Конюшевский Владислав Николаевич: другие произведения.

Часть (К книге Иной Вариант)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Оценки и комментарии просьба оставлять в основном файле (Иной вариант)


   Глава 9
  
   За те полчаса, пока Кости не было, я успел обиходить всё железо, набить магазины и снарядить гранаты запалами. Да и головой хорошо поработал. Поэтому, когда нарисовался Дубинин с оттягивающей плечо сумкой, вчерне план был готов. Оставалась лишь пара неясных моментов, которые я думал выяснить или у напарника, или путем взятия полицейского "языка". Но новый знакомый оказался просто кладезем информации, поэтому "язык" автоматически отменился, так как Костя, на мой вопрос, спокойно ответил:
   - Где именно может сидеть Анастасия? Знаешь, конкретно, конечно, сказать не могу, но там всего шесть камер и все они находятся на первом этаже. С окнами во внутренний дворик. А дежурный, справа от входа, в "аквариуме" торчит.
   Я удивился:
   - Сам-то откуда знаешь?
   Собеседник пожал плечами:
   - Да как-то раз пришлось в здешнем "обезьяннике" посидеть.
   - Нарисовать планировку сможешь?
   - Могу, но только первого этажа, да и то не всего. Мне там, знаешь ли, экскурсий не устраивали.
   Махнув ладонью, я его успокоил:
   - Пойдет! - и, хлопая себя по карманам, поинтересовался - У тебя бумага с ручкой есть? Нет? Ладно, черт с ними. Вот кирпич, вон забор - рисуй!
   Пока Дубинин занимался настенной живописью, я внимал его пояснениям и попутно отогревался. А в тот момент, когда для закрепления сказанного он стал объяснять по второму кругу, у меня неожиданно завибрировал телефон. Глянув на номер, несколько удивился, но трубку поднял:
   - Слушаю...
   Голос Цыгана, донесшийся из динамика, был сух и деловит:
   - Ты сейчас где?
   - В Калаянской.
   До меня донеслось сдавленное рычание прищемившего пипку носорога, потом Федька прокашлялся и чуть ли не ласково произнес:
   - Не тупи, Сережа. Мы тоже здесь. И я и Чижик. Сидим в нашей бибике возле въезда на площадь перед автовокзалом. Фруктов, вот, болезной привезли. Так, где ты сейчас торчишь, волк узорный?!
   Последнюю фразу он не выдержав, просто проорал, а я, улыбаясь во все тридцать два зуба, спросил у Дубинина:
   - Как к нам лучше от автовокзала подъехать?
   Цыган тут же напрягся, словно электричество:
   - Это кто там с тобой?
   - Друг, сейчас ему трубу дам и он вам объяснит...
   И пока Костя рассказывал, как нас можно найти, я чувствовал, что в груди разливается какое-то тепло. Надо же! Не бросили меня мужики. И гнева начальственного не побоялись. Поэтому, когда две знакомые морды появились в нашем кочегарском закутке я даже с некоторой благодарностью выслушал шипящий ор Ступки, а когда он устал, спокойно спросил:
   - Чего привезли?
   Утомленный Федька, который пришел в себя настолько, что уже мог различать окружающее предметы (в частности - толстый ствол "Выхлопа", торчащий из-под накинутой на винтовку тряпки), прокашлялся и с долей уважения протянул:
   - Ну, сам знаешь, что тяжелых снайперок у нас нет, а так - три комплекта по второй раскладке.
   Тут уж настало время удивляться мне:
   - Не понял, Федь? Зачем - три?
   - Затем, что мы идем вместе!
   Твою дивизию! Так, моя очередь:
   - Какого х-х-хобота? Вас уже только за то, что стволы мне привезли, за яйца подвесят! Да ты по...
   В этот момент, подал голос стоящий в сторонке Дубинин. Неожиданно для всех, он жеманно произнес:
   - Не ссорьтесь, мальчики! - и, ухмыльнувшись, уже нормальным тоном продолжил - Не кипеши, Серега. Тут собрались взрослые мужики и каждый понимает, на что подписывается. Поэтому, вместо бурного выражения противоречивых чувств, просто скажи им "спасибо" да объясни, наконец, что ты там придумал.
   Чиж, на эту тираду многозначительно поднял палец:
   - Вот! Золотые слова! А ты, кстати, кто?
   Я крякнул и взял дело в свои руки:
   - Знакомьтесь: это Федор - пулеметчик - золотые руки, это Иван - снайпер от бога. А это - Константин Дубинин. Лейтенант четвертой бригады спецназа. Был в Красноводске до ПОСЛЕДНЕГО дня.
   Парни многозначительно переглянулись, и после церемонии пожатия рук, вопросительно уставились на меня. Я же, посмотрев на часы, шмыгнул носом и, подняв огрызок кирпича, подошел к стене, на которой уже отметился Костя:
   - Значит так, смотрите, вот улица, на которой находится участок. Вот само здание участка. Напротив, через дорогу большой дом с аркой. Предварительная задумка такова: из имеющейся взрывчатки делаем три фугаса...
   А буквально через десять минут оттряхивая руки, закончил:
   - Вот, где-то так. За убогость не пеняйте. У меня вводные за полтора часа уже два раза поменялись. А последнее изменение произошло пятнадцать минут назад. Теперь слушаю ваши мысли.
   Мыслей у мужиков хватало и мой, довольно-таки хреновенький предварительный план, совместными усилиями стал постепенно обрастать мясом и приобретать черты нормальной операции.
