Котельникова Елена Сергеевна: другие произведения.

Март. Десятое.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.80*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    От любви до ненависти - один шаг. А чем измерить расстояние между дружбой и любовью? Одним случайным незапланированным соблазнением, одним внезапно вспыхнувшим желанием, одним безумным сексом тихим вечером. Сексом, который не испортил отношений, но и не перенес обоих на новую ступень общения. Все зависло на этой стадии - между. Роман о том, как порой важно объясниться после близости, чтобы не мучиться в неведении и понять истинные чувства партнера. Посвящается моему другу из Читинской области - Артему Рекунову. Спасибо за дружбу и замечательное общение перед сном.

  -Отдел статистики! Доброе утро!
  Треск факса.
  -Отдел статистики! Добрый день!
  Жужжание принтера и гудение компьютера.
  -Отдел статистики!..
  -Отдел статистики!..
  -Отдел статистики!..
  Иногда казалось, что такими темпами в скором времени можно легко стать попугаем. Костя устало провел по лицу ладонью, с улыбкой вспомнив, как однажды дома взял трубку и ответил на телефонный звонок: "Отдел статистики! Здравствуйте!" Только хохот друга на другом конце провода заставил его очнуться от трудовых будней и со смехом признать, что он заработался. Хорошо, хоть добавили напарника полгода назад: пусть опыта маловато, но все же стало легче. Хотя бы мелкая работа слетела с плеч и позволила заняться отчетами всерьез, не отвлекаясь на телефонные разговоры.
  Небольшой кабинет на одном из верхних этажей в конце коридора, кондиционер над дверью, обогревающий помещение, три рабочих стола с компьютерами. Подразумевалось расширить отдел, но вышла какая-то загвоздочка со штатным расписанием, и теперь в его отделе числились только двое: Эдуард и он собственной персоной.
  -Твою мать! Я тебя сколько раз просил не звонить мне в рабочее время? И что с того? Да, етицкая сила, я занят! А ну прекрати реветь! Я кому сказал? Это... Ты чего? Прекращай!!! Ну держись, приеду сегодня - порву, как Тузик грелку!!!
  Иногда Эдуарду звонили на сотовый, и для чутких ушей Кости начинался настоящий праздник. Этот парень знал такие забавные выражения и так легко употреблял их в своей речи, что Косте приходилось сдерживать себя, чтобы не завести блокнот и не начать туда записывать все его смешные фразочки.
  -Все, я больше не могу говорить! У меня телефон звонит! Пока! - Эдуард быстро бросает сотовый в карман и берет трубку, спокойно и вежливо отвечая. - Отдел статистики! Добрый вечер!.. Какая именно форма Вам нужна? Хорошо, Вам занести?.. Ладно, сейчас сбросим факсом. До свидания!
  Эдуард переводит дух, что-то распечатывает на принтере, звонит, отправляет факс. Костя поначалу боялся, что парень не выдержит такого темпа работы и с воплем ужаса сбежит из этого кабинета писать увольнительную. Парень был на несколько лет его младше, но опыт успел наработать за такой короткий промежуток времени на различных поприщах, начав свой трудовой стаж еще по университету. Здесь же нагрузка, с его слов, была больше, чем где-либо. Даже со стороны можно было легко заметить, как много разных мелочей в их работе, которые сбивают с толку и отвлекают. Эти бесконечные звонки частенько не давали Косте времени на подготовку отчетности, занимая много драгоценного времени и отрывая от важного дела.
  -О, Господи! - Эдуард со стоном поднялся с кресла и, поддерживая себя за поясницу, прошаркал до их кофейного столика. - Они сегодня точно зажарят меня на сковородке или размажут по куску хлеба и съедят на ужин.
  Он повернулся с банкой кофе в руках и устало посмотрел на Костю:
  -Кофе бу?
  -Нет, не бу. Некогда.
  Эдуард пожал плечами и заварил себе кружечку. Костя улыбнулся в экран: он даже сам стал выражаться, как Эдик. Это забавное "бу" от полного "будешь" постоянно проскальзывало у него в гостях у друзей или у бывшей жены. Костя замер: надо навестить свою семью сегодня. Точнее, бывшую семью. Хотя, какое это имеет значение. Бывшая она или нет, он все равно останется отцом своего сына.
  Вечером он заехал в детский супермаркет и купил Мише очередную картину с паззлами. Эта поучительная игра всегда нравилась мальчику да и самому Косте тоже: он мог часами сидеть рядом с сыном и раскладывать паззлы на столе в зале. Это позволяло ему подольше побыть с ним и полностью завладеть его вниманием, а когда Миша заходил в тупик и тер наморщенный лобик своими пальчиками, Косте нравилось приходить ему на помощь.
  -Папа приехал!
  Костя успел присесть и позволить обнять себя за шею, потом поднял сына на руки и с улыбкой протянул ему пакет.
  -Я тебе подарок принес.
  -Паззлы? - мальчик заглянул в пакет счастливыми глазенками.
  -Ага.
  -Привет! - Ирина выглянула из кухни, вытирая руки полотенцем. - Поужинаешь с нами?
  -Я ненадолго. Пришел навестить.
  -Рустама нет, - она испытывающее поглядела на него, прекрасно понимая причину его нежелания оставаться здесь дольше пяти минут, и улыбнулась. - Может, все же поешь с нами? Я уверена, дома тебя ждет только пачка пельменей в холодильнике.
  -Вовсе не пачка и вовсе не пельменей, - он примирительно улыбнулся женщине. - Ладно, раз вы так просите...
  Он опустил сына на пол и расстегнул плащ. Ира отчетливо чувствовала эту враждебность между ним и своим нынешним мужем - Рустамом. Последний не упускал возможности его зацепить какой-нибудь обидной репликой и показать, что он смог справиться с характером супруги, в отличие от него. Костя старался не заводить себя понапрасну: ему совсем не хотелось, чтобы сын увидел его в гневе, напугался и больше не захотел его видеть. Это было бы только на руку Рустаму, которого задевала искренняя любовь Миши к своему настоящему отцу. Мальчик называл папой только Костю, а Рустам все еще находился в "должности" дяди. Костю грела мысль, что он такой один, и никакие издевки не могли бы вывести его из себя, пока сын зовет его отцом.
  -Как дела на работе? - спросила Ира.
  -Неплохо, но могло бы быть и лучше.
  -Платят также?
  -Немного больше, чем раньше.
  Иру всегда интересовало его материальное положение: Костя оправдывал этот интерес тем, что она - мать, которая заботится, прежде всего, о благополучии своего ребенка. Тем более Костя, как добросовестный отец, платил алименты. Когда она попросила развода по причине того, что Рустам зарабатывает больше, Костя смог ее понять и дал согласие на развод. Она не хотела ждать, когда он поднимется по карьерной лестнице и даст ей эти "большие" деньги. Ему всегда казалось, что его заработка вполне хватает, но почему-то ей каждый раз было мало. То ли равнялась на своих подруг, то ли... Кто их разберет, этих женщин?
  
  * * *
  
  -Виктор Сергеевич, а нельзя ли подождать пару месяцев? Скоро новый год, отчетность начнется заново. Вы только представьте, сколько информации нам придется перелопатить, чтобы заполнить новую форму?..
  "У меня уже и в разговоре с начальством проскальзывают слова Эдуарда: перелопатить", - Костя вздохнул, слушая строгий наказ начальника и соглашаясь с ним. Новая таблица, новый вид отчета, точней, дополнительный. Теперь надо успевать делать то, что уже прижилось, и начать заполнять таблицу с нуля.
  -Прости, опять опоздал. Пробки! - Эдуард быстро возник на пороге кабинета, захлопнул дверь, на ходу раздеваясь, ставя чайник кипятиться и включая компьютер.
  -У меня одна, но очень плохая новость, - проговорил Костя и повернул экран монитора так, чтобы Эдуарду было видно. Торопливо жуя печенье, тот подошел ближе и с набитым ртом спросил:
  -Это что еще за хрень?
  -Это новая финансовая таблица.
  Эдуард как всегда забавно насупился, а потом приподнял брови:
  -А, ну так и ладно. Год закончится, и мы начнем по ней работать.
  Он хотел было облегченно рассмеяться, но быстро передумал, заметив, каким взглядом на него смотрит Костя.
  -Я же сказал, это плохая новость. Эту таблицу нужно заполнить к концу года, к последнему отчетному периоду.
  -Они что, совсем с дуба рухнули? Когда мы этим будем заниматься? У нас без этого куча работы, а тут еще этот хренов конец года на носу!!! - завелся парень.
  -Начальство требует от нас выполнения графика работ в том же темпе, а таблицу просит по возможности заполнять в свободное время, - Костя провел по лицу пальцами.
  -Костя, ты сам прекрасно знаешь: у нас нет этого свободного времени.
  -После работы - есть.
  Эдуард замер и нервно хихикнул:
  -Ты шутишь, - он покачал головой, улыбаясь. - Ты явно шутишь. Мне что, больше нечем после работы заняться? Я свободный мужчина с кучей нерастраченных гормонов! Какая с меня отчетность после работы?
  -Короче, - Костя вздохнул и хлопнул ладонью по столу, пресекая все дальнейшие пустые возражения со стороны напарника, - я все равно старший в этом отделе, и по сему отвечаю за своевременное выполнение этой работы. На мне и так лежит большая часть, поэтому я бы попросил тебя заняться этой таблицей самому.
  Эдуард в шоке покачал головой:
  -Я еще не совсем освоился в этой отчетности, Костя. Не бросай меня под танк. Умоляю тебя. Только не такая смерть...
  Костя вяло усмехнулся:
  -Никто никуда тебя не бросает, в любом случае, ты будешь заниматься этим вместе со мной. Вообщем, ты пока разберись с тем, какие данные нам понадобятся и что конкретно они хотят увидеть в этой таблице, а потом мы решим, когда будем ею заниматься.
  -На мне ведь тоже куча отчетности висит сейчас, - Эдуард сжал губы. - Придется все-таки заняться этим дома.
  -Вообщем, дерзай. Если станет тяжело или непонятно, зови на помощь.
  -Ну еще бы! - ехидно ухмыльнулся парень. - Буду звонить тебе по ночам и спрашивать совета. Будь готов!
  -Я искренне надеюсь, что ты не станешь прибегать к таким зверским методам, - Костя повернулся к своему монитору и принялся за работу. Вот ведь незадача! И ему некогда заниматься такой важной и громоздкой таблицей и Эдуарда одного оставлять на нее тоже не стоит. Он может с легкостью что-нибудь напутать. Придется проверять его работу каждый раз по мере того, как он будет заполнять таблицу самостоятельно. Доверяй, но проверяй.
  Эдуард не сдавался: к вечеру он уже сидел за новой таблицей и, попивая кофе, рассказывал ему, какие данные нужно вбить в эту таблицу.
  -Она несложная, просто очень объемная. По ней можно отследить любые финансовые данные: расход, приход и многое другое. С НДС и без. В процентных соотношениях тоже, - Эдуард поморщился. - С чего вдруг они решили создать эту таблицу под конец года? Ну в самом деле? Ведь можно дождаться нового отчетного периода. Это же такой геморрой на наши задницы. Неужели им так сложно это понять?
  -Им виднее, чем мы должны заниматься, - сухо ответил Костя.
  Эдуард покачал головой и хмыкнул:
  -Да уж! Куда бы деться! Завалили работой с ног до головы.
  -Хватит бурчать уже, как дряхлая старушка! - шутя упрекнул его Костя, и парень мгновенно заткнулся. Шутки шутками, а работа прежде всего. Хоть парень бывал порой излишне болтлив, но все-таки являлся исполнительным работником, когда молчал. Иногда Косте казалось, что он все же незаслуженно придирается к нему. Когда Костя работал в кабинете один первое время, он думал о том, что скоро превратится в нелюдимого аборигена, измеряющего свою жизнь цифрами и процентами. В тот момент, когда у него появился напарник, он не сразу принял к сведению, что с ним надо иногда и разговаривать. Эдуард первый пошел на контакт: был всегда с ним дружелюбен и открыт, научив и Костю быть если не таким же, то похожим на себя. Чуть позже они даже сдружились, стали понимать друг друга, как коллеги, и даже иногда пропускать в бильярде по вечерам одну-другую партию, как друзья. Эдуард оказался заядлым игроком и частенько вытаскивал заскучавшего коллегу на свежий воздух. За это Костя был ему несказанно благодарен. Одинокая холостяцкая жизнь порядком поднадоела ему своей обыденностью и постоянством. Изо дня в день - только тихий кабинет, а на выходных - поездка в гости к своему сыну. Кажется, жизнь стала превращаться в день сурка.
  
  * * *
  
  Только спустя пару недель Эдуард отчаянно попросил помощи у Кости: каждое утро он приходил на работу раздраженным и невыспавшимся и честно признался, что все эти дни ложился спать самое раннее в два часа ночи. И все из-за этого "гребаного" отчета, как он выразился и злобно пнул корзину для мусора. Благо, она была пустая, иначе ее содержимое незамедлительно бы полетело в стекло ни в чем неповинного окна.
  -Сегодня я более-менее разгружен, поэтому могу помочь тебе вечером.
  Костя сам ощущал себя не лучше: сильная нагрузка под конец года отчетливо отражалась на его внешнем виде и настроении - серые мешки под глазами, сонливость, хроническая усталость.
  -Спасибо, - поблагодарил его Эдуард. - Значит, после работы едем ко мне и ни на минуту здесь не задерживаемся. У меня к тебе куча вопросов.
  -Договорились.
  Эдуард с энтузиазмом помог ему разобраться со всеми делами дня, лишь бы ничего не задержало их вечером. И пока телефон молчал, они быстро выключили свои компьютеры и, словно два шпиона, вылетели из кабинета, чтобы ни один звонок не посмел их задержать. У Кости, в отличие от Эдуарда, был свой автомобиль, поэтому они быстро домчали до его дома.
  -Ужинать будем? - спросил его Эдуард, заскочив на кухню. Костя прошел в зал и крикнул ему в ответ:
  -Нет. Давай разберемся с отчетом.
  -Как пожелаешь.
  Костя быстро осмотрелся. Зал Эдуарда был выдержан в черно-серо-белых тонах: пол покрыт белым ковролином, серебристые обои, черная мебель. Ничего лишнего. Даже забавно видеть такую стильную квартиру у холостяка.
  Какое-то время Костя молча рассматривал частично заполненную таблицу и сверял данные по калькулятору, Эдуард сидел рядом и нервно теребил манжет рубашки, заметно волнуясь, словно студент на экзамене.
  -Вот здесь, - вдруг произнес Костя, парень рядом даже вздрогнул.
  -Что? Где?
  -Столбец с НДС. Ты не установил формулу. И по этой причине сумма не меняется, а должна бы. Наконец-то, я понял, где ошибка.
  Костя быстро исправил недочет.
  -Этот столбец будет повторяться в каждом листе, так что не забывай копировать и перепроверять формулу на всякий случай.
  -Вот оно что? - парень почесал затылок. - А как в остальном? Я не знаю, как посчитать вот этот столбец.
  -А мы его посчитаем вместе, когда закроем все месяцы. Так будет даже проще. Так что не переживай. Я больше волнуюсь за вот этот столбец. Судя по всему, мне придется заезжать к тебе раз в неделю, чтобы мы постепенно могли его заполнить вместе.
  За "разбором полетов" мгновенно пролетели два часа, и Костя засобирался домой.
  -Ну давай, дерзай дальше. Будут вопросы, не стесняйся, задавай.
  -Ха! Когда это я стеснялся? - гордо усмехнулся тот. - Я, наверное, самый наглый парень в этом мире!
  Костя с усталой улыбкой покачал головой, попрощался и поехал домой. Какой-то бешеный день, ей-богу! Он вел автомобиль по ночному городу, освещенному фонарями, неоновыми рекламами и фарами проезжающих мимо машин. Дни становились холоднее, деревья - обнаженнее. В последние дни он даже стал оставлять обогреватель включенным на ночь. Оказавшись в коридоре своей квартиры, он неторопливо разулся и снял плащ, прошел в зал и покормил своих золотых рыбок - единственных живых существ в этих апартаментах, если не считать периодически появляющихся тараканов. Рыбки быстро засуетились у поверхности, жадно проглатывая плавающий корм. Костя побарабанил по стеклу пальцами, вздохнул и ушел в душ.
