Ka Karin: другие произведения.

Мемуары Ветра

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.22*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Провинциальный английский городок Вэтхем славится лишь тем, что до Лондона ехать всего ничего. Здесь живет Милена Каролл - обычный подросток. В отличие от своих сверстников, она не любитель шумных компаний и вечеринок. Однако даже дома ей не всегда удаётся отдохнуть от бурных школьных деньков. Ведь она живёт не только с родителями, но и бабушкой... Не зря старуху прозвали сумасшедшей. Но жизнь Милены меняется в один миг, когда в их школе появляется новенький - Кристиан Воган... Надменный, гордый, холодный, но, тем не менее, безумно притягательный... Милена ещё сама толком не осознала, что же так привлекло её в этом парне. Но после первой же встречи Милена поняла, что новенький - вовсе не обычный старшеклассник. Острая на язык и не в меру любопытная, она сразу привлекает к себе внимание новенького. Погрязнув в школьных интригах, Милена пытается разобраться, кто же такой Кристиан. Жесткий и властный, он напоминает опасного хищника. Но всё же Милена решает довериться ему и... его кривой ухмылке. Кто он, парень с ледяным взглядом - друг или враг? Однажды после уроков она случайно заметила на ключице Кристиана необычную татуировку. С того дня в её жизнь вихрем ворвалось волшебство... и тайны. ...захватывающий мистический фэнтези-блокбастер о той стороне Великобритании, которую принято называть темной и неизведанной. Любопытно, что молодой автор живет в самом сердце Европы и ведет рассказ, словно репортаж с места событий...

  
  Карина КА.
  Трилогия 'Волшебство на кончиках пальцев'.
   Часть первая:
   Мемуары Ветра.
  
  Посвящается двум моим любимым подсолнухам, которые даже во мраке находят луч солнца и отчаянно к нему тянутся.
  
  Глава первая: Новенький.
  Темнота. Всё та же темнота. Только блеклые лучи света от уличных фонарей освещали комнату. В эту ночь на небе не было ни одной звезды. И белый месяц в одиночестве тихо вздыхал на небесах. Шорох летящих по земле листьев был единственным звуком, который тревожил ночной покой. Звонко тикали часы. Девушка лет пятнадцати стояла у окна, жадно вглядываясь янтарными глазами в предрассветную мглу. Короткие тёмно-рыжие волосы, постриженные под каре, ерошил ветер. В спальне стояла такая густая духота, что пришлось распахнуть окно шире. С восьмого этажа был виден почти весь Вэтхем. Небольшой английский город, который затерялся неподалёку от Лондона и его вечной спутницы Темзы. Главный плюс Вэтхема заключался в том, что до столицы ехать всего ничего. А главный минус... Что ж, его не считали горячей туристической точкой из-за полного отсутствия достопримечательностей.
  Девушка перестала разглядывать серые окрестности города и опустила взгляд. Прямо под домом располагалась детская площадка. А возле неё пристроился каштан. Наступивший октябрь не мог не затронуть его свисавшие ветви. Теперь старое дерево напоминало горбатого старика, у которого подобно седине в волосах, появился налет ржавчины на листьях.
  - Эх, всё-таки осень пришла чертовски быстро! И снова пора в школу! - пожаловалась девушка, сама не зная, к кому обращается - к легкому ветерку или самой себе. Милена Каролл была высокой и худощавой, из-за чего выглядела немного старше своих лет. Её смуглое лицо приникло к занавеси. Взгляд снова устремился к дереву, которое росло под окном. Но ничего не происходило. Всё та же зловещая тишина...
  Часы, висевшие в соседней комнате, пробили шесть часов. Милена вдруг живо представила, как их уродливая кукушка со скрипом выпрыгивает из дупла. Именно так она многие годы подряд оповещала, что наступило утро. Это были старинные бабушкины часы, которые достались той ещё от прабабки. Но, несмотря на фамильную ценность, Милена их ненавидела. Впрочем, как и остальное бабушкино 'богатство'. Часы, диковинные перстни, статуэтки и шкатулки... В двухэтажной современно обустроенной квартире они смотрелись нелепо.
  Родители Милены пытались уговорить бабушку выкинуть весь хлам. Но эти скандалы всегда заканчивались одинаково.
  После шумных споров, старуха не на шутку выходила из себя. И с криками убегала в спальню. Там она запиралась и могла не выходить неделю, две... Причём, что всё это время бабушка Каролл делала в комнате, никто не знал. Каждый день мать Милены, Лора, относила ей еду. Она просовывала её сквозь специальную дверную щёлочку, будто боялась заглянуть внутрь. Впрочем, иногда старуха вытворяла такие вещи, что страх охватывал не только членов семьи. Но и окружающих... Из запертой комнаты по ночам доносились странные звуки. Крики, плач и будто вой раненого зверя... В такие минуты казалось, что за дверью прячется монстр, который жаждет вырваться наружу.
  Сама Милена уже давно привыкла к эксцентричным выходкам бабушки. Но родители всегда противились её общению со старухой. Казалось, они порой даже радовались, что та снова заперлась в комнате.
  Милена поймала себя на мысли, что уже светает и неохотно отошла от окна. Небо плавно перекрасилось в серый цвет. Теперь оно напоминало блюдце, в которое струсили горстку пепла. Вдалеке начали виднеться прожилки облаков. Лучи солнца осветили сгорбленный ствол каштана. Всё его тело было покрыто толстым слоем мха, плюща и дикого лишайника. Солнце засветило ярче, освещая остальные улицы Вэтхема.
  В эту минуту из соседнего переулка выскочила крошечная фигура. Несмотря на маленький рост, человек передвигался весьма быстро. И скоро уже стоял возле дома Милены. Никто из соседей не обратил на него внимания. Все, кроме старика Поунстера. Бывшего моряка, который любил ранним утром выгулять свою болонку на соседний газон. Это утро не стало исключением... И действительно. Скоро мистер Поунстер выглянул из окна, чтобы проверить, свободен ли путь к лужайке. Вокруг было пусто. Дорога к газону открыта. Только один человек стоял у него на пути. Но карлик отошел, чтобы взглянуть на самые высокие этажи здания - седьмой и восьмой. Мистер Поунстер напрягся, вспоминая, кто там живёт: 'Семья Каролл на последнем этаже со спятившей старухой. Семья Филинс. Ещё какой-то толстяк этажом ниже...'. Бывший моряк еще несколько секунд шевелил губами, напрягая изъеденную солеными ветрами память. В конце концов, он снова метнул взгляд на коротышку. Но тот исчез. Старик протёр глаза. Но ничего не изменилось. Он увидел только огромный ствол каштана, который загадочно покачивался на ветру...
   * * *
  Постепенно улицы заполнялась машинами и суетливыми прохожими. Одним словом, начинался понедельник...
  Милена, успевшая за это время умыться, снова вошла в комнату и с ворчанием принялась одеваться. Облегающий белый свитер и потёртые джинсы. Не слишком эффектно, зато удобно. В Вэтхеме всего три школы. И одна из них частная, так что о школьной форме здесь никто особо не волновался.
  Милена оделась и с чувством выполненного долга спустилась на кухню. В комнате уже вовсю суетилась её мать. На сковородке шипела яичница, разнося дивный аромат по всей квартире. Лора заметила Милену и остановилась. Судя по подносу в руках, она как раз собиралась отнести бабушке завтрак. Милена хищно уставилась на булочки с джемом и стакан молока, на дне которого плавали густые струйки золотистого мёда.
  - Хорошо, что ты проснулась, Ми! А я как раз собиралась тебя будить. День только начался, а я уже ничего не успеваю! Сделай-ка мне одолжение! Отнеси бабушке завтрак. А то боюсь, что сожгу яичницу, если оставлю её без присмотра, - Лора ласково улыбнулась и протянула поднос. - А потом приходи на кухню. Позавтракаем вместе. Отец уже уехал на работу. Мистер Бриар попросил его приехать сегодня пораньше.
  - Что-то папин босс совсем охамел, - пробурчала Милена. Но Лора уже снова повернулась к плите. Милена сделала глубокий вдох. Что ж, ей ничего не оставалось делать, кроме как выполнить поручение. Поднимаясь по лестнице, она ругала себя за то, что проснулась так рано. Нехватка сна всегда делала её раздражённой. А перспектива остаться наедине с сумасшедшей старухой поднятию настроения явно не способствовала.
  - Ну-с, удачи! - её рука скользнула по ручке двери. Как ни странно, та с лёгкостью поддалась. Милена вошла внутрь и огляделась. Стол, покрытый мохнатой пылью, служил убежищем для пожелтевших записок. Сухие лепестки растений валялись на полу. На кровати уже давно никто не спал. Хотя простыни были смяты в один сплошной клубок.
  Сама старуха развалилась в плетеном кресле напротив окна и дремала. Милена опустила поднос на пол и шагнула к двери. Но тут чья-то рука цепко ухватила её за запястье. От неожиданности Милена пискнула и обернулась. Перед ней стояла её бабушка. Агнесса. С такого расстояния были видны все её морщины, прорезавшие впалые щёки и лоб. Точно трещины в дереве. Водянистые глаза, не моргая, впились в Милену.
  - А я тут завтрак тебе принесла... - Милена попробовала высвободиться. Но пальцы как плющ, обвили её руку. - Отпусти! Ты делаешь мне больно... - она не успела договорить. Глаза старухи закатились. Вместо выцветших зрачков показались белки. От такого зрелища к горлу Милены подкатила кислая волна. Колени мелко задрожали. Но тут раздался голос Агнессы. Открывала рот она, но голос... Он просто не мог принадлежать ей! Чужой, сиплый, какой-то до боли потусторонний... Милена вдруг поняла, что слышит его не столько ушами, сколько ощущает кожей. Он словно проникал в поры и впитывался внутрь.
  - Милена Каролл... Моя наследница...Они ищут тебя... Скоро они придут... За тобой... Моей наследницей... Они захотят забрать это... Скоро они придут.... Скоро... - глаза старухи резко захлопнулись. И она, словно падая без сознания, свалилась обратно в кресло.
  Милена с секунду осмысливала увиденное. А затем метнулась к себе в спальню. В голове вертелось только одно слово. Жуть. Бредящая старуха, от которой не знаешь, чего ожидать... Милена судорожно сглотнула, понимая, что эта картина ещё долго будет преследовать её по ночам. В спешке она схватила школьную сумку и побежала вниз. Там её уже поджидала мать.
   - Пошли на кухню. Завтрак уже готов, - предложила Лора и откинула медную прядь со лба. Но увидела, что лицо Милены приобрело неестественный цвет, и подошла ближе. - Всё в порядке? У тебя сейчас такой вид, будто ты узнала, что пасхальных зайцев не существует! - попыталась отшутиться женщина. Но не сработало. - Это бабушка тебя напугала? Агнесса уже проснулась, да? - смекнула Лора. Воспоминание о старухе, как ток ударило Милену и заставило ещё больше побледнеть.
  - Нет, мам. Всё хорошо, - соврала она, не желая продолжать разговор. Милена ловко проскользнула в кухню. Хотя и думать не могла о еде. Когда в комнату вошла мать, она притворилась, что ест. Милена продырявила желток и стала смотреть, как из него вытекает жидкость. Затем макнула в неё тост и принялась размазывать его по тарелке с таким видом, будто совершала таинственный обряд. Когда Лора вышла, Милена сразу встала из-за стола и направилась к выходу.
  - Пока, мам! Спасибо за завтрак! - крикнула Милена, не особо надеясь, что Лора услышит её из другой комнаты. Она тихо прикрыла за собой дверь. Стоило ей выйти на улицу, как прохладный воздух ударил в нос. Щёки мгновенно порозовели. Милена поздоровалась с Поунстером, который выгуливал болонку, и пошла дальше. Обойдя громадную фигуру каштана, она оглянулась. На миг ей показалось, что за деревом скрывается чей-то крошечный силуэт. Но пригляделась и никого не обнаружила. Она зашагала быстрее, стараясь избавиться от назойливого чувства, что за ней следят. Но всё же не выдержала и в последний раз обернулась. Однако увидела лишь болонку, которая с радостным тявканьем бегала по чужому газону.
  
   * * *
  По пути в школу ей встретилась чёрная кошка. Вообще-то бездомные животные в Вэтхеме большая редкость. Так что эта, скорее всего, просто-напросто сбежала от хозяев. Как ни странно, кошка не перешла Милене дорогу. А наоборот, шипя, скрылась в переулке.
  Однако стоило ей зайти в школу, как обещанные неудачи начали сбываться. Оказалось, что с этого дня ведутся ремонтные работы. Ещё в прошлом году многие кабинеты пострадали от мини-наводнения. Ученик забыл закрыть кран в туалете и чуть не затопил полшколы. Но беспокоиться было не о чём. В основном, пострадал только второй этаж. Проблема заключалась в том, что у Милены сейчас там как раз проходила геометрия. 'Я - оптимистка!' - твердила себе она. Эта мысль придала сил, и она подошла к дежурному учителю.
  - Простите, Каролл, но вам придётся подняться по другой лестнице, - отрезал он, когда Милена попросила пропустить её.
  - Но я и так опаздываю! А если ещё потрачу время, обходя второй этаж, то наверняка пропущу пол-урока! Так может, вы пропуст... - Милена оборвалась на полуслове. К ним со всех ног бежала невысокая полная женщина. Она так сильно спешила, что чуть не навернулась на каблуках, сбегая по лестнице. Но сумела удержать равновесие. Милена сразу узнала её. Это была учительница по химии миссис Шейп. По злой иронии, она также занимала должность главного завуча.
  Женщина намотала на палец искусственную светлую прядь и недобро покосилась на Милену. В ответ девушка лишь поморщилась.
  - О, великая мисс Каролл! Доброе утро! Простите, что сегодня наша школа открылась раньше, чем вы проснулись! Такого больше не повторится! Я лично прослежу за этим! - завуч на миг замолкла, чтоб поправить пухлыми пальцами бант на розовом пиджаке. - Возможно, вам не хватает барабанной дроби? Или вы предпочитаете оркестр? А может, вы когда-нибудь, да соизволите придти вовремя?! Я кого, чертовка, спрашиваю? Возомнила о себе тут! - её голос перестал быть елейным. Милена сжала кулаки и сосчитала до десяти, пытаясь успокоиться. Но миссис Шейп не дала ей опомниться. Она схватила её за руку и потащила за собой.
  - В следующий раз, мистер Краер, я лично прослежу за вашим дежурством. А то пропускаете тут всех подряд! - Шейп бросила испепеляющий взгляд на учителя и пошла дальше. Милена хотела спросить у завуча, чего она так всполошилась из-за простого опоздания. Но передумала. Толстуха всегда найдёт повод. Словно в подтверждение этой мысли, Шейп усмехнулась. Но Милену смутила не столько ухмылка, сколько жирный слой малиновой помады на ее губах. Она тихо взвыла от злости. Ну, разве стоило так рано проснуться, чтобы в итоге опоздать? И заработать очередное наказание?
  Ещё с первого класса завуч невзлюбила её. Сначала Милена пыталась наладить отношения. Но потом пришла к выводу, что это бессмысленно. Сила действия равна силе противодействия. Казалось, миссис Шейп только и делает, что целыми днями придумывает изощрённые наказания. Только один раз Милена чудом ускользнула от 'кары'. Тогда завучу просто не удалось доказать её вину. Но сейчас миссис Шейп была настроена весьма решительно. Когда они зашли за угол, Милена резко затормозила. Они стояли возле учительской. Голубые стены были обвешены портретами бывших директоров и директрис школы. А на светлой отполированной двери висела золотая табличка с надписью 'Учительская'.
  - Знаете, все нормальные учителя не наказывают учеников за опоздание! - выдавила Милена, стараясь изобразить на губах вызывающую улыбку. Выражение лица миссис Шейп мгновенно изменилось. Черт, она словно ждала этой фразы! Ёе губы снова расползлись по лицу, как стая голодных тараканов по тарелке. Маленькие поросячьи глазки ехидно блеснули.
  - Мисс Каролл, возможно за простое опоздание вас никто наказывать и не будет. А вот за хамство... Вы сказали - нормальные учителя. А я, по-вашему, ненормальная? А вы знаете, что синоним к слову ненормальная - сумасшедшая? То есть вы только что назвали меня сумасшедшей в присутствии всей школы! Я думаю, директору будет интересно узнать ваше мнение относительно моего неадекватного поведения!
  - Я этого не говор... - Милена не успела озвучить мысль. Пальцы завуча с длинными накладными ногтями впились ей в плечи и начали трясти. В этот миг Милена поняла, что совершила ошибку. Опять попалась на провокацию! Она вдруг почувствовала себя полоумным садовником-мазохистом, который уже несколько лет подряд наступает на те же грабли.
  - Деточка моя, я ещё не оглохла! И вообще, ты думала, что в сказку попала?! С прекрасным принцем и хрустальной туфелькой? - она принялась нервно поглаживать свой белый кружевной бант.
  - А если и попала, то вы в этой сказке толстая заколдованная жаба! Которую принц брезгует поцеловать, чтобы снять заклятье! - брякнула Милена, не успев подумать. Судя по вытянувшейся физиономии завуча, она прекрасно расслышала эту реплику.
  - А-НУ, БЫСТРО В КЛАСС! - проревела Шейп и зашагала к учительской. Милена уже направилась к кабинету математики, как тишину вновь прорезал визгливый голос женщины:
  - И не забудь зайти ко мне сегодня после уроков, пожалуйста, - последнее слово она произнесла с такой слащавой интонацией, что её можно было на хлеб намазывать. - Будем тебя перевоспитывать, - с этими словами она громко цокнула каблуками и завернула к лестнице.
  - Если день выдастся таким же, как это утро, я просто не доживу до вечера! - Милена вежливо постучалась в дверь. Но, когда ответа не последовало, вошла без приглашения. Несмотря на размер комнаты, свободных мест почти не осталось. Всё было заполнено учениками. Но вместо обычного беспорядка, который царил на уроке, сейчас в классе стояла тишина. Школьники что-то усердно строчили на листиках и даже не взглянули на Милену. Она прокашлялась, чтобы учитель обратил на неё внимание:
  - А... Мисс Каролл? - мистер Боунс поправил очки, съехавшие с переносицы на кончик носа. - Присаживайтесь! Правда, у нас сейчас контрольная... Но тут уж ничего не поделаешь! Опоздали, так опоздали. Кстати, ребята, у вас осталось двадцать минут до конца урока, - мужчина снова склонился над стопкой раскрытых тетрадей. Ученики заворчали. Послышалось скрипение ручек, шорох карандашей и шёпот подсказок. Милена прошлась между рядами парт. Кинув сумку на своё место, она села за стол.
  - Где ты была? - шёпотом спросила соседка по парте. Милена мельком на нее взглянула, даже не зная, с чего начать. Лиза Сквойн была её лучшей подругой и знала про конфликт с миссис Шейп. Но даже с ней Милене сейчас не хотелось обсуждать эту тему. Пухленькая девушка с облаком русых волос и вечным любопытством в глазах. Вот, как можно кратко охарактеризовать Лизу. Но тут мысли снова вернулись к завучу. И как она с такой лёгкостью клюнула на удочку? Ведь учительница только делала вид, что собирается её куда-то вести! А сама просто ждала, когда рыба присосётся к приманке и её можно будет достать из воды.
  - Шейп. Сегодня буду отрабатывать, - лаконично пояснила Милена. Она пригляделась к своему листику с заданиями и присвистнула. От количества геометрических фигур закружилась голова. Милене вдруг вспомнилась встреча с чёрной кошкой. Да, она не перешла дорогу. Но неприятности всё-таки доставила! Страшно только подумать, что бы произошло, если б она это перебежала дорогу! Припадок бабушки, опоздание, вечернее наказание у миссис Шейп, контрольная.... Что может быть хуже? Землетрясение? Пожар? Конец света?
  Милена незаметно подглядела в листик Лизы. Но тот был чистый и нетронутый, как первый снег... Как-то раз Лора попыталась объяснить Милене геометрию. Но всего через час занятия осознала, что она не такой уж терпеливый человек, каким до этого себя считала.
  Пытаясь вспомнить хоть что-то из предыдущих уроков, Милена заглянула в окно. И уже не могла от него оторваться... Облака, похожие на размокшую вату, завораживали. От их красоты у Милены перехватило дыхание, и появилась мечта выпрыгнуть из окна и взлететь в небо. Желание было таким острым, что только локоть Лизы, пихнувший бок, заставил её отвернуться от окна.
  - Эй, ты чего?! - встрепенулась Милена. Она кинула ещё один взгляд на контрольную. Но и его хватило, чтобы окончательно впасть в отчаяние. Скорее миссис Шейп похудеет, чем она напишет этот тест! Одно слово
  'параллелограмм' чего только стоило! Написать его без ошибки уже
  казалось целым достижением! Не говоря о том, чтобы решить с ним задачу.
  - Ты слышала о новеньком из десятого класса? - прошептала Лиза, довольная тем, что смогла завладеть вниманием Милены. Она поправила русый хвостик, который вдруг стал длиннее второго. - Ах, ты же опоздала... И не видела, как он зашёл в класс! - толстушка покачала головой, отвечая собственным мыслям. Милена придвинулась ближе, чтобы было удобнее слушать. Надежда на то, что она решит контрольную, с каждой секундой казалась всё более наивной.
  - Ох, Ми, ты такое пропустила! Он такой лапочка! Все девчонки из нашего класса... Да чего уж тут темнить! Со всей параллели - только о нём и говорят! Даже у нашей выскочки Глэн Хэнкс на него слюнка потекла! - контраст между серьёзным тоном и весёлым содержанием слов отражал беспорядочный ход мыслей Лизы. Милена сощурилась, пытаясь разглядеть зализанный хвост Глэн. Но все ученики так часто кивали друг другу, помогая с контрольной, что сделать это было непросто. Такое впечатление, будто ты оказался в лесу, где все шапочки грибов тянутся к небу. Милена фыркнула. Глэн - была её одноклассницей и единственным человеком, которого она ненавидела примерно так же, как и завуча.
  - Ну, и как зовут этого новенького Дон-Жуана? Я надеюсь, мальчики им хотя бы не заинтересовались? - Милена попробовала сделать заинтересованное лицо. Но попытка провалилась. Какое ей дело до какого-то новенького? И, вообще, как можно судить о человеке только по его смазливой мордашке? Но говорить об этом Лизе, любительнице всевозможных сплетен, она не решилась. Подруга бы просто не поняла.
  - Ах, его зовут Кристиан Воган! - мечтательно произнесла Лиза, словно перекатывая это имя на языке. Прозвенел звонок. Толстушка поспешила сдать нетронутую контрольную. Милена собрала учебники. Чувствуя, как от долгого сиденья в одной позе затекла спина, она размялась и двинулась к выходу. Там она застыла и стала дожидаться Лизу. Но подруга явно не спешила. Она подошла к группе хихикающих девушек и что-то им сказала. По классу пронеслась новая волна смеха. По довольному виду подруги, Милена догадалась, что та поделилась сплетнями о новеньком.
  Теперь было ясно, почему устное народное творчество до сих пор популярно. И так быстро распространяется по школе. Проще говоря, это были обыкновенные сплетни, которые также передаются из уст в уста.
  
   * * *
  К середине дня Милену начала тяготить сегодняшняя бессонница. А желудок, не отведавший завтрака, весело отыгрывался на истории. Он так громко урчал, будто хотел ответить на вопросы учителя. Но Милену беспокоил не столько голод, сколько заваленная контрольная. 'Может подойти к учителю и попросить переписать тест? Хотя какая разница? Великим доктором математических наук мне точно не стать!' - подумала Милена и свернула в узкий коридор. Но идеи, как выкрутиться от геометрии, постепенно иссякли. А вскоре прозвенел звонок с последнего урока. Обычно биология тянулась безумно медленно. Но сегодня пронеслась на удивление быстро и интересно.
   - Эй, Лиза, мне тебя ждать? - окликнула подругу Милена. Но торопить её не стала. Не хотелось идти к миссис Шейп отрабатывать наказание. Все девушки поспешили к выходу, продолжая о чём-то оживлённо беседовать.
  - А вы видели, какой он высокий? - одна из старшеклассниц встала на цыпочки, пытаясь изобразить рост новенького. - Правда говорят, что у него уже есть девушка... - после этой фразы все заметно упали духом, - Но лично я в это не верю! - одноклассницы энергично закивали в знак согласия. Обмен сплетнями возобновился.
  - А я слышала, что за него всерьёз взялась наша Глэн! - встряла в разговор Лиза. Её хвостики заметно растрепались за день. Несколько прядей спало на лоб. Но сама толстушка даже не заметила этого.
  - Что, правда? - девушки сделали вид, будто обрадовались этой новости. А одна из девятиклассниц даже прижала к груди учебники, чтобы захлопать в ладоши. Глэн уже давно числилась, как охотница за парнями. Некоторые из-за этого побаивались её, считая, что дружба с ней оградит их личную жизнь.
  Одноклассники со вздохами вышли из класса. Видно их, как и Милену, уже достала эта болтовня о Кристиане Вогане. Но тут толпа девушек расступилась. В центр вышла сама Глэн Хэнкс. Светло-платиновый хвост вился вокруг шеи как змея. На фоне бледной кожи большая фамильная родинка под носом смотрелась особенно ярко и необычно. Этой родинкой Глэн гордилась больше любой другой части тела, что давало её недоброжелателям повод для насмешек. Завидев возле двери Милену, салатовые глаза Хэнкс распахнулись шире:
  - О, Каролл, какие люди?! Какие у тебя прекрасные синяки под глазами! Сама цвет выбирала или кто-то специально фингалов надавал? - она противно ухмыльнулась, отчего выражение её лица стало хищным. Как у зверя, который загнал жертву в угол. Милена нахмурилась. Но пропустила колкость мимо ушей. К подобным выходкам Глэн она уже привыкла. Неприязнь у них возникла ещё при первом знакомстве, когда Хэнкс разглядела в ней соперницу. И всё же Милена так и не могла решить для себя, кого больше ненавидит. Самоуверенную Глэн или миссис Шейп.
  - Ой, Хэнкс! Как я рада встрече! Знаешь, а у тебя, кажется, тоже маленький синяк на лице! - Милена сделала вид, будто разглядывает её лицо, - Ах, прости, это же твоя любимая родинка! - несколько старшеклассниц, включая Лизу, громко засмеялись. Остальные наоборот неодобрительно покачали головами. Класс всегда делился на две группы. Тех, кто поддерживает Хэнкс и кто за Милену.
  - Ха! - Глэн раздражённо фыркнула и буквально пулей вылетела из комнаты.
  - Молодец, Ми! Эта выскочка получила по заслугам! Нечего нашего Кристиана охмурять! Представляешь, она сказала, что влюбит его в себя за две недели! Вот зараза! - Лиза заговорщицки подмигнула подруге и первой вышла из кабинета. Милена последний раз глянула на опустевшую аудиторию и поплелась за толстушкой.
  - Да, что ты так привязалась с этим новеньким?! Я скоро вас обоих задушу! - смеясь, пробурчала Милена, - Ты, наверное, скоро вывесишь плакаты с его фотографиями! А подпишешь их так: 'Полюбим Кристиана Вогана! ' или
  'Вступайте в наш Фан-клуб по адресу - Психушка номер семь, палата девять...'! - они вместе захохотали, направляясь к главной лестнице.
  - Но знаешь, мне чего-то не хватало во время вашего разговора с Глэн... Какой-то перчинки, вроде: 'Твоя родинка мне не нравится, давай помогу её снять!' А потом удар кулаком справа, слева... В следующий раз обязательно учти мои наставления! - саркастически потребовала Лиза. Они остановились у двери в учительскую. Милена твёрдо решила переписать тест. Но не сейчас. А на следующей неделе, чтобы было время подготовиться. Она уже сделала шаг вперёд, как толстушка остановила её жестом:
  - Давай, я сама пойду за математиком. Я ведь тоже паршиво написала контрольную... Вернее, вообще не написала. А так мы попробуем переписать её вместе, - Милена послала ей благодарную улыбку и отступила. Лиза неуверенно постучала в дверь. А затем на цыпочках проскользнула внутрь.
  - Только давай побыстрее, ладно? Мне ещё к Шейп идти, - добавила Милена. Но подруга уже скрылась за дверью. Время, казалось, тянулось часами. А Лиза всё не возвращалась. От нечего делать, Милена решила пройтись вдоль коридора. С каждой стены выглядывали портреты бывших директоров и директрис, обрамлённые тяжёлыми рамами. Некоторые снимки были совсем некачественные. Ещё чёрно-белые. Милена стала задумчиво их разглядывать. На одной из фотографий красовался тощий лысый старик. Он был одет в полосатый пиджак с висячими рукавами и высокими подплечниками. Милена удивлённо моргнула и пошла дальше. Её внимание привлекла круглолицая директриса, держащая на коленях пышный букет роз. Смуглая кожа женщины никак не гармонировала с длинным фиолетовым платьем. А распущенные волосы лишь подчёркивали полноту щёк.
  Милена перевела взгляд на следующую фотографию. Уже цветную, но от времени потускневшую. На ней была изображена черноволосая женщина, которая держала за руку маленькую девочку. На голове ребёнка красовался большой красный бант. Похожий бант, только белого цвета, был сегодня прикреплён к пиджаку миссис Шейп.
  Милена посмотрела на надпись внизу, гадая - знает она эту директрису или нет. Подпись гласила: 'Миссис Вильтон со своей дочерью в день поступления в школу'. Нет, эта фамилия встретилась ей впервые. Она скользнула взглядом по следующей фотографии. На ней позировал теперешний директор - мистер Пинкинс. Казалось, даже рама не может удержать его большое лицо с безмерным двойным подбородком. Приплюснутый сломанный нос делал его похожим на индюка. Отсюда и пошла его школьная кличка 'Мистер Индюшка - толстая тушка'. Милена остановилась. На стене висела ещё одна фотография, хотя этот директор был последним. Подойдя ближе, Милена обнаружила, что это портрет миссис Шейп. У неё на руках сидел противный белый кот - такой пушистый и жирный, что еле умещался в раме.
  - Интересно, а что здесь делает миссис Хрю? - искренне возмутилась Милена. Конечно, всем в школе было известно, что мистер Пинкинс слабохарактерный мякиш, из которого можно лепить что угодно. Но личное фото в ряду с директорами - это уже чересчур. Даже рама у миссис Шейп отличалась! Она была не чёрной, как остальные, а ядовито-малиновой. А подпись внизу говорила: 'Виржиния Шейп с любимым котом Аллигатором вторым, вступающим в клуб 'Благородных котов и
  кошек'; лауреатом на премию 'Усики года' и 'Шёлковая шерстинка'. Миссис Шейп была прославлена на всю школу особыми заслугами перед начальством и исключительным желанием учить детей'.
  - И почему никто не написал имя дочери директрисы Вильтон? Зато расписал всю биографию кота миссис Шейп? - рассердилась Милена. Она подавила желание дорисовать завучу рожки, которых ей так по жизни не хватало, и отошла от стены. Ещё издали она заметила автомат с кофе и сразу ринулась к нему. Точно утопающий к спасательному кругу.
  - О, вот, что мне нужно! - Милена наклонилась, рассматривая варианты горячих напитков. Больше всего на свете ей хотелось сейчас выпить чего-нибудь тёплого и сладкого. Милена пересчитала мелкие монеты и всунула их в отверстие автомата. Но он запищал и вернул деньги.
  - Ах, ты дьявлючка! Ну, что сегодня за день?! - она пихнула машину ногой. Но только ударилась и рассвирепела ещё больше. От злости слова 'дьявол' и 'злючка' смешались между собой. Если б здесь стояла Лиза, она бы точно рассмеялась. Толстушка уже много лет имела одно хобби: придумывать новые слова из нескольких старых. А с недавних пор она даже завела блокнот, куда записывала самые удачные 'соединения'.
  Звук шагов по пустому коридору вернул Милену к реальности. От неожиданности она чаще задышала. Но не обернулась. И так знала, что шаги направляются к ней. Лиза не могла так незаметно подкрасться. Так кто это?
  - Спрашиваешь, что сегодня за день? Понедельник, вроде, - голос, несомненно, принадлежал парню. Но почему-то от одного его звучания у Милены всё внутри сжалось. Спиной она ощущала чей-то пронзительный взгляд. Но сдержалась и не оглянулась, хотя очень хотела. А через минуту шаги стихли, так как парень подошёл совсем близко. Почти прижался вплотную. Он заметил её опущенную руку с монетами и снова заговорил:
  - Не можешь засунуть деньги в автомат? Ничего, такое бывает. Хоть я здесь и недолго, но уже успел приловчиться, - голос незнакомца был таким мягким и тягучим, что, казалось, его можно переливать из одной ладони в другую, точно струю воды. Его спокойствие и тембр обволакивали, как прикосновение шёлка. Лёгкого, но прохладного. И почти осязаемого.
  Парень взял монеты из её ладони и засунул их в автомат. Машина довольно заурчала и поглотила деньги. Из крохотного крана в стаканчик полился кипяток. Незнакомец отошел. Милена воспользовалась этим и повернулась.
  - Спасибо-о, - промямлила она, обнаружив, что в горле вдруг пересохло. Возле неё стоял красивый высокий парень лет шестнадцати. Его голубые глаза были холодными и в то же время кислотно-яркими, как у снежного барса. Лоб и левую бровь пересекала косая чёлка, которую он смахнул с лица соблазнительно-медленным, почти ленивым кошачьим движением.
  - Ты меня, наверное, не знаешь... Я здесь новенький - Кристиан Воган, - после этих слов Милена впала в ступор. И как она не узнала его по стольким рассказам старшеклассниц? Прямые светлые волосы... Нечеловечески-голубые глаза... Ярко-выделенные точёные скулы... Глубокая ямочка на подбородке, смягчавшая выражение надменности на лице... Косая чёлка... Всё, как описывала её подруга Лиза Сквойн. Но больше всего Милену заинтересовала полураспахнутая сорочка парня. Из-под неё выглядывала ключица со странной татуировкой, похожей на руны. В любом случае, таких символов Милена ещё нигде не встречала. На миг ей даже почудилась, что татуировка вспыхнула голубым и тут же погасла.
  Кристиан попытался застегнуть сорочку, но услышал звук открывающейся двери и замер. Из учительской вышли Лиза и учитель математики. Причём оба так истерически смеялись, что Милена их сначала вообще не узнала. Наконец, мистер Боунс увидел Милену и новенького. Он помахал рукой и пошёл в другую сторону. Но даже оттуда ещё долго был слышен его смех.
  - Мне пора, Милена, но мы с тобой ещё обязательно увидимся. И ты не представляешь, как скоро это случится... - прошептал Кристиан и быстрым шагом направился к выходу. Милена ещё долго смотрела ему вслед. Пока коридор не закончился и его силуэт не растворился. У неё даже дыхание перехватило. Откуда он узнал её имя? И почему так резко ушёл, когда увидел математика и Лизу? У Милены в голове даже застрял такой глупый вопрос, как: 'А не холодно ли ему в середине октября в одной сорочке?'
  Милена даже не заметила, как к ней приблизилась подруга. Только теперь Лиза не смеялась. А задумчиво глядела в конец коридора. Туда, где только что стоял Кристиан Воган. И туда, где он растворился, прямо как по волшебству.
  
  Глава вторая: Тазик, мыло, сигарета.
  - Ты точно хочешь пойти к миссис Шейп одна? Хорошенько подумай! Ведь она снова будет к тебе придираться! А если я буду рядом, то смогу за тебя заступиться! - Лиза замолчала, поняв, как жалко это прозвучало. Милена покачала головой и уставилась на кабинет перед собой. Будь её воля, она бы с удовольствием вошла в него вместе с подругой. Но тогда миссис Шейп попытается наказать их обеих.
  - Ну, ладно, иди. Только не задерживайся! Ведь ты ещё так много должна мне рассказать! Ох, мне до сих пор не верится, что ты познакомилась с Кристианом Воганом! - Лиза сейчас напоминала любопытную птицу с блестящими глазами, которая углядела червяка. Она энергично помахала рукой и скрылась в одном из закоулков. Милена со вздохом постучалась в дверь. До последней секунды она надеялась, что миссис Шейп забыла о наказании и уже ушла. Но тут из-за двери раздался знакомый писклявый голос, просящий зайти.
  - Мисс Каролл? Простите, чем обязана такой честью? Господи, старость действительно не радость! Я начинаю терять зрение? Это действительно вы?! - Милена без приглашения уселась в кресло напротив. Интересно, сколько ей придётся ждать, прежде чем Шейп наиграется в свой дешёвый театр?
  - Ах, точно! Как же я могла забыть? - женщина наигранным движением хлопнула себя по лбу, - Вы же должны отрабатывать наказание! А я, бедняжка, так закрутилась на работе, что даже забыла о ваших несносных выходках! - она хихикнула. Но постаралась скрыть это за приступом кашля. Милена уже не слушала учительницу. Она увлеченно рассматривала кабинет, в котором проводила почти всё свободное время. За дверью могло показаться, что комната маленькая. Но на самом деле, она была весьма просторной. В воздухе витал приторный аромат духов завуча. Смесь розы и нарцисса. В центре кабинета стояла небольшая доска. От мела и бесконечных стираний она покрылась смазанными узорами.
  - Каролл, вы меня слушаете? - голос миссис Шейп прыгнул на октаву вверх. - Хватит бездельничать и разглядывать мой кабинет! Я вас сюда не как архитектора вызывала! Принимайтесь за работу! - она достала коробку шоколадных конфет и стала ногтями сдирать с неё целлофан. Милена ещё раз сравнила завуча со свиньёй. Нос у неё был вздёрнут кверху
  и напоминал пятачок. Руки и пальцы - свинячьи копыта, а смех хрюканье. Именно поэтому они Лизой дали ей две клички: свинтус и миссис Хрю.
  - В любом случае, Каролл, наказание - это наказание. Так что давай сразу договоримся. Ты будешь отрабатывать своё хамство. А я заниматься серьёзными делами, ладно? - Шейп, наконец, удалось открыть коробку и она принялась её опустошать. Так прошла минута, две... Милена не смогла сдержать смешка, глядя, как быстро шоколадки исчезают во рту завуча. Но вскоре это занятие ей надоело. 'Я, конечно, люблю смотреть передачи про животных... Но не до такой степени, чтобы наблюдать за ними лично!' - мелькнула раздражённая мысль. Единственным желанием Милены было поскорее добраться домой, поужинать и плюхнуться в постель. Но, если миссис Шейп продолжит вести 'Обитатели дикой природы', то она, скорее всего, опоздает. И все планы рухнут.
  - И какое наказание вы мне уготовили? - спросила Милена. Её терпение уже было на исходе. Вопрос попал в десятку. Женщина улыбнулась, и на её зубах блеснул застрявший кусок шоколада. Наградив Милену ещё одной 'шоколаднозубой' ухмылкой, она заговорила:
  - Вы видите эту доску, Каролл? Я обычно пишу там заметки, чтобы не забыть ничего важного. Работа у меня такая - трудная и неблагодарная... - учительница подняла руку, показывая, что не договорила. - Так вот, Милена, вы должны двадцать пять раз стереть всё написанное с доски. А доску вы будете исписывать вот такими предложениями: Я хулиганка. Я хочу быть похожей на уважаемого завуча миссис Шейп. Она такая добрая и порядочная. А я глупая девчонка. Вы меня поняли? Испишите доску, сотрёте. Испишите, сотрёте. Но предупреждаю: без крупного почерка! Пишите на доске, как у себя в тетрадке, - Милена со свистом выдохнула воздух сквозь зубы. Такой изощрённой пытки она не ждала даже от этой женщины! Любительницы нелепых нарядов, париков и накладных ногтей!
  - Чего же ты ждёшь, деточка? Приступай к наказанию. Только делай всё предельно тихо, чтобы не отвлекать меня от работы, - завуч запихнула в рот очередную конфету. Милена приблизилась к доске, заметив на ней надпись. Несколько букв были стёрты. Но ей всё-таки удалось её разобрать: 'Не забыть наказать Милену Каролл'. Милена встряхнула головой и стёрла фразу влажной губкой. 'Значит, забыла она о моих несносных выходках! Заработалась! Как же! Работа у неё такая - трудная и неблагодарная...' - передразнила её Милена. Но легче от этого не стало. 'Работой' миссис Шейп оказалось делать замечания по поводу её якобы растянутого почерка. Если ей не нравилось какое-то слово, она заставляла переписывать всё предложение. Милена впервые в жизни ощутила необычный порыв засунуть кусок мела завучу в ноздрю. И оставить его там, на веки вечные, пока смерть не разлучит их. Она прогнала эту мысль и продолжила своё мрачное занятие. Но рука уже слушалась с трудом. Когда она совсем онемела, завуч велела ей остановиться. Милена взглянула на доску и беззвучно застонала. Та приобрела хмуро-серый оттенок. Надписей почти не было видно!
  - До свидания, мисс Каролл. Спасибо за приятный вечер. Поверьте, я получила море удовольствия, - прощебетала миссис Шейп. Наступило молчание. Женщина привстала, чтобы отряхнуть крошки шоколада с пиджака. Похоже, она впервые за всё знакомство с Миленой сказала ей правду. Но что можно ответить учителю-садисту?
  - Даю подсказку. Ты сейчас должна вежливо улыбнуться. А затем извиниться за своё поведение и попрощаться. Ох, Милена Каролл... Деточка, не надо меня разочаровывать! Неужели последние несколько часов прошли даром? Просто скажи, что провела этот вечер в общении со мной с такой же радостью! Это ведь так просто! - губы миссис Шейп натянулись в такой улыбке, что вот-вот норовили лопнуть. Между зубов снова промелькнул шоколад. - Ну, же деточка! Тетя Виржиния ждёт, - Милена почувствовала, как от неё начинает исходить невидимый пар гнева. Будь рядом вода, она бы точно закипела. Неужели Шейп думает, что она ещё извинится перед ней? Милена заставила себя так же приторно улыбнуться:
  - Я не мазохист, чтобы приятно проводить вечер в вашем обществе, тетя Виржиния, - после слов Милены пухлые щёки завуча превратились в живой светофор. Сначала они покраснели. А затем как-то болезненно пожелтели. Для полноты картины не хватало только зелёного. Хотя пурпур тоже смотрелся весьма мило. Миссис Шейп открыла рот, чтобы закричать на Милену. Но в этот момент в комнату ворвался настоящий вихрь. Бумаги, сложённые на столе аккуратными стопками, разлетелись по кабинету. Заметив, что завуч отвлеклась, Милена прошмыгнула за дверь. Она добежала до лестницы и сбавила темп. Вряд ли миссис Шейп догонит её на своих каблуках.
  От этой мысли злость внутри улеглась. Сердце перестало так колотиться. Милена успокоилась и разжала кулаки. Видно она чересчур вдавила пальцы в ладонь, так как кончики пальцев слегка покалывали. Словно она обожгла их. Но ощущение исчезло, сменившись новым. Теперь Милене казалось, что кончики пальцев сильно заледенели. И этот приятный холодок расходится по всему телу. Освежает его, как струи воды. Наконец, Милена избавилась от этих странных чувств и зашагала дальше. Вскоре она вышла из здания. С облегчением вздохнула. Каждый школьный закоулок напоминал ей тесный лабиринт с Минотавром, из которого невозможно найти выход. Во всяком случае, без боя.
   * * *
  За время, что Милена отрабатывала наказание, на Вэтхем уже опустился вечер. Так что все скамейки на школьной площадке тонули во мраке. И только по двум светлым пятнышкам - русым хвостикам, Милена обнаружила Лизу. Толстушка с таким упоением листала учебник по биологии, что даже не заметила появления Милены. Читать в такой темноте было невозможно. Так что Лиза, забравшись с ногами на скамейку, разглядывала картинки.
  - Вижу тебе здесь весело! - Милена присела на краешек скамейки. Медные волосы и янтарные глаза отливали золотом в тусклом свете фонаря.
  - Ещё как весело! Веселее только в цирке! - Лиза засмеялась. Она хотела ещё что-то сказать, но изо рта вырвался сладкий зевок. Когда зевота отступила, толстушка смогла выговорить. - Кстати, ты уж извини... Но я, чтобы не заснуть, выпила твой горячий шоколад. Увы, он остыл и превратился в невкусную жижу. Хотя, какая жижа может быть вкусной, верно? - Милена покачала головой и вместе с Лизой встала со скамейки. Толстушка ещё продолжала спросонья нести всякую чушь. Но когда они отошли от школы, вдруг остановилась.
  - Так ты расскажешь мне о Кристиане Вогане? Учти, если у меня случится сердечный приступ от любопытства, я всем медикам буду говорить, что это твоя вина! - тоскливый вздох вырвался из груди Лизы, образуя около рта облачко белесого пара. Она побежала догонять Милену.
  - Ох, Сквойн! Какой там Кристиан Воган?! Представляешь, миссис Хрю придумала новую пытку! Если у неё и есть муза, то наверняка это Адольф Гитлер! Ты бы видела её лицо, пока я исписывала чёртову доску! Она просто садист! - Милена виновато посмотрела на свою левую руку. Бедняга отзывалась болью при каждом движении. 'Теперь придётся пару дней писать правой рукой! А ведь это так неудобно!' - она застонала от обиды, сетуя, что левша. Подруга от нетерпения стукнула её локтём в бок.
  - Хорошо, Лиза, я всё тебе расскажу! Но если ты ещё раз ткнёшь меня локтём под рёбра, клянусь, я сломаю тебе руку! - пригрозила Милена и начала рассказ о знакомстве с новеньким. Она даже упомянула, что своего имени ему не называла. Кристиан откуда-то узнал его сам. Когда Милена закончила, Лиза громко присвистнула.
  - Это даже занятнее, чем я думала! Но мне действительно любопытно, откуда он узнал твоё имя. Ведь вы до этого нигде не пересекались! - задумчивый взгляд толстушки говорил сам за себя. В эту минуту Милена была уверена, что Лиза размышляет, с каким соусом лучше подать завтра эти сплетни. Она представила реакцию Глэн и не смогла сдержать ухмылки.
  - Но, правда, он симпатяга? - Лиза одарила Милену завистливым взглядом.
  - Ну, есть немного, - Милена смущённо закрыла глаза, вспоминая лицо Кристиана Вогана. Только в её воображении у него был не такой холодный взгляд. А странная татуировка на ключице - надёжно спрятана под сорочкой.
  - Лучше расскажи, что ты так долго делала в учительской! Ты вышла оттуда спустя полчаса! А потом ещё долго разрывалась от хохота! - Милена с интересом взглянула на подругу. Но Лиза, которую отвлекли от мечтаний, возмущённо передёрнула плечами.
  - Будто я по собственной воле так долго там проторчала! Но нет... Всё начиналось, как обычно. Я подошла к секретарше и спросила, в какой
  аудитории находится мистер Боунс. Она ответила, что сейчас узнает. И стала кому-то звонить. А возле её стола я увидела растение с фиолетовыми цветами, - Лиза опустила глаза и продолжила говорить. Только теперь её голос звучал как-то вяло, будто виновато. - Я дотронулась до растения, а оно взяло и... упало вместе с горшком! Я только потом узнала, что его наша биологичка подарила директору Пинкинсу! В общем, поднялся переполох. Секретарша бросила трубку и подбежала к растению. Но опоздала... Горшок разбился! Его осколки разлетелись по всей комнате! На шум сбежались учителя! И в том числе наш математик. Оказывается, он сидел в соседнем кабинете и проверял наши работы! Вот западло, да? Но на этом история не закончилась, - толстушка замолкла, чтобы перевести дыхание. Милена даже не удивилась её рассказу. Лиза имела большую склонность попадать в нелепые истории. - Как позже выяснилось, в горшке был закопан особый навоз. Я не знаю, в чём там его особенность... Но вонял он так, что хоть святых выноси! Учителя стали спорить, кто его уберёт. Началась возня, и я сумела незаметно поговорить с мистером Боунсом. Переписывать контрольную будем в четверг, - Лиза самодовольно ухмыльнулась, как шпион, который успешно справился с заданием.
  - Это, конечно, классно... Но я так и не поняла конец истории. Кто, в конце концов, будет всё убирать? Ведь это ты разбила горшок! И кстати, запах навоза уже выветрился? Потому что я его совершенно не чувствую! - Лиза изогнула бровь, когда Милена к ней принюхалась.
  - Конечно, запах выветрился! А убирать всё будет наша школьная уборщица. Ну, помнишь ту старушку, что разгуливает по школе с таким лицом, будто знает, кто убил Кеннеди, а сказать не может? Эх, жалко бедняжку! Она и так всегда печальна... А тут ещё один повод для грусти появился! Но, знаешь, сколько глупостей мне пришлось наплести секретарше, чтобы она меня отпустила? Ведь она хотела, чтобы я сама всё убрала! Но не на ту напала! - Лиза была так сильно возбуждена, что даже не заметила, как повысила голос. - Я сказала ей, что моя рыбка редкой породы из страны Ауйтан должна скоро родить. А я просто обязана присутствовать на её родах! Ведь если я опоздаю, то случится горе! Непоправимая беда! Ты бы видела её округлившиеся глаза! Ей явно было стыдно, что она не знает такой страны. Математик услышал это и засмеялся. Так мы и вышли из учительской, продолжая хохотать. Но он пообещал, что не выдаст мой секрет про загадочную страну Ауйтан!
  - Хорошо придумала! Ведь у тебя даже рыбок нет! - воскликнула Милена, с восхищением глядя на подругу. У Лизы всегда была потрясающая фантазия. И она её так умело использовала, что никто об этом даже не догадывался.
  - Какие мы сообразительные! Небось, Конан Дойл с тебя Холмса списывал!
  Милена, открою тебе ещё одну страшную тайну: такой страны, как Ауйтан в мире вообще не существует! - Лиза развела руки в сторону, изображая взрыв. Милена решила подыграть ей и судорожно схватилась за сердце.
  Пока они шли, сумерки сгустились плотнее. Тёмный вечер превратился в светлую ночь. На улице заметно похолодало, и Милене пришлось засунуть руки в карманы. Сорвался ветер, который играл с палыми листьями, поднимая их с дороги и снова подбрасывая в воздух.
  Выйдя из парка, девушки сразу воспряли духом. Лиза обрадовалась, что листья перестали так часто хрустеть под ногами. А Милена, наконец, увидела свой дом. В Вэтхеме всего три многоэтажных дома и все они расположены на дороге Парлмвей. Дом Милены был самой старой из них постройкой. Его окна выходили на давно забытый парк. Горожане о нём не заботились, и все скамейки парка стали жильём для мха и паутины. Аккуратные лужайки заросли сорняками. А листья стелились неровным ковром по асфальтовой дорожке. Хотя Лиза жила на несколько улиц дальше, ей всё равно приходилось идти через парк, чтобы добраться в школу.
  - Ну, и гигант у тебя вымахал под окном! Каким же высоким должен быть этот каштан, раз он достигает верхушкой восьмого этажа! - Лиза остановилась, чтобы лучше разглядеть дерево. По сравнению с ним, соседние стволы казались просто кустиками. - Да, уж, страшно должно быть, когда каштан раскачивается на ветру! - толстушка пригляделась к последнему этажу. - Слушай, Ми, я только сейчас заметила, что у вас на всех окнах стоят решётки.
  - На всех окнах, кроме бабушкиного... - уточнила Милена.
  - Ну, хорошо, кроме окна Агнессы. Но зачем вам решётки на остальных окнах? Ведь вы живёте на восьмом этаже! Туда ни один грабитель не сунется! И ни у кого из ваших соседей решёток тоже нет, - Милена пожала плечами и улыбнулась, сверкнув белой полоской зубов в темноте.
  - Я и сама не знаю. Просто родители поставили решётки, как только мы сюда переехали. Наверное, что-то натолкнуло их на такое решение, - Милена замолчала, не в силах скрыть сомнение в голосе. На холоде подруги простоять долго не смогли. Спустя минуту, они попрощались. Милена поблагодарила Лизу за то, что та её подождала от Шейп и направилась к дому. Но возле каштана остановилась. Ей показалось или в темноте возле дерева сверкнули чьи-то глаза? Она встряхнула головой и двинулась дальше. Но тут что-то тёплое коснулось её штанины. Сначала Милена подумала, что ошиблась. Но ощущение повторилось. Она с надеждой взглянула на соседние фонари. Но все они были выключены, и только их длинные силуэты чернели во мгле. Сквозь дырявые прорези тьмы Милена вдруг увидела два горящих огонька. Они зависли в воздухе прямо над её ногами. 'Глаза!' - мелькнула мысль. Только это не могли быть глаза человека. Они светились в темноте и переливались зелёным перламутром, как морская волна в лучах солнца. Дыхание Милены стало похожим на всхлипывание. Живот от страха плотно прилип к спине. Она хотела вскрикнуть от ужаса и убежать... Но продолжала заворожено глядеть в эти два шара. Милена боялась, что если сейчас пошевелится, то существо набросится на неё. Тела у него не было видно. Только эти нечеловеческие глаза...
  Раздался лай. Милена не сразу поняла, что это залаял тот самый 'монстр'. Все фонари вдруг одновременно зажглись... И осветили болонку соседа Поунстера, которая испуганно жалась к ее ногам.
  - Боже, малыш, как ты меня напугал! Чего скулишь? Ты, наверное, отстал от хозяина и заблудился, да? Маленький мой, иди сюда, - Милена присела на корточки, чтобы погладить щенка. Но он отпрянул от руки и жалобно завыл. И только сейчас Милена поняла, что болонка смотрит не на неё, а ей за спину. Взгляд собаки был устремлён на то, что стоит позади неё. Милена медленно обернулась. Но не обнаружила ничего, кроме листика, который ветер гонял по асфальту.
  - Что за чёрт? - прохрипела она, почти не двигая онемевшими от страха губами. Болонка оскалилась, обнажая мелкие клыки. Её шерсть встала дыбом. Поднялась холка. Ужас мурашками пробежался по коже Милены. Ей в голову вдруг закралась страшная мысль: 'Может, собака видит то, чего не вижу я? Я ведь читала в какой-то книге, что животные могут видеть то, чего не видят люди. Но как такое возможно? Это же чепуха, мистика...'. Милена попыталась успокоиться. Но сделать это было довольно трудно. Болонка поджала хвост и сорвалась с места. Скоро тьма поглотила её фигурку. И Милена осталась одна. Наедине с тем, чего не видит.
  Почувствовав рядом с собой чье-то дыхание, Милена кинулась к дому.
  Но кто-то невидимый сильно потянул её за штанину. Она не удержала равновесие и с визгом упала на землю. Потерев ушибленный копчик, Милена попробовала подняться. Но существо схватило её за воротник свитера и, не давая опомниться, прошептало прямо на ухо:
  - Милена Каролл, наследница... Берегись, они уже близко... - затем подул ветер. Голос невидимки растворился.
   * * *
  Шесть часов вечера. Как быстро летит время... И почему оно тянется так медленно, когда нужно делать уроки? Милена сидела за письменным столом в своей комнате, а возле неё развалилось множество книг и тетрадей. Учебники по алгебре и геометрии валялись в открытом виде на кровати. На столе для них просто не хватило места. Милена с печалью оглядела спальню. Заваленная столькими книгами, она казалась невероятно тесной и неуютной.
  Вернувшись домой, Милена кое-как перекусила и отправилась к себе. С таким количеством домашнего задания нельзя даже думать о долгом ужине!
  Милена попыталась сосредоточиться на примере по алгебре. Но голова упорно отказывалась работать. Решив, что ей нужен перерыв, она встала из-за стола и подошла к окну. С восьмого этажа открывался мрачновато-прекрасный вид на заброшенный парк. Милена могла целыми часами любоваться верхушками деревьев и не устать. Она перевела взгляд на огромный каштан, росший под окном. Милена ещё давно заметила, что к дереву часто подходят соседские собаки. Почему-то они предпочитали справлять свои нужды именно под ним. Но этот вечер отличался от остальных. Когда животные близко подходили к каштану, то начинали странно себя вести. Они скулили и царапали когтями ствол. Или наоборот -
  поджимали хвост и убегали. Соседи тоже старались не подходить к нему близко. Даже соседняя овчарка, любившая на прогулке пометить дерево, сейчас вела себя необычно. Она просто прошла мимо!
  Но Милену пугала не столько реакция животных, сколько то, чем она была вызвана. Голос невидимки застрял у неё в ушах. Его слова повторялись снова и снова. Кем бы ни было это существо, оно пыталось предупредить Милену. Больше всего её мучило слово 'берегись'. Берегись кого? Они уже близко. Кто они? Зачем им она - Милена Каролл? И откуда невидимка узнал её имя?
  Милена задумчиво всмотрелась в окно сквозь завесу из своих волос. Самым обидным было то, что она не могла списать голос невидимки за усталость. Кто-то опредёленно был там. Подкарауливал её. Ждал, пока она попрощается с Лизой. А очередной припадок бабушки Агнессы? Почему она назвала её наследницей? Вряд ли старуха подразумевала родственные связи. Нет, она сказала, что её кто-то ищет. И что это значит?
  Милена бросила последний взгляд на сгорбленное дерево и отошла от окна.
  Она снова села за письменный стол, заваленный учебниками. Но в этот раз её отвлёк аромат горячего шоколада. Милена сделала пару глотков густого напитка и почувствовала, как приятное тепло разбегается по телу. Ещё минут десять она монотонно переворачивала страницы тетрадок и попивала шоколад. Вдруг Милена почувствовала резкий прилив усталости. Мысли смешались, мышцы в теле расслабились. Голова плавно откинулась на спинку стула. Цифры из примера пронеслись у Милены перед глазами. И последнее, что она запомнила, была чашка с шоколадом, которая вылетела из руки. Жидкость расплескалась на пол. В этот момент сознание Милены Каролл погрузилось во мглу.
   * * *
  Темнота постепенно рассеивалась. Сначала всё было покрыто плотной дымкой, но затем мгла треснула. Появился блеклый луч света. Милена чувствовала себя, как в центре облака. Не было видно ничего, кроме белой пелены тумана и прорезей света. Отовсюду доносились незнакомые голоса, подманивающие подойти ближе. Но Милена уверенно шла прямо, разрезая марево перед собой. Когда дымка растворилась, она смогла разглядеть комнату, в которую попала. Это был школьный коридор. Только вместо портретов бывших директоров, на стенках висели исписанные мелом доски. Возле каждой доски были установлены парты. На одной из таких парт весело пританцовывала миссис Шейп, кружась в пушистом бальном платье. А возле неё уныло стоял директор школы - мистер Пинкинс. Только вместо обычного костюма на нём красовался костюм индюка, среди складок которого заметно выпирало его пивное брюшко. Луч света падал прямо на его блестящую лысину, пока он что-то записывал на доске. Милена присмотрелась и различила надпись, которую вывел мистер Пинкинс: 'Миссис Шейп - хулиганка и я не хочу быть похожим на неё'.
  Закончив писать это предложение, директор вскарабкался на парту к завучу и стал танцевать с ней страстное танго.
  Всё происходящее казалось настолько реальным, что Милена на миг усомнилась, что вообще спит. Но мысль, что директор Пинкинс танцует танго в индюшачьем костюме, привела её в чувство. Милена хотела уже выйти из коридора, как у неё в голове раздался голос. Это был такой спокойный и мягкий голос, что казалось, из него можно вылепить фигурку, как из пластилина. Но в то же время из голоса сочилась такая властность, что Милена сначала не осознала, что он принадлежит женщине:
  - Не сейчас, наследница. Я тебя не за этим привела. Своей школой будешь завтра любоваться! А сейчас иди ко мне... - низкий голос замолчал, таинственно растянув последнюю фразу. Милена вдруг почувствовала, как по её жилам растекается прохлада. Кончики пальцев зачесались, как обожжённые. 'Прямо, как в школе...' - успела подумать Милена, прежде чем сознание опустело. Когда это необычное ощущение пропало, она распахнула глаза. Милена находилась в спальне своей бабушки. Сумасшедшей старухи Агнессы. Но самой обитательницы комнаты здесь не было. Из окна падал большой луч солнца. Если приглядеться, можно было увидеть, как в его сиянии танцуют пылинки. Сначала Милена удивилась, ведь сейчас за окном стоял вечер. Но вспомнила, что это сон и притихла. Однако комната казалась такой реальной... На линялом ковре всё так же валялись сушеные лепестки и листья растений. А стол ломался под весом пыли и старых скомканных записок.
  Милена перестала оглядываться, ощутив на себе пристальный взгляд. Напротив неё, сложив ноги по-турецки, сидела женщина на вид лет тридцати пяти. Пышная грива чёрных волос закрывала половину лица гостьи. Но даже сквозь эту завесу Милена смогла разглядеть бледность её кожи и хрупкую тонкость черт. Несколько секунд прошло в полном молчании, пока они сканировали друг друга взглядами. Наконец, Милена моргнула. Луч солнца не вовремя ослепил её.
  - Ну, наконец, ты явилась. Если честно, я уже начала думать, что ты и в самом деле уснула! Кто ж знал, что до твоего сознания так трудно достучаться! - изо рта женщины вырвался смешок. Тишина снова заполнила комнату. Причём так резко, что Милена сначала решила, будто оглохла. И только спустя мгновенье она пришла в себя и заметила, что в руке незнакомки зажата сигарета, которую она изредка подносит к губам.
  - Ну, ладно, приступим к делу, - женщина выпустила пару изящных колец дыма и подняла голову наверх, наблюдая за тем, как они медленно всплывают к потолку.
  - Но кто ты такая? И что за дело? - Милена сделала неуверенный шаг навстречу, а затем уселась напротив. Сухие листья протестующе захрустели, но Милена даже не заметила, что села на них. Всё её внимание было приковано к загадочной черноволосой гостье.
  - Я не могу ответить на твои вопросы. Во всяком случае, здесь и сейчас. За нами могут следить.
  - Кто? - непроизвольно вырвалось у Милены.
  - Они, - голос незнакомки звучал так осторожно, будто она несла чашу, до краёв наполненную очень горячей жидкостью, которая в любой миг могла разлиться. Глаза у неё были чуть раскосые и того же цвета, что и волосы. Словно вороново крыло, только с лёгким металлическим отблеском.
  - А почему мы находимся в комнате моей бабушки? - Милена могла говорить только сиплым шёпотом, выдавливая слова, иначе бы закричала в голос. Что с ней происходит? Кто эта незнакомка? Почему она не отвечает на вопросы? И когда, в конце концов, закончится этот бесконечный сон?
  - В комнате Агнессы? Ну, если ты не заметила, то это единственная комната, где на окнах нет клятых решёток! Фи, терпеть их не могу! И ради чего твои родители поставили их на каждое окно? - гостья затянулась терпким сигаретным дымом, в котором переплетались сладость трав и горечь табака одновременно. Милена скривилась. От дыма у неё уже голова шла кругом, как при нехватке кислорода.
  - А разве не для грабителей? - наивно предположила она уже второй раз за вечер. Незнакомка хрипло засмеялась. Милена поняла свою ошибку и поправилась. - Ну, я имею в виду, не для грабителей, а от грабителей... -
  глухой хохот собеседницы прекратился. А лицо приобрело такой встревоженный вид, что возле уголков рта появились незаметные морщинки.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! - она покачала головой. Несколько волнистых прядей спали на лоб. - Вот я дурья башка, всё время забываю, что ты ещё ничего не знаешь! Забудь об окнах, наследница, и поторопись. Нам уже пора, - Милена открыла рот, чтобы возразить. Но вовремя остановилась. Гостья принялась нашептывать слова на незнакомом языке. Кончики её пальцев засветились алым. Затем она окунула горящий конец сигареты в тазик у своих ног, и подалась вперёд. Милена нервно сглотнула. Она готова была поклясться чем угодно, даже париком миссис Шейп, что тазика с водой минуту назад на полу не стояло! Под взглядом женщины гладкая вода пошла рябью. На поверхность всплыло несколько пузырей. Когда муть в тазике прояснилась, незнакомка подняла со дна сигарету и стала водить ею по кругу. Вдруг из воды выплыл грязно-жёлтый кусок мыла. Сигарета коснулась его, и он принялся растворяться, пока не осталось ничего, кроме корки пены. Отражение женщины в воде пошло кругами. Вода стала настолько мутной, что Милена потеряла из виду сигарету.
  - Всё готово, - спокойно заявила незнакомка. Милена съежилась на ковре и бросила испуганный взгляд на тазик.
  - Что ты делаешь? Зачем тебе тазик, мыло и сигарета? - взволновано пискнула она, когда гостья отбросила с лица непослушный локон и закатила рукава кожаной куртки. Но вскоре страх Милены отступил. Сменился интересом. Ещё с детства она страдала от этой черты своего характера - любопытства. В девятилетнем возрасте Милена перечиталась романов о Шерлоке Холмсе и вообще грезила о карьере сыщика.
  - Мел есть? - спросила женщина, игнорируя уже который её вопрос. Милена покачала головой и огляделась. Вряд ли в этой комнате завалялся кусок мела.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! И чему вас только в школе учат? Неужели у тебя не найдётся даже малюсенького кусочка мела? - интонация гостьи сделала из обычного вопроса утверждение. Она со вздохом вынула из кармана маленький мешочек. Он был совсем крохотный. Размером со спичечный коробок и такого ярко-алого цвета, что аж в глазах рябило. 'Пепел!' - догадалась Милена, когда гостья аккуратно высыпала серый порошок себе на ладонь.
  - Что ты делаешь? - Милена вскинула бровь, наблюдая, как женщина рассеивает пепел по ковру.
  - Я вызываю своего астрального духа. А для того, чтобы вызвать его, мне нужно нарисовать магический круг. Обычно это делается мелом, но поскольку его у нас нет... - голос незнакомки звучал взволновано и излишне натянуто. Словно струны дряхлой гитары, готовые порваться в любой момент. Милена скользнула взглядом по ковру и только сейчас заметила, что пепел рассыпан в форме круга.
  - А тазик с водой зачем? - не унималась она.
  - Астральный дух должен появиться из отражения, чтобы принять внешний вид того, кто его вызывает. Но если я задержу своё изображение в воде на долгое время, то дух в лучшем случае не появится. А в худшем - завладеет моим телом. Поэтому отражение должно помутнеть. Тогда астрал увидит меня, но только мельком. И всё же он будет обязан слушаться моих приказов и перейти из своего мира в мой. Ведь, по сути, астральный дух - это душа мёртвого, которая не материализовалась. Поэтому астрал бестелесен и не имеет определённой формы. Он потерял своё тело после смерти. Теперь его душа может принять облик любого человека. Но знай: хоть астральный дух и обитатель нижнего портала, он может быть опасен. Крайне опасен, - она устало прикрыла глаза, - А теперь, Милена Каролл, отойди от меня. Заклятие начинает действовать, - Милена послушно встала и отошла в дальний конец комнаты. Она почти ничего не поняла из сказанного, но внутренний голос подсказывал ей, что сейчас не самое лучшее время для расспросов.
  - И ещё, наследница, если я буду кричать, просто не реагируй на это. Всё пройдёт. Магия требует жертв. А я и так потратила кучу сил, чтобы доставить тебя сюда. И запомни последнюю вещь. Ни в коем случае не переступай магический круг. Астральный дух слушается только меня и если ты... Ох, кажется, началось... - она не успела договорить и из её горла вырвался нечеловеческий вопль. В этот момент муть в тазике улеглась и стала видна сигарета. Она лежала на самом дне таза, напоминая потонувший корабль. Милена вдруг прижалась к стене. Из воды выплыл белый сгусток дыма. У него не было ни глаз, ни губ, ни носа. Только полупрозрачное тело, которое парило в нескольких сантиметрах от пола. Существо хищно заревело. Его крик откликнулся долгим текучим эхом. Милена буквально вжалась в стену, испытывая страх и жалость одновременно. В этом ужасном визге она расслышала отчаянный стон и тоску души, которая не попала в загробный мир. Не нашла покоя.
  Существо ещё раз взвыло, а затем попробовало вылететь из круга. Но невидимая сила оттолкнула его назад. Серый порошок, рассыпанный в форме круга, засветился. Дымовой дух последний раз рыкнул и застыл в воздухе. И хоть у него не было глаз, Милена готова была поклясться, что ощутила на себе его взгляд. Она попятилась, но лишь ударилась ногой о прохладную гладкость стены. Отступать было некуда. От этого взгляда к ней снова вернулся страх. Тело задрожало как листик, который бьётся с ветром.
  Странный звук, похожий на хлопок, заставил Милену поднять взгляд.
  Незнакомка продолжала сидеть в центре круга и что-то тихо шептала, периодически хлопая в ладоши. Но вдруг веки её задрожали. Будто бабочка попыталась раскрыть крылья, и не смогла. Женщина снова пронзительно закричала. Её тело забилось в судорогах, глаза резко открылись и показались белки. Волны чёрных волос ореолом окружили её вспотевшее лицо. Она обхватила себя руками, сопротивляясь боли. Милена кинулась к ней, но наткнулась на ту же невидимую стену. Круг снова вспыхнул. Существо перестало по нему метаться и стало обретать плоть. Его жемчужно-белые сгустки постепенно превратились в тело гостьи...
  И только глаза выдавали духа. Серая пустота. Холод. Боль. Вот, что там отражалось. Крик души, обречённой целые десятки лет скитаться по миру. Такой взгляд просто не мог принадлежать человеку.
  Милена отпрянула, но круг из пепла перестал действовать. Астральный дух без преград подлетел к ней. Она шагнула назад, но налетела на письменный стол. Несколько блокнотов свалились на пол. Сознание Милены от страха помутилось, смывая волной паники все мысли, кроме одной. 'Опасность! Нужно бежать отсюда!' - отчаянно пищал разум. Она зажмурилась, приготовившись к боли. Но когда её не последовало, неохотно разлепила веки. Астральный дух завис в воздухе и молча смотрел на свою создательницу. Он словно ожидал от неё указаний. Вероятнее всего, так и было. Незнакомка кивнула. Существо стремительно подлетело к Милене и схватило её за руку. Девушка сморщилась, таким неприятным было прикосновение. Казалось, что всё тело пожирает лихорадка и только рука, которую держит дух, остаётся ледяной.
  - Нет, отстань, отцепись от меня! - завизжала Милена, когда дух потащил её в сторону распахнутого окна. - И почему этот клятый сон не заканчивается?! - она попыталась высвободиться. Но добилась лишь того, что жёсткие пальцы астрала крепче сомкнулись на её руке. Только сейчас до Милены дошло, что с ней собираются сделать. Но ведь прыгать из окна восьмого этажа не очень хорошая мысль! Даже во сне, так ведь?
  - Наследница, немедленно прекрати сопротивляться! Как ты не понимаешь, что у нас нет времени на споры?! Они могут явиться сюда в любую минуту! И ты должна быть в безопасном месте, когда это произойдёт. А я останусь здесь и попробую задержать их. Но знай, у меня в запасе почти не осталось фейр! Так что если ты не поторопишься, я потеряю управление над духом! И он выйдет из-под контроля! - Милена обернулась. Это говорила та самая гостья. Женщина, сидящая на ковре. За это время она уже перестала биться в судорогах. Зато изрядно побледнела и искусала губы в кровь, сдерживая стоны боли. На фоне фарфоровой кожи её и без того большие глаза казались огромными. Чёрная копна волос окончательно спуталась и прилипла к щекам, оставляя лишь узкую щель лица. Из носа у неё текла тонкая струйка крови. А на виске вздулась и лихорадочно пульсировала жилка. Милена скривилась. Незнакомка выглядела так, будто вот-вот потеряет сознание.
  - Уходи отсюда! Они...Они уже близко... - это были её последние слова, прежде чем лишиться чувств. Милена так пристально глядела ей вслед, что сама не заметила, как астральный дух поставил её на подоконник. Увидев с какой высоты её заставляют прыгать, она начала вырываться и возражать. Но замерла, услышав подозрительный звук. Кто-то попытался войти в комнату, но обнаружил, что она закрыта и стал барабанить по двери. Скоро навязчивый стук перерос в мощные удары ногами. Дух грубо подтолкнул Милену к окну, но она успела ухватиться за угол стенки.
  - Что ты делаешь? Мы же разобьемся! ЭТО ВОСЬМОЙ ЭТАЖ! - вскрикнула Милена, стараясь не глядеть вниз. Но не выдержала и всё-таки взглянула. От падения её отделял всего один шаг. Ветви соседних деревьев загадочно загудели в такт порывам ветра и замахали ветвями, словно подзывая к себе.
  - Это они. Они нашли, вычислили нас, - если бы астрал не был таким призрачным, то побелел бы от ужаса. Не успела Милена ответить, как удар ногой в дверь повторился. Деревяшка задрожала. Дух схватил девушку в охапку и смазанным рывком выпрыгнул в окно. Последнее, что она увидела - была выламывающаяся дверь. Послышался хлопок, чьи-то крики и девичий визг. И только потом Милена поняла, что это она так истошно вопит, норовя от усердия вывихнуть себе челюсть. Вопль лип к языку, как металл на морозе. Но вскоре у неё сорвался голос - кричать стало нечем. В горле мгновенно пересохло. И только тогда Милена заметила, что летит вниз уже сама. Без астрального духа. От этого стало ещё страшнее. Глаза заслезились от колючего ветра, а домашний халат развевался как парус, выставляя напоказ нижнее бельё. Только вот зрителей не было, не считая великана-каштана. Но и он застыл, словно паук в ожидании жертвы.
  Одно острое чувство сменялось другим - адреналин, страх, паника... Но в конечном счёте, победил испуг. Милена падала прямо на дерево, которое только сегодня обсуждала с Лизой! Боже, что за ирония?! Перед глазами мелькали неразборчивые пятнышки, которые вблизи оказались листьями и сучками...Тело Милены с хрустом свалилось на дерево. Ей только оставалось надеяться, что это действительно хруст веток, а не её позвоночника. Все сучки впились ей в кожу, точно кучка мелких иголок. Милена мысленно утешила себя тем, что успела вовремя зажмуриться. Ссадины заживут, а вот глаза... Это явно под вопросом!
  Убедившись, что дерево не рухнет под её весом, Милена рискнула оглядеться. Она просто не могла поверить своему счастью. Ей удалось выжить после падения с восьмого этажа! Скорчившись на паутине веток, она судорожно ловила воздух. Сердце колотилось где-то у горла, перекрывая дыхание. Боль была такая, что Милене казалось, будто с её тела сдирают кожу. Но всё же она осталась жива! Жива! Только вот, что делать дальше? Слезать со ствола было слишком опасно. Прыгать с него - чересчур глупо. В конце концов, если она захочет покончить жизнь самоубийством, то тихонько напьётся яда. А не будет прыгать по деревьям, изображая Тарзана на пенсии! Тем более её левая нога была как-то неестественно согнута, что вызывало серьёзные сомнения по поводу прыжков. Милена аккуратно ощупала лицо и заключила, что всё оно покрыто ссадинами и порезами. Даже губы пострадали! Проведя по ним языком, она заскулила от боли. Губа оказалась разбита. Ноги и руки пострадали не меньше. Ветки и сучья не пожалели ничего - даже халат. Искромсанный, он напоминал несколько разноцветных тряпочек, неумело сшитых между собой.
  - Лети! Спасайся, Милена Каролл! Они уже здесь! Берегись, наследница! Берегись! Они пришли за тобой! - раздался вдруг голос из ниоткуда. Но даже в таком состоянии Милена узнала этот грубый, будто вырезанный из камня, бас. Он принадлежал невидимке, который подкараулил её вечером!
  Рядом хрустнула ветка, словно на неё кто-то наступил. Смекнув, что на этом месте стоит невидимка, Милена попыталась отползти от него. Но не выдержала и снова завалилась на спину. Ветвь ещё раз скрипнула под весом невидимки и изогнулась, словно он с неё спрыгнул. Затем наступила тишина. Но среди неё Милена вдруг стала слышать вопли, ругань и голоса. Шёпот, который подзывал к себе, как в самом начале сна...
  - Милена ш...ш...ш... Каролл! - прошипел мужской голос. Только звучал он как-то нечётко и смазано, из-за чего Милена не могла различить все слова.
  - Где ты, наследница? Ш... ш... ш...Скажи нам, где ты? Иди... иди к нам... Мы ждём тебя... Иди... - шёпот прекратился, как только налетел сильный порыв вихря и чуть не сбросил Милену с дерева. Она лишь чудом удержалась, изо всех сил обхватив руками толстую ветку. Обессилившая и уставшая, Милена подставила своё лицо ветру. Вихрь потрепал её волосы на прощанье и умчался прочь.
   * * *
  Она проснулась от внезапной боли. Луч луны беспокойно метался по небу, исчезая в кучерявых тучах и появляясь вновь. Он едва ли освещал комнату. Но даже при таком свете Милена смогла разглядеть кучу разбросанных по столу учебников. Она заглянула в тетрадь по алгебре и обнаружила в ней засохшие пятнышки. Кровь. Откуда в её комнате взялась кровь? Милена шагнула к зеркалу и сразу схватилась за левую ногу. Взглянув на неё, она невольно ахнула. На ней красовался здоровенный синяк! В форме овала! Но увидев своё отражение, Милена опешила. Её губы распухли, как от долгих поцелуев. Лицо и руки были покрыты множеством порезов. На миг ей показалось, что если она сейчас зайдёт в комнату бабушки, то увидит там лежащую без сознания женщину. Продолжая рассматривать себя в зеркале, Милена серьёзно задумалась. Был ли это сон? Падение из окна, астральный дух, голос невидимки... Разве может такое присниться?
  Решив, наконец, пример по алгебре, она надела чистую пижаму и легла спать. Милена закрыла глаза и мгновенно уснула. И сон её не был связан с комнатой её бабушки - морщинистой и чудаковатой старухи Агнессы.
  
  Глава третья: Надписи.
  На улице было прохладно. Серые сгустки тумана кружились над землёй как стервятники. Скользя по безлюдным улицам Вэтхема, Милена поглядывала на линию горизонта, чётко разделявшую границу неба и земли. Насквозь продрогшая от сырости, она зашагала быстрее. Ещё несколько минут на холоде и её тело превратится в большую одетую сосульку. Впрочем, существовала ещё одна причина, по которой Милена так сильно торопилась. Она дико опаздывала в школу. Сегодня первым уроком, как назло, была химия... И вела её миссис Шейп! А если она узнает о новом опоздании, то наверняка заставит отрабатывать ещё одно наказание. Подумав об этом, Милена прибавила скорости. Она помчалась сквозь заброшенный парк, как на распродажу, стараясь не реагировать на прострелы боли в ноге. Впрочем, болела не только нога. Холодный встречный ветер неприятно обдувал порезы на лице. А раздражённая кожа рук, покрытая ссадинами, всё время зудила, не желая мириться с плотной тканью гольфа. В этом-то и заключалась причина её опоздания. Милена всё утро проторчала перед зеркалом, пытаясь замазать тональным кремом все следы сна. Не считая опухших губ и пореза, пересекающего бровь, ей это удалось. К счастью, родители ничего подозрительного не заметили. Лишь Лора - мать Милены, спросила, почему она решила надеть сегодня зимний гольф. Отец же, Вэнс Каролл, в последнее время был целиком погружен в свою работу. Его босс мистер Бриар всю эту неделю заставлял сотрудников приезжать ни свет, ни заря, чтобы вовремя подготовиться к приходу комиссии. Так что Вэнс - и без того рассеянный человек, все эти дни не замечал ничего вокруг себя. Он был агентом по недвижимости, работающим в фирме под названием 'Четыре стенки'. Это была огромная корпорация, офис которой находился, чуть ли не в каждом городе Великобритании. Вэнс был одним из лучших работников кампании и получал каждый месяц крупную премию, что позволяло ему содержать двухэтажную квартиру в хорошем районе города.
  Петляя между деревьями, Милена снова задумалась. Ей было стыдно, что она до сих пор не призналась родителям о своих порезах и синяках. Ведь нельзя же их прятать, пока они не исцелятся! С такими темпами никакого тонального крема не хватит! Но ведь и рассказать о странном сне Милена тоже не могла. Её отец, услышав бы этот рассказ, наверняка бы подумал, что это шутка. А Лора была таким скептиком в области мистики, что девушка могла с таким же успехом заявить ей, что видела, как по ночам директор их школы превращается в гигантского пряничного человечка.
  Впав в глубокую задумчивость, Милена даже не заметила, как перешла на шаг и теперь неторопливо разгуливает по парку. Постепенно стволы деревьев начали редеть. Кривая асфальтовая дорожка сузилась до земляной тропинки. Ещё издали она заметила серо-голубое здание своей школы. На секунду Милена замерла, прислушиваясь. Ей показалось, что рядом раздался шорох. Она оглянулась, но увидела лишь толстую белку, которая весело перепрыгивала с одной ветки на другую. Звук повторился. Милена сорвалась с места и помчалась к школе. В такой суете она даже забыла о страданиях левой ноги и поэтому бежала, как угорелая. Ей казалось, что если она остановится, то её непременно схватят.
  - Хэй, Ми! Куда ты так торопишься? Впервые вижу человека, который с таким рвением спешит к школе! Тем более, если первый урок - химия! - если б Милена вовремя не затормозила, то столкнулась бы лбом с фигурой, которая внезапно преградила ей путь. Лиза захихикала и плотнее закуталась в куртку цвета недозрелого банана. Толстушка всегда умела по-своему выделяться в толпе. Даже если причиной тому служила её нелюбовь к холоду. Вечно покрытая веснушками, она была типично летним человеком и буквально не переносила любой мороз. Даже самый слабый.
  - Лиза, сейчас не время для шуток! Мне нужно бежать... Там, там... - Милена показала в сторону городского парка. Кто-то гнался за ней! Определённо гнался! Или ей только показалось, что она слышит звук шагов сзади и пыхтящее дыхание?
  Лиза заинтриговано проследила за взглядом Милены. Но не найдя там ничего интересного, разочаровано отвернулась. Аквамаринные глаза, обрамлённые кружевом светлых ресниц, игриво заблестели.
  - Ми, у меня для тебя плохая новость... - лицо толстушки стало серьёзным. Она поджала полные губы и сочувственно похлопала Милену по плечу. - У тебя, мой юный друг, начинается паранойя. Старая добрая паранойя. Но ты не переживай, я всё понимаю. Ты вчера столько времени провела с миссис Хрю наедине, что сейчас до сих пор отходишь от моральной травмы! - Милена, игнорируя болтовню подруги, настороженно покосилась на парк. Деревья зашелестели гибкими ветвями, которые без листвы напоминали длинные щупальца. Она снова повернулась лицом к Лизе и состроила самую весёлую гримасу, на какую сейчас только была способна.
  - Ох, и разыграть тебя уже нельзя... - Милена ухмыльнулась, понимая, что толстушка Сквойн с лёгкостью проглотила эту ложь. 'Но всё же я веду себя, как трусливый заяц, который трясётся, услышав рядом даже трепетание крыльев бабочки!' - мысленно запричитала она. Милена всегда была на редкость впечатлительна, что с самого детства доставляло ей немало хлопот. Так что если она ходила в кино на фильм ужасов, то потом целыми неделями мучилась от кошмаров. Подумав об этом, Милена пришла к выводу, что пойдёт сегодня домой вместе с Лизой. Секьюрити из неё такой же плохой, как оперный певец из богомола, но так почему-то спокойнее...
  - Значит, розыгрыш, говоришь? - голос толстушки отвлёк Милену от размышлений, может ли богомол вообще петь. Лиза обречёно вздохнула и пожала плечами. - А я-то уже понадеялась... Ведь паранойя - штука прекрасная и незатейливая! И если бы я ею заразилась, то точно бы пропустила пару школьных деньков! - болтушка резко умолкла, внимательно всмотревшись в лицо Милены. Её взгляд скользнул по распухшим красным губам и рассечённой брови.
  - Упала вчера, - не дожидаясь пока её спросит об этом Лиза, соврала Милена.
  - Стоит мне оставить тебя хоть на минуту, как с тобой что-то случается! Ну и где ты умудрилась упасть? На пороге квартиры? Я ведь тебя до самого дома довела! - толстушка всплеснула руками и уставилась куда-то вдаль. Милена обрадовалась, что эта тема исчерпана и задала мучащий её вопрос:
  - А чего ты не в школе? Разве звонок ещё не прозвенел? - Лиза покачала головой и показала часы. До урока оставалось ещё около десяти минут.
  - Кстати, как тебе мой новый причесон? - Сквойн мотнула головой, выставляя напоказ необычную объёмную конструкцию. Чтобы гулька не растрепалась, толстушка понатыкала в неё множество шпилек и та теперь напоминала живую подушку для иголок.
  - Ну что, нравится? Я сегодня встала на два часа раньше, чтобы смастерить эту штуковину! - она замолчала и с важным видом стала поправлять выбившуюся из причёски прядь. Милена решила промолчать и не огорчать Лизу тем, что она явно могла поспать сегодня подольше.
  - Думаешь, ему понравится? - толстушка расплылась в ухмылке и ткнула пальцем в сторону школьного входа. Сначала Милена не поняла, кого она имеет в виду. Но затем увидела знакомую фигуру. Облокотившись рукой о школьную стену, стоял новенький. Кристиан Воган. Даже с такого расстояния Милена разглядела на нём вчерашнюю полураспахнутую сорочку и облегающие чёрные джинсы. Возле новенького привычно толпилась компания школьниц. Девушки краем глаза поглядывали на Кристиана, даже не скрывая удовольствия, которое испытывали, находясь рядом с ним. Одна из учениц осмелела и помахала ему рукой в знак приветствия. Но он никак не отреагировал. Милене показалось, что новенький пытается отыскать кого-то взглядом. Но, возможно, он озирался только из любопытства.
  - Ми, ты так и не ответила. Что ты думаешь по поводу моего прикидончика? - изощрённо исковеркав очередное слово, допытывалась Лиза. В её глазах было столько наивности, что Милена не нашла, что ей ответить. Болтушка хотела ещё что-то добавить, но её перебили.
  - Что, моим новеньким Кристианом Воганом любуетесь? - раздался тонкий голос у них за спиной. Милена сразу обернулась, узнав эту хищную интонацию. Сзади стояла Глэн Хэнкс - высокая и тощая как сельдь блондинка. Первое, что бросилось Милене в глаза, была фамильная родинка под её носом и зализанный платиновый хвост. Возле Хэнкс возникла ещё одна девушка - её лучшая подруга Джоан Джонсон. Глэн с презрением уставилась на гульку Лизы, которая ещё раз вздрогнула, точно холодец на блюдце. Её салатовые глаза закатились. Она сделала вид, будто падает в обморок, тем самым, привлекая внимание окружающих.
  - Прекрати, Хэнкс, а то... - начала Лиза. Но визг Глэн заглушил эту попытку:
  - Скажи честно, Лиза Сквойн, где ты подцепила столь милый мохнатый шарик? - Джоан хрюкнула, давясь от смеха. Но Глэн этого было мало. Желая заполучить больше зрителей, она повысила голос. - Думаешь, гнездо на голове поможет тебе привлечь внимание Кристиана, да? - Милена бросила беспокойный взгляд на подругу, чьи пухлые щёки стали пунцовыми. Она взяла Лизу за руку и попыталась оттащить от шайки Глэн. Но та грубо отдёрнулась.
  - Да как такое посмешище может понравиться новенькому? Моему новенькому?! Или ты просто-напросто в цирк собралась? Клоуном в свободное время будешь подрабатывать, да? - Глэн насмешливо шмыгнула носом, передразнивая Лизу, которая всегда так делала, когда нервничала. Но болтушке, обычно колкой на язык, впервые не нашлось, что сказать. Наоборот, она с трудом сдерживалась, чтобы не разрыдаться.
  - Заткнись, Глэн! А если ты просто хочешь узнать у Лизы, есть ли свободная вакансия в цирке, то не стесняйся! Спрашивай! Для тебя там всегда свободное место найдётся! А если они совершат роковую ошибку и не возьмут тебя, то обратись в зоопарк. Я слышала, им как раз не хватает самки гориллы, - с этими словами Милена гордо зашагала ко входу в школу и потянула за собой Лизу. Поникшая толстушка покорно поплелась за своей спасительницей. Её гулька скорбно подпрыгивала в такт шагам.
  У Милены всё вскипело от злости. Ярость булькала и клокотала внутри неё, как пузырьки в бутылке шампанского, которую кто-то хорошенько встряхнул. Мало ей своих проблем, так тут ещё Глэн Хэнкс вырисовывается на горизонте! Стараясь успокоиться, она потёрла виски. Но желание схватить Глэн за волосы и познакомить с мистером Асфальтом, так и не отпало. Ей даже не нужно было оглядываться, чтобы понять, что все взгляды школьников обращены к ним с Лизой. К счастью, большинство учеников уже разошлись по кабинетам. Так что возле школы столпилось около десяти человек. Но среди них стоял он - Кристиан Воган. Не поднимая на него глаз, Милена зашла в громоздкое здание. Только зайдя в школу, она отпустила руку подруги и остановилась возле длинной винтовой лестницы.
  - Спасибо, - тихо, почти беззвучно пролепетала Лиза. Милена ничего не ответила и стала подниматься по лестнице. Увы, урок химии ещё никто не отменял! В этот раз Милена даже не стала разглядывать портреты бывших директоров школы и обернулась лишь у учительской. На двери, кроме таблички с надписью, висел ещё маленький листик. Милена скользнула взглядом по бумаге и тщательно изучила её содержимое. После чего громко засмеялась и принялась читать вслух:
  - Объявление: срочно требуется уборщица (желательно с небольшим опытом садоводства). Для дальнейшей информации обращайтесь к администрации школы. P.S. Брезгливым и нелюбящим цветы просьба не обращаться, - Милена вопросительно посмотрела на Лизу. Но та лишь непонимающе передёрнула плечами.
  - Ты что не поняла? - Милена недоверчиво прищурилась, - Твоё вчерашнее любопытство погубило нашу уборщицу! Видно история с навозом окончательно доконала её! И бедняга решила уволиться! Не зря в этом объявлении написано: 'Брезгливым и нелюбящим цветы просьба не обращаться', - Лиза выдавила из себя робкую попытку улыбнуться:
  - Да, узнаю руку мастера. То есть, свою руку, - она нехотя повеселела и искривила губы в довольной ухмылке. В этот раз, настоящей. Вместе с Миленой они поднялись на следующий этаж, где находился кабинет химии. А приободрившаяся Сквойн снова превратилась в меткий пулемёт, из которого ежесекундно вылетали захватывающие школьные сплетни.
  - Кстати, я слышала, сегодня дежурит десятый класс. Класс, где учится наш сладкий новенький Кристиан Воган, - девушки одновременно остановились возле кабинета, не желая заходить туда до звонка. - Слушай, а опоздание на урок считается нарушением школьных правил? - Милена кивнула, удивляясь вопросу Лизы. Пока толстушка наблюдала за тем, как пустеет коридор, на её лице появилось знакомое кокетливое выражение.
  - Я просто думаю, похожа ли я на симпатичную нарушительницу? - прощебетала она, увидев, что к ним своей уверенной походкой направляется Кристиан Воган. Милена тоже замерла, не в силах оторвать от него взгляд. За новеньким шествовала толпа школьниц, во главе которой она заметила сразу двух своих одноклассниц - Глэн и Джоан. Поймав на себе взгляд Милены, Хэнс фыркнула и пошла быстрее, намереваясь догнать парня. Но Кристиан резко остановился возле кабинета химии и окинул неприязненным взглядом весь их женский 'коллектив'.
  - Вам особое приглашение нужно, чтобы пройти дальше?! - уловив в его голосе раздражённые нотки, школьницы поспешили ретироваться. Они бросили напоследок завистливые взгляды на Милену. Кажется, Лизу, как соперницу они не воспринимали. Наконец, коридор опустел. Только Глэн Хэнкс застыла на месте, не веря, что новенький проигнорировал её.
  Кристиан, тем временем, сделал шаг навстречу Милене. Затем ещё один...
  Её ноги приросли к полу, и она вдруг ощутила, как внутри неё что-то радостно подпрыгнуло и вывернулось наизнанку. Кажется, это было сердце. Оно запрыгало, как щенок, который узнал хозяина. Его бешеный стук ненадолго оглушил Милену. Боже, что с ней происходит? Она беспомощно взглянула на Лизу. Но та была слишком занята мысленной перепалкой с Глэн, чтобы заметить её смятение. А Кристиан был уже так близко...
  - Привет, - удручённо поздоровался он и остановился на расстоянии вытянутой руки. Милена, сама того не желая, заглянула ему в глаза. Бледно-голубые, с синим контуром вокруг, невероятно холодные и безумно притягательные... Они походили на глаза северного хищника - снежного барса... Она попыталась что-то сказать сквозь раздувшийся в горле пульс и с третьего раза сумела выговорить:
  - Привет, - Кристиан подошёл так близко, что она могла чувствовать его спокойное сладковатое дыхание. Не решаясь снова посмотреть ему в глаза, Милена стала сосредоточенно разглядывать ямочку на его подбородке.
  - А у вас всегда так к новеньким цепляются? - Воган кивнул в сторону уходящей свиты. Не зная, что ответить, Милена огляделась в поисках поддержки. Но наткнулась лишь на ненавидящий взгляд Глэн. Та открыла рот, чтобы самой ответить. Но затем передумала и плотно сжала губы.
  - Нет, так цепляются не ко всем новеньким. Только к симпатичным, - ляпнула Милена и тут же мучительно захотела зашить свой рот. 'Конечно, я не буду собой, если не сморожу чушь! А ведь Глэн специально замолчала, чтобы посмотреть, как я выпутаюсь! Ну, ничего, гадёныш, я тебе за всё отомщу!' - подумала она про себя. От этих мыслей ей захотелось немедленно провалиться под землю. Но всё же Милена заставила себя бросить взгляд на Кристиана. Парень, как ни в чём не бывало, пристально изучал её лицо. Поняв, что Воган, как и Лиза, заметил опухшую губу и рассечённую бровь, она мысленно сделала заметку купить новый тональный крем.
  - Что с тобой случилось? Ударилась где-то или поскользнулась? - голос Кристиана закапал на кожу, как тёплый тягучий мёд. Но Милена не успела ответить на вопрос. Он осторожно коснулся её губ подушечками пальцев и его глаза по-кошачьи сощурились. - Это порез. Ты порезала губу обо что-то острое и из-за этого она распухла, - тихо констатировал он, - Ничего, потерпи, скоро станет легче. Боль сейчас уйдёт, - Кристиан опустил руку и нечаянно коснулся пальцами её подбородка. Милена невольно задрожала. Кожа Вогана была безумно приятной на ощупь. Гладкая и прохладная - не как сталь зимой, а как у человека, простоявшего пару минут на морозе. Милена встряхнула головой, пытаясь избавиться от назойливого ощущения, что боль из тела исчезает. Ей казалось, что лицо затягивается плёнкой льда, которая смягчает боль порезов и охлаждает пылающую кожу.
  Кристиан наклонился и хотел прошептать ей что-то на ухо. Но в этот момент прозвенел звонок на урок, и он был вынужден остановиться.
  - Я думаю, что мы с тобой увидимся на следующей перемене. И кстати, не нарушай школьных правил, - его губы нависли над её в опасной близости. И эти слова он шепнул ей в рот лёгким дуновением. А затем резко отстранился и похлопал себя по руке, вокруг которой была обмотана дежурная повязка с эмблемой их школы. Воган послал Милене ленивую улыбку и спокойным шагом направился к лестнице. Похоже, его нисколько не смущало то, что он может опоздать на урок. Что ж, вот они - привилегии дежурных.
  Лиза дёрнула Милену за руку, привлекая внимание.
  - Слушай, Ми, я сейчас на секунду отойду в туалет. Хочу свою гульку расплести. Так что не жди меня. Иди на химию сама, - протараторила Сквойн и побежала к лестнице, на которой минуту назад скрылся Кристиан. Сомневаясь, что толстушка действительно идёт в туалет, а не шпионит за новеньким, Милена постучалась в дверь кабинета химии. Миссис Шейп что-то буркнула в ответ. Она расценила это, как приглашение и проскользнула внутрь. Следом за ней в комнату вошла Глэн. Судя по выражению лица, она до сих пор отходила от шока.
  - Мисс Каролл, мисс Хэнкс, не задерживайте урок! Быстро займите свои места! - слащавым ядом, растворённым в голосе завуча, можно было захлебнуться. Когда все уселись, миссис Шейп мельком оглядела класс:
  - Ну, детки, кто у нас первым пойдёт к доске? - Милена, которая в этот момент выкладывала учебник на парту, чертыхнулась. Взгляд учительницы остановился на ней. Кто бы сомневался?!
  Одетая в зеленую блузку и длинную малиновую юбку, миссис Шейп напоминала тот редкий гремучий цветок, который съедает свою жертву, стоит ей на него приземлиться.
  - Мисс Каролл, будьте так любезны, пройдите к доске. А вы, дети, откройте учебники на параграфе девять. Тема нашего урока: повторение пройденного материала. То есть - кислотный остаток, - обратилась завуч к классу. Кабинет мгновенно наполнился шёпотом и шелестом страниц. Милена нашла девятый параграф в книге и издала нервный смешок. Этой темы она даже не проходила.
  - Мисс Каролл, чего вы ждёте? Прошу вас, не срывайте урок, - улыбка миссис Шейп смотрелась так же неправдоподобно, как накладные усы на лице Елизаветы Второй. - Или вы хотите сказать, что вас не было, когда мы с классом проходили этот материал? - Милена кивнула, хотя предчувствовала подвох в её медовом голоске.
  - Ах, мисс Каролл... Ученик, который не хочет идти к доске, просто не знает предмета. А это значит, что он его не учит. Не открывает учебник, не выполняет домашние задания... Вы понимаете, на что я намекаю? - учительница захлопала глазами, покрытыми тяжёлыми синими тенями с блёстками. - Я вынуждена поставить вам двойку.
  - Нет, я не понимаю о чём вы! Ведь я уже иду к доске, - прошипела Милена, заранее готовая к такому повороту. Она стремительно встала и, виляя между рядами парт, поплелась к доске. Глэн и Джоан откровенно захихикали, когда Милена прошла мимо них. Но стоило ей прожечь их взглядом, как они замолкли. Миссис Шейп плюхнулась в своё кресло и, открыв ящик стола, достала оттуда новую коробку шоколадных конфет. Милена кашлянула, напоминая о своём присутствии. Глэн с подругой снова захохотали. В этот раз завуч заметила это. Она прожевала конфету и бросила на них гневный взгляд.
  - Я так полагаю, мисс Хэнкс великолепно знает химию, раз позволяет себе смеяться на уроке. Или вы хотите ответить у доски в компании мисс Каролл? О, я уверена, она очень обрадуется, заручившись вашей поддержкой, - женщина отложила пачку конфет в сторону и легонько коснулась губ, проверяя, не стёрлась ли помада. Рот у миссис Шейп был на удивление маленьким и в сочетании с яркой вишнёвой помадой смотрелся весьма нелепо. С таким броским макияжем на лице она ещё больше смахивала на деревенскую свинью, которую шутки ради накрасил и приодел фермер.
  Увидев, что Глэн и её соседка по парте успокоились, учительница снова повернулась к Милене. 'Боже, если миссис Хрю так отреагировала на выходку Хэнкс, к которой всегда лояльно относилась, то что она сделает с опоздавшей Лизой?' - заволновалась она, сетуя, что у завуча плохое настроение. Когда миссис Шейп злилась, она превращалась из милой домашней хрюши в дикого кабана. Так, где же Лиза? Почему задерживается, если знает, что завуч её накажет за опоздание?
  - Ну, что ж, мисс Каролл, приступим к делу. Пытка не пытка. А мне кажется, что ваша попытка ответить у доски, обернётся для меня настоящей пыткой, - донёсся до Милены зловещий голос женщины. Миссис Шейп довольно поправила парик, который от встряски слегка съехал набок. Милена взяла в руки мел и приготовилась писать.
  - Увы, с тобой, мой дорогой свинтус, любая попытка превращается в пытку, - проворчала она, молясь, чтобы этот позор поскорее окончился.
  - Так, Каролл, напишите-ка мне уравнение кислотн... - начала миссис Шейп, но осеклась. В кабинет вдруг ворвалась запыхавшаяся Лиза. Её щёки были такого насыщенного красного оттенка, что напоминали два спелых яблока. Вместо гульки красовались спутанные пряди, словно толстушка включила фен на полную мощность и всунула голову в его отверстие. Одной рукой Лиза прикрывала порвавшийся колготы. А другой придерживала локоть, на котором виднелся длинный кровоточащий порез. Но больше всего Милену удивил испуганный взгляд подруги. Её широко распахнутые глаза мельком оглядели класс и вернулись к завучу.
  - Лиза Сквойн! Что вы себе позволяете? Мало того, что вы опоздали на урок, так ещё и врываетесь в мой кабинет в столь экстравагантном виде! Немедленно объясните своё поведение! - взревела учительница, чуть не подавившись от возмущения новой шоколадкой.
  - Миссис Шейп, поверьте сейчас не до объяснений! Милена! Милена! - Лиза перевела взгляд на подругу. - Идём со мной... Сро-о-очно! - её голос, обычно такой спокойный, почти сорвался на вопль. Теряясь в догадках, что могло вывести такого тихого человека, как Сквойн из себя, Милена отошла от доски. Но миссис Шейп преградила ей дорогу и грозно топнула ногой.
  - Мисс Сквойн, мисс Каролл! Что за балаган вы устраиваете на моём уроке?! Лиза, если вы хотите что-нибудь сказать, то не стесняйтесь! Говорите здесь и сейчас! - рявкнула завуч, окончательно выйдя из себя. Растерянная толстушка часто заморгала, а шептавшиеся между собой ученики замолчали. В классе воцарилась такая тишина, что было слышно, как бьётся муха в окно. Лоб миссис Шейп от напряжения вспотел, полные щёки налились краской. Отойдя от Милены, она расстегнула несколько пуговиц на блузке.
  - Простите, мисс Сквойн, я вас, наверное, не расслышала. Или вы так ничего и не сказали? - в её сухом голосе слышалось угроза: так духота в воздухе предупреждает о скорой буре. Лиза виновато опустила глаза:
  - Миссис Шейп, это касается только Милены, - охрипшим голосом призналась она. Класс заворожено следил за происходящим. Похоже, сегодня был самый интересный урок химии за весь семестр.
  Завуч уже приготовилась что-то ответить, как в аудиторию вбежали два новых персонажа. Кристиан Воган и его одноклассница - миловидная азиатка по имени Чжан Ли. Дежурная скривилась и с жалостью поглядела на свои ноги. Только сейчас Милена заметила, что туфли у азиатки были на огромном каблуке. Неудивительно, что пока они с Кристианом добежали сюда, она успела здорово натереть ноги. Первой из всех опомнилась миссис Шейп. Она окинула дежурных любопытным взглядом и подошла ближе, как подкрадывается тигр к своей добыче.
  - Кристиан Воган, Чжан Ли! Что вы здесь делаете? Вы же должны быть на уроке! Что-то случилось? - её голос утонул в говоре учеников. Несколько девушек стали махать новенькому руками. Но он даже не повернул голову в их сторону. Решительным шагом он приблизился к Милене, которая продолжала стоять у доски, не зная, что делать.
  - Скажи, это ты сделала?! Просто ответь - да или нет?! - при этих словах мышцы на лице Кристиана напряглись. Губы превратились в упрямую чёрточку. Но даже выглядя встревоженным, он действовал с привычной ему уверенностью. В каждом его жесте и слове чувствовалась железная решимость. На секунду это смутило Милену. Но она сразу опомнилась, когда новенький положил ей руки на плечи и стал с силой их трясти. - Каролл, ты это была или нет? ЭТО ТЫ НАПИСАЛА?!
  - Да я даже не знаю, о чём ты говоришь! - вскипела Милена. Холодные голубые глаза впились ей в лицо, изучая каждую его клеточку. Миссис Шейп ещё раз попробовала перекричать школьников. Но когда и эта попытка обернулась крахом, засеменила к доске. Настрочив на ней какое-то предложение, она отошла, чтобы все могли разглядеть написанное.
  - Деточки, если вы не хотите по-хорошему, будет - по-моему. Вырвите из тетрадей по двойному листику и достаньте ручки, - приказала завуч, любуясь реакцией класса. Все заворчали, но повиновались. Кристиан отпустил плечи Милены и отстранился. Она нахмурилась и скользнула взглядом по доске, догадываясь, что там увидит. Как она и предполагала, на ней была выведена надпись: 'Я хулиган и хочу быть похожим на доброго и отзывчивого завуча миссис Шейп.'
  - К моему приходу, вы должны будете исписать свои листики вот этим предложением, - пояснила женщина, отвечая на удивление учеников добродушной улыбкой. В этот момент Милене показалось, что у неё во рту не тридцать два зуба, а гораздо больше. Миссис Шейп поспешила к дежурным, лавируя между партами, точно корабль среди скал, который не знает, где пришвартоваться.
  - Пойдёмте, - обратилась она к Кристиану и азиатке. Не дожидаясь, пока её приказ выполнят, завуч исчезла за дверью. Воган бросил хмурый взгляд на Милену, и, засунув руки в карманы, последовал за миссис Шейп.
  - Пошли, - мрачно заявила Лиза. Милена с тревожным чувством вышла из кабинета. Но даже за дверью был слышен гул, который подняли ученики. Все явно не восприняли наказание миссис Шейп всерьёз. Наивные!
  Но школьников в этот момент гораздо больше интересовало то, что происходит там. В коридоре. А Милена с грустью подумала, что сама бы отдала сейчас всё, чтобы оказаться в кабинете химии. И вместе с другими обсуждать случившееся. А не быть его участником.
  
   * * *
  - Кристиан, Чжан, теперь вы можете рассказать мне, что случилось? - миссис Шейп в нетерпении потёрла руки. - А то мисс Сквойн отказывается сообщить мне, что натворила Милена Каролл, - она неодобрительно покачала головой, будто Лиза пыталась утаить важную информацию о преступлении.
  Завуч сейчас походила на маленького ребёнка, которому обещали купить новую погремушку. А вместо этого схватили за нос с криком 'Шутка!'. Но дежурные молчали. Азиатка вообще уставилась в пол, делая вид, будто никого не видит. А Кристиан выглядел настолько раздражённым, что миссис Шейп не решалась его трогать.
  - Чудненько, детки. Не хотите со мной разговаривать - не надо. Надеюсь, вы не забыли, где находится кабинет директора? Потому что мы сейчас его проведаем. Спросим, как дела, как здоровье... Представляете, как ему будет приятно? - миссис Шейп поцокала на шпильках к лестнице. Каждый её шаг отдавался в тишине, как удар барабана. Внезапно завуч остановилась, притворяясь, будто ждёт, пока все подойдут. На самом же деле она выбирала самое слабое звено. И нашла его.
  - Миссис Шейп, не надо идти к директору, умоляю... - жалобно пропищала Чжан Ли. Из её глаз брызнули слёзы. - Если родители узнают об этом, то посадят меня под домашний арест! А я ведь ещё двойку по литературе получила! Меня наверняка накажут на целый месяц! - она потёрла глаза ладонями, ещё больше размазывая и без того потёкшую тушь.
  - Ну-ну, деточка, вытри слёзки. Тетя Виржиния не собирается тебя обижать, если ты мне всё расскажешь, - Милена накрыла рот рукой, чтобы не прыснуть со смеху. Когда миссис Шейп пыталась говорить сочувствующе, то всегда делала это с такой интонацией, будто вела разговор с умственно отсталой особой. - Что ж, тогда мы можем обойтись и без визита к директору. А вы, мисс Ли, начинайте рассказ, - Кристиан, всё это время стоявший неподвижно, при этих словах вдруг ожил. Он смерил Чжан таким презрительным взглядом, что бедняга ещё больше зарыдала.
  - Пойми, Крис, они с директором рано или поздно сами об этом узнают! Хватит защищать эту Каролл! С чего она тебе вообще сдалась?! - азиатка уже не говорила, а кричала. Слёзы, смешанные с тушью, лужицами стекали по её щекам. - Туалет.... Там, в женском туалете... - простонала она и съёжилась под тяжёлым взглядом миссис Шейп. - Прости, Крис, я не хотела, но... - дежурная всхлипнула и убежала прочь. Милена мысленно дала себе подзатыльник, чувствуя, как уголки её рта растягиваются в непроизвольной улыбке. Хоть ей и было жалко Чжан Ли, она просто сияла из-за того, что новенький вступился за неё.
  - Так, детки, наш курс меняется, - подала голос миссис Шейп, - Все в женский туалет. А нашу героиню дня, мисс Каролл, я прошу идти впереди. Так будет безопаснее. Ведь кто знает, что эта девчонка натворила в туалете? Может, она теперь представляет угрозу для общества, - завуч, нисколько не смущённая тем, что довела дежурную до слёз, стала бодро спускаться по ступенькам. От волнения у Милены перехватило дыхание. Она ощущала себя преступником, которого ведут на казнь. Молчание, скользившее в воздухе как призрак, сделалось невыносимым. Что же случилось в туалете? Может, кто-то написал нецензурные стишки на стене и подписался её именем? А если так, то чего Лиза испугалась? Внутри Милены переплелись два странных ощущения. Смесь страха и жуткий интерес.
  Наконец, лестница закончилась. Показался узкий коридор. Компания приблизилась к туалету и одновременно остановилась.
  - И что тут такого необычного? Запашок или что? - поинтересовалась она скучающим голосом. Кристиан толкнул дверь ногой. Удар был настолько сильный, что лакированная дверца чуть не вылетела из петель. Учительница что-то проворчала себе под нос и вошла внутрь первой. За ней неохотно поплелись остальные. Милена тщательно осмотрела стенки и побелённый потолок, но никаких ругательств не обнаружила. Только в самом углу стены примостилась одна крохотная, едва заметная надпись.
  - Мы здесь... - прочитала миссис Шейп, с трудом протиснувшись в тот угол туалета. Она перечитала фразу несколько раз, не улавливая её смысл.
  - Может, кто-нибудь объяснит мне, что это значит? - выщипанные брови завуча поднялись так высоко, что казалось, ещё немного - и они сползут со лба. Но её вопрос так и остался без ответа.
  - Это ещё не всё, - отчеканил Кристиан, роняя каждое слово, словно кусок блестящего скользкого льда. Он ударил ногой по двери одной из кабинок. Лиза, не дожидаясь приглашения, просочилась внутрь. Дрожащим и ломким, как тростинка голосом, она огласила следующую надпись:
  - Мы найдём тебя, наследница... Милена Каролл, мы уже рядом... Мы уже совсем близко...- толстушка пулей выбежала из кабинки и метнулась в самый конец туалета. Её матовое лицо приобрело серый оттенок. У Милены всё смазалось перед глазами. От страха живот скрутило в резком спазме, и она пошатнулась, чудом устояв на ногах. 'За мной ведётся охота. Меня кто-то ищет. Меня ищут они...' - пронеслась отчаянная мысль.
  - Вот, последняя надпись здесь! - раздался из последней кабинки голос Лизы. Миссис Шейп воодушевлённо ринулась к ней. Милена и Кристиан остались на месте, искоса поглядывая друг на друга.
  - БОЖЕ, ЧТО ЭТО? - вскрикнула учительница. Милена неохотно подошла, не желая видеть то, что напугало даже такую недотрогу, как миссис Шейп. Первое, что бросилось ей в глаза, была огромная, уже не так аккуратно вырезанная надпись.
  - Берегись, наследница! Жертвы неизбежны... - озвучила её Милена. Толстушка мотнула растрёпанной головой и ткнула пальцем в соседнюю стенку, показывая, что это ещё не всё. Милена резко обернулась и... не поверила своим глазам. Половины стены не было. В ней зияла громадная дыра, через которую в кабинку проникал луч солнца. Милена протёрла глаза. Но ничего не изменилось: часть стены действительно была разрушена.
  - А знаешь, что здесь было? - содрогающимся голосом спросила Лиза. Так и не дав Милене шанса опомниться, Сквойн продолжила. - А здесь, подруга, на меня напали, - болтушка хлопнула себя по руке, на которой кровоточил порез. Милена испуганно покосилась на дыру в стене. Через неё был виден весь заброшенный парк с заросшими лужайками.
  - Но как тот, кто сделал это, выбрался отсюда? - она схватилась за голову, которая буквально разламывалась на кусочки от разных домыслов.
  - Милена, мне кажется, эту дыру здесь сделали неслучайно. Из неё выпрыгнули, - сиплым голосом прощебетала Лиза, - Видно выйти, как нормальный человек - через дверь, у него не получилось.
  - Если это вообще был человек, - сказала не своим от волнения голосом миссис Шейп. Милена впервые видела её в таком жалком состоянии. Женщина стояла, прижавшись к уцелевшей половине стены, и жадно глотала ртом воздух. - Посмотрите наверх, - еле выговорила она. Подруги одновременно подняли глаза на потолок. На нём красовались несоразмерно длинные крючковатые следы от когтей. Милена сопоставила порез Лизы с царапинами на потолке и заключила, что между ними есть сходство. Но больше всего её смутили четыре символа, вырезанных рядом с царапинами. Первым рисунком была перевёрнутая вниз буква 'Г' с плавно изогнутой полосой. Дальше следовала стрела с одной указательной чертой и ромб, изображённый на двух палках, как на костылях. Последним символом была оборотная буква 'С', вывернутая под неестественно острым углом.
  Милена опустила глаза, пытаясь вспомнить, где уже встречала эти рисунки. Но её размышления прервал крик Кристиана, который подошёл к порогу кабинки. Сейчас же он корчился на полу. Воган со свистом выпустил воздух сквозь зубы и застонал, обхватив руками шею. Милена пригляделась и поняла, что ошиблась. Кристиан пытался прикрыть не шею, а ключицу, на которой чернела его необычная татуировка. В этот момент она осознала, где уже видела вырезанные на потолке символы. Те же рисунки были изображены у Вогана на ключице. Отбросив эту мысль, Милена перепрыгнула через новенького и подбежала к кранам. Она набрала в ладони холодной воды и выплеснула жидкость на ключицу парня. В тот же миг Кристиан перестал морщиться от боли и опустил руки. И только тогда Милена заметила, как воспалилось и посветлело тату на его оголённой ключице.
  
  Глава четвёртая: Затишье перед бурей.
  - Итак, Милена Каролл, давай знакомиться. Я - мистер Пинкинс, директор этой школы, - мужчина перестал перебирать бумаги у себя на столе и сосредоточил внимание на Милене. А она в очередной раз горько вздохнула, жалея, что не сбежала от миссис Шейп, когда та отвернулась. Тогда ей бы не пришлось сейчас оправдываться за то, чего она не совершала! Но по настоянию завуча вся их компания должна была отчитаться перед директором Пинкинсом. Так он смог бы оценить ситуацию и найти в ней виновного. 'Только мне интересно, как директор это сделает? Ведь он даже под ноги себе посмотреть не может, боясь столкнуться головой с пузом!' - мысленно возмущалась Милена.
  Кристиан Воган всё это время как-то странно себя вёл. Одной рукой он держался за покрасневшую ключицу. А второй прикрывал нос, из которого вдруг стала хлестать кровь. Его лицо заметно побледнело, и иногда он постанывал от боли. Но когда Милена спрашивала, что у него болит, парень не отвечал. Лиза тоже выглядела неважно. Но на её щеках вновь заиграл здоровый румянец, а взгляд немного прояснился.
   - Мистер Воган, - директор перевёл взгляд на Кристиана, который застыл у двери. - Я так полагаю, вы можете идти. Только с вашим самочувствием я бы посоветовал вам отправиться домой. А школьному сторожу скажете, что я лично вас отпустил. Если он попросит назвать пароль, ответьте ему: 'Мармеладный червячок', - последнюю фразу мистер Пинкинс прошептал таким доверительным тоном, будто делился страшной тайной, от которой зависело будущее планеты. - Хотя, по-моему, вам сначала не мешало бы заглянуть в медпункт. Я уверен, мисс Сквойн будет рада вас проводить, - директор кинул сочувственный взгляд на новенького, который казался таким бледным, словно его кожу припорошили сверху инеем. Лиза так энергично закивала головой, что её спутанные пряди недовольно зашевелились. Похоже, она была просто счастлива уйти из кабинета. А уж выйти отсюда вместе с Кристианом - вообще нежданный подарок на Рождество. Только вот сам Воган выглядел так, словно ему сказали, что в медпункт его будет провожать огромный волосатый паук, а не милая девушка.
  - Спасибо, но я думаю, что меня не нужно никуда провожать, - Кристиан сказал это таким твёрдым голосом, что не знай Милена о боли парня, могла усомниться в его плохом самочувствии. Воган собирался ещё что-то добавить, но директор опередил его:
  - Нет, сынок, не благодари. Это лишь мой долг, - мужчина подошёл к новенькому, по-отцовски хлопнул его по плечу и указал на дверь. Кристиан раздражённо отдёрнулся, ещё раз сухо поблагодарил всех и приблизился к выходу. Но перед тем как закрыть за собой дверь, украдкой бросил взгляд на Милену. Какой-то таинственный блеск опасно мелькнул в его глазах. Но сразу погас, так что она не успела понять, что это было. Лиза подмигнула ей и выпорхнула вслед за Воганом, готовая от удовольствия завилять хвостом, как счастливый пёс.
  - Итак, мисс Каролл, на чём мы остановились? - подал голос директор и уселся обратно в кресло. Милена еле сдержала улыбку, рассматривая его лицо и фигуру. Всё-таки не зря школьники дали ему кличку 'Мистер Индюшка - толстая тушка'. С маленькими лукавыми глазками, блестящей розовой лысиной и заметным брюшком - он и в самом деле походил на птицу-переростка. Милена даже не удивилась бы, узнав, что он специально бреет себе голову, потому что вместо волос на ней растут перья.
  Мужчина заметил, что она слишком пристально на него смотрит и неловко заёрзал на кресле. Он повернулся лицом к миссис Шейп. Завуч одиноко сидела в конце кабинета и делала вид, что увлечённо разглядывает тёмно-кремовые стены. Хотя сама просто тряслась от нетерпения поскорее вмешаться в разговор. Милена поморщилась, когда представила, сколько ещё здесь простоит. У учительницы сейчас был настоящий звёздный час. И она его не за что не упустит:
  - Мистер Пинкинс, возможно, это прозвучит немного странно, но мисс Каролл - ученица девятого класса, сегодня разгромила пол женского туалета, - начала завуч, игнорируя насмешливо-критический вид Милены.
  - Да уж... Какое многообещающее и эффектное начало! - проворчала она под нос и заранее придала лицу драматическое выражение. Миссис Шейп убедилась, что директор не собирается её перебивать и продолжила:
  - Сегодня на первом уроке к нам вбежали дежурные из десятого класса. Новенький Кристиан Воган и Чжан Ли. Я сразу заметила, что они как-то необычно себя ведут. Дежурные практически не говорили. И только по отрывистым фразам я поняла, что Кристиану нужно заставить Милену спуститься с ними в туалет. Но мисс Каролл не захотела никуда идти. Она даже довела бедняжку Чжан до слёз! - слушая учительницу, Милена несколько раз открывала рот с намерением прервать её нелепый монолог. Но никак не могла решиться на это, зная, что такой поворот может лишь ухудшить её положение. Так что эту тираду она выслушала с улыбкой раздражения на губах, но бешеной яростью в душе. И только, когда миссис Шейп начала в красках описывать дыру в стене, надписи, загадочные рисунки и длинные царапины, директор не выдержал. Он рассмеялся:
  - Миссис Шейп, мне кажется, вы сильно перенервничали и сами не понимаете, о чём говорите. У нас школьные стены сделаны из толстого камня. О каких фантастических дырах вы говорите? - завуч хотела возразить, но мужчина отмахнулся от неё большой, размером с медвежью лапу, рукой.
  - Как я понял из вашего рассказа, о мисс Каролл кто-то написал на стенке в туалете. А если так, то девочку нужно просто пожалеть! Она в столь юном возрасте, а у неё уже есть недоброжелатели! - услышав эти слова, Милена с благодарностью взглянула наверх и представила ангелов, одетых в костюмы болельщиков и пушистыми помпонами. Кажется, эту битву за неё они выиграли! Интересно, на чьей стороне Бог?
  - Нет, мне кажется, это вы меня неправильно поняли! - запротестовала миссис Шейп, не желая упустить шанс досадить Милене. - А дыра в стене? Я не знаю, как Каролл удалось её сделать, но в камне огромная дыра! Вы и это хотите оставить безнаказанно?
  - Ну, хорошо, миссис Шейп, давайте прямо сейчас пойдём и посмотрим на вашу дыру. А когда вернёмся в кабинет, пообещайте мне, что выпьете большую дозу успокоительного, - мистер Пинкинс вопросительно поглядел на завуча, ожидая ответа. - Ну, обещаете?
  - Обещаю, - неохотно согласилась миссис Шейп и встала со стула. Они обменялись мрачными взглядами и вышли из кабинета. Чувствуя, как подкашиваются её ноги, Милена уселась на место завуча и принялась ждать.
  К счастью, ждать пришлось недолго. Скоро за дверью послышались тяжёлые шаги мистера Пинкинса и потрясённое бурчание миссис Шейп. Первым в кабинет вошёл директор. За ним с недовольным видом последовала завуч.
  Её лицо было бледно-зелёного цвета, подстать шифоновой блузке.
  - Ну, что? - не выдержала Милена. Директор уселся в чёрное кожаное кресло и рассеяно потёр лысину. Миссис Шейп сжала кулаки, с трудом сдерживаясь, чтобы не оскалиться, когда он начал говорить.
  - Что? Ни-че-го! Надписи есть, но никаких феерических царапин, о которых твердила миссис Шейп - нет. Кстати, громадной дыры в стене я тоже не увидел. Может, она не такая уж крупная, как вы мне говорили? И я её просто-напросто не заметил? - мистер Пинкинс озадаченно выдохнул воздух сквозь приоткрытые губы, - Так что боюсь, миссис Шейп, вам придётся выпить немного больше успокоительного, чем я предполагал раньше, - печально заключил он.
  - Это неправда! Это всё Каролл! Из-за неё я уже начинаю сходить с ума! - завизжала завуч. Это послужило последней каплей в чаше терпения Милены. Она резко вскочила со стула. В этот момент закрытая форточка сама распахнулась, и в комнату влетел ветер. Бумаги со стола разлетелись в разные стороны. А Милена вновь ощутила подозрительный холодок в теле. Как вчера на лестнице...Она с опаской устремила взгляд на миссис Шейп. Толстуха вдруг болезненно покраснела и разразилась противным скрипучим кашлем. Мистер Пинкинс ринулся к форточке и с силой захлопнул её. В тот же миг бумаги, поднятые вихрем в воздух, попадали на пол. Директор без преград добрался до завуча, которая буквально захлёбывалась в кашле.
  - Я требую...кхе...кхе... - прокашливаясь, сипло выдавила она, - Чтобы вы кхе... кхе... разобрались во всём и кхе...кхе наказали Каролл.
  - Ну-ну, не сердитесь так. Посмотрите на себя, вы уже вон как покраснели от злости! Прямо, как миссис Пинкинс, когда я говорю ей, что скоро нас посетит моя мама! Почему-то они не очень ладят между собой, - мужчина захохотал, заметив недоумённое выражение лица Милены. - Так что вам, миссис Шейп, все царапины и дыра в стене просто привиделись. Мисс Каролл - славная девочка и не обладает силой Халка, чтобы проделать такое. А вы просто переутомились на работе. Кстати, когда вы в последний раз отдыхали? - мистер Пинкинс примирительно похлопал женщину по спине, как до этого Кристиана. От этого завуч разозлилась ещё сильнее. Она попыталась что-то сказать, но из её рта вырвался только кашель.
  - Мисс Каролл, прошу вас, идите на занятия. А своим одноклассникам передайте, чтобы вели себя тихо. Боюсь, миссис Шейп к ним не придёт. Ей сейчас настоятельно требуется отдых, - губы директора вытянулись в тонкую нить улыбки. Милена с трудом поборола нервное хихиканье.
  С таким же изяществом мог улыбнуться медведь охотнику перед тем, как огреть его лапой по голове. Но она так долго ждала момента выйти из кабинета, что и этому обрадовалась. Обведя напоследок взглядом собравшихся, Милена попрощалась и почти выбежала за дверь. Тишина в коридоре показалась ей пьянящей после пережитой суеты. Она прислонилась спиной к стене, услышав из-за двери бас директора.
  - Милая эта Милена, правда? И хорошенькая такая! Наверняка, у неё из-за этого столько недоброжелателей в школе! Зависть просто ужасное качество! И парень этот светленький, как там его... ах да... Кристиан Воган, мне тоже понравился. На меня в молодости лет похож. Эх, если б не ранее облысение и мамины пироги, моя жизнь наверняка сложилась бы по-другому! Я был бы так же строен и хорош собой! - шутливо продолжал директор, веселея с каждым словом. - И кстати, у меня тоже была история с надписями в туалете! Я был ещё несмышленым мальчишкой, когда учился в йоркширской школе... После того, как учительница по биологии поставила мне плохую оценку, я написал на стенке мужского туалета, что она... - его мечтательный голос утонул в собственных шагах.
  - Вы... опять... меня... кхе... кхе... не поняли, - раздался охрипший шёпот миссис Шейп. Она понемногу приходила в себя. Дрожащим, неокрепшим голосом зачуч начала что-то тихо говорить. Милене пришлось подойти ближе, чтобы расслышать её встревоженное бормотание.
   - Каролл написала в туалете о них... об их ордене .... На стене был изображён их знак, их герб... Вы понимаете, о чём я говорю... - настало молчание. Миссис Шейп опять закашляла, а директор перестал расхаживать по кабинету. Милена помчалась по коридору в противоположную сторону от кабинета химии. Меньше всего ей хотелось отвечать на вопросы одноклассников. Она просто мечтала остаться одной, чтобы всё обдумать. А поразмышлять было о чём. За это утро Милена узнала две новости. Во-первых, директор Пинкинс оказался добродушной и сентиментальной личностью. А не глупым индюком, каким его считала вся школа. Во-вторых, она теперь знала, что за ней наблюдают. Её ищут. Они даже добрались до её школы. Осталось только ответить на два главных вопроса. Кто такие они и где миссис Шейп добывает себе такую дешевую косметику.
  
   * * *
  Милена шепнула школьному сторожу 'тайный пароль' и благополучно ушла с уроков. Её знобило даже сквозь толстый слой одежды. Поэтому она с облегчением вздохнула, когда увидела издали свой многоэтажный дом.
  Дворики соседних новостроек пахли свежей краской, ремонтом и отличались подозрительной тишиной. А двор Милены, ограждённый невысоким белым забором, выделялся громким детским смехом и заросшей лужайкой. Но сегодня во дворике царила такая пустота, что слышно было, как скрипят качели на детской площадке. Осень и здесь наложила свой отпечаток. Уже в середине октября большинство деревьев позировали обнажёнными и прятали своё исхудавшее тело в длинных обглоданных ветвях.
  Дойдя до дома, Милена задумчиво уселась на одну из качелей. Почему-то их тихий ненавязчивый звук успокаивал, давая возможность сосредоточиться. А мыслей у неё уже накопилось предостаточно! 'Почему у Кристиана на ключице изображены те же символы, что и на стене в туалете? Может, он их и вырезал? Тогда откуда об этих рисунках известно миссис Шейп? И ещё, о каком ордене она говорила, раз даже директор Пинкинс испугался его упоминания? А дыра в стене и царапины на потолке? Откуда они взялись? Разве обычному человеку под силу их сделать? И как все эти вещи связаны между собой?' - мысли Милены, будто нарочно спутались в один запутанный клубок. И этот клубок ей оставалось только распутать.
  
