целее будешь. Запишешь для потомков мою историю, прославишься. А я выступлю в роли призрака. Обещаю ничего не приукрашивать, ну может капельку. За столько-то веков надоело молчать, выговориться жутко хочется.
   - Варга...
   Раздавшийся стук в дверь, оборвал наш разговор, давно ушедший непонятно куда. Любят же прерывать нас в самый интересный момент, точно чувствуют, когда пора принцу вернуться на землю. Разом замолчав, мы переглянулись с принцем как два заговорщика. Я позволила себе смешливую гримаску и потянулась к зеркалу, прервать контакт.
   - Погоди, - Фадор резко встал, - может это так.
   - Ага, - я скептически скривилась, - у тебя все просто так, ненадолго. Твои похождения меня как-то не прельщают, я шпион на пенсии.
   - А может это не из разряда развлечься? - Подначил меня принц, на секунду приблизившись к зеркалу и накрывая его пологом. - Если ко мне, потом просто прервешь контакт.
   - Искуситель, - я хмыкнула, - а если мне понравится?
   - Поделишься выводами.
   - Фу-у, - протянула я, представив, как подсказываю каким образом любовникам выбрать лучшую позу для соития. - Лучше я сразу же отключусь. Психика целее, да и рассмеяться могу в самый неподходящий момент.
   - Кто там? - Повысил голос принц, решив не проверять терпение пришедшего, на прочность. - А вдруг меня пришли убивать? - Это он уже мне.
   - Правда? Кто ж это такой вежливый, может он и извиняться будет, когда ножиком пырнет? - Я откровенно издевалась над принцем, которому совершенно не хотелось подходить к дверям. - Для надежности свои разработки покажешь, может просто заложником сделают.
   Мы друг друга по причине наброшенного полога уже не видели, однако его шагов по направлению к двери пока не ощущалось.
   - Иди, а то все пропустишь. Не стоит Малиэну держать у запертой двери, вдруг случаться по близости не прошеные свидетели. Донесут супругу о неверности. Это будет, посерьезней скандала в родимом доме. Да и далеко идущие планы юной правительницы собьешь. Она тебе подобного не простит.
   - Ты считаешь это Малиэна? - В голосе принца проступил интерес, а вдруг я и впрямь угадала.
   - Практически уверена. Иди. Потом расскажешь, что конструктивного она поведает. И про защиту от нежелательных детей не забудь. В вашей школе ее рецепт изучали, надеюсь. А то напишу.
   - Варга! - Голос принца стал опасно громким.
   - Иди, а то еще приревнуют. - Фыркнула я. - Я тебе в пра-пра-пра-пра-пра-... много раз прабабки гожусь. Вот и напутствую.
   - Мы потом поговорим. - Пригрозил Фадор и наконец-то сдвинулся с места, видимо осознав, что если это и впрямь Малиэна, ее опасно заставлять ждать в коридоре перед дверью к холостому мужчине.
   - Осторожнее с женщинами быть не мешало бы, - проворчала я тихонько, хотя подобным тактом в отношении к чужим чувствам ранее не обладала.
   Едва раздался скрип двери, я уловила взволнованные щебечущие нотки девичьего голоска и, убедившись, что принцу пока ничего не угрожает (вряд ли Малиэна пришла убивать принца нужного ей в ее далеко идущих планах на вожделенный престол), сняла контакт. В комнате стало отчетливо тихо и одиноко - именно одиноко. За несколько сеансов связи с принцем я успела привыкнуть вести беседы с живым собеседником, пусть и из-за зеркалья. Мне нравился принц Фадор. Не скажу в качестве кого я бы предпочла его видеть, однако он пока не раздражал.
   В свое время наобщавшись с братьями и их прихлебателями, я откровенно презирала мужской род за их отношение к женщинам, да и вообще к людям. Сильные мира сего, они считали ниже своего достоинства отношения без расчета, без связей, без превосходства над другими, без, в конце концов, наличия денег за душой. Варясь в том же котле, я как то не искала дружбу ни с женщинами, ни с мужчинами. Для моего положения это казалось чреватым. С одной стороны опасно для окружающих, с другой - для меня выгод тоже нет. С братьями я также так и не нашла общего языка. Любви нас не обучали, куртуазным манерам тоже, а общих тем для разговора, кроме как о заговорах и их предотвращения, не находилось.
   Стряхнув с себя оцепенение, я отправилась по своим женским делам. Удивительно, раньше я не была способна вести пространные разговоры, а сейчас, словно меня прорвало. Или Фадор столь интересный собеседник, что мне не хочется с ним расставаться? А с другой стороны банальная скука. За пятьсот веков устав от немоты и одиночества, я мечтала об общении, пусть и таком, сквозь зеркало. Улыбнувшись собственным мыслям, я отправилась совершать свой обычный моцион.
   Посетив кухню, решила заглянуть в оружейную. Выбрав из предоставленного вида оружия, предназначенного специально для фехтования, длинный тонкий меч-одноручник, решила немного выпустить лишнюю энергию и заодно занять башню. О том, не забыла ли о ней я, вопроса не стояло. Как тут забудешь.
   Я любила фехтовать. Отдыхала душой. Становясь в стойку, полностью погружалась в мир фуэте, финтов, стоек, переходов, откатов, перегруппировок, атак, отступлений. За время, проведенное в башне, научилась ценить хоть какое-то расположение со стороны башни. Для меня мое жилище в некоторой степени стало одушевленным, практически живым, только безъязыким. А когда я двигалась в боевом танце и вовсе материальным. Уничтожить физически не могу, но причинить эфемерный вред приятно для души. Да и для тела шикарная встряска. В свое время я в основном и жила в казарме, где обитал мой карательный отряд. Теперь это называется так прозаично - карательный отряд, я своих людей называла иначе - команда зачистки.
   Башня словно ждала моих действий, материализовав из воздуха полупрозрачную мужскую фигуру. Эта фигура конкретно никого не напоминала. Всего лишь безликий болванчик с круглой головой, руками-шарнирами и весьма хорошей реакцией. Для занятий с башней, я всегда рядилась в мужской костюм, хотя иногда оставалась в женском платье, для остроты ощущений и выработки собственного стиля ведения боя.
   Оружейная представляла собой достаточно просторное помещение с имитацией огромных стрельчатых окон от пола и до потолка и, соответственно, всегда очень светлая. Одну часть занимала огромная коллекция оружия, стоящая в стойках, лежащая на полках, в стеклянных витражах, на открытых витринах, в небольших выдвижных нишах. Оружие же, пригодное для использования в показательных боях, считалось не очень важным и ценным. Оно в основном располагалось в стойках с боку и висело прямо на огромной сплошной стене напротив окон. Там же располагались и простые меры защиты от порезов, уколов и вообще ранений во время тренировочных боев.
   Защитой я частенько пренебрегала. В первое время из-за того, что мечтала умереть, потом просто из-за упрямства. К тому же, башня научила меня крайне действенным методам защиты и без дополнительного обезопашивания моей особы с помощью доспехов или обшитых пластинами, камзолов. Вот и сейчас я прошла мимо, проигнорировав многослойный колет, как нарочно висевший впереди остальных защит.
   Мой противник, выхватив из воздуха такой же меч, уже готовился к атаке. Выкинув из головы лишние мысли, я полностью отдалась танцу боя. Не дав развить противнику атаку, я атаковала первой. Не люблю, когда на меня нападают или оказывают давление на мою психику. И затягивать бой тоже не люблю. Он должен быть красочным, действенным и достаточно коротким, пока хватает дыхания, пока в голове спокойствие, не затуманенное усталостью, пока руки двигаются с положенным проворством, пока ноги не заплетаются, а перед глазами не стоит туман.
   Протанцевав положенные стойки и финты, совершив несколько пируэтов, отскочив от обманного выпада, поднырнув под очередной удар, я сумела ранить противника в грудь. Эфемерное ранение не было смертельным, однако если бы передо мной случился настоящий противник, ему могло не поздоровиться. Ранение больше неприятное, с множеством крови и обычно мы старались уже не продолжать, считая бой оконченным, как это положено в боевых условиях. В свое время, я также, получала множество ранений разной степени тяжести и, вот тут срабатывало хваленое упрямство, когда я отказывалась принять поражение и смириться с превосходством противника. Башне приходилось меня "добивать", дабы я покорно склонялась уготованной мне судьбе. Частенько после таких показательных выпадов со стороны башни, мне приходилось приходить в себя уже в собственной кровати. Потерю сознания я воспринимала более спокойно, нежели ранение, лишавшее меня превосходства в бою. Башня не перечила в моих потугах умереть на поле брани, с поистине стоическим терпением вытаскивая меня с того света. Несколько раз мне удалось поймать клинок противника так удачно, что приходилось валяться в кровати по нескольку месяцев. Лечили меня не магическим способом, хотя у башни имелись свои наработки в подобном лечении. Скорее всего, это было сделано нарочно, дабы преподать мне наглядный урок смертности моего тела, пусть оно, и законсервировано в пределах стен башни. То есть теоретически я могу умереть в любой момент, однако башне подобный приказ еще не сделан, потому она и печется о моем полноценном существовании в этом мире, устраивая комплексные лечения с перевязками, мазями, зельями и отварами. Кстати перерождение с ранениями никак не связано. Тут в периодичности жизни и смерти мы обе не повинны.
   Мой противник, едва я нарисовала на его груди разорванные рисунки, отступил назад и послушно замер, ожидая моих дальнейших действий. Иногда я желала продолжать бой, и спарринг-партнер тут же становился целым и невредимым. Сейчас желания продолжать не поступило, и я, в свою очередь, отступила, опуская оружие. Мой эфемерный помощник мгновенно исчез.
   Отделавшись, таким образом, от противника, я отнесла мечи (башня всегда оставляла оружие после поединка на меня, если конечно степень моего ранения это позволяла), сняла доспехи, затем поднялась в свою комнату, смыть с тела усталость и пот после продуктивного выброса энергии. И только после этого, освеженная и обновленная поднялась в библиотеку. Есть не хотелось, думать по большей части тоже. Взяв с полки какую-то книгу, уселась в глубокое кресло с ногами и глубоко задумалась.
   Я так и не поняла, отчего башня решилась на подобное отступление от правил. В сбой программы я как-то не верила. Чересчур долго она меня держала, чтобы вот так просто сбиться и показать зеркало, да еще дать возможность общения с реальным человеком. Поверить и просто принять к сведению произошедшее, я тоже не могла, не выходило. В жизни, в прошлой, по крайне мере, я слыла ответственным человеком и просто так, без выяснения всех обстоятельств, не умею. А выяснять придется и не только в одиночку. Знания магических наук не помешают.
   Что мы знаем? Башня не наделена самостоятельным разумом, однако в ее программу заложена возможность моего развлечения и по возможности предотвращения с моей стороны способов укоротить себе жизнь. Главное сейчас - узнать, зачем кому-то понадобилось мое продуктивное существование и главное, полная вменяемость. Обо мне заботятся, как если бы я необходимое звено в какой-то афере или заговоре. Однако людей, против которых я могу восстать, давно уже нет в живых, и даже их прах развеялся. Для чего тогда подобная месть? Мстили мне? Хватило бы и пары веков. А еще лучше, свести меня с ума и давать просветления время от времени, для осознания своей полной беспомощности. Не понятно. В свое время я задавалась подобными вопросами. Особенно после первого воскрешения из небытия. Только башня не подкидывала мне даже намеков на разгадку, даже зацепок никаких.
   Открыв глаза, я давно уже не читала, погрузившись в размышления, я осмотрелась вокруг. Окон в библиотеке не было, однако под потолком башня зажгла магические фонари. Значит, наступили сумерки и скоро ужинать и ложиться спать. Пропускать положенное расписание я не собиралась и так уже сутки на ногах. Давать башне лишний повод призвать меня к порядку, не хотелось. В свое время пробовала и подобное. Я усмехнулась пришедшим в голову мыслям. Сколько голодовок я устраивала впервые годы моего существования в башне, пыталась игнорировать порядок приема пищи, не выходила из своей комнаты сутками, даже не поднималась с кровати. А толку никакого. Суицидальными наклонностями я никогда не страдала, даже в самые буйные моменты моего существования в стенах башни. Отчего-то не могу я поднять руку на свое здоровье и тем более, жизнь. Не я ее дала, ни мне ее отнимать.
   Отложив книгу, читала очередной фолиант по магии, я со вздохом встала на ноги и отправилась в кухню. На этот раз я не стала полноценно ужинать, просто не хотелось, да и сидеть как-то тоже не было желания. Выпив снотворный отвар на ночь, иногда страдала бессонницей, я съела парочку сандвичей с рыбой, и торопливо отправилась к себе. Заходить в зеркальную комнату пока не собиралась. Принцу тоже нужен отдых и отдохновение от моей особы. А что я навеваю отрицательные мысли, я не сомневалась. Кто, хотя бы раз общался с заключенным, понимает их состояние негатива, особенно осужденных пожизненно.
   Уже раздевшись и присев на краешек кровати, я пожалела о том, что проигнорировала предложение принца о маленьком зеркальце. Оно бы мне не помешало. Хотя бы для осмотра окрестностей. Подглядывать за личной жизнью Фадора я не собиралась. Моему братцу не удалось сделать из меня надсмотрщика над неугодными ему людьми, и переучивать себя я не намеревалась.
   Лениво окинув взглядом свою комнату, в которой прожила последние пятьсот лет, я наткнулась на окно. Шторы, в красивых кистях, как всегда раздвинуты, я не люблю их задергивать, кому тут подсматривать. Тонкая ткань тюли пропускает лунный свет, легкими дорожками сбегающий вниз на пол.
   Резко встав, я подошла к окну и отдернула тюль вбок, открыв доступ к ночи. Рука сама без участия разума, потянулась к задвижке, и уже через минуту в комнату ворвался свежий, напояный летними лесными запахами воздух. Я осторожно выглянула. Вокруг башни натянут силовой щит, сводящий на нет, любые попытки свести счеты с жизнью. Прыгать вниз никогда всерьез не думала, однако проверить не погнушалась. Знаю, этот щит обладает какой-то отталкивающей энергией, которая и прогнала жителей из окрестных наделов. Зато растительность словно тянулась к этому щиту, разрастаясь и обильно пыша вокруг.
   Словно окунувшись в реальность, я смотрела на лес, слабо колышущийся где-то внизу, на серебристую луну, ярко сияющую в темном небе и маленькие облачка, расположившиеся вокруг. Тихо шумели листья, перекликались редкие ночные птицы, пролетела-прошелестела сова, тявкнула вышедшая на охоту лисица (она давно поселилась практически под башней, вырыв себе нору, видимо считала башню самым безопасным местом для детишек). Реальность жила своей неспешной жизнью. Вдруг мои глаза уловили высоко в небе какой-то непонятный росчерк. Прищурившись, я внимательно посмотрела на этот росчерк и про себя ругнулась. Магия. Где-то люди жили, творили добро или зло, не гнушались использованием чародейства. Просчитав траекторию, удивленно хмыкнула - а магией занимались не так уж и далеко. Где-то у самой кромки моего леса. На секунду закрыв глаза, настроилась на принятие информации извне, перестройка занимала некоторое время. Поначалу я услышала треск костра, какую-то возню, писк какого-то зверька. Нахмурилась, пытаясь представить подобный расход энергии ради ловли животного. Не смогла и стала слушать дальше. По-прежнему трещали ветки в огне. Наконец раздалось недовольное ворчание, какая-то неразборчивая ругань. По ощущению у костра людей не много, от силы двое, а может и вообще один. Тогда я не смогу удовлетворить любопытство, одинокие охотники неразговорчивы и осторожны.
   - Ты как, жив? - Звук мужского простуженного голоса поверг меня в ступор на некоторое время. Кроме принца я ни с кем не общалась, а в окрестности моего леса уже несколько веков никто не приходил.
   - Жив, жив.
   - Сумеем довезти в целости и сохранности?
   - Если меньше будешь разговоры разговаривать, довезем. - Слушая разговор, я пыталась понять, для чего понадобилось использовать выброс магической энергии.
   Потом до меня дошел комизм всей ситуации. Браконьеры, банальные браконьеры. В моем лесу. Вот так подарочек. Какая же живность обитает в моем лесу, что браконьеры с риском для жизни, взялись за ее ловлю на запретной территории. Для меня местная флора и фауна полностью закрытая книга, да и башня никогда не поощряла мои интересы местным зверьем. Зато я отлично разбиралась во всех животных и растительных ядах. Знала, конечно, и про мифических и редких животных и растениях, но конкретно к своему лесу эти знания никогда не применяла.
   Мои оппоненты больше не разговаривали, или убрались восвояси, или завалились спать. Взяв со столика при кровати клочок пергамента, я быстро написала желание для башни - найти книгу именно по моему лесу. Надо же иногда вспоминать и о реальности. Меня разбирало любопытство для кого эти люди ловят животное, обитающее на моей территории. Про животное молчу. С этим намного проще. Для утоления любопытства я могу обратиться и к принцу. Едва сдержав порыв броситься в библиотеку, я вместо этого отправилась в кровать под одеяло. Уютно устроившись на подушках, постаралась припомнить местную географию. С моим лесом границ не наблюдалось. Скорее широкая полоса отчуждения, именуемая заброшенной землей. Как я помнила из книг, эта полоса выглядела как заброшенный луг, с буйной растительностью. Полоса, где никто не живет практически 450 лет. Дальше шло карманное государство с крохотным бюджетом, но оно явно не походило на заказчика. Затем снова необжитые земли с редкими заимками охотников и пастухов. И только ближе к побережью распростерлось вполне обширное государство с выходом к морю. Вот там немного в стороне и расположилось государство, в котором сейчас обретается принц Фадор. Однако заказчик мог вполне найтись и в других странах, благо побережье ими пестрит. На нашем континенте в основном преобладают именно маленькие, но гордые государства, считающие себя едва ли не центрами вселенной.
   Так и не уснув, выпитое снотворное не подействовало должным образом, я встала, едва рассвет коснулся моего окна. Не зная, чем заняться, я спустилась в кухню, но там меня явно не ждали в такую рань. Тишиной и пустотой встретило меня большое мрачное помещение. Огромный очаг темнел без огня, и вокруг было мрачно, пусто, неприятно, странно. Я впервые застала башню без домашнего лоска и уюта. Не став дожидаться, когда башня соизволит принять изменения в моем распорядке, я удалилась в библиотеку. Поймав себя на мысли, что уже горю желанием связаться с принцем, тем не менее, сумела выждать пару часов. Останавливало меня одно, вдруг любовница Фадора решила задержаться под крылышком более молодого фаворита и вклиниваться в их интим чревато для того же Фадора.
   И все же, терпения надолго не хватило, несмотря на то, что башня проявила чудеса и доставила завтрак прямо в библиотеку, опоздав лишь на пару часов. Отложив книгу, оглядела себя. Я крайне редко наряжалась. Да и теперь выглядела по-простецки. Поверх простенького светло-лилового платья, я накинула длинную до пят безрукавку обманку, отороченную по всей длине мехом из горной лисы. Длинные, узкие рукава тщательно прятали мои руки, да и верх платья был целомудренно закрыт до самого горла. Волосы на этот раз я не стала заплетать и оставила свободно спускаться вдоль тела, только немного присобрав у висков в легкие косички. Оставшись довольной осмотром, решительно встала, отправившись прямиком в комнату с зеркалом. Как и всегда сердце пропустило несколько ударов, пока я подходила к комнате. Дверь оказалась по-прежнему на месте и открылась без всякого напряжения. Коротко выдохнув воздух, как всегда на минуту я даже задержала дыхание, вошла в помещение.
   Здесь ничего не поменялось. По-прежнему горели свечи в канделябре. Правда на этот раз светильник башня оставила на столе, ради разнообразия. Кинула взгляд в сторону зеркала, но оно темным оком взирало в пустоту. Рядом я заметила парочку книг и широкоформатный атлас, лежащий на краю стола. Благодарно шепнув башне спасибо, первым делом я метнулась к столу и схватила атлас. Как я и рассчитывала, передо мной оказался справочник по животным и растениям именно моего региона. Башня услышала просьбу. А вот появление книг именно в новой комнате наводило на мысль, что башня пока не мешает моему общению с принцем и даже одобряет их, как ни странно. Очередное попустительство с ее стороны. Пока это развлечение ей не надоест, или мне, что вряд ли с моей стороны.
   Забыв о том, для чего торопилась в комнату, я полностью погрузилась в чтение достаточно старинного атласа. Над каждой страницей я корпела не меньше минуты, а то и больше. Неплохо нарисованные картинки облегчали мое продвижение по атласу. Однако не приближали к разгадке ни на шаг. Дойдя до середины, я выбрала с десяток подходящих зверей, считающихся или вымершими в остальном мире или редкими диковинками. И это только звери, ни птиц, ни растений я не вносила в свой список. Откинула и ядовитых змей и все равно список остался внушительным. Даже не подозревала о подобном многообразии животного, растительного мира в моем лесу. Заодно пыталась понять, кому из теперешних правителей понадобилась экзотическая зверюшка для личного пользования. Пока картина не вырисовывалась. Я не особо знала личные качества правителей и их пристрастия. Многие любили экзотику не только в чистых девичьих личиках, но и держали целые зоопарки с разной нечистью. А может это вообще насекомое, коих в моем лесу навалом, и все редкие, встречающиеся в единичном экземпляре.
   Не люблю загадки, особенно когда разгадка не светит ни каким боком. Вот когда пожалеешь о наличии тонкого слуха и невозможности свободного перемещения за пределами башни. Сделав один порыв записать выбранных существ, остановилась. Зачем? Поохотиться лично все равно не могу.
   Вздохнув, откинулась на спинку кресла и встретилась с насмешливым взглядом черных внимательных глаз принца. Тот тут же приложил указательный палец к губам, предупреждая мой возглас. Не став компрометировать принца ненужными восклицаниями, я только изогнула правую бровь, выказывая удивление подобным поворотом в нашем общении, и резко вскинула подбородок, дожидаясь разъяснений. Тут я услышала чей-то голос, и Фадор моментально отвернулся от зеркала, прикрыв меня своей широкой спиной.
   Так, у нас гости и явно мужеска пола. Я прислушалась. Меня удивило, что принц так безалаберно оставил канал открытым, даже полог не накинул, однако ругать его я, потом буду, а сейчас можно и сосредоточиться на говорившем. Голос незнакомый, правда, красивый, низкий, музыкальный, с богатыми переливами.
   - Фадор, ты не маленький и должен понимать, многое зависит именно от тебя.
   - Вархаш, я понимаю. - Принц скрестил руки за спиной.
   - Нет, не понимаешь. - Ах, вот кто это. Брат моего красавца повысил голос, пытаясь достучаться до разума Фадора. - Ты загубишь всю миссию. Особенно в свете сегодняшней встречи в твоих покоях.
   - Хорошо, - Фадор отступил от зеркала, но только на шаг, и таким образом, чтобы не обнаружить моего нечаянного присутствия, - кого мне охмурять?
   - Брат, - в голосе Вархаша появились недовольные нотки, - не таким тоном. Ты все равно не можешь ничего изменить.
   - Ага, так кого, - Фадор оставался безупречно спокойным и непробиваемым перед явно чувствовавшим дискомфорт братом.
   - А выбирай сам - Марджика или Фарота. Кто ближе по духу, та и твоя. - Вархаш хмыкнул, вполне справившись со своими чувствами.
   - Что-то ты сегодня добродушен, братик, - Фадор поморщился. Он встал в профиль, и я видела смену чувств на его подвижном лице. - Даже выбор предоставил. А себе не желаешь?
   - Не придется, - Вархаш тяжело вздохнул. - Отец пишет, Дорка получил увечье на охоте, мне необходимо вернуться назад.
   - Что-о?! - Фадор невольно скосил взгляд в мою сторону. На его лице проступила неподдельная тревога. - Сведения проверены?
   - К сожалению, они неоспоримы.
   - Черт, как все не вовремя. - Пробормотал Фадор обреченно, снова придвигаясь к зеркалу спиной. - Когда ты уезжаешь?
   - Уже сегодня к вечеру. Я принес свои извинения правителю и уверил, что ты станешь еще более серьезно относиться к сватовству. - Невидимый брат воспрянул духом, вполне обрадованный перспективой исчезнуть с этого праздника невест.
   - Отец напутствовал? - Зато в голосе Фадора не было слышно особого восторга открывшейся перспективой.
   - И это тоже. Да, супруга необходима и это не обсуждается. - Вархаш стал серьезным и ответственным старшим братом.
   - И никому не интересно, кого я предпочитаю в этой жизни. - Притворно пожаловался на судьбу младший принц. - Могу выбрать только хромую или стерву.
   - Прости Фадор, - Вархаш не повелся на жалостливый тон братца. - Отец ясно дал понять, ты единственный.
   - Хорошо, - не в привычках не наследного принца долго хандрить, как я погляжу, - я согласен. С Хрваззом тоже эти кандидатуры обсуждены?
   - Да, дело только за тобой. А сейчас мне пора. - Вархаш выполнив свою нелегкую работу по вразумлению младшенького, засобирался в путь-дорогу, более близкую его сердцу, нежели оставшиеся проблемы Фадора.
   - До скорой встречи, Вархаш. - Фадор на несколько минут ушел из поля моего зрения, дабы проводить брата к выходу.
   Дождавшись возвращения моего оппонента, я, сложив руки на груди, выжидательно уставилась на принца. Увидев мою позу, Фадор нервно поморщился. Его терпения надолго не хватило. Плюхнувшись в кресло, мужчина недовольно закатил глаза к потолку и раздраженно рявкнул:
   - Да, Вархаш застал меня с Малиэной. Довольна?
   - Репутация девушки не пострадает? - Я проигнорировала плохое настроение принца, расчетливо смерив того внимательным взглядом.
   - За кого ты нас принимаешь? - Взвился Фадор.
   - Твой отец в курсе?
   - Ты желаешь моей смерти? - Фадор прищурился, наконец, соизволив посмотреть в мою сторону.
   - Высекла бы тебя розгами, вымоченными в уксусе, да не дотянуться. - Я покачала задумчиво головой. - Насколько серьезны амбиции твоего отца на счет престола Хрвазза?
   - Вплоть до рождения ребенка и присоединения сего государства к своему. - Обреченно произнес принц, сникая.
   - Ага, война достаточно хлопотное и кровопролитное дело. Да и привести может к ослаблению обоих государств. Поздравляю, новоиспеченный жених. - Я не скрывала сарказма. - Кого выберешь?
   - Кого посоветуешь, ту и возьму. - Ляпнул принц, совершенно не горевший желанием жениться вообще и на принцессах в частности.
   - Тогда стерву. У нее нет магических склонностей. - Я поощрительно ухмыльнулась, в принципе зная ответ принца, не желавшего вообще вести под венец кого бы то ни было.
   - Варга, ты жестокая особа.
   - Я женщина. - Я кокетливо повела плечиком. - А ты недальновиден. У Фароты есть задатки мага, и она не даст тебе проводить магические эксперименты. Это может оказаться чреватым для твоей целостности как человека. Она девушка мнительная и ревнивая. Да, Марджика стерва, но красивая и вполне желанная. А еще крепкая, здоровая, молодая и может выносить не одного отпрыска. Даже если первенец и не станет наследником, всегда можно родить парочку. К тому же она тебя впечатлила, значит, сближение пройдет проще. Главное, правильно расставить приоритеты, когда станете вместе жить. Она амбициозна и не даст управлять собой. Сама рвется к власти, покажешь свои разработки и вмиг станешь лучшим из супругов.
   - Не хочу. - Фадор закрыл лицо ладонью, погружаясь в меланхолию, - мне навязали это посольство против моей воли. А теперь мне еще и приходится делать вид, что я готов прыгать до небес по случаю благоприятного исхода моей миссии. Вообще-то я просто собирался хорошо провести время за границами батюшкиного государства, раз меня решили выпереть из родной страны.
   - И поискать приключений на одно место. - Я хмыкнула, совершенно не впечатлившись спектаклем, разыгранным передо мной. - Ты их нашел, могу с большим удовольствием поздравить. И даже не одно.
   - И ты туда же, - стряхнув с себя оцепенение, мужчина с укором посмотрел на меня из-подлобья.
   - И вообще ты, дурак, - я поджала губы, недовольная собеседником.
   - С чего бы это? - Не понял моей реплики Фадор.
   - Пояснить?
   - Поясни.
   - Ты беспечно оставляешь канал открытым. Когда ты успел снять полог, если твой брат застал тебя с любовницей? Ты совсем без мозгов в голове? По слухам, Малиэна та еще магичка. Экспериментатор чертов. Еще раз будет нечто подобное, контакт порву. Без права восстановления. Я тут каждый раз опасаюсь не увидеть двери в комнату, а он опыты ставит.
   - Ты опасаешься? - Фадор явно ничего кроме этой фразы и не услышал.
   - Придушу, - я разозлилась не на шутку.
   Вскочив с кресла, я дернулась, когда упала книга, до этого лежавшая на моих коленях, но это меня не остановило. Переступив через фолиант, я нервно заходила по комнате, время от времени выпадая из его поля зрения.
   - Варга.
   - Не пытайся меня остановить. Это чревато даже через зеркало. В подобном состоянии духа, меня обходили стороной, и тебе везет лишь в одном, я пока не дотянусь. Иначе тебя бы уже собирали по кусочкам. Магию я умею блокировать в совершенстве, не успел бы пикнуть.
   - Я могу предоставить свою шею в твое полное распоряжение. Это все же приятнее женитьбы, навязанной отцом.
   - У меня рука тяжелая. - Я резко остановилась. Взглянула с подозрением на мужчину, ожидающего моего вердикта. - Ты самоубийца?
   - Нет. - Фадор уверенно покачал головой, вполне ясно осознавший смену моего интереса.
   - Почему я не заметила возмущений?
   - А их и не было. Моя кровь в плетениях.
   - И насколько ты продвинулся? - Сердце замерло от ожидания чуда.
   - Моя рука свободно прошла сквозь матрицу. На большее пока не решился, не при Малиэне же исчезать. Не мог уснуть ночью, отсюда и активация. - На холеном лице Фадора светилась победная ухмылка. - Потом вошел братец, и я не смог вернуть полог вовремя. Тот исчез, едва я прикоснулся к зеркалу.
   - Тогда не попадайся мне, не постесняюсь. - Я дошла к столу и налила воды в кубок. От услышанного в горле катастрофически стало сухо. - Больше так не делай.
   - Я обязан.
   - По крайней мере, не при свидетелях, если уж так невтерпеж. - С жадностью напившись, я поставила кубок на стол, краем сознания отметив трясущуюся руку. Перевозбудилась на нервной почве. Убрав с лица прядь волос, снова села в кресло, решив сменить тему. - Шпионы не посещали?
   - Да нет. - Фадор еще некоторое мгновение недоверчиво рассматривал меня, потом решив, буря миновала, продолжил. - Прошла только ночь. Посещение Вархаша в мои планы не входило, так что пока я один.
   И тут в дверь уверенно постучали.
   - Я не намерена прерывать наш разговор. - Со сталью в голосе рявкнула я. - Ты понял? Почему нас постоянно прерывают?
   - Да, моя госпожа. - Принц шутливо склонил голову. А в моей душе поднялась волна неприятных воспоминаний.
   Когда-то мне претило наименование госпожа, особенно после воцарения брата. Только всем окружающим это слово могло принести все что угодно, вплоть до смерти и мне не нравилось подобное расположение сил. Я не любила это обращение, но терпела. Ради спокойствия окружающих. А брата это смешило. Он со смехом наблюдал за моим отрицательным настроем в отношении выказывания мне почестей. Пока не появилась будущая супруга брата. Вот тогда впервые он посмотрел на меня косо, и недовольно высказал предположение моим неприятием проводящейся политикой власти. Закрыв глаза, я постаралась взять себя в руки. Эмоции, которые я держала в узде больше пяти веков, рвались наружу. Брата уже давно нет, а я по-прежнему не могу справиться с собой.
   Принц тем временем отправился узнать, кого принесла нелегкая. Ради меня он не поленился и сам поперся к двери, точно сможет устоять перед той же Малиэной и не пустить ее в комнату.
   - Да? - Голос принца совершенно преобразился, став сонным и недовольным подобным ранним вторжением.
   - Принца Фадора Эрана Гарбо второго приглашают в гости к тану Фон Брову. - Ответили из-за двери вполне сухо и официально.
   - Что? Сейчас? - В голосе принца прорезались панические нотки. - Я только проснулся.
   - О, нет. Вот приглашение, на ужин. - Раздался звук открываемой двери.
   - Он официальный? - Удивленно поинтересовался мужчина. - В смысле, ужин официальный?
   - Да, мой господин. - Тон слуги был бездушным, сухим, без эмоциональным.
   Я, слушая обмен любезностями, поймала себя на мысли, что немного оттаяла, а обращение ливрейного слуги к принцу, господин, уже не приносит неприятных ощущений. Приглашение на официальный ужин это неплохо. Тем более с Фон Бровом. Если честно, давно мечтаю познакомиться с этим кузеном наследных принцесс. О нем в альманахе свободных венценосных особ, написано мало. Только что молод, едва перевалило за двадцать пять, неплохой боец, лицемер, любитель хороших и не очень, развлечений. Весьма красив и перспективен в качестве жениха, но сам не стремится окольцовываться. Обожает именно мужские посиделки. Не скажу на счет его ориентации, даже намеков об этом не оказалось в официальных источниках, однако молодой кузен предпочитал именно мужские вечеринки.
   - Варга?! - Голос принца выдавал его интерес и выжидание.
   - А, ты уже вернулся. Прости, задумалась. - Я выпала из своей задумчивости. Принц странным взглядом посмотрел на меня, что невольно захотелось осмотреть свою одежду, вдруг, что не так, юбка там подвернулась, рукав испачкался, волосы растрепались. - Что не так? Ты чего это так смотришь?
   - Как так? - Фадор вздернул бровь вверх.
   - Странно. Взгляд непонятный. Ладно, об этом потом. - Отмахнулась я, не став навязчиво акцентировать внимание на непонятном выражении, проскользнувшем во взгляде Фадора. - Приглашение получил?
   - Получил, - принц настороженно прищурился, явно ожидая с моей стороны подвоха и не прогадал.
   - Отлично, - я спокойно ухмыльнулась. - Где мое зеркальце? Помнишь, ты обещал сделать.
   - Зачем оно тебе?
   - Надо. Просто жизненно необходимо. Мечтаю вот познакомиться с кузеном твоей будущей супружницы.
   - Варга, это мужские встречи.
   - Даже официальные? - Сыронизировала я.
   - Даже официальные. - Фадор оставался серьезен, как никогда. - И что ты сделаешь, если я дам тебе зеркальце?
   - Посмотрю на кузена.
   - А если будет оргия?
   - Глаза прикрою, платочком. - Я укоризненно скривилась. - Принц, тебя же без присмотра опасно оставлять. Наделаешь глупостей, потом даже женитьба не поможет. Еще одно, зелье пил по моему рецепту?
   - Пока нет, а что, есть подвох? - Фадор подался вперед.
   - Есть, - проворковала я елейным голоском, искоса глядя на мужчину в предвидении его плохого настроения, - зелье подавляет некоторые рецепторы и снимает действие наркотиков. Однако не всегда. Кое-какие симптомы остаются. Например, потеря сознания, судороги, что весьма похоже на передоз.
   - Ч-черт. Тогда я просто не смогу им воспользоваться. И ты собиралась промолчать? Варга, ты чудовище в юбке.
   - Ой, ли? - Я широко улыбнулась. - Подсунь его тану фон Брову, узнаешь много нового. Жаль только единожды. А потом и вечеринки прекратятся, ему станет неинтересно. Останутся тану только интрижки в родном семействе.
   - Ага, и он будет меня искать по всем странам, дабы постараться внести качественно новые изменения в рисунок моей судьбы. - Фадор закатил глаза, представив подобную картину.
   - Точно, жениться явно не дадут. А чем не отмазка? - Я нахально улыбнулась, подмигнув принцу.
   - Кто ж с тобой разговаривать-то будет? - Фадор тоже оказался не лыком шит и тут же надавил на мои слабости.
   - Умеешь девушку на место поставить, - я трагично приложила руки к груди, закатив глазки к потолку. - Найдем другое средство, без таких побочных эффектов. Зато отравить никто не сможет.
   - Правда? - На лице принца проступило размышление.
   - Правда, - я утвердительно кивнула, - проверено на себе. Да, на девушек и женщин действует иначе. Не проверяй, потом тоже будешь бегать по всем государствам - прятаться от любвеобильных дамочек.
   - Такое приворотное?
   - Да нет, скорее повышающее либидо у слабого пола. - Пожала я плечами, вспомнив о последствиях.
   - Погоди, ты проверяла на себе и как? - Черные глаза принца загорелись в предвкушении скабрезностей на мой счет.
   - Дурак, мне только десять исполнилось. В то время мне не до либидо было. - Я широко улыбалась, видя, как, на лице мужчины расцветает разочарование. - Все вы одинаковые. Даже братца проняло, когда я рассказала о побочных сторонах зелья. Составлением лечебных средств я баловалась в детстве, пока не открылся мой основной дар. Должен был читать или пропустил детство?
   - Если честно, о нем в воспоминаниях историка ничего нет. Как, и об учебе, магическим наукам.
   - Ах, ну да, - протянула я, кивнув принцу, - тайна за семью печатями. Детство под сенью отца самодура, даже не знающего всего числа побочных детишек. Братец уничтожил всех, кто напоминал ему о прошлом. Да и меня заодно.
   - Помешан на чистоте крови?
   - Нет, чистота ему как раз ни к чему. Законность рождения вот краеугольный камень всего правления брата. Постепенно он свел в могилу всех своих приспешников и особенно родственников.
   - Ты никогда не называешь его по имени, - Фадор перешел на серьезный тон, - это тоже запрет или какая-то часть обряда?
   - Нет, - ощутив, как заныло сердце от воспоминаний, я на мгновение замялась, не зная, стоит ли выпускать джина из бутылки неприятных воспоминаний, - скорее опасаюсь возвращения собственных фантомов.
   - Были?
   - Как тебе сказать, - я пожала плечами, - во сне приходили. Я ведь его не убивала официально, однако ходили противоречивые слухи о моей причастности к его низложению.
   - Ты опасная женщина.
   - Ты уже говорил. - Я склонила голову на бок, задумчиво разглядывая принца.
   - Варга.
   - Да?
   - Ты сама видишь свое отражение в зеркале? - Фадор вдруг перевел разговор в другое русло.
   - То есть. - Я напряглась, прикусив нижнюю губу.
   - Посмотри на досуге. У тебя рисунок на щеке меняется. - В черных глазах проступила тревога, надеюсь за меня.
   - Точно? - Я непроизвольно приложила руку к лицу. - Посмотрю. Пальцами я не ощущаю никаких рисунков, никакого контура. Для меня обычная кожа и все. Ты меня насторожил и несколько расстроил.
   - Ты и правда не трогала своего брата? - Ненамного же его хватило, вновь вернулся к наболевшей теме.
   - Конечно, нет. Могли постараться мои люди, но уже после моего заточения и без моего прямого приказа. - Я поморщилась словно от зубной боли.
   - Прямого? А что, они могли превратно понять твои приказы и решить, что ты будешь рада мести?
   - Кто знает. Когда расформировывают отряд, который слаженно действовал в течение почти десятилетия, люди настолько сработаны, что прямые приказы даже отдавать нет особой нужды. Может, кто и принял мое заточение, как приказ к действию. По крайней мере, те, кто остался в живых, после репрессий брата.
   - Брр, - принца передернуло, - с кем я связался.
   - Закрыть канал? - Я на полном серьезе потянулась к зеркалу.
   - Э, постой. Я же так, образно. - Принца явно впечатлило мое стремление закрыть портал.
   - Любишь играть с огнем?
   - Скорее не хватает адреналина. Ты меня дико интригуешь. Это, надо быть каким человеком, чтобы люди шли за тобой и после твоего уничтожения. - В глазах Фадора полыхало восхищение.
   - Тогда слушайся меня, мальчик и далеко пойдешь. - Чувствуя, как схлынуло напряжение, я расслабленно откинулась в кресле. Если честно, я испугалась отношения принца к моим скелетам в шкафу. Девушке в моем времени было положено только вздыхать, да хлопать глазками в ожидании своего принца или кого другого подходящего на роль супруга. А я, во-первых, не будучи настоящей дочерью своего отца, так еще и работу выполняла кровавую и чуждую женщин. При дворе брата меня ненавидели и боялись в основном мужчины. Женщины же просто открыто презирали и не считали за особь слабую и утонченную, а скорее почитали ошибкой и извращением природы. Я сумела перерасти их презрительные взгляды и плевки вслед. Пусть боятся за своих мужей, которых я могу отнять в любой момент. Потому я никогда не просила у брата снисхождения за очередную жертву его произвола. И своим людям тоже внушала, их место постоянно вакантно и зависит сугубо от настроения моего брата. Без исключений на родство или приближенность ко мне, особенно ко мне. Мой ближайший родич как коршун следил за моими привязанностями, и в один момент я просто перестала заводить друзей. Мне становилось страшно, когда нам приходилось оставаться вдвоем. Какое-то время я думала, что брат неравнодушен ко мне как к женщине, пока тот не нашел свою супругу, а это само по себе опасно.
   - Постараюсь, - Фадор наблюдал за моим лицом, но не спешил вставлять свои комментарии. - Какую ты книгу читала?
   - Атлас фауны и флоры моего леса. - Я была благодарна чуткости принца. Сейчас долго говорить о своих отношениях с братом мне не хотелось. - Представляешь, кто-то заказал поимку экземпляра из моего леса в свою коллекцию. Меня это удивило.
   - Почему? - Фадор проявил заинтересованность.
   - Мой лес давно считается проклятым, и еще, башня умеет отваживать нежелательных людей. У самого подножия моего жилища в свое время побывали только несколько менестрелей и только потому, что впоследствии появились легенды о девушке, ожидающей появления вызволителя принца. За пятьсот лет вокруг башни образовался вековой запретный лес со своеобразной фауной и неповторимой флорой. Только вот вглубь леса ходить никто не осмеливался, до сего момента. Да и башня, по моим личным ощущениям, не стала препятствовать передвижениям охотников. Вот мне и стало предельно интересно - кому это потакает башня. Раньше с нею подобных казусов не случалось.
   - Значит, что-то изменилось в структуре плетений башни. - Фадор с интересом смотрел на меня.
   - И эти изменения внес ты. - Безапелляционно отрезала я.
   - Скорее всего. - Не стал спорить с моими выводами принц. - Только не думал, что эти изменения начнутся так быстро. Буквально стремительно.
   - Мне это тоже не нравится. Реагирует она и впрямь очень стремительно. Насколько теперь хватит терпения башни, я не знаю. А что она заметила чужеродное вмешательство, я уже нисколько не сомневаюсь. - По спине тяжелым строем прошлись мурашки, оставив после себя противный холодок. - С нами явно мечтают поиграть.
   - Так сыграем? - Фадор мгновенно загорелся энтузиазмом.
   - Не смей, - жестко припечатала я, - пока в моей власти все изменить, я не позволю играть против правил.
   - Варга, не ты устанавливала эти правила. - Принц попробовал достучаться до моего разума. - Это сделали за тебя, и никто не посвящал в подоплеку вопроса о твоем участии в подобном фарсе.
   - Не смей. - Я резво вскочила на ноги, моментально оказавшись у самого зеркала, даже ногой топнула для острастки. - Все, меняем тему. Так что на счет зеркальца карманного формата?
   - Никак, - Фадор вальяжно сложил руки на груди. - Это чревато непредсказуемыми последствиями и в свете последних открывшихся фактов, я не могу допустить твоего участия в, подобного рода, экспериментах.
   - Не поняла, - подбоченившись, я недоверчиво уставилась на принца, - кто здесь главная жертва?
   - Только не надо патетики. - Уголки губ Фадора предательски дрогнули в легкой улыбке. - На счет главной не уверен, а вот жертвой ты явно себя не считаешь, и не считала никогда.
   - Ой, ой, ой. - Покачав головой, я тяжело вздохнула. - Ладно, со мной покончили. Сможешь узнать, есть среди здешних гостей и придворных любители именно моих зверюшек. Этот же атлас существует явно не в единственном экземпляре, как я наивно полагала.
   - Не знаю, никогда не проявлял интереса к братьям нашим меньшим и неразумным. - Фадор только развел руками.
   - А вот это брось. Они разумнее нас с тобой, еще накличешь на себя беду. С Малиэной разобрался?
   - И ты туда же, - Фадор несчастно поморщился. - Да нет у меня амуров с женой правителя.
   - Да знаю я, развлекаешься, как можешь. - Подбавив в голос наивности, я еще и внешне изобразила дурочку, не понимающую очевидных вещей.
   - Тебе не идет.
   - Да все мне идет. - Отмахнулась я, с укором взглянув на принца. - После стольких-то веков в заточении. Иногда так хочется вспомнить былое. Так, каковы твои планы на сегодняшний день. - Посерьезнела я. - Вечер уже расписан. Жаль, придется немного поскучать в ожидании информации, но ты же не хочешь облегчить мне жизнь.
   - Это не так и просто. Я пока работаю над проблемой. Да и Тан Фон Бров не та компания, на которую я бы согласился тебя пригласить.
   - Ага, и всякие нерадивые дамочки пытаются это время потянуть. - Я слегка потянулась. - Не буду мешать твоим изысканиям. У меня наметились кое-какие делишки, раз не приглашаешь на ваши посиделки.
   - Ты собираешься прервать контакт? - У Фадора от удивления широко раскрылись глаза.
   - И что с того? Ты занят, скоро должна подойти Ноя с одеждами для официальных приемов. Не забудь нанести визит вежливости Марджике и намекнуть на свое к ней крайнее расположение. Сделай девушке приятное. К тому же это будет твой первый шаг к сближению. Вам еще спать вместе и что интересное, не одну ночь. Про детей вообще молчу.
   - Не сыпь мне соль на раны. - Фадор подхватился с кресла и в свою очередь размял ноги.
   - И не забудь подальше упрятать собственные разработки, не то придется кусать локти. Они, скорее всего, чересчур революционны для ваших обывателей. - После того как я узнала о таинственных разработках принца, не могла не вспоминать о них каждый раз, когда видела мужчину перед собой.