   А уже в четырнадцать ноль пять, я, с полиэтиленовым пакетом, в котором лежал завернутый в бумагу шматок ароматного сала, неспешной походкой подошел к крыльцу Аксайского отделения внутренних дел станицы Калаяновской. Поднявшись по ступеням, взялся за ручку массивных деревянных дверей и в последний момент оглянулся. Вокруг, под совершенно по-весеннему теплым солнцем, расстилался мирный пейзаж. Стая воробьев что-то делила возле харчевни Вазгена, из которой минут десять назад ушли последние обедающие посетители. В дальнем конце улицы промелькнул громыхающий на колдобинах замызганный донельзя грузовик, собачья стая во главе с облезлой шавкой трусила куда-то по своим собачьим делам. Людей практически не было. Даже те две тетки, что шли мне навстречу нырнули в подъезд. Ну, вот и хорошо. Если вдруг что-то пойдет не так, то случайных жертв не будет. Выдохнув, я потянул снабженную тугой пружиной дверь на себя и нырнул внутрь. Как и предупреждал Константин, оказался в тамбуре, снабженном с другой стороны массивной решетчатой перегородкой. На звук открываемой двери с той стороны решетки лениво выдвинулся полицай, который, не прекращая ковыряться в зубах, недружелюбно поинтересовался:
   - Чито надо?
   Сделав просящую морду, я зачастил:
   - Да вот, насчет девушки, что вы утром забрали, пришел узнать.
   Правоохранитель тем временем добыл изо рта кусочек недавнего обеда, пару секунд его поразглядывал, видно, соображая, достаточно ли он крупный, чтобы съесть, но потом, брезгливым щелчком отправив добытое в сторону, важно поинтересовался:
   - А Вазгэн гдэ? Или ты сам дэнги прынес?
   - Сам принес. Как и договаривались - триста пятьдесят гринов.
   Тут откуда-то слева подошел еще одни полицай. Что-то гортанно спросив у первого, он окинул меня пренебрежительным взглядом, хмыкнул и, поправляя автомат, опять выпал из поля зрения. А я уже, в общем-то, разглядел все, что нужно было. Дубинин хоть тут и был почти год назад, но с того времени порядки не изменились. К посетителям должен подходить помощник дежурного. Слева, на лавочке, отирается автоматчик. Когда никого нет, эта парочка обычно режется в нарды за столом, которого мне сейчас не видно, но который должен находиться возле стены. Сам дежурный сидит справа - в "аквариуме". Там же находится и кнопка, открывающая электрозамок на решетчатых дверях. Холл небольшой, где-то шесть на шесть метров. Прямо напротив двери лестница, уводящая на второй этаж. А возле "аквариума" коридор, ведущий к камерам. Чтобы всё это разглядеть, достаточно было просто подойти вплотную к решетке. Полицай же мой интерес растолковал по-своему:
   - Чито смотрыш? Свой баба тут не увидыш, она в камэра сыдит. Вэчером прыходи, тогда гаварыть будэм.
   Понятно, что вечером. Вы же теперь, пока бумагу из БОГС не получите, Настену не выпустите. Хотя очень жаль. Была у меня сумасшедшая надежда, что ее прямо сейчас выкупить получится...
   - Ну, хоть покушать-то ей передать можно?
   Собеседник мельком глянул на мой пакет и, брезгливо поморщившись, ухмыльнулся:
   - Нэ ссы, эту билят Мага харашо покормит! Он уже почты очухалса... А сычас - иды отсуда!
   Кивнув, я опустил голову, чтобы никто не увидел выражения моих глаз, и, повернувшись, последовал указанию помдежа. Выйдя на крыльцо, зло сплюнул: твою дивизию! Блин, чует мое сердце, что полицаи за бабки Брусникину бы сразу отпустили. Что им та цидуля из Бюро? Они ведь и в самых розовых мечтах представить себе не могут, что случайно поймали человека из подполья. Но контуженый в нижнюю голову Магомед жаждет поквитаться. Причем тут же, не отходя от кассы. И я вполне себе представляю, ЧТО именно он собрался сделать с Настей. Но ничего, тварь! Будет тебе сейчас - "почты очухалса". Да так, что яйца точно никогда не понадобятся...
   Утешая себя этими мыслями, я перешел дорогу и, миновав арку, двинул к ожидающему меня Цыгану. Тот вопросительно поднял брови:
   - Ну, как?
   - Нормально. Свяжись с Костей, пусть начинает!
   Федька сделал короткий звонок и, пока я, недрогнувшей рукой выкинув из пакета сало, менял его на скрепленные скотчем бруски взрывчатки, принялся доставать из сумки оружие. А еще минут через пять в отдалении послышался еле слышный, глухой "БУМ!". Ну да, отсюда до центральной площади километра три будет, поэтому даже взрыв десяти килограммов тротила прошел практически незаметно. Но незаметно лишь для жителей микрорайона, а вот для полицейских он оказался очень даже беспокоящим. Хотя сначала все оставалось по-прежнему. Та же тихая улица, то же безлюдье на ней, лишь чуткие воробьи перестали драться из-за крошек и всей стаей вспорхнули на безопасные деревья. А довольно скоро открылись ворота участка и оттуда, завывая сиреной, выехали две машины: черно-белая патрульная жига да того же окраса пазик, в котором сидело около десятка полицейских. Вот так вот! Расчет оказался верным - если перед мэрией рвануть безоболочный фугас, то не только тревожная группа, но и все праздношатающиеся полицаи будут собраны к месту происшествия. То есть теперь в здании, которое мы собираемся брать штурмом, остался минимум людей.
   А пока маленькая черно-белая колонна ментозавров скрывалась за углом, к арке подкатила наша "таблетка". Задорно скрипнув тормозами, машина остановилась рядом с четырехэтажным домом и я спросил у выскочившего из нее Чижа:
   - Как сработали?
   Тот, довольно улыбаясь, ответил:
   - На пять! Костя сумку под какой-то мерс сунул: там, на площади штук десять машин работников мэрии припарковано было. Мы дождались, чтобы никого из людей не зацепить, и жахнули! Так тот "мерин" аж до входа в здание снесло, и еще несколько машин загорелось. Плюс какой-то придурок сразу после этого из окна мэрии стрелять начал. В кого - ума не приложу! То есть кипешуют там сейчас не по-детски! А у вас?