   * * *
  Милена и не заметила, как случайно уснула на качелях. Она проснулась только, когда мимо неё кто-то прошёл и нечаянно задел рукой. Милена лениво обернулась. Но тёмная фигура уже скрылась за дверью парадного. Она опять хотела вздремнуть, но тут услышала сигнал машины своего отца. Синяя 'Ауди' Вэнса Каролла проехала на парковочную площадку. Милена не стала дожидаться, пока отец припаркуется, и поплелась домой. Когда она подошла к парадному, то ощутила на себе пронзительный взгляд. 'У меня определённо мания преследования!' - печально констатировала она. Милена вошла в здание и подбежала к лифту. Но тут у неё так резко закружилась голова, что она безвольно сползла вниз по стене. Отяжёлевшие веки сами смежились. Мир сузился до кромешной тьмы. Вдруг рядом послышалось шипение. Милена с ужасом осознала, что среди темноты копошатся длинные тени. Они приближались к ней так тихо, что только серые силуэты и горящие глаза выдавали их присутствие.
  - Где ты? Просто скажи нам, где ты... Мы найдём тебя... - раздался шёпот у Милены над ухом. - Каролл...Наследница... Мы чуем твой страх... Мы идём к тебе... - она не сдержалась и взвизгнула, когда ей на плечо легла чья-то рука. Милена распахнула глаза и... увидела изумлённое лицо соседа Поунстера. Старик пробежался по ней взглядом и покачал головой, с трудом сдерживая напрашивающиеся комментарии. Милена медленно встала и отряхнулась.
  - С тобой всё в порядке? - просипел бывший моряк и натянул на руку кожаный поводок болонки. Милена кинула рассеянный взгляд на самого щенка. Он не прыгал вокруг хозяина и не пытался ухватить его за штанину, как делал это обычно. А неотрывно смотрел на девушку. В его чёрных глазах-бусинках было столько серьёзности, что Милене показалось, будто собака хочет ей что-то сказать. Но не знает как. Мистер Поунстер смерил её ещё одним долгим придирчивым взглядом.
  - Куришь? - спросил он нарочито грубым голосом.
  - По нескольку раз в день, - проворчала Милена, хотя сосед, похоже, не оценил её шутку. Сурово сдвинув брови к переносице, старик что-то пробурчал себе под нос. Но она разобрала всего несколько слов из его монолога: 'молодёжь' и 'требуется хорошая порка'.
  - Так ты будешь заходить в лифт или нет? - Милена кивнула и ступила в открытую кабинку первой. Её примеру последовали старик Поунстер и его задумчивая белая болонка.
   * * *
  - Где ты вчера была? Неужели ушла с уроков? Я тебя весь день искала! Даже в кабинет миссис Шейп думала заглянуть! - проворчала Лиза на следующее утро. Милена не стала отвечать на вопросы и отделалась виноватой улыбкой. Они зашли в кабинет литературы за пару минут до звонка. Так что в классе было всего несколько человек. Остальные, включая неразлучную парочку Глэн Хэнкс и Джоан Джонсон, наслаждались переменой в коридоре. Милена повесила сумку на стул и уселась за парту, мысленно готовясь к тяжёлому разговору с Лизой. Она уже давно хотела рассказать подруге о странных событиях в своей жизни. Держать все мысли при себе было чертовски трудно. Не говоря о том, что они с толстушкой всегда делились секретами. Но Милена не успела и рта открыть. Лиза вдруг прогнала одноклассника от их парты и принялась бешено тараторить:
  - Ты знаешь, а ведь я вчера Кристиана в медпункт так и не проводила, - с ноткой досады в голосе начала она, - Пришлось идти самой. Надо ж было как-то оставшийся урок химии проогуречить! Ну, в смысле, пропустить, - Лиза почесала нос, смутившись новопридуманного слова.
  - Погоди, объясни-ка всё по порядку. Как это ты вчера не проводила Вогана, если вы вышли из кабинета директора одновременно? Даже если бы Кристиан был самым быстрым человеком в мире, он бы не смог убежать! - Милена так удивилась, что забыла о своём намерении серьёзно поговорить.
  - Ну, не знаю я, какой он там человек, но... смылся наш новенький! - Милена недоверчиво покосилась на подругу, подозревая, что та её разыгрывает.
  - Ми, ну, не смотри ты так, будто у меня на лице выросла малиновая борода! Говорю тебе, смылся Воган, как в канализационную трубу! Он сегодня даже в школу не пришёл. Я это от его одноклассницы Чжан Ли узнала. Она ждала его под школой, чтобы извиниться за вчерашнее. Но он так и не явился! Эх, как видно, новенький нравится не только нам с тобой! Хотя, кто бы на него не позарился? Ведь это сто восемьдесят пять сантиметров чистой сексапильности! - Лиза издал мечтательный вздох. Милена хотела уточнить, что Кристиан ей не нравится и узнать, откуда болтушка знает его точный рост, но затем передумала.
  Подруга решила возобновить разговор и обиженно надула губы:
  - Вот скажи мне, неужели я такая страшная, что от меня уже люди удирают? Ты представляешь, с какой скоростью нужно было бежать, чтобы скрыться за пару секунд? Я выхожу из кабинета, а его уже нет! Коридор пуст! Правда, там открытое окно было... Но не выпрыгнул же он, а? - Лиза от этой мысли расплылась в кровожадной ухмылке. Понимая, что на планированный разговор времени не хватит, Милена рискнула воспользоваться недолгой паузой и задать мучивший её со вчера вопрос:
  - А кто напал на тебя в туалете? Ты видела лицо нападавшего? - Лиза небрежно махнула рукой, давая понять, что прошлая тема интересует её гораздо больше. Но сдалась под настойчивым взглядом Милены:
  - Если честно, я не помню ничего, кроме дикой боли. Никогда б не подумала, что маленькая вавка может так сильно болеть! - она дотронулась до раненого локтя и поморщилась. - Но, признаюсь, сейчас я уже не уверена, что на меня вообще напали! Вполне возможно, я где-то упала и случайно расцарапала локоть. Ты же знаешь, я такая невнимательная... Просто, когда я выходила из кабинки, у меня закружилась голова. Я упала и потеряла сознание. Увы, я не помню, сколько так провалялась. Но, когда очнулась, то сразу ощутила острую боль в руке, - толстушка прикрыла рот рукой и сочно зевнула. Пожалуй, Лиза Сквойн была единственным в мире человеком, способным доказать, что не только животным нужно иногда впадать в спячку. Во всяком случае, Милена предпочла бы встретиться с медведем-шатуном, чем с невыспавшейся лучшей подругой.
  - Как ты думаешь, кто мог это сделать? Я имею в виду, проделать дыру в камне и исцарапать потолок. Ведь ты не думаешь, как миссис Шейп, что во всём виновата я? Ты веришь мне? - Милена представила себя с дрелью, пытающейся проделать отверстие в школьной стене, и иронично улыбнулась. Лиза фыркнула и толкнула её здоровым локтём в бок. Похоже, это уже вошло у неё привычку.
  - Вот они, все прелести шизофрении! - весело прощебетала она и театрально округлила глаза. - Обещай, что пристрелишь меня, если я когда-нибудь соглашусь с миссис Хрю! Фи, подумать только, какого низкого ты обо мне мнения! Но скажу откровенно: в этой 'туалетной' истории действительно много чего непонятного. Правда, когда я вчера успокоилась, то пришла к выводу, что ничего страшного не случилось. Каждому могло привидеться... Тем более, я была вчера в таком состоянии, что даже если бы мне сказали, что всё это подстроил злой брат-близнец Санта-Клауса, я бы с лёгкостью поверила! Понимаешь? И кстати, когда ты ушла, к нам на урок зашёл директор Пинкинс и всё объяснил, - Милена непонимающе уставилась на Лизу, требуя дальнейших объяснений.
  - Он сообщил классу, что не обнаружил царапин на потолке и дыры в стене, верно? Просто мне он сказал то же самое, - заявила она, когда объяснений так и не последовало. Милена воссоздала в голове поражённое лицо миссис Шейп и издала ехидный смешок. Во всяком случае, не одна она сходила с ума. Что ж, и это приятно для разнообразия в последнее время.
  - Нет, мистер Пинкинс сказал кое-что другое. И это 'кое-что' - гораздо интереснее, - Лиза загадочно подмигнула и поднесла пухлый палец к губам. Милена мгновенно притихла. - Он сказал, что дежурные ошиблись и ты непричастна к этой истории...
  - Но ведь на стене вырезано моё имя и фамилия! Кто поверит директору, если уже полшколы видело эти надписи? - невежливо перебила Милена.
  - А кто тебе сказал, что надписи ещё есть? Ты же оборвала меня на самом интересном месте! - пробубнила Лиза и попробовала изобразить обиду. Но когда попытка сдержать смех с треском провалилась, продолжила:
  - Надписей уже нет. Их ещё вчера уборщица смыла. Теперь туалет абсолютно чист. Там нет ни дыры, ни царапин, ни надписей. Вот почему одноклассники не пристают к тебе с расспросами! Им попросту неинтересно! Ведь, собственно говоря, ничего и не произошло! - с торжественным видом закончила толстушка. Милена провела рукой по лбу, словно отирая пот, и нервно вскочила со стула. Все школьники, бесцельно расхаживающие по классу, с изумлением уставились на неё. Но стоило Сквойн шикнуть на них, как все разом отвернулись. Каждый притворился, что увлечённо занимается своим делом.
  - Но, Лиза, ты же сама видела всё это! И царапины, и надписи, и дыру в стене! Как, по-твоему, они могли так легко исчезнуть? - прошипела Милена. Подруга беспомощно захлопала ресницами, не зная, что ответить.
  - Послушай, Ми, вчера все сильно перенервничали из-за этой истории. Лично я помню всё, как в тумане. Я думала только о боле в руке! Так что могла напридумывать что-то сдуру! Даже Кристиан как-то необычно себя вёл! Все, включая тебя и миссис Шейп, были напуганы. Может, это были массовые галлюцинации под состоянием аффекта? Не знаю...Так что не исключёно, что на стене были написаны обычные ругательства. А ты сама знаешь, как маркер легко отирается! Вот, Холмс, и ответ на вопрос. А если не веришь верному другу Ватсону, то проведай туалет и лично убедись, что там всё чисто! Теперь в кабинках даже лавандой пахнет! Представляешь? Вот, по мне, это более фантастично, чем дыра в стене! Новая уборщица либо настоящее чудо, либо просто маньяк-чистюля! - Милена не ответила Лизе, так как в эту минуту прозвенел звонок. Но на следующей перемене она последовала её совету и наведалась в туалет. Милена внимательно оглядела стены, потолок и кабинки. Подруга не обманула. Туалет можно было снимать в рекламе чистящих средств. Ни рисунков, ни надписей, ни следов от когтей, ни дыры...
  Всю перемену Милена провела в раздумьях. Неужели только она заметила, что все надписи на стенках были аккуратно вырезаны, а не написаны маркером?
   * * *
  Прошло две недели. Время слишком быстро перетекало в большую реку, уносившую на своей ладье дни... Один за другим... Осень окончательно завладела Вэтхемом. В заброшенном парке почти все деревья облысели. Лишь изредка можно было встретить стволы, с веток которых жёлтые листья свисали, как жидкие пряди волос. И только игривый смех осени, звучавший в каждом завывании ветра, нарушал мёртвую тишину.
  Милена, стоя у открытого окна в своей комнате, невольно улыбнулась. Свежий ветерок приятно холодил кожу. Сегодня был выходной день, и она думала, чем бы ей заняться. Ответ пришёл сам собой. На улице стояла прекрасная погода, не считая того, что слегка моросил дождь. Милена посмотрела вниз. Детская площадка с качелями сегодня пустовала. Видно лёгкий дождик распугал всех соседских ребятишек, которые обычно не упускали возможности порезвиться на улице.
  Милена в спешке надела на себя любимые старые джинсы и хулиганистую кофту с капюшоном. Затем она помчалась на кухню и стащила горячий бутерброд. И вот, спустя минуту, Милена уже сидела на качелях и вдыхала сырой запах дождя и аппетитный аромат плавленого сыра. Откусив кусочек тёплого мягкого хлеба, Милена замычала от удовольствия и огляделась. Как оказалось, она была не единственной на площадке. На соседней скамейке, сгорбившись, сидел человек. Первое, что бросилось ей в глаза - была его странная одежда. Даже при дневном свете Милене не удалось разглядеть его лицо. Незнакомец был одет в мешковатое чёрное одеяние, напоминавшее сутану священника. Широкие рукава прятали его руки, а тело утопало в просторном платье. Даже ноги человека скрывал длинный подол юбки.
  Незнакомец заметил, что Милена на него смотрит и накинул на голову капюшон. Хотя особо в этом не нуждался. Его лицо было замотано во множество плотных чёрных шалей. Оставалось только гадать, кто скрывается за этим коконом ткани - мужчина или женщина. Даже по силуэту невозможно было определить пол незнакомца. Балахон превратил его в одну большую кляксу. Милена быстро потеряла интерес к 'неопознанному объекту'. Она положила недоеденный бутерброд на колени и, обхватив поручни качелей, принялась раскачиваться. Одна из капель дождя упала ей на губы. Она слизнула её, пробуя на вкус. В этот момент ветер завыл сильнее. Милена вдруг ощутила, как голову сдавило обручем тревоги. Предчувствие. Именно так она называла это неприятное ощущение, которое всегда предостерегало об опасности. Стараясь унять растущее беспокойство, Милена стала энергично отталкиваться ногами от земли. В тот же миг мысли лавиной обрушились на голову, не оставив места для волнения.
  Прошло уже две недели, а Кристиан Воган в школе так и не появился. Милена не знала, что с ним случилось. Но не раз замечала на себе задумчивый взгляд его одноклассницы Чжан Ли. Один раз она не выдержала и подошла к азиатке. Но та так стремительно убежала, что только каблуки сверкали. Больше Милена не делала подобных попыток и старалась расслабиться, когда ловила на себе чужие взгляды. Но, несмотря на новую 'популярность', Милена буквально летала от счастья. Ведь всё это время с ней ничего не происходило! Она не слышала странных голосов в парадном! Не встречала невидимку! И спокойно спала, просыпаясь на следующее утро целой и невредимой! Даже все порезы и синяки на её теле уже почти зажили! Счастье Милены только удвоилось, когда она узнала, что миссис Шейп заболела. Последний раз девушка видела завуча в кабинете директора, когда та давилась собственным кашлем. И как-то не успела ещё по ней соскучиться. Её радость не омрачало даже то, что она завалила тест по геометрии, который переписывала в позапрошлый четверг. Огорчало лишь одно. Какой бы тяжёлой болезнью миссис Шейп не страдала, она всё равно выздоровеет. Завуч всегда так делает. Увы, зараза к заразе не липнет.
  Поддавшись порыву, Милена бросила ещё один взгляд на необычного человека. Незнакомец недовольно зашевелился и отвернулся. Милена разочарованно вздохнула и принялась доедать остывший бутерброд. Отщипнув от сыра маленький кусочек, она снова задумалась. Сегодня утром Милена по просьбе матери отнесла завтрак в комнату бабушки. Но к счастью, дверь оказалась закрытой и она отделалась тем, что просунула поднос с едой через дверную щёлку. В последнее время старуха практически не высовывалась из спальни. В туалет она не ходила, а еду ей каждый день приносила её дочь Лора. И семья Каролл, кажется, была этому только рада. Все побаивались старуху и старались избегать с ней общения. Особенно по ночам. Стоило луне выплыть на небо, как Агнесса запералась в комнате и начинала издавать удивительные звуки. Она то плакала, то кричала, то рычала... Иногда шум в её спальне был таким громким, что соседи даже звонили в полицию. Но ничего не помогало. Старуха продолжала себя вести, как сумасшедшая. Иногда она даже выбегала на улицу в одной ночной рубашке и выла на луну...
  Милена обернулась и нашла взглядом окно бабушки. Белая занавеска покачивалась из стороны в сторону, впуская в комнату ветер. Ей вдруг стало жутко интересно узнать, что Агнесса делает, закрываясь в спальне. И что это за звуки, похожие на рёв животного? Милена уже не раз спрашивала об этом родителей. Но те лишь пожимали плечами. Как видно, они задавались тем же вопросом. Похоже, ещё никто в их семье не разгадал эту тайну. Загадку старухи Агнессы Каролл.
  Скрип соседней качели заставил Милену вздрогнуть от неожиданности. Она скользнула взглядом по фигуре, закутанной в балахон, проверяя, сидит ли та на скамейке. Но незнакомец даже не шевельнулся. Плохое предчувствие снова сдавило ей горло. Сердце сжалось в крошечный комочек. А внутренний голос зашептал: 'Беги, беги! Опасность! Повторяю, опасность!'. Милена оглянулась, готовая увидеть усатого злодея, каких показывают в плохом кино. Но вместо этого на неё смотрел Кристиан Воган с присущей ему кривой ухмылкой. От удивления она так резко вскочила с качелей, что чуть не упала. Новенький привычным жестом отбросил косую чёлку, слетевшую на глаза. Он изучал Милену так пристальным взглядом, что та мгновенно вспыхнула. 'Боже, что со мной происходит? Почему, когда он рядом, я веду себя, как чокнутый опоссум?' - рассердилась она.
  - Привет, Ми, - спокойно поздоровался Кристиан, не заметив её смущения.
  От одного звучания его прохладного голоса Милену снова бросило в дрожь.
  Не услышав ответного приветствия, Воган продолжил: - Я понимаю твоё замешательство. Я тоже был удивлён, когда шёл через парк и вдруг увидел тебя. Бывают же такие совпадения! Кстати, что ты тут делаешь? - глядя в его пронзительно-голубые глаза, похожие на хрустальные осколки льда, Милена разомлела. Но тут же дала себе мысленную пощёчину и ответила:
  - Вообще-то, я здесь живу, - тихо сообщила она, недоумевая, почему с недавних пор её даже от мысли о новеньком кидало в лёгкий холодок.
  - Ты живёшь на... качелях? - не обращая внимания на ироничную интонацию Вогана, Милена тут же исправилась:
  - Нет-нет, я живу вон в том доме на восьмом этаже, - она показала рукой на огромное, возвышающееся сзади здание. Кристиан проследил за её пальцем и впился взглядом в окно Агнессы. Или Милене это только почудилось?
  - А чего тебя всё это время не было в школе не? - спросила Милена, тщетно пытаясь успокоить тревожное чувство внутри себя. Но ощущение, что скоро призойдёт беда, никак не покидало её.
  - Ми, я тебя очень прошу, посмотри на меня внимательнее, - его голос стал настолько властным, что Милена засомневалась, что это была просьба, а не приказ. Но всё же она подняла на него глаза и... еле сдержалась, чтобы не открыть рот от шока. Как она могла не заметить, что всё лицо Кристиана покрыто мелкими ссадинами, а чётко-очерченные губы опухли?
  Воган, довольный её реакцией, решил закрепить результат. Он вытянул вперёд левую руку. Она была в гипсе.
  - Спрашиваешь, почему меня не было в школе? Ты ещё хочешь, чтобы я ответил на твой вопрос? - Кристиан попробовал принять серьёзный вид, но попытка провалилась. Он опёрся подбородком о ладонь и насмешливо уставился на Милену в ожидании ответа. Она качнула головой. Воган сейчас напомнил ей саму себя после падения во сне. От этого воспоминания на неё нахлынул такой ужас, что она невольно поёжилась. Милена ещё долго будет помнить громкий хруст веток каштана и свой застрявший в горле хриплый крик. Наконец, она выдавила:
  - Но что с тобой случилось? Ты с кем-то подрался, да?
  - Нет, просто неудачно упал, - сказал Кристиан после небольшой паузы. С этими словами он перевёл настороженный взгляд на человека в балахоне. И только, когда Милена заговорила, Воган вновь переключил внимание на неё:
  - Это с какой высоты нужно было упасть, чтобы расцарапать себе лицо и получить гипс на руку? - Милена даже не потрудилась скрыть свой скептицизм. Но стоило ей заглянуть в глаза новенькому, как все новые язвительные замечания застыли на языке. Она готова была поклясться, что секунду назад его зрачки не выглядели такими расширенными. Будто у хищника, который заметил добычу.
  - Неважно. Ну, ладно. Мне пора,- Кристиан раздражено отстранил свою руку и рывком встал с качелей. Его ноздри раздулись, словно он к чему-то принюхивался. На точёных, строго вылепленных скулах, заиграли желваки. Взгляд стал отстранённым. И вообще вид у Вогана был как у зверя перед прыжком. Он вперил последний тяжёлый взгляд в незнакомца. А затем помахал Милене здоровой рукой и развернулся, чтобы уйти. Но не успел сделать и нескольких шагов, как снова обернулся и подмигнул:
  - И кстати, я говорю тебе не 'пока', а 'до свидания'. Ведь теперь, зная, где ты живёшь, я буду частенько тебя навещать, - Милена, поражённая тем, как быстро Кристиан надел на лицо маску безразличия, слабо кивнула. Холодный ветер подул ему в спину, взлохмачивая прямые светлые пряди. Милена ещё долго смотрела Вогану вслед. Пока его силуэт не затерялся на улице и не растворился среди капель дождя. 'Он солгал мне! Не может быть, чтобы человек заработал столько травм из-за простого падения! Откуда он падал? С Эйфелевой башни, что ли? И куда он шёл, раз проходил мимо моего дома?' - мысли шумно роились в её голове, точно жуки в траве. Подумав ещё немного, Милена решила пойти домой. Сорвался сильный ветер. На улице заметно похолодало. Она обернулась в сторону незнакомца, но его больше не было. Скамейка пустовала. Он исчез. Милена сглотнула и присела на корточки, когда земля поплыла у неё под ногами. Предостерегающее чувство снова обручем оплело голову. Дикий, почти звериный страх заставил её сердце учащённо забиться. Предчувствие беды судорожно повисло в воздухе, как бывает только в затишье перед бурей. А внутренний голос продолжал тихо и отчаянно шептать:
  - Опасность, Милена, опасность! Они уже здесь!
  
  Глава пятая: Нападение.
  Стараясь успокоиться, Милена ещё с минуту просидела на корточках. А затем на шатающихся ногах побрела к парадному. Но стоило ей дойти до лифта, как голову скрутило в новом спазме боли. Ощущение нависшей угрозы сдавило горло, как жёсткий ошейник. Предчувствие довольно часто посещало Милену. Но всегда лишь в крайних случаях... Например, когда она один раз переходила дорогу, а навстречу мчался грузовик, которым управлял пьяный водитель. Милена тогда чудом успела отскочить, чем и спасла себе жизнь. Но в этот раз её интуиция не просто предостерегала. Она буквально вопила! Даже внутренний голос перерос из шёпота в испуганный крик.
  - Да не реви же ты так! - Милена захныкала от боли. Она прислонилась спиной к холодной дверце лифта и принялась медленно массировать виски. В голове вновь стали раздаваться шипение и голоса, подзывающие подойти ближе. Но спустя миг, всё стихло. Милена с облегчением вздохнула. Но в этот момент в доме выключили свет. Понимая, что лифт сейчас бесполезен, она нащупала в темноте перила и начала подъём по ступенькам. Внезапно на лестнице раздался шорох. Милена замерла, прислушиваясь к звукам. Но шуршание не повторилось. Казалось, сам дом замер в ожидании.
  - Не пытайся спрятаться, наследница. Я тебя всё равно найду. Глупое дитя, Милена Каролл...- раздался голос, будто сотканный из скомканных старых газет. Он был таким сиплым, что вообще не мог принадлежать человеку. Милена даже поняла, мужской это голос или женский. - Мы пришли за тобой... - шершавый голос замолчал.
  - ЧТО ВЫ ВСЕ ОТ МЕНЯ ХОТИТЕ?! - вскричала Милена и опустилась на одну из ступенек. Она обхватила колени руками и принялась качаться из стороны в сторону. 'Я в ловушке. Всё кончено. Они меня поймали.' - мелькнула паническая мысль. В парадном было так темно, что Милена и при всём желании не смогла бы сбежать. Её героический побег окончится тем, что она стукнется лбом о первую стену и отключится. Единственным освещением в парадном было несколько маленьких окон. Да и то - их хватало лишь для того, чтобы различить во тьме собственные руки.
  - Я иду... - прошипел незнакомец и сделал шаг по направлению к ней. Милена прикусила губу, не зная, что делать дальше. - Иди к нам...Я тебя слышу, чую, вижу... Я уже так близко, что могу дотронуться до тебя... Наследница, ты не скроешься от нас...Жертвы неизбежны, если ты перейдёшь на их сторону... Я уже чувствую запах крови и мести... Смерть кружится над тобой, как стервятник... - Милена увидела возле себя темный силуэт. В ту же секунду она почувствовала, как что-то слизкое коснулось её руки. Девушка взвизгнула, но не услышала своего крика. Лицо и спина мгновенно покрылись холодным потом, в то время как остальное тело буквально пылало жаром лихорадки.
  - Это она! Мы её нашли! Нашли! - прокричал чей-то другой визгливый голос. Милена попыталась высвободить руку. Но незнакомец держал её так крепко, словно хотел раздробить кость. От пронзительной боли на глаза навернулись слёзы. Она зажмурилась, стараясь не разрыдаться. Сквозь плотно закрытые веки Милена вдруг начала видеть силуэты странных существ. Они ползали вокруг неё на четвереньках, изредка задирая нос и принюхиваясь. Но, несмотря на то, что Милена плохо различала в темноте, ей показалось, что монстры - слепые. Они никак не могли доползти до её тела и смотрели в другую сторону. Хотя находились всего в метре от него.
  - Это наследница...Мы выполнили приказ Грифона...Мы нашли её... - шипели они. Милена резко открыла глаза, ощутив, что незнакомец отпустил её руку. Ползающие твари не исчезли. Как и обладатель надтреснутого голоса. Человек отстранил её руку лишь для того, чтобы подойти к слепым существам и ударить одного из них по морде. Тварь жалобно завыла и попятилась. Его сородичи оскалились и принялись слизывать чёрную лужицу, которая накапала на ступеньки с головы раненого.
  - Она моя, ищейки! Я запрещаю вам к ней подходить! - процедил незнакомец. Милена видела всё это сквозь пелену тумана, так что никак не могла решить - происходящее реальность или игра воображения. Фигура оставила чудищ в покое и снова двинулась к ней. Милена с воплем отдёрнула руки, думая, что нападавший вновь попробует их схватить. Но вместо этого он с хохотом потянулся к горлу. Её зрачки расширились, мышцы напряглись... Она поняла, что вот-вот задохнётся.
  Милена стала сопротивляться. Но добилась лишь того, что скатилась по ступенькам на пол. Однако рука, обвившая шею, не отпала. Понимая, что её жизнь сейчас балансирует на острие ножа, Милена собрала последние силы. Она выдохнула глоток воздуха, который остался у неё в груди... Чёрная ткань, которой было обмотано лицо незнакомца, внезапно покрылась корочкой льда... Милена ещё раз вздохнула и выдохнула. Наступила гробовая тишина. Хватка нападавшего заметно ослабла. Внезапно молчание взорвала громкая смесь звуков. Крик, треск бьющегося стекла и свист ветра. Но Милена не стала думать о том, что произошло. Воспользовавшись моментом, она перевернулась на живот и начала карабкаться на локтях по ступеням. Только сейчас Милена осознала, что случилось. Ветер разбил окно, и осколки стекла полетели в незнакомца. Поэтому он вскрикнул и отпустил её горло. Мысленно благодаря ветер за спасение, она стиснула зубы, чтобы не завопить от боли и поползла дальше.
  - От на-а-а-с не спрячешься, Миле-ена Ка-а-аролл!!! - ветер непроизвольно растягивал слова нападавшего. - Про-о-осто отдай нам это! Отда-а-ай то, что тебе не принадлежит! Мы найдём тебя-я-я и твою семью-ю-ю, где бы они вас не скрыли! Она украла это и поплатится за кражу! Слы-ышишь? - душитель направилась к ней. Но порыв ветра сбил его с ног. В этот момент стёкла соседних окон стали по очереди разбиваться. Пару осколков полетели в сторону Милены и разбились в сантиметрах от её тела. Незнакомец последний раз хрипло вскрикнул и распластался на ступеньках.
  Наткнувшись в темноте на стену, Милена обессилено к ней прильнула. Она накрыла рот ладонью, чтобы приглушить звук, с которым лёгкие пытались насытиться кислородом. Видно пару осколков всё-таки вонзились ей в кожу, так как тело мгновенно налилось неприятной свинцовой тяжестью.
  - Скоро... - прошелестел чей-то голос. Остальные его слова унёс ветер, радостно шнырявший по парадному, как суетливая мышь. Теперь у него не было преград в виде окон. Окон вообще больше не было. Вместо них в стене зияли большие дыры, из которых торчали пару кривых осколков.
  И с какой силой должен был дуть ветер, чтобы разбить прочное стекло? Милена с грустью подумала о соседях. Что они скажут, узнав, что новые окна, на которые все дружно скидывались прошлой осенью, разбились?!
  А вихрь всё не успокаивался. Он так громко выл, что его сиплый стон сотрясал весь дом, заставляя стены вибрировать. Ветер стал таким мощным, что чуть не поднял Милену в воздух. Но она успела ухватиться за край соседней ступени и удержалась на месте. Ветер покричал ещё немного и улетел. В парадном снова включился свет. Из соседних квартир послышались возмущённые голоса соседей.
  Милеа облокотилась рукой о стену и встала. Её локти просто гудели от боли. А попробовав сделать шаг, она поняла, что на таких ватных ногах далеко не уйдёт. Девушка остановилась и осмотрела свою куртку. Вещь была порвана сразу в нескольких местах. И из этих прорезей теперь высовывались загадочные белые катышки. Милена вымучено улыбнулась и огляделась. Она стояла посреди первого этажа. При тусклом свете разбитых окон лестница просто сияла от разбросанных по ней осколков. Но вниманием Милены завладела другая вещь. Приглядевшись, она осознала, что это множество чёрных шалей, сплетенных в один большой клубок.
  
   * * *
  - МИЛЕНА, ЭТО ТЫ? - завизжала Лора, открыв входную дверь. Убедившись, что это действительно её дочь, женщина заметно побледнела.
  - Привет, мам. Как дела? - бросила Милена, стараясь, чтобы её голос звучал весело. Будто она вернулась с приятной прогулки, а не похода в ад.
  Хотя сказав это, она сразу пожалела. У матери сделался такой вид, словно она на расстоянии пыталась определить, насколько высокая у неё температура и пора ли вызывать врача. Лора бросила ещё один беспокойный взгляд на Милену и зашла в квартиру. Уже во второй раз за день девушка ощутила плохое предчувствие. И судя по виду разъярённой матери, это что-то плохое случится прямо здесь и сейчас. С обречённым видом она переступила порог квартиры и последовала за Лорой.
  - Боже мой, Ми! Скажи, ты хочешь довести меня до белого каления? Почему ты возвращаешься домой вся в порезах, порванной куртке, с осколками в волосах, а потом с невинным видом спрашиваешь, как у меня дела?! Вэнс Джонатан Каролл, немедленно звони в больницу! Кажется, наша дочь бредит! - возопила женщина и пощупала лоб Милены, которая с трудом сдерживалась, чтобы не захихикать. Лора называла мужа полным именем лишь, когда пребывала в высшей степени недовольна.
  - Мам, не нужно никуда звонить! Со мной всё в порядке, - буркнула Милена и отвернулась. Она из последних сил сдерживала слёзы. Боль пожирала тело, как огонь сухую ветку. Решив себя отвлечь, Милена принялась разглядывать коридор, проверяя, не добрался ли сюда ветер. Её мать - прекрасная домохозяйка. Но даже она не в состоянии справиться с Вэнсом, который наивно полагал, что место элегантных перчаток в грязных ботинках. Поэтому в квартире частенько царил кавардак. Пыль везде убрана, а вот вещи валяются, где хотят. 'Чистый дом - это дом, в котором никто не живёт.' - вспомнились Милене слова своей лучшей подруги Лизы Сквойн. И эта фраза в точности описывала нынешнее состояние прихожей, в которой побывал личный мини-ураган по имени Вэнс Каролл.
  - О чём ты говоришь? С тобой, милочка, вовсе не всё в порядке! Что случилось? На тебя кто-то напал, да? Говорила же я Вэнсу, что не нравится мне тот сосед снизу... Уж больно часто он приходит к нам соль одолжить... - бормотала Лора, даже не замечая, что Милена её не слушает. Скоро послышались шаркающие шаги Вэнса. Он так торопился, что несколько раз ударился ногами о мебель и чуть не растянулся на ковре, случайно выпрыгнув из тапочек. Милена даже не удивилась такому эффектному выходу отца. Скажем прямо, мужчине с его огромным ростом и отвратительной координацией движений, тяжело жилось на своих цыплячьих ножках. В отличие от жены, которая не ходила, а буквально скользила по полу, он всегда умудрялся падать на ровном месте.
   - Господи, Ми, что с тобой?! Ты выглядишь даже хуже, чем моя тетя Софи после неудачной подтяжки лица... - Лора кашлянула, прерывая речь Вэнса.
  - Я с лестницы упала, - солгала Милена, хотя частично это было правдой.
  - Ми, ты себя в зеркале вообще видела?! Если нет, то подойди прямо сейчас! О каком падении ты говоришь?! - воскликнула Лора и отмахнулась от посыпавшихся на неё возражений. Милена фыркнула. Как ей были знакомы эти слова! Онна с укором посмотрела наверх, представляя ангелов, которые лежат на пушистых облаках, потягивают мохито и глумятся на ней. Что за ирония? Полчаса назад она сказала Кристиану то же самое! Ну, и кто теперь больший лжец?
  Милена недовольно цокнула языком и послушно поплелась к зеркалу. 'Сказать, что отец был милостив, сравнив меня с тётей Софи, это ничего не сказать! Пожалуй, если бы сейчас проходил кастинг на роль Квазимодо, меня бы приняли без грима!' - Милена придирчиво вгляделась в своё отражение. Всё её лицо было разукрашено мелкими царапинами и порезами. Прямо как у Кристиана Вогана! Только в отличие от новенького, её ранки ещё кровоточили. Тёмно-рыжие волосы, аккуратно постриженные под каре, напоминали пожеванную мочалку. Они были не только спутаны, покрыты крохотными осколками, но и в колтунах. А внимательно изучив куртку, Милена пришла к выводу, что не заметила до этого одну крохотную деталь. Вещь была не только порвана! Но и лишилась левого рукава! Она вдруг с ужасом осознала, что напавший незнакомец - как раз сжимал её левую руку. Милена выбросила из головы это совпадение и снова повернулась лицом к родителям. Только сейчас она заметила, что они были как-то не по-домашнему одеты. На матери красовалось её любимое выходное платье с завышенной талией и вырезом на спине. В этом наряде, и без того низенькая, она казалась особенно миниатюрной. А Вэнс натянул на себя серый деловой костюм, в котором ещё больше походил на длинный стручок гороха. Но эти брюки, как и все в его гардеробе, были ему явно коротковаты. Поэтому Милена даже бровью не повела, увидев, что из штанов выглядывают его тонкие лодыжки. Вэнсу вообще было очень сложно подобрать одежду. А всё потому, что он - непропорционально высокий и тощий. Родители Милены очень любили друг друга, но в то же время были весьма экстравагантной парой. Противоположности притягиваются. Маленькая пышка Лора обладала серьёзным характером и сильным нравом. А её муж был на редкость рассеянным, долговязым и сухопарым. Поэтому ему часто приходилось сутулиться, идя под руку с Лорой. А ей, в свою очередь, нужно было становиться на цыпочки, чтобы коснуться его лица. Но всё это совершенно не мешало им быть счастливой, хоть и странноватой парой.
  Милена отошла от зеркала, пытаясь вспомнить, по какому случаю её родители так нарядились. Ответ пришёл быстро. Ещё на прошлой неделе Вэнс говорил, что должен пойти на следующих выходных в гости к своему боссу. Мистеру Бриару. Он надеялся, что этот визит поможет ему занять желанную должность - стать официальным представителем их фирмы в Вэтхеме. Милене тогда с трудом удалось уговорить отца не брать её с собой. Хотя мистер Бриар почему-то настаивал, чтобы Вэнс привёл всю семью.
  - Так что с тобой на самом деле случилось? - подала голос Лора, - И объясни-ка всё по порядку, потому что я уже ничего не понимаю! Сначала у нас во всём доме выключили свет! Затем раздался треск бьющегося стекла и свист ветра, будто он залетел прямо в парадное! Я хотела выйти и посмотреть, что произошло... Но входная дверь не открылась! Представляешь? Как бы я её не толкала, она не хотела открываться! Будто кто-то специально держал её с внешней стороны! - у Милены вырвался смешок, когда она поняла, что, скорее всего, так и было. Только вот зачем кому-то держать дверь? Чтобы родители не поспели ей на помощь?
  - Мы уже стали волноваться, - вмешался Вэнс, - Ведь тебя так долго не было! А что мы могли делать? Просто сидели в темноте и ждали, пока включат свет, - когда он закончил, Лора устало плюхнулась в кресло. - А спустя несколько минут появляешься ты. Вся в порезах, ушибах, осколках, куртке без одного рукава... И к тому же с какими-то чёрными тряпками в руках! Как это понимать? - Милена искоса взглянула на шали, которые решила подобрать и спрятать дома. Нельзя же их было оставить на лестнице!
  - Послушайте, - неуверенно начала она, - Я понимаю, как странно это прозвучит, но я действительно упала. Когда я зашла в парадное, в доме выключился свет. Я поскользнулась в темноте и упала прямо на осколки. Вы не поверите, но кто-то выбил все окна в подъезде! Там теперь всё в стекле и ветер воет так, что стены трясутся! А эти шали я нашла на лестничной клетке. Думала объявление сделать, чтобы потерявший их владелец не беспокоился... - при этих словах Милена одарила родителей вялой гримасой, которая, как она надеялась, убедительно изображала наивную улыбку.
  - Больше ни слова, - перебила её Лора, - Расскажешь позже, - она распустила свою тщательно уложенную ' Ракушку ' и устремила виноватый взгляд на Вэнса. - Милый, ты пойдёшь к мистеру Бриару один. Извинись за меня, но я не могу бросить Милену одну в таком состоянии.
  - Один?! - возмущённо возопил мужчина и взлохматил свою пышную ярко-красную шевелюру. В этом Милена, к счастью, пошла в мать. Её волосы были красивого тёмно-бронзового оттенка, а не цвета взбесившегося апельсина, как у отца. - Я не могу пойти один! Я же обещал, что приду с семьей! Мистер Бриар так хотел познакомиться со всеми! А особенно с Миленой! Я ему столько о ней рассказывал... Но Ми отказалась идти! Так хоть ты не подводи меня! Ты же знаешь, как много для меня это значит!
  Я пойду с тобой или не пойду вообще! - Вэнс направился к тумбочке, на которой лежал телефон и дрожащими пальцами стал набирать чей-то номер. - Я сейчас всё отменю. Попрошу прощения у босса и дело с концом.
  - Пап, не надо! Я справлюсь - у меня всего лишь пару царапин, - чрезмерно бодро отозвалась Милена. Услышав в телефоне гудки, а затем чьё-то низкое 'Алло!', Вэнс быстро повесил трубку, словно любитель розыгрышей.
  - Ну, не знаю... - Лора в задумчивости стала кусать себе губы, съев всю блестящую персиковую помаду. Приняв, наконец, решение, она стала надевать туфли на высоких каблуках. - Ох, иногда мне кажется, что мужчины хуже маленьких детей! Во всяком случае, им бутылкой с молоком рот не заткнёшь! Вэнс, так ты идёшь? - после этих слов на лице отца появилась хитрющая ухмылка, сделавшая его похожим на малыша, которого застигли на месте преступления, с рукой по локоть запущенной в банку варенья. Да, так по-детски проказливо могли улыбаться лишь мужчины...
  Вэнс так радостно закивал головой, что Милена всерьёз испугалась, как бы она ни отвалилась, и побежал обуваться. Но перед тем как выйти из квартиры, он накинул на себя пальто и подошёл к дочке.
  - Спасибо, крошка, с меня новый плюшевый медвежонок, - прошептал мужчина и нежно поцеловал её в висок. Милена во второй раз еле подавила желание захихикать. Эта ужасная привычка появилась у неё три года назад. От переизбытка эмоций она начинала истошно хохотать в самых экстренных ситуациях. Вот и сейчас, еле держась на ногах, Милене хотелось смеяться. У неё в комнате была целая коллекция мягких игрушек, в частности - медвежат. А Вэнс всё продолжал их дарить, сделав это чем-то вроде семейной традиции. А она и не возражала. Несмотря на свой возраст, плюшевые игрушки всегда были её слабостью.
  - И, Милена, не забудь продезинфицировать и обработать все свои порезы! - прокричала Лора, высунув лицо из-за двери. - И постарайся снять с волос осколки! А ещё выброси свою куртку! Она тебе больше не понадобится! - Вэнс потянул жену за руку, но она мёртвой хваткой вцепилась в дверь, продолжая отдавать указания. - О, и чуть не забыла, отнеси бабушке обед! Еда на кухонном столе. Просунешь её через дверную щёлку. И я тебя очень прошу, не подходи к Агнессе слишком близко. Кажется, у неё опять начались 'те самые дни', - Милену передёрнуло при последнем предложении. 'Теми самыми днями' её мать называла то время, когда старуха отказывалась выходить из комнаты и издавала странные звуки, пугавшие весь дом.
  Лора успела послать ей прощальный воздушный поцелуй, прежде чем Вэнс в буквальном смысле поднял её в воздух и закрыл дверь.
  
   * * *
  - Ещё один такой день и мне можно заказывать частный номер в психушке! - проворчала Милена, панически глядя на дверь перед собой. Она уже трижды пробовала просунуть поднос с едой через щёлку. Но всякий раз попытка проваливалась. У Милены было два предположения по этому поводу. Первое, либо щёлку просто-напросто заклинило, как иногда бывает. Либо ангелы хотят посмотреть, как у неё изо рта от бешенства пойдёт пена. И сейчас ей ничего не оставалось, кроме как зайти в комнату Агнессы.
  Милена бросила мимолётный взгляд на окно и потянула на себя дверную ручку. На улице уже темнело. Ветер, будто накинул на себя чёрную вуаль и облетел весь мир, окутывая его ею. Но даже в такой мгле она разглядела огромный силуэт каштана. Её родители ушли всего два часа назад, а она уже выполнила все их поручения. Переоделась, помылась и обработала свои порезы. Оставалось одно - отнести обед бабушке. Но, что если у неё вновь случится припадок? В её спальне стояла такая тишина, что это невольно настораживало. А единственное, чего хотелось Милене - это поспать. Только сон мог помочь ей восстановить потерянные силы. Неприятная слабость липкими щупальцами обхватило тело. От пережитого страха начало подташнивать. А левая рука просто онемела от боли. Милена осмотрела её, но никаких синяков или ушибов не нашла. Однако ощущение, что вся кожа просто шипит, как масло на сковородке, никак не проходило.
  Прогнав мрачные мысли, Милена нажала на дверную ручку и зашла в комнату. С заранее надетой на лицо улыбкой она огляделась по сторонам... и от потрясения выронила поднос из рук. Тарелка с картофельным салатом и стакан апельсинового сока с грохотом упали на красный ковёр. На кровати и полу по-прежнему лежали сушеные лепестки растений. А на письменном столе всё также валялись скомканные листики и пожелтевшие от времени блокноты. И вся эта картина неубранной комнаты смотрелась бы весьма мило, если б не одно 'но'. Самой Анессы Каролл здесь не было. Возле двери стояла куча чашек с заплесневевшими напитками. А возле них громоздились тарелки с протухшей едой. Как видно к блюдам, которые Лора так старательно подкладывала в дверную щёлку, никто даже не притронулся.
  - Куда подевалась бабушка? Может, она сбежала из дома ночью, пока все спали? Но это невозможно! Ведь старуха не могла ни есть всё это время! А если она и впрямь исчезла, кто тогда воет по вечерам? - прошептала Милена. Но её мысли прервал ветер, влетевший через открытое окно. Пыльные страницы блокнотов зашелестели и начали переворачиваться. Заинтригованная Милена подошла к столу. Она подняла одну из книжек и заглянула в неё. На открытой странице девушка увидела те же символы, что и у Кристиана Вогана на ключице. Всё те же четыре рисунка. Перевёрнутая буква ' Г' и стрела с одной указательной чертой; ромб, изображённый на двух палках и оборотная буква 'Си'. Ниже следовала длинная, полностью вылинявшая надпись. И как бы Милена ни вглядывалась, ей удалось разобрать лишь одну заглавную букву в начале предложения. Это была аккуратно выведенная буква 'О'.
  - Орден, - догадалась Милена, вспоминая слова миссис Шейп в кабинете директора.
  
  Глава шестая: Нежданные гости.
  - Так, когда ты придёшь в школу? Тебя не было больше недели! Ты даже Хэллоуин пропустила! Очнись, подруга, уже начало ноября! - доносился недовольный голос Лизы из трубки. Даже на расстоянии Милена определила, что толстушка не выспалась - ворчливый тон был не в её стиле.
  - Можно хоть за кого-то порадоваться! Миссис Шейп и Глэн Хэнкс сэкономили, ведь им даже не пришлось покупать себе костюмы на Хэллоуин!
  - Не сбивай меня с мысли, - воинственно проговорила Лиза, - Так, когда ты вернёшься в семью?! Я уже безумно соскучилась! А что мне прикажешь делать? Ты меня бросила, а нашего сладкого новенького в школе до сих пор нет! Сплетничать не с кем, строить глазки не кому... В общем, моя жизнь потеряла всякий смысл! - из телефона послышалось возмущённое фырканье.
  - Лиза, утихомирься! Я даже за порог собственной квартиры выйти не могу! У меня всё тело похоже на раздавленную отбивную! А о левой руке я вообще молчу! Мало того, что она вздулась и покраснела как лобстер, так ещё и беспрерывно болит! - воскликнула Милена, с грустью рассматривая руку. Она хотела перевести разговор на другую тему, но подруга опередила её:
  - Кстати, Миссис Шейп уже выздоровела! Я даже подумываю, не преподнести ли своего попугая в жертву Богам, чтобы они снова заразили эту женщину... Но пока ещё не решила... - Милена усмехнулась, представив, какое сейчас ехидное лицо у толстушки. В прошлом году подруга купила на выставке крошечного белого попугая. И в честь его непропорционально длинного клюва прозвала его Джимми-клювиком. С тех пор птица так набрала в весе, что взлетала с трудом. Не говоря оуже том, что это послужило объектом для шуток Лизы.
  - Но знаешь, Ми, - продолжила щебетать болтушка, - Миссис Хрю стала какой-то чудной! То есть, ещё чуднее, чем раньше! Мне кажется, у неё окончательно поехал парик... В смысле, крыша... - Сквойн смущённо захихикала, - Теперь она запрещает ученикам открывать окна в своём кабинете! А когда кто-то её ослушивается, то начинает вопить хуже пожарной сигнализации! Один раз я даже видела, как она попросила дежурного прикрыть форточку в коридоре! Словно боялась подойти к ней сама! В общем, я уверена, что миссис Шейп на пути к изобретению новой, ещё неизвестной науке, мании! - последнее предложение смазалось, так как Лиза зевнула. - Я, между прочим, не высыпаюсь уже несколько дней! - пожаловалась она, - Готовлюсь к завтрашнему тесту по истории. В отличие от некоторых, мои руки не похожи на лобстеров, так что придется писать! - наступила пауза. Надеясь, что толстушка во время неё не уснула, Милена мысленно повторила заготовленную речь и робко начала:
  - Лиз, я тут хотела тебе кое-что рассказать... Только ты не смейся сразу... -
  Милена медленно выдохнула, приготовившись рассказать подруге о том, что с ней произошло в парадном на самом деле. Она уже много раз хотела это сделать. Но никак не могла решиться. За эту неделю с ней ничего странного не случалось, но Милена чувствовала, что это ещё не конец. Так что же делать? Попросить совета у родителей она не могла. Получив от своего босса отказ в повышении должности, Вэнс впал в депрессию. И хотя мужчина был на редкость жизнерадостным существом, ему требовалось ещё как минимум пару дней, чтобы прийти в себя. А сейчас - он словно превратился в собственную тень. Практически не разговаривал, не шутил, плохо ел... А сказать Лоре, что её мать, отчаянная и слабоумная старушка, таинственно исчезла, у Милены просто язык не поворачивался. Так что ей оставалось только одно - довериться лучшей подруге. Но стоило Милене заговорить, как Лиза тут же бесцеремонно перебила её:
  - Прости, Ми, но я больше не могу разговаривать. Я перезвоню тебе завтра, а сейчас пойду дочитывать тот клятый параграф по истории. Клянусь, моя бабушка Эмили читает книги и то поинтереснее! - с этими словами толстушка разразилась новой порцией зевков и положила трубку.
  - Ну, что за день! - Милена со злостью швырнула телефон на пуфик. Она подошла к зеркалу и внимательно оглядела себя. Неделя, проведённая дома, безусловно, пошла ей на пользу. Болтая с Лизой, она немного слукавила. Большинство ссадин и порезов на теле уже зажили. Тёмно-рыжие волосы снова выглядели здоровыми и ухоженными. Но левая рука, до которой полторы недели назад дотронулся незнакомец, продолжала болеть. Опухшая и покрасневшая, она напоминала переваренную сосиску. Родители в один голос утверждали, что это начало какой-то страшной аллергии и поэтому боялись отпускать её в школу. Но Милена только радовалась этому. Хотя боль в руке иногда доводила до слёз. За это время у неё даже выработалась новая привычка. Когда боль не давала покоя, она садилась на подоконник в своей спальне и открывала окно. Ветер приятно ласкал кожу и смягчал боль. Милена сама не знала, почему так происходит. Но его прохладное дуновение всегда успокаивало её. И она, свернувшись калачиком, засыпала прямо на подоконнике. А во сне Милена часто задавала себе один и тот же самый вопрос: 'Почему у меня на окне стоит решётка?'
  
   * * *
  Этой ночью рука Милены разболелась ещё сильнее. Казалось, её кость превратилась в горячую воду, которая неприятно обжигает кожу с внутренней стороны. В течение каждой минуты ей приходилось менять положение тела, чтобы рука перестала так ныть. Но вскоре и этот способ перестал действовать. Так что Милене пришлось до крови закусить губу, чтобы сдержать дикие крики, рвавшиеся наружу. Слёзы беспомощно скатывались по щекам, оставляя влажные дорожки соли на коже. Милена съёжилась на кровати, молясь, чтобы боль поскорее прекратилась.
  - Главное уснуть, уснуть... - уверено шептала она. Хотя спать ей сейчас хотелось, как прыгать на батуте. Но стоило ей подумать об этом, как очертания комнаты поплыли у неё перед глазами. Милена с готовностью смежила веки, радуясь, что мучениям хоть на время придёт конец. Тиканье часов-кукушки, доносившееся из соседней комнаты, убаюкивало. Милена уже почти уснула, как приятную темноту в закрытых глазах прорез луч. Он как мозаика, сотканная из осколков света, сложился в отдельную картину. Чьё-то прерывистое дыхание... Оно было совсем близко... Милена со стоном перевернулась на другой бок. Но видение не исчезло, а наоборот стало чётче. Шёпот... Он был повсюду... Чёрное марево тьмы развеялось, и Милена увидела слепых существ, которые в последнее время так часто преследовали её в кошмарах. Твари подползли к высокой фигуре и уткнулись ему мордами в ноги. Незнакомец отступил и эхо его шагов утонуло в завывании чудищ. Милена пригляделась к человеку, но так и не смогла его разглядеть. Всё тело незнакомца было спрятано под плотной мантией. А лицо - под капюшоном и серебристо-чёрной маской, открывавшей лишь глаза.
  - Вы всё испортили... - прошептал он тихим, почти нежным голосом. Не особо низкий, но густой как застывшие сливки голос, определенно принадлежал мужчине. - ВЫ ЕЁ УПУСТИЛИ!!! - незнакомец ударил одно из существ по морде. Оно заскулило и свалилось замертво. Даже не заметив этого, мужчина продолжил. - ВЫ ПОДВЕЛИ МЕНЯ! Ну, ладно Ищейки не справились с этим... Но ты ...- видно он хотел назвать чьё-то имя, но вовремя пересёк попытку. Фигура, которую до этого не было видно в темноте, вышла на свет. Сердце Милены судорожно сжалось. Она узнала этого человека, с ног до головы облачённого в чёрный балахон.
  - Давай без имён, Грифон. Мы здесь не одни... А за наследницу не беспокойся. Я её прокл...- сиплый голос, скомканный из сплошных скрипов и хрипоты, внезапно замолк. Милена смотрела на незнакомца и не верила глазам. Неужели это он напал на неё в парадном? Но тогда почему на его лице снова красуются шали? Ведь она их подобрала! Милена спрятала шали у себя под кроватью и изредка проверяла, лежат ли они на месте. Но позавчера обнаружила, что вещи пропали. Кто мог их выкрасть? И как они оказались у её душителя? Это была последняя мысль Милены перед тем, как она, наконец, уснула. Но даже сквозь тонкую пелену сна девушка чувствовала, как снова опухает её больная рука.
  
   * * *
  В этот раз Милена проснулась от звонка своего мобильного. Чертыхаясь, она нащупала трубку на тумбочке и сбросила вызов. Телефон снова зазвонил. На экране высветилось слово, заставившее Милену окончательно проснуться. Лиза. Увидев имя человека, который решил поговорить с ней в полчетвёртого ночи, она чуть не свалилась с кровати. Милена, наверное, меньше удивилась бы, если бы это позвонил Джуд Лоу. Но Лиза... Любительница ССС: сплетничать, строить глазки и спать - только не она! Это же три её самых любимых занятия! Тем более, толстушка должна была хорошенько выспаться перед тестом по истории. Так что могло случиться, раз Лиза Сквойн проснулась раньше седьмого звонка будильника?!
  Милена нажала кнопку, чтобы принять вызов и поднесла телефон к уху.
  - Если произошло чудо и у тебя бессонница, то почитай химию. Мне это всегда помогает! Я засыпаю сразу после двух первых страниц! А мне не звони! Я сама уснула только два часа назад! - голос Милены звучал так сипло от сна и еле сдерживаемого раздражения, что она сама его не узнала.
  - Прости, Ми! Но это срочно! Всё дело в клятом тесте по истории! Я сейчас как раз перечитывала один из параграфов и вдруг обнаружила, что уже много раз подряд пропускаю одну важную статью! Так вот, думаю, тебе будет интересно узнать, что это за статья... - эти слова были произнесены таким взволнованным голосом, что Милена всерьёз испугалась за самочувствие болтушки Сквойн.
  - Лиза, скажи, ты действительно думаешь, что мне это будет интересно узнать в три тридцать ночи? Если так, то ты явно перезанималась, бедняга, - смягчилась Милена. Сон уже прошёл. И с одной стороны она злилась на подругу, ведь её рука снова начала болеть. А с другой - ей было любопытно, зачем толстушка позвонила. Милена не верила, что Лиза стала бы звонить посреди ночи из-за такой ерунды.
  - Помнишь надпись в женском туалете? Когда нам ещё показалось, что в стене есть дыра... Ну, вспомнила?
  - Никому ничего не показалось! Там действительно была дыра! А ещё царапины, надписи и странные рисунки! - Милена прикрыла глаза, и в её голове всплыли эти символы. Перевёрнутая буква 'Г', стрела с одной указательной чертой, оригинальной формы ромб и вывернутая буква 'Си'.
  - Да-да! Всё дело именно в рисунках! Возможно, это совпадение, но всё же... Открой учебник по истории на шестьдесят пятой страничке, - скомандовала Лиза. Милена, изумлённая её повелительным тоном, поспешила исполнить требование. Продолжая прижимать к уху мобильный, она включила ночник и направилась к столу. Она вытащила из ящика учебник по истории и стала в спешке его пролистывать. Цветные рисунки, яркие подзаголовки и множество параграфов смазанно мелькали перед глазами. Наконец, Милена остановилась на нужной страничке. Взобравшись на кровать, она положила рядом телефон и принялась читать маленькую статью, которая сразу бросилась ей в глаза своим необычным названием.
  - Охота на ведьм... - прочитала вслух Милена, - Массовые преследования ведьм и всех людей, связанных с магией, начались в XIII веке. В 1275 году в Тулузе произошло их первое сожжение, а к середине XIV века мясорубка уже крутилась вовсю. Отныне никто не мог чувствовать себя в безопасности. Чтобы хоть как-то защититься, изгои создали свой тайный орден - Орден Посвящения. Что интересно, они умели обозначать все буквы и слова рунами, таким образом, шифруя свои планы и знания. Вот, к примеру, словосочетание Орден Посвящения, переведённое на руны... - дочитала она и скользнула взглядом вниз. А ниже... ниже следовали те самых четыре рисунка! 'Так это руны!' - подумала Милена, ругая себя за несообразительность.
  - Ну, что Ми? Ты дочитала? А я только сейчас увидела эту статью, хотя читаю девятый параграф уже сотый раз подряд! И всё-таки правду говорит моя мама: я такая невнимательная... - начала бубнить Лиза, когда Милена снова поднесла мобильный к уху. Только она её уже не слушала.
  - Ведьмы... руны... магия...Орден Посвящения...Только мне кажется, что я схожу с ума? - не отрывая глаз от загадочной статьи, возопила Милена.
  - Скажи мне, наследница, а что именно тебя беспокоит в слове 'магия'? Правописание? Или может, ударение? Милена Каролл, тебя это слово не должно волновать. Ведь ты сама ведьма... Ветряная ведьма... А ведьму магия не смущает, поверь мне! - учебник по истории выпал из рук Милены. Она подняла голову и закрыла рот рукой, чтобы не завизжать, как плохой актёр в малобюджетном фильме ужасов. Возле её кровати стояла высокая черноволосая женщина. Чёрное облако волнистых волос... Бледная кожа... Большие, чуть раскосые глаза... И этот умный пронзительный взгляд! Милена сразу узнала её. Эта незнакомка снилась ей в прошлом месяце. О да, она хорошо запомнила ту ночь... То падение из окна на каштан и ту боль...
  Милена перевела взгляд на второго гостя. Свет ночной лампы осветил лицо парня. Его кислотно-голубые глаза, пикантную ямочку на подбородке и косую чёлку, закрывавшую половину лба...
  - Кристиан... - только и смогла прошептать она.
  
   * * *
  - Я думаю, сейчас самое время выключить мобильный. А подруге ты можешь и завтра перезвонить, правда? Ты ведь не возражаешь? - незнакомка нетерпеливо посмотрела на телефон. В тот же миг его экран почернел. Милена невольно ахнула: мобильный выключился. Сам.
  - Но как... ты сделала это?- она бросила настороженный взгляд на женщину. Но та лишь взмахнула рукой, отметая вопрос. Милена закрыла глаза и ущипнула себя за ногу, проверяя не сон ли это. Но когда она разлепила веки, ничего не изменилось. Нежданные гости по-прежнему находились в её комнате. А это значило, что всё происходящее - реальность.
  - Кто ты? - Милена скрестила руки на груди, чтобы заглушить бешеный стук сердца. Она нащупала пальцами подушку и так сильно её сжала, что ткань наволочки недовольно скрипнула, норовя разъехаться по швам. Привычка сжимать что-то, когда нервничаешь, выработалась с самого детства. И как бы Милена не пыталась от неё избавиться, ничего не помогало. Поймав на себе заинтригованный взгляд Кристиана, она мысленно застонала. Кажется, Воган заметил её ужасную привычку. 'Отлично, моя репутация окончательно подмочена! Может, мне ещё нервно захохотать, как я обычно делаю в экстренных ситуациях?! Пусть Кристиан думает, что я не просто псих, а весёлый псих! Ведь терять уже нечего!' - смущённо пролепетала про себя Милена, стараясь не встречаться с новеньким взглядом.
  - Кто я? Ну, многие полагают, что женщина... - незнакомка засмеялась. Она смахнула со лба чёрный завиток волос и присела на кровать. - Меня зовут Аш Вильтон. Но для тебя просто Аш, - Милена напряглась, пытаясь вспомнить, где уже слышала эту фамилию. Но когда память радостно помахала ей ручкой на прощание, решилась задать следующий вопрос:
  - Но что вы здесь делаете? Крис, что здесь делаешь ты? - Милена осмелилась перевести взгляд на Вогана. Но поскольку он стоял к ней спиной, понять выражение его лица было довольно сложно. Смутившись того, как интимно прозвучало сокращение 'Крис', она невольно залилась краской.
  - Эх, Воган, а ведь ты говорил мне, что она успокоится, когда увидит тебя! А получается-то наоборот! По-моему, твоё присутствие беспокоит её больше, чем моё! - шутливо упрекнула Аш. А Милена ещё раз удивилась, какого богатого оттенка у неё губы. Они сверкали в полутьме комнаты, как мазок свежей крови. Игнорируя повисшее в воздухе напряжение, женщина достала из кармана пачку сигарет и поднесла одну к губам. Глядя, как её конец зажёгся сам, Милена чуть не выронила челюсть от потрясения. Ведь Аш Вильтон даже не воспользовалась зажигалкой!
  - Ты не должна нас бояться, наследница. Мы твои друзья. Ведь ты одна из нас, понимаешь? - гостья придвинулась ближе и выпустила терпкие клубы табачного дыма, которые покружились в воздухе и растворились.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Не смотри так на меня! - Аш покрутила горящую сигарету в пальцах и снова поднесла её к губам.
  - Ей надо хоть что-то объяснить. Посмотри, какая она напуганная, - процедил Кристиан, не оборачиваясь. Милена кинула гневный взгляд на его спину и хотела спросить, откуда он может это знать, если даже не смотрит в её сторону. Но Аш, словно ощутила, что пора вмешаться и ответила:
  - У нас нет на это времени. Скоро могут явиться они... Или ещё хуже - ведьмаки с пустыря. Всеми объяснениями займётся Альпин, - незнакомка щёлкнула пальцами. Сигарета, которую она только что выкурила, превратилась в пепел. Аш потянулась за следующей, но ощутила на себе взгляд Милены и остановилась на полпути.
  - Куришь? - вежливо поинтересовалась она. Милена мотнула головой. - Ну, и правильно делаешь. Курение - весьма вредная для здоровья штука, - с этими словами Аш засунула новую сигарету в рот. Тяжёлая тишина легла между ними, как ревнивая собака, которая не желала делить хозяина с кем-либо ещё. Милена буквально разрывалась на части от желания задать мучавшие её вопросы. Но впервые в жизни разум взял верх над любопытством. Так что она просто ждала, пока нежданные гости не нарушат молчание первыми.
  - У тебя бывали моменты, когда ты ощущала внутри себя силу? Странную силу? - спросила внезапно Аш Вильтон. Милена на миг вспомнила тот подозрительный холодок в своём теле и жжение на кончиках пальцев. Но решила, что они к делу не относятся и покачала головой.
  - Ну, что ж... Раз ты не знаешь таких случаев, давай я тебе о них расскажу, - нисколько не смутившись, продолжила гостья. - А миссис Шейп? Ты бедную женщину чуть до инфаркта не довела! Но ты же сейчас всё будешь отрицать, верно? Скажешь, что просто посмотрела на неё, а ветер в закрытое окно ворвался сам? А когда в парадном на тебя напали, вихрь тоже случайно выбил все окна?! - Милена сама не заметила, как вся сжалась. Она с силой притянула к себе согнутые колени и, ткнувшись в них носом, заскулила.
  - Хватит! Прекрати! Я уже ничего не понимаю! С прошлого месяца моя жизнь превратилась в настоящий кошмар! Я... я не знаю, что делать, - Милена зарылась лицом в свои ноги. Аш нежно потрепала её по плечу.
  - Не пугайся. Всё нормально, просто магия впервые даёт о себе знать...
  - Какая, к чёрту, магия?! Полторы недели назад меня чуть не убили в собственном подъезде! И самое главное, из-за чего? Из-за вещи, которую она украла! А я даже не знаю, о ком идёт речь и что это за вещь! - при этих словах Кристиан вдруг развернулся. Они с Аш обменялись мрачным взглядом, смысл которого ускользнул от Милены. Она притворилась, что не заметила этого и поспешила договорить. - Но откуда ты всё знаешь? О случае с миссис Шейп и нападении в парадном?
  - Ветер прошептал, - задумчиво проговорила Вильтон. И хотя произнесено это было шутливым тоном, Милене показалось, что она вкладывает в слова гораздо больший смысл. Аш поднялась с кровати и приблизилась к окну. На улице ещё стояла ночь. Серебристый свет луны запутался в занавеске. А небо, обычно усыпанное звёздами, сегодня пустовало. Все они, словно в предчувствии опасности, спрятались за пушистой вуалью облаков.
  - Ты должна доверять нам, - Аш отвернулась от окна. И хотя вороная грива волос закрывала пол-лица женщины, Милена отметила, что весь румянец слез с её щёк. - За тобой ведётся охота. И находясь здесь, ты ставишь под угрозу всю семью. Они не отступятся. А в месте, которое я хочу тебе показать, ты сможешь многому научиться, - она выпустила долгую струю дыма. Когда Милена отвёла взгляд, Вильтон обошла её сбоку, вынуждая заглянуть ей в глаза.
  - Где там? Куда ты хочешь меня отправить? - её голос был так испуган, что прозвучал, как отчаянный мышиный писк.
  - Это место для людей с особым виденьем на мир, - проронил Кристиан и послал ей косой взгляд. Милена нахмурилась и задумчиво закусила губу.
  - Я так и знала, что этим всё кончится! Психиатрическая больница, да?
  - Ми, зачем ты всё время иронизируешь?! Это место - для таких, как мы, - при этих словах Аш понизила голос, так что стал слышен только хриплый шёпот. - Это место для тех, кто посвящён. Для детей магии. Для членов Ордена Посвящения. И поверь мне: если ты не пойдёшь с нами, случится что-то очень нехорошее, - Милена представила реакцию родителей, когда скажет им, что уходит из дому с этой незнакомкой и горько рассмеялась. Да они подумают, что она сошла с ума! И кстати... правильно сделают!
  - Я даю тебе одну неделю на раздумья, - мягкий прокуренный голос Аш Вильтон в мгновенье стал твёрдым и властным. Было видно, что эта особа привыкла добиваться желаемого. - А пока есть время, не трать его даром. Тренируйся с Кристианом. Тебе есть, в чём практиковаться. Например, в полёте, - Милена хотела спросить, не ослышалась ли она. Но по серьёзному лицу Вильтон догадалась, какой получит ответ. - Ты ведь станешь на время её личным тренером? - Аш стрельнула глазами в сторону Кристиана. Воган кивнул и внимательно посмотрел на Милену, заметив, что она, тихо постанывая, пытается спрятать опухшую руку под одеяло.
  - Рука, - приказал он, подойдя к кровати, - Покажи свою руку, - так и не дождавшись ответа, новенький резко схватил её за левую руку. Милена завопила, ослепнув от острой, пробирающей до самых костей боли. Она вцепилась ногтями в ладонь Вогана так сильно, что оставила глубокие следы в форме полумесяца на его коже.
  - КРИСТИАН, ОТПУСТИ ЕЁ! - прикрикнула Аш и уже спокойнее добавила: - И ты, Каролл, тоже утихомирься. Я не удивлюсь, если сейчас в комнату вломятся твои родители с вилами и сковородками наготове! - Милена не смогла ответить. Крик так больно рвал ей горло, что она, боясь не сдержаться, ограничилась кивком. Кристиан уложил девушку к себе на колени и поднял больную руку, чтобы показать её Аш. Милене опустила глаза и пискнула. По сравнению с её лапой, у Фреда Крюгера просто милые аккуратные пальчики! За ночь рука опухла ещё больше. И если до этого она походила на большую сосиску, то теперь - на гигантскую палку колбасы.
  - Это сделал незнакомец, что напал на тебя в подъезде, верно? Он дотрагивался до этой руки, да? - Аш легонько коснулась её запястья. Милена отдёрнулась от прикосновения и попробовала пошевелить пальцами. Но вконец онемевшие, они даже не сгибались. Запаниковав, она с мольбой посмотрела на женщину. Лицо Вильтон по-прежнему ничего не выражало.
  - Пожалуйста, отведите меня к врачу! Позовите моих родителей! Пусть они вызовут врача! - Милена захныкала. Приподняв голову, она обнаружила, что ласковая подушка, к которой прижималась её щека, была не чем иным, как плечом Кристиана, обтянутым шёлковой сорочкой.
  - Я думаю, они слегка удивятся, увидев у себя дома в четыре часа утра незнакомую женщину и парня, - Воган с лёгкой улыбкой стал перебирать волосы Милены и наматывать пряди на палец.
  - Врача вызвать можно, но что толку? Он не сможет тебе помочь. Понимаешь, наследница, твоя рука не лечится обычными способами. Но если не исцелить её за ночь, ты умрёшь, - хладнокровно констатировала Аш.
  - Молодец, Вильтон, хорошо сказано! Безусловно, ты умеешь успокаивать...
  - Помолчи, Крис. Самое лучшее успокоение для больного - это правда. Единственное 'но', чтобы больной после такой правды не успокоился раз и навсегда... - Милена с ужасом уставилась на гостью, которая в довершение ко всему, ещё обладала весьма специфическим чувством юмора. Аш стала деловито ощупывать свои карманы. Наконец, она извлекла из глубин куртки светло-красный мешочек. Обвязанный бархатной нитью, он был таким крохотным, что мог с лёгкостью вместиться в сжатом кулаке. Аш развязала нить и высыпала на ладонь горстку серого порошка. Милена боязливо покосилась сначала на свою больную руку, а затем на содержимое мешочка.
  - Запомни, наследница, сушёные кости животных и пепел прекрасно способствуют заживлению ран. Ты, главное, не делай резких движений. Тогда все конечности останутся на нужном месте, - весело сообщила Аш. Не успела Милена моргнуть, как во второй руке Вильтон появилась зажигалка. Не обращая внимания на её протесты, она подожгла порошок. В ту же секунду его охватило дрожащее жёлто-зелённое пламя.
  - Спасибо, но меня всё же будет больше радовать уродливая рука, чем полное её отсутствие, - прошипела Милена, когда Аш приблизила свою горящую ладонь к её руке. Она забилась в руках Вогана, стараясь высвободиться. Но не добилась ничего, кроме новой порции боли. Смирившись, Милена смежила веки. Сначала она почувствовала неприятный зуд, будто кожа зачесалась изнутри. А затем вся боль внезапно исчезла. По телу снова разлился приятный холодок. Кристиан ослабил хватку. Милена посчитала это добрым знаком и широко распахнула глаза. Опухоль уменьшалась. Но у Аш вместо пламени на ладони вдруг возникло яйцо, которым она принялась катать по её больной руке сверху вниз. Когда опухоль и краснота спали, женщина брезгливо отбросила яйцо на пол. Милена проследила за её взглядом и скривилась. Растёкшиеся белок и желток были ярко-чёрного цвета. Но впечатлило её другое. Их капли, разлетевшись по полу, внезапно поползли друг к другу и сложились в жирную надпись:
  - Берегись, наследница! Это было последнее предостережение. Всё только начинается... - прочитал вслух Кристиан. Блондин выпустил Милену из объятий, и она сразу кинулась к окну, чтобы впустить в спальню свежий воздух. Светлело. Капли мелкого дождя прилипли к стеклу, напоминая разбитые кусочки хрусталя. Постепенно тьма редела, уступая место солнцу. В небе стали появляться первые неразборчивые пятна света.
  - Они правы, Милена. Настало смутное время. И это только начало. Они знают, что отныне ты находишься под нашей защитой. Но остановит ли их это? - Аш с усталой улыбкой подставила лицо бодрящему дыханию ветра, который немного развеял повисший в комнате запах тревоги и сигаретного дыма. Но у Милены до сих пор оставалось ощущение, что настоящая опасность ещё где-то летает над ней. Выжидает своё время.
  - Знаешь, Ми, та опухоль на твоей руке была порчей. Тебя прокляли, - заключила Аш и забралась с ногами на подоконник.
  - Объясни мне, почему это происходит именно со мной? Зачем на меня напали? Почему прокляли? И кто, в конце концов, на меня охотится? - не унималась Милена, пристально разглядывая свою чудом исцеленную руку.
  - Знаешь, объяснить можно всё, - Аш загадочно подмигнула ей, - Но не всё поддаётся объяснению.
  
   Глава седьмая: Встреча под дождём.
  - Нам пора, - бодро сообщила Аш Вильтон и распахнула окно шире. Ветер мгновенно воспользовался этим. Он потрепал чёрные кудри женщины и подул с новой силой, внося в комнату влажный запах дождя.
  - Помни, наследница, я приду за тобой ровно через неделю. А пока мой тебе совет: держись поближе к Кристиану, - незнакомка кинула последний взгляд на Милену. Бросив на подоконник недокуренную сигарету, она выпрыгнула из окна. Сначала Милена остолбенела, недоумевая, куда делись решётки. А затем взвизгнула, осознав, что это её последняя встреча с таинственной особой Аш Вильтон. Боже, она ведь только что спрыгнула с восьмого этажа! Милена попятилась от окна и испуганно прижалась к стенке.
  - Прощай, Ми! Я сам сообщу тебе о времени и месте встречи нашей первой тренировки, - Кристиан отвесил ей шутливый поклон и вскарабкался на подоконник. Милена бросилась к нему и ухватила за локоть.
  - Кто ты? - прошептала она так тихо, что Вогану пришлось наклониться, чтобы расслышать её. Он улыбнулся и так плотно приблизил своё лицо к Милене, что когда заговорил, его слова тёплым дыханием согрели ей губы:
  - Как, уже забыла, кто я? Я - новенький в твоей школе. Кристиан Воган, - с этими словами парень раскинул руки в стороны и спиной вылетел в открытое окно. Милена обняла себя руками и простояла так несколько минут, пока её внимание не привлекли две крошечные фигурки в небе. Они то взлетали, то опускались, пока не исчезли из виду. И только Милена Каролл, обычная пятнадцатилетняя девушка, знала, что это не были простые перелётные птицы.
   * * *
  Милена проснулась от требовательных стуков в дверь. Ото сна веки сделались такими тяжёлыми, что она попробовала встать, не открывая глаз. Но стоило ноге наткнуться вместо пола на пустоту, как сон, точно рукой сняло. Милена мгновенно разлепила веки и обнаружила себя на подоконнике, где очевидно и провела всю ночь. Она лениво потянулась и выглянула в окно. Дождь уже прекратил моросить и теперь из-под лохматых туч, словно по ниточке, спускались лучики солнца.
  В дверь снова забарабанили. Причём так сильно, будто хотели оставить следы от кулаков. Милена в спешке спрыгнула с подоконника и побежала открывать дверь. Как она и предполагала, на пороге стояла Лора.
  - Чего ты заперлась? Я хотела разбудить тебя, но не смогла войти внутрь. Твоя дверь оказалась закрытой! - если бы над словами можно было, как в мультиках ставить указательную стрелку, над репликой её матери засветилось бы огромное слово 'УПРЁК'. Она проскользнула в комнату и наморщила свой маленький, гордо вздёрнутый носик. - И чего у тебя в спальне пахнет сигаретами?! - Милена пожала плечами, надеясь выиграть время на достойное объяснение. Но Лора не стала настаивать на ответе. Она присела на краешек кровати и подозвала Милену к себе.
  - Милая, - ласково начала мать и заправила ей прядь за ухо. - Тебе больше не нужно ничего скрывать. Мы с Вэнсом всё знаем и не злимся. Поверь, такое случается с каждым вторым подростком. Так что тут нечему удивляться. Даже с твоим отцом такое происходило! И ещё, малыш, мы догадываемся, чем ты занималась ночью. Но если хочешь, можешь сама всё рассказать, - Милена замерла, не готовая к такому повороту. Она представила, как Аш Вильтон выпрыгивает из окна на глазах у Вэнса и замотала головой. Девушка хотела попросить Лору уточнить, что та имеет в виду, но не успела. Тишину разорвал яростный рёв, будто кто-то ранил дикого зверя. А затем последовали крики. Милена вскочила с постели, осознав, что эти звуки раздаются из соседней комнаты. Спальни её бабушки. 'Но как такое возможно? Ведь она исчезла!' - мелькнула тревожная мысль. Она обменялась вопросительным взглядом с матерью. Но та лишь качнула головой, призывая её сесть обратно.
  - Успокойся, Ми. Я тут поговорила с одним знакомым психиатром. И он посоветовал не обращать внимание на поведение Агнессы. Возможно, если мы будем игнорировать её припадки, она снова придёт в норму, - отчеканила Лора. Она прикрыла уши руками, чтобы не слышать нового вопля. Милена горько усмехнулась. Интересно, как бы её мать отреагировала, узнай, что старуха недавно сбежала из дому? А сама она перемыла всю посуду и выбросила протухшую еду, чтобы никто ни о чём не догадался?
  - Но если быть честной, мне кажется, этот совет не очень-то действует. Мои нервы уже на исходе... Соседи так устали от криков Агнессы, что поставили ультиматум. Либо я отправляю её в психушку, либо этим делом займётся полиция. А вчера я застала старуху на том, что она пыталась выпрыгнуть из окна! - Лора прикрыла глаза, наслаждаясь минутной тишиной. Но вскоре её вновь прорезали визг и треск ломающейся мебели.
  - Но, мам, она больна! И не понимает, что делает! - возразила Милена. Но женщина резко взмахнула рукой, прерывая протесты.
  - Со своей матерью я разберусь позже. А сейчас поговорим о тебе. С недавних пор ты тоже начала вести себя... весьма странно, - Лора замолкла, подбирая нужные слова. 'Видно это наследственное!' - мысленно пробурчала Милена. А мать, тем временем, продолжала:
  - Даже наш сосед, мистер Поунстер, заметил твоё необычное поведение. Недавно он приходил в гости и подтвердил наши с Вэнсом опасения. Милена Каролл, ну и с каких пор ты куришь? И почему боишься признаться? Даже сейчас ты не решаешься это сказать! Хотя мне и так понятно, почему твоя комната пропахла дымом! - Милена не выдержала и рассмеялась. Так вот, что её мать имела в виду под грозной репликой 'Мы всё знаем'! Подумать только, а ведь она даже не знала, что Вэнс в её возрасте курил! Но судя по лицу Лоры, ей было не до смеха. Она ткнула пальцем в подоконник. Милена обречёно проследила за этим жестом, догадываясь, что там увидит - окурок Аш Вильтон. Уже в который раз за эти два месяца Милена гневно возвела глаза к небу и потрясла кулаком. Интересно, когда Богу и ангелам надоест забавляться игрой 'Давайте доведём Милену Каролл от ярости до судорог!'
  - Мам, ты всё неправильно поняла! Я тогда просто разыграла мистера Поунстера! Я же не знала, что он воспримет шутку всерьёз! Это не моя сигарета! Я... - к счастью, Милена не успела договорить. Из комнаты Агнессы раздался такой громкий крик, что стены затряслись. Затем послышался треск бьющегося стекла, шипение и стук. Стук упавшего тела. Лора, забыв о всех психиатрах в мире, помчалась на помощь к матери.
  Милена ругнулась и, выкинув окурок Аш в окно, поспешила за ней. Когда она забежала в комнату, то не поверила глазам. Стол, обычно заваленный пыльными блокнотами, был перевёрнут. Плетёное кресло лежало без ножек на полу в позе раненого солдата. А стены и ковёр были покрыты чёрными и тёмно-красными, почти багровыми пятнами - засохшими каплями крови.
  Милена метнула взгляд на Лору, которая склонилась над старухой. По правде сказать, Агнесса выглядела отвратительно. Её лицо походило на выцветший мятый пергамент. Кожа казалась бледнее, чем у альбиноса. Седые волосы, в которых ещё цвело несколько рыжих прядей, были всклокочены и перепачканы кровью. Водянистые глаза взволновано бегали по комнате, словно пытались отыскать кого-то взглядом. Наконец, они остановились на Милене. Старуха открыла рот и попробовала что-то сказать. Но из её горла вырвался только хрип. Милена приблизилась к распростёртому телу бабушки, чтобы той было удобнее говорить.
  - Они тебя искали... Спрашивали, где это... Они скоро вернутся... Но уже не одни... Берегись, наследница, скоро они... они... - выдавила Агнесса и чуть не захлёбнулась собственной кровью. Она кивнула в сторону окна и смежила веки. - Ворон в Драконе.... - это были последние слова Агнессы Каролл перед тем, как лишиться чувств. Милена отвела взгляд от её морщинистого лица и подошла к окну. Его стекло было выбито. А занавесь так сильно изрезана, словно какой-то зверь повис на ней и соскользнул вниз, оставив глубокие следы когтей. В голове Милены сразу всплыла картинка. Потолок женского туалета, покрытый невероятно длинными царапинами. Совпадение или очередной таинственный знак? Опять вопрос. И опять никакого ответа.
   * * *
  - Ну и денёк, - проворчала Милена, снимая с себя одежду. Потрогав рукой воду, Милена решила, что её температура в самый раз и залезла в ванну.
  Три часа назад приехали стёкольщики, чтобы отремонтировать окно в комнате Агнессы. Саму старуху забрали в больницу ещё утром. Пару минут назад позвонил её врач и сообщил, что состояние пациентки стабильное. Не считая того, что она иногда бредит и зовёт на помощь какую-то наследницу. Услышав это, Милена сразу побежала в ванную. Она знала, что только горячая вода и корона ароматной пены помогут ей расслабиться.
  Милена отбросила беспокойные мысли и постаралась успокоиться. Она намылила голову своим любимым шампунем с ароматом корицы и мяты. Но стоило Милене блаженно прикрыть глаза, как что-то скользкое коснулось её ноги. Сначала она не придала этому значения, подумав, что это упал один из тюбиков. Но затем касание повторилось. Нечто длинное обвило её щиколотку и мягко потянуло вниз. Милена торопливо откинула прилипшую прядь и распахнула глаза. Её правую ногу оплела шапка пена, принявшая форму змеи. Змей был настолько правдоподобным, что Милена на миг растерялась. Она попробовала смыть пену струей воды. Но змей лишь ядовито зашипел. Глянув на неё пустыми глазницами, он нырнул обратно.
  Желание купаться куда-то пропало... Милена рывком встала, собираясь выйти из ванны. Но змей вновь выпрыгнул из воды и, обвив обе её лодыжки, потащил на дно. Глотая мутные лужицы шампуня, Милена стала отчаянно биться и лягать змея. Но рептилия оказалась проворной, и всякий раз уходила от удара. Усилив хватку, змей обнял толстым хвостом её горло. Он извернулся и, высунув раздвоенный язык, впился клыками в левую руку. Милена вскрикнула. Скорее от возмущения, чем от боли. В ту же минуту змей снова превратился в пену с весело лопающимися мыльными пузырями.
  - Опять левая рука! Почему всегда страдает она?! Стоит мне только её вылечить, как с ней снова что-то случается! - воскликнула Милена, уже в который раз жалея, что родилась левшой. Она подняла измученную руку вверх и внимательно оглядела. Укус змея оставил на коже две крохотные кровоточащие ранки. Пару капель крови, кружась, упали в ванну. Поглотив их, вода пошла рябью. А пена, которая до этого приняла форму змея, превратилась в надпись. Несмотря на то, что буквы всё время уплывали в разные стороны, Милене удалось мысленно сложить их в одну фразу:
  - Вам послание, - прочитала она. Удивившись, девушка вылезла из ванной и накинула на мокрое тело халат. В этот момент форточка сама отворилась. В комнату со свистом влетел ветер. Милена ошарашено взглянула на запотевшее стекло зеркала, на котором вдруг начали появляться остро очерченные буквы:
  - Заброшенный парк. Час ночи.
  P.S. Оденься потеплее, тренировка начинается!
   К. В.
  
   * * *
  Милена подошла к зеркалу и довольно улыбнулась. Она уже целый час выбирала одежду, в которой собиралась пойти на тренировку с Кристианом. И была настолько поглощена этим занятием, что даже не вспоминала случай с пенным змеем. Она с нетерпением дожидалась ночи и даже придумала план побега. Милена решила, что когда родители отправятся спать, она тихонько проскользнёт в коридор и выйдет из квартиры. Так что как только часы пробили одиннадцать часов, она легла в кровать и стала ждать, пока Вэнс или Лора зайдут к ней, чтобы поцеловать перед сном. Они всегда так делали. И со временем это переросло в одну из их многочисленных семейных традиций.
  Целых полчаса Милена пролежала, переводя дыхание и чувствуя, как отчаянно сердце замирает при каждом шорохе в коридоре. Но вскоре её ожидание было вознаграждено. Вэнс, наконец, вошёл в комнату. Она зарылась ногами под одеяло и притворилась спящей. Так что ей стоило огромного труда не засмеяться, когда отец коснулся щекотной бородкой её щеки. Когда он вышел, Милена подбежала на цыпочках к зеркалу, чтобы проверить внешний вид. В качестве тренировочной одежды она выбрала облегающие потёртые джинсы, красную кофту и новые кеды. Поскольку Милена не знала, что её ждёт, она на всякий случай прихватила куртку и обмотала шею шарфом. У неё было очень странное настроение. Смесь детской эйфории, тревоги и любопытства. Все эти чувства смешались в одно, от которого ей хотелось смеяться и трястись от страха одновременно.
  Наконец, часы-кукушка пробили полночь. Прокравшись по лестнице вниз, она проскользнула мимо спальни родителей и стала ощупывать карманы в поисках ключей, чтобы бесшумно закрыть за собой дверь. 'Мне удалось уйти незамеченной!' - вертелась в голове пъянящая мысль. На радостях Милена не заметила чьи-то туфли на полу и случайно поскользнулась о них. Чтобы не упасть, она схватилась за что-то, так вовремя подвернувшееся под руку. В темноте Милена не поняла, что это. Но когда 'оно' дёрнулось, чуть не умерла от испуга на месте. Это было чьё-то плечо.
  - Мам? - пискнула Милена. Когда ответа не последовало, она потянулась за фонариком, который взяла с собой, чтобы не заблудиться в темноте. Свет фонаря осветил знакомое лицо с паутинами морщин. Милена шумно сглотнула. Перед ней стояла Агнесса Каролл. Старуха задумчиво провела пальцем по глубокому порезу на своей щеке. Увидев реакцию девушки, она захохотала и притянула её за плечи к себе.
  - Считай, мы не встречали друг друга в это полнолуние, - Агнесса отступила. Она весело закружилась и вприпрыжку побежала к лестнице. Милену передёрнуло, когда она заметила, что бабушка всё ещё одета в больничный халат, который колоколом вздувается при каждом шаге. Так значит, её не выпустили из клиники! Она сама оттуда сбежала! Снова!
  Закрыв на ключ все замки, Милена вышла из дома и направилась к парку. Она не останавливалась ни на секунду. Хотя знала, что силы ещё могут понадобиться на тренировке. Милена успокоилась лишь, когда дошла до места встречи. Заброшенный и пустой, парк выглядел таинственно и пугающе. Голые ветви деревьев скрипуче покачивались. Шелесты и завывания сопровождали её, куда бы она ни свернула. Казалось, парк живёт своей жизнью. И сейчас все его обитатели повылазили из своих нор, чтобы поглядеть на того, кто посмел потревожить их ночной покой.
  Заметив в небе проблеск света, Милена с надеждой подняла глаза. Но поняла, что это всего лишь молния и удручённо пошлёпала дальше. Прогрохотал гром. Начался дождь. С неба посыпались холодные колючие капли. Милена, успев за секунду промокнуть, обречённо плюхнулась на первую скамейку. Где-то неподалёку раздался вой. 'Гроза, ливень, полное отсутствие света, полнолуние, а теперь ещё и вой... Да уж, жизнь становится всё прекрасней! Чувствую, сегодня выдастся весёлая ночка!' - Милена так глубоко задумалась, что не заметила, как кто-то сел на скамейку рядом с ней.
  - Вообще-то девушки должны опаздывать на встречу. А не приходить почти на час раньше! - послышался спокойный голос. Милена вздрогнула, ощутив, как прохладные губы Кристиана при этих словах коснулись мочки её уха. Она скосила глаза в его сторону. Воган скользнул своим дыханием по её коже и отстранился. Его светлые волосы заметно потемнели под дождём. И настолько слиплись, что казалось, будто он специально пригладил их с помощью геля. По лицу стекали тонкие струйки воды. А глаза так ярко горели при вспышках молнии, что отсвечивали неоном. Чётко очерченные губы привычно растянулись в ленивой и чуть надменной улыбке хищника. Кристиан тактично кашлянул, отвлекая Милену от разглядывания. Он накинул на голову капюшон и медленно встал со скамейки.
  - Советую тебе поторопиться. По парку бродит голодный оборотень. И мне бы очень не хотелось с ним встретиться, - бросил Воган и шагнул во тьму. Милена вскочила вслед за ним и схватила за рукав кофты, боясь отстать. Тем более что знакомство с оборотнем явно в её планы не входило.
  - Ну и погодка для тренировки, - хмуро заметил Кристиан, сворачивая на узкую тропинку. - Не повезло тебе. Летать при такой погоде очень опасно.
  - Постой, о чём ты говоришь? Я буду летать?! Да я с места не сдвинусь, пока ты мне ничего не объяснишь! С прошлого месяца моя жизнь превратилась в сущий ад! - Милена отбросила протянутую им руку и демонстративно отвернулась, показывая, что никуда не пойдёт, пока Воган не объяснится.
  - Ми, ты должна сама всё увидеть... Я просто не знаю, как тебе это рассказать, - Кристиан тоже остановился. Видя упрямый вид Милены, он со стоном опустился на соседнюю скамейку. Она последовала его примеру и поёжилась, чувствуя себя неуютно в мокрой клейкой одежде.
  - Если честно, я даже не знаю с чего начать... - прошептал Воган, обволакивая её, словно шёлком - своим холодным текучим голосом, похожим на тающую плитку шоколада. Милена взглянула на затянутое тучами, розовое от молний небо, и кивнула, чтобы он продолжал.
  - Всё началось много столетий тому назад. В самый разгар средневековья. Именно тогда впервые упоминается Орден Посвящения. Но лично мне кажется, что сама магия возникла задолго до того, как человек сделал свой первый шаг. Это магия создала наш мир, а не наоборот. В те времена магия была дикой. Необузданные стихии разрушали свет. И по легенде, чтобы хоть как-то присмирить их, Боги послали на землю пять могущественных существ, способных управлять ими, - Милена хотела уточнить, почему именно пять созданий, ведь существуют всего четыре вида стихий, но решила не перебивать Кристиана. - Вскоре у посланников Богов появились ученики. Каждый из них сумел обуздать выбранную им стихию. Со временем количество последователей так возросло, что люди стали замечать их присутствие. И бояться. А страх, как известно, порождает злость. Люди начали уничтожать всех существ, которые хоть чем-то отличались от них. Чтобы защитить себя от разгневанной черни, наши предки объединились. Создали свой тайный союз. Орден Посвящения. Но даже это не помогло. К кострам на улицах присоединилась церковь. Нас преследовали, публично топили, вешали и сжигали, устраивая из смерти праздник... Ордену долгое время приходилось скрываться. Члены братства зашифровывали свои послания рунами, чтобы люди при перехвате писем не понимали, о чём идёт речь. Но вскоре терпение сообщества рухнуло. Они снова решились заявить о себе миру, - Кристиан стал говорить взахлёб, словно боялся, что его перебьют на самом интересном месте. Милена же так увлечённо слушала, что перед её глазами проплывали картинки с полыхающими кострами.
  - Члены Ордена не собирались больше прятаться. Но в то же время не хотели покидать свои новые дома. Поэтому, придя к соглашению, они решили остаться там, где жили. Но за века их многочисленные переселения привели к тому, что все они оказались разбросаны по разным частям света, - Кристиан сделал глубокий вдох, пытаясь восстановить прерывистое дыхание. - В те времена основными носителями магии были четыре элемента. Вода, огонь, земля и воздух. Каждый член Ордена Посвящения служил одной из этих стихий. Тот, кто родился под знаком зодиака овна, был огненным ведьмаком и мог управлять пламенем. Ведь овен - это огненный знак, понимаешь? - спросил Воган, наблюдая за реакцией Милены. Она мотнула головой в знак согласия и подставила лицо свежим каплям дождя. Девушка была так сильно поглощена рассказом, что даже не заметила, как с её одежды начали стекать струи воды. А вой оборотня приблизился, словно он бродил где-то рядом.
  - Таким же образом делились все члены Ордена. Каждому повиновалась его родная стихия. Огненная ведьма управляла пламенем, воздушная ветром, земляная - почвой и растениями... Но существовала ещё одна разновидность магии, которая не принадлежала ни к одной из стихий. Это была стигская магия. О ней мало кто знал, но всё же её считали великой силой, - Милена чувствовала себя настоящей губкой. Она впитывала не только струи ливня, но и каждое слово Вогана. - И вот, в честь этих видов магии Орден построил пять городов в самых дальних частях мира, чтобы туда могли слетаться все те, кому необходимо пристанище. Ещё с незапамятных времён эти города служили убежищем от людей. Они позволяли там прятаться, изучать наследие предков и обучаться магии. Именно в один из таких городов Аш Вильтон хочет тебя отправить.
  - Но, Господи, почему? Я ведь спокойно прожила пятнадцать лет без этой чёртовой магии! Так зачем она мне понадобилась сейчас?! Пойми, Крис, не только мир меняется вокруг меня! Но и я меняюсь... А недавно я поймала себя на мысли, что хочу выпрыгнуть из окна, чтобы взлететь! Скажи мне, это ведь ненормально?! - Милена скривилась при этом воспоминании.
  - Ми, ты должна понять одну важную вещь. Если твоя сила вырвется наружу, случится нечто ужасное. Это может произойти непроизвольно. В любой момент. Даже сейчас, стоит тебе сильно разозлиться, как с миссис Шейп, загрустить или обрадоваться. Не имеет значения, что ты будешь делать, когда твои магические способности выйдут из-под контроля. Имеет значение лишь, скольким людям ты успеешь навредить до того, как снова придёшь в себя. Поэтому ты должна научиться сдерживать эмоции. И помочь тебе в этом сможет лишь одно - обучение на Утёсе Дракона, - Кристиан замолчал и смахнул с мокрых ресниц каплю дождя.
  - Но что это? - Милена сама не заметила, как стала говорить шёпотом.
  - Это город ведьм, Ми. И он находится прямо здесь - в Англии. Утёс Дракона принадлежит огненной стихии. Но, как я уже сказал, существуют ещё четыре магических города. Один из них - это Храм Сирен. Город, возведенный в России. Он построен в честь элемента воды. Небесный Замок воздвигли ветряные ведьмы и разместили его в Китае. Как ты сама догадалась, он принадлежит воздушной стихии. А в Украине есть так называемая Нора Гнома. Город, где поклоняются земле. Последний город посвящён стигской магии. Его обитель - Америка и называется он Хижина Колдуна. Странное местечко, хочу я тебе сказать. И странные вещи там творятся. Даже для ведьм, - Кристиан помолчал с минуту, словно вспоминая что-то, а затем продолжил. - Все пять городов имеют разную культуру, но связывает их одно. Магия. На Утёсе Дракона существует пять магических отделений. Огненное, водяное, земляное и воздушное. Пятое отделение создано для людей, которые обладают какими-то магическими способностями. Но они не относятся ни к одной из определённых стихий. Таких людей мы называем стигскими колдунами или сокращёно - стигами. Многие несут чепуху, что на этом отделении учатся обычные бездари, способные лишь частично управлять магией. Причём самой лёгкой и житейской. Например, они могут летать и телепортироваться. Но не знают, как управлять воздухом. Но я в это не верю. Мне кажется, кому-то просто выгодно скрывать истинное предназначение стигской магии. Не зря же в древние времена её считали столь мощной силой, что даже боялись говорить о ней вслух! - Кристиан снова задумался. Милена залилась краской, так как её вопрос сорвался с губ без предварительного согласия с мозгом. В поединке разум против любопытства, победило второе:
  - А на каком отделении учишься ты? - пропищала она.
  - На воздушном. Я, как и ты - водолей. А это воздушный знак, - нисколько не смутившись, ответил Воган. Милена прожгла его вопросительным взглядом, недоумевая, откуда он знает, когда у неё день рождения. Но Кристиан притворился, что не заметил этого.
  - Но если ты живёшь и учишься там... на Утёсе Дракона, тогда что ты делаешь здесь? - Милена придала голосу нарочитую небрежность, чтобы скрыть истинную заинтересованность. Она ещё сама не знала почему, но этот вопрос был для неё очень важен. Важнее всех предыдущих.
  - Аш попросила меня присмотреть за тобой, - Кристиан проронил эти слова с такой лёгкостью, словно они ничего не значили. В то время как Милене показалось, будто ей кулаком в лицо двинули. Значит, Воган специально поступил в её школу! Вот откуда он узнал её имя! Всё было подстроено с самого начала! Милена представила, что сказала бы Глэн Хэнкс, узнай об этом, и разозлилась ещё сильнее. Ведь все в школе думали, что она нравится Кристиану! А оказывается, это всё игра, чтобы присматривать за ней!
  - Ну, почему вы все носитесь со мной как с трёхлетним ребёнком! - взорвалась Милена и резко встала со скамейки. Она до боли стиснула кулаки. Дикая ярость заставила её кровь вскипеть как шампанское. В этот момент ветер подул сильнее. Он прекратил раскачивать ветви деревьев и направился к Кристиану, шипя как зверь, у которого встала холка. Мощный порыв чуть не отбросил Вогана. Но он лишь с улыбкой покачал головой и выставил правую руку вперёд. Вихрь ласково потёрся о его ладонь, как не узнавший хозяина котёнок. Он издал звук, похожий на мурлыканье и улетел прочь. Милена ошарашено уставилась на свои руки. А затем недоверчиво покосилась на Кристиана. Он расслабленно развалился на скамейке, с одной перекинутой ногой на другую и хитро ухмылялся. Словно кот, который съел всех рыбок в аквариуме, пока его владелец отвернулся.
  - Видишь, Ми, твоя сила растёт с каждым новым днём. Если бы я был обычным человеком, то сейчас лежал бы на земле покалеченный, - Милена вздрогнула. Воган сменил хищный оскал на холодную улыбку, тронувшую лишь самые уголки губ. - Мы не носимся с тобой как с ребёнком. Мы оберегаем тебя от них.
  - Но кто такие они? Почему следят за мной? Зачем я им нужна? - смягчившись, спросила Милена.
  - Подрастёшь - узнаешь, - шутливо сказал Кристиан, тоже понемногу оттаивая. - Ведь жить с загадкой гораздо интереснее, правда? - он встал со скамейки и весело подтолкнул Милену локтём в бок.
  - С недавних пор вся моя жизнь превратилась в сплошную загадку! - проворчала она, догадываясь, что Вогану просто-напросто запретили об этом рассказывать. От сна и усталости у неё начали слипаться и тяжелеть веки. А дождь всё не прекращался... Мало того, что её одежда насквозь промокла, так даже в кеды набралось немного воды!
  - Думаю, наша тренировка отменяется. Тебе нужно выспаться перед завтрашним днём. А нам надо ещё многое обсудить. А пока я провожу твою промокшую тушку домой. Не оставлять же тебя одну ночью в заброшенном парке с голодным оборотнем наедине! Хотя... идея даже очень заманчивая! - Милена пихнула его в живот. И опасаясь мести, со смехом побежала вперёд. Но хорошее настроение мигом испарилось при мысли, что сейчас снова надо красться мимо спальни родителей.
  Кристиан быстро догнал Милену и с шутливо-торжественным поклоном вручил свою спортивную кофту. Сам он остался в одной тонкой белой майке, так плотно облегавшей его тело, что сквозь влажную ткань просвечивали тугие мышцы живота и плеч.
  - Одна мокрая кофта хорошо. А две - ещё лучше! - пояснил Воган, когда Милена поблагодарила его, но отказалась. Кристиан напустил на себя суровый вид, и она со вздохом натянула кофту. Всю дорогу до дома они провели в молчании. Ей периодически приходилось отворачиваться, чтобы загнать внутрь ухмылку, которая упорно лезла на лицо. И только когда они уже дошли до подъезда, Кристиан, наконец, заговорил:
  - Помни, Милена: мы те, кто мы есть. И не нужно притворяться кем-то другим. Оставайся собой, даже если выяснилось, что ты ведьма, - Воган подмигнул и уверенной походкой засеменил обратно. Милена же не сразу пошла домой. Она простояла у парадного ещё несколько минут, наблюдая за тем, как с неба падают капли дождя. Милена сняла с себя кофту Кристиана и прижала её к груди. Ей казалось, что сейчас во всём мире существует только она, дождь и её безграничное счастье. Милена ещё сама не понимала, почему ей на душе стало так радостно. Она снова взглянула на небо. Между пушистыми кубиками туч промелькнула молния. Это прослужило для неё сигналом. И она, довольная и мокрая, поспешила с чужой кофтой в руках к себе домой.
   * * *
  Утром погода резко изменилась. Небо стало ясным. Тучи превратились в лёгкие, похожие на попкорн, прозрачные облака. Даже солнце светило непривычно ярко, хоть и не грело.
  Милена неохотно отвела глаза от неба и прислонилась спиной к школьной стене, наблюдая, как ученики весело перешептываются между собой. Сегодня она впервые за месяц пошла в школу, объяснив это родителям тем, что её загадочная 'аллергия' уже прошла. Но, несмотря на встречу с друзьями, ночная эйфория давно прошла. И оставила неприятные воспоминания о бессоннице и насморке, который появился сразу после её 'дождливой' встречи с Кристианом.
  - Конечно, я заболела, проторчав полтора часа под ливнем! - проворчала Милена. Она вспомнила, как всю ночь задыхалась от насморка и куталась в одеяло, ведя отчаянный поединок за власть над своим носом.
  Милена уже хотела зайти в школу, как кто-то её окликнул. Милена обернулась. Но тут волна тошноты накатила на неё с такой силой, что она пошатнулась и грохнулась коленями на асфальт. Липкий жар мгновенно окутал тело, плавя голову и смешивая мысли... Дыхание сбилось. Сердце так бешено заколотилось, что его удары отдавались толчками в висках. Сдёртые коленки неприятно саднили. А по венам струился странный холодок...
  - Ми, ты в порядке? - раздался, прорезая красное марево боли, знакомый голос. Милена слабо кивнула и тут же застонала, когда боль снова обрушились на тело. Чьи-то прохладные пальцы легли ей на лоб, проверяя температуру. А затем чуть сжали плечо, помогая подняться. Первое, что она увидела, когда пришла в себя, была чья-то ямочка на подбородке. Над ней склонился Кристиан Воган. Милена не могла не улыбнуться. Впервые его лицо выражало нечто большее, чем обычное надменное равнодушие. В этот раз оно выглядело взволнованным.
  - Я не знаю, что случилось... Просто у меня голова закружилась, ноги подкосились и... - Милена не успела договорить. Мягкая подушечка его пальца плавно опустилась ей на губы, призывая к молчанию.
  - Потом всё объяснишь. Мы здесь не одни, - Воган близко придвинулся, чтобы его слова могла слышать только она. Сначала Милена не поняла, кого он имеет в виду. Но осмотрелась и заметила впереди фигуру. Облокотившись одной рукой о дерево, стояла её лучшая подруга Лиза Сквойн. Так как толстушка не решалась подойти ближе, Милена помахала рукой, подзывая.
  - Как ты увидел Сквойн, если стоял к ней спиной? - поинтересовалась она и шмыгнула носом. Всё-таки насморк ещё давал о себе знать.
  - Ветер прошептал, - Кристиан насмешливо скривил губы, следя за лицом Милены, когда она вспомнила, где уже слышала фразу. Но в этот момент подошла Лиза, и ей пришлось отложить вопросы на потом.
  - Привет, Ми! Что ты здесь делаешь?! Ты ведь говорила, что валяешься дома с опухшей рукой! Как ты умудрилась так быстро её вылечить? - прощебетала толстушка. Она бросила недоумённый взгляд на её левую руку, а затем на Кристиана, который с интересом ловил каждое слово. Милена пожала плечами и кашлянула, намекая, что Вогану уже пора идти на занятия.
  - Знаешь, Лиз, мама дала мне какое-то особое лекарство! Вот опухоль и прошла! Вероятно, родители были правы - это всего лишь аллергия, только вот на что? Может, на миссис Шейп? - Милена опустила взгляд, не в силах лгать, глядя подруге в глаза. Лиза не ответила. Она заворожено смотрела на Кристиана с таким выражением лица, будто пять лет просидела на диете, а перед ней сейчас лежала плитка белого шоколада.
  - Ну, ладно, Ми, я должен идти. Поговорим о нашей встрече позже, - подал голос Воган, когда Милена в очередной раз многозначительно кашлянула. Сквойн проводила его спину разочарованным вздохом. А затем взглянула на землю, только сейчас заметив, что на ней валяется чья-то кофта. Милена вспомнила, что забыла вернуть вещь Кристиану и помчалась за ним. Но новенький уже скрылся в толпе. Старшеклассники шутливо толкали друг друга локтями и смеялись, пытаясь зайти в школу первыми. Милену зажали со всех сторон, так что она не могла вернуться обратно. Слабость вновь охватила её тело. Веки налились противной тяжестью и сами закрылись...
  Милена медленно опустилась на налитый солнцем асфальт и протёрла глаза. Но даже это не помогло. Удивлённые возгласы, хихиканье, гул толпы и звуки шагов ускользали. Словно кто-то включил радио, засунул его подмышку и унёс вместе с собой. Всё - даже звуки окутала тьма. Но постепенно чернота редела. А свет разрастался, пока не заполнил всё пространство. Милена открыла глаза и вдруг оказалась в незнакомой тесной комнате. Где стены были такими белыми, что буквально ослепляли. Луч света исходил из окна, возле которого она стояла. Милена присела на подоконник и почувствовала, как на губах расползается улыбка при виде голубой ленты неба и кружева облаков.
  Внезапно рядом раздался шорох. Милена обернулась и увидела в метре от себя странное уродливое существо. Узкие глаза чудища были мутно-зелёного цвета как у рептилии и казались слепыми из-за того, что смотрели куда-то сквозь неё. На голове твари красовались громадные закрученные рога. А сзади по полу волочился лошадиный хвост. Под серой шершавой кожей просвечивали рёбра и кости. Тощие лапы чудища венчались несоразмерно длинными острыми когтями. Невероятно гадкое, похожее на истощённую псину с непропорционально большой мордой, монстр внушал ужас. Но Милене хватило и одного взгляда, чтобы узнать его. Именно эта тварь преследовала её в ночных кошмарах, ползая на четвереньках и жадно втягивая ноздрями воздух. Точно пробовала его на вкус.
  - Сумасшедшая, ты не доживёшь и до следующего полнолуния! Это наше последнее предупреждение. Ты нарушила уговор и поплатишься за это кровью. Совет Теней вынесет тебе смертную казнь. Но ты можешь облегчить свою участь. Верни нам то, что украла... Верни нам это... - существо приблизилось, тягуче передвигая четырьмя лапами. Оно зашипело, высунув из пасти раздвоенный чёрный язык. Милена вся сжалась на подоконнике и попыталась сглотнуть. Но страх комком встал в горле. Ей было страшно, очень страшно. И она знала, что чудище это чувствует.
  - Я лучше умру, чем отдам вам это! Не наступил ещё тот день, когда ведьма склонит колени перед жалкими наёмниками! Перед ничтожной Ищейкой! И НЕ НАСТУПИТ НИКОГДА! - Милена в ужасе шлёпнула себя по губам, не веря, что слова сами сорвались с них. Тем более, голос, которым она говорила, не принадлежал ей. Он звучал суше и строже, словно его владелец редко в жизни улыбался.
  - Я чую твой страх и иду по нему... Бойся, бойся больше! Прокладывай мне путь! Зачем ждать Совета? Я прямо сейчас пущу твою проклятую кровь... Ведь даже в эту минуту я чую аромат смерти, которая блуждает около тебя, как дитя в поисках матери... - тварь заревела, показывая гниющие жёлтые клыки и как кошка выгнула спину.
  - Нет, только не это... Прошу, не надо... НЕТ! - вскричала Милена уже своим прежним звонким голосом. Она прижалась спиной к стене и отвернулась. Но это её не спасло. Существо прыгнуло на девушку сверху. И растопырив когтистые лапы, вывалилось вместе с ней через окно. Раздался треск бьющегося стекла. В тот же миг Милена ощутила жгучую боль в плече. Последнее, что она увидела перед тем, как отключиться, было её отражение в одном из пролетавших мимо осколков. Это длилось всего секунду. Но и её Милене хватило, чтобы понять одну истину. Она была одета в изорванный больничный халат. И в осколке отразилась не её лицо. Это была Агнесса Каролл. А Милена была в её теле.
   * * *
  - Скажи мне честно, Каролл, ты в своём уме? Зачем ты кричала на всю улицу: 'Нет, не надо! Пожалуйста, не надо!'? У тебя что, совсем крыша поехала? - раздался возле уха тонкий, похожий на надоедливое жужжание комара, голос. Милена разлепила веки и обнаружила себя лежащей на земле. Почти все школьники уже отправились на занятия. Так что зрителями её 'падения' оказались только три человека. Лиза Сквойн, Глэн Хэнкс и её подруга - Джоан Джонсон. Но обратилась к ней, естественно, Глэн. Сегодня на ней были розовый свитер крупной вязи и чёрная облегающая юбка, оттенявшая её бледную кожу и придающая ей сходство с фарфором.
  - Вот посмешище! Кричала на всю улицу, как резаная! Что с тобой произошло? Кристиан Воган прошёл мимо и не заметил, да? - Глэн в наигранном ужасе расширила глаза. Милена гордо выпрямилась и уже хотела ответить Хэнкс, что эта её фамильная родинка съехала ей на мозги и мешает думать, но не смогла. Голос ещё не вернулся к ней. Она беспомощно посмотрела на Лизу. Но подруга лишь нахмурилась и повернулась к ней спиной. Глэн выхватила из рук Милены кофту Кристиана, которую та продолжала судорожно прижимать к груди.
  - Эта вещь Вогана? Неужели он сам отдал её тебе? Вы что, встречались вчера, Каролл? - салатовые глаза Глэн, окаймлённые светлыми, почти белыми ресницами, подозрительно сощурились. Милена сладко улыбнулась, чувствуя, что набирает очки в игре под названием 'Убьём Глэн Хэнкс одним взглядом!'. Её триумф не омрачало даже необычное поведение Джоан. Сегодня она не помогала Глэн выводить её из себя. А просто одиноко ютилась в сторонке и с грустным видом разглядывала свои ноги.
  - Я тебе ещё покажу, Каролл, кто в школе хозяин! Отстань от новенького или пожалеешь! Он - мой! - Глэн со злостью швырнула кофту на землю. Цокнув каблуками, она зашагала в школу. Джоан ещё несколько секунд накручивала каштановые кудри на палец, а затем спохватилась и побежала за Хэнкс.
  - Что случилось с Джоан? - осведомилась Милена. Она подняла и отряхнула многострадальную кофту Вогана. Как назло, голос вернулся к ней именно сейчас. После ухода Глэн. Толстушка тоже хотела уйти, но вопрос заставил её остановиться. Не поднимая глаз на Милену, она невнятно пробубнила:
  - У неё домашняя крыса умерла. Её сэр Генри звали. И вот, в это солнечное утро... - Милена пресекла бессвязное бормотание Лизы и сразу рубанула:
  - Почему ты не заступилась за меня? - ей не удалось скрыть обиду в голосе.
  - А с каких это пор Кристиан Воган говорит тебе 'Ми'? Ведь так тебя могут называть только близкие люди! И почему ты не сказала, что вчера виделась с ним? Ты же знаешь, что он мне очень-очень нравится! - воскликнула толстушка и прожгла подругу таким ревнивым взглядом, что Милене захотелось спрятаться за ближайшее дерево. Подумать только, лучшая подруга встала на сторону её злейшего врага и соперницы Глэн Хэнкс!
  - Небольшая потеря! - прокричала Милена вслед уходящей Лизе. Хотя внутри у неё всё выворачивалось от боли. И тут она уже второй раз за день ощутила дикий страх. Только если в первый раз она испугалась чудища с бараньими рогами, то сейчас - потерять подругу. Её болтушку, сплетницу и любительницу нелепых причёсок Лизу Сквойн!
  
   * * *
  Всю перемену перед первым уроком Милена просидела за своей партой. Лиза отсела в самый дальний конец кабинета и теперь изредка бросала на неё разъяренные взгляды. А Милена была слишком зла, чтобы объяснить, что за встреча с Кристианом у них была на самом деле. Поэтому она уткнулась в учебник по истории и упорно пыталась прочитать один из параграфов. Но мысли уносились далеко-далеко... Из головы никак не уходил случай с бабушкой. Как так получилось, что она оказалась в теле старухи? Кто такая эта Ищейка? Чего она хочет? И что это за Совет Теней, которым тварь так яро грозилась?
  Милена испустила страдальческий вздох, поймав себя на мысли, что снова отвлеклась от параграфа. Она собралась уже перевернуть страницу, как кто-то её позвал. Облачённый в узкие джинсы и чёрную распахнутую рубашку, из-под которой выглядывала красная майка, к ней с решительным видом направлялся Кристиан Воган.
  - Я пыталась догнать тебя, но потеряла из виду, - призналась Милена и протянула ему натерпевшуюся за это утро кофту. Ощущая на себе завистливые взгляды Глэн и Лизы, она хмыкнула. Если уж ссориться, то хотя бы имея повод!
  - Вообще-то я зашёл по поводу следующей тренировки. Я имею в виду, настоящей тренировки. А не посиделках на скамейке в парке! Я буду ждать возле твоего дома в полпервого ночи, - прошептал, наклонившись, Кристиан.
  - Но где мы будем тренироваться? Где успеем побывать за одну ночь? - Милена смело встретила взгляд льдисто-голубых глаз. Она больше не боялась их отталкивающего и в то же время притягательного холода.
  - В Лондон, Ми, в Лондон, - всё таким же спокойным голосом ответил Кристиан. Он таинственно ухмыльнулся и добавил. - На Биг Бен.
  
  Глава восьмая: Житель старого каштана.
  Прозвенел звонок на третий урок. Милена со вздохом перешагнула порог кабинета химии и горько улыбнулась, представив, как миссис Шейп обрадуется этой встречи. Последний раз завуч видела её в прошлом месяце. Так что наверняка она успела соскучиться и придумать новые пытки.
  Как Милена и ожидала, учительница буквально подскочила на месте, когда она вошла в аудиторию. Сегодня на ней красовались лиловый, вышитый бисером пиджак и жёлтые брюки в красную полосу. Сначала реакцией Милены на столь экстравагантный наряд был шок. Затем потрясение сменилось недоумением. А потом и оно растворилось в истеричном приступе хохота. Продолжая по-глупому хихикать, Милена заняла своё место. Как ни странно, она испытывала к завучу нечто вроде симпатии. Их взаимная ненависть и вечные перепалки стали уже чем-то таким родным и привычным! Не то, что легкомысленная дружба с Лизой, которая встала на сторону её врага только из-за того, что им понравился один и тот же парень!
  - Добрый день, класс, - голос учительницы был пропитан таким сахарным сиропом, что на него могли сбежаться муравьи. Следующие несколько минут миссис Шейп в красках описывала то, чем они будут заниматься на уроке. Милена прикрылась учебником по химии и начала выводить в конспекте забавные каракули и лица. Одну большую рожицу Милена даже специально посвятила завучу и дорисовала ей рожки, пятачок и клыки.
  - Миссис Шейп, - услышав голос Глэн, она оторвалась от занятия и отыскала взглядом блондинку. Хэнкс зловеще ей подмигнула и снова обратилась к учительнице. - Можно мне и Джоан уйти с урока? - заметив вытянувшееся лицо миссис Шейп, она поспешно добавила. - Дело в том, что мы хотим зайти за фотоаппаратом, чтобы сделать ваш снимок! Вы же знаете, что у моего отца есть свой журнал? - Милена, сама не отметив того, кивнула. 'Дети моды' был самым популярным глянцевым журналом в Вэтхеме. И сама Хэнкс трезвонила об этом день и ночь.
  - Так вот, ему для обложки ноября нужна модель. А вы сегодня такая красивая! Уверена, вы просто созданы для этой роли! - Глэн замолчала и послала Милене воздушный поцелуй. 'Ишь, какая она сегодня любвеобильная! Интересно, чего Хэнкс такая довольная? И куда она собирается улизнуть с Джоан?' - задумалась Милена, зная, что всему классу, кроме самой миссис Шейп, понятно, что это просто хитрая уловка, чтобы уйти с уроков. А не настоящая подготовка к фотосессии.
  - Идите уже, подлизы, - смущённо пролепетала завуч. Но видя, что Джоан заупрямилась, нахмурилась. - Или вы передумали? - Хэнкс покачала головой и что-то прошипела подруге на ухо, отчего та побледнела и ссутулилась.
  - Но, Глэн... Пожалуйста, не надо... Говорю тебе, это плохая затея! - пропищала Джоан. Но Хэнкс лишь потрясла её за плечи и практически пинками выпроводила за дверь. Но даже оттуда ещё долго слышались спор и плаксивые уговоры, которые вскоре сменились удаляющимися шагами. Всё ясно, Глэн опять одержала верх над податливой подругой. Милена равнодушно пожала плечами. Но тут заметила кровожадный оскал миссис Шейп и вся похолодела. Каждый их урок проходил, как военное действие. Правила поединков были довольно просты. Если завуч вызывала её к доске, то выигрывала она. А если Милена успевала оправдаться и надерзить, то победа стояла за ней. Носудя по решительному виду женщины, в этой битве у неё нет шансов. Что поделаешь - теряет сноровку!
  - Мисс Каролл, продемонстрируйте-ка нам свои знания в области химии! Вас так долго не было! Вы просто не представляете, как сильно я успела соскучиться! Но не бойтесь! Сейчас я докажу вам всю бездну своей любви! - прочирикала миссис Шейп, сияя ярче собственной косметики. И она доказала. Весь урок Милена простояла у доски. Если сначала она хоть как-то справлялась, то после пятнадцатого уравнения её мозг сдался. Помахав белым флагом в знак поражения, он скрылся в неизвестном направлении. И, наконец, когда девушка уже готова была накинуться на завуча с мелом, миссис Шейп лёгким взмахом руки указала ей на место. Сначала Милена растерялась, потому что ей показалось, что вместо женщины в кресле сидит огромная, странно одетая 'таблица Менделеева'. Но потом потрясла головой и видение исчезло. Вот, что значит перезаниматься!
  - Ну, что ж, мисс Каролл, за ваши глубочайшие познания в химии, я поставлю вам... кол. Признаюсь, я была приятно удивлена тем, что вы даже знаете, как пишутся химические элементы! Я бы поставила вам более низкую оценку... Но боюсь, таковой просто не существует! - миссис Шейп обижено надула губы, делая вид, будто расстроена происходящим. Но Милена была уверена, что будь воля учительницы, она бы сейчас от счастья станцевала голышом на столе. Да, в этот раз она не просто выиграла бой! А буквально подорвала своего противника на месте!
  - Подождите, вы хотите сказать, что я весь урок простояла у доски, чтобы получить... ЕДИНИЦУ? - закричала Милена, не желая так просто сдаваться.
  - Мисс Каролл, не нервничайте! У меня есть для вас и хорошая новость. Следующий урок буду также вести я, потому что мистер Уистер заболел.
  Так что у вас ещё будет чудесный шанс исправить оценку! Или наоборот, заработать новый кол, чтобы предыдущему не было так одиноко! - сообщила миссис Шейп, с улыбкой наблюдая, как с лица Милены сползает румянец. К счастью для завуча, в этот миг раздался звонок. Милена, еле сдерживаясь, чтоб не задушить завуча её же париком, вылетела из класса.
  Тем временем, вернулись Глэн и Джоан. Милена даже не взглянула в их сторону. Она боялась, что ещё одна перепалка может привести к тому, что её отвратительное настроение сорвётся с цепи. Лиза даже не попыталась заговорить с ней или сделать робкую попытку извиниться. Вместо этого всю перемену напролет щебетала с другими одноклассницами. Так что, когда прозвенел звонок на урок, Милена чуть не полезла от разочарования на стену. Этот день принёс ей сплошные неприятности. Необычное видение с бабушкой, ссору с подругой, кол по химии... А ещё этот клятый насморк постоянно давал о себе знать, подбадривая её хлюпаньем в носу!
  - Ну, вот, мой кошмар наяву продолжается! - проворчала Милена. Но всё же заставила себя приосаниться и войти в кабинет химии с самым беззаботным видом. Глэн и несколько одноклассников одновременно засмеялись. А Джоан наоборот припала к стене и тихо заплакала.
  - А-ну, быстро расселись по местам! - рявкнула миссис Шейп, игнорируя смех и оживлённую болтовню в классе. - Так что, мисс Хэнкс, вы принесли фотоаппарат? Признаюсь, меня уже много раз до этого снимали на обложки журналов. Но я всё равно немного смущаюсь перед камерой! А может, мне стоит попозировать со своим котом Аллигатором вторым? Он у меня такой фотогеничный! - Милена фыркнула, вспомнив огромного, похожего на тюленя, кота и с сомнением покачала головой. Нет, в объектив одной камеры миссис Шейп и её любимец вдвоём не поместятся! 'Интересно, как Глэн выкрутится? Не собирается же она снимать завуча на обложку глянцевого журнала на самом деле! Хотя чего? Её фото будет даже очень мило смотреться, если ниже него добавить надпись: Все виды диет в одном номере! Р.S: Этой женщине уже ничего не поможет! Не допустите, чтобы с вами случилось то же самое!' - от этих мыслей Милена немного повеселела и перестала реагировать на ехидные смешки шайки Глэн.
  - Нет, миссис Шейп, я не принесла фотоаппарат. Я звонила отцу, но он сказал, что для пробной съёмки вам необходимо придти в его студию, - спокойно отрапортовала Хэнкс. Но Милена её не слушала. Ей показалось, что в кабинете вдруг запахло тухлятиной. Она огляделась, пытаясь найти источник этой вони. Но наткнулась лишь на новую порцию хохота Глэн и её компании.
  - Красивая сумка, Каролл. Где купила? - громко, чтобы все одноклассники слышали, спросила Хэнкс. Миссис Шейп, которая в эту минуту писала на доске, с изумлением замерла. Милена же, догадываясь, что сейчас увидит, принялась торопливо рыться в сумке. Весь класс затих в ожидании. Среди учебников и тетрадей она обнаружила скомканную записку и странный серый комочек. Именно от него исходил такой 'божественный аромат', что ей пришлось задержать дыхание, чтобы не вырвать прямо на парту. Вытащив эту вонючку наружу, Милена ничуть не удивилась. Вот и состоялась её первая встреча с бывшим питомцем Джоан. Большой мёртвой крысой, покрытой редкой линялой шерстью.
  - Сэр Генри! - вскричала Джоан и, всхлипывая, выбежала из кабинета. Милена брезгливо отбросила крысу на пол и достала из сумки записку. 'Отстань от Кристиана или пожалеешь!' - гласило послание. И хотя листик был подписан 'тайным доброжелателем ', Милена знала, кто это сделал на самом деле. Она искоса взглянула на Глэн. Та буквально рыдала от смеха. Полкласса тоже хохотало. Исключение составляли лишь те, кто находился на стороне Милены, растерянная Лиза и испуганная миссис Шейп. Завуч с такой опаской косилась на мёртвого грызуна, словно он в любую минуту мог ожить и с криком 'Розыгрыш!' вытащить из-за пазухи пистолет, после чего взять класс в заложники и потребовать у полиции выкуп.
  - Что, Каролл, зверюшек не любишь? - поддразнила Глэн, утирая со щёк невидимые слёзы смеха. Милена ничего ей не ответила. Она так резко встала из-за парты, что случайно опрокинула стул. От злости у неё перед глазами запрыгали разноцветные пятна. К голове прилила горячая кровь. Руки сжались в кулаки. Она была унижена. Опозорена. Разъярена. По телу пронесся мощный разряд тока. Кончики пальцев похолодели и запекли как обожженные. Кровь вскипела, точно вода в кастрюле... Милена сама не заметила, как очутилась возле Глэн. Ей показалось, что какая-то неведомая сила направляет её. Хочет завладеть мыслями и телом. Но всё время натыкается на невидимый барьёр в голове. Милена напряглась, пытаясь преодолеть стену и позволить силе проникнуть в сознание. Но преграда была прочной. От усилия её зрачки расширились, поглотив весь янтарь. А из горла вырвался хриплый, искромсанный болью крик. Барьер сломался, и пьянящая мощь ворвалась в её тело. Глаза Милены закатились и показались белки с красной сетью лопнувших сосудов. Она выставила левую ладонь вперёд. В этот момент в комнату вломился дикий вихрь. Он как зверь, почуявший запах крови, стал медленно подкрадываться к Глэн. При этом переворачивая на пути парты и превращая стулья в щепки.
  - КАРОЛЛ, ОСТАНОВИСЬ! ТЫ В СВОЁМ УМЕ?! ЭТО БЫЛА ПРОСТО НЕУДАЧНАЯ ШУТКА! - проверещала Хэнкс, когда ветер поднял её в воздух. Он отбросил её на пару метров и ударил о стену.
  - ШУТКА, ГОВОРИШЬ?! А МНЕ НЕ НРАВИТСЯ ТВОЁ ЧУВСТВО ЮМОРА! - ярость переливалась в голосе Милены, как перетекает кипящая жидкость через края переполненной чаши. Внутренний голос шептал ей, что нужно остановиться, пока не поздно. Но она подавила его и перевела взгляд на Глэн. Хэнкс последний раз взвизгнула и, обмякнув, потеряла сознание. Это вернуло Милену к реальности. Она ахнула, ощутив, что её руки онемели от холода. Девушка опустила взгляд и громко выругалась. Её пальцы оплетали узоры инея! А тыльные стороны ладоней были покрыты тончайшей, почти неосязаемой корочкой льда. Шатаясь, Милена кое-как добрела до своей парты и обессилено рухнула. Вокруг раздавались крики, голоса, споры и плач. Но она не обращала на них внимания. Ветер нежно потрепал её выбившиеся из каре медные пряди и вылетел обратно в окно.
  Кабинет химии начал постепенно расплываться перед глазами. Милена, изнурённая попытками держать веки поднятыми, устало зажмурилась. Ей показалось, что сейчас над ней склонился Кристиан Воган и шепчет своим прохладным бархатным голосом:
  - Не имеет значения, что ты будешь делать, когда твои магические способности выйдут из-под контроля. Имеет значение лишь, скольким людям ты успеешь навредить до того, как снова придёшь в себя.
  
   * * *
  Милена очнулась, услышав громкие голоса возле себя. Она лежала под стволом огромного дерева. Прямо у самых его корней, а рядом с ней валялись мёртвая крыса сэр Генри и её школьная сумка. 'Прямо как каштан возле моего дома!' - вяло подумала Милена. Но тут улыбка сошла с её лица. Оглядевшись, она поняла, что это и есть горбатый ствол каштана.
  - Ну, и как ты мог допустить это, Воган?! А если бы с ней что-то случилось? Если бы её фейры закончились раньше, чем ты пришёл? Она бы у-м-е-р-л-а! - раздался рядом прокуренный, чуть хрипловатый женский голос. Милена отползла на локтях от крысы и прислонилась к стволу, чтобы было удобнее подглядывать. Недалеко от неё стояли Кристиан и высокая женщина с пышной гривой волнистых чёрных волос. Аш Вильтон.
  - Я ей не нянька! - вскипел Воган и раздражённо ударил кулаком по дереву.
  - Конечно, нет, Крис, - спокойно согласилась Аш. А Милена в который раз изумилась, как Вильтон может мастерски управлять голосом. Вначале разговора он звучал строго и жёстко, будто покрытый проволокой. Но сейчас был мягким и гибким, точно слепленным из тягучей глины.
  - Нет, Воган, ты не можешь быть нянькой, так как сам ещё отчаянно в ней нуждаешься! - добавила Аш. Видя, как изменилось лицо Кристиана, она рассмеялась. Он пнул ногой соседний куст и уже снова замахнулся кулаком на ствол. Но быстро совладал с собой, и гнев сменился на лице привычным хладнокровием. Только глаза стали ещё больше походить на звериные. Бледно-голубого цвета, с синим ободком вокруг - они напоминали заледеневшие озера, окружённые тёмными скалами.
  - Продолжай шутить, Аш. Только знай: не так-то просто было привести в чувство эту Хэнкс! А затем ещё успокаивать полшколы свидетелей! - голос Кристиана шипел, как выпускаемый пар. Поэтому, когда Милена его услышала, то передумала выходить из своего убежища.
  - Воган, прекрати вопить на всю Англию, как баба, опоздавшая на распродажу! Пойми, у неё сейчас трудный период в жизни! А тут ещё Совет Теней свалился, как жёлтый снег на голову! Альпин сегодня говорил с ними. Они пообещали дать ответ к концу дня. Так что думаю, конверт уже у него. Только вот какой конверт - белый или чёрный? - задумчиво прошептала Аш и отбросила крупное кольцо волос со лба. Сегодня она была одета в короткую кожаную куртку и обтягивающие штаны, заправленные в низкие сапоги на плоской подошве. Но вид у Аш Вильтон был слегка встревоженный. Казалось, за её таинственной полуулыбкой на самом деле скрывается плохо сдерживаемое беспокойство.
  - Чую, Воган, нам будет карачун, - заявила она и поднесла ко рту горящую сигарету. - Что-то подсказывает мне, что они всё-таки созовут Совет Теней.
  - Но почему? Что им нужно от Милены Каролл? - спросил Кристиан. Милена впервые за всё время их знакомства расслышала в его голосе нотки нетерпения. Прижавшись щекой к шероховатой коре дерева, она затаила дыхание, опасаясь издать лишний звук, способный выдать её присутствие.
  - Им нужно это... Ты сам понимаешь, что я имею в виду М... - Вильтон резко замолкла. Её ноздри затрепетали, словно подувший ветерок принёс необычный запах. Милена невольно задрожала, когда женщина внезапно развернулась и в упор посмотрела на неё. С опозданием осознав, что её обнаружили, она отползла обратно к сумке.
  - И кто это у нас? - поинтересовалась Аш и кокетливо изогнула бровь. Она обошла ствол каштана и заворожено уставилась на мёртвую крысу.
  - Вообще-то крыса, - ответила Милена и невольно подумала, что это самый глупый вопрос, который ей когда-либо задавали. Хотя сказав это, она сразу поняла, какую глупость сморозила. Судя по весёлому виду Вильтон, она имела в виду её, а не трагически погибшего питомца Джоан.
  - Ну, не нужно быть столь самокритичной, - шутливо отозвалась Аш. Следом за ней вышел Кристиан. Милена почувствовала на себе его взгляд и смущённо отвернулась. В последнее время её даже от одного звучания голоса Вогана бросало в жар. И потом она весь день ходила пунцовой как свёкла.
  - Как я здесь оказалась? Что случилось после того, как я... отключилась? -
  осведомилась Милена, глядя на парня сквозь полуопущенные ресницы.
  - Твоя сила вышла из-под контроля. Ты истратила почти все свои фейры, -
  Милена хотела спросить, что такое 'фейры', но Аш приложила палец к губам, останавливая её. - Вижу, с нашей последней встречи ты нисколько не изменилась. Всё так же любопытна. Тебя сюда доставил Кристиан. Он же разобрался с Глэн Хэнкс. Теперь ты можешь спокойно ходить в школу, но
  на твоём месте, я бы не привлекала к себе особого внимания.
  - Но как ему это удалось? Крис, что ты сделал? - Милена прожгла Вогана вопросительным взглядом, ожидая, что он сейчас разорвёт на себе одежду и окажется в красно-синем трико, как у супермена. Но Кристиан лишь безразлично пожал плечами, словно это ничего не значило.
  - Не думай об этом, наследница. Что было, то прошло. Воган тебе всё ночью объяснит. На тренировке, - Аш продолжила говорить. Но Милена пропустила её слова мимо ушей, думая о тренировке на Биг Бене. Эта встреча могла послужить хорошей возможностью сблизиться с новеньким и извиниться за случай с Глэн. И хотя Милена сожалела, что расквиталась с Хэнкс именно таким способом, сильных угрызений совести она не испытывала. Оставалось лишь надеяться, что Кристиан не знает истинной причины их ссоры.
  - Только не посылай мне снова пенного змея, пожалуйста! Если хочешь сообщить о тренировке, воспользуйся телефоном. В прошлый раз эта чёртова рептилия чуть не задушил меня в собственной ванне! - попросила Милена, вспомнив, каким оригинальным способом Воган оповестил её о тренировке. Аш и Кристиан мрачно переглянулись, словно её слова стали для них неожиданностью. Глядя на их молчаливый диалог, Милена с трудом удержалась, чтобы не дать себе подзатыльник. Видно она сказала это настолько не в тему, что никто даже не понял, о чём идёт речь.
  - Ну, я о том пенном змее, помнишь? - робко переспросила Милена.
  - Увидимся на тренировке, Ми, - с этими словами Кристиан быстрым шагом направился прочь со двора, сверкая по пути голыми кусочками спины, которые выглядывали из-под короткой спортивной кофты.
  - Не обращай внимания, у него нежный возраст в одном месте разыгрался, - устало вздохнув, пояснила Аш на немой вопрос в глазах Милены. - А теперь, наследница, давай займёмся делом. Ведь как говорят в Германии: Wir haben viele zu tun! Так что слушай меня внимательно: сделай пару шагов назад и подбери свою сумку, - велела Вильтон уже обычным властным тоном, - Милена покорно отошла и повесила школьную сумку на плечо. Брезгливо сморщившись, она взяла мёртвую крысу за хвост и отбросила в сторону. Тем временем, Аш приблизилась к каштану и присела возле него на корточки. Нижняя часть ствола была сильно ободранной и покрыта длинными царапинами. Так что только над самыми корнями виднелся тонкий слой целой не покалеченной коры.
  - Что ты собираешься делать, Аш? - забыв про осторожность, Милена опустилась рядом с Вильтон. Но женщина не ответила. Она продолжала зачаровано глядеть на корни дерева. Милена проследила за её взглядом и чуть не прикусила себе язык. На корнях старого каштана были вырезаны те же символы, что и у Кристиана Вогана на ключице!
  - Что ты делаешь? - прошептала Милена, когда Аш осторожно постучала кулаком по корням дерева. Приготовившись к чему-то невероятному, она зажмурилась. Но когда ничего не произошло, разочаровано разлепила ресницы. Вильтон занесла руку для нового удара, как внутри дерева вдруг послышались шаги. Кто-то шёл к ним. Шёл из каштана! Но кто это мог быть? Белка-мутант? Птичка-переросток, свившая гнездо внутри ствола?
  - КТО ПОСМЕЛ ПОТРЕВОЖИТЬ ДРЕВНЕГО ДУХА ЗЕМЛИ?!
  - раздался из дерева боли знакомый глубокий бас. Милена непроизвольно вздрогнула. Она узнала этот грозный строгий голос. Он принадлежал невидимке - тому самому существу, которое подкараулило её у подъезда. Милена так отвлеклась на размышления, что не заметила, как на стволе дерева появилась тонкая, словно нарисованная линия. Она медленно превратилась в арку.
  - Дверь! - догадалась Милена. Дверной ручкой оказалась разломанная надвое ветка, которая болталась из стороны в сторону, будто призывая войти.
  - Только после вас, - Аш захохотала и отступила, пропуская Милену вперёд. Девушка на миг замешкалась. А затем дёрнула на себя ветку так, точно это обычная дверная ручка. Дверца, скрипя, отворилась. И под бешеный хохот Вильтон, Милена сделала первый неуверенный шаг внутрь.
  
