Коути Катя, Гринберг Кэрри: другие произведения.

Длинная Серебряная Ложка - Окончание Второй Части

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 5.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Окончание второй части. Здесь вампиры наконец предстают во всей своей "красе," а наши герои попадают на бал немертвых. Как обычно, мне интересно что читатели думают по поводу происходящего.


  
   ГЛАВА 24

Известие о болезни Берты застало Виктора врасплох. Вопреки всем чаяниям фабриканта, про свой долг вампир не забыл. Он рассчитывал посетить дщерь штайнбергову в ее 21й день рождения - поздравить с совершеннолетием и помочь ей задуть свечи на торте. Эффект получился бы отменный. Но у девицы, похоже, были другие планы, список которых венчала преждевременная смерть. Экая досада! Проблема заключалась в том, что в то время он сам находился на Совете Мастеров, проводившемся раз в десятилетие.

Ну и что делать? Отпроситься нельзя. Такую бесцеремонную отлучку ему - кстати, самому молодому Мастеру Европы - еще сто лет будут припоминать. Каждый норовит приструнить разгулявшуюся молодежь. Тогда он решился прибегнуть к дипломатии. Поскольку фроляйн Штайнберг собиралась испустить дух на гостеприимной итальянской земле, разговор будет с Мастером Рима.

Найти Лукрецию оказалось несложно. Рядом с ее местом всегда пустовали несколько кресел. Кажется, после происшествия с пауками. Или даже раньше, когда у нее из сумочки вытекло какое-то уж совсем ядреное вещество, которое разъело пол, в следствии чего вся ассамблея разом провалилась этажом ниже. О переломанных конечностях и говорить не приходится, а кто-то, кстати, так до сих пор и не нашел свою нижнюю челюсть.

Сегодня Лукреция была облачена в платье из темно-зеленой парчи, а буйные кудри едва удерживала золотая сетка. Итальянка увлеченно читала потрепанный фолиант, время от времени восклицая "Ну кто бы мог подумать!" и "Ого!" На столе перед ней лежал бархатный кошелек, который тыкался из стороны в сторону.

- Госпожа?

Заметив Виктора, вампирша поднялась и оказалась почти на голову выше его. Наверняка надела цокколи - туфли на пятидесятисантиметровой платформе, популярные в Италии во времена Возрождения. Как на них можно передвигаться, до сих пор оставалось для Виктора загадкой. Подобные туфли вкупе с длинной юбкой - и шею в два счета сломаешь. Хотя вампирше-то что? Сломает, вправит, и дальше пойдет.

- Приветствую вас во имя Тьмы! - галантно поздоровался француз.

- Взаимно, Виктор, взаимно.

Покончив с официозом, де Морьев не стал ходить вокруг да около.

- У меня к вам небольшое дельце.

- Кого-то нужно отравить? - с надеждой спросила вампирша.

Виктор вздохнул. Иногда казалась, что у нее всего одна извилина, и та в форме черепа со скрещенными костями.

- Нет, инициировать.

- А.

Он вкратце изложил суть своей просьбы.

- Я, конечно, могла бы вам помочь.

- Спасибо!

- Спасибо не булькает, - туманно намекнула Лукреция.

Из кошелька высунулась змейка и попробовала воздух раздвоенным язычком. Хозяйка тут же щелкнула ее по носу, и змейка послушно втянулась обратно. Тем временем де Морьев вытащил из кармана фиал из синего стекла и, демонстративно побулькав жидкостью, протянул его вампирше. В ее глазах вспыхнул интерес. Окружающие на всякий случай бросились вон из залы, толкаясь по дороге.

Осторожно вытащив пробку, Лукреция вдохнула полной грудью и застонала.

- Ах, какой дивный букет!

- Я так и знал, что вам понравится.

- Виктор, где вы нашли это чудо?

- Семейная реликвия. Этим ядом мой прадед отравил мою прабабку. Ну, что скажете?

- Ваши смертные сейчас в Триесте? Там как раз Лючия Граццини на гастролях. Мы хорошие подруги, вряд ли она заартачится. Немедленно ей телеграфирую.

- Замечательно! Позвольте и мне добавить пару строк.

Когда послание было закончено, Лючия побрызгала листок бумаги из пульверизатора и вручила его служителю. (В тот же вечер на телеграфе, а так же еще в трех городских кварталах, был объявлен карантин).