  На выходных Ирина пригласила его прогуляться по парку, не предупредив его заранее, что прогулка состоится в полном составе - Рустам тоже присутствовал. Мужчина так долго и неистово делился своими величайшими подвигами на работе, что Косте показалось, будто весь этот монолог был изначально предназначен только для его ушей. Чтобы развить зависть или что-нибудь еще, столь же противное. Костя улыбался ему, скромно делясь своими мелкими не достойными такого внимания "подвигами".
  -Думаю, в следующем месяце сменить машину. Присмотрел большой уютный вместительный для семьи джип. А ты когда поменяешь свою "развалюшку"? - ехидно спрашивал Рустам, открыто заглядывая ему в глаза. Костя неопределенно отвечал ему, стараясь уходить от темы, которая его не интересовала или вызывала раздражение.
  -Ирина имеет свойство бросаться из крайности в крайность: развелась с молчуном и вышла замуж за такого разностороннего человека с богатым словарным запасом, - легко выпалил Костя через несколько минут, устав от разговора и даже не опасаясь за последствия. Рустам на мгновение заткнулся, ища поддевку в его словах, как обычно, и не найдя ее, что также свойственно таким лбам, как он, замолк окончательно. Костя с облегчением вздохнул, взял сына за руку, успел поймать укоризненный взгляд Ирины и пошел немного вперед. "Раз меня вытащили на прогулку, я буду наслаждаться тем, что по-настоящему приносит мне радость", - он обхватил ладошку сына крепче и подвел его к киоску со сладкой ватой. Малыш с радостью принял от него воздушную розовую прелесть, тут же заставил отца попробовать и сам откусил, жмурясь от удовольствия. Ирина медленно брела позади вместе с Рустамом, держась за его руку и о чем-то беседуя. Костя на мгновение загляделся на них и очнулся, когда Миша пробормотал:
  -Они красиво смотрятся?
  Костя перевел на него свой теплый взгляд и улыбнулся:
  -Рядом с твоей мамой любой мужчина будет смотреться красиво.
  Они снова зашагали бок о бок, держась за руку.
  -Рустам просит называть его папой, а у меня не получается, - с грустью пробормотал мальчик. В груди что-то екнуло: Костя свел брови и в отчаянии понял, что заволновался.
  -Это нестрашно, - проговорил он быстро. - Не переживай.
  -А это нормально, если у меня будет два папы?
  Костя закусил губы: "Конечно, это ненормально! Это просто ужасно! Миша, не делай этого, прошу тебя! Он не твой отец и никогда им не станет!!!"
  -Ну в данный момент у тебя есть я. Так что об этом пока не стоит думать, Миша.
  -Хорошо, папа.
  Костя постарался успокоиться, до сих пор не понимая, почему так реагирует на подобные разговоры и мысли в целом. Возможно, для него это было единственным преимуществом перед Рустамом. Лишись он этого, и весь его мир рухнет в одночасье. "Не дай Бог!" - Костя крепче сжал ладонь сына в своей руке и ответил улыбкой на его милую детскую улыбку.
  
  * * *
  
  -А вот здесь, как я понял, они просят сумму этих двух столбцов...
  -Ага, я тоже так думал, да не тут-то было. Вот попробуй сложить - белиберда получается...
  Костя снова заехал к Эдуарду на проверку отчета: они вдвоем сидели за компьютером. Костя - в уютном кожаном кресле, Эдуард - рядом на табурете. Парень совсем не обращал внимания на неудобство и был полностью поглощен работой, с энтузиазмом объясняя ему тот или иной нюанс отчета. "Боже, Эдик! Ты медленно, но верно превращаешься в меня - бешеного трудоголика!" - с грустью подумал Костя и постарался сосредоточиться на его словах. Парень на самом деле проделал огромную работу над этой таблицей: Костя даже не поверил ему поначалу, когда тот скромно признался, что уже свел в цифрах первые шесть месяцев, то есть половину отчетного периода. И сейчас Костя убедился в этом сам. Даже несмотря на ошибки он понял, что смог все-таки научить Эдуарда азам их работы и это несказанно порадовало его.
  -Сейчас еще кофе принесу, - Эдуард поднялся с табурета.
  -Я больше не буду, я все-таки намерен хотя бы несколько часов поспать этой ночью, - покрутил головой Костя, разминая затекшую шею и спину.
  -Устал? - сочувственно проговорил Эдуард.
  -Безумно... - вздохнул тот, продолжая разминать шею пальцами. Эдуард подошел к нему и откинул его руку в сторону:
  -Давай я помну, мне все равно удобнее это сделать да и несложно.
  -Спасибо.
  Эдуард расслабил галстук на его шее и осторожно помассировал твердые плечи.
  -У тебя плечевой отдел вообще деревянный, - проговорил он. - Тебе не помешало бы пройти курс массажа в каком-нибудь центре, иначе мышцы потом отомстят тебе постоянной ломкой.
  -Я думал об этом... Но... все нет времени на самого себя... - тихо пробормотал Костя, прикрыв глаза. По плечам разливалось приятное тепло: мышцы загудели, расслабляясь под умелыми пальцами Эдуарда. Тело в непрерывном напряжении из-за плотного рабочего графика и постоянного сидения за компьютером забыло, что такое отдых. "Быстрей бы уже отпуск. Может быть, хотя бы в эти дни я смогу немного развеяться..."
  Эдуард разогрел его мышцы растиранием, а потом вложил в пальцы больше силы, пытаясь размять их, как можно глубже. "Это ж надо умудриться докатиться до такого, чтобы совсем забыть о собственном теле? - подумал он, стоя за спиной своего напарника и массируя его плечи. - Хотя... Люди ведь разные. Лично для меня поход в тренажерку раз в неделю считается чуть ли не издевательством. Была бы возможность, ходил бы туда каждый день!" Костя совсем обмяк под его руками: голова безвольно опущена, глаза закрыты. Эдуард осторожно касался его кожи там, где она была доступна... Потом быстро стянул с него мешающийся галстук и расстегнул первые пуговицы рубашки, чтобы не разминать плечи через ткань. Костя не сопротивлялся: доверчиво отдал свои мышцы в его руки. Эдуард внимательно наблюдал за ним, пока мял его плечи. Горячая кожа под пальцами, такая бархатистая и приятная на ощупь. Такая манящая... "Что со мной?" - Эдуард впился взволнованным взглядом в открытую шею, понимая, что в данный момент совсем забыл о том, для чего он делает этот самый массаж, что это всего лишь его неосторожный жест доброй воли. Точно подмечено: слишком неосторожный. Он ни разу не дал напарнику усомниться в своей ориентации. Одно дело - друзья. Пусть знают, но на работе он усиленно скрывал это. Лишь нечаянные звонки бывших бой-френдов частенько подставляли под удар его безупречную репутацию натурала. И что теперь? "Ты так легко хочешь себя выдать?" Жгучее желание подточило порог страха, Эдуард отчаянно понял, что абсолютно не слушает свой голос разума. Ему хочется, безумно хочется. Сердце предательски застучало в груди, как отбойный молоток. Наклонившись, он мягко прижался губами к открытой шее, открыл глаза: Костя, казалось, даже дышать перестал. Эдуард внимательно следил за его реакцией, продолжая прокладывать дорожку легких поцелуев вдоль шеи ниже и ниже: Костя не двигался, даже глаза не открыл. Просто замер. Эдуард плавно прошелся по пуговицам, расстегнув их. Под ладонью чувствовалось бешеное сердцебиение: для парня подобное соблазнение явно впервые. Наглые пальцы прошлись вдоль груди по горячей гладкой коже вниз. "Если бы не хотел, сразу бы отпихнул. Ну раз так, надо действовать быстро!" Эдуард мгновенно дернул за рычаг: спинка кресла резко приобрела горизонтальное положение. Костя вздрогнул, оказавшись лежащим на кресле, и попытался встать, но парень, словно тень, быстро навис над ним, вдавив его ладонями в кресло и поставив колено между его ног, не позволяя шелохнуться. "Не сопротивляйся!" - захотелось сказать ему, но он почему-то боялся, что любое вслух сказанное слово отрезвит разум Кости намного быстрее, чем любое его бесцеремонное действие сейчас. Парень жадно припал губами к его груди, прошелся влажной дорожкой вниз, не забыв незаметно расстегнуть ремень на брюках напарника. Спустившись вниз перед креслом и присев на ноги, Эдуард без промедления стащил с него расстегнутые брюки и помассировал пылающую кожу бедер своими мягкими губами. Эта, казалось бы, невинная ласка не прошла бесследно: Эдуард почувствовал под своей рукой настоящее возбуждение. "Только ничего не говори, - подумал он про себя. - Не смущайся! И не бойся меня! Я хочу лишь сделать тебе приятное". Эдуард, словно мысленно, пытался успокоить и усмирить сомнения лежащего перед ним мужчины. Костя не двигался, закрыв глаза и отвернувшись в сторону. "Все, хорош играться!" - Эдуард решительно спустился поцелуями ниже, резко подтянул к себе тело Кости, чтобы было удобнее, и обхватил возбужденную плоть губами, на мгновение открыл глаза и увидел, как Костя нервно впился пальцами в кожаную обивку кресла. "Теперь расслабься окончательно и дай мне насладиться тобой! Так вот каким ты бываешь в нерабочей обстановке?" Но даже сейчас в эти минуты близости Эдуард с грустью понимал, что все равно продолжает находиться в неведении об этом парне. Костя не открылся ему настолько, насколько ему бы искренне этого хотелось сейчас. Он не выдал не единой внутренней эмоции, не единой мысли насчет происходящего между ними. Стойко держал все в себе, показывая ему только внешнее плотское удовольствие. "Хотя для меня в данной ситуации этот факт уже о многом говорит!"
  В руках оказалась спасительная баночка, которую Эдуард нащупал в нижнем ящике своего стола. "Сейчас я доставлю тебе такое удовольствие, которое ни одна женщина тебе не подарит!" Он незаметно ввел в него один палец, продолжая ласкать его губами. Тихий вздох! Эдуарду все еще не верилось в то, что этот парень так легко подчиняется ему. Почему? Даже среди геев ему попадались индивиды, которые отталкивали его сразу же, если им была неприятна мысль с ним переспать. Просто внутренне не смогли сойтись. Костя же был натуралом. Это Эдуард почувствовал сразу, как только начал с ним работать, а также понял, что мужчина тяжело переносит, когда врываются в его личную зону. Абсолютно недоступный для таких кинестетиков, как Эдуард. И то, что он смог стать с ним близок, говорит о том, что Костя впустил его в свой мир, доверился ему, позволив к себе прикоснуться и не только... И возможно, для него они уже слишком далеко зашли для понятия "Останемся друзьями", чтобы остановиться сейчас. Еще секунда - и Костя глухо простонал. Едва слышно. Почти неуловимо. Но Эдуард с облегчением понял, что доставил-таки ему обещанное удовольствие. "Если ты думаешь, что это все, то сильно ошибаешься!" Эдуард не стал терять ни минуты, пока Костя еще не успел сообразить, что будет дальше. Быстро стянув с него остатки одежды, он развернул его спиной к себе, не позволяя ему вырваться или остановить то, что они начали. "Я не намерен останавливаться на полпути после того, что только что произошло здесь". Расстегнув свои брюки и не утруждая себя тем, чтобы полностью раздеться, он снова воспользовался смазкой, затем обхватил бедра Кости и не до конца вошел в него. Мужчина впился в обивку кресла так сильно, что побелели костяшки пальцев, и сжал зубы. Эдуард замер на некоторое время, чтобы позволить ему привыкнуть к новым ощущениям, а потом осторожно задвигался в нем, пытаясь проникнуть глубже - сначала плавно, потом настойчивее, чувствуя свободу. Снова отрешенность... Когда парень занимался сексом, он никогда не думал о последствиях. Он всегда делал это самозабвенно, наслаждаясь каждым движением, прикосновением, поцелуем. Поцелуй... Эдуард так и не смог его поцеловать, почувствовать на вкус его губы, проникнуть глубже в их теплоту... Поцелуй, как один из атрибутов секса, всегда казался ему чем-то личным и подразумевал собой какие-то чувства. "Я совсем не понимаю, до сих пор не понимаю, что происходит сейчас между нами! Что это? Порыв? Или все-таки нечто большее?" Наверное, именно необычность ситуации позволила ему так сильно возбудиться и завершить начатое. Громко простонав, он уронил себя на его спину и часто задышал. Сознание медленно возвращалось к нему, он распахнул глаза, смотря перед собой. Он ненавидел эти минуты - минуты после секса. Когда надо что-то сказать или сделать. Проще замереть в такой даже пусть неудобной позе и уснуть. Утром почему-то всегда проще объясниться, чем сразу после секса. Эдуард все же отстранился от него, поднялся с пола и застегнул брюки. Костя медленно сел на пол, смотря перед собой. "Боже! - Эдуард сочувственно посмотрел на него. - Что же я наделал?" Он быстро присел рядом, коснулся его плеча:
  -Пойдешь в душ?
  Костя вдруг поднял на него свой взгляд: пустой отрешенный. Эдуард даже удивился, что после секса можно быть таким равнодушным. Или это всего лишь разновидность шока?
  -Да, если можно.
  Эдуард кивнул и направился в ванную.
  -Я принесу тебе халат.
  Когда он вернулся в зал, Костя продолжал сидеть в той же позе, в какой он его оставил - неподвижный потерянный. Накинув на его плечи халат, Эдуард помог ему завязать пояс и проговорил.
  -Я приготовил тебе полотенце на краю ванны.
  -Спасибо.
  Костя поднялся с пола и собрался поднять свою разбросанную одежду, но Эдуард быстро остановил его:
  -Я сам приберусь. Не волнуйся.
  -Спасибо.
  Эдуард проводил его грустным взглядом и опустил голову. "И что теперь делать? Болван! Вечно твоя похоть выходит тебе боком! Что теперь будет с нами? Как ему это объяснить? Сказать, как есть: "Извини, Костя, прикоснулся к тебе и понял, что хочу тебя прямо здесь и сейчас!" Если не убьет меня после этих слов, то взглядом пристрелит, а наши теплые дружеские отношения "всего лишь" накроются медным тазом. Ладно, если попросит все объяснить, попробую это сделать. Если же промолчит, то... Не буду начинать первый. Я действительно не знаю, что ему сказать".
  Эдуард поднял разбросанные по полу вещи Кости и аккуратно сложил их на диване. "И когда это я успел его так лихо раздеть? - с ухмылкой покачал головой парень. - Ни клочка на нем не оставил!" Он прошел на кухню, тщательно вымыл руки под краном, достал из холодильника мандарин и с удовольствием его зажевал, несмотря на то, что тот оказался немного кисловатым. "В самый раз для меня, чтобы стереть с лица довольную наглую улыбку!" Он осторожно вышел из кухни и замер напротив ванной, слушая шум душа и продолжая пожевывать дольки мандарина. "Несмотря на то, что я почти испортил наши с тобой отношения, Костя, я не жалею, что сегодня мы были с тобой близки. Как ни странно, мне было с тобой очень уютно и спокойно. А это говорит лишь об одном: это случилось с нами не зря. Либо мы разругаемся с тобой в пух и прах, либо начнем понимать друг друга еще лучше. Может быть, мы с тобой слишком заработались и перестали видеть прекрасное вокруг себя. Кстати... О пряниках!!!". Парень быстро прошел в зал, вернул кресло в его обычное положение и сел за компьютер. Отчет! Как быстро он позабыл о причине их сегодняшнего уединения! "Пока он в душе, я продолжу работать, чтобы нам было о чем поговорить после его банной процедуры и разбавить напряжение". Эдуард на самом деле погрузился в отчет с головой и, когда на пороге возник посвежевший, но все еще потерянный Костя, Эдуард непринужденно сказал ему, не оборачиваясь:
  -Отдохни пока на диване. Я сейчас закончу просчет и позову тебя.
  Костя какое-то время не двигался, а потом все же направился к дивану. Эдуард замер в удивлении: "Как легко я смог с ним заговорить! Ведь так мучался минут десять назад над раздумьем, что сказать и что сделать". Он осторожно, словно шпион, повернул голову: Костя сидел на диване, откинувшись на спинку и закрыв глаза. "Он снова мне подчинился!" Эдуард в шоке повернулся обратно к экрану и приподнял брови. "Может, это я что-то перестал понимать в этом мире. Или мне все же достался чересчур понятливый партнер!"
  Быстро просчитав то, что хотел, Эдуард потер руки и с улыбкой повернулся к Косте:
  -Ну все! Теперь можно продо...