   * * *
  Внутри каштан оказался сырым и кое-где даже прогнившим. А все его стены были покрыты мхом и грибами подозрительной серой окраски. Вокруг царила такая тьма, что Милене приходилось идти на ощупь. Единственное, что она чётко видела - это натоптанную травяную дорожку, по которой они с Аш шли. Дорогу тускло освещали стеклянные шары, внутри которых горели крошечные свечки. К счастью, эти фонарики были вмонтированы через каждые полметра, не давая сбиться с пути.
  - А сейчас, наследница, советую тебе снять обувь. На обратном пути снова её наденешь. Но предупреждаю: если пойдешь в ней дальше, то обязательно застрянешь в земле. Проверено на личном опыте, - посоветовала со идущая позади Аш. Милена решила довериться Вильтон и сняла с себя туфли. Хотя идти босиком было несколько непривычно и неловко.
  - А к кому мы идём? - поинтересовалась она, когда они прошли в тишине ещё с минуту. Ей приходилось идти на носочках, чтобы подолгу не застревать во влажной рыхлой почве, которая так и хотела поглотить её ноги.
  - К Альпину, - ответила Аш. Но поскольку это имя ни о чём Милене не сказало, она с унынием пошлепала дальше. Ей до сих пор не верилось, что она находится внутри каштана. Конечно, он выглядел настоящим гигантом... Но не до такой же степени, чтобы в нём могли вмещаться люди!
  - Проклятый туннель! Вот летун моего огня, дыхание ручья! Он ещё долго будет длиться?! - тихо выругалась Аш, когда впереди показался новый поворот. - Если кто-то вяжет, скучая долгими вечерами, то Альпин в это время выкапывает такие туннели! - Вильтон последний раз разразилась проклятиями. Весь оставшийся путь они провели в молчании. Наконец, дорога впереди начала сужаться. Но вместо неё появилась каменная, обросшая плесенью и паутиной плюща, лестница.
  - Лестница? В дереве? Но как? - Милена застыла как вкопанная.
  - Помни, наследница, в нашем мире внешность часто бывает обманчивой. То, что издали может показаться бабочкой, вблизи окажется птеродактилем, - отозвалась Аш и аккуратно положила ногу на первую ступень. Милена последовала её примеру - только поставила сразу две ноги. По ступени тут же поползла мелкая трещина. Смекнув, что на каждую ступеньку можно ставить лишь по одной ноге, она стала боком спускаться по лестнице.
  За то время, пока они шли, Аш ещё несколько раз ругнулась, сетуя, что эти ступени созданы для карликов. А Милена взяла себе на заметку много новых крепких слов.
  Когда лестница закончилась, они с Вильтон очутились в узкой комнате, где все стены были обвиты необычными салатовыми листьями. Девушка с любопытством осмотрелась. На полу валялась куча разбитых глиняных горшков. По углам лежала комковатая почва, откуда росли тонкие стебельки с неестественно яркими лиловыми цветками.
  - Где мы? И где этот Альпин? - Милена взглянула на большой обеденный стол в центре комнаты и его клётчатую клеёнку. Если бы не странные цветы и чересчур низкий потолок, это помещение можно было принять за простую кухню. К стенам был прислонён высокий кухонный шкаф и стеклянный сундук, служивший, по-видимому, холодильником. Через его стекло было видно блестящие кубики льда, которые хранились на самом дне, а сверху них лежали продукты. Какие-то пучки зелени, головка сыра, несколько яиц и три пышных помидора. Оставшееся пространство в кухне занимали полки и шкафчики, из которых торчали плохо вбитые гвозди. Милена, беспомощно хлопая ресницами, перевела взгляд на Аш. Но на её месте обнаружила маленького, с метр ростом человечка.
  - Ты искала Альпина? Ну, так вот он - стоит перед тобой! - свет фонариков, расставленных по краям комнаты, осветил круглое лицо Альпина. Первое, что привлекло внимание Милены, были его шикарная каштановая борода и глаза. Размером с пуговку, они казались невероятно живыми и лукавыми. Словно насквозь пропитанные весельем и хитростью.
  - Да ты... ГНОМ! - заключила Милена, обведя его фигурку потрясённым взглядом. Альпин фыркнул и раздражённо хлопнул себя по лбу.
  - Я, в принципе, сторонник прямолинейности, но не до такой же степени! На самом деле, мой народ называют древними духами земли! Хотя я рад, что ты меня вообще опознала! Представляешь, когда я в прошлый раз показался на глаза человеку, он назвал меня огромным лысым бурундуком! А после этого пообещал, что бросит пить пиво в таком количестве и убежал! - пробурчал гном, подойдя к обеденному столу. Милене пришлось поспешно накрыть рот ладоней, чтобы не рассмеяться.
  - Как ты поняла, Ми, это и есть Альпин, - раздался голос Аш за её спиной. Милена обернулась и увидела Вильтон, которая забавлялась игрой с зажигалкой, подбрасывая её вверх и снова ловя. Альпин недовольно хмыкнул и вскарабкался на пуфик. Милена снова оглядела гнома и только сейчас
  заметила его забавную одежду. Просторные махровые штанишки сползали вниз при первой возможности. Плотный, сотканный из грубой материи жилет подчёркивал его пивное брюшко. А висящяя мешком рубашка говорила о небрежности своего владельца.
  Глядя на его наряд, Милена недоверчиво прищурилась. Ей до сих пор не верилось, что Альпин и есть тот самый невидимка, чей грозный бас так часто преследовал её во снах. Как может такой голос принадлежать столь крохотному и с виду безобидному созданию? Именно это гремучее сочетание в гноме и пугало её.
  Аш встала и положила зажигалку в карман. Выражение лица у неё кардинально изменилось. Улыбка слетела со рта, как пыль со статуи.
  Чёрные брови превратились в суровую дугу. Губы плотно сжались.
  - Так они передали тебе конверт или нет? - Вильтон поднесла сигарету к губам. Её конец, как обычно, зажёгся сам, алой точкой мерцая в полутьме.
  - А как же! Я сейчас принесу, - гном спрыгнул с пуфика и, смешно звеня колокольчиками на остроконечных туфлях, скрылся в неизвестном направлении. 'Видно там есть ещё одна комната!' - смекнула Милена. Альпин не заставил себя долго ждать. Спустя мгновенье, тяжёло дыша и прихрамывая, он поплёлся к Аш. Привстав на носочки, он прошептал ей что-то на ухо и протянул мятую бумагу. Это был чёрный конверт. Милене даже показалось, что среди бормотания гнома она расслышала своё имя. Но, возможно, ей только послышалось. Вильтон спрятала конверт под ворот куртки и нахмурилась, отчего на её лице кое-где проступили морщинки.
  - Мне пора, - бросила Аш и махнула рукой на прощанье, - Альпин, у тебя осталось мало времени. Так что поторопись, если хочешь ответить на стадо её вопросов, - она выпустила изо рта длинную струю сигаретного дыма. Внезапно её фигуру окутал туман. Милена протёрла глаза. Теперь Вильтон находилась в центре пламени, которое жадно лизало её тело. С каждой секундой огонь становился всё ярче, пока вконец не ослепил Милену. Последнее, что она увидела - была корона волос Аш, охваченная пламенем. Когда огонь исчез, Аш уже не было. В комнате остались только она и гном.
  - Телепортация огненных ведьм - зрелище не для слабонервных, - прокомментировал Альпин и заговорщицки ей подмигнул. - Ты не стесняйся - присаживайся, - нетерпеливо просипел он и указал на соседний пуфик возле стола. Гном увидел её смятение и продолжил:
  - Пойми, Ми, ты должна привыкнуть к таким существам, как я. На Утёсе Дракона ты повстречаешь и не таких красавцев. И ещё... - последнее слово Альпин произнёс таким тоном, будто собирался открыть страшный секрет.
  - Я хочу тебе намекнуть, что сегодня старина Альп не в лучшей форме... Видишь гадкие морщинки и синяки под глазами? Это всё дело рук проклятой бессонницы! Я уже не высыпаюсь вот как шестьдесят лет! - гном так громко засмеялся, что его эхо разлетелось по всему дереву и вернулось бумерангом в комнату. А Милена воспользовалась моментом и уселась.
  - Ну, что ж, наследница, задавай вопросы, которые тебя так интересуют. Только заранее предупреждаю: про погоду не спрашивай! Я ещё не смотрел утренний прогноз! - шутливо пропыхтел Альпин. Милена, чья голова готова расколоться как орех от табуна мыслей, серьёзно задумалась. Наконец, она
  выбрала вопрос, который терзал её больше всего:
  - Кто и почему напал на меня в прошлом месяце? Тогда, в парадном на лестнице? - лицо гнома окаменело. Видно он не ожидал такого вопроса. А Милена наоборот - думала о нём днём и ночью, вспоминая размазанный силуэт в балахоне. И этот сиплый, словно сотканный из скомканных старых газет, голос. Кто этот незнакомец и почему пытался её задушить? И как, в конце концов, он умудрялся дышать, видеть и слышать под капюшоном и столькими слоями ткани на лице?
  Поскольку Альпин не отвечал, Милена решила развить свою мысль:
  - Нападавший был очень странно одет. Всё его тело, кроме ключицы, было спрятано под просторным балахоном. А лицо - под шалями. Так что я не смогла понять, кем он являлся. Мужчиной или женщиной, - при этих словах она, как бы защищаясь, соединила ладони и переплела пальцы. Будто отгородилась от воспоминания забором. Милена рассказала Альпину о том, как подобрала шали и как они таинственным образом исчезли из-под её кровати. Выслушав эту историю, гном несколько минут молчал. Тщательно обдумывал её слова. Когда он, наконец, ответил, его голос слегка дрожал:
  - Я могу сказать лишь одно. Чёрные шали носят только ведьмы и ведьмаки с пустыря. Они специально прячут тела в балахонах. Обматывают лица шалями и изменяют голоса с помощью магии... И всё для того, чтобы их никто не узнал. Но те шали, что ты подобрала с лестницы, не были простым тряпьём. Напавший на тебя оказался мощным ведьмаком. Он использовал древнюю чёрную магию. Порча, которую незнакомец наслал на твою руку, называется 'Метка смерти'. Если тебя пометили, можешь заранее заказывать гроб. Так как смерть придёт через несколько часов - максимум, через день. Слава Богу, Аш и Кристиан вовремя появились! А иначе ты бы... - гном состроил весёлую рожицу, закатив глаза и высунув изо рта язык. - А ты, вдобавок ко всему, ещё сама усилила магию ведьмака! Когда притащила шали домой! Ведь в них заключалась частичка их хозяина, понимаешь? Понятное дело, что все шали спустя пару дней исчезли. Только не могу сказать, как именно. Их мог забрать хозяин. Или они ощутили его присутствие рядом и сами полетели к нему в руки. Запомни, наследница: всё чужое рано или поздно возвращается к истинному владельцу, - Милена хотела оправдаться, но передумала. Ей вдруг стало безумно стыдно за свой поступок. Ещё с раннего детства Лора приучала её не подбирать чужие вещи. Даже лежащие на земле монетки. Оказывается, не зря! Милена облизала пересохшие от волнения губы.
  - А кто такие Ищейки? - неуверенно спросила она. Милена ещё сама толком не знала, почему задала именно этот вопрос. Просто образ существа с бараньими рогами до сих пор стоял перед глазами. А чувство страха... Она ещё никогда так сильно не боялась, как в ту минуту, когда впервые увидела это тощее уродливое создание.
  Альпин буквально подскочил на месте. Гном уставился на Милену так, будто она только что призналась ему, что любит носить трусы поверх юбки.
  - Откуда ты знаешь об этих тварях? - уточнил он. Его глаза тревожно заблестели из-под лохматых, похожих на толстых гусениц, бровей. Милена нарочито беспечно передёрнула плечами. Ей не хотелось вспоминать о том, как она побывала в теле сумасшедшей старухи.
  - Подожди, я сейчас тебе кое-что принесу, - Альпин ринулся в соседнюю комнату. Но даже оттуда Милена слышала его пыхтение и шаркающие шаги. Решив воспользоваться случаем, она ещё раз осмотрелась. Её внимание привлёк дальний конец кухни. Там виднелся столик на львиных лапах, на котором вдруг что-то сверкнуло. Милена беззвучно проскользнула в ту часть комнаты. Схватив блеснувшую вещь, она вышла на свет. Ею оказался массивный золотой перстень с крупным зелёным камнём посередине. Не сумев побороть любопытство, Милена надела колечко на палец. Любуясь игрой изумрудных бликов, она не заметила, как вошёл Альпин.
  - Вижу, ты уже нашла перстень-невидимку, - заметил он, подойдя к ней.
  - Извини, просто мне стало интересно и я...
  - О, я тебя прекрасно понимаю, ведь гномы тоже страшно любопытные создания! И к тому же, точно сороки любят всякие побрякушки! - перебил её Альпин, ухмыляясь во все тридцать два зуба. Милена кивнула и протянула перстень обратно.
  - Кстати, я хотел перед тобой извиниться. Аш рассказала мне, что я напугал тебя, когда был невидимкой... Прости, это вышло случайно! Просто я не хотел, чтоб меня видели другие люди, - пробурчал гном и виновато потупил взгляд, - А ведь я становился невидимым именно благодаря этому перстню! Вот, смотри! - Альпин засучил рукав и с трудом натянул кольцо на пухлый мизинец. Как только перстень коснулся его кожи, мужчина исчез. Снова стал невидимым. И только звучавший голос доказывал, что гном ещё здесь:
  - Плюс этого колечка заключается в том, что он делает меня невидимым. В то время как сам я вижу всё вокруг! Но существует маленькая неурядица. Несмотря на магию перстня, животные всё равно меня видят и начинают истошно выть. То же самое произошло в тот вечер, когда ты столкнулась с болонкой Поунстера у подъезда, - сообщил Альпин. У Милены по спине пролетела стая пищащих мурашек. Хотя она знала, что перед ней находится гном, но стоя одной посреди комнаты, ей казалось, что это говорит пустота. Наконец, карлик стал возвращаться к своему первоначальному виду. Первой в воздухе возникла его густая борода, а затем уже остальные части тела.
  - О, и пока я не подвергнулся новой атаке старческого склероза... Это тебе, почитаешь на досуге, - Альпин протянул Милене книгу в твёрдом кожаном переплёте, которую вынес из соседней комнаты. - Когда захочешь её вернуть, сделай, как Аш. Постучи по корням дерева. А если я начну нести чушь о духе земли, то не обращай внимания и продолжай стучать. Тогда я открою. Должен же я понять, что ты не соседняя собачка, которая грезит пометить дерево! Ох, как я устал от этих желающих задрать свои лапки! - он погрозил кулаком и ухмыльнулся. Но его улыбка мигом утонула в бороде и осталась незамеченной.
  - Теперь моя очередь задавать вопросы. Что тебе сказал ведьмак с пустыря до того, как напал? - эти слова Альпин произнес едва слышным шёпотом. Но в комнате было так тихо, что Милена без труда различила их. Его глаза, похожие на переливающиеся бусинки, в миг стали серьёзными. Словно вопрос погасил в них все искорки озорства.
  - Незнакомец требовал у меня какую-то вещь. Кричал, чтобы я вернула ему это, - Милене даже не пришлось напрягаться, чтобы вспомнить, о чём говорил ведьмак. Его слова, будто впечатались ей в мозг.
  - И ты, конечно, не знаешь, что это за вещь? - Альпин снова перешёл на шёпот. Милена покачала головой, хотя невольно подумала о подслушанном разговоре Аш и Кристиана. Интересно, они говорили о той самой вещи, которую имел в виду ведьмак с пустыря?
  - Ну, что ж, Милена Каролл, был рад знакомству с тобой, - прокряхтел гном. Ей пришлось сильно наклониться, чтобы пожать протянутую им руку. Она заглянула ему в глаза. Но увидев, что они снова превратились в воронки веселья, с недоумёнием отвернулась. Милена уже хотела двинуться к лестнице, как мужчина вновь схватил её за руку и слегка сжал.
  - Береги себя, - сказал он и с довольным вздохом плюхнулся на пуфик. Милена проигнорировала его слова. В её голове крутилась только одна мысль. Ей сейчас нужно подниматься обратно! По этим хрупким ступеням и беспросветному туннелю!
  Она боязливо покосилась на каменную лестницу. И тут ей в голову пришла ещё более жуткая мысль. Ей придется сделать это босиком.
  
   * * *
  Милена сидела на подоконнике и смотрела на закат. Облака, раскрашенные по бокам чёрным контуром, плавно плыли по небу и оставляли за собой смазанные белые полосы. А яркое солнце отражалось красноватым свечением во всех окнах домов.
  Милена сладко потянулась и перевела взгляд на каштан. Подумать только, а ведь каких-то полчаса назад она сама находилась в этом дереве! Вспомнив о своём небольшом приключении, она спрыгнула с подоконника и подошла к постели. Там валялось сразу несколько вещей! Школьная сумка, книга Альпина и мёртвая крыса, аккуратно завёрнутая в бумажный пакет. Как ни странно, Милена не смогла её выбросить. Ей казалось правильным, если она подберёт крысу и отнесёт обратно Джоан. Несмотря на то, что шатенка являлась лучшей подругой Глэн Хэнкс, она любила питомца и действительно переживала о его утрате.
  Решив убрать сэра Генри с кровати, Милена переложила пакет с ним на подоконник. Может, хотя бы там он перестанет издавать столь 'терпкий аромат'? Сегодня ей повезло, и родителей ещё не было дома. Вэнс, как обычно, пропадал на работе. А Лора наверняка ушла в магазин, чтобы подкупить продуктов. Так что Милена решила воспользоваться случаем и пролистать книгу Альпина. Она плюхнулась на кровать. На обложке книги красовался красный дракон с распахнутой пастью и глазами в виде двух камней гранатов. Ящер был настолько правдоподобным, что Милена невольно восхитилась его мускулистым поджарым телом, мощными лапами и переливом чешуи. Перестав, как зачарованная, глядеть на обложку, она открыла книгу. Рукопись оказалась очень толстой, с пожелтевшими и обугленными по краям страницами.
  - Магия, - прочитала Милена выведенное шипастым почерком заглавие.
  Ниже следовали необычные крючковатые символы, перевёрнутые фигуры и угловатые рисунки, какие можно увидеть только в старых манускриптах. Милена так залюбовалась неровными рядами рун, что не сразу заметила, как стала перелистывать книгу. На каждой новой странице были изображены диковинные создания. То лошади с туловищем и хвостом, как у рыбы. То бледные женщины с огромными птичьими крыльями. То тощий зверь с длинными когтистыми лапами... Узнав на последнем рисунке Ищейку, её рука остановилась. Пристально оглядев тварь, Милена немного смутилась. Ищейка замерла в очень странной позе. Она выгнула спину и пригнула морду к земле, будто присела в поклоне.
  Обнаружив, что некоторые строчки написаны на английском, Милена принялась с жадностью выискивать их среди путаных ветвей рун и читать:
  - Ищейки получили своё название от глагола ' искать'. Несмотря на то, что существа с самого рождения лишены зрения, они прекрасно приспособлены к охоте. С лёгкостью выполняют роль наёмников. Чаще всего Ищеек нанимают, когда необходимо найти кого-то за ближайшие сроки. Благодаря невероятно острым когтям, могут разорвать жертву всего за минуту. Или оставить на её теле столь глубокие порезы, что они со временем превратятся в шрамы. Но самой главной чертой этих созданий служит то, что они находят 'клиента' по страху. Чем сильнее жертва боится, тем быстрее Ищейки найдут её. Даже, если их разделяет громадное расстояние. Охотятся они маленькими группами. Но инстинкт защищать себе подобных напрочь отсутствует. Последние несколько лет основным нанимателем Ищеек является знаменитый колдун по имени Грифон, - Милена замолчала. В её голове всплыла картина скалящейся Ищейки. 'Я сильно испугалась, вот тварь и почувствовала меня через страх!' - осенила её догадка. Злясь на собственную трусость, она невольно задалась вопросом, что чудище делало в больнице, где лежит её бабушка. 'Неужели это было новое предупреждение? Или они просто искали меня? Но не нашли и решили воспользоваться Агнессой, как способом связи?' - несмотря на холодность их отношений, Милена всё равно испугалась за чокнутую старуху.
  Услышав чьи-то шаги по лестнице, Милена резко захлопнула книгу и еле успела спрятать её под одеяло. В комнату ввалилась Лора. Её волосы, всегда аккуратно завитые по концам и прилежно лежащие на плечах, сейчас были взлохмачены. Пушистый персиковый свитер чуть съехал, юбка помялась. Телесные колготы были разукрашены нитями стрелок...
  - Я только из больницы. Агнесса выпрыгнула из окна, - пролепетала Лора. Её ореховые, слегка покрасневшие глаза, снова затуманились слезами. Милена отвернулась, чувствуя, как начинают дрожать губы. У неё всегда была такая реакция, когда взгляд Лоры становился, точно у раненой лани.
  - Я как раз расплачивалась за продукты в супермаркете, когда позвонила медсестра. Она сообщила, что Агнесса нанесла себе несколько ножевых ранений, а затем выпрыгнула из закрытого окна! Она выжила и чудом избежала переломов! Но из её тела до сих пор вынимают осколки! Однако это ещё не всё - старуха продолжает буянить! Её даже пришлось связать, чтобы она не смогла никому навредить! Вся больница стоит на ушах! Агнесса угрожает докторам и всё время кричит...
  - Что кричит? - помимо воли вырвалось у Милены.
  - О них. Она предостерегает тебя о какой-то опасности. Говорит, что скоро ... - Лора зарыдала и спрятала лицо в ладонях, - Агнесса не оставляет мне другого выхода! Если так пойдёт дальше, мне придётся сдать её в психиатрическую клинику! Сдать... в психушку... родную мать! - Милена потрясла головой, будто слова матери огрели её сковородкой по голове.
  - Повтори, - попросила она, решив, что просто ослышалась. Милена ещё раз заглянула в окно. Красный закат окончился. И наступила голодная тьма.
  
  Глава девятая: Ночь без сна.
  Ночь быстро опустилась на землю, окутав её таинственным туманом мрака. Милена перевернулась на живот и стала вслушиваться в тихие, едва различимые звуки улицы. Где-то в парке засвистел ветер, заскрипели качели на детской площадке, проехала, гудя, машина... Собирая крупицы ночи воедино, Милена вспомнила знаменитое правило Вэтхема: наступила темнота - наступила тишина, независимо от того, легли все спать или нет. Этой ночью сон всё никак не приходил к ней, несмотря на то, что время уже давно шло к полночи. Но мысли о сегодняшнем дне и скорой тренировке обрушивались на Милену, подобно стакану холодной воды, не давая прикрыть глаза даже на минуту. Как они отправятся на Биг Бен? Что успеют сделать за одну ночь? Неужели её мать действительно сдаст Агнессу в сумасшедший дом?
  Вопросы в голове мелькали, как лотерейные шары в барабане и невозможно было определить, какой из них первый прорвётся наружу. Не выдержав, Милена отдалась на волю усталости и тут же унеслась в тёмные пучины сна. Ей снилось, что она находится в лесу, и кто-то гонится за ней. Девушка не знала от кого убегает, но чувствовала, что стоит ей остановиться, как её схватят. Обернувшись, Милена совершила ошибку: за ней следовали целые сотни Ищеек, которые так плотно заполнили собой лес, что казались жуками, облепившими палку. Твари явно получали удовольствие от погони: шипя и скалясь, они карабкались по стволам деревьев и с лёгкостью перепрыгивали преграды, попадавшиеся им на пути.
  - ВЕРНИ НАМ ЭТО! ВЕРНИ ТО, ЧТО ОНА УКРАЛА! - провизжало одно из существ и одним мощным прыжком сократило расстояние между ними. Ищейка царапнула Милену по щиколотке, но она не обратила на это внимания и продолжила бежать. Каждый вдох давался ей с трудом - раздувшиеся лёгкие не желали принимать даже крохотный глоток кислорода, а сердце так бешено стучало, словно огромный кулак бил изнутри по рёбрам.
  Милена вспомнила свою учительницу по физкультуре: тучную пожилую женщину с тонкой травой крашено-пурпурных волос на голове, и нервно захихикала. Покалывание в боку напомнило ей, как часто она пропускала её уроки из-за собственной лени. Что ж, сейчас наступил час раскаяния.
  Не заметив пень, Милена со всей силы налетела на него и завалилась на землю. Потирая ушибленные колени, она медленно поднялась: Ищейки окружили её со всех сторон - больше ей было некуда бежать. Одна из тварей вышла вперёд, и блики солнца заиграли на её дряхлой, похожей на растянутую ткань, серой коже. Существо почуяло страх Милены и так жадно втянуло воздух, что его узкие ноздри расширились и затрепетали.
  - Что вам от меня нужно?! Я даже не знаю, о какой вещи вы говорите, и кто её украл! - вскрикнула девушка, в отчаянии заламывая себе руки.
  - ВРЁШЬ! - прошелестела ближайшая к ней Ищейка и выгнула спину, готовясь к прыжку. - ТЫ ЗНАЕШЬ, КТО ЭТО УКРАЛ! И ЗНАЕШЬ, ГДЕ ОНО ХРАНИТСЯ: У НЕЁ В КОМНАТЕ, НА ШКАФУ, В ШКАТУЛКЕ... И ЕСЛИ БЫ НЕ ЗАКЛЯТЬЕ ВЕДЬМЫ, МЫ БЫ ДАВНО ЭТУ ШКАТУЛКУ ЗАБРАЛИ! - Милена даже не успела понять, что происходит, как в воздухе мелькнуло размазанное пятно, и её прижало к земле. Страх и боль парализовали её. Она закричала и... проснулась.
  Милена открыла глаза: она лежала в своей постели, запутавшись во влажных от пота простынях, и шумно глотала ртом воздух. Поняв, наконец, что ей просто приснился кошмар, девушка с облегчением стёрла со лба испарину и посмотрела на свои ноги, которые мелко вздрагивали под одеялом.
  - Миссис Боумен, - ласково прошептала Милена в темноту имя физкультурницы. - Готовьтесь, ибо с завтрашнего дня я не пропущу ни одного вашего занятия! - торжественно пообещала она, но представив хмурую мину женщины и её уникального цвета волосы, решила, что всё-таки немного поторопилась с клятвой.
   * * *
  Милена буквально вылетела из подъезда, по пути поправляя свои примявшиеся чёрные леггинсы. Она надеялась, что Кристиан сегодня придёт попозже и не узнает о её опоздании, но все планы рухнули, как смытый волной песочный замок. Ещё издали Милена заметила высокий силуэт парня: Кристиан стоял в своей любимой позе - припав спиной к стене, и сосредоточено глядел на припорошенное звёздами ночное небо.
  - В следующий раз я буду приходить в час ночи, а тебе говорить, что мы встречаемся в полночь. Может, тогда ты придёшь вовремя? - Воган игриво приподнял бровь и скривил губы в ироничной полуулыбке.
  - Извини, - пробурчала Милена, ругая себя за то, что забыла посмотреть на часы перед уходом из дома. После кошмара с Ищейками она снова уснула и проспала время, в которое уже должна была одеться и выйти. - Но вообще-то девушки должны опаздывать, - добавила Милена и, подойдя к нему, шутливо хлопнула по руке. Кристиан состроил гримасу мученика и осклабился:
  - Насколько я знаю, девушки опаздывают только на свидания. Или я что-то пропустил в развитии наших отношений? - и хотя Воган сказал фразу весёлым тоном, Милена невольно разозлилась. В ней всё ещё кипела обида из-за того, что знакомство с Кристианом и все их встречи были заранее спланированы. Парень, тем временем, засунул руки в карманы джинсов и поплёлся к выходу из двора. Милена побежала за ним, недовольно глядя, как ветер ерошит ему сзади волосы.
  - Куда мы идём? - поинтересовалась она, когда догнала Вогана. Они уже вышли со двора и теперь направлялись в сторону заброшенного парка. Наступило полнолуние, и серебристое сияние луны приглушало слабый свет старинных косых фонарей, а на улице было так пусто, что казалось, ещё немного и скоро по дороге пронесётся сухой кустарник, как в вестернах.
  - Не пойдём, а поедем. А сейчас мы ждём своё личное такси - планы не меняются, Милена, мы отправляемся в Лондон, - сухо отозвался Кристиан и остановился возле самого порога парка. Милена робко улыбнулась и попробовала завести ненавязчивую беседу, но добилась лишь того, что парень отошёл от неё и присел на корточки возле дороги. Понимая, что Воган всё ещё сердится из-за случая с Глэн, она бросила на него раздражённый взгляд и вздохнула. Несмотря на то, что её волосы были скорее карамельного оттенка, чем апельсинового, ей часто говорили, что у неё темперамент рыжеволосой. Вот и сейчас Милена почувствовала, как её взрывная натура кипит внутри и, возмущаясь, рвётся наружу в бой.
  - Ну, извините, мистер Идеал, я не такая спокойная, как вы! В конце концов, Глэн Хэнкс подкинула мне в сумку дохлую крысу своей подруги! По-моему, это веская причина, чтобы выйти из себя! Или я должна была упасть ей в ноги и с благодарностью принять столь бесценный дар?! - вознегодовала Милена и, стараясь успокоиться, перевела взгляд на проезжающую мимо жёлтую машину. Автомобиль даже не успел скрыться за углом, как Кристиан уже стоял возле неё. Положив ей руки на плечи, он её хорошенько встряхнул.
  - Нет, Каролл, я не предлагаю тебе благодарить Глэн Хэнкс! Но и погибать из-за гордости тоже не советую! Аш права: твои фейры могли закончиться раньше, чем я пришёл! И тогда... тогда бы я нашёл в кабинете не только дохлую крысу, перепуганную толпу, но и твою мёртвую глупую тушку! - процедил Воган, угрожающе понизив голос.
  - Да, что такое эти фейры, чёрт тебя побери? - Милена неохотно отстранилась от Кристиана, чтобы лучше видеть выражение его лица.
  - Фейра - это единица магической силы. Ведьма или ведьмак погибают, если неправильно рассчитывают свои способности и используют чересчур сложное для них заклятье, - терпеливо объяснил Кристиан, а Милена ещё раз удивилась его самообладанию. Всего секунду назад он готов был наброситься на неё и придушить, а сейчас просто излучал хладнокровие!
  - А Глэн? Как ты сумел привести её в чувство и успокоить остальных? - глядя на безразличие Вогана, Милена сама невольно притихла. - Если честно, Крис, мне страшно. Страшно идти завтра в школу, ведь все видели... - она не успела договорить, так как ладонь Кристиана грубо легла ей на губы. Внезапно из парка донёсся звериный вой и треск ломаемой ветки. Милена перестала вырываться из рук Вогана и прислушалась: это был настоящий вой! Пробирающий до самых костей, волчий вой!
  - Держись поближе ко мне - это наш вчерашний друг-оборотень, - прошептал Кристиан и прижал её к себе, обвив сзади руками. - И будь готова к чему угодно: кажется, он идёт к нам, - Милена слабо кивнула, чувствуя, как к горлу от переизбытка волнения подкатывает тошнота. 'Ещё пару таких деньков и я смогу написать сценарий для новой части фильма Адреналин!' - невесело подумала она, наблюдая, как среди кустов появляются два огромных - размером с грецкий орех, голубых глаза. Подавив желание с криками броситься домой, Милена стала внимательно разглядывать оборотня. Глядя на это существо, трудно было распознать в нём бывшего человека. Оборотень был в два раза крупнее обычного волка, но как и большинство хищников, передвигался на четырёх лапах. Всё его тело было покрыто густой шерстью странного пепельно-седого цвета, какой бывает только у стариков, проводящих мало времени на солнце. Милена сглотнула и посмотрела на его длинные мускулистые лапы и поджатый пушистый хвост. Словно ощутив на себе её взгляд, волк перестал выть и сделал шаг вперёд.
  - Иди, старый вурдалак, куда шёл, - спокойно произнёс Кристиан, игнорируя Милену, которая со всей дури наступила ему на ногу, умоляя замолкнуть.
  - Или ты своих не узнаёшь? - высвободив одну руку, Воган расстегнул свою кофту и показал ключицу, на которой чернела татуировка в виде рун. Видя, что оборотня это не убедило, он коснулся тату кончиками пальцев: в тот же миг контуры рисунков засветились бледным сиянием.
  - Не твоё дело, кто она, - проговорил Кристиан, заметив, что волк устремил новый взгляд на Милену. Но оборотень не слушал его: распахнув пасть, из которой потекли слюни, он обнажил острые клыки и подкрался ближе.
   - Сегодня только первый день полнолуния, а у оборотня, как правило, уходит очень много энергии на перевоплощение. Так что думаю, наш зверь голоден - жаждет мяса, чтобы набраться сил, - Воган застегнул кофту и с опаской покосился на небо: затаившаяся за пеленой облаков круглая луна казалась сегодня особенно пугающей. Милена боязливо взглянула на грудь волка: по ней стекала, застревая в путаных комках шерсти, тягучая жидкость.
  - А, по-моему, наш друг уже питался сегодня! Смотри, у него на шерсти чья-то кровь! - прошептала Милена и сразу почувствовала, как напряглись руки Кристиана на её талии, а кончики пальцев заметно похолодели.
   - Не подходи близко, а иначе пожалеешь, - предупредил Воган, и с его губ сорвалась струя пара, будто на улице стоял настоящий мороз. Взгляд Кристиана мельком скользнул по окровавленной груди волка. - И, кстати, Ми, это не чужая кровь, а его собственная - присмотрись внимательнее, у него на теле глубокая рана, - констатировал он, сощурившись. Подумав, кто мог нанести рану такому гиганту, Милена вздрогнула и вырвалась из объятий Вогана. Она попятилась, готовая, если надо, побежать, но опоздала. Оборотень подпрыгнул и, мягко оттолкнувшись лапами, с рычанием кинулся к ней. В ту же секунду Милена упала на спину и взвизгнула от звенящей боли, пронзившей позвоночник как раскалённая игла.
  - КРИСТИАН! - прохрипела она, тщетно пытаясь сбросить с себя волка. Он попробовал вцепиться ей в плечо, но девушка вовремя сообразила и ударила его по груди. В такой близи она не увидела, куда попала, но ощутила, что удар угодил прямо в рану, и рука коснулась мягкой рваной плоти. Несколько капель горячей крови стекли Милене на лицо, но она не обратила на это внимания и продолжила колотить оборотня кулаками. Зверь заскулил, но не отступил и лишь крепче придавил её своим телом, проведя клыками по беззащитной коже горла...
  - КРЕСТ ТЕБЕ НА ЛБУ, КРЕСТ ТЕБЕ НА ГРУДИ, КРЕСТ ТЕБЕ НА ЖИВОТЕ! - раздался рядом голос Кристиана, и всю улицу вдруг осветила яркая белая вспышка. Подул сильный порыв ветра, и волка отбросило на несколько метров. Поднявшись с пыльного асфальта, Милена отряхнула одежду и огляделась. Воган стоял на коленях, выставив вперёд свою ладонь, а с кончиков его пальцев слетали синие сгустки пламени в форме крестов. Заметив расширившиеся зрачки и игру желваков на лице парня, Милена поняла, что это заклятье далось ему нелегко. Но даже магия не остановила оборотня: придя в себя, он ощерился и медленно направился к Вогану. В этот момент по дороге проехала ещё одна машина. Милена пригляделась - это был мини-автобус, который, не доезжая до парка, внезапно остановился.
  - БЕГИ К МАШИНЕ, МИ! Я ПРИКРОЮ! - скомандовал Кристиан. Он выпрямился и, игнорируя кровь, которая вдруг пошла у него из носа, что-то быстро зашептал. Милене не пришлось повторять дважды: она понеслась к автомобилю с такой скоростью, будто за ней гналась миссис Шейп с 'таблицей Менделеева', но не успела преодолеть последний метр. Посчитав её более сладкой добычей, оборотень позабыл о Кристиане и погнался за ней. В тот же миг Милена ощутила, как снова растянулась на земле, а волк придавил её сверху и вздыбил морду, готовясь укусить.
  - ТЬМА! - послышался рядом, пропитанный магией, властный голос Вогана. Шатаясь, он подошёл к ним и с его ладони сорвался чёрный дым. И всё это показалось бы обычной подростковой шалостью, если бы волк внезапно не завопил от боли и не отполз в сторону. Его тело содрогнулось, из пасти повалила пена, а вместо глаз появились два жутких белесых шара - белки.
  Поняв, что произошло, Милена сама чуть не закричала: зверь ослеп. Его мир поглотила тьма - в буквальном смысле.
  - Чего ты ждёшь, Каролл?! - Кристиан, явно уставший, но неимоверно довольный собой, криво ухмыльнулся. - Не скоро эта тварь ещё сможет увидеть свою луну! - заявил он, бросив на оборотня долгий презрительный взгляд. Прихрамывая, Милена нетвёрдой походкой добрела до автобуса. Плохое освещение и тонированные стёкла не позволили ей рассмотреть того, кто сидит за рулём, и её любопытство к машине скоро погасло. Проведя пальцами по своей щеке, девушка застонала: оборотень успел задеть её когтями, и теперь она кровоточила! От мысли, что ей снова придётся выдумывать легенду для родителей, ей захотелось просто заплакать!
  - Залезай, Ми, - велел Кристиан, когда приблизился к ней. Милена повернулась лицом к мини-автобусу и тщательно осмотрела его. Только сейчас она обнаружила, что с внешней стороны автомобиля возле заднего окошка были установлены два поручня. А внизу, прямо над колёсами, виднелась длинная, приделанная к боку машины, железная подножка.
  - Не бойся - становись, - Кристиан первым взобрался на подножку и подал руку Милене. Поднявшись, она сразу судорожно ухватилась руками за поручень. Но как только автобус тронулся, ей пришлось ещё крепче его сжать - от бешеной скорости Милена начала потихоньку сползать со скользкой дорожки. Заметив это, Воган подтянул её к себе и вернул на место.
  - Ты видела рану на груди оборотня? - спросил он, когда Милена немного освоилась и прекратила паниковать. Кристиану пришлось повторить свой вопрос несколько раз, прежде чем она его, наконец, расслышала.
  - Да, конечно, видела... Но кто мог оставить рану такому опасному зверю? - отозвалась она, стараясь перекрыть голосом свист ветра и шум мотора.
  - Тот, кто ещё опаснее оборотня - тот, кто является жильцом этого парка, а не его гостем, - увидев непонимающее лицо Милены, Воган придвинулся к ней ближе и прошептал. - А как ты думаешь, почему люди окрестили этот парк заброшенным и перестали за ним ухаживать? Они боялись. Поверь мне, в этом месте водятся такие твари, по сравнению с которыми, сам оборотень покажется тебе беспомощным щенком, - словно в подтверждение его словам где-то неподалёку раздалось громкое воронье карканье.
  Милена так глубоко задумалась над словами Кристиана, что когда очнулась, автомобиль уже мчался по другой улице, встречая на своём пути всё больше и больше других машин. Открытие, что Вэтхем ещё не спит, а наоборот - только оживает, повергло девушку в шок. Несколько часов назад в городе снова прошёл дождь, и теперь влажные тротуары отражали целую гамму переливов от реклам и вывесок магазинов, отсвечивая изумрудом и янтарём. Так что, когда автобус разогнался и на полной скорости выехал на встречную полосу, все цвета смешались в путанный клубок блестящих огоньков.
  - Боже, кто там сидит за рулём? Самоубийца или просто умелый садист? И почему он свернул на встречную полосу? - прощебетала Милена, стараясь скрыть в голосе предательские нотки наслаждения.
  - Гном за рулём! - ответил со смешком Кристиан. Сначала она подумала, что это шутка, но когда водитель снова прибавил газу, заключила, что парень не так уж далёк от истины. Отпустив поручень, Милена аккуратно наклонилась, чтобы разглядеть номер их мини-автобуса. Но вместо номера на табличке было написано большими буквами - ' Г.Н.О.М. '.
  
   * * *
  Милена побледнела и с трудом удержалась, чтобы не стукнуть Кристиана по голове. Ведь именно благодаря ему она очутилась здесь - на подножке этой странной машины! За те пятнадцать минут, что они проехали на автобусе,
  девушка, наконец, поняла, выражение - 'И живые позавидуют мёртвым!'.
  Мало того, что водитель летел по дороге, точно чокнутая саранча, так ещё иногда выезжал на встречную полосу! Вот и в эту минуту их машина мчалась на полной скорости навстречу грузовику.
  Милена зажмурилась и, стиснув зубы, вцепилась в поручень. Её голова беспомощно моталась из стороны в сторону, в ушах оглушительно звенело, глаза слезились от вихря, а все органы танцевали в обнимку с сердцем, каждый раз подпрыгивая при его частых ударах... Адреналин, страх и азарт кипели внутри неё, заставляя то хмуриться, то ухмыляться до самых ушей. Перед глазами беспрерывно мелькали пятна машин, магазинов и прохожих...
  Она ехала в Лондон, на Биг Бен! И ехала не в автомобиле, а с внешней его стороны! Милена не выдержала и закричала от восторга, чем вызвала насмешливый взгляд Кристиана. Автобус ловко объехал грузовик и продолжил движение по встречной полосе. Игнорируя возмущённые сигналы, водитель запустил старую динамичную песню 'Ramstein' и резко остановился у светофора. Пользуясь короткой передышкой, Милена облокотилась о стену автобуса и, осторожно переступая ногами, кое-как добралась до Вогана:
  - А почему наше 'такси' такое необычное - с поручнями и подножкой? Почему мы не сидим внутри машины, а находимся снаружи? - прошипела она, начиная терять терпение. Водители других автомобилей смотрели на неё и Кристиана так, словно вместо них видели двух пьяных танцующих хомяков. Некоторые даже фотографировали их на телефоны, не переставая поражаться таинственной конструкции, приделанной к мини-автобусу.
  Воган долго не отвечал, по-видимому, серьёзно обдумывая её вопрос. Из его носа перестала идти кровь, а лицо вновь залилось лёгким румянцем. Вспомнив, что у неё с собой есть пачка влажных салфеток, Милена живо протёрла одной свою расцарапанную щеку, а вторую протянула Кристиану.
  Стерев запекшуюся кровь со своего носа и губ, парень торопливо сунул салфетку в карман. Наблюдая за его действиями, Милена невольно скривилась: от одного вида крови её всегда начинало знобить.
  - Это не обычный автобус, Ми, - подал голос Кристиан, когда глаз светофора осветился зелёным. - А сесть внутрь мы не можем потому, что там уже кое-что лежит. Нам бы просто не хватило места! - водитель убавил газу, и теперь Милена могла слышать Вогана без помех.
  - Кстати, ты так и не ответил, как привёл в чувство Глэн! - намекнула она, вспомнив, о чём они говорили до появления оборотня. Автобус внезапно затормозил, и Милена, в этот момент ни за что не державшаяся, чуть не свалилась с подножки. Но Кристиан вовремя успел её подхватить.
  - Лучше держись, - посоветовал он, положив её руки на свой поручень. - И давай уже закроем тему о Глэн. Она сама очнулась - гораздо труднее было её убедить, что произошёл несчастный случай, и ты тут ни в чём не замешана. Думаю, Хэнкс, как и большинство твоих одноклассников, мне поверила. Другое дело, миссис Шейп... Эта женщина весьма подозрительная особа, и на всякий случай даже вызвала родителей Глэн в школу. Она хотела пригласить и твоих, но не смогла дозвониться - никого не было дома, - Милена ехидно хихикнула, представив разочарованное лицо завуча, но голос Кристиана тут же вернул её к действительности. - Я-то сам узнал о случившемся совершенно случайно. Проходя мимо кабинета химии, я вдруг ощутил неимоверный всплеск силы, и решил туда заглянуть. Понимаешь, со временем члены Ордена Посвящения начинают друг друга чувствовать. По выбросу фейр и видам заклятий они могут определить, кем ты являешься и какой стихией управляешь. Но если чужая магия чересчур мощная - находясь рядом с ней, тебе может стать плохо. Появится головокружение и резь в глазах, кровь пойдёт из давно заживших старых ран... Именно это со мной произошло тогда в туалете. Магия, которую там сотворили, оказалась для меня очень сложной, - и хотя голос Вогана звучал недовольно, когда он вспоминал тот случай с надписями, его глаза выдали настоящие мысли - и хищно блеснули. Понимая, что Кристиан на самом деле восхищается могуществом того ведьмака, Милена нисколько не удивилась. Каждый жест парня был пропитан решимостью, а холодный и порой даже жёсткий взгляд выдавал властность его натуры.
  - Но знай, Милена, ты всё равно себя выдала. У нас полшколы - члены Ордена Посвящения, и они уже наверняка догадались, кто ты. Конечно, не все могут скрывать свои способности, и иногда магия всё-таки прорывается наружу. К примеру, помнишь тот день, когда мы впервые с тобой встретились? - Милена хотела сказать 'как сегодня', но подумав, что это прозвучит, как сентиментальное признание, ограничилась нейтральным 'да'.
  - Тогда в школе велись ремонтные работы из-за наводнения, от которого в прошлом году пострадали многие кабинеты, - Кристиан дождался пока автобус объедет джип, решивший поиграть с ним наперегонки, и продолжил:
  - Какой-то ученик забыл закрыть кран в мужском туалете и чуть не затопил весь второй этаж. Так вот, Ми, никакого наводнения не было. Эту уловку придумали директор и миссис Шейп, чтобы скрыть правду. На самом деле тот парень - простой водяной ведьмак, который не смог рассчитать свою силу, - в этот момент водитель ловко вильнул направо и подрезал очередную машину. Владелец того автомобиля открыл окно и начал трясти кулаком, выкрикивая угрозы, но тут заметил Милену с Кристианом на подножке, и замолчал. Почесав свои тонкие, похожие на цыплячий пух усы, он пробурчал себе под нос: 'Что за чертовщина?!', и уехал. Как только его машина скрылась из виду, Милена задумалась над словами Вогана. Теперь ей стало понятно, откуда миссис Шейп знает об Ордене Посвящения и почему у директора была такая реакция, когда она сообщила ему о надписях в туалете.
  - Так получается, завуч теперь знает, что я... ведьма? - Милена сделала паузу перед тем, как произнести последнее слово, ведь сказать его - означало признать это, а она ещё не была готова к такому повороту.
  - Да, думаю, миссис Шейп знает, кто ты, - эту фразу Кристиан проговорил тяжело, с расстановкой, и она придавила Милену как камни. От мысли, что учительница знает её тайну, ей стало жутко. Как же она пойдёт завтра в школу? Что скажет завуч, когда увидит её? Как отреагируют на неё одноклассники? И как, в конце концов, поведёт себя Лиза Сквойн? Наверняка толстушка поверила, что случившееся с Глэн всего лишь несчастный случай, но думает, что Кристиан специально заступился за Милену, потому что она ему нравится. Испустив страдальческий вдох, девушка краем глаза посмотрела на Вогана, и тут же смущенно отвернулась.
  - Волнуешься? - Кристиан встряхнул головой, и его волосы задели лицо Милены - лёгкий аромат одеколона с оттенком ванили и запах его кожи вскружил ей голову.
  - Не бойся, таких как мы - половина жителей Англии! Да что тут говорить?! Полмира - члены Ордена Посвящения! Гляди! - Воган показал рукой на проходящую по улице сгорбленную старуху. И хотя с виду она казалась обычной старой женщиной, Милену насторожило то, что бабушка решила подышать свежим воздухом в два часа ночи. - Это земляная ведьма. Каждое воскресенье милая старушка приглашает на обед всех соседей в округе и готовит самый лучший в городе йоркширский пудинг, - по губам Кристиана скользнула холодная тонкая улыбка. - А каждую осень она собирает опавшие листья и изготовляет из них запрещённые эликсиры - чаще всего яд, - Милена даже не успела толком разглядеть коварную старушку, как Воган снова ткнул пальцем в прохожего.
  - А это огненный ведьмак. Его имя, кажется, Джей, но он отзывается только на свою кличку Факел. Мы с ним учимся на параллельных отделениях: я на воздушном, он - на огненном. Кстати, ему тоже шестнадцать лет, - Милена с интересом взглянула на огненного ведьмака, который в этот момент переходил дорогу. Первое, что бросилось ей в глаза, были его торчащие ёжиком тёмные волосы и большой футляр от гитары, который парень перекинул себе через плечо. Лицо Факела она рассмотреть не смогла, так как автобус резко свернул на другую улицу и, взвизгнув шинами, поехал дальше.
  - А теперь поверни голову налево. Это ведьмак с пустыря. А может и ведьма, сама понимаешь, сложно определить к какому полу они принадлежат, - заговорил Кристиан после минуты молчания, как бы продолжая нить своих мыслей. Машина снова разогналась, и Милене пришлось сморгнуть слёзы, навернувшиеся от вихря, чтобы различить в темноте длинный силуэт ведьмака. Одетый во всё чёрное, он крался по улице точно тень, и встречный ветер теребил края его шалей, украшавших лицо.
  Милена долго глядела ему вслед, не в силах отвести взгляд. Но вскоре автобус проехал мимо, и ей пришлось вновь переключить внимание на Кристиана. Ещё около получаса Воган показывал ей на разных прохожих, утверждая, что они служат Ордену Посвящения. Милена была ошеломлена - конечно, она доверяла Кристиану и знала, что он не станет её обманывать, но всё же не могла поверить, что такая огромная толпа связана с древним сообществом. Тем более, среди этих людей она узнала много своих знакомых: учителя по физике мистера Уистера, старого школьного библиотекаря миссис Ванж и друга её родителей мистера Хатсона!
  - И что, все они ведьмы и ведьмаки? - с сомнением в голосе спросила Милена. Кристиан, успевший за это время отойти к другому поручню, что-то невнятно ответил, но его слова унёс ветер. Девушка пожала плечами и коснулась руками ушей, показывая, что не слышит его. Воган фыркнул и приблизился к ней, сделав несколько резких шагов по шатающейся подножке. Милена восхищённо присвистнула: Кристиан даже не держался за поручень - вот это координация движений!
  - Аш дала нам целую неделю для тренировок и пока есть время, я покажу тебе настоящую Англию. Поверь мне, до этого ты видела лишь обложку книги и только сейчас собираешься её открыть, - шёпот Вогана, похожий на урчание дикой кошки, прошил Милену как заряд тока. - Нас гораздо больше, чем ты думаешь. Ведьмы, шаманы, ведьмаки с пустыря, некроманты и другие магические существа - они здесь, живут рядом с нами. Они ездят в автобусах, учатся в школах, ходят по улицам, спускаются в метро, стригут газоны... - Кристиан не успел закончить предложение, так как Милена, слегка взволнованная близостью тела парня, оборвала его:
  - Но если вас так много, то зачем вы скрываетесь? И почему тогда люди не знают об Ордене Посвящения? Вы их боитесь? - Кристиан снова растянул губы, но в его усмешке не было ни капли веселья. На его скулах заходили желваки, руки сжались в кулаки и побелели от напряжения, а глаза зажглись нечеловеческим неоновым светом, как у хищника в темноте. Смахнув чёлку, которая упорно слетала ему на глаза, он отстранился.
  - Не вы, а мы. И говори за себя: это ты не знала об Ордене. И таких незнаек как ты, в мире очень мало. Если не веришь, спроси у своих родителей - почему-то мне кажется, что они о нас знают всё, - Милена уже открыла рот, чтобы попросить его объяснить, что он имеет в виду, но тут встретилась с ним глазами и всё поняла. Кристиан смотрел на неё так, будто проговорился - сказал вслух мысль, подуманную про себя. Понимая, что ответа на свой вопрос ей не получить, она поспешила перейти на безопасную территорию:
  - А как именно ты различаешь других членов Ордена в толпе людей?
  - Это нелегко объяснить, - Воган снова показал чудо самоконтроля и его глаза в мгновенье приобрели свой обычный цвет. - Я просто чувствую их. Но если по каким-то причинам я всё-таки не смогу определить, кем они являются, мне помогут отличительные татуировки, - Кристиан с несчастным видом стал снова расстегивать кофту, чтобы обнажить свои ключицы.
  - Такое тату делают только ведьмам и ведьмакам с Утёса Дракона. А остальные члены Ордена делают себе другие рисунки на других частях тела. К примеру, у некромантов на предплечье изображён череп с пустыми глазницами, а у магов вуду на запястье татуировка в виде большого чёрного паука. Чаще всего места, на которых сделано тату, выставляются напоказ. Это что-то вроде отличительного знака - клейма, чтобы было проще узнать друг друга, - Кристиан внезапно замолчал и прислушался. - Слышишь? - Милена молча кивнула: где-то недалеко раздавалась автомобильная сирена.
  - Что это тако... - она оглянулась назад и прервалась на полуслове. Их догоняла полицейская машина. Водитель мини-автобуса, как видно, тоже заметил это и так надавил на газ, что Милена почувствовала себя персонажем аниме, где у героев на большой скорости кожа лица отделяется от костей.
  - Не обращай внимания, это уже не впервой. Полиция почему-то недолюбливает стиль вождения нашего водителя, - признался игривым голосом Кристиан. Милена хмыкнула и еле сдержалась, чтобы не вставить, что немного солидарна с полицией. Теперь по встречной полосе ехал уже не один, а целых два автомобиля - их и стражей порядка.
  - Среди полиции о нашем водителе даже ходят легенды. Поскольку они ещё ни разу не смогли его поймать, то дали ему кличку 'Неугомонный Гномик'. Грозно звучит, правда? - видя, что девушка не разделяет его веселья, Кристиан тоже в миг посерьёзнел и вернулся к предыдущей теме:
  - Пойми, Ми, мы не боимся людей, но всё же некоторые из нас предпочитают выходить на улицу только по ночам. И на это есть особая причина. Просто знай: правительство втайне принимает меры, которые сильно ограничивают наше существование. Будь их воля, они бы давно уже истребили нас, как стаю назойливых муравьев, - полицейская машина выключила сирену и Милена с облегчением выдохнула, заключив, что это конец их приключений.
  Но её радость длилась недолго - спустя пару минут сзади раздался мужской, искажённый громкоговорителем, голос:
  - ЭТО ПОЛИЦИЯ! МЫ ПРИКАЗЫВАЕМ ВАМ НЕМЕДЛЕННО ОСТАНОВИТЬСЯ! - крикнул, распахнув окно, один из полицейских. Но автобус не остановился, а наоборот погнал так стремительно, что только колёса блестели. Милена испуганно пискнула: её сердце на нервной почве запрыгало как ненормальное, используя печень в качестве батута.
  - Эге-е-ей, Каролл! - окликнул её кто-то. Милена огляделась, и её взгляд остановился на открытом водительском окне, откуда торчала несоразмерно пышная каштановая борода. 'Так наш водитель это Альпин!' - догадалась она. Вскоре из окна высунулась и вся голова гнома.
  - Привет, наследница! Скажи этим лопухам с громкоговорителем, чтобы они убавили громкость! По радио сейчас играет моя любимая песня! - он помахал рукой, на которой сверкнул его золотой перстень и снова скрылся.
  Милена ошеломлённо заморгала, переваривая про себя слова 'Лопухи с громкоговорителем'. Это Альпин так высказывается о полиции?
  - ВОДИТЕЛЬ АВТОБУСА С ГОСНОМЕРОМ 'Г.Н.О.М'! ПРИКАЗЫВАЮ ВАМ ПРИЖАТЬСЯ К ОБОЧИНЕ И ПРЕКРАТИТЬ ДВИЖЕНИЕ! В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ МЫ ОТКРЫВАЕМ ОГОНЬ НА ПОРАЖЕНИЕ! - продолжал грохотать из рупора полицейский.
  - Отпусти поручень и дай мне руку, - приказал Кристиан. Сначала Милена возмутилась его властному тону, но потом всё же неохотно подчинилась. Однако стоило ей отпустить поручень, как она мгновенно зашаталась на подножке, словно неуверенный сёрфер на доске, подгоняемой волнами. Кристиан взял Милену за руку и переплёл свои пальцы с её.
  - Приготовься, сейчас самое время! - Вогану пришлось повысить свой голос почти до девчачьего визга, чтобы перекричать полицейскую сирену.
  - Время для чего? - растеряно переспросила Милена.
  - Для падения, - до неё даже не успел дойти смысл его слов, как Кристиан вдруг спрыгнул с подножки и потянул её за собой. Один взмах ресниц, и всё смазалось перед глазами: жёлтые лужицы света от фар, пятна вывесок, мигающие полицейские огоньки и приближающийся асфальт...
  Но за миг до падения Милена внезапно ощутила, как чья-то рука тянет её за шиворот куртки вверх, точно вытаскивает из воды... Она чувствовала себя мухой, завёрнутой в паутину - нельзя было пошевелить ни одной частью тела. Парализованная, девушка с ужасом осознала, что действительно находится под водой и ледяные волны тянут её на дно. Рука спасителя исчезла, и она начала задыхаться, глотая обжигающую горло холодную липкую воду...
  Где-то рядом зазвенели колокола. Милена распахнула глаза и, поняв, что вода и волны всего лишь плод её воображения, с вялой улыбкой сделала несколько жадных вдохов. Послышался новый мощный перезвон - это колокола только что пробили три часа ночи.
   * * *
  - Интересно, почему туристам запрещено подниматься на Биг Бен? Здесь не так уж высоко от земли. Высота башни, не считая шпиля, составляет всего шестьдесят один метр. Правда, по лестнице долговато идти: всё-таки триста тридцать четыре ступеньки! - Милена подняла глаза и увидела Кристиана, стоящего возле знаменитого гигантского колокола. - Всё моё детство прошло в этой башне, поэтому я знаю здесь каждую мелочь, каждую деталь... - Воган ласково - почти трепетно, погладил колокол и отвернулся, давая Милене время придти в себя. Встав с пола, она обнаружила себя на маленькой открытой площадке, где находился, прославленный на весь мир своими размерами, колокол. От восхищения у неё перехватило дыхание: его высота достигала чуть больше двух метров, а диаметр - целых трёх!
  - Мы в башне Биг Бена? А где Альпин? И как мы здесь оказались? Последнее, что я помню - это прыжок с подножки и ощущение, будто я парализована и что-то тянет меня под воду... - Милена приблизилась к колоколу, чтобы получше его рассмотреть, но при таком освещении видела лишь нечёткие серые очертания. От мысли, что она находится в легендарной башне, весь её страх исчез, а чувства смешались, словно кто-то измельчил их в миксере. Кристиан обошёл громадину и встал напротив Милены.
  - Мы переместились сюда с помощью магии. А ощущение, будто твоё тело обездвижено и ты тонешь... Оно всегда сопровождает телепортацию, так что не переживай, ты скоро к нему привыкнёшь, - пояснил Воган и шагнул в сторону, когда Милена попыталась сократить дистанцию между ними.
  - А почему ты не сразу нас сюда телепортировал? - она решила поучаствовать в игре парня и снова сделала шаг в его направлении.
  - Я пока не могу телепортировать с такого далёкого расстояния - мне просто не хватит фейр. Поэтому я попросил Альпина подвезти нас, но дальше наши пути расходятся. Нам нужно попасть на Биг Бен, а ему кое-что отвезти в другое место,- видя, что Милена вновь приближается, Кристиан с улыбкой покачал головой и отстранился, проведя ладонью по колоколу.
  - Послушай, Ми, мне нужно сказать тебе что-то очень важное, - девушка кивнула и повторила жест Вогана, скользнув пальцами по тому месту, где только что побывала его рука. - Помнишь, сегодня днём ты упомянула о пенном змее? - Кристиан замер в ожидании ответа, но Милена не остановилась и уже почти настигла его, как он опять отступил.
   - Я просто хотел, чтобы ты знала - я никого тебе не посылал, - добавил Воган, не оборачиваясь. Теперь настала её очередь застыть на месте. Задумавшись, Милена рассеяно поднесла палец к губам, как всегда делала, когда пыталась сосредоточиться. Она была уверена, что это Кристиан послал ей пенного змея, ведь именно после его появления на зеркале возникло сообщение о тренировке. Неужели и эти факты очередное совпадение? А если так, то кто отправил ей змея и самое главное - зачем?
  - То, что я тебе передал - называется воздушным сообщением, и перемещается оно через ветер. Смотри! - Воган поднёс руку к губам и шепнул что-то, после чего опустил её и аккуратно сжал в кулак, будто держал там хрупкую вещь. В этот момент в их сторону подул лёгкий ветерок, и Кристиан поднял кулак вверх и разжал, подставляя пальцы ему навстречу.
  - И кому же ты передал своё воздушное сообщение? - Милена с трудом подавила в себе поднимающуюся ревность и постаралась говорить беспристрастно. Но Воган проигнорировал её вопрос и возобновил игру: только в этот раз он решил поменяться ролями, и теперь сам наступал.
  - То сообщение, что доставил тебе змей, так и называется - змеиным.
  Змей должен укусить адресата и только тогда он сможет получить своё послание. Когда рептилия появится в следующий раз, она узнает тебя по крови, - Милена медленно пятилась назад, касаясь колокола кончиками пальцев. Кристиан пристально следил за ней из-под полуопущенных ресниц и так точно копировал каждое её движение, словно был тенью.
   - Ты знаешь, кто послал мне змеиное сообщение? - хрипло поинтересовалась она, боясь и желая получить ответ на этот вопрос одновременно.
  - Я не могу сказать точно, когда именно ты получишь это послание или имя того, кто тебе его отправил, но... Но я знаю одно: змеиными сообщениями пользуются только ведьмы и ведьмаки с пустыря, - воцарилось молчание. Воган продолжал надвигаться, а Милена машинально отходила, ощущая себя загнанным в ловушку ягнёнком. Наконец, она резко остановилась и положила одну ладонь на грудь парня, стараясь разорвать их близость. Второй рукой она закатала рукав своей куртки и осмотрела левое запястье.
  Укус змея оставил там две крохотные ранки, но сейчас их было не различить: в темноте они просто затерялись на фоне смуглой кожи.
  - Если твоя рука болит после змеиного укуса, я могу помочь. Я знаю одно заклятье, которое мгновенно снимет боль - только скажи мне, Милена, - её имя, выдохнутое Кристианом, прошлось беглым дуновением по коже.
  - Видишь ли, если место, в которое тебя укусила змея, начинает болеть - значит, твоё послание уже близко. Дело в том, что ведьмак с пустыря
  может послать сообщение, когда захочет - хоть через час, хоть через месяц. И чем сильнее боль от укуса - тем оно ближе, - предложил Воган, но Милена вежливо отказалась - как ни странно, её рука нисколько не болела. Видимо, это таинственное послание ей ещё не скоро предстояло получить.
  - Слушай, Крис, - Милена оттолкнула Вогана и отошла, не в силах мыслить ясно, когда парень стоит так близко. - А когда я пришла в школу с расцарапанным лицом, ты тоже применил ко мне обезболивающее заклятье, верно? Я помню, как мы разговаривали в коридоре и ты на мгновенье коснулся пальцами моего лица... В ту же минуту боль исчезла, словно лицо затянулось тонкой плёнкой льда... - осенённая этой догадкой, Милена послала ему благодарный взгляд, но Воган в своей обычной суховатой манере лишь равнодушно передёрнул плечами. Девушка уже приготовилась попросить его начать тренировку, как с лица Кристиана внезапно слетела маска безразличия, и он выпалил: - Аш попросила предупредить тебя, что ей нужно срочно поговорить с твоими родителями! Она собирается навестить их в ближайшие несколько дней! - Милена, расхаживающая по площадке взад и вперёд, окаменела.
  - Что?! Но как? Мы же договорились, что Аш даст мне неделю на размышления! Мне нужно время! Я должна хоть как-то намекнуть родителям об Ордене Посвящения! Они даже не верили в существование говорящих конфет до того, как впервые увидели рекламу M&M's! Как я им скажу, что в мире существуют ведьмы?- она перестала вопить, услышав своё оглушительное эхо, пронёсшееся по всей башне Биг Бена. Кристиан ухмыльнулся, по-видимому, предвидев такую бурную реакцию.
  - Времени у тебя как раз предостаточно. Аж до тринадцатого декабря, - заявил он, вернув на лицо привычное, чуть надменное выражение.
  - Но Аш дала мне только одну неделю! Как же город ведьм, тот самый Утёс Дракона, о котором ты мне столько рассказывал? Меня туда не берут?
  - Понимаешь, Ми, они дали Аш чёрный конверт. Ради тебя созовут Совет Теней и ты должна будешь доказать ему, что являешься настоящей ведьмой. А иначе ты права, тебя не возьмут на Утёс Дракона, - досказал Кристиан. У Милены как у рыбы, которую выбросило на берег, от шока выпучились глаза.
  - Но почему? Какой Совет Теней? Что всё это значит?
  - А это значит, Милена Каролл, что у тебя есть враги, - коротко бросил Воган, но и этих слов хватило, чтобы ответить на все её вопросы. Милена ещё раз взглянула на громадный колокол, казавшийся во тьме расплывшейся кляксой. И чему ей было сейчас удивляться? Как оказалось, жизнь среднестатистического подростка полна неожиданностей! И ещё каких!
  
  Глава десятая: Тайна морского волка.
  Девушка присела на корточки и устало вздохнула. Ей просто не верилось, что всё это происходит с ней - Миленой Каролл. Выросшая под заботливым крылышком родителей, она была типично 'домашней девочкой' и, несмотря на свой бунтарский характер, могла лишь мечтать о таких приключениях, как ночная поездка в Лондон или их особое катание на автобусе с подножкой.
  - Погоди, Крис, ты можешь всё спокойно объяснить? Вообще-то у нас вся ночь впереди! - промямлила Милена, уже смирившись с мыслью, что этой ночью ей не удастся выспаться. Она бросила мимолётный взгляд на небо:
  бледные облака тягуче проплывали мимо луны, напоминая рой мотыльков, летящих на свет.
  - Понимаешь, Ми, кое-кто не хочет, чтобы ты отправилась с нами в город ведьм - поэтому они дали Аш чёрный конверт. А это своего рода знак. Когда выдают чёрный конверт, созывают Совет Теней. Насколько мне известно, последний раз Совет собирался двадцать лет назад - тоже тринадцатого декабря, - Кристиан выжидающе посмотрел на Милену, словно намекая, что сейчас самое время для вопросов. И она не заставила себя долго ждать:
  - Постой, не говори так быстро! - попросила Милена, невольно сравнив Вогана с Лизой Сквойн. Толстушка тоже любила так возбуждённо тараторить, особенно после встречи с симпатичным мальчиком. - Кто не хочет, чтобы я отправилась на Утёс Дракона? И вообще, что это за Совет Теней? Почему он проводится именно тринадцатого числа? Это какой-то ведьминский шабаш? - Кристиан опустился рядом с Миленой и зарылся рукой в волосы, отливавшие платиной в лучах полной луны.
  - Нет, ведьминский шабаш ещё с незапамятных времён созывается тридцатого апреля. А тринадцатое декабря - это пятница, теперь понимаешь, рыжик? Пятница тринадцатое, - при слове 'рыжик' Милена почувствовала, как на её щеках начинают пламенеть алые флаги. Она возмущённо зашипела и кинула на парня такой грозный взгляд, что тот откинул голову назад и расхохотался. Но когда он снова заговорил, вся его шутливость испарилась:
  - Совет Теней состоит из тринадцати судей. Каждый из них является представителем своего магического народа, на какие делится Орден Посвящения. Некроманты, маги вуду, ведьмы и ведьмаки с пустыря, верднеские ведьмы, шаманы, ведьмы с других магических городов и они... -
  Милена проигнорировала то, как Воган выделил последнее слово, и стала медленно расхаживать по маленькой площадке, по пути рассуждая вслух:
  - И всё-таки я не могу понять, почему ради меня одной собирают этот клятый Совет! Или у вас его все проходят, чтобы попасть на Утёс Дракона? - Кристиан покачал головой, и последняя надежда Милены растворилась, как стряхиваемая с ковра пыль в воздухе. - А что случилось двадцать лет назад? Из-за чего тогда созвали Совет Теней? - полюбопытствовала она. В такие моменты, как этот, Милена ощущала себя мышкой, которая настойчиво крадёт сыр из мышеловки. Хоть грызун и осознаёт, что один раз мышеловка может захлопнуться раньше, он ничего не может с собой поделать. Только вместо сыра девушкой двигало неимоверное любопытство.
  - Прости, Каролл, но это не твоё дело, - жёстко отрезал Кристиан, а Милёна вздрогнула, когда он впервые назвал её по фамилии. - Не стоит будоражить мутную воду, где не видишь дна. Но если хочешь попытать удачу - спроси об этом Аш, - Воган сказал это таким скептичным тоном, что Милена сразу поняла - парень не верит, что Вильтон расскажет ей об этой истории. От досады она, забывшись, пнула огромный колокол ногой и тут же схватилась за голову: звон оказался таким оглушительным, что в ушах завибрировало.
  Придя в себя, она повернулась лицом к Кристиану. Парень ухмыльнулся и, выставив обе ладони вперёд в останавливающем жесте, отошёл назад.
  - Знаешь, я лучше здесь постою. Мне кажется для того, чтобы находиться рядом с такой опасной особой, как ты, правительству просто необходимо принять некоторыеnbsp; меры безопасности! - изрёк Воган, наблюдая за тем, как Милена мягко ощупывает ушибленную ногу в поисках повреждений.
  - Удивительное дело, мы ещё даже не начали тренировку, а ты уже успела пораниться! - Милена знала, что поступает, как обиженный трёхлетний карапуз, но не сдержалась и показала Кристиану язык. Тот снова рассмеялся и скрестил руки на груди, принимая свой обычный неприступный вид.
  - Ладно, давай приступим к тренировке, а то у нас осталось не так уж много времени. Если ты хочешь отправиться в город ведьм, то должна доказать Совету, что достойна этого. Тринадцатого декабря ты пройдёшь специальный обряд, состоящий из нескольких этапов. И первый из них - это полёт. А для того, чтобы ты избежала в небе столкновения с какой-нибудь несчастной птичкой, нам придётся постоянно тренироваться, - Милена нахмурилась и в задумчивости закусила губу. Как ей объяснять родителям своё частое отсутствие? И как, в конце концов, она поднимется в небо?
  - А им ничего не нужно объяснять. Где они нас с тобой увидят? Ночью на шпиле Биг Бена? - догадавшись, о чём девушка думает, вставил Кристиан.
  - А как я взлечу? - Милена вспомнила, как в последнее время её мучило желание ощутить на своём лице ветер, и с удивлением осознала, что с нетерпением ждёт этого момента. Кристиан, тем временем, незаметно приблизился к ней.
  - Доверься мне и я обещаю, что ты сегодня не сломаешь себе позвоночник, - прошептал он и протянул руку. Милена с опаской взглянула на его ладонь с тонкими пальцами и невольно замешкалась: она понимала, что это не просто жест, а её первый шаг в новую жизнь. И девушка вложила свою руку в его.
  - А как же остальные части тела? Может, позвоночник я себе и не сломаю, а вот руки и ноги... - проворчала Милена, чувствуя, как прохладные пальцы Вогана приятно морозят её разгоряченную кожу.
  - А вот за остальные части тела администрация ответственности не несёт! - эти слова послужили ей сигналом и она крепко стиснула веки, готовясь к новой болезненной телепортации. Ощущение, что она тонет, накатило на Милену с такой силой, что ей во рту почудился привкус грязной пресной воды. Раздался щёлчок. Девушка распахнула глаза и хриплый крик, готовый вырваться наружу, застрял в горле, словно толстая рыбья кость. Она стояла на шпиле башни. Кончики её пальцев ног едва касались креста, которым венчался длинный шпиль Бига Бен. А возле неё, еле уместившись рядом, стоял с довольным видом Кристиан.
  - Красивый вид, правда? Отсюда весь Лондон видно, - он раскинул руки в стороны, будто хотел обнять весь город. Милена решила оставить его слова без комментариев, зная, что стоит ей открыть рот, как оттуда вырвется вопль. Она метнула испуганный взгляд вниз. Небо было настолько тёмным, что неосвещённые дома и здания почти сливались с горизонтом, а уличные фонари и вывески казались с такой высоты крошечными светлячками. И только Темза оставалась сама собой, величественно переливаясь под светящимися пальцами луны, серебрившими её воду.
  - Крис... прошу... верни меня обратно к колоколу... Я сделаю всё, что захочешь, только телепортируй нас на площадку! - захныкала Милена, поражаясь тому, что смогла так долго балансировать на одних носочках.
  - Я сейчас упаду... Я чувствую опасность... Боже, Воган, немедленно забери меня отсюда! - слова с трудом продирались сквозь пересохшие губы, а в голове снова появился шёпот, всегда предостерегавший её об опасности.
  - Не думал, что у тебя так рано проявится интуиция. Понимаешь, тот голос, что раздаётся в твоей голове в минуту опасности, называется ведьминским чутьём, - Кристиан ободряюще сжал пальцы Милены. - Я понимаю, ты безумно устала за эту ночь. Но обещаю, что скоро верну тебя домой. Только давай заключим сделку: спрыгни сейчас со шпиля и я сразу телепортирую нас обратно, - предложил Воган, а Милена чуть не уронила вниз челюсть от возмущения. Она покосилась на Кристиана так, как обычно смотрят на пациента, не имеющего понятия о том, насколько он болен. Воган обещал, что девушка не сломает себе позвоночник, но ничего не упоминал о превращении в мокрое пятно, в какое она превратится, если сейчас спрыгнет.
  - Тебе нечего бояться, Ми. Ты не упадёшь, а взлетишь. Ведь не зря в мире много столетий подряд существует такая поговорка: ведьма в полёте, как рыба в воде, - Кристиан попытался выдернуть свою ладонь из руки Милены, но она так сильно вцепилась в неё, что оставила следы от ногтей на его коже.
  - Послушай, я тоже проходил через это несколько лет назад. Но даже сейчас мне нужно практиковаться в полёте. Помнишь тот день, когда мы случайно встретились возле твоего дома? У меня тогда ещё всё лицо было покрыто царапинами, а на руке красовался гипс, - Милена, не понимая, куда клонит Воган, неуверенно кивнула. - Так вот, я тогда не упал, а просто неудачно приземлился, когда выпрыгнул из окна в школе. Это случилось сразу после истории с надписями, когда директор Пинкинс послал меня в медпункт. А я не хотел туда идти, тем более с твоей подругой Лизой Сквойн... - Милена нервно хихикнула, теперь понимая, что в тот день произошло. Толстушка рассказывала ей, что когда вышла из кабинета директора, то парня и след простыл, а в коридоре было открыто окно. Они с Лизой тогда ещё долго смеялись, фантазируя, что это Воган выпрыгнул из окна. Как теперь выяснилось, толстушка Сквойн обладает способностями к ясновидению.
  - Но, как видишь, после того падения я остался жив. Доверься мне. Если ситуация выйдет из-под контроля, я тебя подстрахую, - твердый голос Кристиана помог Милене решиться. От страха у неё затрястись коленки, дыхание стало неглубоким и прерывистым, а желудок болезненно сжался. Она попробовала сглотнуть, но горло свело судорогой. Нарочито медленно, стараясь не делать резких движений, Милена отпустила руку Вогана. В ту же секунду она осознала, почему всё это время могла сохранять равновесие - её удерживал Кристиан. А когда девушка отстранила его ладонь, то сразу потеряла баланс, и всё случилось слишком быстро. Завизжав во всю глотку, Милена свалилась со шпиля и полетела головой вниз, как при прыжке в воду. В глазах потемнело - завеса из волос накрыла веки, как пышные шторы, а мешковатая куртка надулась, точно парус. Оглушительный стук сердца. Хриплый свист ветра. Разрывающий горло крик. В этот момент Милена испытала столько чувств одновременно, что они затопили каждую клеточку тела, как тёплая вода вливается в вазу и медленно заполняет её до самых краёв.
  - ГРЕБИ! ГРЕ-Е-ЕБИ-И, КАРОЛЛ! - раздался рядом, растянутый от воя ветра, крик Кристиана. Милена заставила своё тело слушаться и робко зачерпнула ладонями воздух, как велел парень.
  - Господи, пусть это поможет... - отчаянно зашептала она, не слыша своего голоса из-за вихря. Как ни странно, скорость её падения тут же уменьшилась. Милена возобновила гребки и даже один раз оттолкнулась ногами. Девушка разлепила ресницы и ахнула: она летела! Действительно летела! Её тело скользило по воздуху с такой же лёгкостью, с какой нож рассекает мягкое масло. Разрезая пальцами сгустки морозного ветра, Милена поменяла направление и стала подниматься навстречу башне. Её тело, непривыкшее к тяжёлым физическим нагрузкам, вскоре заныло, но она упорно продолжала подъём. Такой эйфории Милена ещё никогда не испытывала!
  - Стой, Ми! - окликнул её Кристиан. Она даже обернуться не успела, как Воган схватил её сзади за лодыжку и развернул лицом к себе.
  - Я рад, что ты доверилась мне и сама полетела вниз, - тихо признался он, а Милена решила не разочаровывать парня в том, что свалилась со шпиля совершенно случайно. - Думаю, с тебя на сегодня хватит. Уже четыре часа утра, а нам с тобой ещё нужно завтра в школу, - Кристиан уже начал спускаться к Темзе, как слова Милены заставили его остановиться.
  - А слабо наперегонки? - дерзким тоном бросила она. Так и не дождавшись ответа от Вогана, девушка стремительно взмыла вверх. Из-за громкого свиста ветра в ушах она не могла разобрать, летит за ней Кристиан или нет, но очень надеялась, что он не оставит её одну в Лондоне. Поднявшись до уровня шпиля Биг Бена, Милена на всей скорости помчалась вниз - навстречу освещенным улицам. 'Вот удача! Пока мне не встретилось ни одного прохожего!' - подумала она, перерезая узкий переулок. От наслаждения полётом Милена на секунду закатила глаза и не заметила потухшего фонарного столба, который вдруг вырос у неё на пути. Она лишь чудом успела затормозить, выставив обе ладони вперёд и слегка согнув ноги в колени.
  - Чего не летим, кого ждём? - донёсся сзади голос Кристиана. Он обогнал девушку и, помахав ей рукой, вылетел из беспросветного переулка.
  - Ну, Воган, держись! - прокричала ему вслед Милена. Стараясь быть внимательнее, она уклонялась от каждого покосившегося фонаря и пристально вглядывалась в свисающие электрические провода. Постепенно набрав мощную скорость, Милена стала настигать Кристиана. Ветер ласково трепал её волосы, и девушка снова зажмурилась, готовая вот-вот замурчать от удовольствия. Но стоило ей расслабиться, как она врезалась головой обо что-то твёрдое. Открыв глаза, Милена увидела темнокожего старика с газетой, который вытаращив глаза, потрясённо хлопал ресницами.
  - Доброе утро, сэр, - невнятно пробурчала она, разрываясь про себя от смеха.
  - И где же он? - Милена растеряно застыла и заболтала ногами в воздухе, готовая поклясться, что только что видела мелькнувший силуэт Кристиана.
  - Здесь я, - послышался сверху насмешливый голос Вогана. Посмотрев на крыши домов, Милена обнаружила на одной из них сидящего ведьмака.
  - Нам с тобой крупно повезло, что сейчас только светает и прохожих на улице ещё очень мало. А то представляешь, как бы удивились люди, увидев нас? - заметил Кристиан, а Милена густо покраснела, вспомнив, как наткнулась на того перепуганного старичка. Усевшись рядом с парнем на крышу, она с облегчением стёрла испарину со лба. Каждая её мышца буквально трещала по швам от боли, но каждая частица тела просила, чтобы она взлетела вновь.
  - Ну, что? Может, уже поедем обратно в Вэтхем на такси? - отозвался Кристиан спустя пару минут, когда они оба немного отдышались от гонки.
  - Ты предлагаешь поехать на нашем 'личном' такси 'Г.Н.О.М.'? - в ужасе переспросила Милена, решив для себя, что лучше пойдёт домой пешком, чем ещё раз станет на эту проклятую узкую подножку.
  - Не знаю, как ты, но я хочу поехать на обычном такси, - сознался Воган, уже в который раз за ночь, отбросив с себя маску равнодушия. Он сказал это с таким искренним и усталым видом, что Милена невольно залюбовалась его ожившими чертами лица и улыбкой, при которой на щеках заиграли пикантные ямочки. Не сговариваясь, она и Кристиан синхронно спрыгнули с крыши. Теперь они были, как обычные прохожие, которые не торопясь, плелись вдоль оживающих улиц и обсуждали планы на завтрашний день.
  Увидев, как одна женщина вышла из толпы и потёрла свою ключицу, Милена выдавила из себя вялый истеричный смешок. 'Ух, ну и ночка выдалась!' - подумала она и прибавила шагу.
   * * *
  Милена разлепила глаза лишь, когда будильник затрещал в шестой раз. Сладко зевнув, она отключила его и уже приготовилась снова уснуть, как над кроватью раздался знакомый, струящийся как шёлк между пальцев, голос:
  - Милена Каролл, немедленно вставай и иди умываться! Ещё немного и ты опоздаешь в школу! - заявила Лора и грозно топнула ногой, обутой в розовый тапочек с заячьими ушами. - Знаешь, иногда мне кажется, что если к нам в квартиру ввалятся орущие пьяные инопланетяне, то ты даже не проснёшься, а с ворчанием перевернёшься на другой бок! - женщина завела за ухо волнистый локон и поцеловала Милену в щёку. - О, и зайди перед школой к соседу Поунстеру - попроси у него набор инструментов. Наш кран в ванной опять протекает, а твой отец, как обычно, не помнит, куда положил свой рабочий кейс. Ох, его дырявой памяти даже дырка в сыре позавидует! - сердито пробубнила Лора и направилась к двери, но резко остановилась на полпути. - А чем это здесь так пахнет? Такое впечатление, будто в твоей комнате кого-то жестоко убили, а затем спрятали по частям в грязных носках дяди Бена! - при воспоминании о брате Вэнса, которого за вечные жирные пятна на одежде и пузо размером с арбуз, прозвали 'Бен-Белоснежка', губы женщины плотно сжались. Милена дождалась, пока за её матерью закроется дверь и тогда полезла рукой под подушку, проверяя, на месте ли книга Альпина. Нащупав рукой неровный кожаный переплёт, она немного успокоилась и поднялась с кровати.
  - Ну, что ж, пора вам, сэр Генри, отправится к своей леди, - Милена подошла к подоконнику, где в пакете лежал мёртвый питомец её одноклассницы и, морщась, засунула его себе в сумку. Отправив туда же ещё несколько тетрадей с учебниками, она пошла умываться. Зубная щетка билась о зубы, как крылья бабочки о стекло - руки дрожали и плохо слушались. Мыло выскальзывало, а щетка для волос норовила вырвать пару клочьев из аккуратного каре. Но Милена так волновалась перед встречей со своим классом и миссис Шейп, что даже не замечала бунта собственных рук. Вчера, держа за руку Кристиана, этот день не казался ей таким страшным, но сейчас - оставшись без его поддержки, все её чувства накалились до предела. Умывшись, Милена надела на себя свой счастливый красный свитер и мягкие, как подтаявшее масло, потёртые серые джинсы. Она уже собралась идти завтракать, как мысли о Вогане снова вернули её в комнату. Проторчав у зеркала несколько минут, Милена решила немного подвести глаза и замазать царапину на щеке новым тональным кремом. Когда она уже готовая спустилась на кухню, то обнаружила на столе тарелку с горячим омлетом, который переплёлся в страстных объятьях с плавленым сыром, дольками помидор и кубиками поджаренной колбасы. Недолго думая, Милена набросилась на еду, глотая свежий омлет такими огромными кусками, что с трудом успевала их пережёвывать.
  - Мам, я пошла к мистеру Поунстеру за набором инструментов! Скоро вернусь! - крикнула она, когда завтрак благополучно отправился в далёкое и увлекательное путешествие по животу. Выйдя из квартиры, Милена нажала кнопку вызова лифта и стала судорожно вспоминать, на каком этаже живёт бывший моряк. Через минуту двери кабины распахнулись и она, принюхавшись, вошла внутрь. Ей показалось, что в лифте бродит необычный 'аромат' - запах тухлого мяса и мокрой шерсти животного. С сомнением покачав головой, Милена наклонилась и закатала штанины джинсов. Её взгляд случайно упал на липкий пол лифта, где прямо у дверей красовалось засохшее вишнёвое пятнышко. Завизжав, девушка отпрянула и больно ударилась спиной о стену кабины. Это была кровь! Настоящая засохшая кровь! Рядом с пятном на полу лежал слипшийся клочок длинной серой шерсти. Когда лифт открылся, Милена ловко перепрыгнула через пятно и выбежала на лестничную клетку. Стараясь выбросить все тревожные мысли из головы, она проскользнула к двери мистера Поунстера, которая, как ни странно, оказалась настежь распахнутой. Заглянув в щелку, Милена сразу убедилась, что не ошиблась квартирой: весь узкий коридор старика был обвешан разными чучелами рыб и старыми дырявыми картами.
  - Эй, мистер Поунстер! Это Милена Каролл с восьмого этажа! Вы не могли бы одолжить моему отцу свой набор инструментов? Просто у нас в ванной кран протекает и ... - пролепетала она, неуверенно шагнув в квартиру. Дверь противно скрипнула и сама захлопнулась от подувшего сквозняка. Услышав в соседней комнате невнятные шорохи, Милена с облегчением направилась на звук. Но шла девушка медленно: ощущение, будто пустые глазницы чучел провожают её взглядом, было настолько реальным, что она несколько раз тормозила и оборачивалась. Вдруг на Милену вихрем налетела болонка соседа - белый тощий комок, состоящий, в основном, из кудряшек.
  - Иди ко мне, малыш! - позвала она щенка и потянулась рукой, чтобы погладить его, но собака зарычала, и шерсть на её спине встала дыбом.
  - Облако, ты что - ранен? - услышав своё имя, болонка жалобно завыла, а Милена быстро схватила её на руки и осмотрела. Несмотря на то, что на теле животного не оказалось никаких повреждений, вся его задняя нога была испачкана в несвежей крови. Девушка положила щенка на пол, и он тут же заскулил, уткнувшись мокрым носом ей в ноги.
  - Прости, Облако, но, по-моему, ты пересмотрел фильмов о докторе Дулиттле! Потому что я, в отличие от героя Эдди Мёрфи, не умею разговаривать со зверями! - проворчала Милена и, оставив собаку позади, отправилась на кухню старика. В центре комнаты громоздился стеклянный стол изящной круглой формы, а прямо у стены ютился маленький холодильник. Милена приблизилась к нему и удивлённо провела рукой по царапинам, избороздившим его крышку. Похожие следы были у неё на щеке - остались как воспоминание о когтях оборотня. Услышав сзади шелест, она оглянулась, но ничего нового не увидела. Лишь заметила, что белая клеёнка забрызгана тёмно-красными разводами, а на самом столе стоит миска с сырым протухшим мясом. Из соседней комнаты вдруг раздался долгий болезненный стон.
  - Мистер Поунстер, это вы? - испуганно пропищала Милена. Собрав всю свою волю в кулак, она вышла из кухни и отворила дверь следующей комнаты. Спальня старика оказалась довольно тёмной, так как все окна в ней были полностью завешаны шторами. Посередине комнаты стояла огромная
  двуспальная кровать, где все простыни и одеяла лежали, смятыми в клубок. - Кто это пришёл? - раздался в тишине скрипучий мужской голос. Сначала Милена не поняла, кто это говорит, но затем увидела сидящего к ней спиной человека. Незнакомец сидел на самом краю постели и неотрывно глядел на картину, где был изображён корабль, попавший в шторм.
  - Мистер Поунстер, это вы? Ох, а я вас не узнала, - призналась девушка, узнав, наконец, в сгорбившемся человеке своего соседа. - Это я - Милена Каролл с восьмого этажа. Дело в том, что у нас в ванной ... - она уже приготовилась начать свой трагичный рассказ о забывчивом отце, но замолчала, различив в комнате странный свистящий звук. Ей показалось или это на самом деле был тихий волчий вой?
  - Вы слышали, сэр? Это ваша собака так скулит? Облако что - плохо себя чувствует? - Милена осмотрелась, но не увидела никакой болонки. Она ещё раз мимолётом взглянула на кровать Поунстера. Только сейчас ей на глаза попался клочок свалявшейся шерсти, прилипший к подушке.
  Старик снова застонал и, шатаясь, поднялся с постели.
  - Так это вы оборотень... - ошарашено прошептала Милена.
  
   * * *
  - Да, Милена Каролл, оборотень - это я, - прохрипел мужчина и повернулся к ней лицом. Острый подбородок и морщинистые щёки старика были покрыты короткой серой шерстью, похожей на густую щетину. А челюсть чуть выпирала, словно места для зубов во рту не хватало. Но больше всего Милену поразили не эти изменения в его внешности, а закрытые глаза Поунстера. Неужели ослепляющее заклятье Кристиана до сих пор работало и вместо глаз у мужчины остались два белесых шара? Воспоминание о ночи заставило Милену попятиться к двери. А что, если звериная суть возьмёт верх над моряком и он снова на неё набросится? Продолжая насторожено коситься на старика, она попыталась, не глядя, нащупать дверную ручку.
  - Стой на месте, Каролл. Как любое животное, я чувствую твой страх и признаюсь, он лишь разжигает во мне аппетит. Но не бойся: днём я абсолютно спокоен. Зверь может захватить меня лишь в одно время суток: ночью, когда на небо выходит полная луна, - Поунстер шумно засипел, а Милена наоборот - немного успокоилась и отступила от двери. Она перевела взгляд на грудь старика, где вчера зияла жуткая рана: сейчас то место было перебинтовано, но даже сквозь ткань просвечивали маленькие кляксы крови.
  - Я знаю, тебе будет сложно меня простить за вчерашнее, но всё же я хочу извиниться. Ты просто не представляешь, сколько сил отнимает чёртово превращение! И жажда мяса становится настолько невыносимой, что ты теряешь контроль над своим телом... А моя рана лишь добавила мучений! Будь проклят тот ведьмак с пустыря, что ранил меня вчера! - Милена по-мышиному пискнула, когда мистер Поунстер совсем не по-человечески оскалился, показывая крепкие, немного увеличившиеся в размере, зубы.
  - О каком ведьмаке с пустыря вы говорите? Это он вас ранил? Но зачем? - девушка спокойно выдохнула, когда старик спрятал зубы за плотно сжатыми губами. Неужели они говорят о том ведьмаке, что напал на неё в подъезде?
  - Понимаешь, Милена, всё начиналось, как обычно. Чтобы никому не навредить, я, предчувствуя скорое превращение, отправился в заброшенный парк. Я всегда так делаю: там практически не бывает народу, а уж ночью - тем более. Но вчера зверь захватил меня раньше, чем я был к этому готов. Я ещё не до конца успел превратиться в волка, как он нашёл меня - тот ведьмак с пустыря... - моряк насупился, и его густые седые брови опустились вниз, почти накрыв собой веки. - Он спрашивал о тебе, Каролл. А когда я отказался отвечать, ведьмак воспользовался моей беззащитностью после превращения и напал, - после этого признания морщины на его лице проступили отчётливее, напоминая глубокие складки на помятой одежде.
  - А как это вообще произошло? Как вы стали оборотнем? - пролепетала Милена, стараясь не думать о том ведьмаке с пустыря. Интересно, на мистера Поунстера напал тот же незнакомец, что и на неё? А если и так, то, что ему от неё нужно? Почему он расспрашивал о ней?
  - Я стал оборотнем во время одного плаванья. Мне тогда только исполнилось сорок лет, - морщины на лбу старика слегка разгладились, когда он перестал говорить о ведьмаке с пустыря. А перед Миленой все утренние эпизоды сложились, наконец, в цельную картину. Кровавое пятно в лифте... Сырое мясо на столе... А на лапе болонки наверняка остались засохшие разводы из-за того, что мужчина касался её выпачканной в крови рукой.
  А мистер Поунстер, тем временем, полностью ушёл в воспоминания:
  - Когда мы с товарищами пришвартовались в одном порту, чтобы отпраздновать моё сорокалетие, к нам на корабль подсел незнакомец. Признаюсь, за это время я немного подзабыл его лицо. Помню лишь, что он имел ярко выраженную азиатскую внешность, а всё его тело было покрыто множеством разноцветных татуировок, - старик задумчиво причмокнул губами, пытаясь вспомнить детали, но сдался и продолжил рассказ:
  - Этот незнакомец быстро сдружился с коллективом. Один лишь капитан его недолюбливал: каждое полнолуние парнишка куда-то пропадал и никто не мог его найти. Хотя мы обыскивали всё судно! И вот однажды, когда капитану эти исчезновения вконец надоели, он решил проследить за нашим загадочным другом, - мистер Поунстер грустно скривился, и по его щеке скатилась горькая слеза, оставив влажный след на обветренной коже.
  - И что случилось дальше? - тихо спросила Милена.
  - Поверь мне, девочка, ничего хорошего. После той ночи наш капитан стал каким-то странным: он замкнулся в себе, раздражался по любому поводу и так сильно выходил из себя во время ссор, что дело часто кончалось драками. А потом он тоже начал куда-то пропадать по ночам и чаще всего - во время полнолуний... А спустя несколько месяцев, мы с друзьями обнаружили мёртвое тело того азиата. Все тогда дико испугались: представляешь, малому кто-то глотку перегрыз! В буквальном смысле! - вспомнив вид крови и её затхлый запах ржавых монет, Милена нахмурилась. - А ещё спустя неделю, я проснулся посреди ночи от ощущения, будто меня кто-то кусает. Только вот это был не комар, как я тогда подумал! В полутьме каюты я узнал лицо капитана Броумена! - старик взвыл и схватился за свою голову, как в приступе мигрени, но Милена знала, что его беспокоит не столько физическая боль, сколько душевная.
  - Нам с тобой нужно о многом поговорить, Каролл. Но теперь ты должна уйти. Рана очень ослабила меня и, несмотря на то, что сейчас день, я боюсь, что могу выйти из себя, - с этими словами Поунстер резко распахнул глаза, а Милена зажала себе рот пальцами, стараясь сдержать крик. Вместо обычных глаз на неё смотрели белки с паутиной лопнувших красных сосудов. Боясь обернуться, она выбежала из спальни и понеслась к выходу.
  - Стой, Каролл! Я хочу ещё кое-что тебе сказать! - донёсся из комнаты отчаянный вопль моряка. С большой неохотой Милена вернулась обратно.
  - Тот, кто сопровождал тебя вчера ночью... Тот ветряной ведьмак... Знай, Ми, он - тёмный. Светлые ведьмаки не используют такие мощные чёрные заклятья. Так что будь с ним осторожна, - предупредил мужчина, а Милена мысленно фыркнула. 'Конечно, я буду осторожна! Только мне нужно остерегаться не Вогана, а вас, особенно если учесть, что это вы вчера на меня напали! А Кристиан наоборот - сделал всё, чтобы обеспечить мне защиту!' - возмутилась она про себя, но вслух ничего не сказала. Милена снова направилась к выходу, чувствуя, что ей срочно нужно выйти на свежий воздух, чтобы переварить всю полученную информацию.
  - Подожди, Каролл! - спотыкаясь и облокачиваясь руками о стены, её догнал мистер Поунстер. - А зачем ты вообще приходила? - рука Милены замерла на полпути, так и не нажав на ручку входной двери.
  - Вообще-то за набором инструментов. У нас в ванной кран протекает, - она не стала упоминать о забывчивости отца и без того чувствуя себя неловко.
  - А знаешь, что самое смешное? - старик громко захохотал и его сухой смех отскочил от стен раскатистым эхом, напоминая надрывный кашель.
  - А самое смешное, Милена Каролл, что никаких инструментов у меня нет, - прохрипел он и расплылся в улыбке, которая мгновенно спряталась за причудливыми узорами морщин. Девушка обречёно стукнула кулаком по двери: теперь она понимала выражение ' Встать не с той ноги'. Да уж, сегодня точно не её день!
   * * *
  Милена снова огляделась - до начала первого урока оставалось всего шесть минут, так что Лизе Сквойн стоило поторопиться. Девушка понимала, что история с Глэн Хэнкс уже облетела школу и вскоре ей придётся всё объяснять, но сначала она хотела переговорить с толстушкой и рассказать ей правду. Снова ощутив на себе чей-то пытливый взгляд, Милена вспыхнула и отвернулась - она ещё не привыкла к такому повышенному вниманию.
  - И где же Кристиан? - пробурчала девушка, чувствуя себя очень одиноко без присутствия Вогана. 'Кристиан ещё ни разу не опаздывал, так может с ним что-то случилось? Или он вообще сегодня решил не приходить?' - заволновалась Милена. Она уже думала зайти в школу, как увидела свою подругу. В этот раз Лиза не стала делать себе смешную гульку на голове, а заплела волосы в две обычные косички. Но отсутствие оригинальной причёски полностью компенсировал её наряд: ярко-лимонный свитер и голубая юбка по колено, которая венчалась в конце тонким красным кружевом. А ноги девушки обтягивали зелёные, расшитые блёстками колготы, и низкие лаковые сапоги.
  Милена так соскучилась по подруге и её своеобразной манере одеваться, что еле сдержалась, чтобы не стиснуть толстушку в объятьях, когда та проходила мимо. Но Лиза даже не удостоила её взглядом и молча зашла в здание школы. Недолго думая, Милена ринулась за ней, но фигура Сквойн уже затерялась в толпе учеников на первом этаже. Наконец, она разглядела две удаляющиеся русые косички и метнулась к ним.
  - Милена Каролл! Я просто не верю своим глазам! Кто дал вам право бегать по школе, когда до урока осталась всего минута? Или вы думаете, что я как добрая фея из 'Золушки' - всегда буду прощать вам проступки? - дорогу Милене перекрыл массивный силуэт миссис Шейп. Девушка чуть не застонала вслух от облегчения. Как видно, завуч решила вести себя так, будто поверила, что случай с Глэн - лишь неудачное стечение обстоятельств.
  - Знаете, миссис Шейп, вам нельзя так себе льстить! Я даже не уверена, подойдёте ли вы на роль Шрека, а вы тут про какую-то фею говорите... - сказав это, Милена буквально засветилась от удовольствия - кажется, всё становилось на свои места. От такой острой реплики, чересчур выщипанные, тонкие брови учительницы смешно приподнялись домиком.
  - АХ, ТЫ ДРЯНАЯ ДЕВЧОНКА! - завизжала она и с такой силой топнула шпилькой по полу, что та чуть не пробила древесину. Милена с интересом покосилась на толстые пальцы миссис Шейп: длинные накладные ногти ядовито-салатового цвета впились в кожу почти до крови.
  - Боже, зачем так кричать? Или вы решили меня таким образом оглушить? - Милена состроила разочарованную гримасу. - И чего вы с самого утра такая злая? Может, парик на голову надавил? Так возьмите себе на размер больше, - дерзко бросила она, пища внутри от радости. Наконец, ей хватило смелости отомстить миссис Шейп за все эти годы мучительных наказаний!
  Завуч издала хищный вопль, похожий на боевое улюлюканье индейцев и схватила Милену за ворот свитера, притянув почти вплотную к своему лицу.
  - Думаешь, я не знаю, кто ты такая, чертовка? Неужели ты наивно полагаешь, что я поверила Кристиану и считаю, что эпизод с Глен - это всего лишь несчастный случай? Нет, я знаю, кем вы с ним на самом деле являетесь... - прошипела учительница, и Милене в нос ударил резкий аромат её духов. Она раздражённо вырвалась из рук миссис Шейп и пригладила ворот свитера.
  - Ну, и чего вы замолчали? Продолжайте, назовите это слово вслух... Скажите, кем мы с Кристианом являемся! - прошептала Милена, а завуч, не готовая к такому отпору, на миг оцепенела. Но тут же взяла себя в руки и с улыбкой стала поправлять новый фиолетовый бант на пиджаке.
  - Я не боюсь тебя, Каролл. В наших отношениях ничего не изменится: сегодня ты снова придёшь ко мне после уроков отрабатывать наказание, - процедила она, продолжая скалить губы в приторной ухмылке. Милена мысленно хихикнула, представив, что со стороны они, наверное, смотрятся, как добрые друзья, которые обмениваются рецептами пирогов.
  - Простите, миссис Шейп, но сегодня на вечер у меня другие планы, так что вам придётся поискать себе другую жертву. А если вы попробуете меня остановить, то заранее предупреждаю - в моей сумке лежит дохлая крыса. Вы же не хотите, чтобы она вдруг перекочевала к вам... на парик, например? - с этими словами Милена со всех ног помчалась к кабинету химии, надеясь перехватить там толстушку до начала урока. Но вместо этого она повстречала подругу гораздо раньше, чем рассчитывала. Лиза как раз выходила из туалета и пыталась засунуть расчёску в свою крохотную, забитую конспектами, сумочку.
  - Пошли, Сквойн, у нас с тобой мало времени, а мне ещё нужно столько тебе рассказать! - воскликнула Милена и, схватив толстушку за рукав свитера, потянула обратно в туалет. Аквамаринные глаза Лизы округлились от удивления, но она кивнула и послушно последовала за подругой.
  - Боюсь тебя разочаровать, но если учесть, что через секунду прозвенит звонок, то времени у нас вообще нет, - съязвила она. Но Милена решительно покачала головой, давая понять, что никуда её не отпустит, пока не закончит разговор. Сквойн немного помешкала, но тут раздался звонок на урок, и она покорно опустила голову, точно признавая поражение. Прихлопнув за собой дверь, они уютно устроились на подоконнике. Несколько минут прошло в полном молчании, так что было слышно, как падают и разбиваются о раковину капли из незакрытого крана. Наконец, Милена собралась с духом и, изгнав из головы все лишние мысли, робко начала:
  - Я позвала тебя сюда, чтобы серьёзно поговорить. Но прежде пообещай мне, что всё сказанное останется между нами, - попросила она. Несмотря на то, что ей никто не запрещал говорить об Ордене Посвящения, Милена была уверена, что этого нельзя делать. Поэтому она волновалась вдвое больше. Как отреагирует Кристиан и Аш Вильтон, узнав о таком разговоре? Дождавшись от Лизы ещё одного нетерпеливого кивка, девушка продолжила:
  - В общем, я знаю, как странно это прозвучит, но я - ведьма, - Милена искоса взглянула на подругу, пытаясь угадать её реакцию на своё смелое заявление.
  - Ну, знаешь, Ми, ты могла придумать что-то более оригинальное. К примеру, назваться помощником Санта-Клауса, а потом предложить мне отправиться в гости к Спанч Бобу! Или он с Патриком уже ждут нас за дверью туалета? - Лиза привстала, упёршись локтями об подоконник.
  - Может, прежде чем обвинять меня в связях с персонажами мультиков, всё-таки дослушаешь до конца? - Милена повернулась лицом к окну, чтобы скрыть от толстушки свою досаду. Подруга устало вздохнула и привалилась спиной к стене, чувствуя, что их разговор будет долгим. Глядя на пасущиеся в небе облака, Милена стала рассказывать об осени, с которой всё началось: о первой встрече с таинственной особой Аш Вильтон, о весёлом гноме по имени Альпин и о том, что её знакомство с Кристианом оказалось заранее спланированным... Она не говорила, а буквально тараторила, боясь, что Лиза перебьет её на самом важном месте. Когда Милена закончила свой рассказ, уже прозвенел звонок на перемену, а в её горле окончательно пересохло.
  Довольная, она снова заглянула в окно: развидневшееся небо вновь приобрело чистый голубой цвет. Большие, покрытые лёгким кудрявым пушком облака, заливали Вэтхем ярким солнечным светом, делая улицы похожими на сверкающие слитки золота.
  - Значит, ты говоришь, что вчера ночью вы с Кристианом телепортировались на шпиль Биг Бена, и ты с него спрыгнула? А потом вы, полетав немного над Темзой, сели на такси и поехали домой? - подала голос Лиза, болтая свисающими с подоконника ногами. - А за такси кто заплатил? Ты или он?
  - Кристиан, - отозвалась Милен, поражаясь такому вопросу. После всего услышанного, толстушка могла спросить о чём-то более оригинальном!
  - Конечно, Кристиан! Ведь он у нас такой джентльмен! - вскипела Сквойн, неловко спрыгнув с подоконника. Она схватила свою миниатюрную сумочку и направилась к выходу из туалета, но перед тем, как выйти, полуобернулась:
  - Знаешь, Милена, в Вогане я не разочаровалась, а вот в тебе... Мы с тобой столько лет дружим, а ты вместо того, чтобы рассказать мне правду, запудрила мозги всякой чушью! - толстушка всхлипнула и, утирая слёзы рукавом свитера, вышла из туалета. Милена слезла с подоконника и со злостью хлопнула себя по лбу. Такой бурной реакции она не ожидала!
  - Постой! Куда ты? - с отчаянием прокричала ей вслед девушка.
  - Прости, но меня уже хоббиты заждалась! Мы с ними вместе идём на урок литературы! И кстати, передавай от меня привет Спанч Бобу! - донёсся из-за двери разъярённый вопль толстушки. Милена раздражённо провела рукой по лицу. Боже, а ведь день только начался!
  
   * * *
  Расстроенная Милена медленно плелась на второй урок - литературу. Она так часто ловила на себе любопытные взгляды, что, в конце концов, не выдержала и вильнула в переулок, срезав путь к кабинету. Школа снова казалась ей беспросветным лабиринтом, который охраняет целое стадо минотавров. Даже не взглянув на своих одноклассников, Милена зашла в аудиторию и достала из сумки, обернутую в несколько пакетов, крысу. Джоан Джонсон стояла к ней спиной и глядела в окно, с интересом наблюдая за полётом двух дерущихся птиц.
  - Это тебе, - просипела Милена, подойдя к однокласснице вплотную. От напряжения её голос слегка дрожал, словно натянутая струна гитары, готовая в любой миг оборваться. Джоан развернулась и стала судорожно наматывать на палец длинную каштановую прядь - первый признак её волнения.
  - Каролл? Чего тебе надо? - поинтересовалась она и скептично скрестила руки на груди. Милена не стала ничего объяснять и молча протянула завёрнутого, но от этого не менее вонючего сэра Генри. Увидев, что его облезлый хвост случайно высунулся из пакета, она брезгливо скривилась.
  - Мне очень жаль сэра Генри, - пробурчала Милена и с чувством выполненного долга зажала себе нос рукой. В этот момент раздался звонок, и она поторопилась занять свою пустующую без соседки парту. Но цепкие пальцы Джоан ухватили её за запястье и заставили приостановиться.
  - Спасибо тебе, Милена. Ты просто не представляешь, как много твой поступок для меня значит! Ведь теперь я смогу похоронить сэра Генри, как полноценного члена семьи! А Глэн... Она заслужила то, что ты с ней сделала, - серьёзно проговорила девушка, а Милена впервые за все годы их совместной учёбы заметила, что в карих глазах Джоан забрезжил разум.
  - Послушай, Джонсон, я рада, что помогла тебе, но ты ошиблась... Я ничего не делала с Глэн - это был обычный несчастный случай, - протараторила Милена и кисло ухмыльнулась, расслышав в своём голосе панические нотки оправдания. Тем временем, в класс начали заходить одноклассники и с ворчанием рассаживаться по местам. Но увидев мирно беседующих Милену и Джоан, замерли и стали подозрительно коситься в их сторону.
  - Говоришь, с Хэнкс произошёл обыкновенный несчастный случай? - Джоан насмешливо изогнула бровь. - Хорошо, будем считать, что ты - не ведьма и об Ордене Посвящения никто из нас не знает, - Джоан загадочно подмигнула и уселась за свою парту. Милена на мгновенье остолбенела, но вспомнив, что за ней наблюдают, поспешно последовала её примеру. Вопросы набросились на неё, как стая голодных белок на орешек: как Джоан узнала об Ордене Посвящения? Может, она сама ведьма? Но если так, то почему Кристиан никогда не говорил ей об этом?
  Спустя пару минут, в класс ввалилась запыхавшаяся учительница. Она быстро извинилась за своё опоздание и начала урок:
  - Тема нашего урока - Уильям Шекспир. В течение всей этой недели мы будем изучать его произведение 'Гамлет', - пробормотала мисс Вэйтс и смахнула, выбившуюся из аккуратного пучка, прядь волос. Милена обернулась и бросила взгляд на последнюю парту, куда пересела Лиза. Сейчас толстушка не слышала учительницу и, пожёвывая губы, усердно выводила в блокноте извилистые узоры. 'Странный сегодня выдался день. Мой сосед оказался оборотнем. Лучшая подруга закатила истерику и обвинила во лжи. А Кристиан Воган, этот шикарный засранец, вообще не пришёл в школу!' - мысленно возопила Милена и улыбнулась, вспомнив о том, как бурно провела вчерашнюю ночь.
  - Мисс Каролл, вы не могли бы пересказать нам конец 'Гамлета'? - девушка моргнула, не сразу осознав, что к ней сейчас обратилась учительница.
  - А конец этой истории очень грустный. Там все умерли, - опомнившись, Милена встряхнула головой и принялась рассказывать настоящий конец 'Гамлета'. Всё-таки мечты о парнях могут подождать, а хорошая оценка по литературе никогда не помешает!
  
  Глава одиннадцатая: Яичница по гномьему рецепту.
  Милена вошла в квартиру и устало кинула сумку с ключами на пуфик. Она только вернулась из школы и даже, несмотря на то, что их класс сегодня пораньше отпустили с уроков, настроение у неё было отвратительное. Кристиан так и не объявился - об этом на каждом углу разочарованно вздыхали девушки, как из младших, так и из старших классов. 'Ну, и где интересно Воган шляется? Мы ведь должны с ним сегодня тренироваться!' - подумала Милена, раздражённо покусывая губы. Хотя на самом деле она беспокоилась вовсе не по поводу тренировки: девушка уже привыкла, что Кристиан всегда рядом с ней. А когда его нет, её буквально начинало знобить от волнения. Где он пропадает и самое главное - с кем?
  - Мам, я пришла! - Милена не стала звать отца, догадываясь, что его ещё нет дома. В последнее время Вэнс допоздна засиживался на работе, желая доказать своему боссу, какой он трудолюбивый сотрудник. Так и не получив повышение в должности, мужчина стал сам не свой. Он превратился из жизнерадостного пиона в увядающую шипастую розу - стал ещё более рассеянным и замкнутым. Милену успокаивало лишь одно: Лора была настолько прекрасным поваром, что любой человек, попробовавший её стряпню, мгновенно забывал о своих проблемах. И Вэнс - не исключение.
  Несмотря на то, что её родители были полными противоположностями, они всегда дополняли друг друга. Их друзья часто смеялись, поговаривая, что единственное, что объединяет Лору и Вэнса - это любовь... и рыжие волосы. Вся семья Каролл была рыжеволосой. И хотя Агнесса взяла эту фамилию лишь после смерти своего мужа, её волосы тоже до сих пор кое-где отливали огнём.
  Не услышав ответа от матери, Милена решила, что та опять пропадает в супермаркете и отправилась к себе в комнату. Но на полпути остановилась: ей показалось, что в спальне бабушки раздаются шаги. Но если в квартире не было ни Лоры, ни Вэнса, тогда кто сейчас разгуливал в комнате Агнессы?
  Милена на цыпочках подкралась к её двери и, преодолев страх, потянула на себя ручку и вошла внутрь. В спальне старухи, как обычно, царил полный бедлам: ковёр наполовину свёрнут, кресло стоит вверх тормашками, окно настежь распахнуто... Девушка переключила взгляд с окна на подоконник и схватилась рукой за сердце. На подоконнике сидел тот, кого она меньше всех ожидала здесь увидеть. Воган увлечёно пролистывал один из выцветших блокнотов Агнессы и с такой задумчивостью постукивал себя пальцем по ямочке на подбородке, что даже не заметил её появления.
  - Кристиан... - ахнула Милена, не зная, злиться ей или радоваться этой внезапной встрече. На лице ведьмака проскользнуло удивление, когда он поднял глаза от блокнота, но эта эмоция так быстро исчезла, что девушка засомневалась, не привиделось ли ей это. Тем более, чему Вогану удивляться, если он находится у неё дома? Или Кристиан не ожидал, что она так рано вернётся со школы? - Милена... - передразнил её парень, криво ухмыльнувшись. Он ловко спрыгнул с подоконника и стал подкрадываться к ней как кошка - с бескостной текучей грацией и хищным прищуром глаз.
  - Что ты тут делаешь? И вообще, почему тебя сегодня не было в школе? - с упрёком спросила Милена, когда Кристиан замер в нескольких сантиметрах от неё. Она глубоко втянула сладковатый запах его кожи и тут же отпрянула: всякий раз, когда Воган стоял слишком близко, её живот скручивался в тугой узел, а к щекам приливала кровь.
  - Меня не было в школе по личным причинам, - ответил, наконец, Кристиан и направился обратно к подоконнику. Милена хотела уточнить, какие причины он имеет в виду, но решила пожалеть свою гордость, и с нарочитым безразличием пожала плечами.
  - А в спальне Агнессы я оказался лишь потому, что у меня осталось слишком мало фейр на телепортацию. И только в этой комнате на окнах не стоят решётки. А как ещё я мог попасть к тебе в квартиру? - Воган вскарабкался на подоконник и, согнув ноги в колени, обнял их руками. - Я просто хотел сказать, что сегодня ночью мы не будем тренироваться. Ты и так вчера слишком вымоталась для первого раза - твоему телу нужно время, чтобы привыкнуть к полёту. А пока отдыхай, - Милена кивнула, хотя сама мысленно недоумевала. Конечно, её мышцы жутко болят от полученной нагрузки, но это не повод отменять тренировку! До тринадцатого декабря осталось не так уж много времени, а она ещё даже толком не полетала! Милена прекратила наматывать круги по комнате и посмотрела в упор на оголённые ключицы Кристиана. Интересно, когда она пройдёт Совет Теней, ей тоже сделают такое тату с рунами?
  - Что, татуировкой любуешься? У тебя тоже такая будет, когда ты пройдёшь обряд посвящения в ведьмы. У всех ведьмаков с Утёса Дракона такие тату. Только они разных цветов. У огненных ведьмаков татуировки тёмно- красные, у водяных - серебристо-синие, а у земляных они переливаются изумрудом. Ну, и как ты сама догадалась, у ветряных ведьмаков татуировки отсвечивают бледно-голубым. Но знай, тату сияет лишь, когда ты колдуешь или касаешься его пальцами. А так татуировка имеет обычный чёрный цвет, - Воган дотронулся до своей левой ключицы и руны мгновенно загорелись. Около минуты рисунок светился, но затем мягкий блеск стал гаснуть.
  - А как же ведьмы и ведьмаки с пятого отделения? Ты забыл сказать, какие у них татуировки, - осторожно напомнила Милена. Она уже давно заметила, что Кристиан как-то неохотно говорит о стигах - людях, которые могут управлять магией, что не связана ни с одной из четырёх стихий.
  - Нет, Ми, я не забыл сказать, а просто не захотел. Это разные вещи, - отозвался Воган и шутливо отдал ей честь. - Увидимся завтра в школе, - он встал и слегка наклонился, чтобы не стукнуться головой о верхнюю часть окна.
  - То же самое ты говорил мне вчера. И кстати, в школу так и не пришёл, - съязвила Милена и внимательно оглядела парня. Только сейчас она обратила внимание, что узкие джинсы Кристиана сразу в нескольких местах порваны, а массивный серебряный крест на шее покрыт чёрными пятнышками. Заметив, куда устремлён её взгляд, Воган нахмурился и торопливо застегнул сорочку на все пуговицы.
  - Я сообщу тебе о следующей тренировке, - Кристиан повернулся лицом к распахнутому окну и отодвинул занавесь, готовясь спрыгнуть. Милена взвыла и отвернулась: боже, как она устала от этих эффектных трюков!
  - Скажи мне, Крис, а чего б тебе не выйти через дверь? Возможно, это не так оригинально, как выпрыгнуть с восьмого этажа среди бела дня, но всё же... - проворчала она и обернулась, но подоконник уже был пуст. Милена стремительно бросилась к окну и посмотрела сначала вверх, а потом вниз. Кристиана нигде не было. 'Воган телепортировался!' - смекнула она. 'Но почему он солгал мне? Сказал, что у него не осталось для этого фейр? Крис мог даже не приходить ко мне, а просто послать воздушное сообщение, как сделал это в прошлый раз! И что случилось с его джинсами и крестом?' - недоумевала Милена. Она с грустью перевела взгляд на улицу, покрытую хлопьями ржавых опавших листьев. Как ни странно, осень была её любимым временем года. Девушка любила, сидя на подоконнике, долго глядеть, как с деревьев падают листья... Как лёгкий ветерок разносит прохладу, а капли дождя громко барабанят по асфальту...
  Бросив последний мрачный взгляд на небо, она заставила себя отойти от окна.
   * * *
  Милена хотела уже выйти из спальни бабушки, но осмотревшись, передумала. В комнате было так грязно, что она не выдержала и принялась убираться. В первую очередь, девушка подняла с пола перевёрнутое кресло-калеку и аккуратно прислонила его к стене. Затем она подошла к письменному столу и стала сбрасывать с него все скомканные, пожелтевшие от времени, бумаги. Но стоило ей наклониться, чтобы сложить весь мусор в кулёк, как в комнату вломился ветер. Мощный порыв отбросил её на метр, а затем со всей силы припечатал к стене. Боль в шее и копчике оказалась настолько пронзительной, что глаза невольно затуманились слезами. Милена попробовала подняться, но вихрь предупреждающе зашипел, и она беспомощно сползла вниз, наблюдая за тем, как он медленно разрушает комнату. Занавеска взволновано заметалась, из последних сил держась на карнизе. Потрёпанные блокноты, записки с выцветшими чернилами, высушенные лепестки и листья растений - ветер всё сбрасывал на пол. Наигравшись с содержимым стола, он налетел на кресло. Милена со стоном зажмурилась - она была просто не в состоянии смотреть, как у кресла-калеки забирают последнее. Спустя секунду новооторванная ножка со свистом понеслась в окно, но запуталась в занавеске и беззвучно упала на подоконник. Это послужило для Милены последней каплей. Опираясь ладонью о стену, она, прихрамывая, сделала несколько шагов вперёд.
  - НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИ! - во весь голос завопила Милена, но её крики казались едва слышным шёпотом на фоне жужжащего ветра. В ту же минуту она ощутила, как по её венам растекается приятный холодок - фейры, единицы магической силы. Вспоминая, как колдовал Кристиан, девушка выставила обе руки вперёд и мысленно приказала ветру остановиться. От напряжения у неё из носа хлынула кровь, а перед глазами всё стало расплываться. На секунду Милена отвлеклась, заметив, что пару красных капель упали на пол, но быстро пришла в себя и продолжила колдовать.
  Кончики её пальцев засветились, а запястья, точно браслеты, охватили тонкие узоры из инея. Ветер испустил последний разочарованный крик и, прихватив с собой пару сухих лепестков, умчался прочь. Милена с облегчением плюхнулась на пол и взглянула на свои пальцы, покрывшиеся блестящей корочкой льда. Подышав на них, согревая дыханием, она оглядела перевёрнутую вверх дном комнату бабушки.
  - Да, пожалуй, уборка это не мой конёк! Во всяком случае, здесь было гораздо чище до меня! - Милена с грустью покосилась на вторую оторванную ножку кресла, которая каким-то чудом оказалась на люстре, а затем перевела взгляд на листики, что кружились в воздухе, подобно раненым птицам. Вздохнув, она дотронулась до носа, проверяя, идёт ли ещё кровь. Но когда девушка поднесла выпачканные пальцы к глазам, то невольно побледнела. Её кровь была не алого, а ярко-багрового цвета.
  - Что со мной происходит? У обычного человека кровь не может быть такого цвета! Боже, в кого же я превращаюсь? - пролепетала Милена, испуганно разглядывая свою густую тёмную кровь. Решив оставить эти размышления на потом, она снова принялась за уборку. От мысли, что родители скоро вернутся и могут заглянуть в спальню Агнессы, Милена превратилась в маленький ураган-трудоголик. Всего за несколько минут она успела разобраться со всей перевёрнутой мебелью и даже убрать половину бумажек с пола. Открыв ящик уцелевшего письменного стола, Милена запихнула туда всю груду макулатуры и отправилась за следующей партией. Но вдруг ей в руки, вместо обычных шершавых блокнотов, попалось что-то гладкое.
  Милена удивлёно опустила взгляд: её пальцы сжимали чёрный конверт.
  В течение долгой минуты она размышляла, открывать ей его или нет. Интуиция подсказывала положить конверт обратно, но любопытство сложило руки в бока и возмущалось. Как это письмо оказалось здесь, если гном передал его Аш Вильтон? И почему она не может его прочитать, если оно касается её дальнейшей судьбы?
  Дрожащими от волнения руками Милена аккуратно открыла конверт и высунула его содержимое: необычный листик пепельного цвета, сложенный вдвое. Раскрыв его, она на мгновенье залюбовалась незнакомым мелким почерком с изящно-округлыми буквами, и начала читать письмо вслух:
  - Совет Теней состоится в пятницу тринадцатого. Не забывай, Аш, девчонка - нечистокровная ведьма. Я думаю, мне не стоит тебе лишний раз напоминать, чья кровь течёт в её жилах. Мы имеем на неё такое же право, что и вы. И ещё, Аш, я делаю последнее предупреждение: Ищейки найдут наследницу, где бы вы её не спрятали. Все твои усилия бесполезны - она не станет ведьмой. В этот раз на Совете Теней будет присутствовать Уриах. И кому, как ни тебе, знать, что происходит, когда он посещает Совет? Ты ведь хорошо помнишь то, что случилось двадцать лет назад?.. - Милена запнулась, переводя дыхание. - Суд состоится после голосования. Старуха ответит за то, что нарушила уговор и поплатится за воровство своей кровью. Совет Теней вынесет ей смертную казнь. Помяни моё слово, Аш Вильтон, мы вернём то, что у нас украли. Мы вернём это. С наилучшими пожеланиями, твой покорный слуга Грифон, - дочитала она севшим от тревоги голосом. 'Грифон! Тот самый Грифон, о котором писалось в книге Альпина в главе об Ищейках!' - подумала Милена, пытаясь вспомнить, как мужчина выглядит. В её снах она никак не могла его разглядеть: тело незнакомца скрывал плащ, а лицо - маска с капюшоном. Но девушка твёрдо знала одно - он в сговоре с ведьмаком с пустыря, что напал на неё в подъезде. А может Грифон и заказал это нападение? Но зачем? Чего он хочет? И почему так тщательно скрывает своё лицо? Кто он вообще такой?
  Милена торопливо сложила письмо и засунула его с остальными бумажками в ящик стола. Охваченные беспокойством, её мысли разлетелись, словно стая бабочек. Наконец, она решила, что ей делать. Уверенной походкой Милена приблизилась к старому дубовому шкафу бабушки, намереваясь проверить, находится там шкатулка, как говорили во сне Ищейки или нет. Но поскольку шкаф оказался очень высоким, ей пришлось приставить к нему раскладной стул. Вскарабкавшись на него, Милена ощутила, как её живот обвили слизкие щупальца страха. Неужели она сейчас стоит на пути к решению всех своих проблем? И то, за чем Ищейки так упорно охотятся, пылится лишь в нескольких сантиметрах от её руки? Пальцы Милены потянулись к самой верхней полке и, нащупав там маленькую коробочку, схватили её и потащили вниз. Милена рискнула взглянуть на эту вещь только, когда почувствовала под ногами поверхность пола. И не ошиблась. Стоя в эту минуту на стуле, она наверняка бы свалилась. Потому что у неё в руках была шкатулка! Небольшого размера, сделанная из чистого красного дерева и покрытая сетью светящихся рун, шкатулка казалась необычайно тяжёлой. 'Значит, там внутри что-то есть!' - пронеслась у неё в голове мысль. Дрожащая рука Милены нервно дёрнулась и потянулась к её крышке. Неужели она сейчас увидит то, за чем все охотились? Ищейки, они, ведьмак с пустыря, Грифон... Все вели борьбу за эту странную коробочку...
  - Шкатулка пуста, наследница, - раздался рядом знакомый скрипучий голос. От неожиданности Милена вскрикнула и выронила из рук шкатулку. Она кинула встревоженный взгляд на пол, боясь, что та могла в щепки разбиться, но шкатулка даже не открылась, а лишь перевернулась на другой бок.
  - Я же говорю, шкатулка пуста, - Милена резко обернулась и протёрла глаза, не веря, что стоящий перед ней человек - не видение. - Да, внученька, я вернулась. И где же радость на твоём лице? Ты даже не обнимешь любимую бабушку? - Агнесса Каролл захохотала и, схватив с пола горстку сухих лепестков, бросила их в воздух и, танцуя, закружилась под ними.
  - Ах, дом, милый дом! Как я по нему соскучилась! - старуха встряхнула свои и без того всклокоченные седые волосы и, улыбнувшись, прошептала. - В больнице, конечно, было неплохо, но... Daheim ist daheim! - что в переводе с немецкого языка означало: дома есть дома.
  
