Котяра Леопольд: другие произведения.

Ну, я попал!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


Оценка: 5.13*72  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Права на мир и персонажей принадлежат Дж. Роулинг. Всякое совпадение с реальными лицами и учреждениями случайно. Мнения, высказываемые персонажами фанфика, могут не совпадать с мнениями автора. Попаданец в Лорда Волдеморта летом 1994 года. Для полного счастья - Лорд никуда не делся, тушку приходится делить.
    • Гет.
    • Миди.
    • Статус: закончен.
    • Пейринг: ГП/ГГ, ЛВ/ЛЛ.
    • Качество: v1.21 (версия 1.21).
    • Дата выпуска: 15 октября 2017.
    • Гл. 28: более вразумительно изложен вопрос о дробях.
    • Мелкие правки: Эпилог.
    • Также на Фикбуке: https://ficbook.net/readfic/4711848
    • Фанфик в Файл: http://fanfics.me/ftf155872

  
  
  
Оглавление
Глава 1. Есть контакт!
Глава 2. Всё, что было не со мной, помню
Глава 3. Планы как у вождя
Глава 4. Место встречи изменить нельзя
Глава 5. Замышляем шалость, и только шалость
Глава 6. Шалость удалась!
Глава 7. Продолжение банкета
Глава 8. Мы разошлись, как в море корабли
Глава 9. У любви, как у пташки, крылья
Глава 10. О дочерях и фигах в кармане
Глава 11. Жуки для муравейника
Глава 12. Жу-жу-жу неспроста
Глава 13. Большой «БУМ!»
Глава 14. Жизнь проходит стороной, я лежу совсем больной
Глава 15. Клевета вначале сладко ветерочком чуть порхает
Глава 16. Принципы министра Фаджа
Глава 17. Суровая правда войны
Глава 18. Аль Капоне и гоблины
Глава 19. Политика – дело тонкое
Глава 20. Воистину зверь
Глава 21. День откровения
Глава 22. Про шорохи ночные, про мускулы стальные, про радость боевых побед
Глава 23. Лондон–Азкабан: туда и обратно
Глава 24. Честный способ отъёма денег и тайна зельевара
Глава 25. Хроматография и рынок зелий
Глава 26. Сода, соль, сульфонол
Глава 27. Легализация Леопольда
Глава 28. Плюс и минус различать учат в школе, учат в школе, учат в школе
Эпилог.
    
 
Глава 1. Есть контакт!
    Я проснулся, когда моё тело начало двигаться. Бывает иногда: дремлешь, и тут мускулы почему-то дёргаются – просыпаешься сразу. Вот и сейчас я своё тело не двигал, само зашевелилось.
    Само ли? Перед открывшимися опять-таки без моего ведома глазами вер­те­лись… мягко говоря, ручонки. Странных пропорций, и кожа неровная, как будто че­шуй­ча­тая.
    – Люмос! – сказало моё тело (не я!). Над ладошкой засиял шарик света. Ярко так засиял.
    – Нокс! – свет погас.
    – Темпус максима! – в воздухе появилась надпись: “Friday 7 July 1994 6:49 am”.
    – Финита! – надпись погасла. Всё это говорилось голосом, который по высоте сошёл бы за детский, но говорилось уверенно, чётко, совсем не с детскими интонациями.
    Я уже понял, что попал. И даже догадался, куда и в кого. Увы, попал коряво – без вытеснения владельца тушки.
    Спокойствия моего это нисколько не поколебало.
    Умер я, очевидно, во сне – вариант идеальный. Об­на­ру­жится это в восемь, когда сын не получит утренний конт­роль­ный звонок и рванёт ко мне. Уже слу­ча­лось пару раз после снотворного. Двери я запираю так, что сна­ру­жи открыть мож­но, ключи у сына вот на такой случай. Квартира, гараж и автомобиль давно переоформлены на сына же; коды банковских карточек, сетевые пароли и завещание – в запечатанных конвертах среди прочих документов. Там проблем не будет. А здесь – радоваться надо, что попал!
    Тело тем временем продолжало заниматься самодеятельностью. Точнее, парт­нёр по телу продолжал. Взмах руки – в воздухе повисла зеркальная плёнка. Тело повернулось на бок и уставилось в зеркало. Да. Это он. И это я. Гомункул с душой Волдеморта, созданный Питером Петтигрю и, возможно, Барти Краучем-младшим после побега Петтигрю из Хогвартса. Судя по всему, гомункул только что про­чу­хал­ся и проверяет, как колдуется.
    – Финита! Сонорус! Питер! – Если до сих пор шли латинские заклинания, то «Питер» было точно сказано по-английски: взрывное «п», щёлкающее «т», редуцированное «е», «р» опущено.
    Питер оказался невысоким мужичком, довольно худым, совсем не похожим на Тимоти Сполла. И с крысой ничего общего. 
    – Наконец-то вы пришли в себя, милорд! Что прикажете? В восемь надо бу­дет принять зелье. Я прослежу, милорд.
    – Мою палочку!
    Взмах палочкой. Сноп тёмно-зелёных искр. Меня внезапно пробило чувством удовлетворения. Эмпатия?
    Ещё взмах. Стул превращается в лохань.
    – Наполни ванну водой и добавь зелье для кожи. Я сам согрею.
    – Да, милорд!
    Петтигрю отнюдь не слаб, «Агуаменти» выдал – хлещет как из шланга. Флакон приманил «Акцио». Волдеморт небрежно махнул палочкой в сторону ванны, приказал Питеру набрать и поднести ковш, сунул руку, удовлетворился и велел посадить себя в воду.
    Тёплая вода пахла ромашкой и ещё какими-то травами, и слегка пощипывала кожу.
    – Милорд, в воде с зельем надо сидеть полчаса. Смачивайте голову и лицо, милорд.
    – Заметь время и ступай, приготовь завтрак.
    У меня есть полчаса для знакомства. Ну, с Мерлином, как тут принято го­во­рить.

    «Доброе утро! Прошу прощения, вы – лорд Волдеморт?»
    Речь была мысленной, «про себя».
    «Мерлиновы подштанники, кто это?»
    «Сэр, я каким-то образом попал в этого гомункула вместе с вами. Когда вы проснулись и начали двигаться, я проснулся тоже. Я думаю, что я умер в другом мире, во сне. Я смотрел вашими глазами, вместе с вами определился по времени и узнал вас и мистера Петтигрю».
    «Если вы из другого мира, как вы можете знать то, что и в этом мире знают только двое? Этот гомункул вообще ожил два дня назад!»
    «В нашем мире вы, Питер Петтигрю, Альбус Дамблдор, Люциус Малфой, его наследник Драко и жена Нарцисса, Гарри Поттер, Гермиона Грейнджер и дру­гие – персонажи самой продаваемой в истории серии книг. Семь томов. Во­семь филь­мов, с дополнениями. Ваше возрождение через гомункула в книгах есть. Можно пред­по­ло­жить, что писательница как-то получила информацию из этого или очень по­хо­же­го мира, потому что в моём мире нет магии. Лорд Волдеморт в этих книгах – главный злодей, а светлый герой – Гарри Пот­тер. Как положено в таких случаях, в итоге добро побеждает зло. По времени: я умер в вашем будущем, в 2020 году, а события в книгах описаны до 1997».
    «Ни ••••• себе!» По-русски!
    «Вы говорите по-русски? Этого в книгах не было», подумал я по-русски.
    «Я жил в магической России».
    «Я русский, так что у нас вообще не будет языкового барьера».
    «Ваш английский очень хорош, только акцент американский».
    «Я был профессором математики в университете. 1 Для занятий наукой анг­лий­ский обязателен».
    «Сколько лет вы прожили?»
    «Семьдесят пять».
    «Эй, что вы делаете?»
    «Прошу прощения, я попробовал, смогу ли я управлять этим телом. Вы за раз­говором забыли обмыть лицо и голову, ну, я…»
    Волдеморт перехватил управление и начал плескаться в воде.
    «Впредь буду вас спрашивать».
    «Уж будьте так любезны, проф!» с нехилым американским акцентом. Никак Снейп брал уроки язвительности у своего второго шефа?
    «По книгам, вы – очень сильный менталист».
    «В Европе точно первый».
    «Не знаю, есть ли у вас думосбор, но просмотреть воспоминания Питера вы сможете?»
    «Зачем мне воспоминания Питера?»
    «Один из вариантов моего попадания – небольшая ошибка в ритуале одушев­ле­ния гомункула. Линия не замкнута или руна слегка искажена – и вместе с вашей душой в гомункула затянуло мою. Второй вариант – всё было правильно, а моя ду­ша просто случайно пролетала рядом. Эти две возможности сразу приходят в голову».
    «Хоть и без тела, подготовку ритуала я контролировал. Вроде всё было пра­виль­но. Но я проверю».
 
Глава 2. Всё, что было не со мной, помню
    «Все мои воспоминания в вашем распоряжении. Есть одна тонкость. Эти семь книг и снятые под присмотром писательницы восемь фильмов считаются „каноном”. Книги детские, написаны с точки зрения школь­ни­ка…»
    «Поттера?»
    «Ну да. Возможно, писательница получила искажённую информацию или не всё поняла. В каноне масса нестыковок. Герои часто ведут себя очень глупо. Так вот, книги появились около 2000 года. Чуть раньше развитие техники связи сде­ла­ло возможным массовую публикацию текстов электронным способом. Каждый может за смешные деньги подключиться к сети и поместить туда свои сочинения. И все могут их читать и публично критиковать. Как если бы дать каждому пергамент с протеевыми чарами с доступом к любому другому. Плюс нечто вроде ди­стан­ци­он­но до­ступ­ной библиотеки: добавлять книги и критику может кто угод­но…»
    «… а читать могут все сразу и на расстоянии. Я понял идею».
    «Увлечённые читатели – фанаты – начали сочинять и помещать в сеть свои варианты приключений книжных героев в фантастических мирах из любимых книг. Появился термин „фанфик”, от “fan fiction”. По миру Гарри Поттера на­пи­са­ны тысячи фанфиков, и очень многие старались объяснить непонятные места канона, сгладить нестыковки. Там масса блестящих идей, как тому или иному герою надо было бы действовать. Вам в том числе. Когда я ушёл на пенсию, я увлёкся именно этим фандомом, читал на трёх языках, сам писал фанфики, пе­ре­во­дил, редактировал. По канону вы провели около года в форме гомункула, и очень скучали. Вот и будет вам развлечение – сопоставить всё с вашей реальностью. Начать, думаю, надо с канона».
    «Такой объём лучше прорабатывать в думосборе, у меня в хранилище есть. Намного быстрее получается. Двадцать минут в реальности, а воспоминание прокручивается за минуту».
    «Это очень поможет, ведь фанон намного объёмнее. Например, в каноне Дамблдор – положительный герой. Но, если вчитаться, возникает масса вопросов. Отсюда в фанфиках целое направление „Дамбигад”. В том числе рассматривают вариант, что вашу смерть в доме Поттеров подстроил Дамблдор, вплоть до того, что не вы убили Поттеров, а Моуди по приказу или сам Дамблдор».
    «Я не убивал Поттеров! Пророчество в каноне есть?»
    «Есть. По канону, Снейп услышал часть пророчества и доложил вам».
    «Доложил. У меня есть агент в Отделе Тайн. Я удостоверился, что пророчество по­длин­ное, относится ко мне, и выслушал его. По полному тексту получается, что если я не уби­ваю ребёнка, и он не убивает меня, то никто третий нас убить не может. Идеальная страховка. Я договорился, что Поттеры с ребёнком спрячутся за гра­ни­цей. В тот Са­майн я принёс им портключ. В доме было только три человека, в детской. Я не ленюсь проверять. Я поднялся на второй этаж, вошёл в детскую, сделал пару шагов и вдруг ощутил опасность сзади. Уже в боевом трансе я уклонился. Из-за моей спины мимо меня вылетел луч „Авады” в лицо Гарри. Гарри поднял ручонку и попытался схватить луч. Мальчишка вспыхнул зелёным светом, а я обнаружил себя вне тела, которое валялось на полу. Дальнейшего я не видел – меня утащило… Одного не понимаю: кто? Ведь больше никого в доме не было».
    «Похоже на Дамбигад. В каноне у Джеймса Поттера была мантия-не­ви­дим­ка, та самая, из даров Смерти. Наследство по линии Певереллов. Перед Хэл­ло­у­ином Дамблдор взял её у Джеймса, якобы на время для изучения. Неважно, действительно это дар Смерти или просто родовой артефакт Певереллов, но, видимо, она при­кры­ва­ет от любых заклинаний обнаружения».
    Оказалось, что Тёмный Лорд на удивление хорошо знает неформальный рус­ский. Потом он переключился на немецкий, потом ещё на что-то совершенно не­по­нят­ное, но звучащее весьма грозно…

    «Вы уже успокоились, сэр?»
    «Ну?»
    «В конце вы на каком языке ругались?»
    «На гобледуке».
    «Кстати, сэр! При случае стоит поискать в этом мире Джоан Роулинг».
    «Магического рода Роулинг в Англии нет».
    «Тогда надо искать среди магглов. Она может быть сквибом. Если в этом ми­ре есть дубль писательницы, станет понятнее, как информация попала в мой мир».
    «Поручу кому-нибудь».
    «Ещё вопрос: Лонгботтомы?»
    «Дамблдор пас их очень плотно, я не успел выйти на контакт. Да! Как мне вас называть?»
    «Леопольд Лайонс, или профессор Лайонс, или доктор Лайонс. Я использовал эти псевдонимы в сети».
 
Глава 3. Планы как у вождя
    «Профессор, вы показали себя идеальным соседом. Вы совсем меня не беспокоите. Вам не скучно?»
    «Почти всё время я занимаюсь математикой. Но вы можете прервать меня в любой момент. Поскольку ваше и моё благополучие суть почти одно и то же, ваши запросы в приоритете. Вы уже составили мнение о каноне, сэр?»
    «Как вы говорили: масса глупых ошибок, но в сочетании с точнейшими де­та­ля­ми. Очень многое, что описано в книгах с точки зрения Поттера, то есть, с его учас­ти­ем, совпадает. До настоящего момента, естественно. Как будто писательница получила из нашего будущего память или мемуары именно Поттера. Скорее память на момент победы, судя по уровню незнания магического мира. Мемуары он писал бы позднее. То, что Поттер не знал, Роулинг домыслила, как сумела. Сумела откровенно плохо, но мы не о том. Обсудим это подробнее?»
    «Я в вашем распоряжении, сэр».
    «Кроме той ночи Хэллоуина, неканон наблюдается в трёх важных вещах и в массе мелочей. Во-первых, хроноворотов не существует. Роулинг просто запуталась в событиях третьего тома и придумала глупость ради развязки. Во-вторых, ночью я проверил связь с Поттером через его шрам. Она гораздо сильнее, чем в книгах. Я помог ему заснуть покрепче, прочесал всю его память и даже сводил его тело в туалет. В памяти Поттера прекрасно видно, как всё утряслось без хроноворота. Скажем, Грейнджер взяла все предметы, но не ходила на все, а сдавала их экстерном по личному графику. Я и утром попробовал связь. Незаметно, когда Поттер „на автомате” готовил завтрак. Маль­чиш­ка полностью в моей власти! В-третьих, Берту Джоркинс я не убивал, и хоркрукс из Нагини не делал. К слову, Роулинг умудрилась перепутать Шотландию с Албанией. 2 Этот гомункул – заслуга исключительно Петтигрю. Про Барти Крауча-сына я узнал из канона».
    «Вы отправите Питера вытаскивать Крауча-младшего?»
    «Да, завтра. А с Поттером я хотел бы встретиться, поклясться магией, что не уби­вал его родителей, а потом рассказать ему то, что Дамблдор от него скрывает».
    «Встречу надо организовать с гарантией безопасности сторон. По фанфикам, это можно устроить в Гринготтсе».
    «Гоблины и в самом деле предоставляют такую услугу».
    «Поттер может не поверить ни гарантиям гоблинов, ни даже клятве магией. Маггловское мышление, сэр! В каноне, через несколько месяцев, его имя вылетело из куб­ка. Почему он не поклялся при всех магией, что не бросал заявку? В не­ко­то­рых фанфиках он это делает».
    «Мальчишка должен быть с магом, которому он доверяет».
    «Гермиона Грейнджер. Доверие есть, только знаний о магическом мире ма­ло­ва­то. Зато очень умна. И Сириус Блэк. Плохо, что все они гриффиндорцы».
    «А если Блэк сразу бросится к Дамблдору?»
    «Ни у Поттера, ни у Грейнджер, ни у Блэка не должно быть возможности пообщаться с Дамблдором до встречи. Если проболтаются – опасность грозит им, а не нам. Что вы им расскажете, директор и так знает. Надо чётко объяснить, что откровенность с Дамблдором и его присными может стоить им жизни. Дамби может Поттера с Грейнджер и в Азкабан сунуть, и поцеловать. Возьмём с них Непреложный обет. Откажутся от обета? Всё равно рас­ска­зать им, и пусть идут, куда хотят. Я их даже жалеть не буду. Идиотизм не ле­чит­ся».
    «Есть и второй вариант, профессор – аккуратно притащить их сюда… нет, сюда нельзя. Найдём другое место».
    «Это грубее, но безопаснее, сэр».
    «Притащить, сразу им объяснить про Дамблдора, и что они могут уйти в любой момент».
    «И про идиотов, которых не жалко, сказать открытым текстом. Я бы работал по второму варианту, но решать вам, сэр».
    «По времени надо уложиться до квиддичного финала».
    «По второму варианту можно использовать любой выходной в Хогсмиде».
    «Это крайний случай».
    «Сэр, второй вариант надёжнее, потому что если кто-то из троих расскажет хоть кому-то четвёртому, что его вызвали в банк, это может дойти до Дамблдора. Тот наизнанку вывернется, но разузнает, в чём дело. Или просто примет меры. Для профилактики».
    «Время подумать есть. Канон и „кинон” я освоил за день, но фанон просто больше по объёму. За эти несколько дней я приму решение. Опять же Барти подключится. По канону он быстро вернулся в строй».
    «Когда я начал писать фанфики, я подготовил для себя справочник по идеям канона и фанона с тематической группировкой. Например: экономика, курс галлеона к фунту. По заявленному Роулинг один к пяти в галлеоне должно быть семь десятых грамма золота – размер булавочной головки. Авторы фанфиков снимают это противоречие по-разному. Увеличивают курс, доходит до пятисот фунтов за галлеон. Объявляют, что галлеоны защищены чарами от использования их в качестве золотого лома. Объявляют, что магглы не видят волшебные деньги. Жёстко регламентируют обмен: ограниченные суммы с разрешения Министерства. Придумывают специальный гоблинский сплав. Есть глупые фанфики, где Поттер зарабатывает на галлеонах, продавая их как су­ве­нир­ные монеты, а в самом глупом продаёт их на вес и гребёт фунты лопатой, и ещё удивляется, что до него это никому не пришло в голову. Советую начать с этого справочника. Потом просмотрите подборку лучших фанфиков, потом оставшиеся фанфики с нетривиальными идеями, а дальше на ваше усмотрение».
    «Надо полагать, идей не так много, и они тиражируются из фанфика в фанфик. Все неоригинальные в этом смысле фанфики можно отложить на будущее».
    «Ещё можно отложить на потом фанфики, где содержание сводится к пси­хо­ло­гии, любви или сексу, а также юмористические. В связи с этим у меня есть воп­рос, сэр. Сейчас вам удобнее держать меня в этом теле – проще доступ к ин­фор­ма­ции. Когда эта надобность отпадёт, стоит ли переместить меня хотя бы в такого же гомункула?»
    «Вы, профессор – моё секретное оружие. Одна только связь с Поттером уже доказала вашу ценность и, я считаю, окупила всё беспокойство, которое я имею и ещё буду иметь от вас. Надеюсь, и с Барти всё подтвердится. И мало ли что ещё всплы­вёт. Пока оставим всё как есть. В любом случае до моего возрождения вас надо будет выселить. Вытаскивать вас в другого гомункула и проводить через обряд „Кость, плоть и кровь” не надо, потому что вы не умирали в этом мире. Нужно или тело в состоянии „овоща”, или беременная женщина на сроке до полутора ме­ся­цев. Если в ребёнка, то память пробудится при рождении, если в тело – сразу».
    «Интересно, смогу ли я стать магом?»
    «Возьмите мою палочку и взмахните… Видите, несколько искр. Ощущения?»
    «Как будто пудовым ломом помахал».
    «Магия связана не с телом, а с душой. Редкие искры и чувство сопротивления означают, что вы – маг, но моя палочка вам не подходит. Маггл не ощутил бы ни­че­го, как если бы размахивал веткой или карандашом, сквиб тоже. Заодно подтвердилось, что вы из мира без магии».
 
Глава 4. Место встречи изменить нельзя
    Дилемму нашу разрешил Барти. Родовая способность Краучей к языкам не обо­шла Барти-младшего. В числе прочих он знал гобледук, и наизусть помнил ка­та­лог услуг Гринготтса. Не мы первые столкнулись с проблемой незаметной вер­бов­ки союзников в стане врага. Гоблины могли зачаровать приглашение в банк так, что и у приглашённого даже мысли поделиться с кем бы то ни было не воз­ни­ка­ло, и посторонних письмо не привлекало. Не бесплатно, конечно! Тысяча двести гал­ле­о­нов за три клочка пергамента – не слабо, даже с учётом того, что при­гла­ше­ния заодно были портключами. Но гораздо больше меня впечатлил та­кой пункт в расшифровке счёта: «Износ точильного камня при подготовке ору­жия доблестных воинов, охраняющих встречу: 1 сикль 12 кнатов».

    Я вбросил идею об автомобильном кресле для младенцев. Дорогое кресло из натуральной кожи (на синтетику чары ложатся плохо) оказалось на удив­ле­ние комфортным для гомункула. Левитацию, ава­рий­ный портключ, не­опро­ки­ды­ва­е­мость, магглоотталкивание и прочие удобства с большим энтузиазмом наколдовывали втроём.
    В маггловском Лондоне перед походом за креслом Барти сделал запрос в справочной и на обратном пути забрал справку. Джоан Роулинг нашлась! Питер на следующий день выяснил, что она была сквибом и знала о мире магии. В отличие от моего мира, женщина работала лектором в университете. И подрабатывала в магическом мире репетитором… маггловедения! Почему-то аристократы не гнушались выкладывать полновесные галлеоны, чтобы их дети ориентировались в мире магглов.

    В общедоступном справочнике «Пятьсот русских магических родов» моей настоящей фамилии не было. Ни Лорд, ни Барти такого рода в России не помнили. Подали запрос через Гринготтс. Гоблины брались проверить, есть ли такой маг или хотя бы магический род в России, за тридцать галлеонов в течение двух недель. А вот за проверку в русской маггловской справочной подземные жадины запросили аж сто двадцать галлеонов. Дешевле самим смотаться в Россию. Впрочем, Лорд меня не обнадёживал. По его соображениям, раз я попал в этот мир, дубля здесь быть не должно. Теоретическая некромантия утверждает, что встреча с самим собой убийственна; это Роулинг угадала правильно.

    За день до встречи в банке объявилась Нагини. К моему обалдению, её раз­го­вор с Лордом я по­ни­мал. Вторично я обалдел, когда Нагини ощупала гомункула язы­ком и прошипела: «Хозяин носит друга внутри себя. Друг приполз издалека. Хороший друг поможет хозяину». Третье обалдение наступило, когда с раз­ре­ше­ния Лорда я зашипел, и Нагини с Лордом меня поняли. Было и четвёртое обалдение: Лорд показал мне текст на парселскрипте, и я прочитал его! Так что я ока­зал­ся пол­но­цен­ным змееустом.

    Несколько часов мы потратили на обсуждение фанона. Лорд был впечатлён: там, где мама Ро давала маху, обычно хоть один фанат да догадывался, как долж­но быть. Он также высказал мнение, что здесь самые лучшие авторы оказались бы сквибами или магами. А в немагическом мире нет соответствующего плана ре­аль­но­с­ти или он очень тонок, поэтому душа мага ничем особым себя не проявляет, как было со мной.
    Насчёт «не проявляет» я не согласился. Раз процветание в здешнем маггловском мире присуще, как правило, сквибам или даже магам, и в моём мире это тоже должно быть так. На моём же примере: я свою жизнь и карьеру считаю успешными заметно выше среднего.

    Я рассказал Лорду о своих экспериментах со сверхъестественным в не­ма­ги­чес­ком мире. 3
    Во-первых, когда после ликвидации советской цензуры на прилавках по­я­ви­лась литература по экстрасенсорике, я прочитал классическую книгу Силь­ва­на Мул­до­на «Проекция астрального тела» и обнаружил, что в подростковом возрасте имел несколько таких проекций. Конечно, я тогда не понимал, что происходит. Астральные проекции меня как-то не увлекли, а из близких практик я выбрал осознанные сновидения. Сильно подозреваю, что видел эпизоды своей предыдущей жизни: я был женщиной; она водила автомобиль и, кажется, погибла в авиа- или автокатастрофе. Лет через двадцать пять я даже пробовал отождествить автомобиль по картинкам в интернете; что-то похожее делали в конце тридцатых. Когда до меня дошло, что могут означать эти сны, я почему-то вдруг перестал нервничать в самолётах… Наивысшее достижение: я мог во сне стучать рукой по предмету и реально ощущать это, сознавая в то же время, что вижу сон. Кстати, сны у меня всегда цветные.
    Во-вторых, когда я закрывал глаза и сосредотачивался на третьем глазе, а через него на пространстве перед собой, я продолжал видеть как минимум свои руки, даже ночью. Не как обычно, только очень слабый контур, но видел. Особенно если двигал руками или шевелил пальцами. Постепенно я стал улавливать контуры окружающей обстановки. В итоге в тёмной комнате мне было всё равно, открыты у меня глаза или закрыты, видел я одно и то же. Один простой опыт буквально сразил меня наповал. В молодости меня научили определять ведущий глаз (этим глазом смотрят в видоискатель или прицел). Для этого надо смотреть обоими глазами на кончик пальца, очень медленно приближая его к лицу, пока не коснёшься ресниц какого-то глаза – он и есть ведущий. Это безопасно, в чём обязательно надо убедиться заранее, потрогав свои ресницы. Ведущим глазом у меня был правый, и мне пришло в голову проверить, какой глаз ведущий, если глаза закрыты. Я заперся в фотолаборатории, выключил свет, закрыл глаза и стал ловить кончик приближающегося пальца. Палец финишировал на лбу между бровями! Я заорал (про себя): «Так это всё правда, про третий глаз!» Вдохновлённый таким прорывом, я в скором времени обнаружил, что в темноте моё тело сияет разноцветными огнями на манер новогодней ёлки. Потом я стал видеть ауры других людей, и даже днём, причём по желанию. И да, я не материалист, я агностик ещё с университета, и верю в переселение душ.
    Волдеморт сообщил, что подобные упражнения есть в ментальной магии, но опыт с ведущим глазом оказался для него новым. На свету ведущим глазом у Лорда тоже был правый. (Небольшое осложнение: у гомункула не было ресниц, но Лорд наколдовал возле глаз что-то взамен.) Темноту Лорд устроил заклинанием, и третий глаз сработал! Восторга было море, меня опять прошибло на эмпатию. Я попросил тело и повторил опыт – да, всё то же.

    Четверть часа Лорд уделил инструктажу по поведению в Гринготтсе. Распорядителем нашей встречи вызвался быть сам Рагнок – директор банка и Великий Вождь клана Гринготт. Это считалось большой честью. Гринготтс был территорией гоблинов, и там действовали гоблинские законы, а в случае чего применялось гоблинское правосудие. В частности, даже доставать и держать в руке палочку, а тем более колдовать, маги имели право только с разрешения старшего из присутствующих гоблинов. А мы собирались клясться магией. Распорядитель встречи как раз и решал подобные проблемы. Я заверил Лорда, что буду сидеть тихо и не посрамлю!
 
Глава 5. Замышляем шалость, и только шалость
    Встреча началась с того, что специально для Гарри и Гермионы ещё раз было рассказано, как вести себя на встрече – вежливо. Нельзя хвататься за палочки. Нельзя ставить под сомнение слова гоблинов, это считается тяжким оскорблением и подсудно. Гоблин со зловещей ухмылкой во все шестьдесят два зуба разъяснил, что здесь им не там, и что Азкабан – курорт по сравнению с их тюрьмами. Блэк подтвердил и попросил отнестись ко всему очень серьёзно. Мы, по до­го­во­рён­но­с­ти с Рагноком, наблюдали эту сцену из-за односторонне прозрачной стены.
    Потом гоблины взяли со всех троих Обет под подпись Кровавым пером о неразглашении самого факта встречи и всего, что будет на ней услышано и увидено. Гермиона было засомневалась, но Сириус проверил текст обета и сказал, что всё нормально. Гоблин уточнил, что она может уйти, но ей сотрут память о причине появления в банке. Каждый подписал свой пергамент; подписанные пергаменты засветились алым и развеялись. Это значило, что Обет был признан магией и вступил в силу.

    Теперь на сцене должны были появиться мы. Пока за нами не пришли, мы успели услышать нечто дивное. Гермиона предложила Гарри приготовить галлеон, а на вопрос Блэка ответила:
    – Гарри обсуждал со мной, с кем будет встреча, а я в шутку сказала, что с Волдемортом. Он сказал, что если это будет встреча с Волдемортом, то он будет должен мне галлеон. Сириус, тебе не кажется, что для обычной встречи предосторожностей слишком много?
     – Не кажется. Гоблины всегда так перестраховываются, зато гарантируют безопасность.
    В ответ Гермиона приподняла одну бровь в лучшем снейповском стиле, и Лорд уже не смог сдержать смех… Так что за противоположным от Гермионы, Гарри и Сириуса концом стола устраивались два субъекта с лицами, закрытыми капюшонами чёрных мантий, нёсшие между собой автомобильное кресло для младенца, занятое очень весёлым гомункулом. (Нечего всем знать, что кресло может левитировать.) Питер и Барти поставили кресло, сели, и Лорд заговорил:
    – Леди и джентльмены! Чтобы наш разговор вообще состоялся, я должен начать с клятвы магией. Вождь Рагнок, позвольте мне обнажить палочку для клятвы магией и последующей проверки моей магии!
    – Как распорядитель этой встречи, я позволяю вам обнажить палочку, поклясться магией и проверить вашу магию парой заклинаний «Люмос-Нокс».
    – Я, Томас Марволо Реддл, наследник Гонт, известный ныне как Тёмный Лорд Волдеморт, клянусь своей магией, что в 1981 году не убивал родителей присутствующего здесь Гарри Джеймса Поттера. Я никому не поручал и не приказывал их убить. Когда вечером 31 октября 1981 года я утратил своё тело, упомянутые родители были ещё живы. Кто их убил, я не знаю. Пусть магия подтвердит это!
    Вокруг гомункула образовалась сфера голубого света и рассыпалась искрами.
    – Люмос! Нокс! Моя магия при мне. Вы вправе уйти, но я прошу вас остаться и выслушать то, что я имею вам сообщить.
    Гарри и Гермиона переглянулись. Гарри вынул из кармана мантии галлеон и отдал его Гермионе. Потом они посмотрели на Блэка. Тот прикрыл глаза и кивнул.
    – Мы слушаем вас, сэр! – сухо объявил Гарри.
    – Я начну с пророчества, которое произнесла Сивилла Трелони на со­бе­се­до­ва­нии с директором Дамблдором по поводу найма на пост профессора про­ри­ца­ний. Высокочтимые хозяева предоставили для этой встречи проекционный ду­мо­сбор. Я покажу своё воспоминание о прослушивании полного пророчества в От­де­ле Тайн. Чтобы лишний раз не пользоваться палочкой, я заранее поместил вос­по­ми­на­ние во флакон. Я заверяю, что вос­по­ми­на­ние не искажено, и готов поклясться в этом магией.
     Гарри всё также сухо потребовал и получил клятву.
    – Мы увидим воспоминание с точки зрения мистера Реддла, – с этими словами гоблин вытряхнул нить воспоминания в думосбор и нажатием на руну привёл его в действие. На самом обычном с виду настенном экране мы увидели стеклянный шар, к которому потянулась палочка и коснулась его. Из глубины шара всплыло лицо Сивиллы Трелони, заговорившей грубым, хриплым, почти мужским голосом:
    – Грядёт тот, у кого хватит могущества победить Тёмного Лорда… рождённый теми, кто трижды бросал ему вызов, рождённый на исходе седьмого месяца… и Тёмный Лорд отметит его как равного себе, но не будет знать всей его силы… Один из них должен пасть от руки другого, ибо ни один не может жить спокойно, пока жив другой… тот, кто достаточно могуществен, чтобы победить Тёмного Лорда, родится на исходе седьмого месяца…
    – Вот документ из Отдела Тайн, свидетельствующий подлинность про­ро­чест­ва, и что я в присутствии их сотрудника прослушивал именно его. В документе также содержится заверенный этим сотрудником текст пророчества.
    Питер подал документ. Сам Рагнок и гоблины-управляющие вкладами Поттеров и Блэков просмотрели документ и подтвердили его подлинность. Затем документ прочитали Гарри, Сириус и Гермиона; Сириус попросил разрешения воспользоваться палочкой и тоже счёл его подлинным.
    – Мы в аврорате изучали все виды магических документов. Печать Отдела Тайн невозможно подделать.
    – Сэр, а как вы узнали о пророчестве? – уже менее официальным тоном спросил Гарри.
    – Мне сообщили самое начало, до слов «и Тёмный Лорд» после первой фразы включительно. А потом я пошёл в Отдел Тайн. Вы, мистер Поттер, также можете обратиться туда и всё проверить на месте. Думаю, вам охотно пойдут навстречу. Если пожелаете, я устрою вам секретное посещение Отдела.
    – Мы тоже можем организовать такое посещение, – заявил Рагнок. «За день­ги», мысленно дополнил я.
    Гоблин низкого ранга перенёс флакон с воспоминанием и документ на отдельный стол.
    – Всё, что есть на этом столе и ещё окажется на нём, принадлежит мистеру Поттеру. После встречи мы обсудим с ним его пожелания о наилучших условиях хранения этой информации. Ему также будет передана запись встречи самопишущим пером. А пока вот три копии текста пророчества, которые могут пригодиться по ходу и в конце встречи самоуничтожатся.
    – Кто-нибудь видит среди этих слов некую изюминку, которая обратила на себя моё внимание? – спросил Волдеморт.
    Три головы склонились над пергаментами. Через полминуты Гермиона ахнула и побледнела.
    – Заметили, мисс Грейнджер?
    – Немыслимо… но… если договориться… их невозможно убить…
    – Их – персонажей пророчества?
    – Ну… да!
    – А немыслимой вам показалась идея договорённости между мной и родителями мистера Поттера?
    – Да.
    – Между тем такая договорённость имела место. Я расскажу. Мистер Блэк! Я советую срочно объяснить вашему крестнику, как у магов заключаются помолвки. Мисс Грейнджер, эта книга называется «Институт магического супружества», и я дарю её вам. Мистер Поттер, если вы упустите умнейшую ведьму поколения и просто самую лучшую невесту в магической Британии, я очень рассержусь! Так как «Авада» вас не берёт, придётся посетить вас с обычным маггловским топором или пистолетом. Я убеждён, что идиоты подлежат эвтаназии.
    Густо покрасневшая Гермиона взметнулась, но у боковых сторон стола возникли два гоблина в броне и с алебардами. Гермиона села и закрыла лицо руками.
    Призванный домовой эльф в накидке с гербом Гринготтса поставил для всех бутылки обыкновенной маггловской минеральной воды и стаканы.
    Гермиона выпила полстакана воды, ещё немного посидела, спрятав лицо в ладони, после чего обратилась к Лорду.
    – Мистер Реддл! Я понимаю, что вы пытались вывести нас из равновесия в каких-то своих целях. Вам не стыдно за эту примитивную провокацию? Что, собственно, мы обсуждаем здесь? Мою будущую семейную жизнь? Тогда я уйду, пусть мне сотрут память!
    – Мисс Грейнджер! Я довёл вас почти до стихийного выброса, чтобы как можно точнее ощутить ваш магический потенциал. Сейчас в мире есть три очень сильных, примерно равных между собой волшебника: я, Дамблдор и Гриндевальд. Так вот, потенциально – я подчёркиваю, потенциально – вы значительно сильнее любого из этой тройки. Мистер Поттер – тоже пока потенциально – несколько сильнее вас. И эта великолепная пятёрка уступает только мастеру Фламелю и его супруге.
    – При чём тут помолвка?
    – Из книги, которую я вам подарил, вы узнаете, что практически обязательным условием полного раскрытия потенциала волшебника является брак с подходящим партнёром. В магическом браке сила супругов должна быть примерно равной, и очень хорошо, если муж чуть сильнее. Вокруг обычных слабых или средней силы волшебников бегает много подходящих по силе возможных партнёров. А для таких, как вы с мистером Поттером, выбора нет. Так вы расплачиваетесь за ваш уникальный дар. Фламелю повезло, он нашёл жену. Вам с мистером Поттером повезло. Почему ни я, ни Дамблдор, ни Гриндевальд не женаты? Не на ком! Думаете, Дамблдор с Гриндевальдом такие уж извращенцы, раз любовь крутили? Хоть такое партнёрство, за неимением лучшего. В чём-то оно им помогло. Решитесь взбрыкнуть? При большой разнице в силе деградирует магия обоих супругов, причём до уровня ниже меньшего из двух, и это очень плохо сказывается на детях. Мечтаете о любви? В правильном магическом браке любовь развивается после свадьбы, а не до неё. И ещё – выровняйте зубы. Осенью мадам Помфри сделает это бесплатно, или берите двадцать галлеонов и топайте к святому Мунго. Вся процедура – десять минут. Может быть, тогда мистер Поттер протрёт очки и заметит, что вы не только умны, но ещё и красивы.
    – Всё высказали?
    – Пришла в голову изящная формулировка: вы без мистера Поттера не станете сильнее Дамблдора, а мистер Поттер без вас не станет сильнее вас! Теперь всё.
    – Вы назвали брак «практически обязательным условием».
    – Альтернативы… немыслимы. На самом деле. У вас есть прямой выход, не советую даже узнавать.
    – Сириус?
    – Мистер Реддл всё правильно сказал. Всё так и есть. Читай книгу. Только сначала я её проверю.
    – Прочту. Мистер Реддл, я смогу переписываться с вами, если у меня будут вопросы?
    – Только через Гринготтс, это надёжно и безопасно. Мисс Грейнджер, джентльмены! Это тело несовершенно, и мне нужен перерыв, да и вам не мешало бы поесть.
    – Это предусмотрено, вам накроют ланч. Пройдёмте! – предложил Рагнок.
 
Глава 6. Шалость удалась!
    Нашу с Лордом тушку массировали, умащали кремами, отпаивали питательными смесями и зельями. А в ушах тушки звучала прямая трансляция с ланча с участием Гермионы, Гарри и Сириуса. Не буду скромничать: это был триумф, а идея была моей!
    Пользоваться связью с Поттером через шрам Лорд не хотел: гоблины могли её засечь. Мы применили магическую связь по сродству. Мы оставили себе кусочки кожи, пошедшей на переплёт книги, и эта кожа принимала звук из помещения, где находилась книга.
    Это было не просто. Гоблины очень серьёзно подходят к своим гарантиям. Безопасность у них – это безопасность! Просто так сунуть Гермионе книгу в руки никто бы нам не дал, даже если бы гомункул мог расхаживать по комнате. А за книгу со встроенным передатчиком звуков могли и повязать.
    Взявший книгу гоблин положил её на особый столик и привёл в действие стационарные сканирующие и нейтрализующие амулеты. Всё несвойственное книге было обнаружено и немедленно истреблено.
    Что имелось в книге, кроме неё самой? Слабенькие руны защиты от книжных червей, убивающие их примерно за десять минут. Свойственны книге и поэтому оставлены. Рунный скрипт глянца на картинках. Оставлен. Микроскопические кристаллики сахара там и сям. Читатели бывают так неосторожны! Сколько ни упрашивай, всё равно будут проливать кофе и рассыпать сахар на раскрытую книгу. Оставлены: не гоблинское это дело книжные страницы чистить, если не платят. Несколько десятков крошечных, меньше миллиметра, дохлых книжных червей, как раз возле кристалликов сахара. Поползли сахарок жрать, а тут их и того… Оставлены: свойственная книгам фауна. Микродозы чего-то ядовитого, тоже локализованы возле червей – никак предыдущий владелец книги решал проблемы книгоедов радикально? А это конкретный непорядок! Убрано. А то ПЮЧА (Прекрасная Юная ЧитательницА) перевернёт страницу, лизнёт пальчик, а на пальчике УТЯ (УжасТный Яд)! Теперь книгу можно было отдать Гермионе, что гоблин и сделал.
    Своё избавление от модифицированной специально под них «живой смерти» червячки решили отметить пиром и принялись за вкусненькое. То, что по дороге сжирались части рун или даже целые руны, полностью меняя смысл связок, червячкам было безразлично. Через десять минут штатно сработала защита от книжной моли, спрятанная под другой обложкой. Червячки подохли уже окончательно и бесповоротно, но труды их не были напрасны: рунный скрипт глянца превратился в рунный скрипт ретранслятора звуков.

    Когда Лорд выразил восторг моим разнузданным воображением, я напомнил ему классическое высказывание великого немецкого математика Давида Гиль­бер­та. Того спросили о судьбе одного из его учеников, и Гильберт воскликнул: „Der Arme! Er ist unter die Dichter gegangen, weil er für die Mathematik nicht genug Phantasie hat!“ («Бедняга! Он ушёл в поэты, так как для математики ему не хватало фантазии!») Я был и остался хорошим математиком! Тем более, я только нафантазировал, а воплощать идею в реальность пришлось Лорду и Барти.
    Рунный скрипт «жучка» был написан на парселтанге. Парселскрипт выглядит как хаотично разбросанные точки, чёрточки и закорючки, которые легко получить из нормальных рун выеданием их частей. Разметку нанесли поверх рун сахарным сиропом. Со стандартными рунами номер не прошёл бы, потому что червячки умеют только жрать текст, но не дописывать его, а такая необходимость обязательно возникла бы. Кроме того, обычные руны обнаружил бы Сириус, а парселскрипт даже аврорские заклинания проверки не берут. Гоблины же своими амулетами как раз и пар­сел­скрипт находят, и вред­ность его распознают, из-за чего, собственно, и были все хлопоты.

    Десять минут истекли, пока молодёжь мыла руки. Ретранслятор заработал. Мы услышали, как Сириус просит разрешения колдовать, получает его, проверяет книгу, ничего не находит (мва-ха-ха-ха-ха!) и отдаёт книгу Гермионе.
    Гермиона ела молча, а Гарри с Сириусом обсуждали, насколько можно верить Лорду. Как я и думал, клятва магией не была такой уж авторитетной для Гарри, но Сириусу удалось его переубедить.
    – Гермиона, а ты что думаешь?
    – На нас давит репутация Волдеморта. Если отвлечься от эмоций и требовать клятву за каждое утверждение, ему можно верить. До сих пор всё было правдой. Гарри, ты не хочешь проиграть мне ещё пару галлеонов?
    – Хочу! О чём спорим?
    – После перерыва мистер Реддл начнёт разговор с извинений, чтобы мы ещё больше ему доверяли.
    – А вторая ставка?
    – Я спрошу Волдеморта, учил ли он чему-нибудь Снейпа. Мне почему-то кажется, что свой фирменный ядовитый сарказм Снейп перенял у Тёмного Лорда. Под словами «может быть, мистер Поттер протрёт очки и кое-что заметит» Снейп подписался бы двумя руками. И в то же время, какая тонкая психологическая обработка! Он говорит о помолвке и развитии до уровня выше его собственного, намекая тем самым, что ничего плохого тебе и мне в жизни не угрожает. Прямо в подсознание закладывает доверие к себе.
    – Гоблины не позволят ему делать закладки в твоём разуме, – вмешался Сириус.
    – Он чисто словами справляется. В немагическом мире это называется «ней­ро­линг­ви­сти­че­с­кое программирование». Даже в этом жутком об­ли­ке ему хочется верить. Я читала, что Волдеморт был очень харизматичным лидером и красивым внешне.
    – Это гомункул. Примерно через год ему надо будет перемещать душу в по­сто­ян­ное тело. На Гриммо 12 в библиотеке было что-то на эту тему, я поищу.
    – Эй, Гермионе и мне тоже интересно, какая там у Блэков знаменитая биб­лио­те­ка!
    – Я настрою вам допуск.
    – Сириус, а как можно проверить магический потенциал?
    – Здесь, в Гринготтсе, пусть Гарри обратится к своему управляющему. И на Гриммо 12 найдётся артефакт, продублируем.
    – Мне кажется, что и тут Волдеморт сказал правду. Гарри, не красней. Я вдруг поняла, что во всех этих аристократических заморочках насчёт этикета, помолвок и прочего есть кое-что полезное. Находясь в известной фор­ма­ли­зо­ван­ной ситуации, ты точно знаешь, что делать. Ладно, кончаем расслабляться, пошли слушать историю дальше. Гарри! Мне показалось, что всем этим фейерверком насчёт помолвки Волдеморт отвлёк тебя от нелёгких мыслей о родителях, это так?
    – Заботливый. Но мне действительно стало легче.
 
Глава 7. Продолжение банкета
    – Мисс Грейнджер! Приношу вам свои извинения за то, что я позволил себе обсуждение ваших личных дел без вашего разрешения и в не совсем подходящей обстановке, а также за форму, в которую я облёк свои слова.
    Гермиона и Гарри переглянулись.
    – Извинения приняты. Можно задать посторонний вопрос?
    – Извольте.
    – Вы чему-нибудь учили профессора Снейпа? Меня интересует сам факт.
    – Да, учил.
    Два галлеона перекочевали от Гарри к Гермионе.
    – Мистер Поттер! Перед перерывом я уже плохо соображал, а сейчас до меня дошло: вам обязательно надо сходить за пророчеством! Взять пророчество в руки и запустить воспроизведение может только тот, о ком идёт речь. То, что я смог это сделать, доказывает, что пророчество обо мне. А кто второй? Вдруг это не вы, а Невилл Лонгботтом? Он родился 30 июля, и его родители тоже бросали мне вы­зо­вы. Очевидно, визит должен быть негласным. Моё предложение остаётся в силе.
    – Я воспользуюсь услугами Гринготтса.
    – Как желаете.
    – И если это окажусь не я?
    – Сводите туда мистера Лонгботтома. Беда в том, что эти пророчества всегда неконкретны. Даже распределение ролей не так уж очевидно. А если Тёмный Лорд пророчества – это Дамблдор, а его соперник – я? Я равен Дамблдору по силе, родился 31 декабря, и, надеюсь, всей моей силы Дамблдор не знает.
    – В каком календаре декабрь – седьмой месяц? Когда ваши родители трижды бросали вызов Дамблдору? Чем он вас отметил? И в пророчестве сказано «родится», а вы родились раньше пророчества.
    – Мисс Грейнджер, натянуть объяснение задним числом можно всегда. Вы согласны, что проверить мистера Поттера необходимо? Я даже не прошу со­об­щать мне результат.
    – Согласны! – объявил Сириус, переглянувшись с Гарри и Гермионой.
    – Я сразу понял, что если действующие лица пророчества не будут убивать друг друга, то никто третий никого из них убить не сможет. Великолепная стра­хов­ка, нет? Я вступил в переговоры с Поттерами и убедил их скрыться за гра­ни­цей. С Лонгботтомами контакта на тот момент ещё не было. Вечером 31 октября 1981 года я принёс Поттерам портключ до Берлина, откуда они должны были магглов­ским поездом уехать на юг Франции. Допуск в дом мне дал сам Джеймс Пот­тер, ни мистер Блэк, ни мистер Петтигрю тут не при чём. Подойдя к дому, я проверил заклинанием, что в доме двое взрослых и ребёнок, и все они были в тот момент в детской. А сейчас моё воспоминание, что было дальше. Только сначала я поклянусь, что сказал правду, и что воспоминание не подделано.