   - Не придется, - Фадор недовольно поморщился, - пока я не сделаю рабочий прототип, все выкладки держу в голове. Так поступал всегда, особенно после неприятного случая во время учебы. Когда у меня украли мои выкладки и выдали за свои. Благо до конца свои выкладки я еще тогда не продумал, а у вора положительный результат не вышел.
   - Это неплохо. - Я откинула назад упавшую на лицо прядь волос, задумчиво постукивая пальцами по губам, вытянутым в трубочку, - конечно. Только есть риск выдать свои выкладки на приемах у того же фон Брова. Он часто зазывает тебя к себе на посиделки?
   - Часто, но тут я застрахован. У меня стоит специальный блок, который ни алкоголь, ни наркотики, ни яд не могут сбить. Это сделано еще на последнем курсе моего обучения. - Фадор скромно потупился. - Проверено не единожды.
   - Хорошо, будем верить в лучшее. Надеюсь, тану не придет в голову сорвать защитные установки. А теперь, кто такой Аргодай? И каким боком ты должен его опасаться? - Я хищно улыбнулась. - И еще, Малиэна не склоняла тебя на свою сторону, не предлагала абсолютную власть и ее саму в придачу за одну маленькую услугу - свергнуть теперешнего хозяина положения Хрвазза?
   - Нет, подобных разговоров она пока не вела. Пока только обычные разговоры ни о чем. - Фадор отрицательно покачал головой.
   - Ага, пытается привязать тебя с помощью девичьих прелестей. - Я хмыкнула.
   - Пока да. - У принца на лице нарисовалась недовольная мина.
   - Так что с Аргодаем? - Напомнила я о своих вопросах.
   - Этот володарь давно живет при дворе Хрвазза и считается его тенью, вассалом. И это при том, что сам является управителем небольшого кантона. Однако в своей вотчине появляется очень редко, один или два раза в год и то всего лишь на две-три недели отлучается от двора. Не совсем знаю, какую услугу он сделал для Хрвазза, но вроде бы они побратимы. Только в отличие от правителя, его друг не женат и не собирается ею обзаводиться в будущем.
   - Правда? А рассказала тебе все эти подробности Малиэна? - Я склонила голову набок, задумавшись над вырисовывающейся проблемой. - И часто вы пересекаетесь в свете?
   - Пока нет. Он не любит светских приемов и бывает только на официальных встречах, устраиваемых самим Хрваззом. Нелюдим. Однако Малиэна жаловалась на его крайнюю заинтересованность в ее особе.
   - Ага, такую дамочку выпускать из виду чревато свержением с престола. И этот володарь весьма сведущ в подобных вопросах политики. Молодец, тебя точно пасут, со всех сторон. - Покачав головой, я тяжело вздохнула. - Вырисовывается несколько сюжетных линий по подправке твоей личной линии судьбы в сторону ее укорочения. Во-первых, Малиэна, настроенная на воплощение собственных далеко идущих замыслов. Во-вторых, непонятно что ищущие шпионы. В-третьих, володарь Аргодай, не собирающийся спускать все на тормозах. В-четвертых, необходимость женитьбы для воплощения династических претензий твоего отца. В последнем случае, думаю, твой батюшка спит и видит, как все отпрыски станут именно правителями, пусть и через супругу. У тебя ведь не один брат, не так ли?
   - Три брата и две сестры. - Фадор поморщился, недовольный подобным поворотом сюжета. - Ты же слышала, что с наследником приключилось несчастье.
   - Слышала, - я кивнула, - ты явно, не второй сын, иначе в первую очередь послали за твоей особой.
   - Нет, я последний в череде наследников, - принц вздохнул, - чему крайне был рад до недавнего времени. В отличие от старших братьев никогда не мечтал стать у руля власти. Мое призвание магия и все с ней связанное. Отец посему и попустительствовал в моих интересах, что никогда не рассчитывал на мое номинальное правление. Я единственный из всего семейства, отягощенный магическими способностями и отец, которого уговорили отдать меня в обучение, дабы не остаться в один день без дворца, никогда реально не видел меня на престоле, хотя магии он не доверяет. Однако после твоих слов, я вполне пересмотрю свои взгляды на отцовскую политику.
   - Если сумеешь справиться с появившимися проблемами, - я постаралась говорить серьезно и спокойно, - сможешь самолично поинтересоваться у отца, думаю, ты уже вырос до серьезного с ним разговора, и он не станет отсылать тебя в детскую. По крайней мере, выслушает твои претензии.
   - Варга, - Фадор зыркнул в мою сторону гневным взглядом, - не думай, что я еще ребенок. Я вполне понимаю, что вокруг меня что-то затевается.
   - О, первая дельная мысль, - хмыкнула я, откидываясь на спинку кресла, - растешь мой мальчик. Не скажу, что взрослеешь, но растешь, точно. Первым делом, постарайся решить проблему с Малиэной, дабы скинуть хвост в виде Аргодая. Думаю, последний более опасный противник, чем любвеобильная жена Хрвазза.
   - Ты собираешься корректировать мои действия? - Выгнул бровь Фадор.
   - Конечно, - я сделала наивную мордочку и подняла на мужчину чистый, не замутненный лишним разумом взгляд. - А с кем мне разговаривать в будущем. Если ты женишься на одной из принцесс, по крайней мере, не нужно будет выпрашивать зеркало в виде отступного подарка.
   - Не поступай со мной как с маленьким.
   - Ты обиделся? - Я подалась вперед, наивно хлопая длинными ресницами.
   - Нет, - мужчина показал мне язык.
   - Мне уже пятьсот лет как-никак, - я не поддалась на провокацию, - имею право с высоты стольких лет координировать твои действия. К тому же мне скучно.
   - Решила поуправлять, бабушка, - мужчина критически окинул меня взглядом, задумчиво покривив губы. - Наверное, не откажусь от твоей помощи. Ты интересный собеседник. Отмажешь от женитьбы?
   - А надо? - Я добавила в голос скепсиса.
   - Конечно. Мне дорога свобода как таковая. Мне интереснее остаться самостоятельной личностью. - Фадор приосанился.
   - О, а женитьба испортит в тебе человека. Окончательно. - Съязвила я, скрещивая руки на груди. - Бедняжка, такая потеря для магичества.
   - Не ерничай. Я и впрямь хороший маг и в школе не хотели меня отпускать. - Встав с места, мужчина прошелся вдоль зеркала, о чем-то крепко задумавшись, - скоро бал, на котором объявят о помолвках.
   - И ты молчал?! - Взвилась я, вскакивая с места и устремляясь к зеркалу. Подняв руку, я в гневе, едва не ударила по магическому артефакту, но вовремя удержалась, не желая еще заканчивать разговор. - Ты обязан объявить о помолвке, ради своего блага.
   - А если нет? - Мужчина никак не отреагировал на мой физический выпад, толи привык, толи не боялся потерять контакт.
   - Встречайся с Аргодаем. - Безапелляционно заявила я. Приблизив лицо к зеркальной поверхности практически вплотную, продолжила, в то время как сердце замерло от страха. - Сможешь сделать мне пропуск на бал?
   - А нужен? - В свою очередь съязвил принц, тоже как можно ближе придвигаясь к зеркалу.
   - Фадоор! - Протянула я низким голосом, сделав при этом страшные глаза. - Не играй со мной.
   - Не уверен, что тебе это нужно, - мужчина отодвинулся, глядя на меня издалека, на его лице появилось ранее виденное мной непонятное выражение, - хотя у меня есть некоторые идеи.
   - Они воплощаемы в жизнь? - Сердце пропустило удар.
   - Посмотрим. - Не стал заранее раскрывать свои карты принц.
   - Посмотри, - я отошла от зеркала.
   - Кстати, ты права. - Фадор мягко улыбнулся. - Мне необходимо кое-что сделать для своего будущего при дворе Хрвазза.
   - Надеюсь, это помолвка. - Не осталась я в долгу.
   Поморщившись принц выразительно взглянул на меня. Мгновенно поняв, чего он хочет, я с легкой улыбкой вытянула руку вперед и тронула амальгаму кончиками пальцев. На секунду зеркальная поверхность подернулась едва заметной рябью, а затем, мигнув, погасла, словно выключилась.
   Этот мальчик мне нравился и то, что на него свалилось столько проблем сразу, не радовало. Постояв несколько секунд у темного зеркала, я отправилась в библиотеку. Надо решать проблемы, которые наворотил чересчур пытливый мальчишка. Для меня принц Фадор и впрямь казался мальчишкой. Во-первых, из-за магических сил, вследствие чего он по-прежнему выглядел очень молодо, а во-вторых, и в главных, из-за его неуемного энтузиазма.
   День еще не закончился, так, что мне пора заняться своими делами. Пропустив лестницу вниз, на кухню я еще успею, я толкнула тяжелую дверь библиотеки. Остановившись напротив книжных стеллажей, я задумалась. В первую очередь необходимо найти книги по истории Савайи и, особенно по теперешнему укладу. Мне интересны личности Аргодая, тана фон Брова, и остальных придворных.
   К счастью, башня обладала некоторой долей телепатии, так что мне не пришлось долго ползать среди фолиантов, в поисках нужной книги. Я подозревала, башня умеет не только собирать редкие и не совсем книги или оружие, но и создавать необходимые для моего образования фолианты. Такие вот книги были у меня явно в единственном экземпляре.
   Необходимая книга нашлась среди исторических манускриптов. Огромная по размерам и такая же тяжелая, в скромном кожаном переплете, она плавно спикировала вниз на пюпитр и послушно раскрылась на начале. Спустившись с лестницы, я в свою очередь приблизилась к лежащей на постаменте книге и, потерев руки, с энтузиазмом взялась за ее изучение.
   Королевство Савайя по протяженности оказалось не очень обширным, но близлежащие горы с богатыми рудниками делало ее расположение весьма важным стратегически и одновременно лакомым куском для соседей. Хрвазз, узурпировавший власть, всего лишь подвинул длинную череду престолонаследников, являясь в общем лишь одним из не наследных принцев. В отличие от своих предшественников, этот человек имел свои взгляды на правление и проводил политику весьма жестко, являясь опасным противником для своих оппонентов, не особо довольных подобной сменой правления. Он сместил не столько правителя, сколько, в первую очередь именно приспешников, которые и являлись реальными правителями при безвольном уставшим от жизни старике. Прогадал Хрвазз только в одном - женился по любви. Всех жен любил, однако ни одна из них не принесла наследника мужского пола. Четыре дочери на выданье и две молодые супруги. Есть надежда на наследника, но...
   Фадор не совсем вписывался в подобный расклад. Зачем правителю Дарваша, весьма и весьма серьезному в политическом плане государству, такая зыбкая манипуляция? Если только не уверенность в том, что его отпрыск родит именно сына и первым в череде супружеских пар. По книге выходило, первая брачная ночь у всех пар произойдет одновременно, дабы уравновесить шансы. Значит, отец Фадора надеется на магию, которой не доверяет. Нет, как-то нереально.
   Я подняла голову вверх, оторвавшись от раскрытого фолианта. Рассеянно пройдясь взглядом по корешкам книг, подумала о новой книге, на этот раз Дарваш. Уклад этой страны мне был неизвестен, так как раньше интереса она как-то не представляла. На этот раз книга выпала с верхней полки самостоятельно. В отличие от первой, она оказалась не очень крупной. Всего лишь политическое устройство, без географии. Да, государство оказалось сильным, политически стабильным, с неплохим управленцем. Дорка второй слыл хитрым, дальновидным, предусмотрительным, амбициозным, отличным, превосходным правителем. Четыре сына и две дочери уродились в отца, такие же сильные, уверенные в себе люди, знающие свои управленческие возможности. Всех детей вырастили как будущих самодостаточных правителей. Один из не наследных принцев уже взошел на престол небольшого соседнего государства, только укрепив позиции Дарваша на политической арене. Посему ранение наследника только усугубляло создавшееся положение и подорвало далеко идущие планы правителя, расписавшего по нотам будущее своих детей. На Фадора явно возлагали другие надежды. Он маг и этим все сказано. Скорее всего, Фадора присоединили к посольству только ради отвлекающего маневра и в последний момент. Вархаш должен был стать владетелем Савайи. А вот соседнее с Дарвашем государство явно нуждалось в правителе и обязательно с магическими способностями. Дорка все правильно просчитал. Убрать слабого, душевно больного принца и стать самоличным правителем Гаона. Весьма недурственный расклад. Скорее всего, принц уже не жилец, а так как никто толком его не видел, а родителей и близко видевших принца придворных, уже нет в живых, коалиция Дорки давно подготовила почву для воцарения именно принца Фадора в качестве чудесным образом излечившегося наследника. Как я помнила из истории, имени принца давно никто не произносил, из-за боязни только приблизить развязку. По слухам на принца наложено страшное проклятие, которое никому не под силу снять. Для преодоления недуга необходимы определенные условия, которыми при дворе немощного принца придворные явно пренебрегали в свою пользу.
   Фадор приехавший под видом очередного претендента на руку и сердце принцессы, должен уехать уже в качестве будущего наследника Гаона, чудесным образом вернувшего свой разум. Хитро. Укрепление власти безболезненным образом для государственного кошелька. Красиво, утонченно, хитроумно, интрига на высшем уровне. Да, на подобные методы ведения политики, мой братец способен не был. Не обучили дворцовым интригам.
   Интересно, Фадор в курсе ведущейся интриги или его собирались просветить в процессе? Возвращение одного из принцев поломало всю игру Дорке. Видимо в окружении Дорки кому-то не с руки такой расклад. Кто-то сумел просчитать ходы правителя Дарваша. А я все удивлялась, отчего такой ажиотаж вокруг одного не наследного принца, который-то и жениться не собирался. Так, приехал погостить, полюбоваться на чужие интриги. Оказывается не все так просто в данном королевстве. Не зря же принц ведет разгульный образ жизни, не афишируя свои магические склонности. Не зря же к нему приставлены магически одаренные соглядатаи, пекущиеся о соблюдении магической тишины. В свите и доме Хрвазза много одаренных специфическими способностями людей, поэтому такие помощники незаменимы. Понять бы, что искала Ноя, и самое главное, для кого она шпионит. Надеюсь, на отца принца, иначе я не дам и ломаного гроша за жизнь Фадора.
   Конечно, Дорка найдет возможность прибрать к рукам ослабленный и обезглавленный Гаон, только понадобится время и другая интрига. Однако терять еще и Савайю, у него явно не входило в планы. Вполне можно в будущем поменять принцев, главное, чтобы у Савайи к тому времени уже был наследник мужеска пола.
   А теперь пора вернуться к иерархии Савайи, пока на повестке дня меня интересует именно эта страна. Тан фон Бров - молодой, амбициозный кузен, но скорее родственник не принцесс, а самого правителя. Представляет собой некоторое препятствие, так как его претензии на трон более обоснованы правом рождения. У Хрвазза не поднялась рука уничтожить одного из потомков в череде бывших наследников. Мужчина, правда, ведет себя несколько неадекватно и компрометирует свои претензии на престол. Хотя кто всерьез считал препятствием пагубные пристрастия. Наоборот, таким государем легче управлять кучке охочих до власти придворных. Везде интриги.
   Есть еще Аргодай. Темная лошадка и ближайший советник Хрвазза. По словам той же Малиэны, он тщательно следит за приличиями в господском гареме, однако династических претензий не предъявляет. Из книги же выходило, что Аргодай - младший брат правителя Савайи. Участник нескольких военных компаний, которые вел Хрвазз и молчаливая тень, следующая за своим господином. Вот с ним я бы пообщалась.
   Выходило, что Аргодай мог стать очередным наследником, если у дочерей Хрвазза не случится детей, особенно мальчиков. Правда, в отличие от того же любвеобильного в общем старшего брата, Аргодай никогда не был женат и побочных отпрысков не имел. Как-то не заботятся братья об укреплении собственной династии. Тан фон Бров в этом им не помощник - он больше наследник свергнутой династии, чем прихлебатель новой.
   При дворе Хрвазза, который управлял страной железной рукой, но совершенно не умел плести интриги, разворачивались настоящие подковерные баталии, создавались коалиции, направленные не столько на укрепление новой династии, сколько на появление еще одной, более крепкой и сильной. Тан фон Бров мог стать во главе этой коалиции, если бы не его постоянные попойки и дебоши, а еще кажущееся пренебрежение своим положением в обществе.
   Юная Малиэна, в родословной которой я тоже обнаружила кровь свергнутого правителя, видимо уже пыталась подобраться к названному кузену принцесс на выданье, однако потерпела крах на этом поприще. Молодой тан недолюбливал женщин и предпочитал общество мужчин. А еще за нею следил Аргодай, который, видимо искренне любил брата и не собирался переходить ему дорогу, по крайней мере, раньше положенного срока. Из книги, выданной мне башней, я нашла ссылку на то, что Малиэна оказалась призом в очередной маленькой внутренней разборке с восставшим кантоном. Девушку обнаружил именно Аргодай, однако по душе пришлась она старшему. Я с интересом взглянула на имеющийся в книге портрет девушки (все иллюстрации к фолиантам делала башня, для большей наглядности материала, особенно исторического) и была рада, что мое чутье не подвело. Малиэна смотрелась шикарно и весьма молодо.
   По всему выходило, трон Хрвазза хлипок и держится только благодаря его крепкой воле и поддержке брата. Не станет правителя, страну раздерут на кантоны зарвавшиеся вершители правды, и в этом им поможет все тот же отец Фадора, которому совершенно не нужен сильный враг под боком. Если конечно, Фадор вовремя не подсуетится занять вожделенный трон, укрепив, таким образом, положение границ отцовского государства.
   Ощутив, как взвыл голодный желудок, я, наконец, соизволила оторваться от изучения политического устройства мира. Вспомнив о том, что так и не ела толком, я оставила книги на пюпитре, решив вернуться к ним несколько позже, потопала в кухню.
   Многое стало понятным, сложились основные кусочки паззла. Конечно, из всей картины как-то выпадало участие неудавшихся воришек, непонятно что искавших в комнате у принца. К тому же что понадобилось на полках маленькой служанке, которая и так на стороне принца. Или не на стороне? Да еще участие в игре Малиэны. Можно ли между ними провести параллель? Вполне может быть.
   Едва не оступившись на лестнице, с трудом сумела сохранить равновесие, схватившись за стену, решила на некоторое время отложить свои изыскания и заняться непосредственными действиями. А именно нормально дойти до кухни и поесть.
   Уплетая ужин, для себя решила, вернуться в каморку с зеркалом уже утром. Посему устало зевнув, прошла непосредственно к себе, читать тоже не хотелось. Раздевание и подготовка ко сну не заняли много времени, но я не стала отягощать мозг лишними размышлениями. Подумать можно более продуктивно и с утра. Немного по припиравшись сама с собой, я подошла к окну и, распахнув створки, прислушалась к внешнему миру. На этот раз, правда, вокруг в эфире стояла тишина. Скорее всего, вчерашние охотнички убрались с запретной территории, стараясь побыстрее избавиться от пойманной добычи.
   Досадливо поморщившись, устроилась в кровати. На этот раз сон пришел быстро, сказалась предыдущая бессонная ночка.
   Утро началось, как и всегда. Просыпалась я сама, без участия башни. Не приученная к дворцовым этикетам, я вела дневной образ жизни, отдавая предпочтение бодрствованию именно днем, а спать ночью. Да и моя предыдущая работа наложила этот отпечаток на мой характер. Легче обнаружить неугодного дома именно в утренние часы, когда придворные отдают должное полноценному отдыху, навеселившись до того в ночные часы.
   Одевшись в длинное платье на этот раз яркой голубой расцветки, с высоким лифом и широким поясом под грудью, обозначившим тонкую талию, я не стала накидывать на себя безрукавку из меха, взяв ее с собой. Волосы я заплела в косу и закрепила ее на затылке в виде круга. Несмотря на многовековое заточение, я считалась чистоплотной, могла по нескольку часов не вылезать из ванны. Сегодня я тоже не смогла проигнорировать свои привычки, а потому выбралась из комнаты достаточно поздно. Как всегда спустившись в кухню, плотно позавтракала и задумалась, куда направить свои стопы. В библиотеку или все же навестить переговорную? Без особого труда поддавшись на мысленные уговоры, решила на этот раз не игнорировать комнату с зеркалом и вначале спустилась туда.
   Зеркало встретило меня обычной тишиной и темнотой. То есть разочаровало своим, совершенно не активированным видом. Потоптавшись вокруг него и не решившись на самостоятельную активацию, кто знает, каким образом оно может отреагировать на мое вмешательство, я разочарованно отступила. Его активацией всегда занимался сугубо принц, и мое вмешательство может изменить настройки, а потому я отправилась в библиотеку. Вечерний приход тоже не дал положительного результата. Принц где-то прохлаждался. На секунду похолодев от нахлынувшего страха, а вдруг это все. Я отогнала мрачные мысли. Башня вряд ли способна на подобную подлость. Скорее всего я бы просто не нашла дверь на прежнем месте, а не вот такое ставшее обычным зеркало. О синхронизации наших встреч я так и не сказала, а потому и, приходилось ругать только свою, пустую голову.
   Интересно, чем так занят принц? Неужели решил стать зятем Хрвазза? Или охмуряет Малиэну? С него станется нечто подобное, особенно последнее. Чувствуя начинающееся раздражение своевольными действиями принца, я отправилась в библиотеку. Как только появится в эфире, выскажу все, что я о нем думаю. И о его отце, обожающим далеко идущие интриги.
   Так прошло три дня. В тревоге, беспокойствах, размышлениях, раздумьях, смятении, изысканию оптимальных методов порицания. Принц по-прежнему не давал о себе знать, заставляя меня думать о нем невесть что. Изведясь в конец, я плюнула на Фадора и в кои то веки занялась своими проблемами. Первым делом, я озаботилась удобствами, натаскав в комнату подушек, пуфов, даже одеяло притащила. Между делом вспомнив об оговорке принца на счет моего лица, внимательно рассмотрела рисунки на коже. Фадор оказался прав, в вязи произошли изменения. Внимательно изучая рисунок, я все больше и больше убеждалась в одном - изменения явно не прошли без участия принца и его крови. А раз так, башня проводит собственные изыскания и может быть пытается убрать воздействие магии принца. Это может быть своеобразной защитной реакцией на непрошенное вторжение. Рисунок на щеке медленно, но неуклонно перемещался замысловатой вязью вниз на область шеи. Пока еще отростки были малы, но первые лапки уже протянулись до подбородка и немного продвинулись дальше. Замысловатая по красоте, хорошо еще не цветная, а изготовленная в одном цвете, вязь красноречиво говорила о своем магическом происхождении. К тому же прикосновение не давало никаких тактильных ощущений пальцам. Чем больше я разглядывала свое отражение, мне все больше казалось не случайным появление татуировки на моей коже. Появилась башня, появились мои рисунки. Это могло означать родство с башней. Вернее возможность срастания моей сущности с плетениями башни. Тем самым я, получается, растворяюсь в плетениях, может даже уже встроилась в эти плетения. Надо бы не забыть попросить принца проверить плетения, из которых состоит моя сила. Или немного иначе, башня встроила мои возможности в свои плетения, а значит, я никогда не смогу вырваться из-под опеки тюремщицы. Открытие на уровне бреда, однако, все это не показалось мне абсурдом. Подобное вполне могло произойти со мной. Чем же я так насолила ведьме, что она создала настоящий шедевр, превратив его в тюрьму для особо опасной преступницы.
   А принца все нет. Ррррр. Настроение совершенно испортилось. Зато назрело решение не помогать Фадору в его чертовых проблемах, пусть со своей жизнью разбирается самостоятельно.
   На четвертый день я уже старалась на себя не смотреть. Из зеркала на меня пялилась злая, рычащая, свирепая, потерявшая терпение девица. Поэтому, обложившись книгами, я усердно их штудировала. Заодно, просто на всякий случай, я выбрала из коллекции парочку коротких кинжалов с явной магической сутью. Мне взбрело в голову попытаться передать принцу одно из изделий башни, заодно проверив, как моя тюремщица отреагирует на подобное святотатство. Во мне зажегся огонек исследователя, даже в ущерб собственным интересам. К тому же если в будущем понадобится, впредь буду знать, что можно метнуть сквозь зеркало, дабы убедить принца в своих благих намерениях.
   Я сидела на полу, а вокруг разложила книги по политике, экономике, военной стратегии, этикету. Я просвещалась. А ожидание контакта затягивалось, приводя меня в бешенство. Все утро я посвятила снятию стресса с помощью избиения своего оппонента на ринге. Башне пришлось несколько раз возобновлять моего спарринг-партнера, пока я, наконец, выпустила основной пар. Не став снимать мужской костюм, я после легкого обеда, кусок в горло не лез от волнения, вернулась в любимую комнатушку. Улегшись на пол и подперев голову руками, я училась. Никогда не думала, что отсутствие принца по каким-либо причинам так меня заденет.
   Время постепенно потекло к вечеру. Чувствуя, не дождусь загулявшего принца, я тяжело поднялась с пола, пытаясь размять затекшие конечности. Несколько раз, проверив собственное чувство прогнозов, решила, что с Фадором не могло произойти ничего особо опасного. Однако его молчание напрягало. Придет, сделаю выговор и разнос в духе Варги Хромой.
   Переплетя косу, я отнесла книги на стол, оглянулась в поисках забытых и замерла, глядя на зеркало...
   Темная поверхность постепенно мутнела, и тут в середине этой дымки стало светлеть, проясняться. Никогда ранее не видев воочию, начала активации, я с интересом наблюдала за включением зеркала в рабочее состояние. На секунду даже серебряная окантовка потемнела, а потом словно вспыхнув, стала прежней. Тут же в зеркале точно включился свет, а заодно проявилось и звуковое сопровождение, оглушив меня многообразием звуковых шумов.
   Открыв рот, я с широко распахнутыми глазами взирала на открывшееся в зазеркалье пространство. А там было на что посмотреть. По крайней мере, комнаты принца там не наблюдалось. Я видела огромный, теряющийся в полумраке зал, освещенный расположенными под потолком тремя масштабными люстрами, оснащенными многотысячными магическими свечами. Однако их света не хватало для полного освещения зала, и его реальные размеры терялись, размывались по углам темными закутками. При этом я заметила ослепительное убранство зала, явно для бушующего в данный момент празднества. И только потом до меня дошло - а в зале-то множество разнообразных людей, одетых в кричаще шикарные наряды. Они праздно прошагивались по залу прогулочным шагом, изредка останавливаясь и кланяясь между собой. Я видела мужчин и женщин разных возрастов; юных смущенных девушек, в сопровождении чопорных кумушек; восторженных юнцов, петухами прохаживающихся вокруг этих же девиц на выданье; более степенных мужчин, в возрасте рыцарей; замужних леди, с высока глядящих на своих не таких везучих товарок. Я смотрела на уже в годах лордов и леди, благосклонно наблюдающих за непоседливой молодежью. На безликих слуг, тенями снующих между праздно гуляющей публикой, разодетой в пух и прах. На мальчиков, будущих рыцарей, допущенных на столь поздний бал и выполняющих роль бессловесных письмоносцев. На досужих до сплетен кумушек, раскланивающихся между собой и стремящихся запомнить все происходящее в зале до мельчайших подробностей. На молчаливых рейтаров, оберегающих покой праздной публики. На малочисленных царедворцев, с постными лицами, ожидающими окончания торжественной части, чтобы после нее поскорее удрать домой, к милым сердцу бумагам и планам на будущее.
   За гранью моего взора невидимый оркестр наигрывал легкую мелодию, оставаясь пока простым фоном. Интерьер поражал вычурностью, аляповатостью, пышностью, множеством цветов, гирлянд, свечей магического происхождения, запредельным богатством, непомерной роскошью. Огромные колонны несколько скрашивали интерьер и уменьшали чрезмерно обширное помещение, давая иллюзию одиночества в столь неподходящем месте для свиданий или другого рода встреч.
   С трудом наощупь найдя кресло, я плюхнулась в него и, чувствуя несостоятельность языкового аппарата выдавать хоть какие-нибудь звуки, открыла и закрыла несколько раз рот. Я находилась буквально прямо перед поглощенными своими переживаниями людьми. Если кто-нибудь поднимет взгляд, то меня заметят. Мне стало нехорошо. Очень нехорошо. Убью принца и сразу, едва появится. Так подставить.
   - Ну как тебе? - Радостно улыбающаяся физиономия принца проявилась на фоне разворачивающегося празднества.
   - Тты. - Я хватанула воздух, пытаясь прийти в себя. Принцу просто несказанно повезло, что я не играла в этот момент с кинжалами, иначе бы сейчас он не разговаривал со мной так радостно и самодовольно, пригвожденный к ближайшей колонне. Я про них попросту забыла, ошеломленная подобным включением моей особы в гущу событий.
   - Не бойся, тебя никто не видит и не слышит. - Заверил меня принц, не понявший моих потуг.
   - У меня нет слов, - тихо прошипела я, глядя в ничего не понимающие кристально честные глаза Фадора. - Одни эмоции и те в отрицательном ракурсе. Что ты придумаешь в следующий раз, а?
   - А что такого? - На лице принца отразилось искреннее недоумение моим столь нелестным отзывом. - Ты же хотела попасть на бал. Я это организовал. Что не так-то?
   - Все. - Я низко зарычала. Неужели я? Да, верно, зарычала. - Предупреждать надо заранее. Ты понимаешь, что я пережила, включившись в бушующий вокруг праздник? Никогда не думала, что нуждаюсь в подобной массе народа, пялившегося на меня. Это словно пережить свою показательную казнь, когда меня при всем честном народе объявили черной ведьмой, наведшей порчу на семью правителя. Это феерично и лестно, что ты подумал обо мне и о моем непосредственном участии в увеселении, только я не захватила бинокля, чтобы с галерки наблюдать за празднующими.
   - Варга, я так много сделал, - Фадор разочарованно и виновато смотрел на меня. Мужчина не мог понять моего недовольства столь хорошо проделанной работой.
   - Хорошо, прощаю, - сменила я гнев на милость, - что дальше?
   - Перед тобой бал в честь помолвок.
   - Погоди, - перебила я принца, хищно прищурившись, - они, что, уже прошли?
   - Они, кто? - Не понял моих высказываний мужчина, округлив глаза в желании осознать, что опять не так.
   - Помолвки, - терпеливо объяснила я впавшему в ступор принцу.
   - А, - тот, наконец, отмер и облегченно перевел дух, даже шумно выдохнув от облегчения, - нет, где то с середины празднования начиная со старшей принцессы, пойдут официальные чествования.
   - Кто твоя нареченная, - я пытливо взглянула на мужчину.
   - Подожди до ...
   - Э нет, мой дорогой. Еще одна такая выходка, и я за себя не ручаюсь. Лучше назови имя сразу, остальных пусть ждет сюрприз. У меня нервы не железные. Могу начать орать прямо посередине вашего представления.
   - Здесь никто не услышит. Связь односторонняя и только со мной. После того как я отойду от зеркала, тоже перестану слышать. Иначе не смог бы провернуть аферу с зеркалами.
   - Подстраховался паршивец. - Я поморщилась такой самостоятельности принца. - Не забудь, потом мне объяснить суть произведенных манипуляций. - Сделала я зарубку на память. - Надеюсь, основное зеркало осталось на месте?
   - На месте, не таскать же мне тяжести по дворцу, прислуга не поймет, да и донести может. - Поморщился Фадор, представивший подобную картину перед своим внутренним зрением. Видимо воображение богатое, раз так скривился. - Так и быть, только ради твоего спокойствия. Моей избранницей стала Сурка.
   - Что-о? - Я вскочила с места и рванула к зеркалу, с очередным намерением избавить принца от необходимости топтать наш бренный мир. Ему несказанно везет с зазеркальем, иначе от меня практически невозможно избавиться. Где мои кинжалы, эх. Как чувствовала, понадобятся. - Почему?
   - Ход конем.
   - Я тебе дам ход конем. - Мои пальцы, сейчас больше похожие на скрюченные когти, непроизвольно сжимались и разжимались, ища каким это образом сдавить горло недосягаемого для меня принца. - Она еще горький ребенок. Что ты с ней делать будешь? В куклы играть или фантомы создавать? И Хрвазз одобрил выбор дочери?
   - С чего ты решила, что это обоюдный выбор? - Принц насторожился.
   - Догадалась. - Я с трудом уняла трясущиеся, сведенные судорогой руки. Оглянувшись на кресло, подумала немного и решительно села, постепенно снимая напряжение. Все-таки башня научила терпению. - Я так понимаю, время ты провел с пользой. Только непонятно, зачем тебе любимая дочурка Хрвазза. Неужто вы с ним договорились о наследнике? Большая у вас разница в возрасте?
   - Не очень, - Фадор говорил осторожно, явно фильтруя свои слова и настороженно поглядывая в мою сторону. - Всего двенадцать.
   - Двадцатишестилетний придурок, - припечатала я, совершенно не стесняясь крепких выражений. Я могу и помасштабнее сказануть, уши в трубочку завяжутся. - Ладно. Когда вы с нею решили осчастливить отца своим решением?
   - Да уже два дня с тех пор минуло. Сурка сама пришла ко мне.
   - Час от часу не легче. - Закатила я глаза к потолку, услышав подобную фразу о юной наивной девушке. - Рассказывай.
   - Два дня я провел в обществе тана фон Брова, - начал принц издалека. - При этом созрело решение, каким образом встроить тебя в бал. На третий день, когда основная масса народа обреталась в объятиях утреннего сна, я стал воплощать идеи в реальность. Обследовал зал на наличие магического вмешательства и обнаружил парочку зеркал, использующихся в качестве наблюдательных. Мне повезло, что никому не пришло в голову проверить их работу непосредственно. Кстати, твое зеркало по-прежнему настроено на передачу по обычному каналу.
   - Не произойдет накладки? - Напряглась я.
   - Нет, по ходу трансляции постоянно держу связь. Я настроил две параллельные линии друг с другом никак не связанные. Здешние зеркала обычные передатчики. Подобное легче спрятать от посторонних. - Фадор перевел дыхание. - Так вот, пока я занимался настройкой зеркала, Сурка и нашла меня. Мы около суток общались, даже сходили погулять, она показала неплохой сад и зверинец. Хрвазз большой любитель экзотики, но собирает птиц. Я поинтересовался у девушки на счет новых поступлений, особенно из Запретного леса. Однако Сурка ничего такого не знает. По ее словам так далеко охотники не забредают. А у чужих Хрвазз птиц не берет, даже подарки не оставляет, или дарит своим приближенным, или умерщвляет. В этом плане он подозрителен. Вечером следующего дня она пришла на прием к тану и вызвала меня на коридор, совершенно не скрывая своих намерений. Там же в коридоре и попросила стать ее женихом и впоследствии мужем.
   - Чем апеллировала? - Нетерпеливо подогнала я принца.
   - Чересчур настойчивыми приставаниями со стороны одного из гостей. Отцу говорить побоялась, мотивируя тем, что отец может быть и не против подобного исхода дела. Я ей показался наиболее приемлемой кандидатурой.
   - А брак тоже фиктивный будете заключать? - Наконец сердце пришло в относительный порядок, и я стала мыслить трезво и спокойно. Надо же так напугать. Одни сплошные стрессы.
   - Нет, - коротко ответил принц. - У меня на этот счет четкие указания.
   - А кроме указаний? - Я прищурилась. - Если исходить с такой вот позиции, ваши любовные утехи будут напоминать банальное изнасилование.
   - Нет, девушка мне по-настоящему нравится. - Фадора передернуло и перекосило от моих откровенных слов. - Конечно, для хорошего крепкого брака нужны более длительные ухаживания, но Сурка и сама согласна.
   - Только без интимных подробностей, - я замахала руками, даже боясь представить подобное. - Какими словами и действиями ты будешь ее ублажать в вашу первую брачную ночь, оставь при себе. Это на твоей совести. Указания отца не пришлись по душе, так?
   - Указания? - Принц недовольно нахмурился, мой вопрос совершенно не пришелся ему по душе. - Отчасти.
   - О наследнике Гаона догадался или просветить? - Мой взгляд стал цепким, колючим, расчетливым.
   - Гаона? - В глазах принца вспыхнуло откровенное недоумение.
   - Значит, этот поворот уже отменили, - я цинично кивнула. - Ты знаешь, что отец неспроста сунул тебя в посольство?
   - Знаю, обнаружил письмо от брата. - Фадор скривился как от оскомины.
   - Про Гаон он распространяться не стал, понятно. - Я снова кивнула, раздумчиво наблюдая за принцем. - А Дорка неплохой интриган, не считаешь?
   - Считаю. Только, кто у меня спрашивает мнение на этот счет. - Принц оказался недовольным подобными вопросами с моей стороны.
   - Не очень зол папочка твоими выкрутасами? - Я приподняла вопросительно бровь.
   - Поздно. - Злорадно ухмыльнулся Фадор. - Хрваззу неважно кто станет супругами остальных дочерей.
   - Значит все же магия. - Мне было над чем подумать и пальцы сами, опустившись на подлокотник, забарабанили по нему.
   - Не совсем, - принц тяжело вздохнул, пускаясь в пространные объяснения. - У Сурки, усиленная родовая линия, отвечающая именно за рождение мальчиков, отец постарался. У меня в роду тоже преобладают мальчики. По просьбе Хрвазза я прошел сканирование и знаю, что первенцем должен быть сын. Мы заключили договор, выгодный обоим.
   - А Малиэна? - Не преминула я напомнить о зазнобе.
   - Ее выслали день назад. Аргодай постарался. - На удивление принц казался спокойным, собранным, уравновешенным. Явно продумал свои ответы для моей впечатлительной и въедливой особы.
   - Обвинения прозвучали? - Я с интересом прищурилась.
   - Да, для выяснения ее беременности.
   - Фадор, надеюсь это не ты? - Я не верила в ахинею, которую несла, однако не спросить не могла.
   - Не я. Мои возможности, к продуктивному оплодотворению заморожены еще со времен моей отправки в составе посольства. - Мужчина несчастно покривил губами. - Отец подстраховался. Они придут в норму сегодня, после объявления нареченной невесты.
   - Со стороны отца не будет подлянкой разморозить твои способности только после объявления определенной невесты? - Поинтересовалась я, подспудно восхитившись подобной подстраховкой. Дорка мне все больше и больше импонировал.
   - Нет, я сам наблюдал за процессом. - Фадор недовольно покосился в мою сторону. - К тому же изначально в мои обязанности не входило обязательное супружество.
   - Понятно. Отлично спелись, и что самое восхитительное, весьма быстро и продуктивно. - Я краем глаза взглянула на веселящийся народ. - Ты так и просидишь рядом?
   - Да нет, - Фадор вскинулся, точно вдруг вспомнив, где находится. - Я только просвещаю тебя. Потом обязан быть в зале. Не станешь скучать?
   - Я, да после такого, - я кивнула в сторону зеркала, - никогда. Мне адреналина хватит еще на несколько перерождений.
   - Варга, у меня к тебе серьезный и не очень хороший разговор, он тебе может не понравиться. - Принц осторожно взглянул на меня с выражением тревоги, промелькнувшей на его красивом лице.
   - То есть? - Я мгновенно напряглась, почуяв недоброе.
   - Это на счет твоего заточения. Но пока я не располагаю достаточным временем для разговора, он может затянуться.
   - Хорошо, когда поговорим? - Тревога возросла, но я мгновенно одернула свое нетерпение.
   - Не уходи надолго из комнаты, хорошо? - Попросил принц.
   - Постараюсь. - Я кивнула, не став для разнообразия, ерничать. - По крайней мере, я дождусь твоего официального введения в права будущего супруга. Не верю в твое откровенно кристальное признание, пока не увижу и не услышу воочию. На сколько часов растянется сие удовольствие?
   - Практически до самого утра. - У Фадора видимо закончилось время, и он стал нервничать всерьез, постоянно поглядывая в сторону зала.
   - Иди уж. - Отпустила я принца.
   - Слушай, - Фадор коротко кивнул, - у меня и впрямь уже нет времени. Ты можешь спокойно и без всяких опасений оставаться проявленной со стороны гостей, наблюдать за течением бала. Можешь и уйти, когда надоест. Только загляни утром. Это важно.
   - Я тебя услышала. - Кивнув, я отпустила мужчину, понимая, что его рассказа я дождусь непременно. Он меня дико встревожил и настроил на будущие неприятности. На душе заскребли кошки от неприятного предчувствия.
   - Только не торопись тревожиться. - Попытался успокоить меня принц.
   - Заметно? - Я скептически вздернула бровь. - Расслабилась, забываю, как держать лицо. - Посетовала я, дабы разрядить накалившуюся обстановку. - Вот завтра и поймем, какой уровень тревоги включать.
   - Не то чтобы очень заметно. - Льстец в лице Фадора поднял голову, решив подсластить горькую пилюлю. - Ты неплохо держишься.
   - Иди уже. - Оборвала того я, не желая выслушивать череду столь необоснованных комплиментов.
   Не став больше задерживаться, Фадор живо сбежал к своей новоявленной невесте. Оставшись снова в одиночестве, я с неприязнью обратила свой взор в сторону зала. Да, я просила показать мне бал местного масштаба, но сама никогда не посещала подобных празднеств в бытность свою при дворе брата. Ну не мое это. Ощущать ненавидящие взгляды, буравящие спину. Братик, убирая неугодных ему людей, оставлял при дворе их жен и дочерей, которые доподлинно знали, чьими руками произведена очередная зачистка. Конечно, я могла не обращать внимания на подобные взгляды, совесть меня не мучила. Однако балы я не любила. Чересчур гнетущая обстановка вокруг не способствовала расслаблению и наслаждению музыкой и танцами, и всегда действовала на мою психику отрицательно. К тому же я не любитель праздных шатаний в потемках, пьяных обжиманий позади колонн, да глупого хихиканья над такими же глупыми и бездарными комплиментами. Всегда отдавала предпочтение умным людям, обремененных наличием здравомыслящих мозгов. При этом наличие танцевальных умений не обязательно, я и сама не блистала подобным умением.
   Подобное происходило со мной и сейчас. Я, передернув плечами от прошедшей по спине неприятной волне неудобства, все же настроилась выдержать хотя бы несколько часов в обществе этих разодетых и безмозглых людей с титулами. В зале по-прежнему играла ненавязчивая музыка, бродили парочки, скрываясь в темноте колонн, танцевали более строптивые, судачили меж собой гости в годах. Я безошибочно в этой круговерти обнаружила Хрвазза на небольшом возвышении и в окружении его дочерей. Все девицы, высокие, кроме одной, стройные, с горделиво поднятыми головами, настоящих цариц. Все хорошо одеты, сообразно теперешней моде, практически не скрывающей полноты груди и словно обтекающих тело тканей. Подобный фасон сложно назвать именно платьем, скорее уж цельные куски ткани, обволакивающие фигуру и не дающие возможности скрыть огрехи последней. Для меня девицы на выданье выглядели весьма эффектно, но не ярко, в отличие от приглашенных гостей женского пола. Те щеголяли настоящими роскошными, даже чрезмерно, туалетами. Вот последнее чувство такта в принцессах мне и понравилось. Хрвазз привил своим дочерям подобие природного вкуса, коим явно обладал и сам.
   Претенденты толпились несколько в стороне от возвышения, негромко переговариваясь и поглядывая в сторону своих будущих избранниц. Возле приезжих принцев наблюдались и старшие представители посольств, коим было поручено выполнить основную работу по устройству судеб своих подопечных. В отличие от принцесс, объединенных родством, соискатели на руку и сердце, являли собой толпу разношерстную и одетую согласно моде, принятой в их вотчинах. Я мгновенно узнала представителей Небесного края, их наряд даже в мое время, считался из разряда, вырви глаз. Остальные принцы оделись не настолько чопорно и пышно. Решили все же оставить собственную внешность приоритетной в выборе девушек или что более верно, их отца.
   Вокруг самых важных приглашенных на этом балу гостей ярче всего горели магические огни и толпились придворные. Многим перепадет после основной дележки. Я с растущей брезгливостью заметила зазывные взгляды молоденьких девиц, помощниц принцесс, прохаживающихся неподалеку. Все они явно настроены на получение хорошего куша, после основного выбора.
   В толпе соискателей на руку и сердце принцесс я обнаружила и Фадора. В отличие от своих оппонентов он был спокоен, собран, серьезен, зная заранее от уготованной ему участи. Не все принцы и соискатели так уж и в неведении относительно своей участи.
   Фадор стоял, иногда посматривая в сторону моего зеркала, а иногда и в сторону будущей невесты. Высокий, одетый в отличный костюм в темных тонах, принц Дарваша выгодно выделялся среди других претендентов. Темные волосы, небрежно падали на лицо, придавая его лицу загадочность и одухотворенность. Что принц красив, я уже раньше говорила, но в нем наблюдалась эдакая царственная осанка, мгновенно выделяющая Фадора из толпы остальных принцев и практически наследников своих стран.
   Стук церемониального жезла заставил меня дико вздрогнуть и чертыхнуться в полголоса. Я совершенно забыла о течении церемонии, ради которой все собрались в тронном зале. Вот этого я тоже не люблю. Строгий распорядок во всем, что касается проведения церемоний. Сплюнув в сторону, я обратилась вся вслух, заранее распределив пары и гадая, скольких из них я отгадала верно.
   И девушки, и соискатели подтянулись, с тревогой поглядывая только на старшего представителя почтенного семейства. Как я и рассчитала, дележка не стала для меня сюрпризом, а про Фадора я узнала заранее. Потому только досадливо поморщилась и внимательно присмотрелась к некоторым представителям мужского рода в посольствах, коим сие распределение не пришлось по нраву. А еще Марджика оказалась в полном нокауте, когда стала невестой представителя Небесного края. Невысокий, сутулый принц смотрелся не очень рядом с красавицей принцессой. Итак, церемония представления нареченных пар завершилась. За ней последовали расшаркивания, выражения в почтении и вечной дружбе. Я заметила несколько потерянных девиц, явно, не ожидавших подобного расклада. Эта церемония по времени оказалась не короче самого представления миру нареченных пар.
   Я наблюдала. Во мне проснулся профессионал, и я старалась заметить все недовольные взгляды, огорченные вздохи, расчетливые мины на лицах, обращенных сугубо в сторону Фадора. Я словно видела воочию, как крутятся шестеренки будущих прихлебателей и оппонентов лично интересующего меня принца.
