Сергей "Greyscorpio": другие произведения.

Власть ярости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (жанр: фэнтези, боевик, мистика, эротика) – действие романа происходит в королевстве четырёх Древнейших стихий. Леонар – лорд и хранитель одной из них (Древней ярости). Безумная любовь, власть и “неполноценный” наследник – эти испытания ждут его. Сможет ли он всё исправить? Покажет только время. Первая моя попытка изменить канву и описание сюжета. Тема, сюжет и описание раскрывается более полно. В общем, прочитаете и поймёте, что авторский язык чуток изменился, со времён первого романа “Печать не изменить”.


Власть ярости

   Лепестки роз, медленно поддаваясь лёгкому ветерку, кружились по замку. Женщины и дети что-то выкрикивали, благодаря Бога, за то, что их королевство не было обезглавлено. Сквозь огромную цветочную арку, и этот благоухающий фиолетовый дождь, лорд Леонар триумфально возвратился из похода на соседнее государство. Его начищенные до блеска доспехи, отражали солнечные лучи. Длинный пурпурный плащ стелился по земле, а из-за правого плеча выглядывала рукоять огромного топора "Фрейнрира", названного так в честь мифологического волка.
   Казалось, его конь ощущал всю важность события и горделиво выступал по каменной мостовой меж воинов державших щиты и длинные алебарды с повязанными на них красными перьями.
   Позади, скакали на рыжих конях, (стихия Древней Ярости признавала только эту масть) его телохранители из отряда "12 стен". Эти отборные берсерки - лучшие воины, не раз проверенные и отобранные для служения Древней Ярости, и получившие часть её силы. Во время боя, они впадали в безумие и могли одним ударом разрубить пополам сразу трёх врагов, не обращая внимания даже на серьёзные раны. Берсерки были безупречны в бою, но единственная их слабость состояла в маленьком запасе выносливости. Леонар это знал и контролировал их силу, используя лишь в крайнем случае.
   Они были обучены специально для защиты лорда и убьют любого, кто хоть как-то попытается напасть на их господина (не исключая миледи). Их сапоги грохотали по мостовой, заставляя прохожих убегать с их пути.
   Впереди шёл капитан этого отряда - Торгий. Знамя с изображением огненного тигра, борющегося с гигантским вороном, развевалось в его руках. Торгий не раз доказывал своё превосходство над этой дюжиной, и, в конечном счете, стал её капитаном.
   Где-то высоко на балконе, не обращая внимания на всеобщее веселье, связанное с появлением короля, беседовали два старца. Это были мудрецы Август и Марк, которые знали все слухи в королевстве, а также были великолепными философами.
   - Склероз когда-нибудь меня доконает. - Пожаловался Марк. - В последнее время я начинаю забывать историю.
   - Например? - Собеседник посмотрел на него, перебирая в пальцах волоски своей длинной бороды.
   - Я даже не помню, почему отряд телохранителей короля называется "12 стен".
   Август подумал лишь мгновение, прежде чем ответить:
   - Это не склероз, Марк. Истинной причины никто не знает. Есть лишь догадки и гипотезы, созданные самыми безумными умами современности. Самая, на мой взгляд, правдивая из этих догадок - охрана короля и членов его семьи. Разумно, не правда ли? Если рассчитать, сколько охранников приходится на каждого из членов семьи, то...
   - По четыре, выходит - закончил за собеседника Марк. - Август, а если неприятели будут атаковать сверху или снизу? Возможно это охрана только лорда Леонара, но зато двойная?
   - Твоя теория имеет право на существование Марк. Хотя... я уверен, что наши потомки придумают этому своё объяснение. И оно будет логически и исторически более оправдано, чем пришло нам, старым склерозникам, на ум.
   Они ещё немного постояли в тишине, размышляя о быстром течении времени.
   - Чёрт, я опять забыл свою шляпу... - Марк почесал свою, покрытую капельками пота, лысину. - Пойдём в дом, а то солнце сегодня необычайно ярко, и я удивляюсь, как лепестки не сгорают прямо в небе.
   Старцы скрылись, а внизу к лорду подбежал маленький лысеющий старичок - это был главный секретарь его величества, Фухти.
   - Господин, всё готово к посвящению. - Тихо прошептал он и согнулся, так как Лорд положил ему на плечо свою руку в тяжёлой перчатке.
   - Великолепно. - Раскатистым и зловещим голосом ответил лорд Леонар. - Мы проведём посвящение... завтра...
   - Но мой господин...
   - Фухти, я провёл на поле брани три луны. Всё чего я сейчас хочу - это увидеть любимую.
   - Да, господин, миледи Ксеона уже ждёт вас в опочивальне...
   - Мой наследник в замке? - Прервал его Леонар.
   - Да, господин, принц Сергиус упражняется в метании ножей. - Секретарь дрожал не только от тяжёлой перчатки Лорда, но и от страха, что чем-то не угодит господину.
   - Великолепно. - Повторил Леонар улыбнувшись. - Наконец он подчинился моей воле. Знаешь Фухти, он всё больше напоминает мне меня в его годы - я тоже перечил отцу, пока его не... убил.
   - Да господин. - Секретарь вздохнул с облегчением.
   Леонар спешился и пошёл в крепость, к той, о которой думал всё это время.
   Он был на войне и никакие служанки или женщины, захваченных деревень не могли утолить его страсть. Огонь, так яростно пылающий в нём, могла погасить лишь она одна - миледи Ксеона.
   Леонар знал это и любил, но ненавидел эту женщину, которая так легко могла вертеть им. Его душа кричала, а плоть была слаба перед ней. Но он не мог взять её на войну. Нет, там, где проливается кровь, и торжествует тёмная сила, не место для прекрасных созданий подобных его королеве. Они должны дожидаться своего господина в родном замке и хранить ему верность.
   Верность - обычное слово, несущее за собой глубокий смысл. Обычно под этим словом представляется железный пояс с огромным замком, ограничивающий свою владелицу в "контактах" с мужчинами. Но лорд отказался от пояса, которым глупые дворяне награждали своих жён, в надежде, что к ним нельзя подобрать отмычку.
   Ведь они слабы. Всё время, что находятся в походе думать о том, что в отсутствие правителя любимую могут убить или выкрасть - наказание, которое не пожелают врагу. И за это Леонар был благодарен Ксеоне - она сделала его сильнее. Многие глупцы говорят что "нет жены - нет и проблемы", но это слишком далеко от истины, чтобы брать в расчёт эту хитрость. Единственная любимая, делает любого мужчину сильнее.
   Конечно, Леонар мог бы запереть её в самой высокой башне, на которую способны придворные ремесленники, что тоже не принесло бы пользы. Выбор его, был по истине королевским - заклинание Следа, которым он воспользовался в тайне от Ксеоны.
   После свадьбы, слава о красоте миледи разлетелась по всей стране и многие покидали дома и семьи, чтобы только насладиться видом этого земного чуда. Некоторые, особо храбрые и безрассудные, в тайне от лорда, предлагали подарки и свои земли миледи лишь бы только удостоиться хотя бы её поцелуя.
   В то время, Леонар был готов изрубить любого любовника в капусту, посадить на кол или колесовать, но их... не было. Удивительно, но такая красивая женщина как миледи была... верна своему мужу. Более того, она сообщала ему о тайных ухажёрах, которые обсыпали её нежеланными подарками. Зачем ей лучшие наряды из бархата с запада или невиданные лакомства востока, если любимый сможет достать ей всё это, лишь бы она была довольна.
   В конце концов, Леонар устал устраивать массовые казни её поклонников и опустил руки. Ведь у такой прекрасной женщины как его любимая, должны быть поклонники, которые в тайне возжелали её, но так и не смогли бы реализовать свои греховные мысли. Это возбуждало его и придавало особенный смысл их отношениям. Ведь он и сам не мог избежать проявлений кокетства со стороны придворных дам. Поддаться им - так приятно и желанно, но... нелепо. Нелепо... именно то слово, которое подходит в данном случае. Ведь все эти кокетки даже близко не могли сравниться с его любимой.
   Нет, они были выше этого - их любовь несла в себе нечто большее, чем простая страсть и похоть. Впрочем, и от этих маленьких радостей Леонар не был избавлен - миледи была искусной любовницей и превосходной женой. Она могла быть разной: стервой или прелестной милашкой, госпожой либо жертвой. Ведь это так нравилось её господину - тому, перед кем она преклонялась и любила самой страшной любовью, на которую она была способна. Любовь эта в её самых неожиданных проявлениях была сильнее войны, ведь он был согласен на всё, лишь бы Ксеона была довольна.
   Он придавался этим приятным мыслям - сознанию того, что человек, перед которым преклоняют колени короли и разрушаются государства, имеет маленькую слабость. И эта слабость - женщина, которую он боготворил.
   Миледи Ксеона знала и пользовалась этим. Стоит ей лишь наморщить свой прелестный носик, как он тут же снаряжал поход, желая дать Ксеоне все, что она только попросит. Будь то новая драгоценность, редкое животное либо аленький цветочек. Но вот что удивительно, она не просила его ни о чём. Ни как в сказке убить женщин, которые были бы красивей её (таких просто не было) ни желала новых заморских яств. В этом была власть и прелесть миледи. Он до сих пор не мог поверить своему счастью.
   Обо всём этом он думал, пока шёл к своей любимой в королевскую опочивальню. Распахнув дверь, он заметил, что в покоях полумрак - огромные гардины были закрыты, лишь огоньки канделябров плясали в этом царстве тишины.
   Дубовая дверь чуть слышно затворилась - Фухти, проявив свойственную ему деликатность, вышел из покоев.
   В мерцании свечей показалась изящная фигура в чёрном пеньюаре. Миледи была красива. Даже слишком, её красота казалась чем-то мистическим вроде дара, который получает лишь избранная.
   Изящные черты лица и карие глаза с длинными ресницами делали Ксеону похожей на прекрасную эльфийку. С годами она приобрела также гибкость и грацию, присущую этой мифической расе. Длинные рыжие волосы - символ распутства и обольщения во многих странах, волнами струились по её плечам и спине. У нее была высокая стройная фигура с пышной грудью и по-юношески плоским животом. Таких высекают в мраморе и нарекают именами богинь, но в жизни они встречаются крайне редко. Леонару повезло, он осознавал это и дорожил ей.
   - Ну, муженёк, как деревенские бабы в постели? - С хитрецой в голосе, произнесла она.
   - Ксеона... - Начал оправдываться Леонар, но миледи прервала его.
   - Или они не могли себе позволить даже постель? Может стог сена, или ты удовлетворял их стоя, прижав к стене коровника?
   Ксеона рассмеялась и прыгнула на мужа, обхватив руками его шею, а бёдрами пояс. Слившись в жарком поцелуе, они упивались страстью, бурлящую в них. Губы её были такими чувственными, нежными и сладкими, что сердце лорда забилась так же, как тогда, когда он впервые увидел её. Волосы её пахли дивным ароматом фиалок, а тело опьяняло как имбирное пиво.
   Это то, что Леонар любил в ней - умение предугадывать его желания. А может, у неё была такая магия - ему было всё равно, он просто наслаждался.
   Ловким движением, Ксеона скинула пеньюар, оголив своё безупречное тело. Леонар покрывал её тело поцелуями и чувствовал её хрупкое тело под своим. Она сладко постанывала, а грудь колыхалась в такт его движениям.
   Свечи вмиг погасли, предоставив им время, насладиться друг другом до рассвета.
  

