Котов Алексей Михайлович: другие произведения.

Сын солнца - старая версия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Старая версия "Сына Солнца"

  От автора.
   Честно говоря, до недавних пор история индейских государств (и, в частности, и Империи Инков) меня мало интересовала. Ну да, были такие. Потом их завоевали. Интересен же этот вопрос мне стал после нескольких разговоров с одним своим другом и коллегой по работе на эту тему (его как раз интересует история Империи Инков), который будет также и соавтором этой книги (точнее, обещал помочь с подбором информации). После этого я прочитал несколько книжек и немало статей на эту тему, и сейчас вот решил приняться за написание книжки.
   Еще одной трудностью является противоречивость многих сведений. Порой вообще трудно понять - а как все было на самом деле? Поэтому за основу я взял книги Ю. Березкина "Империя Инков", Э. Кенделл "Инки. Быт, религия, культура" и Д. Хемминга "Завоевание Империи инков". В качестве дополнительных источников буду использовать также ряд прочитанных статей в Интернете и просмотренных фильмов. Однако из-за противоречивости, а то и полного отсутствия, части информации кое-что тут будет моей собственной выдумкой на основе своего личного понимания ситуации. Потому на полную историчность всего написанного не претендую (да и не ставил я себе такой цели).
   За основу "исходного мира", откуда будет "попаданец", взял идею с сайта "Будущее Вики", участником которого (наряду с Вики Альтернативной истории) я являюсь. http://ru.future.wikia.com/wiki/%D0%9A%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F:%D0%A6%D0%B5%D0%BD%D0%B0_%D0%A1%D0%B2%D0%BE%D0%B1%D0%BE%D0%B4%D1%8B
  
  Пролог.
   Каждый раз, когда смотрю новости из России, - невольно чувствую себя предателем. Который в трудный момент бросил свою страну и сбежал... Дезертировал, даже не попытавшись выполнить свой долг до конца. Вместо этого как какой-то трус сбежал за границу... Угу. Все верно ведь. И не поспоришь. Но... Впрочем, лучше расскажу все с самого начала.
   Когда-то еще в последние годы существования Советского Союза в одном небольшом городке Саратовской области родился ребенок, получивший имя Алексей... Родители его были вполне обычными людьми, да и сам он мало чем выделялся среди других... Так же, как и все ровесники, ходил в школу, где достаточно неплохо учился. Так же дружил с другими пацанами, летом вместе с друзьями ездил на речку и на рыбалку... Был у него еще отцовский мопед - старенькая Рига-3 1966 года, - на котором он любил кататься. Позднее пусть и на достаточно короткое время мопеды стали чуть ли не главным увлечением...
   Впрочем, все закончилось, когда вместе с родителями он уехал в Саратов. Там закончил школу, а затем и институт, пошел работать инженером на завод... Примерно в то же время женился на одной своей подруге, с которой дружили практически с самого детства... Казалось бы, что все самое важное уже есть. Осталось лишь жить-поживать добра наживать...
  
   Угу. Именно так я тогда и думал... Считал, что жизнь сложилась, а будущее - по крайней мере, лично мое - достаточно светло и спокойно. Жизнь шла своим чередом и казалось, что так будет и раньше. Нет, я не питал особых иллюзий относительно "светлого будущего" да и, будучи сталинистом, вообще отрицательно относился к существующему строю, не видя никакого будущего у "общества потребления" и капитализма вообще, но и лезть в политику тоже не стремился. Не мое это...
   Все резко изменила так называемая "Великая Российская Революция" 2022 года. Это событие стало для меня абсолютной неожиданностью, но первоначально тоже никак ни на чем не сказалось. Однако уже очень скоро новая власть показала свое поистине звериное лицо... Первым наиболее ярким проявлением этого стало просто жесточайшее подавление Крымского восстания, после которого там устроили настоящий геноцид, уничтожив больше половины населения...
   Однако тогда я еще надеялся, что новая власть долго не продержится и вскоре просто неизбежно падет от народного восстания. Ну не может ведь же сейчас, в 21 веке, в нашей стране победить такая вот фашистская диктатура! Но не тут-то и было... В сентябре восстание состоялось, но закончилось оно полным провалом... Новая власть вновь жесточайшим способом подавила его, не постеснявшись для этого даже бомбить Москву авиацией... Сколько при этом погибло и никак не участвовавших в восстании мирных жителей - наверное, теперь не узнает никто...
   Дальше уровень насилия в стране лишь нарастал... Казалось, что после так называемой "Великой российской революции" вся страна просто сошла с ума. В России развернулся беспредел так называемой "культурной революции" с массовым террором против "врагов народа" (под которыми понимались все идеологические враги так называемого "НОПа")... Толпы бандитов из так называемой "Черной гвардии" творили практически все, что хотели, по собственному желанию устраивая самосуд над всеми неугодными... Повсюду в стране начались массовые пытки и казни всех неугодных режиму, видеозаписи которых выкладывали в Интернет... Скоро дошло до того, что уже ни один человек не мог чувствовать себя в безопасности. А масштабы террора лишь нарастали, среди так называемой "Черной гвардии" возникло новое "развлечение" - людоедство...
   Результат всего этого понятен - миллионы людей уже погибли от творящегося в стране беспредела, миллионы других были вынуждены уехать за границу... Так же вот бежал и я - еще когда весь бардак только начался, буквально за бесценок распродал все имущество и бежал в Перу. Да, главной причиной для этого были опасения за жизнь своей семьи, и, будь я один, - остался бы. Но от этого было ничуть не легче, и все равно все эти годы жизни на чужбине чувство того, что предал Родину, не покидало меня... Иногда даже хотелось плюнуть на все и вернуться в Россию. Останавливало лишь осознание полной бессмысленности всего этого. Все равно ведь я не смогу ничего изменить и, скорее всего, принесу стране один лишь вред...
  
   Звонок телефона отвлек меня от просмотра очередных новостей. Звонил один мой товарищ - такой же эмигрант из России, как и я сам. Вообще таких, как мы, много теперь в разных странах... Вообще, с прибытия в Перу я принимал достаточно активное участие в деятельности эмигрантских организаций. Тем более, что испанского тогда не знал практически... А по ходу дела и сдружился со многими... Васек как раз и был одним из таких моих друзей. Тем более, что у нас были и общие убеждения - оба мы были сталинистами, которых среди эмигрантов было немного. После короткого разговора по телефону я быстро собрался и вышел из дома.
   Встретились мы у Васька дома. В свою жизнь в России он работал в каком-то НИИ, связанном с "оборонкой", но с началом "культурной революции" был вынужден бежать из страны. Чем он там занимался - Васек не рассказывал, но меня это и не интересовало никогда.
   Сегодняшняя встреча началась с общих обсуждений происходящего сейчас в России и вообще в мире целом. Потом говорили еще на всякие темы, но было понятно, что срочно встретиться со мной он хотел явно не для этого.
   - Лех, а ты хотел бы попасть в прошлое?
   - Что? - услышанный вопрос несколько ошарашил меня.
   - Ну представь, что ты можешь как эти модные сейчас "попаданцы" в прошлом оказаться...
   - Это невозможно, - грустно вздохнул я и со злостью добавил,- Хотя, это было бы неплохо. Тогда уж точно никаких "Периклов" не было бы!
   - Ну почему же. Теория относительности это допускает.
   - Только когда мы достигнем нужного технологического уровня?
   - А если он уже достигнут? - вдруг спросил Васек.
   - В смысле? - не понял я.
   Тут Васек и рассказал, чем на самом деле занимались в их НИИ. Основная задача, правда, была несколько иная - разработка какого-то нового вида оружия. Эта работа так и не была закончена, но в ходе работ по той тематике был достигнут и побочный эффект - было определено, что при создании электромагнитных полей с определенными параметрами происходит прорыв пространства-времени и образовывается так называемая "кротовая нора", соединяющая наше время с прошлым. При этом, как показывают расчеты, наиболее вероятной конечной точкой является время от 1970 до 1980 годов. Хотя однажды образовывался портал и в 17 век... Но по рассчетам такая вероятность очень невелика.
   - И теперь это все досталось Периклу?
   - А хрен ему, - со злостью бросил Васек, - Мы там все уничтожили. Начисто. А из людей в теме было лишь три человека. И сейчас все они здесь. Все остальные считали, что мы занимаемся тем же, чем и весь НИИ.
   - Это отлично. Только к чему все это?
   - К тому, что мы восстановили установку.
   - И предлагаете мне туда отправиться?
   - Да. Только тут есть некоторое ограничение. Установка потребляет огромное количество энергии, потому мы смогли добиться открытия "окна" лишь на несколько секунд, а максимальная масса перебрасываемых предметов не больше пяти килограмм. Потому будем перебрасывать лишь "матрицу памяти" и немного полезного груза.
   - А как вы получите "матрицу памяти"? Сканер памяти? Но ведь никто еще не применял его для полного считывания содержимого мозга и переноса? Насколько знаю, его лишь следователи применяют для частичного считывания информации... И то далеко не всегда успешно.
   - Мы пробовали. Конструкцию, правда, пришлось несколько модернизировать, но в итоге мы смогли получать "снимок памяти", пригодный для "записи".
   - Тогда последний вопрос. Почему я?
   - Во-первых, ты неплохо знаешь историю. Во-вторых - мы уверены, что ты не предашь.
   - Понятно. Что ж. Я согласен, - и с усмешкой добавил, - Завалить этого "Перикла" - святое дело. Да и Союз спасти попытаться можно...
  
  ***
   Кругом стоял гул трансформаторов, какой-то писк на грани ультразвука, шум вентиляторов. Я подошел к установке. Все было уже практически готово к переброске. Сейчас откроют "окно" и перебросят туда нужный "полезный груз" в виде двух ноутбуков с зарядниками от солнечных батарей и пистолета с запасом патронов - на всякий случай.
   Тем временем, писке усилился. Приборы показали, что мощность растет. В этот момент в "рамке" возникло зеленоватое свечение, и туда тотчас же отправился груз и просунулся излучатель, передающий информацию в мозг, так сказать, "носителя". Все это продолжалось секунд десять, а потом вдруг все кругом замолкло.
   - Переброска закончена, - сказал Васек, - Столько вот у нас "окно" держится.
   - Что произошло-то?
   - Да ничего особенного. Просто тут, по идее, целая электростанция нужна. Ни сеть, ни наши генераторы и близко нужной мощности не дают. Для этого пришлось бы несколько тысяч дизель-генераторов брать, а где их разместишь? А разогреваемых химических элементов надолго не хватает...
   - Кстати, а почему все-таки я? А не кто-нибудь из вас?
   - На всякий случай. Чтобы "попаданец" не знал, как устроена установка.
  Глава 1.
  И поскольку высвечивавшийся вопрос о
   престолонаследии зачастую давал
  начало открытой политической войне,
   то такие моменты, как отсутствие
   Атауальпы на похоронах отца в Куско
  и на последовавшей вслед за тем
  церемонии коронации Уаскара, заставили
   последнего проявлять подозрительность.
  (К.Маккуари "Последние дни инков")
  
   Я оглянулся вокруг, и не понял, где нахожусь. Слишком все было странно... Попробовал вспомнить, что было до этого... Последним воспоминанием было то, как я одел "шлем" считывателя памяти... Потом провал, и вот теперь я сидел в этом странном помещении... Ага. Значит, перенос произошел...Осталось лишь понять, где я оказался...
  
   Внезапно откуда-то словно из подсознания выплыло, что я нахожусь во дворце Уайна Капака.
   "Что-что? Каком еще дворце?" - охренел я.
   "Уайны Капака, так как новый дворец еще не выстроен", - снова всплыло из подсознания.
   "Песец! Это где ж я очутился-то!!!"
   "Так в Тауантинсуйу, естественно. В Куско", - удивилось подсознание, словно другого ответа и быть не могло.
   "Империя Инков?"
   "Что такое эта "империя"?"
   "Страна в Андах со столицей в Куско. Была создана Пачакутеком еще", - постарался как-то ответить я.
  
   "Подсознание" лишь подтвердило, что так и есть. "Нихрена себе! Похоже, произошел тот самый возможный, но маловероятный сбой", - подумал я. Пытаясь прояснить ситуацию, огляделся вокруг. Я находился в каком-то просторном помещении со множеством трапециевидных окон и единственной высокой дверью. Или, точнее, самой двери в привычном нам понимании тут и не было - был лишь сам проем. Все вокруг было богато отделано золотом и серебром, а также расписано картинами. Из "подсознания" выплыла информация, что здесь изображены предки инков и их деяния. Никакой мебели в помещении не было, но я знал, что в Империи инков ее и не было. Так что ничего удивительно. Осталось лишь окончательно выяснить, в кого же это довелось попасть... Хотя, я уже примерно и догадывался... Тем не менее, надо было выяснить точно.
   "А кто ты хоть?" - спросил я у "подсознания".
   "Сапа Инка Уаскар вообще-то", - огрызнулся "внутренний голос".
   "А когда умер Уайна Капак?"
   "Месяц назад. Как раз практически только закончились празднования по поводу моего прихода к власти".
   "Песец! Вот так попал!"
  
   В свое время я немало интересовался историей этой древней страны - Империи Инков. Началось все это тогда с нескольких разговоров с одним своим другом и коллегой по работе, после которых мне вдруг стала интересна история перуанской цивилизации. Еще что-то узнал уже позже, когда жил в Перу... Тогда же выучил испанский язык и кечуа. Хотя, сейчас вдруг понял, что знаю его намного лучшее, чем тогда... И потому я прекрасно знал, что произойдет в скором времени... Сейчас идет 1527 год. Буквально совсем еще недавно испанцы захватили в империю ацтеков (хотя, честно говоря, мне было их совершенно не жаль), колонизируют Центральную Америку и Панамский перешеек... А буквально месяц назад достигли и Перу. Первая экспедиция Перу, побывавшая на землях Тауантинсуйу, привела к эпидемии оспы, уничтожившей многих людей - в том числе Сапа Инку Уайна Капака и его наследника, а, заодно, донесла в Испанию о существовании в Андах это богатой страны. Вообще, если честно, люди Писарро были не первыми европейцами, кто побывал на землях "Империи Инков", как потом назовут эту страну. За два года на них португалец Алежу Гарсия вместе с индейцами гуарани устроил набег на эти земли, но ничего донести об этом он не смог, так как вскоре был убит другими индейцами.
  
   "Тот набег мы успешно отразили, - презрительно фыркнул Уаскар, - И то же будет, если снова нападут. Эти дикари только и могут, что друг друга жрать, а воины из них никакие".
   "Ага. Только скоро сюда прибудут не дикари, а вполне себе "цивилизованные люди", - ответил я на это высказывание, - И у них будет такое оружие, противопоставить которому нам нечего".
  
   После этого я вернулся к своим рассуждениям. После смерти Уайны Капака и его наследника, Уаскар (то есть я?), опасаясь возможных интриг, срочно провозглашает себя "императором" - Сапа Инкой - и при поддержке верховного жреца бога Солнца Инти короновался. Атауальпа официально был назначен наместником провинции Кито при условии, что он станет вассалом Уаскара и не будет совершать военных походов.
  
   Однако обе стороны понимали, что все это лишь временно. Никто не хотел делиться властью, а потому скорое столкновение двух сторон было неизбежно. Пользуясь поддержкой значительной части местных племен и обладая в воем распоряжении имеющей немалый боевой опыт северной армией, Атауальпа начинает готовиться к захвату. По сути, значительная часть севера страны уже сейчас оказалась неподконтрольной Куско, но активные боевые действия начнутся еще лишь примерно через два года. Почему так и что будет происходить в это время - мне неизвестно. Различные источники говорят совершенно разное. Известно лишь, что в один момент Атауальпа будет арестован, но сможет бежать. Относительно того же, что произошло дальше, есть две основных версии. Согласно одним сведениям, Уаскар решит действовать на опережение и первым начнет войну, желая восстановить контроль над севером страны. По другим - восстание поднимет бежавший из плена Атауальпа. Изначально успех сопутствовал Уаскару и удалось захватить ряд важных населенных пунктов - например, Кахамарку. Однако это будет недолго. Вскоре Атауальпа перебросит туда свои основные силы и начнет контрнаступление. Пользуясь тем, что на его стороне будет имеющая боевой опыт армия, он раз за разом будет наносить поражение армии Уаскара и к апрелю 1932 года полностью его разгромит его войска, а самого "императора" захватит в плен. Однако праздновать победу ему придется недолго. Вскоре на землю Тауантинсуйу прибудет вторая экспедиция Писарро, положившая начало завоеванию Перу. Атауальпа окажется убит, его армия разгромлена... Он попытается откупиться золотом, но тем лишь еще раз покажет конкистадором богатство этой земли...
  
   Возможно, в иной ситуации испанцам и не удалось бы завоевать эту страну. Те же арауканы воевали с ними 250 лет - и фактически победили. А их ведь было раз в десять меньше! Более того, со временем они научились даже сами обрабатывать железо, пользоваться огнестрельным оружием и обзавелись собственной конницей... Но для этого вес народ должен был быть един. Сейчас же сложилась такая ситуация, что жители юга империи ненавидели захватчиков-китонцев, устроивших настоящий геноцид многим индейским племенам, и активно помогали испанцам, которых читали своими освободителями. Не понеся никаких потери, испанцы в нескольких сражениях нанесли поражения отступающей китонской армии генерала Кискиса и вошли в столицу страны - Куско, где вскоре короновали в качестве нового Сапа Инки брата Уаскара Манко, показав этим, что они "восстановили законную власть". После чего вместе с армией нового "императора" совершили поход на север, где окончательно расправились с китонцами.
  
   Впрочем, дележ власти на этом не прекращался. Не все были согласны с кандидатурой Манко и строили многочисленные заговоры с целью сменить его. Тем временем, "освободители" лишь продолжали бесчинствовать на земле Тауантинсуйу, которую уже считали своей собственной. Разграбляли храмы и дворцы, раздавали землю вместе с живущими на ней индейцами, которых обязали работать на себя, своим людям... Заставляли других индейцев как практически рабов работать на себя...
  
   Постепенно в стране зарождалось сопротивление оккупантами. Началось все с того, что индейцы начали убивать прибывших за данью "помещиков", что вскоре переросло в ряд вооруженных столкновений между ними. Видя то, что творится в стране, а также отношение к себе самому, Манко бежит из Куско и вскоре поднимает восстание... К этому времени индейцы уже набрались знаний о испанской тактике, потому впервые с начала завоевания индейцы смогли оказать достойное сопротивление захватчикам. Они осадили Куско, а армия Кисо Юпанки ("Кстати, надо будет взять на заметку", - подумал я) успешно разгромила несколько испанских отрядов, взяла Хауху с уже поселившимися там колонистами и вскоре вышла к Лиме.*(1)
  
   В это время испанцы принимают решение назначить очередного Инку-марионетку, которым становится Куси Римак, но тот вскоре переметнулся на сторону восставших. Тогда испанцы назначают вместо него Паулью. Вскоре он будет официально объявлен новым "императором" и не изменит своей роли испанской марионетки, еще долго прослужив своим испанским "друзьям".
  
   Когда же армия Кисо Юпанки выходит к Лиме, их там встречает испано-индейская*(2) армия. Первая попытка атаки города заканчивается ничем. Восставшие отступают к холмам, а на следующий день осуществляют новую попытку наступления, заканчивающуюся полным разгромом. В этот раз военачальники повстанцев пошли вперед первых рядах, чем и воспользовались испанцы, вместе со своими союзниками атаковав их. При том сами испанцы нанесли основной удар именно туда, где находились инкские офицеры. Лишившись командования, индейская армия вскоре оказалась разгромлена и обращено в бегство, а испанцы со своими индейскими союзниками преследовали и добивали ее остатки...
  
   Это поражение фактически стало решающим. Кроме того, хранилища страны были разорены, и Манко пришлось распустить свою армию по домам для убора урожая, а самому поступить к Вилькабамбе. Он пытался продолжить борьбу с испанцами, но в итоге закончилась она ничем. В 1572 году испанцами был убит Тупак Амару - последний Сапа Инка Тауантинсуйу... Последствия завоевания оказались просто катастрофическими. Численность населения за последующие полтора столетия уменьшилась в несколько раз. И это при том, что за это время появилось и немало испанских колонистов. Было практически уничтожено и все культурное наследие страны - конкистадорам были нужны золото и серебро, а не изделия из них, объекты религиозного культа уничтожались как "языческие" и так далее. От прежде великой страны не осталось практически ничего.
  
   Вообще иногда мне казалось, что это делалось специально. Слишком уж "необычной" и в чем-то даже опередившей свое время была эта страна, потому испанцы тщательно старались искоренить даже память о ней... Особенно с учетом того, какое сопротивление им она оказала - и еще неизвестно, что было бы, если бы не та ситуация, что сложилась в стране накануне прибытия конкистадоров...
   "Но как такое возможно?" - вдруг мысленно спросил меня Уаскар. Было видно, что он буквально ошарашен услышанным.
   "Вот так вот бывает", - так же мысленно ответил я.
  
   Только я вот нисколько не хотел повторить "своей" судьбы, которая известна из истории. Как-то нисколько не хотелось, чтобы через пять лет меня пришиб собственный братец... Конечно, можно было при опасности сбежать куда-нибудь на юг страны, куда китонцы дойти не успели. Но как-то нисколько не хотелось видеть краха теперь уже моей страны.
  
   Из памяти вдруг всплыли картины "Великой российской революции", "Крымского восстания", "Сентябрьского восстания", беспредел "Культурной революции", и на меня нахлынула какая-то дикая злость. Захотелось броситься и собственными руками рвать в клочки всех врагов... Перикла, "черногвардейцев", Атауальпу, Писарро, конкистадоров! Уничтожить их всех до единого, сжечь и сровнять с землей их дома, натянуть их кожу на барабаны, а из черепов сделать кубки... "Ээээ! Стоп! А это-то откуда?" - буквально охренел я от таких мыслей.
  
   "Такая традиция существует у андских народов", - пояснил мне Уаскар.
  
   Вот это и нихрена тебе! Выходит, что личность Уаскара также оказывает влияние на меня? А, хотя... Идеальное знание кечуа тоже ведь только от него взялось. Впрочем, это и к лучшему. Меньше будет подозрений и не придется перед каждым действием запрашивать все... Впрочем, нужно пока немного осмотреться и подумать о дальнейших действиях...
  
   Тут Уаскар напомнил, что пора бы и поесть. Встав, я вышел во двор и отправился в сад. Кстати, все постройки у инков были достаточно необычны. Здесь нельзя было встретить каких-либо коридоров, и все помещения были "однокомнатными". И попасть из одной такой комнаты в другую можно было лишь через внутренний двор, по периметру которого все строения и располагались. Впрочем, сейчас мне нужен был внутренний двор, где как раз был разбит и сад из симпатичных деревьев и цветов... Впрочем, осматривать местные достопримечательности буду потом.
  
   Согласно заведенному еще Пачакутеком порядку есть всем полагалось во дворе (если, конечно, позволяет погода), что относилось и к самому Сапа Инке*(3). При этом он ел всегда в одиночестве - присутствовать при этом могли лишь его законные сыновья*(4) и "девы Солнца" - служанки и наложницы правящего класса. "Легки на помине", - вдруг усмехнулся я, увидев появившихся девушек - уже заметили. Во дворе прямо на земле тотчас расстелили ткань и начали расставлять блюда. Многие из них были уже хорошо знакомы по своей жизни в Перу, их и выбрал. Чтобы Сапа Инке было удобнее есть, девушки подносили посуду с выбранное едой поблизости, а я уже прямо руками ел. Очень быстро это надоело, и я дал себе слово как можно скорее изобрести ложки. Надо ж с чего-то начинать прогресс. Так почему бы не с такой простой и полезной в быту вещи?
  
   Внезапно я вспомнил, как описывали "прием пищи" у Атауальпы, и меня аж передернуло. Заметили это и девушки, и сейчас смотрели на меня с удивлением, но ничего спрашивать, естественно, не решились. Хоть они и "девы Солнца", но и им лучше в расспросы не лезть. Мало ли что...
   - Вспомнил вот этого самозванца, - с усмешкой сказал я, - Так он заставляет своих акльи*(5) все выпавшие у него волосы съедать - так колдовства боится, а сплевывает лишь им в руку. А того и понять не хочет, что чего бы он там для показа своей важности не придумал - так и останется самозванцем. И никакая защита от колдовства ему не поможет!
  
   В ответ девушки лишь чуть слышно усмехнулись, словно показав, чтобы показать свое полное согласие и презрение к выскочке-Атауальпе, но набольшее проявление эмоций не решились.
  
   Доев я встал из-за "стола" и отправился назад в свою комнату. Первым делом было решено приготовить все - в том числе и оружие - и обдумать свои ближайшие действия. Решить, что сейчас имеет первоочередную важность...
  
  Глава 2.
   Примерно в 1529 году, когда Атауальпа начал
  готовиться к войне, он был схвачен в Томебамбе.
  Относительно этого есть две версии: одна утверждает,
  что его похитители были лояльные Уаскару каньяри; по
  другой утверждается, что он был побежден и захвачен
  войсками кусконцев под командованием Уанка Ауку.
  Атауальпа был заключен в крепости, откуда был освобожден
  ночью своими сторонниками. Атауальпа бежал в Кито, где
  собрал свои силы и атаковал Томебамбу.*(17)
  
   Вернувшись после еды в, скажем так, свою комнату, я принялся за распаковку переброшенного вместе со "мной" имущества. В небольшую пластиковую коробку были упакованы два одинаковых ноутбука, на которые было полностью перенесено содержание моего компьютера, а также несколько исторических и технических справочников. Впрочем, поскольку все было рассчитано на заброску в конец 20 век, то едва ли не большая часть всего этого окажется бесполезной. Что толку, например, в информации о производстве микросхем, если нужного для этого оборудования все равно нигде не взять? Впрочем, польза от компьютеров может быть и несколько другая - начиная от всевозможных расчетов и заканчивая элементарным установлением единиц измерения. Ведь все известные формулы и параметры определяются в метрической системе измерений, а я не имею ни малейшего понятия, как она соотносится с инкской. Рядом с ними лежало и два зарядных устройства на основе солнечных батарей, положенных чисто "на всякий случай". Вдруг мне придется по какой-то причине оказаться там, куда еще не дошли блага цивилизации?. В моем же случае это будет и вовсе незаменимой вещью...
  
   Следом за ноутбуками из ящика были извлечены пистолет "Глок". Рядом лежала и небольшая картонная коробочка с полутора сотнями патронов. Пожалев, что ради экономии веса не взял с собой кобуры, а карманов в местной одежде не предусмотрено, отложил пистолет обратно в коробку. Впрочем, этот вопрос надо будет решить в ближайшее время. Оружие 21 века может мне в определенной ситуации очень даже пригодиться.
  
   Закончив инвентаризацию, я попытался вспомнить, что знал про Империю инков этого времени. И, к своему удивлению, понял, что знаю не так уж и много. В различных книгах про историю Тауантинсуйу хорошо расписывалось политическое, экономическое и социальное устройство страны, в подробностях рассказывалось о событиях времен завоевания страны конкистадорами... Но при этом практически ничего не было известно про последние годы до прибытия конкистадоров - время правления Сапа Инки Уаскара и гражданской войны. Достаточно точно было известно лишь то, что где-то в 1529 году начнется гражданская война. В ней Уаскар решит действовать на опережение и нанесет первый удар по сторонникам Атауальпы, одержав в начале кампании несколько побед и дойдя почти до Кито. Однако, к этому времени генералы Атауальпы успеют подготовить достойную встречу и в ходе битвы на равнине Мочакакса нанесут поражение армии южан. После чего перейдут в контрнаступление, одерживая одну победу за другой. В 1532 году в генеральном сражении у Куско в плен попадает и сам Сапа Инка Уаскар. А значительная часть его родственников - в том числе, жены и дети - оказалась истреблена. В ходе войны китонцы и фактически устроили геноцид многим народам Тауантинсуйу, поддержавшим Уаскара.*(7) По воспоминаниям испанцев, многие города после боев лежали в руинах, а на деревьях висели трупы индейцев, чьи племена поддержали Куско.
  