  Он вовремя заткнул себе рот: Костя сладко посапывал на диване, уронив голову на грудь. У Эдуарда даже вырвался теплый вздох из груди: "Какой же он все-таки замученный! Или это я так сильно его измотал сегодня?" Парень тихо подошел к нему, аккуратно уложил его на диван и накрыл пледом. Пусть спит. "Все, что смогу сделать сам в отчете, я сделаю, а завтра ты будешь отдуваться в одиночку, раз уснул!" - усмехнулся Эдуард и ушел на кухню за очередным литром кофе. Впереди вся ночь и куча работы.
  * * *
  -Костя! Костя, просыпайся!
  Голос будто бы издалека. Такой знакомый и негромкий. Кто-то мягко тряс его за плечо. Костя открыл глаза и увидел над собой улыбающегося Эдуарда. Потерев глаза, Костя тихонько пробурчал:
  -Блин! Я что, уснул?
  -Да, - тот зачем-то завязывал галстук на шее.
  -Извини, сейчас приду в себя, и сядем за отчет, - Костя присел на диване и услышал задорный смех Эдуарда.
  -Ну ты можешь, конечно, сесть за отчет, а вот я поехал на работу.
  Костя поднял на него недоуменный взгляд, а парень тепло улыбнулся и поднес ему к лицу свои часы:
  -Семь утра, соня. Пора на работу.
  -Так... я... всю ночь проспал, что ли? - пораженно уставился на него Костя.
  -Ага. Кстати, я все-таки заполнил тот непосильный столбец сам. Выпил литра три кофе и просидел над ним всю ночь. Так что сейчас ты едешь работать и проверять мою таблицу, а я еду пускать сонные пузыри в клавиатуру. И не смей мне возражать, сэр-начальник. Ты, в отличие от меня, выспался, так что будешь меня прикрывать, пока я буду приводить свой уставший организм в порядок. Давай, одевайся, и поехали, пока моя убойная доза кофе еще действует на меня и я в состоянии худо-бедно передвигать свои конечности, - Эдуард, наконец, справился со своим галстуком. - Кстати, ты завтракать будешь? Могу приготовить бутерброды, чтобы быстро перекусить.
  -Нет. Сейчас соберусь, и поедем.
  -Хорошо.
  Эдуард включил верхний свет и вышел из зала, чтобы не смущать напарника переодеваться. Костя быстро нырнул в свои шмотки и, уже выходя из зала, наткнулся взглядом на кожаное кресло у стола. Воспоминания... Кожа чувствует прохладную обивку, быстро нагревающуюся под горячей ладонью, тело чувствует легкие прикосновения чужих мягких губ. Как будто и не спал вовсе. Как будто все произошло десять минут назад. Что плохого в том, что вчера случилось? 'Он сделал со мной то, чему я никогда бы не позволил случиться'. А что хорошего? Наверное, тоже ничего. Костя зажмурился и покачал головой: 'Главное лишь то, что несмотря ни на что мы продолжаем общаться друг с другом, как раньше. Судя по всему, Эдуард сделал вид, что ничего не случилось. Я сделаю то же самое'.
  В машине Эдуард слегка задремал: видать, кофе все-таки перестал действовать или парня раскумарило от теплоты в салоне. Костя осторожно наблюдал за ним, стараясь сильно не отвлекаться от процесса вождения. Память снова и снова безжалостно возвращала его в те странные минуты, когда они вдруг разделили сладострастное сумасшествие на двоих. Пять лет разницы в возрасте, а безрассудство плещется на весах жизни у обоих. 'Что на меня нашло?' Костя холодно смотрел на дорогу, не находя ответа на свой же поставленный вопрос. Невинный массаж, плавно перешедший в... Это слово не хотелось произносить даже в своих мыслях. Оно расставляло все точки над 'И' и заставляло его смириться с жестокой реальностью. Еще вчера они были всего лишь коллегами по работе, может, даже друзьями, а теперь... Кто они теперь? 'Мы оба молчим и делаем вид, что ничего не произошло и мы по-прежнему друзья. Но так ли это на самом деле? Я хочу это знать и одновременно боюсь это знать. Меня пугает любой ответ на этот вопрос. Я еще не готов услышать ответ на этот вопрос. Значит, оставим все, как есть'.
  В кабинете Эдуард вяло сбросил с себя плащ, протянул Косте флешку с отчетом для проверки, сел за свой стол и, не включая компьютер, уткнулся щекой в его холодную поверхность.
  -Прикрой меня, если что, ладно? - Забавно пробурчал он. - Больше не могу держаться... Сейчас упаду в обморок от усталости, если не усну... Если что, буди... Я объясню, если что-то... там... непонятно... будет... устал... спать...
  Костя с улыбкой наблюдал за ним, пока тот пытался ему еще что-то втолковать своим полуспящим рассудком, а потом приглушил свет с его стороны кабинета и подтянул телефон ближе, чтобы при звонке сразу брать трубку.
  Телефон особо часто не трещал в этот день, что весьма порадовало Костю. Надо же, про них, наконец-то слегка позабыли. Эдуард проснулся ближе к обеду, сонно пробурчал, что ненавидит свой стол за его неудобность для сна, и поплелся в туалет. Вернувшись, он устало прошаркал до кофейного столика и заварил себе кофе. Костя с иронией во взгляде наблюдал за его лохматой макушкой и тщетными попытками проснуться и снова утыкался в монитор. Эдуард вернулся за свой стол, недовольно бурча под нос красочные гадости насчет своей адской работы. Костя дал ему время загрузить свой компьютер и уже был готов рассказать ему его очередные ошибки в отчете, но... Повернувшись, он увидел все ту же картину: парень снова сладко посапывал, уткнувшись лбом прямо в лоно клавиатуры, от чего на мониторе началась бешеная свистопляска иероглифов. Компьютер был готов свихнуться от непонимания задач, поставленных безумным хозяином. Кофе тоскливо остывал рядом с лицом парня. Костя покачал головой, подошел к его столу, вынул клавиатуру из-под его лица и убрал горячую кружку от греха подальше. Если после таких издевательств им не дадут матерую премию, Костя пообещал себе, что уволится нафиг. Они денно и нощно погрязают в этих беспощадных цифрах. Должно же быть хоть какое-то достойное вознаграждение за их нелегкий труд статистов!
  Через неделю Костя снова заехал после работы к Эдуарду для проверки отчета. На этот раз обошлось без приключений: то ли прошлый раз был действительно чем-то из ряда вон выходящим для обоих, то ли парень держал себя этим вечером в строгости и не позволял себе распускать руки. Он усердно делал вид, что поглощен только работой, Костя же старательно демонстрировал, что спина у него больше не болит. Только все равно сидеть в кресле, в котором неделю назад получил оргазм, было достаточно волнительно. Это волнение попыталось выбить почву из-под его ног, но Костя решительно сосредоточился на работе, быстро все проверил и попрощался с Эдуардом, пожелав ему спокойной ночи. Только сидя в своей уже порядком нагретой машине, он смог успокоиться. 'Я слишком много думаю об этом и слишком сильно переживаю по этому поводу. Пора бы уже обо всем забыть. Забудь! Прямо здесь и прямо сейчас!' Он сделал вид для самого себя, что забыл, и поехал домой.
  * * *
  За ужином Косте снова пришлось слушать практически одного Рустама. 'Может быть, он действительно считает меня достойным соперником и думает, что своим хвастовством сможет меня опередить в чем-то. Эх, парень. Расслабься! Ты забрал у меня семью, забрал у меня сына. Кто из нас лузер после этого?'
  -Покупка машины отменяется, - продолжил Рустам, как только закончил рассказывать о своих достижениях на работе. - Мы с Ирой решили сэкономить на отъезд в Москву.
  -Вы хотите съездить в Москву в отпуск? - спросил Костя, попивая сок.
  -Нет, мы решили туда переехать, - улыбнулся Рустам, испытывающе глядя ему в глаза. Костя замер и в шоке посмотрел на Иру. Та виновато улыбнулась и пробормотала:
  -Мы уже давно хотели это сделать, Костя. Там в Москве у Рустама - все родственники, весь главный бизнес, квартира...
  -Почему я узнаю об этом только сейчас? - Костя хмуро посмотрел на обоих. Рустам пожал плечами.
  -А с какой стати мы должны отчитываться перед тобой за свои действия?
  -С той простой стати, что вы оба собираетесь увезти от меня моего сына! - сквозь зубы проговорил Костя, начиная закипать.
  -Костя, мы хотели тебе сказать, но в тот момент поездка была под вопросом, - пояснила Ира. - Мы подумали, что не стоит заранее беспокоить тебя по пустяку. Вдруг поездка не состоялась бы. Мы решили все лишь на днях.
  -Пустяк?! - Костя нервно усмехнулся. - Ира, ты в своем уме? Если вы уедете в Москву, как часто я смогу видеть своего сына по-твоему? Где я, а где Москва?
  -Костя! Я и Рустам - семья. Он мой муж, - дрожащим голосом пробормотала Ирина. - Если он считает, что нужно переехать, значит, мы переедем. В следующем году Миша пойдет учиться в первый класс, а в большом городе есть замечательные школы. Миша быстро привыкнет к новой обстановке. Он ведь такой общительный.
  Дыхание стало тяжелым, Костя смотрел перед собой в шоке. 'Боже! Что за год?! У меня все валится из рук, у меня ничего не получается сохранить рядом с собой, задержать хотя бы на мгновение...'
  -Костя, - Ира взяла его за руку, - ты всегда сможешь с ним созваниваться, переписываться. Не стоит так близко к сердцу это воспринимать.
  -Ты уверена? - Костя холодно посмотрел на нее. - А давай я завтра сам увезу его в Москву. Как долго ты выдержишь без сына?
  Ира сжала губы и отстранилась от него, Костя вытер губы салфеткой и ушел в детскую, где возился Миша со своими бесконечными машинками и электронными роботами, которых надарил ему Рустам.
  -Папа, давай закончим картину, которую я начал? У меня без тебя не получается.
  Миша таким жалобным голосом проговорил это, что у Кости сжалось сердце. 'Без тебя не получается!' Как много значат эти слова, сказанные ребенком! Костя старался держаться, в горле стоял мерзкий ком слез. Мягко кашлянув, чтобы прийти в себя, он сел за стол, усадил сына на колени и принялся разбираться в паззлах.
  -Давай! Где у тебя не получается?
  Через час он уложил сына спать, вышел из детской, тихонько прикрыв за собой дверь, и прошел в коридор. Ира вышла его проводить: ничего не сказала ему, только пожелала спокойной ночи. Костя пожелал того же в ответ и вышел за дверь.
  В машине он быстро включил грелку, чтобы разогреть остывший салон, и откинулся в кресле, закрыв глаза. 'Что не так я делаю в этой жизни? Чего я до сих пор не могу понять? Почему рядом со мной никто не задерживается? Я теряю близких людей один за другим. Ирина, Миша...' Костя открыл глаза, почему-то вспомнив даже об Эдуарде. Ведь этот парень, настолько сблизившись с ним в тот день, решил не продолжать это безумие. 'Может быть, и ему была неприятна мысль остаться со мной надолго и стать еще ближе со мной!' Костя мотнул головой: 'О чем я думаю? Это не тот случай. Он ведь парень, как и я. Если между нами что-то и было, то только секс. В тот вечер мы получили друг от друга плотское наслаждение и только. Большего мы друг другу дать не можем'.
  На следующий день начальник отдела - Виктор Сергеевич - вызвал Костю к себе на ковер.
  -Может, по отчету хочет узнать новости? - предположил Эдуард. - Смотри, не подведи. Говори, что все в порядке, что мы успеваем по времени.
  -Мы и так успеваем благодаря твоим стараниям, - тепло улыбнулся ему Костя, получил в ответ благодарную улыбку и вышел из кабинета.
  -Константин Андреевич! Вы когда-нибудь хотели занять руководящую должность? - начальник сразу перешел к делу, как только Костя поздоровался с ним и сел за стол.
  -Честно признаться, никогда не задумывался над этим, - покачал головой Костя.
  -Почему?
  Костя пожал плечами:
  -Мне всегда казалось, что это не моя стезя - руководить, - улыбнулся он.
  -Но, тем не менее, вся отчетность нашего предприятия лежит на Ваших плечах, так? И Вы с легкостью можете объяснить мне любой отчет и любую цифру? И в данный момент именно Вы успешно рулите процессом отчетности и всегда укладываетесь по срокам? Все верно?
  -Верно, но я бы сказал это попроще, - смущенно пробормотал Костя. Неужели его работу так ценят 'наверху'?
  -Статистика не терпит ошибок. Вы, как никто другой, это понимаете. Поэтому именно Вас я решил выдвинуть на должность своего заместителя в отделе статистики.
  Костя в шоке смотрел на своего начальника, Виктор Сергеевич улыбнулся в ответ:
  -Александр Владимирович, мой нынешний заместитель и Ваш непосредственный куратор работы, собирается уйти на пенсию, и я, как друг, подпишу ему заявление без отработки. Эта информация пока еще держится в тайне, и поэтому я попрошу Вас не распространяться по этому поводу. Никто не должен знать, что я хочу продвинуть Вас по служебной лестнице. Я считаю, что Вы - достойная кандидатура, а желающих на эту должность вагон и маленькая тележка. Мне уже предложили некоторые варианты, но я знаю, что все эти варианты - совершенно не то, что мне нужно. Нового человека нужно будет обучать всем азам с нуля, а на это потребуется время, и к тому же человек может испугаться такого объема работы и сдаться. Я не хочу тратить на подобные вещи драгоценного времени. Ну что Вы скажете?
  Костя помолчал какое-то время и тихо проговорил:
  -Я очень рад, что Вы цените меня, как сотрудника, но... Я боюсь, мне придется отказаться.
  -Почему? - Виктор Сергеевич явно расстроился после его слов.
  -Мой напарник - Эдуард - он все еще слаб в работе, и ему нужна поддержка со стороны. Я не могу оставить его одного на такой большой объем работы.
  -Это уже оговорено: ему обязательно предоставят другого человека. Ставка освободится, и мы тут же найдем ему помощника. Константин Андреевич, Вы сами сможете ему помогать: ведь Вам все равно надо всегда быть в курсе всех дел. Вы ведь помните, что заместитель всегда был моей правой рукой. Вы очень талантливы в своем деле, уравновешены, рассудительны, знаете специфику работы даже больше, чем я сам. Мне нужен такой человек, как Вы, для командировок в наш главный офис в Москве.
  Костя вскинул на него безумные глазища:
  -В Москве?
  -Да, я буду частенько отправлять Вас в Москву в командировки для предоставления и разъяснения наших данных.
  -Я согласен!!!
  Виктор Сергеевич свел брови:
  -Как странно. Еще пять минут назад Вы были готовы отказаться, а теперь... На Ваше решение повлиял мой последний аргумент в виде командировок в Москву?
  Костя помолчал и кивнул.
  -Да.
  -Вы преследуете какие-то корыстные цели? - нахмурился начальник. - Я должен знать, почему Вы так резко поменяли мнение.
  -Здесь нет никаких корыстных целей, - грустно улыбнулся Костя и вздохнул. - Личное желание быть ближе к своей семье. Скоро моя бывшая жена переедет в Москву и увезет с собой моего сына. И я подумал, что таким образом смогу иногда видеться с ним.
  Виктор Сергеевич закивал головой и печально вздохнул:
  -Понимаю. Ну что ж, значит, теперь у нас обоих есть личная заинтересованность в том, чтобы продвинуть Вас на эту должность. Никаких документов готовить не нужно, я обяжу отдел кадров заняться этим самостоятельно. От Вас нужно только Ваше личное заявление о переводе. Я сам обо всем позабочусь.
  Костя быстро написал заявление по просьбе начальника: пусть лежит на всякий случай. Вернувшись в кабинет, он сел за стол и тяжело вздохнул.
  -Ну что там? - Эдуард в момент подскочил к нему. - Что от тебя хотел начальник?
  -Спрашивал по работе, по отчетности, по новой таблице, - соврал ему Костя. - Я сказал, что все в порядке, и уже скоро мы принесем ему готовый результат.
  -Ясно, - Эдуард облегченно вздохнул. - Главное, что не ругал. Парень вернулся за свое рабочее место, а Костя принялся доделывать свой очередной отчет. Плохо конечно то, что Эдуарда придется бросить одного на всю их работу, но он пообещал самому себе, что пока не найдут нового сотрудника, он будет помогать ему без устали.
  * * *
  Когда он заехал в следующий раз домой к Ирине, то ясно понял, что они решительно собираются в Москву: в зале не хватало части мебели, которую, скорее всего, они кому-то отдали.
  -Что будете делать с квартирой? - спросил Костя.