* * *

   Ритмичное постукивание, разбавляло брань придворных конюхов и тихое ржание сонных лошадей - посередине конюшни стоял мальчик, который с ловкостью кидал ножи в мишень. Делал он это, привычно размахнувшись левой рукой. Почти все снаряды попадали в яблочко. Совсем скоро, метательные ножи закончились. Он осмотрелся и вскоре нашёл то, что искал - на небольшой скамейке около колодца, сидел мальчик и что-то вырезал из дерева. Это был молодой пастушок.
   - Эй ты. - Крикнул ему паренёк. - Подойди сюда.
   Пастушок отбросил своё занятие и подбежал к пареньку.
   - Да, принц Сергиус. Вы чего-то желаете?
   Парень повернулся к нему правым боком, показав отсутствие руки выше локтя.
   - Разве ты не видишь, что мне нужна помощь? Принеси мои ножи.
   Пастушок метнулся к мишени и принялся вытаскивать снаряды. Краем глаза он заметил какое-то движение и обернулся. Сергиус метнул припрятанный в рукаве нож, но пастушок увернулся.
   - Очень хорошо малец. - Медленно произнёс принц. - Если бы я мог, то похлопал тебе. Я кинул нож в полсилы, так что всё равно неплохо.
   Пастушок сжал кулаки, но промолчал и продолжил выполнять приказ Сергиуса. Наконец, он принёс ему ножи.
   - Как тебя зовут деревенский мальчишка? - Улыбнулся Сергиус и взял ножи из протянутых рук.
   - Моё имя Эдвин ваше величество, я сын конюха.
   - Что ж, Эдвин, назначаю тебя своим оруженосцем.
   Пастучок не проявил никаких эмоций, но вдруг сказал:
   - Принц Сергиус, разрешите мне вас спросить. - Мальчик потупил взор.
   - Знание - это сила, Эдвин. Никогда не забывай это. Спрашивай.
   - Где вы потеряли руку?
   Улыбка исчезла с лица Сергиуса. Он замолчал и через мгновение начал рассказ:
   - Когда мне было 13 лет, отец взял меня на охоту, на лиса. Это была моя первая охота, я был бесконечно счастлив.
   К моей великой радости, я попал из лука в одно из этих животных. Я спешился, чтобы забрать добытую лису, из кустов выскочил кабан, и вцепился в мою хрупкую руку. Запуганное животное застрелили, а из-за сильного кровотечения и гниения, руку пришлось ампутировать. Но я не сожалею Эдвин, ведь жалеть и оплакивать утрату - участь слабых людей.
   Пастушок молчал.