   После объявления своей пары, Фадор присоединился к Сурке и, взяв ту за руку, так и не отпустил до конца церемонии. На удивление они весьма гармонично смотрелись вместе. Оба высокие, стройные. Сурка светловолосая, хрупкая, нежная, но целеустремленная, а Фадор - темноволосый принц маг, с расчетливым умом.
   Гости о окончанию церемонии перешли в другой зал, немного поменьше, но вот мне пришлось довольствоваться опустевшим. Переход в другие помещения моего магического ока не обсуждался. Досадливо вздохнув, я решила, ничего плохого с Фадором в обществе невесты не произойдет, так что мое присутствие в пустом зале явно лишнее расточительство. Время давно к утру приблизилось, пора и баиньки. Надо же дать башне отдохнуть.
   Я устало распрямила свои члены, потом встала, и спокойно оставив зеркало активированным, вышла из комнаты. Оглянувшись на закрытую дверь, всегда опасалась облома со стороны башни, но дверь осталась на месте, немного постояла. Вокруг разливалась звенящая тишина, после шума и гама зазеркального мира. И это было волшебным, я совершено отвыкла от шумной толпы придворных.
   Ступени показались длинными для моих уставших и потерявших чувствительность ног. Однако я упрямо поднялась именно в свою комнату, а не остановилась на этаже библиотеки. Раздевшись, я упала в кровать и, запрятав свое тельце в одеяло, удовлетворенно закрыла глаза. Фадор пристроен, пусть и не так, как думалось мне раньше, однако он под защитой самого правителя. Осталось разобраться со шпионами, наведавшимися в покои принца.
   Надеюсь, принца не переселят? Я от неожиданности даже привстала с подушки, так эта мысль неприятно кольнула в область сердца. Кто знает эти дворцовые церемонии, вдруг им уже положено стараться ради будущей короны? Поморщилась. Мысль оказалась неожиданно плоской и неприятной, словно я вторгаюсь в чужой мне интимный мир.
   Уснула я не скоро, хотя честно старалась отрешиться от всех мыслей и просто дать отдых уставшей голове, гудящей после высиженного многочасового бала. А проснулась как всегда с рассветом. Помня об обещании принцу, заглянуть в комнату, я не стала тормозить развязку. Одевшись, как и всегда в простое, облегающее фигуру платье, на этот раз насыщенного красного цвета с золотыми вставками по всей его длине, накинула поверх него короткую, до колена, меховую безрукавку. Люблю меха, старая страсть. Волосы переплела в простую косу, закинув ее на спину. Кухню на предмет завтрака, я все же посетила, не стоило нервировать башню по пустякам. И только съев легкий завтрак, отправилась в комнату на аудиенцию с принцем Фадором.
   Как и всегда замерев на мгновение от страха, вдруг мое приключение уже закончилось, я толкнула дверь и оказалась в полутьме небольшого помещения. В комнате оказалось тихо и одиноко, без каких-либо изменений. Присутствия принца не наблюдалось. Пожав плечами, прошла в глубину комнаты и приблизилась к зеркалу, едва заметно мерцающему в полутьме. Оно осталось активированным, что могло означать все что угодно. Фадор вполне мог уже отметиться и не застав меня, отправился к своей основной пассии, а мог еще и не приходить.
   Немного покрутившись у зеркала, я отправилась в библиотеку, решив посетить искомую комнату попозже. Ожидание оказалось долгим и затяжным. В течение всего дня я то и дело наведывалась к зеркалу, но изменений не происходило. В последнее время эти ожидания стали нервировать, точно от разговора с принцем зависела моя жизнь. Как собеседник, принц мне нравился. Конечно, его вечная манера попустительства и безалаберности выводили из себя, но приток адреналина в моей ситуации как нельзя, кстати, к тому, же рискует, то принц. Устала я как-то от размеренного и неспешного течения времени в моем маленьком мирке, ограниченном стенами башни. Втайне от самой себя я лелеяла надежды, что башня не станет закрывать мне доступ к внешнему миру, да и самому Фадору не наскучит мое общество. Я взрослая девочка, а по сравнению с собеседником и вообще старшая и умудренная прожитыми годами женщина, могу справиться с соблазнами. Главное, чтобы принцу не надоело.
   На следующее утро, я не стала долго размышлять и перебралась в комнату окончательно. В отличие от принца, времени у меня хоть отбавляй. Могу и подождать, если нет другой возможности. На Фадора не злилась. Мало какие дела его задерживают. С той стороны зеркала кипит многогранная жизнь, в отличие от моего затхлого существования. Удобно усевшись на полу (я, наконец, притащила одеяло и подушки), занялась своим самообразованием. Вчера под вечер я обнаружила книгу, до того никогда не попадавшую в мои руки. Небольшой раритет, созданный по ощущениям даже до моего рождения, вызывал во мне какой-то непонятный трепет. Я и раньше замечала эту книгу на полке, но как-то всегда находились более интересные экземпляры и фолиант оставался на своем месте. Сегодня с утра я наоборот, отринула все посторонние интересы и занялась именно прочтением этой книги. К тому же ее изучение не должно занять много времени. За свои годы заточения я улучшила навыки чтения и могла читать очень быстро.
   Книжица оказалась занимательной. В некотором роде сборник старинных легенд и опусов, о наличии которых я даже не подозревала. Перебрав несколько рассказов, я, наконец, остановилась на одной странной и встревожившей меня легенде. В ней рассказывалось о старинном кровавом культе, когда то распространенном на территории именно той страны, которая впоследствии стала подчиняться тиранству моего братца. Странный, кровавый, отчего-то привлекавший в свои ряды множество отребья из младших сыновей местных и не очень князьков, культ. Основу культа составляли кровавые жертвоприношения, направленные на уничтожение и подчинение народа, для отправления их треб. А еще много в этой легенде говорилось именно про артефакт крови, способный в плохих руках стать мощным оружием уничтожения и порабощения. А еще о вечной колдунье, хранительнице этого камня, обязанной сохранить камень нетронутым чужими, особенно плохими руками. Артефакт являлся сильным и мощным камнем, способным дать длинную жизнь, убрать любую болезнь, вызвать положительные эмоции, вырастить растения, подчинить животных и многое другое. И одновременно в руках кровавых жрецов камень способен сотворить самое страшное и масштабное зло. Он давал могущество, а вот направление выбирал сам, в чьих руках в данный момент находился артефакт. Так вот за этим камнем велась настоящая тотальная охота, и в конце легенды даже упоминалось о том, что его едва не забрали представители культа. Камень удалось спасти очередной хранительнице. Вот тут меня ждало первое потрясение. Имя хранительницы мне странно напомнило одну женщину, о которой мне часто рассказывала моя няня. Имя, которое я вспоминала сначала с теплотой, а разобравшись, постаралась навсегда изгнать из своей памяти, наряду с именами отца и братца. Фаэтина Нежная, о которой так долго вздыхал оставленный отец. Моя мать, на возвращение коей я надеялась все мое безрадостное детство.
   Каким образом эта женщина попала в сборник старинных легенд, о которых я не имела представления, не знаю. Отложив книгу, я надолго застыла в неподвижности, обдумывая прочитанное. Постепенно в голове стала проявляться одна идея. Только без помощи принца мне ее не осуществить. Стремительно перейдя из стадии полной прострации, к реактивной деятельности, я едва ли не бегом устремилась в библиотеку. Найдя необходимую мне книгу, я снова вернулась в зеркальную комнату.
   Оказалось весьма вовремя. Поверхность зеркала едва заметно мерцала, словно к ней только что осторожно прикасались. Стремительно проявившись перед зеркалом, я облегченно вздохнула. С той стороны на меня ожидающе смотрели глаза моего постоянного собеседника. Появление моей особы вызвало некоторое вздрагивание со стороны Фадора, явно, не ожидавшего такого стремительного проявления меня в районе просмотра. Внешний вид принца меня удивил и поразил одновременно. Он по-прежнему оставался в пышном церемониальном облачении, весьма идущем к его лицу. Темные тона вообще красили принца, придавали его худощавой фигуре стать и выправку. Я догадалась, что пурпур, в который он был облачен, для принца считался королевским цветом.
   - Ну, наконец, - я облегченно выдохнула, помахав рукой отражению принца. - Я уже заждалась.
   - Я заметил, - кивнул тот, выразительно скосив глаза в сторону моего книжного уголка на полу.
   - А что прикажешь делать? - Я безразлично пожала плечами, не собираясь распространяться, на тему долгого ожидания аудиенции. Думаю, принц и сам догадался о моем нетерпении.
   - Прости, но едва удалось вырваться. - Фадор немного расслабился. Скинув с плеча короткий плащ, он облегченно уселся в кресло, откинув упавшую на пол ткань ногой подальше от себя. - Никогда не думал, что подготовка к самому бракосочетанию окажется столь хлопотным делом. Вроде бы важный момент утрясен, а оказывается до окончания всех мытарств еще ох как далеко.
   - Ни малейшего понятия, - я с сочувствием оглядела осунувшееся лицо принца, - в церемонии бракосочетания своего братца не принимала участия. Вообще в это время находилась за пределами страны, ловила очередного заговорщика. Да и братец уже к тому времени стал полноправным правителем и не нуждался в напутствии или наставлениях с моей стороны.
   - Я помню, - Фадор слабо улыбнулся, - твое отсутствие на церемонии превратили в коварный ход, дабы дискредитировать супругу твоего брата. Мол, ты специально игнорировала свадьбу правителя, строя козни против его жены, за его спиной.
   - Вполне в духе его супружницы, - я поморщилась. Любое упоминание жены брата вызывало волну протеста в моей душе. Никогда не лелеяла мечтаний, что братец одумается и поблагодарит своих помощников, оказавших посильную помощь в возведении его на престол. Однако никогда не могла представить подобного подвоха от него же. Лицемерный, двуличный властолюбец.
   Внимательно вглядевшись в мое лицо, принц не стал дальше развивать тему моего брата, понимая, какие эмоции тот вызывает в моем сердце. Хотя я и не смогла простить предательство брата, однако уже не держала на него зла.
   - Давно ждешь? - Закинул удочку принц, оторвавшись от каких-то своих размышлений.
   - Около суток, - отмахнулась я, не став акцентировать свое ожидание, - это неважно. Если помнишь, времени у меня много. - Немного помолчав, я все же решилась на мучавший меня вопрос. - Фадор? - Принц моментально встрепенулся, с опаской взглянув на мою особу. - Что я сказала не так?
   - За все время нашего знакомства, ты второй раз называешь меня по имени. Меня это немного нервирует, не знаю, отчего. - Мужчина не стал ходить вокруг да около, высказав свои опасения мне в лицо.
   - В мое время женщине не разрешалось называть мужчину по имени в общественных местах, если только он не ее муж или кровный родственник. - Пояснила я свою позицию, потом продолжила. - Но мне как-то необходимо с тобой общаться, а потому пришлось причислить в ряды родственников. Твоя кровь присутствует в плетениях башни, а значит в какой-то мере смешана с моей.
   - Хм, твоя, правда, - Фадор выглядел удивленным подобным объяснением. - Кровь и вправду присутствует. Нравы же со временем меняются, и в мои дни женщине позволено гораздо больше.
   - Я знаю, читала, но старые привычки, впитанные с молоком матери не так просто изжить, - в свою очередь я села в кресло и, прижав к животу маленькую подушку, приготовилась к длительному и весьма непростому разговору. Начала я без длинных предисловий и околичностей. - Ты знаком с вызовом мертвых?
   - С некромантией?! - От неожиданности Фадор подался вперед, едва не свалившись с кресла.
   - В принципе меня интересует только один ее раздел, - я невинными глазами наблюдала за сменой эмоций на лице принца. - Вызов духов. Понимаю, мой вопрос несколько некорректен и может быть неуместен, но крайне важен именно для меня.
   - Рассказывай. - Кивнул Фадор, собравшись с мыслями.
   - В крайнем случае, у меня есть специальная книга по вызову духов, - пустилась я в разъяснения, - думаю, башня сумеет ее пропустить.
   - Что такое некромантия и с чем ее едят, я представление имею. - Фадор тяжело вздохнул. - Книга не помешает, конечно. Я со времен учебы не брался за подобные проделки. Ты в курсе, что этот вид магии не очень в почете среди магичества и меня не погладят по головке, если застукают за подобными занятиями по поднятию мертвецов.
   - Фи. Как грубо, - я скривилась. - Не собираюсь я мертвых поднимать. Мне нужен дух.
   - Один? - Уточнил мужчина, пристально глядя на мое скривившееся личико.
   - Один, - невинно подтвердила я.
   - Надеюсь не братец? - Решил еще раз уточнить свои догадки принц.
   - Только не он. - Я скривилась, точно съела кислятину. - Мне нужен отец.
   - Одно другого не легче, - обреченно вздохнул Фадор, положив холеные руки на подлокотники кресла. - Зачем, надеюсь не секрет?
   - Нет, конечно, - я бросила в сторону принца осуждающий взгляд, на который тот ответил поднятием правой брови вверх. - Пока ждала твоего появления, кое-что откопала в библиотеке башни.
   Встав с кресла, склонилась над книгами и, выудив искомый предмет, вернулась назад:
   - Вот, - я показала титульник принцу. - Это сборник легенд, которые были древними еще в мое время. Каким образом они сохранились, не спрашивай. Эту книгу я видела давно, но что-то меня все время останавливало от ее чтения. Сегодня же я все-таки решилась ею заняться. И что самое удивительное, я нашла в одной из легенд упоминание имени собственной матери.
   - Матери? - Фадор вскинул обе брови, выражая крайнюю степень изумления. - Я всегда считал тебя сиротой, которая никогда не знала этой женщины.
   - Я тоже долго так считала, пока меня не просветили добрые люди. - В груди поднялась жаркая волна давно забытой боли. - О наличие матери я конечно, знала. Кто-то же должен был меня родить, и в моих жилах течет кровь колдуньи. Так вот, наличие родительницы оказалось только на словах. Воочию я ее никогда не видела. А в легендах упоминается Фаэтина Нежная в качестве хранительницы кое-какого артефакта.
   - Хорошо, - Фадор не стал настаивать на полной версии моего жадного желания поднять отца, явно собираясь узнать по ходу разворачивающихся событий. - Каким образом ты представляешь ритуал поднятия?
   - Он не так уж и не осуществим, - деловито сказала я, поджав губы, - в детстве мы с одной из сестер баловались, вызывая друг друга в астрал именно находясь в разных комнатах и используя для связи зеркала. Я кое-что подправила и думаю, это может сгодиться и для вызова духа. Главное, мне необходим зрительный контакт с ним. Защита на твоей комнате не пропустит эманации смерти, надеюсь? Они несколько слабее боевых.
   - Хм, вряд ли кто при дворе Хрвазза балуется некромантией, по крайне мере официально, - Фадор озадаченно почесал за ухом. - Я поставлю дополнительную защиту, вызов духов достаточно непредсказуемая часть некромантии, к тому же мне понадобится сдерживающая пентаграмма. А вот в этом я как раз не силен. Конечно, в свое время я сдавал экзамены по ее разделам, но никогда не предполагал практическое применение полученных навыков. Вызов духов не входит в перечень полностью запрещенных занятий, однако, вряд ли кому понравится увиденное. Объясни принцип действия твоего способа.
   - Слушай, - я закусила губу, с уверенностью начав разъяснения, - раскроешь книгу на странице 1254, там есть как раз необходимая тебе охранная пентаграмма, которая заключит вызванный дух внутри и не даст ему вырваться за пределы начертанных линий. Заодно не пропустит эманации смерти за пределы комнаты, погасит их наличие на корню. Я внесла кое-какие коррективы в ее рисунок. Изначально ты нарисуешь пентаграмму в исконном неискаженном виде, потом наложишь поверх нее, не стирая старые линии, мои корректировки. Получится своеобразная двойная пентаграмма, которая усилит действие чар и более продуктивно поспособствует вызову духа. Есть один отрицательный момент, изгнать духа после усиления не так просто, особенно если он не захочет уходить добровольно. С последним я постараюсь разобраться самостоятельно. Думаю, моих слабых сил хватит. На всякий случай, когда появится дух, заметь в каком углу большее затенение - это своеобразный жгут сдерживатель духа. Разорвав его, легко справишься и с призраком. Обрыв связи причинит духу вред, ослабит его физически. Пентаграмму рисуй таким образом, чтобы пятый и первый лучи упирались в ножки зеркала. Сам духа ты будешь видеть со спины, так как зеркало привяжет его внимание именно ко мне. На тебя дух не должен обращать внимания, даже войди ты к нему в пентаграмму. Зеркало должно связать дух отца не хуже пентаграммы. Правда потом в течение двух, а то и трех дней нам придется довольствоваться тишиной в общении. Пентаграмма сжирает огромное количество энергии.
   - Связь останется, - твердо сказал принц, - мои изменения не так просто снять.
   - Отлично, - не стала спорить я с доводами Фадора, в душе только порадовавшись такой уверенности принца в собственных силах, - следующий твой ход - обязательно создай защитные щиты от ментального воздействия. Правитель не являлся полноправным колдуном, но у него на интуитивном уровне проявлялись зачатки менталиста и иногда он этими способностями пользовался. Придворный маг в свое время пытался провести эксперимент, что повлекло его гибель. А отец даже не осознал поначалу, что стал причиной этого инцидента. Мне нужен разговор с отцом.
   - А вызов вообще возможен, после стольких-то веков? - В голосе принца послышалось плохо скрываемое сомнение.
   - Выйдет, - твердо ответила я, - он не сможет не откликнуться. К сожалению, мой братец никогда не чурался пользоваться недозволенными методами. В свое время многие считали смерть отца весьма странной и необъяснимой. Только несколько человек были вовлечены в заговор и знали правду. И я одна из них.
   - Ты помогала... - Фадор недоговорил, нахмурившись. - Нет, не хочу знать. Для меня ты просто девушка из легенд.
   - Легенда иногда бывает страшной, - я не стала делать вид, что ни при делах. - Да, я участвовала в завлечении правителя в расставленную ловушку. В то время, мои магические силы, еще не достигли нужного уровня, а потому от окончательного судилища сумела уклониться. Да и братцу лишние свидетели ни к чему. Только я знаю формулу заточения правителя, так как помогала разработать основные параметры ловушки. Зная о некоторых способностях отца, брат постарался оградить того от людей, с помощью которых он мог бы вырваться из цепких рук побочного сыночка. Я никогда не говорила, что белая и пушистая. - Заметив на лице принца брезгливую гримаску, я вдруг ощутила потребность оправдаться, хотя раньше никогда не считала себя виновной в убийстве именно отца. Иногда я вспоминала жертвы своей службы, но удивительно они не посещали меня ни в снах, ни в качестве призраков. Может такова моя психика, а может, помогает башня.
   - Варга, можно один нескромный вопрос? - Фадор ожидающе поднял подбородок в мою сторону.
   - Попробуй, - я поджала плечами, пытаясь понять, чего хочет принц в свете открывшихся давнишних прегрешений.
   - Сколько тебе лет. - Фадор ожидающе посмотрел на меня.
   - Пятьсот двадцать восемь. - Ответила я, про себя выдыхая. - Остальной расчет думаю, произведешь сам.
   - Значит 28, когда заточили, так? - Уточнил мужчина.
   - Да.
   - За 28 лет ты успела многое. - В словах мужчины я услышала только констатацию факта, без всякой издевки.
   - Успела, - я невесело усмехнулась. - Только нисколько не сожалею о содеянном. Мы не знали своего отца и его любви к нам. Правитель всю свою сознательную жизнь пытался сделать законного наследника мужского пола и ни разу не посмотрел в нашу сторону.
   - Ну, чрезмерная забота тоже к добру не приводит. - Сделал попытку пошутить Фадор, при этом внимательно наблюдая за мной.
   - Не бойся, налагать руки не буду. Никогда не страдала суицидальными наклонностями. - Я фыркнула. - Содеянного не воротишь.
   - А он станет говорить с тобой? - Поинтересовался принц моим мнением на смущающий его факт проведения обряда.
   - Будет. Имя Фаэтины он помнил всегда и когда-то давно, мне едва минуло 9, он встретил меня в саду, где произнес сакраментальную фразу о моей непохожести на мать, к моему счастью. Правитель не любил ни одну женщину, будь то официальная супруга или очередная постельная блажь. А вот Фаэтину вспоминал долго.
   - Как ты относилась к матери? - Вопросы мужчина задавал осторожно.
   - Никак, - Я поморщилась, не желая погружаться в детские воспоминания. - Ладно, хватит воспоминаний. В основном, они негативные. - Тяжело выдохнув, я вернулась к начальной теме разговора. - Давай поговорим о вызове духов. Общий принцип надеюсь, ясен? Все остальное я сделаю сама. По крайней мере, моих теоретических знаний хватит. А большего мне и не нужно.
   - Из подручных средств нужно что-нибудь? - Перешел на деловой тон мой собеседник.
   - Нет, - я задумалась, - ты свяжешь обе пентаграммы между собой и они друг друга подпитают в случае чего. Таким образом, высвободишь резерв силы для последующего развеивания всех признаков совершения обряда по запретным искусствам. Мне же нужно время для разговора и желательно без надоедливых свидетелей.
   - Хорошо. Надеюсь, это того стоит. - Фадор явно смирился с моим желанием поговорить с призраком отца.
   - В легенде пишется о странном артефакте, называемом камень крови. Знаешь что-нибудь о нем? - Я подняла глаза на принца, с надеждой уставившись на него.
   - Нет, никогда не слышал, - принц нахмурился, побарабанил пальцами по подлокотнику, надолго задумавшись над моими словами. - Скорее всего, это очень старинный артефакт. Может, кто из артефактников и знает о нем, но я не работаю с подобными вещами, не считая зеркал или еще нескольких текучих металлов. Камень не пластичен, а значит, создавался целенаправленно. Обычно в подобные вещи магические силы вплавляют по ходу их создания. Я же создаю изначально магические вещи. Они созданы из магии и без участия подручных средств, будь-то камень, металл, дерево или другие материалы, способные впитывать в свою сущность магические силы.
   - Ладно, это все лирика, - я утвердительно кивнула, - думаю, правитель сможет меня просветить по интересующей меня проблеме. - Оглядевшись вокруг себя, подобрала книгу по вопросам вызова духов и, приблизившись вплотную к зеркалу, ожидающе уставилась на принца. Тот в свою очередь завершил приготовления к передаче. Что поделаешь, основную работу по магической дрессировке башни принцу приходилось делать самостоятельно, мои способности блокировались весьма надежно. - Постарайся не нервировать башню без нужды, мне еще духа усмирять придется. Фадор, прости, что подвергаю тебя опасности, надеюсь, ты не в обиде.
   - Варга, да я в восторге от общения тобой. - Мужчина осторожно протянул руку, и с усилием протолкнув ее сквозь зеркальную пелену, сумел оказаться на моей стороне.
   Чувствуя, как сердце перестало стучать, кто знает, каким образом башня отреагирует на вторжение, я вдруг обратила внимание на руку мужчины. На среднем пальце у принца красовался перстень с крупным камнем темного винного цвета и широким витым ободом из темного черненого материала. Не став пока особо интересоваться подобным приобретением, я передала книгу, пока башня не вспомнила о своих нарушенных контурах и связях. Передача прошла на удивление спокойно, без эксцессов.
   - Поздравляю, - я облегченно улыбнулась, отходя от зеркала.
   - Спасибо, я и не сомневался. - Принц деловито открыл книгу и вздохнул, явно увидев пентаграмму, которую я отметила и подкорректировала под себя. - Ох, е мое. Варга ты в своем уме? Это же посложнее простого вызова духа.
   - Конечно сложнее. - Я поморщилась недальновидности принца. - Это же вызов давно перешедшего за грань духа.
   - Хорошо, - мужчина кивнул, погружаясь в свои расчеты. - Это займет некоторое время.
   - Тебя никто не потревожит?
   - Нет, Сурке я сказал практически правду, не назвав только, что я разговариваю с тобой, просто сослался на аудиенцию с отцом. С Ноей сложнее, но ей я не обязан отчитываться. Защиту я сейчас поставлю, полог установлю, так что никто из наделенных магией претендентов на мое общество не сможет до меня добраться.
   - А как на счет не наделенных магией остальных соискателей на общение с тобой, мой принц? - Поддела я не в меру загордившегося своими способностями мужчину.
   - Им тоже ничего не светит. Некоторое время я не доступен ни для кого. - Деловито ответил принц.
   - Хорошо. - Я не стала нервировать Фадора своими подозрениями и недоверием к его способностям.
   Так и не став садиться, я внимательно следила за приготовлениями, проводившимися принцем для совершения вызова призрака моего отца. Несмотря на редкое использование полученных в его учебном заведении навыков, у принца неплохо получалось, а главное, он подстраховался даже лучше, чем я предполагала. Прежде наложения основных линий принц на полу начертил охранный контур в виде идеального круга, в котором мог спокойно находиться сам, без ущерба здоровью со стороны неадекватного призрака. Фадор начертил хорошую пентаграмму и прежде чем изменить некоторые черты, предварительно подпитал ее энергией, тем самым усилив ее защиту от разрыва. Прямые острые лучи пентаграммы широко раскинулись на полу, встав точно так, как я и рассчитывала. Не имея возможности прочувствовать самой магическую мощь созданной пентаграммы, я, тем не менее, видела перекатывающуюся по линиям силу. Корректировку мужчина создавал медленнее и подпитал ее другим цветом, для облегчения уничтожения линий в правильной последовательности. По мере создания пентаграммы свет, освещавший комнату, стал постепенно меркнуть, зато усилилась подсветка силовых линий рисунка. Закончив основную подготовку, Фадор настроился на самом вызове. Я буквально видела, как он полностью очистил мозг от ненужных мыслей и целиком сосредоточился на заклинании вызова духа. Формулу обряда я написала, надеясь, что самонадеянный принц не станет ее видоизменять, даже в лучшую сторону. С моим отцом подобное может не пройти.
   - Про ментальную защиту забыл, - прошипела я, внимательно следя за развитием событий. Фадор недоуменно вскинул бровь, видимо не разобрав мое шипение, однако переспросить, не успел.
   Как раз в это время пентаграмма ожила и засветилась молочно белым светом, а потом свет сплошным столбом резко ударил прямиком вверх, параллельно полу, на некоторое время, скрыв внутренности пентаграммы от зрителей. Вызов получился на славу. Даже у меня никогда не получалось это произвести настолько быстро. Через секунду защита опала, рассыпавшись внутри мелкими искорками и оставшись едва заметной светящейся линией на полу, открыла темную туманную субстанцию внутри. Только сейчас осознав, как сильно сжала руки в кулаки, я с трудом разжала сведенные судорогой пальцы и попыталась расслабиться. На меня тоже может действовать ментальность отца, о которой я совершенно забыла, так что пора озаботиться и своей защитой. Краем сознания отметив, с каким изяществом работал принц, я решила позже подробнее расспросить того о степени знаний запретных наук.
   Какое-то время темнота внутри пентаграммы оставалась неподвижной, наводя на мысль о неудаче, однако я не собиралась так просто сдаваться. Подавшись вперед и сделав знак Фадору на время устраниться, дабы не привлекать излишнее внимание к своей персоне, я в свою очередь протянула вперед обе ладони и уверенно коснулась ими поверхности зеркала, моментально пошедшего крупной рябью. Магию я как всегда ощутить не сумела, к сожалению, хотя руки прошли спокойно, словно сквозь вязкое масло или мед. Тут же мои пальцы соприкоснулись с чем-то упругим, неуловимо неприятным и совершенно прозрачным. Одновременно с прикосновением башня дала откат, осознав степень опасности для ее пленницы. Мои руки одним махом втолкнуло назад, однако этой малости вполне хватило, чтобы привести в движение темноту внутри пентаграммы. Туманная субстанция взвихрилась, выбросив в сторону моего зеркала темные щупальца и наткнувшись на идеальную защиту в виде зеркала. Запоздало встревожившись на счет башни, вдруг она обрубит мои начинания на корню, я постаралась мысленно послать заряд положительных эмоций своей хозяйке.
   На мое счастье, башня не стала предпринимать ответных шагов, затаившись, просто предоставив мне действовать самостоятельно, вдруг, что и выгорит. А в это время внутри пентаграммы начало кое-что вырисовываться. Темная субстанция постепенно выросла до вполне человеческих размеров, явив перед моим скептическим взором долговязую фигуру, облаченную в длиннополый темно-серый плащ с капюшоном, надвинутым на лицо, если таковое имеется у призрака. Плащ скрывал любой намек на половую принадлежность фантома. Если оно надеялось на внезапность и сюрприз, то просчиталось. Эманации отца, в заточении которого я все-таки принимала непосредственное участие, помнила отлично. Даже без наличия магии в моих жилах, плетения я помнила хорошо, и вкус его силы тоже не остался для меня загадкой.
   - Ну, здравствуй, - несколько хрипло произнесла я, внимательно следя за манипуляциями призрака. Отца и при жизни сложно было просчитать, что говорить о бестелесном призраке.
   - Ззаччем тты меня поодняла? - Голос отца звучал неприятно, с мерзкими подвываниями и хриплым придыханием. - Или мне благоддаррить твоего люббовниччка?
   - Кем была моя мать, Фаэтина Нежная, - сурово произнесла я, игнорируя злой выпад отца, тоже узнавшего свою дочурку.
   - Кктооо? - Капюшон резко опал, явив моему взору совершенно лысую голову правителя и его большие, чуть навыкате глаза. Удивительно, но морщины, украшавшие лицо правителя последнее десятилетие до его кончины, никуда не делись. - Ззаччем она ннужжна?
   - Рассказывай, что знаешь, - я едва заметно вздернула верхнюю губу, наконец, несколько расслабившись, отца полностью поглотил мой интерес к Фаэтине.
   Понимая, не в его возможности особо ерепениться, я могу развеять его дух таким образом, что он никогда не найдет покоя, правитель сморщился, но стал покорно рассказывать, даже забыв о шипящих и рычащих звуках, присущих его теперешней ипостаси.
   - Что ты хочешь узнать о ней? О, неблагодарная дочь? - Правитель тоже не отличался терпимостью к своему дитяти.
   - Только без патетики. - Поморщилась я, как от зубной боли. - Зачем она находилась в твоем замке и кто она по-настоящему.
   - Фаэтина Нежная, - призрак грустно вздохнул, на секунду, мечтательно прикрыв глаза, - всегда была независима и появлялась там, где она желала, сообразно своим стремлениям. В тот момент мы были уже знакомы, когда я повстречал женщину в лесу. Красивая и независимая, она, несмотря на всю свою магическую мощь, нуждалась в реальной помощи.
   - И ты ей не смог отказать. - Съязвила я, ну не удержалась, с кем не бывает. Не пробегало между нами особой любви и привязанности.
   - Когда перед тобой истекающая кровью женщина, могущая в любой момент умереть, как то мало задумываешься о ее магической сущности, а также исключительной женской притягательности. - Правитель укоризненно скривился, на его лице отражались чувства, которые он, будучи живым, никогда не показывал. - В первую очередь она раненное существо, нуждающееся в уходе и нежности, а еще защите от разбойников и проходимцев. Ты на нее совершенно не похожа.
   - Какое странное чувство жалости с твоей стороны. - Я не поддалась на укоры отца, зная истинное лицо жесткого и черствого правителя не понаслышке.
   - Она твоя мать. - Попробовал воззвать к моей совести призрак.
   - Ага, а в первую очередь твоя любовница, я помню. Дальше. - Я по-прежнему оставалась глуха к его необоснованным претензиям.
   - Фаэтина Нежная не имела возможности уйти в тот же день, хотя сумела поправить здоровье уже к вечеру. - Призрак недобро скривился, однако продолжил, явно смирившись с моим отношением к памяти родительницы. - За нею велась охота. Настоящая, реальная и длительная, выматывающая охота. Твоя мать - хранительница камня крови, опасного артефакта, который невозможно разрушить, но который, попав в плохие руки способен полностью изменить и уничтожить окружающий нас мир. За камнем всегда шла охота и в мире были созданы ведьмы, обладающие необычным могуществом, способные оберегать артефакт и умеющие прятаться, изощренные в способах защиты сокровища. На тот момент Фаэтине показалось наиболее приемлемым задержаться у меня в гостях.
   - И родить тебе ребенка.
   - И это тоже, - призрак вдруг мерзко захихикал, в упор, посмотрев на меня. Его выпуклые глаза сально прошлись по моей фигуре, словно измазав чем-то гадким и мерзким. - В свое время я долго восхищался предусмотрительностью ведьмы. Она ведь совершенно не думала о рожденной дочери или сына, иначе ты стала бы единственной законной наследницей моей империи, Фаэтина бы постаралась это сделать. Главным в ее жизни всегда была возможность сохранения камня. Она и ушла тогда, дабы увести охотников за артефактом подальше от камня. Знаешь, дорогая, камешек кроме основной функции, обладает еще одним интересным свойством. Он умеет принимать любую форму и Фаэтина провела целый обряд, на котором я присутствовал сам, растворив камень в тебе. Так что ты являешься этим пресловутым артефактом. Он в твоей крови и одновременно камень состоит из твоей плоти и крови. Собрать воедино растворенный в тебе артефакт невозможно в принципе, а обратный обряд, он, кстати, существует, приведет к твоему полному уничтожению. Это, правда все равно не даст собрать артефакт воедино без потерь. Кровь весьма странная субстанция, она не отдает то, что вобрала в себя и сделала своей неотъемлемой частью.
   - Спасибо за исчерпывающий ответ. - Для меня не явилось ударом разъяснение отца, нечто подобное я и подозревала. Уже прочтя легенду полностью, я задумалась о возможности подобного исхода. Кстати самое верное решение. Оставить ребенка на попечении отца, пока сама отводишь глаза и водишь за нос фанатиков культа. Видимо в арсенале моей родительницы имелась хорошая копия артефакта. Вряд ли кто мог даже помыслить о том, что женщина в здравом уме откажется от жизни ребенка в пользу артефакта. Хотя в моей семейке возможно все. - Куда исчезла Фаэтина?
   - Не имею ни малейшего понятия, она не присылала весточек и никогда не интересовалась твоим существованием. - Призрак хищно скривился. - Ты решила вспомнить о родственных чувствах?
   - Какие чувства после пятисот лет забвения? - Искренне удивилась я, не собираясь быть снисходительной к отцу.
   - Сколько?! - Призрак ошеломленно уставился на меня своими выпуклыми глазами, впервые показав истинное лицо старого уставшего от жизни человека, коим он был перед самым своим низложением. - Ты что несешь?
   - Если ты заметил, я вызвала тебя из небытия...
   - Я не слепой. - Огрызнулся мужчина, вернее его полупрозрачное подобие. - Только и ты на призрака не похожа.
   - Не похожа, - утвердительно кивнула я, - однако, прошло уже пятьсот лет.
   - Камень дает бессмертие? - На лице призрака появилось задумчивое выражение.
   - Что, жалеешь, не сам пошел на обряд? - Фыркнула я, с презрением скривившись.
   - Нет, камень не сможет принять взрослое тело, чересчур неподатливый футляр. А ребенок еще растет и в этом его основное достоинство. - Отец охотно раскрывал тайны, явно до конца так и не поверивший в мое мнимое бессмертие.
   Однако и я задумалась над его словами. Мог ли артефакт, растворенный в моем организме повлиять на мое долголетие. Не думаю, что хранителей камня удовлетворила бы моя смерть. А так они убивали нескольких зайцев. Во-первых, камень надежно спрятан в теле воинственной девы. Во-вторых, меня вовремя заточили в башню, подальше от всех охотников, способных уничтожить пусть и достаточно осторожную девицу. Получается в окружении брата всегда присутствовал соглядатай, незримо следующий за мной и отслеживающий все мои передвижения. Подобный расклад оказался неприятным открытием. Получается, меня заточили не просто из-за неприязни моей снохи. Вот почему башня настолько пластична, податлива, услужлива, предупредительна.
   - Вижу, тоже не вольна в своих желаниях, - фыркнул призрак, обнажив верхние клыки, всегда бывшие выдающимися у нашей породы. Этих клыков не избежала и я, хотя скалилась достаточно редко, не любила показывать звериную сущность.
   - Это уже не твоего ума дело, - огрызнулась я, невольно обратив внимание на бледное лицо Фадора, с широко раскрытыми глазами следящего за нашим разговором.
   Бледность моего принца удивила. Я не думала, что мужчина окажется настолько, впечатлителен. Подумаешь, мое заточение не простые происки охочей до власти стервы, а расчетливые формулы хранительниц артефакта крови. Камень оказался и, правда, весьма важен для сохранения стабильности мира. Это многое объясняло. Мое долголетие, терпимость к одиночеству, отсутствие депрессий, истерик, откровенное нежелание покончить с жизнью, упорное самообразование, а еще интерес к оружию и способности к самосовершенствованию полученных боевых навыков, интерес к окружающему миру и его изменениям, упрямое совершенствование теоретических основ магического направления. Единственное, что мне физически так и не далось - это магия, но и это сейчас можно объяснить. Камень магический артефакт, не допускающий моего соприкосновения с волшебной мощью, так как его наличие в моей крови уже означало магию и оттого блокировало любые попытки к обращению к силе.
   Оставались только два невыясненных обстоятельства, которые не вписывались в общую картину. Первое - мои реинкарнации, камень не должен был допускать моей смерти и особенно перемещения души в другое тело. Второе - придет ли кто за камнем, кому-то он ведь нужен. Вряд ли тайну камня похоронили вместе со мной, кое-что могло просочиться в мир, хотя по его укрывательству старались изумительно.
   Некоторые аспекты явно мог прояснить принц, который давно собирался серьезно со мной поговорить, да все случая подходящего не выпадало. Расчетливо, с далеко идущими планами взглянув на фадора, перевела взгляд на отца.
   - Думаешь, как от меня избавиться? - Призрак хрипло рассмеялся, верно, оценив мой уверенный азартный взгляд. - Или ждешь, когда проявится твой любовничек?
   - Сомневаешься в моих силах? - Я была спокойна и непробиваема для сарказма дорогого родителя. Он и в детстве особо не мог на меня воздействовать, что говорить теперь, когда тот потерял физическую оболочку.
   - Нет, просто не ощущаю их. - Отец не стал особо ерничать, как и использовать свои основные навыки по мороку. - А о твоем участии в покушении на меня знаю. В тебе сила от матери, а ее эманации помню наизусть.
   Сила. Я прищурилась, задумчиво глядя на отца. Она исчезла только после моего заточения. До этого момента я свободно владела стихией воздуха, чувствовала связь с магией, могла пользоваться, не задумываясь о последствиях. Башня закрыла доступ неспроста. И видимо законсервировала не только меня, но и мои способности, дабы не дать возможность найти артефакт ненужным людям.
   Кто тогда Фадор? Я снова перевела взгляд с призрака на принца, тоже пристально глядящего на меня. Случайный сбой в заложенной программе, безалаберный мальчишка с чрезмерным любопытством, охотник за артефактом, очередной хранитель? Черт. Не хотелось бы, принц мне нравился как человек. Я привязалась к нему, к разговорам, к поискам выхода из его патовых ситуаций.
   - Пора, - шепнула я только для себя, на секунду прикрывая глаза. Сейчас я знала, была уверена в том, что башня мне поможет, даст необходимую для изгнания призрака силу. Это в ее интересах. Я вдруг увидела, каким образом можно использовать магические силы, до сих пор не дававшиеся мне в руки.
   Облизнув сухие губы, я не открывая глаз, потянулась к паутине переплетений, из которых состояла башня и, выбрав нужную, послала ту к пентаграмме. Я не стала открывать глаза, уже зная, что за этим последует. Перед закрытым взором полыхнуло алым, раздался глухой хлопок, слышимый только магически одаренными людьми, а затем резкий вихрь, на мгновение сумевший пробраться сквозь зеркальную преграду, и тут же словно вобравший в себя сделавшую попытку вырваться силу и пронзительная тишина. Секунду я вслушивалась в эту тишину, но плетения башни остались на месте.
   - Ты стала сильнее, - проговорил мужчина, разорвав гнетущую тишину.
   - Знаю, - спокойно произнесла я, не желая открывать глаза, пытаясь продлить собственное незнание хотя бы на несколько мгновений.
   - Я никогда не охотился за камнем крови, - принц понимал, о чем думаю.
   Молча кивнув, задумчиво пожевала губами, прикусывая щеку с внутренней стороны, а затем с тяжелым вздохом, открыла глаза. Фадор стоял на месте уже затертой пентаграммы и выжидающе дожидался моего приговора. Взъерошенный, с растрепанными волосами и встревоженным взглядом черных глаз. Все также молча, я отвернулась от зеркала и медленно прошла к креслу. Усевшись и подложив под спину подушку, тяжело откинулась на спинку.
   - Теперь у меня тот же вопрос. Кто ты? - Я с замершим сердцем ждала ответа.
   - Фадор, Эран Гарбо, не наследный принц Дарваша, - мужчина ответил спокойно, без заламывания рук, пены у рта и предъявления неоспоримых доказательств своей непричастности.
   - И все?
   - Да.
   - А зеркало?
   - Резонный вопрос. - Мужчина нервно дернул плечом. - Ответа пока нет. Могу попытаться разузнать, кто проживал в моих покоях раньше.
   - Каким образом ты в первый раз связался со мной? - Сделала я уточнение.
   - Просто активировал зеркало и все. - Принц настороженно наблюдал за мной. - В тот вечер я был безобразно пьян, и здорово разозлен разговором с братом. Собирался откровенно поговорить с отцом. Собственно активировал канал связи именно с личным зеркалом отца. По крайней мере, в тот момент так думал и вид незнакомой девушки меня удивил. Конечно, я знал о слабости отца к красоткам, но ты не вписывалась в череду его любовниц. Отец не любит умных.
   - Только не лги мне, - устало произнесла я, в принципе принимая ответ парня за основу его оправдания, - пережить очередное разочарование я просто не сумею. За пятьсот лет я смирилась с долгим заточением и видимо бесконечным, а с твоим присутствием я свыклась чересчур стремительно и предательство убьет меня.
   - Мне двадцать шесть лет и я никогда не слышал о камне крови и его хранительницах. Я никогда не отрицал своей принадлежности к миру магии, но до встречи с тобой не интересовался артефактами как таковыми. Варга, ты для меня тоже важна и я никогда не причиню тебе вреда, даже случайного. Ты словно глоток свободы в моей душной жизни.
   - О чем ты хотел рассказать, но нас постоянно прерывали? - Я сцепила пальцы в замок, пока не решив толком, верить мне принцу или повременить.
   - О башне. - Фадор тоже не стал больше оправдываться. Мое доверие пока претерпевало волнения, однако не стоило его особо подвергать колебаниям и проверять на прочность. - Варга, я просканировал территорию, относящуюся к Запретному лесу, прочел все источники, которые сумел найти. Для тебя это не совсем приятная новость.
   - Говори. - Поторопила я принца.
   - Твоей башни не существует, как и леса, о котором ты говорила. Кое-что мне рассказала Сурка. Она нашла людей, доподлинно знающих эти места. Так вот, на территории, где должна находиться твоя башня, давно ничего нет. Там ничего не растет, обычный пустырь, зато, если наложить магическую сканирующую сетку, весьма точно просматривается карман. - Голос принца звучал глухо, однако спокойно, размеренно, обещая все-таки положительный исход разговора.
   - Карман?! - Я вскинула бровь, удивившись подобной интерпретации.
   - Да, в простонародье называется ведьмин капкан, в котором бесследно исчезают люди, животные и происходят другие аномальные явления. По-другому это временная складка, словно в этом месте временное пространство наложилось друг на друга, сложилось внутрь, выбивая твое существование из настоящего реального времени. Внешне выглядит достаточно необычно. Человек может спокойно пройти сквозь эту складку, даже не заметив искривления пространства и времени, а может точно в воду кануть. Из-за этого люди и особенно чувствительные к магии существа, обходят такие образования непонятного происхождения стороной.
   - Ты хочешь сказать, я не существую в реальности? - Осознание услышанного не приводило в особый восторг.
   - Не совсем так. - Фадор покачал головой. - Скорее твоя реальность не существует в моем мире. Это как лист бумаги, сложенный складкой внутрь, и спрятанный, от греха подальше. С твоей реальностью произошло нечто подобное. Я сделал расчеты и если они верны, складка образовалась достаточно давно.
   - Из-за чего появился этот временной карман? - Фадор сумел меня ошеломить своими выкладками. Кое-что мне приходилось слышать, но о карманах я до сего момента не догадывалась. У меня все же не академическое образование, это в школах изучают подобные странные явления с научной точки зрения, а бабки обычно просто предупреждают о гиблых местах. Не ходи туда, мол, деточка, а то худо будет.
   - Появление карманов во времени и пространстве явление редкое и чаще происходит из-за совмещения реальностей, наложения их друг на друга. Однако, как в твоем случае, накладка произошла именно из-за появления башни. В моей реальности на месте башни старые обуглившиеся развалины или скорее кучка поеденных временем камней-валунов, в которых слабо угадываются очертания строительного материала, подобного каменной кладке. По образцам, взятым с места событий, я бы предположил грандиозный взрыв, поведший необратимые последствия. Слова о культе мне многое прояснили. Если я прав, скорее всего, на башню провели нападение фанатики, дабы забрать необходимый им артефакт. Только они не знали, где находится артефакт и что камень это ты. Видимо считали тебя очередной хранительницей. Каким образом они догадались о твоей причастности к камню, выяснить так и не удалось. Не знаю, и кто устроил взрыв, сама башня постаралась или все же ярые фанатики. Одно могу сказать точно - процесс необратим. - Фадор на секунду замер в раздумье. Его черные глаза пытливо прошлись по моей фигуре, словно мужчина о чем-то усиленно размышлял. - Я пытался пробиться сквозь складку, но извне это невозможно, экранка стоит непробиваемая. Даже моей крови недостаточно. Зная кто ты, сейчас многое понятно. Даже если я смогу вытащить башню в мою реальность, ты никогда не сумеешь выйти из заточения. Башня исполняет роль кокона, естественного охранника и оберега для камня крови. Я не уверен, что это изначальное ее предназначение, однако наложенные функции она выполняет идеально и ответственно. А исключительность артефакта сумела настроить программу башни под себя.
   - А ты? Сможешь? - Встрепенулась я.
   - Я?! Не знаю. Башня не сопротивляется моему вторжению, так как наша кровь все-таки совместима. - Мужское лицо приобрело задумчивое выражение.
