Сергей “grey scorpio” и Виталий “stalker”: другие произведения.

Очень Огородная Война - Эпизод Первый - Повелитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Простой огородник Акакий после долгого перерыва приезжает на свой дачный участок и становится случайным свидетелем и заложником кровопролитной расовой войны овощей. Нацистское правительство Повелителя Жунциса решает захватить весь поселок, не считаясь с другими. Им противостоит рэперское Королевство. Сумеет ли Королевство остановить захватчиков? Сумеет ли найти союзников в битве? Каких героев породит эта война и какова будет их судьба? Что станет с Акакием? Обо всём этом читайте в этом безумном и весёлом рассказе.


Очень Огородная Война - Эпизод Первый: Повелитель

  
   Авторы: Виталий "Stalker"

Сергей "Grey scorpio"

  
  
  

ПРОЛОГ (КАЖИСЬ)

Чувак! Знай я такой расклад,

Воровал бы макак с семи лет!

"Джей и Молчаливый Боб наносят ответный удар".

  
   Был жаркий летний день. Отделение внутренних дел Губкинского района работало в обычном режиме. В коридоре отделения, засиженном мухами, сидел человек лет 35-40, весь седой и обросший. Обезумевшим взглядом он смотрел по сторонам, как будто ожидая опасности. Из кабинета вышел человек в милицейской форме.
   - Следователь Кочерыжкин, добрый день, - представился служитель закона, - Вы Акакий Прохорович Чухин?
   - Да, это я, - ответил человек, смотря куда-то в сторону, но тут же резко обернувшись, громко произнёс, - Вы должны меня выслушать, вы должны спасти меня от них, ведь это Ваша обязанность?
   - Да, да. Мы постараемся сделать всё, что в наших силах, - подозрительно взглянув на Акакия, ответил следователь. Пройдёмте в кабинет.
   Мужчины зашли в кабинет.
   - Присаживайтесь, пожалуйста, - произнёс Кочерыжкин, садясь за свой стол и доставая чистый лист бумаги. - Ну что, рассказывайте, что у Вас произошло. Честно говоря, я ни черта не понял из Вашего заявления.
   - Начальник, послушай, я не идиот и не курю траву, но то, что там произошло... Вы должны мне поверить.
   - Вы главное рассказывайте, остальное мы потом разрешим.
   - Хорошо, - ответил Акакий и начал свой рассказ, - всё было так.
  

ГЛАВА ПЕРВАЯ

   Вчера утром я приехал на свой дачный участок. Он у меня под Губкиным. Я там не был уже года полтора, небольшие сложности в жизни были, ну, Вы понимаете. В общем, посадки мои полуторалетней давности должны были погнить. На моё удивление грядки были ухоженными, как будто я здесь дня два отсутствовал, не больше. Это меня несколько удивило, но я подумал, что это, может быть, уже дикие овощи растут. Я решил разобраться позже и первым делом двинулся к домику, он у меня в центре участка. А участок, между прочим, не маленький, 150 соток, ещё от бабушки досталось. Ну, так вот, зашёл я в дом, положил вещи, осмотрелся, вроде всё на месте, всё в порядке. Сел перекусить. Вдруг слышу, какая-то музыка с задней стороны участка слышится. Ну, дай, думаю, проверю, кто там концерт у меня решил устроить. Вышел я из дома и двинулся на звук. А там кусты высокие подвыросли, пока меня не было. Подхожу я к ним, тихонько раздвигаю и вижу такую картину...
   Посреди кабачковых грядок стояла импровизированная сцена, сооружённая из веток и кустарника, на сцене стоял магнитофон типа Бум-Бокс, посередине сцены находился украшенный шкурой гусеницы кабачок-конферансье и громогласно объявлял:
   - Славные граждане Кабачкастана, сегодня Великий день для нас. Сегодня мы начинаем борьбу за нашу славу, за нашу свободу, за наш мир. Направленные Великим Правителем мы принесём в этот мир власть кабачков - единственной нации чистокровных и свободных существ в этом мире. Расой, способной привести этот мир к гармонии и процветанию. Наш Великодушный Правитель предоставил нам возможность славно отдохнуть перед Великой битвой, насытив наши души прекрасной музыкой. Я представляю Вашему вниманию лучших музыкантов со всего света по версии журнала "Сорняк". Встречайте итальянские чесноки "Тихие, но смертоносные", и их величайший солист всех времён и народов Аль Чесночино.
   Последовали громкие аплодисменты и свист.
   - Жги Чесночино, жги, мы тебя любим!
   - Далее перед Вами выступят две популярные группы из Болгарии и Молдавии победившие на Овощевидении 47 - зажигательный "Громкий горох" и непередаваемый "Пукающий квартет".
   - Но это ещё не всё, закончит наш концерт мегазвёздная, сверхпопулярная и просто фееричная группа из Чили - Red Hot Chili Peppers - горячие латиноамериканские перцы!
   Толпа взорвалась бурей эмоций. Вверх полетели куски земли, стручки и всякие насекомые.
   - Но перед тем как начать концерт наш Повелитель желает обратиться к своему народу. Встречайте великий и мудрый, непобедимый и великодушный - Жунцис Стрёмный!
   Толпа взорвалась криками, полетели самые маленькие из кабачков.
   - Дорогие мои, граждане Кабачкастана. Братья, настало наше время, сколько мы терпели унижений со стороны других - этих проклятых недокабачков, что истребляли наши семьи? Настало наше время, время мстить врагам и строить новый мир, мир кабачков. Доказать всем расам на этом огороде что мы величайшие из овощей и все остальные недокабачки должны нам прислуживать. Братья мои, будьте едины и вместе мы выстоим эту битву!
   Раздались продолжительные овации. Жунцис смотрел по сторонам с довольным видом, но на мгновенье его взгляд остановился.
   Через секунду раздался громогласный крик повелителя кабачков:
   - ЧЕЛОВЕК! Взять его!
   Вся пёстрая толпа кабачков обернулась в сторону Акакия.
  

* * *

  
   - Вы говорили, что Вы здоровы? - произнёс следователь с усмешкой.
   - Да, я абсолютно здоров, могу даже справки показать, сказал Акакий и принялся копаться в своей авоське.
   - Да нет, нет, не надо, я Вам верю, продолжайте.
   Акакий взглянул на следователя невинным взглядом и продолжил рассказ...
  

* * *

   Ну, они меня увидели и как бросятся в мою сторону. Я, честно говоря, сильно перепугался, когда ещё увидишь, как за тобой овощи охотятся. В общем, испачкал я штаны свои немного и двинулся быстрым шагом к дому. А они шустрые заразы. Еле успел до двери добежать. Захлопнул я дверь, заколотил доской, думаю, досижу до ночи, потом как-нибудь выберусь. Хорошо у меня второй этаж весь из стекла. Жена, царствие ей небесное, капризничала, хотела, чтоб я ей весь второй этаж как стеклянную комнату сделал, ну я и сделал. Оно мне и помогло, я всё видел, что там происходило. К тому же я нашёл в комоде старый потёртый бинокль. Поэтому я был во все оружии и принялся исследовать неожиданного "врага".
   В общем, постучались овощи немного, побили палками стенку и двинулись обратно к своей сцене.
   Сел я на пол и думаю, что же это такое, да и что дальше-то делать. Так просидел я часа два. Вдруг слышу, музыка закончилась. Смотрю, они все расходятся. И в этот момент музыка заиграла с другой стороны, причём эта на рэп похожа и намного тише.
   Подошёл я к другому окну и вдруг вижу такое!
  

ГЛАВА N2

  
   ... гроза колхозников!
   На небольшой тропинке ведущей к выходу стояла толпа баклажанов. Толпа образовала круг. В его середине стояли два баклажана, причём один белого цвета. Чуть поодаль лежал CD-плеер два наушника, от которого баклажаны держали с двух сторон от середины круга, направляя звук в центр. Один из баклажанов, закончивший разговор, отошёл в сторонку.
   В середину вышел белый баклажан.
   - Давай Немо-Нем, жги! - раздались возгласы из толпы.
   - Ди-Джей! Красный стручок! Крути своё дерьмо!
   Зазвучала новая мелодия.
   - Йо! Мазафака! - произнёс белый и показал толпе распальцовку. - Ты бритый баклажан, родина твоя Биробиджан. Мамаша твоя сгнила, на грядке у болота. И вырос ты на свалке, воняя как сивота. Ты жалкое ничтожество, взгляни ты на себя. Ты вовсе недостоин нас баклажанов. Йо!
   Толпа разрывалась в аплодисментах. Баклажан-противник прокричав "белый ублюдок" двинулся куда-то в сторону.
   В этот момент к толпе подъехала игрушечная машина времён СССР типа "Чайка". Передняя часть её эффектно пружинила на стирательных резинках от карандашей.
   - Йо-йо, пацаны. Большая Ма ждёт Вас. Срочное дело, блин, - произнёс жирный баклажан с дредами сидевший за рулём, при этом его машина подпрыгивала, когда он делал акцент на слова "Большая" и "Ма".
   Белый баклажан подошёл к водительскому окну.
   - Чё те Немо-Нем? - Спросил водила.
   - Слышь чувак, - расставляя пальцы в стороны произнёс Немо-Нем, - кто тебе попрыгунчик забацал?
   - Да, знакомый один, а чё?
   - Я себе тоже хочу, скажи, у кого заказал, я деда уговорю, чтоб купил.
   - Ага, тебе скажи, потом как я буду понтоваться, у меня он сейчас у одного такой.
   - Да ладно тебе, Патля, я перед хренами в Мухосранск буду понтоваться ездить.
   - За базар ловлю.
   - Да без проблем. Отвечаю.
   - Ништяк. Короче есть тут на окраине Баклажанбурга местечко одно. Живёт там профессор - Очковоротом зовут. Вот он такую фигню и ставит. Правда, не дёшево - мне за три горшка помидорьих семян и литр гусеничного помёта поставил.
   - Спасибо братан, век должен буду.
   - Ещё бы. А теперь дуй за остальными в центр. Большая Пердыня ждёт всех.
  

* * *

  
   Рядовой Куча сидел в окопе, сжимая в руке походную рацию.
   - Скоро генерал отдаст команду к атаке. - Размышлял он вслух, как будто рассказывая кому-то. - Летят пули, взрываются снаряды, разбрасывая вперемешку куски тел. Мы сражаемся за свободу, равенство. Много лет они притесняли нас и считали неполноценными, но теперь настало пора покарать проклятых расистов. Меня зовут Куча, я рядовой лучшей пограничной роты нашей доблестной армии. Я был рождён как лидер: силён, вынослив, умён и... я... баклажан...
   Наш пост, находящийся на Медведковой поляне, сегодня ровно в 4 утра по баклажаньему времени, был предательски атакован Кабачкастанцами. У них невероятно огромная и организованная армия. Нас прикрывает только три десятка, три десятка самых смелых и отважных воинов.
  
   В этот самый момент, репортёрша центрального канала "Баклажан ТВ" брала интервью у капитана Леонида... перед битвой.
   - Федь, скажешь, когда прямой эфир. - Бросила журналистка оператору, смотря на себя в зеркальце маленькой пудреницы. Леонид отдал приказ воинам оправиться, перед интервью. Отовсюду слышался шелест длинных плащей и скрежет бронетрусов. Одни солдаты сняли свои шлемы и ровняли перья на них, другие точили мечи и чистили щиты. Сам же Леонид стоял и в раздумьи выдирал волоски из своей бороды, бурча под нос: "Я Хоттабыч".
   - Осталась минута. - Предупредил оператор Федя.
   Солдаты построились в форме треугольника, напоминая кегли в боулинге. А репортёрша прекратила поправлять макияж, взяла микрофон и подошла к капитану.
   - Эфир. - Крикнул оператор.
   - Здравствуйте, меня зовут Жанна Огурцакова, я веду свой репортаж с поля, на котором скоро начнётся Битва Века. Со мной рядом герой этой битвы сильный и храбрый капитан Леонид...
   - Здравствуйте. - Пробасил тот, морщась от боли, потому что репортёрша наступила ему на ногу (явно не случайно).
   - Мой первый вопрос - невозмутимо продолжила репортёрша. - Леонид, почему вы одеты только в красные плащи, шлемы и бронетрусы?
   - Ну, просто в полной броне не видно наших бицепсов, трицепсов и так далее. - Леонид не замечал, что сзади несколько воинов, в поддержку его слов, начали показывать различные фигуры из бодибилдинга. - А это нас и наших фанаток очень расстраивает.
   У репортёрши поблёскивали глаза, когда она глядела на мускулистые тела (понятно, о чём она думала).
   - Следующий вопрос, пожалуйста... Эй, Жанна, вы меня слышите? ЖАННА! - Крикнул капитан прямо в ухо девушке.
   - А, что? - Опомнилась репортёрша. - Интервью... вопрос... ах да. Леонид, правда, что вы остановили нашествие Кукумберийцев?
   - Да. - Жутким басом ответил тот. - Эти пупырчатые больше не появятся в наших краях, пока я и мои воины защищают Баклажанбург и его жителей. А если даже осмелятся появиться, мы их почикаем. - Он обернулся к своему отряду. - Я прав воины?
   - Да. - Солдаты принялись бить копьями и мечами об щиты.
   - Баклажаны! - Крикнул Леонид. - Кто мы?
   - Воины! Воины! Воины! - Грянуло как один, тридцать голосов.
   - Сегодня, наша битва. - Продолжил Леонид, повернувшись и посмотрев в камеру. - Баклажаны, баклажанихи и баклажанятки надеются на нас. - Он ткнул пальцем в объектив камеры с такой силой, что оператор пошатнулся. - Так не подведём же их, создадим стену из наших трупов, но остановим кабачков. В этом месте мы умрём.
   Позади воины переглянулись и стали, пятится от командира.
   - Ну, что ж вот эти храбрые воины будут оберегать наш покой. - Подвела итог репортёрша, постоянно моргая кому-то. - Это была Жанна Огурцакова, специально для канала "Баклажан ТВ". - Она убежала, не дожидаясь команды оператора об окончании трансляции. Вслед за ней побежало два воина Леонида (через пять минут довольные солдаты вернулись, застегивая по ходу бронетрусы).
  