* * *

   Они лежали на широкой кровати под балдахином. Леонар лежал на спине, обняв левой рукой Ксеону, смотрел в потолок и думал о своём Посвящении. Миледи изучала бороду любимого - с последней встречи в ней появилось множество седых волосков.
   Её пальцы привычно скользили по боевым шрамам на мускулистой груди Леонара.
   - Расскажи мне о Фаране. Какой она была?
   Леонар взглянул на любимую, отодвинул её руку и сел на кровати:
   - Ради объединения королевств, и из-за огромного тщеславия моего отца, было заключено соглашение с королём Ноандера. - Произнёс он через минуту. - По которому, я был обязан жениться на его дочери Фаране, ради заключения мира и "взаимопомощи братских народов". Ты представляешь, правитель страны стихии Древнего Потока побратался с королём страны Древнего Пламени? Этот союз был обречён на расторжение, как и многие другие, в которых трусливые и тщеславные правители заключали перемирие, лишь бы спасти свою задницу.
   Но всё же, я сильно не сопротивлялся, ведь главное для меня было тогда - тренировки и повышение силы, лишь бы жена не мешала. На моё счастье, Фарана не вмешивалась в мои дела, но в тоже время она обладала несносным характером, чем регулярно приводила меня в состояние гнева и бешенства.
   Через три года отец недвусмысленно намекнул, что "мол, пора ему и внуков нянчить". Я решил, что этой стороной моей жизни я могу пожертвовать. За часть власти и доступа к силе Древней Ярости совершенно нового уровня, которую обещал мне отец, я согласился. Но, к моему счастью, Фарана умерла при родах (при этих словах Ксеона ахнула, и прижала руки ко рту). Она подарила мне наследника. Отец нарёк его Сергиусом в честь... себя же. Тщеславный ублюдок.
   - Из-за этого твой сын так невзлюбил тебя? - Она обняла Леонара сзади за шею, и поцеловала его в щёку.
   - Да, просто он чувствует, что я не любил его мать. И испытывает зависть, что я обожаю тебя, Ксеона.
   - Я твоя любимая, но он твой наследник - тот в кого ты вкладываешь большие надежды и силы. Почему же он не может этого понять?
   - Он унаследовал дурной характер своей матери. И я боюсь, что даже после Ритуала, он не одумается. Лишь осознание того, что у меня есть королева, которую я боготворю, согревает моё израненное тело.
   - Ты же знаешь, что я люблю тебя, медвежонок. - Промурлыкала Ксеона.
   - Я же просил меня так не называть. - Скривился Леонар, выпутываясь из жарких объятий Ксеоны. - Что скажут мои воины, когда узнают, что их бесстрашного лорда называют... медвежонком?
   - Ну, милый они промолчат, но подумают... что у тебя есть любимая женщина, которой ты прощаешь маленькие капризы. - Ксеона улыбнулась, вставая с кровати.
   - Это уж точно! - Съехидничал Леонар, наблюдая как она, ловко наливает вино в бокалы.
   - Я рождена для наслаждения. - Она медленно подошла к кровати, покачивая бёдрами. - Рождена, чтобы дарить радость и удовольствие, окунать в бездну страсти и пробуждать вкус к жизни. Со мной ты чувствуешь, что не зря живёшь на этом свете.
   Леонар кивнул, встал с кровати и стал одеваться - он не любил пажей. Он не был слишком стар или тщеславен, чтобы его одевали слуги, поэтому предпочитал всё делать сам.
   - Сегодня в полдень состоится церемония посвящения. - Произнёс он, застёгивая застёжку на плаще. - Обычная формальность, перед тем как я стану одним из самых могущественных людей этого мира. Надеюсь, церемония не затянется, чтобы ты не скучала.
   - Я буду ждать... медвежонок.
   Леонар закончил одеваться и собирался выйти из покоев, как вдруг остановился.
   - Чуть не забыл, Ксеона.
   Он подошёл к круглому столику, на котором неизвестно, как и когда появился длинный прямоугольный предмет, оказавшийся резной шкатулкой. Леонар раскрыл её и потянул за золотую цепочку, которую украшал огромный, сверкающий изумруд.
   - По легенде этот драгоценный камень изготовил придворный ювелир, - Леонар ловко застегнул украшение на шее Ксеоны. - Он был влюблён в королеву и ради неё, рискуя жизнью, добыл этот изумруд из подземных Тсанварских пещер. В течение 15 лет он занимался его огранкой, добавляя в очистительный бальзам редкие капли своих слёз.
   Когда же он закончил, то тайно преподнёс его королеве, но та не приняла подарок, боясь ревности мужа. Тогда ювелир ушёл на юг, нанялся на корабль и пустился в путешествие. Вскоре из-за особой точности, приобретённой в ювелирном ремесле, он стал превосходным картоведом. И пронёсся слух что изумруд как-то помогал ему в расчётах.
   Спустя 117 лет кладоискатели всё же нашли эту реликвию. Изумруд был вставлен в подзорную трубу, придавая ему небывалую ясность и дальность обзора. Слёзы очистили драгоценный камень, не давая даже пыли оседать на нём. Мелким почерком на трубе была нацарапано слово "Элен". Так звали королеву, в которую он был влюблён и которая жила более века назад. Так его любовь пережила их обоих, заняв своё место в истории.
   - Красивая легенда. - Задумавшись, произнесла Ксеона. - И красивый камешек.
   - Я подумал, что тебе понравится столь ценная вещь. - Леонар улыбнулся. - К тому же он подходит под цвет твоих глаз.
   Ксеона надолго прижалась губами к его губам, и Леонар вышел из опочивальни. У порога его поджидал Фухти.
   - Мой господин, всё готово для вашего Посвящения. - Секретарь старался успевать за быстрым шагом Леонара. - Прибыли гонцы из бухты Древнего Потока на Западе, из Восточного султаната Древнего Песка и княжества Древнего Ветра на Севере.
   Отряд "12 стен" привычно окружил Леонара и Фухти своей защитой.
   Они вышли во двор, где уже скопилось множество дорогих гостей: богатых купцов, графов, мудрых алхимиков и храбрых королевских охотников. Все они предвкушали зрелище, которое суждено увидеть не каждому - Посвящение лорда в Хранители одной из Древних стихий.
   Леонар остановился и окинул взглядом эту толпу.
   - Превосходно Фухти, пусть Торгий выпустит Салана. Тот давно не разминал крыльев.
   - Как пожелает мой господин. - Секретарь согнулся в поклоне и побежал исполнять приказ.
   Леонар, в сопровождении Торгия и его отряда, пошёл в церемониальный зал, заставляя пёструю толпу расступиться.
   Лорд шёл по ковру тронного зала и люди наклоняли головы, а воины выпрямлялись, когда он проходил мимо. Подчинение страхом и величием лорда витало в воздухе, и Леонар почти физически ощущал это. Он мог почувствовать, как волна страха распространяется среди них. Бессильных людей, не обладающих волей и желанием его свергнуть - беспомощных насекомых, которые дохнут при виде разящего кулака его величия.
   Таким было и будет его королевство ярости и гнева. Даже люди, чьи сердца преданы огню ярости Леонара, но легкие, которых скованы льдом, могут сослужить своему повелителю великую службу. Но время для неё ещё не пришло... пока не пришло.
   Лорд сел на трон, на стене за которым была огромная "Роза дьявола" - круглое окно, заполненное разноцветной мозаикой, составленной в форме герба королевства.
   По бокам от трона стояли статуи предыдущих королей, держащих факелы. Пламя в факелах было в форме огненного тигра.
   Вдруг в зал ворвалось что-то тёмное, пролетело так быстро, что стало похоже на пятно. Этим пятном оказался огромный как беркут, придворный ворон Салан.
   Он сел на подлокотник трона Леонара возле его левой руки.
   Церемония началась, и тишину нарушал только тихий голос Главного Жреца.
   - Лорд Леонар доказал что по праву стал правителем нашего королевства. Его победам нет числа, перед его силой разрушаются целые государства. Древняя Ярость выбрала его для служения, и он стал лучшим. Он будет удостоен той чести, что познали древние короли его рода...
   - Что ж, Август, наш правитель получит больше власти и силы с помощью Древней Ярости, - шепнул Марк - но зачем она ему?
   - Лорд Леонар всю свою жизнь стремился стать самым могущетвенным человеком. Повелевать людьми, но в тоже время он не хотел мирового господства. Изменит ли он своё решение и поработит всё живое вопреки своей сущности? Покажет только время, Август.
   Марк помолчал и спросил:
   - Если не ошибаюсь, ворон - символ ветра. Так почему же лорд держит Салана при себе?
   - Действительно Марк, ворон - символ Древнего Северного Ветра. - Ответил Август. - Конечно, Хранитель тайны Древней Ярости должен иметь тигра, как знак пламени и бурлящего гнева. Но по договору Четырёх Стихий, который заключили первые Хранители, всё обстоит совсем по-другому. Каждая из Древних Стихий заключает союз с другой, отображая её на своих знаках и гербах. Так, на знамёнах нашего государства изображён Тигр, сражающийся с Вороном - это символ объединения со стихией, полученной в результате брака.
   - Так значит миледи Ксеона из страны Древнего Ветра? - Марк округлил глаза, осознав собственную догадку.
   - В точку мой друг. - Август намотал на палец прядь из своей бороды. - Они объединили свои стихии и сердца. К тому же Салан присутствует с Леонаром во всех походах последнего, а также докладывает миледи Ксеоне обо всех "любовных похождениях" лорда. Только Леонар об этом... не знает. Этот союз - лучшее, что может предложить сотрудничество двух разных государств. С момента их венчания, лорд стал менее беспощаден к своим людям, а Ксеона одной лишь своей улыбкой, способна остановить распри между заклятыми врагами. Это отразилось на всём, да же на их внешности. Глаза Леонара сменили цвет на светло-серый, свойственный лишь жителям Северной страны Древнего Ветра. А ставшие рыжими, волосы Ксеоны начали возбуждать в мужчинах ещё больше желания.
   - У Марии Магдолины были рыжие волосы. - Произнёс задумавшийся Марк. - Символ распутства и греховности.
   - Не в нашем королевстве Марк. - Август перестал наматывать бороду на палец. - В южной стране Древней Ярости, рыжий - цвет пламени, боевого гнева и испепеляющей страсти. Он значит больше, чем ты можешь вообразить...
   - Именем нашего Королевства и силой Вашего Величества, отныне вы лорд Леонар наречены Монтенергом. - Проговорил монах. - Имя это соткано из переплетений Тьмы и Света, оно призвано защищать его господина. Услышав, его враги будут бежать в панике и страхе перед Вашим величием. Так желает сила Древней Ярости. Часть её теперь в вас ваше величество. Древняя Стихия избрала вас для хранения тайны её силы. Теперь вы посвящены в Хранители Древней Стихии.
  