  -Будем продавать, - тяжело вздохнула Ира, обведя тоскливым взглядом зал. - Даже как-то грустно расставаться, так привыкла уже к этим стенам.
  Погостив немного у своей бывшей семьи, он собрался и поехал к Эдуарду, который уже с нетерпением ждал его с очередной порцией кофе и вопросов. Они долгое время сводили один столбец, молча занимаясь каждый своим делом: Костя вбивал готовые цифры в таблицу, Эдуард сидел за калькулятором, просчитывая процентные соотношения и подавая ему новые данные на бумаге. Тишину нарушали только звуки пальцев по кнопкам клавиатуры и калькулятора. В какой-то момент Костя понял, что периодически отвлекается от работы, продолжая думать о неожиданном отъезде Иры и Миши. 'Что я буду делать здесь без них? Что я - без них? Кто я? Из чего состою? Что заставляет меня продолжать жить и работать?' Стук пальцев о калькулятор прекратился. Костя поднял взгляд на затихшего Эдуарда: тот участливо смотрел на него, а потом тихо спросил:
  -Что у тебя стряслось?
  Костя внимательно смотрел ему в глаза: 'Почему тебя это интересует? Кто я для тебя? Кто ты для меня?'
  Эдуард вдруг отбросил ручку в сторону и повернулся к нему на табурете, взял за руку и притянул к себе ближе. Глядя ему в глаза, он неторопливо расстегнул рубашку, ремень, брюки... Костя закрыл глаза, откинувшись в кресле. Наверное, только то, что происходит с ними в такие минуты, заставляет его отвлечься от гнетущих мыслей. 'Может быть, это и есть та самая причина, по которой я каждый раз не могу найти в себе силы, чтобы оттолкнуть этого настырного парня от себя. В отличие от меня, он хотя бы знает, чего хочет от этой жизни'.
  Мягкие губы и игривый язычок заставляли его изредка подрагивать, теплые ладони поглаживали обнаженные бедра и грудь, дразня горячую кожу легкими прикосновениями. Костя постарался расслабиться, насколько это было возможно для него в данной ситуации, и отрешиться от своих проблем. Рука Эдуарда поймала его руку, безвольно лежащую вдоль тела, пальцы мгновенно переплелись. Эдуард вдруг положил его ладонь себе на затылок, словно давая понять, чтобы тот не стеснялся задать ему нужный ритм. Под рукой - мягкие гладкие волосы. Костя осторожно запустил в них свои пальцы, играя ими. Свет от монитора, на котором отражалась их злосчастная таблица, слепил даже закрытые глаза, Костя протянул руку и выключил его. Сейчас он меньше всего хотел думать о работе... Они снова так близко, так неприлично близко. Рядом. Только с ним в последние дни Костя начал понимать, что еще способен чувствовать себя живым и нужным. Пусть хотя бы на одну ночь. Да что там, всего лишь на несколько минут. Но и этого было достаточно, чтобы ненадолго поверить в себя и заставить одиночество отступить в темноту на эти несколько мгновений тихого странного счастья.
  Эдуард оторвался от него, как только Костя получил свою порцию удовольствия, снова, как в прошлый раз, освободил его от всей одежды и нежно опрокинул его на мягкий ковролин. Дразнящие поцелуи прошлись вдоль спины, влажные пальцы осторожно подготовили его к продолжению приятного времяпровождения наедине друг с другом. На этот раз Эдуард не торопился и вошел в него полностью только с третьей попытки, когда понял, что боль уже не такая ощутимая, как поначалу. Он медленно задвигался в нем, ласково поглаживая его бедра и уткнувшись лицом в его спину. Он снова поймал его руку своей и сжал его пальцы в своих. Костя чувствовал в них чрезмерное напряжение: с каждым новым движением Эдуард все сильнее сжимал его пальцы. Тяжелое дыхание за спиной, мелкая дрожь тела. Наконец, Эдуард замер в нем, глухо простонал и уронил себя на его спину, крепко сжав его в своих руках. Костя закрыл глаза и погладил обнимающие его крепкие сильные руки: 'Вот так бы лежать и не вставать! Кажется, что и слова не нужны, чтобы объяснить друг другу, как было хорошо!' Сумрак комнаты скроет их общее смущение, если таковое имеется, и убаюкает их в своих руках цвета ночи.
  Руки перестали его обнимать, Эдуард откатился от него в сторону. Тихий звук застегивающейся ширинки, глубокий вздох.
  -Пойдешь в душ?
  Костя едва смог подавить в себе грустную усмешку: как все предсказуемо.
  -Я поеду домой. Думаю, на сегодня хватит отчетности.
  Он неторопливо оделся, пока Эдуард сохранял проделанную работу на флешку и выключал компьютер. Костя с грустью смотрел на его затылок: когда это случилось между ними в первый раз, Костя сделал вид, что на самом деле ничего не произошло, и постарался выкинуть из головы этот непонятный даже ему самому отрывок его жизни. Но сейчас лгать самому себе не поворачивается язык. Да, чувствами здесь даже не пахнет. Пахнет голимым сексом. Может, вожделением. Может, желанием. И если это снова повторится, то будет лишнее доказательство того, что они всего лишь пытаются компенсировать друг в друге нехватку тепла. Сексуального тепла. Тепла человеческого тела. И это все. Больше здесь нечего ловить.
  -Спокойной ночи! - попрощался Костя.
  -Спокойной ночи!
  Эдуард махнул ему рукой на прощание и закрыл за ним дверь.
  * * *
  Когда пошел первый снег, Костя как раз убирался на своем балконе, который давненько требовал к себе повышенного внимания. Парень так и застыл с тряпкой в руке, смотря сквозь застекленную раму на небо: крупные белые хлопья плавно летели вниз на землю, прилипая к стеклу и тут же тая. Распахнув окно, Костя тут же ощутил свежесть вечера и выглянул наружу. Малышня моментом вывалила на улицу из теплых натопленных квартир, ловя снежинки и весело смеясь. Костя с улыбкой протянул руку вперед и поймал несколько снежинок ладонью: они укололи его холодом и исчезли, оставив капли на коже. 'Вот и зима пришла'.
  На работе все шло по-прежнему: Эдуард в последние дни не просил помощи, самостоятельно заполняя таблицу. Может, помощь действительно была не нужна, может, парень боялся, что снова не сдержится. Косте почему-то стало все равно. Они и так уже дважды пересекли опасную черту. Третий раз ничего не изменит. Это превратится в заколдованный круг, в систематичность, в привычку, в правило. Костя с грустной усмешкой ловил себя на мысли, что любое кожаное кресло, попавшее в поле его зрения, беспощадно напоминает ему о тех минутах, когда он вместе с Эдуардом перешел грань и запечатал нечто важное в своей душе, не позволяя этому вырваться наружу и понять истинные намерения друг друга. 'Я до сих пор не разобрался в себе, не разобрался в том, почему уже дважды позволил этому произойти. Почему? Потому что он единственный человек из моего окружения, который хочет меня? Потому что он единственный человек, который не боится меня хотеть? Потому что он единственный человек, который искренне дал мне понять, что от меня ему нужен только секс и большего он не требует? Это честно. Ведь мы не пара. По сути, мы друг другу - никто. Даже не друзья. Сейчас тем более не друзья'.
  Виктор Сергеевич снова вызвал его в свой кабинет, тихонько шепнул, что все улажено, и даже с улыбкой пожал его руку, как будущему заместителю.
  -Все-таки, я несказанно рад, что у меня работают такие люди, как Вы, Константин Андреевич, - радостно проговорил начальник. - Зная, что есть такие работники, за прогресс предприятия можно не волноваться.
  -Я постараюсь не подвести Вас, Виктор Сергеевич, и оправдать Ваши надежды, - смутился Костя от таких дифирамбов в свой адрес.
  -Это ты брось! - нахмурился старичок. - В тебе уверен сам начальник, так что тебе больше ничего не остается, как самому начать себе доверять.
  -Спасибо за Вашу поддержку!
  -Не за что! На новогоднем вечере сделаем сюрприз - наконец, скажем всем, кто будет моим замом, а то Леночка уже извелась: волнуется, ждет, чувствует, - он весело подмигнул ему. - Секретарям всегда важно знать, на кого они будут работать.
  Костя еще раз пожал руку Виктора Сергеевича и вышел из кабинета, слегка окрыленный от слов начальника. Хоть где-то у него начинает налаживаться жизнь.
  Перед тем, как в последний раз поехать к Эдуарду, который, наконец, закончил работу над отчетом, точнее, над тем, что знал и умел сам, оставив остальное на усмотрение и переделку своего старшего напарника, Костя решил заглянуть на минутку в гости к сыну. Дверь открыла улыбающаяся Ирина, Костя улыбнулся в ответ и спросил:
  -Что у вас тут новенького? Я смотрю, ты в хорошем расположении духа.
  -Рустам играется с Мишей в зале: я уже и позабыла, как сын заразительно смеется.
  Костя едва уловимо нахмурился, ощутив внутри противный укол ревности, и услышал этот смех: заливистый громкий. Он прошел в зал и удивленно замер на пороге: Рустам весело подкидывал Мишу почти под самый потолок и ловил его в свои объятия, а мальчик со смехом вскрикивал и впивался в его пальцы от страха.
  -Все, хватит!!! Папа! Пусти меня! Папа!!! Ну хватит!
  Время остановилось. Косте показалось, что вся кровь мгновенно схлынула из сердца и ударила ему в голову. Бросило в жар, потом в холод. Перед глазами все поплыло. 'Он назвал Рустама папой...' Пакет с подарком выпал из руки...
  Наверное, Ирина заметила его выражение лица, которое невозможно описать каким-то определенным словом, и быстро проговорила:
  -Миша, у нас гость. Смотри, папа пришел.
  Мальчик вырвался из рук Рустама и с улыбкой подбежал к нему, остановился рядом и поднял пакет, выпавший из рук Кости.
  -Это мне?
  -Прости, солнце, - Костя присел на корточки, - выронил подарок от удивления, увидев, как ты умеешь летать. Да, это тебе.
  -Спасибо, - малыш чмокнул его в щеку.
  Костя смотрел на его счастливое лицо: 'Назови меня папой. Сейчас. Назови!' Но Миша вдруг вернулся к Рустаму и отложил подарок на стол, проговорив вслух:
  -Покидай меня еще немного!
  Рустам снова поднял его на руки и подкинул вверх. Костя ушел в коридор, не в силах на это смотреть. Ирина подошла к нему, захотела его словесно подбодрить, но Костя остановил ее, заглянув в ее обеспокоенные глаза:
  -Не говори ничего. Я сам знаю. Так даже лучше. Просто мне надо это осознать и привыкнуть. Спокойной ночи!
  -Спокойной ночи, Костя!
  Костя очнулся только возле подъезда Эдуарда: выключил двигатель автомобиля и откинулся на спинку. Вот и все. Случилось то, чего он так боялся. Мысли действительно материальны. Рухнуло его единственное преимущество перед Рустамом: сын назвал чужого человека своим отцом, признал в нем отца. И даже ни разу не назвал папой его. Последнее убило его окончательно. По щекам покатились слезы: Костя прижал ладони к лицу и тихонько всхлипнул. Он сам от себя не ожидал, что его так сломает этот факт. Он плакал и не верил в то, что плачет. В кармане вдруг зазвенел сотовый. Этот механический звук смог его отрезвить, словно ушат холодной воды на голову, заставивший вернуться в жестокую реальность. Костя замер в изумлении, вытер слезы и достал телефон из кармана - Эдуард. Потерял, наверное. 'Может, сказать ему, что сегодня я не могу. Завтра суббота, выходной, я как раз успею прийти в себя'.
  -Алло!
  -Я вижу твою машину у подъезда. Почему не поднимаешься?
  Костя вздохнул: 'Уехать не получится!'
  -Сейчас поднимусь.
  Он отключил связь, бросил телефон в карман. Слезы к тому времени высохли, он вышел из автомобиля, заскочил в подъезд и прошел в лифт. Уткнувшись спиной в стенку, он закрыл глаза, пока лифт поднимал его на нужный этаж, гудя и поскрипывая канатами. Внутри что-то треснуло: сначала от него отказались, как от мужа, теперь, как от отца. 'Теперь я должен отпустить от себя и Мишу: если Рустам начнет называть его сыном, то, значит, он сможет заменить ему меня окончательно. А я все равно навсегда останусь его биологическим отцом. Этого никто и никогда у меня не отнимет'. Эдуард открыл ему дверь с добродушной улыбкой на лице и кружкой свежеприготовленного кофе в руке.
  -Впереди тяжелая ночь, - подмигнул он и ушел на кухню. - Тебе налить кофе? Или ты все же собираешься, как и в прошлый раз, поспать немного этой ночью? - со смешком крикнул он из кухни.
  Костя не смог снять с себя плащ: так и встал посередине коридора, не в силах сдвинуться с места и смотря в одну точку. Именно таким его увидел Эдуард - разбитым в пух и прах отрешенным печальным. Парень тут же возник перед ним, осторожно заглянул в его пустые красные после слез глаза, взял за плечи:
  -Костя! Что с тобой? - он терпеливо ждал ответа, а потом слегка потряс его в руках. - Да расскажи же мне, наконец, что у тебя происходит!!! - вскрикнул он отчаянно. Костя поднял на него свой взгляд и покачал головой:
  -Ничего не происходит. Я просто устал...
  -Не ври мне!!!
  Косте не верилось, что этот решительный парень так неистово добивается от него искренности и доверия.
  -Я правда устал. От работы. От жизни. От всего.
  Эдуард молчал какое-то время, участливо глядя в его глаза, а потом вдруг обхватил его лицо ладонями и мягко коснулся его губ. Это мимолетное прикосновение немного растопило лед в его душе, Костя несмело ответил на призыв его губ и быстро опустил голову:
  -Я поеду домой...
  -Я не отпущу тебя в таком состоянии. Тебе сейчас лучше не садиться за руль, - Эдуард снял с него плащ, заботливо усадил на табурет, присел у его ног и сам снял с него обувь.
  Косте оставалось только удивляться силе духа этого парня. Эдуард ласково обхватил его ладонь и повел в спальню, Костя послушно поплелся вслед за ним, уже наперед зная, что за этим последует и чем все закончится. Вот только где-то глубоко внутри засело едкое холодное равнодушие ко всему, что происходит, когда он наедине с Эдуардом. 'Наверное, это плохо. Я могу этим обидеть его и... потерять его... Так же, как потерял остальных... хотя с другой стороны, одним больше, одним меньше. Одним махом разделаюсь со всеми близкими мне людьми'.
  Эдуард не включил свет, оставив спальню в сумраке. Глаза еще не привыкли к темноте, Костя только слышал дыхание парня и чувствовал его пальцы на пуговицах своего пиджака. Эдуард снял с него пиджак, бросил его на спинку стула, взялся за рубашку, бросил ее туда же, расстегнул брюки, а потом вдруг отстранился от него... и решительно стянул с себя свою футболку и брюки, освободив на этот раз и себя от одежды. Усадив Костю на постель, он закончил процесс его раздевания, сняв с него брюки, уложил его поверх одеяла и накрыл своим обнаженным телом:
  -Пускай на этот раз все будет по-честному, - он улыбнулся ему, поглаживая пальцами его щеку, и склонился к лицу, нежно обхватив его губы своими. 'Мы ведь до этого не целовались с ним. Он ни разу этого не сделал в предыдущие разы'. Костя позволил ему поцеловать себя глубже, несмело коснулся его горячего тела и решительно сжал его в своих руках. Быть ближе. С кем еще он сможет быть так близок? Безумно не хотелось отрываться от его губ. Костя все яростнее впивался в эти мягкие губы, которые уже не раз смогли доставить ему истинное удовольствие. Эдуард сам наслаждался их поцелуем, страстно обхватывая его губы и поигрывая языком внутри. Пальцы Кости вонзились в его спину, из груди вырвался тихий стон, когда рука Эдуарда скользнула по груди вниз и сжала в ладони его возбужденную плоть. Поцелуи прошлись по груди, помассировали кожу бедер, дразня и вызывая дрожь всего тела. Эдуард вдруг оторвался от него, достал из ящика баночку, увлажнил себя и склонился над Костей.
  -Может, мне перевернуться? - спросил Костя на всякий случай.
  -Нет, хочу видеть твое лицо, - ответил тот без ложной скромности.