   - Поясни. - Я требовательно вскинула голову.
   - Я попросил моего знакомого провести более тщательную проверку генеалогического древа, не вдаваясь в подробности такого интереса с моей стороны к семейному древу, которое показало наличие в череде моих пращуров крови одного из побочных отпрысков твоего отца. Когда знаешь, что искать, знания оказываются лежащими просто на поверхности. Мы родственники.
   - Хм, - я задумчиво сощурилась, поджав губы, - не удивил. Я изначально предполагала нечто подобное.
   - Тебя сложно удивить. - Фадор состроил страдальческую мину.
   - Значит, мне не выбраться. Ладно, - встряхнулась я, сбрасывая напряжение последних минут, - будем жить дальше. Это, не повод вешать нос и задумываться над суицидом. По крайней мере, башня не даст мне сойти с ума.
   - Я могу смешать нашу кровь, и у тебя появится реальный шанс, пусть и на короткое время перейти за грань и оказаться в моем мире. - Принц попытался сгладить негативное впечатление от моих слов.
   - И что я там буду делать? - Я скептически усмехнулась, представив свой "выход в свет". - Путешествовать я не смогу, а твою комнату я знаю уже весьма неплохо, выходить за ее пределы башня не позволит, сохранность артефакта дороже. Мешать, тебе жить тоже не в моих правилах. А просто размять ноги я могу и в пределах собственной комнаты или, в крайнем случае, пробегусь по лестнице. Думаю, мне пока есть о чем поразмыслить на досуге. Кем была ведьма, заточившая меня в башню, удалось выяснить?
   - Имен я не нашел, только туманные намеки. Согласно этим намекам, ведьма посильнее многих, со странным неопознанным даром. Он направлен только на одно, наложение чар. Скорее всего, ее обучали именно в таком специфическом направлении. Узкие специалисты не приветствуются, однако их растят, ради эксперимента. - Мужчина не старался увиливать от вопросов и отвечал спокойно, четко, размеренно.
   - Фадор, ты можешь узнать, кому я обязана заточением. Только не официальную версию, ее я знаю. После сегодняшних разговоров я уже не уверена в ее правдивости. И если виновна и впрямь моя сноха, имеет ли она отношение к культу или к хранительницам. - Я тоже не пыталась вызнать больше необходимого, не виляла и не задавала каверзных неприятных вопросов. Собственное спокойствие важнее.
   - Постараюсь сделать все от меня зависящее. - Уверил меня принц четким хорошо поставленным голосом.
   Мужчина, наконец, немного, расслабился, позволив себе провести ладонью по лицу. Я заметила, как мелко дрожит его рука, и только теперь осознала, насколько тяжело тому пришлось. Его длинные ухоженные пальцы с короткими чуть подпаленными ногтями произвели на меня отчего-то неизгладимое впечатление силы и одновременно бессилия.
   - Я перестаралась? - С тревогой поинтересовалась я, наблюдая за реакцией принца на мои слова.
   - Что? - Фадор озадаченно нахмурился, с вопросом взглянув в мою сторону.
   - Руки дрожат, - я подбородком указала на его холеные руки, вряд ли державшие что-то тяжелее оружия, да и то явно не так и много, маги обычно полагались больше на свои магические силы.
   - А, да. - Принц отмахнулся от моего сочувствующего взора, криво усмехнувшись. Что мне нравилось именно в Фадоре, тот никогда не скрывал трудностей, хотя и откровенно не жаловался. - Не страшно, переживу. Я же говорил, что не силен в магии вызова и не только духов. А уничтожить пустую пентаграмму не сложнее, чем поставить соответствующую защиту. У тебя это вышло намного эффектнее и быстрее. Башня способна понимать и откликаться на твой призыв.
   - Если все связано с наличием в моей крови камня, то иначе и быть не может. - Я пожала плечами, не вполне довольная разговором.
   - Ты по-прежнему не доверяешь мне? - Черные глаза принца смотрели пытливо и с каким-то опасным блеском.
   - Сейчас я ни в чем не уверена. К тому же я прочно привязана к башне и в любом случае не могу уйти, как бы ни желала последнего. А у тебя некоторое преимущество. Моя темница принимает тебя, пусть и не конца, но ты можешь поладить с нею и переход на мою сторону у тебя не за горами. Зачем же раскрывать себя вот так сразу, если цель найдена, и можно не спешить, втираясь в доверие к уставшей от многолетнего одиночества девице. - Я невежливо поморщилась, заметив отрицательный жест со стороны мужчины. - Только не надо оправдываться. Ты мне по-настоящему нравишься. Мне интересно общение и я не желаю терять эту связь, даже если все окажется чреватым для моей особы.
   - Варга, ты невозможная женщина. - Принц неожиданно для меня устало покачал головой, точно уже устал переубеждать меня в обратном, а может и себя.
   - Специфика моей основной профессии. - Развела я руками. - Привыкла во всем видеть подвох.
   - Ну, так испытай меня, устрой допрос. - Перешел на серьезный тон мой собеседник, кипя от праведного гнева.
   - Не получится. Мне необходим личный контакт с допрашиваемым, а перетягивать тебя на свою сторону не горю большим желанием. Башня может расценить твое вторжение как посягательство на меня или на артефакт. - Развела я руками, не желая спорить с мужчиной.
   - Я дико рад с тобой познакомиться. И рад, что зеркало открылось именно в моей комнате, а не, например, в покоях Вархаша, тот не преминул бы об этом рассказать отцу. - Принц говорил как всегда тихо, но, тем не менее, отчетливо. Его раздражение куда-то исчезло, уступив место легкой задумчивости.
   - А правитель Дарваша не упустил бы возможности обогатиться за счет камня крови, не так ли. - Я кивнула, вполне реально осознавая, каким бы стало мое последующее существование.
   - Да. - Не стал спорить со мной Фадор, хотя ему не понравились мои резкие слова.
   - Вархаш во всем слушается отца, не так ли? - Я продолжала гнуть свою линию, уже реально представив развязку, участвуй в моем деле отец фадора.
   - Как и все мы, - Фадор тяжело вздохнул. - Я...
   Стук заставил принца вздрогнуть от неожиданности и с удивлением оглянуться на дверь. На его лице отразилась вся гамма чувств, от непонимания до полного недоумения. Невольно мы вдвоем кинули взгляды на пол, где недавно наблюдалась наскоро затертая пентаграмма.
   - Я никого не жду. - Начал было принц, но я не стала слушать продолжение.
   - Как и всегда, мой принц, - оборвав его недоумение, я льстиво усмехнулась, складывая руки на груди, - все подкрадывается незаметно. Иди, тебя ждут мирские дела. Только думай впредь о безопасности зеркала, если хочешь еще раз меня лицезреть во всей красе.
   - Ты стерва, Варга. - Не преминул напомнить мне принц.
   - На том и стоим, - я впервые за все время моего заточения в башне, весело расхохоталась, все напряжение вдруг куда-то ушло, испарилось. Ну не верила я в изощренный ум злого гения в лице Фадора. Он даже принцем был неправильным. Маг - этим все сказано. У них другое мировоззрение на все и в том числе на власть. По крайней мере, власть над людьми они оценивают иначе. Зачем им власть в отдельно взятой стране, если они способны повелевать стихиями, разрушать не разрушаемое и создавать не создаваемое. Они другие.
   Встав с кресла, я подошла к зеркалу и, не обращая внимания на вскинувшегося принца, убрала доступ к общению. Пусть немного отдохнет, а мне необходимо подумать. Кое-какие не состыковки остались, и они меня тревожили.
   Устало вздохнув, я отправилась прямиком в свою спальню. Вечер оказался весьма плодотворным и тяжелым для моей отвыкшей от потрясений психики. А как все неплохо начиналось. Я же не собиралась узнавать о самой матери. Никогда не знала ее в этом качестве, и не горела желанием, познакомиться близко.
   Однако никогда не подозревала в себе настолько крепкие нервы. Едва раздевшись и приняв душ, я прилегла в постель и тут же уснула, чуть моя голова коснулась подушки. Вот и все мои размышления.
   Проснулась посвежевшей, отдохнувшей, успокоившейся. Подозревая в моем хладнокровии происки башни, тем не менее, не стала выражать критику вслух. Невозмутимо оделась в платье цвета морской волны, с более откровенным вырезом, обычно, таким образом, выражая свое недовольство, я спустилась в кухню за завтраком. Не став есть на месте, сложила завтрак в корзину и отправилась к вожделенной комнате, с некоторым страхом ожидая исчезновения искомой. Однако все осталось на месте.
   Глубоко и облегченно выдохнув, в который раз, я одними губами поблагодарила свою тюремщицу за терпимость и толкнула дверь. На секунду мне стало дурно. Комната полностью преобразилась. Во-первых, она стала больше по объему, раздалась вширь и приобрела вид квадрата. Во-вторых, появилось огромное витражное окно от потолка до пола, с правой стороны и как я видела со своего места, оно обладало выходом на балкон, видимый сквозь прозрачный тюль. Стол наоборот уменьшился, приобретя вид небольшого журнального. Вместо камина появилась сплошная стена из книжных стеллажей, заполненных книгами, а также узкого витражного шкафа с пузатыми штофами за стеклом. Мое кресло тоже претерпело изменения, не настолько фатальные как вся комната, но все же. Оно стало еще более массивным, приземистым и сейчас больше походило на трон, только намного более удобный для человека, его занимающего. Неизменным осталось одно зеркало. Такое же огромное, массивное, в серебряной оправе и с едва светящейся амальгамой.
   Чувствуя, как глаза постепенно приобретают нормальное положение в глазницах, я опасливо вступила в покой, в любой момент готовая сорваться с места и выскочить назад из комнаты. Преображение не просто потрясло. Оно взорвало все мои представления о башне как о простой охраннице артефакта. Башня не просто меня держит в себе, она играет, как хочет.
   - Ох, е мое. - Раздался шокированный голос принца, который своим неожиданным, но крайне своевременным возгласом помог мне окончательно прийти в себя.
   Плюнув на все условности, я рванула к зеркалу. Настолько синхронное появление обоих у артефакта связи меня только порадовало.
   - Ты видишь то же, что и я? - Воскликнула я, останавливаясь напротив зеркального массивного щита на ножках.
   - О, привет. - Фадор нерешительно улыбнулся, по-прежнему разглядывая изменения, произошедшие в моих покоях. - А ничего себе кабинетик.
   - Кабинетик? - Во мне проснулся здоровый скепсис и, обведя рукой пространство позади себя, я, скривившись, произнесла. - Ты называешь это кабинетиком?
   - Значит это не твои переделки? - Осторожно уточнил принц, решив пока особо не нарываться на мое явно плохое настроение.
   - Да я вообще не могу здесь ничего передвинуть без одобрения башни, а уж использовать магию вообще табу, - моему возмущению не было границ. - Я сама еще не отошла от шока.
   Забытая корзина полетела на пол, в то время как я сама окидывала комнату скептическим взглядом. Подобных потрясений башня раньше не подкидывала. Хорошо еще передающее устройство не изменила. С нее сталось бы. В целях конспирации.
   - Варга, ты в подвалах башни когда-нибудь бывала? - От шока принц оправился первым. А главное не забыл о деле, ради которого и пришел на аудиенцию.
   - Прости, что? - Я нахмурилась, решив, что ослышалась.
   - В подвалах была? - Повторил Фадор, в свою очередь нахмурившись.
   - А они здесь есть? - Гнула я свою линию непонимания.
   - Есть и в отличие от других покоев, вполне стабильные, то есть не меняют своего постоянного месторасположения. - Мужчина никогда не брезговал подробными объяснениями.
   - А другие комнаты блуждающие? - Удивилась я.
   - Некоторые да. Я сумел, наконец, просканировать внутреннее пространство башни, а не только ее местоположение во времени. Через зеркало это достаточно сложно, но как оказалось, осуществимо.
   - Хорошо и при чем здесь подвалы? - Повторила я свой вопрос, так до конца не поняв, чего от меня требует принц.
   - Так ты была там?
   - Нет, - мне надоел его настойчивый вопрос о подвалах башни. - До твоего вопроса я даже не подозревала об их существовании. Мне казалось естественным отсутствие подвалов, так как башня вытянута вверх и вряд ли кому-то нужны подземные этажи.
   - Не скажи, - Фадор уселся удобнее в своем кресле. Я обратила внимание, что наряд он, наконец, сменил на небрежный и явно домашнего фасона, хотя в тех же темных тонах. - Иногда подвалы незаменимая вещь для хранения. В твоем же случае еще весьма и дальновидная. Я сумел раскопать кое-какие архивы. На правах жениха мне сварганили доступ в святая святых хранилище Хрвазза, конечно не без протекции Сурки. Она сумела уговорить отца о моем сугубо академическом интересе. Оказывается, архивы здесь содержат намного больше информации по интересующей нас обоих теме. Ты помнишь ведьму, которая повинна в твоем заточении?
   - Помню, кто ж ее забудет. - Я поморщилась от неприятных воспоминаний о днях былой молодости. - Воочию я ее, конечно, не видела, но хорошо помню то, что она сумела сотворить с моей жизнью.
   - Я раньше говорил, что у нее осталась дочь. - Тон принца стал сугубо деловым и официальным.
   - Да, родившая сына и тем самым, прервавшая ведьминский род. - Подтвердила я свои способности к запоминанию полученной информации.
   - Так вот, по крайней мере, по моим сведениям, ведьма не была ни хранительницей, ни последовательницей культа, так как в первую очередь искала выгоду в твоем заточении для себя. И только для себя. Я не нашел каким образом, ее нанял твой брат, но скорее всего, если размышлять логически, постаралась супруга. Ведьма к тому времени страдала каким-то неизлечимым недугом, который не влиял на ее магические способности, но уничтожал тело. Применение магии ничего не дало. Ты должна знать, маги практически ничем не болеют, но если все же болезнь добралась до них, все, никакая магия не спасет. Так произошло и с нею. Ведьма, по словам очевидцев с большой охотой ухватилась за разработку плана по твоему заточению. Идея с башней принадлежит именно ей, а не твоему брату или другим его советникам, не исключая и супругу. Если среди советников и присутствовали представители культа или хранительницы артефакта, то они благородно держались в тени и ничем себя не выдали. Ведьма, свободно владеющая редкой специализацией по созданию материальных запоров-темниц большого размера и имеющих возможности к самосовершенствованию, постаралась на славу. По слухам, бродившим в то пору по столице, даже супруга твоего брата не подозревала, насколько хороша башня изнутри. Ведьма создавала башню не для тебя, а для себя. Ей оставалось немного, оттого она спокойно отнеслась к возможности скорого ухода из реального мира.
   - Не забыв при этом наслать на брата проклятие. - Я брезгливо поморщилась, не люблю подобных людей.
   - Да нет, она просто озвучила реальное положение дел. - Фадор пожал плечами, решив напрасно не возводить поклеп на поступки расчетливой женщины, пусть и смертельно больной. По мне, так больной, прежде всего на голову. - Так вот, продолжим. Едва в доме ведьмы оказались убийцы, башня, почуяв призыв, утащила не успевшее еще остыть тело ведьмы к себе. Внизу, в подвалах, для нее уже было подготовлено место для хранения тела. Пентаграммы настолько высокого уровня, не подкопаешься. Они действуют и сейчас. В одной такой пентаграмме и заключена душа ведьмы до поры до времени.
   - Зачем ей понадобилась я? - До меня пока не дошел весь смысл рассказанного принцем.
   - Зачем нужна молодая, красивая, умная, владеющая магией девушка, к тому же обреченная на вечное существование в качестве затворницы. Конечно только как тело, новое, здоровое, сильное, выносливое, стабильное. В отличие от тебя, ведьма была вольна в своих перемещениях. Это же ее детище. Она управляла башней по своему усмотрению. Потому и создала башню именно на своей крови. Она собиралась, подождав, когда утихнут основные страсти по твоему заточению, провести обряд переселения душ. Он несложный и полностью готов к своей активации. Все необходимые для этого пентаграммы и схемы построены и ждут только щелчка. Кстати, помнишь, ты говорила о твоих реинкарнациях?
   - Помню, - протянула я, начиная что-то понимать. - Значит, ей кое-что все же удалось проделать. Почему же я все это помню?
   - Потому что где-то произошел сбой в программе. - Фадор говорил уверенно и хладнокровно. - Варга, каковы были твои ощущения, после реинкарнации?
   - Ну, особо ничего не поменялось. Только кое-что осталось точно в тумане, было ощущение словно я заторможенная и своими действиями и поступками не вполне владею. Неприятное чувство. - Вызвала я к жизни собственные ощущения.
   - Когда произошло первое перемещение в чужое тело? - Принц спрашивал уверенно, больше констатируя факты, нежели допытываясь о неизвестном.
   - О, на 125 году моего существования в башне. - Твердо ответила я, отлично зная ответ. - Хорошо помню тот день, завершившийся кошмаром. Я уже смирилась со своим долголетием и совершенно не ожидала, что башня подставит мне подножку в буквальном смысле этого слова. Помню, спускалась по лестнице, зацепилась за какой-то выступ и полетела, вниз теряя на ходу туфли и шпильки. Даже хруст позвонков помню, весьма неприятная штука. Очнулась уже в собственной комнате, на кровати и с ватной головой. Долго не могла понять, что со мной произошло. А так как зеркал башня не предоставила, только по фасонам платьев, да по телу поняла произошедшие со мной изменения. Из-за тумана в голове не придала этому большого значения. Хотя в воде разглядывать все же пыталась.
   - Сколько ты в подобном виде просуществовала? - Фадор вел скорее допрос, чем простой необременительный разговор.
   - Около ста лет. Однако мне не понравилось и когда после очередной реинкарнации ко мне вернулось мое тело, ощутила дикое, ни с чем несравнимое облегчение. Привыкнуть к чужому телу не получалось. Оно словно давило на психику. - По спине прошлись неприятные мурашки, всегда появляющиеся в подобных ситуациях.
   - Докопавшись до сути, я долго пытался понять, что пошло не так в, с виду идеальных плетениях ведьмы. Скорее всего, она не рассчитывала на то, что перед нею не простая девчонка, не угодившая сильным мира сего. Да и растворенный в тебе камень не допустил полного контроля над телом и душой. Ведьма повторяла попытки не единожды, я нашел следы ее усилий. По моим расчетам выходит следующая картина: твоя первая реинкарнация идеально накладывается на попытку вторжения фанатиков. Среди них тоже много весьма хороших магов, которые подошли к взлому башни с большой ответственностью. В какой-то момент в плетениях башни наметился разлад, приведший в конечном итоге, к свертыванию пространственно-временного континуума. Попросту время вокруг башни схлопнулось, вышибив тебя из реальности бытия. Во всем произошедшем есть один плюс, в данный момент ты недоступна для последователей культа крови. Ты прочно законсервирована в одном временном отрезке.
   -Это значит, я просто живу в каком-то одном отрезке, а потому для меня время и не меняется?
   - Не совсем так, - Фадор потер переносицу, - время в твоем кармане идет, но вращается оно по спирали, от того и все эти реинкарнации.
   - Понятно, - я обреченно вздохнула, меняя тему. - Что стало с ведьмой? - Проявила я, наконец, интерес к женщине, проведшей обряд заточения.
   - Да ничего, она по-прежнему обретается на нижних этажах башни и пытается приобрести твое тело для своих нужд. - Пожал плечами Фадор.
   - Она жива? - Меня передернуло от появившегося стойкого отвращения.
   - Не совсем. Внизу имеется пентаграмма, заключающая в себе ее душу, однако тело просто заморожено до определенного момента. По коварному замыслу ведьмы, тебе должно достаться именно ее немощное больное тело, пока она будет пользоваться твоим. Как я понимаю, при реинкарнации башня сделала попытку провести рокировку, но из этого ничего не получилось. Да, ты очнулась в чужом теле, но до твоего, ведьма добраться так и не сумела.
   - Ты видишь все помещения, - в душе появилось нечто похожее на обиду, которую я постаралась задушить в самом зародыше, - тогда какова башня на вид?
   - Большая и как ты говоришь, больше раздается ввысь, а не вширь.
   - Значит та женщина в башне... Брр. - Я невольно поежилась. - Как-то неприятно осознавать, что где-то находится еще одно тело, заточенное в темницу и что самое интересное, по собственной инициативе.
   - Ну, у нее положим, был выбор. В случае положительного исхода, она приобретала молодое, здоровое тело и могла при этом свободно уйти из своей тюрьмы в любом направлении. Конечно ей пришлось подождать пока брат, заточивший тебя в темницу, уйдет в мир иной, но ожидание того стоило. Знай, она, что тебя защищает от посягательств камень, нашла бы другой способ реинкарнации, не такой затратный. - Фадор мягко и ободряюще улыбнулся.
   - А так просто потратила свои способности. - Жалости к неудаче ведьмы я не испытывала. Она помогла мне выжить и за это я могу ее только благодарить, хотя не буду. Многовековое заточение это, не прогулка по парку в ясный погожий денек. - Ты меня потряс, даже больше чем отец со своими рассказами о камне. Кстати о камне, ты не интересовался наличием этих всех заинтересованных в камне людях?
   - Интересовался немного. - Принц взглянул на меня. - О хранительницах удалось узнать больше. Оказывается в свое время неподалеку от столицы, в горах, находился небольшой скит, где можно так сказать, выращивали подобных девиц. Все девицы одарены природой не только внешне. Все очень хорошие магички, одна из которых некоторое время служила при дворе тогдашнего правителя в качестве его личного телохранителя. Скит небольшой, в настоящее время полностью заброшенный и разграбленный. Согласно историческим хроникам подвергся нападению фанатиков переселенцев, не терпимых к свободному образу жизни проживающих в стенах скита, женщин. Куда потом подевались в то время обитавшие в ските дамы, хроники умалчивают. А вот о культе крови сведений не обнаружил. Скорее всего, эти фанатики размещались в других странах. Я сделал запрос по своим каналам, но пока информации нет. Жду.
   - Ты плодотворно поработал, спасибо, - похвалила я усилия мужчины и перевела тему, захотелось немного отдохнуть от навалившейся информации, от количества коей пухла голова. - Каковы сейчас твои дела?
   - Мои? - Фадор неопределенно пожал плечами, на секунду задумавшись над поставленным вопросом. - Все в норме. Через три-четыре недели завершится основная подготовка к многочисленному бракосочетанию, а еще неделю спустя я стану полноправным членом большого семейства.
   - Заранее поздравлять не буду, но очень за тебя рада. - Я нагло ухмыльнулась, с вызовом глядя на принца. - Если не секрет, кто приходил, когда нам пришлось прерваться?
   - Сурка, - мужчина не принял мой вызов, оставшись глух к подначкам, в его черных глазах появилось мечтательное выражение, - она пришла напомнить об официальном ужине в компании новоявленных родственников.
   - Ты что-нибудь выяснил про похождения в твоей комнате. - Сменила я тему так и не начавшегося разговора.
   - Пока нет, подозреваю, только что это, скорее всего, связано именно с зеркалом. Я выяснил, кто проживал в покоях до меня. Даже не подозревал о том, что комната пользуется дурной славой и практически всегда пустует. Меня поселили только по несогласованности моего приезда в составе основного посольства.
   - И для кого держали покои? - В моих словах прослеживался неподдельный интерес к выкладкам принца.
   - В основном для одного из представителей кантона Ахорм, что на побережье, владетеля Байорна. - Ответил мужчина, польщенный моим интересом.
   - Кого? - От неожиданности я едва не подавилась слюной, забыв ее вовремя сглотнуть. Имя оказалось мне знакомо, хотя я не понимала, с чего это в моем мозгу отложилось именно это имя.
   - Ты его знаешь? - Встрепенулся принц.
   - Не вполне. - Я мысленно посмаковала имя на вкус. - Имя знакомое, но пока не пойму откуда. Надо думать.
   - Надеюсь не из прошлого?
   - Кто знает, - не стала отрицать я, - может и в мое время существовал владетель с подобным именем, не всех и упомнишь. Я провела много зачисток в свое время. К тому же все мои выкладки из прошлого, будущего то, у меня кот наплакал.
   - Зачистки - это твоя ахиллесова пята? - В голосе мужчины наметились ехидные нотки.
   - В какой-то мере да. - Я кивнула, сгоняя с себя навалившийся депресняк воспоминаний. Раньше подобного не случалось. Какое-то странное и непонятное чувство узнаваемости и опасности. Имя явно неспроста всплыло в моей памяти, а интуиции я доверяла. Однако раньше потерей памяти не страдала, всех своих подопечных я помню и никогда не смогу забыть, совесть не даст. - Забудем о моих фантомах. Значит, пока никто не проявлялся. Это настораживает.
   - Да не очень. - Фадор понимающе хмыкнул. - До окончания всех церемоний должно оставаться спокойно. Не думаю, что кто-то решится на покушение в присутствии такого количества приглашенных.
   - Были прецеденты? - Быстро спросила я, мгновенно переместив приоритеты в сторону мужчины.
   - Можно сказать и так. - Не стал отпираться Фадор. - На полноценное покушение не тянет, однако в разряд обиженных неудачников можно отнести.
   - На тебя покушались? - Я напряглась, чувствуя неясную тревогу.
   - Да так, скорее выпад исподтишка. - Пробурчал Фадор, не настроенный на пространные разглагольствования по поводу покушений на свою персону. - Разные встречаются люди, некоторые не способны смириться со своими неудачами.
   Внимательно посмотрев на принца, я строго покачала головой. Конечно, выпытывать подробности не собиралась, так как он уже взрослый мальчик и разберется сам, где можно не обращать внимания, а где стоит и поостеречься. Оглянувшись, я сделала шаг назад, ощутив, как вдруг закружилась голова. Вот незадача. Никогда не страдала головными болями, а все болячки проходили в течение парочки дней.
   Потерев лоб, я с трудом добралась до кресла, но сесть в него не успела. В голове, словно что-то взорвалось, на секунду ослепив все чувства и лишив меня всякой ориентации в пространстве. На последнем вдохе я сумела открыть рот, дабы глотнуть воздух, прежде чем полностью отключилась. Вокруг себя я уже ничего не видела, хотя пусть сознание конкретно и затуманилось, однако до конца оно никуда не ушло.
   Сколько продолжался обморок, не знаю. Подобные отключки мне были в новинку. Я никогда не страдала от плохого самочувствия и не знала подобных проблем. В башню меня заточили в молодом возрасте, когда организм работает как единое целое и без особых сбоев. Вообще все дети правителя отличались отменным здоровьем и устойчивостью к ядам. На территории башни я по большей части жаловалась на недомогание от нанесенных ран по собственной инициативе, а не из-за холодного ветра, дующего из открытого окна.
   Очнулась я от того, что что-то мокрое и холодное льется мне прямо за шиворот. Стоять. Какой ворот, когда я в декольтированном платье? Не открывая глаз, я просканировала внутреннее состояние и осталась довольна своим состоянием. Голова уже прояснилась, шумы исчезли, осталось выяснить только на счет странностей с водой. Неужели башня озаботилась моим обмороком? Вот не знала о подобных подвигах моего охранника. Хотя фантомы она создавала изумительные и достаточно осязаемые. Может, какие из них и могли вылить мне за шиворот воды.
   - Какой дурдом. - Тихо прошептала я, пытаясь сесть.
   - О, очнулась.
   - Что о?! - Мужской голос рывком поставил меня на ноги, вырвав из благословенной расслабленности. С широко раскрытыми глазами я уставилась на оставшегося стоять на коленях принца, настолько быстро я сумела перейти из одного состояния в другое.
   От потрясения я не только полностью пришла в себя, но и сумела отскочить от мужчины на порядочное расстояние. Словно рыба, вытащенная из воды, я хлопала ресницами и открывала и закрывала рот, не в силах вымолвить ни слова. Явление принца прямо у моих ног вызвало болезненный ступор. С великим трудом оторвав взгляд от разглядывания мужчины, я перевела взгляд на зеркало и впала в еще больший ступор, постепенно переходящий в настоящий ужас. Зеркало представляло собой расплавленные неровные мутноватые осколки с зияющей черной пустотой дырой посередине. Вытянув руку в направлении зеркала, я попыталась выдавить хотя бы звук, но от волнения как всегда напрочь пропал голос. Я так и стояла, раскрывая рот и бессильно махая рукой, силясь что-нибудь произнести. К счастью принц понял меня и без слов.
   - Все нормально. - Мужчина одним легким движением встал на ноги, но заметив мой дикий взгляд, подходить не стал. Подняв руки ладонями кверху, он молча ждал ответного хода с моей стороны.
   Какой ход, когда я слова выговорить не могу. Спазм голосовых связок никогда не проходил бесследно, и восстанавливать голос приходилось не один день. Конечно, в заточении мне еще не приходилось этим заниматься, по большей части я вообще молчала. Зато теперь мое потрясение выходило боком. Я ни слова не могу сказать, мужчина находится по ту сторону от своей реальности и каким образом собирается возвращаться, не понятно. Объяснить, что ему делать, толком не получается.
   Глубоко вдохнув и стараясь постепенно прийти в себя и успокоиться, так дело пойдет намного быстрее, я опустила руку и, прикусив нижнюю губу, сделала попытку заговорить. Попытка толком не удалась, однако из горла вырвался хрип, что указывало на хорошие перспективы относительно будущего моего речевого аппарата. Речь может вернуться внезапно и достаточно быстро.
   - Покажи жестами, что мне делать, - попросил принц, явно допетривщий, что со мной не все хорошо. Видимо на моем лице отразились все эмоции по поводу показов, так как мужчина вскинул руки в защитном жесте и отступил на шаг назад. - Только не делай такое лицо. Ничего непоправимого не произошло. Уйти к себе я могу в любой момент. Зеркало конечно придется восстанавливать, но это дело нескольких минут. Я заморозил его способность к самовосстановлению, так как башня усиливает скорость реакции на меня и пытается вытолкнуть назад. Что я могу для тебя сделать на данный момент?
   Сообразив, что принцу пока ничего не грозит, по крайней мере, от башни, я, расчетливо прищурившись, сложила руки на груди. На свое личное спокойствие я не рассчитывала. Это же надо, сорвался с места, едва дамочке в зазеркалье плохо стало. Идиот. Рыцарь недоделанный. А если бы с переходом не вышло, или застрял где-то посередине, или разрушил зеркало окончательно. На зияющую дыру я старалась не смотреть, хотелось тут же броситься на принца и вцепиться в его горло, а еще хорошенько приложить того головой об стенку. За самоуправство и излишнюю инициативу, а еще за самоуверенность, наглость и непогрешимость.
   С трудом переборов безумный порыв, я оглянулась на столик и с радостью устремилась к нему, завидев искомую чернильницу и лист пергамента, молча возблагодарив башню за своевременность и участие. Услышав торопливые шаги позади себя, снова едва не впала в очередной ступор. Мне, оказалось, дико слушать шум чьих-то передвижений после почти более пятисот лет полной тишины и одиночества. Приказав себе не обращать внимания на мужчину, все равно тот ненадолго в моих пенатах, я схватила перо и, склонившись к столу, застрочила гневное послание принцу. Фадор остановился немного в стороне и, заглядывая через плечо, комментировал по ходу прочтения, время от времени гневно фыркая.
   - Так это потеря голоса? Понятно, а когда восстановится? Не скоро? Плохо, но... - он оборвал себя и резко выпрямился. - Я впервые видел подобный обморок. - Возмущенно проговорил тот, осуждающе смерив меня взглядом черных глаз. - Когда перед тобой вдруг собеседница вспыхивает словно пламя, не до раздумий. Что?! - В его глазах отразилось недоумение. Пришлось грубо ткнуть пером в живот нахала и указать на пергамент. Сообразив, что говорить я, по-прежнему не могу, тот снова обратился к чтению. - Да, ты была объята пламенем точно феникс и, причем полностью с головы до пят. - Подтверждающее кивнул. - Пламя красно-белого цвета и всполохи фиолетовые. Хотя по-настоящему не горела, пламя, словно обтекало твое тело. Когда ты упала, я не стал дожидаться развязки, мало ли что произойдет дальше. Помчался как дурак, а нарвался на оскорбления, хорошо не подтвержденные словесно, а на бумаге писать долго и муторно. Вижу, что не привыкла. Вернее, отвыкла излагать свои мысли на бумаге. Зато в глазах какое выражение, - восхитился принц, наблюдая за мной, - и перевода не нужно, все отлично понимается, хотя я совершенно не согласен с твоими эпитетами, застывшими в столь привлекательных глазиках карего оттенка.
   Чувствуя сейчас взорвусь, я только поджала губы, мысленно пожелав парню "всего хорошего", и жестом вернула того к чтению. Со времен своей работы не терплю подобных обормотов и чересчур уверенных в собственном величии типов.
   - О! А, ты и на пергаменте умеешь быть резкой и откровенной. - Фыркнул Фадор, однако совершенно не потерял своей самоуверенности и наглости. - Ладно, понимаю. Могу получить физическое воздействие. - Он примиряюще поднял руки вверх, сдаваясь под моим выразительным взглядом. - Помимо феникса, твой облик тоже сделал попытку смениться. Женщина явно старше, но внешне красива. Ой! Ты чего тычешь в меня пером! Да понял я, понял. Удивительно другое - башня не дала сменить тебе тело. Да, да, - принц утвердительно закивал на мое удивленное выражение, - я хорошо ощутил ее сопротивление, точно она не желала изменений, по крайней мере, не в данный момент.
   - Она живая? - Наконец сумела прохрипеть я, связки начали приходить понемногу в норму. Чудо, ура!
   - О, писать уже не нужно? - В черных глазах вспыхнули смешинки.
   - Дурак...
   - Понял, не трать понапрасну силы. - Фадор радостно ухмыльнулся, вдруг развив вокруг меня бурную деятельность. Он оглянулся вокруг, торжествующе подпрыгнул и легким аллюром устремился к узкому витражному шкафу, бормоча на ходу. - О, вот это нужнее всего в данный момент.
   Бесцеремонно распахнув дверцы моего шкафа, он порылся среди штофов и извлек на свет бутылку темного почти черного цвета. Немного наклонившись, достал парочку кубков с нижней полочки, с интересом покрутив один из них в руках, потом хмыкнув, взял с собой. Вернувшись ко мне, он поставил добычу на столик и принялся вполне профессионально снимать сургуч с горлышка бутылки. Подозрительно наблюдая за манипуляциями принца, я даже отступила на шаг назад, едва тот вскрыл бутылку и в воздухе разлился аромат спиртного хорошей многолетней, а в моем случае, многовековой выдержки. Я не пью алкоголь, но во мне умер дегустатор, так как я с легкостью могу определить букет того или иного сорта вина, конечно, с оговоркой, что хотя бы пробовала его на вкус. Скривившись, я наблюдала за действиями мужчины, понимая, что отказаться от выпивки мне не дадут, ради моего горла.
   - Не кривись, моя ведьма, - принц весело хмыкнул, уловив мои ужимки и правильно расценив это кривляние. - Выпить придется, для твоей же пользы. Это Королевское темное. Помню, моя нянька говаривала, наливая себе по пол чашки на ночь, а мне пару капель, пей деточка, и горло перестанет болеть.
   - И ты слушался, - брезгливо кривясь, с трудом прохрипела я, пряча руки за спиной. Именно Королевское темное я не терпела и никогда не пила, даже в лечебных целях, отдавая предпочтение или терпким горьким травам, или времени. Я не певичка, для которой голос важен, могу и потерпеть, если придется.
   - Слушался, - кивнул принц, беря со стола и протягивая мне кубок с плещущимся в нем вином, в его глазах плясали чертенята, - и тебе советую. Лучшее лекарство в твоем случае. Голос вернет стопроцентно и главное, быстро. Представь, как долго ты сможешь отчитывать меня в этом случае. Иначе устанет рука писать эти. Так важные для тебя гадости.
   - Давай, - протянула я руку, уже точно наяву видя, что выскажу этому хаму, подобным образом вынуждающему к принятию спиртных напитков и при этом считающего себя правым.
   Посмотрев пытливо на меня, мужчина скептически прищурился, однако охотно отдал кубок, а сам отошел немного назад, подозревая мою неадекватную реакцию. Выпить вино удалось далеко не сразу. Меня всегда убивал запах этого алкоголя, хотя ценители отмечали тонкий аромат и богатый букет напитка. Для меня же самым главным в Королевском Темном были резкие нотки шпажника, одной небольшой травки специи. Его я не любила ни в каком виде, хотя и признавала целебные силы, особенно в лечении голосовых связок. Из-за этой травки вино считалось в большей мере лечебным, чем столовым и пили его в основном в зимнюю стужу. Зажмурившись, я поднесла кубок ко рту и залпом влила в себя его леченую дозу. С большим трудом мне удалось не раскашляться и не вернуть напиток обратно в кубок. Постояв несколько секунд не дыша, я, наконец, открыла глаза.
   - Все хорошо? - В глазах Фадора плескалась тревога по поводу правильности своего поступка.
   - Д да, - кивнула, проговорила я, понимая, что практически отошла и не могу злиться на этого человека, проявившего искреннюю заботу обо мне болящей.
   - Отлично, - просиял принц, салютуя в свою очередь, мне кубком, с плещущимся в нем вином, - и практически не хрипишь.
   Наблюдая, как тот вылакал вино в один глоток, я даже не поморщилась. Видимо доза подействовала и на меня. Королевское Темное отличалось не только своеобразным букетом, но и основательной крепостью, которая действовала на нервную систему успокоительным образом.
   Тяжело вздохнув, я обогнула столик и уселась в кресло, отдав Фадору свое тронное, в теперешней усовершенствованной модификации. Оценив мой маневр, мужчина тоже уселся, но при этом его рука снова потянулась к бутылке.
   - Только не Королевское, - поморщилась я.
   - А ты составишь мне компанию? - Удивился принц, вскидывая голову.
   - Возьми Хойское, - утвердительно кивнула я, усаживаясь удобнее.
   - Хорошо, - мужчина поставил правую бровь домиком, с интересом поглядев на меня, но не став дольше задерживаться и вновь отправился к шкафу.
   Ему пришлось основательно перебрать бутылки, так как по его недоуменной мине я догадалась, такого сорта вина мужчина не знает. Однако башня не подкачала, все бутылки оказались помеченные, как когда-то делал мой братец. Принеся свою заслуженную добычу, мужчина прополоскал новым вином мой кубок и слив остатки в свой, налил Хойского.
   - За что пьем? - Поинтересовался принц, поднимая кубок.
   - За вечность. - Произнесла я тост, в свою очередь, беря наполненный легким практически нейтральным после Королевского, вином, кубок.
   - Не пафосно? - Принц склонил голову на бок, с задумчивым интересом приглядываясь ко мне.
   - В самый раз, в моей ситуации, - я скривилась. - Ненавижу недомолвки. Ты сумеешь вернуться?
   - Не беспокойся за меня. - Принц мягко улыбнулся, поднося кубок к губам. - Ого! Какое вино!
   - Это из запасов моего брата. - Мстительно ухмыльнулась я, вспомнив о том, каким образом это вино оказалось в моих кладовых. - Его любимый сорт. Помню, долго судачили, куда могли исчезнуть только что доставленные с виноградников, бочки.
   - Твоя работа? - В черных глазах загорелись смешливые искорки.
   - Скорее башни. - Я с вызовом взглянула на принца. - Тогда я была дико зла на брата, а потому решилась на маленькую месть. Правда вина я так и не пила, поначалу с трудом отходила после использования запрещенной магии, потом просто желание пропало. Пью я вообще редко, хотя башне не откажешь в ценительстве хороших вин. Она вообще любительница коллекционировать все редкое и интересное.
   - Заметил, - утвердительно кивнул мужчина, смакуя отличное вино как настоящий ценитель. - Хотя скорее это отличительная черта именно твоей ведьмы, а не самой башни. Думаю, в отличие от тебя ведьма собиралась прожить здесь полноценную и долгую жизнь, окружая себя отличными вещами и редкими артефактами.
   - Наверное, - не стала спорить я с принцем, вполне подозревая нечто подобное. Отпив глоток, я на некоторое время погрузилась в воспоминания. Это вино мы частенько по очереди крали из подвала отца и выпивая по глотку, в укромном местечке готовили переворот. Часто спорили, но сходились в одном, отцу не жить, иначе все мы пойдем на эшафот. Отец не станет разбираться, кто виноват, а кто нет, если дело у нас не выгорит по каким-то причинам. Все побочные отпрыски давно стояли у того поперек горла. И все же брат пошел дальше высокопарных слов и в одну прекрасную ночь стал настоящим преемником своего отца, вопреки его воле и желаниям.
   - Варга?! - Голос с нотками вопроса, заставил меня вернуться в настоящее.
   - А?! - Подняв взгляд на принца, я непонимающе нахмурила брови. - Прости, задумалась. - Я по-прежнему хрипела, но уже вполне сносно говорила, и в горле не першило и не клокотало. И переводить чернила уже не требовалось. - Это вино вызывает некоторые воспоминания.
   - В первую очередь тебе предстоит выяснить отношения с ведьмой, которая пытается вернуть утраченное положение. - Произнес Фадор, допивая из кубка. Его глаза смотрели внимательно и серьезно. - Мне совершенно не хочется в один прекрасный день постучаться в зеркало и обнаружить перед собой незнакомку, с далеко идущими планами.
   - Я не знаю, где размещены эти подвалы. Башня никогда не открывала их местонахождение.
   - Постараюсь набросать подробный план магического прохода, - мужчина бросил короткий взгляд в сторону зеркала, - думаю, башня не станет противиться моему вторжению и откроет их для тебя. Понимаешь, моя кровь делает меня невидимым, инертным для башни и после полного перемещения она воспринимает мое вторжение на уровне передвигаемой мебели.
   - У тебя время то осталось, невидимый наш, - не съязвить я не сумела, хотя и уловила взгляд принца в сторону зеркала.
   - Немного есть, - не стал отвечать на мою язвительность Фадор, очередной колкостью, - не хочу отпускать тебя одну, но придется. Я покажу прием, который даст тебе возможность управления башней, вернее легкое подчинение. По крайней мере, будешь сама устанавливать правила.
   - Спасибо конечно, - я прикусила губу, чувствуя, как в воздухе разлилась едва заметная магия. - Что это?
   Заметив мое беспокойство, мужчина пожал плечами, а потом торопливо провел над исписанным пергаментом ладонью и сам взялся за перо. Отставив кубок, принц резко встал и, протягивая пергамент, произнес:
   - Постарайся не соваться в ночные часы, по моим наблюдениям ведьма лучше активирована именно ночью. Пока я не выяснил, с чем это связано, но лучше поостеречься. Я нарисовал подробную карту, а в купе с ниже написанным приемом, ты увидишь правильное расположение подвалов и не заблудишься в их лабиринте.
   - Они большие? - Удивилась я, забирая скрученный трубочкой пергамент. - И с чего ты решил, что я пойду вниз?
   - Да, они большие, - утвердительно кивнул Фадор, - и у тебя теперь будет чем занять себя в свободное время.
   - Ага, а до этого я бросалась на стены от тоски и одиночества. - Не удержалась я от сарказма.
   - Варга, - укоризненно произнес мое имя принц, на секунду задержав взгляд на моем лице, а потом шагнул к зеркалу.
   Только теперь я обратила внимание на то, что мое зеркало вновь приобрело текучесть и постепенно, пусть пока маленькими темпами, но сращивало обезобразившую ее дыру. Сквозь целые участки по-прежнему оставалась видна комната, принадлежащая Фадору. Я молча наблюдала за перемещением принца, оказавшегося не простым волшебником, а настоящим профессионалом. Он просто, в одно движение, перешагнул осколки, стараясь физически не касаться их. Едва оказавшись по ту сторону границы, мужчина весело усмехнулся и помахал рукой. Зеркало в последний раз моргнуло, полностью став цельным и погасло. Не ожидая такого подвоха, я рванула к нему, но никакие мои уловки не сумели оживить тускло мерцавшую поверхность. Зеркало молчало, точно выключенное, лишенное всякой энергии. С досадой я замахнулась, и со всей силы саданув кулаком по поверхности зеркала, неожиданно для себя разрыдалась. Усевшись на полу подле строптивого инструмента связи, я положила голову на колени. Слезы тихо лились из глаз, пока я думала, каким образом закрепить в программе башни зеркало на постоянной основе, дабы не замирать каждый раз в ужасе. Стрессов мне в последнее время и так хватало, хотелось обезопаситься хотя бы с этого бока. Не из-за принца, ради себя самой. Я давно научилась не доверять людям, и действовать в первую очередь, в собственных интересах. Кому я нужна в таком виде существования? А никому. Даже Фадор когда-нибудь забудет о моем бытии. Особенно когда закончатся тайны моего заточения в башне. Я просто стану неинтересна. Кто я такая? Легенда, которой нет. Девица, замурованная в башне из-за того, что в ее крови растворен странный камень, могущий погубить весь мир. И все. Больше козырей не предвидится. А нет, поспешила. Есть еще ведьма, вернее ее тело и душа, жаждущая воцарения в моем. Правда с этой стороны я не чувствовала настоящей угрозы для себя. Артефакт не даст поменять хозяйку, с которой сроднился, слился.
   Вытерев непрошеные слезы, я встала с пола, и упрямо поджав губы, так и не выпустив из кулака пергамент, решительно вышла из комнаты, захлопнув за собой дверь. Пусть только попробует спрятать зеркало. Найду. И тогда никому мало не покажется. Не в интересах башни прерывать контакт с реальностью. У Фадора есть возможность перетащить нас из складки во внешний мир и башня это знает, как это знает и ведьма, чья душа жаждет моего тела. Как там сказал принц? Красивая была ведьма. Что ж не повезло с реинкарнацией. Я канонической красотой не обладаю, да и тело отдавать не собираюсь. Мне оно самой необходимо не только в ближайшем будущем, но и в необозримом далеком.
   Я понимала, что в свое время переживу моего принца. Только до сего момента еще жить да жить. И я собиралась лично наслаждаться общением с Фадором. Меня посещали мысли о том, что все интересы принца ко мне сводятся только к академическому интересу заточенной в башне пятисотлетней девице. Но мне все равно. Пока он заинтересован во мне лично, я рада.