* * *

   А в это время на королевской конюшне принц завёл разговор с придворным пастушком Эдвином. Этот мальчик был сыном деревенского конюха, но мечтал стать воином лорда.
   - Что это? - Спросил Сергиус, указывая на камень, висевший на груди мальчика.
   - Это? - Эдвин погладил камень и на мгновение задумался. - Это коровий безоар.
   - Коровий что?
   - Коровий безоар - камень, который глотает корова, что бы улучшить своё пищеварение и чтобы хворь не забралась в живот.
   - Глотать камень, чтобы живот не болел? - Вот тупая скотина. - Подумал Сергиус, а вслух спросил. - Ну и почему же ты носишь его у себя на шее?
   Мальчик перестал гладить камень и посмотрел в упор на Сергиуса:
   - Этот камешек извлекли из желудка моей любимой коровы. Хони - так её звали. Её молоко обладало целебными свойствами, но её зарезали на праздник, посвящённый вашему совершеннолетию, год назад. С тех пор этот коровий безоар служит мне талисманом.
   Позади, раздались торопливые шаги - к Сергиусу подбежал секретарь Фухти и что-то шепнул ему на ухо. Принц кивнул и встал, чтобы уйти. Уходя, он, усмехнувшись и не оборачиваясь, бросил:
   - На твоём месте я бы выбросил этот камень, так как предмет, который не помог избежать такой участи твоей корове, ничего кроме грустных мыслей у тебя не вызовет. В кого же ты превратишься, если такие бесполезные связи с глупым скотом тянут тебя обратно в грязь, из которой ты появился?
   Сергиус почувствовал на своём затылке испепеляющий взгляд крестьянского мальчика. В душе он ликовал - столь сильного эмоционального подъёма он не получал очень давно. Его губы растянулись в улыбке, как у вампира, только что утолившего жажду с помощью безвинного ребёнка. Сергиус не мог противостоять этому желанию - лишить маленькой радости этого мальчика, так же легко, как отобрать конфетку у младенца. Но это было слишком просто, он хотел большего - вызвать настоящий гнев в этом пастушке, который ничего не видел в своей жизни. Юный принц хотел, чтобы его ненавидели, ведь ненависть врага вызывает стремление к самосовершенствованию. Сергиус поддался искушению, ведь он был сыном своего отца, а от этого ему нельзя было никуда деться.
  

* * *

   Через некоторое время, в огромную королевскую библиотеку, секретарь Фухти привёл принца Сергиуса.
   Библиотека была до отказа заполнена редкими фолиантами. За то что бы взглянуть в них хотя бы одним глазком, любой одержимый учёный отдал бы жизнь. В этом месте чувствовалась сила знаний, мудрость веков которую заимствовали у других народов, либо постигали сами учёные страны Древнего Пламени.
   Этими знаниями сейчас был поглощён Леонар.
   - Ты звал меня великий хранитель Древнего Пламени? - Сергиус наигранно поклонился, чем вызвал грустную усмешку Леонара.
   - Приятно сознавать, что у кого-то в моих владениях осталось чувство юмора. Сергиус, рад сообщить тебе, что я наконец-то нашёл то, что искал в своих странствиях.
   - Разве ты не для того истреблял народы, чтобы объединить их под своим флагом? Растоптать их многовековую историю, уничтожить накопленную мудрость, установить новый порядок, наконец? Разве не так?
   - Новый порядок? - Лорд улыбнулся, но по глазам было видно, что он задумался. - Строй, неугодный правителю напоминает... старую плотину.
   - Плотина?
   - Да! Она сдерживает натиск огромной массы воды. Но она стара как мир и требует ремонта, а может быть и перестройки. Так что, стоит ошибиться при ремонте, как она смоет своего правителя вместе с его "праведными" законами и грехами.
   - Интересное наблюдение отец. - Улыбнулся Сергиус. - Ты уже завёл королевского писца, чтобы тот записывал твои изречения?
   Леонар промолчал, лишь хлопнул в ладоши и капитан отряда "12 стен" Торгий, появился, держа в руках небольшой мешок. До Сергиуса донёсся ужасный запах гнилой плоти. Леонар запустил руку в мешок и вынул из неё... разложившуюся голову в ржавой короне.
   - Это последняя часть, требующаяся для обряда. Наконец, я смог отыскать и возвратить похищенную голову Руфуса IV-го. Он был первым Хранителем Древнего Пламени.
   - И что это значит? - Негодующе посмотрел на отца, Сергиус.
   - Это значит. - Леонар вытирал пальцы, о полотенце, которое принёс Фухти. - Что наконец-то ты будешь, здоров Сергиус.
   - Я не хочу помощи от тебя, отец. Я добьюсь всего и таким. Мудрый король Арон был рождён безруким, но это не помешало ему одержать множество побед на полях сражений.
   - Не перечь Сергиус, тому, кому обязан жизнью, и кто вправе забрать её обратно. Ритуал неизбежен.
   - Значит, ты убьёшь меня, если я не соглашусь отец?
   Повисла минутная пауза.
   - В одной деревне какой-то мальчишка, - медленно начал Леонар, - примерно твоего возраста, кинул камень в моего коня. Я велел отрубить ему руки.
   - Это доказывает лишь то, что ты оставляешь за собой боль борозды из страданий и боли невиновных. Что же ты сделал, отец? Дай-ка я догадаюсь. Может, убил его родителей или разрушил его дом?
   - Всё что я делал: убивал королей, выжигал целые государства, добывал древние артефакты. Всё это, ради тебя, Сергиус.
   - Не смеши меня отец, ты лишь хотел потешить своё самолюбие. Но ничего кроме способности к тирании и разрушению не доказал. Как можно добиться Добра, посеяв такое количество семян Зла? Ответь мне.
   - Я хочу сильного наследника, который бы продолжил моё дело. Я не допущу падения моего королевства.
   - Мне не нужна такая "помощь". Разговор закончен отец, тебя уже ждёт твоя потаскуха.
   - Не смей называть так свою мать. - Взревел на весь зал, Леонар.
   - Она мне не мать. - В ответ закричал Сергиус. - Королева Фарана, умерла при родах. А Ксеона, не стоит и ногтя её.
   - Заткни свой поганый рот, пока не пожалел об этом.
   - А что ты сделаешь, отец? Убьёшь меня как того деревенского мальчика?
   Леонар молчал, видимо что-то обдумывая и взвешивая.
   - Значит, - Тихо спросил он, - ты не хочешь проведения ритуала?
   - Ты знаешь, каков будет мой ответ, отец.
   - Ритуал состоится, в независимости от твоего решения Сергиус. - Леонар хлопнул в ладоши.
   С нечеловеческой ловкостью в зале появились берсерки, и встали позади принца. Один из воинов вцепился в его руку, так что Сергиус забыл все атакующие заклинания, и мгновенно обессилил. Последнее, что он видел - огромный, приближающийся кулак в кольчужной перчатке, лишивший его сознания.
   Когда принца унесли слуги, Леонар бешено ударил по огромному канделябру и тот... погнулся от такого напора.
  

