Котяра Леопольд: другие произведения.

Ксения Юрьевна, боггартесса

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.29*13  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Права на мир и персонажей Дж. Роулинг принадлежат Дж. Роулинг. Всякое совпадение с реальными лицами и учреждениями случайно. В частности, имя героини сгенерировано случайной выборкой. Автор не обязательно одобряет все действия персонажей фанфика.
    Попаданка со знанием канона и фанфиков в боггарта утром 1 сентября 1994 года. Творчески развивает заявленные в каноне свойства боггартов. Строит всех. Становится Матерью Богов, основательницей нового пантеона.
    • Гет.
    • Статус: Заморожен.
    • Пейринг: ГП/НЖП, ГП/ЛЛ, СС/ГГ.
    • Качество: v1.2 (версия 1.2).
    • Дата выпуска: 18 марта 2017.
    • Добавлена: гл. 15.
    • Многочисленные правки: все главы.
    • Рекомендуется перечитать: весь текст, или гл. 15.
    • Фанфик В Файл: http://fanfics.me/ftf200081

  
  
  
    
Посвящается Т.А.К. (1921–2001).
Именно она стала прообразом главной героини.
Есть ли ещё такие женщины? Я не встречал...
 
Предисловие
Как был написан этот фанфик
Удрала муза, и заел реал.
Я фанфик свой писал, бросал, писал, бросал...
    Это про «Ну, я попал!», который у меня замёрз, а ещё есть перевод... В таком состоянии я обнаружил, что Лицо в ночи разморозил великолепный фанфик «Гарри Поттер и сила Альтернативной Истории». Тремудрый турнир. Первое испытание Гарри прошёл, и автор спросил у читателей: «Кого, с учётом характера персонажа, сделать заложником для Гарри на втором испытании?»
    В комментах на Фанфиксе читатели порезвились. Я тоже. В числе моих предложений – венгерская хвосторога и боггарт. Мотивировка: тому Гарри, который описан в фанфике, на людей плевать, он их боится и ненавидит. А хвосторогу и боггарта он пожалел. Подробности смотрите там, я же воспроизведу свой комментарий про боггарта.
    В рамках моей логики, Гарри ещё боггарта жалел (глава 5):
    «...что такое по сути боггарт? Мелкое, фактически безвредное существо. Старается устроиться в каком-нибудь тёмном уголке, подальше от чужих глаз, и защищается, пытаясь отпугнуть посторонних. Что сделает нормальный человек, когда в доме заведётся какой-нибудь неприятный, но в сущности не опасный вредитель? Если он яростный защитник природы, то аккуратно заметёт на совок и выкинет наружу. Если нет – то пристукнет, тапком или газетой. Быстро и без ненужной жестокости. Тут же ... Гарри передёрнуло от омерзения».
    Сундук с боггартом в заложниках! Просто и элегантно.
    Минус – если о своих чувствах к хвостороге Гарри (допустим) рассказал Рите в интервью после первого тура, то мыслями о боггарте он ни с кем не делился, и про его к боггартам сострадание никто не знает. Но я думаю, что с боггартом даже на балу потанцевать можно. Тут-то всё и вскроется.
    ... Идёт Гарри по тёмным закоулкам расстроенный, ибо прессуют его насчёт бала. Натыкается на шкаф, оттуда выскакивает смерть с косой. Гарри такой весь из себя спокойный: «Что, уже, или боггарт?» Она ему: «Боггарт я, боггарт!» – «А пошли со мной на бал!» – «А пошли! Только капни на меня кровью, я тогда буду боггарт, привязанный к тебе, с постоянным обликом!» – «Что, больше меняться не будешь?» – «Способность меняться сохраняется, но контролируется. Так жить намного удобнее.» – «А почему ты такой умный?» – «Я в этом шкафу пятьсот двадцать лет сидел. Из боггартов редко кто доживает, но если дотянет, каждые сто лет боггарт резко умнеет – скачком. Короче, левел ап. У меня уже пятый уровень, я сейчас вроде Дамблдора или Волдеморта. Других таких в мире нет».
    С этим боггартом Гарри дальше и работает. А ещё боггарт оказывается женского пола, откликается на имя Мэри Джейн Сью-Доу. Вот вам и пейринг.
    Смешно, но помощь от боггарта не нарушает правил турнира - вдвоём они рвут всех в клочья!
    А для интимных целей тщательно изучаются специфические журнальчики, подбирается второй облик. Ещё капля крови - вот вам и шили-вили, как выразился кто-то из предыдущих комментаторов.
    Эпилог. Прошло восемнадцать лет. Пять черных облачков просачиваются сквозь колонну на платформу 9¾. Гарри Джеймс Поттер-Сью-Доу и Мэри Джейн Поттер-Сью-Доу провожают троих детей в Хогвартс, приняв всем семейством комфортную боггартовскую форму...
    Другим читателям это понравилось. Umbra Ignis откликнулась:
    Леопольд, вы несёте в массы такое забористое, что пронимает на раз.
    Теперь хочу фанфик про Гарри и (как вариант - попаданку со знанием канона в) боггарта. И в эпилоге непременно их счастливую семью с боггартятами.
    С боггартом Гарри ещё не сводили, а зря, судя по обрисованному вами.
    Эх, хоть бы кто-нибудь написал.
    tkach присоединился:
    Лайк тому человеку, кто предложил боггарта. Надеюсь, здесь кто-то есть из фикрайтеров, у которого будет желание и вдохновение написать про это.
    И тут у меня появилось желание и вдохновение. Umbra Ignis, tkach – я его написал. Всего за две недели!
    В дипломе у меня написано «математик». Математик занимается тем, что берёт несколько аксиом и выводит из них все возможные следствия, лишь бы было непротиворечиво. Поэтому я очень люблю фанфики. Тут тоже есть заданные характеры и положения (аксиомы), а авторы делают из них выводы.
    Я взял свойства боггартов по канону и развил их до крайних пределов.
    В каноне боггарт – призрак. Значит, может просачиваться сквозь вещество. В то же время у него есть свойства полтергейста. Он трясёт шкаф изнутри и колотит по его стенкам. Между прочим, полтергейст, проникая сквозь стенку, может протащить любой предмет. Так и в каноне. Значит, и боггарт может.
    Менталистика. Боггарт считывает мысли и эмоции сразу у целого класса школяров. Другое дело, что это его дезориентирует, но... ещё не вечер!
    Боггарт может превратиться во что угодно, причём после превращения обладает (боггарт-дементор в каноне) даже магическими свойствами того, во что он превратился.
    Зверушка страшная. Не в смысле «пугает из тёмного угла», а в смысле: «Вдруг они поумнеют, и кто будет править миром вместо нас?»
    И вот в такое вселяется русская женщина. Канон и фанон знает. Расторопная, бойкая, оптимистка, скачущие кони и горящие избы ей нипочём, никогда не теряется, слегка циничная... Дальше я включил логику и посмотрел, что из этого следует. Ещё раз – математик в своих выводах идёт до крайних пределов, и останавливает его только противоречие. Подобрал другие «аксиомы», не противоречащие свойствам боггарта. Развил систему выводов дальше. Так вот фанфик и написался.
    Фанфик может показаться искусственно оборванным. Согласен. Наберётся достаточно идей – напишу проду.
Немного о Т.А.К.
    Героиню я писал по памяти. Такую женщину я знал.
    Т.А.К. – моя двоюродная тётя, кузина моей матери. 22 июня 1941 года моя будущая тётя, студентка московского технического вуза, и моя будущая мама, студентка ленинградского технического вуза, гостили в родном городе, в одной из северо-западных областей России. Наступление немцев естественным образом вытолкнуло их в Ленинград.
    Потом была блокада.
    Мой дед служил интендантом, и в начале 1942 года его полк перебросили под Ленинград. Он организовал себе командировку на один из ленинградских заводов, взял в полку грузовик, по «Дороге Жизни» съездил в город и вместе с каким-то стреляющим железом привёз двух уже всерьёз собравшихся умирать девиц.
    Т.А. окончила учёбу после войны и получила распределение.
    Комсомолку, спортсменку участницу художественной самодеятельности и просто красавицу назначили директором профильного техникума.
    Директор с гербовой печатью и счётом в банке был, а техникума ещё не было. Для начала его надо было построить. В глухом углу Подмосковья (тогда в Подмосковье ещё были глухие места, это вам 1946 год, а не 2016) вчерашняя студентка обнаружила почти пустой склад стройматериалов, барак с пленными немцами и неполный взвод охраны. В то время в СССР подавляющее большинство школьников и студентов учили немецкий язык. Для вящей радости, Т.А. учила английский.
    Первого сентября следующего года техникум был открыт.
    Недалеко от техникума обнаружилась воинская часть, причём тоже профильная. Собственно, ради этого соседства техникум и строился именно там. Многие из офицеров поступили в техникум заочно. Так Т.А. встретила своего мужа. Тогда же выяснилось, что Т.А. не может иметь детей – последствия блокадной голодовки.
    Т.А.К. (уже К. по мужу) занялась воспитанием мужа. В результате он смог поступить в военную академию в Москве. (Без неё это бы не случилось, я дядю хорошо помню.) Она вернулась в свой вуз преподавателем, потом стала кандидатом технических наук и доцентом. Я гостил у них в Москве почти каждое лето, потому что мама ездила с детьми через Москву в родной город. Тётя обычно присоединялась к нам. Да и потом мы часто встречались. Последний раз я был у неё в 1994.
    У Кустодиева есть похожие красавицы, но она была не то чтобы полная, а скорее крепко сложенная. Ближе, пожалуй, к тем физкультурницам, статуями которых в тогдашнем СССР украшали парки. Но не спортивная, а именно женственная. Играла на пианино, пела, танцевала. На каком-то конкурсе художественной самодеятельности её театральный кружок пытались дисквалифицировать «за участие профессионала», и ей пришлось доказывать, что она окончила технический вуз, а не театральный. Играть на сцене ей было легко, у неё не было никаких комплексов. Не было и неразрешимых задач. Оптимизм её отдавал лёгким цинизмом, и это делало её неотразимой.
    С ней можно было говорить о чём угодно, и я не слышал от неё ни одного пафосного слова. Как она объясняла мне, почему у неё нет детей: «Когда голодаешь, организм начинает поедать сам себя. У твоей мамы до этого не дошло, а мой организм съел часть моих женских органов». Мне было двенадцать лет. Почему мы вообще заговорили об этом, я уже не помню, а её слова запомнил.
    Её образ я постарался показать в фанфике. Надеюсь, мне это удалось.
 
Глава 1.
    Ксенья Юрьевна особо не задумывалась ни о смерти, ни о посмертии – как все, наверное.
    Может быть, и зря. Подломившийся каблук, тупой удар затылком о ступеньку... Даже боль она почувствовать не успела.

    Посмертие оказалось комфортным. Было темно и спокойно. И ничего опасного рядом. Это чувствовалось чётко. Ничего не хотелось. Всё было хорошо.
    «Чересчур хорошо. Ну-ка, что здесь конкретно хорошего?»
    Ксения Юрьевна сосредоточилась на ощущении «ничего опасного рядом». Откуда-то пришло... понимание? Восприятие? Короче, она твёрдо знала, что затаилась в узком вертикальном шкафчике с несколькими полками, а снаружи большое светлое помещение, в котором никого нет.
    «Под полкой в шкафчике. Баба ростом метр семьдесят. Была... Ты призрак, Ксюха. Бестелесный дух! Ну и что? Чтобы жить, обязательно натянуть чужие кальсоны и сидеть в подвале? 1 Вот сейчас как вылезу сквозь дверцу...»
    Вылезать не хотелось. Выскакивать, выпрыгивать и пускать клочки по закоулочкам равным образом не хотелось. Очень не хотелось. От слова «совсем».
    «Надо, Ксения. Надо!»
    Движение в сторону дверцы – и, совершенно неожиданно, толчок, от которого дверца распахнулась.
    «Я что, полтергейст?»
    Свет раздражал, но Ксения Юрьевна подавила раздражение и... не то чтобы осмотрелась. Нужды осматриваться не было. Поле «зрения» охватывало всю сферу. Целиком.
    Шкафчик стоял в углу, дальше – шесть умывальников с зеркалами над ними. Дверь напротив. Справа шесть закрытых кабинок и ещё одна дверь. Слева два окна. Окна стрельчатые, как в старых замках. Яркое голубое небо.
    «Под старину косят. Лампы на стенах в виде факелов и у зеркал в виде свечей... А где выключатели?»
    Ксения Юрьевна непонятным образом сдвинулась и оказалась перед зеркалом.
    В зеркале отражалось тёмно-чёрное облачко, вроде клуба дыма. Несколько движений: вправо-влево-вверх-вниз...
    – Во, Ксюха! В Париже – призрак оперы, а ты – призрак угольной шахты. И кто врал, что призраки не отражаются в зеркалах?
    В пустом помещении с высокими потолками голос прозвучал неожиданно звонко.
    «А умывальники-то английские, без смесителя: два крана, затычка в комплекте».
    Ксения Юрьевна охватила чёрным дымом – и ощутила – кран с надписью «Hot», 2 повернула его. Потекла горячая вода.
    «Почти кипяток, но призраку пофиг. Закрываем кран. Так могу я сквозь стены или нет?»
    В кабинках были унитазы. А сквозь дверь рядом с кабинками ей удалось-таки просочиться! За дверью оказалась душевая на шесть мест, тоже с окнами.
    Осталась непроверенной только одна дверь, в умывальной.
    «Не коридор. Большая комната. Никого нет. Просачиваемся».

    Это была спальня. Пять заправленных кроватей. Свежее чистое бельё. Над кроватями тёмно-красные пологи.
    За дверью в коридор кто-то был. Шлёпающие шаги сопровождались щелчками и какими-то хлопками. Дерево по дереву.
    Ксения Юрьевна слегка просунулась сквозь дверь.
    Невысокий человечек в непонятной хламиде, лысый, с огромными глазами, огромными висящими ушами, длинным носом и несоразмерно большими ступнями и руками. Босиком. В руке – стопка каких-то дощечек. Щелчок пальцами. Дощечка слетает со стопки и с хлопком приклеивается к двери. Ещё несколько шагов – и очередная дощечка летит аккурат в Ксению Юрьевну.
    «Прямо в морду влепил. Если считать торчащую из двери часть мордой».
    Ксения Юрьевна дождалась, пока коридор опустеет, и выплыла сквозь дверь.
    Благодаря круговому обзору, к дощечке на двери даже не пришлось поворачиваться. Просто ощущение «переда» сместилось в противоположную часть облачка.
    Написано было: «The Fourth Year. Seamus Finnigan. Neville Longbottom. Harry Potter. Dean Thomas. Ronald Weasley».
    – Четвёртый курс. Шеймус Финниган. Невилл Лонгботтом. Гарри Поттер. Дин Томас. Рональд Уизли.

    «Финниган. Лонгботтом. Поттер. Томас. Уизли. Финниган. Лонгботтом. Поттер. Томас. Уизли. Финниган. Лонгботтом. Поттер...»
    – Так, попаданка Ксюха! Заткнулась! Что умные люди говорили? Мыслишь – стало быть, существуешь! Точка. Нечего тут! Вылезла из-под кровати! Вылезла, мать твою попаданческую раком невпопад!!! В окно, на солнышко! Насладись пейзажем. Глянь, красота-то какая! Местами так даже лепота.
 
Глава 2.
     «Итак, я в Хогвартсе. Постели уже застелены, списки жильцов на дверях. Кроме первого курса, само собой. То есть, сегодня первое сентября 1994 года. По солнцу около полудня. Интересно, колдовать я смогу? Основной вопрос, конечно – кто я? Нечто со способностями полтергейста, могу взаимодействовать с материальным миром... Стоп. Неправильный подход. В кого я попала? Мой носитель – призрак в виде бесформенного чёрного облачка. Любит прятаться в шкафах. Воздействует на материальные объекты. Были такие у мамы Ро? Были! Боггарты. Стало быть, я кто буду? Правильно! Позвольте представиться, леди и джентльмены: Ксения Юрьевна Дегтярёва, урождённая Рогова, боггартесса. Почти баронесса! Я должна уметь читать чужие мысли и эмоции, а также превращаться во что угодно. Тут в спальне было трюмо с большим зеркалом...»
    Превращаться оказалось неожиданно просто. Во что угодно. С каким наслаждением Ксения Юрьевна прошлась по комнате в собственном привычном теле! Восприятие по всей сфере сохранялось в любом образе.
    Чтобы превратиться, достаточно было вспомнить картинку. Память работала с неимоверной чёткостью, образы буквально вспыхивали перед внутренним взором – и, по желанию, воплощались. Мэрилин Монро, Софи Лорен, Фредди Крюгер... Любая одежда... или отсутствие одежды... Отложив несколько очень многообещающих проб на попозже, Ксения Юрьевна успешно изобразила невидимку.
    «Значит, можно незаметно приблизиться к кому угодно. Конечно, есть магические способы детектирования боггартов... Да ну, кто ожидает встречи с боггартом среди бела дня?»