    Я уже знал, что увижу, но наглядность происходящего на экране захватила меня наравне со всеми присутствующими. Молчание первой нарушила Гермиона.
    – Почему в конце показ замедляется? Вряд ли луч «Авады» летит так медленно.
    – Я почувствовал опасность сзади и вошёл в боевой транс. Авроров тоже учат этому, не так ли, мистер Блэк?
    – Да, это выглядит именно так – ускоренное восприятие. Меня смутила одна деталь. Я прошу повторить тот момент, когда мистер Реддл вошёл в детскую и Лили с Джеймсом смотрят на него.
    Оказывается, проекционный думосбор имеет стоп-кадр и даже возможность зациклить несколько кадров! С разрешения Раг­но­ка Сириус подошёл к экрану и очень внимательно рассмотрел лица Джеймса и Ли­ли.
    – Мне кажется, что Лили и Джеймс на этом кадре под Империусом. Нас учили распознавать.
    – Можно и мне посмотреть? – оживился Лорд. Сириус сел на место, а Питер и Барти поднесли кресло Лорда к экрану.
    – Я согласен с мистером Блэком, признаки «Империо» есть.  Вождь Рагнок, можно ли попросить специалиста из Гринготтса посмотреть этот фрагмент?
    – Будет выставлен дополнительный счёт.
    – Согласен.
    Приглашённый гоблин был представлен как мастер-менталист и подтвердил наличие Империуса.
    – Получается, что в дом проникло неизвестное лицо или лица, которые взяли родителей мистера Поттера под Империус, непонятным способом укрылись от моего заклинания и бросили мне в спину «Аваду».
    – А каким образом можно укрыться от поискового заклинания? Чарами?
    – Я применил малоизвестное заклинание поиска, перебить которое чарами практически невозможно, особенно учитывая мою силу. Это мог быть какой-нибудь мощный древний артефакт.
    – Могла это быть мантия-невидимка? – спокойно спросила Гермиона. Очень спокойно спросила, я бы уточнил – обманчиво спокойно.
    – Обычные мантии-невидимки не скрывают от такого заклинания, даже совсем новые. Потребовалась бы легендарная мантия Игнотуса Певерелла – зна­е­те, дар Смерти из «Сказок барда Бидля». Кстати, мистер Поттер, Игнотус – ваш прямой предок.
    Гарри порывался что-то сказать, но Сириус и Гермиона его остановили, после чего Сириус попросил Рагнока отгородить их непроницаемым для света и звука щи­том. Вот только книга-«жучок» оказалась с той стороны в кармане Гермионы…
    – Гарри, информацию надо придерживать. Твоя мантия-невидимка и есть мантия Иг­но­ту­са Певерелла. Мы с Джеймсом ещё на нашем третьем курсе проверяли – от заклинаний обнаружения она скрывает. По крайней мере, от освоенных нами на тот момент. Только Волдеморту знать об этом не­за­чем!
    – Гарри, мы должны выяснить, кто прислал тебе мантию!
    – Там была записка без подписи незнакомым почерком. Я раньше думал, что директор, потому что он знал, что мантия у меня. Но если это Дамблдор забрал мантию у папы и потом наврал всем про Хэллоуин…
    – Где записка?
    – Не помню, скорее всего, дома в сундуке.
    – Попросим у Вождя Рагнока обычный думосбор и вытащим у тебя воспоминание, как ты эту записку читаешь, – предложила Гермиона.
    После соответствующих переговоров и короткой паузы послышался голос Сириуса:
    – Почерк Дамблдора.
    Последовало бурное обсуждение. Гарри хотел рассказать о ман­тии-не­ви­дим­ке Волдеморту, поскольку последний – тоже по­стра­дав­шая сторона. Гермиона и Си­ри­ус его отговаривали. Решили всё-таки не сознаваться, а под конец Гарри спро­сил:
    – Почему Дамблдор вообще вернул мантию? Я же не знал про неё.
    – Я думаю, что когда мантия попала к Дамблдору якобы для изучения, она нор­маль­но работала, потому что её добровольно отдал владелец, – ответил Сириус. – Когда Джеймс погиб, Дамблдор должен был в течение месяца вернуть мантию в родовое хранилище Поттеров. Просто принести её в Гринготтс. Он этого не сделал, и она могла перестать работать. Так часто бывает с родовыми артефактами. Ещё можно проклятие поймать. Старшая палочка ушла из рода, и почти каждый её обладатель погибал из-за неё. А когда ты оказался в Хогвартсе, директор мог даже получить откат и был вынужден отдать мантию. У тебя она работает нормально; и у твоих друзей, если ты им сам её даёшь.
    – То есть, это не дар Смерти, а артефакт работы Певереллов? – уточнила Гермиона.
    – Скорее всего, хотя дары можно привязывать к роду с тем же эффектом.
    Гоблинов попросили снять щит, и Сириус сказал:
    – Мистер Реддл! Мы благодарим вас за информацию, которую нам предстоит как следует обдумать. Хотите ещё что-то сообщить нам?
    – Да. Следующее воспоминание не моё, его взяли у маггла-служителя авто­мо­биль­ной стоянки у вокзала Кингс-кросс. Не буду тратить время на клятву, потому что тут важны последствия.
    На экране Гарри подошёл к автомобилю в сопровождении краснолицего толстяка и худощавой женщины с вытянутым лицом и длинной шеей. В багажник за­су­ну­ли сундук, все заняли места, и машина отъехала.
    – Это я приехал на каникулы этим летом, а дядя с тётей меня встретили. И каковы же важные последствия?
    – Мистер Поттер, у магглов по номеру автомобиля очень легко узнать адрес: 4, Тисовая улица, Литтл-Уингинг, Суррей.
    – Вам не удастся меня запугать!
    – Мне-то зачем? Запугивать школьников – это к про­фес­сору Снейпу. Мисс Грейнджер, адрес семейной пары стоматологов с фа­ми­ли­ей Грейн­джер, имеющих дочь по имени Гермиона, тоже очень легко узнать.
    – Дадите наши адреса профессору Снейпу?
    – Я передал эти адреса в Гринготтс и оплатил расследование, включая надбавку за срочность. Результаты расследования сообщит Вождь Рагнок.
 
Глава 8. Мы разошлись, как в море корабли
    – Мисс Грейнджер, мистер Поттер! Заказывая расследование, мистер Реддл определил, что его результаты будут считаться конфиденциальной информацией личного характера. По желанию мистер Реддла, сам он получит только общие выводы в форме оценки обстановки, а подробности будут доведены только каждому из вас в касающейся вас части. Засим вы сами решите, кого ещё следует посвящать в эти подробности. Поскольку мистер Реддл пожелал ознакомить с общими выводами также мистера Блэка, я их сейчас зачитаю.
    Рагнок развернул небольшой свиток пергамента:
    – Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, приняв на себя обязанности магического опекуна мистера Гарри Джеймса Поттера, не выполняет их должным образом. В отношении мистера Поттера многократно допускались нарушения законов и обычаев как магических, так и маггловских. Мистер Поттер не получал надлежащего ухода и медицинской помощи. На мышление и поведение самого мистера Поттера, окружающих мистера Поттера лиц, а также прикосновенных маггловских официальных лиц оказывалось магическое влияние артефактами, чарами и зельями с раннего детства мистера Поттера и до текущего момента включительно. В том числе применялись зелья, повышающие симпатию и доверие к конкретным лицам и снижающие критичность мышления. В частности, на мисс Грейнджер также оказывалось магическое влияние, включая те же зелья.
    Рагнок передал пергамент Питеру.
    – Это всё, что узнает мистер Реддл, если только вы не захотите сообщить ему больше. Мистер Поттер, вот этот свиток содержит подробное описание вашей ситуации на основании расследования, а детали собраны в этой папке. Мисс Грейнджер, это вам: итоги расследования и подробности. Чтобы вы ознакомились с ними, мы предоставим вам изолированные столики.
    – Просто отгородите нас троих от мистера Реддла, как прежде. Друг другу мы доверяем, – попросила Гермиона.
    – Согласны, мистер Поттер?
    – Согласен.
    – Можно не отгораживаться, я опять возьму перерыв, – заявил Лорд. Барти и Питер вынесли кресло из переговорной и занялись «техническим обслуживанием» гомункула.

    «Жучок» исправно нёс свою службу.
    – Гермиона, у меня на доме нет никакой материнской защиты! Только следилки. Ещё отвлекающие чары для носителей метки Волдеморта. Отошёл на два шага в магазин – и того нет.
    – Мне подливали зелья симпатии к Рону и доверия к Дамблдору. Гарри?
    – То же самое. Но как они взяли анализы?
    – Смотри подробности… Ой!
    – Что такое?
    – Эти… оскорблять нельзя… затейники засунули анализатор прямо ко мне в… прямо в канализацию в нашем доме! Потом убрали… Рекомендуют анализ крови. Можно будет установить зельевара.
    – Сделать анализ недолго. Ребята, вы ведь не думаете, что это Рон подливал зелья? В Хогвартсе такое может проделывать только директор.
    – Сириус, мне резко расхотелось учиться в Хогвартсе. Как можно пе­ре­вес­тись? Я знаю французский и могла бы учиться в Бобатоне.
    – Гермиона, есть ещё Америка и Австралия. Вам с Гарри надо быть вместе.
    Последовала тишина… Я представил себе покрасневших подростков и улыбающегося Сириуса. Только через пару минут шорох бумаг возобновился.
    – Сириус, ты можешь прочитать мои бумаги. Я хочу, чтобы ты это знал. Гермиона, ты извинишь меня, если я пока не покажу их тебе? Это действительно очень личное. Когда-нибудь после…
    – Гарри, как хочешь. Я тоже… там не всё следует читать мужчинам. Ты ведь из-за этого решил показать бумаги Сириусу, но не мне?
    Молчание, только шорох бумаг.

    Через полчаса мы опять собрались в переговорной. Начал Лорд.
    – Последнее, что я хотел бы – внести некое предложение. Оно тщательно продумано, и я готов всячески содействовать его реализации, в том числе деньгами.
    – Я тоже пока ещё не обнищал, – проворчал Сириус.
    – Мистер Блэк, вам следует сегодня же провести надлежащие обряды на родовом алтаре, принять главенство в роду и полностью заблокировать родовую резиденцию от посторонних, кроме мистера Поттера и семьи Грейнджер. После этого вам придётся покинуть Англию. Всем троим следует пройти обследование и необходимое лечение хотя бы в Швейцарии, а затем уехать в Америку или Австралию. Мистер Поттер, вы богаты, и вы – наследник рода Поттер. Это не просто куча золота в банковском хранилище, а большая ответственность. Вместе с управляющим вашими вкладами, который здесь присутствует, ознакомьтесь с завещаниями ваших родителей, разберитесь со своим имуществом и сами незамедлительно составьте завещание. Сегодня же, не выходя из Гринготтса, заключите помолвку. Маггловская опека над мистером Пот­те­ром должна быть в течение самое большее недели переоформлена на родителей мисс Грейнджер, и они долж­ны тоже уехать из Англии. Магическая опека будет принадлежать лорду Блэку по праву крёстного; уже из-за границы надо будет направить уведомление в Министерство. Если родители мисс Грейнджер не захотят отдохнуть в Швейцарии рядом с вами, они могут сразу заняться переездом на окончательное место жительства. В нашем министерстве Магии следует оформить перевод мисс Грейн­джер и мистера Поттера на домашнее обучение, но сделать так, чтобы ин­фор­ма­ция об этом, равно как и о переходе опеки, попала к Дамблдору не раньше 1 сен­тя­бря. В дальнейшем, учитывая ваши особенности, вам следует действительно обучаться магии на дому и в то же время получать маггловское образование, возможно, по­на­ча­лу тоже экстерном. Повторяю, я готов оказать вам любое содействие, но пойму, если вы откажетесь сотрудничать со мной и обратитесь к Вождю Рагноку.
    – Я согласна с этим планом! Гарри, Сириус, я очень вас прошу…
    – Гермиона, я принимаю этот план. Сириус?
    – Я с вами, ребята, и оплачиваю всё. Вождь Рагнок?
    – Гринготтс готов полностью реализовать этот план. Мы рекомендуем мис­те­ру Блэку тотчас же отправиться в родовую резиденцию и вступить в права лорда, а потом вернуться в Гринготтс. Портключ мы предоставим. Тем временем наши аналитики в срочном режиме проработают план детально, прикинут цену, и уже лорд Блэк заключит формальный договор. Поскольку сегодня воскресенье, мы можем вызвать в Гринготтс родителей мисс Грейнджер. Мисс Грейнджер, мистер Поттер и мистер Блэк давали Обет о неразглашении. Поэтому старших Грейнджеров ознакомим с информацией о сегодняшней встрече мы, в форме показа воспоминаний и в объёме, согласованном с обеими сторонами. Мистер Реддл, вы согласны с этим?
    – Да, и вы можете показать родителям мисс Грейнджер воспоминание о сегодняшней встрече в любом объёме.
    – Мистер Поттер?
    – Да, я согласен и также доверяю отбор информации для показа родителям мисс Грейнджер многоуважаемым хозяевам этой встречи.
    – У остальных нет возражений? Мисс Грейнджер с мис­те­ром Поттером ещё успеют до возвращения лорда Блэка сообщить своим родителям другие относящиеся к делу сведения. Потом вы начнёте работать впятером. Также до появления родителей служащий у нас колдомедик поправит зубы мисс Грейнджер, он же возьмёт анализы крови. Мистер Поттер, поскольку Грейнджеры будут вашими официальными опекунами и по профессии медики, я советую вам по­ка­зать им ваш пакет до­ку­мен­тов, это поможет их убедить. Мисс Грейнджер обязана показать родителям свою папку, но там об этом мутном деле гораздо меньше. Также вам следует с согласия родителей немедленно за­клю­чить помолвку. Визит мистера Поттера в Отдел Тайн пока откладывается. Потом используем международный портключ. Оформить завещание мистеру Поттеру поможет управляющий его вкладами. Вас это устраивает, мистер Блэк?
    – Более чем. Мистер Реддл, я предлагаю закончить встречу и в дальнейшем поддерживать связь через Гринготтс. Я не настаиваю, это было бы вызовом, но го­тов вернуть вам деньги, которые вы потратили на расследование и на ор­га­ни­за­цию этой встречи.
    – Обговорим это, когда вы устроитесь на новом месте, – ответил Лорд, и мы покинули переговорную.
 
Глава 9. У любви, как у пташки, крылья
    Репортажем из кармана Гермионы мы наслаждались примерно до девяти вечера. Потом книгу убрали в сумку, и трансляция прервалась. До этого момента мы были более или менее в курсе всего, поскольку Гарри и Сириус делились с Гермионой достижениями и проблемами.

    Первые же подслушанные нами слова Гермионы ещё раз подтвердили, насколько она умна. Мы только что ушли, Блэк ещё не отправился на площадь Гриммо.
    – Сириус, разве мне не нужно согласие магического опекуна, чтобы перейти на домашнее обучение? И я очень боюсь, что мой магический опекун – директор Хогвартса. По должности.
    – Правильно боишься, так и есть. Он твой опекун во время учёбы, а на каникулах – если ты проживаешь на территории под юрисдикцией министерства Магии или решаешь проблемы магического мира. Так что да, его согласие тебе было бы нужно, если бы не помолвка. После помолвки за тебя отвечает жених, а так как он тоже ещё под опекой – опекун жениха. Сейчас это опять же Дамблдор. Но с момента, когда я стану лордом рода Блэк, я получу опеку безусловно как крёстный. То есть, порядок такой: я становлюсь лордом и автоматически опекуном Гарри, вы заключаете помолвку, и вот с момента помолвки я уже твой опекун и могу оформить на домашнее обучение вас обоих, а не только его. Ты, надеюсь, не против меня в роли твоего магического опекуна?
    – Не против. Только… до помолвки ты мне не опекун. Согласие Дамблдора на саму помолвку мне требуется?
    – Требуется, и поэтому помолвка будет в Гринготтсе. Здесь юрисдикция гоблинов, а не Министерства, здесь Дамблдор – просто один из клиентов банка, и сейчас каникулы. Здесь и сейчас он не является твоим опекуном. А вот вздумай ты заключать помолвку у родового алтаря Блэков на Гриммо 12, или даже в доме собственных родителей – борода с бубенчиками тут как тут! Поэтому до помолвки ты из банка не выйдешь. Гарри ещё может пойти съесть мороженое к Флориану Фортескью, и то лучше не надо, а ты – нет. Хотя за дополнительную плату гоблины доставят вам мороженое.
    Присутствовавший при этом Гарри потрясённо слушал.

    План не всегда срабатывал, как задумывали, но в основном всё получалось. Первое отклонение – Сириус Блэк не смог стать лордом рода Блэк. Родовая магия ограничила его статусом лорда-регента при наследнике Блэк – Гарри Поттере. Для дальнейшего это роли не играло. Всё равно магическая опека над Гарри перешла к Сириусу безусловно, в уведомительном порядке.
    Это повлекло за собой некоторые сдвиги по времени: Сириусу пришлось возвращаться и забирать Гарри на Гриммо 12 для дополнительного ритуала. Гермиона успела просканировать книгу по диагонали и плотно пообщаться с родителями. Ей выговорили за умолчание об опасных приключениях на предыдущих курсах, но порадовались, что девочка наконец-то взялась за ум. Переезд в другую страну родители Гермионы, оказывается, уже планировали. То, что это придётся сделать срочно, компенсировалось помощью Сириуса. Неизбежность помолвки была принята спокойно. Дэн сказал дочери, что ей подарили кучу времени, которую она иначе потратила бы на любовные страдания, перебирая мальчиков, а теперь она сможет спокойно учиться. На прямой вопрос Эммы Гермиона ответила, что идея стать невестой и женой Гарри у неё, как минимум, не вызывает отторжения. Взять маггловскую опеку над Гарри Дэн и Эмма согласились, но отметили, что это не быстро. Гоблины, однако, заверили, что с помощью магии всё будет сделано вовремя.

    Ситуацию обострило медицинское обследование Поттера. После первых же взма­хов палочки колдомедик пришёл в неистовство и потребовал не­медленной гос­пи­та­ли­за­ции. Его еле успокоили тем, что завтра же начнут лечение в Швей­ца­рии. Медик послал домовика за сквозным зеркалом, сам связался с ма­ги­чес­кой кли­ни­кой, заказал три места и обследование для двух сквибов, и усел­ся изливать негодование на пергамент. Заключение о состоянии здоровья Гар­ри Поттера заняло четыре фута мелким почерком.

    Почему-то Гермиону очень сильно обидело, что её родители оказались скви­ба­ми, а ей это никто не сказал. (Это должна была обнаружить Мак-Гонагалл, когда при­шла к Гермионе с письмом из Хогвартса.) Проверку родословной Гермионы отложили, дел и так было невпроворот.

    А ещё были перерывы на кофе, и был лёгкий ужин. И мороженое от Фор­те­с­кью.

    Когда речь зашла о конкретной клинике в Швейцарии, я спросил Лорда, не боится ли он, что хоркрукс уберут и связь с Поттером утратится. Лорд ответил, что в мозгах у Поттера он занимался не только сбором информации. Хоркрукс он уже откачал и установил связь по другому принципу. Парселтанг у Гарри оказался врождённым и сохранился.

    Что было дальше, Лорд подсмотрел у Поттера уже утром.
    По анализам крови выяснилось, что зелья варил Снейп, но присутствовала также магия Дамблдора. Анализ Гарри вызвал очередной взрыв негодования колдомедика, и заключение удлинилось ещё на два фута.
    Помолвка состоялась около десяти вечера. Кольца были доставлены гоблинами из родового хранилища Поттеров.
    Магический потенциал Гарри и Гермионы был измерен. Слова Лорда подтвердились.
    Уже за полночь, переделав кучу дел и инициировав ещё больше, Гарри с Сириусом и Грейнджеры отправились прямым порталом в Швейцарию.

    В Литтл-Уингинг послали наёмников. Старушке Фигг внушили, что она не должна обращать на Дурслей внимания, если не происходит ничего необычного, а Дурслям – что Гарри уехал с Гермионой и её родителями на отдых в Италию до самого конца августа. Мы с Лордом облегчённо вздохнули, ведь тем самым решалась проблема с приглашением Гер­ми­о­ны и Гарри в «Нору» и на чемпионат по квиддичу – детей нет дома, уехали!
    Легенда эта была разработана неспроста. Несложная гоблинская проверка, сделанная по настоянию Сириуса, показала, что где-то севернее (в направлении на Хогвартс, для ясности) хранится кровь Гарри в количестве около двух стаканов. Гоблины изготовили артефакт, заряженный небольшим количеством крови Гарри и имитирующий даже магический отклик шрама. Вечером 31 августа этот артефакт должен был автопортироваться из экранированного хранилища в Гринготтсе на чердак в доме на Тисовой. В десять утра первого сентября предусматривалась автопортация артефакта с Тисовой в укромное местечко в вагоне Хогвартс-экспресса. По прибытии экспресса в Хогсмид следовала ещё одна автопортация – в Гринготтс, для ритуала отсечения, то есть, уничтожения не только этого, но и любых других образцов крови и частиц тела Гарри, где бы они ни находились. Артефакт стоил четыре тысячи галлеонов, но Лорд сказал, что за такие функции это ещё очень дёшево. Сириус и гоблины просмотрели воспоминания Гарри о приборах в кабинете Дамблдора, и опознали минимум восемь артефактов на крови для поиска, слежения и сигнализации. Вряд ли все восемь были нацелены на Гарри, но факт настораживал. Проверка крови Сириуса и Гермионы показала, что Дамблдор имел и их образцы, а родителей Гермионы – нет. Что ж, гоблины приняли ещё две пробирки крови для ритуалов отсечения, и добавили в счёт ещё пару строк.

    Лорд пересказал очень интересный разговор. Сириус вздумал успокаивать Гарри по поводу завещания, а Гарри ответил, что именно слова Волдеморта о завещании вправили ему мозги. Он как-то резко осознал, насколько серьёзно обстоят дела и насколько серьёзно он должен отнестись ко всему, включая помолвку. А потом Гарри слушал разговор о магическом опекуне Гермионы и с ужасом понимал, на каком волоске всё висит, и в какую яму можно рухнуть, не зная всех юридических тонкостей. И ведь про это детям ни­кто ни слова не говорил. Могли бы на истории магии этому учить, вместо бесконечных гоблинских восстаний!

    В дальнейшем мы получали информацию о «Квинтете» (кодовое имя придумал я) исключительно от Поттера. Лорд посещал мозг Поттера рано утром, около семи часов, когда в клинике просыпались.

    Гарри и Сириусу предстояло лечиться три недели. Организм Гермионы обещали очистить от лишних зелий за десять дней. И Поттер, и Блэк всё это время должны были провести в клинике, а Гермиона через пять дней выходила из клиники и поселялась с родителями в отеле. Дэн и Эмма были приведены в порядок за три дня. Самой длительной процедурой (полдня) у них было отращивание новых зубов.

    Трансляции через книгу были, но они касались её содержания. Книгу читали и обсуждали все Грейнджеры. Прикреплённая к Грейнджерам женщина-колдомедик, мадам Эмили Дюран, легко расположила девушку к себе, обратила внимание на книгу и охотно отвечала на вопросы. Когда книга попала к Эмме и Дэну и расспросы пошли на второй круг, мадам Дюран пригласила Гермиону и прочла Грейнджерам небольшую лекцию. Книга лежала на столе, и мы с Лордом тоже слушали… Мне пришлось переспросить у Лорда значение нескольких слов, потому что беседа шла по-французски, но в целом проблем не было. Лорд потом сказал, что даже он узнал что-то новое. Для меня же новым было всё: в фанфиках я такого не встречал.

    – Для выросших в маггловском мире самое опасное – маггловские взгляды на супружество. Я не говорю, что для магглов они не годятся. С моей профессиональной точки зрения, дело в том, что у нас и у магглов разная физиология!
    – Как разная? – удивился Дэн.
    – Маги включают в физиологию энергетические потоки и взаимодействие тонких энергий. Знаете, что такое чакры?
    – Я читала, что это знание попало в обычный мир от магов, – сказала Гермиона.
    – У магглов, как и у нас, есть потоки энергии через чакры, но магия к ним не примешивается. Когда встречаются двое со сходной энергетикой, между ними возникает симпатия. Если они продолжают общаться, начинается балансировка потоков энергии и взаимное их усиление. В маггловском организме этот избыток энергии вызывает выброс гормонов, которые, в свою очередь, вызывают состояние, называемое влюблённостью. С энергетической точки зрения, поток энергии переполняет и возбуждает нижние чакры. Напомню, что самая нижняя чакра связана с инстинктом продолжения рода. Теоретики считают, что дело в частоте колебаний. Можно принять для простоты, что низкочастотная энергия магглов тяжёлая и стремится вниз. И только в тех редких случаях, когда энергия хлещет через край, она достигает верхних чакр. Это у магглов называется любовью. И хотя такое у них – редкость, вся маггловская литература и другие искусства заняты только этим!
    – Стремление к идеалу, хотя бы и редко достижимому.
    – Пусть магглы стремятся к своему идеалу, но у магов всё совсем не так! У нас эта энергия неотделима от магии, и сразу поднимается к верхним чакрам. Только когда пропускная способность верхних чакр будет превышена, избыток энергии потечёт через нижние. Мы начинаем с того, чем магглы заканчивают! И это гораздо лучше. Например, в отрочестве выигрываются несколько лет, за которые маг как раз успевает подрасти и хоть немного поумнеть. И ещё: развитие пары магов проходит ровнее и легче, если оно поддержано магией через ритуал помолвки.
    – Так вот откуда у магов обычай ранних и длительных помолвок!
    – Совершенно верно! Имейте в виду, что у нашей юной пары энергообмен через верхние чакры уже достиг уровня маггловской любви.
    – Но я ничего такого не чувствую! – воскликнула Гермиона.
    – А вот это вторая ошибка тех, кто рос с магглами. Мало того, что маггловские искусства выдают любовь за норму, хотя она у них – исключение. Они ещё упорно подсовывают публике ситуации, когда любовь выражается сильными эмоциями, чаще всего из-за каких-нибудь проблем или препятствий. Это понятно, иначе писать нечего и читать скучно. Поэтому все ждут такого вот мучительного превозмогания и кипения страстей. А на самом деле любовь – чувство очень спокойное. В самом начале вы чувствуете доверие к своему избраннику, и счастливы несомненным знанием, что он этого достоин. А дальше... дальше будет ещё много хорошего! Я могу предложить вам мысленный психологический опыт. Предположим, что ваш жених предлагает вам участвовать вместе с ним в чём-то опасном. Например, полетать на драконе. Представьте себя в этой ситуации, и спросите себя – вы долго будете колебаться? Или пойдёте, не задумываясь? Представьте свои чувства. А потом спросите себя, как такие чувства будут называться. Хотя бы и по маггловским меркам.
    – Мадам Дюран, а как это бывает у сквибов?
    – Как у нас. Их энергия, хотя и без примеси магии, высокочастотная, лёгкая, и течёт преимущественно через верхние чакры. Духовное идёт впереди телесного. Именно поэтому в маггловском мире многие творцы, знаменитости, наконец, просто везунчики оказываются на поверку сквибами. Я не знакома близко с вашей семьёй, но вижу, что вы удачливы в делах и счастливы друг с другом… И по этой же причине сквибов можно лечить нашими методами и зельями, а магглов – нет.

    Потом Гермиона больше двух часов секретничала с мамой. Эмма рассказала дочери, как она считала себя неполноценной, потому что в общении с противоположным полом не чувствовала ничего, о чём рассказывали подруги. Та же проблема, оказывается, была у Гермионы в школе – она попросту не понимала, о чём говорят одноклассницы. Как сформулировала мадам Дюран: другая физиология, другая психология, другое брачное поведение… Ещё мама повспоминала, как было у неё с Дэном. Мне было интересно, хотя бы потому, что, очевидно, всё это предстояло и мне! Лорд тоже терпеливо выслушал всё, частично из интереса, частично по моей просьбе.
    После этого разговора книгу засунули в чемодан, и этот канал был потерян.
 
Глава 10. О дочерях и фигах в кармане
    Лорд занимался сбором информации и восстановлением связей. Барти и Питер пропадали целыми днями. Доклады их я большей частью выслушивал вместе с Лордом, но иногда Лорд применял легилименцию. Впрочем, вещи вроде списка персонала Азкабана меня мало волновали. По моей просьбе Лорд попробовал отгородить меня от слуха и зрения гомункула. Получилось, но усилия не стоили результата. Всё равно после «выселения» придётся давать Непреложный обет.

    В свой срок прибыл ответ из российского отделения Гринготтса: ни мага, ни магического рода с моей фамилией в России не было. Барти смотался в университетский город, где я жил в своём мире, и не обнаружил моего дубля ни среди профессоров, ни вообще в числе жителей города.

    На второй неделе, когда Гермиона закончила процедуры, Грейнджеры отбыли в США, прихватив для связи сквозное зеркало. До этого гоблины нашли возможность проверить родословную Гермионы. Ритуал не показал связей с магическими родами, только сквибов и магглов на двадцать четыре поколения назад.

    Гарри устроили посещение Отдела Тайн. С разрешения врачей он отлучился из клиники на три часа. Пророчество было о нём. Несмотря на сопротивление Сириуса и Гермионы, Гарри сам написал письмо Лорду и передал его через Гринготтс. Эту информацию мы получили трижды. Во-первых, гоблины пользовались услугами того же со­труд­ни­ка Отдела, что и Лорд. Вторым пришло письмо от Поттера, и уже потом Лорд вы­ка­чал подробности.

    Поттеру поправили зрение и убрали шрам.

    Опекунство над Гарри в маггловском мире перешло на Грейнджеров, в магическом – на Сириуса. В Министерстве оформили перевод Гарри и Гермионы на домашнее обучение.
    Документы для Дамблдора попридержали до 1 сентября – нужные люди дружно ушли в отпуск и возвращались как раз в тот день, а до отпуска не только приделать бумагам ноги, но даже заглянуть в них так же дружно поленились.

    Сведения о финале квиддичного чемпионата уже были подтверждены, а потом мы узнали о подготовке Турнира Трёх Волшебников.

    Из хранилища Лорда притащили охапку волшебных палочек, и одна из них мне подошла – десять дюймов, железное дерево с волосом из гривы единорога. Теперь Лорд каждый день в течение часа занимался со мной чарами и трансфигурацией. Дело шло быстро, и к началу сентября я должен был по практическим навыкам выйти на уровень СОВ, а к Самайну дорасти до ПАУК. Теорию Лорд давал в минимальном объёме. Боёвка и зелья пока вообще не затрагивались.
    Ещё я с помощью Лорда учил латынь и осваивал староанглийский, чтобы читать книги по магии. Лорд было попробовал поместить свои воспоминания и навыки в мой разум напрямую, но в ответ на него вывалилась математическая теория, в которой я потом по пересказу Лорда опознал классификацию простых конечных групп. В итоге у нас целый вечер дико болела наша одна на двоих голова. Когда с задания появился Питер, я подговорил Лорда послать его в маггловскую аптеку за нурофеном, 4 и это решило проблему. Лорд потом поставил ещё несколько опытов и пришёл к выводу, что разум математиков имеет специфическую естественную защиту.

    Вечером в среду 20 июля Лорд обратился ко мне.
    «Профессор, у меня две новости».
    «Хорошая и плохая?»
    «Обе хорошие. Во-первых, ваше присутствие в моей голове благоприятно влияет на меня. Это можно назвать добавочной стабилизацией связей тела и души. В итоге можно будет не ждать целый год, а создать постоянное тело для меня уже весной».
    «Выигрываем два-три месяца?»
    «Да. Далее, такая стабилизация не должна быть длительной. Необходимость в ней отпадёт примерно к Самайну. То есть, начиная с Самайна, можно подбирать тело для вас».
    «Определились сроки. Да, это приятная новость, благодарю вас, сэр!»
    «Во-вторых, я ещё раз обдумал полученную от вас информацию на предмет степени доверия к ней. Естественно, я учёл то, что уже известно мне, и учёл реалии этого мира. Я пришёл к выводу, что всего в серии должно было быть четыре книги. Именно столько информации получила мадам Роулинг в вашем мире. „Кубок огня” должен был стать последней книгой, в финале которой Гарри должен был погибнуть, а победителем в итоге становился Дамблдор. Было это будущее нашего мира или другого похожего, не так важно. Я пришёл к этому выводу, потому что сейчас в Министерстве действительно работают над Турниром Трёх Волшебников. Мне даже удалось узнать, что Виктор Крам и, очень вероятно, Флёр Делакур на турнире будут. Если бы не это, я предположил бы, что четвёртой и последней книгой должна была стать „Дары Смерти”, а выдуманы книги с четвёртой по шестую».
    «Из-за битвы при Хогвартсе?»
    «Да. Пятая и шестая книга, да и седьмая, выглядят, как бред, наспех состряпанный ради выжимания лишних денег из удачного проекта. Эпилог тоже явно выдуман. А вот первые четыре очень похожи на содержимое памяти Поттера. Возможно, в момент его гибели информация и попала в ваш мир. Как думаете, какова основная проблема в этой версии?»
    «Минуточку… Вы смотрели память Поттера. Сейчас он знает про хоркруксы?»
    «Конечно, не знает! Правда, впереди есть – или лучше сказать „был”? – целый учебный год, но я сомневаюсь, что ему дали эту информацию на четвёртом курсе вместо шестого. Казалось бы, мадам Роулинг не могла узнать про хоркруксы, раз к ней не попала память шестого года. Но в голове у мальчишки сидел хоркрукс. Я проверил не только память Поттера, но и память этого хоркрукса. Он дефектный, память практически пустая, а что есть, очень обрывочно и хаотично. Но вот как раз про хоркруксы там есть, и не полностью мои знания, а именно в объёме канона. Элементарные представления, что это и как делается, и список – что, где, как и когда. Я как-нибудь расскажу вам про хоркруксы подробнее, а пока скажу, что я их все чувствую, и про выходку Регулуса Блэка и куда попал хоркрукс, я знал. А поскольку в том варианте развития событий я хоркрукс не откачивал, то к Роулинг попала не только память Поттера, но и память хоркрукса. В хоркруксе уцелела ровно та информация, что в каноне, включая перенос медальона из пещеры в дом Блэков. Про Слагхорна и его роль тоже оттуда, ещё какие-то мелочи. А хоркрукс в Нагини Роулинг выдумала. Вот это совпадение меня окончательно убедило. Подозреваю, что Поттер погиб летом 1995, и именно в будущем этого мира. Во всяком случае, в мире, предельно близко схожем с этим».
    «Вы не боитесь менять будущее?»
    «Почему бы и нет? Уже поменяли, а мир стоит. Точка развилки, скорее всего – ваше попадание».
    «Или мелочь, его вызвавшая. Что заставило вас так сурово воспринять последние три книги?»
    «Всё! Например, так вести себя я бы точно не стал. Там не Лорд Волдеморт, а тупая кукла – то ли Роулинг, то ли Дамблдора. Или возьмём мадам Амбридж. Да, есть такая в Министерстве. Окончила Рейвенкло. Не глупая и достаточно сильная ведьма, хотя внешность подкачала. Мастерство в ЗОТИ – квалификационное требование для профессора Хогвартса – у неё есть, вопреки некоторым фанфикам. Она не стала бы так сливать практику по ЗОТИ: требования к практике для СОВ и ПАУК никто не отменял. Да, она сочувствовала моим идеям, но это как раз значит, что такой расисткой, как показано в каноне, она не может быть. Я сам полукровка, и многие это знают. Законопроекты, ограничивающие права волшебных рас, она не вносила. Этим у нас занимается партия Дамблдора, только не открыто, а через третьих лиц. А потом Дамблдор изображает героическую, но безуспешную борьбу с засильем мракобесов. И пытать Поттера Кровавым пером Амбридж не стала бы».
    «Кстати, то же самое, что с хоркруксами. По канону Поттер не встречал мадам Амбридж раньше конца лета 1995 года».
    «Я и это проверил. Была в „Пророке” в ноябре 1993 колдография министерской верхушки. Гарри видел этот номер, а подвернувшийся Невилл назвал ему всех, в том числе мадам Амбридж. Вообще газеты Поттер иногда просматривает, и кое-что попало к Роулинг оттуда».
    «Итак, вы пришли к выводу, что в первых четырёх книгах мама Ро додумывала только то, чего не знал Поттер и не было в хоркруксе, а последние три выдуманы целиком?»
    «Да. Это значит, что я получил от вас всё, что мне нужно. Канон, фильмы и фанфики проанализированы, скопированы в думосборе и разлиты по флаконам. Идеи каталогизированы. Острая надобность дер­жать вас в моей голове отпала. С Самайна вы свободны и получите тело при пер­вой возможности. Ритуал несложный. Иногда я буду обращаться к вам за кон­суль­та­ци­ей. Мне понравилось, как вы решаете задачи».
    «Мне ещё надо учиться магии. Я хочу сдать хотя бы СОВ и аппарацию».
    «У меня вряд ли будет время, но с учителями я вам помогу. Да, откроем вам хранилище в Гринготтсе. Сто тысяч – устроит? Больше пока трудно, но в течение трёх лет добавлю ещё двести тысяч».
    «Дом в Хогсмиде сколько стоит?»
    «От пяти до двадцати тысяч. На жизнь и двадцати галлеонов в месяц хватает, если одному. Если купите дом, подберём вам эльфа».
    «Эльфа можно держать без родового алтаря?»
    «Можно. Одного эльфа вы потянете даже в маггловском окружении. Вы достаточно сильны – выше среднего, но не настолько, чтобы трудно было найти жену. Захотите основать род и даже создать поместье – помогу, чем смогу. Вообще вы чем планируете заниматься?»
    «Если в магическом мире – артефакторикой. Я всегда хорошо работал руками и всяким инструментом».
    «Не нумерологией?»
    «Нет, ваша нумерология для меня слишком примитивна. Маггловская математика ушла далеко вперёд. Потом, это наука прикладная, а я вообще-то теоретик. И, наконец, тематика совсем не моя».
    «Понятно. А у магглов вы чем бы занялись?»
    «У магглов я могу воспроизвести несколько известных мне результатов, полученных между 2000 и 2020 годами, и стать прославленным математиком. А могу просто опять стать профессором математики без особых претензий. Но тут всё очень зависит от стартового возраста».
    «Я, конечно, за артефакторику, но и в маггловском мире рассчитывайте на мою поддержку. Может быть, вы сможете совмещать?»
    «Там видно будет. Да, с основанием рода я заморачиваться, скорее всего, не стану, а пойду в род жены».
    «Тогда вы обречены на успех почти у любой дочери любого рода. Можно ещё личный вопрос?»
    «Конечно, сэр, сколько угодно».
    «Вы так спокойно отнеслись к попаданию в компанию страшного и ужасного Тёмного Лорда и к сотрудничеству с ним…»
    «Сэр, историю пишут победители, и я очень хорошо знаю, как они её пишут. Специально интересовался. Канон написан от имени победителей, но я убеждён, как и многие другие, что канон и есть самый первый Дамбигад. Я же вырос и жил в СССР, а там пропаганда пресловутого „всеобщего блага” под псевдонимом „строительство коммунизма” была таким наглым враньём, что все это видели. СССР потому и рухнул, что всем это не просто надоело – осточертело! В этом мире тоже. Это первая причина. Вторая – я русский. Англия и англичане, будь то маги, магглы, тёмные, светлые – мне в лучшем случае безразличны. А могу и вспомнить историю, сколько вреда Англия причинила России. Если вы закатаете маггловскую Англию или даже обе Англии под асфальт, я только порадуюсь. Третью причину как-то озвучил один из моих сокурсников в университете. Он выбрал математику, потому что в СССР она была самым аполитичным занятием. По крайней мере, в то время – позднего СССР, когда политработа уже была занудной формальностью. Как он сказал: дважды два рубля будет четыре рубля, а дважды два доллара опять же будет четыре доллара. Я тогда внутренне с ним согласился. Я попал к вам и помогаю вам. Светлый вы или ужасно тёмный – по этому поводу душевных терзаний у меня не будет! Четвёртое – я уже умер. О чём мне ещё беспокоиться?»
    «То есть, попади вы к Дамблдору…»
    «Убеждения и честь у меня всё-таки имеются. Дамбигад же. Информацию я бы ему точно не слил. Защита не дала бы ему меня читать. По возможности сбежал бы. Или жил бы как в СССР. Красиво это называется „внутренняя эмиграция”, а простым русским языком „фига в кармане”. Ничего хорошего для Дамблдора из этого не получилось бы. Как для СССР. В каноне вы вообще показаны каким-то невменяемым чу­до­ви­щем, а тут я увидел совсем другое. Хотя, по моему мнению, даже в каноне Дамбл­дор страшнее вас».
 
Глава 11. Жуки для муравейника
    Вспомнив кое-что из канона, Лорд расспросил Барти, причём с легилименцией, и узнал, что Барти планирует «сюрприз» на квиддичном финале. Ему почему-то взду­ма­лось в честь воскрешения Лорда «напомнить миру о славном боевом прошлом». Канон рулил… Многолетний Империус всё-таки закатил в голове Барти парочку шариков за ролики. Я боялся, что Лорд начнёт воспитывать Барти с помощью «Круцио», но в итоге «наше гомункульство» на неделю осталось на попечении только домовика. Барти и Питер от­пра­ви­лись в ту же самую швейцарскую клинику, из которой только что выписались и убыли в США Гарри с Сириусом. Питер через неделю вернулся сильно посвежевший, а Барти за­дер­жал­ся ещё на пять дней. Естественно, «развлекаться» на чемпионате Лорд ка­те­го­ри­чес­ки запретил. А финал оказался каноничным: победила Ир­лан­дия, но снитч поймал Крам.

    Ещё до чемпионата мы узнали через Поттера, что Гермиона готовит письмо Лорду. Она заявила, что раз Гарри не стал слушать её и Сириуса и написал Волдеморту о своём визите в Отдел Тайн, то она тоже имеет на это право. Речь в письме шла о пророчестве, которое «Квинтет» активно обсуждал. Гермионе пришло в голову, что Лорд уже пал от руки Гарри (во всяком случае, так выглядел финал его воспоминания), и пророчество могло потерять силу. Естественно, у неё возникла куча вопросов, не на все из которых смог ответить Сириус.
    Когда письмо пришло, его содержание не было для нас новостью: Гарри его читал, да и остальные. Но перед отправкой Гермиона сделала приписку, о которой мы не знали заранее: «P.S. Спасибо вам, сэр, за моего Гарри». По моим ощущениям, Лорду было приятно это прочесть!

    Вообще на любовном фронте дела прогрессировали. Дэн на правах хоть и маггловского, но опекуна, заставил Гарри прочитать пресловутый «Институт магического супружества», пересказал ему лекцию мадам Дюран об особенностях любви магов и сквибов, а потом поделился личным опытом – как развивались его отношения с мамой Гермионы, и что он, по высказанному впоследствии мнению Эммы, делал неправильно.
    В итоге Гарри и Гермиона стали читать книги вместе, на диване или на матрацах на веранде, неизменно в уютном обществе Косолапуса. Иногда они отвлекались либо на поцелуи и объятия, либо приласкать кота, что опять-таки плавно переходило в поцелуи и объятия. Для удобства Сириус подарил им пару столиков без ножек, которые висели в воздухе и жёстко фиксировались в любом положении, а двигать их можно было, коснувшись палочкой.
    Эти столики сильно заинтересовали Косолапуса, и он решил на пробу поваляться на одном из них. Кончилось это очень ожидаемо (для тех, кто знает кошачьи повадки): Сириусу пришлось добывать третий столик.

    В ответном письме Лорд сначала поздравил Гермиону с помолвкой и пожелал долгой жизни и большого семейного счастья, а по существу разъяснил:
    расследование событий Хэллоуина 1981 года ещё предстоит;
    неизвестно даже, кто был в доме, кроме Поттеров, а это чуть ли не самый главный вопрос;
    по ощущениям и очень слабым остаточным следам на тонких оболочках, его вышибло из тела не отражённой от Гарри «Авадой», а чем-то другим, так что он пал не от руки Гарри;
    и потом, он ведь жив, а не «пал от руки»; в пророчестве явно сказано про окончательную смерть; 5
    важно не то, в силе ли ещё пророчество, а то, что про это думает Дамблдор;
    наконец, он не знает способа магически проверить, действует пророчество или уже выдохлось, и думает, что это невозможно в принципе.

    В начале августа Лорд спросил меня, как бы я проследил за событиями 1 сентября в Хогвартсе. Простейшие решения (послать Питера в анимагической форме) Лорда не вдохновляли. Я подумал и изложил свой вариант. Реакция последовала немедленно: «Вряд ли получится». Я хладнокровно ответил: «Не попробуем – не узнаем, получится или нет». Постановили: попробовать!
    Первая часть моего плана состояла в привлечении Риты Скитер. Ей предстояло проникнуть в Хогвартс, запомнить как можно больше, а потом отдать копии воспоминаний. Тут проблем не было: пять сотен аванса, две тысячи по исполнении, плюс сенсация: Мальчик-Который-Выжил перешёл на домашнее обучение, сменил опекуна и заключил помолвку. Естественно, с условием молчать до вечера 1 сентября. Статья должна была выйти в утреннем выпуске «Ежедневного пророка» 2 сентября и к завтраку попасть в Хогвартс.
    В принципе этого было достаточно, Рита бы справилась, но я предложил ещё и подстраховку. Знакомым уже манером, под Обетом о неразглашении, в Гринготтсе встретились Питер и Луна Лавгуд. Питер, не открывая лица, попросил помощи в деле, полезном для Гарри Поттера, и рассказал про его уход из Хогвартса, переезд в другую страну и помолвку, мотивировав всё недоверием к Дамблдору. Питер сообщил, что даже если Луна откажется помогать, память ей стирать не будут и заплатят пятьсот галлеонов за беспокойство, а если согласится, она узнает ещё кое-что интересное, получит две с половиной тысячи (сразу), и ей достанутся ценные артефакты. Затем Питер поклялся магией, что всё затеяно для блага Гарри Поттера.
    Луна согласилась. Питер рассказал, хотя и не полностью и не особо вдаваясь в подробности, почему Гарри перестал доверять Дамблдору, и вручил Луне чек на две с половиной тысячи, коробочку, в которой на голубом бархате лежали шесть артефактов гоблинской работы, кое-какие аксессуары к артефактам и инструкцию. Инструкцию привязали каплей крови Луны, так что читать её могла только она. Артефакты также привязали кровью.
    Артефакты имели вид жуков, размерами и формой точь-в-точь воспроизводящих анимагоформу мисс Скитер. Цвет мог меняться произвольно по желанию Луны, но по умолчанию он был тёмно-синий с золотым отливом (как у Риты). Жуки могли шевелить лапками и усиками, переползать с места на место, разворачивать крылья и летать. А ещё они могли передавать звук и изображение на зеркало, составленное из шести частей, дистанционно управлялись, даже сквозь защиту Хогвартса, и (на этом настоял я) умели охранять вещи Луны и её саму, при необходимости выдавая «Петрификусы» или швыряясь молниями. Такой жук, будь он уникальным, стоил бы сорок тысяч, а за партию из шести и все принадлежности гоблины взяли всего пятьдесят тысяч.
    Луну познакомили с Ритой, показали Рите артефакты-жуков, а Луне – анимагоформу Риты. Рите объяснили, что Луна имеет привычку носить экстравагантные украшения, и, увидев в её волосах пару-тройку жуков, никто ничего не заподозрит, даже если жуки вздумают ползать и летать. Вообще псевдоживые украшения не были в магическом мире чем-то необычным. В комплекте были основы для колец, серёжек, пары браслетов, обруча, кулона, броши и заколок для волос; Луна могла размещать жуков на площадках, где было за что уцепиться лапками. (Рита сразу же опробовала этот вариант и нашла его удобным.) Луна могла открыто говорить всем любопытным, что это артефактные украшения гоблинской работы, и демонстрировать их свойства, например, перелёт жука с руки на руку.
    О способности жуков транслировать звук и изображение сказали только Луне. Рите сказали без подробностей, что наблюдение в Большом зале будет, и воспоминаниями с ней поделятся.
    Луна пообещала, что в поезде обратит на свои новые украшения внимание пары-другой записных сплетниц, а также объяснит всем желающим и даже не­же­ла­ю­щим, что летающий вокруг головы жук лучше всего отгоняет мозгошмыгов.
    Теперь у Риты появилась возможность в экстренном случае скрыться в волосах, кармане или даже за воротом Луны Лавгуд. Луна могла провезти Риту в карете из Хогсмида в Хогвартс и занести её в Большой зал. А после 1 сентября мы получали в Хогвартсе комплект глаз и ушей.
    Кстати, я прояснил один давно интересовавший меня вопрос: как это Рита-жук не боялась летать на открытом воздухе в присутствии летучих мышей и птиц? Оказалось, для анимагов мелких форм есть чары отвлечения хищников вроде антимаггловских. Руны и пиктограмму можно татуировать, но в последнее время предпочитают гравировать их на внутренней стороне черепа – магам это не сложно.
    В договоре прописали, что Луна будет оставлять одного жука на охране своих вещей, двух-четырёх носить как украшения, а прочих отпускать «на волю, в пампасы». На досужий вопрос: «Почему ты не носишь всех жуков сразу?» всегда можно было ответить: «Остальные ищут морщерогих кизляков». Каждое утро к побудке все жуки должны были возвращаться «на базу».
    После окончания учебного года жуки переходили в полное распоряжение Луны, а если бы Лорд захотел использовать их неафишируемые возможности дальше, он платил бы Луне ещё две с половиной тысячи за каждый год, но только до окончания Луной учёбы. По прекращении работы Лорда с жуками (самое позднее, по окончании учёбы) Луне передавались и перепривязывались составное зеркало, «пульт управления» и вторая часть инструкции, то есть, у неё собирался весь комплект, и повторно обращаться к ней за этими артефактами Лорд не мог.