* * *

   Через месяц заточения, дверь темницы, в которой всё это время находился Сергиус, распахнулась. Два берсерка вбежали в комнату и схватили юного принца, поставив на ноги. На этот раз они не стали бить его, а в ускоренном темпе повели через весь замок в церемониальный зал.
   Сергиус не пытался брыкаться и даже не строил планы для побега - против отряда "12 стен" у него не было никаких шансов.
   Коридор, по которому его вели, был абсолютно пуст, лишь из-за горшков с цветами и скульптур выглядывали испуганные слуги. Они боялись пошевелиться, чтобы берсерки не подумали вдруг, что они хотят помочь Сергиусу сбежать.
  

* * *

   Леонар привычно шёл к своему трону. Рядом с ним под руку плыла миледи Ксеона с маленькой диадемой, вплетённой в её роскошные рыжие волосы. На ней было белое воздушное платье, явно выделявшееся в темноте зала, как одинокий парусник в бушующем море.
   Миледи заняла места возле мужа, и Леонар велел начинать ритуал.
   Посередине зала на полу был начертан круг с крестом посередине. В точках пересечения креста и круга стояло по огромной каменной чаше,
   Эти священные сосуды были испещрены рунами, отдавая дань предкам. Всю площадь круга занимало множество зажжённых свечей. Посередине стоял каменный, ритуальный стол, украшенный всё теми же рунами.
   Сквозь огромную "Розу дьявола" над троном проходил свет, освещая тёмноё пространство и падая на стол.
   В свете показался монах в пурпурном балахоне - главный жрец.
   - Тайный обряд четырёх стихий начинает своё течение. - Тихо, но властно произнёс он. - Настало время соединить эти Древние силы для создания новой.
   Главный жрец сделал незамысловатый рукой и возле него появились два монах, державшие небольшой сундук с изображением змеи. Жрец распахнул его и вынул древние мощи.
   - Часть, символизирующая стихию Воды - руки ремесленника, славящегося своими произведениями из бухты Древнего Потока. - Главный жрец подошёл к одной из чаш. - Возвращается на место, чтобы отдать часть своей силы.
   С этими словами он положил мощи в чашу, а подошедший монах залил их водой из глиняного кувшина. Над чашей тут же появилось слабое зелёное свечение.
   Жрец ещё раз сделал жест и к нему подбежали монахи с сундуком, на котором был изображён скорпион.
   - Часть, символизирующая стихию Земли - ноги лучшего гонца из султаната Древнего Песка. - Главный жрец вынул из сундука мощи и подошёл к следующей чаше. - Возвращается на место, чтобы отдать часть своей ловкости.
   Монах с кувшином, полным белого песка, заполнил чашу до краёв, когда главный жрец положил туда мощи. На этот раз чаша зацвела жёлтым цветом.
   Следующий сундук был с изображением ворона.
   - Часть, символизирующая стихию Воздуха - туловище лучшего воина, принявшего на себя огромное число вражеских ударов, но так и не было сломлено, из княжества Древнего Ветра. - Главный жрец повторил процедуру, после чего монах "вылил" в чашу пустой кувшин. - Возвращается на место, чтобы отдать часть своей храбрости.
   Синий цвет ознаменовал удачное слияние стихии с её средой.
   Последним был сундук с изображением тигра.
   - Часть, символизирующая стихию Огня - похищенная и возвращённая, голова мудрого правителя из королевства Древнего Пламени. - Главный жрец повторил процедуру, и, кажется, немного расслабился. - Возвращается на место, чтобы отдать свою мудрость.
   Вслед за ним монах с помощью факела поджёг древние мощи. Над чашей поднялся красноватый дымок.
   Дверь сбоку от зала распахнулась, и в ней появились берсерки. Они привели принца в центр круга, положили его на стол и приковали к нему ремнями.
   Леонар с удовлетворением заметил, что Сергиус не сопротивлялся.
   - Наконец, все стихии Мироздания на месте. - Произнёс главный жрец, когда берсерки покинули зал. - Их власть над нами бесконечна, но они были созданы для слияния. Настало время проверить их силу.
   Как по мановению волшебной палочки, разноцветные лучи чаш полились на Сергиуса, сливаясь в один большой луч.
   Вокруг круга, как в странном сумрачном хороводе двигались монахи в чёрных балахонах. Они шёпотом произносили молитвы, через каждые три шага останавливались и снова продолжали. Их шептание с каждым шагом становилось громче и уже, через несколько мгновений, своды зала сотрясались от их голосов.
   Леонар посмотрел на жену - Ксеона на локтях приподнялась на своём месте - она была поглощена ритуалом, и была не в силах отвести взгляд.
   Вдруг голоса стихли, очевидно, закончив молитву. Повисшую тишину прорезал одинокий, но громкий вопль принца. Надрывный крик Сергиуса превращался в рёв. Все присутствующие ахнули - из локтя принца, появилась выпуклость белого цвета, похожая на росток. Этот костяной росток стремительно удлинялся и утолщался, на нём появлялись куски мышц и кожи. Через некоторое время он вырос в полноценную руку, такую же живую и реальную как левая.
   Ксеона, не в силах сдержать себя, бросилась к пасынку, сама расстегнула ремни и обняла Сергиуса. Но тот уже давно был без сознания.
   - Теперь принц Сергиус владеет силой стихийной регенерации.
   Позади первого ряда один старец шепнул другому:
   - Что за Стихийная регенерация, Марк?
   - Это значит, то, что принц вылечится от любой болезни в мгновения ока. - Так же шёпотом ответил второй. - Сможет отрастить себе любую повреждённую конечность. Даже голову. - Это значит... что он никогда не умрёт?
   - Возможно. Но истории известны случаи, когда такой ритуал проводился. Сила этой регенерации, до сих пор науке не известна. В зачатке создания и уничтожения этого дара. Царь Пронас - умер оттого, что враги его распяли на кресте и сожгли. Или герцог Хлод, уставший от "вечной" жизни и приказавший разрубить его на множество кусков, которые затем похоронили в разных уголках королевства.
   Также не следует упускать из внимания побочный эффект - очень медленное старение.
   - Теперь всё в руках Сергиуса. - Тихо произнёс Леонар, как будто услышав, как переговаривались старцы.
  

* * *

   С момента проведения ритуала, время как будто ускорило свой ход, не давая ни секунды задержки.
   Пугающую тишину прорезал приближающийся звук шагов - лысый секретарь, семеня ножками, торопился сообщить важную весть Леонару. Фухти боялся гнева правителя, но знал что он единственный, кто должен сообщить ему её. Тем более он был уже стар и не боялся смерти.
   Секретарь пробежал один коридор, второй, третий, обгоняя слуг, и, уже приближался к месту назначения. Кованые двери библиотеки, где находился в это время Леонар, распахнулись, впуская запыхавшегося секретаря.
   - Ваше величество. - С трудом произнёс он. - Ужасная весть пришла из вашего королевства.
   Леонар захлопнул книгу "Начало покорения трёх стихий", которую читал и уставился на пришедшего:
   - Что случилось, Фухти?
   - П-принц Сергиус, господин... - Начал заикаясь, секретарь, - ...был похищен...
   Фухти зажмурился, боясь, что Леонар выбьет ему глаз брошенной книгой. Но ничего не происходило, тогда он раскрыл глаза и увидел, что лорд продолжил читать свою книгу. Секретарь окаменел, не в силах пошевелиться и затаив дыхание. Ему казалось что прошёл целый час прежде чем лорд произнёс.
   - Я ожидал, что это произойдёт, Фухти... - наконец, произнёс Леонар. - Свидетели есть?
   - Да мой господин. - Секретарь опешил от невероятной хладнокровности лорда. - Один деревенский кузнец видел, как принц Сергиус спорил с каким-то мальчишкой. Он не запомнил, как тот выглядел, но заметил камень у него на шее.
   - Мальчик с камнем на шее? - Леонар перевёл взгляд на секретаря.
   - Да мой господин.
   - Пошли гонцов к Хранителям, Фухти.
   Секретарь бросился выполнять приказание, а Леонар закрыл книгу со словами:
   - Новая эра переступает мой порог.
   - Удачно, Марк, что мы за свой век ещё раз увидим совет.
   - Да, Август, ты прав - зрелище впечатляющее.
  