   Вообще, это было просто беспрецедентным событием в истории Тауантинсуйу - даже после захвата вражьей земли остатки ее армий распускались по домам. "Императоры" были больше заинтересованы в большем количестве рабочей силы, а не поголовном истреблении всех сопротивляющихся.*(8) Особо ненадежные группы лиц часто высылали в другой конец страны, где, будучи оторваны от родных племен, они не представляли особой опасности. И, наоборот, отправляли своих колонистов во вновь присоединенные земли.*(9) Но эта война была совершенно другой. Будучи человеком жестоким и подозрительным*(10), Атауальпа желал избавиться от всех своих даже потенциальных противников, нисколько при это не стесняясь в выборе средств. Лишь бы только в итоге стать Сапа Инкой.
  
   Захваченный же под Куско Уаскар отправлен на север к Атауальпе. Но когда он попал в плен к конкистадорам, то во избежание попадания к ним и второго претендента на высшую власть решил избавиться от своего соперника. Уаскар был убит своей охраной в Андамарке, в горах, выше долины Санта между Уамачуко и Уайласом, немного южнее Кахамарки.
  
   Только вот толку от такой информации было не много. Я знал, чем все закончилось, но не имел ни малейшего понятия о том, как все происходило. А жаль. Могло бы очень помочь. Но увы, рассчитывать придется лишь на себя...
  
   Подумав так, я принялся за изучение имеющейся у Уаскара информации. И она меня нисколько не обрадовала... Все теперь уже мое окружение представляло из себя практически одно огромное скопище пауков в банке. Представителе разных родов с увлечением занимались дележом власти, практически даже и не обращая при этом внимания на существование Сапа Инки. И если раньше их в значительной мере сдерживала твердая власть правителя и постоянные войны, в которых им приходилось участвовать, то сейчас при сложившемся двоевластии все становилось куда неопределеннее... Тем более, что Уаскар как правитель был достаточно слабоват. Он не был полным идиотом и ничтожеством, как-то пытались представить атауальписты, а уже затем с их слов*(11) испанцы - будь так, вряд ли Уайна Капак решилбы завещать ему власть. Вряд ли он мечтал о развале своей страны. Но и до уровня прежних правителей не дотягивал. Чего стоит одна лишь его идея о передаче по наследству дворцов правителей, а не сохранению их за умершим правителем. Казалось бы, все правильно - сколько ресурсов сэкономить можно... Но абсолютно несвоевременно, интересы слишком уж многих высокопоставленных лиц это затрагивает.
  
   Все это в сумме создавало и удобную почву для заговоров... Получалось так, что одни поддерживают Уаскара - то есть теперь меня, другие - Атауальпу, а третьи и вовсе думают воспользоваться борьбой за власть и свалить обоих претендентов, поставив Сапа Инкой удобную марионетку, полностью подчиненную их воле... Более того, воспользовавшись ослаблением страны, свою политику начали вести и кураки местных племен. И если сама идея Империи мало кем подвергалась сомнению - преимущества были очевидны, то вот к власти Куско многие были настроены отрицательно и желали взять ее в свои руки.*(12) И в такой ситуации мне не только нужно удержать власть, расправиться с Атауальпой - ясно ведь, что он не остановится на полпути к цели - и подготовиться к встрече "дорогих гостей" с европейского континента...
  
   А для этого, прежде всего, нужна армия. Причем, не такая, какая сейчас есть у того же Атауальпы, а качественно иная. Иначе даже при победе над китонцами все повторится. Да, меня также захватить в плен испанцам не удастся, но это ничего не изменит в долго срочной перспективе. И Тауантинсуйу все равно окажется под властью захватчиков, а большая часть населения истреблена или превращена в рабов.
  
   Только вот как тут победить? Ведь за первым вторжением последует второе. И третье, и четвертое, и пятое... Европейцы не отступятся. Тем более, что вскоре те же испанцы уже выйдут к самим северным границам Тауантинсуйу, а небольшие отряды конкистадоров сменятся регулярными колониальными войсками. Это будет долгая война, которая растянется на столетия. А потом будут и португальцы и, возможно, англичане с французами... И все они будут стремиться захватить Тауантинсуйу, разграбить ее богатства, превратить в рабов или истребить население. И что может противопоставить этим захватчикам Империя? Лишь одно - научно-технический прогресс. Сейчас это страна бронзового века, а для победы нужно как можно быстрее догнать и перегнать Европу хотя бы по некоторым наиболее важным направлениям. Чтобы всегда быть хотя бы на шаг впереди. Иначе рано или поздно, но нам придет конец. Как было с теми же арауканами, которые два с половиной столетия вели войну с колонизаторами, но все равно проиграли в итоге.
  
   Мда... Предстоит проделать немалую работу чтобы дать этой стране возможность победить и построить лучшее будущее. Где не будет ни завоевания, ни геноцида индейцев... Многое придется менять или вообще создавать с нуля... С этими мыслями я включил ноутбук, принявшись за изучение информации по интересующим меня в этот момент темам... А первым делом требовалось придумать легенду, объясняющую все мои новые действия...
  
  ***
   До полудня первого дня своего пребывания в Тауантинсуйу я занимался изучением нужных материалов и составление предварительных планов дальнейших действий. Потом пришлось прерваться для приема посланников от наместников различных провинций и решение государственных вопросов. "Посетители" являлись, сняв свои сандалии, положив на плечи символическую ношу и опустив глаза к земле, и излагали цель своего прибытия. Я же сидел на низком табурете и тихим голосом давал ответы. Под конец дня все эти церемонии мне прилично надоели - ну да такова уж доля правителя... Хорошо еще, что не приходилось через "посредника" говорить, как это было принято у Атауальпы - вот уж у кого точно мания величия в абсолютной степени. Даже редко соизволяет лично кому-то слово сказать. Время аудиенций закончилось лишь под вечер, когда я поужинал и лег спать.
  
   Однако надо было приниматься за дело, и на следующий же день сразу после завтрака вызвал к себе верховного жреца. Вильяк Уму был одним из тех людей, кому я мог относительно доверять - как-никак я сам недавно назначал*(13) его из своих сторонников, и потому прекрасно он понимал, что в случае победы Атауальпы ничего хорошего ему не светит. К тому же, как показала история, он не продался и уже при Манко был одним из тех, кто стоял за организацией восстания против конкистадоров.
  
   Вообще-то я давно привык, что зачастую "представители культа" сами при этом меньше всего верят в догмы собственной религии и лишь используют их в своих целях, но те времена еще не настали. Сейчас же - по крайней мере, у инков - даже сами жрецы реально верили в богов, чем я и решил воспользоваться чтобы залегендировать внезапно появившиеся знания. Конечно, множить человеческие заблуждения - идея далеко не лучшая, но время атеизма сейчас еще не наступило. А мне же надо как-то объяснить все происходящее - иначе мое "преображение" и внезапно откуда-то появившиеся нововведения показались бы окружающим слишком уж странными... Все ведь имеет свои причины. Да и нужны были сторонники, кто бы поддержал все мои начинания...
  
   В это время в помещение вошел Вильяк Уму, и от размышлений о своих намерениях я перешел к работе. Согласно местному этикету поприветствовав правителя, верховный жрец уселся на невысокой табуретке напротив. Переговорив вначале немного о всяких пустяках, вскоре я решил переходить к делу и первым же делом спросить о ситуации с Атауальпой.
   - Наши люди доносят, что он находится в Кито, - начал Вильяк Уму, -Несколько северных провинций фактически нам не подчиняются и находятся под его контролем. Недавно ему присягнули генералы Чалкучима, Кискис, Руминьяви, Инкура Уальпа, Урка Варанка и Уньо Чульо.
   - То есть мы остались без армии, - проконстатировал факт я.
   - Можно сказать и так, - вынужденно согласился жрец, - У нас остались лишь войска охраны восточной границы и гарнизоны городов...
   - Что-нибудь известно о намерениях Атауальпы?
   - Пока особо ничего.
  
   Дальше жрец сказал еще некоторую известную информацию, но мне она была известна еще из книг. Атауальпа, находясь в Кито, провозгласил себя законным наследником Тауантинсуйу, но пока никаких активных действий не принимал. Ситуация для него сложилась двоякая. С одной стороны, на его стороне стояла почти вся кадровая армия империи, имеющая немалый боевой опыт. С другой - практически все народы Тауантинсуйу оставались верны Уаскару - то есть теперь мне. Итог возможной войны был достаточно неопределенным, потому Атауальпа медлил, стараясь заранее заручиться как можно больше поддержкой чтобы действовать наверняка. Неизвестно, сколько могла бы тянуться эта "холодная война", но в моем мире в 1529 году Уаскар решил покончить с этой проблемой и отправил на север войска для подавления мятежа, что обернулось катастрофой. Выслушав все это, я решил перейти к делу. Достав из лежащей рядом пластиковой коробки ноутбук, я положил его перед собой и вновь обратился к жрецу. "Что ж... Вот он, решающий момент, - подумалось мне, - Теперь или я смогу приступить к делам... или завтра в Тауантинсуйу будет новый Инка..."
   - Я хотел тебе сказать, - начал я, - Многие жрецы предвещали падение Тауантинсуйу.*(14) Вчера же ко мне явились наши предки и говорили про то. Тяжелые испытания выпадут вскоре на нашу долю...
  
   Вслед за этим я рассказал про приближающуюся гражданскую войну с Атауальпой и про будущее нашествие конкистадоров, которое закончится завоеванием страны. Когда я лишь начал рассказывать - жрец пытался было возражать, обещая победу над Атауальпой и "ложными виракочами", а также последующие за этим грандиозные успехи, но вскоре смолк и лишь ошарашенно слушал...
   - Но предки указали мне Путь. Они объяснили мне, как не допустить той беды и победить, - с этими словами я повернул к жрецу ноутбук, - Здесь хранятся такое знания, которые неведомы никому в мире...
  
  ***
   Вильяк Уму уходил от правителя в двояком настроение. В рассказанную "легенду" он поверил на все сто процентов или близко к тому. Да и как можно сомневаться, когда видишь перед собой таинственную вещь, которая как-то хранит такие знания, которые не ведомы никому в мире? Возможно, конечно, что правитель чего-то и недоговорил, но это было не так уж важно. И, с одной стороны, полученная информация внушала уверенность в победу... А с другой ему не давала покоя мысль о том, что вскоре должна начаться война, победить в которой должен этот самозванец Атауальпа. Вильяк Уму прекрасно понимал, что ничего хорошего в этом случае ему не светит... Для него он был предателем, поддержавшим Уаскара, и потому не мог даже и рассчитывать на какое-то снисхождение. И потому оставалось лишь надеяться, что этого не произойдет, и помощь предков поможет одержать победу законному наследнику. Его же - как верховного жреца Инти - задача в том, чтобы помочь в осуществлении всего необходимого для этого. Тем более, Вильяк Уму был в том и лично заинтересован...
  
   Как ни странно, но сам факт помощи со стороны предков не вызвал у жреца особого удивления. Ведь Атауальпа нарушил установленный ими порядок и пытается узурпировать власть. Так что ж удивительного, что, видя творящееся беззаконие, предки решили помочь своему законному наследнику отстоять власть и защитить страну? Так и должно быть!
  
  ***
   После жреца ко мне явились местные ювелиры и "металлурги". Вообще, несмотря на то, что вокруг был бронзовый век, металлургия и ювелирное дело инков достигло немалых высот. Несмотря на кажущуюся примитивность местных технологий - народам Перу не были известны даже кузнечные меха, и для создания нужной тяги использовались длинные трубы, им были известны практически все способы обработки металлов, причем многие изделия по качеству изготовления не уступали европейским. Более того, им была известна даже платина, которую индейцы успешно обрабатывали. Но вот железо почему-то так и не открыли... Вообще еще в 21 веке местная цивилизация сильно удивляла меня. Отстав в одном чуть ли не на тысячелетия, в другом инки значительно опередили свое время. Что ж, постараюсь эту ошибку истории исправить...
  
   Сейчас же по моему приказу собрались лучшие специалисты Тауантинсуйу по обработке металлов. Вообще, инки свозили в Куско всех лучших мастеров из завоеванных стран, где они и работали, выполняя заказы правителя и имперской знати. Вон они мне и нужны были... Первым делом я решил позаботиться о собственных удобствах и озадачил ювелиров производством привычных мне столовых приборов: ложек и вилок, образцы которых показал им на картинки. Им же заказал изготовить сковороду. Мастера, конечно, ничего не поняли о назначении этих предметов, а спрашивать не рискнули, но поклялись, что заказ будет исполнен в кратчайший срок.
  
   Закончив с ювелирами, перешел к более важному делу. Чтобы в ближайшие годы победить и отстоять независимость Тауантинсуйу требовалось создать армию нового типа, способную как минимум на равных тягаться с европейцами. И если для создания ружей, сабель и доспехов нужно было сначала наладить производство стали, то те же пушки вполне возможно было отлить и из бронзы, обрабатывать которую индейцы умеют неплохо. Поэтому, толкнув в качестве вступления небольшую речь о "воле предков" и богов, показал на экране ноутбука зарисовки "единорога". Фотографии чтобы показать общий вид пушки, к сожалению, не нашлось, но объяснить, что мне нужно получить и как это сделать, вроде, удалось. После чего, мысленно пожалев о еще не созданной здесь системе СИ, поручил, используя наиболее чистые металлы, отлить несколько пушек калибров в "/ хак юку" - то есть около 135 миллиметров. Что ж, посмотрю, что получится у местных мастеров и можно ли будет из получившихся изделий стрелять. Наибольшее опасение вызывали примеси, которые вполне могли быть в местной руде и могли сильно испортить качество конечных изделий...
  
   Закончив общение с местными ремесленникам, приступил к решению государственных вопросов. Ничего важного, впрочем, не было. Все ограничивалось решением текущих вопросов. Некоторый интерес представляло лишь доставленное часки сообщение, что Атауальпа вновь отказался явиться в Куско для дачи вассальной клятвы. Что ж. Этого и следовало ожидать. Слишком уж велика вероятность того, что вновь покинуть "Центр мира" ему бы не удалось.
  
  ***
   Следующие три недели (хотя такого понятия в инкском календаре и не было) ушло на подготовку к "обходу земель". Ничего особенного в том, впрочем, не было - начиная с Пачакутека это стало уже своеобразной традицией. Для сопровождения было мобилизовано пятнадцать тысяч солдат - причем по моему требованию большинство из них составили обычные ополченцы, мобилизованные как из высокогорных племен, так и из индейцев сельвы. Пусть в свободное время профессионалы займутся подготовкой дополнительных частей. Когда начнется война - мне нужно будет собрать воедино всех профессиональных солдат, которые окажутся в моем подчинении чтобы достойно встретить китонцев Атауальпы. Также в поход отправлялись несколько мастеров из местных металлургов и две тысячи общинников, отрабатывающих миту*(16).
  
   Поскольку моя "заброска" в прошлое планировалась также в Перу - попасть в иное место просто не было возможности, то на ноутбук было загружено немало информации о полезных ископаемых Южной Америки. Более того, за время жизни в Перу я достаточно много где успел побывать и многое увидеть... Вообще, в Перу известно около 70 железорудных месторождения, но достаточно крупных и известных было лишь три - Маркона, Ливитака и Колькемарка. Первое из них располагается на прибрежной равнине и в моем прошлом разрабатывалось с середины 20 века открытым способом. Главным преимуществом этого месторождения в те времена была достаточная близость к морю - из-за неразвитости собственной перуанской промышленности большая часть добытой руды шла на экспорт. Два других месторождения, разработка которых началась буквально перед моим "отбытием" в прошлое, находились восточнее первого - и куда ближе к Куско, столице Тауантинсуйу, и Апуримаку, относительно которого у меня были некоторые мысли.
  
   Кроме того, использование этих рудников позволит хоть немного уменьшить плечо перевозок - которое, впрочем, все равно получается немалым, тот же уголь, например, везти придется аж с приграничья - из инкской Амазонии. Если, конечно, нет желания быстро уничтожить горные леса Анд и нарушить всю местную экологию. Джунгли все ж восстанавливаются быстрее. Кроме того, удаленность от побережья делает эти места и более защищенными от внезапных нападений с побережья... Во всяком случае, застигнуть врасплох не получится. Потому после недолгих раздумий я решил отправляться туда...
  
  ***
   Впрочем, пока же шла подготовка к "обходу владений", я также не сидел без дела. Еще в общении с мастерами стало понятно, что необходимо как можно быстрее вводить в стране нормальную систему измерений. Нынешняя инкская, где минимальной единицей была пядь, для выполнения будущих задач не годилась совершенно. Все имевшиеся под рукой "эталоны" можно было считать таковыми с большой натяжкой. Что ни возьми - неизвестно, насколько реальный размер соответствует "номинальному". Да и далеко не из любого значения можно легко вывести "эталонные" единицы с нужной точностью... Потому, плюнув на СИ, решил создать новую систему измерений на основе местных единиц измерений. Некоторое неудобство при этом представляло лишь то, что при некоторых физических расчетах постоянно вносить определенный "поправочный коэффициент" или пересчитывать константы. Впрочем, это дело прошлого.
  
   Решив так, я взял за основу 1 "sikya" - инкскую "половину сажени", равную 1,06 метра. Поделил ее пополам, получив два отрезка по 53 см. После чего, проведя параллельную линию и отметив на них 5 одинаковых отрезков произвольной длины, провел через крайние точки двух линий две прямые до пересечения, а затем из полученной точки провел еще три линии, разделив отрезок на 5 частей, получив "дециметр". После чего повторил все. После чего повторил все это еще 2 раза, получив "инкский сантиметр" и "инкский миллиметр". После чего приказал местным мастерам по дереву изготовить несколько досок-линеек с разной величиной делений, а ювелирам - изготовить несколько металлических "эталонных" линеек, что и было выполнено меньше чем за неделю.
  (P.s. в дальнейшем все размеры будут указываться в "инкских" "метрах/сантиметрах" и т.д. если не указано иное - лень просто названия новые для всего придумывать).
  
   Сам же в то же время решил посетить местные мастерские и посмотреть на применяемые в это время технологии. Все-таки одно дело - книжки, другое - реальность... Тем более, что про многое известно в наше время было до удивления мало. Вообще, информации об инках в сравнении с теми же ацтеками было совсем немного. Когда еще в 21 веке изучал информацию про них, то сильно удивлялся этому. Словно конкистадоры тщательно старались уничтожить даже память о чуждой европейцам социальной структуре, всячески исказить информацию о погибшей цивилизации. Впрочем, это и можно понять. Как это так - страна, где нет голода, нет бездомных, нет рабов? Это ж ненормально! Нет, систему Тауантинсуйу ни в коей мере нельзя считать идеалом - но в некоторых отношениях она опередила Европу... И потому оказалась совершенно чужда испанцам.
  
   Начать же "экскурсию" я решил с местных "кузниц". Надо было составить представления о уровне развития местного металлургического ремесла. Поскольку, всех лучших мастеров инки свозили в Куско, то и все эти производства находились неподалеку. В связи с этим я сначала думал прогуляться практически одному, взяв лишь несколько сопровождающих. Но тут "Уаскар" тотчас подсказал, что это нежелательно, т.к. так не принято. В результате пришлось брать с собой носильщиков и многочисленную охрану. Вообще, дворец Великого Инки имел два если их можно так назвать "периметра охраны". Сам он представлял из себя несколько соединенных друг с другом дворов, вокруг которых вплотную друг к другу были выстроены многочисленные однокомнатные здания - многокомнатные помещения встречались у инков крайне редко. И вот у выхода из того двора, где располагается спальня Великого Инки, и стоит первый пост - сотня отборных солдат, ветеранов многих сражений. Кроме них еще две тысячи солдат контролировали все входы-выходы в дворец. Сейчас же мне чтоб отправиться в мастерские пришлось взять кроме носильщиков и полтысячи охранников... Когда ж, наконец, все было готово, я забрался в носилки (или как они там правильно называться должны?) и мы не торопясь направились на выход из Куско.
  
   Пока шли по городу, я имел возможность посмотреть, что же представлял собой древний Куско... Центр города фактически представляли собой две больших площади, отделенные друг от друга рекой Уатанай. Восточная площадь, носившая название Аукайпата, была местом, где располагались окружающие ее с трех сторон дворцы Великих Инков. Здесь же сейчас видна была и начавшаяся стройка "моего дворца". Вообще, когда только попал сюда - думал отменить ее и начать строительство по иному плану, привычному мне, но потом решил, что пока не стоит. Не стоит так сразу начинать нарушать местных культурных традиций... Сама площадь Аукайпата чтобы не было грязи была засыпана мелким гравием. К востоку от реки находилась и другая, меньшая по размеру, площадь Кусипата. Это было место, где по праздникам собирались жители города. Все это разделялось рекой Уатанай, чьи берега и дно в этом месте были полностью выложены каменными блоками.
  
   Глядя на эти места, мне опять вспоминались слова из прочитанных исторических книг. Прибыв сюда, испанцы были чуть ли не шокированы всем этим... Мне, как человеку 21 века, ничего особенного тут, правда, не виделось, за то на что сразу обращалось внимание - на чистоту. Здесь нигде не было ни куч мусора, ни вони, что было в эти же времена отличительной чертой европейских городов. Впрочем, после завоевания испанцы быстро устранили этот "недостаток". По воспоминаниям современников конкисты, уже через пятнадцать лет по берегам реки лежали кучи мусора, а вода в самой реке была загрязнена всякими отходами...
  
   Впрочем, вскоре мы покинули центр Куско и окружающий "пейзаж" сменился. На смену большим, построенным из шлифованного камня, домам знати пришли жилища остальных жителей столицы. Часть из них также была построена из камня - однако, качество было совсем не тем, а многие вообще имели лишь каменные фундаменты, выше которых начинались глиняные стены. Сверху все они имели остроконечные, сильно свешивающиеся вниз, прикрывая стены, тростниковые крыши - что, впрочем, вообще было характерно для большинства инкских построек... Ну а между домами пролегали узкие улицы, разделенные на две части выложенным из камня каналом для воды. Глядя на все это, я мысленно выругался в адрес местных строителей... Нет, сейчас-то, конечно, все было нормально. Но в будущем узость улиц обещала стать серьезной проблемой... Ну что поделаешь - не могли инкские архитекторы предполагать, что когда-то на смену ламам придут автомобили. А ведь это ж большой город - под 200 тысяч жителей! Так просто не снесешь и не перестроишь... Впрочем, некоторые меры можно предпринять и немедленно... Например, приказать при застройки новых территорий расширить ширину улиц раза в четыре...
  
   К мастерским мы добрались достаточно быстро. Все они располагались непосредственно в долине неподалеку от города. И первым делом, как и планировалось, я отправился в плавильные мастерские. Располагались они на вершине горы, где располагались многочисленные цилиндрические плавильные печи, называемые на языке кечуа "уайра". Снизу же по склону к ним тянулись длинные керамические трубы для поддува воздуха. Память, правда, из прочитанного когда-то раньше подсказывала, что подобная технология появлялась раньше и в Европе и лишь где-то в Средневековье окончательно ушла в прошлое. Правда, Средневековье-то - оно длинное, а более конкретно вспомнить не получалось. Однако местные металлурги, видимо, уже начали переход к более современным технологиям - в дополнение к этому сверху печей стояли сложенные из кирпича трубы длинной примерно в метр.
  
   Когда поднялся наверх, меня уже встречали все местные мастера, по моему приказу тотчас же начавшие "экскурсию". Местная технология, все этапы которой мне чуть ли не с гордостью показывали местные мастера, на взгляд человека 21 века оказалась донельзя примитивной. Плавили здесь все в небольших печах, где также осуществлялась и продувка. После чего полученную медь с изрядным количеством примесей применяли для производства различных изделий или переплавляли вместе с оловом для получения бронзы. Тем не менее, местным мастерам были известны многие важнейшие способы обработки металлов - плавка, ковка, литье, штамповка, клепка, золочение и даже что-то типа пайки. Для этого на металлические детали, которые требовалось соединить, накладывалась смесь окиси меди с органическим связывающим веществом, после чего все это нагревалось для восстановления меди. Умели здесь и "выковывать" листовой металл. Но больше всего меня удивила местная технология получения платины. Поскольку расплавить ее в местных печах было невозможно, местные мастера придумали достаточно оригинальную технологию. Для этого крупицы платины смешивали с золотым песком, многократно нагревали и тщательно проковывали до получения однородной массы.
  
   Одним из первых дел, кстати, показали уже изготовленные формы под отливку заказанных мной пушечных стволов, и лишь потом повели показывать и сам "технологический процесс" на разных его этапах. Над всей же "производственной площадкой" поднимался густой столб дыма с большим количеством сернистого газа... Представив, насколько "полезно" для здоровья работать в таких условиях, я постарался как можно быстрее покинуть вершину горы и лишь потом предложил попробовать построить печи внизу, организовав поддув от тромпы, а для "вытяжки" использовать длинные трубы, положенные на склон. Главным преимуществом такой системы стало бы то, что такая труба это получилась бы простейшим уловителем серы. Я ж сделал себе заметку постараться в свободное время вспомнить, как это осуществлялось в будущем...
  
   Следующим делом я посетил мастерские по "металлообработке", представлявшие из себя еще более грустное зрелище... Никаких станков тут не было и в помине. Весь инструмент - впрочем, довольно-таки немногочисленный - был исключительно ручным и представлял из себя лишь разнообразные молотки, точильные камни и бронзовые "зубила". В общем, я сделал для себя вывод, что немедленное начало индустриализации в подобных условиях принципиально невозможно... Оставалось лишь дивиться умениям местных мастеров, изготавливающих при помощи этого вещи, не уступающие по качеству европейские...
  
   Напоследок зашел к местным гончарам, где ознакомился с местной технологией производства посуды. В отличие от своих предшественников, инки не увлекались "парадной керамикой" и различными украшениями. Их изделия были типовыми. За то при этом именно они смогли выйти с ними на уровень фактически массового производства. В отличие от Европы, здесь сосуды лепили по формам и обжигали не в специальных печах, а под грудой топлива в особым образом сложенных кострах. Но при всем этом местные изделия мало уступали по качеству европейским... Но больше всего меня удивило другое. Когда я предложил было местным гончарам использовать для лепки круг, они лишь удивились, зачем это нужно. Как выяснилось, такая технология здесь известна с давних времен - ее применяли индейцы долины Уайлас, но распространения она так и не получила... Решив, что все сразу делать все равно не получится, я приказал пока делать по старинке и отправился "домой".
  
  ***
   Вернувшись в дворец, я продолжил готовиться к походу. Опрос чиновников показал, что Колькемарка, где располагалось ближайшее к Куско железорудное месторождение с содержанием металла в породе около 60%, - ныне маленькая крестьянская деревушка в самой глуши с населением в полсотни человек, расположенная километрах в трех от безымянной речки - притока Апуримака *(37). Аналогично оказалось и с Ливитакой - небольшая деревня, расположенная на примерно таком же расстоянии от одноименной речки - тоже притока Апуримака. Здесь я и запланировал построить первый в Тауантинсуйу металлургический завод... Впрочем, это было лишь делом будущего...
  