   - Тоже штатно, - и, повернувшись к Цыгану, уточнил: - Готов?
   Тот ответил пионерским лозунгом:
   - Всегда готов!
   - Тогда: курим пять минут и - работаем!
   После перекура, затеянного лишь для того, чтобы растревоженные служители Фемиды умотали отсюда подальше я, поправив висящий под курткой "Каштан", подхватил пакет с взрывчаткой и снова направился к зданию полицейского участка. Но на этот раз внутрь заходить не стал. Просто открыл дверь, выдернул чеку, пихнул ногой пакет, который скользнул к самой решетке, и громко, с подобострастием в голосе, произнес:
   - Господин полковник, проходите!
   После чего отпрыгнул назад и, свалившись со ступенек, залег, широко открыв рот. А через две секунды жахнуло так, что сорванная с петель входная дверь, вылетев, словно невесомое перышко, шлепнулась посередине дороги. Тряхнув гудящей головой, я, одним движением раскатал шапку с прорезями для глаз, вскочил и с оружием наизготовку бросился в пылящую муть дверного проема. Как и было рассчитано, решетка тоже не выдержала испытания взрывной волной, потому теперь проход внутрь был открыт. Видимость, правда, была просто отвратная, так как белесая взвесь потревоженной штукатурки позволяла что-либо разглядеть не далее чем на три-четыре метра. Но все что надо я увидел сразу. Гнилозубый помощник дежурного валялся на полу. Точнее, большая его часть. Куда делась рука с плечом, не знаю. Автоматчик лежал в шаге от него. Внешне - почти как новенький, только голова странно сплющена. Нет, не зря я сказал свою коронную фразу, прежде чем пакет швырнуть. Эти два хмыря ее, разумеется, услышали и тут же рванули посмотреть, что это за неведомый полковник решил посетить их захолустье? Вот и посмотрели... В общем, короткого взгляда на помдежа и часового хватило, чтобы убедиться в их полной безвредности, и я, освобождая дорогу дышащему в затылок Цыгану, рванул в сторону "аквариума", где среди осколков стекла слабо трепыхался дежурный. Его, похоже, нехило контузило, но какая-то часть мозга оставалась вполне работоспособной, поэтому, когда полицай увидел у себя под носом ствол, он тут же проникновенно попросил:
   - Нэ убивай, брат!
   Мне было не до рассусоливаний, поэтому, выдернув у противника пистолет из кобуры и слегка встряхнув этого недобитка, рявкнул:
   - Утром девушку сюда привезли. Где она сидит?
   Тот, как будто всю жизнь ожидая подобного вопроса, ни на секунду не задумываясь, выпалил:
   - Трэтий камер! Вот, вот ключи!
   - Иди, показывай!
   Пока я вытаскивал его из дежурки, ноги у пленного подгибались и если бы не моя поддержка, он бы упал, но даже в этом состоянии полицейский не забывал об отмазках:
   - Мы её палцем не трогал! Толко водитэл, еще утром, сапсэм нэмножко по щеке ударыл...
   Но, услышав мой глухой рык, замолк и торопливо загремел ключом, открывая дверь камеры. А за дверью... за дверью стояла Настя. Поза напряженная, волосы растрепанные, глаз сверкает! Думаю, сверкали бы оба, но второй закрывал шикарный бланш на пол лица. В общем - фурия! Или гарпия? Нет, все-таки - фурия. А, да какая разница, главное что жива и практически здорова! Отпустив ворот служителя правопорядка (тот немедленно сполз по стеночке на пол) я дернул за край маски, открывая лицо:
   - Свои.
   Неповрежденный глаз девушки округлился, а на лице любимой промелькнуло странное выражение. На секунду даже показалось, что она просто не поверила тому, что увидела. Но вникать в детали было некогда:
   - Сама идти сможешь?
   - Да.
   - Тогда - держи!
   Сунув Насте в руку пистолет, я натянул маску обратно и уже хотел пинком отправить дежурного в ее бывшую камеру, но Брусникина жестом остановив меня, слегка склонившись к полицаю, спросила:
   - Эй, ты, мудак, где моя сумка с документами и ноутбуком?
   Тот икнул и опасливо глядя на нее, доложил:
   - В сэйфэ. Он в дэжурке стоит. Сичас все дам!
   После чего, направляемый тычками, посеменил в свой разоренный "аквариум". Выдав девушке требуемое он, прижав ладони к груди, снова завел волынку про: "не убивай". Только на этот раз тон был не проникновенный, а какой-то истеричный. Я, в общем-то, и не собирался валить этого хмыря. Никакого сопротивления мужик не оказывал, помогал по мере сил... Поэтому, думал просто влепить ему по башке, отправляя в аут и уйти. Только у Насти было свое мнение. Сузив глаз, она чуть ли не ласково поинтересовалась:
   - Не убивать? А кто хотел меня "на хор" поставить и своему псу - Магомеду, советы давал: после всего, бутылку ТУДА забить, чтобы детей у "русской биляд" никогда не было? Так что - извини джигит!
   Полицай от ее слов отшатнулся, безнадежно взвыв, а Брусникина быстро подняла руку с пистолетом. Но выстрелить не успела: "Каштан" в моей руке коротко дернулся, и тело врага сползло по стенке. Теперь, глядя на труп, я жалел лишь о том, что Магомед, уехал вместе с тревожной группой. Но это сожаление длилось не более двух секунд, после чего, скомандовав: "уходим", подтолкнул девушку к выходу. По пути в холл глянул на часы: с момента начала операции прошло чуть больше четырех минут. Да что там говорить - даже штукатурная пыль, поднятая взрывом, не успела осесть. Ну мы могЁм! Тьфу-тьфу, чтобы не сглазить!