* * *

   Огромный стол, за которым уже заняли места хранители Древних Стихий, был богато сервирован.
   Справа от места Леонара, находился князь страны Древнего Ветра, Вентус VII, в окружении своих советников и свиты лучших лучников. Эти воины славились своим умением изготавливать стрелы, способные пробить даже скалу. Они использовали древнюю стихию на полную катушку, и при необходимости мгновенно вскидывали луки, перебирая в пальцах синеватые оперения стрел.
   Вентус был мудрым правителем, и состоял в долгу у правителя Пламени. Вдобавок его дочь была женой Леонара. Так что в случае чего, на его поддержку он мог рассчитывать.
   Слева от Леонара сидел Ликвор - правитель бухты страны Древнего Потока. Его чёрная повязка на глазу, каждый раз меняла узор и символ.
   Позади него стояли матросы и не стеснялись помахивать цепями с крюками на концах. Пожиратель плоти - так переводилось это оружие с древнего языка. Одно из самых неудобных в бою, из-за своей гибкости умело обращаться с ним могут лишь немногие. К счастью для Ликвора, и к неудовольствию его недоброжелателей, охранники умели пользоваться этим смертоносным оружием.
   Леонар самолично присутствовал на казни, проводившейся с помощью этих крюков. Приговорённого вмиг разорвали на мелкие кусочки, не дав даже подумать о том переходе, который он совершит из мира живых в мир мёртвых.
   Вопреки стереотипу, среди них не было ни одноногих, ни одноруких, ведь это мешало выполнению их функций. Получившего подобную травму, прилюдно казнили. Ликвор считал что воин, который не сохранил своё тело, не сможет сохранить и его.
   Леонар откровенно не доверял Ликвору. Эта старая пиранья, могла подкинуть проблем любому правителю. Согласившись на выгодные для себя условия, Ликвор мог вмиг передумать или переметнуться к врагу, но его можно было купить - такой корыстный человек не признавал ничего кроме манящего блеска этого сокровенного металла.
   И, наконец, напротив восседал Сабулум - заклятый враг Леонара. Правитель султаната страны Древнего Песка. Он был окружён маврами. Меднокожие были одеты в просторные штаны и туфли с загнутыми носками. Все как и Сабулум были лысые. На поясах висели изогнутые ятаганы. Этим грозным оружием можно одним ударом разрубить всадника до седла.
   Сам Сабулум выглядел как простой бородач с огромным животом. Его маленькие поросячьи глазки и вечно улыбающийся рот, наполненный золотыми зубами от поедания всевозможных восточных сладостей, давали основание полагать, что он добряк. Но это было так же далеко от истины как королевства Леонара и Сабулума. Этот жирный ублюдок знал, как обратить людей против своих врагов, вертел ими, как хотел, строя козни и распространяя слухи.
   Он напоминал Леонару медведя - морда этого свирепого животного, не выражало никаких эмоций, даже за мгновение до атаки.
   Взаимное раздражение и презрение Леонара и Сабулума возникло очень давно, ещё с тех самых времён, когда они были столь юны, что не могли держать тяжёлый клинок в руках.
   Сабулум пристально посмотрел в глаза Леонару и медленно произнёс:
   - До нас дошли слухи, Монтенерг, что будущий наследник трона Ярости и Пламени, стал жертвой ритуала Регенерации. Обряда, после которого он стал непобедимым воином.
   В зале поднялся возбуждённый ропот. Леонар молчал, излучая спокойствие. Наконец, когда гул поутих и все повернули к нему головы, лорд заговорил:
   - Интересно, какие же это слухи позволили тебе так судить, "мудрый" Сабулум? - Леонар не смог скрыть своего отвращения. - Возможно, твои шпионы не смогли проникнуть мимо моих берсерков, и, боясь твоего гнева, придумали эту сказку? А может быть, ты просто хочешь опорочить моё доброе имя?
   В зале опять раздался поддерживающий Леонара ропот, некоторые подсмеивались, а кто-то просто ожидал ответной фразы от Хранителя Древнего Песка.
   - Не увиливай от ответа, Монтенерг. - Разъярился Сабулум. - Предъяви доказательство того, что принц Сергиус в замке. Вели привести его.
   - С какой это стати я должен следовать твоим приказам в собственном доме?
   Мгновение повисла раскалённая тишина.
   - Леонар, сделай это ради меня. - Вдруг подал голос старейший Хранитель - князь Вентус.
   Он назвал Леонар по имени, пренебрегая священным.
   Лорд Пламени уставился на него и через мгновение кивнул.
   - Хорошо. - Леонар приготовился к реакции, которая сопроводит фразу, сказанную им. - К моей великой скорби и моей супруги - миледи Ксеоны, наш сын был... похищен.
   Как и ожидалось, зал поразил гул потрясённых и шелест шепчущихся.
   - Вот причина, по которой я не могу предъявить доказатель...
   - Хорошая причина... - Сабулум театрально рассмеялся, не дав Леонару закончить фразу. - Ты сам мог подстроить его похищение, Монтенерг. Назови причину, по которой мы должны доверять тебе?
   Секретарь Фухти заметил, как вздулись вены на лбу у Леонара, как костяшки его пальцев сжались в кулаки. Лорд Пламени вскочил с кресла, но был остановлен.
   - Твоя версия имеет право на жизнь, султан Песка. - Вентус встал и жестом попросил Леонара сесть. - Но, опять же, у тебя нет никаких прав, для того чтобы обвинять Правителя страны Древнего Пламени - воина, который снискал себе славу в сражениях - правителя, при котором страна начала процветать.
   - Я очень ценю твоё доверие Вентус. - Леонар шепнул на ухо Фухти пару слов и тот скрылся за дверью - торопясь выполнить приказ. - Но прошу... так сказать... "изучить" одно свидетельство похищения моего наследника.
   В зале поднялся ропот. Секретари и простые наблюдатели ожидали появления секретаря, предвкушая ещё большую пищу для обсуждения.
   Наконец, через некоторое время Фухти вернулся. Он был не один - привёл крестьянина. Пока секретарь вёл этого напуганного мужичка мимо стола Хранителей, тот постоянно кланялся и комкал шляпу, которую держал в руках. Фухти мог представить, как колотится у того сердце, перекачивая кровь всё быстрее, но, не давая упасть в обморок.
   Фухти шепнул Леонару пару слов и отступил.
   - Как вы догадались - это то свидетельство, о котором я упоминал. - Леонар показал на мужичка. - Этот деревенский кузнец стал невольным свидетелем похищения. - Теперь лорд обратился к мужичку. - Прошу, расскажи нам, что произошло.
   - Ваше енто... величество... я рад что могу... постоять в зале... с... великими...
   - Ближе к делу, тупая ты деревенщина! - Крикнул султан Песка, теряя терпение.
   - Сохраняй спокойствие, Сабулум. - Остудил его пыл Вентус. - Можешь продолжить.
   Кузнец ещё раз поклонился.
   - Я... до обеда... как было рассказываю... кувал на своей кузнице... кольчужку разную... да мечи... стальные... Настало время... отобедать и я... сел на лавку рядом с кузьнёй своей. Ем я значит... картошку печёную... молочко... да помидорки разные... и по сторонам смотрю...
   Сабулум закатил глаза и откинулся на спинку своего кресла.
   - Вдруг... смотрю... в переулке между домами... появился малец какой-то... с камешком на верёвочке... на шее носит. Вижу с кем-то разговариват... пододвинулся я тихонечко... значит... к другому краю скамейки... и вижу... стоит принц Сергиус...
   - Монтенерг, это не доказывает то, что Сергиус был похищен. - Сабулум поднялся с кресла. Его рот искривился в усмешке.
   Леонар молчал, осмысливая дальнейшую тактику.
   - Если... почтенный султан п-песка... мне позволит... я продолжу. - Деревенский кузнец вырвал его из раздумий.
   Леонар удивлённо взглянул на секретаря. Что мог придумать Фухти? Или он что-то скрыл? Это не входило в планы лорда Пламени.
   - Валяй, рассказывай дальше про свою картошку. - Сабулум махнул рукой.
   - Потом... я... увидел как принц Сергиус закончил говорять с тем мальцом... стал уходить... малец накинул ему мешок на голову... и скрылся...
   Когда кузнец закончил, Леонар не сводил взгляда с Фухти. Тот еле заметно, кивнул.
   - Ты осознаёшь, - Вентус привстал с кресла, - что тебя казнят, если ты солгал четырём Великим Хранителям Стихий?
   - Да... в-ваше величество. - Кузнец мельком обменялся взглядами с Фухти. - Я готов... дать клятву... на могиле своей покойной жены... и клянусь своей жизнью.
   Многие в зале ахнули, некоторые рассмеялись.
   Леонар был ошеломлён - такой преданности от своих подданных он не ожидал уже давно. Страха и уважения, может быть, но эти чувства были недолговечны. Рано или поздно его бы предали, как только какой-нибудь мужичок не ощутил бы отсутствие гнёта своего господина, выйдя за пределы страны.
   Преданность - чувство, которое давало надежду, на то, что Леонар не зря стал правителем и прожил жизнь, управляя этой могущественной страной. Совершенствовать её, устанавливая новые порядки или разрушить до основания.
   Этого крестьянина могли сварить в собственном соку, четвертовать или посадить на кол за то бремя, которое он нёс - ложь, служившая в угоду его повелителю.
   Леонар знал, что не позволит этому случиться, ведь этот простой мужичок был первым, кто напомнил ему столь забытое чувство. Леонар был избран, чтобы управлять судьбами, но также был за них в ответе.
   - Что ж, похоже, что нам не остаётся другого выбора, как поверить в то, что принца Сергиуса похитили. - Вентус закрыл глаза и стал массировать виски пальцами, отмахнувшись от излишне заботливых слуг. - Единственным выходом я вижу поиск принца.
   - Почему я должен тратить силы на помощь лорду Пламени? - Сабулум вскочил с места, одаривая Леонара испепеляющим взглядом.
   - Потому что мы должны поддерживать хорошие отношения между нашими государствами. К тому же без принца связь Древних Стихий прервется, и мы потеряем свою силу, низвергая мир в хаос.
   - Ликвар, подай голос, - Вдруг крикнул Сабулум, - чтобы мы знали, что ты участвуешь в совете, а не спишь с открытыми глазами.
   Головы присутствующих повернулись к Хранителю Древнего Потока. Тот слегка дёрнулся и хрюкнул (видимо он действительно спал).
   - Мне не нравится, когда со мной разговаривают в таком тоне, Сабулум. - Ликвар заговорил и в воздухе повис тяжёлый запах рома.
   Его охранники покрепче сжали Пожирателей плоти.
   - Я считаю, что Вентус говорит дело. Без связи исчезнут Призраки, охраняющие стихии, а я не хочу расставаться с Кракеном. Этот осьминог способен разрушать самые крупные суда, наполняя мою казну золотом из их трюмов.
   - Я считаю, что без них будет лучше, Ликвар. - Крикнул в отчаянии султан Песка. - Монтенерг не сможет вызвать своего Феникса, чтобы одолеть меня.
   Раздался оживлённый ропот.
   - Я прибегал к его помощи только в экстренных случаях. - Без тени сомнения, произнёс Леонар. - Таким случаем стало то, что ты вызвал Жреца Времени, что не входило в твой уровень силы. Ты фактически не был способен им управлять, а я, вызвав Феникса - призрака-хранителя силы Древнего Пламени, фактически спас твою шкуру.
   Сабулум с силой ударил кулаком по столу, опрокинув собственный кубок.
   - Я отказываюсь принимать участие в этом балагане. Если вы хотите разыскивать этого сопляка, что ж, пожалуйста, но я вам не помощник. Я буду охранять свою страну от врагов, пока ваши будут рыскать по всему королевству в тщетной попытке найти то, что Монтенерг прячет в одной из своих палат.
   Он поспешил выйти из зала, громко стуча своими сапогами. Мавры, сопровождавшие его, непрерывно озирались, боясь нападения от охраны любого из Хранителей. Но такого не последовало - все были готовы к такому повороту событий.
   Хранители трёх стихий разработали план поиска и закончили Священный Совет.
   Они решили направить свои усилия и искать среди воров и профессиональных убийц.
  