   Пока же, приказав мобилизовать десять тысяч индейцев - причем, как из горных племен, так и из жителей инкской Амазонии - и пару тысяч работников из местных племен, я готовился к, как это было объявлено официально, "обходу своих владений". Тем более, что кроме производства стали передо мной стояло и еще несколько первоочередных задач. Нужно было организовать производство пороха. Вообще-то, в книжках про "попаданцев" ГГ обычно выполняет это дело просто по ходу, но в реальности все было не так-то просто... Пусть серу несложно добыть - есть месторождения. Но вот со всем остальным было несколько сложнее. Непосредственно на инкской территории находится пустыня Атакама. Только вот селитра там не калиевая, а натриевая. А чтобы из нее получить калиевую для начала нужно получить хлористый калий, отделив его от хлористого натрия - обычной пищевой соли.
  
   Третьим компонентом пороха был древесный уголь. Для его производства в металлическую бочку кладутся дрова толщиной в 5 - 25 сантиметров, сама она закрывается неплотной крышкой и на несколько часов ставится в костер. Причем, дрова должны использоваться уже отлежавшие год-два, потому их нужно брать со складов, а на замену им заготавливать новые. После чего нажженный уголь распределить по закрытым каменным бункерам чтобы при самовозгорании не было подтока воздуха. Казалось бы, ничего сложного... Вот только все это нужно было обеспечить. А, заодно, еще и создать шаровую мельницу для получения из них пороха. Иначе о крупномасштабном производстве пороха можно и не говорить. Потому следующие две недели в Куско я практически не бывал, занимаясь организацией всего этого дела... Хорошо еще, что селитра оказалась известна и местным "геологам" и мне не пришлось ее искать самому... Вот только объемы ее добычи нужно было увеличить на несколько порядков...
  
  Глава 3.
  Две инкские армии сошлись на равнине Мочакакса,
  к югу от Кито. Там армия северян одержала
  первую победу в этой гражданской войне. ....
  Схваченного полководца Атока сначала пытали, а
  затем казнили с использованием дротиков и стрел.
  Атауальпа распорядился сделать из черепа Атока
  позолоченную чашу, которую, как это зафиксировали
  испанцы, Атауальпа продолжал использовать и
  четыре года спустя.*(6)
  
   Атауальпа, выслушав сообщение часки и "прочитав" кипу, призадумался. Из Куско сообщали, что Уаскар собирается, как это уже вошло в традицию, совершить обход своих территорий. Кроме того, непонятно для чего он недавно встречался с кусконскими литейщиками и заказал изготовление каких-то непонятных предметов, а затем и сам посетил мастерские...
  
   Вообще последнее время губернатор Кито регулярно задумался о сложившемся положении... Территория будущего Эквадора была завоевана еще Тупаком Инкой Юпанки - сыном самого Пачакутека, создателя Тиуантисуйу. Однако местные племена регулярно поднимали восстания, потому инкским правителям приходилось держать здесь значительные силы. Вообще, история эквадорской цивилизации имела ряд своих особенностей, отличающей ее от перуанской. Поскольку в одном их мест Анды становятся достаточно низкими - в этом месте они покрыты джунглями, образующими "перемычку" между прибрежной равниной и Амазонией, то те же привычные к высокогорью и не приспособленные к жизни в джунглях ламы здесь появились лишь с приходом инков. Инками же были построены и дороги, впервые соединившие между собой север с югом. Прежде же единственное сообщение с народами Эквадора осуществлялось торговцами, плавающими вдоль побережья на бальсовых плотах. Здесь также было и единственное место во всех Андах, где существовала торговля на "внутреннем рынке" и использовались деньги. Все это сформировало на землях Эквадора свою собственную, изолированную культуру, значительно отличающуюся от перуанской. Устанавливаемые же инками порядки местным племенам были глубоко чужды. Еще одним фактором, оказавшим значительную роль при завоевательных походах, оказалась уникальность ситуации, сложившейся в тот момент в Перу. После падения цивилизаций Уари и Тиуанако между ставшими независимыми племенами начались постоянные войны, наносившие значительный урон как населению, так и хозяйству этих мест. И это длилось несколько столетий... Итог очевиден - люди настолько устали от постоянных войн, что были готовы подчиниться любой силе, которая принесла бы на земли Перу мир и относительное благополучие. И когда Пачакутек лишь начал свои завоевательные походы - многие племена соглашались войти в Тауантинсуйу мирно. В награду за это местной знати разрешалось сохранить свое положение в племенах. А несколько позднее Тупаком Инкой Юпанки это было распространено и на завоеванные народы - зачастую местным кураком назначался представитель прежнего правящего рода.*(18) В Эквадоре такой ситуации не было. И местные племена раз за разом поднимали восстания против правления инков...
  
   Все это заставило Сапа Инку Уайна Капака находиться здесь большую часть времени. Кроме того, он и совершил ряд завоевательных походов, расширив земли Тауантинсуйу. В связи же с этим Кито превратился практически во вторую столицу. Здесь были построены дворцы, не уступающие в роскоши кусконским, здесь были созданы огромные хранилища... Да и вообще провинция эта была достаточно богатой. Атауальпа же, будучи сыном Уайны Капака не от койи - жены-сестры Великого Инки, а от одной из младших жен, не имел никаких законный прав стать новым Сапа Инкой. И его отец это прекрасно понимал, потому завещал после своей смерти разделить Тауантинсуйу на две части. Уаскару должна была отойти южная с центром в Куско, а Атауальпа получил бы северную со столицей в Кито. И именно это различие и учиненный китонцами террор вскоре стали той причиной, что позволила испанцам быстро завоевать Тауантинсуйу. Южане их встречали как освободителей. А получили лишь порабощение...
  
   Однако подобное деление в корне противоречило традициям инков, желавшим максимально расширить свои земли, создав единое мировое государство. Потому знать Куско обвинила Атауальпу во лжи, а Уаскар предложил в качестве компромисса назначить его губернатором Кито - запретив, однако, совершать военные походы и предпринимать вообще какие-либо меры для расширения своих земель. Для проведшего всю свою жизнь в сражениях Атауальпы это было немыслимо, однако он согласился. Однако явиться в Куско для принесения присяги Уаскару не пожелал, вполне справедливо опасаясь за свою жизнь. Таким образом, Атауальпа и стал фактическим правителем нескольких северных провинций, фактически вышедших из подчинения Куско. Китонцы не подчинялись приказам центра, не сдавали продовольствие на государственные хранилища, не посылали людей на государственные работы за пределами подконтрольных провинций... Да даже религиозные праздники проводили отдельно. Лишь система почты - гонцы-часки - оставалась общей. Однако положение Атауальпы было весьма шатким. Делиться властью не желал ни один из братьев и мечтал при первой же возможности избавиться от конкурентов. Всем в Тауантинсуйу было понятно, что рано или поздно между двумя сторонами разгорится война.
  
   Однако ни один из претендентов не торопился начинать ее. Атауальпа имел в своем распоряжении сорокатысячную армию с хорошим боевым опытом, а также мог мобилизовать население северных провинций. Но из-за его "неинкского" происхождения поддержка среди знати Тауантинсуйу была весьма небольшой. За его жестокость, проявленную при подавлении восстаний северных племен, не любили Атауальпу и в народе. Начинать в таких условиях войну было авантюрой, провал которой грозил неминуемой смертью.
  
   Уаскар имел в распоряжении практически такую же по численности профессиональную армию, но большая ее часть была разбросана по всей стране в качестве гарнизонов пограничных крепостей, защищающих Тауантинсуйу от набегов дикарей из сельвы. Более того, на стороне Атауальпы были лучшие военачальники инков, потому начинать войну с "самозванцем" он тоже не решался.
  
   В данный же момент обе стороны занимались подковерной борьбой, стараясь перетянуть на свою сторону как можно больше людей. Однако - это Атауальпа прекрасно понимал - такая ситуация не может длиться вечно. Атауальпа пытался соблазнить курак севера Тауантинсуйу и знать Урин Куско, Уаскар - военачальников Атауальпы... Новость о намерении Сапа Инки совершить обход сволих земель не была бы чем-то особенным. Если бы не одно "но"...
  
   "Так что ж задумал Уаскар, - задумался Атауальпа, - Зачем ему понадобилось брать с собой одних из лучших литейщиков Куско? Да и состав "сопровождения" странный... Уаскар приказал мобилизовать десять тысяч ополченцев - в том числе презираемых большинством горцев индейцев сельвы, на которых обычно смотрят как на полудикарей... Главной же их особенности с военной точки зрения было хорошее умение пользоваться луками. Но зачем это нужно Уаскару?"
  
   Подумав так, Атауальпа решил, что нужно как можно быстрее все это выяснить. Вызвав начальника охраны, Атауальпа отдал ему несколько приказов, а вскоре в Куско побежал часки, который должен был передать их сторонникам его сторонникам в столице Тауантинсуйу...
  
  ***
   Пока шла подготовка к "обходу владений", закончился и июль, в местном календаре носивший название "Чакра Конакуй Килья" - "Месяц Поливки". Начался август - "Чакра Япуй Килья", "Месяц Сева"*(19). И начинался он, естественно, с религиозного праздника, носившего то же название - "Праздник Сева"...
  
   А буквально за четыре дней до этого ко мне вновь явились мастера-ювелиры, принесшие заказ - серебряные ложки и вилки, богато украшенные какими-то орнаментами. Видать, именно из-за этого на выполнение заказа и ушло так много времени... Но я был доволен. Теперь хоть можно будет есть как цивилизованный человек. Когда вечером того же дня я ужинал, прислуживавшие "девы Солнца" смотрели на меня с нескрываемым восхищением. Словно я создал не элементарную ложку, а собрал на коленке самолет и полетел. Но спрашивать ничего на эту тему не решились.
  
   Кроме ложек принесли мне и золотую сковородку. Однако, как оказалось, жарить-то особо и не на чем. Разве что на сале, но я такого не любил. Поэтому, проклиная 16 век за то, что маргарин тут не изобрели, а оливковое масло есть лишь в Европе, приказал изготовить пресс для выдавливания масла из подсолнечника. Пока же этот вопрос отложил на будущее. Надеюсь, что недалекое.
  
   За всем этим не заметил, как настал и новый месяц, как всегда начинавшийся с праздника. В котором я должен был принять непосредственное участие. Потому еще до рассвета пришлось отправиться в кусконский Храм Солнца - Кориканча. Надо сказать, место это было весьма примечательным. Построенный еще во времена Пачакутека, когда по его приказу старый Куско был снесен, а на его месте был выстроен новый город, храм был по местным меркам просто огромен. Его стены были сложены из огромного количества точно подогнанных друг к другу блоков из шлифованного камня и облицованных снаружи и изнутри золотыми пластинами, на которых были изображены сюжеты из местных мифов и истории. Примерно прикинув находящееся здесь количество золота, я мысленно присвистнул. "Ничего, теперь испанцы не наживутся с разграбления этого места", - ехидно усмехнулся внутренний голос.
  
   Здесь, на площади перед храмом уже собирался народ. Ближе к нему находились инки - представители правящего рода, несколько дальше находились жители Куско и жители столицы. Удивило то, что происходило все практически в тишине. Все стояли и ждали... И вот, наконец, долгожданный момент! Над горизонтом на востоке самый краешком показалось солнце, бросив свои первые лучи над одним из двенадцати "месячных столбов", расположенных вблизи города, и осветив засверкавшие при этом золотые пластины на стенах храма.
  
   В этот момент стоявший у "ворот" - назвать их дверями не поворачивался язык - верховный жрец двинулся в храм, а за ним двинулись и все остальные. Внутренняя обстановка не уступала в своей роскоши внешней "отделке". Стены были облицованы золотыми пластинами, но кроме них имелись и различные золотые статуи и украшения. А на дальней от входа стене висел большой круглый диск с исходящими из него лучами - символ Солнца. Вдоль боковых стен стояли невысокие инкские "табуретки", на которых "восседали" мумии Великих Инков.
  
   Вознеся долгие молитвы Солнцу, дающему жизнь всему на Земле, что заняло больше часа, верховный жрец провозгласил, что начинается "Месяц Сева". Затем из храмовых хранилищ было вынесено множество даров - прежде всего, продуктов и одежды, которые были принесены в жертву. Той же цели послужило и полсотни лам. Глядя на все это, я мысленно восхвалил Инти, Виракочу, Пачакамака и всех прочих местных богов - в которых, впрочем, совершенно не верил - что оказался в Перу, а не Мексике... Иначе в жертву сейчас приносили бы людей...
  
   Закончив с этим, я во главе местной знати вместе с множеством жрецов отправились в покрытую сплошными террасами священную долину Урубамба. В будущем я бывал в этом месте, но сейчас все было не так. Основным назначением долины фактически была "опытная сельскохозяйственная площадка". Вся она была покрыта сплошными террасами, и именно здесь инки изучали условия произрастания новых для них растений. Сажая их на разных террасах, они определяли, на какой высоте и при каком увлажнении они произрастают лучше всего и на основе этого решали, где и что выращивать.
  
   Но было у этой долины и другое важное назначение... Из-за чего мы сюда и прибыли... Забравшись на одну из террас, я взял поданную слугами золотую мотыгу и достаточно быстро взрыхлил небольшую грядку, которую засеял кукурузой. И в тот же момент, когда это было закончено, верховный жрец вознес еще одну молитву и объявил о начале сева. Стоявшие наготове гонцы-часки тотчас отправились во все концы страны, разнося эту весть.
  
   Мы же все вернулись в Куско, где вскоре на площадь Кусипата началось большое пиршество. Приносились и многочисленные жертвоприношения как Солнцу, так и другим инкским богам и уакам - священным местам. Но теперь кроме официальных подношений, выделяемых из храмовых хранилищ, принимались и частные. Вынесли на площадь и мумии прежних правителей, которым вроде как давали еду и питье, которые сжигались в специальной жаровне. Все празднество сопровождалось множеством танцев и песен, восхваляющих богов и Сапа Инку. Когда же наступил закат, то жрецы торжественно подожгли множество костров с жертвоприношениями, отправляя их богам и предкам.
  
   Следующий день празднество продолжалось, и я также был вынужден участвовать к нем. А еще через день наш "поход" начался...
  
  ***
   Из Куско выступали утром 3 дня Месяца Сева. Вместе со мной в поход отправлялись пятнадцать тысяч солдат - в большинстве своем новобранцы - и две тысячи крестьян-общинников. С собой взял и вторую жену Уаскара - Чукуй Виру. Вообще, был у инков один идиотский обычай... "Главной" женой, дети которой имеют право стать новым Сапа Инкой, у них обязательно должна была быть родной сестрой правителя. В крайнем случае - двоюродной. Какими бывают последствия таких браков - в 21 веке хорошо известно. Так что с этим дурацким обычаем надо было кончать. И начать я решил с постепенного "возвышения" второй жены. И хотя вряд ли ее сын сможет стать новым правителем, за то тогда хоть мало кто будет удивляться когда я женю своего сына на одной из "дев Солнца". Пусть привыкают. Меньше потом будет сопротивления этому новшеству.
  
   К тому же, она была и достаточно симпатичной - даже по европейским меркам. Что среди индейцев бывает нечасто. "А у этого Уаскара неплохой вкус", - подумал я, когда впервые увидел ее. И пусть любовь моя осталась где-то там, в будущем (да и у меня ли? Ведь мое нынешнее сознание - лишь копия...), да и, как пелось в песенке, "жениться по любви не может ни один король", но мне почему-то хотелось видеть ее своей подругой и единомышленницей...Тем более, что было она достаточно умна.
  
   Вот в таком составе мы и вышли из Куско. Спереди бежали гонцы-часки, разносящие по всей стране весть о том, что Сапа Инка вздумал совершить обход своих земель, дальше шли чистильщики дороги, расчищавшие дороги от мусора и выдергивающие проросшую в щелях между камнями траву если где-то она оказывалась. И лишь затем следовал "авангард" - две тысячи опытных воинов и в два раза большее число ополченцев. Дальше на носилках несли меня, сидящего на носилках и по местным традициям держащего в руках золотой топор - один из символов власти Сапа Инки наравне с налобной повязкой "льяутой" с бахромой "борлой" из шерсти ламы и перьями птицы коренкэнкэ. На другой "скамейке" напротив сидела Чукуй Вира. Несколько человек рядом несли "радужный" флаг из семи разноцветных полос по цветам радуги. Вообще в первый момент после попадания я подумывал было заменить его на какой-нибудь другой - больно уж он похож на "модный" в 21 веке флаг гомосеков, но потом передумал. Хрен вам! Уж если я оказался тут - то испохабить инкский флаг всяким извращенцам не позволю! Вообще, Тауантинсуйу выгодно отличалась от многих государств прошлого - типа той же Римской империи - тем, что "толерантности" тут не было и в помине. Гомосеков сжигали живьем вместе с их домом, который затем разрушали. И что-либо тут менять я не собирался. Пусть всякие "правозащитники" в будущем поливают грязью народ Тауантинсуйу - мне плевать. Впрочем, я отвлекся... Следом за мной на аналогичных, но не столь богато украшенных, носилках следовали некоторые представители знати Куско и жрецов, которых я взял с собой. За ними следовала еще одна часть отряда, затем - обоз из призванных на работу людей и полутысячи лам, охранявшийся еще одной частью отряда.
  
   Поскольку мне было интересно посмотреть эти места такими, какими они были в 16 веке, то вешать занавес, как это делалось обычно, не стал. Несколько раз по подвесным мостам перебирались через реки. Вообще изначально я несколько побаивался этих выглядящих не вызывающими доверия веревочных конструкций, но Уаскар лишь усмехнулся этим, заявив, что инки умеют строить мосты и регулярно их обслуживать. Так что случаи их обрыва настолько редки, что о том не имеет смысла и говорить. В общем, немного успокоившись, я решил откинуть все свои страхи подальше. Да, непривычная штука. Но надежность ее подтверждена веками.
  
   Везде, где мы проходили, уже начались полевые работы. При помощи своего примитивного инструмента - каменных и бронзовых мотыг - местные индейцы обрабатывали поля-террасы и проводили посадки. Попадавшимся по дороге местным жителям приходилось приостанавливать работы и выкрикивать: "О величайший и могущественный Владыка, Сын Солнца, лишь ты один наш Повелитель, и весь мир внимает тебе", - стандартное местное приветствие простого народа по отношению к верховному правителю. Но как только мы проходили мимо, крестьяне возвращались к привычной работе. И, глядя на все это, мне становилось грустно... Вот живут здешние индейцы своей жизнью... Пусть не богато, но относительно благополучно по местным меркам. Обрабатывают поля, отмечают праздники, по очереди на пару месяцев отправляются на государственные работы... И не догадываются, что совсем скоро к ним должны были бы прийти конкистадоры... Движимые жаждой наживы и религиозным фанатизмом, они разграбят эту страну, уничтожив в ходе этого множество людей, а остальных заставят работать на себя в фактически рабских условиях... Станут вытравливать местные обычаи и культуру, навязывая "единственно верную" католическую веру...
  
   За этими мыслями о будущем я и не заметил, как наступил вечер. Когда-то еще Пачакутек - первый инкский правитель, кто решил совершить обход своих земель - приказал построить вдоль всех главных дорог постоялые дворы - тамбо - где во время своих "путешествий" по стране мог остановиться на ночлег. Располагались они на расстоянии дневного перехода - около двадцати километров, и мы как раз добрались до одного из них.
  
  ***
   Первым делом, как это и было принято согласно традиции, мы посетили несколько небольших городков в окрестности Куско - Писак, Ольянтайтамбо, Кусикача и Мачу-Пикчу... В этих местах бывал я и в своем 21 веке, но тогда в большинстве своем это были одни руины. Сейчас же это были вполне себе обитаемые поселения. На многочисленных террасах, сохранившихся и до наших дней, местные крестьяне производили посадки, в домах жили люди, а хранилища были буквально забиты продовольствием и, так сказать, "промтоварами"...
  
   Ольянтайтамбо стал вторым посещенным мной городком. Располагался он по берегам реки Патаканчи. Главная часть города была построена в виде трапеции с четырьмя продольными и семью более короткими поперечными улицами. В центре же находилась достаточно большая площадь. Как и в Куско, часть зданий были построены из подобранных по размеру шлифованных каменных блоков, другая же - из необработанного камня.
  
   Остановился я в местном дворце Сапа Инки "Келью Ракай", построенном еще для Пачакутека. Здание это, отделенное от остального города и окруженное террасами, было интересно оригинальной ля инков постройкой. Классическая инкская архитектура представляла из себя множество однокомнатных зданий, построенных вокруг единого двора (которые моли быть, впрочем, и проходными). Здесь же многочисленные здания и площади были соединены между собой, образуя многочисленные проходные комнаты и коридоры. Из прочитанного в будущем и полученного из памяти Уаскара вспомнилось, что Пачакутек вообще зачастую лично участвовал в проектировании городов и зданий. И Ольянтайтамбо был как раз одним из тех городов, которые были полностью снесены и перестроены заново по его приказу. Как и Куско. Впрочем, на фоне многого другого, сделанного им, это был сущий пустяк...
  
   В Ольянтайтамбо я решил задержаться на два дня. На следующий день я с самого утра решил сходить на Храмовый холм. Располагался он на высоте около пятидесяти метров над окружающей долиной. Подняться сюда можно было по одной единственной лестнице, заканчивающейся на террасе с "пристройкой десяти ниш". Из-за своей фактической неприступности это место использовалось и как крепость. Во время первого восстания против испанцев именно здесь располагалась "Ставка" Манко. И где-то в этих местах произошло одно из сражений, в котором индейцы одержали победу над испанцами... Которое, впрочем, все равно не смогло изменить...
  
   Поднявшись наверх, я увидел, что тут вовсю кипят работы по постройки храмового комплекса - и прежде всего, естественно, храма Солнца. В стену уже было уложено несколько громадных каменных блоков, рядом лежало и еще несколько. Несколько тысяч индейцев как раз при помощи веревок, катков из толстенных бревен и рычагов тянули к месту стройки один из них. Работа, естественно, продвигалась крайне медленно - малейшая неосторожность, и камень упадет, придавив рабочих. Потом предстоит с помощью каменных молотов из гальки разных размеров - от небольших с куриное яйцо до огромных, размером с футбольный мяч - подогнать этот блок к соседним. В отличие от шлифованных стандартного размера блоков "дворцовой" кладки, здесь применялась совсем другая технология. Чуть дальше как раз другие индейцы при помощи такого же инструмента обрабатывали следующий блок, при этом не рубя, а раскалывая камень, откалывая от него лишние части. Сначала большими "молотами" проводят черновую обработку, затем мелкими создают гладкую поверхность, а под конец мелкими обрабатывают углы. Так и строят. Поинтересовавшись у руководителя работ, я выяснил, что вся эта работа занимает около полумесяца. Еще примерно столько же уходит и на подгонку и установку каменного блока на место.*(22) За несколько лет или - в зависимости от масштабов стройки - десятилетий строят один "объект". Так, например, тот же Саксайуаман ушло почти 80 лет...
  
   Внезапно вспомнились многочисленные модные теории современных мне "икспертов", приписывающих все эти постройки всяким сверхцивилизациям прошлого, инопланетянам и так далее - и я лишь усмехнулся. Не было, господа уфологи, никаких инопланетян. И не надо считать индейцев дураками, не способными создать ничего подобного. Не глупее нас люди были. Просто у них развитие цивилизации пошло несколько другим путем. Вот и все дело. И то, что нам кажется невозможным без как каких-то высоких технологий, для них было вполне обыденным. Впрочем, почему-то это вообще стало модой - искать подвох там, где его нет...
  
  ***
   Утром следующего дня мы покинули Ольянтайтамбо, отправившись в дальнейший путь. Ради интереса я побывал и в Мачу-Пикчу, бывшем сейчас еще вполне обитаемым городком. Впрочем, он оказался брошен еще до прихода испанцев. По всей видимости, во время грядущей гражданской войны.
  
   Закончив осмотр окрестностей Куско, я решил, что пора отправляться на место будущего металлургического завода. Хоть и интересно было бы посмотреть, что вообще представляет из себя жизнь в Тауантинсуйу, но на это ушел бы чуть ли не год. А времени у меня было в обрез. Поэтому, переночевав в Мачу-Пикчу, я отправился к месту расположения будущего рудника. Поскольку любоваться видами Анд достаточно быстро надоело, я принялся вспоминать все, что мне было известно по металлургии, а в особенности - по огнеупорам. Обычно для строительства доменных печей использовались кирпичи на основе глинозема, который получают из бокситов хлоридным методом. Применялись также карбидокремниевые кирпичи и углеродистые блоки. Но для меня все эти способы не подходят. Раньше (хотя, вернее будет сказать "сейчас в Европе"), насколько знаю, для кладки применялись и определенные сорта глины, но в этом я разбирался мало, да и где их искать? В конечном итоге, из доступных вариантов остались лишь кварц и доломит, которые были достаточно распространены. Что хорошо - они годились и для кладки конвертера. Поэтому с них и нужно было начать свои поиски...
  
   За тот практически месяц, затраченный на "поездку", я тщательно перерылся в ноутбуке в поиске всей имеющейся там полезной информации, а заодно записал и все, что удалось вытянуть из памяти. Потому путь до места прошел достаточно незаметно. Из всего, что виделось, запомнился лишь единственный случай.
  
   Когда мы вошли в один из городков - то, как выяснилось, попали прямо на суд. Поскольку мне стало интересно посмотреть на знаменитое "правосудье по-инкски", то я, не долго думая, отправился на городскую площадь, где как раз проходило это действо. Дело, по которому шло разбирательство, оказалось простым, но относилось к тяжким преступлением. Государственные чиновники инков ежегодно производят перераспределение земель между государством, храмами и крестьянскими общинами, а при необходимости также принимают решения о строительстве новых террас и расширении посевных площадей. Когда ж начинается Месяц Сева - крестьяне начинают обрабатывать их. Кроме них, правда, бывают и небольшие, выделенные за особые заслуги, личные наделы, но они невелики. Тут же один пачака камайок - управляющий ста хозяйствами - решил захапать себе часть общинных земель, заставив при этом крестьян обрабатывать их. В иных условиях, возможно, никто бы ничего и не узнал, но только на его беду в это время в контролируемые им земли прибыл государственный чиновник-проверяющий. Выявив подобное непотребство, он тотчас донес о том в ближайший город - и вороватого чиновника вскоре арестовали.
  
   Поклявшись перед богами, предками и Сапа Инкой судить правильно, согласно законам, "уча танпак апу" - судья по тяжким преступлениям - зачитал перед всем народом города обвинение. Затем вызвали нескольких свидетелей - крестьян из тех самых деревень, которые подтвердили слова судьи.
   - Таким образом, вина доказана, - закончив с опросом свидетелей, подвел итог судья и обратился к обвиняемую, - Что по закону полагается за кражу?
   - Смерть, - испуганно пролепетал проворовавшийся чиновник.
  
   После чего судья заявил, что согласно законам вор приговаривается к смертной казни через повешение, которую немедленно и привели в исполнение. Правосудие у инков было коротким и жестким...
  