   Проскакивая мимо Цыгана, контролирующего лестницу, я ему кивнул: дескать, все в порядке, и, дойдя до выхода, высунулся на улицу. Обстановка там оставалась практически без изменений, лишь какой-то мужик удивленно поглядывал то на валяющуюся на асфальте дверь, то на дверной проем. А увидев мою черномасочную морду, тут же быстренько нырнул в ближайший подъезд. Да еще в шашлычной Вазгена несколько лиц прилипло к окнам, но, когда мы стали выходить, все любопытствующие моментально скрылись в глубине помещения. Поэтому, стараясь не сорваться на бег, мы спокойно перешли дорогу и, пройдя через два двора, застроенных трехэтажными панельными домами, загрузились в УАЗ, который сразу же тронулся и резво покатил к промежуточной точке нашего маршрута.
   Пока рассаживались, я спросил у Ступки:
   - Что, со второго этажа никто даже не появлялся?
   Тот, с интересом разглядывая Настю, пожал плечами:
   - Слышал я шаги какого-то особо смелого, но в этот момент ты стрелять начал, так этот смелый тут же свалил.
   Ну, на что и был расчет - все боеспособные сдернут к мэрии, а оставшаяся наверху секретарская шушера никуда соваться не станет. Возможные оперативники, которые тоже могли оказаться в кабинетах, особой опасности не представляли. Вряд ли среди них найдется дурак, который с пистолетом попрет против террористов, осмелившихся на штурм полицейского участка. А вот звонить и рассылать хэлпы они, разумеется, станут. Но не сразу. То есть с минуту после взрыва все будут приходить в себя и соображать, что же произошло? В окошки посматривать, друг на друга недоуменно пялиться. То есть понятно, что где-то что-то взорвалось, но что именно? Может, баллон газовый рванул? Потом наиболее любопытные пойдут вниз. Где нарвутся на очередь Цыгана, и лишь только после этого до оставшихся в здании дойдет, что они атакованы. Тут-то и начнутся звонки да судорожное создание баррикад из офисной мебели. А как раз на этот случай оставшийся недалеко от мэрии Дубинин ровно через пять минут после начала операции должен рвануть остатки нашего тротила. По задумке, это сильно притормозит возвращение полицейских. А сам Костя, после дистанционного подрыва, пойдет к своему знакомому за сыном. Где мы рассчитывали встретиться. И пока все идет, как планировалось... Поэтому, удовлетворенно кивнув на слова Цыгана, я улыбнулся Настене:
   - Ты как?
   Она, одарив меня огненным взглядом, ответила:
   - Я-то нормально. А вот ты, Корнев, похоже, окончательно стукнулся кукушечкой о темечко! Нет, я знала, что от тебя можно ожидать всего, но ведь не настолько!
   Опешив от столь неожиданной тирады, я вытаращил глаза, не зная, что и сказать. Вообще-то, предполагалось совершенно другое. Думал, будут бурные объятия и страстный поцелуй спасителю. После чего - знакомство моей невесты с парнями. А тут, извиняюсь за выражение, херня какая-то! Брусникина тем временем не унималась, но хоть дала понять причину недовольства:
   - Мало того, что сам идиот, так еще и ребят подставляешь! Это ведь нужно быть таким недоумком, чтобы в полицейский участок полезть! Самому голову в петлю сунуть!
   Федька, сидя на лавочке напротив нас, сначала тоже было удивился, но потом понимающе ухмыльнулся и громким шепотом сказал:
   - Видал, Чижик? Вот это и есть настоящая женщина и настоящая любовь! Сейчас Волка морально попинают, а может, и не только морально, зато потом пойдут рыдания на груди и слова безмерной благодарности!
   Возможно, многоопытный Цыган и имел дела с подобными барышнями, но насчет Насти он не угадал, так как после его слов она буркнула:
   - Все вы - дураки!
   И молча уставилась в окно. А я, кажется, начал понимать, в чем дело. Девчонка ведь к страшному готовилась. Пусть даже про Бюро она и не знала, но того, что собирались с ней сделать в полиции, любому за глаза хватит. А теперь у Насти отходняк. Слишком неожиданным получился переход от отчаяния к спасению. Вот ее и плющит. В таком состоянии лучше всего было бы напиться и забыться, но этого пока делать нельзя. Еще можно отвлечь ласками и сюсюканьем. Но это неизбежные долгие слезы и возможная истерика. Кстати, эта истерика может последовать в любую минуту. Поэтому вусмерть поить ее будем позже, а сейчас надо действовать жестко:
   - Начнем с того, что я уже три месяца не Корнев, а Волков. Это - первое. Второе - через час после того, как тебя взяли, выяснилось, что запрос относительно вас, барышня, ушел в БОГС. То есть в этом случае и речи быть не могло о простом выкупе. Речь уже шла о Калаянском подполье как таковом. Которое ты, боец, своей необдуманной выходкой поставила на грань провала.
   Так, похоже - получается! Теперь Настины мысли вились не только вокруг воспоминаний о похотливых полицаях. Повернувшись ко мне, она недоверчиво спросила:
   - Это ты сейчас правду про БОГС сказал?
   Я кивнул:
   - Баба ювеналистка, которую ты в лужу уронила, шум подняла. Уж очень ей хотелось тебя на подольше закатать. А полицаи, те просто хотели денег. Поэтому ее успокоили, но запрос уже ушел.
   - И как вы решились...?
   Она не договорила, но было понятно, что имелось в виду. Пожав плечами, ответил:
   - А какие еще были варианты? Вечером тебя бы уже передали в Бюро, а там, как ты понимаешь, разговор пошел бы совершенно другой.
   Про то, что я собирался сделать одиночный самоубийственный налет, говорить ей не стал. И про то, что самым лучшим выходом для нас обоих считал уход на досрочную реинкарнацию, тоже. Во-первых, этого не произошло, во-вторых, от всего этого слишком попахивало мелодрамой, а в-третьих, зачем лишний раз тревожить любимого человека? И тут Брусникина меня очередной раз удивила. Шмыгнув носом, она заявила:
   - Был у меня вариант! - после чего, покопавшись за пазухой, извлекла нечто, завернутое в кусочек фольги, и предъявила мне: - Вот!