* * *

   Так прошли дни, которые сливались в месяцы, а затем в годы, пропадая в небытии.
   Леонар одержал бесчисленное количество побед, но радость его и на половину не была такой сильной, когда он узнал радостное известие. Простой рыбак получил титул и земли, из-за четырёх слов, которые передал лорду: "Миледи Ксеона ожидала ребёнка".
   Леонар был в Раю. Ребёнок - то, что могло скрасить его жизнь помимо любимой. Он знал, что на правильном пути, ведь бог поддерживал его этой вестью. Радости Леонара не было предела. В тот день он даже отпустил праздновать своих берсерков из отряда "12 стен", чего до этого не позволял.
   В положенный срок, Ксеона явила миру девочку. У малышки были светлые глаза отца и рыжие волосы матери.
   Рождение ребёнка ознаменовалось таким пиром, что другие королевства позавидовали богатству южной страны Древнего Пламени. После этого Леонар стал любить Ксеону ещё больше. И она чувствовала это.
   Когда их видели втроём, пожалуй, не было людей, которые были более счастливы, чем они.
   Малышку назвали Персефоной, в честь дочери богини земледелия, которую взял в жёны Аид.
   Леонар вспоминал этот старый миф и с удивлением обнаружил, что главная мысль очень чётко определяет обстановку в королевстве. Действительно, Персефона в гостях у Аида съела всего три зерна граната и теперь три месяца в году царствует в подземном мире супруга. А на поверхности в это время царит зима.
   Леонар подумал о том, что каждое время соответствует одной из четырёх Древних стихий: огонь соответствует лету, воздух - зиме, а вода и земля господствуют весной и осенью соответственно. Стихии как бы пронизывали все, в чём господствовала их древняя сила, проникали в самые глубокие закоулки, чтобы установить свой порядок.
   От осознания этой великой мудрости, Леонар почувствовал себя благородным учёным философом, а не грубым воином, который только и умеет, что крушить всё как неотёсанный варвар.
  