  Костя судорожно сжал в пальцах одеяло, как только Эдуард вошел в него своим уже таким привычным осторожным движением, и отвернулся в сторону, пытаясь скрыть от него свою боль. Эдуард замер в нем, коснулся его губ, обхватил их ненадолго и задвигался в нем. Костя зажмурился, а потом все же заставил себя открыть глаза и взглянуть на Эдуарда: на лице отчетливо читалась полная сосредоточенность на процессе. Парню на самом деле безумно нравилось происходящее между ними, он получал от этого немыслимое удовольствие. Закинув ноги Кости себе на плечи, он вошел еще глубже, двигаясь в нем все быстрее и быстрее. Костя запрокинул голову, подаваясь мягким губам, впившимся в кожу на шее, и простонал, когда парень принялся неистово ласкать его ладонью.
  -В этот раз... хочу, чтобы мы вместе... хочу вдвоем... - прохрипел Эдуард ему в ухо.
  'Он просто сумасшедший!!!' - отчаянно подумал Костя и пробормотал вслух:
  -Эдик!.. Ты безумец...
  Парень коротко усмехнулся ему в ухо и снова впился губами в его наэлектризованную страстью кожу. Костя понял, что момент уже близок: судорожно хватая воздух ртом, впился пальцами в спину парня и с громким стоном выгнулся ему навстречу, излившись ему в руку. Эдуард вошел в него в последний раз, зажмурился и замер, уронив себя на его грудь. Тяжело дыша и не двигаясь, они старались восстановить свое сбившееся дыхание. Костя ласково провел кончиками пальцев по спине парня: тот едва уловимо простонал в ответ и перекатился с него на другую половину кровати, откинув со лба слипшиеся локоны челки и облизнув сухие губы:
  -Успел!
  Костя иронично усмехнулся, не открывая глаз, услышал, как Эдуард тихонько захихикал под боком. Кажется, стесняться друг друга после такого откровенного третьего раза нет смысла. Костя по-свойски притянул его к себе, Эдуард с удовольствием прижался к его груди, заглянул в его глаза, погладил по щеке и серьезно проговорил:
  -Ну его - этот отчет! Давай лучше как следует выспимся! Как ты смотришь на это?
  Костя улыбнулся ему: он уже и забыл, для чего приехал в дом к своему напарнику.
  -Положительно смотрю.
  -Вот и замечательно.
  Они забрались под одеяло, вернулись в объятия друг друга и затихли, слушая свое ровное дыхание.
  -Ты лихо маскировался, - пробормотал Костя. Эдуард приподнял голову и недоуменно нахмурился:
  -О чем ты?
  -О твоей ориентации.
  Эдуард помолчал, вернул голову на подушку и виновато улыбнулся:
  -И когда ты догадался?
  -Я думаю, нетрудно понять - когда. Ты слишком активен и опытен в делах, касающихся секса с мужчиной. Хотя внешне такой же, как все.
  -А я боялся, что меня выдадут звонки на сотовый на работе, - вздохнул тот. - Хочешь сказать, я постоянно был вне подозрений? Это радует. Значит, я действительно хорошо маскировался.
  -Зачем же ты так легко выдал себя мне?
  Парень пожал плечами:
  -Не знаю. Сейчас это уже не имеет значения.
  Они замолчали и крепче прижались друг к другу. Косте ненадолго показалось, что этот вечер смог их немного раскрепостить и даже сблизить. Еще немного, и они бы могли разговориться друг с другом, поделившись своими сомнениями и страхами. Но вместо этого они согрели друг друга в своих ласковых объятиях и сладко уснули.
  * * *
  'Когда он спит, он становится еще моложе', - с улыбкой подумал Костя, разглядывая спокойное лицо спящего парня. Взлохмаченная макушка, упавшие на лицо косые пряди челки, приоткрытые губы, подрагивающие веки... Если бы не крепкое спортивное телосложение, в нем можно было разглядеть не более чем двадцатилетнего подростка. 'Да уж, и этот 'подросток' уже трижды смог развести меня на секс', - усмехнулся Костя. Эдуард вдруг глубоко вздохнул и распахнул свои сонные зеленые глаза. Увидев, что Костя смотрит на него, он улыбнулся и смущенно свел брови:
  -Разглядываешь меня?
  -Изучаю, - ответил Костя.
  -Ааа, - он с наслаждением потянулся и смачно зевнул. - Как спалось?
  -Неплохо.
  -Будешь завтракать?
  -Буду, только перед завтраком хотелось бы привести себя в порядок в душе.
  Эдуард согласно кивнул головой, вылез из-под одеяла и натянул на себя брюки, сонно покачиваясь из стороны в сторону и потирая глаза.
  -Я принесу тебе халат, чтобы ты не паковался в свой тугой костюм.
  -Хорошо.
  Костя посмотрел в окно: парень так легко и непринужденно общался с ним сейчас, как будто они только что сидели в кафе и пили чай, а не лежали абсолютно обнаженные в постели. 'Наверное, мне стоит взять это на заметку и научиться быть таким же простым и открытым рядом с ним. Хотя... Стоит ли? Сегодня я приехал к нему в последний раз. Отчет завершен, и больше нет ни единого предлога приехать к нему в гости. Только если напроситься, откровенно дав понять - для чего. Но я никогда не смогу решиться на такое. Эдуард, я думаю, тоже'.
  Только сейчас Костя смог разглядеть спальню своего коллеги: очень просторная и светлая комната. Из мебели, выдержанной в стиле красного дерева - узкий шкаф для одежды, широкая кровать, пара тумбочек по краям кровати и стул. На полу - белый пушистый ковролин. Минимализм! Ну это понятное дело: для чего нужна спальня? Для сна, конечно же. Ну и для кое чего другого... Хотя для Эдуарда не вопрос, где заняться сексом. Кажется, для него подойдет любая горизонтальная поверхность, если вспомнить, где они только этим не занимались.
  Эдуард вернулся в спальню - причесанный и умытый - и протянул ему халат.
  -Давай - бегом в душ, перекусим и сядем за работу, - он с улыбкой подмигнул ему и вышел из спальни.
  Костя постоял некоторое время под упругой струей горячей воды, прикрыв глаза: пусть для него подобные отношения до сих пор в диковинку и он не совсем понимает, что с ними делать, тем не менее, даже в такой неоднозначной ситуации он продолжал чувствовать себя немножечко счастливым. И неважно - продолжится ли это безумие позже или закончится сегодня - хочется наивно верить, что это произошло с ними не зря. Костя выключил воду и вздохнул: 'Лично я ни о чем не жалею'.
  Как только он появился на кухне, Эдуард неожиданно что-то бросил ему:
  -Лови!!!
  Костя налету поймал красное яблоко.
  -Запретный плод! - подмигнул Эдуард, тихонько посмеиваясь и пожевывая свое яблоко.
  Костя усмехнулся, откусил кусочек и сел за стол.
  Они быстро перекусили бутербродами и легким овощным салатом. Эдуард поклевал только салат и выпил стакан воды, с улыбкой пояснив ему, что у него спортивная диета. Костя не смог вчерашним вечером хорошенько разглядеть его тело, только собственные нечаянные прикосновения могли ясно описать ему упругие мышцы на руках, сильную спину, накачанный торс. Парень действительно следил за своей внешностью как снаружи, так и изнутри, посещая спортзал и сидя на какой-то специальной диете.
  Потом был отчет, который они долго сводили вместе и закончили только к вечеру. Сбросив таблицу себе на флешку, чтобы завершить дома оставшуюся часть, Костя принял предложение вместе поужинать, попрощался и уехал. Почему-то ему казалось, предложи Эдуард остаться на ночь снова, он бы не стал сопротивляться. Костя не знал, что думает о нем этот парень, каким он кажется для него со стороны и почему он не упускает возможности очередной раз его соблазнить. 'Может быть, для него я кажусь чересчур легкодоступным? - Костя хмуро мотнул головой. - Надеюсь, это не так'.
  За вовремя приготовленный отчет Виктор Сергеевич пообещал им обоим приличную годовую премию. Костя вздохнул с облегчением: увольняться, как он себе пообещал, не придется. Эдуард ходил окрыленный после того, как Костя сказал начальнику, что правильный и быстро приготовленный отчет по большей части - заслуга его напарника. Костя впервые в жизни увидел, как Эдуард по-детски засмущался и даже слегка покраснел. Виктор Сергеевич пожал парню руку и горячо поблагодарил за проделанную работу.
  -Я рад, что вы так отлично сработались, - проговорил он. Эдуард бросил мимолетный многозначительный взгляд в сторону Кости, тот поддержал его иронию легкой улыбкой и отвернулся, чтобы самому не покраснеть. Да уж, сработались. Знал бы начальник, каким образом они занимались отчетом, глаза бы из орбит вылезли.
  Последние рабочие дни перед Новым годом прошли в напряженной обработке всех таблиц и сведении всех данных за год. Костя доделал последний отчет прямо перед самим банкетом: Эдуард уже ждал его в дверях.
  -Нас ждут, Костя! - нетерпеливо топнул ногой парень. - Бросай это дело! В новом отчетном периоде закончишь.
  -Я так не умею. Все новогодние выходные промучаюсь, - ответил Костя и хлопнул по клавишам. - Вот теперь все! Сейчас отправлю по электронке, и пойдем.
  Вот так всегда! Все празднуют, а отдел статистики продолжает сидеть над данными, предоставленными им в последний момент. Настоящее проклятье из года в год!
  Стол был накрыт в большом зале для презентаций, который был украшен многочисленными шарами и снежинками. На 'шведском' столе - куча различной закуски и выпивки.
  -Наконец-то, можно расслабиться! - Эдуард потер ладони и широко улыбнулся. - Сейчас как напьюсь, как налопаюсь!!! - пригрозил он Косте и рассмеялся.
  Костя усмехнулся в ответ, взял в руки бокал шампанского.
  -Минуточку внимания!!!
  Все затихли и замерли, смотря на начальника отдела статистики.
  -У меня есть новость для всех! Долгожданная новость! - Виктор Сергеевич поднял бокал шампанского. - Все уже сказали самые популярные тосты, поэтому я не буду повторяться. Ни для кого уже не секрет, что Александр Владимирович оставил должность моего заместителя. И недолго думая, я нашел себе нового помощника. Этот человек как нельзя лучше знает работу моего отдела и будет, на мой взгляд, достойной заменой Александру Владимировичу. Константин Андреевич! Ну что же вы молчите! Подойдите ко мне!
  Костя улыбнулся и прошел сквозь толпу на свет: Виктор Сергеевич пожал ему руку.
  -Прошу любить и жаловать: мой новый заместитель.
  Все тут же зааплодировали. К нему подлетела счастливая секретарша Леночка:
  -Блин! Костик, я так рада, что это ты!!! - она наклонилась к нему и тихо прошептала в ухо. - Я боялась, что возьмут какого-нибудь старого извращенца, и он меня измотает своими дурацкими просьбами.
  -Лена, обещаю, я не буду гонять тебя по поводу и без.
  Она весело чмокнула его в щеку и убежала к своим подружкам. Костя проводил ее теплой улыбкой и посмотрел туда, где оставил Эдуарда: парень смотрел на него во все глаза, потом нахмурился, поставил недопитый бокал на стол и скрылся в толпе. Костя пытался понять, куда он ушел, успевая всех поблагодарить за их поздравления по поводу новой должности. Лишь спустя десять минут его, наконец, оставили в покое, и он улучил момент, покинув зал. Эдуарда он нашел в их кабинете: парень стоял у окна, уткнувшись ладонями в стекло и смотря наружу. Костя прикрыл за собой дверь и тяжело вздохнул.
  -Эдуард!
  Тот даже не пошевелился.
  -Эдуард, не делай вид, что ты меня не слышишь, - нахмурился Костя. Тот повернулся к нему и обдал его холодным взглядом:
  -Как это понимать? Почему я не знал об этом?
  -Это держалось в секрете, - ответил Костя. - Меня попросили никому не говорить.
  -Даже своему напарнику?
  -Даже своему напарнику, - кивнул Костя.
  -Напарнику, который теперь остался отдуваться в одиночку за всю отчетность предприятия? - закипел парень. - Костя, ты ведь прекрасно знаешь мою ситуацию. Да, я многое умею, но не все. Как ты представляешь дальнейшую мою работу? Да я без тебя тут ночевать буду!!!
  -Перестань психовать! Я все равно буду помогать тебе на первых порах.
  -Как? Из другого кабинета?! Посредством телепатии?! - сжал зубы парень.
  -Что за бред! - сжал кулаки Костя. - Ты прекрасно знаешь, что я всегда приду на помощь, а тебе обязательно найдут напарника.
  -И что мне с ним делать? У меня и так будет времени в обрез, так еще придется искать время, чтобы его обучить всему.
  -Я же обучил тебя! Я же нашел время!
  Эдуард опустил голову и пробормотал:
  -Это ты. А это я. Это разные вещи, - он тяжело вздохнул. - Я еще года тут не отработал, я еще слаб в знаниях. Я не знаю многих нюансов, которые знаешь ты. Как ты можешь меня оставлять сейчас одного? Ты предатель!
  Костя сделал шаг вперед:
  -Неправда!
  -Правда!!!
  -Я хотел отказаться!
  Эдуард тоже шагнул к нему, грубо прижал к двери ладонью, другой ладонью уперся в стену:
  -Так почему не отказался!
  -Потому что это шанс, - прошептал Костя, смотря в эти озлобленные глаза, - шанс быть ближе к своей семье. Моя жена увозит сына в Москву, а Виктор Сергеевич пообещал мне, что я буду часто ездить в командировку - в наш главный офис Москвы.
  Косте не верилось, что он объясняет этому парню причину того, почему он так поступил. Его это совершенно не касается.
  -Это правда? - тихо прошептал Эдуард. - Ты только по этой причине согласился на эту должность?
  -Это единственная причина, - тяжело вздохнул Костя. - Я сам не хотел оставлять тебя одного... Я прекрасно знаю, что тебе будет тяжело одному. Но... я решил рискнуть... Извини, что не сказал тебе... Обещаю, я буду помогать тебе... И никуда не денусь. Я же не уезжаю, не увольняюсь, а всего лишь переезжаю в другой кабинет... Мы будем видеться каждый день, я буду приходить сюда и помо...
  Грубый поцелуй заткнул ему рот. Щелкнул ключ в замочной скважине, потух свет. Эдуард прижал его своим телом к двери, не позволяя шелохнуться... Костя вырвался, отдышался...
  -Эдуард! Что ты...
  Очередной поцелуй не дал ему договорить, ладони обхватили лицо, пресекая все попытки к сопротивлению. Теплые губы, игривый язычок... Костя зажмурился, несмело коснулся его пояса и обнял его. Боже, они оба с ума сошли! Парень толкнул его к столу, сдвинул клавиатуру в сторону и заставил сесть, устроившись у него между ног и снова прижавшись к его губам, расстегивая его брюки. Костя оттолкнул его от себя в шоке и попытался его остановить:
  -Эдик! Это же кабинет!
  -И что с того? Нас никто не видит! - тяжело дыша, ответил парень, продолжая возиться с его ремнем и ширинкой.
  -Я... так не могу...
  -Можешь, - прошептал он и запустил свою руку в его брюки, мягко лаская его. Костя тяжело сглотнул и закрыл глаза. Разве можно сопротивляться, когда тобой так неистово желают обладать.
  -А если кто-нибудь захочет войти...
  -Дверь заперта. Нас ни для кого нет.
  -А если меня будут искать?
  -Пусть ищут.
  -Тут повсюду могут быть камеры...
  -Вот и проверим. Если завтра нас с тобой уволят, значит, камеры действительно есть. Пусть смотрят и завидуют.
  -Мы не должны делать это на рабочем месте.
  -Это где-то прописано?
  -Не знаю... Это правило. Это табу. Это... О, господи, Эдик!
  -Расслабься. И замолчи, наконец.
  -Эдик... ты... ты самый настоящий... псих...
  -Кажется, где-то я уже слышал это.