   Подозрительно глядя на ее ладошку, я поинтересовался:
   - Это что такое?
   Настя, развернув фольгу, предъявила крохотную таблетку и просто ответила:
   - Яд. Быстродействующий яд. Так что ни БОГС, ни те подонки мне бы не успели ничего сделать...
   А потом у нее из глаз быстро-быстро закапали слезы, и я понял, что психотерапевт из меня получился крайне хреновый.
  
   ***
  
   Чуть позже, забрав Костю с сыном, мы приступили ко второй части операции. А именно - к отходу. План был простой: не залегать на дно в Калаянской, а наоборот - выскочить из станицы пока не объявили "антитеррор". Самым главным аргументом стало то, что Костя знал брод, дающий возможность объехать пост на мосту. И задумка почти удалась. М-да... ключевое слово тут: "почти". Нет, брод существовал. И Дубинин с ним не промахнулся. По времени мы тоже замечательно укладывались, так как с момента первого взрыва на площади и нашего подъезда к реке прошло немногим более двадцати минут. Только вот никто из нас почему-то не учел теплую погоду и в особенности сегодняшний жаркий день. Поэтому когда мы подкатили к этой переправе, сидящий рядом с Чижом Костя, мрачно выдохнул:
   - Приехали.
   Я встрепенулся:
   - В чем дело?
   - Видишь - вода разлилась и тот берег подтопила. Сядем, ей богу сядем!
   Выйдя из машины и хлопнув дверью, я окинул взглядом водную преграду и задумчиво нахмурился. С одной стороны, она производила несерьезное впечатление - небольшой участок мутной воды по которой неторопливо плыл разнообразный сор. C другой, уровень речки поднялся и коли застрянем, то будем тут торчать, как прыщ на носу у красотки. А до окраины Калаяновской, скрытой сейчас за небольшим бугорком с голыми кустами на макушке, всего метров пятьсот. И лебедки на УаЗике нет... Черт, а как все хорошо складывалось! И ведь главное - в станицу возвращаться довольно стремно. У Дубинина там просто нет знакомых, которые бы нас приняли. Матвеич, поделившийся взрывчаткой мог бы приютить, но у него в соседях: слева дом полицая, а справа семейка, с которой он в жестких контрах. То есть, стукануть о непонятных гостях, могут с обеих сторон. Cтоп! А что у Насти? Шагнув обратно к машине, я поинтересовался у нее этим вопросом. Но и тут случился облом. Никаких подпольных групп в станице не было, а был резервный контакт - молодая супружеская пара, которая являлась просто связниками. Все бы ничего, только они, еще два дня назад уехали в больной матери в Яблоневку. Разочаровано выдохнув, на всякий случай спросил:
   - А подружки? Ну, те, которые вчера на днюхе у Ольги были? Сама Ольга, понятно, отпадает. К ней, как к соседке, обязательно полиция заглянет опрос провести. Да плюс Костю с сыном, там же ювеналисты будут поджидать. А Люба или Елена?
   Брусникина отрицательно качнула головой:
   - Отношения не те. Сдать не сдадут, но могут просто не пустить. Лена с родителями живет, а Любка... она довольно странная и с ней в серьезных делах лучше не связываться.
   Блин, проверять благосклонность Настиных знакомых мы не можем. А уходить отсюда надо. И побыстрее, а то всей толпой нас повяжут. Хм, толпой... толпой? Так, но кого именно сейчас искать будут? Правильно - "колхозницу" и двух неизвестных мужчин. Значит, надо разделиться! Озаренный новой идеей я спросил у Дубинина:
   - Отсюда до поста, по прямой сколько?
   - Километра два.
   - А по дороге?
   Дубинин пожал плечами:
   - Ну, где-то километров пять. - после чего поинтересовался - Чего ты задумал?
   Не обращая внимания на вопрос, я продолжил:
   - Глубина брода, обычно какая?
   Он, похоже, начал что-то понимать:
   - Сантиметров семьдесят. Грузовики свободно проходят. Но сейчас, наверное, в районе метра. Дно песчаное. А наша машина сядет, потому что с той стороны берег глинистый да водичкой хорошо смоченный. Вот в этой глине, скорее всего и забуксуем.
   - Понятно... Значит, поступим так - ты с Федором и Павликом, не торопясь, едете через пост. Сильно тормозить вас не должны. Сейчас активно будут искать ее - кивок на Настю - и пару террористов. А на двух мужиков с мальчонкой, внимания обращать не станут. Ну а мы, своим ходом двинем, и вы нас на дороге подберете.
   Чиж кивнул, соглашаясь с этой идеей и, мрачно посмотрев на реку, уточнил:
   - Стволы где-нибудь на берегу или в лесочке сховаем?
   Я на пару секунд задумался, а потом мотнул головой:
   - Частично. Но "Выхлоп" и пару автоматов мы возьмем с собой. Чего-то у меня предчувствия дурные появились. Слишком уж хорошо все до этого складывалось...
   Востриков негодующе пробурчал:
   - Просто освистунеть, как хорошо. - ткнув в сторону речки объяснил свое недовольство - Сейчас не май месяц и вода там - жидкий лед! Но твоей чуйке я верю. А, кстати, что она говорит?
   - ХЗ. Свербит что-то, а что - не пойму...