    Раз уж Луна попала в Гринготтс, ей замерили магический потенциал и провели ритуал отсечения утраченной крови и плоти. Дело в том, что Лорд, растроганный благодарностью Гермионы и её очень толковыми вопросами, заявил: «Какая же умница! Будь она слабее, не отдал бы её Поттеру». Я и присоветовал Лорду обратить внимание на мисс Лавгуд, которая по канону тоже очень сильна магически и чуть ли не умнее Гермионы, плюс чистокровная. Магический потенциал Луны оказался как раз на уровне «тройки ВДГ»! Теперь Лорду было о чём подумать и даже помечтать. Во всяком случае, медальон с колдографией Луны у Лорда завёлся.

    Единственная проблема моего плана – для газеты надо было раздобыть колдографии с помолвки Гарри. Альбом существовал, Гарри смотрел его и один, и в компании. Через память Гарри мы могли натаскать для Риты всё, что тре­бо­ва­лось, и даже присовокупить кадры из собственных воспоминаний Гарри, но сразу возник бы вопрос: откуда это взяла Рита?
    Рита поступила просто: через Гринготтс передала письмо «опекуну мистера Гарри Джеймса Поттера». В письме было сказано, что от источников в Министерстве Рита узнала о помолвке Гарри и переходе его на домашнее обучение. Мальчик-Который-Выжил в Англии – фигура публичная, и внимание прессы неизбежно. Она, Рита, готовит материал для утреннего выпуска «Пророка» 2 сентября. Не будет ли уважаемый опекун так любезен поделиться теми колдографиями с помолвки, публикацию которых он сочтёт допустимой? Имеющиеся в распоряжении редакции колдофото не соответствуют высокому уровню, на котором Рита видит эту сенсационную статью. Парочка извлечённых из памяти Гарри изображений лохматой Гермионы с бобриными зубами прилагалась, равно как и какие-то колдофото Гарри (поплоше).
    После неожиданно спокойного обсуждения всем «Квинтетом» просьбу Риты удовлетворили. Через Гринготтс она получила те колдографии с помолвки, где не было Сириуса Блэка, плюс актуальные колдофото Гарри и Гермионы: по отдельности, парой и с Косолапусом.
 
Глава 12. Жу-жу-жу неспроста
    Вскоре я удостоверился, что свои чаяния Лорд и впрямь устремил к мисс Лав­гуд. В каком-то разговоре мы снова вышли на тему хоркруксов, и я по­лю­бо­пыт­ство­вал:
    «Если не секрет, как хоркруксы влияют на психику?»
    «Разрушительно, хотя менталисту проще. На внешность тоже. Мне здорово по­мог Дамблдор, позволив Поттеру уничтожить дневник. При силовом унич­то­же­нии хоркрукса рушится наложенная структура, удерживающая частицу души. Са­му же частицу уничтожить невозможно. Она возвратилась ко мне».
    «А когда вы погибли, или когда возродились в гомункуле, не был потрачен какой-нибудь хоркрукс?»
    «Нет, это же просто якоря для души. И при восстановлении тела хоркрукс не тратится».
    «Вы мне говорили, что чувствуете хоркруксы. Это такая связь, как была с Поттером?»
    «Да, и я могу их откачать. Кстати, при откачке поддерживающая структура сохраняется, и предмет всё равно кажется хоркруксом. Уверенно отличить пустой хоркрукс от настоящего могу только я сам. Когда я вас отделю, откачаю остальные и приведу душу в порядок. Сейчас ещё рано».
    Я подумал, что неспроста Лорд хочет иметь цельную душу и, как следствие, приличный внешний вид, отказавшись от бессмертия. Смысл в этом был только при далеко идущих планах на Луну Лавгуд.

    В четверг 1 сентября мы с утра засели у шестикомпонентного зеркала. По этому случаю Лорд даже освободил Питера и Барти от других поручений и выдал им бутылку коньяка. Луна появилась на платформе 9¾ с серьгами в ушах и перстнем на пальце. Серьги были украшены жёлтыми жуками, а на перстне сидел синий жук (Рита Скитер). Сёстры Патил и Лаванда Браун были тут как тут, их даже искать не пришлось. Луна включила одну из опций своих жуков – лёгкое привлечение внимания. Что тут такого? (Не беспокойтесь, отвлечение тоже было предусмотрено!)
    – Привет, Лавгуд! А что это у тебя в ушах вместо редисок?
    – Привет, девочки! Это не простые жуки, это артефакты. Теперь, если я хочу прогнать мозгошмыгов, я делаю так, – Луна щёлкнула пальцами, жуки облетели её голову и сели обратно, но на серьгах оказались синие жуки, а на перстне ярко-зелёный.
    – Они даже цвета меняют?
    – Да, только один упрямится, хочет быть синим. Это не страшно, лишь бы мозгошмыгов гонял.
    – Может, они ещё и нарглов от твоих вещей отгонят?
    – Отгонят, я им прикажу! А ещё они будут выслеживать морщерогих кизляков. Вот! И жмыров. И бундящих шиц. И кискисельников. И…
    Хохочущие девочки слиняли, не дослушав список будущих трофеев Луны. Мы тоже получали искреннее удовольствие. Смеющихся Барти и Питера я вообще увидел впервые. Луна повернула руку с перстнем к себе, показала нам язык (первое в истории этого мира «селфи»?) и вприпрыжку побежала к вагону.

    Рита вернулась в редакцию. В Хогсмид она планировала добраться камином, ближе к вечеру, оттуда аппарировать на границу защитных чар Хогвартса, а дальше добираться в анимагоформе. Или на метле. Мы хорошо помнили канон: прибывших в Хогсмид школьников встретила сильнейшая буря с грозой, порывистым ветром и проливным дождём, переходящим даже в снег. Жуки в такую погоду не летают. С другой стороны, «ещё не вечер» – грозу мама Ро могла и выдумать.
    Опять же из-за этой каноничной бури Луна одолжила нам одного жука, и ра­но утром 31 августа Барти аппарировал к Хогвартсу. Погода была при­ем­ле­мой. Барти выпустил жука, мы довели его до замка и припарковали в Большом зале, в укромном месте с хорошим обзором. Заодно Барти пристроил в Хогсмиде два сквозных зеркала из двух разных комплектов: одно с видом на трактир Аберфорта Дамблдора «Голова вепря», другое – на Визжащую хижину. На всякий случай.

    Во время поездки мы наслаждались прямой трансляцией из купе Луны, из коридоров и из других купе. Ничего неожиданного, но было весело.
    Рон с Невиллом и Драко запарились в поисках Поттера; глядя на них, воз­бу­ди­лись и другие.
    Были особо дивные моменты, когда ищущие спрашивали у Луны, где Поттер или Грейнджер. Они узнавали, что нарглы заразили Поттера отборными моз­го­шмы­га­ми, высосали кровь, заковали в железо и прячут в вагонном туалете, а Грейн­джер и её кот Косолапус там же, где Поттер. Про «артефактного Гарри» мы Луне вообще-то ни слова не говорили, а ведь он действительно был спрятан в туалете в вагоне старост и представлял собой исписанную рунами кованую же­лез­ную коробочку с ампулой крови внутри – «высосанную кровь, закованную в железо»!
    Дважды проверив весь поезд и не найдя Поттера, Драко пообщался с отцом через пергамент с протеевыми чарами. Люциус обещал быть на распределении.
    Наибольшее веселье доставил Рон. К Луне он обратился на четвёртом заходе, уже без Невилла. Услышав её версию, он вылетел в коридор с вытаращенными глазами и отвисшей челюстью, бормоча что-то явно нелестное. Потом вдруг хлопнул себя ладонью по лбу и отправился проверять туалеты! Если туалет оказывался запертым, он со всей дури колотил в дверь и орал: «Гарри, это Рон! Ты там?» Ответы формулировались по-разному, но выраженное в них мнение об умственных способностях Рона было на редкость единодушным.

    Бурю Роулинг не придумала, только сместила по времени: к прибытию поезда небо заволокло, погромыхивал далёкий гром, отблёскивали молнии, налетали порывы ветра с мелкими брызгами дождя.
    Когда школьники вышли на перрон и направились к каретам, Рон поймал Шеймуса Финнигана и начал эмоционально повествовать, как он пять раз обыскал весь поезд и не нашёл Поттера даже в туалетах. Шедшая рядом Луна бросила: «А в вагоне старост искал?» Впавшего в ступор Рона пришлось тащить к каретам за руку: вагон старост вместе с туалетами он все пять раз пропустил! Впрочем, даже забредя в нужный туалет, ничего бы он не нашёл. Не Рону тягаться с гоблинскими отвлекающими чарами.

    Артефакт с кровью Гарри автопортировался в Гринготтс в момент остановки поезда в Хогсмиде. Через десять минут должны были начаться три ритуала отсечения.
    Для Луны гоблины провели отсечение «мягко», без «спецэффектов». То же самое планировалось для Гермионы и Сириуса. А вот для Гарри готовился «жёсткий» вариант. Отсечённые кровь и частицы тела должны были взорваться. Сила взрыва в этом случае зависит от трёх факторов: количества биоматериала в данной точке; потенциала мага, у которого материал забрали; расстояния от мага до материала – чем оно больше, тем взрыв сильнее, а метрах в двадцати и ближе материал просто иссыхает и рассыпается в прах (как при «мягком» варианте). Последнее обеспечивает безопасность в непосредственном окружении мага. Кому бы хотелось, чтобы в кармане взорвалась своя собственная расчёска с несколькими забытыми волосами?
    В случае Гарри мы имели два стакана отсекаемой крови, третий в мире магический потенциал (после Фламелей) и трансконтинентальную дистанцию: от Бостона в штате Массачусетс до Хогвартса круглым счётом 5100 км (3170 миль). Рвануть должно было неслабо! Конечно, Дамблдор мог подстраховаться и хранить кровь Гарри мелкими порциями.
    Взрыв ожидался через восемь с половиной минут после начала ритуала, то есть, через восемнадцать с половиной минут после остановки поезда. К этому моменту первые кареты со старшекурсниками должны были подъезжать к защитному контуру Хогвартса, а лодки с первокурсниками должны были приближаться к середине озера.
    Персонал в момент взрыва уже должен был сидеть за столом. Дамблдор всегда приходил последним и как раз около этого времени, так что его судьба сильно зависела от случайной задержки.

    Рита собиралась наблюдать взрыв снаружи. Конечно, ей следовало занять такую позицию, чтобы и директорскую башенку видеть как можно лучше, и от возможного разлёта осколков стекла и камней не пострадать. Впрочем, Рита всегда носила в безразмерной сумке не только перо и блокнот, но и омнинокль, и метлу, и многое другое. Достаточно было засесть в человеческом виде на одной из дальних башен, выставить щиты и вооружиться омниноклем. А потом Рита слила бы воспоминания и получила бы из них роскошную колдографию на первую полосу. Это если мы угадали с местом хранения крови. Рвануть ведь могло и в больничном крыле (второе по вероятности место), да мало ли где ещё…
    Именно этим определялось время взрыва. Задерживать ритуал дольше? Никому не были нужны школьники, убитые упавшими во двор обломками. Оттянуть ещё дальше, на время распределения – а вдруг тайник в Большом зале, хотя бы под креслом Дамблдора? Профессора же, если не сообщники Дамблдора, то, как минимум, попустительствуют ему – их не так жалко.
 
Глава 13. Большой «БУМ!»
    Теперь мне придётся забежать вперёд: около 11 вечера 1 сентября нам была доставлена из Гринготтса копия воспоминаний Риты Скитер, в обмен на копию части воспоминаний от нас и чек на три тысячи (о лишней тысяче чуть позже). Представленный далее поминутный расклад Осеннего Хогвартсского Взрыва-1994 получен объединением наших наблюдений и воспоминаний Риты.
    Мы имели в своём распоряжении жука в Большом зале, пять жуков у Луны (три «при исполнении» – на украшениях, один попал на голову Хагрида, который так и донёс жука до Большого зала, один не был задействован), два сквозных зеркала в Хогсмиде, а также связь с Гринготтсом и Ритой через блокноты с протеевыми чарами.

    Двадцать минут до момента Х (прибытия Хогвартс-экспресса в Хогсмид). Рита заняла исходную позицию, выставила щиты от непогоды, материальных предметов и ударной волны, вооружилась омниноклем и написала в блокноте: «Готова. Свет в кабинете Д., в покоях Д. темно, в больнич. кр. свет». Распределяющая шляпа уже лежала на табурете в Большом зале.
    Момент Х. Гринготтс: «Артефакт экранирован».
    Одна минута тридцать секунд с момента Х. Рита: «Свет в покоях Д.» Реконструкция постфактум: в момент Х у Дамблдора внезапно отключились все приборы, следившие за Гарри (а ведь, по приборам, дома ночевал, в поезде ехал и в Хогсмид прибыл). Дамблдор попрыгал вокруг приборов и бросился к тайнику за кровью.
    Две минуты с момента Х. На платформе Луна выпускает жука, которого мы сажаем Хагриду на макушку.
    Три минуты с момента Х. За профессорским столом рядом со Снейпом устраивается Люциус Малфой. Своё появление мотивирует заботой По­пе­чи­тель­с­ко­го совета и «предстоящим важным мероприятием», про Поттера вслух не говорит.
    Четыре минуты тридцать секунд с момента Х. Рита: «В покоях Д. темно». Реконструкция: Дамблдор вернулся из покоев в кабинет, чтобы зарядить кровью Гарри ещё какой-то поисковый артефакт. Два стакана крови для этого не нужны, а управился Дамблдор у тайника быстро. Скорее всего, расфасовка мелкая. Поэтому сила взрыва не была максимальной.
    Восемь минут с момента Х. Рита: «Министерская сова в окно Д.» Реконструкция: бумаги относительно перехода опеки и перевода Гарри с Гермионой на домашнее обучение достигли адресата. Почему так поздно вечером? Пара сотен галлеонов пробуждает у отдохнувших и поистратившихся в отпуске министерских чиновниках такой трудовой энтузиазм, что, пока не разберут все бумаги и не отправят все письма, домой не уходят. Кому отписывать первому, с утра, а кому (бородатому! бородатому!) в последнюю очередь? Галлеоны в кругленькой сумме – регулятор универсальный, и этот вопрос решают. Дамблдор занялся письмами, а поисковый артефакт с кровью Гарри сунул в карман мантии.
    Десять минут с момента Х. Вид на Хогвартс на фоне ночного грозового неба с берега, с макушки Хагрида. Гринготтс: «Начали ритуалы». Запускаем «Темпусом» таймер на восемь минут тридцать секунд. Мы Рите: «Отсчёт 8 мин. 30 с».
    Одиннадцать минут с момента Х. Рита: «Больнич. темно». Реконструкция: мадам Помфри направилась в Большой зал.
    Четырнадцать минут с момента Х. Рита: «Кабинет Д. темно». Реконструкция: Дамблдор сгрёб письма и помчался в Большой зал.
    Четырнадцать минут тридцать секунд с момента Х. Дамблдор появляется в Большом зале с пергаментами в руке, садится и объявляет всем присутствующим, что Гарри Поттер прибыл в Хогсмид и исчез, а тут ещё письма… Лицо «держит», эмоций не показывает, разве что слегка поморщился, узрев лорда Малфоя. На озере усиливается волнение. Бедные первокурсники!
    Восемнадцать минут с момента Х. За профессорским столом бурное обсуждение. Комментарий Снейпа: «Слава Мерлину, от Поттера избавились!» Люциус Малфой сообщает, что Гарри Поттера искали и не нашли, и как же тогда понимать слова директора Дамблдора, что в поезде Поттер ехал?
    Восемнадцать минут тридцать секунд с момента Х. Писк таймера. С озера: вспышка на директорской башенке. Ночью, на фоне грозы, да и звук взрыва от раскатов грома не отличается. Скорее подумаешь, что в башенку попала молния. В зале: вспышка, взрыв и дым в кресле Дамблдора. Снейп бросается к сползающему с кресла Дамблдору, что-то делает в дыму, кричит явно для мадам Помфри: «Перебита бедренная артерия! Держу!» Воспоминание Риты: в кабинете директора вспышка, вылетают стёкла. В покоях директора взрыв выносит стену. Рита (жуткими каракулями): «В каб. Д. выбиты окна, в покоях обруш. стена». Мы Рите: «Взрыв в кресле Д. Сн. и Помф. возятся с Д.»
    Девятнадцать минут с момента Х. Снейп, продолжая фиксировать артерию, орёт: «Тихо! Сидеть! Не мешать!» Мадам Помфри манипулирует палочкой над Дамблдором. Рита уже на метле, облетает директорскую башенку с обрушенным куском стены, на бреющем обозревает упавшие во двор обломки, затем летит к Большому залу.
    Двадцать минут тридцать секунд с момента Х. Дым разогнали. Снейп и Помфри работают, остальные делают, что сказано: тихо сидят и не мешают. Рита в анимагоформе пролетает над профессорским столом. Рисковая стерва! Луны-то в зале ещё нет, отвлечь внимание некому. Буря накрывает замок и, через несколько секунд, озеро.
    Двадцать одна минута с момента Х. Снейп прекращает фиксацию раны, достаёт палочку и присоединяется к манипуляциям мадам Помфри.
    Двадцать четыре минуты с момента Х. Рита на метле, под щитом от непогоды, пробивается сквозь бурю к защитному барьеру. Снейп и мадам Помфри наколдовывают носилки и левитируют Дамблдора в больничное крыло. Кареты под проливным дождём подъезжают к воротам. Во дворе валяются обломки, но выскочившие из первых карет старшекурсники расчищают проезд. Лорд Малфой приказывает Мак-Гонагалл заменить директора, а та поручает Помоне Спраут встречать первокурсников.
    Двадцать шесть минут с момента Х. Рита аппарирует в редакцию «Пророка». Первые студенты входят в зал. Кто-то из старост рассказывает Мак-Гонагалл про обломки во дворе. Мак-Гонагалл посылает группу домовиков убирать двор.
    Тридцать пять минут с момента Х. Промокшие до костей первокурсники высаживаются на пристань замка. Вернувшийся в зал Снейп сообщает, что директор вне опасности и помощь от Мунго не потребуется.
    Пятьдесят одна минута с момента Х. Первокурсники входят в Большой зал. Обсушенные и согретые. Спраут приняла меры. Начинается церемония распределения.

    Когда Рита написала, что в покоях Дамби рухнула стена, я обратился к Лорду:
    «Сэр, вдруг там упала защита? Домовик-то наш из Хогвартса».
    Элджи попал к Лорду после смерти хозяина, а тот девяносто два года назад купил домовика в Хогвартсе.
    – Элджи! Скажи, ты бывал в кабинете и покоях директора Хогвартса?
    – Да, хозяин, Элджи часто бывал и в кабинете, и в покоях директора. Элджи приносил почту директора и убирал.
    – Элджи, ты можешь попасть туда сейчас?
    – Элджи плохой эльф! Элджи не может по приказу хозяина попасть в Хогвартс. Элджи не пройдёт защиту. Элджи накажет себя за это.
    – Элджи, нынешний директор Дамблдор взял кровь у волшебника, чтобы сделать его своим рабом. Тот волшебник провёл ритуал, и кровь взорвалась. В кабинете директора выбило окна, а в покоях рухнула стена. Может быть, защита сейчас не работает? Попробуй попасть туда. Если получится, осмотрись и сразу возвращайся. Если не получится, Элджи не виноват, это защита такая сильная. Элджи хороший эльф, наказывать себя из-за сильной защиты не надо. Действуй!
    Домовик щёлкнул пальцами, исчез и через минуту появился.
    – Хозяин, защита пропустила Элджи! Элджи был в кабинете директора и в покоях и всё-всё видел!
    – Элджи очень хороший эльф, я тобой доволен! Я дам тебе новое полотенце. Посмотри мне в глаза, я тоже хочу это увидеть!
    Легилименция заняла не больше минуты.
    «Профессор, там всё содержимое тайника вывалилось, покои чуть не до потолка забиты! Тайник был с расширением пространства».
    « Au maraude ! » 6
    – Барти, возьми перчатки из кожи дракона, самый большой безразмерный мешок и большой безразмерный контейнер для опасных артефактов. Элджи, перенеси мистера Крауча в покои директора Хогвартса. Барти, там разнесло тайник, собери всё. Элджи, когда мистер Крауч закончит, вернёшь его и все вещи сюда.
    – Хозяин, мистеру Краучу не надо беспокоиться! Элджи сам возьмёт мешок и контейнер и сам принесёт все вещи. Элджи видит плохие вещи! Элджи положит плохие вещи в контейнер, а хорошие вещи в мешок.
    – Ты самый лучший эльф, Элджи! Только не трогай плохие вещи руками.
    – Добрый хозяин заботится об Элджи! Элджи всё сделает, как сказал добрый хозяин!
    Через пятнадцать минут Элджи вернулся с мешком и контейнером. Ещё через пятнадцать минут мешок и контейнер были в Гринготтсе, в хранилище Лорда. Группа гоблинов начала разборку и инвентаризацию добычи. А в Хогвартсе Спраут обсушивала первокурсников.

    Моуди появился канонично – посреди пира, под вспышку молнии и раскат грома. И это был настоящий Шизоглаз Моуди.

    Объявление о Турнире Трёх Волшебников сделала Мак-Гонагалл. Ка­но­нич­ный выкрик одного из близнецов Уизли: «Вы шутите?» имел место. В каноне опре­де­лён­но сказано «Фред», но кто ж их разберёт?

    Сверх канона: Мак-Гонагалл объявила, что Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер ушли на домашнее обучение. Она объявила также, что директор Дамблдор получил травму, находится на излечении в больничном крыле и приступит к работе через три дня.

    Когда Снейп вернулся из больничного крыла в Большой зал, я опять обратился к Лорду:
    «Сэр, а если попробовать вытащить Снейпа? С перебитой бедренной артерией живут ровно пятнадцать секунд. Пусть меняет у Дамби Долг Жизни на свободу. Конечно, если он вам не нужен именно в Хогвартсе. Хотя и в этом случае хорошо бы снять с него все обязательства перед Дамблдором».
    – Питер, выйди за защиту, вызови и встреть Снейпа! – на это Питер закатал рукав. Лорд коснулся метки палочкой и прошипел на парселтанге: «Вызов!»
    «Это разрешение Питеру сделать вызов».
    «Странно, сэр, в каноне вызов через метку описан совсем по-другому, начиная с того, что его вы всегда делали сами».
    «Это из газет, в которых нас поливали грязью, и из книжонок вроде „Взлёт и падение тёмных искусств”. А ещё я разрешил тем, кого поймают, сочинять всякие ужасы; это тоже попадало в газеты. Оттуда этого и набрался Поттер. Как там вызов описывают: Тёмный Лорд со Сладострастным Садизмом Вонзает палочку в Чёрную Метку на руке Упивающегося Смертью, который Корчится в Жутких Мучениях! Все „страшные” слова с большой буквы. Я при случае расскажу вам про метки».

    – Здравствуй, Северус!
    – Счастлив видеть вас, милорд! Барти! Живой!
    – Живее всех живых, как говаривал Долохов!
    – На самом деле это слова русского поэта Маяковского. Северус! Давай-ка проверим, нет ли на Дамблдоре после взрыва Долга Жизни к тебе. Да, я всё видел, даже не с одной точки.
    – Долг Жизни? С чего бы?
    Лорд изобразил палочкой замысловатую загогулину и пробормотал что-то маловразумительное; я уловил только «Альбус Дамблдор». Вокруг левого запястья Снейпа зажглась алая лента.
    – Вот так, Северус! Долг Жизни на Дамблдоре есть.
    – Что это нам даёт, милорд?
    – Сейчас я на всякий случай сниму у тебя метку. Ты пойдёшь… нет, ворвёшься в больничное крыло и потребуешь за Долг Жизни освобождение от всех обязательств. Сможешь привести его в сознание и поговорить?
    – Именно сейчас смогу, а то с утра мадам Помфри собирается погружать его в кому.
    – Вякнет «а в Азкабан» – сунешь ему под нос чистую руку. Проверишь, что он снял всё. Потом… Питер, подай пергамент и перо… отдашь домовику заявление об уходе по собственному желанию и прикажешь утром вручить его Мак-Гонагалл. Сейчас директорствует она. Садись, пиши заявление. Увольняйся с 1 сентября, как будто ты не приступил к работе в новом учебном году. Дату тоже поставь 1 сентября…
    – Готово, сэр!
    – Дай-ка, гляну! Почему не подписал? Вот так, всё должно быть готово. Клади в карман. Потом заберёшь все личные вещи и вернёшься сюда. Там много у тебя?
    – Несколько книг, пара котлов, кое-какой инструмент. Ингредиенты все школьные. Милорд, у меня есть лучший вариант. Я себе купил дом, защиту поставил – вот там я держу всё своё. Про тот дом никто не знает. В старом доме в Паучьем тупике ничего важного нет.
    – Прекрасно! Обязательства скинешь, заявление оставишь, вещи схватишь и мигом в свой тайник. Уже утром тебя в Хогвартсе никто видеть не должен. Дамблдора не жалей, в больничку именно ворвёшься. Тебе будет проще, пока он слаб. После всего усыпишь. Или «Конфундусом». Да, может быть, тебя это не устраивает? Я не настаиваю, это не был приказ.
    – Меня это устраивает, милорд!
    – Превосходно! Ещё постарайся забрать палочку Дамблдора. Она не его на самом-то деле.
    Снейп извлёк из бокового кармана мантии палочку и протянул её Лорду рукоятью вперёд.
    – Милорд, вот эта палочка. Он её держал в рукаве, а руку ему тоже сильно повредило, и осколком разрезало кобуру. Когда мы устраивали Дамблдора в боль­нич­ном крыле, я про себя отметил, что палочки нет. Вернулся в зал, увидел её под столом, подобрал невербальным «Акцио», а тут ваш вызов…
    От Лорда шарахнуло неимоверным изумлением. Я же представил картину: в кусты загнали тягач с контейнером и разгружают оптовую партию роялей… Это реал, детка! В фанфике такое напишешь – критики, начиная с собственной беты, все мозги расклюют.
    – Экспеллиармус! Спасибо, Северус. Ты не представляешь, какой это роскошный подарок! За «Экспеллиармус» извини, так надо. Палочку Дамблдора ты не видел, ясно? Питер, малый контейнер для опасных артефактов! И подготовь для Северуса портключ сюда и сквозное зеркало.
    Заперев контейнер, Лорд продолжил:
    – Северус, учти: кто после взрыва прячется, тот первый кандидат в террористы у любого следователя. Придётся тебе дать интервью мисс Скитер. Как раз нам надо с ней встретиться в Гринготтсе и кое-чем обменяться. Пойдёшь ты, заодно и пообщаетесь. Вернёшься сюда, потом – в Хогвартс к Дамблдору. Порядок действий понял?
    – Понял, милорд! Встретиться с Ритой Скитер в Гринготтсе, что-то ей отдать и что-то взять, дать интервью, вернуться сюда, отдать вам то, что получил у Риты, мотнуться в Хогвартс, воспользоваться слабостью Дамблдора для снятия с меня всех обязательств, забрать личные вещи, оставить домовику заявление, укрыться в своём убежище.
    – Как попадёшь к себе, сообщишь по сквозному зеркалу.
    – Укрыться в убежище, сообщить.
    – Дашь Рите сколдографировать браслет Долга Жизни и чистое предплечье. Бери ещё пергамент, записывай, о чём говорить. Пергамент покажешь Рите, но в руки не давай, а после интервью уничтожь. Пиши: я решил уйти из-за, говоря вежливо, неадекватных поступков Дамблдора, а если говорить прямо – выходок. Осень 1991 – в школе цербер, по коридорам бегают горные тролли, а церберу наносят визиты школьники с особо острым шилом в заднице. И так весь учебный год. Следующий год – по коридорам ползает василиск и парализует учащихся, только чудом никто не погиб. Директор ждёт весны, когда вырастут мандрагоры, как будто их негде купить! Прошлый учебный год – школа превращена в филиал Азкабана, вокруг дементоры, при этом Сириус Блэк проник в школу дважды. На матче по квиддичу Дамблдор утратил контроль, и преподавателям пришлось отбиваться Патронусами, опять чудом никого не поцеловали. И сегодня – учебный год ещё не начался, а у директора что-то взрывается в личных покоях, в кабинете и в кармане мантии. Блестящие вещички любит, как нюхлер; хорошо, если это фетиш, а вдруг мания? Весь кабинет от пола до потолка забит, так ему мало – закупил, небось, по дешёвке партию со­мни­тель­ных артефактов, а они детонировали. Обломки стены личных покоев директора упали во двор, и опять детей спасло чудо: студенты ещё не доехали из Хогсмида, обошлось без жертв. Больше ты с таким директором работать не желаешь. У тебя есть предложение на руководство перспективным проектом за границей, ты уволился и уезжаешь из страны. Насчёт Патронусов – пусть Рита сколдографирует твоего. Насчёт дементоров: Дамблдор говорил, что их прислало Министерство, Министерство утверждало, что на этом настоял Дамблдор. Кому верить? Тут этак мно­го­зна­чи­тель­но помолчи и заяви: «Я хорошо знаю Дамблдора, и поэтому верю Министерству!» Ещё скажешь, что, как колдомедик, советовал бы Дамблдору пройти медицинское обследование. Если он болен, то нужно очень серьёзное лечение, а если здоров и вменяем, речь может идти о привлечении к суду. Вроде ты забыл, что у него орден Мерлина первой степени с иммунитетом от суда. Выскажешь мнение: в таком возрасте уже трудно тянуть три должности. Здоровье дороже, следовало бы уйти со всех трёх. Ещё она расспросит тебя как очевидца и участника сегодняшних событий. С этим ты справишься сам, но обязательно скажешь, что, несмотря на лицензию колдомедика, ты получил на директора Долг Жизни. Чтобы это объяснить, приходится вспоминать казус Диггори-Эрменгарда. Объяснишь простыми словами, о чём речь. Пожалуй, всё. А проект действительно есть, сначала пилотный, года на три. Финансирую я, руководитель – ты. Страну выберешь. Если выйдет толк, поставлю тебя ди­рек­то­ром исследовательского института. И никаких школьников! Опять-таки это не обя­за­тель­но, найдёшь вариант лучше – свободен. Давай руку.
    Лорд коснулся метки Снейпа палочкой и прошипел на парселтанге: «Отпускаю тебя, исчезни». Череп исчез, а змея стала настоящей и упала на столик перед креслом Лорда. Движение палочкой – змея растаяла в воздухе.
    – Барти, для Риты всё готово?
    – Ещё десять минут, милорд!
    – Отлично! Питер, вызывай Риту по связному блокноту. Будешь писать, что я скажу, и зачитывать ответы. Вызвал? Пиши: Мисс Скитер, всё будет готово через десять минут. Через двадцать минут в Гринготтсе вас устроит?
    – Устроит, я как раз успеваю.
    – На встречу придёт профессор Снейп. Бывший профессор – он уволился. Возьмёте у него интервью и сделаете несколько колдографий. Круг вопросов мы наметили, не слишком отклоняйтесь. За интервью вам дополнительно пятьсот галлеонов, и ещё пятьсот за дерзость и отвагу. Мы видели, как лихо вы влетели в Большой зал. И через бурю прорывались. Чек будет не на две, а на три тысячи.
    – Благодарю вас, сэр!

    «Вы опять оказались правы, профессор. Долг Жизни был».
    «Вы так разговаривали, как будто его не должно было быть. Снейп ещё спросил: „С чего бы?” Дело в лицензии колдомедика?»
     «В ней. Без лицензии Снейп не имел бы права варить целый ряд зелий. Но лицензия – это присяга. А присяга колдомедика перебивает любое другое обя­за­тель­ство, и даже мою метку. Она встраивается прямо в магическое ядро. Если по­мощь оказывает колдомедик, Долга Жизни нет, а то все маги ходили бы в Долгах Жизни по уши. И кровь собирать с посторонними целями колдомедик, когда ока­зы­ва­ет помощь, не может, а уж как бы мне пригодилась!»
    «Тогда откуда взялся Долг?»
    «Задним числом вижу четыре варианта. Самый вероятный, на мой взгляд: штатный колдомедик в Хогвартсе мадам Помфри, и она была рядом. Это она должна была среагировать и держать артерию. Кстати, Северус держал не руками, а беспалочковыми невербальными чарами. Руками тот фонтан не заткнёшь. Другое дело, что никто один не справился бы, там обязательно нужно вдвоём. Но официально колдомедик она, и магия могла посчитать Снейпа ассистентом-волонтёром. Если у мадам Помфри нет Долга Жизни на Дамблдоре, этот вариант получит дополнительное подтверждение. Но для публики – только второй вариант, тоже весьма вероятный: ка­зус Диггори-Эрменгарда. Себастьян Диггори, о котором речь – двоюродный пра­пра­пра­дед Седрика Диггори. Он был колдомедиком, и у него возник Долг Жизни к его пациенту Хэвлоку Эрменгарду. Травма Эрменгарда тоже была почти смертельной, а получил он её, когда сам совершал преступление. Причём тяжкое преступление: против многих людей и даже самой магии, с жертвами. Вылеченного Эрменгарда потом судили и отрубили голову. Больше это не повторялось ни разу, «казус Снейпа-Дамблдора» будет вторым в истории. В-третьих, у Дамблдора могут быть невыполненные обязательства перед Северусом. Лили ведь погибла. Это как-то могло перевесить. В-четвёртых, Дамблдор собирался при­нес­ти вред Поттеру, а у Северуса, по канону, обязательство защищать Гарри. Он спа­сал Дамблдора, идя на самопожертвование путём нарушения обязательства о за­щи­те Поттера. Это и засчитано как Долг Жизни. Сложно, но иногда срабатывает именно так. Про третий и четвёртый варианты я рассуждаю по канону и фа­но­ну, а реальных обязательств Дамблдора и Снейпа не знаю».
    «Раз Долг Жизни возник, Северус мог набрать крови?»
    «Если бы он начал набирать кровь, это могло быть сочтено нарушением присяги. Вместо Долга получил бы откат. Тут такая динамическая балансировка – Мерлин не разберётся».
    «Выходит, я ляпнул насчёт Долга Жизни, ничего толком не зная?»
    «Но оказались правы. Знаете, профессор, если вы что советуете, я делаю. Как вы говорили: не попробуем – не узнаем».

    Снейп вернулся из Гринготтса с копией воспоминаний Риты без пяти одиннадцать, сразу же отправился в Хогвартс, и вышел на связь из своего тайного убежища без четверти час ночи. Всё у него получилось, он был свободен от всех обязательств перед Дамблдором.
 
Глава 14. Жизнь проходит стороной, я лежу совсем больной
    Положение Мак-Гонагалл утром 2 сентября было «хуже губернаторского». Ещё до завтрака мы видели её бегущей по коридору с заявлением Снейпа в руках. В комнатах Снейпа он сам и его личные вещи не обнаружились. Вот и учи деток: ни тебе декана Слизерина, ни тебе профессора зельеварения.

    Также до завтрака Элджи по приказу Лорда попробовал ещё раз попасть в покои директора. Не вышло: защита директорской башенки уже восстановилась.

    За завтраком совы принесли в Хогвартс «Ежедневный пророк». Вдвое толще обычного.
    Мы тоже его получили. Нас-то больше интересовали заголовки, подбор колдографий, подача материала. Факты мы знали лучше Риты.
    Рита превзошла саму себя, это был шедевр бульварной журналистики!
    На первой полосе – пять заголовков и пять колдографий.
    «Разрушения в Хогвартсе! Чья вина?». (Подзаголовок мелким шрифтом: «Жертв нет. Подробности на стр. 2».) Колдография директорской башенки с обрушившейся стеной. С облёта. С близкого расстояния. На фоне ночного грозового неба с молниями. Очень эффектная, какой-то дикой красоты. Забегая сильно вперёд – и получавшая свою долю Рита, и редакция неплохо заработали. Очень многие захотели повесить на стену качественную копию большого формата. Лорд послал такую в подарок Луне. Сириус выписал три штуки.
    «Хогвартс без зельевара: Дамблдор неадекватен?»
    «Хогвартс без Гарри Поттера: та же причина?»
    «Невозможный Долг Жизни: что содеял Дамблдор?»
    В четвёртом заголовке не зря был употреблён юридический термин «содеял». Даже студенты поняли намёк – на Рейвенкло так вообще все. А кто не понял, тому объяснили.
    Пятый заголовок был очень простым.
    «Гарри Поттер помолвлен». И колдофото пары с церемонии в Гринготтсе. Выбрано было такое, на котором Гермиона меньше всего походила на всем привычную лохматую заучку с бобриными зубами. На контрасте эта простота шокировала не меньше взрывного содержания, обещаемого предыдущими четырьмя заголовками.
    Ах, как Рита опустила Дамблдора! Прочитав материалы, Лорд отправил Рите чек на пять сотен премии, а на словах передал: «До 20 сентября плачу вам пятьсот галлеонов за каждую должность, с которой слетит Дамблдор!» До 20 сентября – это из-за предстоявшей 19 сентября (традиционно третий понедельник месяца) ежеквартальной сессии МКМ в Женеве. 7
    А каким был представлен Снейп! Искуснейший зельевар и колдомедик. Только быстрота его реакции спасла Дамблдора; леденящее душу подробнейшее иллюстрированное описание, как именно за пятнадцать секунд погибает человек с перебитой бедренной артерией, можно было увидеть на стр. 16. Скромный герой войны, боец тайного фронта, скрывающий за маской саркастичного и при­дир­чи­во­го профессора чуткое, ранимое сердце. Колдография руки Снейпа без метки. Про­ве­ре­но: у других бывших Упивающихся метка осталась. Даже у «отринувших тёмное прошлое уважаемых членов общества, чьи имена мы не станем называть». И в Азкабане – двести галлеонов стоил допуск к сквозному зеркалу в дежурке аврората, ещё за триста охранники не поленились посреди ночи отогнать дементоров, войти в камеры нескольких заключённых и показать в зеркале их предплечья. Платила редакция. «Магия щедро вознаградила героя и гения зельеварения, не только навесив на Дамблдора Долг Жизни, но и освободив Северуса Снейпа от метки». И такого человека гадский Дамблдор довёл до отъезда за границу! А из высказывания насчёт доверия Министерству Рита сделала ещё и заголовок: «Близко знакомые не доверяют Дамблдору! Почему?» И только очень внимательный читатель мог понять из последующего текста, что «близко знакомые» – это Снейп. В единственном числе.
    Искусство Риты в полной мере проявилось в материале о Гарри Поттере. Никаких необоснованных обвинений, даже намёков, только подбор слов и построение фраз. Написано чёрным по белому: «вопреки завещанию и обычаям магического мира, бросил ребёнка-мага без присмотра у магглов». Ещё пара абзацев, и читатель уже уверен, что Дамблдор все прошедшие с рокового Хэллоуина годы торчал у магглов, лично измываясь над МКВ… 8
    А как лихо был обыгран пресловутый казус Диггори-Эрменгарда! К концу текста читатель был готов лично явиться к Дамблдору, заковать его в кандалы, влить веритасерум и допросить, что же он такое ужасное сотворил, раз заполучил Долг Жизни лицензированному колдомедику.
    Для нас было важнее, чтобы до этой готовности дозрели члены Визенгамота. Только Визенгамот квалифицированным большинством мог приостановить полномочия своего председателя и временно снять с него иммунитет, даваемый орденом Мерлина.
    «Не слишком ли много мы потеряли с мастером Снейпом, Гарри Поттером и умнейшей ведьмой молодого поколения Гермионой Грейнджер, несмотря на все чудесные спасения? И не слишком ли много чудесных спасений?» – вопрошала Рита. «Что же такое происходит в Хогвартсе под властью Дамблдора, что всё время кого-то, и слишком часто наших детей, спасает лишь чудо, а спасённые при первой возможности разбегаются?»
    И, под занавес, – спокойное, интонационно тёплое описание помолвки Гарри. Подчёркивалось, что родители Гермионы – сквибы. «Проверка в Гринготтсе не обнаружила связей невесты с магическими родами в двадцати четырёх восходящих поколениях, однако прослежена непрерывная линия сквибов для обоих родителей. В какой же древности сокрыты магические корни Гермионы Грейнджер? Как долго очищалась кровь, прежде чем с неожиданной силой проявить себя в прекрасной юной ведьме?» Мы, видя перед собой родословную с датами (подсмотрели в памяти Гарри), понимали, что 24 поколения – это всего-то 530 лет, даже чуть меньше. Родословные лордов магического мира простираются куда дальше. Но звучало эффектно, а конкретных цифр Рита не приводила. Вообще настроение этого текста было лирическим и позволяло читателям отдохнуть душой после «бури и натиска» предыдущих страниц.
    Хотя на самом деле «бурей и натиском» была как раз та помолвка! Выравнивание зубов Гермионы. Наряды невесты и жениха: Твилфитт и Таттинг заломили за срочность и за выезд в Гринготтс тройную цену. Комплект украшений невесты – из запасов рода Блэк, подарок Сириуса. Вызов парикмахера. Косметика – Эмма за пятнадцать минут сотворила чудо. Привести в приличный вид остальных участников церемонии… А на колдографиях всей этой подоплёки не видно. Красавица невеста, смущённый жених, растроганные родители невесты, неумелый, но исполненный чувств поцелуй – всё как положено.

    Для студентов вчерашний вечер прошёл почти как обычно, а тут оказалось, что они пропустили что-то важное и интересное. Очень важное и неимоверно интересное. Как страдал Рон, не получающий газету! Какой шум стоял! Какие слухи пошли, хотя все читали одно и то же! Как резвилась Луна, с полуслова сворачивая набекрень мозги соучеников! К завтраку она надела браслет с двумя фиолетовыми жуками и обруч с синим жуком (артефактом!) в волосы.
    – На директора, – повествовала Луна, – напали синюшные мраковпрыски. У них длинные синие жала, завитые штопором. Они впрыскивают человеку клубящийся синий мрак безвременья, человек синеет и умирает. Профессор Снейп и мадам Помфри не спасли бы директора, но один синий жук, помнишь, Патил, тот, упрямый, – ну, который не хочет перекрашиваться, – пролетел над профессорским столом и прогнал мраковпрысков. Вот почему я теперь всегда ношу с собой синего жука.
    По мановению руки Луны синий жук слетел с обруча и полетел к профессорскому столу. Его место тут же занял жук, перелетевший с браслета и ставший синим. А вернувшийся синий жук сел на браслет, и оба жука на браслете стали зелёными.
    До чего же дотошные дети учатся на Рейвенкло! Майкл Корнер на минутку отошёл, вернулся и во всеуслышание объявил: «Я проверил слова Лавгуд. Я заметил, что наш декан обратил внимание на жука, и спросил его. Когда директору оказывали экстренную помощь, профессор Флитвик тоже видел возле стола синего жука». Что Луна со своими жуками тогда ещё ехала в карете, никто не подумал. Людям свойственно ошибаться. Даже рейвенкловцам. Правда, рейвенкловцы ошибаются много реже других…
    Появление министра Фаджа, лорда Малфоя, Амелии Боунс, следственной группы ДМП, авроров и мисс Скитер собственной персоной добавило ажиотажа. Школьники с газетами – и не только школьники – выстроились в очередь к журналистке за автографами! Посовещавшись с деканами, Мак-Гонагалл отменила занятия на этот день, благо была пятница. За порядком на Слизерине попросили хотя бы до обеда проследить лорда Малфоя.
    Расписавшись на сотне газет, Рита Скитер вытащила из толпы Рона Уизли.
    – Ты ведь Рональд Уизли, да? Это правда, что ты лучший друг Гарри Поттера?
    – Чистая правда, мэм! То есть, мисс Скитер!
    – Говорят, что ты вчера искал в поезде Гарри Поттера. Я считаю, что твой рассказ об этом, и вообще о твоей дружбе с Гарри и его невестой, будет уместен на страницах «Пророка». И колдография твоя не помешает. А почему у тебя нет газеты? Возьмёшь эту, вот, я уже пишу: «Рональду Уизли, лучшему другу Мальчика-Который-Выжил и его невесты Гермионы Грейнджер, с благодарностью за интервью от репортёра Риты Скитер».
    «Учитесь, сэр!» заметил я Лорду. «Рон теперь её со всеми потрохами. И всего-то за газету с надписью».
    «Да, надо бы научиться этак. А то я Рите: раз пять сотен, две тысячи, ещё пять сотен, ещё раз пять сотен, ещё много-много раз…». (Угадайте: какую часть этой реплики Лорд пропел по-русски?)
    Въедливая Рита проехалась в поступившем к читателям выпуске, в числе прочего, и по «обращённым к профессорам Хогвартса бессвязным и безответственным речам престарелого колдуна». Против слов Дамблдора, что Гарри сел в поезд в Лондоне и пропал из Хогсмида, были живые люди, которые не нашли Гарри в поезде. Правильно поданное читателям усердие Рона могло подкрепить эту позицию. И на будущее крючочек: лишний информатор в Хогвартсе никогда не помешает.