  Глава 4.
  Вскорости инкские солдаты схватили жен и детей
  Уаскара и отвели их в поселок Кикпай, находившийся
  вблизи Куско. Там чин администрации северян "заявил,
   что теперь заключенные под стражу должны будут
  выслушать обвинения, выдвинутые против них. Им
   разъяснили, почему они оказались приговорены к смерти".
  На глазах у Уаскара солдаты начали убивать его жен и
  дочерей одну за другой. Солдаты вырывали неродившихся
  младенцев из чрева их матерей и вешали их на их
  собственной пуповине. *(20)
  
   И вот мы практически добрались до места. Последний раз переночевав в городе Сикуани - последнем крупном поселении на пути к Ливитаке - мы выдвинулись к месту расположения будущего рудника. Сопровождавшие меня чиновники долго отговаривали меня идти в эти места - и причины вскоре стали ясны. Местность здесь оказалась совершенно дикой и практически неосвоенной. Единственное, что здесь напоминало о близости цивилизации - дороги. Которые, впрочем, по качеству значительно уступали "магистральным". Не было здесь ни постоялых дворов-тамбо, ни даже почтовых станций - редкие путники ночевали в немногочисленных деревнях, расположенных примерно на расстоянии дневного перехода, а почтовое сообщение было слишком редким чтобы содержать множество ничем не занятых гонцов-часки. Если ж возникала необходимость - в роли гонца выступал кто-либо из местных жителей, кто по цепочке передавали сообщения от деревни к деревни пока не достигали ближайшей почтовой станции.
  
   Три дня мы двигались по этим местам, ночуя в крестьянских домах - которые, надо сказать, особого впечатления на меня не произвели... Как и везде, представляли из себя они несколько расположенных вокруг общего двора небольших прямоугольных домиков, сложенных из необработанных камней, скрепленных смесью глины и какой-то липкой грязи и покрытой травой ичу, но только сейчас мне удалось увидеть их "внутреннее убранство": все оно состояло из очень низкой - всего несколько сантиметров высотой - с отверстиями, куда ставятся для приготовления пищи горшки, своеобразной "ручной мельницы" для размалывания кукурузных зерен - двух больших камней, плоского и в форме полумесяца, груды горшков в углу и валяющихся шерстяных одеял. И все... Ни полок-ниш, ни скамеек, ни хлопковых матрасов - спали прямо на земле. Немного порадовала лишь относительная чистота - насколько, конечно, это возможно в таких условиях...
  
   До деревни Ливитака добрались мы к обеду третьего дня. Но за все то время, что прошло с момента выхода из Куско, я успел тысячу раз проклясть все эти Анды и 16 век... Нет, хорошо было в 21 веке! Сел в автомобиль - и за какие-то сутки добрался от Куско до этой Ливитаки! С нынешним временем ни в какое сравнение не идет! Но раз уж решил прогрессорствовать - то придется потерпеть... Больше легкодоступных из известных мне железорудных месторождений все равно нет... "Ты, кажется, когда-то симпатизировал инкам? - ехидно усмехался внутренний голос, - Ну так вот получи, распишись - и делай что хочешь"...
  
   Выбежавший встречать нас местный староста, кланяясь и извиняясь за "неподходящие для Сына Солнца условия", предложил временно поселиться в его доме. На вопрос же о том, куда он денется сам, ответил, что пока поживет в соседнем здании - одной из хозяйственных построек. Впрочем, долго засиживаться тут у меня не было никакого желания. Уже на следующий день, взяв проводников из деревни, мы приступили к делу. Примерное место расположение железной руды я нашел достаточно быстро, но нужно было еще отыскать и добыть ее саму. Для чего рабочим было приказано набирать всевозможных камней и все их тащить ко мне. Другая ж их часть сразу приступила к постройке дороги через горы. Нужно было максимально быстро нормально оборудовать дорогу - построить станции гонцов-часки и постоялые дворы-тамбо.
  
   Сам же в то время начал искать подходящее место для металлургического завода, но вскоре тут меня постигло разочарование. Хоть буквально в паре километров от рудника протекала речка Ливитака, но для моих целей она была явно маловата. Опросив старосту, я пришел и к еще одному неутешительному выводу - река несудоходна, потому использовать ее для транспортировки можно разве что в разгар сезона дождей, когда уровень реки сильно поднимается. Хотя, даже такой вариант не так уж плох - накапливать руду и при появлении возможности отправлять. Тем более, все равно у инков на рудниках, как правило, лишь летом работают. Ну да при необходимости можно и на ламах доставить - их в Тауантинсуйу много. Когда вернулся "домой" - точнее, в наш лагерь, - поблизости уже лежало множество всевозможных камней, но разбираться с ними сегодня было уже некогда. Так что, отложив все дела на завтра, поел и лег спать.
  
   Следующие четыре дня я практически безвылазно пробыл на том же месте, разбираясь в найденных в разных местах камнях. Большинство из них не представляли особого интереса, будучи обычной пустой породой. Точнее, в тот же известняк был очень даже полезен, вот только он много где есть. А пришли-то за совсем другим. И лишь на четвертый день, наконец, улыбнулась удача - попалось несколько камней, притягивающихся друг к другу. А чуть позже попалось и несколько кусков гематита, опознать которые тоже не составило особого труда. А значительное их количество говорило, что это явно не случайная находка. Вызвав руководившего работами амаута-геолога,*(21) разузнал, где были найдены эти камни.
  
   К предполагаемому месторождению отправились следующим утром. Рудный выход удалось найти достаточно быстро. На некотором удалении удалось обнаружить и еще один. Добычу здесь можно было начинать в любой момент. Тем не менее, я приказал поиски продолжать. На следующий день присутствовавший в свите жрец провел обряд по обращению к горным богам, в ходе которого просил их отдать людям свои богатства. Как это и было принято у инков, в честь этого принесли в жертву несколько лам и множество продуктов и одежды. После чего, вооружившись бронзовыми ломами, новоиспеченные "шахтеры" приступили к добыче.
  
   Пробыв на месте еще неделю, за которую удалось найти еще пару рудных выходов, я решил отправиться дальше. Добыча шла вполне успешно, и я уже мог быть уверенным, что Тауантинсуйу без железа не останется. Но для того, чтобы это стало реальностью, сделать предстояло еще многое...
  
   Когда мы возвращались в Сикуани, в горах уже вовсю кипели работы по оборудованию нормальной дороги. В деревнях многочисленные рабочие уже заготовили места для строительства тамбо, а каждые поллиги (2,8 км) уже стояли почтовые станции, пока представляющие из себя лишь временные навесы, под которыми могли заночевать гонцы-часки. Но пройдет еще немного времени - и к месторождению проляжет нормальная, оборудованная по всем инкским стандартам дорога... Хотя, я понимал, что это будет лишь временное решение.
  
  ***
   Закончив с поиском руды, я отправился обратно в Куско. Одно дело закончено - теперь нужно приступать к следующему. Искать место и строить металлургический завод, решать вопросы с порохом, оружием и т.д. Тем более, через полтора месяца будет зимнее солнцестояние, означающее начало нового года. И если на других праздниках Сапа Инку вполне может заменить губернатор Куско (который, кроме того, исполняет функции Сапа Инки во время его разъездов по стране), то тут все было куда важнее. Считалось, что если сам Сапа Инка не присутствует на празднике, то новый год принесет несчастья стране. Потому я направился напрямую в столицу. В обозе же у нас, помимо всего прочего, шли ламы, везущие уже добытую железную руду. По дороге же я чтобы не терять впустую время, мысленно сожалея, что так и не успел в свое время выучить кечуа, пытался создать письменность. За основу после недолгих разрешений размышлений решил взять латинский алфавит. По крайней мере, он достаточно универсален и позволит легче изучать другие языки. Русский же алфавит мало того, что не особо распространен, так и не существует он пока в знакомом мне виде. Задумался было и над вопросом о правилах написания, но быстро забросил это дело. Лингвист из меня все равно никакой, так что пусть лучше этим местные занимаются сами. Так что, записав для каждого звука соотношение из одной или нескольких букв, решил на том и остановиться. Обойдусь пока чисто фонетическим письмом. По пути в Куско также рассказал "геологам" все, что знал про железные руды, их поиск и добычу и рассказал про месторождения Маркона и Колькемарка, обещав сделать их "инками по привилегии" если они смогут их найти.
  
   До Куско добрались без особых проблем и происшествий. Да и не с чего им было быть. Жизнь в столице также шла своим путем. Встречала нас "делегация" во главе с губернатором Куско Титу Атаучи и Койей Мирой - "женой-сестрой" Уаскара. Поинтересовавшись относительно выполнения моих поручений, выяснил, что уже начата закладка древесного угля - как "металлургического", так и "порохового" - в хранилища. С селитрой тоже было все нормально. Изготовили и пушки по моему заказу. Оставалось лишь сделать порох и провести испытания. Но самой неожиданной для меня стала сказанная уже по окончанию "официальной встречи" новость - оказывается, за прошедшее время местных мастеров буквально засыпали заказами на ложки и вилки! Вот уж чего никак не ожидал. "А ведь попытайся я насильно это все внедрять - сколько б недовольства было!" - усмехнулся я. А тут, как видно, услышали от "дев Солнца" про такое новшество - и всем загорелось иметь такое же. Не потому, что им так удобно и привычно, а чисто "для понту". Ну и пусть. Мне это даже выгодно.
  
   По приезду в Куско я думал было на следующий же день заняться дальнейшими делами по индустриализации, но ничего из того не вышло. В честь прибытия Сапа Инки устроили пир, продлившийся до вечера, так что все благие намерения пришлось отложить. Лишь на следующий день я, вызвав местных кузнецов, поручил изготовить несколько сыродутных печей и немедленно начать производство железа. Тем более, что для создания домны и конвертера потребуются и некоторые металлические детали. Тем же, кто остался на прежнем "месте работы", поручил изготовление бронзовых кирас. Стали пока все равно нет, а мне нужно как можно быстрее создавать нормальную армию. После чего встретился и с гончарами, которым приказал изготовить большое количество керамических труб для постройки тромпы. Кроме того, решил попробовать изготовить химическую посуду из покрытой стеклянной коркой керамики, которую можно получить если перед обжигом предварительно погрузить посуду в сосуд с поташом. Напоследок приказал печникам начать строительство сразу двух больших печей - для обжига известняка и для обжига кирпичей.
  
   Сам же тем временем вызвал к себе местных "ученых"-амаута и принялся расспрашивать их про местные реки. Как помнилось еще по будущему, на протекающем километрах в двухстах от Куско Апуримаке имелось несколько водопадов, где я и задумал построить металлургический завод. Вызванные "ученые" меня не разочаровали - подобные места действительно есть. Причем, даже больше, чем я думал. Что ж. Осталось лишь найти наиболее подходящее по всем критериям место, чем мне и предстояло заняться в ближайшее время...
  
   В то же время я приказал отобрать мне около полусотни подростков десяти-двенадцати лет - вне зависимости от пола, - из которых я собирался подготовить будущих инженеров и ученых Тауантинсуйу. Почему именно такой выбор? А тому, что они еще не успели насквозь "пропитаться" царящим в обществе консерватизмом. Мне нужны были люди, интересующиеся окружающий мир и создающие что-то новое, а не постоянно оглядывающиеся на сложившиеся обычаи и традиции. К тому же, они в будущем могли стать и той опорой, которой можно будет воспользоваться для борьбы со старой знатью. А что такая будет - можно было и не сомневаться. Слишком много всего нового я собирался принести в этот мир. Это заставило меня в свободное от дел время заняться написанием учебников - для начала хотя бы на уровне школы...
  
   Кроме того, продумал и основу организации своей будущей армии. Изначально была у меня мысль организовать что-то типа терции, но после некоторого раздумья от нее было решено отказаться. Не было условия для ее создания. Во-первых, у местных индейцев просто не было никакого опыта обращения с нужным для того оружием. Как я научу, например, владению мечом, если сам в том не разбираюсь ни на грамм? Да и с длинными копьями инки никогда не имели дел... Во-вторых, там все завязано на командные действия, что также непривычно для инков. Инкская армия сохраняет строй лишь до момента самого столкновение, после чего сражение превращается фактически во множество независимых индивидуальных стычек. И избавиться от этого - дело непростое и небыстрое... Эта "ударная армия" должна была стать главной силой, которая обеспечит победу моих войск над противникам.
  
   Поэтому в конечном итоге пришел к такому решению. Всю армию разделить на условные три части - "ударную армию", остальную профессиональную армию и "ополчение". Ударная армия численностью около пяти тысяч в основе должна была быть вооружена огнестрельным оружием - барабанными винтовками и пушками. Однако вряд ли за оставшиеся полтора года удастся наделать его в таком количестве. Потому в дополнение к ним я решил добавить пращников. Резервным оружием "ударников" должны были стать стальные топоры. Для защиты же использовать стальные кирасы и шлемы.
  
   Вторую часть - оставшуюся профессиональную армию численностью около тридцати пяти тысяч - я решил оставить пока при прежней организации. Основным ее оружием должны были стать луки (для чего предстояло отобрать лучников из племен сельвы), копья, стальные топоры и пращи. Вполне привычное для инков оружие, которое, однако, должно было стать более эффективным..
  
   А поскольку для войны мне придется собрать воедино всех лучших солдат страны, то их место в приграничных гарнизонах должны были занять призванные по мобилизации резервисты. В Тауантинсуйу все люди проходили военную подготовку, потому пользоваться "классическим" инкским оружием они должны достаточно неплохо. Хоть, конечно, боевого опыта в большинстве и не имеют. Для усиления же придать им некоторое количество артиллерии, а если будет возможность - то и перевооружить часть стальным оружием. Их задача будет в отражении набегов индейцев сельвы во время войны.
  
   Решив вопрос с организацией армии, мне пришлось задуматься над созданием огнестрельного оружия. Им должны были стать достаточно простые по конструкции и вполне готовые на нынешнем технологическом уровне барабанные винтовки. Основной проблемой была необходимость создания капсюлей, но получить бертолетову соль я рассчитывал в ближайшее время. Хотя, можно было попробовать и рецепт с гремучей ртутью, который читал когда-то в "Поваренной книге анархиста". Когда ж это будет - никаких сложностей к реализации моей задумке не будет. С пушками ж еще проще - прототипы уже готовы. Нужно лишь изготовить порох и провести испытания.
  
  ***
   "Год прошел как день вчерашний..." За всеми делами я практически и не заметил, как наступил "Новый год" по инкскому календарю - день зимнего солнцестояние. К этому дню со всех провинций Тауантинсуйу в столицу доставляли продукты, выделенные на содержание знати, чиновничьего аппарата, ремесленников и храмов. Из провинций в Куско прибывали представители провинциальной знати. Не было лишь людей из Кито, что вызывало недовольство у инков - Атауальпа фактически этим показывал, что не намерен подчиняться Куско и не считает здешнюю власть законной. Больше всего были недовольны представители правящей династии - Ханан Куско. Некоторые уже практически в открытую говорили, что нужно пойти в Кито и "повесить этого выскочку-самозванца". В то же время по имеющимся сведениям в Урин Куско отношение к происходящему было более нейтрально, а некоторые и вовсе были бы не прочь видеть правителем Атауальпу в надежде, что тот возвысит практически отодвинутую от реальной власти прежнюю династию и, в частности, их лично.
  
   "Капак Райми" - "Великий праздник Солнца", как и все остальные, начинался еще до рассвета, когда жители Куско начинали собираться у Кориканчи - Храма Солнца. В первых рядах, естественно, находились инки и жрецы, а дальше от храма собирался и остальной народ. Перед самыми ж "воротами" храма был разложен незажженный пока костер. Когда до рассвета оставалось совсем немного, освещавшие пространство факелы погасили, и все погрузилось во тьму. Я знал также, что сейчас практически нигде не осталось ни одного огня. Все присутствующие застыли в ожидании рассвета...
  
   Ожидание восхода казалось мучительно долгим, и по мере его приближении напряжение лишь росло - сейчас будет получено знамение - как пройдет будущий год! Но вот, наконец, первый луч Солнца взошел над горизонтом и, пройдя над одним из священных столбов, упал на храм. Стоявший у главных ворот верховный жрец поднял руку с тщательно отполированным золотым параболическим зеркалом и, поймав луч, сфокусировал его на сложенном из легко воспламеняемых материалов костре. Все кругом застыли в ожидании, что будет... Казалось, что даже время остановилось. Все только смотрели, что будет... Но вот в костре вспыхивает первый, еще слабый огонек - и по толпе тотчас проходит вздох облегчения - значит, бог солнца Инти благосклонен к Тауантинсуйу, и в этом году не стоит ждать никаких бедствий. Священный огонь загорелся, и теперь каждый день на восходе солнца от него будут зажигать костер на главной площади Куско... Ну а если б этого не произошло, если на небе вдруг появились тучи, и огонь не зажегся - то для его разжигания использовали бы прошлогодний. Однако это было нехорошей приметой - значит, боги чем-то прогневались на жителей Тауантинсуйу, и в новом году следует ждать от них наказания - природных катастроф, неурожаев, войн, эпидемий или еще чего-нибудь плохого...
  
   После этого верховный жрец двинулся в храм. За ним отправились и остальные инки, а простой народ, места для которого в храме не хватило бы, подтянулся ближе к воротам. В храме верховный жрец вознес молитвы богу солнца Инти, после чего принесли взятые из храмовых хранилищ жертвоприношения - еду и одежду - которые жрец торжественно "предложил" Солнцу - огромному золотому диску с исходящими от него лучами и бросил в жаровню, принося в жертву. Принесли в жертву и с полсотни лам, а еще сотню Вильяк Уму "посвятил Солнцу", разделив между тридцатью жрецами. Теперь каждый из них в установленный для себя день должен будет принести в жертву три-четыре ламы - убить их и сжечь в священном костре на главной площади Куско.
  
   Когда ж все это закончилось, я с частью знати на носилках отправился на одну из заснеженных вершин в окрестностях Куско. Здесь должна была состояться следующая часть ритуала "встречи Нового Года" - "капакоча". Великое Жертвоприношение. Хоть со времен Пачакутека инки не практиковали массовых жертвоприношений, как то было у Ацтеков, майя и многих доинских, культур, но и полностью они отменены не были. Каждый год в Тауантинсуйу от каждой провинции страны отбирают по два человека, которых должны принести в жертву... Одного - на одной из горных вершин в окрестностях Куско, второго - у себя на родине. Сегодня, правда, двух человек - от провинции Кито - не хватало, и многие видели в этом плохой знак и надеялись, что грядущие беды коснутся лишь этой провинции, а не всей Тауантинсуйу.
  
   Добрались до места мы около полудня. К этому времени все было готово к выполнению ритуала. В самом центре площадки на вершине горы находился открытый "люк" в своеобразную искусственную пещеру. Когда все собрали, то руководивший всем жрец прочитал молитву, попросив богов и предков принять к себе посланника людей. После этого на площадку завели богато наряженного, но при том почему-то совершенно не обутого, мальчика лет четырнадцати, как-то глупо улыбавшегося от огромного количества наркотиков, которыми его накачивали в ходе "подготовки" к "миссии". При нем были и богатые дары, которые тот типа как должен передать богам. После чего его завели в эту самую пещеру, и несколько человек задвинули плиту над ней... Пройдет несколько часов, принесенный в жертву умрет от переохлаждения, и в горах Южной Америке станет на одну мумию больше... Второй же приносимый в жертву от той же провинции сегодня же выйдет из Куско и направится к нужной вершине в свою провинцию - но не по инкским дорогам, а по "секе" - прямой линии, которая соединяет Куско с нужной уакой*(23) в родной провинцией.
  
   Возвращался обратно я в мрачном настроении. Все-таки одно дело - читать про что, совсем иное - видеть собственными глазами... На один миг в голову даже закралась мысль - а не зря ли я вообще решил помогать этим инкам? Но я ее быстро отогнал. Не зря. Ведь до Пачакутека человеческие жертвоприношения вообще были массовыми. Но он их значительно сократил, заменив приношениями в жертву лам. Мне ж остается лишь постараться продолжить это дело... Мысленно при этом я подумал, что хорошо еще, что тут не было по этому поводу всяких воплей радости и веселья, как то было у ацтеков - иначе точно решил бы плюнуть на все. Здесь же это все воспринималось просто как обыденность, не вызывая не радости, ни, наоборот, грусти. Просто так надо. Ведь должен же кто-то передать богам и предкам просьбы людей! Чтобы те не разрушали Тауантинсуйу, чтобы в новом году когда надо все также светило солнце и шли дожди, чтобы не было землетрясений, извержений вулканов, наводнений и прочих бедствий. А как передать эти просьбы? Нужно отправить "гонца", который отправится в мир предков и передаст их предкам и богам! *(24) Тьфу... Такая вот простая логика... С которой мне еще придется как-то бороться...
  
   Когда под вечер мы вернулись в Куско, то на главной площади началось грандиозное пиршество, на которое собралось все население столицы. Люди ели, пили, пели песни, танцевали, приносили жертву богу солнца... На закате ж, как и во все остальные праздники, зажгли множество жертвенных костров...
  
   Следующий день празднество продолжилось, но вместе с тем началась не менее важная церемония - "посвящение в мужчин" детей инков. Закончив обучение, они теперь "сдавали экзамен" на право считаться инками - представителями верховной знати. Будущие инки должны были доказать, что являются настоящими воинами. Для этого им предстояло вынести множество испытаний - их били плетьми, заставляя терпеть боль, махали перед лицом боевыми палицами-маканами, угрожая изувечить, заставляли спать на голой земле, ходить босяком по камням... Затем они должны были показать умение владеть основными видами оружия - копьями, топорами, палицами и пращами, - самостоятельно чинить оружие, обмундирование обувь и совершали забег на семикилометровую дистанцию. И, наконец, после всего этого они делились на два отряда, во главе которых становились двое, показавшие лучшие результаты (или если среди них есть наследник Сапа Инки, то один из отрядов возглавлял он) и совершали несколько учебных сражений и штурмов крепостей. Лишь после этого дети они признавались взрослыми и становились членами "клана" инков, принося присягу на верность Сапа Инке и получая золотые серьги. Причем, самым лучшим надевал их сам сапа Инка.
  
   Те же, кто не смог пройти хоть одно испытание, с позором изгонялись. Максимум, на что они могли рассчитывать, - стать каким-нибудь мелким провинциальным чиновником, а то и вовсе слугой-янакомом. Но такова она - жизнь древних индейцев, со всеми ее преимуществами и недостатками.
  
   За всем эти и прошла первая неделя нового года...
  
  ***
   Выслушав переданное сообщение, Атауальпа покрутил в руках переданный ему нож из неизвестного металла, который, как он теперь знал, Уаскар называет "железо". Глядя на него, наместник Кито тотчас вспомнил, что практически такой же в прошлом году преподносили в подарок странные белые чужеземцы, приплывшие на огромной лодке. Как и необычных животных, которые, впрочем, давно уж съедены.
  
   Сейчас же по приказу Уаскара кузнецы из Куско начали делать изделия из такого же металла. Более того, ходят слухи, что он собирается строить огромную плавильную печь, которая будет производить это "железо" в огромных количествах. Все свои действия при этом Уаскар объясняет "волей предков", которые передали ему все эти знания. Только вот вольно уж все это совпало со временем с прибытием тех белокожих пришельцев! Выходит, что Уаскар имеет какие-то контакты с ними, и те передали ему свои знания? На этот вопрос срочно требовалось найти ответ. А, заодно, попытаться узнать, о чем они договорились...
  
   Вызвав одного из своих приближенных, Атауальпа передал приказ все разузнать, а сам в то же время задумался. Возможный союз Уаскара с пришельцами мог иметь для него очень неприятные последствия. Про белых людей в Тауантинсуйу знали очень немногое. А то, что было известно, не внушало особого оптимизма. По слухам, которые донесли плавающие на плотах вдоль побережья торговцы от племен "майя", семь лет назад откуда-то издалека явились белые люди и за два года завоевали могущественное государство "ацтеков". А, значит, должны были располагать немалыми силами. Но точно про них известно было ничего. А нужно было. Ведь всем давно ясно, что война за власть неизбежна. Атауальпе давно уже хотелось как можно скорее покончить с презираемым им братом и стать самому Сапа Инкой. Только вот в случае войны тот сможет при равной численности профессиональной армии выставить и до 150 - 200 тысяч мобилизованных, в то время как наместнику Кито удалось бы набрать едва ли тысяч 30 - 40. Что делало немедленное выступление слишком рискованным. Особенно после внезапного появления неучтенного фактора в виде белых пришельцев.
  
  ***
   Лишь к концу первой недели "Нового Года" мне удалось вернуться к делам. Причем, заняться пришлось сразу несколькими - слишком многое нужно было успеть сделать. К этому времени в окрестностях Куско уже работало несколько сыродутных печей, в которых несколько кузнецов получали железо. Качество его, конечно, было откровенно дерьмовским, но мне нужно было изготовить ряд нужных приспособлений и конструкционных элементов для постройки доменной печи. Были готовы и печи для обжига кирпича и известняка, и я решил попробовать получить огнеупорный кирпич для футеровки доменной печи. Поскольку никаких других огнеупоров найти пока не получилось, пришлось брать за основу кварц. Из прочитанного в свое время, я помнил, что существует три полиморфных модификации кварца - сам по себе кварц и две других, названия которых вспомнить мне не получалось.*(25) Ну да не важно. При нагревании кварц в зависимости от наличия плавней переходит в ту или другую форму. При производстве динаса в качестве них служат известь - в виде известкового молока. При нагревании до большой температуре, плавни растворяют кремнезем, который кристаллизируется в виде той модификации, которая наименее растворима при температуре кристаллизации. Потому крайне нежелательно превысить положенную температуру обжига - иначе получится кирпич на основе другой полиморфной модификации, имеющей намного больший коэффициент теплового расширения. Хорошо еще, что диапазон температур достаточно большой - правда, при слишком низкой процесс будет идти намного медленнее.
  
   Это и стало главным, чем мы занялись в первую очередь. Дробление кварца, получение известкового молока и формовка кирпича особого труда не составили. После чего кирпич прессовался на самодельных прессах. Сложнее оказалось с обжигом - для этого требовалось получить температуру от 1200 до 1460 по Цельсию, а как ее определить? Единственное, что приходило в голову - по цвету каления металла. Вспоминалось, что нужной мне температуре соответствует как раз ярко-белый цвет. Так что оставалось полагаться лишь на собственный глаз. Других приборов под рукой все равно не было. Термопару я хоть и решил сделать, но это было делом небыстрым...
  
   Когда вся подготовительная работа была закончена, сформованные кирпичи заложили в печь и начали медленно - во избежание растрескивания кварцевых зерен и разрыхления кирпича - прогревать ее. Для определения температуры при этом использовали положенную в печь железную кочергу. Поскольку достичь нужной температуры горения древесного угля без принудительного дутья невозможно, в определенный момент начали дутье, для которого применили несколько "поршневых насосов" с ручным приводом, подобные которым в средневековой Европе применялись для дутья в плавильных печах.
  
   Температура белого свечения была достигнута лишь к вечеру, после чего задачей было лишь поддерживать ее на прежнем уровне. Поскольку нужного времени обжига я не знал, то на всякий случай проводили его еще сутки. Хуже не будет. После чего начали также медленно охлаждать печь. Динас - такая штука, которая не любит резких перепадов температур... И лишь к концу третьего дня их, наконец, извлекли из печи. Судя по увеличению линейных размеров примерно на нужные 16% и уменьшение плотности, все получилось неплохо. Каких-либо трещин или неоднородностей структуры замечено также не было. Оставалось лишь надеяться, что он обожжен в нужной степени, и кладка печи на разрушится при нагревании... Так что, в целом, я бы доволен. Местные же мастера вообще были счастливы - они не только сделали заказ Великого Инки, но и сделали то, чего не делал еще никто и никогда! Вошли в историю, можно сказать. Небось, некоторые из них уже примеряют к себе статус "Ринкрийок куна".*(26) "Ну да и пусть. Если все получится нормально - не буду разочаровывать народ в его ожиданиях", - усмехнулся по этому поводу я.
  