   Мне действительно было непонятно, откуда взялось это гнетущее ощущение. Я даже было грешил на видеокамеры, стоящие на перекрестке, но потом отмел эту мысль. К участку мы на машине не подъезжали. Садились и выходили из "УаЗа" вне зон наблюдения. Значит, их можно исключить. Проследить нас никто не мог. Когда уходили от здания полиции, я специально поглядывал, чтобы какой-нибудь особо отважный клерк не стал играть в Джеймса Бонда. Может, в самом участке камеры слежения были? Не заметил, но даже если и были, работали-то мы в масках. Да и вряд ли здешние полицаи с такой скоростью обработают информацию. Но - давит, давит... Ладно, хватит самокопанием заниматься, время уходит! Тряхнув головой, скомандовал:
   - Так, народ, давай быстрее шевелиться, а то еще принесет сюда кого-нибудь...
   И пока Костя с Цыганом прятали оставляемое оружие и снаряжение я, уточнив у Дубинина пару вопросов, вздохнул и принялся раздеваться. Ой-ё! На улице было тепло, но земля оставалась очень холодной. Что же с нами станет в воде, не хотелось даже думать. Раздевающийся Чиж тоже предвкушающее кряхтел, поглядывая на реку. Тут меня удивила Настя, которая вдруг принялась расшнуровывать кроссовки. Глядя на девушку, я раздраженно выдохнул:
   - Ну и куда намылилась? Ишь ты - моржиха-разрядница! На мне поедешь. Как Чебурашка. Я понесу тебя, а ты понесешь оружие! Понятно?
   Она кивнула и так как мы уже были готовы, переправа началась. Самым фиговым в ней было две вещи - подмороженные лет шесть назад пальцы на ногах тут же стало дико ломить, а ступни постепенно потеряли чувствительность. И эти сорок метров пройденные по пояс в ледяной воде, показались мне километром. Тем более, что шел очень осторожно, опасаясь споткнуться и уронить сидящую на закорках Чебурашку, то бишь Брусникину. Хорошо еще - Ванька не рванул вперед словно лось, а постоянно держался справа, подстраховывая.
   Но рано или поздно все заканчивается, поэтому уже через пять минут, мы, поднявшись по пологому скользкому склону (машина наверняка бы застряла) и, выбравшись на берег с другой стороны речушки, спрятавшись в прозрачных кустах, принялись спешно одеваться. А так как Настя отошла чуть дальше, чтобы не смущать наши белопопые организмы, натягивающий штаны Чиж, пользуясь отсутствием барышни, стуча зубами, высказался:
   - У-у-з-з-з... Ух-ха! Если мне сейчас приспичит помочиться, то я не смогу этого сделать!
   Трясясь в ответ, я поинтересовался:
   - Почему?
   - Да потому что у меня все так втянулось, что держаться не за что! А ссаться в штаны с детства отучен!
   - Ничего, с нас сейчас пар пойдет!
   Притопнув зашнурованным ботинком и морщась от ощущения волглости в нем, спросил:
   - Ты как, готов? - получив утвердительный ответ, скомандовал - Двигаемся по распадку. Наверх не выскакиваем. Бегом марш!
   Я оказался провидцем и уже метров через восемьсот мы полностью согрелись. А так как бежали не по гаревой дорожке, а все больше по грязи да буеракам, то к концу забега даже взмокли. Разумеется, ни о каких нормативах в данном случае речь не шла, потому что Настя хоть и была девушкой спортивной, но к нашей лошадиной жизни оказалась непривычной. С другой стороны, мы успели и добежать, и занять позицию до того, как появилась наша машина. Ну, так еще бы - ребята, чтобы дать нам фору, в магазин заехали кое-каких продуктов прикупить. То есть все складывалось в елочку до тех пор, пока я не стал наблюдать за тем, что же творилось на посту. А там было нехорошо. По словам Кости, возле черно-белого вагончика обычно пасутся трое полицаев. Старший сидит внутри (ему, особо "вкусные" водители фур, прямо туда дань несут), один машет палкой, и еще один осуществляет вооруженную поддержку палкомахателю. Да я это и сам видел, когда в станицу ехал. Но сейчас, прямо на моих глазах, дымя черным выхлопом, к посту подъехал БТР. Оставалось лишь сплюнуть от злости, потому что если бы не моя перестраховка, то ребята успели бы проскочить до усиления. Или не успели... На посту, к этому, времени уже стоял какой-то "ЗиЛок", старая "Ауди", ВаЗовская "девятка" и к моему удивлению - телега, запряженная ишачком. Но впрочем, почти весь транспорт, включая гужевой, полицаи быстро разогнали, оставив только двух мужиков и какую-то бабу, извлеченных из "Ауди". Наблюдая в прицел "Выхлопа" за постом, я лишь пожал плечами на это рвение, так как бабе было лет под пятьдесят и на беглую "колхозницу", она никаким боком не походила. Мужики также на террористов не тянули. Один старик с палочкой, а другой - пузан, возмущенно размахивающий руками. До полицаев этот факт тоже дошел довольно быстро и после нескольких минут разборок, швырнув в лицо толстяку документы, они махнули рукой, дескать - валите отсюда! Ну-ну, теперь остается посмотреть, как они отнесутся к двум молодым мужикам и ребенку, которые собрались выехать из станицы. По логике, ребят, надолго задерживать здесь не станут. Но любая логика в столкновении с полицейской нелогичностью может дать сбой, поэтому, увидев вывернувший из-за поворота знакомый "УаЗик", протянул "Выхлоп" Чижу и сказал:
   - Приготовься. Если вдруг что-то пойдет не так, сначала выбиваешь тех хмырей на "бэтре". Благо их всего трое приехало а не целое отделение. Судя по форме - какие-то вояки. Командир сейчас в вагончике, механ в ящик ЗИП полез, а наводчик из люка торчит. Начни с наводчика. Потом - по обстоятельствам. Ну, счастливо!
   Брусникина, услыхав наш разговор, взволновалась:
   - Сергей, ты куда собрался?
   Чмокнув девушку в холодный нос (холодный и мокрый значит - здорова!) я подмигнул:
   - Да недалеко. Во-он к тем кустикам. Оттуда лучше видно...