   * * *
   Леонар стоял в тронном зале и смотрел через витраж на нахмурившиеся облака. Через несколько мгновений они исторгли из себя все, что накопили за это время. Простая вода омывала южную страну Древнего Пламени, очищая её от грехов
   - Восемь лет прошло, Фухти, - медленно произнёс Леонар, - с тех пор как мой сын исчез.
   - Вы всё ещё думаете, что он сам ушёл, мой господин?
   - Да, я чувствую, что Сергиуса не похитили, он сам пустился в путь на поиски своей судьбы. Но я совершенно не волнуюсь за него...
   - Он регенерирует мой господин...
   - Не только из-за этого, Фухти. - Леонар неотрывно следил за барабанящими по стеклу каплями весеннего дождя. - Действительно, его тело бессмертно, но душа... Фухти, эта божественная материя, к сожалению не подвластна тренировкам. Я боюсь за сына, всё его поведение, когда он ещё был в замке рядом со мной, говорило о моих ошибках. Ты знаешь, как Сергиус относился ко всему тому, что я сделал в своей греховной жизни.
   - Милорд... ваши деяния были всегда подкреплены только благими намерениями...
   - Перестань, Фухти. - Леонар как бы отмахнулся от неловкого восхваления его "достоинств". - Хоть раз за свою жизнь ты можешь говорить прямо? Не бойся меня... я знаю, что ты не раз выручал меня, Фухти.
   На лице секретаря отразилась ужасная мука, а на лбу выступила испарина - он не мог придумать, как обойти все щекотливые моменты отношений принца и лорда. Фухти молчал, и Леонар уже начал терять терпение, когда он, наконец, заговорил:
   - Принц Сергиус - юноша, который не доверяет никому и считает всех своими врагами. Причина одна - он слишком много пережил за свою не столь продолжительную жизнь. Потерял мать, которую заменила женщина, которую он даже не знал, отец... то есть вы милорд...
   Вдруг Леонар поднял руку, заставив секретаря замолчать:
   - Фухти, ты... слышишь? Я чувствую приближение... кто-то идёт...
   Леонар подошёл к витражу и посмотрел на ворота - те были приоткрыты, пропуская одинокого всадника на серой лошади. Вода стекала по его дорожному плащу, капюшону, надвинутому на глаза.
   Неожиданно всадник повернул голову и посмотрел на Леонара.
   - Пусть приведут его сюда, Фухти. - Леонар повернулся к секретарю, который стоял рядом.
   Тот без малейшего промедления удалился. Вернулся Фухти через некоторое время - он привёл незнакомца в капюшоне.
   Пришедший как будто был в тронном зале ранее, он не осматривался, а лишь смотрел на затылок лорда. Фухти отошёл чуть дальше и молча ждал продолжения. Ему была интересна личность пришедшего, который за всю дорогу ни проронил ни звука, но похоже Леонар знал кто это или подозревал.
   - У меня смешанные чувства. - Медленно произнёс Леонар, не оборачиваясь. - Восемь долгих лет прошло в поисках моего сына, но вдруг он заявляется, как ни в чём не бывало...
   Фухти ошалело взглянул на незнакомца. Только теперь он понял каким дураком был когда не почувствовал в нём королевской крови. Этой манеры двигаться, осанки и гордости.
   - С другой стороны, - продолжил лорд. - Ты разочаровал меня Сергиус. Я думал ты приведёшь с собой караваны, нагруженные сундуками с золотом.
   Незнакомец поднял руку и чуть помедлив, откинул капюшон - принц повзрослел за этот срок, у него появилась борода и несколько циничная искорка в глазах, как у отца.
   - Разве в твоей сокровищнице хватит места для этих даров, Леонар? - Засмеялся Сергиус.
   Фухти машинально заметил, что принц назвал отца по имени. Он нарушил обряд почитания родителей. Леонар повернулся, и по его лицу было заметно, что он то же это понял.
   - Я пришёл сюда не для того чтобы воздавать почести, Леонар. Восемь лет - не малый срок, и я использовал его с умом, используя его для тренировок своей силы. Это было не сложно, благодаря моей второй руке. И в этом, каюсь, я должен благодарить тебя.
   Сергиус поклонился, кривляясь, и изображая аристократов.
   - Я рад это слышать, сын. Значит ты инсценировал своё похищение, как я подозревал.
   - Не спеши торжествовать, Леонар. - Сергиус вытащил из-за пазухи письмо, на котором виднелась королевская сургучная печать. - Этот документ, подписанный султаном восточной страны Древнего Песка, даёт мне право выступать от его имени и разрешать споры любым доступным путём. То, что рядом с тобой нет отряда "12 стен" мне только на руку, Леонар.
   - Значит, ты завязал позорящую меня связь с Сабулумом и пришёл убить меня в собственном тронном зале?
   - Ты как всегда прав, Леонар. - Оскалился Сергиус. - Хранитель Древнего Песка обещал в жёны мне свою дочь и доступ к силе Жреца Времени.
   - Столько времени прошло, Сергиус, а ты остался всё таким же глупцом.
   Всё произошедшее дальше длилось одно мгновение.
   Леонар с силой ударил по подлокотнику трона, что-то громко щёлкнуло и из пола, по правую руку от него, выскочило копьё. Лорд поймал оружие на лету, крутанул его в пальцах, размахнулся и...
   Сергиус не успел даже заметить движение, он просто глупо взглянул на своё левое плечо, на кровь, растекавшуюся по плащу из зияющей дыры, пронизывающей его тело. Леонар был дьявольски силён, копьё пробило принца насквозь, даже не задержавшись в нём. Ни один нерв в теле Сергиуса не успел почувствовать это ужасное повреждение.
   Гримаса на лице Леонара стала ещё страшнее... но вдруг его глаза расширились, от зрелища, которое он увидел. Сергиус упал на пол, а позади него стояла миледи Ксеона. Её белоснежное платье было испорчено огромным багряным пятном, а руки беспомощно сжимались на древке, торчавшем из её живота. По губам Ксеоны потекли ручейки крови, а глаза остекленело взирали на супруга.
   Не помня себя, Леонар вскочил с места и ринулся к супруге. У Ксеоны закончились силы, она упала на колени и запрокинулась назад, но остриё копья подпирало её сзади, не давая упасть. Её голова безвольно запрокидывалась назад, но Леонар успел поймать её. Лорд запустил руку за спину миледи и чудовищным рывком, на какой был способен, вырвал копьё из её кровоточащего тела. Ксеона уже не дышала, лишь закрыла глаза, в последний раз взглянув на любимого.
   Леонар почувствовал на дне желудка маленькую искорку, вбирающую в себя энергию. Он обнял Ксеону так сильно, несколько минут пребывая в забытье, он вдыхал увядающий аромат её волос. Искорка росла, превращалась в огонёк, накапливая ярость.
   Леонар почувствовал как похолодели его руки, отдавая тепло этому огоньку, который вышел за пределы желудка превращаясь в пламя. Пламя питалось разочарованием, мукой, страстями, любовью, обрушенной надеждой, выкачивало из сердца всю теплоту, пронзало лёгкие острым льдом и затуманивало разум, застилая глаза. Наконец, пламя охватило всё тело лорда, и позволила его разуму осознать невосполнимую утрату любимой. Леонар медленно опустил миледи на мраморный пол.
   Он уже не был человеком, он превратился в безвольного раба своей Ярости. Стал Монтенергом полностью и без остатка.
   Его крик сорвался на рёв. Мощь и ярость больше не были его слугами, теперь они взяли над ним верх, вынудив, быть послушным как марионетка. Воздух стал настолько плотен, что люди задыхались - их лёгкие не могли больше выдерживать этого дьявольского жара. Многие теряли сознание, другие же в панике убегали вон из тронного зала. Позади, зазвенели стёкла разбивающихся витражей.
   Секретарь Фухти волоком потащил из зала Сергиуса, рана которого уже закрывалась.
   Монтенерг начал в неистовстве рвать на себе кольчугу, обнажая стальные мускулы. Оставляя длинные борозды на коже, он схватил "Фрейнрир" и принялся громить колонны. Гнев и сила берсерка, давала ему нечеловеческую силу и выносливость. Он разбивал вазы и зеркала, проламывал столы и шкафы. Ярость слепила ему глаза, как Гераклу, убившему под заклятием Геры свою жену и детей.
   Так продолжалось очень долго. Наконец он увидел то, что искал - Розу Дьявола, точнее огромное отверстие в форме круга (стекло осыпалось).
   Его глаза увидели выход - свет солнца пробивался сквозь него.
   Монтенерг разбежался и выпрыгнул из этого круга. Ветел трепал его волосы - падение, которое казалось, длилось вечность. Но даже вечности суждено остановиться, когда гибнут короли и Мировые порядки. А пока он летел и, сквозь гнев, думал о ней - той, которую любил и ненавидел, презирал и обожал.
   На его губах застыли слова:
   - Ксеона... моя королева... дождись меня.
   Наконец, наступило... долгожданное облегчение... Бог смерти ещё раз сыграл на своей свирели...

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"