    В Большом зале был накрыт стол, профессора обедали.
    Невидимая Ксения Юрьевна ещё раз убедилась, что работают все чувства, даже обоняние. При прикосновении к еде чувствовался вкус. Многолюдство, сбивающее с толку обычного боггарта, её не беспокоило. Зайдя со спины и сосредоточившись на профессоре Снейпе, она узнала, что тот боится Волдеморта. Дамблдор боялся трупа девушки, надо полагать, своей сестры Арианы. Мак-Гонагалл тоже боялась Волдеморта. А вот у Флитвика, похоже, был какой-то детектор. Он коснулся пояса и оглянулся. Боггартесса благоразумно отлетела подальше.
    «Ладно, профессоров оставлю в покое».

    Наскоро проверив, что она, подобно полтергейсту, может не только сама проходить сквозь двери и стены, но и протаскивать с собой материальные предметы, Ксения Юрьевна перешла к более интимным экспериментам.
    Чисто из любопытства Ксения Юрьевна попробовала изобразить саму себя и матрац. Это получилось, и не только она чувствовала себя лежащей на матраце, но и матрац чувствовал её, лежащую на нём.
    «Очень дразнящее ощущение!»
    Она попробовала превращение в себя плюс зеркало. Она видела в зеркале себя, а зеркало видело её. Это вдобавок к боггартовскому восприятию в полной сфере.
    Чтобы не усложнять дело излишествами, Ксения Юрьевна заняла для дальнейших опытов одну из кроватей в спальне первого курса. Превращение в саму себя в двух экземплярах – полнейший успех! Превращение в мужчину – непривычные ощущения, пикантненько. Превращение в Одри Хепбёрн и Питера О'Тула в образах из фильма «Как украсть миллион», с ощущениями за двоих – подлинное волшебство! На этом опыты пришлось приостановить. Близился вечер, и началась сильнейшая гроза.
    В ожидании заезда боггартесса перебралась на балкончик почти под самым потолком Большого зала, выше иллюзии неба. Сверху иллюзия оказалась прозрачной.

    Было любопытно, зависнув невидимкой в проёме дверей, сканировать толпу школьников. Имена считывались без проблем. Сходство с фильмом... не на все сто. Сьюзен Боунс оказалась не рыжей, а шатенкой. Драко Малфой был интереснее своего кинообраза. Такого Малфоя легко было представить лидером факультета. И Гермиона оказалась красивее Эммы Уотсон. Даже крупноватые верхние резцы её не портили. Кроме того, девочки были... более развиты. Акселерация. И да, Рон Уизли боялся пауков, а Гарри Поттер – дементоров. И нет, сидели не на скамьях, а на стульях. Слегка отличалась форма; в частности, расцветки были ближе к описанным в книгах, чем к показанным в кино.
    Вечер прошёл по канону. Распределение, пир, объявление о Тремудром турнире, появление Аластора Моуди. Ксения Юрьевна перехватила последнего подальше от стола профессоров, и удостоверилась, что это уже Барти Крауч-младший.
    Школьники разошлись. Ксении Юрьевне, с её коварными замыслами, пришлось помотаться, в основном по душевым. Кое-кого надо было разглядеть во всех деталях.

    Когда все уснули, настало время очередных экспериментов.
    Вытащить из сундука Гарри Поттера карту Мародёров и прихватить волшебную палочку проблем не составило. В пустом классе недалеко от общежития Гриффиндора боггартесса превратилась в Гарри Поттера и коснулась его палочкой карты.
    – Замышляю шалость, и только шалость!
    Карта работала. Ксения Юрьевна с огромным облегчением убедилась, что её нет на карте ни под своим именем, ни под именем Гарри Поттера. Теперь предстояло самое главное. Боггартесса подняла палочку.
    – Люмос!
    На кончике палочки засиял свет.
    Ещё проверка. Боггартесса превратилась в Гарри Поттера и обычного ужа.
    – Понимаешь меня? 3
    – Говорящий? Ты необычный...
    «А теперь откладываем палочку Поттера и создаём такую же из себя».
    – Люмос!
    «Надо же, получилось! А можно ли создать действующую палочку, не подержавшись предварительно за оригинал? Ладно, это потом... Ну-ка, а если...»
    Ксения Юрьевна создала из себя копию карты мародёров и коснулась её копией палочки.
    «Ни фига себе, работает. С палочкой получилось, с картой получилось. Я превращаюсь в любой артефакт, и тот работает. Это какой же потенциал в боггартах скрыт? А они по тёмным углам ютятся. Давно бы миром правили, будь они поумнее».
    Боггартесса сосредоточилась на «ощущениях» именно копии карты. Чувствовалась связь с чем-то... огромным. По связи сообщались имена и места. Вот какая-то Софи Эткинсон проснулась и прошла в умывальную...
    «Так можно научиться чувствовать магию. Нити, потоки, узлы, источники... Надо будет заняться».
 
Глава 3.
    Перед дверью кухни боггартесса снова приняла образ Поттера. Добби ни в чём не усомнился и собрал для «Гарри Поттера, сэра» корзину с пирожными и соками. Винки видно не было, а спрашивать Ксения Юрьевна пока не стала.
    Припрятав корзину в том самом шкафу, куда она попала (теперь на полках лежали чистые полотенца), боггартесса вернулась в спальню.

    Ксении Юрьевне было невтерпёж просочиться сквозь человека, неважно, спящего или бодрствующего. Точнее, сквозь голову. Мечталось, что так можно будет прочитать или даже скопировать информацию из памяти подопытного. Если не выйдет – то же самое с использованием крови «пациента». Если и это не выйдет – править канон в рамках имеющихся возможностей, параллельно раскапывая информацию и обдумывая, как привлечь к опытам «диких» боггартов.
    Нельзя было сильно вредить, поэтому Ксения Юрьевна начала с Рона Уизли.
    «Даже если сотру всю память – его не жалко. Особенно если вспомнить „Кубок огня” и его поведение в этом году».
    «Глазные яблоки неподвижны. Медленный сон. 4 Отлично. Просачиваемся сквозь голову и застываем на полпути».
    Это было похоже на водопад. Картинки, звуки, запахи...
    «Это я не заказывала – розгами по заднице от мамы Молли с полным эффектом личного участия!»
    Информация лилась и лилась... наконец, поток иссяк.
    «Удача! Бросаем Рона, пусть его дрыхнет дальше – и под кровать. Что тут у нас...»
    Достаточно было подумать о правилах квиддича, как в памяти всплыла книга «Квиддич сквозь века» и страницы спортивных журналов с разъяснением тонкостей. Распасовки чем попало на детских мётлах. Первый посещённый с отцом и братьями матч профессионалов. «Пушки Педдл» проиграли, однако Рон уже болел за них. С первой секунды. Судя по виду стадиона, Артур получил билеты бесплатно ради заполнения трибун, но разве малыш мог это знать? Игры на кубок Хогвартса. Чемпионат мира.
    Для полноты картины Ксения Юрьевна проглядела какое-то списанное у Гермионы эссе по чарам и прекратила ворошить заимствованную память. Надо было продолжать.

    Когда глазные яблоки Рона задвигались под веками (фаза быстрого сна), боггартесса опять просочилась в его голову. И вошла в сон Рона.
    Невероятно самодовольный Рон восседал в министерской ложе на чемпионате мира. Матч ещё не начался.
    Управлять сном оказалось несложно. Боггартесса заменила Гермиону на Лаванду Браун. Как обычно во сне, Рон нисколько не удивился.
    Началась пляска вейл. Рон рванул к барьеру ложи, но Лаванда оказалась на его пути, заявила: «Не туда смотришь! Пошли, скорее!» и с неимоверной силой потащила его к лестнице. На ходу её одежда сменилась на полупрозрачную и очень короткую (ровно по самое-самое, так что попка была прикрыта только частично) ночную рубашку. Лестница привела к двери. Дверь привела в гриффиндорскую спальню. Кровать была только одна, зато тройного размера.
    Рон осознал себя без одежды и прикрылся руками. Прикрывать было что!
    Лаванда, стоя перед ним, с той же неимоверной силой развела его руки и прижала их к своим ягодицам. Вдвоём, в четыре руки они начали медленно задирать подол её рубашки. Поднятая до уровня груди рубашка исчезла.
    Лаванда отпустила Рона, отпрыгнула назад, к кровати, и нацелила на него палочку.
    – Противозачаточное знаешь?
    Рон знал. «Мокрые» сны у него начались в феврале. Видимо, домовики доложили об этом Перси, и тот преподал брату бесспорно необходимый навык. Потом Рона повторно обучили и добавили несколько полезных советов близнецы, а летом ему устроил экзамен отец.
    В руке Рона откуда-то появилась палочка, он выдал заклинание, палочка исчезла. Лаванда тоже изобразила что-то этакое и раскинулась на кровати.
    – Ну же, давай!
    И Рон дал!

    Пора было переходить в реал. Боггартесса охватила «торчок», лёгкая вибрация... есть!
    Проснувшийся Рон обнаружил в своих объятиях обнажённую Лаванду Браун. Самую настоящую! Открывшийся было рот заткнули поцелуем.
    – Почисти постель, поменяй трусы, прими душ и спускайся в гостиную!
    Рон опять открыл рот, но «Лаванда» ещё раз поцеловала его и растаяла в воздухе, оставив Рона в полнейшем обалдении.
    – Ух ты, ну и сон!

    Когда Рон спустился в гостиную, он обнаружил там Лаванду Браун с кубком в руке. На столике перед ней стояла пустая тарелка. Была ещё тарелка с пирожными и кувшин с соком. Лаванда поставила на пустую тарелку кубок и встала.
    – Тоже не спится, Рон? Тут о нас позаботились. Присаживайся, а я уже. Пойду досыпать.
    Лаванда направилась к девичьим спальням. На пороге она обернулась, послала Рону воздушный поцелуй... и её скромное домашнее платье превратилось в ту самую ночную рубашку. Рон аж подпрыгнул, но девушка уже скрылась за дверью.
    – Померещится же спросонья! – констатировал Рон и заел пирожным.

    Поскольку откачка информации, очевидно, не повредила Рону, в девичьей спальне Ксенья Юрьевна повторила ту же процедуру с Лавандой Браун. Выяснилось, что женским противозачаточным чарам девушку научила мадам Помфри после первых месячных, а потом этот вопрос обсуждался с матерью. Эротических снов у Лаванды давно не было. Поэтому Ксения Юрьевна организовала для мисс Браун детально проработанное зрелище с Роном Уизли в роли героя-любовника. Доминировала в основном Лаванда, получившая два оргазма.
    Сработала и закладка «спуститься в гостиную». Рона уже не было. Девушка угостилась пирожным с соком и вернулась в спальню.
 
Глава 4.
    Остаток ночи ушёл на перетряску добытой информации. Оказалось, что Лаванда играла на рояле. И танцевала прекрасно. И этикету её обучали. И ведению хозяйства. А сколько всего она знала о магической моде!
    «Пригодится! Хорошо бы научиться делиться информацией. Надёргать всякой полезной всячины по мужскому и по женскому варианту, закачать Гарри и Гермионе... И стирать инфу надо уметь. У себя и у пациента. А ещё фильтровать бяку в момент считывания. Лаванде от матери тоже пару раз прилетало по полной программе. Для раздачи информацию надо обезличивать, тоже фильтр...»
    «В компьютер превратиться? Не поможет, хотя задача профильная, типичные ИТ. 5 Человек хорошо ищет, но плохо фильтрует. Точнее, плохо фильтрует на отрицание. „Не думай о белой обезьяне”. А кто ещё может работать с такой инфой?»
    «Менталистов потеребить? „Три танкиста, то есть, менталиста: это Дамблдор, Волдеморт и Снейп!” Сунешься к Волди, а он тебя Адским Огнём приласкает. Или Авадой. Пока доберёшься, пока приладишься, пока отсосёшь, пока разберёшься... если выживешь. Нафиг».
    «Чудики всякие? Луна Лавгуд с папашей? Трелони? Кентавры? Вряд ли. Пока пусть бегают. Хотя Луна чуть ли не умнее Гермионы... Не сейчас».
    «О! Гриндевальд вроде жив ещё? Если кто в мире может до него добраться, так это один очень умный и целеустремлённый боггарт. Могу отрастить палец и показать. Время потрачу, но узнать можно реально много полезного. Хотя не актуального. В конец списка».
    «Ну что, Ксюха? Одна возможность из одной. Дементоры. Инфу берут. Фильтруют. Насчёт отдавать – пробовать надо».
    «Это сегодня же. Дальше. Нужен нормальный домовик, не Добби. Скачать инфу. Надеюсь, смогу пользоваться их магией. Аппарация у них хороша. Практически не блокируется. Винки подойдёт, на самом-то деле. Долго служила у Краучей – значит, много где бывала, а мне привязки для аппарации пригодятся».

    Общение с Винки Ксения Юрьевна всё-таки решила отложить. Гибкая работа с информацией была важнее.
    Для опытов с дементорами нужно было помещение, не контролируемое защитой Хогвартса. Невидимая боггартесса отправилась на восьмой этаж. Попасть в Выручай-комнату удалось прямо в форме боггарта.
    Дементоров в ассортименте лицезрели и Рон, и Лаванда – в поезде, у Хогвартса, на квиддиче. Принять образ стража Азкабана оказалось так же легко, как и любой другой. Эффект заморозки наблюдался, но мог быть отключён. Удовлетворившись, боггартесса превратилась в Гарри Поттера и вызвала Добби.
    – Добби, достань мне двух крыс и корм для них на один день.
    Пока Добби добывал крыс, боггартесса попросила у комнаты две хорошо оборудованные клетки, прозрачную Y-образную трубу с системой заслонок на каждом конце и краски – синюю и красную. Добби посадил крыс в клетки, пометил одну крысу красным, а другую – синим пятном на загривке и был отпущен. Через полчаса крысы, судя по поведению, успокоились и освоились.

    Первой подопытной стала крыса с синей меткой. Дрессировка выглядела очень просто. К дверце клетки приставлялась «ножка» Y. Дверца и заслонка открывались. Крыса сразу же отправлялась исследовать трубу. Если на развилке она сворачивала налево, то по достижении тупика отсекалась заслонкой от трубы и возвращалась в клетку, ничего не получив. Если же крыса сворачивала в правое ответвление, то в его конце она получала корм и после трапезы тоже возвращалась в клетку. Затем магией комнаты труба заменялась на новую – это было необходимо из-за пахучих меток, которые крысы оставляют в своих ходах. Уже после четырёх поощрений «синяя» крыса всегда сворачивала направо. После ещё шести поощрений Ксения Юрьевна признала зверька отменно дрессированным.
    «Красная» крыса с тем же успехом была обучена поворачивать налево. Вся процедура заняла около полутора часов.

    Боггартесса создала из своего тела двух дементоров маленького роста, соразмерных крысе, и сделала их невидимыми. (Сама она ощущала их как часть себя, вроде рук или ног.)
    Приближение дементоров, хоть и невидимых, очень напугало крыс. Они пищали, метались по клеткам и даже пробовали сопротивляться...
    Поцелованные крысы просто неподвижно лежали на полу клеток. «Боггарт-проверка» показала полное отсутствие деятельности мозга. Боггартесса перенесла крыс в предоставленные комнатой новые клетки, чтобы после восстановления памяти крысы не беспокоились из-за «чужого» запаха.
    Откачанная дементорами информация воспринималась как мягкий комок или свёрток внутри дементора. Просмотреть её не удалось.
    «Возможно, крысиная „кодировка” отличается от человеческой».
    Каждый дементор направился к «не своей» крысе, и Ксенья Юрьевна попыталась затолкать комки информации в мозг зверьков. Никаких проблем, всё прошло гладко. Крысы нервно забегали по клеткам.
    Когда «перезаписанные крест-накрест» крысы успокоились, боггартесса проверила дрессировку. Как и следовало ожидать, крыса с синим пятном теперь всегда сворачивала налево, а с красным – направо.
    Ксения Юрьевна повторила «перезапись». Всё вернулось на круги своя. В лабиринте «синяя» крыса шла, как и полагалось, вправо, «красная» – влево. И в остальном поведение зверьков было нормальным. Ксения Юрьевна вызвала Добби и приказала отпустить крыс там, где домовик их поймал.
 