Разделавшись с насущными делами, Виктор вернулся на место и, наполнив своей бокал не-водой из графина, приступил к наблюдениям. На этот раз Совет проходил в Будапеште, под заботливым оком Эржбеты, Мастера Австро-Венгрии. А она любила размах. Участников проводили в огромную залу и усадили за стол, на котором можно было устраивать чемпионаты по крикету. С украшенного лепниной потолка свисала гигантская люстра, мигавшая сотнями свечей. Казалось, она жмурится от ужаса, поминутно слыша разговоры немертвых гостей. Стены были предусмотрительно оклеены бордовыми обоями. Самой хозяйки сейчас не видать: или прихорашивается где-нибудь, или отдает последние распоряжения в банкетном зале. Ведь вампирский банкет - дело трудоемкое. Чтобы обслуживать его, требуется много официантов. Собственно, много официантов - это все что требуется для вампирского банкета.

Некоторые Мастера пока что бесцельно слонялись по зале, другие находили знакомых и обменивались последними новостями. Беседы были злободневными, в основном о современной политике - например, об итогах битвы при Азенкуре, или о том, как кто-то отдавил кому-то ногу в декабре 1713го. О судьбах человечества тоже говорилось не мало. Как волки вокруг отары овец, тысячелетиями вампиры бродили среди людей, высматривая новых жертв. Но даже волки побегут врассыпную, скуля и поджимая хвосты, если овцы вдруг возьмутся за палки и начнут молотить друг друга что есть мочи. Мало ли за кого они примутся, когда других овец уже не останется.

В последнее время вурдалаки все чаще ловили себя на мысли, что боятся свою потенциальную еду, которая год от года становилась все изобретательнее. Что до убийства, тут вампиры и люди выбирают разные стратегии. Первые предпочитают индивидуальный подход, а последние стараются одним махом уничтожить как можно больше себе подобных и при этом по возможности не смотреть им в глаза. Наверное, не за горами тот момент, когда упырям придется положить клыки на полку в связи с дефицитом жидкой пищи.

От пространных размышлений Виктора отвлекли крики. Ну конечно, Мастер Лондона и Мастер Дублина опять выясняют отношения. Чтобы избежать сумятицы, а за одно и сэкономить на банкете, на Совет приглашались только Мастера, отвечавшие за всю страну. Но поскольку век за веком карту Европы перекраивали, возникало множество обид и недомолвок. Например, сегодня ты живешь в независимом государстве, а уже завтра - в глухой провинции, потому что с утречка твою страну захватила другая держава. Значит, на Совет тебе путь заказан. Ох что было после объединения Германии! Но если законопослушных немцев удалось успокоить, то сын изумрудного острова не унимался уже лет 80.

Вот и сейчас он со всей силы ударил кулаком по столу, так что на отполированной поверхности образовался кратер в обрамлении потрескавшегося лака.

- Да я вообще не понимаю, что вы здесь делаете, любезный! - повысил голос англичанин. - С тех пор как ваш островок присоединился к Великобритании, только я имею право представлять наше королевство.

- Э нет, милард, мы ваши английские шашни не признаем! Свободу Ирландии!

- Невежа!

- Сноб!

- Дикарь!

- Империалист и колонизатор!

Неподалеку разместился еще один колоритный персонаж - Мастер Москвы, дородная старуха, укутанная в цветастую шаль с кистями. Госпожу Сугробину уважали за несгибаемый характер, а так же за то, что даже ее фамилия, по слухам, происходила от русского слова "гроб." Вампиром она стала еще в допетровские времена, а как стала, так сразу же закусила муженьком, с которым была не в ладах. За убийство мужа в те годы казнили варварским способом - зарывали в землю так, чтобы снаружи оставалась лишь голова, да еще и часового приставляли, чтобы никто не вздумал откопать злодейку. Эта участь ждала и Сугробину. С той лишь разницей, что она ухватила часового зубами за ногу и высосала его кровь прямо через сапог, тем самым отомстив за тысячи загубленных женских жизней. Потом откопалась, отряхнулась и пошла покупать отрез на новое платье. За годы Сугробина прочно обосновалась в Москве, развлекаясь в основном тем, что время от времени инсценировала собственные похороны, чтобы всласть похихикать над родственниками, когда те соберутся делить ее добро. Впрочем, с бесчисленной родней, накопившейся за долгие века, она была в добрых отношениях и всегда привозила правнучатам гостинцы. Вот и после Совета она собиралась прошвырнуться по магазинам, чтобы купить любимой внученьке какие-нибудь заграничные штучки. Сейчас Сугробина зычным голосом объясняла как правильно солить огурцы, при этом раздавая соседям матрешек, расписные шкатулки и прочие сувениры. Воистину, щедра русская душа, даже если - строго говоря - у вампирши ее и вовсе нет.