   Рядовой Куча зашёл в походную палатку в тот момент, когда командир Закидалус проводил брифинг.
   - Согласно нашим разведданным Кабачкастанцы значительно превосходят нас в живой силе. - "Подбадривал" он воинов. - К тому же в течение нескольких часов к ним прибудет авиация и артиллерия. Наша единственная задача сейчас - удержать их до прихода подкрепления. Единственное что может помочь нам в этой нелёгкой задаче это чудо. Мы способны сделать это ребята, ведь мы баклажаны, жители самой великой страны на этой планете. Не подведём же её.
   В этот момент раздался мощный взрыв. Баклажаны выбежали из палатки, озираясь по сторонам.
   - Разрази меня, Мичурин! Рядовой Куча! - Сквозь свист пуль и взрывы икровых бомб, раздался голос командира.
   - Да, командир. - Откликнулся баклажан.
   - Ты должен добраться до столицы и вызвать помощь! Мы тебя прикроем.
   - Я не могу... просто не могу Вас оставить!
   - Отбрось мораль, рядовой, ты наше единственное спасение. Ты самый выносливый и только тебе по силам выполнить эту задачу... Да и к тому же на последней Овощеаде ты выиграл "Золотой стручок" в марафонском беге. Так что без пререканий, вперёд! Это приказ!
   Так рядовой Куча побежал в сторону столицы. Добежав до того места, где дорога проходила по берегу реки, он заметил что-то на воде. Что-то огромное, отбрасывающее кучу брызг плыло по реке. Спрятавшись за кустом, баклажан принялся всматриваться в водную гладь. Увиденное поразило его. Это был флот, самый настоящий боевой флот кабачкастанцев. Боевые кабачки неспешно плыли на выдрах, форсируя берега.
   - Надо же, как подготовились, надо как можно быстрее сообщить в столицу пока не поздно.
   Сзади раздался громкий гудок, заставивший его резко подпрыгнуть на месте.
   - Куча, братан, ты чё здесь делаешь, ты же в армии! Дезертируешь что-ли? - из навороченной гангста-тачки торчало пухлое лицо Патли, старого друга, любителя рэпа.
   - Да нет, я тут, типа, в командировке по делу, в Баклажанбург иду.
   - Ну, садись, чего стоишь, подвезу. Друг ты мне или тварь дрожащая, - Патля сделал очень умное лицо, явно пытаясь сообразить, что же он только что сказал.
   Куча сел в машину.
   - Патля, только дело срочное, хорошо?
   - Понял, не дурак, летим на всех парах, - резко дав газу они двинулись к столице.
  

* * *

  
   Это с одной стороны-то было, товарищ начальник, а потом такое началось.
   Вижу я, как кабачки эти притащили с собой стручки бобовые и фасоль и как начали палить из них по баклажанам. А они в них в ответ кидают. Короче ничего не понятно было. А кабачки, кстати, по видам у них делятся - белые вроде как боевые, вперед всегда идут и икрой стреляются, а зелёные - командный состав. Да и ещё странную вещь заметил. На небольшом выступе над полем боя вдруг появился какой-то овощ, вроде как помидор, только пурпурный такой и пульсирующий. Весь бой стоял, смотрел, а потом вдруг исчез.
   Ну, так вот. Бились они, бились. Друг друга выбить не могут. И тут со стороны кабачков по ветру лопухи полетели, а на лопухах кабачки с фасолью сидят. Начали они бомбить их...
   Следователь нажал на кнопку телефона и через секунду в кабинет зашёл человек лет 30 в джинсах и свитере. Кочерыжкин что-то тихо шепнул ему на ухо. Человек утвердительно кивнул и, мельком взглянув на Акакия, двинулся к выходу.
   - Продолжайте, продолжайте, я Вас внимательно слушаю, - произнёс следователь.
  

* * *

  
   - Лопушиный Люфтваффе успешно провёл боевой вылет мой Господин.
   - Отлично Пучкер, держи меня в курсе событий.
   - Так точно о Великий.
   Попятившись от повелителя, петрушка Пучкер двинулся обратно к войскам. Это был тыл кабачковых войск, невысокий холм, отлично открывавший картину боя. И на его вершине стоял огромный красный кабачок в тележке - Жунцис Стрёмный, повелитель Кабачков. Тележка его, запряженная двумя помидорами, представляла собой ужасающее для врагов зрелище - по её бокам висели отрубленные головы врагов, заспиртованные в банках.
   Баклажаны отступали, и на лице Повелителя возникла улыбка, постепенно переросшая в злобный порывистый смех. Сзади подъехали колесницы - боевые баклажаны на детских моделях "Камаз" и "Белаз" запряжённых морковками.
   - О мой Властелин, нам их преследовать?
   Жунцис явно не ожидал чьего-либо присутствия. Он резко дёрнулся, перестав смеяться, и быстро прислонив мизинец ко рту, зашипел.
   Пошипев несколько секунд, он как-то ужимисто махнул рукой в сторону баклажан и воскликнул:
   - Вперёд, пленных не брать.
   Колесницы помчались вдогонку убегающим баклажанам. Казалось у них не оставалось ни единого шанса, но вдруг произошло нечто непредвиденное.
   Земля вдруг начала вздыматься, огромные куски её полетели в стороны, яростно засыпая преследователей, и наружу вылезли две невероятно огромных медведки. Видимо вся эта суета разбудила их. Медведки кинулись на колесницы кабачков, раскидывая их в стороны и пожирая. Остатки армии баклажан успели спастись под их прикрытием. Благо их немногочисленность не привлекла внимания медведок.
   Жунцис начал приобретать какой-то нехарактерный для его лица, оранжевый оттенок. Его трясло.
   - Безмозглые твари! Убить их! Я Вас всех истреблю, жалкие животные, как вы вообще посмели препятствовать осуществлению Великого плана.
   Глаза Повелителя закатились, и он с шумом рухнул с тележки. Тут же подбежал петрушка.
   - Елы-палы, опять отрубился. Жора! Жора! Зови врача, Повелителю поплохело.
   - Ага, уже бегу, да пребудет с нами Джимми Хендрикс - откликнулся укроп Жора. Он был в ямайской шапочке и с ганджубасом на шее и являлся единственным укропом - фанатом регги в среде кабачков.
   Через несколько минут "доктор" уже осматривал Повелителя.
   Пучкер и Жора стояли рядом.
   - Жора, блин, чё ты за гадость опять куришь, воняет-то как!
   - Ты не сечёшь чувак, это "трава Богов", она дарит мне силы. - Укроп шумно затянулся.
   - Ага, а взамен забирает мозги.
   Доктор сделал Жунцису укол и тот начал приходить в себя.
   - Синдром "Сеньора Помидора", повышенное артериальное давление. Повелитель Вам не стоит так волноваться больше, сгубите себя.
   - Иди отсюда дитя Гиппократа, я лучше знаю, когда мне волноваться, а когда нет. - Жунцис двинулся в сторону лагеря.
  

CHAPTER THIRD

  
   Куча и Патля подъехали к дворцу. Тот был сплетён из огромного вьющегося кустарника вперемешку с виноградником. У входа валялись какие-то бутылки, фантики и бумажки. Похоже, что здесь недавно был праздник.
   Попросив Патлю немного подождать, рядовой двинулся к входу во дворец. Навстречу, пошатываясь и держась друг за друга, вышли два картофеля.
   - Привет Драники, - Куча сразу узнал их, это были известные (своими попойками) на весь Баклажанбург, братья-картофели из Белоруссии.
   - Ик, привет, ик, - произнёс один из них, глядя на меня.
   - А где Королева?
   - А она, ик, напилась вдрызг, ик, и спать у... ик, унесли её.
   - Давно? - Заволновался Куча, времени и так мало, а тут ещё ждать пока Королева протрезвеет.
   - Да. Вчера ещё, ик, ближе к ночи, ик. - Ответил второй брат.
   - Отлично, спасибо мужики.
   - Чё там, ик, нам не в лом.
   Баклажан двинулся во дворец. На входе его остановили охранники, но после сообщения им последних событий тут же пропустили и даже проводили к апартаментам Королевы.
   Слуга вошёл в комнату Большой Пердыни и через минуту вышел, приглашая войти.
   Большая Пердыня была далеко не красавицей, но у неё был жёсткий волевой характер достойный её положения в обществе. Спальня Королевы была завешана разными безделушками, бусиками, амулетами. На левой стене была полка, на которой стояли куклы Вуду всех видов и мастей. Посреди комнаты стояла массивная чёрная кровать, на которой и возлежала Пердыня. Она была довольно крупным овощем, особенно сильно выделялись её филейные части признанные самыми большими на всём свете. Поэтому к кровати была приставлена табуретка, которая и держала лучшую часть её тела. Вид надо сказать у неё был довольно потрёпанный. Видимо вчерашний праздник удался.
   - Я слушаю тебя, солдат. Насколько всё серьёзно?
   - Серьёзней некуда. У них огромная армия, артиллерия, авиация и даже мощный флот. Они почти уничтожили наш пост, и я сомневаюсь, что он ещё принадлежит нам.
   - Жунцис, сволочь! Да как он посм.. Ой-йо! - Королева схватилась за голову и медленно присела обратно на кровать. Мы же договаривались...- тихо произнесла она. - Возьми себя в руки, ты сильная женщина, всё нормально.
   Пришедший безмолвно взирал на Большую Ма.
   Королева вскочила с постели:
   - Как твоё имя солдат?
   - Рядовой Куча, моя Королева.
   - Значит так Куча, бегом в тронный зал. Сейчас я соберу военачальников, и мы решим, что нам дальше делать.
   - Так точно моя Королева. - Рядовой бегом ринулся в тронный зал.
   Через 15 минут все были в сборе и совещание началось.
   Главнокомандующий был гениальным человеком, многие годы помогавшим государству не только в решении военных, но и государственных дел. В этот раз он не подвёл и выступил первым:
   - Из поступившей информации мы можем понять, что армия Жунциса довольно сильна и организованна и создавалась не один год. Мы объективно не способны противостоять, если мы не примем необходимых контрмер.
   - И что вы предлагаете Ложноножкин? - нетерпеливо спросила Пердыня.
   - Есть у меня один план Моя Королева. Он заключается в следующем. Во-первых, нам необходимо собрать нашу разрозненную армию воедино, особенно уделив внимание комплектации колесниц, а также усилить оборону прифронтовых поселений. Во-вторых, как известно боевого флота у нас не имеется, одни лишь прогулочные судна. Их то мы и переоборудуем под боевые. Но здесь необходимо посоветоваться с профессором Очковоротом. И, в-третьих, нам необходим союзник.
   Здесь он окинул окружающих многозначительным взглядом, создавая интригу.
   - И кто же этот союзник, не томите дорогой, - нетерпеливо взвизгнула Большая Пердыня.
   - Белые, - величественно произнёс Ложноножкин.
   Зал загудел.
   - Да они никогда не пойдут на союз. - Королева ухмыльнулась, взглянув на своего командира. - Это же упрямые хрены. К тому же священники. Много лет они ведут отшельнический образ жизни истребляя всех не белокожих. У нас нет шансов.
   - Это мы ещё посмотрим. - Главнокомандующий с гордым видом сел обратно на стул. - У меня всё.
   - Есть ещё предложения? - Громко спросила Королева.
   Зал притих.
   - Ну, раз нет, значит, действуем по плану Ложноножкина. А сейчас за дело.
   Все стали расходится.
   Уже на выходе из зала героя догнал помощник главнокомандующего:
   - Рядовой Куча?
   - Так точно.
   - Командующий поручает Вам задание особой секретности, - и он передал конверт с надписью "Распечатать по прибытию в роту". Он на Вас надеется.
   - Я сделаю всё, что от меня потребуется на благо Родины.
   Куча отдал честь помощнику и бегом двинулся на улицу. На моё счастье Патля всё ещё ждал.
   - Ни фига себе немного, я бы уже весь Баклажанбург три раза объехал, да ещё бы и оттянуться не плохо за это время успел.
   - Дела государственной важности, братан. Не подбросишь к своим?
   - Ну, ты блин обнаглел совсем, - Патля бурил друга обиженным взглядом. - Садись, чего уж там.
   - Спасибо, чувак, век должен буду.
   По бокам машины выдвинулись панели чем-то похожие на крылья дельтаплана, панели управления сменилась и стала похожей на панель самолёта. Патля нажал несколько кнопок, щёлкнул тумблером.
   - Нечего тут... я тебе не кредитор, - улыбнулся Патля, и друзья сорвались с места со скоростью белки, увидевшей пакет с орехами.
  