  * * *
  Новый кабинет, в котором он так часто появлялся в виде подчиненного, был прибран после своего предыдущего владельца. Костя стоял посередине, понимая, что ему даже ничего не пришлось переносить из своего отдела: стол и стул имеется, компьютер - тоже. Чай и кофе теперь может заваривать заботливая и суетливая секретарша Лена. Хотя свою любимую кружку он все-таки забрал из кабинета: по инерции поднялся на привычный этаж и открыл дверь ключом, только через секунду сообразив, что это больше не его кабинет. Все осталось таким же, как и в тот последний вечер, когда они заперлись здесь напоследок. Упавший стул, сдвинутая на край стола клавиатура, рассыпанные скрепки... Костя так ясно представил их последний вечер наедине, что сердце в груди застучало, как отбойный молоток. Он даже зажмурился, стараясь дышать ровно. Они так неистово пытались получить удовольствие, сжимая друг друга в своих дрожащих руках и жадно кусая сухие губы в поцелуе чуть ли не в кровь. Страх, что кто-нибудь может их застукать, услышать их стоны и шорохи, возбуждал еще сильнее: они замирали, словно два шпиона, слыша шаги за дверью, и осторожно нетерпеливо продолжали, когда за дверью стихало. Чуть позже они оправили свою одежду, попрощались и разъехались по домам, пожелав перед этим друг другу хороших новогодних выходных. Эдуард ни разу ему не позвонил, Костя тоже не стал ему звонить. Наверное, теперь все действительно закончилось... Костя взял свою кружку, выключил свет и вышел из кабинета, закрыв дверь на ключ.
  Для выбора нового напарника Эдуарду начальник вызвал Костю к себе в кабинет и показал ему две кандидатуры: женщину, в прошлом матерого бухгалтера, и молодого человека, не так давно окончившего ВУЗ. У парня оказался отличный опыт и соответствующая его возрасту замечательная внешность. Костя нахмурился: 'Ну уж нет! Никаких парней в отдел статистики!' В тот момент Костя даже не стал задумываться, почему его так угнетает мысль, что рядом с Эдуардом будет ошиваться другой парень: тем более, такой красивый да еще и молодой. В тот момент он просто не хотел, чтобы это произошло. Почему, он не стал выяснять и не стал объяснять начальнику, почему сделал выбор в пользу повидавшей жизнь бухгалтерши, а не в пользу молодого многообещающего статиста.
  Неделю-другую он помогал Эдуарду и его новой сотруднице - Лидии Ивановне, обучая их обоих и разъясняя нюансы, сроки, виды отчетности. Эдуард каждый раз внимательно слушал его, неотрывно глядя на его лицо. Косте становилось не по себе: иногда ему казалось, что Эдуард смотрит на него не для того, чтобы слушать, а для того, чтобы смотреть. Костя старался не думать об этом, пытаясь сосредоточиться на вопросе работы, на том, что сейчас на самом деле важно. Постепенно звонки в его кабинет из отдела статистики сошли на 'нет', и Костя с облегченной улыбкой понял, что Эдуард справляется сам. Этого следовало ожидать: ведь он так долго его натаскивал на эту работу. Парень каждую пятницу приносил ему результаты работы, был серьезен и учтив, как когда-то он сам, когда приходил к Александру Владимировичу с очередным отчетом. Костя даже начал постепенно ощущать себя заместителем. В одну из таких пятниц Эдуард обернулся уже у двери и искренне проговорил:
  -Я пока не могу привыкнуть к тому, что ты зам, но если хочешь, я научусь называть тебя по имени-отчеству. Все-таки мы теперь на разных ступенях служебной лестницы.
  Костя тепло усмехнулся:
  -Не надо. Называй по имени. Как привык.
  Эдуард смущенно улыбнулся ему, кивнул головой и вышел за дверь.
  Они стали реже видеться: даже на обед ходили порознь. Костя обедал за одним столом с начальником, Эдуард - со своей новой сотрудницей. Женщина оказалась смышленая и общительная. Костя видел, как они непринужденно общаются друг с другом, улыбаются, смеются, и понимал, что скучает по тому времени, когда они вместе спускались в столовую и придирчиво выбирали блюда. Эдуард всегда брал себе салаты без майонеза и гарнир без мяса. Костя навсегда это запомнил: запомнил, как весело задирался до напарника, подшучивая, что скоро на нем останется кожа да кости, если он будет так вяло питаться. Эдуард гордо пожимал плечами и говорил, что ведет здоровый образ жизни, и ему вполне хватает того рациона пищи, который он поглощает каждый день.
  Ответственности стало больше: Костя понял, что обязанности заместителя противоположны его прошлым обязанностям. Ему приходилось самому обучаться правильно распределять графики подачи тех или иных отчетов, проверять работу своего отдела, следить за тем, чтобы информация поступала и обрабатывалась вовремя. Только спустя месяц он начал понимать, что от него требуется по большей части организаторская деятельность: нужно верно расставить приоритеты в работе, научиться давать четкие указания сотрудникам отдела статистики и не бояться требовать выполнения своих приказов. Если с первым пунктом он худо-бедно справился в первый месяц, то с последними двумя была загвоздка: каждый раз ему приходилось набираться смелости, чтобы позвонить в отдел статистики, услышать в трубке до боли знакомый голос и суметь дать очередное важное поручение. Эдуард вел себя непринужденно: надо, значит, надо. Только его легкое отношение к работе спасало их общение на расстоянии.
  Как Костя и предполагал, тот вечер оказался кульминационным в их страстных постельных отношениях. Затяжные скучные вечера у телевизора повторялись день за днем, Костя отчаянно понимал, что ему не хватает этого сладкого запретного безумства. Не хватает спонтанных прикосновений, жадных поцелуев, крепких рук, шумных стонов. Не хватает этой доброй улыбки, этих зеленых глаз, этих ласковых пальцев... Костя хватался за голову, в шоке смотря перед собой, но не видя ничего вокруг. 'Что со мной? Что не так? Что? Что?! Что??? Я до сих пор хочу его! Этого не может быть!'
  Все его сомнения разрешил праздник в честь Дня Защитников Отечества: праздничный день предшествовал сокращенный рабочий день. Руководитель, как обычно, устроил небольшой банкет. Костя смирился с мыслью, что просто обязан сегодня поймать своего бывшего напарника и хотя бы немного с ним объясниться: наконец, выяснить, что это было между ними и по-настоящему ли это закончилось. Какое-то время Эдуард обслуживал свою напарницу за столом, а потом вдруг внезапно исчез. Костя безуспешно искал его среди толпы, а потом все же подошел к Лидии Ивановне и спросил ее напрямую, где Эдуард.
  -Он поехал домой, - пожала плечами женщина.
  Костя незаметно смылся с вечеринки, спустился на парковку, вынул ключи из кармана... 'Я сам приеду к нему и первый начну разговор. Я больше не могу так жить - в неведении и сомнениях'. Он поднял глаза и замер: Эдуард стоял неподалеку рядом с чьей-то машиной и беседовал с каким-то незнакомцем - чересчур молодым парнем, который незаметно держал его за руку и с улыбкой говорил ему что-то в лицо, а потом галантно усадил в машину, слишком заботливо поддерживая Эдуарда за плечи, и захлопнул дверцу. Они газанули с места. Костя быстро сел за руль и, не прогревая мотор, рванул за ними. Почему он это сделал, в те минуты он особо не задумывался: летел вслед за ярко-красной иномаркой, не упуская ее из виду. 'Я хочу знать, кто этот парень и куда он везет Эдуарда!' Костя безнадежно не хотел верить в то, что Эдуард может проводить свое свободное время с кем-то помимо него. Конечно, это глупая мысль. Даже у него есть, к кому он может съездить на выходных, будь то его бывшая семья или друзья. Но... это другое... Пока он рассуждал, иномарка привела его к дому Эдуарда. Припарковавшись чуть поодаль, он внимательно наблюдал, как Эдуард со смехом вышел из машины, схватил своего водителя за руку, притянул к себе... Костя отчаянно заморгал, не веря своим глазам: Эдуард подарил незнакомцу жаркий поцелуй и, смеясь, потащил его в свой подъезд. Внутри все застыло, в глазах зажгло, но Костя быстро справился с пытающейся вырваться болью. Не сейчас. Не время. Не место. Он неторопливо вышел из машины, не глуша мотор, поднялся на нужный этаж, подошел к двери, нажал на звонок. В душе - вулкан эмоций: злость вперемежку с ненавистью. Взрывная смесь! Казалось, дай ему автомат в эти минуты, он порешит всех, ни на минуту не задумываясь, кто перед ним. Он больше не хотел повторения, вспомнив, как шокированным взглядом провожал Ирину в тот злополучный день, когда заехал за ней на работу, решив сделать сюрприз. На его глазах она села в чужую машину и вернулась домой только поздно вечером, сказав ему, что уходит от него. Как потом выяснилось, измены длились уже несколько месяцев. В тот вечер он не поехал за ней, решил отпустить, и это решение далось ему легко. Он не хотел удерживать рядом с собой человека, который ему уже не принадлежит. Но сегодня... 'Я поехал за ним, потому что... потому что...' Дверь распахнулась, на пороге возник улыбающийся Эдуард: обнаженный торс, расстегнутые брюки.
  -Костя? - улыбка сползла с его губ. Костя спокойно толкнул дверь, протиснулся внутрь - в ярко-освещенный коридор. Эдуард отстранился от него в замешательстве.
  -Кто он? - сухо спросил Костя и кивнул в сторону зала, смотря напуганному парню в глаза. Тот хлопал ресницами и молчал, не в силах произнести ни слова, потом его взгляд прояснился, словно нечто важное стало доходить до его сознания, и он, тщательно проговаривая каждое слово, прошептал:
  -Костя, я... я сейчас все объясню...
  -Кто он? - Костя повторил свой вопрос, тяжело дыша. Злость закипала внутри, в эти минуты он был готов порвать парня на части. Он был готов порвать и любого другого, кто встанет на пути.
  -Эдик! - послышался игривый голос из зала. - Ну сколько можно тебя ждать? Кто там такой важный?
  Эдуард мгновенно метнулся к Косте:
  -Костя, ты только успокойся, я все объясню! - он сделал попытку обнять его, но Костя грубо отпихнул его от себя, отчего парень глухо ударился плечом о стену:
  -Мразь!!! - голос дрогнул, слезы все же покатились из глаз. Костя бросился прочь из ненавистной ему в эти минуты квартиры, заскочил в лифт, успев заметить, что Эдуард бежит к нему.
  -Костя!!!
  Двери захлопнулись, лифт плавно повез его вниз. Костя понял, что сорвался. Захлебываясь слезами не то ненависти, не то отчаяния, он стучал по дребезжащей стенке кулаком: 'Подонок! Сволочь! Ненавижу тебя! Ненавижу!!!'
  Он выскочил из подъезда, ничего не видя перед собой, добежал до своей машины, открыл дверцу, завел мотор... В эту же минуту из подъезда вылетел Эдуард, нашел взволнованным взглядом его машину, бросился к нему в тот момент, когда Костя уже громко газанул с места.
  -Костя! Не уезжай! Костя, стой! Костя! Костя!!!
  Костя смотрел через зеркало заднего видения, как парень бежит за его машиной босиком по грязному снегу, в изнеможении останавливается, смотрит вслед и, наконец, исчезает из поля зрения. Периодически вытирая набегающие слезы, Костя вырулил на трассу. Вперед. Подальше от этого дома, улицы, района. Как он мог? Как он мог так поступить с ним после того, что они вместе пережили? Костя до боли в пальцах сжал руль, смотря перед собой. 'Еще ни один человек в мире не заставлял меня так мучиться! Я не игрушка, с которой можно поиграть и выбросить! Я открылся тебе, я доверился тебе, я позволил тебе делать с собой такое, чего никому никогда бы не позволил. Меня еще никто так не унижал! Почему ты так поступил со мной? Почему? Что я сделал не так? Почему ты не хочешь быть со мной? Я ведь ответил бы взаимностью. Черт возьми! Я ведь для этого ехал к тебе! Кто этот парень? Почему ты с ним? Почему ты позволяешь ему прикасаться к тебе? Я не хочу, чтобы ты принадлежал кому-то другому. Я хочу... хочу...' Он не смог домыслить то, что хотел, припарковался у дороги, продолжая держать руль в своих дрожащих руках, тяжело дыша и в шоке уставившись в лобовое стекло остановившимся взглядом. 'Что со мной?' Эти нотки... Это чувство...
  -Я... ревную?
  Он не мог этому поверить. 'Неужели я ревную его???' Ведь они до сих пор никто друг другу. Или он это выдумал, как отговорку, для самого себя? В кармане заиграл телефон. Костя достал его, посмотрел на экран - Эдуард - и нажал отбой. 'Ничего нового ты мне все равно не скажешь. Я не хочу слышать твои пустые оправдания'. Он откинулся в кресле, глубоко вздохнул и поглядел в окно: злость, наконец, схлынула, слезы высохли. Наступило холодное расчетливое равнодушие. Он безучастно смотрел на пролетающие мимо автомобили. 'Я - твой начальник, ты - мой подчиненный. Я знаю, как могу отомстить тебе за причиненную мне боль. Я заставлю тебя расплатиться за нее. Пусть это глупо, пусть это нечестно, но я больше не хочу, чтобы меня так подло и играючи втаптывали в грязь'.
  * * *
  Молодой блондин бросил ему на прощание гадостные слова и хлопнул дверью. Эдуард выгонял его из своей квартиры с таким остервенением, что тот долгое время не мог прийти в себя, а потом все же нацепил свою разбросанную по полу одежду и скрылся с его глаз. Эдуард злобно отшвырнул сотовый в сторону, ясно понимая, что Костя ему не ответит, и схватился за волосы, нервно вышагивая по комнате. 'Боже! Какой же я болван! Костя, какие же мы оба придурки!!!' Он так и знал, что это все плохо кончится, и не мог поверить, что Костя, увидев его с другим, поехал следом и почти заставил его объясняться. Видя эту жгучую ненависть в глазах своего бывшего напарника, Эдуард в отчаянии понял: он только что собственноручно порвал на куски их и без того нестойкое доверие друг другу. И главное, он, наконец, понял, что это не было игрой. По крайней мере, для Кости. 'Почему я не могу признаться самому себе, что и для меня это не было игрой??? Я хотел тогда и хочу сейчас, чтобы между нами продолжилось это странное, но такое уютное безумие. Костя, прости меня... Я нагло решил за нас двоих, что все кончено... Я всего лишь хотел забыть тебя с помощью другого человека. Я все исправлю, завтра я все исправлю! Обещаю тебе! Верь мне! Ты только верь мне, прошу тебя. Умоляю'.
  Следующий день он безвылазно провел у телефона: сидел и смотрел на него, набирая через каждые пять минут один и тот же номер телефона. 'Номер абонента выключен или находится вне зоны доступа сети'. К вечеру парень сдался. 'Хорошо, Костя. Я все понимаю. Я дарю тебе этот день злобы на меня, но завтра я сломаю эту преграду, и ты снова станешь моим. На этот раз, всецело и навсегда!'
  Уже утром, сидя в своем кабинете, Эдуард набрал номер приемной. Лидия Ивановна опаздывала, но это было только на руку парню. Можно поговорить без свидетелей.
  -Приемная! - послышался развеселый голосок секретарши.
  -Леночка, привет, это Эдуард. Отдел статистики, - быстро представился он.
  -Ой, Эдик. Привет! - заворковала девушка. - Чего это ты так рано звонишь? Напугал меня. Еще не успела губы накрасить.
  -Прости, - улыбнулся Эдуард. - Не пугайся. Я не страшный.
  -Да я не об этом, - хихикнула та. - Я просто только что попила чай, губы не успела накрасить, а уже скоро начнется новый день. Сотрудники начнут приходить.
  -Да, кстати. Начальники на месте? - Эдуард прикусил губы в предвкушении разговора.
  -Ну Виктор Сергеевич еще не подошел, а Костя пришел очень рано. Так странно, - протянула Леночка.
  -Что странно? - спохватился парень.
  -Костя всегда такой приветливый, ухоженный, - шепнула она в трубку, опасаясь, что кто-то может ее подслушать. - А сегодня пришел какой-то уставший. Мне даже показалось, непричесанный. Я по-дружески подшутила над ним - попросила причесаться, все-таки он заместитель, а он подошел к зеркалу, долгое время смотрел на себя, а потом открыл кабинет и сухо сказал, что его ни для кого нет, кроме Виктора Сергеевича. Может, у него что-то на личном фронте случилось? Ты не в курсе?
  Эдуард тяжело вздохнул и потер глаза.
  -Нет, честно говоря, не знаю, что у него стряслось.
  -Вы же друзья! - возмутилась Леночка. - А ты даже не знаешь о нем ничего!
  'Что верно, то верно! - безнадежно подумал Эдуард. - Я о тебе совершенно ничего не знаю, Костя! До недавнего времени я тебя совершенно не знал!'
  -Ну может быть, попробовать напроситься в кабинет. Или он действительно никого не примет?
  -Ну тебя-то, я думаю, примет. Эдик, ты ж его друг! Я сейчас узнаю, повиси на трубочке.
  Леночка исчезла на минуту, Эдуард нервно кусал губы: 'Позволь мне все объяснить, Костя. Разреши тебя увидеть!'