   * * *
  Милена неловко заёрзала на стуле, снова ощутив на себе внимательный взгляд бабушки. Удивительное дело, Агнесса появилась всего пару часов назад, а атмосфера в доме уже накалилась до предела! Вэнс даже приехал с работы пораньше, чтобы присутствовать на праздничном ужине, который Лора организовала в честь возвращения матери. Несмотря на то, что тело старухи всё ещё было сплошь покрыто синяками и царапинами, врачи буквально пинками вытолкали её из больницы. И Милена прекрасно их понимала: кто бы захотел нести ответственность за столь буйную пациентку, которая на днях выпрыгнула из окна, а потом уверяла, что на неё напало тощее существо с бараньими рогами и лошадиным хвостом?
  - Почему ты не кушаешь, Ми? Тебе не нравится фаршированный гусь? - от мыслей об Ищейке Милену отвлёк печальный голос матери, которая, казалось, вот-вот готова разрыдаться. Девушка покачала головой и уставилась на стол, ломящийся от количества всевозможных блюд. Но звездой этого вечера был гусь с лоснящейся корочкой и овощной гарнир.
  - Спасибо, мам, но что-то я не голодна, - Милена скромно подлила себе яблочного сока в стакан и залпом его осушила. Она понимала, что Лора очень старалась, готовя этот ужин, но ничего не могла с собой поделать. После колдовства её слегка подташнивало, а любое движение сопровождалось такой острой болью, что казалось, будто кости режут ей изнутри тело. Милена ощущала себя разбившейся вазой, которую склеили по кусочкам, а затем небрежно обмотали скотчем. От этого сравнения она робко улыбнулась, но увидев хмурые лица родителей, сразу помрачнела. Милена знала, зачем её мать на самом деле устроила такой эффектный ужин. Через несколько недель Агнессу должны были забрать в психиатрическую клинику, и женщина надеялась, что вечер в семейном кругу поможет разрядить тревожную обстановку в доме.
  - Вэнс, милый, ты хочешь добавки? - пробормотала Лора, решив хоть как-то разнообразить молчание за столом. В кухне было так тихо, что было слышно, как чавкает Вэнс и жужжит телевизор в соседней комнате.
  - Нет, спасибо. Лучше принеси-ка, пожалуйста, ещё пива, - мужчина отложил вилку в сторону и стал нервно поглаживать свою короткую рыжую бородку.
  Видно его, как и Лору, беспокоил предстоящий разговор со старухой, которая даже не подозревала, что скоро станет пациентом психушки.
  Милена с беспокойством покосилась на бабушку. Лицо Агнессы напоминало
  потрёпанный сморщенный абрикос, а узкие глаза походили на две мутные капельки воды. За весь вечер старуха так и не притронулась к еде, впрочем, как и сама Лора. Похоже, ужином наслаждался только один член семьи - Вэнс. Несмотря на свою тощую, как у червяка фигуру, аппетит у него был, как у обжорливого медведя после зимней спячки. - Кстати, наследница, как там морской волк поживает? - сначала Милена не поняла, откуда прозвучал голос, и только по вытянутым лицам родителей догадалась, что это впервые за вечер заговорила Агнесса. Но стоило девушке открыть рот, чтобы ответить, как на неё одновременно шикнули родители -
  они всегда стремились свести её общение с бабушкой к минимуму.
  - Ох, Милена, не надо смотреть на меня, как на заговорившую улитку! Ты же понимаешь, о ком я говорю. О нашем соседе-оборотне, - голос Агнессы звучал, как у курильщика с большим стажем. Всегда тихий и сиплый, начисто лишённый интонаций, он с самого детства настораживал Милену. Лора, в этот момент подливавшая пиво Вэнсу, при слове 'оборотень' отвлеклась и не заметила, что жидкость уже переливается через край бокала.
  - Мам, скажи честно, ты сегодня принимала успокоительное, которое прописал тебе врач? - пролепетала она, но Агнесса проигнорировала её вопрос и продолжила с улыбкой глядеть на Милену. - Дорогая, уже поздно. Почему бы тебе не отправиться в свою комнату? - Лора повернулась к Милене и кивком головы указала на дверь. Девушка с недовольным вздохом поднялась из-за стола и медленно поплелась к лестнице.
  - А МОЖЕТ УЖЕ ХВАТИТ СКРЫВАТЬ ОТ НЕЁ ПРАВДУ?! - вскрикнула вдруг старуха и со всей силы ударила кулаком по столу. Лора вздрогнула, точно от пощёчины и прижалась к Вэнсу. А Милена так и застыла на месте, не веря, что Агнесса только что подняла свой вечно тихий голос до крика.
  - Прекрати, мама, ты сама не понимаешь, что говоришь... - взволнованно зашептала Лора, с испугом поглядывая на Милену, которая так и не сдвинулась с места. Старуха издала странный, похожий на рычание, звук.
  - САМА ПРЕКРАТИ! ТЫ ЖЕ ВЧЕРА РАЗГОВАРИВАЛА С АШ ВИЛЬТОН! - голос Агнессы по-прежнему звучал резко - как громкий шлепок по стене.
  Милена, уже начавшая подниматься по лестнице, замерла на ступеньке.
  - Тихо... тихо... - попытался её успокоить Вэнс, но это лишь ещё больше распалило старуху. От гнева на её щеках заиграли красные пятна, а глаза наполнились опасным диким блеском. Внезапно бокал с пивом, что всё это время спокойно стоял на столе, со свистом взорвался, и блестящие осколки разлетелись по всей кухне.
  - Тихо бывает только в гробу, - почти не размыкая губ, процедила Агнесса. Эти слова были последними, что Милена услышала, так как она галопом помчалась к себе в комнату. Накинув на себя первую попавшуюся кофту, она достала из-под подушки книгу Альпина и направилась в спальню бабушки. Поскольку Агнесса могла вернуться сюда в любой момент, действовать надо было быстро. Милена уже решила, что навестит сегодня гнома, и семейный ужин лишь ускорил ход событий.
  Вскарабкавшись на подоконник, она широко распахнула окно и покрепче прижала к груди толстую книгу. На улице уже стоял глубокий вечер, и тёмное небо, покрытое маленькими серебристыми чешуйками, практически сливалось с землёй. Милена простояла на подоконнике около минуты, дожидаясь, пока её глаза привыкнут к темноте, и тут ей в голову стукнул неприятный вопрос. А как она вернётся обратно, если старуха уже будет у себя в комнате? Но отступать было поздно - за дверью послышались шаги. Догадавшись, что это Агнесса поднимается к себе в спальню, Милена мысленно перекрестилась и спрыгнула... Боль в теле мгновенно исчезла, а живот буквально прилип к спине от резкого выброса адреналина. Девушка еле сдержала крик радости: загребая воздух свободной рукой, она чувствовала себя рыбой, попавшей в океан после долгого пребывания в аквариуме. Милена немного покружилась в воздухе, давая телу привыкнуть к ощущению невесомости, а затем стремительно понеслась к земле, услышав внизу чьи-то голоса. Но приземление оказалось не столь удачным, как сам полёт. Не успев затормозить, Милена на полной скорости налетела на ветку каштана. От силы удара ветвь с хрустом разломалась и вместе с девушкой свалилась на землю. Потирая ушибленную поясницу, Милена погрозила дереву кулаком и поднялась. На одной из скамеек, окружавших детскую площадку, она увидела двух своих соседей. Это были мистер Грин с пятого этажа и мистер Хатченс с шестого. Но к счастью, они оба так яростно спорили, что даже не обратили внимания на её эффектное приземление.
  - А я тебе говорю, что это был самый настоящий волк! Причём гигантского размера! Он вышел из заброшенного парка, но, увидев меня, завыл и снова скрылся! - твердил мистер Грин. Его собеседник устало потряс головой и закатил глаза, как видно, уже вдоволь наслушавшись этого рассказа.
  - Чарли, дружище, в такие минуты ты меня пугаешь! Ещё скажи, что это был не просто волк, а оборотень! - мистер Хатченс состроил кислую мину, когда его друг снова принялся возражать, а затем добавил. - Вот ответь мне, ты когда-нибудь видел, чтобы в парке водились волки? Вот и я о том же... Кстати, о чудном: я тут слышал, что нашу местную сумасшедшую, ту старуху с восьмого этажа, в психушку запихнуть собираются... - что-то в груди Милены неприятно кольнуло, когда она поняла, что говорят о её бабушке. А мистер Хатченс, тем временем, продолжал:
  - Так вот, Чарли, если ты ещё хоть заикнёшься мне о том волке, клянусь, что сделаю вас с Агнессой Каролл не только соседями по дому, но и по палате! - мужчина захохотал и весело хлопнул собеседника по плечу, но мистер Грин даже не улыбнулся шутке и принял обиженный вид.
  - Не надо дуться, Чарли! В одном я тебе точно верю. Кем бы ни был тот зверь, которого ты принял за волка, я прекрасно понимаю, почему он, увидев тебя, завыл и испуганно бросился в парк! Это как раз даже очень адекватная реакция! Чего только стоят твои длиннющие бакенбарды! - мистер Хатченс стёр, навернувшиеся от смеха слёзы, и задумчиво пробормотал:
  - Но если говорить серьёзно, то ты, скорее всего, встретил чью-то потерявшуюся собаку. Такое часто бывает! А огромные волки и оборотни - это всё чушь, старина. Ты бы ещё сказал, что видел летящую в небе ведьму! - услышав это, Милена не смогла сдержать ехидного смешка. Если бы только сосед знал, как он недалёк от истины...
  - Знаешь, Джеймс, возможно, после сказанного ты не будешь ждать, а сразу отправишь меня в психушку, но всё же я признаюсь... - мистер Грин жадно вздохнул, словно ему не хватало воздуха. - В общем, я верю в магию... и верю в Орден Посвящения... и верю в ведьм... Я даже видел одну!
  - Даже, если ты прав, Чарли, - мистер Хатченс сделал многозначительную паузу. - То я приму всех членов Ордена Посвящения: гномов, ведьмаков, шаманов и всяких других магических тварей, которые живут среди нас... Но есть одни, которых я никогда не признаю - это стиги. После всего, что я слышал о стигских колдунах, я... - он замолчал, словно ему не хватало слов, чтобы описать свои чувства.
  - Понимаешь, Джеймс, если бы Ордена Посвящения не было, правительство бы не принимало такие суровые меры, чтобы убедить людей в том, что его не существует. А когда меня пытаются убедить в одном, я всегда верю в другое. Я же юрист, в конце концов, - слова мистера Грина прозвучали грубо, но искренне. Милена задумалась: только сейчас она вспомнила, что сосед каждое утро едет в Лондон, где работает юристом в частной фирме. И поскольку ему часто доводится иметь дело с правительственными документами, он наверняка знает, о чём говорит. Мистер Хатченс начал протестовать, но в ту же минуту его голос оборвался. Из заброшенного парка вдруг раздался жалобный волчий вой. 'Похоже, мистер Поунстер принялся за старое.' - вздохнула про себя Милена.
  - Идём домой, Чарли, - тонким испуганным голосом пропищал мистер Хатченс. В этот раз засмеялся его собеседник.
  - Успокойся, Джеймс, это всего лишь чья-то потерявшаяся собака, -
  передразнил друга мистер Грин. Но всё же мужчина встал со скамейки и неторопливым шагом направился к дому. Мистер Хатченс так торопился, догоняя его, что случайно упал. Но выругавшись, он быстро поднялся, и беспокойно оглядываясь, скрылся в подъезде. Милена ухмыльнулась и засеменила к каштану, по пути обдумывая слова своего соседа. Увидев на корнях дерева сияющие руны, она наклонилась и аккуратно постучала по ним. Ничего не произошло. Отбросив церемонность, Милена стала бить ногами, предполагая, что Альпин уже спит и поэтому не слышит стука. И вдруг ей в голову пришла забавная мысль. А может, гном не хочет ей открывать, потому что она пришла без гостинца? Милена расплылась в улыбке - в трухлявом дереве, наконец, послышались знакомые шаги.
  
   * * *
  - Кто, чёрт побери, посмел потревожить среди ночи старого духа земли? - раздался из дерева ворчливый бас Альпина. Но прежде, чем Милена успела ответить, в стволе прорезалась дверь в форме изящной арки, и оттуда высунулась сонная голова гнома с растрепанной бородой и шевелюрой.
  - Почему ты открыл дверь раньше, чем я сказала 'волшебный пароль'? - при последних словах Милена изобразила в воздухе кавычки, на что Альпин недовольно поморщился.
  - Фи, Каролл, ты наглая грубиянка! Даже не поздоровалась со мной! - гном на мгновенье закрыл лицо ладонями, а затем расцвёл в широкой ухмылке.
  - И тебе не зачем было говорить 'волшебный пароль', - он скопировал её движение и хмыкнул. - Я и так догадался, что это ты. Сама подумай, кто ещё мог заявиться ко мне посреди ночи, сломать ветку дерева, в котором я живу, и постучать по его корням ногами? - глаза Альпина превратились в две весёлые щёлочки, и он скептично оглядел Милену с головы до ног. - А ещё ты пришла ко мне без гостинца, верно? Что ж, Каролл, неужели после всего перечисленного ты наивно полагаешь, будто я пущу тебя в дом? - гном театрально взмахнул рукой и отошёл в сторону, чтобы Милена смогла войти внутрь. Но стоило ей переступить порог, как дверь в коре каштана заросла, и всё поглотил мрак. Девушка нагнулась, чтобы не стукнуться макушкой о потолок и взяла Альпина за руку, доверяя ему вести себя сквозь тьму.
  - Знаю-знаю, здесь темно, как в задн...кхм.. задней части дома, - пробормотал гном, освещая им путь миниатюрным фонарём. Милена удручёно хлопнула себя по лбу, ощутив, как в её туфлях хлюпнула грязь. Жаль, что она только сейчас вспомнила слова Аш Вильтон о том, что перед входом в туннель следует снимать обувь! Теперь Милена поняла почему!
  Завидев впереди каменную лестницу, она застонала, но Альпин не дал ей времени на страдальческие возгласы и, хихикая, повёл дальше. Видя, как Милена боязливо опускает ногу на каждую ступеньку, он не выдержал и пробухтел:
  - А ещё судачат, что это гномы самый медлительный народ! Но тот, кто так говорит, просто не знаком с великой укротительницей лестниц по кличке 'Каролл-скороход'! - не отрывая от лестницы глаз, Милена пихнула Альпина локтём и скривилась. Она знала, что самое трудное испытание ещё ждёт её впереди. Ведь на обратном пути ей придётся подниматься по этим клятым ступеням! Добравшись, наконец, до кухни гнома, девушка осмотрелась. Со времени её визита ничего не изменилось: на полу всё так же валялись разбитые горшки с землёй, а прямо у шкафа росли растения с неестественно яркими бутонами ядовито-лилового цвета.
  Альпин жестом пригласил Милену сесть на пуфик у стола, а сам направился к таинственному стеклянному сундуку, в котором хранил все свои продукты.
   - Вижу, ты решила вернуть мне книгу. Ну, и как она тебе? Ты нашла там то, что искала? - спросил гном и наклонился, перебирая кубики льда в своём 'холодильнике'. Милена кивнула и провела пальцем по контуру мощного тела дракона, изображённого на обложке. Его гранатовые глаза так сильно походили на живые, что казалось, будто они неотрывно наблюдают за ней.
  - Ты голодна? - просипел вдруг Альпин, а Милена, подавив жалобное урчание в животе, неохотно призналась:
  - Да, после полёта меня всегда одолевает дикий голод, - она вспомнила сочный кусок фаршированного гуся в своей тарелке с хрустящими ломтиками овощей, и её рот мгновенно наполнился слюной.
  - Что-то я тоже проголодался. Ничего, сейчас я нам яичницу приготовлю, - Альпин шире распахнул сундук и принялся доставать оттуда всё его содержимое: пушистые пучки зелени, большую головку сыра, яйца...
  - А разве гномы могут есть обычную еду? - выпалила Милена и тут же ударила себя пальцем по губам, поражаясь собственной бестактности.
  - В хит-параде самых глупых вопросов у твоего, пожалуй, есть шанс на победу. Скажи, Каролл, а разве люди могут сосать леденцы и пить кофе? Ну, и чего ты от меня ожидала? Что я сейчас скину с себя одежду, заверну голое тело в бороду и начну жевать землю? - Альпин фыркнул, а Милена стыдливо потупила взгляд. - Нет уж, милочка, всё это я буду делать лишь, когда ты уйдёшь! - сначала девушка не поняла, шутка это или нет, но увидев игривые искорки в глазах гнома, залепила в него комком влажной земли.
  - И чего ты пребываешь в таком хорошем настроении? - поинтересовалась Милена, настороженно поглядывая, как Альпин скидывает все продукты в огромную миску. Карлик поставил еду на тумбочку и, чиркнув спичкой, разжёг костёр прямо посреди комнаты. Всё это время с его маленького круглого лица не сходила счастливая улыбка - её словно приклеили к щекам.
  - Я радуюсь, что скоро вернусь к себе домой, на Утёс Дракона. Тринадцатого декабря я уже буду там! - пропыхтел он и, расколов, бросил первое яйцо на сковородку, а саму скорлупку отправил в костёр. Милена стиснула зубы и облизала пересохшие от волнения губы. Воспользовавшись своими скромными познаниями в математике, она подсчитала, сколько времени осталось до зловещей пятницы. Две недели! До Совета Теней у неё осталось каких-то две недели, чтобы освоить магию и полёт!
  - А зачем ты вообще здесь? - вырвалось у Милены. Альпин переложил сковородку с яйцами на кучку горящих брёвен и рассеяно почесал бороду.
  - Понимаешь, Ми, это сложно объяснить... - неуверенно начал он. - Вообще-то я здесь из-за тебя. Аш попросила меня последить за тобой, - Милена, ожидавшая подобного признания, резко рванула с пуфика и сжала кулаки.
  - Вы что - сговорились?! Сначала ко мне подсылают Кристиана, затем тебя... Зачем вы носитесь со мной, как няньки с трёхлетним ребёнком?! - от злости у Милены мелко задрожали руки, но она быстро пришла в себя.
  - Прости, что сорвалась, Альп, просто я не знаю, зачем и от кого вы меня так тщательно оберегаете, - немного смягчившись, отступила девушка. Её очень радовала в себе эта черта: она была вспыльчивой как свечка, которая легко воспламеняется, но так же быстро и потухает.
  - Не извиняйся, Каролл, ведь когда ты попробуешь мою стряпню, извиняться придётся уже мне, - по лицу гнома было видно, что он нисколько не обиделся и даже не удивился такой бурной реакции с её стороны. Взяв со стола вилку, он вернулся к костру и стал помешивать еду. А Милена снова плюхнулась на пуфик и облизалась: даже отсюда ей было слышно довольное мурчание яичницы.
  - А ещё сегодня домой вернулась моя чокнутая бабушка. Представляешь, она сказала, что Аш Вильтон вчера говорила с моими родителями! Думаешь, это правда? - Милена сама не знала, почему решила рассказать обо всём Альпину. Просто она уже не могла копить в себе переживания, точно монеты в копилке. А поскольку с Лизой Сквойн они больше не разговаривали, ей оставалось лишь одно - довериться этому существу с метр ростом.
   - Агнесса сказала правду. Аш действительно говорила с Лорой и Вэнсом, - голос гнома звучал небрежно, словно он говорил о пустяках, в то время как у Милены с каждым сказанным словом кровь отливала от лица.
  - Знаешь, Ми, у тебя сейчас такое сморщенное лицо, будто ты уже попробовала мою стряпню. Или ты просто почуяла её запах? - шутливо просипел гном, возвращаясь к приготовлению ужина. В этот раз Милена не разделила с ним веселья и, стараясь успокоиться, взглянула на пламя. Костёр тихо потрескивал, выпуская в воздух сноп сверкающих алых искр. Но, несмотря на то тепло, что он дарил, девушка зябко поёжилась. Что имела в виду Агнесса, говоря, что родители скрывают от неё правду? И о чём Аш Вильтон с ними говорила? Милена печально вздохнула. Ей казалось, что все от неё что-то скрывают - даже Облако, болонка мистера Поунстера.
  - А сегодня днём со мной произошло что-то очень странное! - Милена вспомнила, как в комнату бабушки ворвался ветер, когда она собралась там немного убраться и как смогла его отогнать, воспользовавшись магией.
  - С тобой произошло что-то странное? Да, неужели?! - с наигранным удивлением в голосе воскликнул Альпин. - Если честно, я думал, ты уже привыкла, что в последние два месяца с тобой происходит что-то странное! К примеру, вряд ли в эту минуту твои одноклассники находятся внутри дерева и беседуют с гномом! Хотя... От нынешнего поколения можно ожидать чего угодно! - Милена отмахнулась от последней реплики карлика и помогла ему разложить готовую яичницу по тарелкам.
   - В общем, сегодня я снова колдовала, - послышался сдавленный вздох Альпина, но она не обратила на это внимания и продолжила. - Это вышло совершенно случайно. Я убирала мусор в спальне Агнессы, как в комнату влетел ветер и принялся всё громить... А я... я прогнала его! - когда Милена договорила, гном отвернулся и порезал помидор на равные дольки. Усевшись на соседний пуфик, он раздал вилки и дал девушке её порцию яичницы.
  - Но, как видно, с колдовством я переборщила, так как у меня от усилия из носа пошла кровь, - чувствуя на себе осуждающий взгляд Альпина, Милена перевела взгляд на свою тарелку. - Но меня напугало не то, что я потратила слишком много фейр, а цвет собственной крови! Понимаешь, она была не алой, а багровой! - она засунула в рот первый кусок яичницы и чуть не умерла от блаженства. Несмотря на все предостережения гнома, пища оказалась просто божественной. С кубиками обжаренного бекона, острым плавленым сыром и золотистой корочкой хлеба, она буквально таяла во рту.
  - Ты не должна беспокоиться из-за цвета своей крови. Теперь магия течёт в твоих жилах - это она её изменила. У всех ведьм и ведьмаков кровь такого тёмного оттенка. Состав крови меняется после первого колдовства и остаётся такой навсегда. Запомни, наследница, ещё испокон веков считалось, что багровая кровь - это кровь ведьм, - он замолчал, прожевывая кусок горячего стекающего сыра, который ловко подцепил на вилку. - А обезумевший ветер влетел в комнату Агнессы по той же причине, по которой исчезли шали ведьмака с пустыря, что ты подобрала на лестнице. Видно, на спальню старухи было наложено защитное заклятье. Я уже говорил тебе, что с чужими вещами нужно быть осторожным. Так что ты ещё легко отделалась! Ведь существуют заклинания, способные превратить твою голову в тыкву, например. Большую прелестную тыкву с рыжими волосами, - Альпин улыбнулся, но усмешка на его грубом, словно вырезанном из камня лице,
  походила на трещину среди скал.
  - Сомневаюсь, что бумажки, которые я собирала с пола, когда в комнату ворвался ветер, были магическими! Так что твоя версия о защитном заклятье отменяется: я просто не трогала вещей, которые могли принадлежать другому ведьмаку! - возразила Милена, но не слишком уверенно. А та шкатулка, которую она взяла со шкафа, разве не была магической?
  - А кто сказал, что можно наложить защитное заклятье только на одну вещь?! Да, если у тебя в запасе много фейр, ты можешь опечатать хоть всю комнату! И если чужак туда войдёт, когда хозяина нет, и начнёт копаться в его вещах, то... Я не буду напоминать тебе про большую прелестную тыкву с рыжими волосами, ладно? - Альпинн положил себе в рот помидор и, съев его, с завистью покосился на нетронутую дольку Милены.
  - Так что мой тебе совет: постарайся не лезть в чужие дела. А пока я буду присматривать за тобой, - с этими словами гном окунул кусок румяного хлеба в растекающийся по глиняной тарелке желток.
  - Что значит 'присматривать за мной?' - с подозрением уточнила Милена.
  - А это значит, что если ты увидишь карлика, пробегающего мимо своего дома, не стреляй в него, пожалуйста, - пока Альпин кровожадно расправлялся с последним куском яичницы, девушка решилась задать вопрос, который не давал ей покоя с начала этой ночи:
  - Можно я сегодня переночую у тебя? Просто я ключи забыла, а окно без решёток есть только в комнате бабушки. Но я не хочу беспокоить её посреди ночи, - пояснила Милена. Тепло от съеденной пищи приятно разлилось по её телу, а глаза буквально слипались от сна. Может, ей всё-таки стоит послушаться Кристиана и лечь спать пораньше - прямо сейчас, например?
   - Да, конечно. Только учти - иногда я так сильно храплю, что моя борода аж дыбом поднимается, - Альпин спрыгнул с пуфика и повёл Милену к небольшой щели в стене между кухонным шкафом и тумбочкой. Поняв, что это вход в другую комнату, она неловко протиснулась внутрь. Помещение, служившее, по-видимому, спальней и гостиной одновременно, оказалось гораздо просторнее кухни. Даже в полутьме Милена разглядела на стенах длинные ряды полок, забитые книгами самых разных цветов и размеров. Она хотела сравнить книгу, которую ей дал Альпин, с остальными, но вспомнила, что оставила её на столе и отбросила мысль. Свет крошечных фонариков, расставленных по краям комнаты, осветил узкую кровать с примятой подушкой и шерстяным клубком одеяла.
  Поблагодарив гнома за гостеприимство, Милена направилась к постели, но на полпути остановилась. Ей показалось или рядом с её ногой действительно что-то проползло? При таком освещении она не смогла разобрать, кто это был, но по размеру существо было чуть больше змеи.
  - Ох, неужели они ещё не заснули? - изумился Альпин и быстрым шагом вышел из комнаты. Милена уже хотела пойти за ним, но мужчина спустя минуту вернулся, держа в руках тлеющее бревно, слабо мерцавшее во тьме.
  - БОЖЕ МОЙ, ЭТО ЖЕ ГУСЕНИЦЫ! - вскрикнула она, когда бревно кое-как осветило помещение. По полу ползли отвратительные, длиной примерно с метр, гусеницы. Милена попятилась и схватилась руками за живот, пытаясь убедить яичницу, что ей не следует подниматься обратно. Покрытые тонкими волосками, тела насекомых извивались, странно реагируя на свет.
  - Альпин, что это? Помесь гусеницы и Франкенштейна?! Только не говори, что ты собирался оставить меня наедине с этими монстрами, а то, клянусь, я продам тебя в вечное рабство миссис Шейп! - вскипела Милена, но поскольку её голос сильно дрожал, угроза прозвучала не слишком убедительно. Она испуганно огляделась - с низкого потолка свисало около десятка огромных покачивающихся коконов. Одна из гусениц осмелела и подползла к девушке вплотную, оставив на полу длинный шлейф из слизи.
  - АЛЬПИН! - не своим от испуга голосом завопила Милена, глядя, как насекомое пытается залезть ей на туфли. Но прежде чем гусеница успела дотронуться до ноги, девушка так сильно её пнула, что букашка отлетела на несколько метров и ударилась о стену. Милена с отвращением взглянула на свою обувь: если до этого лодочки были испачканы землёй, то теперь на них ещё появился серебристый след от прикосновения насекомого.
  - Ого, Каролл, да ты не ведьма, а прирождённый футболист! - пробурчал Альпин, всем своим видом излучая неодобрение. - Ты вообще понимаешь, что сейчас натворила? Ты подвергла нападению беззащитную букашку! Посмотри, как ты напугала малышек! Да у них моральная травма! - он ткнул пальцем в гусениц, которые перестали ползать по полу и затаились. - Ладно, идём спать на кухню, - предложил гном, всё ещё с опаской поглядывая на Милену, словно она в любую минуту могла превратиться в Халка и с рычанием наброситься на насекомых. Девушка кинула последний озадаченный взгляд на коконы и проскользнула через щель обратно на кухню. Пока Альпин подкладывал в костёр свежие брёвна, пытаясь возродить огонь, она устроилась рядом и сложила ноги по-турецки.
   - Жаль, что всё так получилось. С гусеницами, я имею в виду. Я думал, что успею завести их в Лондон, но тут вмешалась чёртова полиция! Ты и Кристиан успели телепортироваться, но я-то остался в машине! Эх, пришлось разворачиваться и ехать обратно, - уныло промямлил гном, глядя, как пламя лижет новые деревяшки. Милена задумчиво кивнула, помня их весёлую поездку на мини-автобусе. Так вот что Альпин вёз той ночью внутри автомобиля - насекомых-переростков! Но зачем? Куда он должен был их завести? Вслух Милена эти вопросы задавать не стала и вместо этого решила взбодрить загрустившего карлика.
  - Знаешь, вчера я была просто поражена тем, что гномы умеют водить машину! - возопила она, хотя на самом деле удивлялась тому, что Альпину выдали права. Или не выдавали?
  - Признаюсь, я единственный в мире гном, который может рулить! - признался мужчина, и грусть на его лице тут же сменилась самодовольством.
  - Поэтому все мои друзья считают меня немного странным. Конечно, я люблю коллекционировать драгоценные камни, могу выпить сразу несколько литров гномьего пива, горжусь своей бородой и в любой момент готов посоревноваться с сородичами во владении топором... Эти вещи любят делать все гномы! Но всё же я отличаюсь от своего народа. Я прекрасно разбираюсь в современной технике и компьютерах, читаю журналы, смотрю фильмы... И когда мои сверстники беспокоились из-за того, что у них до сих пор не выросла борода, я переживал, что у меня ещё нет своей росписи! - Альпин замолчал, а Милена ещё раз залюбовалась острыми чертами его лица. Освещённое бликами пламени, оно походило на осколки скалы, из которых изваяли маленькие губы, маленькие щёлочки глаз и словно торопясь, приклеили нос картошкой, а затем соединили всё воедино.
  - Наверное, тебя в классе сейчас тоже считают белой вороной - не такой как все, - негромко произнёс Альпин и, встав с земли, направился к себе в спальню. Догадываясь, что он пошёл за постельными принадлежностями, Милена даже не посмотрела ему вслед. Она вдруг вспомнила слова своего соседа, мистера Хатченса. Он говорил о стигах. О колдунах, что могли управлять стигской магией - магией, которая не принадлежала ни к одной из стихий. Она тоже была другой. Не такой, как все.
  - А вот и одеяла! - радостно сообщил Альпин, вернувшись из своей спальни с двумя одеялами в руках. Дав Милене одно из них, он аккуратно расстелил своё у костра и прилёг, завернувшись в ткань, точно бабочка в кокон.
  - Кто такие стиги? - спросила внезапно девушка. Улыбка сползла с лица гнома и он, хмурясь, сурово сдвинул брови к переносице.
  - Кто такие стиги? - требовательно повторила Милена, решив, что не сдастся, пока не получит ответ. Продолжая сверлить карлика выжидающим взглядом, она сняла с себя грязные лодочки и с удовольствием завернулась в одеяло.
  Терпкий запах сырости и влажной древесины, витавший в воздухе, действовал на Милену расслабляюще, и сон накатил на неё с новой силой.
  - Стигская магия - самая загадочная из всех видов колдовства. Многие говорят, что стиги это просто-напросто шайка неудачников, которые только и могут, что открыть бутылку пива взглядом! Но я думаю, что всё это - ложь, неправда. Просто кому-то выгодно держать в тайне истинную силу стигской магии, - Милена напряглась, вспомнив, что слышала похожие слова от Кристиана. - Ты же помнишь, что в Америке существует город под названием Хижина Колдуна? Город, воздвигнутый в честь стигской магии? - дождавшись от Милены кивка, Альпин перевернулся на другой бок, чтобы заглянуть ей в глаза. - Как-то раз я, на свою гномью голову, познакомился со стигом - выпускником Хижины Колдуна. И поверь, он такое вытворял прямо у меня на глазах, что волосы дыбом вставали! Чуть позже колдун пригласил меня к себе в Америку - сказал, что покажет Хижину Колдуна. А я взял, старый любопытный дурак, и согласился!
  - И? - не выдержала Милена.
  - И ничего хорошего! Видишь седые волоски у меня в бороде? Скажем так, они там не просто так появились! - гном жалостливо погладил свою густую каштановую бороду, словно извиняясь перед ней.
  - Так кто они такие, эти стиги? - в этот раз Альпин не стал ускользать от вопроса, но озорной блеск в его чёрных глазах-пуговках потух. - Это они, наследница. Стиги или как их ещё называют - стигские колдуны, это и есть они, - глаза Милены расширились, и в комнате повисла напряжённая тишина. Казалось, её лапы тяжело легли на плечи девушки и жёстко придавили к земле.
  - Они, - прошептала она заворожено, словно пробуя это слово на вкус. Те самые они, что начали на неё охоту, и от которых её защищала Аш Вильтон, вызывая астрального духа! Так вот кем они являлись - стигами!
  Милена просидела у костра до тех пор, пока он не погас, слушая, как снаружи бушует ветер. Наконец, тесная комната погрузилась во мглу - от полыхающего огня ничего не осталось. И только пару красных искр одиноко блуждали среди безжизненного пепла и догорающих головешек.
  
  Глава двенадцатая: Поцелуй.
  Милена выдохнула и, набравшись смелости, позвонила в дверь. Девушка представила удивлённое лицо матери, когда та увидит её на пороге квартиры в семь часов утра, и трусливо обняла себя руками. Конечно, у неё была легенда, как она здесь оказалась, но поверит ли ей бдительная Лора?
  В такие минуты Милена ощущала себя персонажем из 'Властелина Колец', ведь там тоже за всеми следило всевидящее око. Только по сравнению с всенаблюдательным и всеподозрительным оком Лоры Каролл, око Саурона казалось невинно хлопающим глазиком!
  Наконец, за дверью послышались тяжёлые шаркающие шаги Вэнса. Не спросив, кто звонит, и наверняка даже не посмотрев в глазок, он быстро открыл дверь. Когда Милена увидела своего сонного отца в семейных трусах с взлохмаченной гривой огненных волос, она чуть не застонала вслух от облегчения. Обмануть мужчину в таком состоянии мог даже младенец.
  - Ми, это ты? Что ты тут делаешь? - спросил он и озадаченно протёр глаза, будто проверяя, не сон ли это.
  - О, привет, пап! Понимаешь, мне не спалось, и я пошла к мистеру Филинсу, чтобы отблагодарить его за то, что он вчера одолжил нам набор инструментов! Но представляешь, мне никто не открыл дверь! А когда я поднялась на восьмой этаж, то обнаружила, что потеряла свои ключи! - Милена виновато опустила глаза, рассматривая свои выпачканные лодочки. И всё-таки ей очень повезло, что дверь открыл именно Вэнс - только он мог не заметить такой толстый слой грязи на её туфлях! К тому же, тема про набор инструментов была для него болезненной, потому что он так и не вспомнил, куда спрятал свой кейс. И починить протекающий кран в ванной ему удалось только благодаря вмешательству доброго соседа.
  Вэнс задумчиво потрепал свою бородку, как всегда делал, когда нервничал, и кивнул. Он ободряюще похлопал Милену по плечу, давая понять, что не злится из-за потери ключей, и пропустил её внутрь. Она уже хотела подняться к себе комнату, чтобы переодеться, как мужчина
  взял её за запястье и притянул к себе. Растерянно переминаясь с ноги на ногу, Вэнс коснулся своей щетинистой щеки, словно проверяя, не пора ли бриться. Его лицо вдруг вспыхнуло, а затем побелело. Милена знала это состояние отца - он хотел о чём-то попросить, но не знал с чего начать.
  - Послушай, Ми, мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделала, - пролепетал он, а девушка настороженно на него покосилась, понимая, что оказалась права. - Дело в том, что тринадцатого декабря моему боссу, мистеру Бриару, стукнет тридцать девять лет, и мы с коллегами решили сделать ему сюрприз. В общем, в ту пятницу мы организуем вечеринку в честь дня его рождения. Но все работники придут туда со своими семьями, и мне хочется, чтобы ты тоже там была, - Вэнс поднял на Милену умоляющие глаза, а она тряхнула головой и мысленно чертыхнулась. Почему вечеринка будет проходить именно тринадцатого декабря, как раз когда созывается Совет Теней? И как ей объяснить отцу, что на пятницу у неё уже другие планы?
  - Ну, не знаю, пап... Дело в том, что... - Милена не успела договорить. Вэнс наклонился, и чуть не споткнувшись, неуклюже чмокнул её в щёку.
  - Спасибо тебе, тыковка! - пропел он, сияя от счастья, а девушка так и не решилась вывести его из состояния эйфории. В конце концов, у неё ещё есть две недели, чтобы придумать, как выпутаться из этой ситуации. А Вэнс, тем временем, засеменил своей привычной медвежьей походкой к спальне. За те три минуты, что мужчина шёл, он чуть несколько раз не упал, поскальзываясь на ровном месте. 'Да, с координацией движений у него плоховато! Надеюсь, я не унаследовала это качество, а то в полетё, где всё время нужно держать равновесие, мне туговато придётся!' - размышляла Милена, поднимаясь по лестнице к себе в комнату.
  Забежав в свою спальню, она взяла ключи от квартиры и засунула их в карман. Сейчас ей снова придётся разыгрывать спектакль, будто она отправляется на поиски ключей. А затем, 'найдя потерю', Милена должна успеть отмыть свои туфли до того, как их увидит Лора. Но сейчас её беспокоил не столько предстоящий разговор с матерью, сколько встреча с Альпином. 'Значит, ученики с пятого отделения вовсе не ведьмаки, а колдуны. Но что это за стигская магия, которой они владеют? Почему о ней так мало известно? И что имел в виду сосед мистер Хатченс, когда говорил о стигах?' - думала Милена, спускаясь по лестнице. Наконец, паровоз с её вопросами двинулся к месту прибытия - станции ответов.
  Когда она спустилась, внизу её уже ждала Лора. Под глазами женщины пролегали тёмные круги - результат хронического недосыпания. Одетая в шёлковую ночнушку с кружевными оборками, она походила на раздражённого эльфа: тонкие губы плотно сжаты, а медные волосы собраны в неаккуратный хвост, из которого выбилось несколько завитушек.
  Заметив выражение лица матери, Милена вжала плечи, готовясь к серьёзному разговору. Кажется, она ошиблась - буря только начинается. Во всяком случае, глядя на подозрительно сладкую улыбку Лоры Каролл, именно эта мысль пришла ей в голову.
   * * *
  Возле школы, как обычно, толпилась куча народу: учителя, допивающие на ходу свой кофе из автомата, щебечущие ученики, случайные прохожие... Милена уныло улыбнулась, увидев среди толпы Лизу Сквойн. Одна из девушек в толпе что-то увлечённо рассказывала, бурно размахивая руками, но одноклассницы, включая толстушку, её не слушали - они пристально оглядывались по сторонам, словно разыскивали кого-то.
  Догадываясь, кого все ищут, Милена со стоном прикусила губу
  и осмотрелась. Кристиан так и не появился. Так неужели он снова не придёт? От этой мысли ей захотелось расплакаться - одиночество накрыло её огромной тоскливой волной, заставляя чувствовать себя чужой среди своих.
  Милена стиснула кулаки и запрокинула лицо, чтобы загнать непрошеные слёзы обратно. Закрыв глаза ладонями, она простояла так около минуты,
  успокаиваясь. Девушка отняла руки лишь, когда услышала возбуждённый гомон женских голосов возле себя. Проследив за взглядами шепчущихся сплетниц, она оцепенела. Из заброшенного парка к школе направлялась
  высокая фигура, и с каждым новым её шагом, Милена смутно начала узнавать в ней Кристиана Вогана.
  - Либо у меня очень хорошее зрение, либо паранойя! Одно из двух! - прошептала она, размышляя, какой из вариантов более правдоподобный. Хорошенько подумав, Милена смиренно пришла к печальному выводу.
  - Значит, всё-таки паранойя! - буркнула она, продолжая всматриваться в фигуру. В этот момент небо осветила вспышка молнии, и пошёл дождь. Милена накинула на голову капюшон и плотнее запахнула кофту, наблюдая, как школьники разочарованно плетутся ко входу в школу. Лиза и несколько девушек остались на улице, недовольно поглядывая на небо. Казалось, влага просто повисла в воздухе, осыпаясь капельками дождя и мутного тумана. Да уж, осень в Вэтхеме не назовёшь солнечной порой.
  - Чего стоишь с такой кислой миной, Каролл? - Милена обернулась и встретилась взглядом с ехидно прищуренными, салатовыми глазами Глэн. 'А разве она не должна сейчас валяться в кровати и корчить из себя смертельно больную? Ведь вчера Хэнкс в школу так и не пришла, жалуясь, как сильно я её шибанула!' - мысленно вознегодовала девушка.
  - Хотя стой, Каролл - ничего не говори! Кажется, я знаю, почему ты такая хмурая! Воган прошёл мимо и не обратил на тебя внимания! - заявила Глэн и с торжественным видом помахала рукой Кристиану, который в эту минуту как раз заходил в школу. Воган мельком взглянул на девушек, по-видимому, услышав свою фамилию, и сразу отвёл взгляд. Милена изо всех сил попыталась удержать на лице безразличие, но удивление и укол ревности всё же проскользнули наружу, быстро сменившись гневом.
  - Слушай, Хэнкс, сделай-ка мне одолжение: заткнись и уйди! Ты же не хочешь, чтобы твоя фамильная родинка смылась под дождём? - рявкнула Милена, не скрывая своего раздражения. - И вообще, Глэн, что ты здесь делаешь? Ведь твои родители вчера звонили в школу и сообщили, что ты не придёшь, потому что плохо себя чувствуешь! Ах, бедняжка Хэнкс, как жаль, что сорвавшийся ветер полетел именно на тебя! - игнорируя зловещую ухмылку Глэн, Милена несколько раз с наигранной жалостью вздохнула.
  - Прекрати ломать комедию, Каролл! Мы-то с тобой знаем, что произошло на самом деле! - произнесла Хэнкс, проговорив последнее предложение так тихо, чтобы его смогла услышать только Милена. Её намокший платиновый хвост сейчас так сильно походил на разъяренную змею, что девушка не удивилась бы, услышав рядом злое шипение.
  - Ну, и кто же я, Глэн? - требовательно спросила Милена. Кажется, задавать этот вопрос ранним школьным утром уже становилось её традицией.
  - Ведьма, - коротко ответила Хэнкс, а Милена нервно захихикала. Но новый мощный раскат грома заглушил её смех.
  - Да, Глэн, ты права, я - ведьма. Но знаешь, в чём наша с тобой разница? Я родилась ведьмой, причём в прямом смысле этого слова. А ты ею стала, к тому же в значении переносном, - после этих слов лицо Хэнкс позеленело, затем покраснело, а после как-то болезненно посинело. Милене, с интересом следившей за этими переменами, даже показалось, будто она увидела какой-то новый, ещё неизвестный науке цвет.
  - Да, но зато с такой ведьмой, как я, Кристиан только что поздоровался! А в твою сторону даже не посмотрел! - Глэн победно улыбнулась, когда Милене не нашлось, что ответить. - Мой тебе совет, Каролл, держись от новенького подальше! По школе уже сплетни пошли, как сильно я ему нравлюсь! Ты бы видела, как он беспокоился за меня, когда я лежала без сознания! Мне это миссис Шейп рассказала - она-то всё видела! - замурлыкав мелодию из 'Омена', Хэнкс цокнула каблуками о мокрый асфальт, и зашла в школу.
  - Не сказала, а прохрюкала. Миссис Шейп только так может общаться, - пробурчала Милена, чувствуя, как внутри неё с новой силой закипает гнев.
  Глэн права - Кристиан с ней даже не поздоровался! Ощущая, как капли дождя смешиваются на ресницах со слезами, она неохотно шагнула внутрь школы. Сегодня первым уроком была литература, так что ей, чтобы избежать встреч с толпой, пришлось снова бродить закоулками. Остановившись недалеко от кабинета, Милена вытащила из сумки миниатюрное зеркальце и расчёску: на неё смотрела симпатичная, но расстроенная девушка с сильно взъерошенными волосами. Вздохнув, она аккуратно расчесала своё спутанное каре и еще раз заглянула в зеркало. На фоне мокрых ресниц её янтарные глаза казались больше, переливаясь всеми оттенками золота и жидкого мёда. Тональный крем смылся, открывая царапину от когтей оборотня на щеке. Оставалось лишь надеяться, что на смуглой коже она будет не очень бросаться в глаза.
  Положив зеркало и расчёску на место, Милена неуверенной походкой направилась к классу, где у кабинета привычно толпились её одноклассники. Смеясь и подшучивая друг над другом, они сразу умолкли, когда увидели подошедшую девушку. Она выдавила из себя робкую улыбку:
  - Привет! - нарочито жизнерадостно поздоровалась Милена, но никто ей не ответил. Все молчали, изумленно переглядываясь между собой. Это был первый раз, когда она обратилась к ним после случая с Глэн. Напряжённая тишина начала смущать Милену и она уже собралась зайти в кабинет, как её запястье оплели знакомые цепкие пальцы.
  - Доброе утро, Ми! - Джоан Джонсон дружелюбно подмигнула и отпустила её руку. Милена послала ей благодарную улыбку, чувствуя, как уверенность постепенно возвращается к ней. Приветствие Джоан послужило сигналом для остальных, и в класс девушка вошла уже под обычные шутки и град посыпавшихся сплетен. Но мисс Вэйтс - учительница по литературе, была так сильно увлечена чёрканьем на доске, что даже не заметила, как молчание в коридоре сменилось шумными разговорами и весёлыми возгласами.
  Продолжая улыбаться, Милена небрежно кинула сумку на соседний стул и уселась за парту. До урока оставалось ещё несколько минут, так что она решила не тратить время зря и повторить свой подробный пересказ 'Гамлета'. Но вскоре это занятие ей надоело, и Милена принялась выводить надписи на обложке конспекта. Её отвлёк визгливый скрип двери. Прекратив лениво водить карандашом, она подняла глаза на открывшуюся дверь.
  - Кристиан... - прошептала Милена и невольно подумала, что у парня уже вошло в привычку так эффектно появляться. Поднявшись из-за парты, она медленно направилась к Вогану, желая его обнять и придушить на месте одновременно. Оглушённая потоком собственных чувств, она стала напротив Кристиана и попыталась совладать с сумасшедшим биением сердца. Нарастающая душная волна заставила её покраснеть под пристальным взглядом льдистых глаз. Несколько капель дождя ещё стекали по лицу Вогана, сползая в ямочку на подбородке. Влажные светлые волосы были немного взлохмачены сзади, в то время как косая чёлку оставалась такой же прямой. Мокрая сорочка, застёгнутая лишь наполовину, плотно прилегала к груди и животу, обрисовывая мышцы пресса, и оголяла ключицу. Толстая цепочка, на которой висел массивный крест с бледно-голубыми камнями покачивалась из стороны в сторону при каждом движении. Осознав, что она уже с минуту пялится на Кристиана, Милена мысленно отвесила себе пощёчину, чтобы вернуть мысли в нужное русло.
  - Почему ты со мной не поздоровался?! - поинтересовалась она, стараясь изгнать из голоса предательские нотки обиды и недоумения.
  - Но ведь ты сейчас со мной тоже не поздоровалась! - заметил Воган и сделал шаг в её сторону. Милена хотела возразить и потребовать от него ответа, но в этот момент в класс вошли Глэн, Лиза и ещё несколько девушек. Увидев новенького, они покраснели и начали судорожно перешептываться.
  - Да, не злись ты так! Подумаешь, не поздоровался! - Кристиан приблизился к Милене вплотную. - Отпросись сегодня с предпоследнего урока. Мы будем тренироваться, - прошептал он так тихо, что девушке пришлось сильно наклониться к нему, чтобы расслышать фразу. Так и не дав Милене ответить, Воган вдруг по-хозяйски обнял её за талию и привлек к себе. Его мягкие прохладные губы вскользь коснулись её рта, а затем провели влажный от капель дождя след к щеке. Девушка почувствовала, как горячая кровь хлынула к коже на лице, и дыхание вмиг стало прерывистым. Кристиан прижал её к себе крепче, чем Милена тут же решила воспользоваться. Она коснулась его волос кончиками пальцев, убирая чёлку со лба, как давно мечтала сделать, и жадно вдохнула пьянящий аромат его тела. Сырой запах дождя смешался со сладким послевкусием ванили...
  Прозвенел звонок. Но Кристиан так и не отстранился, игнорируя потрясённые взгляды школьников, входящих в кабинет. Мисс Вэйтс, наконец, отошла от доски и попросила всех учеников сесть на свои места. Но увидев, что класс заворожено уставился на Милену и Вогана, нахмурилась:
  - Не заставляйте меня повторять дважды! - учительница строго пригрозила пальцем, хотя ей, миниатюрной блондинке, наверняка, сложно было разыгрывать из себя злого Цербера. Школьники со вздохами поплелись к своим партам, по пути обсуждая увиденное. Только Глэн не сдвинулась с места: её глаза, казалось, от злости вот-вот вылезут из орбит. Но впервые в жизни Милене было не до неё, хотя в игре 'Кто кого вмажет в грязь' она явно набирала потерянные баллы. Девушка наслаждалась этим волшебным моментом - Кристиан сейчас так близко стоял, что его ресницы почти касались её щеки, а капли дождя, стекающие с волос, падали ей на плечи.
  - Мисс Хэнкс и мисс Каролл, немедленно займите свои места! - учительница поправила очки, съехавшие на переносицу, и бросила неодобрительный взгляд на Кристиана. - Мистер Воган, боюсь, вы ошиблись кабинетом. У десятого класса сейчас урок истории, а не литературы, - она указала на дверь.
  - Да, мисс Вэйтс, я уже ухожу, - Кристиан убрал руки с талии девушки и, погладив её по щеке, вышел своей фирменной походкой из класса. Глэн и Милена одновременно посмотрели ему вслед и сели за парты.
  - Итак, дети, сдайте, свои пересказы 'Гамлета'. Джонсон, хватит теребить свои волосы, а то скоро останешься лысой. Лучше собери все работы и положи их мне на стол, - попросила учительница, а Джоан с ворчанием поднялась с места. - Тема нашего урока сегодня - знаменитая фраза Шекспира 'Быть или не быть', - проговорила мисс Вэйтс и подошла к доске, где красивым почерком было записано крылатое выражение. Потеряв к её рассказу интерес, Милена заглянула в окно. Влажные волосы, раздуваемые свежим ветерком, приятно холодили кожу затылка. За это время дождь только усилился, и даже отсюда было слышно, как его длинные пальцы нетерпеливо барабанят по асфальту и зонтикам прохожих. Вспышки молнии, прячущиеся за тучами, походили на неаккуратно пришитые белые швы. Новый раскат гром заглушил на секунду монотонную болтовню мисс Вэйтс, но она не обратила на это внимания и продолжила:
  - Мы точно не знаем, что именно подразумевал Шекспир под предложением 'Быть или не быть', но можем предположить, что... - Милена перестала слушать учительницу и снова улетела в мир своих мыслей. Теперь она думала о Кристиане. Почему он вдруг поцеловал её на глазах у всего класса, а утром даже не поздоровался? И что они будут делать на тренировке? Ведь ещё слишком светло и люди могут их случайно увидеть! Одно лишь воспоминание о чётко-очерченных губах, говорящих о непростом характере их владельца, заставило Милену с такой силой надавить на карандаш, что его грифель сломался. 'И почему Воган окутан столькими слоями тайн? На чьей стороне он играет?' Положив голову на парту, она обняла лицо руками, чтобы мисс Вэйтс не увидела, что её глаза прикрыты. Ей вдруг дико захотелось спать. Сегодня ночью Милена практически не спала, обдумывая слова Альпина, и сейчас её веки буквально слипались. Голос учительницы, без конца твердившей о жизни Шекспира, постепенно превратился в шёпот, напоминая колыбельную. Девушка зевнула, больше не в силах бороться со сном, и в тот же миг её сознание погрузилось во мглу...
  Все звуки в тесной комнате отдавались тихим эхом. Силуэт сидящего на полу человека пошевелился, и он поворошил палкой угли в костре. И хотя снаружи моросил лишь мелкий дождик, крошечная хижина так сильно тряслась, что казалось, будто она вот-вот разломается от ударов капель в окно. - И с какой новостью ты объявился, Ворон? Это теперь действительно находится у ветряного ведьмака? - мужчина у костра уставился в самый дальний конец хижины, а затем вернулся к изучению огня, наблюдая, как языки пламени медленно обгладывают сырое полено. Фигура, которая до этого сливалась с темнотой у стены, вышла в центр комнаты. Но даже в свете костра нельзя было разглядеть его лицо и тело, спрятанное под просторным балахоном, похожим на сутану монаха.
  - Да, Грифон, думаю, слухи правдивы. Ищейки не смогли остановить Аш Вильтон и её шайку. Шкатулка пуста, - шершавый голос незнакомца снизился до еле различимого шёпота. - Больше мне ничего неизвестно. Я уже вытряс всю информацию из оборотня, но он знал только о том, что ветряной ведьмак собирается взять это, - голос, словно сотканный из старых скомканных газет, замолчал. - Но Аш знает уговор: она не имеет право прятать это до Совета Теней, а то накличет на себя гнев тринадцатого судьи. Уриаха. А Вильтон не осмелится этого сделать - думаю, она ещё слишком хорошо помнит, что случилось двадцать лет назад, - сказал ведьмак и поправил плотную чёрную шаль, которой было обмотано его лицо.
  - Я понял, Ворон. А теперь ступай и проверь, действительно ли шкатулка пуста. Перехвати это любым способом. Ищейки отправятся с тобой. Но позже, сейчас у них есть другое дело, - Грифон осторожно перевернул бревно и вопросительно покосился на собеседника. Незнакомец кивнул и снова шагнул во мрак. Он потёр свою ключицу с татуировкой, что выглядывала из-под мешковатого одеяния, и руны засветились. В ту же минуту тело ведьмака с пустыря начало обрастать жёсткими тёмными перьями: длинные рукава балахона превратились в мощные крылья, ноги - в когтистые лапы, а на шалях появились острый клюв и маленькие глазки.
  - Ну, что ж, Милена Каролл... Пора нам снова увидеться! - слова незнакомца
  обернулись в сиплое птичье карканье. Он угрожающе щёлкнул клювом и вспорхнул, окончательно превратившись в птицу. Ведьмак дождался, пока его тело уменьшится до размеров обычного ворона, и стремительно вылетел из комнаты. А ветер и дождь всё не останавливались, покачивая в разные стороны скрипучую и ветхую хижину. Хижину Колдуна.
  
   * * *
  - Ну, ты даёшь! Это ж надо, заснуть прямо на уроке! - Милена заставила себя открыть глаза и посмотреть на того комара, что назойливо жужжал над её ухом. Им оказалась Джоан: одна рука девушки смущённо хлопала её по спине, поторапливая, а вторая по привычке подёргивала каштановую прядь.
  - Чего ты ждёшь, Ми?! Вставай, через пару минут у нас начнётся алгебра! - предупредила она, а Милена только сейчас осознала, что урок литературы закончился и, вскочив со стула, принялась складывать учебники в сумку.
  - Спасибо, что разбудила, - девушка застегнула сумку и, потянувшись, ловко размяла пальцами шею. Кажется, она заснула в очень неудобном положении, так как всё её тело сильно затекло и теперь ныло.
  - Мисс Вэйтс заметила, что я заснула? - осведомилась Милена, когда они с Джоан попрощались с учительницей и последними вышли из класса.
  - Оу, знаешь, ты была не единственной, кто это сделал - полкласса убаюкала её лекция! Она бы вообще не заметила, что кто-то уснул, если бы Том не начал храпеть во сне! - девушки дружно засмеялись, ошеломляя одноклассников, которые не привыкли видеть их в обществе друг друга.
  Но дальше им пришлось разойтись: Джоан направилась к кабинету математики, а Милена зашла в туалет. Подойдя к кранам, она набрала в ладони ледяной воды и сполоснула лицо. Ей всё ещё не верилось, что это утро она провела с лучшей подругой своего врага - Джоан Джонсон. А ведь до этого они с Хэнкс только и делали, что мелко пакостничали ей!
  Пригладив волосы, Милена вышла из туалета и неохотно поплелась к кабинету математики, где среди толпы школьников тут же заметила два знакомых, задорно торчащих хвостика. Лиза встретилась с ней глазами и демонстративно отвернулась. Милена безразлично пожала плечами и вошла в пустой кабинет. Быстро бросив сумку на парту, она подбежала к окну, не веря своим глазам. На улице бушевала настоящая буря! Ветер яростно метался из стороны в сторону, вырывая зонтики у возмущённых прохожих и
  играя опавшими листьями. А дождь превратился из мороси в беспощадный ливень, осыпая землю не только тяжёлыми каплями, но и крупными кусочками льда.
  - Град! - догадалась Милена и устало потёрла виски, негодуя, где же они с Кристианом будут тренироваться в такую погоду. Но стоило ей вспомнить о предстоящей встрече с парнем, как в голове сразу всплыли слова из сна, приснившегося ей на литературе - 'Это у ветряного ведьмака... Шкатулка пуста.' Неужели они имели в виду Вогана? И вчера он находился в комнате Агнессы вовсе не за тем, чтобы рассказать ей о следующей тренировке, а для того, чтобы очистить шкатулку?
  Милена схватилась за голову и прислонилась лбом к холодному окну - от переполнявших её вопросов, череп, казалось, вот-вот лопнет. Но в одном девушка была точно уверена: в этом сне она снова видела ведьмака с пустыря, который напал на неё в парадном и ранил старика Поунстера. Но почему Грифон называл его Вороном? Что это было - имя, кличка или кодовое слово? И зачем ведьмак прячет своё лицо? Кто он вообще такой - мужчина или женщина? Что случилось двадцать лет назад на Совете Теней и, причём тут Аш Вильтон? И кто, в конце концов, этот страшный судья Уриах?
  - Да уж, погодка не ахти... - Милена резко обернулась, готовая увидеть кого угодно, кроме учителя математики - мистера Боунса. Мужчина протёр толстые стёклышки очков, в которых его карие глаза походили на два блюдца, и поскрёб лысину, наблюдая, как копьё молнии протыкает тучи.
  - А мне нравится такая погода! Я вообще люблю ветер, дождь, грозу и град! - призналась Милена и хмыкнула, увидев, как ветер гоняет по улицам чей-то красный зонтик. Мистер Боунс от изумления вскинул свои тоненькие брови.
  - Да ты ведьма! - шутя, воскликнул он. - А что? Все ведьмы любят такую погоду! - Милену буквально передёрнуло от этих слов. 'Может, у меня на лбу написано: Я - ведьма! Скажите мне об этом!' - раздражённо подумала она, но вслух своих подозрений не высказала.
  - Я знаю, мистер Боунс, я знаю, - отозвалась Милена и дерзко улыбнулась.
  
   * * *
  Отпросившись с биологии, Милена с радостью выбежала на улицу, мечтая поскорее встретиться с Кристианом. Как она и предполагала, Воган уже ждал её возле школы, приняв своё любимое положение: плечи расслаблены, веки полуприкрыты, спина подпирает стену, длинные ноги вытянуты, а лодыжки скрещены. Желая напугать его, она стала на цыпочках подкрадываться к парню, но затея с треском провалилась - Кристиан резко повернул голову в её сторону. От досады Милена со всей дури хлопнула себя по ноге и быстрым шагом преодолела расстояние между ними.
  - Но как ты меня увидел, если смотрел в другую сторону? - поинтересовалась она, подойдя к нему. Но Воган ей не ответил и снова отвернулся, стараясь не встречаться глазами. Около минуты прошло в полном молчании, пока Милена судорожно размышляла, почему Кристиан не хочет с ней разговаривать. Наконец, её нервы не выдержали, и она со вздохом застегнула кофту до горла - хоть град и прекратился, дождь продолжал так сильно хлестать по асфальту, что мутная вода в лужах начала пузыриться.
  - С тобой всё нормально, Крис? Почему ты молчишь? - Милена осторожно дотронулась до его плеча и тут же отдёрнулась: от этого прикосновения по её телу - прямо под кожей, пробежал приятный электрический заряд. Воган нахмурился, но затем выражение его лица кардинально поменялось, и он криво ухмыльнулся. Милена шумно выдохнула воздух сквозь губы. Ей уже была знакома эта улыбка, и ничего хорошего она не предвещала!
  - Я обиделся. Ты со мной не поздоровалась! - выпалил Кристиан и, увидев разъяренную гримасу девушки, засмеялся. Её щёки от возмущения вспыхнули, и она стала шутливо колотить Вогана кулаками по спине.
  - Привет, - выдавила, наконец, Милена, чувствуя, как цвет её лица медленно, но верно меняется, превращаясь из алого в багровый.
  - Привет, - повторил Кристиан и отстранился от стены: судя по дрожащим уголкам губ, он пытался сдержать новую порцию смеха, но пока безуспешно. Наконец, Воган успокоился и, натянув на лицо привычную маску равнодушия, направился к парку. Милена поспешила за ним, по пути вспоминая список всех известных ей ругательств. Но мозг был так плотно забит вопросами, что отказывался думать о чём-либо другом. Ей казалось, что она даже слышит, как её мысли сталкиваются друг с другом и не найдя ответов, жалят стенки черепа, точно взбесившиеся осы.
  - Куда мы идём? - Милена затормозила, решив, что никуда не пойдёт, пока не получит ответа хоть на этот вопрос. Но Кристиан не остановился и его силуэт быстро скрылся за деревьями, так что ей снова пришлось за ним бежать. Наконец, Воган замер и присел на облезлую скамейку. Злясь и переводя дыхание от вынужденной пробежки, Милена последовала его примеру. Дикий плющ, мох и время превратили её в ненужную отсыревшую деревяшку, служащую теперь приютом для плесени и бездомных жучков.
  - Мы идём тренироваться. Но прежде, чем начать, я бы хотел тебе кое-что сказать. Всего три слова, - произнёс Кристиан, а Милена бросила на него заинтригованный взгляд, перебирая в голове все комбинации из трёх слов. Почему-то ей на ум шли только две фразы - 'Я тебя люблю' и 'Ты мне нравишься', но по лицу Вогана она догадалась, что речь пойдёт не об этом.
  - Это будет опасно, - сказал, наконец, он, а Милена чуть не стукнула его по голове от разочарования. - Тренировка будет опасной, но нам сильно повезло с погодой. Сейчас идёт дождь и прохожих на улице мало, так что вряд ли нас кто-то заметит. Как я уже говорил, на Совете Теней ты должна доказать, что достойна стать ведьмой. И чтобы сделать это, тебе нужно пройти несколько испытаний - полёт и магию, - Кристиан убрал с её щеки прилипшую прядь волос, но она была так поглощена своими мыслями, что даже не заметила это. За свои пятнадцать лет Милена колдовала всего пару раз, да и то - по чистой случайности. Так неужели на Совете Теней она сможет вызвать магию по команде, а не по воле собственных чувств?
  - Не бойся, я тебя всему научу: как накладывать защитное заклятье, как различать членов Ордена Посвящения, как беречь фейры... Хотя что об этом говорить, идём, и я тебе всё покажу! - Воган перекинул рюкзак с учебниками через плечо и буквально вспорхнул со скамейки, но Милена даже не сдвинулась с места.
  - Сначала ответь на мои вопросы, - неуверенно проговорила она. Кристиан нетерпеливо откинул косую чёлку, потемневшую от дождя, и выжидающе покосился на Милену, словно не ожидал, что она посмеет ему перечить.
  - Почему ты вдруг поздоровался с Глэн Хэнкс? - промямлила девушка, опустив ресницы. Она понимала, что вопрос звучит весьма глупо и отнимает драгоценное время их тренировки, но всё же не могла его не задать. Воган кашлянул, по-видимому, пытаясь скрыть таким образом свой смех.
  - После того, как ты применила к Глэн магию, мы должны быть с ней предельно вежливыми, чтобы не вызвать лишних подозрений, - изрёк Кристиан, игнорируя недоверчивый взгляд Милены. Неужели ведьмак не понимает, что если она будет вежливо говорить с Хэнкс, то это её наоборот насторожит? Выбросив эту мысль из головы, девушка стыдливо пропищала:
  - А почему ты меня поцеловал? - подумав ещё немного, она поспешно добавила. - В щёку? - боясь увидеть реакцию Кристиана на свои слова, Милена стала делать вид, что наблюдает за проходящим мимо мужчиной.
  - А куда тебе хотелось, чтобы я тебя поцеловал? В коленку? В пупок? - Кристиан холодно улыбнулся, глядя, как её щёки снова розовеют. 'Воган ещё издевается! Он же прекрасно понял, что я хотела сказать! ' - возмутилась Милена и открыла рот, чтобы уточнить, что имела в виду, но резко передумала и закрыла его. Незнакомец прошёл мимо их скамейки, но тут вихрь выбил зонтик у него из рук, и бедняге пришлось возвращаться.
  - Сама подумай, ты и я всё время вместе пропадаем и... И наверняка это смотрится как-то подозрительно! А так все будут думать, будто мы встречаемся, - Кристиан издал мягкий смешок, похожий на глубокое урчание большой кошки и Милена ещё раз сравнила его со снежным барсом. Рискнув взглянуть на парня, она с удовольствием отметила, что он немного смутился и на его матовых щеках заиграл легкий румянец.
   - Ну, так что, ты исчерпала запас своих гениальных вопросов или продолжим? - сострил Кристиан, иронично приподняв бровь. - Если тебе до сих пор обидно, что я утром не поздоровался, то я могу возместить столь ужасный ущерб! Привет, Ми! Привет! Привет! - Милена не удержалась и фыркнула, а Воган протянул ей руку, помогая встать со скамейки. - Ну, что, ты довольна? Я теперь могу не здороваться с тобой целых три дня! - радостно воскликнул ведьмак, притворяясь, что не видит, как она строит ему рожицы, и прибавил шагу. Около двадцати минут они с Миленой петляли тёмными закоулками, избегая главных улиц, где могли повстречаться прохожие. Но к счастью, их практически не было. Стена из капель дождя и тумана плотно окружила Вэтхем со всех сторон, загнав людей по домам.
  Милена даже не следила за дорогой, доверчиво полагаясь на идущего впереди Кристиана. Вдыхая колючий ветер маленькими глотками, она любовалась блестящим мокрым асфальтом, который искрился в тусклом свете дня, точно сотня бриллиантов. Милену даже не смущало, что её одежда насквозь промокла и изрядно потяжелела, а капюшон вообще превратился в потёртую губку, с которой струйками стекала вода.
  Внезапно пепельное небо с тёмными прожилками туч озарила молния. Милена резко закинула голову, изучая, как зигзаг света просвечивается сквозь огромное облако, закрывшее на мгновенье собой полнеба. Она отвела взгляд от молнии, лишь, когда наткнулась впереди на что-то твёрдое. Это была спина Вогана - парень вдруг остановился посреди улицы.
  - Здесь, - Кристиан пригладил рукой взъерошенные волосы. Милена стала рядом с ним, ожидая объяснений, но когда их так и не последовало, с интересом огляделась. Окружённая рядом магазинов и ресторанов, эта улица ничем не отличалась от других. Посмотрев, куда направлен взгляд Вогана, Милена увидела лишь длинную дорогу, по которой ехал нескончаемый поток из разноцветных машин, автобусов и мотоциклов.
  - Сядь, - Кристиан указал на пластмассовый столик, находившийся под навесом кафе с оригинальным названием 'Три стула и кружка пива'. Недоумённо качая головой, Милена выполнила эту просьбу и села напротив Вогана, который взял со стола меню и стал пристально его изучать.
  - Послушай, Ми, - Кристиан отложил меню в сторону, а она насупилась - ей было знакомо это начало. - Аш попросила меня предупредить тебя. То, что будет твориться на Совете Теней... Это крайне опасно... Тебя будут по-настоящему испытывать. И они сделают всё, чтобы ты не стала ведьмой, -
  в эту минуту из кафе вышел официант. Но стоило ему сделать шаг к их столику, как Воган махнул ему рукой, показывая, чтобы тот возвращался обратно. Мужчина плюнул на землю и грязно ругнулся, но разбираться с Кристианом не стал. Милена проводила незнакомца потрясенным взглядом, не веря, что он так быстро сдался. Обычно от назойливых официантов так легко так не избавиться, и рано или поздно придётся что-то заказать. Видя впечатлённое лицо Милены, парень довольно похлопал себя по ключице:
  - Не обращай внимания, просто он понял, кто я такой, - пояснил он.
  - Не меняй темы! Почему стиги не хотят, чтобы я стала ведьмой? - Милена сделала особое ударение на слове 'стиги', желая похвастаться своими знаниями, но Кристиан проигнорировал вопрос. Она повторила его, но ведьмак притворился, что ничего не слышит из-за раскатов грома.
  - Симулянт! - буркнула Милена, но в этот раз Воган всё-таки 'услышал' её.
  - О, да! - отозвался он, и немного помедлив, нехотя начал говорить. - Вижу, ты уже сама выяснила, кто они такие. Ох, иногда я даже не знаю, что у Альпина длиннее - борода или язык! - Кристиан приложил палец к губам, призывая Милену к молчанию, когда она попробовала вступиться за гнома.
  - Колдуны имеют на тебя такое же право, что и мы, - словно цитируя слова из чёрного конверта, медленно проговорил он. - В тебе течёт их кровь, - Воган подвинулся вплотную к столу и наклонился, чтобы Милене было удобней его слушать. Он говорил тихо и чётко, словно судья, выносивший выговор:
  - Тринадцать членов Совета Теней. Именно они решат твою судьбу. Один некромант, три ведьмы с Утёса Дракона, один маг вуду, два ведьмака с пустыря, один шаман, две верденские ведьмы и два стигских колдуна. И ещё одно магическое существо по имени Уриах, - Милена вздрогнула, услышав имя тринадцатого судьи. Уриах. Именно о нём в её сне говорил Грифон. Аш Вильтон не посмеет спрятать это, если на Совете будет присутствовать Уриах. Кто он такой и почему Грифон всё время упоминает его имя?
  - Но мой тебе совет, Ми: держись от стигов подальше. От них можно ожидать чего угодно. Тем более, на Совет Теней придёт сам Грифон, - предупредил Кристиан тем же спокойным с прохладцей голосом, в то время как у Милены от волнения пересохло во рту. Набравшись смелости, она хотела спросить, кто такой Грифон и почему все его боятся, но Кристиан перехватил её мысль и сам ответил. - Грифон - это предводитель стигов. К тому же он самый мощный колдун за последнее столетие. Именно поэтому они выбрали его за главного. Стигские колдуны - народ жестокий и чтобы прожить в их мире, тебе придётся сурово бороться, наступая на глотки другим. Кто сильнее - тот и прав, они понимают только так, - Кристиан положил локти на стол и переплёл пальцы.
  - А как Грифон выглядит? - поинтересовалась Милена, поражаясь гулкости своего голоса. Интересно, он так изменился от беспокойства или от холода?
  - Никто не знает, как выглядит Грифон. Его ещё ни разу не видели без маски и капюшона. Чёрт возьми, он даже свои руки прячет под перчатками! -
  раздражённо отчеканил Воган и принялся нервно выстукивать мелодию пальцами по столу. Милена мысленно чертыхнулась, уже жалея, что задала этот вопрос. Кажется, для Кристиана тема о Грифоне была такой же болезненной, как для её отца разговор о потерянном наборе инструментов.
  - Давай вернёмся к нашей тренировке. Сегодня мы будем заниматься прямо здесь, на улице, - заявил Воган. Официант снова вышел из кафе, и опасливо косясь в сторону их столика, прошёл мимо. Дождавшись, пока он скроется из виду, Милена начала возражать, но Кристиан предупреждающе поднял руку, пересекая её протесты. Наверное, именно таким жестом Моисей разделил Красное море...
  - Скажи, какие способы самозащиты ты знаешь? - резко перевёл тему Воган. Милена хорошенько задумалась, но в голову упорно лезли только фрагменты из боевиков. Она смерила ведьмака оценивающим взглядом, думая, что бы сделала с ним, если б он на неё напал. Её глаза многозначительно задержались ниже пояса, и Кристиан тут же беспокойно заёрзал на стуле.
  - Понятно, никаких, - констатировал он, на всякий случай, закладывая ногу за ногу. Милена проигнорировала его насмешку и сконфужено коснулась своей щеки. Ей казалось, что её лицо вот-вот загорится от смущения!
  - Что ж, тогда начнём. С чего хочешь начать - с полёта или магии? - Милена взглянула на Кристиана так, словно он только что сморозил редкую чушь.
  - С полёта, конечно, - пробормотала она, убирая с пылающей щеки рыжую прядь. Чёрт, кажется, её лицо было сейчас того же цвета, что и волосы! Воган ухмыльнулся, и что-то снова подсказало Милене, что от этой улыбки лучше не ждать ничего хорошего.
  - Отлично, тогда начнём с магии, - подразнил Кристиан, вставая со стула.
  
   * * *
  Милена снова попыталась сосредоточиться, но и в этот раз у неё ничего не вышло - магическая сила отказывалась явиться по команде.
  - Для того чтобы вызвать фейры по желанию, ты должна полностью расслабиться и выкинуть все мысли из головы, - терпеливо напомнил Кристиан, расхаживая возле неё кругами. Начинало смеркаться и заплывшее складками туч небо, покрылось фиолетовыми мазками.
  - Я не могу ни о чём не думать, - раздражённо возразила Милена. В отличие от спокойного парня она начинала терять терпение - они уже битый час тренировались, но пока без результатов. Промокшая одежда неприятно липла к коже, волосы свисали неопрятными прядями, а живот так громко урчал от голода, что, казалось, может заглушить крики грома.
  - А ты лучше старайся! - посоветовал Воган, наматывая десятый круг по улице. 'Легко сказать!' - со злостью подумала Милена, но всё же последовала его совету. Она прикрыла глаза и прислонилась спиной к зданию кафе 'Три стула и кружка пива'. Но не думать ни о чём было просто невозможно! Ведь даже ни о чём не думая, она размышляла о том, чтобы не думать! Но в этот раз Милене удалось собраться, и в ту же минуту
  напряжение со свистом вышло из неё, как воздух из проколотой шины. Стоя с закрытыми глазами, она сосредоточилась на окружающих её звуках. Вялое завывание ветра, капли дождя, ритмично стучащие по асфальту, сигналы машин, редкие голоса прохожих, ворчание грома...
  В голове воцарилась мирная пустота, и только эти звуки служили её связью с внешним миром, помогая не заблудиться в темноте сознания. Наконец, пустота начала рассасываться, впуская в тело магическую силу, и Милена ощутила, как по её венам заструились, въедаясь в кровь, фейры.
  Раздался щелчок - сигнал, что она готова колдовать.
  Милена резко распахнула веки и упала на колени, не готовая к такому внезапному приливу сил.
  - Подчинись моей воле, - проскрипела она, обращаясь к магии внутри себя. Кристиан застыл на месте и парень, идущий сзади, не успел вовремя затормозить и врезался ему в спину.
  - Куда прёшь, белобрысый? Ты что, приятель, совсем обалдел? Я же шёл сзади тебя! - начал ругаться незнакомец, но стоило Вогану обернуться и окинуть его медленным презрительным взглядом, как он заткнулся.
  - Дерьмо, - пролепетал парень, увидев, как голубая радужка Кристиана растворяется, уступая место жуткой чёрноте зрачков. Он испуганно попятился, но Воган схватил его за воротник куртки и так близко притянул к себе, словно собрался страстно поцеловать.
  - Приятно познакомиться, мистер Дерьмо, - огрызнулся Воган и так резко отпустил парня, что тот не удержал равновесия и плюхнулся прямиком в лужу. Но Кристиан даже не оглянулся и решительным шагом направился к Милене. Девушка, краем глаза наблюдавшая за разборкой, попыталась выдавить улыбку, но вместо этого с губ сорвался хрип. Просочившиеся в кровь фейры разъедали кожу изнутри, точно струйка кислоты, лоб вспотел, а ладони страшно похолодели.
  - Подчинись моей воле, - просипела Милена, заставив голос звучать тихо, но твёрдо, и сила внутри неё спокойно улеглась. Она послала Кристиану победную ухмылку, зная, что первый, и самый трудный шаг, уже сделан.
   - Молодец, Ми! - похвалил Воган, подойдя к ней. - А то я уже начал думать, что мы сегодня заночуем возле этого кафе! Вот бы официант обрадовался! - он замолчал, а Милена стала нетерпеливо подпрыгивать, сгорая от любопытства. О какой опасности на тренировке предупреждал Кристиан? Единственное, что ей сейчас угрожало, это быть оглушённой урчанием собственного живота. Боже, как же она хотела есть!
  - Защищайся, - прошептал Воган и сделал шаг назад. Но прежде чем до Милены дошёл смысл сказанного, из сжатой ладони ведьмака вырвался чёрный сгусток. Её глаза расширились от изумления: это было то самое ослепляющее заклятье, которое Кристиан применил к оборотню, когда тот на неё напал! Сгусток стремительно приближался к Милене и она, недолго думая, выставила левую руку в ответ.
  - КРЕСТ ТЕБЕ НА ЛБУ, КРЕСТ ТЕБЕ НА ГРУДИ, КРЕСТ ТЕБЕ НА ЖИВОТЕ! - вскричала девушка, пытаясь перекрыть визг грома. На секунду улицу ослепила белая вспышка, выхватив из темноты перепуганные лица нескольких прохожих. Милена потрясенно взглянула на свои пальцы, кончики которых слегка светились и покрылись тонкой плёнкой инея. У неё получилось колдовать по команде! Довольная своей работой, она огляделась в поисках Кристиана. Распластавшись в полный рост на асфальте, он постанывал от боли на другой стороне улицы. Не понимая, что произошло, Милена со всех ног помчалась к нему и протянула руку, помогая ему подняться. Но он грубо оттолкнул её ладонь и, коротко взвыв, сам встал. В тот же миг Воган схватился за своё лицо, и багровая густая кровь ручейками побежала сквозь его пальцы. Милена судорожно сглотнула: запах ржавчины и старых медных монет плотно завис в воздухе. Видя, как меняется выражение её лица, Кристиан сплюнул кровь на асфальт, и насмешливо улыбнулся, отчего несколько тёмных капель упало ему на подбородок.
  - Что случилось? - придя в себя, проблеяла Милена. Лицо Вогана было таким бледным, точно припорошённым мукой, а из разбитой губы текла кровь.
  - Вообще-то, когда я говорил об опасности на тренировке, я подразумевал, что она будет грозить тебе, а не мне. Но как выяснилось, ты можешь дать достойный отпор! Сама видишь, как далеко меня отбросило твоё защитное заклятье! - протянул Кристиан и вытер рукавом остатки крови на губах.
  - Прости меня, Крис, но... - Милена пожала плечами. - Но если ты ещё раз так сделаешь, я обвяжу тебя бантиком и подарю Лизе Сквойн! А ты даже не представляешь, что она может сотворить, останься вы с ней наедине! - взвилась она, представляя замученное лицо Вогана после встречи с толстушкой. - Ты же знаешь, что меня ещё не учили колдовать! Ты понимаешь, что бы произошло, не вспомни я это заклятье? Я бы просто-напросто ослепла, как мистер Поунстер! Но самое главное, ты колдовал на глазах у прохожих! Я просто не могу в это поверить! У кого-то из них мог случиться сердечный приступ! - Милена с трудом сдерживалась, чтобы не перейти на крик, но новость, что парень ранен, слегка остудила её пыл.
  - И что? - хладнокровно спросил Кристиан, скрестив руки на груди. Весь его вид буквально кричал о задетой гордости и полном отсутствии раскаяния.
  - Что мне до реакции прохожих! Я не крыса, чтобы всё время скрываться! Пусть люди знают, кем мы являемся! Пусть все знают, что Орден Посвящения существует! - последнюю фразу Воган буквально прокричал, чтобы все прохожие её услышали. Застенчиво встряхнув головой, Милена посмотрела на кучку испуганных людей. Некоторые из них уже затрусили прочь, а другие крестились и боязливо перешептывались между собой.
  - Тебе нужно в больницу, - вполголоса сказала Милена, услышав постанывание позади себя. По-видимому, Воган разбил не только губу, но стыдился в этом признаться. Не дожидаясь, пока Кристиан начнёт возражать, она положила его руку себе на плечо, чтобы он смог облокотиться и повела в сторону городской больницы. Идти им придётся долго, так как Воган ещё и похрамывал.
  - Постой, Ми, не нужно мне ни в какую больницу! Мы продолжим тренировку, - упрямо заявил ведьмак и остановился. Милена устало потёрла лоб, думая, какие нужно привести аргументы, чтобы закрыть эту тему.
  - У меня практически все фейры закончились, - соврала она, хотя внутри себя ощущала огромный, практически нетронутый заряд магический силы.
  - А я тебе говорю о тренировке желудка. Предлагаю пойти в кафе и перекусить. И кстати, я сам могу дойти - не делай из меня калеку, - Кристиан отстранил её руки, а Милена настороженно на него покосилась.
  - Или ты хочешь чего-то другого? - переспросил Воган, хотя ответ был очевиден - его даже подтвердил новый требовательный возглас живота.
  - Нет, единственное, чего я хочу - это хлеба и зрелищ. Зрелище я уже получила, так что в программе вечера остаётся только хлеб, - призналась она, вспомнив несчастного прохожего, упавшего в лужу. - Но неужели ты действительно хочешь кушать? - подозрительно спросила Милена.
  - Нет, просто я очень хочу ещё раз увидеть того официанта. А ещё больше -
  его лицо, когда он снова нас увидит, - садистски проговорил Кристиан и неторопливо засеменил к кафе через дорогу. Милена свистяще выдохнула. Что ж, сегодня у официанта из кафе 'Три стула и кружка пива', выдастся тяжелый вечер...
   * * *
  Милена вернулась домой около восьми часов вечера и сейчас печально косилась на толстую стопку учебников, лежащую на письменном столе. Она даже не притрагивалась к домашнему заданию, а уроков задали очень много. Мисс Вэйтс снова велела написать сочинение - в этот раз на тему фразы 'Быть или не быть', а учитель математики задал кучу упражнений по алгебре для подготовки к тесту на следующей неделе.
  Не желая вспоминать о других предметах, Милена лениво потянулась рукой к учебникам. Но её рука застыла на полпути - на верхней книжке лежало длинное чёрное перо. Взяв перо, она недоумённо повертела его в руках, гадая, как оно могло здесь оказаться. И тут ей в голову стукнула пугающая мысль. 'Ворон, тот ведьмак с пустыря, был здесь! Он проверял, действительно ли пуста шкатулка и заходил ко мне в комнату! Может, Агнесса даже видела его!' - Милена встала из-за стола и хотела уже пойти к старухе, чтобы спросить её об этом, но передумала. А вдруг чокнутая старуха набросится на неё или опять начнёт бредить?
  Раздался стук в окно. От неожиданности Милена подпрыгнула и быстро подбежала к нему. Поняв, что это всего лишь ветер шалит, она облегчённо вздохнула и разжала ладонь, в которой до сих пор сжимала чёрное перо. Но перо Ворона исчезло.
  
  Глава тринадцатая: Возвращение сэра Генри.
  В свете луны прозрачные капли дождя, падая на землю, переливались перламутром. Прошёл ещё один день, а ливень так и не прекратил мучить жителей Вэтхема. Милена присела на корточки и обхватила свои колени руками, не сводя глаз с плачущего неба. Кристианом снова попросил, чтобы она сегодня ушла с последних уроков, и они вместе отправились тренироваться. Воган больше не нападал на неё без предупреждения и даже научил нескольким защитным заклятьям. Как выяснилось, у каждого молодого ведьмака в запасе ежедневно имеется не более двадцати фейр, в то время как самое лёгкое заклинание требует около трёх единиц магии. И хотя Милена ещё не могла определить, сколько точно у неё осталось фейр, она чувствовала, когда их запах начинает иссекать.
  - Ну, и чем мы займёмся теперь? - спросила она, совсем вымотавшись после четырёхчасовой тренировки. Девушка так и не поняла, зачем Кристиан сейчас перенёс их на башню Биг Бен, потратив свои последние фейры.
  - Хочу немного отдохнуть перед полётом, - ответил Воган и присел возле Милены. - Каждую ночь мы будем телепортироваться сюда, так что привыкай, - он попытался вытянуть ноги в полную длину, но наткнулся на колокол и со страдальческим вздохом согнул их обратно.
   - Зачем? Мы ведь можем летать, где захотим! Почему ты хочешь, чтобы мы летали именно по Лондону? - вознегодовала Милена. Она так устала после тренировки, что сейчас даже думать не могла о полёте. Сегодняшний день не прошёл, а буквально промелькнул перед глазами. Лица учителей и одноклассников смазались в сплошное пятно, а их голоса - в неразборчивый гул. Лиза Сквойн даже не поздоровалась с ней и как назло весь день напролёт болтала по-дружески с Глэн. А Джоан Джонсон, до сих пор обиженная на подругу, подсела к Милене за парту. Девушка брезгливо поджала губы.
  Ей казалось, что мир перевернулся, и Джоан с Лизой просто-напросто поменялись местами. Ведь когда последний раз толстушка добровольно общалась с этой самовлюблённой блондинкой Глэн Хэнкс?!
  - Нет, ты меня не поняла, - голос Кристиана отвлёк её от мрачных мыслей.
  - Мы будем тренироваться на Биг Бене не потому, что я этого хочу. Каждую ночь мы будем перемещаться на вершину башни, - Милена вспомнила, как свалилась со шпиля и начала протестовать. Она с надеждой покосилась на гигантский колокол, испытывая нелепое желание спрятаться под ним.
  - Зачем? - поинтересовалась Милена, недовольно глядя себе под ноги.
  - Понимаешь, Ми, - Кристиан глубоко вздохнул. - Ты должна научиться держать равновесие в любое время и в любом месте. И отныне ты каждую ночь будешь стоять на шпиле башни до тех пор, пока не научишься балансировать. Помнишь подножку, на которой мы стояли по пути в Лондон? - Милена недоумённо кивнула, не понимая, куда клонит Воган. - Так вот, несмотря на вождение Альпина, я мог даже не держаться за поручень! А всё потому, что я умею хорошо держать равновесие, - заключил Кристиан и смежил веки. Милена мельком взглянула на его покрасневшие разбитые губы и неосознанно потянулась к ним рукой. Парень вздрогнул, но не отстранился, позволяя ей водить пальцами по его припухшей мягкой коже.
  - Любишь дождь? - спросил вдруг он, а Милена неохотно убрала руку.
  - Обожаю, - призналась она, любуясь фейерверком из вспышек молнии.
  - Ещё в детстве папа говорил мне, что дождь это слёзы ангелов, - Милена усмехнулась от мысли, каким мечтательным чудаком иногда бывает Вэнс Каролл. В то время как Лора давала дождю научное объяснение, рассказывая о круговороте воды в природе, он вечно придумывал красивые легенды.
  - Хм... А мой отец говорил мне, что это ангелы ходят в туалет. А старший брат - что плюются, - признался Кристиан, а Милена залилась звенящим смехом. Это был первый раз, когда Воган упомянул о своей семье, и пока девушка имела о ней весьма смутное представление. Наступила тишина, пока каждый думал о своём. Милена принялась нервно постукивать себя пальцем по губе, не решаясь задать один вопрос. Ещё со вчерашнего дня её мучило воспоминание о ведьмаке с пустыря - Вороне. Она даже не выспалась этой ночью, дрожа от каждого шороха, раздающегося за окном.
  - Скажи, Крис, а какая татуировка у ведьм и ведьмаков с пустыря? Она тоже делается на ключице? - Милена вспомнила, что ведьмак в её сне перед тем, как превратиться в ворона, потёр свою ключицу, где были изображены те же руны, что и у Вогана. Кристиан приоткрыл один глаз и покачал головой:
  - Нет, они вообще не делают татуировок. Впрочем, как и стиги. Колдуны говорят, что они не стадо одичавших лошадей, которых нужно клеймить.
  Но некоторые ведьмаки с пустыря делают себе тату ещё до того, как стать Воронами, - видя вопросительное лицо Милены, Воган пояснил. - Ведьмаков с пустыря прозвали 'Воронами' за их чёрные балахоны и шали, что они не никогда снимают, пряча лицо. Понимаешь, их считают предателями, так как они работают с грязной чёрной магией - порчей, проклятьями... Поэтому ведьмаки вынуждены скрываться от всех членов Ордена Посвящения. Но отличительные тату на их телах останутся навсегда, напоминая им то, кем они были до того, как выбрали сторону мрака, - Кристиан слегка приподнял плечи, спрашивая, зачем ей это нужно знать. Но она не ответила, со злорадством вспоминания, как часто Воган сам игнорировал её вопросы.
  - А почему Орден Посвящения так называется? - парень смерил Милену таким язвительным взглядом, словно она только что спросила, носит ли он нижнее бельё своей бабушки.
  - Знаешь, у кого-то хобби коллекционировать статуэтки или делать фотографии... А у тебя - задавать глупые вопросы! - воскликнул Кристиан, а лицо Милены затопила краска смущения. - Орден Посвящения называется так, потому что он посвящает человека во что-то большее. Как говорит Аш Вильтон: 'Смотри на мир шире, и ты обязательно увидишь что-то новое', - Воган рывком поднялся с пола и протянул руку Милене, но она отвела её в сторону и отвернулась. - И чего ты такая обидчивая?
  - Я не обидчивая. Просто на твои резкие перемены настроения у меня аллергия, - она с наигранной обидой посмотрела на Кристиана, но на него трудно было злиться - даже шутя. Холодные голубые глаза горели так ярко, что казалось, могли светиться в темноте, точно рекламная вывеска. Прямые светлые волосы плотно прилипли к лицу, подчёркивая тонкие контуры скул и твёрдую линию подбородка. И эта надменная кривая ухмылка! Клятый манипулятор! Ну, разве на такое блондинистое чудо можно долго обижаться? Да по сравнению с ним котик из Шрека смотрится, как Фреди Крюгер!
  - Что ж, тогда на шпиль башни? - предложил Кристиан и, не дождавшись ответа, схватил Милену за руку.
   * * *
  - Скажи, Ми, ты жива? Всё в порядке? - раздавался над ухом настойчивый голос Вогана. Милена неохотно разлепила веки и увидела склонившегося над ней парня. Всё ещё чувствуя вокруг горла тугой ошейник пережитого страха, она около минуты жадно поедала ртом воздух, восстанавливая дыхание.
  - Когда ты в следующий раз захочешь меня убить, то постарайся сделать это более изощрённым способом! Подсыпь яд в еду или подсунь под подушку фотографию миссис Шейп без макияжа! Ты вообще в курсе, что я сейчас чуть не отправилась петь в хор ангелов? - взревела Милена и, поднявшись, отряхнула свою мокрую одежду, которая обвисла, словно дряблая кожа толстяка. Последние полчаса Кристиан пытался научить её балансировать на шпиле башни, но пока тщетно. Тогда Воган решил пойти на крайние меры и столкнул её с креста, которым венчался Биг Бен. От неожиданности Милена не смогла вовремя среагировать и чуть не разбилась, но Кристиан успел подхватить её на руки.
  Заметив на щеке Вогана тонкую полосу крови, она догадалась, что их приземление оставляло желать лучшего. Парень перехватил её взгляд и горько усмехнулся, когда Милена сочувственно похлопала его по руке.
  - Мне жаль, что все твои встречи со мной оканчиваются столь плачевно, - мягко заметила она, намекая на бесчисленные раны Кристиана, которые он получил за последние два месяца. - Но ты сам в этом виноват! Такое впечатление, будто ты хочешь меня убить, но не знаешь, как это сделать и пробуешь все варианты... - Милена не успела дочитать заготовленную лекцию, так как Кристиан вдруг наклонился и игриво взъерошил ей волосы.
  - А ты сначала догони! - воскликнул он и откинулся назад, позволяя сорвавшемуся ветру поднять его в воздух. Милена почувствовала себя так, будто её только что огрели арбузом по голове. Воган взлетел прямо посреди улицы - на глазах у прохожих! Неужели он настолько устал от того, что Орден Посвящение скрывает своё существование, что решил пойти на бунт?
  Убедившись, что люди не смотрят в её сторону, Милена приняла игру Кристиана и взлетела. Отталкиваясь ногами, она набрала крутую высоту и направилась к ведьмаку, летевшему вдоль дороги. Воган послал ей прощальный воздушный поцелуй и нырнул в поток автомобилей. Но Милена не сдалась и последовала его примеру, опасливо поглядывая на дорогу - под ней проплывали крыши машин и блестящие панцири автобусов. Резкий выброс адреналина заставил её кровь вскипеть и бежать по венам быстрее, отбросив вязкую шелуху усталости. Воздушные гонки настолько её захватили, что из горла невольно вырвался хищный задушенный вопль. Вихрь шумел в ушах, заглушая остальные звуки: кашель грома, удивлённые вскрики прохожих и сигналы машин. Милен неслась низко, беззвучно и стремительно, нарочно игнорируя выпученные глаза водителей, мимо чьих автомобилей она пролетала. Сделав мощный рывок вперёд, девушка, наконец, догнала Кристиана.
  - Ну что, давай наперегонки? Вон до того светофора? - спросил Воган и показал на далёкую, мигающую красным, точку. И хотя Милена с трудом видела Кристиана сквозь завесу собственных волос, ей показалось, что в его глазах зажёгся азартный блеск. Она кивнула и тут же ощутила, как Кристиан переплёл свои прохладные пальцы с её. Они так низко промчались над землёй, что её живот чуть не протерся об асфальт, но в последний момент Воган успел взмыть обратно - на безопасную высоту. Следующие несколько минут он и Милена просто кружились в воздухе, ныряя под автобусы и лавируя между автомобилей, пока парень вдруг не подлетел к одной из машин и не взобрался на её крышу. Но проделал он это настолько ловко, что водитель ничего не заподозрил и продолжил ехать. Кристиан помог Милене вскарабкаться на автомобиль и отодвинулся, разорвав объятие их рук.
  - Сейча-ас начнётся-я самое интересное-е! Будем прыга-а-ать по машина-а-ам наперегонки-и-и! - ему пришлось повысить свой голос почти до крика, чтобы Милена смогла расслышать его сквозь свист вихря. - Если ты хочешь, чтобы тебя-я-я никто не виде-е-ел, то должна-а-а развить огромную скорость, и тогда-а-а сольёшься с ветром, и стане-е-ешь невидимой! - но не успела Милена расшифровать растянутые ветром слова, как Воган снова взлетел и опустился на крышу соседней машины. Чувствуя, как её ноги начинают скользить и расползаться в разные стороны, она перепрыгнула на следующий автомобиль. Но в отличие от аккуратного прыжка Вогана, её получился очень громким. Водитель высунулся в окно и, увидев девушку на своей крыше, ругнулся. Он протёр рукой глаза и стал что-то невнятно бубнить о том, что вчерашняя бутылка виски аукается ему до сих пор...
  Милена хитро улыбнулась и вскочила на очередную машину, думая о том, что изобрела новый способ, как доехать из Лондона в Вэтхем бесплатно.
  Стараясь создавать как можно меньше шума, она перепрыгивала с одной крыши на другую, касаясь их только носочками. Милена взвизгнула от восторга, когда джип, на который она метнулась, помчался на всей скорости на ярко-красный свет и обогнал автомобиль Вогана.
  Яркие искры фонарей и светофоров, длинная гладкая дорога, вспыхивающие огни вывесок, что походили на стаю разлетевшихся светлячков... Почти мурлыча от наслаждения, Милена зажмурилась - для неё существовали лишь ночь, ветер и скорость. Когда машина внезапно остановилась, и она открыла глаза, чтобы посмотреть, в чём дело, то увидела возле себя Кристиана.
  - Главное правило в полёте, Ми, - прошептал он, склонившись к её уху так близко, что касался его губами. - Это то, что не нужно учиться летать - учись не падать, - договорил Воган, а потом слегка отстранился. - Кстати, я уже вижу наш конечный пункт - тот самый светофор!
  - Считай, что проиграл! - Милена рассмеялась над растерянным лицом Кристиана, а затем взобралась на крышу проезжавшей мимо машины и набрала максимальную скорость. В тот же миг она почувствовала, как её тело растворяется в темноте и сливается с ветром. Ощущение было настолько потрясающим, что она потеряла счёт времени...
  За эти минуты капли дождя окончательно высохли на её лице, стянув кожу, а пряди волос сильно запутались и неудобно спадали на глаза. Наконец, Милена сделала последний прыжок и с криком коснулась светофора.
  - Мои поздравления, Милена Каролл! А то я уже начал думать, что быстрее отращу себе бороду, чем ты сюда долетишь! - съязвил Кристиан, когда она разочарованно подняла на него глаза. Приняв скучающую позу, Воган с наигранной сонливостью зевнул и деловито посмотрел на часы.
  - Я победил, - констатировал он, лениво облокотившись рукой о столб.
  - Да, но я беру реванш, - бросила Милена, опустившись на землю.
  - В следующий раз играем на желание. Проигравший исполняет любое требование победившего. Идёт? - Воган протянул свою руку, и девушка с улыбкой её пожала, уже зная, что попросит в случае победы.
  - Идёт, - отчеканила она, кидая настороженные взгляды на Кристиана. Что-то в его кривой ухмылке было подозрительным. Может, он тоже определился с желанием?
   * * *
  Полторы недели промчались незаметно. За это время Милена успела освоить основные защитные заклятья, которым обучил её Кристиан, окончательно рассориться с Лизой и завалить тест по алгебре. Удивительное дело, среди трёх этих вещей только одно из них было привычным делом! Но Милену волновал не столько проваленный тест, сколько новый скандал с подругой. В понедельник утром она решила серьёзно поговорить с Лизой и выяснить, почему та её напрочь игнорирует. Но как только они начали разговор, к Милене подошёл Кристиан. Не обращая внимания на смущённую толстушку, он властно обнял девушку за талию и внимательно вслушивался в их разговор, нагло вставляя свои комментарии. Не выдержав, Лиза Сквойн развернулась и убежала. И как Милена на переменах ни пыталась извиниться за случившееся, подруга снова начала делать вид, будто не замечает её.
  Из-за этого девушка всю ночь проплакала, чувствуя себя преданной. Почему толстушка не верит ей? Ведь они столько лет дружили и рассказывали друг другу самые сокровенные и невероятные свои тайны! Почему же сейчас всё так резко изменилось?
  Через три дня должен был состояться Совет Теней. И хотя Милена теперь превосходно летала и умела вызывать магию по команде, она ещё не считала себя готовой к роковой пятнице тринадцатого. К счастью, родители не замечали царапин и синяков на её теле, что оставались после тренировок. Они были всецело поглощены приготовлением к вечеринке по случаю дня рождения босса Вэнса - мистера Бриара. А Милена так и не придумала, как им вежливо сообщить, что на эту пятницу у неё другие планы. Её нервы были настолько напряжены, что теперь, возвращаясь домой после встреч с Воганом, Милена испугано вглядывалась во мрак, пытаясь различить там силуэт ведьмака с пустыря или существ с бараньими рогами - Ищеек.
  Вот и сейчас, спускаясь на лифте с восьмого этажа, её преследовало нехорошее предчувствие. Сегодня ей повезло, так как родители на весь вечер отправились в гости к друзьям, и она могла без преград пойти на тренировку. Выйдя из подъезда, Милена с удивлением обнаружила, что Кристиана ещё нет. Во дворе стояла такая густая тишина, что покачивание веток каштана и пустых качелей на детской площадке казалось оглушительным.
  - Да здравствует паранойя! Я уже пугаюсь каждого шороха! - буркнула она, ругая себя за мнительность, но сразу замолчала. Её взгляд упал на два высоких силуэта, стоящих за гигантским стволом каштана. В темноте она не смогла увидеть лица незнакомцев, но слышала отрывки из их диалога, который доносил ветер, дувший ей навстречу. Различив среди разговора своё имя, она на цыпочках подкралась к дереву и, затаив дыхание, стала слушать: - Нет, Аш, это ненормально! Ты же знаешь, что у начинающей ведьмы в запасе около двадцати фейр, а у неё их почти пятьдесят! И так каждый день! Её магические силы увеличиваются с каждым часом! Я уже просто не знаю, чего от неё ждать! А недавно она вообще отразила заклятье 'Тьма' лёгким блоком! - Милена прерывисто задышала, узнав голос первой фигуры - это был Кристиан, а возле него стояла Аш Вильтон.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Воган, пожалуйста, не вопи, как ботаник, впервые получивший двойку! Я тебе уже говорила, что Милена не обычная ветряная ведьма! Её дедушка - колдун! В её жилах течёт стигская кровь! - после слов Аш раздался щёлчок зажигалки, и Милена тут же ощутила у своего лица табачный дым. Догадавшись, что это Вильтон закурила, она помахала перед собой рукой, пытаясь развеять терпкий запах, от которого у неё тут же заскребло в носу. Не веря в реальность происходящего, она ущипнула себя за руку и тут же пискнула от боли. Возможно, ей просто послышалось? Ведь как может быть, что её дедушка - стиг, а сама она наполовину колдунья? Услышав писк, Аш и Кристиан одновременно обернулись, но не заметив Милены, возобновили разговор:
  - Да, но что мне делать? Пока она не научится контролировать свои силы, я не могу обучать её атакующим заклятьям, хотя на Совете Теней они как раз могут ей пригодиться! - Воган громко сглотнул, а затем пнул корни каштана.
  - Успокойся, Крис, - мягкий, чуть хрипловатый от постоянного курения голос Аш, приятно клубился в воздухе и напоминал плавно перетекающую струю воды. - С минуты на минуту Милена выйдет из дома, и ты не должен показать своё волнение. Просто скажи ей, что ваша тренировка на этот вечер отменяется, - Вильтон замолкла и поднесла к губам горящую сигарету. - Она ведь ничего не знает о сегодняшней ночи, верно? - с её губ сорвался плотный сгусток дыма, а Милена подобралась к ним ближе, нетерпеливо ожидая ответа Кристиана. Но прежде чем он успел открыть рот, Аш шикнула на него и посмотрела в направлении, где пряталась девушка. Осознав, что её присутствие обнаружили, Милена смиренно вышла вперёд и взглянула на Вильтон.
  С момента их последней встречи она нисколько не изменилась. Бледная кожа особенно ярко выделялась на фоне темноты, а пышная грива вороных волос жила своей жизнью: кудряшки разметались по шее и плечам, закрывая половину лица. Уголки чёрных глаз слегка тянулись к вискам, придавая женщине вид экзотичной фарфоровой статуэтки. И только их разумный пронзительный взгляд показывал, что она вовсе не легкомысленная особа.
  - Привет, наследница! - поздоровалась Аш, и шагнула из тени в свет. Милена оглядела женщину с головы до ног и только тогда заметила, что на её шее тускло поблескивает тонкая цепочка со старинным золотым медальоном.
  Следом за Вильтон из-за ствола вышел Кристиан. Судя по выражению его лица, он явно смутился, узнав, что Милена подслушала их разговор.
  - Смотри, что я тебе принесла! - воскликнула Аш, разрушая своим бодрым голосом повисшее в воздухе напряжение. Девушка подняла глаза и увидела протянутый Вильтон пакет от 'Макдональдс'. От свёртка исходил такой ужасный тухлый запах, что она всерьёз заколебалась перед тем, как взять его. Интересно, что же там находилось - самый несвежий в истории гамбургер? Сгорая от любопытства, Милена заглянула внутрь и тут же с визгом бросила свёрток на землю. В нём лежал покойный сэр Генри - бывший питомец её одноклассницы Джоан! За это время крыса со свалявшейся шерстью и облезлым хвостом завонялась ещё сильнее и, кажется, начала гнить.
  - Ты должна переночевать с ней, - произнесла Аш, и спокойно подняла пакет.
  Милена одарила женщину странным взглядом и отвернулась, борясь с внезапным приступом тошноты. Горький ком в горле немного рассосался, когда Кристиан подошёл к ней и с ободряющей улыбкой приобнял за плечи.
  - Ох, вот летун моего огня, дыхание ручья! Держи себя в руках, Каролл! Эту крысу я раскопала во дворе Джонсонов и отправлю её туда обратно, как только она выполнит свою роль! - тонкие алые губы Аш тронула усмешка, когда она увидела смешное выражение лица Милены. - Похоже, сегодня мне просто суждено всю ночь успокаивать подростков, чьи нервишки расшалились, - добавила она, намекая на недавнюю вспышку Кристиана.
  - Послушай, Вильтон... - угрожающе начал Воган, крепче прижимая Милену к себе, но Аш остановила его небрежным и в то же властным взмахом руки.
  - Послушай, Ми, на Совете Теней тебя будут запугивать всеми возможными способами, и я не исключаю того, что в атаку пойдёт мертвечина. Они пойдут на всё - даже оживят Наполеона и заставят его танцевать лезгинку с Гитлером, лишь бы ты не стала ведьмой! Поэтому я хочу, чтобы ты привыкла к запаху и виду смерти, а не опозорилась перед тринадцатью судьями. Так что, когда будешь ложиться сегодня спать, положи эту несчастную зверюшку рядом с кроватью - дай себе время привыкнуть. А утром можешь делать с ней, что хочешь, - пояснила Аш, а Милена представила лицо Джоан, когда снова торжественно вручит ей сэра Генри, да и ещё в пакете 'Макдональдс'.
  - Тебя послушать, так в пятницу вместо Совета будут проходить похороны, - невесело отозвалась Милена, на что Вильтон разразилась громким хохотом.
  - Да, наследница, ты угадала. Если всё пойдёт не так, как надо, то это действительно будут похороны. Только вот чьи? - по голосу Аш девушка так не смогла разобрать, шутит женщина или нет, но смеяться она прекратила.
  - И помни, Милена Каролл, настоящая ведьма крыс не боится, - Вильтон вновь протянула пакет с сэром Генри, и ей ничего не оставалось, кроме как принять его.
   * * *
  Бабушкины часы-кукушка пробили в соседней комнате четыре часа утра. Милена перевернулась на другой бок и судорожно накрылась одеялом. Всю ночь она не спала, размышляя о крысе, что лежала в метре от кровати. Запах гниющей плоти заставлял её каждые полчаса вскакивать с постели и бежать к окну - единственному источнику свежего воздуха. Что будет происходить на Совете Теней, раз её таким образом к нему подготавливают? От этой мысли сердце Милены сжалось в колючий комочек, а по телу пробежала неприятная дрожь. Она понимала, что завтра её ждёт трудный день и нужно хорошенько выспаться, но никак не могла успокоиться. Кроме пахучего сэра Генри её ещё беспокоил подслушанный разговор Аш и Кристиана. Что Вильтон имела в виду, спрашивая, не знает ли Милена об этой ночи? Что сегодня должно произойти? И чем Воган был так сильно взволнован, раз даже забыл о своей хвалёной маске, за которой обычно прятал все чувства?
  Милена нетерпеливо вздохнула, желая, чтобы поскорее настало утро, и она смогла расспросить обо всём самого Кристиана. Конечно, вряд ли он ей ответит, но почему бы ни попробовать? С этой мыслью девушка зарылась лицом в мягкую подушку, и уснула.
  Ей снилось, что миссис Шейп превращается на глазах у всего класса в толстую пятнистую свинью, а директор Пинкинс - в индюка, и они вместе сбегают из школы. Потом во сне начался дождь, и Милена закрыла лицо руками, ощущая, как холодные капли настойчиво барабанят по коже...
  Первое, что она ощутила, когда проснулась, были капли дождя на своём лице. Милена потрясёно захлопала слипшимися ресницами и взглянула наверх, недоумевая, как в комнату просочился дождь. Но вместо потолка её взгляд наткнулся на склонившегося над ней Кристиана. С его волос струйками стекали капли дождя, мокрая сорочка была полностью расстегнута, обнажая влажную голую кожу и массивный серебряный крест.
  - Боже мой, Крис, что ты здесь делаешь? - пролепетала она хриплым ото сна голосом. Не получив от Вогана ответа, Милена включила лампу на тумбочке. Жёлтый луч осветил Кристиана. И без того разбитую губу пересекал небольшой вертикальный порез, на шее красовался синяк размером с яйцо, а левая рука была покрыта сотнями мелких ссадин. Милена перевела взгляд ниже: сорочка парня была полностью изрезана и скорее напоминала пожеванную коровой тряпку, чем одежду. А на груди, прямо под крестом, засыхали крохотные, похожие на кляксы, чёрные пятна.
  - Что с тобой случилось? - не своим от испуга голосом прокричала она, забыв, что в соседней комнате спит её бабушка, а этажом ниже - родители. Кристиан пошевелил бледными губами, но Милена не смогла разобрать его шёпот. Видя, что парень еле держится на ногах, она помогла ему сесть на кровать и, сняв с него истерзанную сорочку, кинула её на пол. Широкие плечи, руки и плоский живот Вогана выглядели такими белыми в полутьме, что казалось, были вылеплены из мрамора. Выкинув это сравнение из головы, она побежала в ванную за спиртом, чтобы продезинфицировать все его раны. Но когда Милена вернулась, Кристиан уже лежал в кровати. Не желая его будить, она выключила светильник и легла на вторую половину постели. Но время шло, а девушка всё не засыпала - её мучили вопросы. Что случилось с Воганом? Почему он весь в порезах, ссадинах и странных чёрных пятнах? Милена вздрогнула - она вспомнила, что так же само выглядела Агнесса перед тем, как её забрали в больницу. Она сказала, что на неё напали они. Так неужели Кристиан тоже подвергся атаке стигов?
  Накрыв их вдвоём одеялом, она спрятала лицо в его разметавшихся светлых волосах, ещё отдающих прохладой улицы и тонким ароматом ванили. Сама не заметив того, Милена уснула, прислушиваясь к едва слышному дыханию Вогана и колыханию ветра за окном.
  Она проснулась от голосов возле себя. Когда Милена разлепила веки, то обнаружила, что её руки страстно обвиваются вокруг шеи Вогана, а правая нога пересекает его бок. Сам Кристиан одной рукой обнимал её талию, а другой - сжимал крест в ладони, словно боялся, что его украдут во сне.
  - Итак, дочка,- Милена с замиранием сердца взглянула на человека, стоящего в дверном проёме. Это была её мать - Лора, а рядом с ней стоял Вэнс.
  - Что вы тут делаете? Ой, Боже, это совсем не то, что вы подумали! - затараторила она, мельком взглянув на спящего Кристиана.
  - Что ж, Милена Каролл, тогда тебе придётся объяснить, что в полшестого утра у тебя в кровати делает полуголый парень, - сквозь зубы процедила Лора и скептично переглянулась с Вэнсом. Милена прокрутила в уме ситуацию несколько раз, прежде чем до неё дошёл весь ужас случившегося.
  - Давайте лучше я всё объясню, - дверь распахнулась, и в комнату вошли Аш и Альпин. Увидев Милену в объятьях Кристиана, гном весело помахал ей рукой. А Вильтон, смахнув со щеки чёрный завиток, продолжила:
  - Разговор будет долгим, так что советую вам присесть, - обратилась она к Лоре и Вэнсу, которые так и застыли с разинутыми ртами. Кристиан пошевелился и Милена, покраснев, убрала руки с его шеи. Но когда она взглянула на самого парня, то поняла, что он только притворяется, что спит, лёжа с закрытыми глазами. Его рот искривился в знакомой ухмылке, когда Милена стукнула его по животу, призывая, наконец, открыть глаза. Но Воган проигнорировал этот удар и продолжил делать вид, будто спит. Хотя, руку с её талии, так и не забрал...
   * * *
  - Только умоляю, давайте не будем делать вид, что вы ничего не знаете! - обратилась Аш к родителям Милены. - Мы уже давно всё обсудили. Маскарад окончен, леди и джентльмены: все снимают маски, - Вильтон решительно пересекла спальню и уселась на подоконник. В тот же миг в комнате воцарилась такая долгая жуткая тишина, что Милена почти ощущала, как свёртываются в воздухе кольца тревоги и напряжения. Подтянув шлейку своей пижамы, она насторожено покосилась на мать. Маленькие губы Лоры Каролл были воинственно поджаты, пухлые щёчки горели, а вьющиеся волосы сегодня явно не встречались с расчёской. Взгляд сонного Вэнса слегка прояснился, словно он только сейчас осознал смысл происходящего, и мужчина храбро вышел вперёд, заслоняя собой жену.
  - Простите, миз, но я вижу вас впервые! - подала голос Лора, а Аш сипло рассмеялась. - Милена, скажи, что здесь происходит? Кто эти люди? И чем в твоей спальне так отвратительно пахнет? - она осмотрелась, пытаясь отыскать в комнате источник этой ужасной вони. Её взгляд остановился на мордочке крысы, выглядывающей из пакета, и их глаза встретились. Зная боязнь матери к мышам, Милена не особенно удивилась, заметив, как лицо Лоры приобрело пепельный оттенок. Женщина пошатнулась, и если бы не Вэнс, успевший её вовремя подхватить, она бы упала.
  - Мамочка, не обращай внимания, это всего лишь сэр Генри! Ты не переживай, мы сейчас его выкинем! - придя в себя, прощебетала Милена. Альпин, всё это время стоявший у двери, сурово погрозил ей пальцем.
  - Только попробуй выкинуть сэра Генри! Не знаю, что тебе наговорила Аш, но это именно я вчера потратил больше часа, откапывая крысу! Представляешь, Джонсоны ей даже гроб купили! Да я себя просто вандалом чувствовал, вскрывая могилу несчастного зверька! И после всех этих злодеяний ты заявляешь, что выбросишь мой законный охотничий трофей?! - грозный бас гнома заставил Лору и Вэнса одновременно подпрыгнуть на месте. Аш бросил на карлика разгневанный взгляд, но он невинно притворился, что не понял его смысла.
  - Давайте не будем ломать дешевую комедию. Вы же знаете, что... - начала Вильтон, но Лора раздражённо отстранила от себя руки Вэнса и перебила её:
  - НЕТ, Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ!- вскрикнула она и с такой силой топнула ногой по полу, что окна задрожали. Альпин тихо присвистнул и, подойдя к Лоре, хотел похлопать её по плечу, но, не дотянувшись, ограничился дружеским хлопком по ноге.
  - Ну и дивный голосок у тебя! Даже Джельсомино такому бы позавидовал! - проскрипел он и захихикал. Но Милене сейчас было не до смеха. Она ещё никогда не слышала, чтобы её мать так вопила. Даже когда Вэнс потерял ключи от машины, по рассеянности забыв их у соседей, она так не кричала.
  - Я не позволю своей дочери отправиться на Утёс Дракона! Она не станет членом вашего клятого Ордена! Это ошибка! Вы понимаете, это какая-то ошибка! Мой ребёнок - не ведьма, а обычный пятнадцатилетний подросток! - прошипела Лора. Милена ошарашено помотала головой, вставая с кровати.
  Весь мир, что она так тщательно собирала, начал по кусочкам рушиться. Так её родители всё знали! Знали об Ордене Посвящения! Боль от обмана удавкой сдавила пересохшее горло. Получается, все эти месяцы Милена зря старалась, боясь испугать их правдой?
  - Так вы знали? - выдавила она, хотя ответ был очевиден. Вэнс кивнул и застенчиво передёрнул плечами, будто речь шла о мелочи. Словно в их ванной снова протекает кран, а он так и не вспомнил, куда спрятал свой кейс с инструментами и сейчас пытается оправдываться.
  - Конечно, мы знали! Ну и что из этого? Пятнадцать лет всё было спокойно, пока два месяца назад к нам в дом не заявилась она! - Лора ткнула пальцем в Аш, которая в этот момент с улыбкой доставала из куртки сигарету.
  - А тыкать пальцем невежливо! - проронил Альпин, но увидев кровожадное выражение лица женщины, на всякий случай, отошёл подальше.
  - А карликам слова не давали! - съязвила она, даже не взглянув на гнома.
  - А вот это, милочка, уже называется дискриминация, - промямлил Альпин так тихо, что никто, кроме Милены, его, кажется, не услышал.
  - Мы знали, что рано или поздно к нам придут из Ордена Посвящения, но всё же старались не думать об этом. И вот этот день настал! Но мир не может измениться за два месяца! - вмешался Вэнс, и Милена впервые в его мягком приятном голосе расслышала стальные нотки. Альпин откашлялся, намерено привлекая внимание всех к себе, на что Аш только устало закатила глаза.
  - Вообще-то мир может измениться и за один день! Так что вам ещё повезло! - вставил гном и из его глаз пропал лукавый блеск, как всегда бывало, когда Альпина посещало внезапное озарение мудрости. - Хотя это не мир меняется вокруг нас. А мы, изменившись, открываем для себя что-то новое. Открываем новые грани мира, - Милена с грустью покачала головой, не веря, что за каких-то десять минут вся её жизнь буквально вывернулась наизнанку. Она плюхнулась обратно на кровать и тут же ощутила на плече знакомое касание прохладных пальцев. Кристиан. Из-за этой суматохи Милена совсем о нём забыла. Подняв на него глаза, она увидела, что парень вальяжно развалился на её постели, и нисколько не смущаясь того, что на нём одеты одни лишь джинсы, успокаивающе поглаживал её по плечу.
  - Прекратите! Нам больше не о чём говорить! Моя дочь никуда с вами не пойдёт! - голос Лоры отвлёк Милену от совершенно неуместного разглядывания обнажённого торса Кристиана. Её мать стояла, сжав свои крошечные кулачки, и бесстрашно смотрела в глаза Аш Вильтон. Несмотря на внешность миниатюрного эльфа, она обладала сильным нравом и всегда готова была отстаивать свои слова действиями.
  - Хорошо, Милена сейчас с нами никуда не пойдёт. Но в пятницу...- Аш проигнорировала сдавленный вздох Лоры и выпустила длинную струю дыма.
  - Неужели вы думаете, что если пришли сюда в полшестого утра, то застали нас врасплох и мы так быстро сдадимся? Нет! Этот парень создал столько шума, пока пробирался к нам в квартиру, что весь дом наверняка слышал его 'прибытие'! - Кристиан, всё это время не подававший голоса, презрительно хмыкнул. Милена покраснела, злясь на себя за то, что в отличие от чутких родителей, так крепко спит. Ведь она не слышала никакого шума и проснулась лишь, когда ощутила на лице капли дождя! - Кстати, а что случилось? Что с тобой вчера произошло? - Милена снова обернулась к Кристиану, и его пальцы, перескочившие с плеча на шею, застыли. Воган хотел ответить, но его опередила Аш:
  - На нас вчера напали Ищейки. Но как видишь, я отделалась лишь парой царапин, - она закатала рукав куртки и показала запястье, украшенное длинными следами от когтей Ищеек. - Дело в том, что это была не первая их атака. Они напали ещё полторы недели назад, как раз в тот день, когда ты застала Кристиана в комнате Агнессы. На пути к твоему дому Ищейки окружили нас, но Воган сумел ускользнуть. И те засохшие чёрные пятна, что ты сейчас видишь на его груди - это кровь Ищеек, - пояснила Аш, торопливо докуривая сигарету. Милена вспомнила изумлённое лицо Кристиана, когда она зашла в спальню бабушки, и слабо улыбнулась. Так вот почему весь его крест был покрыт странными чёрными пятнышками, а джинсы порваны!
  - Как ты сама догадалась, Воган в тот день приходил не для того, чтобы сообщить о тренировке - он лишь случайно наткнулся на тебя в комнате. Кристиан приходил, чтобы забрать это из шкатулки. Мы не хотели, чтобы Ищейки заявились к вам в дом, ведь они могли навредить твоей семье. Но недавно Ворон был здесь и понял, что этого в шкатулке больше нет. Поэтому он натравил на нас Ищеек, желая перехватить это. Я догадывалась, что они захотят напасть сегодня и поэтому попросила Кристиана отменить вашу тренировку, - Аш глубоко вдохнула, затягиваясь дымом. Видно для неё курение было, как для кого-то чашка хорошего кофе по утрам.
  - А что это был за трюк с курением? - спросила вдруг Милена, вспомнив, как Лора обвиняла её в том, что она курит, когда увидела сигарету, случайно оставленную Аш впопыхах.
  - Пойми, Ми, мы с твоей матерью хотели как-то намекнуть тебе, что всё знаем и не нашли другого выхода, кроме как.... - Вэнс почесал свою рыжую щетину и замолчал, окончательно смутившись.
  - Милена, я думаю, нам с тобой о многом нужно поговорить, - Лора многозначительно посмотрела на Аш и Кристиана, намеренно игнорируя присутствие наглого гнома. - Наедине, - отчеканила она.
  - Ох, вот летун моего огня, дыхание ручья! - Вильтон изящно спрыгнула с подоконника и, взяв за руку возмущённого Альпина, потащила его к двери. Он поворчал немного для приличия, но перед тем, как выйти, просипел:
  - Я вернусь... - пообещал он, жалостливо глядя на покойного сэра Генри.
  - За крысой! - метровый человечек потряс кулачком и скрылся за дверью. Аш проводила Милену задумчивым взглядом чёрных глаз и вышла следом за Альпином. Девушка огляделась. В комнате остались только она, её родители и Кристиан, который сразу смекнул, кто здесь лишний и также поспешил удалиться.
   * * *
  Милена сидела на подоконнике, прислонившись спиной к стене, и смотрела, как покачиваются капли дождя на изящно изогнутой оконной решётке. Гром буквально сотрясал Вэтхем, и его грозное эхо разносилось на каждой улице. Ноги прохожих были по щиколотку в воде, и соседи, выходившие из дома, возвращались спустя минуту обратно - злыми и насквозь промокшими.
  Милена чувствовала себя, как в тюрьме. Решётки на окнах, мать, караулящая за дверью, точно сторожевой пёс... А ветер, залетавший в комнату - манил, дразня жалобным скулением. Милена с трудом сдерживала себя, чтобы самой не завыть. Прошло уже два дня - среда и четверг, а обстановка в доме так и не изменилась. Она застонала, с грустью вспоминая утро вторника. Сразу после того, как ушли Аш, Кристиан и Альпин, родители серьёзно с ней поговорили. Хотя разговором это сложно было назвать. В тот день Лора впервые в жизни потеряла над собой контроль и так громко визжала, что соседи снизу позвонили в полицию. Даже Вэнс изредка покрикивал, высказывая всё, что у него накопилось за последние два месяца. В ушах Милены до сих пор стояли их пронзительные крики, которые всё время повторялись и повторялись, будто пластинку заело ... Перед её глазами проплыл образ Лоры с перекошенным от ярости лицом, когда она заявила, что, несмотря на все их протесты, всё равно станет ведьмой. 'Я отправлюсь в пятницу на Совет Теней, чего бы мне это ни стоило! И вы не сможете меня остановить! Это моя жизнь, так не лезьте в неё!' - это были последние слова Милены Каролл перед тем, как её посадили под домашний арест. И теперь она уже второй день подряд сидела в своей комнате. Лора всё время заходила к ней и пыталась помириться, принося еду, но тщетно. Милена отказывалась с ней разговаривать, и целые дни просиживала на подоконнике, мечтательно глядя в небо. Вот и наступила пятница, которой она так ждала и боялась одновременно. И что? Аш так и не пришла за ней. Так может она вообще не придёт? Неужели Лора таки смогла убедить её оставить Милену в покое? От досады девушка сжала кулаки и зарыдала, не веря, что долгожданная пятница наступила, а она сидит дома. Неужели все тренировки прошли даром и она не докажет Совету Теней, что достойна стать ведьмой? Неужели все её усилия были пустыми надеждами?
  Слезы, обжигая кожу, скатывались по щекам и стекали на подбородок. Всхлипывая, Милена вдруг осознала, что сильно проголодалась. Она уже хотела стащить что-нибудь с кухни, как в дверь кто-то вежливо постучался.
  - Не входите, - буркнула она, торопливо смахивая с лица невысохшие лужицы слёз. Как Милена и ожидала, её просьба осталась без внимания, и в комнату вошла Лора. В одной руке мать сжимала красное шёлковое платье с тонкими бретельками, а в другой - бутерброд.
  - Я тут тебе платье для сегодняшней вечеринки купила. Думаю, с размером угадала, - Лора аккуратно положила наряд на кровать. - Нам уже пора собираться. Вечеринка начинается ровно в семь часов вечера. Но время ещё есть, так что, если хочешь, я могу сделать тебе красивую причёску, - с надеждой предложила она. Но Милена лишь фыркнула, даже не желая слушать о вечеринке, организованной в честь дня рождения босса её отца.
  - Послушай, Ми, ты ведёшь себя очень глупо! Хватит обижаться! Ты же знаешь, как сильно я и Вэнс тебя любим! Мы желаем тебе только добра! - Лора оставила бутерброд на столе и, подойдя к дочери, попыталась обнять.
  - Мой тебе совет на будущее, мама: если хочешь наладить отношения с ребёнком, то запирать его в своей комнате - не выход из положения! - съязвила Милена и раздражённо отстранилась от рук матери.
  - Через час жду тебя одетую внизу. Пока мы доедем, будет как раз семь часов, - строго произнесла Лора и вышла за дверь, оставляя Милену наедине со своими 'радостными' мыслями. То есть, совсем одну.
  
   * * *
  Когда Милена натянула на себя платье, то подметила про себя, что оно - настоящая прелесть. Бархатная лента плавно пересекала талию, подчёркивая линию бёдер. Оборка из чёрного кружева, которой оканчивался подол юбки, едва касалась колен. Сзади платье имело крупный вырез, оголявший большую часть смуглой спины девушки.
  Подойдя к зеркалу, Милена осталась вполне довольна. Карамельные волосы она оставила распущенными, и теперь они вспыхивали в свете ламп блестящими медными прожилками. Янтарные глаза были слегка подведёны карандашом, а унаследованные от матери, маленькие изящные губы - украшены прозрачным блеском. Милена отвернулась от зеркала и сделала шаг вперёд, намереваясь выйти из комнаты, как споткнулась и упала.
  - Клятые каблуки! - проворчала она, потерев ушибленный копчик. - Больше никогда их не одену! - девушка с ненавистью уставилась на свою обувь: покрытые шёлком туфли на высоком каблуке, которые её заставила одеть Лора. Милена поднялась и, облокачиваясь руками о стену, нетвёрдой походкой добрела до двери. Её пальцы уже потянулись к ручке, но замерли на полпути: в комнате раздался щелчок. Она резко обернулась и увидела сидящего на её кровати Кристиана.
  - Никогда не думал, что увижу человека, так странно нарядившегося на Совет Теней, - он ухмыльнулся, глядя на вытянутое лицо Милены.
  - Воган? - прохрипела она, чувствуя, как от пристального взгляда Вогана низ её живота потянуло сладкой томящей болью, а в висках запульсировало.
  - Скажи мне, Каролл, а кого ты собиралась здесь увидеть? Санта-Клауса на санях или Джеймса Бонда? - и хотя вопрос прозвучал вполне невинно, взгляд голодного хищника, каким наградил её Кристиан, говорил о другом.
   - Да скорее уж Джеймса Бонда на санях, чем тебя! - призналась Милена, стараясь говорить безразлично. Хотя в душе она буквально пищала от счастья. За ней пришёл Воган! Сегодня они всё-таки отправятся на Совет Теней! От этой мысли страх пробежал по позвоночнику, вызвав целую стаю мурашек и её охватила такая паника, что она почти начала задыхаться.
  - Что-то у тебя в комнате подозрительно хорошо пахнет, - Воган принюхался и Милена, не оценив этот странный комплимент, растеряно кивнула.
  - Вы что, наконец, похоронили эту несчастную крысу?
  - Ну, можно и так сказать... - она зарделась, вспомнив, как Лора, издавая боевой клич тролля, выбросила сэра Генри с пакетом от 'Макдональдс' прямо в окно. Настала неуютная пауза. Кристиан долго пожирал её взглядом, оглядывая с головы до ног, после чего вынес вердикт:
  - И всё-таки сними каблуки. Сомневаюсь, что они тебе понадобятся на Совете Теней, - заключил Воган. Она с радостью последовала его совету и, отбросив злосчастные туфли в сторону, быстро надела кеды. Конечно, сочетание кед с шёлковым платьем оставляло желать лучшего, но вся обувь стояла в коридоре, а пойти за ней - означало наткнуться на родителей.
  - Кстати, о Совете Теней... Ты меня заранее извини за глупый вопрос... - робко начала она.
  - О, не бойся. Я уже к ним привык, - Кристиан медленно улыбнулся той ленивой сексуальной улыбкой, от которой школьницы превращались в лужи.
  - Но как мы успеем на Совет Теней, если сейчас уже вечер пятницы тринадцатого?
  - Ми, ты забываешь одну маленькую деталь. У нас ещё вся ночь впереди, - ответил Воган, а Милена присвистнула, вспомнив об огромной проблеме, которая вмещается лишь в одно слово - 'родители'. Как же им с Кристианом выбраться из квартиры, чтобы об этом не узнали Лора и Вэнс? И хотя в комнате Агнессы не стояли решётки, идти к ней было опасно. За эти два дня старуха ни разу не вышла из своей спальни и кто знает, что она там делала? Милена уже хотела предложить Кристиану телепортироваться, как он запрыгнул на подоконник и обвил пальцами оконные решётки.
  - ПЕПЕЛ! - воскликнул он, и в тот же миг чёрные прутья опали, осыпавшись горсткой безжизненного пепла. - Свободу ведьмам! - он засмеялся, когда ветер радостно влетел в комнату, заполняя её пьянящим ароматом дождя.
  - Ты издеваешься? И почему ты давно этого не сделал? - от переполнявшего её возбуждения голос Милены так сильно осип, что она сама его не узнала.
  - А как же твои родители? Тем более, у меня было недостаточно фейр для такого мощного заклятья. Но сейчас, - Воган показал на молнию, ослепившую небо. - Есть откуда черпать силы. Ну и чего ты ждёшь? Нам ещё за Альпином нужно зайти! - в голосе Кристиана сквозило нетерпение.
  - Побег? - уточнила Милена, подойдя к подоконнику. - Я хочу попрощаться с родителями, - пролепетала она и подбежала к письменному столу. Девушка хотела написать им прощальную записку, но не найдя чистой бумаги, со злорадством вырвала из учебника по химии заглавный лист. Несмотря на то, что ручка сильно дрожала в её руке, когда она писала, ей всё же удалось вывести три корявых слова: 'Я вас люблю'.
  Милена отошла от стола и, окинув комнату долгим прощальным взглядом, вскарабкалась на подоконник и стала возле Кристиана.
  - Готова? - тихо спросил он. В его голосе не было ни капли сочувствия, только железная уверенность, что Милена ответит 'да'. Девушка прикусила губу, сражаясь с подступающими слезами. Правильно ли она поступает?
  - Как никогда, - шепнула Милена. В эту минуту на лестнице послышались знакомые тяжёлые шаги отца. Кристиан взял её за руку и когда их пальцы знакомо переплелись, они вместе спрыгнули вниз. Милена снова ощутила, как от полёта у неё заложило уши, а удивление сменилось восторгом. Она сейчас улетала от своих родителей, от своего дома, от своей прошлой жизни... Этой ночью её жизнь изменится, обязательно изменится!
  
   * * *
  В этот раз приземление было вполне удачным. Снижаясь, Милена инстинктивно поджала ноги, а затем аккуратно коснулась земли и пробежала по инерции несколько метров. Слегка пошатываясь от головокружения, девушка постучала по корням каштана, а затем оглянулась. Как она и ожидала, Кристиан приземлился на траву с кошачьей ловкостью и теперь, отряхивая одежду, направился к ней. Когда Милена снова повернулась лицом к дереву, то вырезанная в коре дверь, визгливо распахнулась. На пороге стоял Альпин. Его улыбка была ещё шире, чем обычно, оголяя ряд маленьких острых зубов.
  - Привет, Альп! А как ты узнал, что это именно мы? - поинтересовалась Милена, хотя подумав, решила, что ответ её не обрадует, и торопливо отмахнулась от вопроса. Вместо этого она внимательно осмотрела гнома: сегодня на нём был соломенного цвета меховой жилет, фиолетовые, висящие мешком штанишки, и туфли, венчавшиеся на острых носках колокольчиками.
  - Вы закончили обмен глупостями? Или за глупым вопросом Милены должен последовать глупый ответ Альпина? - вмешался Кристиан и, не дожидаясь ответной реплики, проскользнул внутрь. Милена хотела пойти за ним, но 'массивный' силуэт гнома преградил ей путь.
  - Вот белобрысая язва! - весело прокричал Альпин вслед Вогану, и девушка поняла, что эти шутливые перепалки заменяют у них обычное приветствие.
  - Хочу заметить, Ми, что ты весьма странно вырядилась для Совета Теней! Дай женщине хоть каплю власти и она... - начал гном голосом утомлённого мужчины, но Милена не дала ему договорить и нагло впихнула его внутрь. В этот раз Альпин додумался взять с собой зажигалку, которая служила хоть каким-то освещением в темноте туннеля. Милена, идущая в троице самой последней, ехидно улыбнулась, когда наступила в лужу. Теперь она может хоть танцевать в ней! Никакая грязь ей не страшна, ведь на её ногах, наконец-то, подходящая для этого обувь. Не желая думать о гремучем сочетании кед с красным шёлковым платьем, она стала с интересом разглядывать заросшие мхом древесные стены.
  - Ты меня, конечно, прости, Альпин, но мне кажется, что ты был в нетрезвом состоянии, когда выкапывал этот туннель! - констатировала Милена, бросив взгляд на кривую дорожку под ногами, которая то резко обрывалась, то так же внезапно появлялась.
  - В смысле - пьян? - переспросил гном, бодро шагая впереди. Его скрипучий смех отозвался в дереве гулким эхом.
  - Да, - подтвердила Милена, поражаясь, что всё это время не замечала, насколько неровная дорожка ведёт их в комнаты Альпина. Представив пьяного карлика, который с упорством макаки пытается выкопать туннель, она фыркнула. Но робкая усмешка сразу сошла с её лица, когда впереди показалась она - лестница.
  - Лестница... - словно имя заклятого врага, произнесла Милена. - Вы дальше сами идите, а я вас здесь подожду, - она присела на корточки и приподняла подол платья, боясь посадить на нём пятна. Буквально час назад она сидела у себя в комнате и плакала из-за того, что не отправится на Совет Теней. Теперь же ей наоборот хотелось плакать из-за того, что она на него пойдёт.
  - Мы быстро. Я только пару своих вещичек прихвачу, - заверил Альпин, спускаясь по лестнице в подземелье. Милена искоса глянула на Кристиана, который буквально скользил по ступеням. И как ему это удавалось?
  Милена отвернулась и, обхватив голову руками, задумалась. Через пару часов решится её судьба. Ночь пятницы тринадцатого настала. Совет Теней состоится. Тринадцать судей ждут её.
  