* * *

  
   - Вот так всё и было, - сказал Акакий, чуть не ударившись головой о потолок.
   Машина кряхтела и тряслась при каждом повороте. Напротив сидел санитар и отсутствующим взглядом смотрел куда-то в окно.
   - Конечно, конечно. Всё так и было, - наигранным голосом произнёс санитар, - ты продолжай, я тебя внимательно слушаю.
  

ГЛАВОЧКА ЧЕТВЁРТЕНЬКАЯ

  
   Надо сказать, Патля был прекрасным водителем. Он не раз участвовал в местном стрит-рейсинге и благодаря этому они добрались до ребят в самые кратчайшие сроки. Они успели добраться до излучины реки, там, где Патля подобрал Кучу, потрёпанные и уставшие.
   - Генерал Закидалус, рядовой Куча задание по вашему приказанию выполнил! - встав по струнке, отчеканил баклажан.
   - Молодец рядовой Куча, какая информация из штаба?
   - Её Величество приняла к действию план главнокомандующего Ложноножкина - войска собрать и организовать, обеспечить оборону тыла, переоборудовать флот...
   - Флот? Но у нас же его нет...
   - Будет, товарищ генерал. Переоборудуют прогулочных выдр, оружие будет разрабатывать в кратчайшие сроки профессор Очковорот. Также привлекают к союзничеству секту белых.
   - Белых... Ха! Да ни за что они не согласятся, и на что они рассчитывают?
   - Видимо на что-то рассчитывают, Ложноножкин что-то задумал.
   - Ох, и молодец он, всегда у него, что не план, то идеальный. Ладно, тебя за заслуги к награде, хорошо поработал.
   - Спасибо генерал. Да кстати как Вам удалось уйти от преследования, если не секрет.
   - Не секрет рядовой, - хитро прищурившись, ответил генерал. Боевые медведкамонты на кабачков напали, мы под шумок и ушли.
   - Понятно, спасибо генерал.
   Солдаты устроили привал у берега реки. Куча подошёл к Патле.
   - Твоя рота? - спросил он.
   - Да, она самая, - Кучу мучила странная мысль, будто он что-то забыл, что-то очень важное.
   - Тяжело тебе, наверное, на службе.
   - Вовсе нет, местами очень даже ничего.
   - Родные хоть письма пишут?
   - Ага, каждый месяц... письмо! Точно! - вскрикнул Куча и кинулся к машине.
   - Эй, ты чего? Перегрелся что-ли?
   - Ложноножкин дал мне письмо, которое я должен сейчас вскрыть, - крикнул Куча в ответ, доставая письмо из бардачка, куда его и закинул при отъезде.
   На конверте стояла Королевская печать. Баклажан развернул лист дорогой бумаги:
  
   "Рядовой Куча. Мы давно наблюдали за Вами и считаем Вас самым отважным и выносливым воином нашего Королевства. Вы не раз проявили себя в самых лучших своих качествах. Поэтому я, генерал Ложноножкин, от имени королевы Большой Пердыни придаю Вам статус нашего сверх секретного резидента и поручаю Вам выполнить архиважное задание во имя нашего великого государства. Вам необходимо отправиться к доктору Очковороту, провести с ним переговоры о новом вооружении и тайно доставить разработку к нам в столицу для дальнейшего массового изготовления. Все лица, которые вы считаете необходимым привлечь к помощи, будут также наделены статусом сверх секретного резидента. Королевство надеется на Вас.
   Главнокомандующий Ложноножкин, Королева Баклажании Большая Пердыня. Подписано сегодня в 4 часа"
  
   - Вот тебе на, - подумал Куча. Из грязи в князи, из рядового в секретные резиденты. И что же во мне такого особенного?
   Он в задумчивости перевернул письмо и увидел на обратной стороне надпись:
   "P.S.: Кстати, это сообщение самоуничтожится через 10... 9... 8..."
   Когда Куча закончил на цифре один, Патля вдруг выхватил письмо, сунул себе в рот и принялся его жевать, заставив рядового, ошарашено наблюдать за своим странным занятием.
   Патля наелся и с невинным видом сказал:
   - Такая работа.
   Куча махнул рукой, отгоняя глупые мысли.
   - Ну что Патля, едем? - сказал рядовой, подходя к машине.
   - Куда?
   - Спасать Королевство. Мы теперь его секретные резиденты, - улыбнулся Куча, глядя на очумевшие глаза Патли.
   Пришла пора больших дел.
  

* * *

  
   - Не надо мой Повелитель, я всё понял, Вы зло, Вы самое абсолютное Зло, злее Вас нет никого на свете, - Пучкер бегал по полю, бывшему совсем недавно полем битвы, убегая от преследовавшего его отряда кабачков.
   - Ещё немного жалкая трава, я ещё не совсем насытил свою чёрную душу, - злобно произнёс Жунцис.
   - Трава, это ништяк. Пучкер, классно задницей вертишь! - крикнул стоящий неподалёку и покуривавший косячок Жора.
   - А ты что, тоже побегать захотел? - Грозно крикнул Повелитель кабачков.
   - Нееее, я в Голландию хочу, - с идиотским выражением лица произнёс Молчаливый Жора.
   - Я вам, гады, устрою Голландию! Совсем распоясались, Зло не уважают. Сюда, идиоты! - Жунцис махнул рукой преследователям и, развернувшись, двинулся в сторону своей армии.
   К нему навстречу, засеменили кабачковые генералы.
   - Ну что, шавки, чем Вы готовы оправдать своё жалкое поражение. Может скормить Вас медведкамонтам!
   - Повелитель мы всё исправим!
   - Мы ещё понадобимся!
   - Ладно, жалкие твари, что Вы придумали?
   Вперед вышел самый массивный кабачок, весь обвешанный "золотыми брюликами":
   - Эта долина потенциально опасна для нас ввиду присутствия медведкамонтов. Мой Повелитель мы нашли другой путь. Он проходит через небольшую деревеньку баклажан. К тому же Вы порадуете душу убийствами жалких недокабачков.
   Лицо Жунциса напряглось, лоб его, состоящий из полутора морщин, напрягся, выдавая глубокую задумчивость.
   - Не смей больше говорить таких глупостей, жалкий червь, мне лучше знать, что нам делать. Мы пойдём в обход через небольшую баклажанскую деревеньку. Я как раз наслажусь убийствами. Вперёд, жалкие трусы!
   - Да Повелитель, - откликнулась армия множеством голосов.
   Всадники рванули вперёд в качестве авангарда и разведки, остальная армия медленно двигалась в сторону Баклажании.
  
  

* * *

  
   Через час войска подошли к месту назначения. Навстречу мчались разведчики.
   - Повелитель, деревенька не защищена. Она будет лакомым кусочком для нас.
   - Отлично, начинайте грабить! - Жунцис смачно сплюнул.
   Кабачковая армия загудела в приступе безумной радости и рванулась к деревеньке. Жунцис не спеша, ехал следом.
   - Господин! - К повозке Жунциса подбежал Пучкер. - Поступили новые сообщения с фронта. Некоторые из наших пилотов успешно бомбардировали Баклажанбург, это должно нанести существенный моральный ущерб их армиям.
   - Отлично, - лицо Повелителя расплылось в злобной ухмылке, - они ещё поплатятся за то, что посмели занять место под Солнцем, и потреблять "мой" хлорофилл.
   Послышались женские крики, заполыхали дома деревни. Кабачки неистовствали.
   Жунцис стоял на возвышенности рядом с деревней и с довольным видом наблюдал за происходящим. В руках он держал банку с заспиртованной головой Предводителя огурцов, истреблённых под корень его войсками в прошлом году.
   Вдруг со стороны деревни выбежала молодая баклажаниха. За ней с дикими воплями гнались трое кабачков.
   - Какая же она красивая, - Жунцис чувствовал, как мир вокруг него резко меняется, вокруг расцветали цветочки, пели птички, светило солнышко. Впервые в жизни Злой Повелитель влюбился.
   Жунцис спрыгнул с повозки и бросился в сторону погони. Он кинул, выжигая траву, три мощных файербола заставившие преследователей метнуться в разные стороны, прикрывая руками горящие пятые точки.
   Девушка остановилась на месте как вкопанная.
   - Не трогайте меня, пожалуйста! Не убивайте меня!
   - Не бойся, красавица, я не трону тебя. - Проворковал Жунцис. - Со мной ты в безопасности. Как тебя зовут?
   - Охляпка. - Голос девушки дрожал, с глаз срывались слёзы.
   - Идём со мной, не бойся.
   Жунцис подошёл к девушке и медленно взял её за руку.
   - Ты будешь моей Королевой. Я дам тебе всё, чего ты только пожелаешь.
   Они двинулись обратно к повозке. Недалеко от них стоял Пучкер.
   - Хозяин, что Вы делаете? Она же недокабачок!
   - Заткнись, шут, это не твоё дело. Она будет моей Королевой.
   - Но хозяин, это ведь подорвёт мораль всей вашей армии.
   - Ты с кем спорить надумал, жалкий пучок травы! - Жунцис вытянул руку, готовясь метнуть огонь.
   - Молчу, молчу, мой Повелитель, я глупый шут и должен быть наказан за свои наглые речи, - понурив взгляд и низко склонившись, произнёс Пучкер.
   - То-то же, пошёл вон. И чтоб глаза мои тебя сегодня не видели.
   - Повинуюсь хозяин, - в низком поклоне, попятился Пучкер. Как только Повелитель скрылся в своей походной палатке вместе с баклажанихой, повесив табличку "Не беспокоить", Пучкер встал и, подозвав Жору, двинулся в сторону войск.
   - Знаешь Жора.
   - Чего чувак, опять от Жунциса отхватил?
   - Вот именно. Но моё терпение не вечно и оно подходит к концу. То, что он делает, приведёт нас к краху, и я не намерен этого терпеть.
   - И что ты предлагаешь? - спросил Жора, затягивая очередной косячок.
   - Есть у меня одна мысль, но не сейчас. Ещё слишком рано.
   - Дело твоё, чувак. Мне всё это по-барабану.
   - Да уж, тебе точно. Ничего, придёт и наше время.

ГЛАВА СЛЕДУЮЩАЯ

  
   Профессор-сельдерей жил на небольшом отшибе за городом, недалеко от кукурузного поля. Дом его представлял собой небольшой ящик с инструментами. Очковорот приспособил его для себя, переоборудовав в небольшую мастерскую. Когда путешественники подъехали ближе, Куча заметил Немо-Нема.
   - Привет, Белоснежка. - подколол его Патля.
   - Пошёл ты! - Также по-дружески ответил Немо-Нем, поднимая камешек и прицеливаясь. - Долбанный нигер.
   - Да ладно, ладно, всё нормально, ты чего здесь делаешь? - вмешался Куча.
   - Да вот, решил тачку забацать, как у Патли. - Немо-Нем кинул снаряд на землю и отряхнул руки.
   Патля насторожился:
   - Смотри, ты дал слово, беляш.
   - Без базара, Патля.
   - Всё готово молодой человек, - из мастерской выбрался старый сгорбленный сельдерей, весь запачканный машинным маслом.
   - Отлично, док. Ну что ребят, я поехал.
   - А ты куда сейчас, - поинтересовался Куча.
   - Мне в Мухосранск надо. Дело у меня там одно наметилось.
   - В Мухосранск говоришь? Ладно, увидимся ещё. - Рядового мучили подозрения о причастности белого ко всему происходящему. Неужели он тоже секретный резидент?
   - Конечно, увидимся, - крикнул, садясь в машину Немо-Нем и резко дав газу, умчался.
   - Удивительный молодой человек, - смотря вслед уходящей машине, сказал профессор, - такая болезнь морально невыносимая, а он молодцом таки держится.
   - Да, Вы правы док, он ещё тот парень, всех уделает.
   - Ясненько. Ну а вы с чем таки ко мне пожаловали? - он снял шляпу и принялся выжимать свои пейсы - Машину свою обратно переделать желаете или что сломалось? Правда, у меня закончились некоторые детальки, да ну, не беда. За ваши деньги всё што угодно. Я позвоню своему шурину Изе в Тель-Сельдереев и он мне таки привезёт...
   - Нет, профессор, у нас к Вам иное дело. - Оборвал его Куча. - Государственной важности.
   - Да ну. Моя жалкая жизнь таки понадобилась государству?
   - Не надо пафоса Очковорот, дело серьёзное.
   - Да вы что! Это точно?
   - Абсолютно, - раздался уверенный голос Патли, до сих пор сохранявшего молчание, - началась война, война на истребление.
   - И с кем же, интересно представить?
   - Кабачки... Фашистское правительство диктатора Жунциса Стрёмного.
   - Ха, я так и знал, что этим кончится. Я ведь ещё в прошлом году их предупреждал, когда Кукумберию уничтожали, что огурцами дело не закончится. Они мне тогда сказали, что заключили пакт о ненападении. Где же он теперь, этот пакт?! - на лице профессора появилась ухмылка.
   - Дело прошлое, док. Нам нужна помощь.
   - Я предполагал, что Вы придёте. Наша армия не готова и ей необходимо новое вооружение. Я таки прав?
   - Да профессор, Вы как всегда правы, вы сумеете помочь?
   - У меня есть оружие, но у меня свои требования на этот счёт.
   - Выкладывай, - терпение Кучи подходило к концу, не зря сельдереев прозвали торгашами, это у них в крови.
   - Я хочу пожизненного содержания от государства для меня и моей Сарочки, при этом на достаточном уровне. А также снятия с меня обязательств по выплате налогов.
   Подобной наглости друзьям ещё не доводилось слышать:
   - Профессор, а Вы когда-нибудь слышали о таком понятии как патриотизм?
   - Мастерская моя родина, товарищ Куча.
   - А Вы думаете, они до неё не доберутся?
   Сельдерей хитро улыбнулся:
   - Мои услуги всем нужны... Знаете, молодой человек, если Вас это не устраивает я попрошу мне не мешать, у меня много работы. - Уже отворачиваясь, произнёс он.
   - Стой! Мы согласны. - Еле сдерживая себя, сказал Куча.
   - Отлично, - резко развернувшись, произнёс профессор. - Может немного свежей мацы? Устали, наверное, с дороги.
   - Некогда нам, - отрезал Патля, взглянув на Очковорота исподлобья, - ближе к делу.
   - К делу так к делу, идёмте.
   Они вошли в мастерскую. Профессор подошёл к большому сейфу стоявшему в углу и, немного поколдовав над шифром, открыл его.
   Вот она моя тайная разработка, оружие нового поколения - попкорномёт.
   В руках профессор держал кукурузу, с одной стороны которой была приделана зажигалка, переоборудованная для удобства.
   - Пользоваться им очень просто, нажимаете вот эту кнопочку внизу зажигалки, вверху стоит автоматический поджигатель. После нажатия сверху появляется пламя, которое разогревает кукурузу. Как только кукуруза нагреется до достаточной температуры, её частицы начнут взрываться, и с огромной скоростью лететь в направлении цели, уничтожая всё на своем пути. Для разогрева обычно хватает 10-15 секунд. Вот собственно и всё.
   Профессор передал Патле попкорномёт и уставился на Кучу.
   - Мне бы расписочку о гарантиях, молодой человек.
   Баклажан с презрением взглянул на Очковорота и, взяв валявшийся в кармане листок, написал:
  