   Заурчавший желудок направил мои стопы прямиком в кухню. Съев поздний обед, все- таки, разговоры с принцем отнимают немалое время, я откинулась к стене, погрузившись в непростые размышления. Искать подвалы душа пока не лежала. Что я там обнаружу, я знала, а напрашиваться на неприятные разговоры с полуживой ведьмой пока не хотелось. Никуда она не денется. Тем более после сегодняшней неудачи ей придется восстанавливать потерянные и растраченные впустую, силы. Вот через несколько дней и поговорим.
   Понимала я, что и с Фадором пока встреч не предвидеться. У того на носу собственная свадьба. Не до праздных разговоров с лишенной личной жизни и магических способностей ведьмой, к тому же постоянно понукавшей и поучавшей принца.
   Вспомнив вдруг про пергамент, который я положила перед собой, прежде чем взяться за ложку, я отставила пустые тарелки в сторону и осторожно разгладила на столе пергамент. Башня услужливо подбавила света, запалив несколько дополнительных свечей, вставленных в канделябр, стоящий на столе. Кивнув благодарно призрачной хозяйке, так как пламя свечей дернулось, точно от них кто-то отошел невидимый, я углубилась в изучение приписки, отложив лабиринт на потом. Фадор явно слыл в своей стране не обычным магом. Его выкладки оказались весьма доступными и вполне осуществимыми на деле, а еще рассчитанными именно на людей, не способных использовать магию в полной мере. Задумчиво проведя взглядом по погрузившейся в полутьму остальную часть кухни, я стала просчитывать варианты лучшего воздействия на биоэнергетику башни. Сразу в полной мере брать контроль над управлением я не собиралась. Чревато выяснением отношений с постоянной хозяйкой. Сейчас я понимала, кого всегда видела в кухонных стенах в виде призрачных теней в отблесках камина или в колебании свечей. Настоящая хозяйка никогда не принимала меня в качестве постоянной жилички. Полученное знание ставило мое существование с ног на голову. И совершенно не упрощало задачу. К башне я привыкла и сейчас, в свете открывшихся новых сведений, совершенно не горела желанием лишиться собственного тела в пользу уставшей от долгого ожидания ведьмы. Я буду бороться до последнего. Это моя башня. Я к ней прикипела душой и телом, а еще не набивалась в жилички.
   Незаметно для себя самой, я погрузилась в необходимый транс. Мое сознание полностью очистилось, став девственным и открытым для восприятия чужой природы. Башня не имела собственного сознания, каких-либо зачатков разума. Всего лишь четко переплетенные энергетические линии, настолько идеальные, что им не хватало всего ничего до приобретения собственного разума. Это упрощало мою задачу по подчинению кое-каких программ башни, и я не стала откладывать начинания в долгий ящик. И все же подчинение не прошло даром для моего магического фона. Даже подобные усилия требовали некоторой, пусть и слабенькой подпитки.
   С трудом откинувшись на стену, я попробовала унять бурное дыхание, после использования призыва, разработанного принцем. Вытерев мокрый подбородок тыльной стороной ладони, я встала и на ватных ногах выползла в коридор, с намерением поскорее добраться до своей спальни. Насколько крепкими окажутся плетения Фадора, мне еще предстоит узнать, а пока я знала лишь одно, мое слово башня услышала и как долго об этом не узнает ведьма, зависит только от меня самой и моего мастерства.
   В моей жизни снова наступило относительное затишье. Фадор не показывался уже неделю, я считала дни, ежедневно заглядывая в зеркальную комнату. С помощью той же башни я сумела поставить маячок на зеркало и могла в любой момент услышать зов о появлении в эфире Фадора. Однако принц не спешил проявляться.
   Я, как и прежде ходила в библиотеку, читала книги, фехтовала и с большим интересом присмотрелась к коллекции оружия. В свете последних событий я даже обнаружила парочку кинжалов, принадлежащих именно эпохе Фадора, и которые были буквально вытащены из кладовых правителя Дарваша. О чем свидетельствовала выставленная табличка.
   В подвалы я по-прежнему не стремилась. Отчего-то не прониклась азартом исследователя и не рвалась к прогулке по пыльным заброшенным помещениям нижних этажей. Да и сама ведьма затаилась и не пробовала больше нажимать на мое сознание.
   Дни проходили тихо, мирно, спокойно, безмятежно, одиноко. Я вернулась к своему меланхолическому настроению. Даже начала снова рисовать. Иногда поднималась на самый верх башни и пыталась понять, где заканчивается граница моих владений и начинается пресловутая складка, сломавшая мне жизнь. Однако увидеть призрачную границу не удавалось. Я снова слышала голоса, но теперь знала, охотники просто находятся где-то на границе с местом моего заточения. В сферу моей деятельности попасть не так ужи просто, башня за этим следит строго.
   Спустя две недели ожидания, я перестала ежедневно спускаться к зеркалу. Старалась меньше думать о Фадоре, иначе мне казалось, что принцу надоело наше общение, и он полностью погрузился в свой светский мир. Конечно, молодая супруга, будущие дети, радость наследства.
   Пролетел месяц. С утра я встала злая, не выспавшаяся. Снов я обычно не сижу, но тут в течение ночи меня донимали навязчивые мысли о ведьме. Наскоро и небрежно одевшись в серебристо фиолетовое платье и накинув на плечи меховую душегрею с длинными рукавами, я спустилась вниз в кухню и громко оповестила башню о походе. Пергамент со схемой лабиринта я все время таскала с собой в кармане, а потому тут же раскатала на столе. Изучение заняло порядочное количество времени. Я старалась как можно крепче запомнить все повороты, проходы, длинные и тупиковые коридоры, лестницы, провалы, колодцы, ямы, пустоты.
   Надолго уходить не собиралась, однако мне надоели постоянные сны с участием ведьмы, настойчиво зовущей меня в гости. Прав был принц, когда говорил про личный интерес моей несостоявшейся хозяйки. Доколе же той мучиться в тюрьме нижних этажей, когда я прохлаждаюсь в башне вместо нее, при чем. В отличие от меня у ведьмы больше шансов выйти из тюрьмы в реальный мир даже из складки, в которую нас загнали фанатики. Значит, наступила пора свести настоящее, а не шапочное знакомство со своей невольной хозяйкой.
   Я не стала долго отнекиваться по этому поводу, а потому взяв небольшую корзину с продуктами и водой, отправилась вниз. Спустившись по центральной лестнице на первый этаж, проигнорировала как всегда раскрытую нараспашку входную дверь. Там давно наступила зима. Все пространство вокруг башни зияло девственной снежной чистотой. Ни ветра, ни движения ближайших деревьев. В складке имелась смена погодных условий, но внешние реалии мира к нам не долетали. Даже не став задерживаться, чтобы полюбоваться на белый снег, который я любила, спокойным шагом прошла дальше. Я помнила предостережения принца о нежелательности ночных походов на территории ведьмы. Пройдя по широкому коридору вглубь башни, я увидела широкую, кованую дверь, освещенную несколькими чадящими факелами. Остановившись прямиком перед дверью, скептически усмехнулась. Сколько же я ходила мимо, и никогда не видела этой тяжелой темной двери. И даже о ней не подозревала, не случись на мою голову принц с его неуемным любопытством. Задумываться над способами открытия тяжелой бронированной двери не понадобилось. Она сама распахнулась, едва я приблизилась вплотную, попутно ломая голову над способом открытия без ключей. С противным скрежетом замочная скважина пришла в движение, с проржавевшим визгом поднялись запоры, и дверь отошла в сторону, открывая передо мной небольшой проход. На одну персону. Ходили здесь не часто, если вообще никогда. Да и кому ходить, законсервированному трупу? А для передвижений души двери не помеха.
   Хмыкнув, я устремилась внутрь. Никогда не заставляла себя делать то, чего не желаю, однако во мне вдруг проснулся естествоиспытатель. Ну, надо же. Стало интересно посмотреть на гробницу ведьмы, заточившей себя в подвалах ради лучшей доли. У нее хотя бы будущее есть. Про гробницу явно загнула. Вряд ли ведьма рассчитывала на долгое нахождение вне материального тела. Это просто я оказалась весьма строптивой особой, не пожелавшей уступить столь желанное тело.
   Когда переходила порог, темнота, сгущающаяся внизу, моментально рассеялась, открыв огромное пространство. Я стояла на самом верху массивной лестницы, уходящей глубоко вниз. Неровные стены, с утыканными горящими факелами, указывали на естественность происхождения. Однако здесь было сухо и сыростью не пахло. Ведьма долго не заморачивалась, поставив свою крепость на месте пещер, простиравшихся на многие километры под землей.
   Однако. О таком я не подозревала. Естественное происхождение давало ведьме множество преимуществ. Во-первых, поддерживало естественный фон и циркуляцию воздуха, во-вторых, подпитывало бесплатной энергией, в-третьих, давало укрытие в случае нападения, в-четвертых, способствовало возможности спасения из лабиринта, при наличии подробной карты, в-пятых, водные ресурсы и естественные складские помещения. На схлопнувшуюся складку женщина не рассчитывала, как и на мое сопротивление. Не будь во мне растворенного артефакта, не было бы и отпора, да и будущего у меня не случилось бы. Парадокс.
   Перехватив удобнее корзину на сгибе локтя, я решительно посчитала ступни, уходящие вниз. Карту я помнила и знала, какое-то время мне предстоит идти только вперед, никуда не сворачивая. Подземелье представляло собой каменный мешок, который изрезали извилистые ходы. К счастью проходы оказались чистыми, без всякой пыли и завалов. Уже ступив на площадку у лестницы, я заметила легкий сквозняк, едва заметно касавшийся лодыжек. Где-то в пещерах имелись отдушины или даже проходы, ведущие на поверхность. На секунду замерев от нахлынувшей надежды, я сумела подавить любые движения души, направленные на побег. Вряд ли башня так просто меня отпустит. Хотя знай об этом раньше, намного раньше, сделала бы все, чтобы вырваться из плена этим путем. Задушив все порывы в зародыше, спокойно зашагала дальше. Пещер я не опасалась. Ведьма явно подстраховалась, и ждать встречи с монстрами не стоит. Башню создавали сугубо для одного человека, и вряд ли ведьме будоражило кровь опасное соседство. В подобных лабиринтах частенько селились мерзкие чудовища, но мое чувство врожденной опасности молчало. В то время пещеры находились в достаточной близи от города, в котором проживало большое количество народа и подвергать опасности простой люд не входило в намерения брата. Удивительно то, что я не подозревала о наличии в этих местах обширных пещер. В начальные годы моего заточения вокруг башни, вернее у ее подножия селились люди, не считавшие опасным наличие под боком заколдованной башни.
   Размышляя на ходу о перипетиях судьбы, в конце концов, приведшей меня под своды пещер я продолжала шагать по проходу. На прогулку в красивом парке это не походило, но высокие своды не давили на психику. Факелы попадались довольно часто, и не приходилось перебираться со светлого пятна к следующему. Я понимала, возвращение будет совсем не таким радужным, как поиски ведьмы и ее схрона.
   Уже поворачивая на поворот, я вдруг подумала о том, что зря затеяла прогулку. Кто знает, что она мне принесет. Встречи со своей тюремщицей я особо не жаждала, рассматривать место ее захоронения тоже не стремилась. Не люблю покойников, не смотря на свое бурное прошлое. Хотя я никогда не участвовала в кровавых допросах лично, предпочитая приводить осужденных к брату и его кодле. Малодушная я в таких вопросах, что и говорить. Зато совесть не мучает и дает относительно спокойно спать. Да и чувствовать себя соучастницей как-то проще. Вины с себя я никогда не снимала, искала, ловила и приводила в застенки самолично, однако не считала, что работала палачом под началом брата. Некоторых врагов родины и трона, коих я привела к ответу, братец в свое время соизволил помиловать, да и не все из них оказались белоснежными овечками.
   Впереди показалась развилка, заставив меня на мгновение остановиться и перестроиться на реальность. Я помнила, куда нужно свернуть, но все равно замерла с предательской мыслью о возвращении. Зачем мне вообще понадобилось знакомство с ведьмой? Мысленно отругав принца за его неуемное любопытство, спровоцировавшее меня на эти нежелательные похождения, я со вздохом висельника прошла дальше. В пещерах по-прежнему было тихо и совершенно одиноко. Еще раз, поправив корзину, вспомнила о том, что не озаботилась взять с собой оружие. Кто знает, как настроен призрак моей тюремщицы, а я совершенно не владею практической магией. Не корзинкой же с провизией мне бить дух по голове. Еще раз, помянув недобрым словом моего искусителя, все-таки пошла вперед. Через несколько шагов снова встала перед очередной развилкой.
   Я практически добралась до первого расширения, переходящего в крупный зал, когда меня настиг вызов. Дернувшись от неожиданности, прислушалась, и только спустя некоторое время до меня дошло - а вызывает-то принц. Это в голове прозвенел звоночек поставленного маячка на зеркало. Чертыхнувшись, не зря, оказывается, вспоминала о Фадоре, дернулась было обратно, а потом плюнула. Ну что за детский сад. Буду бегать как маленькая на первый зов, ждала же месяц, подожду и пару часов. Все равно гулять долго не собираюсь. Никуда не денусь, в крайнем случае, сам подождет как миленький.
   Посему независимо вскинув голову, почапала дальше, изредка поглядывая по сторонам. Естественность пещерного лабиринта выглядывала из всех щелей. Неотесанные стены с неровной поверхностью, испещренной то углублениями, то выступающими камнями, из-за чего вокруг плясали причудливые тени от чадящих факелов. Благо еще пол оставался относительно ровным, и мне не приходилось искать место, куда ступить ноге. Пройдя открывшийся зал насквозь, я тут же свернула в более узкий проход с нависшим козырьком, отчего пришлось, слегка нагнуться. По мысленной карте выходило, я практически дошла. А при изучении лабиринта путь мне показался довольно далеким.
   Снова на пути попался большой сухой зал, на этот раз не полностью освещенный из-за его вытянутой формы. Мне в принципе он был не нужен, я проходила только по краю, до следующего прохода, хотя по колебаниям воздуха, поняла, где-то именно в глубине зала есть проход если не на поверхность, то куда-то в верхние слои. Здесь было ощутимо холодно. Поежившись, я ускорила свои шаги, стараясь быстрее проскочить неуютное место, нырнув в узкий проход. И тут же попала в другой такой же обширный зал.
   Зажмурилась от неожиданности, меня ослепил неестественный магический свет, бьющий со всех сторон.
   - Черт, понаставили тут светильников, - проворчала я, пытаясь привыкнуть к столь яркому и слепящему освещению.
   - О, сама пожаловала, - раздался насмешливый, чуть скрипучий женский голос, раздавшийся непонятно откуда.
   - Не рассчитывай на мое расположение, - я сделала несколько шагов в пещеру, сварливо при этом проговорив. - И приглуши свой свет, если хочешь лицезреть меня в гостях.
   - Характер показываешь, детка? - Пещеру по-прежнему заливал яркий бликующий свет, и я слышала лишь ехидный голос женщины.
   - Ты знала, кого замуровываешь, - не осталась в долгу. Я не испытывала никакого трепета перед ведьмой, имеющей возможность в любой момент свободно скрутить меня и вышибить дух из такого вожделенного для нее тела. Удивляло другое, та словно ждала моего появления. Неужели башня сдала?
   - Зачем пожаловала. - Голос ведьмы стал каркающим, злым, подозрительным. Ах, какие быстрые перемены в настроении. Не стабильна то психика у моей тюремщицы.
   - А посмотреть на тебя захотелось. - Я пожала плечами, решив не рисковать и дальше порога не заходить, обойдется. - Вот уж пятьсот лет маюсь от острого любопытства, что же я такого сделала тебе. Неужто угневила твою душеньку, сжив со света родственника или того хуже, мужа, а тем паче, любовника?
   - Хм, не дало тебе кротости заточение. - Хмыкнула ведьма, вернее ее голос, так как я по-прежнему ее не видела.
   Двигаясь бочком, я, наконец, нашла более или менее приемлемое положение, при котором яркость освещения несколько меркла и не так резала по глазам. Мне даже удалось разглядеть некоторые детали планировки помещения. Да, этот зал мало походил на неухоженную пещеру с естественно выросшими сталактитами и сталагмитами. Высокий сводчатый многослойный потолок сплошным слоем покрывал светящийся сероватый мох, усиленный магической подсветкой. Стены тоже отливали такой же расцветкой, но светились не столь интенсивно. Все естественные неровности и шероховатости, а также выпуклости и впуклости заполнил мох, сгладив и спрятав состояние стен, он же составлял защиту от холода, сквозняка, влажности, неприятных запахов, чрезмерной сухости. Пола я не видела, тот терялся в полумраке, сгущавшимся именно внизу, и давал некоторое отдохновение глазам, устающим постоянно пялиться на яркий белый свет. Чуть прищурившись, я заметила в достаточно пустой и просторной пещере - зале низкий широкий постамент серого цвета, расположенный ближе к выходу. Практически у своих ног я нашла один из углов пентаграммы, защищающей тело от внешних посягательств и, в особенности от разложения и уничтожения. А на самом постаменте располагался прозрачный объемистый саркофаг снежно-белого оттенка, словно покрытый инеем или изморозью. И там, точно в коконе, подвешенном во внутреннем пространстве, плавало тело, укутанное чем-то похожим на саван. От представшего перед глазами зрелища меня невольно передернуло. Я уже говорила, не люблю покойников, особенно говорящих.
   - Что молчишь? - Какой же скрипучий голос у моей тюремщицы и противный до жути.
   - Да вот думаю, каким способом выбираться буду, - я поморщилась, - ноги устают быстро, а присесть у тебя явно негде.
   - Не для гостей делано, - хмыкнула ведьма. Говорить с пустотой казалось немного странным, а потому я волей неволей косила глаза в сторону саркофага.
   - Зря, - я сложила руки на груди, поставив корзину на пол рядом с собой. - Надо предусматривать все непредвиденные случаи.
   - А ты с огоньком, девица, - хмыкнула невидимая собеседница.
   - Стараюсь за столько-то веков. - Я покривила губами, - пора мне и честь знать. Как видно нового я здесь не увижу, а поругаться еще успеется. К тому же тело у тебя не отбирала.
   - Отдавать не желаешь? - В голосе ведьмы появились стальные нотки настоящей властительницы, заронив в мою душу одно подозрение, не прибавившее мне положительных эмоций.
   - Нет, конечно, - я коротко хмыкнула, - привыкла я как-то к своему телу.
   - Даже за столько веков не устала от полного одиночества? - Ехидно поинтересовалась невидимая мною собеседница.
   - А века не помеха. Они только укрепили мое желание жить. К тому же. Забрав тело, ты явно не дашь мне в полной мере насладиться наличием полноценной жизни в обществе людей.
   - Зря я включила в программу это дурацкое желание, во что бы то ни стало выжить. Как же проще без таких жизненных принципов. - В голосе ведьмы появились досадливые нотки.
   - С чем тебя и поздравляю. - Не преминула съехидничать, мне нравилось выводить эту женщину из равновесия.
   - А вот ум твой так и остался на детском уровне. Это плохо. Придется многое менять после воцарения в теле. - Плюнула ядом в мою сторону ушлая ведьма, не желая сдавать позиций.
   - Ты так уверена, что мое тело тебе подойдет? - По спине побежали противные мурашки опасения, а вдруг все же удастся ей эта многоступенчатая афера.
   - Не таких уламывали. - Ведьма фыркнула и закашлялась.
   - Не поняла, - от неожиданности услышанного я расширила глаза, подаваясь вперед, но тут же отпрянула в спасительную тень. На меня пахнуло таким жаром, что едва не опалило брови. - Ты, что, в своем теле? До сих пор?!
   - Я слышу в голосе жалость? - Ведьма еще раз закашлялась. - Нет, я не могу находиться в теле, так как оно мертво. Просто моя аура тоже подхватила заболевание, особенно когда я в непосредственной близости от тела.
   - О! - Я округлила глаза, в мозгу шевельнулась еще одна догадка. - Заболевание тяжелое и практически неизлечимое. Называется проклятие крови. Кто ж вас так проклял моя хорошая. Подобные виды проклятий в принципе невозможно снять с ауры, но оно, если я не ошибаюсь, не смертельно для носителя, а даже увеличивает срок его жизни. Конечно, мучительно носить на ауре такое проклятие, но от него не умирают добровольно. Прежде придется снять, вот только потом смертельный исход не за горами, организм, привыкший к проклятию, не может существовать полноценно.
   - А ты оказывается, кое-что умеешь и знаешь. Хочешь знать, кто меня так серьезно проклял? - В голосе ведьмы проскользнула легкая тень уважения к моим столь неординарным талантам.
   - Не уверена, - я еще на один шаг отступила назад, в спасительный коридор. Ощущение жара не проходило, хотя минуту назад я даже не подозревала о подобном температурном режиме в покоях ведьмы. Это тоже как-то не вязалось с сохранением трупов, обычно поддерживались совершенно противоположные температуры, до минус десяти, где-то. - Ты меня пугаешь.
   - Отчего же. - Ведьма умилилась моей реакции. - Мои шпионы доносили обратное. Варга кровавая, самая опасная сестрица властителя Хайрона первого, а оказывается ты простая выскочка и обычная ставленница дорвавшегося до власти ублюдка.
   - Я давно не реагирую на подобные выпады. Слишком осторожная. - Я мягко улыбнулась, но в душе удвоила собственную бдительность. С ведьмы станется заманить меня каким-нибудь газом или еще какой-нибудь гадостью, туманящей голову и разум.
   - Как пожелаешь, осторожная Варга. - Голос ведьмы хмыкнул, но после некоторой заминки, та все, же продолжила. - Твоя мать тоже отличалась осторожностью.
   - Значит и тут мать отметилась, - тяжело вздохнула, даже не удивившись, услышав снова о ней. - Банальная месть матушке, которую я и в глаза не видела. Скучно. Ладно, я пойду. Надоело. Пятьсот веков только из-за мести одной дуры другой. Хотя нет, еще ведь была и третья дура, моя невестка. Целый клуб дур.
   - Мне нравится твой строптивый норов, крохи его оставлю для разнообразия, когда заберу тело. - В голосе ведьмы явственно проступили нотки лакомки, точно она смакует будущее, которое четко видит перед собой.
   - Да ладно, ты хотя бы в курсе, кем была моя мать в миру? - В душе поднялось глухое раздражение на этих женщин, не знающих толком как им самим разобраться между собой.
   - Ведьмой, нарушившей слово и поплатившейся за это. - Ведьма просто констатировала факты, но совершенно не злилась.
   - Да нет, - я устало вздохнула, - женщина, родившая меня, в первую очередь была хранительницей артефакта, который находится внутри меня, до сих пор. Пока он во мне, тела тебе не видать.
   - Это мы еще посмотрим. - Невидимая мной женщина хмыкнула. - А с Фаэтиной я разберусь. - Про артефакт она, бесспорно, знает, подкинуло сознание очередной неразрешимый вопросик, даже не удивилась моим словам.
   - Книжицу не подкинуть, для более легкого разбирательства или может, на ночь почитать, для лучшего усвоения информации. - Я истекала ядом. - А то в твоем виде не так просто удержать вообще что-нибудь.
   - Ах ты, маленькая дрянь! - В голосе ведьмы прорезались визгливые нотки. Несмотря на эфемерное существование, ведьма не растеряла ни своего характера, ни своего подлого вероломства.
   - А еще стерва, знаю, проходили. - Задеть меня словом не так уж и легко, привыкла, будучи глазами и ушами венценосного братца. - Ужасно хочется увидеть, как ты будешь разбираться с Фаэтиной. Позови, с удовольствием посмотрю. Ты понимаешь, что прошло чересчур много времени с тех пор и вряд ли даже такие одаренные ведьмы могут прожить пятьсот лет, в зыбкой надежде, что их настигнет заслуженная кара со стороны мечтающем о мести призраке.
   - А вот тут ты не права. Фаэтина вполне жива и здравствует. - В голосе ведьмы прорезалось превосходство над моим непониманием.
   - То есть? - Опешила я.
   - А вот так. Я знаю, моя метка не лжет. - Женщина торжествовала от близости свершения своих надежд и мечтаний, лелеяных непонятно сколько времени.
   - Все может быть. - Я не стала спорить, иначе наш разговор никогда не закончится, а мне уже пора. - Прощайте, пора и честь знать. Ваша аура настолько темна, что мне плохо рядом с вами.
   - Иди. - Неожиданно ведьма не стала настаивать на продолжении нашего разговора, отпустив меня восвояси. Видимо и ей все же необходимо осмыслить услышанное из моих уст.
   Зато я не желала ни о чем думать, бредя по коридорам назад. Всплывшее в очередной раз имя матери не способствовало хорошему настроению и только усилило раздрай в душе. Кто же эта женщина, родившая меня, бросившая на произвол судьбы и вдруг возникшая в жизни через столько веков. Она поломала мою судьбу так, что я явно не отмоюсь и вовек. Хорошо, я прощаю ей фокус с артефактом, пусть это останется на ее совести, но зачем эти интриги, когда обо мне даже не знают теперешние поколения. Может и людей, жаждущих прибрать к рукам артефакт, уже нет и в помине, не зря принцу не удалось о них ничего разузнать. А мне как прежде, приходится за все платить. Не хватало мне властолюбивого и честолюбивого братца, появилась гордячка матушка. Вдруг возникло дикое желание кого-нибудь убить или хотя бы хорошенько покалечить...
   Я настороженно остановилась, внимательно прислушиваясь. Легкий шорох непонятного происхождения я слышала уже на протяжении последних нескольких минут и терялась в догадках, кому он может принадлежать. Ведьма оговорилась о своей телесной оболочке или все же послала по мою душу фантом башни. Правда фантомы передвигались обычно бесшумно, так как предпочитали летать, парить в воздухе и не нуждались в пеших передвижениях, а еще могли моментально проявляться в разных местах башни. Переключившись на инфракрасное зрение, оно у меня с детства, видимо очередное наследство от одаренной родительницы, я осмотрела видимое перед собой пространство. Коридор пока шел прямо, а значит и обзор вышел отличным. К сожалению, мой взгляд не зацепился ни за что одушевленное, по крайней мере, оно не было теплокровным. Нежить я почувствую по ауре, для этого использовать магию мне нет особой нужды. Я вся состояла из парадоксов и исключений из правил. Изумительное зрение, острый животный нюх, способность видеть ауры неживых созданий, умение распознавать ложь, крайняя степень хладнокровности, спокойная рассудительность. Оказывается это все подарки матери или того хуже, влияние артефакта, практически с рождения находящегося в моей крови. Даже если Фаэтина окажется на поверку отличной любящей матерью, не смогу простить. Удивительно, что моя тюремщица не оказалась ею. С Фаэтины сталось бы заключить столь драгоценную ее сердцу дочурку в башню и стать надсмотрщицей при ней же. Нисколько не удивилась бы подобному повороту сюжета.
   Скорее ощутив кожей движение впереди, чем его физическое тело, уловив зрением, я сумела отшатнуться назад, тем самым спася себе жизнь. Непонятное, практически невидимое глазом существо, белесого цвета и желеобразного вида, сохраняющего при этом формы, подобные человеческим, проскочило мимо меня, не сумев затормозить, и впечаталось со всего размаху в стену. Открыв от изумления глаза, я встала столбом, не понимая каким образом этот урод взялся в коридорах. Я же шла сюда и даже признака присутствия вообще каких-либо мутантов не уловила. Как он здесь очутился?
   Пока создание отлипало от стены и пыталось перегруппироваться, я внимательно его рассматривала, совершенно позабыв о собственной безопасности. Существо не имело запаха, характерного для животных, значит, не принадлежало материальному миру, но от него не исходили и эманации смерти, то бишь, разложение, холод, присутствие страха. На призрак тоже тварь не походила никоим образом, по крайней мере, внешне выглядела она вполне материальной, пусть и прозрачной. Мимикрию то никто не отменял.
   - О, черт, харлок. - Голос, раздавшийся позади меня, заставил подпрыгнуть сильнее, чем встреча с непонятной тварью. Уже оборачиваясь, я понимала, кого увижу, но все равно глаза, несколько пригнувшегося и сгруппировавшегося к атаке принца, меня заставили нервно дернуться. Тот же одарив меня едва дрогнувшей на лице улыбкой, быстрым движением перетек вперед меня и оказался лицом к лицу с существом. - Они питаются эмоциями, но могут подзакусить и человечинкой.
   - Спасибо за лекцию. - Я нервно затопала носком туфли, не собираясь благоразумно прятаться за спину героя. - А то я не поняла. Фадор, тебе, где нужно находиться?
   - Через минуту, дорогая. - Мужчина, внимательно наблюдая за существом, попросту проигнорировал мой выпад. Несмотря на напряжение, принц умел себя преподать. Вот и сейчас все его движения были выверенными, точными, скупыми и грациозными, как у настоящего хищника.
   - Ты хочешь, чтобы...
   Договорить мне не дали. Принц резким движением подался назад и сграбастав меня в охапку, телепортировался. Оказавшись в человеческих объятиях, мне стало дурно от нахлынувшей фобии. Я и раньше-то не особо жаждала прикосновений, а тут через столько-то веков одиночества, руки. К счастью перенос завершился быстро. Едва под ногами появилась опора, я тут же уперлась в грудь принца в попытке вырваться. Тот не стал меня удерживать насильно, сей же час, отпустив восвояси.
   Прежде чем высказать, все то, что я о нем думаю, быстро огляделась. К счастью, принц не стал телепортировать в комнату с зеркалом, посчитав, что и так совершает много магических возмущений. А так как расположений комнат он не знал, то попросту перенес нас к входным дверям в подвал.
   - Ты молчишь? Это что-то новенькое. - Фадор отступив на шаг от меня, с изумлением взирал на мое перекошенное личико. - Даже зверь тебя не останавливал. Что-то случилось?
   - Фадор, я убью тебя. - Мне с трудом удавалось сдерживать ярость, перехлестывающую через край, а он еще имел совесть ее подогревать.
   - И все?
   - Нет, но... - Я оборвала себя и, развернувшись к нему спиной, быстрым шагом, стала подниматься по лестнице, предоставив принцу самому решать идти за мной или остаться на месте.
   Принц последовал за мной, держась на некотором расстоянии, видимо из опасения моей неадекватной реакции на его выходку. Я слышала стук его подкованных сапог на мраморных ступенях.
   Оказавшись в комнате, я, молча, указала рукой на снова застывшее безобразной рваной раной зеркало и, дождавшись перехода мужчины за грань, с трудом подавила нервную дрожь, прошедшуюся по всему телу. Подойдя к бару, я вытащила на свет одну из бутылок и даже не озаботившись взглянуть на этикетку, сдернула сургуч и пробку одним движением, даже не заметив, что применила при этом магию, и поднесла горлышко ко рту. Живительная влага полилась в горло. На этот раз вино оказалось весьма кстати. Оно не только придало мне сил, но и сняло накопившееся напряжение и ослабило эманации злости, рвущиеся из меня сплошным темным потоком.
   - Ты понимаешь, что использование магии на территории башни может весьма плачевно отразиться на тебе. - Я говорила тихо, спокойно, очень низким и хриплым голосом, но мой тон не предвещал ничего хорошего чересчур возгордившемуся принцу. - Я не в силах защитить тебя от посягательств женщины, создавшей мою темницу. По большей части ей все равно, кто станет сосудом ее души, ты понимаешь?!
   - Зверь... - принц сделал попытку оправдаться.
   - Какой зверь? - На мгновение горло перехватило от едва сдерживаемой ярости, но я сумела сохранить внешнее спокойствие и даже голос не пропал. - Ведьма никогда не позволит мне так бездарно умереть в лапах твари, питающейся эмоциями. Не забывайся. Это территория враждебна и если ей покажется, что ты посягаешь на ее вещь, отрежут навсегда, заблокируют так, что не найдешь. Фадор, это - не прогулка в парке, все очень и очень серьезно. Я - артефакт, ведьме нужно тело, башня в подпространстве. Ничего не выйдет. Давай оставаться каждый на своей территории, так спокойнее, по крайней мере, мне. Да, башня позволила тебе встроиться в ее программы, но контролирует ее только ведьма. А она активизировалась и не позволит хозяйничать на своей территории. Кстати, если я не ошиблась, я во власти верховной ведьмы-чародейки, которую в свое время сместили с ее высокого поста и отправили в изгнание, причем пожизненное. Только я не догадывалась, что ее смещению способствовала Фаэтина Нежная.
   - Я нашел бумаги того времени, - кивнул принц.
   - И потому пошел за мной? - Я прищурила глаза, притушив их яростный огонь.
   - Не только.
   - Ты мне стоишь таких нервов, - я покачала головой, загоняя ярость куда подальше, пытаясь настроиться на более конструктивный тон.
   - Это любовь к адреналину.
   - Ведьма может использовать свое тело непосредственно по назначению. - Не стала я слушать разглагольствования принца на свой счет, иначе попросту взорвусь и забуду все свои обещания по поводу нотаций принцу.
   - В смысле возвращаться в него и ходить? - Уточнил принц, приподняв правую бровь, с азартом взглянув на меня.
   - А я что сказала? - Я грозно нахмурилась, не принимая никаких оговорок или переспрашиваний и уточнений. Мои слова нельзя ставить под сомнение, только не в теперешнем настроении, когда я не настроена на всепрощение. - Только попробуй проверять мои слова. Я не позволяю тебе разгуливать по своей территории, как на своей собственной. Лишние неприятности мне не нужны. Если до недавних пор я считала башню самостоятельным элементом своего антуража, то все оказывается не так и просто. Ведьма жива, относительно цела и даже вполне жизнеспособна в человеческом теле. Она по-прежнему лелеет надежду сменить упаковку, а потому слежка за мной только увеличится. Не знаю, чем она руководствовалась, когда дала добро по твоему включению в мою судьбу, однако для тебя это тоже не положительный момент. А теперь, если ты меня понял, принял все к сведению и жаждешь выполнять в точности даже мелочи, давай свой отчет по бумагам, которые нашел. И передай отдельное спасибо своей невесте, она настоящее сокровище.
   - Передам, - принц вмиг стал собранным и серьезным, - Варга, а для тебя это не опасно?
   - Для меня все мое существование настолько опасно, так что об этом и говорить не стоит. - Отмахнулась я, наконец, опускаясь в кресло и чувствуя, как отпускает напряжение. В душе я уже знала, ведьме необходима связь с внешним миром и она ничего не сделает принцу. Все его попытки встроится в систему, разыграны явно с подачи самой чародейки. Дальновидная особа, однако. - Слушаю.
   - Где-то веков за десять до твоего рождения, - начал Фадор, тоже присаживаясь в кресло, на его столе я заметила какие-то свитки, - на территории материка Анторджо существовал магический женский орден. Весьма обширный надо сказать и могущественный. В отличие от теперешней раздробленности, в ту пору на всей территории от одного океана до другого, существовало лишь три государства. Все они управлялись исключительно магически одаренными аристократами и являлись представительницами именно этого ордена. У магиан в руках была сосредоточена такая власть, что их практически обожествляли, несмотря на то, что они в конечном итоге не являлись официальными правителями, только наместниками и советниками при местных царях.
   Сугубо женский орден принимал в свои ряды не абы кого, для более низших представителей, обладающих магией, были организованы свои монастыри и школы. Характерно одно, мужчин к магии не подпускали и уничтожали всех мало-мальски одаренных, оставляя лишь нескольких представителей, способных при определенных условиях и обрядах способствовать зачатию девочек. Конечно, полностью уничтожить представителей противоположного пола не в силах даже такому серьезному и обширному ордену. На островах в отместку им был создан укрепленный центр, где растили воинов магов, способных уничтожать этих зарвавшихся женщин в основном поодиночке. В то время как раз активизировался новый вид магического направления - создание и установка магических устройств, способных существовать в автономном режиме. Подобный метод нашел широкое применение именно в качестве хорошо укрепленных жилищ, которые невозможно уничтожить и в которые нельзя проникнуть из-за широкого применения магии крови.
   Однако мужчины-воины предприняли попытку перестройки мира. На территории трех государств вспыхнула кровавая резня, бойня, в которой участвовали все от мала до велика. Мужчинам не повезло, на данном этапе. Их силы расположенные на материке, полностью уничтожили. Остался лишь оплот на островах. Женский магический орден предпринял попытку стереть с лица земли и этот остров, но не тут-то было. Едва магички вступали на землю враждебного ордена, их силы иссякали, и они практически в течение 2-3 часов умирали от естественной старости и крайнего истощения. Увидевшие подобное вечно молодые магианы ретировались восвояси.
   Ослабленные войной оба ордена затаились до поры до времени. Уничтоженные государства зажили своей жизнью, а магички наплевав на человечество, занялись разгадкой феномена острова. И что удивительное их упорство принесло свои плоды. В то время как женский мозг разрабатывал грандиозные убежища, мужчины пошли по другому пути. Они сумели создать артефакт, способный высасывать из любого одаренного существа магические силы, одновременно лишая и жизненных. Артефакт считался естественным очень сильным и неразборчивым паразитом, и мужчины придумали нейтральную оболочку, дабы носить при себе. Когда магианы вступили на остров, повсюду сработали ловушки, снявшие эту естественную защиту и артефакт, сделанный в виде широких тонких пластин, устилавших весь остров, потянул так необходимую ему энергию.
   Магички в отместку придумали свой артефакт, обладающий способностью одним махом уничтожить весь мир и названный артефактом крови. В отличие от мужского артефакта, достаточно распространенного и громоздкого, этот существовал только в единственном экземпляре.
   Вовремя второй кампании артефакт с успехом применили, да так, что не осталось практически ни одного мало-мальски магически одаренного адепта, что с одной стороны, что с другой. Камень крови уничтожает магию как таковую, но тоже нуждается в предварительной активизации.
   Практически уничтоженный континент впоследствии заселили переселенцы с других материков и близлежащих островов. Страшные войны забылись, обросли небылицами, легендами, откровенными байками. Однако не все красавицы погибли и вот они-то и создали орден хранительниц, скрывающий камень крови от недоброжелателей. Эти женщины понимали какое зло может причинить камень, попав в не те руки. Среди магов того времени существовало множество легенд о необычайных свойствах камня и некоторые из них достаточно правдивы. Только нашлись и те, кому захотелось бесконечной власти над миром, которую вполне реально дать артефакту крови. Так образовался культ камня.
   Уже в твоем веке маги вновь стали налаживать школы по обучению магически одаренных детей. Их отыскивали во всех слоях населения, обучали со всем тщанием, отправляя в мир нести свои знания на пользу простым обывателям. Образовалось множество орденов, конкурирующих между собой. Твоя ведьма выходец из одной такой школы, достаточно закрытой и с редкой специализацией. Она весьма одаренная в своей области магичка, к тому же занимающая достаточно высокое положение в обществе таких же представителей магической знати. С камнем крови и хранительницами официально она не связана и видимо даже не подозревающая о подобных людях. А вот с Фаэтиной ее связывает родство.
   - Родство?! - Слушавшая до сего момента внимательно, я резко выпрямилась, услышав подобное высказывание. Оказывается, без матери в моей жизни не обошлось ни одно мало-мальски значимое событие. Поздравляю.
   - Да, оно достаточно далекое, но в детстве они обе обучались в одном монастыре. Каких мальчиков не поделили в детстве, не знаю, об этом упоминаний нигде нет, но мягко говоря не терпели они друг друга со времен того самого монастыря. На некоторое время их пути разошлись. Фаэтина Нежная пропала лет на 10 из поля зрения историков того монастыря, а вот Осмея сумела стать незаменимой при своей школе и к их новой встрече уже являлась верховной наставницей. А вот при второй встрече не поделили обе женщины самое банальное - власть. Не могу сказать, была ли твоя мать к этому времени хранительницей артефакта, но боролась она за кресло верховной наставницы весьма ожесточенно. В ход пошла вся тяжелая артиллерия, вплоть до подкупа преподавателей и грязного шантажа последних. Когда это не помогло, ее оппонентка тоже оказалась не лыком шита, Фаэтина разворошила грязное белье товарки и на свет вылезла нелицеприятная история о неудачном эксперименте Осмеи, в ходе которого оказались жертвы со смертельным исходом. Каким образом Фаэтина откопала подробности, осталось загадкой, но предоставленные доказательства помогли ей занять вожделенное кресло. Надо сказать, управлением в монастыре Фаэтина практически не занималась, в основном красуясь на балах или разбирая дрязги среди выпускниц. А потом и вовсе канула в лету, одним солнечным днем пропав прямиком из внутреннего дворика своей школы.
   Чем занималась в это время Осмея, историки тоже теряются в догадках. Они не сумели даже сложить ее появление в твоей жизни, как месть женщине, уничтожившей ее собственные начинания и чаяния.
   Все это мне помогла раскопать Сурка, на поверку интересующаяся историей своего многострадального государства. Я говорил о ските, где обучали хранительниц, так вот, бумаг практически не осталось, по крайней мере, о настоящей деятельности. Известно только, что обучали здесь буквально с рождения, а потом отправляли в другие школы, давая детям разностороннее воспитание.
   О Фаэтине больше узнать толком не удалось, в принципе, как и об Осмее. Много времени прошло, да и монастырь до наших дней не сохранился. Известно только что находился он на территории теперешнего кантона Ахорм.
   - Далековато забралась Фаэтина в поисках надежного схрона для доверенного ей камушка. - В моих словах сквозила ничем не прикрытая ирония.
   - Для могущественной ведьмы воздушницы это - не расстояние. - Парировал мои слова принц.
   - Воздух?! - Я зло прищурилась. Даже мои способности от нее. Неприятно, это мало сказано.
   - Что будешь делать? - Черные глаза обратились на меня с ожиданием развязки. - Это твоя мать.
   - Не знаю, - я безразлично пожала плечами, думая о своем. - О фанатиках по-прежнему ничего не прояснилось?
   - Нет, вся информация на уровне легенд, слухов, домыслов, предположений, догадок. Вроде бы подобный культ существовал, а на поверку вся информация и выеденного яйца не стоит. Этот культ даже с хранительницами практически невозможно связать. Камень существует, вокруг него плетутся умопомрачительные интриги, за ним гоняются все маги мира и одновременно о настоящем культе камня и его фанатиках ничего конкретного неизвестно.
   - Значит, тайна пока осталась тайной. - Я криво усмехнулась, покривив губами в задумчивости. - Как считаешь, ведьма может знать о фанатиках?
   - Не уверен, - принц поморщился, - хранительницы тщательно хранят свой секрет.
   - Ага, и о них знают больше, чем о противниках, которые пытаются украсть камень и уничтожить мир, чтобы переделать его под себя. - Я постучала пальцами по подлокотнику. - Не знаю. Как-то неуютно существовать под боком с ведьмой, которая может в любой момент пустить мою жизнь под откос. Брр.
   - Мне это тоже не по вкусу. К тебе я как-то привык, а ее не знаю. - Фадор пытался шутить.
   - А может она тоже неплохая собеседница, - я усмехнулась, дальше развивая собственную мысль. - Будете общаться, делиться секретами. Познакомишься, подружишься, еще порадуешься что не я.
   - Ага, и в какой-то момент она выйдет из зеркала с моей помощью, и отправится гулять в моем мире. Ты думай, что говоришь. - У принца наметились морщинки на лбу от напряженных мыслей, которые явно одолевали его голову.
   - Так давай расстанемся пока не поздно. - Я сузила глаза.
   - Варга! - Возмущению принца не было границ. Он вспыхнул как свечка. - Я не бросаю своих друзей в беде.
   - Рада, - я откинулась на спинку кресла, по-прежнему задумчиво наблюдая за собеседником.
   - Ведьма пока связана твоим камнем, так что в некотором смысле с этой стороны до поры до времени ты защищена.
   - Защищена, конечно, только мне от этого не легче. Разговор с нею не пошел мне на пользу. Теперь она станет осторожней и усилит за мною слежку. - Я досадливо поморщилась, вспомнив наш разговор.
   - Это я понимаю. Только вряд ли для нее остались неизвестными наши остальные разговоры, ведшиеся до твоего личного знакомства. - Подлил масла в огонь мой собеседник.
   - Думаешь, это ведьма подкинула нам зеркало для общения? Дальновидная особа, кто бы думал иначе. Пусть, мол, поразвлекается немного, а потом с удовольствием отдаст тело, так. - Я с горечью хмыкнула. - Не люблю подобных настроенных только на себя, представителей рода человеческого. Ладно, с нею как-нибудь разберемся. Ты сам-то как? Переход не оставил эха?
   - Нет, с этой стороны я подстраховался. - Принц фыркнул, чересчур, на мой взгляд, оптимистично. Подобные махинации принцу обычно с рук не сходят просто так. - Да и отсутствовал недолго. Время моих переходов несколько притормаживается и в моем мире проходит намного меньший период.
   - Это хорошо, - я кивнула, - хотя синхронизация наших параллелей достаточно точная. Расскажи, что происходит в твоей жизни.
   - Это необходимо?
   - Конечно. После неудачного разговора с ведьмой я нуждаюсь в развлечении. - Капризно протянула я, нахмурив брови.
   - Тебе не идет роль маленькой девочки.
   - Так уж и не идет? - Фыркнула я. - Не можешь представить меня юной?
   - Почему не могу? - Искренне удивился принц моим словам. - Просто ты всегда такая строгая, положительная, серьезная.
   - А, в этом смысле, - тяжело вздохнув, я прикрыла глаза. - Наверное, из-за моего ответственного характера и братец в свое время повелся. Хотя скорее он нуждался в надежных союзниках, которые не ударят в спину, едва он станет у руля. А таких людей у него практически не нашлось, когда пришла нужда.
   - Ты много говоришь о брате, но никогда не называешь его по имени. - Закинул принц пробную удочку своего долго сдерживаемого интереса.
   - Потому что это причиняет мне боль, а еще напоминает о собственных ошибках. Если мне можно было переписать историю собственной жизни, не пошла бы в поводу у говорливого и сладкоречивого братца. А имя, - я обреченно взмахнула рукой, - он не заслуживает моей памяти.
   - Настолько...
   - Не надо. - Я поморщилась. - В своей жажде власти он когда-то пытался зайти чересчур далеко, переступая через всех родных, которые ему верили и надеялись на более светлое будущее. Одной из сестер не повезло настолько как мне. Она ушла из жизни, не выдержав издевательств нашего брата. Я все это видела, но не сумела помочь вовремя. С тех пор я отдалилась от интриг и стала всего лишь глазами и ушами охочего до интриг брата. Я ненавижу само упоминание о нем, а особенно свое участие в его жизни. Мы все были только марионетки в его руках. И лишь растеряв всех преданных ему сподвижников, братец понял, с чем остался. И то скорее не до конца осознал всю трагедию, так как постоянно жил под напором женушки.