   Следующий обжиг проводился также в моем присутствии, но теперь уже под руководством местных гончаров (а кому еще было доверять эту работу?). Получилось, по всей видимости, тоже неплохо, и я, доверив местным работать дальше самим, решил заняться следующим вопросом.
  
  ***
   Посчитав, что вопрос с огнеупорным кирпичом решен, я решил наконец-то опробовать отлитые местными "литейщиками" пушки. А то сами они уже давно готовы, да все нет времени проверить. Для этого пришлось сначала галлургическим методом отделить от добываемой на приисках соли хлористый калий. Технология его добычи особой сложности не составляла и основывалась на разной растворимости солей. Если растворимость хлористого натрия практически не зависела от температуры, то растворимость хлористого калия различалась достаточно сильно, так что разделить их не составляло никакого труда. В бочонок с водой насыпали соли, нагрели до температуры кипения и тщательно размешали. После чего получившийся раствор перелили в другой бочонок и охладили - нужная соль выпала в осадок. А затем объяснить уже местным рабочим, как теперь из имеющихся компонентов получить из добытой в Атакаме натриевой селитры калиевую, а затем на основе всех имеющихся компонентов порох. Что сам и продемонстрировал - ничего сложного тут не было, детская забава. Наверное, почти каждый пацан в детстве пытался создавать что-нибудь горюче-взрывающееся... И обычно этим "чем-то" становился именно черный порох - ведь нужные для его получения компоненты можно было легко достать. Впрочем, для местных индейцев это было диковинным новшеством, чуть ли не на грани колдовства. Меня даже пытались спросить - а сможет ли простой человек сделать то, что сделал сейчас Сын Солнца? Тьфу, блин! Пришлось объяснять, что ничего сверхъестественного тут нет и никакой "богоизбранности" для создания пороха не надо. Просто, мол, это давно забытое знание, о котором мне недавно поведали предки. И использовали раньше его самые обыкновенные люди. Мысленно при этом выругавшись, что создаю почву для очередных псевдонаучных бредней, которые так бесили в мое время. Напоследок же еще объяснил, как производится гранулирование пороха.
  
   Пока ж местные "химики" готовили порох, я решил заняться вопросом о постановке производства пороха на поток. Вручную много его не сделать, а воевать мне придется немало. Для чего вновь вызвал к себе "металлургов" и плотников и сделал им заказ на изготовление деталей для шаровых мельниц - бронзовых барабанов, деталей приводов, деревянных шаров. При помощи них я думал наладить массовое производство пороха. Им же дал заказ и на несколько металлических сеток с ячейками разного размера через которые предстояло протирать подмоченную пороховую мякоть при гранулировании.
  
   Сам же в то время решил попробовать получить бертолетову соль для капсюлей. Поскольку хлористый калий уже имелся в наличие, т.к. требовался для получения калиевой селитры, то с сырьем никаких проблем не было. После чего пришлось заняться источником электропитания, что тоже не составило особого труда. Серную кислоту получили камерным способом, в качестве электродов воспользовались железом и серебром, что давало напряжение около 1,2 вольта. Провода же сделали и вовсе из золота. Глядя на все это, я мысленно ухмыльнулся - европейцы бы просто за голову схватились от такого расточительства. Такие дорогие металлы пускать на подобные штучки! После чего объяснил, что делать дальше и чего нужно получать. Пусть сами попробуют. Тем более, что как раз подоспели с изготовлением первой партии пороха, и мне пришлось отвлечься на испытание моей новой артиллерии.
  
   На своего рода "полигон" - в расположенную неподалеку практически безлюдную долину - мы отправились на следующее же утро. Располагалась она в полутора днях пути от Куско. Кроме показывающих свою продукцию литейщиков и обязательной охраны, с собой я взял и нескольких военачальников, кому предстояло воплощать в жизнь мои планы - двух своих дядь Титу Атаучи, Майта Юпанки и своего брата (рожденного от одной из "второстепенных" жен Уайна Капака) Атока*(27). Когда добрались до места, я первым делом осмотрел отлитые пушки. И, к некоторому моему удивлению, получились они неплохо. Блин, да как они умудряются-то все это делать? С тутошними-то примитивными инструментом и технологиями?! Даже с диаметром ствола получилось одинаково практически Впрочем, для меня это только плюс. Можно было быть уверенным, что мои задумки получатся... Больше ж всего при этом порадовало то, что на пушках не стали делать никаких "украшений" типа птичек, зверушек и прочей фигни... Правда, когда спросил, то выяснилось, что пушек было отлито больше, но часть из них сразу была забракована из-за дефектов литья.
  
   Когда осмотр был закончен, по моему приказу зарядили одну пушку и приступили к определению величины заряда. К сожалению, чугунных ядер у меня пока не было, потому пришлось применять немного более тяжелые бронзовые. Изначально при этом взяли заряд в 400 грамм, подожгли длинный фитиль и быстро укрылись за расположенной неподалеку скалой. Громыхнуло здорово - все присутствующие аж в страхе попадали на землю. Лишь через минуту они поднялись и спросили у меня, что это было. Пришлось объяснить, что в засыпаемом в пушки веществе содержится огромная сила, и когда его поджигают - она вырывается наружу с таким вот грохотом. После чего на бочонки с порохом все смотрели со страхом. Даже военные.
  
   Когда все вышли из-за скалы, то по имевшейся разметке заметили расстояние, на которое улетело ядро. Повторив эту операцию еще несколько раз, мы добились нужного расстояния. В конечном итоге, заряд получился практически в два раза больше номинального для того же калибра. Ну и ладно. Технологию получения пороха со временем отработают, качество улучшится. А пока и так сойдет - в Атакаме селитры много... После этого все пушки зарядили двойным зарядом и начали испытания. Для этого сделали еще по десятку выстрелов, после каждого осматривая состояние пушек. После третьего выстрела мимо просвистела какая-то железяка - ясно, одной пушкой стало меньше. В конечном итоге, из десяти в нормальном состоянии остались лишь шесть - остальные разорвало. В одной из них, как выяснилось, оказалась нарушена соосность канала и тела ствола, в связи с чем толщина стенок в разных местах оказалась различной. В трех других в металле оказались пустотные полости. По всей видимости, что-то не так получилось при отливке. Точно тут не скажешь... Ну да и ничего. Отработают технологию - и будет все нормально...
  
   Кроме того, я решил, что раз первый эксперимент удался - пора теперь начинать все делать "по науке". Отлитые сейчас пушки представляли из себя достаточно тяжелые и неудобные для транспортировки конструкции - как-никак отлиты были с большим запасом прочности. Но применение таких в реальных боевых действиях в местных условиях будет достаточно неудобным делом. Для того ж, чтобы окончательно определиться с "техническими характеристиками" нужного ствола, я заказал изготовить несколько пушек с постепенно утолщающимися к казеннику сквозными стволами и клиновидным затвором.
  
   Вызвав отливавших пушки мастеров, сообщил, что в качестве награды разрешаю им взять себе по второй жене, чем они остались явно довольны. Как-никак - статусный элемент. Можно будет потом хвалиться перед друзьями-знакомыми - не каждый удостаивается такой чести. Под конец же намекнул, что если они смогут наладить производство пушек в большом количестве - то вполне могут стать и "инками по привилегии". При этом сообщил им и о новом заказе, по исполнению которого они должны будут приняться за работу по массовому отливу орудий для армии. Оставалось надеяться, что металл местный достаточно высокого качества и в конечном итоге я смогу получить пушки с приемлемыми массогабаритными характеристиками. В крайнем случае, придется пока переходить на более малый калибр, чего очень бы не хотелось... Впрочем, не буду загадывать - испытания покажут. Взглянув напоследок на их лица, я понял, что теперь они готовы день не есть, ночь не спать - только выполнить поручение. Ну и отлично.
  
   Когда вернулся в Куско, химики с нескрываемой радостью сообщили, что бертолетова соль получена. А, значит, до создания капсюлей остался один шаг. Стекло (точнее, его вулканическая разновидность), сера и камедь - вещи распространенные и хорошо известные. Получившийся состав, конечно, далеко не лучший, но на первых порах сойдет и он.
  
  ***
   Закончив с порохом и капсюлями, я вызвал местных амаута и принялся расспрашивать их о известных водопадах на Апуримаке, которых оказалось не так уж и мало. А их расположение мне показывали на макетах местности - индейском аналоге карт. В конечном итоге, из нескольких десятков предложенных вариантов я отобрал всего пять, наиболее подходящих по всем моими требованиям. Оставалось лишь побывать на месте и выбрать наиболее подходящий. Решив так, я приказал немедленно начать подготовку к "путешествию" в те места. Благо, было не так уж далеко - всего километров 160 - 200 от Куско. Это не Маркона ж какая-нибудь или инкская Амазония, куда переться надо целый месяц... Тут можно добраться чуть больше, чем за неделю.
  
   Пока ж шли приготовления к очередному моему отбытию из столицы, я решил сделать еще несколько дел. И первым делом решил пообщаться с местными "профессиональными торговцами" из племени чинна.*(28) Когда это племя добровольно вошло в состав Тауантинсуйу, то было определено, что принадлежащие ему торговцы фактически пойдут на государственную службу, осуществляя внешнюю торговлю. Изначально основным их пунктом назначения был Эквадор. Туда они плавали на больших плотах под парусом и меняли свой товар на нужный Тауантинсуйу - прежде всего, вылавливаемые местными племенами морские раковины, использующиеся как в декоративных, так и в ритуальных целях. Однако это было не единственной целью их деятельности. Торговцы-чинна торговали также с племенами джунглей и даже совершали дальние морские походы, достигая земель Центральной Америки, торгуя с племенами майя, а также выступали в роли шпионов Тауантинсуйу, от которых правители узнавали, что вообще творится в мире. Что мне и было нужно.
  
   Когда торговец явился, я буквально сразу огорошил его вопросом о том, что ему известно о белокожих пришельцах, которые приплывали в Тауантинсуйу в прошлом году. И что ему известно о племенах майя. Вообще-то, примерную обстановку я знал по книгам, но вот особых подробностей там не было.
  
   - Майя? Да, знаю таких, - согласился "начальник всех торговцев", - Иногда мы совершаем плавания к ним. Впрочем, достаточно редко. Далеко слишком.
   - И что вообще про них известно? - поинтересовался я.
   - Дикари, - презрительно фыркнул чиновник, - Постоянно воюют друг с другом, массово приносят в жертву и едят людей, держат во множестве рабов... Да и в ремеслах они отсталые. Они не умеют даже плавить бронзу, а делают все из камня.
   - Ну мы тоже приносим людей в жертву...
   - Приносим, - согласился чиновник, - Ведь если не приносить никого в жертву, то кто передаст богам просьбы людей? Только у них все иначе. Их боги питаются человеческой кровью, их жрецы ходят в одежде из человеческой кожи... А тела убитых дают на съедение людям чтобы якобы его сила передалась другим. *(29)
   - Понятно, - ответил я, - И что известно про их политическое устройство?
   - На западе, у побережья, еще совсем недавно находилось царство Какчикель. Но четыре года назад оно было завоевано белокожими пришельцами. На востоке, на большом полуострове, во времена, когда еще не было Тауантинсуйу, правил союз трех городов - Чечен-Ицы, Ушмаля и Майяпана. Но потом он развалился, и сейчас каждый город в той местности сам по себе.
   - То есть, примерно также, как было у нас до Пачакутека?
   - Да, - подтвердил чиновник, - Сейчас же самое сильное положение у них занимают три города - Мани, Сотута и Ицмаль. Они постоянно воюют друг с другом, пытаясь покорить всех соседей и объединить все проживающие в тех местах племена. Но кроме них существует и множество других независимых городов...
  
   "Что ж, ситуация понятна", - подумал я. Все с удовольствием режут друг друга, а как появятся испанцы - начнут пытаться воспользоваться их помощью для достижения своих целей. Не понимая при этом, что, копая яму соседу, свалятся в нее и сами... Хотя, надо признать, отдельные города майя продержатся достаточно долго... Так последний из них - Тайясаль - будет захвачен испанскими конкистадорами лишь к концу 17 века...
  
   Внезапно мне вспомнилась забавная история, связанная с этим городом. В 1525 году по пути в Гондурас, где он намеривался подавить мятеж Олида, знаменитый конкистадор, покоритель государства ацтеков, Эрнан Кортес побывал в Тайясале. Жители приняли его радушно и даже позволили окрестить себя - индейцы посчитали, что чем больше добрых богов оберегает их, тем лучше, а потому особо не противились этому. Когда ж Кортес отправлялся в дальнейший путь, то он оставил местным жителям непригодного к дальнейшей дороге хромого коня... Однако никто не знал, чем его кормить и как за ним ухаживать... Индейцы пытались принести в дар цветы, но он остался к ним равнодушен. Пытались развлечь его песнями и плясками - но все оказалось бесполезно. Потом они увидели, что у него распухла нога и попытались - как было принято с ранеными воинами - накормить его жареными индюками. Но он отверг и их!
  
   Закончилось это тем, что конь умер с голоду, а испуганные индейцы - видно, они чем-то навредили ему! - изготовили огромную статую коня и поставили ее в храме, объявив его своим верховным божеством - повелителем грома и молнии, в жертву которому раз в год приносили девушку...
   - А слышали вы что-нибудь про город Тайясаль? - поинтересовался я у замолчавшего чиновника.
   - Тайясаль? - переспросил мой собеседник и, немного подумав, ответил, - Нет, не знаю такого. А что-нибудь про него известно еще?
   - Насколько знаю, находится на острове на озере Петен-Ица.
   - Тогда, наверное, это город Та Ица.*(30) Но я не знаю ничего про него, - покачал головой чиновник, - Никто из нашего народа не бывал в нем.
   - Понятно. А что известно про белокожих пришельцев? - поинтересовался я.
   - У майя в нескольких городах живут рабы из их племени. А в городе Чектамаль, говорят, один из них является приближенным вождя.*(31) Но про то у меня нет точных сведений, - ответил чиновник, - Еще знаю, что раньше севернее земель майя было могущественное государство астеков. Те были дикарями еще больше майя. Говорят, что когда в их столице построили главный храм, то в честь этого в жертву их богам принесли пятьдесят тысяч человек. *(32) Но силой они обладали немалой, однако белокожие смогли их завоевать, имея совсем немного людей.
   - Есть у вас кто-нибудь, кто знает те знаки майя, при помощи которых они составляют свои послания? - поинтересовался я.
   - Откуда? - удивился чиновник, - Составлению кипу учатся год, а на изучения их знаков уйдет намного больше. Никто не бывал там столь долго. Так что максимум кто-нибудь может знать несколько наиболее распространенных знаков.
   - Что ж. Тогда кто-то должен отправиться в их земли и передать правителям городов майя устное сообщение и наше предложение помочь им в священной войне против бледнолицых, - подвел итог я и, видя удивление чиновника, продолжил, - Бледнолицые не остановятся на достигнутом и будут стремиться к завоеванию всего мира. Да, мы сильны и скоро будем иметь оружие лучше того, что есть у бледнолицых. Но нам тоже нужны союзники, иначе скоро мы окажемся в положении осажденной крепости.
  
   На этом тот разговор и окончился. Я решил в ближайшее время отправить посольства к майя и как-нибудь попробовать объединить хоть часть из них против общего врага. Со своей же стороны при этом обеспечить поставку относительно современного - пусть и более примитивного, чем будем делать для себя - оружия. Вообще-то, честно говоря, не любил я Центральноамериканские народы за их кровожадность и массовые человеческие жертвоприношения, но сейчас важнее была политическая целесообразность. Чтобы они отвлекали внимание испанцев от Тауантинсуйу в то время, как я буду здесь проводить индустриализацию и создавать современную армию. Кроме того, это ограничит и доступ испанцев к части ресурсов Америки и, возможно, станет отправной точкой к ее освобождению от испанской власти...
  
  ***
   Пока шли приготовления к отправке на Апуримак, подошло и время праздника "Малой возрастающей Луны", начинающим одноименный месяц. Потому пришлось немного задержаться и отправиться в путь лишь утром четвертого дня нового месяца. К этому времени все уже было практически готово. Гончары изготовили трубки для сооружения тромпы, кузнецы выковали все необходимые металлические детали, наделали некоторые запасы огнеупорного кирпича... Оставалось лишь как поступит приказ - навьючить все это на лам и отправить к месту стройки. Кроме того, подобрали и подростков для моей будущей "школы". В основном, отбирали их из детей многодетных ремесленников и только недавно отправленных в акльауаси "дев Солнца". Что, впрочем, было вполне логично. Дети чиновников, курак и жрецов (или, если точнее, их родители) идти в "пролетариат" не пожелают - посчитают это ниже своего достоинства. Возиться с отбором из крестьян особо никто не захочет. Вот и берут из тех, кто и к знати не относится, и при том находится "под рукой", не требуя для своего поиска куда-то далеко отправляться. Но заниматься ими мне было пока некогда, так что поручил пока обучить их чтению и составлению кипу. И лишь когда все будет готово - поручу отправить их туда, где в то время буду находиться сам.
  
   Перед самым отъездом из Куско я еще раз побывал на испытании артиллерии. Уже несколько поднабравшиеся опыта в отливке пушечных стволов мастера на этот раз изготовили их намного быстрее. Потому, немного подумав, я решил, что будет лучше подзадержаться на недельку в столице сейчас, чем потерять время на транспортировку стволов до места, где я буду находиться и проведение испытаний там. Потому на пятый день месяца Малой возрастающей Луны я снова отправился на полигон. На этот раз работа предстояла немного посложнее, чем в прошлый раз, но много времени занять она не должна была.
  
   Процесс определения нужной толщины стенок ствола, по сути, ничего сложного из себя не представлял. Изначально пушки несколько раз отстреляли для проверки качества, а затем, взяв фиксированную величину заряда, вновь зарядили теперь уж только две пушки и раз за разом производили выстрел, каждый раз сдвигая заряд в область с более тонкими стенками. Поскольку к моменту уменьшения диаметра стенок вдвое пушка все еще оставалась целой, дальше взяли двойной заряд и приступили к испытаниям заново. На этот раз, правда, продолжались они довольно недолго - уже после четвертого выстрела одну из пушек разорвало. На другой получилось сделать еще пару, но это уже ничего не значило. Определив таким способом толщину стенок для будущей артиллерии Тауантинсуйу, я приказал мастерам приступить к отливке пушек, а сам отправился "домой".
  
   Уезжая на следующий день из Куско, я также приказал начать приучать солдат к использованию артиллерии. Или, говоря проще, - не бояться звука выстрелов и не падать при этом на землю. Для чего каждой группе солдат предоставлялось бы совершить по некоторому количеству выстрелов из пушки, которое потребовалось бы для этой задачи. После чего эту группу меняли бы с другой, присылая в Куско гарнизон одной из приграничных крепостей. Все-таки на очереди война с китонцами, где я планировал массированное применение огнестрельного оружия. И солдаты должны быть готовы к этому. Убедившись же, что все необходимое сделано, я вновь назначил своим временным заместителем дядю Уаскара Титу Атаучи и отправился в поход...
  
  Глава 5.
  Третья экспедиция Писарро отплыла из Панамы
  27 декабря 1530 года, но по необъяснимой причине
  высадилась на побережье Эквадора, не достигнув
  Тумбеса. Потянулись тяжелые месяцы: утомительный
  поход вдоль тропического побережья, эпидемия бубонной
  чумы, остановка на мрачном острове Пуна в Гуаякильском
  заливе и многочисленные стычки с местными жителями.
  Наконец, конкистадоры начали вторжение в империю инков,
  но они были еще в ее отдаленном уголке, далеко от ее
  сказочных городов и богатств.*(33)
  
   - Ну как там поживает наш лучший друг - Атауальпа? - прекрасно зная про уже недалекое будущее, слово "друг" я произнес с нескрываемым сарказмом.
   - Он и его окружение находятся в некоторой... растерянности, - ответил жрец Храма Солнца нового города, помимо своей основной обязанности занимавшийся и сбором информации от шпионов, следивших за действиями Атауальпы и его окружения, - Он считает, что мы установили связи с белокожими чужеземцами и те дают нам свои товары и свои знания. Шпионы Атауальпы уже сбились с ног, пытаясь выяснить, каким образом мы осуществляем контакты с ними.
   - И что в связи с этим планирует предпринять Атауальпа?
   - Сейчас он пытается собрать как можно больше сведений о белокожих и о том, какие они имеют отношения с нами. Кроме того, его люди стараются убедить знать Куско, что нельзя иметь дела с чужеземцами и пытается склонить ее на свою сторону.
   - И насколько это удается? - насторожился я.
   - Да пока не особо. В основном над всем этим лишь смеются. А десять дней назад ваш брат Аток выпивая с друзьями во время праздника в честь начала месяца Великой возрастающей Луны заявил, что, похоже, Атауальпа сошел с ума от страха. Да и вообще в Куско сейчас про него много шуточек ходит, - немного улыбнулся жрец.
   - Как настроения у военачальников?
   - Все они считают, что война с Атауальпой неизбежна, однако не особо ее боятся. Титу Атаучи и Майта Юпанки недавно хвалились, что разобьют Атауальпу в два счета и бросят его в подземелье к змеям. Можно также рассчитывать и на поддержку большинства других генералов кроме тех, что находятся в Северной армии. Названные вами Кисо Юпанки и Тисо сейчас находятся под Кахамаркой и пока со своей позицией не определились. Как вы и приказали, им шепнули о имеющемся у вас в распоряжении оружии огромной силы, способной уничтожать целые армии - и они этим явно заинтересовались.
   - Удастся ли перетянуть их на свою сторону? - поинтересовался я.
  
   Терять одних из лучших инкских военачальников, в моей истории прославившихся во время восстания Манко мне как-то не хотелось. К сожалению, информации про эти времена в мое время было крайне мало. По всей видимости, в моем прошлом они встали на сторону Атауальпы либо после взятия им Тамписа - так в инкское время назывался Тумбес - в первый раз или после поражения армии Атока. Непонятно, правда, почему в таком случае потом они оказались на стороне Манко, а не Руминьяви, захватившего власть в Кито после смерти Атауальпы. В общем, в этом деле слишком много неясностей.
   - Скорее всего, удастся, - немного подумав, ответил жрец, - Но я не могу быть точно в этом уверен.
  
   Дальнейшие расспросы о положении в стране никакой интересной информации не принесли. И все это меня несколько настораживало. Как-то слишком уж тихо и спокойно... А ведь в ближайшем будущем уже предвидятся события, которые должны радикальным способом изменить мир...
  
   Выйдя во двор недостроенного дворца, я оглядел окрестности... Все пространство вокруг выглядело как одна большая стройплощадка. Чем она, по сути, и являлась. Буквально в нескольких метрах каменщики выкладывали стены очередного помещенье будущего "Инкауаси"... Чуть дальше шла также и постройка Храма Солнца - непременного атрибута всех инкских городов и "акльауаси" - дома для "дев Солнца". Метрах в двадцати ниже другие рабочие заканчивали установку конструкций тромпы... Где-то подальше ниже по течению в небо поднимался дым от десятков печей для плавки цветных металлов, парочки построенных на скорую руку штукофенов и обжиговой печи... Там же сейчас шли и работы по постройке первой в Тауантинсуйу доменной печи и неподвижного конвертера... Ради всего этого мне пришлось даже приостановить пару масштабных строек - типа той самой в Ольянтайтамбо, но тут дело было намного более важное..
  
   Глядя на все это, я вдруг с усмешкой подумал, что хорошо ж все-таки быть правителем большого государства. Особенно с плановой экономикой. Всего месяц назад на этом месте не было ничего. Даже самим добраться оказалось не так-то просто. Конечно, куда проще было б сделать это все где-нибудь в куда более подходящем и не таком диком месте... Только вот, как оказалось, выбора-то особого и нет. Ведь для всего нужного оборудования необходима какая-то система привода. Единственная возможность для этого в местных условиях - вода. Поскольку же строительство плотины - дело достаточно небыстрое, особенно с учетом того, что еще необходимо время для наполнения водохранилища, то пришлось искать подходящий водопад... И хорошо еще, что поиски продлились не слишком долго и не увели в слишком отдаленные места. Теперь же я мог надеяться, что хоть через полгода смогу запустить тут доменную печь и наладить добычу металла в большом количестве... Впрочем, чуть выше по течению на одном из порогов, которым богат Апуримак, все равно начали строить плотину - для сглаживания сезонных колебаний уровня воды. Хотя, чуть позже она может получить и иное назначение. Чуть ниже ж по течению, подобрав подходящее место, решили разместить будущий металлургический завод и городок для рабочих.
  
  ***
   Тут от мыслей меня отвлек один из слуг, сообщивший о прибытии, как я его мысленно прозвал, "министра торговли". Поприветствовав по всем инкским традициям верховного правителя и по традиции обменявшись несколькими ничего не значащими фразами, то приступил к делу, по которому прибыл.
   - Вы приказывали мне найти людей, знающих языки майя, - обратился он ко мне, - Я привел к вам несколько человек, ходивших в плавания в их земли и общавшихся с тамошним населением.
   - Впустить их ко мне! - приказал я дежурившим у входа стражникам и, немного подумав, добавил, - А сами уйдите подальше и проследите, чтобы во двор никто не заходил.
  
   Спустя полминуты занавесь на входе вновь приподнялась, и в помещение вошли пятеро мужчин разного возраста и также по всем традициям поприветствовали правителя. Правда, в отличие от своего "начальника" они остались стоять - лишь приближенные лица имели право сидеть в присутствии Сапа Инки. Оглядев вошедших, я сразу понял, что принадлежат все они к одной айлью - на это четко указывали характерные элементы одежды. Впрочем, даже судя по лицам было понятно, что все они - родственники.
   - Вы торгуете с племенами майя далеко на севере и знаете их язык? - чисто уже для формальности спросил я.
   - Да. Наша айлью всегда занималась торговлей с майя, - подтвердил мои выводы старший из них, - Еще когда Пачакутек не начал свои походы, наши предки плавали к ним.
   - И знаете их язык? - добавил я
   - Конечно, - подтвердил тот, - Чтобы хорошо торговать с каким-нибудь племенем, нужно уметь с ним общаться.
   - Понятно, - подвел я итог, - Тогда у меня к вам такое задание.
  
   Встав со своей "табуретки", я несколько раз прошелся взад-вперед по комнате, приглядываясь к этим торговцам. После чего выбрал двух, а остальными распрощался, отправив домой, и лишь после того продолжил разговор.
   - Вы должны на двух плотах отправиться в земли Майя и передать мое послание правителям их городов. А также побывать в городе Чектамале, найти там белокожего чужеземца, ставшего приближенным тамошнего вождя и передать ему мое послание на ткани. Кроме того, вы возьмете две пушки, которые отольют специально для них и дадите их в дар правителю города Чектамаль, - подвел я итог.
  