   "Гарантирую отмену налогов, а также предоставление привилегий и пожизненного содержания. Секретный резидент Куча".
  
   - На! - Рядовой кинул листок на стол профессора.
   - Спасибо, спасибо, приходите ещё.
   - Да, не дай Бог, - одновременно произнесли мы с Патлей.
   Упаковав попкорномёт в фольгу и выйдя из мастерской, друзья какое-то время шли молча. Только сев в машину они стали проклинать весь сельдерейский род.
   В таком ужасном настроении они двинулись обратно в столицу. Спустившись с холма, дорога проходила через небольшую рощу. Вдруг из кустов выбежали два помидора, заставив Патлю резко затормозить. Один из них, увидев приехавших, громко закричал:
   - Вася, трамвай! Беги скорее!
   - Где? Где? Где? - Восклицая хриплыми идиотскими голосами, помидоры прыгнули обратно в кусты. Действо длилось менее трёх секунд.
   Друзья сидели, пытаясь понять, что же это было. Куча вышел из машины и осторожно подошёл к месту, куда они скрылись. Раздвинув кусты, он увидел следующую картину. На всём огромном поле, прилегавшем к столице, растянулась армия кабачков. В сторону армии бежали два безумных помидора, спотыкаясь и падая.
   - Патля, быстро, валим отсюда! - Куча, не открывая двери, запрыгнул в машину.
   Патля всё понял сразу и, резко дав газу, рванул в Баклажанбург. Они должны были довезти секретное оружие любой ценой.
   На подходе к столице друзья заметили небольшие отряды войск собиравшихся со всех видимых дорог к городу. Большая Пердыня созывала войска из всех районных деревень. Город был полностью заполнен пехотой. Тут и там слышались выкрики генералов. Армия готовилась к бою.
   Палата главнокомандующего находилась по правую сторону от дворца и представляла собой, составленную из коробок, симпатичную фазенду латиноамериканского типа.
   Оставив машину на обочине, Куча и Патля двинулись в сторону фазенды. Дверь открыл слуга:
   - Чего угодно?
   - Хозяин дома?
   - Он принимает пищу, и просил не тревожить.
   - Дело государственной важности, - гордо подняв голову, произнёс Куча.
   Слуга, презренно фыркнув, и сказав "Одну секунду", закрыл перед ними дверь.
   - Вот халдейская морда, совсем зажрались эти слуги, - с негодованием произнёс Патля.
   - Да уж точно, я, кстати, давно приметил, больше всех всегда пыжатся охранники и прислуга.
   - Ага, я тоже это заметил.
   Наш разговор был прерван открывшейся дверью, из которой с криком "Чего надо опять?" вылез генерал, но тут же осёкся:
   - Ооп, извините ребята. Замучили меня сегодня эти клерки проклятые, всё им посчитать, пересчитать надо. Во сколько война обойдётся, сколько модернизация, как это отразится на мировой икровой бирже, достали в конец!
   Куча и Патля быстро переглянулись и, улыбнувшись, одновременно ответили:
   - Мы понимаем!
   Командующий удивлённо уставился на них.
   Куча, поняв всю необычность ситуации, пояснил:
   - В том смысле, что торгаши чересчур активизировались в последнее время.
   Взгляд Ложноножкина вернулся в прежнее состояние:
   - Ну, так что, как успехи, договорились о пушке?
   - Не просто договорились, а добыли готовый экземпляр, хоть сейчас на фабрику.
   - Да ну! Вот это вы даёте, не ожидал таких результатов. Как Вам удалось?
   - Старый хрыч всё предугадал и сделал разработку заранее. Мы её готовенькой забрали, вот только не бесплатно.
   - Аааа. Понятно. Сельдерей, он и в Африке сельдерей. Ладно. Вот вам моя икровая печать. Пойдёте в казначейство, покажете печать и передадите им требования Очковорота, пускай разбираются. А пушку мне давайте, я её сейчас же на фабрику отнесу, пускай инженеры на массовый поток в срочном порядке запускают.
   Куча передал пушку Ложноножкину и двинулся с Патлей к казначейству.
   Здание это представляло собой огромную полуразбитую свинью-копилку своим содержанием ясно показывавшее характер работавших в ней овощей.
   Главный вход находился ровно под завитым хвостиком хрюшки. Внутри кипела работа. Всюду бегали баклажаны в чётких чёрно-белых офисных костюмах, одинаковые как клонированные кролики. За центральной кассой сидела толстая баклажаниха и с мерзким выражением лица читала, какую-то газетёнку, по-видимому, жёлтую прессу. К ней они и двинулись.
   - Добрый день, мадам. Вам чек на государственную субсидию и льготный режим.
   - Необходимы справки из комитета аудита, счётной палаты, а также налоговая отчётность и документы поручителя и получателя, - не отрывая глаз от газеты, протараторила толстуха.
   Куча выложил на стол икровую печать:
   - Отвлекись бюрократия, а то вдруг умной станешь, что нам тогда делать?
   Толстуха приняла грозный вид, явно намереваясь, навести на них гром и молнии, но, завидев печать, тут же сбросила всё свою грозность. Стушевавшись и натянув на лицо улыбку, она ответила:
   - Конечно, конечно, всё будет сделано в лучшем виде и в кратчайшие сроки.
   - То-то же, - злобно произнёс Патля.
   Друзья вышли из казначейства, на улице всё ещё формировались армейские отряды.
   - Знаешь, Куча, я вот всё думаю, куда мы придём с таким отношением. У нас же пока денег не дадут или сверху кто не стукнет никто и пальцем шевельнуть не желает. Государство изнутри гниёт. Я даже уверен абсолютно, что они половину денег из модернизации себе в карманы перетащат, выделят побольше и перетащат.
   - Не парься Патля, это же демократичная монархия, здесь главное деньги, остальное лишь прилагается. Просто так это не изменится. Вот когда совсем плохо станет, что дальше некуда, тогда всё в миг и изменится. Вопрос только, какой кровью? Но не думаю, что это выпадет на наше время.
   Так размышляя о жизни и прохаживаясь по кипевшему городу, друзья коротали время. Они выполнили задание, оставалось только ждать модернизации и готовится к смертельной битве.
  

* * *

  
   - Друзья ждали начала войны... - На миг замолчал Акакий, когда толстая медсестра в очередной раз засунула ему в рот ложку с кашей.
   Лучи солнца осветили помещение, где находился Чухин: кровать, на которой он сидел, утку под кроватью, тумбочку, на которой стоял стакан с водой и какие-то лекарства, а также табуретку, на которой сидела медсестра, кормившая его с ложечки.
   - Ну, а что было дальше Акакий? - Заинтересовалась женщина в белом халате.
   Вдруг Чухин начал извиваться всем телом, пытаясь высвободить руку из смирительной рубашки. После нескольких неудачных попыток он смирился и сказал:
   - Я продолжу, но при одном условии.
   - Каком же? - Сестра нахмурила брови.
   - Милочка, пожалуйста... почеши мне между лопаток... - Невинно посмотрел на неё Акакий.
  