   Ну не станешь же объяснять девчонке, что с той точки сектор стрельбы для автомата гораздо лучше? Поэтому, ограничившись шуткой и грозно рыкнув на увязавшуюся было за мной Настю, быстро пополз на четвереньках к выбранной позиции. М-да, парадно-выходные джинсы - в хлам! Зато успел и теперь, остро сожалея об отсутствии бинокля, наблюдал как, следуя велению полосатой палочки, наш "УаЗ" прижимается к обочине. Кстати, буквально перед ним, полицаи тормознули какой-то "мерс" с двумя мужиками, но быстро их отпустили. Этот факт вселял большую надежду, что с ребятами поступят так же. И сначала все шло очень хорошо. Цыган вылез из остановившейся машины, подал документы и заговорил с постовым, спокойно наблюдал, как автоматчик заглядывает в салон вездехода. Но тут из вагончика выползло местное и свежеприехавшее начальтво. Они что-то спросили у постового, после чего прикативший на броневике, махнул рукой подзывая Ступку. Федька подошел и коротко переговорив, все трое скрылись в вагончике. Меня это как-то напрягло. С чего бы Цыгана внутрь зазывать? Всех остальных они на улице проверяли. Хотя, с другой стороны, Константин с Павликом сидят внутри машины и их никто не дергает...
   Несколько минут ничего не происходило, а потом мирная картинка резко поменялось. Раздался глухой, еле слышный для меня хлопок, после которого постовой, выронив повисшую на руке палку, стал лапать кобуру, а автоматчик, сдергивая с плеча автомат, развернулся. Почти сразу дверь вагончика распахнулась и оттуда, переламываясь в пояснице от второго выстрела, вывалился старший поста. Твою маман! Судорожно пытаясь поймать на мушку шустрого автоматчика и матерясь сквозь зубы, я открыл огонь. Но первые пули ушли в молоко, так как столь бурного и резкого развития событий, просто не ожидалось. Только второй очередью удалось перечеркнуть маленькую фигурку. И то лишь из-за того, что полицейский, услыхав работу моего автомата, на секунду застыл, пытаясь определить, откуда стреляют. Хорошо еще Иван не подкачал, буквально через полсекунды после начала кипежа, завалив торчащего из люка наводчика.
   А одновременно с этим случилось такое, от чего волосы встали дыбом. Возящийся с инструментами боец, повел себя вовсе не как обычный водила. Лишь только на броню брызнули мозги наводчика, он, ни секунды не мешкая, нырком ушел в сторону, а потом, сразу ломанувшись назад, запрыгнул в десантный люк БТР, потянув створки на себя. Увидев это я взвыл и, наплевав на оставшихся в живых полицаев, во весь дух, не скрываясь, рванул к бронетранспортеру. Бежал, толком не представляя, как его оттуда выковыривать стану. Но в одном был уверен - если сейчас этот прыткий козел встанет к пулемету, то нам всем крышка! С КПВТ не шутят... Только вот резкий механик-водитель, не успел. Ничего не успел, даже люк закрыть. Чиж не зря в свое время медали с кубками завоевывал и после его выстрела, труп в камуфляже вывалился наружу. А потом, как-то сразу наступила тишина. Но ведь должно быть еще двое полицаев! Оглянувшись, я увидел, что Костя, оказывается, удавил палконосца пытавшегося спрятаться за "УаЗиком", но сам при этом пострадал и теперь морщась, держится за предплечье. Понятно... значит Федька еще одного, оставшегося в вагончике, первым выстрелом успокоил.
   Свистнув, я махнул рукой, подзывая Вострикова и Настю, а сам зло сказал Цыгану:
   - Фиг ли застыл? Быстро оттаскивай трупы с дороги!
   Тот молча кивнул и ухватив за шиворот бывшего начальника поста, поволок его за вагончик. Я тем временем занялся автоматчиком. И лишь когда мы возвращались за следующей парой, Ступка спросил:
   - А зачем?
   - Затем! Мы все провернули очень быстро. Машин за это время на дороге не было. Так что если проезжающие не увидят на посту никого, это одно, а если увидят трупы - совсем другое! Давай, давай, шевелись! - и уже обращаясь к подбежавшей Насте - А ты посмотри, что там с Дубининым. Какой-то он бледноватый стал...
   И в этот момент послышался приближающийся звук мотора. В два прыжка оказавшись возле нашего вездехода, я рывком забросил тело полицая внутрь "УаЗа" и, срывая с него желтый жилет со светоотражающими полосками, крикнул мужикам:
   - Чиж, быстро убери механа и вместе с Цыганом - прячьтесь!
   После чего, накинув на себе жилет и нацепив фуражку, сдернул с руки трупа жезл и встал возле машины так, чтобы измазанные грязью джинсы не бросались в глаза. Хорошо еще - куртка у меня черная и по цвету схожа с формой полиции, поэтому все прошло нормально. Пассажиры проезжающей пост "Волги" даже не посмотрели в сторону "инспектора", который парит мозги остановленному бедолаге-водителю.
   А лишь только газовский рыдван скрылся из глаз, я опять выдернул дохлого полицая из машины и потащил его в укрытие. Почти тут же ко мне присоединился выпрыгнувший из бэтра Федька, который, помогая нести тело, срывающимся голосом сказал:
   - Похоже, мы крепко влипли!
   - Не бзди в компот! Нам по трассе пятнадцать километров проскочить, а дальше проселками двинем! Там постов нет, так что прорвемся!
   - Можем и не проскочить... Те, в камуфляже, не полицаи и не армейцы! Это - каратели!
   Пх-х... Твою дивизию! От услышанного меня передернуло, но уточнять ничего не стал и лишь когда мы, избавившись от ноши заскочили в машину, я спросил:
   - C чего ты взял насчет карателей?