    Дамблдор лежал в больничном крыле в лечебной коме. «До полудня суб­бо­ты, и я ещё посмотрю, можно ли будет допускать к нему следователей и жур­на­лис­тов», – заявила ма­дам Помфри. Только ещё в одном выпуске, в субботу утром, пока Дамблдор не восстал с одра и не высказался, Рита могла топтаться по его репутации без ограничений. Поэтому она выжимала из ситуации всё. Тут и Рон станет звездой выпуска, лишь бы Дамби хоть откуда-нибудь попёрли и Лорд выдал премию!

    Второй из оставленных нам Луной жуков передавал не менее интересные картины и звуки. В кабинете Дамблдора следователи ДМП изучали разбитые и уцелевшие артефакты, сортировали разлетевшиеся бумаги. В кабинете и покоях выявили ещё несколько небольших тайников. В одном из шкафов наткнулись на солидный запас маггловских конфет, которые в русских переводах принято называть «ли­мон­ны­ми дольками». 9

    Домовики восстанавливали стену.

    Пустой тайник без передней стенки, в котором произошёл взрыв и с которого слетели чары расширения пространства, привлёк пристальное внимание следо­ва­­те­лей. Следы магии во­круг, не считая директорских, принадлежали ис­клю­чи­тель­но урождённым домовикам Хог­варт­са. Домовик, которого расспрашивает посторонний человек, взрывает мозг не хуже Луны Лавгуд, даже под приказом хо­зя­и­на отвечать – а тут за хозяина была всего-навсего Мак-Гонагалл. Сама Мак-Го­на­галл разговаривать с домовиками не умела совершенно. С огромным трудом узна­ли в общем-то очевидное: сегодня утром в покоях директора убирали; весь мусор уничтожили. Выяснять состав и объём мусора у сле­до­ва­те­лей терпения уже не хватило. Равным образом никто не вспомнил, что много лет назад Хогвартс про­да­вал домовиков на сторону.

    Перед обедом Луна получила сигнал от сторожевого жука и поднялась в спальню третьего курса Рейвенкло, прихватив декана. В спальне они обнаружили парализованную «Петрификусом» соученицу Луны. Луна объяснила Флитвику, что теперь её вещи охраняются, и попросила его сообщить об этом факультету: «Вас они слушают, а меня им мешают слушать мозгошмыги».
 
Глава 15. Клевета вначале сладко ветерочком чуть порхает
    Мы не предусмотрели вбрасывания слухов, но в том бедламе, в который превратился Хогвартс утром 2 сентября, обошлись без нас.
    Самым бредовым, и именно поэтому к обеду ставшим достоянием всей школы (в том числе и взрослых «при исполнении») было такое рассуждение: «Почему, когда Снейп спас Дамблдора, Тёмная Метка Снейпа превратилась в браслет Долга Жизни? Потому что Метку Снейпу поставил сам Дамблдор». Засим следовал логический вывод: «Дамблдор и есть Тёмный Лорд. Волдеморта не было. Убивал и поджигал лично Дамблдор, а вместо Волдеморта показывал Упивающимся Смертью то ли голема под иллюзией, то ли кого-то под обороткой». Школьники собирались группами и разбегались, шушукались и дискутировали, и почём зря гоняли сов. Это была ещё одна горсть жгучего перца в котёл и так огненной стряпни бойкого пера скандальной журналистки.
    Потёкшие с утра в редакцию «Пророка», аврорат, ДМП, Визенгамот и министерство Магии ручейки писем и вопиллеров к трём часам дня превратились в бушующие горные реки. Народ требовал возглавить, мобилизовать, рас­сле­до­вать, пресечь, покарать, и многого другого… «и обратите, наконец, внимание на необоснованный рост цен на печень дракона. Целый сикль и два кната за унцию – да они с ума сошли!»

    Доля любителей огненной информационной стряпни, однако, от природы ограничена. Пятьюдесятью процентами. Да, прекрасная половина человечества тоже любит быть в курсе всего, но лишь для утоления её (прекрасной половины) неуёмного любопытства.
    Любо прекрасной половине и выцепить из информационных потоков непрекрасной половины какой-нибудь ужас, чтобы над ним старательно поужасаться. Вот только цель этого – не погонять адреналин, а совсем другая. Смакуя подробности самого лютого ужастика, дама одновременно представляет рядом с собой героя. Её рыцаря. Который защитит и спасёт. Именно от этого ужаса и именно её. И сердце дамы трепещет в сладостной неге…
    А ещё неплохо избыть ужас на страницах гневного письма или в форме вопиллера. Жизнь сразу начинает играть яркими и свежими красками.

    Быстро утолив любопытство и наскоро поужасавшись (будет ещё время повторить), прекрасная половина Хогвартса решительно отринула гендерно непрофильный материал и обратилась к самой главной, с её точки зрения, сенсации дня – помолвке Гарри Поттера.
    Такой материал прекрасная половина усваивает по-своему. Неспешно, проникаясь всеми навеваемыми текстом чувствами. Впитывая каждую деталь обстановки, одеяний, обуви, косметики, парфюмов и ещё Мерлин весть чего. Вдохновляясь перспективами невесты и стоя вместо неё у алтаря. Наяву ощущая тяжесть кольца на пальце и сладость первого поцелуя. А потом взахлёб делясь с подругами не просто впитанной информацией, а пережитым. Причём прекрасная половина, проживая событие, непостижимым образом умудряется одновременно наблюдать за ним со стороны. И получает дополнительное наслаждение, тыча пальцем в колдографию и настаивая: «Как вы не замечаете, тут у неё в талии морщит! Вот, в этом повороте!» Бывают, конечно, злобные завистницы, но и те сначала проживают, и только потом их накрывает злобная зависть…

    Невесту все – как воображалось – очень хорошо знали. Жили рядом. Ели за од­ним столом. Лечились в одной больничке. Ковырялись в земле в одних теп­ли­цах. Мылись в одной душевой. Подсмеивались над лохматыми волосами и боб­ри­ны­ми зубами. И вот на колдографиях – элегантная красавица с роскошной при­чёс­кой, в платье от Твилфитта и Таттинга (марку и стоимость вещей прекрасная по­ловина просекает с полувзгляда), в украшениях гоблинской работы (и написано, что это её украшения, подарок магического опекуна), с ровными жемчужинами зубов…
    Жених был более свойский, знакомый. На голове у Гарри навели какой-то порядок, но очки и шрам тогда были в прямом смысле слова «налицо».
    А ещё это был Мальчик-Который-Выжил, и наследник Поттер. Видя день за днём рядом с собой обычного школьника, об этом основательно подзабыли.
    Всё это усилило ажитацию и углубило переживания прекрасной по­ло­ви­ны. Раз в пять. Или даже в десять. Мужчинам этого не понять. Мы даже не по­ни­ма­ем, зачем проживать то, что к тебе отношения не имеет. Грубые мы. Не­чут­кие.

    И ещё прекрасной половине свойственно не упускать за чтением «женских» текстов и сопутствующими переживаниями и обсуждениями свои обычные дела: наведение марафета, сплетни, хихиканье непонятно по какому поводу… Как они успевают всё – величайшая загадка женской натуры. Тут даже не времени – элементарно не должно хватать резервов мозга.

    Мы вели жука к кабинету, который занял Министр. Дежуривший в коридоре аврор заметил жука, извлёк палочку, но делать ничего не стал. Через долю се­кун­ды мы поняли, почему: на «пульте» появились отметки «Щит впереди» и «Срабо­та­ла сигналка». Жук перешёл на автоматическое управление и скрылся в нише.
    Министр выглянул из кабинета:
    – Мистер Долиш? («Джон Долиш, законник и служака по натуре, предан Министру, но не лично Фаджу, а должности», прокомментировал Лорд.)
    – Тут пролетал крупный тёмно-зелёный жук. Улетел вон туда, в нишу с доспехом.
    Министр палочкой, но невербально выдал в сторону ниши удлиняющийся продолговатый оранжевый световой пузырь. (Лорд: «Диагностика на анимагов и артефакты».) Когда пузырь коснулся жука, коротко тренькнуло.
    – Артефакт. На основании имеющихся данных могу уточнить: псевдоживое украшение гоблинской работы, принадлежит мисс Луне Лавгуд, третий курс Рейвенкло. Пускай летит себе дальше.
    – Если это украшение мисс Лавгуд, почему оно не украшает мисс Лавгуд, а летает по коридорам?
    – У мисс Лавгуд их несколько. На платформе 9¾ мисс Лавгуд говорила подружкам, что жуки будут выслеживать для неё морщерогих кизляков. (Я: «Однако! Министерство наблюдает за платформой!» Лорд: «Нормальненько, рабочий момент».)
    – А кто это такие, сэр?
    – Вы не читаете «Придиру»? Там про них часто пишут.
    – Судя по названию, редкостная пакость. Или пакостная редкость. Я бы не стал такое выслеживать, сэр!
    – Охота пуще неволи, Джон… 10
    Указание Министра («Пускай летит себе дальше») пришлось исполнить.

    Рита Скитер пошныряла по замку и перед самым обедом убыла. В коридор к Министру «упрямый синий жук» тоже залетал, но повернул назад, едва заметив охранника. Опыт! Сразу после обеда отбыли Министр и Амелия Боунс. Следователи и часть авроров остались. Через час после обеда появились четыре гоблина. Барти откомментировал: «По знакам различия, двое – аудиторы первого класса, двое – ассистент-аудиторы. Стандартная выездная бригада. Приглашал Министр, это его прерогатива». Гоблинам передали часть документов Дамблдора, выделили кабинет и приставили аврорскую охрану.

    Лорд Малфой созвал на шесть вечера Попечительский совет, а пока общался с деканами и другими профессорами. Около половины четвёртого вернулась отлучавшаяся ненадолго Мак-Гонагалл. Она почти уломала Горация Слагхорна. Старый зельевар, однако, требовал ассистента для курсов с первого по третий, оставляя себе старшие курсы и деканство. Нужно было до­пол­ни­тель­ное финансирование. Лорд Малфой ответил, что будет пробивать на заседании Со­ве­та пять ставок ассистентов: по зельеварению, трансфигурации, чарам, гер­бо­ло­гии и ЗОТИ.

    Около половины шестого поступил вызов по связному блокноту: Гринготтс имел для нас срочное письмо. Через четверть часа Барти подал Лорду конверт.
    Министр Магии Корнелиус Фадж просил о встрече с мистером Томасом Реддлом в его временной резиденции в Литтл-Хенглтоне в шесть с четвертью вечера. Через полчаса. Гоблинские гарантии прилагались.
    Приложений было два. Первое было заверено печатью Гринготтса и гласило, что Министр будет один, никому не сообщал и не будет сообщать сведения о резиденции мистера Томаса Марволо Реддла, и обещает не использовать эти сведения во вред мистеру Томасу Реддлу и приближённым к нему лицам. Наблюдение за вышеуказанной резиденцией, кроме однократной проверки лично Министром, не велось, не ведётся в настоящее время, и не будет вестись как во время встречи, так и после неё, если на встрече не будет оговорено иное. Лорд и Барти проверили подлинность печати. Под гарантией Гринготтса всему на­пи­сан­но­му приходилось верить.
    Второе приложение было гарантией безопасности для Фаджа со стороны Лорда. Его надо было подписать Кровавым пером, также вложенным в конверт. Вступление этой гарантии в силу отображалось в Гринготтсе и служило сигналом для прибытия Министра к защитной границе резиденции Лорда. Если эта гарантия не будет подписана до двадцати минут седьмого, будет считаться, что мистер Реддл отказался от встречи; в этом случае первая гарантия аннулировалась.
    – Если бы у гомункула были некие парные органы, я бы сказал, что меня крепко за них держат, – подытожил общее мнение Лорд и подписал гарантию. То, что заменяло гомункулу кровь, годилось для Обета: как положено, пергамент засиял алым светом и развеялся прахом.

    В шесть с четвертью министр Магии Корнелиус Фадж вошёл в кабинет мистера Томаса Реддла.
 
Глава 16. Принципы министра Фаджа
    В четверть седьмого вечера 2 сентября 1994 года министр Магии Корнелиус Фадж вошёл в кабинет Лорда.
    – Добрый вечер, господин Министр! Устраивайтесь.
    – Добрый вечер! Предложение по протоколу. Обращайтесь ко мне «мистер Фадж». Я же буду называть вас «мистер Реддл». В краткой форме – «сэр» для обеих сторон.
    – Принято. Вы просили о встрече, мистер Фадж. Слушаю вас.
    – В этом конверте шесть подготовленных Гринготтсом стандартных обязательств участников встречи: о неразглашении и о непричинении вреда друг другу. Для вас и для меня именные, а четыре на «участника встречи таких-то».
    – Нам понадобятся только два для нас и одно анонимное, – с Лордом остался Барти (лицо прикрыто капюшоном и заклинанием). Питера мы посадили наблюдать за заседанием Попечительского совета, и, на всякий случай, поглядывать на сигналы внешнего периметра защиты. Нагини свернулась кольцами за тумбой, на которой у стола стояло кресло Лорда; Фаджу её видно не было.
    – Остальные я верну в банк. Я не знал, сколько у вас людей и сколько будут присутствовать, и взял с запасом… Вскрываем конверт. Каждый знакомится со всеми тремя текстами. Читаем одновременно и передаём по кругу, согласны?
    – Да, это разумно.

     Подписанные Кровавым пером обязательства самоуничтожились. Можно было начинать.
    – Мистер Реддл, я не враг вам и ищу в вас союзника. Чтобы всё было ясно, сразу назову две свои цели: первая – уничтожить Дамблдора, вторая – остаться министром Магии ещё надолго. В идеале – пока здоровье позволяет. Мне кажется, что, по крайней мере, о Дамблдоре мы можем договориться.
    – По второй цели тоже. Я не собираюсь брать власть. Я на своей шкуре усвоил, что переиграть профессионального политика, да ещё с таким опытом, как у Дамблдора, я не в состоянии. Я раскрыл свой потенциал, по силе мы равны, но в политике и интригах он меня сделал как грудного. Я хотел бы заниматься наукой. Дамблдор должен быть уничтожен, потому что такой возможности он мне не даст. То, что вы меня нашли, ещё раз доказывает: в политики я не гожусь.
    – Самокритично и весьма разумно, мистер Реддл.
    – У меня было десять лет на раздумья. Пребывание вне жизни – это такой опыт, который сильно помогает определиться с жизненными планами. А ещё Дамблдор подстроил пакость, из-за которой я плохо себя контролировал. Мой разум начал разрушаться. Но я уже справился с этим.
    – Сами справились? Лечились где-то?
    – Не то чтобы лечился… Мне помогли.
    – Кто же может помочь против пакостей Дамблдора? Демон? Божество? Сид?
    – Не спрашивайте, сэр.
    – Как скажете, мистер Реддл. Привычка политика. Есть незнакомый по­тен­ци­аль­ный союзник, сильный к тому же. Хо­те­лось бы знать, кто это, какой помощи мож­но ожидать, и как выйти на контакт.
    – Это был неожиданный и чисто личный контакт. После Самайна я уже на него не рассчитываю, разве что на хороший совет, и то по случаю.
    – Маг всё-таки…
    – Без комментариев.
    – Но, может быть, мне тоже перепадёт по случаю хороший совет?
    (Я: «Через вас, сэр, а там как судьба сыграет».)
    – Всё может быть. Если вы не постесняетесь спросить совета у меня, я, возможно, смогу обратиться. От меня тут ничего не зависит.
    (Я: «Сэр, немедленно берите перерыв по техническим причинам. За гостем проследит Нагини. И пусть она его языком пощупает. И не думайте, что Фадж не змееуст, или что не бывает амулетов для восприятия парселтанга».)
    – Прошу прощения, мистер Фадж. Гомункул срочно требует ухода, мне необходим перерыв. Чтобы вам не было скучно, я познакомлю вас со своим фамилиаром. Нагини, моя хорошая, покажись.
    – Ох, какая роскошная змея!
    – Надо, чтобы она ощупала вас языком.
    – Знаю, змеи так знакомятся.
    – Нагини, потрогай этого человека языком.
    Не знаю, был ли Фадж любителем змей, но лицо держал.
    – Нагини, отнеси меня. Поставь кресло на голову Нагини, – это к Барти. – Она сейчас вернётся, тогда придёшь помочь ты.
    Конечно, кресло держалась чарами прилипания, да и вес был уменьшен. Левитацию мы, как и в банке, перед чужаком не светили.
    «Защиту, сэр!»
    – Нагини, что скажешь про гостя?
    – Гость – не враг. Гость – не друг. Гость поможет.
    Я перехватил инициативу.
    – Нагини, гость может заставить много говорить?
    – У гостя есть узор на коже. Узор заставляет чуять: гость – друг. Хозяин раньше говорил про такое. Хозяин знает защиту.
    «Знаете, сэр?»
    «Знаю. Ну, Фадж, сукин сын, …» (Лорд затейливо помянул матушку Фаджа. По-русски.)
    – Нагини, гость понимает змей? – поинтересовался Лорд.
    – У гостя есть вещь, чтобы понимать змей и говорить. Подчиняться мы не будем.
    – Спасибо, Нагини, ты самая умная змея! Теперь ступай к гостю. Сторожи.
    – Да, хозяин.
    «Профессор, как вы догадались?»
    «Я почувствовал симпатию к Фаджу. К незнакомцу, который нас выследил, при том, что приписывают ему в каноне – с чего бы? Да и вы, сэр, держались на грани: такая болтливость вам не свойственна. Хотя формулировали вы достаточно расплывчато и не протрепались».
    «Общая защита от ментального давления, а тут нужны специальные методы. Я даже чуть поплыл».
    – Питер, как защита?
    – Никого, милорд. Министр держит слово.
    – Что на Попечительском совете?
    – Лорд Малфой сообщил, что Дамблдор утаивал от Совета крупные суммы денег. Следователи нашли документы. Именно поэтому Министр вызвал аудиторов из Гринготтса. Малфой провёл решение нанять ассистентов. Сейчас обсуждают, на что ещё потратиться.
    – Потом доложишь подробнее.
    «Интересно девки пляшут по четыре штуки в ряд» (по-русски).

    – Мистер Реддл, я хотел бы рассказать, как я дошёл до такой жизни и что я имею против Дамблдора. Потом вы расскажете, за что вы на него взъелись. Нам будет легче, если мы будем понимать мотивы друг друга. О деталях договоримся потом, это проще.
    – Принято. Слушаю вас…

    Один недостаток профессионального политика у министра Фаджа был. Собственная речь его зачаровывала, и он становился занудно многословен. Беседа была долгой, часто уходила в сторону, а в итоге мы так ни до чего конкретного не договорились. Когда Министр сослался на другие неотложные дела, а нам потребовалось «техническое обслуживание», мы расстались, зафиксировав местом следующей встречи Гринготтс. Министр-то опирался на организацию, или, как минимум, на ресурсы организации, а мы могли противопоставить этому только гоблинов. За деньги. Самостоятельно заботиться о безопасности встречи Лорд больше не хотел, одного раза хватило.
    Больше всего нас интересовало, как Министр нас нашёл, но часть объяснений вытекала из его карьеры, так что начать придётся с неё.
    Карьеру Фадж делал основательно: попав на должность, сразу же намечал себе следующую и начинал подготовку. Причём он не только «готовил почву», но и готовился по существу. Старался вникнуть, что на намеченной должности делали и делают другие. Прикидывал, как сделать лучше. Честолюбие его с самого начала простиралось до поста Министра включительно.
    Фадж всегда интересовался тем, что ещё древние греки назвали логистикой. Исходя из этой склонности (и, подозреваю, из понятного желания навариться в свою пользу), занимался он хозяйственной работой. Обеспечением. Переброской ресурсов. Поставками. К середине шестидесятых Фадж дослужился до заместителя главы ДМП по хозяйственным вопросам.
    Тут мы с Лордом отметили очередной неканон. В каноне Фадж был замглавы ДМП в 1981 и не по хозчасти, а следователем. Он прибыл на место, когда якобы Блэк взорвал дюжину магглов. Да и моложе он был в каноне.
     Естественным повышением, которое и наметил Фадж, был пост главы департамента транспорта и связи. (В каком-то фанфике было и такое.)

    Готовясь занять пост главного транспортника, Фадж сделал две важные вещи.
    Во-первых, он хотел видеть сильный, чётко работающий департамент, и не хотел, чтобы при его уходе на очередное повышение (замминистра) кто бы то ни было мог развалить работу. В бюрократической системе естественно, что новый начальник просит под себя новое Положение, и его обычно утверждают без особых препон и, главное, не особо вчитываясь. В проект «Положения о Департаменте транспорта и связи» Фадж заложил ряд сюрпризов, о которых позже.
    Во-вторых, он обратился к опыту магглов.

    – У магглов несравнимые масштабы, логистика оперирует тысячами и миллионами тонн товаров. У них нет упрощающих дело порталов и других способов мгновенного перемещения людей и предметов. И, основное, они всё время воевали. В логистике им пришлось развить очень изощрённые технологии, я бы сказал, искусство. Было где почерпнуть свежие идеи. Кроме того, у меня постепенно складывалось нечто вроде «философии логистики», её идейной основы. Опять же в маггловских источниках я мог наткнуться на что-то и в этом ключе. Я ознакомился с такими успешными службами, как британская и американская маггловские почты. Много мне дал опыт тоталитарных государств, в частности, СССР. Там особенно отчётливо выступают характерные черты системы. Я даже русский язык выучил, чтобы работать с их источниками. Кстати, оказалось, что корни русской организации транспорта и связи надо искать ещё в Российской империи.
    «Опять неканон! Помните, на квиддиче: болгарский Министр притворяется, что не говорит по-английски; но он владеет русским, а Фадж не знает русского. А интересно, что за источники он мог накопать, при советской-то цензуре? Магическими способами добывал закрытые данные?»
    «Мог, я потом расскажу вам. Тем более, его интересовали идеи, а не детали».
    – Вот что в итоге у меня сложилось. Хорошо организованные транспорт и связь работают всегда. В любых обстоятельствах. Даже если наступает конец света – они перестают работать последними. Вопрос: как это устроить? Магглы придумали, как! И сделали…

    Рассказ Фаджа сводился к тому, что он сформулировал четыре принципа:
    служба транспорта и связи должна быть автономной во всех смыслах, полагаться ни на кого нельзя;
    чтобы работать в любых обстоятельствах, надо знать, как реагировать на любые обстоятельства; решение – всеобъемлющий пакет инструкций;
    департамент должен быть не просто местом работы – он должен быть братством по духу; более того, боевым братством, несмотря на вполне мирное занятие;
    следует искать, отбирать и тщательно готовить сотрудников (собратьев!).
    Услышав последнюю формулировку, Барти отошёл в сторону, написал пару слов на листке пергамента и положил его перед Лордом надписью вниз. Лорд приподнял листок. Написано было: «Гоблинский клан». Лорд повернул голову к Барти и кивнул. Знания Барти о магических расах ещё раз пригодились. Сам того не подозревая, Фадж воспроизвёл для департамента транспорта и связи принципы гоблинских кланов.
    Всё это излагалось с массой подробностей и примеров, в том числе из маггловской практики. По-видимому, очень большее впечатление на Фаджа произвела железнодорожная система СССР. Например, в своём стремлении к автономии советские железнодорожники даже прокладывали в городах отдельные телефонные сети только для себя.

    При обстоятельности Фаджа, между вторым и третьим принципами мы брали технический перерыв. Фаджу в это время подали чай.
 
Глава 17. Суровая правда войны
    «Сэр, пока за нами ухаживают, я могу рассказать о работе с советской подцензурной литературой. Личный опыт».
    «Извольте, профессор».
    «Вы представляете, что такое кино, фронтовая кинохроника, кинооператор?»
    «Да. Фронтовой хроники я насмотрелся в Лондоне во время войны. Лёгкий „Конфундус” на входе, отвлекающие чары – сидишь и пялишься в экран. Тепло, комфортно. Неплохой отдых. Почему-то считалось, что в кинотеатрах безопасно, и во время бомбёжки сеансы не прерывали. Только объявляли тревогу: устно или титром поверх фильма». 11
    «Тогда вам будет понятно, о чём речь. Даже подцензурная литература очень часто проговаривалась. Имея некоторый навык, можно было эти оговорки выделить. Пример. Одним из эпизодов конца второй мировой войны было так называемое Словацкое Национальное восстание. Словакия была союзницей Гер­ма­нии, но в 1944 году партизаны и часть армии восстали против Германии, и в конце концов соединились с советскими войсками. Сразу после войны советское специализированное издательство по киноискусству выпустило записки одного фронтового кинооператора. Он оказался в то время в Словакии. Если внимательно прочитать эту книгу, становится ясно: словаки восставать не хотели. Очень не хотели. Совсем не хотели. А он – кинооператор, который прибыл к партизанам снимать хронику, – метался по партизанским отрядам и мелким армейским подразделениям, и едва ли не пинками гнал их в бой. На съёмки времени уже не оставалось. Его даже назначили ко­мис­са­ром Второй Чехословацкой партизанской бригады. Вот такие в СССР были кинохроникёры! Потом цензура спохватилась, и столь откровенные мемуары уже не появлялись. Но книжку не запретили и не изъяли, она была доступна». 12
    «Эпично. Кинохроникёр, поднявший восстание в чужой стране. Вас оно так интересовало?»
    «Конкретно оно – не особенно. Меня интересовали методы советской про­па­ган­ды и уровень лжи в ней. Писали-то про это восстание совсем другое и по-другому. Приёмы работы советских секретных служб тоже небезынтересны».
    «Понятно. Вы обобщали и извлекали факты и идеи, в основном идеи».
    «Вот и Фадж таким же образом извлекал факты и идеи, только по своей любимой логистике».

    1 мая 1968 года Корнелиус Фадж стал главой департамента транспорта и связи. 13 мая Министр утвердил новое положение о департаменте. И попал в заложенную Фаджем ловушку.
    Положение было сформулировано так, что, подписывая его, Министр давал магическую клятву от имени Министерства. Вечную. Теперь положение нельзя было менять иначе как единогласным решением общего собрания сотрудников департамента. При 100% явке. Снятие с поста и назначение главы департамента тоже утверждалось этим собранием. Квалифицированным большинством – 90% при 99% явке. Это бы не заметили до следующего повышения Фаджа, но главным было другое – неподотчётный бюджет. Недостижимая мечта любого на­чаль­ни­ка. Предмет зависти глав всех остальных департаментов. Казалось бы, немедленно снять хитреца с поста и отменить положение – а вот индейская хижина! 13
    Да, согласно второму принципу (предусматривать всё) – ликвидация де­пар­та­мен­та тоже требует решения общего собрания… Изменить штатное расписание? То же самое… Ликвидация Министерства? Но не департамента!
    Подотчётным оставался только бюджет, поступающий от Министерства. В принципе департамент никогда не был убыточным, предоставление услуг (почты и каминной связи) окупало даже жалование сотрудников, но прибыль изымалась министерством. Фадж продолжал отчитываться, как прежде: жалованье, пер­га­мент, конверты, сургуч, совиный корм, каминный порох… От клиентов платы по­лу­че­но столько-то… Желая как-то наказать слишком умного главу, Министерство снизило финансирование. Фадж снизил прибыль. После нескольких обменов такими любезностями до недовольных Фаджем дошло, что так можно вообще лишиться прибыли. Фаджа пытались прижать, искусственно увеличив объём услуг, оказываемых министерству. Фадж задействовал предусмотренную в по­ло­же­нии оплату таковых по коммерческим ценам (именно тогда бумаги стали перелетать из кабинета в кабинет в форме самолётиков). На этом посягательства на ав­то­но­мию транспортников прекратились.
    Ещё можно было замарать репутацию Фаджа, муссируя неизбежность злоупотреблений при неподотчётном бюджете. Фадж заткнул рот всем желающим посудачить на эту тему, отдав весь внутренний аудит в департаменте гоблинам, и предусмотрев в качестве наказания для нечистых на руку, в числе прочего, отказ в обслуживании в Гринготтсе или арест счетов. В договорах с гоблинами нашлась лазейка, которая это допускала. Результаты ревизий доводились до всех сотрудников. Теперь все знали: никто, включая главу департамента, не ворует.

    – Гоблины предложили мне пройти курсы гобледука при Гринготтсе. Вообще-то эти курсы исключительно для сотрудников банка не-гоблинов. Такое предложение постороннему – очень большая честь. После окончания курса и экзамена со мной пожелал говорить Рагнок. Он и рассказал мне, что гоблины-аудиторы видели в департаментских кабинетах плакатики с нашими принципами. Видели, что мы реально живём по этим принципам, и знали, что ввёл их я. Оказалось, что это по сути гоблинские клановые принципы. Только они их в стихах формулируют. Четвёртый я даже смог передать стихами: «Собрата кануть в толпе не оставь. Найди собрата, на путь поставь». 14 Рагнок сказал тогда: «Ты человек и маг, но ты сам нашёл путь гоблинов, стал на него и указал его другим. Маги – наши враги, но это достойно уважения». Так что отношения с гоблинами у меня неординарные – и личные, и как Министра. Уже будучи Министром, я под­пи­сал с гоблинами договор об аудите и провёл через Визенгамот ратификацию. Вот почему я смог вызвать гоблинов в Хогвартс.

    Среди обеспечивающих служб департамента появились чисто про­из­вод­ст­вен­ные подразделения, от мастерских артефактов до ферм. Этим приходилось ра­бо­тать не только на нужды департамента, но и на рынок. Строительство идеального департамента надо было финансировать.
    Появились и две секретные службы, и боевики – для них Фадж использовал маггловское название «группы быстрого реагирования».

    – Теперь о самом интересном. Секретные службы. Становление хорошей разведки и контрразведки, вкупе с мощной силовой поддержкой – дело не быстрое. Опущу подробности и даты. Скажу так: в современном состоянии эти службы департамента транспорта за пару недель выявили бы и скрутили ответственных за то безобразие, которое называют магической войной или войной с Тем-Кого-Нельзя-Называть. Но тогда, с 1970 по 1981, приходилось и развиваться, и защищать прежде всего объекты департамента. Нет, работа вовне велась, но… сильно на перспективу. В рамках департамента мы справились. Не было случая, например, захвата наших объектов, или прихода преступной группы по каминной сети. Собственно, за это на Рождество 1981 я получил орден Мерлина первой степени. К концу войны стала активнее внешняя разведка. Сразу скажу, что мы не отождествляли все преступления с вывешиванием меток с вашей группой. Мы уже к 1976 году точно знали, что 40% таких преступлений вам приписаны. Сейчас мы столь же точно знаем, что таких приписок минимум 80%. Но самое главное – к концу войны, в апреле 1981, мы захватили группу наёмников при нападении на почтовое отделение. При разработке этой группы мы впервые проследили цепочку до Дамблдора. Там был элемент везения, конечно. Дамблдора мы подозревали и раньше: слишком часто следы вели в его окружение, да и работали они шаблонно.
    – Вы говорите «мы», как будто всё ещё работаете в департаменте.
    – Во-первых, я почётный транспортник. Во-вторых, внештатный консультант. В-третьих, я прохожу переподготовку и ежегодно сдаю положенные сотрудникам экзамены. Я хочу остаться Министром, но если я уйду и смогу работать – вернусь в департамент, даже не главой. Кстати, мне кажется, что ваша группа по крайней мере пыталась стать таким вот братством.
    – Вы Министр, и вы знаете, что нам многое приписано. Почему…
    – Почему ваши до сих пор в Азкабане? Потому что Дамблдор. Я создал идеальный департамент, но задачу сделать таким всё министерство и в придачу Визенгамот я никогда не ставил. Это невозможно. Большинство людей не склонны жить в боевом братстве. Тех, кто может, мы возьмём к себе. А издеваться над остальными попросту непродуктивно, никакие учёба и воспитание не помогут. Даже у нас большинство детей персонала годятся только на работу для братства в небольшой группе под руководством собрата. Хотя мы учим их в нашей школе, только оформляем как домашнее обучение. Мы их называем сочувствующие. Это наши, а остальной магический мир? Я не ставлю нерешаемых задач. Так вот, где бы мы ни встречали помеху самым, казалось бы, разумным предложениям – расследование неизменно выводило на Дамблдора. Я уверен, что Дамблдор мешает проведению любой сколько-нибудь разумной политики, разваливает образование, и что он и подконтрольные ему группы совершили ряд преступлений, приписав их другим. В основном вам. Или выдав их за естественные явления. Взять хотя бы подозрительную эпидемию драконьей оспы, выкосившую к концу войны глав мощных старинных родов, тех же Поттеров. А тут у нас знаток способов использования драконьей крови бегает и бубенчиками в бороде побрякивает. Дамблдора мало просто убить, его надо сначала допросить.
     – Собственно, вы за меня всё уже сказали. Мне Дамблдор мешает, потому что именно с его негласной подачи на магию накладываются такие ограничения, что всякая нормальная научная деятельность в Англии становится невозможной. Даже толком учить юных магов невозможно. Про ответственность за своих людей, которых я хочу хотя бы вытащить на свободу, я уже молчу.
    – Ваши люди могли бы выйти, если бы вы сняли метки. Но!
    – Но?
    – Вам, конечно, интересно, как я вас нашёл. Мы мониторим аппарационную и портальную активность по всей территории магической Британии. В отделе мониторинга есть инструкция: сведения об активности в определённых местах откладываются в особую папку и идут в секретную службу. Литтл-Хенглтон связан с именем Гонтов, а последний Гонт у нас – это вы. В секретной службе в данном случае вызывают куратора этого дела, а это один внештатный консультант.
    – То есть, вы.
    – Судя по масштабу и ритму активности, в этом районе поселилась группа из двух-трёх магов. Я отправился на место, обошёл ваш защитный периметр, полюбовался некоторыми нестандартными решениями по защите и вернулся к своим делам. То, что тут засели именно вы, я заподозрил сразу. И тут вы прямо криком кричите о себе. Во всеуслышание. Со страниц «Ежедневного пророка».
    – Метка Снейпа.
    – Метка Снейпа. Сняв её, вы признали, что вы снова на сцене. Если сейчас снять метки со всех ваших, как отреагирует Дамблдор? Решит ли он, что вы умер­ли? Мне кажется, что Дамблдор в вашу смерть не поверит, как не верил до сих пор – и, заметьте, был прав. Какие пакости он отмочит? Одну метку ещё можно списать на казус Диггори–Эрменгарда и благословение Магии.
    – Вы правы, сэр.
    – Опять мы пришли к тому же: надо валить Дамблдора. И не просто валить. Есть подозрения, что Дамблдор ставил опыты по созданию хоркруксов. Знаете, что это такое?
    – Встречал в книге «Волхование всех презлейшее» в таком контексте: «Что до хоркрукса, наипорочнейшего из всех волховских измышлений, мы о нем ни говорить не станем, ни указаний никаких не дадим». Учитывая, что открыто описано в этой книге – запомнил слово в слово.
    – Это способ достичь бессмертия. Очень ненадёжный, к тому же разрушающий личность мага и выводящий наружу все его худшие черты. Это только создание хоркрукса. А то, что воскреснет через хоркрукс, надо сразу сжигать «Адским пламенем». Возможно, Дамблдор что-то усовершенствовал. Есть подозрение, что он хотел создать свой хоркрукс в живом существе. Более того, в маге. В Гарри Поттере.
    – Тогда Поттер правильно сделал, что скрылся.
    – От департамента транспорта не скроешься. Нашли мы его. В США. Хоркрукса в нём нет. Шрама и очков тоже нет, поздоровел, посвежел. Встретишь, в упор не узнаешь. Хотелось бы, чтобы он и Грейнджер вернулись в Англию. Пара магов такой силы пригодится всегда. Есть и конкретные планы. Поттеры занимались артефакторикой и работой с пространством. Я хотел бы вынести всю магическую Англию в изолированное от магглов пространство, как сейчас вынесены Хогвартс, Министерство или Косая аллея. Поттер и его родовые секреты нужны Англии. Поттер нужен мне. Вы тоже мне нужны, мистер Реддл.
    – Не раньше конца весны или лета 1995.
    – Хорошо.
    – Скажите, сэр, а откуда взялось подозрение про хоркрукс в Поттере?
    – В 1980 году Дамблдор заказал арифмантические расчёты и несколько го­ро­ско­пов. Мы смогли получить копии. Так они у нас и лежали. Мы кон­суль­ти­ро­ва­лись, но нумерологи не понимали, какова цель этих расчётов. В 1985 в Британию заехал… скажем, очень опытный нумеролог. Он неопределённо сказал, что подобные расчёты вроде бы встречаются в высшей некромантии. Мы нашли некроманта. В Греции. Некромант объяснил, что так рассчитывают хоркрукс, хотя расчёт модифицирован, и до конца он его не понимает, и увязал расчёт с гороскопами. Тогда я впервые услышал это слово. И ещё, мистер Реддл. Я подозревал, что Дамблдор ставил опыты с хоркруксами на вас, и вы воскресли через хоркрукс. Но вы пересекались с ним только когда учились в Хогвартсе, а потом вы были достаточно на виду. По наведённым справкам, вы были вполне нормальны, очень харизматичны, красивы внешне. Период войны я вообще не учитываю, там все стороны столько врали, что не разобрать.
    – Я разрешил своим выдумывать любые ужасы про меня, если попадутся.
    – Становится понятнее. А то получалось, что вы принимали своих, сидя в ванне из крови свежезарезанных маггловских девственниц, и раздавали по десятку «Круцио» в день на каждого.
    – Знаете, сэр, нравы маггловского мира стали сейчас довольно свободными. Боюсь, что именно маггловских девственниц на каждодневные ванны из крови так просто не найдёшь! А ведьм слишком мало.
    – Мерлин с ними, с девственницами, но разговор с вами окончательно убедил меня, что вы с хоркруксом не связывались. Вы спокойно приняли, что я вас нашёл, вполне разумны, в меру ироничны. Беседовать с вами мне приятно.
    – Благодарю вас, сэр. Ещё вопрос: как нашли Поттера в США?
    – Мисс Грейнджер находится под наблюдением, как лицо, связанное с Поттером. Отметили, что она вдруг исчезла из дома, но это не были отслеживаемые нами перемещения. Значит, это был гоблинский портключ или аппарация домовика. По инструкции, был создан оперативный штаб. Попросту вызвали аналитика, и к нему стали поступать все дальнейшие сведения. Через десять минут точно так же исчез Поттер. Прямо из дома своих маггловских родственников. Это уже пошло в штаб. Аналитик поднял данные за несколько последних дней и обнаружил, что вокруг домов и в домах Грейнджеров и Дурслей велась какая-то магическая деятельность лицами, известными как наёмники или служащие Гринготтса. Аналитик подключился к информации из Косой аллеи. Через несколько часов точно так же исчезли родители мисс Грейнджер, а потом из Косой аллеи поступили сведения о вызове в Гринготтс парикмахера и портных от Твилфитта и Таттинга. Более того, речь шла о нарядах для помолвки. Аналитик вызвал меня. Поскольку было воскресенье, я распорядился поднять данные о других людях, служащих у гоблинов. Ранее в банк был срочно вызван колдомедик. Жена проболталась подруге.
    – Это разведка департамента транспорта или Министерства?
    – Департамента. К этому моменту в штабе уже сидели три лучших аналитика. С помолвкой всё было ясно; что её хотят скрыть от Дамблдора, тоже было ясно. Вопрос был, зачем там колдомедик. Предположили, что дело в знаменитом шраме Поттера. Мы вообще-то его проверяли, но ничего определённого выяснить не смогли – нечто неактивное тёмномагическое. Лечение, если что, длительное и в стационаре. Ни Грейнджеры, ни Поттер домой не вернулись. Но в досье этого колдомедика указано, что он поставляет пациентов в одну из магических клиник Швейцарии. Послали группу в Швейцарию. В маггловском отеле вблизи клиники нашли чету Грейнджеров. Несколько дней они посещали клинику. В клинику мы не совались, но на шестой день после исчезновения мисс Грейнджер появилась в отеле у родителей. С кольцом на пальце. Она тоже посещала клинику, а ещё через пять дней Грейнджеры маггловским самолётом улетели в США. Проследить было нетрудно. Потом там появились Сириус Блэк и Поттер.
    – Блэк не предавал Поттеров!
    – Пойдёте в суд свидетелем? По заявлению гомункула я не могу ини­ци­иро­вать пересмотр дела.
    ­– А по нарушению норм судопроизводства? Блэку даже веритасерума по­жа­ле­ли.
    – Тогда применялось чрезвычайное судопроизводство. Это и всех ваших надо та­щить в суд.

    На прощанье Фадж сообщил, что именно его люди вбросили в Хогвартсе слух, что метку Снейпу поставил Тёмный Лорд Дамблдор.

    «Ещё одно доказательство, профессор, что после четвёртого года Роулинг всё выдумала. Фадж-то совсем другой! Если вчитаться, Фаджегад начинается в каноне на финале Турнира Трёх Волшебников, как раз с предполагаемого нами момента гибели Поттера и сброса информации в ваш бывший мир. До этого Поттер видел Фаджа трижды: после раздувания тётушки; в Хогсмиде, что явно организовал Дамблдор; в ложе на квиддиче. Фаджегада во всех трёх случаях я не усматриваю, а всё остальное про Фаджа до этого финала с чужих слов. И учтите, что в первом и, особенно, втором случае велико подозрение, что это был не Фадж, а кто-то под иллюзией. С чего бы Фаджу так прогибаться под Дамблдора? Я почти уверенно исключаю оборотку, потому что политик такого ранга наверняка предохраняется от кражи биоматериала».
    «Равно как и от жуков. Так что, Фаджегуд?»
    «Не будь он политиком – мог бы быть Фаджегуд. Смотрите, он чуть ли не прямым текстом мне заявил: пока от тебя для меня нет никакой пользы, я твоих вытаскивать из Азкабана не буду. И отговорка удобная: Дамблдор мешает. То же самое с Блэком: Поттер и Блэк для него пока ничего не сделали. Уж Блэку-то он мог бы обеспечить нормальный суд. Сейчас Фадж – наш будущий союзник против Дамблдора. Но встречаться с ним я теперь буду только в Гринготтсе».
 
Глава 18. Аль Капоне и гоблины
    «Сэр, когда Фадж нас вычислил, я знаете какой вариант родил в числе прочих? Что он тоже попаданец вроде меня. А это как раз по вашей части. Вот это явление, когда душа попадает в тело, занятое другой душой – оно у вас как: часто, редко, обыденно, изучено, не знакомо?»
    «Ничего особенного в этом нет, хотя явление не частое. Называется это одержимостью. Обычно одержатель – по-вашему, попаданец – только что пережил смерть, а это опыт чаще всего мучительный. Попаданец не понимает, что с ним, да ещё бывает напичкан сказками о загробных наказаниях. Попав, он впадает в панику, начинает метаться, кричать и прочее в том же роде. Отголоски этого даже в маггловской Библии есть: если помните, там Христос изгонял бесов из бесноватого. 15 Естественно, это не бесы были, а какой-то попаданец-бедолага в панике и истерике. Множественное число – художественное преувеличение. Изгнание в таком случае – лучший вы­ход. Пусть душа уходит своим путём. Если попаданец как-то сориентировался, спокоен и морально сильнее, он может изгнать хозяина тела. Такие случаи должны быть, но неизвестны, потому что у таких попаданцев хватает ума никому о происшедшем не докладывать. Может быть, часть случаев, которые наблюдают психиатры, когда человек смотрит на свою жену и спрашивает: «Кто это?», или осматривается в собственной квартире и говорит: «Где я?», тоже можно отнести к одержимости с вытеснением или подавлением хозяина тела. Ваш случай, я считаю, редчайший. Понимаю, игра вероятностей, всё возможно. Но вы попали в наш мир с информацией, актуальной именно в нём и именно на момент попадания. Да ещё так попали, что информацию можно использовать, а прямо говоря – продать. Так же фактически? За покровительство, учёбу, новое тело, устройство в жизни. Это уникальное сочетание условий. Так что второго такого же одержания за миллиарды лет в миллионах миров не ждите. Не мог быть Фадж вторым таким попаданцем. Кстати, а мне-то как повезло! За миллиарды лет в миллионах миров такого подарка судьбы никто не получал. Вот попала бы в меня мать семейства из Пекина века эдак тринадцатого. Лотерея же. О чём мы могли бы с ней разговаривать?»
    «Это больше похоже на парное попадание: Поттер погиб и попал в Роулинг, но большей частью в виде обрывков памяти, или она подавила попаданца, или Поттер не был активен, потом она пишет книги и прочее, я ими увлекаюсь. Потом, по уже пробитому межмировому каналу, в ваш мир улетаю я. Даже сдвиг времени назад можно объяснить. Вы можете представить два независимых мира, каждый со своей отдельной осью времени?»
    «Могу. Да, профессор, нумерологию я учил и кое-что усвоил!»
    «Смерть Поттера в этом мире, пробит канал между двумя мирами, разряд от Поттера к Роулинг-писательнице, и конец канала скользит вперёд по оси времени моего бывшего мира. Для компенсации другой конец, в этом мире, скользит назад. Обратный разряд забрасывает меня в ваше прошлое, и канал обрывается. Ритм времени в разных мирах разный, поэтому и сдвиг разный: там двадцать пять лет вперёд, здесь год назад. Вариант: скольжение назад встречает сопротивление потока времени и замедляется».
    «Или оба фактора сразу. Это объясняет актуальность вашей информации. Просто информация из нашего мира прогулялась туда и обратно».
    «И всё это происходит в каком-то объемлющем безвременье. Даже может быть так, что нестабильность и разрыв канала как раз объясняются этим разным ритмом времени. И направление первоначального переброса может этим определяться. От конца с более медленным ритмом к концу с более быстрым. Если я смогу это выразить математически, может получиться интересно».
    «Как там мисс Лавгуд говорила? Межмировой канал завит штопором, и по нему течёт клубящийся синий мрак безвременья. Не забудьте, на обоих концах смерть! Серьёзно, чем не тема для теоретического проекта? Надумаете – обращайтесь, финансирование будет. Можно даже предположить, что любая смерть пробивает такие вот каналы. Или только иногда… И не спорьте, всё-таки нам обоим уникально повезло!»
    «Кто бы спорил! И вишенка на торте: Старшая палочка».
    «Да, профессор. Как в какой-то маггловской сказке: весь мир и пара коньков в придачу».
    «Андерсен, „Снежная королева”. Сэр, я всё думаю про разговор с Фаджем. Про хоркруксы. Два варианта. Первый: наивный английский Министр честно-пречестно думает, что вы с хоркруксом дела не имели. Второй: вы по силе равны Дамблдору, и поэтому нужны Министру. За это он готов на многое закрыть глаза. Ваши связи с хоркруксами он давно обнаружил каким-то амулетом. Разговор затеял, чтобы посмотреть на вашу реакцию. Гоблины могут засечь связь с хоркруксом, вы тогда в банке боялись. При его особых отношениях с гоблинами он может иметь их артефакты. Я даже не уверен, что его многословие – не искусная игра».
    «Засечь можно активную связь. В банке мне ведь нужно было подслушивать и подсматривать. Было бы слишком просто искать хоркруксы и их создателей, если бы связь обнаруживалась в любом состоянии. По ментальным показателям, насколько я мог оценить при всех его защитах, он не врал. Многословие точно не наиграно. Но я учту ваши соображения, профессор. Постоянная бдительность! Вообще-то я думаю, что сказанное насчёт хоркруксов у него – исходная точка размышлений, и в других условиях он копал бы дальше. А сейчас остановился на этом, потому что я ему всё-таки нужен».
    «Похоже на правду. Вот его представления о деградации психики от хоркрукса меня смущают. Какие-то они акцентированно трагические».
    «Единственный виденный мною в книгах пример Герпия Злостного как раз таков. Возможно, Фадж нашёл ещё что-то в том же духе, в Отделе Тайн хотя бы. Или его тот греческий некромант настращал».
    «А как они не обнаружили хоркрукс в Поттере? Что-то неактивное, тёмномагическое».
    «А он был дефектный, просто так не опознаешь. Опять нам повезло. А может быть, они только думают, что умеют определять хоркруксы. Не ставили же они опыты! Или ставили?»
    «На ком, на мышах? Сэр, вдруг по ассоциации вспомнил! Что с фениксом? Его слёзы очень пригодились бы Дамблдору».
    «Сгорел при взрыве в кабинете. Элджи видел птенца. Недели две слёз не будет».