Рядом с Виктором посадили ее закадычную подругу из киргиз-кайсацких степей. Ее волосы были скрыты под белым платком, украшенным по кромке узором из стилизованных степных тюльпанов, которые чем-то напоминали королевские лилии. У нее были полные губы и узкие глаза над крупными скулами. Смуглая кожа сияла словно медь, натертая жиром. От нее пахло дымом, кислым молоком и полынью. По мнению Виктора, азиатке не хватало изящества, но ее экзотическая внешность завораживала. Когда он пододвинулся поближе, вампирша посмотрела на него с невозмутимым видом и поправила платок. Раздался лязг. Улыбка сползла с лица Виктора, как только он увидел, что ее пальцы заканчивались длинными металлическими когтями. Собственно, поэтому на родине ее и называют "жезтырнак" - "медный коготь." Лучше держаться от такой подальше, тем более что азиатки славятся крутым нравом. Взять к примеру скифскую правительницу Томирис, которая разгромила войско персидского царя Кира, после чего отрубила захватчику голову и бросила ее в бурдюк с кровью, приговаривая, "Ты жаждал крови, так пей досыта!" (В этот момент любой упырь задал бы закономерный вопрос, "А что она потом сделала с той кровью? Ведь не вылила же, правда?")

Вдоволь налюбовавшись вампирскими типами, Виктор уткнулся в программку, написанную красными чернилами на плотной гладкой бумаге. Формат конференции - вернее, Совета, но какая в сущности разница? - предложил еще Сен-Жермен. Его идея прижилась, поэтому расписание выглядело следующим образом.:

9:00 - 12:00 - Отчеты за прошедшее десятилетие.

12:00 - 1:00 - Перерыв на обед.

(Де Морьев невольно облизнулся. Что касается угощения, тут старушка Эржбета не подкачает. Наверняка предложит гостям коктейль "Кровавая Мэри." Из настоящей Мэри.)

1:00 - 4:00 - Семинар на тему "Перспективы развития вампиризма в современном обществе."

Список докладов:

"Социально-демографическая структура вампирского общества Рурской области"
"Кровь: вчера, сегодня, завтра"
"Эффективные алгоритмы для подсчета просыпанного риса"
"Великая вампирская эпидемия - попытка переосмысления."
"Вампиризм в контексте движения суфражисток - свобода или новое рабство?"
"Причины и способы предотвращения эмиграции вампиров из Эльзаса"
"Ретроспектива изменения классовой составляющей вампирского сообщества за период 1850-1881 годов"
"Увеличение спроса на недвижимость в Англии среди представителей трансильванской аристократии"
"Как выжить в условиях жесткой конкуренции. Секретами делятся норвежские вампиры"
"Убивать или не убивать - вот в чем вопрос. Итоги и анализ мюнхенского семинара от 20.05.71"

4:00 - 6:00 - Банкет и оргия

(К этому моменту большинство участником разбежится, ибо нет в природе ничего скучнее, чем официально санкционированная оргия.)

Тем временем место во главе стола заняла Эржбета, одетая в черное бархатное платье, расшитое жемчугом, с кружевными манжетами и высоким воротником. Владелица ателье, она знала толк в нарядах. Казалось, в зал вошла сама зимняя ночь, с мелкими звездами и кружащимися снежинками, с воем волков, одиночеством и неизбывной печалью.

Улыбнувшись собранию, она начала приветственную речь, целью которой было убедить всех присутствующих не кусать друг друга хотя бы до конца мероприятий.

- Что может быть лучше, чем вновь увидеть дорогие мне лица, - ворковала Эржбета. - Лукреция, у вас змея сбежала... Так чудесно провести вечер в компании верных друзей!.. Мастера Англии и Ирландии, прекратите пинаться под столом... Добро пожаловать на наш Совет! Вступительное слово предоставляется графу Марсдену, Мастеру Лондона. Будьте так любезны, милорд.