  Глава четырнадцатая: Совет Теней.
  Кристиан и Альпин вернулись спустя полчаса. Всё это время Милена так и просидела на корточках, обдумывая предстоящую ночь. Ей всё ещё не верилось, что за два жалких месяца её жизнь столь кардинально изменилась. Аш Вильтон говорит, что она - ветряная ведьма, в чьих жилах течёт стигская кровь её деда, что при жизни был колдуном. Но так ли это? Милена никогда не видела своего дедушку, но когда она расспрашивала о нём родителей, то они дружно отвечали, что тот погиб в страшной авиакатастрофе ещё задолго до её рождения. А Агнесса так тяжёло перенесла смерть мужа, что решила не бередить сердце воспоминаниями и взяла фамилию Вэнса. С тех пор она стала Агнессой Каролл - старухой, которая на нервной почве сошла с ума.
  - Ну, вот, собственно говоря, и все мои пожитки, - бас Альпина прервал мрачные размышления Милены. В руках гнома находился небольшой, сотканный из грубой шершавой материи, мешок. - Ой, я же фонарики забыл погасить! - воскликнул он и хлопнул себя по голове крошечной ладошкой. Глядя вслед убегающему карлику, Милена с улыбкой покачала головой.
  - Послушай, Крис, у меня тут к тебе просьба... - она перевела взгляд на парня, который в эту минуту придирчиво изучал каменную лестницу.
  - Заранее предупреждаю, что под музыку раздеваться не буду, - Воган осклабился, видя, как краска смущения расползлась по лицу Милены. - И без музыки тоже, - набравшись смелости, девушка заглянула ему в глаза.
  - А чего ты сразу об этом подумал? Что - так часто просили? - огрызнулась она, ляпнув первое, что пришло в голову. Лицо Кристиана, не привыкшего к такому отпору, приняло откровенно забавное выражение: слегка изогнутая, вопросительно вздёрнутая бровь; голова наклонена в сторону, как у задумавшейся собаки; отстранённый взгляд... Пытаясь сдержать истеричный смех, Милена притворилась, что деловито разглядывает свои кеды.
  - Туше, - неохотно, точно признавая поражение, выпалил Воган. - Ну, так что за просьба? Давай, Каролл, расскажи, что творится в твоём подленьком умишке! - не поднимая на Кристиана глаз, Милена тихо призналась:
  - Я хочу, чтобы перед тем, как отправиться на Совет Теней, мы навестили одну мою знакомую, - несмотря на все её опасения, Кристиан не стал уточнять о ком именно идёт речь, и согласно кивнул.
  - Хватит шушукаться, сладкая парочка! Думаете, я не знаю, что вы, пользуясь случаем, говорите обо мне всякие гадости? - пропыхтел вернувшийся Альпин и закинул мешок себе за спину. - И когда мы отправимся в путь?
  - Считай, мы уже в пути, - Кристиан накинул на голову капюшон и повернулся к Милене. - Веди нас к своей знакомой, - гном хотел спросить, о чём они говорят, но девушка опередила его с другим вопросом:
  - Позволь узнать, а каким способом мы туда доберёмся? Телепортируемся? - она с сомнением взглянула на Альпина, чей мешок был в два раза больше его головы, и сразу отбросила мысль о полёте.
  - Полетим, - отчеканил Воган и направился к выходу из каштана. Милена потрясённо помотала головой, не представляя, как они собираются лететь вместе с гномом и его пожитками. Но всё же она пошла за Кристианом, по пути лихорадочно вспоминая адрес Лизы Сквойн.
  
   * * *
  - На, на кусай палец, который тебя грудью вскормил! - воскликнула Лиза, с трудом просовывая пухлый палец через прутья клетки. Попугай, воспользовавшись случаем, вцепился ей клювом в ноготь. - Да, я же пошутила! Вот несносный попугай! Ну, Джимми-клювик, погоди! Сегодня ты просто отвратительно себя ведёшь! - она щёлкнула по клюву провинившуюся птицу и высунула пораненный палец из клетки.
  - Знаешь, кто ты?! Гад летучий! Злодей крылатый! Существо бестолковое! Бездарность маленькая! Хомяк-переросток! Бантик на ножках! Хам клювастый! Хулиган пернатый! - исчерпав свой привычный запас ругательств, толстушка отошла от клетки и плюхнулась на кровать. В этот момент окно само распахнулось, и в спальню ворвался такой мощный порыв ветра, что клетка с попугаем перевернулась, и Джимми-клювик испуганно запищал.
  - Так тебе и надо, мелочь крылато-пузатая! Будешь знать, как свою кормилицу кусать! - проворчала Лиза, но всё же встала с постели и поставила клетку обратно на письменный стол. Попугай благодарно зачирикал, по-видимому, извиняясь за своё прошлое, крайне недостойное поведение.
  - Пожалуй теперь, у меня есть на тебя компромат! - толстушка застыла, услышав рядом до боли знакомый звонкий голос. Обернувшись, она увидела на подоконнике свою лучшую подругу - Милену Каролл. Возле неё стоял красивый высокий блондин, мечта всех девушек в их школе, новенький из десятого класса - Кристиан Воган. Поймав её взгляд, парень помахал ей рукой и принялся рассматривать комнату. Наконец, Лиза переключила внимание на третьего гостя - метрового человечка с огромной каштановой бородой и маленькими, похожими на пуговицы, лукавыми глазками.
  - Говорила же я маме, что суп бабушки Люси уже несвежий! Но нет, она мне не поверила и заставила его проглотить до последней капли! А теперь что? Боже, кажется, я брежу и вижу сбежавшего из 'Белоснежки ' гнома! - воскликнула толстушка, а карлик раскатисто засмеялся. Испугавшись громоподобного хохота незнакомца, попугай отчаянно заметался по клетке.
  - Чёрт возьми, Сквойн, я - настоящая! - заявила Милена и спрыгнула с подоконника. Лиза покачала головой и попятилась, поразившись, что её галлюцинации, вдобавок ко всему, ещё могут разговаривать.
  - Не-а, настоящая Милена такое бы никогда не надела, - она ткнула пальцем в наряд девушки, состоящий из красного шёлкового платья по колено и кед.
  - А Лиза Сквойн никогда бы добровольно не разговаривала с Глэн Хэкс! - бросила Милена. Толстушку передёрнуло - неужели это действительно её подруга, а не последствие испорченного супа бабушки Люси?
  - Если ты и в самом деле Милена, то скажи - как мы называем миссис Шейп? - сдалась Лиза и грустно усмехнулась, заметив, как Кристиан и гном с недоумёнием переглянулись.
   - Мы называем её миссис Хрю, свинтусом и хрюнделем. А шоколадные конфеты, которые она поедает на уроках - желудями в шоколаде, - ответила Милена и поморщилась, когда Лиза приблизилась к ней и аккуратно дотронулась до плеча, точно проверяя, настоящее оно или нет.
  - Но как это возможно? - растеряно пролепетала толстушка.
  - Помнишь то, что я тогда сказала тебе в туалете? - не дожидаясь, пока Лиза ответит, Милена хотела продолжить, но её прервал бас карлика:
  - Лиза, пользуйся туалетной бумагой, так всем будет лучше? - наивно предположил он, а Милена послала ему испепеляющий взгляд.
  - Так вот, весь мой рассказ - правда. Но ты мне не поверила и как видишь зря, - она выпалила это, точно скороговорку, боясь, что её снова оборвут.
  - Так она всё знает... - скорее утверждая, чем, спрашивая, прошептал Кристиан. Лиза с тревогой покосилась в его сторону. Если всё, что ей рассказала Милена, было правдой, то Воган - опасный ветряной ведьмак.
  - Предлагаешь убрать свидетеля? - вставил гном и нагло уселся на кровать.
  - Альпин! - Милена пригрозила ему кулаком, но он лишь невинно захлопал ресницами, подражая оленёнку Бэмби из мультика. Лиза снова взглянула на Кристиана и, ощутив на себе его ответный взгляд, залилась румянцем. Обтягивающие узкие джинсы, спортивная серая кофта, массивный крест, свисающий с толстой цепочки... Она оглядела Вогана с головы до ног, но заглянуть в голубые, веющие северным холодом глаза, не посмела.
  - Ты помнишь меня, Кристиан? - имя Вогана толстушка выделила особой интонацией, так как впервые произнесла его при нём вслух.
  - Да разве тебя забудешь? - уклончиво проронил он и отвернулся. А Лиза, расценив его слова за сомнительный, но всё же комплимент, рассмеялась.
  - Ми, я буду ждать тебя снаружи, - Кристиан кинул на Сквойн беглый взгляд и забрался на подоконник. - Альпин, идём, я тебе кое-что на улице покажу, - намекнул он, и гном неохотно поднялся с постели.
  - Знаешь, Воган, чует моя гномья шкура, что ничего хорошего ты мне на улице не покажешь, а просто хочешь оставить их наедине! - ворчливо просипел он и когда Кристиан помог ему залезть на подоконник, добавил:
  - Только, девочки, мои милые девочки, прошу вас - говорите погромче, а то с возрастом слух ухудшается! И боюсь, я услышу не весь ваш разговор! - Лиза хотела спросить, что они собираются делать на её подоконнике, но не успела. Кристиан и странный болтливый карлик спрыгнули вниз.
  - Господи, да ведь они разобьются! - вскрикнула она, подбегая к окну.
  - Лиза, успокойся, они не разобьются. Они взлетели, - Милена вздохнула, собираясь с мыслями. - Давай не будем отвлекаться. У нас мало времени, а сказать я хочу много, - призналась она, нервно теребя подол своего платья.
  Толстушка всхлипнула и, борясь со слезами, отошла от окна. Значит, всё это время она вместо того, чтобы поддержать Милену, старалась её обидеть?
  - Прости меня, Ми! Если хочешь, можешь даже обозвать меня дочкой миссис Шейп! Боже, да я же вела себя, как спятивший хорёк! - Лиза взвыла, вспомнив, что даже разговаривала с Глэн, лишь бы позлить подругу.
  - Нет, ты вела себя, как обычная местная сумасшедшая! Добровольно общаться с Глэн Хэнкс! Это же настоящее безумие! - воскликнула Милена. А толстушка, уже не контролируя себя, стиснула подругу в объятьях.
  - Но если ты меня сейчас задушишь, то я тебя не прощу! - прохрипела девушка, отстраняясь от рук Лизы. Болтушка потёрла глаза, но это не помогло - слёзы хлынули ручьём. Подбежав к кровати, она вытащила из-под подушки носовой платок и так смачно высморкалась, что этот звук напомнил стон умирающего в ужасных муках слона.
  - Фу, да у тебя соплей больше, чем воды в Ниагарском водопаде! - шутливо заметила Милена, но тут её взгляд упал на настенные часы. - Мне пора, - улыбка сползла с её лица, и она быстро вскочила на подоконник.
  - Я очень надеюсь, Ми, что завтра, когда выйду из дома, не обнаружу на асфальте три седых, разбитых всмятку, трупика, - с усмешкой произнесла Лиза, но Милены уже не было. Внезапно дверь в комнату открылась и на пороге появилась мать толстушки - Джулия Сквойн.
  - Иди кушать, дорогая! Но на суп бабушки Люси не рассчитывай: я пришла к выводу, что срок его годности давно истёк! В общем, я вылила его в унитаз. Но ты не переживай, твой ужин уже на столе! - Лиза кивнула и коварно посмотрела на попугая.
  - Да, и ещё в клетке, - сострила она, на что попугай возмущёно пискнул.
  - Прости меня, Милена, - сама не зная зачем, крикнула толстушка, высунув голову в окно.
  - Бог простит, - раздался из темноты жуткий бас карлика по имени Альпин. В тёмном небе, разрезая вечерние сумерки, скользили три знакомых силуэта. Сквойн не без труда запрыгнула на подоконник и долго смотрела им вслед, пока фигуры окончательно не скрылись из виду.
  - Ах, я бы сейчас всё отдала, лишь бы полететь вместе с ними! Я бы даже Джимми-клювика отдала! - Лиза бросила взгляд на ничего не подозревающего попугая, который в эту минуту чистил свои пёрышки. Мечтательно вздохнув, она пошла довольствоваться тем немногим, что могло повысить ей сейчас настроение - вкусным и свежим ужином.
  
   * * *
  Милена смахнула со щеки слёзинку и, разбежавшись, взлетела в небо. Альпин, сидящий на спине Кристиана, вскрикнул от удовольствия. Прижимая к груди свой мешок с пожитками, он свободной рукой зачерпнул встречный воздух и так зачаровано уставился в пустую ладонь, словно поймал не касание ветра, а стаю непослушных бабочек.
  - Ох, хорошо! - пропыхтел гном, игнорируя недовольное хмыканье Вогана.
  - Это кому как, знаешь ли! Скажи, Альп, а тебе никто не говорил, что твоей необъятной гномьей тушке срочно требуется помощь диетолога? - хмуро отозвался Кристиан, а Альпин с ворчанием приподнял кофту парня.
  - И страдать анорексией, как некоторые? - он засмеялся и снисходительно похлопал Вогана по животу, точно хозяин непутёвую корову.
  - Посмотрим, как ты запоёшь, если я тебя сброшу! Несмотря на то, что в воздухе - как и в солёной воде, вес не чувствуется, твоё солидное гномье брюшко всё равно тянет нас вниз! Видно ты - исключение из правил! - пригрозил Воган и так резко перевернулся в воздухе, что Альпин чуть не свалился с его спины, но вовремя вцепился пальцами в кофту ведьмака.
  - Ради исключений и написаны правила! - прохрипел гном, когда пришёл в себя от этих сумасшедших пируэтов. Он уже замахнулся, чтобы дать Кристиану сочный подзатыльник, но посмотрев вниз, смирено опустил руку. По-видимому, болезненное падение с такой высоты в его планы не входило.
  - А почему ты всё время молчишь, Каролл? Эта Лиза тебе что - язык вырезала? - спросил Альпин, подыскивая новую жертву для развлечений. Милена печально покачала головой, не отрывая глаз от земли. Тяжёлая ночная тьма, прорезанная алмазными огоньками звёзд, плотно окутала Вэтхем. Они сейчас так высоко летели, что дома и машины казались не более чем ползущие букашки. В этот раз Милена не получала привычного наслаждения от полёта. От сковавшего её напряжения, тело точно набилось опилками, и любое движение приносило боль в затвердевших мышцах.
  - Приготовься, Ми, мы взлетаем выше! - прокричал Кристиан и Милена, стиснув зубы, выполнила его команду. Теперь она поняла, почему даже закаленный Воган сейчас был одет в толстую кофту. В небе было так холодно, что казалось, ещё немного и ресницы покроются крошкой льда. Лёгкая, почти неосязаемая ткань платья приятно скользила по телу Милены, но при этом никак не согревала его, так что конечности медленно дубели.
  - Ох, предлагаю сделать короткий перерыв! А то я сильно устал! Этот полёт так изнуряет! - пожаловался Альпин, развязывая свой мешок.
  - Это ты устал?! - возмутился Кристиан, и его шутливый тон мгновенно сменился на серьёзный. - Никакой остановки не будет! Мы и так уже опаздываем! - он продолжил лететь, ловко ныряя в потоки ветра.
  - Ты старый нудный белобрысый хрыч! - гном достал из мешка кофту и кинул её Милене. Но девушка, не ожидавшая такого, не успела её поймать и помчалась вниз. Мысленно благословляя Альпина за тёплую вещь, она схватила её и тут же надела на своё окоченевшее тело. Когда она догнала Кристиана, гном уже вытащил из мешка новый, завёрнутый в ткань, свёрток.
  - Будешь? Я на всякий случай прихватил с собой пару булочек! - он размотал ткань и вынул из неё две румяные булки. Милена с радостью согласилась и спустя минуту уже наслаждалась тягучим вкусом лакомства. Горячая вишнёвая булочка, посыпанная сверху сладкой пудрой, буквально таяла во рту. Слизав всю пудру с корочки, Милена глубоко вдохнула сладковатый запах свежего теста и облизала перепачканные в вишнёвом соку пальцы.
  Покончив с булкой, она глянула вниз. Пейзаж заметно изменился. Сначала они летели в сторону Лондона, а затем резко отклонились от курса. Сейчас дома и улицы сменились широкими полями и сельской местностью. Милену вдруг охватила паника. С каждым метром они верно приближались к своей цели - городу ведьм, где состоится Совет Теней. Холод, страх, усталость... Вот что она в эту минуту чувствовала. Похоже, её настрой передался Альпину, так как он перестал ворчать и теперь молча вглядывался в темноту, словно мог что-то различить сквозь густой покрой мрака.
  Они летели около двух часов. За это время ноги Милены так одеревенели от холода, что она не летела, а буквально ползла, лениво загребая воздух руками. Наконец, Кристиан, который весь путь молчал, подал голос:
  - Посмотри наверх, Ми, - скомандовал он. Милена послушно подняла глаза и застыла, зачарованная увиденным. Покрытая таинственной белой дымкой, в небе выстроилась целая лестница из пушистых слоёв облаков. Милена взвизгнула от восхищения, и вся её усталость сразу развеялась.
  - Ну что ж, Милена Каролл, ведьма двадцать первого века, добро пожаловать на Утёс Дракона! - прошептал Воган, явно довольный её реакцией. Не обращая внимания на протесты гнома, он резко взвился к лестнице из облаков. Милена с восторженным писком полетела за ним, ныряя и выпрыгивая из воздушных ям. Наконец, она увидит Утёс Дракона!
  - Это вход в город, - указывая на ступени из облаков, пояснил Кристиан. Выплывшая на небо луна соткала серебристую дорожку, ведущую вдоль лестницы, и окрасила края туч блестящими чернилами света.
  - Ох, да славься борода моего отца Лаприния, я же дома! - пропищал Альпин тонким от радости голосом. Милена ухмыльнулась, стараясь не замечать дикого холода вокруг. Но ведьминская кровь согревала её тело изнутри, не давая замерзнуть до смерти, как обычному человеку. Не став расспрашивать Кристиана и Альпина о волшебных свойствах своей крови, позволяющей так высоко лететь и не умирать от холода, она просто закричала. Пожалуй, только этот отчаянный вопль мог выразить сейчас все её чувства.
  - Следуй за мной! - приказал Воган. Милена хотела сказать ему, что он слишком раскомандовался сегодня, но решила промолчать. Глотая тяжёлый воздух, царапавший ей и горло, и ноздри, она полетела за ведьмаком. Как ни странно, внутри облака оказались не более чем туманом - пеленой, застилавшей глаза. Милена зажмурилась и полетела наугад, с благодарностью ощущая на запястье вес пальцев Кристиана. Когда она решилась открыть глаза, они уже пролетали последние слоя облаков. А дальше... А дальше начинался таинственный город ведьм - Утёс Дракона.
  
   * * *
  - Спускае-е-емся-я! - прокричал Кристиан, борясь со свистом ветра. Милена, не видевшая из-за сплошного тумана - ни неба, ни земли, попробовала возразить, но охрипшее горло отказывалось работать. Даже силуэт Кристиана на мгновенье скрылся за пеленой облаков. Около пяти минут Милена чувствовала себя ослепшей: всё вокруг плавало в мутном мареве. Но, наконец, дымка рассеялась и Воган, вынырнув из облака, помчался вниз. Набрав бешеную скорость, Милена последовала за ним и опустила глаза.
  - Да это же лес! - воскликнула она. Они сейчас так низко пронеслись над лесом, что Милена ощутила, как верхушки деревьев коснулись её ног. Жужжание ветра в ушах нарастало... Скорость, с которой они летели, не позволяла ей хорошо разглядеть местность, но всё же она успела различить две широкие зелёные поляны и речку. Быстро сменявшиеся деревья были одеты в шелестящую салатовую листву. Не веря своим глазам, Милена полетела помедленнее, внимательно всматриваясь в гущу леса. Кусты, густая трава, цветущие деревья... Всё буквально дышало свежестью, разнося повсюду влажный запах грибов, сырости и аромат неизвестных растений. Казалось, осень позабыла об этом лесе и не позолотила своим прикосновением, оставив навсегда пышным, красочным и беззаботным.
  - Это верденский лес. Здесь живут верденские ведьмы, - прокомментировал Кристиан, поравнявшись с Миленой. - Лесных ведьм ещё называют знахарками и целительницами. Их избы раскиданы по всему лесу, но они стараются не показываться никому на глаза, - словно в подтверждение его словам, Милена заметила среди деревьев необычное деревянное строение. Крошечный домик стоял под навесом из толстых веток ели, и в его маленьком круглом окошке тускло мерцал жёлтый свет. Низкая ограда отделяла часть крыльца избушки, создавая иллюзию веранды. А облезлая, наполовину открытая дверь придавала дому заброшенный и обиженный вид.
  - А это река сирен, - продолжил экскурсию Кристиан, показывая на гладь реки. Милена хотела его спросить, почему река носит такое загадочное имя, но промолчала, вглядевшись в её очертание. На огромном камне, разрезавшем воду, она заметила три женских силуэта. В темноте Милена не смогла различить их лица, но она разглядела у незнакомок за спиной крылья и широкие птичьи хвосты, похожие на большие развернутые веера.
  - Что это за звуки? - выдавила она, с трудом оторвав взгляд от женщин.
  - Это ведь сирены. Они поют, - коротко пояснил гном, ответив за Кристиана. Милена прислушалась. Ветер, летевший им навстречу, доносил не только шелест листьев в лесу, но и песню сирен. Ещё никогда в жизни она не слышала ничего подобного. Голоса существ переплетались в столь тесном объятии, что напоминали звонкое эхо. В их песне не было ни слова, лишь тягучее сочетание букв. Сирены выпевали только один звук - 'Ааааууу', словно заблудились в лесу и звали на помощь. Но их голоса были такими нежными и завлекающими, что, казалось, будто они не пели, а мягко выдыхали звук.
  - Теперь понимаешь, почему моряки в лепёшку расшибались ради них? Ради того, чтобы ещё раз услышать их песню? Они так манят людей к себе, так их зазывают... - Альпин сдвинул кустистые брови к переносице, не скрывая своего отвращения к сиренам. Но Милена, зачарованная пением существ, не слушала его - красивые мистические голоса завораживали.
  - Приготовьтесь, сейчас будем пролетать мимо них, - предупредил Кристиан. А Милена, обрадовавшись, что сможет разглядеть этих прекрасных созданий, взволновано облизнула пересохшие губы. Но её внимание вдруг привлекла фигура, мелькнувшая среди деревьев. Девушка перевела взгляд на верденский лес, который буквально кишел ночной жизнью. Птицы, спокойно сидевшие на ветках, вдруг с чириканьем разлетелись. Олень стремительно выпрыгнул из-за кустов и понёсся на своих тонких ногах вдаль. Среди деревьев Милена увидела чей-то силуэт. И хотя она так и не определила, кто это - мужчина или женщина, пронзительный взгляд фигуры заставил её лететь дальше, не оглядываясь. Шёпот деревьев, треск веток, чьё-то пыхтящее дыхание и ощущение, что за тобой неотрывно следят... Милена почувствовала, как от страха её сердце заколотилось так же быстро, как цокот копыт мчавшейся галопом лошади. Стараясь успокоиться, она подлетела вплотную к Кристиану и Альпину. В этот момент гном, высунув от усердия язык, пытался вытащить что-то из своего мешка. Наконец, он достал это, и лезвие топора слабо блеснуло во мгле.
  - Альпин, ты что взял с собой топор?! - опешила Милена, глядя на оружие в его руках. Он кивнул, гордо поглаживая расписанную рунами рукоятку. - Но я думала, что мы летим на Совет Теней... - осторожно напомнила она.
  - Вот именно, - отозвался Альпин, вертя в руках миниатюрный топор. Как видно, он был заговоренным, раз за всё время их пути даже не прорезал мешок. Перестав скептично рассматривать оружие, Милена посмотрела вперёд. Они уже приблизились к камню, на котором пели сирены. Несмотря на то, что существа сидели к ним спиной, в свете луны она смогла хорошенько разглядеть их. Волосы у сирен были короткие и жесткие, точно щетина. Выпевая звуки, они изредка взмахивали своими огромными крыльями и из них вылетали тёмно-коричневые перья. Ноги существ оканчивались не ногтями, а когтями и имели всего четыре пальца. Пятый рос у них сзади - чуть выше пятки. Отливающий бархатом хвост начинался от самого копчика и был настолько длинным, что касался колен женщин.
  - Аааааауууууу, - выдыхали они, растягивая этот звук на долгие минуты. От их дивного многоголосого пения кровь застывала в жилах и все волоски на теле вставали дыбом. Милена встряхнула головой, поймав себя на мысли, что хочет выполнить любое желание сирен, лишь бы они продолжали петь.
  Услышав у себя над головой шорохи, они подняли головы и гневно закаркали, оборвав свою пленяющую песню.
  - Прочь отсюда, - прошипела одна из них. Но Милена, поддавшись любопытству, стала с интересом разглядывать заговорившую с ними сирену. Она обладала поистине плоским кошачьим лицом, раскосыми глазами, прямым носом с чуть расширенными ноздрями и тонкими бледными губами. Милена перевела взгляд ниже. Плоскую грудь сирены поддерживал кожаный лиф, не скрывая длинную шею, изящные ключицы и поджарый живот. Руки обтягивали замшевые ремешки, которые служили, по-видимому, браслетами. Бёдра незнакомки были обвязаны крепкой непрозрачной тканью, что скрывала всё, что ниже пояса. Не в силах отвести глаз от сирены, Милена подметила, что даже в её внешности есть что-то манящее. Женщину нельзя было назвать красивой, но она определённо притягивала к себе. Манила...
  Сирены снова закаркали и, разозлившись сильнее, распустили свои хвосты. Альпин пригрозил им топором, но опоздал - Кристиан пролетел их. Милена нехотя последовала его примеру. А существа, перестав горланить и судорожно взмахивать крыльями, возобновили пение.
  - Вот вздорные бабы! Типичные попугаи-переростки, страдающие манией величия! - проворчал Альпин, когда они отлетели от сирен. Догадавшись, что на гномов просто-напросто не действуют их чары, Милена решила спорить с ним. Теперь они пролетали над рекой, где вода была такой тёмной, что даже не было видно дна. Лес, тянувшийся нечёткой полоской вдоль берега, вскоре прекратился, и его место заняла сожженная земля. Покрытая выцветшими чёрными палатками и старыми надгробьями, она простилалась в пару километров и походила на уродливый шрам.
  - Что это за место? - поинтересовалась Милена, отвернувшись.
  - Это пустырь, - отозвался Альпин и прижал свой топор к груди, точно маленький ребёнок любимую игрушку. - И это очень опасное место, куда не рискуют заглядывать даже верденские ведьмы, а об их храбрости даже гномы слагают легенды - просипел он. Милена переключила взгляд с Альпина на Кристиана, который всё это время пристально всматривался в реку сирен. Вода, украшенная от порывов ветра узорами ряби, внезапно запузырилась.
  - Такое впечатление, будто там кто-то плавает, - подумала вслух Милена, не представляя, что за существо может плавать при такой температуре. Она опустилась и, нагнувшись, коснулась рукой ледяной воды. Но вместо ожидаемой пустоты, её пальцы вдруг нащупали в реке что-то твёрдое и слизкое. Любопытство вновь одержало победу над рассудком, и Милена уже собралась поглубже засунуть руку в эту вязкую как смола воду... Но Кристиан поравнялся с ней и, схватив за руку, грубо оттолкнул от глянцевой поверхности.
  - Ты в своём уме?! - он стиснул её запястье так сильно, что Милена почти ощутила, как наливаются в том месте будущие синяки. Она отстранилась от Вогана, но он не сдался и, взяв её за локоть, насильно потащил вверх.
  - Интересно, когда ты увидишь лаву, то тоже засунешь туда руку, чтобы узнать, что там внутри плавает? - раздражённо взвился Воган. Не понимая причину его внезапной злости, Милена тоже начала закипать.
  - Обязательно! А если мне ещё температура понравится, то и искупаюсь! - огрызнулась она.
  - Да закройте вы оба свои отверстия для уничтожения бутербродов! Только я имею право ругаться, ворчать и возмущаться! - вмешался Альпин. - И вообще, кажется, мы подлетаем. Я уже вижу Аш, - гном нетерпеливо махнул ей рукой и с облегчением спрятал топор обратно в мешок. Милена нетерпеливо осмотрелась. Как ни странно, пустырь уже остался позади и теперь по берегам реки снова рос лес, напоминая издали цветущий мох.
  Тонкая нить лунного света неровно стелилась между деревьями и выходила на поляну, где стояла огненная ведьма - Аш Вильтон. В этот раз на ней вместо потрепанной кожаной куртки красовался чёрный плащ с капюшоном, на фоне которого её бесшабашные вороные кудри почти не выделялись.
  Кристиан резко завернул и, перестав лететь вдоль реки, направился к Аш.
  - Приземляйтесь скорее. Все тринадцать судей уже вот-вот будут здесь, - сообщила Вильтон, когда они подлетели достаточно близко, чтобы услышать её. Милена плавно приземлилась на поляну, щедро усыпанную грибами со светящимися разноцветными шляпками. Но стоило её носочкам коснуться земли, как она, не удержав равновесия, завалилась на спину. Аш страдальчески поморщилась и помогла ей подняться.
  - Да уж... Тренироваться, тренироваться и ещё раз тренироваться, как говорила старая и добрая ведьма мисс Парантье! - ухмыльнулся Альпин, намекая на очередное неудачное приземление Милены. В отличие от неё, он уже твёрдо стоял на земле, привычно закинув мешок себе за спину.
  - Эх, земля-матушка моя, - карлик поцеловал почву у себя под ногами, а затем нежно погладил её кончиками пальцев. - Что ты так вытаращилась на меня, наследница? Это народная традиция гномов: целовать родную землю после долгого отсутствия, - обиделся он, видя недоумение, отразившееся на лице Милены. - Полетать, конечно, было неплохо, но в отличие от вас - воздушных гавриков, я предпочитаю чувствовать под ногами упругую почву.
  - Нам пора, - строго отрезала Аш, когда Альпин принялся подробнее описывать эту традицию. Кристиан, по-видимому, давно ожидал этого момента и быстро скользнул за деревья. Гном послал Милене ласковую улыбку и тоже шагнул в тень деревьев - его маленький силуэт сразу потонул во мраке. Девушка думала, что они с Воганом пошли в ту сторону, где будет проходить Совет Теней, но поняла, что ошиблась, когда Аш взяла её за руку и повела в совсем другом направлении. Ладонь женщины была такой горячей, что Милена всерьез испугалась, но вспомнив, что Вильтон - огненная ведьма, успокоилась. Хотя спокойствием это сложно было назвать. Она не шла, а шаталась. Каждый новый шаг давался с трудом - онемевшие ноги не желали двигаться.
  Аш вела её очень странной дорогой - сворачивая в тесные закоулки и избегая открытой местности. Когда она, наконец, остановилась посреди редеющего леса, Милена мельком оглядела свои руки и ноги. От соприкосновений с колючими кустами и сучками, они покрылись множеством царапин.
  - Перед тем, как выйти к судьям, я хочу тебя предупредить. Не показывай им свой страх. Они как звери - чуют его за версту, - прошептала Аш, а Милена шумно сглотнула, пытаясь проглотить острую иглу страха, застрявшую в горле. - И держись поближе ко мне, - добавила, немного помедлив, ведьма. С этими словами она раздвинула кусты и пошла дальше. Милена удручённо пошлёпала следом и сощурилась: где-то вдалеке замаячили контуры гор. Они шли около десяти минут и вскоре девушка окончательно вымоталась. Она уже хотела предложить Аш сделать небольшую остановку, как гибкая фигура ведьмы растворилась за толстым стволом обросшего мхом дерева.
  - Ох, - вздохнула Милена, подойдя к тому месту, где только что стояла Вильтон. Из-за ствола открывался вид на просторную поляну, посередине которой был сооружён громадный, окружённый людьми, костёр. Милена медленно двинулась к огню, понимая, что все эти незнакомцы - и есть Совет Теней. Всего судей, включая Аш, было пока только одиннадцать. Двоих ещё не хватало. Но Милену ждало разочарование: лица судей были надёжно спрятаны под капюшонами, а тела - под такими же, как у Вильтон, плащами.
  Подойдя к костру, она в нерешительности становилась. Аш похлопала по свободному месту возле себя, приглашая её присесть. Чувствуя, что все взгляды судей из-под капюшонов устремлены на неё, она вспыхнула и неуклюже плюхнулась рядом с ведьмой. От волнения Милена стала различать в лесу каждый шорох: беспокойное потрескивания костра, далёкое пение сирен, шелест трав... Ей казалось, что её грудь превратилась в пустую коробку, где, не переставая, бьется камень. И каждый его удар о стенку отдаётся по телу глухим болезненным эхом. Этим камнем было её сердце.
  Наконец, тишину разрезал звук колёс кареты и рёв дикого животного. Милена повернулась в сторону шума и остолбенела. На поляне остановилась золотая колесница, в которую были запряжены два белых медведя. Звери рычали, обнажая жёлтые клыки, и пытались вырваться из толстых цепей, которыми были обмотаны их шеи. От этого рёва у Милены закружилась голова. Медведей она видела лишь по телевизору, а вживую посреди леса - никогда. Но девушку поразили не столько животные, сколько сама колесница. Сплетённая из многочисленных тяжёлых пластин, она была украшена драгоценными камнями и рунами. Но внимание Милены привлекло другое - на боку колесницы был выгравирован странный рисунок: когтистая лапа, которую, точно солнце, окружали изогнутые лучи.
  С колесницы спрыгнула низкая женщина, чьё лицо так же скрывалось под плотно надвинутым капюшоном. Она потрепала одного из медведей по морде, и он тут же перестал реветь. Успокоив второго зверя, она направилась к костру - занять место двенадцатого судьи. Под развевающимся плащом Милена заметила на ней белую меховую накидку с нашитыми перьями. 'И неужели ей не жарко?' - мелькнула в голове мысль, но она тут же унеслась прочь, стоило у костра появиться тому, кого девушка меньше всего хотела видеть. Это был Грифон. И он был не один. Милена потрепала себя по щекам, чувствуя, как кровь постепенно отливает от лица. За колдуном шли целые десятки тощих уродливых тварей. Ищейки. Под серой шершавой кожей перекатывались кости, непропорционально большую голову венчали рога, а лошадиный хвост убито волочился по земле. Тощие лапы, украшенные острыми когтями, оставляли на почве глубокие борозды. Узкие слепые глаза чудища сверкали мутно-зелёным светом и смотрели куда-то вглубь леса. Приближались Ищейки медленно: плавно передвигая четырьмя лапами и скалясь, чтобы показать гнилые клыки и раздвоенный чёрный язык.
  - Ты опоздал, Грифон, - раздался рядом незнакомый голос. Милена обернулась, чтобы взглянуть на заговорившего, и увидела судью, замыкавшего круг у костра - ростом он был ещё ниже Альпина.
  - Нет, Уриах, это все пришли раньше, - бросил Грифон, спокойно проходя мимо белых медведей, которые при виде Ищеек снова зарычали. Милена вздрогнула при имени судьи, который обратился к стигу. Это был тот самый Уриах - главный судья на Совете Теней!
  Стараясь не обращать внимания на Ищеек, Милена принялась рассматривать Грифона. Что-то в нём напоминало ей Кристиана. Колдун обладал той же уверенной походкой и властным ледяным голосом. Приказав Ищейкам ждать его в лесу, Грифон решительно направился к костру. Но перед тем как занять своё место, он остановился возле Милены и долго буравил её взглядом, изучая. Впрочем, как и она его. Но единственной деталью, что ей удалось разглядеть под маской - были его разноцветные глаза: один светло-голубого цвета, а другой - карего.
  - Что ж, думаю, Совет Теней можно назвать открытым! - объявил Уриах, когда Грифон сел возле него. - Встань, Милена Каролл. Ночь пятницы тринадцатого настала! - прохрипел судья, сбрасывая с лица капюшон.
  
   * * *
  Взглянув на лицо Уриаха, Милена сжала за спиной кулаки, чтобы сдержать крик - лицом это сложно было назвать. Судья встал в полный рост.
  - Я - Уриах, представитель магических сущесв. Верховный судья Совета Теней, - пробасил он. Глядя в лицо Уриаха, Милена пожалела, что он снял капюшон. Только сейчас она заметила, что под плащом у судьи из одежды ничего нет. Он вообще был не человеком, а животным - помесью
  летучей мыши и кошки. У существа имелись небольшие кожистые крылья, сквозь которые просвечивались тонкие перепонки; вытянутая кошачья морда; заостренные уши; челюсти, украшенные двумя загнутыми кверху клыками, и тело, покрытое чёрной жёсткой шерстью. Маленькие глаза, словно две капельки застывшего янтаря, пожирали её взглядом, не мигая. Вспомнив голос Уриаха, Милена съёжилась. Тихий, но чёткий, он был таким густым, что казалось, в этой глухой вязкости можно утонуть. Девушка мысленно сделала вывод, что чем меньше существо, тем ниже его голос.
  Уриах вернулся на своё место, и с земли вскочила следующая фигура. Второй судья расслабил плечи и откинул капюшон. Это был парень лет двадцати. Одетый в одни рваные джинсы, он смахивал на шкодливого подростка. Но один взгляд на его обнажённый, исписанный рунами торс, сразу развеял эту легенду. Милена скользнула взглядом по нагой груди, и её глаза остановились на правом плече, где чернела чудная татуировка -
  треснутый череп с пустыми глазницами. Потрепав свою короткую бородку, парень подмигнул ей и коснулся тату: в тот же миг линии черепа налились пылающим алым цветом.
  - Я - представитель некромантов, - отчеканил он, продолжая смотреть на Милену безумным жаждущим взглядом. Почувствовав себя неловко, девушка хотела отвернуться, но вовремя вспомнила, что её буравят ещё дюжины пар глаз. Поэтому она лишь перевела взгляд на костёр, который извивался, точно змея, поблёскивая своими трепещущими боками.
  - Я - представительница шаманов, - женщина, приехавшая на золотой колеснице, встала и сняла с головы капюшон. Но вместо того, чтобы жадно поедать Милену взглядом, как это делали другие судьи, она стояла с закрытыми глазами. Услышав рёв медведей, пытающихся порвать на себе звенья цепи, шаманка оскалилась, обнажая два выпирающих верхних клыка и тёмный язык. Она встряхнула головой со спутанными дредами и присела. Две закутанные в плащи фигуры одновременно поднялись с земли.
  - Ведьмаки с пустыря... - ошарашено прошептала Милена, но все судьи услышали этот писк и обернулись. Аш незаметно хлопнула её по руке, призывая отныне сдерживать свои чувства.
  - Мы - представители ведьмаков с пустыря, - прошипела первая фигура. Милена еле сдержалась, чтобы не спросить у Ворона, почему он не снимает капюшон, как другие судьи. Лица незнакомцев были плотно замотаны чёрной тканью, а их тела - спрятаны под мешковатым балахоном. Интересно, среди них находится тот, кто напал на неё в подъезде? Помня, о чём её предупреждала Вильтон, Милена постаралась унять свой страх. Судьи сели обратно, так синхронно двигаясь, словно были тенями друг друга.
  - Я - представитель магов вуду, - мужчина, сидевший слева от верховного судьи Уриаха, медленно встал и отбросил с головы капюшон. На вид ему было лет пятьдесят, и его кожа цвета корицы практически сливалась со мглой. Он потёр свою лысую макушку и, сделав шаг навстречу Милене, кинул ей что-то под ноги. Девушка с опаской опустила глаза, и её пальцы так сильно вдавили пальцы в ладонь, что ногти проткнули кожу. На земле валялась искусно вылепленная, восковая фигурка, напоминавшая чертами лица - саму девушку. Ногу куклы протыкала короткая железная игла. Выругавшись на незнакомом языке, судья сплюнул. Видно то, что он сказал, было страшным оскорблением, так как Уриах ловко вспорхнул со своего места и ощерился, а маг испуганно попятился.
  - Мы - представительницы верденских ведьм, - пропели две женщины и одновременно поднялись с травы. Позабыв о предыдущем судье, Милена стала с любопытством рассматривать незнакомок. Даже по внешнему виду можно было догадаться, что они жительницы леса. Их головы украшали два венка из пёстрых цветков с сочно-жёлтыми сердцевинами. Под плащом скрывались топики, сотканные из кожи животных. Крупные листья, соединённые между собой стеблями растений, опоясывали талию, а связка сушеных ягод служила ожерельем.
  Одна из них верденских ведьм являлась уже старухой, а другая наоборот только расцветала. Седые волосы первой были заплетены в аккуратную толстую косу, ярко выделявшуюся на смуглой коже. Милена пригляделась к гладкому лицу старой ведьмы и заметила, что даже её ресницы - белого цвета. В отличие от своей наставницы, молодая женщина явно волновалась: она нервно топталась на месте, не смущаясь своих босых ног и огромной татуировки на лодыжке. Такого живого рисунка Милена ещё никогда не видела - на ноге ведьмы был изображён падающий с дерева листик и луч солнца, протыкавший его насквозь. Всматриваясь в эту картину, казалось, будто ты присутствуешь там сам: следишь за полётом листика, ощущаешь тепло дня и лёгкое дуновение ветерка...
  Очередь судей подходила к концу. Милена затаила дыхание - Грифон и фигура, сидящая около него, вышли в свет костра.
  - Я - представитель стигов, - будто забыв о колдуне возле себя, громко провозгласил Грифон. Милена стрельнула глазами на второго стига и не найдя в его внешности ничего особенного, торопливо отвела взгляд. Это был морщинистый старик с орлиным носом и длиной белоснежной бородой.
  - Представьтесь, ведьмы, - обратился Уриах к трём женщинам, сидящим около Милены. Аш отстегнула капюшон, и её освободившуюся гриву волос подхватил ветер, разбрасывая дикие кудряшки по всему лицу. Вслед за Вильтон другая ведьма оголила голову. Глядя на неё, Милена заключила, что она ненамного младше Анессы Каролл. Казалось, старость прошла по её лицу вскользь - оставив на прощанье лишь несколько незаметных морщин над губами и возле уголков глаз. Жёлтые глаза женщины были так невыразительны, что напоминали два пупка, выросших в ненужном месте, а просторный плащ не скрывал её полноватую фигуру.
  Милена с нетерпением взглянула на последнего судью Совета Теней. Тринадцатая фигура гордо выпрямилась и после минуты напряженного ожидания, сбросила с лица капюшон. Милена застонала. Это была её бабушка.
   * * *
  Старуха засмеялась, но Аш, проигнорировав её хохот, спокойно произнесла:
  - Мы - представительницы ведьм с Утёса Дракона, - она села на место, и вторая ведьма поспешила за ней. Но Агнесса даже не сдвинулась с места и продолжала сверлить Милену выжидающим взглядом. Все мысли в голове девушки разлетелись, как испуганные птицы, оставляя место лишь для одной фразы. Её бабушка - ведьма и один из тринадцати судей Совета Теней!
  - Присядь, Агнесса. Мы начинаем испытание наследницы, - тихо прошелестел Уриах, но все судьи, включая старуху, услышали его. Сделав над собой усилие, Милена неуверенно встала и бросила жалобный взгляд на Аш. Ведьма привычно потянулась за сигаретами к карману, но, вспомнив, что это не куртка, а плащ, от досады закусила губу.
  - Итак, кто из судей хочет испытать Милену Каролл? - спросил Уриах, а девушка чуть не растянулась на земле, когда весь Совет одновременно поднял руки. Верховный судья многозначительно остановил взгляд на Грифоне. И хотя Милена не видела под маской лицо колдуна, она готова была поклясться, что он сейчас улыбался от уха до уха.
  - Испытание будет проводить Грифон? - Аш замотала головой и смерила Уриаха умоляющим взглядом, но он лишь недовольно взмахнул крыльями, показывая, что выбор не подлежит обсуждению. Около минуты ведьма и судья буравили друг друга взглядами, пока Вильтон, наконец, не сдалась.
  - Что ж, Грифон, приступай, - велел Уриах, а колдун неспешно направился к Милене. От мужчины настолько веяло силой, что казалось, её можно погладить, точно упругую поверхность мяча. Стиг подошёл к ней вплотную и, взяв за руку, отвёл от костра. Чувствуя, что фейры вдруг стали покидать её тело, Милена попробовала высвободиться от ладони Грифона, но его пальцы лишь усилили хватку. 'Он высасывает мои силы!' - осознала она, и в голове пронеслись слова Аш: 'Они пойдут на всё, лишь бы ты не стала ведьмой'.
  - Взлети так высоко, насколько сможешь, - приказал стиг и неохотно отпустил её запястье. Для Милены это послужило сигналом и она, разбежавшись, взлетела. В тот же миг ветер потащил её наверх, развевая шёлковое платье, точно парус и срезая с кожи колючую шелуху страха.
  Ей даже не надо было оглядываться: она и так знала, что сейчас за ней следит весь Совет Теней. И почему из всех судей Уриах выбрал именно Грифона - сильнейшего из колдунов? А не Аш или верденских ведьм? Милена постаралась расслабиться и получить удовольствие от полёта. Купаясь в холодных порывах ветра, девушка быстро замёрзла, но упорно летела дальше. Грифон высосал все её фейры, так что испытание магической силой она провалит. Значит, ей остаётся только одно - одержать победу в полёте!
  - Всё, мне конец, - констатировала Милена, хотя до этой минуты считала себя отпетым оптимистом. Дождь, который окончился ещё час назад, снова закапал, и зигзаг молнии прочертил небо. И тут в голову девушки стукнула отчаянная мысль. Капли дождя заметно отяжелили её платье, но она не обратила на это внимания и полетела к месту, где только что появилась молния. Гром угрожающе зарычал, предупреждая не подлетать ближе, но Милена не испугалась и застыла в ожидании. Как только новая вспышка пронзила небо, она выставила обе руки вперёд. Кончики пальцев начали знакомо покалывать, и в них стала перетекать энергия молнии. Чувствуя, как руки медленно наливаются жаром магии, Милена бросилась вниз. Но когда до поляны оставалось лишь пару метров, она смогла развернуть тело и первый раз в жизни - плавно приземлиться на землю. Но стоило ей шагнуть навстречу судьям, как из толпы вышел Грифон.
  Не снимая перчаток, он взмахнул рукой, и Милену больно припечатало спиной к дереву. Кокон защиты дал трещину, и она почувствовала, как её ногу, словно насквозь проткнуло иглой. Вскрикнув от боли, она со злостью уставилась на темнокожего мага вуду. Он стоял, широко ухмыляясь, и сжимал в руке восковую куклу. Перенеся вес на другую ногу, Милена встала.
  - ТЬМА! - выкрикнула она, уже не контролируя своей силы. Чёрный сгусток вырвался из её ладони и помчался в сторону мага. Все судьи благоразумно расступились. Но когда сгусток был уже в миллиметре от мага, Уриах лениво пошевелил крылом, и он рассеялся.
  - Довольно! - прорычал он. Но Грифон проигнорировал его слова, и новым жестом руки заставил колени Милены подкоситься от боли. Невидимая рука сдавила ей горло, и остатки воздуха клочьями вылетели изо рта. Но это ощущение мгновенно исчезло, когда Уриах ещё раз рыкнул. Его клыки предостерегающе блеснули в темноте, и стиг вынужденно опустил руки.
  - Я сказал - довольно, Грифон! Хоть ты и главный среди колдунов, но верховный судья здесь - я! Наследница прошла испытание, - существо захлопнуло пасть, закрывая прекрасный вид на свои клыки. - Приступаем к голосованию. Согласны ли все, что она достойна стать ведьмой? - с этим вопросом он полетел обратно к костру, который не затух, даже несмотря на дождь. Судьи накинули на головы капюшоны и последовали за Уриахом. Только один член Совета Теней остался на месте - Агнесса.
  - Можно тебя на минутку? - спросила она, подойдя к Милене. Девушка кивнула, хотя и не знала, чего ожидать от этой 'минутки'. Они молча зашли в гущу леса, чтобы никто не смог их подслушать. Милена сняла с себя влажную кофту Альпина, в которой всё это время находилась, и обвязала её вокруг пояса. Красное платье тоже промокло и так плотно прилипло к телу, что теперь просто неприлично обтягивало каждый его изгиб.
  - У нас мало времени. Я сейчас должна идти на голосование, но перед тем, как уйти, я хочу сказать тебе кое-что важное, - начала Агнесса, а Милена, не привыкшая говорить с ней больше шестнадцати секунд, застыла.
  - Я знаю, тебе сейчас сложно воспринимать меня, как родную бабушку, ведь все пятнадцать лет мы практически не общались. К тому же, ты наверняка думала, что я того... - старуха покрутила пальцем у виска и села на обросший мхом пенёк. - Твои родители запрещали нам общаться, потому что боялись потерять тебя. И хотя Лора и Вэнс знают об Ордена Посвящения, мне иногда кажется, будто они действительно верят, что я сумасшедшая. Люди всегда думают только так, как им хочется, даже если знают, что это неправда. И за это их нельзя осуждать - просто им так легче жить, - Агнесса замолчала, вслушиваясь в далёкую песню сирен, которую приглушал шелест дождя.
  - Родители любят тебя и оберегают так, как считают нужным. Поэтому они не разрешали мне с тобой видеться. Верили, что так будет лучше. Но я не могла с этим смириться. Я требовала, чтобы они открыли тебе правду и сказали, кем ты станешь, когда магия даст о себе знать. Но эти разговоры всегда оканчивались одинаково. Скандалом. Поэтому я почти не жила с вами, лишь изредка навещая тебя, когда ты не знала об этом. Лора и Вэнс даже решётки на окна поставили, чтобы ты не смогла от них улететь, - Агнесса печально улыбнулась, а Милена фыркнула, давно подозревая, что решётки на восьмом этаже не несут важной функции.
  - Так ты ветряная ведьма? - поинтересовалась она, хотя заранее знала ответ.
  - Да. И моя прабабка тоже была ведьмой. Только земляной. Она жила в Германии, но когда её публично казнили, моя бабушка увезла нас с матерью в Англию. Считала, что там нам не грозит опасность, - водянистые глаза старухи наполнились слезами, и Милена неловко потрепала её по плечу. Но всё же она не могла свыкнуться с мыслью, что родители возвели перед ней такую гигантскую стену лжи. Всю жизнь они ограничивали её общение с бабушкой, уверяли, что она безумная... А теперь оказалось, что это неправда! Милена подставила лицо дождю и слизала каплю, приземлившуюся ей на губы. Казалось, что вода смывает не только её косметику, но и враньё, что годами хранилось в семейной копилке.
  - Пожалуйста, скажи что-нибудь по-немецки, - попросила вдруг Милена. Старуха, не ожидая такой просьбы, на мгновенье замешкалась.
  - Du bist blödes Schwein! Du musst ins Krankenhaus gehen! - выпалила она и захохотала. Судорожно вспоминая уроки немецкого, которые она посещала пару лет назад, Милена всё-таки смогла перевести эту реплику, звучавшую на английском как: 'Ты глупая свинья! Ты должна отправиться в больницу!'.
  
   * * *
  Ничуть не обидевшись на своенравный юмор бабушки, Милена рассмеялась. Агнесса, тем временем, встала с пенька и крепко её обняла.
  - Мне нужно ещё столько тебе рассказать и объяснить! Надеюсь, со временем ты привыкнешь к тому, что я нормальная... Но нам уже пора, - проговорила она и направилась к поляне, где их ждали судьи. Милена, страдающая редкой стадией топографического кретинизма, побежала за ней.
  - Бабушка, а почему у тебя по комнате всегда разбросаны сушеные листья и лепестки растений? - Милена прикрыла глаза, вспоминая грязную спальню старухи, и чуть не врезалась о дерево, выросшее у неё на дороге.
  - У меня есть одна старая подруга. И поскольку она является верденской ведьмой, то всё время дарит мне магические травы, из которых можно сделать эликсиры. Даже запретные. Кстати, ты видела эту подругу на Совете Теней, - Агнесса понизила голос до шепота, и Милена теперь с трудом отличала его от шороха листьев. Перед её глазами проплыл образ смуглой старухи с седой косой. Так вот о какой подруге шла речь!
  Весь остальной путь они провели в молчании. Агнесса лишь изредка оборачивалась, проверяя, не пропала ли Милена.
  - Оставайся здесь. На голосование тебе нельзя, - предупредила она, когда они вышли на открытую поляну. Глядя вслед уходящей бабушке, Милена разъяренно пнула ногой камень. Почему ей нельзя пойти на голосование? Ведь там, в конце концов, решается её судьба! С этой мыслью она, прихрамывая, удалилась в лес и плюхнулась на первый попавшийся пенёк.
  Пение сирен стало громче, смешиваясь со звериным рычанием грома. Вслушиваясь в их песню, Милена прождала так в лесу около часа. За это время она несколько раз решительно вставала с пня, желая отправиться к судьям и спросить, что происходит. Но в последнюю минуту девушка брала себя в руки и садилась обратно.
  Внезапно где-то неподалеку хрустнула ветка. Милена подскочила от неожиданности, но заключив, что это проделки лесных зверей, успокоилась. Однако треск повторился, и из-за соседних кустов раздалось шипение. Вспышка молния осветила рога и жуткую морду, выглянувшую из-за зарослей.
  - Ищейка... - пролепетала Милена, судорожно размышляя, что делать.
  В голове вертелись лишь два способа спасения: либо колдовать, либо бежать.
  Фейр у неё было предостаточно, а на раненой ноге она далеко не убежит, так что второй вариант понравился ей больше. Милена уже приготовилась колдовать, но тут раздались чьи-то шаги, и Ищейка со скулением отступила.
  - А я тебя везде ищу! - из-за дерева вышла Аш. - Идём, думаю, судьи уже вынесли приговор, - увидев, как изменилось лицо Милены, Вильтон быстро поправилась. - В смысле, решение, - она схватила её за руку и потащила за собой, продолжая по пути говорить. - Шесть судей проголосовали против того, чтобы ты стала ведьмой, и шесть проголосовало за. Как ты догадываешься, против тебя проголосовали стиги, ведьмаки с пустыря и маг вуду, - пояснила ведьма, осторожно переступая через высокий куст, чьи колючки сразу набросились на следующую жертву - Милену.
  - Аш, боюсь тебя разочаровать, но мне кажется, что этот маг вуду меня вообще немножко недолюбливает, - потирая раненую ногу, заметила она.
  - Знаешь, возможно, мне не суждено стать великим профессором математики, но всё же до шести я могу досчитать. Ты назвала только пять судей, которые проголосовали против меня. Кто шестой? - Аш резко остановилась, и Милена не успев вовремя затормозить, врезалась ей в спину. Вильтон повернулась к ней лицом и сняла с головы капюшон:
  - Твоя бабушка.
   * * *
  Милена помотала головой, подумав, что просто ослышалась. Агнесса проголосовала против того, чтобы она стала ведьмой? Окончательно сбитая столку, девушка растеряно заморгала.
  - Теперь всё зависит от Уриаха. Только он один ещё не вынес вердикт, - добавила Аш перед тем, как выйти к костру.
  Когда они вышли на поляну, судьи яростно спорили друг с другом, но заметив девушку, сразу умолкли. Милена хотела встретиться глазами с Агнессой, чтобы спросить у неё, почему та проголосовала против, но старуха неотрывно смотрела в одну точку - на верховного судью.
  - Я принял решение, - подал голос Уриах после долгой паузы. Милена покачнулась и осела на землю, стараясь восстановить дыхание. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Лёгкие неохотно наполнялись воздухом.
  Протерев глаза, из которых полились слёзы бессилия, Милена мысленно обрадовалась, что идёт дождь, и никто не увидит, что она плачет. От решения верховного судьи зависит её будущее, зависит вся её жизнь!
  - Готовь свою ключицу. Обряд посвящения начинается, - просипел Уриах.
  - ГОСПОДИ, Я СКОРО СТАНУ ВЕДЬМОЙ! - завопила Милена, оглушив своим радостным визгом всю лесную живность в радиусе двух километров.
  - Боюсь, Милена Каролл, что Господь твоей радости не разделяет, - сухо отозвался Грифон и ни с кем не попрощавшись, засеменил в лес. Второй стиг поспешил за ним, не переставая выкрикивать изощрённые проклятья. Раздался рёв. Белые медведи, которые всё это время не выдавали своего присутствия, хищно зарычали. Их хозяйка - низенькая шаманка с дредами, вышла вперёд. Но не затем, чтобы успокоить животных - она подошла к Милене. Всю эту ночь женщина так и просидела с закрытыми глазами, чудесно видя окружающий мир из-под прикрытых век.
  - Берегись, наследница... Я вижу стервятника - посланника смерти... Он кружит... кружит над тобой... - прохрипела шаманка, хватая Милену за локти. - Смерть... Она всё ближе... Скоро кто-то умрёт... Я вижу её посланника... Стервятник... Ангел смерти... Он всё ближе...- с этими словами она ринулась к своей колеснице. Милена не стала провожать её взглядом, но по довольному рёву медведей догадалась, что они отъехали.
  - Идём за мной, наследница, - велел Уриах, бесшумно взмахивая своими крыльями. Милена бросила вопросительный взгляд на Аш. Ведьма кивнула, и они медленно двинулись за верховным судьёй.
  - Думаешь, стоит верить её предсказанию? - выпалила Милена, всерьёз обеспокоившись словами шаманки. Вильтон выдавила из себя полуулыбку:
  - Не знаю. Но именно она предсказала, что Барак Обама станет новым президентом США, - призналась Аш, явно пытаясь подбодрить Милену.
  Спустя пару минут они вышли из леса и оказались на берегу реки сирен. Милена протёрла глаза и внимательнее пригляделась к воде. Ей показалось или от реки действительно исходит чёрный туман?
  - Эту реку ещё называют рекой видений. Так что не удивляйся, когда зайдёшь в неё, - предупредил Уриах, глядя на противоположный берег. - А теперь раздевайся и заходи в реку, - приказал он. Убедившись, что остальные судьи за ними не пошли, Милена застенчиво стянула с себя одежду. Оставшись в одном нижнем белье, она кое-как сложила вещи на берегу и полезла в воду. Купаться в речке в начале декабря оказалось ещё хуже, чем девушка предполагала. Вода была настолько ледяной, что на глаза невольно наворачивались слёзы, а всё тело, будто сдавило корсетом.
  - Согласна ли ты стать членом Ордена Посвящения? - послышался издалека голос Уриаха. Злясь, что она не может ответить на этот вопрос, находясь на суше, Милена сквозь зубы процедила 'да'.
  - Согласна ли ты всю жизнь носить клеймо ветряной ведьмы? - понимая под словом 'клеймо' - татуировку на ключице, девушка снова согласилась.
  - Согласна ли ты стать ведьмой? - считая этот вопрос риторическим, она раздражённо кивнула, не сомневаясь, что Уриах увидит это движение даже в кромешной тьме. Неужели эти вопросы нельзя было задать на земле? Поддавшись странному желанию, Милена нырнула в реку с головой. Находясь под водой, девушка вдруг с закрытыми глазами начала видеть картинки, которые так быстро мелькали, что она не успевала их запоминать. Но одно видение чётко врезалось ей в память... Ей было страшно. И не только за себя. Ей было страшно за вещь, которую она прижимала к груди. Милена даже не осознавала, что это за предмет, но на ощупь оно было сухим и шершавым... И это не должно было попасть к Ищейкам, которые окружили её со всех сторон...
  Картинка исчезла, и Милена, вынырнув, стала жадно втягивать воздух. 'Так вот о чём говорил Уриах! Это было виденье!' - смекнула она.
  Девушка уже собралась выйти из реки, как ощутила вдруг рваную боль в левой ключице. Казалось, что кожу в том месте грубо соскребли лезвием, а затем, скомкав, налепили обратно. Завизжав от боли, она взглянула на своё отражение в мутной воде. На своей левой ключице Милена увидела старинные чёрные символы - татуировку в виде рун. Перевёрнутая вниз буква 'Г', стрела с одной указательной чертой, косой ромб на двух палках и вывернутая наизнанку буква 'Си'.
  Она робко улыбнулась, не зная, что нужно говорить в случаях, когда становишься ведьмой. Ветряной ведьмой.
  
   Глава пятнадцатая: Дракон, Сирена, Ветер, Гном и Колдун.
  Чёрный туман стелился над рекой, как толстый шерстяной ковёр, не позволяя Милене разглядеть берег. Решив, что обряд уже окончен, она медленно вышла из воды. Берег был пуст - Аш и Уриаха нигде не было. Наступившая ночь окрасила небо в грязно-серый цвет, и на таком фоне звёзды были почти видны. Боль в ключице снова дала о себе знать и Милена упала на землю, крепко стиснув веки, чтобы не разрыдаться.
  - Может, всё-таки оденешься, а то парень я как-никак стеснительный! - раздался голос над её головой, и она неохотно распахнула глаза. Возле неё стоял Кристиан и вежливо протягивал ей одежду.
  - На бесплатный стриптиз пришёл посмотреть? - сострила Милена, не зная, как реагировать на его внезапное появление. Она всё ещё злилась на Вогана за то, что он даже не пожелал ей удачи перед Советом Теней, а просто удрал в лес. Но парень пропустил колкость мимо ушей и бросил вещи на землю.
  - Аш попросила меня передать, что скоро вернётся. А если цитировать дословно, то она сказала, чтобы ты ждала её здесь и не совала свой любопытный нос в чужие дела, - кинул Кристиан и засеменил обратно вглубь леса. Милена быстро вытерла тело кофтой Альпина и надела платье, решив остаться босиком, а затем побежала догонять Вогана. Как она и ожидала, ведьмак не успел далеко уйти.
  - Погоди, Крис! А разве Совет Теней ещё не закончился? - Милена схватила его за запястье, но он отдёрнул руку и повернулся к ней спиной.
   - Для кого как. Но могу сказать точно, что твоя бабушка пробудет на Совете Теней ещё очень долго, - Милена оцепенела, понимая, куда клонит Кристиан. Слова Грифона из чёрного конверта всплыли в её памяти: 'Суд состоится после голосования. Старуха ответит за то, что нарушила уговор и поплатится за воровство своей кровью. Совет Теней вынесет ей смертную казнь.' Так сейчас идёт суд? Но как же он может проходить без самого Грифона, который ушёл сразу после вердикта Уриаха?
  - А где Альпин? - спросила Милена, вспомнив, что гном ушёл вместе с Воганом.
  - В кустики отошел! - огрызнулся Кристиан. Но поскольку в его голосе не звучало даже капли веселья, она усомнилась, что слова были шуткой. - Не знаю, мы с ним разошлись. И представляешь, Его Бородатое Величество не соизволило мне доложить о своих гномьих планах! - Воган закатил глаза.
  - А слабо пойти со мной на Совет и посмотреть, что там происходит? - выстрелила Милена и дерзко ухмыльнулась, видя, что ей уже во второй раз за день удалось огорошить Кристиана. А это становится опасной тенденцией!
  - Трус! - она развернулась, мысленно считая секунды и гадая, через сколько Воган прибежит к ней обратно. В конце концов, все парни ведут себя одинаково, если дело касается их гордости! Но Кристиан оказался ещё большим спринтером, чем Милена предполагала. Не успела она зашнуровать кеды, как Воган уже решительной походкой направлялся к ней.
  - Если ты думала, что я такой глупый, раз куплюсь на твой трюк, то ты сама очень... глупенькая! - процедил он угрожающим шёпотом. Но Милена уже исчерпала на сегодня свой запас страха, поэтому никак не отреагировала на его голос с рычащими нотками и стремительно вскочила с земли.
  - Вижу, у тебя уже сложилось нелестное мнение о моих умственных способностях! Что ж, не будем развеивать легенду! - Милена бесстрашно заглянула в пронзительно голубые глаза, которые от гнева стали на оттенок темнее. Кристиан приблизился к ней вплотную и смерил презрительным взглядом, хотя маска безразличия на его лице даже не дрогнула. 'Неужели Воган никогда не выходит из себя?! Такое впечатление, будто его в раннем детстве бросили купаться в бочку с успокоительным, а затем накрыли её сверху крышкой!' - возмутилась она, хотя уже знала, что выиграла этот спор.
  - Боже, кто бы мог подумать, что новообращённые ведьмы такие вредные! - сдался Кристиан после очередного раунда в 'гляделки'. - Хорошо, я пойду с тобой шпионить, но у меня есть одно условие!
  - Смотря какое... - осторожно заметила Милена, перед тем, как согласиться.
  - Пообещай, что хоть один день не будешь выводить меня из себя! Я бы ещё попросил тебя не задавать мне глупых вопросов, но боюсь, это выше твоих возможностей! - уколол Воган и, не давая ей шанса ответить, насильно повёл в лес. Милена начала сопротивляться, но ведьмак не обратил на её протесты внимания. И только когда она со всей дури наступила ему на ногу, Кристиан остановился и вопросительно на неё уставился.
  - Помни, у нас уговор, что ты не будешь меня доставать! - протянул он.
  - На берегу осталась кофта Альпина, - заявила Милена, притворяясь, что не замечает его злого взгляда, когда он потирал ушибленную ногу.
  - Значит, заберёт, если она ему дорога, - небрежно возразил Воган, когда она стала упрашивать его вернуться за кофтой на берег. Они бродили по лесу около десяти минут и Милена уже начала думать, что Кристиан просто-напросто заблудился, как издали показалась знакомая поляна. Воган приставил палец к губам, призывая к тишине, и стал пробираться к костру. Милена, которую в критические минуты всегда одолевал дикий смех, нервно хихикнула. Парень удивлённо обернулся и, покрутив пальцем у виска, ткнул пальцем в неподвижные фигуры Совета Теней.
  Несмотря на то, что от поляны их разделяло около пятнадцати метров, Милена смогла с лёгкостью посчитать судей. Их было двенадцать. Не хватало только шаманки. Спрятавшись за высокими кустами, она заранее смирилась с кончиной платья и легла на влажную почву. Дождь так и не прекратился, хотя его капли с каждой минутой становились всё мельче.
  - С такими темпами у меня скоро перепонки начнут расти! - пробурчала она, хотя в душе была рада дождю. Кристиан устроился рядом и пнул её локтём в бок, показывая, что сейчас самое время замолчать. Милена кивнула и взглянула на поляну. Только сейчас она заметила, что вокруг костра, принюхиваясь к земле, кружат Ищейки. Но в темноте ей казалось, будто они не идут, а ползут.
  - Старуха нарушила наше мирное соглашение! Она украла это! Что ты скажешь по этому поводу, Уриах? - ветер, летящий в сторону леса, донёс голос Грифона. Колдун подошёл к одной из Ищеек и прошептал ей что-то на ухо. Тварь жалобно заскулила и покосилась в ту сторону, где прятались Милена и Кристиан. Подумав, что их разоблачили, девушка собралась бежать, но Воган навалился на неё сверху, останавливая.
  - Я думаю, ты прав, Грифон. Клятва ведьм действительно нарушена. Встань, Агнесса, - подал голос верховный судья. Тонкий сгорбленный силуэт оторвался с земли, и Уриах продолжил. - Агнесса, я боюсь, что не смогу вынести такой же приговор, что и двадцать лет назад. Тогда я оправдал Аш, так как она была слишком молода и не знала, что творит... Ту девочку, конечно, жаль, но Вильтон была не виновата в случившемся. Она ещё не научилась себя контролировать! А сейчас... Прости, Агнесса, но ... - судья запнулся, а Ищейки подобрались к старухе ближе, создавая плотный круг.
  - Я не хочу, чтобы из-за этого началась война. Поэтому я вынужден вынести тебе смертный приговор - казнь. За воровство. Это уже многовековые законы Ордена Посвящения, и я не вправе их изменить. Но обещаю, что мы не тронем наследницу, - Уриах обжёг Грифона красноречивым взглядом.
  - Ты не посмеешь... - прошипела старая верденская ведьма, поднимаясь со своего места. Уриах издал необычный звук, похожий на усталый вздох и рык одновременно. Маг вуду, вальяжно развалившийся в сторонке, что-то пролепетал на незнакомом языке и рассмеялся. Но тяжёлый взгляд верховного судьи заставил его замолчать и потупить глаза.
  - Сядь на своё место, - приказал Уриах, обращаясь к верденской ведьме. Но старуха не послушалась и с вызовом перекинула седую косу через плечо.
  - Закон есть закон, и ни для кого нет исключений. Даже для судьи Совета Теней. Если бы мы не следовали законам, то наш Орден бы давно истребили. Я сделал выбор. Скоро состоится казнь, - после этих слов верховный судья вспорхнул крыльями и, взлетев, затерялся в темноте. Милена в течение минуты переваривала сказанное, пока до неё, наконец, не дошёл его смысл. Агнессу собираются казнить.
   * * *
  Судьи, не проронив ни слова, стали расходиться. Но Аш и ещё одна фигура в капюшоне направились к кустам, где прятались Милена и Кристиан. Воган торопливо поднялся со спины девушки и выпрямился. Она последовала его примеру и, оглядев платье, отряхнулась. К счастью, шёлк почти не пострадал - лишь слегка помялся. Увидев, что к ним приближается Аш, Милена хотела побежать к берегу реки, где и должна была сейчас находиться, но опоздала. Ведьма заметила её и помахала рукой, призывая остаться на месте. Подойдя к ним, она дала Кристиану подзатыльник и уже открыла рот, чтобы начать лекцию о том, что они её ослушались, как фигура рядом с ней откинула капюшон. Это был тот самый некромант, который весь Совет жадно поедал Милену взглядом.
  - Предлагаю тебе на прощанье руку, - произнёс он и медленно улыбнулся.
  - И сердце? - выдавила Милена, чувствуя себя неуютно под его пристальным взглядом. Молодой некромант мягко расхохотался и протянул ей странный, замотанный в несколько слоёв плотной ткани, предмет.
  - Нет, пока только руку. У нас некромантов свои правила: хороший человек, мёртвый человек, - Милене, с опаской поглядывающей на свёрток, пришлось его взять и размотать ткань. Кажется, теперь она поняла, почему Аш заставила её переночевать с мёртвой крысой. Подарком судьи оказалась чёрная высушенная рука с гниющими ногтями. Милена послала некроманту дрожащую улыбку и принялась уговаривать свежесъеденную булку не знакомиться с окружающим миром. С трудом подавив приступ тошноты, она заключила, что Вильтон была права. По сравнению с этой рукой - лицезрение сэра Генри казалось милым время препровождением.
  - Спасибо, - поблагодарила она, и пустые глаза некроманта вспыхнули удовольствием. Он отвесил Милене низкий поклон и растворился в воздухе, оставляя за собой спёртый запах подземелья.
  - А ты ему определённо понравилась! Нет ничего лучше, чем подарок, сделанный своими руками! А главное - простенько и со вкусом! - съехидничал Кристиан, не обращая внимания на перекошенное лицо Милены. Она с громким писком отбросила высушенную руку и попятилась. Но, не рассчитав расстояния, ударилась спиной о ствол сосны.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Ну, что сегодня за день?! Между прочим, вы оба заслужили воспитательную беседу! Подумать только, вы меня ослушались и даже не попытались изобразить раскаяние! И куда катится наш мир?- Аш хлопнула себя по лбу. - Кстати, Воган прав. Ты действительно понравилась этому некроманту. Такие подарки делают не каждый день, - Вильтон стрельнула глазами в сторону лежащей руки.
  - Да, такой роскошный подарок - просто мечта каждой девушки! Вау, да это же высушенная рука! Давно о такой мечтала! - передразнила Милена и отстранилась от дерева.
  - Это старинный артефакт. Если твой враг дотронется до этой руки, у него самого отсохнут руки, - пояснила Аш, стараясь убрать из голоса веселые искорки. Поборов соблазн 'случайно' подсунуть эту руку миссис Шейп или Глэн Хэнкс, Милена поджала губы, разглядывая артефакт.
  - Если честно, я сама не понимаю, как этого некроманта взяли в Совет Теней. Он ещё слишком молод! До этого представителем некромантов был один старик по кличке 'Кость', но он передал свои знания этому парнишке и умер. И учти на будущее, Каролл - поцелуй некроманта может убить тебя, - добавила Аш нарочито кокетливым голосом. Вглядываясь в безмятежное лицо Вильтон, Милена засомневалась, что поняла приговор Уриаха правильно. Может, ей только послышалось и Агнессу вовсе не собираются казнить? Решив, что она расспросит обо всём ведьму, когда они останутся наедине, девушка облегчённо вздохнула и сощурилась.
  Глядя на расходящихся судей, Милена осознала, почему Совет Теней называется именно так. С этими просторными чёрными плащами судьи и в самом деле походили на скользящих теней.
  - Я думаю, тебе пора домой, - сообщила Аш и, увидев недоумённое лицо Милены, пояснила. - Думаю, перед тем, как отправиться на Утёс Дракона, ты должна собрать вещи и попрощаться с родителями. Тем более, за тобой уже Агнесса пришла, - Милена оглянулась и увидела подходящую к ним старуху. Её выцветшие глаза судорожно бегали из стороны в сторону, пока не остановились на огненной ведьме.
  - Аш, - тихо окликнула она Вильтон. Догадавшись, что Агнесса хочет поговорить без свидетелей, Милена отошла в сторонку. Кристиан молча последовал за ней.
  - Так ты больше не будешь появляться в школе? - поинтересовалась она, даже не надеясь на положительный ответ.
  - Нет, буду. Но сейчас я останусь на Утёсе Дракона. Меня здесь слишком долго не было и я должен наверстать упущенное, - отчеканил он. Милена хотела обнять Вогана на прощанье, но не осмелилась. Вспомнив его равномерное сладковатое дыхание над ухом, когда он навалился на неё сверху, девушка покраснела. Но отворачиваться не стала, зная, что в темноте не видно предательский румянец. Парень тоже долго рассматривал Милену, словно хотел что-то добавить, но никак не мог решиться.
  - Ну, увидимся скоро! - попрощался Воган, и скользнул за деревья. Милена чуть не завыла от досады, не рассчитывая на такое жалкое прощание. А как же поцелуй в щёчку или хотя бы рукопожатие?
  Когда она вернулась обратно, Аш уже не было, и Агнесса разговаривала со своими подругами - верденскими ведьмами. Заметив Милену, они приветливо ей улыбнулись и оседлали мётлы, венчавшиеся сзади сухими листьями. Но как только их силуэты растворились в небе, Агнесса ринулась к Милене и стиснула в таких крепких объятьях, что все её кости затрещали.
  - Почему ты проголосовала против того, чтобы я стала ведьмой? Ведь ты мечтала об этом! - изумилась она, ощущая приятное тепло от этих объятий.
  - Потому что я боюсь за тебя, Милена и не хочу подвергать опасности! Ведь я знаю - Грифон просто так не успокоится! Но я всё равно рада... Добро пожаловать в нашу семью! - бросив беглый взгляд на татуировку Милены, Агнесса отстранилась.
  - И в нашу! - девушка грустно улыбнулась. За эту ночь она обрела две важные вещи: татуировку в виде рун и родную бабушку, с которой не общалась в течение пятнадцати лет. Что ж, Кристиан Воган прав - пора наверстывать упущенное.
   * * *
  Первым, что сделала Милена, когда они с бабушкой прилетели домой -
  плюхнулась на кровать и, не раздеваясь, уснула. Она настолько устала, что ей даже не снились сны. Мозг объявил забастовку и требовал отдыха -
  компенсацию за бессонную ночь. Проснувшись спустя несколько часов, она лениво стянула с себя одежду и залезла обратно под одеяло. Её измученное тело быстро расслабилось и почти не сопротивлялось сну, накатившему с новой волной.
  Милена проснулась от лучей солнца, которые затопили комнату бархатной позолотой. Но стоило ей пролистать в голове все вчерашние события, как остатки сна мгновенно развеялись. Подумать только, вчера она стала ведьмой! Настоящей ветряной ведьмой - членом Ордена Посвящения! От мысли, что она теперь является частичкой такого древнего и могущественного сообщества, Милена восторженно улыбнулась.
  - Ну и как себя чувствует новообращённая ведьма? - девушка подняла глаза и встретилась взглядом с Агнессой. Старуха сидела на подоконнике, а возле неё стояли родители. Лора нервно покусывала губы, бросая встревоженные взгляды то на дочь, то на свою мать. А Вэнс, как обычно, неловко переминался с ноги на ногу.
  - Если честно, я очень хочу есть, - призналась Милена, хотя не была уверена, что голод является признаком того, что ты недавно стала ведьмой. Если так, то миссис Шейп, которая патологически страдает голодом, по несколько раз на дню обращается в ведьму. Не зная с чего начать разговор с родителями, Милена брякнула первое, что пришло в голову:
  - Ну и как вчера прошла вечеринка? Мистер Бриар обрадовался такому сюрпризу? - Лора, не ожидая вопроса о боссе мужа, у которого вчера был день рождения, на мгновенье опешила, но быстро пришла в себя.
  - Вечеринка не состоялась. Мистер Бриар не пришёл. Почти все сотрудники звонили ему вечером на мобильный, чтобы спросить, всё ли у него в порядке, но он не брал трубку. Точнее, телефон, был просто выключен, - Вэнс так энергично закивал головой, что его короткие волосы взлохматились, как пушок одуванчика на ветру. Не говоря больше ни слова, Милена бросилась к родителям и обняла по очереди каждого из них.
  - Простите меня, но я должна была это сделать, - она обнажила свою левую ключицу, показывая татуировку. И если в глазах Лоры светились только отчаяние и тревога, то Вэнс даже не знал, как реагировать.
  - И ты нас прости, - выдавила из себя Лора. В комнате повисла тишина. Милена долго думала, как бы её разрушить, но в голову ничего не приходило, кроме: 'А давайте, позавтракаем!'. Её живот, явно приободрённый такой идеей, возбуждённо заурчал. Но она проигнорировала его возглас и заглянула в окно. Судя по тому, как ярко светило солнце, было уже не ранее субботнее утро, а день. Дождь прекратил идти ещё ночью, и теперь детская площадка лопалась от наплыва детишек. Даже бывший моряк мистер Поунстер решил насладиться погодой и сейчас, сидя на скамейке, с упоением читал газету. Возле ног старика примостился его вечный спутник -
  кудрявая болонка по кличке Облако.
  - Наследница, - проскрипела Агнесса, обращая внимание присутствующих на себя. - Тебя внизу кое-кто ждёт, - Милена, испытывая нехорошее предчувствие, кивнула и спустилась на кухню. Как она и предполагала, незваный гость ждал её на кухне. Лиза Сквойн была так сильно занята поеданием тостов, что даже не услышала, как Милена вошла.
  - Что ты здесь делаешь, кроме того, что нагло пытаешься поглотить весь мой завтрак?! - девушка застыла посреди кухни, скорее ожидая увидеть весь состав Совета Теней, чем свою лучшую подругу. Милена села за стол и с вожделением уставилась на еду. Передвинув тарелку на свою половину, она взяла один из тостов и немедленно проглотила его. Румяненное тесто было покрыто сверху пряным апельсиновым джемом, и каждый его поджаристый кусочек буквально растворялся во рту.
  Несмотря на свой буйный нрав, её мать была потрясающим поваром!
  - Привет, Ми! - Лиза растянула уголки губ в робкой улыбке. - Ты только не злись! Просто я беспокоилась за тебя... Вчера ты толком ничего не объяснила и... В общем, я волновалась... Поэтому я позвонила сегодня утром тебе на мобильный, но трубку взяла миссис Каролл. Она сказала, чтобы я не нервничала, так как ты уже дома, - закончила толстушка, с опаской ожидая реакции Милены. Но она лишь равнодушно пожала плечами, хотя в душе вся расцвела, радуясь, что подруга заботится о ней.
  - И кстати, не я одна беспокоилась за тебя. Все эти дни Джоан ходила сама не своя. Представляешь, она сказала, что кто-то похитил сэра Генри прямо из могилы! Я даже не знаю - верить ей или нет. Ну, кому могла понадобиться тушка мёртвой крысы? - Лиза передёрнула плечами, а Милена нетерпеливо махнула рукой, чтобы она продолжала. - Конечно, Джоан помирилась с Глэн, но втихаря спрашивала меня, чего ты не ходишь на занятия. Понимаешь, уже полшколы заметили, что когда ты прогуливаешь уроки, Кристиана тоже нет. Вот оттуда и пошли сплетни, что вы с ним встречаетесь. Ты, конечно, прости за то, что я собираюсь сказать, но я больше не могу молчать... Короче, Воган мне очень нравится! - Лиза мечтательно вздохнула. Милена, поражённая этим признанием, чуть не подавилась тостом. Хотя этого следовало ожидать. Но поскольку её подруга была весьма ветреной особой, то она сомневалась, что её новое наваждение продлится больше месяца.
  - Кстати, миссис Шейп тебе передавала привет, - тихо проговорила толстушка. Милена с трудом проглотила кусок тоста, который от произнесённого вслух имени, застрял в горле.
  - Ну, вот! Ты мне весь аппетит испортила! Не могла дождаться, пока я доем, прежде чем осквернять воздух этой фамилией? - взвилась она.
  - Нет, Ми, ты не поняла! Это был не дружеский привет! Просто миссис Хрю попросила передать, что за все пропущенные уроки она выставила тебе единицы. И сказала, что если ты не будешь приходить на её занятия, то она поставит тебе кол в семестре, - пропищала Лиза. Милена стукнула кулаком по столу, уже жалея, что оставила подарок некроманта валяться в лесу, и мысленно обещая, что обязательно за ним вернётся.
  - Ну, Шейп, погоди! Скоро увидимся! - она коснулась татуировки кончиками пальцев, и она засветились, окрасив руны в бледно-голубой цвет. Эх, всё-таки круто быть ведьмой!
   * * *
  Милена поднялась выше и окунулась в тёплый поток ветра. Ощущая на своей спине лишний груз - рюкзак, набитый вещами, она не могла так изящно скользить в воздухе, как Агнесса. За время их полёта потухший взгляд старухи изменился, и глаза налились азартным диким блеском. Но, несмотря на все опасения Милены, бабушка оказалась на удивление приятным спутником.
  Разрезая встречный воздух, девушка задумалась о том, что оставляет на земле: школу с её чудными обитателями; весёлую болтушку Лизу Сквойн с её странной привычкой разговаривать с попугаем; родителей, которые снова расплакались, когда они прощались; сэра Генри, погрёбённого где-то в пучинах пакета 'Макдональдс'...
  И хотя Милена знала, что скоро вернётся в Вэтхем, ей всё равно было не по себе. Агнесса сказала, что все, кто учится на Утёсе Дракона, возвращаются домой через каждые одну или две недели, чтобы не забрасывать свою прошлую жизнь. Как оказалось, в городе ведьм живут все - дети, подростки, взрослые и даже старики. Все у кого в жилах текут фейры. По пути на Утёс Дракона Агнесса рассказывала много разных историй. Больше всего Милену впечатлил рассказ о женщине, которая пережила тринадцать клинических смертей, и после этого у неё открылись магические способности.
  - Ведь магия - как религия. Она проявляется только, когда сам начинаешь в неё верить. Магия может открыться тебе в любом возрасте: хоть в два года, хоть в восемьдесят лет. Она может передаваться по наследству, а может проявиться случайно. Чаще всего это происходит, когда человек пережил огромный стресс, горе или попал в аварию, где чудом уцелел...Так что на Утёсе Дракона есть ведьмаки даже старше меня! Представляешь? - Агнесса захохотала. Несмотря на свой возраст, она летела наравне с Миленой, без труда гребя и отталкиваясь ногами. Видно сказывались годы тренировок.
  Даже её морщинистое лицо, похожее на высохший абрикос, разгладилось во время полёта. По-детски смеясь и переворачиваясь в воздухе, она сама напоминала ребёнка. Милена взглянула на свою бабушку и еле сдержала улыбку. Она ещё никогда не видела её такой счастливой. У девушки было к ней куча вопросов, но она боялась их задать. Мысленно обозвав себя трусихой, она перестала разглядывать Агнессу и опустила глаза.
  Окрашенная закатом, земля переливалась, как золотистый песок в лучах солнца. Наступившая зима не успела вступить в свои права, и ржавая листва ещё болталась на деревьях, поскрипывая при порывах ветра, как необычные новогодние игрушки.
  - Перед тем, как отправиться на Утёс Дракона, я хочу залететь к своей старой подруге. Той верденской ведьме с Совета Теней. Её избушка находится недалеко отсюда, - прокричала Агнесса, а Милена только сейчас заметила, что они влетели в город ведьм. Силуэт старухи скрылся за пеленой облаков, и девушка зажмурилась, наслаждаясь холодными брызгами ветра. Когда она открыла глаза, дымка уже рассосалась, но фигура Агнессы так и не всплыла. 'Чёрт, кажется, я отклонилась от курса и полетела в другом направлении!' - завопила про себя Милена и стала звать Агнессу. Но ответом ей было молчание. Запаниковав, она ринулась вниз и выбрала место для посадки.
  Густая трава сочно хрустнула под ногами, заставив Милену ещё раз удивиться загадочному цветению леса в декабре. Поскольку воздушными сообщениями, которые передавались при помощи ветра, она ещё не владела, ей пришлось отправиться на поиски бабушки самостоятельно.
  Раздвигая перед собой кусты и гибкие ветви деревьев, Милена спустя пару минут, вышла к реке. Как и вчера, от её тёмной глади исходил зловещий чёрный туман. Радостный щебет птиц и пение листвы смолкли, оставшись далеко позади. Милена насторожено замерла и прислушалась. Где-то рядом раздался всплеск. Её внимание привлекла длинная лента водорослей, которая, переливаясь на солнце, колыхалась в воде у самого берега.
  - Заблудилась? - послышался из тумана низкий тягучий голос. Милена обернулась и увидела выглядывающую из воды женщину. На вид ей было около тридцати лет. Её кожа казалась настолько бледной, что она отсвечивала серебром. Пышная грива спутанных волос отливала лиловым,
  и свисала неаккуратными прядями на плечи. Топик из скреплённых между собой ракушек плотно обтягивал ей грудь. Милена перевела взгляд ниже. На руках у незнакомки между пальцами красовались перепонки, а из воды торчал толстый, покрытый полипами, гладкий хвост.
  - Д-да, заблудилась, - призналась Милена, заикнувшись от потрясения.
  - Ты ведь внучка Агнессы? Милена Каролл, да? - спросила женщина и её оливковые глаза сузились. - А меня зовут Мурена. Я - главная сирена на Утёсе Дракона, - Милена хотела переспросить, не ослышались ли она, но вовремя передумала. Это сирена? Но ведь она вчера лично видела этих существ! И у них были человеческие ноги, а не хвост, как у русалки!
  - Если ты ищешь свою бабушку, то я её только что видела. Она направлялась к избушке своей подруги Андры. Если хочешь, я могу проводить тебя туда. Он находится недалеко отсюда, - любезно предложила Мурена, а Милена невольно признала, что её голос даже красивее, чем у сирен.
  - А ты сможешь? - она с сомнением покосилась на её свернутый клубком хвост. Незнакомка фыркнула и, опершись локтями, вползла на берег.
  - А что мне мешает? - прямо на глазах у Милены она начала превращаться в сирену. Хвост разделился на две части, принимая очертания ног с острыми птичьими когтями. На спине выросли огромные крылья, а корона лиловых волос сменилась на голове жёсткой, похожей на щетину, шёрсткой. Милена с подозрением уставилась на руки Мурены, но перепонки уже пропали.
  - Ну, что - летим? - отозвалась сирена, и осторожно схватив когтями девушку за воротник кофты, взлетела. Мурена неслась стремительно и беззвучно, но невысоко. А точнее настолько низко, что ноги визжащей Милены касались верхушек деревьев. От бешеной скорости весь лес смазался в сплошную кривую полосу, а река с чёрным туманом - в танцующие пятна теней. Наконец, сирена начала снижаться. Милена взволновано осмотрелась. Они приземлились на заросшую бурьяном поляну - прямо напротив крохотной, грубо сколоченной избушки.
  - Спасибо-о! Это... это было круто! - протараторила девушка, покачиваясь от сумасшедшего полёта, как последняя пьяница. Мурена издала хищный птичий крик и улетела прочь. Милена подняла с земли фиолетовое перо, выпавшее из её хвоста, и засунула себе в карман. Вот Лиза обрадуется такому сувениру! Затем она в спешке сняла кофту, проверяя, не продырявили ли когти сирены её воротник. Но к счастью, ткань осталась нетронутой. Успокоившись, Милена засеменила к избушке ведьмы и постучалась.
  - И кого же это на ночь глядя принесло? - дверь, поворчав, открылась и из-за неё выглянула старуха с перекинутой через плечо косой белых волос.
  - Милена Каролл, это ты? Или моя старость так яро даёт о себе знать? - знахарка торопливо шагнула внутрь и жестом предложила ей войти. Когда Милена прошмыгнула в избушку, ей в нос мгновенно ударил запах снадобий и трав. В тесном домике была только одна просторная комната, служившая спальней и кухней одновременно. Возле стены ютились две узкие кровати с шерстяными одеялами, а рядом с ними громоздился тяжёлый дубовый стол.
  Скрипучий пол украшал пыльный вылинявший ковёр, на котором стоял котёл. Именно от него исходил пар и приятный запах смеси неизвестных трав. Единственным освещением в избе служили свечи, расставленные в глубоких глиняных чашах по всему столу.
  - Присаживайся, - бросила старуха и подошла к другому, уже остывшему котлу. Попробовав с ложки на вкус его содержимое, она довольно цокнула языком и набрала полный стакан этой жидкости. Милена уселась за стол и начала рассказывать о том, как заблудилась, но ведьма резко оборвала её:
  - Как ты нашла мою избушку? - она нахмурилась, и её смуглый лоб покрылся мелкими морщинками.
  - Не дошла, а долетела. Меня сюда доставила одна сирена по имени Мурена, - пояснила Милена и боязливо уставилась на напиток из котла, который знахарка с намёком поставила на стол. Сделав маленький глоток, девушка отхлебнула ещё немного. Как ни странно, содержимое котла оказалось очень вкусным. Прохладный напиток напоминал вязкий яблочный сок, в который добавили корицу, мяту и смесь неведомых трав. Сама жидкость была сладкой как карамель и острой одновременно, и приятно охлаждала горло.
  - Но эта Мурена какая-то странная. Сначала она была русалкой, а затем превратилась в сирену... Я так и не поняла, кто она такая! - пожаловалась Милена. Верденская ведьма налила себе такой же напиток и села напротив.
  - А разве ты не знала, что сирены имеют два облика - земной и морской? Они принимают морскую личину, когда ныряют в воду, а земной - когда ходят по суше или взлетают в небо. Вот поэтому моряки, которых они заманивали к себе, терялись. Они просто не осознавали, что происходит. Сначала сирены пели на суше, выманивая их на берег, а затем ныряли в воду и тащили моряков за тобой, утаскивая на дно. За большие крылья сиренам в земном обличье дали кличку - прямокрылые. Красиво звучит, правда? - старуха отпила из стакана, а Милена, глядя на её спокойное лицо, решила воспользоваться случаем, что они в избе одни.
  - А Агнессу действительно собираются казнить за то, что она украла это? - знахарка поперхнулась напитком, но быстро пришла в себя и расслабилась.
  - Да, но не бойся. Уриах не посмеет казнить одного из главных судей Совета Теней, - просипела она и снова глотнула варева. Но Милена, не удовлетворённая таким ответом, не сдалась:
  - А что это вообще такое? И почему все за ним охотятся? - старуха снова поперхнулась и по её губам поползла струйка многострадального напитка.
  - Ну, существует одна старинная легенда... Ты же знаешь, что Утёс Дракона посвящён огню и является не единственным в мире магическим городом? Есть ещё четыре таких места. Это Храм Сирен. Город, воздвигнутый в России в честь воды. В Украине находится Нора Гнома и построена она ради стихии земли. А в Китае существует город под названием Небесный Замок, где все жители поклоняются воздуху. Остаётся последний город - Хижина Колдуна. Он расположен в Америке и посвящён стигской магии. Все эти сооружения навеки связаны между собой. И не только Орденом Посвящения, - Милена залпом осушила стакан, чувствуя, как необычный напиток прокладывает тёплую дорожку к желудку, и верденская ведьма возобновила рассказ:
  - Существует легенда об основателях магии. Именно они создали Орден Посвящения, - свечка на столе вдруг потухла и старуха, пробормотав что-то
  о 'недобром знаке', замолкла. Милена терпеливо выждала целых десять секунд, а затем напомнила ведьме, на каком месте она остановилась.
  - Они первыми познали колдовство, первыми открыли магию, - пролепетала знахарка, с тревогой поглядывая на новую потухшую свечку. - По легенде это были Дракон, Сирена, Ветер, Гном и Колдун. Именно в их честь назвали магические города. И они... - она не успела договорить, так как все свечки одновременно погасли, а рядом с избушкой раздались чьи-то шаги.
  - Видно кто-то очень не хочет, чтобы я дорассказала тебе эту легенду, - прошептала старуха, когда в дверь постучали. С этими словами ведьма
  вооружилась странным пучком зелени и с воинственным видом потянула на себя дверную ручку. В избу, пыхтя и активно жестикулируя, ворвалась Агнесса. Милена чуть в лужицу не превратилась от облегчения. Вслед за бабушкой в комнату проскользнула пышногрудая женщина. Это была вторая верденская ведьма, которая присутствовала вчера на Совете Теней. Сзади неё стоял маленький, истекающий кровью, оленёнок. Молодая ведьма ласково погладила его за ухом, стараясь успокоить перед тем, как начнёт колдовать, чтобы исцелить его небольшую, но глубокую рану.
  
   * * *
  Милена остановилась и осмотрелась. Они с бабушкой шли в одном направлении уже несколько минут, но пейзаж вокруг так и не изменился. Солнце почти село, слабо поблёскивая из-за горизонта плоским диском. Где-то вдалеке виднелись тонкие очертания гор с заснеженными вершинами.
  - А что случилось с тем оленёнком? - осведомилась Милена, перепрыгивая пенёк на своём пути. Она вспомнила длинный кровоточащий порез на его ноге и скривилась. Кто мог нанести рану такому беззащитному созданию?
  Они с бабушкой покинули избушку верднеской ведьмы полчаса назад. Причём сделали это по собственной инициативе. Милена не хотела мешать знахаркам исцелять оленя. Тем более Агнесса хотела, чтобы они дошли до Утёса Дракона до того, как полностью стемнеет.
  - Ищейки. Они всё обыскивают в округе. А бедный оленёнок просто случайно на них наткнулся. Возможно, ты не знаешь, но Ищейки чувствуют любой страх - даже животных и насекомых, - пояснила Агнесса. - Я встретила внучку Андры, когда она собирала травы для очередного отвара. Я сказала ей, что потеряла тебя из виду, и мы вместе отправились на твои поиски. Если честно, я очень рада, что столкнулась с ней. В этом лесу очень легко заблудиться, если ты не рождён зверем или верденской ведьмой, - старуха махнула рукой, показывая, как далеко простилается лес. Догадавшись, что молодая знахарка - это внучка подруги Агнессы, Милена кивнула и огляделась. Верденский лес и в самом деле казался бесконечным. Тут уж точно легче заблудиться, чем выйти на правильную тропу.
  Весь остальной путь они молчали. В ушах Милены всё ещё стоял взволнованный голос Андры - старой верденской ведьмы: Дракон, Сирена, Ветер, Гном и Колдун... Первооткрыватели магии... Она помотала головой, стараясь избавиться от сиплого шёпота в своей голове.
  - Вот мы и пришли, - далёкий голос Агнессы привел её в чувство, и Милена поспешила догнать бабушку. Старуха ловко юркнула за высокие кусты. Девушка раздвинула гибкие ветви, и дыхание с хрипом вылетело из её груди. Перед ней находился Утёс Дракона. В прямом смысле этого слова. На широком холме лежал громадный каменный дракон. Его мощное тело было сплошь утыкано маленькими, похожими издали на чешуйки, пещерками. По мускулистому, прижатому к правой лапе хвосту, стекала вязкая алая жидкость. Милена пригляделась и сдавленно ахнула. Это была лава. Она струйками скользила по спине, огибая острые пластины хвоста, и стекала в одно из углублений. Шипы тянулись от хребта дракона до самой морды, которая венчалась впереди огромным зазубренным гребнем. Пасть гиганта была открыта и обнажала ряд клыков-сталактитов. Милена посмотрела наверх. Усыпанные множеством пещер, распахнутые крылья статуи разрезали облака. У самого носа дракона мостились две башни - одна длинная, а другая поменьше, которые он прикрывал лапой, точно собака кость от хозяина. Башни соединялись друг с другом трухлявым верёвочным мостом, а по их стенам струились водопады, которые прямиком стекали в обрыв - реку сирен.
  Возле каменного изваяния ютился трёхэтажный деревянный домик. В сочетании с соломенной крышей, низким весёлым заборчиком и сотней крохотных окошек, дом походил на жилище сказочных персонажей.
  Милена восхищёно присвистнула, и её глаза расширились. С одной стороны холм резко обрывался, а с другой - плавно соприкасался с рекой. Недалеко от берега она заметила в воде необычное строение. Серый камень оканчивался вверху зубцами и напоминал затонувшую корону. Внутри него зияли большие дыры, над которыми кружили неразборчивые силуэты сирен.
   - Добро пожаловать домой, Милена, - Агнесса подошла к ошалевшей Милене и похлопала её по плечу. - Вот он - Утёс Дракона, - старуха снова расхохоталась и шагнула вперёд. Между холмом, на котором они сейчас стояли и холмом, где возвышался каменный дракон, был сооружён шаткий висячий мост. Зайдя на него, Милена нервно сглотнула и взглянула вниз. Мутная вода реки, от которой исходил чёрный туман, вдруг покрылась пузырями и оттуда вынырнула её новая знакомая - сирена по имени Мурена. Она смахнула с плеча копну лиловых волос и, улыбнувшись, снова погрузилась под воду. Милена заставила себя гордо распрямить плечи и пойти дальше. Наконец, она оказалась здесь - на Утёсе Дракона.
  - Daheim ist daheim! - повторила Агнесса свою любимую фразу, которая в переводе с немецкого означала - дома есть дома. Хорошее настроение бабушки передалось Милене, и она немного воспряла духом. Этот мост вёл её не к соседнему холму. Нет, этот мост вёл Милену Каролл к новой, полной неожиданностей и волшебства, жизни.
  
   * * *
  Когда они перешли мост, на холме их уже ожидала Аш. На ней снова красовалась потертая кожаная куртка, а в руке была зажата горящая сигарета. Милена переключила взгляд на дракона. Вблизи каменный ящер казался ещё более огромным - он просто подавлял своим размером. Но в этот раз её внимание привлекло другое: над мордой дракона парили странные существа. Сначала Милена подумала, что это сирены, но звуки, которые они издавали, даже близко не походили на манящее пение.
  - Это птеродактили, - сказала Аш вместо приветствия. Милена фыркнула, оценив шутку. Но тут прямо в сантиметре от её головы промчался птеродактиль. Широкие крылья, сквозь которые просвечивались перепонки, узкий вытянутый клюв и маленькие щелочки глаз, в которых горели две чёрные капельки. Крылатый ящер заклекотал и унёсся прочь.
  Заворожено наблюдая за сменой цветов на лице Милены, Аш засмеялась. Агнесса воспользовалась паузой и, подойдя к огненной ведьме, шепнула ей что-то на ухо, а затем направилась обратно к мосту.
  - Ну и что тебя смущает? - поинтересовалась Вильтон, видя, что Милена никак не может придти в себя. - Не бойся, птеродактили тебя не тронут. Эти ящеры питаются только насекомыми и рыбой. Так что даже, если ты нарядишься в костюм сочного гамбургера и спляшешь перед ними на одной ножке, они не обратят на тебя внимания, - отшутилась Аш. Милена представила себя в таком наряде и скептически покачала головой. Но женщина, расценив это покачивание, как недоверие, взяла её за руку и подвела прямо к обрыву. Один из птеродактилей забросил клюв в воду, точно удочку и, достав оттуда рыбу, полетел дальше.
  - Вот, где птеродактили добывают себе пищу. Так что не беспокойся, - заверила её Аш. Но тут из воды вынырнула гигантская пасть и попыталась схватить птеродактиля. Клыки морского чудища щёлкнули, наткнувшись на воздух, и мгновенно скрылись по водой. Вильтон устало зевнула и поплелась обратно к Утёсу Дракона.
  - Запомни, наследница, как бы плохо ни было на суше, в воду заходить не рекомендую, - из реки донёсся протяжный рёв разъяренного чудища.
  - А то что - будет ещё хуже? - пропищала Милена, игнорируя всплеск воды.
  - Нет, хуже не будет, ты просто оттуда не выйдешь. Если, конечно, ты не научила свои конечности ходить по отдельности, - протянула Аш, напоследок затянувшись табачным дымом. Недокуренная сигарета полетела в темноту и разбилась, осветив траву кровавыми брызгами искр.
  - Ну, ладно, наша экскурсия подходит к концу. Сегодня у тебя был весьма насыщенный день и думаю, заряд твоих батареек уже подходит к концу. Завтра всё равно выходной, так что давай я покажу твою 'норку' и ты отправишься спать. А поговорим обо всём утром, - предложила Аш. Милена согласно кивнула, догадываясь, что под словом 'норка' подразумевается комната, где она будет жить. Девушка действительно устала, но спать совсем не хотела. Тем более на её спине висел тяжёлый рюкзак, который вряд ли разберется сам по себе.
  - Видишь эти пещеры? Мы их называем 'норками', - Вильтон показала на одно из многочисленных отверстий на теле дракона. Милена начала считать 'норки', но поняла, что их здесь больше тысячи, и сбилась.
  - Каждая пещера - это чьё-то жилище. А если говорить конкретнее, то взгляни на лаву, стекающую по хвосту дракона. Там располагается огненное отделение, и как ты сама понимаешь, там живут огненные ведьмы и ведьмаки, - Милена перевела взгляд на жидкое пламя, которое лизало камень и при этом не причиняло ему никакого вреда. А Аш продолжала говорить:
  - Но если хвост принадлежит огненному отделению, то лапы и туловище дракона занимают земляные ведьмаки. А те две башни - жилище водных ведьм, - инструктировала Вильтон. Хотя этого она могла и не говорить. По водопадам, стекающим по башням, было и так понятно, что за отделение там проживает.
  - А крылья - это... - Милена посмотрела на самую высокую точку изваяния - крылья. - На крыльях в 'норках' живут ветряные ведьмы. Думаю, ты сама догадалась, что связывает крылья и воздух. Именно с помощью крыльев этот дракон когда-то взлетал, - Аш раздражённо отбросила с лица шапку раздуваемых ветром волос. Её пышная вороная грива напоминала Милене занавеси, свисавшие с головы, как с потолка. Ведьма насупилась и представила жилище последнего - пятого отделения:
  - А то место, куда тебе лучше не заглядывать - это морда и шея дракона. Там живут они - стигские колдуны, - предупредила Вильтон, и взгляд Милены невольно метнулся к голове ящера. Только сейчас она заметила, что его глаза сделаны из граната. От блестящих драгоценных камней веяло такой силой, что только от одного взгляда на них у Милены по коже поползли мурашки.
  - А пасть - это главный вход на Утёс Дракона, - Аш растоптала сапогом сигарету и направилась к мосту, который вел на соседний холм. Предоставленная сама себе, Милена решила не терять времени зря и ринулась к крыльям дракона. Стараясь не замечать птеродактилей, она полетела медленнее, ожидая увидеть в одной из пещер Кристиана. Но, к сожалению, отверстия 'норок' были покрыты серой магической пеленой, которая не позволяла узнать, что происходит внутри. Когда Милена уже отчаялась встретить Вогана, она стала внимательно следить за рунами, которые всплывали в воздухе, если она подлетала к пещере слишком близко. Смекнув, что руны появляются только возле уже занятых кем-то 'норок', она начала искать свободную. Её выбор остановился на самой последней пещере, что находилась на краю левого крыла. Торжествующе ухмыляясь, Милена скользнула внутрь. И как ни странно, серый туман с лёгкостью пропустила её, будто почуяв будущую хозяйку. Паутина магии дождалась, пока девушка окажется внутри, а затем снова затянулась и в воздухе вдруг засветились руны, предостерегая чужака, что 'норка' уже занята.
  
   * * *
  'Пожалуй, Аш погорячилась, когда назвала эти комнаты пещерами!' - это была её первая мысль, когда она залетела внутрь. Сейчас Милена уже разложила весь рюкзак и распласталась на узкой, но мягкой и очень удобной кровати. Она с любовью осмотрелась. Прямо посреди стены красовалась большая круглая дыра, служившая сюда входом. Именно поэтому издали 'норка' напоминала пещеру. И хотя внешнюю сторону комнаты окутывало защитное заклятье, не давая любопытным подглядывать, с внутренней стороны - всё было прекрасно видно. Дыра играла роль окна, а магическая пелена - стекла. Ветер, дождь, град - ничто не могло попасть внутрь.
  Милена быстро освоилась в 'норке'. Когда она хотела, чтобы в комнату влетал ветер, она просто закрывала глаза и представляла, как пелена исчезает. И наоборот. Гордая своим открытием, она несколько раз проделала трюк. Но потом это поднадоело, и Милена решила разложить вещи.
  Вот и сейчас, довольная, но безумно уставшая, девушка покосилась на опустевший рюкзак. Жаль, что она не додумалась взять с собой фотографии или пару плакатов. В окружении голых каменных стен Милена чувствовала себя невероятно одиноко. Зато в остальном 'норка' не уступала обычной комнате. Письменный стол, шкаф со множеством полок и отделений, стул ручной работы, зеркало...
  Солнце уже зашло, и комната погрузилась во мглу. Решив развеяться, Милена надела тёплую кофту и выпрыгнула из дыры. Ныряя в порывы ветра, она блажено улыбнулась и на всей скорости помчалась 'солдатиком' вниз. Нежная щекотка ветра сменилось грубыми ударами в лицо. Но даже это показалось ей удовольствием и она, слепив ресницы, полностью отдалась полёту. К тому времени, как Милена приземлилась, ведьмы и ведьмаки уже облепили холм со всех сторон. Придя к выводу, что сегодня ей не удастся осмотреть Утёс Дракона, она недовольно поджала губы. Среди толпы ей не встретилось ни одного знакомого, так что Милена, не желая привлекать лишнего внимания, засеменила к обрыву - единственному свободному клочку земли. Но она опоздала.
  Свесив с края холма ноги, на траве сидел парень. Мысленно подметив, что волосы у него не светлые, Милена разочарованно выдохнула и застенчиво плюхнулась рядом. Незнакомец повернулся к ней лицом. На вид ему было около шестнадцати-семнадцати лет. Смутившись, Милена осознала, что он даже очень симпатичный. В отличие от Кристиана, который обладал классическими чертами лица, этот парень имел хулиганскую внешность. Тёмно-каштановые волосы переливались под открытым небом, как слитки чёрного шоколада и торчали взъерошенным ёжиком. Глаза были такого глубокого зелёного цвета, словно в них вплавили осколки бутылки. На ярких полных губах играла наглая усмешка. Облик 'плохого мальчика' дополняли рваные облегающие джинсы, мешковатая кофта, потрёпанные кеды и два серебряных колечка в ухе.
  - Новенькая? - спросил он, и в его голосе проскользнуло нечто игривое и опасное одновременно. Милена кивнула, продолжая с невозмутимым видом изучать его лицо. - Я - Факел. В смысле, моё имя Джей, но все зовут меня Факел, - представился он, а девушка хмыкнула. Когда они в первый раз тренировались с Кристианом, он уж показывал ей этого парня. Это был шестнадцатилетний ведьмак с огненного отделения по кличке Факел.
  - А я - Милена, - она приклеила на лицо любезную улыбку, как всегда делала, когда знакомилась.
  - Знаю, Милена Каролл... - Джей пожал ей руку, притворяясь, что не замечаёт её недоумённого вида. - Не удивляйся, здесь многие знают твоё имя. Во-первых, ты внучка Агнессы. А во-вторых, не каждый день ради одной ведьмы созывают Совет Теней. Но видишь - ты везучая! - съязвил он нарочито весёлым голосом и изобразил в воздухе кавычки. - Будешь? - Джей протянул ей стеклянную бутылку с подозрительной золотистой жидкостью.
  - Это гномье земляное пиво. Не бойся, от него не пьянеют за один раз, - быстро вставил он, заметив, как выпучились её глаза.
  - Нет, спасибо-о, - вежливо отказалась Милена, вспоминая слова Альпина о том, что творится с человеком после нескольких литров гномьего пива. Зачем же так рисковать в свой первый вечер? И тут к ней в голову стукнула идея:
  - Кстати, о гномах... Ты случайно не знаешь, где они живут? - осведомилась она, размышляя о том, что успела привязаться к этому странному карлику, и теперь сильно по нему скучает. Факел в этот момент отпивал из бутылки, но её вопрос заставил его прыснуть со смеху и расплескать пиво.
  - Вообще-то за твоей спиной, - сообщил он, вытирая тыльной стороной ладони мокрый подбородок. Милена обернулась и увидела тот самый трёхэтажный домик с соломенной крышей. Так вот, где живут гномы! Ощущая желание вставить между тяжёлых век спички, она решила, что навестит гнома завтра, а сейчас лучше немного поговорит с Джеем и отправится спать. Милена настолько устала, что даже Альпина не смогла бы победить в армрестлинге.
  - Эй, Факел, я передумала. Дай-ка мне попробовать гномьего пива! Раз ты говоришь, что от пару глоточков ничего не будет, то зачем отказываться? Я же доверяю тебе, Джей, и искренне надеюсь, что ты не поставил себе цель споить меня! - Милена кокетливо улыбнулась и тут же отвернулась, осознав, что открыто флиртует. Но Факел уже подключился к игре и, послав в ответ дерзкую ухмылку, протянул ей стеклянную бутылку.
  - Лучше не доверяй мне, - прошептал он, глядя, как насторожено Милена припадает к горлышку. Мягкий напиток приятно смочил пересохшее горло. Теперь она поняла, почему Альпин называл пиво настоящей гордостью гномьей нации. Острый привкус мяты, солоноватое послевкусие лесных трав и сладость мёда оставляли за собой приятную свежесть и прохладу во рту. Милена взглянула на бутылку, наблюдая, как плещется тягучая жидкость и оседает на дно густая кремовая пена. Слизав с губ каплю, она вернула пиво.
  - Неплохо, да? - Джей встряхнул головой, взлохмачивая свой и без того растрёпанный высокий ёжик. Милена кивнула и встала с земли, намереваясь уйти, но Факел успел поймать её запястье. Его пальцы были такими же тёплыми, как и у Аш. 'Видно это особенность всех огненных ведьм и ведьмаков!' - смекнула девушка и отметила про себя, что в последнее время её руки всегда прохладные - точно как у Кристиана.
  - Хочешь, я завтра покажу тебе Утёс Дракона? - озорно предложил Джей.
  - Извини, но Аш уже показывала мне холм, - промямлила Милена, но Факел даже не прекратил улыбаться, словно предвидел такой ответ. Он достал из кармана джинсов зажигалку и стал, играясь, подкидывать её.
  - Нет, Каролл, ты меня неправильно поняла. Я покажу тебе то, что показывать запрещёно. Ты в курсе, что на Утёсе Дракона существует запретный час, после которого всем ведьмам и ведьмакам не дозволено шастать по холму? А завтра мы пойдем в запрещённое место в запрещённое время. Два правила одним выстрелом. Или ты трусишь? - Факел насмешливо искривил губы, подбрасывая вверх красную зажигалку. 'Боже, неужели я так легко продамся? Прямо, как Воган на Совете Теней!' - возопила Милена.
  - Идёт, - она схватила зажигалку Факела прямо в воздухе, принимая вызов.
  - Что ж, кто не рискует... - протянул ведьмак и кинул многозначительный взгляд на бутылку, оставленную на земле. - Тот не пьет гномьего пива! - он засмеялся и протянул руку за зажигалкой. - Встречаемся завтра на этом же месте. У обрыва. В полночь, - с этими словами Джей поднял с земли гитарный футляр, который Милена заметила только сейчас, и расслабленной походкой двинулся к хвосту дракона - огненному отделению.
  Вот он и прошёл - её первый вечер на Утёсе Дракона.
  
   * * *
  Милена проснулась от странного звука в окно. Она неохотно оторвала голову от подушки и сонно осмотрелась. Но ничего, что могло издавать такой звук, не обнаружила. Лишь мимо дыры проскользнул чей-то силуэт. Бормоча проклятья, она вскочила с кровати и выглянула в 'окно'. Внизу - на холме было полно народу. Облачённые в длинные тёмные плащи, они хохотали и громко переговаривались между собой. Птеродактили испуганно метались возле них, не зная, куда деваться. Видно люди на холме их чем-то напугали, так как они не подлетали к ним слишком близко и отчаянно клекотали. Один из ящеров выбился из стаи и попытался залететь внутрь 'норки' Милены. И хотя магическая пелена отталкивала птеродактиля, девушка на всякий случай попятилась, пока не натолкнулась ногами о кровать.
  - Ложись спать, наследница. Запретный час уже наступил, - Милена огляделась и фигура, которая всё это время сливалась с темнотой у стены, вышла вперёд. Аш Вильтон поднесла сигарету к губам, которая привычно зажглась сама по себе и выпустила несколько завитков дыма.
  - Что за запретный час? - поинтересовалась Милена, хотя на самом деле желала узнать совсем другое. Что ведьма здесь делает?
  - Запретный час начинается в полночь и распространяется на ведьмаков со всех отделений. Но заранее предупреждаю, на стигских колдунов это табу не действует, потому что запретный час - это время их занятий. Днём они отсыпаются, а как только наступает полночь, выходят из своих убежищ. Поэтому мы и ввели запретный час: встреча с колдующими стигами посреди ночи - это опасно, - Аш свободно развалилась на стуле и кивнула в сторону дыры. Милена внимательно посмотрела на холм, заполненный фигурами в тёмных плащах. Неужели, все они были стигскими колдунами?
  - Но ты спи, не обращай на их крики внимания. А я пока подожду, - пообещала Вильтон и затушила ногой очередную сигарету. Милена хотела возразить и спросить, зачем ведьма пришла, как сон вдруг навалился на неё, подобно зверю. Догадываясь, что тут не обошлось без успокаивающего заклятья, она подозрительно покосилась на ведьму. Её чуть раскосые глаза отражали свет луны и на фоне сливочной кожи казались двумя загадочными чёрными омутами. Забравшись на кровать, Милена уткнулась лицом в подушку и задремала, но даже сквозь сон расслышала последние слова Аш:
   - Один очень умный человек однажды сказал мне, что если ты сегодня уснёшь... - Милена прислушалась, ожидая мудрой поучительной фразы. - То завтра - проснёшься, - закончила Вильтон. И хотя девушка не видела лица женщины, она готова была поклясться, что на её алых губах сейчас блуждает таинственная, понятная только ей одной, улыбка.
  
   * * *
  Милена перевернулась на другой бок, но это не принесло результата. Сон уже прошёл. Она рассеяно потёрла глаза и облокотилась о кровать. Наступил рассвет, и лучи солнца осветили комнату, рисуя красные разводы на стенах. Снаружи раздавалось дивное пение сирен и клекот шмыгающих мимо птеродактилей. Каждый встречал новый день, как мог. Чьё-то покашливание заставило Милену отвлечься от завораживающей песни.
  - Знаешь, я понимаю моряков, которые отдавали свои жизни ради того, чтобы ещё раз послушать пение сирен, - Аш поднялась со стула и подошла к дыре. Милена зевнула и последовала за ней. Холм, залитый кровавыми лучами восхода, был настолько красивым, что у неё перехватило дыхание. Небо на горизонте налилось спелым румянцем, окрашивая ватные хлопья облаков в розовый цвет. Лёгкий туман плутал по лесу как приведение, растворяясь между высокими стволами деревьев. Милена потрясённо взглянула на реку сирен - от мутной воды больше не исходил чёрный туман. Даже далёкие очертания гор казались сейчас ближе.
  - Мне нужно с тобой серьёзно поговорить, - произнесла Аш, засовывая руку в карман за новой сигаретой. Милена отошла от дыры и снова плюхнулась на кровать. Видимо, это срочный разговор, а иначе, зачем бы Аш специально ждала, пока она проснётся?
  - Я знаю, что вы с Воганом пряталась в кустах, и подглядывали за тем, как проходит суд на Совете Теней. И знаю, что ты слышала приговор Уриаха, - Милена виновато опустила глаза, делая вид, что её вдруг очень заинтересовал покрой одеяла. - Я не хочу тебя обнадёживать. Уриах посмеет казнить Агнессу. Он - верховный судья и имеет на это полное право, - Аш ловко вскарабкалась в дыру и закурила. - Но ты просто понятия не имеешь, что такое казнь ведьмы. Грифон не ожидал, что Уриах проголосует за то, чтобы ты стала ведьмой. Никто этого не ожидал. Даже я. И теперь Грифон в бешенстве. Пойми, Ми, мы наступили на огромный муравейник.
  - И что теперь? - невольно вырвалось у Милены.
  - Муравьи недовольны, - ведьма бешено захохотала, вертя в тонких пальцах тлеющую сигарету. - Помнишь тот день, когда я и Альпин ворвались в твою комнату, а родители застукали тебя в страстных объятьях с белобрысым? - Милена схватилась за свои побагровевшие щёки и робко кивнула.
  - Так вот, Каролл, в тот день я тебе солгала. Воган не забирал это, чтобы Ищейки не заявились к вам в дом. Агнесса успела наложить на шкатулку одно мощное заклятье ещё до того, как её забрали в больницу. Скажем так, теперь шкатулку может взять любой - но открыть её невозможно. Отворить шкатулку может лишь наследница Агнессы. И как ты догадываешься, наследница - это ты. Теперь ты понимаешь, почему за тобой ведётся охота? В шкатулке лежит то, что нужно стигским колдунам, а для того, чтобы получить доступ к этому, им нужно заполучить тебя. И сделать это нужно любым способом, - Аш замолчала и снова метнула взгляд в 'окно'.
  - Но это невозможно! Агнесса сказала, что шкатулка пуста! - воскликнула Милена. Она отчётливо помнила тот день, когда старуха только вернулась из больницы и застала её со шкатулкой в руках.
  - Да, та шкатулка, которую ты брала в руки - была действительно пуста. Но это была подделка! Настоящую Кристиан тогда забрал и передал Агнессе. Мы специально подсунули пустую фальшивку, чтобы стиги подумали, что это теперь находится у Вогана. Отвлекающий манёвр. Но Грифон сразу всё понял. Поэтому-то старуха и проголосовала против тебя. Она не хотела подвергать тебя опасности, зная, что клятый колдун ни перед чем не остановится! - Аш уже не говорила, а кричала. - Но ты сможешь открыть шкатулку лишь после смерти Агнессы! И Грифон прекрасно знает об этом! Именно поэтому он сейчас добивается казни Агнессы! У нас остаётся только один выход, чтобы спасти старуху, - Вильтон спрыгнула с подоконника и, подойдя к Милене, хорошенько встряхнула за плечи.- Я согласна с Лорой. Мы должны положить Агнессу в психушку, - выпалила ведьма, а Милена
  порадовалась, что сидит на кровати, а то упавшая от удивления челюсть разбилась бы о жёсткий пол.
  - Это даст нам время. Время, которого у нас нет. Охота за шкатулкой началась и единственная преграда - это Агнесса, - Аш отстранила свои руки и повернулась к ней спиной. - Но старуха не должна об этом знать. Пусть она думает, что мы её предали. Если рассказать Агнессе всю правду, то колдуны об этом тоже узнают. Шкатулка сейчас находится у неё, так что думаю, в психиатрическую больницу она заберёт это с собой. Пока Ищейки будут искать Агнессу, у нас будет время решить, как спасти её от казни. К тому же, если рассказать старухе правду, то она начнёт бояться. Бояться, что её найдут. А Ищейки, когда им приказывают найти жертву, могут везде найти её по страху, - вспомнив пустые глаза Ищеек, Милена вздрогнула. В её голове вдруг всплыли слова бабушки: 'Они прочёсывают всё в округе'. А может они просто караулят Агнессу, чтобы она никуда не сбежала?
  - Но действовать нужно, как можно быстрее, пока они обо всём не догадались, - Аш снова запрыгнула в дыру и хотела уже взлететь, но Милена успела подбежать к ней и схватить за руку.
  - Постой, если раз уж мы так откровенно поговорили... Ты можешь, наконец, сказать, что такого находится в шкатулке и почему все за ним охотятся? - с надеждой осведомилась она. Аш уклончиво покачала головой и ухмыльнулась, словно Милена спросила о какой-то мелочи. Девушка разочарованно отпрянула. Её всегда поражала эта странная черта ведьмы. Пять секунд назад она могла шутить и веселиться, а спустя минуту - быть собранной и порой жёсткой. Или наоборот. Вот и сейчас, Вильтон лукаво улыбалась, словно никакого серьёзного разговора вовсе не состоялось.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Знаешь, наследница, это - одна очень важная штучка, - с этими словами Аш спрыгнула вниз. Милена от досады топнула ногой: если до неё раньше не доберутся стигские колдуны, её убьёт собственное любопытство.
  
  Глава шестнадцатая: Магия начинается в полночь.
   Летая в облаках,
   Не наткнись на тучу. -
   старинная ведьминская пословица.
  Весь день Милена почти не выходила из своей 'норки', размышляя над разговором с Аш. Перед глазами всплыла шаманка с Совета Теней и её предсказание. Неужели она права, и скоро кто-то умрёт? Милена хотела спросить об этом Вильтон, но резко передумала. Вряд ли ведьма ответит ей хоть на один вопрос, не говоря уже об остальной тысяче. 'И что, в конце концов, произошло двадцать лет назад, раз ради Аш созвали Совет Теней? Уриах сказал, что вынес тогда оправдательный приговор... Но в чём её обвиняли? И причём тут какая-то девочка?' - думала Милена. Но размышления прервал требовательный возглас живота. Сегодня за день она съела всего пару бутербродов, которые Лора заботливо положила ей в рюкзак. Но куда же сейчас есть на ночь глядя? До полуночи оставалось не так уж много времени. Вспомнив, что она ещё хотела навестить Альпина, Милена принялась в спешке одеваться. Хотя больше всего она желала увидеться с Кристианом. Но найти его поздним вечером - почти ночью, на такой огромной территории казалось маловероятным.
  Вздохнув, Милена забралась в дыру и прыгнула вниз. В этот раз она не стала выписывать в воздухе трюки, а сразу направилась к домику гномов. Месяц уже давно прокрался на небо, напоминая изящную колыбель и заливая платиновым сиянием весь холм. Милена приземлилась у жилища водяных ведьмаков и засеменила к гномьему дому. Только сейчас она заметила, что его окружают миниатюрные стеклянные фонари, внутри которых горят разноцветные свечки. Точно такие же светильники были расставлены у неё на столе, служа единственным освещением в комнате. Сам дом был ограждён низким забором, овитым диким плющом и растениями с неестественно яркой окраской. Милена так увлеклась разглядыванием жилища гномов, что не заметила силуэт, возникший у неё на дороге.
  - Эй, смотри, куда идёшь! - отозвалась фигура, с которой она столкнулась.
  - Сам смотри, недоумок! - огрызнулась Милена прежде, чем узнала этот тихий прохладный голос. Кристиан сбросил с лица капюшон и, поправив примявшуюся чёлку, послал ей свою знаменитую кривую улыбку.
  - Ох, Каролл, я должен был догадаться, что это ты! Только ты такая наглая! Мало того, что врезалась в меня, так ещё и ругаешься! - наигранно возмутился он. Милена мысленно поблагодарила судьбу за столь роскошный подарок и пихнула его локтём в живот. Воган театрально скорчился от боли и плюхнулся на колени, а затем схватился за горло, разыгрывая мучительную смерть от её удара. Милена не удержалась и хихикнула.
  - Теперь я знаю, что ты сделаешь, когда я буду умирать! Смеяться! - Кристиан встал и деловито отряхнул брюки. Девушка натянула на лицо серьёзный вид и отрицательно покачала головой:
  - Нет, просто добью. Так, по-дружески, чтобы не мучился, - она шагнула вперёд, боясь, что на визит к Альпину у неё уже не осталось времени, но Кристиан преградил ей путь.
  - Ты куда-то торопишься? - поинтересовался он и задумчиво скрестил руки на груди. Милена долго думала, сказать ему правду или нет, но поскольку её актёрские способности оставляли желать лучшего, всё-таки призналась:
  - Да. Я хочу встретиться с Альпином, но осталось мало времени. Сегодня у меня уже назначена другая встреча, - Воган присвистнул и подошёл вплотную. А Милена, ощутив, как по коже привычно пробежало электричество, наоборот отступила. Каждый раз, когда Кристиан подходил слишком близко, её прошивал заряд приятной дрожи, будто она - провода, а его взгляд - ток, который пробирает всё тело.
  - Вау, Ми! Ты делаешь успехи! Но боюсь тебя огорчить: для свиданий уже поздновато! Сейчас полдвенадцатого, а ровно в полночь начинается запретный час. И поскольку Аш - верховная ведьма, она лично прочёсывает весь холм и ... - он не успел договорить.
  - Аш - верховная ведьма на Утёсе Дракона? - опешила Милена. - И ты всё это время молчал?! - Кристиан посмотрел вниз на её руку, столь нагло толкнувшую его в грудь, и светлая бровь приподнялась в изумлении.
  - В своё оправдание хочу заметить, что меня никто не спрашивал! - воскликнул Воган. Махнув рукой на это глупое оправдание, Милена поплелась к жилищу гномов, но Кристиан догнал её.
  - Не дури, уже поздно! Ты не успеешь и к Альпину и на свиданье за один вечер! - он взял её за локоть и повёл прочь от домика, но Милена раздражённо высвободилась от хватки.
  - Это вообще не свидание! - выпалила она. Внезапно ветер подул сильнее, донося из леса шелест листьев и громкий треск веток. Воган и Милена одновременно метнули взгляд в сторону леса, когда хруст повторился.
  - Не свидание, говоришь? Интересно, он тоже так думает? - Кристиан потащил её к обрыву, где Милена только сейчас увидела машущего ей Джея.
  - Эх, как в мире всё относительно! Сначала я был новеньким, теперь ты... И поскольку ты ещё не освоилась здесь, я тебе подскажу, с кем можно дружить, а с кем нет! Вот с Факелом, например, нельзя! - прошипел Воган, а Милена выдавила из себя довольный смешок. Может, Кристиан ревнует?
  Наконец, они подошли к обрыву. Воган презрительно хмыкнул, окинув Джея медленным внимательным взглядом, и отпустил локоть Милены.
  - Только не говори, что этот белобрысый поганец идёт с нами! - простонал Факел. Милена хотела ответить, что Воган сам напросился, но не успела и рта раскрыть.
  - Да, пойду, спичка! - взвился Кристиан. Джей начал возражать, но прервался на середине фразы. Из воды вдруг вынырнуло настоящее чудище. Кажется, в этот момент Милена поняла, что Аш имела в виду, когда говорила, что из воды можно просто не выйти. Свет луны осветил морского гиганта: его длиннющую тонкую шею; складки обвисшей кожи; огромное туловище, заросшее густым слоём тины и маленькие серые глаза, в которых почти не было видно зрачков, такими крошечными они были. Голову монстра украшал высокий острый гребень. Существо втянуло через узкие ноздри воздух и заревело, обнажая ряд прогнивших сточенных клыков.
  - Что-то ихоны сегодня совсем разорались! - заметил Факел и на всякий случай отошёл от обрыва. Изучив существо, Милена пришла к выводу, что оно чем-то напоминает лебедя, а точнее его дальнего предка. Такой же изгиб шеи, маленькая голова, похожее строение тела ... Но в отличие от лебедя, чудище имело четыре плавника - два по бокам на груди и два на месте ног.
  - Ну, так куда мы пойдём, Факел? Ты же говор... - ладонь Вогана легла Милене на губы, обрывая вопрос. Где-то недалеко раздался голос Аш, приказывающий всем отправиться по своим 'норкам'.
  - Идём. Запретный час начинается. А у нас всё по графику, - Джей взял девушку за руку и решительно повёл в сторону головы дракона. Милена подняла глаза. Птеродактили зацепились лапами за гребень ящера и спали, подвесившись вниз головой на манер летучих мышей.
  Рука Джея сжала ей пальцы, и они взмыли в небо. Кристиан стремительно обогнал их и, показав Факелу неприличный жест, залетел в пасть дракона. На мгновенье Милена замешкалась, следовать ей туда или нет. Но поборов страх, всё же решилась. Как ни странно, в пасти было довольно уютно. Окружённая сосульками сталактитов, она напоминала просторную пещеру, и от её стен приятно веяло холодом.
  - И куда нам дальше идти? - прошептала Милена, боясь, что эхо её голоса разойдётся по статуе, и Аш обнаружит их. Факел не ответил и засеменил вглубь пасти, продолжая по пути препираться с Воганом. Милена сделала шаг вперёд и пискнула, схватившись за левую руку. Жаркая боль проникла глубоко под кожу, вызывая зуд изнутри. Она стиснула губы, пытаясь сдержать крик, и последовала за парнями, которые спускались в 'шею' дракона. Ею оказалась длинная лестница, вдоль которой на стенах висели факелы.
  - Твои тёзки, - съехидничал Кристиан. Джей сжал кулаки, но промолчал.
  Лестница простилась так далеко, что не было видно её конца. Но когда Милена уже начала терять терпение, ступеньки окончились и они свернули за угол. К счастью, им на пути почти никто не повстречался. Лишь изредка мимо проскакивали фигуры в тёмных плащах. Смекнув, что это стигские колдуны, которые торопятся на занятия, Милена старалась отныне держаться от них подальше. Вскоре коридор оборвался, и они вошли следующую пещеру. Хотя в сочетании с дырой посреди стены, она скорее смахивала на недостроенную комнату. Видно сюда редко когда заглядывали, так как всё вокруг заросло нитями паутины. Но как бы Милена ни вглядывалась в сети, пауков так и не увидела. Лишь на одной из паутин висела мёртвая муха с оборванными крылышками. Даже пауки покинули это место...
  - Спустимся? - предложил Факел. С опаской поглядывая на труп мухи, Милена кивнула. Кристиан хотел первым выпрыгнуть из дыры, но его остановил Джей. Ещё около минуты они спорили, кто выпрыгнет первым, но оба резко замолчали, услышав неподалёку знакомый хриплый голос. Это была Аш Вильтон. И она направлялась сюда. Несмотря на ночной холод, по виску Милены от волнения сползла капля пота.
  - За мной! - огненный ведьмак вскарабкался на край дыры и спрыгнул. Кристиан подтолкнул Милену к дыре. Придя в себя, она перевернулась в воздухе и начала грести. Они оказались с другой стороны изваяния. Догнав Факела, она хотела уточнить, почему нельзя обойти Утёс, но поразмыслив, передумала. Каменный гигант был слишком большим и чтобы обойти его, понадобился бы целый час.
  Они с Джеем приземлились прямо у лап статуи и, подождав Кристиана, вместе спрятались за кустами. Милена даже дух не успела перевести, как на землю спустилась Аш. Женщина осмотрелась, проверяя, нет ли никого рядом. При этом движении пена волос подпрыгнула и скрыла её лицо. Нервный смех снова одолел Милену, и в этот раз она не выдержала. Но девушка успела издать лишь странный, похожий на всхлип звук, как Кристиан навалился на неё сверху и прикрыл ей рот рукой.
  Аш откинула кудри с глаз и с подозрением уставилась в сторону шума.
  Внезапно в руке Милены снова вспыхнула боль. Она закусила губу, чтобы не завопить, но не рассчитала 'траекторию укуса' и случайно укусила Вогана за палец. Кристиан ничего не сказал, но она почувствовала, как напряглось его тело. Милена извинилась, но к счастью, Аш её не услышала. Верховная ведьма направилась к берегу реки сирен. Милена посмотрела ей вслед и разинула рот от удивления. Но Воган, подумав, что она готовится к новому укусу, торопливо убрал руку.
  Прямо посреди реки, недалеко от берега, стояла статуя в человеческий рост. Это была женщина с рыбьим хвостом вместо ног и длинными волосами, струящимися по её обнажённой груди. Сирена в морском обличье. Одной рукой она облокотилась о его поверхность, а вторую вознесла к небу. Милена взглянула на раскрытую ладонь с перепонками, и у неё сложилось впечатление, что в её пальцах некогда что-то лежало.
  Вокруг статуи прямо в воздухе извивались прозрачные лужицы воды, и несколько капель даже скатывались по щекам сирены. Приглядевшись, Милена осознала, что струи образуются не из реки, а стекают из глаз женщины, отчего казалось, будто она плачет, и слезы кружатся вокруг неё.
  - Магия начинается в полночь, - шепнул Джей ей на ухо. В этот момент сирена разомкнула каменные губы и начала петь. Более печальной и прекрасной в своей жизни песни Милена не слышала. Вроде бы статуя выпевала такой же звук 'Ааааааууууу ', что и другие сирены, но её голос казался совершенным. Нежный и чистый, он взрывался в воздухе невидимыми искрами. Капли и струи воды затанцевали вокруг сирены быстрее, сверкая в темноте как жидкое серебро.
  Чувствуя, как пальцы немеют от боли, Милена ругнулась. Что, чёрт возьми, происходит? Несмотря на то, что её рука внешне никак не изменилась, внутри она страшно потяжелела, словно кости налились свинцом.
  Песня сирены резко прекратилась, а губы плотно сжались. Статуя застыла, но из её глаз продолжали литься слёзы.
  Аш снова метнула взгляд на кусты, где затаилась троица, но отвлеклась на всплеск в реке. Из воды вылезла настоящая сирена - Мурена.
  - Ну, так что, Вильтон, вы - нашли? - спросила она, по-птичьи наклонив голову. Аш присела на край берега и обхватила колени руками.
  - Ищейки слишком близко. Они могут почуять. Мы не можем начать поиски, пока эти твари здесь. Так что думаю, нам всё-таки придётся провести камстри, - она вздохнула и провела рукой по гладкой воде. Река имела такой тёмной оттенок, что ночью казалась просто чёрной.
  - К тому же я чувствую, что Ворон, этот ведьмак с пустыря, где-то рядом. Возможно, он даже прячется в верденском лесу, - Милена содрогнулась, услышав, что напавший на неё ведьмак так близко. Может, поэтому её левая рука разрывается от боли? Неужели Ворон послал ей змеиное сообщение?
  - Мне пора в обход, - Аш попрощалась с Муреной и направилась к лапам дракона. Но перед тем как уйти, остановилась возле кустов и долго сверлила их взглядом.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! В полночь и не такое привидится! Не будь я уверена, что Кристиан и Факел и минуты не могут пробыть вместе, чтобы не подраться, сказала бы, что это они сейчас сидят в кустах! - последнее предложение Вильтон произнесла нарочито громко, наивно полагая, что это заставит троицу выйти из укрытия. Наконец, она отвела взгляд от кустов и полетела обратно к дыре. В тот же миг Кристиан перекатился на бок и помог Милене подняться. Факел же наоборот свободнее развалился на земле и для удобства заложил руки за голову.
  - Вижу, ты уже вошёл во вкус наваливаться на меня! - набросилась девушка. Кристиан фыркнул и выставил 'укушенный' палец вперёд, намекая, что это он жертва. Милена уже собралась задать ему трёпку, как вмешался Джей:
  - Никогда не думал, что скажу это, но белобрысый поганец прав! Если бы он не прервал твое неуместное хихиканье, Вильтон бы уже сажала маргаритки на наших могилах! Что тебя вдруг так рассмешило? - поинтересовался он.
  - Ох, Факел, не обращай внимания! У неё это хроническое! Я даже привыкать начал! - вставил Кристиан, с улыбкой поглаживая ямочку на подбородке.
  - Но признаюсь, Каролл, я не ожидал, что ты сегодня ещё и покусишься на мою руку! Ты мне чуть палец не откусила! И кто знает, может, завтра ты не ограничишься этим и попробуешь вцепиться мне в ногу? Какую часть тела ты вообще предпочитаешь? Где мясцо или покостлявей? - Воган шутливо похлопал себя по бедру.
  - А какая разница, Крис? Лично я у тебя вообще мяса не вижу! По-моему, ты на все сто процентов состоишь из костей и самоуверенности! - съязвила Милена. Факел вдруг рывком встал и беспокойно взглянул на её руку.
  - Эй, Ми, ты только не кричи, но по тебе ползёт какая-то тварь! - сообщил он, на всякий случай, закрывая уши. И Милена не заставила себя ждать. Даже не успев понять смысл сказанного, она инстинктивно взвизгнула и только после этого посмотрела на руку. По ней действительно что-то ползло! Маленькая змея в темноте напоминала скорее червяка-переростка, который хорошо кушал по утрам, чем рептилию. Из крошечной пасти выдвинулись два клыка и проткнули кожу. Перед глазами Милены от боли заплясали красные круги, и она пошатнулась. Пошатнулась и потеряла сознание.
  