   Востриков в этот момент придавил на всю железку и чуть не упавший Цыган какое-то время восстанавливал равновесие, а потом ответил:
   - У того, в бэтре, шеврон - орел с молниями. И документы соответствующие... Так что теперь начнут ловить всерьез.
   Кашлянув, я на секунду задумался и предложил:
   - Звони Шмелеву. Пусть выводит нас на ближайшую подходящую точку.
   Пока Федор набирал номер я матюгнулся про себя. Вот же блин блинский! Каратели, сиречь спецназ БОГС, это очень и очень плохо. Это вам не полицейские, которые, как бы так помягче сказать - не очень-то компетентны. Ведь новые правители, избавляясь от "пособников красно-коричневой власти", провели в МВД чистки и уволили массу грамотных сотрудников. Причем, увольняли, отталкиваясь исключительно от политический пристрастий, а также приказов о наказании и поощрении. Только получилось так, что у каждого по-настоящему работающего опера или просто честного мента, выговоров оказалось гораздо больше, чем благодарностей и поэтому произошел мощный негативный отбор. Так что теперь среди полиции мы имеем то, что имеем. Сборище неумех, профанов а то и откровенных преступников, которые на словах активно поддерживают новую власть.
   Про КГБ я вообще молчу - эту организацию вообще разогнали подчистую, как в моем мире "Штази"*. Но так как власти нужен был реальный рычаг подавления всяких смутьянов, то вскоре после образования Бюро, был организован восьмой департамент БОГС. То есть - подразделение сил специального назначения. Хорошо обученные профессионалы с отличным снабжением и денежным довольствием сравнимым с окладом армейского генерала. С шикарными тренировочными базами и иностранными инструкторами. Со своими танками артиллерией и авиацией. Это они два года назад подавили вооруженное восстание под Екатеринбургом. Правда тогда, против спецназа, выступали не смирновцы, а простые граждане, поэтому их разогнали буквально за три дня. Другой вопрос - КАК разогнали. Именно после этого, к СпН БОГС прилепилась кличка - каратели. И действуют эти каратели очень грамотно, так что просто так с хвоста их не стряхнуть. Но откуда? Откуда они тут взялись?! Нет, не спецназ Бюро, одна из баз которого находится в Ростове и разведгруппы которого часто шарятся по горам, а конкретно вот эти? То, что они здесь появились не в результате нашей операции это и ежу понятно. Но вот что делает одиночный БТР из состава мехчастей СпН неясно...
   В этот момент, переговоривший со Шмелевым Цыган, оторвался от трубки:
   - Всё! Едем до Майского. Это еще километров семь. Не доезжая до поселка, будет поворот на молокоферму. Поворот с указателем, так что не пропустим. Нас там будут ждать.
   Я облегченно кивнул:
   - Хорошо. Может быть и вывернемся... А теперь объясни, что же на посту приключилось?
   Ступка смущенно махнул рукой и начал рассказ. Оказывается, тормознувший их инспектор уже хотел было отпустить машину, но появившееся на крыльце вагончика начальство, спутало все карты. Закуривший Федька зло выдал:
   - Я ведь сначала того, в камуфле, за полицая принял и сразу понял, что этот мудак сейчас начнет права качать.
   - Почему?
   - Да потому что он был русским! Местные-то абреки как? Бабки сшибут, пинка дадут и - свободен. А то и просто можно поговорить да обойтись без поборов. Такое тоже бывает. Но если полицай русский, то он пока свою власть не покажет и всласть не покуражится, не отпустит.
   - Так чего он от тебя хотел?
   - Сначала спросил, из Калаяновской я или нет. А потом приказал зайти.
   - Зачем?
   Цыган растерянно пожал плечами:
   - В том то и дело, что спрашивал всякую чухню. Откуда я сам, что делал в станице, зачем приехал. Я ответил, что за другом заехал и теперь его с сыном, везу в гости. А этот гад камуфлированный, как будто не слушает и все одежду мою разглядывает. И тут я вдруг заметил, что он принюхиваться начал. Сначала не врубился, чего этот тип ноздрями зашевелил, а потом понял - от меня же взрывчаткой сгоревшей может нести! На улице да на ветру это хрен учуешь, а вот в теплом помещении вполне можно. Пришлось работать на опережение. Тем более что кобура у него открытого типа была... В общем, пока он из себя собаку изображал, я ему по яйцам влепил, пистолет из кобуры выхватил и начал потеху! Одно не пойму - почему меня вообще в тот вагончик позвали? И может, я в корне неправ был, когда так сорвался? Может, все эти принюхивания мне просто показались?
   Он жалобно посмотрел на сидящих рядом, ища поддержку, а я только почесал затылок. Да уж, дела... Теперь уже никто с уверенностью не скажет, прав был Федька когда стрельбу начал или нет. Хотя, этот казак излишней панике никогда не был подвержен. Тоже закурив, я задумчиво уставился в пол и вдруг, до меня дошло:
   - Ботинки!
   Костя, напряженно слушавший рассказ сразу меня понял и, бросив быстрый взгляд на обувь Ступки, подтвердил:
   - Точно!
   Настя же удивленно подняла брови:
   - Какие ботинки? При чем тут ботинки?
   Федор, после моих слов застывший с таким лицом, как будто не знал ругаться ему или радоваться, объяснил сам:
   - В участке, после взрыва, все было в кирпичной и известковой пыли. И на полу и в воздухе. Мы, потом, насколько могли - отряхнулись. А ботинки остались белесые. У тебя, на белых кроссовках этого не видно, а вот на черной обуви... Поэтому тот каратель меня к себе и позвал. Он, просто, обувку мою увидел и решил проверить. Сначала, не особо даже подозревая. Но в теплом, безветренном помещении, от меня, через несколько минут, пошел чуть уловимый фан сгоревшего тротила. Мы ведь через три секунды после взрыва были уже в участке... Так что - прав я был, когда стрельбу начал!
  
  
  


Популярное на LitNet.com В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"