  -Эдик?
  -Да!!! - встрепенулся парень, услышав голос секретарши.
  -Костя тебя тоже не хочет видеть. Слушай, у него явно что-то плохое произошло, я это нутром чую, - вздохнула она как-то грустно. - Он даже компьютер не включил. Тупо пялится в окно. Эдик, мне так его жалко... Может, с женой поругался. Ну с бывшей. Она у него та еще мегера.
  -Почему ты так решила? - нахмурился Эдуард.
  -Ну как почему? Такого добропорядочного мужчину, как Костя, бросит либо дура, либо мегера. Я просто видела эту Ирину, она ушла от него к какому-то хачику с бабками. Повелась на деньги. Сына у него забрала. Он ведь в Мишке души не чает. Ты видел его сына? Такая очаровашка! Весь в папу.
  -Нет, не видел, - протянул Эдуард. 'Боже, о нем посторонние люди больше знают, чем я. Какой же я конченый придурок! Даже ни разу не поинтересовался у него о его жизни вне работы!'
  -У него ведь депрессняк был, когда он развелся: так сильно переживал из-за сына, - продолжала трещать Лена. - Весь 'бабский цех' полгода ходил на ушах, узнав, что Костя теперь холост. Тут половина девчонок хочет его закадрить. Да мне самой Костя нравится, по секрету говоря, - шепнула девушка в трубку. - Он ведь такой душка! Красивый умный серьезный воспитанный. Просто милый. Ты только не обижайся, Эдик. Ты тоже хороший.
  Эдуард грустно усмехнулся.
  -Не обижусь. Я сам согласен с тобой. И не удивлен, что Костя сумел очаровать женскую половину предприятия.
  'Меня он тоже сумел очаровать', - вздохнул он и закрыл глаза.
  -Ладно, Леночка. Был рад слышать. Если вдруг Костя соизволит показать свой лик кому-то отличному от Виктора Сергеевича, дай мне знать. Ладно?
  -Обязательно, Эдик. Рада была слышать. Звони, будем сплетничать, - хихикнула она.
  Эдуард усмехнулся:
  -Хорошо.
  -Пойду, заварю чаек Костику. Может, полегчает. Пока.
  -Пока.
  Эдуард положил трубку как раз в тот момент, когда пришла его напарница. Поприветствовав его, она сняла шубку и села за свой рабочий стол, который некогда был столом Кости. Эдуард с грустью посмотрел ей в спину, представив вместо нее сидящего сосредоточенного напарника, вспомнив прошлый год, последние месяцы и дни, когда все было так легко и замечательно, и вздохнул, отвернувшись: 'Что же ты делаешь, поганец?! Я так по тебе скучаю! Если бы ты только знал...'
  * * *
  Эдуард схватил доделанный отчет, выскочил из кабинета и бегом полетел наверх по лестнице. Пятница!!! Сдача отчетности!!! Еженедельный визит к заместителю!!! 'Теперь, дорогой мой, ты не отвертишься от лицезрения моей физиономии! Сейчас мы встретимся и, наконец-то, хорошенько поговорим!'
  Перед Леночкой он возник слегка растрепанный, но счастливый.
  -Отчет! - он потряс рукописью в руке и улыбнулся, тяжело дыша после своего кросса по лестнице. - Костя занят?
  -А его нет сегодня, - Леночка пожала плечами. - Виктор Сергеевич у себя. Тебе придется к нему идти.
  Улыбка сползла с губ: Эдуард медленно опустил руку со своим отчетом и поник:
  -Костя уехал куда-то?
  -Нет, его сегодня весь день не было. Позвонил утром и сказал, что приболел.
  Эдуард чуть не заплакал от предсказуемости его поступка. Вместо этого он не сдержался и рассмеялся, закрыв лицо своим отчетом: 'Костя, ты теперь каждую пятницу будешь искать отговорку, чтобы не прийти на работу, только бы меня не видеть?' Лена недоуменно посмотрела на него и быстро шикнула, чтобы он притих: все-таки приемная. Эдуард закивал головой, заткнув свой рот ладонью и стараясь успокоить свой истерический приступ смеха.
  -Ты какой-то странный, - нахмурилась девушка, - Косте нехорошо, а ты хохочешь, как сумасшедший. Между прочим, я его в тот день чаем отпаивала с конфетами. Едва смогла заставить улыбнуться своими тупыми шуточками.
  -Не бери в голову, - Эдуард глубоко вздохнул, справившись с едва контролируемым смехом. - Я в последнее время немного не в себе. Ну так я могу зайти к Виктору Сергеевичу?
  Леночка пригласила его в кабинет и закрыла за ним дверь. Начальник покрутил в руках его отчет, покачал головой, видимо, расстроившись из-за отсутствия Кости, который точно сказал бы, все ли верно в отчете, а потом поставил свою подпись и сказал, что надеется на правильность.
  Эдуард с нетерпением ждал следующей пятницы, сожалея о том, что не знает домашнего адреса своего бывшего напарника, а спрашивать кого-то было почему-то неудобно. Он и так раскололся перед Леночкой, что совершенно ничего не знает о человеке, с которым проработал почти год в одном замкнутом пространстве.
  В эту пятницу Костя все же явился на работу: они даже столкнулись в лифте. Костя бросил на него равнодушный взгляд и отвернулся. Если бы не куча постороннего народа, Эдуард начал бы свой красноречивый трактат прямо здесь. А так пришлось стоять прижатым к стенке и с досадой рассматривать его затылок, думая лишь о том, чтобы быстрее сделать пятничный отчет и прорваться в его кабинет.
  Уже после обеда отчет был готов. Эдуард нервно стучал по столу пальцами, выжидая, когда принтер его распечатает, быстро сложил листы в папку и пулей вылетел из кабинета. 'Только бы не смылся до моего прихода!' Леночка улыбнулась ему в приемной, набрала номер заместителя и пригласила его в кабинет. Эдуарду даже не верилось: 'Мы сейчас поговорим? Ведь так? - отчаянно уверял он самого себя, проходя в просторный кабинет Кости. - Он же не сдержится! Потребует объяснений, захочет все узнать. Я уверен'.
  Костя сидел за столом, словно каменное изваяние, и смотрел в экран монитора, потом перевел на него свой спокойный взгляд и пригласил присесть.
  -Садитесь.
  Эдуард опешил: 'Мы теперь на 'Вы'?' Он молча прошелся до его длинного стола, сел, протянул отчет. Костя взял листы в руки и принялся читать описательную часть, потом взял калькулятор и начал проверять достоверность данных. 'Какой же ты зануда, Костя!' - Эдуард с тихой радостью глядел на его лицо, рассматривая безупречные черты лица. 'Ты устал. Я вижу, как ты устал. Вижу, что ты не высыпаешься. Наверное, глотаешь транквилизаторы горстями, пытаешься забыться. Тебе тяжело спать одному. Особенно после того, как сладко и крепко ты засыпаешь после того, что с тобой делают мои губы. Перестань ставить стену между нами, давай сегодня мы, как обычно, поедем ко мне и будем любить друг друга всю ночь. Так же неистово, как в тот предновогодний вечер на твоем рабочем столе. Ведь тебе безумно нравилось то, что я делал с тобой. Ты так яростно впивался в мои губы, лишь бы не стонать громко вслух. Ты был великолепен, ослепителен, искренен... Ты был... был таким...'
  -Вы допустили здесь пару ошибок: столбец с НДС. Наверное, сбита формула. Цифры не верны. Перепишите, пожалуйста.
  Костя протянул ему бумаги и снова посмотрел в монитор, давая понять, что разговор окончен. Эдуард принял от него отчет с исправлениями, тупо уставился в него, а потом перевел взволнованный взгляд на Костю. Тот даже ухом не повел: вполне достоверно делал вид, что его здесь нет - а потом все же взглянул на него и холодно спросил:
  -Какие-то вопросы?
  Эдуард очнулся от своих гнетущих мыслей:
  -Нет. То есть... да.
  -Что непонятно?
  Эдуард помолчал немного, собираясь с духом и все еще не веря в то, что Костя так черство с ним общается. Как провинившийся подчиненный и злобный начальник. 'Да, наверное, я заслужил подобный тон, но... Пользоваться своим служебным положением, чтобы мстить... Костя, это так... так гнусно!'
  -Костя... Простите, - он быстро поправился. - Константин Андреевич. По отчету у меня вопросов нет, я хотел бы...
  -У меня нет времени на другие вопросы, - быстро прервал его Костя. - У меня много работы, у Вас, между прочим, тоже. Исправьте то, что я попросил исправить, и принесите мне верные данные. Через час я должен отчитаться перед главным офисом.
  -Костя! Прекрати этот цирк! - Эдуард нервно подскочил со стула, понимая, что больше не может играть по его правилам. - Давай поговорим!
  Костя даже не стал его слушать: встал из-за стола, подошел к двери, открыл ее и безучастно сказал, смотря в сторону:
  -Вы свободны!
  Эдуард с грустью смотрел какое-то время на его гордый величественный профиль, не понимая, зачем тот прибегает к таким жестким мерам, а потом нахмурился и быстро выскочил из кабинета, не в силах находиться рядом с этим чуждым ему в данный момент человеком. 'Ладно, раз тебе так больше нравится, ради Бога! Ненавидь меня, презирай! А ведь я хотел сделать, как лучше! Я мог бы часами стоять перед тобой на коленях и просить прощения до тех пор, пока не простишь. Если бы в тот вечер я знал, что так важен для тебя, я бы никогда так не поступил с тобой!' Эдуард залетел в свой кабинет, громко хлопнув дверью, и бросил злосчастный отчет на стол.
  -Идиотизм какой-то! - прохрипел он в негодовании.
  Лидия Ивановна испуганно посмотрела на него:
  -Что-то неправильно с отчетом? Константин Андреевич не в духе?
  Эдуард бросил на нее такой презрительно-уничтожающий взгляд, что женщина мгновенно покраснела и поспешно отвернулась. Он вдруг возненавидел ее за то, что она сидит перед ним. За то, что она заняла стол Кости. Стол, который в тот вечер не раз соединил их с Костей воедино. Эдуард провел по лицу дрожащими пальцами, пытаясь прийти в себя, а потом подал ей исправленный отчет и мягко попросил:
  -Напечатайте, пожалуйста, с исправлениями. Мне... мне надо подышать свежим воздухом.
  Он вышел из кабинета, не обращая внимания на удивленный взгляд напарницы по поводу его резких перепадов настроения, прошел в лифт и нажал на кнопку первого этажа. Лифт плавно повез его вниз. Ему хотелось выйти на улицу, отойти от шока и духоты кабинета, вдохнуть свежий весенний воздух. Было нестерпимо больно находиться в этом здании, пропитанном духом непонимания, ненависти, равнодушия. Он вышел из лифта, звучно стуча каблуками по натертому паркету, прошелся до стеклянных дверей выхода, толкнул их и оказался на улице. Его тут же обдало холодным ветром: парень от неожиданности съежился, обняв себя руками, и присел на стоящую рядом лавочку. Без пальто прохлада чувствовалась очень явственно, парень откинулся на спинку деревянной лавочки и посмотрел на ясное синее небо, потом закрыл глаза и вздохнул. 'Я буду добиваться тебя. Так долго, сколько это потребуется. Мы ведь не сможем работать с такими напряженными отношениями. Но... Если ты не сможешь меня принять, я уйду. Я сдамся. Сделаю так, чтобы не причинять тебе лишней боли и не вызывать ненужные воспоминания. Мне они тоже ни к чему. Мне ненавистен мой кабинет, потому что в нем нет тебя. Мне ненавистна даже моя квартира, потому что в ней тоже тебя нет!' Эдуард прижал ладони к лицу, понимая, что впервые в жизни готов расплакаться от досады и собственного бессилия. Он всегда добивался того, чего хотел. Он всегда шел к цели, не оглядываясь назад. И у него все получалось. А сейчас... он впервые в жизни почувствовал свою никчемность, понял, что бьется головой о стену, топчется на месте. Костя уже сделал окончательный выбор за них обоих, принял свое личное решение, которое неоспоримо: он упрямо взращивал в себе семена ненависти и пожинал плоды мести. 'Сейчас я хотел бы знать только одно: ты доволен этим решением?' Эдуард открыл глаза и посмотрел перед собой, тут же заметив промелькнувший вдалеке знакомый плащ и барсетку. Костя? Эдуард взволнованно подскочил с лавочки: Костя поспешно шагал мимо пустых клумб к парковке, держа в руках барсетку и ключи от своей машины. Эдуард мгновенно бросился за ним, подлетел к его машине, распахнул дверцу и плюхнулся на пассажирское кресло. Костя в шоке уставился на него, а потом свел брови:
  -Выметайся!
  -Нет, - Эдуард натянул на себя ремень безопасности и многозначительно поглядел на него.
  -Выметайся из моей машины! - сквозь зубы проговорил Костя, смотря в его игривые глаза своими глазами-искрами.
  -Нет!!! Я никуда не уйду!!! Давай прокатимся и поговорим, - парень удобнее устроился в кресле и посмотрел в лобовое стекло, нагло дав понять, что не сдвинется с места, даже если тот начнет его яростно колотить. Костя какое-то время не двигался, видимо, соображая, что сделать, а потом смирился и завел мотор.
  -Костя, я хочу попросить проще...
  Костя вдруг включил радио на большую громкость, словно специально заглушив его голос. Эдуард нахмурился и протянул руку к регулятору громкости, но парень грубо отпихнул его руку.
  -Не смей трогать!
  Эдуард покачал головой и откинулся в кресле, внимательно смотря на его лицо: 'Что ж! Главное, ты сейчас рядом. Хотя бы посмотрю на тебя'. Воинственный серьезный нахмуренный, но все равно такой же прекрасный, как и всегда. 'Я-то знаю, каким еще ты можешь быть, и, смотря на тебя сейчас, я буду вспоминать, как красиво ты улыбаешься. Или как томно смотришь мне в глаза в момент близости. Или как легко прижимаешься ко мне перед сном'.
  -Я просто хочу быть с тобой, Костя, - пробормотал он вслух, но громкая музыка не дала пробиться этим словам в мысли рядом сидящего мужчины.
  Они подъехали к какому-то дому, Костя припарковался, вышел из машины. Эдуард вышел следом и потопал за ним в подъезд, не отставая. 'Черт! Я ведь оставил все свои вещи в кабинете!' - отчаянно подумал парень, снова съежившись от прохлады ветра. Костя поднялся на третий этаж, достал ключи, открыл дверь, прошел внутрь и захлопнул дверь прямо перед носом удивленного Эдуарда. Парень только сейчас понял, что стоит напротив квартиры своего бывшего напарника. Он привез его к себе домой, вот только войти не позволил. Эдуард нажал на звонок. Раз, потом еще раз. 'Впусти меня! Прошу тебя!' За дверью было тихо. Эдуард тяжело вздохнул, хлопнул по карманам: 'У меня даже денег на такси нет да и ключей от квартиры тоже. Все осталось в кабинете'. Он присел на ступеньку и уткнулся лицом в холодные перила, обняв себя руками. Нет смысла сейчас куда-то рыпаться. В подъезде хотя бы более-менее тепло. 'Буду ночевать здесь. Мне некуда идти. Да и не хочется'. Он закрыл глаза и тяжело вздохнул.
  * * *
  Костя распахнул дверь и вышел на лестничную площадку: Эдуард сидел к нему спиной, потом обернулся и моментом подскочил с холодного грязного бетона, смотря на него взволнованным взглядом. Костя жестом пригласил его войти, прошел вслед за ним и захлопнул дверь.
  -Костя, я... - парень отчаянно бросился к нему, но Костя быстро пресек его словесный фонтан.
  -Молчи.
  Парень тут же послушно заткнулся, Костя взял его за холодную руку и повел в спальню.
  Решение проблемы пришло к нему не сразу: он просидел несколько часов на кухне, попивая уже давно остывший чай и безнадежно понимая, что Эдуард все еще стоит за дверью его квартиры, и ему придется впустить его в свою квартиру, иначе тот подхватит какое-нибудь воспаление. Этот парень слишком настойчив и силен характером, чтобы так легко сдаться. Он заставит его выслушать себя, он найдет возможность извиниться. Но... 'Слова - это всего лишь слова. Да, мне бы хотелось, чтобы ты упал передо мной на колени и вымаливал прощение, но мне будет этого мало. Слишком мало. Потому что я с легкостью прощу тебя, а ты так и не поймешь, что я чувствовал все эти дни. Мне хочется, чтобы ты тоже испытал это унижение, пропустил его сквозь себя, впитал его каждой клеточкой тела. Чтобы оно засело у тебя внутри тонкой иглой и кололось каждый раз, когда ты вновь захочешь смешать меня с грязью'.