   * * *
  Первое, что Милена увидела, когда очнулась, были встревоженные, чуть прищуренные глаза Факела. Ведьмак помог ей подняться, и она тут же осмотрела руку, проверяя, остался ли след от укуса.
  - Говорят, когда человек падает в обморок, перед его глазами кружатся птички... Во всяком случае, так всегда в мультиках показывают! Ну, так что - ты видела птичек? - Джей издал мягкий смешок. Милена помотала головой, пытаясь избавиться от змеиного шипения в голове.
  - Нет, но зато я сейчас вижу одного наглого хорька! - она слабо улыбнулась и снова посмотрела на руку. По вздувшимся венам стекала капля крови, оставляя за собой кривую багровую полосу. На глазах у Милены струйка впиталась в кожу, а на запястье стали проявляться красные буквы. Её ноги подкосились, и она свернулась на земле калачиком, поскуливая от нового приступа боли. Это была её кровь! Надпись была выведена её кровью!
  - Не двигайся, а то станет больнее! Черт, Милена Каролл, с тобой не соскучишься! Это же змеиное сообщение! - воскликнул Факел и выставил вперёд ладонь. Кончики его пальцев засветились алым, и с них посыпались искры. Золотистые крапинки полетели прямо на руку Милены, но не обожгли кожу, а наоборот смягчили страдания. Чувствуя, как боль постепенно отступает, она осмелилась взглянуть на запястье.
  - Я ЗДЕСЬ, - прочитала Милена вслух выцарапанную надпись. - Куда делся Воган? - она огляделась, но Кристиана нигде не увидела. 'Так вот, о чём он говорил на тренировке! Ведьмак с пустыря прислал мне сообщение! И змея узнала мою кровь! А это значит, что ...' - смекнула девушка. Надпись, будто подтверждая её догадку, изменилась. Из-под кожи выступили новые капли крови и слились nbsp;в следующую фразу:
  - СООБЩЕНИЕ ДОСТАВЛЕНО, - изрекла Милена и схватилась за голову, в которой вдруг раздался противный хрустящий шепот: Я совсем близко...
  - Ворон здесь! Это он прислал мне сообщение! Он знал, что я окажусь на Утёсе Дракона! - Милена похромала к реке, чтобы смыть с руки кровь.
  - Ты имеешь в виду ведьмака с пустыря, о котором говорила Аш? Думаешь, он находится прямо здесь - на Утёсе Дракона? Прикидывается нашим, а сам шпионит для Грифона? - Факел догнал её и приобнял за плечи, чтобы она снова не упала. Милена остановилась и, осмотревшись, кивнула.
  - Не озирайся, Вогана здесь нет. Белобрысый смылся, как только ты потеряла сознание. Думаю, он решил, наконец, принести пользу обществу и помчался за помощью. Но теперь ты понимаешь, почему это место называют запретным? - Джей засмеялся, когда Милена состроила ему рожицу.
  - Потому что сюда запрещено приходить? - предположила она и омыла водой раненую руку. Но как бы Милена ни старалась, надпись 'Я здесь', которая снова выступила на коже, никуда не исчезала.
  - А ты сообразительная! И когда мы отойдём подальше, я тебе расскажу, почему Аш запрещает сюда приходить, - Джей послал ей вызывающую ухмылку и похлопал по спине, поторапливая.
  - Я так думаю, Аш сама всё расскажет, - раздался за их спинами властный голос Вильтон. Милена и Факел одновременно обернулись. К ним направлялись Кристиан, верховная ведьма и высокий незнакомец в алом плаще. И судя по лицу Аш, ей действительно было, что сказать.
  
   * * *
  - Что, Факел, неужели ты опять взялся за старое? - спросил мужчина, подойдя к ним первым. Милена удивлённо заморгала. Даже он назвал Джея не по имени, а по кличке! - Сколько раз я тебе говорил, чтобы ты сюда не ходил! Сколько раз предупреждал! Сколько раз повто... - Аш бросила на незнакомца красноречивый взгляд, и его речь оборвалась. Обладая грубым голосом, огромным ростом, чёрной кожей и горой мускулов - мужчина выглядел таинственно и пугающе. Широкий, не один раз сломанный нос, идеально гладкий подбородок, густые брови, пухлые губы... Взгляд карих глаз был жёстким и тёплым одновременно. Милена переключила внимание с его лица на одежду. Под плащом прятались рубаха с отстегнутым горлом, кожаные сапоги и просторные, на манер охотничьих, штаны.
  - Ты в порядке, Ми? - Аш приблизилась и смерила взглядом её руку.
  - Да, всё хорошо, - промямлила Милена, с трудом шевеля онемевшими от волнения губами. Но ведьма пропустила её слова мимо ушей.
  - Это Ворон... Я просто уверена, что он где-то поблизости! Возможно, этот предатель прячется среди нас - ведьм и ведьмаков с Утёса Дракона! - стала размышлять вслух Вильтон. Незнакомец сжал свои большие кулаки и издал такой громоподобный рев, какому даже Кинг-Конг бы позавидовал.
  - Воган, проводи Каролл до 'норки'. А ещё лучше заночуй там. Я боюсь сейчас оставлять её одну, - голос Аш стал настолько усталым, что Милене не хватило сил возразить. Мужчина снял с головы капюшон. Несмотря на то, что на вид ему было не больше тридцати лет, его голова была совершенно лысой - точнее начисто выбритой. Он потёр макушку и многозначительно покосился на Факела, давая понять, чтобы тот тоже шёл к себе.
  - Аш, я могу сам последить за Миленой, - отозвался Джей, игнорируя шиканье Кристиана. Но Вильтон и незнакомец уже не слушали его: обменявшись хмурыми взглядами, они направились к реке сирен. Милена хотела проследить, что они там собираются делать, но Воган взял её под руку и настойчиво повёл вперёд.
  - Кто этот незнакомец? - пропыхтела она, еле поспевая за Кристианом.
  - Это Гуг - наставник огненного отделения, - Милена хотела отметить, что он самый высокий и мускулистый человек, которого она когда-либо встречала, но её опередил Воган. - Он - мавр, - добавил ведьмак.
  - Эй, эй! - послышался сзади голос Факела. - Мы ж с тобой ещё увидимся? - догадываясь, что Джей обращается к ней, а не к Вогану, Милена затормозила.
  - Конечно! Ты, я и гномье пиво - это отличная компания, - промурлыкала она, стараясь вызвать у Кристиана ревность. Но он лишь насмешливо ухмылялся, хотя эта улыбка сейчас скорее походила на оскал.
  - Ага, только если этот белобрысый поганец снова за нами снова не увяжется, - Факел послал Вогану воздушный поцелуй и засеменил к своей 'норке'.
  Милена ещё с минуту глядела ему вслед, пока его задорный ежик не скрылся из виду. Кристиан раздражённо отстранился и поплёлся к дыре, с которой они спрыгнули. Разочарованная такой реакцией, девушка поспешила за ним. Но всё же не выдержала и обернулась. Статуя плачущей сирены с поднятой к небу рукой так и не ожила. Милена кинула прощальный взгляд на её пустую перепончатую ладонь.
  - Нет, там определённо что-то лежало... - прошептала она и осмотрелась. Аш и огненного наставника нигде не было.
   * * *
  Милена ещё раз оглядела свою комнату, отказываясь верить глазам. Письменный стол был перевёрнут, у стула - отломана ножка, но он продолжал стойко держаться на оставшихся трёх. Сброшенные простыни валялись на полу, а подушка была в клочья разорвана, словно сделала себе харакири, и белые перья до сих пор кружились в воздухе. Выкинутая из шкафа одежда лежала скомканной кучей. Кристиан прокашлялся:
  - Я, конечно, слышал, что утверждение о девичьей аккуратности - всего лишь приукрашенный миф, но не до такой же степени! Думаю, тебе стоит навести здесь небольшой порядок! - прокомментировал он и подпрыгнул, чтобы словить перышко. Увидев в груде одежды свои пижамные шортики, Милена смутилась и принялась запихивать вещи обратно в шкаф.
  - Я боюсь тебя разочаровать, но когда я уходила, здесь всё было чисто, а у стула было четыре ножки! - она застонала, разглядывая то, во что превратилась её комната. - Но кто это сделал? Может, клятые птеродактили всё-таки проникли внутрь? - Воган фыркнул, помогая ей поднять стол.
  - Это невозможно. Каждую 'норку' охраняют руны, и попасть в неё могут лишь ведьмак или стиг с Утёса Дракона, - Кристиан сдул с чёлки перо.
  - Неужели ко мне в комнату может ворваться любой желающий? - Кристиан кивнул и, подняв с пола все простыни, плюхнулся на кровать.
  - Но вопрос заключается в другом. Меня интересует не кто был в твоей
  'норке', а что он тут делал. Посмотри, здесь всё перерыто, а значит, взломщик что-то искал! - предположил он и прикрыл глаза. Милена поймала последнее перо и засунула в рюкзак к остальным, намереваясь подарить их завтра какой-нибудь несчастной лысой птице.
  - Возможно, ты прав, Крис, но что ему понадобилось в моей комнате? Сомневаюсь, что он искал пакет с сэром Генри! - Милена представила свою одноклассницу Джоан, крадущуюся за мёртвым питомцем, и выдавила из себя измученную улыбку.
  - А почему бы не поискать у тебя шкатулку Агнессы? - хладнокровно проронил Кристиан. Милена покачнулась от этой мысли и, не удержав равновесия, упала прямо в 'прах' растерзанной подушки.
  - А что? Скоро Агнессу казнят, и было бы логично предположить, что она передала шкатулку тебе, - продолжил мысль Воган. Милена встала, но, поскользнувшись на наволочке, снова завалилась. Как ведьмак мог так спокойно говорить о смерти её бабушки, будто это свершившийся факт?
  - Брось! Старуха мне ничего не передавала! И её не казнят! Разве Аш тебе не рассказывала о побеге в психушку? - протянула Милена.
  - Ты предлагаешь туда сбежать? Заманчивая идея! Всегда мечтал иметь больничный халатик! Думаешь, он пойдёт мне? - Кристиан рассмеялся, а Милена скрутила наволочку и запустила в него ею. Пользуясь тем, что парень лежит с закрытыми веками, она забралась на кровать и стала втайне рассматривать его. Полукружья ресниц отбрасывали на кожу неровные тени, светлые волосы растрепались, а грудь тяжело поднималась и опускалась, как у хищника после тяжёлой охоты, который пытался восстановить дыхание.
  - Сам посуди, стиги хотят это, но не могут открыть шкатулку, пока Агнесса не умрёт. Пока старуха жива, им просто нет смысла ко мне вламываться! - Милена придвинулась к Вогану: теперь её колени касались его головы.
  - А что если колдуны не знали, что это сейчас находится у Агнессы, а не у тебя? Что если сам Ворон был здесь? - лениво прошептал Кристиан. Милена вздрогнула. Ведьмак с пустыря, который не раз покушался на её жизнь, проник сюда?
  - Ладно, не забивай голову чепухой и ложись спать. Пока я и Аш рядом, Ворон даже близко к тебе не сунется. Я обещаю, - Воган встал с кровати и начал медленно раздеваться, а Милена, вспыхнув, отвернулась.
  - Эй, шоу закончилось раньше, чем успело начаться. Можешь поворачиваться, моя скромница, - заявил парень, и она с интересом подняла глаза. Кристиан остался голым по пояс, сняв с себя кофту, майку и обувь. Массивный крест с бледно-голубыми камнями, покачиваясь, одиноко висел на груди. Милена торопливо потушила гномьи фонари и, разувшись, легла на вторую половину постели. Любуясь чёткими изгибами и игривыми ямочками на спине Вогана, она еле преодолела желание дотронуться до неё. Радовало одно - кровать была узкой.
   * * *
  'Жду у водопадов' - Милена прочитала записку Кристиана несколько раз, не понимая спросонья её смысл. Наконец, она вспомнила, что в башнях, откуда стекают водопады, находится ванная комната.
  Вооружившись зубной щёткой, пастой и полотенцем, Милена направилась к лапам дракона. Судя по ярко-голубому небу, было уже не ранее утро, а полдень. Листва отбрасывал на землю множество пятнышек, делая землю похожей на танцевальную площадку. Трава была настолько густой, что лучи солнца еле пробивались сквозь неё, поливая холм слабым зимним сиянием.
  Милена обернулась, ощутив шлепок ткани по ноге. Закинув полотенце себе на плечо, Факел приветливо помахал рукой. Она страдальчески застонала и потёрла пострадавшую лодыжку, но Джей даже не смутился. Зелённые глаза смотрели с вызовом, как у кота, который натворил пакость, но не боялся последствий. Драные голубые джинсы, футболка, облегающая крепкое гибкое тело, дерзкий ёжик на голове... Милена шумно выдохнула. В отличие от Кристиана, походка Факела была расслабленной, почти легкомысленной, что придавало ему вечно игривый вид. Но стоило заглянуть ему в глаза, как это ощущение мигом пропадало. В них кипела настоящая буря: опасность, страсть, звериный магнетизм - пламя...
  - Ты случайно не видел, кто сейчас хлопнул меня полотенцем по ноге? - буркнула Милена. Джей поравнялся с ней, и они вместе поплелись к башням.
  - Ой, ой, ой! Кто же посмел совершить такое преступление посреди бела дня? - ахнул Факел с наигранным возмущением. Милена хмыкнула, осознав, что не она одна обладает такими бездарными актёрскими способностями.
  - Постой, неужели ты обвиняешь в этом меня? - Факел остановился. - Какой поклёп, какая клевета! Я вызываю тебя на дуэль на зубных щётках! - он замахнулся щёткой, но в последний момент передумал и побежал догонять Милену. Она засмеялась и пригрозила ему зубной пастой. Когда они дошли до 'ванной' пещеры, то разошлись каждый по своим комнатам - женской и мужской. Умывшись, она спустилась с башни. Как Милена и ожидала, Кристиан уже стоял возле водопадов.
  - Доброе утро, соня! - поздоровался он, и они вместе направились к обрыву - единственному месту, где можно поговорить наедине.
  - Тебе никто не говорил, что ты храпишь во сне? - он присел на землю и довольно растянул ноги. Понимая, что это шутка, Милена привычно толкнула его в бок. А затем удивлённо посмотрела вниз - на реку сирен. Сегодня чёрный туман не кружился над водой.
  - Что это за странная река? То над ней есть туман - причём чёрный, а не белый, то нет... Иногда в ней можно разглядеть своё отражение, а иногда нельзя... И почему вода всегда такая тёмная? - осведомилась Милена. Вопрос о морском чудище по имени 'ихон' она решила оставить на потом.
  - Понимаешь, Утёс Дракона построили много веков назад, но по сравнению с этой рекой, пустырём и верденским лесом - он не так уж стар. Можно сказать, новостройка. Река сирен или как её ещё называют - река видений, полностью соответствует своему названию. Это она создаёт чёрный туман. Когда над ней стелется темнота - человек, вошедший в реку, видит картинки из будущего. Когда тумана нет - нет и видений. Река как живая. Никто не знает, как из её недр появляется туман, но ещё с незапамятных времён принято считать, что все ведьмаки должны давать клятву Ордену Посвящения именно в ней, - Милена кивнула, теперь понимая, почему её затащили зимой в ледяную реку, и пробормотала:
  - А кто в ней живёт? Что за существо вчера из неё вынырнуло?
  - Это был ихон. Как я уже говорил, Утёс Дракона существует много столетий. Ихоны появились даже раньше, чем динозавры. И как бы это смешно ни звучало: они предки лебедей, - пояснил Кристиан. - Ихонов осталось не так уж много, не более пятнадцати особей. Но главным отличием ихонов от современных лебедей является то, что они - плотоядны. Поэтому я очень разозлился, когда ты засунула руку в воду! Ведь ихоны - живут не поодиночке, а мелкими стаями! Что вдвойне опасно! - Милена с подозрением уставилась на воду и мысленно обозвала себя любопытным балбесом. А ведь Кристиан, возможно, спас ей жизнь!
  - Но предки лебедей - это не единственные жители реки. Если птеродактили и ихоны появились здесь в разное время, то сирены и сихорсы переселились сюда почти одновременно. Сихорсы - это полулошади-полурыбы. Сначала их называли гиппокампами. Гиппокамп - существо с головой и передними ногами коня и рыбьим туловищем. Но со временем их передние лапы видоизменились и превратились из ног с копытами в перепончатые лапы. За это им дали новое имя - сихорсы, - Воган подмигнул Милене. - Что скажешь?
  - Скажу, что если у меня ещё не произошёл взрыв мозга, значит, его там просто не было! - отозвалась она, заворожено вглядываясь в реку.
  - Кстати, если не хочешь опоздать на первый урок, то нам уже пора. Занятия начинаются ровно в полдень, - предупредил Кристиан, поднимаясь.
  - Да у вас здесь всё начинается в двенадцать часов! Не ночью, так днём! - проворчала она и неохотно поплелась за Воганом.
  - Не у вас, а у нас. И вообще, перед занятиями надо подкрепиться. Идём на ланч. На завтрак мы уже всё равно опоздали, - Кристиа взял её за руку и повёл к главному входу на Утёс Дракона - его распахнутой пасти.
  - Неужели ты хочешь кушать? - усомнилась Милена.
  - Нет, просто я хочу покормить кое-кого, чтобы этот кое-кто больше не пытался отгрызть мне палец или другую часть тела! - сострил Кристиан и, захватив пальцы девушки, нарочито медленно провёл ими по своему бедру.
  - Ну и чего ты больше хочешь: еды или... меня? - Воган отпустил её руку.
  - Осторожней, Крис! Не знай я тебя, то решила бы, что ты хочешь меня соблазнить! - выпалила Милена, а лицо ведьмака снова замкнулось. - И где же находится столовая? - брякнула она, стараясь разрядить атмосферу. Воган раздражёно запустил руку в волосы и сурово сжал губы:
  - Ну вот, Каролл, ты испортила мне весь романтичный настрой! Я же просил не задавать глупых вопросов! - бросил Кристиан, не обращая внимания на обидевшуюся Милену. - Где ещё может находиться столовая? Конечно, в желудке! То есть, в животе дракона! - он рассмеялся, но Милене, увидевшей впереди лестницу из девятисот ступенек, было совсем не до смеха.
  
   * * *
  - Клянусь, я когда-нибудь потеряю терпение и разбомблю все эти клятые лестницы! Девятьсот ступенек! Это же просто издевательство! - проворчала Милена, когда они вылетели из пасти дракона и приземлились. Её ноги не просто гудели, а дрожали, грозя отвалиться в любой момент. До начала урока оставалось ещё минут десять, и Кристиан предложил прогуляться.
  - А кто будет проводить занятия? - спросила Милена, заметив издали Аш.
  - Твоя бабушка. Она - воздушная наставница, - ответил Воган и пожал плечами, видя, как девушка ошарашено захлопала ресницами. 'Подумать только, я жила с Агнессой пятнадцать лет и всё, что знаю о ней - это имя!'
  - с негодованием размышляла Милена, догоняя уходящего Кристиана.
  - В каждом магическом городе есть четыре наставника и верховная ведьма. Политика Орден Посвящения проста: она делится на три основных уровня. Самый важный из них - статус верховного судьи Совета Теней. Должность, которую сейчас занимает Уриах, - Милена побледнела, вспомнив его низкий рычащий голос и широкие кожистые крылья. Глаза существа не смотрели, а буквально прожигали взглядом. В них читались и мудрость, и усталость, и властность. И хотя Милена видела судью лишь однажды, она готова была поклясться, что его решения всегда беспрекословно исполняются.
  - Затем по рангу идут верховные ведьмы - как Аш, например. И последняя ступень в иерархии - это наставники. У каждого магического города имеются всего четыре наставника: воздушный, огненный, земляной и водяной, - Милена хотела напомнить Кристиану, что он забыл о стигском отделении, но по выражению его лица догадалась, что эта тема закрыта.
  - Ну, ладно, думаю нам пора на занятия, - Воган неторопливо направился к хвосту дракона. Милена настороженно покосилась на лаву, мелькавшую между шипов, и смиренно поплелась за ним. Когда они подошли, на краю холма уже собралась целая толпа ветряных ведьмаков. Там стояли все: старики, маленькие дети, подростки... А в самом центре стояла Агнесса. Увидев Милену, она расцвела в широкой счастливой улыбке. И чему старуха так обрадовалась? Ведь она просто пришла на занятие!
  - Для тех, у кого это первый урок, хочу предупредить: занятия начинаются в полдень, а заканчиваются в шесть часов. Вечером вы можете делать, что хотите - это ваше право. Но учтите: ровно в полночь наступает запретный час, и на холм спускаются стиги. Поэтому в это время вы уже должны быть в своей комнате, - строго заявила Агнесса, и её взгляд многозначительно задержался на Милене с Кристианом. Девушка потупила глаза: видно, Аш уже рассказала бабушке об их ночной вылазке.
  - Тема нашего урока сегодня - черпание силы. У каждого из вас в запасе примерно двадцать фейр. И если вы исчерпаете этот запас, то на следующий день силы восстановятся. Но бывают такие минуты, когда от количества фейр зависит ваша жизнь. Тогда черпать силу нужно из своей стихии, - старуха посмотрела на небо, а затем на Милену. Смекнув, что бабушка намекает на испытание Совета Теней, где она черпала фейры из молнии, Милена понимающе кивнула.
  - Возьмём, к примеру, Аш Вильтон, - продолжила Агнесса. - Она родилась первого апреля под знаком овна. А это значит, что её родная стихия - огонь. Неужели никто из вас не задумывался, почему Вильтон так часто курит? - ветряные ведьмаки стали перешептываться между собой.
  - Дело в том, что ведьме всегда необходимо держать при себе частичку родной стихии. Для огненных ведьмаков это спички, зажигалки, пепел и сигареты, а для водяных - фляга с водой. Земляные ведьмы всё время носят в кармане пучок зелени или мешочек с почвой. Нам же легче всего. Воздух, ветер, небо - они постоянно с нами, - старуха замолчала, чтобы перевести дыхание. А Милена решила воспользоваться паузой и задала давно мучавший её вопрос:
  - А откуда стигсике колдуны черпают фейры, если их магия не относится ни к одной из четырёх стихий? - Агнесса, расхаживающая взад и вперёд, замерла на месте. Все лица ведьмаков с любопытством повернулись к Милене и обшарили её взглядом с головы до ног.
  - Я не ослышалась? Ты спрашиваешь меня о стигской магии?! - старуха нервно расхохоталась. - Да это ведь чепуха! Им просто незачем черпать силы, ведь они их осрбо не используют! Колдунам даже наставник не нужен, потому что они учатся житейской ерунде! Бесполезным пустякам! Вся разница между ведьмой и стигом заключается в том, что их магические способности, в отличие от наших, развиты не до конца! - Агнесса снова засмеялась и Милена поёжилась от этого недоброго хохота, как от сквозняка. Бабушка натянуто усмехнулась, и от этого её лицо обсыпало, словно прыщиками - мелкими морщинками. Наконец, она совладала с собой и продолжила занятие, но Милена её не слушала. Мысли унесли её далеко-далеко... Вспомнив, что вытворял повелитель стигов Грифон на Совете Теней, она скривилась. Вряд ли его колдовство можно назвать бесполезной житейской магией. Да что тут говорить, он чуть не убил её!
  - Но, как всем известно, мы можем не только черпать силы из стихий, но и управлять ими, - голос Агнессы вырвал Милену из размышлений. - Главное - уметь вовремя себя обуздать. А то я знаю одну грустную историю о девочке, которая в порыве гнева потеряла над собой контроль, и её фейры выбрались наружу, - отчеканила Анесса, и толпа снова зашумела. Кристиан, стоящий возле Милены, фыркнул. Щёки девушки покрылись нездоровым румянцем. Бабушка говорила о ней! О случае с Глэн Хэнкс!
  - Этой девочке было пятнадцать лет, когда всё произошло, - услышав слово 'было', Милена недоумённо уставилась на Вогана. Неужели бабушка забыла, что ей до сих пор пятнадцать?
  - Эта девочка просто не смогла вовремя остановиться. И когда её силы вырвались из-под контроля, случилось нечто ужасное... Другая девочка умерла, - Агнесса обвела глазами присутствующих и остановила взгляд на Милене. 'О чём бабушка говорит?! Насколько мне известно, Глэн жива и здорова!' - возопила она, встретив не менее удивлённый взгляд Кристиана.
  - Это случилось двадцать лет назад, - проронила старуха, а Милена насторожилась. Двадцать лет назад! Всё сходится! Так значит, эта история об Аш Вильтон?
   * * *
  Первое занятие прошло непросто стремительно, а буквально промелькнуло перед глазами. Но Милена не слушала бабушку. Всё это время она думала об истории, которую рассказала Агнесса. Неужели Аш Вильтон убила человека?
  Когда урок окончился, Милена уселась у обрыва и задумчиво свесила с него ноги. Больше всего ей хотелось сейчас поговорить с Кристианом, но он смылся быстрее, чем девушка успела его окликнуть. Милена с печалью взглянула на верденский лес, раскинувшийся на соседнем холме. Лёгкий ветерок доносил оттуда шелест трав и шептание листвы. Уставшее солнце уходило от мира, проплывая как корабль - небо, и пришвартовываясь у горизонта земли.
  - Чего ты грустишь? Занятие не понравилось? - Агнесса присела рядом и положила ей руку на плечо. Милена покачала головой, неотрывно глядя на сочно-зелёные кудри деревьев.
  - А почему верденский лес цветёт даже зимой? - поинтересовалась вдруг она. Старуха снова захохотала, и откинул со лба седую волнистую прядь.
  - Верденские ведьмы - великие знахарки, целительницы и травницы. И лес, в котором они живут, тоже необычный: он полон тайн и волшебства. А колдовство верденских ведьм позволяет ему намного дольше оставаться цветущим. Но поверь мне, скоро осень и до него доберётся, - ветер подул в их сторону сильнее, донося запах лесной свежести - аромат грибов, сырости и вечерней прохлады. Милена перевела взгляд на реку, посреди которой стоял огромный камень в форме короны. Над ним летали сирены в земном обличье - Прямокрылые. Напевая знакомую мелодию, они ныряли в воду и выплывали из неё уже с длинными волосами и рыбой в зубах.
  - Это часовня сирен, - Агнесса ткнула пальцем в каменную громадину.
  - Странные сирены существа. Ни с кем не общаются, а только и делают, что охотятся, спорят между собой и поют, заманивая к себе...
  - Зачем ты солгала, что стигская магия учит только пустякам? Почему колдуны выходят заниматься в двенадцать часов ночи, а не дня, как остальные? Ведь если они так слабы, то почему их все боятся? - перебила Милена, чувствуя, как любопытство съедает её изнутри. Лицо Агнессы, похожее на шероховатую кору дерева, посерело. Водянистые глаза, обычно наполненные радостным и немного диковатым блеском, вмиг потухли.
  - Я соврала, зная, что если скажу правду, то подниму панику, - процедила старуха, почти не размыкая губ. - Но, если ты так жаждешь истины, то вот она! Стигская магия - это самая мощная магия, которую я когда-либо встречала! И я просто не знаю, что случится, если она выйдет из-под контроля! - призналась Агнесса. Наступило молчание. Встряхнув головой, старуха перевела разговор в более мирное русло:
  - Через две недели, как раз к Рождеству, мы вернёмся домой. Так что приготовься к расспросам родителей. Думаю, вопросов у них накопилось
  предостаточно, - она выдавила болезненную улыбку. - Знаешь, несмотря на то, что на Совете Теней я проголосовала против тебя, я безумно счастлива, что ты здесь. Наконец, я обрела свою кровинку, свою наследницу! Ты просто не представляешь, как ужасно чувствовать себя чужой в собственной семье! Лора и Вэнс до сих пор считают меня чокнутой, и хотят отправить в психушку! Ты представляешь?! Меня - тринадцатого судью Совета Теней, воздушную наставницу и ветряную ведьму! - воскликнула Агнесса, и от гнева на её матовых щеках проступили красные пятна. - Но мне всё равно.
  Главное, что ты мне веришь! Может, моя дочь тоже когда-то смирится с тем, что я другая... Я люблю тебя, моя девочка, очень люблю. И готова умереть за тебя! - Агнесса начала судорожно моргать, и её глаза подозрительно заблестели, словно она хотела заплакать, но сдерживалась.
  - Я тоже... тебя... люблю...бабушка... - прошептала Милена, понимая, что говорит чистую правду. За это время она действительно привязалась к этой отчаянной старушке с её своенравным немецким юмором и детским озорством. 'Я сделаю всё, чтобы тебя спасти!' - подумала Милена и крепко обняла бабушку.
   * * *
  Небольшой трёхэтажный домик издали казался спичечным коробком, но с каждым шагом Милены всё увеличивался, пока не приобрел нормальный размер. И хотя ночь ещё не наступила, гномы уже зажгли свечки в своих фонарях. Необычные растения с ярко-лиловыми лепестками расцвели, обнажая жёлтую влажную сердцевину. Из самого дома периодически раздавались незнакомые низкие голоса и раскатистый хохот.
  Милена улыбнулась и хотела постучаться, но её рука замерла на полпути. Сзади послышался шорох. Она испуганно оглянулась и увидела Факела.
  - Привет, - вяло поздоровался он и подошёл ближе.
  - Что ты тут делаешь? - спросила Милена, не помня, чтобы они договаривались о встрече. Выражение лица Джея изменилось, словно он опасался вопроса. В руках у огненного ведьмака был скейтборд, а из-за спины как крылья выглядывал длинный гитарный футляр. Сегодня у Факела на голове не красовался ёжик, вместо этого тёмно-каштановые волосы были невероятно взъерошены, будто его голову засосало в отверстие фена.
  - Эй, не кипятись, Ми! Я увидел тебя издали, и решил проследить, куда ты идёшь. Ты же к гномам в карты пришла поиграть? Можно с тобой? - Милена неуверенно кивнула и, развернувшись, постучала по двери.
  - Вообще-то я в гости зашла. А ты что - с ними в карты играешь? - недоверчиво уточнила она. Факел хмыкнул и приблизился.
  - Конечно! Ведь гномы самые азартные и гостеприимные существа, которых я когда-либо встречал! Но если ты не сыграешь с ними хотя бы в одну партию, они жутко обидятся! А какие гномы болтуны и жулики! Мы всегда ставим на кон гномье пиво, но выиграл я его лишь однажды, как раз в день нашего знакомства! - Джей придвинулся вплотную, и Милена ощутила жар, исходящий от его тела. Губы парня на секунду коснулись её уха. В этот момент дверь распахнулась, и на пороге возник черноволосый гном.
  - О, Факел! Ты как раз вовремя! Мы скоро начнём новую партию, и я требую реванша! - он откинул голову назад и засмеялся. Милена, впервые увидев другого гнома, с интересом оглядела его. Крошечный, чуть ниже метра, крепыш очень походил на Альпина. Пышная борода свисала до колен, а маленькие глаза были полны лукавого и шаловливого блеска.
  - Ну, так что: вы войдёте или продолжите тискаться у двери? - буркнул гном.
  Отстранившись от Джея, Милена нырнула в дом. Стоило ей шагнуть внутрь, как в нос мгновенно ударил запах земляного пива. Тусклый свет фонарей, подвешенных к потолку, осветил тесную комнату. В центре кухни громоздился стол, на котором стояли десять кружек с тягучей золотистой жидкостью. Несколько пуфиков одиноко ютились рядом. Лезвия топоров с тяжёлыми рукоятями слабо мерцали в полутьме у стены.
   - А где Альпин? - обратилась Милена к гному. Она снова осмотрелась, но
  знакомую фигурку со смешными башмачками так и не увидела.
  - Ох, тебе лучше самой это увидеть! - воскликнул карлик и засеменил в соседнюю комнату, откуда не переставая, раздавался хохот. Милена с Факелом вопросительно переглянулись, и дружно поплелись за коротышкой.
  - БОЖЕ, АЛЬПИН, ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ?! - завопила Милена, как только зашла в комнату. Несмотря на то, что помещение буквально лопалось от обилия гномов, она сразу различила в толпе каштановую бороду Альпина.
  Не сводя глаз с зеркала, он вырывал щипчиками из бровей волоски. Услышав звонкий голос Милены, он удивлённо обернулся.
  - Ох, наследница! Ты просто обладаешь сверхъестественным даром появляться в самые неподходящие моменты! Разве ты не видишь, что я делаю? - проворчал он и взвыл, удалив новый волосок. - Я старею! О, Господи, этот мир так не справедлив! Видишь, у меня даже на бровях появились седые волоски! Это нечестно! Почему у тебя не седеют брови?! - он с надеждой взглянул на брови Милены, но, не обнаружив в них седины, с разочарованием вернулся к работе.
  - Альпин, мне пятнадцать, - напомнила она ему, а Факел весело фыркнул.
  - Тоже мне, отговорка! - настаивал гном. - А чего вы здесь столпились?! Для такой тонкой работы мне нужен воздух, а от ваших мочалок-бород меня уже воротит! - обратился он к толпе. Карлики, глупо хихикая, вышли.
  - Альп, не переживай! Седые волосы - это признак мудрости! - выпалила Милена, с ужасом заметив, что гном принялся атаковать щипчиками бороду.
  - Или старости, - поддакнул Джей. Милена со всей силы наступила ему на ногу, но ведьмак даже не поморщился.
  - Эх, что с вами, молодежью, поделаешь? Пойду-ка лучше за пивом. Вы пока располагайтесь, - Альпин засунул щипчики в карман мешковатых штанишек, по-видимому, намереваясь закончить начатое, когда гости уйдут, и скрылся. Милена дождалась, пока за ним захлопнется дверь, а потом так захохотала, что нечаянно свалилась на пуфик. Факел последовал её примеру и уселся напротив. Глядя на эту комнату, Милена невольно усмехнулась. Первое, что бросилось ей в глаза, был письменный стол, на котором лежали разобранный телефон и книги по компьютерным технологиям. Милену, знавшую о странном увлечении Альпина, это нисколько не удивило. В отличие от своего народа, гном любил современную технику. Спустя пару минут, в комнату вернулся её обитатель, неся в руках поднос с тремя кружками пива. Альпин раздал каждому и устроился на соседнем пуфике.
  - Скажи, а из чего делают земляное пиво? - Милена отпила немного из кружки, наслаждаясь богатым послевкусием.
  - Как я уже говорил, земляное пиво - это гордость нашей гномьей нации! Оно у нас домашнее. Мы изготовляем его из сока Ролланы - растений, которые ты видела возле дома, - пояснил Альпин, прихлёбывая напиток крохотными глотками. Вспомнив лиловые цветы, Милена задумчиво кивнула. Так вот, почему они везде растут!
  - Гномье пиво вообще безалкогольное. Его прозвали пивом лишь потому, что оно обладает похожим свойством. Дело в том, что если ты хлебнул слишком много этого напитка, то почувствуешь себя опьяневшим, как если бы выпил несколько литров пива. Но на самом деле, это так одурманивает сок Ролланы. У нас даже поговорка есть: за жизнь порядочный гном должен отрастить себе длинную бороду, набрать сундук драгоценных камней и оставить сыну в наследство пару десятков литров пива! - пропыхтел Альпин, случайно обмакнув бороду в напиток. Он спрыгнул с пуфика и вытащил из-под кровати глубокую деревянную бочку. Открыв её, карлик подозвал Милену к себе. Она подошла к нему и ахнула от восхищения. В бочке покоилось сразу столько драгоценных камней, что они с трудом умещались, переливаясь в полутьме как разноцветные звёзды.
  - Сундуки нынче не в моде, но вот бочки - в самый раз, - за дверью послышались шаги, и Альпин торопливо задвинул бочку обратно. В комнату вошла женщина-гном. Из-под складчатого платья выглядывали её короткие, немного кривоватые ноги. Широкие скулы, крупный нос, большие карамельные глаза, окаймлённые пушистыми ресницами, полные губы... Незнакомку сложно было назвать красавицей, но интересное острое личико определено притягивало к себе взгляд.
  - Забери уже свою Флешку! Она все орехи из кухни утащила! - женщина насупилась и опустила на пол мохнатый рыжий комочек. Приглядевшись к нему, Милена вдруг поняла, что это... белка!
  - Неужели ты пожалела орехов этой несчастной голодной крохе? - просипел Альпин, с любовью глядя на круглый комочек. Судя по заметному животику белки и грозному взгляду женщины, зверёк своровал с кухни не только орехи. Покачав головой, карлица громко хлопнула за собой дверью.
  - Знакомьтесь, это Флешка! Правда, милое создание? Я нашёл её прошлой зимой в верденском лесу, - сообщил Альпин, беря белку на руки.
  - А назвал ты её в честь компьютерной флешки? Но это невозможно! Как ты мог назвать своего друга накопительным диском? - Джей застонал.
  - Кстати, о питомцах ... - начала Милена, когда Альпин проигнорировал вопрос Джея. - Как там поживают гусеницы-переростки? Они уже вылупились из коконов? - девушка боязливо покосилась на свои ноги. Сегодня она как раз надела туфли-лодочки, на которых в прошлый раз слизняк оставил след.
  - Ох, молодец, что напомнила! Идём, я тебе их покажу! - радостно прощебетал Альпин. Мысленно проклиная себя за то, что подняла эту тему, Милена бросила на Факела жалобный взгляд и поплелась за гномом. Они остановились у порога в тёмную комнату, откуда доносился терпкий запах сырости и древесины. Милена с опаской огляделась. С потолка свисали продолговатые коконы гусениц, но по полу никто не ползал.
  - Ну, и что ты хотел мне показать? - осведомилась она. Гном подпрыгнул и постучал по кокону. Оболочка треснула, и из неё вылетел странный, размером с кулак, огонёк. Поморгав заслезившимися от яркого света глазами, Милена сощурилась. Этим огоньком оказалась фея. Её единственное крылышко судорожно вздрагивало, пульсируя голубыми вспышками и освещая комнату перепадами волшебного блеска. Сама фея была просто крошечного роста и едва достигала восьми сантиметров.
  - А почему у неё только одно крыло? - прошептала Милена, боясь спугнуть
  малышку, которая с визгом закружилась, образуя в воздухе ореол света.
  - А разве ты не помнишь, как пнула ногой гусеницу? Причём так сильно, что беднягу ударило о стенку? - отозвался Альпин и мрачно уставился на Милену. Глаза девушки расширились, когда до неё дошёл смысл слов. Неужели та гусеница и есть фея? Она взглянула на покачивающиеся коконы, из которых одна за другой стали вылететь крохи. Хмурая комната в мгновенье наполнилась фейерверком, разрезая темноту лучами розового, красного, оранжевого и зелёного... Малышки так быстро метались, что их горящие крылья смазывались от скорости в неразборчивые капли света.
  - Феи - как бабочки. Они рождаются гусеницами, а затем сплетают коконы и меняют облик, превращаясь в фею. Как ты сама догадалась, однокрылая кроха - это та самая гусеница, которую ты в тот день швырнула о стену, - в голосе Альпина не звучало упрёка - лишь грусть, что заставило Милену сильнее покраснеть от стыда. Она протянула руку к однокрылой малышке, но та со смехом, похожим на чистый перезвон колокольчиков, умчалась прочь. Круто развернувшись, девушка выбежала из комнаты, но Альпин догнал её:
  - Послушай, Ми, я вовсе не сержусь на тебя. Я знаю, ты не хотела навредить фее. Пока она ещё слишком маленькая, чтобы понять, как отличается от других, но потом... Когда кроха вырастет, она привыкнет, - пробасил гном и ободряюще хлопнул Милену по ноге. Виновато опустив глаза, она вглядывалась в пол с торчащими оттуда гвоздями.
  - Ладно, давайте уже допьём гномье пиво! Наверняка оно ещё прохладное! Ведь я только-только его из погреба достал, - предложил Альпин и направился к себе в спальню. 'Я клянусь, что обязательно залажу свою вину перед этой несчастной феей!' - мысленно пообещала Милена и последовала за ним. Факел, который всё это время лениво плёлся сзади, внезапно поравнялся с ней и взял за руку. Тёплые, будто нагретые солнцем пальцы, накрыли её прохладную ладонь и пылко стиснули.
  - А теперь скажи мне честно, Каролл, зачем ты пришла? - подал голос гном, забираясь на пуфик. Милена вздохнула, размышляя, говорить правду или нет. Сначала она хотела наведаться в гости к Альпину просто так, но прошлой ночью передумала. Её беспокоил разговор Аш и Мурены, который она подслушала вчера в кустах. О каком камстри говорила Вильтон? Что они не могут искать, пока Ищейки рядом? И как проводятся казни ведьм, раз только одно упоминание об этом внушает всем ужас?
  - Я хотела тебя спросить о казнях ведьм. Что это такое? - призналась Милена. Альпин сделал пару мощных глотков пива и смахнул с бороды оставшиеся крошки пены.
  - Забавно! Сегодня ко мне как раз заходила Аш и просила ничего тебе не рассказывать, если ты вдруг придёшь. Вот у неё чутьё! - увидев, как с лица Милены сползает надежда, гном поспешно добавил. - Я тебе помогу, но запомни: этот разговор должен остаться между нами, - он перевёл взгляд на Джея, который в этот момент игрался с зажигалкой, подбрасывая её и ловя.
  - Ну, хорошо, я буду молчать как рыба! - парень состроил кислую гримасу.
  - Учти, я умею вырезать рыбам жабры, - пригрозил Альпин и залпом осушил кружку. Факел послал ему раздражённый взгляд и, оголив ключицу, коснулся её кончиками пальцев. Руны засветились и налились багровым цветом.
  - Клянусь своим дыханием! - отчеканил он. Оранжевая вспышка ослепила на миг комнату. Милена переключила взгляд на руки Джея - его пальцы лизало пламя. Но испугало её не это. Огонь отражался в глазах ведьмака, придавая им безумный алый оттенок. Но вскоре блеск потух, и взгляд парня стал прежним - дерзким и наглым.
  - Факел принёс клятву дыхания. И теперь, если он попробует её нарушить, то просто-напросто задохнётся, - констатировал Альпин. Милена начала возражать, но бас гнома заставил её замолчать и вжаться в пуфик:
  - Казнь ведьмы - это жуткое зрелище. Её заставляют умереть самой мучительной смертью - погибнуть от родной стихии. Огненных ведьмаков заживо сжигают на костре, земляных - закапывают глубоко под землю с кляпом во рту, а водяным привязывают к шее тяжёлый камень и опускают под воду. А ветряных ведьм карают, пожалуй, самым жестоким способом. Их заставляют умереть, как обычного человека. Полёт... Без него жизнь ветряной ведьмы превращается в пустое существование. А теперь представь, что полёт доставляет боль, - Милена содрогнулась, а Альпин продолжал:
  - Воздушного ведьмака связывают и бросают с огромной высоты. Он падает и разбивается. Погибает такой жалкой смертью. От собственного бессилия... - Милена зажмурилась и представила свою бабушку, стоящую на вершине горы. Представила, как Грифон приближается к беззащитной старухе и сталкивает её вниз. И хотя рот Агнессы связан, из него вырывается отчаянный вопль, ведь её полёт превратился в стремительное падение...
  Чувствуя, как по щеке заскользила слеза, Милена быстро вытерла её. Образ распластавшейся на земле старухи всё ещё стоял перед глазами. Нет, она не допустит этого!
  - Скажи, Альп, а ты не боишься умереть? - гном и Факел одновременно замерли, не ожидая от Милены такого вопроса.
  - Конечно, нет! Гномы тоже смертны: мы всего лишь долгожители. А жизнь не будет жизнью, если рано или поздно не оборвётся. Смерть неизбежна, как бы её ни пытались избежать. Даже Боги смертны. Сама посуди, сначала появились языческие Боги, затем Иисус, Дева Мария, Аллах, Будда... Не зря же они меняются? Все Боги куда-то исчезают... Или вернее сказать - тоже умирают, - Альпин подошёл к кровати и вытащил из-под неё толстую книгу, напоминающую по размеру телефонный справочник.
  - Я тебе ничего не давал и не просил принести это ничего, когда сможешь. Так Аш и передай. А теперь уходите! - пролепетал карлик, услышав стук в дверь. Милена взяла книгу и начала благодарить Альпина, но Факел не дал ей договорить и потащил к выходу. Как оказалось, за дверью стояли гномы, желавшие поиграть с Джеем в карты.
  - Как-нибудь в другой раз, ребята! - отказался он, игнорируя обиженные возгласы гномов, которые доносились им вслед. И только, когда они с Миленой выбежали из дома, ведьмак остановился, чтобы перевести дыхание.
  - Увидимся завтра? - спросила Милена, не зная, как благодарить его за клятву. Факел покачал головой и положил скейтборд на землю.
  - Не могу. Завтра я должен отрабатывать наказание. Но всё же я постараюсь пораньше улизнуть и тогда может быть... - задумчиво протянул он. Милена, уже наслушавшись о банде огненных ведьмаков, которую возглавляет парень по кличке Факел, кивнула. Оказалась, что сплетни расходятся быстро даже здесь - в городе ведьм. Джей со своей бандой хулиганов вытворяли такие трюки, что его каждый день оставляли после занятий отрабатывать наказания. Похоже, огненное отделение было самым бунтарским на всём Утёсе Дракона.
  - Ладно, я буду ждать тебя на обрыве, - бросила Милена и, прижав книгу к груди, засеменила к дракону. Она ни разу не обернулась, хотя всю дорогу ощущала на себе прожигающий взгляд Факела.
  
   * * *
  Милена решилась открыть книгу лишь спустя полчаса, когда пробило полночь, и лунный свет осветил 'норку'. На пожелтевших от времени страницах она не смогла разобрать ничего, кроме причудливых картинок. Наконец, она встретила текст, написанный на английском языке.
  - Магическое камстри, - прочитала Милена вслух и опешила. Как Альпин догадался, что она хочет побольше узнать об этом? Девушка помотала головой, пытаясь привести мысли в порядок, и возобновила чтение:
  - Магическим камстри называется дуэль между двумя ведьмами или ведьмаками из противоположных отделений ( например, водного и огненного ). Каждый участник должен пройти стихийные испытания, то есть... - Милена замолкла. Ещё издали она увидела летящую к ней Аш Вильтон. Ловко спрятав книгу под одеяло, Милена притворилась, что дремлет. Через пару минут в комнату вскарабкалась ведьма и Милена, сделав изумлённое лицо, приоткрыла веки.
  - И почему ты выбрала самую высокую 'норку' на Утёсе?! Пока к тебе доберешься, уже отпадёт всякое желание попасть внутрь! - пожаловалась Аш, устраиваясь в дыре поудобнее.
  - Мне нужно с тобой поговорить, - выпалила Милена, даже не поздоровавшись с ведьмой. Но женщина не смутилась и привычно полезла в карман куртки за пачкой сигарет. Одной рукой она поднесла сигарету к губам, а другой - теребила маленький медальон, слабо мерцавший на шее.
  - Аш, я не могу доверять тебе, пока хоть немного не узнаю! Но ты покрыта целой вуалью тайн! Скажи мне, что случилось двадцать лет назад? Тогда на суде мы с Кристианом всё слышали. Я знаю, что Уриах вынес тебе оправдательный приговор. А сегодня днём Агнесса рассказала историю о пятнадцатилетней девочке, которая... - протараторила Милена, так и не дав Вильтон возможность заговорить. Но ведьма небрежно махнула рукой, обрывая поток вопросов и укоров.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Не говори так быстро, а то я ни слова не понимаю! - она хрипло рассмеялась. - Я могу тебе рассказать, что случилось двадцать лет назад, но боюсь, именно после этого ты перестанешь мне доверять, - предупредила Аш, наматывая на палец хрупкую цепь медальона. Свет луны придал её коже молочный оттенок, как у свежевзбитых сливок. Худощавая, с тенями под глазами от бессонных ночей и бледная как смерть - Аш Вильтон выглядела загадочно и экзотично.
  - Сейчас мне тридцать пять. Но история эта случилась двадцать лет назад: мне тогда было всего пятнадцать. Всё началось, когда моя мать стала директрисой школы, - Аш распахнула медальон и кинула его девушке. Милена поймала украшение и взглянула на фотографию. Теперь она вспомнила, почему два с половиной месяца назад фамилия 'Вильтон' показалась ей смутно знакомой. Это была фамилия директрисы Вильтон, чьё фото висит в их школе возле учительской.
  - Так твоя мать - это бывшая директриса Вильтон? - смекнула Милена.
  - Да, она самая. Магические способности открылись у меня в четырнадцать лет - после смерти отца. Но даже за год я не научилась управлять ими. Я перешла в девятый класс, когда мою мать сделали новой директрисой. Именно тогда всё и произошло, - она выпустила изо рта толстую струю дыма и высунула из кармана следующую сигарету. - Мои способности стали неконтролируемыми. Я начала срывать уроки, когда получала плохие оценки, с моими школьными врагами случались странные вещи... И хотя ведьминское чувство предупреждало меня, что я перехожу грань - я уже не могла остановиться. Вскоре класс и учителя отвернулись от меня. А мой враг, одноклассница Диана Пирсон, придумала кличку 'ведьма'. Все стали подшучивать, что это моя вина в смерти отца. Будто мои выходки уложили его в гроб! Я стала изгоем, пропускала уроки, избегала общения со сверстниками... Моя мама всё ещё находилась в шоке от смерти папы, так что не замечала во мне особых перемен. А если и замечала, то списывала всё на переходный возраст. А я боялась ей признаться, что стала такой ... ведьмой, - последнее слово Аш произнесла совсем тихо - почти выдохнула. - Однажды одноклассники довели меня до истерики прямо на уроке географии. Учитель принялся всех успокаивать. В классе наступила тишина. И тут эта Диана Пирсон вдруг во весь голос закричала: 'Это ты проклятая ведьма! Это ты убила своего отца!'. Больше я ничего не помню, - дрожащей рукой Аш
  струсила пепел с сигареты и поднесла её тлеющий кончик ко рту. - А очнулась я на полу. Голова раскалывалась от боли, тело нещадно ломило. Вокруг бегали медики, одноклассники, учителя... Все кричали и ругались, кто-то плакал... Я встала и осмотрелась. На одной из парт лежала Диана Пирсон. И она была мёртва, - Милена, ожидавшая такого конца, всё равно вздрогнула. - Я не помню, как фейры вырвались наружу, не помню, как потратила все силы и сама чуть не умерла, не помню, как убила Диану...
  После этого случая меня исключили из школы, а маму - уволили, - Аш слизала языком слезу, застывшую на нижней губе. - Ради меня в пятницу тринадцатого созвали Совет. То, что я сделала - было нарушением законов Ордена Посвящения. Меня хотели казнить. Казнить, чтобы показать другим ведьмакам, что произойдёт, если они совершат подобное. Только двое судей проголосовали за то, чтобы оставить меня в живых - твоя бабушка и Уриах. Они спасли мне жизнь, и я никогда этого не забуду. Поэтому я сделаю всё возможное и невозможное, чтобы спасти Агнессе жизнь, - около минуты прошло в молчании, пока каждый размышлял о своём.
  - Ну и что ты мне скажешь? Ты сможешь доверять убийце? - Вильтон опустила руку с сигаретой, стараясь не встречаться с Миленой взглядом.
  - Аш, я доверяю тебе, а не убийце, - уверено произнесла девушка.
  - Понимаешь, огненные ведьмы и ведьмаки не очень спокойные. Мы - вспыльчивые, эмоциональные, импульсивные, нам трудно держать чувства в себе... Мы - бунтари и в наших жилах течёт огонь... - начала оправдываться Аш, но Милена перебила её:
  - Я верю тебе. И тоже хочу, чтобы предсказание шаманки с Совета Теней не сбылось, - Милену передёрнуло от вспоминания о женщине, которая приехала на колеснице, запряжённой медведями. - Я только не могу понять, почему шаманка за всю ночь так и не открыла глаза! - призналась она.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Глупышка, все шаманы такие! Хоть у неё и были прикрыты веки, она видела даже лучше, чем другие! Шаманка смотрела третьим глазом! - Аш затянулась и выпустила струю дыма.
  - Скажи, а зачем ты вообще пришла? - спохватилась Милена и перевернула медальон. На золоте была выгравирована надпись: 'Моей любимой дочке Аш на десятилетие от папы'.
  - Я просто хотела рассказать тебе о камстри. Сама понимаешь, в книге Альпина есть далеко не вся информация, - ведьма невесело улыбнулась, глядя, как Милена засунула руку под одеяло, проверяя, там ли ещё книга. Нащупав пальцами шершавый переплёт, она немного успокоилась. Но как Аш узнала о том, что гном передал ей книгу?
  - На самом деле магическое камстри - забавная игра, которая проводится, чтобы повеселиться. Но в этот раз камстри состоится с другой целью. Участники должны будут кое-что найти. Но об этом позднее. Я пришла, чтобы предупредить тебя...
  - О чём? - автоматически вырвалось у Милены.
  - Ворон, тот ведьмак с пустыря, который напал на тебя в подъезде, здесь - на Утёсе Дракона, - Милена устало закатила глаза и показала Аш свою руку с выцарапанной на ней надписью - 'Я здесь'.
  - Твоё предупреждение не актуально. Вообще-то я уже в курсе, - Милена осторожно провела пальцами по контурам выпуклых букв.
  - Нет, наследница, ты не поняла. Предатель среди нас - ведьмаков и ведьм. Он даже не стиг. Я видела его вчера. Его ключица была оголена, и я готова поклясться, что видела на ней тату в виде рун! А колдуны не делают татуировок! Значит, Ворон прямо здесь, среди нас! - Аш надела медальон и спрятала его под куртку. В голове Милены всплыл сон, который недавно приснился ей на литературе. В нём ведьмак, превращаясь в ворона, потёр свою ключицу. А на ключице чернела татуировка! В мыслях пронеслись слова Агнессы, которые она бросила перед тем, как её забрали в больницу. 'Ворон в Драконе' - прошептала старуха. Тогда эта фраза показалась Милене бредом, но сейчас... Сейчас она звучала, как ключ к разгадке. Так значит, Агнесса ещё тогда знала, что Ворон - это предатель, который скрывается на Утёсе Дракона!
  - Я встретила ведьмака, когда он пытался прокрасться к тебе в комнату, - продолжила Аш. - Берегись, наследница, вчера я его спугнула, но он вернётся. И берегись вдвойне, потому что это может быть твой друг. Предатель - он на то и предатель, что предаёт. Но не бойся, Ворон не помешает нашим планам. Мы спасём Агнессу от казни. Тем более, смотри, как нам улыбается удача! - Вильтон натянула на лицо притворно радостную ухмылку. Милена не сдержалась и выдавила из себя ехидный смешок:
  - Правда? А, по-моему, это скорее оскал, чем улыбка, - заметила Милена и растянулась на кровати, намереваясь уснуть. Хотя сделать это под крики стигов, вышедших в полночь на занятия, было довольно трудно.
  Запретный час начался.
  
  Глава семнадцатая: Рождественские каникулы.
   Жизнь, состоящая из поводов,
   Гораздо интереснее той, в которой их нет,
   Так как гном, живущий
   Без всяких целей, живёт просто так.
   А найдя повод для счастья - у гнома
   Обязательно появится новый повод жить.
   Жить лучше.
   'Гномьи хроники'.
  Когда Милена пришла на обрыв, солнце уже легло в горную колыбель. Залитые закатом, заснеженные вершины казались картиной из сказки.
  - Любуешься долиной Сорго? - раздался сзади хрипловатый баритон. Факел. Милена не могла не признать про себя, что в самом тембре его голоса, чуть глуховатым и местами агрессивным, таилось дерзкое обаяние, какая-то магнетическая сила и сексуальность. Она обернулась.
  - Ты всё-таки умудрился сбежать с наказания? - поинтересовалась она, хотя ответ был очевиден, раз ведьмак стоял рядом с ней. Как видно, Факел ещё успел зайти к себе в комнату, так как в одной руке он держал гитару, а в другой - скейтборд. Аккуратно положив гитару на землю, он встал на скейт и стал наматывать круги около Милены.
  - Горы, на которые ты только что смотрела, называют долиной Сорго. Ходят слухи, что в этой долине живут шаманы, а горы то появляются, то исчезают, чтобы ты не смог вычислить их место положения. Но никто в это не верит, - Факел проделал очередной трюк на скейтборде. Милена мысленно обозвала его хвастуном и вернулась к изучению гор. После слов Джея они казались теперь ещё более далёкими и таинственными.
  - А ты веришь в существование этой долины Сорго? - спросила Милена, но ведьмак не ответил. Девушка недовольно кашлянула. Осознав, что он слишком увлёкся катанием, Джей быстро спохватился:
  - Да, конечно, верю! Тем более, как мне в это не верить, если я там жил? - решив, что Факел снова хвастается, Милена презрительно фыркнула.
  - Нет, я тебе честно говорю! Моим прошлым наставником был шаман! Если не веришь, сама посмотри! - Джей снял с себя кофту и отбросил её в сторону, а затем повернулся к ней обнажённой спиной. Начиная от затылка, по коже тянулась татуировка в виде когтистой лапы. Милена вскочила с земли и погладила контуры рисунка, который кончался у самой поясницы.
  Невероятно, но такое же тату было выгравировано у шаманки на колеснице!
  Милена еле успела отдёрнуть руку, как Факел развернулся. Их лица оказались в сантиметре друг от друга. Её ноздри затрепетали, впитывая необычный аромат, исходящий от ведьмака. Несмотря на то, что Милена ни разу не видела, как парень курит, его вещи насквозь пропахли терпким запахом табака и мятной жвачки, которую он использовал, чтобы перебить сигареты. Эти ароматы так плотно впитались в тело Джея, что повсюду преследовали его - как настойчивые духи. И хотя Милене нравился Факел, эти чувства были ничем по сравнению с теми, которая она испытывала при виде Кристиана. Холодный, чуть надменный взгляд Вогана завораживал.
  - Наверное, ты уже знаешь, что члены Ордена Посвящения различают друг друга по тату. У некромантов татуировка в виде треснутого черепа с пустыми глазницами, у магов вуду - большой чёрный паук, у верденских ведьм - листик в лучах солнца, а у шаманов - когтистая лапа. Стиги и ведьмаки с пустыря не делают себе татуировок вообще, - Джей говорил так быстро, что Милена с трудом разбирала слова. - Знаешь, как собаки обнюхивают незнакомцев при первой встрече? То же самое делаем мы - только с помощью татуировок, - добавил он. Милена ещё около получаса любовалась, как Факел подпрыгивает вверх и выписывает в воздухе разные пируэты на скейте, а затем прикрыла глаза, наслаждаясь мирной тишиной. Ещё один день канул, и до возвращения домой теперь оставалось меньше двух недель.
  Она открыла глаза лишь, когда услышала знакомую песню 'Аааааууууууу'.
  Сирены пели, кружась над громадным камнем в форме короны. Эта часовня служила им домом. Где-то вдалеке, за пеленой чёрного тумана, ревели ихоны - предки лебедей. А сирены, тем временем, приближались. И желающих послушать их с каждым мигом становилось всё больше. Милена сама не заметила, как шагнула навстречу существам, которые приземлились неподалёку. Их тягучие голоса так красиво переплетались! Так очаровывали и манили! Одна из сирен подлетела к Милене совсем близко.
  - Ааааааааууууууууу.... - выпевала она, растягивая звук на минуты. Её лиловые крылья шумно трепыхались в воздухе, а оливковые глаза смотрели хищно, точно кот на сливки. Это была предводительница сирен - Мурена.
  - Уходите, сегодня здесь будет опасно! - прошипела она и вернулась к стае.
  Милена долго глядела сирене вслед, пока не услышала сзади странные звуки - бренчание струн гитары. Оглянувшись, она убедилась, что играет Джей.
  - Не думала, что ты умеешь играть на гитаре, - призналась Милена, усаживаясь рядом. Бровь Факела забавно взлетела, пока он одевал кофту.
  - Да здравствует женская логика! А тебе не приходило в голову, что я таскаю гитару не просто так? Или ты думала, что это моё хобби - повсюду брать с собой музыкальные инструменты? - съязвил Факел, и его пальцы ловко запорхали над струнами. Милена несколько минут наслаждалась игрой ведьмака, пока голоса сирен окончательно не заглушили мелодию.
  - Давай уйдём отсюда! Что-то нечисть сегодня совсем обнаглела! - с этими словами Джей поднял с земли скейтборд и направился к дракону. Милена неохотно поплелась за ним. За это время ведьмаки так облепили холм, что было не протолкнуться. В основном, толпа состояла из зачарованных парней. 'Всё-таки мужчины не сильный, а слабый пол!' - вздохнула Милена, глядя на отупевшие лица ведьмаков. Но тут её взгляд наткнулся на знакомую светлую шевелюру. Это был Кристиан. И она впервые видела его таким. Голубые глаза остекленели, одежда помялась, а волосы торчали в разные стороны, как у сумасшедшего учёного, которого ударило током во время эксперимента. Да уж, пожалуй, более интересного и печального зрелища Милена ещё в жизни не видела. Растолкав зевак, она схватила Вогана за локоть и потянула за собой. А ведьмак даже не сопротивлялся!
  - Ох, Ми, куда ты запропастилась? Я везде тебя ищу! - Факел подошёл к ней, но увидев одурманенного Кристиана, замер и недоверчиво прищурился.
  - Я знаю, что делать! - сообщил он на редкость весёлым голосом. Джей передал Милене гитару и освободившейся рукой ударил Вогана по щеке. Девушка вскрикнула от неожиданности. Но Факел не остановился и нанёс следующий удар - прямо в нос. Из ноздрей Кристиана потекла кровь, и он со стоном плюхнулся на колени.
  - Извини, Ми, но я не знал другого способа, как привести белобрысого в чувство! Зато результат на лицо! Наш милый добрый мальчик приходит в себя! - заметил Джей, когда Воган с оскалом показал ему средний палец.
  - Не знаешь, что делать, так не лезь! - огрызнулась Милена, с беспокойством поглядывая на корчащегося Кристиана. Она стала мягко перебирать пряди на его голове, но парень раздражённо отдёрнулся. Факел выдернул гитару из её рук и засеменил к хвосту дракона. Милена устало вздохнула. Всё-таки Аш права. Огненные ведьмаки не умеют скрывать свои чувства. И обиженная физиономия Джея была тому доказательством.
  Тем временем, Воган уже пришёл в себя. Он с недоумёнием вытаращился на выпачканные в крови пальцы. Милена уже собралась объяснить ему, что случилось, как в этот момент раздался бас Альпина. Гном был не один. На его плече сидела белка по имени Флешка и догрызала орешек. В одной руке карлик держал миниатюрный гномий фонарь, а в другой - топор с короткой рукояткой.
  - Что за шум, а трупов нет? Что вы, бабы, опять здесь разорались? Пиво перепили, что ли? - просипел он, угрожающе покачивая фонариком. Все сирены одновременно затихли и обиженно уставились на гнома, которому их чары были безразличны. Только одна сирена продолжала петь. Но группа парней, выстроившихся полукругом, закрывала её.
  - А ну, разойдитесь! - Альпин начал пугающе размахивать топором, чтобы толпа расступилась. Белка выкинула недогрызанный орех и испуганно прыгнула на бороду гнома, пытаясь спрятаться.
  - Да, что здесь происходит? - Альпин стал бесцеремонно проталкиваться вперёд. Милена последовала за ним, так же нагло отпихивая ведьмаков.
  - О БОЖЕ, ОТРУБИ МОЮ ГНОМЬЮ БОРОДУ! - ахнул гном. Прямо возле берега, сидя на камне, пела статуя сирены. Ударив мощным хвостом по воде, она прекратила петь и смахнула с лица слёзы. Её пустые глаза бегло осмотрели толпу и остановились взглядом на Милене.
  - Это сделаешь ты! Ты их найдёшь! - она ткнула пальцем в девушку и нырнула обратно в воду. В эту минуту все сирены начали каркать и судорожно взмахивать крыльями, улетая.
  - СТАТУЯ ОЖИЛА! СТАТУЯ ОЖИЛА! ОНА ВПЕРВЫЕ СДВИНУЛАСЬ С МЕСТА ЗА ПОСЛЕДНИЕ ПОЛВЕКА! - раздавались отовсюду крики очнувшихся ведьмаков.
  - Идите спать! Я объявляю запретный час! - Альпину пришлось перейти на тонкий визг, чтобы все его услышали. Он кинул на Милену вопросительный взгляд, ожидая объяснений, но она лишь беспомощно пожала плечами.
  - Скоро... - послышался из воды шёпот каменной сирены, но он мгновенно утонул в криках ведьм, которые подоспели на помощь. Среди них Милена различила Аш. Взгляд Вильтон был устремлён на то место, откуда только что раздался голос статуи. Вода там была покрыта мутными пузырями.
  - Иди спать, Милена, - властно сказала Аш. Девушка, расценивая эти слова как приказ, поспешила удалиться. Она уже засеменила к Утёсу, как услышала сиплый голос ведьмы, кричавший ей вдогонку 'Сладких снов!'
  
   * * *
  Полторы недели промчались так быстро, что Милена даже не заметила, как они прошли. За это время она успела подружиться со многими ведьмами,
  одним дедом, у которого способности открылись в восемьдесят два года и ... собственной бабушкой. Как ни странно, у них с Агнессой оказалось много общего. Поэтому почти все вечера она проводила с ней, Альпином и его обжорливой белкой Флешкой. Милена просто не узнавала старуху. Её глаза лучились от счастья, а морщины почти исчезли с лица.
  Все эти дни ведьмак с пустыря больше не появлялся, хотя Милена часто ощущала на себе чей-то пристальный взгляд. На город ведьм опустилось долгожданное спокойствие. И хотя девушка пыталась выпытать об ожившей сирене, её вопросы привычно игнорировали. А вскоре она сдалась и перестала вспоминать этот эпизод. Милену беспокоила лишь одно обстоятельство. Несмотря на то, что она виделась с Факелом каждый день, с Кристианом они встречались лишь на занятиях. И как бы девушка ни пробовала наладить отношения, Воган упорно её игнорировал. Вконец отчаявшись, она даже перестала с ним здороваться, о чём сразу пожалела. Возле Кристиана сразу начали виться ведьмы со всех отделений. Но когда одна из девушек попыталась поцеловать Вогана, Милена не выдержала и просто ушла с занятий. Так - на всякий случай, чтобы не повторить судьбу Аш.
  Вот и сейчас, когда урок окончился, она вместо того, чтобы прогуляться, решила понежиться в кровати. Размышляя над скорым возвращением домой, Милена сама не заметила, как на неё обрушился сон. И она не стала сопротивляться ему: лишь мельком взглянула на левую руку с надписью 'Я здесь'. Как рассказать об этом родителям? Ведь как бы она ни пробовала стереть буквы, они не смывались. Наоборот, надпись так сильно въелась в кожу, что теперь здорово походила на шрам. 'Наверное, придётся надеть кофту с длинным рукавом!' - сонно заключила Милена. Ей до сих пор не верилось, что завтра с бабушкой они уже будут дома. Хотя сейчас Милена сомневалась, где именно её дом. Она так привыкла к ворчанию Альпина, рёву ихонов и своей 'норке', что даже вообразить не могла, как будет жить без этого на каникулах. Представив лицо миссис Шейп и Глэн Хэнкс, когда они снова увидят её в школе, Милена злорадно усмехнулась и уснула. Но вскоре её улыбка исчезла, а тело покрылось холодным потом. Она снова бежала. Бежала от колдунов и Ищеек, которые окружили её со всех сторон. Страх сжал горло, точно клешни. Они не должны получить вещь, которую она так судорожно прижимает к груди! Милена не знала, что это за предмет, но ощущала пальцами его шероховатую мягкую поверхность.
  - Берегись, наследница! Я уже вижу над тобой стервятника - посланника смерти... Он кружит... кружит над тобой... - раздался из ниоткуда голос шаманки с Совета Теней. - Смерть... Она всё ближе... Скоро кто-то умрёт... Я вижу это... Вижу Ангела Смерти! Он всё ближе...- прошипела она, и её голос растворился в звуках погони.
  - Это сделаешь ты! Ты их найдёшь! - послышался новый голос. Милена с ужасом посмотрела вниз. Каменная сирена ползла по земле на одном локте, отталкиваясь длинным гладким хвостом. Венчаясь двумя крохотными плавниками, он извивался как змея и напоминал раздражённого питона. Вторую ладонь статуя протягивала к Милене, точно попрошайка за милостыней.
  - Ты найдёшь их! И случится это скоро, очень скоро! - прошептала сирена. Ищейки переступили её неподвижное тело и ощерились. В центр вышел Грифон. Его лицо, как обычно, скрывала маска, оголяя лишь глаза и рот. Взгляд стига скользнул по предмету, который Милена стиснула в руках, и медленная улыбка раздвинула его губы.
  - Отдай мне это... - властно приказал он. Милена взвизгнула и попятилась, но одна из Ищеек кинулась на неё и прижала лапами к земле. В этот момент каменная сирена запела и снова жалобно протянула пустую ладонь, в которой некогда что-то лежало...
  Милена вскрикнула и проснулась.
   * * *
  Она открыла глаза. По-видимому, утро уже давно наступило, так как вся комната была покрыта золотистой пыльцой солнца. Милена прислушалась. Где-то недалеко пели сирены, заставляя жителей Утёса проснуться. Здесь, в городе ведьм, они служили петухами, которые вставали, как только всходило солнце, и начинали будить всех кукареканьем.
  Милена привстала и осмотрелась. На трёхногом стуле-инвалиде сидел тот, кого она меньше всего ожидала сейчас увидеть. Косая чёлка слетела на лоб, прикрывая бровь, а глаза походили на осколки подтаявшего голубого льда. Глядя в них, Милена невольно вспомнила снежного барса. Она перевела взгляд ниже. Сегодня на Кристиане красовались светлые брюки и лёгкий свитер цвета индиго с небрежно расправленным воротником. Массивный серебряный крест привычно колыхался на груди, теряясь в складках ткани.
  - Не хотел тебя будить, - отозвался Кристиан, довольный реакцией Милены. Девушка смахнула со лба влажную прядь волос и сглотнула. Ей снова снился кошмар - видение, которое промелькнуло, когда она нырнула в реку сирен. Так может, ей и сейчас снится сон, а Воган всего-навсего порождение её больной фантазии?
  - Что ты здесь делаешь? - незаметно ущипнув себя под одеялом, чтобы убедиться, что это не сон, прохрипела она.
  - Хотел попрощаться. Меня не будет в школе эти две недели, - увидев недоумение, отразившееся на её лице, ведьмак пояснил. - Я собираюсь проведать свою семью. Давно не виделись, - Воган лениво улыбнулся и, вскочив со стула, направился к постели. Милена чуть не завопила от возмущения, когда Кристиан с собственническим видом улёгся рядом. Она уже приготовилась спихнуть его с кровати, как парень вдруг навалился на неё сверху. Осторожно сжав её запястья, он свёл их вместе и завёл за голову.
  Милена почувствовала, как сердце шумно заколотилось, а дыхание стало беспокойным и прерывистым. Бёдра Вогана крепко прижались к её ногам.
  Его лицо склонилось ближе. 'Господи, не дай мне умереть от сердечного приступа раньше, чем он меня поцелует!' - Милена мысленно взвыла. Мягкие, чуть прохладные губы Кристиана плавно легли на кожу и провели дорожку от шеи до самого подбородка. Уже не боясь колючего взгляда Вогана, она смело заглянула ему в глаза, когда ведьмак поднял голову. Такие холодные, но такие притягательные...
  Милена обвела пальцем чёткие контуры губ Кристиана, как уже давно мечтала сделать, и зажмурилась в наслаждении. Но, почувствовав, как напряглось его тело, неохотно подняла веки. Воган нежно прикоснулся своими губами к её. Она вздрогнула, ощутив, как горячая кровь прилила к лицу.
  - И почему я, идиот, так долго сдерживался? - прошептал он и очертил кончиком языка контур её рта. Милена поддалась вперёд и сама впилась губами в его губы. Запах ванили окутал её подобно шёлку, заставляя все мысли разлететься прочь. Милена ощутила, как он нечаянно коснулся языком её зубов, но не обратила на это внимания. Это был её первый поцелуй! Поцелуй с Кристианом Воганом!
  Они пролежали так в кровати ещё несколько минут, жадно целуясь, и буквально не отлипая друг от друга, пока Кристиан вдруг не отстранился.
  - Мне пора. Я просто чувствую, что если сейчас не уйду, наше прощание растянется на несколько часов, - выдохнул он и, послав ей воздушный поцелуй, нырнул в дыру.
  Милена же провалялась в постели ещё несколько минут, тщетно пытаясь восстановить дыхание.
   * * *
  Милена жалостливо взглянула на бренное тело яичницы, которое ещё чудом не развалилось. Подумать только, она отвлеклась всего на секунду, а яичница уже умудрилась подгореть! Замахав руками, девушка поспешно бросила в сковородку пару полосок бекона, горстку тёртого сыра и дольки помидора. 'Господи, спаси эту яичницу!' - взмолилась Милена и с любовью огляделась. Вот она - родная кухня. Несмотря на то, что они с Агнессой вернулись домой всего час назад, она уже успела пригласить Лизу в гости и разобрать сумку с вещами. А сейчас Милена готовила для семьи ланч. Вэнс, как обычно, разбирался с бумагами на работе, несмотря на то, что сегодня была суббота. Лора отправилась за продуктами для рождественского стола и до сих пор не вернулась. А Агнесса снова закрылась у себя в комнате, так что можно сказать, Милена осталась дома одна. Если не считать полумёртвой яичницы. Но судя по смуглому оттенку, ей тоже осталось недолго...
  - Я, конечно, не великий кулинар, но что-то подсказывает мне, что яичницу пора выключить. Или ты предпочитаешь есть угольки? - раздался сзади знакомый хрипловатый голос. Милена от неожиданности вскрикнула и, дёрнув ногой, ударилась о кухонную тумбочку. Подпрыгивая от боли, она обернулась. Посреди её кухни стоял огненный ведьмак. В руках у него был чёрный гитарный футляр и скейтборд, а за спиной - рюкзак.
  - Факел, что ты тут делаешь? И как ты узнал, где я живу? - опешила Милена, размахивая столовой ложкой, точно чокнутый дирижер. Джей блеснул наглой ухмылкой и, опустив футляр, взлохматил свой высокий ёжик.
  - Я случайно проследил за тобой и Агнессой. Просто нам было по пути, и я решил тебя наведать... Ты же не против? - Милена покачала головой, хотя и усомнилась в слове 'случайно'.
  - Нет, конечно, нет! Если хочешь, можешь пожить пока у меня. Но только придётся объясниться с родителями, - она закусила губу, размышляя над тем, как отреагируют Лора и Вэнс. Если с отцом проблем не будет, то с матерью... После случая с Кристианом тема о мальчиках стала для неё весьма болезненной. Почувствовав запах горелого, Милена переключила внимание на плиту. Всю сковородку охватило ярко-алое пламя. Факел подошёл ближе и хмыкнул, глядя, как огонь лижет крышку сковородки. Осознав, что эта выходка его рук дело, Милена шлёпнула Джея по руке.
  - Прекрати сейчас же! - строго потребовала она, хотя сама еле сдерживала хихиканье. Факел щёлкнул пальцами, и пламя мгновенно потухло. К счастью, яичница не пострадала от его своенравного чувства юмора. В этот момент в коридоре послышались шаги, и тишину прорезал голос Лоры:
  - Ми, я вернулась! Кстати, я купила тебе новую подушку, как ты просила! Только я так и не поняла, что случилось с прошлой, которую ты отвезла туда... - Милена уже давно заметила, что её мать опасается произносить название города ведьм - Утёс Дракона.
  - Мамочка, а у нас гости, - прощебетала она сладким голосом. Лора что-то неразборчиво пробурчала, но Милена смогла разобрать среди этого бормотания лишь одно слово - Лиза.
  - Нет, мамочка, это не Лиза, - Факел положил скейтборд на пол и недоуменно уставился на Милену, не понимая, о ком идёт речь.
  - Не Лиза? - уточнила Лора, и в её голосе заиграли панические нотки. Она ворвалась в кухню, по пути снимая с себя сапоги, и ахнула. Женщина оглядела Джея с головы до ног и задержалась взглядом на волосах цвета чёрного шоколада и двух серебряных колечках в ухе.
  - Здравствуйте, я лучший друг вашей дочери, - сообщил он немного растерянным от произведённого эффекта голосом. Милена, потрясённая таким заявлением, с трудом удержалась, чтобы не напомнить Факелу, что они знакомы чуть больше двух недель. В этот миг, как назло, раздался дверной звонок. Лора погрозила пальцем, намекая, что это не конец разговора, и скрылась. Спустя минуту, она вернулась с новым гостем - Лизой Сквойн. Не заметив Джея, толстушка помчалась к Милене и крепко стиснула в объятьях. Факел тактично кашлянул, напоминая о своём присутствии. Толстушка посмотрела в его сторону парня и смущённо отвернулась.
  - Если у вас на Утёсе Дракона все такие парни, я хоть сейчас готова стать ведьмой! - прошептала Лиза ей на ухо. Вспомнив о Кристиане, Милена незаметно для самой себя провела ногтем по губам. Лора, наконец, справилась с сапогами и пошлёпала в коридор, чтобы снять остальные вещи.
  - Ох, Ми, мне столько нужно тебе рассказать! Ты просто не представляешь, что у нас в школе творится! Джоан клянётся, что на днях кто-то закопал сэра Генри обратно в могилу! Причём сама крыса была предварительно обёрнута в пакет от 'Макдональдс'! А Глэн говорит, что уже полторы недели встречается с новеньким! Но лично я в это не верю! Мне кажется, она просто пользуется тем, что Воган пока не ходит в школу! Тем более Кристиан такая сладкая лапочка! Вряд ли ему могла понравиться Хэнкс! А ещё миссис Шейп поставила тебе за новую тему единицу! Кстати, ходят слухи, что она и мистер Пинкинс... - Лиза тараторила так быстро, делясь последними сплетнями, что Милена почти не улавливала их смысл. До неё дошла лишь одна фраза. Учительница по химии поставила кол! Если Лора узнает об этом, то смерть от проклятья Ворона покажется ей просто райским время препровождением!
  - Единица? - не своим от злости голосом переспросила Милена.
  - Сладкая лапочка? - с такой же вопросительной интонацией повторил Джей.
  - Кто - этот белобрысый? Неужели мистер Хладнокровие - сладкая лапочка? - Лиза хотела ответить Факелу, но тут вошла уже переодетая Лора.
  - Вот теперь, Милена, ты мне всё объяснишь, - угрожающе начала она и бросила на Джея красноречивый взгляд. Но тут яичница дала о себе знать. С ужасом осознав, что она забыла её выключить, Милена кинулась к плите. Но опоздала: обгоревшая тушка яичницы уже отправилась в иной мир. Лора метнула на дочь недобрый взгляд и принялась готовить новый ланч. Факел воспользовался этой паузой и приблизился к Милене вплотную:
  - Кажется, она меня ненавидит, - процедил он, когда Лора в очередной раз обожгла его строгим взглядом. Милена устало вздохнула и мысленно сравнила мать со сторожевым псом.
  - Не льсти себе. С некоторых пор эта женщина ненавидит всех мальчиков, - промямлила она огорченно. Кажется, ещё никогда в жизни Милена так сильно не жаждала ланча. Может, когда рот Лоры будет набит едой, она, наконец, прекратит ворчать?
   * * *
  - Ну, и как вы познакомились с мистером Кароллом? - спросил Джей, уже отчаявшись поладить с Лорой. Милена чуть не застонала. Прошло уже два часа, а Вэнс так и не вернулся с работы. Она по-кошачьи потянулась, развалившись на всём диване, и взглянула в окно. Всё небо было затянуто тучами, и только в самом его уголке виднелся блеклый, точно выцветший лучик солнца. Вот и наступило Рождество, а зима встретила его ворчанием ветра и хмурой погодой.
  Как выяснилось, её мать собиралась посвятить весь день готовке, ведь гвоздём вечера должен стать рождественский плумпудинг. А поскольку готовился он очень долго, Лора заранее обеспечила себя продуктами: хлебными крошками, мукой, изюмом, сахаром, яйцами и другими пряностями. Милена обожала это блюдо, и её любимым моментом было, когда пудинг перед подачей обливали ромом, а затем поджигали и пылающим ставили на стол. Да, этот вечер обещал выдаться весёлым - тем более в компании Факела. У неё оставалась лишь одна проблема: она ещё никому не купила подарки, хотя карманных денег накопилось предостаточно. В этом году приготовление к Рождеству вообще прошло мимо неё. Квартиру Лора сама украсила - правда, она немного переборщила. Со стен глядели забавные плакаты, с потолка свисали плохо приклеенные разноцветные гирлянды, а ёлка пошатывалась от обилия новогодних игрушек. О надувном Санта-Клаусе в гостиной Милена вообще предпочитала не вспоминать.
  - Миссис Каролл, вы так и не ответили на мой вопрос. Как вы познакомились с отцом Милены? - тем же натянутым вежливым тоном повторил Джей. Как видно, он отличался не только чрезмерной импульсивностью, но и полным отсутствием терпения. Подкидывая вверх зажигалку, он каждые десять секунд многозначительно кивал Милене в сторону двери.
  - Ну, если тебе так уж невтерпёж узнать, как мы познакомились с мужем, я отвечу! Проходя мимо по улице, Вэнс наступил мне на ногу! - отозвалась Лора. В этот момент, словно услышав, что о нём говорят, в дверь позвонил Вэнс. Никого другого они просто не ждали. Женщина радостно подорвалась с места, оставляя Милену, Лизу и Факела наедине.
  - Давай погуляем, я тебя умоляю! Ещё полчаса с этой женщиной, и я за себя не отвечаю! - Джей взвыл и умоляюще посмотрел на Милену. Она вопросительно переглянулась с толстушкой и неуверенно кивнула. Оставался только один вопрос - родители. Как отпроситься у них погулять, если Лора и на минуту не оставляет её наедине с парнем? Подумав немного, Милена нашла отличную причину для прогулки. Ей же надо купить подарки!
  - Пошли быстрее, я хочу тебе кое-что показать! - воскликнул Факел и, взяв её за руку, стал стаскивать с дивана.
   * * *
  - Неужели тебе не холодно зимой в одной тонкой майке? - недоверчиво уточнила Лиза. Она с подозрением взглянула на Факела, облачённого в чёрную майку и летние седые джинсы. Джей бодро закивал головой. Милена издала ехидный смешок и плотнее запахнулась в куртку. В отличие от толстушки, её было не так легко провести. Несмотря на то, что кровь огненных ведьмаков дарила им тепло, Джею всё равно было зябко. Об этом свидетельствовали игра желваков на скулах и его напряжённый голос.
  - А ты уверен, что тебя пропустят в нашу школу? - усомнилась Милена. Факел проигнорировал вопрос, поскольку она задала его уже в сотый раз. Милена шумно выдохнула, продолжая судорожно прижимать к груди сумку с учебниками. Серо-голубое здание, вокруг которого привычно толпились ученики, встретило их возбужденным гомоном. Вот она школа во всей своей красе - обитель сплетней и нервотрёпки.
  Неделя рождественских каникул упорхнула как птица, даже не помахав крыльями на прощанье. В связи с недавним карантином, школы в Вэтхеме открылись раньше срока - девятого января. Милена даже не заметила, как промелькнула неделя праздников и оставила за собой лишь высохшую ёлку и воспоминания о весёлых вечерах. Особенно чётко ей врезался в память момент, где Джей устроил настоящее огненное шоу с плумпудингом. Пламя на блюде то потухало, то поднималось так высоко, что норовило прожечь дыру в потолке. За эти рождественские каникулы Милена вообще успела провернуть кучу дел: выслушать тысячу и одну сплетню от лучшей подруги; серьёзно поговорить с матерью на тему 'Не все мальчики - враги' и придумать план мести миссис Шейп. Хотя на самом деле его придумал Факел, который славился на Утёсе Дракона своими выходками. Оставалась лишь одна неувязка. Для того чтобы осуществить коварный замысел, Джей должен был зайти с Миленой и Лизой в школу.
  - Итак, подведём итог! План такой: смешиваемся с толпой и проходим незамеченными в школу, - Лиза нервно хихикнула, инструктируя. - Если видим миссис Хрю, разбегаемся в разные стороны, - она откусила кусочек сэндвича, который мать заботливо положила ей в сумку. Милена уже давно заметила, что когда подруга волнуется, то ест даже больше, чем завуч. Один раз Лиза даже так объелась перед тестом, что ей стало плохо прямо на уроке!
  Милена хотела пошутить, что от Шейп убегать не надо, так как она просто не сможет их догнать на своих копытах, но не успела. К ним подошли Глэн Хэнкс и Джоан Джонсон. За это время блондинка нисколько не изменилась. Пепельно-светлые волосы собраны в прилизанный хвост, на лице играет надменная улыбка, под носом красуется большая фамильная родинка, а салатовые глаза презрительно щурятся. Джоан же успела постричься и наоборот очень обрадовалась этой встрече. Забыв о Хэнкс, она кинулась к Милене и сжала её в тёплых объятьях. Глэн, тем временем, скользнула оценивающим взглядом по Факелу. Её ухмылка тут же померкла. Парень подмигнул ей и оголил ключицу, выставляя напоказ татуировку в виде рун. Милена решила подыграть ему и, в свою очередь, загнула ворот свитера, обнажая такой же рисунок.
  - Как с одного инкубатора, - прошипела Глэн. И хотя она вложила в голос ядовитые нотки, Милена расслышала в нём горечь. Неужели зависть?
  - Ох, моя милая Хэнкс! Ну, кому, как ни тебе знать всё об инкубаторе: месте, где ты провела детство? - воскликнула Лиза, игнорируя недовольное шиканье Глэн. - Ты же типичная курица! А-ну, снимай маску! Я знаю, твоя родинка под носом - это всего лишь прикрытие! На самом деле там растёт клюв! - толстушка вытянула руку, притворяясь, что хочет схватить блондинку за нос. Хэнкс завизжала и помчалась в школу. Джоан виновато пожала плечами и поспешила за ней. Милена дождалась, пока платиновый хвост Глэн не скроется из виду и тогда залилась истерическим смехом. Джей сочувствующе хлопнул её по плечу.
  - Тебя мы ещё сможем вылечить... - он перевёл взгляд на толстушку, которая согнулась от хохота пополам. - Но тебя, Сквойн... Боюсь, это уже не лечится! Увы, шизофрения взяла вверх! - эти слова немного утихомирили Лизу, и она послала Факелу воздушный поцелуй.
  - Всё, хватит смеяться! Нам пора, а то собьемся с графика, - заявила Милена и, взяв ведьмака за руку, повела к школе. Пальцы Факела на холоде казались такими горячими, что почти плавили ей кожу.
  Дряхлый сторож, который дежурил на входе, прикрылся газетой 'Таймс' и тихонько подрёмывал. Милена усмехнулась. Старик не заметил бы даже группу карликов-террористов с лазерными мечами! Что тут говорить о Джее, который выглядел, как обычный школьник? Она облегчённо выдохнула, решив, что самое тяжёлое позади. Но, взглянув на лестницу, поняла, что ошиблась. На одной из ступенек возвышалась знакомая фигура с нелепым париком на голове. Миссис Шейп снова была одета с вызывающей роскошью. Мохнатый зелёный свитер ярко контрастировал с красной юбкой, которая доходила до щиколоток и была усыпана жёлтыми бутонами роз. Дикий наряд завершали розовые лаковые сапоги на тонких шпильках. Милена сжала руку Факела сильнее и проглотила острый комок в горле.
  - Боже, мисс Каролл, неужели вы почтили нас своим визитом? Я просто не верю своим глазам! Это же её Величество Каролл! Что за чудесный рождественский подарок! Мисс Сквойн, вы тоже видите Милену или это меня одну преследуют галлюцинации? - завуч послала Лизе едкую улыбку.
  - Увы, миссис Шейп, я вижу не только Милену, - съязвила она. Но женщина пропустила шутку в свой адрес мимо ушей и уставилась на Джея.
  - А это ещё кто?! Нет, Каролл, ты совсем обнаглела! Впервые за месяц пришла в школу и притащила с собой ... - её маленькие поросячьи глазки, скрытые за слоём тяжёлых синих теней, сузились. Миссис Шейп около минуты подбирала нужное слово для описания Факела, но так и не найдя его, небрежно махнула рукой:
  - Это твой парень, верно? - теперь настала очередь Милены размышлять над ответом. Она уже открыла рот, чтобы ответить 'нет', но её опередил сам Джей. Ведьмак властно обвил рукой её талию и так крепко прижал к себе, что Милена ощутила, как живот прилип к спине. Факел нежно прикусил ей мочку уха и отстранился, нечаянно задев тёплыми губами серьгу.
  - Да, - подтвердил он. - Я её парень, будущий муж и даже потенциальный отец детей! - Джей попытался погладить живот Милены, но она с усталым вздохом хлопнула его по руке. В отличие от учительницы, она уже привыкла к подобным трюкам ведьмака. Миссис Шейп скривилась, но в этот момент её окликнул плотный лысый мужчина лет пятидесяти - директор Пинкинс. Приветливо помахав своей огромной 'лапой' школьникам, он растворился в одном из коридоров.
  - Стойте здесь и никуда не уходите. Я скоро вернусь и разберусь с вами, - завуч погрозила им кулаком и побежала догонять директора. Милена сморщилась, хотя её скорее напугал не кулак, а длинные накладные ногти женщины ядовито-голубого цвета.
  - Чего вы ждёте?! Бегите! Увидимся на следующем уроке! - крикнула Лиза и ринулась к кабинету математики. Милена и Джей синхронно кивнули и помчались в сторону учительской. Завернув направо, они поднялись по узкой винтовой лестнице и остановились возле женского туалета. Не обращая внимания на возмущённый писк девочек, Факел запрыгнул на подоконник и помог Милене залезть. Действовать нужно быстро: скоро миссис Хрю вернётся и обнаружит их пропажу.
  Джей торопливо открыл окно и прижался к стене, уступая место Милене. Она замешкалась, сомневаясь, стоит ли осуществлять их план, но отступать уже поздно. И они с Факелом выпрыгнули. Ледяной январский ветер больно бил в лицо и обжигал кожу. Только взлетев, Милена осознала, что в воздухе кружатся белые хлопья. Пошёл снег. Точнее не пошёл, а буквально повалил. Словно ангелы на небе скупили все подушки мира и теперь делали им трепанацию черепа. Факел чертыхнулся и проворчал что-то по поводу своей майки. А Милена мысленно потёрла ручки, злорадствуя, что Джей поплатился за свою хвастливость. Ведь наверняка он так специально вырядился, чтобы похвастаться перед ней и Лизой!
  Снежинки плавно опускались ей на ресницы, успевая таять до того, как она стряхивала их. Они поднялись на пару метров выше и теперь летели на уровне пятого этажа. Милена выбрала туалет для прыжка именно потому, что с его подоконника было удобно соскакивать. К тому же, они привлекли не так много внимания, как если бы взлетели с земли.
  Холодный воздух хлестал мощными порывами и застилал глаза пеленой снежинок. Такие хрупкие, такие изящные... Прутья снежинок, переплётённые в шестиугольные каркасы, походили издали на лепестки.
  Милена выдавила из себя улыбку: взгляды учеников, которые облепили каждое окно, прожигали ей спину. Они с Факелом понеслись к крыше здания и замерли. Вот она - месть миссис Шейп за все годы наказаний, унижений и незаслуженных плохих отметок!
  - Всё, давай здесь! - велел Факел, стараясь перекричать бушующий вихрь. Он снял со спины рюкзак и вынул из него баллончик. Именно такими баллонами с красками шкодливые подростки разрисовывают стены домов и метро.
  - Лови! - он кинул ей баллон, и Милена ловко поймала его. Взболтав банку, она взглянула на название, выделенное жирными буквами. Аксилиум - вот как называлась жидкость в баллончике. Именно аксилиум Джей хотел показать Милене в прошлую субботу, когда предлагал пойти погулять. В этом маленьком баллоне заключалась месть миссис Шейп, ведь аксилиум - непростая жидкость. Это была воздушная краска, которой можно писать в воздухе!
  Милена пшикнула из баллона, и в воздухе появилась первая буква 'М'. Краска была настолько вязкой, что скорее напоминала мёд белого цвета. Девушка кружила в небе около получаса, тщательно выводя аксилиумом каждую букву. Повсюду раздавались удивлённые крики прохожих, вопли школьников и учителей. Но Милена не обращала на них внимания. Кристиан оказался прав, когда сказал, что не хочет быть крысой, которая вынуждена скрываться. Наоборот - пусть видят, что магия бывает разной!
  - Ну, как? Тебе нравится мой шедевр? По-моему, да Винчи отдыхает! - прощебетала Милена заледеневшими от холода губами. Как ни странно, когда снежинки опускались на её тело, то таяли лишь спустя минуту. Видимо, это было ещё одним странным свойством ведьминской крови.
  - Ну, ты и скромняга! Хотя для первого раза ты действительно молодец! Только буква 'П' немного смахивает на раздавленную букашку! - Факел рассмеялся и с гордостью покосился на надпись, выведенную аксилиумом.
  'Миссис Шейп - самодовольный свинтус!' - гласили застывшие в воздухе буквы. Зная, что надпись завтра выветрится, Милена хотела поставить свои инициалы, но не успела. В этот момент мимо пронесся незнакомый парень. Он выхватил баллончик с воздушной краской и стал что-то чёркать в небе. Милена протёрла глаза, заключив, что мороз не самым лучшим образом повлиял на её зрение. Но ничего не изменилось - незнакомец не исчез.
  - Ты его знаешь? - прошептал Факел ей на ухо. Милена покачала головой. Она ещё никогда не видела в Вэтхеме других ведьмаков. Девушка опустила глаза и ахнула. На земле, наверное, столпилась вся школа, включая багрового от злости завуча. Около десятка учеников с радостным визгом взлетели и стали снимать с себя куртки, обнажая ключицы. Их татуировки мгновенно откликнулись и вспыхнули разными цветами.
  Милена испуганно прижалась к Джею. Что они натворили? Кто мог подумать, что обычная месть учительнице по химии оберётся таким... интересным зрелищем? Сейчас в воздухе кружилось не меньше пятидесяти человек. И Милена с удивлением отметила, что среди них были даже учителя! Она смахнула со щеки снежинку и повернулась.
  - Да здравствует Орден Посвящения! - прочитала она надпись, сделанную тем незнакомцем. Милена зажмурилась, пытаясь придти в себя.
  - Так он существует! Орден Посвящения существует! - загалдела толпа внизу. Щёлкнули вспышки телефонов, снимая летающих ведьмаков на камеру. Милена, которая в этот момент думала, что лучше: харакири или чистосердечное признание Лоре, вздрогнула, когда Факел к ней обратился:
  - Кажется, нам пора сматываться! Сомневаюсь, что уроки сегодня вообще состоятся! - он схватил её за локоть и потянул вниз, облетая школу с другой стороны. Милена не сопротивлялась: холод сковал её движения, а снежинки мельтешили перед глазами, мешая ясно видеть.
  - Смотри! - воскликнул Джей и показал вниз. Завеса из снега скрыла землю, но внезапно Милена различила сквозь свист вьюги знакомое змеиное шипение. Ищейки. Они нашли её. Но как? У неё даже не осталось сил гадать над этим вопросом - словно холод пробрался в голову и заморозил мысли, припечатав их к стенкам черепа.
  - У нас нет выбора, надо спускаться! Мы не можем лететь при такой вьюге, это слишком рискованно! - по голосу Джея было ясно, что он может летать в любую погоду, но беспокоится за Милену, у которой слишком мало опыта.
  Ведьмак расценил молчание девушки как согласие и, отпустив её руку, помчался вниз. Шипение Ищеек стало совсем близко. Миленой вдруг овладел такой дикий страх, что она запаниковала и стала падать. Одеревеневшее тело отказывалось лететь. У девушки даже не было желание кричать - отчаяние целиком поглотило рассудок. Смирившись, она прикрыла веки и подставила лицо пощёчинам вихря... Милена открыла глаза лишь, когда почувствовала под животом что-то невероятно тёплое. Это была спина Джея. Она лежала прямо на парне, крепко обвив руками его шею. Милена хотела спросить, как давно он её подобрал, но не смогла выдавить из себя ни звука. Тело Факела было таким горячим - как камень, что весь день грелся в лучах солнца.
  Она усмехнулась, увидев, что его ёжик на голове совсем заледенел и превратился в острые шипы. Но улыбка быстро сползла с лица, когда Милена взглянула на землю. Они сейчас пролетали над заброшенным парком, но Ищейки стремительно их догоняли.
  Страх снова ударил её невидимой плетью. Она даже объяснить не могла, почему только один вид этих существ внушал ей столько ужаса, но было по-настоящему страшно! Ищейки жадно втянули воздух через узкие ноздри и побежали быстрее. Их гибкие тощие тела скользили по кривым тропинкам, подобно проворным ящерицам.
  - Прекрати их бояться, Ми! Мы сейчас летим к твоему дому, и если ты не успокоишься, они придут прямо туда! - мягко, но вкрадчиво попросил Джей.
  - Я не могу... - пропищала Милена, чувствуя, как от нового приступа паники кровь зашумела в ушах. Ищейки стали подпрыгивать, пытаясь зацепить Джея. При такой вьюге он просто физически не мог лететь выше. Милена уже вконец отчаялась, как Факел вдруг начал петь. Она потрясенно захлопала ресницами, подумав, что от холода повредила слух. Но Джей действительно пел. Его бархатный агрессивный баритон, казалось, заглушил даже вой вьюги, и Милена невольно притихла. Когда она вышла из транса, они уже стояли на земле возле её дома. И Ищеек нигде не было! Страх пропал, и они потеряли след! Заблудились в парке!
  Милена и Факел долго потрясённо глядели друг на друга, будто только сейчас познакомились. Наконец, ведьмак смутился и отвёл глаза.
  - Ну, что ты на меня так смотришь? Да, признаюсь, я сегодня не в голосе... - проворчал он, а Милена медленно приблизилась. Поскольку Факел был на голову выше, ей пришлось встать на носочки, чтобы дотянуться до его лица. Она поцеловала Факела в щёку и зарылась лицом в его шею. Милена просто не знала, как ещё выразить ему свою безграничную благодарность.
  
   * * *
  Милена проснулась на диване в пучинах тёплого клетчатого пледа. Она лениво подняла голову и осмотрелась. В кожаном кресле напротив сидел огненный ведьмак и тихо бренчал на гитаре. Он был настолько увлечён игрой, что даже не заметил, как Милена распахнула глаза.
  - Чего ты такой грустный? - поинтересовалась она и потянулась.
  - Баллончик с аксилиумом уже не вернёшь, - отозвался он и отложил гитару в сторону. Милена сонно улыбнулась, вспомнив, что воздушная краска так и осталась у незнакомца. Прекрасно понимая, что плохое настроение Джея не связано с баллоном, она настороженно прислушалась. Из кухни раздавались странные звуки: чьи-то крики, грохот кастрюль, звон посуды...
  - Что там происходит? - Милена ловко вскочила с дивана, который эту неделю служил ночлегом для Факела. Она хотела заглянуть отсюда на кухню, так как дверь в комнату всегда была настежь открыта, и застыла. Сейчас дверь была закрыта. Это явно дурной знак! Послышался лязг железа. 'Такое впечатление, будто мама одела на себя рыцарские доспехи и теперь катается в них по полу!' - пришла ей в голову необычная мысль. Но, судя по звукам, она была недалеко от истины.
  - Что там происходит? - повторила Милена. Но Джей снова не ответил - лишь виновато опустил глаза. По её скромным подсчётам, Лора должна была сейчас устроить скандал, а не громить кухню. Но либо её мать ещё не узнала о случившимся в школе, либо решила дождаться, пока Милена проснётся. Ведь девушка пришла домой в таком состоянии, что без сил плюхнулась на диван и сразу уснула.
  Она выглянула в окно. На улице уже стоял поздний вечер. Снег ещё шёл - только не так сильно как днём и земля покрылась невесомым пушком. Из кухни послышался новый звук - треск стекла. Похоже, кто-то начал швыряться тарелками! Милена смерила Факела подозрительным взглядом и потянула на себя дверную ручку. Проскользнув в кухню, она остолбенела. В комнате собралась целая толпа: родители, бабушка, которая всё это время не выходила из своей спальни, трое незнакомцев и Аш Вильтон. Причём, лица мужчин были исцарапаны. Агнесса выглядела не менее чудно. Её руки были связаны кухонными полотенцами, седые волосы всклокочены, на щеке красовалось несколько ссадин, а платье разорвано. Милена перевела взгляд на Аш. Верховная ведьма красноречиво кивнула в сторону старухи. Милена потрясённо встряхнула головой и оглядела собравшихся ещё раз. Лора и Вэнс стояли, прижавшись друг к другу, и испуганно смотрели на пол, где валялись осколки тарелок и перевёрнутая кастрюля. Вся кухня сейчас напоминала поле кровавой битвы.
  - Вот она - моя наследница! Она всё подтвердит! ОНА СКАЖЕТ ВАМ, ЧТО Я - НЕ СУМАСШЕДШАЯ! - Агнесса бешено захохотала, и в её водянистых глазах зажёгся опасный дикий блеск. - Представляешь, Милена, твои родители вызвали санитаров из психушки и просят меня пойти с ними! Ну, давай, расскажи им всё! Подтверди, ЧТО Я - НОРМАЛЬНАЯ! - последние три слова она практически прокричала. Милена бросила беглый взгляд на исцарапанные лица незнакомцев. Так эти люди - санитары? Значит, пришло время казни и пора осуществлять план Аш: класть Агнессу в психушку?
  - Тыковка? - подал голос Вэнс. Милена переступила через любимую разбитую тарелку и вышла в центр комнаты. Вот и пробил её час сыграть главную роль!
  - Заберите её, пожалуйста! Моя бабушка ненормальная и представляет опасность не только для нашей семьи, но и для окружающих! Впрочем, вы сами могли в этом убедиться, - сухо добавила она. Глаза старухи округлились от потрясения и мгновенно наполнились слезами. Сейчас она была похожа на старого преданного пса, которого хозяин продал на рынке за хороший кусок мяса. Агнесса плюхнулась на колени и стала жадно глотать ртом воздух. Глядя на бабушку, Милене почти до боли захотелось её обнять и уверить, что всё это обман во спасение. Аш потянулась в карман за очередной сигаретой и, поймав на себе умоляющий взгляд девушки, строго покачала головой.
  - Что ж, миссис Каролл, мы забираем вашу мать. Вам лишь остаётся заполнить пару бумажек. Формальность, сами понимаете, - как ни в чём не бывало, сообщил один из санитаров. Лора кивнула, торопливо стирая с лица слезы. Вэнс обнял её за плечи и стал шептать на ухо нежные слова утешения.
  - ПРЕДАТЕЛИ! ЛОРА - ТЫ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ ДОЧЬ! ГОРЕ МНЕ, ГОРЕ! У МЕНЯ УМЕРЛА ВНУЧКА И ДОЧЬ ОДНОВРЕМЕННО! - Агнесса всхлипнула, и её лицо вмиг постарело. Слезы покатились быстрее, застревая в обострившихся складках морщин. Она медленно осела на пол.
  - Ты же верила мне, Милена... Или всё это было лишь притворство? Ложь?
  Я думала, что меня убьет Грифон на казни, но я ошиблась. Меня уже убили. И это сделала ты, - сокрушено прошептала она, и это прозвучало даже хуже, чем разрывающий горло крик. Агнесса начала ползти на коленях к Милене. Санитары попытались остановить её, но она разорвала на себе связывающие тряпки и схватила девушку за ногу. Лора зарыдала сильнее и отвернулась.
  - Пожалуйста, скажи им правду! Я не верю, что ты могла меня предать! Всё не может так закончится! Мы ещё столько должны рассказать друг другу! Столько объяснить! Расскажи им о наших занятиях на Утёсе Дракона! О том, что я - ведьма! Чего ты ждёшь, кровинка моя? - слёзы Агнессы стекали по дрожащему подбородку и опускались на разорванное платье. Сделав над собой усилие, Милена, наконец, выдавила:
  - Она сумасшедшая... Она пыталась меня убить во сне... Заберите отсюда эту старуху... Я её ненавижу... - эта короткая фраза упала в тишину комнаты, как камень брошенный с огромной высоты. До этой минуты Милена даже не подозревала, что можно так сильно себя ненавидеть. Ей казалось, что она сейчас предала самого родного человека.
  Агнесса не стала больше кричать и вырываться. Она ошарашено отстранилась от Милены, словно увидела её впервые, и отстранилась. Санитары воспользовались этим и снова заломили ей руки за спину, связывая. Старуха даже не сопротивлялась. Она подползла на коленях к Милене вплотную и тихо, почти беззвучно, выдохнула:
  - За что? - у девушки не хватило ей сил ответить. Горло сдавило от слёз.
  - ЗА ЧТО?! Я ВЕДЬ ЛЮБЛЮ ТЕБЯ! А ТЫ ПРЕДАЛА МЕНЯ! - Агнесса попробовала встать, но не удержала равновесия со связанными руками и упала. Её голова дёрнулась и больно ударилась о пол. Лора подорвалась с места, но санитар жестом остановил её. Незнакомец наклонился и даже не успел дотронуться до старухи, как она пнула его босой ногой.
  - ВЫ НЕ ПОСМЕЕТЕ ПОЛОЖИТЬ МЕНЯ В ПСИХУШКУ! МЕНЯ - ТРИНАДЦАТОГО СУДЬЮ СОВЕТА ТЕНЕЙ, ВОЗДУШНУЮ НАСТАВНИЦУ И ВЕТРЯНУЮ ВЕДЬМУ! Я - ОДНА ИЗ ГЛАВНЫХ ВЕДЬМ В АНГЛИИ! - слёзы Агнессы смешались с каплями крови, которые выступили из многочисленных ссадин на щеке.
  - Знаем мы таких ведьм! Ничего, и не таких буйных пациентов повидали! Вот недавно, например, встретили самого Наполеона! Бедняга несколько часов уверял нас, что в одном из местных баров видел Уильяма Шекспира! - бросил невпопад один из санитаров. Но, смекнув, что сейчас не самое лучшее время для житейских рассказов, быстро спохватился:
  - Ладно, ребята, давайте уже увозить её, а то мне сегодня ещё к тёще заскочить нужно, - бросил другой врач. Санитары подняли вырывающуюся Агнессу на ноги и потащили к двери. Лора с Вэнсом переглянулись и поспешили за ними.
  - Только возьмите с собой это! Я слышала, если сумасшедшие надолго расстаются с любимыми вещами, то впадают в депрессию! - Аш протянула незнакомцу предмет, завёрнутый в тёмную ткань. Милена вздрогнула, догадавшись, что это - шкатулка. Санитар понимающе закивал.
  - Пожалуйста, пожалуйста... Ты ведь моя кровь и плоть! Как ты могла?! - процедила Агнесса так тихо, что только Милена смогла её услышать.
  - ПОЖАЛУЙСТА! ПОЖАЛУЙСТА! - раздавались крики беспомощной старухи, которую никак не могли вывести из комнаты. Она даже попыталась укусить санитара, но он увернулся и вытащил из своего портфеля шприц. Вколов его содержимое Агнессе, он с облегчением присвистнул.
  - Пожалуйста... Ты кровь моя... Ты плоть моя... И ты меня предала... - бабушка не успела договорить. Её бледные губы сомкнулись, а веки затрепетали и закрылись.
  Так и была повержена Агнесса Каролл - воздушная наставница, тринадцатый судья Совета Теней и грозная ветряная ведьма. Простым шприцом.
  
   * * *
  Милена обняла колени руками и смахнула со щеки слезу. Прошло уже несколько дней с тех пор, как Агнессу забрали в психушку. Сразу после этого она, Аш и Факел прилетели обратно на Утёс Дракона. Вильтон сказала, что Милене сейчас нельзя подолгу оставаться одной и только в городе ведьм она будет в безопасности. Ищейки, колдуны, ведьмак с пустыря... Если они нападут, то наставники смогут её защитить. Милена даже не спорила с Вильтон. Она чувствовала, как атмосфера вокруг накаляется. Даже в воздухе повис запах тревоги: дух чего-то неотвратимого витал над каменным драконом, точно назойливая жужжащая муха.
  Глядя на опустевший холм, Милена впервые не радовалась своему одиночеству. Почти все ведьмаки разъехались по домам на каникулы и вернутся только через неделю. А Милене сейчас так хотелось увидеть Кристиана! Уткнуться в его плечо, прикоснуться к мягким губам, провести пальцем по гордому профилю... А ещё очень хотелось выплакаться... Ощущение того, что она грязная предательница никак не проходило.
  Милена встала с камня, на котором всё это время сидела, и решила пройтись по берегу реки. Шёл снег. Иногда из воды выплывали ихоны и высовывали несоразмерно длинный язык, норовя поймать снежинки. Птеродактили же наоборот игнорировали белые хлопья и тихо подрёмывали на деревьях. Сирены вообще весь день прятались в часовне - камне, похожем на затонувшую корону. Но даже оттуда были слышны их дивные хищные голоса.
  Милена постепенно успокоилась, бродя по каменистому берегу и вглядываясь в очертания верденского леса. За это время он сильно изменился. Большинство деревьев сбросило листву, а зелёные тропинки, точно борода старика, покрылись седой корочкой инея. Милена уже собралась идти к себе в 'норку', как её окликнул знакомый бас. Обернувшись, она увидела Альпина. На гноме красовались меховая шуба, низкие остроконечные сапоги и похожая на ночной колпак шапка. Свою густую бороду он обмотал вокруг шеи на манер шарфа. На плече карлика привычно сидел толстый рыжий комок с лапами - белка Флешка.
  - Всё ещё переживаешь, что Агнессу забрали в сумасшедший дом? - просипел он, заметив влажные дорожки слёз на её щеках. Милена ничего не ответила, лишь пригляделась к его подозрительно блестящим глазам.
  - Не бойся, Ми! Сумасшедший дом - это вовсе не место для людей с проблемной психикой! Это место для людей с... особым виденьем на мир! - выпалил гном и Милена вымучено улыбнулась. Это было самое нелепое утешение, которое ей доводилось слышать, зато оно исходило от сердца.
  - И чего у тебя глаза так блестят? - вырвалось вдруг у Милены. Кустистые брови Альпина взлетели вверх, словно его удивила такая наблюдательность.
  - Просто обычно, когда у людей так лихорадочно блестят глаза, это значит, что они либо серьёзно больны, либо недавно плакали, либо невероятно счастливы! - пояснила Милена, когда гном проигнорировал её вопрос. Альпин фыркнул, по-видимому, отвергая все три версии.
  - Ох, Ми, ты всё время забываешь, что я не человек! Я - гном! А глаза у меня просто слезятся от лука, который я до этого резал, - голос карлика звучал так неубедительно, что Милена даже не возразила. У него на лбу просто предложение высветилось: 'Я - врунишка'. Так они и прошли в молчании несколько минут, пока девушка не увидела странный блеск впереди. На одном из больших камней она заметила надпись в виде рун. Когда брызги реки касались их, то символы вспыхивали синим.
  - Что это? - опешила Милена. Она наклонилась и провела пальцами по воде, проверяя температуру. Поскольку камень стоял в нескольких метрах от берега, ей понадобится пару минут, чтобы дойти до него.
  - Не знаю. И думаю, что нам с тобой не следует этого знать, - Альпин проговорил это с таким взволнованным видом, что Милена поспешно отпрянула от воды. - Когда Аш вернётся, то сама во всём разберётся, - Милена покорно кивнула, хотя даже не догадывалась, что Вильтон сейчас нет в городе ведьм. Гном смерил её скептичным взглядом.
  - Твоя послушность меня пугает! Уж не задумала ли ты ничего? Обычно ты споришь, задаешь кучу вопросов и пытаешься выяснить всё сама! В общем, ведёшь себя, как настоящая рыжая бестия! - заключил Альпин, а белка на его плече недовольно задёргала хвостом. Милена покачала головой, хотя в её подленьком уме уже созрел план. Как только гном уйдёт, она собиралась посетить свою новую знакомую Мурену. Уж кто-то, а главная сирена точно должна знать об этих рунах на камне!
  - Ну, ладно... Удачного гномьего дня! Увидимся на ужине! - Альпин бросил взгляд на выцарапанную надпись и засеменил обратно к Утёсу. Милена дождалась, пока его крошечный силуэт не исчезнет, и принялась раздеваться.
  - Боже, до чего я докатилась?! Начинаю моржевать! - она взвыла от холода, оставшись в одном нижнем белье и тонкой майке. Милена забрела по колено в мутную воду и огляделась. Рядом послышался всплеск, а затем всё снова стихло. 'Наверное, это ихоны вышли на охоту!' - пронеслась у неё мысль. Она испуганно попятилась, но наткнулась ногой на камень и упала. Милена облокотилась руками о дно и встала. На камне были вырезаны такие же руны, как и на том, что Альпин собирался показать Аш.
  - Что же это такое? - Милена прикоснулась к рунам и тут же отдёрнулась. От них исходила такая мощь, что ей смогли бы подзарядиться все ведьмаки на Утёсе Дракона. Спотыкаясь на скользких камнях, Милена побродила вдоль берега, ощупывая дно и пытаясь найти источник этой силы. Но внезапно вода в реке поднялась и, подхватив девушку, потащила ногами вперёд. Милена, боявшаяся заплывать на глубину из-за ихонов, завизжала во всю глотку. Она стала грести наперерез течению, но поток реки понёс её в обратном направлении - прямо к часовне сирен. Онемевшее от холода тело прекратило сопротивляться. 'Я же говорила, что любопытство меня когда-нибудь погубит!' - Милена нервно хихикнула и тут же захлебнулась. Вода была везде - во рту, ушах, носу... Собрав остатки сил в кулак, она откинула прилипшую чёлку назад и начала жадно глотать ртом ледяной воздух, игнорируя боль в обожженном горле. Когда она, наконец, разлепила мокрые ресницы, то увидела, что её тело отчаянно бьется о часовню сирен. Венчаясь острыми зубцами, огромный камень напоминал затонувшую корону.
  - Как это мило с твоей стороны: распугивать нашу рыбу! Наш обед! - раздался сверху певучий голос сирены. Милена ухватилась пальцами за выступ на камне, чтобы её снова не смыло, и задрала голову. Из одной пещеры, свесив когтистые ноги, выглядывала сирена в земном обличье. В отличие от Мурены, её крылья и хвост были молочного цвета, а глаза отливали пеплом. Она провела ладонью по голове и гневно каркнула.
   - Помо... - Милена снова начала захлёбываться, так и не успев закончить фразу: 'Помоги мне, пожалуйста'. Но сирена даже не шевельнулась - лишь с интересом наблюдала, что будет дальше. Понимая, что ждать помощи не от кого, Милена нагло вползла грудью на плоскую поверхность камня. С одной стороны на часовню сирен было невозможно взобраться - высота не позволяла, а с другой - у её основания находилась каменная платформа. Милена бросила на незнакомку умоляющий взгляд. У неё не было сил вскарабкаться на платформу всем телом, так что её ноги продолжали болтаться в воде. Сирена вздохнула и с недовольным видом слетела вниз.
  - С-спасибо-о, - заикаясь от холода, пролепетала Милена. Женщина распушила хвост и вспорхнула обратно, крича о том, что в их часовню пожаловал чужак. Из пещер раздалось шипение, и спустя минуту, в небо взмыли десятки сирен. Милена поёжилась. Её майка насквозь промокла и так плотно обтягивала тело, что она ощущала себя в ней, будто в корсете.
  - Что ты здесь делаешь, наследница? - раздался до неузнаваемости властный голос предводительниц сирен. Мурена плавно опустилась на камень. По её подбородку и шее стекала алая струйка крови. Милена боязливо опустила взгляд. Но к счастью, в руке сирены была зажата всего лишь рыба.
  - Я хотела-а погово-о-орить с тобой, - призналась Милена. Сирены одновременно зашикали, но когда Мурена повернулась к ним лицом и оскалилась, существа все, как один, замолкли.
  - Хорошо, давай поговорим у меня в пещере, - предложила она. Милена даже не успела согласиться. Сирена подлетела к ней и, схватив когтями за ворот майки, помчалась наверх. Тело Милены настолько онемело, что она даже не чувствовала морозного ветра. Лишь слабый стук сердца говорил о том, что девушка ещё жива. Наконец, они влетели в пещеру, которая находилась на самом зубце часовни. 'Видно, чем важнее твоё место в стае, тем выше ты живёшь.' - смекнула Милена, осматриваясь. Несмотря на то, что в пещеру попадали лучи света, в ней царил прохладный полумрак. На земле валялись рыбьи кости, выцветшая чешуя и множество украшений, которые моряки, по-видимому, дарили перед смертью. И хотя трофеев было много, внимание Милены привлёк лишь старый ржавый гребень, усыпленный жемчужинами.
  - О чём ты хотела со мной поговорить? - осведомилась Мурена. Милена подняла глаза на сирену и вдруг пришла к выводу, что ей идеально подходит такое имя. А особенно, когда женщина принимает водное обличье. Гладкий хвост достигал в длину около двух метров и был покрыт крошечными пятнышками, точно как у этой опасной рыбы. Даже характером сирена походила на мурену. Если её не дразнить, то она никого не тронет. Но стоит дёрнуть мурену за хвост, как она развернётся и больно укусит тебя.
  - Я хотела спрос-и-ить, что это за странные камни, на которых выцарапаны ру-уны? - голос Милены ещё дрожал, но уже не так сильно. Она снова огляделась и только сейчас заметила, что в самом углу пещеры ютится огромное зеркало с золотой рамой, а рядом с ним стоит изящная арфа.
  Мурена от изумления выплюнула изо рта обглоданный рыбий хвост.
  - Я не думала, что Зеркало так быстро даст о себе знать... Так вот почему статуя сирены ожила! Она почувствовала, что Зеркало зовёт её к себе! - прошептала она. Видя, что Милена снова собирается заговорить, Мурена прижала бледный палец к губам и спросила:
  - Разве ты не знаешь легенду о Драконе, Сирене, Ветре, Гноме и Колдуне? - сначала Милена хотела ответить 'нет', но затем передумала. Верденская ведьма Андра начала рассказывать ей легенду, но не успела договорить, так как в избушку ворвалась её внучка с раненым оленёнком.
  - Я знаю-ю-ю только то, что они были первооткрывателями магии и основали Орден Посвящения-я, - неохотно вякнула Милена.
  - Правда? - Мурена выгнула бровь и стала ходить по пещере кругами.
  - Тогда думаю, я должна рассказать тебе всю легенду, - услышав, как стучат от холода её зубы, сирена подняла с земли кусок ткани и кинула его девушке.
  Милена расправила его и с удивлением осознала, что это разорванный алый парус. Она посмотрела на пол. Парусами была усыпана вся пещера. Больше всего Милену впечатлил чёрный парус с белым черепом и скрещёнными костями. Значит, жертвами Мурены были не только моряки, но и пираты!
  Милена торопливо укуталась в алый парус и счастливо вздохнула. Сирена, тем временем, вытерла рыбью кровь со своего тела и подошла к арфе. Натянув струны, она начала играть. Звучание инструмента и волшебного тягучего голоса заставили Милену присесть на землю и расслабиться.
  - Ты права. Дракон, Сирена, Ветер, Гном и Колдун - первооткрыватели магии и основатели Ордена Посвящения. Наши Адам и Ева. И жили они очень, очень давно... - продолжая играть, тихо проговорила Мурена. Не обращая внимания на то, как противно хрустят под ногами рыбьи скелеты, Милена зажмурилась и стала наслаждаться музыкой.
  - Об этой пятёрки мы мало, что знаем, но известно, что они оставили за собой не только легенды... - Милена хотела спросить у сирены, что она имеет в виду, но не осмелилась перебить её. Ей вдруг показалось, что мелодия арфы ускользает далеко за пределы пещеры. Она пролетает над холмом, где возвышается Утёс Дракона, над верденским лесом и пустырём... Её ноты осыпаются хрупкими звуками и, набирая скорость, стремительно мчатся к горам. Прямо в сторону таинственной долины Сорго, где, по слухам, обитают шаманы. И Милена гонится за этой песней, но никак не может её поймать.
  - Каждый из пятёрки основателей мог управлять своей стихией. Дракон - огнём, Сирена - водой, Ветер - воздухом, Гном - землёй. А Колдун - самой опасной из всех сил - стигской магией, - сладкий голос Мурены проникал глубоко в сознание Милены, и она вдруг с закрытыми глазами начала видеть
  первооткрывателей. Они стояли прямо на холме, где должен лежать каменный дракон, но его там не было. Не существовало и пустыря. Были только река сирен, от которой исходил чёрный туман и дикий верденский лес. У края холма стоял рыжебородый Гном с топором в руках, а сзади него - высокий мужчина лет пятидесяти пяти. По тёмному плащу незнакомца струилась длинная белоснежная борода. Из-под густых угольных бровей выглядывали щелочки глаз. Закат окрасил лицо мужчины, придавая впалым морщинистым щекам розовые блики. Это был Колдун.
  Посреди холма, опираясь на кривые лапы, замер громадный Дракон. Его чешуя причудливо переливалась в лучах уходящего солнца и блестела, точно сотни камней-гранатов. Милена со свистом выдохнула. За всю жизнь она не видела более прекрасного создания! Глядя в огромные раскосые глаза ящера, казалось, будто падаешь в бездну...
  Милена с трудом оторвала глаза от Дракона и взглянула на реку сирен.
  Прямо у берега, опустив ноги в воду, сидел юноша. Его кожа была настолько белой, что почти просвечивалась. Но Милену поразило не это. Глаза незнакомца были пронзительно серого цвета и не имели зрачков. А длинные волосы отливали таким дымчатым оттенком, будто пряди состояли из сгустков тумана.
  Глядя на юношу, Милена невольно задавалась вопросом: кто это? Она уже приготовилась задать вопрос вслух, как из воды вынырнула сирена. Приглядевшись, девушка осознала, что эта ожившая статуя. Только сейчас её кожа имела вполне обычный вид - она ещё не была покрыта камнем. Золотые волосы сирены спускались до самой талии и скрывали обнажённую грудь. Даже её хвост отливал янтарём: каждая чешуйка поблёскивала, словно монета.
  - Юноша по имени Ветер полюбил Сирену, - голос Мурены ворвался в мысли Милены и заставил вздрогнуть. - Тем временем Гном, Дракон и Колдун разошлись по разным частям света, чтобы обучить других существ магии. Гном отправился на территорию, которая сейчас зовётся Украиной. Дракон остался на месте и стал учить магии прямо здесь - в Англии. А Колдун обосновался на земле, где расположена современная Америка. Влюблённый же юноша Ветер повсюду следовал за Сиреной. Ведь он так сильно её любил! - перед глазами Милена поменялась картинка. Юноша, дарящий цветы Сирене, которая со смехом выбрасывает их в воду.
  - Но она, увы, поняла, что любит его слишком поздно. Целыми днями Сирена издевалась над Ветром: манила к себе, а затем отталкивала... И когда ему это надоело, он отправился в Китай, где в честь него позже воздвигли Небесный замок. Сначала Сирена не раскаялась в своей вине, но затем воспоминания о юноше стали преследовать её. Тогда она решила перебраться на территорию, где сейчас размещена Россия, - Милена хмыкнула, вспомнив, что в России находится город ведьм, посвящённый воде - Храм Сирен.
  А Мурена продолжала:
  - И пока Сирена жила в России, Ветер вернулся в Англию, чтобы встретиться с возлюбленной. Но он там её не нашёл, - Мурена прекратила играть на арфе, и в пещере воцарилась неуютная тишина. Но когда она вновь заговорила, её голос стал настолько тихим, что скорее походил на шипение:
  - Если верить легенде, то Ветер погиб, когда пытался добраться в Россию, чтобы увидеть Сирену в последний раз. Но перед смертью он сумел с помощью воздушной магии обратить своё тело в бестелесный дух. И теперь этот дух блуждает по всему миру и ищет свою возлюбленную. Сирена же и по сей день оплакивает смерть Ветра, - Милена лениво подняла веки, оглушённая последней нотой песни арфы. В пустой голове снова замаячили вопросы. Так Ветер был сначала человеком? И что случилось с Сиреной? Неужели она превратилась в статую?
  - Можно только догадываться, что произошло тогда на самом деле. Но одно я знаю точно. Первооткрыватели оставили нам наследство, - Мурена подошла вплотную к Милене и повела к самому краю пещеры, откуда открывался потрясающий вид. Множество сирен кружились над водой и ныряли в воду, выплывая оттуда уже с рыбой в зубах. Где-то вдалеке чернела фигура предка лебедей - ихона.
  - Каждый из первооткрывателей оставил вещь, которой больше всего дорожил. Зеркало Плачущей Сирены, Клык Дракона, Посох Колдуна, Топор Гнома и ... Мемуары Ветра, - голос Мурены стал тише шёпота и теперь почти сливался с воем ветра. - Это пять самых мощных артефактов в мире, поэтому их имена редко когда произносят вслух. Чаще всего артефакты обозначают словом 'это', шифруя их истинные названия, - при этой фразе по коже Милены пробежала дрожь. Так значит, это - один из артефактов? Но зачем стигам Зеркало Плачущей Сирены или Клык Дракона, например? Что колдуны будут с ними делать?
  Мурена ткнула пальцем в конец пещеры. Присмотревшись, Милена заметила лежащий на земле осколок. Это был осколок зеркала.
  - Увы, никто не знает, где хранятся остальные артефакты. Но ясно одно. Артефакты зовут к себе. Те камни, которые ты видела... Возможно, под ними хранится Зеркало Плачущей Сирены... К сожалению, у меня есть лишь один его осколок. И к слову, ты сейчас держишь его в руках, - женщина кивнула на кусок стекла, который Милена подняла с земли.
  - А та статуя... - начала она, с интересом разглядывая кривой осколок. Мурена кивнула, понимая, куда Милена клонит.
  - Мы, сирены, умираем только в одном случае: если запоем в полнолуние. Но наши слёзы обладают очень странным свойством. То, чего они коснутся, мгновенно обращается в камень. Даже если речь идёт о нашем собственном лице. Поэтому когда Сирена узнала о смерти Ветра, то заплакала и окаменела. Теперь она каждую ночь оживает и плачет. Никто не может объяснить, каким образом из её глаз текут слёзы, но каждое утро щёки статуи влажны, - Мурена нахмурилась. - Неизвестно, что Ветер написал в своих Мемуарах, но посвятил он их своей возлюбленной - Сирене. Я не знаю, что затеяли стиги, но артефакты зовут нас. Однако меня беспокоит другой вопрос. Почему статуя, которая столько лет даже не шевелилась, внезапно сдвинулась с места? И почему она обратилась к тебе, а не к Аш, например? - сирена бросила на девушку тревожный взгляд.
  Милена взглянула на осколок в своей руке, а затем перевела взгляд на мутную реку. Интуиция подсказывала ей, что отгадка кроется именно там. И не только на этот вопрос.
  