Глава 5.
    Теперь Ксения Юрьевна намеревалась напустить дементора на саму себя. Из воспоминаний Рона она выделила эпизод установки палатки в лагере на чемпионате мира и попыталась скормить созданному из себя же дементору только его. Это ей удалось, «ручной» дементор послушно «смял» именно требуемый фрагмент. Развернуть комок и заглянуть внутрь опять же не удалось.
    «Значит, дело не в различии между крысой и человеком! Дементор, скорее всего, пакует информацию во что-то вроде компьютерного архива».
    На комок удалось налепить ярлык «Установка палатки». Затем дементору был скормлен другой фрагмент воспоминаний, и внутри него образовался второй комок, на который также был навешен ярлык «Золото лепреконов». В этом случае Ксения Юрьевна упаковала не всю сцену, а её середину. Попутно боггартесса подумала, что хорошо бы иметь на ярлыках дату и время начала, а также длительность эпизода – и с огромным удивлением обнаружила именно это! Теперь она уже целенаправленно пожелала всегда иметь на ярлыках дементорских архивов также дату и время окончания эпизода, чтобы не приходилось считать в уме, и имя «источника» (в данном случае Рон Уизли). Создав третий архив (появление судьи и начало матча), она оставила его безымянным, но ярлык со стандартными данными всё равно появился.
    «Однако! Как будто в боггарта комп встроен. Если разобраться, такие дела можно проворачивать!»
    Теперь Ксения Юрьевна вытолкнула из дементора первый и третий архивы, и исчезнувшие было воспоминания Рона восстановились. Далее она создала второго дементора, но выделяя его из первого. Архив «Золото лепреконов» присутствовал и во втором дементоре.
    Настал решающий момент. Не выталкивая оставшийся внутри архив, Ксения Юрьевна растворила первого дементора в себе.
    Середина сцены с золотом лепреконов не восстановилась.
    Боггартесса вновь создала дементора. Он был пуст. Она попробовала создать дементора с архивом внутри. Да, комок присутствовал, но ярлык был без даты и времени. Выталкивание комка ничего не дало – пустой архив.
    Для окончательной проверки то, что осталось от эпизода с лепреконским золотом, было упаковано.
    Ярлык гласил, в числе прочего: «Начало (тогда-то) – обрыв (тогда-то) – возобновление (тогда-то) – окончание (тогда-то)». И ещё: «Полная длительность (время), в том числе: в наличии два отрывка длительностью (время) и (время), суммарная длительность имеющихся отрывков (время); отсутствует один отрывок длительностью (время), суммарная длительность отсутствующих отрывков (время)». 6
    Задача удаления информации была решена. Теперь боггартесса втолкнула в себя из дементора оба архива. Эпизод с лепреконским золотом восстановился полностью.

    Ксения Юрьевна ещё раз обдумала всё, чему успела научиться, и отметила излишнюю хлопотность выделения дементора из себя. Делать это за последний час пришлось неоднократно. А ведь ещё планировалась фильтрация.
    «Всё равно всё происходит внутри меня. Даже когда я буду работать с кем-то, я охвачу его голову собой. А если дементора сделать встроенным? Выделить кусок внутри себя. Дать ему свойства дементора...»
    Компьютерная аналогия прямо-таки напрашивалась.
    «Поздравляю, мадам боггартесса! Вы только что изобрели виртуальных дементоров! Осталось объектное программирование выдумать. И внедрить Линукс для боггартов. А Дамби и Волди пусть пробавляются вирусной Виндой!»
    Привычный компьютерный термин, к тому же на сто процентов относящийся к делу, раскрепостил мысли. На таком кураже уже через два часа Ксения Юрьевна умела создавать виртуальных дементоров, настраивать их на произвольную фильтрацию, инициировать боты-поисковики, соединять боты и фильтры в цепочки и не только... Более того, цепочку можно было готовить загодя, а потом запускать на переднем плане или в фоне. Пяток неактивных виртуальных дементоров уже занял место в загашнике.

    Ксения Юрьевна удовлетворённо расслабилась (насколько это применимо к боггартам) и машинально подумала: «Темпус». И обнаружила перед собой висящую в воздухе надпись: «3:15 PM GMT».
    «Опаньки, я колданула! Темпус – это от Лаванды. Но я не превращалась в Лаванду! Да ещё без палочки, да ещё невербально!»
    Опять же из памяти Лаванды всплыла цитата: «Магия – это на 99% желание, воображение и воля. Остальное вторично».
    «Темпус максима».
    Высветилось: «Friday, September 2, 1994, 3:16 PM GMT». 7
    «Да, надо набрать заклинаний. Можно будет какого-нибудь семикурсника выпотрошить. Или вон Седрика Диггори. Он, правда, на шестом курсе. И девиц перешерстить на предмет бытовой и женской магии. О! Перси Уизли выпустился и работает в Министерстве. Визит на дом боггарта, начинённого виртуальными дементорами... Как волнительно! Персик, ты уже трепещешь? Я иду к тебе!»
    «А если серьёзно, то у меня в памяти есть зона, заполненная инфой от Лаванды. Добавить виртуальную палочку – вот вам виртуальная Лаванда Браун. Надо будет подержаться за её палочку... Нет, не надо – сама-то она за свою палочку держалась! Значит, образ палочки уже налицо... Хорошо бы потом всех отблагодарить».
    «А если совсем серьёзно, то, говоря местными терминами, я – одержимый боггарт. Боггарт сам по себе – бытовой вредитель типа таракана, иногда тапка жалко. А вот одержимый русской попаданкой – нечто инфернальное! В атаке я, пожалуй, уже самое страшное, что есть на этой планете. Одни только невидимые контролируемые дементоры чего стоят. А ещё можно запастись виртуальными копиями сильных волшебников. Стоп, а выходит, этот боггарт уже одержим не только мадам Дегтярёвой, но и Роном, и Лавандой, и пятью дементорами. Как бы не запутаться... Админские права у меня! Я их породила, я их и убью. А вот защита у меня отстаёт. Пока только незаметность и секретность. Придётся об этом позаботиться».
    «Кстати! Спящих студентов можно вылавливать не только в спальнях. Есть ещё история магии».
 
Глава 6.
     «Как же много надо ещё провернуть! И каждый раз что-то новое. Казалось бы, научилась работать с информацией – всплыла необходимость разбираться, что там за софт прописан в боггарте и на каком носителе. Но это можно отложить. И вообще, Ксюха, жизнь несётся галопом. А интересно-то как! Главное – не заиграться. Постоянная бдительность! Кстати, пока не забыла...»
    Ксения Юрьевна запросила у комнаты сундук с «диким» боггартом, проникла внутрь, охватила «брата по крови», прочла его и построила внутри себя виртуальную копию. Затем она выделила из себя боггарта и Поттера, и напустила последнего на первого. Боггарт превратился в дементора, а образ Поттера реально выдал телесного патронуса-оленя! Затем боггартесса соединилась и перекинулась в Лаванду Браун с палочкой в руке. И выдала патронус. Телесный. Сиамскую кошку.
    «А теперь то же самое внутри себя. В виртуале».
    Боггарт – Поттер – дементор – патронус... Больше всего это походило на сон, но полностью осознанный и управляемый. При этом внешние ощущения по всей сфере не отключались.
    «Многопоточное сознание. Самодостаточный виртуал – Поттера-то я ещё не прочитала. С ума сойти! Боггарты рулят! По канону, у Лаванды патронуса не было. Ночью попробую запихнуть в неё этот навык. Если можно учиться и учить так, это прорыв. Займусь репетиторством. „Полный курс Хогвартса и подготовка к ПАУК 8 за пять двухчасовых уроков, с гарантией. Всего 2399 1199 галлеонов. Бонус предпоследней недели рождественских скидок – французский или другой язык на выбор ”. Причём: запихнуть готовый архив – пять минут. Час и пятьдесят пять минут на проверку. Остальные восемь часов – уговаривать клиента, что он уже всё усвоил. Озолочусь! Сколько языков знает Крауч-старший, двести?»
    «И ещё вопрос на отдалённое будущее: что нужно залить в маггла или сквиба, чтобы получился маг?»

    Боггартесса выплыла из Выручай-комнаты и попросила место, где спрятана диадема Рейвенкло.
    Пыльный склад вещей был огромен, но, как и ожидалось при такой заявке, бюст с диадемой на голове оказался у входа.
    Вынеся диадему в коридор, Ксенья Юрьевна попросила место, куда сможет входить только она и кто-то по её добровольному приглашению или в её добровольном сопровождении. Предоставленное помещение она оборудовала сейфом с наборным замком, куда и спрятала диадему. Потом вышла и проверила – она могла входить в личный экземпляр «Выручайки» в любом облике. Заказала «Личный склад №2», без дверей. Попасть туда можно было только из «Личного тайника №1» по запрошенному проходу и по нему же вернуться, а попав внутрь другим способом, выйти было невозможно. Заказала место, где спрятан Исчезательный шкаф, вызвала Добби и перенесла шкаф в склад №2. Потом заказала место, где спрятаны деньги и драгоценности, а зайдя внутрь – выводок нюхлеров.
    Натасканное нюхлерами она опять же перенесла в персональный тайник. Денег было немного: семьдесят шесть галлеонов, около трёхсот серебряных сиклей и пара горстей кнатов. Драгоценностей набралось на небольшую шкатулку. Многие были повреждены, было штук сто непарных серёжек.
    «Надо полагать, так мстили соперницам – утащи одну серёжку, и кто наденет оставшуюся? По той же причине в этих завалах должна попадаться непарная обувь. Драгоценности уйдут гоблинам как лом. Выручу немного, а деньги нужны...»
    Тщательно продумав формулировку, Ксения Юрьевна попросила у комнаты «удобный и безопасный проход к самому ценному из имеющихся в Хогвартсе кладов, общедоступные сведения о котором утрачены сто или более лет назад».
    В стене открылся проём. Сводчатый коридор длиной всего около пяти метров вёл в комнатку, в которой стояли друг на друге около десятка сундуков.
    Просачиваясь сквозь стенки сундуков, боггартесса нашла галлеоны и снова вызвала Добби.
    – На этих сундуках есть какие-то защитные чары?
    Защита присутствовала.
    – А если не открывать сундуки? Ты можешь перенести их по этому проходу в другую комнату?
    – Добби перенесёт сундуки Гарри Поттера, сэра!
    – Вот этот сундук поставь на полку отдельно.
    Отпустив Добби, боггартесса частично влезла в сундук сквозь стенку, охватила галлеоны выделенным из себя мешком и протащила горловину мешка наружу.
    Галлеоны посыпались в подставленный ящик. Ксения Юрьевна учла, что объём сундука был расширен примерно в десять раз, и заказала у комнаты ящик соответствующего размера.
    Когда все галлеоны (на глаз тысяч сто) оказались в ящике, Ксения Юрьевна попросила проход в «место, где всё спрятано», и обыкновенной Левиосой закинула пустой сундук туда.

    – Добби, ты знаешь домовичку Винки? Она служила роду Краучей.
    – Старый хозяин Крауч прогнал Винки. Винки сейчас в Хогвартсе. Винки очень плохо. Винки ни с кем не разговаривает, мало и плохо работает, и пьёт много сливочного пива.
    – Я могу её увидеть? Возьми меня к ней!
    Винки спала на тряпках в какой-то каморке.
    – Не буди её. Постоим тихо, – боггартесса уже охватила невидимым облаком голову Винки. Для информации был подготовлен изолированный виртуальный накопитель.
    Считывание домовички затянулось минут на сорок. Самоистязания, на которые домовики так щедры, фильтровались. «Гарри» отослал Добби через пару минут и вызвал его, когда процесс завершился.
    – Думаю, она ещё не скоро проснётся. Доставь меня на восьмой этаж, недалеко от Выручай-комнаты, но чтобы рядом никого не было.
    – Добби сообщит Гарри Поттеру, сэру, когда Винки проснётся.
    – Нет, не надо.
 
Глава 7.
    Аппарация домовиков была бесшумной и очень плавной. Нарочитыми хлопками домовики предупреждали людей о своём перемещении, чтобы те не пугались.
    Винки было под двести шестьдесят. За это время она успела побывать во многих местах волшебного мира, в том числе за границей – иногда хозяева брали её с собой. И в Хогвартс она аппарировала много раз, к студентам из рода Краучей. А когда Винки попала в Хогвартс после изгнания лордом Краучем, её в обязательном порядке ознакомили со служебными зонами замка. Все эти координаты – несколько тысяч точек – стали трофеями боггартессы.
    Самообучение «эльф-аппарации» прошло гладко. Сначала Ксения Юрьевна аппарировала в образе домовика, а потом в форме невидимого боггарта. Время поджимало, но скакнуть в Париж и полюбоваться панорамой с верхушки Эйфелевой башни боггартесса себе позволила.
    Уже можно было прыгать в дом Краучей, но боггартесса сначала разобралась со связью домовиков с хозяевами. Связь Винки с Краучем-старшим была не удалена, а блокирована. Действуя извне виртуальной копии Винки, боггартесса активировала эту связь, бесшумно и в невидимости скользнула за спину лорда Крауча, усыпила его, как домовики усыпляют порученных их заботам детей или больных, и сняла полную копию. Империус от Крауча-сына присутствовал, но был отфильтрован.
    Вернувшись в Хогвартс, Ксения Юрьевна вызвала Добби под предлогом доставить пирожных и сока, и за полсекунды скопировала у него блокированную связь с лордом Малфоем, действующую связь с Поттером и действующую же связь с Дамблдором. Обращение любой из связей позволяло всегда знать, где находится Добби, а возможность добраться до Люциуса Малфоя, Гарри или Дамблдора, где бы они ни были, дорогого стоила. Боггартесса положила себе качнуть связи у домовиков, прикреплённых к некоторым профессорам. Особенно её интересовал Снейп.
    «Опять же при удобном случае буду брать связи у домовиков из разных родов».
    По памяти лорда Крауча, защиту от вредителей типа боггарта на поместья и помещения ставили, но только отпугивающую.
    «Диких боггартов она, может, и отпугивает. А мы, культурные, не из пугливых!»

    Крауч-старший знал адрес Перси Уизли, знал и аппарационную площадку поблизости. Вообще, если говорить о точках аппарации, то Винки знала гораздо больше точек в пределах Англии, а лорд Крауч знал огромное количество точек за границей, особенно в Западной Европе. В России тоже.
    В течение ближайшего часа Перси Уизли был отловлен, усыплён и прочитан.
    Из памяти Перси боггартесса сразу же выцепила актуальный курс обмена: шестьдесят два с половиной фунта за галлеон. А летом 1991 года галлеон стоил пятьдесят фунтов.
    Роулинг положила за галлеон пять фунтов, что при известной цене золота казалось Ксении Юрьевне полнейшим абсурдом. Уж очень мелким должен был в этом случае быть галлеон, диаметром в 2 мм. На самом же деле галлеон был немного больше двух сантиметров в диаметре (как советская трёхкопеечная монета 1961 года). Мировой стандарт золотой монеты. Именно такими чеканились – и до сих пор чеканятся – английские соверены, а также червонцы Российской империи и СССР. Соверены – самые ходовые в мире инвестиционные монеты: 22 мм в диаметре, чуть больше 7 г чистого золота. 9

    Полную разборку и сортировку нахватанной инфы Ксения Юрьевна отложила на потом. Уже наступила ночь, надо было по-быстрому обслужить Рона и Лаванду.
    Сначала в память Лаванде был внедрён архив с её патронусом. Потом был сон.

    Во сне Лаванда Браун гуляла с Роном по берегу озера. Ничего такого. Просто очень приятная прогулка. По ходу беседы Лаванда похвасталась:
    – Рон, знаешь, я научилась создавать патронуса! – и показала свою сиамскую кошку.
    На это Рон заметил:
    – С помощью патронуса можно передавать сообщения, – и показал, как. Этот навык был позаимствован боггартессой у Крауча-старшего.
    Да, Ксения Юрьевна помнила, что по канону Рон научился Патронусу на пятом курсе. Но это был сон.
    Лаванда получила закладку: утром вспомнить именно этот эпизод; объявить всем: «Ой, девочки, я во сне патронуса создавала!» и показать своё умение; послать патронуса с сообщением: «Профессор Мак-Гонагалл, доброе утро! Это Лаванда Браун. Я научилась создавать патронуса».
    Тут же в девичьей спальне Ксения Юрьевна скопировала Гермиону.

    Рон гулял с Лавандой Браун по берегу озера. Такого опять же не было. Был разговор.
    – Рон, ответь на простой вопрос. Насколько это у тебя серьёзно?
    – Да ты... да я... помолвка... да хоть завтра!
    – Это хорошо, что в этом отношении ты серьёзен. Теперь я подумаю: а мне стоит с тобой связываться? И решу: не стоит! Хочешь знать, почему? Слушай и не перебивай...
    В течении десяти минут все недостатки Рона были разложены по полочкам. И поведение за столом, и манера вываливать, не задумываясь, всё, что взбрело в голову, и отношение к учёбе, и конфликты с Малфоем, и отсутствие жизненных перспектив...
    – Ты разве что в шахматы хорошо играешь, да про квиддич много знаешь. А почему ты ни разу не пробовался в команду, если любишь квиддич?
    – Метлы нет... и денег...
    – Потренироваться и на пробы у Поттера попроси. Что, не даст?
    – Э-э-э... даст, конечно.
    – Если попадёшь в команду, проблема так или иначе решится. Тот же Поттер поможет, старшие братья. Нельзя вот так просто сидеть на месте и ныть: «Метлы нет, денег нет». Клизмы с имбирём 10 нет, чтобы задницей шевелил!
    – Ты... что ты себе позволяешь!
    – Рон! Я тебе что три минуты назад говорила? Не ляпай первое, что приходит в голову. Я могу обидеться и уйти. И больше не приду.
    – Ну... прошу прощения... я не хотел...
    – Я не могу тебе верить, Рон! Я буду смотреть на твоё поведение и решать. Если ты сильно меня разочаруешь, между нами всё кончится. Но я надеюсь, что у нас с тобой есть перспективы. Имей в виду: если я тебя ругаю, это хорошо. Значит, я ещё надеюсь сделать из тебя человека. Бойся, что я отвернусь и перестану тебя ругать! Так что готовься. Буду тебя воспитывать. Согласен?
    – Ещё одна мама Молли мне на голову...
    – Рон! Опять!
    – Извини.
    – Ты не ответил.
    – Ну, согласен.
    – «Ну, согласен» или «согласен»?
    – Согласен.
    – Молодец, правильно! За это положена награда. Поцелуй меня! – при этих словах вся одежда с Лаванды исчезла. С Рона тоже.
    Рон сгрёб Лаванду в объятия, впился в её губы поцелуем... и проснулся.