  Костя впустил его в свою спальню, тихонько прикрыл за собой дверь. Эдуард тут же попытался его обнять, но Костя отпихнул его руки в сторону:
  -Не прикасайся ко мне.
  Парень снова замер, с грустью в глазах наблюдая, как Костя медленно снимает с него пиджак, рубашку, расстегивает брюки...
  -Костя, может быть...
  -Я сказал, замолчи.
  Наконец, Эдуард смирился: больше не пытался до него дотронуться и сказать что-то вслух. Костя раздел его, отбросив его одежду в сторону: впервые в жизни он сделал это сам, и в эти минуты он не испытывал ни капли смущения. Эдуард вроде бы тоже не ощущал дискомфорта: стоял перед ним абсолютно обнаженный, сверкая кожей в лучах заходящего солнца, и неотрывно смотрел ему в глаза.
  -Сядь на постель.
  Как только Эдуард это сделал, Костя расстегнул брюки и подошел ближе. Парень понял сразу, что от него требуется, и не противился желанию Кости: принялся нежно ласкать его губами, попытался прикоснуться к его бедрам, но Костя снова ударил по его рукам, ясно дав понять, что это лишнее.
  -Ложись. На живот.
  Парень покорно лег на постель и затих. Костя прилег на него сверху, быстро смазал себя кремом, который нашелся в ящике стола, и без предварительных ласк вошел в парня, пытаясь с каждой секундой проникнуть глубже. Эдуард даже не шелохнулся: смирно лежал под ним и молчал. Костя прекрасно понимал, что поступает грубо, и даже ясно представил, как парень жмурится от нестерпимой боли, уткнувшись лицом в простынь... Косте было больно всегда, даже когда Эдуард подготавливал его к сексу своими нежными пальцами. Сегодня он решил овладеть им не для того, чтобы узнать, каково это быть внутри. Сегодня ему хотелось, чтобы Эдуард прочувствовал на себе всепоглощающее отчаяние, которое съедало его все эти дни. Почувствовал, как невыносимо тяжело после таких страданий отказаться от человека, которому настолько доверил свое тело, позволив причинить себе подобную незабываемую боль. Он двигался в нем с каждым разом быстрее и быстрее, ненавидя себя и лежащего перед ним человека за то, что ему приходится прибегать к таким жестоким не свойственным его мягкому характеру мерам. Сначала он боялся, что не сможет начать, а теперь боялся, что не сможет закончить, потому что ему не доставляло удовольствие причинять боль тому, в ком он так безумно нуждается. Но месть и злость поистине творят чудеса, и мощный оргазм настиг его так внезапно, что он, не сдержавшись, простонал громко вслух и упал на спину парня, тяжело дыша. 'Даже сейчас я чувствую себя ужасно, но я сделал это не для себя'. Он оторвался от парня, застегнул брюки и присел на край постели.
  -Пойдешь в душ?
  Это был его последний укол, последняя заключительная точка наказания. Он хотел сделать это так же, как это делал с ним Эдуард.
  -Позже, сначала все-таки поговорим, - тихо ответил Эдуард и тяжело вздохнул. - Ты сделал мне больно.
  -Я хотел, чтобы тебе было больно.
  -Ясно. Я так и думал. Поэтому терпел.
  Эдуард перелег на спину и посмотрел в потолок.
  -Мне теперь можно говорить? - спросил он.
  -Да, я заставил тебя молчать, потому что был уверен в том, что ты сможешь меня разжалобить, и тогда я бы отказался от своей затеи показать тебе свой мир в аду.
  -Несмотря ни на что я рад, что ты смог это сделать со мной. Это правильно. Слова - это всего лишь слова, верно?
  -Верно.
  Эдуард присел на постели, прижал колени к груди:
  -Я искренне надеюсь, что ты получил достойное удовлетворение. Ибо мне будет жалко, если это не так, и я зря промучился эти десять минут.
  Костя опустил голову:
  -Мне не доставили мои действия соответствующего удовольствия, я это сделал, потому что должен был. Я... боялся, что не смогу... не смогу сделать это...
  -А я в тебе не сомневался. Наверное, из тебя получился бы строгий учитель: ты умеешь воспитывать, применяя особые личные приемы. Не хотел бы я больше попасть под твою горячую руку: быть твоим врагом равноценно смерти.
  Костя грустно усмехнулся и услышал, как парень за спиной тоже расслабленно посмеялся, а потом придвинулся к нему ближе. Костя даже ощутил его дыхание на затылке, а потом руки парня мягко обняли его, а щека уткнулась ему в спину:
  -Знаешь, я выгнал того парня сразу же, как только вернулся обратно с улицы, когда не смог тебя догнать. Когда нас познакомили общие друзья, мне показалось, он станет отличной 'таблеткой', чтобы... Забыть тебя... Понимаешь? Забыть тебя! Я подумал, раз уж ни один из нас не изъявил желания продолжить эти безумства, значит... мы друг другу не нужны. Значит, это не было серьезно. Мне было грустно от этого, я очень сильно по тебе скучал все эти дни. Но... раз уж я начал все, наверное, я и должен был все закончить.
  -Ты решил это сам, без моего ведома, - пробормотал Костя. - Хотя это решение касалось и меня. Ты начал эти отношения без моего согласия и также хотел все разрушить, даже не подумав о том, как твое решение отразится на мне.
  -Я знаю, что был не прав, - парень крепче сжал его в своих руках, - я просто не знал, что делать. Ты всегда был таким отчужденным, словно то, что между нами происходит, тебя не касается. Твое внешнее равнодушие сбило меня с толку. Я был уверен, что тебе все равно: будем ли мы вместе или нет.
  -Мне никогда не было все равно, - покачал головой Костя. - И это не было равнодушием, - он тяжело вздохнул. - Когда я шокирован, я впадаю в ступор. Дурацкое качество организма! Все, что происходило между нами, было мне чуждо, и тот первый вечер был словно гром среди ясного неба. Я даже не мог сопротивляться, просто плыл по течению, вошел в иной ритм жизни, который ты задавал в те минуты. Тогда я уверил себя в том, что это была случайная ложная вспышка между нами; что больше мы не повторим эту ошибку. Но мы повторяли ее снова и снова. И с каждым разом становилось все приятнее и заманчивее ее повторять. Я уже не мыслил наше с тобой общение без прикосновений и поцелуев, я потерял себя прежнего, я забыл, как смотрел на тебя до того, как мы переступили эту черту. Я словно потерял свое прошлое. А потом... Когда я, наконец, решился отказаться от своего прошлого окончательно, ты... ты... - Костя зажмурился.
  -Прости, Костя. Я больше никогда не причиню тебе боли, обещаю, - Эдуард мягко поцеловал его в открытую шею, а потом потянул его на себя и заставил прилечь. Костя открыл глаза и посмотрел на лицо лежащего рядом парня: он навис над ним и прошептал.
  -Моя жизнь никогда не доставляла мне хлопот: я легко заводил новые знакомства, новых любовников. Я легко сходился со всеми и также легко расходился с ними. Искренние отношения - это когда тяжело решиться обладать другим человеком, взять на себя ответственность за его судьбу. Я понял это лишь с тобой: мне было тяжело соблазнить тебя тот вечер, я был в напряжении каждую минуту - боялся, сомневался, жалел. Так же тяжело мне далось расставание с нашим общим безумством. Костя, сейчас мне важно знать только одно: что я тебе нужен, что мы не будем ставить точку в отношениях и зайдем еще дальше, чем сейчас. Я не прошу тебя горячо любить меня и ежесекундно говорить мне об этом, я хочу услышать от тебя сейчас хотя бы то, что ты нуждаешься во мне. Это уже многое значит для меня! Прошу тебя: я так жаждал этого все дни, пока тебя не было рядом! Мне важно знать, что еще ничего не потеряно!
  Эдуард проникновенно смотрел ему в глаза, затаив дыхание в ожидании ответа. Костя не стал его томить, ему самому давно хотелось уже сказать эти слова, которые беспощадно рвались наружу:
  -Ты нужен мне и... я люблю тебя...
  Эдуард оцепенел на мгновение от такого искреннего признания, Костя испуганно смотрел на него, а потом захотел отвернуться, чувствуя себя глупо, но парень быстро поймал его губы:
  -Костя... - он покрыл его лицо частыми поцелуями, тихо смеясь от счастья. - Ты действительно потрясающий мужчина!!! Не зря в тебя влюблен весь женский коллектив.
  -Что ты врешь? - посмеялся Костя и обхватил его лицо ладонями, заглянув ему в глаза. Эдуард приподнял брови:
  -Достоверный источник сообщил.
  -Кто?
  -Лена.
  -Нашел, кому верить! - прыснул Костя.
  -Она мне лично призналась, что все женщины предприятия по небрежному мановению твоей руки готовы шмякнуться к твоим ногам. И она в том числе! - Эдуард улыбнулся. - Знаешь, она тебя так охарактеризовала высоко, но лишь одно слово заставило меня понять, почему я так на тебя запал.
  -Какое? - улыбнулся Костя.
  -Ты безумно милый.
  -Милый? - переспросил Костя в удивлении.
  -Ага, - закивал головой парень. - Милый. И я хочу, чтобы ты был таким всегда.
  Он наклонился к его губам и крепко поцеловал, а потом сжал кисти его рук и прижал их к постели, хитро заглянув в глаза:
  -Знаешь ли ты, что я впервые в жизни разрешил кому-то овладеть собой? Я позволил тебе это сделать, потому что это было необходимо. Так что запомни этот вечер навсегда: больше я не позволю подобному произойти.
  -Ты слишком самонадеян! - выпалил Костя и хотел было опрокинуть парня на лопатки, но Эдуард контролировал ситуацию, запрещая ему шевелиться.
  -Я серьезно, - проговорил Эдуард. - Ты у меня на работе верховодить будешь, сэр-начальник, а в постели главенствовать буду я! К тому же я все еще возбужден после твоих грубых ласк и очень жажду вспомнить, каково это быть с тобой единым целым!
  -Эдуард!
  -Я хочу тебя...
  У парня был поистине бесценный дар: заводить его своими действиями и словами с пол-оборота. Секунда - и на Косте не осталось ни клочка одежды: губы Эдуарда неторопливо кочевали по груди к животу и обратно.
  -Я разрешу быть тебе сверху только в одном случае, - прошептал Эдуард, уронил себя на спину и усадил его на себя. - Так ты сможешь контролировать мое удовольствие, - подмигнул он. - Смотри - не томи меня долго.
  Костя понял, что абсолютно перестал стесняться чего-либо наедине с этим откровенным парнем: Эдуард слишком открыто говорил ему о сексе, чтобы чувствовать себя скованным рамками приличия. Они снова были вместе сейчас - соединенные общим желанием обладать друг другом. Эдуард лежал под ним абсолютно недвижимый, позволив ему двигаться сверху так, как хочется. Лишь частое прерывистое дыхание говорило Косте о том, что парень сейчас далек от реального мира: его пальцы ласково поглаживали его бедра, веки подрагивали. Костя периодически замирал, чтобы ненадолго прикоснуться к его приоткрытым губам, слегка прикусить мочку его уха, пройтись влажной дорожкой по шее вниз до ключицы, выпрямиться и снова продолжить двигаться сверху-вниз, наблюдая, как парень подрагивает от экстаза, изгибается ему навстречу, тихо постанывает... Обладание - это сладкий контроль чужого податливого тела. Прекрасного тела, которое он держал в своих руках, мог касаться и целовать, лицезреть его красоту и молодость... Идеального тела, возбуждение которого он мог ощущать как снаружи, так и внутри, наблюдая его эйфорию во время оргазма и слушая громкое подтверждение того, как было хорошо...
  Шумное горячее дыхание возле уха, сплетенные пальцы, прижатые друг к другу тела.
  -Костя, я забыл сказать... - тихонько шепнул Эдуард ему в ухо. - Я тоже тебя люблю... Безумно...
  * * *
  Костя крепко прижал к себе сына, зажмурившись, и уткнулся ему в макушку.
  -Папа, ты будешь приезжать ко мне? - грустный тихий голосок так близко.
  -Буду! Обязательно, малыш! - прошептал он и ласково поцеловал его в висок. - А ты будь хорошим мальчиком: слушайся маму и... папу. Ладно?
  -Ладно, - улыбнулся ему Миша, а потом сунул пальчики в карман курточки и вынул оттуда небольшую коробочку - паззлы. - Соберешь картинку, пришлешь мне фотографию, ладно? Это чтобы ты не забывал, как это делается.
  Костя едва сдержался: комок слез подкатил моментально, почти задушив его в беспощадной хватке. Он взял коробочку из рук сына и кивнул головой с улыбкой, понимая, что голос тут же его выдаст, если он начнет говорить. Было невыносимо больно понимать, что эти вечера закончены, что он будет реже видеться со своим сыном.
  -Папа, я люблю тебя!
  -И я люблю тебя, Миша.
  Костя встал с корточек и ласково потрепал его и без того растрепанную весенним ветром макушку.
  -Мы пойдем уже, - Ирина взяла сына за руку, поцеловала Костю в щеку и улыбнулась ему. Рустам молча пожал ему руку. Костя провожал их печальным взглядом, пока они не скрылись из виду, а потом тяжело вздохнул и обернулся на стоящего за спиной молчаливого Эдуарда. На протяжении всей дороги парень не проронил ни слова: ни когда Костя вез на своей машине Ирину, Рустама и Мишу в аэропорт, ни когда прощался с ними в зале ожидания. Он даже не снял свои солнцезащитные очки, из-за которых невозможно было понять, куда он смотрит и что думает.
  -Даже не верится, что ты можешь выдерживать такое долгое время без болтовни, - грустно улыбнулся ему Костя, когда они остались одни.
  Эдуард снял свои очки и взглянул на него:
  -Боялся испортить созданное положительное впечатление.
  -Каким образом? - приподнял брови Костя.
  -Выпалить, что Рустам - последний выживший человекоподобный крокодил, а Ирина - последняя из вида Мегера Домашняя.
  Костя остолбенел от такой дерзости, Эдуард пожал плечами:
  -Прости, я всегда прямолинеен и говорю то, что думаю, - он вздохнул. - Вот поэтому я и молчал. Чего мне это стоило, тебе лучше не знать. Видя, как ты едва сдерживаешься, чтобы скрыть от сына свою боль, я реально хотел кое-кому въехать пару раз в челюсть, а другой - вырвать матерый клок волос, чтобы до обоих моментом дошло, что они творят.
  Костя опустил голову, а потом тепло улыбнулся ему:
  -Все-таки хорошо, что ты умеешь молчать.
  Эдуард нацепил очки и широко улыбнулся ему:
  -Всегда к Вашим услугам, Константин Андреевич!
  Костя поморщился и слегка пихнул его в бок:
  -Кончай придуриваться! Ненавижу, когда меня так зовут. Кстати, ты помнишь о том, что тебе придется писать мне объяснительную записку за то, что ты покинул рабочее место раньше положенного времени?
  -Помню. Это будет моя первая любовная поэма: 'Март. Десятое. Я покинул свое рабочее место, чтобы признаться в любви потрясному заместителю отдела статистики и любить его всю ночь напролет! Дата. Подпись'
  Костя покачал головой, мягко рассмеявшись, и направился на выход.
  -Поехали домой, мечтатель.
  Эдуард непринужденно зашагал рядом с ним:
  -К тебе или ко мне?
  -К тебе.
  -Правда? Почему ко мне? - удивился парень.
  -У тебя дома я чувствую себя гораздо лучше, чем у себя. Даже на полу, - с жирным намеком пояснил он.
  Эдуард понимающе рассмеялся.
  -Ух ты! Звучит многообещающе! Надо закрепить наши отношения бурным сексом. Как тебе предложение сделать это на кухне? На кухне мы еще этим не занимались... - он свел брови. - Не порядок!
  -Извращенец! - буркнул Костя с улыбкой.
  -Кстати, в обеденный перерыв на работе я всегда свободен. Если заскучаешь, набери номерок отдела статистики. Я заметил, что в твоем кабинете весьма удобный стол - длинный и широкий. Ну просто настоящий плацдарм для великих подвигов! Тем более, мы с тобой уже опытным путем проверили: камер в кабинетах нет.
  -Эдик! Ты настоящий псих!
  -Кажется, где-то я это уже слышал...
  17.01.2010 Конец
Оценка: 6.80*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"