  Глава восемнадцатая: Камень, Ножницы, Бумага.
  За два дня беспрерывного снегопада, Утёс Дракона превратился в настоящую снежную пустыню. Возле домика гномов кто-то соорудил пару уродливых снеговиков, которые сильно смахивали на бесформенные сугробы. Всякий раз, когда Милена проходила мимо, то не могла сдержать улыбку. Каждый день белка Альпина воровала у снеговиков морковку, и каждый день гномы с ворчанием снабжали их новыми носами. Радовало одно. Ведьмаки уже возвращались обратно, и Милена лелеяла надежду, что скоро увидится с Кристианом. А пока Утёс Дракона захватили ведьмы. В честь того, что холм принадлежит женскому полу, они даже решили устроить сегодня девичник. И поскольку у Милены на вечер не было планов, она с радостью согласилась туда пойти. Вечеринку обещали устроить на нейтральной территории, где могли собраться ведьмы с разных отделений. После долгого спора все заключили, что праздник состоится в столовой. То есть - в животе дракона.
  Но пока до девичника оставалось ещё три часа, и Милена не знала, чем заняться. Факел, с которым она проводила все эти дни, сейчас отрабатывал очередное наказание. Поэтому Милена решила проведать Альпина. После случая с камнями он начал странно себя вести и теперь избегал её.
  Милена уже хотела свернуть к гномьему домику, как увидела у берега интересную картину и поспешила туда. За это время деревья и кусты вконец облысели. Покрытые кружевом инея, их ветви походили на кусочки мрамора.
  Верденский лес выглядел не менее красиво. Казалось, он был соткан из хрусталя. Спирали сосулек свисали с деревьев, подобно длинным клыкам. А пушистые ёлки наклонялись вперёд, не в силах удержать на себе столько снега.
  Милена подошла вплотную к берегу, где скопилась целая толпа гномов и застыла. На неё смотрела стая ихонов, состоящая из четырёх особей. Карлики надевали на чудищ ошейники и намордники. Взобравшись на туловище одного из монстров, гном ловко обвил цепью его шею. Ихон гневно заревел, пытаясь избавиться от ошейника, но не смог разорвать толстые звенья. Гномы дружно захохотали и принялись за другое чудище. Милена облегчённо вздохнула и посмотрела на связанного ихона. За эти недели она научилась различать их пол. Гребень самки на голове был не таким высоким, как у самца, а шея казалась намного тоньше. Так что, глядя на этого ихона, Милена смогла определить, что он - самец. Его тело украшало множество шрамов, а передний плавник был сильно разорван. Несмотря на то, что предки лебедей жили стаями, они вечно дрались между собой: либо за внимание самок, либо за статус вожака, либо просто за пищу.
  - А где Альпин? - обратилась Милена к одному из гномов. Крепыш поднял с земли цепь, которой намеревался связать следующего ихона, и проронил:
  - А, этот странный гном-компьютерщик! Вон он - отлынивает от работы! - Милена посмотрела в сторону, куда ей указал гном. Сидя прямо в сугробе, Альпин задумчиво читал газету.
  - Что ты делаешь? - спросила она, подойдя к нему. Милена присела на корточки и прочитала название газеты, которую коротышка с таким упоением читал. Это была вовсе не газета, а глянцевый журнал, хозяином и главным редактором которого являлся отец Глэн Хэнкс!
  - Читаю. Разве не видно? - съязвил Альпин. Милена выдавила грустную улыбку, решив, что у бедного карлика начался старческий маразм. - А как такое не почитаешь? Кто ж знал, что ты возглавила банду ведьмаков-бунтовщиков? Знаешь, Факел плохо на тебя влияет! Не удивлюсь, если ты скоро сделаешь себе ёжик на голове и... - Милена не дала гному договорить и выхватила журнал. На развороте красовались фотографии, где она и Джей 'позировали' на фоне надписи 'Да здравствует Орден Посвящения!'. Собрав свою волю в кулак, Милена принялась читать статью вслух:
  - Кто мог подумать, что на Вэтхем сразу после рождественских каникул обрушится такая новость? Первого января одна из учениц школы...- Милена, замолчала, увидев после названия школы своё имя и фамилию. Так эта статья была о ней! И о том, как она неудачно отомстила миссис Шейп! С замиранием сердца Милена принялась читать следующий абзац:
  - Прямо на глазах у сотни учеников Милена Каролл и её сообщник взлетели в небо, после чего с помощью магии вывели в воздухе следующую надпись:
  'Миссис Шейп - самодовольный свинтус'. Завуч школы это никак не прокомментировала. На вопрос наших журналистов она ответила лишь, что это уже не первый случай, когда Милена Каролл прилюдно издевается над ней. Напомним, что примеру мисс Каролл последовали другие ученики и даже несколько учителей, чьи имена пока не оглашаются. По словам очевидцев, все эти люди летали в воздухе и по неизвестным причинам оголяли ключицы, - Милена фыркнула. По каким-таким неизвестным причинам? Да эти растяпы просто не заметили татуировок!
  Она перевернула страницу и возобновила чтение:
  - Мы не можем точно сказать, что случилось первого января и какую роль во всём этом играет девятиклассница Каролл. Кто она: предводительница тайной банды или обычный подросток, сам угодивший в секту? Но одно нам точно известно. Произошедшее не было случайностью. Однако значит ли это, что Орден Посвящения действительно существует? И если да, то когда он даст о себе знать? Мы предостерегаем наших читателей и настоятельно просим их не гулять по городу в позднее время. Помните, они - среди нас и могут поджидать вас где угодно, - Милена перевела дыхание и прочитала конец статьи, написанный прямо под фотографией, где она с Факелом облетали школу с другой стороны.
  - В следующем выпуске мы опишем все признаки, по которым можно отличить обычного человека от члена Ордена Посвящения. Берегите себя и своих близких. С уважением, главный редактор - Боб Хэнкс, - Милена смяла журнал. - Это всё гадюка Глэн! Я уверена, что это она подговорила своего отца напечатать такое в глянцевом журнале! - Альпин издал причудливый хрюкающий звук и прикрыл рот пухлой ладошкой. Определенно, его попытка сдержать смех с треском провалилась.
  - Представляешь, этот журнал Флешка только что стащила из кухни! Я не могу понять только двух вещей. Кто из гномов его читал и почему ты так чертовски фотогенична? Специально позировала, что ли? - пробасил он и ткнул пальцем в одну из фотографий. Милена кинула журнал на землю и начала плясать на нём, втаптывая красочные страницы в сугроб.
  - Прекрати! Я ещё не прочитал там статью о том, как избавиться от морщин на лице! Там перечислено аж десять способов! - завопил он, но безрезультатно. Милена перестала прыгать на журнале лишь, когда две страницы со статьёй о ней превратились в пожеванные клочки бумаги.
  - Если ты сейчас же не замолчишь, то у тебя вместо носа появится одна сплошная морщина! И уже никакие десять способов не помогут! - отрезала Милена, когда Альпин снова заверещал, обвиняя её в вандализме.
  - Ох, наконец-то, сихорсы объявились! - гном прекратил кричать и уставился вдаль. Милена проследила за его взглядом и увидела реку сирен, на горизонте которой стали вырисовываться странные фигуры.
  - Идём поближе, я тебя с ними познакомлю! - Альпин схватил Милену за руку и потащил через горы сугробов к воде. Подумать только, это были те
  самые сихорсы, о которых ей говорил Кристиан! Воган сказал, что когда-то этих существ называли гиппокампами. Но из-за того, что они проводили слишком много времени в воде, их ноги видоизменились и превратились в лапы с ластами. С тех пор морских коней переименовали в сихорсов. Наполовину лошади, наполовину рыбы.
  Игнорируя рев ихонов, существа подплыли к берегу вплотную. Милена наклонилась к воде и стала внимательно изучать сихорсов. Их голова и передняя часть корпуса были совсем как у коня. Но затем тело обретало змееобразный вид и венчалось мощным рыбьим хвостом. Передние лапы у сихорсов были как у лошади, но оканчивались не копытами, а ластами. Если глядеть на существ издали, могло показаться, что их мускулистые тела покрыты обычной шерстью. Но это было не так. Кожу морских коней обтягивала изящная чешуя. Милена переключила взгляд на их вытянутую морду. Начиная со лба, у сихорсов рос огромный прозрачный плавник, который тянулся до самых лопаток и служил, по-видимому, гривой. Каждое из шести существ, приплывших к берегу, имело свою окраску. Каких там только цветов не было! Их блестящая чешуя переливалась целой палитрой радуги, вспыхивая лучами пламени и сапфиров.
  Милена робко протянула руку, желая погладить сихорса, который подплыл ближе всех. Судя по грозному виду, он был вожаком этого морского табуна.
  - Милена Каролл, клянусь, если ты будешь продолжать в том же духе, то я за твои потерянные конечности ответственности не несу! - предупредил Альпин, с опаской глядя, как её рука приближается к носу морского коня.
  - Хорошо, так прокурору в суде и скажешь, - буркнула Милена, когда сихорс заржал и нырнул под воду. Стая мгновенно последовала за ним, обрызгав её и гнома с ног до головы. Остался только маленький жеребёнок, который смотрел на девушку с не меньшим любопытством. Он подплыл вплотную, и Милена легонько прикоснулась к его тёплому шершавому носу. Она ещё около минуты гладила детёныша, пока вожак не вынырнул из воды и не заржал, поторапливая жеребёнка.
  - Скажи, Альп, а зачем на ихонов надевают эти цепи, словно собираются кататься? - поинтересовалась Милена. Альпин хмыкнул и подтянул сползшие зёлёно-красные штанишки, в которых походил на непутёвого эльфа.
  - Ты угадала, Ми. На ихонах будут кататься. Участники камстри, - заметив, как изменилась в лице Милены, гном озабоченно почесал затылок.
  - Участники будут искать артефакты? Но что именно: Зеркало Плачущей Сирены, Посох Колдуна, Мемуары Ветра, Клык Дракона или Топор Гнома? - вопрос вылетел, прежде чем она успела спохватиться. А глаза Альпина настолько округлились, что, казалось, вот-вот выпадут из орбит.
  - Во имя бородавки моей бабушки Секриции, что ты сказала?! - пробасил карлик, и все гномы в округе синхронно обернулись. Один из ихонов воспользовался этим и таки вырвался из цепей.
  - Откуда ты узнала? - тише спросил Альпин.
  - От Мурены. Она рассказала мне легенду о первооткрывателях магии. И о Ветре, который полюбил Сирену и посвятил ей свои Мемуары, - Милена замолчала, настороженно наблюдая за реакцией Альпина. Он насупился, и его густые брови приподнялись, закрыв собой половину лба.
  - Но как тебе это удалось? Ведь сирены такие неразговорчивые! Не то, что мы - гномы-болтуны! Из них и слова не вытянешь! - кажется, гнома удивило не столько то, что Милена теперь всё знает, сколько то, что ей это сообщила сирена.
  - Я просто её спросила! И она, в отличие от вас с Аш, ответила мне! Оказывается, чтобы получить ответ, нужно просто задать вопрос! - Альпин, не удовлетворённый объяснением, снова хотел заговорить, но Милена опередила его. - Расскажи мне о камстри, - попросила она.
  - Ну, пожалей меня, наследница! Ты не должна так эксплуатировать мою гномью болтливость! - пропищал он жалобным тоном, но когда это не подействовало, сдался. - На камстри участники вовсе не соревнуются в магических силах, как ты, наверное, решила. Существует одна интересная детская игра... И называется она: Камень, Ножницы, Бумага. Магическое камстри сделано по принципу этой игры. Первый раз камстри состоялось в четырнадцатом веке для того, чтобы хоть как-то развеселить членов Ордена Посвящения. Для нас средневековье - это сплошные дни великой депрессии. Ты же знаешь, что с тринадцатого столетия началась охота на существ, которые связаны с магией? - так и не дав ей ответить, Альпин продолжил:
  - Это были страшные времена. Женщину могли обвинить в том, что она ведьма лишь потому, что у той рыжие волосы. И тогда Совет Теней предложил провести увеселительное зрелище, чтобы отвлечь приунывших членов Ордена. Камстри называют дуэлью только потому, что первый участник, которого единогласно избирает народ, сам выбирает себе противника. Он как бы это сказать... Бросает ему вызов. И когда второй участник принимает его, между ними начинаются состязания. Их всего четыре - как и стихийных отделений, - Милена, уже привыкшая к тому, что о стигах и пятом отделении никогда не упоминают, согласно мотнула головой.
  - Но в этот раз правила изменились. Ты права, мы хотим найти артефакты. Но поскольку Грифон и Ищейки следят за нами, сделать это весьма сложно!
  Мы не можем искать в открытую. А камстри - это суматоха и много зрителей! Никто ничего не заметит! Это прекрасный способ найти это! - прощебетал Альпин. Милена снова кивнула. Теперь всё стало на свои места. Сейчас она поняла, что Аш Вильтон имела в виду, когда говорила с Муреной. Значит, верховная ведьма тоже ищет артефакты, надеясь преуспеть в этом быстрее стигов. Но все-таки, зачем колдунам нужно это?
  - Я не знаю точную дату камстри, но уверен, что оно состоится на днях. И игра будет проводиться, сохраняя традиции вековой давности. Возможно, ты ещё не в курсе, но ведьмы всегда чтут свои обычаи. Поэтому в камстри будет всего четыре этапа. Каждое испытание связано со стихией - огнём, водой, землёй и воздухом. Участники должны найти то, что там спрятано, - загадочно просипел он. Милена, заинтригованная словом 'то', уточнила:
  - В смысле? Что значит 'то'? Что участники должны там найти? - Альпин молча развернулся и засеменил к другим гномам, намереваясь помочь им обуздать последнего - самого буйного ихона.
  - Пока не знаю! - прокричал он в ответ. Милена выдала болезненную полуулыбку. Глядя на ревущих ихонов, она почему-то усомнилась, что камстри основано на безобидной детской игре.
  
   * * *
  Завернув в просторный коридор, Милена поплелась к столовой, из которой доносился громкий девичий смех. Единственным освещением в зале служили факелы и миниатюрные гномьи фонарики, поэтому, когда она вошла в кухню, то на миг ослепла от яркого света. Моргнув, она осмотрелась.
  В честь вечеринки в столовую впустили фей, а все факелы и фонари наоборот потушили, чтобы комнату окутал сумрак. Крылышки малышек пульсировали, пронизывая темноту разноцветными вспышками. Глядя, как столовая тонет в огнях, Милена невольно подумала о лазерном шоу. Но её улыбка сразу увяла, стоило ей заметить однокрылою фею. Она навещала эту крошку каждый день, желая хоть как-то искупить вину. Но фея была ещё слишком маленькой и не понимала, в чём заключается смысл её визитов.
  - Привет, Ми! Иди к нам! - раздался рядом бодрый девичий голос. Милена обернулась и увидела свою новую приятельницу: ветряную ведьму по имени Джейн. Как и другие девушки, она сидела прямо на полу. Игнорируя огромный дубовый стол, ведьмы разложили лакомства возле себя. Милена обошла стол и села возле окликнувшей её девушки. Всего человек в столовой было около тридцати. Остальные ведьмы ещё не вернулись с каникул или банально опаздывали.
  Милена снова огляделась, но стигов нигде не увидела. Колдуны вообще были очень странными. Они ни с кем не общались, всё время молчали и почти не вылезали днём из своих 'норок'. Но как только наступал запретный час, от их хохота и криков сотрясался весь холм.
  Милена плюхнулась возле Джейн и принялась уплетать сладости. Она уже собралась поглотить очередное печенье, как девичье щебетание внезапно прервал громоподобный голос. Милена скривилась. Она знала только одно существо, которое могло лишь одним своим дыханием свалить сразу несколько человек. Это был Гуг - наставник огненного отделения.
  - Я и другие наставники сейчас покинем вас, но помните, что вы должны разойтись по своим 'норкам' до двенадцати часов, - Милена привстала, чтобы разглядеть заговорившего человека. Как она и предполагала, им оказался мускулистый темнокожий мужчина. Облачённый в свободный алый плащ, Гуг казался настоящим великаном. Слева от него ютился тощий старик в изумрудной накидке. Милена без особого интереса скользнула взглядом по его лицу. Острый птичий нос старика напоминал крючок, а узкое морщинистое лицо - высохший фрукт. Руки незнакомца наоборот были очень красивыми: длинные пальцы, как у музыканта и гладкая белая кожа.
  Оглядев старика с головы до ног, у Милены даже не возникло сомнений, что перед ней земляной наставник. Возле ведьмака стояла горбатая
  старуха в синем плаще. Это была двенадцатый судья Совета Теней. Жёлтые глаза ведьмы были настолько невыразительными, что походили на два пупка, выросших в ненужном месте. Жидкие светлые пряди затянуты в тугой пучок на затылке. Под прямым носом с широкими ноздрями красовались полные потрескавшиеся губы.
  Старуха повернулась к ней спиной и стала активно жестикулировать, показывая пальцем на Милену. Гуг кивнул и вместе с двумя наставниками пошёл прямо навстречу девушке.
  - Я - Гуг, наставник огненного отделения, - представился он, когда приблизился к Милене. - А это Амос - земляной наставник, - старик отвесил ей старомодный поклон и приветливо усмехнулся, отчего его лицо сморщилось, точно чернослив. - Это - Сорша, наставница водяных ведьм и ведьмаков, - закончил Гуг. Милена перевела взгляд на ведьму, которая, несмотря на свою пухлую фигуру, выглядела очень хрупкой. Она даже ходила, сгорбившись, что придавало ей беспомощный вид.
  - Рада познакомиться! - выпалила Милена. Она обвела глазами всех наставников и остановила взгляд на пустом месте, где должна стоять старуха в белом плаще - её бабушка. Тоска по Агнессе больно сдавила ей горло, отчего Милене стало тяжело дышать и захотелось расплакаться.
  - Веселитесь! - бросил огненный наставник на прощание и решительно двинулся к выходу. Старик Амос что-то проворчал, но его мягкий голос утонул в лепете девушек. Водяная наставница помахала Милене рукой и улыбнулась, обнажая ряд мелких и острых, будто щучьих зубов.
  Как только фигуры наставников скрылись, в столовой начался дурдом. Девушки стали громко хохотать, визжать и бросаться друг в друга конфетами. Милена мгновенно загрустила. В отличие от своей лучшей подруги Лизы Сквойн, она не любила больших компаний и шумных вечеринок. И, кажется, Милена была не одна такая. Недалеко от неё сидела женщина лет шестидесяти. Это была земляная ведьма - миссис Динс, у которой способности открылись только после смерти мужа. Сегодня на девичнике вообще собрались ведьмы всех возрастов, начиная с десяти лет.
  - Пока Гуга и Аш нет, давайте погадаем! - предложила одна из девушек, заглушая своим звонким голосом даже заливистый смех фей. Милена быстро воодушевилась и стала внимательно прислушиваться к разговору.
  - Давайте! - поддакнула другая ведьма. Столовая наполнилась хихиканьем.
  - Только учтите, это обязано остаться втайне! Никто из наставников не должен узнать о нашей шалости! - предупредила пампушка, сидящая возле Милены. Все лица одновременно повернулись к ней.
  - Почему? - удивилась Милена, не в силах подавить своё любопытство.
  - Это запрещено. Гадать запрещено, - отчеканила её соседка. - Ну, так кто будет первой? - Милена прикрыла уши руками, чтобы не оглохнуть от поднявшегося визга. Феи как испуганные мотыльки заметались по комнате, оставляя в воздухе светящиеся следы. Девушки долго спорили и, наконец, решили начать с той самой пампушки. Милена, думавшая, что гадать будут на будущее, поняла, что ошиблась, когда услышала слово 'парни'. Она мысленно застонала. Ведьмы гадали на парней, которые им нравились. Кажется, за одну эту минуту она уже раз десять услышала фамилию Кристиана. Ведьмы так часто гадали на Вогана, что Милена вскоре потеряла к этому интерес и задумалась. Её не покидали мысли о камстри и пяти артефактах, которые стиги вдруг вознамерились найти. Зачем они понадобилось колдунам? И что Аш будет делать, если найдёт их первой?
  - Эй, Каролл! Ты что, в транс вошла? - Милена встряхнула головой и подняла глаза. Ведьма с ореолом рыжих кудряшек нетерпеливо трясла её за плечо, уже отчаявшись добиться ответа.
  - Что? - недовольно пробурчала Милена. Её соседка со вздохом хлопнула ладонью по полу, на котором девушка только сейчас заметила тазик с водой, три иголки и зажженную свечу в бокале. Она недоуменно уставилась на предметы, не понимая, что они здесь делают.
  - Твоя очередь гадать, - напомнила ведьма. Милена уже собралась отказаться, но затем передумала. В конце концов, что ей терять?
  - Сначала выбери двух парней, на которых ты хочешь погадать, и произнеси их имена вслух, - пояснила соседка. Милена стала задумчиво постукивать пальцем по губе. Имя первого парня ей было заранее известно - Кристиан, а вот второго... Почему-то в голову ей лезло только одно имя - Джей. Ощущая на себе множество взглядов, Милена смущённо отвернулась и прошептала:
  - Кристиан Воган и Факел, - призналась она. Девушки дружно захихикали, хотя имена их явно не впечатлили. Милена даже не успела спросить, что ей делать дальше, как одна из ведьм взяла иголку и подозвала её к себе. Она неуверенно поднялась с места и подошла к девушке, о чём сразу пожалела.
  - Вырви один свой волос и потом оберни его вокруг этой иголки, - приказала ведьма, прокалывая ей палец. Милена пискнула от неожиданности, но быстро взяла себя в руки. Дождавшись, пока острие окрасится кровью, ведьма протянула иголку Милене. Феи прекратили кружиться, и теперь заворожено наблюдали за происходящим. Милена взяла иголку и вернулась на своё место. Сложив ноги по-турецки, она выдернула волос и обмотала им острие. От того, что феи перестали летать, столовую поглотила тьма. Только свечка дарила свет, придавая воде в тазе таинственное свечение.
  - Кинь иголку в тазик, а затем скажи: Венок смерти, дар судьбы, ответь на вопросы мои, - велела ведьма. Милена последовала её команде и произнесла:
  - Венок смерти, дар судьбы, ответь на вопросы мои, - после этих слов на поверхность воды всплыли капли её крови.
  - Теперь мысленно задай вопрос, с кем из этих парней тебя сведёт судьба. Затем произнеси на две иголки имена претендентов и брось их в тазик. Чем ближе они упадут к твоей игле, тем быстрее всё случится. После этого из воды выплывет первая буква фамилии парня, с которым тебя свяжет жизнь. Если на поверхность ничего не выплывет, значит - не судьба, - по голосу девушки стало ясно, что у большинства собравшихся ничего из воды не выплыло. Милена прошептала на иголки имена Вогана и Факела, а затем кинула их в воду. Две иголки одновременно коснулись дна тазика, вплотную приблизившись к её игле. Ведьмы присвистнули и придвинулись ближе. Похоже, ещё ни у кого иголки не были так близко друг к другу.
  Милена испуганно отпрянула от тазика: вода вдруг вспенилась и стала мутно-белого цвета. Свечка пустила в воду восковую слёзу и упала на пол, разбив бокал. Её пламя мгновенно перекинулось на ковёр. Но одна из ведьм щелчком пальцев потушила его, оставив на полу горстку пепла. Милена переключила внимание на тазик. Багровые капли крови снова всплыли на поверхность и, слившись воедино, превратились в букву 'В'.
  - Воган! Воган! - завопила она. Столовая мгновенно наполнилась гулом, похожим на жужжание разъяренных пчёл. Но Милена не обратила на это внимания и запрыгала от счастья, точно очумевший кролик. На поверхность выплыла первая буква фамилии Кристиана, а это значит... - Успокойся, Ми! Это ещё ничего не значит! Разве ты не знаешь, что фамилия Факела - Винс? А она, между прочим, тоже начинается с буквы 'В'! - воскликнула её соседка. Милена застыла, даже не зная, как реагировать. Она уже настолько привыкла к кличке Джея, что почти не называла его по имени, не говоря уже о фамилии. Ну и совпадение! Милена хотела спросить, как можно уточнить гадание, но не успела. Горстка пепла внезапно превратилась в пламя, а вода из тазика поднялась вместе с иголками в воздух. Милена с ужасом попятилась. Девушки закричали и полезли под стол, даже не пробуя применить магию. Только несколько ведьм прочитали заклятья, но их попытки обуздать стихии провалились.
  - Что за чёрт? Что происходит? - пропищала одна из фей. Милена уже собралась бежать, как струя воды вдруг подхватила её. У пламени выросло щупальце, и оно перехватило верещащую девушку.
  - ПОДЧИНИСЬ МОЕЙ ВОЛЕ! - в комнату ворвалась Аш. Она подбежала к стене огня и выставила ладонь вперёд. Пламя потухло, и Милена с визгом упала на пол. Струя воды сама вылилась с иголками обратно в тазик. Аш тактично кашлянула, наблюдая, как девушки выпрыгивают из-под стола.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Значит, вы здесь гадали? - Вильтон взглянула на ковёр, где были раскиданы лакомства, разломленная свечка и осколки бокала. - Я тут немного подслушала вас... Мои милый девочки, разве вы не знаете, что слово 'наказание' начинается с буквы 'Н', а 'запрещено' с буквы 'З'? Вы же у меня умные - даже алфавит знаете! - Аш выругалась. Закатывая мокрые штанины, Милена представила, как обрадуется Факел, когда она составит ему компанию. Ведь теперь ему не придётся отрабатывать наказание одному!
  
   * * *
  - А-ну, марш по своим 'норкам'! Запретный час начнётся через десять минут! Поговорим завтра! - объявила Аш. Девушки не стали спорить и удручённо поплелись к выходу из столовой. Милена сделала робкий шаг вперёд, но рука Вильтон ловко схватила её за воротник и притянула обратно.
  - А вас, Штирлиц, я попрошу остаться! - голос верховной ведьмы стал таким приторным, что Милену передёрнуло. Столовая без фей снова погрузилась во тьму, но Аш хлопнула в ладоши и все факелы одновременно зажглись. Она уже собралась заговорить, как в комнату влетел Джей на скейтборде. Заметив Милену и Вильтон, он подъехал к ним.
  - Что случилось? Всё в порядке? Я слышал, здесь кто-то орал похлеще ихона! - поинтересовался он, с опаской поглядывая на верховную ведьму.
  - Нет, всё чудесно, не считая того, что ведьмак с пустыря снова покушался на жизнь Милены! И судя по тому, что в заклятье использовались разные стихии, наш Ворон был не один. Он привёл своих друзей, - Аш невесело улыбнулась, а Милена почувствовала, как кровь отхлынула от лица. Друзья? Так ведьмаков с пустыря много? И они все здесь? Прямо на Утёсе Дракона?
  - Эти ведьмаки с пустыря просто отвлекали вас, чтобы никто не вышел из столовой, - продолжила Аш, - Ведь сам Ворон в это время занимался кое-чем другим и не хотел, чтобы его прервали, - она разжала ладонь и из неё выпала фигурка с лицом Милены. Это была недоделанная кукла вуду. Факел поднял с пола фигурку и, поморщившись, лизнул её.
  - Да это же тесто! - заключил он и театрально облизнулся. Аш расхохоталась. Она специально не снимала перчаток, чтобы не касаться куклы голой кожей, а Джей её лизнул! Вильтон отбросила с плеча тяжелую гриву волос и стала задумчиво расхаживать по комнате, рассуждая:
  - Эта фигурка действительно является не больше, чем куском теста! Ворон кинул её на землю, когда увидел меня. Это уже второй раз, когда я отпугиваю его. Но меня удивило другое: ведьмак явно не ожидал, что я вернусь сегодня на Утес Дракона. А это значит, он знал, что меня сейчас нет в городе ведьм! Именно поэтому Ворон посмел пригласить сюда дружков, чтобы они отвлекали вас, пока он лепит фигурку, - Аш посмотрела на куклу, которую Джей вертел в руках и притворялся, будто собирается откусить от неё кусочек. Поймав на себе озабоченный взгляд Вильтон, Факел прекратил дурачиться и спрятал фигурку за спину.
  - А может, мы преувеличиваем угрозу и это всего лишь проделка сумасшедшего кондитера? - Факел толкнул Милену в бок в очередной попытке подбодрить. Она слабо улыбнулась. Перед глазами стоял образ ведьмака с пустыря: чёрные шали развеваются на ветру, мешковатый балахон колыхается, скрывая фигуру, а рука в перчатке тянется к её горлу...
  - Этот Ворон всегда рядом! Он всё знает! А теперь ещё эти его дружки... Только этого нам не хватало! - вскипела Аш и ударила ногой по стулу.
  - Да, поздравляю, теперь у нас есть то, чего нам так не хватало! - съязвил Джей. Милена потёрла виски, вновь ощутив в воздухе густой запах тревоги. Ведьмино чутьё сдавило голову обручем, предупреждая о скорой опасности. Оно снова предостерегало её. Но о чём?
  - Решено. Послезавтра состоится магическое камстри. Рождественские каникулы закончились раньше, чем мы думали. Боюсь, детки, Санта-Клаус улетел и оставил нас без подарков, - проговорила Аш и вышла из столовой. Милена фыркнула, невольно вспомнив надувного Санта-Клауса у себя дома. Но даже он почему-то сдулся.
   * * *
  Ночь, опустившаяся на город ведьм, выдалась неспокойной. Милена почти не спала, вздрагивая от каждого шороха и птичьего карканья. Не выдержав, она вскочила с постели и зажгла свечку в гномьем фонаре. Почему-то эта капля света мгновенно разогнала все страхи. Милена уже шагнула обратно к кровати, как услышала далёкую песню сирен и остановилась.
  - Странно, ведь сейчас ночь! Обычно сирены ещё спят в такое время! - удивилась Милена. Она забралась в дыру и посмотрела на часовню сирен. Но их там не было. Они кружили в небе как стервятники, привычно выпевая звук 'Аааауууу' и растягивая его на несколько минут. Приглядевшись, Милена поняла, что сирены улетают из города ведьм. Она ещё долго смотрела им вслед, пока их силуэты не затерялись среди пепла облаков.
  Где-то недалеко раздался рёв ихонов и тихое ржание морских коней - сихорсов. Птеродактили взволнованно метались у каменного дракона, боясь приземлиться на его гребень, где обычно дремали. Похоже, этой ночью никто не спал. Милена долго любовалась темнотой вокруг, пока не почувствовала, как слипаются её веки. Вернувшись в кровать, она мгновенно уснула. Ей снова снилась бабушка. Старуха была одета в больничное белое платье и, съежившись на полу, прижимала к груди шкатулку. По её щекам текли слезы, но она не обращала на них внимания и всё время шептала:
  - Предала... Предала... Предала... - Агнесса выставила вперёд свободную руку и согнула пальцы. Она снова пробовала колдовать, но тщетно. Заклятье Аш действовало до сих пор. Вильтон временно лишила Агнессу магии, чтобы та не смогла колдовать и сбежать из психиатрической больницы.
  - Пожалуйста, забери меня отсюда... Прошу, наследница, пожалуйста...забери... - старуха отчаянно закричала, и в комнату вломились санитары со шприцом наготове. На этом сон прервался. Милена машинально стерла со щеки слезу и открыла глаза. В комнате было так накурено, что у неё моментально заскребло в носу. Догадавшись, что её 'норку' посещала Аш Вильтон, Милена привстала и осмотрелась. Как она и ожидала, на трехногом стуле-инвалиде сидела верховная ведьма и затягивалась очередной сигаретой.
  - Доброе утро! А я тут пришла удостовериться, что с тобой всё в порядке, - ответила Аш, не отрывая глаз от 'окна'. Милена сонно потянулась и подошла к дыре. Сирен не было: гигантский камень в виде короны пустовал.
  - А где все сирены? - спросила Милена. Вильтон закинула ногу на ногу и выпустила изо рта тонкую струйку дыма.
  - Они на охоте, - рассеяно проронила ведьма. - Понимаешь, Ми, сирены живут здесь, но охотятся на моряков далеко отсюда. Реку сирен называют так, потому что они проводят в ней много времени. А живут они в тех пещерах, - Аш ткнула пальцем в часовню сирен. - Думаю, к следующему утру они прилетят обратно, - Милена с трудом удержалась, чтобы не вставить, что не только знает, где живут сирены, но и была там. Она прикрыла глаза, вспоминая жилище Мурены. Милена никак не могла забыть украшения и паруса, которые валялись в пещере, подобно мусору. Ей было так интересно узнать, как охотятся сирены, что она мысленно пообещала себе, что когда-нибудь побывает на их охоте.
  - Скажи, Аш, а зачем они вообще охотятся? Это у них такое хобби, что ли?
  - По этому поводу ходят много слухов и легенд... Есть даже такой древнегреческий миф, что когда Персефону, дочку богини плодородия Деметры, похитил Аид, сирены откликнулись на просьбу отчаявшейся матери и стали искать её дочь. Но когда они обратились к людям, те отказались помочь им в поисках. И тогда сирены решили отомстить людям. Кружась над суднами в морях, они стали заманивать к себе моряков сладкоголосым пением. Они ныряли с большой высоты в воду и делали вид, будто тонут, звали на помощь, а затем топили своих спасителей... Я не знаю, насколько правдива эта легенда, но ясно одно. Сирены уже не могут без охоты. Для них это как дурман для наркомана - без новой дозы они не представляют жизни. У сирен считается так: кто из них собрал на охоте больше всего 'трофеев', тот и становится предводительницей. Поэтому главные сирены на Утёсе очень быстро меняются, - Аш горько усмехнулась. Отрывки из сна вдруг навалились на Милену, и от воспоминаний о бабушке ей снова захотелось плакать. Старуха считает, что она предала её! И что самое ужасное, Милена - чувствовала себя предательницей.
  - А почему ты думаешь, что в психушке Агнесса будет в безопасности? Что стигские колдуны и Ищейки не смогут её там найти? - осведомилась Милена, чувствуя, что ей ещё давно стоило задать этот вопрос. Около минуты Аш молчала, по-видимому, удивлённая тем, как резко она поменяла тему. Наконец, верховная ведьма заговорила:
  - Вот скажи, Ми, а что мы ещё могли сделать? Уриах приказал казнить Агнессу сразу после рождественских каникул и велел отобрать у неё шкатулку. А теперь подумай, разве он может предположить, что Агнесса прячется в психушке? - Милена хотела возразить, но Аш продолжила:
  - Сомневаюсь. Хотя мне кажется, Грифон уже что-то заподозрил. Факел рассказывал мне, что тогда возле школы за вами гнались Ищейки. Так вот, думаю, их возглавил сам Грифон. Он думал, что ты приведёшь их к старухе. Ведь, когда страх поглощает рассудок, с человеком можно делать всё, что захочешь: пытать, приказывать... Но план Грифона провалился. Ищейки заблудились. Запомни, наследница, если хочешь что-то или кого-то спрятать, нужно сделать это на самом видном месте. В сумасшедшем доме твоя бабушка будет в безопасности, - помедлив немного, Аш добавила. - Во всяком случае, пока. Ладно, мне пора идти. Надо ещё подготовить холм к проведению камстри. Кстати, Воган уже вернулся, - с этими словами Аш вылетела из дыры. Милена чуть не застонала от обиды. Если Кристиан уже на Утёсе Дракона, то почему даже не навестил её и не сообщил, что вернулся? Ей вдруг вспомнилась ночь гадания. Что означала та буква 'В'?
  'В' - в смысле Кристиан Воган или Джей Винс? Милена прыгнула в постель и даже не заметила, как уснула, размышляя над этим вопросом.
  
   * * *
  Небо было ослепительно белым и напоминало кусок мрамора, в котором застыли тёмные прожилки - облака. Милена радостно взвизгнула и понеслась дальше, разрезая снежную пелену. Она уже давно не получала такого удовольствия от полёта, как сейчас. Скользя между деревьев в верденском лесу, ей казалось, будто они с ветром слились воедино. Милена мчалась на бешеной скорости, а затем резко тормозила. Адреналин, скорость, ветер... Было ещё ранее утро, а холм уже ломился от обилия ведьмаков. Поэтому Милена решила полетать в лесу, который всегда радовал её своей тишиной. Полёт - это единственное, что помогало ей развеять дурное настроение. Прошёл ещё один день, а Кристиан так и не объявился. Милена повсюду искала его, но так и не смогла найти. Теряясь в догадках, почему Воган снова избегает её, она решила не думать об этом.
  Сегодня должно было состояться магическое камстри - дуэль между двумя ведьмаками с противоположных отделений. Милена буквально сгорала от любопытства. У нее было столько вопросов! Кто будет участвовать в камстри? Какие там будут стихийные состязания? И что нужно найти? Зеркало Плачущей Сирены или другие артефакты?
  Милена так увлеклась размышлением, что не заметила дерево, выросшее на дороге. Чтобы не столкнуться со стволом, она резко свернула и полетела вниз - то есть в первый попавшийся сугроб. Снег был везде - в карманах куртки, за воротом свитера и даже в сапогах! - Хорошо хотя бы в уши не попал! - проворчала Милена, доставая белые комки. Она подняла глаза на виновника падения - высокую ель, и её рука замерла на полпути. На коре красовались длинные царапины. Такие глубокие следы могли оставить только когти Ищеек! Где-то недалеко послышалось зловещее воронье карканье. Милена испуганно обернулась, но никого не увидела. Внезапно с соседнего холма, где возвышался каменный дракон, раздались крики. Милена взмыла и помчалась к Утёсу. Как только она пролетела мост, разделяющий два холма, то сразу приземлилась и побежала в сторону шума. Но судя по довольным лицам ведьмаков беспокоиться, беспокоиться было не о чём.
  - Что здесь происходит? - поинтересовалась Милена, протискиваясь сквозь толпу вперёд. В центре стояла Аш и Кристиан, окружённые тремя наставниками: невероятно высоким темнокожим мужчиной в красном плаще; стариком, облачённым в изумрудную накидку и старой водяной ведьмой, одетой в синий плащ. Напрягшись, Милена вспомнила их имена. Старуху звали Сорша, земляного ведьмака - Амос, а огненного наставника - Гуг. Правда она так и не поняла, что это было: его имя, фамилия или кличка.
  - Что случилось? - взволновано пробормотала Милена. Ведьмак, стоящий возле неё, скорчил удивлённую гримасу:
  - Милая, с какой планеты ты свалилась? Начинается камстри! Ты пропустила самое интересное: Кристиана Вогана единогласно избрали первым участником игры! - ответил он. Милена чертыхнулась и начала нагло пропихиваться к Аш, игнорируя ругательства в свой адрес. Сердце так бешено колотилось, словно кто-то назойливо стучал по двери, пытаясь насильно ворваться внутрь.
  Видно камстри было действительно важным событием, так как Милена даже различила в толпе несколько колдунов. Она перевела взгляд на Соршу, которая всё это время жадно поедала её глазами. Маленького роста, с большим горбом и пучком жидких светлых волос на затылке - ведьма выглядела настолько плачевно, что Милене стало её жаль. Но всё же она отвернулась, чувствуя себя неуютно под колючим взглядом старухи.
  - Кристиа-а-а-ан! - окликнула Милена. Но её крик утонул в гуле толпы. Она шагнула к Вогану, но её схватили за запястье и вернули на место. Милена обернулась и увидела Факела. В этот раз он не стал 'выпендриваться' и был одет в мешковатую кофту с капюшоном, а не одну тонкую майку.
  - Что ты собираешься делать? Участвовать, что ли? - его бровь взметнулась вверх. Яркие чувственные губы расползлись в вызывающей улыбке.
  - Нет, конечно! Я хочу отговорить Кристиана от идиотской затеи участвовать в игре! Идём со мной! - попросила Милена. Как она и ожидала, Факел рассмеялся.
  - Зачем? Я всегда мечтал увидеть, как едят ихоны! А уж как они будут питаться белобрысым... - он мечтательно закатил глаза. - Извини, но я не могу пропустить такое зрелище! Ведь не каждый день исполняются сразу два твоих желания! - Милена смерила его умоляющим взглядом, как котёнок из мультика 'Шрек' и даже расширила глаза для полного эффекта.
  - Ладно. Когда ты на меня так смотришь, я даже Аш готов побрить налысо, если ты попросишь, - поколебавшись, согласился Джей. - Но если этот блондин вызовет меня на камстри, и я умру во время соревнования, то клянусь, что каждый день буду являться к тебе злым призраком! - предупредил Джей, а Милена тихо поблагодарила его. Они стали вместе проталкиваться к наставникам. Аш первой заметила их приближение. Она приветливо помахала рукой, и толпа сама расступилась. Наконец, Кристиан заметил её и Джея. От его пронзительно голубых глаз снова повеяло холодом, а взгляд стал до неузнаваемости жёстким. Милена поражённо отпрянула, будто её ошпарило кипятком. Кристиан встряхнул головой, поправляя косую чёлку, которая привычно слетела на глаза.
  - Пожалуйста, не участвуй в этом камстри, - прошептала Милена, когда подошла к Вогану вплотную. Неподалеку раздался гневный рёв ихона, закованного в цепи. Она поёжилась и выжидающе уставилась на Факела.
  - О да, белобрысый, не участвуй, - выдавил из себя Джей. Правда, он сказал это таким тоном, что Кристиан вряд ли поверил в искренность его слов.
  - Не говори, что мне нужно делать, и я не скажу, куда тебе нужно пойти, - огрызнулся Воган. Факел оскалился, и Милена только сейчас заметила, что передние боковые зубы у ведьмака немного заострены, точно клыки.
  - Извини, Ми, я сделал всё, что мог! Но, увы, моё обаяние тут бессильно! - Джей пожал плечами и обратился к Кристиану. - Отлично, тогда я буду наблюдать, как ихоны делят тебя по частям! Удачи! Если выживешь, расскажешь потом: каково это - быть зубочисткой! Ладно, Милена, попрощайся с нашим милым мальчиком: боюсь это ваша последняя встреча! - бросил Факел и направился обратно к толпе.
  - А ты, Джей, птица гордая - тебя не пнёшь, не полетишь, - Воган сказал это совсем тихо, но его слова повисли в воздухе как эхо и цепким лассо обвились вокруг Факела, заставив его развернуться.
  - Чего ты хочешь? - прошипел он и решительно преодолел расстояние между ними. Милена недоумённо покачала головой, не понимая, чего Кристиан добивается. Он что - специально выводит Джея из себя?
  - Я вызываю тебя на магическую дуэль. На камстри, - кончики пальцев Вогана вдруг покрылись изморозью, и с них упало пару снежинок. Ветер подул сильнее и, подхватив белые хлопья, полетел в сторону Факела. Но не успели снежинки коснуться его тела, как он щёлкнул пальцами, и с них посыпались искры. Милена ахнула - вот это реакция! Снежинки тут же растаяли! Смекнув, что Джей сейчас примет вызов, она начала возражать, но Факел бесцеремонно накрыл ей рот ладоней.
  - Я согласен, - отчеканил он. Толпа радостно зашумела. Факел бросил на Милену красноречивый взгляд. - Моё обещание о призраке остаётся в силе! - девушка уже собралась ответить, но её опередила Аш:
  - Участники, выберите себе секундантов, которые будут следить за тем, чтобы ваши соперники не жульничали, - велела Вильтон.
  - Я выбираю себе в секунданты Милену Каролл! - прокричал Кристиан. Факел выругался и назвал имя другого ведьмака - члена своей банды.
  - ЧТО Ж, ТОГДА Я ОБЪЯВЛЯЮ КАМСТРИ ОТКРЫТЫМ! - Аш выпустила из пальцев искру, которая улетела в самое небо. Толпа оглушительно заревела. Тем временем Милена отстранилась от Джея и приблизилась к Кристиану так близко, что ощутила на лице его сладковатое дыхание.
  - Что происходит? Какой секундант? И, в конце концов, где ты вчера весь день шлялся? Зачем согласился участвовать в этом клятом камстри?! - выпалила Милена, даже не замечая, что её речь походит на выговор ревнивой жены. Кристиан не ответил и лишь криво улыбнулся. Милена скривилась: интуиция подсказывала ей, что эта знакомая ухмылка не предвещает ничего хорошего...
   * * *
  - КАМСТРИ НАЧИНАЕТСЯ! - крикнула Аш, и с её ладони сорвался целый сноп разноцветных искр. Наставники повернулись к толпе лицом и воздели руки к небу. В тот же миг с пальцев Гуга вырвалась струя огня, взмывшая далеко в небо. А с ладони водяной наставницы Сорши взлетело пару крупных капель воды. Земляной ведьмак по имени Амос выступил последним. С его пальцев взмыло пару розовых лепестков, которые мгновенно закружились в вальсе со снежинками. Не хватало только последнего - ветряного наставника, который должен представить стихию воздуха. Милена сжала кулаки. Не хватало Агнессы. Она постаралась прогнать из головы тревожные мысли и переключила внимание на Факела. За это время к нему уже подошёл секундант - широкоплечий парень, которого Милена уже не раз видела в огненной банде Джея.
  - Скоро начнётся, - прошептал Кристиан ей на ухо. Она недовольно покосилась на него, а затем на Джея. Милена стала их неосознанно сравнивать - по внешности и по характеру. Они были полными противоположностями друг друга. Если сравнивать их с животными, то Воган походил на снежного барса: спокойный, красивый и вместе с тем безумно опасный... Джей же напоминал наглого кота, которого воспитали улицы. В отличие от Кристиана, все его эмоции были чётко прописаны на лице. Парни были настолько разными, что даже их походки сильно отличалась! У Вогана она была твёрдая и решительная, а у огненного ведьмака же - расслабленная и какая-то скользящая.
  - Разъясняю правила. Участники должны кое-что найти, преодолевая стихийные испытания, - заявила Аш, а толпа загудела, требуя больше информации. Милена решила воспользоваться паузой и бегло оглядела Кристиана, которого не видела целых три недели. Свитер цвета слоновой кости прекрасно облегал фигуру, подчёркивая крепкие мускулы и поджарое тело. Его рукава были привычно подкатаны, а на ногах красовались новые узкие джинсы.
  - Начинайте, - раздался сиплый голос Аш. Кристиан взял Милену за руку и пошёл вперёд - навстречу Факелу и его секунданту. Она вздрогнула, ощутив, как их пальцы переплелись. Кожа к коже - это было так приятно!
  Когда они подошли к огненным ведьмакам, Воган отстранился и выставил ладонь вперёд, а затем сжал её в кулак. Факел последовал его примеру. Они переглянулись и одновременно произнесли:
  - Камень, ножницы, бумага... Раз, два, три... ИГРАЕМ НА КАМСТРИ! - толпа одобрительно заревела. Оба парня синхронно разжали кулаки. Кристиан полностью раскрыл ладонь, а Джей наоборот - согнул все пальцы, оставив прямыми только средний и указательный. 'Бумага и ножницы!' - догадалась Милена. В воздухе вдруг материализовалась бумага и ножницы, которые тут же разрезали лист. Воган взвыл от злости и раздражённо отдёрнул руку. Факел послал ему воздушный поцелуй и самодовольно усмехнулся.
  - Первым начинает Джей Винс! - сообщила Аш, подойдя к ним. Милена выдохнула: кажется, она начала вникать в правила игры. Факел победил потому, что выставил ножницы, а они всегда разрезают бумагу. Она подняла глаза, наблюдая, как порезанные клочки листа летают в воздухе. Милена долго искала взглядом ножницы и, наконец, обнаружила их на сугробе. Она уже собралась поднять их, как Кристиан притянул её за ворот куртки и потащил к Аш. Только сейчас Милена заметила, что в одной руке Вильтон сжимала сигарету, а в другой - небольшой бархатный мешок.
  - Факел, поскольку ты сейчас выиграл, доставай элементы стихий. И учти, от фигур, которые ты вытащишь, зависит ход игры, - предупредила Аш и протянула Джею мешочек. Милена подошла ближе, предполагая, что элементы - это существа из разных стихий, с которыми участникам предстоит столкнуться. Значит, сейчас Факел решит, с чего начнётся камстри. С каких соревнований: воды, огня, земли или воздуха.
  Милена резко обернулась, различив в криках толпы басы гномов. В первом ряду действительно стояла куча коротышек и карлиц. Приглядевшись, Милена увидела среди них Альпина с Флешкой на плече. Он весело подмигнул и еле остановил белку, которая узнала девушку и теперь рвалась к ней. Гном начал возмущаться и грозно тыкать в Флешку пальцем, на котором блеснул знакомый перстень-невидимка. В последнее время Альпин так часто использовал его, что тот перестал работать. И теперь гном носил его просто так - как обычное украшение.
  Милена снова огляделась. Кажется, на холме собрались все жители Утёса Дракона. Если в первом ряду ютились гномы, то во втором - верденские ведьмы. Шмыгающий ветер шелестел сухими листьями, которыми венчались мётлы знахарок и трепал их бусы из ягод. Птеродактили собрались в стаю и взволновано парили над землей, боясь подниматься из-за снега. Сирены же наоборот гордо распустили крылья и кружились так высоко, что их силуэты почти терялись на фоне неба. Все с нетерпением ждали начала камстри.
  Джей, тем временем, неуверенно засунул руку в мешок. Он разжал ладонь, и оттуда вылетела крошечная фигурка сирены с лиловыми крыльями.
  - Поздравляю, первое состязание будет проходить в воздухе, - пояснила Аш. Милена задумчиво кивнула: она, наконец, поняла, что Вильтон имеет в виду. Стихийные элементы - это существа, связанные с определённой стихией. Как гномы и земля, например. Они не могут существовать друг без друга.
  Милена придвинулась к Аш, желая задать один мучавший её вопрос. Но стоило ей открыть рот, как Факел вытащил из мешка следующую фигурку. Это был гном. Вильтон не стала больше объяснять: всем и так было ясно, что второе состязание будет связанно с землёй.
  Милена искоса глянула на Кристиана. На его лице не дрогнул ни один мускул. Неужели он совсем не волнуется? Зачем Воган вообще согласился участвовать в камстри? И почему он, в конце концов, выбрал её себе в секунданты?
  - Ну, доставай уже быстрее, не заставляй публику ждать! - нетерпеливо прошептала Аш. Порывшись немного в мешке, Факел вытянул новый элемент стихий. Это был крошечный мешочек алого цвета.
  - В этом мешке находится пепел, так что третье состязание посвящено стихии огня, - ответила Аш на недоумённые взгляды. Факел положил мешочек с пеплом в карман и вытащил последнюю фигурку - ихона. Элемент воды. Милена вспомнила четырёх ихонов, закованных в цепи и ей в голову пришла неприятная мысль. Неужели участники камстри должны объездить этих монстров?
  - Теперь нам известна поочерёдность соревнований. Сначала идёт воздух, потом земля, затем огонь и вода. Участники, подойдите ко мне: я объясню, что вам нужно делать, - позвала Аш. Три наставника одновременно отступили, освобождая место для Кристиана и Факела. Милена воодушевлено направилась следом за ними. Но Воган остановил её и показал жестом оставаться на месте. Милена скрипнула от досады зубами. Второй секундант стоял сзади неё с не менее разочарованным видом.
  Аш высунула из кармана похожий алый мешочек и вручила его Кристиану, при этом что-то бормоча. По-видимому, она объясняла, что с этим мешочком нужно делать. Вильтон тараторила в течение десяти минут, и толпа уже откровенно заскучала, напоминая о себе возмущёнными воплями.
  Наконец, Милена услышала, как сзади захрустел снег от шагов.
  - Никогда не замечал, что твои волосы похожи на красное золото при свете дня, - раздался сзади голос Кристиана. Милена развернулась и смущённо застыла, когда Воган подошёл к ней вплотную. Парень поймал прядь, выбившуюся из каре и медленно заправил её за ухо. 'Что за игру Крис со мной ведёт? Сначала он меня целует как мужчина, не видевший женщину больше двадцати лет, а затем избегает! А сейчас опять ластится!' - мысленно возопила Милена и отпрянула. Увидев, что Аш уже освободилась, она помчалась к ней, но даже спиной ощущала на себе взгляд Кристиана.
  - Почему ты думаешь, что участники камстри смогут сегодня найти хоть один артефакт? - Милена облегчено вздохнула, задав терзавший её вопрос.
   - Потому что артефакты зовут... Поверь мне, стоит только начать их искать и они сами откликнутся. Так всегда делает тот, кто хочет, чтобы его нашли, - Аш захлопала ресницами, на которые упало сразу несколько снежинок. Милена удивлённо задрала голову, подставляя лицо белесым хлопьям. Погода сильно изменилась. Небо надело на себя тёмные тучи, а снег посыпал сильнее.
  - А они зовут... - задумчиво проговорила Аш, разглядывая свою ладонь, на которой лежали тонкие кружева инея.
   * * *
  Аш попросила участников камстри и секундантов подойти к краю холма. Увидев, что в реке их поджидают четыре ихона, Милена нервно сглотнула. Одно из чудищ ударило плавником по воде и окатило брызгами Кристиана. Он тихо выругался и отпрянул. Но было уже поздно.
  - Что, белобрысый, в туалет неудачно сходил или памперсы протекают? - подал голос Факел. Милена взглянула на мокрое пятно на джинсах Вогана, которое расползлось в интересном месте, и с трудом сдержала улыбку.
  - Хватит паясничать, спичка! Лучше тащи свою плюшевую задницу сюда, и я сам превращу тебя в мокрое место! - огрызнулся Кристиан и отбросил с лица мокрую прядь. При кличке 'спичка' Джей выставил руку вперёд, приготовившись колдовать, но Аш поспешно встала между ними.
  - Первое состязание такое: гонки в воздухе. Факел и его секундант будут лететь на сирене, а Кристиан и Милена на птеродактилях, - заявила Вильтон. Милена от возмущения потеряла дар речи. Почему огненные ведьмаки будут кататься на сиренах, а она с Воганом на этих остроклювых чудиках?
  - Кто из вас быстрее намотает вокруг холма десять кругов, сразу приступает к следующему состязанию. Я вам о нём рассказала. И помните: то, что вы ищете, может находиться где угодно. Так что советую вам хорошо смотреть вниз при полёте, - продолжила Аш, игнорируя на себе пристальный взгляд Милены. - Каролл, прекрати на меня таращиться так, словно я велела тебе отныне разгуливать голышом! Я просто хочу, чтобы всё было по-честному. Я ведь знаю, что у тебя есть особые связи! - пояснила Вильтон. Услышав рядом взмах крыльев, Милена покосилась на край холма. На него приземлились две сирены - Мурена и незнакомка. Они держали в руках верёвки, которыми была привязана пара птеродактилей. Верёвки обматывали узкие клювы ящеров и венчались большим узлом, за который удобно хвататься рукой. Мурена подмигнула Милене. Кажется, теперь девушка поняла, что Аш имела в виду под словом 'связи'. Сирена явно симпатизировала и готова жульничать, чтобы помочь ей выиграть. Милена улыбнулась в ответ, чувствуя, что обзавелась сильным союзником.
  - Залезайте, чего вы ждёте?! И помните: кто быстрее, тот и победил! - напутствовала Аш, подталкивая Милену к птеродактилю. Он попытался вырваться, но верёвка оказалась прочной и выдержала натиск. Сирены, тем временем, уже подхватили в когти огненных ведьмаков и взмыли в небо. Кристиан ободряюще хлопнул Милену по плечу и помог ей забраться на птеродактиля. Обхватив одной рукой его короткую шею, а другой - узел верёвки, она поджала ноги и взвизгнула. Ящер взлетел. Кристиан тоже вскрикнул - только от удовольствия. Оседлав птеродактиля, он сжал коленями его бока. Мурена, нёсшая в когтях Факела, поравнялась с визжащей Миленой.
  - Не бойся, я буду жульничать и медленно лететь! - пропела она, игнорируя ворчание Джея. Аш выпустила в воздух новую искру, показывая, что гонка началась. Милена так плотно прижалась к телу птеродактиля, что тот чуть не прогнулся. Мало того, что ящер был вдвое меньше её, так ещё с его клюва слетела верёвка! А всё из-за буйного ветра, который нещадно бил в лицо! Птеродактиль летел прямо за своим сородичем - ящером Вогана, который, судя по внушительным размерам, являлся в их стае вожаком.
  - МА-А-А-АМА! - завопила Милена, когда её птеродактиль перевернулся и широко расправил крылья, прибавляя скорость. Его беззвучный полёт, прерываемый лишь взмахами крыльев, заставлял Милену пищать от страха и удовольствия одновременно. 'Кажется, моя кожа онемела от холода!' - подумала она и погладила щёку, о чём сразу пожалела. Ящер хищно заклекотал и помчался головой вниз. Милена еле успела вцепиться пальцами в его шею. Стая птеродактилей, которая всё это время спокойно парила в небе, вдруг решила присоединиться к ним и теперь неслась за Кристианом. Точнее, за своим вожаком - крупным ящером с откушенным хвостом. Милена с тоской опустила глаза. Наверное, они сейчас наматывали вокруг холма уже шестой круг, а ничего даже близко похожего на артефакт ещё не увидели! Так может, вся эта затея с камстри вообще напрасна?
  Печальные размышления Милены прервал ихон, который внезапно вынырнул из реки. Открыв пасть, он попытался поймать её птеродактиля. Но ящер ловко увернулся. Однако ихон не успокоился и стал догонять их, громко клацая челюстями. Уловив встревоженные вопли толпы, Милена поняла, что чудище уже близко. Птеродактиль тоже это почуял и помчался быстрее, наклоняясь, то влево, то вправо. Милена опустила голову, боясь обернуться, и зажмурилась. Холод... Ветер... Скорость... Милена резко распахнула глаза, когда ощутила, что её ног коснулось что-то мягкое. Вода. Это была река сирен. Птеродактиль так низко пронёсся над рекой, что коснулся животом воды. А затем снова вспорхнул, выписывая в воздухе крутые виражи. Милена уже облетела всех участников камстри, но
  испуганный ящер не хотел тормозить. Внезапно налетел мощный порыв ветра и сбил птеродактиля. Он стал стремительно проваливаться вниз - прямо в пасть ихона. Милена отпустила его шею и сама начала падать. Отчаянный крик о помощи на мгновенье заглушил даже свист ветра. Несмотря на старания, она никак не могла взлететь: вихрь уничтожал каждую попытку.
  Освободившийся птеродактиль радостно защебетал и уклонился от клыков ихона. Тогда чудище с интересом повернуло морду к Милене. Девушка уже собралась в последний раз закричать, как её дёрнули за локоть. Это был Кристиан. Он что-то сказал и улыбнулся, но его слова унёс ветер. Воган прекратил держаться за своего птеродактиля и обхватил Милену двумя руками. Понимая, что ящер не выдержит двойной вес, она уже собралась отстраниться, но тут её подхватила Мурена. Она посмотрела вниз. С такой высоты был виден не только холм, но и весь город ведьм. Кажется, они уже пролетали десятый круг.
   * * *
  - Ну, что - заметили что-нибудь? - обратилась Милена к Кристиану и Факелу. Парни синхронно покачали головами, продолжая внимательно вглядываться вниз. Милена последовала их примеру. Они пролетели уже десять кругов над холмом, тщательно изучая каждую его деталь. Только сейчас она заметила, что от реки сирен снова исходит таинственный чёрный туман. И он не просто стелется над водой, а поднялся на насколько метров, заслоняя землю призрачными пальцами.
  - Что происходит? Почему туман клубится так высоко? - удивилась Милена.
  Она слизала языком снежинку, приземлившуюся прямо на губы. Снег не шёл, а буквально валил сугробами.
  - Настало время второго испытания. Следуй за мной, - скомандовал Кристиан. Милена вяло кивнула, наблюдая, как туман поглощает фигуры закованных ихонов. Она подняла глаза. Небо так сильно потемнело, что казалось, сейчас не утро, а поздний вечер. Приближалась буря.
  Сирены стали спускаться. Кристиан стащил с клюва птеродактиля верёвку и кинул её вниз, отпуская ящера. Сирены аккуратно поставили Милену, Факела и его секунданта на край холма, а затем приземлились сами. У Вогана же возникли проблемы с посадкой, так как его ящер просто полетел дальше, игнорируя приказы парня. Джей издал мягкий смешок, а его друг уже во весь голос хохотал. Но оба сразу умолкли, когда недовольный Кристиан опустился рядом. Как только его ноги коснулись земли, сирены взлетели и помчались в неизвестном направлении. Милена посмотрела им вслед, но их силуэты уже затерялись в тумане.
  - Идём быстрее, а то наш друг-спичка уже впереди, - процедил Кристиан и повёл Милену вперёд. Девушка не сопротивлялась: туман так плотно сгустился, что она почти ничего не видела.
  - Ну, что вы нашли это? - раздался сзади низкий голос Аш. Милена изумленно обернулась. Как ведьма смогла так бесшумно подкрасться, что даже чуткий Кристиан не услышал её шагов? Она перевела взгляд ниже. В ладони Вильтон пылал огненный шар, отбрасывая в темноту алые искры.
  - Нет, - бросил Воган. По лицу Аш скользнула тень разочарования, которую она тут же попыталась спрятать под грустной улыбкой:
  - Что ж, тогда ищите. Ты знаешь, куда идти, Крис. И будьте осторожны, - Милена хотела спросить её, кто победил в первом состязании, ведь они приземлились на холм почти одновременно, но Аш уже удалилась.
  Кристиан и Милена продолжили путь. Шли они минут десять, пока Воган не вывел их на другую сторону холма. Милена угрюмо осмотрелась. Она узнала это место: именно здесь ей впервые довелось видеть каменную сирену. Но сейчас, покрытое туманом, оно казалось страшным и заброшенным. Даже снег хрустел под ногами как-то зловеще. Внезапно сзади раздался треск ветки. Кто-то следовал за ними.
  - А где статуя? - опомнилась Милена, заметив, что камень, где сидела сирена, пуст. Статуя исчезла. Кристиан насторожено передёрнул плечами и вдруг резко повернулся. Милена последовала его примеру.
  - Верни, верни мне это... - проскрипела статуя, протягивая ладонь. Милена попятилась. Всё это время за ними, как в её кошмарном сне, ползла статуя! Она с трудом передвигалась на одном локте и в помощь себе, хваталась за ветви кустов, а её длинный хвост оставлял в сугробах глубокие вмятины.
  - Это сделаешь ты, наследница... Это сделаешь ты, Милена Каролл! - прошипела она. Кристиан потянул Милену дальше, но она вырвалась и побежала к статуе. Влажные глаза сирены околдовывали, звали к себе...
  - Черт, Ми, она тебя гипнотизирует! Не поддавайся чарам! - Воган устало закатил глаза, когда Милена направилась к статуе, и молча подхватил её на руки. - Если б мне давали по фунту за все твои измывательства, я бы уже подался в миллионеры! - сострил он, когда Милена стала колотить его кулаками по спине. И только когда удары прекратились, Кристиан поставил её на ноги. Она помотала головой, постепенно приходя в себя.
  - Пошли! Я не удивлюсь, если Факел за это время уже выиграл камстри, спас мир и перевёл хромую бабушку через дорогу! - протянул Воган и потащил Милену к каменному дракону. Только в эту минуту она заметила, что под его лапой прорыта нора. Догадываясь, что там и состоится второе состязание, Милена зашагала быстрее. Ей было так стыдно за своё поведение, что она даже боялась взглянуть на Кристиана! Хотя он наоборот сверлил её взглядом.
  - Аш запрещает сюда приходить не из-за статуи сирены, а из-за этой норы. На самом деле это не нора, а гномий туннель. Там они хранят свои бочки с драгоценностями и запасы земляного пива. Но Вильтон думает, что кроме пива там можно найти ещё много чего интересного, - пояснил Воган. Они подошли вплотную к лапе и Кристиан стал первым залезать в дыру. Милена смиренно последовала за ним. 'По-моему, участникам не нужны секунданты вообще! Тем более, как я могу проверять, не жульничает ли Факел, если мы находимся в разных местах?!' - мысленно проворчала она. Размышляя над вопросом, Милена заключила, что это традиции средневековья, которые чтут до сих пор.
  Руки Кристиана легли ей на талию, помогая забраться в нору. Ощутив под ногами твёрдую почву, Милена удручено поплелась за Воганом. Туннелем это место сложно было назвать. Узкий проход полностью зарос паутиной и был таким низким, что приходилось идти, согнувшись пополам. Милена принюхалась. В норе пахло влажной почвой, а от стен веяло сыростью. По дороге им всё время встречались бочки с украшениями и ящики пива. Видно гномы частенько сюда наведывались и втайне попивали напиток, так как некоторые крышки валялись отдельно от бутылок. Но Милену поразило другое. Даже здесь: в разгаре зимы и без солнца умудрялись цвести растения с неестественно яркой окраской. Ролланы. Именно из сока этих растений гномы изготовляли земляное пиво.
  Милена и Кристиан проблуждали так по туннелю около часа. Но тщетно.
  Следов Факела и его секунданта, не считая нескольких окурков, не было.
  Вскоре туннель стал совсем низким, и им пришлось ползти на четвереньках. Но тут случалась новая неприятность: нора разделилась на несколько путей.
  - Так, для полного счастья нам не хватает только Факела и его дружка! Даже хорошо, что они далеко впереди! - Кристиан засмеялся. Но тут из-за тени стены выползли две фигуры. Разглядев у одной из них на голове спутанный ежик, Милена смекнула, что это Джей. А рядом с ним был его секундант.
  - Вот он я - твоё полное счастье, - отозвался Факел, - Да, белобрысый поганец, сегодня явно не твой день! - и хотя Милена плохо видела в темноте его лицо, она готова была поклясться, что он сейчас улыбается.
  - Что вы здесь делаете? - разочаровано выдохнул Кристиан.
  - Тебя ждали, - съязвил Факел, но спохватился. - Вообще-то мы заблудились и плутаем здесь уже около получаса. Признаться, у меня уже складывается впечатление, что нас сюда специально загнали, чтобы мы не выбрались, - его друг фыркнул, а Джей шутливо добавил. - Как и этот бедолага, - он кинул на землю предмет, который всё это время сжимал в руке. Слабый луч гномьего фонаря осветил его. Это был череп маленького зверька.
  - Оу, спичка, поздравляю! Наконец, ты нашёл себе друга по разуму! У него такая же пустая башка, как и у тебя! - огрызнулся Кристиан.
  - Я не хочу, чтобы со мной произошло то же, что и с этим несчастным животным! - жалобно промямлила Милена, разглядывая пожелтевший от времени череп. Факел хмыкнул и подполз к ней ближе.
  - У тебя, в отличие от одного блондина, не настолько маленькая и дырявая голова! Не будем тыкать в него пальцем: думаю, вы и так поняли, на кого я скромно намекаю! - взвился Факел, а Кристиан рядом с Миленой напрягся.
  - Может, всё-таки прекратим обсуждать этот череп? Ему уже ничего не поможет! Но если мы не поторопимся, то составим ему компанию! Короче, давайте выбираться отсюда! - заговорил второй огненный ведьмак. Все закивали и дружно поползли к дорожке. Первым плёлся Кристиан, следующим - секундант Факела, потом Милена и последним - сам Джей. Они проблуждали так в туннеле ещё пару часов. Дорожки иногда настолько сужались, что им приходилось ползти на животе. Вскоре даже гномьи фонари куда-то пропали и они, вдобавок ко всему, лишились даже тех жалких крох света.
  - Так это земляной лабиринт... - ошарашено прошептала Милена, глядя, как впереди путь снова расходится на множество других норок.
  
   * * *
  Милена точно не знала, сколько они провели времени в этом клятом лабиринте, но за последние пять минут они повстречали двух пьяных гномов. Может, это знак, что они уже близко к выходу?
  Наконец, где-то недалеко забрезжил луч света. Кристиан и Факел стали толкать друг друга, желая первыми выбраться наружу. Милена же наоборот остановилась, с интересом наблюдая, как парни борются.
  - Закончили? - поинтересовалась она. Но они были так сильно увлечены спором, что даже не услышали её. Воспользовавшись этим, Милена начала карабкаться наверх. Кто-то снизу подтолкнул её, и она как пробка вылетела наружу. Даже слабый дневной свет показался ей сейчас ослепительно ярким. Поднявшись с сугроба, Милена торопливо отряхнулась. Ужас! Её куртка и штаны напоминали старые потрёпанные мочалки! Джинсы не просто протерлись в области коленок, а ещё расцарапали кожу до крови. Постанывая, Милена набрала в ладони снег и положила его на раны. Она огляделась. Они выползли прямо во двор гномьего домика. Как оказалось, выход из туннеля был с другой стороны их жилища. Чёрный туман теперь так высоко кружился в воздухе, что достигал туловища каменного дракона.
  - Поздравляю, Крис, сейчас победил ты. Теперь у вас с Факелом ничья. В первом состязании победил он, так как первым коснулся земли, а сейчас ты, - раздался рядом голос Аш. Милена подпрыгнула от неожиданности. Как Вильтон умудряется так бесшумно ходить? Женщина находилась слева от неё, прислонившись спиной к забору гномов. Рядом с ней стоял Альпин с белкой Флешкой на плече. Заметив две бутылки пива в руках Джея, которые он прихватил из норы, гном прекратил улыбаться и возмутился:
  - Нет, ну это совсем наглость! Вы только поглядите на них! Я-то думал, что бедные дети заблудились, а они просто напивались чужим гномьим пивом! - пропыхтел он. Но Факел даже не обратил внимания на его слова. Джей начал спорить с Аш, уверяя, что если бы не он, Кристиан бы вообще не выбрался из норы и поэтому следует разделить победу.
  - Интересно, если я сейчас засуну сосульку тебе в ухо, то проткну мозг? Или он настолько крошечный, что я его даже не найду?! - осклабился Кристиан, деловито поглядывая на ухо Джея. Секундант Факела вздохнул, уже привыкнув к подобным перепалкам.
  - И часто у них это? - осведомился Альпин, подойдя к Милене. Она кивнула и, наклонившись, погладила белку. Зверёк довольно махнул хвостом.
  - Мы побывали в каждом закоулке этого лабиринта, но ничего, кроме двух пьяных гномов, не нашли, - ответила она на вопросительный взгляд Аш. Альпин, услышав про двух гномов, схватился за сердце.
  - Интуиция подсказывает мне, что это те самые гномы, которые пропали два дня назад! - Альпин икнул от переполнявшегося его смятения. - Надо их найти! Немедленно! - протараторил он, залезая вместе с белкой в нору.
  - Ты так сильно беспокоишься о них, Альп? - скептически спросила Милена.
  - Нет, просто я боюсь, как бы эти расхитители не выпили весь запас пива! - послышался его бас из дыры. Милена усмехнулась. Но вместо улыбки её пересохшие губы искривились в измученном оскале. Боже, ведь ещё оставались два стихийных испытания - огненное и водяное!
  - Хватит спорить! Толпа уже ждёт вас! Приступайте к следующему состязанию! - голос Аш дрогнул. Уже прошло два соревнования, а камстри так и не принесло результатов!
  - Ладно, идём, - согласился Кристиан. Он положил руки в карманы штанов и засеменил к хвосту дракона. Милена, Факел и его секундант побежали догонять его. Где-то рядом доносились крики толпы, хохот гномов, клекот птеродактилей и беспокойное ржание сихорсов... Но Милена видела лишь чёрный туман. Она хотела спросить, почему он никак не развеется, но в этот момент всё в округе поглотило сине-зелёное пламя. И хотя оно не причиняло вреда, Милена машинально пискнула. Кажется, она ещё никогда столько не кричала, как сегодня. Струи достигали в высоту нескольких метров и отливали всеми цветами радуги. Краски так часто менялись, что у Милены зарябило в глазах.
  Кристиан и Факел достали маленькие мешочки с пеплом и принялись вытрушивать его. В этот момент холм ослепила красная вспышка. Порошок закружился в воздухе и приобрёл форму странного существа, отдалённо похожего на дракона. Только размером существо едва достигало двух метров, а вместо глаз имело щёлки, в которых горит пламя.
  - Что это? - опешила Милена. Пепельное существо разинуло пасть, и из него вырвалась целая струя огня.
  - Не что, а кто. Это проводники. Они помогут нам в поисках артефакта, - ответил Кристиан. Милена взглянула в его сторону и отпрянула. Возле Вогана, взмахивая сотканными из пламени крыльями, замерло такое же существо. Кристиан и Джей вскочили на 'проводников' и вспорхнули.
  - Если у меня когда-нибудь случится сердечный приступ, то это будет на их совести! - воскликнул секундант Факела. Похоже, он, как и Милена, не ожидал такого... эффектного зрелища. Парни кружили в воздухе ещё около часа, соревнуясь уже не в скорости, а внимательности. В отличие от первого состязания, они сейчас могли медленно прочёсывать Утёс и заглядывать в каждую его пещерку. Хотя именно это соревнование показалось Милене самым бесполезным. Скорее всего, его проводили, как отвлекающий манёвр. Для зрелища. Для публики. Для колдунов. Милена вздохнула. Как всё в этом мире сложно...
   * * *
  Милена ещё раз взглянула на ихона и покачала головой, отказываясь верить в услышанное. Кристиан настойчиво подтолкнул её к краю холма, но Милена юркнула ему за спину. Воган взвыл и повернулся к ней лицом. Он смерил её взглядом, которым обычно придирчивая домохозяйка окидывает букашку, ползущую по недавно вымытому полу.
  - Повторяю ещё раз: я ни за что не сяду на эту зубастую тварь! - отрезала Милена, когда Аш начала уговаривать её забраться на закованного ихона.
  День уже близился к концу. Настало время следующего соревнования - водяного. Вильтон уже вконец потеряла надежду на то, что они найдут хоть какой-то артефакт, и теперь ходила мрачнее тучи. Милена уже давно заметила, что Аш, как и другие огненные ведьмаки, чересчур эмоциональна. По её лицу всегда понятно, расстроена она или нет. Если Аш была грустной - возле уголков её глаз и краешков рта собирались едва заметные морщинки. Вот и сейчас, лицо женщины украсили такие тонкие линии.
  - Да, я тоже отказываюсь оседлать этого лебедя-переростка! - отозвался Факел в поддержку Милены. Заскучавшая толпа недовольно зашумела.
  - А за бочку гномьего пива? - уточнил Альпин. Поскольку он прекрасно знал строения туннеля, то вернулся из него буквально через пару минут.
  - За бочку? Прости, Ми, но когда сам гном предлагает тебе бочку земляного пива, грех отказаться! - спохватился Факел. Альпин поморщился. Видно он просто-напросто пошутил и не думал, что Джей согласился.
  - Боже, ты видишь, на какие ужасные жертвы я иду ради клятого артефакта?! - Альпин воздел руки к небу, словно ожидая, что Господь ему ответит.
  - Ладно, к чёрту камстри! Зря мы это затеяли! - вскипела Аш. Она отмахнулась от протестов Вогана и хотела развернуться, но Милена ухватила её за запястье.
  - Ладно, я сяду на этого ихона! Только обещай, что будешь приходить ко мне на могилу и класть цветочки! Желательно мои любимые - подснежники, - сдалась Милена, и Аш впервые за день искренне улыбнулась. Тем временем
  гномы потянули на себя цепи, которыми были обмотаны шеи ихонов, и приблизили их к холму. Одно из чудищ разорвало намордник и заревело, обнажая ряд гнилых клыков. Неужели она сейчас сядет на этого монстра?
  - Учти, Альп, я помню о бочке! - проронил Факел и расслабленной походкой двинулся к обрыву. Похоже, его нисколько не беспокоило то, что ихон, которого он собирался оседлать, порвал намордник. Воган уже ловко взобрался на ихона и, обвив руками его шею, с интересом покосился на Милену. Она долго думала, как бы ей усесться на ихона, и тут её осенило. Милена взмыла и приземлилась прямо на его туловище. Аш не стала ждать, пока она доберется до его шеи, и выпустила в небо контрольную искру. Гномы бросили цепи воду и ихоны, почуяв свободу, помчались вперёд. В последнем состязании участники должны оплыть вокруг всего холма. Это был их последний шанс найти это - артефакт.
  Милена ахнула, почувствовав, как её печень и сердце поменялись от встряски местами. Ихоны, наконец, ощутили на себе лишний груз и теперь пытались от него избавиться. Чтобы не упасть, Милена схватилась за короткую шерсть чудища и начала медленно ползти к его шее. Она скользила по телу ихона, как масло на сковородке, так как его туловище кое-где заросло слоём слизкой тины. Но тут произошло непредвиденное: монстр нырнул. Милена хотела позвать на помощь, но вода тут же проникла ей рот. Когда ихон выплыл обратно, Милена начала жадно глотать ртом воздух. Она откинула со лба слипшиеся пряди волос, и осмотрелась. Чёрный туман расползся, точно клякса, и не давал увидеть других участников камстри. А может, Кристиан и Факел уже уплыли? Просто забыли о ней?
  Её мысли прервал ихон, который вдруг попробовал скинуть девушку. Её рука потянулась к ошейнику чудища, но наткнулась на пустоту. Цепь с намордником размоталась и утонула. Ихон так быстро несся по реке, что Милене захотелось доплыть до берега самой. Вдобавок ко всему, мокрая одежда неприятно леденила кожу. При очередном резком повороте, Милена не выдержала и скатилась вниз - на его огромный передний плавник. 'А он и вправду похож на сложенное крыло лебедя!' - пронеслось в голове.
  Ощутив на плавнике тяжесть, ихон изогнул шею и потрясённо уставился на Милену. Внезапно чудище остановилось посреди реки. Поняв, что монстр задумал, она взвизгнула. Ихон резко вытянул морду вперёд и приготовился атаковать. Но его челюсти почти не задели Милену. Только один клык проткнул рукав свитера и нечаянно зацепил кожу. Чудище промахнулось и вцепилось не в Милену, а собственный плавник, откусив от него кусочек. Река мгновенно наполнилась кровью, образуя в воде вязкие пятна.
  Милена спрыгнула с ихона и поплыла в сторону берега. Но силы быстро покинули тело. Она начала тонуть, захлёбываясь ледяной водой. Теперь на поверхности осталась только её рука. Последнее, что Милена увидела, был чей-то серебристый хвост. Потом всё поглотила тьма.
  
   * * *
  Милена очнулась, почувствовав, что её тело находится уже не в воде. Она лежала на спине сихорса - вожака морского табуна, которого видела на днях. Покрытая тонкими чешуйками, кожа под Миленой была тёплой и шероховатой. Заключив, что сихорс подобрал её в воде, Милена ласково погладила его шею. Мощный хвост позволял коню развивать большую скорость, а передние лапы с ластами - контролировать баланс тела. В отличие от ихона, сихорс плавал очень плавно.
  Они уже подплывали к берегу, и Милена сквозь туман смогла разглядеть камни, на которых вспыхнули руны. В этот момент из воды взлетело несколько струй. Сихорс испуганно заржал и остановился. Струи, описав в воздухе дугу, слились в ряд рун. Вся вода в реке стала внезапно подниматься, выходя из берегов. Милена услышала далёкие крики толпы. Значит, с той стороны холма вода тоже поднялась! Сихорс вильнул хвостом и ушёл под воду. Милена ощутила, как у неё кончается дыхание и торопливо слезла с коня. Но заметив на дне что-то блестящее, подплыла к предмету ближе. Это было маленькое зеркальце, в котором не хватало одного осколка. И, кажется, Милена знала, где этот недостающий осколок можно достать. В пещере Мурены.
  Милена выдавила из себя вымученную улыбку от мысли, которая пришла ей в голову. Перед ней сейчас находилось Зеркало. Зеркало Плачущей Сирены.
  
   Глава девятнадцатая: Сон в зимнюю ночь.
   Глазами вечности бесконечность
   Кажется вечной... -
   Народная ведьмина мудрость.
  Когда Милена вылезла на берег, Зеркало выпало из её дрожащих пальцев, и она свалилась на землю. Девушка пролежала так несколько минут, пытаясь прийти в себя. Голова кружилась, тело горело, точно в лихорадке, перед глазами плясали пятна... Но Милена нашла в себе силы посмотреть на артефакт. Покрытое чёрными жемчужинами, Зеркало Плачущей Сирены обросло тиной и имело длинную изящную ручку. Но Милену поразила не красота украшения, а его мощь. Даже с такого расстояния она ощущала ауру артефакта: она витала в воздухе, подобно густым духам и неприятно щекотала кожу. По сравнению с этой вещью, Милена чувствовала себя слабой и жалкой, жуком, которого безжалостно придавили сапогом к полу.
  - Ты в порядке? - послышался рядом голос Аш. Милена попробовала подняться, но ноги подкосились. Её окружила целая толпа ведьмаков, в центре которой стояла Вильтон. Заметив, что рука Милены поранена, она бросилась к ней.
  - Нет, ихон лишь слегка задел кожу клыком, - выдавила Милена и прислушалась. Где-то недалеко продолжали раздаваться вопли.
  - Что происходит? Кто это кричит? - просипела она, но Аш не ответила.
  - ЧТО У ТЕБЯ В РУКАХ?! - и без того бледное лицо Вильтон стало такого оттенка, что даже Белоснежка на её фоне выглядела бы, как мулатка. В этот момент все ведьмаки вдруг попятились и с визгом разбежались, кто куда.
  - Всё сходится! Когда огонь заплачет, и ветер заревёт, земля застонет глухо - вода вдруг оживёт! - прошептала Аш и потрясла Милену за плечи. Она сейчас походила на сумасшедшего химика после неудачного эксперимента. Волосы всклокочены, глаза лихорадочно блестят, губы что-то бессвязно бормочут... Внезапно земля задрожала, и из неё раздался сдавленный звук, похожий на хриплый крик. Милена с опаской взглянула на каменного дракона, но он от встряски даже не сдвинулся с места. Только магическая лава стала стекать с его хвоста быстрее и спускаться прямо вниз - к ревущей от ужаса толпе.
  - ПРОРОЧЕСТВО СБЫЛОСЬ! - прокричала Аш. По холму пробежалась зигзагообразная трещина, напомнившая Милене морщину на лице старухи.
  Все четыре стихии словно сошли с ума. Ветер ревел как раненный зверь. Река вышла из берегов и поднялась так высоко, что Милена ощущала, как вода колыхается у ног. Струи парили в воздухе и сливались в разные руны. Туман смешался с чернотой неба, смахивая на огромный пиратский парус, который развевается на ветру. Вот буря и началась.
  - А-А-Аш! - завопила Милена, увидев, как порыв ветра отбросил верховную ведьму. Снежинки, подхваченные вихрем, превратились во вьюгу.
  - Де-е-е-ержись! - прогремел знакомый мужской голос. Но занавесь снега мешала Милене разглядеть трёх человек, которые выбежали к берегу реки. Только один силуэт она сразу узнала по его крошечному росту. Альпин. Песня ветра, свист вьюги и жуткий крик земли слились в многоголосое эхо. Милена неохотно подняла веки, когда почувствовала, что её взяли на руки. Она подняла глаза и наткнулась взглядом на два серебряных колечка в ухе. Факел бережно обвил руками её тело, а сама она зарылась лицом в его плечо.
  - Что случилось? - промямлила Милена. Тепло, исходившее от Джея, медленно её согревало. Она прижалась плотнее и обняла руками его шею, чтобы не свалиться. Факел вздрогнул от прикосновения, но промолчал.
  - Артефакт даёт о себе знать. Зеркало Плачущей Сирены лежало под водой более пятисот лет и, наконец, оказалось на поверхности, - ему пришлось наклониться к самому её уху, чтобы перекрыть гул. Милена кивнула и уставилась на распростёртое тело Аш. Над ней склонились три наставника, Кристиан и Альпин. Приглядевшись к лицу ведьмы, Милена всерьез испугалась. Глаза Вильтон были закрыты, а по виску стекала тягучая багровая струя - кровь. В её голове пронеслось предсказание шаманки с Совета Теней. Так может, она имела в виду не смерть Агнессы, а гибель Аш?
  Она стала вырываться из объятий Факела, желая подбежать к Аш, но Джей даже не сбавил шаг. Повсюду раздавались крики, плач маленьких детей, шипение встревоженных сирен... Перед глазами мелькало сотни человек, но она видела всё, как в замедленной съёмке. Милена кинула последний взгляд на Аш: ведьма распахнула глаза, и Гуг помог ей подняться. Девушка выдохнула от облегчения. Видно Вильтон неудачно приземлилась и ударилась головой, а затем отключилась.
  Это была последняя мысль Милены Каролл перед тем, как она обмякла и потеряла сознание.
   * * *
  Милена очнулась в своей 'норке'. Она не знала, сколько пролежала, но солнце уже садилось. Вечер как сахар таял в позолоте сумерек, окрашивая небо в нежный персиковый цвет. Солнце казалось смуглой сочной вишенкой, которая опускается в бокал горизонта. На небе больше не было ни единой тучи: лишь розоватые полосы облаков. Даже от реки сирен не исходил чёрный туман! Зато струи воды продолжали танцевать в воздухе, сливаясь в разные надписи и руны.
  Тишину комнаты нарушил шорох. Милена резко повернула голову в сторону шума. На стуле-калеке сидела сгорбившаяся старуха, укутанная в синий плащ. Сорша. Её невыразительные жёлтые глаза судорожно метались по 'норке', словно искали что-то. Возле водяной наставницы стояла Аш Вильтон. На фоне сметанной кожи её чёрные глаза смотрелись неестественно и казались двумя большими камнями-агатами.
  - Сколько я пробыла в отключке? - осведомилась Милена, ощущая, что на ней сухая одежда, а раненная рука - перевязана.
  - Один день, - проронила Аш. Милена вскочила с кровати и кинулась к дыре. Разве за один день стихии могли так успокоиться? Несмотря на то, что река сирен утихла, лава продолжала стекать с хвоста на землю. Алая жидкость наступала как армия, однако ничего на своём пути не разрушала.
  Милена отвернулась от дыры, когда ощутила на себе пристальный взгляд Сорши. Старуха подняла морщинистую руку в знак прощания и поднялась со стула. Она прикрыла глаза, и её тело вдруг превратилось в струи воды, которые мгновенно испарились в воздухе. 'Телепортация водяных ведьм!' - смекнула Милена. Она решилась заговорить лишь спустя спустя минуту, когда убедилась, что они с Аш остались одни. Вопросов у неё было примерно столько же, сколько денег у Билла Гейтса!
  - А тот странный стишок про то, как огонь заплачет... Что это такое? - Милена пытливо взглянула на Аш. И поскольку выражение её лица не изменилось, решила воспользоваться этим:
  - И что вообще вчера произошло? Почему река сирен вдруг вышла из берегов, а сегодня такая спокойная? Что случилось с ихоном, который на меня напал? И как там Кристиан, Факел и Альпин? Как прошло последнее стихийное соревнование? Они нашли ещё что-нибудь? И где Зеркало Плачущей Сирены? - протараторила Милена. Аш откинула голову назад и засмеялась. Кажется, она и половины не поняла из сказанного.
  - Знаешь, иногда ты хуже пулемёта! Слова вылетают из твоего рта быстрее пули! - Аш с усталым видом уселась на трёхногий стул-инвалид.
  - Когда огонь заплачет, и ветер заревёт, земля застонет глухо - вода вдруг оживёт...Это пророчество, Каролл. Когда ты нашла один из пяти артефактов, стихии ожили. Огонь заплакал - лава потекла на землю. Ветер заревел - сорвался сильный вихрь. Земля застонала. В прямом смысле этого слова. А вода ожила. И не только река сирен. Почитай это, - она подняла с пола газету и бросила ей. Пытаясь поймать газету, Милена чуть не упала с дыры, но удержала равновесие и ловко забралась обратно. Это была не газета, а множество вырезок. На каждой странице красовались фотографии рек, которые вышли из берегов; океанов с громадными волнами и улицы, затопленные водой. Милена попыталась прочитать комментарии под картинками, но все они были написаны на разных языках. Милена отложила вырезки и уставилась на Аш, ожидая объяснений.
  - Это сегодняшние выпуски газет. Точнее, вырезки из них... Как видишь, это произошло во всём мире. Вода ожила. И это только начало. Зеркало Плачущей Сирены - мощнейший артефакт и то, что случилось на камстри, лишь нежный цветок на поляне сорняков. Представляешь, что будет, когда бурьяны взрастут? - Аш запустила пальцы в пышную корону волос, а Милена задумалась. Что же будет дальше? Остаётся ещё четыре артефакта, которые могут храниться, где угодно. И за ними охотятся самые таинственные и опасные члены Ордена Посвящения - стигские колдуны.
  - А по поводу того ихона, который откусил себе кусок плавника... Не волнуйся. Предки лебедей - очень глупые и драчливые существа. И они, в отличие от сихорсов, обладают ужасной памятью. Они дерутся по сотни раз на дню, так что это всего лишь новый боевой шрам в их коллекции. Я уверена: бедолага уже всё забыл! - продолжила Аш. - А что могло случиться с этой троицей: Воганом, Факелом и Альпином? Они больше ничего не нашли, зато успели подраться. Хорошо, что Альпин и Гуг успели их вовремя разнять! Иначе они бы просто поубивали друг друга! Сегодня Кристиан и этот нахальный сорванец будут отрабатывать наказание, - таким же невозмутимым голосом проговорила ведьма. Догадавшись, что 'нахальный сорванец' - это Факел, Милена слабо улыбнулась.
  - Зеркало сейчас у Сорши - водяной наставницы. Она отнесёт его статуе Сирены, - ответила Аш на последний вопрос. Перед глазами Милены предстала раскрытая ладонь с перепонками. Ладонь Плачущей Сирены. Вот чего там не хватало! Она сжимала Зеркало! Милена не могла понять только одного. Почему статуя решила, что девушка отыщет несколько артефактов? Ведь она нашла только Зеркало Плачущей Сирены!
  - Не знаю, Аш, правильно ли ты сделала... Эта Сорша какая-то странная! Она ни слова не сказала с тех пор, как я её увидела! Да и этот огненный наставник подозрительный... Я так и не поняла, Гуг - это имя, фамилия или кличка? И почему его называют мавром? - выпалила Милена, радуясь возможности задать вопросы, которые уже много дней не давали ей покоя.
  - Сорша - давняя подруга твоей бабушки. Хотя в последнее время они перестали общаться. И как бы это тебе сказать... Сорша - немая. Её нашли пару лет назад в верденском лесу вместе с огненным наставником, хотя тогда он ещё таковым не являлся. Гуг - это было единственное слово, которое он смог выговорить. В верденском лесу на них кто-то напал. Сорша и Гуг отбивались, как могли, но битву проиграли. Гуг пострадал больше, чем Сорша. Те нападавшие лишили её навсегда дара речи, а Гуга - памяти. Он не помнил ничего. Даже своего имени. Его пришлось заново учить алфавиту, чтению и письму... Вскоре он выучил язык глухонемых и смог таким образом выпытать у Сорши, что случилось в день нападения. Но старуха сама встретила его тогда впервые. Он даже не успел ей представиться...
  Когда мы нашли раненую Соршу и будущего огненного наставника, то всё время спрашивали их о том, что случилось. Спрашивали, кто на них напал и как они оказались в верденском лесу... Но если Сорша не могла ничего объяснить из-за немоты, то огненный ведьмак всё время произносил лишь одно слово. Гуг. Так мы его и прозвали - Гуг. Можешь расценивать это слово, как хочешь: как кличку, имя, фамилию... А можешь, как и другие - называть его мавром. Ведьмаки прозвали его так за то, что он похож на Отелло. Ну, так им показалось по крайней мере... Так что - это тоже кличка, - закончила Аш. Милена вспомнила огненного наставника: высокого, мускулистого мужчину с чёткими, словно вырезанными из тёмного дерева, чертами лица. Кличка 'мавр' подходила ему идеально. Милена долго просидела так, задумавшись, и даже не заметила, как её комната опустела. Милена долго просматривала вырезки газет с затопленными улицами... И думала о стихийном бедствии. О воде, которая ожила.
  
   * * *
  Милена и сама не заметила, как вечер окрасил небо в лиловый цвет. До запретного часа оставалось ещё около двух часов. Не желая это время бездарно просидеть в комнате, она спрыгнула с дыры и стремительно помчалась к обрыву. Ведьмаков на холме почти не было. Все ещё боялись вылезать из 'норок' после камстри. Даже сирены не пели, а попрятались в своей часовне. Милена чувствовала себя сейчас, как в яйце: мучительная тишина давила на неё, как на птенца - скорлупа.
  Она приземлилась и удручённо поплелась к обрыву. Но не успела дойти до края холма, как в неё 'залепили' сзади снежком. Она хотела повернуться, но тут чьи-то руки оплели её талию. Милена шумно вдохнула: язык незнакомца медленно коснулся пульсирующей жилки у основания горла.
  - Кристиан... - простонала она и обернулась. На неё смотрели зелёные глаза такого богатого оттенка, точно в них вплавили изумрудные осколки.
  - ВИНС! - прокричала Милена, даже не зная, смеяться ей или плакать от потрясения. Она отпрянула от Факела и гневно топнула, то нога застряла в сугробе. Не удержав равновесия, она свалилась на землю. Джей со смехом провёл рукой по взъерошенному ёжику и помог ей подняться. Милена отряхнулась и стыдливо потрусила прочь. Но Факел без труда догнал её. Он попытался взять её за руку, но Милена отдёрнулась, как от пчелиного жала.
  - Ты что обиделась? - игривым голосом поинтересовался Джей. Милена застыла, поражённая такой сногсшибательной наглостью.
  - Нет, но ты иногда бываешь таким 'джейнутым'! - выпалила Милена. Факел что-то ворчливо промямлил в знак примирения и стал с ней наматывать круги вокруг холма.
  - Расскажи о долине Сорго, - попросила Милена, глядя вперёд. На фоне хрупких снежинок далёкие очертания гор казались кусочком сказки. Она слышала много легенд по поводу гор, но не верила в них. Уж слишком они неправдоподобно звучали! Но сейчас, в этой странной, несвойственной для города ведьм тишине, Милена начала верить в эти рассказы.
  - Правда, что эти горы то исчезают, то появляются? И почему у тебя сначала наставником был шаман? Чего ты вообще решил учиться на Утесе Дракона, а не в долине Сорго, раз там жил? - спросила Милена. Она чувствовала, как щупальца любопытства плотно обвили её мысли, не давая ясно думать.
  - Ну, я... - Факел замешкался. По его лицу Милена догадалась, что он сомневается, рассказывать ей правду или нет. Она нетерпеливо кашлянула, поторапливая его с ответом.
  - Дело в том, что моя мать из рода шаманов, а отец огненный ведьмак. Так что можно сказать, я - гибрид... - Джей присел на край холма. Милена последовала его примеру и плюхнулась на землю. Не обращая внимания на сугробы, она задумчиво сложила ноги по-турецки.
  - Родители долго думали, какой магией я обладаю. И решили, что всё-таки мне суждено стать шаманом. Но на самом деле я был типичным огненным ведьмаком. Я с детства мог управлять пламенем. Первый раз мои способности проявились, когда мне исполнилось семь лет. Я случайно зажёг факел, который мама держала в руках. Отсюда и пошла кличка - Факел, - Джей замолчал и настороженно взглянул на Милену, наблюдая за её реакцией. Она пугливо отвела взгляд и стала рисовать пальцем на снегу.
  - Я ушёл из долины Сорго в тринадцать лет и отправился учиться на Утёс Дракона. Наставники долго спорили, брать меня или нет. Ведь я - единственный такой 'гибрид'. Обычно члены Ордена Посвящения чётко распределены: кто ведьмак, кто некромант, кто шаман... А я - гремучая смесь! Но поскольку последнее слово оставалось за верховной ведьмой, меня взяли. Это Аш настояла на том, чтобы меня приняли. И с тех пор я начал здесь жить и учиться... Вскоре после этого организовалась наша огненная банда, но об этом я расскажу как-нибудь в другой раз... - закончил Джей. Милена хотела напомнить ему, что он не ответил на самый первый её вопрос, но в этот момент сзади раздались шаги.
  - Слушай, ты, окурок, отодвинься от нее, пока тебя не потушили! - разрезал тишину знакомый властный голос. Факел и Милена одновременно развернулись. К ним уверенной походкой направлялся Кристиан.
  - Закрой свою дырку под носом! - отрезал Джей, когда Воган снова заговорил. Милена, которой редко доводилось видеть Кристиана в таком состоянии, сладко улыбнулась. Ревнует? От его ярко-голубых глаз так сильно веяло злостью, что казалось, будто воздух вокруг наэлектризовался. Несмотря на зимний холод, на нём была чёрная сорочка с узким красным галстуком и всё те же обтягивающие брюки.
  Факел рывком встал и выставил вперёд правую ладонь.
  - Если ты сейчас не замолчишь, то твой нос резко поменяет форму, - отчеканил Кристиан. Милена поспешно поднялась с земли и встала между ними. Но Воган аккуратно отодвинул её в сторону и смачно замахнувшись, ударил Джея в нос. Факел не заставил себя долго ждать. Не обращая внимания на хлынувшую кровь, он толкнул блондина ногой в живот.
  Милена снова попробовала вклиниться между ними, но Воган толкнул её в сугроб. Когда она встала, парни уже сами валялись на земле, продолжая драться. Тогда Милена решила применить магию. За эти дни фейр у неё накопилось предостаточно. Но стоило ей выдвинуть руку, как раздался звук, похожий на треск лопнувшей струны. Присмотревшись, она разглядела в руках у Факела массивный крест Кристиана. Видно Джей во время борьбы разорвал его толстую серебряную цепь. Воган стёр кровь с разбитой губы и, оттолкнув Факела, навалился на него сам. Джей попробовал выбраться из-под него, но тот впечатал ему кулаком в скулу. Он хотел ударить его ещё раз, но промахнулся и попал в бровь. Факел взвыл от боли и достал из кармана зажигалку. Смекнув, что он хочет сделать, Милена подбежала к нему и попыталась её отнять. Но пламя обожгло ей пальцы. Она осела от боли на колени и засунула руку глубоко в сугроб. Не выдержав, Милена завизжала.
  - Прости, Ми, я не хотел... - виновато повторял Джей. Но девушка его не слышала: новая боль прошибла её, точно ток и заставила съежиться на снегу.
  В её сознании вдруг всплыли нечёткие силуэты людей и тёмная комната. Посреди неё стояла Агнесса. Её руки были связаны, а на теле колыхался истерзанный больничный халат. За эти несколько дней старуха окончательно поседела и только одна волнистая прядь оставалась тёмно-рыжей. Её глаза судорожно бегали из стороны в сторону, словно два затравленных зверя. Санитары молча ждали в сторонке, пока она успокоится.
  - ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА! КОЛДУНЫ ЗНАЮТ, ЧТО Я ЗДЕСЬ! ОНИ СКОРО ПРИДУТ ЗА МНОЙ! Я ЧУВСТВУЮ ЭТО! ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ! - кричала старуха, пытаясь освободить руки. Санитары подбежали к ней и помогли подняться. Агнесса воспользовалась этим и наступила одному из врачей на ногу. Она ринулась к двери, но санитары повалили её на пол.
  - Надо дать ей ещё одну дозу успокоительного! - с этими словами мужчина вытащил из кармана шприц.
  - Пожалуйста... Забери меня, наследница... Они уже идут...- прошептала Агнесса перед тем, как врачи вкололи ей ампулу, и её глаза закатились. Снова.
   * * *
  Первое, что Милена увидела, когда открыла глаза, были багровые полосы на снегу. Догадавшись, что это кровь одного из парней, она поморщилась и осмотрелась. Кристиан и Факел больше не дрались, а стояли в сторонке, продолжая упорно ругаться. 'Интересно, а если я умру, они тоже будут спорить, куда девать моё тело?' - с ехидством подумала Милена.
  - Мне нужно к Аш... Срочно... - пропыхтела она и, не дожидаясь, пока ведьмаки отреагируют, побежала к гномьему домику.
  - Ми, с тобой всё в порядке?! Вот она - типичная женская логика! Ты говоришь: 'Мне нужно к Вильтон' и бежишь к Альпину! - передразнил её Кристиан и ринулся за ней. Джей последовал его примеру. Они стали бежать наперегонки, выясняя, кто из них быстрее. Но Милена не обращала на это внимания. Она знала: её бабушка в опасности. Агнесса уже один раз предупреждала, что скоро придут стигские колдуны. И тогда Милена не прислушалась к предупреждению, о чём сейчас горько жалела.
  - Я просто хочу спросить у Альпина, где Аш! А зная Вильтон, я не удивлюсь, если она сейчас находится на Сатурне! - огрызнулась Милена. Перепрыгнув очередную горку снега, она подбежала к дому и стала неистово барабанить в дверь.
  - Что случилось? Почему ты вдруг ни с того ни с сего упала в обморок? И зачем тебе Аш? - не унимался Кристиан. Они с Факелом синхронно встали
  по обе стороны от Милены. В эту минуту дверь наполовину открылась, и из-за неё выглянул Альпин. Девушка влетела внутрь как ураган, но, поняв, что они в комнате не одни, застыла. В прихожей за столом сидели восемь гномов. Напротив каждого из них стояло несколько кружек с золотистой жидкостью - гномьим пивом. Рядом ютились чаши, наполненные до краёв тягучим супом с мелко нарезанными грибами. От густой похлёбки исходил такой аромат, что у Милены невольно потекли слюнки.
  - Хотите фирменного гномьего супчика? Такой вы нигде не попробуете, только если сам повар - не гном! - предложил Альпин. Он оглядел троицу с головы до ног и тихо выругался.
  - Неужели вы опять дрались?! Мать моя гном! Да что же вам, сорванцам, спокойно не живётся? Пошли бы снеговиков налепили! Это лучше, чем без толку размахивать руками! Отрубить вам их топором, что ли?! Бог дал вам руки, чтобы изготовлять пиво, а вы... - Альпин икнул от возмущения:
  - Кстати, что вы здесь вообще делаете? Вы же должны отрабатывать наказание! Снова улизнули? - гном с подозрением покосился на Кристиана. Его сорочка была широко распахнута, обнажая вспотевшую гладкую кожу.
  На разбитой губе красовалась запекшаяся кровь, а узкий галстук смялся. Альпин насупился и перевёл взгляд на Факела. Огненный ведьмак пострадал от драки не меньше. На его джинсах появились незапланированные дыры и порезы, а бровь была рассечена. Милена жалостливо уставилась на его голову. Жёсткие тёмно-каштановые волосы так торчали, что напоминали не ёжика, а взбесившегося дикобраза. Джей сделал шаг назад и попытался спрятать за спиной порванную цепь Кристиана.
  - Нет, что ты, Альп! Мы с Факелом не дрались! Мы любим друг друга, как братья! - отозвался Воган и положил руку Джею на плечо, но тот отдёрнулся.
  - Где Аш? - спохватилась Милена. Она обвела взглядом собравшихся и заметила незнакомку, замотанную в тёмный плащ. Женщина сняла капюшон и улыбнулась. Это была Аш Вильтон. Ведьма спокойно отщипнула кусок от буханки хлеба и, окунув его в грибной суп, засунула в рот.
  - Аш, мне нужно с тобой срочно поговорить! Наедине, - добавила она громче, чтобы все гномы услышали её. Коротышки с ворчанием поднялись с пуфиков и засеменили прочь. Остались лишь Альпин, Кристиан и Факел. Милена села рядом с Аш и начала делиться плохим предчувствием. Тем временем, Джей и гном стали уплетать чужие нетронутые похлёбки. Воган же наоборот - замер у двери и торопливо застёгивал пуговицы на сорочке.
  - Я понимаю, что ты беспокоишься об Агнессе, но поверь: там она в безопасности. Я уже послала наставников, чтобы они забрали у неё шкатулку. А завтра вечером, если ты так хочешь, мы заберём её из психушки, - заключила Аш. Милена возразила, настаивая, чтобы они забрали бабушку сегодня, но Вильтон так громко ударила кулаком по столу, что она сразу умолкла.
  - Хватит! За одну ночь с ней ничего не случится! Тем более Агнессу повсюду разыскивают! Каждый член Ордена Посвящения знает, что она внезапно исчезла перед казнью! Ищейки везде рыщут и не успокоятся, пока её не найдут! - вскричала Аш. Милена нахмурилась, осознав, что эта тема для Вильтон больная.
  - Я тебя умоляю... Прошу... - прошептала она, хотя чувствовала, что Аш уже на пределе. Но ведьмино чутьё забило тревогу на полную мощность. Кричало, что скоро должно произойти нечто ужасное!
  - Я уже сказала, Каролл: завтра мы её заберём. Скоро вернутся наставники, и ты сама сможешь расспросить их, как поживает Агнесса, - убито проговорила Аш. Милена не посмела возразить. Девушка ощущала себя назойливой мухой, которая жужжит у льва над ухом. И она не желала оказаться мёртвой мухой, которую хищник припечатает к земле лапой.
  - И мне не надо расспрашивать о бабушке. Я и так её сейчас видела, - бросила невпопад Милена. Аш, уже собравшаяся уходить, застыла.
  - У тебя что - опять было виденье? - уточнила она.
  - А что здесь такого? - подал голос Факел. Кристиан занял соседний пуфик, пытаясь перевязать галстук, и искривил губы в презрительной ухмылке.
  - А то, что у ведьм редко случаются виденья. А у Милены это происходит довольно часто, - голос Вогана прозвучал так убедительно, что если бы Милене ничего не снилось, она бы всё равно ему поверила.
  - Кристиан прав. У ведьм очень редко бывают виденья, - подтвердила Аш. Она проводила Милену задумчивым взглядом и направилась к выходу.
  - Зато у стигов часто случаются видения. А ещё - у них бывают сны,
  которые, тем или иным образом, с ними связаны. Например, когда о них говорят. Наверное, ты уже заметила: колдуны редко разговаривают. Даже между собой, - Вильтон нажала на дверную ручку и отворила дверь.
  - Дело в том, что стиги могут общаться, посылая друг другу мыслеобразы. Проще говоря - телепатические сообщения. То же самое происходит и с тобой. Ты видишь только те сны и видения, которые тебе адресованы. Если в них речь идёт о тебе или кто-то зовёт тебя на помощь. Твоя стигская кровь даёт о себе знать раньше, чем я думала, - с этими словами Аш вышла. И хотя она впустила в комнату лишь мимолётный сквозняк, Милена задрожала.
  - Так ты тоже гибрид? - осведомился Факел. Милена не ответила и с грустью взглянула на Альпина. Гном провёл ладонью по столу и хихикнул. На поверхности остался отпечаток от его пальцев.
  - Надо бы здесь убраться, - констатировал он. Милена посмотрела на стол, покрытый таким толстым слоем пыли, что она казалась волосатой.
  - Эта пыль похожа на брови Санта-Клауса, - холодно заметил Кристиан.
  - Ладно, ребятки, вам пора! Тем более, скоро запретный час начнётся! Отдохните хорошенько, а то завтра последний день каникул. С послезавтра начинаются уроки! Пока Агнессы нет, занятия будут общими. Кстати, вести их будет Сорша и Гуг, - протараторил Альпин и прихлёбнул горячего супа из чаши. Факел вскочил с пуфика и подбежал к гному.
  - Кстати, Альп, возможно камстри и закончилось ничьей, но про бочку с пивом я не забыл! - воскликнул он и потёр руки в предвкушении. Лицо Альпина стало таким, словно он вместо грибной похлёбки выпил литр кислого лимонного сока.
  - Я не понимаю, о чём ты говоришь... - карлик лукаво поджал губы:
  - Извини, Факел, но я страдаю последней стадией гномьего склероза! Но если хочешь, я могу предложить тебе замороженный банан, - он спрыгнул с пуфика и подошёл к стеклянному сундуку, на дне которого лежала куча кубиков льда. Милена, бывавшая у Альпина не один раз, уже знала, что этот сундук служит у гномов холодильником и называется 'морозко'.
  - Этот банан остался с прошлого года! Он затерялся среди кубиков льда и потому ещё остался в живых. Так что можешь попробовать! Уверен, он нисколько не изменился! - Альпин вынул из сундука странный жёлтый предмет, украшенный крепкой коркой льда. Судя по цвету сосульки, она в молодости лет была бананом и когда-то предназначалась для еды.
  - Настоящий антиквариат, - проворчал Джей, разочарованный своим
  'утешительным призом'. В этот момент кто-то постучался в дверь. Альпин вооружился бананом и подкрался на цыпочках к двери.
  - Зачем тебе банан, Альп? - изумилась Милена, когда гном потянул на себя ручку.
  - Даже замороженный банан грозное оружие в руках умельца! - пропыхтел он. Милена хотела спросить у Альпина, кого он собирается атаковать старым бананом, но не успела. В дом вошёл мужчина лет пятидесяти и маленькая девочка со смешными косичками. Милена узнала их. Это был ведьмак с земляного отделения и самая юная водяная ведьма.
  - А где Аш? Мне сказали, что она здесь... - растерянно промямлил незнакомец. Убедившись, что Вильтон в комнате нет, он уже хотел выйти, но девочка преградила ему путь.
  - Когда Аш вернётся, передайте ей, чтобы она зашла в столовую. Мы будем ждать её там, - помешкав немного, крошечная ведьма добавила. - У нас снова проблемы. Статую сирены нигде не могут найти. Она исчезла сразу после камстри, - она посмотрела в сторону Кристиана и вспыхнула. В этот раз Факел не ограничился ехидным смешком и захохотал. Девочка покраснела ещё больше и выбежала из дома. Милена бросила на Джея укоризненный взгляд. Альпин кинул оледеневший банан на пол и развалился на пуфике.
  - Я чувствую, как над городом ведьм летает дух перемен и тревоги, - взволновано прошептал гном. Милена не стала возражать: она испытывала то же самое. Опасность. Тревога. Страх. Милена прямо ощущала, как они парят в воздухе, смешиваясь с ароматом остывшей грибной похлёбки.
  
   * * *
  Спустя минуту, Милена, Кристиан и Факел уже вышли из домика гномов. Джей попрощался и поплёлся к жилищу огненных ведьмаков - хвосту дракона. Кристиан тоже хотел уйти, но Милена намертво вцепилась в рукав
  его сорочки. Возможно, это её единственный шанс выяснить, почему
  он так странно ведёт себя в последнее время!
  - Можно с тобой поговорить, Крис? - попросила она. Воган неохотно кивнул. - Почему ты подрался с Факелом? Неужели взыграла ревность? - Милена кокетливо улыбнулась, чувствуя, как на щеках расползается румянец.
  Надеясь, что Кристиан сочтёт его за проявление зимнего холода, она застегнула куртку до горла и положила руки в карманы.
  - У меня есть одно железное правило: мне или не к кому ревновать или некого ревновать, - с вызовом сообщил он. - Можешь воспринимать эти слова, как хочешь, но думаю, они ответили на вопрос, - Милена чертыхнулась про себя, понимая, что завела разговор с дурной темы.
  - Ладно, давай забудем об этом. Знаешь, я давно хотела спросить... Я не могу понять, почему артефакт нашёлся именно на последнем состязании камстри? И почему его нашла я, а не ты или Джей? Зачем меня спас сихорс - вожак морского табуна? Он ведь меня сразу невзлюбил! - прощебетала Милена, боясь, что Кристиан уйдёт, если она не поменяет тему.
  - В отличие от ихонов, сирены очень умные существа и обладают замечательной памятью. Альпин рассказывал мне, что ты гладила жеребёнка. И вожак табуна видел это. Он запомнил, что ты не причинила малышу боли. А это значит - ты друг, - отозвался Кристиан. Милена откинула чёлку с глаз и приблизилась к парню вплотную. Ей сейчас так хотелось прикоснуться к нему! К его мягким губам, на которых замерли пару багровых капель крови... Провести пальцем по подбородку и его пикантной ямочке... Зарыться лицом в волосы и вдохнуть запах кожи с примесью ванили... Втягивать этот аромат, Милена чувствовала себя, как под мягким одеялом, которое накрывало её с головы до ног.
  - Скажи, что с тобой происходит? Почему ты меня избегал? А камстри? Зачем согласился в нём участвовать? Почему выбрал своим секундантом? - выпалила Милена, чувствуя, что если не задаст сейчас эти вопросы, то закричит от отчаяния. Она думала, что Кристиан опять разозлится, но снова ошиблась. Воган был слишком непредсказуем, и Милена никогда не могла угадать, как он отреагирует на её слова и поступки.
  - Я не хочу сейчас об этом говорить. Подрастёшь, поймёшь... - Кристиан криво усмехнулся. И тут Милена не выдержала. Обида и недоумение одержали верх над рассудком. Она слепила снежок и со всей дури кинула его в Вогана. О, чудо, она попала ему точно в щеку!
  - Ты можешь говорить по-английски, а не по-идиотски?! - вскипела Милена. Кристиан зашипел и одним шагом сократил дистанцию между ними. Подушечка его пальца плавно легла ей на губы. Милена зажмурилась, чувствуя, что начинает таять, будто карамель на солнце. Стараясь не зацепить его ран, она потянулась к нему и нежно поцеловала. Губы Кристиана прижались сильнее: он поймал её нижнюю губу между своих и легонько потянул. А затем сам резко отстранился. Драка ещё давала о себе знать. Но глядя на распухшие губы Вогана, Милена пришла к ужасному выводу, что ей ещё долгое время будет хватать его отговорки...
  Может, повзрослев, она действительно его поймёт? Милена мысленно себя одёрнула. Понять Кристиана Вогана? Это в любом возрасте невозможно!
  
   * * *
  Эта ночь выдалась беспокойной. В длинных безлюдных коридорах Утёса тонко пели сквозняки. А пламя на факелах и гномьих фонариках гасло само по себе. Дух тревоги почти ощутимо бродил рядом, заглядывая в каждую комнату. Милена долго не могла уснуть, вслушиваясь мучительную тишину. Ей было страшно. Очень. Но когда сон, наконец, пришёл, в голове снова раздался знакомый голос, а под прикрытыми веками появилась картинка.
  - Нет, не надо! Хвати-ит! Я не хочу нового виденья!- простонала во сне Милена, но картинка не развеялась, а наоборот стала ещё чётче. Шёл дождь. Капли, смазывая всё вокруг в серый цвет, осыпались хрусталиками на асфальт. Агнесса Каролл стояла на крыше. Уставшим взглядом ведьма осмотрелась. Людей в округе почти не было, не считая охранника, который сторожил сумасшедший дом. Но в эту ночь старик уснул прямо на рабочем месте и не видел, как самая буйная пациентка вырвалась на свободу.
  - Предатели...Вы посадили меня в психушку... А ведь я - тринадцатый судья Совета Теней! Одна из самых могущественных ведьм в Англии! - процедила Агнесса. Ветер, словно услышав её слова, подул сильнее. Ероша волнистые пряди, он стал их нежно перебирать. В этот момент ведьма не выдержала и зарыдала. Она подбежала к самому краю крыши, не обращая внимания на то, как больно черепица впивается ей в босые ноги.
  - Я соскучилась... - прошептала Агнесса, обращаясь к вихрю. Она выставила обе руки вперёд и раскрыла ладони, словно собиралась погладить ветер.
  Старуха зарыдала ещё громче, подставляя измученное лицо ветру. Небо плакало вместе с ней. Затянутое шторами туч, его разрезали ветвистые молнии. Агнесса вдруг бешено захохотала. В этом просторном порванном платье с несоразмерно длинными рукавами она напоминала привидение. Это здание окончательно опустошило её. Старуха чувствовала себя сморщенным яблоком, из которого высосали все соки. Даже её глаза, казалось, вылиняли от горя и стали бесцветными.
  - Ветер... - позвала вихрь Агнесса и сделала шаг вперёд. Наконец, она оказалась на свободе... Наконец, сможет взлететь...
  - До чего ты докатилась, старуха? Сменила свой белый плащ наставника на больничный халат! - раздался рядом нечеловеческий голос. Настолько сиплый, словно его соткали из скомканных газет. Агнесса резко обернулась. Ведьмак с пустыря стоял на противоположном краю крыши.
  - Ворон... - от потрясения голос Агнессы дрогнул, напоминая разбитую вазу, склеенную из осколков букв. Ведьмак вспорхнул и приземлился прямо возле неё. Чёрные шали развевались на его лице, точно мрачные паруса.
   - Ты сейчас умрёшь... - прошипел он. - А когда ты это сделаешь, я заберу у тебя это. А затем похищу наследницу и заставлю её открыть шкатулку! - Ворон медленно приблизился к Агнессе. Милена перевернулась на другой бок, желая, чтобы сон прервался. Но она всё не просыпалась.
  - Кто ты?! - Агнесса попятилась. Ворон не ответил и выставил руку вперёд.
  - Твоя смерть! ТЬМА! - из его ладони вырвался чёрный сгусток. Милена вздрогнула: неужели они с Кристианом использовали это заклятье?
  Мистер Поунстер был прав: это грязная и чёрная магия!
  - ЛЕДОВАЯ БРОНЯ! - вскрикнула Агнесса, отражая проклятье. Её лицо и тело полностью покрылись корочкой льда в виде чешуи. Луна, выглянувшая из-за туч, осветила старуху. Её кожа переливалась, как тысячи алмазов. Чёрный сгусток натолкнулся на чешую изо льда и, превратившись в снежок, развалился. Ведьмак зашипел и что-то тихо произнёс. В тот же миг снежинки собрались воедино и приняли форму огромной змеи. Охранник, проснувшись от нового удара грома, посмотрел на крышу, где происходило сражение. Он тихо пискнул и схватился за сердце.
  - ТАК КТО ЖЕ ТЫ, ПРЕДАТЕЛЬ?!- Агнесса практически кричала, стараясь заглушить свист ветра. Она ловко увернулась от укуса змеи. Ведьма нагнулась и коснулась кончиками пальцев крыши. По черепице вдруг пробежалась гигантская трещина. Вихрь хищно заревел, и пару кусочков черепицы взмыло в воздух. Осколки полетели прямо в змею и отрубили ей голову. Рептилия осыпалась, и следующий порыв ветра развеял её.
  - Сказать тебе, кто я?! СМОТРИ! - Ворон откинул капюшон с головы и снял с лица шали. Стена дождя закрыла ведьмака с пустыря и Милена не смогла понять, кто это. Она взвыла от разочарования. У неё сейчас была отличная возможность увидеть предателя, который прячется среди ведьмаков на Утёсе Дракона! А она даже не могла этим воспользоваться! И если сначала Милена была уверена в победе бабушки, то сейчас засомневалась. Увидев лицо ведьмака, Агнесса настолько побледнела, что стала серого оттенка.
  - СДОХНИ, ВЕДЬМА, И ПУСТЬ ТВОИ КОСТИ ПОСЛУЖАТ ТЕБЕ МОГИЛОЙ! - воскликнул ведьмак с пустыря. Он вскинул руку вверх и засмеялся. Милена с визгом свалилась с постели. Агнесса не успела отразить заклятье. Все звуки смазались. Порыв ветра отбросил старуху на пару метров. Она слетела с крыши и стала стремительно падать вниз. Тук. Ещё Тук. Сердце Агнессы звучало так слабо, что Милене показалось, будто оно перестало биться. Все звуки исчезли, словно окружающий мир онемел. Агнесса плюхнулась прямо в лужу. Ворон плавно опустился рядом и перевернул её тело. Ведьма еле дышала. Её волосы были спутаны и выпачканы в крови. Выцветшие, наполовину открытые глаза, всё время закрывались.
  - Так... это... ты? - выдавила из себя старуха. Ворон снова захохотал, но Милена не услышала его смеха. Единственное, что она слышала, это были тихие удары сердца бабушки. Тук. Тук. Тук. Если до этого сердце Агнессы билось так громко, словно кто-то бил в гонг, то теперь оно колотилось едва слышно - как трепетанье крыльев бабочки.
  - Передай Милене, что те две недели, когда она была со мной, были лучшими в моей жизни... - прошептала Агнесса. После её слов звуки снова вернулись в мир. Гром... Шелест дождя... Карканье ведьмака с пустыря, который обратился в ворона... Жалобное завывания ветра, похожее на поскуливание провинившейся собаки... И очень тихий, едва слышный стук сердца Агнессы Каролл. Тук...Тук...Тук... Затем всё стихло, и только удары грома кромсали молчание.
  Старая ведьма, распластавшись в грязной луже, больше не шевелилась. А её глаза больше не старались закрыться. Агнесса Каролл была мертва.
  
  Глава двадцатая: Сезон Дождей.
  Милена резко открыла глаза, поняв, что уже проснулась. Она лежала посреди комнаты прямо на полу. 'Видно я случайно свалилась ночью с кровати!' - лениво пронеслась в голове мысль. Но тут Милена вспомнила сон. Она съёжилась и торопливо смахнула со щеки непрошеную слезу.
  - Это был всего лишь сон! Обычный сон в зимнюю ночь... - прошептала Милена. Она встала и забралась в дыру. Несмотря на то, что рассвет лишь забрезжил, спать ей совсем не хотелось. Снаружи раздавался странный шум. Крики, беспокойное ржание сихорсов, рычание ихонов...
  - Что случилось? - пробормотала Милена. Холм буквально разрывался от обилия ведьмаков. Среди толпы она даже различила пару стигов, облачённых в тёмные плащи. Сначала Милена подумала, что все вышли посмотреть на рассвет, но мигом отбросила эту мысль. К гулу добавился клекот сирен, возмущённых тем, что это не они разбудили Утёс, а наоборот.
  Милена спрыгнула с дыры и, открыв шкаф, схватила первые вещи. И только надевая обувь, она решила взглянуть на свой наряд. Им оказались мешковатая футболка, чёрная кофта в белый горошек и заужённые джинсы. Причём футболка была такой длинной, что выглядывала из-под кофты и казалась мини-платьем. Прикид завершали новые лаковые кеды, которые Лора и Вэнс подарили на Рождество.
  Милена стремительно вылетела из дыры. Опустившись на свободный клочок земли, она стала проталкиваться вперёд. Как ни странно, ведьмаки не возражали. Наоборот, завидев её, испуганно расступались. Милена разглядела среди толпы Факела и с облегчением направилась к нему.
  - Знаешь, что произошло? - послышался сзади знакомый голос. В ту же минуту Милена оказалась прижата к твёрдой груди, а руки Кристиана властно обвили её талию. Она растерянно покачала головой, и они вместе двинулись к Джею. Милена окликнула его, но Факел стоял к ним спиной и не услышал. Подойдя к ведьмаку вплотную, они с Кристианом переглянулись.
  Заметив, что у Джея сзади на куртке изображён осёл, Воган фыркнул. Уголки его губ медленно приподнялись, а затем он не выдержал и расхохотался.
  - Твой портрет? - поинтересовался он. Факел обернулся и хмыкнул.
  - Нет, зеркало, - коротко бросил он. Милена еле поборола улыбку. Кристиан уже собрался ответить Джею, но в этот момент рядом прогремел прокуренный голос Аш. Вильтон попросила ведьмаков разойтись.
  - Что случилось? - опомнилась Милена. Радуясь тому, что толпа рассеялась, Милена направилась к месту, откуда раздался голос Аш.
  - Не надо, Ми, - мягко попросил Факел и закрыл ей рукой проход. Но Милена оттолкнула его ладонь и пошла на голос ведьмы. Что произошло, раз даже весельчак Джей выглядел подавленным?
  Заметив Аш за спинами трёх наставников, Милена подбежала к ней. Видно Вильтон плохо сегодня выспалась. Тени под её глазами особенно ярко выделялись на фоне мраморной кожи. Милене даже показалось, что за ночь у неё прибавилось на лице морщинок.
  - Что случилось? Почему все собрались в такую рань? - Милена подступила ближе. Сорша, Гуг и Амос одновременно попятились, открывая интересную картину. Возле Аш стоял Альпин, а на его плече прыгала белка. Приглядевшись к лицу гнома, она увидела на пухлых румяных щеках слёзы. Милена недоумённо покосилась на Вильтон. По бледной щеке верховной ведьмы тоже стекала слеза.
  - Мне очень жаль... - прошептала она. Милена недоуменно уставилась вниз. Изучив то, над чем склонился Альпин, она упала на колени. Это была её бабушка. Вернее не она, а тело. Агнесса Каролл была мертва. Спутанные седые пряди слиплись, напоминая паутину, которую забросил паук. Босые ноги были так сильно исцарапаны, что на них алели пятна крови. Милена схватилась за голову и завыла. В эту минуту она осознала, что роднее этого морщинистого лица у неё никого нет. Не придя от потрясения в себя, она подползла к Агнессе и принялась трясти её за плечи.
  - ПРОСНИСЬ, БАБУШКА, ПРОСНИСЬ! Я ЗНАЮ, ТЫ СПИШЬ! ПРОСНИСЬ! - Милена всхлипнула и, глотая собственные слёзы, начала кричать. Её отчаянный, полный боли крик, эхом пронёсся по холму и разбудил птеродактилей. Но Милена не обратила на это внимания: она продолжала трясти бабушку в надежде, что та сейчас откроет глаза.
  - ПРОСНИСЬ! ПРО-О-ОШУ! Пожалуйста... - быстро охрипнув, Милена понизила голос до шёпота. Она прижалась к бездыханному телу Агнессы и сжала её руку так сильно, что пальцы невольно онемели.
  - НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ! ПРО-О-ОСНИ-И-ИСЬ! - захныкала Милена. Она провела пальцем по лбу Агнессы, желая стереть с него засохшую грязь. Надежда на то, что бабушка жива, истлела.
  - Пожалуйста, прости меня... - Милена смахнула слёзу и уткнулась лицом в ледяное плечо старухи. Сзади раздался хруст снега от шагов, и кто-то попробовал оттащить её от Агнессы. Но Милена судорожно замотала головой и крепко вцепилась в тело бабушки.
  - Отпусти ее! Она мертва и ты ей уже ничем не поможешь! - послышался над ухом голос Кристиана. Обычно холодный и властный, сейчас он казался мягким, как прикосновение шёлка к коже. Но сами его слова колючими иголками прошили ей мозг. Милена попыталась встать. Но ноги стали ватными и подкосились. Она снова плюхнулась на колени и укусила свой палец, чтобы сдержать крик. Но хриплые сдавленные звуки всё равно вырывались изо рта. Застывшее в вечном удивлении лицо Агнессы до сих пор стояло перед глазами. Тогда Милена зарылась лицом в снег. И подняла голову из сугроба лишь, когда почувствовала, что задыхается.
  - Мы точно не знаем, как Агнесса умерла, но перед смертью она успела послать воздушное сообщение. Я и наставники поспешили к ней, но опоздали. Агнесса уже была мертва. А рядом с её телом нашли вот это, - Аш достала из кармана куртки чёрное перо. Перо ворона. - На плачь, Ми. Агнесса всё равно бы умерла. Вряд ли она смогла бы долго прятаться от Ищеек. Так что смертной казни ей было не избежать. Так уж лучше умереть на свободе и с честью, чем в взаперти и позоре, - просипел, всхлипывая Альпин. Милену передернуло. Так он знал? Знал, что её бабушка умрёт, и не поделился своими опасениями? Она вспомнила, как за пару дней до камстри они с ним гуляли по берегу реки сирен ... Вспомнила его неестественно блестящие глаза... Так значит, в тот день он соврал, что резал лук! Гном просто заранее знал, что всё так кончится и уже тогда начал оплакивать Агнессу!
  - Почему ты не сказал мне, что её уже не спасти? - потребовала Милена ответа. Ощутив на плечах чьи-то руки, она подняла взгляд. Это был Кристиан. Воган помог ей встать и крепко прижал к себе.
  - Нельзя сказать, что я всё знал! Просто, чтобы не было раны, нужно заранее обмотать её слоём пластыря! Знаешь, Ми, нужно всегда надеяться на лучшее в будущем, но верить в настоящее. Прости меня! - Альпин замолчал. Дикая боль пронзила Милену, пробирая до самых костей. Пустота и чувство вины... Ей казалось, что это она виновата в смерти бабушки. Ведь если бы они с Аш отправились за ней вчера, сейчас старуха была бы жива!
  - Твои родители уже обо всём знают. Так что мы сейчас можем отправиться в Вэтхем, чтобы похоронить Агнессу на местном кладбище, - проговорила Аш, стараясь не встречаться с Миленой взглядом. Кристиан ласково погладил её по голове, а она скривилась, услышав слово 'кладбище'. От мысли, что любимое существо будет теперь гнить под землёй, её чуть не стошнило.
  - Нет, я хочу, чтобы мы похоронили её здесь - дома, - выдавила Милена.
  - Хорошо, тогда мы похороним её по древнему обряду. Как ветряную ведьму. А каждая ведьма должна попрощаться со своей стихией. Агнесса пролетит круг над Утёсом Дракона. Это будет её последний полёт, - Аш кивнула наставникам, подзывая их к себе. Гуг, высокий темнокожий мужчина, подоспел первым. Вслед за ним приблизился земляной наставник по имени Амос: тощий старикашка с крючковатым носом. Последней подошла Сорша. Большой горб на спине лишь подчёркивал её крошечный рост.
  - Покойся с миром, ветряная наставница, - пробасил Гуг. Он вынул из кармана маленький мешочек и принялся разбрасывать вокруг Агнессы его содержимое. Пепел. Частицы порошка слились воедино и превратились в существо, которое отдалённо напоминало дракона.
  - Проводник... - прошептала Милена, вспомнив его название. Проводник взмахнул большими крыльями, сотканными из пламени. Приглядевшись, Милена осознала, что проводник - смесь дракона и лошади. От уха у существа росла грива, от которой отлетало множество искр, а ноги венчались мощными когтистыми лапами.
  - Проводники - на то и проводники... Они всегда провожают... Отсюда существа и получили название. А сейчас они провожают твою бабушку в последний путь, - подал голос Кристиан. Тем временем проводник уже взмыл в небо. Сощурившись, Милена увидела на его спине тело Агнессы. Вот так ведьма и прощалась со своей стихией. Ветер нежно перебирал её волнистые пряди, а затем заскулил, словно преданная собака, которая потеряла хозяина. Его сиплый вой пролетел по всему Утёсу Дракону, оставляя в воздухе тягучее эхо. Агнесса прощалась не только с холмом, на котором дремал каменный ящер, но и верденском лесом, пустырём, с рекой сирен... со всем городом ведьм - своим домом.
   * * *
  Милена перевернулась на другой бок и попробовала заснуть, но тщетно. Даже с закрытыми глазами она видела истерзанное тело бабушки. А ведь она предупреждала, звала её на помощь! И если б Милена забрала её тем клятым вечером, ничего бы ни произошло! Но теперь она не ощущала боли. Милена вообще ничего не чувствовала, будто кто-то высосал из неё все эмоции. Единственное, что она испытывала - лишь страшную пустоту. Милена была уверена, что если сейчас вскрикнет, то услышит эхо. Только не снаружи - а внутри себя. Ей казалось, что весь мир залит липкой чёрной краской, и она застревает в этой болотной трясине. Хотелось кричать и скулить, рвать на себе волосы... Необъятная пустота заполнила всё место в мыслях и теле...
  Милена понимала, что перед занятиями ей следует выспаться, но ничего не могла с собой поделать. Этот день промчался так незаметно, что казалось, наступило лишь раннее утро. Мысли, мешая уснуть, навались, точно голодные звери. У неё было к бабушке столько вопросов! А сейчас кому она могла их задать? Разве что могиле на пустыре, где похоронили ведьму. Милена поклялась, что когда-нибудь отправится на это кладбище. 'Но почему Агнесса украла артефакт, если знала, что Уриах прикажет её казнить? И что это такое - Посох Колдуна, Топор Гном, Клык Дракона или Мемуары Ветра? Почему за этим все охотятся? Зачем старинные артефакты понадобились стигам? И кто, в конце концов, предатель, раз бабушка умерла с таким потрясённым лицом? И как Ворон вообще узнал, что она прячется в сумасшедшем доме?' - Милена долго размышляла над последним вопросом. И к ней в голову приходил лишь один ответ. Предатель был где-то близко... Услышав рядом воронье карканье, она так вжалась в кровать, что чуть не слилась с матрасом.
  - Нет, я в последнее время стала совсем мнительной! - промямлила она и взглянула на надпись, выцарапанную на левой руке. Фраза 'Я здесь ' в эту минуту казалась весьма правдоподобной. Даже слишком.
  