    Для целей Ксении Юрьевны было достаточно отвлечь Рона от Гермионы. Но, в отличие от Рона, Лаванду было жалко. Хотелось дать девушке приличного если не мужа, то приятеля.
    Ксения Юрьевна помнила про «клеймо предателей крови». В памяти Крауча-старшего по этому вопросу кое-что нашлось.
    «Заразного» статуса «предателей крови» не было. «Предателями крови» называли слишком рьяных магглофилов, которые отказывались совершать обряды годового круга. 11 Если глава рода был виновен перед магией, наказание могло пасть на весь род, но действовало оно в стиле обычных родовых проклятий. Да, род мог прерваться – смертью наследников или рождением сквибов. Но чтобы это передавалось в другие роды – такого не бывало. Молли Уизли была отсечена от рода не из-за боязни Прюэттов пострадать от «предательства крови» Уизли, а попросту за предельно дерзкое неповиновение воле главы. Свести Лаванду Браун с Роном Уизли не значило магически испортить ей жизнь.
 
Глава 8.
    Остаток ночи боггартесса осваивала знания лорда Крауча о Гринготтсе и гоблинах, включая гобледук. Деньги надо было легализовать. Самой тоже надо было легализоваться, и правильный подход к гоблинам тут был решающим.
    Попутно прояснился один занимавший Ксению Юрьевну ещё в родном мире вопрос. Оказалось, что гоблины всё-таки не считали своей собственностью все свои изделия. Гоблины могли определять своей магией историю перехода из рук в руки любого из них (в частности, могли отследить циркуляцию любой отдельной монеты). На этом они основывали понятие «честного владения». Честное владение возникало при покупке изделия у гоблинов, или при взятии его «на меч» в честном (по мнению гоблинов) бою или поединке. Значимым был именно способ перехода от гоблинов к магам. Дальше маги могли сколько угодно грабить друг друга или воровать, это для гоблинов было уже не важно.
    Те гоблинские изделия, что попали к магам путём, например, мародёрства или грабежа гоблинов во время восстаний, гоблины считали полученными нечестно.
    Деньги считались полученными честно, если они попадали от гоблинов к магам из Гринготтса в результате законных банковских процедур.
    Договор, заключённый по итогам последнего поражения гоблинов, фиксировал право собственности магов на все гоблинские изделия и все деньги, оказавшиеся у магов на момент его подписания. Гоблинам пришлось пойти на это, но они всё равно вели тайный учёт и могли сказать про любую монету и любую безделушку, честно ли она досталась магам.
    Пресловутый меч Гриффиндора был взят с трупа гоблинского вождя после удара многократно превосходящими силами со спины, из засады, но не во время сражения – нечестно. (В сражении засада уже считалась допустимым приёмом.) К тому же этот меч был священной реликвией. Вот почему гоблины мечтали его вернуть и считали себя правыми в этом вопросе, хотя и были связаны договором.
    До утра боггартесса освоила гобледук. Разобралась в репертуаре услуг Гринготтса и этикете общения с гоблинами. Обдумала свои первые шаги в банке. Можно было потихоньку вылезать из тёмного угла на белый свет...

    К моменту пробуждения студенток четвёртого курса Гриффиндора Ксения Юрьевна зависла в их спальне и с огромным удовлетворением наблюдала за патронусом Лаванды Браун. Мак-Гонагалл прислала в ответ свою светящуюся кошку, которая сказала голосом декана:
    – Пятьдесят баллов Гриффиндору, мисс Браун!
    На утверждение Лаванды, что она научилась патронусу во сне, Гермиона высказалась:
    – Значит, тебе снятся очень хорошие сны!
    – Да, мне приснился очень хороший сон!
    – И кто же из мальчиков тебе снился? – поинтересовалась Парвати Патил.
    Лаванда уклонилась от ответа, и девочки начали с шутками и смехом вычислять, кто мог ей присниться. По случаю субботы 12 и похода в Хогсмид настроение у всех было отличное. Кстати, первым кандидатом был Гарри Поттер, умеющий создавать патронуса.

    Надо было проконтролировать Рона за завтраком, но напрягать всю себя такой мелочью боггартессе не хотелось. Простейшим решением было прицепить кусочек себя к Рону, а остальную свою часть отправить в Выручай-комнату на запланированный с утра краш-тест.
    Совершенно неожиданно краш-тест начался прямо в Большом зале. Кусок боггарта мог удаляться от другого не более чем на пятнадцать метров в прямой видимости. Ксения Юрьевна уже привыкла к «всемогуществу» боггарта, и это ограничение её расстроило.
    Решение было очевидным. Части боггартессы в Большом зале и в Выручайке были соединены тончайшей невидимой нитью из её же «тела». Можно было обойтись и россыпью точек-«ретрансляторов», но работать с нитью было удобнее.
    Внешний мир воспринимался как обоими частями, так и нитью по всей длине.

    Рон заполучил «аудио-няню». Как только Рон собирался сделать или сказать что-то не то, в его ушах звучал предостерегающий девичий голос, который Рон считал голосом Лаванды Браун. Рона особенно смущало, что Лаванда держалась от него, в общем-то, поодаль, а голос всё равно был слышен как будто рядом. (На самом деле голос был, на случай вмешательства легилимента, сделан «абстрактно-девичьим»; кому конкретно его приписывать, зависело больше от Рона.) Тот же голос пресёк попытки Рона удивиться вслух или выставить претензии Лаванде. В итоге Рон держался в рамках весьма приличного поведения, что не осталось незамеченным соседями по столу, в первую очередь Гермионой.
    – Надо же когда-то умнеть, почему бы не сегодня? – повторил Рон за голосом.
    Без Драко Малфоя не обошлось.
    – Уизли, наконец-то твой папаша-нищеброд вывернул кошелёк и наскрёб денег на учителя этикета! На еду-то у вас осталось?
    По совету голоса Рон с насколько мог мерзкой улыбочкой смерил Драко взглядом с головы до ног и обратно. Пока Драко придумывал, чем ответить, Рон заговорил:
    – Малфой! По-твоему, лучше, как твой папаша-богатей, выворачивать кошелёк перед самозванцем-полукровкой и получать за это Круциатусы? Вы знаете, леди и джентльмены, – Рон обращался уже ко всем окружающим, а боггартесса позаботилась о Сонорусе, так что слышно было на весь зал, – их любимый и высокочтимый Тёмный Лорд – бастард от маггла и сквибки из выродившихся Гонтов. Томас Марволо Реддл, фамилия папаши-маггла. И ведь был старостой Слизерина и школы, какая честь! В зале Наград есть золотая табличка с его именем.
    – Я смотрю, ни Гермиона, ни Гарри не удивлены. Рон, откуда вы это знаете? – поинтересовалась Лаванда Браун.
    – Почти всё это мы узнали ещё на втором курсе. Хочешь проверить? Профессор Мак-Гонагалл училась одновременно с Реддлом и тоже была старостой. Спроси её.
    – И спрошу! А за что наградили Реддла?
    – За что награждают истинных слизеринцев? За убийство и подлость. Он убил студентку. Плаксу Миртл, знаешь такую? И подставил Хагрида. Хагрида исключили и сломали палочку, а Реддла наградили. Хорошо, за Хагрида Дамблдор заступился, он тогда был профессором трансфигурации и заместителем директора. Директором был Диппет, ему было выгодно замять скандал.
    Лаванда подбежала к профессорскому столу.
    – Профессор Мак-Гонагалл, вы всё слышали? Это правда?
    Вместо Мак-Гонагалл ответил Дамблдор:
    – Истинная правда, мисс Браун. Моё упущение, что эту награду до сих пор не убрали. Я распоряжусь...
 
Глава 9.
    Распоряжаться было поздно. Наградная табличка Томаса Реддла уже минуту как лежала в сейфе боггартессы. Теперь надлежало поддать ещё огонька.
    Профессор Трелони встала, закатила глаза и хриплым, почти мужским голосом возвестила на весь зал:
    – Он грядёт... Грядёт подлинный наследник Слизерина... Он уже здесь, с нами, в этом зале... Наследник Слизерина вступит в права и обратит рабов в рабство... Исторгнуты будут и презренны, как прах попираемый... Лорд Слизерин грядёт...
    Трелони бессильно опустилась в кресло. Опешивший зал безмолвствовал... Только через пару минут кто-то робко сказал:
    – Подлинное пророчество...
    Зал как прорвало, все заговорили наперебой. Гермиона задумчиво спросила:
    – Интересно, о чём это она? Насчёт рабов? Как можно раба ещё раз обратить в рабство?
    – Кое-что знать надо, – ухмыльнулся Рон. («Кое-что» знал лорд Крауч; Рон тупо повторял за голосом «Лаванды». Опять незаметно включился Сонорус.) – Что на самом деле означает метка Упивающихся Смертью? Этой меткой в роду Слизерина клеймили рабов. Заметь, что у самого Тёмного Лорда метки не было. Идиоты, которые приняли метку, не догадались навести справки в Гринготтсе. Гоблинские мастера геральдики эту картинку ещё помнят, а наши забыли. Теперь представь, что наследник Слизерина призывает папашу Малфоя и говорит ему: «Ты – мой раб, вот клеймо». И всё! Раб – это вещь. Ни прав, ни имущества. Он сам – имущество. Жены и дети рабов – тоже рабы. «Исторгнуты из рода и презренны, как прах попираемый». Причём добровольно! Ты знаешь, что все слизеринцы до единого опущены ниже канализации? С рабами нельзя есть за одним столом, а там таких чуть ли не треть.
    – Зашкварены, – щегольнула Гермиона блатным словечком.
    – Зашкварены, – согласился Рон.
    – А разве в магической Англии есть рабство?
    – Было. Его не отменили, просто всех рабов отпустили или они выкупились. Теперь снова будет. Попроси девочку из чистокровных, пусть расскажет тебе историю Красотки Розы.
    – А кто это?
    – Последняя рабыня. Говорят, ещё жива.
    – А почему ты не хочешь рассказать?
    – Гермиона, мальчику неприлично рассказывать девочке такие истории, – прошептала ей на ухо Лаванда. – Я тебе расскажу...

    По памяти лорда Крауча, рабыня по прозвищу «Красотка Роза» в 19 веке специализировалась на предсвадебной тренировке британских магов. («Краткий курс молодого бойца», усмехнулась Ксения Юрьевна). Поскольку раб – вещь, секс с рабом или рабыней не считается изменой. Как секс с куклой. Магический брак или помолвка не разрывается, отката на виновника нет. 13 Плата за «прокат куклы» шла хозяину.
    Красотку Розу знал весь магический мир Англии; в очередь записывались даже с континента. (Дед лорда Крауча перед свадьбой побывал у неё.) В конце концов кто-то, до старости не забывший прелестей рабыни, сделал освобождение Розы с солидной суммой подъёмных условием своего завещания в пользу её хозяина. Хозяин не отпустил бы выгодную рабыню, но по такому случаю пришлось.
    Роза действительно была последней рабыней в магической Англии. Освободилась она в 1898 году. Предпоследний раб умер в 1881.
    (Сведения Лаванды простирались до этих пор, исключая деталь о дедушке Крауча-старшего. Именно это она и рассказала Гермионе. Большего Лаванда не знала, не слышала даже, что Роза, возможно, жива. Так что вернёмся к памяти лорда Крауча.)
    В 1994 Розе исполнилось 185.
    Она жила в Бразилии, причём выглядела лет на 35–40, и это не было иллюзией. Её занятия превратили её во что-то вроде «магоэнергетического вампира». Секс с молодыми магами стал для Розы эликсиром вечной молодости.
    Теперь Роза сама выбирала партнёров. Семь-восемь юных магов в год, по паре дней на каждого, ей было достаточно для поддержания формы, а для души всегда были кавалеры посолиднее, маги и магглы. Роза не была знаменитостью, но в избранных кругах её знали. Деньги? Роза часто меняла мужчин, но никто не обижался. И не забывал. Деньги, дома, драгоценности, артефакты и прочее она получала в подарок и по завещаниям.
    Тот же лорд Крауч, будучи в Бразилии, провёл у неё вечер – и отложил пятьдесят тысяч под 8% и условие не касаться капитала в отдельный сейф в бразильском отделении Гринготтса. Проценты шли Розе, 14 а после смерти лорда Крауча ей переходил и основной капитал. Из сводки активов рода Краучей эти пятьдесят тысяч исчезли. Получить их назад лорд Крауч мог, если бы Роза умерла раньше него (с какой стати?).

    Ксения Юрьевна собралась в Выручай-комнате и приостановила краш-тест.
    Виртуальная копия Рона Уизли оказалась самоподдерживающейся. Всё, что произошло утром в Большом зале, в её памяти уже было. Проверка у Лаванды – то же самое.
    «Похоже, правы некоторые экстрасенсы, что память находится вне души и тела, а мозг – механизм для связи. Всё это непринуждённо объясняется, если виртуальная копия имеет доступ к тому же хранилищу данных, что и оригинал. То есть, я копирую именно механизм подключения к памяти, а не саму память. А вот дементоры, похоже, отсасывают из хранилища».
    Что-то не вполне стыковалось, но обдумывать, и тем более ставить опыты, было некогда. Надо было прыгнуть в виде домовика на Косую аллею. Купить четыре флакона для воспоминаний. Вернуться. Извлечь воспоминание о выступлениях Рона и о пророчестве, то есть, начиная с наезда Малфоя до упоминания Красотки Розы. Добавить картинку золотой наградной таблички. Сделать четыре копии и разлить по флаконам. Написать и размножить сопроводиловку. Прыгнуть в почтовое отделение на Косой аллее. Арендовать четырёх сов. Отправить флаконы и сопроводиловку министру магии Фаджу, шефу ДМП 15 мадам Боунс, Рите Скитер и лорду Люциусу Малфою.
    В сопроводиловке было написано, что «доброжелатель» боится эксцессов на Слизерине, в частности, нападений оскорблённых таким соседством студентов на «рабов», а также удивляется, что Дамблдор позволил себе скрывать такую острую информацию от властей, «что, очевидно, ставит под вопрос лояльность мистера Дамблдора». Было также выражено опасение за жизнь Рона Уизли, «с подлинно гриффиндорской прямотой и отвагой сорвавшего покров с грязных тайн Пожирателей Смерти и их частично мёртвого предводителя». Рекомендовалось запросить Гринготтс о подлинном статусе Томаса Марволо Реддла, наследника Гонт, именующего себя анаграммой «Лорд Волдеморт» своего настоящего имени. Тут же было наглядно показано, как одно составляется из букв другого.

    Можно было продолжать краш-тест. Пока в Большом зале шёл завтрак и сопутствующий скандал, боггартесса успела пройти два испытания. Она создала на предоставленном Выручай-комнатой полигоне 256 экземпляров своего старого тела – 16 рядов по 16 тушек в каждом ряду. Никаких проблем ни при создании, ни в восприятии, ни в управлении. Потом 1024 копии, по 64 в ряд. По-прежнему никаких проблем.
    «Конечно, здесь очень мощный источник магии. Надо будет повторить где-нибудь на обычной территории, подальше от источников. Должен же быть предел».
    Для очередной стадии краш-теста Ксения Юрьевна невидимым дементором мотнулась в Запретный лес, нашла акромантула и поцеловала его. Затем вернулась на полигон, создала отряд в 512 дементоров в натуральную величину и 1024 акромантула разных размеров. Воссоздала участок леса, устроила акромантулов в засаде, предоставила им действовать по собственному разумению и повела дементоров на акромантулов.
    Дементоры легко справлялись с пауками, замораживая, а потом целуя их. Когда пауки набрасывали сети издалека, эти дементоры, будучи частями боггарта, дематериализовывались и пропускали сети сквозь себя. Точно так же можно было защищаться от укусов, захватов и обматывания паутиной. По необходимости включался боевой транс с ускоренным восприятием, причём не обязательно во всех потоках.
    Ещё лучше пошло дело, когда боггартесса ввела в бой взвод из 32 дементоров, вооружённых маггловскими ранцевыми огнемётами с бездонными баками для огнесмеси. Огнесмесь тоже порождалась из тела боггарта; сосредоточившись, боггартесса поняла, что сгоревшие частицы возвращаются к ней.
    «Не надо об этом думать, а то будет как в анекдоте про сороконожку. Пусть идёт на инстинктах».
    Отработав приёмы борьбы с акромантулами, Ксения Юрьевна покинула полигон.
 