    На сон грядущий мы выслушали доклад Питера о заседании Попечительского со­ве­та. История, поведанная совету его председателем лордом Малфоем, была «жа­­ре­­ной». Избранные воспоминания Питера сразу же отправились к Рите Ски­тер.
    Карлус Поттер, дед Гарри, был председателем Попечительского совета. Он и не­сколь­ко его коллег по совету умерли в 1977 году от драконьей оспы. Для удобства работы совет испокон веков имел в своём распоряжении кабинет в Хогвартсе. Так вот, одновременно с этой загадочной эпидемией в кабинете случился пожар. Больше Попечительский совет кабинетом в Хогвартсе не пользовался.
    В одном из тайников в кабинете Дамблдора следователи обнаружили шкатулку с гербами Гринготтса. Шкатулку отнесли в Гринготтс, и гоблины без проблем её открыли. В шкатулке оказались документы на счета, процентами с которых мог распоряжаться попечительский совет. Похоже, о существовании этих счетов знали только умершие в той эпидемии члены совета, так как с 1977 года эти деньги не востребовались.
    Все слышали сказку о положенной в банк под пять процентов в 1700 году тысяче фунтов стерлингов (по тем временам огромное состояние), которая к 2000 году превратилась в два с лишним миллиарда (примерно 2 274 000 000). Востребовать такие деньги значит обрушить не только банк, но и всю денежную систему страны. Учитывая ещё и долголетие волшебников, гоблины решительно страхуют себя от подобных казусов. Во-первых, в случае ренты проценты начисляются только на основной капитал, сложных процентов нет. Во-вторых, накопления тоже нет: если проценты не изымаются, счёт блокируется и начисление процентов прекращается. Для не-рентных счетов предусмотрены другие блокировки. Короче, разорить гоблинов длительным накоплением процентов невозможно.
    Скорее всего, Дамблдор «прибрал» шкатулку после столь «своевременного» пожара. Открыть он её не смог или не пробовал. Гоблины подтвердили, что с 1977 года шкатулку не открывали. А дальше сработало всем известное не­вме­ша­тель­ство гоблинов в дела магов. Никто этими деньгами не пользуется? Гоблинов не волнует, почему. По собственной инициативе они новому составу По­пе­чи­тель­с­ко­го совета ничего о них не сообщали. Помимо гоблинов, узнать о дополнительных расходных суммах было неоткуда: ведомости за изрядное количество лет сгорели. А вот когда шкатулка появилась, гоблины с удовольствием её открыли; Хогвартс вновь получил доступ к этим деньгам, а начисление процентов возобновилось.
    Попечительский совет утвердил пять ставок ассистентов, закупку новых мётел для урока полётов и расширение теплиц. Это с ранее невостребованной ренты 1977 года. На 1995 год (с ренты 1994 года), кроме продолжения оплаты ассистентов, предварительно запланировали обновить класс зельеварения.

    Воспоминания для Риты мы передали через Гринготтс. Посланный туда Барти вернулся с небольшой задержкой и очень интересными новостями.
    – Милорд, я вызвал вашего поверенного, отдал ему воспоминания для Риты и уже хотел уходить, но он сказал, что у него есть для вас сообщение. Вы знаете эти гоблинские «М-шкатулки»? Десять на десять на три дюйма, вмещают миллион галлеонов, а весят в заряженном состоянии полфунта.
    – Конечно, знаю.
    – Полностью разборку вещей из тайника Дамблдора они ещё не закончили, но там было двадцать таких шкатулок. А вы же распорядились все найденные деньги класть на ваш счёт. Так что вы стали богаче на двадцать миллионов. Но это ещё не всё! Поверенный начал явно тянуть время. Стал мне рассказывать, что вы хороший вкладчик, что гоблины не любят, когда им заказывают такие шкатулки, потому что эти деньги изымаются из оборота, а деньги должны приносить прибыль… Вот вы хороший вкладчик, а есть нехорошие, которых они не уважают… И при этом раскрыл папку и тычет в неё, как будто у него в папке список этих нехороших магов. Потом вдруг говорит: «Я на минуту отлучусь по неотложному вызову». Вышел и оставил папку на столе. Открытую! А у них инструкция: вставать только из-за чистого стола! Всё надо убирать. Это же естественно, для сохранения банковской тайны. Я, конечно, понял намёк и глянул. Там ведомость на выдачу Дамблдору двадцати четырёх таких шкатулок. С серийными номерами, милорд! Ведомость на гобледуке, но я-то на нём читаю, да и разговаривали мы на гобледуке. А к ведомости подколота расписка по-английски в получении двадцати четырёх миллионов в М-шкатулках за подписью Дамблдора. В расписке только сумма, серийных номеров нет.
    – А я до сих пор не знал, что эти шкатулки нумерованные.
    – Да и я не знал, милорд. Так что – или истратил, или где-то лежат ещё четыре миллиона. Удачно, что вы меня послали.
    – Может быть, пустые шкатулки найдутся. Спасибо, Барти, это прекрасная новость. Какая дата на расписке?
    – 28 сентября 1977.
    – Разгар войны, эпидемия драконьей оспы, а Дамби где-то раздобыл двадцать четыре миллиона, и зачем-то они ему нужны вот в таком виде. Подозрительно.

    «Профессор, миллион ваш. Это сверх тех трёхсот тысяч. Гонорар за вашу идею послать домовика. И от всего остального пять процентов».
    «Благодарю вас, сэр!»
    «Завидный жених будете! Тело подберём получше… Кстати, у нас беспамятный Гилдерой Локхарт в Мунго чалится. Хотите? Идеал мужской красоты».
    «Запоминаем как вариант, сэр. Придётся мотивировать резкое изменение образа жизни и уход из писателей в артефакторы».
    «Писателя Локхарта уже почти забыли. Заберёт его якобы дальний родственник из-за границы. Гилдерой в Мунго за счёт Хогвартса, так как по­стра­дал на должности преподавателя. Хогвартс отдаст его с восторгом. Для верности ещё чмокнем его дементором. Или я посмотрю, вдруг там что-то осмысленное от учёбы в Хогвартсе осталось, а остальное вычищу. Поживёте в той же Америке или Франции года три, а потом, быть может, и возвращаться не захотите. Или в России поселитесь».
    «Дойдёт до дела, посмотрим. Сэр, а что могут сделать гоблины с Дамблдором?»
    «Я просматривал этот договор с гоблинами. Если он не будет сотрудничать с аудиторами, могут арестовать его счёта на период расследования. Больше ничего. Вот при обнаружении умысла против правил банка могут отказать в обслуживании на срок до десяти лет. Допуск к служебным счетам при этом тоже отзывают. Учреждение должно назначить другого сотрудника, если такового ещё нет. А если Дамблдор откажется передать дела, это опять же повод для репрессий. Разве что тут его можно подловить».
    «Вы знаете историю гангстера Аль Капоне? Его в итоге посадили за неуплату налогов».
    «Ох, профессор, здесь всё сложнее. Аль Капоне изобличили и посадили люди. А тут работают гоблины. Визенгамот может придраться к этой истории и снять Дамблдора, а может, наоборот, внезапно сплотиться под лозунгом: „Не дадим враждебной расе обижать мага! Альбус, может быть, гад, но свой гад всё равно неизмеримо лучше самого лучшего гоблина”. Точно так же может повернуться общественное мнение. Скорее к этой истории с хогвартсской рентой привяжется МКМ. Я думаю, что Фадж использует свои особые отношения с гоблинами, и счета Дамблдора арестуют при малейшей зацепке, но что из этого выйдет – непредсказуемо».
 
Глава 19. Политика – дело тонкое
    Утро субботы 3 сентября началось с традиционного визита Лорда в голову Поттера. Когда в Англии семь утра, в Бостоне ещё только три часа пополуночи. Из мозгов крепко спящего Гарри Лорд вернулся с любопытной новостью. Рита Скитер послала через срочную доставку Гринготтса (дорогое удовольствие) несколько вопросов Гарри. Вопросы касались схватки в Тайной комнате и были такого типа: «Мистер Поттер, вы действительно убили василиска мечом Гриффиндора?» Письмо завершалось просьбой поделиться для газеты воспоминаниями о бое с василиском. Рита обещала, причём под гоблинскую заверку, извлечь из воспоминаний не более четырёх колдографий для «Пророка», заплатить по сто галлеонов за каждую опубликованную колдографию, а сами воспоминания вернуть, не копируя, и впредь не использовать. Письмо поступило, когда в Бостоне было около половины десятого утра. «Квинтет» после завтрака был в благодушном настроении. По списку вопросов Гермиона сразу поняла, что Рита вывернула Рона наизнанку, и обо всех остальных приключениях, например, о столкновении с троллем, уже имеет не только подробнейший отчёт, но и его воспоминания. Воспоминания Гарри потребовались только потому, что в Тайной комнате Рона не было.
    Общее отношение «Квинтета» к событиям в Англии было, пожалуй, отстранённым. Что-то вроде: «Любопытные новости, но нас это сейчас не волнует». Думаю, поэтому просьбу Риты удовлетворили.

    Столь же спокойно отстранённой была реакция на сенсационный номер «Пророка» за 2 сентября. К тому же все изложенные факты не были для «Квинтета» новостью. (По бостонскому времени и с учётом дальней доставки газета поступала до завтрака. «Пророк» получали Гермиона, Гарри и Сириус.) Только Сириус заметил: «Повезло Дамблдору! Если бы он держал всю кровь Гарри в одном сосуде, там бы разнесло не только его башенку». И, через некоторое время: «О, можно заказать качественную копию этой колдографии с разрушенной директорской башенкой! На вашу долю брать?» А после завтрака, как уже сказано, в Бостон пришло письмо от Риты.

    На основании этой информации мы ждали, что очередной номер «Пророка» будет апофеозом Рона Уизли. Мы не ошиблись.
    Номер «Пророка» за субботу 3 сентября в первую очередь воспевал героизм Рона. Нет, «гриффиндорское трио» присутствовало в тексте в полном составе. Сам Рон периодически спохватывался, что основной герой всё-таки Гарри, и эти слова Рона аккуратно воспроизводились – но как-то всё время получалось, что Гарри мерк на героическом фоне своего рыжего друга, а утверждения Рона про ведущую роль Гарри только подчёркивали его, Рона, скромность. На первой полосе были две колдографии: портрет Рона и момент, когда Гарри вонзал меч в пасть василиска. Но даже явная запредельность последнего действа не меняла общего впечатления, потому что портрет был попросту крупнее и ярче. И вот на фоне скромного героизма Рона и прочих героев уже подавались неудобные вопросы и ядовитые замечания о действиях и бездействии Дамблдора. Общий тон получился такой: «Вот какие у нас школьники! Гордиться надо! А этот тип, вместо того, чтобы создать все условия для учёбы и обратить такие таланты на пользу отечества, строит какие-то козни!» Неудобные вопросы формулировались так, что ответ был почти очевиден, и остро ощущалась насущная необходимость поставить Дамблдора перед Ви­зен­га­мо­том, задать эти вопросы и, главное, добиться ответа.
    Собственно, Рита только подкрепила свидетельствами очевидцев и подробно, с иллюстрациями, описала то, что Снейп в своём интервью назвал «выходками» Дамблдора.
    Вопрос о хогвартсской ренте Рита совсем не затрагивала.
    Основное неудобство было в том, что всё происходило в конце недели. Лорд не думал, что Министр станет инициировать экстренное заседание Визенгамота, так что реакции этого органа на оба выпуска газеты следовало ждать до по­не­дель­ни­ка, если не дольше.
    Колдографии для газеты были извлечены из воспоминаний не только Рона и Гарри, но и других школьников. Одна из них очень удивила нас с Лордом – василиск в коридоре Хогвартса. Ни от кого, кроме Джинни, получить такое воспоминание было невозможно. Похоже, Рон сдал сестрёнку, но у неё хватило ума договориться, чтобы её имя не упоминалось – «пострадавшая школьница», и всё. Забегая чуть вперёд – за столом Джинни сидела в превосходном настроении, и газету просматривала с видимым удовлетворением. Похоже, ей, как Поттеру, ещё и заплатили!
    Неудобные моменты с чёрной тетрадью, призраком Волдеморта и надписями на стенах Рита технично обошла. Ползал василиск, зачем-то затащил школьницу к себе в логово, великий организатор побед Рон поставил задачу технику-исполнителю Гарри, и Гарри сразил змея. Всё.

    Рита Скитер появилась в Хогвартсе в начале завтрака. Она сразу направилась к столу Гриффиндора – и настал звёздный час Рона Уизли!
    Для начала Рита вручила Рону пять свежих номеров «Пророка», сказав: «Тут про вас, мистер Уизли, они вам точно пригодятся для семейного архива». На просьбу подписать номера Рита заявила: «Я уже их подписала, а вот этот номер подпишите вы для меня». После этого Рита сообщила, что по её ходатайству редакция дарит Рону подписку на «Ежедневный пророк» до окончания им Хогвартса, и вручила Рону абонемент. Зал вслушивался в каждое слово – и тут прибыла почта. Причём подписка для Рона уже поступила, и он получил шестой экземпляр…
    Этим утром очередь за автографом на газете стояла к «сладкой парочке» – Рите Скитер и Рону Уизли.

    Опять-таки забегая вперёд: во вторник Рон получил с гринготсской совой тот же номер с надписью «Нашему скромному героическому другу – так держать!», с подписями Гермионы и Гарри, и с приложенной запиской: «Надеемся, у тебя найдётся экземпляр с твоим автографом для нас?»
    И, забегая совсем уж вперёд: видимо, Рону предельно не хватало вот такого несомненного и полного признания его единоличных заслуг. Когда он его получил, что-то в нём сдвинулось. Рон начал учиться всерьёз, к концу года вышел на большинство «выше ожидаемого» и «превосходно», а ещё через год сдал десять СОВ: девять «превосходно», и только гербологию «выше ожидаемого».

    Судьба решила наказать Лорда за заявление: «Недели две слёз не будет». Следователи распечатали очередной тайник Дамблдора и нашли три стазисных флакона со слезами феникса. Когда об этом узнала мадам Помфри, она попробовала забрать флаконы, но ей сказали, что идёт следствие, и это – вещественные доказательства. «И вообще, – спросили её, – зачем Дамблдору три флакона?» Лорд с усмешкой прокомментировал: «Намекают, что неплохо бы презентовать флакончик святому Мунго». Появившаяся ближе к обеду Амелия Боунс в присутствии мадам Помфри и Мак-Гонагалл сформулировала вопрос иначе: «Кроме Дамблдора, у вас так много больных, которым нужны слёзы феникса?» Этот намёк поняла даже Мак-Гонагалл. Через пять минут был оформлен надлежащий протокол, статус вещдоков с флаконов сняли, флаконы вручили Минерве. Она выдала два флакона мадам Помфри с наказом «непременно оприходовать», а один флакон отдала как раз прибывшему Фаджу для передачи святому Мунго, в чём получила расписку. Так что терапию слезами феникса Дамблдор всё-таки получил.

    За обедом появился Гораций Слагхорн. Мак-Гонагалл представила его и по­про­си­ла старост Слизерина после обеда зайти в кабинет декана.

    Нашего жука мы устроили в отведённой Дамблдору одноместной палате ещё до завтрака. «Упрямый синий жук» составил компанию нашему приблизительно в середине обеда.
    Первыми словами Дамблдора были «Темпус максима» и «Финита». Палочка директору не понадобилась. Последовал сеанс диагностики; хотя директор пытался задавать вопросы, мадам Помфри его решительно оборвала.

    – Альбус, вот теперь можете спрашивать!
    – Что со мной случилось? Я помню взрыв, удар и боль в правой стороне тела.
    – У вас в кармане взорвался бракованный артефакт.
    – Почему бракованный?
    – Так писали в «Пророке».
    – Поппи, конкретнее! Что писали в «Пророке» про меня и бракованные артефакты?
    – Писали, что вы… извините, вроде как маньяк… или нюхлер… увлекаетесь блестящими безделушками, которыми у вас забит весь кабинет. И вы закупили по дешёвке партию бракованных артефактов, которые взорвались.
    – Поппи, если бы у меня в кармане взорвалась партия бракованных артефактов, вы бы собирали меня из фарша. Это не заняло бы всего полутора суток. Что и где взорвалось?
    – Взрыв был в вашем кармане, у вас в кабинете – там окна выбило, а в ваших покоях обрушилась стена. Хорошо, что студенты ещё не доехали из Хогсмида, и от обломков никто не пострадал. Стену уже восстановили.
    – Мне нужно попасть туда и всё осмотреть.
    – Альбус, следователи ДМП там уже всё осмотрели и ещё работают. Эльфы там прибирались. Что вы хотите увидеть? Я требую, чтобы вы отдыхали здесь под моим наблюдением до завтрашнего утра.
    – Следователи ДМП. А ещё кого к нам принесло?
    – Тут были и Амелия Боунс, и Министр, и Попечительский совет собирался. Альбус, возникли какие-то денежные вопросы, у нас ревизия. Министр вызвал аудиторов из Гринготтса.
    – Только гоблинов нам здесь не хватало!
    – Альбус, в моём кабинете ждут Амелия Боунс и министр Фадж. Министр куда-то торопится и хочет сказать вам что-то важное. Я их позову?
    – Хорошо, Поппи. Нет, стойте! Где моя палочка?
    – В ящике тумбочки.
    – Это… это… где вы взяли эту палочку?
    – Её нашли следователи в письменном столе у вас в кабинете. Олливандер сказал, что это ваша палочка.
    – Ну да, эту палочку я в своё время купил у Олливандера. Но у меня была другая палочка. В кобуре на правой руке.
    – Альбус, когда мы с Северусом оказывали вам первую помощь, я срезала с правого предплечья пустую порванную кобуру. Правая рука была изуродована осколками. Я не видела другой палочки. Она могла сломаться при взрыве.
    – А Северуса спрашивали?
    – Северус уволился и уехал за границу руководить проектом. Последний раз я его видела, когда мы устроили вас здесь, и он пошёл обратно в Большой зал. Через несколько минут он ушёл оттуда, и больше его никто не видел. Но он дал интервью Рите Скитер. Он… он сказал…
    – Так. Поппи, дай мне успокоительного… Благодарю. И что сказал Северус в интервью?
    – Он сказал… что ему надоели ваши выходки, что он не хочет дальше работать с таким директором и уволился. Минерва пригласила Горация Слагхорна.
    – Мне нужны эти газеты.
    – Я положила оба номера в тумбочку.
    Беседа была прервана нетерпеливым стуком в дверь.

    – Мадам Помфри, у меня встреча с директором Гринготтса и как раз по этому делу. Я не могу опаздывать, гоблины этого не прощают. Альбус, я уже вторые сутки прикрываю вашу задницу! Давайте, я кратко введу вас в курс дел и побегу в Гринготтс.
    – Хорошо, Корнелиус! Но я хочу сделать заявление.
    – Потом! Мадам Боунс не уходит и выслушает вас. Мадам Помфри, можно не допускать к директору следователей и журналистов?
    – Можно, я так и собиралась. Альбус останется здесь до завтра, и я никого не пущу.
    – Хорошо. Я вернусь, и мы поговорим подробнее. Альбус! Когда прочтёте газеты, поймёте, в какой грязи вас пытаются выкупать. Все ваши оппоненты сразу оживились. Вас хотят выгнать с поста директора, из Визенгамота и из нашей делегации в МКМ, что влечёт снятие с поста председателя. Мало того, всплыли какие-то проблемы с деньгами. Пришлось организовать ревизию.
    – Почему вы позвали гоблинов?
    – Иначе ревизию проводили бы ваши враги. Гоблины хотя бы бес­при­страст­ны, потому что ненавидят всех магов одинаково. Вы не представляете, скольких нервов мне стоило отбить натиск желающих хорошенько вас обревизовать. Ну, и всех прочих. Были поползновения экстренно собрать Визенгамот, снять вас с поста, лишить иммунитета и допросить с веритасерумом. Всё-таки у меня был убойный аргумент, что вы ещё не пришли в себя, и заочно решать нельзя. Повезло, что конец недели, и экстренно собираться никто особо и не хочет. Я вас прошу, посидите здесь до завтра, выиграйте мне ещё немного времени. Заодно ознакомитесь с обстановкой. Мадам Боунс, я прошу вас! Пусть Альбус прочитает газеты, а потом вы ответите на его вопросы. Ну, если не страшная тайна следствия, конечно. Всё-таки директор имеет право знать, что делается в его школе. Альбус! Обещайте мне, что до завтра не покажете носа наружу.
    – Хорошо, Корнелиус. Но почему вам так срочно понадобился Рагнок?
    – А это уже проблема с гоблинами. Хотя я по-прежнему считаю своё решение вызвать гоблинский аудит правильным, это не значит, что я сдам мага враждебной расе. Не знаю, что они там накопали, но они хотят на период ревизии арестовать ваши счета. Заодно приостанавливается допуск к служебным счетам Хогвартса, Визенгамота и МКМ. Хотя при этом вы можете снять на пропитание один галлеон в день, но надо приходить каждый день. В главный зал вас не пускают, а обслуживают с чёрного хода, стоя в коридоре, через зарешёченное окошечко. Пропустите день – значит, не нуждаетесь, и выдача вообще прекращается на весь срок. Сейчас я отбиваю эту угрозу. Понимаете, Альбус, как сказал один маггловский политик про другого: «Это сукин сын, но это наш сукин сын». Допустить, чтобы гоблины издевались над магом, я не могу, что бы вы там ни натворили. Я по-прежнему напираю на то, что вы на лечении и ещё не можете дать объяснения, и что вы, как ответственное официальное лицо, конечно же, будете сотрудничать с аудиторами.
    – Постарайтесь не давать обещаний за меня, Корнелиус.
    – Альбус, если вы не будете искренне и старательно сотрудничать, они точно вас прижучат. Я вам рассказал об аресте счетов, а есть ещё приостановка обслуживания в Гринготтсе на срок до десяти лет. Там, правда, дают сутки на то, чтобы опорожнить свои ячейки. Что вложено в бизнес или не успеете унести, так и останется на весь срок. А как при этом выдаются 6 сиклей 13 кнатов на пропитание, это вообще ужас. В банк не пускают, выносят горсть кнатов и швыряют под ноги. Вы же не хотите каждый день ползать на карачках по ступеням при входе в Гринготтс? Оставите хоть кнат из ста восьмидесяти семи – не нуждаетесь, выдача прекращается. Всё, я побежал. До свиданья! Мадам Помфри, я воспользуюсь вашим камином…

    «Нет, профессор, в политики я точно не гожусь. Смотрите, как Фадж повернул ситуацию с гоблинами! Они бяки, а он, если речь идёт о межрасовой вражде, лучший защитник магов. Вы бы придумали такое?»
    «Я – не знаю. Но среди всей массы авторов фанфиков наверняка кто-нибудь допёр бы».

    – Альбус, вы хотели сделать заявление.
    – Да, Амелия. У меня украли волшебную палочку. Я подозреваю бывшего профессора Снейпа.
 
Глава 20. Воистину зверь
    – У меня украли волшебную палочку. Я подозреваю бывшего профессора Снейпа.
    – Серьёзное обвинение! Но будем действовать по порядку. Сначала я хочу понять, о какой палочке идёт речь. Вот эта палочка на тумбочке ваша?
    – Моя. Я купил её у Олливандера, как мы все. Но последние пятьдесят лет я пользовался другой палочкой.
    – Где и как вы приобрели вторую палочку?
    – Разве это важно?
    – По опыту, палочки довольно часто отыскиваются у изготовившего их мастера. Мастера знают манеру друг друга, и, если к ним попадает палочка чужой работы, при случае возвращают её изготовителю. Можно проследить цепочку.
    – Интересно, не знал. Но я выиграл эту палочку… как бы поточней сформулировать… на пари. Мастера и компонент не знаю.
    – Жаль. Вы можете показать мне пропавшую палочку в воспоминании?
    – Не проблема, – Дамблдор щёлкнул пальцами, появился домовик.
    – Погодите, ваш кабинет охраняется. Пусть домовик перенесёт меня туда, я распоряжусь и заберу думосбор под расписку.
    – Амелия, я ещё попрошу вас зайти в мои покои и оглядеться по сторонам, а потом показать мне мой кабинет и покои. Я хотел бы посмотреть, в каком они состоянии после взрыва.
    – Сначала и там, и там был хаос, но там убирают домовики, а следователи разобрали всё и сложили в каком-то порядке. Мы искали опасные артефакты. Бухгалтерские документы у аудиторов, под опись. Феникс сгорел при взрыве, за птенцом ухаживают. Стену и окна починили, мебель восстановили. К сожалению, там убирали утром после взрыва, но до нашего прибытия. Что домовики посчитали мусором и уничтожили, нам узнать не удалось. Вы умеете ле­ги­ли­мен­тить домовиков? У нас в ДМП, в аврорате и в Отделе Тайн никто не умеет.
    – Я тоже не умею. Говорят, это умел Волдеморт.

    – Ну вот, из этого воспоминания можно будет сделать колдофото палочки, посчитать точные размеры, это всё рассылается мастерам, в магазины и лавки, где торгуют палочками, в аврорат, в Министерство на вход, где проверяют палочки, и так далее. Стандартная процедура. Хотите сейчас посмотреть ваши комнаты?
    – Если вам нетрудно.
    – Я вам покажу сегодняшнее состояние, и что я увидела утром в пятницу.
    – Буду весьма вам признателен, Амелия!

    – Да, разгром полнейший.
    – Документы складывали по содержанию и датам, вам будет легко разобраться. Давайте вернёмся к пропавшей палочке. Выясним обстоятельства утраты. Когда палочка была у вас в последний раз? Когда вы ей колдовали в последний раз?
    – Я почти не пользуюсь палочкой. Ответ на второй вопрос: «Давно». На первый вопрос… Вечером первого сентября я был в кабинете. Я получил из Министерства извещения, что Гарри Поттер и Гермиона Грейнджер перешли на домашнее обучение. Я взял эти письма и отправился в Большой зал, потому что поезд уже прибыл, и с минуты на минуту должны были подъехать кареты со студентами. Палочка была в кобуре на правом предплечье.
    – Точно была, вы уверены?
    – Точно была, я перед аппарацией в холл проверил. Я всегда проверяю. Потом я вошёл в Большой зал, сел за стол и объявил, что Поттер и Грейнджер не приедут. Началось бурное обсуждение. Помнится, Северус ещё сказал: «Слава Мерлину, от Поттера избавились!» Потом был взрыв, удар и боль, а дальше я не помню. Поппи сказала…
    – Поппи я спрошу сама. Значит, последний известный вам момент, когда палочка была у вас – перед взрывом, в кобуре на правом предплечье?
    – Да.
    – А когда вы очнулись в палате, ни палочки, ни кобуры не было?
    – Кобуры и той палочки не было. В ящик тумбочки Поппи положила мою старую палочку.
    – От вас пока больше ничего не требуется. Теперь расспросим Поппи…

    – Альбус, почему вы решили, что палочка украдена? Скорее всего, взрыв разбил её в щепки, а домовики убрали. В ранах щепок не было, потому что руку прикрыла кобура. Поппи, вы не пробовали связаться с мистером Снейпом?
    – Пробовала, но совы даже не вылетают. Знаете что? Я напишу ему через Гринготтс. Гоблины точно передадут письмо.
    – Это довольно дорого, поэтому в следственной практике мы редко так делаем. Пока получишь разрешение и проведёшь оплату…
    – Ничего, я уплачу сама. Если Северус ответит, свяжусь.
    – Хорошо. Альбус, я пока не стану заводить дело. Посмотрим, что ответит мистер Снейп.

    – Питер! Вызови Северуса по сквозному зеркалу и пригласи сюда. Дело не срочное.

    – Вы приготовили задание по проекту, милорд?
    – Пока нет, Северус, но скоро ты его получишь. Сегодня менее приятное дело. Один бородатый тип вздумал обвинить тебя в краже его волшебной палочки. Этот вонючий фонтан придётся затыкать.
    – Вы говорили, что палочка не его.
    – На самом деле это вовсе и не палочка. Это родовой артефакт, имеющий вид волшебной палочки, но всё-таки отличающийся, и выполняющий в числе прочих некоторые функции палочки. То есть, им даже можно колдовать. В том числе. Ты часто видел, чтобы Дамблдор колдовал этой якобы палочкой?
    – Почти не видел, но он же очень сильный маг.
    – Да. Но он редко колдовал этим артефактом не только потому, что он сильный маг и умеет колдовать без палочки, но и потому, что кое-каких свойств настоящей палочки этот артефакт не имеет. Это раз. Второе. Этот артефакт не принадлежит Дамблдору и не принадлежал ему вечером первого сентября, когда ты подобрал его под столом. Усвоил?
    – Усвоил, милорд.
    – Теперь о словосочетании «волшебная палочка Дамблдора». Такая палочка есть. Когда-то он купил её в лавке Олливандера, как и все мы. Ты её когда-нибудь видел?
    – Никогда.
    – Ты знаешь, где она сейчас и в каком состоянии?
    – Нет.
    – Ты знал это вечером первого сентября?
    – Нет.
    – Следовательно, ты можешь поклясться чем угодно, что весь день и вечером первого сентября и в последующие дни не видел волшебной палочки Дамблдора, а также не знал и не знаешь, где она находится и в каком состоянии пребывает.
    – Выходит, могу.
    – Возьми пергамент, запиши точную формулировку, а я проверю.

    – Люмос! Нокс!
    – Ну вот, Северус, всё в порядке.
    – Милорд, мне почему-то кажется, что вы сыграли со мной в русскую рулетку.
    – Северус, мне почему-то кажется, что я прикрыл твою задницу русским ме­хо­вым тулупом от азкабанских сквозняков. Теперь слушай, это приказ! От­пра­вишь­ся в Гринготтс, под отвлекающими чарами. Попросишь встречи с по­ве­рен­ным рода Принц. Выяснишь свои отношения с этим родом. Независимо от ре­зуль­та­та, попросишь ещё о трёх услугах. Первое – пройдёшь гоблинский ритуал от­се­че­ния.
    – Милорд, я два раза в день это делаю. Это как зубы почистить.
    – Не перебивай! Гоблинский ритуал надёжнее. Второе. Померишь свой магический потенциал и степень раскрытия. Третье. Вот эту клятву, что ты сейчас произнёс, повторишь под гоблинскую заверку. Возьми с собой текст. Сделаешь пять экземпляров, три оставишь в банке, два возьмёшь с собой. Итого четыре дела. Повтори.
    – Род Принц, отсечение, магический потенциал, заверка клятвы в пяти экземплярах.
    – Вернёшься сюда и доложишь. Питер, выдай Северусу 250 галлеонов, должно хватить. Так-то деньги есть?
    – Не проблема, милорд.
    – Ещё одно. Тебе может быть письмо от Поппи Помфри. Вряд ли она успеет сегодня, но вдруг. Просто возьмёшь его с собой. Теперь всё. Выполняй!

    «Сэр, был какой-то риск, когда вы заставили Снейпа поклясться?»
    «Был, но не русская рулетка один к семи. Один к ста примерно».
    «А если бы он потерял магию?»
    «„Обливиэйт” до „овоща”, чтобы сохранить тело для вас. Или чистка личности, чтобы сохранить для вас ещё и знания. Или „Авада” в лоб, если бы вы категорически отказались».

    «Вот теперь я прочувствовал, что это за зверь такой „Тёмный Лорд”».
    «Воистину зверь, профессор».

    – Позвольте представиться, милорд! Наследник-регент рода Принц, Северус Тобиас Снейп-Принц, к вашим услугам.
    – Что-то необычное: «Наследник-регент».
    – Поскольку я совершеннолетний и наследник, а больше в роду никого, то я сам себе регент. Это особенность кодекса Принцев.
    – Почему не лорд?
    – Жениться надо, милорд! В таком возрасте лорд Принц обязан быть женат. Опять кодекс.
    – Надеюсь, в этом деле тебе помощь или животворящий пинок не потребуются?
    – Не потребуются, милорд.
    – Показывай остальное.
    – Отсечение прошёл. Письма от Поппи нет. Вот результаты.
    – Заверки. Так. Потенциал. Верхние 5%. Не страшно, одну из двадцати, но жену найдёшь. Раскрытие 70%. Хило.
    – Потому что не женат, милорд.
    – Хорошо, что ты это понимаешь. Из ещё не помолвленных студенток Хогвартса тебе по потенциалу подходят Сьюзен Боунс и Джиневра Уизли. Обе рыжие.
    – Уизли не проходит по кодексу.
    – Теперь относительно Поппи. Она через гоблинов спросит тебя о палочке Дамблдора. Амелия Боунс при ней озвучила, что Дамблдор обвиняет тебя. Точнее, она так прямо не сказала, но было нетрудно догадаться. Есть два варианта. Поппи может так и написать, что Дамблдор обвиняет тебя, а она тебя хочет спросить. В ответном письме устраиваешь истерику, что этот деятель на тебя наговаривает, и объявляешь, что в случае повторения будешь судиться, а также поднимать шум в прессе. Прикладываешь заверенную клятву. Она может не написать, что Дамблдор тебя обвиняет, а просто спросить. В этом случае начинаешь с того, что ты догадываешься, что это Дамблдор возводит поклёп, а Поппи поэтому спрашивает, а дальше по первому варианту, с истерикой и обещанием суда и огласки. Напишет она тебе, что твой ответ покажет Амелии Боунс, или нет – копию письма Поппи, копию своего ответа и заверку от­прав­ля­ешь через Гринготтс Амелии Боунс.
    – Давайте, милорд, когда письмо придёт, я к вам зайду.
    – Хорошо. Да, наследник-регент! Хранилища и поместье прилагаются?
    – Всё честь по чести, милорд. Хранилища, поместье, домовики. Милорд, не хотите перебраться ко мне в поместье? Защита там покрепче здешней будет, да вы ещё накрутите.
    – Барти, подготовь на Северуса чек на пятьдесят тысяч. Мой взнос в совместное хозяйство. Мы передислоцируемся в поместье Принцев. Северус, организуй переезд. Барти, поможешь. И пусть кажется, что мы всё ещё сидим здесь. Что-то вроде цепочки стационарных порталов, первый у Северуса, последний здесь. Во внешний мир будем выходить отсюда.
 
Глава 21. День откровения
    Каждый занимался своим делом. Дамблдор читал газеты. Мадам Боунс ушла, Рита скрылась в вентиляции. За Дамблдором краем глаза наблюдал Питер. Северус и Барти раздали работу домовикам и засели в библиотеке рассчитывать цепочку порталов; ночевать мы должны были уже в поместье Принцев. Лорд просматривал какие-то документы, от содержания которых я отвлёкся, занявшись перелопачиванием очередных формул.

    Должен сознаться, что мой отказ заниматься нумерологией был некоторым кокетством. Слова «маггловская математика ушла далеко вперёд» следовало понимать «вот какой я весь из себя продвинутый профессиональный математик». Лорд уже показал, что готов финансировать проекты. Напомню, что когда в СССР начали вкладывать серьёзные деньги в вычислительную технику, «чистые» математики рванули в эту область «впереди собственного вопля». Ещё же и перспективы карьеры какие открылись! Ака­де­ми­ки Глушков и Ершов, например, были раньше алгебраистами.
    В результате на Западе теоретическую информатику развивали и изучали в технических ВУЗах, а в СССР и, по наследству, в России – на математических факультетах в университетах. В МГУ факультет вычислительной математики и кибернетики создали из отделения вычислительной математики мехмата.
    В начале девяностых я ездил в департамент математики Стокгольмского университета. Тогда ещё не было доступа к научным журналам через сеть, и один коллега попросил меня скопировать несколько статей из компьютерных журналов. В библиотеке департамента мне сказали, что для университета эти журналы непрофильные, и ни одна библиотека в университете их не выписывает. «Это вам надо наведаться в КТИ». 16 Хорошая была командировка! Сразу, как в старом анекдоте: «Опять в Стокгольм захотелось…»
    При моём уровне математика и опыте преподавания было логично начать карьеру мага в роли автора солидного курса нумерологии. По моей просьбе Лорд и Барти слили в думосбор несколько учебников, просмотр много времени не занял, и сейчас я в них ковырялся. Почти с самого начала стало очевидно – я сделаю лучше!

    Лорду я не мешал – всё происходило внутри меня. После попадания память моя стала идеальной. Я выложил для Лорда все интересовавшие его фильмы без купюр, книги – постранично, фанфики и то, что я читал с компьютера – поэкранно. Точно так же я занимался математикой. Формулы просто всплывали перед моим «мысленным взором», я мог их преобразовывать, как на бумаге, а результаты запоминались «намертво». Все когда-либо читанные книги и журналы были доступны постранично, да ещё с мгновенным поиском, включая и то, что читалось с экрана! Работать в таких условиях было тончайшим, понятным только математику наслаждением, а отключаться от внешних раздражителей я научился ещё студентом. Так что внешний мир отвлекал меня редко.

    Я проконсультировался у Лорда, не исчезнут ли эти очень приятные «опции», когда я получу тело, и откуда они вообще взялись. Лорд объяснил, что аппаратом для связи души и памяти (расположенной вне тела и вне души) является мозг. Мозг гомункула был стандартным, но душа Лорда сразу же подстроила его под себя (два дня в коме), а я нагло пользовался этим в параллель. Ресурсов мозга хватило бы ещё на сотню таких подселенцев, это Лорда не беспокоило.
    Поскольку моя душа уже ознакомилась с «оптимизированными настройками мозга под очень сильного менталиста», при переселении она должна была ав­то­ма­ти­че­с­ки переключить мой новый мозг в те же режимы за те же полтора-два дня. Если что-то срастётся не так, вмешается Лорд и «подкрутит винтики».
    Кроме того, моя душа с той же неизбежностью настраивала мозг гомункула «под русского математика профессора Леопольда Лайонса». Лорд это видел и в принципе полностью контролировал, но результат ему понравился, и он не стал ничего менять. Эта настройка мозга гомункула моей душой должна была закончиться примерно на Самайн. Именно она была тем благотворным влиянием, о котором говорил Лорд.
    В заключение, раз уже речь зашла о таких материях: реальный мир мы с Лордом ощущали одновременно, но если Лорд кого-то легилиментил, то информацию получал только он. Стандартным думосбором могли пользоваться либо мы оба, либо только один из нас, смотря кто перед просмотром коснулся палочкой определённой руны на чаше. Выемку воспоминаний для думосбора, при которой картинки мелькают «перед глазами», воспринимал тот, кто её выполнял.

    Я решил сразу после воплощения купить себе два думосбора: обычный (1800 галлеонов) и проекционный (16500). Последняя цена объясняла, почему профессора Хогвартса не пользовались проекционными думосборами для лекций. Но моя буйная фантазия добушевала до сооружения компьютера на магических компонентах с проекционным думосбором в роли монитора, да и вообще иметь такую штуку было не вредно. Хотя не исключено, что тут требовалось что-то вроде зеркала «Еиналеж», как в одном из фанфиков. 17

    Итак, все спокойно занимались своими делами, как вдруг Лорд вздрогнул и застыл, а меня пробило отголоском совершенно непонятной эмоции.
    «Сэр?»
    «У Поттера что-то случилось, мисс Грейнджер в истерике. Ждите!»
    Я вернулся к формулам и теоремам высшей нумерологии.

     «Меня шибануло чем-то сложным от Поттера. Паникой… и каким-то удовольствием… Оказалось, что он обнимает и утешает рыдающую мисс Грейнджер. Когда она немного успокоилась, я по памяти Поттера восстановил, что случилось».
    «Что?»
    «То, что мисс Грейнджер неимоверно умна. Сейчас покажу вам в думосборе».

    У нас было около четырёх пополудни, в Бостоне приближались полдень и ланч. День был несколько прохладнее предыдущего (+19°C), малооблачно.
    Занятия Гарри с Гермионой на веранде шли этим утром необычно. Гермиона явно думала о чём-то постороннем, и это её заметно напрягало. Гарри несколько раз интересовался, в чём дело, получая неопределённые ответы. В конце концов Гермиона отложила книгу и тетрадь и замерла в задумчивости. Потом вдруг вскочила (Косолапус тоже подпрыгнул, сгорбил спину и зашипел), пробежалась туда-сюда по веранде и остановилась перед Гарри:
    – Гарри, позови моих родителей и Сириуса. Немедленно!

    – Сириус, позволь тебе напомнить. Именно ты предложил устроить для Дамблдора шутку в духе мародёров. Этот взрыв.
    – Ну да.
    – Как ты думаешь, когда Дамблдор очнётся, как быстро он поймёт, что взорвалось и почему? Он предвидел взрыв, когда разделял кровь Гарри на мелкие порции, ты сам утром сказал.
    – Ну… догадается, конечно…
    – После этого «конечно» сколько ему понадобится времени, чтобы найти нас и убить? Учитывая, что у него есть группы преданных ему людей? Что он может послать столько наёмников, сколько денег не пожалеет? Что он может судить нас заочно и объявить вне закона?
    – Гермиона… ты преувеличиваешь… в конце концов, Гарри был в своём праве. Собирать чью-то кровь и использовать для контроля – это серьёзное нарушение этики магов…
    – Когда Дамблдор придёт убивать, то-то будет нам утешение, что Гарри был в своём праве, а Дамблдор серьёзно нарушил этику. Сириус, мы устроили покушение на убийство Дамблдора! Да, именно мы, все пятеро. Его спасло только чудо по фамилии Снейп. Он будет мстить, не раздумывая, кто в чьём праве! По тому, что он сделал с родителями Гарри, как ты себе представляешь его этику?
    Гермиона уже срывалась на какое-то шипение, вроде парселтанга.
    – Как вы все не понимаете, что из этого следует? Куда нас втянула эта шутка? Папа! Ты должен понять. Нам надо убить Дамблдора раньше, чем он убьёт нас. Других вариантов нет! И это ещё не всё! Сейчас я напишу письмо Волдеморту. Единственному взрослому магу уровня Дамблдора. И у него есть хоть какая-то организация. Понимаете? Нам придётся просить Волдеморта о помощи и сражаться на его стороне! Это то, чего мы хотели в жизни? О чём мечтали? Стать убийцами и Пожирателями смерти?
    Вот тут Гермиона разрыдалась и бросилась в объятия Гарри.

    – Гермиона, это письмо никуда не годится. Много эмоций. И заявление, что мы просим помощи и будем сражаться вместе, делать не следует.
    – Хорошо, папа, как бы ты написал?
    – Вот мой вариант. Пока ты писала, я тоже писал, но я закончил раньше.
    – Коротко что-то.
    – Только ситуация, в которую мы попали. Никаких просьб о помощи, Никаких оценок. Никаких эмоций. «Сэр, мы беспокоим вас, потому что вот что случилось, и мы думаем, что последует вот что». Всё.
    – Он может не ответить. «Принял к сведению, а вы крутитесь, как хотите».
    – Вот если не ответит, открыто попросим помощи. О! Припишешь ещё: «Мы думаем, что нам может понадобиться оперативная связь». Сириус, второе связное зеркало у тебя?
    – У меня.
    – Тащи сюда, пока Гермиона переписывает письмо. Отправим и его мистеру Реддлу.

    Письмо и связное зеркало оказались у нас через двадцать минут – гоблинская срочная почта. Лорд немедленно послал вызов.

    – Мисс Грейнджер, постарайтесь успокоиться, пусть мистер Поттер вам поможет. Примите зелье. Уже приняли? Хорошо. Дамблдор под наблюдением. Сейчас он очнулся и изучает оба номера газеты. Возможно, он останется в больничном крыле до завтрашнего утра, но я на его месте ночью попробовал бы сбежать, связаться со своими людьми и инициировать поиск. Я считаю, что вы правы в оценке развития событий. Дамблдор будет мстить. Я за вас и помогу вам. Спокойно займитесь своими обычными делами, а я свяжусь ещё кое с кем. Не забывайте, вас не так просто найти, а мы примем дополнительные меры. С вашей стороны: пусть мистер Блэк готовит Фиделиус. Связное зеркало всегда держите под рукой; если отлучаетесь, даже на несколько минут – оставляйте кому-то другому. Никуда не выходите поодиночке, минимум парой. Не паникуйте, прорвёмся! Конец связи.
    «Свяжетесь с Министром, сэр?»
    «Да. Вот что нам стоило всунуть Фаджу связное зеркало? С другой стороны, это не скрывающаяся семья в изолированном доме, можно попасть некстати. Так что я отправлю через Гринготтс копию письма Гермионы. В сопроводиловке напишу, что выбор средств оперативной связи за Фаджем. Не всё же нам зеркала раздавать».
 
Глава 22. Про шорохи ночные, про мускулы стальные, про радость боевых побед
    Ответ от Фаджа мы получили очень быстро, минут через пятнадцать; видимо, наше письмо застало его в Гринготтсе, когда он уже заканчивал беседу с Рагноком. Записка гласила: «Выходите на связь», и к ней прилагался связной блокнот.
    – Реддл на связи.
    – Как будем называть наших беглецов?
    – Мы называем их „Квинтет”.
    – Мистер Реддл, в США есть наша группа, прикреплённая к Поттеру и его семье. Я приказал нанять для Квинтета охрану. Ставить негласную охрану значит сильно затруднить её работу. Сообщите Квинтету, что не позже чем через полчаса им позвонит по телефону человек, который напомнит что-то знакомое только вам и им, а потом кто-то придёт к ним и тоже скажет пароль того же рода. Что именно надо сказать?
    – В ходе нашей первой встречи мисс Грейнджер спросила меня, учил ли я чему-либо Снейпа. Потом мистер Поттер достал из кармана и дал мисс Грейнджер два галлеона. Используйте эти два факта.
    – Благодарю вас. Предупредите их, что пароли одноразовые. Если они услышат такой пароль второй раз, это враг. Говорите с мистером Грейнджером, он служил во флоте и лучше поймёт, о чём речь. Можете это сделать сейчас? Я буду ждать результата.
    – Приступаю.