   * * *
  Дни тянулись за днями, сливаясь в недели. Январь пронёсся так незаметно, что когда пришло время лететь домой, Милена растерялась. Но затем собралась с духом и отказалась. Она просто боялась посмотреть родителям в глаза. Её не покидало ощущение, что это она виновата в смерти Агнессы. И хотя все, включая Кристиана, уверяли её в обратном, Милена не могла успокоиться. Она почти не ела и не спала: лишь изредка проваливалась в мучительную полудрему.
  Милену утешало одно - отношения с Кристианом потихоньку налаживались. Хотя иногда она невольно сравнивала парня с Сиреной, которая приманивала, а затем отталкивала Ветра. Но пугало её не это. Милена боялась того, что поведение Вогана так сильно притягивает. Иногда она ощущала себя оленёнком, который вместо того, чтобы спасаться бегством от тигра, наоборот - подходит вплотную. Завороженный бархатным рычанием хищника, глупый зверёк сам кидается ему в пасть. И хотя Милена ещё не опомнилась от смерти Агнессы, её рана постепенно затягивалась. И если бы не Кристиан, она заживала бы не так быстро. Но сейчас Вогана не было рядом. Как и остальные ведьмаки, он отправился к себе на неделю домой.
  И теперь Милена не знала, чем на эти выходные заняться. На Утёсе Дракона осталось только пару её знакомых, а со стигами связываться не хотелось.
  Решив прогуляться по холму в одиночестве, она выпрыгнула из дыры.
  Милена плавно приземлилась и направилась к реке сирен. Присев на один из камней, она заметила, что недалеко от берега плавают сихорсы. Полулошади-полурыбы. Робкий луч луны выглянул из-за облака, и осветил морских коней. Их толстые змееобразные хвосты, гибкое тело и мускулистые лапы с ластами... Высокий гребень, который тянулся до самых лопаток... Блестящую разноцветную чешую...
  На соседний камень уселась незнакомка на вид лет семнадцати. Смерив Милену оценивающим взглядом, она разочарованно вздохнула.
  - Привет, меня зовут Милена Каролл. А тебя? - неохотно отозвалась Милена.
  Незнакомка недовольно встала с камня и зашагала прочь. Милена повела плечами и приблизилась к реке вплотную. Она вытащила из кармана куртки кристаллы соли и вытянула ладонь. Эти разноцветные кристаллы Альпин подарил ей на днях, заявив, что гномы специально добывают их в реке сирен.
  - Кушай, маленький, - ласково пролепетала Милена. Жеребёнок, с которым она познакомилась ещё в прошлом месяце, подплыл к ней и стал слизывать с ладони кристаллы. Она хихикнула: тёплый шершавый язык приятно щекотал кожу. Как оказалось, эти кристаллы были их самым любимым лакомством.
  Милена осторожно, чтобы не порезаться, провела пальцами по острому гребню малыша. Грива сихорсов, хоть и казалась мягкой, на самом деле венчалась мелкими шипами. Жеребёнок довольно заржал и ушёл под воду.
  Она снова взобралась на камень.
  - Привет, - раздался сзади немного хрипловатый, но приятный мужской голос. На соседнем камне, свесив ноги, сидел Джей Винс.
  - А, Факел... - Милена произнесла кличку огненного ведьмака, точно диагноз. Факел спрыгнул с камня и привычной расслабленной походкой двинулся к ней. Смекнув, что Джей слышал короткий разговор с незнакомкой, Милена кисло поджала губы.
  - Не обращай внимания, просто та девушка - стиг, - поняв, о чём она думает, торопливо пояснил Факел. Милена подавленно кивнула.
  - Не хочешь говорить? - допытывался Джей. Она снова промолчала, решив, что ответ очевиден. Но Факел не желал сдаваться. Он легко вскарабкался на её камень и придвинулся к ней вплотную.
  - Отлично, тогда говорить буду я. Я понимаю, почему ты в последнее время такая грустная... Из-за смерти Агнессы, - Милена сжала кулаки, злясь, что Джей начал разговор с этой темы. Она опустила глаза, притворяясь, что рассматривает поверхность камня. Как ни странно, на нём было много выцветшей чешуи. По-видимому, сирены часто сюда взбирались.
  - Нет, Факел, ты не понимаешь! Просто теперь я каждую ночь вижу один и тот же сон! Агнесса приходит ко мне и зовёт! Просит, чтобы я пошла за ней, а потом куда-то уходит...И мне страшно... - Милена положила Джею голову на плечо и улыбнулась, радуясь, что смогла приручить этого 'кота'.
  - Можешь сегодня заночевать со мной? Просто я устала просыпаться от ощущения, что глотаю собственные слезы... - попросила Милена. Но, услышав, как жалобно это прозвучало, шутливо добавила:
  - Не бойся, приставать не буду.
  - А даже если и будешь, я не против! Тем более, блондина на Утёсе нет: нам с тобой никто не помешает! - подыграл Факел, игриво изогнув бровь. - Только ночевать у тебя в 'норке' я не могу. Аш может нагрянуть туда в любую минуту! Так что придётся ночевать на нейтральной территории. Решено: проведём ночь в верденском лесу, - заявил он. Милена немного удивилась предложению, но возражать не стала. Она подняла голову с плеча Факела и благодарно прижалась щекой к его лицу. По сравнению с его горячей кожей, её казалась просто ледяной.
  - Только учти, если ты начнёшь храпеть во сне, я тебя ночью задушу! - торжественно пообещала Милена.
  - И что это тебе даст? Тебя посадят в тюрьму! - Джей попытался сделать серьёзное лицо, но попытка с треском провалилась, и он рассмеялся.
  - Мой адвокат сможет доказать, что я была в состоянии аффекта! И вообще: у меня - хроническое недосыпание, - зевнув, побурчала она. Милена слетела с камня и помотала головой, чтобы немного взбодриться.
  - Ошибаешься, у тебя - хроническая вредность! - сострил Джей, по привычке взлохмачивая свой и без того длинный спутанный ёжик.
  - Ладно, я буду ждать тебя возле верденского леса в одиннадцать часов, - бросила Милена на прощанье и побежала к каменному дракону. Если зима сильно повлияла на верденский лес, то на Утёс - почти нет. Лишь его рельефная спина покрылась кружевом снега. Милена обернулась и взглянула на лес. Загадочный... Пугающий... Волшебный... Опасный... Острые ветви деревьев тянулись к небу и почти сливались на фоне синевы вечера.
  Поймав на себе чей-то пристальный взгляд, Милена нахмурилась. Среди деревьев внезапно промелькнул силуэт. Она окликнула незнакомца, но тёмная фигура стремительно скрылась в лесу.
  - Странно... - прошептала Милена. Она накинула на голову капюшон и зашагала быстрее, не желая оставаться одной возле верденского леса.
  
   * * *
  Уныло шагая по сугробам снега, Милена медленно плелась к лесу. Сейчас уже было полдвенадцатого, и запретный час должен был скоро начаться. И хотя Милена уже опаздывала на встречу с Факелом, она не собиралась идти быстрее. Вокруг было так темно, что свернуть себе шею, не составляло труда. Единственным освещением служил месяц. Свисая с нити неба, он тускло мерцал и напоминал маленькую подвеску. Звёзд почти не было видно из-за плывущего пушка облаков. Милена подошла к лесу вплотную и остановилась. По-видимому, Джей ещё не пришёл. Она судорожно прижала к груди одеяло, которое стащила из 'норки' и прислушалась. Сзади хрустнула ветка. Сердце взволнованно заколотилось. Милена попятилась, но тут на свет вышел Факел.
  - Как делишки? Шалят нервишки? - он выдавил из себя мягкий хриплый смешок. Мысленно чертыхнувшись, Милена кинула в Джея снежок.
  - Как ты меня напугал! - возопила она и пнула его локтём в живот.
  - Неужели ты забыла, во сколько мы встречаемся? Я ждал тебя полчаса! - Факел скрестил руки на груди. Не выдержав укоризненный взгляд зелённых глаз, Милена перевела взгляд на облезлую сосну.
  - Нет, не забыла! Просто не смогла вовремя вспомнить, - виновато пролепетала она. Ведьмак смерил её странным взглядом и направился в лес. Колючие ветви деревьев зловеще скрипели, подвывая ветру. Милена испуганно озиралась, вглядываясь в мрачные очертания леса. Так поздно она здесь ещё никогда не бродила. Рядом снова раздался треск ветки. Милена догнала Факела и испуганно вцепилась в его руку. Голые деревья подступали так близко, что месяц запутался в ветках и практически не освещал путь. Внезапно Джей свернул с тропинки и шагнул в самую сердцевину леса. Ветки кустов так часто цеплялись за одежду, что Милене приходилось отмахиваться от них, как от назойливых мух. Вскоре её руки и лицо покрылись мелкими царапинами, а аккуратное каре спуталось. Наконец, Факел остановился у огромного дерева с широко раскинутыми корнями.
  - Всё, будем ночевать здесь, - заявил Джей. Милена даже запротестовать не успела, как Факел постелил своё одеяло поверх сугроба. Милена последовала его примеру и с удовольствием плюхнулась на ткань. Она была уверена, что сейчас одеяло промокнет, но в этот момент ей стало очень тепло. Факел наклонился и выдохнул целую струю огня.
  - Вот ты хвастун... - устало прошептала Милена. Она зевнула и взглянула на Джея из-под опущенных ресниц. С его губ снова сорвалось пламя. Размазавшись в воздухе, огонь опустился на землю. Но он не исчез, как предполагала Милена, а разросся ещё больше.
  - Это магический костёр. Он будет греть нас даже на снегу и не даст одеялам заледенеть, - пояснил ведьмак. Он подкинул вверх зажигалку, и из неё вылетела ещё одна алая струя. Факел довольно ухмыльнулся и перевернул ладонь. Струя очертила в воздухе кривую дугу и полетела обратно. Тонкий шнурок пламени увеличился и описал возле Милены и Джея большой круг. Почувствовав, как земля под ней становится тёплой, почти горячей, девушка замурлыкала от удовольствия. Струя, которая вырвалась из зажигалки, погасла. Зато контур круга, который она обрисовала - загорелся. Теперь они с Факелом оказались в самом центре круга из пламени.
  Тем временем Джей свернулся калачиком и прикрыл глаза. Милена последовала его примеру. Подложив себе ладони под ухо, она поёрзала и мгновенно уснула. В этот раз ей снова снилась бабушка. Седые волосы Агнессы неопрятно торчали, водянистые глаза были выпучены, а на лице застыло такое же удивлённое выражение, как и в последний момент жизни.
  - Наследница, у тебя осталось мало времени... Ты должна сделать это раньше, чем стиги...- прошептала старуха. Услышав знакомый голос, Милена задрожала. Даже губы Агнессы как-то выцвели и стали неестественно бледными. А её голос звучал так глухо, будто кто-то ритмично стучал кулаком по высохшему дереву.
  - Ты просто не представляешь, что скоро случится... А я вижу... Я это предчувствую... Ты должна придти ко мне... Ведь скоро... Совсем скоро ты... - бабушка не успела договорить. Она забралась рукой под ворот куртки Милены и коснулась её левой ключицы. Тату внезапно вспыхнуло. А Агнесса улыбнулась и превратилась в капли дождя, которые унёс ветер. Куда-то вдаль, за собой.
   * * *
  В этот раз Милена проснулась от собственного крика. Она смахнула с лица капли дождя, смешанные с холодным потом и вскочила на ноги. Девушка посмотрела на Джея. Ведьмак, протирая от сна глаза, сидел на своём одеяле.
  - Каролл, что случилось? Почему ты кричала? Опять кошмар приснился? - раздражённо взвился он. Милена виновато опустила глаза. На снегу, кроме выемок от капель дождя, виднелся след от босой ноги. Вспомнив, что во сне Агнесса была без обуви, Милена побледнела. Её ладони вспотели, а в голову пришла шокирующая мысль. Так старуха приходила к ней не во сне, а на самом деле? Ей вдруг стало трудно дышать.
  - А где огонь? - Факел осмотрелся. Но круга, который он очертил с помощью магии, нигде не было.
  - Может, его дождь смыл? - робко предположила Милена. Хотя вряд ли морось могла уничтожить такой мощный костёр! Она уже собралась высказать очередную догадку, но Факел приложил палец к губам.
  - Здесь кто-то есть... - внимательно вглядываясь во тьму, сообщил Джей. Он снова вытащил зажигалку и выставил её вперёд, приготовившись колдовать. Дождь усилился, барабаня по сугробам вязкого тающего снега. Милена развернулась и прижалась спиной к спине ведьмака. Вдруг на них нападут с обеих сторон? Она бросила беглый взгляд на след от босой ноги, который постепенно стирался дождём. Только от этого ей стало ещё страшнее. Если её бабушка умерла, то кто к ней приходил? Мертвец? Привидение? И кто к ним идёт сейчас? Почему огненный круг и магический костёр исчезли?
  - Они приближаются. Это несколько человек и одно магическое существо. Не могу сказать точно, кто это, но все они члены Ордена Посвящения. Иначе я бы не смог их почувствовать, - подал голос Факел. Милена снова повернулась лицом к Джею. Внезапно сумрак прорезал луч света. Им оказался зажжённый факел, который находился в руках у Гуга. Сзади него застыла Аш Вильтон, которая в эту минуту подносила к губам сигарету. Возле неё ютились ещё несколько человек: Сорша и Амос. Их странную компанию завершала главная сирена на Утёсе Дракона - Мурена. Гордо расправив лиловые крылья, она прижимала к груди какой-то предмет. Увидев Милену, она осклабилась. Но её ухмылка скорее напомнила оскал хищника, который приготовился к атаке.
  - Что вы здесь делаете? Запретный час уже начался! Или у вас такое необычное хобби: бродить ночью по лесу и искать приключения на свою юную задницу?! - голос Гуга звучал так громко, что Милене казалось, будто он говорит в рупор. Аш жестом остановила мавра, когда он вновь собрался заговорить, и вышла вперёд. Её лицо, обрамлённое мокрыми чёрными кудрями, выглядело встревоженным.
  - Смотри, что мы нашли! - просипела она, кивая в сторону Мурены. Наставники расступились, открывая вид на сирену. Женщина зашипела и аккуратно положила на землю вещь, которую бережно сжимала. Гуг наклонил факел, чтобы осветить предмет.
  - Да ведь это же... - ахнул Джей. Милена проследила за его взглядом и оцепенела. Там лежала не одна вещь, а сразу несколько. Это были останки каменной сирены: её голова, руки и половина хвоста...
  - Мы нашли это сегодня в лесу, когда возвращались на Утёс Дракона. И сейчас как раз собирались к тебе, чтобы ты всё объяснила, - произнесла Аш.
  - Какие объяснения? - растеряно поинтересовалась Милена.
  - Дело в том, что рядом с останками статуи на снегу была выведена надпись: 'Берегись Милена Каролл!' Вот мы и подумали - может, ты что-то видела... - судя по скептичному голосу Аш, она сама в это не верила. - В последнее время в городе ведьм творятся страшные вещи, - задумчиво проговорила Вильтон. - Советую всем разойтись по своим 'норкам'. Завтра будет трудный день, - при этих словах три наставника поспешили удалиться. Мурена гневно каркнула и следом упорхнула прочь. Дождавшись, пока силуэт сирены скроется в небе, Аш бросила на Милену вопросительный взгляд, мысленно спрашивая, что она здесь делает.
  - Я боюсь спать одна! Боюсь, что на меня во сне нападёт ведьмак с пустыря... - Милена обречённо плюхнулась на одеяло, которое без огненной магии быстро промокло. - А в последнее время я сплю совсем плохо. Аш, ты поверишь мне, если я скажу, что ко мне каждую ночь приходит Агнесса?
  - Да, я тебе верю. Но поверишь ли ты мне, если я скажу, что мне снится то же самое? - Милена замерла, а Аш продолжила. - Есть одна старинная примета: покойники снятся к перемене погоде. И как видишь, погода на холме действительно меняется! Начинается Сезон Дождей... Знаешь, что это значит? Примета не врёт. Поэтому сейчас самое время, чтобы поговорить с покойниками и спросить, чего они хотят... - голос Вильтон на мгновенье дрогнул, но она быстро взяла себя в руки. Милена и Факел удивлённо переглянулись, не понимая смысл последней фразы.
  - Покойники снятся к перемене погоде, - повторила Аш и расхохоталась. А дождь полил сильнее, подтверждая её слова.
  
   * * *
  Дождь так неистово барабанил по земле, что снега на Утёсе почти не осталось. А поскольку ходить по такой слякоти никому не хотелось, холм сейчас пустовал. А ливень всё не прекращался. Небо казалось поверхностью для боулинга, по которой катают шары - удары грома.
  - Покойники снятся к перемене погоде... - повторила Милена. Фраза, которую Аш ненароком обронила, всё никак не вылетала из головы.
  Как оказалось, на Утёсе Дракона каждый год наступает Сезон Дождей. Это время, когда силы всех водяных ведьмаков увеличиваются в несколько раз. Сезон Дождей длится около недели, и каждый его день сопровождается хором грома и плачем дождя. Милена ещё точно не знала, причем к этому Сезону Дождей её бабушка, покойники и странная примета, но интуиция подсказывала ей, что она скоро об этом узнает...
  - Я скучаю по тебе, бабушка, - прошептала Милена, сама не зная, к кому обращается. Она уже полчаса сидела в верденском лесу и следила, как падают на листву капли дождя. За этот месяц Милена почти ни с кем толком не общалась. В последнее время Вильтон избегала встреч, а с Альпином говорить было невозможно, так как гном сразу начинал её жалеть. Единственным, кого она сейчас хотела видеть, был Кристиан Воган. От мысли, что они скоро встретятся, Милену бросало в дрожь предвкушения.
  Крупная капля дождя упала ей на нос, заставив вздрогнуть от неожиданности. На неё вдруг нахлынули воспоминания о ночи. Милена так и не поняла, что вчера произошло. Сегодня утром она узнала от Джея, что это Гуг развеял его огненную магию - круг и костёр. Но оставалось ещё много других вопросов. Кто к ней приходил во сне? Дух бабушки или она сама? И был ли это сон вообще? Кто развалил каменную Сирену? И зачем ему это понадобилось? Если статуи больше нет, где находится Зеркало Сирены?
  - Привет, Ми! Что делаешь? - сиплый женский голос вернул Милену в реальность. Аш присела возле неё и, не решаясь начать разговор, стала разглядывать соседнее дерево. Влажная кора заросла не только мхом, но и пышными грязно-серыми грибами.
  - Я по поводу вчерашнего... - неуверенно начала Вильтон. Милена заглянула в её глаза: будучи раскосыми, они чуть тянулись к вискам и напоминали два уголька.
  - Дело в том, что на этой неделе будет полнолуние. А во время Сезона Дождей невероятной силой обладают не только ведьмаки, но и Вороны.
  Пустырь - это очень опасное место, куда не рискнёт заглянуть даже опытный ведьмак. Оно проклято... Пустырь построен на костях. В прямом смысле этого слова, - Аш замолчала, с интересом наблюдая, как Милена переваривает сказанное. - Там бродят духи и мертвецы. Каждую ночь они воют, пытаясь испугать ведьмаков, чтобы те покинули пустырь. Но Вороны чувствуют себя там как дома. Вернее, это и есть их дом, - Вильтон мотнула головой, и её бешеные кудри подпрыгнули в такт. - Мне сегодня снова снилась Агнесса. Старуха всё время просит, чтобы я отправила тебя к ней. И единственный способ узнать, что Агнесса хочет - это навестить пустырь. Увы, местные ведьмаки не умеют общаться с мёртвыми. А поскольку Агнесса... уже мертва, вызвать её дух может только Ворон, - пояснила Аш.
  - ПУСТЫРЬ?! Я должна отправиться на пустырь? В место, где находится предатель, убивший мою бабушку?! Нет, должен быть другой выход! - отрезала Милена. Она уже встала и хотела уйти, но укоризненный взгляд Вильтон заставил её замереть. Вспыхнула молния. Но когда глаза Милены привыкли к перепадам света, Аш уже не сидела, а стояла возле неё. Она подошла вплотную и положила ей руки на плечи.
  - Да, ты права: другой выход действительно есть! Можно тебя убить и тогда ты точно встретишься с Агнессой! Но хочу заранее предупредить, что воскрешать мёртвых я не умею! - съязвила ведьма. Аш замолкла, дав Милене время на размышления. В эту минуту Милена чувствовала, как новые вопросы крепко прилипают к стенкам черепа. Почему Агнесса хочет поговорить с ней? Что это за важную информацию она сообщит?
  - Так значит, я должна отправиться на пустырь, чтобы воскресить на время бабушку? - спросила Милена с интонацией психиатра, который говорит с особо больным пациентом.
  - Да. Завтра вечером ты, Кристиан и Альпин отправляетесь на пустырь, - при имени Вогана Милена зарделась. Она не знала, что отразилось на лице: испуг, смущение или волнение, но ведьма смерила её озабоченным взглядом.
  - Пойми, Ми, дух Агнессы не успокоится, пока ты с ним не поговоришь! Так что прошу, сделай это для бабушки, - с этими словами Аш направилась к выходу из леса. Милена долго думала над этим разговором, а в голове настойчиво вертелась одна мысль. Завтра она увидит бабушку! Но та мёртвой.
   * * *
  Теперь Милена поняла, почему Сезон Дождей прозвали именно так. Ливень струился целыми озёрами, уничтожая последние сугробы.
  Прошёл ещё один день, и она сейчас ждала Кристиана и Альпина. Сегодня Воган на занятия не пришёл, так что Милена готова была прыгать от нетерпения. Ведь они вот-вот увидятся! Ей столько хотелось ему рассказать и расспросить! Почему он вернулся на полнедели недели раньше, чем планировалось? И чего не появился на уроках?
  Милена вздохнула и перевела взгляд на каменного дракона. Возле его лапы чернела знакомая фигура. Кристиан. Дыхание с хрипом вылетело из груди. Глядя на его походку ленивого хищника, она невольно рассмеялась. Если б к Вогану можно было приклеить ярлык, то его надпись гласила бы: 'Оставь надежду, всяк его видящий'. Теперь их разделяло несколько метров. Голубые глаза так пристально впились в неё взглядом, будто изучали каждую чёрточку лица. Милена попробовала буравить его так же, но решив, как глупо это смотрится, прекратила бездарное копирование. Несмотря на дождь и ветер, мягкие светлые волосы оставались нетронутыми, в то время как её каре сильно растрепалось. 'Даже погода не осмеливается потревожить Вогана!' - мысленно возмутилась она. Милена скользнула взглядом ниже. У тёмно-лиловой сорочки были привычно закатаны рукава, а штанины джинсов приподняты, чтобы не забрызгать их грязью. Милена присвистнула. На груди ведьмака снова висел массивный серебряный крест. Смекнув, что его починил и вернул Факел, она удовлетворённо хмыкнула.
  - Привет, Ми, - прохладный голос Кристиана перетекал из слова в слово, как тающий мёд. Воган приблизился вплотную, и Милена подставила лицо для поцелуя. Но в этот момент рядом раздался весёлый бас Альпина. Напевая странную песню о синих пауках, он направлялся к ним. Кристиан тихо выругался и резко притянул Милену к себе. Она обрисовала подушечками пальцев круг на его щеке, и замурчала. Боже, как же она по нему скучала! Кристиан схватил её руку и страстно припал губами к запястью, а потом легонько его прикусил. Милена отдёрнулась - кожу в том месте приятно покалывало.
  Тем временем Альпин уже подошёл к ним. На его плече, как обычно, сидела белка Флешка. Несчастный зверёк так промок, что походил на необъятный катышек со слипшейся шерстью.
  - Представляете, эта складка жира с хвостом потащилась за мной! - проворчал Альпин, а белка возмущённо пискнула. Кристиан фыркнул и застегнул сорочку до горла, хотя в этом не было смысла. Она так плотно прилипла и облегала тело, что издали казалась самой кожей.
  - Ну, что? Если все в сборе, то давайте... - гном осёкся. По холму неслась фигура со скейтбордом в руке и гитарным футляром за спиной.
  - ВИНС! - в один голос прокричали Кристиан и Альпин. Флешка испуганно спрыгнула с гнома и спряталась ему за ногу. Приглядевшись к карлику, Милена заметила, что из-за его спины выглядывает топор. Но зачем Альпин взял его с собой? Пока она размышляла над этим вопросом, к ним уже подбежал Факел.
  - Только не говори, кактус, что ты намерен лететь на пустырь с нами! - Кристиан застонал, когда Джей довольно кивнул. - И неужели тебе разрешили? - с подозрением уточнил Воган. Факел уже собрался ответить, как тишину разрезал гневный крик огненного наставника Гуга.
  - Понятно. Ты вообще не спрашивал разрешения, - констатировал Кристиан, и неохотно наклонился. Альпин вернул Флешку себе на плечо и деловито вскарабкался на предложенную спину.
  - А НУ, ВЕРНИСЬ! ФАКЕЛ, Я ЗНАЮ, ЧТО ТЫ СБЕЖАЛ! НЕМЕДЛЕННО ВЕРНИСЬ! ВОТ, ШКОДЛИВЫЙ ПАРШИВЕЦ! Я ТЕБЯ ВИЖУ! - прокричал Гуг, выбежав на место, откуда их компания только что взлетела.
  - Скажи честно, Джей, тебе дождь мозги смыл? - ехидно поинтересовался Альпин, затыкая уши, чтобы не оглохнуть от воплей разъярённого мавра.
  - Было бы что смывать... - поправил гнома Кристиан и указал на землю.
  Гуг что-то крикнул про наказание и удалился. Факел чертыхнулся, догадавшись, что завтра его ожидает возмездие. А Милена скривилась, чувствуя, как к ней тянутся липкие руки страха. Что же произойдёт, когда они прилетят на пустырь? Этот же вопрос Милена задавала себе и спустя полчаса, когда её ноги коснулись проклятой земли.
  
   * * *
  Приземлившись, Милена, в первую очередь, осмотрелась. От самого пустыря их разделяло метров десять, но это не мешало ей хорошенько его разглядеть. Деревья угрожающе покачивались, будто предупреждали о чём-то. Их длинные спутанные ветви напоминали колтуны в волосах, а на самой коре были вырублены лица. Более жуткого зрелища Милена ещё никогда не видела. Вырезанные гримасы были искажены дикой злобой и яростью. А пустые маленькие глаза глядели затравлено и сурово одновременно. К счастью, деревьев на пустыре почти не росло, так что вырезанных лиц было очень мало. Милену снова охватила паника: не нравилось ей это мрачное место! Заметив её волнение, Кристиан послал ей ободряющую улыбку. А Альпин ограничился дружеским хлопком по колену. Факел же наоборот не двигался, хотя его тело напряглось, точно перед прыжком.
  - Держись поближе ко мне. Точнее, не ко мне, а моему топору, - пробасил Альпин, пытаясь различить сквозь вязкость ночи далёкие очертания гор. Догадываясь, что он просто не хочет смотреть на пустырь, Милена кивнула.
  - Нам пора, - невесело сообщил Кристиан, и они неторопливо направились к пустырю. Милена перевела взгляд на небо. Настало полнолуние. Но, несмотря на это, луна казалась смазанной. Словно художник нарисовал на полотне белый контур, который растёкся и превратился в нечёткое пятно.
  - Альп, скажи, а зачем ты вообще взял топор? Мы ведь пришли с миром! - подал голос Джей. Милена затаила дыхание, дожидаясь ответа.
  - С миром? Факел, ты в своём уме?! Знаешь, в такие минуты мне кажется, что тебе вместо уха пару раз прокололи мозг! Если придти на пустырь с миром, то ты не уйдёшь отсюда, а сам будешь покоиться с миром! - отозвался гном.
  - Можно, наконец, оставить мои мозги в покое?! - поинтересовался Джей, и его шоколадная бровь взметнулась вверх. Альпин не ответил и погладил Флешку. Белка вильнула хвостом и потёрлась мордочкой о ладонь гнома.
  - Земля сожжена, - заключила Милена, уставившись себе под ноги. 'Так вот почему здесь ничего не растёт, кроме кучки деревьев!' - смекнула она. Только чёрные палатки и надгробья могил были раскиданы по всему пустырю, как прыщи на коже проблемного подростка. Возле палаток скользили неразборчивые фигуры, которые увидев их компанию, начали перешептываться. Наконец, они подошли к пустырю вплотную. Но всё же переступить через черту, проведённую на сожжённой земле, Милена не решилась. Поняв, что линия состоит из рун, она стала её пристально изучать.
  - Тот, чья нога переступит эту черту и вступит на землю мёртвых, отныне и навсегда будет проклят, - прочитал Кристиан надпись. Милена, только начавшая изучать руны, бросила ему благодарную улыбку. Альпин первым перешагнул границу.
  - Будем считать, что эта надпись - традиционное приветствие 'Welcome', - прохрипел он и ласково взглянул на лезвие заговоренного топора. Кристиан пересёк черту вторым. За ним последовал Факел, который прижимал к груди, точно маленький ребёнок любимую игрушку - свой скейт. Очередь оставалась за Миленой. Нервно сглотнув, она перешагнула линию, сама не подозревая, что эта черта - граница между миром живых и миром мёртвых.
  
   * * *
  От страха у Милены помутилось в голове. Пустырь тянулся на несколько километров и выглядел настолько устрашающе, что только от одного взгляда на него кровь леденела в жилах. Милена насторожилась: кто-то тихо напевал похоронный марш. Она огляделась, но все таинственные тени внезапно исчезли. Никого рядом не было. Хотя она готова была поклясться, что помимо пения слышала звуки рояля. Сощурившись, Милена действительно разглядела огромный чёрный рояль. И хотя низкий стул возле инструмента пустовал, его клавиши сами нажимались. Факел и Альпин, не сговариваясь, синхронно уставились друг на друга. Кристиан же оставался по-прежнему спокойным, будто происходящее было для него привычным делом.
  - Где все ведьмаки с пустыря? Почему все исчезли? - изумилась Милена. Она вспомнила шершавый голос Ворона и поняла, что не очень-то хочет получить ответ на свой вопрос.
  - О чём ты? Они никуда и не исчезали, - ответил Альпин. Милена подняла глаза на небо и замерла. На каменной арке, которая служила входом на пустырь, сидело множество воронов. Их длинные чёрные перья отсвечивали атласным блеском и невольно завораживали. Маленькие глазки-бусинки неотрывно наблюдали за чужаками, следя за каждым их движением.
  - Так получается, что все ведьмаки с пустырей - Вороны? И все они умеют превращаться в птиц? - опешила Милена. Один из воронов гневно закаркал и слетел на землю. В ту же минуту Ворон увеличился до размеров человека.
  Перья обернулись в мешковатый балахон, а клюв разросся и оплёл лицо, превратившись в плотные шали.
  - Что вам нужно на пустыре - земле мёртвых и проклятых? - прошипел ведьмак тем жутким, словно сотканным из мятых газет, голосом.
  - Мы хотим оживить мёртвого духа, - бросил Альпин.
  - Какая оплата? - Ворон взмахнул рукавами, точно крыльями и повернулся к ним спиной. Милена прощупала свои карманы, хотя сомневалась, что ведьмака заинтересуют её карманные деньги. Которые, кстати уже давно закончились... Кристиан проследил взглядом за её руками и рассмеялся. Его смех мрачно разрубил темноту и лишь усугубил накалённую обстановку. Ворон развернулся и обжёг Вогана взглядом.
  - Подавись своей оплатой, - процедил Альпин сквозь зубы. С этими словами он вытащил из кармана целую горстку драгоценных камней. Ведьмак довольно зашипел, и в ту же минуту оплата скрылась за складками его балахона.
  - Идёмте, - Ворон издал необычный, похожий на клекот звук, и направился к чёрным палаткам. Милена бросила на Альпина благодарный взгляд и поспешила за ведьмаком. Она снова взглянула на полную луну. Размазанная по небу, она походила на одинокий желток. Милена пригляделась. Мимо луны сейчас пролетело несколько силуэтов с острыми крыльями - летучие мыши. Девушка сбавила шаг и невесело улыбнулась. Полнолуние. Пустырь. Могилы. Дождь. Рояль, который играет сам по себе... Пожалуй, более мистической ночи у неё ещё не было! Она с ужасом оглядывалась, скользя взглядом по надгробьям. Может, здесь есть и могила её бабушки?
  Ведьмак дошёл до громадного рояля и внезапно остановился. Милена тревожно посмотрела на пюпитр, где лежали ноты с выцветшими страницами. Клавиши продолжали сами нажиматься, подыгрывая чьему-то пению, которое становилось то громче, то тише.
  - Что-то ты сегодня рановато концерт начал, - обратился Ворон к пустующему роялю. Клавиши на миг замерли, а затем начали играть с новой силой. Ведьмак захохотал и его сухой смех точно ударил Милену в живот. Этот хохот напомнил ей противный хруст падающих листьев.
  - С кем это он разговаривает? - прошептала Милена на ухо Кристиану. Он иронично улыбнулся и кивнул в сторону могил.
  - А ты как думаешь? - Воган безразлично пожал плечами. Факел, который всё это время брёл последним, догнал их и встал около Милены. Он кинул печальный взгляд на скейтборд, а затем на сожженную землю, как видно, сожалея, что не может сейчас на нём прокатиться.
  - Что-то здесь нежитью запахло... Мы уже совсем близко... - заявил Джей. В этот момент рядом раздался отчаянный стон. Милена судорожно вцепилась в руку Кристиана и неосознанно потянулась к тёплой ладони Факела. Обвив пальцы Джея, Милена немного успокоилась. Воган заметил самодовольную
  ухмылку огненного ведьмака, но промолчал.
  Наконец, Ворон проник внутрь одной из палат. Альпин проскользнул вслед за ним. Кристиан отпустил руку Милены и пролез в палату за гномом. Ей ничего не оставалось, как последовать его примеру. Если снаружи могло показаться, что палата тесная, то на самом деле она была весьма просторной, хоть и темноватой. Единственным освещением служила одинокая чёрная свеча. Ворон подождал пока Факел зайдёт, а затем закрыл палату занавесью.
  - Тот, кто дышит подземельем, кости под землёй сложил, поднимись - восстань из пепла и вернись, ты, в мир живых! - голос ведьмака понизился до сиплого шёпота. - Яви плоть гнилую и отзовись... Смерть, когти свои распусти и дух мертвеца отпусти! Агнесса Каролл, вернись... ВЕРНИСЬ В МИР ЖИВЫХ! - Милена дёрнулась, услышав имя бабушки. Откуда ведьмак узнал, с кем именно она хочет поговорить? Случайность, совпадение или Ворон заранее знал, зачем она сюда пришла?
  - ВЕРНИСЬ! ВЕРНИСЬ! ВЕРНИСЬ! - прокричал ведьмак. Палатку внезапно поглотила тьма. Ветер просочился сквозь занавеску и одним дуновением потушил горящую свечу. По коже Милены поползли мурашки. Внезапно от земли повеяло холодом, а стоны мертвецов стали оглушительно громкими. Милена визгнула, когда её запястья коснулись холодные пальцы. Факел выпустил вверх алую искру, и девушка успела различить рядом
  яркие как у зверя голубые глаза. Кристиан. Она чуть не взвыла вслух от облегчения. Но тут налетел такой мощный порыв ветра, что палатку отбросило. Милена больно ткнулась лицом в сожжённую почву. В нос мгновенно ударил приторный тошнотворный запах гари. Флешка испуганно пискнула и вцепилась в мокрую бороду Альпина. Кристиан выставил одну руку вперёд для колдовства, а другой притянул Милену к себе. Факел же тщетно пытался снять со лба длинные пряди намокшего ёжика.
  Гром мстительно захохотал, и дождь полил сильнее, больно стуча по телу.
  Жалобные стоны мертвецов участились, и Милене даже показалось, что надгробья некоторых могил шевельнулись.
  - Что происходит? - опомнилась она. Милена выжидающе покосилась на Альпина, но он был сильно увлечён борьбой с Флешкой за бороду, чтобы ответить. Милена снова подняла глаза и застыла. Случилось то, чего она так боялась и жаждала одновременно.
  Водянистые глаза, некогда полные дикого блеска, совсем погасли. Седые волосы были аккуратно поделены на мелкие пряди, будто их специально расчесали. Морщинистое лицо, по которому скатывались капли дождя, напоминало потрескавшуюся кору дерева. Больничное платье было измазано в засохших пятнах крови и порвано сразу в нескольких местах. Перед Миленой стояла Агнесса Каролл. Она воскресла. Но от неё не пахло гнилью, и по телу не ползали черви. Старуха оставалась нетронутой. Это напугало Милену ещё больше. Ведь она представляла оживших мертвецов совсем по-другому! Милена думала, что это будут зомби с оторванными конечностями. Но перед ней находился совершенно нормальный человек.
  - У нас мало времени, наследница! Ты должна убраться с этого проклятого места, как можно скорее! Здесь небезопасно. Особенно сегодня, во время Сезона Дождей и полнолуния... - проскрипела Агнесса. Услышав до боли родной голос, Милена ощутила, как сердце проткнули раскалённой иглой. Она встала, и аккуратно переставляя ноги, будто только научилась ходить, подошла к бабушке.
  - Зачем ты пожертвовала своей жизнью, чтобы сохранить этот клятый артефакт? Ты же знала, что Уриах покарает тебя! Разве жизнь стоит этого? - Милена сама удивилась, как окреп её голос, хотя внутри всё дрожало. Агнесса улыбнулась краешками губ, и сердце Милены болезненно сжалось.
  - Если пожертвовать одной пешкой, можно сохранить остальные фигуры. Я не пожертвовала жизнью. Я подарила её миллионам людей, которые тоже хотят жить, - голос старухи немного искажался, будто она говорила в нос или находилась далеко отсюда. - Пойми, Ми, я была обязана выкрасть артефакт, чтобы остановить стигов. И ты должна продолжить моё дело: найти остальные артефакты быстрее колдунов. Если ты не хочешь, чтобы моя смерть была напрасной, опереди Грифона. Я оставила подсказки, которые помогут тебе в поисках... Я ...Я больше не могу находиться в этом мире, меня зовут... - Агнесса уже хотела уйти, но Милена схватила её за локоть и крепко обняла. Сквозь алмазную вуаль слёз, она увидела, как изменилось лицо бабушки. Оно смягчилось и стало таким же счастливым, как полтора месяца назад, когда Милена стала ведьмой.
  - Я не предавала тебя... и Аш тоже... Мы думали, что сможем спасти тебе жизнь, если не скажем и ... - Милена не смогла закончить предложение: от переполнявших чувств горло свело судорогой.
  - Я знаю, девочка. Ты - часть меня и всегда ею останешься. Смерть необязательно стирает наши чувства к кому-нибудь. Чувства могут жить, даже если умер сам человек. Я люблю тебя,малышка, и верю, что ты справишься. Ты найдёшь их. Отыщешь все артефакты, - старуха широко улыбнулась, и её лицо снова помолодело - даже горькие складки морщин слегка разгладились.
  - Я найду предателя, который убил тебя и отомщу! Только скажи, кто это! - воскликнула Милена, пытаясь разглядеть бабушку сквозь пелену слёз.
  - Предатель? Да он же находится прямо здесь - на пустыре. Возле тебя. Он среди нас... среди присутствующих... Предатель - это... - Агнесса не успела договорить. Её тело вдруг превратилось в дымку и рассеялось. Ведьмак с пустыря, который всё это время ждал конца разговора, махнул рукой в сторону выхода. Поняв намёк, Милена обвела компанию беглым взглядом. Альпин рассеяно хлопал мокрыми ресницами. Факел поглаживал гитарный футляр и настороженно озирался. А Кристиан в этот момент смотрел прямо на неё. Милена смутилась и первой отвела глаза. За столь короткое время она уже успела полюбить и привязаться к этой троице. А некоторые из них стали даже больше, чем просто друзьями... И только об одной мысли, что кто-то из них предатель, ей хотелось выть.
  - Колесо судьбы завершило свой круг. И он сомкнулся на тебе, Милена Каролл, - это были последние слова ведьмака с пустыря, прежде чем он превратился в ворона. Дождавшись, пока его тело обрастёт жёсткими перьями, он закаркал и улетел. Внезапно все птицы, что сидели на каменной арке, взлетели и стремительно понеслись к пустырю. Их стая тут же разделилась. Каждый ворон помчался к своей палате и оттуда уже не вылетал. А Милена ещё долго размышляла об этой ночт. Ветер, будто пытаясь помочь ей, подул сильнее. И Милене даже показалось, что среди этого протяжного воя она услышала знакомый бешеный хохот бабушки. Но он мгновенно осыпался на землю каплями дождя и ускользнул вместе с вихрем прочь.
  
   Глава двадцать первая: Объятья пустоты.
   Когда тебя ударили по левой щеке,
   Не задумываясь, подставь
   Правую и улыбнись.
   А затем воспользуйся замешательством
   Противника и быстренько отхлестай
   Его по обеим щекам
   P.S. Ведь это был отвлекающий манёвр...
  На фоне предка лебедей птеродактиль казался не более чем бабочкой. Милена отвернулась, не в силах смотреть, как ящер испытывает терпение ихона. Она уже битый час наблюдала, как птеродактиль пытается привлечь внимание чудища. Но к счастью, монстр был слишком занят, чтобы заметить это. Он очаровывал самку, издавая ужасный звук, похожий на скрежет ногтей, когда проводишь ими по доске. Милена сразу вспомнила слова Альпина. Во время очередного её визита, он сказал, что ихоны спариваются раз в девяносто лет - в феврале. И это время как раз настало. Милена закусила губу. Мало ей взрослых ихонов, так тут ещё их дети появятся!
  - Да, уж повезло, так повезло! - пробормотала она и снова взглянула на реку. Ихон игриво изогнул шею и открыл пасть, обнажая ряд прогнивших клыков. Милена точно не знала, что могло прельстить самку в его поведении, но ихон упорно клацал челюстями.
  - Прекрасные создания, не находишь? - голос Аш вклинился в мысли Милены так внезапно, что она резко вскочила на ноги. Вильтон наморщила лоб, не ожидая такой бурной реакции. В её руке была привычно зажата сигарета, от которой исходил едкий травянистый запах.
  - Возможно, они и прекрасные создания... Но современные лебеди нравятся мне гораздо больше! - пробурчала Милена и снова уселась на камень. Она подвинулась, чтобы Аш смогла устроиться рядом, и потёрла виски.
  - Ну, и как вчера всё прошло? Ты поговорила с Агнессой? - чуть слышно спросила Аш. Милена устало вздохнула. Она до сих пор не находила слов для того, чтобы описать ту ночь. Но всё же Милена заставила себя открыть рот и начала рассказ. Аш слушала, не перебивая. Когда она закончила, сигарета верховной ведьмы превратилась в окурок. Дрожащей рукой Вильтон потянулась за следующей 'дозой'.
  - Скажи, Аш, а что это за чёрный рояль, который стоит посреди пустыря? - с опаской спросила Милена. При воспоминании о клавишах, которые нажимаются без чьей-либо помощи, по коже пробежались мурашки.
  - Говорят, что когда-то рояль изобрёл Ветер, чтобы играть на нём для Сирены. Но с тех пор, как первооткрывателей не стало, каждые шесть месяцев ведьмаки со всех стран прилетают на пустырь. Они кладут на пюпитр рояля новые ноты, чтобы задобрить Ветер. Эта традиция сохранилась и по сей день. Как я уже тебе говорила, ведьмы весьма суеверный народ, - Аш выпустила долгую струю дыма и с минуту любовалась ею, как любящая мать ребёнком. Милена осмелела и задала следующий вопрос, который не давал ей покоя ещё со вчерашней ночи:
  - А зачем стигам артефакты - Топор Гнома, Посох Колдуна, Зеркало Плачущей Сирены, Клык Дракона и Мемуары Ветра? - Аш заметно вздрогнула, услышав названия пяти самых мощных артефактов.
  - Власть - это паутина, в которую хочет попасть каждая муха, а каждый паук жаждет из неё выбраться, - загадочно проронила она. Милена хотела попросить Аш расшифровать фразу, но ведьма вдруг поднялась с камня. Она окинула холм тревожным взглядом и пролепетала:
  - Зеркало Плачущей Сирены и шкатулку твоей бабушки украли, - после этих слов Милене показалось, что её стукнули тяжёлой кастрюлей по голове.
  - Я доверила артефакты Сорше. Она сильная ведьма и судья Совета Теней, так что всегда сможет за себя постоять. Но её обдурили. Кто-то выкрал Зеркало и шкатулку, когда она была на занятиях. Пропажу заметили только вечером, когда ты уже отправилась на пустырь. А теперь угадай, что нашли на месте, где хранились артефакты? Перо ворона! Этому ведьмаку с пустыря очень повезло! Ведь сначала Сорша хотела передать Зеркало его истинному владельцу - каменной сирене. Но статую разбомбили раньше, чем она успела это сделать, - Аш тяжело вздохнула, - Знаешь, мне уже кажется, что Ворон просто хочет добиться моего нервного срыва! У меня есть два варианта, почему он везде оставляет свои перья. Либо ведьмак это делает специально, либо у него просто линька! Но клянусь, ещё немного, и всё закончится тем, что я возьму автомат и перестреляю, к чёрту, всех воронов в Англии! - губы Аш тронула слабая улыбка. Наступило наряжённое молчание, которое прерывалось лишь отчаянным рыком ихона.
  - Ты знаешь, что делала Агнесса, когда запиралась у себя в комнате? - поинтересовалась внезапно Аш. Милена замерла. Это был вопрос, который она меньше всего ожидала услышать. Тем более от Вильтон. Она неуверенно покачала головой.
  - Агнесса открывала шкатулку. Я просто уверена в этом. Но меня интересует другое: что происходило, когда она это делала? - Аш захохотала, глядя на вытянувшееся лицо Милены. При этом она так энергично замотала головой, что кудри волной спали ей на лоб.
  - Я не знаю точно, что происходило, когда бабушка запиралась у себя в спальне... Но я слышала звуки. Очень странные звуки. Я просто не могу их описать! Они напоминали рёв зверя, плач и крик одновременно... - призналась Милена. Несмотря на то, сколько прошло времени, в её голове сразу вспыли воспоминания о тех днях, когда старуха не выходила из своей комнаты. Она могла не вылезать оттуда часами, днями и неделями... Аш увидела в глазах Милены вопрос и принялась объяснять, зачем это спросила:
  - Если бы мы выяснили, что происходило, когда Агнесса открывала шкатулку, то смогли бы узнать, что за артефакт хранится внутри неё. А это поможет с их поисками, - при слове 'поиски' Милена спрыгнула с камня и сделала шаг назад, будто хотела сбежать от Аш.
  - Ладно, мне пора, - капля начинающегося дождя упала Вильтон на губы.
  - Ох, вот летун моего огня, дыхание ручья! Я совсем забыла, что Сезон Дождей продолжается! А я, конечно, не взяла зонтик! - пробубнила ведьма. Она заговорщицки подмигнула и зашагала прочь, по пути доставая из кармана новую сигарету. Милена вернулась на свой камень и посмотрела вниз. На земле валялись три сигаретных трупика, которые Вильтон успела выкурить за это время. 'Вот она - типичная Аш! Всегда уходя, она оставляет мне на прощание две вещи: море окурков и очередную загадку!' - проворчала Милена. Кажется она, наконец, вникла в характер Вильтон. Аш была невероятно эмоциональной и рассеянной. Но когда нужно собраться - она делала это за секунду. Иногда Вильтон становилась до неузнаваемости властной, серьёзной и жёсткой. Она становилась настоящей верховной ведьмой. В её глазах Милена не раз замечала блеск азарта и авантюризма. Девушка горько рассмеялась. Только сейчас она вспомнила, что когда Вильтон прощалась, то улыбнулась. И эта ухмылка ей, ох, как не понравилась!
   * * *
  Проснувшись следующим утром, Милена вдруг осознала, что не знает, какое сегодня число. Последние события заставили её забыть о времени. Она подбежала к шкафу, желая вытащить оттуда календарь - подарок Лизы Сквойн на Рождество. Но Милене пришлось выкинуть всю одежду, прежде чем добраться до заветной вещицы. Нащупав пальцами картонную обложку, она плюхнулась на груду нарядов. Календарь был специальный - праздничный. Посвящённый Новому году и Рождеству. На каждой его страничке, помимо дней недели, месяцев и чисел красовались картинки с Санта-Клаусом. Милена открыла страничку февраля и прыснула со смеху. На картинке были изображены два чрезмерно толстых оленя. Причём было непонятно, то ли они тащат сани, в которых сидит Санта-Клаус, то ли наоборот - убегают от него. Милена опустила глаза на числа месяца.
  - О нет... - Милена страдальчески застонала. Она с ужасом взглянула на число, которое Лиза заботливо обвела сердечком. Четырнадцатое февраля. Милена смотрела на это число, как на день своей казни. Ведь это был не только День влюблённых, но и день её рождения. И если обычно Милена готова была прыгать от счастья, то сейчас мечтала не отмечать праздник вовсе. Ведь это значило, что она должна вернуться домой! Представив грустные лица родителей, Милена перестала улыбаться. Хотя может, они уже не так переживают из-за смерти Агнессы? Это предположение немного утешило, и она взглянула на календарь уже спокойнее. Но тут её внимание привлекла одна надпись. Поскольку в клетках с числами было много свободного места, Лиза с лёгкостью вместила туда четыре строчки. 'Представляешь, бывают же такие совпадения! У Кристиана Вогана день рождения тоже четырнадцатого февраля! Это я узнала от моего нового шпиона с его класса - Чжан Ли. P.S. А Хэнкс всё-таки курица!' - гласила надпись. Милена перечитала строчки несколько раз, не веря своим глазам. Неужели бывают такие нелепые совпадения?
  - Тогда мне в любом случае придётся возвращаться домой! Надо же купить Вогану подарок! Сомневаюсь, что он обрадуется, если я подарю ему детёныша ихона! - рассудила Милена. Она стала пролистывать календарь. Но рука невольно остановилась на апрельской странице. На ней был изображён Санта-Клаус, который дарил розу своей помощнице-эльфийке. Милена изумлённо разинула рот: глаза у Санты были ярко-голубого цвета. Точно такие, как у Вогана! Она встряхнула головой, избавляясь от наваждения. Только сейчас до неё дошло, что вместо Санта-Клауса она представляла Кристиана!
  - Что же со мной происходит? - прошептала Миленя, хотя ответ был очевиден. - Чёрт, кажется, я влюбилась!
  
   * * *
  Несмотря на то, что до четырнадцатого февраля оставалось ещё полторы недели, Милена решила заранее отпроситься у Аш. Как ни странно, ведьма её с лёгкостью отпустила. 'Только будь осторожна. Ворон украл шкатулку и захочет выкрасть тебя, чтобы её открыть!' - вспомнились ей прощальные слова Вильтон. Милена покачала головой и вспорхнула в небо. За эти пару дней Сезон Дождей превратил город ведьм в настоящее болото. Снега почти не осталось, зато солнце снова пропало. Его диск скрылся за толстой стеной туч и не выглядывал оттуда уже около недели.
  Поднявшись в небо, Милена долго не сводила взгляда с земли. Ей хотелось запомнить каждую частицу Утёса Дракона. Два холма, объеденных шатким мостом, омывала река сирен. Милена ещё никогда не видела воду такого тёмного цвета. На одном из холмов дремал каменный ящер. Его могучие лапы крепко обнимали башни, с которых стекали шумящие водопады. Мускулистое тело гиганта заросло мхом, а по хвосту стекала тягучая жидкость - магическая лава. На огромном гребне дракона висели вниз головой птеродактили. Сирены же наоборот низко парили над рекой. Милена присмотрелась и заметила у одной из них в руках рыбу. Очевидно, сирены охотились. Одна из женщин вытащила изо рта рыбий плавник и приветливо помахала рукой. Милена повторила жест - наверняка это была Мурена.
  Наконец, она пролетела холм и устремилась к верденскому лесу. В этот раз Милена летела до Вэтхема очень долго, так как часто отвлекалась на пейзажи. Мышцы, не ожидавшие такой нагрузки, заметно потяжелели и начали гудеть. Но Милена не остановилась, а лишь полетела быстрее. Внизу появились первые очертания родного города.
  
   * * *
  Чувствуя, что начинает задыхаться в отцовских объятьях, Милена сделала робкую попытку высвободиться. Но руки Вэнса только крепче сомкнулись
  и даже на секунду подняли её в воздух. С его ростом это было, как плюнуть!
  - Я тоже очень рада вас видеть! - хрипло выдавила Милена, когда отец отстранился. Лора подождала, пока она отдышится, а затем стиснула её, точно любимого плюшевого медвежонка. Когда мать отошла, Милена стала разглядывать родителей, проверяя, не изменились ли они за это время. Низкая пухленькая женщина с серьёзным лицом была полной противоположностью мужа. Высокий и сухопарый, Вэнс Каролл вечно носил на лице мечтательную улыбку романтика. Если грациозность Лоры сквозила в каждом её плавном движении, то неуклюжесть Вэнса заключалась в его феноменальном, ещё неизученном наукой, способе передвижения. То есть, в мастерстве спотыкаться на каждом шагу. Так что если заставить его и дряхлую одноногую черепашку пробежаться наперегонки, ещё неизвестно, кто победит. Хотя Милена всё-таки сделала бы ставку на старую черепашку-инвалида. Так надежнее...
  - На сколько дней ты останешься? - осведомилась Лора и подозрительно посмотрела по сторонам. Милена безразлично пожала плечами. Пока всё шло, как по маслу. Только она не могла понять, почему её мать так внимательно озирается, будто ожидая увидеть кого-то ещё.
  - Думаю, сразу после дня рождения я опять улечу на Утёс Дракона. Ну, в смысле, город ведьм, - Милена опустила глаза, поняв, что сболтнула лишнего. За это время она забыла, что при её матери нельзя упоминать три слова: 'мышь', 'ведьма' и 'жёлудь'. Слово 'мышь' было запрещено произносить, потому что Лора с детства панически боялась этих грызунов. Слово 'ведьма' она возненавидела с тех пор, как Милена ею стала. А слово 'жёлудь'... Что ж, никто в их семье не знал, почему его нельзя говорить, но это было строжайшим запретом. И его редко, кто нарушал.
  - Мама, чего ты всё время оглядываешься? - поинтересовалась Милена. Лора сурово поджала губы, всё ещё злясь, что нарушили запрет Трёх Слов.
  - Смотрю, не привела ли ты опять кого-нибудь в гости, - пробормотала она. Поймав недоумённый взгляд Милены, Лора неохотно пояснила. - Ну, того полуголого блондина, который лежал у тебя в кровати... Или парня с ёжиком вместо волос и проколотым ухом... - Милена вспомнила, как раненный Кристиан пробрался к ней в комнату, где его утром застукали родители, и густо покраснела. В голове всплыл образ его массивного креста, который весьма соблазнительно выделялся на обнажённой коже...
  - Просто замечательно! Ты поживёшь у себя дома только несколько дней, а потом опять отправишься в свой... город! - Милене не нужно было поднимать глаза: она и так знала, что эти слова принадлежат матери.
  - А может, ты ради разнообразия пойдёшь в школу? Ты подумала о своих оценках? Милена, я читала статью Боба Хэнкса... И если ты полагаешь, что за дух бунтарства тебя по головке погладят, то глубоко ошибаешься! - возмущенно воскликнула Лора. Она гневно топнула ногой, и тапочек, не выдержав такого зверского обращения, свалился с ноги.
  - Мам, я думаю, тебя вряд ли будет интересовать моя двойка по химии, когда стигские колдуны захватят власть над миром! - отрезала Милена, решив, что Лору напугает такая фраза. Как она и ожидала, лицо матери кардинально изменилось. Женщина снова топнула ногой и, проигнорировав то, что с неё слетел второй тапочек, зашипела.
  - У ТЕБЯ ДВОЙКА ПО ХИМИИ?! - завопила она. Милена медленно кивнула. Вообще-то Лору должна была смутить другая часть предложения! Её мать контрольный раз топнула ногой и пошлёпала босиком на кухню.
  - Я ... я... я иду готовить обед! - бросила она, прежде чем скрыться за дверью. Вэнс нервно дёрнул бородку и подошёл к Милене. Думая, что отец начнёт читать лекцию, она заранее возразила:
  - Пойми, папа, быть членом Ордена Посвящения, летать, управлять своей стихией... Это просто мечта! Неужели у тебя никогда не было мечты, которая бы не нравилась твоим близким и мешала занятиям в школе?
  - Конечно, была! Я жаждал стать художником! Но твоя мать сказала, что маклер - более стабильная профессия. Тем более её старый друг был в то время одним из учредителей компании 'Четыре Стенки'. Он-то мне и помог устроиться на работу. Эх, как чертовски быстро летит время... Но у меня ещё сохранились кое-какие наброски! Я сейчас тебе их покажу! - радостно прощебетал Вэнс. Милена даже ответить не успела, как отец зашаркал в спальню. Спустя минуту, он оттуда вернулся. В его руках красовалась жирная папка, из которой неряшливо выглядывали листы. Вэнс с гордым видом стал доставать рисунки и показывать их по одному Милене. Взглянув на наброски, она почувствовала, как смех царапает ей горло. С трудом сдерживая себя, Милена смущенно пролепетала:
  - И всё-таки, папочка, мама права. Работай-ка маклером - это более стабильная профессия, - она печально уставилась на листик, где было изображено странное существо: то ли собака, то ли лошадь.
  - Кто это? - промямлила Милена, опасаясь получить ответ.
  - Это слон! Видишь, палочка - это хобот! - Вэнс довольно выпятил грудь.
  - Так что я поддерживаю тебя в мечте, тыковка, - он ласково потрепал её по щеке и чмокнул в лоб. После чего поднял тапочки Лоры и направился в кухню. Милена воспользовалась моментом и умчалась наверх, даже не скрывая облегчения. Только вот пошла она не в свою комнату, а спальню Агнессы. И только ощутив знакомый запах старой пудры, Милена поняла, что, наконец, оказалась дома.
   * * *
  В комнате всё оставалось нетронутым. Милена, не заходившая сюда уже почти два месяца, начала жадно осматриваться. Единственным признаком того, что хозяйки здесь больше нет - было закрытое окно. Старуха всегда любила открывать его нараспашку, чтобы ветер влетал без преград.
  Милена сама не знала, зачем вошла в эту комнату. Просто, как только она поднялась на второй этаж, её потянуло сюда, точно магнитом.
  Милена подошла к столу и стала рыться в бумажках, желая навести порядок. Перебирая пальцами листики, она находила письма и чёрно-белые фотографии. Желая узнать о жизни бабушки больше, Милена принялась разглядывать снимки. На одном из фото она увидела Агнессу в молодости. И хоть оно было чёрно-белым, Милене казалось, что она различает все цвета. Огненно-рыжие волосы женщины были затянуты в пышный хвост, а глаза - полны озорного блеска. На гладком лице сияла счастливая улыбка. На следующем снимке её бабушка выглядела уже постарше. На вид ей было около тридцати пяти лет. Но поскольку она позировала крупным планом, было видно только её лицо и шею. Однако Милену заинтересовало другое. Рядом с Агнессой застыло ещё одно лицо. Это был мужчина лет сорока. Высокие скулы и упрямый подбородок делали его лицо узким, что придавало ему надменный вид. Грубая морщина засела глубоко между бровями и напоминала складку в кресле. Длинный тонкий нос напоминал орлиный клюв. В коротко-постриженных тёмных волосах виднелись проблески седины. И хотя это была всего лишь фотография, Милене казалось, что глаза незнакомца хмуро наблюдают за ней. Она уже собралась отложить фото, как её внимание захватила одна деталь. Под губами мужчины красовалась родинка. Такая же родинка была у её матери! И тут Милена поняла. Это был её дедушка - отец Лоры. Она медленно осела на пол и ещё долго смотрела на своего деда, который, по словам Аш, при жизни был стигским колдуном.
  - Этого не может быть! Ведь он умер много лет тому назад! Ещё до моего рождения! - Милена начала судорожно перебирать другие бумажки, надеясь найти новые снимки деда. Наконец, ей на глаза попался странный листик. Это была записка, начёрканная не старыми, а свежими чернилами! Значит, Агнесса писала эту записку недавно! Милена провела пальцами по листу, а затем принялась читать его содержимое:
  - Когда огонь заплачет, и ветер заревёт, земля застонет глухо - вода вдруг оживёт, - прочитав фразу, Милена осознала, что уже её слышала. - Это же пророчество! - воскликнула она. Милена опустила взгляд. Ниже следовал рисунок - маленький треугольник, а возле него было нацарапано всего три слова: 'Легенды не врут'. Милена задумалась, не улавливая связи между ними. Что за необычная записка? Может, это новая подсказка Агнессы?
  Если так, то чем она может помочь? Какое отношение к поискам артефактов имеют треугольник и легенды?
  - Для того чтобы расшифровать эту подсказку мне самой понадобятся подсказки! - буркнула Милена. Она перевернула листик и обнаружила, что с другой его стороны приклеено перо. И оно ей было весьма знакомо. Перед глазами всплыла фигура шаманки с Совета Теней. Из-под её плаща выглядывала меховая накидка с нашитыми перьями... Это на ней Милена видела перья! Это же перо было приклеено к записке!
  Она прикрыла глаза, вспоминая рисунок на колеснице шаманки. Это была когтистая лапа, окружённая кривыми линиями. У Факела на спине была точно такая татуировка! И когда он показывал её, то сказал, что всем шаманам с долины Сорго делают такие. Ведь это их отличительный знак. Милена мысленно представила когтистую лапу и ошарашено выдохнула. До неё только сейчас дошло, что все эти линии соединяются в треугольник!
  - Легенды не врут, - заворожено повторила Милена. - Но причём эта шаманка к легендам и артефактам? Если это только не легенда о долине Сорго... Горы... артефакты...Чем они связаны? Почему бабушка не могла написать всё без намёков? - она долго гадала над этим, но внезапно её осенило:
  - Кажется, я знаю, где находится один из артефактов! Треугольник на татуировке обозначает горы! И это спрятано там, - Милена улеглась на разбросанные бумажки и вымучено улыбнулась. В голове возник образ гор, которые прятались под занавесью легенд и тумана. И эту занавесь ей предстояло открыть.
   * * *
  Глядя на город ведьм, Милена размышляла над словами отца. Всё-таки Вэнс был прав: время летит чертовски быстро. Сегодня ей уже исполнилось шестнадцать лет. День рождения застал её врасплох, хотя Милена готовилась к нему целый год. Но, несмотря на гору подарков и весёлую вечеринку, особой радости это не принесло. Хотя её лучшая подруга Лиза Сквойн поработала на славу. Это она предложила Лоре и Вэнсу устроить вечеринку, а затем пригласила на неё всех школьных друзей. Но стоило празднику окончиться, как Милена попрощалась со всеми и отправилась обратно. И поскольку она вылетела вечером, то на холм попала только в начало двенадцатого. Эти полторы недели промчались слишком стремительно и медленно одновременно. Милена поняла, что всё-таки безумно соскучилась по родителям, Лизе и даже школе! Но с другой стороны, ей всюду мерещился Кристиан. А когда она думала о нём, то на лице появлялась глупая ухмылка. Сквойн, конечно, заметила это, но промолчала.
  Вот и сейчас Милена стояла у края холма и думала о Вогане. Сегодня, кроме их дня рождения, был ещё праздник влюблённых. А это значило, что...
  - Привет, шестнадцатилетняя ведьма! - голос Джея прервал её мысли. Смекнув, что это Альпин разболтал о дне рождения, Милена застонала. Ведь она хотела продержать это в тайне!
  Сегодня ёжик Факела на голове был на удивление аккуратным: каждая прядь тщательно расчёсана и уложена гелем. Его руки тоже, как ни странно пустовали. В них не было ни скейта, ни гитары. Зато на ногах Джея красовались те же потрепанные кеды с броскими красными шнурками.
  - С днём рождения! Альпин хотел лично тебя встретить, но напился гномьего пива и уснул! - торжественно сообщил он. Милена вспомнила, как смешно икает пьяненький гном, и рассмеялась. Джей неуверенно протянул ей вещь, которую прятал от неё в ладони. 'Это подарок!' - догадалась Милена и выхватила его так быстро, что Факел дёрнулся от неожиданности. Подарком оказалось изящное кольцо с янтарным камнем-каплей. Милена чмокнула парня в щёку и защебетала слова благодарности. Это кольцо напомнило ей подарок, который она купила для Кристиана - серебряный браслет. Она снова начала благодарить Джея, но он небрежно отмахнулся. Наконец, Милена успокоилась и замолчала. Тишина затянулась. Чувствуя себя неловко, она вынужденно заговорила:
  - Э-э-э...какой красивый обрыв! - Милена присела на край холма и опустила глаза. Но внизу было так темно, будто на тебя смотрел огромный чёрный глаз. Милена надела кольцо на безымянный палец и с минуту любовалась им. Интересно, как Факелу удалось угадать с её размером?
  - Да, так и хочется в этот обрыв что-нибудь кинуть! - игриво отозвался Джей. Внезапно сзади раздались шаги. Обернувшись, Милена увидела Аш. Вильтон взлохматила дикую корону волос и покружилась, демонстрируя элегантное красное платье. Милена одобрительно присвистнула.
  - Факел, тебя Гуг зовёт, - заявила верховная ведьма. Джей наморщился, вспоминая, что успел натворить за день. В ту же минуту Милена ощутила на себе его взгляд - такой горячий, что казалось, будто он прожигает кожу.
  - В следующий раз, когда захочешь поговорить наедине, можешь просто сказать: 'О, Великий Джей Винс, отойди на пару минут! А то мы, ничтожные людишки, не достойны греться в лучах твоей славы!' - проворчал он. Аш хихикнула и шагнула к Факелу.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Сделай-ка одолжение - уйди, - шутливо взмолилась она и хлопнула его по плечу. Факел повернулся к Милене и хотел что-то сказать, но вместо этого кинул на землю скомканную бумажку. Спустя секунду он уже растворился в ночной мгле. Аш проводила его взглядом и укоризненно помотала головой.
  - Представляешь, это хулиганьё сегодня снова сорвало занятия! Он со своей бандой отправили всем ведьмам любовные записки с приглашением на свидание! И назначили его именно в то время, когда начинаются уроки! И что ты думаешь?! Все, не считая меня и Соршу, купились на их трюк! И ушли с занятий! Даже мисс Хэнджрал! - по голосу Аш было ясно, что она не столько осуждает выходку Факела, сколько восхищается ею. Вспомнив, кто такая мисс Хэнджрал, Милена недоверчиво покосилась на Вильтон. Неужели ведьма разыгрывает её?
  - Но ведь ей девяносто пять лет! - воскликнула Милена. Единственным, кто касался мисс Хэнджрал за последние двадцать лет, наверное, были её очки!
  - Между нами, ведьмами, говоря, мисс Хэнджрал питает нежные чувства к Амосу, - пробормотала Аш. В голове Милены возник образ долговязого старика с длинными ухоженными пальцами. По правде говоря, она сама симпатизировала наставнику. Будучи таким же неуклюжим, он безумно напоминал ей Вэнса - только в далёкой старости.
  - Но давай оставим любовь мисс Хэнджрал на потом, - проговорила Аш, и из её голоса исчезли весёлые нотки. Она села у обрыва и по-детски свесила с него ноги. - Я пришла серьёзно поговорить, - Милена хмыкнула, сообразив, что Аш закончит фразу именно этими словами. - Я долго думала над нашим прошлым разговором... Сезон Дождей уже закончился, так что предлагаю начать поиски артефактов. Мы не можем допустить, чтобы стиги добрались до них первыми, - голосом Вильтон управляло нетерпение, а не страх, что заставило Милену усмехнуться. Она уже давно поняла, что Аш - не тот человек, который привык проигрывать. Ведьма как капризный маленький ребёнок. Пока не получит своего, не успокоится. И даже если перед ней закроются двери, она не уйдёт. Наоборот - останется и просунет голову в дверную щель, какой бы крохотной она ни была. - В том-то и дело, Аш. Я знаю, где хранится один из артефактов, - Милена с восхищением уставилась на далёкие горы. Громадные скалы напоминали гигантов, которые оживают по ночам, когда все ложатся спать.
  - Я уверена, что один из артефактов скрывается в долине Сорго, - прошептала Милена. Она отвела взгляд от гор, которые тянулись неровной лентой вдаль, и посмотрела на небо. Поскольку луна была скрыта под облаками, её диск казался неразборчивым пятном. Кляксой, которая пропечаталась на следующей странице. Но всё же её синеватая дорожка просочилась, как чернила сквозь салфетку и осветила землю.
  Милена неторопливо рассказала Аш о своих догадках и записке Агнессы. Она даже упомянула о фото дедушки, которое нашла среди груды бумаг.
  - Но я не могу понять одного. Почему бабушка так зашифровала подсказку? Ведь если бы не приклеенное перо, я бы ни о чём не догадалась! - Милена вытянула шею и пристально взглянула на Аш, ожидая ответа. Почему-то она была уверена, что ведьма его знает.
  - Ты должна помнить, что мы не единственные, кто ищет артефакты. Ворон мог спокойно заглянуть в комнату Агнессы и хорошенько там порыться, - Милена хлопнула себя по лбу за глупость. Какой простой ответ!
  - Аш, я ещё не договорила... Когда Агнессу оживили, она успела сказать, что предатель среди нас. Что он стоит прямо возле меня! То есть, она имела в виду либо Альпина, либо Факела, либо... Кристиана, - последнее имя она насильно выдавила из себя. При этом сердце болезненно ёкнуло. Все эти дни Милена старалась не думать о словах бабушки, но игнорировать их тоже нельзя. На лице Аш не дрогнул ни один мускул. Лишь улыбка слегка померкла. Она устремила глаза вдаль и медленно произнесла:
  - Что ж, тогда эти люди должны всегда находиться рядом с нами, - эта фраза зажгла внутри Милены новую надежду. Может, бабушка просто ошиблась?
  - Почему? Ты не веришь, что они способны на предательство?
  - Нет, Агнесса не могла перепутать. Запомни раз и навсегда: пьяные, дети и мертвецы всегда говорят правду, - отрезала Вильтон, - Просто я хочу, чтобы наши враги всегда были на виду. Так за ними легче следить. Есть одна старинная ведьмина мудрость: страшен тот враг, что прячется в лесу, а не тот, что вышел из кустов и идёт на тебя, - Аш замолкла, давая Милене время обдумать её слова, а затем продолжила. - Иногда друг, охраняющий твой тыл, сам является врагом, который подкрался. Решено. Через неделю ты отправишься в горы, - Вильтон резко встала с обрыва. Она пригладила помявшееся платье и положила на землю тяжёлую книгу.
  - С днём рождения! Надеюсь, там ты найдёшь ответы, - ведьма ласково взъерошила ей каре и направилась к Утёсу. Милена взглянула на подарок. Им оказался толстый дневник с инициалами А.К. Так значит, эта вещь принадлежала её бабушке - Агнессе Каролл! Милена подняла книгу и крепко прижала к груди. 'Главное, не забыть поблагодарить Аш!' - подумала она и встала с холма. Но тут Милена вспомнила, как Джей бросил на землю листик. Она посмотрела вниз и действительно увидела там бумажку. Милена засунула её в карман куртки и поплелась к дракону. Не выдержав, она обернулась. Горы снова скрылись за таинственным шатром тумана. В эту ночь Милена готова была поверить в любую легенду. Даже историю о долине шаманов. В легенду о долине Сорго.
   * * * Милена сняла с себя обувь и плюхнулась животом на кровать. Её тело ныло от сегодняшнего полёта. Каждый мускул налился свинцом. Она подняла голову и довольно взглянула на свои подарки, лежащие рядом. Милена изучила каждую вещь по очереди и остановила взгляд лишь на четырёх предметах: флаконе с её любимыми духами, которые подарила Лиза; большом плюшевом медведе; картонной коробке, в которой покоились новые туфли; и самом главном подарке - дневнике её бабушки. Туфли подарила практичная Лора, а медведя, конечно же, Вэнс. Отец считал, что мягкие игрушки можно дарить всегда - от трёх до восьмидесяти лет. Хотя Милена была этому только рада. Несмотря на свой 'преклонный' возраст, она очень любила игрушки, которых в её комнате накопилась уже целая коллекция. Остальную часть подарков составляли разные украшения, одежда и косметика. Внимание Милены привлекла крохотная коробочка, в которой лежал подарок для Кристиана. Это был настоящий серебряный браслет. И хоть Милена потратила на него приличную сумму, она нисколько не жалела. Это того стоило. Не хватало только самого Кристиана. Милена долго искала его, но не найдя, отправилась на обрыв. Сейчас идти на поиски Вогана было глупо - на холм уже вышли стиги, так что до рассвета Утёс будет оккупирован.
  В комнате раздался шорох. Милена вскочила с постели и выставила руку вперёд. Что-что, а реакция у неё выработалась отличная. Но шум не повторился. Только сейчас она осознала, что в 'норке' не горели гномий фонарь. Хотя перед тем, как уйти из комнаты, она его зажгла...
  - Странно... Фонарь что - сам потух? - изумилась Милена. Сзади послышались тихие шаги. Она хотела обернуться, но не смогла. От страха ноги будто прилипли к полу. Милена уже собралась завизжать, как прохладные губы коснулись её шеи. Она настолько поразилась, что даже не успела испугаться. Губы были такими нежными и мягкими, что казалось, будто они не целуют, а щекочут кожу.
  - Я долго ждал тебя. Где ты пропадала? - слова Кристиана пролетели мимо, как гонимые ветром лепестки. Раньше Милена не замечала в его голосе столько оттенков. Губы Вогана снова приникли к шее, и тело окатило вспышкой жара. Наконец, Кристиан насильно развернул её к себе. В голове Милены невольно пронёсся разговор с Лизой о том, как много девочек в этот день принесли новенькому валентинки. Даже Глэн приготовила блондину открытку. 'Эх, видела бы меня сейчас Хэнкс!' - промчалась злорадная мысль, и Милена хихикнула.
  - Всё в порядке, Ми? Чего ты смеёшься? Или это у тебя опять нервишки играют? - прошептал Воган. Но Милена не ответила: очутившись в сантиметре от его лица, она уже не могла ни о чём думать. Девушка прильнула к нему так плотно, что удары его сердца слышала даже лучше, чем своего. Кристиан обвил рукой её талию и спустя секунду, его сладковатое дыхание опалило ей губы. Сначала рот Вогана прикоснулся к её губам почти неосязаемо, точно крылья бабочки. Но затем поцелуй углубился.
  Движения его языка стали уверенными и властными. Чувствуя, как у неё кончается дыхание, Милена провела напоследок кончиком языка по его губам и отстранилась.
  Но вдруг она ощутила на губах ещё что-то помимо солёного послевкусия. Судя по удивлённому лицу Вогана, он почувствовал то же самое. Милена скользнула взглядом по его губам и пошатнулась. На них красовался тонкий слой инея! Прикоснувшись к своим губам, Милена поняла, что он тоже покрыт хрупким кружевом. И хотя иней тут же растаял, во рту осталось необычное ощущение. Будто она почистила зубы остро-мятной пастой. Милена выдохнула и увидела, что с губ сорвалась струя пара! Как если бы она простояла на морозе в течение всего дня!
  - Вот, что бывает, если ветряной ведьмак и ведьма будут слишком долго целоваться! Интересно, а что бы случилось, если бы мы зашли дальше? - Кристиан хитро ухмыльнулся. - Кстати, вообще-то я пришёл поздравить тебя с днём рождения. Но ты меня немного отвлекла...
  - И как я понимаю, подарок это ты? А где же ленточка? Я подарки без бантиков не принимаю! - Милена нарочито капризно надула губы и представила блондина, обмотанного красными шелковыми ленточками. Вот это был бы идеальный подарок! Кристиан подошёл к письменному столу и взял с него букет цветов. В лунном свете его глаза казались неоновыми, ещё более нечеловеческими... и притягательными.
  - Эти цветы называются чародейки. Они расцветают только, когда показывается солнце. И неважно, какое время суток. Стоит лучу скрыться за облаком, как они сворачиваются в бутоны, - пояснил Воган и протянул ей букет. Милена бросила взгляд на иссиня-чёрные розы и поняла, что они полностью оправдывают своё имя. Лепестки были бархатными на ощупь, а их спелая влажная сердцевина таинственно поблёскивала в полутьме.
  - С-спасибо, - поблагодарила Милена, тщетно пытаясь восстановить дыхание. Она хотела показать Кристиану свой подарок, но решила, что это может и подождать. Милена аккуратно положила букет на кровать и беззвучно поманила ведьмака к себе. Когда Воган подошёл, она снова приникла к его губам. Жадно, буквально давясь ароматом Кристиана, Милена втягивала его, точно наркотик. Пожалуй, она переборщила, когда сказала, что уже получила главный подарок. Нет, самый долгожданный подарок Милена Каролл получала сейчас. В эту секунду.
   * * *
  - Если она не откроет глаза в течение минуты, я предлагаю, постричь её налысо. А затем приклеить её волосы к моей бороде и бровям. Как думаешь, Аш, мне пойдёт рыжий цвет? - прорвался сквозь сон знакомый бас. Милена недовольно зашевелилась, осознав, что её разбудили.
  - Почему же она не просыпается? - раздался ещё один голос.
  - Может, перепила гномьего пива? Ведь я подарил ей на день рождения целых две бутылки! - поняв, что ворчание принадлежит Альпину, Милена лениво улыбнулась. Конечно, только он мог предложить остричь её волосы, чтобы приклеить их к своим седеющим бровям и бороде!
  - Просыпайся, Ми, иначе мы сейчас скинем тебя в реку! - предупредил гном. Милена неохотно разлепила глаза. У её кровати стояли Аш и Альпин, на чьём плече сидел толстый лохматый комок. Судя по торчащему хвосту, это была Флешка. Гном сейчас так напомнил Милене непутёвого пирата, который вместо попугая обзавёлся белкой, что она прыснула со смеху. Но затем хихиканье переросло в хохот. Кристиан прав: у неё определённо проблемы с нервами. Альпин одарил её озабоченным взглядом и отошёл.
  - Что вы здесь делаете? - Милена торопливо прокашлялась: спросонья её голос звучал жутковато. Но ухмылка тут же слетела с губ. У Аш было такое встревоженное лицо, что она мигом вскочила с кровати. От частых недосыпаний щёки ведьмы осунулись, тонкие черты лица заострились, а и без того большие глаза теперь занимали пол-лица. Милена оглядела Вильтон с головы до ног и нахмурилась. Шею Аш обнимал красный шарф, а на руках красовались перчатки. Даже потрёпанную куртку со множеством застёжек заменила толстая шуба! Это точно дурной знак!
  - Что происходит? - поинтересовалась Милена. По Утёсу Дракона даже шутка пошла, что Вильтон не снимает с себя куртку даже, когда моется.
  - Собирайся, наследница, мы отправляемся в долину Сорго, - выдохнула Аш. Уголки её губы дёрнулись, будто она боролась с улыбкой. - И мой тебе совет: оденься потеплее. В горах всегда свежо, - Милена плюхнулась на кровать и надолго задумалась. Наконец, она оторвала взгляд от пола и робко пролепетала:
  - Но ведь со дня моего рождения прошло только четыре дня, а не неделя! А ты говорила, что ... - Милена замолчала, поняв, что в комнате уже никого нет. Подойдя к дыре, она обнаружила в отверстии сразу две вещи. Записку с надписью: ' Жду тебя через два часа внизу ' и недокуренную сигарету, от которой всё ещё исходил дым.
   * * *
  Догадываясь, какой холод должен стоять в горах, Милена решила последовать совету. Поэтому она оделась в самые тёплые вещи и затолкала в рюкзак шерстяные свитера. Так, на всякий случай. Милена уже собралась вылететь из комнаты, но тут ей на глаза попался клочок бумаги. Вспомнив, что это Факел оставил ей записку, она немедленно бросилась к ней.
  - Ой, я ведь совсем о ней забыла! - виновато пробормотала Милена. Она расправила бумагу и увидела фразу, выписанную размашистым почерком.
  - Предатель - это Воган, берегись его, - прочитала Милена. Она снова скомкала бумажку и забросила её в дальний конец комнаты.
  - Вот, Джей... Ненавижу... - процедила она. 'Зачем Факел подкинул мне эту записку? Неужели думал, что я поверю ему? А может, Джей хочет, чтобы подозрения пали на Кристиана, потому что он сам... предатель?' - от этой мысли Милене сделалось дурно. У неё вдруг возникла мрачная уверенность, что она права. Для роли кровожадного Ворона, убившего её бабушку, Альпин и Кристиан никак не подходили. Значит, оставался только Джей! Милена тряхнула головой - злые слёзы больно жгли глаза. Она закинула на спину рюкзак и вылетела из дыры. Стараясь успокоиться, Милена прижала ладони к телу и помчалась вниз. Казалось, что ткань рюкзака вот-вот разорвется, и оттуда вырастут крылья. Милена расправила руки и представила, как они обрастают перьями. Вскоре пальцы вконец онемели от холода. Милене казалось, что она касается не воздуха, а мягкого сладкого крема, который покрывает торт. Она уже давно не ощущала такой легкости в теле. Хотелось лететь и не останавливаться! Именно поэтому она сейчас так мечтала о крыльях. Ведь разве на руках далеко улетишь?..
  Милена выбрала место для посадки и плавно приземлилась. Из-за недавнего Сезона Дождей холм покрылся коркой льда, и теперь все ведьмаки скользили по нему, словно фигуристы. Милена осмотрелась и различила у обрыва несколько фигур. Аш, Альпин, Факел и Кристиан стояли друг к другу спинами, словно вообще не были знакомы. Гном, как обычно, читал нравоучения белке, которая отвечала ему удручённым писком. Аш нервно курила сигарету. Факел нетерпеливо топтался на месте, словно пару минут спокойствия были для него сплошной мукой. А Кристиан наоборот - скрестил руки на груди и замер, точно статуя.
  Аш первой увидела Милену. Она махнула рукой, призывая подойти. Девушка глубоко вдохнула и направилась к ним. Стараясь отбросить дурные мысли, она стала рассматривать верденский лес. За эту неделю он сильно оброс зеленью. И хотя с некоторых веток ещё свисали сосульки, на деревьях появились первые листики. Утопая в лучах солнца, лес переливался, как золотой слиток.
  Кристиан и Факел одновременно развернулись. Стараясь не встречаться взглядом с Джеем, Милена подошла к Вогану. Одетый в чёрный гольф, короткое пальто и обтягивающие джинсы, он выглядел весьма элегантно. Впрочем, как всегда.
  - О, Ми, я не верю своей бороде! Неужели ты проснулась? В это просто не верится! Ты восьмое чудо света! Знаешь, иногда мне кажется, что если в твоей комнате группа 'Ramstein' устроит концерт, ты даже не откроешь глаза! - пробурчал Альпин. Милена иронично усмехнулась, понимая, что все ворчливые реплики гнома будут теперь доставаться ей.
  - Нам пора, - подала голос Аш. В её пальцах была зажата сигарета, которую та скурила, чуть ли не до самого фильтра. Милена отошла от Кристиана и шагнула к Вильтон. Но в этот момент из воды вынырнул ихон. Он взмахнул огромным плавником и подплыл ближе. Милена вопросительно взглянула на Кристиана, а затем на Факела. Что происходит? Но Воган ответил ей лишь насмешливой ухмылкой. А Джей даже не заметил её взгляда. Он был слишком занят изучением ихона, который впервые подплыл вплотную к обрыву. Милене даже отсюда было видно, как блестит на свету шерсть монстра. Она и в самом деле походила на несформировавшиеся перья!
  - Да, вы только посмотрите! Эта самка беременна! Поэтому она так странно себя ведёт! Ихон боится и предупреждает, что это не наша территория! А если мы сделаем резкое движение, она нас атакует! - протянул Факел.
  - Она боится нас?! Что за чепуха! Боже, как хорошо, что эти монстры обитают только здесь, а не во всём мире! - пропищала Милена и прижалась к Кристиану. Альпин благоразумно отступил и фыркнул.
  - А Лохнесское чудовище тогда откуда взялось? Или ты наивно полагаешь, что 'Титаник' пошёл ко дну потому, что столкнулся с айсбергом?! - пробасил гном. Глядя на распахнутую пасть ихона, Милена не рискнула усомниться в словах Альпина. В конце концов, никакой айсберг не мог сравниться в размерах с предками лебедей! Ведь они, наверное, были самыми большими существами в мире! Даже слоны по сравнению с ними казались не более чем жуками, у которых развита мания величия!
  - Правда, ихоны точная копия лебедей? Ну, неужели они тебе никого не напоминают?- обратился Факел к Милене. Он бросил раздражённый взгляд на Кристиана, который по-хозяйски положил руку на её плечо.
  - Нет, почему же? Ихоны даже очень напоминают мне одну знакомую, - призналась Милена и невольно вспомнила миссис Шейп. Может, внешностью завуч и не очень смахивала на доисторического монстра, а вот характером... Глупая, склочная, любит покричать...Чем не сходство?
  - Если мы хотим добраться до гор, пока не стемнеет, нужно вылетать прямо сейчас, - вмешалась Аш. Милена крепко оплела талию Кристиана руками. Она еле сдерживалась, чтобы не завыть. Ведь наверняка ей придётся сейчас расстаться с Воганом! Забыв о том, что за ними наблюдают, Милена нежно коснулась губами его рта. Но даже от такого лёгкого поцелуя кровь в жилах вскипела. Она зажмурилась и простояла так около минуты, пытаясь придти в себя. Когда Милена, наконец, обуздала свои чувства и открыла глаза, то была уже в воздухе. Возле неё летел Кристиан, Факел и Аш, чьи волосы развевались на лету, словно блестящая занавесь. Милена оглянулась. Сзади гордо возвышался холм, где дремал каменный дракон. Глядя на его распахнутые крылья, Милене показалось, будто он вот-вот взмахнёт ими. И полетит вслед за ними. Вперёд - где виднелась полоса шипов. Горы.
  
   * * *
  Милена посмотрела вниз, любуясь видом. Река сирен с такой высоты казалась бархатной лентой, а деревья в верденском лесу - рассыпанными бусинками.
  И хотя Милена летела в горы не одна, ей всё равно было немного страшно. Что произойдёт, когда они найдут новый артефакт? Ведь мир ещё не опомнился от недавних наводнений! В новостях показывали шокирующие видео, а газеты пестрили заголовками о бунте воды. Какая же у людей будет реакция, если следующая стихия выйдет из-под контроля?
  Милена постаралась отвлечься и взглянула на далёкие контуры гор. Их нижние этажи были покрыты хрупкой травой. А вершины - снегом, который переливался в лучах солнца, словно осколки бриллиантов.
  - Почему на этих горах уже появилась зелень? Ведь сейчас только середина февраля! - удивилась Милена. Она уже давно заметила, что на Утёсе Дракона царит необычная погода. То Сезон Дождей посреди зимы, то снежные бури... Лишь верденский лес почти всегда остаётся цветущим.
  - Просто в городе ведьм правит не природа. Здесь правит магия, - проронила Аш. Милена покосилась на Кристиана, ожидая привычной ироничной реплики. Но он даже не шелохнулся. Воган, как и Джей, всю дорогу молчал. Только в отличие от Кристиана, Факел каждую минуту бросал на Милену странные нетерпеливые взгляды.
  - Верденские ведьмы делают всё, чтобы сохранить Утёс Дракона зелёным в любое время года. Правда, им это не всегда удаётся, - продолжила Аш. Милена кивнула, уже не слушая верховную ведьму. Она переводила взгляд с Кристиана на Факела и снова стала их неосознанно сравнивать. Воган был молчалив, обаятелен, но местами жесток и расчётлив. Даже в его голосе иногда проскальзывали властные нотки. Факел же был настоящим бунтарём. И хотя глаза у него были оливковые, Милена иногда видела в них блики пламени. Когда Джей сильно злился или радовался, его зрачки увеличивались, а алая вспышка разъедала зелень. Всё-таки они с Воганом были совершенно разными. Как надменный король и наглый шут.
  Джей поймал на себе задумчивый взгляд Милены и ухмыльнулся.
  - Что-то нежитью запахло, - отозвался Кристиан, вглядываясь в пустоту. Аш сморщила нос в знак согласия. Милена принюхалась, но ничего не почувствовала. С тех пор, как они взлетели, прошло уже несколько часов, и она успела здорово замёрзнуть. И хотя ведьмина кровь согревала тело, отныне насморк поселился в её носу и ограничивал способности.
  - Смотрите! Это же Мурена! - воскликнул Факел и показал на реку. Милена прищурилась и разглядела сирену в морском обличье. Мурена вынырнула и помахала ладонью с перепонками. Только сейчас Милена обнаружила, что глаза у сирены светятся, как у зверя. В сгущающихся сумерках они отсвечивали голубым и зелёным, как морская волна. Спутанные пряди волос напоминали длинные водоросли и ярко выделялись на призрачной коже.
  - Поговорим с ней, когда долетим до гор. Скоро наступит вечер, и если мы не хотим стукнуться друг о друга и умереть, то настоятельно советую лететь дальше, - предложила Аш. Милена со вздохом последовала команде, ощущая себя вареным, уставшим от жизни овощем. Факел бросил на неё новый испытывающий взгляд. Но Милена решила игнорировать его весь путь и демонстративно отвернулась. Вдруг она права и Джей предатель, который убил её бабушку? В этот миг Милена дико пожалела, что Альпин остался на Утёсе Дракона, а не летит с ними. Вместо Факела. Как оказалось, Аш решила взять с собой Джея потому, что он когда-то жил в долине Сорго и мог показать им дорогу.
  - Приготовься, Ми, скоро будем снижаться! - предупредил Кристиан. Милена нащупала пальцами его ладонь и слабо улыбнулась. Мысль, что Воган рядом - успокаивала, хоть и мешала сосредоточиться. Она хотела спросить, куда они собираются спускаться, но не успела. В глазах внезапно защипало, а всё вокруг окутал грязно-серый туман. Навстречу подул лютый северный холод. И даже сквозь насморк Милена ощутила удивительный аромат - дыхание гор. Запах влажной земли, сухого камня, сырости и зимы. Величественные... Огромные... Дикие... Таинственные... Могучие... Они раскинулись перед ней, как боги. Горы.
  Когда Милена сделала ещё один глубокий вдох, ей показалось, что именно так и пахнут легенды - многовековой сыростью. Рядом послышался восхищённый возглас Аш. Даже Факел прекратил насвистывать глупую мелодию. Милена испуганно сжала руку Кристиана, недоумевая, почему он молчит. Но различив сквозь вязкий туман его лицо, она успокоилась. Взгляд Вогана был устремлён вверх. К самым вершинам гор, которые, казалось, достигали самого неба. Милена еле сдержала хихиканье, которое опять проснулось в ненужный момент. Девушка уже видела Кристиана раздражённым и задумчивым, но потрясенным... Это что-то новенькое! Хотя она сама была поражена не меньше. Наконец, они очутились за вуалью тумана, который скрывал горы и долину Сорго. Они ступили в обитель шаманов.
   * * *
  По приказу Аш они полетели ввысь. К вершине низкой горы, которая была покрыта чахлыми кустиками. Поверхность пика напоминала поляну, только не такую гладкую. Деревья в округе были низкие и сгорбленные, что делало их похожими на стариков. Мелкие листья отбрасывали на землю множество теней, а стволы были настолько кривыми, словно их специально согнули. Ветвей у деревьев было так много, что они даже путались между собой.
  Приземлившись, Милена сразу осмотрелась. Горная пустыня стелилась так далеко, что почти сливалась с линией горизонта.
  - Эй, Мурена летит к нам! - крикнул Факел и опустился на самый край горы. В воздухе действительно замаячил силуэт сирены. Джей торопливо щёлкнул пальцами, и с них слетело несколько искр. Они взлетели и стали парить над головой ведьмака, даря драгоценные крупицы света. Но затем огоньки превратились в бабочку. Её крылья так красиво развевались на ветру, что казалось, будто пламя танцует в воздухе.
  Кристиан хмыкнул, смекнув, что это очередная проделка ради хвастовства.
  Факел никогда не упускал возможности поработать на публику, если ему выпадал такой случай. И хотя Милена это понимала, она еле заставила себя отвести взгляд от волшебной бабочки.
  Мурена, тем временем, приземлилась и котячьей походкой направилась к Аш. Её птичий хвост был полностью распущен, на лбу отчаянно пульсировала жилка, а крылья заметно вздрагивали... По-видимому, этот путь дался ей нелегко. Интересно, а зачем она вообще за ними поплыла?
  - В горах сейчас неспокойно, поэтому часть сирен последовала за вами. Они находятся прямо здесь - под водой. Так что если вам понадобится помощь, зовите. Мы будем всегда рядом, только держитесь поближе к реке, - даже когда Мурена говорила, Милене казалось, что она поёт. Сейчас сирена была так близко, что она даже разглядела её густые, необычайно длинные ресницы. Присмотревшись, она поняла, что это вовсе не ресницы, а пёрышки. Но они были настолько тонкими, что издали казались простыми ресницами. Ведь в толщину они были чуть больше нитки!
  - И будьте осторожны: река в некоторых местах замёрзла, - шёпотом проговорила сирена. Милена огляделась, не понимая, от кого она шепчется. Но их окружали лишь горы и деревья.
  - Но если лёд треснет, и я провалюсь в воду, вы с сиренами поможете, да? - игриво поинтересовался Джей. Аш устало покачала головой, по-видимому, уже жалея, что разрешила Факелу отправиться с ними.
  - Вообще-то, мы поступаем по-другому. Тащим людей на дно, а не выталкиваем с него наружу, - съязвила Мурена, - Но его бы я вытащила, - она ткнула пальцем в Вогана. Аш смекнула, что серьёзного разговора не будет и отошла. Милена же наоборот приблизилась, не понимая, шутка это или нет. Мурена хрипло захохотала, но смех в мгновенье обернулся в карканье. Её взгляд метнулся к волосам Кристиана.
  - Люблю блондинов, - пояснила Мурена. Она взмахнула крыльями и улетела прочь. Милена фыркнула и недоверчиво покосилась на прямые светлые пряди, которые плавно обрамляли лицо Вогана.
  - Что ж, давайте устраиваться на ночлег, - в этот раз в голосе Аш прозвучали нотки мольбы. Видно усталость дала о себе знать. Все согласно закивали и стали раскладывать вещи. Милена аккуратно расстелила на земле огромный зелёный свитер, используя его, как простынь и одеяло одновременно. Такие гигантские свитера ей каждое Рождество присылала бабушка - мать Вэнса. Наивная старушка почему-то предполагала, что её внучка размером с борца сумо. Милена уселась на ткань и мысленно поблагодарила Лору. Ведь это именно она случайно засунула свитер в её рюкзак!
  Приняв удобное положение, Милена стала наблюдать, как огненная бабочка Джея летает по кругу. Кристиан проследил за её взглядом и бросил на землю свои вещи. Он резко сжал правый кулак. В этот момент сорвался сильный ветер, принеся с собой тысячи снежинок. Листья деревьев зашелестели, как фантики от конфет, подпевая вихрю. Снежинки медленно слились и приняли очертания животного - снежного барса. Кристиан стиснул кулак сильнее. Так, что его пальцы побелели, а на запястье выступили вены. У зверя появились усы, клыки, мускулистое тело и даже густой мех, сотканный из снега! Теперь это был настоящий снежный барс. В прямом смысле. Хищник оскалился, а затем зарычал, выпуская из пасти снопы снежинок.
  - Убери свой сугроб от моей бабочки, иначе... - Факел не договорил. Зверь подпрыгнул и, дотянувшись когтистой лапой до бабочки, попробовал её сбить. Но она вовремя упорхнула. Воган скорчил недовольную гримасу, а Джей послал ему воздушный поцелуй. Снежный барс снова подпрыгнул, но и эта попытка не увенчалась успехом. Наблюдая за зверем, Милена вдруг осознала, что между ним и Кристианом есть некоторое сходство. Ловкость, грациозность и уверенность, с которой хищник двигался, напомнили ей особую походку парня, а оскал барса - его кривую ухмылку.
  Факел стал напротив Вогана и выставил обе руки вперёд. Кристиан разжал кулак. Зверь развеялся и осыпался на землю снежинками. Факел победно улыбнулся, думая, что блондин сдался. Но тут Воган снова согнул пальцы в кулак. В ту же секунду бабочку зажало в кубике льда, который взялся прямо из воздуха. Ещё с минуту бабочка боролась за жизнь, но затем пламя угасло. Кристиан раскрыл ладонь: кубик льда упал на землю и развалился.
  - Ну, я тебя сейчас, белобрысый... - начал Джей. В его глазах вспыхнул огонь, а взгляд стал до неузнаваемости жёстким. Он двинулся к Кристиану с кулаками, но тут вмешалась Аш. Она встала между парнями и приложила указательный палец к губам. - Слышите? - прошептала она. Милена насторожилась и действительно различила странный звук. Это был рёв. Кристиан попытался уложить косую чёлку, которую всё время ерошил ветер, и спросил:
  - Кто это рычит, если здесь вообще нет никого живого, кроме нас? - его вопрос застал всех врасплох, когда рёв повторился. Милена подошла и интуитивно прижалась к Вогану, будто преданная кошка к ногам хозяина. Когда его рука легла на талию, она невольно успокоилась. Словно при качании часть его хладнокровия передалась ей.
  - Интуиция подсказывает мне, что пора нам, ребята, отсюда сваливать, - отчеканил Джей. Вечер окончательно опустился на землю, но звёзд на небе не было. Да и луна светила очень тускло, словно перегоревшая лампочка. А поскольку нормального освещения не было, лететь в такой темноте было рискованно.
  Аш метнулась к раскиданным вещам и стала торопливо заталкивать их по сумкам. Кристиан и Джей молча последовали её примеру. Милена кинула последний взгляд на вершины гор, чьи вершины были усыпаны крупицами сахара - снегом, и отошла. Рёв повторился. Он был похож на сиплый лай собаки и рычание льва одновременно. Милене вдруг показалось, что она его уже где-то слышала. Определённо слышала... Причём, совсем недавно...
  - Бери свой мохнатый зелёный клубок и взлетай! - голос Кристиана вернул Милену в реальность. Она схватила свитер с рюкзаком и вспорхнула. Вязкий зимний воздух мгновенно ударил в нос, будто кулак. Впереди всех летела Аш, следом Кристиан, а за ним - Джей. Последней, конечно же, плелась Милена. Она и в самом деле ползла. Руки и ноги, работавшие весь день, сделались неподъемными.
  - Ну что, Факел? Куда нам лететь дальше? В какой стороне долина Сорго? - спросила Аш, судорожно вглядываясь в горную цепь. Джей тихо произнёс 'Упс!'. Кристиан смачно выругался, сообразив, что Факел даже приблизительно не знает, где они сейчас находятся.
  - Извини, Аш, я не знаю... Мне, правда, очень стыдно... - виновато прощебетал он. Вильтон нервным движением убрала кудри со лба.
  - Когда Факел делает что-то не так, меня это окрыляет! - заключил Воган.
  - Но я же извинился, - обижено заметил Джей. Милена настолько поразилась наглости ведьмака, что чуть не врезалась в спину Кристиана. И как Факелу ещё хватало наглости обижаться?!
  - Знаешь, Джей, в некоторых случаях простых извинений мало! Вот например, если в здание врываются террористы и требуют один миллиард фунтов стерлингов или резиновую курицу... А у тебя в сумке как раз лежит эта курица, но тебе её жалко отдавать, - страдальчески проговорила Аш. - И потом, когда террористам отдали миллиард и они уходят, отправив на тот свет пару заложников, люди узнают, что чёртова курица всё это время лежала в твоей сумке... И вот тогда... Когда толпа разъярённых людей направляется к тебе с ружьями в руках... Простых извинений действительно маловато! - невесело заключила ведьма. Милена искоса взглянула на Вильтон. Пожалуй, она была единственным человеком в мире, который так беззаботно относился к серьёзным вещам.
  - Я всё понял! - просиял Факел, - Теперь, куда бы я ни пошёл, буду брать с собой резиновую курицу! - он сделал серьезное лицо, а затем боязливо покосился на Аш. Но ведьма пропустила его слова мимо ушей. Милена же задумалась о резиновой курице. Почему их так часто продают в зоомагазинах? По её мнению, это была на редкость бесполезная вещь.
  - Следуйте за мной, - скомандовала Аш и помчалась вниз. Милена понеслась за ней, разгребая на пути жирные сгустки тумана. Кристиан опустил глаза и присвистнул. Река не просто замёрзла! Между рядами скал теснилась узкая полоса воды, которая полностью заледенела! Река казалась такой маленькой по сравнению с горами, что терялась на их фоне.
  - Я, конечно, не помню точной дороги в долину Сорго... Но я просто уверен, что сейчас мы летим в противоположном направлении! - вмешался Факел. Но ведьма проигнорировала его. Как видно, на сегодня Джей потерял право голоса. Вильтон прибавила скорости и бросилась прямо к замёрзшей реке.
  - Аш, остановись! Мне кажется, Джей прав! Горы тянутся гораздо дальше и долина, скорее всего, находится именно там. А ночевать на заледеневшей реке опасно! - отозвался Кристиан. И хоть вой ветра частично заглушил слова, Вильтон кивнула, показывая, что услышала. Но спорить было поздно. Ноги Аш коснулись льда. Сначала она ступила на реку робко, а затем постучала каблуком по льду, проверяя его на прочность. Когда треска не последовало, приземлились остальные.
  - Отлично! Теперь мы окончательно заблудились среди чёртовых гор! Радует одно: наш смазливый блондин впервые в жизни со мной согласился! Я так умилён! - Факел сделал вид, что прослезился, но когда Кристиан толкнул его, 'слёзы умиления' мгновенно высохли.- Но если честно, нужно радоваться тому, что у нас есть! То есть - ничему! А если учесть, что сейчас поздний вечер, мы заблудились и рядом бродит чудище... Что ж, пожалуй, повода для счастья нет! Хуже быть просто не может! - Милена уже собралась закрыть Факелу рот, но рука безвольно обвисла. Впереди появился источник рёва. Это был белый медведь. Только сейчас до Милены дошло, где она уже слышала эти звуки - на Совете Теней. Когда приехала шаманка, у которой в колеснице были запряжены два белых медведя.
  - Говоришь, хуже быть просто не может? - уточнил Кристиан, спокойно наблюдая, как медведь с рычанием приближается.
  - Э-э-э... Возможно, я немножечко поторопился... - потрясение сгладилось, и теперь в голосе Джея заиграла привычная дерзость. - И вообще, кажется, кто-то очень любит со мной спорить! Да, Господи? - возопил он, укоризненно глядя на небо. Милена скептически помотала головой.
  - Стой, Урсус! - обратилась Аш к медведю. Как ни странно, зверь действительно замер. Вильтон вытащила из кармана сигарету и закурила.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! Он не слушается! - рассеянно пробормотала она. Хищник снова шагнул вперёд, медленно переставляя мощные лапы. Милена глубоко вдохнула, чувствуя, как от страха прирастает ногами ко льду. Она постаралась успокоиться. В конце концов, медведем могло двигать любопытство. Не только голод и кровожадность. Но всё же громадный зверь, который на вид, весел около тонны, внушал ужас. Его плотная шерсть напоминала броню. Уши едва выглядывали из-под толстого покрова, а чёрные глаза напоминали две впадины. Где-то недалеко прогремел похожий дикий рёв.
  - Кажется, мишка хочет познакомить нас со своей семьёй, - пропищала Милена и выдохнула ледяной воздух сквозь зубы.
  - Нет, Ми, кажется, нам сейчас будет карачун! - констатировала Вильтон. Дистанция между ними и зверем быстро сокращалась. Милена, уже не раз слышавшая эту фразу от Аш в минуту опасности, грустно кивнула.
  - Если этот медведь фантом или нечисть, это его остановит, - ведьма в спешке докурила сигарету. Она села на корточки и начертила горящим окурком вокруг них большой круг. К счастью, лёд не треснул. Зато линия круга почернела, словно её вывели сажей.
  - Я давно говорила, что сигарета - универсальная вещь! Прямо чудо-штука! - довольно протараторила Аш. Милена вспомнила, что Факел нарисовал похожий круг в верденском лесу, и попятилась. Но он не загорелся.
  - Аш, а если это обычный медведь? Круг его останов... - Милена не успела закончить вопрос. Медведь с лёгкостью переступил линию круга и так громко заревел, что она взвизгнула от испуга.
  - Может, стоит притвориться мёртвым? - с надеждой спросил Факел.
  - Боюсь, через минуту уже не придётся притворяться, - вставил Кристиан. Все, включая Аш, ещё мгновенье изумлённо таращились на медведя. Воган опомнился первым. Взяв Милену за руку, он побежал. Пыхтение сзади подсказало, что зверь увязался за ними. Несмотря на свой размер, он обогнал их всего через пару секунд и преградил дорогу.
  - Взлетим? - предложила Милена. Её ноги вконец онемели от холода и так гудели, что долго бежать она бы в любом случае не смогла.
  - Не выйдет. На это уйдёт слишком много времени. А медведь без раздумья набросится, стоит нам только пошевелиться, - задыхаясь от бешеного бега, прохрипел Факел. Словно в подтверждение, зверь зарычал, когда Аш попыталась выставить руку для колдовства. Хищник задрал морду и принюхался, по-видимому, почуяв запах человечины и её страха.
  - Тогда остаётся только один выход, - почти не шевеля губами, процедил Кристиан. Милена предупреждающе вцепилась в его руку. Но никаких действий с его стороны не последовало. Он просто рассматривал медведя. Внезапно сорвался вихрь. Он поднял со льда примёрзшие снежинки и подул прямо на зверя. Лёгкие кружева припорошили ему крошками нос и пасть. Теперь хищник напомнил Милене плюшевого медвежонка, которого Вэнс подарил ей на день рождения. Казалось, что мишка выпачкался не в снегу, а сахарной пудре.
  - Приготовься, - шепнул Кристиан ей на ухо. 'Так это он направил ветер на медведя? Но как Воган умудрился это сделать, не выбросив руку для колдовства? И сколько он потратил фейр, чтобы проделать такой трюк?' - задумалась Милена. А Кристиан, тем временем, отдёрнул от неё руку. Пользуясь тем, что медведь отвлёкся на снежинки, Воган сделал шаг вперёд.
  - МОЛНИЯ ВЕТРА! - прокричал он. По небу пронеслось копьё молнии. Заклятье пронёслось всего в сантиметре от носа Милены и с грохотом приземлилось в реку. Оковы льда разбились. Из воды тут же донеслось ворчание сирен. Но все возгласы сразу стихли. Лёд стал раскалываться, а из воды пробилось яркое сияние. Милена заметила, что льдина, на которой стоял медведь, уплыла, и от радости топнула ногой. Но тут же пожалела об этом. По их льдине пробежались трещины, сделав её похожей на потрескавшуюся пятку старика. Милена ловко перепрыгнула на другой кусок льда. Но ожившая река подхватила льдину и понесла за собой. Милена попробовала взлететь, но поскользнулась и ударилась спиной о лёд. Она растерянно огляделась, не соображая от боли, что дальше делать.
  По всей реке были раскиданы осколки льдин, которое сильное течение уносило и переворачивало. Поняв, что её льдину ожидает та же участь, Милена попыталась встать. Но поверхность была слишком скользкой, и она снова завалилась на спину. Льдина не выдержала такого удара и с лёгкостью, будто вафля, разломалась надвое.
  - Да уж... Что тут говорить? Координация движений папы даёт о себе знать! - буркнула Милена. Ледяная вода обняла щиколотки. Только сейчас она осознала, что её ноги барахтаются в реке. Вцепившись пальцами в края льдины, Милена попробовала взобраться. Но от обжигающего холода тело вконец обессилело. Сознание помутилось. Пальцы разжались, голова погрузилась в мутную воду. Сначала тело ещё дёргалось, сопротивляясь, а затем прекратило попытки. Милена начала захлёбываться. Вода была повсюду. Она буквально разъедала кожу, заставляя её гореть, точно в лихорадке. Когда в глазах уже потемнело, Милена ощутила, как чья-то рука тащит её за ворот куртки вверх. Тяжёлый горный воздух больно опалил лёгкие, но она всё равно жадно его глотала - почти грызла.
  - С-с-паси-и-б-о-о, - заикаясь, поблагодарила Милена. Она хотела посмотреть на спасителя, но увидела, чья рука сжимает её талию и передумала. Его запястье обвивал серебряная браслет, который она подарила Кристиану. Даже сейчас, в полумёртвом состоянии, Милена смогла оценить, как красиво смотрится тонкая цепочка на его коже.
  - Где-е ме-е-двед-д-дь? - выдавила она и выплюнула изо рта остатки воды.
  Они с Воганом находились уже не в реке, а на вершине горы.
  - Он уплыл. Сам. Когда услышал эти звуки, - полушёпотом произнёс Кристиан. Милена нерешительно подняла глаза. Воган снял с глаз мокрую прядь и внимательно прислушался. Но как бы Милена ни старалась, она различила лишь плач ветра. Хотя скоро свист вихря перекрыл звон колокольчиков.
  - Не знаю, как у вас, а у меня больше не осталось сомнений. Эти колокольчики отозвали медведя, - отчеканила Аш, стоящая рядом. Факел лениво махнул рукой в знак согласия. - А ещё... ещё мне кажется, что эти колокольчики зовут нас... - слова Вильтон прозвучали так убедительно, что Милена не посмела ей возразить. Тем более что перезвоны колокольчиков становились всё громче, будто приближались к ним.
  
   * * *
  Милена сняла с себя промокшую насквозь куртку и осмотрелась. Несмотря на то, что вокруг никого не было, отовсюду раздавались звуки: рычание медведей, перезвон колокольчиков и протяжной вой ветра.
  - Нужно смываться отсюда, - голос Джея от волнения сильно сел, так что ему пришлось не говорить, а рубить слова, чтобы его услышали. - Я чувствую, что к нам кто-то приближается, - разъяснил он, подтверждая общие опасения. - И тот, кто заставил белого медведя отказаться от своей добычи... явно нам не друг, - загробным голосом добавил Факел. Кристиан и Аш переглянулись, мысленно спрашивая, что делать. Милена настолько устала, что готова была заночевать прямо здесь - на горе. Она высказала предложение вслух, и все дружно согласились. Но стоило им начать раскладывать вещи, как раздался ещё один необычный звук. Будто кто-то трубил в рог.
  - Я голоден и зол... А это страшное сочетание! Так что, будь то медведь в балетном платье или заблудившийся Санта-Клаус, я лично скину его с горы, если он сюда сунется! - обречённо завопил Джей. Милена сразу представила возмущённого Санту, которого Факел пинает под зад, и засмеялась. Кажется, горный воздух пагубно на неё влияет...
  - Ты смеёшься, а он скоро плакать начнёт! - кивая в сторону Джея, сострил Кристиан. Факел сжал кулаки, но промолчал. У него сейчас и при всём желании не было сил, чтобы драться. Милена прочитала заклятье для сушки одежды и, вытащив из рюкзака зелёный свитер, плюхнулась на него.
  - Кристиан Воган и Джей Винс! Сколько можно препираться? Вы у меня уже в печёнках сидите! Если это ещё раз повторится, то... - Аш вдруг оборвалась. Милена недоумённо покосилась на ведьму. Но вместо Вильтон на неё смотрел смуглый мужчина лет пятидесяти. Милена вскочила на ноги и пробежалась взглядом по горе. Их окружили со всех сторон.
  - Кто вы, чужаки? - немного растягивая слова, спросил незнакомец. Милена кинула вопросительный взгляд на Аш, которая отошла в сторону. Но та лишь помотала головой, призывая сохранять молчание. Факел, стоявший к Милене спиной, придвинулся вплотную. Теперь его спина упиралась прямо в её. Милене снова вспомнилась их совместная ночь в верденском лесу. Тогда они с Джеем стали в такую же позицию, чтобы прикрыть друг друга. Кристиан догадливо хмыкнул, словно поняв, о чём она думает, и втиснулся между ней и Факелом. Аш присоединилась к ним, завершая 'квадрат'. Теперь они были защищены со всех сторон: справа, слева, спереди и сзади. Так что если бы на них вздумали напасть, сделать это тайно не получилось бы.
  Ощутив себя в безопасности, Милена принялась разглядывать незнакомцев. Они явно были коренным горным народом. И хотя большинство из них принадлежали мужскому полу, женщины здесь тоже присутствовали. Низкие, с грубоватыми чертами лица и ясными голубыми глазами - они были настоящие дети гор. Внимание Милены привлёкла старая женщина, облачённая во множество шкур и накидок. Её сморщенное лицо напоминало скомканную записку, и было разукрашено сотнями броских узоров, что делало его похожим на маску. А из седых спутанных волос торчали перья. Именно одно из таких перьев Агнесса приклеила к бумажке, как подсказку, где искать следующий артефакт.
  - Я повторяю свой вопрос: кто вы, чужаки, и что вам нужно в горах? - в этот раз голос мужчины прозвучал угрожающе. Только сейчас Милена заметила, что в одной руке у него зажат гномий фонарь, а в другой - опущенное копьё. Только это было не обычное оружие. Оно венчалось хрустальным наконечником, сделанным изо льда. Глядя на это копьё, у Милены сразу созрел в голове вопрос. Если это настоящий лёд, почему он не тает?
  - Эй, смотрите, Варраван едет! Он услышал, как мы трубим! - воскликнул другой незнакомец. Он ласково провёл пальцами по рогу в виде волчьей морды. Рядом послышался медвежий рёв. Только в этот раз он был не один. Звери рычали целым хором. Милена нащупала руку Кристиана и так сильно её сжала, что он скривился от боли. Она ослабила хватку, но пальцы не убрала. От страха по коже весело запрыгали мурашки. А крики зверей участились... Только к ним ещё добавился звон колокольчиков.
  Не выдержав ожидания, Милена кинулась к обрыву и посмотрела вниз.
  От восхищения она на миг даже перестала дышать. Навстречу их горе мчалась огромная колесница, запряжённая аж двенадцатью белыми медведями! А управлял ею всего один человек! Внезапно колесница взмыла. Но звери продолжили бежать. Только уже по воздуху. Милена еле успела пригнуться. Все двенадцать медведей пролетели над ней и помчались дальше, будто были не животными-тяжеловесами, а мотыльками. Теперь она поняла, откуда раздавался перезвон колокольчиков! Сотни этих маленьких погремушек были подвешены к краям колесницы! Которая, вдобавок ко всему, была ещё украшена драгоценными камнями и рунами! Наверное, если бы ювелир увидел такую богатую работу, то получил бы сердечный приступ от зависти.
  Человек, управлявший колесницей, спрыгнул на землю. В ту же минуту горцы синхронно встали на одно колено и поклонились. И только старуха с разукрашенным лицом даже не шевельнулась. Аш же наоборот - гордо расправила плечи и подставила лицо жёсткой плётке ветра.
  - Господин Варраван, мы поймали чужаков. Но они безобидны. Среди них лишь одна мощная ведьма, а остальные только обычные подростки, - сказал один из мужчин. Милена, сгорая от любопытства, открыто взглянула на Варравана. Это был мужчина лет тридцати - ещё совсем молодой. Судя по цвету кожи, он был настоящим альбиносом. Высокий, худощавый, с изящными чертами лицам - полная противоположность собратьям. Но больше всего Милену поразила его кожа. Та была настолько бледной, что сияла в темноте как фосфор. Даже брови и ресницы у Варравана были белыми, а губы какими-то серебристыми. Длинные волосы струились по плащу и обладали таким светлым оттенком, что отсвечивали серебром. Лоб незнакомца венчал золотой обруч с треугольным алмазом посередине.
  - Боюсь, вы ошиблись. Эти трое - вовсе не обычные подростки. Этот парень один из самых искусных огненных ведьмаков, которых я когда-либо встречал, - серые глаза Варравана устремились к Джею. - А этот 'подросток', - он показал на Кристиана, - только что разрубил лёд на реке за одну минуту. Правда, проделал он это с помощью чёрной магии, - все лица одновременно повернулись к Вогану. И если Факел сразу отвёл глаза, то Кристиан - нет. Он выдержал взгляд Варравана совершенно спокойно.
  - А в этой девушке течет стигская кровь, - отчеканил незнакомец. Милена почувствовала, как его глаза впились в её тёмно-рыжие волосы.
  - И насколько я понимаю, это и есть наследница. Что ж, приятно познакомиться, Милена Каролл, - услышав своё имя, она рассеяно почесала затылок. Милена готова была поклясться, что её происхождение выдали именно рыжие волосы. Фамильный признак семейства Каролл.
  - Зачем вы пришли? - сухо осведомился Варраван. В этот раз он обратился к Аш. Милена покачала головой. Вильтон воспользовалась общей суматохой и закурила. К счастью, ветер сразу унёс едкий запах дыма. Лишь конец сигареты красной искрой мерцал в темноте.
  - Мы пришли за этим. За артефактом, - простодушно уронила Аш.
  - Они хотят найти артефакт... Хотят увидеть стража... Стража... Стража... - пронёсся по толпе шёпот. Варраван обвёл глазами их четвёрку и задержался взглядом на медных волосах Милены. В этот момент она впервые ощутила дикое желание стать лысой как колено...
  - Хорошо. Я отведу вас к стражу, который охраняет артефакт. Но я не уверен, что после этой встречи он вам ещё понадобится, - мужчин запахнулся в плащ с нашитыми белыми перьями. В тот же миг он превратился в сову. Птица заклекотала и упорхнула прочь. Вскоре её силуэт поглотила мгла. Больше никто не проронил ни слова. Милена в надежде взглянула на спутников, но и они молчали. Хотя какой смысл сейчас говорить? Выражения лиц собравшихся были красноречивее любых слов.
  
   * * *
  Поскольку было слишком поздно, заночевать решили прямо на горе. Несмотря на тревогу, усталость быстро взяла своё. И хотя Милена волновалась, что рядом находятся вооружённые люди, она тут же уснула. Факел вместе с Аш развели магический костёр, который не гас даже при сильном ветре. Так что ночь выдалась не только короткой, но и тёплой. Правда, проснулась Милена почему-то в объятьях Кристиана. Воган спал на животе, уткнувшись лицом в руку, используя её в качестве подушки. Милена пошевелила затёкшей ногой и только тогда осознала, что она находится под коленом самого парня. Она хотела высвободиться, но побоялась, что разбудит Кристиана. Вместо этого Милена придвинулась к нему вплотную.
  Желание дотронуться до него было почти непреодолимым! Ведь он лежал так близко... Не выдержав, Милена легонько коснулась его волос и заправила прядь за ухо. Воган поднял голову и с любопытством взглянул на неё, давая понять, что уже давно не спит. Милена отдёрнула руку и зажмурилась. Боже, не дай ей сгореть со стыда! Наконец, она собралась с духом и разлепила ресницы. Ярко-голубые глаза, похожие на два одиноких айсберга посреди океана, смотрели на неё с лёгкой насмешкой. Впрочем, как обычно. Воган рывком поднялся и помог встать Милене. Все мышцы ныли от переутомления, так что она качалась, словно пьяный грузчик.
  - Ну, раз уж все встали, предлагаю начать путь, - раздался высокий мужской голос. 'Неужели все ждали, пока я проснусь?' - смекнула Милена и виновато огляделась. Как она и ожидала, все горцы уже были готовы. Девушка торопливо собрала вещи и присоединилась к Аш, Факелу и Кристиану.
  Милена мельком взглянула на Вильтон. Длинные кудри облепили лицо со всех сторон, как лепестки сердцевину цветка. Сегодня Аш выглядела ещё более измученной. Её веки были наполовину прикрыты, будто она дремала в эту минуту. Видно ведьма всю ночь караулила, чтобы на них не напали. Милена перевела взгляд на Джея. У него наоборот был весьма довольный вид. Как у кота, который объелся сливок. Зелёные глаза хитро блестели, а на голове таинственным образом появился ёжик. Единственное, что говорило о вчерашних трудностях, была его примявшаяся одежда.
  - Извините, а куда мы собираемся? В долину Сорго? А долго туда идти? Или мы полетим? - стала допытываться Милена. Но ответом ей послужили лишь удивлённые взгляды незнакомцев. Один из горцев начал что-то взахлёб говорить. Но Милена разобрала лишь пару отрывков: 'Нет', 'Варраван приказал' и 'колесница'. При последнем слове она обомлела. Милена сообразила, что Варраван велел своим людям провести их к колеснице, на которой они поедут в долину Сорго. Догадку Милены подтвердил рёв медведей. Не спрашивая ни у кого разрешения, Факел метнулся к обрыву и спрыгнул вниз. Кристиан обменялся с Миленой долгим взглядом. Она кивнула, понимая, что он собирается сделать. Взявшись за руки, они последовали примеру Джея.
  - Милена! Кристиан! Факел! - крикнула трижды Аш, с каждым разом повышая голос так, что в нём проиграла вся гамма интонаций. От злобной до очень злобной, а затем до повелительной. - Ох, эти подростки... - проворчала она. Аш бросилась к краю горы. Услышав возмущённые возгласы горцев, ведьма обернулась. Толпа людей, среди которых особенно ярко выделялась старуха с перьями в волосах, смотрела на Вильтон как на дикарку.
  - Вот летун моего огня, дыхание ручья! И зачем ты, Господи, создал подростков? Ведь от них сплошные проблемы! Лучше бы ты сотворил зелёных хомяков! Жить стало бы и веселее, и легче!- пробурчала Аш и нырнула в поток ветра. Когда она приземлилась, вся троица уже сидела в колеснице. На морде каждого зверя красовался намордник, а на шее - толстая цепь. Аш скользнула взглядом по колеснице. В ней были, как стоячие места, так и сидячие. Это были кресла с изящными ножками, которые сливались с железным дном колесницы. На одном из таких 'тронов' восседал тот самый альбинос по имени Варраван. Даже Факел, который не говорил лишь, когда его рот был забит едой, молчал в его присутствии.
  - Прошу, Аш, - пригласил Варраван и указал на кресло возле себя. Верховная ведьма с опаской покосилась на медведей и уселась на предложенное место.
  - И пожалуйста, считайте меня отныне своим другом, - обратился альбинос ко всей четвёрке. С этими словами колесница тронулась, и медведи с рычанием понеслись вперёд, постепенно взлетая вверх.
  - О, это без проблем, - лениво отозвался Кристиан, - Тот, кто смог заставить Факела замолчать, мой лучший друг навеки! - он рассмеялся, а Джей закатил глаза. Но Милене было не до смеха. Всё это время она задавалась лишь одним вопросом - что их ждёт впереди?
  - Эй, Ми, не кисни! Наслаждайся моментом. Разве ты ещё когда-нибудь полетаешь на колеснице, которая запряжена медведями? - стараясь ободрить Милену, прошептал Кристиан. Он положил руку ей на колено, и сердце снова бешено заколотилось. Только в этот раз не от страха. А от другого чувства...
  
   * * *
  Когда колесница приземлилась, Милену уже вовсю лихорадило от волнения. Страх, надежда, предвкушение... Они сменяли друг друга, как порывы прихотливого ветра.
  И хотя они летели не меньше двух часов, пейзаж вокруг особо не изменился. Горы были раскиданы повсюду, точно египетские пирамиды. Только вместо песка везде лежал снег. Поэтому стоило Милене спрыгнуть с колесницы, как она сразу упала в сугроб. Факел забыл на минуту о Варраване и 'залепил' снежком в Кристиана. Аш неодобрительно покачала головой, глядя на парней, словно няня на шкодливых детей.
  Повсюду раздавались голоса, детский смех и шум будничной суеты. Милена повернулась лицом к северу и окаменела. Перед ней находилась долина Сорго. Долиной её явно прозвали за размер, потому что она и в самом деле была огромна. Она простилалась во множество километров и напоминала снежное царство. Всё вокруг было застроено необычными деревянными строениями. Это были хижины с крышами изо льда. Но больше всего Милену впечатлила хрустальная башня в форме сосульки. Сотни крохотных зажженных свечей были подвешены к ней, освещая её изнутри и снаружи.
  - С этой башни лучше всего видно, что творится за пределами гор, - бросил Варраван, проходя мимо. Милена посмотрела ему вслед. Его волосы и плащ были такого чисто-белого цвета, что почти сливались со снегом.
  - Когда отдохнёшь, зайди в мою хижину, - добавил он. Милена захлопала ресницами, недоумевая, зачем понадобилась альбиносу. Она хотела спросить об этом Аш, но в этот момент кто-то сбил её с ног. Милена поднялась и помогла встать женщине, которая на неё налетела.
  - ДЖЕЙ, СЫНОК! - прокричала она. Это была низкая пышногрудая женщина с длинной каштановой косой. Милена сразу поняла, что это мать Факела. Она бросилась к Джею и сжала его в объятьях анаконды. Спустя минуту, появился мистер Винс - высокий мужчина с ярко- зелёными глазами. Он сухо приобнял Факела. Милене хватило только одного взгляда, чтобы прощупать его характер. В этом человеке чувствовалась удивительная сдержанность, что, в принципе, было не свойственно огненным ведьмакам. Кристиан подошёл к Милене и подтолкнул локтём.
  - Кажется, я знаю, в кого он такой болтливый, - усмехнулся Воган, глядя, как без умолку тараторит мать Джея. И хотя свист ветра уносил её слова, до Милены доносились некоторые отрывки. Факел за этот год ещё ни разу не навещал родителей, так что они очень обрадовались этому приезду.
  - Извини, что сбила тебя, - мать Факела подошла к Милене и дружелюбно улыбнулась. Джей заметил, что затевается новый разговор и подбежал к ним.
  - Просто я так удивилась, когда увидела Факела! Представляешь, этот сорванец не навещал нас аж с декабря! - Джей многозначительно кашлянул, но женщина не обратила на это внимания. - Ну, в общем, с того момента, как внучка Агнессы появилась на Утёсе Дракона, - Факел разразился новым приступом кашля. Милена от такого намёка зарделась. Мистер Винс приблизился к ним и смерил её оценивающим взглядом. Когда Факел выдал очередную серию кашля, он захохотал.
  - Сынок, ты болен? - его слова прозвучали скорее, как констатация факта, чем вопрос. Кристиан оценил шутку и хмыкнул. Он закинул руку Милене за плечо и, наклонив голову к её уху, прошептал:
  - А отец кактуса мне нравится! Думаю, мы с ним подружимся! - Воган протянул свободную руку для приветствия. - Кристиан Воган, - миссис Винс снова ласково улыбнулась, а отец Джея пожал его ладонь. Милена решила промолчать - похожи все в округе знали её имя.
  - Ой, ребятки, пошли в дом! Зачем торчать на морозе? Вильтон, иди к нам! - мать Факела приветливо кивнула Аш. - Вы ж, наверное, ещё не привыкли к такой погоде! А в нашей хижине можно отогреться и нормально поесть! А то посмотрите на себя: сплошные кости, да кожа! - женщина по-дружески потрепала Кристиана по щеке, который вздрогнул от такой вольности. Милена уже давно заметила, что он избегает чужих прикосновений.
  - Так о чём ты говорил, сынок? - миссис Винс направилась к хижинам, по пути разговаривая с Факелом. - Неужели тебя совсем никто не узнал? Даже Ханна? - она начала расспрашивать Джея о т