Глава 10.
     «Шесть вечера. Наведаюсь-ка я к профессору Снейпу...»
    Проникнуть в апартаменты Снейпа оказалось легко, и никакая защита боггартессу не отпугнула и не обнаружила. Снейп читал толстенный трактат по зельеварению.
    Усыпить и прочитать зельевара не составило проблемы. Закладка «вызвать домовика, заказать чашку кофе» сработала. Была скопирована и связь домовика.
    «А ты боялась! Даже платье не помялось».
    В Выручай-комнате боггартесса выделила из себя копию Снейпа и попробовала «достучаться» до оригинала через метку копии. Это удалось. Тогда она обратилась ко всем другим меткам. Получилось и это. Она чувствовала даже заключённых в Азкабане.
    Выделив дополнительно дементора, боггартесса попробовала отсосать метку. Работа была тонкая, но через полчаса левое предплечье «Снейпа» было чистым.
    «Слишком медленно. Повторим...»
    После десятого подхода отсос метки брал полторы минуты. Для прикола было отработано звуковое сопровождение: смачное чмоканье и хлюпанье.

    Боггартесса также подсмотрела, что произошло после эффектного заявления Рона о рабах. Снейп пресёк все резкие телодвижения за столом Слизерина и увёл факультет в подземелья. Ему удалось успокоить студентов, попросту предложив не пороть горячку, а отписаться домой и проконсультироваться со старшими.
    – Каждое утверждение мистера Уизли должно быть проверено. Даже если все они по отдельности окажутся правдой, нарисованная им общая картина настолько по-гриффиндорски примитивна, настолько плоская и безвариантная, что в целом правдой быть не может. Статус раба магический, и он проявился бы в массе жизненных ситуаций, начиная с невозможности заседать в Визенгамоте. Гоблины бы знали. Нет, тут всё не так просто! Домой пишите обязательно, но никаких вылазок в совятню – только через домовиков!
    На всякий случай Снейп запретил слизеринцам посещение Хогсмида. За остро необходимыми покупками послали домовиков. Гулять, впредь до нового распоряжения, разрешалось вокруг озера, группами не менее десяти человек, из которых не менее троих старшекурсников, дамам строго в сопровождении кавалеров, и только в светлое время дня.
    По хорошей погоде, обед для всего факультета накрыли в укромном и живописном месте на берегу.
    Всё это Снейп пересказал сначала прибывшему лорду Малфою, а потом вызвавшей его по камину мадам Амелии Боунс. Немного успокоенный Малфой сам вызвал министра и отправился к нему.

    На появление в собственном кабинете дементора Снейп среагировал моментально.
    – Экспекто патронум!
    Никакого ущерба для себя Ксения Юрьевна не ощутила, но заморозку убрала.
    – Не суетитесь, профессор! Я здесь не целоваться, а отсасывать. Закатайте левый рукав и дайте руку...

    – Надеюсь, вы удовлетворены? Тогда ознакомьтесь.
    Небольшой свиток пергамента был озаглавлен «Заявление наследника дома Слизерин». «Наследник Слизерин, в настоящее время обучающийся в школе чародейства и волшебства Хогвартс» заявлял, что «никогда не имел намерения использовать так называемые „Чёрные метки” для дестабилизации общественного благоустройства или посягательства на прерогативы магических родов». В знак искренности этого заявления наследник предлагал любому желающему снять метку. «Подробности будут доведены дополнительно».
     (Копии заявления ушли к министру, мадам Боунс и Рите Скитер.)
    – А теперь вызовите лорда Малфоя.
    Люциус Малфой выдал Патронус ещё из камина.
    – Не надо лишних телодвижений, а то вдруг война, а вы уставший, – шутка была оценена: и Снейп, и Малфой слышали этот анекдот от Долохова. – Профессор, покажите лорду Малфою левую руку и дайте ему прочесть заявление наследника Слизерина.
 
Глава 11.
     «Теперь на ужин. Да, а как там Рон без нянечки?»
    Справка была наведена в «виртуальном Роне». За утро Рон успел так привыкнуть к «гласу судьбы», что даже в его отсутствие внутренне дёргался при каждом сомнительном намерении. Эффект был в целом тот же самый. Плюс, такая самостоятельность даже импонировала Рону. А тут ещё гриффиндорцы принялись поздравлять Рона с «самым удачным за всю историю Хогвартса опусканием слизеринцев». Впервые Рон получал славу и хвалу, не связанные с Гарри Поттером, и это было намного приятнее. На кураже Рон, ушедший утром в Хогсмид, но обедавший в замке, не лёг спать после обеда, а самостоятельно сделал домашние задания. Гермиона даже успела их проверить.
    Конечно, без пары-тройки закладок не обошлось, но они не были императивными, а лишь усиливали общую тенденцию.
    «Похвалю его за ужином для закрепления, а дальше пусть вертится сам. Разве что сорвётся, и потребуется вмешательство. Сны, конечно, будут, это святое. Но не чаще двух раз в неделю».
    На ужин слизеринцы пришли. Весь факультет сразу, строем, с деканом во главе. Снейп подошёл к Дамблдору и вручил ему свиток с заявлением наследника Слизерина. Последовала небольшая перепалка. Снейпу пришлось при всех закатать левый рукав и предъявить чистое предплечье. Только тогда Дамблдор разрешил прочесть заявление вслух.
    Естественно, остальные три факультета принялись обсуждать личность наследника Слизерина. Кое-кто вспомнил 1992 год и змееустость Поттера, но большинство решило, что наследник – Драко Малфой, на том основании, что на текущий момент метка была снята только у Снейпа и лорда Малфоя. Откуда-то это стало известно.
    – Кто случился под рукой – декан и собственный папаша – с того он метку и снял. А с остальных сдерёт по тысяче галлеонов. Слизеринец!
    По непонятной причине дальше спорили исключительно о цене снятия метки. Через пятнадцать минут уже дошло до пятидесяти тысяч, из которых сорок тысяч наследнику, а десять тысяч министерству.
    Пересечься с Малфоем и расспросить его никому не удалось. Слизеринцы ушли с ужина так же, как пришли: все вместе, строем, под командой декана.

    В ожидании, пока Гарри Поттер и Луна Лавгуд улягутся, Ксения Юрьевна вынула из сейфа диадему Рейвенкло и скопировала её в виртуальное пространство. Затем она напустила на копию диадемы виртуального дементора. Что-то он отсосал. Ксения Юрьевна уничтожила архив и повторила процедуру с настоящей диадемой. С тем же результатом. Пометив архив ярлыком «Возможно, хоркрукс из диадемы Рейвенкло», боггартесса запрятала дементора вместе с архивом в отдельное виртуальное хранилище.
    Если на диадеме и была защита, она не сработала.
    «Естественно! Волди защищал диадему от магов, а не от чересчур умных боггартов».

    «Так, есть время подумать. Что у меня не стыкуется? Предположим, что виртуальные копии – это копии механизма доступа в хранилище памяти. Естественно, такая копия будет самообновляющейся. Что Рон из своей головы через свой механизм, что я из виртуала через копию механизма лезем за данными в одно и то же хранилище. А что этому противоречит? Разное время копирования, механизм-то должен быть у всех одинаковый или почти одинаковый. И вот это мелькание содержимого памяти. Если копируется только механизм доступа, зачем просматривать всю память?»
    «Копия механизма доступа. Что это такое? Такая организацию данных распространена очень широко. Общая файловая система на специальном сервере данных, и все компьютеры фирмы видят эти диски как свои. В результате любой юзер со своим логином и паролем может сесть в любом офисе фирмы за любой компьютер и видеть одни и те же файлы, и свои, и общие. Похоже на то. Механизм доступа здесь – компьютер. Что такое копия компьютера?»
    «Да, Ксюха! Человечество уже наступало на эти грабли! Когда искали носителя наследственности и не понимали, что это – информация. Здесь то же самое. Механизм доступа – программный!!! Ты копируешь драйверы и личные настройки. Ровно такая копия называется „виртуальная машина”. А то придумала: „механизм”. Насколько же слова определяют ход мыслей! Вот так всю жизнь сидела бы в белых одеждах и гадала, из чего там шестерёнки и сколько на них зубьев».
    «Дементоры при поцелуе архивируют в себе и заодно стирают данные из хранилища, а потом и драйверы доступа с настройками».
    «Мелькание содержимого памяти? Я сама программировала такое! Если я копирую драйверы и настройки доступа в виртуальный компьютер, то его надо запустить и проверить. Как проверить? Проще и естественнее всего запустить проверку целостности данных, например, подсчёт контрольных сумм. А для этого надо прочитать все данные, вот они и мелькают. То есть, этот просмотр идёт не во время копирования системы доступа, а после копирования. Фильтрация при этом – не отбор инфы для копии, а забота о моих ощущениях в процессе. Данные в хранилище уже лежат и никуда оттуда не денутся, пока их дементор не высосет».
    «Но тогда получается, что обливиаторы и менталисты не трогают хранилище, а корёжат драйверы доступа. Или ставят фильтры. Или дописывают слои кода поверх. А в хранилище всё незыблемо. Ну, Ксюха! Если это подтвердится, ты опустошишь пару отделений у Святого Мунго. Лонгботтомов вылечишь. И Локхарта. И пойдёт Локхарт в Азкабан, потому что всем его жертвам ты тоже восстановишь память».
    «И вообще всё это очень похоже на правду, но не проверено до конца, да и нестыковки опять же есть. Не суетиться над клиентом!»
    «И насчёт Локхарта не суетиться, а всё хорошенько проверить. Мама Ро соврёт, да ещё дорого возьмёт. Вон как с Гермионой и хроноворотом».

    Гермиона действительно взяла себе на третьем курсе все дополнительные предметы, но не ходила на занятия одновременно, а сдавала промежуточные тесты по индивидуальному плану. Хроноворот ей дали только на период экзаменов, потому что некоторые экзамены шли одновременно. Гермиона полюбопытствовала, почему ей не дали хроноворот для учёбы, и узнала, что частое применение хроноворота чрезвычайно вредно для здоровья из-за сбоя суточных ритмов и ускоренного старения.
    – В особенности для девочки, у которой менструальный цикл ещё только устанавливается, – уточнила профессор Мак-Гонагалл. – Можно заработать бесплодие. И учтите, что хронотравмы почти не лечатся.
    Тем не менее, для спасения Сириуса и гиппогрифа хватило и этого. Почему-то хроноворот забрали не сразу после экзаменов, а утром в день отъезда на каникулы. Коварный план Дамблдора? Возможно...

    Студенты заснули. Ксения Юрьевна скопировала Гарри Поттера и Луну Лавгуд. Наскоро убедилась, что «шутки» соучеников над Луной уже начались, и наметила, как это пресечь. (Помогло то, что Луна, оказывается, всё замечала и помнила всех «шутников» за всё время учёбы.) Новым дементором отсосала хоркрукс из копии Поттера. После успеха проделала то же самое с реальным Поттером и припрятала дементора с архивом-хоркруксом. Всё как с диадемой.
    После удаления хоркрукса шрам на лбу Гарри воспалился и вскрылся, из него начала сочиться кровь.
    «Зельем намазать?»
    Зелье на основе бадьяна для заживления неглубоких ран и снятия раздражения кожи было в аптечке в каждой спальне. Боггартесса обработала шрам и избавилась от тампонов.
    Было уже около полуночи. Ксения Юрьевна прихватила с собой диадему Рейвенкло и в невидимости аппарировала на Косую аллею к Гринготтсу.
 
Глава 12.
    Банк работал круглосуточно и без выходных, даже в гоблинские праздники.
    Идею первого контакта с гоблинами Ксения Юрьевна позаимствовала из понравившегося ей фанфика, 16 учтя реальный гоблинский этикет.
    В невидимой форме Ксении Дегтярёвой в возрасте около 34 лет боггартесса остановилась у входа перед старшим из двух стражей и заговорила на гобледуке:
    – Может ли этот прославленный воин помочь мне начать длительное и плодотворное сотрудничество?
    «Прославленный» соответствовало замеченным наградам. Иерархию, знаки различия и награды гоблинов боггартесса усвоила от Крауча-старшего. Обращение в третьем лице («может ли этот воин?») требовалось, по этикету, в первый раз.
    Гоблин не удивился и не испугался, а оскалил все 62 зуба (смотрелось жутко, но означало уважение к собеседнику) и коснулся пряжки пояса.
    – Ждите, сейчас к вам подойдут.
    – Благодарю вас. Пусть подошвы ваших сапог омоются кровью врагов, прославленный.

    Примерно через восемь минут к ним подошёл гоблин средних лет в камзоле со знаками различия советника второго ранга.
    – Следуйте за мной.
    Как и от стража, никаких форм вежливости, пока клиент невидим. Строго по этикету.
    «Странно, обычно клиентов провожают ассистенты. Максимум можно ждать своего поверенного. Советник – слишком высокий чин».
    Во внутреннем коридоре Ксения Юрьевна проявила себя. Здесь за её анонимность уже отвечал банк, и этикет предписывал снять невидимость.
    – Благодарю вас, сударыня. Вас примет Рагнок, директор банка и Великий Вождь клана Гринготт.
    На гобледуке прозвучало, конечно, не «сударыня», а «та, которую мы рады принимать».
    – Я высоко ценю эту честь, почтеннейший.
    Советник третьего ранга был бы «почтенный», а первого ранга – «высокочтимый».
    «Насчёт советника теперь понятно, но почему мною занялся сам Рагнок?»

    Стражи перед кабинетом Рагнока приветствовали боггартессу, синхронно ударив себя кулаком левой руки по латам на груди и стукнув о пол древком алебарды. В кабинете все гоблины встретили её стоя. Те, что были в латах, также ударили кулаком в грудь, остальные прижали к груди раскрытую левую ладонь и оскалились.
    «Да за кого они меня принимают? Это уже дипломатический этикет! Ладно, соблюдём».
    Ксения Юрьевна первая села в кресло, к которому её провели. Только после этого сели гоблины, начиная, естественно, с Рагнока. Первой надлежало говорить Ксении Юрьевне.
    – Чем скромная клиентка банка заслужила приём на наивысшем уровне, Вождь Рагнок?
    Тоже по этикету. Этикет гоблинов был сугубо рационален. Считалось, что заслуги и титулы лидера нации гоблинов (а не только клана Гринготт, поэтому Рагнок был «Великий Вождь», а не просто «Вождь») и так все знают, и вежливее не тратить драгоценное время руководителя на многократное пережёвывание его достоинств. Значит, просто «Вождь Рагнок». По этой же причине говорить надо было строго по существу. Это и было наивысшей вежливостью. Это было применимо на всех уровнях, потому что награды и знаки различия говорили сами за себя. Подобострастную лесть гоблины не уважали. Фразы типа «пусть кровь врагов омоет ваши сапоги» употреблялись, когда это не отвлекало от дела. Сейчас боггартесса прямо и откровенно выразила своё удивление и ожидала столь же прямого ответа.
    – Возможно, в этот раз вы пришли просто как клиентка, и мы без промедления обслужим вас. Однако мы уверены, что вы хотите узнать, почему мы не можем считать вас обычной клиенткой.
    «Чётко выражено. Они равным образом ценят моё время и уважают мои планы. Может быть, я тороплюсь и сейчас хочу только открыть счёт. Но вот эта формулировка „мы уверены, что вы хотите узнать” означает, что они настаивают на разговоре. Что ж, поговорим. Сначала мне надо представиться...»
    – Я не тороплюсь, и до утра мы сможем обсудить многое. Для начала, в качестве имени я предпочитаю английское «Зиния Джорджина Хорнер». Титул – «мадам» (вместо «мадам» прозвучал гоблинский термин, обозначающий «почитаемая за успехи в профессии вдова, вырастившая детей»). Позвольте мне это написать...
    На поданном листке пергамента Ксения Юрьевна написала названное имя по-английски («madam Xenia Georgina Horner») и рунами гобледука.

    Как-то учительница английского задала на дом подобрать и обосновать английский аналог собственного имени. Имя «Ксения» в английском было, только звучало странно. (Впрочем, слово «Xerox» в оригинале тоже произносится «Зирокс».) Для второго имени подошёл женский вариант имени отца: Юрий – Георгий – Джордж – Джорджина. Фамилия «Роговы» происходит от профессии «мастер по работе с рогом» и точно соответствует распространённой английской фамилии «Horner» («horn» – «рог»).
    А вот для фамилии «Дегтярёва» английских аналогов не было. Термин «tar maker» («перегонщик дёгтя») существовал, но ничего связанного с дёгтем («tar») в словаре английских фамилий Рыбакина не нашлось. 17 Дальше Ксения Юрьевна не копала, не так уж это было интересно. Сейчас сгодился отработанный вариант с девичьей фамилией.
    Двоих детей Ксения Юрьевна вырастила, и невестка ждала внука. «Вдова» – потому что муж был недоступен из этого мира, всё равно что мёртв.