   Вообще-то, с одной стороны, отправка такого подарка и не совсем логична. Но с другой... Гонсало Герреро, для которого в первую очередь он и предназначен, явно не испытывает никаких иллюзий относительно того, чего их ждет в будущем. Потому должен пойти на союз с Тауантинсуйу. Для него и его новой страны это единственный шанс. Кроме того, когда другие узнают о новом оружие и возможности его получить от нас - можно будет и попробовать собрать некую коалицию против белых. Впрочем, ничего страшного не случится в любом случае... Я ж им не единороги дарить намерен... А так, самую обычную пушку примерно того же уровня, что сейчас делают в Европе
   - Кстати, а не знаешь кого-нибудь, кто участвовал в морской экспедиции Сапа Инки Тупак Юпанки? - вдруг ни с того, ни с сего спросил я.
   - Я участвовал, - огорошил вдруг меня "министр торговли", - Тогда я еще молодым совсем был...
   - А почему больше таких плаваний никогда не было? - поинтересовался я.
   - А какой смысл? - удивился торговец, - Ну открыли несколько островов, а остров Ниначумби *(34) даже завоевали. Только что с того толку? Половина плотов так и не вернулась, а ничего интересного там не нашли. Хоть и выдумали легенду, что привезли полно золота... Только вы ж и сами знаете, что не было ничего этого...
  
   "Вот на том-то все Великие Географические открытия инков и закончились, - мысленно усмехнулся я, - Впрочем, этот "министр" лишь подтвердил мои предположения из будущего и информацию, полученную от Уаскара". Так что, обещав потом еще как-нибудь поговорить о плавании Тупака Юпанки и перспективах океанских плаваний, я отпустил торговца домой.
  
  ***
   Льюкюлья Майю стоял на носу плота и смотрел вдаль. Кругом, насколько хватало глаз, виднелось одно лишь бескрайнее море, на фоне которого выделялись лишь немногочисленные паруса флотилии... Вообще-то, обычно инкские "корабли" не уходили далеко от берега - так проще было ориентироваться, а в случае начала шторма зачастую можно было быстро укрыться в какой-нибудь небольшой бухточке, но нынешний случай был исключением. Не было никаких сомнений, что о странной морской экспедиции будет немедленно доложено Атауальпе. А в связи с уже не раз появлявшимися у него в голове мыслями о дружбе Уаскара с белокожими чужеземцами - ведь именно люди наместника Кито распространяли эти нелепые слухи, - он вполне мог решить, что эти плоты направляются как раз к ним, и попытаться их перехватить. Правда, кроме этой экспедиции была отправлена и вторая. В отличие от основной, отправка которой хоть и не сопровождалась бурными проводами, но и специально не скрывалась, та ушла в море в глубокой тайне на день позже настоящей. Впрочем, верные люди постарались, чтобы для китонцев эта "тайна" оказалась известна - кое-кто кое-кому шепнул "по секрету", тот шепнул следующему... Так что следующей ночью скрывающийся в скалах одинокий индеец мог видеть, как в неприметную бухточку на стоянку вошло два плота с небольшим экипажем, а наутро вышло десять, заполненных вооруженными людьми - причем, некоторые явно имели при себе оружие из нового неизвестного металла... Другой же шпион намного южнее мог видеть и отплытие двух плотов "настоящей" экспедиции, должной затеряться в океане и максимально незаметно проскочить мимо северных земель Тауантинсуйу. Вся эта информация и была немедленно доставлена ко двору наместника Кито...
  
   Узнав о том, Атауальпа был доволен и приказал немедленно готовить флотилию к выходу. Вот-вот он схватит посланцев Уаскара и узнает, что его связывает с белокожими чужаками и чего ему стоит от них ожидать в случае войны... А ведь не будь у него всюду своих шпионов - вполне мог бы и попасться в ловушку! Ведь он контролирует лишь горную провинцию Кито, и не имеет своего флота, а потому выслать на перехват значительные силы не сможет. А незначительные будут разбиты численно превосходящим противником. После чего ничто уже не помешает людям Уаскара спокойно добраться к белокожим чужакам.
  
   Впрочем, ни сам "посол", ни "штурман" флагманского плота о том не знали, а потому вполне резонно опасались нападения китонцев. Солдаты сопровождения были готовы к этому в любую минуту. Однако пока никакой опасности не было, потому Льюкюлья Майю начал вспоминать события последнего месяца.
  
   Вызов лично к самому Сапа Инке стал для всей их айлью огромной неожиданностью. Всегда прежде если им было что-то нужно из заморских стран - правители передавали заказ через вышестоящих камайоков*(35) или курак*(36) племени. Но тут пришел приказ явиться лично, причем для максимально быстрого выполнения даже прислали носилки. Некоторое удивление составило и то, что Сапа Инка находился не в Куско или в каком-нибудь другом крупном городе, а в какой-то малоизвестной горной долине. Кругом вовсю кипела работа - строили дворцы, жилые дома, огромные хранилища, а также какое-то непонятное круглое строение, похожее на плавильную печь-переросток и еще какие-то сооружения совсем уж непонятного назначения. Впрочем, прибывшие торговцы не долго морочили голову на эту тему, ибо в любом случае это было не их дело. Что Сапа Инка считает нужным - то и делает.
  
   На следующий день им приказали явиться на прием к Сапа Инке. Надо сказать, произошло все тогда совсем не так, как ожидал Льюкюлья Майю. Отправляясь к Сапа Инке, он ожидал увидеть шикарный дворец, потому увиденное в итоге мрачноватое серое здание без всяких украшений вызвало некоторое удивление, которое, впрочем, быстро прошло - здание явно было только что построено, по соседству еще шли работы по возведению других построек дворцового комплекса. Неожиданным оказался и сам разговор с Сыном Солнца. Единственное, что он спросил - торгуют ли они с племенами майя и знают ли их язык. После чего, отправив всех, кроме него и дяди, Сапа Инка приказал отправляться с посольством к племенам майя.
  
   На этом разговор с правителем и закончился. Двух будущих послов отвели в какой-то небольшой дом - всего два небольших строения около общего двора с единственным выходом на улицу. Весь его периметр находился под постоянной охраной солдат, запрещающих выходить за его пределы.
   - Слишком многим у нас в стране было бы очень интересно узнать, о чем вы говорили с Сыном Солнца, - объяснил причину таких действий начальник караула.
  
   Следующие полмесяца им пришлось провести в этом же доме под стражей. Солдаты приносили все, чего бы они только не пожелали, но вот выходить на улицу категорически запрещали. Даже в праздник в честь начала месяца Произрастания Цветов им запретили вместе с остальными участвовать в праздновании, сославшись на то, что в многолюдном месте будет слишком сложно обеспечить их безопасность.
  
   Впрочем, на этом их заключение и закончилось. На следующий день их обоих вызвали к Сапа Инке для получения инструкций. Сын Солнца сообщил им, куда они должны отправиться, что сделать и что узнать. После чего передал два герметически упакованных тряпичных свертка с нанесенным на ткани странным узором, приказав передать его белокожему чужеземцу по имени "Гонсало Герреро", живущему в городе Чектамаль. Ему же было приказано передать две "громовые трубы" и несколько бочонков с каким-то странным черным порошком. Начальник гарнизона городка при этом сообщил, что с ним надо быть крайне осторожным и ни в коем случае не подносить близко огонь.
   - В этом порошке заключена огромная сила, - сообщил он, - Если его поджечь - она вырывается наружу, разрушая все вокруг.
   - Так зачем тогда оно нужно? - не удержавшись, спросил Льюкюлья Майю.
   - А вот при помощи этих труб мы и направляем эту силу, - усмехнулся офицер, - Такая вот "громовая труба" способна метнуть камень большей величины и веса, чем сотня пращ. Только ни эти трубы, ни порох не должны достаться никому чужому - ни китонцам, ни белокожим чужакам! - предупредил офицер, - При угрозе захвата плота они должны быть уничтожены.
  
   ...И вот обратный путь... Одетые в обычную солдатскую одежду и вооруженные новым стальным оружием "послы" в составе отряда из гарнизона Куско движутся к побережью. Вместе с ними идут носильщики, тащащие на носилках части двух "громовых труб", идут навьюченные бочонками пороха ламы... По прибытию в небольшое прибрежное поселенье, все это было погружено на два больших океанских плота. С ближайшего местного склада доставили запасы продуктов и воды (в бочонки с которыми зачем-то засунули по серебряной пластинке). Более того, всем членам экспедиции выдали по серебряной фляге и приказали либо пить воду из них, либо предварительно кипятить ее. Зачем это нужно - Льюкюлья Майю не понимал. Сапа Инка сказал лишь, что это может защитить от насылаемых белокожими чужаками болезней, а не верить этому он не мог. Ведь не зря ж их правитель - сын самого Солнца, могущественнейшего из богов. Он и должен знать намного больше, чем все люди. Уже перед самым отплытием же командир отряда сопровождения сообщил, где они должны остановиться на ночь, и что там их будет ждать отряд сопровождения - он должен будет обеспечить безопасность плавания и защитить от возможного нападения китонцев.
  
   В дальнейшем плавании вспоминать было особо нечего. Как и планировалось, ночью к ним присоединился отряд сопровождения, и флотилия двинулась дальше на север, держась подальше от побережья. Сначала Льюкюлья Майю немного побаивался - не заблудятся ли они в океане, но их штурман по этому поводу лишь усмехнулся, сказав, что звезды укажут им путь - нужно лишь уметь определять по ним стороны света. Потому вскоре посол успокоился, доверившись опыту старого моряка...
  
  ***
   Осмотрев результат стрельб из новых "громовых труб", Аток остался доволен. В отличие от ядер, новый тип зарядов, который его брат - Сапа Инка - называл "картечью" оказался намного эффективнее, поражая при выстреле намного больше мишеней, фактически сметая ряды "противника". Да с таким оружием армии инков будет абсолютно непобедима! Никто не сможет устоять перед такой мощью. Доволен Аток был и тем, что именно он стал одним из первых инкских военачальников, кому было поручено освоение нового оружия, что открывало впереди большие перспективы. Ни для кого не секрет, что вскоре неминуемо начнется война с китонцами Атауальпы, что дает возможность неплохо отличиться. А кому после победы обычно достаются все награды? Естественно, тому, кто наилучшим образом показал себя, не дав при этом никакого повода усомниться в своей лояльности - им достается и ценные вещи, и дополнительные жены, и должности. В том же, что "громовые трубы" станут главным оружием грядущей войны, Аток и не сомневался - достаточно было раз увидеть. Так почему б после победы ему не стать ну, например, наместником какой-нибудь из поддержавших мятежника провинций? А то и самого Кито - второго города Тауантинсуйу?
  
   Единственным неприятным моментом, стоящим на пути к славе и власти, был явный дефицит новых боеприпасов. В отличие от ядер, здесь приходилось отливать не один большой, а множество мелких металлических шариков, которые затем упаковывались в "стакан" из листовой бронзы. Получение которой тоже было хоть и хорошо освоенным, но непростым процессом. Потому картечные боеприпасы выпускались пока в достаточно небольших количествах. Впрочем, скоро к этому делу подключатся ремесленники других городов, и ситуация несколько улучшится. Кроме того, Уаскар говорил, что со временем будет создан какой-то специальный инструмент, позволяющий выпускать картечь в огромных количествах.
  
   Впрочем, это было делом мастеров. Его ж, Атока, задача состояла в другом. Точнее, их было две. Во-первых, он должен был готовить будущих артиллеристов, умеющих свободно обращаться с "громовыми трубами". Во-вторых, приучить остальных солдат не бояться грохота выстрелов. И в целом с этой задачей он справлялся. Поначалу падавшие на землю при выстрелах солдаты из гарнизона Куско по истечению полумесяца уже перестали бояться их, после чего тренировки с ними прекратили, а в Куско прислали других - и все повторилось вновь. Поскольку же Уаскар требовал, чтобы все профессиональные солдаты научились не бояться пушечных выстрелов, пришлось снять с места гарнизоны части приграничных крепостей, заменив их на набранные из ополченцев вдвое большие по численности. Впрочем, это было временной мерой, т.к. максимум через месяц-другой прежние гарнизоны должны были вернуться на свои места. После чего то же самое повторят с другими.
  
   Более сложной задачей оказалась подготовка артиллеристов. Даже после того как солдаты научились не бояться звука выстрелов, большинство панически боялись не только стрелять, но даже подходить к пушкам, считая, что это могут делать лишь избранные. "Разве может простой солдат повелевать громами?" - говорили многие. И даже объяснение, что это - всего лишь "огненные пращи", мечущие большие камни мало помогали. Пушки воспринимались как что-то "колдовское", недоступное всем. К счастью, сколько-то смельчаков все-таки нашлось, а, глядя на них, осмелели и некоторые другие. Но настроения большинства остались прежними - более того, своих более смелых товарищей многие начали воспринимать какими-то могучими колдунами и относились к ним с какой-то смесью страха и почтенья - как-никак "колдуны" в инкском обществе приравнивались к младшим жрецам. Что с этим делать - Аток не знал, но на первое время артиллеристов набралось - даже с некоторым запасом. Проблем он ожидал позже - когда Уаскар создаст обещанные "ручные громовые трубы" и решить вооружить ими армию...
  
  ***
   Атауальпа был в ярости. Попытка перехватить флотилию Уаскара закончилась ничем. Моряки на тайно снаряженных им пяти плотах так никого и не обнаружили! А вскоре поступила информация, что те два плота, которые они думали перехватить, благополучно вернулись домой. Выходит, что Уаскар ловко обвел его вокруг пальца, а настоящая экспедиция благополучно ускользнула. И с чем теперь ожидать ее возвращения? А ведь, судя по всему, оно должно произойти достаточно скоро.
  
   И можно ли теперь доверять всем этим шпионам? На минуту Атауальпе захотелось повесить главу своего "шпионского ведомства" за то, что повелся на такую подставу, но быстро передумал. В конце концов, выяснить правду в этом деле было действительно сложно - число посвященных было очень мало, и все они - верные Уаскару люди. Так что эта казнь принесет больше вреда, чем пользы, но вот предупредить о возможных последствиях дальнейших ошибок такого рода стоило бы...
  
   "А, может быть, пора начинать войну?" - промелькнула было в голове Атауальпа мысль, но, немного подумав, он решил от нее отказаться. Даже чтобы просто провести армию от Кито до Куско потребуется не менее трех месяцев. Это при полном отсутствие сопротивления, что принципиально невозможно, ведь Уаскар явно не собирается сидеть, сложа руки. Потому война в любом случае будет долгой и кровопролитной, и еще неизвестно, что за это время успеют предпринять белокожие союзники Уаскара. Если слухи о том, что у него уже сейчас есть оружие, способное уничтожать за раз огромное число солдат - вмешательство чужеземцев может даже и не потребоваться. Непонятно лишь одно - зачем им нужно поддерживать Уаскара? Может быть, попробовать переманить их на свою сторону? Да и просто надо бы узнать о них побольше...
  
   Подумав так, Атауальпа приказал немедленно разыскать и привести к нему "миндала" - местных эквадорских торговцев. До завоевания Эквадора инками они играли важную роль в жизни местных народов, но пришедшие сюда инки стали устанавливать свои порядки. Ввели основанную на централизованном распределении свою экономическую систему, запретили денежный оборот, запретили деятельность торговцев - отныне люди могли лишь непосредственно меняться своими товарами или услугами без участия получающих с этого личную выгоду посредников. Однако перешедшие к нелегальной деятельности торговцы-миндала все еще продолжали свою деятельность. "Что ж, может быть от этих бездельников будет хоть какой-то толк", - подумал Атауальпа, отдавая приказ начальнику явившемуся к нему генералу Чалкучиме.
  
  ***
   С момента отплытия посольства к майя прошло две недели, хотя у инков такого понятия и не существовало. Попытка Атауальпы перехватить флотилию оказалась неудачной - по имеющимся данным, все плоты китонцев в конечном итоге вернулись назад с пустыми руками. Вспоминая об этом, я мысленно усмехнулся - неплохо все ж удалось одурачить наместника Кито! Ложная ж флотилия, так никуда особо и не плававшая, вскоре вернулась домой. Теперь оставалось лишь надеяться, что послам удастся избежать встреч с кораблями испанцев...
  
   Впрочем, это была далеко не единственная хорошая новость за это время. Как сообщалось, успешно продвигались и работы по созданию артиллерии. Недавно мастерам Куско удалось наладить производство картечных боеприпасов. К сожалению, из-за большой трудоемкости объемы производств были пока небольшими - мастерам приходилось практически вручную отливать множество металлических шариков, выковывать листовой металл, изготавливать из него "стакан" и т.д. Сделать много в таких условиях было просто невозможно. Нужно было либо усовершенствовать средства производства, либо увеличивать число людей, занимающихся этой работой. Поскольку же первый вариант был пока недоступен, я принял решение действовать согласно второму. По всем провинциям юга, а также во многие северные - кроме самых близких к Кито - ремесленникам был отправлен приказ немедленно разворачивать производство картечи, а готовые боеприпасы свозить на склады в Куско. Кроме того, несмотря на возникшие проблемы Атоку удалось выучить некоторое количество артиллеристов.
  
   Немного подумав, я решил, что пора бы и попробовать заняться ручным огнестрельным оружием для будущей армии, для чего приказал кузнецам отковать несколько ружейных стволов. Нужно было посмотреть, насколько реально в относительно короткие сроки организовать изготовление ручного огнестрела, и какие трудности на этом пути могут возникнуть. Со стволами, правда, я надеялся потом организовать их отливку, но это было возможно лишь после запуска доменной печи и конвертера. Пока ж в распоряжении было лишь некоторое количество кричного железа, и потому другого варианта просто не было - поскольку пользоваться примитивным дульнозарядным оружием не хотелось, то на отработку конструкции могло уйти немало времени, которого было не так уж много. Потому начинать нужно было как можно раньше.
  
   Конструкция "придуманного" мной "ружья" была достаточно простой, потому можно было надеяться, что ее смогут сделать и инки. По конструкции это была пятизарядная барабанная винтовка калибром в 15 миллиметров. В торце ствола при этом делалось коническое углубление, куда для увеличения ресурса под натягом вставлялась "прокладка" из известного индейцам платинового сплава. У пятизарядного же барабана - его должны были отлить из бронзы, - который должен был не только вращаться, но и перемещаться продольно, имелась коническая ответная часть. При "закрытии" клинового или эксцентрикового - окончательное решение о наиболее подходящем варианте я думал принять по итогу испытаний - затвора барабан должен был несколько смещаться вперед, "вставляясь" в углубление на стволе. В качестве ж привода затвора стояла выступающая вправо рукоятка. Чтобы перезарядить винтовку после выстрела нужно было провернуть ее на 180 градусов против часовой стрелки, провернуть барабан, а затем вернуть рукоятку в исходное положение - при этом также автоматически взводился курок. После десяти выстрелов нужно было поворотом на 90 градусов раскрепить и вынуть ось, на которой стоит барабан и вставить на его место новый - после чего все проводилось бы по прежней схеме. Вообще-то, уверенности, что такую штуку получится сделать, не было, ну да упростить все до простого мушкета при необходимости недолго. Хотя я и надеялся, что это не потребуется. Если ж первый экземпляр получится сделать - тогда останется лишь сделать оснастку, и можно запускать оружие в серию. К счастью, ничего особенно сложного там не было - все ж не универсальные станки делать, достаточно лишь направляющие для сверл/разверток/копиров. Чтобы делать детали мог любой, а не только лучшие мастера.
  
   Впрочем, на данном этапе винтовками я думал вооружить лишь "ударную армию" - своего роа личную гвардию, куда будут отобраны лишь самые лучшие. Остальных же на данном этапе думал вооружить более простыми гладкоствольными картечными ружьями, которые можно было вполне нормально использовать на малых дистанциях.
  
   Еще одним важным начинанием, произошедшим в это время, стало начало работы "школы Сапа Инки". Еще когда я "уезжал" из Куско, жрецы и чиновники отобрали "наиболее способных" детей для будущего изучения наук. Среди которых, естественно, большинство оказались детьми жжрецрв и чиновников и лишь часть - по всей видимости, больше для отчета, что все выполнено с точностью - оказалась из семей ремесленников и крестьян. Кроме того, среди них оказалась и дочь Уаскара Майтанчи, за полгода до моего "попадания" отобранная в "Девы Солнца". По всей видимости, решили изобразиться перед правителем, что, мол, его дочь одна из самых умных - ну разве может быть иначе, кто может быть лучше потомков самого Инти - бога солнца? Хотя, я вообще не был уверен, что фактор умственных способностей так уж сильно учитывался при отборе. Разве что среди крестьян/ремесленников. Ну да ладно, посмотрим...
  
   Вообще-то, можно было начинать это дело и несколько раньше, но тогда ничего еще не было готово. Потому начало учебы было отложено до "Месяца произрастания цветов". К этому времени я уже подготовил кое-какие "учебники" на кечуа, и согласно ним начал учить всех "начальным дисциплинам" - языку кечуа, арифметике, основам физики и биологии. Вообще, основной моей целью было научить их всех думать обо всем не с религиозно-мифологической, а с научной точки зрения. Чтобы старались узнать как можно больше об окружающем мире и в первую очередь искали всему логические объяснения, а не ссылаться во всем на "волю богов". Нужно заложить основу новой философии - что боги создали мир и установили определенные законы, по которым все происходит, после чего прекратили активно вмешиваться в земную жизнь - ну если только в самых крайних случаях - типа того, как "сообщили мне" забытые знания чтобы спасти Тауантинсуйу от надвигающейся опасности. Задача ж людей - изучать установленные богами законы природы и учиться применять их... По-другому пока все равно нет смысла говорить - времена атеизма еще не пришли. Не поймет тут никто - как это так, никаких богов нет и что за такая штука - большой взрыв...
  
  Глава 6.
  Атауальпа был удивлен, не видя вокруг испанцев. Позже он
   признался, что подумал, будто они все в страхе попрятались
  при виде его великолепной армии. "Он позвал: "Где же они?"
  Тогда из здания, в котором скрывался губернатор Писарро,
  появился монах-доминиканец Висенте де Вальверде в
   сопровождении переводчика Мартина". "Он шел с крестом в
   одной руке и молитвенником в другой мимо отрядов воинов и
   остановился перед паланкином Атауальпы".*(38)
  
   Титу Атаучи смотрел на тренировки солдат, но мысли его были далеки от этих учений. За последние полгода в Тауантинсуйу появилось много нового - а будет еще больше, и второй человек страны - наместник Куско, временный исполняющий обязанности Сапа Инки на время его отсутствия в столице и главнокомандующий инкской армии, выше которого стоял лишь сам правитель - пока не мог определиться, как ему ко всему этому относиться. Несомненно, новое оружие - хорошая вещь. Титу Атаучи уже видел, как картечные выстрелы превращают в решето мишени - и был уверен, что и с людьми они тоже не подведут. И в виду надвигающейся войны громовые трубы будут очень кстати - хоть количество профессиональных солдат в Северной армии Атауальпы и находящихся в его подчинении практически равна, но его солдаты вынуждены сидеть по крепостям, защищая восточные границы Тауантинсуйу от дикарей из лесных племен. Потому не будь сейчас нового оружия - армии пришлось бы нелегко. Теперь же у Титу Атаучи была уверенность, что он сможет не допустить того варианта развития событий, про который рассказали Уаскару предки. Правда, он говорил, что и в том случае была бы возможность победить - но пришлось бы куда тяжелее.
  
   Но с другой стороны нововведения его племянника вызывали у Титу Атаучи и смутное беспокойство. Привыкнув жить по давно сложившимся традициям, которые оставили предки, он не представлял, что ждать ото всех этих новшеств - и это вызывало некоторое недоверие. Не приведет ли это все к подрыву устоев, развалу действующей системы и бардаку в стране? Но найти ответ на этот вопрос он не мог. Оставалось лишь надеяться, что предки и боги предусмотрели все как надо... И что Уаскар сможет все правильно сделать.
  
   Вот, кстати, что больше сего удивляло Титу Атаучи во всем происходящем - это изменения в личности Уаскара. Нет, он не был каким-нибудь дураком и ничтожеством, как то пытаются представить его противники. Но что любитель выпить и бабник - сущая правда. Это, конечно, не особо страшно - если не мешает выполнять свои обязанности, но вот авторитет в глазах народа подрывает... Однако сейчас это осталось в прошлом - за все это время пил он только на праздниках - да и то не особо много, а про женщин словно и вовсе забыл - все время теперь проводит фактически лишь с одной Чукуй Вирой - своей второй женой. Ну понятно, что она у него - любимая, это все давно знают. Только все равно странно это. Даже про койю-то практически забыл, оставив ее в Куско, а про остальных и вовсе не вспоминает - разве что в качестве прислуги. И ведь нет никакой видимой причины. Впрочем, изменился он не только в этом - вдруг стал каким-то целеустремленным, мотается по стране, дает советы литейщикам, лично старается во всем разобраться, ищет какую-то новую руду, создает новое оружие, перевооружает армию, учит детей - причем, вне зависимости от происхождения, стал безразличен ко всей роскоши и украшениям. И вообще себя вести не как раньше, а скорее как тот же Пачакутек...
  
   Внезапно в голову Титу Атаучи прокралась странная мысль... "Как Пачакутек... А ведь в чем-то похоже", - подумал он. "Ведь что было тогда? - углубился в историю наместник Куско, - До поры - до времени был обычный, ничем особо не примечательный военачальник, бывший также сыном Сапа Инки Виракочи. Но потом началась неудачная война с чанка... Всем казалось, что уже нет никакой надежды - армия разбита, Куско в осаде, Сапа Инка сбежал в горную крепость, поражение неизбежно... Но тут вот и появляется Пачакутек - заключив союз с несколькими ближайшими племенами, он наносит поражение чанка, снимает осаду Куско и наносит ответный удар - вторгается в земли чанка и захватывает их, но вместо того чтобы ограбить и уйти или захватить землю, а живущих там людей принести в жертву или обратить в рабство, он всего лишь заставляет их подчиниться себе. Что тоже противоречило тогдашним устоям - все считали, что если сохранить врагу жизнь и свободу - он опять будет воевать против тебя. Но время показало правоту Пачакутека... Так, может быть, ему тоже предки подсказали, как правильно поступить? Сейчас же, если верить Уаскару, страна оказалась практически в той же ситуации, что и восемьдесят лет назад... Вот предки и подсказали ему, что нужно делать. А, значит, как и тогда решение не может быть неправильным"...
  
  ***
   Послышался шум, висящая на входе занавеска отодвинулась. и в комнату к Атауальпе вошел начальник стражи.
   - Как вы приказывали, мы привели этих бездельников-миндала, - усмехнулся он, - Прикажите привести или, может быть, сразу ж повесить?
   - Пусть вводят.
  
   Начальник стражи быстро вышел наружу и отдал приказ. Спустя полминуты занавеска вновь отодвинулась, и солдаты затолкали внутрь несколько насмерть перепуганных человек, немедленно поставив их на колени перед пусть пока и не официальным правителем. Ждать чего-либо хорошего от визита к наместнику провинции - особенно протекающему в такой форме - им было нечего.
   - Молите Сапа Инку чтобы он пощадил ваши никчемные жизни, - ничуть не смущаясь употреблением этого титула относительно Атауальпы - всего лишь наместника Кито, ехидно прокомментировал начальник стражи.
  