    Минут через сорок Фадж и Амелия Боунс снова появились в больничном крыле.
    Фадж (по его словам) уговорил Рагнока не применять репрессии к личным счетам Дамблдора. Однако Рагнок настаивал, что аудиторы должны иметь возможность принудить клиента к сотрудничеству, и оставил за банком право отозвать допуск к служебным счетам.
    – На меньшее Рагнок не согласился. Мало того, они собирались отозвать ваш допуск на время ревизии, но пока он только блокирован.
    – Не вижу разницы.
    – Если допуск отозван, он не восстанавливается автоматически, а учреждение должно заново подать в банк запрос о нём на ваше имя. Как если бы вас назначили на пост впервые. Блокировку можно отменить, и допуск возобновится без этой церемонии. Этого я тоже добился для вас. Рагнок предупредил, что утром после завтрака вы должны без промедления явиться в кабинет, занимаемый аудиторами, и правдиво и откровенно отвечать на их вопросы. Альбус, я вас очень прошу, сделайте так, как они хотят. И ещё раз прошу не покидать больничное крыло. Позавтракаете прямо здесь – и сразу к аудиторам. Мадам Помфри проследит за этим. Как только вы выйдете за дверь – вы здоровы и можете явиться на аудит, причём время суток не имеет значения. А если вы не явитесь к ним при первой возможности, они отзовут ваш допуск. Я выторговал вам все эти послабления именно по медицинским основаниям. Всё-таки ваши ранения были очень тяжёлыми. Я даже на Риту Скитер ссылался, она так подробно всё описала. Не подведите меня и Поппи, Альбус!
    – Хорошо, Корнелиус. Я и сам хочу хоть немного отдохнуть, но боюсь, что следующая возможность для отдыха мне выпадет не скоро.
    – Полагаюсь на ваше слово, Альбус. У вас есть ко мне ещё вопросы?
    – Кто стал опекуном Поттера?
    – Сириус Блэк. Они покинули страну в неизвестном направлении, скорее всего, маггловским способом.
    – Вы не пытались их искать?
    – Зачем? Я только разослал через департамент международных отношений просьбу нашим послам, консулам и поверенным известить, если они обнаружатся где-то. Это всё-таки Мальчик-Который-Выжил.
    – Я давал Гарри и мисс Грейнджер очень ценные артефакты и книги, которые хотел бы вернуть.
    – Альбус, я не предполагаю злого умысла, как и в случае с вашей второй палочкой, – вмешалась мадам Боунс. – Напишите им через Гринготтс. Оставьте себе заверенную в Гринготтсе копию письма, в которую обязательно включите список всего, что вы им давали. Если ответ будет неудовлетворительный, на основании этих документов можно будет начать розыск. Только имейте в виду, что право вашей собственности на эти книги и артефакты должно быть неоспоримым.
    – Некоторые книги были из библиотеки, артефакты тоже числились за Хогвартсом.
    – Сначала проверьте, может быть, они их вернули. Без этого я не приму у вас заявления.
    «Ну каков сукин сын, сэр! Со Снейпом не вышло, так он решил с Поттером и Грейнджер попробовать! А мадам Боунс, как в каноне, работает не за страх, а за совесть».
    «Профессор, вы будете смеяться. Я видел одну бумагу. Мадам Боунс – внештатный консультант департамента транспорта и связи. Как Фадж. Насчёт „Почётного транспортника” не знаю».
    Фадж ушёл. Мадам Боунс осталась, ответила на несколько вопросов Дамблдора, а потом тоже ушла. Мадам Помфри и Дамблдор сели ужинать.

    Перебраться в поместье Принцев было чуть сложнее, чем перейти в другую комнату. Барти и Северус продемонстрировали нам цепочку порталов. Выглядело это как коридор, в который выходили двадцать дверей. Войдя в правильную дверь (положение двери каждый раз менялось), ты выходил в очень похожий коридор. Это надо было повторить пять раз. Входить в неправильную дверь не стоило, это плохо кончалось. Двери различались рисунками, но не фиксированными, а надо было знать принцип: например, на третьем переходе надо было выбрать картинку с изображением матери с детьми. Это могла быть и репродукция классической мадонны с младенцем, и лубочная кошка с котятами, и газетная фотография африканки с малышом за спиной… В обратную сторону последовательность была другая. Рисунки были неподвижные, колдографий не было: их чары почему-то не совмещались с портальными.

    На новом месте мы поужинали и продолжили слежку. Дамблдор был подвергнут диагностике и найден почти здоровым. Почти – до утра следовало оста­вать­ся под наблюдением колдомедика, что и было со всей тщательностью за­пи­са­но в медицинскую историю пациента А.П.В.Б. Дамблдора. Пациент спросил у мадам Помфри зелье сна без сновидений, поставил флакон на тумбочку и снова занялся уже прочитанными газетами.
    «Сэр, у меня есть один вопрос и одна идея. Почему в разговоре с Дамблдором Фадж так спокойно упомянул находящегося в розыске Сириуса Блэка? Его же должны поцеловать при поимке».
    «Небольшой неканон. Такого приказа Фадж не издавал. Если бы Блэка поймали, надо было бы для начала выяснить, как он сбежал из Азкабана, а не целовать. В частности, поэтому побег Блэка из Хогвартса устраивали без спешки. Без хроноворота алиби деткам сделал Дамблдор: наложил на медицинские карточки иллюзию, и при проверке все видели другое время госпитализации, на полчаса раньше. А что за идея?»
    «Надо было заказать дюжину жуков, шесть отдать мисс Лавгуд, шесть оставить себе. Не так уж это было бы дорого».
    «Согласен. Сделаем».
    «Ещё одно. Вот мы наблюдаем, а Дамблдор аппарирует, и чего тогда будет стоить наше наблюдение? Он ведь может аппарировать даже в Хогвартсе. А ещё феникс. Хорошо, прямо сейчас птичка ростом не вышла, но через пару недель эта проблема возникнет».
    «Сейчас подгоним второго жука. Когда Дамблдор ляжет, закрепим жука внутри рукава его мантии. Даже двух жуков. Может быть, одного придётся выпускать там, куда Дамблдор намылится. Да, теперь понятно, что жуков нужно больше».
    «А у нас есть свободные жуки?»
    «Есть, мисс Лавгуд надела на ужин только обруч в волосы с одним жуком, один сторожит её вещи. Осталось четыре, один на наблюдении, двух заберём, даже ещё один останется».
    «Давайте его сюда тоже, посадим вторым наблюдателем. Пусть будет».

    Дамблдор вышел из палаты, сообщил мадам Помфри, что принимает зелье и ложится, вернулся, снял мантию и лёг в постель. Взял флакон. Пить зелье не стал, но поставил на тумбочку пустой флакон.
    «Невербальное „Эванеско”… Пока он фокусничал – два жука в рукаве ман­тии за подкладкой».
    Минут через пятнадцать мадам Помфри заглянула в палату, прислушалась к ровному дыханию «спящего» и ушла к себе.
    Ещё через двадцать минут Дамблдор осторожно встал с постели, надел мантию и бесшумными шагами вышел из палаты. Мадам Помфри уже спала. Дамблдор что-то наколдовал на неё, потом на её дверь, вернулся к себе в палату, встал, где посвободнее, и крутнулся на месте.
    Никакого результата. Дамблдор выхватил палочку, повернулся к двери… и вдруг выронил палочку и осел на пол. В палату ворвались двое в амуниции, явно заимствованной у маггловского спецназа. Вокруг шлемов переливалась тонкая радужная плёнка.
    «Головные пузыри. Ясно, пустили усыпляющий газ».
    Один из двойки склонился к Дамблдору с каким-то цилиндром в руке, но тело Дамблдора вдруг затряслось, он оказался стоящим на одном колене и начал поднимать руку с волшебной палочкой…
    … Лорд отстучал что-то на пульте, поминая Мерлина с Морганой…
    … грохнул разряд, рукав мантии Дамблдора почернел и задымился, рука по­чер­не­ла, палочка осыпалась пеплом…
    … Дамблдор как-то нелепо взмахнул рукой и опять начал оседать…
    … второй спецназовец от всей души отоварил Дамблдора по уху, навалился сверху, прижал его к полу…
    … первый спецназовец ткнул цилиндром маггловского пневматического инъек­то­ра в шею Дамблдора…
    … щелчок пневматики, тело Дамблдора расслабилось, и он перестал дёргаться…
    … второй спецназовец замкнул на шее Дамблдора узкий, шириной в пару сантиметров, чёрный обруч…
    … первый взмахом палочки поднял Дамблдора в воздух…
    … и двойка покинула палату, левитируя Дамблдора.
    «Минус два жука, профессор. Молнии максимальной мощности, жуки сгорели. Придётся возмещать мисс Лавгуд потерю».
    «Всё равно вы собирались заказать ещё несколько штук… Но как сработали! Департамент транспорта во всей красе».
    «Больше некому».
    Лорд увёл жуков-наблюдателей из больничного крыла, согласовал с Гринготтсом заказ на добавочных жуков (7200 за восемь штук, прислать обещали к обеду), и мы легли спать.

    Спали мы крепко, но недолго.
    Разбудил нас Питер, который дежурил возле наших средств связи.
    Министр Фадж потребовал, чтобы Лорд немедленно прибыл в Гринготтс.

    – Мистер Реддл, вы отправляетесь в Азкабан. Без меня, у меня есть другое неотложное дело. Вот заверенная гоблинами гарантия безопасности для вас и ваших спутников. В Азкабане вы снимете метку со всех ваших людей. О своём внешнем виде не беспокойтесь, они будут просовывать руку в отверстие в перегородке. Вас это устроит? Отлично. Потом их переведут в камеры аврората в Лондоне, а вы вызовете в удобное для вас место всех остальных и снимете метку с них. Каркаров в Лондоне по поводу Турнира Трёх Волшебников, так что проблем не предвидится. До трёх пополуночи вашей метки не должно быть ни у кого.

    Табличка на портрете сообщала, что профессор Альбус Персиваль Брайан Вулфрик Дамблдор скончался на посту директора Хогвартса 4 сентября 1994 года. Новый портрет обнаружили в директорском кабинете в шесть утра в воскресенье 4 сентября при смене охраны.
 
Глава 23. Лондон–Азкабан: туда и обратно
    На этот раз Министр, глава ДМП, сопровождающие лица, лорд Малфой и мисс Скитер появились в Хогвартсе ещё до побудки. И сразу направились к кабинету директора, прихватив Мак-Гонагалл. Первым зашёл Фадж, пробыл в кабинете несколько минут и пригласил остальных.
    – Портрет ещё не ожил, но это случается. Пока идёт следствие, вход в кабинет разрешается только охране, следователям ДМП и исполняющему обязанности директора. Лорд Малфой, кто заменит директора на ближайшее время?
    – Заместитель директора профессор Мак-Гонагалл.
    – Профессор Мак-Гонагалл, я прошу вас не вывешивать траур. Я сам выступлю перед завтраком и всё объясню. Организуйте, чтобы все учащиеся и весь персонал были в Большом зале ровно в восемь, это очень важно. Теперь пройдём в больничное крыло.
    В больничном крыле обнаружили спокойно спящую мадам Помфри и раскрытую постель в палате Дамблдора. Разбуженной мадам Помфри пришлось смириться с фактом, что её пациент ночью куда-то сбежал и там умер. Заработали следователи, и сразу обнаружили следы на­кол­до­ван­ных Дамблдором заглушающих чар на двери спальни мадам Помфри.

    В восемь часов весь Хогвартс собрался в Большом зале – для воскресного утра дело небывалое. Старосты справились с поставленной Мак-Гонагалл задачей. Слово взял министр Фадж.
    – Леди и джентльмены! Я приношу свои извинения тем, кто планировал сегодня поспать подольше. Может быть, вас немного утешит то, что многим взрослым, в том числе и вашим родственникам, которые служат в Министерстве, да и лично мне, пришлось сегодня встать ещё раньше. Нас подняли с постели два происшедших сегодня ночью события. Во-первых, в кабинете директора Хог­варт­са появился портрет профессора Дамблдора с сегодняшней датой смерти. Сам директор ночью скрылся из больничного крыла. Где и как он умер, не известно.
    Зал ответил на это гулом, в котором удивление было соединено с недоумением.
    – Я вижу, что вы удивлены. Почему не вывешены знаки траура, не приспущены и не украшены чёрными лентами знамёна, как следовало бы? Причина этому во втором происшедшем сегодня ночью событии. С рук всех бывших соратников Тёмного Лорда исчезла Чёрная Метка. Лорд Малфой, вас не затруднит обнажить левое предплечье?
    Лорд Малфой завернул до локтя рукав мантии, расстегнул запонку с крупным сапфиром, закатал рукав рубашки и поднял вверх чистую руку.
    – Вы помните, что когда, по словам директора Дамблдора, Тёмный Лорд Волдеморт (неразборчивые восклицания в зале) был якобы сражён Гарри Поттером, метки не исчезли и сохранялись тринадцать лет. А когда умер Дамблдор, все метки исчезли в тот же миг. Настораживает и предшествующий эпизод с меткой профессора Снейпа, которая не просто исчезла, а преобразилась в невозможный для лицензированного колдомедика браслет Долга Жизни от Дамблдора. Из этого можно сделать только один вывод, и многие в Хогвартсе к нему уже пришли. Сегодня же будет созвано экстренное заседание Визенгамота, на котором я лично поставлю вопрос о признании Альбуса Дамблдора Тёмным Лордом, виновником магической войны 1970–1981 годов. Именно поэтому мы не сочли возможным вывесить в этом зале знаки траура.
    Дав залу пошуметь некоторое время, Фадж продолжил:
    – Леди и джентльмены! В своё время Визенгамот под председательством того же Дамблдора, действуя по упрощённой следственной процедуре, осудил на за­клю­че­ние в Азкабане ряд якобы пособников Волдеморта. Все они доставлены из Азкабана и помещены в достаточно комфортные условия в аврорате. Всем им оказывается медицинская помощь. Проверено: метки нет ни у кого из них. Находящийся в Лондоне по делам Турнира Трёх Волшебников директор Дурмстранга профессор Каркаров также любезно предоставил нам возможность убедиться, что его метка исчезла без следа. На том же заседании Визенгамота я буду добиваться амнистии для всех бывших соратников якобы Тёмного Лорда. Следствие покажет, но уже сейчас ясно, что под именем Волдеморта выступала какая-то марионетка Дамблдора, если не просто голем под иллюзией. Тем временем родственники указанных лиц могут иметь с ними свидания без ограничений, для чего им следует обратиться в аврорат. Мисс Скитер, каковы планы «Ежедневного про­ро­ка» по освещению столь сенсационных событий?
    – Я думаю, что мы доставим подписчикам экстренный выпуск на две полосы к ланчу и второй такой же, с информацией о заседании Визенгамота, к ужину.
    – Благодарю вас. Это всё, что я на данный момент имел сообщить. А теперь всем приятного аппетита, завтрак – дело не менее важное.

    «Как думаете, профессор, стоит вызвать Бостон?»
    «Там половина пятого. Хотя информация может дойти до них косвенно. Вдруг Фадж сразу же снимет охрану. Вызывайте».

    Связное зеркало оказалось у Сириуса. Информацию он воспринял… как человек, разбуженный посреди крепкого сна. Поинтересовался: «На самом-то деле вы метки сняли?», выслушал не самый неожиданный ответ: «Без комментариев» и отключился.

    «Профессор, поможете мне точно сформулировать письмо мисс Скитер?»
    «Конечно, сэр. В чём проблема?»
    «Формально говоря, покойный лишился своих постов, до двадцатого сен­тя­бря ещё далеко, и я должен Рите полторы тысячи. Вот только Рита тут не при чём. Я бы обиделся, если бы мне заплатили за то, что от меня не зависело».
    «Предлагаю напирать на два пункта. Первый: поскольку вы дали обещание, то лучше его выполнить. Вы не знаете, как отнесётся к этому Мать Магия. Вдруг Магия сочтёт, что вы всё-таки должны уплатить, и вы получите откат? Вы просите Риту принять эти деньги, потому что вам жалко свою шкуру, которая может серьёзно пострадать. Тем более, что (это второй пункт): роль мисс Скитер не ограничивается только прямой критикой и разоблачениями. Необходим информационный фон, на котором случившееся и то, что ещё случится, будет воспринято об­щест­вен­ностью и властями благоприятно для ваших планов. Рита уже создала такой фон, и будет поддерживать его. Поэтому шанс, что магия посчитает вас обязанным заплатить, очень велик».
    Чек на полторы тысячи и письмо для Риты Скитер отправились в Гринготтс.

    К ланчу мы с Лордом додумались, что нам надо продублировать не только жуков, но и составное зеркало, пульт и инструкцию к нему. За этот заказ гоблины взяли ещё 700 галлеонов, срок исполнения – сутки.
    В итоге мы получали возможность завершить контракт с Луной, передав ей пол­ный комплект. Её жуки будут отвлекать внимание от наших, а у нас будут сред­­ства для слежки без ювелирной базы. Принадлежность комплекта будет опре­де­лять­ся кровной привязкой. И почему мы не сделали это сразу? Вот так, даже мои придумки бывают не идеальными.
    Двух новых жуков мы послали Луне совой из Хогсмида, с напоминанием привязать их кровью. Для закрытия контракта мисс Лавгуд надо было выбраться в Гринготтс. Ближайшие выходные в Хогсмиде для третьего курса предстояли 10 и 11 сентября.

    В половине первого (половина девятого утра в Бостоне) Гарри ещё спал; на ночь ему и Гермионе дали зелье сна без сновидений.
    По зеркалу Лорд вышел на Дэна. Охрана снималась, но должна была выполнять свои обязанности полные сутки, то есть, до вечера. Контракт был заключён на четыре недели, а при досрочном расторжении фирме полагалась половина контракта плюс плата за фактически отработанный период, то есть, штраф равнялся двухнедельной плате. Всё было уже согласовано и оплачено, так что охранники просто отбывали оставшуюся часть дня.

    Экстренный выпуск «Пророка» поступил к ланчу. Единственное новое для нас известие: в Запретном лесу был найден обрывок мантии, схожей с бывшей на Дамблдоре. Определённо опознать материю мадам Помфри не смогла, потому что цвет был изменён присутствовавшим на ткани ядом акромантула.
    Рита не преминула добавить «темноты» в образ Дамблдора, который с помощью своего верного слуги-полувеликана для неизвестных целей создал в Запретном лесу колонию акромантулов. Рита успела пообщаться с Хагридом, а тот имел наивность подробно расписать, какой умница и лапочка Арагог, он даже разговаривает! Совсем немного фирменных приёмов мисс Скитер – и вот в мозг читателя намертво вколочен образ Тёмного Лорда Дамблдора, марширующего на Лондон во главе несметных полчищ разумных гигантских пауков, чтобы уни­что­жить Министерство и Визенгамот и стать единоличным правителем. Под­чёр­ки­ва­лась насущная необходимость рейда на логово акромантулов.
    Немного жалко было Хагрида, который явно попадал под раздачу. С другой стороны, нечего разводить в лесу всякую гадость!

    Узнав о смерти Дамблдора, Гермиона опять бросилась поплакать в объятия Гарри. Как уточнил Лорд, на этот раз Гарри сполна воспользовался случаем и получил намного больше удовольствия, чем испытал недоумения, а паники и ужаса вовсе не было.
    По предложению Сириуса, на вечер понедельника заказали праздничный ужин в хорошем ресторане в магическом квартале Бостона.

    Из источников в Министерстве Лорд узнал, что Фадж воспользовался своими полномочиями и инициировал внеочередное заседание Визенгамота. Оно было намечено на два пополудни, так что с аргументацией мисс Скитер успевали ознакомиться все.

    Гоблины прислали нам реестр содержимого тайника Дамблдора и получили ответные указания от Лорда.
    Кроме двадцати миллионов в М-шкатулках, там было около ста тысяч разными суммами в кошельках и других вместилищах. Очень обрадовал сундучок с камнями, которые гоблины предварительно оценили в двести пятнадцать миллионов. Лорд заявил, что посмотрит на камни и решит, стоит ли их продавать, но пять процентов (почти на одиннадцать миллионов) достанутся мне. От ста тысяч мне тоже перепало пять тысяч.
    В следующую категорию попали несколько сот книг и манускриптов, а также артефакты, оружие и драгоценности. Многие из них гоблины отождествили как принадлежащие старым родам, пострадавшим или пресёкшимся во время войны, в том числе в результате пресловутой «драконьей оспы». Часть книг, рукописей и артефактов принадлежали Хогвартсу. С Гринготтсом договорились, что такие вещи поместят в хранилища Хогвартса или соответствующих родов, отметив в реестрах как «возврат от Дамблдора». Книги и рукописи, которые предстояло вернуть, хотелось предварительно скопировать. Мы с Лордом решили, что я оплачиваю двадцатую часть стоимости копирования. Храниться все копии и все оставшиеся оригиналы будут у Лорда, но я буду иметь к ним доступ (в том числе к тем, которые уже были у Лорда и поэтому не копировались), и смогу снимать копии уже для себя (за свой счёт).
    Из бесхозных артефактов, оружия и ювелирки что-то отложил для себя Лорд, что-то, по совету Лорда, было отложено для меня. Гоблинам поручили продать остальное.
    Несколько артефактов гоблины объявили чрезвычайно опасными и по­мес­ти­ли в особое хранилище. Учитывая, что за хранение таких вещиц гоблины взимали плату, Лорд распорядился, по усмотрению Гринготтса, уничтожить их (за что Лорд был готов заплатить) или считать их собственностью расы гоблинов, а с себя снимал все права и всякую от­вет­ст­вен­ность за них.
    И, наконец, в тайнике было много документов. В частности, там был архив ордена Феникса с записями обо всех операциях ордена. Мы решили снять со всего этого копии на тех же условиях.

    Хагрида арестовали в четыре: видимо, Фадж сначала удостоверился, что Визенгамот сегодня на его стороне, и только тогда отдал приказ.

    Подробности заседания Визенгамота мы узнали из вечернего экстренного выпуска «Пророка».
    Председателем Визенгамота вместо Дамблдора избрали Августу Лонгботтом.
    Фадж добился всего, чего хотел.
    Дамблдор был объявлен Тёмным Лордом, и он был признан виновником войны 1970–1981 годов. Его награждение орденом Мерлина первой степени аннулировали.
    Всех «облыжно считавшихся пособниками Волдеморта» амнистировали. В напечатанном в газете списке мы с удовлетворением увидели Сириуса Ориона Блэка, Томаса Марволо Реддла-Гонта, Северуса Тобиаса Снейпа-Принца, и, к нашему удивлению, Бартемиуса Крауча-младшего. Лорд сказал, что да, все умершие в Азкабане тоже включены в список, и даже без пометки «посмертно». Что ж, тем проще для нас! Вот только Питера Петтигрю в списке не было. По мнению Лорда, Питеру следовало без особой огласки получить свой орден Мерлина и тихо жить дальше.
    Для расследования преступлений Тёмного Лорда Дамблдора была создана комиссия в составе Фаджа, мадам Боунс, и Крауча-старшего от Визенгамота.
    Под занавес кем-то из рядовых членов Визенгамота было внесено пред­ло­же­ние: уничтожить портрет Дамблдора в кабинете директора Хогвартса «Ад­ским пла­ме­нем», а взамен, для сохранения непрерывности истории школы, повесить обычный неживой портрет. Равным образом в дальнейшем надлежало уничтожать любой обнаруженный живой портрет Дамблдора. Любому, представившему для унич­то­же­ния такой портрет или картинку, полагалась премия, а за хранение таковых – штраф. (Это не относилось к книжным и газетным иллюстрациям, работающим на другом принципе.) Мотивировка была железной: Дамблдор много лет выдавал себя за Светлого мага, и в то же время, злоупотребляя мен­таль­ны­ми искусствами, развращал умы. Его живой портрет мог оказать негативное влияние на соприкасающихся с ним. Предложение приняли единогласно. Ответственной за его исполнение назначили мадам Боунс.
    «Красиво Фадж работает, сэр. За те пять минут, что он был в директорском кабинете один, он заткнул Дамблдора какими-то чарами, а сейчас Боунс бросится в Хогвартс и сожжёт портрет к Моргане. И никто никогда не услышит из первых уст, как Дамблдор умер и что с ним делали перед смертью».
    «А если услышит с другого портрета, пока будет тащить его за премией – не поверит, ибо „развращение умов”. Думаю, что у Фаджа и подменный портрет для Хогвартса уже готов».
 
Глава 24. Честный способ отъёма денег и тайна зельевара
    Пришедший утром в понедельник «Ежедневный пророк» содержал шедевр, про который по-русски говорят «нарочно не придумаешь».
    Рита Скитер задала главе ДМП Амелии Боунс очень важный вопрос:
    – Мадам Боунс, многие дети собирают коллекции вкладышей от шоколадных лягушек, и у некоторых есть большое количество таковых с живыми портретами Дамблдора. Как быть этим детям?
    – За каждый сданный в ДМП вкладыш ребёнок получит галлеон. А штраф за хранение начинается от ста галлеонов. Естественно, выпуск таких вкладышей уже прекращён, больше их не будет. Для учащихся Хогвартса мы организуем приём вкладышей и выплату денег прямо в школе, в один из ближайших выходных.
    – Вы знаете, коллекционные объекты, которые власти пытаются уничтожить, очень часто становятся предметом вожделения и получают невероятно высокие цены. Такие истории часто случались у магглов. Например, в России были изготовлены образцы монет с портретом будущего царя Константина Первого, но вместо него престол занял его брат Николай Первый. Сохранилось всего восемь экземпляров. Монета серебряная, чуть больше нашего сикля, а оценивается в несколько десятков тысяч галлеонов.
    – Мы будем следить за ценами у коллекционеров, и штрафы за хранение выставлять во много раз выше. Далее, если есть такое желание, можете не получить галлеон, а заплатить два сикля. Со вкладыша необратимо снимут оживляющие чары. Неживую картинку уже можете хранить. Только кому может понадобиться хранить портрет Тёмного Лорда со всей той ложью, что написана на обороте? Мы даже пока ещё не знаем всех его преступлений, следствие только началось.

    Мадам Боунс сообщила Рите ещё одну новость: логово акромантулов в Запретном лесу обнаружили, и готовится рейд. Кроме того, в лесу неподалёку от логова подобрали лоскут ткани, на этот раз не подвергшийся действию яда пауков. Мадам Помфри подтвердила, что именно из такой ткани была мантия, в которой Дамблдор был вечером третьего сентября в больничном крыле.

    «Профессор, а я ведь знаю очень малоизвестный ритуал, который сделает неживыми все картинки с Дамблдором сразу. Колдографии с ним, вкладыши эти, даже иллюстрации в книгах – всё, кроме настоящих живых портретов, написанных профессиональным магом-художником».
    «Если Фадж идёт на такие расходы, значит, ему это нужно. Дайте подумать… Вот! Пишите Фаджу письмо через Гринготтс. Уважаемый мистер Фадж, я знаю такой-то ритуал… Вам что-то нужно для него особое?»
    «Десять капель крови Дамблдора – на пять рун и пять вершин пентаграммы. Думаю, у Фаджа есть».
    «Ещё бы! Надеюсь, он себе все пять литров слил. Шутка чёрного юмора. 18 А сколько крови врага вам нужно для возрождения тела?»
    «Четверть унции 19 хватит».
    «Итак, пишем. „Уважаемый мистер Фадж! Использовав пол-унции крови Дамблдора, я могу тотчас же спасти вас от выплат по галлеону за каждый вкладыш, но понимаю, что вы это затеяли по своим со­об­ра­же­ни­ям. Моё предложение такое: запускается слух, что в Отделе Тайн вспомнили о таком ритуале, но не могут найти рукопись, в которой он описан. Как только найдут, ритуал будет поведён. Тем временем ДМП платит по галлеону за вкладыш, подчёркивая, что это указание Министра, и вы обретаете популярность среди детей. Да и у взрослых могут заваляться детские коллекции. В конце недели, скажем, в пятницу 9 сентября, интервью с Ритой Скитер. Несколько высказываний детей и взрослых, как им эти деньги пришлись кстати и какой мудрый министр Корнелиус Фадж. Обязательно наивные слова одного ребёнка, помладше, что ему даже не пришлось брать с собой два сикля, он пять Дамблдоров сдал, а обездвиживание шестого оплатил с этих пяти галлеонов. Тут же ваше указание: впредь, если кто сдал пять вкладышей, шестой тому обездвиживают бесплатно, а не за два сикля. Под занавес вопрос Риты: вот тут ходит слух, что вы прекратите оплату вкладышей, потому что есть такой ритуал. Вы отвечаете, что о существовании такого ритуала вспомнили в Отделе Тайн, и его ищут, но надо разобрать гору рукописей. Как найдут, ритуал проведут, и выплаты естественным образом прекратятся, останутся только настоящие портреты. Но пока ритуал не нашли, выплаты идут, и, в частности, в воскресенье 11 сентября будет день оплаты Дамблдоров в Хогвартсе, туда прибудет представитель ДМП с деньгами. На вопросы этот представитель должен отвечать, что это единственный день, больше выплат в Хогвартсе не будет, а кто хранит живого Дамблдора, будут штрафы. Это сделайте обязательно, а тем временем подогревайте слухи, что вот-вот найдут ритуал. К концу следующей недели слухи меняются, якобы ритуал уже нашли. В субботу 17 сентября опять вопрос от мисс Скитер и ваш ответ, что не нашли, но осталось уже совсем немного неразобранных рукописей, вот-вот найдут. Проходит ещё четыре-пять дней, причём пару раз запускается слух, что скупка Дамблдоров прекращена. В слухах формулировки должны быть нарочито грубые, именно типа «скупка Дамблдоров». В среду 21 сентября, допустим, объявляете тоже через «Пророк», что ритуал нашли, собирают необходимые компоненты и варят зелья, и в субботу утром он будет проведён. Тут же обязательно заявление от ДМП: слух, что выплаты уже прекращены, неверен, выплаты прекратятся сами собой в субботу после ритуала. До тех пор выплаты продолжаются согласно указаниям Министра. Не исключено, что в пятницу вечером ДМП будут штурмовать с пачками вкладышей. Пойдите людям на­встре­чу, работайте на скупке и истреблении Дамблдоров всю ночь. А утром 24 сентября я проведу ритуал, и вся эпопея закончится финальным заявлением в «Пророке». Популярность вы, сэр, получите огромную.” Вот так напишите».
    «Да, это должно сработать. Все картинки высосем. И Дамблдора это сильно опустит. Вы-то, профессор, где так наловчились?»
    «В академической среде тоже процветают интриги, да и буйным стадом студентов поуправляешь, волей-неволей натаскаешься в психологии толпы. Надеюсь, эти вкладыши и другие картинки не дублируются? Это бы сорвало весь план. Ещё может быть попытка напечатать тираж новоделов, себестоимость же явно намного меньше галлеона».
    «Копии получаются совсем неживые, даже принудительно оживить их нельзя. Иначе оригиналы бы не коллекционировали. С новоделами просто: соответствующие артефакты есть только в паре типографий, они легко берутся под контроль. Об этом я упомяну. Ещё за эти три недели кто-то очень умный может заказать и ввезти новоделы из-за границы, тоже упомяну как опасность. Благодарю вас, профессор, сажусь писать Фаджу. Заодно про Питера спрошу, как бы всё проделать тихо».
    «Ещё добавьте, что это красивый способ вручить кому-то нужному небольшую сумму. Сдал кто-то две-три сотни Дамблдоров, и все дела. Но только немного: фактически Фадж, пусть временно, пусть смешным образом, но нарушил монополию гоблинов на эмиссию и ввёл бумажные деньги».
    «Пока их меняют на золото, это не страшно. Страшно у магглов, где бумажные деньги печатают бесконтрольно. Но да, с гоблинами ссориться нельзя».
    «Сэр, мне начинает казаться, что это проделывается совместно с гоблинами».
    «Пожалуй, вы правы, профессор. Непонятно, зачем, но тут что-то глобальное. Точно, гоблины бы не допустили такой эмиссии. Небось, и контроль на границах они обеспечивают какими-нибудь хитрыми артефактами. Ладно, про эмиссию и „не ссориться с гоблинами” я тоже упомяну, вроде я наивный, но глубже в эти дебри мне лезть не хочется. Нет, политика – явно не моё».

    Ответ мы получили через два часа.
    Министр сообщил, что орден и грамота были в своё время переданы матери Питера. Фадж уже распорядился не поднимать шума на официальном уровне и в прессе, а в семье мистер Петтигрю пусть объявляется сам. Что делал эти годы? Прятался от Тёмного Лорда Дамблдора. Орден дан за тайное содействие в разоблачении Дамблдора (а что, взять хотя бы возрождение Лорда в гомункуле). Немного не согласуется по времени, орден-то с 1981 года, но, если не уделять этому внимания, сойдёт. Значит, вот с тех самых пор и содействовал. Тайно.
    О Дамблдоре: Фадж с благодарностью за тщательную проработку принял наш план, в том числе по срокам. Прилагался стазисный флакончик с унцией крови Дамблдора и пакет, который после вскрытия увеличился и оказался содержащим тысячу вкладышей от шоколадных лягушек с живыми Дамблдорами. Явно прямо из типографии. Упакованы они были, как деньги: десять пачек по сотне в бумажных бандеролях с надписью «А.П.В.Б. Дамблдор – 100 штук».
    Кроме того, Фадж предлагал направить на вкладыш палочку и крутануть её определённым образом под определённые слова. Когда Лорд это проделал, оказалось, что на вкладыше есть невидимые серия и номер, и ещё какие-то узоры, гармонично дополняющие видимые. То же самое было на притащенном от­ку­да-то домовиком старом вкладыше (а тут потренировался я со своей палочкой). То есть, защита от подделок, и вполне денежного уровня, присутствовала на вкла­ды­шах изначально. Это ещё больше укрепило нас во мнении, что Фадж совместно с гоблинами прокручивает какую-то аферу.
    «Сэр, а если идти от денег? Кто выделяет средства на выкуп Дамбиков?»
    «Сейчас посмотрим. Постановления Визенгамота мне доставили. Я ещё раз пробежал список амнистированных, а остальные бумаги отложил на потом… вот оно. Про источник средств ничего не написано. Значит, финансирует Визенгамот. Естественно, деньги – канал контроля».
    «Тогда всё ясно. Допустим, у Визенгамота залежались денежки. Сколько, Фадж может и сам узнать, но гоблины знают точно. Вот и спелись. Гоблинам выгодно, деньги в оборот пойдут. Нужные люди…»
    «… собратья и со-сёстры…»
    «… из любимого департамента загребут основную сумму, а кое-какая мелочь распределится среди широкой публики…»
    «… с огромным пропагандистским эффектом. Полагаю, профессор, речь идёт о миллионе-другом, и вложены они будут в предприятия департамента транспорта. Те самые фермы и мастерские. Это можно будет проверить, если добыть в ДМП список получателей денег».
    «А ещё для гоблинов будет неплохой опыт по неординарному взбадриванию денежного обращения. Им же в рамках золотого стандарта мало что можно, а проверить маггловские схемы хочется».
    «Как вы думаете, профессор, почему Фадж принял наш план и даже гонорар выдал? Если это совместная афера с гоблинами, то план у них был».
    «Сэр, это начинает иметь смысл, если план был в основном гоб­лин­с­кий. Всё-таки разные расы с разной психологией. Наш план, во-первых, чётко расписан по времени, во-вторых, учитывает психологию масс и гарантирует уничтожение практически всех картинок, в-третьих, вводит компонент про­па­ган­ды. Но, скорее всего, у них не было точки останова, а тут вы со своим ритуалом. Фактически вам заплатили за то, что теперь можно остановиться в любой нужный момент».
    «Если смотреть глобально, маловато заплатили».
    «А кровь? Фадж явно добавил на второй ритуал, причём с запасом. Он, конечно же, понимает, как вы будете возрождаться».
    «Действительно, профессор».

    Напряг последних дней схлынул, и я стал обдумывать занимавший меня вопрос: почему Снейп с первого же момента (с вечера первого сентября) был так лоялен к Лорду? Вассальная клятва? Вряд ли…
    Для того, чтобы Снейп не считал Лорда убийцей Лили, надо было передать ему убедительную информацию о вечере Хэллоуина 1981 года. Например, подошло бы воспоминание о встрече с Поттером, Грейнджер и Блэком, целиком или с купюрами. Единственный вопрос – сделать так, чтобы об этом не узнал я.
    Извлечь воспоминание Лорд мог, так как при этом я информацию не воспринимаю. С воспоминаниями Лорд возился подолгу. Допустим, извлёк. Передать Снейпу? Время было, чуть ли не весь август. Передать так, чтобы не знал я? Хорошо, представляю себя на месте Лорда: мне нужно передать флакон Снейпу, чтобы профессор (половина моей же головы) не узнал.
    Передать флакон – это Питер или Барти. Отдать приказ, чтобы я не знал? И Лорд, и Барти говорят на гобледуке, и делали это неоднократно. Например, Барти часто докладывал на гобледуке о визитах в Гринготтс, Лорд в этих ситуациях тоже говорил на нём. Иногда Лорд отдавал на гобледуке распоряжения перед походом в Гринготтс.
    Я прокрутил в своей идеальной памяти все случаи, когда Лорд говорил с Барти на гобледуке. По меньшей мере трижды в течение июля и августа при этом звучало что-то похожее на «Северус». Что ж, либо выучу гобледук, либо под обет о неразглашении покажу кому-то… нет, я же сам буду давать Лорду обет за весь период «сожительства». Значит, буду учить гобледук. Но загадку я, похоже, разгадал.
    Зачем надо было скрываться от меня? Мало ли какие у них там взаимные обязательства. Возможно, Лорд обещал Снейпу не разглашать его личные дела.
 
Глава 25. Хроматография и рынок зелий
    Питер отпросился у Лорда с вечера понедельника до утра четверга, чтобы свидеться с матерью. Предварительно миссис Петтигрю отправилось письмо.

    Барти получил через Гринготтс письмо от отца. Крауч-старший призывал сына вспом­нить о долге перед родом Краучей и продолжить его.
    Барти ответил, что в настоящее время несёт службу как вассал, но от долга перед родом не отказывается.
    Письмо от сюзерена (на­след­ни­ка Гонта) прилагалось. Лорд выразил пол­ное понимание и всяческую поддержку требованиям лорда Крауча и объявил, что так­же будет влиять на своего вассала, наследника Крауча, в этом смысле. Бартемиус Крауч-младший оказывает своему сюзерену не­оце­ни­мую помощь, в полной мере пользуясь доступными ему родовыми умениями и зна­ни­я­ми, и являет собой достойного наследника рода Краучей. Он, наследник Гонт, не сомневается, что и в затронутом лордом Краучем вопросе его сын ока­жет­ся на должной высоте и решит этот вопрос к общему удовлетворению.
    «Сэр, я так понял, что в гомункуле вы не можете стать лордом Гонт?»
    «Только когда получу тело».

    – Ну вот, милорд, письмо от мадам Помфри: «Северус, не видел ли ты волшебную палочку Дамблдора?» Дата: 3 сентября, до того, как узнали о смерти Дамблдора.
    – Отвечай так: «Поппи, с чего бы этот вопрос встал 3 сентября, да так остро, что понадобилось оплачивать гоблинскую почту? Полагаю, что Дамблдор, в расстройстве, что упустил меня из рук, выдвинул против меня обвинение в краже его палочки. Поппи, если в прессе или в слухах появится хоть малейший намёк на такое – все причастные очень об этом пожалеют! О палочке Дамблдора я ничего не знаю, о чём прилагаю заверенную гоблинами клятву. Копия твоего письма, моего ответа и экземпляр заверенной клятвы отправлены мадам Амелии Боунс, как члену комиссии по расследованию преступлений Тёмного Лорда Дамблдора».
    – Готово, милорд. В сопроводиловке для мадам Боунс я допишу вот что: «Дамблдор держал палочку в кобуре на правом предплечье. Взрыв произошёл в правом кармане мантии. От взорвавшегося артефакта палочку отделяло только два слоя материи: карман и рукав, да ещё ремешки кобуры, и только потом энергия взрыва поразила руку. Палочка находилась практически в центре взрыва и должна была разлететься в щепки или даже сгореть. Другая часть энергии взрыва ударила по бедру, в частности, осколок взорвавшегося артефакта перебил бедренную артерию». Оформлю как официальное заключение колдомедика, с магической печатью и номером лицензии. И также предупрежу о недопустимости распространении даже намёков на бредовые обвинения Тёмного Лорда.
    – Ещё спроси, в чьём присутствии Дамблдор выдвигал обвинения против тебя. И в письме Поппи сделай такую приписку. Так прямо и напиши, что хочешь заранее знать виновных на случай возникновения таких слухов. Как отправишь, вернись ко мне. Поговорим о проекте.

    – Итак, Северус, ты будешь вести пилотный проект по сближению зельеварения с маггловскими химией и фармацевтикой. Как основной приём будешь использовать хроматографию. Это способ разделения сложной смеси на чистые фракции, причём магглы применяют его не только в аналитической химии, но и в промышленном производстве. Первое, что тебе придётся сделать – изучить хроматографию по маггловским источникам. Дальше я тебя не ограничиваю. Хочешь – найми магглов-лаборантов. Хочешь – сдавай заказы в маггловские лаборатории. Да хоть сам пройди лаборантские курсы! Всё в твоих руках.
    – Каких результатов вы ждёте? Какое финансирование и какая отчётность?
    – Ориентировочный срок три года, выдаю по миллиону галлеонов в год сразу вперёд. Финансирование переходящее. Возможно, тебе придётся закупать маггловскую технику и химикаты, и точно придётся заказывать артефакты у гоблинов. Отчёт раз в квартал. По финансам – на что потрачено, крупным планом. И результаты. Окончательный результат может быть положительный или отрицательный. Мне лично кажется, что эта задумка позволит нам захватить всё производство зелий в мировом масштабе.
    – Вы хотите создать промышленность зелий, как у магглов в химии и фармацевтике?
    – Да. Магглы ведь начинали с того же, что и мы – с ручной варки зелий из натуральных ингредиентов. Если они прошли этот путь, почему ты не сможешь?
    – А если это невозможно из-за магии?
    – Вот это ты и должен выяснить. Да, отрицательный результат возможен. Но я хочу знать точно! Потерю нескольких миллионов я переживу. А вот при удаче… Я вижу тебя директором исследовательского института промышленного зельеделия, никак не меньше. И мы точно будем очень богаты. Ты знаешь, миллиардеров в галлеонах в мире нет. Пока нет.
    – Провернуть такое, пожалуй, ценнее любых денег. Вы продумывали какие-то подходы, кроме использования хроматографии?
    – Да. Работу поведёшь по четырём направлениям. Первое и главное – хро­ма­то­гра­фи­чес­кий анализ зелий. Для начала возьми самое простое, например, стойкие мыльные пузыри. Делишь зелье на фракции. Особое внимание на те фракции, которые несут заряд магии. Возможно, они являются концентратом свойств зелья. Сдавай их на маггловский химический анализ: может быть, можно использовать маггловские химикаты и заряжать их магией. Потом займёшься более сложными зельями различного назначения.
    – Понял. Второе направление?
    – То же самое, но анализируешь ингредиенты, а не готовые зелья. Пытаешься варить зелья, используя выделенные фракции ингредиентов.
    – Третье?
    – Третье начинаешь не сразу. В маггловской фармацевтике есть масса всяких форм: мази, таблетки, капсулы с растворимой в разных местах желудочно-кишечного тракта оболочкой, ингаляции и ещё Мерлин знает что. А у нас почти всегда бульончик, принимаемый перорально. Иногда внутривенно. Мази. Всё остальное крайне редко.
    – Ясно. Развивать разнообразие лекарственных форм. Это действительно можно отложить. Четвёртое?
    – Стерилизация и хранение. Наши супчики нельзя стерилизовать кипячением. Теряют свойства. Мы вынуждены использовать дорогие стазисные флаконы. Но у магглов есть масса других способов. Стерилизуют газом, стерилизуют об­лу­че­ни­ем. Как раз для таких вот бульонов магглы придумали способ, называемый дробной тиндализацией. Смотри: всегда присутствуют не только живые микробы, но и их споры. Если микробы дохнут при пятидесяти-шестидесяти градусах Цельсия, то для убиения спор нужны все сто десять. Отсюда кипячение в автоклавах под высоким давлением. А если лекарство не выдерживает? Оставляют его постоять сутки закупоренным, с газоотводом. Часть спор превращается в микробов. Нагревают до шестидесяти градусов, микробы дохнут, споры остаются. Но спор, заметь, уже меньше. Дают остыть и постоять сутки. Часть спор оживает – подогреваем! Опять микробы сдохли, спор осталось ещё меньше, опять дают остыть… Повторять десять раз, по опыту – хватает.
    – Занудно, но гениально! Очевидно, потом убирают попорченную микробами часть, скорее всего, вершки и осадок, фильтруют – и всё.
    – Точно. Это ведёшь с самого начала, но отдельной линией. Тут опыты дли­тель­ные. Самому тебе этим заниматься незачем. Наберёшь группу, про­ин­стру­кти­ру­ешь и будешь контролировать.
    – Как будем делиться?
    – Слава тебе, доходы пополам. Когда пойдут реальные доходы, расходы тоже пополам. Из своей доли понемногу вернёшь мне половину того, что я вложу до выхода на самоокупаемость. Без процентов. Где будешь работать?
    – В Италии. Мощная школа зельеварения, легче доступ к ингредиентам, климат и еда намного приятнее английских. Придётся скакать между лабораториями и поместьем, но это терпимо.
    – Сделаем тебе постоянный международный портал, не проблема. Помнишь, что тебе надо жениться?
    – Помню.
    – Открой ящик стола, там чек на первый миллион. Подпиши два экземпляра расписки, один возьми себе. Начни с контракта и плана на период запуска. С первым вариантом контракта жду завтра, план покажешь через неделю. Рекомендую нанять секретаря и бухгалтера. Но это как хочешь, во главе проекта ты!

    «Профессор, при удаче пять процентов от моей половины доходов – ваши. Пожизненно. За идею и набросок плана».
    «Раз я получу доход, расходы тоже будем делить, как с Северусом».
    «Принято».
    Четыре направления сближения зельеварения с химией и фармацевтикой я когда-то внёс в список нереализованных идей. Туда попадало вообще всё, что приходило в голову, а уже потом обрабатывалось и по мере развития расползалось по другим разделам моих каталогов. Потом рядом с этими четырьмя на­прав­ле­ни­я­ми появилась тема: «Промышленное зельеделие». Потом появились приписка об использовании хроматографии и ссылки на пару популярных книг. А про дроб­ную тиндализацию я знал со школы, так что она упоминалась уже в первом на­брос­ке.
    Таких вот «зародышей будущих фанфиков» у меня за душой осталось сотен пять. При случае я изложил идею Лорду и вывалил ему книги, благо русским он владел. Питер подогнал английские маггловские источники. Будучи сам хорошим зельеваром, Лорд вполне оценил перспективы. В удаче мы почему-то не сомневались.
 
Глава 26. Сода, соль, сульфонол
    Директором Хогвартса была утверждена Минерва Мак-Гонагалл. Это повлекло некоторые перемещения в штате.
    Мак-Гонагалл сохранила должность профессора трансфигурации, но при наличии ассистента её нагрузка уменьшилась.
    Деканом Гриффиндора стала Роланда Хуч.
    На очень хлопотную должность заместителя директора желающих не было. Договорились, что эти обязанности будут исполнять все профессора, по три года каждый, в порядке очереди, 20 определённой жребием. При жеребьёвке первый номер выпал Авроре Синистре. Если в Хогвартсе появлялся новый профессор, он должен был тянуть жребий и сдвигал на одно место профессоров с равным или большим номером в очереди.