    – Мы не считаем вас обычной клиенткой, мадам Хорнер, потому что вы – не маг и не человек. Вы – волшебное создание, как и гоблины, и многие другие. Между волшебными созданиями и магами лежат века крови и несправедливости. Маги – наши враги. Мы не смогли определить вашу расу, но наши приборы показали огромную мощь, кое в чём на уровне божества. Дальше мы рассуждаем так: вы появились здесь, в этом мире, с какой-то целью. Вряд ли она направлена на потворство низменным наклонностям магов, за которые их ненавидят все волшебные расы. Значит, нам выгодно иметь вас в союзниках. А поссориться с вами было бы невыгодно. Как лидер великой расы гоблинов, от имени нашей расы я предлагаю вам союз и любое возможное содействие.
    – Я собираюсь поселиться среди магов и бороться, как вы точно сформулировали, с их низменными наклонностями. В том числе я намерена изменить их отношение к другим волшебным расам. Я планирую взять одного из магов в мужья и обратить его в свою расу, с тем, чтобы иметь потомков уже моей расы. Таким образом, наша раса будет постепенно, из поколения в поколение, замещать магов изнутри. Это очень долгосрочный план, но имеющий все шансы на успех в исторической перспективе. В ближайшее время я планирую уничтожить частично живого мага, именующего себя «лорд Волдеморт». Отстранить от власти или уничтожить Альбуса Дамблдора. Затем достичь разумного политического баланса между старыми родами и новичками магического мира, на основе, может быть, несколько большей открытости, но с сохранением статуса секретности. Наш союз существенно поможет мне в реализации этих планов. Также я смогу помогать вам, координируя мои планы с вашими. Я не сомневаюсь, что наше сотрудничество будет длительным и взаимовыгодным, и приведёт к успеху не только нас, но и другие волшебные расы.
    – Пусть будет так! – Рагнок, и за ним все гоблины приложили к груди раскрытую правую ладонь. – Перейдём от общих вопросов к более насущным. Зачем вы прибыли этой ночью в Гринготтс?
    – У меня около ста тысяч галлеонов наличными. Также есть сундуки с ценным содержимым, но защищённые от проникновения. Я хотела бы открыть банковскую ячейку, поместить туда деньги, и оплатить из них работу ваших взломщиков проклятий с моими сундуками. Затем вы бы оценили содержимое сундуков и присоединили бы это содержимое к моему вкладу. Я признаю вашу концепцию честного владения. Если в сундуках окажутся изделия, которые нация гоблинов считает своими, вы можете их изъять. Прошу только сообщить мне список таковых. Возможно, я захочу что-нибудь выкупить.
    – Признанием честного владения вы уже продемонстрировали, что вы на нашей стороне. В благодарность за это мы увеличим доход по всем видам ваших вкладов на четверть процента сверх обычного. То, о чём вы попросили, находится в рамках обычной банковской деятельности. Мы назначим вам поверенного, и он займётся вашим вкладом.
    – Для моих планов мне нужно поступить на четвёртый курс Хогвартса. Я могу представиться, например, приезжей из США. Поскольку занятия уже начались, надо действовать быстро. Поступать в Хогвартс я буду под своим именем, но в таком виде...
    Ксения Юрьевна предстала перед гоблинами в образе четырнадцатилетней Ксюши Роговой.
    – Я могу также принимать два образа одновременно, – боггартесса продемонстрировала и это. – Я думаю, что мне нужно легализовать оба образа в маггловском и магическом мирах. Легендой для поступления в Хогвартс может быть переезд в Англию матери-вдовы с дочерью, это же объяснит наше сходство. Оплатить это я намерена из своего вклада.
    – Какое имя матери предлагаете?
    – Тут я полагаюсь на вас. Я не хочу слишком жёстко вас ограничивать. Возможно, легализация потребует строго определённых имён. В крайнем случае, разрешаю изменить для документов даже моё имя.
    – Мы инициируем операцию секретной службы, охватывающую всю работу с вами. Куратор операции – советник Кровопуск, – один из гоблинов оскалил зубы и приложил ладонь к груди. – Всё дальнейшее вы можете обсудить с ним. Он же подберёт вам поверенного. О деньгах не беспокойтесь, расходы будет покрываться из бюджета секретных операций.
    – Благодарю вас, вождь Рагнок. Последнее дело к вам. Самозванный лорд Волдеморт в погоне за бессмертием использовал темнейшую магию. По слухам, название этой магии не должно звучать в присутствии гоблинов. Я не знаю, верно это или нет. Сейчас я напишу это слово, – боггартесса написала «хоркрукс» и передала пергамент Рагноку.
    Гоблинский запрет на слово «хоркрукс» фигурировал в фанфике «Harry Potter and Afterlife Inc». 18 Ксения Юрьевна решила подстраховаться. И не прогадала.
    – Вы правы, мадам Хорнер. Это слово не должно звучать в этих стенах! Знаете ли вы, почему?
    – Мне говорили, что от этого злого волшебства некогда пострадал вождь гоблинов.
    – Так и было. С тех пор мы включаем в каждый договор нации гоблинов с магами пункт о нашем праве наказывать виновного в случае осквернения Гринготтса этой чернейшей магией.
    – Волдеморт ещё больше извратил это колдовство, создав несколько таких предметов. Один из них он поместил в реликвию основателей Хогвартса, известную как чаша Хельги Хаффлпафф. Эту чашу Волдеморт вручил своей верной стороннице Беллатрикс Лестрейндж, которая, по моим сведениям, скрыла чашу в своём хранилище в Гринготтсе.
    – Немедленно проверить! – распорядился Рагнок. Один из советников вышел, жестом пригласив с собой офицера стражи.
    – Если это так, то Беллатрикс Лестрейндж будет пожизненно лишена права на обслуживание в Гринготтсе. Все её хранилища будут закрыты; половина имущества отойдёт банку, а половина – вам.
    – Я предлагаю перед дележом имущества изъять из него предметы, принадлежащие гоблинам по принципу честного владения.
    – Перед дележом, мадам Хорнер? – рот растянут, зубы полуприкрыты – улыбка наслаждения торгом или спором у умным оппонентом.
    – Перед! Случайность такая случайная, вдруг все такие предметы случайно попадут в мою половину...
    Оскал, зубы полностью открыты. Рагнок был очень доволен собеседницей и демонстрировал это.
    – Что будет с чашей, вождь Рагнок?
    – Мы уничтожим её.
    – Это не будет стоить жизни кому-то из гоблинов? Волдеморт основательно защитил эти предметы.
    – Гоблин всегда готов пожертвовать собой ради нации.
    – Значит, будет. Я умею обезвреживать такие предметы, и для этого не требуются жертвы. При мне другая реликвия – диадема Рейвенкло, которую Волдеморт тоже употребил с этой гнусной целью. Я уже очистила её. Прошу удостовериться, что она действительно безвредна.
    Боггартесса положила диадему на стол перед Рагноком.
    – Я не чувствую злого волшебства. Сигнализация молчала, когда вы вошли, и молчит сейчас. Вызвать разрушителя проклятий!
    Явившийся на вызов гоблин проверил диадему несколькими амулетами и подтвердил, что она не несёт в себе ничего тёмного.
    – Сколько таких предметов создал Волдеморт?
    – Семь, из которых три уничтожены или очищены. Думаю, вопрос с чашей мы сейчас решим. Останутся три, местонахождение которых мне известно.
    Вернулся советник и доложил, что сведения мадам Хорнер подтвердились. Было достоверно установлено, что в чаше заключена частица души именно Томаса Марволо Реддла, представляющегося «лорд Волдеморт».
    – Мы имеем группу, главарь которой использовал недопустимую магию и с помощью сообщницы осквернил оной Гринготтс. Я классифицирую это деяние как групповое, что увеличивает наказание, и как заговор против нации гоблинов. Я объявляю Волдеморта врагом нации гоблинов, подлежащим уничтожению силой оружия. Мадам Хорнер, знала ли миссис Лестрейндж о сути вручённой ей чаши?
    – Скорее всего, нет. Волдеморт держал свою грязную тайну в секрете даже от самых преданных своих сторонников.
    – Тогда мы ограничимся уже объявленным наказанием в отношении миссис Лестрейндж, однако при возможности уточним степень её вовлеченности в этот заговор. Что касается Волдеморта, он также потеряет доступ к своему хранилищу. Имущество разделим тем же способом.
    – Я прошу отсрочить эту часть наказания, чтобы не спугнуть Волдеморта. Удобный момент определится в ходе тайной операции. Я также прошу Гринготтс ответить на запрос министерства Магии о фактическом статусе Реддла, если такой запрос последует.
    – Мы отвечаем только на обоснованные запросы родственников.
    – Тем лучше. Вы можете стребовать какие-нибудь преференции за то, что в виде исключения и очень неохотно пойдёте магам навстречу.
    Гоблины оскалили зубы в знак удовольствия. Для жителей подземелий добираться к цели извилистыми ходами было естественным. Тонкие интриги радовали их не меньше грохота битв.
    – Кстати, об этом скандале в Хогвартсе и письме «доброжелателя». Ваша работа, мадам Хорнер?
    – Моя. Мне надо было раскачать ситуацию.
    – Через несколько часов подписчики прочтут это в газете... Что делаем с чашей?
    – Пусть меня доставят в хранилище. Я тотчас же и на месте обезврежу чашу. И я хотела бы получить чашу в составе моей доли имущества миссис Лестрейндж.
    – Да будет так! Помните, мадам Хорнер, за вашей спиной вся мощь нации гоблинов! Я прощаюсь с вами с уверенностью в осуществлении ваших и наших планов.
    – До свидания, Вождь Рагнок. Пусть ваши закрома ломятся от золота, а враги умрут у ваших ног!
 
Глава 13.
    Мадам Хорнер сообщила советнику Кровопуску, что Волдеморт и содержащая недопустимую магию змея укрылись, предположительно, в доме Реддлов в Литтл-Хенглтоне. Волдеморт имеет вид гомункула, магически ослаблен и требует сложного ухода. Охрана и обслуга – один сторонник. Возможно, есть домовик. О состоянии Волдеморта знает ещё Барти Крауч-сын, но он сейчас в Хогвартсе.
    – Мы не имеем права вести боевые действия на территории магов, иначе бы мы послали отряд и уничтожили этих двоих и змею! Можно послать отряд персонально за Волдемортом на основании допущенного им нарушения устава Гринготтса. Однако в этом случае мы должны предварительно уведомить Министерство магии. Это означает утечку информации и неудачу.
    – Можно было бы тайно послать наёмников-магов, но я считаю, что до некоторого момента нам с вами нужен живой Волдеморт. Если убить гомункула и не уничтожить его якоря бессмертия, его дух снова будет бесконтрольно скитаться. Это самое худшее, что может случиться.
    – Надо уничтожить эти якоря и потом убить гомункула.
    – Тогда у всех слуг Волдеморта исчезнут метки, и Гринготтс потеряет доход.
    – Объяснитесь, мадам Хорнер!
    – Я огласила от имени «наследника Слизерина» заявление с обещанием снять метку любому желающему, и дополнительно объявить подробности. Вот мы и объявим: для снятия метки желающий должен явиться в Гринготтс и сказать дежурному гоблину не привлекающий внимание пароль. Что-то вроде: «Я хочу внести 1000 галлеонов в хранилище номер 12345». Его отвозят в хранилище, он вносит деньги, просовывает руку в отверстие в ширме или перегородке, и через полторы минуты вынимает уже чистую руку. За ширмой – я. Часть денег идёт в покрытие расходов банка, часть – мне, а остаток – чистый доход! Можно даже Министерству дать, скажем, по паре сотен с тысячи, при условии, что оно разрешит снятие меток с заключённых Азкабана, за которых заплатили бы родственники. Поэтому Волдеморта нельзя убивать и даже сильно тревожить, пока не станет ясно, что поток желающих снять метку иссяк. Тысяча – это условно. Скалькулируйте плату так, чтобы её без особого сожаления и напряга действительно могли заплатить почти все желающие. Вы знаете и список потенциальных клиентов, и состояние их счетов. В то же время цена должна быть серьёзной. К дешёвым услугам клиенты относятся без должного пиетета.
    Восторг гоблинов после слов боггартессы был неописуем, настолько пришлись им по душе сама идея, её обоснование и подробности. Отблеск ламп от оскаленных зубов ослеплял! Именно с этого момента мадам Хорнер стала для гоблинов действительно своей, а не представителем непонятной волшебной расы божественного уровня, с которой приходится иметь дело, потому что ссориться опасно и невыгодно.
    – А кто этот «наследник Слизерина»?
    – Тот, кого мы выберем. По моим планам, наследник Слизерин, он же мой будущий муж – Гарри Поттер. Сейчас он этого не знает, но это мелочь. Я думаю, что кровь магов так перемешана, что подошёл бы любой. Но я знаю, что прямая линия наследования идёт через Гонтов к Волдеморту. Пусть завершающий удар нанесёт Поттер, тем более, что на этот счёт есть пророчество. Тогда он будет наследником по праву победителя. Пророчество может относиться также к Невиллу Лонгботтому. Если есть какие-то дополнительные условия для получения этого наследия, разве мы не сможем, при всей нашей соединённой мощи, сделать так, чтобы Поттер подходил?
    – Вы правы, такие условия есть. Например, змееустость. Есть условие, которому не удовлетворяет Волдеморт – из-за своих попыток стать бессмертным он бесплоден! Всё остальное проще. С нашей помощью Поттер справится.
    – Я введу его в свою расу. Справится!

    Урегулировав все имевшиеся вопросы, Ксения Юрьевна вернулась в Хогвартс. Была половина шестого утра воскресенья 4 сентября. Для связи решили пока использовать пергамент с протеевыми чарами. Варианты двойной легенды гоблины обещали представить во второй половине дня во вторник.
    Первое, что сделала Ксения Юрьевна – «скопировала» в виртуал связной пергамент и в виртуале же написала «Мадам Хорнер – проверка связи». Эта надпись появилась и на реальном пергаменте. Ответ тоже поступил как на реальный пергамент, так и на виртуальную копию. Стирание из виртуала тоже сработало.
    «Прекрасно, реальный пергамент можно засунуть в сейф и больше о нём не беспокоиться».

    Оставалось ещё время заступиться за Луну Лавгуд. Сначала Ксения Юрьевна думала напустить на обидчиков скелеты в саванах, но быстро сообразила, что имя Луны не должно быть связано даже с намёком на некромантию. Боггартесса вспомнила наработку Локхарта. «Купидоны-мстители» были внешне очень похожи на «купидонов-почтальонов», особенно общей суровой омерзительностью, но были выше ростом (1 м 85 см) и мускулистее. Крылья присутствовали. Луков не было, а из колчанов торчали пучки розог. Из памяти Рона и Лаванды были извлечены соответствующие фрагменты ощущений, а из памяти лорда Крауча, который и сам вырос в весьма традиционной семье, и сына растил так же – различные варианты телесных наказаний и все необходимые заклинания.
    Обидчики были разделены на мальчиков и девочек. Учтены были и те, кто уже отметился «шутками» над Луной Лавгуд в этом году, и те, кто занимался этим раньше, а в этом году не успел. Были приготовлены по три «купидона» на каждого, плюс два «командира-архангела» двухметрового роста. Голос «командирши» для девиц был сделан женским.

    Во сне к каждому обидчику Луны явились по три «купидона» и вытащили его из постели. Всех волоком доставили в пустую комнату. «Командир» грозным голосом спросил:
    – Знаете, зачем вас сюда притащили?
    Никто не смог ответить.
    – Придётся прочистить вам мозги, – с этими словами в комнате появилось соответствующее количество скамеек. Те, кто уже отличился в этом году, оказались разложены на них и получили по дюжине розог по голому заду. Со всеми положенными ощущениями, даром что во сне.
    – Кто уже догадался? Никто? Ужас, и это Рейвенкло! Так и быть, подскажу...
    Появился сундук одного из «страдальцев». С его дна была извлечена чернильница.
    – Чья это чернильница и как она попала в твой сундук?
    – Э-э-э...
    – Помочь вспомнить?
    – Ай! Э-э-это полоумной Лавгуд чернильница! Я просто пошутил... я больше не буду!
    – Кто ещё не понял, зачем вас сюда притащили? Точно все поняли? Так вот, шутки ваши оценены. И сочтены очень дурным тоном. Ещё по две дюжины каждому! Этому плюс полдюжины за «полоумную».
    *****
    – А теперь те, кто в этом году ещё не отметился, но издевался над мисс Лавгуд раньше. Ваш вклад не забыт. По полторы дюжины!
    *****
    – Ещё раз спрашиваю: все всё поняли? Что вы сделаете в первую очередь, поднявшись утром с постели? Вот ты, отвечай! Что будешь делать? Быстрей думай, а то поможем.
    – Соберу всё, что взял у Лавгуд, отдам ей и извинюсь.
    – Правильно надумал. Как отдавать будешь? В спальню к ней не попасть.
    – В гостиной дождусь.
    – Тоже верно. У тебя вопрос?
    – Я взял пергамент и написал на нём эссе. Мне его отдать?
    – Испорченное – в двойном размере, можно деньгами. За прошлые годы извиниться. Ещё раз спрашиваю: кому нужны дополнительные разъяснения? Ой, какие все умные! Сразу видно – Рейвенкло! Вот всегда бы так да без посторонней помощи – цены б вам не было!!!

    (Девицам снилось то же самое, но комната была другая, вместо чернильницы из сундука достали туфельку, и не было оговорки про гостиную.)