   - О ней ты тоже не лучшего мнения, - Фадор задумчиво склонил голову на бок, с интересом присматриваясь ко мне.
   - Фадор, не вынуждай меня вспоминать свои былые навыки, - я гневно сверкнула глазами, не собираясь покладисто отвечать на вопросы, это всего лишь мои скелеты в шкафу. Конечно, я не подарок и совсем не агнец божий. В свое время я совершила чересчур много дел, за которые должна была бы ответить перед создателем, однако мне такой возможности не предоставили. Правда, мои скелеты не так уж сильно мне и докучают. То ли ведьме не нужно мое безумие, то ли меня защищает камень, но я не особо и страдаю от угрызений совести. В свое время я свято была убеждена в правильности своих поступков и мотиваций брата. Сейчас для меня важнее то, что кто-то весьма дальновидный желает лишить меня тела для своих нужд. А еще все факты о матери, всплывшие под воздействием поисков. Будь осторожен в своих желаниях, мой мальчик. Перед тобою живое воплощение чужих целей и олицетворение преступного желания вечной жизни.
   - Только не надо упаднических настроений, - Фадор покачал головой, затем потянулся к свиткам, лежащим на столе, - вот документы, которые подтверждают мой рассказ, а еще несколько старинных свитков, текст которых остался для меня секретом, так как язык не известен. Сурка сказала, скорее всего, он использовался вовремя твоего реального существования или еще раньше. Может, сумеешь разобраться.
   - Давай, - я живо подхватилась на ноги, - с этого надо было и начинать, а то упаднические настроения. Я, в отличие от обычных людей слабо подвержена депрессиям, хвала башне или камню. - Расчетливо прищурившись, остро, немного искоса взглянула на мужчину. - А Сурке не попадет за разбазаривание национальных сокровищ?
   - Нет, я снял копии, а оригиналы отдал снова на хранение, - принц довольно улыбнулся, заметив мое понимающее хмыканье.
   - Начинаешь расти над собой, - похвалила парня, подходя еще ближе к зеркалу, - немного ли будет магии за один раз? А вдруг ведьме, что не понравится?
   - Нет, не должно. Магический фон от перехода небольшой, а это на плетениях башни практически не отражается, так как твои флюиды в норме. - Принц пожал плечами, не понимая моей паники.
   - Флюиды? - Я, с подозрением взглянув на юнца, нахмурилась, осмысливая произнесенные им слова.
   - Как тебе это сказать, - принц пожевал губами, явно подбирая правильные слова, должные меня или успокоить, или в чем-то убедить.
   - А ты прямо и говори, чай не маленькая, пойму. - Я приподняла подбородок, подгоняя моего собеседника.
   - Дело-то, вот какое. В некотором роде ты уже не вполне материальный человек, живущий в башне. - Он на секунду замер, дожидаясь моей реакции, но дождался лишь приглашающего к продолжению кивка. - За пятьсот лет башня сумела встроить твою ауру в плетения башни и потому ты не вполне человек.
   - Я могу раствориться в плетениях окончательно? - Подняв одну бровь, сухо поинтересовалась я весьма неплохо осознавая сказанные мужчиной слова.
   - Не совсем. - Принц покачал головой. - Ведьма, пленившая твое тело, этого не допустит, так как ей это не с руки. Как я понимаю, она таким способом законсервировала твое тело до лучших времен. Твое тело по-прежнему материально, а вот аура, магические способности, твои навыки уже несколько изменены.
   - А мозг?
   - Здесь сложнее. Ты существуешь как реальная личность, по крайней мере в своей среде и подчинить своей воле твой разум ведьме пока не под силу. К тому же, если я правильно понимаю, пока ты сопротивляешься, она уничтожить тебя не может, даже, несмотря на наличие в твоей крови растворенного камня. Не уверен, что ведьме нужен твой разум.
   - Понятно, - я тяжело вздохнула, - давай сюда свои свитки, вдруг что-нибудь и получится.
   - Сейчас, - принц сгреб все свитки и, свернув их в крепкую трубочку, приблизился к зеркалу.
   И тут снова раздался предательский стук в дверь, заставив нас синхронно чертыхнуться. Переглянувшись между собой, мы широко улыбнулись, и принц тут же накинул полог, не рискнув передавать документы в данный момент.
   Еще раз, тяжко вздохнув, я уселась в свое кресло, настраиваясь на долгое ожидание, даже если мне придется для этого прослушать все альковные утехи. Как-то переживу, не сахарная. Зависти я не чувствовала, если только к его возможности беспрепятственного передвижения. Хотя как я, принц был стеснен в свободе выбора до зачатия и разрешения супруги от бремени беременности.
   В это время принц открыл дверь и кого-то пригласил к себе внутрь. Я ждала.
   - Ваше сиятельство, - голос принадлежал, что не удивительно, Ное, - ваши одежды уже готовы. Вот расписание и инструктаж по поведению во время церемонии. Меня послали узнать, супругу вы приведете к себе или воспользуетесь приготовленными спальнями? Есть нужда мне готовить для вас ложе в ваших покоях?
   Так, а это уже интересно. Я навострила уши, немного подавшись вперед. Значит, мой драгоценный собеседник, сегодня собирается стать полноценным претендентом на престол, а я совершенно не посвящена в его планы. Он же гулял на моей территории в свое время, а в свои внутренние дела посвятить не соизволил.
   - Да, на всякий случай приготовь, - в голосе Фадора послышалась досада. Ну конечно, мы же мечтаем скрыть свои делишки от, не в меру, любопытной зазеркальной девицы. Не дождешься, принц, я узнаю все, а понадобится, и перейду на твою сторону реально. Договорюсь и с башней и с ведьмой за определенную плату. - И еще, Ноя. Будь добра, не ходи в мои покои без моего личного присутствия.
   - Почему? - В голосочке прислужницы появились капризные нотки, наведшие меня на мысль об их более близких отношениях, чем мне раньше казалось. Вот не хватало мне проблем с любвеобильной супружницей Хрвазза, еще и служанка нарисовалась. Хотя скорее она-то была раньше супружницы.
   - Я провожу эксперимент, еще ненароком убьет. - В голове принца появились нотки плохо скрытой досады.
   - Я же и раньше приходила. - Удивилась служанка подобному повороту в ее размеренной жизни.
   - Ноя!?! - Принц повысил голос, пытаясь достучаться до своей любовницы. - Собирать твои кости я совершенно не намерен, уж прости. К тому же я с завтрашнего дня наглухо женатый человек.
   - А я простая служанка, имеющая право ежедневно убираться в покоях своего господина. - Не растерялась Ноя, ехидно подхихикивая.
   - Но не в его постели. - Тяжелый вздох принца и простые слова, подтверждающие мои подозрения. Не разборчив мой мальчик в выборе пары, ох, не разборчив.
   - Вы считаете, ваша супруга справится со своими обязанностями? - А Ноя нагла сверх меры, к тому же мыслит в правильном направлении. Правда во все времена женами становились в достаточно молодом возрасте и шестнадцатилетие не показатель раннего замужества, могли выдать еще и раньше.
   - Приберешь комнаты и марш на свою половину. - Разом помрачнел и стал особенно строгим Фадор. - Увижу, отправлю назад к отцу.
   - Как скажете, - Ноя вдруг стала покладистой. Ой, не с добра она завиляла хвостиком перед принцем, явно что-то замыслила и по-женски совсем недоброе.
   Наконец я услышала хлопок входной двери и тишину. Полог откинулся тут же, открыв мне раздосадованное лицо Фадора. Посмотрев на меня и, совершенно правильно истолковав выражение моего лица, тот поморщился и молча протянул свернутые в трубочку свитки.
   - Все слышала?
   Быстро пройдя вперед, я приняла через мягко хлопнувшую структуру зеркала свитки и внимательно посмотрела на принца.
   - Ты меня боишься? - Кинув свитки на столик и скрестив руки на груди, с вызовом и удивлением глядела на зеркального собеседника.
   - Почему?! - Фадор вскинул в полном непонимании брови.
   - Отчего я слышу о радостном событии только за несколько часов? А если Ное не пришло в голову проверить своего принца, я осталась бы в неведении? Это что за дискриминация? Или опасаешься моего непосредственного вмешательства? - Я пылала праведным гневом, но пока сдерживала темперамент.
   - Тебя не смущают мои реалии? - Мужчина вскинул голову, встретившись с моим твердым взглядом.
   - А должны? - Я в недоумении приподняла брови. - Объясни.
   - Хм, - принц замялся, и я впервые за все время знакомства увидела на его лице смущение. - Ты же все-таки там, в башне... - Заюлил тот.
   - Так, заканчивай нюни. - Сурово сдвинула я брови. - Ты взрослый мужчина и меня совершенно не смущает смена твоего статуса в сторону семейного положения. Двадцать шесть лет не повод оставаться одиноким, а любому принцу, если я правильно помню свою прошлую жизнь, просто необходимы наследники и желательно официальные.
   - А ты сама была окольцована? - Принц мгновенно перевел все стрелки в чужую сторону, то бишь, на меня.
   - Не сподобилась. - Хитро прищурившись, я постучала пальцами по губам. У меня созрело кое-какое решение.
   - Отчего, или царственный брат поддерживал в тебе имидж одинокого волка? - Принц не отставал.
   - Не пробьешь, не получится. - Я отрицательно покачала головой. - А все до банального просто. Привязанности могли утащить меня на дно, а еще мой брат слыл тем еще ревнивцем.
   - Значит, все же что-то было с его стороны? - В черных глазах зажегся непонятный мне гнев.
   - Скорее да, чем нет, - я не стала отрицать очевидное. Слухи, ходившие в народе, к сожалению, были вполне обоснованы.
   - Варга...
   - Не надо, - я не ощущала ни злости на брата, ни стыда за прошлое. - До серьезного не дошло и ладно.
   - Ему помешали?
   - Да, моя сестра и ее кавалер.
   - За это вмешательство их убрали, так? - Упрямый мне попался принц, никак не желает успокоиться.
   - Не только. Слишком уж независимым оказался избранник моей сестры. - А вот это, оказалось, вспоминать неприятно и как-то больно. С сестрой у меня были хорошие и ровные отношения, пусть и не близкие, которые разрушил венценосный братец. - Он, в свое время и к сестре подбивал клинья, считая, что нам необходимо держаться только вместе. Однако нам обеим посчастливилось избежать его чересчур пристального внимания.
   - Странное чувство, - принц поморщился, как будто услышал что-то очень противное и неприятное. - Смахивает на извращения заигравшегося сумасшедшего.
   - Нет, он был весьма адекватен. - Разговор о брате начал меня раздражать. - Просто верил в свои постулаты.
   - Каким тогда образом у него появилась супруга? - Не отставал Фадор, по-прежнему испытывая мое терпение своим любопытством.
   - Алафейра?! - Вздернув брови, я задумчиво постучала пальцем по губам. - Необходимость в продолжении рода. Сестры к тому времени уже не было, да и их дети не могли стать наследниками, если таковые бы появились. Я же отстранилась, а навязывать насильно свое общество брат на удивление не захотел. Чересчур все непросто и опасно для дальнейшего его правления. Даже, несмотря на мое высокое происхождение и возможность в любой момент очистить кровь детей от нежелательных генов. Приближенные могли взбунтоваться при навязывании подобной правительницы, а добровольных приверженцев у брата оказалось совсем немного. Да и я сама не выражала готовности вступить в законный брак с собственным, пусть и не единоутробным братом. Алафейра подвернулась сама и совершенно неожиданно для брата, зато весьма кстати для остальных подданных. Я сразу же разгадала ее намерения, но мешать не стала, надеясь, что мой братец успокоится и забудет обо мне, если не навсегда, то надолго. А вот моя золовка оказалась на поверку настоящей стервой, недовольной моим, пусть и нужным в тот момент присутствием. Она писала многочисленные доносы, но в моей компетенции было разбирать именно доносы от людей, помимо основного занятия. Я же чистильщик брата, как ни крути.
   - И ты знала обо всем. - Фадор внимательно смотрел на меня.
   - Знала, - я пожала, скорее даже дернула плечом, совершенно не собираясь оправдываться, не желала. - Это меня вполне устраивало. Брата наконец-то охмуряла нормальная полноценная женщина, обстановка в стране несколько стабилизировалась, люди ощутили кое-какую свободу от его гнета. А то, что ей донесли о наших несостоявшихся отношениях, ее право, как жены. Ни одна разумная женщина не потерпит в своем окружении пусть и потенциальную, но все же любовницу, на которую супруг может взглянуть и еще раз.
   - Варга, ты понимаешь, что подобные отношения, пусть и надуманные, конкретно подпортили твою репутацию. - Черные глаза смотрели внимательно, спокойно, задумчиво, рассудительно.
   - Да ну, - я фыркнула, цинично улыбнувшись, - а постоянные зачистки, значит, не считаются.
   - О них написано, непростительно мало, - принц развел руками, - а вот отношения упоминаются даже в мемуарах твоего поклонника историка.
   - Хорошо, грязное белье перетряхнули, - я взмахнула руками, пытаясь отряхнуться от грязи воспоминаний. Больше вспоминать прошлое не хотелось, оно и так чересчур некрасивое, неправильное, тяжелое. - Давай вернемся к твоей проблеме.
   - Никаких проблем, - Фадор дернулся, явно не ожидая столь резкого перехода от одной стороны беседы к другой.
   - Ой, ли, - не поверила я в невинность принца. От меня не так и просто отмахнуться. - Значит, на ночь вы можете остановиться именно здесь. - Я задумчиво оглядела виднеющуюся позади принца комнату. - Так, проясним один момент, достаточно важный.
   - Какой же?
   - Нашу возможность общаться. - Я удостоилась более внимательного взгляда. - Надо договориться о времени сеансов.
   - А ты права, - принц кивнул, мгновенно переключаясь на какие-то свои, только ему известные расчеты. - Весь сегодняшний вечер по идее, я занят...
   - Фадор, - я укоризненно поджала губы, - неужели думаешь, что я стану мешать молодоженам? Не обижай Сурку.
   - Варга!?! - Принц аж подпрыгнул от моего напутствия и пожелания.
   - Давно уже. - Меня его выпад совершенно не смутил. - Я повешу маячок, а потому буду знать о твоем появлении в эфире, не возражаешь? Кстати, мои маяки практически не требуют магической подпитки. А в обычном режиме, думаю, одного раза в два дня пока хватит. Когда ты обычно более свободен, в первой или второй половине дня?
   - Варга!
   - Что случилось? - Я недоуменно нахмурилась. - Или тебе так нравится мое имя, что ты забыл другие слова?
   - Ты все уже решила, - Фадор задумчиво пожевал губами, покривил их, искоса взглянув в мою сторону, - хорошо, во второй половине мне удобнее. За собой оставлю право первого вызова, так надежнее.
   - Очень хорошо, - я кивнула. - А сейчас тебе пора.
   - Гонишь?! - Скривился Фадор.
   - Гоню, - не стала я отрицать очевидное, - Тебе действительно пора.
   - Вот всегда так, едва разговоришь девушку, как куда-то пора бежать и чаще всего самой девушке. - Посетовал принц, однако на ослушание не пошел. Видимо и впрямь время поджимало. - Ладно, не скучай.
   - Смешно, - я склонила голову вниз и взглянула на принца из-подлобья, - а пятьсот лет не считается?
   - То есть? - Не понял принц моего выпада.
   - Я жила одна в течении выше озвученного времени и как-то не скучала по общению с людьми. - Развела я руками, стараясь мило улыбаться.
   - Язва ты, - фыркнул Фадор, отключаясь.
   - Так уж и язва, - хмыкнула я, вставая с места.
   Встать в полный рост я уже не успела. Меня обдало жаром, словно укутало на мгновение в страшный огненный кокон. А мир вокруг взорвался грохотом, звоном, разноцветьем огня и дыма, удушливым газом, взрывной волной, отбросивший меня прямо на недавно появившееся в комнате высокое стрельчатое окно. Ошеломленная разорвавшимся вокруг мирозданием, я только и успела, что раскрыть пошире глаза, да попытаться защититься вскинутыми к лицу руками. Меня ощутимо тряхнуло, слегка развернуло и конкретно приложило спиной о раму. И тут воздух, практически без малейшего перерыва снова взорвался огнем, нестерпимым светом, угарным дымом и разнокалиберными осколками, от которых рама не выдержала моего повторного веса и, ощерившись стеклянными обломками, попросту вынесла мое многострадальное тельце прямиком на заснеженную равнину перед башней. Ощутив мгновенный ужас создавшимся положением, я пролетела по горячему воздуху и приземлилась где-то на границе с лесом, пропахав спиной глубокую борозду в рыхлом, совсем нехоженом снегу, спугнув парочку глухарей, сидевших под деревьями. Меня обдало множеством осколков, горячими огненными ошметками, какими-то мало различимыми обломками, обсыпало пеплом и паром от шипящего снега, в который угодило горящими фрагментами мебели, остатками стенных панелей, горящими кусками материи. Сжавшись от подступившего к горлу страха, я на мгновение замерла, пытаясь понять, насколько сильно пострадало мое тельце. Хорошо еще, жива осталась. Попасть в эпицентр взрыва - это - не прогулка по крышам, которую я когда-то любила в юности.
   Сознание я полностью не теряла, однако и полноценным его назвать было трудно. Все точно в тумане. В себя я пришла только спустя несколько долгих минут. Дала знать конкретно пострадавшая спина, которая к этому времени успела остыть и даже заледенеть в глубоком снегу. Рана, видимо оказалась достаточно обширной, так как заныла так, что я довольно стремительно сумела сесть, несмотря на частичную потерю чувствительности. С трудом заведя руку за спину и стараясь не стонать в голос, сделала попытку прощупать объемы увечий, нанесенных стеклом и деревом рамы. Несколько осколков вытащила сразу, остальных не нащупала. Посмотрев на кровавые пальцы, с трудом осознала масштабы произошедшего со мной инцидента. За пятьсот лет я чего только не делала, чтобы выбраться из заточения, а тут всего один взрыв, вернее два и я вне пределов своей комфортабельной тюрьмы. Для меня оказалось не столь существенным вылет из окна четвертого этажа, сколько осознание того, что я относительно свободна и вольна в собственных передвижениях. Вот и все, заточение закончилось, я свободна и готова покорять мир. Стоп, а комната с зеркалом. Зеркало!!!
   Я резко, стараясь не обращать внимания на боли в спине, подняла голову вверх и взглянула на развороченное окно, уродующее башню. Перед глазами предстал весь ужас собственного положения. Я же не смогу выбраться из своего леса самостоятельно, временная складка просто не выпустит мою физическую оболочку восвояси. А перед моим безумным взором стояло раскуроченное взрывом окно, которое постепенно затягивалось...
   Округлив глаза, я смотрела на магические проявления, а самой хотелось кричать в голос. Куда мне деваться-то? Здесь в снегу, с развороченной спиной я долго не протяну, даже не смотря на близость башни. Если я правильно помню, с улицы мне в башню не вернуться. Кричать не имеет смысла. Изнутри меня слушать некому. Одна мысль, о том, что могло произойти от взрыва с зеркалом и мне становилось муторно. Лихорадочно поискав глазами на снегу зеркальные осколки и не найдя оных, с тревогой и ужасом снова подняла голову вверх, на окно.
   Впервые за пятьсот с лишним лет в моем существовании наметились какие-то перемены. И они меня совершенно не порадовали. Я никогда не представляла себе подобного окончания моего пленения. Идти в лес? А смысл. Вокруг зима, а я одета в легкий вариант зимнего одеяния с домашними атласными туфлями. Магией я пользоваться не могу... или могу?
   Нахмурившись, я осторожно выпростала правую руку, обтерла ее о снег, дабы счистить собственную кровь, и с трепетом вспомнила самое легкое плетение, которое могут делать дети одаренные способностями уже практически с пеленок. Вызвать едва заметный поток теплого воздуха удалось без особого труда, сложнее оказалось прийти в себя после того как тело ощутило потоки, которых я была лишена в течение долгого времени. Эйфория, затопившая мое сознание, едва реально не подхватила меня в воздух. Стоп! Стоп! Воздух!
   Резко осадив саму себя и заставив прийти в себя окончательно, я внимательно осмотрела все еще не до конца затянувшееся окно. Можно попробовать. Закрыв глаза, затем глубоко и медленно выдохнув, постаралась очистить сознание и, стараясь не спешить, поймала подходящий поток воздуха, стянула его к себе и, укутав тело, словно в кокон, послала себя вверх. Мне повезло. Не смотря на пятисотлетие заточения в башне, мое тело все помнило и магические навыки никуда не делись. Меня легким потоком мягко подхватило вверх и при этом осторожно внесло в окно, которое практически уже затянулось.
   Упав на пол, действие магии мгновенно закончилось, я потрясенно застонала. Потревоженная спина дико заныла, заставив меня вспомнить о только что произошедшем инциденте. Тяжело дыша, душу затопило легкое помутнение из-за того, что у меня тут же отобрали способности к магическому восприятию, я постаралась взять себя в руки. Хотя наличие магии за пределами башни говорило о том, что я все же больше человек, нежели субстанция, чья аура в полном подчинении у ведьмы. В комнате по-прежнему стоял стойкий запах гари, хотя последствий взрывов практически не наблюдалось. Башня постаралась как можно скорее убрать все следы и обломки недавно произошедшей локальной катастрофы.
   - И что это было? - Вслух поинтересовалась я, поразившись своему надтреснутому голосу.
   - Ты жива?! - Удивительно, но мне ответили.
   - Как будто. - Говорить было сложно, спина болела все больше и больше. Видимо удар не просто содрал с меня кожу, скорее всего какие-то осколки остались. А вот голос меня удивил, несмотря на тяжелое состояние, в котором я находилась на данный момент.
   - Каким образом ты осталась в живых? - Допытывалась моя тюремщица потрясенным голосом.
   - Если не озаботишься моим осмотром, можешь окончательно потерять столь желанное для тебя тело, - буркнула я, превозмогая боль.
   - Ты ранена?
   - Да нет, так, захотелось покапризничать, - ее вопросы не добавляли мне хорошего настроения.
   - Сейчас.
   Едва в воздухе надо мной стал формироваться обычный для башни фантом, я, ощутив очередной резкий укол боли в пояснице, потеряла сознание. Теперь уже окончательно.
   Очнулась от навязчивой мыслишки, упорно вертевшейся в голове и не дававшей спокойно валяться в такой благословенной отключке. Башня, вернее моя мнимая хозяйка не была удивлена взрывом, а значит, или сама спровоцировала, или сумела сделать только ей известные выводы, или все вместе. А вот для меня осталось непонятным, кто стал причиной и следствием взрыва, в ходе которого меня так удачно выкинуло из башни. Конечно, дальше границ складки я уйти не сумею, а ползать вокруг башни и воровато искать возможности вернуться в плен, больше возможности не предвидеться. Может моя хозяйка разочаровалась во мне или просчитала все варианты, в которых место для артефакта не нашлось. Интересно, каким образом камень поддерживает жизнь в моем организме и может быть я смогла бы выжить за пределами моей тюрьмы. Поразмыслив немного, все же не стала претворять в жизнь безумные идеи. Вернули на место и ладно. Счастье, ведьма не стала повторять попытку и не выкинула меня повторно.
   Открыв глаза и оглядевшись, хмыкнула - отпаивали меня в собственной комнате. Видимо хозяйка постаралась. Вздохнув, я встала с постели и, проигнорировав призывно блеснувшее питье в большом граненом серебряном кубке, стала одеваться. Слабость до конца еще не прошла, видимо лечили как всегда посредством травок и снадобий, но я не стала обращать внимания на подобные издержки организма. Меня тревожило проявление хозяйки, на протяжении веков остававшейся незаметной и неизвестной. Поэтому, накинув поверх платья неизменную безрукавку, я отправилась прямиком в комнату с зеркалом.
   Дверь оказалась на месте. Выдохнув, я повернула ручку и толкнула створку, входя внутрь и тут же застывая на пороге. Комната снова преобразилась. Окна больше не существовало, однако комната стала еще больше, обширнее и приобрела два ряда колонн по бокам. Ни стола, ни стульев, ни моего любимого кресла с подушками. Огромный зал с колоннами, мраморными стенами и зеркально начищенными скользкими мозаичными полами. Подобное место я уже когда-то видела и даже хорошо помнила где. Башня до мельчайших подробностей воссоздала аудиенц-зал моего дражайшего братца, только пожертвовала огромными витражными окнами от потолка до пола, сделав только их имитацию. Значит, все же замешан брат или скорее мое участие в одном из врагов брата, которого я привела в этот зал для вынесения обвинений. Я пристально осмотрелась вокруг, пытаясь понять, чего же мне не хватает. Зеркало. Его нигде нет. Ощутив, как сердце ухнуло куда-то вниз, я сделала несколько панических шагов вперед и вдруг увидела немыслимую для моего восприятия картину. Зеркало обнаружилось немного в стороне и спрятанное в нише, за тронным возвышением и задрапированное темной бархатной портьерой. А возле зеркала стоял призрак, на этот раз женского пола. Моя тюремщица во всей красе. Красивая стерва, в длинном полупрозрачном длинном одеянии бледного голубого цвета, со шлейфом светлых русых волос, укутывающих точеные плечи. Хрупкая высокая фигурка, совершенно не напоминающая приведение, коим в принципе она и являлась. Женская головка на тонкой лебединой шейке склонена на бок, а на идеальном по красоте личике читался живой интерес к зеркальному отображению и настоящая работа мысли явно не столь радужного содержания, как можно было подумать, глядя на это эфемерное создание.
   Чувствуя, как сердце еще больше сжалось от подступившей к горлу тревоги, я решительно ускорила шаги и оказалась рядом с красавицей в считанные мгновения. Та, по-прежнему разглядывавшая зеркало, даже не вздрогнула при моем появлении. Я тоже обратила внимание на искомый предмет и тихо, но с чувством выругалась. Зеркало уже подернулось мутью контакта и постепенно прояснялось.
   - Я того же мнения, - вздохнула ведьма, натягивая на лицо нежную, мягкую улыбку, совершенно не пришедшуюся мне по вкусу.
   Закусив губу, я промолчала, ожидая развязки, а что она последует, не сомневалась. Вмешательство ведьмы мне не нравилось. Видимо произошло что-то из рук вон выходящее, раз башня активировалась настолько, что позволила умирающей ведьме обрести подобие плоти.
   - Варга?! - Удивленный и растерянный голос принца вернул меня из моих невеселых размышлений на землю. - Ты не одна?
   - Это тюремщица и по совместительству создательница башни, - буркнула я, по-прежнему хмурясь.
   - Зачем же так напыщенно, - в мой ответ вклинился журчащий переливающийся голосок ведьмы, - Фронтира, бессменная хранительница тела этой юной нелюдимой магички. А передо мной, если я правильно ощутила по эманациям крови, маг элементалист, сумевший обмануть охранки башни.
   - Фадор Второй, - осторожно произнес принц, внимательно рассматривая женщину, последними деяниями которой он в принципе восхищался. - Не знал, что мне предстоит такое знакомство, а то бы подготовился более тщательно.
   - Проштудировал литературу обо мне? - Светлая красивая тоненькая бровь на лице ведьмы резко вскинулась вверх.
   - А она существует? - В свою очередь мужчина тоже вскинул бровь вверх, скривив губы в ироничной усмешке.
   - Может быть, - ведьма тоже тонко улыбнулась, заставляя меня нервничать все сильнее.
   Мне совершенно не нравилось положение, в котором я оказалась на данный момент. Быть простым наблюдателем, на которого никто не обращает внимания, что может быть еще противнее. И не иметь возможности повлиять на исход беседы. Нет, конечно, магически мне рот никто не закрывал, и я вполне спокойно могла вклиниться в их разговор, но зачем и что я этим изменю? А эти двое вполне стоили друг друга. И со стороны смотрелись весьма неплохо. Шикарная, идеальная блондинка ведьма, язык не поворачивался называть ее по имени, ну не подходило оно хрупкой красавице и утонченный, самодостаточный и очень привлекательный внешне принц. Я здесь просто лишняя.
   - Хотя бы о креслах озаботилась, - тихо пробурчала я, осознав, что уже минуту неотвязно думаю помимо основного, о комфорте, коего не ощущаю. Поврежденная спина дала о себе знать.
   - Да, пожалуйста, - сделала широкий жест ведьма, и за спиной мгновенно выросло мое обычное кресло.
   - Спасибо, - не ощущая при этом особой благодарности, я, тем не менее, постаралась быть вежливой. Прежде чем садиться, я обошла кресло вокруг под пристальным взглядом обоих моих оппонентов, поправила подушку и только потом, демонстративно не глядя на обоих, уселась, ощутив при этом дикое облегчение. Откинувшись на спинку, я подняла голову и удивленно посмотрела на магов. - Что?! Я мешаю? Так не обращайте внимания. Думаю, у вас и без меня много общих интересов.
   - Варга! - Фадор сделал попытку повлиять на меня в своем обычном укоряющем стиле, но меня не проняло.
   - Что? - Я широко распахнула незамутненные лишней мозговой деятельностью глаза, немного скривив при этом уголки губ.
   - Значит, вот с этим молодым человеком ты каждый день сплетничаешь обо мне? - В отличие от Фадора ведьма не собиралась долго любезничать и строить из себя святую невинность.
   - Ты мне? - Я повернула голову к ведьме.
   - А кому? - Удивилась красавица.
   - Не знаю, нас вообще-то трое и тебе больше интересен именно принц, а не я. - Я поморщилась. - К тому же сплетнями обычно не занимаюсь.
   - Да уж не ты, - ведьма цинично хмыкнула, не обратив на мою последнюю фразу никакого внимания, - что с тебя возьмешь. А вот принц мне и впрямь интересен и не только как человек.
   - Я женат, - быстро проговорил Фадор, откровенно забавляясь нашей столь бурной размолвкой. И добавил. - Счастливый молодожен.
   - Поздравляю, - я постаралась искренне улыбнуться, - надеюсь жена не в обиде на тебя за твое отсутствие рядом?
   - Она спит, у нас сейчас глубокая ночь. - Черные глаза принца внимательно прошлись по моему бренному телу.
   - Что о? - Я едва не взвыла. За всеми перипетиями я совершенно забыла о течении времени за окнами. - Я же выпала днем.
   - Куда выпала? Что происходит? - Принц подался вперед, с подозрением взглянув на нас обеих.
   - Я здесь не при чем, - ведьма, подняв руки вверх, моментально открестившись от всех разъяснений.
   - Ну, - принц грозно сощурил глаза, ожидая моего продолжения.
   Закатив глаза, я выдержала паузу, однако понимая, разъяснения давать все же придется, я, тяжело вздохнув, решилась.
   - Не знаю, что произошло и сколько с этого прошло времени, но днем в башне произошел инцидент, едва не стоивший мне жизни. - Произнесла я, стараясь не переходить на пафосность в своем случае.
   - Твой артефакт не даст тебе умереть, так что это не столь актуально, - проворчала ведьма, закатывая глаза вверх, явно не одобряя взятый мной тон.
   - Не проверенный факт. - Отпарировала я, наконец, спускаясь на грешную землю и становясь в кои то веки сама собой. - Меня взрывом выбросило в окно прямиком из этой комнаты. - Слова звучали четко и коротко.
   - Ты же вернулась. - Резонно возразила мне настойчивая в своих упорствах ведьма, явно нежелающая делать из меня пострадавшую.
   - Не благодаря твоему вмешательству. - Огрызнулась я. - И не перебивай меня, будь добра.
   - Погодите-ка дамы, - Фадор осторожно приблизился к самому зеркалу. - Можно об инциденте более подробно?
   - Можно, - окрысилась я, кидая на принца уничижительный взгляд. - Преображение видишь? Так вот в окно, которое сейчас благополучно исчезло, меня и выкинуло взрывом. Назад я вернулась сама и весьма вовремя, иначе пришлось оставаться где-то там, в складке. Кстати, башня экранирует мои способности к магии, а вот за пределами я вполне способна использовать их, чем и воспользовалась. Я попросту вернула себя назад в развороченное окно, которое подозрительно быстро исчезало. А вот остальное должна объяснить присутствующая здесь хозяйка. - Я приглашающе повернулась к ведьме.
   - Объяснений пока нет, - Фронтира развела руками, используя мой прием, и мягко улыбаясь.
   - Мне это не нравиться, - протянул Фадор, тяжелым взглядом обводя нас обеих. Он явно с большим трудом удерживался от перехода на нашу сторону.
   - А мне то, как нравиться, не передать, - я не стала убирать ни сарказм, ни издевку, поворачиваясь к ведьме. - Дорогая, у тебя мало времени на разъяснения, так что поторопись.
   - Не старайся меня запугать, - ведьма презрительно скривилась, - не в твоем положении это делать.
   - А в чьем? - В своих препирательствах мы мало внимания обращали на окружающее пространство, зато явно преуспели в грызне. - Ты решила применить ко мне более действенные меры, чем до сих пор?
   - Зачем мне это спустя пятьсот лет мира и спокойствия? - Ведьма расширила свои красивые глазки и мило ощерила красивый ротик. - Знай, я заранее, что подсунула в тебя для пущей сохранности твоя маман, никогда даже и близко не подошла.
   - Все-таки месть, - резюмировала я, брезгливо скривившись. - Кем же была моя маменька, что все ее так ненавидели и люто желали отомстить.
   - А ты в зеркало посмотрись на досуге, - пухлые губки тюремщицы сложились в идеальную ухмылку, - говорят, яблоко от яблоньки далеко не падает. К тому же, если мне не изменяет мое чутье, а оно у меня феноменальное, в твоем теле уживается не один камушек.
   - Объяснитесь милая дама, - это встрял принц, мало заботясь о приличиях, но с подозрением глядя в мою сторону, от чего мне стало совсем не до дрязг с ведьмой.
   - Хотите объяснений? - Тонкие брови красавицы взметнулись вверх, а она сама всем корпусом развернулась к зеркалу и ждущему там Фадору. Мгновенно ее тон стал светским и манерным. - Извольте. Вышеозначенная Фаэтина Нежная никуда не пропала после рождения дочери, а всего-навсего провела некий запретный по своей сути обряд и стала полноценной хранительницей одного артефакта, поселившись в теле собственной дочурки. Такое объяснение вас устроит?
   - Откуда вам все это известно? - Стараясь не сорваться на крик, поинтересовалась я мгновенно осевшим голосом, впервые благодаря провидца за мою слабость.
   - Сопоставила кое-какие факты, пока шли годы нашего совместного заточения, - ведьма вдруг стала серьезной. - Твоя мать изобретательна сверх меры и я даже боюсь представить на что способен камень, растворенный в твоей крови, раз она пошла на столь кардинальные меры. В свое время я оплакивала невозможность мщения, когда узнала о смерти Фаэтины, а правда всплыла только после твоего заточения. Кстати, благодаря ее магической сущности, мое тело не подверглось тлению, и я по-прежнему имею возможность поддерживать жизнеспособность башни. Только вот уйти не могу, как и ты, находясь в плену своей глупости и жадности. Когда выяснилось твое участие в заговоре против правителя, не сумела вовремя отойти и соблазнилась на желание отыскать Фаэтину, в смерть, которой не верила, чересчур живучей была эта гадина. Я польстилась не только на возможность перерождения, надеялась, что Фаэтина все же следит за жизнью дочурки и не допустит ее смерти. Соблазнила меня твоя золовка, посулив молодое тело, взамен проклятого хранительницей, только не учла я тогда многих не состыковок во всем этом деле. Месть ослепила меня, а еще я почувствовала ее присутствие настолько близко, что ни о чем уже не думала и попалась в ловко расставленную ловушку. Твоя хваленая маменька всегда восхищалась моею способностью творить подобные башне артефакты и еще в глубокой юности, когда мы были дружны, сподвигла меня заняться чем-то подобным. На удивление я оказалась упорна и все же, пусть и не умышленно сумела заточить Фаэтину внутри своего творения.
   - Она во мне? - Я смотрела на ведьму с ужасом. Никогда не думала, что моя нелюбовь к матери может вылиться в нечто подобное. Всю свою жизнь я до конца не была сама собой, пусть и не осознавала этого.
   - Да, - колдунья кивнула, - но не стоит так бояться. Пока Фаэтина внутри, она не активна и не влияет ни на твои мысли, ни на физические данные.
   - Пока? - Я подозрительно подняла бровь, одновременно сощурившись по обычаю принца, не подающего звука.
   - Пока ты пребывала в нежном возрасте, да и потом в отрочестве, подпитка Фаэтине не требовалась. Но после того как у тебя обнаружились магические способности, ей стало мало тихого закукленного существования. Камень, пришедший в дисбаланс с твоей стихией, воздух не совместим с твоим артефактом, стал проявлять себя не совсем корректно по отношению к своей хранительнице, та ведь тоже воздушник. Где-то раз в пять-семь лет хранительнице необходим выход из своего кокона, чтобы утихомирить рвущуюся на свободу стихию, питающуюся сразу из двух источников. Кажется, у тебя были два или три раза провалы памяти, не так ли? В свое время они также оказались решающим фактором во время судебного разбирательства. Если я хорошо помню, вовремя одного из провалов ты уничтожила близкого друга твоего старшего брата. Конечно, никто не стал упоминать о том, что тот тебя домогался в достаточно грубой форме, но Фаэтина никогда не страдала наличием такта и для своего выхода из состояния покоя не озаботилась о соблюдении одиночества, попросту высушив твоего оппонента. Да, одна ремарка - для тебя проходило несколько суток беспамятства и приходилось долго потом разбираться, что в это время с тобой было. Однако пусть и крайне редкие, твои припадки, как их окрестил братец, не остались незамеченными. А после столь показательного самоуправства тебя стали бояться. Кстати, помнишь перерождение - так это была вовсе не я, а твоя мать.
   - Кем же все-таки была столь неординарная женщина? - Подал голос Фадор, с непонятным выражением глядя на меня.
   - Хранительницей жизни и смерти, - отчеканила ведьма, резко вскидывая голову вверх и оглядываясь на входную дверь. - Что там еще?
   Ощутив мгновенный озноб, прошедший по спине вдоль позвоночника, я тоже развернулась в сторону двери, но комнату уже заволокло едким, тягучим и удушливым дымом, разъедающим глаза и легкие. Закрыв рот краем рукава, я закашлялась, проклиная и принца с его неуемной жаждой знаний и ведьму, с ее мстительностью и собственную мать, в первую очередь, заботящуюся о своей шкуре и артефакте, будь тот не ладен. Я еще успела заметить, отступая к стене с зеркалом, как истаяла ведьма, хотя я считала ее ипостась вполне материальной и услышала отчаянный голос принца, звавший меня по имени. На большее моей хваленой стойкости не хватило, и я провалилась в спасительный обморок, при котором дышать не обязательно.
   Возвращение в сознание оказалось на этот раз достаточно болезненным. Видимо кому-то необходимо мое физическое присутствие и на лечение не было времени, по крайней мере, раньше башня не страдала садизмом и никогда не приводила меня в сознание, если в этом не было крайней необходимости. С великим трудом разлепив слезящиеся веки, глаза, просто горели, точно я еще нахожусь посреди задымленной комнаты, я сделала попытку осмотреться и тут мне на лицо легла мокрая и такая благословенная тряпка, что я от облегчения невольно застонала. Подняв руку, я прижала ею тряпку к глазам и наткнулась на что-то материальное и вполне живое. Замерев на секунду и молясь про себя, чтобы мои страхи не подтвердились, я тихо прошептала севшим, болезненным голосом:
   - Фадор, ты?
   - Ну что ты, моя дорогая, наш юный страдалец пока в отключке. - Мужской голос оказался мне не знаком, но при этом вызвал целую бурю эмоций, в основном отрицательных и даже в некоторой мере, панических. - Хотя он оказал тебе, да и всем нам просто неоценимую услугу, вовремя обнаружив лазейку.
   - Лазейку? - От усилий я закашлялась, нахождение в дыму не прошло даром для моего организма. А это мы уже проходили, вдруг подумалось мне. Когда-то в детстве мне пришлось переживать уже кошмар пожара, и вот тогда я впервые потеряла голос, с трудом восстановленный знахаркой, научившей меня азам лечения травами и давшей начало увлечению составлений рецептов.
   - Добро пожаловать домой, Фаэтина Саянтская, - голос зазвучал с хорошо поставленной, несколько наигранной издевкой.
   - Куда? - Я, не отнимая от лица тряпки, резко села на кровати, спустив ноги на пол. В голове крутилась мысль, а где это я нахожусь. Положившись на свой универсальный нюх, я осторожно потянула воздух, порадовавшись, что не все рецепторы дым успел разъесть. Запахи меня совершенно не порадовали. Я не дома, в башне. Ни одного знакомого мне запаха в воздухе, в основном мужские и приторные, словно созданные специально для придворного хлыща. Стоп. Придворный хлыщ. Запахи мужских духов. Только не это. Порадовавшись тому, что тряпка по-прежнему закрывает мое лицо, и никто не в силах рассмотреть выражение, посетившее меня, я постаралась взять себя в руки, насколько это вообще возможно в сложившейся ситуации.
   - Странно, что вы этого не поняли еще. - В голосе говорившего прорезались ехидные нотки. - Я всегда считал вас более проницательной.
   - Лестно слышать такое, - я сделала попытку откашляться, голосовые связки по ощущению еще долго не придут в норму, но хотя бы сипло, но говорить надо. - Только вы принимаете меня за кого-то иного.
   - Правда? - Невидимый собеседник не купился на мой растерянный тон.
   - Правда, - я пожала плечами, - я никогда не знала человека, имя которого вы назвали, - длинные фразы давались с великим трудом, но я старалась говорить.
   - Так уж и не знали? - Мужчина хмыкнул. - Ничего страшного, это лишь временное препятствие.
   - Где принц Фадор, - я пока не стала заострять внимание на столь всем необходимой Фаэтине. Меня волновало пока несколько другое, а именно моя целостность и жизнь моего друга.
   - Он вам так дорог? - Удивился мой собеседник.
   - Он наш проводник, если помните. - Говорить приходилось с большим трудом, превозмогая боль и саднение в травмированном горле. - Так, где он?
   - О, совсем рядом, в клетке.
   - Проводите меня к нему.
   - Обязательно, но стоит ли это делать, когда вы нуждаетесь в более реальной подпитке. - Высокомерный тон, однако, у этого великосветского хлыща.
   - Я пока не разобралась, что вам от меня нужно, - я начала раздражаться подобным к себе обращением. - Мне нужен принц.
   - Как хотите, но пеняйте на себя, когда... - мужчина не договорил и, взяв меня за руку, потащил за собой, крайне бесцеремонно при этом, хотя и называл именем Фаэтины Нежной. Хотя нет, он при этом называл какое-то другое имя.
   Тащиться пришлось недолго. Раздался его короткий приказ, затем металлический лязг решетки, заставив меня подумать о том, где же все-таки я оказалась, если не в башне и не в покоях принца. Меня толкнули вперед, совершенно не заботясь о моей целостности, а еще беспомощности. Сделав несколько шагов вперед, я слепо взмахнула руками, наткнувшись на чье-то тело обеими ногами, и кулем повалилась на него сверху, но мокрую тряпку при этом не уронив.
   - Не убейте своего так рьяно защищаемого подопечного. - Хохотнул мой поводырь, делая приказ запереть решетку. - Когда надоест изображать заботливую наседку, позовете.
   Даже не повернув в сторону этого человека головы, я наощупь подобралась ближе к голове лежащего принца, пытаясь понять, что с ним сделали и жив ли тот. Положив руку на грудь, я прислушалась к ощущениям. Как странно касаться живого существа. В свое время меня считали брезгливой, за отказ давать руку для светского поцелуя, а тут я пребывала в полном одиночестве более пятисот лет. Так, мои попытки сосредоточиться уводят мои мысли куда-то не в ту степь, хотя не совсем, я все-таки сумела понять, что принц жив. Убью идиота, едва тот очнется. С большим трудом вспомнив, что я когда-то подавала надежды как лекарь, пусть и травница, я, судорожно сглотнув, непослушными пальцами постаралась расстегнуть камзол мужчины и наткнулась на какую-то вязкую субстанцию. Кровь? Он ранен?
   - Варга?! - Слабый тихий голос принца застал меня врасплох. Едва не подпрыгнув, я с великим трудом удержалась от того, чтобы не ударить кулаком по груди мужчины. Едва сумев разжать сведенные судорогой пальцы, непроизвольно сжавшиеся в кулак, закрыла глаза и несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула.
   - Ты желаешь моей смерти? - Говорить старалась тихо, размеренно, спокойно.
   - Какой у тебя голос, - слабо восхитился принц.
   - А еще я тебя не вижу, - зло буркнула я, тяжело приваливаясь к стенке клетки. Я все же сумела просканировать окружающее меня пространство и знала, клетка небольших размеров.
   - Ты же магиана. - Слабо хмыкнул принц, немного поерзав рядом со мной, вызывая во мне не слишком приятные ощущения. Как же я отвыкла от присутствия посторонних и таких шумных существ.
   - И что с того? - Огрызнулась я, пытаясь сдержать рвущееся наружу раздражение моим непонятливым сокамерником. - Меня лечить никто не обучал.
   - Хорошо, положи мои руки себе на лицо. - Покладисто прошептал мужчина, не пытаясь со мной препираться.
   - Ты будешь меня лечить? - Изумилась я.
   - Я не настолько беспомощен, каким кажусь.
   - Значит притворяешься?
   - Не совсем, - принц фыркнул, - меня и впрямь приложили каким-то весьма действенным заклинанием, застав врасплох. Если я правильно понял, во дворце переворот и сейчас там твориться черти что. У нас здесь пока относительно спокойно.
   - Значит, меня вытащили в твой мир. - Ощутив отчаяние, я закрыла глаза. - Мы в твоей комнате, да?
   - Все будет хорошо. - Ладонь принца безошибочно нашла мою.
   - Нет, не будет, - я выдернула руку, не желая показывать, насколько мне неприятны его прикосновения, пусть и дружеские и пытающиеся ободрить, - если я не смогу вернуться назад, башня погибнет без подпитки артефакта, а я сама не приспособлена к жизни в твоем мире.
   - Я знаю, - принц тяжело вздохнул. - Лечить или так останешься?