    В воскресенье 24 сентября к Лорду явился с докладом Северус Снейп. Он освоил хроматографию и исследовал единственную магически заряженную фракцию зелья стойких мыльных пузырей. Она оказалась и самой объёмной (97%). Заказанный у магглов анализ показал, что эта фракция состоит из воды, сульфонола и небольшого количества поваренной соли. Сульфонол – поверхностно-активное вещество (ПАВ), основной компонент маггловских порошков для ручной стирки. Без магии эта фракция даёт пену, а магия обеспечивает стойкость пузырей.
    Ещё две фракции оказались не магическими. Первая давала аромат, 21 а вторая, щелочная, сдвигала кислотно-щелочный баланс смеси к нейтральному, смягчая действие на кожу и слизистые (при попадании, например, в глаза).
    ПАВ – наиболее массовые продукты маггловской химической про­мыш­лен­нос­ти, и поэтому они очень дёшевы. Ароматизатор и, скажем, бикарбонат натрия (пищевую соду) тоже можно взять у магглов задёшево. Снейп купил бочку сульфонола (меньше в продаже не бывает), развёл порцию водой, посолил и размешал артефактной самодвижущейся мешалкой с рунными скриптами на лопастях, тем самым магически зарядив смесь без участия мага. Затем добавил ароматизатор, нейтрализовал содой и получил первый в мире образец промышленного зелья. Без зельевара, нагрева и варки.
    Подсчёт показал, что флакон такого снадобья (без стоимости флакона) обошёлся в пятую часть кната. Себестоимость стандартного зелья – пять кнатов за тот же объём, а продают его за девять кнатов. Флакон обходится в два кната и продаётся за три. Из 12 кнатов цены стандартного зелья прибыль продавца – 5 кнатов. Маггловский полиэтиленовый флакон при массовой закупке обошёлся бы в одну десятую кната, да ещё ему можно придавать самые разнообразные формы. В итоге можно либо брать 11.7 кната прибыли, либо вытеснять конкурентов, агрессивно снижая цену. Конечно, не учтены стоимость оборудования и на­клад­ные расходы промышленного производства, но ведь и закупка химикатов не была массовой!
    Рунный скрипт на лопастях мешалки можно менять, слегка варьи­руя свойства продукта. Снейп представил три варианта: стандартный; с раз­но­цвет­ны­ми искрами, вспыхивающими внутри пузырей; со свечением по­верх­нос­ти пу­зы­ря.
    Такое подтверждение наших идей, хотя и на простейшем примере, сильно нас подбодрило. Снейп получил тысячу галлеонов премии и приказ со­хра­нить хроматографическую колонну с фракциями стандартного зелья, ме­шал­ку, посуду, образцы зелий и исходных химикатов и даже листки с расчётами как первые экспонаты будущего музея промышленного зельеделия.
    Я сказал Лорду, что 24 сентября (или, скорее, четвёртое воскресенье сентября) когда-нибудь будет отмечаться как День работника зельедельческой промышленности. Посмеялись (про себя).

    Ещё я предложил, а Лорд довёл до Снейпа идею универсальной мешалки. Не сменные лопасти с различными рунными скриптами, как сейчас поступал Северус, а вкладываемые карточки со скриптами, которые появлялись бы на лопастях. Задача сложная, но результат того стоит.

    Обсуждение универсальной мешалки плавно и вполне логично перетекло в обсуждение стратегии отношений с гоблинами. Для того, чтобы развитие промышленного зельеделия встретило благоприятное отношение гоблинов, надо было дать им заработать. Магохимическое машиностроение (хотя бы массовое производство тех же мешалок) должно было стать лакомым кусочком. Отдать его гоблинам? О, они бы это оценили, и гарантировали бы качество, но не жирно ли им будет? Оттеснить гоблинов и делать всё самим? Работать совместно? Во второй и третий варианты отлично вписался бы Поттер, если бы занялся, по семейной традиции, артефакторикой.
    Когда подключать гоблинов? Если сейчас, то пришлось бы делиться всей информацией и подпустить их к финансированию разработок с последующим выделением доли в прибылях.
    Допустим, хранить секреты гоблины умеют. И было ясно, что со­всем ото­дви­нуть гоблинов в сторону не удастся, и своё место в новых отраслях магической эко­но­ми­ки они всё равно займут, хотят этого Лорд со Снейпом или нет. Под­клю­чать гоблинов и делиться придётся.
    Прямо сейчас, с одним только шуточным зельем, выходить на Гринготтс не стоило. Лорд решил обратиться к гоблинам, когда проект заработает в полном объёме и будет что показать по всем четырём направлениям, а грядущий успех станет очевиден. По прикидкам Северуса, это будет в конце 1995 года. Предварительно было решено отдать гоблинам часть магохимического машиностроения, развивая его совместно.
    Кроме всего прочего, предупредив гоблинов о наступающих экономических пертурбациях и дав им возможность к таковым подготовиться, Лорд гарантировал лучшее отношение к проекту. А хорошее отношение гоблинов – это деньги.
    Собственно, это был недурной план выхода на Гринготтс. Сообщить, что затеяна грандиозная перестройка экономики магмира, что успехи вот такие (показать) и, очевидно, всё получится. Из уважения к расе гоблинов предупреждаем их заранее и предлагаем участвовать. Их помощь как фи­нан­сис­тов и искуснейших мастеров значительно ускорит получение реальных при­бы­лей. Но на первое место выдвинуть именно уважение.
    То, что говорящий на гобледуке Лорд уже будет в своём виде, упростит задачу.

    «Сэр, а ведь Фадж тоже захочет вписаться. Что с ним делать?»
    «Дадим денег. Не взятки, а пусть налог берёт. Но это ещё не скоро будет. А дальше, если он захочет уйти из Министерства, возьмём его к нам на связь, охрану и логистику».
    «Не надо налога. И не надо брать Фаджа к себе. Закажем эти услуги в его любимом департаменте. Через него как посредника, чтоб и ему капало».
    «Профессор, это Решение! С большой буквы! И пусть сидит себе Ми­нист­ром».
 
Глава 27. Легализация Леопольда
    О жеребьёвке турнира Трёх Волшебников мы прочли в «Пророке» утром 1 ноября. Канонично были избраны Флёр Делакур, Виктор Крам и Седрик Диггори. Ни о каких чрезвычайных происшествиях газета не упоминала.
    Через Питера Лорд сообщил Луне обо всех заданиях (драконы – озеро – лабиринт). Кому, когда и в каком объёме доводить эту информацию, было оставлено на её усмотрение.

    12 ноября директор Хогвартса профессор Мак-Гонагалл получила письмо из госпиталя Святого Мунго. Бухгалтерия госпиталя сообщала, что содержавшегося за счёт Хог­варт­са бывшего профессора Гилдероя Локхарта 11 ноября с.г. забрал на своё попечение родственник из США. В связи с этим госпиталь прекращает выставлять счета за содержание пациента Г. Локхарта, врачебное наблюдение и уход за ним, начиная с первого квартала 1995 года. По текущему кварталу: оплата за декабрь будет возвращена, но за оставшиеся дни ноября, согласно правилам, оплата возврату не подлежит.
    Грусть Минервы Мак-Гонагалл об одарённом мальчике, который так пе­чаль­но кончил, продолжалась не более пяти секунд. Слишком много не­про­чи­тан­ных писем ожидало её внимания.

    – Пить! – прохрипел я. В губы ткнулся носик поилки. Вода была холодной и слегка подкислённой – то, что надо. По слипшимся векам запорхал влажный тампон.
    Я продрал глаза.
    – Спасибо, Элджи. Дай мне палочку и скажи хозяину.
    Лорд влетел в комнату на кресле, за ним (так и хочется сказать «галопом») примчалась Нагини.
    Я уже выдал «Темпус Максима». Суббота 17 ноября 1994 года, 10:07 утра.
    Лёгкие касания языка Нагини.
    – Хороший друг вышел из хозяина. У друга новая шкура. Теперь хозяин быстро сменит шкуру
    Гомункул подлетел вплотную и всмотрелся в мои глаза.
    – Вроде всё в порядке. Как вас зовут?
    – Леопольд Лоренс Локхарт.
    – Сколько вам лет?
    – Двадцать восемь.
    – Дата рождения?
    – 14 ноября 1966 года.
    По документам меня сделали на два года моложе Гилдероя, 22 а за день рождения взяли день ритуала вселения души в тело.
    – Где вы родились?
    – Бостонская магическая клиника, штат Массачусетс, США.
    – Где вы живёте?
    – Суэмпскотт, штат Массачусетс. 23 Сказать точный адрес и телефон?
    – Не надо. Сейчас сядьте в медитацию и проверьте, что настройка мозга моя. Как вы тогда выразились, «приятные опции» – все ли в наличии?
    – Нет, сэр. Сначала я пойду и предамся наслаждению.
    – Куда пойдёте, чем наслаждаться будете?
    – Пойду я туда, куда царь пешком ходит, – последние четыре слова по-русски. – И наконец-то справлю нужду своим собственным телом.
    – О, я вас понимаю! Должен вас поблагодарить. Без вашего терпения и неизменной вежливости мы могли пойти в разнос. У меня-то темперамент погорячее, да ещё этот гомункул. Ничего, немного осталось, и теперь будет легче.
    – А другого выхода не было. «Сэр», «профессор», спокойный разговор, строго дозированные не обидные шутки. В ситуации, когда месяцами сидишь в одном теле и испражняешься одной задницей, можно только так!
    – За ваше терпение я вам сделал подарок. Когда вставлял душу в тело, ваша профессиональная защита не работала. Я вам от себя воткнул руны, зелья, боевые и лечебные заклинания, расторопность в бою, итальянский язык, немецкий язык и гобледук. Навыки боевые не дал, это вам самому придётся тренировать. У вас почему горло драло, когда вы в себя пришли? Люди учат языки годами. На новом языке все мышцы управления голосовыми связками и артикуляцией работают непривычно, а тут три языка за десять минут.
    – То есть, если бы вы мне дали боевые навыки, у меня болели бы вообще все мышцы?
    – Именно. И сомневаюсь, что мои навыки боя сели бы на вашу геометрию тела. Теперь вы без проблем сдадите в США экзамены. Но позаниматься с учителем и потренироваться придётся, это всё надо вытаскивать наружу. А ещё я проверил одну очень интересную деталь. Вы знаете, что магглы в Европе научились дактилоскопии от китайцев, которые испокон веков применяли отпечатки пальцев вместо личной подписи, если человек неграмотен?
    – Знаю.
    – При вселении души мага в тело могут поменяться некоторые приметы: цвет волос, осанка, походка, манера речи, акцент… ещё что-то вроде деталей строения ногтей или ушной раковины. Легализация такая дорогая, потому что нужно магически обеспечить автоматическое отражение всех этих изменений в документах и архивах. Иначе нельзя было бы начинать легализацию до вселения. Так вот, только в одной старой китайской рукописи я видел упоминание, что отпечатки пальцев тоже могут меняться. Цвет волос у вас теперь золотисто-русый. И он поменялся на всех фото- и колдографиях в ваших документах. С отпечатками пальцев то же самое – поменялись. Знаю, что и в архивах всё соответствует. Магия!

    В процессе «наслаждения» – занятие, всегда способствующее глубоким размышлениям – я заново подбивал баланс. Мне предстояло сдать американский аналог экзаменов ПАУК и аппарацию. Получается, что всё необходимое Лорд мне вложил. Осталось только тренировками вытащить всё это в активное состояние и наработать боёвку.
    Тренировок и занятий я бы никак не избежал, но одно дело учить всё с нуля, и совсем другое – поднимать на поверхность и освежать уже имеющиеся знания и навыки. У меня освобождалось время, а я планировал в мае представить в издательство курс нумерологии.
    Курс без задачников, но с методическими указаниями я закончил к 10 октября и дал его на ознакомление Лорду. Десять томов за три месяца. От недели до десяти дней на том. Сам не ожидал такой прыти, но условия для работы, как уже отмечалось, были идеальными. Набор математического текста со скоростью мысли – это реально круто!
    Задачи уже были собраны, но не набраны.
    Отзыв Лорда мне очень помог.
    «Профессор, вы писали этот курс, как привыкли. А привыкли вы к русским студентам, которые, как я помню, отличаются прежде всего высокой со­об­ра­зи­тель­но­стью и находчивостью. Вот для них вы и написали. Вам же нужно выдать себя за американца и писать как будто для американцев. Поэтому изложение должно отличаться простотой, но не в ущерб строгости, и практичностью. Например, по каждой теме вы даёте теорию, а затем разбираете задачи и практические приложения. Сделайте наоборот: сначала даёте задачу или приложение, показываете, что для решения нужна новая теория, и излагаете теорию, параллельно решая задачу. Потом разбор остальных задач».
    Переделка курса заняла две недели, причём через два дня Лорд подкинул мне для ознакомления парочку американских учебников. Новый вариант Лорд безоговорочно одобрил. Так что у меня оставалась подготовка задачников, решений и ключей для преподавателей, окончательное форматирование текста и выдача форм для печати. Теперь я был уверен, что успею.
    Были у меня и другие задачи, например, познакомиться с «Квинтетом». Для связи с Лордом я получил зеркало и блокнот, и мы согласовали расписание. После получения тела (скорее всего, на Остару; в 1995 году – 21 марта), Лорд планировал заключить помолвку и навестить в США «Квинтет» и, без огласки, меня. Познакомиться официально мы должны были позднее, для чего мы разработали легенду и спланировали спектакль.

    Проверка показала, что фирменная настройка мозга «от Лорда» работает. Не зря три дня провалялся.

    – Что ж, профессор, пора! Окончательный расчёт, обет о неразглашении, чемодан в карман – и в портал.
    – Да, всё готово. Сколько там набежало? Понял. Круглым счётом два с четвертью миллиона… Значит, я должен ещё сто восемьдесят пять тысяч. Не жалко.
    – Да, легализация, да ещё двухэтапная – товар дорогой.
    – Гоблинской работы! Вот чек… Бланк для обета?
    Обет о неразглашении, за отсутствием свидетелей, пришлось давать письменный. Лорд решил не показывать меня ни Барти, ни Питеру, и на несколько дней услал обоих подальше.
    – До свидания, сэр! Удачи вам с вашим телом!
    – До свидания, профессор!

    По сигналу от группы поддержки я включил обострённый слух, вошёл в один из книжных магазинов в магическом районе Бостона и направился к дальним стеллажам – нумерология пользовалась относительно меньшим спросом. По дороге я неизбежно попадал в поле зрения «Квинтета» в формате «Трио» – Гермионы, Гарри и Сириуса. Засекла меня Гермиона.
    – Гарри, смотри! Там… профессор Локхарт!
    – Не может быть! Ой! Подойдём?
    Гермиона с Гарри и Сириусом на прицепе с разгону подлетели ко мне… и затормозили в недоумении. Гермиона всё-таки решилась:
    – Профессор Локхарт?
    – Судя по акценту, мисс, вы из Британии. Думаю, что вы приняли меня за кузена Гилдероя, – я раздал визитные карточки.
    На карточках значилось: «Леопольд Л. Локхарт. Ну­ме­ро­ло­ги­чес­кие вы­чис­ле­ния любой сложности, увязка с рунами. Конфиденциальность гарантируется. Индивидуальное обучение нумерологии, рунам, арифмантике, математике». Следовал адрес в Суэмп­скотте, и, по-маггловски, номер телефона.
    – Кузена Гилдероя недавно перевезли из Англии в Калифорнию, к кузену Майклу. К сожалению, поражение мозга очень тяжёлое, и прогноз колдомедиков неутешителен.
    – Мы просим прощения за беспокойство! Позвольте представиться: я Гермиона Грейнджер, это мой жених Гарри Поттер, а это наш опекун Сириус Блэк. Я и Гарри учились у профессора Локхарта в Хогвартсе.
    – Мне говорили, что я похож на Гилдероя, но сам я его не видел, только колдографии.
    – Издалека не отличить, но подходишь поближе и начинаешь замечать разницу. Другой оттенок волос, осанка, походка, манера речи… американский акцент, наконец. Судя по карточке, вы нумеролог?
    – Я работаю по частным заказам и даю уроки. Нумерология, руны в аспектах, связанных с нумерологией, арифмантика. Даже маггловская математика. А вы перевелись в Салем? Здесь редко бывают студенты из Британии.
    – Мы на домашнем обучении, и заодно получаем маггловское образование. Сюда переехали по личным причинам.
    – Массачусетс, конечно, не Калифорния, но климат здесь точно лучше шотландского…

    Через пару недель мне позвонил Сириус и договорился о занятиях по конкретной теме. Это заняло два урока в течение двух дней. В дальнейшем ко мне обращались в том же формате – одно-два занятия, конкретная тема, большей частью по математике.

    В начале марта Лорд опять помог мне с моим курсом нумерологии. Всё было готово и отформатировано на ЛаТеХе. 24 Прелесть ЛаТеХа – в его неограниченной и общедоступной расширяемости. Для меня не составило проблемы добавить в систему средства создания анимированных иллюстраций с просмотром в формате DVI, PS или PDF. Что-то подобное в виде формата GIF уже существовало, и это мне помогло.
    Но я хотел издать курс за свой счёт, и ради экономии самостоятельно подготовить магопечатные формы. А для этого надо было соединить компьютер с магическим артефактом. Я обратился к Лорду, Лорд подключил своего знакомого из отдела Тайн, втроём задачу решили и спустили гоблинам на реализацию. Через десять дней и 8630 галлеонов я вывел из системы ЛаТеХ первую магопечатную форму. В одной из магических типографий Салема её проверили и нашли соответствующей требованиям.

    Лорд Гонт приехал в начале апреля с кольцом на пальце. Большую часть времени он провёл с «Квинтетом», но и со мной пообщался. Наш план выходил на финишную прямую.
    Лорд вернул себе описанную в каноне внешность авторитетного лидера, красивого и ха­риз­ма­тич­но­го мужчины. Никаких красных глаз.

    Утром в понедельник 8 мая 1995 года я вошёл в приёмную главного редактора «Ежедневного пророка» Варнавы Каффа. Реакция секретарши миссис Бренды Мак-Ги была предвидимой:
    – Здравствуйте, мистер… Локхарт? Вы так… изменились…
    – О, вы приняли меня за моего кузена Гилдероя. Увы, его больше нет с нами, – я протянул визитную карточку.
     С момента приезда в Англию это повторилось уже раз пятнадцать. И это я ещё старался не высовываться на публику! Гилдероя всё-таки помнили. Издалека меня принимали за него, с восторгом подбегали… и чем ближе, тем больше замечали различий.
    – Теперь, приглядевшись, я вижу отличия… Вы желаете видеть мистера Каффа?
    – Да, я хочу обсудить вопросы, связанные с кончиной и литературной деятельностью Гилдероя Локхарта. Я не займу много времени.

    Мистер Кафф, с моего согласия, пригласил также Риту Скитер и фотографа. Я сообщил собравшимся, что хотя Гилдерой Локхарт пользовался в последний период жизни домашним комфортом у родственников, поправить его здоровье не удалось. Он скончался от остановки сердца во сне ранним утром в пятницу 5 мая. 6 мая тело было кремировано, и пепел развеян над океаном.
    Я спросил у мистера Каффа, как «Пророк» собирается отреагировать на событие. Будет ли опубликован некролог, или мне оплатить частное объявление? Будут ли дополнительные материалы?
    Мистер Кафф заверил, что некролог будет и объявление не нужно. Дополнительным материалом предполагалось интервью со мной, если я не возражаю.
    Уточнив, что покойный не имел незакрытых денежных расчётов с газетой, я передал колдографии с кремации и предоставил себя в распоряжение Риты Скитер.
    Про Гилдероя я добавить ничего не мог – тот жил и умер в Калифорнии, на другом побережье США. Живым я его не видел. Занялись мною. Я сообщил, что работаю нумерологом по частным заказам. В Англию прибыл, чтобы разобраться с делами Гилдероя. Взялся за это потому, что имею три свободные недели и всё равно собирался сюда по другому делу, о чём расскажу чуть позже.
    Я уже зашёл в Гринготтс и нанял гоблина, чтобы продать дом Гилдероя и урегулировать все расчёты с издательством (Гилдерой продал издательству копирайт) и книжным магазином, а также оплатить случайные долги и кредиты и закрыть хранилище Гилдероя. Обнаруженные в хранилище и доме личные вещи, рукописи, фотографии, сувениры и подарки от поклонников (точнее, в основном от поклонниц) предполагалось продать с аукциона. По всем вопросам относительно аукциона следовало обращаться в Гринготтс. Да, я буду присутствовать на аукционе, произнесу краткое вступительное слово, а также выступлю в конце. По подведении баланса все оставшиеся деньги будут переданы Хогвартсу в порядке благотворительности. Завещание в пользу Майкла Локхарта, троюродного брата покойного, существовало, но Майкл решил распорядиться наследством так.
    Подключив Гринготтс, я высвободил время для продвижения написанного мною «Полного курса нумерологии» в десяти томах. Хотелось сделать это именно в Англии, поскольку из всех англоязычных стран здесь больше всего интересуются теоретическими разделами магии.
    Курс покрывает все уровни, от младших школьников до высших разделов. К нему прилагаются задачники, а для преподавателей – методические указания, ключи и ответы к задачам.
    Я планирую получить отзывы о курсе от профессоров Хогвартса, отдела Тайн и экзаменаторов Министерства. По экземпляру курса в эти адреса я уже отправил.
    Далее я предполагаю издать курс за свой счёт и выставить его на продажу. Да, не только в Англии. Для издательства я лично подготовил магопечатные формы с ресурсом 5000 экземпляров, включая движущиеся иллюстрации.
    Я достал и увеличил материалы, и меня сколдографировали на их фоне.
    Расстались мы вполне довольные друг другом.

    9 мая некролог и интервью появилась в «Пророке». Удивительно, но по кол­до­гра­фи­ям Гилдероя (в траурной рамке) и моей разница была очень даже заметна. Отныне я мог свободно перемещаться по магической Англии. Меня узнавали, но не беспокоили, разве что при случае выражали соболезнование.
    Объявление об аукционе, назначенном на субботу 13 мая, поместили в тот же номер газеты. Участников ждали в Гринготтсе в полдень. До аукциона, с девяти утра, можно было ознакомиться со списком лотов, а многие даже осмотреть.

    На аукцион я пришёл в одиннадцать. Лорд уже прибыл и общался с супругами Малфой.
    Когда Люциус заметил меня, вся группа направилась ко мне.
    – Вы, очевидно, родственник покойного Гилдероя мистер Леопольд Локхарт. Вас легко узнать по колдографии в газете и фамильному сходству. Позвольте представиться! Я – лорд Люциус Малфой. Моя супруга леди Нарцисса Малфой. Лорд Томас Гонт.
    – Очень приятно познакомиться, особенно со столь очаровательной дамой!
    – Я здесь в качестве председателя Совета попечителей Хогвартса. Мы очень благодарны за передачу наследства Гилдероя школе, и я не премину это выразить публично. Директор мадам Мак-Гонагалл также будет.
    – Я обязательно передам все благодарности кузену Майклу, это его решение.
    – Я привёз вам отзыв от профессора нумерологии и арифмантики мисс Септимы Вектор.
    – Благодарю за хлопоты!
    ­– Я прочитал отзыв. Курс ей очень понравился. Прямо скажу, она в восторге! Она хотела бы познакомиться с вами и спрашивает, не найдёте ли вы возможность посетить Хогвартс. Гостевые покои, стол и домовика вам предоставят.
    – С удовольствием, в конце следующей недели, начиная с пятницы 19 мая. И воскресенье прихвачу. 25
    – Узнав, что речь идёт о нумерологии, я тоже позволил себе прочитать отзыв мисс Вектор. Как принято в Америке, скажу прямо. Мне нужен нумеролог. И мне кажется, что вы мне подходите.
    – Лорд Гонт, я нарочно приехал продвигать этот курс в Англию, так как у вас очень сильные теоретики. Почему я, а не кто-то из отдела Тайн?
    – Вы ещё не заглядывали в отзыв, а там написано, что по курсу очень хорошо видно, что его написал американец. Простота изложения, причём строгость не страдает, наглядность, практичность. Любой новый раздел теории вводится, исходя из конкретной задачи, к которой он применяется. В отделе Тайн сидят теоретики, а мне нужен именно прикладник!
    – Понятно. Согласен, практичность – сильная сторона нашего подхода. Я готов обсудить ваше предложение.
    – Нарцисса, Люциус, мы позволим себе на некоторое время уединиться.

    – Люциус, мистер Локхарт принял моё предложение.
    – Это проект Северуса в Италии?
    – Да, Нарцисса, именно он.

    Дальше всё прошло без неожиданностей. Прибыла Минерва Мак-Гонагалл, Люциус представил меня. Обменялись подобающими любезностями. Я сообщил, что в конце наступающей недели посещу Хогвартс, и поблагодарил за такую возможность.
    Появились гоблины и официально открыли аукцион. Мы выдали очень краткие вступительные речи. Я поблагодарил присутствующих, которые сохранили память о моём кузене и готовы помочь Хогвартсу, где Гилдерой преподавал. Лорд Малфой поблагодарил Майкла Локхарта за его решение отдать наследство Хогвартсу и меня за взятые на се­бя хлопоты, а также всех присутствующих. Мак-Гонагалл выразила общую скорбь, поблагодарила меня, Майкла Локхарта и присутствующих.

    Начались торги. Я просидел полчаса (первые двадцать лотов), затем не­за­мет­но удалился и вышел в маггловский Лондон. В гостинице неподалёку от «Дырявого Котла» снял номер, заплатил за сутки. Через десять минут появился лорд Гонт. Мы наложили на дверь номера магглоотталкивание и портключом переместились в Италию.

    Снейп выбрал изумительное место в горном лесу рядом с Варенной на озере Комо. 26 Я сразу заметил Лорду, что у магглов устроить здесь химическую ла­бо­ра­то­рию не разрешили бы, да и нам не стоило. Лорд сообщил, что изрядная часть миллиона ушла как раз на установку гоблинской защиты, в том числе экологической.
    Меня представили Северусу. С первого взгляда его перекосило, но, убе­див­шись, что я – не тот Локхарт, он успокоился. Я подписал контракт, дал обет о не­раз­гла­ше­нии и получил образцы тех расчётов и исследований, которыми мне пред­сто­я­ло заниматься в ближайшее время.
    Приступить к работе я должен был с понедельника 12 июня. Мне следовало любым способом добраться до Милана, где в отделении Гринготтса с 5 июня меня будет ждать портключ. Громоздкое имущество – тоже доставить в Милан, дальше о нём позаботятся. 27
    Мы с Лордом поели необыкновенно вкусной форели в маггловском ресторане на берегу озера и вернулись на аукцион.
 
Глава 28. Плюс и минус различать учат в школе, учат в школе, учат в школе
    Предупреждение автора: Математика может быть беспощадной. Прочитав эту главу, не жалуйтесь!

    Я прибыл в Хогвартс к завтраку в пятницу 19 мая. Меня представили. Я объявил, что намерен провести в субботу после завтрака занятие на какую-нибудь полезную и интересную тему, с которой рассчитываю определиться к ужину.
    Обсуждение моего курса с мисс Вектор мы запланировали на вторую половину дня в субботу.
    Септима Вектор оказалась помолвленной с ассистентом по ЗОТИ.
    Я поговорил с Септимой, побывал на её занятиях у третьего и четвёртого курса. Пообщался с другими профессорами, поспрашивал студентов. Меня интересовало, какие трудности бывают у школяров в обыденных вычислениях.
    Сразу скажу, что в итогах я почти не сомневался. Действительно, никаких неожиданностей не было. Всё то же. Во всём мире учат базовой математике, наступая на одни и те же грабли.

    – В нумерологии, если у вас проблемы на начальных стадиях, они очень мешают дальнейшему продвижению. Так всё взаимосвязано и так всё зависит от предыдущего материала. Этот материал зависит от своего предыдущего. Спускаясь с вершины к основанию – всё зависит от базового материала.
    – Я побеседовал с вами и с вашими профессорами и выявил кое-какие проблемы. Их всего три, они известны, и я знаю, как их победить. Быстро. За одно короткое занятие.
    – Завтрак кончается в девять. Пятнадцать минут на подготовку Большого зала, и в четверть десятого мы начинаем. В Большом зале. Приглашаются желающие, и ваши гости тоже.
    – Первая часть занятия – о трудностях с отрицательными числами. Со знаком минус. Много раз проверено, и не только мною: после правильного объяснения эти трудности исчезают. Там простая причина и простое объяснение, поэтому эта часть занятия будет короткой.
    – Как положено у приличных людей на таких мероприятиях, в перерыве будет накрыт стол с соками, чаем, кофе и выпечкой. Перерыв на кофе пятнадцать минут. Представим себе, что у нас настоящая научная конференция. Или семинар.
    – Вторая часть – о трудностях при работе с буквами вместо чисел. Уравнения. Алгебра. Причину этого я не назову простой, но хорошее объяснение очень помогает. Я это умею. Проверено. Эта часть будет длиннее. После неё – перерыв на кофе. Пятнадцать минут.
    – Третья и четвёртая часть – о трудностях с дробями. Все эти числители-знаменатели. Причина тут простейшая, как со знаком минус, но объяснение сложнее. Поэтому эта тема поставлена в конец и излагается в два приёма. После этого допиваете кофе и гуляете до обеда.
    – После обеда я занят, а в воскресенье вы сможете со мной пообщаться. Устроимся, если погода позволит, где-нибудь на берегу озера и поговорим. Возможно, факультет Рейвенкло захочет пригласить меня в свою гостиную. Непринуждённое общение в различных формах.
    – На занятие могут прийти все, кто пожелает. Я гарантирую, что вам будет интересно, даже если в упомянутых вопросах вы чувствуете себя уверенно. Захватите с собой, чем и на чём записывать.
    – По моим наблюдениям: в маггловских школах те же самые проблемы, и решения у них такие же. Если вы до одиннадцати лет ходили в обычную школу, не стесняйтесь, приходите.

    Не знаю, сколько студентов (студенток) повелось на моё мужское обаяние, скольким было просто интересно, сколько нуждались в помощи, и сколько были подкуплены угощением, но на занятие пришло около двухсот человек – больше половины Хогвартса. Иностранцы пришли все, с директорами. Я попросил всех устроиться на своих обычных местах за столами факультетов. Септима Вектор и Аврора Синистра сели за стол своего бывшего факультета – Рейвенкло. Игорь Каркаров и мадам Максим сели со своими студентами. А за столом Слизерина устроились лорд Малфой и лорд Гонт.
    Профессорский стол был убран. На возвышение я поставил столик для себя и белую доску с маркерами. В маггловских школах США такие доски как раз начали вытеснять обычные чёрные доски с мелом. Но вообще-то я рассчитывал использовать иллюзии. В частности, всё, что писалось на доске, должно было появляться в увеличенном виде на стене зала.
    Рита Скитер тоже пришла. С ней я договорился, что колдографировать можно будет только в перерывах; о том же я предупредил Колина Криви.

    – Леди и джентльмены! Очень рад снова говорить с вами. Я вижу, что заинтересовал вас, и надеюсь не обмануть ваших ожиданий.
    – Сейчас мне понадобится помощник. Настоящий мужчина, отважный, как гриффиндорец. Или просто гриффиндорец. Или студентка. Помощнику или помощнице предстоит подняться сюда, под диктовку написать формулу и ответить на простой вопрос. Вот, вижу гриффиндорца. Мистер? Де́ннис Криви, первый курс. Не так уж много вам приходилось считать здесь на первом курсе. Программа такая. Вы учились у магглов? Как я говорил вчера, в маггловских школах трудности те же.
    – Берите маркер, пишите… Не видели такой доски? Они изобретены ещё в шестидесятых, но входят в употребление только теперь. В США, по крайней мере. Готовы?
    – Минус… скобка открывается… минус три минус пять… скобка закрывается.
    Получилось: −(−3−5).
    – Вопрос: это число отрицательное или положительное?
    – Отрицательное!
    – Почему?
    – Потому что минус впереди!
    – Спасибо, мистер Криви, можете сесть на место.
    – Маггловские математики и наши нумерологи подвержены одному греху. Они обозначают одинаковыми знаками разные вещи. В том, что написано на доске, три знака минус. И все они имеют разный смысл.
    – Это называется «перегрузка знака операции». 28 Причина всех сложностей с отрицательными числами у школьников – знак минус перегружен!
    – Идём в обратном направлении. Третий минус, между числами 3 и 5 – это знак операции. Обычное вычитание. Операция над двумя числами.
    – Второй минус, перед тройкой – это составная часть числа. Отрицательного числа −3.
    – Самый первый минус, перед скобкой – это знак операции. Она называется «изменение знака». Выполняется над одним числом. Если число положительное, и мы меняем знак, результат отрицательный. Если число отрицательное и мы меняем знак, результат положительный.
    – Я покажу вам маггловскую машинку для счёта, называемую «калькулятор», – на заднем плане появилась иллюзия простейшего калькулятора в два человеческих роста. – Видите, здесь две клавиши с минусами. Просто «−» – вы­чи­та­ние. А «/−/» – это изменение знака. На некоторых моделях эту клавишу помечают «+/−». Смотрите, я набираю: один… минус… два… равно… ответ −1, как и положено. Теперь нажимаю изменение знака и получаю просто 1. Опять изменяю знак – опять −1.
    Набирала иллюзорная ручища, размерами соответствующая калькулятору.
    – Решаем наш пример на калькуляторе. Сначала считаем то, что в скобках. На­би­раю 3, изменяю знак. Получили −3. Приходится так, отдельной третьей клавиши с ми­ну­сом специально для набора отрицательных чисел нет. Набираю −5=. Получаю −8. Это в скобках. Минус перед скобкой – изменение знака. Ответ 8. Положительный.
    – Вы сказали «минус впереди». Думаю, теперь вы поняли: если минус впереди есть составная часть числа – да, оно отрицательное. Но если минус впереди есть операция «изменение знака», результат может быть и отрицательный, и положительный. И ноль, конечно. −(5−5)=0.
    – Вопросы есть?
    – Ну почему нам это вот так просто и понятно не объяснили в школе?
    – Потому что вашим учителям их учителя тоже не объясняли. А тем тоже не объясняли. Когда-то всё зазубривали, а понимания не требовалось. Так и повелось. Книгу для школьников, в которой есть такое объяснение, написал русский математик Виктор Уфнаровский в 1987 году. 29 В книге автор приводит слово в слово тот же диалог «потому что минус впереди» и говорит, что это реальные слова русского школь­ни­ка. Как видите, мучения русских школьников не уступают вашим!
    – Ещё вопросы? Да, я знаю русский язык. И французский. Ещё вопросы? Проблемы с дробями – из-за перегрузки знака равенства. Ещё вопросы? Знаки операции пе­ре­гру­жа­ют, потому что их разные смыслы между собой гармонично согласуются. Вроде того, что 0−1=−1=−(+1). Слишком много знаков – тоже нехорошо. Ещё вопросы?
    – Перерыв на кофе! Выпечка на столах. Напиток: легонько постучите по столу пальцем и негромко скажите «кофе, пожалуйста». Или «апельсиновый сок, по­жа­луй­ста». Какой хотите. Нет, мистер Уизли, пива не будет. И огневиски не будет. Зато после четвёртой части занятия будет мороженое.

    – В центре русской столицы Москвы стоит старинная крепость Кремль. В Кремле туристам показывают, в числе прочих достопримечательностей, Царь-пушку и Царь-колокол.
    Я показал за собой иллюзию того и другого с фигурами туристов для масштаба.
    – Однажды туристы спросили гида, сколько весят эти артефакты. Гид ответил: «Если бы русскому царю захотелось отлить 3 такие пушки и 2 таких колокола, ему понадобилась бы 521 тонна металла. А если бы царь велел отлить 2 пушки и 1 колокол, на них пошло бы 280 тонн». Теперь я спрашиваю вас: сколько весит пушка и сколько весит колокол? Тонна метрическая, которая 1000 килограммов, но это не важно. Ответ нужен в тоннах. 30
    – Давайте наглядно изобразим, что нам известно.
    Я поставил на площадку сзади себя иллюзию двух громадных весов. На одной чашке первых весов появились 3 пушки и 2 колокола, на второй чашке – куча гирь с надписью «1» на каждой. Над чашкой светилась надпись «521», от которой шла стрелка к гирям на чашке. Соответственно вторые весы на одной чашке имели 2 пушки и 1 колокол, на второй – 280 гирь.
    – Теперь поставим на первые весы ещё столько же груза.
    На первых весах оказались 6 пушек и 4 колокола, уравновешенные кучей из 1042 гирь.
    – На вторые весы поставим втрое больше груза. Слева будут 6 пушек и 3 колокола, справа 840 гирь.
    – А теперь снимем с первых весов 6 пушек и 3 колокола. Слева останется 1 колокол. Но справа надо снять гири! Сколько? Правильно, 840, согласно показаниям вторых весов. Имеем 1 колокол слева и 202 гири справа. Колокол весит 202 тонны.
    – Теперь вспомним, что было на вторых весах в начале. Слева были 2 пушки и 1 колокол, справа 280 гирь.
    Иллюзия поменялась.
    – Вместо колокола поместим 202 гири.
    – А теперь снимем 202 гири слева и 202 гири справа. Равновесие не нарушится.
    – Слева 2 пушки, справа 78 гирь. Сколько весит одна пушка? Вот именно, 39 тонн.
    – Пока всё понятно? Тогда предположим, что иллюзии я показывать не умею, а хочу это рисовать на бумаге, – с потолка свесилась иллюзия длиннющей полосы бумаги со всеми картинками.
    – Если я буду рисовать пушки и колокола, да и гири, со всеми деталями, сколько я провожусь? Давайте вместо пушки возьмём просто букву C, а вместо колокола B. 31 А чтобы не рисовать кучу гирь, буду рисовать кружок вместо кучи, а в кружке записывать, сколько там гирь. Согласны?
    Рисунок преобразовался соответственно моим предложениям.
    – По-моему, это так же понятно, как исходный рисунок. А рисовать проще. Хотите что-то сказать?
    – Это понятнее исходного рисунка, потому что детали не отвлекают от сути дела.
    – Благодарю вас, мисс…
    – Луна Лавгуд, Слизерин, четвёртый курс. 32
    – Очень верное соображение, мисс Лавгуд. Будем упрощать рисунок дальше. Зачем нам писать три буквы C и две буквы B? Давайте напишем 3×C и 2×B.
    На иллюзии листа бумаги всё опять поменялось.
    – Дальнейшие упрощения понятны? То, что лежит на одной чашке весов, соединяем знаком «+». Весы не рисуем вообще, а то, что они в равновесии, указываем знаком равенства.
    – Наконец, вместо символических C и B пишем, по обычаю нумерологов, x и y. Так привычнее. В книгах они печатаются курсивом.
    Я опять поменял иллюзию.
    – К чему мы пришли? К уравнениям. Кто теперь скажет, что эти уравнения непонятны? – Я ещё раз изменил иллюзию. Теперь стена сзади меня была завешана лентами бумаги, начиная с исходной (с картинками), и кончая последней (с уравнениями).
    – Исходя из рисунков, можно записать ход решения системы уравнений. Умножаем первое уравнение на 2, второе на 3, вычитаем второе из первого, сразу получаем x, подставляем во второе уравнение, вычисляем y.
    Соответствующие записи добавились на ленте после уравнений и продублировались под рисунками.
    – Это просто дело привычки. Если вы понимаете суть, то вы глядите на это, – я показал на полосу с уравнениями, – а видите те первоначальные картинки. И наоборот: глядите на картинки, а видите уравнения. А ещё лучше глядеть на текст задачи и сразу видеть уравнения. Надеюсь, вы поняли, что это не сложно. Мисс Лавгуд?
    – Принято опускать знак умножения между числовым коэффициентом и буквой.
    – Верно, запись становится ещё короче. Итак. Всё понятно и наглядно. Но где же подвох? Почему ученики не понимают уравнений? Подвох есть.
    – Когда мы ставим предмет на весы, нас не интересует предмет как таковой. Нас интересует, сколько гирь надо, чтобы весы были в равновесии. Нас интересует вес предмета, то есть, число. На весах мы не имеем дело с предметами. Мы сравниваем числа. Когда я ставлю на весы пушку, я не собираюсь стрелять из неё. Пушка на весах изображает число – свой собственный вес. Ничто другое нас не интересует. Поэтому x в уравнении – это не пушка, а y – не колокол. Это числа. И та пушка на первом рисунке – не пушка, а число гирь, которые надо ставить вместо неё. Только мы это число ещё не знаем. Но делать с ним можно всё, что делают с числами: складывать, вычитать, умножать, делить. И ничего больше. Стрелять из икса нельзя.
    – Вот в этом подвох. Студенты не понимают, что надо абстрагироваться, то есть, отвлечься от любых других свойств предмета, оставив только число. Вопросы? 33
    – Точно всё понятно? Или вам так понравился перерыв на кофе, что вы решили не тратить время на вопросы? Хорошо, раз вопросов нет – перерыв!

    – С подачи кого-то нетерпеливого я уже разгласил секрет дробей. Да, это были вы, мисс Лавгуд! Проблемы в понимании дробей происходят из перегруженности знака равенства.
    – В конце разговора про знак минус я привёл пример: 0−1=−1=−(+1). Тут показаны три смысла знака «−». Напомню: из трёх присутствующих минусов первый – знак операции вычитания, второй – знак числа, часть записи отрицательного числа, третий – знак операции изменения знака. Оба знака равенства в цепочке обычные: с обеих сторон стоит один и тот же математический объект, в данном случае – целое число −1.
    – А теперь – пример с перегрузкой равенства. В цепочке 2/3+4/3 = (2×3+4×3)/(3×3) = 18/9 = 2/1 = 2 четыре знака равенства, и все они имеют разный смысл.
    – Первый из четырёх знаков равенства читается «есть по определению». Да, запись a/b+c/d = (a×d+c×b)/(b×d) есть определение сложения дробей. Просто вместо букв подставлены конкретные целые числа.
    – Сама по себе дробь определяется как упорядоченная пара целых чисел, числителя и знаменателя. Знаменатель не может быть равен нулю. Запись тоже специфическая. Упорядоченная пара обычно пишется в скобках: (a, b). Дробь пишут a/b, тем самым перегружая знак деления. Тоже причина для путаницы.
    – Второй знак равенства – обычный. Можно сказать, честное равенство. С обоих сторон знака стоят дроби. Они равны как упорядоченные пары: первый элемент, или числитель, одной равен числителю второй, и знаменатель одной равен знаменателю второй. 2×3+4×3 = 18, и 3×3 = 9. В этих равенствах с обеих сторон одни и те же целые числа. Соответственно (2×3+4×3)/(3×3) = 18/9 есть обыкновенное равенство упорядоченных пар.
    – Третий знак равенства не может быть математическим равенством упорядоченных пар, потому что и числители, и знаменатели разные. Если это равенство, то какое-то хитрое, связанное с сокращением дробей.
    – В математике дроби не являются числами. Мы можем делать с ними вычисления, но у системы из дробей и операций над ними нет всех тех свойств, которые математики ждут от чисел. Дроби в вычислениях представляют рациональные числа.
    – Рациональное число – это бесконечное множество дробей, которые сокращаются до одной и той же несократимой дроби. Например, {−1/3, −2/6, −3/9,…} – это рациональное число. Вот ещё одно: {2/1, 4/2, 6/3,… , 18/9, 20/10,…}.
    – Чтобы сложить два рациональных числа, из каждого берут по эле­мен­ту-пред­ста­ви­те­лю. Эти дроби скла­ды­ва­ют. Смотрят, в какое рациональное число попал результат. Это рациональное чис­ло по определению и будет суммой. То же самое со всеми остальными опе­ра­ци­я­ми.
    – Конечно, мы должны быть уверенными, что результат операции не зависит от выбора представителей, то есть, что мы всегда попадём в одно и то же рациональное число. Это легко проверяется. Например, для сложения. Пусть a/b и c/d – несократимые дроби, а m и n не равны нулю. Тогда (ma/mb)+(nc/nd) = (ma×nd+mc×nb)/(mb×nd) = (mn(a×d+c×b)/(mn(b×d)) = (a×d+c×b)/(b×d). Последняя дробь может оказаться сократимой, как в нашем примере 2/3+4/3, но она всегда одна и та же. В этой цепочке из трёх равенств первое – определение сложения дробей, второе – обычное равенство, третье – опять то равенство после сокращения дробей, с которым мы разбираемся.
    – У рациональных чисел с такими операциями присутствуют все нужные для чисел свойства. Пока поверьте мне на слово, объяснение будет в четвёртой части нашего занятия.
    – Что мы проделали? Мы имели множество объектов и математическую структуру над ни­ми. Мы сгруппировали эти объекты в подмножества по какому-то критерию и по­про­бо­ва­ли перенести на полученные подмножества эту структуру. По принципу: берём на роль представителей подмножеств любые их элементы и смотрим, чтобы в результате наложения структуры мы всегда попадали в одни и те же подмножества. Если критерий разбиения на подмножества подобран правильно, это удаётся. Мы получаем новую, ин­ду­ци­ро­ван­ную структуру уже над подмножествами прежних объектов.
    – В математике это – типовой приём. Он называется факторизацией, а кри­те­рий группировки – эквивалентностью. То, что получается при удаче, называется фак­тор-струк­ту­рой.
    – Итак, третий смысл знака равенства дробей – эквивалентность при фак­то­ри­за­ции их в рациональные числа. Две дроби эквивалентны, если они сокращаются до од­ной и той же дроби.
    – Четвёртое равенство 2/1 = 2, если рассматривать его вне связи с дробями, можно считать обычным. Кто-то может подсказать, как? Мистер Криви?
    – 2 делить на 1 равно 2.
    – Совершенно верно. Косая черта перегружена. Если её считать не обозначением дроби, а делением – мы имеем обычное равенство. А если считать 2/1 дробью, тут сложнее. Упорядоченная пара целых чисел и целое число – разные объекты. О равенстве и речи быть не может.
    – Среди всех рациональных чисел выделим те, у входящих в которые дробей есть знаменатель 1. То есть, вида {a/1, 2a/2, 3a/3,…}, где a – лю­бое целое число. Это подмножество замкнуто относительно сложения и умножения: (a/1)+(b/1) = (a+b)/1; (a/1)×(b/1) = (a×b)/1. То есть, при сложении и умножении мы остаёмся в том же подмножестве рациональных чисел.
    – Установим вза­им­но-од­но­знач­ное соответствие a↔{a/1, 2a/2, 3a/3, …}. Это взаимно-однозначное соответствие сохраняет операции. a+b↔{(a+b)/1, 2(a+b)/2, 3(a+b)/3, …}, и то же самое с умножением.
    – Мы получили подмножество рациональных чисел, которое не просто взаимно-однозначно отображается на целые числа, но отображается с наложенной на целые числа математической структурой.
    – Это тоже типовой приём. Такое отображение, которое сохраняет математическую структуру, называется изоморфизмом.
     – Две изоморфные структуры невозможно отличить друг от друга внут­рен­ними средствами. То есть, нельзя проделать правильное вычисление с целыми чис­ла­ми, которое было бы неправильным для изоморфной им части рациональных дробей. Просто пририсуем к каждому целому знаменатель 1. Операции со­хра­ня­ют­ся, результаты отображаются в результаты. Наоборот, если мы доказали теорему про изоморфное целым числам подмножество рациональных дробей, в котором использовали только их – эта теорема будет верна и для целых чисел. Надо во всём доказательстве стереть знаменатели 1.
    – Поэтому математики условились не различать изоморфные структуры. Мы можем спокойно считать, что среди рациональных чисел есть целые, и писать a/1 = a, как будто дробь может равняться целому. Правильная запись a ↔ {a/1, 2a/2, 3a/3, …}, но это очень громоздко и неудобно.
    – Итак, в цепочке 2/3+4/3 = (2×3+4×3)/(3×3) = 18/9 = 2/1 = 2 пер­вый знак равенства читается «есть по определению», второй – обычное поэлементное равенство упорядоченных пар, третий – эквивалентность при факторизации дробей в рациональное число, четвёртый – изоморфизм между рациональным числом и целым числом. Дополнительное осложнение – присутствует перегруженный знак деления. Неудивительно, что школьники путаются. Даже профессионалы во всём разобрались совсем недавно, ко второй половине двадцатого века.
    – Кроме этих четырёх смыслов знака равенства и перегрузки знака деления, есть ещё факторы, способствующие дезориентации школьника. Как вам запись 39/4 = 9¾? Теперь вы понимаете, что это значит: 39/4 = 9/1+3/4=9+¾ с опущенным знаком плюс, причём в цепочке второй знак равенства частично изображает изоморфизм. А ведь школьники начинают изучение дробей прямо с этого! А пропорции – частный случай дробей? А проценты – зачем-то выделенные дроби со знаменателем 100, причём числитель может оказаться не целым? А десятичные дроби? В любой школе мира всё это сваливают на школьников огромной кучей, и попробуй разберись! Я уверен, что интерес учащихся к математике или нумерологии для огромного большинства кончается именно на дробях.
    – Почему так получилось? Человечество работает с делением и дробями уже несколько тысяч лет! Все приёмы просто зубрили. Не так уж давно деление в столбик изучали на последних курсах университета. А для практики придумывали всякие фокусы. Кто-то облегчил себе жизнь, придумав пропорции. Кто-то придумал проценты. И всё это влетело в школьную программу, причём без чёткого понимания основ. Так оно испокон веков и тянется.
    – Вопросы? В четвёртой части занятия я расскажу, почему дроби не являются числами – то есть, какие новые свойства появляются у рациональных чисел по сравнению с дробями. Ещё вопросы? Перерыв на кофе!