Пока англичанин живописал события подотчетного периода, она пробежалась взглядом по рядам кресел. А вот и Виктор де Морьев, собственной персоной. Эржбета еще помнила то время, когда этот нахальный юнец стоял за креслом Сен-Жермена. Впрочем, и тогда старик оборачивался к нему за консультациями. Теперь бывший Мастер Парижа обретался в Мексике и приволакивался за местными сеньоритами, но прежде чем сделать ручкой Совету, он успел передать кафедру... тьфу ты, должность любимому ученику. И не только должность, но еще и львиную долю нажитого имущества. С тех пор Виктор стал не только одним из самых влиятельных, но еще и богатейшим вампиром в Европе. Подопечные его обожали. Точнее, научились обожать, чтобы не свихнуться от страха. За малейшую провинность новый Мастер, не без помощи своей подружки, выворачивал им мозги наизнанку. Зато он почти не ограничивал их свободу - если раньше французские вампиры бесчинствовали, потому что ни во что не ставили Сен-Жермена, то теперь они продолжали в том же духе, но уже с одобрения начальства.

Силу Виктора, его влияние и популярность еще можно было выносить, но его внешность выбивала Эржбету из колеи. Почему негодник овампирился в расцвете лет? Чем он заслужил такое везение?

Сколько лет она искала секрет вечной юности, какие только способы не перепробовала, но удержать молодость сложнее чем воду в ладони! Год за годом частицы времени царапали ее кожу, нанося все новые морщинки. Лишь в зрелом возрасте ей посчастливилось стать вампиром - местная упырица Дарвулия, по совместительству деревенская ведьма, вдоволь натешившись бесплотными попытками графини, наконец инициировала ее, и Эржбета, которая и прежде не знала удержу, пустилась во все тяжкие. Слишком поздно! Вампиры не меняются с момента инициации, так что прежнюю красу не восстановишь. Ей никогда уже не быть молодой. Только молодящейся. Тем тяжелее смотреть на дерзкого мальчишку, который, нахально улыбаясь, в пол-уха слушал англичанина. Но сегодня Эржбета сотрет эту ухмылку. Жмкрясь, словно кошка в лучах солнца, она погладила пухлую папку, которая покоилась у нее на коленях.

- Наш следующий докладчик - Виктор де Морьев, Мастер Парижа, - объявила вампирша, когда англичанин занял свое место. - Расскажите, Виктор, что нового произошло во Франции за последнее десятилетие.

Вампир неспешно, с ленцой поднялся с кресла.

- Да ничего особенного, если честно. Скучно десятилетие прошло, без происшествий.

- Ну и ну. Что, и нарушений никаких не было?

- Мои подопечные вели себя идеально. Отличные ребята, с меня пример берут.

- Поздравляю вас с такой слаженной командой! А личной пример - великое дело. Помнится, сразу же после Революции вы вернулись в свое имение и поубивали там всех слуг, одного за другим. Чем, позвольте спросить, был мотивирован столь экстравагантный поступок?

- Хммм, дайте вспомню, - Виктор пощелкал пальцами. - А! Когда я приехал в замок, повсюду лежала пыль, а мебель была в чехлах. Так что я уволил своих слуг за халатное исполнение обязанностей. Тот факт, что до них дошли слухи о моей смерти, тоже их не оправдывает.

- Уволили?

- Какая разница? С такими рекомендациями, которые я бы им написал, все равно работу не найдешь.

Оттягивая приятный момент, Эржбета раскрыла папку и, словно пасьянс, начала раскладывать бумаги.

- Но это далеко не все. Я тут разбирала кое-какие документы и обнаружила сведения о многочисленных нападениях на людей, совершенных вашими подопечными. Некоторые из этих атак носили массовый характер.

- Это вы про 49й? Мы отмечали День Смерти Изабель, вот ребята и разгулялись.

- Десятки трупов каждую ночь и так почти год - ничего себе праздничек. А про эту вашу... тысяча серафимов, ну как ее зовут, вы же только что упоминали?... В общем, про вашу подругу у меня будет отдельный разговор. Нет бы она просто убивала! Ее телепатия - это уже ни в тын, ни в ворота! Но я продолжаю. Другие нападения не были согласованы с нашим кодексом. Напоминаю, что вампиры не имеют право вламываться в дом без приглашения и убивать всех подряд.