    В этот момент наказанные проснулись. В ушах ещё звучал рёв «архангела»: «... цены б вам не было!!!». А зады были реально исполосованы рубцами, и как же их жгло...
    Пологи кроватей откинулись, и каждый из наказанных увидел трёх «купидонов». Наяву. Всех собрали в уже знакомых (глаза б не видели!) комнатах.
    – Последняя возможность получить дополнительные разъяснения числом до нескольких дюжин! Мы к вашим услугам! Не нужно? Все уверены? Вот вам зелье и тампоны. Мажьте друг другу задницы и разбегайтесь... Как извинитесь перед мисс Лавгуд, напишите родителям. Сегодня воскресенье. Кто до обеда не напишет – пошлём родителям воспоминания. Декану можно не докладывать, воспоминания он получит. А теперь мы улетаем, но обещаем вернуться!
    И «купидоны-воспитатели» с хлопком исчезли.

    Декан Рейвенкло профессор Флитвик утром обнаружил на тумбочке хрустальный флакон с воспоминаниями, кокетливо повязанный розовой ленточкой вокруг горлышка. К флакону прилагалась записка. Шедевр каллиграфии, выполненный сапфирово-синими с серебряной искрой чернилами на надушенном лощёном пергаменте, с витиеватой алой рамочкой вокруг текста, гласил: «Коллега, вы допустили на вашем факультете неоднократные массовые издевательства над студенткой, и это продолжается уже несколько лет. Вы уверены, что правильно подбираете и ориентируете старост? Моим купидончикам пришлось вмешаться. Всегда я на помощь приду даме, попавшей в беду! 19 Г. Локхарт».
 
Глава 14.
    Возврат имущества и извинения Луна Лавгуд приняла равнодушно. А за завтраком, в Большом зале, объявила:
    – Ночью что-то случилось. Все нарглы попрятались.
    Но на это мало кто обратил внимание, потому что все были заняты скандальной утренней газетой.

    Ксения Юрьевна тем временем случайно решила проблему удалённых фрагментов. Она попробовала быстро прокладывать нить между кусками себя, аппарируя. И вдруг оказалось, что нить при этом не образуется, но связь всё равно есть. Причём на любом расстоянии. В рамках краш-теста боггартесса раскидала 256 невидимых микрофрагментов по всему миру, от Нью-Йорка и Рио-де-Жанейро до Мельбурна и Шанхая. И насладилась восприятием в 256 потоках, не считая основного. Волшебным образом не происходило никакой путаницы.
    «Ксюха, ты стала вездесущей! Не зря тебя гоблины божеством обзывали. На Луну надо будет попробовать мотнуться. И на Марс. И посадить там пару яблонь! Чтоб цвели».

    «Дикими боггартами надо заняться. Неизвестно даже, есть ли у них пол и как у них детки родятся. Мне же Поттера „боггартировать”, а дьявол в деталях. Как делать, понятно: усыпляю, ловлю боггарта, запихиваю в него виртуальную копию – старую из себя или актуализированную, избавляюсь от тушки. По моему опыту, реальная тушка не нужна. Не исключено, что и мешала бы. Я, по факту, – виртуальная копия Ксении Юрьевны Дегтярёвой в боггарте».
    «Может, ещё и не каждый боггарт годится. Допустим, я попала в матёрого, который тысячу лет по шкафам ныкался».
    «Даже если так. Набрать боггартятник – или надо говорить „боггартариум”? – холить их и лелеять, а потом пересаживать себя и других. Это бессмертие. Богиня, блин! А Волдеморт-то пыжился...»

    «Ксюха, а ведь кто-то сильнее тебя узнает – убьёт! Даже равный попробует убить. За бессмертие. За вездесущность. За яблони на Марсе. За всё хорошее. Магов придётся большей частью не боггартировать, а виртуализировать. Запустила виртуальную копию во фрагменте себя – и чем она отличается от реального человека? Опять же от реальной тушки избавиться. Ходит, как утка, плавает, как утка, крякает, как утка – утка и есть! Да ещё и бессмертная утка... Хранилище данных у копий и оригиналов общее. При таком подходе у меня права админа и рутовский пароль. Царица, богиня и воинская начальница, и никто не страшен!»
    «Только, если все – мои куклы, жить неинтересно. Это будет наказание для самых вредных. Можно начать с Волдеморта».
    «А боггартировать только избранных. Пока в списке Поттер, Луна Лавгуд, Гермиона и Снейп. Возможно. Каждого придётся тысячу раз проверить – вдруг подерёмся? Хотя в мире много места, и, скорее всего, мы по интересам разделимся. Бог менталистики, бог зельеварения... Пейринг: я и Луна с Поттером, Гермиона со Снейпом».
    «Сколько уже раз и в скольких мирах топтались по этим граблям? Мать Богов, создательница всех остальных. Пантеон. Разделение обязанностей и интересов. Кому-то обязательно в голову стукнет – всемогущество, оно крепче мочи! Дикая междоусобица... Итог – разбежались по разным мирам, скорее всего. А кто-то погиб».
    «Труп погибшего бога – это боггарт, поэтому компьютер такой мощный. Боггарт прячется в шкафах и ждёт... Кто-то вселяется в боггарта, становится богом... на колу мочало, начинай сначала!»

    «Какую-нибудь крысу запихивать в боггарта боязно. При смышлёности первых и потенциале вторых такое вырастет. В общем-то, кого угодно боязно. Возьмём, допустим, кошку. Раз – рядом с каждой птичкой на Земле возникает кошка. Вездесущность же. Два – все птички сожраны. Три – все леса Земли вырублены на бумагу, потому что новое издание Красной книги включает всех птичек... Нафиг такие опыты. Но всё равно интересно. В параллельном мире или пространственном анклаве попробовать? Всё равно нафиг, они же будут иметь все те же возможности. Как полезут в этот мир, и держи границу! Разве в виртуале можно, но тут есть вариант спятить самой...»

    «Про менталистику додумывать надо. И опыты ставить. Тут всё связано, и опять же дьявол в деталях».
    «Предварительно так. Есть личное хранилище данных где-то вовне. Туда попадает всё. Стереть оттуда может только дементор. Дементор пакует данные в архив внутри себя, и пока дементор с архивом не уничтожен, данные можно восстановить. Отдельно есть компьютер для доступа, у реальных людей это мозг, у боггартов – сверхмощное хрен знает что, но я узнаю! В компьютер грузятся драйверы доступа к хранилищу. У диких боггартов они самые примитивные, лишь бы сохранить популяцию. У животных покруче, у людей весьма крутые. Чтобы стать богом, надо научиться программировать эти драйверы и начать разработку собственного наикрутейшего комплекта. Интересно, а как тут с нелицензионным копированием? А курсы программирования или пособия для богов-чайников есть?»
    «Кроме драйверов, запрограммированы два буфера. Сверхоперативный на семь слотов, и оперативный на день записи. Слив в хранилище идёт фоном, с меньшим приоритетом».
    «Большинство физиологов считает, что сон – это необходимый перерыв для переработки полученной за день инфы. Тогда медленный сон – опорожнение остатков оперативного буфера в хранилище. Быстрый сон – индексация хранилища для поиска. Как в базах данных. Видимые сны – побочный эффект индексации, возможно, тестирование целостности индекса».
    «Индексируется не всё. То, что индексировано – сознание, что не индексировано – подсознание».
    «Поисковые боты тоже живут в компьютере. Индексы большей частью там, в быстром доступе, но часть индексов потихоньку перегоняется в хранилище. Поэтому старики, у которых нарушена индексация, могут отлично помнить, под каким кустом и в каких трусиках пятьдесят лет назад дала Машка, но не помнят свой нынешний адрес. Индекс с Машкой подгрузится из хранилища, а нового в компьютере нет и не будет».
    «Ещё в компьютере живёт база фильтров, тоже индексированная. Из хранилища тащат всё, что найдено, но перед проигрыванием данные фильтруются. Скажем, всякие неприятности фильтруются. Дикий дементор отключает часть фильтров и заставляет переживать всё плохое».
    «Обливиаторы просто добавляют фильтры. Кто умеет, на отрезок времени. Кто не умеет, вешает сплошную чёрную маску. Менталисты химичат с драйверами. Переписывают, заражают вирусами, дописывают куски, подключаются со своими запросами».
    «Интересно было бы достать эталонные драйвера и фильтры. Базовый комплект может лежать в хранилище. Архивная копия».
    «Внешнее хранилище у каждого своё. Но все эти внешние хранилища лежат где-то в суперхранилище! И у кого-то должен быть доступ на тот уровень, чтобы видеть память всех сразу и назначать пароли. Вот бы хакнуть! Это, скорее всего, уровень демиурга».
    «Если есть реальный человек и одна или несколько виртуальных копий, то хранилище общее, а вот комплекты фильтров и индексы в компьютерах разные. Реальный и виртуальный Рон могут вспоминать разное, даже сознание и подсознание у них может быть разное. Это я сегодня же проверю на опыте. Бедняга Рон... Награжу его, так и быть».
    «Ах да, близнецы Уизли. У них может быть какой-нибудь обходной доступ друг к другу. Может помочь при взломе суперхранилища».
 
Глава 15. Что было дальше
 
В этой главе собраны отдельные эпизоды дальнейших приключений наших героев. Если фанфик будет продолжен, эти отрывки могут войти в текст. Учтите, что ряд затей боггартесса проворачивает одновременно, используя вездесущность.

    Реального Рона Ксения Юрьевна решила не обижать. Заготовила двух виртуальных и показала им разные сны. Один валялся с Лавандой на маггловском пляже и млел от близости полуприкрытого девичьего тела; другой ехал в московском метро от Медведкова до Ясенева, 20 тупо таращась в пространство. Как и следовало ожидать, через сутки первый помнил 41% своего сна, второй – едва 4%.
    Самое главное – реальный Рон тоже помнил сон про пляж, причём на 88%, а про метро – на 37%. Естественно: хранилище-то общее у всех троих. Для виртуальных Ронов сны проходили через компьютер. Предположительно, на все сны должны порождаться фильтры, чтобы избежать дезориентации в реальной жизни. Поэтому сны так быстро забываются. Но для реального Рона сон попал в хранилище, объехав мозг на кривой козе, и фильтры не создавались. Короче, хотелось, как лучше, а получилось, как всегда.
    Это уже было опасно. Ксения Юрьевна скопировала реального Рона, создав третий виртуальный экземпляр, и показала реальному Рону тот же сон. Фильтр возник, проявил себя, и была создана четвёртая копия Рона. Третья и четвёртая копии отличались практически только наличием одного фильтра, и были заморожены для дальнейших исследований. Сравнение их могло помочь выявить, где и как хранятся фильтры. А реальный Рон избежал риска перепутать сон и явь.

    На всякий случай на потолке спальни девочек третьего курса Рейвенкло был установлен стационарный боггарт-пост в виде микроточки. (Заодно тестировалась такая функциональность.) Уже в среду соседка по комнате, получившая неприятный ответ от родителей (те пообещали на каникулах продолжить уроки, начатые купидонами), вооружилась пузырьком чернил и распахнула полог постели Луны Лавгуд. И обнаружила купидона, сидящего поверх одеяла со скрещёнными ногами. Купидон позаботился, чтобы чернила залили физиономию и мантию брякнувшейся в обморок юной диверсантки, и вызвал старосту.
    Была ещё пара поползновений, но через неделю все угомонились. Пост Ксения Юрьевна решила не снимать. Список стратегически важных точек магического и маггловского миров для постоянного личного присутствия уже вовсю разрабатывался.
    «Интересно, во что такое присутствие в конце концов выльется? Не так ли возникают всякие „святые места” и „источники магии”?»
    Никакой скуки этот поток в боггартессе не порождал, даже если она надолго концентрировалась на нём. Сидеть в засаде, видимо, было самой сутью боггартов.

    Уже после обеда в понедельник бдительная Гермиона спросила у Гарри, что случилось с его шрамом. Шрам побледнел и практически сливался с кожей. Гарри поклялся Мерлином, что не имеет об этом никакого понятия, и был отконвоирован в больничное крыло.
    Мадам Помфри не нашла никаких отклонений. Гарри был абсолютно здоров. К тому же у него начало улучшаться зрение. Мадам Помфри вызвала Мак-Гонагалл и Дамблдора. После переговоров с мастером по камину Мак-Гонагалл и Гарри убыли на Косую аллею за очками с артефактными стёклами, адаптирующимися под изменения остроты зрения.
    Боггартесса нахально аппарировала свой очередной невидимый микрофрагмент на спину мантии Дамблдора. В кабинете Дамблдор не задержался, а прошёл в свои покои. И заснул. Ксенья Юрьевна в одном лице считывала директора, а в другом лице сунулась в крепко спящую Распределяющую шляпу, вытащила меч и внимательно его осмотрела. (Феникс тоже дремал на своей жёрдочке и на появление из шляпы меча не обратил внимания.) Меч был гоблинской работы (знания лорда Крауча), но был ли он реликвией? Почему-то боггартесса усомнилась в этом.
    «А кто сказал, что у Гриффиндора был только один меч?»
    Копирование распределяющей шляпы прошло быстрее копирования Дамблдора. Напоследок – помирать, так с музыкой! – боггартесса вынула из кобуры на правой руке Дамблдора Старшую палочку и ещё одним лицом аппарировала в своё хранилище в Гринготтсе, где палочку и оставила. На всякий случай ещё через несколько минут мантия-невидимка из сундука Гарри была доставлена к советнику Кровопуску и по его указанию помещена в основное банковское хранилище рода Поттер. Мантию внесли в опись, но извещение не высылали. Теперь Дамблдор не мог до неё добраться.
    Был соблазн скопировать Старшую палочку и феникса, но боггартесса воздержалась.
    «Мало ли во что это выльется! Предстать перед истинной госпожой палочки я не тороплюсь. А объять собой воплощённую стихию огня – ну его нафиг. Вдруг огонь перекинется на остальные фрагменты? Так что отложу. До времени!»
    Микроточки были оставлены и в больничном крыле, и в покоях директора, и в кабинете, и с тыла Распределяющей шляпы.
    Дамблдор заметил отсутствие палочки только часа через три, когда собирался ужинать.
    Директор метался по кабинету и покоям, бросал заклинания без палочки, потом достал из стола в кабинете свою палочку от Олливандера и начал колдовать ею. Потом сделал то, что Ксения Юрьевна предвидела: вызвал эльфа и послал того проверить, есть ли в сундуке Поттера мантия-невидимка. Услышав, что нет, с фениксом аппарировал к Гарри, прямо в гриффиндорскую гостиную, и спросил, где мантия Джеймса Поттера. И услышал в ответ: «В моём сундуке».
    Безрезультатно перекопали сундук. На прямой вопрос: «Почему вы бросились искать мантию?» Дамблдор ответил: «Ах, мальчик мой, я получил сведения, что сторонники Волдеморта стремятся заполучить этот артефакт. К сожалению, я опоздал».
    В голове Гарри явственно прозвучало: «Вы всегда опаздываете, директор! А сведения, которые касаются меня, почему-то держите при себе. И откуда сторонники Волдеморта узнали, что это за мантия, у кого она и где лежит? Не оттуда ли, откуда весь магический мир узнал про мои приметы: зелёные глаза, очки и шрам?»
    Гарри потряс головой, пожал плечами и отправился на ужин.

    В какой-то момент Ксения Юрьевна поняла, что уже не обращает внимания, в скольких лицах работает. Нужно ещё что-то? Отделяется фрагмент, аппарирует куда надо, восприятие и размышления текут отдельным потоком. Полезнейшее свойство, присущее боггартам или незнамо кому – эти восприятия и мысли не перепутывались. Это было странно и приятно – делать или обдумывать что-то и одновременно знать, что делают и о чём думают «другие я». И это не было привязано к конкретному «главному я» – все «я» были равноправны. Хотя можно было временно сконцентрироваться на одном или группе из них. Или слегка отстраниться, например, от стационарных точек наблюдения.

    Боггартесса без труда проникла сквозь стену хижины Гонтов, сквозь половицу, сквозь крышку шкатулки, откачала хоркрукс и аппарировала с кольцом в Гринготтс. Вызванный советником Кровопуском мастер подтвердил, что хоркрукса и защиты на кольце нет, но объявил, что камень является очень мощным некромантским артефактом.
    – Надеюсь, такие артефакты хранить в Гринготтсе не запрещено?
    – Не запрещено.
    Копию кольца гоблин-ювелир изготовил прямо в присутствии советника Кровопуска и мадам Хорнер за четыре минуты двенадцать секунд. Ещё через две минуты копия лежала в шкатулке под половицей в хижине Гонтов.

    С медальоном Слизерина было ещё проще – проникнуть в дом на Гриммо 12, прочитать Кричера, забрать медальон, обезвредить.