   Понимая, что это для них действительно единственный шанс, миндала предпочли за лучшее прислушаться к полученному совету. Атауальпа несколько минут с безразличным лицом смотрел на все происходящее прежде чем прервать поток речей миндала, клявшихся никогда больше не заниматься торговлей на территории Эквадора и вообще стать образцовыми подданными Тауантинсуйу.
   - Если я прикажу казнить всех вас - вы тоже не сможете заниматься торговлей, - заметил Атауальпа, - Никогда не слышал, чтобы мертвые могли торговать. Так зачем мне сохранять вам жизни? Или вы можете заинтересовать меня чем-то еще?
   - Приказывайте - сделаем что угодно! - произнес старший миндала, - Если пожелаете - будем работать на вас, торгуя с дикарями.
  
   Знавший кое-что о разногласиях между Куско и Кито, а также слышавший, как стражник назвал Атауальпу, миндала вполне резонно предположил, что торговцы-чинна Атауальпе не подчиняются. Так почему бы не попробовать занять их место? Тем более, терять все равно уже было нечего.
   - Этим занимаются торговцы из народа чинна, - с той же безразличной интонацией произнес наместник Кито, - Так в чем же моя выгода менять проверенных людей на непонятно кого?
  
   На некоторое время в помещении установилась тишина. Атауальпа смотрел, как поведут себя миндала. Те же, в свою очередь, пытались понять, зачем они ему понадобились. Ведь их могли казнить без всякого участия столь высокопоставленных лицу сразу после короткого суда. Да и пожелай наместник просто поглядеть, что это за такие "миндала" и с чем их едят - не стал бы спрашивать, чем они могут его заинтересовать. Однако все приходившие в голову цели были слишком мелки. И их можно было осуществить и без всякого их участия...
   - Вот если б вы сообщили мне некоторые сведения, - словно сомневаясь, что от "собеседников" в этом будет хоть какая-то польза, наконец-то произнес Атауальпа, - То я бы, может быть, и сохранил ваши жизни... Если эти сведения стоят того...
   - Скажем все, что знаем!
   - Тогда что вам известно о белокожих чужаках?
   - Практически ничего, - с сожалением произнес старший из миндала, - В прошлом году они приплывали к нам в Тампис и показывали необычные вещи - но про то вам лучше ведомо. Также среди диких племен ходит слух, что где-то далеко на севере поселились белокожие чужаки. Говорят, что они - посланники богов...
  
   "Вот как, - усмехнулся Атауальпа, - Значит, уже ходят слухи, что белокожие - посланцы богов!" Выглядело это все ну очень уж знакомо... Сапа Инку и его род в Тауантинсуйу большинство тоже воспринимало как посланцев богов - "детей Солнца"! И большинство верило в это беспрекословно, не пытаясь ставить под сомнение. Теперь же получается, что где-то появились еще одни "посланцы богов", что было весьма неприятной новостью...
   - И это все, что о них известно?
   - Да.
  
   В помещении вновь воцарилась тишина. Старший из миндала подумал, что это конец. Нет у них достаточной информации чтобы заинтересовать наместника...
   - Значит так, - подвел итог Атауальпа, - Я сохраню вам жизнь. Но при одном условии. Вы собираетесь и вместе с моими людьми отправляетесь на север - в земли белокожих чужаков. Узнать все о них. И не пытайтесь сбежать - ваши семьи будут здесь в заложниках. Если ж у вас все получится - можно будет подумать и о принятие на службу, - закончил речь наместник Кито и, обратившись к начальнику стражи, приказал увести всех.
  
  ***
   "Международная экспедиция", в которой принимал участие Льюкюлья Майю, прибыла на место через полтора месяца после отплытия из Тауантинсуйу. К счастью, в пути не довелось столкнуться ни с кораблями чужаков, ни с сильной непогодой. О единственном шторме, с которым столкнулись в пути, их штурман отзывался лишь с усмешкой. Единственной опасностью было потерять друг друга - но боги были благосклонны к послам. Наутро, когда непогода закончилась, все было в порядке, а все плоты оказались не слишком далеко друг от друга. Здесь же, на плотах, посланники отмечали и праздник в честь начала Месяца Двойных колосков. К сожалению, лам с собой взять было невозможно - потому присутствовавшему в походе жрецу пришлось ограничиться принесением в жертву нескольких специально для этого прихваченных морских свинок, а также немного пищи и одежды. Ну да боги ведь поймут и не станут обижаться на бедность подношений?
  
   И вот сегодня с утра на горизонте появилась желаемая земля... Точнее, про ее существование-то знали давно - но из соображений безопасности держались в стороне, а теперь вот пришло время высаживаться. Льюкюлья Майю знал, что раньше при плаваниях шли дальше на север - в Чиапас, бывшее царство народа киче, но ныне оно было захвачено белокожими чужаками, а потому появляться там было крайне нежелательно... И хоть альтернативный путь был более длинным и трудным, но иного выхода не было. Высадка прошла без проблем. К сожалению, лам тут не было, а потому весь груз пришлось распределить по солдатским сумкам, пушки в разобранном виде уложили на носилки. После чего поснимали с плотов всю оснастку и, тщательно припрятав их, отправились в путь.
  
   Потянулись дни тяжелого перехода через джунгли. Местность здесь напоминала сельву Тауантинсуйу, где приходилось буквально прорубаться сквозь заросли, что не могло не сказаться на скорости передвижения. Кроме того, существовала и опасность внезапного нападения, что заставляло продвигаться вперед с крайней осторожностью. За первую неделю произошло две встречи с местным населением, но, к счастью, в итоге все-таки удалось обойтись без кровопролития и за подарки в виде железного оружия договориться о проходе. Но терять бдительности было категорически нельзя - кто знает, что у местных вождей на уме... Решат еще внезапным нападением перебить чужаков и завладеть их имуществом... Потому приходилось все время находиться во всеоружии, а во время стоянок даже приводили в боевую готовность пушки. Правда, удалось выяснить и некоторые интересные новости - большинство местных вождей находится в страхе перед белокожими чужаками, обладающими очень сильным оружием и ведомыми могучими богами. Потому появление индейцев с похожим на их оружие вызвало одновременно страх - что, возможно, и позволило избежать столкновений - и некоторое замешательство...
  
   Достигнуть более-менее "цивилизованных" мест посланцам удалось лишь на пятнадцатый день, когда удалось добраться до ведущей через джунгли дороги, а уже по ней - до небольшого городка, оказавшегося уже знакомым дяде Льюкюлья Майю. Местный правитель принял их достаточно радушно. Поскольку подошло уже начало Месяца Урожая, когда на полях Тауантинсуйу проходит сбор урожая, то посланники на несколько дней задержались тут, что дало время на переговоры с местным правителем. Как выяснилось, он тоже боится белокожих чужаков, опасаясь повторить судьбу народа киче. Потому когда узнал, что инки начали делать такое же, как у них, оружие - начал просить, чтобы ему продали его, обещаясь отдать за это любые ценности.
   - Киче были большим и храбрым народом. Но они не смогли ничего сделать с чужаками. Вся их страна оказалась завоевана, их правители казнены, а народ обращен в рабство, - говорил вождь, - Нас же спасает лишь то, что чужаки пока не пришли к нам. Мы не намерены сдаваться и будем драться до конца, - гордо вскинув голову, закончил вождь, - Но долго нам не продержаться. А потом придет черед всех остальных.
   - У нас нет с собой лишнего оружия, - ответил ведший переговоры дядя Льюкюлья Майю, - Лишь то, что при себе у солдат. Но я сообщу Сапа Инке и уверен, что вряд ли он откажется помочь его продажей. Сын Солнца говорил, что лишь совместными усилиями всех наших братьев по крови можно остановить чужаков и сохранить свободу. К тому же, он может отправить людей, кто научит ваш народ самостоятельно делать такое оружие...
   - Ваш повелитель по-настоящему мудр, раз понимает это, - польстил посланнику правитель.
  
   Через два дня, закончив празднование, посольство выдвинулось дальше - в земли майя.
   - С чего это местный правитель заговорил о необходимости всем объединиться против белокожих? - поинтересовался у дяди Льюкюлья Майю, - То с радостью воевали друг с другом во имя своих богов - а теперь вот так...
   - Прижало потому что. Он теперь готов заключить союз хоть с самим Супаем*(39) - лишь бы сохранить жизнь и власть. Думаю, если б сейчас Сапа Инка предложил прислать сюда армию с новым оружием, потребовав взамен стать частью Тауантинсуйу, - он бы согласился, - усмехнулся глава посольства, - Впрочем, нам это лишь на руку. Сын Солнца говорил, что чем больше народов мы сможем объединить против белокожих чужаков - тем лучше. Жаль лишь, что, как говорил Сапа Инка, мало кто еще понял, что белые - главные враги всех местных народов. Для большинства куда важнее их собственные межплеменные разборки, а чужаки будут восприниматься даже как возможные союзники...
  
  ***
   "Будь прокляты эти ублюдочные инки! Будь проклято все их государство, в котором запрещена торговля! - придираясь сквозь лесные заросли, мысленно ругался старший из миндала, - Ну почему великие боги до сих пор не покарают этого урода Атауальпу и всех его выкормышей?"
   - Привал! - внезапно послышалась команда "начальника экспедиции" - одного из доверенных людей Атауальпы.
  
   Вздохнув с облегчением, миндала сбросил с плеч тяжелый мешок и устроился рядом. Мысленно при этом позавидовав второй части экспедиции - поскольку та двигалась на плотах, им не приходилось ни прорубаться через джунгли, ни тащить все вещи на себе. Ну почему ему так не повезло попасть именно в "сухопутную" часть?
   - Сколько еще переться в земли белокожих? - подойдя поближе, спросил начальник экспедиции, - Мы уже половину месяца премся по этим лесам - и пока никаких следов их! Лишь слухи, которые передают друг другу местные дикари! Или, может быть, ты хочешь обмануть нас и завести в ловушку? Так если так - сдохнешь первым! И клянусь всеми богами, что перед смертью ты об этом много раз пожалеешь!
   - Я не знаю, как далеко до земель белокожих! - казалось бы, уже в стотысячный раз повторил миндала, - Через пару дней мы будем в землях луноносов*(40), где я пару раз бывал. Ну а дальше останется лишь идти на север, но я не знаю тех земель! Никто из миндала не заходил так далеко.
   - Ладно, - сплюнул начальник экспедиции, - Но помни...
   - Да знаю я! Да и куда я денусь, если у вас в плену вся моя семья!
   - Кто вас знает, - огрызнулся его собеседник в ответ, - Бывали случаи...
  
   Впрочем, через два дня экспедиция и в самом деле добралась до долины Боготы, которая в 16 веке была местом обитания еще одного из высокоразвитых народов Америки - чибча-муисков... Как и те же майя, они не были едины, а представляли из себя 5 независимых друг от друга государств - Факата, Тунха, Ирака-Согамосо, Гуанента и Дуитама - находящихся в состоянии постоянной вражды друг с другом...
  
  ***
   На празднике в честь начала Месяца Урожая, по идее, я должен был бы присутствовать в Куско - ведь по традиции собрать первый початок кукурузы должен был лично Сапа Инка. Только вот за всеми делами времени отправляться в Куско не было совершенно, а потому пришлось доверить это важное дело своему "заместителю на время отсутствия" - наместнику Куско Титу Атаучи. Впрочем, тот ничего особо против не имел. Не дурак все ж, понимает...
  
   Самому же мне в это время пришлось заниматься несколько другим, куда более полезным в настоящий момент, делом. Слава плановой экономике и возможности привлечь большое количество рабочих, к этому времени удалось достроить доменную печь и нужное для ее использования оборудование... Конечно, по своим характеристикам она значительно уступала современным для, но по этим временам это была очень даже современная конструкция. Взяв за основу Невьянскую домну, я на основе известных мне сведений немного ее доработал - прежде всего, увеличил число фурм для дутья до четырех и сделал систему горячего дутья. Правда, представляла она из себя не привычные по 21 веку кауперы, а всего лишь своего рода "печь-подогреватель", через которую пропускался змеевик, через которых шел воздух. Не уверен, правда, насколько эта система эффективна, ну да ладно. Потом будем думать над нормальными вариантами. Кроме того, на теле домны закрепили бронзовые холодильники, вода в которые должна была поступать из реки за счет разности высот. С одной же стороны домны сделали насыпь, по которой временные рабочие должны были на ручных тележках завозить руду и уголь, засыпая их в колошник. Для хранения которых, в свою очередь, несколько в стороне было построено несколько хранилищ - внешне похожие на градирни каменные бункеры с каменными же крышками для угля и более привычные для инков хранилища руды. Такая конструкция угольных складов создавалась из соображения предотвращения самовоспламенения угля - в случае возгорания он достаточно быстро потух бы из-за отсутствия доступа кислорода.
  
   Под самый конец к фурмам прикрепили направленные в них трубы расходуемого воздухопровода*(41), что при задувке должно было привести к более равномерному прогреву горна и, как следствие, ускорению и упрощению процесса задувки. При этом половина труб отходила от стенки горна на 0.2, а вторая половина - на 0.35 его диаметра. При помощи них же осуществлялась и просушка печи.
  
   И вот, наконец, за несколько дней до начала Месяца Урожая, еще раз тщательно все проверив, разожгли печь-подогреватель дутья и начали продувку домны для просушки кладки, при этом на протяжении трех дней медленно повышая температуру дутья. В это время наступил и праздник, но ни мне, ни рабочим до этого не было просто никакого дела. Следующие еще четыре дня мы продолжали продувать печь горячим воздухом, и лишь затем, закрыв все отверстия, оставили остывать.
  
   После охлаждения, еще раз тщательно все проверив и не обнаружив видимых дефектов, приступили и к задувке печи. К этому времени по рекам уже доставили достаточно большое количество руды и угля, так что можно было надеяться, что останавливать печь из-за отсутствия сырья не придется. Кроме того, в это время пришла и хорошая новость от геологов - им наконец-то удалось обнаружить железорудное месторождение Колькемарка. Короче, недолго думая, я приказал отправить рабочих на его разработку.
  
   Предварительно еще раз расспросив будущих мастеров и рабочих и, убедившись, что они не забыли, как пользоваться доменной печью, на второй неделе (пусть инкам это понятие и не было известно) Месяца Урожая мы приступили к задувке доменной печи. Горн и заплечики были полностью заполнены древесным углем средних фракций, в распар, помимо угля, засыпали также нужные для ошлакования золы известняк и кварциты, а уже начиная с нижних горизонтов шахты начали добавлять железосодержащие материалы, постепенно увеличивая их содержание в составе шихты.
  
   Когда со всем эти было закончено, подключили дутье, постепенно увеличивая его температуру и расход. Все это время я боялся лишь одного - а вдруг уголь так и не загорится, но в итоге все получилось нормально. По мере того, как разгоралось топливо, расходуемые трубопроводы постепенно сгорали, а сам процесс задувки в итоге перешел в "обычный", но все это обеспечило более равномерный прогрев горна и, соответственно, несколько облегчило сам процесс задувки.
  
   Первая плавка получилась где-то через двадцать часов. На следующие должно было уйти уже меньше времени - всего около шестнадцать. К сожалению, конвертер пока был не готов, потому попробовать получить сталь пока не было возможности. Не решился я пока и на отливку чего-то серьезного, ограничившись простейшими вещами. Кроме того, первые несколько дней пришлось и самому провести вблизи домны, следя за тем, чтобы мастера ничего не забыли. Все ж дело-то для них новое, потому лучше все проследить самому... Потому времени заниматься другими делами не было абсолютно.
  
  ***
   Синчи Маки был доволен своей новой работой. Бывший кузнец по меди и бронзе оказался одним из первых, кто освоил получение из криц странного нового металла и изготовление из него простейших изделий. Пусть работать с ним было куда сложнее, чем с привычными медью и бронзой, - ведь расплавить "железо" не удавалось, получалась лишь какая-то пористая масса, из которой потом приходилось выколачивать шлак, чтобы остался лишь сам металл, но зато Синчи Маки получил от самого Сапа Инки вторую жену и некоторое повышение в статусе - теперь ему в подчинение дали еще несколько других мастеров, кого было поручено научить работе с новым металлом. Сын Солнца говорил, что в скором времени нового металла будет ОЧЕНЬ МНОГО - и потому нужно много кузнецов и литейщиков, кто может работать с ним. Зачем нужны литейщики, правда, Синчи Маки так и не понял - ведь, как и платину, лить это "железо" было невозможно. Но ведь Сапа Инка не может ошибаться?
  
   Вначале Синчи Маки работал в небольшой мастерской вблизи Куско, но вскоре пришел приказ Сапа Инки - всем лучшим мастерам по новому металлу отправляться в какой-то новый город, где будут огромные кузнецы. У многих тогда это вызвало недовольство - отправляться из столицы мира в какое-то захолустье, но против приказа Сына Солнца не пойдешь. Значит так надо...
  
   Когда ж Синчи Маки оказался в новом городке - то был просто поражен. На месте уже стояла пара печей куда большего, чем у них в Куско, размера, которые при встрече правитель назвал непроизносимым словом "штукофен". Но это было не самое главное... На некотором расстоянии уже начиналось строительство какой-то огромной конструкции - которая, как вскоре стало понятно, тоже представляет из себя металлургическую печь! Вот только, судя по тому, что говорили строители, размеры ее должны быть просто огромны! Глядя на становящуюся с каждым днем все больше и больше конструкцию, Синчи Маки прикидывал, что одна она сможет дать больше металла, чем все мастерские Куско вместе взятые. Да, тут действительно потребуется огромное количество кузнецов...
  
   И вот недавно САМ САПА ИНКА вместе с мастерами разожгли эту печь, которая в самом деле дала огромное количество металла. Только оказалось, что этот металл, который Сын Солнца назвал таким же непонятным словом "чугун", слишком хрупкий, а потому ковать его невозможно - только лить. Однако, как вскоре выяснилось, Сапа Инка уже знал, как получить из него такое же "железо".
  
   И вот три дня назад Синчи Маки увидел, как один металл превращается в другой. Для того, чтобы сделать это, чугун нужно залить в похожую на колодец странную конструкцию, называемую "конвертер", а определенное время продувать его воздухом. После чего из этого колодца сливают уже другой металл - который оказался тем же железом. Только вот качество его было просто невиданным! Теперь не нужно было долго ковать крицы, выколачивая из металла шлак, а можно было сразу использовать его для изготовления изделий.
  
   А вчера ему пришлось работать и с еще одним новым металлом, который носил название "сталь". Нельзя сказать, правда, что Синчи Маки видел его впервые - в штукофенах тоже получалось некоторое его количество. Но вот по качеству они даже близко не стояли... Штукофенная сталь была слишком хрупкая и при попытке заточки крошилась. Получить из нее нормальный инструмент или оружие можно было лишь если поместить стальную пластину между двумя железными, тщательно проковать - и лишь потом закалить. Новую же сталь вполне можно было использовать и саму по себе, не прибегая к подобным ухищрениям...
  
   Так что в целом Синчи Маки был доволен жизнью... Мало того, что получил некоторые привилегии (а там, может быть, еще и инкой или хотя бы амаута станет!), так еще и узнал много нового... А там, того и гляди, будет и еще много чего интересного... Во всяком случае, так обещал Сапа Инка, что поделится своими знаниями о обработке металлов - а он слова на ветер не бросает. В этом Синчи Маки уже убедился. Ведь Сын Солнца врать не может!
  
  ***
   К другим делам я вернулся через неделю после запуска домны - когда убедился, что местные мастера уже и сами вполне освоили эту работу и можно было быть уверенным, что ничего непредвиденного не произойдет. И первым из них оказалась необходимость разобраться с производством оружия. К этому времени кузнецы изготовили - пусть и из откровенно дрянного кричного железа - два опытных образца с разными типами затвора. В принципе, ничего особо сложного тут не было. Барабан отливался из бронзы по форме, рассверливался до нужного диаметра, а затем при помощи отлитого из медно-золотого сплава - наиболее твердого из имевшихся у инков металла - притира и кварцевого порошка обрабатывались конические выступы. Кроме того, из бронзы же были отлиты и детали УСМ и механизма затвора. Кроме пружины, которая должна была изготавливаться из высокоуглеродистой стали.
  
   Самым сложным, наверное, было изготовление ствола. Для этого из полученной в штукофене крицы нужно было сначала получить полосы металла, которые потом тщательно проковать на оправке для достижения нужной форм, при помощи изготовленного из достаточно низкокачественного металла копира нужно было нарезать ствол... Ну и под конец в торец ствола запрессовать под натягом платиновую втулку, которую затем обработать притиром. Впрочем, вскоре работа упростится - на смену штукофенной придет нормальная бессемеровская сталь. Да и инструмент получше можно будет сделать.
  
   Покрутив в руках полученные винтовки, я пришел к выводу, что получилось не так уж плохо. Жаль только, что конструкция получилась достаточно тяжелая. Ну да ничего, и так пока пойдет. Не разочаровали меня и получившиеся картечные ружья, которые из-за более простой конструкции должны были уже в ближайшее время стать массовым оружием.
  
   Но это было далеко не единственным делом. Требовалось начать отливку вещей из чугуна - не все ж лить одни болванки да станины будущих станков. И первыми кандидатами были, что не сложно предположить, пушечные ядра. В конце концов, раз их отливали из грязного блаоуфенного чугуна, то чем наш доменный хуже? И, как уже через день показали пробные стрельбы, действительно не хуже. Так что отныне уже не было нужды стрелять бронзовыми. Кроме того, теперь можно было приступать и к отливке других вещей. И в первую очередь изготовили детали для будущих щековых дробилок для руды. Вообще-то, изначально была у меня идея построить валковые, но, хорошенько подумав, пришлось от этой идеи на время отказаться. Без нормальных станков о них можно и не мечтать. А их-то у меня нет пока даже в зародыше. Так что пришлось ограничиться более простой конструкцией. Кроме того, отлили и другие нужные как в производстве, так и в хозяйстве, вещи - шибера, половинки, из которых в дальнейшем будут собираться радиаторы охлаждения доменных печей, котлы, сковородки... Так что, возможно, вскоре в Тауантинсуйу приготовить что-нибудь жареное смогут не только представители знати.
  
   Ну а еще через несколько дней подоспел и первый конвертер... Точнее, построен был несколько раньше, просто, как и в случае с домной, еще некоторое время потребовалось на его просушку горячим воздухом. Представлял он из себя своего рода "бочку", выложенную из динасового кирпича. Никакой поворачиваемой, естественно, не было - ну не из чего мне пока все эти конструкции сделать. В "крышку" также были встроены и фурмы с соплами из шамота, через которые подавался воздух.
  
   Первая плавка получилась достаточно неудачной, ну да на другое я и не рассчитывал. Сколько времени нужно продувать - я понятия не имел, так что продували до появления бурого дыма. В итоге вместо стали получили обычное железо. Ну да ничего, пригодится. Тем более, по качеству оно все равно куда лучше штукофенного. На следующий раз время продувки немного уменьшили, получив в итоге низкоуглеродистую сталь...
  
   Впрочем, на этом пришлось все это дело временно оставить. Оставалось чуть больше недели до Инти Райми - второго по значимости праздника у инков, на котором надо было присутствовать и мне, потому, поручив металлургам проводить эксперименты по получению разных видов стали, но не делать больше десяти плавок - потом потребуется произвести капитальный ремонт днища конвертера. Вызывало сожаление и то, что пока был лишь один конвертер на 2 тонны - в то время как домна выдает по 12 тонн в сутки. Потому большую часть чугуна переработать пока было невозможно. Пока не достроят новых конвертеров.
  
  Глава 7.
  Писарро выпустил засаду по условному сигналу. Он "дал
   сигнал артиллеристу [Педро де Кандия] выстрелить из
  пушек в середину толпы. Он выстрелил из двух, больше он
  выстрелить не смог". Испанцы в латах и кольчугах направили
  своих коней прямо в гущу невооруженных людей, толпившихся
  на площади. Зазвучали трубы, и испанцы испустили свой боевой
  клич "Сантьяго!". "Все они привязали к своим лошадям
  погремушки, чтобы устрашить индейцев... Грохот выстрелов, звуки
  труб, топот лошадей, треск погремушек привели индейцев в смятение,
  и началась паника. Испанцы обрушились на них и стали убивать".*(42)
  
   Дальнейший путь инкского посольства был куда легче. Теперь все же приходилось идти по достаточно освоенным землям с неплохими дорогами, которые использовались народами майя как для торговли и доставки дани в города, так и для быстрой переброски армий в нужное место. В настоящее время, правда, майя потеряли большую часть своей силы, а многочисленные местные царьки с упоением воевали друг с другом дабы захватить новые земли, пленников для принесения в жертву или продажи в рабство, да и просто ради банального грабежа... Точно также, как было в Андах до создания Тауантинсуйу... "Вот только, - думал Льюкюлья Майю, - Нету у них своего Пачакутека. А их боги не заинтересованы в единстве местных народов - ведь им нужна человеческая кровь - а, значит, нужны войны, рабство, жертвоприношения".
  
   Тем не менее, Сапа Инка говорил, что в прошлом у майя существовало сильное единое государство. Более того, Сын Солнца сказал, что был бы заинтересован в его возрождении. И если второе было понятно - потомку сильнейшего из богов под силу и не такое, то первое вызывало некоторые вопросы. Выходит, раньше у майя были другие боги, которым не нужны были постоянные войны и человеческие жертвы? Или их богам не нужны жертвы, и все это лишь ложь кого-то из их правителей? Которая настолько вошла в жизнь, что стала восприниматься как истина? Нужно ж было как-то объяснить необходимость постоянных войн... "Впрочем, подумал Льюкюлья Майю, - Это не мое дело. Пусть над этим вопросом думают жрецы и амаута".
  
   За время, прошедшее от Праздника Урожая до Праздника Солнца - "Инти Райми" - посольство одолело достаточно большой путь, добравшись до царства Чакан Путум, что в переводе означало "местность степей". По местным меркам, это было достаточно большое и сильное государство...
  
   Здесь посольству удалось узнать и первые сведения о белокожих чужаках. Наместник одного из городов, где побывали послы, с гордостью рассказывал, как 11 лет назад неподалеку от столицы царства - одноименного города Чакан Путум - с огромных лодок высадилась армия белокожих чужаков, но их правитель - славный и любимый богами Моч Ковох - нанес им сокрушительное поражение и заставил трусливо бежать из его владений. Через год, правда, они вернулись и захватили столицу. Но не решились там остаться - ведь знали, что правитель Чакан Путума собирает армию чтобы уничтожить захватчиков - и все равно бежали.*(43). Кроме того, было известно, что год назад белокожие пришельцы появились где-то далеко на востоке в царстве Экаб, а затем вторглись дальше, но потом были разбиты правителем какого-то другого государства - и трусливо бежали. Впрочем, точно на этот счет правитель не знал ничего. Однако, несмотря на то, что наместник понимал, что белокожие - враги, на поданную было главой посольства идею объединиться всем царствам против них он лишь усмехнулся, сказав, что это невозможно.
  
  ***
   В Куско я прибыл всего за два дня до "Инти Райми" - Праздника Солнца. У инков это был второй по значимости после "Капак Райми" праздник, традиционно отмечавшийся в день летнего солнцестояния. К счастью, он хоть не сопровождался человеческими жертвоприношениями. Как и все остальные праздники, инти Райми начинался до рассвета, когда народ собрался у главного храма Солнца в Тауантинсуйу - Кориканчи. После того, как Вильяк Уму вознес молитвы Солнцу, в которых прославлял великого Инти, дающего людям тепло и свет, а также отправившего к ним своих детей - восьмерых инков во главе с Манко Капаком, приведшим с собой 10 родов: Марас, Сутик-токко, Куйкуса, Маска, Оро, Тарпунтай, Саньок, Чавин Куско, Аярака, Вакантаки, - дабы установить на землях Анд справедливые законы. После чего последовали богатые жертвоприношения лам, еды и напитков, одежды, золотых и серебряных украшений, начавшихся в храме, а продолжившихся на холмах вокруг Куско.
  