ГЛАВА ПОСЛЕ СЛЕДУЮЩЕЙ

  
   Мухосранск представлял собой довольно печальное зрелище. Старый покосившийся деревянный туалет стоял на краю крупной выгребной ямы, до краёв заполненной разного рода хламом и отбросами.
   Немо-Нем подъехал к туалету в тот момент, когда отряд хренов возвращался с боевой тренировки, проходившей на их тренировочном поле в выгребной яме. Проследив, за ними и дождавшись пока последний скроется за дверью туалета, он двинулся следом.
   Посередине туалета была крупная дыра уводившая куда-то вниз. В неё, привязанный к гвоздю, вёл длинный капроновый шнурок. Следы на полу чётко указывали, что хрены ушли именно этим путём.
   Он ощутил сильное зловоние, исходившее из дыры. Проклиная всех и вспоминая мамочку генерала Закидалуса, баклажан полез в отверстие. С противным чваканьем его дорогие кроссовки фирмы "Ананайс" коснулись земли (или чего-то другого).
   Осмотревшись, Немо-Нем заметил красивые резные ворота, по бокам от которых стояли два огромных хрена. Охранники держали в руках заточенные вязальные спицы. Завидев героя, они перекрестили спицы, загородив проход.
   - Пароль? - Хором спросили они.
   Немо-Нем вспомнил курс истории за шестой класс, поклонился и произнёс:
   - Слава Святому Репе.
   Охранники убрали спицы, и один из них три раза постучал в ворота. Те, с ужасным скрипом (как будто два кабачка тёрлись друг о дружку), распахнулись.
   - Я твой проводник, меня зовут Нецензурный. - В проёме появился седой хрен плотного телосложения и невысокого роста.
   - Нецензурный?
   - Это моё имя. - Прищурился проводник. - А как ты хотел? Мы же хрены, тут каждый первый Нецензурный. Следуй за мной.
   Немо-Нем поплёлся за своим спутником, по длинному коридору, освещённому каминными спичками, вкопанными в землю. Герой к своему неудовольствию заметил, что мерзкий запах с каждым шагом усиливался.
   Наконец проводник вывел его в большое помещение, похожее на монастырь. Скамейки из разноцветных детских кубиков, тонкие свечки для торта и алтарь, составленный из огромных катушек для ниток, украшали это помещение. Вокруг сновали монахи в белых капюшонах и поясах, на которых поблёскивали крупные швейные иголки. Большинство падали на колени и молились какой-то коричневой куче в центре "монастыря" непонятной консистенции и происхождения.
   - Мы склоняемся перед тобой. - Хором кричали они. - О Священный Репа. Ты завещал нам твою мудрость.
   - И чо же он вам завещал? - Спросил с ухмылкой Немо-Нем.
   - Он рассказал нам одну Притчу, которая случилась с ним. - Нецензурный вдохновлено закатил глаза, начиная свой рассказ. - Раньше Великий Репа воевал с людишками, он расположился посреди огорода, заняв большую площадь и защищая отступающих собратьев по оружию. Наши враги пытались убрать его с дороги - тянули за патлы во все стороны. Всё безрезультатно. Репа держался железной хваткой, но они не собирались сдаваться и позвали сначала девчонку, потом собаку, а затем кошку. Но наш Бог не поддался врагу, а лишь рассмеялся ему в лицо.
   Затем один из его воинов доложил, что им удалось отступить без потерь. Великий Репа решил, что пора вернуться в укрытие и придумал хитрый план. Когда людишки приняли подкрепление в виде мыши, Священный Репа поддался.
   Враги ликовали, и, Репа, воспользовавшись этим, проскочил между ними и укатился.
   Эта притча стала нашим священно писанием.
   - И чему же это может научить? - спросил Немо-Нем, проснувшись.
   - А тому, что Священный Репа не поддался врагу, используя весь свой ум, смекалку и несгибаемость силы духа...
   - ...а также целлюлит. - Про себя добавил герой, а вслух сказал. - Мы находимся в состоянии войны, брат, с Жунцисом Стрёмным. Наша армия не так крута, как кажется и нам нужна ваша помощь. Как мне Вас уговорить присоединиться к баклажаньей армии?
   - Мы видим, что ты не такой как твои собратья...
   - У меня что-то с причёской или в зубах что-то застряло? - Перебил его Немо-Нем.
   - Нет, блин я не о том - закатил глаза Нецензурный. - Ты альбинос. И видно послан свыше, чтобы объединить наши народы.
   - Круто! - восхитился собой Немо-Нем. - Значит я, типа, засланец, высланец или этот... как его... засра...
   - Короче! - оборвал его Нецензурный, теряя терпение. - Ты посланник Богов. Тот, кто наставит нас на путь истинный. Поэтому мы должны проверить тебя.
   - Проверить?
   - Да. Ты пойдёшь к нашему Богу. Священный Репа тебя проверит.
   - Ну, и где типа найти этого Рэпу-Шмэпу?
   - Священного Репу. Не забывай! - Прошипел Нецензурный. - Вверх по лестнице, вторая дверь направо, стучаться три раза. Ты всё понял?
   - Да. Я же риал гангста рэпер. Для меня это проще пареной репы.
   Священники вдруг поднялись с колен и, выхватив иглы, приставили их к горлу Немо-Нема со всех сторон.
   - Ты хочешь осквернить имя нашего Бога? - Спросил разгневавшийся Нецензурный.
   - Нет, нет. - Боясь сглотнуть так чтобы не порезаться вскричал Немо-Нем. - Братаны, я ничего такого... блин... это просто... пословица такая... простите.
   - Пословица? Тогда ладно. - Сказали монахи хором, убирая иглы.
   Испуганный Немо-Нем поспешил к указанной двери не произнося ни слова. Он нашёл нужную дверь, открыл её и увидел то, что искал.
   На коробке из-под обуви, покрытый татуировками, и волосами, в рваной майке и семейных трусах, сидел гигантский овощ по имени Репа. Челюсти его непрерывно двигались, и создавалось ощущение, что он что-то жуёт.
   - Твою мать, если ты божество - то я Большая Ма. - Вскрикнул Немо-Нем, подойдя ближе.
   - Ты хотя бы потише говорил. - Почти шёпотом отозвался Репа. - Они же не знают.
   - А, понятно братан, хорошо устроился. - Подмигнул ему Немо-Нем. - Я к тебе за подснежниками... то есть за заданиями.
   - Тогда давай по быстрому закончим, а то скоро "Огород 2: Осемени свою любовь" начнётся. Ксеня Кобачак и всё такое. - Репа почесал себя (то есть репу. Каламбур какой-то). - Ты должен выполнить три моих задания.
   - В смысле?
   - Первое задание. - Хрюкнул Репа. - Тебе придётся разгадать мою загадку. Без окон, без дверей полна жопа огурцов.
   - Не знаю блин. Жунцис на Новый год.
   - Чёрт, правильно. - С плохо скрываемой злостью, "Бог" посмотрел на него. - До тебя ещё никто не отгадал. Тогда второе задание. Расскажи мне анекдот.
   - Я чо тебе Евгений Перцесян что бы каламбурить? - Возмутился Немо-Нем. - Хотя есть один анекдот. Значит, как там было. Сидят на полке в холодильнике два помидора. Один говорит: "Бррр. Холодно!", а второй поворачивается к тому и кричит: "А-А-А-А! Говорящий помидор!".
   Немо-Нем подождал пять минут пока Репа вдоволь нахрюкается и продолжит испытание.
   - И, наконец, моё третье задание. - Сказал Репа, утирая слёзы. - Оно состоит из восьмидесяти подзаданий. Первое подзадание, отгадай мою загадку: "Без окон, без дверей...
   - У нас за такие приколы по репе бьют! - Оборвал его Немо-Нем. - А без этого никак?
   - Только так ты сможешь доказать что ты избранный. - Загробным голосом начал Репа.
   - С меня два литра гусеничного помёта.
   - Идёт.
   И со словами: "Алкоголик хренов" (опять каламбур), Немо-Нем передал Репе плату.
   - Блин, как я не люблю это делать. - Репа поднял с земли какую-то палочку (похоже, от мороженного) и с силой ударил себя по зубам.
   Золотая коронка не поддавалась, тогда он ударил ещё раз, потом ещё и, наконец, вытащил её изо рта.
   - Фот - прошепелявил он. - Эфто моя фикса. Показэс её Нецензулному в знак того, что ты фыполнил мои задания, а потом вельнёс.
   - Отлично. Я думаю, теперь настала пора моих требований?
   - Ты фыполнил мои задания, говоли чего хочешь?
   - От имени Королевы Баклажании Большой Пердыни, я прошу союза против кабачков.
   - Ооооф, нифифа Фебе. Это не простая профьба, я долфен подумать. Пфихоти зафтра.
   - У нас мало времени.
   - Изфини, но я не могу рискофать, мне необходимо всё обдумать.
   - Хрен с тобой, - Немо-Нем махнул рукой и двинулся к выходу.
   Через пару минут белый баклажан уже разговаривал с хренами.
   - Вот возьми, сам ему отдашь, - отдал он фиксу Нецензурному.
   Он уже собирался вылезти наружу, как вдруг сверху спрыгнул один из хренов и ринулся в сторону ворот, дико крича:
   - Кабачки! Кабачки напали на нас. Все к оружию.
   В храме начался хаос. Одни хватали боевые спицы и бежали к выходу, другие в панике бегали по храму, громко причитая и плача как девчонки, третьи пытались успокоить вторых. Когда последний из бойцов, поднялся по шнурку, Немо-Нем осторожно полез следом. Выйдя наружу, он спрятался за стеной туалета и принялся наблюдать.
   Сражение происходило на небольшом участке между выгребной ямой и дорогой. Небольшой отряд кабачков, неизвестно как забредший в эти края отчаянно сражался с наступавшими хренами. Рядом с туалетом лежала не детонировавшая икровая бомба.
   - Партизаны, - первое, что подумал Немо-Нем, значит их армия уже близко, раз они позволяют себе подобные вылазки.
   Один из хренов отделился от основной группы и, пробежав мимо Немо-Нема, запрыгнул в дыру.
   Не смотря на численное преимущество кабачков, хрены постепенно окружали их. На их стороне было превосходство в оружии. Спицы отлично подходили для ближнего боя, в отличие от кабачковых встроенных стручкоматов, приспособленных для дальнего боя.
   Когда командир кабачков отдал приказ об отступлении, его подчинённые развернулись и побежали в сторону зарослей. Хрены не стали их преследовать.
   Подождав пока враги, скроются из виду, отряд хренов двинулся обратно к храму-туалету. В этот момент из дыры вылез хрен, забежавший туда во время боя и, став в дверном проёме, крикнул:
   - Немо-Нем. Где Немо-Нем?
   - Да здесь я, чего ты орёшь? - удивлённо подняв бровь, произнёс альбинос.
   Хрен от испуга отпрыгнул не несколько метров:
   - Еёп тель. Я думал бумаги туалетной кусок валяется, у тебя ещё и брюхо в чём-то коричневом, как будто бумага использованная.
   - Ты слова выбирай, салатница, а то я те все пучки повыкручиваю! - грозно произнёс баклажан. - Это моя гангста-бляшка от ремня.
   - Извини, я с перепугу, глупость ляпнул, признаю.
   - Так чо хотел, "ляпальщик"?
   - Великий и Священный Репа просил передать, что он согласен с твоим требованием.
   - Вот же хрен трусливый! - тихо произнёс Немо-Нем.
   - Ты что-то сказал?
   - Я, а, да, это, замечательно, говорю, что принял. Ну, я пошёл тогда.
   - Удачи, друг.
   Немо-Нем двинулся к своему авто. Уже сев в авто, он заметил в зеркало, как в дверном проёме стояли три хрена и недовольными лицами смотрели ему вслед. На лице Немо-Нема появилась довольная улыбка, и он двинулся в сторону столицы.
  

ГЛАВА, КАЖИСЬ, СЕДЬМАЯ

  
   Рядовой Куча и Патля сидели на краю трибуны, на главной площади Баклажанбурга. Напряжение росло. Армия уже полностью собралась на площади и была готова ринуться в бой по первому зову, но генералы сдерживали её. Они прекрасно знали, что без поддержки артиллерии и авиации им не победить. Учёные переработали чертежи и отдали их на фабричное производство, но оно задерживалось, и все находились в состоянии нервного ожидания. Получилось ли применить новое оружие или нет?
   В это время армия Кабачкастана подходила всё ближе к городским стенам. Основная её часть находилась на Баклажаньей равнине, недалеко от холма Очковорота. Основные же отряды дежурили у стен столицы, грабили и насиловали.
   Сообщения с фронта никого не могли оставить равнодушным. Армия постоянно порывалось вступить в бой, провозглашая своё намерение громкими возгласами, но генералам неимоверными усилиями удавалось её сдержать. И вот в один из таких моментов, когда казалось, что ворота вот-вот будут сломлены, а генералы затоптаны, со стороны фабрики выбежал пожилой баклажан, весь седой и сгорбленный и необычно громким голосом прокричал:
   - Готова! Первая партия готова! Начинаем вооружаться! Ура!!!
   Армия ответила непрекращающимся гомоном тысяч голосов.
   - Ну, наконец-то, - подумал рядовой, - решающий момент пройден, теперь мы в лидерах.
   - Знаешь, Куча, - глядя на стройные ряды бойцов, сказал Патля. - Типа, я понимаю, что все-таки мы герои, это всё-таки наша заслуга.
   - Конечно, дружище. Главное теперь за ними. Хотя... Мне тоже необходимо в этом участвовать, ведь я солдат.
   - Да друг, ты солдат, а я гражданин этой страны, реальный чувак, и я тоже буду участвовать. Для меня честь быть баклажаном, братан.
   Спустя час всё было готово. Друзья стояли в рядах первого корпуса пехоты, вооружённые боевыми зубочистками, готовые ко всему. Сзади к пехотным рядам по площади медленно катилась артиллерия - пластиковые колесницы, снаряжённые попкорномётными установками. Вверху кружили лопушиные самолёты, проводя испытательные полёты.
   Ворота начали медленно открываться, и ряды войск сплочённо выступили за пределы городских стен.
   Патля и рядовой Куча двигались к лагерю Жунциса. Небольшие передовые отряды кабачков, встречавшиеся у них на пути, тут же отступали, вдохновляя их своей слабостью. Так, без особых проблем друзья дошли до равнины.
   Вся поверхность равнины от края до края была заполнена войском кабачков. Вперёд вышел Закидалус.
   - Друзья, согласно кодексу Овощной армии, мы обязаны сначала выслать в лагерь противника дипломата, чтобы в последний раз попытаться решить всё миром. Генералитет обсудил данную ситуацию заранее, поэтому в качестве дипломатов, по единогласному решению, пойдут Куча и Патля. К тому же у них уже есть некоторый дипломатический опыт.
   Названные баклажаны удивлённо переглянулись.
   - Спасибо генерал, - ответил Куча. Это большая честь для нас.
   - Идём со мной ребята, я должен вас проинструктировать.
   Они отошли немного в сторону от основных войск.
   - Значит так, вот вам кусок медицинской ваты - это будет Вашей гарантией неприкосновенности. Ваша задача, в сущности, проста - узнайте как можно больше об их армии. Мы не надеемся на мир, Жунцис не позволит нам этого. Зная их силы, мы сумеем эффективно противостоять им.
   - Ясно генерал, - глаза Патли светились от счастья, он явно ощущал себя настоящим шпионом, таким как Агент Уве Болт 607.
   - У меня всё. Желаю удачи, ребята.
   - Спасибо генерал, мы сделаем все, что в наших силах, - ответил Куча.
   Взяв спасительную ватку, они двинулись в сторону вражеского лагеря.
   Над лагерем висели огромные грозовые тучи, в небе постоянно сверкали молнии. Уже на подходе их окружили постовые кабачков.
   - Парле, тьфу ты, парло, парла...чёрт бы побрал этих французов, парламентёр, во! - запинаясь, выдавил Куча.
   - А, трусы пришли мириться, - засмеялся один из кабачков.
   - Эй, чувак. Трусы нападают на невинных жителей. Мы пришли договариваться, - отчеканил Патля. По его лицу было видно, что он еле сдерживает себя.
   Кабачки насторожились, и весь путь к Повелителю они шли молча.
   Жунцис стоял на огромной вышке, сооружённой посреди поля, откуда наблюдал за происходящим вокруг. Властелин лежал на крупном ложе из сушеного пырея и жевал собственную икру. Вокруг бегали прислужники-морковки обмахивая господина опахалами.
   Когда процессия подошла к башне, к ней подбежал безумного вида петрушка:
   - Кто это? - Спросил он у кабачков-охранников.
   - Посланники от баклажан.
   Петрушка внимательно посмотрел на Кучу и Патлю и приказал охранникам освободить их.
   - Идём со мной.
   Они поднялись примерно до середины башни. Во время подъёма Куча заметил несколько боевых лопухолётов, парящих над полем. Внизу стояли ряды белых кабачков, с непонятными трубками в руках, основаниями, уходящими в рюкзаки, висящие за их спинами. Чуть поодаль стояли менее многочисленные отряды обычных зелёных кабачков вооружённых зубочистками.
   - Подождите немного здесь, - сказал петрушка и побежал наверх.
   - Ты видел это?
   - Да, я тоже заметил, похоже у них какое-то своё оружие, и что-то подсказывает мне что оно стреляет... Ого! Смотри сюда.
   Куча обернулся, с дальней стороны поля медленно двигались колесницы-машинки, оснащённые насосами, сверху которых были прикреплены вантузы. На каждой колеснице находилось по 2 кабачка.
   - Артиллерия, - прошептал Патля.
   - Идёмте, - раздался возглас петрушки откуда-то сверху, Повелитель готов принять Вас.
   Они вышли на вершину башни. Жунцис, валяясь на ложе и продолжая жевать икру, безразлично смотрел на парламентёров. Мощные красно-оранжевые мускулы кабачка отчётливо выделялись при каждой вспышке молнии.
   - Чего пришли, негры?
   Куча решил начать первым:
   - Мы просим Вас опомниться и не совершать необдуманных поступков, у Вас ещё осталось немного времени...
   Жунцис громко засмеялся. Несколько минут парламентёры стояли в недоумении.
   - Глупцы. Вы жалкие недокабачки, которым нет места на этой земле. Это наша земля, земля Великой Кабачковой Нации, а вы будете уничтожены все до единого. Можете возвращаться, я не собираюсь более осквернять свою ауру разговорами с Вами, - грозный Повелитель отвернулся.
   - Спасибо. Мы Вас тоже очень любим, - сказал Патля и они двинулись вниз.
   - Да туго нам придётся брат, если они тут все также настроены.
   Спустившись до середины башни, друзья услышали тихий возглас за спинами.
   - Пст..
   Они обернулись. Сзади, стараясь прятаться в тени, стоял петрушка.
   - Я могу помочь, если Вы поможете мне.
   - Да? И как же? - спросил Патля.
   - Я знаю всё об этой армии, - он указал пальцем в сторону военного лагеря.
   - И что ты хочешь взамен? - поинтересовался Куча.
   - Не здесь. Я проведу Вас к выходу из равнины, и там мы всё обговорим, идёт?
   - Идёт.
   Когда они спустились, петрушка подошёл к охранникам:
   - Я проведу их. Мы пройдём узким путём, через заросли. Проследите, чтобы никто не проходил за нами пока я не вернусь. Приказ Повелителя.
   - Иди уже, растение, - с каким-то презрением в голосе произнёс кабачок-охранник.
   Петрушка махнул парламентёрам рукой, и они двинулись по узкой тропинке ведущей к зарослям.
   - А чо это за дорога? - спросил Патля.
   - Не беспокойтесь, это запасной путь, он ведёт к вашему лагерю.
   Когда они зашли в заросли, петрушка остановился и дал им знак, молчать. Несколько минут они стояли в тишине, петрушка долго всматривался и прислушивался. Вдруг лицо его стало спокойным, и он заговорил:
   - Отлично, никакой погони, никаких засад. Можно говорить. Меня зовут Пучкер. Я придворный шут Повелителя Жунциса и знаю все секреты кабачков. Я готов поделиться ими, если вы мне поможете.
   - Что же ты хочешь? - спросил Куча.
   - Я хочу стать Повелителем кабачков, после того как вы их разобьёте. - С довольным видом изрёк Пучкер. - При этом я обещаю соблюдение мира и буду платить дань...небольшую дань...наверное.
   - Чувак, а с чего ты взял, что мы тебе поможем? - Слегка прищурившись, посмотрел на него Патля.
   - Ну, Вам же необходимо знать всё об армии кабачков? Не так ли?
   - Да, это так. Но мы уже увидели, всё что хотели.
   - Ха! Наивные. То, что вы видели, лишь малая часть великой армии. У Жунциса припасено несколько козырей в рукаве, и они могут резко поменять ход всей войны.
   - Ну, допустим, мы согласны. Но где гарантия, что ты не будешь таким же, как Жунцис? - спросил Патля.
   Лицо Пучкера исказилось в гневе:
   - Потому что я ненавижу его. Он всю жизнь вытирал об меня ноги, я для него всего лишь жалкая игрушка, с которой можно делать всё, что пожелаешь. Я долго терпел это, но когда он начал предавать интересы нации, я возненавидел его.
   Друзья переглянулись, и Куча заметил лёгкую ухмылку на лице Патли. Их мысли в этот момент совпадали: "То, что надо, чувак!".
   - Мы согласны, - произнёс Куча.
   - Отлично. Дайте мне гарантию, после чего я расскажу Вам то, что знаю и уйду. А когда наступит решающий момент, Вы мне поможете взять власть в свои руки.
   - Хорошо, вот тебе гарантия, - Куча протянул ему листок, такой же, какой давал Очковороту:
  