    «А ведь вопросов у тебя, Ксюха, пока больше, чем ответов. Ну-ка: с твоей компьютерной точки зрения, что такое душа? А ещё есть дух! Как работают хоркруксы? Кто такая Смерть и что происходит в момент смерти? Что такое призраки? Как описываются в твоей модели разные психические феномены, в том числе душевные болезни? А как оно у животных?»
    «Хорошо, что мы с супругом увлекались эзотерикой и копались во всяких Карлосах Кастанедах и Дионах Форчун. И хорошо, что в основном теоретически, на практику не хватало времени! Как ни странно, те идеи в моей модели работают».
    «На роль души подходит тот комплекс программ и данных, что я копирую. В компьютерной модели – прикладные программы. Эзотерики отмечали, что после смерти душа теряет часть информации. Правильно. Вот программы в памяти компьютера. Там же их текущие настройки, и буфера и кэши с самой свежей информацией. Или с той, которую по мере необходимости программа взяла из хранилища. Остальное недоступно. Поэтому же мы не помним прошлых жизней».
    «Дух – это ОС. Базовая операционная система. Текущая информация в буферах и кэшах таких программ тоже есть, но её много меньше».
    «Сразу вопросы на засыпку. Связь с хранилищем в комплекс „души” входит? После смерти и перерождения хранилище новое? То же? Или то же, но секционированное с ограничением доступа в секции кроме текущей? Если я копирую Рона, сколько у Рона становится душ? Вообще-то феномен многих личностей в одной описан, даже у здоровых людей бывает. А бывают шизофреники».
    «ОС я тоже копирую? Дух тоже клонируется так? То, что называется личность, из чего состоит? Тело, эфирная оболочка, душа, дух, божественная искра, память, связи между всем этим, ещё что-то? Я копирую или только душу, или душу и дух, и сколько становится личностей того же Рона? А когда я принимала форму Поттера, ещё не прочитав его, что происходило? Когда и как возникают самосознание и личность? Тут копать и копать. Каждое объяснение выглядит разумно, но заводит в такие дебри...»
    «Нормальная разработка теории, так всегда бывает! Рабочие моменты. И как же интересно! Это и есть жизнь, а не трястись в тёмном шкафу... в чужих кальсонах».
    «Смерть – или высший админ, или подсистема, но исполняет обязанности сборки мусора. 21 Хоркруксы – фрагменты души. Программ? У Волдика вырезаны некоторые библиотеки прикладных программ? Правдоподобно. Эти куски закрыты паролем, известным юзеру, а вместо вырезанного куска линк на него. Система сборки мусора суётся по линку и затыкается. И Смерть, как её изображают, ничего не может?»
    «Коса Смерти – это как раз программа чистки. Чтобы программа сборки мусора работала безошибочно во всех мирах, она должна быть очень примитивной, простейшей, и одинаковой во всех мирах. Как железяка на палке. Коса или серп. То есть, Смерть одна на все вселенные, с простейшим и очень надёжным орудием. Надёжным в смысле не затереть лишнего. Поэтому она затыкается на висящих линках. Зашифровать ссылку, и всё. Смерть действительно не может – своими средствами».
    «При неудаче идёт сообщение суперадмину – Смерти. Она может лично явиться на место. Но не лезет слоном в посудную лавку, а обращается на высшие уровни конкретного мира. Там уже придумывают, что делать. Типа пророчат Гарьке убить Волдю, а Дамбика ставят руководить процессом».
     «Ты замечательно придумала, Ксюха, но зачем этот мусор собирать? Это имеет смысл, если вся вселенная – модель в компьютере. Есть такая теория у физиков. Насколько я помню, когда меня швырнуло сюда, в квантовой физике оставалось на выбор пять вариантов: „заткнись и считай”, как раз её вроде бы подтвердили прямым опытом; классическая копенгагенская интерпретация; бесконечно ветвящиеся миры; зависимость прошлого от будущего; вселенная – компьютерная модель». 22
    «Вот не верю я, что вселенная – компьютерная модель. Неинтересно, потому что запрограммировать можно всё. Только меня не спросили, когда создавали вселенную. И всё-таки: если смерть – сборка мусора, зачем? Думать надо. Если нет – что она такое? Думать надо. Выделить, что ли, пару десятков лиц? Учредить Академию Наук, и пусть думают».
    «Зачем сборка мусора? Допустим, мир всё-таки материален. Тело умерло и сгнило, обрывки эфирной оболочки и душа осталась. Призраков бы развелось – мама не горюй! Одних людей только по сотне на каждом квадратном метре земной поверхности. А хуже того, развелись бы зомби, личи и прочая прикладная некромантия».
    «То есть, Смерть не убивает, а приходит в момент гибели физтела и своей косой чистит некро. Даже, пожалуй, не „приходит”: я бы такое запрограммировала аспектно. 23 Простейший и очень глобальный аспект на все вселенные сразу, и сборка мусора вызывается автоматом».
    «Понятно, почему смерти так боятся. Аспект по отношению к программе – штука внешняя. Программа себе выполняется и не знает, что аспект уже есть и перехватит управление при каких-то тоже неизвестных изнутри условиях. Избежать нельзя. Никак. Даже бог, который сам себе пишет программы, против глобального аспекта не сдюжит».
    «А призраки – это „ну, не смогла, но что-то вычистила”. Куски души с остатками эфирной оболочки, связь с памятью еле тянет, индексации почти что нет».

    «Запрограммировать можно всё. И всемогущество – это когда можно всё. И становится неинтересно. А я могу! Одни грабли я уже заметила: заменять людишек копиями в телах – моих фрагментах. Так соблазнительно! И такое дерьмо в результате. Нет, это будет наказание для избранных! Хуже только перемещать в виртуал. Тоже соблазн: выследить, кто поумнее, и перед смертью скопировать, типа пригодятся».
    «Ох, Ксюха, Нюрнбергский трибунал по тебе плачет за такие идеи. Интересно, для богов есть какая-нибудь суперинквизиция?»
    «А вот ещё грабли. Фрагменты в виде микроточек для постоянного наблюдения – так естественно и так удобно! Постепенно засеешь всю землю пылинками из своего тела... Ещё пан Станислав Лем описал, что может получиться в результате. Кстати, лимитировать вездесущность может как раз вырождение фрагментов. Вдруг их может быть сколько угодно, но они будут всё тупее. И, самое страшное, песец может подкрасться незаметно! Создала очередной миллиард сущностей, раз – и ты на таком уровне тупости, что уже этого не замечаешь и радостно разделяешься дальше».
    Ксения Юрьевна вспомнила бессмысленную битву двух туч кибернетической пыли в «Непобедимом» 24 и внутренне содрогнулась от ужаса.
    «Насколько всемогущество и вездесущность должны быть самоограничены, чтобы они не вырождались?»
    «Насколько бог должен быть человечен, чтобы его существование не теряло смысл?»
    «Так что, Ксюха, постоянная бдительность... и создай, наконец, Академию Наук. Вот где нужны помощники! Чтобы думать по-разному».

    Число сущностей для детей оказалось ограниченным. Это выяснилось после несчастного случая с Джорджем, который стоил бы всем взрослым многих седых волос, если бы у боггартов были волосы. Потом нашёлся безопасный тест на максимальное количество сущностей, и оказалось, что это максимальное количество меняется скачком раз в три года, и конкретно в день рождения! Джордж пострадал, пытаясь создать три лица при пределе два, ещё вчера предел был два, и вдруг очередной еженедельный тест дал четыре! Сейчас предел был четыре у девочек и восемь у Джорджа.
    А ещё детям была недоступна техника, которой взрослые пользовались чаще всего – моделирование в виртуале. Например, Луна создала внутри себя виртуальный дурдом с виртуальными психами (включая Лонгботтомов и Локхарта), и пару лет всячески их лечила, пока не отработала достаточно простую методику исцеления без побочных эффектов. Что и было проделано в реале. А дети просто не были на это способны. Оставалось только ждать.

    В том мире и той жизни профессор Т. с матмеха Санкт-Петербургского университета консультировал проект, в котором Ксения Юрьевна принимала участие. Так что, случайно увидев знакомую фамилию в списке приглашённых докладчиков на конференции в Оксфорде, боггартесса продумала легенду, выделила лицо и отправилась в Оксфорд.
    Боггартесса (в мужском облике) представилась и попросила консультацию по компьютерной тематике.
    – Вот двести фунтов, ещё двести по окончании. Не дольше получаса.
    – ОК. Что вас интересует?
    – Я пишу сценарий фантастического телесериала. Планета населена киборгами. У них родятся дети. Мне нужно мотивированно подать такое явление: способности детей прирастают скачком. Ну, например, ребёнок не мог выполнять операции с плавающей точкой, и вдруг, обычно после дня рождения, может. Но только арифметика, тригонометрических функций нет. А после следующего дня рождения он уже и их считает. И другие опции возникают вот так, внезапно. Это очень нужно по сюжету, но я не могу придумать разумное объяснение.
    – У ребёнка внутри процессор, естественно?
    – Конечно.
    – Моя группа в своё время разработала процессор, в котором память микропрограмм была заполнена только наполовину. Базовый комплект команд имелся, а если для расчётов была нужна новая команда, её можно было написать и загрузить. Причём микропрограммы писались на языке высокого уровня! Например, однажды мы сочинили команду быстрого преобразования Фурье. 25
    – Уже похоже.
    – Похоже, но не совсем то. Это не на четыре сотни. Так... надо искать физическую причину. Что там меняется по мере роста?
    Профессор задумался минут на пять.
    – Придумал! Процессор у ребёнка с самого начала полноценный, «взрослый». Но энергетики детского тела не хватает для питания всех секций процессора. Допустим, сначала он работает только на 16 разрядов. Есть 32- и 64-битовые регистры, но питание на них не подаётся. Команды задействуются группами. Ребёнок вырос, энергии стало достаточно, и подключается секция памяти микропрограмм с арифметикой плавающей точки. Ещё через год подключаются 32-разрядные регистры, потом, допустим, команды поддержки виртуальной памяти, и так далее. У разных детей это может быть в разном порядке. Это решает проблему?
    – Решает, и мне достаточно того, что вы сказали. Я очень вам благодарен. Вот оставшиеся двести фунтов.
    – Благодарю. Будут ещё такие задачки – обращайтесь!
    – Не премину.
 
Эпилог. 1 сентября 2011 года
    Шесть невидимых облачков просачивались сквозь колонну на платформу 9¾. Леди Ксения 26 Поттер-Блэк, леди Луна Слизерин и лорд Гарри Поттер-Блэк-Слизерин провожали в Хогвартс уже троих детей.

    Уговорить детей на сегодняшнее утро отказаться от комфортной и незаметной «формы ноль» (невидимый боггарт) не удалось. Принять «форму три, видимую», предназначенную для окружения магов, дети решили только в купе. Это была уступка за уступку: по настоянию взрослых дети собрались в одно лицо, зато и вытребовали для всех «форму ноль». Впрочем, большую часть времени они всё равно были намерены проводить в многосущности. Удобно, и удавалось узнать намного больше интересного. Старший, Джордж, за свои два курса расставался с семьёй на считаные часы, даже не дни, но не пропустил ни одного урока. Безо всяких ненадёжных, хрупких и опасных хроноворотов.

    Может быть, следовало при воспитании меньше подчёркивать, что их цель – тайный захват власти над миром. Игрой в тайных агентов Ксения, Луна и Гарри пытались отвлечь детей от мелькавшего иногда стремления идти напролом на божественном могуществе.
    Любимыми книжными героями Джорджа Поттера (сын от Ксении), Веги Блэк (дочь от Ксении) и Стеллы Слизерин (дочь от Луны) были скромная домохозяйка мисс Марпл, комиссар Мегрэ, Шерлок Холмс, Ниро Вульф и Эркюль Пуаро.
    Когда в их шаловливые ручки попал томик Яна Флеминга, им дали возможность просмотреть все фильмы и прочесть все книги, а потом самый настоящий агент британской секретной службы подробно разобрал для них все ляпы книг и сценариев и все промахи агента 007. Но вождение и огневые тренировки с маггловскими инструкторами и маггловским оружием детям предоставили. По словам детей, «это было прикольно». Джордж (в четырёх лицах) гнал бронетранспортёр по полигону, палил из пулемёта, скакал на лошади по полю за двести миль от полигона и летел на драконе в румынском заповеднике. Куда уж прикольнее! Сёстры не отставали.

    Сам Министр магии лорд Люциус Малфой давал детям уроки магической и маггловской политики. Глава секретной службы Гринготтса советник первого ранга Кровопуск открыл им доступ на все полигоны и во все архивы службы. Дети уже консультировали реальные операции и гордились тем, что их советы принимаются. (Ещё бы: божественная интуиция! То есть, отсутствие подсознания; все данные индексировались сразу же.) Высокочтимый Кровопуск обещал в скором времени привлекать детей к планированию, и они ждали этого с нетерпением.
    Мир воспринимался детьми как увлекательнейший квест, а Хогвартс – как этап в грандиозной тайной операции семьи Поттер-Блэк-Слизерин и союзников-гоблинов. Иначе совать туда детей-богов не стоило: замок рухнул бы ещё в момент, когда на его порог вступил Джордж Поттер. Вега и Стелла, двумя годами младше, сегодня отправлялись на первый курс.

    Останавливаться на достигнутом семья не собиралась: мальчики-наследники Блэк и Слизерин были нужны. Просто воспитание имеющейся троицы брало столько времени, сил и внимания (Богатые Боггарты Боги тоже плачут!!! Этот чисто житейский краш-тест выявил-таки пределы), что решено было отложить очередной залёт как минимум до семнадцатилетия девочек. С коварным расчётом, что они либо уйдут замуж, либо какое-то время будут помогать с малышами.

    Дэниел Принц, сын Северуса и Гермионы Принцев, перешёл на четвёртый курс. Была ещё Эйлин Принц, на шесть лет младше Дэниела.
    Обращение Принцев в боггартов решили попридержать. Лет на тридцать пять, пока не вырастут все наследники. Серьёзной помощи пока не требовалось, а сомнения в лояльности, из-за промаггловского мировоззрения Гермионы, были. Можно было элементарно не справиться: пришлось бы одновременно воспитывать детей-богов и выстраивать непростые отношения с парой взрослых све­же­ини­ци­и­ро­ван­ных богов, остро нуждающихся в поддержке. Но от идеи пока не отказались.
Конец
1  Аллюзия на «Мастера и Маргариту», гл. 30. Назад
2  «Горячий» (англ.) Назад
3  Речь на парселтанге. Назад
4  Физиологи различают медленный и быстрый сон. Эти фазы чередуются несколько раз за ночь. Назад
5  Информационные технологии. Назад
6  Автор решил не замусоривать страницу конкретными цифрами. Назад
7  Пятница 2 сентября 1994 г., 3 ч. 16 мин. пополудни по Гринвичу. Маги не переводят часы летом. Хогвартс-экспресс отправляется 1 сентября в 11 часов по Гринвичу, но в полдень по маггловскому летнему времени. Назад
8  Повторная Аттестация Умений Колдуна. Первая аттестация – СОВ (Система Оценки Волшебников). Назад
9  Очень древняя традиция. Римские ауреусы времён Христа, испанские пистоли и французские луидоры тоже содержали около 7 г чистого золота. Назад
10  Английский эквивалент русской «клизмы со скипидаром и патефонными иголками». Назад
11  Обряды, приуроченные к старым праздникам, например, Йолю или Самайну. В году восемь таких праздников. Назад
12  В «Кубке огня» мама Ро абсолютно не в ладах с календарём. 1 сентября 1994 года был четверг. Назад
13  Отсюда следует, что статус раба признаётся магией. Если бы откровения Рона привели в действие магию, результат мог быть катастрофическим. Назад
14  Вклад на таких условиях называется «рента», а получатель дохода – «рантье». Назад
15  Департамент Магического Правопорядка. Назад
16  Захарова Н.А. (на других ресурсах darketo31) «По-своему». http://samlib.ru/z/zaharowa_n_a/po-swoemu.shtml Назад
17  В самой Англии дёготь почти не изготовляли. Пользовались импортным, в основном скандинавским. Видимо, профессия была редкой и не отразилась в фамилиях. Назад
18  Автор: dunuelos; переводчики: Greykot, Анатолий. http://fanfics.me/fic51386 Назад
19  По-английски: «I’ll stand in the furious struggle for each lady that got into trouble». (Рус. и англ. стихи автора.) Назад
20  Станции на противоположных концах Калужско-Рижской линии. Время в пути около 1 часа. Назад
21  Сборка мусора – освобождение памяти компьютера от неиспользуемых данных и программ. Назад
22  В целом верно, хотя ещё пару редких интерпретаций героиня не упомянула, считая их вариациями названных. Назад
23  Аспектно-ориентированное программирование – метод внешней корректировки функционирования программы. Даже бинарный код основной программы не меняется, достаточно знать интерфейсы объектов и список модулей. Чаще всего применяется при обработке исключений. Назад
24  «Непобедимый» (1964) – фантастический роман С. Лема. Назад
25  Реальная история. Процессор выпускался малой серией и, по слухам, до сих пор состоит на вооружении.  Назад
26  Я указывал ранее, что по-английски «Зиния», но буду передавать так. Назад
  
  
  
Оценка: 4.29*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Амеличева "Лунная волчица, или Ты попал, оборотень!"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Б.Стриж "Невеста из пророчества"(Любовное фэнтези) К.Лисицына "Чёрный цветок, несущий смерть"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Тополян "Механист 2. Темный континент"(Боевик) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"