   Когда ж в районе обеда все вернулись в город, начался следующий этап, имевший как ритуальный, так и чисто административный смысл. Именно к сегодняшнему дню чиновники-апупанака доставляли в Куско закончивших обучение в акльауаси "Дев Солнца" - и мне теперь предстояло определить их дальнейшие судьбы. Кому предстоит стать служанками или младшими женами самого Сапа Инки, кому суждено стать женами (в зависимости от ситуации либо старшими, либо младшими) кого-либо из подданных Сапа Инки, кого он посчитает нужным наградить за службу - чиновников, инков, курак, военачальников или кого еще, - кому предстоит прясть и ткать, изготавливая одежду для Сапа Инки и знати, а также нити для кипу, кому - прислуживать в храмах или учить новые поколения "Дев Солнца". А кого принесут в жертву на Капак Райми... Впрочем, примерный список я наметил еще вчера, когда чиновники долго перечисляли характеристики почти трех сотен тринадцати-четырнадцатилетних девчонок (в силу возраста воспринимать их как "девушек" я просто не мог). Перечитав потом получившийся список, сразу отметил с полсотни тех, кого считали наиболее умными (ну зачем мне служанки - дуры?), приказал поставить их впереди всех, решив потом отобрать из них кого посимпатичнее.
  
   В общем, сегодня, пройдясь мимо, быстро сделал выбор. Еще некоторое количество роздал в качестве жен некоторым военачальникам и чиновникам, а также геологам, открывшим месторождение Колькемарка, мастеру-литейщику, наладившему отливку пушек, "мастерам-химикам", занимающимися изготовлением пороха и капсюлей... Все они, кроме того, получили и новый социальный статус "Ринкрийок куна" - "гражданских" инков по привилегии. Заслужили. После чего быстро распределил всех остальных "Дев Солнца" по остальным предназначениям кроме принесения в жертву. Ничего особенного или необычного, впрочем, в этом не было. Не осталось "Дев Солнца" - жрецы наберут для принесения в жертву еще людей. Ничего это не изменит, жертвоприношение состоится все равно - просто лично отбирать людей для убийства в качестве "посланцев в мир предков" было выше моих сил. Пусть лучше жрецы занимаются, им это привычно.
  
   Впрочем, на этом все дела на сегодня не заканчивались. Ведь "Инти Райми", помимо всего прочего, был и своего рода "днем бракосочетаний". Правда, только для рода Сапа Инки. Так что сразу после распределения "Дев Солнца" мне пришлось заняться работой ЗАГСа. Впочем, ничего особенного эта церемония из себя не представляла. Роль Сапа Инки состояла лишь в том, чтобы соединить руки пары и передать молодых родителям, а присутствовавший при этом чиновник фиксировал это в Кипу. Дальше предстояли, правда, и другие ритуалы. Затем предстояло празднование свадьбы, но я уже не имел к тому никакого отношения. Тех же, кто не принадлежал к роду Сапа Инки, "регистрировали" на следующий день. Специальные чиновники - для жителей столицы (причем, для каждой ее части - Ханан и Урин Куско - церемония проводилась отдельно), кураки разных уровней (в присутствии чиновников-камайоков) - в остальных городах и деревнях Тауантинсуйу.
  
   И лишь когда я покончил с этим делом - началось традиционное для инков празднество с песнями, плясками, обильными жертвоприношениями, едой и выпивкой... В общем, ничего особенного... Порадовало лишь то, что на этот раз практически вся знать ела не руками, а ложками и вилками. Как только знати стало известно, что я теперь ем такими штуками, всем сразу захотелось быть "не хуже". Причем, к этому времени уже научились достаточно ловко управляться новыми "столовыми" приборами. Что ж, "понты" иногда тоже могут неплохо прогресс двигать... Кроме того, на этот раз подавали и жареную пищу - пусть пока и в не особо больших количествах за отсутствием как большого количества сковородок, так и умеющих готовить их поваров. Ну да ничего. Дайте только время...
  
  ***
   Назначенный Атауальпой в качестве главы "сухопутной экспедиции" в земли белокожих чужаков офицер был в бешенстве. Этот урод-миндала все ж таки сумел сделать гадость! Предал, сволочь! Ну да ничего. Вот вернемся домой - Атауальпа его по головке точно не погладит. А ведь все так хорошо начиналось...
  
   Когда небольшая экспедиция прибыла в земли народа, которой этот миндала назвал "муисками", их первоначально встретили вполне дружественно. Миндала спокойно торговали на местном рынке, продавая взятые специально для торговли с дикарями безделушки... Нужно ж было пополнить запасы всего необходимого... Все ж остальные это время отдыхали перед дальнейшим путем. Однако на третий день все внезапно изменилось. Проснувшись поутру, они выяснил, что дом окружен многократно превосходящим их в численности отрядом. Пытаться пробиться в этой ситуации было просто бессмысленно. Даже если удалось бы вырваться из той ловушки, в которой они оказались - далеко уйти бы все равно не вышло. Но и сдаваться инкский офицер не желал, а потому попытался вступить в переговоры. И, как не странно, прошли они относительно удачно. Вскоре ему, как начальнику экспедиции, и старшему из миндала приказали идти к их правителю. Не забыв, само собой, предварительно разоружить.
  
   "Резиденция" местного правителя, на взгляд офицера, выглядела откровенно жалко. Какое-то пусть и неплохо укрепленное (как, кстати, и сам город), но достаточно неуклюжее деревянное строение, уступавшее даже жилищам наместников инкских правителей. Не говоря уж о дворцах Сапа Инки. Впрочем, оценивать местную архитектуру в планы офицера не входило совершенно. Тем более, что в это время их ввели к местному правителю - сипе Тискесуса.
   - Мои люди сказали, что знали и тебя, и твоего отца, - после некоторого молчания без всяких приветствий начал правитель, - Ты уже не раз бывал по торговым делам в наших землях, торгую товарами из своей страны. Так зачем ты привел к нам солдат?
  
   Офицер некоторое время слушал оправдания миндала, где тот объяснял, что инки и их правитель - Сапа Инка Атауальпа не желают никакого зла его стране - Факате - и самому ему, сипе Тискесуса. Они лишь хотели проверить ходящие среди дикарей слухи о том, что далеко на севере появились какие-то странные белокожие люди. Сипе Тискесуса усомнился было на этот счет, что таких людей не бывает, а дикари... мало ли что они придумают. Однако миндала возразил, что такие люди действительно есть - в прошлом году такие приплывали на огромных лодках в его страну и показывали очень необычные вещи, предложив подробнее спросить о них у начальника экспедиции, который в тот раз лично присутствовал а встрече чужаков и видел все своими глазами.
  
   На этот раз Тискесуса действительно заинтересовался. По описанию "белокожие чужаки" очень уж походили на описанных во многих легендах "сыновенй Солнца и Луны". Считалось, что если люди слишком сильно прогневят богов - то они пришлют их в наказания за грехи. Потому сипе Тискесуса не замедлил спросить. Офицер совершенно не горел желанием говорить про такие вещи вождю какого-то местного племени, но выбора просто не было. И он рассказал много необычного: про огромные лодки со множеством парусов, которые почему-то не мешают друг другу, про стоящие на этих лодках бронзовые трубы, извергающие гром, про странный металл, который тверже меди и бронзы, про странных животных и птиц, которых чужаки подарили инкам... Под конец же чтобы окончательно убедить местного правителя в своей правоте офицер приказал принести из их дома подаренный белокожими чужаками нож. Вообще-то, это был не совсем он, а один из тех, что инкские шпионы добыли в мастерских Куско, но откуда тут кто это знает?
  
   В общем, убедить местного вождя вроде как удалось. Правда, тот заявил, что отпустит их лишь в сопровождении своих людей, приставив к отряду почти три сотни солдат. И хотя официально они и должны были подчиняться инкам, но всем было понятно, что это лишь формальность. Кроме того, идти дальше по долине инкам тоже запретили - ведь там находятся другие, враждебные Факате государства. Потому их вождь решил максимально обезопасить себя от возможных "сюрпризов" со стороны инков...
  
  ***
   По окончанию празднеств в честь бога Солнца я решил посмотреть, что же получилось из моих начинаний. И первым делом направился на пороховой завод, продукция которого вскоре понадобится в больших количествах. Хотя, что говорить про будущее? По словам Атока даже сейчас приходилось тратить немало пороха на обучение артиллеристов стрельбе! Так что, без всякого преувеличения, это был стратегический товар, от наличия которого в нужных количествах зависело будущее Тауантинсуйу.
  
   Ввиду опасности производства, завод расположили на некотором удалении от Куско. Рядом было построено и несколько складов с сырьем, которое доставляли из других частей Тауантинсуйу: из входящей в состав Антисуйу инкской Амазонии - древесный уголь, из Кольясуйу (или, если точнее, - юга Перу и запада Боливии), из относящейся к той же "четверти" Атакамы - натриевую селитру. Во избежание диверсий территория завода была обнесена высоким забором и охранялась наиболее проверенными солдатами. Готовую же продукцию насыпали в небольшие бочонки и отправляли на склады - в подземелья Саксайуамана, в Хатун Хауху, в Хатун Ирриру *(44) и в другие крупные города центра и юга Тауантинсуйу, в часть приграничных крепостей, в которые планировалось доставить пушки... Кстати, в мое отсутствие Саксайуаман уже успели вооружить пушками - хоть в том я и не видел особого смысла. Все равно эту крепость придется перестраивать по новым правилам фортификации. Только пока у меня просто нет возможности выделить нужное количество рабочих. И без того проблем полно...
  
   Караул пропустил меня на территорию без звука, за что их начальник немедленно получил втык. А вдруг под видом меня приперся бы кто другой? Так что без пластины-пропуска и пароля никого на завод не пускать! Получивший выговор офицер немедленно направился намыливать шеи часовым, грозясь всевозможными небесными и земными карами и высказывая свои представлении о них самих и их предках (людей среди которых, если верить услышанному, не было совсем). Когда я уже заходил в первый "цех", сзади было слышно что-то в стиле того, что если еще раз повторится такое - он сам лично добьется, чтобы их не только выгнали из армии, но и вообще выслали из Тауантинсуйу.
  
   Зайдя внутрь, я оказался в достаточно большом помещении, так сказать, "селитряного цеха". Поскольку чилийская селитра - натриевая, то для производства пороха она не годилась. Нужно было получить из нее калиевую - что тут и делали. Ничего сложного в этом процессе не было - в нескольких больших котлов наливали воду, доводили ее до кипения, после чего засыпали туда селитру, а когда она полностью растворялась - медленно засыпали хлористый калий. О ходе реакции при этом видно было по появляющейся в растворе пене. Когда ж реакция заканчивалась - оставалось лишь снять котел с огня и собрать выпадающие в процессе охлаждения кристаллы. Но поскольку здесь требовалось применения огня, то плод это дело построили и отдельный "цех".
  
   Выйдя на улицу и пройдя чуть дальше, я оказался во втором "цехе", где уже непосредственно изготавливался порох. Для этого несколько подмоченную смесь калиевой селитры, древесного угля и серы засыпали в шаровые мельницы, которые крутили за расположенные по бокам ручки несколько человек. Затем полученную пороховую мякоть протирали через сито, получая гранулированный порох и выкладывали на просушку. Когда ж высохнет - засыпали все в бочки и отправляли на склады. Для обеспечения безопасности - взрывы с человеческими жертвами мне были нафиг не нужны - в этом цехе было строго запрещено использование каких-либо источников огня. За чем следила охрана, да и сами рабочие поклялись перед богами, что ни в чем не нарушат полученных инструкций - а такими словами у инков не разбрасывались... По крайней мере, среди народа.
  
   Так что, удовлетворившись организацией работы, я отправился дальше. Следующим делом я посетил расположенный поблизости "завод" по производству капсюлей. Хотя дать столь громкое название этому предприятию было б явным преувеличением. Ибо представлял он из себя всего лишь небольшой домик, где десяток химиков занимался своим делом - получал серную кислоту для батарей, затем электролизом получал из раствора хлорида калия его же хлорат, добавлял к нему стекло, серу и камедь и упаковывал в Медные колпачки, которые предстояло затем вставлять в барабаны винтовок, ружейные патроны или брандтрубки для пушек. Все полученные капсюли немедленно отправляли на расположенные в подземельях Саксайумана склады.
  
   Следующим посетил литейщиков, где новоиспеченный "Инка по привилегии" принялся показывать, что и как теперь у них делается. А изменения были достаточно большие. Необходимость получения металла в большом количестве привела к тому, что стали строить печи большего размера. Причем, расположили их не как прежде на вершине холма, а у его подножья, уложив по склону длинные трубы. В дополнение к этому соорудили и своего рода "меха", представлявшие из себя две параллельные "бочки" с кожаными перепускными клапанами, внутри которых располагались поршни, соединенные между собой своеобразным "коромыслом" с рычагом. Качая его "назад-вперед", рабочий через керамические трубки вдувал воздух в печь. В общем, осуществили технологию, про которую я чисто между делом рассказал при прошлом посещении мастерских...
  
   В остальном серьезных изменений технологий пока не было. Лишь, как выяснилось чуть позже, для получения более ровного канала у пушечных стволов теперь стали применять притиры с кварцевым порошком. Кроме того, оказалось, что теперь пушки стали практически единственным, что выпускали мастерские Куско. Лишь несколько мастеров похуже все еще продолжали делать "ширпотреб". По правде говоря, это не должно было меня удивить - еще по прибытию в столицу Титу Атаучи сообщил, что отдал такой приказ, считая необходимым как можно быстрее оснастить армия артиллерией, но как-то не думалось, что все дойдет до такой степени.
  
   Последним, где я побывал, были гончарные мастерские. Как выяснилось, тут смогли наладить мелкосерийное производство посуды со стеклянной "глазурью". Могли б и больше, да пока нет нужды - химикам много ее не надо. Немного подумав, я решил попробовать изготовить гранаты. К сожалению, пойти по простому пути - делать цельнолитой корпус - было практически бессмысленно. Ну разлетится она на пару кусков - и что с того толку? Нужна была другая взрывчатка. Потому решил сделать по-другому - сделать наборную рубашку. В этом случае при взрыве отдельные ее детали должны будут разлетаться в разные стороны, нанося урон врагам. Но их надо будет отливать из чугуна, а пока я заказал у гончаров наделать большое количество заглушенных с одной стороны керамических "трубок", которым предстояло стать центральной частью гранат, куда засыпался бы порох... Но на этом посещение мастерских закончилось.
  
   На следующий же день я решил провести совещание "высшего командного состава" инкской армии. К сожалению, я точно не знал, когда произойдет нападение Атауальпы. Читал в своем времени, что это будет где-то в середине 1529 года, но ведь история уже пошла иным путем. Так что стоило подстраховаться и заранее продумать, что и как делать.
  
   Нам военном совете собрались все главные военачальники Тауантинсуйу (во всяком случае, среди моих сторонников) - Титу Атаучи и Майта Юпанки, два дяди Уаскара, Аток, Уампа Юпанки и Топа Атау. Кроме них, присутствовал здесь также и верховный жрец Солнца. В центре помещения стоял огромный макет - местный аналог топографических карт - Тауантинсуйу, составленный из отдельных макетов провинций-уну. Поскольку все присутствующие и так понимали, зачем их собрали, то я решил особо не морочить голову долгими вступительными речами, ограничившись небольшой констатацией фактов, и сразу перейти к делу.
   - Все мы знаем, какая ситуация сложилась в Тауантинсуйу. Атаульпа, наместник уну Кито, вопреки воле наших богов и великих предков не хочет подчиняться законным правителям, - последнее слово я специально произнес во множественном числе, намекая, что имею в виду не только себя, но и верховного жреца, считающегося соправителем Сапа Инки - пусть со времен Пачакутека и чисто номинального, и Титу Атаучи - наместника уну Куско и фактически второго человека в стране, - Несмотря на то, что он не является сыном койи Арава Окльо и не является потомком Инти, он хочет объявить себя новым Сапа Инкой. К сожалению, мы пока не готовы пойти и навести порядок, потому должны предусмотреть действия на случай мятежа. Что мы знаем по имеющимся у Атауальпы силам?
   - Ну во-первых, на верность Атауапльпе присягнула наша северная армия. Это 30 тысяч профессиональных солдат, имеющий опыт войн на севере, - подойдя к макету местности, Титу Атаучи обозначил текущее расположение армии, - В настоящее время она находится в бездействии, но Атауальпа может в любой момент приказать ей двигаться на юг. Кроме того, он может призвать в армию до 30-40 тысяч ополченцев из уну Кито и фактически контролируемой им уну Каранке.
   - А что у нас?
   - Профессиональных солдат у нас побольше - около 40 тысяч. Но большая их часть сейчас находится в приграничных крепостях.
   - А в гарнизонах городов? И можно ли снять войска с охраны границ? - спросил я.
   - Тысяч десять. Еще примерно столько же можно взять, уменьшив наполовину численность гарнизонов на наиболее спокойной части границы. Но не больше того. Иначе дикари немедленно воспользуются этим и нападут. Еще можем собрать до 150 тысяч ополченцев, - добавил Титу Атаучи, - но против основных сил Атауальпы толку от них мало.
  
   Ага, понятно. Что ж, примерную ситуацию я представлял. Это было лишь небольшое уточнение. За прошедшее время я и так уж сумел неплохо вникнуть в ситуацию в стране.
   - То есть без нового оружия нам будет плохо? - решил прямо в лоб спросить я.
   - Да, - согласился Титу Атаучи, - Но не вижу смысла считать ситуацию безнадежной. Достаточно разгромить северную армию, и положение Атауальпы станет безнадежным.
   - Только это непростая задача? - дополнил я.
  
   Все присутствующие военачальники согласились. Лишь Титу Атаучи добавил, что главное в этом - заставить Атауальпу разделить силы. Если это удастся, то можно будет одержать относительно легкую победу, разбив китонцев по частям. После чего, пока отложив вопросы с применением вооруженных новым оружием армий, принялись к обсуждению ожидаемых действий Атауальпы.
   - Долго думать у Атауальпы нет возможности, - начал Титу Атаучи, - Сейчас он пытается склонить курак уну Тальян на свою сторону. Но когда он поймет, что никто из них не намерен немедленно выступить в его поддержку - вынужден будет поднять либо восстание, либо смириться и явиться в Куско для дачи присяги.
   - Ага, дождешься от него, - хмыкнул Майта Юпанки, - Мы его с самого детства знаем...
   - Я на это особо и не надеюсь, - согласился Титу Атаучи, - Поэтому по окончанию переговоров с кураками поднимет восстание. Тем более, к этому его вынудит и ситуация со снабжением армии. Уже сейчас продовольственные склады уну Кито и Каранке пусты не менее, чем на четверть. Через несколько лет он просто не сможет прокормить 30 тысяч солдат своей армии.
   - А что, все кураки уну Тальян так верны нам? - помня в общих чертах сведения из истории ожидающейся войны, усомнился я.
   - Не все, - на этот раз ответил Майта Юпанки, - Есть у нас некоторые сведения, что хатун курака Тамписа Чиримаса готов перейти на сторону Атауальпа. Как и некоторые турикуки.*(45) Но они не решатся выступить пока Атауальпа не докажет свою силу.
   - Зря мы сохранили их привилегии, - проворчал Аток, - Теперь лишь все время воду мутят...
  
   Услышав это, Титу Атаучи лишь усмехнулся, сказав, что если бы это не было сделано - не было бы и Тауантинсуйу. Ведь многие уже пытались создать свою "айлью всех айлью", вырезая знать завоеванных племен - но ничего достигнуть они не смогли. Рано или поздно окружающим племенам удавалось договориться между собой и разгромить завоевателей. Впрочем, я быстро прервал этот разговор, вернувшись к обсуждению грядущих событий. И первым делом поинтересовался, как генералы видят ход возможной войны.
   - На начальном этапе действия Атауальпы очевидны. Собрав своих солдат, он двинется на Томебамбу, - подойдя к макету, Титу Атаучи показал все это по карте, - На все это уйдет около двадцати дней. Поскольку за это время мы не успеем перебросить к Томебамбе достаточных сил, Улко Колья и Уалтопе*(46) придется оставить город, забрав с собой всех боеспособных мужчин...
   - И Атауальпа спокойно вырежет жителей Томебамбы, - вставил я.
   - Зачем? - не понял Титу Атаучи.
   - За то, что не пожелали поддержать его.
   - Но в чем смысл? Зачем уничтожать тех, кто может работать на тебя? Ведь даже пленных дикарей мы обычно не убиваем, а делаем своими слугами.
  
   "Твою ж мать!" Ведь то, что тогда произошло, с точки зрения большинства инков было непонятно. Нет, не потому, что они были такими уж гуманистами, кому противна мысль об убийстве невинных людей. А из голого расчета, суть которого и отразил в своих словах Титу Атаучи. Впрочем, этот самый расчет просматривался во всех действиях инков. Именно поэтому Пачакутек когда-то в разы уменьшил объемы человеческих жертвоприношений, поэтому были созданы те же государственные склады продовольствия. Инки раньше многих других осознали, что поскольку все их богатства создаются народом, то любые человеческие потери экономически нецелесообразны. А это значит, что нужно создать для народа хоть более-менее неплохие условия жизни, при которых эти самые потери будут не слишком велики... По всей видимости, этот рационализм инков стал результатом использования плановой экономике, при которой эти данные становятся очевидными. Вот только, к сожалению, в определенных случаях от этого бывает и обратный эффект. Как вот прямо сейчас...
   - Предки сказали мне, что будет так, - отрезал я и попробовал хоть как-то обосновать свою точку зрения, - Да и разве Атауальпа - Инка? Он обычный дикарский вождь. И думает также, как и они. А для дикарей такое поведение - норма.
   - Вообще-то это вполне возможно, - вдруг поддержал меня Майта Юпанки, - Когда мы с Уайном Капаком воевали на севере, я имел возможность вдоволь насмотреться на Атауальпу...
  
   Услышав мое заявление и слова Майта Юпанки, все присутствующие на совещании военачальники переглянулись. Конечно, они не были настолько религиозны, как простой народ, и прекрасно понимали, что заповедь про запрет лжи соблюдается далеко не всегда и не всеми, но и не видели, почему они не должны верить. Никакой выгоды от этого мне не было - только лишняя проблема.
   - Но мы не сможем сдерживать китонцев до подхода подкреплений! - прервал молчание Аток.
   - Правильно, - согласился я, - Потому при отступлении Улко Колья и Уалтопа должны вывести всех жителей Томебамбы и окрестных деревень на юг. После чего город вместе со всеми складами сжечь. Пусть Атауальпе достанется родно пепелище! Это создаст ему дополнительные проблемы со снабжением. Тем более, что в уну Кито мало лам....
  
   Высказанной идеей военачальники оказались несколько ошарашены, но быстро признали ее эффективность. После чего приступили к обсуждению подробностей плана кампании войны. Поскольку полностью эвакуировать восьмидесятитысячный город - в том числе женщин и детей - было весьма непростой и небыстрой задачей, то подготовку к этому надо было начинать заранее. Сошлись на том, что уже сейчас необходимо начать подготовку к будущей войне. Для этого как раз сейчас предстояло часть населения Томебамбы и окрестностей отправить в качестве митимаев осваивать новые земли - которые будут расположены несколько южнее. Призываемых на выполнение миты людей отправить в места, расположенные южнее томебамбы, откуда потом их можно быстро отправить дальше на юг. Однако это могло коснуться лишь весьма немногих. Остальным же предстояло, побросав все свои вещи, налегке двинуться на юг едва станет известно о мятеже Атауальпы. Некоторое время у них будет... Примерно ж двадцати тысячам боеспособных мужчин племени каньяри вместе с двухтысячным гарнизоном города предстояло двинуться на север и, не вступая в открытое столкновение, мешать продвижению китонцев - нападать из засад, устраивать обвалы, мешать переправе через реки и горные ущелья... То же самое должно было происходить и дальше по ходу продвижения Атауальпы...
  
   Нам же предстояло собрать тысяч двадцать пять профессиональных солдат. Для этого предстояло уменьшить численность гарнизонов многих приграничных крепостей, но замену которым должны были прийти ополченцы. Для усиления некоторых наиболее важных крепостей предстояло также отправить по пушке. По докладу Атока на данный момент их было уже семьдесят, но с каждым месяцем объемы производства лишь нарастали - мастера набирались опыту, да и постепенно к делу подключались литейные мастерские других городов. Так что возможность вооружить ими приграничные гарнизоны была.
  
   Освободившиеся же от несения службы на границе солдаты из Кольясуйу должны были к Капак Райми собраться пока южнее Куско - в Тиуанако. Остальные, кому не нужно было идти так далеко, должны были присоединяться к армии по ходу движения на север. Всех их предстояло также перевооружить стальным оружием, а еще не знакомых с артиллерией - приучить не бояться выстрелов. Когда ж начнется война - в дополнение к ним мобилизуют ополченцев из племен Чинчасуйу, Антисуйу и Кунтисуйу, и армия двинется на север.
  
   Но главной силой должна была стать пока еще достаточно небольшая - пока я установил численность лишь в две тысячи - "громотрубная" армия, командующим которой я назначил Атока. На вооружении ее должны были состоять пушки, винтовки и картечные ружья - на которые и был мой главный расчет...
  
   На следующий день я отправился на поля близ Куско, где Аток решил продемонстрировать, как проходят учения зародыша его будущей армии. Но, как я быстро убедился, китонцам и этого мало не покажется... Сноп картечи при выстреле превращал расставленные на поле мишени в виде человеческих фигур в рваные клочки. И инкские хлопчатые доспехи помогали от этого мало. Что ж, не завидую тем, кто хочет встать у меня на пути...
  
   На следующий день, покончив со своими делами в Куско и вновь назначив Титу Атаучи своим "заместителем", я отправился обратно в Хатун Ирриру...
  
  Глава 8.
  
  
  Вторжение в Перу было уникальным по многим причинам. Военные
  действия предшествовали мирному проникновению: никакие торговцы
   или исследователи никогда не бывали раньше при дворе Инки, и не
  было никаких рассказов путешественников о его великолепии. Первое
  впечатление европейцев от величия Инки совпало с его свержением.
  Завоевание началось с полного разгрома индейской армии. Теперь
  перуанцы были не только разделены своей междоусобной войной, но
  и остались также без правителя. И вот что усугубляло их смятение: их
  Инка продолжал управлять страной и раздавал приказы как единоличный
  властитель, находясь в плену.*(47)
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  А.Рэй "Эро-сказка 1. Как приручить графа" (Романтическая проза) | | А.Эванс "Сбежавшая игрушка" (Любовное фэнтези) | | А.Медведева "Герои академии Даркстоун" (Приключенческое фэнтези) | | В.Мятная "Последняя любовь. Плен и свобода." (Космическая фантастика) | | С.Александра "Демонов вызывали? или Попали, так попали! " (Попаданцы в другие миры) | | А.Медведева "Изгои академии Даркстоун" (Приключенческое фэнтези) | | К.Воронцова "Найти себя" (Фэнтези) | | М.Савич "" 1 " Часть третья" (ЛитРПГ) | | А.Минаева "Всплеск силы" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Самсонова "Запрещенный обряд или встань со мной на крыло" (Приключенческое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"