   "Гарантирую помощь в получении верховной власти Кабачкастана и свержении страхолюдского диктатора Жунциса Стрёмного. Сверхсекретный резидент, Куча".
  
   Пучкер внимательно прочитал листок, заткнул его за ремень и принялся рассказывать:
   - Значит так. Армия кабачков делится на 4 класса: пехоту, артиллерию, авиацию и флот. Пехота, в свою очередь, делится на 3 вида: боевую - это белые кабачки, вооружённые икромётами и являющиеся передовой частью армии; обычную - зелёные кабачки (духи), вооружённые зубочистками, (устаревшая пехота) и жёлтые - секретное подразделение, недавно выведенное учёными Жунциса. Эти жёлтые являются большой опасностью, они немногочисленны и вооружены, как и белые, но умеют клонироваться с помощью продвинутой жёлтой икры. Кстати, сам Повелитель также способен клонироваться и клонировать других, а также стрелять икрой, но это отнимает у него много сил, поэтому он этими способностями почти не пользуется.
   - А жёлтые в лагере находятся? - спросил Куча.
   - Нет, они на подходе к нему. Первыми пойдут в бой зелёные, за ними станут белые, а затем жёлтые. По плану они должны успеть клонироваться в достаточном количестве и при этом нанести значительный урон противнику. Артиллерия при этом должна будет принять на себя огонь ваших батарей и в силу продвинутости разрушить их.
   - Ага, только вот у нас новая артиллерия, так что не прокатит, - весело выкрикнул Патля, но тут же осекся, заметив взгляд Кучи.
   - Смотри друг, я ведь могу и огорчиться...очень, - сказал рядовой, глядя на Патлю.
   - Понял, молчу.
   - Ну, продолжай, Пучкер.
   - Я ничего не знаю о вашей новой артиллерии, поэтому не буду ничего загадывать, но наша артиллерия, как и другие рода войск, также модернизировалась, отбросив устаревшую фасолево-бобовую модель. Наша артиллерия - колесницы, на них установлены мощные икромёты, сопровождаемые тремя кабачками. В насос икромёта закачивается крупная разрывная икра, а в специальный держатель, прикреплённый к насосу, вставляется вантуз. При закачке воздуха с помощью насоса, икра детонирует и взрывной силой отбрасывает вантуз на немыслимые расстояния.
   Авиация - Лопушиный люфтваффе, также использует разрывные икровые бомбы, сбрасывая их на головы. Также на нём стоят небольшие икромёты, для сбивания вражеских лётных машин. Выдриный флот - использует мощные икромёты с разрывными икровыми бомбами. Вот, собственно, и всё что я знаю.
   - Этого вполне достаточно, Пучкер. Спасибо тебе за информацию. Ты сдержал слово, мы его тоже сдержим. Я обещаю.
   - Я надеюсь, - ответил Пучкер, - удачи Вам ребята.
   Они уже собирались уходить, как вдруг Патля обернулся:
   - Постой!
   - Что-то забыли? - остановился петрушка.
   - Два вопроса напоследок. У нас в Баклажании давно ходят анекдоты про Жунциса, хотелось бы знать, правда ли.
   - Ну, говори, - ухмыльнулся Пучкер.
   - Во-первых почему он всегда во время боя либо стоит, либо ходит, даже когда в колеснице. А во-вторых почему его Стрёмным называют?
   - Всё очень просто. По первому вопросу ответ таков - Повелитель страдает острой формой геммороя, вызванной постоянным сидением в огороде, ещё в детстве.
   По второму вопросу - это старая история. Когда Жунцис был ещё молодым юношей, он часто напивался гусеничным помётом в драбадан, и почти всегда ходил пьяным. Однажды он спустился в царские погреба и выпил весь помёт. Оставалась лишь одна бутылка на самой верхней полке. Тогда он достал стремянку и полез наверх, но так как был сильно пьян, не удержался и рухнул на пол, попутно свалив все полки погреба и превратив помещение в хаос. С тех пор его и стали называть Жунцис Упавший со Стремянки, затем Жунцис Стремянный. И уже во времена его становления Повелителем, в связи с особенностями кабачкового языка и нежеланием Жунциса вспоминать об этом событии, его стали называть Стрёмным, что по сути своей не значит по-кабачковски ничего. Вот так.
   - Понятно. Спасибо за справку.
   - Не за что, - пожал плечами Пучкер.
   Друзья двинулись к лагерю, воодушевлённые выполненным заданием.
  

ГЛАВА VIII

  
   Лагерь находился в напряжённом ожидании. Куча и Патля вышли из зарослей и двинулись к центральному шатру, где проводил совещание главнокомандующий.
   Когда они вошли, окружающие встали, как бы приветствуя.
   - Ну, что я говорил, эти парни лучшие. Ребята я знал, что на Вас можно надеяться! - Ложноножкин явно радовался прибытию, - что вы узнали, рассказывайте, не медлите.
   Друзья пересказали всё, что увидели и услышали в лагере. Лицо командующего стало серьёзным.
   - Да, это будет серьёзный бой. Они очень неплохо подготовились. - Произнёс он. - Значит так, план таков. Нам известно, что основная стрелковая сила их находится во вторых рядах. Они надеются отвлечь нашу артиллерию своей, поэтому задача такая - артиллерия делится на два корпуса, один первоначально обстреливает артиллерию с поддержкой авиации, второй ведёт массированную бомбардировку жёлтых и белых стрелковых отрядов. Пехота наступает по периметру, но не активно. Мы не должны подставляться под удары стрелков, пока не будем готовы. Авиация должна нанести удар быстро и стремительно, без предупреждения. Тогда у нас будет время до прихода их воздушных войск. Всем всё ясно?
   - Да командир, - послышались голоса военных.
   - Тогда бегом за дело!
   Весь генералитет, тряся отвисшими животами, ринулся к своим отрядам. Командующий подошёл к друзьям:
   - Ну, как ребята, вы готовы?
   - Конечно генерал!
   - Покажем им мазафаку! - добавил Патля.
   - Йо! Мы самые крутые пацаны в этом районе! - ответил командующий, давая "пять" Патле.
   - Не думал, что вы тоже поклонник рэпа, - удивлённо произнёс Куча.
   - Мы же баклажаны, брат, мы все в душе поклонники рэпа, просто не всегда регламент позволяет это показывать. Ладно, что-то мы заговорились, пора воевать. Бегом в свои части, рядовые!
   - Да, сэр! - крикнули они и убежали.
  

* * *

   - Так баклажаны были во всеоружии... - Акакий прервал рассказ и опасливо покосился назад.
   Настало время "водных процедур" (как называл это Главврач), и Чухин лежал на холодном столе Процедурной.
   - Это где тебя так угораздило зад поцарапать? - Раздался голос санитара откуда-то сзади, но Акакий не мог видеть его, так как лежал на животе.
   - А вы про рубцы... Так это ещё лет десять назад было. - Промолвил Чухин. - Угораздило меня тогда тёще в огороде помогать. Значит... попросила она меня огромный камень с огорода унести. Посмотрел я на этот булыжник и думаю, дескать, лучше расколю его киркой, а мелкие камешки с огорода унесу, чтобы не надрываться. Рассказал я свой план тёще, она принесла кирку. Я хотел сам разбить, но она заупрямилась. Потом я, конечно, пожалел что уступил... В общем, вогнала мне по самые... Лучше потом расскажу.
   - Нет, ты лучше продолжи рассказ, про овощи. - Попросил санитар, доставая трёхвёдерную клизму.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ В КВАДРАТЕ