    – Уравнения и операции с буквами, которые учат в школе – это элементарная алгебра. Нам же придётся привлечь высшие разделы алгебры. Не пугайтесь слова «высшие». Я действительно не понимаю, почему это нельзя объяснять в вашем возрасте. Можно! Я много раз пробовал, и это очень помогало достичь полной ясности. Вам тоже поможет.
    – Пусть есть множество, на котором определена бинарная операция. Например, целые числа, включая положительные, ноль и отрицательные, и сложение. Важные слова здесь – предлог «на» и «бинарная». Бинарная – два операнда. В нашем примере сложение определено для двух чисел. «На» – операция определена для любых двух элементов множества и результат есть элемент того же множества. В примере – мы умеем складывать любые два целых числа, и результат будет целым числом.
    – У этой операции должны быть некоторые свойства. Их всего три. Первое обязательное свойство – ассоциативность. В буквенных обозначениях (a+b)+c = a+(b+c). a, b и c – элементы множества. Напоминаю – операция бинарная, поэтому мы обязаны писать скобки. Но после того, как появилась ассоциативность, скобки можно опускать. Для сложения целых чисел вы это свойство знаете, верно?
    – Второе обязательное свойство – есть нейтральный элемент. При операции с нейтральным элементом результат совпадает с другим операндом. В примере с целыми числами нейтральный элемент – это ноль: a+0=a.
    – Третье обязательное свойство – операция обратима. В примере с целыми числами уравнение x+a=b, где x – неизвестное, a и b – известные элементы множества, всегда имеет решение x=ba. a и b могут быть любыми целыми, и найденный x – целое.
    – Множество с такой операцией на нём называется группой. Говорят, что целые числа образуют группу по сложению. Подчеркну: для групповой операции обязательны только эти три свойства. Мисс Лавгуд?
    – Сложение целых чисел имеет ещё свойство коммутативности: a+b=b+a.
    – В теории групп коммутативность не обязательна. Математики и нумерологи с большим успехом изучают и используют некоммутативные группы. Пример некоммутативной группы: множество строк в некотором алфавите с операцией сцепления строк. Скажем, «кисло» * «род» = «кислород». Я обозначил операцию сцепления звёздочкой. Коммутативности нет: «род» * «кисло» = «родкисло». Нейтральный элемент – «», пустая строка. Первая и простейшая теорема о некоммутативных группах – левый нейтральный элемент равен правому. Достаточно рассмотреть произведение левого нейтрального элемента на правый – оно равно и тому, и другому. Обратимость тоже есть, надо отрезать от хвоста или головы результата соответствующее количество букв. «кисло» * x = «кислород», отрезаем от «кислород» пять букв слева и получаем x = «род». Соответственно для x * «кисло» = «прокисло» отрезаем пять букв справа, x = «про». Отрезаем столько букв, сколько их в известном слове. Это всё о некоммутативном случае, для нашей темы это не важно.
    – Эти свойства такие простые. Что там изучать?
    – Разработку теории групп начал французский математик Эварист Галуа в 1830-х годах. До сих пор работы хватает. Именно теория групп, притом в самом начальном разделе, содержит самую сложную теорему математики. Её доказывают сотни математиков по частям, начиная с 1955 года. Уже сорок лет. Доказательство никогда не было напечатано в одной книге, а разбросано по многочисленным статьям объёмом более пятидесяти тысяч страниц. В такой ситуации в доказательстве до сих пор находят ошибки и пропуски, но их успешно устраняют. Надеются лет через десять-пятнадцать закончить. 34 Хороший вопрос, мистер Криви!
    – На множестве целых чисел определено не только сложение, но и умножение. Вопрос: является ли группой множество целых чисел с операцией умножения? Как там с этими тремя свойствами? Я хотел бы услышать кого-нибудь не с Рейвенкло или кого-то из гостей. О, мистер Диггори с Хаффлпаффа! Рад видеть, что чемпион Хогвартса увлекается нумерологией.
    – Умножение целых чисел имеет свойство ассоциативности. Нейтральный элемент тоже есть, это единица. А вот обратимости нет: в группе по умножению надо делить любое число на любое другое, а на ноль делить нельзя. Даже без нуля во многих парах целых чисел деление невыполнимо, потому что результат не целый.
    – Коротко и ясно, я бы сказал – в американском стиле. Благодарю вас.
    – Итак, умножение целых чисел не даёт группу. Но мы знаем один закон, который связывает сложение и умножение. Это дистрибутивность: a×(b+c) = a×b+a×c. Так вот, пусть есть множество и на нём две операции. Обязательное требование: одна из операций порождает на этом множестве коммутативную группу. Четыре закона первой операции: ассоциативность, нейтральный элемент, обратимость и, дополнительно, коммутативность. Эта операция всегда называется сложением и традиционно обозначается привычным знаком «+», а её нейтральный элемент всегда обозначают «0». Оставшаяся операция всегда называется умножением и обозначается «×». От умножения требуются только три свойства. Ассоциативность: (a×bc = a×(b×c). Левая дистрибутивность: a×(b+c) = a×b+a×c. Правая дистрибутивность: (b+ca = b×a+c×a. Кто подскажет, почему я различаю левую и правую дистрибутивность? О, приятно услышать чемпиона Дурмстранга. Мистер Крам?
    – Умножение не обязательно коммутативное.
    – Совершенно верно. И нейтральный элемент умножения не обязателен. Система из множества и двух таких операций на нём называется кольцом. Если у умножения есть нейтральный элемент, он обозначается «1», и кольцо называется кольцом с единицей. Если умножение коммутативно, кольцо называется коммутативным кольцом. Что можно сказать про наш пример – целые числа? Мистер Криви?
    – Целые числа с операциями сложения и умножения являются коммутативным кольцом с единицей.
    – Верно! Если нужен пример кольца без единицы, возьмите только чётные целые числа с обычными операциями. Сумма, разность и произведение чётных целых чисел остаются чётными. Это кольцо по отношению к кольцу всех целых чисел является подкольцом.
    – Добавляя дополнительные свойства операций, получают многочисленные разновидности колец, которые изучают в математике. Нам это опять-таки не важно, но один пример кольца с дополнительным свойством я приведу. Элементами множества пусть будут целые числа от ноля до девяти. Операции сложения и умножения определены так: выполняем обычное сложение или умножение и берём последнюю цифру результата. Можно сказать иначе: берём остаток от деления обычного результата на десять. Вообще-то для конечного множества можно просто задать таблицу сложения и таблицу умножения.
    Я вывесил иллюзию таблиц.
    – Вы видите, что в нашем кольце, например, 4×8=2, а 7+9=6. Вопрос: будет ли эта система из десяти чисел и определённых этими таблицами операций кольцом? Будет ли это кольцо коммутативным? Будет ли оно кольцом с единицей?
    – Да, будет. Это можно аккуратно проверить, рассмотрев все возможные случаи, но это нудная работа. Понять же можно так: возьмём любой закон, выполнимый для целых, любые числа и проверим этот закон, записав операции. Например, дистрибутивность: 5×(2+7) = 5×9 = 45 и 5×2+5×7 = 10+35 = 45.
    Я изобразил соответствующие вычисления на стене.
    – Это верно для обычных целых. Оставим от этих вычислений только последние цифры: 5×(2+7) = 5×9 = 5 и 5×2+5×7 = 0+5 = 5. Закон проверен для этих чисел в нашей новой системе. Можно просто перебрать все варианты. Или придумать доказательство. Так что не сомневайтесь – это тоже коммутативное кольцо с единицей. Вопрос только с вычитанием. Что такое, например, 1−5? Я объяснял это, когда говорил о группах. x=1−5 есть решение уравнения x+5=1. Смотрим в таблицу сложения нашего кольца и видим, что x=6, так как 6+5=1. Получается, что нам не нужны отрицательные числа, потому что 6+4=0. Следовательно, 6=0−4=−4. Намекну: второй знак равенства перегружен.
    – Это новое кольцо имеет одно интересное свойство, которого нет в кольце целых чисел. Для целых чисел, если перемножить два ненулевых сомножителя, результат тоже будет ненулевой. Или, иначе, если результат умножения ноль, то обязательно один из сомножителей равен нулю.
    – Это используется при решении уравнений. Пусть (x−1)×(x−2)=0. Если первый сомножитель равен нулю, получаем x=1. Если второй сомножитель равен нулю, x=2. В кольце целых чисел уравнение имеет два решения.
    – А теперь внимательно смотрим на таблицу умножения в нашем кольце чисел от 0 до 9. Мы видим, что произведение 0 можно получить, даже если оба сомножителя не равны нулю. Это получается при умножении любого чётного числа на 5. Такое кольцо называется кольцом с делителями нуля. В кольце с делителями нуля у уравнений появляются дополнительные решения. Например, при x=6, (6−1)×(6−2) = 5×4 = 0. На досуге попробуйте найти все решения. Всего-то надо проверить десять случаев, и три решения мы уже знаем. Мисс Лавгуд?
    – Разность между сомножителями равна 1. Поэтому, если один из них равен 5, то второй обязательно чётный. Следовательно, новые решения – 6 и 7. Всего решений в этом кольце четыре.
    – Совершенно верно! Как видите, включаем ум, и перебирать варианты не надо. Пока с кольцами всё.
    – Теперь возьмём коммутативное кольцо с единицей и добавим ещё одно требование: всегда возможно деление, кроме деления на ноль. То есть, уравнение a×x=b, где a≠0, всегда имеет решение из данного множества. Иначе можно сказать, что элементы множества без нуля образуют коммутативную группу по умножению.
    – Такая система из множества и двух операций на нём называется полем. Простейшее поле – это поле рациональных чисел.
    – Нам понадобятся два технических приёма. Первый называется факторизацией. Это разбиение множества на подмножества с помощью отношения эквивалентности. Мы придумываем какое-то свойство двух элементов. Если они ему удовлетворяют, они эквивалентны. Единственное требование – транзитивность. Если a эквивалентно b, и b эквивалентно c, a должно быть эквивалентно c.
    – Эквивалентность путают с равенством, потому что единственным используемым свойством равенства является транзитивность. Если a=b и b=c, то a=c. И даже, как мы видели, перегружают знак равенства, обозначая им эквивалентность. Равенство есть математический факт – мы имеем слева и справа один и тот же математический объект. 1+1=2. Сумма слева есть 2, и получаем 2=2. А эквивалентность мы определяем произвольно, лишь бы соблюсти свойство транзитивности.
    – Если на множестве есть отношение эквивалентности, оно распадается на классы эквивалентности. Класс эквивалентности – это подмножество всех эквивалентных элементов множества. Из-за транзитивности такое разбиение однозначно.
    – Пример. Объявим два целых числа эквивалентными, если их разность делится на 10. Если числа ab и bc делятся на 10, то их сумма (ab)+(bc) = ac тоже делится на 10. Транзитивность есть.
    – Множество целых чисел факторизовано на 10 бесконечных подмножеств. Мы обозначим их так: ec(0) = {… , −20, −10, 0, 10, 20, …}; ec(1) = {… , −19, −9, 1, 11, …}; … ; ec(9) = {… , −11, −1, 9, 19, 29, …}. 35
    – То есть, класс обозначается по наименьшему входящему в него неотрицательному числу. Эти подмножества, или классы эквивалентности, в нашем случае называются вычетами по модулю 10, а множество вычетов называется фактор-множеством по заданному нами отношению эквивалентности. Не путайте фактор-множество вычетов и исходное множество целых. Фактор-множество конечное, в нём 10 элементов, и эти элементы суть бесконечные множества целых чисел. Множество целых чисел бесконечно, и его элементы – целые числа.
    – Если на множестве определены операции, то при удачном определении эквивалентности они могут индуцировать операции на фактор-множестве. Всего-то надо, чтобы, если, скажем, слагаемые принадлежат к одним и тем же классам эквивалентности, то сумма всегда принадлежала бы к одному и тому же классу. Иначе говоря, индуцированное сложение вычетов определяем так: произвольно берём по одному элементу-представителю из каждого вычета, складываем и суммой вычетов называем тот вычет, куда попадёт сумма. Конечно, это должен быть один и тот же вычет, каких бы представителей мы ни взяли. Посмотрим на примерах: сложим ec(1)+ec(1). Берём представителей 1 и 1, 1+1=2. Результат ec(2). Проверим. Берём −19+51=32. 32−2=30 делится на 10, и мы опять попали в вычет ec(2). Конечно, всё это надо строго доказывать, но доказательства такие занудные, что их обычно поручают студентам. В статьях пишут: «нетрудно доказать, что так определённое отношение эквивалентности сохраняет операции сложения и умножения». В учебниках такие доказательства задают в качестве упражнений.
    – Итак, из кольца целых чисел путём факторизации мы получили фактор-кольцо вычетов из десяти элементов. Оно коммутативное и имеет единицу. Роль нуля исполняет вычет ec(0), роль единицы – ec(1).
    – Кольцо вычетов имеет делителей нуля. ec(5)×ec(4) = ec(0). Уравнение (xec(1))×(xec(2)) = ec(0) имеет в этом кольце четыре решения: ec(1), ec(2), ec(6) и ec(7). Мне это всё очень напоминает одно кольцо из десяти целых чисел, которое мы изучали совсем недавно. Заметили сходство? Очень хорошо!
    – Элементы этих двух конечных колец разные. В одном 10 целых чисел, в другом 10 бесконечных множеств из целых чисел. Но наложенная поверх них математическая структура оказывается одинаковой. Причём в первом случае, чтобы получить кольцо, мы задали таблицы сложения и умножения. А во втором случае мы индуцировали структуру фактор-кольца из исходного кольца.
    – Мы можем установить между двумя нашими конечными кольцами поэлементное взаимно-однозначное соответствие. Отображаем nec(n), где n от 0 до 9. Если такое отображение сохраняет наложенную на множество структуру, оно называется изоморфизмом.
    – Конкретно для колец с единицей надо проверить, что отображение сохраняет 0, 1 и операции, то есть, что a+bec(a+b) и a×bec(a×b). Вы, конечно, понимаете, что так оно и будет.
    – Итак, мы совершенно разными способами из совершенно разных элементов построили два изоморфных кольца. Оставаясь внутри изоморфных структур, мы не можем их отличить. Какое бы свойство мы ни доказали для кольца вычетов, какие бы вычисления ни проделали – уберём из вычислений ec со скобками и получим вычисления в конечном кольце целых. И наоборот.
    – А теперь перейдём к дробям.
    – Всё начинается с упорядоченных пар целых чисел. Напоминаю, что одна упорядоченная пара равна другой, если у них равны первые и вторые элементы по отдельности. Упорядоченная пара есть разновидность множества. Поэтому пара целых не может быть равна целому числу. Разные объекты.
    – Дробями называются упорядоченные пары целых чисел, у которых второе число в паре натуральное. То есть, целое положительное. Первый элемент пары называется числителем, второй называется знаменателем. Знаменатель дроби всегда больше 0. Знаком дроби считается знак числителя. Обычно упорядоченные пары пишут в круглых скобках (a,b), но для дробей есть особая запись a/b, где a – числитель, b – знаменатель. Мы уже видели, что знак деления перегружен этим обозначением дроби.
    На доске я показал и второй способ записи дроби: числитель и знаменатель друг над другом, разделённые горизонтальной чертой.
    – Теперь определим сумму и произведение дробей. (a/b)+(c/d) = (a×d+c×b)/(b×d); (a/b)(c/d) = (a×c)/(b×d). Из-за перегрузки знака деления я вынужден писать лишние скобки. И вот вам второй смысл знака равенства в дробях. В данном случае он читается «есть по определению». Второй смысл – это кроме обычного, «честного» равенства, которое считаем первым.
    – Сразу пример: (1/3)+(2/3) = (1×3+2×3)/(3×3) = (3+6)/9 = 9/9. Из трёх знаков равенства первый «по определению», два других – обычное равенство пар: числитель равен числителю, знаменатель равен знаменателю.
    – Можно ли сокращать? Пока нельзя. В определении сложения дробей этого нет. Мы просто следуем определению. Мы хотим видеть результат 1, но пара 9/9 не равна паре 1/1, потому что элементы у них разные. Тем более пара 9/9 не равна целому числу 1, потому что между парами целых чисел и целыми числами равенство невозможно.
    – Раз в системе есть сложение и умножение, то не получили ли мы кольцо? Да, дроби образуют коммутативное кольцо с единицей. Роль нуля играет дробь 0/1, роль единицы играет дробь 1/1. (a/b)+(0/1) = (a×1+0×b)/(b×1) = (a+0)/b = a/b. Что неприятно – в этом кольце, скажем, 0/3 не играет роль нуля, так же, как 4/4 не является единицей. Там знаменатели заведомо будут не равны.
    – Вообще-то мы хотели получить поле. Кольцо дробей является ли полем? Нет. Выкидываем сложение и ноль, то есть, дробь 0/1. То, что остаётся, должно быть коммутативной группой по умножению. Но там остались элементы с числителем 0: 0/2, 0/3 и так далее. На них нельзя делить: получим ноль в знаменателе, а это запрещено в определении дробей. Значит, у нас не поле.
    – Сейчас мы это кольцо факторизуем, и всё будет хорошо. Отношение эквивалентности я уже называл. Нам было бы удобно, чтобы дроби вроде 4/4 тоже играли роль единицы, то есть, попали в один класс с 1/1. То же самое с нулём. Значит, мы определим эквивалентность через сокращение дробей.
    – Две дроби эквивалентны, если они сокращаются до одной и той же несократимой дроби. Мы уже видели, что операции сохраняются, то есть, получается фактор-кольцо. Так что, когда мы сокращаем дробь и пишем, что 4/8=1/2, равенство означает эквивалентность при факторизации.
    – Элементы получившегося фактор-кольца называются рациональными числами. Это фактор-кольцо есть коммутативное кольцо с единицей. Роль нуля играет рациональное число, в котором все числители входящих в него дробей равны 0. Единицей является рациональное число, в котором у каждой дроби числитель равен знаменателю. Для вычислений с рациональными числами берут из них любые дроби. Конечно, принято выделять как главного представителя рационального числа входящую в него дробь с минимальным знаменателем, она же несократимая.
    – Далее, если мы исключим сложение и ноль, то у нас не останется числителя 0 ни в одном рациональном числе. При факторизации они все собрались в один класс вместе с 0/1, а его мы убрали. Значит, деление всегда возможно, и это будет коммутативная группа по умножению. Итак, рациональные числа образуют поле.
    – Теперь выделим среди рациональных чисел подмножество таких, в которых есть дробь со знаменателем 1. Ноль и единица нашего поля туда входят. Результаты операций сложения и умножения над элементами этого подмножества остаются в нём: (a/1)+(b/1) = (a+b)/1; (a/1)×(b/1) = (a×b)/1. Нетрудно проверить, что это подмножество является кольцом. То есть, рациональные числа, имеющие знаменатель 1, образуют подкольцо в поле рациональных чисел. И это подкольцо, как мы уже знаем, изоморфно кольцу целых чисел.
    – Итак, дроби образуют кольцо, а рациональные числа – поле. Мистер Крам?
    – Мы сделали рациональные числа полем. Зачем?
    – Поле – это структура, замкнутая относительно решения линейных уравнений. То есть, если есть система линейных уравнений с коэффициентами из какого-то поля, и она имеет решения, то эти решения тоже лежат в этом поле. Это благодаря делению. Всё, что называют линейной алгеброй, можно построить над произвольным полем. А тут уже прямые выходы в геометрию: векторы, аффинная геометрия. Это очень большой кусок теории, и к тому же с широкими практическими применениями.
    – Вы видите, что для полной ясности с дробями надо привлекать высшую алгебру. Можно ли учить высшую алгебру в школе? Пока нельзя. Магглы попробовали. Начали во Франции, потом эта мода пошла в другие страны. Во Франции любую теорему или сложное определение вроде изоморфизма школьники выпаливают не задумываясь. Зазубрили. А конкретный пример решить без калькулятора не могут. Мало того, если они ошибаются, например, нажав не ту клавишу, они не замечают, что результат неверный. У них нет предварительной оценки результата и нет критериев проверки. Взамен есть убеждение, что калькулятор не ошибается. Самое страшное, что такой деятель может принять решение на основе неверного расчёта, а там всё может быть, вплоть до человеческих жертв.
    – В России, где тоже в своё время заменили учебники на более абстрактные, тоже отмечают падение уровня знаний математики. Это не по официальным данным, по ним как раз всё прекрасно, а по спросу на услуги репетиторов. Если в школе учат правильно, репетиторы почти не нужны! А несколько других стран, наоборот, подхватили и перевели для себя старые русские учебники и очень рады этому. В преподавании математики нужен баланс между абстрактным и конкретным, и пока его не нашли.
    – У магов есть одно преимущество. Нас мало, и поэтому наше обучение больше похоже на индивидуальное. У нас не бегают такие толпы, как в маггловских школах, и каждому ученику можно уделить больше внимания.
    – Вопросы? Слишком много информации, трудно переварить? Понимаю. Но уверяю вас: когда всё это уляжется в голове, вы уже не будете путаться с дробями. 36
    – Доска и маркеры передаются Хогвартсу в класс нумерологии. Вот заготовленный заранее текст моего выступления, я его отдаю профессору Вектор. Старосты пусть позаботятся о копиях. Я, конечно, учитывал реакцию слушателей и отклонялся от текста. Я скопирую память для думосбора, флакон будет у профессора Вектор. Просмотр опять же организуйте через старост.
    – А теперь – мороженое!
 
Эпилог
    Мой курс нумерологии имел успех.
    С 1995-1996 учебного года Септима Вектор сделала его основным для Хогвартса. В Дурмстранге он два года был в списке дополнительной литературы, а в начале 1997 года появился русский перевод. Он стал обязательным в Дурмстранге и был хорошо принят в России. Французский перевод вышел в 1998 году в Монреале для канадских учебных заведений. В Бобатоне этот перевод попал в список дополнительной литературы и, скорее всего, так и останется в нём. Там предпочитают творчество своих профессоров.
    Английский оригинал хорошо расходился в Канаде, Австралии и Новой Зеландии. Неожиданно пришлось допечатать 2000 экземпляров первых четырёх томов и 500 экземпляров пятого и шестого для Индии. В США курс шёл вяло, сказалась конкуренция салемских курсов.
    В 1998 году в Стокгольме я защитил маггловскую докторскую диссертацию по математике. (Кандидатскую, по русским меркам.) За это и за мой курс я получил звание мастера нумерологии.

    Оказалось, что никто из нас троих – ни я, ни Лорд, ни Северус – не представлял масштабов предстоящей работы. Лорду это обошлось в лишние миллион двести тысяч на втором году проекта. Северусу стало ясно, что лаборатории и опытное производство из природоохранной зоны озера Комо придётся всё-таки убирать. Часть отправили подальше в горы и поглубже под землю (кажется, даже до Швейцарии докопались), часть разместили в маггловском индустриальном районе недалеко от Милана. У Варенны оставили администрацию проекта, клинику, жильё для сотрудников, библиотеку, нумерологическую лабораторию и основные вычислительные мощности. На базе первой лаборатории Снейпа началось развёртывание музея.

    Для меня хватало работы по нумерологической поддержке проекта. Очень скоро я понял, что на личные интересы у меня времени не остаётся, и набрал лабораторию нумерологии. Восемь молодых нумерологов со студенческой скамьи, исключительно русских. Помимо возможности работать на русском языке, меня привлекло их образование. По русским требованиям к нумерологам, все они имели дипломы маггловских математических факультетов, в том числе очень престижных, вроде мехмата в Москве или матмеха в Питере.

    Узнав, кого я набираю, Лорд вспомнил, что у Долохова была какая-то дальняя племянница подходящего возраста и квалификации. Наталья Алексеевна Уварова, 24 года, с дипломами Новосибирского университета, Дурмстранга и Европейской Академии нумерологии в Гёттингене. Мы заключили помолвку через неделю после знакомства и поженились в 1997 году. Именно Наташа помогала мне с русским переводом моего учебника.

    Для нужд лаборатории нумерологии мы использовали обычные маггловские компьютеры, стационарные, мини- и персональные. Защиту от магии пришлось разрабатывать. Обходилась она в итоге примерно в 20% от стоимости самого компьютера. Это мы могли себе позволить.
    Мы использовали у себя только Юникс. В 1994-1995 годах начали появляться первые дистрибутивы Линукса: Slackware, Red Hat, Debian. Для нашей лаборатории мы заказали адаптацию Red Hat к нашей технике.
    Я и несколько моих сотрудников вложились в развитие Red Hat и впоследствии стали акционерами фирмы. 37

    Оказалось, что промышленное зельеварение требует массовой подготовки кадров, небывалых в магическом мире: оператор промышленного зельеварения, техник промышленного зельеварения, инженер промышленного зельеварения, менеджер промышленного зельеварения. Оператору, кстати, лучше было быть сквибом.
    А чтобы эти кадры подготовить, надо было найти (или подготовить) преподавателей, знакомых с предметом не понаслышке. А ещё было магохимическое машиностроение с теми же вопросами.
    На это направление прочно сели Люциус и Нарцисса Малфои. Начали с адаптации маггловских программ обучения по схожим специальностям. Нашли сквибов, работавших в маггловской химии. Всё обкатывалось на опытном производстве, и было понятно, что, допустим, оператор опытного производства будет в будущем учить операторов.

    Подключение гоблинов и Фаджа прошло по плану. Не без проблем: оказывается, гоблины с удовольствием занялись бы охраной, что мы планировали для спецслужб бывшего Фаджевского департамента. После долгих переговоров поделились. Гоблины получили охрану подземных со­ору­же­ний и коммуникаций.

    Лорд всё время подчёркивал, что проектом руководит Снейп. Но Снейп очень быстро понял, что не справится. Он создал совет проекта во главе с собой, взял на себя научное руководство и раздал полномочия. Лорд стал заместителем председателя совета с большими правами. Это очень напоминало прежний Хогвартс, где царствовал Дамблдор, а правила Мак-Гонагалл.

    Когда всё заработало, и надо было выходить из подполья на белый свет, очень помогли гоблины. Они объявили всем аптекарям и лавочникам, что будут давать льготные займы на развитие тем, кто будет продавать промышленные зелья. Всем таким торговцам надо было пройти двухнедельные курсы подготовки и получить лицензию в министерстве. А кто будет сопротивляться, тому можно было забыть слова «кредит», «льготы» и тому подобные.
    Профессиональных и полупрофессиональных зельеваров выявил Фадж. Всем предложили переквалификацию с последующим предоставлением работы.
    Малочисленность магического мира тут была нам на руку. Реально можно было выявить и учесть всех, кого затронет преобразование зельеварения, и найти индивидуальное решение для каждого.

    Мы включили известный цикл развития: появляется новое производство, его работники начинают зарабатывать, и их деньги начинают развивать экономику. Причём мы реально вовлекли в систему несколько тысяч сквибов, и это только для начала.

    На международный уровень мы тоже вышли с помощью гоблинов. Гринготтс работает во всех магических странах, и во многих он – монополист. Старое зельеварение и торговля самопальными зельями просто потеряли доступ к кредитам.

    Традиционным зельеварам пришлось трудно, и это поначалу сказалось на отношении к Северусу. Потом выяснилось, что часть наиболее сложных зелий приходится варить по старинке, что остался рынок индивидуальных зелий, например, на крови пациента, и что высококлассные зельевары очень востребованы в исследованиях. При этом на рынке появилась дешёвая замена для ряда редких и дорогих компонент. Мастера и грандмастера стали меньше зарабатывать на зельях, но больше на исследованиях, так как наша корпорация не жалела денег на гранты. Остальные зельевары пере­ква­ли­фи­ци­ро­ва­лись и в большинстве ушли к нам в производство. Все криком кричали от темпа перемен, завидовали Снейпу, который провернул такое, и лихорадочно обучались новым подходам на курсах повышения квалификации в нашей корпорации. Снейп был вновь признан злым гением, теперь уже мирового масштаба.
    Учебники «нового зельеварения» за авторством Снейпа расхватывались в день выхода тиража. Приходилось менять всю систему обучения зельям.

    Через пятнадцать лет Снейп и Лорд стали первыми в истории миллиардерами на галлеоны. Я тоже не был обижен: пять процентов от миллиарда – это пятьдесят миллионов.

    Одним из квалификационных требований, дающих большое преимущество, у нас было маггловское среднее образование. Его стали требовать от Хогвартса, и Мак-Гонагалл не выдержала напора. В гимназии при Хогвартсе с шести лет стали давать первоначальную подготовку по магическим предметам и усиленный курс маггловских, который продолжался и после одиннадцати лет. Расчёт был досрочно, к тринадцати-четырнадцати годам, сдать маггловские экзамены GCSE. 38

    Промышленное зельеделие, где магия была минимальна, как нельзя лучше поддавалось сокрытию в изолированном от магглов пространстве. Лорд поехал в США и сделал Поттеру с Гермионой очень щедрое предложение.
    Мы финансировали обучение Поттера пространственной магии и артефакторике до мастерства в одной из них и до подмастерья в другой. Затем давали ему стипендию на три года на освоение родовых навыков. После этого Поттер должен был отработать десять лет у нас, занимаясь сокрытием наших предприятий и консультируя магохимических машиностроителей. При этом ему разрешалось совместительство в отделе Тайн.
    Гермионе, согласно её наметившимся склонностям, была предложена оплата обучения маггловской и магической юриспруденции, с предоставлением места в нашем юридическом отделе. Разрешалось совместительство в Министерстве магии.
    Сириус Блэк вскипел и заявил, что сам оплатит это обучение для обоих, и нечего им идти в кабалу при живом крёстном. Гарри в ответ заявил, что обучение Гермионы оплатит он. Согласились на том, что Сириус и Гарри оплатят обучение Гермионы в равных долях.
    Лорд оставил записку с квалификационными требованими, заявил, что места в корпорации за ними, и пожелал успехов в учёбе.
    В итоге получилось ещё лучше, чем первоначально предполагал Лорд. Гарри проработал у нас шесть лет, выучил себе замену и ушёл в Министерство начальником департамента Новых территорий. Консультировать нас по артефакторике и пространственной магии (за солидный гонорар) он никогда не отказывался. Да и возможность семейного отдыха в роскошной вилле на озере Комо по льготной цене была очень привлекательной!

    Гермиона проработала у нас два года, налюбовалась на промышленное зельеделие изнутри, и ушла в адвокаты. Специализацией она взяла трудовое право, трудовые конфликты, страхование и смежные вопросы. Она развила бурную общественную деятельность, проведя с помощью Гарри и Сириуса законы о правах трудящихся и их социальной защите. Кроме того, она создала страховую компанию, в которой наша корпорация страховала всех сотрудников от несчастных случаев на производстве. Сотрудникам не возбранялось до­пол­ни­тель­но страховаться самим, и шли они за этим опять же к Гермионе.
    Гоблины ревниво отнеслись к такому перехвату денежного потока. Тра­ди­ци­он­но страхованием занимался Гринготтс, но несчастные случаи на массовом про­из­вод­стве они упустили из виду. Началось давление, вмешался Лорд, под­клю­чил­ся Фадж. В конце концов леди Поттер уступила гоблинам контрольный пакет за очень солидную компенсацию и осталась при своей адвокатской практике и хо­ро­шем доходе. И при добавочном источнике удовольствия: при случае выиграть суд против бывшей своей страховой компании, что ей удавалось примерно раз в два года.

    Чтобы реализовать мою мечту о компьютере на магических элементах, требовались как минимум основательные познания в рунах. В какой-то момент я понял, что рунные скрипты дают сверхбыстрое взаимодействие элементов. Я закопался поглубже, и мне удалось установить, что сигналы между фрагментами рунного скрипта распространяются со скоростью света. Чтобы получить этот результат, мне пришлось нанять аспиранта-физика из Калтеха. 39
    Дальнейшие опыты показали, что пропускная способность канала связи в рунных скриптах очень велика. То есть, руны давали возможность создать шину, по которой можно было перекачивать неопределённо большое (именно так, мы не смогли установить даже примерную границу) количество информации со скоростью, зависящей только от геометрии системы.
    В 2004 году мастер артефакторики лорд Гарри Поттер и его супруга леди Гермиона Поттер поступили на работу к нам в корпорацию. Поттерам не надо было объяснять, что такое компьютер. Я пробил финансирование проекта, и тандем в лице артефактора Поттера и нумеролога Локхарта, с привлечением ещё семи человек (я опять набрал русских, в основном молодёжь) за три года сделал это!
    Ещё в 2002 году магглы освоили технологию интегральных схем с разрешением 90 нм. По грубой оценке, разрешение (то есть, ширина штриха) 100 нм – это несколько миллионов рун на квадратном миллиметре. Мы создали имитатор и отладчик рунных скриптов, и попросту выдавали заказ и готовую топологию маггловскому заводу в Малайзии. Большие деньги, небольшие Конфундусы – и никто на заводе не удивлялся, что элементы схемы разомкнуты.
    Иллюзорные экраны магического компьютера действительно использовали ту же технологию, что и в думосборах. Тут нам повезло: именно род Поттеров владел секретами создания думосборов. На той же технологии думосборов Поттер придумал ещё одну штуку: искусственные воспоминания. Изготовленное им устройство вывода выдавало полный аналог извлечённого из головы мага фрагмента памяти. Родовые тайны лорд Поттер открывать не собирался, став монополистом в производстве экранов и мыслепринтеров для магокомпов.
    Мыслепринтеры давали возможность подделывать воспоминания. Поэтому даже само существование таких устройств мы строжайшим образом засекретили, и было их всего несколько штук.
    Система команд магического процессора была заимствована из ещё советских времён проекта «Самсон». 40 Разработали его по военному заказу в Ленинградском университете, но, странным образом, информация о процессоре публиковалась открыто. Нам даже удалось нанять сотрудника, в своё время работавшего в этом проекте.
    Программное обеспечение – Линукс – мы традиционно заказали в фирме Red Hat.
    Компьютер получился очень компактный, размером с не самый крупный мобильный телефон при мощности, равной примерно маггловскому кластеру 2020 года на 256 процессоров.
    Очередной моей задумкой стало вживить такой процессор в себя…

    Я так никогда и не узнал, что произошло в доме Поттеров на Хэллоуин 1981 года. По легенде, американцу Леопольду Локхарту даже имя «Гарри Поттер» и прозвище «Мальчик-Который-Выжил» ничего не го­во­ри­ли. Да, я имел право, по старой договорённости с Лордом, ознакомиться с архивом Дамблдора. Только вот зачем? Делать мне больше нечего?
    Кое-что по этой теме было оглашено. В 1997 году комиссия по рас­сле­до­ва­нию преступлений Дамблдора объявила, что имеет в своём распоряжении часть до­ку­мен­тов ордена Феникса. Попасть к Фаджу они могли только от Лорда. Логично считать, что Лорд получил в обмен хотя бы часть протокола предсмертного допроса Дамблдора.
    Зато я понятия не имею, когда и что узнал об этом Поттер. Вопрос о мести ему должны были задать портреты предков после принятия лордства.
    Почему-то по делам ордена пылающей птички никто не беспокоил Аластора Моуди. Даже Гриндевальда таскали на допрос из Нурменгарда в Лондон. А Моуди спокойно преподавал ЗОТИ в Хогвартсе. До лета 2001 года. В конце июля 2001 он отбыл на отдых в Грецию, и больше его никто никогда нигде не видел. Без­ус­пеш­ные поиски начали только в сентябре.
    Если допустить, что это Моуди сидел в ту ночь с Дамблдором или без оного под ман­ти­ей-не­ви­дим­кой, это могла быть месть Поттера. Но с тем же успехом Моу­ди мог скрыться по своим соображениям.
    Если бы я писал фанфик, меня это волновало бы, ради закругления сюжета. Но я здесь жил, и мне попросту было не до того. И вообще в магическом мире очень не при­вет­ст­ву­е­тся сование лю­бо­пыт­но­го носа в чужие дела.

    Помолвка с лордом Гонтом резко улучшила жизнь Луны Лавгуд. Жених сразу же перевёл её на Слизерин, поселил в отдельной комнате, приставил личного домовика и накрутил хвосты своим вассалам (меток не было, но вассальная клятва продолжала действовать), дети которых учились на этом факультете.
    Затем Лорд разобрался со способностями Луны. Ему не составило проблемы найти методику и обучить невесту отключать и включать её ви́дение. Луне сразу стало намного комфортнее, потому что постоянно наблюдать вокруг себя нарглов и мозгошмыгов всё-таки сильно напрягало.
    Лорд подарил невесте думосбор, и она стала сбрасывать туда воспоминания о своих видениях. Затем эти воспоминания в присутствии Луны были продемонстрированы гоблинским и человеческим артефакторам, взломщикам проклятий и колдомедикам – тем, кто в своей профессиональной деятельности пользуется артефактами (очками), позволяющими видеть магические феномены.
    Оказалось, что ничего такого особенного Луна не видит. Скажем, знаменитые мозгошмыги давным-давно были описаны колдомедиками как проекции эмоций человека в наружные слои его ауры.
    Что у Луны было необычным – это детализация её видений. Например, артефактные очки колдомедиков давали чёрно-белую картину, а для Луны мозгошмыги были цветными, и деталей она видела намного больше. К тому же выводу пришли артефакторы и взломщики проклятий.
    Первыми подсуетились гоблины. Луне предложили попробовать себя во взломе проклятий. Объектами были полдюжины шкатулок. Луна осмотрела их и сбросила увиденное в проекционный думосбор. Затем опытный взломщик проклятий стал работать со шкатулками, руководствуясь изображением на экране. При необходимости Луна повторяла осмотр.
    Опыт увенчался успехом: по заявлению взломщика проклятий, он провозился бы со шкатулками не менее трёх дней, а тут на всё ушло два часа.
    По правилам, помимо фиксированного гонорара (за потраченное время), участникам взлома выплачивается 3% стоимости обнаруженных ценностей (ещё 7% брал себе Гринготтс). В трёх шкатулках оказались необработанные камни: рубины, сапфиры и алмазы, среди которых затесалось несколько изумрудов. Договорились, что Луна получает треть (1%), а взломщик 2%. Плюс гонорар за два часа работы. Луна заработала очень неплохо.
    Колдомедики тоже спохватились и стали предлагать Луне ученичество, так как её дар позволял ей стать великолепным диагностом.
    По-видимому, Луна внутренне изменила отношение к своему дару. Она наконец-то убедилась, что видимое ею нормально, и что на этом можно зарабатывать. Лорд, однако, жёстко урезал осетра. Во-первых, Луна проходила еженедельный медосмотр. Во-вторых, лично лорд Гонт проверял её ментально. В третьих, она не должна была снижать успеваемость, что также контролировалось еженедельно. В-четвёртых, развлекаться взломом проклятий ей разрешалось не более двух часов в неделю, а заниматься медициной – не более четырёх, и только на выходных, при условии, что все домашние задания были выполнены. Такой режим был установлен до окончания Хогвартса.
    Ещё один дар Луны – спонтанное видение будущего – с помощью Лорда также был взят под ментальный контроль.
    Первый раз я видел Луну вблизи на своей лекции в Хогвартсе. Её активность и манера, в которой она задавала вопросы, немного удивили меня уже тогда. А в июле я встретил её и Лорда на отдыхе на озере Комо. Весёлая, жизнерадостная, темпераментная девушка ничем не напоминала описанную в каноне бледную моль, ищущую мозгошмыгов в бесконечных коридорах Хогвартса.
    При случае я спросил Лорда, что он сделал со своей невестой. Лорд не стал скрывать подробностей.
    В дальнейшем леди Луна Гонт получила лицензию колдомедика. Она почти не практиковала, так как её всё время приглашали для сложной диагностики, в том числе в другие страны. Один-два дня в неделю она проводила в Гринготтсе, где ассистировала взломщикам проклятий. Её дары передались по женской линии – обеим дочерям. А ещё у Гонтов было два мальчика: наследник Гонт и наследник Лавгуд.

    Хагриду дали пять лет общественно-полезных работ. Отправили его в дра­ко­ний заповедник на Гебриды. Лорд подсказал Фаджу, что больше всего пользы Хагрид принесёт обществу именно там. Когда Хагрид отбыл срок, его пе­ре­ма­ни­ли в ру­мын­ский заповедник.

    Северус Снейп-Принц женился и стал лордом Принц. Паолина Гвиди, огненно-рыжая венецианка, поступила к нему ассистенткой, потом стала ученицей, через год состоялась помолвка, а через полтора – свадьба.

    Дети? Конечно, дети были не только у Гонтов. Жизнь шла своим чередом, и было в ней много хорошего…
Конец
1  В реале автор не был профессором математики, но профильный факультет престижного ВУЗа окончил. Назад
2  Старинное название Шотландии – Albania или Albany. Scotia употребляется, наряду с этими названиями, только с 11 века, и становится обыденным с 13–14 веков. Назад
3  Следующие два абзаца – реальный опыт автора. Пробовать на свой страх и риск! Назад
4  Нурофен – английское торговое название ибупрофена (болеутоляющий и противовоспалительный препарат). Синтезирован в Англии в 1962, продаётся в Англии без рецепта с 1983, весьма популярен.  Назад
5  В оригинале: “… and either must die at the hand of the other…” («… и каждый должен умереть от руки другого…») Назад
6  « Au maraude ! » фр. приблиз. «К добыче!», варианты: «Налетай!», «Хватай!», «Грабь!» – клич мародёров. Не Мародёров из канона, а обыкновенных мародёров. Назад
7  МКМ – Международная Конфедерация Магов. Назад
8  МКВ – Мальчик-Который-Выжил. Назад
9  Sherbet lemons (лимонные леденцы с шипучкой). Скорее всего, имеются в виду Bassett’s Sherbet lemons: очень популярные в Англии конфеты, внут­ри твёрдой оболочки которых находится sherbet (шипучка) – порошок с лимонным вку­сом, при реакции с водой вы­де­ля­ю­щий углекислый газ. В конфетах это вызывает по­щи­пы­ва­ние на языке и уси­ли­ва­ет лимонный вкус. Шипучка в по­рош­ке с разнообразными фруктовыми вкусами также продаётся отдельно; её рас­тво­ря­ют в воде, по­лу­чая га­зи­ро­ван­ный напиток. Назад
10  Англ.: “Desire has no rest, John…” Назад
11  Начиная с 1930-х, короткий выпуск хроники (newsreel) давали перед основным фильмом, но в Лондоне уже тогда были отдельные залы с непрерывным показом хроники, и даже специализированные кинотеатры. Назад
12  Глидер М.М. С киноаппаратом в тылу врага. М.: Госкиноиздат, 1-е изд. 1946, 2-е изд. 1947. 359 с. Про Словакию – вторая часть мемуаров. Первая – про съёмки в отряде Ковпака. Тоже существенно дополняет официозные мемуары П.П. Вершигоры «Люди с чистой совестью». Назад
13  Вигвам. См. мультфильм «Зима в Простоквашино» на отметке 7:50. Ляп: фактически Шарик рисует не «вигвам» (округлой формы), а «типи» (из прямых жердей). Назад
14  Англ.: “If thy confrere stays lost in the crowd, find thy confrere, show him our way out.” (Рус. и англ. стихи автора.) Назад
15  Мф 8:28-32. Назад
16  КТИ – Королевский Технологический Институт, от официального англ. перевода (Royal Institute of Technology) шведского названия Kungliga Tekniska Högskolan, букв. Королевская Техническая Высшая школа. Назад
17  The Killer «Если бы герои Поттерианы…», http://fanfics.me/fic54003Назад
18  5 литров – средний объём крови взрослого человека. Назад
19  Унция – несколько различных мер веса (все около 30 г) или мера объёма (около 30 мл).  Назад
20  Именно так, по очереди, занимается должность, соответствующая декану факультета в университетах Франции и Швеции (личные наблюдения автора). Хлопот сверх головы, а прибавка к зарплате ничтожная. Только жребий не бросают. Договариваются. А если приходит молоденький доцент – на очередном сроке это его место! (Зато быстрее освоится.) Назад
21  Сульфонолу присущ слабый запах керосина. Назад
22  Гилдерой Локхарт родился 26 января 1964 года. Назад
23  Один из пригородов Бостона, по соседству с Салемом. Назад
24  ЛаТеХ – система форматирования текстов с мощными средствами набора математических формул. Назад
25  В США и Англии воскресенье – первый день недели. Назад
26  Оз. Комо – рекреационная и курортная зона в горах Северной Италии на границе со Швейцарией. Назад
27  От Милана до Варенны ок. 75 км по шоссе. Назад
28  Англ.: operator overloading. Назад
29  Уфнаровский В.А. Математический аквариум. – Кишинёв: Штиинца, 1987. – 216 с. Есть в сети. Неоднократно пе­ре­из­да­ва­лась. 3-е издание, дополненное и исправленное: М., МЦНМО, 2014. – 256 с. – ISBN 978−5−4439−0615−7. Про знак минус – стр. 30-31 в издании 1987 г. Автор с неизменным успехом воспроизводил это объяснение, в том числе для собственной внучки. Назад
30  Как всегда, попав в арифметическую задачу, туристы и гид резко стали тупее даже Задорновских американцев. Начнём с того, что в реале рядом с обоими экспонатами есть таблички на нескольких языках с указанием веса… Назад
31  Англ.: canon, bell.  Назад
32  См. эпилог. Лорд перевёл невесту на Слизерин. Назад
33  Задача с пушкой и колоколом – из задачника внучки автора (тогда 11 лет). Она получила именно такое объяснение с рисунками. В дальнейшем трудностей с уравнениями у неё не наблюдалось. Назад
34  Конечно, профессор знает, что фактически доказательство завершили в 2004 году (через 9 лет). Назад
35  ec – от англ. equivalency class.  Назад
36  Своей внучке автор рассказал это в 13 лет. Реально помогло. Подловил я её обещанием «будешь знать, как это понимают крутые профессионалы». В итоге всё равно пришлось уходить в другую школу, в частности, из-за математики. Назад
37  Red Hat акционировалась в 1999 г. Назад
38  Англ. General Certificate of Secondary Education, свидетельство об общем среднем образовании. Этот экзамен обычно сдают в 16 лет. Обязательное среднее образование на этом заканчивается. Для поступления в университет учатся ещё два года. Назад
39  Калифорнийский Технологический Институт (California Institute of Technology) в Пасадене, штат Калифорния, научный центр мирового уровня. Назад
40  http://www.math.spbu.ru/user/ant/history_Samson.pdf. Для полноты картины см. также http://www.math.spbu.ru/user/ant/ и раздел «Истории»: http://www.math.spbu.ru/user/ant/Histories.htmНазад
  
  
  
Оценка: 5.13*72  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Вознесенская "Игры Стихий. Перекресток миров." (Любовное фэнтези) | | И.Горячева "Консумант" (Проза) | | А.Минаева "Мой первый принц" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Поющая для дракона. Книга 2" (Любовная фантастика) | | А.Масягина "Шоу "Кронпринц"" (Современный любовный роман) | | Р.Свижакова "Если нет выбора или Герцог требует сатисфакции" (Любовное фэнтези) | | А.Елисеева "Заложница мага" (Любовное фэнтези) | | Н.Князькова "Про медведей и соседей" (Короткий любовный роман) | | Д.Острожных "Эльфийские игры" (Любовное фэнтези) | | А.Мур "Мой босс - демон!" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"