   - Лечи, - сдалась я, придвигаясь к мужчине.
   Взяв теплые ладони в свои руки, я осторожно приложила их к своим слезящимся и опухшим глазам, едва сдержав дрожь. Прикосновения мужчины мне совершенно не нравились, хотя я и стерпела их ради исцеления. Даже теплота, сопровождающая исцеление не принесла мне душевного покоя. Я хорошо ощущала, как уходит боль, приходят в норму слезные железы, исчезает опухоль, купируются кровеносные сосуды, однако это все сопровождалось неприятными мыслями и ощущениями. Наконец почувствовав облегчение, которое принесли руки принца, я осторожно отняла ладони Фадора и раскрыла глаза. Прикусив губу, я осмотрелась. Мы по-прежнему находились в покоях принца, хотя в его комнате произошли некоторые изменения, например, появилась магическая клетка. И как я не ощутила наличие магии? Хотя нет, все правильно. За пятьсот лет я совершенно забыла, как пользоваться магическим зрением и в полной мере задействовать свои магические способности.
   - Насмотрелась? - Принц хмыкнул, видимо наблюдая все это время за мной.
   - И мне это не нравиться.
   - Правда?
   - Ты должен мне все рассказать. Все, произошедшее после того, как комнату заволокло дымом.
   - А что рассказывать, - принц неловко повернулся ко мне и попытался устроиться поудобнее на жестком полу клетки. Его черные глаза странно блеснули, заставив меня невольно отодвинуться дальше. - Не бойся, не съем.
   - Фадор. - Укоризненно взглянула на мужчину.
   - О, какой прогресс.
   - Давай по делу, - поморщилась я.
   - Все произошло слишком быстро. Поначалу феерический взрыв, потрясший не только твою реальность, но вполне неплохо прорвавшийся и на мою сторону. Я даже поначалу решил, что подобным образом сработали свитки, которые передал для твоего ознакомления. Только потом до меня дошло, что ты их вроде бы получила без всяких проблем. В дыму я никак не мог тебя увидеть, чтобы понять, в каком ты состоянии. А потом в мои покои ворвались люди Сорана и, скрутив меня, бросили в эту клетку. Они знали о моей принадлежности к миру магии, а потому хорошо подготовились. Клетка полностью блокирует мои способности, даже как артефактник я не смог бы работать в подобном месте.
   - О, ты можешь в полной мере понять мои ощущения, - я провела ладонью по глазам, никак не привыкнув к их целостности.
   - Я что-то повредил?
   - Да нет, вроде. - Я пожала плечом. - Просто что-то мешает.
   - Дай, посмотрю. - Принц протянул руку, но я мгновенно отшатнулась, дико испугавшись вспышки, возникшей в голове.
   Широко раскрыв глаза, я смотрела на принца и не узнавала его. Вернее, что-то произошло с моим зрением. Оно словно раздвоилось. Одновременно я видела принца, и в то же время жаждала его. По спине прошелся болезненный спазм, как в то время, когда меня выкинуло из башни взрывом и, прикусив губу, я, вдруг подалась вперед навстречу принцу. В тоже время я по-прежнему оставалась на своем месте, глядя на саму себя точно со стороны. На моих глазах, вернее в моем мозгу происходило нелепое раздвоение личности. Меня внезапно дико встряхнуло, и я поняла, что нахожусь лицом к лицу с Фадором, а наши губы едва ли не соприкасаются. Раздвоение прошло, но от этого легче не стало. Наверное, у меня так вытянулось лицо, что принц почел за лучшее отодвинуться подальше, без лишних вопросов. Насколько проще общаться с мужчинами, они никогда не зададут неправильный, неуместный вопрос и не заартачатся в самый неподходящий момент.
   Зато я отодвинулась с огромным трудом. С какого-то перепугу меня тянуло к принцу не просто прикоснуться, а именно попробовать его губы на вкус, прикоснуться к его небритой щеке, зарыться в густые волосы пальцами. Извращение какое-то. Нет, я не ханжа и знаю, когда мужчину и женщину влечет друг к другу, но не в данном случае. Я не воспринимаю Фадора как мужчину в полном смысле этого слова, скорее он мой друг из зазеркалья и только. А тут вдруг такое мгновенное влечение. Неспроста это. Ох, как неспроста. Как там говорил мой очередной тюремщик - нуждаюсь в более реальной подпитке. Подожди, дорогая, не торопись. Ты же магичка, так вспоминай свои навыки.
   Вжавшись в прутья клетки, для большей надежности, я соскользнула на магическое зрение, мгновенно перестроив свое восприятие. Ощутив, как мозг затапливает сила, испытала что-то сродни эйфории, но мгновенно включила голову. Не время скакать от радости от вернувшихся способностей. К тому же я в полной мере осознала, что принца клетка удерживает и неплохо, а вот на меня практически не оказывает влияния. Пристально взглянув на мужчину, я теперь отшатнулась всерьез. Какой резерв неистраченной силы. Во мне снова что-то полыхнуло, словно кто-то или что-то просто рвется наружу. Там изнутри просто кричали о нерастраченной силе, которую необходимо использовать для своих целей.
   Только не это. Резко встав с пола, я рванула к выходу из клетки.
   - Достаньте меня отсюда! - Надо же и голос прорезался, удивилась я самой себе, когда звонко заорала, привлекая внимание к своей особе.
   - Варга! - Меня попробовал урезонить Фадор, но я только с ужасом оттолкнула его руку.
   - Дурак, - я мертвой хваткой вцепилась в прутья клетки, тяжело дыша от напряжения, и без того сковывающего мои движения. - Ты, что ничего не понимаешь? Ты соображаешь, что своим дурацким вмешательством вызвал ее к жизни? Теперь жаждешь личного появления хранительницы? Она выпьет твою силу в течение минуты и ничего не оставит, кроме пустой оболочки. Не прикасайся ко мне, если хочешь жить полноценной жизнью, иначе я просто не выдержу давления.
   - Оу! Что я вижу. Фаэтина решила пробудиться? - К клетке приближался мой давешний мучитель, сияя белозубой улыбкой от уха до уха.
   - Соран! Ты не имеешь права. - Фадор резко подобрался и с трудом встал на колени, тяжело и шумно при этом, дыша, заставляя меня еще больше вжиматься в прутья клетки. Двигался он медленно, сказывалось сковывающее его магические силы заклинание, зато я не ощущала себя беспомощной перед рвущейся из меня мощью.
   - Имею и могу, мой мальчик. - Мужчина весело и при этом спокойно скрестил руки на груди, дав отмашку своим людям, при этом внимательно наблюдая за моими потугами.
   - Выпусти, - взмолилась я, чувствуя очередное наступление на мой мозг весьма хитроумной маман.
   - Зачем? - Соран взглянул на меня яркими пронзительными желтыми глазами с вертикальным зрачком, вызвав в голове такой взрыв эмоций, что меня скрутило от их переизбытка. Все же этот мужчина производил ошеломляющее впечатление на беспомощных перед его бьющим точно в цель обаянием девушек.
   В отличие от меня настоящей, мою вторую ипостась Соран в свое время хорошенько потрепал и в плане нервов и физической целостности организма и эмоциональном плане. А еще, в моей груди против воли поднялось животное вожделение и дикое влечение к этому великолепному образчику самца. Мама, ты извращенка. Глядя на, ухмыляющегося, с той стороны клетки, мужчину, я полностью осознала смысл животной страсти, затопившей мое сознание. И что самое главное, разделить эмоции на свои и чужие никак не получалось. В своей короткой жизни я не была эмоциональным человеком и никогда настолько не любила, а сейчас с трудом найдя себя в водовороте эмоций, подумала о том, чего же я в свое время лишилась. Идеальный мужчина и такая же, под стать ему, женщина. А они еще умудрялись цапаться, не понимать друг друга. Наверное, я совершенно ничего не соображаю в этой жизни. Какие страсти-то. Меня передернуло. Только вот выпускать на волю Фаэтину я пока не собиралась и в этом плане мой холодный, и расчетливый разум оказался как нельзя кстати. С великим трудом подавив все проявления столь экспрессивной Фаэтины, я еще больше вцепилась в прутья клетки и тихим, хриплым от недавних эмоций голосом, произнесла, практически простонала:
   - Выпусти.
   - Феноменально. - Соран, до сего мгновения, наслаждавшийся эмоциональной бурей бывшей подружки, теперь с неподдельным уважением рассматривал меня саму. Сделав знак рукой своим слугам, он протянул мне руку, едва клетка открылась и я с трудом удержала равновесие, когда прутья ушли из-под моих ладоней. - Подобное я давно уже не видел. Такой характер.
   - Не перехвалите, - я проигнорировала протянутую руку, мгновенно ощутив вспышку чужих эмоций, и отдала предпочтение самостоятельности, хотя ноги и не держали меня как надо. - У нас разные темпераменты.
   - Просто потрясающе. - Соран покачал головой, восхищенно цокнув языком. - А от моей помощи не отказывайтесь. Как вы правильно понимаете, нас с Фаэтиной связывают не только разногласия. В свое время мне удавалось держать вашу матушку в узде.
   - Так уж и удавалось? - Не поверила я, устало оседая на пол прямо под ноги, не ожидавшего подобного эксцесса с моей стороны, мужчине, а потому не успевшего ничего предпринять. Голову затопила такая боль, что захотелось тут же лечь и умереть. Матушка рвалась так, что сдерживать ее у меня сил не осталось. Оказывается, я взрастила в собственном мозгу такой паразит, который знал все мои слабые стороны, коими сейчас и воспользовался, отключая мое сознание. Уже закрывая глаза, я успела услышать мелодичный, нежный, мягкий, вкрадчивый и музыкальный голос, который слышала только один раз в своем глубоком детстве. Всегда думала, что его забыла, ан нет, едва услышав, сразу поняла, кому он принадлежит, только изменить ничего уже не могла. Женщина точно подгадала время и место для своего впечатляющего появления на сцене, отодвинув меня на второй план и даже не предоставив возможность наблюдать со стороны за ее действиями и поступками. А тело-то мое, как-никак. Только это почему-то никогда не интересовало ни одну из претендующих на него женщин. Сплошные эгоистки, как ни крути. Вот и живи с подобными женщинами и оставайся при этом при своем мнении, которое никого не интересует. Жуть.

* * *

   - Черт, черт, черт! - Фадор мало пока что, понимая, следил за разворачивающейся сценой, с участием Варги, вернее, того что от нее осталось. Он понял только одно, его постоянной собеседницы как не бывало.
   Зато принять, да и понять пока увиденное удавалось с огромным трудом. Переход от настоящей, привычной для его восприятия, девушки, к эдакой искушенной в жизни, светской львице оказался довольно резким и мгновенным. Точно Варгу одним махом выдернули из своего тела и выбросили куда подальше за ненадобностью, дав вместилище для этой прожженной жизнью, женщины, хотя бесспорно великолепной, феерической, восхитительной, чудесной, фантастической, какой-то неземной, грациозной и необычайно молодой. Мужчина с широко открытыми глазами наблюдал за преобразившейся девичьей оболочкой. На данный момент он не мог назвать тело Варги, такой родной, знакомой, самодостаточной и местами своенравной, подходящим вместилищем для столь великолепной женщины, которая на повышенных тонах беседовала сейчас с Сораном. Именно тело совершенно не подходило матери Варги, не вязалось со строгой сдержанной красотой дочери. Да и сама Фаэтина Нежная не чувствовала полной связи со своим вместилищем, то и дело теряя полный контроль над телом. Это проявлялось в мимике, жестах, в которых то и дело прорывалась так знакомая ему Варга. Вот только захватившая контроль женщина слыла настоящей непревзойденной колдуньей и уже подспудно начала преобразование доставшегося ей в наследство тела. Фадор со своего места видел еще легкие, но настойчивые преобразования, проявившиеся в резко истончившемся стане и без того хрупкой фигуры девушки, в более гордой посадке головы, в выверенных и отточенных годами жестах.
   - Идиот, придурок, тугодум, полоумный! Ты понимаешь, что натворил? - Женщина говорила достаточно тихо, но ее пронзительный, музыкальный голос звучал довольно мощно в сравнительно небольшом помещении. - Каким образом ты умудрился меня найти? Я же сказала, нельзя! Еще не подошло правильное время! Фаза не подошла к своему логическому завершению!
   - Фаэтина, ты как всегда неподражаема, - Соран только скрестил руки на груди и внимательно следил за переделкой тела собеседницы, совершенно не обращая внимания на ее брань. - Не перестарайся, все-таки артефакт не твой, может не позволить. Войдешь в дисбаланс, никто не сумеет помочь. Да и тело не принадлежит твоей особе. Девочка тоже не подарок, потом мне расхлебывать то, что ты напортачишь.
   - Ты все испортил! - Фаэтина совершенно не слушая увещевания мужчины, стояла на своем, с гневом наседая на собеседника.
   - Прошло достаточно веков с тех пор, пора тебе уже выйти, - Мужчина был само терпение, видимо хорошо зная характер беснующейся женщины. - Надеюсь, ты в курсе произошедших событий?
   Фадор, внимательно прислушивающийся к доносящейся к нему перепалке, пытался понять и осмыслить происходящее. Мать Варги одновременно могла казаться настоящей искушенной жизнью леди, томной, нежной, лицемерной, и одновременно темпераментно пытаться убить своего оппонента, причем любого по его ощущениям. Чем-то обе женщины оказались похожи, особенно способностью обвинять во всех смертных грехах противоположный пол. Он пока не собирался встревать в перепалку, понимая, это чревато для его будущности и полноценности жизни. Он хорошо осознал голод колдуньи, когда встретился глазами с взглядом девушки, в котором уже не было присутствия самой Варги.
   Мужчина усиленно думал, каким образом вернуть тело девушке, внутри которой собралось так много всего ненужного. Конечно, мать это важно, но не в виде, же паразита, который совершенно не стремится вернуть отобранное у хозяйки.
   - Ты идиот, - меж тем наступала на своего оппонента женщина, явно считая себя вправе так вести. - Я сколько раз говорила, что безопасность артефакта самое важное. Ты понимаешь, к чему может привести твоя самостоятельность?
   - Фаэтина, неужели после стольких веков полного забвения, ты можешь думать только о камне? - Соран раскрывая объятия, приблизился к девушке. - Твоя дочь весьма привлекательна собой. Конечно, с тобой ей не сравниться, однако я могу закрыть глаза не некоторые несходства с оригиналом.
   - Чего?! - Фадор не успел заткнуть себе рот, услышав подобное совершенно недвусмысленное предложение его девушке.
   - О! Наш малыш прорезался. - Соран хмыкнул, свысока взглянув на сидящего в клетке принца.
   - Так, еще один придурок на мою голову. И что она в тебе нашла? - Фаэтина, совершенно игнорируя потуги своего приспешника, приблизилась к клетке и ее пронзительный взгляд темных зеленых глаз прошелся по лицу мужчины, вызывая в нем нервную дрожь.
   Зеленых? Глаза Фадора лихорадочно прошлись по телу девушки, с все возрастающей тревогой отмечая все больше и больше изменений. А женщина все вольготнее чувствует себя в чужом теле, подумалось ему.
   - Хорошего собеседника, - гордо вздернул он голову, хотя сидеть в магическом ограничении было тяжко.
   - Ой, ли, - не поверила тому колдунья, презрительно скривившись, - скорее ощутила твою силу.
   - Башня полностью экранировала ее способности, - Фадор поморщился, отметив полную разность их характеров.
   - И что, мне же это не мешало на нее влиять. - Зеленые глаза озорно блеснули, на секунду показав Варгу.
   - Влияли? - Фадор даже приподнялся на коленях, ощутив мгновенный озноб страха по поводу их общения.
   - О, не пугайся, в башне мне не удалось достучаться до твоей красавицы, ее охранница постаралась. Зато, когда мне удалось на время занять столь вожделенное для ведьмы тело, ей не поздоровилось. - Глаза женщины подернулись туманом воспоминаний. - А как было весело наблюдать за потугами ее братца, когда его вожделение зашкаливало, а милая дурочка делала вид, что ничего не понимает.
   - Какая же вы... - Фадора передернуло от накатившего отвращения.
   - Какая? - Светлые брови удивленно поднялись, а пухлые алые губки призывно растянулись в нежной, желанной улыбке искусительницы. - Я женщина и только.
   - Коварная, при этом, - не замедлил съязвить Соран, с усмешкой наблюдая за перепалкой. - Берегись, мой мальчик, она сожрет тебя и выбросит, а ты этого попросту не заметишь. К Фаэтине не стоит попадаться в лапки. Хранительница до мозга костей.
   - Соран, - Фаэтина недовольно поморщилась, отступая на шаг назад, - к тебе мы вернемся несколько позже, дай разобраться с мальчиком. Раз уж ты здесь. - Она протянула руку и тонкими пальчиками прошлась по голой груди мужчины, выглядывающей из глубокого выреза рубашки. Соран едва заметно дернулся, но не сделал попытки обнять свою госпожу, только положил свою ладонь поверх ее, предотвращая эротические поползновения. - Твои люди подготовили почву для моего появления?
   - Конечно, моя госпожа. Целая страна в полном твоем распоряжении, во главе с ее лидером. - Мужчина великосветски склонил голову, приложив правую руку к своему сердцу, прижав ее ладонь к груди.
   - Что с Суркой? - Фадор, которому было тяжело смотреть на столь откровенное проявление чувств, вдруг вспомнил о другой девушке, которой он дал клятву защищать и заботиться.
   Лениво оторвав вожделеющий взгляд от своей госпожи, Соран непонимающе повернулся к говорившему:
   - У твоего тестя чересчур много детишек, а потому совершенно не представляю, о которой из них ты тут лепечешь.
   - Только не говори, что не претендовал на ее руку и сердце. - Фадору удалось встать на ноги, по крайней мере, в таком положении он не казался себе сломленным и сдавшимся.
   - Хватит, ваши дрязги по поводу первенства в постели очередной девицы меня не интересуют, - оборвала их разговор Фаэтина, и, вырвав руку из захвата цепких пальцев мужчины, гордо вскинула голову, - Соран, веди меня к правителю. Думаю, он уже извелся в неведении, относительно того, кому передает бразды правления, пора его и просветить.
   Рванувшегося в клетке Фадора даже не заметили. Соран, с мягкой улыбкой, снова протянувший руку своей протеже, спокойно повел даму вон из покоев принца, оставив только троих охранников.
   - Черт, черт, черт. - Фадор в который раз рванул прутья клетки, но его моментально отбросило назад, едва тот сделал попытку воспользоваться магией. Больно ударившись затылком об пол, мужчина застонал, но упрямо встал на ноги. Физически принц практически не пострадал в недавней стычке, так как его успели спеленать, прежде чем он сам осознал, что оказался в ловушке своих способностей. Нет, Фадор умел обращаться и с обычным не магическим оружием, отец дал в свое время хороших учителей и сам следил за натаскиванием сына, однако, сам юноша мало внимания уделял возможности упражнений с мечами, нежели магической практике. К тому же носил лишь церемониальный одноручный меч, пренебрегая настоящим оружием.
   - Эй, Фадор, я помогу, если ты немного времени уделишь мне, - голос ведьмы из зеркала заставил лихорадочно ищущего выход из создавшегося положения принца, резко замереть и недоуменно уставиться на зеркало, которое никто не удосужился деактивировать или наложить сдерживающие магические путы.
   - Поможешь? - У Фадора округлились глаза, после того как пришло осознание услышанного.
   - Помогу, - ведьма, слабо отражающаяся в зазеркалье, говорила тихо, но четко и спокойно, - она не сможет долго существовать без подпитки башни, такова, к сожалению правда. Ты же сам когда-то сказал, что аура Варги вплетена в плетения, так вот ты был прав. После того как я поняла кто во всем этом бедламе виноват, а именно после первого проявления Фаэтины, я окончательно вплела ее ауру в состав башни. Они одно целое. Плетения делались, правда, изначально на Фаэтину, но более податливой оказалась все, же именно аура Варги. Если не поспешишь, то Варга умрет. Надеюсь, ты хорошо относишься к девушке. Она совершенно не похожа на свою расчетливую матушку. Разумеется, Фаэтина сможет удержать тело девушки в реальности, пока не подберет окончательную замену, но вот душа Варги умрет безвозвратно. Конечно, у меня меркантильные соображения тоже присутствуют, так как мое целостное существование полностью зависит от возвращения былой жилички. - Очертания ведьмы немного подернулись рябью. - Мне придется на некоторое время разрушить зеркало, но не бойся, плетения установлены на самовосстановление, а тебе это поможет вырваться из клетки. Соран никогда не умел создавать прочные плетения, возможные удержать настоящего мага, не та специализация. - Ведьма едва слышно хмыкнула, а потом болезненно поморщилась, видимо от нахлынувших не очень хороших воспоминаний.
   - Вас что-то связывает? - В голове Фадора мелькнуло понимание.
   - Это было так давно, - ведьма только хмыкнула, уже придя в себя. Потом отодвинулась от зеркала, на некоторое время, исчезнув из поля зрения принца, а затем тому пришлось заслониться рукой от полыхнувшего в его сторону огня, охватившего клетку.
   Чувствуя кожей, как сгорают в магическом огне сдерживающие его оковы, мужчина подобрался, готовясь к продолжению. В комнате осталось еще несколько соглядатаев, которых необходимо обезвредить, после того как клетка полностью исчезнет.
   Едва огонь немного уменьшился, мужчина одним движением встал на ноги и, перепрыгнув через плавящиеся погнутые прутья, схватил первое попавшееся ему в руки оружие, оказавшееся стулом, но и этого ему хватило, отбить выпад уже опомнившихся нападавших. Магические силы, вернувшиеся, едва он оказался вне стен тюрьмы, довершили начатое движение принца. Убивать своих оппонентов он не стал, однако покалечил так, что они не скоро придут в себя, а полноценно участвовать в драке смогут только после долгого и упорного лечения.
   Кинув короткий взгляд на развороченное нутро зеркала, и отметив про себя, что оправа осталась целой, принц на всех парах рванул вон из своих покоев. Странно, что Соран, весьма сведущий в магии, додумался установить магический артефакт, сдерживающий силы Фадора в такой непосредственной близости от другого артефакта. Само по себе зеркало как магическое средство мало тянуло на оружие, однако как оказалось, все при должном умении можно обратить себе во благо. Поблагодарив про себя ведьму за ее своевременную помощь, пусть та и зиждется на понятии "ты мне, я тебе", принц рванул вон из своих покоев.
   Во дворце и вправду шел бой и не только обычный, но и магический, судя по отголоскам. Как и полагал принц, у Хрвазза имелись одаренные боевые маги, способные дать отпор захватчикам. Мужчине пришлось озаботиться поисками настоящего боевого вооружения, чтобы попытаться прорваться в покои правителя. Не собирающийся сражаться, Фадор пробирался короткими перебежками, прячась за колоннами, нагромождениями мебели и выступами от обеих сторон, борющихся не на жизнь, а на смерть. В этой войне он не собирался принимать какую-либо сторону, так как надеялся успеть к основной развязке в покоях Хрвазза.
   В очередной раз, юркнув за обломок колонны, принц уселся прямо на пол и тут заметил валяющуюся бесхозную саблю. Не совсем то оружие, которым он всегда пользовался, но и не совсем незнакомое. Осторожно выглянув из-за обломка и определив местонахождение идущего рядом локального боя, на лестнице дерущихся было немного, только в глубине просторного внешнего зала слышался звон и крики сражающихся, принц наклонился и подобрал оружие. Примерив саблю по своей руке, Фадор облегченно вздохнул, наконец-то он не ощущал себя голым и беспомощным. На лестнице в этот момент началось какое-то движение и присмотревшийся принц, узнал одного из дружинников правителя со товарищи. Не став особо таиться, мужчина считал эмоции человека и уже знал, тот - не предатель, а потому выпрямился в полный рост и направился к знакомцу, способному прояснить обстановку.
   - О, мори Фадор, - военный тоже узнал спешащего к нему принца, что порадовало мужчину, раздумывавшего каким образом доказать, кто он такой и чего шляется с оружием в руках.
   - Милейший, где правитель Хрвазз? - Фадор приблизился вплотную к военному, настороженно оглядывая его немногочисленный отряд, попутно стараясь отслеживать магические вспышки. Хорошо еще, боевых магов оказалось не столь и много у обеих сторон и без особой нужды они свои навыки не применяли.
   - В тронном зале, мори Фадор. - Дружинник по-военному выпрямился, почувствовав себя нужным.
   - Что, черт возьми, происходит. - Принц, немного расслабившись, заглянул за перила лестничного проема, краем глаза заметив какое-то движение.
   - Ни малейшего понятия, мори Фадор, - служака пожал плечами, тревожно оглянувшись на шум, - видимо переворот.
   - Правитель жив? - Принц снова посмотрел на дружинника.
   - Был жив, когда мы отступали на второй этаж. - Военный нахмурился, на его лице появились признаки тревоги. - Он укрылся в тронном зале, когда нас разделили.
   - Кто зачинщик бунта выяснили? - Фадор уверенно продолжил подобие допроса.
   - Кто-то из пришлых. - Вояка только пожал плечами, не желая строить необоснованных фактами, предположений.
   - А где дочери Хрвазза и тан Фон Бров? - Фадор вел допрос на достаточно профессиональном уровне.
   - Где обретается в данный момент тан Фон Бров ни малейшего понятия, а девушки кто где. - Дружинник виновато развел руками.
   - Ясно. - Фадор задумчиво постучал пальцами по периллам лестницы. - Насколько плохи наши шансы, все вернуть на круги своя?
   - Пока даем отпор с разным перевесом, - дружинник вздохнул, - но их много, а наши силы разрозненны. Нападение оказалось слишком внезапным. Видимо при дворе затесался предатель, который и подготовил основной плацдарм для нападения. Главных командиров я не видел, пробиваемся своими силами.
   - Хорошо, идите. - Принц кивнул, пытаясь сосредоточиться на окружающей его обстановке. Что-то мешало, и Фадор не мог понять, что. - А мне необходимо найти правителя и свою супругу.
   - А можно мы с вами? - Глаза сотника загорелись боевым блеском.
   - Да, конечно, - Фадор не стал отказываться от подобного эскорта, понимая, лучше небольшой отряд, чем вообще в одиночку. Кто знает, что его поджидает буквально за поворотом пылающего в огне переворота дворца.
   Кивнув приобретенному отряду из пяти человек следовать за собой, мужчина стал спускаться по широкой лестнице, держа саблю наготове. Не обращая внимания на кое-где лежащих павших воинов с обеих сторон, основной бой здесь уже отгремел и явно в пользу бывшего правителя, раз прибежавший дружинник с вверенными ему людьми, искал с кем еще бы подраться. В силу своего происхождения принц знал основные цвета правящих домов, но из-за своей специфики жизни мало следил за политическими играми, и убитые воины, мало о чем говорили мужчине. Такой расцветки униформы он не знал.
   Достаточно шумной компанией они скатились на первый этаж огромного дворца. Прежде чем бесшабашно двигаться вперед, более осторожный по натуре принц, выслал двоих людей вперед, обеспечить разведку, а с остальными засел за наспех сделанными баррикадами. Прикрыв глаза, Фадор первым делом погрузился в транс. Его снедала тревога, а потому он не стал особо таиться на магическом уровне. Первым делом, мужчина обследовал ближайшие помещения, считывая ауры, а потом, расширив диапазон поиска, наложил на магическую поисковую сетку ментальные слепки с ауры Сурки, ее отца и сестер. На счастье принца, девушка оказалась в относительной безопасности и под хорошей защитой в дальней части дворца, куда враги пока не сунулись, все же у принцесс охрана не подкачала. Рядом с нею принц обнаружил еще двух сестер с их супругами, что не могло не радовать. Выяснив основной момент, важный для его будущего, Фадор перестроился на поиски правителя. Хрвазз, как и сказал дружинник, оказался в собственном тронном зале, правда, не в основном, а в малом, в котором тот принимал в свое время только нужных ему людей и проводил тайные заседания. Особо светиться принц не стал, его поисковый сканер и так краем зацепил несколько магически наделенных аур людей и явно не сторонников, разобраться с этим можно и на месте. Мужчину волновало состояние Варги, даже больше чем собственная супруга, но это пока ничего не меняло. Подобраться таким образом, чтобы не быть засвеченным, он все равно не мог. Мать Варги весьма и весьма компетентная магичка, владеющая несколько иной специализацией, нежели он сам. В некоторых аспектах умения Фадора даже превосходили магические навыки Фаэтины, но вот в использовании изощренных методов ведения тотального боя, к сожалению, принц полный профан. В свое время он специализировался не по боевым искусствам, а в более мирной области. Ментальная магия ему тоже не была подвластна. Так что в прямом столкновении с хранительницей у мужчины просто не было никаких шансов. Каким образом вызволить Варгу из плена, Фадор пока не имел ни малейшего представления, а вызволять придется, если он хочет и в дальнейшем мирно существовать в этой стране.
   Выйдя из транса, принц несколько секунд восстанавливал зрение, настраивая его на привычный зрительный прием, а в это время вернулись посланные в разведку, люди. Выслушав отчет, принц направился прямиком к тронному залу, который уже не охранялся. Да и зачем, когда сопротивления в этой стороне не наблюдалось. Телохранителей Хрвазза, считающихся лучшими в стране, уничтожили впервые минуты боя, мгновенно лишив правителя поддержки и охраны. На этом и строился основной расчет нападавших. Однако, правителя не стали убивать самого, оставив непонятно для каких целей. Эти цели пугали Фадора, так как он догадывался, в чем они будут состоять.
   Вышедшей из тени хранительнице необходима магическая подпитка, а еще лучше - вся страна в ее полном распоряжении. Женщине необходимо обрести силы, коих она оказалась лишена более пяти столетий, а для этого нужны человеческие ресурсы и не маленькие. За такое количество веков многое поменялось в мире, однако ее местонахождение видимо отслеживали, и когда пришло подходящее время, сумели вывести хранительницу не только из комы, но и обеспечили физическое проявление ее в реальности. Далеко идущие планы по простому казалось бы захвату власти. Очень продуманные, выверенные, рассчитанные на несколько веков вперед. Фадор поморщился, чувствуя подвох, но, пока не особенно понимая, откуда дует ветер. Это же надо быть каким стратегом, чтобы рассчитать все нюансы, начиная с Варги, в тело которой разместили артефакт и заканчивая Сораном, с чьей помощью воскресили Фаэтину. Дернув губой, принц прервал свои размышления, возвращаясь в действительность.
   Двери малого тронного зала лежали развороченные в нескольких сантиметрах от проема, но они как раз и послужили хорошей защитой, для появившегося отряда. Фадор, присев за ними, внимательно всмотрелся в глубину полутемного зала. Присмотревшись, мужчина осознал, что огромные узкие окна закрывали плотные шторы. Скосив глаза на сидящего рядом дружинника, мужчина не стал уточнять, всегда ли здесь подобное убранство, тем более что внутри как раз люди присутствовали и в неплохом количестве. Даже и без использования своих способностей в полной мере, принц умел видеть ауры живых людей, при этом затрачивая лишь минимум энергии и не отсвечивая самому. Приказав дружиннику не ввязываться в драку без видимой на то причины и оставив свой малочисленный отрядик снаружи, сам принц поспешил внутрь.
   Спрятавшись за одной из колонн, подпиравших вход и для разнообразия, практически целой, только кое-где выщербленной, бывший пленник, внимательно осмотрелся вокруг. Влезать непосредственно в боевые разборки принц не собирался, так как реально оценивал собственные силы и навыки, а безрассудством не страдал с раннего детства, несмотря на постоянные обвинения Варги в противоположном. Прежде чем ввалиться во вражеское становище, принц обезопасил себя с магической стороны. Окружив себя своеобразным непроницаемым и не прощупывающимся на магическом уровне коконом молчания, погрузил свою ауру в тень, спрятав все возможные и невозможные проявления силы вглубь, оставив только небольшой резерв, с помощью которого он умел моментально активизировать свои боевые навыки и способности. Только после этого, став практически бездушной куклой, пустой подвижной оболочкой, которую невозможно обнаружить с помощью поисковой магии даже дипломированному чародею, мужчина отправился на поиски Фаэтины, похитившей тело собственной дочери. Конечно, в таком состоянии, главными достоинствами Фадора стали глаза, уши, обострившееся обоняние и постоянная настороженность, способная вовремя заметить противника и хотя бы своевременно убраться с его дороги, чтобы не быть заранее обнаруженным. Однако, совершенно беспомощным он себя не ощущал, ладонь грела сабля.
   По центральному проходу сновали в разные стороны одетые в темные военного кроя одежды, немногочисленные люди, вооруженные до зубов, в которых достаточно просвещенный принц наконец-то узнал воинственных озосов, наемников, коих частенько нанимали разные правители для совершения грязной работы. Эти наемники считались наиболее удачным приобретением любого государя, мечтающего поправить свое положение. Соран видимо тоже не чурался использованием подобной силы в собственных целях. Приспешника Фаэтины Фадор обнаружил в глубине зала, вальяжно устроившимся в тронном кресле, с закинутыми на подлокотник ногами. Мужчина, откинувшись на высокую спинку, лениво перебирал какие-то бумаги, время от времени, отбрасывая очередную страницу себе за спину. Рядом с ним разместились двое мужчин, в темных одеждах и закутанных в короткие плащи. Они внимательно следили за передвижениями других людей, не обращая ни малейшего внимания на своего господина. По ауре Фадор распознал в них воинов-магов, но не стал даже касаться их магического потенциала, понимая, каким боком ему может вылезти неуемное любопытство. Скорее всего, личная охрана Сорана. Хотя в большинстве своем, не обремененные магическими способностями правители предпочитали совмещать обычных, элитарных воинов и боевых магов, в то время как маги пользовались услугами только элитарных воинов. Соран оказался исключением из общего правила, не чураясь защищать себя и магически.
   Немного дальше в глубине зала, в окружении целой десятки воинов, обнаружился и сам Хрвазз, с гневно горящими глазами и закованный не только в обычные кандалы, но и окруженный магическим силовым коконом супер высокой защиты. Подобные охранки ради не имеющего магических способностей правителя, весьма удивили Фадора. Видимо Хрвазз играл большую роль в последующем воцарении Фаэтины на престоле или из него собирались в дальнейшем сделать простую марионетку, как когда-то воспользовались разумом Варги. От подобной перспективы, нарисовавшейся в мозгу у принца, его ощутимо передернуло. Если в случае Варги, воздействие оказалось минимальным, ее жизнь щадили, то например, тому же Хрваззу никто не даст думать или действовать самостоятельно. А видеть рядом с тестем Фаэтину, в теле Варги, принцу совершенно не хотелось. Он пока не понимал толком, что же чувствует к этой девушке, проведшей в изоляции более пятисот лет, но то, что рядом с нею очень интересно, принц выяснил довольно давно. Фадору нравился ее непосредственный, немного властный характер, не лишенный, однако, и некоей доли скептицизма, самоиронии и игривости. Мужчина каждый раз с нетерпением ожидал очередного сеанса связи, а в свободные дни с упорством ишака искал любые упоминания о жизни этой девушки и прорабатывал возможность бескровного извлечения Варги из ее временно-пространственной тюрьмы. Сейчас он понимал, выхода безболезненного для девушки пока нет и в ближайшем будущем не предвидеться. Ей в первую очередь необходимо вернуть тело, а затем снова запихнуть в башню, для сохранения ее дальнейшей жизни. Принц знал, он все положит на алтарь вызволения девушки, но уже потом, в более мирной и спокойной обстановке и он подозревал, что ведьма, создавшая башню, не станет ему в этом желании особо препятствовать. Сейчас мужчину волновал способ возвращения Варги и только ее, все остальное по ходу действия.
   Постаравшись отрешиться от тяжелых раздумий, мужчина, немного сместившись в правую сторону, более внимательно присмотрелся к Хрваззу и с тяжелым чувством обреченности констатировал наличие окровавленной повязки на груди правителя. Зная немного характер отца Сурки, Фадор только поморщился, по всей видимости, тот оказал сопротивление, и еще какое. Удивительно, еще, что остался жив. Продолжив осмотр помещения, принц нахмурился - для него не осталось незамеченным отсутствие Фаэтины, хотя она пару минут назад жаждала пообщаться с низложенным правителем. И тут дальняя, скрытая дорогим гобеленом дверь, стремительно распахнулась, пропуская внутрь надменную, недовольную чем-то красотку. Фадор от удивления раскрыл рот, напрочь забыв о том, что ему необходимо скрывать свое местонахождение. Он впервые наблюдал подобное перевоплощение.
   От Варги не осталось и следа. В разгромленный тронный зал вошла настоящая королева. Она переоделась в более подходящие случаю одежды с классическим длинным ажурным стоячим воротником и строгого покроя облегающее фигуру платье с узким длинным вырезом на груди и широкими пышными рукавами. Подол довольно узкой юбки книзу расширялся и подметал пол своими несколькими слоями. Изумительный бархатно бордовый оттенок ткани выгодно подчеркивал стройную фигурку девушки, оттеняя рыжий цвет волос, тяжелой копной рассыпанной по плечам. Глаза, став немного узкими, с опушенными черными ресницами и темно-голубого цвета с поволокой, смотрели гордо и надменно. Фаэтина предстала во всей своей красе, заставив принца на краткое время забыться и потрясенно пялиться на нее. В чувство принца привел немного небрежный тон Сорана, оторвавшегося от разбрасывания бумаги.
   - Какие преображения, моя дорогая душенька. - Низкий голос Сорана, выражал крайнюю степень удовлетворения увиденным. - Ты хороша как никогда.
   - Давно же ты меня не видел, раз снизошел до лицемерия, - голос хранительницы отливал холодом и надменностью. Она нарочито медленно приблизилась к своему партнеру и, протянув изящную руку с тонким нежным запястьем, взяла одну из бумаг. - Что-нибудь обнаружил?
   - На удивление нет, - Соран поднял глаза от бумаг, опуская последние на колени. - Разговор с Хрваззом тоже пока не дал результатов. Думаю применить магическое воздействие и если понадобиться воспользоваться заложниками.
   - Отлично, только не затягивай. - Фаэтина нервно передернула плечами, на секунду ее облик пошел рябью, но тут, же восстановился.
   - Опасная штучка, твоя дочь. - От Сорана не укрылся магический, пусть и короткий всплеск. Его холеная рука осторожно коснулась нежной щеки стоящей рядом девушки, заставив ту напрячься. - И такая непохожая на тебя.
   - Не трогай, - прошипела рассерженным шмелем женщина, шарахаясь от мужчины как от зачумленного.
   - Так боишься потерять внешность женщины вамп? - Фыркнул Соран, но руку убрал.
   - Не так и просто он мне достался, - Фаэтина посмотрела на партнера тяжелым взглядом. - Сколько времени понадобится на полную зачистку территории?
   - Часа два, два с половиной, - четко по-военному отрапортовал мужчина, снова погружаясь с прострацию, и листочки бумаги снова полетели ему за спину.
   - Это долго. - Проявила недовольство Фаэтина.
   - Не очень. Я уже знаю, где расположены основные гистограммы, и найти призывающую пентаграмму не составит особого труда. Все основные компоненты у меня в руках...
   Договорить Сорану не дали. В зал, на ходу отбиваясь от наседавших на него двух противников, влетел, тяжело дыша, уже раненный воин и хрипло прокричал:
   - Господин, принц Фадор бежал, - Произнеся эти слова, тот испустил дух, за ним последовали и его противники, которых уничтожили несколькими стрелами, находившиеся в зале лучники.
   - Что-о? - Фаэтина одним движением развернулась к развороченной двери, ее голос стал резким, нервным, властным. - Соран!
   - Что случилось моя дорогая? - В ленивом голосе приспешника хранительницы послышалось искреннее недоумение.
   - Не заставляй меня ждать! - Взвилась красавица, гневно посверкивая глазами.
   - Он недалеко. - Соран ухмыльнулся, делая знак рукой, - просто позови.
   - Здесь? - Фаэтина недоверчиво оглядела раскуроченный зал.
   - Принц Фадор, покажитесь, вам все равно не спрятаться. Да вы и не собираетесь этого делать. Давайте по-хорошему. - Низкие нотки бархатистого мужского голоса зазвучали угрожающе. - Я ведь могу и принудить.
   Ощутив ментальное воздействие на свою, пусть и защищенную от подобного влияния, психику, принц вынужденно поднялся из своего укрытия и, переступив через завал, за которым прятался, двинулся в сторону поджидавших его врагов. Вот и все его ухищрения, мимоходом признал свое поражение Фадор.
   - Быстро же вы сумели удрать, - Во взгляде Сорана проявилось невольное уважение, хотя он тут же стал ленивым и надменным котом. - Надо взять на заметку хрупкость клетки, которую я считал прочной.
   - Излишне самонадеян, - ввернула Фаэтина, смерив принца с головы до ног. - Я говорю о тебе, Соран, хотя и этот человек не отстает. Зачем ты здесь или думаешь вернуть свою собеседницу?
   - А это реально? - Фадор не стал глупо геройствовать, остановившись напротив девушки. Краем глаза он заметил, как дернулся Хрвазз, увидев принца и супруга его дочери, значит его мозг пока не под воздействием магии.
   - Значит, разрушил клетку, чтобы капитулировать? - Съязвил Соран, по-прежнему играя роль расслабленного, довольного жизнью, человека.
   - Зачем? - У Фадора невольно сжались кулаки. - Мне что-то светит при дворе хранительницы?
   - О, - в голубых глазах Фаэтины зажглось опасное удивление. - Не у того мы пытаемся узнать необходимые знания.
   - Ты права, - Соран спокойно кивнул. - Только нам нечем припереть его к стенке. Женушка его на свободе, а Варгу ты и без того подчинила своей воле, а наличие в плену правителя Хрвазза и вовсе не показатель.
   - Хм, а ты наивен, раз думаешь, что я не могу причинить боль Варге. И твои заблуждения могут когда-нибудь выйти тебе боком, - жестко припечатала Фаэтина, вздергивая подбородок. - Я лучше всех чувствую любое с ее стороны проявление чувств. Ко всему прочему я просуществовала в ее теле неимоверное количество лет, чтобы не знать ее привычек и слабостей. Варга всегда капитулировала перед смазливыми наивными молодыми людьми, несмотря на ее порой нелюдимый нрав. Любила она мужчин, в свое время.
   - Так уж и чувства. Вот в этом ты не права. - Соран скривился. - На Варгу не просто так накладывали заклинание холодности, чтобы она прониклась какими-то чувствами к первому в ее пятисотлетнем одиночном заключении, проходимцу. А вообще за ней как-то не замечалось постыдных историй, кроме, пожалуй, родного братца.
   - Конечно, ведь этим проходимцем должен был стать ты, мой дорогой. - Наманикюреный длинный пальчик ткнулся в грудь мужчины, а на пунцовых губках девушки зазмеилась презрительная улыбочка, неприятно кольнувшая Фадора, который, ни разу не видел подобных проявлений у настоящей Варги. - А ты умудрился потерять связь с зеркалом, которое мы налаживали неизвестно сколько времени.
   - Кто ж подозревал о приезде дополнительного принца, не учтенного ни в одной расходной книге. - Соран по-прежнему, казался безмятежно спокойным, даже медлительным. - Да и встроить зеркало оказалось не так уж и просто.
   - Значит, зеркало пришлое и ведьма его не создавала? - Поинтересовался на свой страх и риск Фадор.
   - Отчего же, - Соран повернул голову в сторону встрявшего принца, внимательно на него посмотрев при этом, но ответить все же соизволил, - просто так мы не сумели бы и обрезка ногтя всунуть в башню к заключенной. Зеркало существовало изначально, только никто не озаботился о его активации хотя бы как предмета красоты. Ведьме было не до красот, а у Фаэтины что-то пошло не так.
   - Там все было не так, - молодая хранительница поджала губы, не желая выглядеть беспомощной. - И вообще...
   Оба молодых мужчины одновременно поняли, с женщиной, разговаривающей с ними, что-то творится. Красивое лицо вдруг подернулось пеленой, пошло судорогой, исказилось, мгновенно утратив четкие линии. Хранительница вскинула руки с мгновенно удлинившимися перламутровыми ногтями к своему лицу, точно желала содрать с него кожу живьем. Соран, сообразивший намного быстрее, чем это может грозить, сумел молниеносно вскочить на ноги, покинув тронное кресло, и отскочив подальше, мгновенно выстроил перед собой прозрачный гибкий щит, который легко можно убрать, едва опасность пройдет. Фадор же наоборот, шагнул вперед, в попытке помочь. Он тоже выпустил свою силу из-под жесткого контроля, направив ее в сторону Варги. Мужчина понимал, его сил мало и они не подходят для помощи, но жизнь Варги стала для него важнее всего.
   А в это время хранительница закатила глаза и вся выгнулась дугой, точно ее тело не состояло из костей, а являлось монолитным и крайне гибким. Из ее груди вырвался дикий низкий, больше утробный крик-стон, постепенно перешедший в высокий, режущий ухо, визг. Вслед за этим пошла ударная волна такой силы, что Фадора отбросило на приличное расстояние, хорошенько приложив спиной и головой о крошащиеся на ходу камни колонн, облицовку стен, рушащиеся баррикады. Мужчина еще успел зажмурить глаза и закрыться руками от пришедшей вслед за ударной волной, ослепительной вспышки и то на несколько долгих секунд, ослеп, оглох, полностью дезориентировавшись в пространстве. Он еще успел активизировать собственную защиту на полную мощность, предвидя нечто подобное, но и он даже предположить не мог, насколько окажется сильна в магическом плане Варга.
   Уже придя в себя, принц вдруг осознал, что вокруг него образовался полный звуковой вакуум. С трудом разлепив запорошенные крошкой глаза, мужчина взглянул вперед и только потом, сообразил, что не оглох, а просто выплеснувшаяся магия перешла в иную ипостась, за ходом которой могут уследить и то с трудом, только магически одаренные люди. Все остальные просто замерли в разных позах, для них время остановилось.
   Вокруг стояло ослепительное сияние, в эпицентре которого угадывались две условно женские фигуры, с одним основанием, в одной из которых, Фадор узнал Варгу, вернее ее физическую оболочку. А вот вторая лишь отдаленно напоминала женскую. Вернее, головка в ореоле густых волос, тоненькие плечи, выглядели как женские, остальное терялось в ослепительном белом свете, обтекающем фигуру до самого пола. Именно от этой размытой фигуры и шло основное магическое поле такой силы, что делало практически невозможным любые проявления силы со стороны.