  
   С небольшой грядки, стоящей немного в стороне от равнины, незаметно взлетели лопухолёты, вооружённые кукурузой и двинулись в сторону равнины.
   В это время на равнине выстраивались кабачковые войска. Вперёд выходили зеленые отряды, образуя "свинью". Сзади для прикрытия выстраивались жёлтые и белые стрелки. Неспешно ехала артиллерия. Самолёты, незаметные на фоне чёрных туч пролетели над вереницей артиллерийских установок кабачков.
   Вдруг на землю рядом с одной из артиллерийских установок упал небольшой початок кукурузы. С одной стороны его, горел кусок белой ткани, почему-то полыхающий чёрным дымом.
   И тут раздался мощный взрыв. Раскалённые кукурузные семена полетели во все стороны, пробивая насквозь всё, что встречалось на их пути. Упали замертво первые жертвы войны. Трое кабачков прыгнули с горящей артиллерийской установки, держась за животы из которых лилась потоком разжиженная икра. Одно из семян пробило насос установки, детонировав разрывную икру. Раздался мощный взрыв. Откуда-то издалека послышался громкий прерывистый гул, похожий на серию взрывов, и через несколько секунд земля вокруг установок превратилась в ад.
   - Командующий! - со стороны арт-установок бежал один из баклажаньих генералов.
   - Докладывай, - не отрывая взгляд от поля боя, произнёс Ложноножкин.
   - Нам удалось уничтожить половину их артиллерии и значительно рассеять ряды стрелков, но ситуация меняется. Наша авиация больше не способна нам помочь, они вступили в бой с Лопушиным Люфтваффе. Их артиллерия перегруппировалась и начинает ответную атаку. Ряды стрелков спешно группируются!
   Ни одного мускула не дрогнуло на лице генерала.
   - Слушай мой приказ. Пехота делится на два клина. Один в тыл, другой в сторону их артиллерии, цели соответствующие. Артиллерия прикрывает второй клин до подхода к цели, затем переключается на стрелков. Всё. Выполнять!
   - Так точно, - по струнке вытянулся взволнованный генерал.
   - Паника главный враг война. - Думал генерал. - К тому же надо первым делом одолеть клонов, их способность к полной регенерации пугает меня.
   Десятки лопухов витали над полем боя. Всюду в воздухе гремели взрывы. Баклажанья авиация оказалась в незавидном положении. Оказавшись разрозненной во время бомбёжки, она не успела сгруппироваться и стремительно уничтожалась клином Лопушиного Люфтваффе.
   - Кегля, прикрой, - один из самолётов, двинулся на перехват вражьему клину.
   - Я сзади, Лобз, бей первого, попробуем развалить строй.
   Самолёт стремительно двинулся на первого в клине. Раздался треск разгоравшейся кукурузы, и горячие семена с огромной скоростью рванули в сторону врага. Лопушиный корпус не выдержал и, разваливаясь на ходу, самолёт камнем рухнул вниз.
   - Есть, один есть! - кричал радостный пилот, - как мы их брат, - оглянулся он.
   - Отлично, Кегля, ты профи...стой, поворачивай!
   - Что? Повтори, я не услышал.
   - Поворачивай!
   Пилот не успел совершить манёвр и самолёт на полной скорости влетел в пролетавший мимо клин, сбив замыкающий самолёт врага.
   Обломки падали вниз. Кегля держался за самый крупный кусок лопуха и смотрел в небо. Самолёт Лобза неистово кинулся во вражеский клин, расстреливая всё вокруг. Через секунду раздался мощный зелёный взрыв. Икровая бомба в клочья разорвала самолёт героя.
   - Нееееет! Лоооообз! Зачем, брат, - опустив глаза, произнёс Кегля.
   В небе продолжался неистовый бой на выживание.
  

* * *

  
   С наблюдательной вышки раздался голос:
   - Генерал! Генерал!
   - Докладывайте рядовой, - ответил командующий авиацией.
   - Они уничтожили наш последний самолёт. У нас больше нет авиации! Это конец!
   Генерала начала охватывать паника.
   - Не сейчас, ещё можно всё исправить. Не отчаивайся. Ты же воин! - схватил волю в кулак генерал.
   - Рядовой. Не паниковать! Это приказ! Сколько у них самолётов?
   - Три, генерал!
   - Всего то! - успокоился генерал, мы их легко уничтожим.
   Со стороны пехоты прибежал потрёпанного вида солдат:
   - Генерал Летунов?
   - Да рядовой, - ответил генерал.
   - Послание от Ложноножкина. Авиация кабачков атакует нашу пехоту. В рядах начинается паника, нам нужна Ваша поддержка.
   - Передайте командующему, что наша авиация разбита, но мы уже работаем над планом уничтожения оставшихся авиационных войск противника.
   - Есть сэр, - рядовой ринулся в сторону шатра главнокомандующего.
   - Вот только, что мы можем, - тихо произнёс генерал ему вслед.
  
   Поле боя было похоже на пламенный хаос. Всюду слышались взрывы, крики раненых. Потоки зеленоватого сока баклажан смешивались с потоками разжижённой кабачковой икры. Баклажаны, резво ворвавшиеся в ряды кабачковых войск, медленно отступали под напором противника. С дальней стороны беспрерывным потоком шёл икровый обстрел. Жёлтые активно клонировались. Кабачковая армия медленно, но уверенно росла. Клоны постоянно отращивали отстреленные конечности, и зарубцовывали раны. Они казались бессмертными. Сверху баклажанью армию постоянно бомбили три оставшихся целыми самолёта Люфтваффе. Баклажаны были на волоске от поражения.
   Вдруг откуда-то издалека послышались дикие крики. Они были похожи на вопль сумасшедшего камикадзе. Со стороны зарослей, в небе показались странные птицы что-то державших в лапах. Разбуженные грохотом битвы воробьи-террористы ринулись на нарушителей спокойствия. С дикими воплями, красными глазами, вылезшими из орбит и игрушечными вантузами в руках, они с диким писком, ринулись на остатки кабачковой авиации. Пилоты, сбитые вантузами падали вниз, разодранные когтями лопухи летели им вслед. Очень быстро от авиации не осталось и следа, а птицы покружив над полем боя и немного покричав, полетели обратно, так и не решившись спуститься.
   - Генерал, они уничтожили вражеские самолёты!
   - Кто? - удивился генерал.
   - Воробьи!
   - Да! Да! Как мы могли забыть. Старый я идиот. Здесь же недалеко гнездо безумных воробьёв, - генерал запрыгал на месте от радости. - Теперь-то наши им вкатят по полной!
   - Извините, что прерываю генерал.
   - Говори, говори. Они наступают. Наши взяли инициативу?
   - Боюсь, что нет. Наши отступают.
   - Как? Почему?
   - Думаю, стрелки противника получили слишком большое преимущество, пока авиация не давала пройти.
   - Чёрт! А как второй отряд.
   - Аналогично генерал. Они только, что расправились с артиллерией, но оказались в том же положении.
   - А артиллерия?
   - Она уничтожена сэр, во время подступа второго отряда к вражеской артиллерии. С обеих сторон осталась лишь пехота. А у нас она, как известно, не в преимуществе.
   - Чёрт! Чёрт! Чёрт. Загрызи меня опарыш! Что же это делается. Рядовой! - Подозвал генерал рядом стоящего солдата. - Бегом к главнокомандующему! Узнай, что они там делать собираются!
   - Так точно!
   - Ещё кое-что. - Крикнул дозорный.
   - Что ещё?
   - Тут какой-то странный овощ, то ли помидор, то ли ещё что, по боевому полю летает. Причём он пульсирует.
   - Что за день! Чёрт знает что твориться! Уничтожить его! - воскликнул генерал и, сплюнув, ушёл в шатёр.
  

ГЛАВА ЧИРИК

  
   - Нужна срочная перегруппировка! - Ложноножкин орал изо всех сил. - Мы теряем позиции!
   - Но что нам делать генерал, отступить некуда, перегруппироваться не получается. Или мы уйдём или нас расстреляют!
   - Чёрт, делайте что-нибудь, только удержите позиции.
   В этот момент откуда-то из зарослей послышался громкий крик, как будто тысяча голосов одновременно проревела. На секунду ряды кабачков вздрогнули. Часть стрелков стоявших ближе всего к зарослям рухнула замертво, в том числе жёлтые, поражённые стрелами в сердце. Из зарослей выбежал отряд в сотню хренов, вооружённые спицами, иглами и канцелярскими скрепками. Они действовали как одно целое, вихрем истребляя ряды врагов. Когда кабачки очнулись от изумления, половина стрелков уже удобряло землю своими внутренностями.
   Заметив это, армия баклажан заревела в патриотическом порыве, и с утроенной силой накинулась на врага, разметая его в стороны.
   Ложноножкин изумлённо смотрел на поле боя.
   - Задание выполнено... - произнёс, запыхавшийся альбинос.
   - Немо-Нем! Брат, как же я тебя люблю, - командующий обнял героя как родного сына.
   - Спасибо, генерал, - смутившись, произнёс Немо-Нем.
   - Ты только что спас наши задницы от полного краха!
   - Был рад спасти ваши задницы генерал.
   - У тебя будет всё, что только пожелаешь, плюс к награде Героя Баклажании приставим, я тебе клянусь.
   - Служу Советскому... эээ... Баклажании. - Ответил довольный альбинос. Он даже не мечтал о чём-то подобном.
   А в это время кабачки отступали.
  

* * *

  
   - Стоять!!! Каждый, кто переступит эту линию, будет сварен заживо! - неистово кричал Жунцис, указывая на линию, прочерченную перед ним. - Трусы!
   Мечты Жунциса разваливались на части. Армия отступала под натиском превосходящего врага.
   - Пучкер! Пучкер! - Громогласно крикнул Жунцис. - Где ты шляешься?
   - Да Повелитель, - как из земли вырос слуга.
   - Зови Моржового кабачка.
   Глаза Пучкера округлились.
   - Моржового? - выронив косяк, произнёс Жора, - мужииик!
   - Уйди, пока я из тебя бабу не сделал! - крикнул на него Жунцис.
   Укроп вскинул руки и с воплями кинулся прочь.
   - Хорошо, Повелитель. У меня только один вопрос к Вам перед этим будет, - сказал Пучкер, смотря вслед убегающему другу.
   - Говори, быстрее.
   - Вы уверены?
   - Я всегда уверен, - крикнул Жунцис в гневе, - я тебя на части разорву, если ты через три секунды не свалишь!
   - Понял, Повелитель, уже бегу.
  

* * *

  
   В комнате Акакия стал сгущаться туман. С трудом понимая что происходит и, всматриваясь во мглу сонными глазами, он увидел странную картину. Из тумана вышла печенюжка в форме буквы Ж, с чёрным чемоданчиком в руке и заговорила с Чухиным.
   - Здравствуй Акакий. Признаться честно, ты меня удивил. Первоначально мы были злы на тебя за разрушенный план, но теперь всё пошло даже лучше, чем предполагалось. Поздравляю, ты удачно справился. Правильный человек в неправильном месте может перевернуть мир.
   - Кто ты такой?
   - Меня зовут Жо-Мен. Всё происходящее часть великого плана. Остальное тебе знать не зачем. Прощай.
   - Постой. Что со мной будет?
   - С тобой? - хитро улыбнулся незнакомец, - всё будет отлично. Это только начало.
   И он исчез в клубах дыма, оставив сонного Акакия припоминать на чём он остановился.

ГЛАВА... ДА КАКАЯ РАЗНИЦА

  
   Баклажаны наступали по всем фронтам. Эмоции захлёстывали, адреналин бил в висках. Рядом с Кучей в рядах войск бежал Патля. На переднем фланге, разметая всех подряд, шли вперёд хрены. Ни один из них не погиб. Они были настоящими профессионалами, машинами для убийства.
   - Ребят, а вы уже видели его? - спросил стоявший рядом солдат.
   - Кого? - одновременно спросили друзья.
   - На поле боя курсирует какой-то пульсирующий помидор. Молча летает и ничего не делает. А когда его пытаются ударить, тут же исчезает и появляется на новом месте.
   - Чертовщина какая-то, - сказал Патля.
   - Да уж точно, может наблюдатель кабачков? - предположил солдат.
   - Может быть, кто его знает, - решил Куча закончить разговор.
   Вдруг земля дрогнула, несколько хренов взметнулись в воздух и, отлетев на пару метров назад, упали замертво. Армия остановилась в ужасе. Со стороны врага вышел огромный, в три раза выше обычного, серебристо-сиреневый кабачок, с огромными мускулами, в набедренной повязке и весь покрытый шерстью. Он напоминал сказочного огра из книг Толкиена.
   - Моржовый кабачок, - эхом прокатилось по рядам войск.
   - Кто такой этот моржовый кабачок? - спросил Куча рядом стоявшего баклажана.
   - Есть древняя легенда. - Легко пояснил тот. - В далеком северном крае, где вечные морозы и не растёт ничего кроме ягеля, вырос кабачок. Он должен был погибнуть, но выжил из-за своей невероятной силы и выносливости. Он считается непобедимым, самым злым и могучим кабачком на свете. К тому же он самый популярный культурист и рестлер на свете и говорят, водит дружбу с самим Железным Огурцом Арни. Нам конец.
   - Ну, друг, не отчаивайся раньше времени. Как говорят - чем больше шкаф, тем громче падает. Тем более нас много и вместе мы сила. Вперёд ребята, зададим ему жару! - Куча бросился в сторону кабачка.
   За ним с дикими воплями рванулись баклажаны. Куча уже почти добежал до Моржового и, размахнувшись, приготовился нанести сокрушительный удар, но в этот момент кабачок со всей силой ударил по баклажаньему отряду.
   Куча очнулся в нескольких метрах от места сражения. Всё тело болело. Всюду раздавались крики и стоны, земля тряслась от мощных ударов. Он попытался встать, но не смог.
   - Неужели это всё, и я так и умру в бесчестии, а страна моя и мой народ будет уничтожен, - подумал Куча, - это не должно быть так, это неправильно.
   Он ещё раз попытался встать, ругая всеми известными (и неизвестными, сочиняемыми по ходу) ругательствами кабачков, а также столь хилое тело, не дающее возможности ни достойно сразиться, ни достойно умереть.
   Вдруг Куча ощутил тепло, вокруг всё засияло и окружило его светом. Откуда-то раздался протяжный голос:
   - Рядовой Куча, ты избранный, баклажан. Твоя судьба - судьба твоего народа. Сегодня ты познал, что есть жизнь, а что смерть. Ты познал сущность овощной жизни. Теперь ты изменишься, чтобы стать спасителем. Всегда помни - ты - это твой народ.
   Его тело засветилось ярким светом и приподнялось над землёй. Раны стали стремительно заживать, мышцы увеличиваться и крепчать, по бокам выросли ещё две руки - ложноножки.
  