- Почему? - зевнул Виктор.

- Ох, ну вам же не пятьдесят лет! Вы отлично знаете, что мы подчиняемся правилам, оговоренным в фольклоре. Например, мы обязаны бояться чеснока, шиповника и боярышника. Кстати, как у вас обстоят дела с ботаникой? - обратилась она к присутствующим.

- Неплохо, - сказал граф Марсден. - В прошлом году мы проводили семинар на тему "Растения опасные и не очень." Было много интересных докладов, а молодежь приготовила карточки с изображением боярышника и пугала друг друга до заикания.

- А в моих деревеньках, - закряхтела Сугробина, - лет семьдесят тому назад некому было собирать урожай, потому как все мужички ушли в ополчение против Наполевона. Так я велела своим ребятушкам помочь на полях. С тех пор они ненавидят не только чеснок, но еще и репу, капусту, и рожь.

- Вот так и должна проводиться воспитательная работа, - удовлетворенно отметила Эржбета. - Мы, вампиры, чтим фольклор. Ну а массовые убийства - это пятно на репутации всего сообщества. Если раньше такой феномен можно было свалить на какую-нибудь эпидемию, то с развитием медицины этот вариант себя изживает. Как прикажете объяснять десятки обескровленных трупов? Газетчики пронюхают и растрезвонят, вмешается полиция и начнется ералаш. Даже хуже, чем в начале 18го века. Кто помнит, что тогда случилось?

- Тогда у меня гребень пропал, - пожаловалась русская. - Хороший был гребень, черепаховый. До сих пор гадаю, кто из вас ему ноги приделал.

- Полно вам мелочиться, - огрызнулась Эржбета, но почему-то покраснела. - А в начале 18го века Европу охватила так называемая "эпидемия вампиризма." В учебниках пишут про массовую истерию, но мы-то знаем, что на самом деле молодые вампиры забыли про осторожность и устроили резню. Тогда Мастера постарались объяснить происходящее эпидемиями чумы или сибирской язвы, но ситуация вышла из-под контроля. Существование вампиров официально признала церковь. Ученые строчили про нас трактаты. Правительственные комиссии шастали по кладбищам и вскрывали могилы, разумеется, при свете дня. Сколько замечательных вампиров погибло! Просто цвет общества! До меня горе-охотники так и не добрались, но зато вытоптали весь палисадник возле моего склепа, пока искали вход. В конце концов, "вампирскую эпидемию" удалось остановить. Нам пришлось употребить все влияние, чтобы убедить правителей принять законы, запрещающие вскрытие могил. На это ушло много денег и нервов, но безумие прекратилось. Мастера же строго-настрого запретили подчиненным устраивать такие вакханалии. Теперь вы понимаете, Виктор, почему я возмущена вашим поведением?

Француз посмотрел на нее снисходительно, даже сочувственно.

- Нет, не понимаю... графиня Батори.

Лицо ваампирши окаменело. Выдержав паузу, она произнесла медленно, словно статуя пытающаяся говорить.

- Уже много лет никто не называет меня этим именем. Я отреклась от титула.

- Ну это само собой, после ваших-то похождений. Или про них вы тоже забыли? Жаль если так, славные были денечки. Ну ничего, давайте вспоминать вместе. Сколько крестьянских девушек вы замучили в своем замке Чахтице? Что-то около шестьсот, плюс-минус пятьдесят? Отличный послужной список. А ведь вы начали свои художества еще до того, как стали вампиром. Еще в молодости. Смею так же напомнить, что вы не только пили кровь, но еще и купались в ней. Ах как нерационально! В детстве вам не приходилось получить по рукам, если роняли хлеб на пол?

- Ну и купалась, что с того? - сказала вампирша, которая уже совладала с чувствами. - Таким образом я хотела сохранить красоту.

Виктор ничего не ответил, лишь окинул Эржбету оценивающим взглядом - право, было бы что сохранять!

- Ну хорошо, продолжим.

- К чему вы клоните?

- Сейчас объясню. Итак, много лет подряд вы измывались на горничными, а потом принялись и за дочерей мелкопоместного дворянства. Бесспорно, благородная кровь куда вкуснее, но неужели вы думали, будто никто их не хватится? Мало помалу слухи о ваших зверствах расползлись по всей округе, а тут еще смертные родственники все