   Фадора не уничтожило впервые мгновения только то, что его сила несколько иного плана и мало напоминала боевые эманации. Простым людям проявления подобных способностей грозило лишь физическим ущербом от ударной волны, да возможность ослепнуть. Однако, все участники, не наделенные способностями, как раз находились в отдалении от эпицентра, а потому сильно не пострадали. Начавший, наконец, слышать, принц краем уха уловил их стоны, да ругань. Конечно, в малых количествах, магия не особо видна простому обывателю, потому, мало кто из них, подготовлен к такому выбросу, могущему напугать даже хорошо обученного мага, понимающего последствия подобного выброса энергии.
   А колоссальный взрыв до сих пор сдерживал магически одаренных людей, находящихся в окончательно разгромленном помещении. Фадор, с тревогой следивший, за развитием событий, даже не пытался включить свои способности. Он с трудом сумел сесть, усиленно размышляя, чем можно помочь Варге.
   Мужчина хорошо понимал, в какой ситуации оказалась девушка, восставшая против собственной матери. Она сумела разорвать связь с Фаэтиной, но оказалась вне своего физического тела. Обе женщины, и физическая оболочка, в которой до сих пор обреталась Фаэтина, и духовная ипостась, в которой находилась Варга, стояли друг напротив друга не до конца разорвавшие свою связь, объединенные неожиданно странным предметом. Длинная цепочка, которого тянулась к обеим из них, а посередине висел достаточно крупный, плохо ограненный камень, темного почти черно-кровавого цвета, вытянутой неправильной формы. Его наспех сколотые грани, разного размера, ловили отсветы и преломляли магический свет, шедший от обеих фигур, создавая дополнительные всполохи, режущие глаза.
   Фадор с изумлением сообразил, что этот артефакт и есть пресловутый камень жизни, который когда-то Фаэтина насильно растворила в теле маленькой дочери. Видимо камушек признал своей носительницей не только саму Варгу, но и ее мать.
   В установившейся звенящей тишине вдруг раздался тихий, натужный, полный боли, надтреснутый голос Варги:
   - Отпусти.
   - Отпустить? - Фаэтина говорила не в пример легче, язвительнее, эмоциональнее, резче. - Может еще, и уйти из твоего тела? Нет уж. Не для того я столько времени провела в твоей оболочке, чтобы вот так, за здорово живешь, уйти.
   - Чего ты от меня хочешь? - Прохрипела Варга. Выброс энергии дался ей явно нелегко, и она держалась из последних сил.
   - В первую очередь, молодое красивое тело. - Заметив удивленный взгляд девушки, Фаэтина злорадно улыбнулась. - Ты считала, что тело нужно твоей ведьме? Та давно переступила грань и существует только как приведение, ни на что не годное в физическом плане. Как же легко было всех вас обмануть, обвести вокруг пальца, всего лишь кое-что, переставив в данной истории.
   - Ты получила тело, чего еще ты жаждешь? - У Варги не хватало сил на полноценное удивление пронырливости собственной матери.
   - Чего я жажду? Власти, к которой я шла долгие столетия. - В глазах женщины отразилось плохо сдерживаемое безумие. - Ты думала, я мечтаю о сохранении камня жизни для потомков? Отнюдь. Это я украла камень. Твой легковерный отец попался мне неспроста. Как же его, оказалось, легко провести и влюбить в себя. Я изначально знала, каким образом скрыть камень до лучших времен и где его будут искать меньше всего. Небольшое отдаленное княжество только способствовало моим далеко идущим планам. Конечно, камня хватились, и за мной шла полномасштабная погоня, а перед этим человечишкой так легко было разыграть слабую, раненую, нуждающуюся в помощи, девушку. Он сумел скрыто провести меня в свой гарем, не раскрывая моего имени, хотя я сама не стала чересчур таиться. Он же в положенный срок и поспособствовал проведению обряда. Без его помощи мне пришлось бы весьма трудно, это я признаю. Этот простак безоговорочно поверил во все, рассказанные мною сказки о хранительнице, артефакте, погоне, обряде, тайне. Во все. Он на добровольных началах помогал мне без огласки исчезнуть и клятвенно обещал следить за тобой на протяжении всей жизни.
   - Для чего мое участие во всем этом фарсе? - Голос Варги неожиданно стал слабым, безжизненным, лишенным всяческих эмоций.
   - Ты самое лучшее вместилище для артефакта. Женское тело, а вернее детское - это кладезь молодости. - Женщина презрительно скривилась, в ее глазах читалось превосходство. - Проведение обряда уже подразумевает психические отклонения, так как он не рассчитан на адекватное поведение его носителя. Удивительно, что ты не просто выжила, я все ждала, когда придет известие от любовника о твоей мумификации, но и осталась вменяемой, не считая нескольких приступов. Я и сама сделала привязку на твое тело, все же обряд не столь безобиден для совершающего, как кажется. Пришлось частицу души оставить при тебе, зато я знала об основных изменениях в твоей жизни. И надо же было твоему чересчур амбициозному братцу замутить свои далеко идущие планы на корону папеньки. Наплодил на свою голову бастардов.
   - Отчего же ты не узаконила свои отношения, был бы готовый плацдарм для последующего возвеличивания. - Варга, даже находясь в не совсем вменяемом состоянии, все равно осталась верна себе.
   - Не до того было, - лениво отмахнулась Фаэтина, оценивающе взглянув на девушку. - Да и не совсем подходящее время. Артефакт невозможно активировать быстро и меня могли в любой момент поймать с поличным. Я не настолько алчна, умею ждать, если это необходимо. К тому для смены тело не подходило, не становиться же мне слюнявым младенцем.
   - Тогда зачем сейчас рассказываешь? - Вяло удивилась девушка, время от времени впадая в прострацию.
   - Тебе же интересна твоя судьба. Я еще расскажу, что будет дальше. - Колдунья осторожно повела рукой над цепочкой и та мгновенно отозвалась едва слышным резковатым звоном, заставившим ту мгновенно отдернуть руку, недовольно поморщившись при этом. - Только после переворота я осознала, что многое упустила. Ты не только не мумифицировалась, но и смогла приспособить артефакт под себя. Я стала более пристально следить за тобой, а когда сама лично увидела проявление силы артефакта, то поняла, пора что-то делать. А еще проявилась твоя природная сила. Вот уж не думала, что произойдет передача силы девчонке, изначально не могущей иметь никаких магических способностей, моя сила не предназначена для других. Тем более я все проверила сразу после твоего рождения.
   - Гены подкачали. - Скривилась Варга, ее глаза вспыхнули непонятным огнем.
   - И не говори, - Фаэтина не ответила на явную шпильку. - Внедриться в твое сознание не составило никакого труда, привязка оказалась как никогда кстати. Да и камень меня принял. Некоторое время даже стало интересно, насколько далеко зайдут ваши отношения с братцем, так нет, помешала эта дура. Пришлось искать другие пути твоего смещения. А артефакт набирал силу, свое дело сделало наличие стихийной магии. Как же вовремя попалась на глаза мне Алафейра, а потом все рухнуло, в одночасье. Это оказалось изощренной ловушкой, в которую меня поймали на живца. Активизировались хранители и с помощью Мрики, моей давней противницы, притом используя ее вслепую, сумели скрыть от меня артефакт, заодно заточив меня в твоем теле полностью. Уничтожить меня целиком сил у них не хватило. Конечно, потеря физического тела сказалась на возможности моего беспрепятственного передвижения.
   Зато с Мрики я разобралась еще на первом году моего заточения, пока камень окончательно не заставил уснуть мой мозг и выпускал только два раза за все время. Однако мне и этого хватило, чтобы связаться со ждущими меня людьми.
   - Значит, Соран твой ставленник? - Варга прикусила губу и немного отклонилась назад. По ее полупрозрачному лицу прошла судорога, вынуждая вернуться в изначальное положение. Обе женщины искали способы полностью разорвать, сковывающую их связь.
   - Конечно, - Фаэтина победно улыбнулась. - Колдуны живут долго, и ему хватило моих знаний, остаться молодым и здоровым до моего появления в реальности. Это его люди совершили первое нападение на башню, отправляя ту во временную складку, подальше от любопытных глаз. Даже не думай, - женщина отрицательно покачала головой, заметив очередной порыв Варги освободиться, - пока я контролирую ситуацию, тебе не удастся повлиять на камень. Меня в свое время обучали именно как хранителя камня. Я знаю про этот артефакт все.
   - И ты подправила историю, чтобы казаться чище и благороднее? - Варга говорила спокойно, но ее голос стал еще ниже, с проявлениями боли. - Тебе это удалось.
   - Однако ты никогда не чувствовала ко мне приязни, не так ли? - Раскосые глаза Фаэтины смотрели внимательно, с превосходством.
   - Всегда ощущала подвох, какую-то неправильность, нереальность происходящего со мной, - Варга тяжело вздохнула. - Ты никогда не была мне настоящей матерью. Даже отец, которого я всегда презирала, в течение жизни был более реален, чем ты.
   - Ах, какие нежности, причем запоздавшие на энное количество лет, - расхохоталась Фаэтина, запрокидывая красивую головку. - Всегда поражалась сентиментальности женщин, родивших детей.
   - А у тебя родителей не было? - Удивилась Варга.
   - Нет, - пухлые губки хранительницы презрительно скривились, - я плод магического эксперимента.
   - И ты решила его продолжить на мне? - В глазах Варги проявились отблески колдовского огня, на призрачном лице четким, черным контуром проявились узоры, которые она носила, в пору своей бытности в башне.
   - Все может быть, но скорее невольно, так как в тот момент я думала только о сокрытии артефакта. - Фаэтина криво усмехнулась, с интересом присмотревшись к чернеющей вязи магической татуировки. - Ты всего лишь наилучший способ его сокрытия и последующего сохранения.
   - Зачем тебе артефакт? - Варга вдруг выпрямилась, став смотреться более четче в ослепительном ареоле. - Бери, властвуй. Перед тобой огромная страна, с большим человеческим ресурсом, с нерастраченным магическим потенциалом. Не трогай камень, зачем он тебе?
   - Зачем? - Голубые, с поволокой, глаза хранительницы расширились, стали ярче, интенсивнее, в них появился властный блеск. - Мне не нужен этот жалкий мир, с его крохами магической силы. Камень даст не просто власть над всем сущим, он полностью перекроит мир, где магия станет превалирующим явлением. Мне не нужны человеческие дрязги, с мелкими потугами на превосходство. Мне нужен целостный мир, в котором наделенные магией люди, будут чувствовать себя спокойно и по-царски.
   - Ты считаешь, что станешь царицей магов? А разве не они свергли в свое время власть артефакта. Магики еще более независимы в своих стремлениях, чем простые не одаренные способностями, люди. - Девушка тоже подобралась, став жесткой, циничной, рассудительной. - Ты желаешь масштабной войны?
   - Перевелись твои маги, - фыркнула женщина, отмахиваясь от девушки.
   - Не скажи, - не поверила Варга, - пятьсот лет не такой уж и большой срок для деградации магических искусств. К тому же, если артефакт не уничтожит мир, то выпустит такое количество энергии, что практически все люди ощутят наличие этой силы на себе. В течение долгого времени тебе придется вообще остаться в одиночестве, пока сила, выпущенная на свободу, стабилизируется, придет в норму, заполнит, уничтоженные резервы и колодцы. А что касается людей, их практически уничтожит эта сила, оставив только крохи выживших. И я не уверена, захотят ли эти, новообращенные маги, следовать за явно неадекватной женщиной.
   - А ты оказывается, кое-что почерпнула, будучи в моей голове. - Весело съязвила Фаэтина, становясь ощутимо выше фантома.
   - Твои мысли для меня не такая и проблема, - Варга говорила спокойно, без эмоций. - Ко всему прочему у отца тоже оказались кое-какие магические навыки, передавшиеся мне по наследству.
   - Ой, - отмахнулась хранительница, мгновенно поняв, о чем говорит ее выросшая дочь. - Ментальный уровень твоего батюшки настолько крохотен, что и внимания не заслуживает.
   - Отчего же, - Варга приподняла бровь в скептическом недоумении, - по моим расчетам, он сумел кое-что тебе внушить, если ты не выполнишь одно его условие.
   - Какое условие? - Фаэтина напряглась, тонкие брови сошлись на переносице.
   - Забываешь, видимо старость приходит не только к обычным смертным, - в голосе Варги впервые послышались язвительные нотки.
   - Говори. - Фаэтина молниеносно вскинула руку с отросшими когтями и сдавила призрачную шею дочери, нависая над ней черной расплывшейся тучей.
   Фадор слушал их диалог, поражаясь тому, что Варга пытается противостоять своей матери, которая изначально сильнее, подготовленнее, умнее, внимательнее, хитрее, изворотливее. Он с трудом подавил порыв броситься на помощь Варге, понимая пока всю тщетность своей попытки, да и сфера, окружавшая обеих женщин не пускала внутрь.
   Варга вела свою игру и явно не блефовала, когда столь нерационально провоцировала Фаэтину на ответные действия, могущие иметь для нее фатальные последствия.
   Прежде чем ответить, Варга вдруг закатила глаза и обмякла в руках матери, в то время как камень засветился своим кровавым светом. Грязно выругавшись, Фаэтина одним движением попыталась отбросить от себя фантом Варги подальше, в чем, конечно же, мало преуспела. Камень снова полыхнул, его лучи прошили тело Фаэтины, заставив ту скривиться от боли, а на платье, к удивлению Фадора выступила настоящая алая кровь. Артефакт защищал свою носительницу.
   - Я жду, - прошипела Фаэтина, кусая губы от боли и невозможности полноценно повлиять на дочь.
   Цепочка натянулась, дергая Варгу и тем самым приводя ту в сознание. Застонав, девушка с трудом открыла глаза, мутным взором посмотрев по сторонам. Фантом проявился несколько резче, на секунду полыхнув ярким светом и тут же погаснув, потускнев.
   - Ты дала обещание вернуться при первом призыве. - Прошептала Девушка тусклым бесцветным голосом.
   - И что? - Фаэтина вскинулась, резко натягивая цепочку, заставляя свою дочь судорожно дернуться.
   - Твой ребенок, - Варга потерла горло, потихоньку приходя в себя, - не прожив и полдня, скончался.
   - Что? - Фаэтина недоумевающе нахмурилась, глядя на девушку с плохо скрываемым презрением.
   - Да, тот малыш скончался. - Варга пожала плечами, вскидывая на женщину полные боли глаза. - Ты даже не удосужилась узнать, что это был мальчик, так спешила совершить обряд и сбежать. Удивительно, что вообще соизволила проверить его на магические силы, коих и не должно была иметься по случаю рождения мальчика, подобные способности и впрямь не передаются от матерей к мальчикам. Правителю пришлось спешно искать замену среди недавно родившихся детишек. Хорошо еще у него было немного времени на подобные поиски, пока ты готовилась к совершению обряда. Подходящей сочли меня. В самом обряде участвовали только вы двое, но всегда есть пресловутое но. Женщина, чьим ребенком пожертвовали. Она кое-что записала, и эти свитки попали ко мне в руки.
   - И что? - Фаэтина искренне не понимала, о чем толкует девушка. - Обряд совершился, камень принял тебя.
   - Не совсем. - Варга осторожно коснулась камня призрачной рукой. - Я только дочь своего отца и не имею кровного родства с тобой, а это значит, что в полной мере камень никогда не сможет тебе подчиняться. Не на кровном уровне. Он не принял тебя как повелительницу и знает лишь в качестве хранительницы. Я нашла обряд и знаю, каким образом все вернуть, а последние свитки до конца прояснили ситуацию. Обряд составлен на крови, только никто не озаботился о том, что кровь, которую ты пустила младенцу изначально, во время основного обряда ему не принадлежала. Правитель пытался тебе это сказать, однако, камень принял дитя, кровь которого не участвовала в обряде и мужчина смолчал. Тогда он и взял с тебя слово, прийти по первому зову. Поэтому камень активизировался, едва я вошла в силу. Чистоту проведения обряда не соблюли в полной мере и артефакту предоставили самостоятельное развитие. Если ты помнишь, камень в какой-то мере разумен и способен развиваться. Если бы обряд провели правильно, ребенок мумифицировался, и артефакт по-прежнему оставался в спокойном спящем состоянии. Однако он переродился. Сейчас камень жизни не является им в полном смысле этого слова. Это артефакт, не спорю, но и не совсем камень жизни. Для завершения полного цикла, ему понадобится еще не одна сотня лет. Конечно, он станет еще более могущественным и опасным, но не сейчас.
   - Я же чувствую его силу. - Фаэтина осторожно протянула руку к камню, с недоверием посматривая на дочь.
   - Конечно, но пока он не может передвигать магические потоки, менять континенты и разрушать города, уничтожать людей или наделять их магической силой. Он - пустышка, не вошедшая в полную силу, да и после прохождения полного цикла восстановления он не станет таким как прежде. - Голос Варги окреп, стал спокойнее, осмысленнее, увереннее.
   - Нет, - в глазах Фаэтины зажглось настоящее безумие, наполовину с ужасом и недоверием. - Неправда. Ты блефуешь, пытаясь выгадать время.
   - Свитки, - тихо прошептал Фадор, и мгновенно воспрянув духом, стал осторожно продвигаться вперед, пытаясь продавить магическую преграду, окружавшую обеих женщин. Благо прецедент уже имелся в свое время в башне. - И когда она успела прочесть те закорючки, которые я передал.
   Пока обе женщины занялись выяснением того, кто прав, а кто блефует, принц постарался подобраться ближе к ним обеим. В его голове потихоньку вырисовывался план, с помощью которого можно было несколько изменить ситуацию в пользу молодости. Краем глаза Фадор вдруг выхватил чье-то движение и резко оглянулся. Соран тоже не стал отсиживаться в тени и решил предпринять кое-какие шаги, приближаясь к активизировавшимся женщинам. В руках мужчины трепетал небольшой странного вида огонек, в котором принц с трудом узнал весьма мощный артефакт огня, способный на время превращаться в огневой меч.
   Чертыхнувшись, Фадор кинулся наперерез, пытаясь перехватить Сорана, но был отброшен небрежным порывом ветра, посланным Фаэтиной. Поразившись тому обстоятельству, что хранительница настолько сильна, что сдерживающая ее сила артефакта не помеха, принц рыбкой пролетел через весь зал, в очередной раз, приложившись спиной о камни.
   - Стой на месте, - раздался злой, эмоциональный голос Фаэтины.
   - Зачем? - Соран удивленно вскинул брови, выставляя сгусток вперед и начиная ее преобразование. - Я могу помочь.
   - Чем? Меч пока мне только помеха. - Хранительница сейчас ничем не напоминала ту надменную королеву.
   - Он способен разрубить цепь, связывающую вас. - Спокойно ответил мужчина, поднимая сверкающее оружие.
   - Рано, - Фаэтина говорила коротко, резко, отрывисто, не терпящим никаких возражений голосом. - Она просто умрет, а мне нужна ее сила.
   - Фаэтина, а стоит ли так рисковать? - Соран склонил голову на бок, при этом не исключая своего варианта развития событий. - Девочка сильна и если она права, то ее магия может сослужить не совсем хорошую службу для тебя. Я бы поостерегся. Зачем тебе непроверенная мощь, да еще и преобразованный артефакт, с неизвестными навыками.
   - Заткнись. - Магичка истерически дернула рукой в сторону надоедливого напарника. С ее пальцев стекла магия, преобразовавшись в воздушную призму, которая остановила движения Сорана, словно обтекая его вокруг, заставляя замереть, остановиться. - Артефакт силен как никогда, я это чувствую не только из-за его близости. Она просто блефует, так как просто так камень не отпускает своих жертв.
   - Думаешь, я под воздействием камня. - Вдруг проявила активность Варга, полностью пришедшая в сознание.
   Девушка осторожно потянулась, стараясь не натягивать цепочку, по-прежнему объединявшую ее фантом с собственным телом. Фаэтина рассерженно зашипела, сделав попытку снова нокаутировать свою теоретическую дочурку. Однако на этот раз Варга не стала вести себя индифферентно по отношению к женщине, оккупировавшей ее тело. Карие глаза юной девушки тоже гневно блеснули, татуировка наоборот еще больше потемнела. Она не собиралась спускать обиду своей гипотетической матери. На мгновение застыв, Варга резко выгнулась вперед, ее руки пришли в движение, вокруг нее стал образовываться ярко красный ореол, резко контрастирующий с основным цветом их общей силовой оболочки. Глаза Варги закатились, а тело приобрело кровавый оттенок заполнившей фантом силы.
   Фадор, пришедший в себя, с широко раскрытыми глазами наблюдал за разворачивающейся магией. До него уже дошло, что вокруг назревает полномасштабный разгром, в котором используются совершенно незнакомые навыки и силы. И Фаэтина и Варга нашли в своем арсенале такие стихии, о которых он и представления не имел.
   Воздух вокруг противниц накалился, засветился, четко обозначая границы сферы, не давая подойти ближе, чем на длину вытянутой руки. Даже Соран отступил назад, выходя из сферы влияния обеих женщин, хотя по-прежнему находился под защитой поставленной Фаэтиной воздушной призмы, однако меч не опустил.
   И тут произошел первый выброс энергии, заставивший обоих мужчин дополнительно активизировать все свои энергетические запасы, дабы остаться в живых и во вменяемом состоянии. Соран весь засветился разной интенсивности огнями, когда его окутало нефиксированной, рванувшейся во все стороны, энергией, но двойная защита, поставленная уверенной рукой, устояла. Фадору повезло меньше - пусть он и находился дальше напарника хранительницы, но ему досталось по полной программе. Фадор физически ощутил вес и мощь выброшенной энергии, вполне прочувствовал, как рвутся мышцы, сминаются кости, перед глазами вспыхнули многоцветные всполохи, полностью лишая зрения, а мозг заливает темнота. В сознание принц пришел достаточно быстро, от неприятного ощущения начавшейся регенерации. Мужчина глухо застонал и вдруг понял, ощутил, рядом с ним кто-то есть. Открыв глаза, он застыл, глядя в практически белесые, лишенные зрачков, огромные глаза Варги. Девушка совершенно не походила на свою телесную оболочку, вся состоящая из радужного света и словно размытая, смазанная, без четкого контура, если не считать просто горящей татуировка на лице. Ее руки, неестественно длинные, практически по локоть погрузились в тело принца, достаточно неприятно и ощутимо копошась внутри.
   - Варга? - Выдохнул Фадор, одновременно и радуясь ее возвращению и опасаясь ее состояния.
   - Тише, - голос девушки шелестел, не имея обычных жестких интонаций гордой воительницы, коей она всегда была. Он вообще начисто был лишен всех оттенков эмоционального толка, что пугало. - Тебе вредно говорить.
   - То есть? - Принц округлил глаза, чувствуя, как нарастает паника, о существовании коей он никогда ранее даже не подозревал. Тело сопротивлялось постороннему вмешательству, хотя он и пытался расслабиться. Зная и ясно понимая, что делает с его телом Варга.
   - О, нет, - бескровные губы девушки тронула легкая улыбка, хотя эмоциональный фон при этом не изменился, - ты жив.
   - Спасибо, - Фадор облегченно выдохнул, потом снова вскинулся, - а где Фаэтина?
   - Не так далеко, как кажется, - рядом послышался ехидный голос Сорана.
   Услышав хриплый мужской голос, принц сделал попытку вывернуться, но был тут, же остановлен сильной рукой Варги, сдавившей какой-то важный орган. Скосив взгляд на девушку, Фадор тут же захлопнул рот, мгновенно скомкав все свои вопросы и оставив их на потом, здоровье важнее. Выражение призрачного лица девушки поменялось, став каменным, неподвижным, мрачным, не предвещающим ничего хорошего для любителей экстрима. А к последним Фадор не относился. На рожон он лезть не стал, себе дороже.
   Единственное что принц осознал, то, что каким-то невообразимым образом Варга сумела разорвать связь с собственным телом. Какие последствия будут, не понятно, а они будут. Чем дольше Фаэтина остается в чужом теле безраздельной хозяйкой, тем сложнее, если вообще невозможно вернуть его исконному владельцу.
   Тем временем вокруг принца сгустился воздух, явное наследие Фаэтины, а сам мужчина ощутил резкую боль в развороченной грудине, когда руки Варги, покинули его пострадавшее тело. Мгновенно забыв, как это дышать воздухом, Фадор постарался сосредоточиться на одном мысленном восприятии, отринув все пока лишние потребности организма. Их еще в школе тренировали на отключении всех физических потребностей, дабы не мешать совершенствованию духа. За тело он не опасался, фаза регенерации перешла за критическую границу, а потому, пусть и медленными темпами, но восстановление идет. Да и в астрале наблюдать за исходом все же сподручнее. Мужчина чуть поменяв направленность полей, переместился по отношению собственного тела так, чтобы лучше видеть всю картину предстоящего противостояния. Он не собирался участвовать лично, к сожалению ментальные войны не его направленность, но кое-что подкорректировать все же мог, по ходу наблюдений, главное оставаться при этом в инертном, а значит, неопознанном состоянии. Едва его умения обнаружат, все закончиться, еще не начавшись.
   Фаэтина, не смотря на чужое тело, которым она никогда толком не управляла, все же действовала неплохо, при поддержке мощного соратника, в то время как Варге приходилось справляться сугубо своими силами, пусть и не маленькими. Обе женщины находились внутри энергетической сферы, окружившей их словно коконом, правда, при этом, не препятствуя проявлению Сорана на их территории. Фадор успел заметить в перерывах между обменом энергетическими импульсами, рваный конец тяжелой на вид цепочки. У кого остался камень, проследить пока не удалось, но то что его наличие важно, принц понимал лучше всех. Камень дал жизнь Варге, и без его поддержки девушка не проживет и дня. А вот Фаэтине этот артефакт необходим сугубо из-за меркантильных соображений дорвавшейся до власти женщины. И если камень у нее, бывшей затворнице, придется несладко.
   Соран, оказавшийся неплохим стратегом, помогал своей хозяйке как мог. Его сверкающий меч только и мелькал, когда тот вступал в ближний бой, давая передышку физической оболочке Фаэтины, когда как Варге с этим было проще, энергетическая субстанция, в коей она находилась, не могла истощиться так легко, как физическая. Фадор с восхищением отметил виртуозное владение мечом, следя за их поединком. Варга удивляла, как могла.
   И тут принц нашел подходящую лазейку. Резко потянувшись вперед, чтобы находиться максимально близко от противниц, мужчина полностью снял все защитные щиты, даже, которые даются при рождении, пропуская через себя чистую, ничем неприкрытую энергию, мгновенно устремившуюся в его сторону. Теперь главное правильно ее перенаправить. Чем это ему грозит, принц старался не думать, слишком многое поставлено сейчас на кон. Ощутив, что больше энергии ему не удержать, а хлынувшая в сознание людская эмоциональная матрица стала давить на его незащищенную психику, Фадор больше не таясь, развернулся к заигравшимся оппонентам. Сфера, защищающая врагов, смягчила удар, обрушившейся буквально со всех сторон, но в первую очередь, она не была направлена на физическое разрушение, а против эмоционального удара никто не оказался подготовлен. Уже теряя сознание от начавшегося отката, Фадор успел увидеть, как сломалось физическое тело Варги, смятое неуправляемым эмпатическим ударом, как повлекло в сторону практически трупа энергетику Варги, не могущей уже оказать никакого видимого сопротивления. Как говориться против лома нет приема. Эмпатическая магия сильна и опасна на столько, что против ее воздействия создаются самые мощные защиты, дабы уравновесить влияние. Сорана вообще размазало по полу, видимо он тоже являлся эмпатом, так как на нем стояли мощнейшие щиты, которые буквально расплющили мужчину, уничтожив даже его духовную оболочку.
  

***

   - Всех, кто жив и может стоять на ногах, ко мне, - Сурка четким, ясным голосом отдавала приказы, с трудом пробираясь через руины, в которые превратился первый этаж великолепного дворца ее предков.
   Столь неожиданное, но такое мощное нападение, практически закончилось в пользу старой власти, благодаря своевременному вмешательству дяди Сурки, сумевшего не только не попасть в плен, но и привести подкрепление в лице боевых магов, сумевших переломить напряженность боя в свою сторону.
   Едва основное сопротивление подавили, Сурка во главе поискового отряда, состоящего из лучших магов, отправилась на поиски правителя государства. Аргодай остался следить за зачистками, в последнем полностью доверившись своей племяннице.
   Поиски, к счастью, оказались короткими, так как мощный эмпатический выброс мгновенно раскрыл все карты. Даже не наделенная силой, Сурка ощутила неприятное напряжение, на несколько минут затопившее сознание, заставившее ее полностью дезориентироваться в пространстве. Пришла в себя принцесса от того, что кто-то из магов, прижав руки к ее вискам, снимает эмпатическую блокаду, в которую попали эмоции девушки. Облегченно выдохнув, она никогда не знала, насколько сложные условия существования магов, ежедневно подвергающихся всплескам подобных эмоциональных воздействий, способных не только свести с ума, но и убить физически, Сурка отстраненно поблагодарила мага за помощь. Несмотря на сложность работы, приходилось двигаться дальше. Зато благодаря этому выбросу, маги тут же определили местонахождение эпицентра.
   Сурка с ужасом рассматривая окружающую разруху, пыталась понять и осознать, что здесь произошло. В полностью разрушенном зале, когда-то являвшимся гордостью ее отца, живого места не было, сплошное крошево из мешанины ковров, гобеленов, каменных колонн, витражей, барельефов, каких-то обрывков некогда дорогих тканей, использовавшихся для драпировки стен и потолка. И все это забрызганное кровью, какой-то слизью, сдобренное раздавленными цветами. В каждое мгновение девушка опасалась увидеть растерзанное тело отца или его телохранителей, но пока попадались лишь намеки на тела, в виде крови, ошметков одежды, иногда уже бесхозное оружие.
   - Госпожа, - к девушке подбежал один из воинов, вытягиваясь перед нею в струнку.
   - Да? - Девушка на мгновение даже дышать перестала от подкатившего к горлу тошнотворного ужаса неизбежного.
   - Нашли тела, - просто ответил мужчина.
   - Ведите, - сдержав дрожь и заставив себя заранее не думать о будущем, Сурка пропустила мужчину вперед, как проводника.
   Воин не дожидаясь повторной просьбы, устремился вперед, показывая дорогу сквозь завалы, помогая пройти более легким путем. Тела Сурка увидела уже на подходе. У нее к горлу подкатил комок, когда в одном из них принцесса узнала своего новоиспеченного супруга. Фадор лежал в неестественной позе, одна рука в кровоподтеках, с полностью оторванным рукавом оказалась подогнута под тело, половина тела вообще под каким-то завалом. Красивое лицо покрылось мертвенной бледностью, копотью, грязью, на разбитой губе подсыхала кровь. Немного в стороне от него девушка заметила еще одного мужчину, но разорванное пополам тело уж говорило само за себя.
   - Это все? - Севшим голосом проговорила Сурка, пытаясь собрать волю в кулак.
   - Нет, госпожа, - рядом с нею оказался маг, видимо возглавлявший операцию по спасению. - Принц Фадор жив, но его физические и магические силы истощены до крайности, практически до предела. Другому человеку повезло меньше. Его выпили.
   - То есть? - Сурка подняла голову, с удивлением посмотрев на мага. - А то что тело разорвано, не в счет?
   - Маги такого уровня крайне тяжело расстаются с жизнью. - Мужчина пожал плечами. - Что нам делать с принцем?
   - Его можно вернуть к жизни? - Голос девушки даже не дрогнул.
   - Можно, на полное восстановление может уйти от двух до пяти месяцев, но в сознание и более менее сносное физическое состояние его можно привести за пару часов.
   - Тогда немедленно приступайте. И вытащите из-под завала, если позволяет его состояние. - Сурка, отдав приказ тут же отвернулась, стараясь не смотреть на ужас, в который превратила магия тело ее супруга.
   - Госпожа, там еще тела, - девушку уже звали в другое место.
   Подняв подол своего длинного платья, она так и не переоделась в более подходящие случаю одежды, принцесса низко склонилась над Фадором и тихонько прошептала:
   - Только не умирай. Ты мне нужен. - Тут же встав, принцесса не мешкая, поспешила за провожатым. Столько смерти и ужаса за свою короткую жизнь она еще никогда не видела, но понимала, она дочь правителя и должна оставаться сильной, гордой и готовой ко всему, даже к воцарению на троне. Она, несмотря на молодость являлась неофициальной наследницей, в обход всех остальных дочерей. На воцарение ее особы даже не могло повлиять рождение ребенка у одной из ее сестер, так уж распорядился правитель, конечно, при наличие Аргодая в качестве управляющего.
   Пройдя практически через весь зал, в углу она увидела отца. Тот оказался живым и ему уже оказывали посильную помощь не только лекарь, но и пришедший со всеми целитель. Ощутив, как с души свалился огромный камень, подтачивающий ее силы, Сурка упала рядом с отцом. Увидев рядом с собой коленопреклоненную дочь, Хрвазз только слабо улыбнулся разбитыми губами. Целитель, узрев помеху, тут же цыкнул на обоих о запрете говорить. У Хрвазза оказались повреждены голосовые связки, множество кровоподтеков, переломы ребер, ключицы, рана на боку, но в пределах нормы для подобного боя. Понимая, что отцу она пока ничем помочь не сумеет, девушка встала с колен и оглянулась вокруг. Ее внимательные глаза тут же наткнулись на лежащее немного впереди изломанное тело молодой девушки. Какой-то порыв сдернул Сурку с места и заставил подойти к казалось, неживой девушке. Осторожно опустившись на колени, принцесса осторожно отвела с лица девы темно-рыжую прядь. Ее ладонь дернулась, когда прямо из-под пальцев по смертельно бледной щеке сбежали черные линии, превратившись в капли на ее подбородке, которые стекли по тонкой шее и впитались в едва пульсирующую венку у ключицы. Впервые столкнувшись с подобным физическим проявлением магии, Сурка не сразу обратила внимание на пульс девушки. Отдернув руку, принцесса тут же замерла и снова отвела длинные пряди, проверив, что ее насторожило.
   - Кто-нибудь, - девушка подняла голову, повышая голос, - сюда, быстрее. Она еще жива.
   - Госпожа? - К принцессе подбежал один из магов, как почувствовав, в ком нуждается Сурка.
   - Проверьте ее, мне кажется, она жива, - принцесса немного отодвинулась, давая свободный доступ к телу, но не ушла.
   - Сейчас, - маг озабоченно опустился рядом, взял руку лежащей девушки в свои, оттянул веко, приложил пальцы к сонной артерии. - Хм, невероятно, но вы правы. Только еще минуту назад она не подавала никаких признаков жизни. Вам она знакома, госпожа?
   - Н-нет, - Сурка нахмурилась, всматриваясь в бескровное лицо красавицы. Вообще присутствие этой девушки выбивало ее из колеи. Кто она такая, раз присутствует рядом с отцом и супругом. Зная правителя, Сурка не стала отрицать того, что Хрвазз мог содержать эту девушку под надзором, от отца можно было ожидать чего-то подобного. Тот легко воспламенялся, а отказов не терпел, не зря у него столько детей от разных женщин.
   - Госпожа, - к ним подбежал один из посыльных, - ваш супруг пришел в себя.
   - Иду, - враз позабыв о непонятной девушке, Сурка вскочила на ноги, поспешив к Фадору.
   Еще издали она заметила произошедшие перемены в положении тела принца. Тот, прислонившись к полуразрушенной колонне что-то тихо, но настойчиво разъяснял суетящимся вокруг его персоны, магам. Облегченно улыбнувшись, она только когда произошел этот переворот, поняла, что ее решение сделать Фадора супругом не спонтанное решение взбалмошной девчонки, а подспудное желание иметь рядом надежного, умного, хорошего человека. Пробравшись через завалы, Сурка подошла к мужчинам:
   - Как он?
   - Нормально я, - Фадор дернул плечом, а потом поднял голову, встречаясь с супругой взглядом. - Сурка, - Протянув руку к девушке, принц облегченно притянул ту к себе, заставляя опустится рядом на колени, - ты в порядке?
   - В полном, - девушка мягко улыбнулась.
   - А, - мужчина красноречиво перевел взгляд на плоский живот супруги.
   - Все хорошо, - Сурка, невольно зарделась, смущенно потупившись.
   - Я рад, - принц притянул красавицу жену к себе поближе, зарывшись в ее волосы лицом. - Прости, что не сумел уберечь.
   - Ты не виноват, - принцесса, тая от нежности, на мгновение замерла, но потом нехотя отстранилась, - там девушка.
   - Девушка? - Принц вздрогнул. - Что с нею?
   - Ты ее знаешь? - Сурка заглянула в глаза принца.
   - Знаю, - принц не стал отпираться, - но это длинная история и я расскажу ее, как только все закончиться.
   - Хорошо, - Сурка не стала спорить и что-то выяснять, доверяя своему супругу не только по молодости, но и доверяя собственной интуиции. Она уже успела убедиться, Фадор не предаст и не станет изменять, при этом лицемеря и обманывая.
   - Малыш, мне нужна твоя помощь, - принц говорил тихо, наклонившись к девушке, к самому ее уху.
   - Какая? - Сурка прикусила губу в ожидании.
   - Она жива? - Увидев утвердительный кивок девушки, Фадор продолжил. - Ее необходимо вернуть в одно место, иначе она погибнет. Эта девушка, если можно так говорить, магическое создание и принадлежит зеркальному миру, если ее не вернуть назад, то погибнет все, что зависит от ее существования, целый прекрасный мир.
   - Хорошо, что делать? - Принцесса с удивлением посмотрела на Фадора не ожидая столь необычной поэтичности от в принципе, немногословного принца Дарваша.
   - Необходимо ее перенести в мои покои. - Фадор, выпустив Сурку из объятий, решительно поднялся, при этом скривившись от боли.
   - Я позову людей, - принцесса тоже вскочила на ноги.
   - Нет, - мужчина покачал головой, - я обещал все оставить в тайне. Все равно портал может стать недоступен, а расследований в этой области мне не нужно. - Посмотрев в глаза жене, принц продолжил. - Я сам все расскажу и ты примешь решение, рассказывать эту историю еще кому-нибудь, или все же оставить в тайне.
   - как скажешь, - Сурка примиряюще улыбнулась, - только если ты сам понесешь ее, вряд ли это останется за гранью понимания присутствующих.
   - Ты же будешь со мной? - Фадор тоже ухмыльнулся, понимая двусмысленность предложенного им положения.
   - тебе видней, - юная принцесса еще не умела ни ревновать, ни подозревать в лицемерии, легко соглашаясь на предложение супруга. - А ты сможешь нести ее?
   - Не уверен, - Фадор сделал несколько шагов, едва не запнувшись о какой-то обломок и поднял голову, оглядываясь вокруг себя. - Это мы так наследили?
   - Видимо, - принцесса только пожала плечами, отмечая про себя, насколько ей легко общаться с этим человеком и магом, а ведь она слыла нелюдимым, неразговорчивым, диковатым ребенком, который расцветал только рядом с отцом.
   - Позови кого-нибудь из охраны, я согласен, - подумав немного Фадор все же сдался перед фактами своей слабости и протянул руку девушке, притягивая ту к себе ближе, - но только не магов. Мне хватило соглядатаев твоего отца за все время моего нахождения здесь.
   - Это правильное решение, супруг мой, - покладисто проговорила Сурка, прижимаясь к боку принца.
   - Супруг мой, странно звучит, но приятно, - Фадор на миг сжал тонкую талию девушки в своих руках, - я могу и привыкнуть. - Потом встряхнулся, отгоняя налет романтики, посетивший их в этом разрушенном зале. - Идем, нам стоит поспешить, чтобы не было поздно.
  

***

   Ощутив, как дробятся кости, как их выворачивает, крутит, ломает, сжимает, я едва не взвыла в голос и резко открыла глаза. С некоторых пор мое тело мне совершенно не желало подчиняться.
   - Тише, все хорошо, - хриплый, с тяжелым придыханием мужской голос на время поверг меня в ступор, заставив позабыть на мгновение о раздирающей тело боли.
   С трудом сфокусировав взгляд на мужском лице, я непонимающе уставилась на него. Первым что мне бросилось в глаза, это рассеченная щека, с запекшейся кровью, разбитая, вспухшая верхняя губа, мокрые, свалянные, слипшиеся, окровавленные волосы. Черный взгляд на грязном избитом лице, полный тревоги, заботы, какой-то нежности. Где-то на краю сознания мелькнуло узнавание, но тут, же благополучно было похоронено чьим-то юным женским голосочком.
   - Она жива?
   - Жива, - мужчина отвлекся, и я тут же потеряла его взгляд. - Быстрее, иначе будет поздно.
   - Я не умею активировать подобные зеркала. - В юном девичьем голосе слышалась едва сдерживаемая паника.
   - Просто настрой на прием, - мужчина наклонился надо мной и одним движением поднял меня на руки, заставив закатить глаза от новой волны боли, сдавившей все тело.
   Не понимая, что происходит, кто эти люди, так заботящиеся обо мне, не соображая, где нахожусь, и что вообще произошло, я старалась унять боль, пронизывающую все мое тело. На какую-то долгую секунду оно стало подобно слабо ограненному кристаллу, покрывшись прочными пластинами, став единым целым, но лишь на мгновение. Потом это ощущение прошло как и не бывало.
   Никогда не знала, что так все может болеть. С детства я считалась весьма выносливым, достаточно здоровым ребенком и теперешние ощущения для меня оказались в диковинку. Раньше я всегда считала, что достаточно терпелива к боли, так как частенько изнуряла себя не только тяжелыми тренировками, но и доводила до изнеможения ранами. Зато сейчас я не вполне адекватно представляла себе вообще где нахожусь и что произошло, если я не чувствую целостности собственного организма. Болело, ломало все, но особенно кости, точно их выдернули из тела и вставили настолько плохо, что они никак не могут приспособиться к, всегда, стандартному положению. Пока меня несли, пусть и осторожно, я ощутила всю гамму болевых ощущений, о которых никогда не подозревала. Несколько раз мое сознание, не выдерживая подобного накала, скатывалось в спасительную темень, однако меня тут же выдергивали из небытия. После каждого прояснения рассудка, мне хотелось убить мужчину, не дающего спокойно умереть, но сил не было даже поднять веки, которые казалось, налились таким свинцом, что уже никогда не смогут открыться. Даже стонать сил не осталось. Боль заполнила сознание настолько, что я позабыла все другие навыки и слова, купаясь в этой боли, каждый раз, с ужасом ожидая очередной волны после секундной передышки, которую иногда получал организм. Хотелось скончаться, однако не получалось. Попыталась сосредоточиться на мужчине, проявившем ко мне такое участие, почему-то у меня сложилось мнение именно о его заботе, а не, например, о возможности подобных пыток, но боль не желала сдаваться, полностью сбивая с мысли. В очередной раз забывшись от боли, плюнула на попытки понять, откуда я знаю этого человека и вдруг вспомнила о магии. Точно, я же магичка.
   - Не стоит, сделаешь только хуже, - мужчина сразу ощутил мои слабые потуги в этом направлении, - лечебной магией ты не владеешь, а магия ветра только окончательно истощит твои слабые силы. Через мгновение станет легче.
   - Готово, - звонкий девичий голосок выражал крайнюю степень облегчения.
   - Отлично, - мужчина воспрянул духом и продолжил свое движение.
   С усилием он приподнял меня и резко перенес через какую-то преграду, буквально вдавив в податливую, текучую словно ртуть, среду. На мгновение я ощутила такую вспышку боли, что казалось, мозг не выдержит, однако спустя секунду тело затопило долгожданное облегчение. Судорожно выгнувшись, я глухо застонала, пытаясь совладать со своим телом, совместить его с душой, мыслями.
   И резко, одним движением подхватилась с пола. Мозг заработал на полную катушку, едва тело освободилось от болевых ощущений.
   - Фадор?!
   - Я здесь. - Принц стоял по ту сторону зеркальной поверхности, с тревогой наблюдая за мной. За его спиной маячила тоненькая девичья фигурка, иногда выглядывающая из-за его плеча.
   - Все закончилось? - Я внимательно посмотрела на принца.
   - Да, - тот осторожно кивнул.
   - Но я не свободна от башни? - Продолжала я свой допрос.
   - Нет. Ваша связь чересчур сильна. - Принц виновато развел руки.
   - Плетения, - обреченно поморщилась, - я помню.
   - Не только. Ты часть башни. Без твоего существования магия, поддерживающая башню, рухнет, но и ты не сможешь жить без поддержки башни. Вы связаны сильнее, чем ты представляешь. - Фадор смотрел в мои глаза, пытаясь донести до моего сознания истину.
   - Я знаю, - не разрывая зрительного контакта, я медленно кивнула, всегда отличалась крайней догадливостью, - теперь в полной мере ощущаю свою связь с башней. Спасибо за возможность дальнейшей жизни.
   - Варга. - Фадор немного подался вперед. - Я сделаю все для твоего освобождения.
   - Нет. - Я вся передернулась от подобной перспективы. - Я - артефакт, который не должен появляться в реальном мире. Самый лучший вариант - уничтожить зеркало, единственную возможность возвращения меня в реальность. Ты же знаешь, я комфортно чувствую себя в своем мирке, не люблю человеческой суеты, их желания дотронуться, ощутить тактильные прикосновения. Это сильнее меня.
   - Знаю, - принц кивнул.
   - Живи в мире, Фадор, не наследный принц. - Я с трудом улыбнулась, тело еще плохо мне повиновалось, к тому же произошедшие недавно события надолго не оставят мои мысли. - Мне нужно отдохнуть.
   - До встречи, девушка из зазеркалья. - Принц хорошо изучил мой характер, а потому не стал настаивать.
   Я, продолжая улыбаться, устало взмахнула рукой, отсекая свой мир от реальности, в которой мне нет места.
   - Не расстраивайся, - в голове раздался спокойный умиротворяющий женский голос, - ты правильно поступила.
   - Знаю, - усталость брала свое, но я постаралась собраться и, выходя из комнаты, тихо попросила. - Спрячь зеркало.
   - Жизнь не стоит на месте, - заметила моя собеседница.
   - Просто спрячь. - Повторила я.
   Конец
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   128
  
  
  
  

Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"