   Моржовый кабачок шёл по полю разметая остатки храбрецов и упиваясь своей мощью. Издалека послышался злобный хохот Повелителя кабачков, чей силуэт зловеще вырисовывался в сполохах молний. Патля стоял с тремя воинами посередине поля и ждал кабачка. Он считал трусостью убежать и решил, как и они оставаться здесь до конца.
   Моржовый кабачок подошёл к ним, замахнулся рукой. Патля уже приготовился к смерти.
   - Эй ты, хрен моржовый или как там тебя? - произнёс рядовой Куча. Мощный торс, освещаемый вспышками молний создавал впечатление могучей силы, в двух руках были спицы выроненные хренами, ложноножки держали боевые зубочистки, на голове повязанная бондана с изображением Большой Пердыни, а на груди две перевязи с икровыми гранатами.
   Кабачок обернулся и громко проревел что-то невразумительное.
   - Иди сюда, сейчас я тебе задницу надеру.
   Гигант, громко топая ногами, двинулся к рядовому.
   - Куча, беги, брат! - крикнул Патля в отчаянии и ринулся на кабачка.
   - Не трогай его Патля, стой! - Куча, опасаясь, что Патля может пострадать, побежал навстречу врагу.
   Моржовый ударил со всего маху, но герой успел увернуться и кулак гиганта вспахал землю. Воспользовавшись моментом, рядовой быстро взобрался по руке кабачка. Тот попытался снять его с себя, но не тут то было. Куча стал ловко прыгать по рукам и шее гиганта, не давая ему схватить себя, и каждый раз норовя уколоть.
   Вдруг правой рукой, вернее её двумя пальцами, кабачок схватил Кучу.
   Куча думал, что ему придёт конец. Такой сильной была хватка гиганта, даже в двух пальцах. Вдруг кабачок взревел и хватка ослабла.
   - Так тебе, жирдяй! - крикнул Патля. Из правой ноги Моржового торчала зубочистка. Он резко развернулся и с силой ударил Патлю здоровой ногой, отчего тот улетел на несколько метров и замолк.
   - Ах ты тварь! - в гневе закричал Куча, и пока хватка была ослабленной, с силой пырнул великана зубочисткой в палец.
   Рука кабачка разжалась, и высвободившийся баклажан побежал к шее. Гигант потянулся рукой, чтобы снять помеху, но Куча, исполнив акробатический прыжок на руку и оттолкнувшись задним сальто, вогнал ложноножками две зубочистки в глаза кабачка. Он использовал зубочистки, как доску для прыжков в бассейне, сделал кувырок через голову гиганта и приземлился у него на спине.
   Заняв удобное положение, Куча со всей силой ударил спицами в шею великана, проткнув её с обеих сторон. Великан захрипел и, мотая в воздухе руками, рухнул на землю замертво.
   Раздались радостные возгласы. Армия баклажан, увидев, что чудовище повержено с новыми силами ринулась уничтожать противника. Куча, оклемавшись от падения, ринулся к Патле.
   - Патля, брат, ты жив? - подбегая, закричал он.
   Баклажан лежал на земле, не подавая признаков жизни.
   - Брат, вставай, прошу тебя, живи, - слёзы полились по щекам Кучи, он яростно шлёпал Патлю по щекам, пытаясь вернуть к жизни, а потом бессильно упал на грудь рэпера.
   - Ты чего, совсем того. Хрен моя бабка тебе пирожков даст, если ты на это рассчитываешь, - тихим голосом произнёс Патля.
   Куча резко поднял голову:
   - Ты жив, брат, ты жив! - крикнул он и обнял Патлю.
   - Да знаю, знаю. Только болит всё, ты поосторожней с обнимками-то.
   - Извини, брат, - отпрянул Куча, - я то думал ты всё, дуба дал.
   - Я ещё тебя переживу.
   - Но как ты выжил? Я же видел что ты так долбанулся головой.
   - Мои дреды чувак. Ты думаешь, почему я ношу такую причёску? Она действует как шлем. Меня хоть вниз головой с десятого этажа кинь - выживу.
   - Ну, ты реальный чувак.
   - Это точно братан.
   Друзья улыбнулись, никогда ещё их дружба не была так сильна и крепка, как сегодня.
   - Ладно, вон уже медик идёт, мне надо с ребятами дальше идти, добивать гадов, - сказал Куча.
   - Иди брат. Закончи наше дело, дай им там жару.
   - Так точно, товарищ рэпер, - рассмеялся Куча и побежал к своим.
  

* * *

   - Я Вас всех ненавижу уроды! - Крикнул Жунцис, - вы опять всё испортили!
   Мощным ударом ноги Повелителя были повалены ближайшие помидоры прислужники. Жунцис гневно оглядел окружающих, затем ещё раз глянул на поле боя и отвернулся.
   - Уходим.
   Вся прислуга и личная охрана Повелителя двинулись за ним.
   - Да и ещё, - обернулся Жунцис, - Пучкер.
   - Да мой Повелитель.
   - Пойди, забери мою жену Охляпку, она вынашивает сына, поэтому я повелеваю тебе охранять её ценой своей головы.
   - Да будет так, мой Повелитель.
   Пучкер развернулся и ушёл, а Жунцис двинулся в сторону своей столицы.
  

ГЛАВА 9+3

   Бывший лагерь кабачков наводнили баклажаны. Здесь был организован полевой медицинский лагерь.
   Пучкер прошёл в лагерь без особых проблем, слишком большая суета была здесь.
   Шатёр Ложноножкина стоял посередине. Туда и двинулся петрушка.
   В этот момент проходил брифинг по планированию дальнейших действий армии.
   - ... Генерал Бульба! Доложите о ситуации на флоте, - грозно приказал главнокомандующий.
   - Так точно. Морские силы поставленную задачу выполнили. - С нескрываемой гордостью начал доклад генерал. - Превосходящие силы противника были уничтожены с использованием стратегически выгодной позиции на излучине реки. Флот понёс большие потери, но справился с задачей. Противник ожесточённо сопротивлялся, особенно выдра "Терпиц", но наш дух невозможно было сломить их упорством. На данный момент вся река на месте боя представляет собой сплошное месиво из попкорна и икровой жижи. Всюду плавают вверх пузом уничтоженные боевые выдры противника. Особой храбростью отличились матросы выдры "Нордическая - Варяжья".
   - Молодцы! - восхищённо произнёс командующий. - Так держать. Всех к награде. А храбрых матросов ещё и поощрить квартирами в недорогом районе Баклажанбурга!
   Сзади послышались уверенные шаги, и все удивлённо обернулись.
   - Ты кто такой? - спросил командующий.
   Никто бы не узнал и не стал слушать петрушку, если бы не Патля, стоявший в рядах генералов, весь перевязанный и бледный.
   - Это прислужник Жунциса, его правая рука. Именно он выдал нам все секреты армии Жунциса, - слабым голосом уточнил Патля.
   - Понятно, и что ты хочешь, награды? Приходи завтра во дворец, мы тебя щедро вознаградим.
   - Нет, - тихо сказал Пучкер, - у меня другая просьба. - Он протянул командующему бумажку.
   Ложноножкин взглянул на бумагу и громко рассмеялся:
   - Неужели ты надеешься, что мы отдадим тебе власть. Даже не думай об этом. Это теперь территория Великой Баклажании и тебе там не место. Золото, драгоценности, роскошный дом, чего пожелаешь, но не власть.
   - Но расписка официальная и подписана.
   - Забудь! - взревел генерал, разрывая записку, - Я здесь главный и мне решать, что можно, а что нельзя!
   Пучкер обвёл всех злобным взглядом и громко произнёс:
   - Вы все ещё поплатитесь за свою безмерную жадность, до встречи, - он развернулся и под оглушительный хохот вышел из шатра.
   - Жалкие, черные овощи, я вам покажу, вы ещё будет ползать на коленях передо мной, моля о пощаде. Демократическое зло! - так он думал пока не дошёл до небольшого шалаша устроенного в зарослях, недалеко от бывшего лагеря Жунциса.
   Из шалаша на него жалобными глазами смотрела Охляпка.
   - Идём милая, - ласково произнёс Пучкер, - я спасу тебя от этих гадов.
   Баклажаниха взяла его за руку, и они вместе двинулись через заросли, стараясь быть незамеченными. Двинулись в сторону противоположную обеим столицам, на окраину империи Жунциса, туда, где давно не было ни городов, ни посёлков...в мёртвые земли Кукумбрии...
  

* * *

  
   Остатки армии Жунциса, не спеша, двигались к Кабачкабаду. Они выглядели потрёпанными и уставшими. Жунцис угрюмо смотрел вдаль, пытаясь успокоится, и усердно размышляя о чём-то. Прислуга, дрожа от страха, плелась сзади, так как уже не раз за время пути получила от Повелителя.
   Дорога их пролегала недалеко от дома Акакия в центре участка. Подойдя к боковой стене, Жунцис объявил привал. Часть охраны была выдвинута по периметру в качестве разведки.
   Жунцис подошёл к небольшой ямке около стены и принялся внимательно вглядываться то в темноту ямы, то на остатки своей армии.
   - Ты! Подойди сюда - прикрикнул он на Жору.
   - Чего тебе, Повелитель, - накумаренными глазами взглянул на него Жора.
   - Слушай внимательно, я скажу тебе мой план побега на экстренный случай. Будешь помогать.
   - Побега? Ништяк. Говори... -те.
  

* * *

   Наступал вечер. Кабачки уже готовились сняться с привала, как вдруг из-за ближайших кустов выбежали разведчики посланные Жунцисом ранее.
   - Они идут к столице! Бежим!
   - Кто идёт? - грозно спросил Жунцис.
   - Баклажаны! Они уже на подступах к Кабачкабаду, а несколько хренов погнались за нами и будут здесь с минуты на минуту.
   Жунцис повернулся к Жоре и дал знак рукой.
   - Так ребята, - медленно произнёс Жора, - все двигаемся следом за Повелителем, и быстро, быстро...
   Жунцис подошёл к яме и, подпрыгнув с силой, провалился в неё. Кабачки последовали за ним. Последним шёл Жора. Подойдя к яме, он положил икровую бомбу рядом с её входом.
   - Стой подонок, - раздался крик сзади. Жора обернулся, сзади бежали хрены.
   - Пока ребятки, - улыбнулся Жора и прыгнул в яму. Раздался взрыв, разрушивший единственный вход в секретное помещение кабачков.
  

* * *

  
   Утром баклажаны окружили дом живой цепью и выжидали. Вдруг послышался какой-то скрип. Овощи крепче сжали в руках зубочистки. Дверь стала медленно открываться, в щель высунулось испуганное лицо Акакия. Не разглядев в сумерках никого, Акакий выбежал наружу и бросился наутёк, как-то странно шатаясь на ходу, будто тряпочная кукла.
   - Как же трусливы люди, - подумал главнокомандующий, смотря вслед убегающему человеку.
   Баклажаны ринулись в дом в надежде найти и уничтожить последнего и самого опасного врага их нации.
  

* * *

  
   - Вот так вот и было всё.
   Акакий сидел в жёлтой палате Губкинской психологической клиники.
   - Вы хоть мне верите?
   Два человека сидевших напротив Акакия, смотрели сквозь него.
   - Вы меня слышите? - более угрожающе произнёс Акакий.
   Один из них очнулся и, глядя на Чухина глупыми глазами, произнёс:
   - Ыыы! Гыыы! А мой дядя Наполеон! Ыыыы! - После чего стал прыгать по палате, громко повторяя сказанное.
   - Гады! Ненавижу Вас! - Прохорович кинулся на прыгавшего и стал бить его кулаками.
   В палату вбежали санитары с дубинами и принялись медленно окружать Акакия.
   - А! Не верите мне. Тогда Вы все поплатитесь своими жизнями! - Чухин схватился за лицо и резко потянул его. Кожа стала легко слезать с него и из зияющей дыры на месте лица, выползли кабачки во главе с Жунцисом
   - Я покажу Вам власть, трусливые людишки! - крикнул грозный Повелитель кабачков. Шкура Акакия безжизненно упала на пол.
   Опешившие санитары, стали с перепугу бить кабачков дубинками, разрывая их на части, забрызгивая стены палаты соком и икрой. Вскоре всё было кончено. Один лишь Жунцис метался по комнате, разнося во все стороны проклятия.
   Один из санитаров с силой ударил кабачка дубинкой. Но благодаря синдрому "Сеньора Помидора" повелитель был слишком крепким и выдержал удар, отлетев в решётку на окне. Жунцис зацепился за железный прут и крикнув: "Жрите мою икру. Я Вам всем ещё покажу!" скрылся за окном. Больше его в палате не видели.
  

НЕКРОЛО... ТО ЕСТЬ ЭПИЛОГ

  
   Позже история эта обросла множеством легенд. Санитаров проверили и признали вменяемыми. Всё списали на недосыпание сотрудников, за что по ушам получил начальник. Но Зло не ушло. И где-то в мрачной земле Кукумбрии готовился появиться на свет сын могучего Повелителя и Охляпки, первый в истории овощей мутант-кабажан... ну или баклачок... история ещё не определила его место в себе.
  

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

  
  
  
   33
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Хард "Игры с шейхом"(Любовное фэнтези) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) К.Иванова "Любовь на руинах"(Постапокалипсис) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) А.Григорьев "Биомусор 2"(Боевая фантастика) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"